science Сергей Демкин Залп, растянутый во времени ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 12:36:12 2007 1.0

Демкин Сергей

Залп, растянутый во времени

СЕРГЕЙ ДЁМКИН

ЗАЛП, РАСТЯНУТЫЙ ВО ВРЕМЕНИ

В истории разведки есть уникальный случай, когда фантастический роман доставил ей немало хлопот. Это книга Жюля Верна "Из пушки на Луну", увидевшая свет в 1865 году. Описанное французом чудо-орудие в XX веке пытались создать дважды - один раз в Германии, второй-в Ираке, правда, для целей куда менее романтических, чем полёт на естественный спутник Земли. И оба раза такие работы становились головной болью для спецслужб стран противниц этих государств.

ПАССАЖИР

В ОДИН КОНЕЦ

В Управление специальных операций при британском Министерстве экономической войны парижский архитектор Анри Легран попал случайно. В 39-м, когда началась война, его призвали в армию, присвоив звание капитана. Потом были месяцы "странной войны" на линии Мажино, позорное отступление и переправа через Па-де-Кале на ветхом баркасе. Тогда-то Легран и решил: что бы ни было, он всё равно должен драться с немцами. Поэтому, когда в Лондоне ему предложили вернуться на родину с заданием британской разведки, Легран не колебался ни минуты. Так он попал в штат недавно созданного Управления специальных операций (УСО).

Чему учить будущих агентов, никто толком не представлял, поэтому их пропускали через ускоренный курс обычных армейских десантников. Через два месяца старенький двухмоторный "утли" сбросил Леграна в Нормандии с заданием создать агентурную сеть в районе Руана. То, что ему это удалось, Анри позже объяснял лишь исключительным везением. Как и то, что через год он живым и невредимым вернулся в Англию. Здесь он стал инструктором на курсах УСО.

В среду 21 октября 1943 года Леграна вызвали на Бейкер-стрит, где под видом конторы "Интерсервис ресерч бюро" разместились оперативные отделы Управления специальных операций, и сразу же провели к полковнику Чидсону. "Похоже, на сей раз предстоит серьёзное дело",- подумал Легран.

Он не ошибся: шеф предложил ещё раз слетать с заданием во Францию! Одна из групп французского Сопротивления, носившая кодовое название "Жан-Мари", сообщила: на побережье в районе Кале ведётся строительство какого-то секретного объекта. Нужно любой ценой установить его характер. Сами члены группы сделать этого не смогли, поскольку у них не было соответствующей подготовки.

Двое агентов УСО, заброшенные во Францию, видимо, провалились, так как после единственного сеанса радиосвязи больше не выходили в эфир. Легран, целый год успешно работавший на оккупированной территории,- единственная подходящая кандидатура.

Задание срочное, на подготовку не больше недели.

...В огромном четырёхмоторном "Галифаксе" было так холодно, что Легран - теперь он получил кодовое имя Сильвер - дрожал словно в тяжёлом приступе малярии. Чтобы время шло быстрее, Анри стал думать о своём задании. В группе "Жан-Мари" было несколько провалов. Правда, она сохранила три передатчика вместе с радистами, но где гарантия, что они не работают под контролем абвера или гестапо. Конечно, это не значит, что нужно действовать в одиночку. Он организует собственную подпольную группу и будет самостоятельно искать подходы к цели. А на первое время достаточно двух явок, которые дал ему один из коллег на Бейкер-стрит.

- Сильвер! Экшн стейшн!

- Громкий возглас заставил Леграна вздрогнуть. Это штурман дал команду приготовиться к прыжку. Анри проверяет замки парашюта, нащупывает пистолет в правом кармане комбинезона и осторожно идёт к люку.- Пошёл! - Он бросается в холодную сырую тьму, левой рукой придерживая висящий на груди в брезентовом чехле чемоданчик с рацией.

Легран приземлился на вспаханном поле. Прислушался. Полная тишина. Быстро закопав парашют и комбинезон, Анри осторожно двинулся вдоль живой изгороди к железной дороге. Если и дальше всё пойдёт, как намечалось в Лондоне, то с первым же поездом он уедет в Сент-Омер.

На маленькой станции, к которой его вывели пути, на платформе толпился народ в ожидании поезда. Вскоре к платформе, пыхтя, подошёл пассажирский состав.

Через несколько часов Анри уже стоял на вокзале в Сент-Омере. Это был типичный провинциальный городок. Разведчик не спеша отправился на явочную квартиру.

Нужный ему дом выглядел самым богатым на улице.

Прежде чем подняться на крыльцо, Легран посмотрел на окна и насторожился. В крайнем всё стекло было в трещинах. Кто-то явно пытался разбить его. Скорее всего хозяин дома арестован. В последний момент он, видимо, хотел предупредить об этом, запустив чем-то в окно. Анри резко повернулся и, с трудом сдерживаясь, чтобы не побежать, пошёл в сторону вокзала.

А вот с лилльской явкой Леграну повезло. Хозяин конспиративной квартиры, высокий старик по имени Раймон, оказался бывшим железнодорожником и командиром сектора подпольного "Фрон насьональ". Анри рассказал ему о загадочном объекте недалеко от Кале и о задании во что бы то ни стало раскрыть его тайну. План разведчика состоял в том, чтобы создать сеть патриотов-подпольщиков, через них постепенно выявить все запретные зоны в районе Кале и таким образом установить местонахождение объекта. Но Раймон предложил вариант, который обещал значительно сократить время поисков:

- Любое строительство требует цемента. Через наших железнодорожников нужно будет перепроверить, в какие пункты он сейчас доставляется. Мы уже однажды выясняли это, когда немцы начали сооружать свой "Атлантический вал". Посмотрим, не появились ли новые адреса. Думаю, что в течение месяца мы будем это знать. Тогда можно будет прикинуть, где находится интересующее вас место, ну а людей мы вам поможем подобрать...

"ХОХДРЮКПУМПЕ"

ЭТО И БЫЛО ФАУ-3

Инженер Вальтер Кендерс не был ни гением в баллистике, ни выдающимся авторитетом в области артиллерийских систем. Но в отделе усовершенствования главного управления вооружений вермахта он считался ценным специалистом. Именно он создал необычный проект, который в процессе доработки не раз менял свои условные наименования. Сначала его называли "Фляйсигес Лизхен" - "Трудолюбивая Лизхен", потом - "Хохдрюкпумпе" "Насос большого давления" и, наконец, "Таузендфусс" - "Тысяченожка".

В детстве Вальтер зачитывался романом Жюля Верна "Из пушки на Луну". Однако куда большее впечатление на Кендерса произвела опубликованная в 1928 году монография фон Пирке "О возможности путешествия в космос". Среди прочих вопросов автор анализировал и чудо-пушку, описанную французским фантастом, и доказывал: она нереальна.

Поскольку снаряд будет двигаться в канале ствола со сверхзвуковой скоростью, неизбежное в таком случае нагревание воздуха расплавит его. Единственный выход, по расчётам фон Пирке, состоял в том,чтобы распределить порох по всей длине ствола в каморах с электрическими капсюлями, которые будут замыкаться самим снарядом, движущимся благодаря начальному заряду.

Увеличиваемая таким образом его скорость достигнет максимума в момент вылета снаряда из канала.

Прошли годы. В Германии к власти пришли нацисты.

Началась Вторая мировая война, а в конце 1942 года Гитлер потребовал от учёных и промышленников в кратчайший срок создать чудооружие, способное если не решить исход войны, то хотя бы превратить Лондон в руины и поставить упрямых англичан на колени.

Для этого управлению вооружений была поставлена задача: сконструировать сверхмощное артиллерийское орудие с дальнобойностью порядка 160 километров.

И Кендерс решил попытаться сделать такой подарок обожаемому им фюреру. Монография австрийского барона подсказала: заряд следует расположить вдоль всего ствола. А поскольку пушка предназначается для поражения Лондона цели большой и неподвижной, лафет ей был вообще не нужен. Гораздо проще пробурить шахту и поместить в неё ствол, заранее наведённый на английскую столицу.

В окончательном виде проект "Тысяченожка" выглядел так. В пробурённую под углом 50 градусов бетонированную шахту длиной 150 метров помещается ствол, собранный из 5-метровых отрезков. Между ними монтировались дополнительные каморы сгорания с соответствующими зарядами. 28 таких камор вместе с основным пороховым зарядом должны были придать 150-миллиметровому снаряду начальную скорость 1525 метров в секунду. Этого вполне достаточно для поражения цели на расстоянии в 160 километров. В конце мая 1943 года имперский министр вооружений Альберт Шпеер доложил о проекте "Тысяченожка" в ставке Гитлера. Фюрер был в восторге. Ведь только две батареи "Тысяченожек" по 25 штук в каждой могли выпускать по Лондону по 600 снарядов в час и вести огонь круглосуточно. К тому же, поскольку орудия находятся в подземных шахтах, им не страшны налёты английской авиации.

Итогом совещания в ставке стало решение немедленно начать строительство шахт, подземных казарм для орудийной прислуги, складов и электростанций на двух холмах Мимойек и Пи-ле-Гин неподалёку от Кале на расстоянии 150 километров от британской столицы. Секретному объекту дали условное название "Проект No 51". Одновременно было намечено соорудить экспериментальную укороченную модель "Тысяченожки" и провести её испытания на крошечном островке Мисдрой в Балтийском море.

Работы на нём велись в ускоренном темпе. Экспериментальная модель со стволом 25-миллиметрового калибра подтвердила, что дополнительные камеры сгорания дают большой выигрыш в начальной скорости снаряда.

Кендерс ликовал. Его мечта подарить фюреру чудо-оружие была близка к осуществлению. На острове Мисдрой спешно заканчивали второй образец орудия с длиной ствола 60 метров и уже 150-миллиметрового калибра. В первых числах октября 1943 года Шпеер доложил Гитлеру: эта пушка показала отличные результаты: 125-килограммовый снаряд пролетел расчётные 90 километров!

ПОСЛЕДНИЙ

СЕАНС

Командир лилльского сектора "Фрон насьональ" не подвёл Леграна. К середине декабря ему стало известно, что большие партии цемента действительно поступают на какой-то новый объект к западу от Кале. Причём туда уже проложена узкоколейка.

Раймон дал разведчику адрес одного крестьянина, жившего неподалёку от него, входившего в местную группу Сопротивления и согласившегося помочь Анри.

Ферма, на которой он обосновался, находилась всего в восьми километрах от таинственной стройки. Пьер Менье, сутулый крестьянин с хмурым лицом, и его жена, тётушка Огюстина, приняли Леграна очень сердечно.

Когда он предупредил, что их могут расстрелять, если боши его арестуют, хозяин лишь пожал плечами, а тётушка Огюстина, вздохнув, сказала: "На всё воля Божья". Больше к этому не возвращались.

Вечером за ужином Пьер рассказал разведчику, что боши огородили колючей проволокой большой участок у холма Мимойек, поставили там бараки и нагнали рабочих. Тысяч пять, не меньше. В основном русских и поляков, хотя есть и французы. Из лагеря никого не выпускают.

Кругом вышки с пулемётами.

По узкоколейке раньше вывозили известняк, но сейчас перестали. Недавно в лагерь понаехало много военных, но из-за колючей проволоки они тоже не показываются.

В последующие несколько недель Анри каждый день отправлялся на велосипеде хозяина на один из холмов, окружавших долину перед Мимойеком, и до наступления темноты вёл наблюдение за строительством. Он выкопал себе на заброшенном винограднике окопчик, замаскировал его кучей сухих лоз и мог не опасаться, что его обнаружит случайный немецкий патруль.

Легран установил: на объекте ведётся только подземное строительство: на поверхности виднелись одни лишь бараки заключённых, опрятные двухэтажные коттеджи немцев да несколько сараев, где заканчивались рельсы узкоколейки. По ней раз-два в день проползали составы, в которых товарные вагоны чередовались с цистернами для перевозки цемента. Вывод напрашивался сам собой: сараи маскировали входы в подземные помещения. Причём их сооружение, видимо, уже закончено, раз вывоз вынутой породы прекратился.

Первоначально Анри подумал, что здесь ведётся строительство одного из фортов "Атлантического вала", но потом отверг эту мысль. Лежавшая впереди громада холма совершенно закрывала сектор обстрела в сторону побережья.

Наступил январь 1944 года.

Однажды, уже в который раз наблюдая за работой немцев, разведчик обратил внимание на необычный состав, появившийся на узкоколейке: вместо вагонов паровозик тащил вереницу платформ, на которых между массивных стоек, стянутых проволокой, громоздились штабеля длинных узких ящиков. Стоп! Железная дорога практически не охраняется.

Если заложить мощный фугас, а в качестве детонатора использовать колёсный замыкатель с пятисекундным замедлителем, то взрыв произойдёт под платформами.

Вполне возможно, на месте катастрофы потом удастся найти что-нибудь, что позволит понять цель строительства.

В тот же день Легран передал свой план в Лондон. А ночью через двое суток невидимый глазу английский самолёт сбросил на поле в трёх километрах от фермы Менье всё необходимое для подрыва поезда.

Подобрав тяжёлый тюк, разведчик решил сразу отнести мину к узкоколейке и установить её в конце небольшого уклона, где локомотив прибавляет скорость перед следующим затяжным подъёмом.

На следующий день с раннего утра он бесцельно слонялся по двору фермы. По его расчётам, звук взрыва должен дойти сюда. Но час проходил за часом, а его всё не было. И только в полдень Анри услышал отдалённое эхо.

Легран заставил себя выждать ещё трое суток, прежде чем отправиться на рекогносцировку к узкоколейке. Он ожидал увидеть сгоревшие остовы вагонов в месте взрыва, но лишь огромное чёрное пятно истоптанной грязи на поле да свежая серая щебёнка насыпи говорили о том, где была установлена мина.

Очевидно, немцы пригнали лагерников с объекта и тщательно ликвидировали следы диверсии.

После многочасовых поисков Анри смог найти лишь небольшой металлический осколок, который он тут же сунул в карман. Потом, на ферме, он осмотрел его. Это был кусок артиллерийского ствола, на внутренней части которого виднелись спирали нарезки. Скорее всего ктото из заключённых, работавших на расчистке, специально забросил осколок подальше в снег. Этот неизвестный смельчак правильно рассчитал: участники Сопротивления наверняка побывают на месте диверсии, чтобы узнать о результатах. Что ж, его немое послание дошло до адресата.

Опасаясь пеленгаторов, Легран в последнее время стал уходить для сеансов радиосвязи в поле. Конечно, выстукивать пятизначные шифргруппы, согнувшись в три погибели под брезентовым плащом и пристроив скользкий бакелитовый ключ на собственных коленях, не очень-то удобно, но другого выхода нет. К счастью, сегодняшний сеанс последний: задание выполнено.

Закинув антенну на ореховое дерево, Анри развернул рацию. Рука сама посылает в эфир позывные "Сильвера".

В наушниках слышится ответный писк радиостанции УСО. Можно передавать текст шифрованного сообщения: "В долине на обратных скатах холма Мимойек строится подземная артиллерийская батарея. Судя по нарезке канала ствола, на её водружении будут дальнобойные пушки калибра 150 миллиметров. Калибр определён по имеющемуся у меня куску ствола. Местонахождение батареи говорит о том, что она предназначена для обстрела крупной неподвижной цели, возможно, Лондона. Повторяю: возможно, Лондона..."

После подписи "Сильвер" на волне УСО наступает продолжительное молчание.

Наконец рация оживает.

Лондонский радист так торопится, что Легран едва успевает записывать. Впрочем, он и так догадывается, что ему должны передать: "Благодарим за отлично выполненное задание. Подберите площадку для приёма самолёта".

Однако бывший архитектор Анри Легран, ставший оперативником британского Управления специальных операций, ошибся. У себя на ферме, расшифровав радиограмму, он прочитал совсем другой приказ: "Ввиду важности объекта продолжайте наблюдение за ним. Все новые данные сообщайте немедленно". В этот момент резидент УСО не знал, что немецкие пеленгаторщики уже засекли его и во время очередного сеанса связи вместо телеграфного ключа он будет сжимать рукоятку пистолета и рухнет на снег, прошитый автоматными очередями.

Сведения о строительстве дальнобойной батареи для обстрела Лондона были нанесены на оперативные карты с пометкой: "По непроверенным данным". Тем не менее в штабе союзников, который разрабатывал планы предстоящей высадки во Франции, решили на всякий случай нанести массированный бомбовый удар по району Мимойека, после которого восстановление позиции чудо-пушек настолько затянулось, что к моменту высадки союзников в июне 1944 года "Тысяченожки" так и не сделали ни одного выстрела.

Когда союзники захватили батареи, их артиллерийские специалисты несколько месяцев изучали сверхсекретный "Проект No 51", а затем взорвали всё сооружение.

РАКЕТА

ДЛЯ БЕДНЯКОВ

Прошло более пятидесяти лет после уничтожения "Тысяченожки", и чудо-орудие, подобное описанному Жюлем Верном, вновь стало реальностью. На сей раз построить огромную суперпушку решил иракский диктатор Саддам Хусейн. Впервые о его планах стало известно ещё перед войной в Персидском заливе. В 1985 году он предложил канадскому астрофизику Джеральду Буллу, одному из самых известных специалистов в области артиллерии, сконструировать орудие калибром 424 миллиметра, из которого можно было бы стрелять снарядами весом в четверть тонны на 2,5-3 тысячи километров.

Причём наряду с этим оно должно было выводить на околоземную орбиту военные спутники.

Работы над невиданной пушкой велись в строжайшей тайне. Однако о них стало известно израильской разведке "Моссад", которая приняла контрмеры. В 1990 году неизвестными лицами, скорее всего агентами ТельАвива, в Брюсселе был убит Джеральд Булл. Есть версия, будто через своих южноафриканских друзей канадец связался с израильтянами и предложил за большую сумму отказаться от руководства созданием нового оружия.

Для переговоров он якобы и отправился в Брюссель. Но высокие договаривающиеся стороны не сошлись в цене, и Булла просто ликвидировали.

Западные разведки заверили свои правительства, что о "гвозде в ботинке" можно забыть. После убийства канадского учёного у Багдада остались планы суперпушки, но нет ни специалистов, ни ноу-хау, необходимых для завершения проекта. Правда, в 1992-м и 1995 годах из Ирака поступали тревожные сообщения, будто там проводятся секретные эксперименты по запуску "космических снарядов", предназначенных для вывода из строя американских спутников наблюдения. При столкновении со спутником-шпионом такой снаряд должен взорваться и забрызгать космический аппарат липким веществом, ослепляющим камеры наблюдения и мешающим работе другой аппаратуры. Но поскольку на самом деле таких случаев зарегистрировано не было, всё это сочли просто дезинформацией.

Пребывая в полной уверенности, что Саддам Хусейн отказался от планов создания суперпушек, американская и израильская разведки недавно были неприятно удивлены, узнав, что у Багдада уже есть гигантские орудия. Причём не одно и не два, а целых четыре более современных и усовершенствованных варианта детища Джеральда Булла! До последнего времени они были спрятаны в подземном городе, который иракцы построили на случай войны с Америкой. В Вашингтоне и ТельАвиве так поздно узнали о секретном оружии Хусейна потому, что спутники смогли разглядеть орудия лишь после того, как они были смонтированы в шахтах.

Иракцы построили две гигантские пушки и две "малютки". У тех, что побольше, калибр 1000 миллиметров, длина ствола 260 метров и максимальная дальность стрельбы 3,5 тысячи километров. У орудий поменьше калибр 350 миллиметров, длина ствола 30 метров, а стреляют они на 400 километров.

Помимо огромных размеров, эти орудия отличаются от обычных артиллерийских орудий тем, что стволы у них сборно-разборные, как у германской "Тысяченожки".

Например, большие модели состоят из 35 труб и в случае необходимости могут быть быстро демонтированы.

По агентурным данным, суперпушки способны обстреливать ядерными, химическими и бактериологическими снарядами американские цели в Персидском заливе, на Ближнем Востоке, в Красном море и даже на Средиземноморье. Естественно, в радиусе поражения оказываются такие страны, как Бахрейн, Кувейт, Турция и Израиль, хотя первоначально по замыслу Булла суперорудия должны были доставать только Тегеран и Тель-Авив.

Когда в Багдаде стало известно, что их секретное оружие перестало быть тайной, Саддам Хусейн публично признал его наличие. По его словам, если бактериологическое оружие называют "атомной бомбой бедняков", то чудо-пушка - это "баллистическая ракета бедняков". Причём ракету можно запустить лишь один раз, а из пушки стреляй сколько хочешь.