sci_history неизвестен Автор Хеттские законы ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 9A0149AD-A2EF-4113-A313-B85E66671EBF 1.1

Автор неизвестен

Хеттские законы

Хеттские законы

Хеттские законы дошли до нас в одной древнехеттской копии ок. конца XVI - начала XV вв. до н.э. (конец Древнехеттского периода) и в нескольких более поздних (Новохеттских) копиях (около XIII в.). Язык законов близок к древнехеттским текстам. Законы представляют собой один из наиболее важных источников для реконструкции экономической и социальной структуры хеттского общества, а также его правовых установлений[i]. Текст Законов непрерывен, деление на статьи принадлежит исследователям. Перевод и интерпретация многих статей и особенно терминологии хеттских текстов во многом остаются спорными и гипотетичными[ii] (см. дискуссии в указанной ниже литературе).

В основу нижеследующего перевода положен перевод В.В.Иванова (Хрестоматия по истории древнего Востока. 1/1. М., 1980), с существенной переработкой ряда статей. Обработка и комментарий Немировского А.А. Для удобства очевидные по смыслу или уверенно обосновываемые восстановления прямо включены в текст.

ЛИТЕРАТУРА: Friedrich J. Die Hethitischen Gesetze. Leiden, 1959; Imparati F, Le leggi ittite. Roma, 1964. Дьяконов И.М. Законы Вавилонии, Ассирии и Хеттского царства // Вестник древней истории. 4. 1952; История древнего Востока. 1/2. М.1988; Гиоргадзе Г.Г. Вопросы общественного строя хеттов. Тбилиси, 1991; История Востока. 1. М., 1997.

(первая таблица)

"ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК". ТАБЛИЦА ОТЦА МОЕГО СОЛНЦА[iii].

№ 1. Если кто-нибудь убьет во время ссоры мужчину или женщину, то он должен сам доставить труп; 4 головы[iv] он должен дать взамен, мужчин или женщин соответственно, и он отвечает своим домом[v].

№ 2. Если кто-нибудь убьет во время ссоры раба или рабыню, то он должен сам доставить труп; 2 головы он должен дать взамен, мужчин или женщин соответственно, и он отвечает своим домом.

№ 3. Если кто-нибудь ударит свободного мужчину или свободную женщину, и если жертва умрет, причем у него не было на это умысла[vi], то он должен сам доставить труп; 2 головы он должен дать взамен, в дом его их он должен отправить.

№ 4. Если кто-нибудь ударит раба или рабыню и если жертва умрет, причем у него не было на это умысла, то он должен сам доставить труп; 1 человека он должен дать взамен, и он отвечает своим домом[vii].

Позднейший вариант № 4. Если кто-нибудь ударит раба и он умрет, причем у него не было на это умысла, то он должен дать... мин серебра. Если же умрет женщина-рабыня, то он должен дать 2 мины серебра.

№ 5. Если кто-нибудь убьет хеттского торговца[viii], то он должен дать 100 мин серебра, и отвечает своим домом. Если это случится в стране Лувия или в стране Пала, то он должен дать 100 мин серебра и возместить его добро. Если это случится в стране Хатти, то он должен также сам доставить труп торговца.

Позднейший вариант № 5. Если кто-нибудь убьет хеттского торговца из-за его имущества, то он должен дать ...мин серебра и возместить его имущество в тройном размере.

Если же имущества тот не имеет при себе и кто-нибудь убьет его во время ссоры, он должен дать 6 мин серебра. Если же у него не было на это умысла, то он должен дать 2 мины серебра.

№ 6. Если какой-либо человек, мужчина или женщина, умрет насильственной смертью в чужом общинном поселении, то тот, на чьем участке он умрет, должен отрезать 100 гипессаров от своего поля, и наследник должен получить их.

Позднейший вариант № 6. Если человек умрет насильственной смертью на поле, принадлежащем другому человеку, и если умерший - свободный человек, то тот, на чьем поле умер человек, должен дать все поле, дом и 1 мину 20 сиклей серебра. Если же это умрет женщина, то он должен дать 3 мины серебра. Если же нет поля, принадлежащего другому человеку, то должно быть отмерено расстояние от места убийства в 3 данна в одву сторону и в 3 данна в другую сторону, и какое бы селение на этом расстоянии ни было найдено, наследник у тех обитателей селения должен взять возмещение. Если нет селения на этом расстоянии, то он лишается возмещения.

№ 7. Если кто-нибудь ослепит свободного человека или выбьет ему зуб, то прежде обычно давали 1 мину серебра, теперь же он должен дать 20 сиклей серебра, и в дом их он должен отправить.

Позднейший вариант № 7. Если кто-нибудь во время ссоры ослепит свободного человека, то он должен дать 1 мину серебра. Если при этом у него не было на это умысла, то он должен дать 20 сиклей серебра.

№ 8. Если кто-нибудь ослепит раба или рабыню или выбьет ему/ей зуб, то он должен дать 10 сиклей серебра, и отвечает своим домом.

Позднейший вариант № 8. Если кто-нибудь во время ссоры ослепит раба, то он должен дать 20 сиклей серебра. Если при этом у него не было на это умысла, то он должен дать 10 сиклей серебра.

Если кто-нибудь выбьет зубы свободному человеку, то в случае, если он выбьет 2 или 3 зуба, он должен дать 12 сиклей серебра. Если же это - раб, то виновный должен дать 6 сиклей серебра.

№ 9. Если кто-нибудь разобьет голову человека, то прежде обычно давали 6 сиклей серебра. Из них пострадавший брал 3 сикля серебра и для дворца обычно брали 3 сикля. Теперь же царь отменил долю, полагавшуюся дворцу, и только сам пострадавший должен взять себе 3 сикля серебра.

Позднейший вариант № 9. Если кто-нибудь разобьет голову человека, то пострадавший должен взять 3 сикля серебра.

№ 10. Если кто-нибудь причинит вред человеку и сделает его больным, то он должен за ним ухаживать. Он должен дать вместо него человека, и тот должен работать в доме пострадавшего до тех пор, пока тот не поправится. Когда же он поправится, виновный должен дать ему 6 сиклей серебра, и он сам должен также заплатить плату врачу.

Позднейший вариант № 10. Если кто-нибудь сильно повредит голову свободному человеку, то он должен за ним ухаживать. Он должен дать вместо него человека, и тот должен работать в доме пострадавшего до тех пор, пока он не поправится. Когда же он поправится, виновный должен дать ему 10 сиклей серебра, и он должен также дать плату врачу в размере 3 сиклей серебра. Если же пострадавший - раб, то виновный должен дать 2 сикля серебра.

№ 11. Если кто-нибудь сломает руку или ногу свободному человеку, то он должен дать ему 20 сиклей серебра, и он отвечает своим домом.

Позднейший вариант № 11. Если кто-нибудь сломает руку или ногу свободному человеку, то в случае, если тот останется калекой, он должен дать ему 20 сиклей серебра. Если же тот не останется калекой, он должен дать ему 10 сиклей серебра.

№ 12. Если кто-нибудь сломает руку или ногу рабу или рабыне, то он должен дать 10 сиклей серебра, и он отвечает своим домом.

Позднейший вариант № 12. Если кто-нибудь сломает руку или ногу рабу, то в случае, если тот останется калекой, он должен дать ему 10 сиклей серебра. Если же тот не останется калекой, то он должен дать ему 5 сиклей серебра.

№ 13. Если кто-нибудь откусит нос свободному человеку, то он должен дать 1 мину серебра, и он отвечает своим домом.

Позднейший вариант № 13. Если кто-нибудь откусит нос свободному человеку, то он должен дать 30 мин серебра, и он отвечает своим домом.

№ 14. Если кто-нибудь откусит нос рабу или рабыне, то он должен дать 3 сикля серебра, и он отвечает своим домом.

Позднейший вариант № 14. Если кто-нибудь откусит нос рабу или рабыне, то он должен дать 15 мин серебра.

№ 15. Если кто-нибудь порвет ухо свободному человеку, то он должен дать 12 сиклей серебра, и он отвечает своим домом.

Позднейший вариант № 15. Если кто-нибудь порвет ухо свободному человеку, то он должен дать 12 сиклей серебра.

№ 16. Если кто-нибудь порвет ухо рабу или рабыне, то он должен дать 3 сикля серебра.

Позднейший вариант № 16. Если кто-нибудь порвет ухо рабу или рабыне, то он должен дать 6 сиклей серебра.

№ 17. Если по чьей-либо вине свободная женщина родит прежде времени и если это случится на 10 месяце беременности[ix], то виновный должен дать 10 сиклей серебра; если же это случится на 5 месяце беременности, он должен дать 5 сиклей серебра, и он отвечает своим домом.

Позднейший вариант № 17. Если по чьей-либо вине свободная женщина родит прежде времени, то виновный должен дать 20 сиклей серебра.

№ 18. Если по чьей-либо вине рабыня родит прежде времени, то если это случится на 10 месяце беременности, виновный должен дать 5 сиклей серебра.

Позднейший вариант № 18. Если по чьей-либо вине рабыня родит прежде времени, то виновный должен дать 10 сиклей серебра.

№ 19. А. Если какой- нибудь человек из страны Лувия украдет человека мужчину или женщину - из города Хаттусаса[x] и уведет его в страну Лувия[xi], его господин же найдет его, то он может забрать всю его чадь[xii].

Б. Если в городе Хаттусасе какой-нибудь человек страны Хатти украдет человека страны Лувия и уведет его в страну Лувия, то прежде обычно давали 12 человек, теперь же он должен дать 6 человек, и он отвечает своим домом.

№ 20. Если какой-нибудь человек страны Хатти украдет раба человека страны Хатти[xiii] из страны Лувия и приведет его в страну Хатти, его хозяин же найдет его, то похититель должен дать ему 12 сиклей серебра, и он отвечает своим домом.

№ 21. Если кто-нибудь украдет раба, принадлежащего лувийцу, из страны Лувия и приведет его в страну Хатти, его хозяин же найдет его, то он должен взять себе только самого раба; возмещения же нет[xiv].

№ 22. Если раб убежит и кто-нибудь приведет его назад, то если он поймает раба неподалеку, тот (хозяин раба) ему должен дать обувь; если он поймает раба по эту сторону реки[xv], тот должен дать ему 2 сикля серебра, если он поймает раба по ту сторону реки, тот должен дать ему 3 сикля серебра.

№ 23. Если раб убежит, и если он пойдет в страну Лувия, то тому, кто его назад приведет, хозяин должен дать 6 сиклей серебра. Если раб убежит, и если он пойдет во вражескую страну, то тот, кто его все же назад приведет, сам должен взять себе этого раба.

№ 24. Если раб или рабыня убегут, то тот, у чьего очага их хозяин найдет их, должен дать плату за мужчину за 1 год 2 1/2 мин серебра, а за женщину за 1 год он должен дать 50 сиклей серебра.

Древний вариант № 24. Если раб или рабыня убегут, то тот, у чьего очага их хозяин найдет их, должен дать плату за мужчину за 1 месяц 12 сиклей серебра, а за женщину за 1 месяц он должен дать 6 сиклей серебра.

№ 25. Если человек осквернит сосуд или источник, то прежде давали 6 сиклей серебра; тот, кто осквернил, давал 3 сикля серебра, и для дворца обычно брали 3 сикля серебра. Теперь же царь отменил долю, полагавшуюся дворцу. Только тот, кто осквернит, должен дать теперь 3 сикля серебра, и он отвечает своим домом[xvi].

№ 26. А. Если женщина прогоняет от себя мужчину... то она должна дать ему... и доля наследника... мужчина должен взять себе своих детей.

Б. Если мужчина уходит от женщины... то он может продать ее; тот же, кто ее купит, должен дать 12 сиклей серебра.

№ 27. Если мужчина возьмет себе жену и приведет ее в свой дом, то он берет ее приданое вместе с ней. Если женщина в его доме умрет, а ее имущество сжигают во время похорон, то мужчина должен получить ее приданое. Но если она умрет в доме отца своего и если остаются дети, то мужчина не должен получить ее приданое.

№ 28. А. Если девушка помолвлена с одним мужчиной, а другой ее уводит, то тот, кто ее уводит, должен возместить первому человеку то, что тот дал (за невесту). Отец и мать ее не должны давать возмещения.

Б. Если отец и мать сами отдают ее другому мужчине, то отец и мать дают возмещение.

В. Если отец и мать отказываются дать возмещение, то они должны разлучить ее с ним.

№ 29. Если девушка связана по брачному соглашению с мужчиной, и он за нее заплатит брачный выкуп, а впоследствии отец и мать разрывают соглашение и ее разлучают с этим мужчиной, то они должны возместить выкуп в двойном размере.

№ 30. Если мужчина еще не взял девушки себе и откажется от нее, то он должен потерять выкуп, который он за нее заплатил.

№ 31. Если свободный мужчина и рабыня полюбят друг друга (?) и будут жить вместе, и он возьмет ее себе в жены, и у них будет свое хозяйство и дети, а впоследствии они либо поссорятся, либо мирно решат разойтись и разделят свое хозяйство, то мужчина должен взять себе детей, но женщина должна взять себе одного ребенка.

№ 32. Если раб возьмет себе в жены женщину, то для них судебное решение будет точно таким же.

Древний вариант № 32. Если раб возьмет себе в жены свободную женщину и у них родятся дети, то, когда они станут делить свой дом и имущество, большинство детей должна взять женщина, а одного ребенка - раб.

№ 33. Если раб возьмет себе рабыню, то для них судебное решение будет точно таким же.

Древний вариант № 33. Если раб возьмет себе рабыню, и у них родятся дети, то когда они будут делить свой дом и будут делить свое имущество, большинство детей возьмет себе рабыня, но раб возьмет себе одного ребенка.

№ 34. Если раб дает брачный выкуп за свободную женщину и возьмет ее себе в жены, то никто не может освободить ее от брачных обязательств.

№ 35. Если надсмотрщик или пастух убежит со свободной женщиной и не даст за нее брачного выкупа, то она должна стать рабыней до третьего года.

Древний вариант № 35. Если пастух убежит со свободной женщиной, то она на третий год становится рабыней.

№ 36. Если раб даст выкуп за свободного юношу и возьмет его в качестве зятя, входящего в дом, то никто не может освободить его от брачных обязательств[xvii].

№ 37. Если кто-нибудь уведет женщину, и с похитителем вместе будет отряд помощников, когда при этом два или три человека умрут, то возмещения нет. Закон гласит : "Ты стал волком!"[xviii].

№ 38. Если люди взяты для суда и кто-нибудь приходит к ним как заступник[xix], и если их противники по суду приходят в ярость, и помощника кто-нибудь из противников ударит, и он умрет, то возмещения нет.

№ 39. Если человек общинного поселения[xx] займет поле другого, то он будет выполнять саххан[xxi] (связанный с этим полем)[xxii]. Если он (потом) оставит это поле, то другой человек может взять это поле себе; он[xxiii] не сможет продать это поле.

№ 40. Если "человек должности"[xxiv] исчезнет, а ему окажется (на смену) человек саххана, и если этот человек саххана скажет: "Это - моя должность, и это - мой саххан", тогда он обеспечит за собой право владеть полем "человека должности"[xxv]. Он по закону будет занимать эту должность и должен будет выполнять (соответствующий) саххан. Если же он откажется от должности, то поле "человека должности" объявляется пустующим и его будут обрабатывать люди этого общинного поселения[xxvi].

Если царь даст арнуваласа[xxvii], то это поле должны отдать ему, и тот должен будет занять эту должность[xxviii].

№ 41. Если человек саххана исчезнет, а ему окажется (на смену) человек саххана, и этот "человек должности" скажет: "Это - моя должность, и это мой саххан", то он обеспечит за собой право владеть полем человека саххана. Он по закону будет занимать эту должность и должен будет нести (соответствующий) саххан. Если же он откажется от этого саххана, то поле человека саххана должно быть взято для дворца, и этот саххан упраздняется[xxix].

№ 42. Если кто-нибудь нанимает человека[xxx], и тот идет на войну и погибает, то если плата была уже дана, возмещения нет. Если плата его не была еще дана, то наниматель должен дать 1 человека и плату в размере 12 сиклей серебра, и он должен дать плату женщине в размере 6 сиклей серебра[xxxi].

№ 43. Если человек, как обычно, переходит реку вброд со своим быком, и если другой его оттолкнет и схватит быка за хвост и перейдет через реку, а хозяина быка унесет река, то именно этого человека должны взять[xxxii].

№ 44. А. Если кто-нибудь толкнет человека в огонь, и тот умрет, то он должен дать за него молодого человека[xxxiii].

Б. Если кто-нибудь совершит обряд очищения человека, то остатки он должен отнести к месту кремации[xxxiv]; если же он отнесет их на чье-либо поле или в чей-либо дом, то это колдовство, и подлежит царскому суду[xxxv].

Позднейший вариант № 44. Б. ... то он должен снова совершить над ним обряд очищения. Если же в доме что повредит, то он должен снова совершить над ним обряд очищения. Он должен возместить единократно в точности то, что в нем (доме) пропадет.

№ 45. Если кто-нибудь найдет утварь, то он должен вернуть ее владельцу, тот же должен вознаградить его. Если же он не отдаст ее, то он станет вором.

Позднейший вариант № 45. Если кто-нибудь найдет утварь или быка, овцу, лошадь или осла, то он должен отогнать их и отвести их обратно владельцу. Если же он не найдет владельца, то он должен заручиться свидетелями. Если же впоследствии их владелец найдет их, то он должен вернуть ему то, что пропало, в целости и сохранности. Если же он не заручится свидетелями, а их владелец не найдет их, то он станет вором и должен будет дать возмещение в тройном размере.

№ 46. Если кто-нибудь имеет в общинном поселении в качестве "ивару" поле саххана, то если ему было дано все поле, то он должен нести луцци[xxxvi]. Если ему была дана лишь часть поля, то он не должен нести луцци, его должны выполнять люди из дома его отца. Если от поля владельца "ивару" ему отрежет часть "куле"[xxxvii] или если люди общинного поселения дадут ему поле, то он должен нести луцци.

Позднейший вариант № 46 Если кто-нибудь имеет в общинном поселении в качестве "ивару"[xxxviii] поле саххана, то если ему было дано все поле, то он должен нести луцци. Если ему было дано не все поле, а лишь его часть, то он не должен нести луцци, его должны выполнять люди из дома его отца. Если поле владельца "ивару" запустело или если люди общинного поселения дадут ему поле, то он должен нести луцци.

№ 47.А. Если кто-нибудь имеет поле как подарок царя, то он не должен нести луцци. Царь возьмет со стола хлеб и даст ему.

Позднейший вариант № 47А. Если кто-нибудь имеет поле как дар царя, то он должен нести луцци. Только если царь освободит его, он не должен нести луцци.

№ 47.Б. Если кто-нибудь купит все поле "человека должности", то он должен нести луцци. Если он купит (сколь угодно) большую часть поля, то он не должен нести луцци. Если ему от поля "куле" часть отрежет, или жители общинного поселения ему дают поле, то он должен нести луцци.

Позднейший вариант № 47.Б. Если кто-нибудь купит все поле "человека должности", а хозяин поля пропадет, то какой саххан царь ему положит, тот он и будет выполнять. Но если хозяин поля жив и если дом (семья) владельца поля сохранится в той ли, в другой ли местности, то он не должен нести саххан[xxxix].

Позднейшая статья, параллельная № 47.

А. Если кто-нибудь имеет поле как дар царя, то он должен нести луцци, связанное с владением именно этим полем. Если его освободят по приказу дворца, то он не должен нести луцци.

Б. Если-кто-нибудь купит все поле "человека должности", то царя следует спросить, и купивший поле должен нести луцци, которую царь определит. Если он прикупает у кого-либо (часть) поля, то он не должен нести луцци. Если поле заброшено, и если жители общинного поселения дают ему поле, то он должен нести луцци[xl].

№ 48. Хиппарас[xli] несет луцци, и никто не должен заключать торговой сделки с хиппарасом. Никто не должен покупать его сына, его поля или его виноградника. Тот, кто вступит в сделку с хиппарасом, должен потерять уплаченную цену. Что бы хиппарас ни продал, он должен получить это назад[xlii].

№ 49. Если хиппарас украдет, то возмещения нет. Если существует объединение "твикканц"[xliii], к которому он принадлежит, то именно объединение "твикканц" и должно дать возмещение. Иногда же всех обвинят в воровстве, как если бы они все были обманщиками или все стали ворами. Тогда пострадавший пусть схватит одного из них, а тот схватит другого из них; их отдадут под суд[xliv] царя.

№ 50. У людей священного звания, которые имеют обрядовую власть в городах Нерике, Аринне и Циппаланде[xlv], и у жрецов во всех городах дома свободны[xlvi], но люди их наследственной доли[xlvii] должны нести луцци. (...) Тот, в воротах чьего дома виднеется вечнозеленое священное дерево[xlviii], накрепко свободен (от повинностей).

№ 51. Прежде дом того, кто становился ткачом в городе Аринна[xlix], был свободным (от повинностей), и люди его наследственной доли и люди его рода были свободны (от повинностей). Теперь же только его собственный дом свободен, а люди его наследственной доли и люди его рода должны нести саххан и луцци; в городе Циппаланда то же самое.

№ 52. Раб Каменного дома[l], раб царевича и начальник над суппату[li], которые имеют поля среди полей "людей должности", должны нести луцци.

№ 53. Если "человек должности" и человек его наследственной доли живут вместе, и если они поссорятся и решат разделить свое домашнее имущество, то если на их земле было 10 голов, "человек должности" должен взять 7 голов и человек его наследственной доли должен взять 3 головы. Быков и овец на своей земле они должны поделить таким же образом. Если кто-нибудь имеет дар царя с удостоверяющей клинописной таблицей об этом даре, то в случае, если они будут делить свои прежние поля, "человек должности" должен взять две трети дара, а человек его наследственной доли должен взять одну треть.

№ 54-55. 54. Прежде воины (племени) Манда, воины (племени) Сала, воины городов Тамалки, Хатра, Цальпа, Тасхиния, Хеммува[lii], лучники, плотники, конюшие и их люди карухала[liii] не несли службы и не исполняли повинностей. 55. Когда сыновья города Хатти[liv] - люди саххана - пришли и стали просить отца царя, они говорили ему: "Никто не платит за нас платы[lv], и нас отвергают, говоря: "Вы одни - люди, несущие саххан[lvi]!". Тогда отец царя в тулию[lvii] пришел и объявил о следующем решении, скрепленном печатью: "Идите, раз вы мои ближние люди, вы должны быть такими же[lviii]!"[lix]

№ 56. Никто из медников[lx] не свободен от участия в фортификационных работах во время похода царя и от подстригания виноградников. Садовники должны нести все луцци[lxi].

№ 57. Если кто-нибудь украдет племенного бычка, то если это теленок-сосунок, то это все равно что не племенной бык, и если это годовалый бык, то это все равно что не племенной бык, если это двухгодовалый бык, только тогда он считается за племенного быка. Прежде в виру за это обычно давали 30 быков. Теперь же вор должен дать 15 голов скота - 5 двухгодовалых быков, 5 годовалых быков и 5 телят-сосунков. И в дом потерпевшего их он должен отправить.

№ 58. Если кто-нибудь украдет племенного жеребца - если это жеребенок-сосунок, то это все равно что не племенной жеребец, если это годовалый жеребец, то это все равно что не племенной жеребец, если это двухгодовалый жеребец, только тогда он считается за племенного жеребца. Прежде в виру за это обычно давали 30 племенных жеребцов. Теперь же вор должен дать 15 коней - 5 двухгодовалых жеребцов, 5 годовалых жеребцов и 5 жеребят-сосунков. И домом своим он отвечает[lxii].

№ 59. Если кто-нибудь украдет племенного барана, прежде обычно давали 30 овец. Теперь же вор должен дать 15 овец - 5 рунных овец, 5 баранов, 5 ягнят. И домом своим он отвечает.

№ 60. Если кто-нибудь найдет племенного быка и сведет с него тавро, а его хозяин обнаружит это, то виновный должен дать 7 голов скота: 2 двухгодовалых быков, 3 годовалых быков и 2 телят-сосунков. И домом своим он отвечает.

№ 61. Если кто-нибудь найдет племенного жеребца и сведет с него тавро, а его хозяин обнаружит это, то виновный должен дать 7 лошадей: 2 двухгодовалых лошадей, 3 годовалых лошадей и 2 жеребят-сосунков. И домом своим он отвечает.

№ 62. Если кто-нибудь найдет племенного барана и сведет с него тавро, а его хозяин обнаружит это, то виновный должен дать 7 овец: 2 рунных овцы, 3 баранов, 2 ягнят. И домом своим он отвечает.

№ 63. Если кто-нибудь украдет пахотного быка, то прежде обычно давали 15 голов скота. Теперь же вор должен дать 10 быков - 3 двухгодовалых быков, 3 годовалых быков, 4 телят-сосунков. И домом своим он отвечает.

№ 64. Если кто-нибудь украдет упряжную лошадь, то его дело решается точно таким же образом.

№ 65. Если кто-нибудь украдет домашнего (?) козла, или прирученного дикого козла, или прирученную горную овцу, то возмещение за них такое же, как если бы это был козел.

№ 66. Если пахотный бык или упряжная лошадь[lxiii], или корова, или упряжная ослица забредут в загон, или если домашний (?) козел, или рунная овца, или баран зайдет в загон, а его хозяин его найдет, то хозяин (скота?) должен взять его (как он есть) в целости и сохранности. Его (хозяина загона?) не должны взять как вора.

№ 67. Если кто-нибудь украдет корову, то прежде обычно давали 12 голов скота. Теперь же вор должен дать 6 быков - 2 двухгодовалых быков, 2 годовалых быков и 2 телят-сосунков. И домом своим он отвечает.

№ 68. Если кто-нибудь украдет упряжную кобылу, то его дело решается точно таким же образом.

№ 69. Если кто-нибудь украдет рунную овцу или барана, то прежде обычно давали 12 овец. Теперь же он должен дать 6 овец - 2 рунных овцы, 2 баранов и 2 ягнят. И домом своим он отвечает.

№ 70. Если кто-нибудь украдет быка, или лошадь, или мула, или осла, а его хозяин обнаружит его, то хозяин скота должен взять его в целости и сохранности. Сверх того, вор должен дать ему возмещение в двойном размере. И домом своим он отвечает.

№ 71. Если кто-нибудь найдет быка, лошадь или мула[lxiv], то он должен пригнать его к царским воротам[lxv]. Если же его он найдет в открытой местности, то старейшины могут его передать нашедшему, и он может его запрячь. Если же хозяин скота его найдет, то он должен вернуть его в целости и сохранности. А если старейшины не передадут ему скота, (а он все равно возьмет его), то он станет вором.

№ 72. Если у кого-нибудь на поле падет чужой бык, то хозяин поля должен дать 2 быков. И домом своим он отвечает.

№ 73. Если кто-нибудь разделит на части живого быка (оказавшегося на его земле), то он приравнивается к вору.

№ 74. Если кто-нибудь сломает рог или ногу быку, то он этого быка должен взять себе, а хозяину быка он должен дать быка в хорошем состоянии. Если хозяин быка скажет: "Я бы взял своего собственного быка", то он должен взять своего быка, а виновный должен дать ему 2 сикля серебра.

№ 75. Если кто-нибудь запряжет быка, лошадь, мула или осла, и тот падет, или его сожрет волк, или тот пропадет, то вместо него он должен дать в замену такое же животное в целости и сохранности. Если же он скажет: "Он умер от бога", то он должен принести клятву.

№ 76. Если кто-нибудь возьмет под залог быка, лошадь, мула или осла, и тот падет на его земле, то он должен дать возмещение за него, и его цену он должен дать.

№ 77. А. Если кто-нибудь ударит стельную корову и причинит выкидыш, то он должен дать 2 сикля серебра. Если кто-нибудь ударит стельную кобылу и причинит выкидыш, то он должен дать 2 сикля серебра.

Б. Если кто-нибудь выбьет глаз быку или лошади, то он должен дать 6 сиклей серебра. И домом своим он отвечает.

№ 78. Если кто-нибудь наймет быка и приложит к нему бич или кнут[lxvi], и его хозяин обнаружит это, то нанявший должен дать 1 ше (серебра)[lxvii].

№ 79. Если быки пойдут на поле и хозяин поля их найдет, то в течение одного дня он может их запрягать, до тех пор пока взойдут звезды. Тогда он должен отогнать их обратно к хозяину.

№ 80. Если кто-нибудь бросит овцу волку, то ее хозяин должен взять мясо, а он сам должен взять себе шкуру овцы.

№ 81. Если кто-нибудь украдет свинью, откормленную на сало, то прежде обычно давали 1 мину серебра. Теперь же он должен дать 12 сиклей серебра. И домом своим он отвечает.

№ 82. Если кто-нибудь украдет свинью со двора, то он должен дать 6 сиклей серебра. И домом своим он отвечает.

№ 83. Если кто-нибудь украдет супоросую свинью, то он должен дать 6 сиклей серебра. Поросят также они должны сосчитать, и за каждых 2 поросят он должен дать одну меру зерна. И домом своим он отвечает.

№ 84. Если кто-нибудь ударит супоросую свинью и она падет, то его дело решается точно таким же образом.

№ 85. Если кто-нибудь отделит маленького поросенка (от матки) и украдет его, то он ... должен дать 1 ше (серебра).

№ 86. Если свинья забредет на гумно, или на поле, или в сад, и хозяин гумна, поля или сада ударит ее и она падет, то он должен ее вернуть ее владельцу. Если же он не вернет ее, то он приравнивается к вору.

№ 87. Если кто-нибудь ударит собаку пастуха и она издохнет, то он должен дать 20 сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 88. Если кто-нибудь ударит собаку охотника и она издохнет, то он должен дать 12 сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 89. Если кто-нибудь ударит дворовую собаку и она подохнет, то он должен дать 1 сикль серебра.

№ 90. Если собака сожрет свиное сало и хозяин сала найдет ее, он ее может убить и достать сало из ее желудка. Возмещения за это нет.

№ 91. Если кто-нибудь украдет пчел из улья, то прежде давали 1 мину серебра. Теперь же виновный должен дать 5 сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 92. Если кто-нибудь украдет 2 улья или 3 улья, то прежде виновного отдавали на съедение пчелам. Теперь же он должен дать 6 сиклей серебра. Если кто-нибудь украдет улей, в котором не было пчел, то он должен дать 3 сикля серебра.

№ 93. Если заранее схватят свободного человека, пока он еще не забрался в дом, то он должен дать 12 сиклей серебра. Если заранее схватят раба, пока он еще не забрался в дом, то он должен дать 24 сикля серебра.

№ 94. Если свободный человек совершит кражу в доме, то он должен отдать назад вещи в целости и сохранности. Прежде за воровство обычно давали сверх того 1 мину серебра. Теперь же вор должен дать 12 сиклей серебра. Если он много украдет, то его обяжут дать большое возмещение. Если он мало украдет, то его обяжут дать небольшое возмещение. И он отвечает своим домом.

№ 95. Если раб совершит кражу в доме, то он должен отдать назад вещи в целости и сохранности. За воровство он должен дать 6 сиклей серебра. У него также надо отрезать нос и уши и отдать его назад его хозяину. Если он много украдет, то его обяжут дать большое возмещение. Если он мало украдет, то его обяжут дать небольшое возмещение. Если его хозяин скажет "Я дам возмещение вместо него", то он должен дать возмещение. Если же он откажется дать возмещение, то тем самым он лишается этого раба[lxviii].

№ 96. Если свободный человек совершит кражу в хлебном амбаре и возьмет из хлебного амбара зерно, то он должен наполнить амбар зерном и дать 12 сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 97. Если раб совершит кражу в хлебном амбаре и возьмет из хлебного амбара зерно, то он должен наполнить амбар зерном и дать 6 сиклей серебра. И он отвечает своим домом[lxix].

№ 98. Если свободный человек подожжет дом, то он должен снова построить дом. Он непременно должен возместить за то, что пропадет в доме, будь то человек, крупный рогатый скот или овцы.

№ 99. Если раб подожжет дом, то его хозяин должен дать возмещение вместо него. У раба следует отрезать нос и уши и отдать его назад хозяину. Если же тот хозяин раба не даст возмещения, то тем самым он лишается этого раба.

№ 100. Если кто-нибудь подожжет сарай для скота, то он должен кормить скот пострадавшего, а следующей весной он должен дать возмещение: он должен отдать сарай. Если в нем не было соломы, то он должен построить сарай[lxx].

вторая таблица

ЕСЛИ ВИНОГРАДНАЯ ЛОЗА...

№ 101. Если кто-нибудь украдет виноградную лозу, или побег винограда, или плодовое дерево, или лук, прежде обычно давали за 1 лозу винограда 1 сикль серебра, за 1 побег винограда 1 сикль серебра, за 1 плодовое дерево 1 сикль серебра, за 1 связку лука 1 сикль серебра, и они ударяли его... копьем во дворце[lxxi]. Прежде так делали. Теперь же, если он - свободный человек, то он должен дать 6 сиклей серебра, а если он - раб, то он должен дать 3 сикля серебра.

№ 102. Если кто-нибудь украдет лес из пруда, то если это 1 талант леса, он должен дать 3 сикля серебра; если это 2 таланта леса, он должен дать 6 сиклей серебра; если это 3 таланта леса, то это дело решается судом царя.

№ 103. Если кто-нибудь украдет недавно посаженное растение, то если это 1 гипессар посадок, он должен снова засадить его и дать 1 сикль серебра. Если это 2 гипессара посадок, то он должен засадить их и дать 2 сикля серебра.

№ 104. Если кто-нибудь срубит виноград и горную яблоню или ... дерево, то он должен дать ... сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 105. Если кто-нибудь огонь зажжет, и огонь перейдет на плодовый сад, и если сгорят виноградники, яблони, горные яблони и ... деревья, то за каждое дерево он должен дать 6 сиклей серебра. То, что было посажено, он снова должен посадить, и он отвечает своим домом, деньги он должен отправить. Если же это - раб, то он должен дать 3 сикля серебра.

№ 106. Если кто-нибудь разожжет огонь у себя на поле, и огонь перейдет на созревшее поле, и он подожжет поле другого, то тот, кто подожжет, должен взять себе сожженное поле, а хозяину этого поля он должен дать хорошее поле, и тот должен снять с него урожай.

№ 107. Если кто-нибудь пустит своих овец в возделываемый виноградник, и те его опустошат, то если это плодоносящий виноградник, он должен дать 10 сиклей серебра за каждые ику, если же это пустой виноградник, он должен дать 3 сикля серебра.

№ 108. Если кто-нибудь украдет виноградные лозы из огороженного виноградника, то если в нем 100 деревьев, он должен дать 10 сиклей серебра. И их деньги в дом его он должен отправить. Если же виноградник не огорожен, а он украдет виноградные лозы, то он должен дать 3 сикля серебра.

№ 109. Если кто-нибудь отделит от канала орошаемый им плодовый сад, то если в нем 100 деревьев, он должен дать 6 сиклей серебра.

№ 110. Если кто-нибудь украдет известку из ямы, то сколько он украдет, столько он должен дать ему сверх того, что он вернет украденное.

№ 111. Если кто-нибудь слепит человеческое изображение из глины, то это колдовство и подлежит суду царя.

№ 112. Если они дают военнопленному поле "человека должности", которое приносит зерно, то те не должны нести саххана 3 лет; начиная с четвертого года он должен будет начать нести саххан наравне с прочими "людьми должности"[lxxii].

№ 113. Если кто-нибудь отрежет ... виноградную лозу, то он должен взять отрезанную лозу себе, а хозяину виноградной лозы хорошую виноградную лозу он должен дать, и тот соберет с нее урожай. До тех пор, пока его виноградная лоза не отрастет снова, он пользуется виноградной лозой пострадавшего. После же тот берет свою лозу назад.

(№№ 114-118 разрушены).

№ 119. Если кто-нибудь украдет водяную птицу из водоема или куропатку (?), то прежде обычно давали 1 мину серебра. Теперь же он должен дать 12 сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 120. Если кто-нибудь украдет ... птиц, если он украдет 10 птиц, то он должен дать 1 сикль серебра.

№ 121. Если какой-нибудь свободный человек украдет плуг, а владелец его это обнаружит, то он его вора "поставит посреди быков" (?)[lxxiii] Прежде делали так. Теперь же он должен дать 6 сиклей серебра. И он отвечает своим домом. Если он раб, то он должен дать 3 сикля серебра.

№ 122. Если кто-нибудь украдет тяжелую повозку со всеми принадлежностями, то прежде обычно давали 1 сикль серебра ... Теперь же он должен дать ... сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 123. Если кто-нибудь украдет ... прежде ... Теперь же ... он должен дать 3 сикля серебра. И он отвечает своим домом.

№ 124. Если кто-нибудь украдет дерево сисияма[lxxiv], то он должен дать 3 сикля серебра. И он отвечает своим домом. Если кто-нибудь нагрузит тяжелую повозку и оставит ее в поле, а кто-нибудь украдет ее, то укравший должен дать 3 сикля серебра. И он отвечает своим домом.

№ 125. Если кто-нибудь украдет водосточный желоб, то он должен дать ... сиклей серебра. Если кто-нибудь украдет бич ... или кнут, то он должен дать 1 сикль серебра.

№ 126. Если кто-нибудь украдет эмблему "цахран" в воротах дворца, то он должен дать 6 сиклей серебра. Если кто-нибудь украдет бронзовое копье в воротах дворца, то он должен умереть. Если кто-нибудь украдет медный гвоздь (?), то он должен дать 1/2 меры зерна. Если кто-нибудь украдет нити в таком количестве, что из них можно соткать 1 кусок ткани, то он должен дать 1 кусок шерстяной ткани.

№ 127. Если кто-нибудь украдет во время ссоры дверь, то он должен возместить все, что пропадет в доме. Он должен также дать 1 мину серебра. И он отвечает своим домом.

№ 128. Если кто-нибудь украдет кирпич, то сколько он украдет, столько он должен дать потерпевшеему сверх того, что вернет украденное. Если кто-нибудь украдет камни из фундамента, то за 2 таких камня он должен дать 10 камней. Если кто-нибудь украдет камень хуваши или камень хармиялу, то он должен дать 2 сикля серебра.

№ 129. Если кто-нибудь украдет вожжи (?) или кожаную узду (?), или бронзовый катрал лошади или мула, то прежде обычно давали 1 мину серебра. Теперь же он должен дать 12 сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 130. Если кто-нибудь украдет ... быка или лошадь, то он должен дать ... сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 131. Если кто-нибудь украдет кожаный хаппут ... то он должен дать 6 сиклей серебра. И он отвечает своим домом.

№ 132. Если какой-нибудь свободный человек украдет ... то он должен дать 6 сиклей серебра. И он отвечает своим домом. Если укравший - раб, то он должен дать 3 сикля серебра.

№ 133. Если какой-нибудь свободный человек украдет ... то он должен дать ... сиклей серебра. И он отвечает своим домом. Если он - раб, то должен дать ... сиклей серебра.

(№№ 134-141 разрушены).

№ 142. Кто-нибудь гонит ... и если кто-нибудь украдет колеса с нее, то за 1 колесо он должен дать 72 меры зерна. Если он - раб, то он должен дать ... зерна за 1 колесо.

№ 143. Если свободный человек украдет медный нож (?) или медное санкувалли, то он должен дать 6 сиклей серебра. Имущество он должен также дать как обеспечение. Если он - раб, то он должен дать 3 сикля серебра.

№ 144. Если цирюльник ... медным ножом и приведет их в негодность, то он должен дать взамен в целости и сохранности ... Если кто-нибудь разрежет тонкое сукно ... то он должен дать 10 сиклей серебра. Если кто-нибудь отрежет ... то он должен дать 5 сиклей серебра.

№ 145. Если кто-нибудь построит хлев для крупного рогатого скота, то ... должен дать ему 6 сиклей серебра. Если он не сделает ... то он теряет свое вознаграждение.

№ 146. Если кто-нибудь покупает дом, или селение, или сад, или пастбище, а другой человек придет и опередит того первого человека и предложит покупную цену выше первоначальной цены, то он считается провинившимся и должен дать 1 мину серебра. Первый же человек покупает по первоначальной цене[lxxv].

№ 147. Если кто-нибудь покупает необученного обычного человека, а другой его опередит, то он считается провинившимся и должен дать 5 сиклей серебра.

№ 148. Если кто-нибудь покупает быка, лошадь, мула или осла, а другой человек его опередит, то он считается виновным и должен дать ... сиклей серебра.

№ 149. Если кто-нибудь продает обученного человека, а потом скажет: "Он умер", его же хозяин выследит, то он его должен взять себе. Сверх того виновный должен дать ему 2 головы. И он отвечает своим домом.

№ 150. Если мужчина нанимается за плату, то его плата за 1 месяц должна составлять ... сиклей серебра. Если женщина нанимается за плату, то ее плата за 1 месяц должна составлять ... сиклей серебра.

№ 151. Если кто-нибудь наймет пахотного быка, то его цена за 1 месяц должна быть 1 сикль серебра. Если кто-нибудь наймет корову, то цена за 1 месяц должна быть 1/2 сикля серебра.

№ 152. Если кто-нибудь наймет лошадь, мула или осла, то он должен дать в качестве платы за него за 1 месяц 1 сикль серебра.

(№ 153-156 никогда не существовали[lxxvi]).

№ 157. Если бронзовый топор весит 3 мины, то его наемная цена за 1 месяц составляет 1 сикль серебра. Если топор весит 1 мину серебра, то его наемная цена за 1 месяц составляет 1/2 сикля серебра. Если бронзовый тапулли весит 1 мину, то его наемная цена за 1 месяц составляет 72 сикля серебра.

№ 158. Если мужчина пойдет за плату на уборку урожая с тем, что он будет вязать снопы, что связанные снопы будут складываться на повозку, что он будет помещать их в житницу и что они работники будут расчищать гумно, то его плата за 3 месяца составляет 30 мер зерна. Если женщина пойдет за плату на уборку урожая, то ее плата за 2 месяца составляет 12 мер зерна.

№ 159. Если кто-нибудь запряжет упряжку быков, то его плата за 1 день составляет 1/2 меры зерна.

№ 160. Если кузнец сделает медный желоб весом в 1/2 мины, то его плата составляет 1 1/2 (?) меры зерна. Если он сделает топор весом в 2 мины, то его плата составляет 1 меру полбы.

№ 161. Если он сделает топор весом в 1 мину, то его плата составляет 1 меру зерна.

№ 162. А. Если кто-нибудь отведет оросительный канал в сторону, то он должен дать 1 сикль серебра. Если кто-нибудь потом (?) повернет канал вверх, то он им не может пользоваться (?). Если он его вниз приведет, то канал будет принадлежать ему[lxxvii].

Б. ... кто-нибудь возьмет, то чье ... Если кто-нибудь ... овец с пастбища, то ... должно быть дано возмещение и он должен взять ее шкуру и ее мясо.

№ 163. Если чей-либо скот поражен заразной болезнью (?) и хозяин срежет с него (тавро?) и выгонит ... но не скажет об этом своему товарищу, и его товарищ не будет знать, что тот скот выгнал, и (у него скот) падет, то должно быть дано возмещение[lxxviii].

№ 164-165. Если кто-нибудь пойдет, чтобы взять что-либо под залог, затеет ссору и повредит поднявшийся хлеб или прольет разобьет сосуд с вином для жертвоприношений, то он должен дать 1 овцу, 10 хлебов и 1 кувшин крепкого пива, и он должен снова сделать ритуально чистым свой дом. Пока не пройдет года, в дом его он да не входит с передней стороны.

№ 166-167. Если кто-нибудь посеет семя на семя[lxxix], то его шея должна быть положена под плуг. Следует запрячь две упряжки быков и направить одну упряжку лицом в одну сторону, а другую упряжку лицом в другую сторону. Человек должен умереть, и быки потом должны умереть. И тот, кто первым засеял поле, должен собрать урожай. Прежде делали так. (№ 167). Теперь же человек заменяется 1 овцой, и 2 овцы заменяют быков. Он должен дать 30 хлебов и 3 кувшина крепкого пива. И он должен снова сделать их ритуально чистыми. И тот, кто прежде первым засеял поле, должен снять с него урожай.

№ 168. Если кто-нибудь нарушит границу поля и возьмет 1 борозду чужого поля, то хозяин поля должен отрезать 1 гиппесар поля от поля виновного и взять его себе. Тот, кто нарушит границу, должен дать 1 овцу, 10 хлебов и 1 кувшин крепкого пива и сделать поле снова ритуально чистым.

№ 169. Если кто-нибудь купит поле и (тем?) нарушит границу, то он должен взять ритуальный хлеб, разломать его перед Богом Солнца и сказать: "Ты поместил мои весы на земле". Так он должен сказать. Будь то Бог Грозы или Бог Солнца, они гневаться не будут[lxxx].

№ 170. Если свободный человек убьет змею и произнесет при этом имя другого человека[lxxxi], то он должен дать 1 мину серебра. Но если он виновный - раб, то он должен умереть.

№ 171. Если мать отбросит свою одежду прочь от сына своего, то она изгоняет своего сына. Если ее сын входит в ее дом снова, он возьмет ее дверь и отбросит ее, возьмет его искиссана и возьмет его хаппули и отбросит их, и она возьмет их снова. Она делает сына своего снова своим сыном.

№ 172. Если кто-нибудь спасет жизнь свободному человеку в голодный год, то тот должен потом дать взамен человека, подобного себе. Если он раб, то он должен дать 10 сиклей серебра[lxxxii].

№ 173. Если кто-нибудь воспротивится решению царя, то его дом должен быть превращен в пустошь (?). Если кто-нибудь воспротивится решению сановника, то ему должны отрезать голову. Если раб восстанет против своего хозяина, то он должен быть брошен в водоем (?).

№ 174. Если люди бьются друг с другом и один из них умрет, то виновный должен дать 1 голову в возмещение.

№ 175. Если пастух или надсмотрщик берет в жены свободную женщину, то она будет рабыней либо в течение двух лет, либо в течение четырех лет. И ее детей должны освободить от рабства, а пояса у них должны снять (?).

№ 176. А. Если кто-нибудь держит быка вне (?) загона, то это решается судом царя. Они должны его отправить на продажу. Он приносит потомство на третий год; пахотный бык, баран и козел приносят потомство на третий год.

Б. Если кто-нибудь купит ремесленника, будь то гончар, кузнец, плотник, кожевник, валяльщик, ткач, или же если он купит изготовителя одежд капалли, то он должен дать 10 сиклей серебра.

№ 177. Если кто-нибудь купит обученного птицелова (?), то он должен дать 25 сиклей серебра. Если он покупает мужчину или женщину, не вполне обученных этому ремеслу, то он должен дать 20 сиклей серебра.

№ 178. Цена пахотного быка -12 сиклей серебра. Цена племенного быка 10 сиклей серебра. Цена большой взрослой коровы - 7 сиклей серебра. Цена годовалого пахотного быка или коровы-5 сиклей серебра. За теленка-сосунка он должен дать 4 сикля серебра. Если корова - стельная, то ее цена 8 сиклей серебра. Цены жеребца и упряжной кобылы, осла и упряжной ослицы соответственные.

№ 179. Если это овца, то ее цена -1 сикль серебра. Цена 3 коз - 2 сикля серебра. Цена двух ягнят - 1 сикль серебра. Цена двух козлят - 1/2 сикля серебра.

№ 180. Если это упряжная лошадь, то ее цена - 20 сиклей серебра. Цена мула - 1 мина серебра. Цена лошади на пастбище - 15 сиклей серебра. Цена годовалого жеребца - 10 сиклей серебра. Цена годовалой кобылы - 15 сиклей серебра.

№ 181. Цена жеребца-сосунка и кобылы-сосунка - 4 сикля серебра. Цена 4 мин меди - 1 сикль серебра. Цена 1 циппадани растительного масла - 2 сикля серебра, 1 циппадани сала - 1 сикль серебра, 1 циппадани сливочного масла 1 сикль серебра, 1 циппадани меда - 1 сикль серебра, 2 сыров - 1 сикль серебра, 3 порций дрожжей - 1 сикль серебра.

№ 182. Цена ткани хуппусант - 1 сикль серебра. Цена тонкой ткани - 30 сиклей серебра. Цена голубой шерстяной ткани - 20 сиклей серебра. Цена ткани адупли -10 сиклей серебра. Цена разорванной (?) ткани - 3 сикля серебра. Цена ткани ... - 4 сикля серебра. Цена тонкой одежды - 3 сикля серебра. Цена обычной одежды - ... сиклей серебра. Цена 1 куска ткани весом в 7 мин - ... сиклей серебра. Цена 1 большого куска ткани - 5 сиклей серебра.

№ 183. Цена 3 мер полбы - 1 сикль серебра. Цена 4 мер ... - ... сиклей серебра. Цена 1 меры вина - 1/2 сикля серебра, меры ... - ... сиклей серебра.

Цена 1 ику поля-сиссура - 3 сикля серебра. Цена 1 ику... поля - 3 сикля серебра. Цена 1 ику "выделенного"[lxxxiii] поля - 2 сикля серебра. Если поле находится по соседству, то он должен дать 1 сикль серебра.

№ 184. Таковы расценки. То, что установлено в селении, действительно и в столице государства.

№ 185. А. Цена 1 ику виноградника - 1 мина серебра. Цена кожи большого взрослого быка - 1 сикль серебра. Цена 5 кож телят-сосунков - 1 сикль серебра, и 10 бычьих шкур - 1 мина серебра, шкуры косматой овцы - 1 сикль серебра, 10 шкур выщипанных овец - 1 сикль серебра, 4 козьих шкур - 1 сикль серебра, 15 стриженных козьих шкур - 1 сикль серебра, 20 шкур ягнят - 1 сикль серебра, 20 шкур козлят - 1 сикль серебра.

Б. Тот, кто купит мясо 2 больших взрослых быков, должен дать 1 овцу.

№ 186. Тот, кто купит мясо 2 годовалых быков, должен дать 1 овцу. Тот, кто купит мясо 5 телят-сосунков, должен дать 1 овцу. За мясо 10 телят он должен дать 1 овцу. За мясо 10 овец он должен дать 1 овцу. За мясо 20 ягнят он должен дать 1 овцу. Если. кто-нибудь купит мясо 20 козлят, то должен дать 1 овцу.

№ 187. Если мужчина совершит грех с коровой, то это - тягостное преступление[lxxxiv], и он должен быть убит. Его должны привести к воротам царя. Царь может повелеть убить его или же даровать ему жизнь, но он не должен обращаться к царю.

№ 188. Если мужчина совершит грех с овцой, то это - тягостное преступление, и он должен быть убит. Его должны привести к воротам царя. Царь может повелеть убить его или же даровать ему жизнь, но он не должен обращаться к царю.

№ 189. Если мужчина совершит грех со своей матерью, это - тягостное преступление. Если мужчина совершит грех со своей дочерью, это - тягостное преступление. Если мужчина совершит грех со своим сыном, это - тягостное преступление.

№ 190. Если они сойдутся с мертвым мужчиной, или женщиной, это не преступление. Если мужчина совершит грех со своей мачехой, наказания быть не должно. Если же отец его жив, то это - тягостное преступление.

№ 191. Если свободный человек живет со свободными женщинами, двоюродными сестрами по материнской линии[lxxxv] и их матерью (разом), с одной в этой местности, а с другой - в той, то наказания быть не должно. Но если это случится в одном и том же месте, и он знает об их родстве, то это - тягостное преступление.

№ 192. Если жена мужчины умрет, и он женится на сестре своей жены, наказания быть не должно.

№ 193. Если у мужчины есть жена и если мужчина умрет, его брат возьмет его жену, потом отец его берет ее. Если его отец тоже умрет, то один из сыновей его брата возьмет жену, которая была у него. Наказания не будет.

№ 194. Если свободный человек живет с рабынями - двоюродными сестрами по материнской линии и с их матерью, то наказания быть не должно. Если кровные родственники спят с одной и той же свободной женщиной, то наказания быть не должно. Если отец и сын спят с одной и той же рабыней или блудницей, то наказания быть не должно.

№ 195. Если же мужчина спит с женой своего брата, а тот жив, то это тягостное преступление. Если у мужчины жена - свободная женщина, а он ляжет с ее дочерью, то это - тягостное преступление. Если мужчина женат на дочери женщины, и ляжет с ее матерью или с ее сестрой, то это - тягостное преступление.

№ 196. Если чьи-либо раб или рабыня совершат тягостное преступление, то их должны увезти и одного поселить в одном селении, другую в другом. 1 овца должна быть дана в возмещение за одного и одна овца - за другую.

№ 197. Если мужчина возьмет (чужую) жену вне дома[lxxxvi], то ответ за это на нем и он должен быть убит. Если же в доме ее он возьмет, то ответ за это на ней, и она должна быть убита[lxxxvii]. Если муж их найдет, то он их может убить. Наказания для него не будет.

№ 198. Если он их приведет к воротам дворца и скажет: "Моя жена не должна быть убита" - и тем самым дарует жизнь своей жене, то он дарует жизнь и соблазнителю, но ставит знак на его голове. Если он скажет: "Пусть оба они умрут", тогда они станут на колени перед колесом[lxxxviii]. Царь может приказать их убить, может даровать им жизнь[lxxxix].

№ 199. Если кто-нибудь совершит грех со свиньей или собакой, то он должен быть убит. Их приведут к воротам дворца и царь может велеть их убить или оставить их в живых. Но к царю он не должен обращаться. Если бык вскочит на человека, то бык должен быть убит, а человек не должен быть убит. 1 овца должна быть дана вместо него, и ее пусть убьют. Если хряк вскочит на человека, наказания быть не должно.

№ 200. А. Если мужчина совершит грех с лошадью или с мулом, наказания быть не должно. Он не должен обращаться к царю. И жрец не должен его принимать. Если кто-нибудь спит с женщиной из рабынь-военнопленных и с матерью ее или с ее сестрой, то наказания быть не должно.

Б. Если кто-нибудь отдаст сына в обучение - либо на плотника, либо на кузнеца, либо на ткача, либо на кожевника, либо на валяльщика, то он должен дать 6 сиклей серебра как плату за обучение. Если наставник сделает его сведущим в этом ремесле, то он должен дать 1 голову.

КОММЕНТАРИЙ

i Как и прочие древневосточные сборники законов, хеттские Законы казуальны (т.е. перечисляют отдельные случаи, не заботясь о систематическом освещении всех вариантов той или иной ситуации, и оставляют без внимания целые сферы жизни). Преимущественно их интересует уголовная отвественность и точки пересечения государственной и общинной собственности на землю (как и во многих обществах Передней Азии, земля в Хатти распадалась на государственный и общинный фонд; из первого цари выделяли условные держания, а также частные в точном смысле слова вотчины). Хеттские Законы поражают исследователей бессистемностью, но некую рубрикацию можно провести и здесь: ст.1-18 - убийство и членовредительство; ст.19-24 - владение рабами и беглые рабы; ст.25 - ритуальное осквернение воды; ст.26-36 исключительные казусы брачного права; ст.37-38 - оправданное убийство; ст. 39-41 - держание обложенных повинностью саххана "полей"; ст.42 - набор войска; ст.43-44 - несчастные случаи, связанные с водой и огнем; ст.45 находка собственности; ст.46-56 - условия пользования землей и повинность луцци; ст.57-92 - кража скота и другие преступления, связанные со скотом; ст.93-100 - поджог; ст.101-118 - виноградники и сады; ст.119-149 - кража и порча разных видов собственности и правонарушения при купле-продаже; ст.150-161 - тарифы на услуги; ст.162-163 - некоторые сельскохозяйственные проступки; 164-170 - ритуальные предписания и колдовство; ст.171 - лишение наследства матерью; ст.172 - возмещение за спасение от голода; ст.173 неповиновение власти; ст.174-176А - разные повторения и дополнения к некоторым предыдущим статьям; ст.176Б-186 - фиксация цен; ст.187-200А сексуальные преступления; ст.200Б - плата за обучение ремеслу. Судя по количеству статей, хеттских законодателей крайне интересовали нормы наказания и тарифы (товарно-денежные отношения хеттское государство регулировало весьма детально, ст.150, 158, 176-183, 186. Отметим сразу, что, уже судя по массовому применению денежных штрафов, товарно-денежные отношения в Хатти были весьма развиты и распространены, но в оборот при этом вводилась почти исключительно движимость, а не земля. Важнейшей частью движимости, поступавшей в продажу, был скот; роль скотоводства была так велика, что овцы служили даже мерилом стоимости наряду с серебром).

В целом для Законов характерны довольно высокая по тем временам гуманность и своего рода рассудительность. Так, большинство преступлений, в том числе убийства и тем более кражи, караются не смертью (ср. ЗХ!), а штрафами. Смертью казнят только за сопротивление власти (т.е.политическое преступление), ритуальные и половые преступления. Далее, хетты придают большое значение мотиву преступления (корысть, гнев, умысел, неосторожность), различают умышленное и неумышленное преступления с одинаковым исходом и соответственно варьируют наказания (ст.3 и др.). Если закон осуждает укоренившийся обычай, он не запрещает его прямо, но лишь отказывается от защиты исполняющих его людей (ст.37).

Известный архаизм хеттских Законов выражается в их пренебрежении к формальностям. Необходимость письменных договоров не фиксируется, а в ряде случаев закон апеллирует к честному слову самому по себе (ст.28-30).

Переработка законов, отраженная в более поздних вариантах статей, шла по следующим направлениям: усиление государственных повинностей; отказ государства от судебных пошлин (ст.9, 25); смягчение телесных наказаний и замена их штрафом (ср. ст.167-168; все это, по-видимому, отражает развитие товарно-денежных отношений), фиксация этого развития (ст.45).

Наконец, читателю следует представлять себе организацию суда у хеттов. высшая власть по разрешению дел, вероятно, принадлежала царю, просто как носителю экстраординарного властного авторитета. Суд как таковсй, однако, вершился главным образом коллегиями-советами всевозможных рангов, государственными, с одной стороны, и общинными, с другой.

ii Наиболее важные из таких мест комментируются подробнее.

iii Иными словами, законы, составленные отцом царя, кодифицированы и переписаны при самом царе. Хеттские цари не раз приказывали составлять тексты "от имени" своих предшественников-отцов.

iv Очевидно, рабов или членов семьи.

v Т.е. в случае недостачи средств возмещение дается домом (как определенным объемом имущества, прежде всего строением с хозяйственным комплексом).

vi Дословно: "если (только) рука его виновата". Аналогично в ст.4. и ниже.

vii Ст.3-4 ярко представляют главное разделение хеттского общества (по его собственному мнению) - разделение на сословия "свободных" (также "светлые люди") и "рабов" (последний термин можно переводить также как "несвободный", "слуга" и т.п.). К "свободным" относились члены общин и любые люди, которым царь даровал освобождение от повинностей; к "несвободным"/"рабам" - люди, попавшие в полную личную зависимость от частных лиц или государства, правомочных произвольно распоряжаться их временем и рабочей силой. Эти категории необходимо кратко охарактеризовать по отдельности.

1. Свободные. Большинство "свободных" составляли члены самоуправляющихся общинных организаций. У этого слова, однако, вскоре появляется более узкое значение: "лица, освобожденные от обязательных повинностей в пользу государства, лиц и учреждений, которым государство доверило пользоваться этими повинностями". Из двух типов повинностей в Хатти - "саххана" (см. прим. к ст.39) и "луцци" (см. прим. к ст.46) от обязательного (подневольного, постоянного) саххана были, по-видимому, с самого начала свободны все "свободные" в широком смысле слова, а от луцци они (кроме знати, освобожденной от него с самого начала) освобождались по распоряжению царя, порой целыми общинами. (Укажем сразу, что луцци, по-видимому, выросло из коллективных общинных работ на саму общину, а саххан с самого начала являлся повинностью непосредственно в пользу государства как аппарата). Термин "свободные" в узком смысле слова тем самым становился практически эквивалентен выражению "люди, свободные от обязательного физического труда". К этим "свободным" в узком смысле слова принадлежали члены привилегированных общин, прежде всего столичной, а также некоторые категории воинов, ремесленников и жрецов, и, наконец, любые лица, которым царь жаловал "освобождение" от повинностей в индивидуальном порядке (прежде всего это относится к государственным служащим из числа "подневольных"). В Законах разграничение между этими смыслами не проводится; мы стремились передать его, ставя во втором случае после слова "свободный" уточнение "(от повинностей)". Именно к этим "свободным" в узком смысле слова принадлежала большая часть аристократии Хеттского царства; к ним же условно причислялись вассальные цари наивысшего ранга.

Можно думать, что в Древнехеттскую эпоху (XVII-XV вв.) слова "свободный человек" ("антухсас аравас") и просто "человек" ("антухсас") употреблялись как синонимы, обозначающие "свободных людей" в общем, широком смысле слова. В Новохеттскую же эпоху этот смысл сохраняется премущественно за словом "человек", а термин "свободный человек" (также "светлый человек") применяется главным образом в узком смысле слова. Впрочем, хронологическое распределение указанных типов словоупотребления может ставиться под вопрос; кроме того, слово "человек" могло, разумеется, обозначать любого человека.

2. "Рабы". Большинство "рабов" получали участки земли, на которых и трудились как крепостные (илоты). Крупнейшим собственником таких "рабов" было государство. Терминология Законов не отличает таких "рабов" от "рабов", вовсе лишенных собственного хозяйства, и не проводит специального разграничения частных рабов от государственных. В "рабов" в ранние времена должны были превращать население завоеванных территорий, "рабами" по собственной воле становились люди, утратившие членство в общинной организации и средства к существованию, огромную долю рабов составляли "арнувала" - депортированные жители разгромленной в военном походе мятежной или чужеземной области. "Рабы" могли вступать в браки со свободными, выступать в судах, иметь собственность, по крайней мере движимую, которой распоряжались сами (господин имел право лишь на их рабочую силу и время, а не на их имущество). Собственных рабов, однако, у рабов не было, так что в возмещение они, в отличие от свободных, должны были отдавать либо деньги, либо самих себя, но не "головы" (ст.172). Раб нес меньшую ответственность за свои преступления, чем свободный (ст.101, 133, 142-143) - несомненно, потому, что наказывать раба означало в какой-то мере наказывать его неповинного хозяина. В то же время "цена" жизни раба была ниже "цены" жизни свободного. Так, за убийство раба надо отдать только другого раба (средняя цена раба - 1/6 мины), а за убийство купца - 1,5 мины; калечащие наказания применяются почти исключительно к рабам; за физический ущерб рабу платят вдвое меньше, чем за физический ущерб свободному (ст. 4, 5, 176, 177).

Более подробно стратифицирует хеттское общество другой текст (KUB IX 34), перечисляющий множество отдельных слоев хеттского общества сверху вниз по сословной, а внутри сословий - по "ранговой" системе. К числу "свободных" (в широком смысле слова), по-видимому, отнесены: высшие государственные служилые ("панкус", хотя этот термин имел и другое значение), низшие дворцовые служилые (дружинники, "дети дворца"), жрецы и жрицы, воины лагерей (военные колонисты?), члены судейских коллегий и т.п., и, наконец, "вся совокупность" рядовых свободных. Им противопоставлены "рабы" и еще более низкая группа - люди "сарикува" (чей статус неясен). Между категориями "свободных" и "рабами" названы промежуточные категории: люди хапиру (бродяги, утратившие членство в общинах, но не попавшие и в "рабы") и люди луллаххе (статус неясен, сам термин значит нечто вроде "чужак").

Теоретически не исключено, что государственные, дворцовые "рабы" могли возвышаться на службе до наивысших чинов. Однако облик хеттского общества в целом заставляет скорее предполагать, что в норме "рабы" либо не поднимались выше низшего обслуживающего персонала, либо получали "освобождение" и дальше делали карьеру уже как "свободные".

Отметим, что в переносном смысле слова "рабами" (в общем значении "подвластные люди") назывались все вообще подданные Хеттской державы. В этом значении слово "раб" приобретало вполне позитивный оттенок, и фраза царя "вы мне (больше) не рабы", обращенная к подданным, оказывалась для них устрашением.

viii В древнем варианте слово "хеттского" отсутствует. Не исключено, что это законодательное правило могло сложиться еще в эпоху существования староассирийских торговых колоний, когда речь могла идти о пришлых месопотамских купцах.

ix Речь идет о лунных месяцах. Десять лунных месяцев соответствуют 280 дням, так что реально имеется в виду выкидыш на 9-м месяце.

x В ст. 19 название столицы хеттской страны - Хаттусас обозначает в высоком стиле всю древнюю страну Хатти (ср.выражение "рука Москвы" и т.п.).

xi В более позднем варианте "Лувия" заменена на "Арцаву". То и другое подразумевает Запад и Юго-Запад Малой Азии.

xii Досл. "весь его дом (пир)", т.е. коллектив младших родичей и челяди вместе с их личным имуществом.

xiii В более новом варианте - "раба страны Хатти". Первый вариант отражает времена, когда государство не имело своих "рабов" (члены государственного аппарата, конечно, имели их, но как частные лица), т.е. времена патриархального рабства, позднейший вариант стремится учесть массовое наличие таких "рабов".

xiv Логика распределений наказаний в ст.19-21 такова: во-первых, преступление, соовершенное на территории Лувии, карается слабее, чем преступление, совершенное на территории Хатти; во-вторых, похищение свободного является, разумеется, более тяжкой виной, чем похищение "раба".

xv Видимо, Марассантия (Галис, совр. Кызыл-Ырмак), окружающая своим изгибом центральные (внутренние) районы страны Хатти.

xvi Хетты исключительно ревностно охраняли ритуальную чистоту воды. За осквернение воды в царской чаше для питья волосом виновный мог быть казнен.

xvii Итак, и рабы, и свободные выдавали замуж своих дочерей, а их сыновья женились сами. При этом в случае браков между свободными жених платил выкуп за невесту, но раб, желающий породниться со свободным, платил выкуп во всех случаях (и когда он сам брал в жены свободную, по общим правилам, и когда он выдавал замуж дочь, как в данной статье).

xviii Смысл статьи в том, что умыкающий женщину и его пособники становятся вне закона, как дикие звери, и их можно убивать безнаказанно. Обычай - общеиндоевропейский, так как имеет соответствие в древнеиндийском и древнегерманском праве. Как видно из статьи, закон крайне неодобрительно относился к умыканию, но не считал возможным его запрещать, а лишь дозволял свободную расправу с участниками умыкания при их преследовании. В качестве законного брака хеттская официальная норма рассматривает только брак с выкупом (ср. ст.35).

xix Т.е., очевидно, чтобы освободить их из-под стражи.

xx Хеттск. "хаппирас", дословно "поселение" (в осуществляемом самими хеттами переводах на аккадский - "алу"). Так назывались именно территориальные общины. Такая община пользовалась довольно широким самоуправлением и делилась на дома ("пиры") с приданными ими наследственными земельными наделами - "ивару". Каждый "пир" с наделом-"ивару" был отдельной большой семьей (три поколения по мужской линии с женщинами, клиентами и рабами), подчинявшейся патриарху "господину ивару". Так, за преступление патриарха мог отвечать весь "дом" (ст.1, ср. ст.44). Именно "ивару" было хозяйственной единицей, а также, видимо, единицей обложения повинностями. В рамках "ивару" отдельным членам большой семьи могли выделяться индивидуальные наделы. Члены общины были связаны круговой порукой (ст.6) и имели, возможно, какую-то часть неразделенной земли (ст.109). Община имела право переделять "ивару" и выделять (из неразделенной или заново распаханной земли) новые "ивару" (ст.46-47). Отчуждению общинные земли в норме не подлежали.

xxi "Саххан" (примерный перевод - "дань, оброк, служба") - хеттский термин, обозначающий некую государственную повинность, точный характер которой пока нельзя считать окончательно выясненным. По-видимому, он обозначает определенные услуги в пользу хеттского государства (или в пользу тех людей и учреждений, которым государство жаловало, т.е. передоверяло получение саххана), обязательные для данного лица как такового либо как держателя (добровольного или же подневольного) земельного надела, обложенного соответствующим "сахханом". К "саххану" относили прежде всего обязательные натуральные выплаты государству (продуктами питания, предметами сельскозяйственного и ремесленного производства, скотом). С другой стороны, полагают, что "сахханом" называлось также выполнение военно- и административно-должностных, а также обслуживательных функций при дворе и вообще на государственной службе (т.е. "служба" в собственном смысле слова), если оно было обязательным для данного лица как такового или как для держателя земельного надела, выданного в обеспечение этой службы. В подавляющем большинстве случаев несение саххана было связано с держанием обеспечивающей его земли (хотя нужно думать, что сахханом называли также обязательную военно-государственную службу или обязательные натуральные поставки государству, обеспеченные одним жалованьем или даже безвозмездные). Таким образом, саххан был прежде всего поземельной повинностью, формой поземельной зависимости от государства. Разумеется, сахханом была обложена в первую очередь земля государственного фонда (любое отчуждение продукта, полученного на этой земле, или исполнение должности, обеспеченной этой землей, считалось "сахханом", и именно ради получения этого саххана государство и поддерживало свой земельный фонд). Однако некоторое количество наделов, обложенных сахханом, выделяли из своей земли и общины. Такие наделы считались своего рода совладением общины и государства, однако последнее обеспечило себе широкие права прямо переводить такую землю в государственный фонд, с полным изъятием из фонда общинного.

О причинах, побуждавших общины выделять такие наделы - "поля саххана" (то есть присваивать соответствующий статус одному из общинных наделов или распахивать дополнительный надел подобного статуса), можно только гадать. Одна из вероятных причин - желание общины выделять из своей среды нескольких лиц, которые при любом сборе ополчения постоянно выставлялись бы в царское войско от общины в целом (так что остальные общинники оставались бы свободны от военной службы, исключая чрезвычайные случаи поголовного ополчения). Такие люди оказывались фактически служилыми людьми, их обязанность выходить от лица всей общины в поход считалась "сахханом", а их земля объявлялась "полем саххана" и учитывалась (кадастрировалась) государственной администрацией. См. ниже, ст.40-41. Основная часть общинных земель, однако, "сахханом" не облагалась.

"Сахханы" часто конкретизируются по характеру выплат ("ежедневный саххан") или по лицу и учреждению, в пользу которого его прямо несли ("саххан царя и царицы", "саххан такой-то должности" и пр.). Государственные земли, обложенные сахханом, часто раздавались в крупное условное держание сановникам (служба которых сама была сахханом как бы второго порядка) или дарились им в вотчины. В последнем случае государство уже не передавало права на получение саххана в условное держание, а дарило их "навечно" в полную частную собственность (реально, впрочем, такие дарения обычно приходилось подтверждать при каждом новом царе). Разные земельные наделы и лица, обложенные сахханом, могли по особому распоряжению царя получать освобождение от тех или иных видов саххана или от саххана целиком.

Сословное положение людей, несущих саххан, было, очевидно, различным. Большинство несущих саххан относилось к "рабам", саххан для них был обязателен, а к земле, связанной с ним, они были прикреплены. Изменение их положения целиком зависело от государства. Если же, например, "свободный" (например, общинник), не теряя членства в своей общине, брал "поле саххана" (будь то общинное или государственное), то постольку, поскольку он владел им, он был обязан нести саххан, но не утрачивал свой социальный статус. Именно о таком случае идет речь в комментируемой ст.39. Такой "свободный" мог легко покинуть "саххан" вместе с его обеспечением (что, разумеется, было исключено для тех людей саххана из числа "рабов"), иногда просто по своей воле, ср. прим. к ст.40-41. Тем более относится сказанное к "свободным", занимавшим те посты высших сановников, чья служба была обеспечена условным держанием и, тем самым, также являлась "сахханом" (т.е. была обязательной для этих сановников постольку, почскольку они пользовались данной землей - но не сама по себе).

В хеттских текстах применяется особый термин "люди саххана". Можно думать, что в широком смысле слова он включал всех лиц, занимавших какие-либо государственные должности и сидевших на государственном земле, т.е., всех людей, считавшихся причастными к обязательствам царской службы, будь такие обязательства постоянными или временными. В специальном же смысле слова он обозначал, видимо, людей, для которых саххан был определяющим фактом существования, постоянным и обязательным, т.е. несвободных носителей саххана. Подавляющее большинство непосредственных производителей, несущих саххан, было именно таково. Если приведенное понимание верно, то, например, сановник, "свободный" по сословию и не принимавший условного держания от государства, вообще не считался "человеком саххана", так как его служба не была для него обязательной ни в каком аспекте, будь то личный или поземельный. Временный найм на военную службу или платное исполнение государственного заказа, не обязательные и одновременно не связанные с получением держания от государства, "сахханом" как будто не считались (см. прим. к ст.53-54).

Вероятно, любые "люди саххана" могли приобретать членство и землю в общине, но их сословного положения это не изменяло.

Подчеркнем все многообразие реальных положений, скрывавшихся под термином "человек саххана". Не только "свободный", но и подневольный человек саххана мог успешно продвигаться по службе, занимать высокие должности, получать огромные условные держания или даже вотчины, землю которых обрабатывали другие люди саххана - непосредственные производители.

xxii Таким образом, речь идет о т.н. "поле саххана", т.е. о наделе, обложенном "сахханом".

xxiii К кому бы не относилось это "он", данная часть статьи запрещает продавать поле саххана как таковое, так что этот запрет реально распространялся на любого хозяина "поля саххана". "Поле саххана" тем самым оказывается, как и следовало ожидать, условным держанием, считающимся собственностью государства и потому не подлежащим свободному отчуждению. Статья в целом подчеркивает неразрывность владения "полем саххана" и выполнения саххана.

xxiv Дословно "человек палицы" (палица здесь - знак должности как таковой, подобно жезлу, или знак должности определенного уровня и характера). Смысл этого термина во многом неясен (переводы "воин" и "ремесленник" менее надежны). По-видимому, в собственном смысле слова он обозначает "свободного" человека, который принял от государства или от общины поле, связанное с определенной служебной повинностью, удерживая при этом свой статус "свободного" (т.е. сохранив свое членство в общине или положение "свободного", пожалованное им царем). Такие люди, кажется, рассматривались как особая категория "свободных" (отличавшаяся от "свободных" в более узком и полном смысле слова, не несущих "саххана" вовсе) и категорически противопоставлялись "рабам". Не исключено, что наименование "человек должности" касается только "должностей", связанных с личной физической деятельностью, трудовой и боевой. Возможно также, что оно касается только "должностей", обеспеченных землей, выделенной именно общиной, а не государственным фондом (см. прим. к ст.46-47). Повинность "людей должности" также именовалась "сахханом" (в широком смысле слова), но их земельный надел строго именовался "полем человека должности" в противопоставление непродажному "полю саххана".

"Люди должности" могли покидать свой саххан (разумеется, вместе с его обеспечением) свободно, по одному своему желанию (именно так в ст.40-41). Не исключено, что определенный "саххан" вообще имели право брать только "свободные", т.е. были должности, специально предназначенные для "людей должности". В расширенном, переносном смысле слова термин "человек должности", возможно, становился в хеттском эквивалентен "человеку саххана" вообще. Напротив, в узком смысле слова, как можно заключить из сравнения начальных формулировок ст.40 и 41, термин "человек саххана" мог приобретать оттенок "подневольный человек саххана", "человек саххана как таковой, не относящийся к людям должности". Термин "человек должности" в названных статьях употребляется в узком смысле слова.

xxv Поле "человека должности" - поле, обложенное "сахханом".

xxvi О несении ими "саххана" ничего не говорится!

xxvii "Перемещенные (депортированные) лица". Так называются люди, которых хеттские цари порабощали и угоняли из военных походов. Такие люди считались государственной добычей и причислялись к "рабам" (в данном случае государственным); обычно их помещали целыми селениями на государственной земле, чтобы они несли соответствующий саххан. Большинство арнувала относились к мирному населению разгромленного хеттами края; военнопленных в собственном смысле слова, как полагают, обычно убивали.

xxviii Дословно "станет этой должностью". Текст подчеркнуто не говорит "станет человеком должности", так как арнувалас не "свободен" и, следовательно, не может быть "человеком должности", а выполняет его службу как обычный (несвободный) "человек саххана". Ст.40-41 тесно связаны друг с другом по содержанию и, по-видимому, дополняют друг друга. Обе они говорит о судьбе наделов, обложенных неким сахханом, но при этом ассоциированных с общинным поселением. Вернее всего, речь идет о наделах, выделенных общиной для рекрутов, подлежащих призыву в ополчение от лица всей общины; этот их статус фиксируется государством как обязательный для держателей данных наделов и считается их сахханом (см. выше, прим. к ст.39). Сам рекрут оказывается чем-то вроде "испомещенного" воина, военного колониста, а его надел - чем-то вроде совладения государства и общины. Наделы, однако, выделяются двух типов: "поля человека должности", считающиеся прежде всего общинной собственностью, и "поля (человека) саххана", считающиеся в первую очередь собственностью государства (ср. прим. к ст.46-47). В ст.40 саххан несет "человек должности", т.е. по-видимому, свободный общинник, а его надел - "поле человека должности" - является прежде всего общинной землей. Соответственно, он может свободно отказаться от должности, причем его надел возвращается в полное распоряжение общины. Однако в заключительном предложении статьи государство выговаривает себе право замещать в этом случае отказавшегося государственным "рабом" из числа арнувала, т.е. обычным (несвободным) "человеком саххана". Он должен был исполнять ту же функцию ("должность"), что и отказавшийся, но сам, будучи несвободным, так и не получает названия "человека должности". Власть государства над полем бывшего "человека должности" тем самым, естественно, укрепляется (см. прим. к ст.41).

xxix Статья 41, дополняющая, очевидно, ст.40, говорит о другой категории надела, выделяемого общиной под определенную повинность - именно, о "поле человека саххана" (см. прим. к ст.46-47). Такой надел мыслится прежде всего государственным владением. Община вправе посадить на него своего члена, принявшего саххан, т.е. "человека должности"; однако если желающего не найдется или "господин должности" откажется от нее, надел отходит в полное распоряжение государства; прежний "саххан", закрепленный за ним и связанный с выполнением общинных повинностей, упраздняется, а новое назначение наделу государство дает по своей воле. Ситуация в целом оказывается зеркально противоположной ситуации, заданной в ст.40.

Не исключено, что ст.41 просто продолжает ст. 40, и "поле человека саххана" в ст.41 - это бывшее "поле человека должности", изменившее свой статус после того, как царь посадил на него обычного, подневольного человека саххана (как описано в последнем предложении ст.40). Тогда ст.40-41 в целом регламентируют постепенный переход выделенной общиной для исполнения государственной повинности земли в полное распоряжение государства.

Из ст.40-41, наконец, видно, что термины "человек саххана" и "человек должности" могут быть взаимозаменяемы, но при этом "человек должности" вправе отказываться от саххана, т.е. тот для него не обязателен. Отсюда как будто следует "свободное" сословное положение "человека должности".

xxx Для исполнения своей военной обязанности.

xxxi Кому причитается плата в первом случае, неясно. Не идет ли речь о большей выплате, если у покойного была целая семья, и о меньшей, если после него осталась одна вдова?

xxxii Видимо, поработить, после чего родственники погибшего "возьмут" его в возмещение.

xxxiii Очевидно, младшего родича.

xxxiv По индоевропейскому обычаю хетты кремировали покойника (вместе с его имуществом, чтобы тот пользовался им в мире мертвых). Место сожжения трупов, предназначенной к сожжению части имущества и ритуальных остатков, считавшихся нечистыми, именуется в переводе "местом кремации".

xxxv Статьи 43-44А карают за смерть человека смертью же, а не штрафом (как за простое убийство), потому что здесь смерть потерпевшего оказалась связана еще и с использованием и тем самым, видимо, ритуальным осквернением двух священных стихий - воды и огня.

xxxvi Луцци (примерный перевод "барщина", "отработочная повинность") государственная трудовая повинность, изначально распространявшаяся на всех трудоспособных членов хетского общества, кроме привилегированной высшей знати. Это различие восходит еще, по всей видимости, к раннегосударственным временам. Луцци состояло в барщинной работе на чужих полях, ремонте дорог, накалывании льда в пользу дворца, храма или лица, которому государство передоверило утилизацию луцци. Луцци носило поземельный характер: им обкладывались и общинные, и государственные наделы. Те или иные лица или хозяйства могли быть полностью или частично освобождены от луцци особым распоряжением царя.

xxxvii Слово с точно неизвестным значением. Некое сообщество, способное выделить землю, или, возможно, общинный совет, имеющий право распоряжаться землей на иных основаниях, нежели "жители общинного поселения" в целом.

xxxviii Хуррито-урартский по происхождению термин, обозначающий земельное владение члена общины, т.е. либо земельное владение большой семьи, либо земельное владение выделенного из нее младшего члена (отныне самостоятельного). Как можно усмотреть из сопоставления вводных формулировок ст.46 и 47, "ивару" - земля неотчуждаемая (когда речь идет о неотчуждаемом наделе, он называется "ивару", когда речь идет об отчуждаемом - нет). Вообще, как кажется, общинная земля, исключая "поля человека должности" и некоторые другие участки, отчуждению не подлежала, и общинная верховная собственность на нее была довольно крепка.

xxxix Т.е., как ни странно, саххан остается за хозяином поля или его семьей, хотя обеспечивающую этот саххан землю они утратили! Очевидно, государство стремится перевести саххан из поземельной в личную форму зависимости, по крайней мере для "людей должности". Добавим, что во всей статье продажу участка "человека должности" совершает, по-видимому, не сам этот "человек" (в первой части статьи его, по-видимому, вовсе нет в живых, во второй он находится где-то в другом месте), а контролирующая его участок государственная или общинная администрация (?).

xl Общий смысл ст.46-47 реконструируется следующим образом. В составе общинного земельного фонда, т.е. в распоряжении частного "свободного" лица могут оказаться наделы двух типов, обложенные повинностями: неотчуждаемые "поля саххана" (их нельзя продавать и их лишь выделяет община как "ивару") и свободно отчуждаемые "поля человека должности" (впрочем, нет уверенности, что их мог продавать сам "человек должности"; не исключено, что такое право принадлежало только государству). За тем и другим наделом закреплена (как, в норме, и за всяким другим) повинность луцци. Если человек имеет в виде своего "ивару" полное "поле саххана", или если ему выделяют в собственное "ивару" какую-то особую часть отцовского "ивару", образуя из него новое "поле саххана" (на что имеет полномочия только "куле" - общинный совет), или, наконец, если община выделяет в качестве "ивару" полное "поле саххана" из своих фондов, то он должен нести и луцци, связанное со своим "ивару"-"полем саххана" (поскольку во всех этих случаях в руках получателя оказывается полное "поле саххана"). Если же ему выделена только часть "поля саххана", составляющего отцовское "ивару", то луцци, связанное с этим полем, несет дом отца. Совершенно так же обстоят дела с "полем человека должности", с той разницей, что его может не только выделить заново община, но его можно и просто купить у владельца. Во всем этом видно стремление государства сохранить как можно большую стабильность распределения луцци, чтобы не заниматься утомительным изменением кадастров всякий раз, когда "поле саххана" или "поле человека должности" будет расходиться по частям.

Заметим, что несение "саххана" пользователем части надела, обложенного сахханом, не регламентируется вовсе.

Замечательно, что законы ничего не говорят о луцци обычных земельных наделов, не образующих ни "поля саххана", ни "поля человека должности". Понимать ли так, что фактически луцци и саххан шли рука об руку, т.е. большая часть общинников, вопреки сказанному выше, не подвергалась ни тому, ни другому? Вероятнее, однако, что государство специально (понадельно) регламентировало только исполнение луцци, связанного с полями, обложенными государственным же "сахханом", т.е. считавшимися в какой-то степени государственными (см. выше, прим. к ст.40-41), или выделенными из состава государственного фонда в дар (ст.47.А). Прочее луцци, вероятно, возлагалось на общинное поселение в целом (ср. круговую поруку в позднейшем вар.ст.6), и вопрос его распределения по разным "ивару" считался внутренним делом общины.

xli Хиппарасы - особая категория военнопленных, из которых государство образовывало псевдообщинные коллективы - твикканцы (они связывались круговой порукой, но не располагали ни самоуправлением, ни общинной собственностью на землю, почему государство и должно запрещать им куплю-продажу земли от собственного лица).

xlii Ср. совершенно аналогичные нормы в Законах Хаммурапи. Земля хиппарасов не подлежит продаже как государственная. Интересно, что государство запрещает продажу государственной земли, община не допускает продажи общинных "ивару", и только "совладение" государства и общины "поля человека должности" - оказываются своего рода "ничейной землей", открытой для свободного оборота.

xliii Буквально что-то вроде "(единая) плоть", т.е. "артель, корпорация".

xliv Дословно, возможно "колесо", ср. ст.198.

xlv Храмовые города величайших хеттских богов.

xlvi Т.е. их хозяйства ("дома") освобождены от луцци и саххана, т.е. от любых обязательных повинностей (кроме той службы, которую они несут по своей храмовой должности, будь она добровольной или обязательной. Скорее, впрочем, она была добровольной: судя по всему, жречество в совокупности составляло особую категорию хеттов (в отличие, например, от Вавилонии, где не было суммарного противопоставления "светских" профессий "жреческим"), весьма высокопоставленную. Исключение могли составлять низшие должности).

xlvii "Человек наследственной доли" - по всей видимости, клиент, отдавшийся под покровительство любого частного лица и получающий от него содержание или землю, а взамен обязанный всячески услужать ему.

xlviii Знак иммунитета.

xlix Культовый город Солнечной Богини города Аринны - высшего божества-покровителя хеттской государственности.

l Храм заупокойного культа того или иного хеттского царя. Таких храмов в Хатти было множество.

li Культовая должность?

lii Манда, Хеммува, Сала - области в долине р.Арацани; Цальпа название нескольких хеттских городов (о каком из них идет речь, неизвестно); прочие перечисленные города лежат к востоку от центральных районов Хатти, в направлении на Верхний Евфрат и Арацани.

liii Определенная категория воинов?

liv Т.е. члены столичной общины. "Сыновья города/страны" - обычное в переднеазиатских текстах обозначение членов соответствующих общинных коллективов, полноправных "граждан" города и страны (ср. аналогичное "сыновья Хета [Хатти]" в Быт.23:3).

lv "Нам не платят" или "нас не ценят"?

lvi Т.е. несвободные.

lvii Совет высшей знати с судебными и политическими функциями, верхушка панкуса - столичного собрания граждан-воинов (термин употребляется и в другом значении, как наименование совета вообще, в том числе семейного совета и судейской коллегии довольно низкого ранга, но здесь имеется в виду именно верховная тулия).

lviii "Такими же, как были" или "такими же, как те"?

lix Статья, весьма темная для перевода и интерпретации. Возможное толкование: жители коренных районов Хеттского царства, простиравшихся от Галиса на восток до среднего Арацани (откуда заключают, что хетты пришли в Малую Азию с востока), были освобождены от любых повинностей наряду с людьми некоторых полезных профессий. (Значит ли это, что сама их воинская служба, плотничанье и т.д. осуществлялись ими на принципах свободного найма, или они были освобождены от любых повинностей, кроме этих своих основных занятий, точно неизвестно. Ст.55 позволяет склониться к первому варианту). Между тем жители столичной Хаттусы, хотя и принадлежали к этому ареалу, непрерывно привлекались в порядке ополчения к военным походам, что считалось их сахханом. Ссылаясь на издевки прочих обитателей привилегированной зоны, они просили отца того царя, при котором были записаны законы, платить им за участие в походе так же, как и воинам Манда и т.д. (?) Тот то ли удовлетворил их просьбу, то ли наотрез отказал.

lx Этот термин реально значил "металлург" и покрывал любую профессию, связанную с обработкой металла.

lxi Очевидно, "медники" (металлурги) и садовники, как люди полезных профессий, также по традиции освобождались от трудовых повинностей, а Законы меняют это положение дел.

lxii Т.е., если у вора нет нужного количества скота и средств на его приобретение, возмещение дается из любых средств его хозяйства ("дома").

lxiii Вариант: "упряжной осел".

lxiv Подразумевается: бесхозно бредущим по столице.

lxv Царские ворота - место суда.

lxvi Очевидно, не просто "приложит", а сильно покалечит. Впрочем, перевод "бич или кнут" предположителен (речь идет о кожаных предметах, названия которых не встречаются ни в каких других хеттских текстах).

lxvii Или "1 ше", т.е "одну (меру) зерна"? Аналогично в ст.85.

lxviii Итак, раб может иметь собственность. Если же на уплату виры ее не хватает, он должен выплатить ее самим собой, т.е. переходит в рабство к потерпевшему. Аналогично в ст.99.

lxix Вероятно, ошибка. Вообще говоря, если бы у раба был дом, в этом не было бы ничего удивительного, но ср. с формулировкой ст.95, 99.

lxx Т.е., очевидно, если его собственный сарай некачественный, то он должен не отдавать свой, а выстроить новый.

lxxi Разумеется, не смертная казнь, а некое телесное и/или символически позорящее наказание.

lxxii Развитие темы ст.40.

lxxiii Видимо, некое позорящее наказание, наподобие позорного столба.

lxxiv Дерево, из плодов которого делалось масло.

lxxv Статья регламентирует куплю-продажу земли (аналогично ст. 183-185, ср. ст.169). Таковой подлежали прежде всего "поля должности" а также, вероятно, царские дарения. В итоге земельный фонд, введенный в оборот, был относительно невелик, и из Анатолии хеттской эпохи до нас вообще не дошли акты купли-продажи земли. Цены на землю в серебре необычайно низки, что свидетельствует не то об условности операций с землей (при которой "плата" была чисто номинальной), не то о чрезвычайно высокой доходности операций с серебром, повышавшей его ценность относительно земли.

lxxvi Они ошибочно предполагались издателем текста. Ради единообразия ссылок исследователи сохраняют первоначальную условную нумерацию статей, хотя она заведомо ошибочна.

lxxvii Вероятный смысл статьи: человек, дополнительно отводящий на свой надел воду из канала и тем самым как бы отнимающий воду у соседа, сидящего ниже по каналу, должен заплатить ему штраф. Человек, попытавшийся вообще повернуть канал вспять и тем самым раз и навсегда лишить сидящего ниже по каналу соседа воды, сам лишается права на пользование каналом. Наконец, человек, продливший канал, в награду за свой труд получает право исключительного пользования прокопанным участком.

lxxviii Перевод в высшей степени спорен.

lxxix Т.е. уничтожит чужой посев на поле и засеет его сам. Речь идет о присвоении чужого поля.

lxxx Видимо, считается, что сама покупка чужого поля (которая была, стало быть, исключительным актом) оскорбляет божество (т.е. противоречит благому космическому порядку) и должна быть ритуально очищена. Смысл ритуала: уверение божества в том, что оно само даровало землю покупателю, "отвесив" ее для него. Весы, которые держат перед Богом Солнца, упоминаются также в хеттском гимне Солнцу; этот образ восходит к шумерским ритуалам.Иная теоретически возможная интерпретация статьи: речь идет о незаконной прирезке земли сверх условий покупки - маловероятна, поскольку получилось бы, что закон санкционирует захват прирезанной земли (ср. с наказаниями ст.166-168). В целом, судя по ст.166-169, хетты крайне отрицательно относились к нарушению стабильности надельного землевладения (как к нарушению границ наделов, так и к их передаче).

lxxxi Поступок, вызывающий подозрения во вредоносном колдовстве.

lxxxii Иногда считают, что если спасенный не выполнял этого требования, он сам должен был идти в кабалу к спасителю, однако статья такого не говорит. Между тем, будь это толкование правильным, статья должна была бы по крайней мере рассмотреть вопрос о переходе раба от своего первоначального хозяина к спасителю.

lxxxiii Из состава владения целой большой семьи.

lxxxiv Так хетты именуют именно тяжелые половые нарушения (считающиеся тяжелыми как ритуальные нарушения или преступления против собственности, или, наконец, как изнасилование). Само по себе "тягостное" преступление смертью карается не всегда (ст.196).

lxxxv Или переводить "единоутробными сестрами (сестрами по матери)"?

lxxxvi Дословно "в горах".

lxxxvii Законодатель считает, что если бы сама женщина не желала этого, прелюбодей не смог бы проникнуть безнаказанно в чужой дом и добраться до нее.

lxxxviii Древний обряд почитания колеса, здесь связанный с царским судом.

lxxxix Таким образом, царь, как и в ст.187-188, 199 присваивает себе право помилования, хотя в данном случае и делит его с обиженным.