Денис Прейгер Джозеф Телушкин Восемь вопросов об иудаизме religion

"Руководство по иудаизму для интеллигентного скептика." - Герман Вук

ru en
3 октября 2008г. http://www.istok.ru/jews-n-world/8Q/ 1.0 Денис Прейгер, Джозеф Телушкин "Восемь вопросов об иудаизме" ТОО "Марина", С.-Петербург Москва 1992 978-0935090215

ДЕНИС ПРЕЙГЕР и ДЖОЗЕФ ТЕЛУШКИН

Восемь вопросов об ИУДАИЗМЕ

"Руководство по иудаизму для интеллигентного скептика."

Герман Вук

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Публикация на русском языке книги "Восемь вопросов об иудаизме" является для меня лично таким же важным событием, каким, я надеюсь, она будет для евреев, выехавших из Советского Союза или живущих в нем. Первый раз я посетил Советский Союз в 1969 году в возрасте 21 года. В то время большинство евреев, живущих за пределами СССР, ничего не знали о советских евреях, и я, честно говоря, был таким же. Я вырос в семье, придерживавшейся всех еврейских традиций, хорошо говорил на иврите, который выучил в течение 15 лет учебы в ешиве (еврейской религиозной школе), а в университете я изучал русский язык.

Тот месяц в Москве, Ленинграде и Баку изменил мою жизнь. Все, что мне удалось сделать для советских евреев с тех пор, не идет в сравнение с тем, насколько тогда обогатили мою жизнь и углубили мое понимание иудаизма встречи с ними.

Там я на своем опыте убедился в том, чему меня учили в ешиве — еврейский народ уничтожить невозможно. Я был свидетелем того, как после 52 лет самых последовательных попыток уничтожить иудаизм сотни молодых евреев пели еврейские песни и танцевали перед Хоральной синагогой в Москве. Мое участие в этих пении и танцах было одним из самых глубоких религиозных переживаний в моей жизни.

То, что сейчас есть столько интересующихся евреев, уехавших из СССР и остающихся там, что появилась потребность перевести на русский язык книгу, объясняющую связь иудаизма с современностью, является источником большой радости для меня и Джозефа Телушкина, поездка которого в Советский Союз несколькими годами позже оказала на него такое же одухотворяющее влияние. Этой книгой мы говорим спасибо нашим братьям-евреям из другого мира, но у которых такая же миссия и судьба. Поездка в СССР помогла мне также понять, что в любое историческое время великие державы приходят и уходят, а еврейский народ остается жить и оказывать влияние на окружающий мир. А что важнее всего — как мы объясняем в главе о различиях между иудаизмом и марксизмом — я понял, что величайшая битва современности, колоссальная битва за саму душу человека ведется между последователями философских и нравственных учений двух евреев — Моисея и Маркса. Еще долго после того, как марксизм будут изучать только как идеологическую базу тираний XIX и XX веков, иудаизм будет служить, выражаясь словами Исайи, еврейского пророка, жившего 2.500 лет назад, "светом для народов".

Наконец, я благодарю г-на Сая Фрумкина, который один сделал возможной публикацию этой книги. Она была написана Д.Прейгером и Дж.Телушкиным, но подарена советским евреям С.Фрумкиным.

Д.Прейгер, Лос-Анджелес, Калифорния, апрель,1988

Посвящается нашим родителям Максу и Хильде Прейгер, Шломо и Хелен Телушкин — которые создали в наших семьях атмосферу, вызывавшую желание задавать вопросы и искать на них ответы…

С БЛАГОДАРНОСТЬЮ, АВТОРЫ

Первое издание этой книги вышло в 1975 году под заголовком "Восемь вопросов об иудаизме". Авторы книги были чрезвычайно благодарны целому ряду специалистов и ученых, среди которых нам хотелось бы отметить доктора Шломо Бардина и раввинов Элизара Берковича. Сауля Бермана, Давида Элиаха. Нормана Фримера, Ирвинга Гринберга. Роберта Херта. Стивена Рыскина и Авраама Вайса. Помогли нам своими ценными советами, критикой и стилистической редактурой д-р Стивен Коган. Джерри Унтерман и Джон Гронер.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Дорогие Иосиф и Дэнис!

Мой сын принес сегодня гранки вашей книги "Восемь вопросов об иудаизме". Поздравляю вас обоих. Книга вышла энергичная, остроумная, увлекательная. Я написал в свое время книгу об иудаизме "Это мой Бог ". Поначалу я назвал ее "Руководство по иудаизму для интеллигентных скептиков". Но труд этот был в сущности моей личной исповедью и не претендовал на убедительность в трудном споре с сомневающимся собеседником-читателем. Я не пытался убедить читателя в своей правоте и ответить на сложные и противоречивые вопросы, которые .затрагиваете вы. Ваша книга, пожалуй, более соответствует подзаголовку "Руководство для интеллигентных скептиков". Вы врубаетесь в весьма твердую породу — интеллект нынешнего студента. Мой сын рассказал мне, как создавалась ваша книга — на базе многочисленных лекций и диспутов в университетах как реакция на весьма резкие и скептические вопросы молодежи, как эхо ваших впечатлений от поездки в Советский Союз… Я рад, что вы включили в книгу ваши личные впечатления, взгляды, выводы. Теперь мне ясно, как ваше стремление сделать иудаизм понятным привело к удивительной квинтэссенции "восьми вопросов"— вопросов древних, как мир, но звучащих очень актуально именно сегодня. Желаю вашей книге счастливого пути— в умы и сердца грядущих поколений.

ГЕРМАН ВУК — ортодоксальный еврей, бывший офицер ВМФ США, автор многих бестселлеров

ОТ АВТОРОВ

Меня часто спрашивают, почему я вернулся к иудаизму. Я отвечаю'. "Потому что я увидел остальной мир ". Мой ответ — не отговорка и не попытка принизить другие культуры и религии. Просто чем больше я познаю мир и его историю, тем большим уважением проникаюсь к иудаизму и народу, его создавшему. Я вспоминаю экзотический остров Бали в Индонезии. Я с изумлением взирал на толпы ликующих индонезийцев, наблюдавших бой петухов — одно из национальных развлечений в Индонезии. Смотреть, как бедные птицы выдирают друг другу глаза, было для них таким же наслаждением, как для нас, в США, присутствовать на бейсбольном матче. И наверняка ничего аморального индонезийцы не находили в таком развлечении… В этом-то вся загвоздка', с детства я мучительно размышлял о сущности добра и зла. Почему, думал я, история человечества полна примеров жестокости и равнодушия к страданиям других? Почему людям так нравится умышленно, нарочно причинять боль ближним? Может быть, все злые люди страдают каким-то недугом? А если нет (в чем я сегодня уверен), то не следует ли нам задаться одним и главным вопросом: Как всем нам "перевоспитаться" в более порядочных людей? Как стать добрее?

С юношеского возраста все прочие вопросы мироздания отошли в моем сердце на задний план. Остаток жизни я посвятил поискам… Нет, не "Правды" и "Счастья", и даже не "Просветления" и "Единственно верного пути".

И даже, пусть бессознательно, не поискам Бога. Все, чего мне хотелось найти, и хочется до сих пор — это ответа на простой вопрос: есть ли где-либо в мире, на Востоке или на Западе, учение – религиозное или философское – которое могло бы выявить, ВЫСВОБОДИТЬ все то доброе, что заложено в человеческих существах?!

В поисках ответа на этот вопрос я объездил шестьдесят стран мира и окунулся в религии и культуры, невообразимо далекие от иудаизма… Мои поиски привели меня к… иудаизму.

Я верю в то, что иудаизм дает наиболее полный ответ на невероятно трудный вопрос — как выявить ДОБРО в роде человеческом, отнюдь не склонном к доброте. Если бы я не был уверен в этом, то вряд ли стал проповедовать иудаизм сегодня, я не стремился бы стать евреем. Памятуя Катастрофу и прочие беды, постигшие этот народ, нужно иметь весьма веские причины, чтобы упрямо оставаться евреем в нынешнем свободном мире.

Вот эти "веские причины" мы и излагаем вдвоем с Телушкиным — моим закадычным другом еще со школьной скамьи. Позвольте заметить, что идеи, которые мы излагаем в этой книге, отнюдь не новы. Мы просто пытаемся воссоздать для наших сверстников, для нашего поколения все то, что Исайя и другие пророки уже давно провозгласили — для ВСЕХ поколений.

"Еврейский народ, — сказал Абрахам Джошуа Хешель — это вестник, который забыл свою весть". Предлагаем вам эту весть — устами двух людей, двух отпрысков иудаизма и западной мысли.

ДЭНИС ПРЕЙГЕР

Как-то мы летели с Дэнисом рейсом дальнего следования, и Дэнис спросил стюардессу, знает ли она, что такое кошерная пища. "О, это просто продукты, благословленные раввином", ответила девушка. Заинтригованный таким объяснением, я обратился с тем же вопросом к другой стюардессе на обратном пути. И получил тот же ответ. Правда, на этот раз девушка поинтересовалась: "А что если раввин благословит свинью, свинина тоже станет кошерной?" Стараясь казаться серьезным, я ответил: "Нет, свинья не станет кошерной, но раввин перестанет быть кошерным". Стюардесса рассказала нам, что имеет некоторое представление о законах кашрута: когда-то она встречалась с евреем…

Я находился в раздумье весь остаток полета. Законы кашрута, думал я, предписывают евреям вот уже многие тысячи лет, что убивать животное для пищи следует как можно менее болезненно (для животного), что еврею нельзя есть ЛЮБУ Ю живность по прихоти и что еврею нельзя быть ОХОТНИКОМ. Сегодня, думал я, кашрут, как, впрочем, и иудаизм в целом, после трехтысячелетнего традиционного стремления к нравственности, превратился просто в мистический ритуал: многие искренне верят в то, что где-то в США куры маршируют мимо раввина, благословляющего их для "кошерной пищи". Смешно и грустно… Иудаизм для меня — суть и соль жизни. В шестилетнем возрасте я поступил в еврейскую школу, где изучал иврит и иудаизм по четыре часа в день. В юношеском возрасте я освоил Закон, еврейскую теологию, историю еврейства. Любовь к иудаизму была привита мне еще моим дедом, раввином Ниссеном Телушкиным. благословенна память о нем. Я никогда не забуду, как дед поцеловал меня в макушку за несколько недель до своей кончины, когда я объявил о своем намерении учиться на раввина. Дед был раввином с 1902 по 1970 год. Для меня он был олицетворением иудаизма. И я мечтал продолжить семейную традицию…

Вторым вдохновляющим примером были мои родители. создавшие вокруг меня атмосферу широты мышления и глубокого интереса к иудаизму. Ну, а третьим вдохновляющим фактором был мой однокашник Дэнис Прейгер: эмоционально и интеллектуально мы всегда были с ним "на одной волне". В течение семнадцати лет мы пробирались вместе сквозь дебри жизненных трудностей, проникая все глубже и глубже в бездны премудростей иудаизма…

Должен признаться, что я не всегда в ладах с Богом. Любой религиозный еврей, познавая трагические аспекты еврейской истории, непременно будет отвечать меткому определению Эли Визеля: "Еврей может любить Бога или ссориться с Ним, но он не может Его игнорировать ".

К сожалению, большинство современных евреев отличаются именно последним', они игнорируют и Бога, и иудаизм. Они забывают смысл слов, повторяемых тысячелетиями'. "Миссия евреев заключается в совершенствовании мира по закону Бога". Смысл еврейского существования отнюдь не в том, чтобы есть еврейские блюда и рассказывать еврейские анекдоты, пересыпая речь выражениями на идише. Смысл — в борьбе против зла, в уменьшении страданий человечества. Мне больно видеть, как часто забывается эта простая заповедь… Наша книга — попытка напомнить о ней. Напомнить всем — евреям и неевреям. Стюардессам и их кавалерам.

ИОСИФ ТЕЛУШКИН

ВОПРОС ПЕРВЫЙ.

МОЖНО ЛИ СОМНЕВАТЬСЯ В СУЩЕСТВОВАНИИ БОГА И ВСЕ-ТАКИ БЫТЬ ХОРОШИМ ЕВРЕЕМ

"Бог, возможно, имеет свои соображения, не давая нам уверенности в своем существовании. Одним из таких, очевидных для нас, соображений является способность человека сотворять себе кумиры из любой уверенности и обращать эти кумиры себе во зло. Догматики — фашисты, коммунисты и даже некоторые догматики-ученые — продемонстрировали это явление человечеству нынешнего века…"

Эмануэль Ракман "Состояние еврейской веры"

"Если верующий человек с трудом объясняет себе причину существования зла, то атеист сталкивается с гораздо большим числом необъяснимых вещей. Реальность подавляет атеиста своей вездесущей необъяснимостью: законы природы. инстинктивная мудрость насекомых, мозг гения и прозорливость пророка… Вот тут, пожалуй, и заложен рациональный смысл веры в Бога. Вера в Него является пока наилучшим объяснением загадок мироздания".

Милтон Стайнберг "Анатомия веры"

СОМНЕНИЕ

Существует ли Бог? Это, пожалуй, самый сложный вопрос бытия человеческого. В зависимости от ответа на этот вопрос коренным образом меняются судьбы отдельных людей и целых народов.

Но, невзирая на всю важность этого вопроса, серьезная дискуссия о Боге обычно остается делом теологов и философов. Мы, простые смертные, приходим к примитивному ответу на этот вопрос еще в раннем детстве и, как правило, придерживается нашего мировоззрения — бездумно и безоговорочно — в течение всей остальной жизни.

Поэтому, на наш взгляд, разговор об иудаизме следует начать именно с вопроса о существовании Бога. Прежде всего рассмотрим отношение иудаизма к наиболее распространенному сегодня представлению о Боге, которое можно выразить одним словом: сомнение. Итак, можно ли сомневаться в существовании Бога и оставаться хорошим евреем? Да! Верить в Бога временами трудно. Кризис веры — явление вполне закономерное, и признание такого кризиса не является для еврея чем-то "антирелигиозным". Мы насчитали четыре важные причины, по которым сомнение в существовании Бога не является препятствием на пути к становлению "хорошим евреем".

1. Иудаизм ставит ДЕЙСТВИЕ выше ВЕРЫ

Поведение, конкретные дела человека значат больше, нежели провозглашаемая им вера. Талмуд приписывает

Богу высказывание, уникальное среди религиозных писаний: "Пусть лучше евреи забудут Меня, но будут следовать Моему Закону" (ибо, добавляет Талмуд, следуя законам иудаизма, евреи все равно вернутся к Богу. Иерусалимский Талмуд Хаггига 1:7) Согласно иудаизму, еврей может сомневаться в существовании Бога, но оставаться хорошим евреем, пока он следует еврейскому Закону. И наоборот, как бы свято еврей ни верил в Бога, он не будет "хорошим", если действует против Закона. Мы, конечно, не отрицаем уверенности в существовании Бога в рамках иудаизма. Мы просто отмечаем, что иудаизм можно исповедовать и практиковать вне зависимости от степени веры в душе отдельного человека. Вы можете органически вплести иудаизм в вашу повседневную жизнь, изучая его и следуя его законам, одновременно сомневаясь в существовании Бога. Еврейское образование и следование еврейским традициям сами по себе являются важными и ценными как для отдельного человека, так и для общества в целом. Более того, наш собственный опыт подтверждает существующее мнение, что, изучая иудаизм и живя в нем, человек приходит к вере в Бога гораздо более органично и естественно. Талмуд подчеркивает, что мужчина или женщина могут обратиться к иудаизму по причинам, весьма далеким от веры в Бога (по этическим или рациональным соображениям), но в конечном итоге они придут к Нему. (Песахим, 50-6)

2. Абсолютная вера ведет к фанатизму

Эмануэль Ракман, один из виднейших ортодоксальных раввинов нашего времени, писал: "Иудаизм поощряет сомнение, призывая к вере и лояльности. Еврей не должен жить в полной уверенности (в Его существовании), ибо

такая абсолютная вера является признаком фанатизма, а иудаизм отрицает фанатизм. Сомнение полезно для человеческой души, оно способствует скромности и смирению… позволяет избегать пороков гордыни и жестокости по отношению к ближним… Бог, вероятно, имеет свои соображения, не давая нам полной уверенности в Своем существовании. Одним из таких соображений является способность человека превращать любую абсолютную уверенность в кумира и использовать этого кумира себе во зло. Догматики — фашисты, коммунисты и даже некоторые ученые — продемонстрировали это явление современному человечеству". (Из книги Состояние еврейской веры под редакцией Милтона Гиммель-фарба. Издательство Макмиллан, Нью-Йорк, 1966, стр. 179)

3. Увидев Бога, мы потеряем право морального ВЫБОРА

Если бы мы знали, что Бог существует и что Он наказывает за злые дела, то наши хорошие цела. перестали бы быть результатом нашего личного свободного выбора между добром и злом. Для того чтобы выбрать добро, мы должны обладать свободой делать также и зло. Такой свободы у нас не будет, если мы будем ограничены "присутствием" Бога за нашей спиной. Другими словами, хороший шофер не тот, кто соблюдает правила уличного движения только в присутствии полицейского. Хороший шофер тот, кто аккуратно ведет машину даже в совершенно "бесконтрольном" городе — потому что он сознательно выбрал для себя правильное поведение.

4. Так как невозможно доказать существование Бога, сомневаться в этом — вполне естественно

Мы не можем эмпирически доказать существование Бога.

В существовании стола или кошки мы можем удостовериться путем прикосновения к ним или восприятия их с помощью других наших органов чувств. Бог не имеет физических, материальных' качеств. Бог нематериален. Человек может доказать существование конечного, физического мира. Человек не способен доказать существование сверхъестественного, метафизического, бесконечного. Неспособность доказать существование Бога подтверждает только тот факт, что Бог не имеет физических свойств — это одно из положений иудаизма (третий из тринадцати принципов Маймонида — Бог нематериален. Второзаконие, 4:12). Таким образом, сомнение в существовании Бога является естественным, допустимым и нормальным явлением, никоим образом не мешающим становлению хорошим евреем. Хороший еврей, однако, не может отрицать существование Бога. Главной миссией еврейского народа как раз и было несение идеи универсального (единого) Бога и единой морали человечеству. Евреи принесли миру этический монотеизм. Как мы увидим позднее, самые главные ценности в жизни человека — нравственность, или добро и зло как объективная реальность, не зависящая от личных или национальных особенностей или мнений, а также смысл жизни — связаны с отношением к вопросу о существовании Бога. Другими словами, если нет Бога, не может быть и объективного добра и зла, не может быть и смысла и цели человеческого существования. Вот по этим причинам серьезный еврей не может отрицать существования Бога, он должен бороться со своими сомнениями в Нем (название еврейского народа "Израиль", между прочим, означает "бороться с Богом"). Еврей должен проповедовать этический монотеизм, идею единого Бога как основу и универсальный стандарт нравственного поведения. Как сказал Эли Визель: "Еврей может любить Бога или бороться с Богом, но еврей не может игнорировать Бога".

НЕОБХОДИМОСТЬ ПРЕДПОЛАГАТЬ СУЩЕСТВОВАНИЕ БОГА

МОРАЛЬ

Первая ценность, зависящая от постулата существования Бога, — мораль. Если нет Бога, то не существует и трансцендентных понятий "правильного" и "неправильного", не зависящих от личного предпочтения того или иного человека. Молекулы и газы, законы природы сами по себе не могут быть "добрыми" или "злыми", "правильными" или "неправильными". Если материальный мир, природа — единственная объективная реальность и если нет нравственной силы помимо природы, "добро" и "зло" не являются объективной реальностью. Представление о нравственности, таким образом, становится чисто субъективным. Оно, это представление о нравственности, становится либо общепринятым, либо индивидуальным мнением, объективно не имеющим реального смысла. Большинство атеистических философов признают тот очевидный факт, что если не существует нравственного Бога, не может быть и универсальной (надчеловеческой) нравственности. Без Бога у нас могут быть только мнения о нравственности, но наши мнения относительно "добра" и "зла" в области поведения не более значимы, нежели мнения о "хорошем" или "плохом" мороженом.

Вот поэтому в "мирских", нерелигиозных обществах нравственность обычно является предметом "мнения"или "отношения" — элементом непостоянным, относительным. Относительность нравственности является прямым следствием отрицания существования Бога. "Мораль" превращается в другое название для личных мнений и вкусов. Наиболее красноречивый философ-атеист нашего века Бертран Рассел писал: "Я не знаю, как опровергнуть аргументы о субъективности этических ценностей, но я также не в состоянии верить в то, что жестокость плоха только потому, что она мне не нравится" (Цитата из книги Джермен Бри Камю и Сартр, издательство "Делл", Нью-Йорк, 1972, стр.15). Вторая часть этой мысли Рассела является как раз тем "узловым моментом", который мы обсуждаем. Беспричинная жестокость, по мысли атеистов, плоха только потому, что она нам не по душе. Отсутствие морали — врожденное свойство атеизма. Мы признаем, конечно, что существуют и "хорошие", порядочные атеисты. Однако их нравственные ценности базируются на атеизме или на трехтысячелетней религиозной морали? Чтобы вникнуть в этот аргумент, представим себе, что Бога нет, и попытаемся объяснить, почему Гитлер был "аморален ". Для атеиста и морального релятивиста (т.е. человека, мораль которого "относительна") единственным аргументом против ужасов фашизма будет то, что ЕМУ лично, как выразился Рассел, Гитлер не по душе. Нам могут возразить, что "в глубине души" любой человек понимает, что массовые убийства и пытки, санкционированные Гитлером, были "аморальными". Но откуда взялось это ощущение аморальности в "глубине вашей души"? Если нет Бога, это ощущение "в глубине души" — лишь преходящая личная эмоция, не имеющая надчеловеческого, объективного смысла. Не проще ли предположить, что кто-то вложил в наши души понимание добра и зла? Можно привести и другой "веский" аргумент атеистов:

нацистские преступления аморальны и "злы", ибо с практической точки зрения "плохо убивать людей", потому что люди могут ответить той же любезностью, и все общество превратится в побоище. Это не нравственный, а всего лишь прагматичный, рациональный аргумент. Следуя ему, можно придти к выводу, что совершение зла может быть весьма практичным делом. Подобные "рациональные" аргументы обычно оправдывают совершение преступления (объясняют его какой-либо временной или "исторической" необходимостью). Нацисты, например, были уверены в своей правоте, рационально отвергая возможность возмездия за убийства людей: "Если мы убьемих, то как же они могут убить нас?" Сюда же приплетались и прочие "прагматичные" идеи о "естественном отборе" и гибели слабейших, "ненужных" людей, отягощающих здоровое общество своим "ненужным" существованием. Если можно безнаказанно творить зло, то нет логической причины не делать этого. Наивно, таким образом, искать прагматичные аргументы против совершения преступления. Такими аргументами могут быть только моральные аргументы, которые часто довольно непрактичны. Возьмем, к примеру, такое довольно незначительное преступление, как уклонение от уплаты налогов. Прагматичный подход призывает к совершению преступления, а не наоборот. Довод, что все мы пострадаем,если все будут жульничать при заполнении налоговой декларации, никого не останавливает. Напротив, уклоняющиеся от уплаты налогов уверены, что почти все остальные жульничают, и именно этот факт служит для них оправданием. Именно потому, что все жульничают, и я должен, иначе пострадаю. Прагматизм диктует аморальное поведение по крайней мере так же часто, как он диктует поведение нравственное. Или кто-то скажет: разум говорит нам, что Гитлер был аморален, что Зло аморально в принципе. Согласно такому подходу разум должен привести нас к нравственному поведению без признания существования Бога. Но разве это так?

Разум часто подсказывает порочное поведение

Разум редко побуждает человека к нравственному поведению. Практически разум почти всегда заставляет человека оправдывать ("научно обосновывать", "рационализировать" и т.п.) самое аморальное поведение — от поддержки нацизма и коммунизма до мелкого мошенничества на работе и в быту.

Адольф Эйхман и другие нацистские убийцы поступали "разумно и рационально", выполняя приказы вышестоящего начальства и, ради продвижения по службе, посылая тысячи людей на мучительную смерть. Когда средний законопослушный немецкий обыватель закрывал глаза на истребление евреев, когда "простой советский человек" притворялся, что "не замечает", как среди ночи "берут куда следует" его соседей, они поступали совершенно "разумно и рационально", спасая собственную жизнь. И наоборот, те, кто помогал евреям в нацистской Германии или вступался за "врагов народа" в советской России, слыли в обществе "ненормальными". А ведь только они и поступали нравственно, идя наперекор разуму и инстинкту самосохранения! Приведем менее драматический пример: газета "Нью-Йорк тайме" обнаружила, что каждый третий американец, покидая мотель или гостиницу, непременно уносит с собой что-то, что "плохо лежит" — от пепельницы до постельного белья и картин. Естественно, никто из этих американцев не считает себя "вором". Каждый в уме оправдывает свое поведение тем, что "все так делают", что это всего лишь "сувениры" и что "гостиница и так богата — они даже не заметят пропажи"… Итак, разум нейтрален. Разум человека – это всего лишь инструмент, который может быть использован и во зло, и для доброго дела.

Разум не может требовать хорошего поведения, даже если он подсказывает его

Мы отлично знаем, что такое хорошо и что такое плохо. Во всяком случае, наш разум способен отличать одно от другого. Но большинству из нас известно также, что "подсказка" разума, когда он выбирает "добро", не обязательно заставляет или убеждает нас следовать этому разумному совету. Разум наверняка подсказывал многим немцам во время Второй мировой войны, что надо активно бороться против нацизма. Тот же разум подсказывает и американцам, что тащить "сувениры" из гостиниц — аморально и неэтично. Увы, разум бессилен заставить людей поступать нравственно. А те немногие немцы, которые все-таки нашли в себе мужество открыто выступить против нацизма, руководствовались наверняка не разумом. Что-то более высокое привело их к нравственному поведению. Учитывая эти два фактора — что разум может подсказать порочное поведение и что разум не может заставить нас поступать нравственно — мы приходим к выводу, что разум сам по себе не является гарантией нравственного поведения людей. Уравнение "разум=мораль" — это опасный миф.

Вернемся к изначальному вопросу. Если Бога нет, если Его мораль не является вечной и вездесущей и если она не влияет на выбор поведения каждого индивидуума, можем ли мы с уверенностью сказать: "Гитлер был аморален?" Увы, мы можем лишь пролепетать: "Мне лично поведение Гитлера не нравится".

Ничто из вышесказанного не следует понимать как отказ от разума, будь то в сфере религии или морали. Это означает только, что один лишь разум сам по себе, без высшего источника морали, без этического монотеизма, позволяет человеку выбрать нравственный путь. С другой стороны, вера в Бога сама по себе тоже может привести к злу. Разум без религии дал нам коммунизм. Религия без разума подарила человечеству крестоносцев, Аятоллу и Муаммара Каддафи.

Источник морали должен быть нравственным. А так как разум нейтрален, он не может быть источником морали. Источник морали должен стоять над разумом. С того дня, когда евреи предстали перед горой Синайской, и до нынешнего дня мы называем этом источник Богом.

СМЫСЛ ЖИЗНИ

Мораль не является единственной ценностью, существование которой зависит от презумпции о существовании Бога. Если физический, материальный мир является единственной реальностью, то есть если не существует метафизического источника жизни, то сама жизнь является довольно бессмысленным делом, лишенным цели. Такая жизнь есть не что иное как результат случайного совпадения бесконечного множества непредсказуемых факторов и обстоятельств, а человек — скоплением думающих молекул, познающих самих себя.

Мы отличаемся от всех других скоплений молекул лишь тем, что хотим верить, что именно наша комбинация молекул имеет высшую цель и смысл. Но это желание обманчиво. Нам просто невыносимо видеть по утрам в зеркале случайную комбинацию молекул, и мы придумываем смысл для своего существования. Бессмысленность жизни без Бога — это не просто аргумент, придуманный теологами и ревнителями религии. Это факт, пронизывающий всю философию экзистенциализма. Их аргумент звучит так: "Так как Бога нет, жизнь — всего лишь бессмысленное состояние материи. Поэтому мы должны поддерживать наше "существование и ничевошность" (по меткому выражению Жана-Поля Сартра) путем создания искусственного "смысла жизни", иначе жизнь будет невыносимо мучительной".

Для еврея материальный мир вполне реален. Но это не единственная реальность. Существует еще метафизическая реальность. Бог создал физическую, материальную реальность и наделил человека духовностью. Элемент духовности можно назвать "Божьей искрой", или "душой", или "святостью", или "образом и подобием Божьим" — все эти слова означают одно и то же: люди — не бессмысленные скопления молекул, перетасованных в просторах вселенной жестокой и безразличной природой. Люди созданы для определенной, осмысленной цели и наделены духовностью справедливым и любящим Богом. Поэтому еврей должен исходить из того, что Бог существует, и воплощать в жизнь этический монотеизм, даже если он сомневается в существовании Бога. Зачем такие хлопоты еврею? А затем, чтобы универсальные и непреходящие — абсолютные— эталоны добра и зла были приняты человечеством, ибо без них и без веры в

Бога, создавшего эти эталоны, мир будет весьма неудобным местожительством, моральным хаосом и бессмысленностью — как для верующих, так и для атеистов. Существование Бога крайне необходимо для мира, основанного на нравственности, и для высшего смысла жизни.

И тем не менее, скажут многие, сама вера в Бога — иррациональна, а иногда, при всей несовершенности этого мира, просто невозможна. Ну что ж, давайте тогда обратимся к вопросу о вероятности существования Бога.

ЕСТЬ ЛИ БОГ

Есть много убедительных аргументов за и против, но нам кажется, что аргументы в защиту существования Его убедительнее аргументов атеистов. Перефразируя высказывание Милтона Стайнберга, можно сказать: "Верующий в Бога должен объяснить себе только одну вещь — существование зла. У атеиста более сложная задача — он должен объяснить себе существование всего остального в мире." Существование зла в мире — это самый серьезный враг веры, и каждый верующий в Бога ежечасно подвергается мучительным искушениям засомневаться в доброте Его. Обратимся, однако, к словам Стайнберга, адресованным атеисту: "Если Бога нет, как вы объясняете существование добра в мире? Как объяснить существование сознания и совести. Любви? Прочих эмоций? Ума? Законов природы? Как объяснить наше собственное желание найти смысл и цель существования вселенной? Неужто все это — плод воображения случайно скопившихся молекул?"

Те из нас, кто верит в существование Бога, считают, что вышеуказанные нематериальные реальности исходят от нематериального же источника — Бога. Как атеист объясняет их существование? Обычно он объясняет их "научно", как "развитие и усложнение (самопроизвольное!) молекулярных систем". Даже если атеист не прибегает к "научному" объяснению, он приписывает появление нематериальных реальностей (сознания) "объективным силам природы", которые постоянно движут материю вперед в непрестанном ее развитии и побочно создают такие фокусы сознания, как любовь, удовольствие, гнев, зависть и т.д. Наука, верит атеист, со временем даст нам больше информации и эмпирического опыта — и мы во всем разберемся… Но наука объясняет лишь процессы, а не причины и цель всего этого круговорота. Никакой эмпирический опыт не дает ответа на простой вопрос: кто и зачем нагромоздил эти процессы во вселенной?

Конечно, мы можем предположить, что такие понятия, как красота, творчество, гармония, мораль и справедливость, законы природы, сложнейшие операции человеческого мозга, одним словом, все сущее исходит от неживого, но материального источника (эдакого вселенского компьютера). Но ведь компьютер этот Кто-то когда-то должен был запрограммировать! Логика и разум, не говоря уж о нашем интуитивном религиозном сознании, подсказывают нам, что если существует проект, то должен быть и Проектировщик. Если есть закон (природы, скажем), то должен быть и Законодатель. Если есть творчество, то должен быть и Творец. Даже следуя материалистическому взгляду на связь между причиной и следствием, нетрудно придти к мысли, что Бог существует…

Есть два возможных объяснения реальности: либо все во вселенной произошло в результате случайного совпадения, либо в результате творческого замысла. Выбор лежит, таким образом, между смыслом и бессмыслицей. Если Бога нет, то нечего и рассуждать о смысле жизни, о добре и зле, а уж тем более о "творческом замысле" — все это моментально превращается в плод наших умственных усилий, направленных на упорядочение всей бессмыслицы и хаоса окружающего нас мира. Но как только мы признаем, что нематериальные аспекты жизни являются объективной реальностью; мы тут же неминуемо придем к мысли, что Бог существует. Откуда же еще взяться всем этим нематериальным "тонкостям"? Не аминокислоты же и газы соткали такие понятия, как правда, смысл, добро и зло…

Милтон Стайнберг писал: "Вот это и есть интеллектуальное обоснование веры в Бога. Вера эта нелегка, но она — наилучший ключ к загадке происхождения вселенной". (Анатомия веры, издательство Харкоурт Брайс, Нью-Йорк, 1960, стр.88-96).

Существует, однако, еще одна загадка, ответ на которую подтверждает факт существования Бога — это существование и роль евреев. История и, что наиболее загадочно, потрясающее влияние еврейского народа на ход мировой истории — все это нельзя объяснить, если пользоваться критериями, применяемыми к любому другому народу в этом мире.

Прежде всего, небывалая способность еврейского народа сохраняться и выживать .как самобытная и устойчивая национальная общность не знает прецедента. Среди всех прочих народов мира только евреи сохранили свою культуру и традиции целиком на протяжении почти четырех тысяч лет весьма бурной истории. Только евреи смогли уцелеть как нация несмотря на то, что их дважды лишили исторической родины, несмотря на рассеяние по всему миру и бездомность на протяжении двух тысяч лет, несмотря на ненависть и гонения в каждой стране своего пребывания. Только евреи уцелели, несмотря на неоднократные попытки уничтожить физически весь еврейский народ, несмотря на то, что почти все народы, среди которых они жили, изгоняли их рано или поздно. И только евреи умудрились восстановить свою государственность, вернуться на землю предков, разговаривать и писать на языке трехтысячелетней давности и, главное, молиться и служить все тому же Богу! Загадка выживания евреев интриговала почти всех историков и философов мира. Среди последних, возможно, Марк Твен выразился наиболее красноречиво:

"Египет, Вавилон и Персия возвеличились, расцвели, заполнили планету блеском и грохотом своей славы… а затем растворились в небытии Истории. Греки и римляне последовали за ними. Многие прочие нации возвышались, высоко держа факел своего величия, но факел догорел, и вот они уже сидят в потемках, если вообще еще живы… Еврей всех их видел, всех победил, и сегодня он такой же, каким был всегда, без малейших признаков разложения или упадка, никакой старческой дряхлости нет у этой нации, ни затемнения ума, ни ослабления воли. Все та же неуемная энергия, все то же неукротимое движение. Все в мире преходяще и невечно, кроме евреев. В чем же секрет этого бессмертия?" (Журнал Харпер, сентябрь 1899 года). Для еврея, конечно, "секрет бессмертия" заключается в участии Бога в ходе еврейской истории. Просто! Но существует нечто еще более загадочное, чем простое выживание еврейского народа и его влияние на историю человечества. Как объяснить тот факт, что небольшая группа некультурных и бездомных рабов покинула Египет и принесла человечеству понятие единого Бога, этический монотеизм, понятие абсолютной, всечеловеческой и универсальной моральной ответственности, понятие святости человеческой жизни (человек сотворен по образу и подобию Божьему), идею прогресса (не "циклического", возвращающегося "на круги своя", а' восходящего к вершинам совершенства в ходе истории человечества), идею мессианства, пророков. Библию, Десять Заповедей… Если бы не евреи, то не было бы ни христианства, ни ислама, ни марксизма, ни социализма, ни гуманизма, ни фрейдизма…Не все эти "измы" одинаково хороши для человечества, как показывает история, но все они повлияли на ход исторического развития коренным образом! Неудивительно, что юдофобы, или просто антисемиты, так много и упорно говорят о "мировом заговоре евреев". Величайшие державы мира почему-то всегда были озабочены и порою напуганы самим фактом существования этой численно ничтожной нации. Римляне, церковь, канувший в историческую помойку национал-социализм, здравствующий ныне лагерь социализма советского толка, исламский мир и даже сама Организация Объединенных Наций — все они внесли свой весомый вклад в "еврейский вопрос" и, как правило, не в пользу евреев… В нынешнем мире проживает менее 14 миллионов евреев среди 4,5 миллиардов соседей по планете. На каждую тысячу жителей планеты приходится всего лишь по два с половиной еврея — и они оказываются в центре всеобщего внимания! И-это ничтожное вкрапление евреев в человечество всегда находится в центре мировых, национальных, районных, местных и местечковых событий…

Для верующего еврея его роль в круговороте человеческой истории всегда ясна: еврей в принципе ничем не отличается от любого человека. Любой человек может стать евреем, приняв иудаизм. Поэтому объяснение еврейского влияния на события в мире следует искать не в самих евреях, а в религии, которую они исповедуют — иудаизме. Это не евреи "играют роль в истории", это нечто сверхисторическое вмешивается в дела людей. Возможно, это Бог.

Когда человек полностью осознает уникальность идеала монотеизма (единобожия), когда постигает великолепие самого факта возникновения этого идеала в умах сразу многих людей в одно и то же историческое время, среди только одного народа мира… Когда человек, нормальный, думающий человек, осознает и признает совершенно уникальное влияние иудаизма на историю человечества, человек этот приходит к выводу: либо сверхчеловеческие существа, либо сам Бог являются создателями иудаизма и этического монотеизма. Бог представляется более вероятным вариантом.

АТЕИЗМ

Мы полагаем, что недостаточно привести веские аргументы в пользу существования Бога. Следует еще рассмотреть природу атеизма и его истоки. Что именно приводит людей к отрицанию Бога? Мы разделили атеистов на следующие пять категории:

1. Атеисты, отрицающие Бога потому, что идея о Нем была преподнесена им в упрощенной, примитивной детской или искаженной и, следовательно, неубедительной форме

К сожалению, надо признать, что Бог порою преподносится нам в довольно-таки глупой форме. Типичный пример: старый дед с седой бородой, сидящий на облаке, весь в сиянии голубых молний. Такой Бог, безусловно, может стать объектом насмешек атеистов и персонажем атеистических карикатур. Именно о таком Боге говорили советские космонавты, уверяя человечество с орбиты, что никакого "Бога" они не видели… Второй пример распространенной профанации идеи Бога:

Бог — это некий своего рода небесный благотворитель, раздающий бесплатные блага, как председатель профсоюза раздает бесплатные путевки в санаторий. Он служит нам, а не мы Ему.

Третье, и самое страшное, искажение идеи Бога — это когда зло творится людьми "во имя Его". Это излюбленная тема атеистов, они часто приводят примеры злодеяний церкви, объясняя таким образом полное отсутствие связи между моралью и Богом. Любопытно, что евреи, пострадавшие от злодеяний церкви больше всех прочих народов, отнюдь не склонны разделять это мнение атеистов. Напротив, невзирая на то, что их мучители и палачи прикрывались именем Бога, евреи не потеряли веры в Него. Евреи лишь укрепились в осознании важности своей миссии в мире. Для иудаизма аргумент атеистов об "аморальности религии" не представляется серьезным, ибо согласно иудаизму одна лишь вера в Бога не делает людей хорошими и добрыми. Бог — лишь основа морали. Но чтобы сделать мир добрым, а людей праведными, нужны еще два условия: признание первостепенности морали и применение разума.

Более того, если мы станем отвергать Бога только потому, что отдельные индивидуумы или группы людей вершат зло "во имя Бога", то с таким же успехом мы сможем отвергнуть законы, науку, секс и все прочее, что составляет смысл или фундамент человеческого бытия. Закон может отправить преступника в тюрьму. Закон также может поставить преступника у власти, как это было в нацистской Германии и как это происходит сегодня в Советском Союзе. Наука может излечить миллионы людей, а может и уничтожить те же миллионы… Секс — это прекрасно, но существуют также сексуальные маньяки и насильники. Тот факт, что люди способны опорочить имя Бога, извратить законы, использовать научные достижения для массового уничтожения людей и превратить самое приятное и интимное в способ унижения, свидетельствует лишь о врожденной способности людей принижать, "заземлять", уродовать такие высокие идеалы, как Бог, мораль, разум. Но без этих идеалов человек, как и человечество в целом, долго не протянет…

Вот поэтому нам хотелось бы пригласить атеистов вышеуказанной первой категории поинтересоваться, как представлена идея Бога в еврейских источниках. Иудаизм принес в мир идею единобожия. Атеисты увидят, что концепция человекоподобия Бога или представление его в виде некоего раздатчика благ с небес чужды иудаизму. Слушая Бога на горе Синайской, Моисей полюбопытствовал, как зовут Бога. На что Бог ответствовал: "Я есть Тот, Кто есть". Еврей не может знать. Кто или Что есть Бог. Еврей может лишь знать, что Он есть, и постигать то, что Он хочет.

2. Атеисты, которые отвергают Бога, взбунтовавшись против семьи, своего происхождения, власти как таковой

Бунт против религии родителей — типичный признак стремления к самоутверждению в семьях, где отношения между родителями и детьми сложились неудачно. Такое отрицание Бога типично не только в тех семьях, где родители "тираны". Это может случиться в семьях, где детям "все дозволено". Избалованные дети часто вырастают скептиками, отвергающими любой авторитет, от Бога до правительства, до преподавателя в школе. Избалованные дети вырастают эгоистами, видящими себя как бы "в центре вселенной".

3. Атеисты, отвергающие Бога потому, что были воспитаны в атеистической среде

Хотя немногие из атеистов готовы признать это, но их взгляды на Бога и религию сложились у них в семье, и они приняли их некритически. Атеисты часто говорят, что верующие унаследовали свои верования в семье или в социальном окружении. Но те атеисты, которые не попытались проверить правильность своих взглядов, своего отрицания Бога в спорах с мудрыми, хорошо осведомленными верующими, обсудив с ними различные жизненные ситуации, должны признать, что неверие механически приобретено ими в их семье. Поэтому, если атеист ищет истину, стремится усовершенствовать себя и улучшить мир, то он обязан вступать в контакты с верующими и познакомиться с религиозной литературой, прежде чем замкнуться в своей атеистической догме. Интеллектуальная честность и стремление к нравственному поведению требуют такого подхода.

4. Атеисты, отвергшие Бога из-за страданий человечества или своих собственных

Что можно сказать тем, кто отверг Бога, пережив личную трагедию — смерть близких, раскол в семье? Таким людям не нужны наши научные аргументы, им нужны сострадание, любовь и дружеская поддержка… И, тем не менее, отрицание Бога в результате личной травмы — это скорее эмоциональное, нежели рациональное поведение. Наши страдания не есть доказательство отсутствия Бога, равно как наши радости не доказывают, что Он есть. Мы также должны отличать страдания, причиненные человеком, от страданий, вызванных катаклизмами природы. Только второй вид страданий имеет отношение к вопросу о существовании Бога. Зло, причиненное людьми… Подумаем, каково евреям сохранить веру в Бога, пережив Освенцим? Как можем мы верить в Него, если Он позволил нацистам уничтожить шесть миллионов людей, в их числе — более миллиона детей, отравленных газом, сожженных в печах, убитых на операционных столах в ходе "научных экспериментов" над живыми людьми?! Как верить в Него после того, как из нашей кожи понаделали абажуров для настольных ламп, а наши тела были превращены в бруски мыла? Каждый еврей задавал себе эти вопросы, и не раз. Авторы этой книги выросли в США уже после Второй мировой войны. Мы не испытали на себе ужасов Катастрофы. Но она оставила глубокую рану в нашем сознании. Частичка нас умерла, была убита — вместе с жертвами геноцида. Но и эта трагедия нашего народа не убила в нас веру в Него.

Во-первых, не Бог, а люди построили газовые печи в Освенциме. Иудаизм предполагает, что людям была дана свобода выбора. Возможно, многие из нас предпочли бы, чтобы все люди были созданы Им одинаково добродетельными, как роботы, запрограммированные против зла. Увы, это невозможно. Только там, где существует возможность зла, может быть свободный и сознательный выбор добра.

Во-вторых, если Катастрофа может служить причиной отрицания существования Бога, как быть с фактом исторического выживания евреев, их уникального влияния на ход мировой истории? Как объяснить возрождение Израиля?

В-третьих, после Катастрофы, возможно, некоторым трудно верить в Бога. Но еще труднее — да просто невозможно — верить в людей! Вместе с шестью миллионами евреев, надо помнить, погибли десятки, если не сотни миллионов людей других национальностей, ставших жертвами нацизма и коммунизма. После Освенцима и ГУЛАГа мы просто обязаны похоронить навеки миф о том, что человек является самым разумным и высшим существом. После этих ужасов у нас остался выбор: либо верить в то, что над человеком есть Бог, либо вообще ни во что не верить. Вопрос, таким образом, должен быть не "где был Бог во время Освенцима и ГУЛАГа?", а "где был и есть человек, допустивший и сотворивший эти кошмары?" Страдания, причиненные природой человеку. Когда мы сталкиваемся с такими трагедиями, как эпидемии, землетрясения, засухи, потопы и т.п., нам еще труднее верить в доброту Бога. В наше время, правда, человечество научилось смягчать последствия природных катастроф. Но это — слабое утешение, если речь идет о выборе между атеизмом и верой. Иудаизм уделяет много внимания этой пролеме. В Книге Иова, например. Библия описывает ужасные страдания человека, который был весьма добронравным и богопос-лушным. Вопрос ставится вполне созвучно нашей эпохе:

"Если Бог есть добро, то почему люди страдают?" Вопрос этот вечен… Друзья Иова отвечают на него так:

"Страдания Иова как символического представителя всех людей — это наказание за грехи наши". Иудаизм отвергает такой ответ. Он не удовлетворяет верующих евреев, которые. могут задать встречный вопрос: "Но почему за грехи всех страдают праведные люди?" В Библии после тридцати семи глав, описывающих страдания, слезы, противоречия и сомнения. Бог дает Иову (и нам) следующий ответ:

Господь отвечал Иову из бури и сказал: Кто это, омрачающий Провидение словами без смысла? Препояши ныне чресла свои. как муж: Я буду спрашивать, а ты объясняй Мне: Где ты был, кого я Я полагал основания Земли?.. Кто положил меру ей, если знаешь? Или кто протягивал по ней вервь? Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить Господство его на земле?.. Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму?.. Будет ли состязающийся со Вседержателем еще учить? Обличающий Бога пусть отвечает Ему! И отвечал Иов Господу и сказал: Вот, я ничтожен; что буду я отвечать Тебе?

(Книга Иова, 38-40)

Как понять этот ответ Бога Иову? Просто: Бог есть Бог, и кто мы такие, чтобы постичь Его пути? Одно изречение на древнем иврите звучит так: "Если бы я познал Его, я уже был бы Им". Возможно, это не совсем тот ответ, который нам хотелось бы услышать от Бога. Но что именно хотели бы мы услышать? Можем ли мы сами четко сформулировать ожидаемый ответ? Конечно, иудаизм мог бы создать и более "популярный" образ Бога. Несомненно, можно было бы "затушевать" страдания (как это и сделано во многих восточных религиозно-философских системах и писаниях), можно было бы объяснить страдания людей наказанием за их греховность (как это и объясняется в христианстве). Но иудаизм этого не делает.

Человеку мыслящему и интеллектуально честному иудаизм представляется религией, чуждой компромисса относительно образа Бога. В лоне иудаизма можно утверждать, что Бог существует, не отрицая при этом роль разума и не стыдясь мучительных сомнений и вопросов о сути Его. Более того, для еврея и его сомнения, и его разум — это еще более убедительное подтверждение того факта, что в конечном итоге существуют и Бог, и смысл жизни, и — да, смысл наших страданий.

5. Атеисты, отвергнувшие Бога, познакомившись с аргументами обеих спорящих сторон

Остается еще немногочисленная группа атеистов, не входящих в предыдущие четыре категории. Они пришли к выводу, что Бога нет, не потому, что слепо приняли атеистические догмы, преподнесенные им другими неверующими, и не потому, что взбунтовались против общества, семьи или власти, и не потому, что образ Бога был преподан им в наивной, неубедительной форме, и не потому, что эмоционально восстали против идеи Бога после пережитых страданий — а лишь потому, что искренне пытались верить и вести религиозный образ жизни, и даже читали мудрые книги на религиозные темы и вели дискуссии с образованными верующими людьми, но… остались при своем отрицательном мнении. Честно говоря, нам лично не довелось встречаться с такими атеистами, но мы знаем об их существовании по их книгам и статьям в прессе. Однако эти "интеллектуальные" атеисты стоят перед тем же извечным вопросом: если мораль субъективна, если реальность — результат случайности, если, как писал Достоевский в "Братьях Карамазовых","… Бога нет — тогда все можно", то что же утверждает атеизм?

Ответ, естественно, один: атеизм не утверждает ничего, хотя это не означает, что у атеистов этой группы нет ничего "позитивного". Просто атеисты заменяют Бога — единого Бога — своими собственными "маленькими божками": гуманизмом, искусством, разумом, государством (или "Старшим Братом", как у Джорджа Орвелла в его романе "1984" или как у коммунистов в "соцлагере"), идеологией, наукой, прогрессом, революцией, культурой, образованием, счастьем… собой, наконец. И вопрос тут не в выборе между верой и неверием, а в выборе между верой в Бога и верой в "божков", идолов. Человечество заплатило дорогой ценой — ценой миллионов жизней и мучительных страданий, познавая простую истину: без Бога все вышеперечисленные идолы и искусственные ценности становятся бессмысленными и даже опасными, особенно когда они превращаются в самоцель, поставленную выше абсолютов добра и зла.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, атеизм не более убедителен в плане объяснения загадки жизни и происхождения вселенной, нежели вера в Бога. Сам Вольтер, ярый противник "организованной" религии, писал: "На стороне верующих в Бога — масса трудностей, на противоположной стороне — масса абсурда".

Атеизм страдает не только недостатком членораздельных ответов на простые вопросы и не только отсутствием основы нравственности, атеизм — весьма негибкая и интеллектуально ленивая доктрина. Вопреки общепринятому заблуждению об интеллектуальности отвергателей Бога, атеисты, в большинстве своем, гораздо менее критичны по отношению к своим убеждениям, нежели верующие люди.

Многие евреи сегодня сомневаются в существовании Бога, но они живут и ведут себя так, как будто Бога нет. Они — агностики, но ведут атеистический образ жизни. Чтобы жить полнокровной еврейской жизнью, несмотря на сомнения в отношении существования Бога, надо всего лишь прислушаться к убедительным интеллектуальным, нравственным и экзистенциальным доводам в пользу существования Его.

Можно быть агностиком в теории, но на практике мы живем либо еврейской жизнью, либо так называемой "светской" — бездуховной. Главная цель нашей книги, как вы увидите в следующих главах — показать преимущества еврейской жизни.

ВОПРОС ВТОРОЙ.

ЗАЧЕМ НАМ НУЖНА ОРГАНИЗОВАННАЯ РЕЛИГИЯ ИЛИ ЕВРЕЙСКИЙ ЗАКОН — РАЗВЕ НЕДОСТАТОЧНО ПРОСТО БЫТЬ ХОРОШИМ ЧЕЛОВЕКОМ

…Цель законов Торы — утверждать любовь, сочувствие и мир среди людей.

Моисей Маймонид(1135-1204) Иад Хазака, Хилхот, Шабат 2:3

Организованная религия нужна нам по тем же причинам, по которым нужны людям организованные политические партии, организованные общественные движения и т.п. Чтобы получить национальную независимость, избрать президента, получить надбавку к зарплате или, как в случае иудаизма, улучшить мир путем распространения идеи единого Бога (монотеизма), людям с одинаковыми или близкими убеждениями и целями нужно организовать себя для более эффективного достижения данной цели.

Если мы признаем важность организованности в сфере общественной или политической, отчего же многим людям не по душе идея организованной религии? Ответ заключается в самом отношении к религии, организованной или неорганизованной. Многие воспринимают религию как хранилище молитв и ритуалов, побуждающих к вере в Бога. Соответственно многие люди полагают, что религия должна быть "чисто личным делом" и что совершенно незачем организовывать религию, ибо личные, частные дела не нуждаются ни в какой "организации" или ведомстве. Возможно, что та религия, которую исповедуют сегодня многие люди, состоит в основном из молитвы, ритуала и набора верований (или суеверий),и в таком случае мы, естественно, согласимся, что "организованность" тут не при чем. Но религия такого рода имеет мало общего с иудаизмом. Религия евреев организует людей для преобразования мира. Иудаизм — это всеобъемлющее движение, это образ жизни, включающий элементы действия и создания нравственных ценностей. Цель его — создание нравственной и духовной (священной) нации, которая, в свою очередь, преобразует в нравственном отношении мир и которая руководствуется при этом законами (мицвот) иудаизма. Следует пояснить также значение слов "священная" и "нация" в иудаизме. Святость, или священность ("кедуша" на иврите) — это возвышение человека и его поступков от уровня примитивного существа (животного, млекопитающего, каким, в сущности, и является человек) до уровня разумного, богоподобного существа. Как видите, понятие "святости" в иудаизме более конкретно и менее метафизично, нежели в некоторых других религиях. В отношении термина "нация" в сочетании "еврейская нация" существует некоторая неразбериха. Как понимать евреев — как нацию (национальность) или как религию? Евреи всегда были, есть и будут и тем, и другим. В древнем мире, единственной уцелевшей культурой которого является еврейская, каждая нация имела часто свою обособленную религию. В нынешнем мире многие нации исповедуют одну религию. Но евреи как были, так и остались в лоне своей древней религии и как нация, и как религиозная общность. Все признают, что еврей не может быть "евреем-мусульманином" или "евреем-христианином". Еврей, перешедший в другую веру, перестает быть членом еврейской нации. Подобно этому человек любой национальности может стать членом еврейской нации, приняв иудаизм. С другой стороны, даже нерелигиозный еврей остается таким же евреем по национальности, как и самый ортодоксальный еврей, потому что евреи — это также и национальность. Попытки оторвать одно от другого часто приводили к ассимиляции и даже к уничтожению евреев — и как представителей нации, и как представителей религиозной общности. Но вернемся к целям иудаизма. Для того чтобы воплотить их в жизнь, многие люди объединились — "организовались" — лет эдак 3500 тому назад, и впоследствии стали известны в истории как евреи. Итак, иудаизм не является "организованной религией" в обычном, сегодняшнем, "бюрократическом" понимании этого слова. Евреи — это организованная группа, общность людей всевозможных рас и культурных традиций, которые разделяют общую веру и убеждения и которые желают преобразовать и улучить мир — по-еврейски.

РАЗВЕ НЕДОСТАТОЧНО БЫТЬ ХОРОШИМ ЧЕЛОВЕКОМ?

Выражение "хороший человек" — сильно потрепанное выражение в наши дни. Кто это — "хороший человек"? Чем он "хорош"? Авторам этой книги часто приходилось встречаться со скептиками, которые отвечали на наши религиозные призывы такими заявлениями: "А вот я знаю хороших людей, которые не верят (и, очевидно, не нуждаются и не желают верить) в Бога…" Когда мы просили дать определение понятию "хорошие люди", то обычно слышали в ответ: "Хороший человек тот, кто не причиняет зла и вреда ближним". Это общепринятое определение неверно. Человек, не причиняющий вреда другим, не "хороший" человек. Он просто "не плохой" человек. Чтобы быть по-настоящему хорошим человеком, надо стремиться к добру и делать добро. Недостаточно просто отрицать насилие, надо вступаться за обиженных! "Не стой, взирая, когда проливается кровь соседа твоего!" (Левит. Третья Книга Моисеева 19:16). Недостаточно лишь самому не участвовать в несправедливых деяниях, чтобы быть "хорошим" — надо находить и исправлять несправедливость, где бы она ни встречалась: "Справедливости, справедливости ищи, дабы ты был жив и овладел землею, которую Господь, Бог твой, дает тебе!" (Второзаконие, Пятая Книга Моисеева 16:20), и далее: "И так истреби зло из среды своей". (Второзаконие /7:7).

В эпоху нацизма немцы ярко продемонстрировали, насколько недостаточно просто "самоустраниться" от зла для того, чтобы быть "хорошим". Большинство немцев никоим образом не участвовали в зверствах нацистов, но и не помогали предотвратить геноцид. "Хорошие" люди? С другой стороны, для того чтобы быть "плохим", не надо делать ничего плохого. Надо просто ничего не делать… Вот почему иудаизм содержит так много "позитивных" законов, направленных на активное творение добра. Верующий еврей обязан участвовать в благотворительной деятельности, навещать больных, помогать немощным, пресекать сплетни и т.п. В отличие от законов иудаизма светские (нерелигиозные) законы почти все негативны: "Не совершай уголовных деяний!" Светский закон направлен на предотвращение преступного акта. Лишь очень немногие законы светского общества требуют совершения хороших поступков. Да и мы сами не желаем таких законов, поэтому наш идеал — верующие индивидуумы, но нерегиозное правительство. Иудаизм, наоборот, представляет собой самую обширную и полную систему "легализованного, узаконенного добра", которую когда-либо знало человечество. Взгляните, например, на прилагаемый в конце книги список еврейских законов благотворительности, и вам станет понятно, что большинство людей в нынешнем обществе "хорошие" только лишь в "пассивном" смысле:

они "не делают никому зла", но и добра от них, по еврейским понятиям, активного участия — никакого. Многие ли готовы активно помочь беженцам из Камбоджи и Вьетнама, умственно отсталым детям, советским евреям и диссидентам, противникам тоталитарных режимов в других странах, словом, заняться добрым делом, не имеющим прямого отношения к их собственной жизни? Большинство из нас вполне довольны своей жизнью, которая посвящена нам самим. Вот по этой причине, считаем мы, большинство людей нуждается в системе законов этики. Даже меньшинству, коим являются нравственные люди, такая система не повредила бы. Как уже давно поняли верующие евреи и как неплохо бы понять людям двадцатого века, существования нравственных идеалов еще недостаточно для создания нравственного мира и нравственных людей. По сути дела, идеи всеобщего мира .и справедливости, порожденные в лоне иудаизма, сегодня являются общепринятыми во многих идеологиях и религиозно-философских системах: и христианство, и марксизм, и социализм, и гуманизм обещали людям воплощение этих благородных идей в жизнь. Но, в отличие от иудаизма, последующие идеологии не выработали обязующих законов. И благородные идеалы остались и остаются идеалами, и останутся таковыми до тех пор, пока человечество не примет детальную систему этических законов, обязательных для каждого человека. В противном случае, как показывает история, самые высокие идеалы могут привести не к миру, справедливости и братству, а к жесточайшей "борьбе за идеи" — с применением весьма неэтичных средств (концлагеря, газовые камеры, психушки для инакомыслящих…)

Для достижения совершенства в любом деле — от спорта до покорения космоса — необходима система правил. Почему бы не иметь систему правил добрав Да, существует множество хороших людей и вне иудаизма, которые могут и не знать еврейских законов. Да, они делают добро ближним. Мы можем лишь посоветовать таким хорошим людям ознакомиться с законами иудаизма — это наверняка поможет им стать еще лучше. В иудаизме, между прочим, существует положение, что нееврей, творящий добро вне еврейского закона, уже "достаточно хороший"* человек, что такой человек "имеет право на частицу грядущего мира" (Тосефта Сангедрин 13:2) и что такой человек заслуживает материальной поддержки от еврейской общественности в случае необходимости (Левит 25:3-6). Хорошие неевреи не обязаны принимать иудаизм и соблюдать еврейские законы, хотя евреи были бы в восторге от такого поступка.

* Строго говоря, такой нееврей более чем "достаточно хороший человек", ибо с точки зрения иудаизма неевреи должны следовать только "семи законам детей Ноевых" — законам всего человечества, ведущего свою родословную от Ноя. С древних времен эти законы включали запрет идолопоклонства, богохульства, убийства, половой распущенности, воровства и съедения частей тела, оторванных от живого зверя — наряду с позитивными законами, предписывающими добрые деяния (см. Талмуд Сангедрин Зба).

Верующие евреи, однако, обязаны соблюдать еврейские законы, чтобы стать настолько "хорошими", насколько позволяет нам наша человеческая природа, чтобы как можно ближе приобщиться к "святости" и чтобы, таким образом, хранить и выполнять миссию еврейского народа. Для достижения этого и существуют еврейские законы, суть которых мы объясняем в последующих главах нашей книги.

ЕВРЕЙСКИЙ ЗАКОН

Существуют четыре категории еврейских законов:

интроспективные законы — возвышают исполнителей этих законов;

законы этики — способствуют нравственному поведению людей;

законы святости — возвышают человеческие поступки от уровня примитивного существа до уровня разумного, богоподобного творения Бога;

национальные законы — приближают исполнителя к еврейскому народу и его прошлому.

ИНТРОСПЕКТИВНЫЕ ЗАКОНЫ

Каждый наш поступок влияет на нашу жизнь, возможно, не в меньшей мере, нежели мы сами влияем на наше собственное поведение. Существует ряд еврейских законов, исключительной целью которых является оказание влияния на их исполнителей ("мотивирование"). Одним из ярких примеров является молитва, главная цель которой — оказать влияние на молящегося. Даже само слово "молиться" на иврите является возвратным глаголом — "л-хитпаллель", что означает "судить, оценивать себя". Бог не нуждается в нашей молитве. Мы нуждаемся в ней! Человек, который находит время регулярно и постоянно "судить и оценивать себя", то есть, критически рассматривать свое поведение, неминуемо почувствует "обратное влияние" молитвы на свое поведение и отношение к жизни. Еще один пример интроспективного закона евреев: ношение "цицит" — кистей, прикрепленных к краям одежды. Смысл этого закона объяснен в Торе: "И сказал

Бог Моисею: пойди к детям Израилевым и вели им носить "цицит" на краях одежды во всех грядущих поколениях… чтобы, видя их, вспоминали заповеди Божьи и соблюдали их… (Числа, Четвертая Книга Моисеева 15:38-9). Идея рационального объяснения еврейских законов чужда многим евреям. Существует неоправданная тенденция как среди верующих, так и среди неверующих евреев считать многие еврейские законы "ритуалами", которые не имеют внутреннего рационального или этического смысла. С другой стороны, многие очень религиозные евреи призывают к слепому соблюдению еврейских законов и возражают против попыток объяснить их, опасаясь, что такое объяснение сделает законы похожими на человеческие, а не на Божественные по природе.

Таким образом, обе эти группы преуспели в том, что большинство евреев остается вне уникального аспекта иудаизма — еврейского Закона. И это трагедия, ибо когда евреям объясняют причины существования еврейских законов, они начинают их соблюдать. Нежелание искать смысл и цели еврейского закона было осуждено восемьсот лет назад Моисеем Маймонидом в его шедевре Учитель заблудших (часть 3, глава 31): "Есть группа людей, которая считает ужасным, что для каждого закона должна быть причина; им бы больше всего подошло, чтобы разум не мог найти смысла в заповедях и запретах. Их заставляет думать так болезнь, затаившаяся в их душах, болезнь, которая не находит выражения и которую они не могут толком объяснить. Поскольку они полагают, что если эти законы полезны для земного существования и даны нам по той или иной причине, то они являются отражением понимания некоего разумного существа. Если разум не может обнаружить никакого смысла, ведущего к чему-либо полезному, значит, это неизбежно исходит от Бога, поскольку восприятие человека не может привести к этому".

ЗАКОНЫ ЭТИКИ

Конечная цель всех еврейских законов — создание хорошего человека. Для этого добро должно быть не только четко определено, но и узаконено, то есть добро должно иметь силу закона. Это и достигнуто в иудаизме. Сотни "мицвот" (заповедей) определяют стандарты нравственности и предписывают евреям воплощать их в жизнь.

Некоторые из этих этических законов, в частности, шесть последних заповедей из десяти (почитай отца и мать, не убий, не прелюбодействуй, не укради, не давай ложных показаний, не завидуй) были включены в своды этических правил и законов всех цивилизаций, возникших после иудаизма. Однако другие мицвот этического порядка ими приняты не были. Например, мицва отдавать 10% своего годового дохода на благотворительные дела. Это не просто призыв к благотворительности, а вполне конкретное указание, сколько давать, чтобы не отделывался человек малою лептой, дабы казаться "хорошим". Существует также мицва, запрещающая еврею спрашивать у торговца цену на товар, который он не собирается покупать (Мишна Бава Меция 4:10). Евреям, конечно, не запрещено "прицениваться" и торговаться, но при этом они обязаны принимать во внимание чувства владельца магазина — мы не должны огорчать его, вселяя напрасные надежды на продажу товара. Мелочь, конечно, но эта мицва показывает, насколько евреи озабочены этическими вопросами.

В Торе есть также закон о "допустимых" и "недопустимых" разговорах! Можно ли еврею говорить все, что он пожелает, о другом человеке, даже если это правда? Иудаизм отвечает — нет! "Лашон хара" — говорить недоброе за спиной человека — это грех, и весьма серьезный.

Есть у евреев и заповеди, предписывающие правильное отношение к животным. Например, еврей должен накормить своих животных, прежде чем садиться есть самому (Талмуд Берахот 40а), предоставлять животным возможность полного отдыха в субботу, ему нельзя охотиться на животных (диких зверей) ради спортивного интереса, а убивать животных (причем только тех, которые необходимы для пропитания) следует наиболее гуманным образом, тщательно описанным в законах. В еврейском Законе существует много других этических заповедей: как вести дела в торговле и промышленности, как заботиться о престарелых людях, как помогать бедным и больным, как утешать скорбящих — еврейский Закон имеет соответствующие мицвот практически для каждой области деятельности и для каждого аспекта человеческой жизни.

Евреям даже не позволено ликовать, когда повержен их враг! Еврейским детям предписывается во время праздника Песах (Пасха), подражая взрослым, отливать десять капель из бокала с вином в знак сочувствия к древним египтянам, пострадавшим от десяти напастей перед исходом евреев из Египта. Стать хорошим человеком, согласно иудаизму, так же трудно, как стать хорошим артистом. Но, как говорят, "игра стоит свеч", ибо, соблюдая законы этики, евреи могут превратить себя в нацию, совершенствующую мир.

ЗАКОНЫ СВЯТОСТИ

Иудаизм требует от еврея как нравственности, так и святости: "И сказал Господь Моисею: Объяви сынам Израилевым и скажи им: святы будьте, ибо свят Я, Господь Бог ваш" {Левит 19:2). Цель законов святости в иудаизме — сделать наши действия и даже наше время освященными. Человек сотворен по образу Божьему, но человек также еще и животное. Не надо прилагать никаких усилий, чтобы вести себя, как животное. Но для поведения "божеского", то есть достойного существа, созданного по образу и подобию Божьему, требуется большая умственная и волевая работа. Вот поэтому в иудаизме существует много "мицвот" в тех областях человеческой деятельности, которые мы разделяем с животными. Вместо того, чтобы порицать и принижать "животное" поведение, иудаизм предлагает позитивную альтернативу в форме законов святости.

Поступки и действия, которые больше всего роднят человека с животным, относятся к области секса и питания. Человек может есть пищу и совокупляться точно так же, как животные. А можно делать то же самое, но на "более высоком уровне". Даже в повседневной, нерелигиозной жизни мы часто замечаем, что некоторые люди "едят, как свиньи", и предаются сексуальным излишествам, "как кролики" или "как мартышки". Для "возвышения" акта принятия пищи иудаизм предписывает многочисленные мицвот. Прежде всего, еврей должен торжественно вымыть руки — как из гигиенических соображений, так и для "символики". При этом еврей должен произнести молитву — благословение по поводу мытья рук: "Благословен Ты, Господь Бог наш, Царь Вселенной, который освятил нас своими заповедями и повелел нам мыть руки перед едой". Затем надо произнести благодарение за пищу. В ходе обеда хозяин дома или его жена должны также напомнить несколько цитат из Торы, относящихся к заповедям нравственного и святого поведения. В конце трапезы следует произнести благодарение Богу.

В отличие от животного еврей не может есть все, что ему захочется. Законы Кашрут ограничивают диету еврея весьма малым числом съедобных живых существ, о чем подробнее пойдет речь в одной из следующих глав. Однако не следует считать, что еврейские диетарные ограничения мотивированы аскетизмом. Еврейский Закон рассматривает чувственные и другие формы физических удовольствий как радость, дар Божий. Согласно Талмуду, "в будущем человек должен будет отчитаться за всякую вкусную пищу, позволенную Законом, которую он отказался попробовать".

В Десяти Заповедях категорически запрещается прелюбодеяние, то есть супружеская неверность. Но и в супружестве законы иудаизма не позволяют еврею предаваться сексуальным развлечениям в любое время, когда у него возникает желание. Две тысячи лет тому назад Талмуд запретил евреям вступать в половые сношения со своими женами до тех пор, пока жены не выразят встречного желания! Несколько дней каждого месяца супруги вообще должны полностью отказываться от половых сношений. При выполнении этих и многих других заповедей иудаизма секс из примитивного животного акта совокупления превращается в нечто более осмысленное, возможно даже — святое. Между прочим, раввины поощряют супружеские пары вступать в половые сношения в Шабат (субботу). Средневековый текст "Иггерет ха-Кодеш", авторство которого приписывается великому толкователю Библии Нахманиду, суммировал отношение верующего еврея к сексу следующим образом:

"Когда человек в союзе со своей супругой в духе святости и чистоты — он пребывает в присутствии Божественного…"

Еврейские законы святости освящают не только действия и поведение верующих, но и само время — путем строгого регламентирования его. В частности, евреям предписывается строгое соблюдение Шабата и прочих еврейских праздников и святых дней. Сравним, например, как евреи празднуют наступление еврейского Нового года — Рош Ха-Шана — с тем, как нерелигиозные люди празднуют Новый год. Рош Ха-Шана — это два священных дня, предваряющих десять дней нравственного и духовного очищения и воздержания. Завершается праздник Судным днем — Иом Кипур. Обычный "светский" Новый год — это прежде всего время развлечений и удовольствий. Более того, евреи празднуют Новый год не только в синагоге и не только за праздничным столом, но в течение всех священных дней — путем самоанализа и самоограничения. В эти дни, например, евреям запрещено касаться денег и заниматься финансовыми операциями. Если бы такое ограничение было введено для всех людей, празднующих обычный Новый год, то праздник просто не состоялся бы, потому что неверующие люди тратят неимоверное количество денег именно в предпраздничные и праздничные дни! Распродажа новогодних подарков и связанные с этим волнения и радости затмевают нерелигиозному человеку всю святость новогоднего праздника…

Сравнение это, конечно, проводится не между евреями и неевреями, а прежде всего между религиозными и нерелигиозными людьми. Неверующие и верующие евреи в Израиле тоже по-разному празднуют Рош Ха-Шана.

Для неверующих израильтян Рош Ха-Шана — это еврейское 1 января, каникулы, используемые для путешествий, вечеринок, развлечений. Еврейский Закон возвышает до святости даже тривиальные, повседневные аспекты человеческой жизни. Как сказал Абрахам Хешель, "он (Закон) дает нам возможность постичь бесконечное, пока мы заняты земным и ограниченным во времени". Понятия нравственности и святости — это не одно и то же, они нуждаются в еще одном небольшом пояснении. Поступок может быть далек от святости или даже противоречить еврейским законам о святости, но не быть безнравственным. Например, "есть, как свинья". В то же время, нельзя быть близким к святости, будучи безнравственным. Такой безнравственный поступок, как убийство, всегда будет аморальным и противным святости. Таким образом, можно быть нравственным человеком и далеким от святости, но невозможно вести себя безнравственно и приобщиться к святости. Поэтому этические законы иудаизма являются самыми важными и обязательными для евреев, но, как сказал пророк Исайя:

"Святой Бог свят праведностью, не святостью…" (Исайя 5:16). Когда законы святости ставятся выше законов этики, получаются евреи, которые хотят быть святыми, прежде чем станут нравственными. Так возникает проблема религиозных евреев, ведущих себя неэтично. Она обсуждается в вопросе 3.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЗАКОНЫ

Еврейский народ, как и все народы, имеет определенные традиции и историческое прошлое, которые отличают евреев от других народов. Наиболее известной традицией, относящейся к "национальным законам" иудаизма, является традиция употребления "мацы" во время празднования Пасхи. Когда евреи освободились от рабства в Египте, у них не было времени для выпечки нормального хлеба. Вместо этого они сделали пресную "мацу". Тридцать два столетия спустя евреи продолжают соблюдать этот обычай в память об исходе из Египта. Во время пасхального Седера евреи также едят горькие травы как символическое воспоминание о горькой жизни в рабстве у фараонов Египта. Сам пасхальный Седер — это национальная мицва, наиболее соблюдаемый обряд среди нерелигиозных евреев всего мира.

Другой национальный закон предписывает евреям поститься на девятый день месяца Ав в знак скорби по поводу разрушения двух еврейских государств и священных Храмов в 586 году до н.э. и в 70 году н.э. Более "веселые" еврейские праздники — Ханука и Пурим

— посвящены историческим победам еврейского народа над поработителями. Большинство еврейских праздников связаны с историческими событиями глубокой древности. Только два праздника — Иом Ха-Ацмаут и Иом Ха-Шоа — относятся к событиям нашего времени. Первый отмечается на пятый день месяца Ияр (в мае) и посвящен дате основания государства Израиль в 1948 году. Второй отмечается 27 дня месяца Нисан (в апреле) в память о Катастрофе во время Второй мировой войны. Большинство заповедей иудаизма относятся к одной или двум категориям еврейских законов. Однако два наиболее важных закона — Шабат и Кашрут — подпадают под все четыре категории законов.

ШАБАТ

Шабат — один из уникальных вкладов иудаизма в мировую цивилизацию. Соблюдение Шабата предписывается евреям в четвертой из Десяти Заповедей. Шабат и многие законы, связанные с этой заповедью, — это попытка иудаизма превратить один день каждой недели в постоянное напоминание об эре мессианства. Шабат — это не день отдыха, это святой день (Исход 20:8). Если бы цель Шабата заключалась лишь в отдыхе, то с таким же успехом можно было бы проспать с пятницы до вечера в субботу и считать свой религиозный долг исполненным. Увы! Соблюдение Шабата требует исполнения целого ряда законов и правил.

Примирение с самим собой

Одной из целей Шабата является достижение внутреннего, душевного спокойствия путем отстранения от любой работы или занятия, отвлекающего от святости Шабата. В этот день евреи должны полагаться исключительно на свой ум и свое тело. Законы Шабата исключают применение внешней, искусственной энергии, технических, механических или электронных приспособлений и инструментов, включая бытовые приборы, такие как радио, телевизор, газовая или электрическая плита. Таким образом, соблюдающие Шабат вынуждены обращаться к своим внутренним творческим ресурсам и способностям, заложенным в них Создателем. Например, в субботу нельзя писать потому, что при письме человек использует карандаш, пишущую машинку или даже компьютер, то есть внешний инструмент творчества. Но можно читать, ибо тут человек использует лишь свой мозг, свои глаза, свое знание уже созданных слов… В течение всей недели человек обычно является придатком или даже рабом предметов, машин и энергии, позволяющих ему быть продуктивным и творческим существом.

В Шаббат, однако, мы освобождаемся из-под власти вещей — телевизора, автомобиля, телефона и т.д. Подумайте только, седьмую часть своей жизни (десять полных лет!) человек пребывает самим собой (если, конечно, человек доживает до 70 лет). Возможно, идея Шабата зазвучит более современно, если мы перенесем принцип Шабата на обычную повседневную жизнь людей, скажем, в таком городе, как Нью-Йорк. В 1969 году писатель Норман Майлер баллотировался на пост мэра города. В своей предвыборной кампании Майлер выдвинул "оригинальную" идею: ввести в Нью-Йорке "супер-воскресенье"! В этот день в городе будет запрещено ездить в частных автомобилях, будут сокращены до минимума передачи радио и телевидения, закрыты все бары и увеселительные заведения. Многим жителям города эта идея понравилась: "Хотя бы на один день в Нью-Йорке воцарятся мир и спокойствие". Подумаешь! Евреи практикуют "супер-субботу" вот уже более трех тысяч лет?

Итак, закон Шабата освобождает верующего еврея от "уз технологии" и позволяет ему задуматься над вечными вопросами: "Зачем я живу? Работа и технология — для чего? Ради чего я работал шесть дней ушедшей недели?"

Мир между людьми

Отказываясь от зависимости от неживого, материального мира, евреи в Шабат становятся ближе к миру живому и духовному. В частности, в этот день члены семьи и друзья становятся более близкими и внимательными друг к другу.

Соблюдающие Шабат непременно стараются проводить этот день в кругу семьи и с друзьями. Типичен ужин в пятницу вечером в домах евреев, соблюдающих законы

Шабата — это, как правило, очень долгий у/кип, ними никуда не спешит. Время проходит за мирной беседой, иногда прерываемой песнями или рассказами. Баскетбольный матч или последний голливудский киношедевр не волнуют собравшихся — семейная, дружеская беседа и традиции иудаизма гораздо важнее и ценнее этих развлечений…

Когда авторы этой книги объясняют положительное влияние "долгих" семейных ужинов в Шабат, многие наши слушатели реагируют с сомнением: "В нашей семье такое невозможно!" Многие опасаются, что у членов их семей просто не найдется достаточно тем для разговоров на целый вечер. К сожалению, они правы, признаки раскола семьи в современном индустриальном обществе включают и такой печальный факт — супругам просто не о чем говорить друг с другом. В результате одного из опросов общественного мнения обнаружилось, что в "средней американской семье" супруги и члены семьи уделяют всего 27,5 минут в неделю обсуждению серьезных семейных вопросов и проблем морали! Остальное время они говорят о таких тривиальных вещах, как кому идти в супермаркет за продуктами или где ключи от машины — если вообще общаются друг с другом.

Шабат, соблюдаемый по законам иудаизма, объединяет семью и заставляет людей находить общий язык, общие интересы, общие философские и моральные проблемы.

Мир с природой

Законы Шабата приближают людей к природе и устраняют "злоупотребление" ею. В Шабат вмешательство в дела природы — будь то созидательное или разрушительное — запрещено. Зачатие ребенка в Шабат разрешается, однако это не является исключением из правила или нарушением закона Шабата, ибо при зачатии ребенка мы не вмешиваемся во внешнюю природу, а обходимся, так сказать, внутренними человеческими ресурсами и энергией.

Что же касается внешней природы, шабат устанавливает следующие запреты: нельзя зажигать огонь (нельзя ни курить, ни готовить пищу на огне). Нельзя также тушить горящий огонь (если только нет угрозы, что он вызовет пожар или причинит вред живому). Нельзя сажать деревья в Шабат (это творческий акт с применением внешних инструментов и энергий). Нельзя и срывать листья с деревьев (это акт разрушения). Таким образом, законы Шабата предписывают нам хотя бы один день в неделю не быть "царями природы" и не "править миром", а пребывать в гармонии и мире с ним. Это "отречение от власти" распространяется в Шабат и на людей, и на животных — в Шабат мы должны быть в мире со всем живущим на земле.

Мир между Богом и людьми

"Шабат — это Богу"” — говорится в Торе. В течение всей •недели мы озабочены нашими личными нуждами и проблемами. В Шабат мы размышляем о том, чего хочет от нас Бог. Шабат — день Бога. Такое умонастроение может быть достигнуто лишь тогда, когда человек, соблюдающий Шабат, пришел к миру с самим собой, с людьми, с природой и готов сделать завершающий шаг — прийти к миру с Богом. Достичь этого можно путем молитвы и медитации (глубокого размышления), изучения Торы и освящения Шабата. Жизнь состоит из материального и духовного. Если всю неделю мы занимались в основном материальным, в

Шабат должно преобладать духовное. Шабат продолжается двадцать пять часов — и это время (а не материальное пространство) должно быть священным. В Шабат человеку дана возможность общаться с Тем, Кто не имеет материального тела.

КАШРУТ

Современные евреи часто игнорируют законы Шабата, но редко отвергают значение Шабата в принципе. К сожалению, законы Кашрута часто и отвергаются, и игнорируются нерелигиозными евреями. Если спросить еврея сегодня о значении Кашрута, вероятнее всего вы получите в ответ следующее: "Соблюдение кошерности необходимо для здоровья. Свинину, например, нельзя есть, чтобы не заболеть трихинозом. Но при современных методах инспекции и дезинфекции кошерность себя изжила."

Такое мнение обнаруживает глубокое незнание еврейских законов. Неудивительно, что неевреи относятся к кошерности как к причуде или особенности еврейской диеты, а не как к этическому коду иудаизма. Это мнение часто распространяется и на прочие законы иудаизма: кашрут — это для предотвращения (профилактики) заболеваний, Шабат — для отдыха. Обрезание — для предотвращения рака кожи и т.п.

В действительности же законы Кашрута подпадают под все четыре категории еврейского Закона и содержат глубокое этическое начало. Вот главные цели законов Кашрута:

1. Сократить до минимума число животных, которых можно убивать и употреблять в пищу — этический и интроспективный аспект закона.

2. Производить умерщвление животных как можно менее болезненным способом (этика).

3. Воспитать отвращение к пролитию крови (этика, самоанализ).

4. Привить самодисциплину и способность к самоограничению (самоанализ).

5. Сохранить традиции иудаизма и сплоченность еврейской нации (законы нации).

6. Возвысить акт принятия пищи от животного уровня до высокоорганизованного и сознательного (законы святости).

Одним из самых ранних законов еврейской диеты является запрет на употребление мяса с кровью. Профессор университета в Беркли Яков Милгром отмечает: "Удивительно, что никто из соседей израильтян не разделяет существующего у них абсолютного запрета на употребление крови. На кровь смотрят как на продукт питания… Кровь — это символ жизни. Согласно законам иудаизма, человек имеет право на поддержание своей жизни путем употребления в пищу лишь минимального количества живой материи… Человек не имеет права посягать на саму "жиэнь". Поэтому кровь — жизнь — должна быть символически "возвращена Богу" — мясо должно быть обескровлено перед приготовлением пищи". (Библейская диета как этическая система, журнал Интерпретация, июль, 1963.) Сцеживание крови из мяса, употребляемого в пищу, практикуется евреями уже тысячи лет и оказывает глубокое нравственное влияние на евреев, соблюдающих законы Кашрута. Один из впечатляющих результатов такого влияния — низкий процент случаев насилия среди евреев и полное отсутствие "спортивной" охоты на животных.

Еще одним законом иудаизма в области диеты является запрещение употреблять в пищу часть тела, оторванную (или отрезанную) от живого существа. Этот закон, между прочим, входит в семь законов морали детей Но.я, то есть теоретически распространяется на все человечество. Согласно иудаизму было бы идеально, если бы человек вообще не ел мяса, а питался бы только фруктами и овощами. Кошерность в этом плане является как бы компромиссом между вегетарианством и всеядностью. Описывая "райскую утопию" Адама и Евы (Бытие 1:28-29), Библия не упоминает ничего относительно разрешения убивать животных для употребления в пищу. Будущее "Царствие Божие" на земле также описано в Библии как "вегетарианское" — как для людей, так и для зверей (Исайя 777:7). Однако иудаизм не настаивает на вегетарианстве, возможно, по двум причинам. Во-первых, в древние времена соблюдать вегетарианскую диету было трудно, даже невозможно по причине калорийной недостаточности такой диеты для наших далеких предков, которые вели довольно подвижный образ жизни; во-вторых, даже если бы иудаизм и запретил употребление мяса, проследить за выполнением такого закона было бы практически невозможно, а о его добровольном приятии и говорить не приходится. Иудаизм, однако, относится к мясной диете отрицательно и делает снисхождение для нее только потому, что Тора характеризует такую диету как "страстное (неконтролируемое) желание" (Исход 12:20). Талмуд также советует:

"Человек не должен есть мяса, если только он не испытывает непреодолимого желания" (Хулин 84-а; Сангедрин 596).

С точки зрения иудаизма идеальным было бы вообще не убивать животных для употребления в пищу их мяса. Кашрут в качестве компромисса диктует строгие правила и ограничения, животные, пригодные для пищи, характеризуются весьма подробно: земные "твари" должны жевать жвачку и иметь раздвоенные копыта. Рыба, пригодная для пищи, должна непременно иметь плавники и чешую. Птиц можно есть всяких, кроме хищных. Судя хотя бы по вышеперечисленным ограничениям, не следует понимать запрет на свинину как особое "еврейское табу". Свинина потому не кошерная пища, что свинья не жует жвачку, а не потому, что свинья грязнее прочих животных. Средневековый комментатор Торы Ор Ха-Хайим отмечает, что "свинья названа "хазир", потому что когда-нибудь Бог вернет свинью ("йяхзир") в число позволенных животных" (Комментарий к книге Левит 11:14).

Почему законы Кашрута выбирают эти, а не противоположные характеристики животных, которых запрещено употреблять в пищу?. Можно ответить встречным вопросом: если бы все было наоборот, не задавали ли бы мы с вами точно такой же вопрос? Почему выбраны именно животные с раздвоенными копытами и жующие жвачку — это прелюбопытнейший вопрос, но не имеющий никакого отношения к моральной цели законов Кашрута, которая заключается в том, чтобы ограничить убийство животных ради пропитания человека… С таким же успехом можно спросить, почему красный свет светофора означает "стоп", а зеленый — "поехали"? Возможно, есть какие-то психологические или технические причины для такого выбора, но они не имеют никакого отношения к главной цели светофора — регулировать уличное движение. Вот так же и законы Кашрута: то, какие животные запрещены, не влияет на главную, этическую, цель законов. Существуют, правда, предположения, высказанные в работах еврейского философа Филона Александрийского (1 век н.э.): "Возможно, Библия верит, что характер людей может изменяться в зависимости от того, мясом какого животного питается человек. Тора поэтому запрещает есть мясо хищных и агрессивных животных, чтобы не унаследовать инстинкты убийцы. Не случайно все кошерные животные — травоядные, некошерные — хищники…"

Вторая цель Кашрута в отношении убиваемых животных — это сделать умерщвление животных как можно более безболезненным актом. В соответствии с законами Кашрута, любое раненое животное уже не кошерно. Поэтому убивать животных следует быстро — одним ударом, чтобы уменьшить боль до минимума. Более того, мясник ("шохет") должен быть праведным и религиозным евреем. Инструменты, которыми он пользуется (нож, топор), должны быть острыми. Убивать животное тупым орудием — некошерно.

Далее, еврейские законы диеты воспрещают готовить мясные и молочные блюда вместе. Нельзя также есть мясо и молочные продукты одновременно. Это правило зиждется на трижды упоминаемом в Библии совете: "Не вари малых животных в молоке матери". Первоначально этот закон, вероятно, носил этический характер. Впоследствии он приобрел характер философский: иудаизм настаивает на разделении всего, что связано с жизнью, от всего, что связано со смертью. Иудаизм сосредоточен прежде всего на аспектах жизни. В древнем Египте, где было положено начало иудаизму, местная культура и религия были сосредоточены вокруг проблем смерти. Так, например, священное писание египтян той эпохи было озаглавлено "Книга мертвых". Древнеегипетские жрецы уделяли много внимания философским аспектам и ритуалам смерти. Наоборот, еврейские священнослужители ("когены") даже не смели прикасаться к мертвому телу. Они были заняты вопросами жизни. Отсюда и стремление иудаизма отделить смерть (мясо) от жизни (молоко).

И еще одна подробность: только мясо млекопитающих животных нельзя есть с молоком. Рыбу, например, можно есть с молоком, ибо для рыбы молоко не является источником жизни, как, скажем, для теленка. Курица тоже не считалась в древности "мясом". Знаменитый талмудист раввин Иоси Га-Глили, например, ел курицу с молоком. Позднее, однако, курятину стали считать "мясом", которое нельзя употреблять в пищу с молоком или молочными продуктами.

ВОПРОС ТРЕТИЙ.

ЕСЛИ ИУДАИЗМ ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ ЛУЧШЕ, КАК ОБЪЯСНИТЬ СУЩЕСТВОВАНИЕ БЕЗНРАВСТВЕННЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ЕВРЕЕВ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ, И НРАВСТВЕННЫХ ЛЮДЕЙ, НЕ СВЯЗАННЫХ С ИУДАИЗМОМ — С ДРУГОЙ?

Тора для души человека — то же самое, что дождь для земли: дождь помогает произрастать ЛЮБОМУ семени, и полезному плоду, и ядовитому сорняку. Тора помогает тому, кто стремится к совершенству; но она же может увеличить недоброе в сердце того, кто предпочел остаться духовно ущербным.

Элия, Виленский Гаон, комментарий к Книге притчей Соломоновых, 24:31 и 25:4

…Как объяснить праведность многих неверующих? Просто: люди часто ведут себя лучше, чем того требует их идеология. Но не следует ожидать ПОСТОЯНСТВА от них и надеяться на прочность' их праведности. В конечном итоге, поведение людей обусловлено их мышлением. Атеизм, если нее первом, то в одном из последующих поколений, непременно "перевоспитает" человека в свете атеистической логики.

Милтон Стайнберг. "Анатомия веры"

КАК ОБЪЯСНИТЬ СУЩЕСТВОВАНИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ЕВРЕЕВ, ЯВЛЯЮЩИХСЯ БЕЗНРАВСТВЕННЫМИ

Многих сознательных евреев тревожит то, что есть такие евреи, которые соблюдают еврейские законы, но при этом остаются весьма неэтичными. Само существование таких евреев дискредитирует иудаизм в глазах других людей и превращает религию в собрание механических ритуалов, фальшивых и лицемерных, по мнению неверующих. Как разрешить эту проблему?

"РЕЛИГИОЗНОСТЬ" РАВНОЗНАЧНА ЭТИЧНОСТИ

Прежде всего, отметим неправильную постановку самого вопроса. Дело в том, что не может быть еврея, который "неэтичен", но религиозен, ибо соблюдение еврейских законов уже включает в себя соблюдение этических законов иудаизма. Аналогично этому гражданин США не может считаться "законопослушным", если он нарушает половину законов страны. Очевидно, неправильность постановки вопроса о неэтичности религиозных евреев происходит от общепринятого заблуждения, что "религия — это исключительная область личного, частного общения между человеком и Богом". Однако законы об отношениях между людьми и Богом — это лишь часть иудаизма. Другая, весьма обширная, часть законов иудаизма и религиозной дидактической литературы посвящается как раз взаимоотношениям людей в обществе. И эти законы имеют такой же обязательный характер, как законы Кашрута, молитва, тефиллин. Существуют общие этические правила, такие, например, как "возлюби ближнего своего, как самого себя" (Левит19:8), существует также масса специфических и детальных этических законов: законы благотворительности и пожертвования; законы, запрещающие распространение сплетен и слухов, вредящих престижу ближних; законы этики в бизнесе и торговле (как, например, закон, запрещающий еврею интересоваться ценой товара, если он не собирается покупать этот товар (Мишна Бава Меция 4:10).

Иудаизм настолько занят проблемой знания и точности исполнения этических законов и правил, что существует даже положение, что "невежественный (в области законов и правил) человек не может быть праведным евреем" (Мишна Авот 2:5). Человек, который следует законам "от человека — к Богу", но игнорирует этические законы "человек — человеку", просто не может считаться религиозным евреем. Называть такого человека "религиозным" будет в принципе неправильным, ибо такой человек нарушает по крайней мере половину законов иудаизма. Самый высокий термин, определяющий религиозность еврея, хасид, означает "человек, который на практике совершает праведные и добрые дела". Приведенные ниже этические законы заимствованы всего лишь из девяти стихов третьей книги Моисеевой (Левит 19:]0-18). Судите сами: разве могут люди, нарушающие эти библейские заповеди, эти законы Торы, считаться религиозными евреями?

1. Оказывай благотворительную помощь бедным и пришельцам.

2. Не обманывай людей.

3. Не угнетай людей, работающих на тебя, не платя им за работу во-время.

4. Суди всегда по справедливости, без пристрастия к богатым или жалости к бедным.

5. Не сплетничай.

6. Не стой, спокойно глядя, как проливается кровь ближнего.

7. Не держи обиды и чувства мести.

8. Люби ближнего, как самого себя.

Естественно, безнравственно поступающий еврей не может считать себя религиозным. Неэтичные и недобрые люди, притворяющиеся религиозными, совершают грех "хиллул ха-Шем" — осквернение имени Бога. Талмуд подчеркивает отрицательное влияние таких лицемеров на окружающих людей и дискредитацию ими самой религии: "…Если кто-то изучает Библию и Мишну (устный Закон)… но нечестен в бизнесе и невежлив с людьми, что люди скажут о нем? — Вот, он читает Тору, но посмотрите, как порочны его дела!" (Иома 86-А.)

СОБЛЮДЕНИЕ ЗАКОНОВ И СТРЕМЛЕНИЕ К НРАВСТВЕННОСТИ

Соблюдение еврейских законов, касающихся отношений между Богом и людьми, не сделает человека более нравственным, если у него нет сознательного стремления стать более нравственным. Автоматическое, бездумное следование законам так же бесполезно, как и упование на "магическую силу" или "чудо", якобы исходящее от простого произнесения слов молитвы. Можно ли постичь смысл и прелесть Шекспира, если механически и бездумно прочесть его, не желая ничего почерпнуть? Нет, конечно. Однако этот факт еще не свидетельствует о том, что сам Шекспир бесполезен и бессмыслен. Это отношение между соблюдением законов и моральными намерениями ни в коем случае не является новой интерпретацией того, как действует еврейский закон.

Библия устами многочисленных пророков постоянно призывает нас сознательно стремиться к нравственности, если уж мы следуем закону (см., например. Книгу пророка Иеремии, глава 7). Еврей, который соблюдает еврейские законы, касающиеся отношений человека с Богом, и одновременно отвратительно относится к другим людям, рассматривает эти законы скорее как ритуалы, нежели как систему нравственного усовершенствования. В результате получается вера, которая в нравственном, а следовательно, и в религиозном смысле бесполезна.

НРАВСТВЕННОЕ СОВЕРШЕНСТВО

Рассмотрим теперь три интересных момента, касающихся тех евреев, которые следуют еврейским законам и этике.

Во-первых, преступления, связанные с насилием, практически отсутствуют в среде религиозных евреев. Это можно наблюдать и в тех странах, где евреи составляют большинство (Израиль), и там, где евреи находятся в меньшинстве. Отвращение к кровопролитию среди евреев, как мы уже отмечали, исторически связано с законами иудаизма, в частности, с законами Кашрута, привившими евреям уважительное отношение к любой форме жизни. Французский ученый Анатоль Бьюлёв 1895 году отметил: "Учитывая тот факт, что ни одна еврейская мать никогда не зарезала курицу своими руками, можно догадаться, почему убийства так редки среди евреев по сравнению с другими этническими группами людей…" Во-вторых, этически совершенное поведение предполага-ется в среде верующих евреев и ожидается от них. Поэтому окружающие скорее заметят неэтичное и скверное поведение религиозного еврея, нежели любого другого человека. С другой стороны, неплохо вспомнить высказывание Эли Визеля о поведении раввинов в концлагерях: "В лагерях всегда были "капо"' — доносчики, сотрудничавшие с нацистами. Среди "капо" были немцы, венгры, чехи, словаки, грузины, украинцы, французы, литовцы и т.д. Среди коллаборационистов были христиане, евреи и атеисты; бывшие профессора, промышленники, художники, бизнесмены, рабочие и фермеры… Среди них были и "левые", и "правые", философы и богоискатели, марксисты и гуманисты… И, конечно, просто уголовники. Но среди них не было ни одного раввина (Спустя одно поколение. Капаот Ноихе, Р4.У., 1970, р.189.)

В-третьих, гораздо более реальна возможность улучшения нравственности религиозного еврея, чем нерелигиозного. У верующих евреев есть общепринятый и общеизвестный религиозный свод законов, к которому всегда можно обратиться для "самопроверки". Конечно, многие евреи нарушают этот свод законов, но они, по крайней мере, знают о его существовании и об обязательности его исполнения.

Это было продемонстрировано в эпоху Мусар (нравственного движения) среди религиозных евреев в девятнадцатом веке. Приводимый ниже случай из жизни раввина Израэля Салантера, основателя этого движения, показывает, как нравственность религиозных евреев может быть улучшена путем обращения к моральному авторитету Торы.

Во время царствования Николая I еврейская община была обязана поставлять в русскую армию молодых еврейских рекрутов для 25-летней службы. Еврейские общины, в свою очередь, установили правило, по которому нельзя было брать второго рекрута из одной и той же семьи… Однажды раввин Салантер встретил вдову, которая со слезами на глазах поведала ему, что у нее взяли в армию второго сына, чтобы освободить от военной службы юношу из богатой еврейской семьи. В тот же вечер раввин Салантер разразился в синагоге гневной речью, обвинив нескольких влиятельных прихожан в неверии в Тору и Бога. "Вы молитесь, — заявил он, — потому что молились отцы и деды ваши, а не потому, что искренне верите в Бога! Если бы вы верили в Бога, разве могли бы вы допустить, чтобы нарушалась заповедь Торы, запрещающая обижать вдов и благоволить к богатым?!"

Раввин Салантер старался улучшить нравственность своих прихожан, религиозных евреев, обратившись к авторитету Торы.

В наши дни как никогда ранее назрела необходимость вернуться к эталонам нравственного совершенства — особенно в среде верующих евреев и лидеров еврейской общины. Религиозные евреи должны служить "нравственными маяками" для неверующих евреев, равно как мировое еврейство обязано быть образцом нравственности для неевреев. Представьте себе, какой эффект и какое влияние на нерелигиозных евреев могут оказать религиозные евреи, если они будут так же строго следовать этическим законам иудаизма, как они следуют, скажем, законам соблюдения Шабата и Кашрута! В том, что бытует мнение, что религиозные евреи не более нравственны и добры, чем все остальные, следует винить многих в религиозной общине. Слишком часто религиозное руководство и его последователи подтверждали правильность такого мнения заявлениями о том, что законы, касающиеся отношений человека с Богом, выше законов, регулирующих отношения между людьми. В результате когда мы говорим о "религиозном еврее", то непременно представляем себе человека, соблюдающего Кашрут и молящегося, но не обязательно нравственного. Религиозная община, как правило, устанавливает весьма строгое соблюдение законов Кашрута и религиозных обрядов и традиций. В то же время часть законов социального порядка, а также некоторые этические нормы часто становились функцией государства. В результате если кто-то интересовался, кошерны ли те или иные продукты, то обращался к раввину. Но с вопросами о "кошерности" того или иного поступка или сделки обычно обращались к юристу или к своду государственных законов, хотя в иудаизме уже существует вполне достаточно правил и законов, касающихся всех областей человеческой деятельности. Следует отметить, например, что некоторые евреи даже сегодня предпочитают обращаться с проблемами и конфликтами делового порядка не к юристу, а в Бет Дин — суд раввинов. Если обе спорящие стороны согласны принять рекомендацию трех раввинов, то решение Бет Дин, как правило, утверждается потом и в гражданском суде. Дедушка одного из авторов этой книги, раввин Ниссен Телушкин, например, неоднократно был членом суда раввинов и участвовал-” разборе деловых споров, где решалась судьба сотен тысяч долларов… Вторым фактором, ответственным за то, что нравственная ответственность в религиозной общине не столь значительна, как должна бы быть, является то, что иудаизм часто передается детям не как нравственный образ жизни, а как иррациональная привычка, которая становится моделью поведения в обществе. Многие дети, выросшие в религиозной среде, соблюдают еврейские законы не потому, что чтят их нравственную и духовную основу, а просто по привычке, из опасения быть пойманными на нарушении закона, когда все кругом его соблюдают. Их не научили соблюдать еврейские законы, чтобы стать с их помощью нравственными людьми, следовательно, законы теряют эффект нравственного возвышения, который, по идее, присущ им. Суть проблемы в том, что законы иудаизма и необходимость их выполнения должны преподноситься молодому поколению не как самоцель, а как средство "совершенствования мира по законам Божьим". Термин, определяющий еврейскую систему законов — Галаха — означает "путь". Галаха– это путь к достижению нравственности и святости. Многие евреи, идущие путем Галахи, порою забывают, что Галаха — всего лишь путь, а не конечная цель. "Иногда мицва превращается в идола для поклонения, —писал хасидский раввин Менахем Мендль из Котска, — если люди забывают, что мицва — это лишь путь к Богу и Добру".

КАК ОБЪЯСНИТЬ СУЩЕСТВОВАНИЕ НРАВСТВЕННЫХ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ВЕРУЮЩИМИ

Этика нерелигиозного, но нравственного человека зиждется на одном из следующих трех факторов:

1.      Нравственном наследии прошлых религиозных поколений.

2.      Внутренней, "природной" доброте человека.

3.      Влиянии "светской" этической философии (например, гуманизма).

НРАВСТВЕННОЕ НАСЛЕДИЕ РЕЛИГИИ

Фундамент западной морали — это религия. Хотя отдельные нравственные индивидуумы могут быть нерелигиозными людьми, они, несомненно, унаследовали определенные моральные ценности от предыдущих поколений, которые признавали, хотя бы на словах, нравственный авторитет правил и законов, сформулированных еще в лоне иудаизма и получивших всемирное признание позднее — через христианство. Нравственный нерелигиозный человек живет, безусловно, по правилам, имеющим тысячелетнюю историю и религиозное происхождение.

Возникает естественный вопрос: может ли нерелигиозный человек, отрезавший себя от корней религии, передать моральные ценности предков следующему поколению? История свидетельствует: нет, не может. Упадок нравственности, следующий за упадком религии, хорошо описан в работе Уила Херберга Иудаизм и современный человек (изд-во Атенеум, Нью-Йорк, 1979, стр. 91-92):

"Моральные принципы западной цивилизации фактически все берут свое начало в Священном Писании и могут иметь жизненное значение лишь в рамках религиозной традиции. В последние годы предпринимались неоднократные попытки отделить нравственные ценности от их религиозного происхождения и создать надрелигиозную "гуманистическую этику". Такая синтетическая этика подобна цветам, отрезанным от корней и поставленным в красивую вазу: эти цветы красуются недолго. Вот так же увядают такие нравственные принципы, как свобода, братство, справедливость, человеческое достоинство, если они отрезаны от своих религиозных корней. Без животворящей веры эти принципы мертвы и бессмысленны. Нравственность без Бога — это дом, построенный на песке. Такая нравственность не выдерживает первых же ударов таких примитивных и фундаментальных инстинктов человеческой природы, как эгоизм, жадность, жажда власти…"

Несмотря на существование нерелигиозных, но праведных людей в этом мире, идеология, основанная на нерелигиозной — или даже антирелигиозной — морали, принесла человечеству неисчислимые беды и страдания. Освенцим, ГУЛАГ, геноцид в Кабодже после захвата власти "красными кхмерами" — вот логическое продолжение и результат "антирелигиозной" морали.

ПРИРОДНАЯ ДОБРОТА ЧЕЛОВЕКА: ГЕНИИ НРАВСТВЕННОСТИ

Второе объяснение факта существования нравственных, но нерелигиозных людей: да, очевидно, природа иногда производит "гениев нравственности", подобно тому, как она (природа) дарит человечеству гениев в других областях человеческой деятельности — гениев-ученых, художников или музыкантов… Но мы не можем полностью положиться на природу и перестать преподавать музыку и математику нашим детям в надежде на то, что "природа позаботится об этом сама". Нравственность, как музыка и наука, требует постоянной учебы. Только так можно создать "нравственное человечество".

СВЕТСКАЯ ЭТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Некоторые нерелигиозные нравственные люди объясняют происхождение своих нравственных идеалов влиянием различных "светских" философий, скажем, этического гуманизма. В следующей главе мы подробно рассмотрим гуманизм и иудаизм в сравнении. В данный же момент будет достаточно отметить, что нерелигиозный "светский" гуманизм является абсолютно субъективной системой ценностей — без Бога, без легального этического кодекса (обязательного для исполнения), без народа и без способа передачи (или средства передачи) нравственных ценностей от одного поколения к следующему. За все годы своего существования гуманизм не выработал, не создал никакой системы для воспитания хороших людей. Гуманизм является лишь набором личных (индивидуальных, значимых лишь для данного индивидуума) идеалов, которые в основе своей являются весьма пресным пересказом идеалов иудаизма. Не случайно "Фонд этической культуры" был создан в 1876 году не "светским" философом, а раввином — Феликсом Адлером.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Существование нерелигиозных нравственных людей отнюдь не отрицает необходимости системы нравственных ценностей, основанной на религии, а также необходимости общества людей, следующих этой системе ценностей. При всех их благих намерениях, нравственные атеисты не могут быть надежными и постоянными (даже в пределах века, не говоря уж о тысячелетиях) носителями этических ценностей и традиций. Мильтон Стайнберг писал: "Как объяснить праведность многих неверующих людей? Просто: люди часто ведут себя лучше, чем того требует их идеология. Но на это "хорошее поведение" не следует полагаться. В конечном итоге, мышление определяет бытие. Философия атеизма, рано или поздно, в этом или в следующем поколении, продиктует человеку свою логику поведения…" {Анатомия веры, стр. 88-96.) Она, философия атеизма, уже продиктовала "свою логику поведения": эпоха безудержного эгоизма в нашем всепозволяющем потребительском обществе — это один из пагубных результатов "нерелигиозности". Мы часто молимся себе, а не Богу…

Этический монотеизм, на наш взгляд, в частности, в лоне иудаизма, является куда более успешным путем совершенствования человека и мира.

ВОПРОС ЧЕТВЕРТЫЙ.

ЧЕМ ИУДАИЗМ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ХРИСТИАНСТВА, МАРКСИЗМА И ГУМАНИЗМА

У этих трех движений есть три общие черты: каждое было основано евреем, каждое протекает из еврейского мессианского и утопического стремления "переделать мир ". Но каждое движение изменило ПУТЬ и МЕТОД, с помощью 'которых евреи стремились достичь этого.

ХРИСТИАНСТВО

ВЕРА ВАЖНЕЕ ДЕЛА

Вопрос о том, был ли Иисус Мессией — не самый главный вопрос, разделяющий иудаизм и христианство. Главное различие между этими двумя религиями заключается в том, какое значение они придают вере и поступкам людей. (Вопрос, был ли Иисус Мессией, предсказанным Библией, то есть проблема, на которой обычно сосредоточиваются при сравнении иудаизма и христианства, обсуждается ниже.) В иудаизме утверждается, что Бог придает большее значение поступкам людей, нежели их вере в Него. Эта мысль проходит через века и пространства. В любой синагоге, от самой реформистской до самой ортодоксальной, любой раввин всегда делает упор на дела людей. Характер этих "дел" может быть разным: в реформистской синагоге упор делается на общественную деятельность прихожан. В ортодоксальной синагоге больше внимания уделяется соблюдению Шабата. Но невозможно нигде услышать раввина, проповедующего спасение души посредством веры, что является краеугольным камнем христианской доктрины. В иудаизме самым первостепенным долгом еврея является дело, действия, поступки — одним словом, поведение в строгом соответствии с библейскими заповедями и законами иудаизма. В христианстве, напротив, большая часть законов поведения, унаследованных от иудаизма, была постепенно предана забвению, а в центре внимания оказалась вера в Бога. И, тем не менее, если обратиться к истории христианства, можно заметить, что первенство веры над действием было лишь поздним наслоением: ни Иисус, ни его апостолы не отрицали значения поведения. В Новом Завете Иисус говорит своим ранним ученикам: "Я пришел не для того, чтобы отменить Законы Пророков (Старого Завета)… Истинно говорю вам: пока существуют земля и небо, ни одна буква не исчезнет из Закона (Торы), пока Его окончательная цель не будет достигнута…" (Под "окончательной целью" тут следует понимать всемирное признание власти Бога на земле. Как иудаизм, так и христианство признают, что эта цель пока еще не достигнута.)

В том же месте Иисус обращается с предупреждением к нарушителям еврейского Закона: "Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царствии Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царствии Небесном…" (Евангелие от Матфея 5:17-19.) После смерти Иисуса его ученики продолжали проповедовать соблюдение еврейских законов (Галахи) и следовали этим законам сами. Так, например, в книге Деяния святых апостолов упоминается, что они регулярно молились в храме (2:46 и 3:1), что апостол Петр соблюдал законы Кашрута (10:14), что последователи Иисуса настаивали на соблюдении закона обрезания (Деяния 15:1): "Пока не будете обрезаны сами по Моисееву закону, не будете спасены" (Послание к галатам 2:12). В Деяниях (21:24) Павлу говорят: "Пусть все знают, что нет правды в словах, о тебе слышанных, ибо ты постоянно соблюдаешь Закон". Однако в 70 году н.э., после того как Иерусалим был разгромлен римлянами, в христианстве появляется новое идеологическое веяние. Основателем этой новой идеологии был апостол Павел из Тарсиса. Его теория выглядела так:

1. Все законы Торы должны соблюдаться. Поэтому нарушение даже одного из них навлекает "проклятье" на человека, ибо написано: "Проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в Книге Закона" (К галатам 3:10).

2. Но человек, будучи несовершенным и слабым существом, непременно будет грешить, нарушая законы:

3. "…Ибо, если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона". (К галатам 3:21).

4. Таким образом, человек уже заведомо проклят Законом: "А все, утверждающиеся на делах закона, находятся под проклятием" (К галатам 3:10).

5. Человек должен быть спасен от Закона, и избавление это возможно только путем искупления грехов — верой в Иисуса: "Христос искупил нас от проклятия Закона…" (3:10), и далее: "Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел Закона (К римлянам 3:28).

Иудаизм в корне отличается от этой идеологии. Идея Павла о том, что человек проклят Богом за нарушение любого закона, не подтверждается нигде в Библии или в писаниях иудаизма. Откуда Павел позаимствовал эту странную идею? Судя по его высказываниям в Посланиях к галатам, апостол Павел неправильно истолковал (или перевел) высказывание Библии: "Проклят, кто не исполнит слов закона сего и не будет поступать по ним!" (Второзаконие 27:26). Но апостол Павел "упустил" одиннадцать предыдущих стихов Библии (Второзаконие 27:15-25), где недвусмысленно речь идет об одиннадцати основных этических законах, или заповедях, в частности, о запрещении насилия, взяток, идолопоклонства, кровосмешения, угнетения беззащитных и т.д. В этих стихах Библии, действительно, упоминается "проклятие" нарушителям сих этических законов. Но проклятие это исходит не от Бога, а от Моисея и богопослушных евреев! В заключении этой главы Библия ясно указывает, о каком проклятии и за нарушения какого закона идет речь:

"Проклят, кто не исполнит слов закона сего…" То есть, речь идет о перечисленных выше одиннадцати этических правилах (заповедях, законах) Торы (учения). Однако Павел не понял или намеренно изменил этот стих так, что он стал означать, будто проклят навеки тот, кто нарушает любой закон Торы (Пятикнижия Моисеева). Этот неправильный перевод остается в Новом Завете… Однако любой человек, знакомый с языком иврит, может легко понять недоразумение: на иврите "эта Тора" часто означает не весь текст Торы, а несколько перечисленных ранее стихов. Ясно это и во Второзаконии: не надо было бы так скрупулезно перечислять одиннадцать законов, если бы речь шла о всей Торе. Библия допускает, что ни один человек не может пунктуально и совершенно следовать всем заповедям. Библия допускает, что люди в большинстве своем грешны. За сотни лет до Павла евреям было сказано, что "нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы" (Экклезиаст 7:20). Более того. Библия неоднократно упоминает тех евреев (включая Моисея и Давида), которые грешили, но затем раскаивались и возвращались в лоно заповедей Божьих, после чего возвращалась к ним Благодать Божия. В Библии не было и речи об их "вечном проклятии"…

Идея "вечного проклятия" затрагивает еще два спорных положения, отличающих иудаизм от христианства: "ад" и "вечные муки". Слово "ад" не упоминается в еврейской Библии ни разу. "Вечные муки" — понятие, совершенно чуждое иудаизму. В Библии упоминается "шеол", слово, обозначающее всего-навсего "могилу", но никак не "ад" (или "геенну огненную", как было неправильно переведено позднее христианами: "шеол" — "геенна"). В книге Бытие, например, Иаков говорит о "нисхождении в шеол, не повидав сына Иосифа" (Бытие 37:35), но патриарх Иаков вовсе не имел в виду "ад" или "преисподнюю", как это переведено в Новом Завете. Иаков имел в виду простую "могилу", только и всего! Не было в Библии и такого понятия, как "вечные муки в аду" в наказание за грехи. Это также позднее наслоение, привнесенное в религиозное сознание Запада из Нового Завета.

Нет необходимости повторять, что иудаизм ни в коем случае не желает, чтобы евреи нарушали законы иудаизма. Однако если еврей становится нарушителем законов, реалистичная религия иудаизм позволяет и делает возможным возвращение к Богу и праведности путем раскаяния — или тешува на иврите, что буквально означает "возвращение".

Тешува состоит из трех частей, или шагов: нарушитель должен осознать свой грех; он должен испытывать искреннее раскаяние, угрызения совести; и, наконец, он должен принять сознательное и твердое решение вернуться в лоно закона и соблюдать его впредь. Есть еще и четвертый шаг: принесение жертвы. Но это относилось к временам глубокой древности, когда существовал Храм. После разрушения Храма, однако, необходимость в буквальном исполнении традиции жертвоприношения отпала, что было предсказано и предвидено в Библии. По словам пророка Осии: "Возьмите с собою молитвенные слова и обратитесь к Господу; говорите Ему: "Отними всякое беззаконие и прими во благо, и мы принесем жертву уст наших" ("Осия" 14:3). То есть, вместо традиционного жертвоприношения тельца, по словам Осии, "жертвоприношением" будет считаться искренняя молитва Богу. Об этом же говорится и в Книге притчей Соломоновых (21:3): "Соблюдение правды и правосудия более угодно Богу, нежели жертва". И в книге пророка Ионы упоминается о том, что Господь простил жителей Ниневии, когда те раскаялись в грехах своих, хотя они и не принесли никакого жертвоприношения Богу. В Библии существует немало ссылок, свидетельствующих о том, что прощение и возвращение на путь закона Божьего возможны и без жертвоприношения (Левит 26:40, Второзаконие 4:29, Иеремия 10:20, Иезекииль 22:15).

Ну и, наконец, мысль о том, что Бог предаст проклятию людей, которых он создал несовершенными, за то, что они несовершенны, представляет Бога весьма жестоким существом, что совершенно чуждо иудаизму. Такой карикатурный "Бог – садист", происходящий от созданной Павлом карикатуры на библейский Закон, лежит в основе весьма распространенного мифа о том, что "Бог евреев мстителен и жесток", в то время как Бог Нового Завета, Бог христиан — "любящий и благостный". Как мы отмечали ранее, в иудаизме практические дела и поведение людей гораздо важнее декларируемой ими веры в Бога. Талмуд, основываясь на словах Иеремии (16:11), подчеркивает: "Пусть лучше они (евреи) оставят Меня (Бога), но будут продолжать следовать Моим законам", ибо, добавляет Талмуд, следуя законам Божьим, они так или иначе придут к Нему (Иерусалимский Талмуд. Хагигга 1:7).Несмотря на то, что Библия подчеркивает приоритет дела над верой, апостол Павел заявляет, что "мы приходим к выводу, что человек приближается к Богу только путем веры, а не путем соблюдения Закона" (К римлянам 3:28).

Благодаря доктрине, сформулированной Павлом в Послании к римлянам, критерий, установленный католиками при суждении о людях, например, основан на вере и семи "сакраментах" (священных заповедях Христа, якобы переданных апостолам). Основатель протестантской церкви Мартин Лютер пошел еще дальше: вопреки догматам церкви он утверждал, что одной веры достаточно для "спасения", ни добрые дела, ни даже сакраменты не нужны, чтобы быть хорошим христианином. В брошюре О христианской свободе, изданной в 1520 году, Лютер пишет: "Превыше всего запомните то, что я сказал: только вера одна, а не добрые дела, оправдывает, освобождает и спасает". В результате всего этого миллионы христиан по сей день верят, что с точки зрения Бога поведение и поступки людей менее важны, нежели их убеждения и вера. Естественно, в старые времена наиболее фанатичные церковники жестоко преследовали людей (даже праведных и добрых) только за их убеждения или за отклонение от догматичной веры.

Можно, конечно, возразить, что те христиане, которые совершают скверные поступки (несмотря на свою истинную веру), неправильно понимают высказывания апостола Павла. Возможно, это так, ибо Павел безусловно проповедовал доброе, любовное отношение людей друг к другу. Но факт остается фактом: в то время как иудаизм утверждает, что добрые люди любой нации достойны спасения, христианство настаивает на том, что только вера в Христа, а не добрые дела, является единственным путем спасения. Источник этой догмы — заявление Павла о том, что "если добрыми делами можно достигнуть спасения, то нет тогда никакого смысла в распятии Христа. Христос, следовательно, пожертвовал своей жизнью напрасно" (К галатам 2:21).

ХРИСТИАНСКИЕ ДОГМЫ И ИУДАИЗМ

Три главные догмы христианства составляют основное различие между иудаизмом и христианством: первородный грех, второе пришествие Иисуса и искупление грехов смертью его. Для христиан эти три догмы, вера в них являются разрешением проблем, которые в противном случае неразрешимы. Для евреев, однако, вера в эти догмы не нужна, ибо с точки зрения иудаизма проблем таких просто не существует.

Первая христианская проблема — первородный грех.

Христианское разрешение проблемы — принятие Христа через крещение.

Павел писал: "Грех пришел в мир чрез одного человека… А поскольку прегрешение одного повело к наказанию всех людей, то правый поступок одного ведет к оправданию и жизни всех людей. И как непослушание одного сделало грешниками многих, так и покорностью одного многие сделаются праведными" (К римлянам 5:12, 18-19). Решение через крещение было подтверждено в Декретах Трентского Совета (1545-1563): "Поскольку грехопадение вызвало потерю праведности, впадение в рабство к дьяволу и гнев Божий и поскольку грех первородный передается по рождению, а не подражанием, поэтому все, что имеет греховную природу и всяк виновный в грехе первородном может быть искуплен крещением". В иудаизме первородный грех не является проблемой. Для еврея неприемлемо утверждение, что мы все родились грешниками. Всякий человек рождается невинным. Он или она сами делают свой моральный выбор — грешить или не грешить.

Общая христианская проблема — пророчество о Мессии не было исполнено, когда пришел Иисус.

Христианское разрешение проблемы — Второе Пришествие.

Христианам Второе Пришествие необходимо для того, чтобы Иисус мог выполнить мессианские пророчества, которые он должен был выполнить при жизни, но не сделал этого. С еврейской точки зрения это не проблема, поскольку у евреев никогда не было основания верить, что Иисус был Мессией. Решение проблемы тоже неприемлемо для евреев, поскольку в еврейской Библии второе пришествие не упоминается.

Третья христианская проблемалюди не могут добиться спасения своими делами.

Христианское решение — смерть Иисуса искупает грехи тех, кто верит в него.

Этой проблемы не существует для евреев, поскольку согласно иудаизму люди могут добиться спасения посредством своих поступков. В разрешении этой проблемы христианство полностью отличается от иудаизма. Во-первых, какие грехи человечества искупает смерть Иисуса? Поскольку Библия обязывает только евреев соблюдать законы взаимоотношений человека с Богом, нееврейский мир не мог совершить такого греха. Единственными грехами, которые совершают неевреи, могут быть прегрешения против людей. Искупает ли смерть Иисуса прегрешения одних людей против других? Очевидно, да.

Эта доктрина прямо противоположна иудаизму и его представлению о моральной виновности. Согласно иудаизму сам Бог не может простить нам наших грехов по отношению к другому человеку. Только человек или люди, которым мы причинили вред, могут простить нас.

УЧЕНИЕ ИИСУСА И ИУДАИЗМ

Поскольку Иисус в общем исповедовал фарисейский (раввинский) иудаизм, большая часть его учения совпадает с еврейскими библейскими и фарисейскими верованиями. Есть, однако, ряд оригинальных учений, приписываемых Иисусу в Новом Завете, которые отличаются от иудаизма. Конечно, трудно установить, являются ли эти заявления его собственными или лишь приписываются ему.

1. Иисус прощает все грехи. "Сын человеческий обладает властью прощать грехи" {Евангелие от Матфея 9:6). Даже если приравнивать Иисуса к Богу (что само по себе является ересью для иудаизма), уже одно это заявление является радикальным отходом от принципов иудаизма. Как уже отмечалось, даже сам Бог не прощает все грехи. Он ограничивает свою власть и прощает лишь те грехи, которые совершены против Него, Бога. Как указано в Мишне : "День искупления предназначен для искупления грехов против Бога, а не грехов, совершенных против людей, за исключением тех случаев, когда пострадавший от грехов твоих был ублаготворен тобою" (Иома 8:9).

2. Отношение Иисуса к плохим людям. "Не оказывай сопротивления злому человеку. Напротив, если кто ударит тебя по правой щеке, подставь ему и левую" (Евангелие от Матфея 5'38-9) И далее: "Возлюби врагов твоих и молись за твоих притеснителей" (Евангелие от Матфея 5:44). Иудаизм, напротив, призывает оказывать сопротивление пороку и злу. Ярким примером тому в Библии является поведение Моисея, убившего египетского рабовладельца за то, что тот издевался над рабом-евреем (Исход 2:12). Вторым часто повторяемым примером из пятой книги Моисеевой является заповедь:

"Рука свидетелей должна быть на нем (злом человеке, творящем зло перед очами Господа Бога) прежде всех, чтоб убить его, потом рука всего народа; и так истреби зло из среды своей" (Второзаконие 7:17). Иудаизм также никогда не призывает возлюбить врагов людей. Это, однако, не означает, вопреки утверждению новозаветного Матфея, что иудаизм призывает ненавидеть врагов (Евангелие от Матфея 5:43). Это означает лишь призыв к справедливости по отношению к врагам. Еврей, например, не обязан возлюбить нациста, как того требовала бы заповедь Матфея.

Иисус сам во многих случаях отступал от своих собственных заповедей и принципов (например, в главах Евангелия от Матфея 10'32, 25:41) и, практически, ни одна христианская община за всю историю христианства не смогла полностью следовать принципу "непротивления злу" в повседневном поведении. Принцип непротивления злу не является нравственным идеалом. Лишь одна из христианских групп — свидетели Иеговы — проводит этот принцип в жизнь более или менее успешно. Возможно, поэтому члены общины свидетелей Иеговы, будучи узниками в фашистских концлагерях, были назначены эсэсовцами в качестве парикмахеров. Нацисты верили в то, что свидетели Иеговы не причинятим зла (не прибегнут к насилию), когда будут брить усы и бороды фашистским охранникам и прочим убийцам (см. в книге Эвелин ле Шен Маутхаузен, изд-во Факенхам, Норфолк, Великобритания,1971, стр. 130).

3. Иисус утверждал, что люди могут прийти к Богу только через него — Иисуса. "Все передано Мне Отцом Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть" (Евангелие от Матфея 11:27). Это в корне отличается от иудаизма, где каждый человек имеет прямой доступ к Богу, ибо "Бог с теми, кто взывает к Нему" (Псалтирь 145:18).

В христианстве только верующий в Иисуса может прийти к Богу. В иудаизме любой человек может приблизиться к Богу, для этого не обязательно быть евреем.

ПОЧЕМУ ЕВРЕИ НЕ СЧИТАЮТ ИИСУСА МЕССИЕЙ?

Иудаизм не считает Иисуса Мессией потому, что он не исполнил библейских пророчеств, ожидавшихся от прихода Мессии. Самое главное пророчество, связанное с приходом Мессии в те дни, было: "И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы; не поднимет меча народ на народ, и не будут более учиться воевать" (Исайя 2:4 и 2:1-3, ! 1:1-10). Другими словами, с приходом Мессии в мире должен воцариться мир. Если этого не свершилось, стало быть, Мессия еще не пришел. Талмуд отмечает, что во втором веке н.э. раввин Акива, величайший раввин своего времени, верил в то, что Шимон Бар Кохба был Мессией. Однако восстание Бар Кохбы против Римской империи было подавлено, и раввин Акива понял, что Бар Кохба не является Мессией, ибо приход Мессии должен был принести всеобщий мир и дать возможность евреям жить мирно и независимо в Израиле. Бар Кохба, однако, почитался и продолжает почитаться как праведный человек…

За последние девятнадцать веков уже стало достаточно очевидно, что мира, который предсказывали пророки, нет как нет, однако христиане продолжают считать Иисуса Мессией. Как они, христиане, объясняют это несоответствие? Грядет, говорят христиане. Второе Пришествие, когда

Иисус исполнит все пророчества, ожидавшиеся от Мессии. Для евреев, однако, такое объяснение логически неприемлемо, и мысль о втором пришествии Мессии нигде не упоминается в Библии. Фактически, сам Иисус, судя по тексту Нового Завета, не имел понятия о втором пришествии, ибо говорил своим ученикам о том, что многие из них будут еще живы, когда свершатся все библейские пророчества, связанные с приходом Мессии (Евангелие от Марка 9:1, 13:30). Идея второго пришествия, очевидно, была сформулирована более поздними христианами, чтобы объяснить верующим, почему Иисус не выполнил мессианских пророчеств. Попытки христиан сослаться на цитаты из еврейской Библии для "доказательства" мессианской роли Христа являются неубедительными для многих серьезных исследователей Библии. Давид Бергер, профессор истории в Нью-йоркском городском университете, например, писал в одной из своих неопубликованных работ:"… у нас имеются неопровержимые доказательства того, что Мессия не появлялся до сего времени; эти очевидные факты "опровергаются" весьма сомнительным набором цитат, произвольно и насильственно выдернутых из контекста Библии и неправильно истолкованных". Вот как, например, христиане истолковали высказывание пророка Исайи (7:14): "Итак, Сам Господь даст вам знамение: Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему : Эммануил". В Новом Завете (Евангелие от Матфея 1:22-23) слово "дева" (молодая женщина, или "алма" на древнееврейском языке) заменено словами "дева непорочная". И вот уже почти две тысячи лет эта ошибка используется как "доказательство" того, что непорочное зачатие Христа якобы было предсказано в Библии. Но слово "алма" вовсе не означает "невинная (непорочная) девушка". Для этого на иврите существует другое слово — "бетула" (см., например, в книге Левит 21:3, или во Второзаконии 22:19 и 23:28, или в Иезекиилё 44:22). Если бы пророк Исайя имел в виду "непорочную деву", он так бы и сказал, употребив слово "бетула". Сам контекст Библии, из которого взята вышеуказанная цитата, свидетельствует о неправильном истолковании: пророчество Исайи относится ко времени царствования Ахаза, короля Иудеи, жившего в ту же эпоху, что и пророк Исайя, то есть за 700 лет до Христа.

Второй, более значительный пример попытки использования еврейского текста Библии для обоснования христианских догм мы находим в главе 53 книги Исайи. В этой главе Исайя описывает страдающего и отвергнутого "раба Божьего". Утверждение христиан о том, что эта глава относится к судьбе Иисуса Христа — всего лишь вопрос веры. Логически это никоим образом не подтверждается в самом тексте. Упоминаемый "раб Божий" — это либо сам Исайя, который, подобно многим еврейским пророкам, подвергался преследованиям за свою непреклонную веру в Бога, либо весь народ Израиля, неоднократно упоминаемый именно в таких выражениях на протяжении всей книги Исайи, во многих главах (41:8-9, 44:1-2, 21,26, 45:4, 48:20, 49:3). Такое христианское толкование важного библейского текста, относящегося к судьбе евреев, побудило еврейского философа Елиэзера Берковица выразить следующую мысль в своей книге Вера после Катастрофы (Нью-Йорк, изд-во Ктав, 1973, стр. 125-126): "Избранный Богом народ является страдающим слугою Господа. Величественная 53 глава Исайи — это описание страданий и самопожертвования народа Израиля в течение веков. Отношение христиан к Израилю в течение всех веков еще раз доказывает трагическую правоту пророка Исайи.

Поколение за поколением христиане изливали свою неприязнь и бесчеловечность на голову Израиля, считая его "проклятым Богом народом".

К счастью, в последнее время многие христианские мыслители пришли к выводу о невозможности "доказать" мессианство Христа путем использования цитат из еврейской Библии и ссылками на нее. Д.С.Фентон, например, в своей книге Евангелие от Матфея пишет:

"Теперь стало очевидно, что Ветхий завет — это не собрание точных и детальных предсказаний будущих событий; предсказаний, которые будут поняты правильно лишь многие века позднее. Авторы Ветхого Завета фактически писали для своих современников и обращались к ним на доступном для них языке. И предсказывали они те события, которые, главным образом, свершатся в течение их собственной жизни. Таким образом, ссылки Марфея На Ветхий Завет… стали сегодня камнем преткновения для Многих верующих, читающих Библию в XX веке" (Евангелие от Матфея, Балтимор, изд-во Вестминстер, 1963, стр. 178). Подобно этому выдающийся христианский ученый и теолог В.С.Дэвис отмечает, что Евангелие цитирует Ветхий Завет весьма произвольно и выборочно: "Некоторые пророчества игнорируются, другие искажаются" (Комментарий: Тора и Догма, Гарвардское теологическое обозрение, апрель 1968, стр. 99). Другой христианский ученый Р.Тейлор отмечает в своих комментариях к Псалтирю (16:8-10) в работе, озаглавленной Библия для переводчика, что Новый Завет неправильно истолковывает весьма простые и ясные намерения авторов псалмов. Исходя из всего вышесказанного, объявлять Мессией того, кто не смог на деле принести миру мессианскую эру, является неприемлемым для евреев. Приравнивать кого-либо к Богу, как это делает христианство, болей того неприемлемо для евреев — это компрометирует идеал единобожия (монотеизма).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Значительные расхождения во взглядах между иудаизмом и христианством не должны быть помехой для развития тесных и доброжелательных отношений между христианами и евреями. Многие христиане находятся в передовых рядах борьбы за создание этического и монотеистического мира, и евреи имеют гораздо больше общего с такими христианами, нежели с неверующими евреями. Что же касается противоречий и разногласий между двумя верами, Трюд Вайс-Розмарин писала в своей книге Иудаизм и христианство —различия (Нью-Йорк, изд-во Джонатан Дэвид, 1965, стр. 11-12): "Мысль о том, что для развития гармоничных отношений иудаизм и христианство должны слиться в одну веру — это тоталитарная аномалия мышления. Демократическое общество основано на предпосылке, что различия и разногласия не являются оправданием для неравенства возможностей… так же, как мы не можем заставить всех американцев голосовать за одну партию во имя национального единства". Это весьма важная мысль. Действительно, если мы не можем требовать от американского народа "однопартийного" отношения к выборам, то мы вправе требовать от него (народа) одинаковой преданности принципам демократического процесса волеизъявления. Когда люди разделяют демократические убеждения и принимают их, в большинстве. только тогда появляется возможность мирного сосуществования различных убеждений и верований. Вот так же и в религии: христиане и евреи имеют возможность гармоничного сосуществования, если они разделяют идеи и принципы этического монотеизма. Сегодня как никогда ранее нам нужно больше контактов и дискуссий между евреями и христианами для выработки, если хотите, программы "совершенствования мира по закону Божьему". Западное общество погрязает в моральной относительности, материализме и гедонизме (погоне за удовольствиями). Наш диалог, таким образом, должен мотивироваться не желанием обратить собеседника в свою веру, а искренним стремлением превратить этот безбожный и безнравственный мир в религиозный и нравственный.

МАРКСИЗМ И КОММУНИЗМ

Право никогда не может быть выше экономической структуры общества, определяющей развитие культуры. Поэтому мы категорически отвергаем любую попытку навязать нам какую-либо моральную догму — в качестве вечного, окончательного и непреложного закона морали.

Карл Маркс "Капитал"

Мы заявляем, что наша мораль полностью подчиняется интересам классовой борьбы пролетариата… Мы не верим в вечную и абсолютную мораль… Мы отвергаем любую мораль, идущую не от человека (а от Бога, например) и лишенную классового содержания.

В.И.Ленин "Речь на Съезде ВЛКСМ 2 октября 1920 года"

…для марксизма не существует никакой причины (как беспричинна и сама вселенная), чтобы не убить или не эксплуатировать, или не пытать человека, если его, человека, ликвидация, или пытка, или рабский труд объективно содействуют историческому прогрессу.

Проф. Вилфрид Кантуэлл Смит "Ислам Новой истории"

Не творите неправды в суде; не будь лицеприятен к нищему и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего.

Левит 19:15

ДВИЖУЩИЕ МОТИВЫ

В основе как марксизма, так и иудаизма лежит стремление усовершенствовать мир и установить "утопию" на земле. В этом их общая мотивировка. Иудаизм был первой религиозно-философской системой, давшей человечеству мессианское видение реальности: от обещания Бога "и благословятся в тебе все племена на земле" (Бытие 12:3), данного Аврааму, первому еврею, до более поздних пророков, выразивших свое стремление к братству и миру на земле, в частности, до заявления Исайи о том далеком будущем, когда люди "перекуют мечи на орала… и не поднимет народ на народ меча…" Марксизм является светским, нерелигиозным отпрыском иудаизма, ставящим перед собой задачу усовершенствования мира. Только в таком контексте мессианский характер и утопизм Карла Маркса становятся объяснимыми. Мышление Маркса, внука двух ортодоксальных раввинов, зиждилось на еврейской озабоченности проблемами нравственности. Как отметил нееврейский ученый и мыслитель Эдмунд Вильсон в своей работе по истории социализма, "Характерная черта еврейского гения — это нравственная мотивировка… Только еврей (Маркс) мог так бескомпромиссно и страстно бороться за улучшение положения неимущих классов". (К Финляндскому вокзалу, изд-во Анкор Даблдэй, Нью-Йорк, 1953, стр.307).

Таким образом, не в мотивировках и целях следует искать главное и коренное различие между марксизмом и иудаизмом.

СИСТЕМА

Это — вторая область, где больше сходства, нежели различия между марксизмом и иудаизмом. Обе философские системы предлагают всеобъемлющее видение мира. Фактически, и марксизм, и иудаизм можно назвать религиями.

Не удивительно, что мы характеризуем иудаизм как религию, хотя иудаизм представляет собой нечто большее, чем только религия. Но почему мы считаем марксизм религией?

Для верующего марксиста марксизм, безусловно, является религией. Марксизм создал своих "богов" (человек и материальный прогресс), своего пророка (Маркс), своих апостолов (Ленин, Сталин, Мао), свои абсолюты (материализм), свою этику (пролетарская солидарность), свое утопическое видение, свои универсально применимые ответы на все вопросы, свою общину верующих (партия), свои традиции и ритуалы (партсобрания, партсъезды) и даже свои церкви (сначала Москва, потом Пекин, потом все более мелкие "церквушки" столиц марксистских режимов). "Религиозная сущность марксизма поверхностно замаскирована отрицанием всех прочих установившихся религий мира в соответствии с декларациями самого Маркса… Подобно средневековому христианству, марксистская система взглядов пытается предложить человечеству интегрированную, всеобъемлющую картину реальности, организацию всех доступных человечеству на данном этапе развития знаний в одно стройное целое и одновременно — "научные" ответы на всевозможные объяснимые вопросы". (Роберт Таккер. Философия и миф Карла Маркса, изд-во Кэмбриджского университета, 1961, стр.22.) Хотя марксизм и иудаизм являются всеобъемлющими системами миропонимания, хотя обе системы имеют сходные цели и мотивировки — во всем остальном они диаметрально противоположны.

ВЫСШЕЕ СУЩЕСТВО

Самое главное различие между иудаизмом и марксизмом касается сущности Бога и человека. В иудаизме "Бог есть единственный Господь", для Маркса же "самым высшим существом для человека является сам человек". (Маркс и Энгельс. Исторический материализм, Лейпциг, 1932, стр. 272.) Более того, марксистский бого-человек — весьма ревнивый бог, не терпящий никаких иных богов. Маркс писал, что "человеческое самосознание является самым высшим проявлением божественности, с которым ничто не может сравниться". Итак, человек есть бог, и наоборот, как писал Энгельс, "Бог есть человек". (Роберт Таккер. Философия и миф Карла Маркса, стр. 73).

Бог евреев тоже не терпит других богов, но это не мешает иудаизму и марксизму быть противоположными системами не только в связи с отношением к роли Бога и человека, но, главным образом, в связи с теми последствиями, к которым эта противоположность ведет.

МОРАЛЬ

Марксизм отрицает существование Бога, а как мы уже писали в первой главе этой книги, когда Бог отвергается, мораль становится относительной, что ведет к исчезновению объективности, Марксисты, от Маркса до Ленина и Мао, полагали всегда и последовательно, что не существует морали вне классового сознания, что любое революционное насилие морально оправдано и что противиться такому революционному насилию, исходя из общих для всех классов абсолютов морали, — это, мол, "буржуазная мораль".

Ни в какой другой области вопиющие различия между марксизмом и иудаизмом не проявляются с такой очевидностью, как в области морали. Марксистская мораль оправдывает и одобряет любой поступок, если он "служит делу классовой борьбы". Нравственность любого поступка, естественно, определяется очередным марксистом (или марксистами), стоящим у власти в данное время. Линия преемственности между Марксом и ГУЛАГом — прямая и непрерывная. Умерщвление "врагов народа" путем погружения их в ванну с кислотой — живьем! —не является для коммунистов безнравственным актом. Да и где такой моральный кодекс у коммунистов, который мог хотя бы теоретически осудить такие зверства?

Марксистское отрицание универсальной морали неизбежно ведет к утере политических свобод и к установлению тирании. Профессор Генри Бамфорд Парк отмечал в своей книге Вскрытие трупа марксизма (изд-во Чикагского университета, 1939, стр. 177): "Мысль о том, что все нравственные идеалы и ценности определяются социальной принадлежностью, ведет… к тирании коллектива (толпы), олицетворенной в личности диктатора. Только вера в объективную рациональную правду и в абсолютные нравственные ценности может сласти свободу, ибо только путем обращения к объективным стандартам морали может человек судить и оценивать действия своего правительства — и противоборствовать тем действиям и тому поведению, которые являются безнравственными".

Иудаизм, в отличие от марксизма, дал человечеству этический монотеизм, объективные эталоны нравственности, без –которых тирания становится неизбежней. Личное, индивидуальное нравственное поведение является квинтэссенцией морали в иудаизме. Для марксистов же это не имеет ни малейшего значения. Можно, конечно, возразить, что такой тиран, как Сталин, был лишь исключением, или, на языке марксистов, "уклонистом". Это возражение может, до некоторой степени, относиться к экономической политике Сталина, но совершенно неуместно с точки зрения морали. Во-первых, в марксизме нет ничего, что могло бы послужить юридической (политической или моральной) основой для осуждения действий Сталина, таких, как массовые убийства, уничтожение 17 миллионов людей только за то, что Сталин объявил их "врагами народа". Действия Сталина можно было бы охарактеризовать как безнравственные, только если рассматривать их с точки зрения абсолютной и всеобщей морали, стоящей над экономическими, национальными и классовыми интересами, не говоря уже об интересах личной власти, которыми практически руководствовался Сталин во многих случаях. Но такая "надклассовая" мораль — это как раз то, что категорически отвергает марксизм! Во-вторых, Сталин проводил политику массового террора отнюдь не в марксистских целях, а скорее в целях удержания и укрепления непопулярной и отвратительной для большинства людей власти — личной, как мы отметили выше, и партийно-бюрократической. Сталин лишь продолжал массовый террор, начатый Лениным и прочими марксистами, стремившимися к точно такой власти. У предшественников Сталина можно отметить лишь единственный, да и то временный отход от этой общей политики массового террора: в своей работе Детская болезнь левизны (1920 г.) Ленин осудил террор (в частности, политические убийства), ибо большевики в то время пришли к выводу, что такая политика может ослабить "рабочее движение" и оттолкнуть "массы", которые могут прийти к "неправильному" (с точки зрения большевиков) выводу, что революция может победить в результате действий "героев-одиночек" (террористов), а не путем революционного движения "масс". Но Ленин тут же поспешил оговориться, что это временное отрицание террора — это лишь "тактика, вызванная условиями политической обстановки", и что марксистам вменяется в обязанность применять такую "миролюбивую" политику и методы борьбы, только если они приносят успех. (Р.Н.Кэрю Хант. Этика марксизма в сборнике Марксизм под редакцией М.Кёртиса. Нью-Йорк, изд-во Атерон, 1920, стр. 109-110).

В-третьих, всю свою политическую жизнь Сталин почитался всеми прочими марксистами как "убежденный, настоящий марксист". Даже в наши дни этот убийца, перещеголявший своего "кровавого двойника" Гитлера, свято почитается коммунистами, стоящими у власти во многих странах соцлагеря, в частности, в коммунистическом Китае. Портреты Сталина украшают центральные площади Пекина, в его честь выпускаются почтовые марки и открытки.

ЧЕМ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА?

Марксизм полагает, что экономика движет развитием общества. Соответственно надо, мол, искать причину антиобщественного поведения людей в "экономических силах". Люди совершают плохие поступки вследствие своего экономического положения в обществе или классовой принадлежности. Хотя иудаизм и признает важность экономики в развитии общества, он настаивает, что поступки людей определяются природой самих людей. Жадность, возможно, содействовала развитию капитализма. Но не капитализм породил жадность в человеке — она была свойственна человеческой природе задолго до возникновения самой идеи капиталистического "первоначального накопления" и "прибыли". Согласно иудаизму, люди создают общество, и даже в порочном, преступном обществе отдельные положительные люди находят силу воли поставить себя выше пороков общества и оставаться нравственными. Люди. а не „экономические силы", создали Освенцим и ГУЛАГ. Подтверждение этой мысли мы находим в двух библейских преданиях. Первое повествует о Каине и Авеле — двух первых человеческих существах после Адама и Евы. Один из них — Каин — оказался убийцей! Главный смысл этого предания очевиден: зло исходит от самого человека, ибо во времена Каина еще не существовало никакого "общества" или "экономических сил", которые повлияли бы так пагубно на мораль и поведение Каина… Второе предание — о Ное, единственном нравственном человеке в аморальном обществе, которого Бог решил спасти во время потопа. Каждый человек эпохи Ноя, кроме самого Ноя и его семьи, расплатился своей жизнью за аморальное поведение, за свои личные безнравственные поступки (грехи). Несмотря на тот факт, что весь мир, кроме Ноя, был порочным. Ной оставался глубоко нравственным человеком и был спасен.

ПУТЬ К ДОСТИЖЕНИЮ СОВЕРШЕНСТВА

Так как экономические силы определяют, по мнению марксистов, историческое развитие общества и порождают в нем зло, существующий "порочный" экономический строй необходимо разрушить "до основания…", — и притом революционным, насильственным путем. Иудаизм тоже стремится улучшить, усовершенствовать этот не всегда справедливый мир, но он категорически отвергает революционные методы, ибо считает, что корень зла — не в экономике и общественно-политической структуре, а в самом человеке. Поэтому иудаизм, прежде чем разрушать или изменять несовершенное общество, старается изменить к лучшему каждого человека, прежде чем этот несовершенный (и порою безнравственный) человек возьмется за переделку мира. Это, безусловно, более медленный и менее романтичный процесс совершенствования– мира, нежели революция. Некоторые мыслители находят методы и требования иудаизма слишком ограничивающими и сковывающими "исторический прогресс" и саму динамичную природу человека. Возможно, это выглядит так по сравнению с "моральной анархией" революционной борьбы. Но методы иудаизма бесконечно более эффективны в достижении конечной цели — добра и мира без насилия. Марксистские же революционеры, напротив, по достижении ими власти становятся ничуть не более благими, чём те "тираны", которых они свергают во имя прогресса. Да и зачем им быть лучше? Разве у марксистов существуют какие-либо эталоны нравственности и добра? Нет ни малейшей причины верить в то, что марксистские революционеры, захватив власть, станут более нравственными и добрыми людьми, ибо сами они — не лучше, а часто намного хуже тех, кого они свергают. Переход от идеалистических теорий Маркса о "сознательности передового рабочего класса" к беспрецедентной (за исключением Гитлера) жестокости и массовому террору, развязанному Лениным, Сталиным, Мао, Пол Потом и прочими марксистами, не должен удивлять никого. Такое зло и такая звериная жестокость заложены в самой системе марксизма, где отсутствует личная, индивидуальная, надклассовая моральная ответственность и где экономическая база, а не люди — живые люди— является первоочередным объектом и "причиной" изменения общества.

ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА

Теперь нам должно быть ясно, как иудаизм и марксизм рассматривают человека и его природу. Так как марксизм утверждает, что экономические силы несут ответственность за злые дела людей, и поскольку марксизм предлагает в качестве панацеи против антиобщественного поведения революцию, то из этого следует, что с точки зрения марксизма люди, в основном, являются добрыми и положительными существами, которые грешат поневоле, под давлением "порочного общества". Иначе, если верить марксизму, и быть не может: если бы Маркс считал, что люди творят зло вне зависимости от своего экономического статуса и классовой принадлежности, то все его "научные" теории не стоили бы ломаного гроша, особенно в качестве программы усовершенствования мира. Чтобы "научно" обосновать положительность и априорную доброту пролетариата и человеческой природы вне давления порочных экономических сил, Фридрих Энгельс написал в 1884 году работу "Происхождение семьи, частной собственности и государства". Книга эта, основанная на идеях ныне дискредитированного американского антрополога Луиса Моргана, должна была доказать, что" первобытный человек был, якобы, эдаким замечательным парнем, которого впоследствии испортила и морально разложила возникшая в результате технического прогресса частная собственность. Первобытный человек, судя по Энгельсу, жил в идеальном примитивном коммунистическом обществе, где отсутствовала эксплуатация человека человеком и где все люди добровольно сотрудничали ради общего блага, как одна счастливая, большая и братская семья! До возникновения частной собственности, пишет Энгельс, до появления классов и до "отчуждения труда" люди пребывали в состоянии благодати, которую можно восстановить лишь с построением нового, на сей раз "научного", коммунистического общества. И тогда никакие экономические силы не смогут предотвратить всестороннее и гармоничное развитие нормальной и доброй человеческой натуры, заложенной в человеке самой природой…

А вот что совершенно недвусмысленно говорит иудаизм по поводу "врожденной" доброты человека (или отсутствия таковой). Среди самых первых описаний природы человека в Торе мы находим изречение Бога (Бытие 8:21): "Предрасположенность сердца человека (или его ума) — это зло с, раннего возраста". Сотворение человека "по образу и подобию Бога" не означает в иудаизме, что человек добр в своей основе. Это означает, что человек, в отличие от животных и подобно Богу, имеет понятие о добре и зле и обладает свободой выбора между ними. Иудаизм не считает, что человек непременно и наследственно порочен. Но учитывая, что человек по природе своей чаще бывает эгоистичным, нежели альтруистом, иудаизм заключает, что творить зло легче, чем творить добро. Человек должен учиться творить добро — путем воспитания и самодисциплины. Для того, чтобы творить зло, такого усилия не требуется. "В человеке заложен яд", — отмечается в Талмуде, — "и Тора есть противоядие" (Киддушин 30-Б). Маркс жил в эпоху, когда человечество было опьянено самолюбованием и оптимизмом. Либерал XIX века обожествлял человека, который в его сознании "звучал гордо". Это была эпоха "освобожденного Прометея". Мы, люди, живущие в XX веке, после Фрейда, Майданека и ГУЛАГа, мы, ежедневно слушающие по радио сообщения о террористических актах и бессмысленных ' преступлениях, — мы, наверное, отвергнем наивную беру в "благородного дикаря". Современный человек мало чем отличается (наследственно) от первобытного человека. Все мы способны стать каинами. Каждый из нас должен бороться со своими слабостями, точно так же, как наши далекие первобытные предки.

Марксизм настаивает, что люди в основном добры. Но что же это за "основная" доброта, если она уступает злу всего-навсего из-за каких-то "экономических условий"?

Как марксисты могут объяснить поведение и абсолютно различные этические стандарты, которым следуют различные люди при одной и той же "экономический формации"? И даже — в среде одного класса?! Далее, если все мы в основном добрые существа и если только экономические факторы, не поддающиеся нашему контролю, заставляют нас творить зло, как же тогда могут марксисты проявлять такую свирепую жестокость по отношению к "классовым врагам", вся вина которых состоит только в том, что они родились во "враждебном классе"? Более того, как объяснить массовое физическое уничтожение "классовых врагов" в коммунистическом обществе, где "злые" экономические силы вроде бы уже устранены с приходом самих "добрых" марксистов к власти? Ответ на всё эти вопросы прост: для марксизма личность человека не имеет никакой ценности. Для Маркса "не индивидуумы, но только и всегда социальные классы имеют объективную реальность". (Капитал. Вступление, стр. ХХУШ). В иудаизме человек обязан вначале работать над собой, чтобы стать хорошим и добрым. В марксизме человек не обязан менять себя к лучшему — человек подвергает изменению только общество.

СВОБОДА

Как марксизм, так и иудаизм весьма озабочены проблемой человеческой свободы. Но рассматривают они ее по-разному.

С точки зрения марксизма, рассматривающего реальность материалистически, несвобода (или отсутствие свободы) является результатом действия чисто внешних сил и обстоятельств — зависимость человека от рабовладельца, капиталиста или какой-либо группы людей, поддерживающих материальное (имущественное) неравенство. Свобода, следовательно, есть не что иное, как освобождение от зависимости такого рода, или, в случае рабочего класса ("пролетариата") — освобождение от "цепей экономической зависимости". Как утверждает известный марксистский лозунг, "пролетариату нечего терять, кроме своих цепей". В иудаизме свобода также играет основную роль. История евреев фактически тоже началась с их освобождения из рабства у египетских фараонов. В основе Шабата и Песаха (еврейской Пасхи) лежит историческая тема освобождения от зависимости — физической. Однако иудаизм полагает, что люди могут быть порабощены двумя видами несвободы — внешней и внутренней. Как только человек освобождается от внешней несвободы, он обязан освободить себя от внутренних "цепей" — эмоциональной неуравновешенности, жадности, невежества, эгоизма и т.п. Поэтому иудаизм не считает, что древние евреи были полностью свободными даже после исхода из египетского рабства. Евреи были освобождены лишь внешне, физически. Только с принятием Закона Божьего на Синае евреи приступили к подлинному освобождению себя от внутренней несвободы: "Человек не свободен до тех пор, пока он не принял Тору", как отмечает Талмуд (Пиркей Авот 6:2). Как правильно замечает Роберт Таккер в своем труде Философия и миф Карла Маркса (стр. 237), "единственной проблемой, которую может решить свобода, является устранение зависимости человека; но достижение такой свободы не является решением проблемы, это лишь получение возможности решить ее… Настоящее возмужание и освобождение человека возможно лишь после реализации этой возможности в поисках истинных решений –проблем •человеческого бытии". Это высказывание Таккера перекликается с иудаизмом, где главный упор делается не на внешней, физической свободе, как у марксистов. По Марксу получается, что человек нуждается только во внешней, материальной свободе: "свобода… есть сущность человека… Ни один человек не станет бороться против свободы". (Дебаты о свободе прессы. "Райнише цайтунг", 12 мая 1842 года). Но как же тогда Маркс объяснил бы повальное "бегство от свободы" (по знаменитому афоризму Эриха Фромма), бегство, которое мы наблюдаем в двадцатом веке, в частности, феномен стремления людей в передовых и индустриально развитых странах к тоталитарному строю? Маркс не сталкивался с этой противоречивой проблемой, он жил до возникновения фашизма и социализма как государственных систем. Маркс жил в эпоху, когда мир, верил в человека. Сегодня мы знаем, однако, что те, кто верил в "человека, сущностью которого является свобода" и в то, что человек не нуждается в самоконтроле и самодисциплине духовного порядка, создали общества куда менее свободные, чем те, которые следуют библейскому принципу "предрасположенность сердца человека — зло с раннего детства" и где, следовательно, настаивают на внутреннем обогащении человеческой натуры. Алексис де Торкевилл правильно предсказал в прошлом веке: "Тот, кто ищет в свободе нечто иное, нежели саму свободу, обречен на зависимость и рабство". До тех пор, пока мы будем рассматривать свободу как отсутствие внешних давлений и зависимости от внешних обстоятельств, до тех пор, пока мы не оценим важность внутренней свободы, достигаемой посредством самоконтроля, наши шансы жить в мире без свободы будут ничтожны. Человечество должно подвергнуть обывательский взгляд на человеческую свободу строгому пересмотру. Если и в самом деле поведение людей определяется классовой принадлежностью и экономическим статусом, как мы можем говорить о "свободе как сущности человека"? Если люди настолько беспомощны и бессильны перед лицом "экономических сил", какова же тогда наша истинная сущность? Иудаизм дает более удобоваримый ответ: люди должны сознательно работать над собой, чтобы стать более добрыми. Подобно этому, достижение подлинной свободы требует упорного индивидуального труда. Марксизм не видит такой необходимости.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Если бы марксизм был просто экономической теорией, у нас не было бы необходимости сравнивать его положения с иудаизмом. Иудаизм не противоречит никакой экономической системе, если только она, эта система, нравственна. Хороший еврей может отлично существовать и при капитализме, и в условиях социализма (как, например, в израильских кибуцах). Но главное противоречие между иудаизмом и марксизмом — не экономического, а нравственного порядка. Марксизм претендует на всеобъемлющее, "научное" видение реальности, включая философию, политику и мораль. В конечном итоге, предмет спора намного важнее, нежели противоречие между коммунизмом и капитализмом. Речь идет о противостоянии материалистического "детерминизма" подлинной свободе, моральной относительности — универсальной и абсолютной морали, человеческой "врожденной доброты" — доброте потенциальной и сознательно избранной человеком. "Что касается моральной относительности, порожденной марксизмом, то она дает весьма опасные результаты и приводит к пагубным последствиям как в теории, так и в политической практике современного мира, — пишет Парк в своей книге Вскрытие трупа марксизма (стр. 177-178). — Определяя культуру степенью классовой борьбы, объясняя верования каждого индивидуума его ролью в этой "борьбе", оправдывая любые методы борьбы "величием цели" и определяя конечную неизбежную "научную" цель истории как захват власти пролетариатом, марксизм подчиняет и порабощает человека и узаконивает, "облагораживает" тиранию, жестокость и массовые убийства".

Вопросы и проблемы, диаметрально разделяющие марксизм и иудаизм, глубоки и многочисленны. Не будет преувеличением сказать, что конечная борьба идей в этом мире — это борьба между Моисеем и Марксом, между единобожием и тоталитаризмом.

ГУМАНИЗМ

Разум нейтрален, образование нейтрально, природа человека нейтральна. Но именно эти элементы являются основой гуманистического рецепта создания "нравственного" мира.

Гуманизм нравится многим людям, которые отвергают Бога и "организованную" религию, но все же остаются верными идеалам этического поведения и стремятся к созданию нравственного мира. Гуманизм основан на вере

в то, что человечество не нуждается в Боге и религии, чтобы усовершенствовать мир и сделать его нравственным.

Мы уже рассматривали детально все те проблемы и аргументы, которые ведут к признанию необходимости организованных религиозно-этических систем, веры в Бога и соблюдения абсолютов морали (Вопросы 1, 2 и 3 ). Не будем повторяться.

Но так как и гуманизм, и иудаизм стремятся к созданию нравственного мира, то главным вопросом при сравнении этих двух философских систем будет следующий: какая из них более эффективна в достижении вышеуказанной цели? На наш взгляд, более эффективен иудаизм. Гуманизм настаивает на том, что либо мораль вообще относительна (поэтому любой индивидуум может истолковывать добро и зло как ему заблагорассудится и, следовательно, нравственности вообще не существует, как мы писали в первых главах этой книги), либо моральные абсолюты существуют, но… они практически являются подменой моральных абсолютов Бога моральными абсолютами, состряпанными самими гуманистами. Гуманисты отрицают существование Бога и приписывают человеку заслугу создания понятия о морали. Но какому именно человеку? Самому умному? Самому практичному? Человеку, обладающему качествами вождя? Или человеку из "толпы"? Далее, гуманисты утверждают, что "мораль — это побочный результат жизненного опыта человечества" (Манифест гуманистов-2, 1973 год). Но кто именно обобщает "жизненный опыт" для всех нас, имеющих столько же различных опытов, сколько различных людей живет на земле? Или каждый из нас "обобщает" опыт и создает мораль для себя1 Гуманисты обычно отвечают, что последнее верно: каждый человек строит свою мораль, основываясь на своем жизненном опыте. Но тогда мы возвращаемся "на круги своя" — к моральной относительности и к отрицанию каких-либо общепринятых моральных стандартов — то есть, к исчезновению морали вообще…

На это гуманисты, обычно, возражают, то разум, мол, способен создавать и поддерживать моральные стандарты. Разум — вот главный судья гуманистов, разделяющий понятия добра и зла. Разум и вера в него заменяют гуманистам религию. "Рациональность сознания или даже стремление к рациональности, — пишет профессор философии Иельского университета Бранд Бланшард, — занимает место веры… Относитесь с разуму серьезно… Пусть он (разум) ведет вас свободно, пусть он формирует вашу веру, ваше поведение. Он поведет нас правильным путем, если что-либо вообще способно в этом мире повести вас правильным путем…" (журнал Гуманист, ноябрь-декабрь 1974).

Как мы уже спорили в первой главе этой книги, вера в то, что разум ведет к нравственному поведению, сама по себе иррациональна. Разум способен оправдывать любую мораль и любое преступление: "рациональные" древние греки, например, сбрасывали больных младенцев в пропасть. ВXX веке многие полагают, что поддерживать коммунизм или фашизм вполне разумно (рационально). Разум часто вступает в противоречие с моралью, ибо стандарты морали часто требуют поведения, прямо противоположного личным, "рациональным" интересам, комфорту или даже самосохранению. Хотя мораль подсказывала многим людям во время Второй мировой войны, что нужно бороться против нацизма, большинство считало это неразумным и мало кто внимал голосу морали. А те, кто восстал против нацизма, руководствовались не соображениями разума, а всегда только моральными убеждениями.

Гуманисты настаивают на том, что, кроме разума, созданию добропорядочного общества способствует образование. Зигмунд Фрейд писал в Вене в 1927 году:

"Цивилизация не должна опасаться умных и образованных людей. Именно они заменяют религиозные мотивы хорошего поведения другими, нерелигиозными, рациональными мотивами этики…" (Будущее одной иллюзии. Изд-во Нортон, Нью-Йорк, 1961, стр. 39.) Десять лет спустя после этого знаменитого заявления доктор Фрейд смог самолично убедиться, что "опасаться" следует как образованных, так и необразованных людей: австрийские и немецкие коллеги Фрейда, весьма интеллигентные люди, проявили ничуть не больше нравственной силы или мудрости по отношению к фашизму. Многие из них не только политически поддержали нацистов, но, как показывают документы Ассоциации медиков Германии, приведенные в книге Макса Вайнриха Профессора Гитлера (Нью-Йорк, изд-во Иво, 1946), сами участвовали в преступлениях нацистов против человечности.

Да и в нынешних демократиях многие интеллектуалы демонстрируют удивительное отсутствие моральных убеждений. Что касается поддержки Сталина многими западными интеллигентами, то профессор Джордж Уотсон из Кембриджского университета, например, писал: "Опубликованные данные свидетельствуют о том, что многие западные интеллигенты эпохи Сталина верили в необходимость "ликвидации" и "чисток" в СССР хотя бы в том смысле, что не возражали против этих акций (и желали их)…" (Одураченные интеллигенты, журнал Энкаунтер, "декабрь, 1973). Связь между нерелигиозной образованностью и нравственным поведением весьма слаба, если вообще имеет место. Так же, как и разум, образование может быть инструментом аморального поведения. Поэтому следует спросить гуманистов: на чем базируется ваша мораль, если у нее нет и быть не может религиозной основы? Третьим столпом гуманизма, помимо разума и образования является вера в изначальную порядочность человека. Гуманисты верят в гуманного человека. Если оглянуться назад, вспомнить жестокую историю рода; человеческого, в особенности зверства нашего XX века, самого антирелигиозного в истории, то вера в гуманность человека покажется более иррациональной, нежели вера евреев в Бога и в потенциальную, (свободно избранную) доброту человека. Просто диву даешься, как гуманисты могут верить в "изначальность" и априорность человеческой доброты, взирая на войны, насилие, –преступность, лицемерие и ложь, апатию и жестокость окружающего мира. Жестокость и насилие, проповедуемые в кинофильмах и телепередачах, восторг при виде мордобоя на льду во время хоккейных матчей и, наиболее яркий пример, жестокость более сильных детей по отношению к слабым, даже во время обычной мирной игры в парке — это ли не доказательства абсурдности идеализации "доброго" человека вне религии и нравственных стандартов? Итак, разум нейтрален, образование нейтрально, нейтральна и сама природа человека. Но именно эти факторы являются основанием для создания "нравственного" мира в представлении неверующих гуманистов. По сути дела, гуманисты повторяют почти все этические идеалы, которые иудаизм проповедует на протяжении уже трех с лишним тысяч лет и весьма успешно претворяет в жизнь, по крайней мере в еврейском народе. Однако в отличие от гуманизма иудаизм предлагает по крайней мере четыре вещи, которых так не хватает гуманизму для воплощения этических идеалов:

1. Система этических законов. Иудаизм содержит наиболее полный свод этических законов, известных человечеству (см. главу Вопрос второй, где описана эта система). Имеет ли гуманизм подобную систему, хотя бы в отношении благотворительности, обязательную для всех людей, рожденных в семьях гуманистов? Имеется ли у гуманистов что-либо, подобное трактату о вреде распространения слухов и сплетен, изложенном на 200 страницах текста, как в иудаизме? Имеется ли гуманистический кодекс законов, предписывающих пути и способы выполнения декларируемых этических норм, как в иудаизме? Увы, ничего подобного в системе гуманизма нет, там преобладают идеалы, но отсутствуют правила и законыих претворения в жизнь.

2. Система этических законов, данная Богом. Иудаизм не просто "советует" евреям относиться порядочно к окружающим людям, быть честными в деловых операциях или сострадательными по отношению к животным и природе. Иудаизм приказывает евреям именем Бога поступать в соответствии с этическими законами. И приказание это относится в равной степени и к простым верующим, и к "сильным мира сего" — вождям, лидерам, авторитетам. Такой обязательности мы не наблюдаем у гуманистов.

3. Система этических законов, универсальная для народа в целом. Исходя из двух предыдущих положений, иудаизм предлагает универсальный и всеобщий критерий для суждения о характере и поведении людей. У еврейского народа имеется систематический кодекс, основанный на "всевышнем" авторитете, который облегчает людям задачу "исправления" и своего поведения, и поведения окружающих. Еврей, например, может конкретно и четко указать: "Я (ты, он или мы) нарушили такой-то закон Бога и поступили вопреки воле Его". Для исправления поведения людей у евреев имеется иудаизм. А что есть у гуманистов? Если, скажем, гуманист совершает греховный поступок, что мы скажем ему — опыт человечества, разум и главный редактор журнала Гуманист советуют вам исправиться?

4. Метод передачи этической системы от поколения к поколению. Более трех тысяч лет иудаизм переходит "в наследство" последующим поколениям евреев — путем изучения законов и их соблюдения. Каким образом гуманисты передают свое идейное наследство своим детям? Моральная "необязательность" лишает гуманизм такой важной системы "наследственности".

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, какая из систем более успешна в формировании этики каждой личности? Религиозный гуманизм или нерелигиозный гуманизм? Этический гуманизм или монотеистический гуманизм? Каждодневное и обязательное воплощение идеалов на практике или "благонамеренное", но ни к чему не обязывающее упование на изначальную доброту человека? Ответ, как нам кажется, очевиден — в пользу иудаизма. Народ, действия которого мотивируются религиозностью, более этичен, нежели народ, этика которого зиждется на "доброй воле" — без религии.

ВОПРОС ПЯТЫЙ.

КАКОВА РОЛЬ ЕВРЕЕВ В МИРЕ?

Величайшее достижение Израиля — монотеизм, оно настолько очевидно, что упоминать его стало почти банально. И, тем не менее, именно это достижение сформировало всю последующую историю человечества… Ни одно другое достижение человеческой культуры со времен каменного века не оказало такого далеко идущего воздействия на историю, будь то влияние через христианство, ислам или непосредственно через слово еврейских мыслителей.

X. и Х.А.Франкфорт, Джон А. Вильсон, Торкильд Иакобсен, Уильям Ирвин "Интеллектуальное приключение древнего человека"

Древние евреи сделали больше для цивилизации человека, нежели какой-либо другой народ… Доктрина о высшем разуме… властелине вселенной… я полагаю, является сущностью всей морали и основой всей цивилизации.

Джон Адаме, письмо Ф.А.Вандеркампу, 16 февраля 1809 года

Евреи представили миру Бога и призвали все народы жить в братстве, признавая одни и те же моральные стандарты, данные Богом. Все идеалы древних евреев — единый Бог вселенной, универсальный нравственный закон и всемирное братство людей — возникли впервые более трех тысяч лет назад. И, как ни странно, идеалы эти были провозглашены бывшими рабами в Синайской пустыне. Почему именно эта малочисленная группа людей в именно этот исторический момент взяла на себя и на все последующие поколения своего народа гигантскую миссию "усовершенствования мира по закону Бога", остается загадкой бытия, которую под силу разгадать только глубоко религиозным мыслителям. Даже сами эти слова — "усовершенствование мира по закону Бога" — произнесенные более трех тысяч лет тому назад, продолжают повторяться по сей день, три раза ежедневно, в молитвах праведных евреев. Ни сам Бог, признанный евреями, ни задача "усовершенствования мира по Его законам" никогда и нигде не упоминаются в более древней истории человечества. Профессор Иехезкель Кауфман в своем труде Религия Израиля (изд-во Чикагского университета, 1960, стр. 2) писал: "Религия израильтян является уникальным творением. Она в корне отличается от всего, что знал языческий мир. Единобожие не имеет предыстории в языческом мире…"

Об этом же пишет и профессор сравнительного литературоведения Кембриджского университета Джордж Стайнер: "Идея невидимого и непостижимого Бога, имя которого нельзя произносить, абсолютно уникальна. Идея эта возникла, насколько нам известно, только один раз в истории мыслящего человечества. Идея эта умопомрачительна, если принимать ее серьезно", она противоречит "инстинкту и интуиции древних людей, полагавших, что все окружающее — окала, река, небо, деревья и цветы, не говоря уже про звезды на небе — имеют "божественный" характер и достойны поклонения — "обожествления" (цитата взята из Журнала Психология сегодня за февраль 1973 года).

Независимо от того, считаем ли мы, что наделенный искрой Божьей Моисей (или какой-либо другой смертный) породил эту идею, или что она была дарована евреям Божественным провидением и что именно оно предусмотрело влияние последующих их поколений на развитие человечества —1 факт остается фактом: небольшая (но нынешним меркам) группа людей взвалила на себя обязанность переделать мир! И несмотря на неисчислимые страдания и жертвы (ни один народ мира не перенес столько страданий, пыток и убийств, как евреи, в течение столь продолжительного исторического времени); несмотря ни на что этот маленький (численно) народ упрямо сохранял веру в то, что божественной волей он, народ, назначен на непосильную, казалось бы, роль — привести все человечество к признанию Бога и универсальной морали…

Именно и только в этом смысле, в смысле моральной обязанности усовершенствовать себя и затем весь мир, евреи могут считаться "избранным" народом. Эта "избранность" никогда не означала привилегий для евреев, увы, только повышенные обязательства и связанные с ними тяготы бытия. Если Бог не избрал именно эту группу людей на роль носителей моральных эталонов для улучшения мира, если фактически в Синайской пустыне не произошло никакого "свидания" между Богом и человеком, то нам остается лишь заключить, что такая упрямая готовность и желание одного народа взять на себя столь гигантскую миссию и столь тяжелую обузу (между прочим, иудаизм в еврейских источниках так и характеризуется — "ол", обуза, тяжесть), является весьма выдающимся национальным достижением евреев.

Невзирая на всевозможные препятствия и беды, которые, возможно, не всякий другой народ смог бы пережить (включая утерю своей национальной территории, рассеяние по всему миру и неоднократные попытки геноцида, то есть уничтожения всего еврейского народа), евреи не только выжили физически, но и достигли весьма значительного успеха в том, что историк Чикагского университета Вильям Х.Макнил называет "карьерой трансформации мира" (Возвышение Запада, изд-во Чикагского университета, 1963, стр. 166). "Именно иудаизм, — пишет священник Эдвард Х.Фланнери, член Национальной конференции католических епископов, — даровал человечеству концепцию универсальной морали и закона, данных Богом… Хочет он того или нет, еврей несет на себе тяжесть Божьей миссии через всю историю — вот за это еврея никогда и не прощают!" (газета Нью-Йорк тайме, 30 ноября 1974 года). Человечество никогда не желало оценить, да и сегодня не оценивает те обязывающие к действию идеалы, которые евреи дали неблагодарному миру — идею единого Бога, универсальной морали, идеалы добра, справедливости, любви, мира и, главное, личной ответственности человека за свое поведение и за все происходящее в этом мире. Такие идеалы всегда казались обывателям "странными" и подрывающими основы существующих режимов, то есть нарушающими спокойный, обычный "порядок вещей". Иудаизм провозгласил, что Бог и Его мораль превыше всех остальных богов, всех вождей и армий мира… что мораль универсальна и абсолютна, а не "относительна" в применении к каждому отдельному индивидууму, нации или экономической формации. Иудаизм провозгласил, что любовь должна проявляться не только по отношению к самому себе или близким в семье, но и по отношению к "соседу" и даже к незнакомому человеку (Левит 19'34). Именно иудаизм породил видение будущего мира, где "народ не поднимет меча на народ", и это было провозглашено в мире, где войны и вожди были в большем почете, нежели мир и религиозные пророки. Именно иудаизм заставил людей осознать тот факт, что каждый человек, в конечном итоге, отвечает не только перед сильными мира сего, но главным образом перед Всевышним. Нет ничего удивительного в том, что за такие речи евреев возненавидели, как пишет отец Фланнери, "самой лютой ненавистью в истории людей".

Но, несмотря на все препятствия, идеалы иудаизма продолжали распространяться и крепнуть, в то время как империи и "формации" рушились она за другой. И вот, двенадцать веков спустя после откровения в Синайской пустыне, группа евреев под руководством Павла из Тарсиса, наблюдая крах Римской империи и ее языческой веры, пришла к выводу, что "настал час" приведения мира под "власть Божию". Апостол Павел верил, что, отказавшись от "сковывающего" еврейского Закона и обретя Бога в образе человеческом (Иисус), человечество более охотно примет "закон Бога" и пойдет путем самосовершенствования. Так родилось христианство — первый отпрыск иудаизма… Через шесть веков после Павла, в другой языческой части мира, где еврейские идеалы монотеизма дали новые ростки, Мухаммед провозгласил Бога перед арабами — и возник второй отпрыск иудаизма, ислам. Здесь следует отметить, как это делает Чарльз Террей в своей книге Еврейские основы ислама (Нью-Йорк, изд-во Ктав, 1968, стр. 61), что "знакомство Мухаммеда с иудаизмом было близким и многосторонним. Мухаммед был прилежным исследователем Библии. Если тщательно сравнивать тексты Корана и еврейские священные тексты того времени, можно с полной уверенностью сказать, что ученики Мухаммеда и авторы Корана, кто бы они ни были, были отлично знакомы и с Библией, и с "устным законом". Талмудом, и с "Агадой"… “Две новые религиозные системы (христианство и ислам) оказались необычайно жизнеспособными, они распространились путем миссионерской деятельности весьма активно и даже агрессивно, и в результате этого этические идеалы иудаизма довольно быстро овладели умами людей, сначала в центральной Азии, затем в Европе и, наконец, в "Новом свете" (Америке и заокеанских колониях европейских метрополий). Но это стремительное распространение идеалов, к сожалению, повредило самим идеалам. Две дочерние религиозные системы стремились игнорировать по крайней мере три главных принципа иудаизма:

Во-первых, обе религии подчеркивали первостепенное значение веры (и, в исламе, предопределения) по сравнению с практическим "земным" поведением людей. Во-вторых, обе религиозные системы получили наибольшее число последователей (верующих) не столько путем морального убеждения, сколько силой, иногда довольно грубой физической силой. В результате ислам и христианство "обратили" в свою веру не столько умы и души, сколько тела "верующих". В-третьих, обращая в свою веру массы людей (количество возобладало над качеством), обе религии не смогли избежать "засорения" языческими верованиями, ритуалами и традициями. Возможно, в качестве реакции на слишком усиленный упор на "потусторонний" мир христианства Карл Маркс, внук двух ортодоксальных раввинов, основал свой собственный "нерелигиозный" вариант еврейского идеализма — мессианский социализм. Эта "научная" религия стремилась к усовершенствованию "сиюминутного, нынешнего мира — сейчас!" Марксистская интерпретация идеалов иудаизма звучала так: "Усовершенствовать мир по законам человека (а не Бога)". На протяжении всех этих веков среди последователей всех религиозных систем, отпочковавшихся от иудаизма, росло недоброжелательство к евреям. Профессор Стайнер в своей статье в журнале Психология сегодня (февраль 1973 г.) отмечает: "Тройственный призыв евреев к совершенству (через 1/еврейский этический монотеизм; 2/христианство и ислам; З/мессианский социализм) породил в общественном подсознании убийственное недоброжелательство по отношению к евреям. Евреи превратились в "нечистую совесть" в истории западной цивилизации".

Что же касается последователей отпрысков иудаизма, то и они возненавидели евреев за то, что те не следуют идеалам совершенства, провозглашенным этими новыми движениями, за то, что они подвергают сомнению авторитетность и истинность этих течений. Христианская церковь, начиная с эпохи Нового Завета и до сегодняшнего дня, с трудом переваривает тот очевидный факт, что люди, к которым обращался Иисус, отвергли его. Дает ли это право христианской церкви характеризовать всех евреев как "детей дьявола" (например, в Евангелии от Иоанна 8:14) и относиться к ним соответственно этому определению?

Средневековое христианское описание евреев как "дьяволов" подробно документировано в труде историка Джошуа Трахтенберга Дьявол и евреи (изд-во –Иельского университета, Нью-Хэйвен, 1941). Церковное законодательство в отношении евреев было настолько всеобъемлющим, что впоследствии нацисты использовали его как образец для своих антисемитских законов. Так, например, третий синод Орлеана в 538 году постановил, что евреям запрещается показываться на улицах города во время страстной недели, а нацистский закон от 3 декабря 1938 года уполномочил местные власти подобным же образом запрещать евреям находиться в общественных местах в определенные праздничные дни. Труланский синод в 692 году постановил (и многие церковные лидеры неоднократно повторяли позднее этот законодательный акт), что христианам запрещено лечиться у еврейских докторов… Нацистский закон от 25 июля 1938 года постановил то же самое. Начиная с третьего синода в Толедо в 681 году, церковь регулярно сжигала Талмуд и прочие еврейские книги публично, что было с готовностью подхвачено и в нацистской Германии. Четвертый лютеранский совет в 1215 году в каноне 68 постановил, что все евреи должны носить на своей одежде опознавательный знак. Нацисты в сентябре 1941 года ввели такое же правило… Синод в Бреслау в 1267 году ограничил территорию проживания евреев специальными "гетто" и, начиная с XVI века, церковь содействовала созданию таких гетто по всей

Европе. 21 сентября 1939 года Гейдрих принял такой же закон. Совет в Базеле в 1434 году на XIX сессии постановил, что евреям запрещено получать научные степени в европейских университетах. Такой же закон был принят нацистами 25 апреля 1933 года, и назывался он "Закон против переполнения германских школ и университетов"…

Профессор Рауль Хилберг, составивший этот список, отмечает, что нацистская Германия смогла так успешно "бороться" с евреями именно потому, что "немецкие бюрократы могли щедро заимствовать из обширного резервуара административного опыта, накопленного христианской церковью и заполнявшегося в течение пятнадцати веков истории всевозможной разрушительной деятельностью (по отношению к евреям)" (Уничтожение европейского еврейства, изд-во Квадрант, Нью-Йорк, 1961, стр. 4-6).

Но вернемся к Мухаммеду. Разгневанный на евреев за то, что те отказались принять его пророчества, Мухаммед перенес центр своей религии из Иерусалима в Мекку. По его же настоянию евреи были изгнаны из Медины. Хотя ислам был исторически менее враждебен иудаизму, нежели христианство, мусульмане всегда недолюбливали евреев за их непризнание Мухаммеда, который фактически создал священный Коран на основе еврейской Библии и еврейской веры. (Чтобы познакомиться с– более подробным анализом еврейских основ Корана, читайте книгу Абрахама Катика Иудаизм в исламе, изд-во Ктав, Нью-Йорк, 1954, или изд-во Херман, 1980, в бумажном переплете). В наши дни это издевательство над евреями выродилось в декларацию всего исламского мира, объявляющую каждого еврея смертельным врагом, если он верит в право евреев на свою национальную государственность.

Подобно этому Карл Маркс тоже полагал, что не будет никакого "освобождения пролетариата" до тех пор, пока общество не освободит себя от иудаизма, то есть пока евреи будут считать себя евреями. По мнению Маркса, для освобождения человечества необходимо, чтобы евреи ассимилировались и влились в стройные ряды рабочего класса… И по сей день почти единственный принцип, который разделяют и марксисты, и ленинисты, и троцкисты и даже маоисты — это необходимость исчезновения евреев как своеобразной отдельной общественной и национальной части человечества. Вот поэтому все эти "революционеры" считают любое и каждое "национально-освободительное движение"… "прогрессивным", за исключением национально-освободительного движения евреев, сионизма, который они, марксисты, считают "реакционным", даже если среди сионистов есть еврейские социалисты и рабочие! Таким образом, религиозные системы, ответвившиеся от иудаизма, не любят евреев, тем не менее охотно приглашают их в свои ряды "усовершенствовать мир" — но только по их рецептам и только при условии отказа от иудаизма и еврейства. Евреям, перешедшим в христианство, ислам или марксизм, была обещана спокойная и безбедная жизнь без притеснений и преследований, которым подвергались верующие евреи. Вопреки мифу о том, что евреи не могут ассимилироваться, факты свидетельствуют об обратном — многие евреи ассимилировались и перешли в другие веры. Но большинство все-таки продолжало оставаться в лоне иудаизма. Как объяснить это нежелание обеспечить себе "легкую жизнь" и безопасность ценою отказа от иудаизма? Ответ на этот вопрос заключается в характере той миссии, которую, как евреи неустанно повторяют, они получили от Бога — "служить светом для человечества" {Исайя 49:6) и совершенствовать мир по закону Божию. Еврейский народ должен при этом противостоять двум наиболее искусительным философским соблазнам: религиозному фанатизму, который превозносит Бога, но отвергает этику, разум и мораль, и светскому, нерелигиозному гуманизму, который превозносит разум и стремится улучшить мир… но без Бога. К первой категории людей относятся те, кто печется о Боге больше, нежели о людях, верят в то, что только они знают единственно верный путь к спасению, и судят людей не по делам их, а по степени декларируемой ими веры. В то же время евреям приходится бороться и против тех, кто отвергает основополагающие элементы монотеизма — Бога и универсальные моральные стандарты. Как мы уже отмечали в предыдущей главе, в нынешнем мире главная борьба идет между двумя идеологическими символами — между Моисеем и Марксом. Будущее человечества зависит от выбора между этими двумя идеологиями. Выберет ли человечество идею Моисея о том, что Бог — верховное существо и что мораль выше человека? Или люди пойдут за Марксом, веря в то, что человек — вершина творения и что не нужно ему, человеку, никакой "высшей", внечеловеческой морали? Если Бог объявляется "мертвым", человек умирает духовно и морально… а впоследствии и физически и, как правило, в массовом порядке, целыми народами и цивилизациями. Менее чем через 65 лет после заявления Ницше о том, что для человека западной цивилизации "Бог умер", две идеологии, основанные на "мертвом Боге", коммунизм и нацизм, вплотную занялись умерщвлением (массовым) самого человека в лагерях смерти. Если, как утверждает иудаизм, каждый человек создан по образу и подобию Бога, — человеческая жизнь священна. Но если мы верим в то, что человек создан "по образу и подобию" материи, как утверждают марксисты и гуманистические атеисты, то тогда человек — лишь кусок материи, который можно использовать для производства мыла или делать из его кожи абажуры для настольных ламп, как это делали нацисты с евреями — или как это делают сегодня коммунисты, убивая миллионы людей ради ускорения индустриализации. И это вполне логичный результат воплощения в жизнь идеологий, основанных на идее "мертвого Бога"… Тот факт, что марксизм и прочие нерелигиозные идеологии с их моральной относительностью распространяются и побеждают сегодня с опасной быстротой, несмотря на недавний исторический опыт гитлеризма и сталинизма, еще раз доказывает, что люди ничему не научились у истории и что перед евреями стоит самая трудная задача за последние 3200 лет. Но еще рано предсказывать исход борьбы, рано судить лишь по числу убитых или порабощенных людей, или по физической мощи армий и техники в руках людей, отвергших Бога. Как свидетельствует история, иудаизм является самой мощной идеологией в истории человечества, вполне успешно пережившей многие другие. Две тысячи лет иудаизм оставался интроспективной, замкнутой в себе системой. Настало время, когда иудаизм должен обратить взор на мир и предложить себя и свой монотеистический идеал этики как альтернативу для человечества. Пора и человечеству взглянуть на иудаизм более благожелательно и серьезно. Христианство и ислам показали нам, что только лишь вера в Бога не создает нравственное общество. Марксизм и коммунизм продемонстрировали нам, что вера в человека тоже не содействует созданию нравственного и доброго человечества. Гуманисты и нерелигиозные интеллектуалы, превозносящие разум, как Бога, тоже не создали лучшего общества. Остается иудаизм, создатель идеала совершенствования мира, основатель универсальной морали, система, объединяющая Бога, человека и разум.

Если бы все четырнадцать миллионов евреев на земле жили по заветам иудаизма, разделяя его моральные ценности и применяя законы иудаизма на практике, поиски правильного пути для человечества были бы значительно облегчены. Если бы сотни тысяч еврейских ученых, профессоров, писателей, журналистов, врачей и юристов поддержали идеалы иудаизма, могла бы произойти моральная революция гигантских масштабов. Если бы каждый еврей исполнял свою миссию, утверждая этический монотеизм и борясь против религиозного фанатизма и "мирского" радикализма, их влияние на общество могло бы быть колоссальным… Впервые за последние две тысячи лет у евреев появилась возможность создать "образцовое" государство — Израиль. Сегодня евреи имеют возможность продемонстрировать миру, и в индивидуальном порядке, и как нация, моральную мощь идеалов иудаизма. Как повелевает евреям заповедь 3200-летней давности (Исход ]9:б), они должны создать "армию" сильных, но добрых, заботливых, нравственных людей, чтобы противостоять множеству бесцельно и скучно живущих людей, отдавших себя во власть безбожных нигилистических и жестоких идеологий тоталитаризма. Отпрыски иудаизма — христианство, ислам, марксизм и гуманизм — владеют сегодня миром и человечеством. Сознательно или бессознательно, человечество еще раз подтвердило правоту идеалов иудаизма, изменив и извратив, однако, методы достижения этих идеалов. Настало время, если еще у человечества есть время, продолжить и завершить преобразующий мир эксперимент, начатый в Синайской пустыне больше трех тысяч лет тому назад. Мы могли бы назвать этот благородный эксперимент усовершенствования мира еврейской революцией.

ВОПРОС ШЕСТОЙ.

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ АНТИСЕМИТИЗМОМ И АНТИСИОНИЗМОМ?

Теоретически можно быть терпимым по отношению к католикам и, тем не менее, ежедневно бороться за свержение папства. Теоретически можно уважать методистов и баптистов… и в то же время запрещать распространение их религиозной литературы. В повседневной практической жизни такие противоречия невозможны. Нельзя быть одновременно врагом сионизма и другом евреев.

Франклин Х.Литтель "Распятие евреев"

Когда люди критикуют сионистов, они имеют в виду евреев.

Мартин Лютер Кинг

Нельзя назвать человека "антисионистом", если он поддерживает право Израиля существовать как еврейское государство, даже если человек этот строго критикует отдельные стороны израильской политики (или даже не приемлет ее целиком на определенном этапе). Антисионистами можно смело назвать тех людей, которые отрицают право Израиля на существование как государства евреев.

(Мы допускаем, что некоторые индивидуумы могут быть антисионистами теоретически, но все же поддерживать идею о праве Израиля на существование как государства, ибо разрушение Израиля, в их понимании, аморально. Такой взгляд на вещи является довольно редким и строго "академическим" по своему характеру. Поэтому мы не будем обсуждать эту категорию людей в данной главе. Нас прежде всего интересует антисионизм в его практическом варианте, как отрицание права евреев на свою государственность и территорию). Вопрос, таким образом, будет поставлен так: можно ли поддерживать политику и действия, направленные на уничтожение Израиля, и в то же время не считаться врагом евреев, антисемитом? (Мы употребляем слова "враг евреев" и "антисемит" как эквивалентные, ибо в нашем понимании слово "антисемит" — это лишь вежливый вариант понятия "антиеврей", "враг евреев". Сам термин "антисемитизм" был изобретен в 1879 году Вильгельмом Марром, выразителем антисемитизма в Германии, и использовался этот термин в применении к политическому движению против немецких евреев, обретавшему тогда силу в Германии. Термин, однако, является логическим абсурдом, ибо описываемое им явление не имеет ничего общего с "семитами". Поэтому, между прочим, слово "антисемитизм" обычно пишется в английском языке слитно, одним словом. Эта традиция пошла от Джеймса Паркса, выдающегося историка антисемитизма. Слитное написание этого термина помогает избежать недоразумения в отношении якобы существующей группы "семитов", против которых-де и направлен "антисемитизм".) Антисионисты утверждают, что антисемиты, мол, выступают против всех евреев вообще, в то время как они, антисионисты, якобы выступают только против еврейского государства и против того, чтобы считать евреев нацией.

(Но евреи всегда были и нацией, и религиозной общностью, как мы отмечали в предыдущих главах. Для того чтобы обосновать и "узаконить" отрицание права евреев на государство Израиль, антисионисты утверждают, что евреи не являются народом или нацией, а что они, мол, являются только религиозной группой. Типично в этом отношении заявление, содержащееся в уставе Организации освобождения Палестины (ООП): "Иудаизм, по своему религиозному характеру, не имеет ничего общего с нацией или национальностью, существующей независимо. Подобным же образом евреи — это не парод…" (Статья 20 Палестинской национальной хартии).

По мнению антисионистов, человека, сознательно стремящегося нанести вред еврейскому государству (антисиониста), нельзя приравнивать к человеку, который сознательно стремится нанести вред евреям (антисемиту).

Или, перефразируя это положение, откровенный враг родины и страны каждого еврея не является врагом каждого еврея. Абсурд!

Для многих антисионистов это мнимое "различие", очевидно, имеет какое-то политическое или идеологическое значение. Для евреев, однако, это "различие" является чисто академическим. Хотя некоторые антисионисты полагают, возможно даже искренне, что они не руководствуются ненавистью к евреям, результаты и последствия антисионизма, равно как и антисемитизма, для евреев одинаково пагубны. Антисионизм отличается от прочих проявлений антисемитизма лишь тем, какой именно аспект еврейства избран как объект ненависти. Те средневековые христиане, которые сжигали евреев на кострах — живьем — тоже полагали, и, вероятно, искренне, что они не питают ненависти ко всем евреям, а только к тем, кто продолжает исповедовать еврейскую веру и соблюдать еврейские традиции. Антисионисты делают подобные же заявления, отличаясь от предшественников лишь тем, какой аспект верований евреев, по их мнению, подлежит "наказанию". Поддерживая убийства евреев в Израиле и уничтожение еврейского государства, или даже участвуя в таких акциях, антисионисты, подобно средневековым антисемитам, отрицают тот факт, что они ненавидят и презирают всех евреев, нет, они якобы ненавидят лишь тех, кто настаивает на сохранении еврейской нации и государственности! И так же, как в средние века многие евреи отказывались от своих верований и традиций ради самосохранения и избавления от ненависти со стороны христиан, так и сегодня некоторые евреи отказываются от идеи еврейской государственности, дабы не навлечь на себя гнев антисионистов.

Фактически Адольф Гитлер и его нацисты были единственными антисемитами в истории, которые открыто заявляли о своей ненависти ко всем евреям, вне зависимости от религиозных убеждений и политической принадлежности этих евреев. Все прочие антисемиты, подобно антисионистам, утверждали и продолжают утверждать, что их ненависть распространяется лишь на "определенных" евреев. Ну, если не считать нацистов единственными антисемитами в истории, нынешние антисионисты в такой же степени антисемиты, как и все прочие антисемиты. Различны лишь их мотивировки. Как и все прочие антисемиты, антисионисты пребывают в состоянии постоянной войны против каждого еврея, ибо почти каждый еврей в той или иной степени поддерживает право Израиля на существование.

АНТИСИОНИЗМ КАК АНТИСЕМИТИЗМ В ТЕОРИИ

Предположим, кто-то считает, что итальянцы — не нация, что Италию следует уничтожить как независимую страну и в то же время этот "кто-то" заявляет, что не испытывает никакой ненависти к итальянцам, а следовательно, он не враг итальянского народа. Нелепо, не правда ли? Если человек стремится к уничтожению Италии и отрицает право итальянцев на национальную государственность, стало быть, само собой разумеется, он — враг Италии и итальянцев, и как бы этот человек ни "любил" отдельных итальянцев, все равно он их враг. Ни один человек в здравом уме не станет отрицать этого. Почему же так трудно понять многим ту же ситуацию в отношении Израиля? Люди. стремящиеся к уничтожению Израиля, являются врагами евреев, как бы сильна ни была их "любовь" к отдельным евреям. И название таким людям — антисемиты.

Антисионисты, возможно, возразят, что сравнение Израиля с Италией неудачно, ибо "итальянец" означает национальность, в то время как "еврей" означает религиозную принадлежность. И так как иудаизм — это "просто религия", а сионизм — национальное движение, то можно, дескать, быть противником сионизма, не будучи врагом евреев или иудаизма.

В дополнение ко всему приведенному выше, этот аргумент ложен еще по четырем причинам:

Во-первых, аргумент этот ведет к абсурдному выводу, что неевреи могут диктовать евреям, что именно означает "быть евреем". Как писал видный еврейский теолог раввин Эммануэль Ракман: "Я еврей и сионист… Я убедительно прошу (неевреев) уважать мои религиозные убеждения, как я их понимаю, а не как они их понимают…" (журнал Американский сионист, март 1971).

В течение всей своей долгой истории евреи всегда утверждали, что суть еврейской нации — это иудаизм, объединяющий идеалы Бога, Торы (закона) и Израиля (родины евреев). Самоопределение евреев как народа, имеющего конкретную географическую территорию, Израиль — это не просто модное современное политическое течение. Это сама суть иудаизма, осознанная еще в эпоху написания Библии.

(Первое указание Бога первому еврею, Аврааму, было таково: иди и владей землей, названной Израилем (Бытие 12:1). Мусульмане, стоящие сегодня во главе антисионизма, приняли еврейскую Библию, но утверждают, что евреи искажают Библию, так как Авраам в действительности был мусульманином (!)

Во-вторых, заявление о том, что антисионисты не являются врагами евреев, мягко выражаясь, неумно. Антисионисты, вероятно, отлично понимают, что если их политика, направленная на уничтожение Израиля, воплотится в жизнь, то все три миллиона израильтян и энное число евреев, проживающих вне Израиля, отдадут свои жизни за сохранение еврейского государства. Это знают и израильтяне, и их арабские "друзья". Арабы, несмотря на внушительную пропаганду, ориентированную на страны Запада, неоднократно призывали к уничтожению Израиля в будущих войнах. Израильтяне, со своей стороны, неоднократно давали понять, что предпочтут смерть в борьбе за сохранение Израиля жизни в арабском плену. Вот что сказал израильский писатель (весьма левый по убеждениям) Амос Кенан: "Шукейри (бывший глава ООП до Ясира Арафата) любил повторять, что евреев следует согнать в море и утопить. После поражения в войне 1967 года стало ясно, что такой лозунг не будет способствовать сохранению престижа арабского мира. Поэтому сегодня они (ООП) заявляют, что только сионисты будут согнаны в море. Вся загвоздка лишь в том, что когда арабы утопят всех сионистов, в Израиле не останется ни одного еврея, ибо ни один еврей в Израиле не согласится ни на что меньшее, нежели политический и национальный суверенитет" (в книге М.С.Чертова Новые левые и евреи, изд-во Патнам, Нью-Йорк, 1971, стр.311) Итак, если антисионисты добьются своей цели, это будет означать новый геноцид евреев. Поэтому разговоры о различии между антисионистами и антисемитами евреи воспринимают как пустую демагогию. В-третьих, до образования государства Израиль в 1948 году еще можно было отвергать сионизм и все же не считаться врагом евреев, подобно тому, как до 1776 года можно было не считать себя врагом американцев, отрицая идею государственности Америки. Но после создания США, однако, любой человек, призывающий к уничтожению США как государства, автоматически становится врагом американцев. Каждый, кто выступает сегодня за уничтожение уже существующего государства Израиль, является врагом евреев.

В-четверных, антисионисты вряд ли найдут сегодня еврея, считающего себя таковым, который не смотрел бы на антисионистов как на смертельных врагов. Опросы общественного мнения показали, что 99% американских евреев признают право евреев на свою государственность в Израиле (см., например, в статье Нормана Подгореца Моментальный сионизм — сейчас в журнальном приложении к Нью-Йорк тайме, 3 февраля 1974 года, стр. 39).

Для религиозных евреев, как мы уже указывали, Израиль и еврейское национальное самоопределение — составная часть религиозной веры. Антисионист, следовательно, является врагом религиозных евреев. (Существует, однако, небольшая группа ортодоксальных евреев в Израиле, известная как "Нетурей Карта", насчитывающая несколько сотен человек. Они считают себя врагами Израиля и сионизма. Внешне может показаться, что их позиция аналогична позиции антисионистов. Но это не так, эти ортодоксы признают, что евреи являются народом (ам Исраэль) и что еврейское государство должно существовать. Они полагают, однако, что такое государство должно быть установлено только лично Мессией после его прихода на землю. А так как Мессия еще не явился, говорят они, то нельзя признавать нынешнее государство Израиль. Тем более, указывают они, что нынешние руководители Израиля не следуют религиозным традициям самих ортодоксальных "Нетурей Карта"! К счастью, малочисленные ортодоксы "Нетурей Карта" в такой же степени представляют еврейский народ, в какой секты заклинателей змей представляют христианство). Что же касается нерелигиозных евреев, то и они, несмотря на отсутствие веры, твердо стоят за то, что антисионисты ненавидят — за страну Израиль. Те же евреи, которые вообще не усматривают в антисионизме ничего общего с антисемитизмом (и, следовательно, не видят в нем ничего опасного), как правило, не имеют ничего общего ни с еврейской религией, ни с еврейским национальным самосознанием. Они не в счет…

АНТИСИОНИЗМ КАК АНТИСЕМИТИЗМ НА ПРАКТИКЕ

Антисионисты редко делают различие между евреями и сионистами; несмотря на их устные заявления об отмежевании от антисемитизма, их речи и опубликованные труды говорят об обратном. Если принимать антисионистов на веру, получается так, что только кучка неонацистов является сегодня единственными представителями антисемитизма. Очевидно, перемены в лагере врагов еврейства коснулись лишь риторики и семантики, но не сущности их отношения к евреям. Естественно, после Катастрофы Второй мировой войны слово "антисемитизм" стало непопулярным, по крайней мере. временно. Те, кто до Гитлера называли себя антисемитами и кого так называли окружающие, сегодня предпочитают термин "антисионист". Но для евреев антисемит, как бы он ни называл себя, одинаково омерзителен. Чтобы скрыть свой антисемитизм, враги евреев почти всегда говорят теперь "сионист", имея в виду еврея. Эта словесная чехарда порою принимает смехотворный характер. Так, например, 21 октября 1973 года советский посол в ООН Яков Малик заявил следующее: "Сионисты выдвинули теорию об "избранном народе" — абсурдная идеология… " Это классический пример антисемитизма, маскирующегося под антисионизм. Нападки на идею об "избранности" евреев — это не нападки на сионизм. Избранность не играет никакой роли в сионизме, но она является основной доктриной иудаизма! Нападки товарища Малика вполне соответствуют общему курсу политики СССР, арабов, левых оппонентов еврейства, которые маскируют наступление на евреев и иудаизм под нападки против сионизма. В Музее религии и атеизма в Ленинграде, например, экспонаты об Израиле и сионизме включают, как наглядные пособия для "антисионизма", следующие предметы: еврейские молитвенные шали, тефиллин, агада для праздника Песах, то есть предметы религиозного культа, которыми евреи пользовались многие века (даже тысячелетия) до возникновения сионизма как национального движения евреев за создание своей государственности!

Подобная же маскировка антисемитизма под антисионизм видна в газете "Черные пантеры", издающейся радикальной организацией американских негров. Описывая суд над лидером "пантер" Хью Ньютоном, входящим в состав группы террористов "Восемь из Чикаго", газета писала: "Именно сионистский судья Фридман осудил Ньютона на 15 лет тюремного заключения. И сионистский судья Хоффман приговорил Боби Сила к тюремному заключению, а сионистов отпустил… Снова мы клеймим позором сионизм как расистскую доктрину!" (газета Черные пантеры за 25 августа 1970 года). Между прочим, газета Черные пантеры так же сурово "заклеймила позором" как сионистов таких левых радикалов, как Джерри Рубин, Абби Хоффман и Вильям Кунстлер, то есть евреев, которых можно назвать "нееврейскими евреями". Черные пантеры обрушились на этих евреев потому, что они были евреями по рождению, а не сионистами!

(Любопытно отметить, что если антисемитизм левых обычно маскируется под антисионизм, то фашистские выступления и публикации правых открыто признают свою враждебность именно к евреям, усматривая в сионизме (и правильно усматривая) отражение иудаизма. Так, самый видный распространитель антисемитской литературы в США Джеральд Смит писал в своем пресс-бюллетене от 19 апреля 1973 года: "Враги Христа намерены захватить весь мир — не через ООН и не путем создания, как многие считают, "мирового правительства", а путем финансовых манипуляций и военной мощи мирового сионизма".)

В арабском мире антисионисты унаследовали и активизировали клевету антисемитизма и распространяют ее сегодня под видом антисионизма. Покойный президент Египта, видный лидер арабского мира Гамаль Абдель Насер часто цитировал "Протоколы сионских мудрецов" — фальшивку, якобы свидетельствующую о "всемирном еврейском заговоре с целью установления своего господства над всем миром". Президент Насер использовал также материалы нацистской пропаганды, чтобы "документально доказать" существование трехсот сионистов, которые якобы правят миром сегодня. Король Саудовской Аравии Фейсал вплоть до своей кончины в 1975 году неоднократно публиковал свои заявления о том, что евреи убивают неевреев и пьют их кровь. Арабский писатель Салюк Дасуки опубликовал книгу "Америка — сионистская колония". Эта книга активно распространилась как в арабском мире, так и в СССР. С циничной откровенностью Дасуки утверждал, что "вне зависимости от того, исповедуют они свою религию или принимают иные вероисповедания, евреи в США характеризуются коллективно как сионисты". Основываясь на статистике, приводимой Дасуки, советская молодежная газета "Комсомольская правда" многозначительно отмечала, что в США якобы 70% юристов, 69% врачей, 43% промышленников и 80% владельцев издательских трестов — сионисты! (Приводится по тексту статьи Вильяма Кери Модернизация протоколов (сионских мудрецов) в журнале Мейнстрим за май 1976 года, стр. 6) Моральные авторитеты многих нынешних религиозных течений справедливо предупреждали, что антисионизм — это антисемитизм на практике. Покойный доктор Мартин Лютер Кинг, выслушивая антисионистскую демагогию одного из черных студентов во время приема в Гарвардском университете, заявил: "Когда люди критикуют сионистов, они имеют в виду евреев!" (См. Семора Мартин Липсет, Социализм дураков — левые, евреи и Израиль в книге Мордехая Чертова Новые левые и евреи, стр. 104.)

Аналогично высказался президент Объединенной церкви Христа доктор Роберт Мосс, комментируя антисионистскую резолюцию, принятую Генеральной Ассамблеей ООН в 1975 году: "Нам не следует обманывать себя термином "сионизм". Авторы этой резолюции (в ООН) имели в виду евреев, их религию, иудаизм, и государство Израиль". Делегат Коста-Рики в ООН отметил также, что резолюция ООН является прямым приглашением (призывом) к геноциду против еврейского народа (см. статью Сиднея Лисковского Резолюция о сионизме в альманахе Ежегодник американского еврейства — 1977, изд-во Джуиш Пабликейшн Сосайети, Филадельфия, 1977,стр. 109).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Отрицать тот факт, что антисионизм является антисемитизмом, только потому, что некоторые антисионисты не ненавидят всех евреев, так же нелепо, как утверждать, что Ку-Клукс Клан не является расистской организацией только потому, что некоторые члены ККК не испытывают ненависти ко всем неграм. Те, кто считает себя вправе отрицать право евреев на свою национальную государственность и проповедует уничтожение Израиля (не считая при этом себя антисемитами), вероятно, поступают так' в виду своего невежества и незнания истории евреев, их религии, положения на Ближнем Востоке и в арабском (исламском) мире. Когда антисионисты стараются уничтожить еврейское государство, знают ли они, что за прошедшие три тысячи лет единственными независимыми государствами на земле, известной как Палестина или Израиль, были еврейские государства и что ни одного независимого арабского государства в этом районе не было никогда? Стремясь к уничтожению Израиля, разве не знают антисионисты о страданиях еврейского народа после разрушения их государства две тысячи лет тому назад? Разве христианские антисионисты не помнят походов крестоносцев, погромов и прочих видов притеснений евреев со стороны христиан? Разве не помнят исламские антисионисты, как относились к евреям в мусульманском мире — как к бесправным гражданам "второго сорта", вплоть до нашего двадцатого века? Разве не слышали левые антисионисты о систематическом массовом уничтожении евреев во всех странах "социализма"? Может быть, антисионисты не знали об уничтожении шести миллионов евреев в эпоху фашизма? Будь в то время на земле государство евреев. Катастрофы могло бы и не быть… Призывая к уничтожению государства евреев, разве не отдают себе отчет нынешние антисионисты, что такое разрушение будет равносильно новому геноциду? Для евреев безразлично, под каким флагом — антисионизма или простого расистского антисемитизма — проводится политика, направленная на уничтожение Израиля и на последующее убийство трех миллионов евреев (или, в "лучшем" случае, оставление их на "милость" мировой общественности). То, что антисемиты называют себя антисионистами — это лишь курьезный факт истории. Возможно, между этими двумя категориями существуют какие-то различия в мотивировках ненависти. Но эти различия имеют смысл лишь для историков. Как антисионизм, так и антисемитизм угрожают еврейскому народу лишением родины, страданиями и физическим уничтожением — это все, что евреи обязаны знать и помнить об этих двух "анти".

ВОПРОС СЕДЬМОЙ.

ПОЧЕМУ БЫ НЕ ВСТУПАТЬ В СМЕШАННЫЕ БРАКИ? РАЗВЕ ИУДАИЗМ НЕ ПРОВОЗГЛАШАЕТ ВСЕМИРНОЕ БРАТСТВО НАРОДОВ?

Многие еврейские родители, вступившие в брак с неевреями, заявляют, что их дети, когда вырастут, сами выберут для себя свое национальное (или религиозное) самосознание. Это, как правило, означает, что дети "выберут" самосознание окружающего большинства людей… Окружающим большинством для таких детей будет нееврейское окружающее большинство.

Мариал Скляр "Американские евреи"

Эти люди (ассимилированные евреи}… потеряны для иудаизма, вот и все! Они затерялись где-то на пути, который увел от еврейства больше евреев, нежели гитлеровский геноцид (сделал это физически). Конечно, эти ассимилированные евреи прекрасно могут выжить физически и как личности. Но, если сравнить ситуацию с армией — какая разница, убиты ли солдаты, или попрятались по кустам и снимают с себя обмундирование?..

Герман Вук "Это мой Бог"

Ответ на этот, седьмой вопрос — самый трудный для нас. Когда мы писали о роли евреев в мире, о вековых традициях, о еврейском идеале Бога и человека, о важном значении Шабата — мы обращались к разуму читателя. Но когда мы пишем о нежелательности смешанных браков — мы апеллируем не только к разуму, но и к эмоциям.

По сути дела, ответ на седьмой вопрос уже содержится в предыдущих шести главах этой книги. Если вы прочли их внимательно, вам должно быть ясно, как важно сохранять традиции иудаизма и само существование евреев. По крайней мере, вам, возможно, стало ясно, почему мы и миллионы других евреев так строго сохраняем свою верность иудаизму.

ПРОБЛЕМА — В СОХРАНЕНИИ МОРАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ, А НЕ В НАЦИОНАЛЬНОСТИ

Наш ответ и ваше восприятие этого ответа будут зависеть от тех моральных ценностей, которые вы, возможно, будете разделять с вашим будущим партнером по браку. Важно ли для вас лично, чтобы эти ценности, созданные еврейским народом и имеющие самобытный характер, продолжали существовать? Если это важно для вас, то наш с вами диалог значительно упростится. Начнем с простого вопроса: разделяет ли ваш будущий супруг (или супруга) такие же убеждения? Если да — смело вступайте в брак. Иудаизм приветствует людей, который переходят в еврейскую веру.

Более того, согласно преданиям иудаизма. Мессия будет потомком человека, перешедшего в иудаизм в результате сознательного выбора. Повторяем, этот переход, это приятие иудаизма должно быть искренним и сознательным, а не формальным, для успокоения будущей родни и близких супруга. Переход в иудаизм без соблюдения традиций еврейской жизни противоречит этическим ценностям иудаизма. Такое "принятие" иудаизма делает его бессмысленным и превращает еврейский народ в простую этническую группу.

Как мы отмечали в начальных главах нашей книги, мы горячо приветствуем тех, кто принимает иудаизм, если это не является пустой бумажно-бюрократической формальностью. Печати и подписи на свидетельстве о браке, как известно, не являются гарантией счастливой и прочной семьи, тем более — семьи в лоне иудаизма. Если же ваш будущий супруг или супруга не разделяют ваших нравственных ценностей, то такой брак нежелателен, даже если ваш избранник или избранница является евреем — этнически. Авторы этой книги тоже прошли через опыт непрочных отношений с еврейскими девушками, для которых иудаизм, к сожалению, был лишь внешним проявлением еврейства. Если вы – серьезный еврей, вам должно быть понятно наше отношение к смешанным бракам. Можно, правда, возразить, что "любовь сильнее всяческих моральных и религиозных различий, любовь, мол, побеждает". Это романтическое отношение к проблеме брака обычно оправдывается весьма рациональными аргументами о том, что если вы полюбили человека, то, стало быть, уже разделяете его (или ее) ценности и убеждения. Возможно, бывает и так. Однако это далеко не обязательно… Но что, если для вас (или для объекта вашей любви) иудаизм не является той системой ценностей, ради которой вы могли бы пожертвовать серьезными отношениями? Если ситуация именно такова в вашем случае, нам, естественно, будет трудно убедить вас в нашей правоте. Но… попробуем.

СМЕШАННЫЙ БРАК И "НЕПРИЧАСТНЫЙ" ЕВРЕЙ

Если вы являетесь таковым евреем, мы начнем наш разговор с просьбы — не отвергайте тот образ жизни и ту систему ценностей, о которых вы. мало знаете. Давайте говорить честно, без самообмана — вы не знаете, что такое иудаизм. Несколько часов повторения для бар– или бат-мицвы, зубрежка иврита и игра в мяч в еврейской школе — еще не гарантия понимания иудаизма или способности оценить иудаизм. Вы можете судить об иудаизме вашей юности, но вряд ли вы постигли тот иудаизм, который существует уже в течение 3500 лет, иудаизм, давший миру Бога, универсальную мораль… иудаизм, переживший египетских фараонов, Римскую империю, крестоносцев, Богдана Хмельницкого (уничтожившего почти треть еврейской общины на территории Польши в 1648 году), Гитлера и Сталина… иудаизм, который ставит еврейский народ нашей эпохи в центр мировых событий… Это — подлинный и могучий иудаизм, о котором вы, к сожалению, знаете мало, не так ли? Печально, но факт. Вот поэтому мы и обращаемся к вам с призывом: начните изучать подлинный иудаизм и историю еврейского народа, начните относиться к иудаизму, как к прекрасному и своеобразному образу жизни, и как только вы познаете на опыте, эмоционально и интеллектуально, что означает быть евреем — тогда пожалуйста, отвергайте иудаизм, если сможете.

Но, как нам кажется, отвергать идеал только потому, что вы пребываете в состоянии полного (или частичного) неведения о нем, отвергать моральные ценности, оказавшие наибольшее влияние на историю человечества — это, мягко говоря, неумно. Отрицать или отвергать три с половиной тысячи лет бурной истории еврейского народа и его нынешнюю борьбу за существование — это равносильно самоунижению для еврея. В глазах еврейской общественности еврей, вступающий в смешанный брак, подобен матросу, покидающему корабль в то время, когда вся команда пытается спасти его. Помимо стремления верующих евреев сохранить идеал совершенствования мира, того мира, который сегодня все более погрязает в цинизме и теряет свой идеализм, верующий еврей также чувствует личную ответственность за сохранение еврейского народа. Создание семьи, где муж и жена разделяют эту ответственность и эти идеалы, и воспитание детей в таком же духе являются основой выживания и сохранения евреев как народа. Отстаивая свои идеалы и продолжая тысячелетнюю борьбу за них, евреи ответили на два важных вопроса Гиллеля: "Если я не за себя, то кто за меня? Но если я только для себя — зачем я?" Вот теперь попытайтесь ответить для себя на эти вопросы…

ВЕРОЯТНОСТЬ ТОГО, ЧТО ВЫ ИЗМЕНИТЕСЬ

Давайте подумаем вот о чем: если вы считаете, что ваше еврейское происхождение ровным счетом ничего для вас не значит, вспомните, как вы чувствовали себя накануне Шестидневной войны, когда, казалось, Израилю грозило уничтожение? А как вы чувствовали себя во время и после войны Иом Кипур в 1973 году? Что вы переживали, когда мир узнал об освобождении еврейских заложников в аэропорту Энтеббе в Уганде? Неужели эта новость была для вас такой же волнующей (или безразличной), как сотни других сообщений того дня, в газетах и по радио? Можете ли вы сказать себе, что судьба Израиля так же вам безразлична, как некоторым вашим знакомым или коллегам по работе — неевреям? С какими чувствами вы смотрели телевизионный фильм Катастрофа'1 . Если на все вышеперечисленные события вы реагировали безразлично (или не более эмоционально, чем на любые другие новости), тогда, действительно, быть евреем для вас — пустой звук.

Но если какое-либо из вышеуказанных событий затронуло ваши чувства, если возможность новой Катастрофы (или воспоминание о прошлой) заставляет вас переживать за судьбу и само существование еврейского народа — возможно, ваше еврейство значит для вас больше, чем вы сами это признаете. И, вероятно, в будущем это еврейское самосознание еще сыграет важную роль в вашей жизни. Если это изменение в вашей душе действительно произойдет — будьте уверены, вы не одиноки! Многие выдающиеся еврейские лидеры за последние сто лет также прошли через это: в молодости они совершенно не интересовались еврейскими проблемами и только в зрелом возрасте поняли, что иудаизм играет центральную роль в их судьбе, равно как и в судьбе мира… Теодор Герцль, основатель современного сионизма, был ассимилированным евреем и продолжал оставаться таковым до тех пор, пока не обнаружил в себе эмоции необыкновенной силы, слушая дело Дрейфуса в 1894 году и раздававшиеся в то время возгласы французов "Смерть евреям!"

Когда Мозес Гесс, человек, сделавший из Фридриха Энгельса социалиста, был двадцатилетним юношей, он также относился к иудаизму безразлично. Однако через двадцать лет этот "отец социализма" порвал с Марксом и Энгельсом, восстав против аморальности их идеологии, и посвятил всю свою остальную жизнь иудаизму и еврейскому народу. Книга Мозеса Гесса "Рим и Иерусалим", написанная в 1862 году, начинается следующими словами:

И вот я снова стою, после двадцати лет отчуждения, среди своего народа, я праздную святые дни его с радостью и отмечаю печалью воспоминания о тяжелом прошлом его, разделяю надежды моего народа и его духовное стремление к улучшению своего дома и судеб окружающих нас людей… Мысль, которую я подавлял в себе все эти годы. но которая ожила во мне сегодня — это мысль о моей принадлежности к моей нации, неотделимой от Святой Земли, от этого вечного города, колыбели веры в божественное единство жизни и будущее братство всех людей. Эта мысль, похороненная мною надолго, стучалась в моем сердце, требуя выхода на волю. Но у меня не хватало энергии и воли, чтобы оставить свой путь, ведущий от иудаизма, и встать на новый путь, явившийся мне в туманном далеке.

Рим и Иерусалим. Изд-во Блох, Нью-Йорк, 1918)

Другим таким евреем был русский поэт столь необыкновенного таланта, что "отец советской литературы" Максим Горький, познакомившись с ним, пророчил ему большое будущее, будущее великого писателя России. Однако Владимир Жаботинский внезапно решил, что его талант и его жизнь более важны для дела создания национальной родины евреев, нежели для российской поэзии…

Если бы мы спросили этих великих людей, когда им было по 20 лет, какую роль в их жизни играет иудаизм, они, вероятно, посмеялись бы над нашим вопросом. Вероятно, они так же легкомысленно отвергли бы вопрос о нежелательности смешанных браков. И, тем не менее, через какое-то время эти люди обнаружили для себя, что быть евреем и чувствовать себя таковым чрезвычайно важно для них.

Так как подобные перемены возможны и в вашем мироощущении, так как приход к еврейскому национально-религиозному самосознанию возможен и в вашей душе, представьте себе, какие эмоции охватят вас, когда вы почувствуете, что судьбы еврейства и существование Израиля чрезвычайно важны для вас, в то время как ваша супруга совершенно безразлична к этой теме? Или представьте себе, что вы решили пожертвовать определенную сумму денег в фонд еврейской общины, а ваша супруга категорически против этого? Или вообразите ситуацию, что вас заинтересовала религиозная литература и исторические книги о еврейском народе и об иудаизме, — как скованно вы будете чувствовать себя, принеся эти книги в дом, где половина вашей семьи совершенно не интересуется этими вопросами? Поверьте, мы отнюдь не фантазируем: нам приходилось наблюдать подобные печальные ситуации даже между двумя супругами-евреями, не одинаково преданными идеалам иудаизма, что, естественно, служило причиной многих семейных неприятностей.

Увлечение иудаизмом и перемены в мировоззрении могут стать причиной напряженности между супругами. Приняв соответствующий образ жизни, вы вряд ли сможете легко отказаться от него. Наш совет: перед окончательным решением будущие супруги должны серьезно обсудить вопрос о своем нынешнем или будущем еврейском самосознании. Неплохо также посвятить некоторое время совместному изучению иудаизма и еврейского образа жизни. Это даст супругам более четкое представление о том, какую роль будет играть иудаизм в их будущей семейной жизни. Возможно, это даст вам возможность определить, какая из следующих трех ситуаций сложится в вашей семье:

а) либо иудаизм и еврейство не будут играть большой роли для вас обоих,

б) либо в определенных условиях (во время празднования Рождества, например, или в случае возникновения антисемитских настроений в окружающем обществе) ваше еврейское происхождение будет причиной неприятностей и недоразумений, и в этом случае брак нежелателен,

в) либо ваш супруг (или супруга) сознательно примут идеалы иудаизма.

Каково бы ни было будущее вашей семьи, после изучения иудаизма и испытания на практике еврейского образа жизни вероятность напряженности в семье из-за приверженности одного из супругов иудаизму значительно снизится.

Семья и брак и без того весьма трудная вещь. Не следует усложнять ее проблемами различий в религиозном, моральном и национальном мировоззрении. Перед вступлением в смешанный брак необходимо искренне и беспристрастно рассмотреть возможные причины трений в будущей семье.

ВЛИЯНИНЕ СМЕШАННОГО БРАКА НА ВАШИХ ДЕТЕЙ

Этот фактор тоже чрезвычайно важен. Во-первых, вы должны отдавать себе отчет в том, что ваши дети вряд ли вырастут евреями. Это факт современного бытия, о котором виднейший социолог американского еврейства Мариал Скляр говорит следующее: "Многие родители, вступающие в смешанный брак, заявляют, что по достижении совершеннолетия их дети сами выберут себе соответствующее национальное самосознание. Это обычно означает, что дети примут мировоззрение большинства окружающей среды. Только лишь в том случае, когда ребенок в семье находится под сильным влиянием еврейских родителей, он сможет легко войти в среду "меньшинства". Однако большинство детей евреев от смешанных браков становятся неевреями". (Американские евреи. Изд-во Рэндом Хаус, Нью-Йорк, 1971, стр. 202.)

Можно допустить, что отход ваших детей от еврейского образа жизни не станет слишком беспокоить вас. Но существуют еще два отрицательных и тревожных фактора, которые несомненно будут огорчать вас вне зависимости от вашего отношения к иудаизму.

Отсутствие источника морального руководства

Так как ни вы, ни ваша супруга (супруг) в смешанном браке не будете сильно настаивать на соблюдении

определенных религиозных традиций и поскольку вы не станете прилагать усилий, чтобы обратить вашу супругу (супруга) в свою веру, по всей вероятности, ваши дети будут вообще лишены религиозного воспитания. Чтобы не обидеть религиозных чувств друг друга, супруги в смешанных браках вряд ли будут повсеместно следовать религиозным традициям — будь то иудаизм или христианство. Наивно предполагать, что в таком случае можно создать какой-либо "гибрид" из двух различных религий. Между христианством и иудаизмом, например, существуют серьезные различия (как мы уже отмечали в главе "Вопрос четвертый"). Простое "слияние" двух религий не приведет к новой религии, а скорее уведет от религии вообще. По словам Джорджа Сантаяна, "попытка быть религиозным без соблюдения традиций какой-либо специфической религии так же тщетна, как разговор без применения какого-либо определенного языка".

Однако этическое воспитание вне религии, как мы уже неоднократно отмечали, не эффективно. Простое упоминание о важности нравственности еще не гарантия, что ваши дети вырастут нравственными людьми. Необходима этическая система, основанная на религиозных ценностях и идеалах, и такую систему не в состоянии дать детям ни одна "светская", нерелигиозная образовательная программа.

Если же у детей нет дома религиозной этической системы, откуда почерпнут они этические стандарты, необходимые для противостояния всем безнравственным соблазнам современной жизни? "Какой нынешний социальный институт способен дать западному человеку сильное чувство морального руководства? Университет? Средства массовой информации, пресса? Частные корпорации?

Общественный клуб? Лаборатория? Спортивный тренер? Доктор-психотерапевт? Увы, сегодня только религиозная вера… способна создать базу для общественной этики, достойной называться таковой…" (Евгений Боровиц, в книге под редакцией Гиммельфарба Состояние еврейской веры., Изд-во Макмиллан, Нью-Йорк, 1969, стр.32). Общеизвестно, что если ребенок не получает дома, в семье надлежащего морально-этического руководства, он будет заимствовать "стандарты" поведения на улице или из телевизионных передач. Как мы отмечали в предыдущей главе, недостаточное нравственное воспитание можно наблюдать и в несмешанных еврейских семьях. Но в этих случаях, по крайней мере, еврейские родители могут осознать свою ошибку и преодолеть свое равнодушие к иудаизму (или незнание его). В смешанных семьях такая вероятность отсутствует.

Одиночество

Это — еще одни отрицательный аспект влияния смешанных браков на детей. Зачастую детям в таких семьях не дают возможности приобрести определенное национальное самосознание. Вместо этнического самосознания, которое родители должны привить своим детям, возможно появление всеобщей отчужденности, столь характерной для многих людей в нашем индустриальном обществе. Как правило, дети в таких случаях ограничивают свою "принадлежность" только кругом семьи и, вырастая, болезненно ищут свои "корни" и связи с себе подобными. Самый распространенный результат такой ситуации и самая крупная причина неудовлетворенности жизнью — "отчужденность". Родители в смешанных семьях порою обрекают своих детей на такое одинокое существование.

Задумаемся над следующим высказыванием одного из виднейших психоаналитиков двадцатого века С. Д. Юнга:

Я хочу привлечь ваше внимание к следующим фактам. За последние тридцать лет ко мне обращались за консультациями люди из различных цвилизованных стран. Я лечил многих родителей, большая часть их были протестантами, гораздо меньшая — евреями и всего шесть верующих католиков. Среди всех моих пациентов, достигших второй половины жизни (старше 35 лет) не было ни одного, кто не столкнулся бы с главной проблемой, в конечном итоге связанной с поисками религиозного смысла жизни. Не будет ошибкой отметить, что все они страдали различными заболеваниями именно потому, что утеряли "нечто", предоставляемое человеку лишь живой, действующей религией данной эпохи. Ни один из пациентов не смог излечиться от своих недугов, не вернувшись в лоно религиозного мироощущения". (С. Д.Юнг. Современный человек в поисках души. Изд-во Кеган, Пол, Лондон, 1933, стр. 244, подчеркнуто нами).

Когда мы рассматриваем еврейскую альтернативу этому самонавязанному "отчуждению", мы еще яснее видим трагедию, обусловленную отречением от своих еврейских корней. Еврейский образ жизни тесно связан с общественным бытием. Это крайне отчетливо проявляется в иудаизме, даже почти все молитвы евреев содержат местоимение "мы" и крайне редко — "я"! Каждая молитва составлена таким образом, чтобы "приобщать" верующего к осознанию исторической и общественной принадлежности к еврейству. Когда рождается еврейский ребенок –это событие для всей общины, а не только для круга родных и близких. Когда совершается обряд обрезания еврейского мальчика на восьмой день после рождения — это не просто гигиеническая операция, а празднование вступления еще одного еврея в священный союз с Богом. Когда еврейская девочка достигает двенадцатилетнего возраста или мальчик — тринадцатилетнего, они празднуют свой день рождения не в одиночестве и даже не в кругу знакомых, а вместе со всей общиной, отмечая свое вступление в круг сознательных, взрослых людей. Когда совершается еврейская свадьба, брак освящается "в соответствии с законами Моисея и Израиля" — и это тоже общественное событие. Если Израилю, или евреям в какой-либо другой стране, угрожает опасность, если евреи где-либо становятся объектом ненависти или преследований, все евреи объединяют свои усилия — будь то для сбора денег в фонд помощи, оказания политического давления или привлечения общественного мнения на защиту евреев, даже если страдающие евреи совершенно нам не знакомы, мы никогда их не видели и даже, возможно, не понимаем их языка — языка той далекой страны, где они проживают в данное время. Когда верующий еврей путешествует, где бы он ни был — в Марокко, Сибири или Луизиане (это те места, где авторам этой книги довелось побывать, помимо многих прочих местностей, и где им был оказан теплый прием местными евреями) еврей всегда найдет братьев и сестер, готовых прийти ему на помощь и выразить любовь. Наконец, когда еврей умирает, община проявляет участие и здесь, обеспечивает надлежащие похороны, утешает родных и близких покойного, выполняющих семидневный обряд поминовения и траура ("жива"), и впоследствии ежегодно зажигает свечи в память о покойном. Человек — общественное существо. С доисторических времен по наши дни люди объединяются в общины.

Находит ли человек счастье и смысл в своей жизни или нет — во многом это зависит от степени общения с окружающими и от его связей с ними. Община Израиля всегда готова разделить радости и печали всех своих членов. Эта забота была проявлена по отношению к вашим далеким предкам, бабушкам и дедушкам, независимо от того, где они жили — в Польше, России, Германии или в Сирии… Такую же заботу проявляют по отношению друг к другу и евреи Америки. Но ваши дети могут быть лишены этой любви и заботы, потому что вы сами отделили их от еврейской жизни и общины.

РАЗВЕ ИУДАИЗМ НЕ ВЕРИТ ВО ВСЕМИРНОЕ БРАТСТВО НАРОДОВ?

Верил ли Эйнштейн в теорию относительности?… Иудаизм — это источник идеала всемирного братства народов. Еврейские пророки всемирно признаны самыми ранними проповедниками всеобщего мира и братства. Но как достичь этого всемирного братства? Путем ассимиляции евреев с прочими культурами и цивилизациями мира? Является ли отказ от иудаизма путем к всемирному братству? Да и что это будет за братство, если меньшинству будет отказано в праве сохранять свое национальное и религиозное самосознание? Это уже будет не братство, а тоталитаризм. На наш взгляд, достижение всемирного братства возможно лишь при добровольном принятии всеобщих моральных принципов и норм при одновременном сохранении всех этнических и культурных различий между "братьями". Именно следуя идеалу всемирного братства, евреи строго и неустанно сохраняют традиции иудаизма. Мы призываем еврея хорошенько поразмыслить перед вступлением в смешанный брак, мы отнюдь не проповедуем отрицательное отношение к неевреям или непременно превозносим то, что связано с фактом еврейского происхождения. Наша озабоченность прежде всего вызвана желанием сохранить евреев как нацию и стремлением к совершенствованию мира.

ВОПРОС ВОСЬМОЙ.

КАК НАЧАТЬ ИСПОВЕДОВАТЬ ИУДАИЗМ?

Есть одна популярная история о раввине, который получил новую синагогу. Его отозвал в сторону глава общины и вежливо попросил избегать нескольких "щекотливых" тем во время беседы с прихожанами. Ну, например, сказал глава общины раввину, пожалуйста, не упоминайте о том, что дети должны ходить в еврейскую школу. Почему? Потому что многие дети ходят на уроки музыки и балета, и надо же дать детям хотя бы один вечер для игр, развлечений и отдыха. Не надо также упоминать Шабат — ибо в Америке многие родители вынуждены работать в Шабат, чтобы свести концы с концами… Не надо упоминать законы Кашрута — ибо в нынешнем мире домохозяйке только лишние хлопоты от мытья двух видов посуды… Кроме того, законы Кашрута — это древние правила гигиены, которые сегодня устарели, в магазинах и так все стерильно… Раввин с удивлением выслушал все эти советы и спросил:

"Если мне не следует говорить о еврейской школе, Шабате и Кашруте, о чем же я стану беседовать с прихожанами?"

"О, пожалуйста, — ответил глава общины, — говорите с нами об иудаизме!"

Самуил Дрезнер "Еврейский диетарный закон"

ОТНОШЕНИЕ к законам

"ПОКА ЕЩЕ НЕТ'

Когда Франца Розенцвейга, одного из ведущих еврейских мыслителей XX века, спросили однажды, надевает ли он тефиллин (коробочки со священным текстом, которые верующие евреи прикрепляют к левой руке и голове каждое утро), он ответил: "еще нет". В этот момент своей жизни Розенцвейг не чувствовал себя духовно готовым принять традицию прикладывания тефиллин — но он не считал, что эта "неготовность" постоянна и неизменна. Отвечая "пока еще нет" вместо "нет", Розенцвейг просто декларировал свою готовность и желание расти духовно (в лоне иудаизма). Хотя он не был готов в тот момент к принятию этого ритуала, он предвидел день, когда ношение тефиллин станет естественным выражением его духовного роста.

Для выполнения сложнейшей миссии усовершенствования мира евреи должны начать отвечать на вопросы о соблюдении ими еврейских законов как Розенцвейг: "пока еще нет".

— Следуешь ли ты еврейской заповеди отдавать десятую часть своего заработка на благотворительность ("цедака")? — Пока еще нет, но с каждым годом я вкладываю все больше и больше в благотворительную деятельность…

— Соблюдаешь ли ты Шабат в полном соответствии с законом иудаизма — отмечать Шабат как священный день? — Еще нет, но мы уже начали читать "Киддуш" (благословение над вином) и "Биркат Хамазен" (благодарственная молитва после еды) в Шабат. Мы также "освободили" нашу семью и наших детей от отупляющего влияния телевизора, а вскоре мы непременно начнем вести беседы о Шабате с нашими друзьями и родными…

— А сделал ли ты все, что мог, чтобы помочь советским евреям? — Нет еще, но наша семья в полном составе недавно приняла участие в демонстрации в защиту прав советских евреев, и мы переписываемся с еврейской семьей в России, которая ожидает визы в Израиль…

— А соблюдаешь ли ты законы Кашрута? — Нет еще, но мы уже отказались от свинины и раков … Сущность ответа "нет еще" заключается в том, что еврей пытается соблюдать законы иудаизма, и неважно, вступил ли он на этот путь вчера или "пытается" уже много лет.

— Следуешь ли ты законам цедаки? — Не полностью. Хотя я и отдаю десятую часть своих денег на благотворительность, я не посвящаю этому делу достаточно времени…

Вы, наверное, уже заметили прогресс в приближении к традиции?

— Соблюдаешь ли ты Шабат в соответствии с еврейским законом? — Еще не полностью. Хотя я и моя семья не нарушаем законов Шабата, часто я просто просыпаю половину святого дня, так что я решил теперь начать "хаврута" — изучение традиций Шабата вместе с другом каждую неделю, после посещения синагоги, чтобы быть уверенным, что я не отстану от друзей в изучении иудаизма.

— Сделал ли ты все, что в твоих силах, чтобы помочь советским евреям? — Я еще не сделал достаточно. Это правда, что наша семья неоднократно участвовала в демонстрациях и писала письма "отказникам", но сейчас мы решили вступить в организацию "Студенты в защиту советских евреев" и в "Объединение Советов в защиту советских евреев.

— Соблюдаешь ли ты законы Кашрута? — Мы соблюдаем Кашрут, но не во всех его моральных аспектах. Поэтому мы решили поддерживать все общественные группы, которые требуют запрета бесчеловечных, жестоких методов охоты на диких зверей… Кроме того, так как наш дом находится рядом с университетом и так как мало кто из студентов соблюдает правила Кашрута (может быть, они не знакомы с этими законами, а может быть, кошерная пища слишком дорога для студентов), — мы объявили через местные еврейские группы и раввина в еврейском центре "Гиллель", что наш дом всегда открыт для студентов, желающих соблюдать Шабат или Кашрут вместе с нами… Если бы евреи, индивидуально и коллективно, отвечали "нет еще" — это означало бы для нас, что в поисках Бога и добра все мы "еще не" достигли цели и поэтому нуждаемся в помощи друг друга. Или, перефразируя высказывание профессора еврейской теологии Еврейского объединенного колледжа Якова Петуховского, этот подход к иудаизму создает единство среди евреев, стремящихся к исполнению заветов Бога. Такой подход вдохновил одного раввина традиционной синагоги написать: "Когда кто-то в некошерном ресторане заказывает говяжий бифштекс вместо свиных отбивных, пытаясь соблюсти "кошер", я уже не смеюсь над ним. Выбор этого человека, возможно, был случаен и "погоды не делает", но он свидетельствует о его попытке отказаться от некошерной свинины… Если он отказывается от сливочного масла и не разбавляет свой кофе молоком после мяса, я уважаю этого человека еще больше, ибо он, очевидно, помнит заповедь Кашрута "не вари теленка в молоке матери"… А если он вообще предпочитает рыбу мясному, я усматриваю в нем человека, серьезно пытающегося жить по заповедям Бога". (Залман Шахтер в книге под редакцией Гиммель-фарба Состояние еврейской веры", стр. 211). Читая эту главу, посвященную практическому исполнению правил иудаизма, не воспринимайте ее как "руководящие указания" и не подумайте, что сами мы строго исполняем все то, что проповедуем. Если бы нас спросили: "А соблюдаете ли вы все то, что рекомендуете в вашей книге?", мы ответили бы "нет еще". Но мы пытаемся и находим все эти незначительные, на первый взгляд, традиции чрезвычайно полезными для понимания еврейского образа жизни и получения эстетического и морального удовлетворения. Этот ответ, безусловно, не исчерпывает всей глубины еврейского Закона, но это — здоровое начало, если у вас хватит силы воли начать с этого.

"Как мне воплотить в повседневной .жизни идеалы иудаизма?" — спросят многие. А вот так — от малого к большему. И да поможет вам Бог.

СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВИЛ ШАБАТА

Я не думаю, что главной проблемой при неисполнении законов Шабата является "грех". Но я чувствую, что упустил возможность, которая никогда не появится вновь. Шабат, который я пропустил, никогда больше не вернется в мою жизнь. Он потерян для меня навсегда.

Ричард Израэль "Состояние еврейской веры"

Лучший способ начать соблюдение Шабата — это оставить вечер пятницы для большого семейного ужина.

Сначала это может быть нелегко, особенно если вечером в пятницу ваши дети бегут куда-то "по делам". Но со временем вы почувствуете, что пятница без семейного ужина в традиции Шабата просто немыслима. Мы предлагаем всего несколько общих правил.

1. Готовьтесь к ужину в пятницу и к Шабату всю неделю. Если у вас есть дети, поручите им небольшие задания — разучить еврейскую песню, стихи или сделать какой-нибудь сувенир для вручения родителям (или детям) во время ужина в Шабат. Старшие дети могут, например, рассказать о прочитанной книге (на религиозную тему) или подготовить дискуссию. Родители должны приготовить для ужина лучшее столовое серебро и лучшую скатерть, детям следует приготовить самую нарядную одежду, чтобы чувствовалось, что Шабат — это особый вечер.

2. Зажгите свечи перед заходом солнца.

3. Благословите детей. Это благословение, читаемое после Кабалат Шабат (вечерней молитвы в пятницу), обычно произносится родителями. Отец (или мать) семейства, или оба родителя, должны поцеловать своих детей и держать их в своих объятиях во время чтения молитвы. Обращаясь к сыну, следует сказать: "Пусть Бог сделает тебя похожим на Эфраима и Менаше", а к дочери —"Пусть Бог сделает тебя похожей на Сарру, Ривку, Рахель и Лею".

Герберт Вейнер, американский раввин-реформист, наблюдая, как пара североафриканских родителей в Цфате (Израиль) читали благословение своим детям, был настолько растроган, что написал позднее: "Я знаком со многими богатыми еврейскими родителями, живущими в благополучных пригородных районах, дающими своим детям все самое лучшее… но ни к кому из них я не испытывал чувство такого уважения, как к этой пожилой супружеской паре в Израиле, предложившей своим детям только благословение". (Из книги Девять с половиной мистиков. Изд-во Холт, Рейнхарт и Винстон, Нью-Йорк, 1969, стра. 257).

Американские евреи, вменившие себе в обязанность благословлять своих детей в Шабат, часто "пожинают плоды" соблюдения этой традиции — дети в ответ благословляют родителей в своих молитвах. В одном еврейском доме мы наблюдали, как озарилось радостью лицо ребенка, когда отец прошептал что-то во время молитвы в Шабат. Когда сосед спросил: "Что папа обещал подарить тебе?", девочка ответила: "Ничего". Это было "всего лишь" благословение!

4. Читайте Киддуш. Молитву Киддуш над чашей вина обычно произносит отец семейства. Когда собирается молодежь в учебных заведениях, где девочки учатся совместно с мальчиками, или во время Шабата вне семьи Киддуш может прочесть любой присутствующий на ужине. Особенно важно научить читать Киддуш детей, чтобы у них возникло ощущение "участия" в общем торжестве.

В конце молитвы Киддуш все присутствующие должны ответить "аминь", после чего чаша с вином идет по кругу, и каждый присутствующий отпивает часть вина из этой чаши.

Киддуш подчеркивает два мотива: на седьмой день мы отдыхаем, подобно Богу, творившему мир шесть дней и отдыхавшему на седьмой; в Шабат мы также "самые свободные" люди, ибо ни на кого не работаем в этот день.

5. Вымойте руки перед тем, как взять халу (специальный сладкий хлеб, приготовленный для Шабата). Многие

евреи ошибочно полагают, что ритуал омовения рук перед халой — это просто гигиенический обычай. Еврейский закон требует, однако, чтобы руки присутствующих на ужине были чистыми (гигиенически) до обряда омовения. Мы погружаем руки в воду и произносим благословение, чтобы придать простому принятию пищи духовный характер. После этого мы разрезаем халу, читая Хамоци — благословение: "Благословен Ты, Господь Бог наш, владыка вселенной, приносящий нам хлеб земли…"

6. В течение всего вечера Шабат рекомендуется петь песни, чтобы подчеркнуть праздничный характер ужина. Этими песнями могут быть либо традиционные "змирот" на иврите, либо любые другие на английском языке, подходящие по теме к празднованию Шабата. Разучить песни можно с помощью кассет и пластинок, изданных в США и Израиле в последние годы в достаточном количестве.

Однажды шестилетняя девочка из еврейской семьи, где не соблюдают Шабат, увидела в нашем доме зажженные свечи, атмосферу радости и веселья вокруг стола, услышала веселые песни и спросила: "В честь чего этот праздник?" — "У нас такой праздник каждую пятницу!" — ответили мы.

7. Читайте молитву Биркат Хамазон — благодарение после еды, обращенное к Богу, давшему нам жизнь, здоровье и пищу в достаточном количестве.

8. Изучайте и обсуждайте тексты религиозного характера во время и после ужина. Как сказано в Талмуде, "Шабат и другие праздники даны Израилю для изучения Торы". Это особенно важно в наше время, когда так много еврейских семей практически невежественны в области иудаизма. Беседа во время Шабата, таким образом, должна носить образовательный характер, вне зависимости от возраста ваших детей и взрослых гостей, чтение Торы и комментариев к ней следует проводить регулярно, пытаясь извлечь из текста этические, нравственные идеалы и нормы поведения. Беседа, описываемая нами ниже, является примером философской и моральной мудрости, которую следует черпать из Торы. Сказание о Содоме и Гоморре, например, в книге Бытие, глава 18, показывает нам, как два ближневосточных города погрязли в пороке и разврате и как Бог принял решение уничтожить эти города вместе с их населением… Далее в главе следует интереснейшее описание спора Авраама и Создателя. Когда Бог поведал Аврааму о своем решении уничтожить Содом и Гоморру, Авраам воспротивился этому: "Разве Судья всего мира не должен судить по справедливости?" — спросил Авраам Бога (18:25). Затем Авраам молил Бога пощадить город, если в нем есть хотя бы 50 праведных людей… Или хотя бы 40… 30… 20… 10… Бог согласился с аргументами Авраама, но когда выяснилось, что во всем городе проживает лишь одна нравственная и праведная семья. Бог все-таки решил уничтожить Содом и Гоморру.

Эта глава из Библии является хорошим примером библейского отношения к проблеме зла, история Содома и Гоморры понятна и детям, и взрослым… Как дети, так и взрослые извлекают из этой истории урок: в мире существуют всеобщие стандарты морали, обязательные как для Содома и Гоморры, так и для нацистской Германии и Советского Союза и прочих тоталитарных государств, где зло именуется "добром", и в конечном итоге зло карается Богом. В поучительной истории Содома и Гоморры есть и другие, более глубокие мысли, обсуждаемые еврейскими философами вот уже многие века.

a. Каков смысл спора между Авраамом и Богом? Имеет ли отношение этот диалог к нашему времени? В каких случаях мы можем противоречить Богу, говоря Ему:

"Судья всего мира не должен ли быть справедливым?"

b. Решение Бога правильно потому, что оно нравственно и отражает добро, или только потому, что так говорит Бог? Эта глава из Библии подчеркивает первый вариант ответа, ибо Авраам явно подразумевает, что решение Бога разрушить Содом и Гоморру основано на нравственном принципе, провозглашенном самим же Богом, то есть оно морально оправдано.

c. Хотя мы читали историю Содома и Гоморры много раз и считали, что все отлично понимаем в этом предании, оказалось, что мы ошибаемся. Недавно мы перечитали главу еще раз с нашими друзьями и обнаружили несколько вопросов, на которые еще не было ответов. Например, мы всегда полагали, что Авраам просил Бога пощадить хороших и праведных жителей этих городов. Но, как отметили наши друзья, если бы Авраам вступался только за хороших людей, он, вероятно, так бы и сказал Богу. Но Авраам нигде так не говорит — он просит пощады для всех жителей порочных городов! И. в качестве оправдания своей просьбы, упоминает "по крайней мере" десять праведников в городе. Почему именно десять? И почему Авраам остановился на числе 10?

Еврейская Библия — самая влиятельная книга в истории человечества. Она не только понятна взрослым и детям — она побуждает людей всех возрастов мыслить о нравственности.

9. Пытайтесь сделать так, чтобы беседа в Шабат носила философский, достойный Шабата характер. Атмосфера за праздничным столом в Шабат должна отличаться от обычного ужина в будний день. Не позволяйте, например, сплетням и слухам испортить праздничное настроение. Для этого следует говорить о проблемах и идеях, а не о людях и их характерах. Если вы будете следовать этому правилу, то скоро заметите, что ваши беседы за обеденным столом стали более содержательными, поучительными и чистыми.

10. Не смотрите телевизор в Шабат. Телевидение развивает пассивность ума. Шабат требует от нас полагаться на наши естественные ресурсы, включая живость нашего ума. Телевидение притупляет ум и убивает время, которое считается священным в Шабат. Опросы общественного мнения показывают, что средняя американская семья проводит более шести часов в день у телевизора! Освобождая себя от телевизионного "рабства", вы сэкономите почти треть суток для активной умственной работы. Шабат не позволяет пользоваться в этот день никакими искусственными "стимуляторами" или "синтетикой". Читайте, гуляйте, пойте, смейтесь и обнимайте близких и родных. Можете поспать в Шабат. Но не сидите молча, вперив взор в экран телевизора!

ОЩУЩЕНИЕ ШАБАТА — МИР И ПОКОЙ

Как мы уже отмечали во второй главе этой книги, задача Шабата — создать ощущение мира на земле, хотя бы. на один день. Если соблюдать Шабат регулярно, вы почувствуете небывалое умиротворение, почти божественное чувство мира и покоя. Мир между людьми. Шабат следует проводить вместе, в компании. Если вы проводите Шабат дома, пригласите знакомых, особенно тех, кто может оказаться одиноким в этот день. Разделяйте радость Шабата с сиротами, вдовами, разведенными и просто с одинокими по разным другим причинам людьми. Если в вашем районе проживает семья иммигрантов, непременно пригласите их! Пригласите студентов, живущих вдалеке от дома и семьи. Пригласите тех, кто никогда еще не праздновал Шабат.

Естественно, часть этого дня вы должны провести наедине с любимыми членами семьи. Семья должна быть вместе хотя бы в этот день недели. Мир между людьми и окружающей средой (природой). Погуляйте на свежем воздухе в Шабат, наблюдая за творениями Бога, но не вмешиваясь в их существование. Не срывайте ни единого цветка в этот день, даже если цветок этот предназначен в подарок близкому человеку. Вы можете любоваться своим садом, но не надо в этот день копать клумбы, сажать цветы, полоть сорняки, удобрять, подрезать кусты или косить траву. Когда вы входите в дом, не ищите глазами, что бы починить или поправить, Шабат не для хозяйственных дел. В Шабат мы не должны вмешиваться в жизнь природы, стало быть, мы не зажигаем огонь — ни чтобы приготовить пищу, ни чтобы закурить сигарету… (Исход 35:2) В Шабат дайте отдохнуть и себе, и природе. Мир между людьми и Богом. Уделите часть вашего времени размышлениям, воспоминаниям и учебе. Будьте внутренне творческими, предайтесь самосозерцанию. Раввин Мозес Тендлер из университета Иешива сказал:

"Шесть дней недели мы занимаемся тем же делом, что и звери — обеспечиваем себе физическое существование. Только на седьмой день, в Шабат, мы провозглашаем

Бога — Творцом, человека — Его творением по образу и подобию Его. Отдыхать в такой день, лежа в гамаке и переваривая обильный обед — это опять-таки подражание животному миру. Но отдыхать, размышляя о сущности Бога и человека, отдыхать вместе с детьми вашими, помогая им в учебе — это сущность еврейского образа жизни". (В книге Гиммельфарба Состояние еврейской веры, стр. 241).

ВОЗМОЖНОСТИ ШАБАТА

Когда вы начнете соблюдать законы Шабата, вам захочется разделить это чудесное ощущение с друзьями и близкими. Шабат предоставляет вам возможность преобразовать духовно этот разобщенный и тревожный мир в гармоничный и мирный. Шабат отвлечет вас от тревожных мыслей о накоплении материальных благ — к накоплению духовного богатства и величия. Помните, чем больше Шабат будет отличаться от прочих дней недели, тем более прекрасным станет он для вас.

ЗАБОТА ОБ ИЗРАИЛЕ

Только в том случае, если в Израиле будет жить много верующих и преданных иудаизму евреев, станет возможным исполнение роли и миссии евреев —создание общества, которое послужит примером и нравственной моделью для человечества. Поэтому "Алия", то есть переселение в Израиль — это одно из многих прочих полезных дел, которые вы можете совершить для еврейского народа, для Израиля и для всего мира. Подобно тому, как норвежец будет более подлинным норвежцем, живя в Норвегии, еврей может наиболее полно вести еврейский образ жизни только в Израиле. Если же ваше переселение в Израиль сейчас невозможно по каким-либо причинам, мы рекомендуем вам следующие дела для выражения своей привязанности к Израилю и заботы о нем.

1. Посещайте Израиль как можно чаще. Путешествуйте по Израилю и знакомьтесь с людьми. Чувствуйте себя как дома. В Израиле вы — дома!

2. Поживите хотя бы год в Израиле. Если вы студент — это очень просто сделать. В израильских университетах, школах, йешивах и прочих учебных заведениях, равно как и в кибуцах, всегда требуются новые люди. Приезжим гостям, выразившим желание поработать в Израиле, всегда предоставляется комната, питание и бесплатные уроки иврита. Если вы ученик средней школы, или если вы учитесь на последнем курсе высшего учебного заведения, — отложите это дело на год для поездки в Израиль. Этот год даст вам гораздо больше в плане познания смысла жизни, чем любая академическая карьера. Год в Израиле полезен и студентам, и взрослым людям любой профессии. Помните: вы проведете один год в единственной еврейской стране, которая имеет возможность построить общество, основанное на идеалах иудаизма. Израиль нужен вам в той же степени, в какой вы — Израилю.

3. Изучите иврит. Знание этого языка поможет вам в Израиле и сделает ваше пребывание там более плодотворным. Многие граждане Израиля владеют английским языком, но иврит — это их первый и родной язык, который вскоре станет вторым языком для всех евреев, где бы они ни жили. Иврит — язык еврейского народа, язык Библии и язык молитв. Знание иврита — первый важный шаг к полноценной еврейской жизни.

4. Изучайте проблемы и новости, связанные с ближневосточным конфликтом. Поддержка права Израиля на существование неизбежно основана на хорошем знании и изучении всех фактов арабо-израильских разногласий. Знание этих фактов, знание правды помогут вам и вашим друзьям успешно противостоять антиизраильской пропаганде. Для начала мы убедительно рекомендуем прочесть "Мифы и факты" — краткое изложение реакции арабского мира и левых движений на возникновение Израиля иего успешное существование. "Мифы и факты" публикуются каждые два года в Ближневосточном докладе, который можно выписать по адресу: 444 Норт Капитол Стрит, Н.В.Вашингтон Д.С. 2001 . Цена каждого сборника — 2 доллара 95 центов. Этот материал обязателен для каждого человека, желающего поддерживать Израиль.

5. Обращайтесь к американцам с просьбой поддерживать Израиль. Постоянно растущий объем пропагандистской литературы против Израиля, издаваемой как в арабском мире, так и "левыми", вынуждает нас обращаться не только к политическим деятелям, но и– к простым американцам с призывом поддерживать Израиль и объяснять, что такая поддержка отвечает экономическим и стратегическим интересам США и, кроме того, является морально оправданной политикой. Защитники Израиля должны находить время и возможность выступать с лекциями и участвовать в диспутах в частных клубах, общественных организациях, церквях, школах, университетах и т.д.

Ричард Ривес, американский журналист, нееврей по национальности, критиковал американских евреев за то, что они обращаются только к вашингтонским бюрократам и к еврейской общественности с призывами о поддержке Израиля. "Настало время для всех американских евреев активно выступать в поддержку Израиля и не испытывать при этом никакого стеснения или самоуничижения", — писал Ривес в журнальном приложении к Нью-Йорк тайме 23 декабря 1974 года. Если мы не сможем организовать всенародную поддержку Израиля в США, общественность Америки будет слышать лишь голос "левой" и арабской пропаганды, финансируемой нефтяными суперкорпорациями.

6. Поддерживайте тех политических кандидатов, которые выражают озабоченность проблемой Израиля и проявляют нравственное отношение к ней. Поддерживать таких кандидатов на выборах следует не только финансовыми пожертвованиями на их предвыборную кампанию, но также прямым участием в их политической и организационной деятельности. Поддерживайте тех кандидатов, которые обещают не связывать вопрос о безопасности Израиля с "двойственной лояльностью" или с сиюминутными политическими соображениями. Любой кандидат, который ратует за прекращение американской помощи Израилю и поддержки его — единственной демократической страны на Ближнем Востоке — нравственно недостоин и не заслуживает того, чтобы занимать политический пост в демократической Америке!

7. Вносите денежные пожертвования в Юнайтед Джуиш Аппил, в фонды помощи Израилю и т.п. В прошлом по меньшей мере половина американского еврейства щедро помогала Израилю. Нынешнее тревожное положение на Ближнем Востоке требует увеличения этой помощи. До сих пор нам не приходилось встречать евреев, которые пожертвовали бы своим отпуском на курорте или очередной дорогой покупкой для того, чтобы внести деньги в один из фондов помощи Израилю. Несомненно, в связи с временными экономическими трудностями (инфляция, спад производства) некоторым евреям сделать это будет нелегко. Но тут речь идет не о простой благотворительности: цедака — это не щедрость, а исполнение нравственного долга.

ПОМОЩЬ СОВЕТСКИМ ЕВРЕЯМ

Одной из характерных черт мирового еврейства является помощь другим евреям, где бы они ни проживали. Благодаря этой помощи и поддержке евреев всех стран советские евреи, к счастью, были ограждены от инспирируемых советскими властями антисемитизма и насилия. Более 200 000 советских евреев смогли выехать из СССР с 1970 года. Эта помощь должна продолжаться во имя миллионов евреев, все еще живущих в СССР. В США существует несколько независимых групп и организаций, работа которых направлена на поддержку советских евреев. Первой из них является нью-йоркская организация "Студенты в борьбе за советских евреев". Созданный ими центр для русских евреев находится по адресу: 210 Вест 91 Стрит, Нью-Йорк, 10024. Этот центр возглавляют Яков Бирнбаум и Гленн Рихтер. Оба они — неустанные работники, "современные святые". Бюджет центра составляет всего 100 000 долларов, но проводимая им работа просто бесценна. Центр организует демонстрации, связывается по телефону с СССР, информирует американское и советское еврейство о последних случаях притеснения евреев советскими властями и т.д. Вторая исключительно важная группа — "Объединение Советов в защиту советских евреев" — имеет свои филиалы во всех штатах Америки. Объединение имеет весьма скромный годовой бюджет, но, тем не менее, развивает бурную деятельность в поддержку советских евреев.

В какой бы общественной еврейской организации вы ни состояли, чрезвычайно важно поддерживать связь с "Национальной конференцией по проблеме советского еврейства" (10 Ист 40 Стрит, Нью-Йорк 10017) и активно участвовать в ее деятельности.

Чтобы действенно помогать советским евреям, нужно, конечно, стать членом какой-либо из вышеупомянутых организаций. Но и в личном, индивидуальном плане вы можете оказать большую помощь, если последуете нашим советам:

1. Политическое давление. Поддерживайте тех политических кандидатов, которые хотя бы выражают озабочея-ность судьбой советских евреев и высказывают поддержку идее свободной эмиграции евреев из СССР. Напишите письма благодарности таким кандидатам. Установите связь с другими нееврейскими организациями, выступающими в защиту прав всех советских граждан на свободу вероисповедания и свободу передвижения.

2. Установите почтовую переписку с советскими евреями. Это можно делать коллективно или индивидуально. Адреса для переписки можно получить в вышеупомянутых организацях и их филиалах в США. Особенно важна переписка с "отказниками" в СССР — для поддержания их морального духа. Когда один из авторов этой книги был в Новосибирске в октябре 1973 года, местный еврей, Исаак Полтинников, с гордостью показал ему свое "богатство" — сто писем из различных стран мира, включая 15 из США. В то время доктор

Полтинников уже третий год был на положении "безработного", с того момента, когда он с семьей выразил желание выехать в Израиль и обратился в ОВИР за выездной визой. Его жена Ирма и дочь Виктория подвергались все эти годы небывалым притеснениям и оскорблениям…

Переписка с внешним миром давала семье Полтиннико-вых чувство моральной силы: пустьих притесняли в СССР, но за пределами страны были люди, любящие их и готовые помочь, чем смогут. История Полтинниковых типична для советского еврейства: 9 лет добивались выездной визы, и только в 1979 году власти дали разрешение на выезд! Ирма и Виктория решили, что КГБ просто провоцирует их, и не пошли в ОВИР получать документы. Ведь неоднократно бывали случаи, когда КГБ использовал вызов в ОВИР, чтобы "удобнее" было арестовать. Полтинниковых и так уже неоднократно вызывали в КГБ, допрашивали, арестовывали по разным поводам и даже убили их собаку… Наконец, Иса&к выехал, пообещав связаться с семьей, как только прибудет в Израиль. Исаак писал из Израиля, но советские власти не разрешили Ирме и Виктории воссоединиться с отцом и мужем! Вскоре Ирма заболела и умерла от плохого питания (она боялась выходить из дому даже за продуктами), а дочь доктора Полтинникова Виктория покончила жизнь самоубийством.

Письмо, отправленное каждому советскому "отказнику", не только придаст ему (или ей) моральной силы выдержать все ужасы тоталитарной системы. Письмо это дает понять самой системе, что у советского еврея есть друзья, что он — "международно известная личность". Любой акт насилия против такого "отказника" станет известным за пределами СССР. Такая политика и такие письма, к счастью, спасли жизнь многим советским евреям.

3. "Усыновите" семью советского еврея! Существует определенная процедура такого "усыновления": сначала следует обратиться в одну из вышеуказанных организаций и получить адрес семьи и разъяснения — какие письма следует им писать, какие посылки отправлять, какую еще помощь можно оказывать, финансовую или политическую. Ваша помощь такой семье чрезвычайно важна. Ваши связи могут стать прочными и постоянными и, в случае выезда семьи из СССР, вы сможете продолжать дружить в течение всей жизни!

Так как "усыновление" семьи советского еврея связано с определенными материальными обязательствами, легче всего это сделать группой — или в качестве члена какой-либо еврейской организации.

4. Организуйте демонстрации. Один из советских представителей в ООН однажды заявил в неофициальной беседе: "Почему мы должны менять нашу политику в отношении советских евреев? Мы проводим эту политику вот уже пятьдесят лет — до того, как они (американские евреи и международное еврейство) начали устраивать свои демонстрации. Наша политика останется неизменной и после того, как эти демонстрации прекратятся". Задача мирового еврейства — убедить советские власти, что демонстрации будут продолжаться до тех пор, пока в СССР насильно будут удерживать евреев, желающих покинуть эту страну. Где бы ни появлялись советские представители, местные еврейские организации обязаны напомнить им, что мы никогда не забудем и никогда не оставим без помощи жертв советского режима. Это также относится и к визитам "культурного" обмена: где бы ни появлялся Большой театр, например, в какой бы свободной стране ни проходили гастроли советских артистов, евреи должны встретить их демонстрациями и листовками, а также другими мирными видами протеста. При этом следует дать понять, что мы не против их искусства, мы не виним самих артистов в злодеяниях их советских хозяев — но мы понимаем, что советские власти рассматривают "культурный обмен" как средство политической и идеологической пропаганды. Более того, когда группы советских артистов возвращаются домой, власти в СССР тщательно анализируют политический эффект гастролей. Если в каждом городе, куда приезжают советские артисты, их будут встречать демонстрации протеста, как это и происходило все последние годы борьбы за свободу эмиграции из СССР, то в конце концов власти осознают, что для Советского Союза политически более выгодно предоставить советским евреям свободу выезда. Это также касается всех политзаключенных, всех узников совести, таких, как Анатолий Щаранский, отсидевший долгий срок заключения по смехотворному обвинению в "шпионаже в пользу ЦРУ". Советские власти были вынуждены освободить Щаранского, уступая давлению мирового общественного мнения. Демонстрации должны продолжаться несмотря на то, что более 200 тысяч советских евреев получили возможность покинуть СССР. Несомненно одно: если демонстрации прекратятся, власти в СССР остановят эмиграцию евреев, как это наблюдалось в восьмидесятые годы. Важно также понять, что демонстрации — дело всей еврейской общественности, а не только политически активных и сознательных студентов и активистов. Двое евреев, приговоренных к смертной казни в Ленинграде в 1970 году, были бы непременно расстреляны, если бы не демонстрации протеста, ьез демонстрации такие узники совести, как Сильва Залмансон и ее муж Эдуард Кузнецов, до сих пор прозябали бы в ГУЛАГе, если бы вообще были оставлены в живых… В результате демонстраций они и многие другие советские евреи живут сегодня в свободном мире. Итак, демонстрации имеют чрезвычайно важное политическое значение.

5. Помогайте советским евреям в процессе иммиграции и абсорбции. Наши обязательства по отношению к советским евреям не заканчиваются после их отбытия из СССР. Надо помнить, что эти эмигранты были фактически отрезаны от традиций иудаизма последние 70 лет. Еврейская общественность обязана помочь им ассимилироваться в своей среде и принять еврейский образ жизни — как свой родной. Мы обязаны предоставлять стипендии детям эмигрантов, обучающимся в дневных еврейских школах, поощрять советских евреев принимать более активное участие в жизни еврейской общины и посещать синагогу. Мы должны открыть для них наши дома, особенно в дни религиозных и исторических праздников и, конечно, в Шабат.

6. Молитесь за советских евреев. Хасидский раввин однажды заявил, что как Тора становится "ненастоящей", если в тексте пропущена хотя бы одна буква, так и народ Израиля не может считать себя "полным", пока в него не влились все "отсутствующие" евреи. Пока три миллиона советских евреев будут продолжать "отсутствовать", наш долг — постоянно вспоминать об их судьбе в наших молитвах при каждом соответствующем случае, во время религиозных праздников в особенности (Песах, праздник свободы — один из таких уместных случаев). Мы должны постоянно помнить, что сорок лет тому назад почти треть евреев стала жертвой Катастрофы. Пятая часть еврейского народа, проживающая под тоталитарными коммунистическими режимами, находится сегодня под угрозой уничтожения.

"ЛАШОН ХА-РА" (СПЛЕТНЯ — ЕСЛИ ПРАВДА, КЛЕВЕТА — ЕСЛИ НЕПРАВДА)

Хаффетц Хаим, выдающийся еврейский ученый из Литвы, живший в Х1Х-ХХ веках, один из руководителей восточноевропейского еврейства, настаивал на том, чтобы каждый раввин пообещал никогда не сплетничать и не клеветать — ибо эти пороки так же греховны, как употребление в пищу свинины.

Лев Катц. Тенуат Ха-Мусар

Хасидская легенда повествует о человеке, который злословил в общине о своем раввине. Однажды, почувствовав раскаяние, он попросил прощения у раввина, заявив, что готов понести любое наказание за свои слова. Раввин сказал ему: "Вот твое наказание — разорви несколько пуховых подушек и пусти перья по ветру". Когда раскаявшийся еврей сделал это и вернулся к раввину за прощением, раввин сказал ему: "А теперь пойди и собери все перья… Хоть ты и раскаялся, хочешь исправить свое поведение и устранить вред, который нанес своей болтовней — это так же невозможно, как собрать все перья из подушек!" (Цитируем по книге Хаима Донина Быть евреем, изд-во Базик Букс, Нью-Йорк, 1972, стр. 52-53).

Эта легенда говорит о вреде сплетен и слухов. Сплетни наносят непоправимый вред. Они могут погубить жизнь и репутацию человека. Несмотря на тот факт, что большинство людей отлично понимает вред сплетен, мы совершаем этот грех "лашон хара" почти ежедневно! В книге Левит (19:16) Библия приказывает нам: "Не ходи, разнося сплетни среди своего народа". Слово "сплетник" на иврите означает также "мелкий торговец", который ходит из дома в дом, "продавая" и "покупая" сплетни, словно товар. У сплетника, как правило, та же ментальность, что и у мелкого торгаша: в обмен на порочащие кого-либо слухи и сплетни он ожидает взаимной интимной информации, опять-таки отрицательного характера.

Сто лет тому назад ученый раввин Хаффетц Хаим написал целый том в 200 страниц, посвященный еврейским законам и правилам, предписывающим нам, что можно и чего нельзя говорить об окружающих и о близких людях. Президент университета Иешива Норман Ламм так охарактеризовал эту книгу: "Это не просто список нарушений правил, дабы показать эрудицию автора и произвести впечатление на правоверного читателя. Это смелый акт разоблачения тех общественных недостатков, которые приносят зло обществу и приводят к пагубным последствиям". (Норман Ламм, редактор. Хорошее общество. Издательство Викинг, Нью-Йорк, 1974, стр. 59.)

Сплетничество имеет навязчивый характер — его трудно остановить. Но вред от него, в частности, дискредитация хороших людей, разрушение дружеских связей, ухудшение отношений в семье, заставляет нас отнестись к этому пороку очень серьезно. Чтобы стать хорошим евреем, порядочным человеком, необходимо избавиться от этого греха. Для осознания порочности "лашон хара" и для избавления от этого недостатка мы предлагаем следующие шаги:

1. Обсуждайте, сколько хотите, проблемы и идеи, не касаясь жизни конкретных людей вашего окружения.

2. Иногда необходимо выявить недостатки людей (например, в рекомендательных письмах или характеристиках). Это — единственное исключение. Общим правилом должно быть: не передавайте отрицательной информации о людях, если эта информация не имеет жизненно-важного значения для тех, кому вы ее передаете (например, для работодателей).

3. Так как сплетничание — большое искушение, контролировать которое весьма трудно, ограничьтесь разговорами о самом близком человеке (скажем, о вашей жене, или о вашем муже), и на этом остановитесь.

4. Старайтесь проводить меньше времени с теми людьми, которые любят сплетничать. Выбирайте компанию людей, ведущих более серьезные разговоры. Если это невозможно, старайтесь переменить тему разговора. Если надо, объясните причину вашего нежелания участвовать в сплетнях. Старайтесь, если только это возможно, не обидеть сплетника. Но помните — лучше обидеть сплетника, нежели допустить дискредитацию людей, ставших объектом сплетен. Помните также, что, участвуя в сплетнях, вы сами, вероятнее всего, можете стать их объектом.

Если вы замечаете, что большинство ваших друзей страдают недугом болтовни, ограничьте количество друзей, предпочтя количеству качество. Следует выбирать друзей, от общения с которыми мы становимся добрее и лучше.

В следующий раз, когда у вас появится непреодолимое желание поговорить о недостатках людей, вспомните слова учителя-раввиниста и моралиста Израэля Салантера: "Обычно мы озабочены своим материальным благосостоянием (в первую очередь), а затем — спасением душ и "исправлением" поведения соседей. А следует делать наоборот — спасайте свою собственную душу и заботьтесь о материальном благополучии соседей".

БЛАГОСЛОВЕНИЯ, МОЛИТВЫ И ТЕФИЛЛИН

"Благословения учреждены раввинами как метод направления мыслей человека к присутствию Бога в любое время, чтобы они находились, таким образом, в постоянном контакте с Создателем". (Пинхас Пели. Благословения — путь к молитве, журнал Традиции, осень 1973 г., стр. 65.)

Авраам Хешель отмечал, что когда мы выпиваем простой стакан воды, "мы напоминаем себе о вечной загадке творения — "Благословен Ты… от слова которого все вещи мира пришли к бытию…" Тривиальный акт — и приобщение к божественному чуду Всевышнего. Желая съесть плод, или хлеб, вдыхая аромат вина… или созерцая деревья в пору цветения, или читая Тору, или участвуя в мирском познании… мы учимся ощущать Его имя. Его присутствие… Вот это и есть одна из целей еврейского образа жизни: чувствовать скрытую любовь и мудрость во всех окружающих нас предметах." (Бог в поисках человека. Изд-во Фаррар, Штраус и Жируа, Нью-Йорк, 1955, стр. 45-50.)

Каждый еврей, который присоединился к традиции произносить "брахот" (благословения), постоянно ощущает таинственность и грандиозность всего сущего, постоянно осознает тот факт, что мы — не владельцы этого мира, а только лишь временные его хранители, постоянно ощущает, что не всем дана эта честь. Благословение — это гарантия того, что религия является активной силой в жизни человека постоянно, а не только во время религиозных праздников. Самым авторитетным сборником брахот и молитв является Сидур (молитвенник). Сидур — это как бы маленькая энциклопедия еврейской жизни. Хаим Донин писал: "Сидур — это и учебник, и молитвенник. Это и учитель нравственности, и кодекс этических правил. Сидур также — кладезь премудрости и советов на все случаи жизни человека. Сидур определяет как права, так и обязанности верующего". (Быть евреем, изд-во Базик Букс, Нью-Йорк, 1972, стр. 180). Начинайте трапезу всегда с провозглашения Хамотци — благословения хлеба: "Благословен, Ты, Господь Бог наш, владыка вселенной. Который приносит нам хлеб от земли". Постарайтесь выучить Биркат Хамазон (благодарение после еды) и заставьте себя выучить несколько других благословений. (Существуют, например, благословение при надевании нового платья (костюма), благословение при встрече великого мудреца (еврея или нееврея), благословение при созерцании чудес природы.) Хотя брахот и молитвы можно произносить на любом языке, предпочтительно и более вдохновляюще читать Сидур на иврите — родном языке Сидура. Приучите себя начинать каждый день молитвой. Как мы отмечали во второй главе этой книги, выражение "л-хит-паллель" (молиться) в дословном переводе означает "судить себя". Можно ли найти более полезное начало для каждого дня, нежели проведение нескольких минут в критическом самоанализе?! Необходимой частью каждой утренней молитвы ("Шахарит" на иврите) является прикладывание тефиллин (небольших коробочек с текстом выдержек из Торы) к сердцу и голове молящегося. Это как бы дает "духовную ориентацию" на весь грядущий день. Великий скульптор Жак Липшиц, еврей, не следовавший традициям иудаизма, получил на старости лет ценный совет от Любавического реббе — начать надевать тефиллин. Липшиц описал позднее эффект этого религиозного акта:

"Я молюсь каждое утро. Это помогает мне. Молитва приближает меня к Богу. Я среди своего народа, я говорю с Богом, и хоть я не смею обращаться к Нему с личными просьбами — я говорю с Ним! Он дает мне силы на целый день… Я не могу больше жить без этого". (Из журнала Реконстракшенист , февраль 1974, стр. 20.)

ЦЕДАКА

"Все в творении Божием имеет назначение и смысл", — сказал хасидский реббе своим ученикам. "В таком случае, — возразил один из учеников, — каков смысл ереси и отрицания существования Бога?" "Апикорсус (ересь) и в самом деле имеет смысл, — ответил реббе, — ибо когда ты встречаешь человека в нужде, ты воображаешь, что Бога нет, и должен помочь этому нуждающемуся человеку сам, без помощи Бога".

Цедака часто и ошибочно переводится с иврита как "доброта" или "благотворительность". Слово это — производное от слова цедек, справедливость. Цедака отличается, таким образом, от английского слова (или слова на любом другом языке), означающего только "щедрость" и не носящего оттенка "долг" — долг справедливости. Если кто-либо отказывается быть щедрым, мы называем его эгоистом. В иудаизме, однако, Цедака — это акт справедливости, совершение которого является моральным долгом каждого. Еврей, который не совершает Цедаки, ведет себя несправедливо. Тора установила закон Цедаки более трех тысяч лет тому назад. В соответствии с законами Торы, каждый седьмой год все люди должны иметь равный доступ к владению землей, владелец земельного надела не должен забирать весь урожай себе, он (владелец) даже не имеет права решать, каким именно бедным людям (друзьям или родным владельца) будет отдана часть его урожая (Левит 25:1-7). Более того, каждый третий год каждый человек обязан отдать десятую часть своего дохода в пользу бедных и неимущих, а последующие два года — "когда собираешь урожай с земли твоей, не собирай урожая по краям поля твоего, и не коси близко к углам поля, и не собирай упавших колосьев… Не собирай полностью урожай с виноградника твоего и не собирай упавших плодов — оставь все это для бедных и странников". (Левит 19:9-10).

Следует отметить не только гуманность библейских заветов, но также и то, что иудаизм строго определяет степень благотворительности. Иудаизм не полагается только на щедрость вашего сердца, он точно и конкретно определяет размер этой благотворительности. Еврей обязан отдавать на дело благотворительности десятую часть своего дохода. Те, кто не в состоянии выделить десятую часть, должны стремиться отдать как можно больше, выделяя при этом часть своего времени на благотворительные дела.

Более полное изложение законов Цедаки и системы этических правил иудаизма вы найдете в приложении в конце этой книги.

ЕВРЕЙСКАЯ ДНЕВНАЯ ШКОЛА

Еврейское образование необходимо как с моральной, так и с религиозной точки зрения. Только серьезное еврейское образование подготавливает молодых евреев к полному принятию еврейских нравственных ценностей. Сегодня мы живем в открытом обществе, где нам предоставлены всяческие возможности, от неограниченного самоудовлетворения до полного самоограничения, практикуемого некоторыми религиозными культами. Почему молодые евреи должны избрать именно еврейские нравственные ценности, о которых они не имеют понятия? Иудаизм — это не "вера", во всяком случае, не только вера, и это не просто вопрос об "ощущении" себя евреем — хотя и это весьма важно. Иудаизм состоит из народа со своим уникальным национальным самосознанием, историей, языком, праздниками и со своим морально-религиозным мировоззрением и образом жизни. Молодые евреи обязаны знать все это, их следует учить всему этому, в противном случае они вырастут и обретут самосознание, которое сами вряд ли смогут понять и оценить. Еврей, выросший в неведении об иудаизме, понимает, что он отличается от прочих людей, но не знает, почему это так.

Главная причина необходимости строгого еврейского образования заключается в том, что она гарантирует — еврейские дети станут взрослыми евреями. Если юным евреям не преподавать науку "как быть евреем", у них не будет ни малейшей причины оставаться таковыми. Именно поэтому в наши дни тысячи молодых евреев незаметно отошли от своей принадлежности к еврейскому народу. Если нет веского основания быть "отличным" от других, появляется много причин "быть таким, как все". Существует лишь одно учреждение, где ваши дети смогут изучать как еврейские предметы, так и нееврейские дисциплины, где они будут окружены радостной атмосферой еврейского коллектива, где они поймут, что для их родителей очень важно, чтобы они были воспитаны, как евреи, где они серьезно изучат историю еврейского народа, не менее важную, нежели история христиан-пилигримов, основавших первую английскую колонию в Америке. Таким учреждением является еврейская дневная школа.

Только в еврейской школе еврейский ребенок сможет понять, что означает быть евреем. Пятиклассники в еврейских школах говорят на иврите и знают иудаизм гораздо лучше, чем студенты высших учебных заведений, ограничившие свое еврейское образование уроками при синагоге. В еврейской школе Моисей так же важен, как президент Вашингтон. Но что самое главное —у ребенка, посещающего еврейскую школу, есть необходимые условия для обретения еврейского самосознания: окружение и поддержка старших школьников и одноклассников, которые тоже постигают опыт иудаизма вместе с вашим ребенком. Ваш сын (или дочь) не окажется в одиночестве, если предпочтет ужин в Шабат молодежной вечеринке или хоккейному матчу. Ваши дети не будут печалиться о том, что "пропустили" веселье Рождественских праздников: у них будет достаточно праздников – каждый Шабат, не считая всех прочих еврейских праздников, в году а…

Существует несколько популярных и распространенных возражений против еврейских дневных школ. Самое распространенное из них: у наших детей по окончании еврейской школы будут трудности в общении с окружающими их сверстниками-неевреями. Авторы этой книги — выпускники еврейской школы. Мы уверены, что вышеизложенное возражение несправедливо. По нашим наблюдениям, выпускники еврейских школ демонстрируют более высокие академические успехи и позднее — в университетах и колледжах. За небольшим исключением ультраортодоксальных школ-йешивот, выпускники большинства еврейских школ отлично "вписываются" в любую молодежную и студенческую среду. Более того, дети, получившие еврейское образование и усвоившие этические нормы поведения, устанавливают более здоровые и честные отношения со своими нееврейскими однокурсниками, нежели те еврейские юноши и девушки, которые упустили возможность получить еврейское образование.

Второе возражение: еврейская школа прививает детям "провинциальное", не "универсальное" мировоззрение. "Мы должны воспитывать наших детей в духе всемирного братства путем ознакомления их с различными культурами –и традициями, вместо того чтобы "изолировать" их от мира в тесном "еврейском мировоззрении". Эта проблема уже подробно обсуждалась нами в седьмой главе книги. Нам кажется, что такое возражение свидетельствует о неправильном понимании слова "универсальность". Воспитание еврейского ".ребенка под влиянием многочисленных культур, но без глубокого знания своей собственной, приводит обычно к утере всяческих национальных корней вообще. "Универсалиста" из такого ребенка не получится! Еврей, безусловно, должен знать прочие культуры и быть знаком с их проблемами в "универсальном, мировом масштабе", но он прежде всего обязан познать себя и свою культуру, если он, как еврей, собирается внести вклад в культуру мировую.

Третье возражение (против посещения еврейских школ): многие родители находят обучение в еврейских школах слишком дорогим. И они правы (хотя многие еврейские школы предлагают ученикам стипендии). Мы считаем, что Еврейская федерация должна оказывать финансовую помощь еврейским дневным школам. Следует также пересмотреть обязанности прочих еврейских филантропических организаций по отношению к еврейскому образованию. Чтобы американское еврейство выжило и сохранилось, первейшей обязанностью всевозможных групп по сбору фондов должна стать обязанность создания и поддержки еврейских средних школ и высших учебных заведений, а также– привлечения в эти школы наиболее талантливых преподавателей. Родители, однако, должны сами определить, что для них важнее — стоимость образования их детей или еще большая цена отчуждения от еврейской культуры? Последнее возражение: "наши дети будут слишком еврейскими". Это, конечно, очень эмоциональное возражение. Если под термином "слишком еврей" подразумевается лучшее знание еврейской культуры (по сравнению, скажем, с родителями), то возражение это видится нам не как возражение против самой еврейской школы, а возражение против более высокого уровня знаний в области еврейской культуры. В таком случае это возражение — лишь маскировка более простой вещи: многие родители совсем не придают большого значения иудаизму и еврейскому самосознанию своих детей. Однако если родители способны беспристрастно проанализировать свои –возражения, то они найдут массу доводов "в пользу" обучения своих детей в еврейских школах. Существует большой выбор еврейских школ — реформистские, консервативные, ортодоксальные. Есть также школы, не имеющие религиозной ориентации. Нам кажется, что "возражающим" родителям нечего опасаться. Не исключена возможность, что под влиянием своих детей они сами приобщатся к иудаизму, и их семьи, собираясь за праздничным столом в Шабат, станут более дружными и прочными.

Мы обязаны учить наших детей добру посредством иудаизма. И хотя дом и семья являются главным источником доброты, родители порою тоже нуждаются в "помощи", которую им может оказать еврейская школа.

ЧТО ЧИТАТЬ ОБ ИУДАИЗМЕ?

Как сказано в Наставлениях отцов (2:5), "невежда не может быть праведным человеком". И не потому, что он, невежда, не желает творить добро, а потому, что он не знаете что такое добро. Чтобы вести себя по-еврейски, следует знать, что такое иудаизм и чего он требует от человека. В этой главе нашей книги мы даем список и краткие аннотации книг, которые помогут нашим читателям узнать, что такое "быть евреем". Рассматриваемые нами книги отражают различные религиозные и философские взгляды на иудаизм. –В конце главы мы приводим подробную библиографию на английском языке.

ЕВРЕЙСКАЯ МЫСЛЬ

Мы настоятельно рекомендуем читать книги и статьи Элиезера Берковица, бывшего профессора еврейской философии в Еврейском теологическом колледже. Ныне Берковиц — писатель, живет в Иерусалиме и считается одним из наиболее динамичных мыслителей и представителей еврейства. Работы Берковица рациональны, но полны чувств… они написаны на высоком академическом уровне, но в то же время доступны пониманию любого читателя. Наиболее впечатляющая книга Берковица –"Вера после Катастрофы". Глубокие размышления об иудаизме содержатся в его работе "Бог, человек и история". Его статьи на актуальные темы, а также о событиях еврейской современной жизни можно найти в журналах "Иудаизм" и "Традиция". Луи Джейкобс пишет книги с обманчиво-простыми заголовками, но они свидетельствуют о небывалой эрудиции автора во всех областях еврейской мысли. Особенно содержательны примечания и сноски в книгах Джейкобса.

Луи Джейкобс обладает даром писать о вещах, о которых уже было написано сотни и тысячи раз, и тем не менее находить в них нечто новое, свежее и оригинальное. Примером такой работы является его книга "Еврейские ценности" (ЛеутЬ Уашеа). Еще одна важная работа — "Принципы еврейской веры", в которой Джейкобс делает обзор еврейской научной и религиозной мысли за последние двести лет и показывает преемственность "тринадцати принципов Маймонида" в нынешней еврейской философии. Его замечательные книги "Еврейский закон". "Еврейская мысль сегодня", "Еврейский анализ Библии" и "Еврейская этика, философия и мистицизм" хороши как для учеников средней школы, так и для взрослых.

Американское еврейство многим обязано Мильтону Гиммельфарбу. Его статьи о современной жизни американских евреев и критические обзоры регулярно публикуются в журнале "Комментарии". В 1966 году Гиммель Фарб попросил 38 виднейших еврейских мыслителей, представителей как консервативной, так и реформистской и ортодоксальной школ в Америке, изложить свои взгляды на еврейский Закон, на вопрос об "избранности" евреев и на тему "смерти Бога". В результате этого была написана книга "Состояние еврейской веры" (антология под редакцией Мильтона Гиммельфарба). Книга Уилла Херберга "Иудаизм и современный человек" является самым глубоким анализом значения иудаизма для современного общества. Профессор Херберг, проделавший путь от марксизма к иудаизму, обладает обширными познаниями в области общей философии и политической экономии. Каждая страница его книги содержит впечатляющие примеры ума и эрудиции ученого.

Книга Германа Вука "Это мой Бог" — автобиографический очерк о человеке, жизнь и философия которого подверглись значительным изменениям под влиянием иудаизма. Ву к, один из популярных романистов сегодняшней Америки, строго соблюдает еврейские традиции и проводит по крайней мере один час в день, изучая Талмуд. Хаим Гринберг, видный еврейский мыслитель, журналист и общественный деятель, умер в 1953 году. К сожалению, многое из написанного им забылось в наши дни. Однако современный читатель найдет для себя "нового пророка" в лице Гринберга, особенно после прочтения его книг "Внутренний глаз" в двух томах и "Антология Хаима Гринберга". В середине тридцатых годов Хаим Гринберг нашел в себе мужество "пойти против течения" — он осудил сталинский террор в то время, когда многие западные либеральные мыслители замалчивали это преступление века. В 1943 году Гринберг осудил американское еврейство и его лидеров за пассивность и моральное банкротство перед лицом угрозы, нависшей над европейским еврейством. В 1951 году Хаим Гринберг с таким же мужеством критиковал сионистов за отход от идеалов иудаизма. Все его книги написаны с необычайным мужеством, прозорливостью и любовью, что делает его достойным звания "Исайи нашего времени".

Книга Виктора Франкля "Человек в поисках смысла" — это попытка найти психологический путь, равнозначный религиозному, в поисках смысла бытия. Признавая важность работ Фрейда, придававшего большое значение "сексуальной движущей силе", и Адлера, анализировавшего стремление человека к власти, Виктор Франкль предлагает еще один мотив человеческого существования — поиски смысла жизни. Его книга весьма эмоциональна и производит глубокое впечатление еще и потому, что философские размышления в ней перемежаются с автобиографическими зарисовками — большая часть его размышлений о "логотерапии" была создана в годы, когда Виктор Франкль находился в нацистском концлагере.

КНИГИ ПО ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ

Многие евреи выражают чувство гордости, говоря об истории евреев, несмотря на то, что сами знают о ней слишком мало. Мы ограничим наш список книг по истории только наиболее популярными работами. Мы надеемся, что по прочтении рекомендованных нами книг читатель сам воспользуется обильным библиографическим материалом, который приводится в этих книгах. Таким образом, наш список — лишь "введение" в еврейскую историю.

"Великие эпохи и идеи еврейского народа", редактор-составитель Лео Шварц, — это однотомник, в который вошли работы самых видных еврейских историков о различных эпохах еврейской истории — от библейских времен, через Талмуд и средневековье вплоть до нашего времени. На наш взгляд, книга Лео Шварца — наиболее содержательный и компактный однотомник еврейской истории. Книга под редакцией Луи Финкельштейна "Евреи" — еще. одна антология научных работ и статей по истории евреев. Недавно она была издана в бумажном переплете в трех томах с подзаголовками "Их история", "Их роль в цивилизации" и "Их религия и культура". Масштаб этого трехтомника шире по сравнению с книгой Лео Шварца, а многие статьи, включенные в него, являются шедеврами исторического анализа. Отметим еще ряд учебников по современной истории евреев. Ховард Морлей Сахар написал "Курс современной истории евреев", содержащий обширную информацию о движении за эмансипацию евреев и об их роли в нынешнем мире. Эта книга, пожалуй, является наилучшей однотомной энциклопедией современной еврейской истории, хотя и слабовата в отношении анализа развития иудаизма. Для более подробного ознакомления с развитием религиозной мысли за последние два века мы рекомендуем книгу Джозефа Блау "Современные варианты иудаизма". Книга знакомит с тремя течениями иудаизма —реформистским,, консервативным и ортодоксальным. Недостатком этой книги, однако, является то, что в ее основу положены стенограммы всего лишь шести лекций автора, прочитанных в университетах США.

Анализ одного из наиболее динамичных движений современной еврейской жизни — сионизма — предлагается в книге Артура Херцберга "Идея сионизма". Помимо блестящего вступления составителя, изложенного на ста страницах, книга включает наиболее яркие работы выдающихся лидеров и мыслителей сионизма.

Для тех американских евреев, которые хотят подробнее изучить свои "исторические корни" (для нас это — восточноевропейские корни), а также желающих узнать, какова на самом деле была жизнь наших предков в Восточной Европе, мы рекомендуем сборник "Золотая традиция" под редакцией Люси Давидович. Она собрала работы еврейских авторов различнейших жанров и направлений, представляющих различные классы и сословия еврейства. Сборник дает весьма реалистическую картину жизни евреев в России и Польше XVIII — XIX веков… Для знакомства с историей развития еврейской общины в Америке мы предлагаем книгу Натана Глейзера "Американский иудаизм" или менее интересную книгу Артура Херцберга "Быть евреем в Америке".

Необычайно увлекательные описания истории и становления еврейского общества в современном мире содержатся в литературных произведениях — романах и рассказах. Одним из таких литературных произведений является роман Мильтона Стайнберга "Как гонимый листок", повествующий о судьбе Элиша бен-Абуйя, раввина, покинувшего иудаизм, как говорит о нем Талмуд. Отвергнувший веру предков "по интеллектуальным соображениям", герой в конце книги обнаруживает, что находится в еще большем "отчуждении" — на этот раз моральном — от той среды неевреев, в которой он живет. Интересным романом, на наш взгляд, является произведение Эли Визеля "Ночь". В ней частично описывается опыт самого автора, пережившего ужасы Катастрофы во время Второй мировой войны. Третий роман, который мы рекомендуем нашим читателям — это "Раб" Исаака Башевиса Зингера. В романе описаны трагические события в период восстания Богдана Хмельницкого, когда была уничтожена почти треть европейского еврейства. Роман этот является также религиозно-моральным повествованием ("мусар").

БИБЛИЯ

Источником иудаизма, конечно, является еврейская Библия — наиболее влиятельная книга в истории человечества. Библия евреев состоит из трех частей: Тора (Учение), Невиим (Пророки) и Кетувим (Писания). Все три части составляют единое целое, называемое на иврите Танах. Тора является ядром Библии, это как бы "конституция еврейского народа". Тору читают в каждой синагоге круглый год, разделяя текст на еженедельные "порции" мудрости.

Чтобы оценить Тору по достоинству,– ее следует читать систематически, индивидуально или в группе. А чтобы облегчить изучение Торы, изданы очень точные переводы ее на английский и на другие языки народов мира, сопровождаемые комментариями и пояснениями. На наш взгляд, наиболее удачным является перевод Торы, выполненный Еврейским обществом публикаций и изданный в 1962 году, однако в этой книге нет пояснений. Поэтому мы рекомендуем обратиться также к книге Херца Пятикнижие и Хафторас, которая содержит, кроме издания Библии 1917 года, комментарий, составленный Главным раввином Англии Джозефом Херцом. Комментарий этот, между прочим, включает также некоторые религиозные размышления самого составителя, раввина Херца. "Тора Херца" должна стать обязательной книгой в доме каждого еврея в наше время. Великолепный "путеводитель" по первой части Библии в ее исторической перспективе, с пояснениями, составленными современными учеными, написан профессором университета Брендайс Наумом Сарна. Профессор Сарна использует достижения и открытия современной археологии и других наук для углубления понимания библейских текстов. В очень немногих книгах можно встретить подобный глубокий анализ Торы и ее уникального этического и философского содержания. Для изучения остальных частей Библии (Нах) полезно было бы обратиться к сборнику Сончяяо Книги Библии. В этом сборнике дается текст на древнем иврите, перевод на английский язык и доступные комментарии. Для более полного понимания смысла, мотивировки и контекста библейских пророчеств (книг, написанных пророками) мы рекомендуем прочесть книгу Абрахама Д.Хешеля Пророки.

Научный и в то же время понятный анализ библейской эпохи и основ иудаизма, сопровождаемый комментариями современных еврейских ученых, дается в книге Религия Израиля Иезекииля Кауфмана, одного из виднейших классических исследователей Библии в наше время. Это чрезвычайно содержательная и монументальная книга. Но если у вас нет времени (или терпения) прочесть весь этот труд, мы советуем ознакомиться с кратким изложением книги, составленным самим автором и включенным в сборник под редакцией Лео Шварца Великие эпохи и идеи еврейского народа, о котором мы уже говорили выше.

ТАЛМУД И ЕВРЕЙСКИЙ ЗАКОН

Талмуд всегда был самой "спорной" книгой в истории человечества. За последнюю тысячу лет Талмуд публично сжигали по крайней мере раз пятнадцать — он не нравился противникам иудаизма. Но в течение всей своей бурной истории евреи не останавливались ни перед какими личными жертвами, чтобы сохранить Талмуд. Парижский раввин Иешиель в 1240 году заявил королеве Бланш:

"Мы готовы умереть за Талмуд… В вашей власти наши тела, но не наши души".

Но славная и трагическая судьба Талмуда становится менее славной, хотя и более трагической в наши дни, когда большинство евреев пребывает в трагическом неведении о содержании этой книги! Мы считаем, что любое изучение еврейской истории должно в обязательном порядке включать изучение основ Талмуда. Введение к Талмуду содержится в книге Луи Джейкобса Еврейский Закон. Книга содержит более тридцати избранных •текстов из Талмуда, свод еврейских законов и замечательный комментарий автора.

Образцы текстов Агады, раздела Талмуда незаконодательного характера, в котором собраны легенды, сказания и т.д., представлены в недавно опубликованной Раввинской антологии под редакцией С. Д.Монтефиоре и Х.Лоуве. Это также полезно прочесть. Обобщения талмудических идей и мыслей по многим вопросам бытия собраны в книге А.Коэна Талмуд для каждого человека. Более "солидным" трудом в этой области является книга, автор которой, Джордж Хоровиц, на 800 страницах текста излагает еврейский Закон, применяемый в разных аспектах жизни. Мишна — это самое раннее собрание устного еврейского Закона. Ее можно прочесть на английском языке в книге Херберта Данби Мишна, представляющей собой однотомный перевод без каких-либо комментариев. Книга Филипа Блакмана Мишнайот — это солидный шеститомник, содержащий, кроме перевода текстов, подробные пояснения к отдельным библейским цитатам, положенным в основу законов Мишны, и объяснения значений некоторых терминов в тексте Мишны. За столетия, прошедшие после того, как Мишна впервые была записана (примерно 200 г.н.э.), образовался большой объем литературы (Гемара), трактующей положения Мишны. Чтобы получить более четкое представление о взаимоотношении между этой литературой и первоисточником, Мишну можно сравнить с американской конституцией, а Гемару — с изложением судебных дел, рассмотренных Верховным судом США, принимавшем решения на основании положений конституции в применении к соответствующей исторической обстановке.

Впоследствии весь этот громадный объем литературы был систематизирован в двух основных сборниках:

Иерусалимский (Палестинский) Талмуд и Вавилонский Талмуд. Последний включает как Мишну, так и Гемару. По многим причинам Вавилонский Талмуд стал более известным и популярным. Сегодня, говоря о Талмуде, мы имеем в виду именно вавилонский его вариант. В настоящее время имеется большое число переводов Талмуда на английский язык. Наиболее удачные переводы сделаны в Израиле. Это перевод Талмуда под редакцией А.Эхрмана, известный под названием Эль Ам Талмуд. Три части этого Талмуда — Брахот (Благословения), Киддушин (О браке и семье) и Бава Меция (Правила гражданского судопроизводства) — изданы недавно отдельными томами. К переводу прилагается подробный комментарий и словарь терминов. Кроме того, в тексте приложения даются географические справки, связанные с историческими событиями, описываемыми в Талмуде. Существует также и более ранний перевод всего Вавилонского Талмуда, изданный более сорока лет назад в издательстве "Сончино Пресс".

ЕВРЕЙСКИЕ ОБЫЧАИ

Для читателей, желающих ознакомиться с правилами и обычаями еврейского образа жизни и с еврейским Законом, мы рекомендуем следующие книги. Быть евреем , автор — раввин Хаим Донин. Это руководство по правилам современной еврейской жизни. Хотя сам автор является ортодоксальным евреем, его книгу рекомендуют как консервативные, так и реформистские религиозные авторитеты. На 310 страницах своей книги раввин Донин излагает основы законов Кашрута, традиций Шабата, правил благотворительности, касается вопросов индивидуальных и групповых отношений между людьми в еврейском обществе, в частности, отношений между работодателем и работником.

Книга Еврейский каталог , написанная Ричардом Сигелем и супругами Шарон и Михаилом Страссфельд, стала бестселлером в США. Каталог написан в живой и остроумной манере и, помимо обычных пояснений к еврейским законам и традициям, содержит также незначительные, но ценные советы, например: как создать домашнюю библиотеку, как изготовить "шофар", традиционный новогодний рожок, в который принято трубить во время празднования Нового года по еврейскому календарю, как связать ермолку и т.д. Каталог состоит из трех томов, каждый из которых чрезвычайно интересен.

Книга Самуэля Дрезнера Еврейский диетарный закон — еще один пример того, как увлекательно можно писать на тему, описанную тысячи раз в других книгах… Разбор законов Кашрута полезно почитать и новичкам, и тем евреям, которые соблюдают этот закон, чтобы еще глубже понять его этическое значение. Дрезнер отмечает: "Другие народы создают правила диеты для тела, мы — для души. Если первое понятно, почему так трудно постичь второе?" В конце своей книги Дрезнер дает краткое руководство по приготовлению кошерной пищи в традициях консервативного иудаизма, написанное Симором Сигелем. Для ознакомления с отродоксальными традициями Кашрута читайте книгу Донина Быть евреем.

Все вышеуказанные книги должны занимать почетное место в вашем доме, если ваша семья действительно желает изучить еврейский образ жизни и следовать ему.

МЫСЛИ ВДОГОНКУ

Итак, мы описали в нашей книге основные идеи иудаизма и правила еврейской жизни. Для того, чтобы вы могли лучше запомнить эти основные принципы и идеи, ниже мы суммируем их с небольшими пояснениями. Хазак хазак в-титхазек — Да будет у вас побольше сил.

Вопрос первый (Бог). Если нет Бога, нет окончательного смысла жизни, нет ни добра, ни зла (только личное мнение о добре и зле). Вот почему так важно для каждого человека (особенно для евреев, предки которых дали человечеству понятие о едином Боге) жить так, вести себя так, как будто Бог существует, проповедовать этический монотеизм (единобожие), даже если у человека есть сомнения относительно существования Бога.

Вопрос второй (еврейский Закон). Так как люди, по природе своей, не отличаются добротой, следует не только определить, что такое добро, но и возвести его в ранг закона — "узаконить". Именно поэтому иудаизм — это прежде всего свод законов. Цель еврейского Закона — воспитывать добрых (и, в конечном итоге, святых) людей. Серьезный еврей относится к еврейскому Закону серьезно. Воплощающий идеалы монотеизма еврейский Закон является одним из важнейших достижений человечества. Кроме всего прочего, Закон гарантирует выживание и существование еврейского народа.

Вопрос третий (безнравственные верующие евреи — нравственные атеисты): Как религиозный еврей, вы обязаны выразить свои критические замечания тому еврею, который (даже соблюдая религиозные обряды) нарушает этические законы иудаизма. Тора велит нам:

"Упрекай близкого еврея, творящего недоброе дело" (Левит 19:16). Если вы посещаете уроки иудаизма в синагоге, попросите раввина рассказать вам о законах, касающихся этики поведения в быту и в бизнесе (деловых отношениях с окружающими). Встречая нравственных неверующих людей, объясняйте им, что иудаизм объединяет их этические идеалы с эффективными методами их воплощения в жизнь. Объясните "порядочным" атеистам сущность нравственной роли евреев в истории человечества. Чем больше евреев практикуют иудаизм, тем вернее успех в деле совершенствования мира.

Вопрос четвертый (иудаизм в сравнении с христианством, марксизмом и гуманизмом): Христиане, марксисты и гуманисты заявляют о своем стремлении улучшить мир (или создать новый, более счастливый). Для этого они предлагают человечеству свои идеологии. Евреи, к сожалению, этого не делают. Напротив, отдельные евреи пытались "переделать мир" с помощью христианства, марксизма, либерализма, почти всех существовавших идеологий — кроме иудаизма! Наступило время, когда евреям следует предложить человечеству иудаизм как мощную идеологию, направленную на усовершенствование мира.

Вопрос пятый (роль евреев в мире): Евреи обязаны жить в лоне иудаизма. У неевреев нет такой обязанности. Миссия евреев заключается не в том, чтобы принести миру иудаизм, а в том, чтобы принести миру монотеизм. Только тогда, когда человечество примет идею единого Бога и универсальной, всеобщей морали, данной им Богом, только тогда восторжествуют любовь и мир на земле. Попытки уничтожить веру в Бога и Его мораль неоднократно приводили (и могут еще не раз привести) человечество к Освенциму, ГУЛАГу и камбоджийским "полям смерти"…

Обращаясь к нерелигиозному миру, евреи должны повторять, что этика без Бога мертва, а разум без Бога способен оправдывать зло. Обращаясь к религиозному миру, евреи должны повторять, что Бог без этики — идол, а Бог без разума – фанатизм, ведущий к злу!

Вопрос шестой (антисионизм): Классический пример Большой Лжи — стремление к уничтожению Израиля и отрицание своего враждебного отношения к еврейскому народу. Антисионисты отрицают существование евреев как самобытной и суверенной нации (народа). Они утверждают, что евреи– — это только религиозная общность людей. Антисионисты стремятся к уничтожению Израиля, но утверждают, что они "не против евреев". Против Большой Лжи следует бороться Большой Правдой: следует разоблачать антисионистов как опасных для существования евреев антисемитов, мало чем отличающихся от любых антисемитов в истории человечества.

Вопрос седьмой (смешанный брак): Если еврейское самосознание не играет большой роли в вашей жизни, вы можете оправдать вступление в смешанный брак. Однако создание семьи с человеком, который не желает ни быть евреем, ни разделять моральные ценности иудаизма, может привести к трениям и развалу семьи. Дети в смешанных семьях могут вырасти без четкого осознания своей национальной и этической принадлежности — а это несправедливо по отношению к детям (вступать в смешанный брак, зная, что ваш супруг или супруга не разделяют вашего стремления жить в лоне иудаизма). Евреи сегодня (как это было почти всегда ранее) должны заботиться о своем выживании как нации. Вы и ваши еврейские дети крайне нужны еврейскому народу.

Вопрос восьмой (как начать исповедовать иудаизм): Для выполнения сложнейшей миссии усовершенствования мира нужно начать отвечать на вопросы о соблюдении еврейских законов "пока еще нет". Это означало бы, что в поисках Бога и добра все мы "еще не" достигли цели и поэтому нуждаемся в помощи друг друга. Это означало бы также, что мы готовы расти духовно в лоне иудаизма. Как воплотить в повседневной жизни идеалы иудаизма? А вот так — от малого к большему. И да поможет вам Бог.

ПРИЛОЖЕНИЕ.

ЦЕДАКА — СИСТЕМА ЭТИЧЕСКИХ ПРАВИЛ ИУДАИЗМА

ЗАКОНЫ ЦЕДАКИ*

* Цитируется по тексту книги Краткое изложение Шулхан Арух раввина Соломона Ганцфрида в переводе Джорджа Хоровица, включенной в книгу Дух еврейского закона, изд-во Сентрал Паблишинг, 1953, стр. 142-146. Печатается с разрешения автора.

1. Приказано предоставлять Цедаку для бедных Израиля, ибо сказано в книге Второзаконие (15:8): "Но открой ему руку твою и дай ему взаймы, смотря по его нужде, в чем он нуждается". Сказано также: "Твой брат может жить с тобою в доме" {Левит 25:36). Любой человек, видящий бедного, который просит милостыню, и отворачивающий при этом свой взор, отказывая бедному в Цедаке, совершает нарушение закона, ибо сказано было: "Не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей перед нищим братом твоим" (Второзаконие 15:7). Цедака — это символ и знак нашего происхождения от Авраама, о ком сказано: "Ибо Я знал его, Я (Бог) избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим…" (Бытие 18:9) — то есть "заповедал делать добро ближнему"… Человек должен помнить, что жизнь подобна колесу — еще неизвестно, не повернется ли жизнь так, что дети ваши, и дети детей ваших будут нуждаться в Цедаке. Потому не должен человек думать так: "Зачем уменьшу я мое достояние и отдам бедному?" Вместо этого человек должен знать, что его достояние дано ему во временное владение Богом, чтобы поступал человек по воле Его…

2. Каждый человек обязан давать Цедаку в зависимости от величины своего дохода. Даже бедняк, сам получающий Цедаку, обязан давать другим, если у него есть достаточно для собственного выживания — он должен поделиться частью своего имущества с другим бедняком. Пусть даже это будет очень малая часть, он не должен утаивать ее для себя. Ибо что для бедного "малая часть", то же самое и для богатого человека, хотя его часть” велика. Однако если бедному хватает лишь только на собственное существование, Цедака ближнему от такого бедного не обязательна.

3. Сколько именно надо дать бедному? Столько, сколько ему нужно для проживания — однако лишь тому давать, кто получает помощь тайно, в индивидуальном порядке. Такому нуждающемуся человеку жители города должны дать по потребности его — до того уровня жизни, к которому он привык, перед тем как стал бедным. Бедному же, просящему милостыню у каждой двери, давать следует в зависимости от его достоинства. В каждом городе такие бедные люди должны обеспечиваться по крайней мере питанием и жильем — едой два раза в день и местом, где провести ночь. Следует также кормить и одевать бедных иноверцев (идолопоклонников) ради мира на земле.

4. Сколько следует отдавать для Цедаки. В первый год — десятую часть всего твоего достояния. В последующие годы — десятую часть годовой прибыли (дохода). Это — средний путь. Но еще благороднее отдать пятую часть всего капитала в "первый год и пятую же часть годовой прибыли в последующие годы. Не следует, однако, раздавать больше пятой части, ибо благотворитель сам может оказаться вскоре на иждивении общества… Такой объем Цедаки нежизнеспособен. Но перед смертью человек может раздать до одной трети всего своего достояния.

5. Отдаваемая десятая часть не может использоваться на какие-либо общественные нужды (например, на свечи в синагоге), а только для бедных. Однако если мицва совершается во время обряда обрезания ("брит"), или во время свадьбы между неимущими ("хупа"), или для покупки книг бедным студентам или ученым — тогда десятая часть может быть использована на эти благотворительные дела. Давая книги, следует надписывать их:

"Дается на общественные нужды", чтобы ваши дети потом не вернули бы себе эти книги по ошибке.

6. Если кто дает своим взрослым сыновьям и дочерям, которых уже не надо содержать на иждивении… или если кто дает подарок своему отцу, содержать которого не может другими средствами, нежели из денег, предназначенных на Цедаку, то все такие пожертвования будут считаться Цедакой. Более того, дающий должен предпочитать именно таких получателей Цедаки, т.е. прежде всего надо давать бедным родным, потом надо давать бедным в своем городе, а что осталось — другим. Ибо сказано во Второзаконии (15:11): "Твой бедный и нищий брат — на твоей земле". Но сборщики общественных пожертвований ("габайим") должны избегать предоставления помощи своим родным или знакомым и предпочитать им всех прочих бедных людей.

7. Человек, который дает Цедаку нехотя или с сожалением, нарушает завет, который гласит: "Сердце твое не должно быть омрачено, когда даешь ближнему" (Второзаконие 15:11). Давать Цедаку следует с радостью и выражать симпатию к бедному или попавшему в беду, как сказал Иов: "Разве не плакал я о том, кто в беде, или не страдала моя душа о том, кто не имеет ничего?" (Иов 30:25). Давая нищему, следует произносить слова утешения, ибо сказано: "Я заставил петь сердце вдовы."

8. Запрещено отказывать просящему бедному человеку, •пусть даже помощь ваша — кусок хлеба или какой-нибудь плод. Ибо сказано: "Не отпускай просящего в горести" (Псалтирь 74:21). Если же у вас нет ничего, что вы могли бы дать просящему, скажите ему хотя бы несколько слов утешения. Запрещается упрекать просящего, или повышать голос на него, или ругать его —ибо сердце бедного человека и так уже переполнено горечью, как говорится в псалмах: "Не презирай разбитого и страдающего сердца". Горе тому, кто стыдит нищего. Надо относиться к нищему, как отец к детям, утешая его словами и делами, ибо сказано: "Я был отцом для неимущих" (Иов 29:16).

9. Высшей степенью Цедаки является помощь человеку до того, как тот станет бедным. Следует помочь ему деньгами в йежливой форме, чтобы нуждающийся смог использовать вашу помощь для увеличения своего дохода. Или дать нуждающемуся какую-либо работу, или дать ему возможность войти в дело — чтобы не стал он бедным и неимущим и не нуждался бы в помощи общества. Ибо сказано: "…ты должен поддержать ближнего" (Левит 25'35).

10. Следует давать Цедаку как можно более тайно, не привлекая внимания окружающих к вашей благотворительности. Лучше всего, если и дающий, и принимающий Цедаку не знают друг друга.

11. Каждый должен стремиться устроить свою жизнь так, чтобы вообще не нуждаться в Цедаке. Лучше отказывать себе в чем-то, нежели обращаться к общине за помощью. Ибо так повелевают наши мудрецы: "Сделай твой Шабат как прочий день недели и не уповай на помощь от ближнего" (Шабат 118). Даже видный ученый, обедневший по какой-либо причине, должен предпочесть любую работу тому, чтобы находиться на иждивении других людей.

12. Если кто-либо нуждается в помощи по старости, болезни или нетрудоспособности, но отказывается от помощи, он сам виновник своего горя и совершает при этом моральный грех — впадает в гордыню. Но если человек нуждается, но старается как можно дольше не получать Цедаку — не из гордости, а от желания не быть обузой обществу — такой человек достоин всяческого уважения. О таких людях говорится в писании: "Благословен человек, уповающий на Бога" (Иеремия 17:7).

ОБ АВТОРАХ

ДЭНИС ПРЕЙГЕР преподавал еврейскую историю и религию в Бруклинском колледже, учился в аспирантуре факультета международных отношений Колумбийского университета, работал директором института Брандайс– Бардин с 1976 по 1983 год. Он ежедневно выступает с комментариями на радиостанции "К.АВС" в Лос-Анджелесе, являющейся самой популярной среди радиослушателей всей Южной Калифорнии. Дэнис Прейгер также часто выступает с лекциями, является автором многих статей и издателем журнала "Проблемы первостепенной важности", в котором обсуждаются вопросы этики в личном и универсальном плане.

ИОСИФ ТЕЛУШКИН преподавал различные дисциплины, связанные с еврейской культурой, во многих учебных заведениях США, Канады, Австралии, Южной Америки, Швеции и Израиля. Он получил научную степень и звание раввина в 1973 году в университете Иешива. Позднее Иосиф Телушкин продолжал учиться в аспирантуре Колумбийского университета. Раввин Телушкин также работал ректором по воспитательной работе института Брандайс-Бардин. Сейчас он живет в Иерусалиме. Израиль, и пишет книги.

Copyrights 2000 by Istok – http://www.istok.ru