religion Джордж Вандеман Что мне нравится в… ru en Вадим Кузнецов FB Tools, FB Editor v2.0 2007-04-23 17776763-266F-4D84-8298-A33D21880E0F 1.0

1.0 Создание книги


Джордж Вандеман

Что мне нравится в…

Прежде, чем перевернуть эту страницу

Книга, которую вы держите в руках, появилась вполне соответствуя современным нуждам.

В течение многих лет Джордж Вандеман мечтал представить устно и письменно одно из самых выдающихся библейских предсказаний — предсказание находящееся в центре ветхозаветной классики — в книге пророка Исаии.

Недаром он удостоился звания евангельского пророка, ибо он предсказал пришествие Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа.

В его знаменитой 58 главе находится самое прекрасное изложение истинной религии.

Эта глава не просто возвещает Божью весть, но провозглашает ее настойчиво и убедительно, предписывая «развязать узы ярма», «угнетенных отпустить на свободу», «разделить с голодным хлеб» и «нагого одеть». И какое благословение последует, если этот совет претворить в жизнь? — Радость, мир и благосостояние, которые едва ли можно представить.

Кроме всего, в 58 главе Исаии предсказано заключительное восстановление истины в последние дни: «И застроятся потомками твоими пустыни вековые: ты восстановишь основания многих поколений, и будут называть тебя восстановителем развалин, возобновителем путей для населения».

Может ли такое ясное изложение Божьего плана включать восстановление истины, попранной и извращенной в течение столетий?

Разве в последней книге Св. Писания — Откровении не содержится предсказание, описывающее полное восстановление пренебреженной истины, как неотъемлемую часть событий последних дней?

Ответ на эти вопросы в последующих страницах этой книги, будет подобен раскрытию волнующей драмы, в которой вы можете участвовать не просто как пассивные наблюдатели, но как полноправные, радостные участники.

Поступая таким образом, вам откроется: как легко можно созидать мосты взаимопонимания между различными конфессиями, — мосты, которые помогут нам раскрыть Божий план относительно нашей жизни.

Цель написания этой книги проста — подробно показать, как Бог использовал различных реформаторов — основоположников различных церквей — чтобы пролить через них свет на пренебреженную истину и восстановить эту пренебреженную истину до ее правильного положения в христианской церкви.

Последующие страницы представят читателю вдохновенное обозрение реформации, которая еще совершается и в наши дни.

Мы надеемся, что в этой книге вы найдете ответ, почему так много конфессий и церквей в нашем мире.

Стоит в итоге также отметить, что написанная книга фактически является необычной серией телевизионных программ, под девизом: «Так написано». Пастор Вандеман приглашал руководителей этих церквей для личной встречи с нами в то время, когда выходила в эфир передача о соответствующей конфессии.

Обо всем отмеченном выше и намного больше вы узнаете из последующих страниц.

Издатели

ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ В ЛЮТЕРАНАХ

Давайте перенесемся в прекрасную долину реки Рейн.

Ее мирный пейзаж резко контрастировал с теми волнениями, которые пронеслись по всей Европе в начале XVI века.

Представьте себе такую картину, которую можно было наблюдать в ту памятную весну 18 апреля 1521 года. Вот перед нами стоит молодой немецкий священник и оправдывает себя от обвинений в ереси. Вокруг него плотным кольцом стоят князья, представители города и знати, пользующиеся почетом генералы и руководители церкви.

Все они, собравшиеся в этом историческом зале с вниманием вслушиваются подавшись вперед, жадно хватая каждое слово, срывающееся с губ этого крестоносца-одиночки.

«Я не могу и не желаю отрекаться.

Христианину опасно противоречить своей совести.

На том стою. Я не могу поступить иначе. Да поможет мне Бог! Аминь».

Такими звонкими словами Лютер начал протестантскую Реформацию. Его смелая позиция ознаменовала поворот в истории.

Но смог ли Лютер завершить Реформацию? Или он оставил ее продолжение для нас?

В XVI веке в Германии будущее христианство оставалось весьма шатким.

Профессор университета Мартин Лютер принял решение оспорить притязания церкви на право осуществлять контроль за личной верой человека. Его учение вызвало религиозный и политический «взрыв» на обширной территории тогдашней Священной Римской империи. Нужно было что-то предпринимать для ликвидации возникшего кризиса. Наконец император Карл V приказал Лютеру предстать перед генеральным советом в Вормсе. Хотя нам, конечно, неизвестны точные слова Лютера, произнесенные на этом суде, но не может быть никакого сомнения относительно содержания его вести.

Она заключалась в следующем. Совесть человека ответственна только перед Богом. Спасение осуществляется свободно, только через веру. Библия — это источник духовного авторитета, но отнюдь не церковное предание и не декреты церковных иерархов.

Эта истина была утрачена на протяжении многих столетий. И вот наступило время вернуть ее.

Лютер в Вормсе оказался в полном одиночестве. Император с презрительной миной воскликнул: «Этому монаху никогда не удастся превратить меня в еретика!» Как и ожидалось, совет осудил Лютера. Ему было запрещено заниматься преподавательской деятельностью, и он был лишен гражданских прав.

Книги его были сожжены, но их содержание не смог уничтожить ни огонь, ни дым.

Несмотря на всеобщее презрение и преследование, весть Лютера глубоко проникла в сердца простых людей. Восемь лет спустя после совета в Вормсе группа немецких князей выступила в защиту учения Лютера. Они сформировали союз, который выразил протест в связи с предпринимаемыми повсюду попытками покончить с Реформацией.

От этого протеста, выраженного князьями в Шпейере в 1529 году и возник термин «протестантство».

Учение Лютера быстро распространилось по всей Европе, особенно в Скандинавии. Сторонники Лютера на заре колониальной истории пересекли Атлантику. На берегу Гудзонского залива в 1619 году они отметили свое первое Рождество в Америке.

Первоначальные церкви, организованные лютеранами-иммигрантами, были маленькими, и в них часто не хватало пасторов.

Но, по мере того как в Соединенные Штаты прибывало все больше лютеран, эта деноминация очень быстро росла. Конгрегации объединялись в группы, известные под именем синодов.

Сегодня американские лютеране объединены в рамках дюжины отдельных синодов. Всего несколько синодов объединяют большинство наших лютеран, которых в стране насчитывается 18 миллионов человек. Лютеранская Церковь в Америке — ее самая большая группа, — и Американская лютеранская церковь, занимающая по численности третье место, в настоящее время объединяются.

К ним присоединяется и Ассоциация евангелических лютеранских церквей.

Вновь образовавшийся синод таким образом объединяет более пяти миллионов крещенных членов.

Второй по численности лютеранской организацией в Америке, которая насчитывает 2,7 миллиона человека членов, является Миссурийский синод.

Из своей штаб-квартиры, расположенной в Сен-Луисе, она ведет передачи с самой старой в мире религиозной радиостанции. Их передача «Час лютеранина», которую поддерживает Лютеранская лига мирян, пользуется популярностью более чем в ста странах мира.

Мой дорогой друг Освальд Гоффман вот уже в течение тридцати лет является ведущим этой передачи. Я благодарю Бога за содействие его такому ревностному и плодотворному служению. Мы с ним провели беседу в Сент-Луисе.

Вандеман: Доктор Освальд Гоффман, ведущий радиопередачи «Час лютеранина», я просто счастлив, что имею возможность сегодня беседовать с вами.

Гоффман: Благодарю вас, д-р Вандеман.

Вы мне оказали своим приглашением честь.

Мы, лютеране, испытываем большое уважение к вам и вашему народу, которые начали радиопередачи давным-давно, а потом и по телевидению, с самого начала, когда оно только входило в обиход.

И вы использовали эти средства для провозглашения Евангелия во всем мире.

Вандеман: Благодарю вас за вашу доброту.

На протяжении многих лет вы являлись для меня истинным вдохновением. Вы обогатили мое служение. Я, наверное, догадываюсь, что вы мне ответите, если задам вам такой вопрос: почему вы лично являетесь христианином-лютеранином?

Гоффман: Ну, видите ли, я называю себя христианином, так как являюсь последователем Иисуса Христа. Я — лютеранин не потому, что следую учению Мартина Лютера, но потому, что подобно Лютеру, заявляю о своей верности Иисусу Христу. Лютеру пришлось пройти через громадные муки опыта, чтобы сделать свое великое открытие. Его вела вперед душевная борьба, и в результате он осознал, что Евангелие не зависит от дел, которые мы совершаем, но доброты и милости Божьей, которые источаются из Его сердца людям и проявляются в мире в Иисусе Христе.

Вот что такое Евангелие.

Вандеман: Ваши слова заставляют нас трепетать, они проникают вглубь наших сердец. Вы сказали, что Мартин Лютер сделал «великое открытие». Значит, в каком-то смысле он открыл пренебрегаемую прежде истину?

Гоффман: Конечно, так оно и несомненно было.

Нельзя сказать, что такая истина вообще отсутствовала. Нет, она была частью предания церкви, начиная с апостольского века, но наслоение веков скрыли ее и люди начали считать, что это они вносят во все это свой громадный вклад. Лютер твердо заявил свое «нет». Изучив Священное Писание, он выяснил, что вклад в наше спасение исходит от Бога. Благодаря Богу мы пребываем в Иисусе Христе, — как об этом поведал коринфянам апостол Павел. Тот человек, который сформирован под влиянием веры, — будет жить.

И Лютер стал таким человеком, каким мы его знаем, — с сильным характером, исполненным веры и любви, посредством которой действует наша вера. Мартин Лютер представил лучшие качества человека, когда он говорил о вере и любви.

Вандеман: И он перевел Библию на язык, доступный простому народу.

Гоффман: Да, конечно, он сделал такой перевод, и нужно признаться, превосходный перевод. Для Лютера за каждым греческим или иудейским словом текста Священного Писания стояла великая фигура Бога.

Он перевел Библию на тот язык, на котором говорили в то время. Он перевел тексты Священного Писания на понятный для каждого крестьянина язык, и Евангелие достигло цели. Силой Духа оно овладело сердцами народа и привело их к вере в Иисуса Христа.

Вандеман: Благодарю вас.

Вы были чрезвычайно любезны. Мне очень хотелось бы иметь в своем распоряжении хотя бы час, чтобы обстоятельно поговорить с вами об этой великой истине. Предположим, что Мартин Лютер воскрес, и сегодня ходит среди нас снова. Чувствовали ли бы мы себя уютно в церкви, носящей Его имя?

Гоффман: С того времени минуло 450 лет, а, как известно, нельзя игнорировать историю. Некоторые проблемы были разрешены. Наряду с этим возникли другие.

Но у меня такое ощущение, чисто личное чувство, если бы на сцене вновь появился Лютер и взглянул на ту церковь, которая называет себя лютеранской, то у него нашлось бы кое-что, чтобы сказать нам всем… И он, несомненно, сказал бы следующее:«Вы должны жить по Евангелию. Без Евангелия вы ничего абсолютно не значите. Вы должны провозглашать Евангелие, уповая на авторитет и силу Божью.

Вы должны нести благую весть прощения, весть, которой люди могут обладать, благодаря милости Божьей и через веру в Иисуса Христа».

Вандеман: Я согласен с вами. Благодарю вас, д-р Гоффман.

Мы по достоинству оценили все сказанное вами.

Да, на самом деле миллионы людей присоединяются к лютеранам, лелея надежду разделить вместе с ними наследие, оставленное Мартином Лютером. Я тоже нахожусь среди них.

Мне очень многое нравится в Лютеранской Церкви. Я восхищен лютеранами за то, что они сумели заставить свою веру работать на благо общества. Они занимаются организацией сиротских домов, больниц, центров по лечению алкоголиков, домов для престарелых.

Хочу еще раз повторить, — мне многое нравится в моих друзьях-лютеранах. Но есть одна черта, которую я ценю больше всего, как я уже об этом сказал: лютеранское движение было призвано Богом стать защитником пренебрегаемой истины, — это славное учение о том, что спасение можно получить только через веру. Лютер убрал паутину, оставшуюся после темных веков, и восстановил фундамент Евангелия.

Путь Лютера к открытию истины — это завораживающая история. Летом, после окончания университета, у него произошла потрясающая встреча: направляясь в родные места — к родителям, он попал в страшную грозу. Удар молнии повалил его на землю. В ужасе он закричал: «О, святая Анна, помоги мне! Я обещаю тебе стать монахом!» Он сдержал данное обещание. Лютер поступил в монастырь в Эрфурте и был посвящен в 1507 году. Размышляя о своем первом участии в мессе, он вдруг был охвачен сильным чувством своего полного ничтожества. Как он мог, грешник, стоять в святом присутствии Бога, если он сам не был святым?

Тогда Лютер принял решение стать святым. Он добивался своей чистоты, лишая себя всех жизненных благ и удобств, — даже самого необходимого. Ночами, лежа под тонким одеялом и дрожа от холода, он утешал себя такими словами: «Сегодня я не совершил ничего плохого». Затем в душе его поднимались опасные предчувствия: «Достаточно ли я постился? Достаточно ли я беден? Добился ли я приемлемой чистоты?» Но его душа не имела покоя. Он никогда не был до конца уверен в том, что своим поведением удовлетворил Бога. Наконец, он открыл, что тот душевный мир, к которому он так стремился, можно было получить только в качестве дара. Истина, которая освободила его, пришла к нему из новозаветной книги послания к Римлянам.

Он узнал, что Сам Бог принял наказание, которое заслужили грешники, чтобы мы могли получить прощение, свободное прощение в Господе нашем Иисусе Христе.

Лютер едва мог верить такой благой вести. Несмотря на свою греховность, он мог быть причислен к святым, так как Иисус, пострадавший за его грехи, был воистину святым.

Само собой разумеется, Церковь всегда указывала грешникам путь к Богу ради их спасения. но Лютер ввел здесь совершенно новое, жизненно важное измерение. Он открыл, что верующие, хотя они и грешники, могут одновременно считаться и праведными. Бог считает грешников святыми, как только они уверуют в Иисуса: даже до того, как и их добрые деяния проявятся в их жизни (что, конечно, произойдет только в будущем). В послании к Римлянам говорится: «А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность» (Римл. 4:5).

Таким образом, нечестивые, которые подчиняются Иисусу, оправдываются. Прощение дается не потому, что мы — святые. Не через наши дела, — как теперь это понимал Лютер, — а из-за веры в Иисуса.

Всю свою жизнь Лютер полагал, что несправедливо награждать бывших грешников вечной жизнью. Поэтому он верил в чистилище, где бывшие грешники очищались от несовершенства после смерти, чтобы тем самым подготовить христиан к жизни на небесах. Он искренне верил, что в чистилище праведные настолько очистятся от своих грехов, что Бог сможет назвать их Своей собственностью.

Лютер также верил, что страдания в чистилище могут быть сокращены, если получить от Церкви индульгенцию. Такие индульгенции выдавались верующим, которые посещали святые места и поклонялись святым мощам.

Лютер полагал, что эти святые накопили в избытке благости Христовой и могли поделиться ею с грешниками. Но теперь он понял, «что все согрешили и лишены славы Божьей» (Римл. 3:23). Апостол Павел говорит, что все обладают недостатками. Даже святые должны уповать на Господа Иисуса Христа.

И в силу того, что Христос является нашим Заместителем, следовательно, любой христианин уже является достойным небесной жизни.

На кресте Бог «призвал нас к участию в наследии святых» (Кол. 1:12). Значит, отпадает всякая необходимость в чистилище! Сердце Лютера наполнилось радостью. Наконец его беспокойная совесть обрела мир.

Но та благая весть, которая успокоила его сердце, зажгла искру конфликта с церковью.

Весь сыр-бор разгорелся из-за индульгенций. В церкви замка Виттенберг была собрана коллекция знаменитых реликвий. Среди них находился и шип, который, по свидетельствам, пронзил чело Христа на Голгофе. Эти реликвии ежегодно выставлялись на всеобщее обозрение в день Всех Святых. Паломники из близких и далеких мест стекались в Виттенберг, чтобы приобрести здесь индульгенции.

Лютера просто подмывало поделиться со всеми той доброй вестью, которая освободила его. 31 октября 1517 года в канун дня Всех Святых он прикрепил к дверям Виттенбергской церкви список девяноста пяти возражений против продажи индульгенций. Все они были составлены в присущем Лютеру зрелом стиле. Это были живые, смелые, решительные слова.

Реформатор бросал вызов любому и предлагал сразиться с ним в дебатах.

«Святые не обладают особыми заслугами», — громовым голосом оповещал он всех.

А заслуги Христа — вполне доступны всем.

Если Папа обладает властью освобождать грешников из чистилища, почему же тогда он во имя любви не закроет его вообще и не выпустит их оттуда?» Копии тезисов Лютера широко распространились по Европе и вызвали настоящую бурю.

Лютер не собирался поднимать мятеж, просто он хотел провести реформу. Но его провозгласили мятежником и еретиком. Лютеру сделали предупреждение и потребовали, чтобы он отрекся от своих высказываний, иначе церкви придется примерно наказать его, хотя она и не желает того делать.

Но реформатор чувствовал необходимость продолжать свои усилия.

Он признался своему другу: «Бог уже не направляет меня. Он меня толкает вперед; он меня просто уносит. Я уже не могу совладать с самим собой. Я всей душой стремлюсь к мирной жизни, но меня несет в эпицентр борьбы и коренных преобразований».

Лютер выступил с обвинением в адрес церкви, заявив, что она вмешивается в личные отношения между христианином и Богом.

Он провозгласил Иисуса единственным посредником между Богом и грешниками.

И «истинное христианское паломничество не должно совершаться в Рим, а лишь к пророкам, к псалмам и Евангелиям».

Таким образом, Лютер, несмотря на всю свою любовь к Церкви, во многом разошелся с ней. Разрыв стал окончательным, когда он осудил католическую церковь как антихристианскую.

Папа Лев Х ответил на это отлучением Лютера от церкви, что произошло 3 января 1521 года. Все его сочинения были запрещены и предавались сожжению на костре. Судя по всему, костер в скором времени ожидал и самого Лютера.

Но курфюст Саксонии Фридрих решительно выступил на защиту реформатора. Он добился у императора Карла разрешения на организацию в Германии справедливого рассмотрения дела Лютера. Карл согласился провести такие слушания в Вормсе.

Когда Лютер отказался отречься от своего учения, то его друзья, чтобы спасти ему жизнь, были вынуждены укрыть его в Вартбургской крепости. Во время своей ссылки Лютер перевел Новый Завет на немецкий язык. Позже он перевел и Ветхий Завет.

После десятимесячного заточения в Вартбурге, Лютер снова вернулся в Виттенберг и взял на себя руководство по разрешению многочисленных проблем, связанных с проведением Реформации. Фанатики злоупотребляли религиозным усердием людей.

Но в 1525 году началась Крестьянская война, — восстание крестьян, направленное против власти князей.

Лютер подвергся суровой критике за свой отказ поддержать политические требования крестьян.

Можно сказать, что конфликтные ситуации преследовали Лютера всю жизнь. Иногда Реформатор ошибался и выносил неверное суждение. Но на что можно было рассчитывать, если он показывал путь из такой тьмы?

Таким образом Лютер начал осуществлять Реформацию. Он никогда не заявлял, что завершил восстановление истины.

Он постоянно повторял, что работа должна продолжаться в этом направлении даже после его смерти.

Лютер умер раньше, чем его идеи были воплощены в жизнь. Ведь проблемы в церкви накапливались столетиями, и, вероятно, чтобы все их разрешить, нужны были столетия для реформы. Поэтому сражение за истину еще не закончено даже сегодня.

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, каким образом Церковь угодила в темные века? Существует, конечно, много факторов, но позвольте мне представить вам тогдашний исторический фон.

После смерти апостолов на первоначальной стадии развития христианства произошли некоторые печальные события. Церковь отошла от чистоты веры и отпала от библейской истины.

Это, конечно, печальный факт, но этого следовало ожидать — согласно предсказанию апостола Павла: «Он сказал, что после его смерти ересь собьет церковь с пути истинного. Все случилось именно так, как предсказано в Священном Писании. Это, конечно, не произошло за одну ночь. Отход от истины продолжался на протяжении столетий.

Вначале враги Христа попытались уничтожить Церковь массовыми гонениями. Нерон и другие римские императоры погубили многих христиан в первом веке.

Но как это ни странно, Евангелие процветало, несмотря на гонения. Костры, эти символы преследования верующих, очистили церковь и заронили искру истины. Кровь мучеников воистину была семенем веры, которая принесла обильные плоды.

Ничего не добившись своими гонениями на Церковь, враг изменил тактику. Он решил подорвать христианство изнутри. Прибегая к искусным компромиссам и ложному учению, ему удалось извратить веру, однажды переданную святым.

На протяжении столетий истина была глубоко похоронена под слоями преданий. Обряды, церемонии и учения, о которых ни Павел, ни Петр никогда не слыхали, проникли в лоно церкви.

Но небо не было застигнуто врасплох. Одним мощным движением, которое мы называем реформацией, Бог прекратил вероотступничество. Через тьму начал пробиваться свет. Такие реформаторы, как Мартин Лютер, восстановили истину, которую так долго прятали от народа.

Одним из последователей Реформатора Лютера был Джон Кальвин. В течение многих лет Кальвин с удивительным успехом работал в Швейцарии, в Женеве. Кроме своей уникальной способности передавать смысл Евангелия, Кальвин еще был и блестящим теологом. Многие христиане повсюду получали благословения от его трудов.

Сегодня различные реформированные церкви и пресвитериане своими корнями уходят к Джону Кальвину.

Мне очень хочется посвятить в этой книге главу пресвитерианам. Некоторые из моих самых близких друзей во Христе исповедуют пресвитерианскую веру.

Я вместе с ними радуюсь благой вести, которую проповедовали Кальвин и Лютер.

Нам хорошо известно, что Реформация не закончилась сотни лет назад со смертью самих реформаторов. Она только, по сути дела, началась. Другие продолжали их работу. В этой книге мы увидим, как Бог использовал баптистов, методистов и в такой же мере других верующих для продолжения Реформации. Они несут в своих руках врученный им факел Реформации.

Если все эти церкви возвратили нам забытую истину, то, может, кое-что осталось нераскрытым? Может, и сегодня мы сможем открыть пренебрегаемую до сих пор истину? Здесь есть над чем поразмышлять, не так ли?

Какие бы истины мы ни открывали вновь в Слове Божьем, мы по-прежнему будем стоять на плечах Лютера. Та благая весть, которую провозгласил он, до сих пор стучит в сердце каждого христианина.

Несомненно, Лютер остается одним из самых выдающихся христиан, когда-либо живших на этой земле. Бесстрашный руководитель, вдохновенный проповедник, плодотворный писатель, нежный отец, — очень немногие могли с ним сравниться по этим качествам.

Но прежде всего Лютер был человеком Божьим. Когда на него свалилось такое бремя, когда он встретился с угнетением, он бежал, чтобы найти пристанище в вечных руках Вседержителя. Однажды, когда ему было особенно тяжело, он переложил 45 псалом и приспособил для пения. Сегодня как протестанты, так и католики в одинаковой степени ценят этот гимн: «Господь за нас мы устоим». Обратите внимание на богодухновенные слова третьего стиха, того самого, который мы часто пропускаем: Пусть против нас весь мир стоит, Мы в вере утвердимся.

Нас Божья истина хранит. Ее мы не лишимся. Пророчества слова, свидетельства Христа, Как яркий свет благой Во мрачной тьме земной, От лжи нас охраняет.

Только подумайте об этом! Одно слово, произнесенное нашим Господом Иисусом Христом, и обращается в бегство вся сатанинская рать.

Друг мой, ты чувствуешь, как тебя угнетает враг? Сейчас, в данный момент? Только одно слово с Небес может тебя спасти. Страдаешь ли ты под бременем вины или страха? Может ты испытываешь одиночество или разочарование? Может тебя терзает болезнь или глубокая печаль?

Тогда позволь мне заверить тебя в одном. Тот самый Бог, который вел Мартина Лютера и делал все для него, любит тебя сегодня так же сильно. Он хочет стать твоей несокрушимой крепостью. Так приди же, без промедления, за помощью к Господу и Он исполнит все твои желания.

ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ В БАПТИСТАХ

Это случилось в очень холодном январе 1636 года.

Приговоренный к ссылке проповедник бежал из дома и углубился в густые леса Массачусетса. Четырнадцать недель он бродил, преодолевая снежные заносы, и едва остался жив. Днем он искал ту пищу, которую не заметили жадные птицы. Ночью он дрожал от холода, укрывшись в неглубокой яме.

Наконец, он нашел убежище среди индейцев. Вскоре он приобрел у них землю. Таким образом, Роджер Уильямс стал основателем колонии Провидения на том месте, где теперь находится штат Род-Айленд. Провиденс стал столицей свободы в Новом Свете, а также родиной первой баптистской церкви в Америке.

Конечно, Роджер Уильямс не должен бы основывать эту новую колонию. В конце концов, пуритане прибыли в Массачусетс ради отстаивания своей свободы. Они пересекли Атлантику, спасаясь от преследований со стороны государственной Англиканской церкви, чтобы создать в этом штате собственную церковь. Всех граждан в это время обязывали оказать поддержку служителям церкви. Власть имущие объявили настоящую войну ереси. Свобода совести задыхалась при таком сочетании религии и правительства, выдержанного в типичном стиле Старого Света.

Когда Роджер Уильямс впервые прибыл в колонию этого «штата на заливе» (шутливое название штата Массачусетс — прим. пер.), он нашел здесь теплый прием.

Местные власти даже пригласили его возглавить единственную в Бостоне церковь.

Но Уильямс отклонил это предложение. Он знал, что самые кровавые в истории войны велись ради насаждения веры.

Но все это было напрасно. Истинное христианство, как вы знаете, нельзя прививать насильно, либо с помощью законодательства. «Власти могут решать то, что справедливо в отношениях между людьми, — говорил Уильямс, — но когда они начинают предписывать человеку его обязанности по отношению к Богу, то они занимаются не своим делом». Уильямс также учил, что никто не вправе силой заставить оказывать поддержку служителям церкви.

— Что такое? — завопили представители власти. — Разве работник не должен выполнять свою работу?» — «Должен, конечно, — отвечал Уильямс, — но только для тех, кто его нанял».

Пуританские руководители не могли терпеть «такие новые и опасные мнения». На состоявшемся официальном суде они осудили Уильямса за его взгляды и приказали ему отправиться в ссылку. Таким образом, когда его выслали из Бостона, он организовал в Провиденсе первое современное правительство, которое гарантировало всем полную свободу совести. Принципы свободы, утвержденные в Провиденсе, стали «калькой» для Американской конституции, принятой полтора столетия после этого.

Уильямс пригласил всех угнетенных и гонимых воспользоваться убежищем в Провиденсе, независимо от того, какую веру они исповедовали. Даже если они были атеистами, им все равно оказывалось гостеприимство. Вот в таком оазисе свободы пустила свои корни баптистская церковь в Америке.

Баптисты всегда процветали на этой свободной земле, — их демократическое неформальное богослужение вполне соответствует нашему общенациональному стилю.

Баптисты стали самой крупной протестантской церковью в Соединенных Штатах.

Около тридцати миллионов баптистов объединены в своих 100000 местных церквах.

Все эти церкви принадлежат различным группам верующих, которые называются союзами или конвентами. Самым крупным в них является Южно-баптистский союз, в который входит половина всех баптистов в Америке.

Хотя местные церкви объединяются в союз, каждая конгрегация имеет свое собственное управление или совет.

Это тем более удивительно, если отметить необычайную активность баптистов в рамках всемирного евангелизма.

Баптисты сильно различаются по своим верованиям. Одни из них — консерваторы, другие — либералы. Некоторые из них строго придерживаются учения реформатора Джона Кальвина.

Другие — нет.

Какие бы различия между ними не наблюдались, всех их объединяет уважительное отношение к Священному Писанию, которое они считают единственным источником истины. У многих протестантов и католиков есть свои символы веры, но баптисты не признают никаких стандартов, кроме одного единственного — Библии, в том смысле, конечно, в каком они ее понимают.

Баптисты также согласны с тем, что ни один человек в мире не имеет права избирать религию для другого человека, даже родители для своих детей. Поэтому баптисты детей не крестят. Вместо этого они посвящают своих новорожденных Богу, точно так, как Мария с Иосифом своего младенца Иисуса. Потом, когда дети баптистов вырастают, они могут осуществить свой свободный выбор при определении веры и решить, будут они креститься или нет.

За плечами баптистов — целая история, рассказывающая нам о том, как они перенесли религиозную свободу из своих домов в общество. Подобно своему прародителю Роджеру Уильямсу, многие баптисты до сих пор верят в необходимость защиты отделения церкви от государства.

Нам хорошо известно, что среди баптистов были замечательные проповедники. Наиболее выдающимся из них стал Чарльз Сперджен. Среди современных следует упомянуть Чарльза Стэнли, У. А. Крисуэлла и, конечно, любимого нами Билли Грема.

Сегодня я беседую с д-ром Джеймсом Дрейпером — бывшим президентом крупного Южно-баптистского союза церквей.

Мы ведем с ним беседу в Далласе, штат Техас.

Вандеман: Д-р Дрейпер, я хочу прежде всего сказать вам, как я рад, что вы пришли на встречу со мной сегодня.

Дрейпер: Благодарю вас, Джордж. Я весьма рад быть сегодня вместе с вами.

Вандеман: Джимми (вы сами попросили, чтобы я вас называл именно так), почему вы лично стали христианином-баптистом?

Дрейпер: Главная причина заключается в том, что мои родители были деятельными баптистами.

Мой отец был проповедником, и дед тоже.

Вандеман: Значит, вас можно назвать потомком проповедников? Внуком проповедников?

Дрейпер: Совершенно верно.

Всю свою жизнь я изучал Слово Божье. Я вырос в семье, в которой любили Господа. Мои мать с отцом привели меня ко Христу. Когда я достиг такого возраста, когда смог понять, что являюсь грешником и нуждаюсь в спасении, я посвятил свою жизнь Христу, крестился и присоединился к баптистской церкви. Затем в течение долгих лет баптистская церковь, различные баптистские институты пестовали меня, поощряли меня, тренировали, воспитывали, поэтому главная причина того, что я — баптист, заключается в моих корнях. Это — та атмосфера, в которой я обрел Господа.

Вандеман: Благословенное наследие, я бы сказал.

Не оказали ли на вас эти первые годы самое глубокое впечатление?

Дрейпер: Несомненно. Самое крепкое христианство — это семейное христианство, когда все члены семьи связаны с Господом.

Так что я здесь могу похвастать значительным семейным наследием.

Кроме того — я баптист, так как я убежден в великом учении и великом наследии баптистов. Они всегда подчеркивали авторитет Слова Божьего. Мы также верим в автономию местной церкви, — у нас каждая конгрегация обладает самоуправлением. И священство верующего, — каждая личность имеет право сама подойти к Богу.

Все эти великие постулаты я принял при свободном волеизъявлении. Кроме того, существует прекрасное наследие баптистской религиозной свободы, — решимость умереть за право всех людей — верить согласно личному выбору.

Такова была отличительная черта жизненного стиля Южно-баптистского союза церквей.

И я горжусь тем, что вношу свой вклад в такое наследие.

Вандеман: Мне хотелось бы, чтобы все христианские конфессии могли бы в такой же степени осознать величие такого дара, — законность религиозной свободы, — того, что дали им вы, баптисты.

Дрейпер: Это — правда. Особенно готовность умереть за право другого верить.

Вандеман: В этом как раз и состоит суть нашей телепрограммы «Так написано». Мы стараемся показать, каким образом Бог направлял этих реформаторов, чтобы открыть для нас скрытую, пренебрегаемую сегодня истину, отчего все мы только выиграем. Но мы должны заплатить за это определенную цену.

Дрейпер: Да, на самом деле. Многие из наших праотцев-баптистов приняли смерть, чтобы ее ценой купить религиозную свободу. Но в Америке христианство требует столь малой цены, что, по сути, мы лишены малейшего риска.

В результате сила христианства до некоторой степени ослабевает. Но наше наследие сильно своей жертвенностью и своими обязательствами перед Богом.

Вандеман: Вероятно, вы согласитесь со мной, если я скажу, что до тех пор, пока у нас есть за что умирать, у нас будет то, ради чего стоит жить.

Дрейпер: Совершенно верно.

Вандеман: Благодарю вас, благодарю Бога.

Мне было приятно встретиться в вами.

Да, на самом деле, мне очень многое нравится в моих друзьях-баптистах. Я по достоинству ценю их особое внимание к Евангелию. Видите ли, для баптистов религия — это не теория, это Личность. Баптисты проповедуют Христа, Его распятие.

Мне также нравится стиль богослужения баптистов. Вряд ли можно встретить что-то более вдохновенное, чем хорошее служение в церкви баптистов, сопровождаемое пением. Существует и другая причина, которая заставляет меня особенно ценить баптистов. Они были призваны Богом, чтобы выявить две скрытые, пренебрегаемые истины: истину о новозаветном крещении и принцип религиозной свободы.

Отдаете ли вы себе отчет в том, что без наших собратьев баптистов Америка не смогла бы существовать как свободная нация? Известный историк Джордж Ванкрофт заметил однажды: «Свобода совести, неограниченная свобода разума, была первым завоеванием баптистов». Таким образом, наша демократия основывалась на баптистской традиции религиозной свободы.

Еще до появления Роджера Уильямса баптистам пришлось немало пострадать за свободу. Они родились в результате сложной захватывающей борьбы среди протестантов, борьбы за свободу совести.

Все началось с анабаптистского движения в Европе в шестнадцатом столетии.

В то время, когда Лютер проводил свою Реформацию в Швейцарии. Цвингли впервые услышал о Евангелии, когда готовился принять сан священника. Когда его пригласили служить в кафедральном соборе Цюриха в 1519 году, он принял решение проповедовать благую весть. Отвергнув предписанный образец проповеди, он открыл своему народу сокровища Нового Завета.

Вскоре Цвингли пришлось столкнуться с жестокой оппозицией. Городской совет под влиянием церковных иерархов воспротивился его проповеди о спасении через веру, и все же он настаивал на своем праве проповедовать ту истину, которая сделала его свободным.

Но начиная с 1523 года Цвингли начал сдаваться. Во время публичных дебатов он проявил свою готовность к компромиссу. Цвингли полагал, что если он сбавит тон, приглушит проведение реформ, то сможет найти свое место в существующей системе. Он не хотел отчуждать от себя гражданских руководителей. Таким образом он ограничил свою весть лишь постепенной реформацией церковных преданий.

Некоторые из молодых учеников Цвингли выражали свое недовольство его поведением. Один из них, Конрад Гребель, выступил с протестом и заявил, что библейская истина всегда требует немедленного действия, — с благословением правительства либо без оного. Гребель сильно разочаровался в своем учителе из-за его готовности пойти навстречу требованиям политиков. Он обвинил Цвингли в позволении городскому совету осуществлять власть, принадлежащую по праву только Библии.

Цвингли отверг критику со стороны Гребеля. Тогда Гребель решил, что истина должна идти вперед даже без Реформатора. Вместе со своими друзьями он организовал домашние кружки по изучению Библии.

Вскоре они открыли новозаветную истину о крещении.

Вы помните, как крестился Господь наш, Иисус Христос?

Мы читаем об этом у Матфея 3:16: «И крестившись, Иисус тотчас вышел из воды».

Следует отметить, что Иисус вышел из воды после своего крещения. На него не лили воду, не брызгали ею.

Он погрузился, опустился в воды реки Иордан. Верующие в Христа «погребены с Ним в крещении», — говорит ап. Павел (Кол. 2:12).

К сожалению, церковь утратила сию важную истину. На протяжении столетий традиция окропления водой младенцев приводила всех в церковь. Теперь Конрад Гребель в Швейцарии заявил, что как Рим, так и Реформаторы заблуждались.

Как и следовало ожидать, Цюрихский городской совет не оценил по достоинству заслуги Гребеля и группы его последователей и 21 января 1525 года принял закон, запрещающий изучение Библии в домашних условиях. Несмотря на декрет, Гребель с друзьями продолжали совместное изучение Библии. Они приняли решение отвергнуть не только Римские традиции, но и все компромиссы своего учителя Цвингли.

Для того, чтобы запечатлеть свои обязательства перед Христом, Гребель со своими друзьями крестились через погружение в воду. Они образовали новую христианскую конфессию, которая теперь известна под названием анабаптистов, — что означает «те, кто крестились дважды».

Какова же была реакция Мартина Лютера относительно движения анабаптистов? Вначале немецкий реформатор защищал полную свободу совести. Он проводил строгую разделительную линию между церковью и государством. Вот послушайте, что он в этой связи писал: «Бог не может позволить кому-нибудь управлять душой, кроме Себя Самого. Поэтому, когда мирское правительство осмеливается предписывать законы для души, то тем самым оно вторгается в правление Божье и только совращает и уродует душу.

Это должно быть настолько ясно, чтобы вся наша знать, князья и епископы могли сами убедиться в том, какие они глупцы, если заставляют людей насильно исполнять их законы и распоряжения в отношении избрания их веры».

Лютер был прав.

К сожалению, позже он пересмотрел свои взгляды.

Что же заставило его изменить свое первоначальное мнение?

Решение пришло к нему не сразу.

Это был длительный, постепенный процесс. Во время крестьянской войны князья-католики предали смерти многих протестантов. Тысячи людей погибли на полях сражений. Лютер осознал, что в такой ситуации лучше иметь на своей стороне правительство, чем настраивать его против себя. После того, как его учение укоренилось на севере Германии, Лютер оказался в полной зависимости от князей-протестантов, которые могли отстоять Реформацию перед лицом Рима. Так был образован союз между лютеранской церковью и государством.

Как и Цвингли, Лютер приветствовал установление благоприятного союза между церковью и государством. Для них это был вопрос о выживании Реформации.

Но они не сумели предусмотреть возникновения проблем, которые всегда появляются в результате соединения религии с политикой.

Сегодня в Америке мы наблюдаем подобную ситуацию. Выступив в «крестовый поход» ради спасения нации, ревностные христиане оказывают громадное давление, чтобы каким-то образом узаконить нравственность. Само собой разумеется, в их собственной интерпретации. Но те люди, которые многому научились на опыте прошлого, отвергают подобные религиозные преимущества от правительства. Они знают: духовные проблемы нельзя разрешить политическими действиями.

Посмотрите, что произошло в шестнадцатом веке. Реформаторы были поставлены вне закона Рима; теперь они сами поставили вне закона анабаптистов. Верите вы этому или нет, но они даже преследовали своих братьев-христиан. Это — одна из самых поразительных, достойная всяческого сожаления глава в церковной истории.

Вначале Цвингли обратился к своим друзьям-политикам с просьбой преследовать всех, не принадлежащих к государственной церкви.

В Цюрихе было объявлено о смертной казни для тех, кто примыкает к анабаптистам. Позже по всей Германии соратник Лютера Меланхтон также призывал карать смертной казнью анабаптистов. Он считал, что даже миролюбивое выражение их веры нарушало религиозный и гражданский порядок в стране.

Он предрекал, что их отказ от крещения младенцев приведет в возникновению в стране языческого общества. Поэтому все они должны быть уничтожены, чтобы сохранить нацию.

Такое варварство нам сегодня трудно понять. Вероятно, и сами руководители протестантов заблуждались, причем иногда весьма серьезно. Но мы не должны все же этому удивляться, памятуя о слабости человеческого естества. Даже духовное пробуждение было запятнано поведением заблуждающихся ревнителей веры.

В Священном Писании мы видим, что даже наиболее праведные люди, люди, наиболее преданные Богу, часто совершали серьезные ошибки. Это наблюдалось и во время Реформации.

Анабаптистов забирали из их домов, бросали в тюрьмы или же жестоко убивали. Но их кровь обернулась семенем.

И те анабаптисты, которым удалось избежать смерти, распространили свою веру по всей Европе. Некоторые из них отправились в Норвегию, другие в Италию, Польшу, Голландию и Англию.

Голландия стала «землей обетованной» для анабаптистов, как, впрочем, и для других религиозных беженцев.

Туда бежала группа английских христиан, спасаясь от своих собратьев-протестантов англиканской церкви.

Эти две группы — анабаптисты и английские сепаратисты тесно общались друг с другом и получали от этого большое удовольствие.

Один английский пастор по имени Джон Смит настолько проникся анабаптистским учением, что даже повторно крестился. Современные баптисты считают Смита родоначальником своей веры.

В 1609 году группа, возглавляемая Смитом, вернулась в Англию и организовала там первую баптистскую церковь.

Через несколько лет баптисты из Англии прибыли в Америку вместе со своим наследием демократических традиций и свобод. Роджер Уильямс стал одним из многих баптистов, которые привели свои колонии к сиянию свободы.

Один из отцов-основателей Америки Джеймс Мэдисон был покорен той религиозной свободой, которую проповедовали баптисты. Будучи еще совсем мальчиком, в Виржинии, ему удалось послушать одного бесстрашного баптиста, которого бросили в тюрьму за его веру.

Но он продолжал проповедовать из окна своей камеры.

В тот день юный Мэдисон решил посвятить всю свою жизнь борьбе за свободу совести. Вместе с Томасом Джефферсоном и другими соратниками он неустанно боролся за внесение в наш «Билль о правах» первой поправки. В ней простыми, торжественными словами говорится: «Конгресс не должен принимать никаких законов относительно установления религии или запрещать свободное ее отправление».

Как видите, правительство должно защищать религию, но не способствовать ее развитию. В противном случае нетерпимость наверняка поднимет свою отвратительную голову.

На примере истории видно, что когда обществу навязывают религию большинства, это всегда приводит к развязыванию преследования.

Сегодня, в наши дни, многие вдумчивые баптисты не скрывают своей тревоги. Они очень озабочены тем, что их наследие религиозной свободы увядает. Они особенно опечалены тем фактом, что их собратья баптисты борются за узаконение нравственности. Ведь они знают, что религиозные законы выковывают кандалы для души человека. Когда навязывается вера, то неизменно начинаются преследования, независимо от того, каким является мотив для таких действий.

Пророчества в книге Откровения предсказывают некоторые необычные и тревожные события, которые ожидают впереди Америку. Могут ли здесь возникнуть гонения пуританского стиля?

К сожалению, здесь, в этой книге, у меня мало места, чтобы подробно остановиться на этих пророчествах. Я отсылаю желающих к моей книге «Возникновение и падение антихриста». В ней глава под названием «Запятнанный кровью звездно-полосатый флаг» содержит очень важную информацию, которую вам всем необходимо знать в отношении будущего нашего народа.

Слава Богу, мы в этой стране все еще пользуемся религиозной свободой. Я очень ценю баптистов, наших предков-баптистов, за то, что они принесли в Америку с собой свое наследие свободы! А теперь обратимся к Голландии семнадцатого века. Группа паломников решила отправиться в Америку и организовать там колонию. Вот они готовы взойти на борт корабля «Спидуэлл», который отправлялся вслед за Мейфлаувером. Все, конечно, взволнованы, но никого не оставляют дурные предчувствия.

Еще бы, — ведь они оставляют всех своих близких здесь, в этой стране, и им предстоит пересечь холодную и неприветливую Атлантику.

В этот час прощания поднимается их любимый пастор Джон Робинсон, чтобы обратиться к ним с напутственными словами. Прислушайтесь к его словам: «Братья, скоро мы расстанемся друг с другом, и только Господу известно, удастся ли мне дожить до того момента, когда я вновь увижу ваши лица… Я умоляю вас пред Богом не следовать за мной дальше, чем я сам следовал за Христом. Если Бог пожелает открыть вам что-нибудь через другого человека, то будьте готовы принять это от Него, как вы принимали с готовностью любую истину, которую я передавал вам в моем служении, — ибо я уверен, что у Господа есть еще истины и свет, которые взойдут от Его святого слова…» Что касается лично меня, то я не могу до конца выразить, насколько я опечален реформированными церквами.

Они не продвинулись далее того, что видел Лютер… А кальвинисты накрепко застряли там, где их оставил этот великий человек Божий…

Хотя эти реформаторы разожгли огонь и озарили светом все вокруг в свое время, они все же не до конца понимали все советы Божьи. Но если бы они жили сегодня с нами, то они бы с радостью восприняли еще больший свет, как и тот, который они вначале получили».

Что за благая мысль! В этих благородных словах чувствуется дух Реформации. Готовность учиться и расти.

Полная готовность ходить в пренебрегаемой до сих пор истине, которая открывается в Слове Божьем.

Подобно Мартину Лютеру в Виттенберге. Конраду Гребелю в Цюрихе. Роджеру Уильямсу в Провиденсе. И, конечно, методисту Джону Уэсли в Англии. Мы проанализируем захватывающее служение Уэсли в следующей главе этой книги.

Сегодня уже не осталось непересекаемых океанов, нет больше Новых Светов, которые мы не открыли. Но новые духовные возможности, может, караулят нас за углом.

Предположим, Бог предлагает вам новую истину из Своего Слова. Готовы ли вы взять его за руку и отправиться навстречу свету? Какой же чудесный опыт ждет вас впереди!

ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ У МЕТОДИСТОВ

Небольшое судно все дрожит от кормы до носа под хлесткими ударами разбушевавшихся волн.

Вот разбивается на куски главная матча с парусом. Ее осколки заполняют пространство над кораблем. Туда же устремляются истошные вопли пассажиров. Все они охвачены ужасом.

Гневная Атлантика, судя по всему, уже уверена в своей добыче.

Среди этого хаоса и паники привлекает к себе внимание небольшая группа моравских братьев из Германии которые, сидя на палубе, тихо распевают псалом. Кажется, им совсем не страшно умирать. И Джону Уэсли очень интересно узнать, почему это так. (Историческая справка. Моравские братья — религиозное течение в 15 веке в Чехии.

Спасаясь от преследования, бежали в Германию, где обосновались в местечке Гернгут. Здесь в 1727 году они создали религиозное общество Гернгутеров. Под влиянием графа Цицендорфа Моравские братья признали аусбурское исповедание.) Год 1736. Уэсли, этот миссионер из Англии, едва остался в живых после своего путешествия в колонию штата Джорджия. Буря наконец утихла, но в душе Уэсли она все еще продолжалась. Несмотря на все свои сердечные обязательства перед Богом, он все же никак не мог найти себе мира с Ним. Что же было у этих моравских братьев? Вероятно, что-то такое, чего не было у него.

Когда они прибывали в Саванну, Уэсли некоторое время прожил вместе с этой группой. Это тоже были миссионеры, потомки мученика пятнадцатого столетия Яна Гуса. Спасаясь от преследований в своей родной Моравии, они были вынуждены искать убежища в Германии. А теперь они пересекли океан, чтобы донести Евангелие до индейцев.

Но собрату-христианину прежде всего требуется свидетель.

Один из моравских братьев, бросив на Уэсли добрый, но пронзительный взгляд, спросил: «Знаете ли вы Христа?» Джон попытался увильнуть от этого вопроса. «Я знаю, что Он — Спаситель этого мира».

«Да, но вы не знаете, что Он спас вас?» Уэсли поежился. Он не был уверен в прощении.

Стоит ли поэтому удивляться, что он не преуспел в евангелизации индейцев. Через два года, не принесших ему ничего, кроме разочарования, Уэсли возвратился в Англию.

Но весна в его душе наконец наступила в мае 1738 года. Во время собрания в одной из Лондонских церквей кто-то начал читать выдержки из предисловия Лютера к его «Комментарию на послание к Римлянам». Уэсли внезапно озарил свет. «Примерно без четверти девять, когда он (Лютер) описывал те перемены, которые Бог вызывает в сердце человека через веру во Христа, я почувствовал, что мое сердце как-то странно потеплело. Я почувствовал, что на самом деле уверовал во Христа, Христа, Который один дарует спасение; и тут же получил заверение, что Он снял с меня грехи мои, даже мои».

Воодушевленный сиянием Евангелия, Уэсли начал проповедовать с еще большей ревностью и силой. Толпы людей собирались вокруг него.

Это возрождение охватило всю Европу и достигло берегов Америки.

Здесь берет начало методистская церковь.

Сегодня методисты — одно из главных протестантских вероисповеданий. Их церковь во всем мире насчитывает 24 миллиона верующих.

В Америке существует около 20 методистских организаций. Самая крупная из них, которая объединяет более девяти миллионов членов, — Объединенная методистская церковь.

Д-р Джеймс Олт в настоящее время является президентом совета епископов Объединенной методистской церкви.

Мы недавно встретились с ним в Питтсбурге.

Вандеманн: Епископ Джеймс Олт, я очень рад, что вы согласились встретиться со мной в качестве представителя громадной Объединенной методистской церкви, и, конечно, наследника Уэслинской традиции, которая почитается повсюду под вашим руководством.

Олт: Спасибо, Джордж.

Мне очень приятно быть вместе с вами сегодня.

Вандеманн: Мне также хотелось поздравить вашу церковь за организацию новой телепрограммы «Исполняйтесь Духом!» Олт: Мы все крайне довольны этой программой и ожидаем от нее большой отдачи.

Вандеманн: Я представляю себе смысл этой программы. «Исполняйтесь Духом» — мне нравится такое название.

Но разрешите мне задать вам один вопрос. Почему вы лично являетесь христианином-методистом?

Олт: Любовь к этой вере была привита членами моей семьи и моими школьными учителями, и я с любовью принял служение рукоположенного пастора в нашей местной церкви. Но я остаюсь членом Объединенной методистской церкви из-за ее разительных отличий от других.

Прежде всего, мы заботимся о людях, о достоинстве человека и моральной ответственности. Затем мы всегда особое внимание уделяем благодати. Под благодатью мы понимаем любвеобильные деяния Бога и Иисуса Христа через воздействие Святого Духа.

Джон Уэсли различал три вида благодати. Он говорил о главной роли благодати, — той благодати, которая окружает и убеждает нас двигаться вперед, к вере.

Он говорил об оправдывающей благодати, исходящей от любящего, принимающего и прощающего Бога.

А затем о возрастании в благодати, которая движет нас к совершенству по мере того, как мы созреваем в вере, и, возрастая в благодати, стремимся к освящению, или к тому, что мы называем освящающей благодатью.

Кроме того, мы всегда проявляли особую заботу об обращении, — об изменении, — в сердцах людей, приходящих ко Христу.

Это может произойти и драматически, наподобие взрыва, или же спокойно и постепенно.

Мы всегда стремились к тому, чтобы наши деяния не отставали от веры. И, наконец, наша церковь организовалась таким путем под влиянием Духа Святого, чтобы жить и свидетельствовать как общая церковь, соединяющая в себе все местные церкви в одном общенациональном и межнациональном действии.

Вандеманн: Хорошо сказано, и мне кажется, что большинство христиан готово подписаться под такими прописными истинами. Но из названных вами пяти пунктов, которые вы видели бы как нечто уникальное?

Олт: Думаю, что особой злободневностью сегодня отличается вопрос о соотношении веры и дел.

С шестидесятых годов наша церковь разделилась на два лагеря, — одни настаивали на личном спасении, а другие — на социальном аспекте.

И наша церковь, чтобы достойно служить Евангелию, должна объединить оба эти фактора.

Мы должны укрепляться в вере внутри церкви и только потом свидетельствовать, воплощая любовь в мире, которому мы служим.

Вандеманн: Да, я согласен с вами. Духовный рост — это тот элемент, которого, по-видимому, недостает в качестве особого акцента в некоторых христианских обществах. Таким образом, вы, вероятно, очень довольны своим таким подходом, который позволяет вам высветить те уникальные свойства, которыми Бог призывал своих различных реформаторов отстаивать, — я называю их «пренебрегаемыми до сих пор истинами», — чтобы внести кое-какую корректировку в христианское движение.

Лютер открыл перед всеми истину об оправдании верой, анабаптисты сформировали для нас принципы религиозной свободы и крещение через погружение в воду. Методисты продемонстрировали нам, как обращение, за которым следует освящение, или возрастание, развивает в дальнейшем христианина. Считаете ли вы, что мы справедливо относимся к другим церквам?

Олт: Мне кажется, это превосходная практика, так как все мы разделяем общую традицию — все мы разделяем христианскую веру.

Но все эти отличительные черты различных церквей только обогащают всех нас. Мы вместе движемся к единому целому.

Вандеманн: Да, движемся к единому целому. Насколько вы правы! Благодарю вас от всего сердца, Джим! Мы по достоинству оценили встречу с вами.

Олт: Благодарю вас.

Мне очень многое нравится в моих друзьях-методистах. Мне по душе их исторический акцент на ведение трезвой, дисциплинированной жизни.

Я восхищен их умело организованным церковным управлением. Я разделяю с ними их заботу, проявляемую по отношению к инвалидам и социальным париям. Мне нравится музыка методистов. Некоторые из моих любимых гимнов были написаны Чарльзом Уэсли, братом Джона.

Хочу повториться. Мне очень многое нравится в моих друзьях-методистах. Но особенно мне нравится одно: движение методистов было призвано Богом раскрыть перед всеми пренебрегаемую до сих пор истину. Уэсли подчеркивал, что христиане пожнут плоды повиновения в результате своих взаимоотношений со Христом.

Мы помним, что Лютер восстановил пренебрегаемую истину тоже, — а именно, спасение только через веру.

А Джон Кальвин провозгласил благую весть, что спасение исходит прямо от Бога, а не от церкви. Это тоже была скрываемая, пренебрегаемая истина. Потом пришли анабаптисты и начали отстаивать забытую истину. То же произошло и с Уэсли.

Он внес необходимое равновесие в учение Джона Кальвина и Мартина Лютера.

К восемнадцатому столетию Англия отошла от Бога. Проповедь Уэсли потрясла всю нацию, пробудила ее от духовной спячки. Конечно, не все по достоинству оценили такое пробуждение. Погрузившись в трясину предания, церкви закрывали наглухо двери перед новым Реформатором. Тогда Уэсли отправился к людям, к месту их трудов.

Он проповедовал на открытом воздухе, при восходе солнца, до того как труженики приступали к своей повседневной работе.

Вот послушайте выписку из его дневника от 21 сентября 1743 года: «Меня разбудила около 3 или 4 часов утра какая-то многочисленная группа жестянщиков, которые, опасаясь, как бы не опоздать, уже собрались возле моего дома и, распевая песнопения, возносили хвалу Богу.

В пять я прочитал еще одну проповедь на тему «Веруйте в Господа нашего Иисуса Христа, и спасетесь». Все они просто съедали мои слова». Новообращенные осаждали организованные Уэсли собрания. Он пытался удерживать свое движение в рамках официальной церкви. Но большинство из его сторонников имели церкви, и поэтому Уэсли организовал и объединил их в общества, чтобы позаботиться об их духовном состоянии.

Но даже в этом случае он настаивал на том, чтобы они посещали регулярно служения Англиканской церкви.

Но несмотря на лояльность, проявляемую Уэсли по отношению к официальной церкви, представители религиозной и гражданской властей отвергали его служение.

И Уэсли страдал не только от простого отказа в праве на проповедь. 2 июля 1745 года разъяренная толпа ворвалась в его дом и потребовала предать его смерти.

Вот послушайте, как он сам описывает этот случай: «Я тут же выступил вперед, вошел в середину толпы и сказал: «Вот я перед вами. Что вы хотите мне сказать? кому из вас я причинил зло? Тебе? Или тебе? Или, может, тебе?» И я продолжал задавать этот вопрос, покуда не вышел из дома, а затем на середину улицы, и, повысив свой голос, сказал: «Соседи, соотечественники! Хотите ли вы слушать меня?» Они дружно ответили: «Хотим, хотим. Дайте ему говорить. Пусть говорит. Никто не должен ему мешать…» И вот я заговорил… и говорил, пока один или два зачинщика повернулись ко мне и поклялись, что ни один их человек меня больше не тронет».

Иногда люди, настроенные против Уэсли, попадали в обидный переплет, как, например, об этом свидетельствует один случай, записанный им в дневнике в сентябре 1769 года: «Тогда все они начали громко кричать на меня, особенно усердствовал какой-то тип, который называл себя джентльменом. У него в карманах было полно тухлых яиц; но в этот момент один юноша незаметно подошел к нему сзади и хлопнул его ладошками с двух сторон, и тут же все яйца превратились всмятку. Через мгновение от него пошло благоухание, но нельзя сказать, чтобы оно было похоже на живительный бальзам».

В жизни Джона Уэсли не было времени для скуки! Как не было его и для безделья. За все свое служение он проехал верхом на лошади четверть миллиона миль.

На протяжении более полустолетия своего служения он в среднем произносил по пятнадцать проповедей в неделю.

Давайте с вами посетим те места, где было составлено большинство этих проповедей. Дом Уэсли сохранился в Лондоне до сих пор.

Я несколько раз посещал его.

Перед окном в молитвенной комнате Уэсли стоит стол со скамеечкой для коленопреклонений и стул.

На столе лежат только две вещи, — принадлежавший Уэсли томик Нового Завета на греческом языке и свеча. Каждое утро, в четыре часа, Уэсли входил в эту маленькую комнатку, опускался на колени и вел разговор с Богом. Здесь было место, где возник могущественный методизм.

В конце своей продолжительной и исполненной веры жизни он писал: «Теперь я уже старый человек, ослабевший, разрушающийся от головы до ног.

Мои глаза покрылись пленкой: моя правая рука трясется; во рту у меня каждое утро пересыхает; почти каждый день меня бьет продолжительная лихорадка; я медленно передвигаюсь, так как силы оставили меня.

Однако, да будет прославлен Бог, я не оставляю трудов своих; я могу еще проповедовать и писать».

Продолжительное служение Уэсли было сконцентрировано на двух истинах, которые каким-то образом избежали всеобщего внимания: прощение Бога доступно для любого и все мы несем ответственность за доверие и послушание.

Могу ли я представить вам схему, которая иллюстрирует смысл проповедей Уэсли? Иллюстрации, само собой разумеется, имеют свои недостатки. Невозможно, например, дать точную схему того, как совершается весьма деликатная работа Святого Духа.

Но иллюстрации могут яснее передать духовную истину. Известно, что Иисус прибегал к притчам для объяснения Своего учения.

Можно сказать, что на этой схеме графически представлена моя жизнь.

Та поперечная линия в центре обозначает мое обращение.

Над ней — вся моя деятельность, которая последовала за обращением. Под этой линией отражена моя жизнь до моего нового рождения. Линия на самом верху означает совершенство, то самое совершенство, которое мы видим в жизни Иисуса.

А извилистая линия, которая видна на схеме, отражает мой повседневный опыт.

Обратите внимание на мою жизнь до обращения. Я стараюсь быть хорошим семьянином и уважаемым гражданином. Я упорно работаю.

Я плачу налоги.

Я очень добр к своим близким, я даже могу сходить в церковь. Но я все еще остаюсь необращенным. Я еще не готов воспринять Иисуса как своего Спасителя и Господа.

Но я уже думаю об изменении. С левой стороны схемы вы видите, как я постепенно пробираюсь по направлению к обращению, к изменению своих прежних привычек, и прокладываю себе путь к новой жизни в Иисусе Христе. Может, какая-то телепрограмма христианского содержания привлекла меня ко Христу.

Может, трагедия утраты любимого человека продемонстрировала мне мою нужду в Боге.

Или, может, какое-то чудо, то, что я стал родителем, пробудило во мне желание стать христианином.

И вот я намерен посвятить всю свою жизнь Христу. Но затем я иду на попятный, так как не могу преодолеть некоторые свои привычки и выбрать тот путь, который мне указывает Бог.

В течение какого-то периода я дергаюсь и взад, и вперед, пытаясь принять решение — что же мне делать. Отказываясь от обращения, я оказываюсь еще глубже погруженным в пучину греха.

Но диавол явно переусердствовал в своих искушениях. Я читаю черным по белому в его договоре условия и начинаю отдавать себе отчет в том, что он хочет моей погибели. Встревоженный, я обращаюсь к Иисусу как с своему убежищу. Теперь я понимаю, почему Он принял за меня смерть, и больше не в состоянии противиться Его любви.

Наконец, я весь без остатка отдаю себя Ему как Своему Спасителю. Под влиянием Божьим я на личном опыте переживаю то, что обычно называют «рождением свыше». Это на самом деле очень счастливый опыт.

Но в этот решающий момент, пожалуйста, обратите внимание на схему. Мне немедленно предстоит принять невероятный, на мой взгляд, вызов, — добиться совершенства своего характера. Как же я могу достичь этого?

Необходимо заметить следующее: если я прощен, то в этот момент я чистым предстаю перед Богом, совершенным в Его зрении. Спаситель передал мне черты Своей жизни, словно я никогда не был грешником. Хотя я этого и не заслуживаю, Бог тем не менее обращается со мной так, как будто я уже занял свое место в верхней части схемы.

В теологических терминах это называется оправданием.

Но что касается моей повседневной жизни, то я только что вступил в христианскую жизнь.

Но я все еще младенец в духовном смысле. А младенцы должны расти, значит, должен расти и я.

Итак, я начинаю свои взаимоотношения с Иисусом, которые вытесняют мои взаимоотношения с грехом.

На схеме, под извилистой линией, вы видите, сколько я позволяю Христу жить Своей жизнью во мне.

Но разве графическая запись такого прогресса отвечает всем требованиям совершенства или созревания во Христе? Конечно, нет. Однако, если я теперь хожу в том свете, который Он посылает мне и я остаюсь верным Ему, то постепенно Он устраняет различие, предоставляя мне образец Своей собственной совершенной жизни, и я становлюсь оправданным в Его глазах.

Но предположим, я теряюсь. Старые соблазны возвращаются и опять терзают меня.

И вот в какое-то мгновение я больше не могу терпеть и уступаю. Означает ли это, что я не спасен?

Вовсе нет.

Младенцы часто падают, вы это хорошо знаете. Мой маленький внук Крейг так часто падает, что я просто удивлен, как это он все еще улыбается. А когда он научится ходить, то будет еще часто спотыкаться и падать. Но он поднимается и продолжает идти.

И все это время он растет! То же самое происходит и с христианской жизнью. Несмотря на все победы, одержанные с помощью Бога, я все же спотыкаюсь и падаю. Но затем с Божьей милостью я встаю на ноги и продолжаю идти.

До тех пор, пока я позволяю Христу жить Своей жизнью во мне, я остаюсь прощенным. Совершенство Спасителя заглаживает мои недостатки. когда Бог смотрит на меня, Он не видит моих слабостей, Он видит Иисуса, Своего Сына. Он оказывает мне доверие совершенной жизнью Христа. Поэтому Бог может сказать обо мне: «Вот, Мой возлюбленный сын или возлюбленная дочь, которыми я очень доволен».

Видите ли вы здесь благую весть? На любом уровне нашего христианского возрастания Бог считает нас совершенными. А если вы считаете это преувеличением, то вспомните о младенце.

Они совершенны на любой стадии своего развития, не правда ли?

Вот что подразумевает Бог под словом «совершенство», или зрелость.

И в то же время, когда Бог считает нас совершенными или зрелыми — во Христе, Он все время приближает нас к тому времени, когда мы станем подобны Иисусу.

Ну, а теперь предположим, что я умираю.

у меня все еще есть недостатки. Я еще должен был расти, достичь того, чего не успел. Означает ли это, что я потерян для спасения?

Конечно, нет, образцовая жизнь Иисуса все еще покрывает меня.

Я остаюсь прощенным в глазах Бога, так как Слово Божье говорит: «Если же ходим во свете, то имеем общение друг с другом, и кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха» (1Иоан. 1:7).

Волнующая весть! Постоянное очищение, если мы ходим во свете Его Слова.

Теперь, когда мы приступаем к краткому итогу содержания правой части этой схемы, не забывайте, что всякие иллюстрации имеют свои изъяны. Но обратите внимание, как она облегчает понимание.

Все, что находится ниже волнистой линии, отмечает наделяемую Богом благость или праведность, — это Христос, живущий в моей жизни.

А все, что находится выше этой линии — это вмененная благость или праведность Божья, — совершенные достоинства Христа, покрывающие мою жизнь.

И то, и другое, как видим, исходит от Христа.

Вмененная праведность Иисуса — это тот зонтик, который покрывает меня своим прощением в течение всей моей жизни.

Я не могу перерасти своей потребности к оправданию, отсюда и моя необходимость прикрыться кровью Иисуса.

И все это время, оставаясь прощенным, и я также возрастаю в освящении, непрерывно получая наделяемую Христом праведность. Бог таким удивительным, поощряющим нас способом действует в нас, чтобы восстановить образ нашего Создателя.

Таков был смысл спасения, который наполнил теплотой сердце Уэсли. Вот она, пренебрегаемая истина, которую он восстановил, чтобы сбалансировать нашу веру.

Теперь вам понятно, почему мне нравятся методисты. Бог призвал Лютера в Кальвина провозгласить прощение. Затем Он призвал на историческую сцену Уэсли, чтобы подчеркнуть чистоту жизни и христианского роста.

Все они вернули нам жизненно необходимые истины, которыми постоянно пренебрегали.

Само собой разумеется, Джон Уэсли не претендовал на весь свет.

Он знал, что пока длится время, новые истины откроются из Слова Божьего.

Приходила ли вам когда-нибудь мысль о том, почему у нас так много вероисповеданий? Может, вы, прочитав эти главы, уже начинаете это понимать.

Мы всегда проявляем тенденцию следовать за своими лидерами, верить во все, во что верят они, но лишь чуть-чуть больше. Мы не стараемся идти дальше в познании истины, чем они познали бы до их смерти. Мы определяем круг их учений и формируем их символ веры.

Такие символы веры ярким образом раскрывают корни христианской веры; они предоставляют нам удобный способ для выражения наших верований.

Но, к сожалению, они могут ограничить нас определенными пунктами учения и удержать от восприятия открывающихся новых истин.

Мы стараемся найти прибежище в своем наследии, и все это прекрасно, но до определенной точки. Затем мы начинаем топтаться на одном месте. Мы отказываемся преодолеть рамки наших прочно установившихся верований.

Теперь вы видите, как все это произошло в истории церкви? Когда Бог во дни Лютера даровал великий, прогрессивный свет, раскрыл пренебрегаемые до сих пор истины, — католическая церковь отказалась принять этот свет. Таким образом родилась лютеранская церковь. Когда Бог излил больше света анабаптистам, большая часть лютеран отказалась принять его. Поэтому появилась баптистская церковь. И когда благодаря усилиям Уэсли открылись новые истины, многие кальвинисты и прочие отвернулись от него. Таким образом у нас появились методисты. История не останавливается, она постоянно идет вперед.

Придет ли она к своему концу? Это мы посмотрим.

Теперь позвольте предложить вам кое-что для размышления. Может ли в наши дни открыться новый свет, которому мы должны последовать? Те пренебрегаемые истины, исходящие из Слова Божьего, которые мы должны принять сегодня независимо от наших вероисповеданных связей?

В Библии говорится: «Стезя праведных, как светило лучезарное, которое более и более светлеет до полного дня» (Прит. 4:18).

Но, судя по всему, многие люди проявляют упорство и не желают принимать новый свет, в отличие от одной маленькой девочки в колониальной Новой Англии, которая восприняла дух Уэсли.

Она же сочинила небольшое стихотворение, которое местный проповедник переписал в свой дневник. Можно мне его вам представить? Верите или нет, но этой девочке во время написания стихотворения было всего девять лет. Прислушайтесь к ее вести! Я знаю, что всякая душа свободна, И может избрать жизнь, и то, что может стать, Для этого дана нам вечная истина, И Бог никого не забирает на небо.

Он лишь направит, убедит, покажет, Благословит его мудростью, любовью и светом, По-разному проявлять свою доброту, Но нельзя подвергать насилию разум человека.

Да, мой друг. Бог никогда не подвергает насилию разум человека. Мы с вами свободны. Свободны делать все, что захотим, а истина — по-прежнему идет вперед.

Мы можем отказаться следовать прогрессивному свету, не переходя границ веры наших предков, или же мы можем избрать другой способ, — ходить во все увеличивающемся свете, который постоянно сияет, исходя из неисчерпаемого Слова Божьего.

Да поможет нам Бог сделать правильный выбор!

ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ В ХАРИЗМАТАХ

Происходит что-то значимое, великое.

То, чего мы никогда прежде не видели. Харизматическое возрождение захлестнуло Америку.

Оно изменяет церкви. Оно изменяет людей. Меняет ли оно вас?

Все началось в Калифорнии в апреле 1960 года. Пастор епископальной церкви Святого Марка в Ван Нейс Деннис Беннет обратился к своей конгрегации с поразительным заявлением. С тех пор христианство никогда не будет прежним.

Беннет проинформировал своих прихожан, что в октябре прошлого года он принял крещение «Святым Духом». Он засвидетельствовал: «Святой Дух на самом деле овладел моими устами и языком и формировал мощный речевой поток… который я сам не мог разобрать».

Твердо основанная в своей вере церковь Беннета была повергнута в шок.

Один из его помощников тут же отказался от своего служения и оставил эту церковь. А многие были столь же возбуждены, как и он.

Но с тех пор очень многие люди прошли через этот опыт, о котором поведал им Беннет. Громадные «сборища Иисуса» заполняют трибуны стадионов. Воздух вместе с ревностными возгласами «аллилуия!» сотрясают свидетельства об измененных жизнях. Слезы потоком текут по счастливым лицам. Протестанты с католиками распевают: «Все мы едины в духе».

Нет никакого сомнения, происходит что-то значимое, великое.

В соответствии с недавним опросом Геллапа, около тридцати миллионов американцев во многих конфессиях называют себя харизматами. Многие называют это пробуждение величайшим религиозным событием со времени Пятидесятницы первого века нашей эры. Другие не очень в этом уверены.

Но что же на самом деле происходит? Для понимания этого харизматического возрождения нужно вернуться ко времени первых методистов. Джон Уэсли учил, что после «второго рождения» верующих их ожидает еще «более высокое спасение». Он назвал такой опыт «вторичным благословением» Святого Духа.

Оно может прийти внезапно, очищая и обновляя душу. На смену греху придет совершенная любовь.

Уэсли со своими проповедниками побуждал своих прихожан искать полного завершающего излития Духа. Интересно отметить, что Уэсли никогда не утверждал, что он сам достиг «вторичного благословения». Но он искал этого опыта до самой смерти.

После смерти Уэсли различные церковные руководители продолжали утверждать и развивать его идею о «вторичном благословении». Одной из наиболее выдающихся последователей стала Феб Пальмер, которая опубликовала «Путеводитель к христианскому совершенству». В нем она развивала мысль, что всей святости целиком нельзя достичь с помощью духовной борьбы. Этого можно достичь, уверенно полагаясь на Божьи обетования. Она назвала этот опыт «крещением Духом Святым».

Несмотря на усилия многочисленных «возрожденцев», методистская церковь к середине девятнадцатого столетия уже потеряла свою первую любовь.

Возникло множество «святых обществ», которые занимались поисками духовного возрождения. Одна такая группа вдохновила Ханну Уайтол Смит написать книгу «Христианский секрет счастливой жизни». Мы позже еще поговорим об этом классическом сочинении, побуждающем к полному посвящению.

Многие «возрожденцы», ратующие за святость, основали религию типа Пятидесятницы, которая основное внимание уделяла чудесам.

Считая, что они находятся под непосредственным руководством Святого Духа, они оказывали сопротивление всем ограничениям со стороны церковных властей. Наконец, методистская церковь была вынуждена отмежеваться от движения святости.

Таким образом, сторонники Пятидесятницы процветали вне рамок методизма. Всего за несколько лет на рубеже XX-го столетия образовалось более двадцати групп святости. Самая крупная из них называлась «Назорей», а также Святая церковь пилигримов. Позже появились различные церкви Бога, как и другие конфессии.

Многие из «святых верующих» начали разговаривать на непонятных языках.

Один целитель с помощью веры из Топеки, штат Канзас, Чарльз Фокс Пархам выступил инициатором такого возрождения непонятных языков. Пархам считал, что такой разговор на непонятном языке является непременным опытом для любого христианина.

Вскоре огонь Пятидесятницы охватил и Лос-Анджелес, который стал центром знаменитого возрождения на Азуса-стрит в 1906 году. Такие языки стали центральным пунктом религии для многих конфессий, проповедующих святость.

Но основные течения протестантов и католиков старались избегать Пятидесятницы.

Затем наступили шестидесятые годы XX столетия, и все радикальным образом изменилось. После того как Деннис Беннет заявил о своей позиции в церкви Святого Марка, между сторонниками Пятидесятницы и их собратьями-протестантами рухнули все барьеры. Энергичные, страстные верующие из множества деноминаций начали разговаривать на непонятных языках.

Это новое движение получило название харизматического обновления.

Очень скоро к рядам харизматиков стали присоединяться и католики. В июне 1967 года девяносто католиков собрались в Нотр-Даме, чтобы отпраздновать свой новый опыт в получении языков.

Через семь лет эта группа широко раздвинула свои рамки и насчитывала уже до 35 тысяч членов.

Рост числа харизматов среди католиков был весьма значительный, почти невероятный. Недавний опрос показал, что четыре миллиона американских католиков посетили харизматические собрания в течение месяца после ответа на анкету.

Ну, а как относятся католические руководители к таким языкам?

Папа Павел VI неофициально, но решительно дал свое благословение харизматическому обновлению.

А в начале 1981 года папа Иоанн Павел II выразил свое недвусмысленное одобрение харизматическому обновлению внутри католической церкви.

Многие католические богословы с одобрением относятся к новым языкам.

Эдвард О'Коннор писал: «Те католики, которые духовно восприняли Пятидесятницу, обнаружили, что находятся в полной гармонии со своей традиционной верой и жизнью».

Многие рядовые члены церкви оказались вовлеченными в харизматические межконфессиональные группы.

Наиболее крупная и наиболее известная из них — Международное братство бизнесменов, проповедующих полное Евангелие.

Недавно я имел преимущество встретиться и побеседовать с одним моим дорогим другом, которого я знаю много лет, Демосом Шакарьяном, основателем и президентом этой группы.

Вандеман: Демос, хочу признаться вам, как я рад, что вы пришли сегодня на встречу со мной.

Шакарьян: Я ужасно счастлив от встречи с вами, Джордж.

Я всегда считал вас одним из своих лучших друзей.

Вандеман: Да, двадцать лет дружбы что-то значат.

Шакарьян: К тому же я часто смотрю ваши телепередачи «Так написано». Вот уже много лет подряд, Джордж, вы для меня стали прямо-таки каким-то благословением, и не только для меня одного, но и для моих друзей. Вашу программу знают повсюду в стране.

Вандеман: Благодарю вас.

Мне очень нужны ваши молитвы, Демос. Расскажите нам немного о себе. Вы ведь не служитель и не руководитель церкви, а просто рядовой член церкви. Вы — бизнесмен. И вы собрали вокруг себя тысячи подобных вам бизнесменов и объединили их в ваше братство.

Шакарьян: Когда мы начинали, нас было всего двадцать один человек.

Мы тогда собрались в кафетерии Клинтона в Лос-Анджелесе. Сегодня мы насчитываем более 800000 членов, и они ежемесячно встречаются в восьмидесяти семи странах и в 4000 наших филиалах.

Бог благословляет всех нас силой Святого Духа.

Вандеман: Думаю, наши зрители догадываются, почему я пригласил именно вас, чтобы поговорить о харизматическом движении.

Вы всем хорошо известная личность, — как среди высших слоев населения, так и среди низших. Вы обсуждали вопросы всей веры с президентами. Могу ли я задать вам такой вопрос, Демос, — почему вы лично стали христианином-харизматом?

Шакарьян: Потому что в этом движении сила. Крещение Духом Святым.

Это та самая сила, которой обладали ученики Христа, когда в один день было крещено 3000 человек, а на другой день еще 5000. А Петр воскрешал мертвых и исцелял больных. Он не делал это сам.

Он совершал это силой Святого Духа. Именно в этом люди хотят видеть реальность христианства, — и в этом задача нашего харизматического движения.

Вандеман: Речь, конечно, идет о Святом Духе, чтобы получить его наравне с прочими дарами, не правда ли?

Шакарьян: Да, я согласен с вами.

Вандеман: Теперь, когда вы прочитали все, что я намерен сказать в этой телепередаче, хочу сообщить вам, что этот материал будет включен в мою книгу.

Как вы считаете, я достаточно объективно осветил харизматическое движение?

Шакарьян: Вы проделали превосходную работу, искренне вам говорю.

Я рад за вас. «Вот это мой друг, Джордж Вандеман», — говорил я друзьям, указывая на экран телевизора.

Вандеман: Благодарю вас.

Мы хотим навести мосты, и мы также хотим откровенно поделиться друг с другом опасениями. Но вы считаете, что я был объективен.

Шакарьян: Да. Мне ваша работа очень понравилась. Я ее одобряю.

Да, я очень многое ценю у своих друзей-харизматов. Мне нравится их душевная теплота, любовь, их энтузиазм, — что было отмечено Демосом. Харизматы внесли свой большой вклад в спонтанность и радость при богослужениях. И в наш век светской самоудовлетворенности, они напоминают нам, что все мы — зависимые существа, зависимые от Духа Божьего, чтобы быть способными выполнить цель своей жизни.

Кроме того, в харизматах мне нравится их молитвенный опыт. Если они молятся, то это, смею вас заверить, настоящая молитва! И они ожидают ответов от своего небесного Отца.

Позвольте мне повториться. Я очень многое ценю у своих друзей-харизматов. По сути дела, я и сам — харизматик, в библейском смысле этого слова.

Позвольте вам объяснить. Слово «харизматический» на греческом означает «дар благодати». А я верю в дары Духа.

Значит, я — харизматик. Но я не разговариваю на непонятных языках.

Это обстоятельство порождает определенную проблему для многих харизматов. Видите ли, они верят, что такие языки — это доказательство присутствия Духа.

Если я не разговариваю на таких языках, то я в какой-то степени могу считать себя обделенным, не пользующимся всеми привилегиями. Может, второсортным христианином. Многие даже могут сказать, что если я не разговариваю на непонятных языках, то я не могу быть спасенным.

Но я в этом их не упрекаю. И они меня не упрекают. Они просто проявляют обо мне заботу.

Но позвольте мне их успокоить. Существуют самые разнообразные дары Духа.

В Библии нигде не говорится, что каждый из нас получает один и тот же дар. Иисус обладал силой Духа, такой, которой не обладал никто другой, и вероятно, обладать никогда не будет. Иоанн Креститель говорит о Нем: «Что не мерою дает Бог Духа» (Иоан. 3, 34). И все же нигде нет свидетельства о том, что Иисус разговаривал на непонятных языках.

Об этом, наверное, стоит задуматься?

Какова цель общения на таких языках? Действительно, апостолы разговаривали на таких языках, передавая смысл Евангелия на определенном иностранном языке. Когда Христос послал апостолов евангелизировать мир, он не хотел, чтобы они тратили годы на изучение языков. Поэтому он наделил их даром языков, и тысячи верующих во всем мире услышали Евангелие на своих собственных языках в Пятидесятницу.

Есть еще один дар, о котором говорят харизматики, — это дар исцеления. Я видел таких исцелителей верой на экране телевизора. Они утверждают, что Богу угодно исцелять любую болезнь, если только мы имеем веру. Я конечно, верю в исцеление. Но гарантия в немедленном исцелении может, в конечном счете, оказаться и не столь благой вестью, так как может создать целый ряд серьезных проблем, связанных с виной.

Попробую вам это объяснить поподробнее. Если вера обязана всегда, в любом случае принести исцеление страждущему, то те, которые остаются неизлечимыми, вероятно, не имеют веры. Значит, больные в каком-то смысле «духовно» еще не достойны исцеления.

Такие рассуждения приводят к гораздо более серьезным выводам. Вот послушайте: если вера, которая меня спасает, должна меня исцелить, и если я при этом остаюсь больным, значит, я не спасен. Видите ли вы здесь потенциальную проблему? Многие умирающие святые вопиют к Богу и просят исцелить их, и все же по-прежнему остаются больными. Таким образом, они ставят под сомнение свое спасение. Им приходится нести бремя вины, которое давит на них сильнее страданий от их болезней.

Как я уже сказал, я верю в божественное исцеление. Многие из тех, за выздоровление которых мы молились в нашей передаче «Так написано», самым чудесным образом исцелились.

Но я также видел, как многие святые умирали от болезней. Вы ведь тоже видели, не правда ли?

И Господь так же любит их, точно так, как если бы Он исцелил их.

Видите ли, Бог хочет исцелить нас в свое время и Своим Ему наиболее известным образом. Ему видней. Иногда он исцеляет немедленно. Иногда постепенно. А иногда Он ждет, чтобы исцелить нас в момент воскресения при втором пришествии Христа.

Апостол Павел тоже верил в исцеление. Он даже воскресил одного юношу.

Но сам он никогда так и не смог исцелиться от таинственного заболевания, которое называлось «жало в плоти». Трижды он просил Бога об избавлении. В конце концов он принял это страдание. Для него оно стало благословением, оно помогало ему быть смиренным и уповать на Бога. Поэтому он отнес свое заболевание к воле Божьей и продолжал жить.

Теперь позвольте мне задать вопрос. Должны ли мы проявлять больше веры и требовать немедленного исцеления или же отдать тело наше Богу и позволить Ему исцелить его тогда, когда Он считает нужным? Скажите, что требует большей веры, получить то, что мне хочется немедленно, тут же, или же дать возможность Богу действовать так, как Ему угодно?

Слава Богу, спасение не зависит от того, получаем ли мы какой-то определенный ответ на нашу молитву или не получаем. Нет, спасение зависит от того, полны ли мы решимости доверять Иисусу и повиноваться Ему.

Все наши надежды на Христа, а не на нас самих. Иисус — это наш «билет» для путешествия на небо.

Предположим, мы могли бы заслужить спасение на основании чудес, произошедших в нашей жизни.

Это приведет к нашему состязанию с Иисусом, Спасителем нашим, не правда ли?

Но наша вера должна принимать Христа, а не состязаться с Ним.

Мы должны отвлечь внимание от себя и взирать на крест. Таким образом мы спасаемся через кровь Иисуса, а не чудесами, которые совершает Бог в нашей жизни.

Неверное понимание чудес может привести к возникновению разнообразных духовных проблем.

В этой связи я вспоминаю одного бедняка, который на собственном христианском опыте испытал взлеты и падения. Когда он видит замечательные ответы на свои молитвы, он исполняется духовной гордостью. А когда ничего не происходит, он начинает беспокоится, как бы Бог его не оставил. Он боится, как бы не стать погибшим. Этот человек должен научиться отводить взор от самого себя, от всего того, что происходит в его жизни. Он должен доверять не себе, а Иисусу.

Как я говорил раньше, я верю в чудеса. И я с благодарностью принимаю все дары Духа.

Бог сотворит чудеса в нашей жизни, если только мы будем сотрудничать с Ним. Поэтому если мы полагаемся на крест Христа, то никогда не сотворим Спасителя из своих духовных достижений.

Вы понимаете, что я имею в виду?

Давайте еще немного подумаем об этом.

Я уверен в спасении в силу того, что вижу, как происходят чудеса в моей жизни.

В таком случае я могу стать беспечным в моем послушании. Один харизматик написал на форзаце своей Библии: «Мне все равно, что говорится в Библии, у меня есть свой собственный опыт».

Не станем подвергать сомнению искренность этого человека. Но, несомненно, Святой Дух, который вдохновил Библию, никогда не поведет нас к тому, чтобы пренебречь послушанием Слову Божьему. Может быть, именно поэтому Библия нас предупреждает в 1Иоан.

4:1 «Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они?» Очень важный совет, не правда ли? Вероятно, вражеские духи могут подделываться под Святой Дух.

Они могут творить настоящие чудеса, даже низводить огонь с небес, имитируя ложную Пятидесятницу. См.

Откр. 13:13—14. И Священное Писание предсказывает, что враг будет творить ложные чудеса, используя имя Иисуса Христа.

Вот послушайте слова самого Иисуса: «Многие скажут мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли Имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Матф. 7:22—23).

Таким образом, лжепророки пользуются именем Христа для утверждения беззакония. Сатана будет творить различные ложные чудеса.

Он также может злоупотреблять даром исцеления во имя Иисуса. И он может подделать дар языков. В любом случае, он — падший ангел.

Он может говорить на любом языке, который известен на земле или на небе.

Никогда не забывайте: сами по себе чудеса — еще не доказательство присутствия Божьего. Некоторые чудеса могут быть делом рук врага! Понимаете теперь, почему Библия предупреждает нас проверять духов?

И с помощью какого мерила это можно сделать? Как можно отделить искреннюю любовь к Богу от любви ложной, поддельной? В Священном Писании сказано: «Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его не тяжки» (1Иоан. 5:3).

Любовь к Богу означает гораздо больше того чувства, которое теплотой охватывает наше сердце, когда мы поклоняемся. Истинным «испытанием» христианской любви является послушание. Послушание заповедям Божьим.

Друг мой, позволь мне предупредить тебя со всей искренностью души, — будь настороже. И я знаю, что Демос Шакарьян со своими сторонниками согласится со мной, когда я обращаюсь к вам с такими словами: внимательно следите за уловками, подделывающими Святой Дух.

Пусть ваши глаза будут широко открыты, а Библия постоянно должна находиться рядом с вами! Теперь, после того как я высказал вам свои опасения, позвольте мне излить вам свое сердце. Слишком многие из нас удовлетворяются своим незначительным, слабым опытом, и в их жизни недостает яркого огня Святого Духа. Но Бог хочет, чтобы его у нас было больше. Значительно больше! Он хочет исполнить наши сердца любовью. Обеспечить нам победу над грехом. Стать нашим путеводителем в поисках истины.

Святой Дух — это величайший дар Божий, и наша величайшая потребность. Да попросим же Бога наполнить наши сердца до краев его истинным Духом. И потом мы должны предоставить Духу право решать, какой дар предоставить нам.

Вы такого же мнения?

Теперь, когда мы приближаемся к завершению этой главы, я хотел бы рассказать вам одну историю. Если вы помните, в начале я упоминал о Ханне Уайтхолл Смит и ее книге «Христианский секрет счастливой жизни»? Она прошла через очень интересный опыт.

Я узнал об этом из книги Катерин Маршалл «Немного еще».

В 1865 году Ханна со своим мужем Робертом переехала с семьей в Миллтаун, штат Нью-Джерси. Там она повстречалась со «святыми методистами». Хотя сама она принадлежала к квакерам, они на нее оказали большое влияние.

Вскоре и Роберт начал проявлять интерес к святой жизни. Однажды летом они посетили собрание святых в лесном лагере рядом с Нью-Джерси неподалеку океанского побережья. И там Роберт, а не Ханна, прошел через сенсационный духовный опыт.

Вот как позже она рассказывала, что же произошло с ее мужем: «После окончания собрания мой муж отправился в лес, нашел там укромное местечко и продолжал молиться в одиночестве. Вдруг с головы до ног его пронзил небесный восторг, словно через него прошла магнитная волна.

Казалось, потоки славы вливались в него, проникая и в душу, и в тело; и у него возникла тут же внутренняя убежденность, что это и было то крещение Духом Святым, которого он так долго ждал».

Само собой разумеется, Ханна захотела испытать такой же опыт.

Она молилась каждый вечер.

Она молилась много часов.

Но ничего не происходило. Ни тогда, ни в последующее время ей не удавалось пройти через такой яркий духовный опыт, как это посчастливилось испытать ее мужу.

Вначале она была сильно разочарована. Затем она поняла, что Бог уже наделил ее Святым Духом, потому что в ее душе царил мир. Она обладала чем-то более важным, более устойчивым, чем драматический, сенсационный опыт.

Но на этом история не кончается. Весной 1875 года Роберт совершил путешествие в Германию, где он провел успешные евангелические собрания и проповедовал перед громадными толпами людей, и эти собрания всегда проходили в эмоционально накаленной атмосфере. В письме к своей жене он восторженно восклицал: «Вся Европа лежит у моих ног!» После этого были изготовлены гравированные его портреты, и 8000 экземпляров были проданы сразу.

Затем в его проповедническом служении наступили трудные времена. Пронесся слух о его сомнительном поведении в отношении женщин. Эти слухи достигли ушей прессы. Все его собрания были отменены спонсорами. Роберт был вынужден вернуться домой, к жене.

Ханна верно отстаивала честь своего мужа, оказывала ему всяческую поддержку. Ну, а что можно сказать о самом Роберте и его сенсационном духовном опыте?

Его вера ослабла. Он погрузился в глубокую депрессию. Но все это время Ханна продолжала придерживаться своего спокойного непрерывного пребывания в христианстве. Разве не достойна восхищения такая ее преданность?

Друг мой! Бог входит в твою жизнь тем способом, который Ему угодно избрать. Он может и не прийти к нам с дарами исцеления или языков. Он может, фактически, явиться с уздой для наших языков, чтобы удерживать их.

Он может тихо убедить нас в новой истине, о которой мы ничего прежде не знали. Чтобы мы приняли пренебреженную ранее истину.

Но так или иначе, Он придет в нашу жизнь, если только мы готовы с верой предаться в Его руки. И нам нет необходимости ожидать какого-то необычного сенсационного опыта.

Ваша жизнь может даже и сейчас тихо и спокойно наполниться Святым Духом.

ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ В КАТОЛИКАХ

На часах девятнадцать минут шестого.

Небольшой белого цвета специальный автомобиль папы кружит по площади Святого Петра в Риме среди радостной, шумной, рукоплескающей толпы людей.

Никто не замечает, как чья-то рука раскрывает «молнию» сумки. Никто не замечает, как она шарит на дне сумки и извлекает оттуда черный браунинг.

И вот развязка. Раздаются выстрелы, и лицо улыбающегося человека в белых одеждах искажает гримаса боли.

Его широкие плечи закачались, и он начал медленно опускаться вниз.

Радостные вопли сменяются криками ужаса.

На многих языках передается горькая весть: «Застрелили папу!» Из зияющей раны льется ярко-красная кровь. Автомобиль набирает скорость по направлению к больнице «Джимелли», и эта борьба за жизнь вызывает в толпе еще больший ужас. Смертельно бледный, теряя сознание, папа шепчет: «Почему они это сделали?» Миллионы верующих повторяют за ним этот мучительный вопрос, вызывающий в них столько гнева: «Почему?» Повсюду в мире возносятся молитвы, когда священники, пасторы и раввины призывают своих прихожан к искренней молитве ревностному заступничеству за выздоровление папы.

Иоанн Павел выздоровел и вновь возвратился в объятия более миллиарда католиков на земном шаре. его всемирный поход во имя дружбы и мира продолжался. Что же такое мы находим у Иоанна Павла, что позволяет ему завоевать сердца повсюду в мире? Думаю, что всем нам нравится его дружеская, теплая и сердечная манера поведения.

Не так давно еще, если припомнить, западный мир заигрывал с беспредельной свободой. Общество в шестидесятые годы маршировало под дробь другого барабанщика: «Делай то, что тебе нужно!» И все это совершалось во имя мира и любви.

Но такая эрозия нравственности не могла вызвать ничего иного, кроме боли и стыда. Мы немало настрадались из-за беременности девочек-подростков, из-за пьянства и увлечения наркотиками, не говоря уже о проявлениях вандализма, насилия и венерических заболеваниях. Все это стало результатом отказа от установленных Богом стандартов нравственных абсолютов, от Его десяти заповедей.

Америка, наконец, очнулась и пришла в себя.

Конец семидесятых ознаменовал возрождение нравственности, когда многие из тех, кто отвергали закон Божий, изменили свои взгляды.

Они наконец осознали, что никакие социальные меры никогда не заменят собой духовных ценностей. Что же касается того барабанщика, который заставлял вышагивать все общество, то появились опасения, уж не безумец ли он?

В такой атмосфере религиозного обновления Иоанн Павел стал папой. Он очень быстро заполнил вакуум в моральном руководстве. Кто может забыть его визит в Соединенные Штаты осенью 1979 года?

Он прибыл в Бостонский аэропорт, когда там лил дождь, и заявил: «Я прибыл сюда с благой вестью для всех о надежде и мире, — надежде и мире нашего Иисуса Христа».

Вечером, выступая в Бостонском муниципальонм совете Иоанн Павел обратился к американской молодежи с такими словами: «Перед лицом возникших серьезных проблем и связанных с ними разочарований, — сказал он, — многие молодые люди стремятся манкировать своей ответственностью, находят прибежище в эгоизме, сексуальных удовольствиях, в наркотиках, насилии, индифферентности и в своем циничном поведении.

Но сегодня я предлагаю вам в качестве выбора любовь, которая как раз является противовесом вашему стремлению бежать от реальной жизни».

Он продолжал: «Истинная любовь — это любовь требовательная. Я не исполнил бы своей миссии, если бы не сказал вам об этом.

Ибо Иисус, наш Иисус Христос сказал: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам» Иоан. 15:14.

Многие считали, что молодежь отвергнет призыв папы к духовному закону и порядку. Но оказалось, что нет. Напротив, собравшиеся на Мэдисон Сквер-гарден на следующий день 19000 юношей и девушек хлопали в ладоши и одобрительно кричали, когда он призвал их дисциплинировать свою жизнь.

Они выражали готовность принять призыв папы Иоанна Павла и укрепить свою нравственность.

Такого же мнения придерживались и более пятидесяти миллионов американских католиков. Вы помните, как восьмидесятитысячная толпа заполнила стадион «Янки». Они пришла сюда, чтобы послушать выступление папы. Когда папа призвал их разделить тяготы с бедными и угнетенными, в ответ прозвучал шквал аплодисментов.

Призывы Иоанна Павла к поднятию уровня нравственности и сострадания трогали сердца людей повсюду, куда приезжал папа.

И американцы самых различных религиозных убеждений по достоинству оценили его призыв к усилению социальной и духовной ответственности.

Вы, вероятно, заметили, что в предыдущих главах я приглашал на встречу руководителей различных деноминаций, чтобы они помогли мне ознакомить вас с деятельностью их церквей и рассказали вам о своей личной вере во Христа. Руководители католической церкви отнеслись ко мне очень тепло, по дружески и выразили свое полное удовлетворение в связи с тем, что их церковь тоже будет представлена в этой книге.

Но они не пожелали выступить перед широкой общественностью. Тогда я обратился с просьбой к д-ру Самуэлю Баккиокки. Хотя он и не исповедует католическую веру, он оказался единственным кандидатом среди некатоликов, который был принят в аспирантуру знаменитого папского Грегорианского университета. После пяти лет учебы в Риме он был удостоен наивысшей награды, обычно присуждаемой папой лучшему аспиранту, — золотой медали за успехи в учебе.

Мы встретились с ним для беседы в Вашингтоне (округ Колумбия).

Вандеман: Д-р Баккиокки, наша встреча вызывает большой интерес. Очень рад приветствовать вас сегодня на нашей программе.

Баккиокки: Благодарю вас, Джордж.

Вандеман: Если обратить внимание на ваше уникальное прошлое, Сэм, то хотелось бы задать вам следующий вопрос: что вам нравится у римских католиков?

Баккиокки: Я могу назвать несколько качеств, которые мне на самом деле нравятся у католиков. Что касается личных взаимоотношений, то мне очень нравилось, как они относились ко мне в течение тех пяти лет, которые я провел в Риме в папском Грегорианском университете. Они внесли меня в список как «отделенного брата», но на самом деле относились ко мне как к настоящему брату-христианину, проявляя ко мне любовь, уважение и доброту.

Если говорить вообще, то мне нравится у католиков их увлеченность своей религиозной практикой. Когда я учился в Ватиканском университете, то имел возможность наблюдать за тем, как преподаватели, священники и монахи проводили ранние утренние часы за усидчивым чтением и глубокими размышлениями. И влияние их ежедневного общения с Богом благоприятно отражается на их благочестии и приятном расположении духа.

Я также весьма восхищен жертвенным духом их священников и монахов, а также таких монахинь, как мать Тереза. Принося свою личную жертву, они служат нуждающимся, страдающим, всем отвергнутым нашим обществом людям.

Вандеман: Я согласен с вами на все сто процентов. Ну, а что вам нравится в католическом учении?

Баккиокки: Прежде всего, я как протестант не могу принять некоторые католические учения, такие, как преосуществление, непорочное зачатие и т. д.

И понятно почему.

С другой стороны, я не только восхищаюсь другими католическими учениями, но и считаю их весьма созвучными нашему времени.

В частности, я имею в виду римско-католическое обязательство сохранять святость брака.

Они дорожат святостью человеческой жизни.

Мы живем в таком обществе, где многие христиане считают, что брак — это светское общественное установление, которое можно легко расторгнуть, если этого потребуют сложившиеся обстоятельства. Католическую церковь нужно похвалить за ее напоминание о том, что брак священен и то, что соединил Бог, никто не имеет права разъединить.

Мне также очень нравятся те усилия, которые предпринимает католическая церковь, начиная со второго Ватиканского собора, чтобы содействовать расширению круга тех, кто читает Слово Божье.

Мне кажется, Джордж, что это — весьма позитивный шаг, который поможет верующим обогатить опыт своей духовной жизни. Моей самой ревностной мечтой, — и я молюсь за это, — является поиск возможности для нас, протестантов, более полной оценки религиозного опыта наших друзей-католиков. А с другой стороны, я хочу, чтобы наши друзья-католики, через обновленное изучение Священного Писания, смогли бы вновь открыть утраченные, но тем не менее жизненно важные библейские истины.

Вандеман: Никто не мог бы выразить это лучше вас.

Спасибо вам за встречу.

Мне лично многое нравится у католиков. В мире, где властвует материальный прогресс и социальные изменения, нравственные ценности подвергаются эрозии, но, несмотря на это, римско-католическая церковь твердо придерживается своих позиций в отношении морали и приличий. Большинство католиков с большим уважением относится к святости человеческой жизни, как и многие протестанты, которые проявляют свое уважение к жизни как пренебрегаемой истине. Такие убеждения, отстаиваемые на протяжении многих лет, превратили Америку в великую страну, и католики всегда были важной частью нравственной ткани этой нации. Католическая церковь продолжала стоять непоколебимо, когда другие спотыкались или поскальзывались.

Мне также нравятся католики за их множество ярких примеров христианской любви. абсолютно неэгоистичной любви, которая не требует ничего взамен, это такая любовь, которую демонстрировал нам Иисус в своей жизни. Излюбленным примером в этой связи, как упомянул об этом д-р Баккиокки, является мать Тереза из Калькутты (Индия). Найдется ли такое каменное сердце, которое не будет затронуто и взволнованно до глубины своей при виде того, что эта милая женщина делает? Не будем забывать, что существуют тысячи монахинь и священников типа матери Терезы во всех уголках земли. Только в вечности мы узнаем о жертвах, принесенных этими невоспетыми героями.

Еще я ценю в католиках их искреннюю любовь к Иисусу и растущий их интерес к Священному Писанию. Я это засвидетельствовал сам, собственными глазами, когда мне пришлось работать рука об руку с кардиналом Кроллом из Филадельфии под почетным председательством президента Рейгана, когда проходил недавно Год Библии. Второй Ватиканский собор, который проходил в 1962-1965 годах, призвал всех членов церкви читать Слово Божье.

И в настоящее время именно католические ученые проводят наиболее интересные и тонкие библейские исследования.

Вы, конечно, понимаете, что я не римский католик.

Да, существуют различия между моими взглядами и учением католической церкви.

И этого следовало ожидать, и все это понятно. Вероятно, основное различие между нами заключается в вопросе о папской непогрешимости и о роли предания в истолковании Священного Писания, как основы духовной власти и авторитета.

Но мне удалось кое-что заметить со времени окончания Второго Ватиканского собора. Среди многих богословов-католиков и достаточно информированных простых верующих наметилась тенденция возвращения к Библии как к основе веры. Само собой разумеется, они признают ту роль, которую в прошлом сыграло предание. Но, повторяю, ставящее своей целью — дальнейшее укрепление корней своей веры в Священном Писании. И мы должны поздравить их с такой благоприятной тенденцией. Церковные традиции могут меняться годами, но Слово Божие остается неизменным. Это — вторая причина, в силу которой все больше и больше католиков начинают признавать важность для них Библии.

Не такую ли весть мы получили от ап. Павла при его посещении Верии? Верия, находившаяся в древней Македонии, в настоящее время носит название Веройя и находится на территории Греции. Можете себе представить, как счастливы были верийцы, когда их посетил в своем служении апостол Павел! Они радостными восклицаниями приветствовали его и старательно внимали каждому его слову.

Но верийцы начали с критической точки рассматривать учение Павла.

И, знаете, апостол ничего не имел против этого! Обратите внимание на эти слова: «Здешние (верийцы) были благомысленнее фессалоникских; они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так». (Деян. 17, 11.) Как видите, апостол пригласил церковь оценить по достоинству то, чему он учил.

Он хотел, чтобы они прежде во всем удостоверились в самом Священном Писании, а уже потом принимали его учение. Поэтому верийцы отнюдь не демонстрировали свое непочтение к Павлу, проверяя в Библии все то, что он им сказал. Напротив, Он был этим доволен и назвал их благомысленными.

А теперь скажите мне: можно ли тот «тест», который апостол Павел применил к своему собственному учению, отнести церковным руководителям и толкователям Библии в наши дни?

Прошу вас не принимать за истину все, что я вам говорю, каким бы искренним я вам ни казался. Все нужно проверять Словом Божьим.

Хотя у меня и есть существенные разногласия с римско-католической церковью в истолковании Библии, позвольте мне еще раз подчеркнуть следующее: я по достоинству ценю то почтение, которое выказывают многие католики по отношению к Священному Писанию, более того, должен признать, что некоторые протестанты-либералы отвергают непорочное рождение Иисуса, и как я полагаю, многие другие фундаментальные истины веры.

Мы также должны помнить, что любой католический катехизис учит послушанию закону Божьему. Но приходилось ли вам когда-нибудь заметить то различие, которое проявляется в толковании римско-католической церковью Десяти заповедей и десятью заповедями, которые мы находим в Библии? (См.

Исх. 20, 3-17.) Заметьте, что в их катехизисах вторая заповедь отсутствует.

Это именно та заповедь, которая запрещает использование икон при поклонении. Вероятно, эта заповедь создала какую-то проблему в свете церковного учения. Таким образом, ее целиком удалили из катехизисов. Но тогда возникает вопрос, каким же образом до сих пор церковь насчитывает Десять заповедей? Видите ли, она разделила десятую заповедь на две части, и в целом получается все равно десять.

Но здесь мы должны быть особенно осторожными, чтобы сохранить беспристрастность. Не будем недопонимать использование икон нашими друзьями-католиками. Они не поклоняются самим образам, которые являются, как они отлично понимают, только статуями, сделанными из дерева и камня.

Они тем самым почитают жизнь святых, которые представлены в этих образах.

Католики верят, что некоторые святые ходили настолько близко от Христа, что и сами стали святыми.

И теперь — поучают они, — через заслуги этих святых несовершенные христиане могут приблизиться к Богу.

Теперь можно понять, почему вторая заповедь запрещает почитание святых. Потому, что все люди, даже самые лучшие из нас, недостойны идеала Божьего. Но существует благая весть, — все, кто веруют и повинуются Евангелию считаются святыми. Это означает, что все мы сами, по собственной воле можем приблизиться к Богу через кровь Христа. Очень многие католики пришли к выводу, что все христиане в равной степени совершенны в глазах Бога через Иисуса Христа.

Теперь посмотрим, что случилось с четвертой заповедью, которая стоит третьим номером в католическом катехизисе. Эта заповедь касается субботы, и она тоже была изменена. Для некоторых может стать поразительным откровением тот факт, что римско-католическая церковь, не раскрывая, информирует нас о том влиянии, которое она оказала на такое изменение, перенеся субботу на воскресение. Вот что мы читаем в «Катехизисе обращенного в католическую веру». (1977 г., стр. 50.) В. Какой день суббота?

О. Суббота — седьмой день.

В. Почему мы соблюдаем воскресенье вместо субботы?

О. Мы соблюдаем воскресенье вместо субботы потому, что католическая церковь перенесла святость с Субботы на воскресенье.

Интересно, не правда ли?

Но за всем этим скрывается завораживающая история.

В шестнадцатом столетии на историческом Тридентском Соборе католическая церковь отвергла настойчивый акцент со стороны протестантов на употреблении Библии и только Библии.

И для этого был приведен следующий пример: уже давно церковь продемонстрировала свой авторитет, не позволяющий ей истолковывать Священное Писание, так как под влиянием предания она перенесла субботу на воскресенье.

В своей книге «Канон и Предание» д-р Г. Д. Халцман описывает атмосферу, царившую на Тридентском соборе. Посмотрите, каким образом было принято решение оказать предпочтение преданию при истолковании Священного Писания: «Наконец,… восемнадцатого января 1562 года со всеми колебаниями было покончено: Архиепископ Реджио выступил с речью, в которой прямо заявил, что предание стоит выше Писания. Поэтому авторитет церкви не должен увязываться с авторитетом Священного Писания, так как церковь… изменила субботу на воскресенье не по повелению Христа, а руководствуясь своим собственным авторитетом».

Таким образом, что же сыграло решающую роль, когда все повисло в воздухе? Им оказался тот факт, что церковь на самом деле изменила одну из заповедей Божьих в отношении празднования субботы, основываясь при этом на приоритете предания.

Наши друзья-протестанты могут выразить не меньшее удивление этим откровением, чем наши друзья-католики. Дело в том, что римские католики очень гордятся тем, что они верят в такой авторитет церкви, который позволил ей по-своему истолковывать Священное Писание.

Хотя я лично не могу принять предание, которое может оказывать свое влияние на веру, должен все же признать, что католики по крайней мере логичны и постоянны в своем стремлении на основании предания праздновать воскресенье.

Вероятно, наши друзья-протестанты должны задаться вопросом: почему они должны упрямо держаться за соблюдение воскресенья, если в этом явно просматривается влияние предания? Здесь есть о чем подумать, не правда ли?

И, наконец, заключительная мысль. Известно ли вам, что в Библии есть особое описание верного народа Божьего перед Вторым пришествием Иисуса? Давайте прочитаем Откр.

14:12 Иоанна Богослова: «Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса».

Вера в Иисуса и соблюдение заповедей Божьих, — сочетаются вместе, идут рядом.

Вероятно, в последний земной час искренние христиане во всем мире будут соблюдать заповеди Божьи.

Все десять.

Каковы бы ни были наши расхождения, мы все же можем по достоинству оценить друг друга.

И мне все же очень многое нравится у моих друзей-католиков. Больше всего я восхищен тем, как многие тысячи и тысячи католиков во всем мире доказали свою веру, отдав свою жизнь, чтобы облегчить страдания людей.

Трудно представить себе большее отражение любви Христа, чем то, которое продемонстрировал польский священник-францисканец Максимиллиан Колбе, который пожертвовал своей жизнью во время Второй мировой войны.

Став узником лагеря смерти в Освенциме, Колбе изо дня в день стремился облегчить страдания своих сокамерников, старался вселить в их души надежду.

Он делился своим скудным рационом с больными и слабосильными, хотя зачастую он себя чувствовал гораздо хуже, чем те, кому он оказывал помощь. Он утешал узников молитвой, вел их вперед, нес им свет Христа в этот темный и сырой лагерь смерти.

Эсэсовские палачи просто обезумели от христианства, проповедуемого Колбе.

Они жестоко избивали его, но он в ответ только молился за них.

И наконец он заплатил последнюю цену за свою веру и любовь.

Однажды после обеда завыли грозные сирены. Как выяснилось, из лагеря бежал какой-то узник. В отместку было отобрано десять человек, которым предстояло умереть за своего беглого товарища. Один из обреченных, молодой отец, повалился на землю с раздирающими сердце рыданиями, думая о печальной судьбе своей семьи.

Вдруг неожиданно Колбе сделал шаг вперед.

— Что тебе нужно? — заорал на него командир расстрельного взвода.

Колбе тихо ответил: — Я хочу умереть вместо этого узника.

Этот огрубевший нацист на какое-то мгновение утратил дар речи, настолько сильным был испытанный им шок. Наконец, он с трудом подобрал нужные слова: — Твоя просьба будет удовлетворена.

Колбе запихнули в подземную темницу и оставили там умирать с голоду. Все последние дни перед своей смертью, когда жизнь постепенно покидала его, все слышали, как он возносил молитвы и распевал песнопения. Наконец, священник испустил дух, храня свою веру до самой смерти.

Я тоже готов сохранить свою преданность Слову Божьему, что бы ни случилось.

А вы?

Бог наделяет нас такой верой в Него и такой любовью друг к другу, что мы можем спокойно принять вызов, который мы встретим лицом к лицу в последние дни существования нашей земли.

ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ В НАШИХ ДРУЗЬЯХ-ЕВРЕЯХ

Израильские воины укрылись в горах, возбужденно ожидая столкновения с врагом.

Ничего не подозревавшая сирийская армия змеилась по долине под ними.

Ей была устроена засада.

Так начинается рассказ о первом сражении за религиозную свободу, которая состоялась более 2000 лет тому назад. Кризис разразился в 168 году до н. э., когда Антиох Епифан принял решение силой насаждать религию в своем царстве.

Антиох направил в Палестину вооруженные отряды, чтобы обеспечить там языческое поклонение. В Иерусалимском храме он поставил статую Юпитера.

Но будучи не удовлетворенным таким поношением, он еще сотворил последнее святотатство, принеся в жертву на алтаре храма свинью.

Весь Иерусалим охватила тревога. Все в нем кипело, когда один старый деревенский священник по имени Маттафий, отказался подчиниться распоряжению сирийского офицера и преклонить колени перед языческим алтарем. Вместо этого, он выхватил меч и убил гонителя. Потом он вместе со своими пятью сыновьями скрылся. Хотя Маттафий вскоре умер, его сыновья под руководством Иуды, дали клятву хранить истинную веру.

Иуда Маккавей, собрал плохо вооруженную, но героическую армию борцов за свободу, которые были готовы умереть за свободу совести. Эта трехлетняя борьба ознаменовалась первым в истории успешным применением партизанской тактики, — молниеносные удары, отступления, засады и ночные рейды в тыл противника.

Эта армия была крайне малочисленной по сравнению со своим противником и очень плохо вооруженной. Казалось, что участь ее решена. Но их военачальник оставался непоколебим. «Будьте смелыми и мужественными, — призывал он своих бойцов, — в глазах неба безразлично, как избавлять, многими или немногими».

Мужественные израильтяне приняли призыв, брошенный их вождем. Антиох собрал свою армию, чтобы подавить мятеж, но сирийцы потерпели сокрушительное поражение.

Но и это не смутило Антиоха. Он двинул против них новые войска. Но недрогнувшие израильтяне победили и их.

Теперь им грозило вторжение еще больших по численности сил.

На этот раз сирийцы были настолько уверены в своей победе, что даже захватили с собой работорговцев для передачи им солдат побежденной армии.

Иуда встретил эту армию возле селения Эммаус, и обратил в бегство. Он в результате захватил столько оружия и снаряжения, что его было достаточно для полной экипировки 10000 воинов.

В последней решительной битве, которая произошла в 165 году до н. э. несколько тысяч израильских воинов разгромили армию численностью в 47 тысяч человек, в которую входили пехотинцы, кавалеристы и копьеметатели на слонах.

Таким образом Иерусалим был спасен. Радостные победители очистили свой храм и вновь его освятили. Каждую зиму поклонники свободы во всем мире отмечают годовщину такого избавления в ходе восьмидневного фестиваля Ханукка.

Отдаете ли вы себе отчет в том, что во время маккавейского кризиса будущее христианства висело на волоске?

Победа израильтян над Антиохом ознаменовала сохранение наследия религиозного единобожия, которое распространилось затем по всему миру в виде христианства, иудаизма и ислама.

Теперь хочу сказать пару слов о нашем госте, Клиффорде Голдштейне.

Те же обстоятельства, о которых я говорил вам в предыдущей главе «Что мне нравится в католиках», заставили меня пригласить на встречу с нами Клиффорда Голдштейна.

Хотя он по национальности еврей, он теперь христианин, который посвятил всю свою жизнь улучшению взаимоотношений между еврейской и христианской общинами. Клиффорд — писатель-профессионал, а также издатель журнала «Шаббат Шалом». Мы с ним недавно беседовали в Вашингтоне (округ Колумбия).

Вандеман: Мы так рады сегодня побеседовать с вами, Клиффорд Голдштейн. Может начнем с более близкого знакомства. Где вы родились?

Голдштейн: Ну, как и большинство американских евреев, я родился в Нью-Йорке. Там, как и большинство моих соплеменников, я рос на Майями-бич.

Потом недолго жил в Израиле. И вот, в то время, когда я жил в Израиле я стал верить в Бога как в Мессию.

Вандеман: А где вы жили в Израиле, когда приняли Христа?

Голдштейн: Я жил в киббуце в гористой местности на севере Галилеи рядом с грядой Голанских высот. Меня крестили в водах Иордана. Я тогда был этим очень тронут.

Вандеман: Я разделяю ваши чувства. Расскажите нам, как вам удается сочетать свое еврейское наследие с христианской верой?

Голдштейн: Видите ли, для меня мое еврейское наследие — это источник постоянного вдохновения.

Когда вы слышите о евреях и том, как им удалось выжить за все это время, то это все равно, что читать какой-то увлекательный приключенческий рассказ. Самым потрясающим для меня является то, что мы опередили многих на столько лет. Когда окружавшие нас язычники приносили в жертву своих детей своим различным божествам, у евреев уже были проповедники и священнослужители, которые служили в прекрасном храме Божьем.

Когда на месте Парижа и Лондона тянулись непроходимые болота, у евреев уже стоял Иерусалим, этот прекрасный город, расположенный на перекрестке мира.

Вандеман: Да, действительно замечательная история.

Таким образом, вам должно быть кое-что известно о задолженности христианства еврейской вере.

Голдштейн: Там я начал на самом деле понимать цели иудаизма особенно, как верующий, и почему Господь призвал евреев, к выполнению уникальной задачи. Нынешние христиане многим обязаны евреям. Само собой разумеется, что Священное Писание, Ветхий и Новый Заветы это еврейские сочинения от начала до конца. Все их концепции — еврейские. И, конечно, Иисус Сам тоже еврей. Представление о едином Боге, о сохранении Его закона, вся сущность жертвоприношения и мессианского искупления — все эти истины христиане заимствовали из своего еврейского наследия.

Вандеман: Да, это действительно великое наследие! Спасибо вам большое за ваши глубокие мысли.

Не может быть никакого сомнения в том, что мы, христиане, очень многим обязаны нашему еврейскому наследию. Только вдумайтесь. Мы поклоняемся тому же Богу.

Мы ценим те же еврейские Писания. Когда нам плохо, то мы находим утешение в тех же псалмах.

Как еврейские, так и христианские дети наслаждаются теми же историческими рассказами, — о Давиде и Голиафе, о Данииле, попавшем в львиный ров, о смелой и прекрасной царице Есфирь.

Мы чтим тех же отцов веры, — Авраама, Моисея, Илию и многих, многих других. Мы даже разделяем идентичные ценности, основанные на Десяти Божьих заповедях.

Да, на самом деле, как христианские, так и еврейские верующие имеют очень много общего в своей религии. Главное различие между нами состоит в вере в Иисуса, как Спасителя или Мессию. Но существуют разногласия даже между еврейскими богословами в отношении значения Мессии, как, впрочем, и в отношении других верований.

В иудаизме существуют три главные ветви, — ортодоксальная, реформаторская и консервативная.

Ортодоксальный иудаизм строго придерживается двух стандартов, — Торы и Талмуда.

Тора-это Пятикнижие Моисея, а Талмуд — это толкование или древнейшее расширение Торы, составленное древними раввинами (законоучителями).

Ортодоксы строго соблюдают законы Писания в отношении повседневной диеты и почитания святых дней.

При поклонении они сохраняют обычай древнего мира и не допускают инструментальной музыки.

В синагогах мужчины и женщины сидят раздельно, и совершают поклонение с покрытыми головами.

Большинство ортодоксов также верят в определенную форму религиозного правления в Израиле, сопровождаемого духовным возрождением.

Они ожидают возвращения еврейского народа в Святую Землю. Некоторые из них выражают желание вновь отстроить храм и приносить в жертву животных. Но больше всего они ожидают прихода Мессии от Бога.

Реформированный иудаизм — это его либеральное крыло. Реформисты ценят Талмуд и считают его богодухновенной книгой, но не связывают себя со всеми указанными в нем традициями.

Таким образом, они склонны не принимать такого учения, которое, по их мнению, не ставит перед ними нынешнее время никакой цели.

Реформаторы обычно не верят в личный приход Мессии и в Его поклонение в восстановленном храме в Иерусалиме. Но они все еще ожидают века, когда будет процветать мессианский мир.

Между реформаторами и ортодоксами стоят консерваторы. Они предпочитают традиции и обряды Талмуда, а также поучения Торы, хотя и не отличаются при этом такое строгостью, как ортодоксы. И, как и реформаторы, консерваторы хотят сделать что-то для модернизации общества.

Какова же самая крупная ветвь иудаизма в Соединенных Штатах?

У ортодоксов значительно больше синагог.

Но большинство американцев называет себя либо консерваторами либо, реформистами. Кроме того, процветают еще и различные более мелкие группы, большая часть которых придерживается движения Реконструкции.

Хотя конгрегации пользуются полной независимостью, они каким-то образом ухитряются поддерживать удивительно единство.

Это тем более удивительно, если учесть, что еврейский народ был оторван от своей родины в течение 2000 лет и был рассеян по всему миру.

Давным-давно подростки Иосиф и Даниил, очутившись в изгнании, принесли благословение той земле, где они оказались в неволе. Еврейские иммигранты также значительно обогатили приютившую их страну и сделали это самыми разнообразными способами. Многие самые лучшие и знаменитые люди, — музыканты, ученые, адвокаты, ремесленники, предприниматели, бизнесмены, военачальники, философы и государственные деятели, — были евреями по национальности.

Не может быть сомнения в том, что Соединенные Штаты не стали бы великой державой, если бы не вклад, внесенный в их культуру и развитие еврейским народом. На заре колониальной истории еврейские беженцы искали свободу в нашей свободной стране.

И все же им пришлось немало пострадать от предрассудков и гонений. Но такое было не всегда.

Например, еврейские поселенцы из Португалии нашли безопасное для себе место в голландском Новом Амстердаме. В 1654 году они основали первую официальную синагогу в Новом Свете.

К 1850 году уже 77 еврейских конгрегаций сформировались в двадцати одном штате страны.

В настоящее время в Северной Америке насчитывается 3500 синагог, которые обслуживают семь миллионов евреев.

Еврейскому народу до сих пор приходится страдать от предрассудков и дискриминации, и большей частью такое отношение к ним проявляют так называемые христиане. Мы до сих пор испытываем горечь от того, что Адольфу Гитлеру было позволено захватить власть и устроить кровавую баню миллионам евреев в стране, которая по праву гордится своим богатым христианским наследием.

Само собой разумеется, Гитлер был далек от христианства. Немецкие верующие были просто шокированы невыразимыми ужасами «лагерей смерти». Но нельзя отрицать, что Гитлер прислушивался к тем предрассудкам и страхам, которые выражали многие протестанты в отношении еврейского народа.

Мы, христиане, под час забываем, что Иисус Сам был евреем. Он родился в колене Иудином и был связан кровными узами с царским домом Давида. И все Его апостолы были евреями.

Почему же тогда собственный народ Иисуса отверг Его?

Во-первых, Его притязания на божественность казались им неоправданными. Когда Он возвещал: «Я и Отец — одно» (Иоан. 10, 3), Иисус, казалось, нарушал тем самым главный принцип еврейской веры.

Каждый правоверный еврей ежедневно повторяет «шему» из Второзакония 6, 4-9: «Слушай Израиль: Господь, Бог наш. Господь один есть».

Если существует только Один Бог, то каким образом Иисус смеет претендовать на божественность, равную Своему Отцу? Вызванная этим растерянность заставила тогдашних религиозных руководителей обвинить Иисуса в богохульстве и покарать Его смертью.

Об этом можно прочитать у Иоан. 10, 30-33.

В этой связи нам очень может помочь обращение к первой главе Торы. Бог тогда говорил: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» (Быт. 1, 26).

Множественное число, стоящее здесь для обозначения Бога, требует присутствия, по крайней мере двух личностей. И все же множественное число в отношении Бога не отрицает его единства, что видно из следующего стиха: «И сотворил Бог человека по образу Своему» (Быт. 1, 27).

Вероятно, должен быть Один Бог, — одна божественная глава со множеством членов.

Наш ограниченный человеческий мозг не в состоянии понять этого, так же как мы не в силах понять, как это у Бога не было начала, и Он существовал от вечности.

Отречение от Иисуса в то время способствовал и ряд других факторов. Как и во времена Антиоха, в это время еврейский народ страдал под ярмом иностранного правления, но на сей раз наблюдалось одно важное различие. Израиль пользовался при римлянах полной религиозной свободой. Таким образом сложившаяся тогда ситуация скорее говорила о политических неурядицах, чем о духовном кризисе.

Но, даже в такой ситуации, вся нация желала отделиться от Рима.

Все евреи ожидали прихода Мессии, который, как Иуда Маккавей, сможет изгнать врагов и восстановить независимость страны.

Но Иисус не был заинтересован в формировании армии, которая могла бы спасти народ от власти. Нет, Он пришел спасти их от греха.

Так как Иисус не оправдал их ожиданий, то Израиль Его и не принял. Но в тот день, когда Его распяли на кресте, некоторые из них крепко об этом задумались.

Представьте себе беседу на Голгофе между двумя членами еврейского высшего суда-синедриона, Никодима и Иосифа. Оба они глубоко прониклись учением Иисуса. Хотя никто из них не отождествил себя с Ним, Иосиф уже в тайне уверовал. Никодим, однако, все еще ведет борьбу с собой, со своими сомнениями.

Когда толпа смотрела на Иисуса в Его предсмертной агонии, два еврейских руководителя потихоньку отходят в сторонку, чтобы поговорить. Никодим утверждает, что если бы Иисус на самом деле был Мессия, то Он бы спас Себя от креста и всю нацию от владычества Рима.

А Иосиф указывает ему на отрывок из пророка Исаии: «Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лицо свое; Он был презираем, и мы ни во что ни ставили Его; но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничтожен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали как овцы, совратившись каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас.

Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был на заклание, и как агнец пред стригущими его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? Ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь» (Ис. 53, 3-8).

«Но откуда известно, что Исаия имел в виду здесь Мессию?» — дивится Никодим.

«Он мог описывать преследования Иудейского народа, как нашему народу предстоит страдать от врагов своих». «Давайте более глубоко изучим текст, — отвечает ему Иосиф. — Он проводил линию различия между Страдающим и нашим народом. Мы — наш народ, — отвращали от Него лицо свое.

За преступления народа Моего претерпел казнь».

Никодим очень удивлен, но все еще пребывает в замешательстве. «А если предположить, что здесь Исаия свидетельствует о своих личных страданиях».

«Этого не может быть, — отвечает Иосиф. — В этом отрывке предполагается заместительное наказание от Бога.

В нем говорится, что страдающий «будет поражен Богом». «Господь возложил на Него грехи всех нас». Только Мессия должен принять на Себя проклятие за наши грехи ради нашего спасения. Он — Агнец Божий, приносимый в жертву».

Иосиф продолжает: «Давным давно, находясь в пустыне, наш народ страдал от нашествия ядовитых змей. Тысячи людей были вынуждены умирать. Не было никакой надежды на спасение. Тогда Бог приказал Моисею изготовить бронзовую змею и укрепить ее на высоком шесте, чтобы жертвы могли хорошо ее видеть. Все, кто взирал на изображение, не теряя веры в Бога, исцелялся. Ну, а то, что было дальше, вы знаете. Разве Сам Иисус не упоминал об этом, когда вы разговаривали с Ним в ту ночь?» «Да, упоминал, — ответил Никодим. — Он сказал мне, что точно так, как Моисей вознес змею в пустыне, Он будет вознесен на кресте. Так как все змеи были прокляты, то Ему придется взять на Себя проклятие Божье. И все, кто верят в Него, не погибнут, получат вечную жизнь».

Он продолжает говорить, а лицо Никодима озаряется светом нового убеждения: «Знаете, Иосиф, я часто размышлял над тем, что поведал мне Иисус в ту ночь. Теперь я все ясно вижу. Мессия на кресте принимает проклятие Божье, и поэтому я могу быть прощен. Я должен обратить свой взор к Нему и жить?

Но скажите мне, Иосиф, вы уверены в Иисусе. Тогда почему же храните в тайне веру свою?» «До настоящего времени я опасался, — признается Иосиф. — Но уже больше не боюсь. Если Иисус может пожертвовать своей жизнью ради меня, то я тоже могу посвятить Ему свою собственную жизнь».

«И я тоже», — говорил Никодим.

Оба они провозглашают свою веру в Господа Иисуса Христа.

Когда сокрушенное тело Христа снимают благоговейно с креста, толпа наблюдает за этим и безмолвствует.

Многие разошлись по домам в тот вечер, глубоко задумавшись.

Им приходилось о многом подумать. О признании римского сотника. «Сей был Сын Божий!» Крик умирающего на кресте разбойника: « Помяни, меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое» (Лук. 23, 42). И молитву Иисуса: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают!» (Лук. 23, 34).

Не слишком ли поторопилась толпа, осудив Иисуса?

А что если Он был на самом деле Мессией?

В ту ночь при свете субботних свечей, многие, как никогда прежде, особенно тщательно читали пророчества. И они узнали, что Давид, еще за тысячу лет до этого записал вот этот пронзительный вопль Иисуса: «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты оставил Меня?» (Пс. 21:1). В том же псалме Давид предсказал казнь на кресте: «Пронзили руки и ноги мои» (Пс. 21:16). Но можно еще многое открыть об Иисусе. Солдаты разделили между собой и Его одежды. Но когда дело дошло до Его ризы, то они прибегли к жребию, чтобы определить, кому она достанется, чтобы не рвать на части это шерстяное убранство. И это было предсказано. См. Пс. 21:18.

Другие пророчества тоже исполнились. Человек, Его предавший, согласился сделать это за 30 сребреников. За эти деньги приобрели место захоронения, под названием «поле горшечника». Все это тоже было предсказано еще за 500 лет до этого события. (См. Зах. 11:12, 13).

Любое пророчество, относящееся к Иисусу, соответствует вполне.

Многие в результате сделали вывод, что Иисус был на самом деле Тем, Кем называл Себя — их Мессией.

Наиболее убедительным свидетельством об Иисусе является молчаливое свидетельство времени. Три с половиной года до Своей смерти, в самом начале своего служения, Он возвестил: «Исполнилось время» (Марк. 1:15).

О каком времени Он говорил? Не было ли здесь какого-то пророческого отсчета?

Да, действительно был.

Задолго до этого пророк Даниил предрек: «Итак, знай и разумей, с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки 7 седьмин и 62 седьмины» (Дан. 9:25).

Если вы помните, что во времена Даниила Иерусалим лежал в руинах. Но Бог Свой милостью обещал восстановить город. Повеление царя Артарксеркса вышло в 457 году до н. э. Об этом можно прочитать в кн. Ездры, в Библии (Езд. 7). Начиная с 457 года до прихода Мессии должно было пройти «7 седьмин и 62 седьмины». Это означает 69 седьмин, 483 пророческих года (7 раз по 69 = 483). Это будет 27 год н. э. — т. е. точно 483 года спустя после повеления о восстановлении Иерусалима, Христос был крещен и начал Свою миссию в качестве Мессии.

Но в пророчестве Даниила есть и еще кое-что.

В «половине седьмины» — т. е. три с половиной года спустя — Мессия будет «предан смерти» (См. Дан. 9:26, 27). И все это, на самом деле, произошло точно по предписанному плану.

Стоит ли удивляться тому, что по истечении многих столетий, тысячи евреев начали считать Иисуса исполнением своего наследия? Прекрасное, славное наследие мы разделяем сейчас вместе с вами.

Но время самых темных дней второй мировой войны, нацистские войска тучами сновали по всей Голландии в поисках евреев. Но судя по всему, это вовсе не трогало христиан. Но некоторые из них все же прореагировали. В городе Хаарлем, Корри тен Бум открыла свое сердце и ворота своего дома перед теми, кого Гитлер ненавидел больше всех на свете.

Однажды вечером к ней пожаловали гестаповцы. Когда солдаты вломились в дверь, члены семьи Корри успели отвести на 3 этаж своего дома евреев и спрятать их в чулане.

Гостям удалось избежать наказания, а вот хозяевам, нет.

В концлагере Равенсбург умерла Бетси — любимая сестра Корри.

Корри также ожидала смерть в газовой камере, но в результате какой-то «клерикальной» ошибки, ее отпустили на свободу.

Может Корри озлобилась из-за своих страданий и понесенных утрат? Ничего подобного, друг мой.

И она никогда не пожалела о той жертве, которую принесла, спасая у себя еврейских беженцев. Ведь они были ее братьями и сестрами.

Да, христиане мы или евреи, мы все являемся членами одной семьи Божьей.

Да поможет нам Бог по достоинству оценить друг друга, и будем продолжать исполнять Его волю.

ПОЧЕМУ У НАС ТАК МНОГО КОНФЕССИЙ (ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ)?

Задавали ли вы когда-нибудь себе такой вопрос?

Наверное задавали. И ответ на него найти не трудно, тем более, если вспомнить всю ту информацию, которую вы получили в предыдущих главах этой книги.

На этом этапе мы немного повременим с анализом отдельных церквей и обратимся к одному пророчеству, стоящему в центре Откровения, которое может вдохновить в нас мужество. Оно продемонстрирует, что Бог понимает наши проблемы и весьма желает даровать нам правильное понимание среди всей той сумятицы и беспокойства, которые охватывают нас, когда мы встречаемся лицом к лицу со столь многими «путями к небу». Это — такая загадка, которую, как я считал, — кто-то когда-то должен разрешить все же. И вот теперь я берусь за это дело.

Позвольте начать с приглашения в очаровательное путешествие в Альпы, на север Италии и полюбоваться этой захватывающей панорамой. Здесь мы видим величественные, покрытые снежными шапками вершины гор.

В буйных зеленых долинах текут прозрачные ручьи. Расстилающиеся под ногами зеленые ковры покрыты дикорастущими цветами.

Сады на склонах холмов гнутся под грузом спелых сочных плодов.

Это поистине божественная страна, почти земной рай.

Но много лет назад здесь произошло одно трагическое событие. Снег неожиданно покраснел, пропитавшись кровью — кровью народа Божьего.

В этой главе вас ожидает одна душераздирающая, но все же вселяющая в вас веру история. И одно удивительное пророчество.

Сотни лет тому назад, здесь, на территории Итальянских Альп жил один миролюбивый народ, называвшийся вальденсами (лесной народ). Своей свежестью их вера напоминала терпкий горный воздух, она была столь же стойкой, как вечнозеленые деревья, чистой, как первый снег.

В течение тысячелетия они удерживали в своих руках факел истины, пылавший среди духовной темноты. Вальденсы сохраняли древнюю веру, однажды переданную святым Иисусом Христом и апостолами. Веру, которая на протяжении столетий презиралась и подвергалась гонениям со стороны государственной церкви.

Мы позже в этой главе вновь встретимся с вальденсами. Но вначале позвольте мне спросить вас об одном. Должна ли эрозия веры, наблюдающаяся сейчас в лоне христианской церкви удивить вас?

Во всяком случае в Ветхом завете отмечены многочисленные случаи вероотступничества. И история церкви, предсказанная в Новом Завете, несомненно, должна была повториться. И вновь отпадение от веры должно было извратить истинную веру, как об этом предупреждали апостолы Петр и Павел (См. 2Петр. 2, 1-2; Деян. 20, 29, 30).

В книге Откровение тоже предсказана борьба народа Божия в течение христианской веры.

Давайте вместе обратимся к гл. 12. Давайте прочитаем стихи 1-2. «И появилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, а на голове ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения».

Кто эта женщина? В Библии Бог часто прибегает к символу женщины, олицетворяющей собой церковь, — эта чистая женщина представляет собой Его искренних последователей, а падшая — падшее христианство (См. 2Кор. 11, 2; Ефес. 5, 21-23).

А теперь обратим внимание на ст. 3-4: «И другое знамение явилось на небе: вот большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим… Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы когда родит пожрать ее младенца» (Откр. 12, 3-4).

Дракон сей — это никто иной, как сатана — смертельный враг церкви.

Вы помните, как диавол, действуя через римского правителя Ирода, пытался уничтожить Христа, предав смерти всех младенцев в Вифлиеме. Но Младенцу Иисусу удалось скрыться вместе со Своей матерью, Марией и Иосифом. Вы, конечно, хорошо знаете эту историю.

После того, как Христос вырос и начал Свое служение, враг пошел на Него в наступление, прибегнув к новой тактике.

Он приблизился к Господу, когда Тот пребывал в пустыне, с несколькими хитрыми искушениями. Но Иисус отказался пойти на компромисс со Своей верой.

Разгневавшись, сатана еще раз сменил тактику. Он вовлек церковных руководителей в ловушку своих обманов.

Как только ему удалось захватить контроль над религиозными руководителями того времени, как он тут же использовал их для гонений на Иисуса.

По всей видимости, им удалось победить Христа на кресте, но Он победоносно восстал из могилы и поднялся к престолу Божьему. Обратите внимание на ст. 5: «И родила она Младенца мужского пола, Которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было Дитя ее к Богу и престолу Его».

Дьявол окончательно провалился в своих нападках на Сына Божьего. Тогда он направил свой гнев на жену — церковь. Он начал преследовать народ Божий, используя ту же стратегию к который прибегал и в борьбе с Иисусом.

И история вновь повторилась самым замечательным образом. Вот послушайте, что же произошло.

Вначале дьявол пытался уничтожить церковь в ее младенческом состоянии.

Для этого в качестве своих агентов использовал римских правителей, точно также как он поступал и во время преследований Младенца Иисуса.

Но несмотря на суровые гонения со стороны Нерона и его преемников, христианство выжило и наполнилось живительной силой. Сатана понял, что ему не уничтожить народ Божий, прибегая к насилию.

Тогда враг подошел к церкви с хитрыми искусными искушениями. Он решил склонить руководителей церкви, чтобы они пошли на компромисс в отношении их веры. Многие из них отказались уступить и продолжали хранить свою веру, как это делал их Господь, когда Сам подвергался искушению. Но врагу опять удалось манипулировать христианской церковью того времени, которая пошла на союз с государством. В результате, как и во времена Христа, истина оказалась погребенной под наслоениями преданий.

Людей, оставшихся верными Богу, отказавшихся принимать участие в вероотступничестве, присуждали к смерти, как это и было в случае с Иисусом Христом.

История хранит это трагическое свидетельство. Религиозные руководители расправились с миллионами искренних верующих — мучеников, за единственное в их глазах преступление, — за то, что они верно следовали Слову Божьему. И вот в течение темного средневековья пришлось уйти в подполье. Мы читаем об этом в ст. 6: «А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы ее питали там 1260 дней» (Откр. 12, 6).

Здесь пред нами пророчество, с точно предсказанным временем, — период преследования длившийся 1260 дней.

Как следует понимать это время, дословно или символически? В этой связи нужно вспомнить, что книга Откровение имеет дело со всевозможными символами. Нужно также вспомнить, что период гонений длился гораздо дольше, чем 1260 дней. Скорее, 1260 лет. На самом же деле здесь указаны — 1260 лет?

По всей видимости, в символическом пророчестве день, на самом деле, означает год (См. Иез. 4, 6). Так нас учат реформаторы: Мартин Лютер и другие. Реформаторы считали, что эта цифра обозначает период 1260 лет в течение которого церковь подвергалась гонениям в средние века.

И история подтверждает это.

В шестом веке, церковь, оказавшая давление на императора Юстиниана заставила его издать декрет, по которому все еретики лишались всякой заботы. Тогда так называли верных детей Божьих.

И такие гонители достигли особой ярости к 538 году н. э. Если прибавить 1260 лет к 538 году, то мы в результате получим цифру, которая приближает нас к нашему времени — 1798 году. В этот год Наполеон ликвидировал власть, угнетавшую верных.

Таким образом, во время темных веков как предсказано в Откровении 12, народ Божий ушел в подполье. В 16 стихе говорится, что «земля помогла жене». Альпийские горы и другие уединенные места скрыли у себя церковь и тем самым защитили ее, — в результате она выжила. Все это время свет истины никогда не угасал, хотя он еле-еле струился.

Но эти вальденсы! Давайте посетим их тайную церковь, которая называется «Чиеза де ла Танна», что означает «церковь в земле». Склонившись на колени, и опираясь на руки, можно проползти через узкий каменный тоннель к их подпольному гроту, в котором проходили их собрания.

В этой пещере, прекрасно замаскированной самой природой, вальденсы в течении долгих лет могли в полной безопасности молиться.

Но, наконец, наступил день, когда многие из них оказались в ловушке. Солдаты обнаружили пещеру и развели у ее входа костер. Кислорода в пещере становилось все меньше, а вальденсы возносили хвалу Богу, покуда у них еще хватало дыхания. Они были рады скорее отдать свою жизнь за веру, чем отказаться от нее.

Никто не знает, сколько крови было пролито верующими во время их длительного пребывания в пустыне. Но точно так, как Бог наблюдал за Своим Сыном, Он следил и за Своим народом и сохранил его.

И, подобно тому, как Иисус восстал из могилы, одержав победу над врагами, так церковь, наконец, пробудилась от своей длительной спячки в пустыне.

Здесь нужно подчеркнуть, что слово «церковь» не означает «деноминацию», — лютеранскую, баптистскую, адвентистскую. Нет.

В Новом Завете слово «церковь», которое происходит от греческого слова «Екклесиа», просто означает «призванные Богом». Но разве вам это не нравится? Разве вы не хотите быть в числе призванных Богом?

Давайте остановимся на иллюстрации, которая позволит нам лучше понять тот опыт, через который прошел народ Божий в 12 главе Откровения. Предположим, вы стоите на краю горы и любуетесь гигантской долиной, раскинувшейся на мили вокруг внизу.

Вдруг, вы замечаете, что железнодорожные рельсы, — всего одна колея, — пересекают долину и теряются в глубине тоннеля.

Вдруг, вы слышите шум приближающегося поезда.

И вот, он перед вами, — большой старый паровоз, модели Болдуина с двумя знакомыми пассажирскими вагонами, движущийся по однопутной колее со скоростью 70 миль в час.

Теперь, если этот черный локомотив, с прекрасными вагонами «пульман» исчезает в одном конце тоннеля, то вы, само собой разумеется, ожидаете, что этот же локомотив, с теми же двумя вагонами «пульманами» появится на другом его конце?

В этом нет никакого сомнения.

Но, что вы скажете, если черный локомотив, с двумя пассажирскими вагонами «пульман» въедет с одной стороны горы, а с другой ее стороны выедет современный дизель, с прицепленными к нему несколькими вагонами для путешественников? Вы, вероятно, скажете: «Что-то произошло с поездом внутри туннеля». И, конечно, вы будет правы.

А теперь забудьте об этих поездах на минуту. И, вообразите себе, что истинная церковь начала свое движение по рельсам времени в начале христианской эры. Постарайтесь представить себе церковь, отраженную в 12 главе Откровения в ее самом чистом виде, когда она скользит по путям через столетия — и вот минует первое столетие, вот промелькнуло второе, третье, четвертое. К 538 году для сохранения веры нужно уйти в подполье. И вот она исчезает в туннеле пустыни, на более, чем тысячу лет.

Теперь позвольте мне задать вам следующий вопрос. Можем ли мы ожидать, что та церковь, которая учит нас тем же истинам, исчезнув с поля зрения на столько лет, вдруг появиться из туннеля пустыни с той же благой вестью, которую несли и ранние христиане? Безусловно.

Ну, а что вы скажете, если из туннеля покажутся не одна, а множество церквей, множество вероисповеданий? Вы на это скажете, что, должно быть, что-то произошло внутри туннеля! И, само собой разумеется, окажетесь правы! История церкви открывает, что в Средние века случилось что-то неприятное. Пострадала истина.

Она оказалась разорванной на куски, но все же ей удалось выжить.

Мы уже заметили, как Бог вмешался, чтобы восстановить пренебрегаемую до сих пор истину, как он воздвиг реформаторов и побудил выявить давно забытую истину, отстаиваемую в течении многих столетий церковью в пустыне.

На исторической сцене появился Мартин Лютер, чтобы восстановить нормальное сердцебиение христианства. И началась Реформация, но она так и не закончилась в 16 веке.

Свет только слегка забрезжил в туннеле пустыни.

Но разве можно ожидать, чтобы все скрываемые до сих пор истины, вдруг появились одновременно, и все вместе?

Нет, такое, вряд ли может случиться. Лютер открыл вновь, что прощение приходит только через веру в Иисуса Христа. И вот теперь у нас появилась лютеранская церковь. Но важность прочих истин не была замечена Лютером. Некоторые из таких пренебрегаемых истин мы обсудили в этой книге, такие, как крещение через погружение в воду, что было вновь открыто анабаптистами.

Анабаптисты обратились к ведущим богословам-протестантам и побуждали их принять новый свет.

Они могли надеяться, что те так и поступят, но они не захотели пойти им навстречу. И вот у нас появилась баптистская церковь. Затем, когда другие истины возникли в сознании Уэсли. Официальная церковь их отвергла. Это привело к рождению методистов. История все идет вперед.

Теперь вы понимаете стоящую перед вами проблему? Мы в этой связи отмечаем печальную тенденцию людей, во всем зависеть от прошлого, очертить круг своих верований и назвать это символом веры. Такие оригинальные символы веры помогли, конечно восстановить основание христианства. Но они не предусмотрели никаких условий для восприятия передового, более яркого света.

Вот поэтому у нас сегодня так много вероисповеданий.

Вспомните снова, что сказал Бог в книге Притчи 4:18: «Стезя праведных как светило лучезарное, которое более и более светлеет до полного дня». Истина, если мы следуем за ней, сияет все ярче и ярче. И все больше в ней славы. И она всегда идет вперед, развивается. Никогда не стоит на месте. Никогда не замирает.

Видим ли мы, что пытается сделать Бог?

Он хочет сохранить каждый луч света, который каждый реформатор так сберегал, и добавить к ним, вновь открытые истины, которые были утрачены на протяжении столетий. Разве не хочет Он представить их все в одной системе, — всю свою благую весть в ее первозданной красоте, тому миру, который в ней так отчаянно нуждается?

Все шло своим чередом. Медленно, но верно, давно утерянные истины продолжали открываться, освобождаясь от смущающих душу наслоений темных веков.

По мере открытия дополнительных истин, возникали другие движения, и каждое их них отстаивало свой, вновь открытый свет.

Давайте обратимся к последнему стиху 12 главы Откровения: «И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божьи и имеющими свидетельство Иисуса Христа».

Здесь перед вами — описание народа Божьего последних дней.

Вы, вероятно, помните, что мы не говорим здесь о каких-то отдельных вероисповеданиях, в, вообще, просто о народе Божием. Заметили ли вы его отличительные черты?

Они сохраняют заповеди Божьи и имеют свидетельство Христа. Таким образом, вера во Христа и соблюдение заповедей Божиих — идут рядом.

А можно ли найти в 10 заповедях пренебрегаемую доселе истину?

Вы, вероятно, в детском возрасте учили их наизусть. А что вы скажете по поводу 4-й заповеди? Удалось ли вам заметить, что 4-я заповедь, заповедь о соблюдении субботы, отличается от всех остальных? Девять из десяти заповедей говорят нам о том, что мы должны делать для Бога и ближнего своего. Но заповедь о субботе говорит о том, что Бог сделал для нас.

И она приглашает нас разделить отдых с Богом, который Он заслужил Своими трудами.

Давайте прочитаем вместе 4-ю заповедь: «Помни день субботний, чтобы святить его; 6 дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — суббота, Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих; ибо в 6 дней создал Господь небо и землю, море и все что в них, а в день 7 почил: посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх. 20:8-11).

Как видите, заповедь о 7-м дне — субботе приглашает нас соблюдать этот день, чтобы отметить труды Божьи, как нашего Создателя. Но существует и другая причина для поклонения Богу. Существует и другая причина, чтобы святить 7-й день.

Теперь с благоговением пройдем со мной к Голгофе. Сегодня пятница. Уже вечер. Наступает время, чтобы как следует подготовиться к субботе. Иисус, распятый на кресте, вспоминает все то, что Он сделал ради нашего спасения. Затем, испуская дух, Он возвещает: «Совершилось!» Его миссия завершена! Человечество искуплено.

И снова Иисус отдыхает в субботу, в честь завершения Своих трудов, как Он это сделал и после творения. Только на сей раз, Он отдыхает в гробнице. После субботнего отдыха Христос воскреснет и вознесется к престолу небесному.

Идея поклонения в субботу, в 7-й день, о котором говорится в 4-й заповеди, может показаться вам чем-то новым. Или может вы слышали, что соблюдение субботы, это просто законничество. Нет, ничего не может быть более далеким от истины. Видите ли, само слово «суббота» означает «покой», «отдых». А это прямо противоположено «трудам». Каждую неделю Суббота призывает нас оставить все заботы и покоиться вместе с Богом.

И эта, мой друг, благая весть, отражена в Евангелии! Без соблюдения Субботы, наше послушание закону Божьему станет лишь законничеством! Никогда не забывайте об этом: мы спасемся, покоясь во Христе.

И это, как я уже сказал, находит свое отражение в Евангелии. И в этом заключается весть о Субботе. Среди основных обязанностей, перечисленных в законе, Суббота предлагает нам покой в деле искупления, которое совершил ради нас Христос.

Теперь мы понимаем, почему Иисус провозгласил Себя «Господином Субботы». Мы демонстрируем нашу веру в Иисуса, нашего Создателя и Искупителя, покоясь в 7-й день.

Суббота вызывает в памяти все те великие труды, которые совершил наш Господь ради нас, причины, в силу которых мы Ему поклоняемся.

Но здесь возникает один каверзный вопрос.

Если 7-й день, называемый Субботой, несомненно, является днем поклонения Богу, то почему тогда большинство христиан празднуют первый день недели — воскресенье? В предыдущих главах мы узнали, что церковь в средние века, не имея никакого основания в Священном Писании, своим авторитетом изменила субботу на воскресенье. Но еще в 16 веке праведные христиане повсюду почитали 7-й день святым.

Некоторые анабаптисты, например, соблюдали субботу, несмотря на жестокие преследования.

Наконец, пренебрегаемая, почти позабытая истина о 7-м дне — Субботе была восстановлена. И, начиная с 19 столетия, миллионы христиан во всем мире начали поклоняться в 7-й день, Субботу, согласно Библии.

Какое славное наследие сохранил до сегодняшнего дня для нас Бог, осветив новым светом истины, вновь открытые реформаторами, и сейчас, на последнем этапе реформации, мы все еще открываем забытые истины. Должны ли мы следовать за этим, открывающимся нам светом? Какой достойный вызов для живых, мыслящих христиан! А теперь, когда мы приближаемся к завершению этой главы, могу ли я рассказать вам одну небольшую чудесную историю, с которой я недавно познакомился? Один мальчик пас стадо овец своего отца. Неподалеку от него, через долину, другой мальчик, его сосед, тоже пас овец своего отца. Они были хорошими друзьями.

Однажды, внезапно разразилась сильная буря, и мальчики вместе со своими овцами укрылись от непогоду. Когда буря стихла, и пришло время идти домой, перед мальчиками неожиданно возникла проблема. Они не могли отделить своих овец. Некоторых они знали по внешнему виду.

А в отношении других, у них такой уверенности не было.

Наконец, в полном отчаянии, опасаясь, что им здорово за это попадет дома, они все же отправились по домам, один по одной тропинке, второй — по другой.

И как вы думаете, что произошло? Овцы сами во всем разобрались, и прекрасно разделились, и каждая овца пошла за своим пастухом! Видите в чем здесь суть!?

По тому, за каким пастухом последовала овца, вы можете запросто определить, кому принадлежат овцы в стадах. Вот как нужно их различать! А разве вы не являетесь овцами Христовыми? Конечно, если только следуете за Ним, и Он в ответ открывает вам истину в Слове Божьем, какой бы ни была такая истина. И вы можете принять такое решение сейчас же, стоя перед Иисусом.

ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ У АДВЕНТИСТОВ

Он был американским патриотом, капитаном во время войны 1812 года.

Он был также закоренелым скептиком, который всячески высмеивал религию. Но затем он пережил драматическое по силе обращение и в результате стал служителем церкви баптистов.

Тысячи людей, верующие различных вероисповеданий, толпами шли к нему, чтобы послушать его проповеди.

Как звали этого человека? Его звали Уильям Миллер, это был знаменитый американский реформатор церкви. Один из самых очаровательных людей начала девятнадцатого века.

От Уильяма Миллера никак нельзя было ожидать, что он возглавит религиозное пробуждение. Это был явно не тот человек. Ему казалось что вера в Иисуса — это просто суеверие. Законченный индивидуалист из рода стойких жителей Новой Англии, он считал, что разумный патриотизм, основывающийся на подчинении закону и порядку, был спасением для общества.

Когда только что провозглашенная Америкой независимость вызвала войну со сторону англичан в 1812 году, Миллер добровольцев вступил на воинскую службу.

С ним вместе записались в армию его сорок семь соседей при условии, что они будут находиться в непосредственном подчинении у Миллера.

Отличившись в решающей битве при Плеттсбурге, Миллер возвратился к себе домой, в штат Нью-Йорк. Там у него была семейная ферма. Время от времени он посещал местную баптистскую церковь, но делал это только из-за уважения к своей матери. Но, нужно сказать, он уже давно беспокоился по поводу своего духовного благополучия. Будучи обращенным Святым Духом, он вел отчаянную борьбу с собственными грехами. Как было бы прекрасно броситься в раскрытые объятия Спасителя и быть им прощенным! Но откуда ему было знать, что когда-то существовал Иисус Христос? Тогда Миллер отбросил все свои предубеждения и открыл Библию. Там, на ее страницах, он и встретился с живым Господом. Позже он так свидетельствовал: «Я был вынужден признать, что Писания — это откровение Божье.

Я восторгаюсь ими, а в Иисусе я обрел своего друга».

Но тут же его друзья-скептики начали поддразнивать его, точно так как сам Миллер безжалостно подтрунивал над другими христианами. Они презрительно фыркали: «Так, значит, Библия — это Слово Божье.

Ну а что ты скажешь по поводу ее противоречий?» Миллер отвечал: «Если Библия — Слово Божье, все ее части гармонируют между собой.

Дайте мне время и я предоставлю вам доказательства!» Отложив все прочие книги в сторону, вооружившись только Библией и симфонией, Миллер приступил к изучению Библии, начав с первого стиха Бытия. Он передвигался вперед только после того, как хорошо усваивал предыдущий материал. Миллер использовал текст одной книги в качестве «ключа» для второй, и предоставил самой Библии полную возможность объяснить свое содержание. И постепенно ее так называемые несоответствия исчезли сами по себе.

Больше всего Миллер усвоил истину о том, что Иисус, его Друг и Спаситель, дал обещание вернуться на землю. Это убеждение постоянно крепло в нем, и он взял на себя ответственность за распространение такой благой вести об этом приближающемся событии.

Но он не был проповедником. И все же его сознание побуждало его: «Иди и расскажи обо всем миру».

Четырнадцать лет Миллер противился этому призыву. Наконец, однажды утром в 1831 году он дал себе слово, что начнет проповедовать о втором пришествии, если только получит соответствующее приглашение. Через час из одной баптистской церкви, расположенной вблизи Дрездена, прибыл нарочный, который изложил ему просьбу.

Их прихожане хотели, чтобы он рассказал им о пришествии Иисуса.

Миллер пришел в ужас. Но как мог он отказаться от такого явного призыва? Сразу было видно, что этот человек сделал это с благословения небес.

В результате его первого проповеднического опыта семьдесят человек обратились ко Христу.

В одном месте сто верующих за одну неделю восприняли от него благую весть.

Очень скоро здравая библейская проповедь Миллера привела к получению многих приглашений, которые он просто не мог осуществить. Различные вероисповедания соревновались друг с другом за право отвести его от дел своей фермы и выступить перед ними с кафедры. Когда спрос на его проповеди начал неумолимо возрастать, Миллер оставил свою ферму и целиком посвятил себя церковному служению. К этому времени он получил свидетельство баптистского пастора. Сорок три пастора различных конфессий подписали выданную ему «Пастырскую рекомендацию».

В это время целый ряд священнослужителей отказались от своего жалования и присоединились к адвентистскому движению. Это были методисты, баптисты, конгрегационалисты, лютеране, служители епископальной церкви, голландские реформаторы, — здесь перечислены только некоторые из них.

Это были исследователи Слова Божьего, внесшие свой творческий вклад в благую весть Миллера. Вскоре волнующая весть потрясла всю Америку. Многотысячные толпы людей заполняли громадные палатки и залы для проведения собраний, чтобы послушать удивительную весть о скором возвращении Христа.

Адвентистское движение в Северной Америке стало частью пробуждающегося во всем мире интереса ко второму пришествию Христа.

В Англии несколько сот служителей проповедовали о скором возвращении Иисуса.

Весть о Втором пришествии была также представлена в Южной Америке и в Германии. В Швеции и Норвегии молодые люди, — даже маленькие дети, которые еще не умели читать и писать, — искренне объясняли пророчества о скором приходе Христа.

Одним из главных глашатаев Второго пришествия Христа стал Джозеф Вольф, который известен как «миссионер мира». Изучив библейские пророчества, он пришел к выводу, что возвращение Христа должно произойти в 1847 году. Восемнадцать лет он путешествовал и проповедовал в Африке, на Ближнем Востоке, Индии и Северной Америке.

Он даже по особому приглашению провозгласил Второе пришествие Иисуса перед ассамблеей конгресса Соединенных Штатов.

Весть о Втором пришествии Христа пробудила христианство из его сонного состояния. Ведь весть о Втором пришествии Христа стала пренебрегаемой истиной.

Но во времена апостолов она находила горячий отклик среди всех ранних христиан. Фактически апостол Павел провозгласил возвращение Христа «их благословенной надеждой». Но столетия менялись, уходили в прошлое, а о Втором пришествии Христа, кажется, все забыли. Оно присоединилось к списку тех пренебрегаемых до сих пор истин, которые мы обсуждали в этой книге.

Но Богу было неугодно оставлять свой свет погребенным под покровом средневековой тьмы. Поэтому в шестнадцатом веке он призвал на помощь реформаторов и поручил им отстаивать те истины, которые каким-то образом выпали из вида на протяжении долгих лет.

Народ Божий окончил свои скитания в пустоте, точно в такое время, как указано в пророчестве 12 главы Откровения. Теперь наступало время возродить еще одно учение апостолов первого века.

Уильям Миллер вместе с адвентистами были призваны восстановить благословенную надежду на скорое возвращение Христа.

Мир тогда уже созрел для благой вести о Втором пришествии Христа. Забрезжил рассвет индустриальной революции, и общество отвернулось от религии и начало верить в человеческие достижения. Церкви в это время учили, что условия жизни на земле будут неуклонно улучшаться и она скоро вступит в золотой век мира. Поэтому, неудивительно, что многие сопротивлялись и не воспринимали весть о том, что Христос скоро вернется и прервет жизнь на нашей планете.

Те, кто верил в скорое Пришествие Христа, были исключены из состава своих церквей. Другие сами расстались с ними, так как хотели вместе с другими адвентистами проповедовать немедленное, скорое возвращение Господа.

Уильям Миллер со своими друзьями ожидал, что это событие произойдет в 1844 году. Но когда этот срок истек, а Иисус так и не появился, то все верующие испытали сильное разочарование. Многие из них пали духом и даже отказались от веры.

Другие, храня убеждение в том, что Бог всегда был с ними и никогда их не оставит, продолжали тщательно изучать Библию.

Скоро им напомнили об одной истине, которая принесла им облегчение и душевный покой. Давным давно одно религиозное движение, также прошло через большое разочарование. Это была ранняя христианская церковь. Когда Иисус умер на кресте, то Его ученики были сокрушены, смущены и они чувствовали, что потерпели полное поражение. У них в ушах все еще звенели презрительные оскорбления неверующих, а они горько оплакивали свою судьбу: «А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля» (Лук. 24, 21).

И хотя ложные ожидания апостолов не сбылись, все же Бог был с ними. Он постоянно вел их вперед и готовил светлое будущее для их движения.

Точно также, Бог вел вперед и адвентистов во время их великого разочарования. И если многие из них пали духом и отказались от благословенной надежды, другие оказались еще больше убежденными в том, что Бог ведет их и имеет планы для их будущего.

Перед этим дополнительный свет явился одной группе адвентистов в Новой Англии. Его принесла одна молодая женщина — баптистка седьмого дня.

Она обратила внимание всех на четвертую заповедь, и продемонстрировала, что Бог никогда не лишал Свой народ субботнего покоя. На самом деле, Суббота была почти целиком предана забвению во времена темных веков. Тем не менее, седьмой день остается вечным напоминанием о трудах Иисуса. Адвентисты с радостью восприняли это неожиданное сокровище пренебрегаемой до сих пор истины.

Между прочим, приходилось ли вам изучать, каким образом выбирают себе название различные конфессии? Некоторые церкви называются в соответствии с той структурой, которая является в ней основополагающей. Епископальная церковь например, называет себя так, потому что епископ в их церкви является наивысшим авторитетом. Конгреганационалисты своим названием показывают, что местные конгрегации сами принимают все решения.

Другая группа церквей названа по имени своих основателей. Среди них наиболее значимой является лютеранская церковь, которая так названа в честь Мартина Лютера.

Затем существуют такие церкви, которые заимствуют свои названия из важных истин, которые они проповедуют. Сразу же мне на ум приходят баптисты, названные так из-за их веры в новозаветную форму крещения. Само собой разумеется, все те, кто принимают крещение через погружение в воду в общем смысле являются баптистами. А те, что принадлежит к этой группе верующих, являются баптистами в определенном, специфическом смысле.

А теперь признайтесь мне, — вы сами верите во Второе пришествие Христа? Тогда вы можете считать себя Адвентистом в общем смысле. Адвентисты седьмого дня заимствуют свое название от двух основополагающих истин об Иисусе, которых они постоянно придерживаются. «Адвентист», само собой указывает на веру в то, что Иисус скоро вернется. Название «седьмого дня» указывает, что верующие соблюдают тот день, который почитает Иисуса как Творца и Искупителя. Таким образом название «Адвентисты седьмого дня» провозглашают истину об Иисусе, эту пренебрегаемую до сих пор истину, явленную миру, вновь при завершении реформации.

Благодаря этой книге, я получил преимущество разделить несколько пренебрегаемых до сих пор истин, раскрытых лютеранами, методистами, баптистами и рядом других групп верующих. Но не забывайте, что реформация не была завершена в то далекое время, когда умерли самые первые реформаторы. Она, по существу, только тогда началась. Но не завершилась. И Библия учит нас, что еще другие пренебрегаемые до сих пор истины, воссияют в последние дни.

И это не должно нас удивлять, не правда ли?

Вспомните текст в книге Притчей 4, 18: «Стезя праведных — как светило лучезарное, которое более и более светлеет до полного дня».

Как видите, свет будет и впредь сиять до того самого совершенного дня, когда явится Иисус.

И мы с радостью должны воспринимать любой дополнительный свет, который Бог милостиво посылает нам в Своем Слове. Вы согласны со мной?

Мне кажется, что теперь вы начинаете понимать, почему я избрал в качестве своего духовного очага семью Адвентистов седьмого дня.

Все больше христиан начинают разделять мои убеждения. Известно ли вам, что Адвентисты седьмого дня находятся в числе самых быстрорастущих церквей в сегодняшнем мире?

Их число увеличивается более тысячи человек ежедневно, — т. е. более 365 тысяч человек в год.

Во всем мире в настоящее время насчитывается более семи (1993 г.) миллионов Адвентистов.

Существует немало убедительных причин, из-за которых истинные христиане направляют свой взор в сторону Адвентистов.

Они считают, что эта церковь собрала вместе все лучи света, истины, которые отстаивали на протяжении долгих лет все вероисповедания, — те истины, которыми пренебрегали на протяжении столетий.

Прежде всего, это вера в Христа лютеран. И затем крещение через погружение в воду баптистов. Интерес в христианском возрастании и жизни исполненной Духом Святым, к чему стремятся методисты и харизматики. Уважительное отношение к морали католиков. Суббота, которую постоянно отстаивали наши еврейские предки, и которая была так дорога Иисусу и апостолам.

Все эти истины Адвентисты объединили в один свод веры своей церкви.

По мере того, как Адвентисты продолжали изучать Библию, перед ними раскрывались все новые истины. Они начали понимать, что тело человека — это храм Святого Духа (См. 1Кор. 6, 19). Поэтому надежная религия заинтересована в добром здоровье.

То, что оказывает влияние на тело, в свою очередь, воздействует на разум человека и на его духовное состояние. Поэтому Адвентисты отказались от употребления табака и крепких спиртных напитков и постоянно подчеркивают следующие преимущества: физические упражнения, пребывание на свежем воздухе, здоровое, умеренное использование целительных лучей солнца, значение сбалансированного питания, полноценного отдыха после труда и доверие к Богу.

Приносит ли это пользу? Несомненно. По данным недавно проведенных опросов, адвентистский стиль жизни, требующий отказа от табака и спиртных напитков, а также, особое значение придаваемое ими аппетитной естественной вегетарианской диете, позволяет их членам продлить свою жизнь на шесть — семь лет по сравнению со средним американцем. У них наблюдается вдвое меньше случаев заболевания раком и сердечно-сосудистой системы. Откуда же они получают информацию для своего внутреннего потребления? Частично от одной удивительной женщины, которую звать Елена Уайт.

Елена Уайт предупреждала всех о ядовитости табака в то время, когда многие считали его лекарством от заболеваний легких.

Еще в 1868 году она говорила о вредном влиянии животных жиров на кровообращение. И это было задолго до того, как в наших словарях появились такие слова как «холестерин» и «полинедостача». Она рекомендовала растительную диету с большим количеством фруктов и овощей.

Сегодня нам хорошо известны преимущества всех их составных частей. Она советовала не злоупотреблять рафинированной пищей, и прежде всего, мукой, лишенной отрубей и сахаром, и провозгласила это задолго до того, как ученые начали понимать, что в процессе рафинирования исчезают такие важные вещества, как витамины.

Книги Елены Уайт все еще возглавляют список открытий в области медицинских исследований, и это спустя более семидесяти лет после ее смерти.

И все, что она учила о здоровье человека корнями своими уходит в Библию, зиждется в главном новозаветном принципе, что наши тела — это храм Святого Духа.

Позвольте мне рассказать вам побольше об этой замечательной женщине. Она написала более пятидесяти книг, темы которых охватывали широкий спектр, — от воспитания детей до практического христианства, от схоластики до основ питания, и сохранения здоровья.

Ее «бестселлер» «Путь ко Христу» был переведен на 125 языков, это значительно больше чем любая другая книга, автором которой является женщина. И это, несмотря на то, что происшедший с ней в детстве несчастный случай лишил ее возможности закончить даже третий класс.

Как же удалось Елене Уайт накапливать столько внутренней информации, если она практически не обладала образованием? У нее не было никакой медицинской подготовки. Само собой разумеется, она много читала, и часто пользовалась языком авторов этих книг для выражения составленного мнения.

Но она обладала удивительным свойством и умела отобрать все только самое лучшее.

Как же она понимала, что нужно взять, а от чего стоит отказаться? Адвентисты считают, что она обладала к этому особым даром от Бога, чтобы во время дать совет Своему народу и вселить в него мужество.

Несмотря на ее удивительные пророчества, она всегда оставалась скромной, лишенной гордыни женщиной.

Она всегда подчеркивала, что Библия остается единственной основой христианского учения. Когда некоторые особенно восторженные ее сторонники начинали оценивать ее книги приравнивая ко Священному Писанию она предупредила их о неверном понимании. Ласково, но твердо.

Елена Уайт была любящей и пользующейся любовью христианкой, которая учила тысячи верующих, как нужно жить, не теряя искренности, сострадания и доброты.

Но я призываю не верить мне на слово в отношении внутренней информации, которой обладала Елена Уайт.

Вы сами должны исследовать ее книги. И убедитесь в том, как растрогается ваше сердце. Вы лишний раз убедитесь в том, что ваша душа получила вдохновение, и вы приблизились к своему Спасителю.

А теперь я хочу вас пригласить в Вашингтон. Давайте посетим штаб-квартиру церкви Адвентистов седьмого дня и поговорим с президентом пастором Нилом.

К. Вильсоном.

Вандеман: Пастор Вильсон, я очень рад сегодня приветствовать собственного президента у себя в передаче. Добро пожаловать.

Вильсон: Мне доставляет большую радость побыть сегодня вместе с вами, дорогой Джордж. Вы, наверное, знаете как высоко я ценю телепередачу «Так написано».

Вандеман: Очень приятно с вашей стороны, Нил, благодарю вас. Скажите, почему вы — христианин?

Вильсон: Мой отец, и мать являют собой чудесный пример практического христианства.

Но я рос и воспитывался на различных континентах, и поэтому прошел через широкий спектр христианской веры, познал многие восточные религии. Когда я был молодым человеком, у меня была возможность очень много читать и принимать участие в дискуссиях. Наконец, наступила пора, когда мне нужно было решать, — принимать ли мне христианство или же я должен был остановить свой выбор на какой-либо иной религии.

Повсюду, куда ни бросишь взгляд, я видел последствия совершенных грехов. Я лично чувствовал ту причину, которая заставила апостола Павла сказать: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю». И я на собственном опыте убедился а правоте следующего стиха: «Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7, 19, 24).

Я неоднократно слышал, что через добрые дела, — мои добрые дела, можно добиться искупления.

Но потом я открыл, что в христианстве все выглядит иначе.

Все основывается не на моих трудах, а на Его, Христа трудах, — на Его искуплении, Его жизни, Его заступничестве. Он стал центром моей жизни и моей веры.

Он безвозмездно предлагает мне спасение только через Его веру и Его благодать. И это все.

Открыв это, я отдал всю свою жизнь Иисусу Христу, моему Другу, моему Спасителю, моему Господу. И в такой уверенности, я сегодня, радуясь, пребываю.

Вандеман: Слава Богу.

Ну, а теперь расскажите Нил, почему вы являетесь Адвентистом седьмого дня?

Вильсон: Видите ли, это — уже дальнейший шаг.

Чем ближе я подходил к своему Господу, и Спасителю, Иисусу Христу, чем больше я изучал Библию, тем больше начинал понимать, что христианство — это не просто система каких-то вероучений. Это взаимоотношение любви с Иисусом Христом.

Иисус говорит: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Иоан. 14, 15). Я начал понимать, что я, как христианин, Адвентист седьмого дня, должен выполнить этот, обращенный ко мне призыв.

Меня к этому привлекли три причины: прежде всего, Адвентисты седьмого дня — это группа христиан, отличающаяся от других своей библейской истиной. Во-вторых, Адвентисты отличаются в своей жизни особым стилем жизни, они относятся к своему телу, как к храму Святого Духа. В-третьих, Адвентисты обладают таким, отличающимся от других мировоззрением, которое основано на миссии Христа проповедовать Евангелие всему миру.

Вот в силу таких причин я и почувствовал необходимость стать христианином Адвентистом седьмого дня.

Вандеман: Прекрасные слова! Благодарю вас, Нил, за то, что вы сегодня пришли к нам и поучаствовали в передаче.

Сейчас, когда мы подходим к концу нашей книги, я призываю вас возрадоваться вместе со мной грядущему приходу Иисуса, этой одной из наиболее пренебрегаемых до сих пор истин, открытой вновь сегодня в нашем мире. Что может быть лучше такой вести, что может быть лучше такого душевного утешения?

Я мысленно возвращаюсь ко Второй мировой войне, к тем мрачным дням, когда в результате «блицкрига» пала Польша.

Вскоре нацистские орды захватили Европу, угрожая вообще изгнать свободу с лица земли.

Затем пришел день победы. Мужественные и смелые молодые парни отдавали свои жизни на пустынных пляжах Нормандии. Они умерли, чтобы дать нам возможность жить.

Наконец, долгая война окончилась. Невыносимая радость охватила весь мир.

На землю вернулся мир.

Свобода была сохранена для наших детей.

Только представьте себе, — если конец Второй мировой войны вызвал у людей столько радости, что же мы почувствуем, когда вернется Иисус? Представьте себе этот день, если только можете. Сын Божий направляется к земле через усыпанное звездами пространство, и в сопровождении миллионов ангелов.

И затем громовым голосом Он возвещает: «Все спящие в прахе земли, пробудитесь! Воскресните и наследуйте вечную жизнь!» Этот голос, обращенный к нашим дорогим умершим, будет услышан повсюду в мире. Семьи вновь соединятся. Дети, унесенные костлявой рукой смерти, вновь окажутся в объятиях родителей. Что за чудесный день воссоединения! А что это означает лично для вас? Для меня? Это означает, что существует нечто лучшее, чем просто этот день! Только задумайтесь на минутку. Представьте, что будет означать этот день для калек, слепых, для всех, ослабленных болезнями, для всех мучимых отчаянием и страхом…

Представьте, что он будет означать для здоровых, нормальных людей, которые любят жизнь и хотят жить дальше. Видите ли смерть может показаться благом для тех, чьи тела измучены болезнью. Но для здоровых людей смерть означает только разочарование в своих надеждах, утрату иллюзий, разбитые стремления.

Вот перед вами ответ на угрозу смерти. На ее тонкое жало. Не все может сделать человек, но он должен уповать на обещания воскресения, данное Тем, Кто Сам продемонстрировал свою такую способность.

Вот где наша надежда! Хотите ли вы приготовиться к этому дню? Это можно сделать. Для этого нужно всем сердцем отдаться Господу нашему Иисусу Христу. Всем разумом довериться Ему и идти за Ним, туда, куда Он поведет нас.

Друг мой, ты в состоянии встретиться в мире с Господом, когда Он вернется, чтобы взять нас домой.

И Он вернется очень скоро.

Я призываю вас заранее забронировать себе билет.