sci_history Дмитрий Ульянович Лисовенко Их хотели лишить Родины

Автор на основании архивных документов и личных воспоминаний рассказывает трагическую историю русских войск во Франции в годы первой мировой войны. Посланные правительством царской России в начале 1916 года во Францию русские войска принимали участие в боевых действиях на франко-германском фронте в 1916–1917 гг., проявив мужество и стойкость в обороне, героизм в наступлении. В книге широко показана борьба, которую начали русские солдаты во Франции вскоре после Февральской революции в России, требуя отправки их на Родину. Эта борьба трагически закончилась для русских солдат. В сентябре 1917 года во французском лагере ля-Куртин по приказу Временного правительства России и реакционного французского правительства была учинена жестокая расправа над солдатами 1-й русской бригады, которые отказались от дальнейшего участия в боевых действиях и требовали отправки их в Россию. Более трех тысяч человек было убито, а остальные разосланы по тюрьмам и лагерям. Автор рисует яркую картину борьбы русских солдат против беспрерывных попыток русского командования во Франции и французских властей использовать их на фронте в составе различных «добровольческих» и национальных легионов, на военных работах в тылу, в шахтах и рудниках Северной Африки. Вскоре после Великой Октябрьской социалистической революции Советское правительство обратилось к русским солдатам во Франции с приветствием и выразило уверенность, что освободит их и вернет на Родину. Благодаря усилиям Советского правительства тысячи русских солдат были возвращены на Родину. Автор с большой теплотой пишет о простых людях Франции и Алжира, которые сочувственно относились к русским солдатам и помогали им чем могли. 

Русский экспедиционны корпус ru
Your Name FB Editor v2.0 11 December 2008 http://militera.lib.ru/h/lisovenko_du/title.html C3A472A7-B6A4-4522-B8A2-05E26F6A6AAD 1.0

1.0 - создание файла

Их хотели лишить Родины Воениздат Москва 1960

От издательства

Посвящается памяти русских солдат, расстрелянных во французском лагере ля-Куртин в сентябре 1917 года

События, о которых рассказывается в этой книге, произошли во Франции в годы первой мировой империалистической войны. Участниками их были простые русские люди — рабочие и крестьяне, одетые в серые солдатские шинели. Царское правительство послало во Францию русских солдат в качестве пушечного мяса, в обмен на пушки и снаряды.

Первая мировая война 1914–1918 годов была империалистической войной за передел уже поделенного мира между отдельными империалистическими державами.

«...Теперешняя война, — указывал Ленин, — есть война капиталистов за привилегии и монополии, которые бы могли отсрочить крах капитализма»{1}.

Война 1914–1918 годов началась между двумя крупными империалистическими группировками — Англией, Францией и Россией, с одной стороны, и Германией и Австро-Венгрией — с другой. Война втянула в свою орбиту почти все капиталистические страны и превратилась в мировую.

Неисчислимые бедствия принесла война народам воюющих стран. Особенно большие жертвы понесла царская Россия.

Царская Россия в связи с ее политической и экономической отсталостью оказалась в зависимости от партнеров в войне — Англии и Франции. На плечи России легла основная тяжесть войны. В 1914 году русская армия, развернув наступление в пределы Восточной Пруссии, определила благоприятный для Франции исход сражения на Марне и тем самым спасла ее от поражения.

В 1915 году русский (Восточный) фронт был решающим фронтом войны. К нему были привлечены основные [6] силы Германии и Австро-Венгрии. В результате Англия и Франция смогли провести все военные мероприятия, необходимые для продолжения войны, не испытывая особого давления со стороны вражеской коалиции.

Таким образом, Россия полностью выполнила свои союзнические обязательства, несмотря на их тяжесть. Но этим не ограничилась военная помощь России Франции и Англии. В 1915 — начале 1916 года по просьбе французского правительства из России во Францию были отправлены специально сформированные воинские соединения. Русские солдаты мужественно сражались на Западном фронте плечом к плечу с французскими солдатами. Проявленные русскими солдатами в боях стойкость и храбрость снискали себе признание среди солдат французской армии и простых людей Франции.

Война 1914–1918 годов была несправедливой, антинародной. Она велась в интересах небольшой кучки монополистов, которые рассчитывали упрочить свое экономическое положение и подавить революционное движение, разгоравшееся в их странах.

Несмотря на то, что лидеры II Интернационала предали интересы международного рабочего движения, народные массы не позволили им отравить свое сознание ядом шовинизма. Этому в значительной степени способствовала политика РСДРП(б) и ее вождя В. И. Ленина, развернувших последовательную, неутомимую борьбу за разъяснение широким народным массам антинародного характера войны, за превращение империалистической войны в войну гражданскую.

РСДРП(б) вела работу и в русских формированиях, направлявшихся во Францию. В числе солдат Особой дивизии, которая первой прибыла во Францию, было несколько членов РСДРП(б). Они развернули в дивизии большую работу по разъяснению внутренней и внешней политики царского правительства, характера империалистической войны. Большую работу среди русских солдат во Франции вели и такие выдающиеся деятели большевистской партии, как Мануильский и Покровский, находившиеся в то время там в эмиграции.

Большевики-солдаты Особой дивизии не дожили до того дня, когда русские войска во Франции подняли революционное знамя борьбы: они погибли в жестоких боях на полях Франции. Но их дело продолжало жить. На смену погибшим пришли новые люди, подготовленные [7] партией. Они еще не были членами РСДРП(б) и стали ими лишь позже, им еще не хватало опыта политической борьбы. Но это были люди, преданные делу революции, и они возглавили революционные силы русских войск во Франции.

Февральская буржуазно-демократическая революция в России, свергнувшая царизм, активизировала борьбу народных масс против братоубийственной войны. Партия большевиков, возглавившая революционные силы России, проводила большую работу в массах, разъясняя им контрреволюционный характер Временного правительства, разоблачая предательство эсеров и меньшевиков. Она призывала массы к свержению Временного правительства и замене его правительством Советов, к заключению мира.

Призыв большевистской партии к рабочим, крестьянам и солдатам развернуть борьбу за революционный выход России из войны был услышан и русскими войсками во Франции. Несмотря на все усилия французской реакции и контрреволюционного русского военного командования во Франции скрыть от русских солдат смысл происходивших в России революционных событий, солдатские комитеты, созданные в частях, хорошо его понимали. Успешно преодолевая сопротивление контрреволюционных сил и подрывную деятельность соглашательских элементов, солдатские комитеты развернули большую работу по сплочению революционных сил русских войск, по выработке революционной программы действий.

Основным лозунгом, объединявшим все революционные силы русских войск во Франции, был: прекращение империалистической войны и возвращение русских войск на родину. Этот лозунг стал знаменем революционной борьбы русских солдат во Франции. Под этим лозунгом они сражались и умирали. Революционная борьба русских солдат во Франции вызвала бешеную ярость у русской контрреволюции и французской реакции. Были забыты боевые заслуги русских солдат во Франции, на них обрушился град репрессий. Массовым расстрелом, каторжными тюрьмами ответила русская контрреволюция и французская реакция на справедливые, революционные требования русских солдат.

Великая Октябрьская социалистическая революция вывела Россию из войны. Русские солдаты, проданные [8] царским правительством за пушки и снаряды французским банкирам, снова обрели свою родину. Благодаря усилиям Советского правительства тысячи русских солдат, томившихся в каторжных тюрьмах Франции, были возвращены на Родину. Но тысячи не дожили до этого дня. Их могилы разбросаны по полям сражений в районах Мурмелон ле-Гран, у форта Помпель, у города Реймс, в районе лагеря ля-Куртин, на каторжных рудниках во французских колониальных владениях в Северной Африке.

Более сорока двух лет отделяют нас от событий, о которых рассказывается в этой книге. Но навсегда останутся они в памяти советского народа как яркое свидетельство величия и несокрушимости духа русских людей.

Часть первая. Люди и пушки

Глава I. Особая миссия сенатора Поля Думера

В августе 1914 года загремели пушки на фронтах первой мировой войны. Миллионные армии двух империалистических коалиций развернули широкие наступательные действия на тысячекилометровых европейских театрах войны. Каждая воюющая сторона ставила перед собой задачу в кратчайший срок разгромить противника и заставить его принять продиктованные ему условия. И правящие круги, и генеральные штабы воюющих государств были уверены в том, что война продлится несколько месяцев и победа будет завоевана с помощью имеющихся сил и материальных средств. Но их расчеты не оправдались. Огромные по своим масштабам сражения начального периода войны, развернувшиеся в Северной Франции и под Парижем, в Восточной Пруссии и Галиции, не привели к победе ни одну из воюющих сторон. Между тем отмобилизованные к началу войны вооруженные силы резко поредели, а запасы оружия и артиллерийских снарядов почти иссякли. Для того чтобы продолжать войну, требовались новые миллионы солдат, необходимо было перевести на военные рельсы всю экономику воюющих стран. Главари Антанты — империалисты Англии и Франции — полагали, что людские ресурсы проще всего взять у своего младшего партнера — царской России.

Царская Россия лишь номинально считалась равноправным членом Антанты, т. е. членом того военного союза, который был создан Англией, Францией и Россией в предвидении войны с Германией и Австрией. На самом же деле царская Россия была по рукам и ногам связана кабальными займами с Францией и занимала в Антанте подчиненное положение. Эта подчиненность сказывалась и на военных планах России. [12]

Еще задолго до первой мировой войны, когда генеральные штабы России и Франции координировали свои военные планы, французские банкиры потребовали от России гарантий, что не позднее чем на пятнадцатый день после начала мобилизации на границах Восточной Пруссии будет сосредоточена 800-тысячная армия и осуществлено вторжение в пределы Германии. Это требование французских банкиров явно противоречило основному стратегическому плану России, нацеленному на Галицию, тем не менее требуемая гарантия союзникам была дана.

17 августа две русские армии, не закончив сосредоточения, перешли в наступление против немецких войск, развернутых в Восточной Пруссии. Наступление началось раньше, чем было закончено полное отмобилизование русских армий. Это не могло не сказаться на боевой готовности русских войск.

Как известно, наступление русских армий в Восточной Пруссии было неудачным. Одна из наступавших армий понесла тяжелые потери. Однако это наступление имело большое значение для Франции: оно оттянуло на себя значительные силы немецкой армии, заставило немецкое военное командование ослабить свой кулак, занесенный над объединенными франко-английскими армиями и столицей Франции — Парижем.

Таким образом, Россия честно выполнила свои союзнические обязательства. В результате наступления русских войск в Восточной Пруссии усилия немцев были рассредоточены на западе и на востоке. Немцы проиграли на западе сражение на Марне. Угроза разгрома Франции была предотвращена. Но война, задуманная ее организаторами как короткая и быстротечная кампания, превратилась в войну длительную и затяжную и потребовала от каждой воюющей стороны напряжения всех сил.

Возросшая прицельность и скорострельность артиллерии и стрелкового вооружения, равно как и внедрение автоматического оружия, привели к огромным потерям в людях. Миллионные армии, брошенные империалистами в пекло войны, быстро истощались. Фронт требовал все новых и новых пополнений людьми и техникой.

Перед французским правительством встала задача найти новые источники пополнения своей армии людским составом. Французские банкиры предложили опять обратиться к их должнику — царской России. Было решено создать особые формирования из русских солдат для Западного [13] фронта, где сражалась французская армия. Героической и вместе с тем трагической судьбе этих формирований русских войск во Франции и посвящена настоящая книга.

Намерение французских банкиров использовать русских солдат в качестве пушечного мяса было поддержано и одобрено французскими социалистами. Представители французского правительства в России социалист А. Тома и Р. Вивиани поставили перед военными руководителями царской России вопрос о посылке во Францию 400 тысяч русских солдат.

Для ведения окончательных переговоров по этому вопросу в Россию в феврале 1915 года прибыл представитель французского правительства сенатор Поль Думер.

Первую беседу Думер имел с начальником штаба верховного главнокомандующего генералом Алексеевым. Сенатор Думер настоятельно требовал послать русские войска во Францию как можно скорее. Он даже назвал цифру — 300 тысяч человек. В конце беседы Думер открыто предложил генералу Алексееву обменять русских солдат на оружие, которого не хватало тогда в русской армии.

Безотлагательная отправка русских войск должна была производиться эшелонами по 40 тыс. человек в месяц через Архангельский порт.

Настойчивость Поля Думера и тот цинизм, которым сопровождалось это требование, явились неожиданными даже для военных руководителей царской России. Генерал Алексеев в своей телеграмме военному министру Беляеву писал, что он против отправки русских войск во Францию и считает безнравственной самую мысль рассматривать русского солдата в качестве материальной части.

Но французские банкиры являлись кредиторами царской России, и генерал Алексеев вынужден был не только выслушивать наглые требования сенатора Думера, но и изыскивать возможности для выполнения этого требования. И эти возможности были найдены.

Генерал Алексеев нашел компромиссное решение вопроса о посылке русских войск во Францию. Он предложил послать во Францию русских солдат не как пушечное мясо, а как самодеятельные формирования русской армии для. союзной Франции.

Сенатор Думер не сразу согласился с предложением генерала Алексеева. Он стал добиваться встречи с царем [14] Николаем II. Однако предложенная генералом Алексеевым форма военной помощи Франции получила полное одобрение у всех военных руководителей царской России, в частности у военного министра Беляева. Сенатор Думер вынужден был принять предложение генерала Алексеева.

Таким образом, вопрос о посылке русских войск во Францию был решен. Однако военные события 1915 года, развернувшиеся на Восточном (русском) театре войны, заставили правительство царской России временно отложить практическое осуществление этого решения.

1915 год был тяжелым годом для русской армии. В мае 1915 года германское военное командование предприняло большое наступление силами объединенных австро-германских армий на Восточном (русском) театре войны, которое продолжалось до осени. Цель этого наступления заключалась в том, чтобы общими усилиями Германии и Австрии нанести русской армии решительное поражение и вывести Россию из войны.

Обескровленные в боях начального периода войны, испытывая острую нужду в оружии, артиллерийских снарядах и ружейных патронах, русские войска не смогли остановить наступление противника и были вынуждены начать отход, ведя сдерживающие бои. Несмотря на тактические успехи, одержанные Германией на Восточном театре войны, основная стратегическая цель кампании 1915 года, не была ею достигнута. Тем не менее разгромить русскую армию и вывести Россию из войны Германии не удалось, хотя в кампании 1915 года на Восточном театре Россия израсходовала все свои стратегические резервы.

Перенесение Германией в 1915 году своих основных усилий с Западного театра войны на Восточный и то упорство и стойкость, которые были проявлены русской армией, принявшей на себя удар объединенных сил Германии и Австрии, имели большое значение для Франции и Англии. Затишье, длившееся на Западном театре на протяжении всего 1915 года, дало им время для отмобилизации новых контингентов войск, организации производства оружия и боеприпасов, создания больших запасов артиллерийских снарядов.

Правящие круги Франции и ее военные руководители довольно странно понимали свои союзнические обязательства [15] по отношению к России. В трудное для русской армии время — весной и летом 1915 года — они оказывали России незначительную помощь оружием и боеприпасами, хотя, по их собственному признанию, имели большие запасы и винтовок, и артиллерийских снарядов в своих резервных складах. Один из английских руководящих деятелей периода первой мировой войны Ллойд-Джордж оценивал впоследствии такую политику Франции как эгоистичную и близорукую, противоречащую договору о военном союзе. Но французские банкиры оставались верными своим принципам. Они смотрели на царскую Россию как на зависимое от их денежного мешка государство, обязанное кровью своих солдат служить Франции.

Несмотря на все трудности, связанные с отходом русской армии, положение на Восточном театре осенью 1915 года стабилизовалось. Русские войска, несмотря на очень большие потери, сохранили свою боеспособность, выполнив и на этот раз союзнические обязательства.

В ноябре 1915 года правительство царской России снова вернулось к вопросу о посылке русских войск во Францию. 24 ноября начальник отдела по устройству и службе войск русской армии генерал Поливанов докладывал Николаю II о формировании русских войск для Франции. Изложив существо французской просьбы, генерал Поливанов ознакомил Николая II с точкой зрения по этому вопросу генерала Алексеева, подчеркнув, что она разделяется и другими военными руководителями.

В результате этого доклада было принято решение: отправить во Францию войска численностью 300 тысяч человек; создать военные формирования по принципу, предложенному генералом Алексеевым; к формированию первой пехотной бригады приступить немедля.

Согласие царя на формирование пехотной бригады и отправку огромных контингентов русских войск во Францию привело в движение весь военно-государственный механизм России. Через шесть дней, 30 ноября, у Николая II состоялся частный прием, на котором присутствовали сенатор Поль Думер, французский посол в Петрограде Морис Палеолог и министр иностранных дел Сазонов. На этом приеме Николай II сообщил французскому представителю о состоявшемся решении — подготовить и отправить во Францию значительные контингенты русских войск. [16]

1 декабря на совещании у генерала Алексеева с представителями Главного управления Генерального штаба был определен штатный состав формируемой для Франции русской бригады особого назначения. Бригада состояла из управления (штаба) бригады, двух пехотных полков трехбатальонного состава и одного маршевого батальона в составе шести рот.

Комплектование бригады личным составом производилось из войск VII, VIII, IX, X и XI действующих армий по следующему принципу.

Из каждой армии выделялось по пять рот строевых нижних чинов численностью 225 человек с унтер-офицерами и тремя младшими офицерами. Штабы Северного, Западного и Юго-Западного фронтов выделяли командиров полков и батальонов, преимущественно знающих французский язык.

Роты, предназначенные для формирующейся бригады особого назначения, оставляли свое оружие в полках и перебрасывались в Москву в распоряжение командующего войсками Московского военного округа.

Обоз, нестроевые подразделения и команды служб связи придавались формируемым полкам из местных гарнизонов в местах формирования.

В соответствии с указаниями Главного управления Генерального штаба формирование управления бригады и первого полка проходило в Москве под наблюдением командующего Московским военным округом и генерала для поручений при нем генерал-майора Пигулевского.

Второй пехотный полк бригады формировался под наблюдением командующего Казанским военным округом в Казани и Самаре, куда из Москвы было переброшено соответствующее количество рот, прибывших из действующих армий.

Маршевый батальон шестиротного состава формировался в Иркутске, частично за счет рот местного гарнизона.

Пункты формирования частей бригады были избраны по соображениям, связанным с необходимостью перевозки войск через порты Дальнего Востока, так как Архангельский и Мурманский порты в это время года в связи с опасностью перевозок были закрыты.

Вначале было объявлено, что формирование частей 1-й пехотной русской бригады для французского фронта будет проходить на добровольных началах из солдат, пожелающих [17] поехать воевать в чужую страну. Но поскольку солдат-добровольцев не оказалось, бригада начала формироваться обычным порядком.

Формирование «бригады особого назначения» проходило спешным порядком. Царь и правительство торопились с поставкой пушечного мяса для французской буржуазии. Бригада еще не была окончательно сформирована, а уже 3 января 1916 года Николай II своим указом переименовал «бригаду особого назначения» в «первую особую пехотную бригаду», а полки — в 1-й и 2-й особые пехотные полки.

7 января 1916 года Военный совет окончательно утвердил штаты бригады, представленные Главным управлением Генерального штаба, и положение о формировании ее частей и подразделений.

По прибытии на место назначения 1-я бригада должна была сразу же влиться в состав действующих французских армий. Вследствие этого в распоряжении бригады не оставалось даже минимального времени для проведения боевой подготовки в новых условиях. Это обстоятельство и побудило Главное управление Генерального штаба обратить внимание командующих военными округами, где проходило формирование бригады, на то, чтобы «части особой бригады» комплектовались исключительно офицерами и солдатами действующих армий. Кроме того, требовалось, чтобы отобранные солдаты и офицеры обладали высокими служебными и нравственными качествами.

Отбор личного состава бригады, в том числе и офицеров, был особый. Командиры полков, батальонов и рот, кроме младших офицеров, утверждались Главным управлением Генерального штаба, а назначение начальника бригады утверждалось самим царем.

После того как были окончательно разработаны и утверждены штаты, 1-я особая пехотная бригада получила такую организацию: два полка трехбатальонного состава, четыре пулеметные роты на каждый полк, две пулеметные роты бригадного резерва, маршевый батальон шестиротного состава с двумя пулеметными запасными командами. Общая численность личного состава бригады составляла 10 500 человек.

Чтобы облегчить связь бригады с различными учреждениями и ведомствами французской армии, в особые штаты бригады были включены чины французской [18] службы, знающие русский язык. Для всех начальников административно-хозяйственной службы были введены штатные помощники, назначавшиеся из французских военных чинов.

При управлении бригады, например, был введен один адъютант, а при бригадном интенданте — один офицер для поручений. В полках из состава французской армии были помощники полковых адъютантов и других административно-хозяйственных лиц, таких, как казначей, квартирмейстер и т. п. Всего в каждом полку бригады было 5 классных чиновников и 16 человек младших чинов французской службы.

В маршевом батальоне бригады было положено две штатные должности: помощник адъютанта и казначей батальона.

Особые условия, в которых должна была протекать боевая деятельность 1-й бригады, побудили царское правительство принять решение увеличить оклады всему личному составу бригады. Наряду с офицерами были установлены суточные оклады и всем нижним чинам: так, фельдфебелю роты полагалось 1 рубль 25 копеек, старшему унтер-офицеру — 80 копеек, младшему унтер-офицеру — 60 копеек, горнисту полка — 50 копеек, ефрейтору — 40 копеек и рядовому солдату — 33 копейки в сутки.

11 января 1916 года Главное управление Генерального штаба уведомило командующих Московским и Казанским военными округами и ответственных наблюдающих при них за формированием бригады о том, что «государь император высочайше соизволил назначить начальником особой пехотной бригады генерал-майора Лохвицкого»{2}.

Лохвицкому было в то время около 55 лет. Это был человек выше среднего роста, светлый шатен, всегда чисто выбритый, подтянутый, подвижной. Он носил шинель простого солдатского сукна и защитного цвета генеральские погоны. Полную генеральскую форму надевал лишь тогда, когда принимал парады или представлялся высшим властям. Французским языком генерал Лохвицкий владел в совершенстве. До назначения начальником особой бригады Лохвицкий командовал одной из бригад 24-й дивизии, входившей в состав действующих войск Западного фронта. [19]

Узнав, что формируется особая бригада, предназначенная для отправки на театр военных действий во Францию, Лохвицкий обратился в ставку верховного главнокомандующего с просьбой назначить его командиром бригады. Просьба генерала Лохвицкого была удовлетворена.

15 января 1916 года генерал Лохвицкий представился первому полку, формировавшемуся в Москве, а 18 января — второму полку в Казани.

Лохвицкий произносил перед солдатами речи, обращая внимание солдат на особое значение возложенной на них задачи — представлять в союзной России стране русскую армию. Он обращал также внимание солдат на то обстоятельство, что в полки бригады отобраны лучшие солдаты действующей армии, имеющие большой боевой опыт. Лохвицкий требовал от солдат образцового поведения и беспрекословного исполнения своего воинского долга.

Выступление генерала Лохвицкого и его хорошо продуманная речь произвели на солдат некоторое впечатление. В то время среди солдат уже велось немало разговоров о странном стечении обстоятельств, в результате которых приходится оставлять родину и ехать воевать в чужую страну.

Разбившись на отдельные группы, солдаты обменивались мыслями о поездке во Францию для продолжения войны, которая была тяжелым бременем для народа. Большинство солдат очень осторожно и сдержанно, но вполне определенно высказывали свое неодобрение предстоящей поездки во Францию.

Учитывая особенности, в которых должна была протекать боевая работа бригады, генерал Лохвицкий и старшие офицеры бригады стали насаждать в ней «железную дисциплину». Наряду с различными мерами воспитания широкое распространение получила и такая позорная мера, как рукоприкладство.

Отдельные офицеры особой бригады были противниками жестоких нововведений генерала Лохвицкого, но, будучи всего лишь младшими начальниками и командирами рот, они не могли изменить установленного порядка.

Не рассчитывая на то, что непопулярная в народе война сможет поднять боевой дух солдат, военные руководители царской России стремились насаждением жестокой [20] бездушной дисциплины создать из армии послушный, безотказно действующий механизм.

Начальник особой бригады генерал Лохвицкий придерживался этой же точки зрения. Его дисциплинарная практика базировалась на рукоприкладстве и устрашении. Но и этого Лохвицкому показалось мало. По прибытии бригады во Францию он официально ввел в бригаде телесные наказания, а затем и военно-полевые суды. Однако все эти меры не укрепили дисциплину в частях бригады и не сплотили ее личный состав, они только обострили отношения между солдатами и офицерами и служили источником ряда воинских правонарушений.

В январе 1916 года формирование особой бригады было закончено. Полкам вручили знамена, и бригада стала готовиться к отъезду во Францию.

24 января старший адъютант штаба бригады капитан Гарновский и бригадный интендант капитан Рязанов выехали в Иркутск и Хабаровск за интендантским довольствием для всех частей бригады. Кроме того, они должны были подготовить перевозку полков в эшелонах от станции Куанченцзы по Маньчжурии и Корее до порта Дайрен (ныне порт Дальний).

25 января из пунктов формирования началось движение эшелонов с частями бригады по Сибирской железной дороге до станции Куанченцзы — места пересадки в японские поезда. Далеким и томительным был путь бригады от Москвы до порта Дайрен, а еще более далеким и томительным был он до границ Франции. Части бригады проехали Екатеринбург, Омск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Читу, Маньчжурию, Мукден и наконец прибыли в Дайрен.

На долгих остановках в пути следования собиралось обычно очень много местных жителей. Они недоуменно спрашивали солдат, почему воинские эшелоны идут на восток, когда война бушует на западе, расспрашивали солдат о положении дел на фронте, угощали их сибирской снедью.

Посадка бригады на суда в Дайрене была назначена на 15 января 1916 года. Предполагалось, что к этому времени прибудут из Франции в Дайрен транспорты необходимого тоннажа и будет закончена перевозка частей бригады из мест формирования.

Учитывая установленные сроки, министр иностранных дел Сазонов поручил 10 января русскому послу [21] в Японии Малевичу-Малевскому добиться у японского правительства разрешения на получение восьми поездов сорокавагонного состава и подать их к станции Куанченцзы по мере прибытия туда эшелонов из России.

Однако прибытие транспортов в Дайрен задержалось, а формирование частей бригады несколько затянулось. Поэтому движение эшелонов со станции Куанченцзы началось лишь 11 февраля, а посадка частей бригады на суда в Дайрене — 15 февраля.

От станции Куанченцзы по территории Маньчжурии вплоть до порта Дайрен все эшелоны сопровождались так называемыми «техническими» агентами японской железнодорожной администрации, от которых зависело движение поездов и порядок на станциях. По распоряжению японской администрации к русским часовым на каждой станции приставлялись и японские часовые.

Глава II. От Дайрена до Марселя

К концу первой половины февраля все части бригады сосредоточились в Дайрене. В 16 часов 15 февраля началась посадка частей бригады на французские коммерческие суда, прибывшие с товарами в Дайренский порт. Тоннаж прибывших судов был явно недостаточен для перевозки на дальние расстояния столь большого количества людей, животных и различных грузов, что имела бригада. Потребность бригады составляла шесть — семь транспортных судов среднего тоннажа. Но французское морское министерство предоставило для перевозки бригады лишь три судна малого тоннажа.

Извещая русское морское министерство о высланных в Дайрен судах, французская военно-морская администрация поставила в известность русские власти, что отправленные для перевозки бригады суда не приспособлены для продовольственного обеспечения войск, а потому все заботы о продовольственном снабжении людей от пункта посадки до Порт-Саида ложатся на русские власти. Так как продовольствия с места посадки бригада брала ограниченное количество, русское военное командование было вынуждено поручать всю закупку продовольствия в пути капитанам пароходов, как людям опытным и сведущим в этом деле.

Недостающий тоннаж французских судов пришлось возместить за счет русского торгового флота. Дальневосточному торговому флоту было предложено выслать из Александровска в Дайрен два парохода.

Несмотря на все трудности, погрузка бригады была закончена вовремя.

Русские войска оказались на судах в крайне неблагоприятных [23] условиях, так как на каждое судно было посажено людей больше нормы.

Так, на французское судно «Лятуш-Тревиль», рассчитанное на перевозку 1600 человек, было посажено около 1800 человек; на судне «Гималаи», на котором должно было разместиться 2400 человек, разместили 2500 человек; на пароходе «Сантай» вместо 2400 человек было размещено около 2600 человек.

Особенно перегружены были русские суда «Тамбов» и «Ярославль». Каждое из них, рассчитанное на 700–750 человек, приняло около 2000 человек.

Однако и после такой перегрузки судов, которым предстояло пройти многие тысячи километров пути в непривычных для русских солдат климатических условиях, под угрозой вражеского нападения, около 1700 человек личного состава бригады остались без места. На требование русских властей к французскому морскому министерству выделить для бригады еще одно судно последовал категорический отказ. Не оказалось свободных судов и у Дальневосточного торгового флота. Тогда было принято решение разместить оставшихся людей на пяти уже и без того переполненных судах, использовав даже угольные ямы.

Таким образом, с первых дней плавания личный состав бригады оказался в тяжелых условиях. В бригаде начались болезни. В результате одному лишь 1-му полку пришлось оставить много больных в береговых госпиталях союзных стран.

Неоправданно трудные условия вызывали недовольство у солдат, хотя это недовольство открыто при офицерах и не выражалось. Особенно усилилось недовольство солдат, когда они узнали от экипажа французских судов, что при перевозке войск эти пароходы никогда не принимали на себя такого количества людей. «Лятуш-Тревиль», например, перевозил не более 700–800 человек, и то на более короткие расстояния, «Сантай» — не более 1500 человек.

Следует отметить, что торговые представители пароходной компании «Мессажеро», которой принадлежали эти суда, на первое место ставили свои коммерческие выгоды, остальное их мало интересовало.

Контракт, заключенный морским министерством Франции с пароходной компанией «Мессажеро», предусматривал, что маршрут следования транспортов зависит [25] от пароходной компании и что транспорты в пути могут принимать все частные грузы. Поэтому владельцы транспортов дали указание как можно сильнее уплотнить русских солдат, чтобы оставить для грузов больше места.

Все это вызывало в пути следования немало стычек между командованием бригады и торговыми представителями компании «Мессажеро». Попытки русских военных властей хотя бы частично облегчить положение солдат терпели неудачу. Так, например, по прибытии судов в Сайгон командование бригады потребовало разместить часть людей на новые, дополнительные транспорты. Размещение должно было задержать в порту на несколько часов все пароходы, а это нарушало коммерческие планы пароходной компании. Торговый агент пароходной компании в Сайгонском порту решительно запротестовал против задержки судов. И пароходы опять шли перегруженными до Измаилии (Суэцкий канал). Только благодаря решительному требованию солдат удалось добиться того, что с двух судов — «Лятуш-Тревиля» и «Гималаи» были пересажены по три роты на французский пароход «Лютеция».

Принятые на пароход «Лютеция» шесть рот солдат с имуществом намного превышали его нормальную вместимость. Оказалось, что этот пароход, уже в военное время переоборудованный из пассажирского в транспортный, мог нормально принять всего лишь 550 человек, общая же численность выделенных для посадки на этот пароход достигала 1350 человек.

Опять встал вопрос о переводе с «Лютеции» двух третей солдат на другие суда. Однако капитан парохода наотрез отказался это сделать, мотивируя свой отказ тем, что он не вправе задерживать судно и тем самым нарушать установленный график движения. Перегруженная до предела «Лютеция» направилась во Францию.

Следует отметить, что капитан «Лютеции» держал себя особенно нагло и вызывающе. На протяжении всего пути следования от Измаилии до Марселя, длившегося 10 суток, он не выдавал солдатам матрацев и систематически ограничивал их в потреблении опресненной кипяченой воды.

Огромная скученность, плохая вентиляция, постоянная нехватка воды и другие лишения изнуряли солдат, увеличивали среди них заболевания. Для солдат не могло остаться незамеченным бессилие командования бригады ликвидировать все недостатки в пути следования и бесцеремонность [26] представителей французских банкиров, преследующих только свои интересы.

Невероятно трудные условия плавания, обстановка военного времени — все это отражалось на общем состоянии бригады, порождало различные инциденты между солдатами и старшими офицерами бригады. Особенно характерен следующий случай. Когда бригада прибыла в Сингапур, среди солдат стал распространяться слух, что на транспорты «Гималая» и «Лятуш-Тревиль» проникли вражеские агенты с намерением потопить суда в пути или вызвать на них пожары. Распространялся и другой слух: якобы в товары, предназначенные к погрузке на транспорты, подложены самовоспламеняющиеся вещества.

Эти слухи взволновали солдат, и они через своих взводных командиров потребовали от старших офицеров и судовой администрации принять необходимые меры, чтобы обезопасить суда.

Солдаты требовали не принимать на транспорты никаких грузов в Сингапурском порту. В случае неудовлетворения этого требования они заявляли о своем намерении самовольно высадиться на берег. Встревоженные этим старшие офицеры и судовая администрация были готовы согласиться с солдатами. Однако представитель торговой компании, не считаясь ни с настроением солдат, ни с мнением начальника бригады генерала Лохвицкого, потребовал от капитанов судов «Гималая» и «Лятуш-Тревиль» принять на суда все товары в Сингапуре.

Еще раз убедившись в полном бессилии русского военного командования и наглости представителей французской торговой компании, солдаты отказались от своего намерения высадиться на берег и продолжали путь, но они поняли, как пренебрежительно относятся к судьбе русских солдат представители французских властей.

Бригада продолжала путь, но инцидент, происшедший в Сингапуре, не был исчерпан. При подходе к острову Цейлон на «Гималае» и «Лятуш-Тревиле» возникли пожары. На «Лятуш-Тревиле» — в радиорубке, якобы из-за неисправности аппаратуры, а на «Гималае» — в трюме — от неосторожно брошенной папиросы.

Пожары вызвали растерянность и у судовой администрации, и у старших офицеров бригады. Они не придумали ничего лучшего, как укрыться в своих каютах, опасаясь открытого возмущения солдат. [27]

Пожары были ликвидированы рядовыми судовых команд и солдатами бригады. Однако трусливое и вместе с тем вызывающее поведение судовой администрации и нераспорядительность старших офицеров бригады еще более усилили негодование и тревогу людей, находившихся в беспредельных морских просторах.

Если бы пожары не удалось быстро ликвидировать, трудно сказать, что могло бы произойти. К счастью, все кончилось благополучно. Благодаря энергичным действиям судовых команд и солдат бригады на транспортах был восстановлен полный порядок, и они продолжали путь.

Путь бригады из России во Францию был нелегок. Уже с первых дней плавания начались неполадки в питании. Они были вызваны нераспорядительностью военных русских властей и недобросовестным отношением к русскому солдату французской судовой администрации. Это еще больше увеличило недовольство солдат и вынудило их взять дело питания в свои руки.

Особенно усилилось недовольство солдат питанием после случая на «Лятуш-Тревиле», который произошел вскоре после пожара.

Повара судовой команды были опытные дельцы. Из-за перегрузки парохода и отсутствия мест для установки походных кухонь капитан «Лятуш-Тревиля» предложил командованию бригады готовить пищу для солдат в общей судовой кухне силами судовых поваров. Командование бригады согласилось с этим предложением.

Имея самое превратное представление о вкусах русских солдат, обуреваемые жаждой стяжательства и наживы, французские повара стали готовить пищу недопустимо грязно и часто даже недоваривали ее. Это вызвало протесты солдат. Однако судовая администрация не обращала на них никакого внимания. Выведенные из терпения солдаты решили взять приготовление пищи в свои руки. Несколько унтер-офицеров с солдатами пришли на судовую кухню и вылили весь приготовленный обед за борт, а судовых поваров попросили выйти на палубу. Затем поставили своих ротных поваров и приказали им готовить пищу. Чтобы не получилось никаких недоразумений, у дверей кухни были выставлены посты. О случившемся унтер-офицеры доложили своим ротным командирам. Те одобрили инициативу солдат, а затем с этим должен был согласиться и капитан парохода. Французские повара [28] были отстранены, и приготовление пищи для солдат перешло в руки ротных поваров.

Этот факт, как и подобные ему, характеризовал французских представителей, с которыми приходилось сталкиваться солдатам русской особой бригады, с невыгодной стороны. Французские торговые агенты не считались с мнением и требованием старших офицеров бригады и поступали так, как им подсказывали их коммерческие интересы; судовые чины вели себя вызывающе по отношению к русским солдатам.

Все попытки следовавшего с бригадой французского уполномоченного по перевозке бригады лейтенанта французского военного флота О'Нейля изменить положение были безрезультатными. На все телеграммы О'Нейля французское военно-морское министерство отвечало отписками.

Также безразлично относилось к солдатам и командование бригады, которое больше думало об удовлетворении требований агентов торговой компании, не считаясь ни с престижем своей страны, ни с интересами бригады. Во всех портах, начиная с Дайрена, русские военные власти, принимая грузы на суда, давали для разгрузки и погрузки их, в том числе и угля, солдат бригады. Бесплатная рабочая сила сэкономила французской торговой компании не одну тысячу франков.

Немало толков среди солдат бригады вызывало и устаревшее навигационное и техническое оснащение транспортов, выделенных для перевозки бригады. Так, например, на всех транспортах не было радиотелеграфов. Единственный радиотелеграфист находился на «Гималае», но и тот был без аппарата. И поэтому, когда встал вопрос о немедленной разгрузке перегруженных транспортов, а также когда возникли на судах пожары, ни чины судовой администрации, ни командование бригады не могли связаться с берегом, чтобы попросить помощь.

Начальник бригады генерал Лохвицкий редко показывался солдатам. Лишь в Сайгоне он посетил солдат с «Гималаи», которые были размещены в колониальных казармах на двухдневный отдых, и в Коломбо — солдат с «Лятуш-Тревиля», которые отдыхали в морских казармах.

В обоих случаях солдат выстраивали и генерал произносил короткую речь, в которой объяснял все возникающие в пути трудности климатическими условиями, а изнурительный труд солдат, неустроенность их быта — [29] военной обстановкой и необходимостью физической закалки.

Истомленные тропической жарой, физическим трудом, долгими занятиями, а иногда и ненужной военной муштрой, солдаты с нетерпением ожидали конца своего плавания. Многие из них сильно страдали от морской болезни.

Долгий, томительный путь до Марселя продолжался 56 дней. По прибытии во Францию начальник бригады генерал Лохвицкий в своем донесении русскому военному министру не счел нужным сообщить о всех трудностях, с какими встречалась бригада на пути во Францию, и о поведении французской администрации. Он заверил военного министра, что во время пути делалось все возможное для облегчения условий жизни солдат на транспортах, что французская администрация принимала во внимание все, даже мельчайшие, нужды русских солдат и удовлетворяла их. «Отношение к войскам, — доносил генерал Лохвицкий, скрывая истинное положение дел, — было самое заботливое от командира судна до последнего матроса».

На самом же деле за 56 дней пути с Дальнего Востока до Марселя солдатам, плывшим на «Гималае» и «Лятуш-Тревиле», дали всего лишь по два дня отдыха в Сайгоне и Коломбо, а солдатам остальных транспортов была разрешена короткая прогулка в Сингапуре.

Необходимо сказать несколько слов о том, как было организовано конвоирование транспортов с русскими войсками. От Дайрена до Сингапура транспорты не имели специального конвоя. От Сингапура до Коломбо суда «Гималая» и «Лятуш-Тревиль» сопровождались японским крейсером «Нигата», а от Порт-Саида до Марселя — двумя французскими миноносцами и крейсером «Амираль». Транспорт «Сантай» от Сингапура до Коломбо шел под охраной русского парохода «Ксения» и двух русских миноносцев — «Грозный» и «Властный». Транспорты «Тамбов» и «Ярославль» от Сингапура до Коломбо шли под охраной английского крейсера «Психея», а по Средиземному морю вплоть до Марселя сопровождались двумя миноносцами французской флотилии.

Глава III. Перед выступлением на фронт

Утром 20 апреля{3} 1916 года «Гималаи» и «Лятуш-Тревиль» вошли в Марсельский порт и стали у причалов, вслед за ними вошли в порт «Лютеция» и «Сантай», а затем пристали к своим причалам «Тамбов» и «Ярославль». Французский военный оркестр вначале исполнил встречный марш, а затем русский и французский национальные гимны.

В день прибытия в Марсель все солдаты бригады были ознакомлены с обращением главнокомандующего французской армией генерала Жоффра к народу Франции. В обращении говорилось:

«Наша союзница Россия, армия которой так доблестно сражается против Германии, Австрии и Турции, захотела дать Франции новый залог своей дружбы, еще более блестящее доказательство своей преданности общему делу. Русские солдаты, избранные между самыми храбрыми под начальством самых заслуженных офицеров, пришли сражаться в наших рядах. Вы, граждане Франции, встретите их, как братьев. Вы им покажете, с какой теплой симпатией вы встречаете тех, кто оставил свою родину, чтобы сражаться вместе с вами. От имени французской армии я приветствую офицеров, унтер-офицеров и солдат русской армии, приехавших во Францию. Я преклоняюсь перед знаменами, на которых скоро будут начертаны славные имена наших общих побед»{4}.

С раннего утра 20 апреля улицы Марселя были переполнены [31] народом. В открытых окнах и на балконах всех этажей ярко пестрели платья по-праздничному одетых горожан. Огромные толпы людей заполнили центральные улицы и непрерывным потоком направились в порт. Французский народ радостно встретил русских солдат.

Пароходы один за другим медленно подходили к причалам. Все солдаты стояли на палубах. Звуки военного оркестра и приветствия многотысячной толпы смешались с громким «ура» с пароходов. Оркестр исполнял «Марсельезу» и русский гимн, а толпы людей, стоявших в порту, с нарастающим ликованием кричали: «Да здравствует Россия! Да здравствует Россия!»

Солдаты бригады были взволнованы такой теплой встречей, и неудержимо громкое «ура», пока пароходы подходили к причалам, потрясало воздух...

Высадка полков прошла быстро и образцово. Выслушав приветствие французского генерала и ответив на него дружным троекратным «ура», роты одна за другой, в порядке расчетов, направились к арсеналу за оружием. Винтовки выдавались солдатам с поразительной быстротой, на ходу. Никто не нарушил строя и не зашел в помещение арсенала. Роты пропускались двумя шеренгами, и каждый солдат, не убавляя шага, получал винтовку, строясь на ходу в колонну, по отделениям. Затем начался переход по городу в большой и благоустроенный лагерь Мирабо.

Все улицы города были заполнены народом, который бурно приветствовал русских солдат. Сотни и тысячи граждан кричали: «Да здравствует Россия!» Дети на руках отцов и матерей смеялись, махая ручонками. Со всех балконов и из открытых окон под ноги солдатам сыпались цветы. Лица людей всех возрастов радостно сияли. Многие мужчины и женщины врывались в ряды солдат, горячо пожимали им руки, дарили цветы и маршировали вместе с ними по улицам.

В искренности такой встречи нельзя было сомневаться. Конечно, ни приказы, ни полицейские меры не могли вызвать таких искренних и глубоких чувств. Их мог выразить только сам французский народ, встретивший русских солдат, как своих друзей.

Прием, оказанный 1-й русской бригаде в Марселе французским народом, поднял дух солдат, ободрил их, заставил забыть все лишения и тяготы, вызванные двухмесячным [32] плаванием. Настроение солдат заметно улучшилось.

Широко отметила день прибытия русских войск во Францию и французская пресса. Одна из популярных газет писала:

«Мы приветствуем этих братьев по оружию, которые вместе с англичанами, бельгийцами, итальянцами и нами образуют единую армию. Раскроем наши объятия и дадим место у наших очагов этим старым друзьям, явившимся помочь нам освободить человечество от германского ига»{5}.«Если наши враги надеялись ослабить французские резервы под Верденом и прорвать наш фронт, — писала другая газета, — то сегодня, после чудесного плавания, совершенного русскими солдатами, они убедятся, что никто из союзников не даст им осуществить этот отчаянный план»{6}.«Высадка русских войск в Марселе, — писала газета [33] «Время», — осуществляет на деле формулу Бриана — единство действий на едином фронте. Русское знамя ныне развевается рядом с французским, бельгийским и английским от Северного моря до Юры в качестве блестящего доказательства общего решения союзников продолжать борьбу до тех пор, пока прусский милитаризм не будет окончательно сломлен»{7}.

Следует сказать, что благодаря разъяснительной работе, которую провели в бригаде наиболее грамотные в политическом отношении солдаты и унтер-офицеры, большинство солдат с первых же дней пребывания во Франции правильно разбирались в обстановке. Испытывая полное удовлетворение от теплой и дружеской встречи, устроенной бригаде французским народом в Марселе, солдаты очень сдержанно отнеслись к шумихе, поднятой французской буржуазной прессой в связи с прибытием русских войск. Отвечая дружбой на дружескую встречу французского народа, солдаты бригады не без иронии прочитывали или прослушивали напечатанные во французских газетах ура-патриотические призывы к «защите отечества», к единству и сплочению всех сил союзных Франции государств для «войны до победного конца». Угар шовинизма, которым была пропитана буржуазная военная пропаганда всех воюющих стран, в том числе, конечно, и Франции, не оказывал на солдат бригады одурманивающего действия.

Итак, спустя несколько часов после высадки бригада удобно разместилась в помещениях, отведенных для нее в лагере Мирабо, в окрестностях Марселя.

К вечеру в гости к русским солдатам пришли французские солдаты, размещавшиеся в другой части этого лагеря. Завязались оживленные дружеские беседы на самые разнообразные темы. Поскольку переводчиков не было, а солдат, унтер-офицеров или вольноопределяющихся, знавших французский язык, также оказалось немного, весь разговор шел при помощи французско-русских словарей, которые предусмотрительно доставили в лагерь владельцы книжных магазинов Марселя.

Между русскими и французскими солдатами сразу же установились дружественные отношения. В память встречи, а также в знак взаимной симпатии русские и французы обменивались скромными подарками: носовыми [34] платками, недорогими кольцами, портсигарами, мундштуками и т. п.

Так же дружески протекали встречи русских солдат с населением Марселя. Каждый простой марселец приглашал русских солдат к себе в дом или в кафе, чтобы угостить вином или кофе.

Первый день пребывания русских войск в Марселе закончился импровизированным самодеятельным концертом, устроенным русскими солдатами для своих новых друзей.

На сцене появились гармонисты, гитаристы, балалаечники. Сменяя друг друга, солдаты исполняли русские песни. Начались пляски. Разнообразные колена русской камаринской или украинского гопака приводили в восторг зрителей.

Самодеятельный концерт русских солдат собрал весь французский лагерь, в том числе и многих офицеров. В веселом вечере, который продолжался вплоть до вечерней поверки, приняло участие и немало французских солдат.

Особенно волнующей была встреча русских солдат с марсельцами на второй день их прибытия во время прохождения частей бригады под Триумфальной аркой на площади Э. Сюда собрался весь рабочий люд Марселя и с исключительной теплотой рукоплескал русским солдатам и кричал: «Да здравствует Россия!» Французские рабочие бросали солдатам букеты цветов и почти каждому солдату на ходу вручали маленькие флажки союзных стран. В этот второй день встречи русских солдат с гражданами Марселя в магазинах города не осталось ни цветов, ни флажков союзных стран — все было раскуплено жителями города и поднесено русским солдатам в знак признательности и дружбы.

При прохождении по городу войска двигались поротно, соблюдая строй. Во главе колонны шли знаменосцы 1-го и 2-го полков бригады. За знаменами шли начальник бригады генерал Лохвицкий вместе со штабными офицерами бригады и командирами полков, за ними — полковник и три солдата французской службы. Они несли в руках огромные букеты цветов. Весь этот строй замыкал оркестр французских колониальных войск. Время от времени он возвещал трубами о приближении к тому или иному месту русских войск. [35]

На всем пути прохождения бригады энтузиазм французских граждан не уменьшался ни на минуту. Из окон домов и с балконов непрерывно неслись рукоплескания, приветствия.

По случаю смотра русской бригады на всех государственных и частных зданиях, а также на судах, стоявших в порту, были вывешены и подняты государственные флаги союзных стран.

По условиям военного времени, как об этом говорили тогда многие французские военные чины, союзные власти не считали возможным организовать широкие народные торжества в честь прибытия русских войск. Поэтому было решено высадке первых эшелонов русских войск во Франции придать официальный характер и разрешить присутствовать при ней в Марселе лишь представителям русской и французской прессы.

Вначале предполагалось, что после высадки и размещения русских солдат в отведенном им лагере, в тот же день на одной из площадей города Марселя союзные власти произведут смотр полкам бригады. Однако в связи с тем, что солдаты были утомлены почти двухмесячным плаванием, смотр войскам и прохождение маршем по улицам Марселя было решено перенести на утро следующего дня.

На другой день полки бригады прошли из лагеря Мирабо прямо на площадь префектуры. Здесь и состоялся войскам смотр военными и гражданскими властями. Сюда прибыли военные атташе и послы союзных стран.

Пребывание русской бригады в Марселе, в лагере Мирабо, было непродолжительным. Для постоянного расположения русских войск до отправки их на фронт был отведен-лагерь Майльи под Шалоном. Туда бригада должна была следовать по железной дороге.

Началось движение эшелонов. Поезда шли быстро, на станциях долго не задерживались. Штаб бригады, 3-й батальон и нестроевая рота 1-го полка уже 22 апреля прибыли в новый лагерь. На следующий день прибыли остальные подразделения 1-го полка. 29 апреля в полном составе в лагерь прибыл 2-й пехотный полк, а последним в первых числах мая выгрузился маршевый батальон бригады со всем своим имуществом, нестроевой ротой и другими подразделениями подсобных служб.

На всем пути следования бригады в лагерь Майльи в городах Авиньоне, Валансе, Лионе, Дижоне, Труа, на [36] больших и малых станциях французские граждане тепло приветствовали русских воинов.

Французское военное командование встретило русские войска в лагере Майльи далеко не так радушно, как встречал их французский народ. Встреча была официальной, сдержанной и холодной. Для офицеров бригады был дан обед в офицерском собрании, а солдат быстро развели по казармам и баракам.

По прибытии в лагерь Майльи все части и подразделения бригады полностью получили предусмотренное штатом число офицеров и младших чинов французской службы и материальную часть.

Когда все части бригады прибыли из Марселя в лагерь Майльи, начались регулярные занятия по боевой подготовке.

Программа обучения для офицеров предусматривала изучение под руководством французских инструкторов французских топографических карт различных масштабов, наставлений и инструкций, изданных французской главной квартирой во время войны, а также ознакомление с принципами атаки укрепленных позиций противника. Программа занятий должна была завершиться курсом офицерской стрельбы и верховой езды.

Солдат стрелковых рот и пулеметных подразделений знакомили с материальной частью винтовок и пулеметов, которыми была вооружена бригада.

Когда материальная часть была изучена, началась огневая подготовка. Затем занятия по штыковому бою, обучению одиночного бойца и полевой гимнастике. Курс боевой стрельбы проходили наспех. На занятиях по инженерной подготовке войска тренировались в устройстве проволочных заграждений, блиндажей, глубоких убежищ и перекрытий.

Части бригады были дополнительно доукомплектованы. В соответствии со штатами полков, принятыми во французской армии, из рот маршевого батальона были сформированы и приданы полкам бригады еще две пулеметные роты.

Поскольку при формировании бригады в России не предусматривались специальные полковые команды разведчиков, существовавшие во французской армии, теперь в полках были сформированы две разведывательные команды по 60 человек каждая. [37]

Существенным недостатком в боевой подготовке бригады являлось то, что солдат не знакомили со способами атаки и обороны укрепленных позиций, принятыми на западном, французском, театре войны. Это вызывало у солдат недоумение, однако старшие офицеры бригады на это никак не реагировали.

Боевая подготовка бригады была очень уплотнена. Времени на нее отводилось мало.

Из-за многочисленных смотров и парадов по случаю приезда разных лиц и начальников непроизводительно растрачивалось дорогое время. В результате личный состав бригады оказался недостаточно подготовленным. Это понимали и солдаты, и офицеры. Их тревога возрастала по мере приближения дня выступления на фронт.

Эта тревога была вполне закономерной. Французский театр войны резко отличался от русского театра и характером укреплений, и технической оснащенностью войск, и методами прорыва укрепленных позиций. Это сразу стало очевидным, когда бригада выступила на фронт и заняла оборону в первой линии.

Французские траншеи оказались для наших солдат слишком мелкими, и их в первую же ночь пришлось углублять.

Многие виды технического оборудования были неизвестны русским солдатам. Для правильного их использования требовалась большая смекалка и находчивость.

К тому времени, когда русские войска прибыли во Францию, во французских взглядах на методы ведения боя произошли большие изменения. Позиционная война с ее сплошными линиями укрепленных полос, с насыщением войск автоматическим оружием и артиллерией тяжелых калибров заставила французское военное командование выдвинуть новые принципы организации современного боя. Считалось, что в новых условиях самые хорошие войска бессильны против укрепленных позиций, если эти войска не имеют мощной артиллерии и не подготовили тщательной атаки.

«Если по ходу боя, — говорил один из военных руководителей французской армии маршал Фош, — выяснится, что подготовка атаки артиллерией была недостаточна, лучше начать все сначала, чем нести бесцельные жертвы»{8}. [38]

Придерживаясь этой точки зрения, французы совершенствовали тактику наступательного и оборонительного боя. Прежде чем начать атаку укрепленных позиций противника, они тщательно подготавливали в инженерном отношении поле сражения, обеспечивали наступающие войска мощной артиллерией, готовили тыл. Перед каждой наступательной операцией французские офицеры знакомили солдат с характером предстоящего боя, со строями и боевыми порядками для атаки, способами преодоления различных препятствий. Перед наступлением французы вели артиллерийскую подготовку, длившуюся часами, а иногда и днями.

Такой целеустремленной подготовкой офицеров и солдат русской бригады никто не занимался. Главный упор делался на одиночное обучение, отдание чести, на так называемое «размедвеживание» солдат и выработку у них молодцеватого вида. Правда, молодцеватый вид — неотъемлемая часть положительных качеств солдат любой армии. Однако в условиях войны главное — не внешний вид, а боевая подготовка, обучение солдат ведению боя в сложных условиях позиционной войны с применением разнообразной и по тому времени новой техники. А такие занятия в бригаде не проводились.

23 апреля бригада получила приказ командующего IV французской армией генерала Гуро. В приказе объявлялось, что 1-я русская бригада зачисляется в состав IV армии, которая ждет, когда бригада выступит на боевую линию фронта и покажет примеры храбрости и отваги.

После этого приказа опять начались смотры, парады и официальные представления по начальству. 25 апреля начальник бригады генерал Лохвицкий представлялся главнокомандующему французской армией генералу Жоффру. Генерал Лохвицкий заверил французского главнокомандующего, что и за пределами России русские войска честно выполнят свой воинский долг.

Поблагодарив генерала Лохвицкого, генерал Жоффр также выразил уверенность, что русские войска во Франции проявят присущую им доблесть и ни при каких обстоятельствах не уронят достоинства русского и союзного оружия.

14 мая генерал Гуро в сопровождении начальника штаба армии посетил лагерь Майльи и произвел смотр полкам бригады и маршевому батальону. [39]

16 мая военный атташе во Франции полковник граф Игнатьев представил генерала Лохвицкого президенту французской республики Пуанкаре. В заключение беседы генерал Лохвицкий спросил президента, не имеет ли он желания видеть русские войска на смотре в Париже перед выступлением на фронт. Пуанкаре ответил, что предложение начальника русской бригады совпадает с желанием депутатов парламента. Однако это можно осуществить лишь 14 июля, в день национального праздника. Пуанкаре обещал посетить русскую бригаду в лагере перед выступлением ее на фронт.

Свое обещание Пуанкаре сдержал. 26 мая в сопровождении русского посла в Париже Извольского, представителя русского правительства при французской главной квартире генерала Жилинского и генерала Рокка Пуанкаре прибыл в лагерь Майльи и произвел бригаде смотр.

— Отборные солдаты, молодцы, красавцы. Прекрасная строевая выучка, — сказал Пуанкаре своим приближенным, обходя ряды русских солдат. — Рад видеть такие войска...

Обходя войска, выстроенные в каре, Пуанкаре приветствовал каждый батальон тремя русскими, заранее выученными словами:

— Здорово, молодцы-ребята!

По окончании смотра французский президент вручил ордена «Почетного легиона» начальнику бригады, командиру 1-го полка и бригадному врачу.

После вручения наград Пуанкаре со своими спутниками в сопровождении генерала Лохвицкого и командиров 1-го и 2-го полков полковников Начволодова и Иванова осмотрел несколько бараков.

Образцовый порядок и четкое несение службы внутренним нарядом бригады произвели на французского президента хорошее впечатление.

— Трэ бьен{9}, — неоднократно повторял он, обращаясь по очереди то к русскому послу Извольскому, то к генералу Жилинскому.

— Русская пехота прославленная, — добавил он, — она гораздо сильнее германской и в поединке на поле сражения всегда одерживает успех.

На это генерал Жилинский ответил: [40]

— Русской пехоте при недостатке артиллерии трудно успешно сражаться с противником, вооруженным мощной артиллерией. И все же, — заключил Жилинский, — русская пехота с присущей ей доблестью сдерживала врага в течение долгих месяцев лета тысяча девятьсот пятнадцатого года.

У каждого барака и казармы, куда заходил Пуанкаре, он встречал солдат, которые тут же становились в положение «смирно». Иногда он обращался к ним с вопросами, стараясь определить их настроение. Солдаты спокойно, с чувством собственного достоинства отвечали на вопросы президента.

Приезд Пуанкаре в лагерь Майльи вызвал немало различных разговоров среди солдат русской бригады. Многим из них понравился вежливый разговор президента с простыми солдатами, другие отнеслись к этому более сдержанно, объясняя демократизм президента обычным дипломатическим этикетом.

Глава IV. Первые бои

12 июня 1916 года начался переход русских войск к линии фронта, где их ожидали войска IV французской армии.

Французские села и городки, через которые проходили русские войска, впервые, может быть, в своей истории услышали речь и боевые песни русских солдат.

Шестидесятикилометровый переход от лагеря Майльи до Мурмелон ле-Гран, где находился назначенный бригаде боевой участок, закончился. В ночь на 17 июня полки бригады заняли передовую линию фронта. 2-й полк занял боевой сектор западнее Оберив-Гаскон, правее его, против боевых участков противника Буа-парамел, Буа-ном и Буа-де-Було, занял позиции 1-й полк.

Сектор 2-го полка оказался весьма тяжелым. Передовые окопы здесь были неглубокими и местами значительно выдвигались вперед в сторону противника; днем и ночью они находились под постоянным обзором и обстрелом врага.

К середине 1916 года, когда русские войска заняли боевой участок на французском театре войны, техническая оснащенность французской пехоты резко отличалась от оснащенности пехоты русской армии. Стрелковая рота французской армии, кроме обычного стрелкового оружия, имела ружья-пулеметы, минометы, траншейную артиллерию и т. д. Каждое специальное подразделение роты занимало определенное место в боевом порядке роты и имело свои площадки для противогазовых костров, площадки и ниши для хранения боеприпасов и другого боевого имущества.

Здесь, на передовой, солдаты русской бригады встретились со всеми новыми техническими средствами, которыми [42] располагали французы. Пришлось перестраиваться на ходу и изучать и осваивать все новое здесь же, на линии огня.

Французские траншеи во многом отличались от русских траншей. Они строились и оборудовались применительно к организации и вооружению французской пехоты. Русским солдатам пришлось изучать особенности занимаемых ими траншей.

После занятия боевого участка возросла и техническая вооруженность русских войск. Уровень этой вооруженности не был постоянным. Он зависел от важности занимаемого подразделением боевого участка, его протяженности и удаленности от противника. Так, боевой участок 9-й роты 2-го полка против селения Оберив был тактическим ключом всего полкового сектора. Он сильно выдвигался вперед и почти вплотную подходил к передовым линиям немцев, для прикрытия такого участка требовался плотный огонь. Поэтому 9-й роте было придано шесть пулеметов, два траншейных миномета, одна 37-мм пушка и батарея 75-мм пушек.

Участок «Центр-Гетер» занимала 8-я рота 1-го полка. Правым флангом она примыкала к левому флангу 9-й роты. Участок 8-й роты, проходивший уступом назад, являлся фланговым прикрытием 9-й роты, в случае если бы противник попытался атаковать или отрезать ее. Поэтому 8-й роте было придано восемь пулеметов, шесть минометов, четыре бомбомета, батарея 37-мм пушек, восемь ружей-пулеметов, батарея 57-мм пушек и батарея 75-мм пушек. Все эти огневые средства обслуживали лишь один этот ротный участок.

Хорошо и надежно осуществлялась во французских траншеях и противогазовая оборона.

Итак, летом 1916 года русские солдаты заняли французские окопы, чтобы вдали от Родины, в войне за чуждые им интересы проливать свою кровь. Постепенно солдаты стали приживаться, привыкать к новым условиям и обстановке. Твердый глинисто-меловой грунт делал траншеи прочными, а глубокие убежища с хорошими перекрытиями служили надежной защитой от вражеских снарядов.

Немцы знали, что русские войска прибыли во Францию и что 1-я бригада расположена в лагере Майльи. Противник ждал, когда русская бригада выступит на фронт, чтобы достойно встретить ее. Следует отдать должное [43] немецкой разведке: за три дня до выступления бригады на фронт немцы, узнав об этом, перебросили в район Мурмелон ле-Гран 212-ю стальную (трехбригадного состава) дивизию.

Первый день на передовой начался. Немцы не сделали ни одного выстрела. Разведчики обеих сторон вели наблюдение за траншеями противника. Вскоре русские солдаты заметили на брустверах немецких траншей небольшие дощечки, на которых было написано: «Здравствуйте, первая русская бригада. Вам не хватило земли умереть в России, вы умрете во Франции». Так началось знакомство русских войск с немцами на западном театре войны.

Вечером, перед закатом солнца, немцы начали артиллерийский обстрел русских позиций. Вначале он был слабым, а затем постепенно стал нарастать. Солдаты, хорошо разбиравшиеся в том или ином назначении артиллерийского огня, поняли, что ведется подготовка к атаке. В это время на некоторых ротных участках производились работы по углублению окопов. Эти работы пришлось прекратить и поставить солдат на боевые места.

Обстрел русских окопов продолжался почти до заката солнца. Французская артиллерия молчала.

Наибольшую силу огня немцы сосредоточили на участке 8-й и 10-й рот, но атаку начали на позиции 9-й роты, которые, как уже указывалось, сильно выдавались в сторону врага.

Выйдя из своих окопов и ходов сообщения, немцы быстро передвигались по открытому полю, атакуя 9-ю роту с фронта и охватывая ее фланги. Казалось, что с минуты на минуту немцы через проходы, проделанные артиллерией в проволочных заграждениях, ворвутся в окопы. Но, когда они подошли к проволочным заграждениям 9-й роты и с криком «гох!» стали прорываться через проходы, стрелки 9-й роты встретили их сокрушительным ружейным и пулеметным огнем. 9-ю роту поддержали огнем и соседи — 8-я и 10-я роты. Немцы не выдержали сосредоточенного огня и залегли. В этот момент высоко взвилась ярко-красная сигнальная ракета, и сразу же заработали французские батареи, обеспечивающие боевой участок бригады. Под огнем пулеметов и орудий немцы начали поспешно отступать, оставляя на поле боя много убитых и раненых.

Неудача атаки озлобила противника. Спустя немного времени немцы обрушили на позиции бригады шквальный [44] артиллерийский огонь, обстреливая их на всю глубину. Снова заговорила французская артиллерия. Прошло немного времени, и артиллерия противника была подавлена. Бой затих. Наступила ночь. Так закончился первый бой русских солдат на Западном фронте.

Мощный огонь французской артиллерии и ее явное превосходство над артиллерией противника произвели на солдат бригады хорошее впечатление. Они вспоминали бои на Восточном, русском, театре. Здесь русская артиллерия, уступавшая количественно в несколько раз немецкой артиллерии и хронически испытывавшая острый недостаток в снарядах, была вынуждена часто на десять вражеских выстрелов отвечать одним.

После неудачной атаки немцы не предпринимали никаких активных действий против русской бригады. Потекли обычные для позиционной войны дни, наполненные окопными работами, наблюдением за траншеями противника и службой секретов. Солдаты бригады быстро освоились с новой для них обстановкой, познакомились с новой техникой и так же, как и у себя на родине, зорко и бдительно несли свою боевую службу.

28 июня был объявлен приказ начальника бригады о выходе 2-го полка в резерв. Вывод полка с первой линии фронта вызвал у солдат и унтер-офицеров много разных толков. Одни предполагали, что полк перебрасывают куда-то на другой участок в состав французской дивизии, которая не справляется с противником в своем секторе; другие говорили, что во французской армии существует такой порядок: через каждые две недели полкам поочередно дают отдых, отводят в резерв на столько времени, сколько полк простоял на первой линии; третьи утверждали, что полку, показавшему высокие боевые качества в первом бою, отводят самостоятельный участок.

Ни одно из этих предположений не подтвердилось. 28 июня вечером с позиций вывели всего лишь три стрелковые и две пулеметные роты полка и расположили их в бараках на окраине небольшого пристанционного местечка Ле-Пти, всего лишь в четырех километрах от линии фронта. На второй день утром все роты привели в походную церковь, построенную солдатами за ночь, отслужили молебен по случаю полкового праздника 2-го полка, затем развели солдат на обед и дали до вечера отдых. Ночью прибыло пополнение из маршевого батальона, расположенного в лагере Майльи. [45]

Находясь в резерве, роты усиленно изучали материальную часть пулеметов и траншейной артиллерии, которыми теперь была вооружена каждая рота, обучались гранатометанию, одновременно проходили курс практической стрельбы из всех видов оружия.

Первый боевой опыт, полученный бригадой на французском театре, был правильно оценен и офицерами и солдатами. Парадность, которой отличались до этого все занятия с солдатами, уступила место настоящей боевой подготовке.

По вечерам, до вечерней переклички, солдаты собирались группами и вели разговоры о первых боевых впечатлениях, о далекой Родине. Среди солдат было много хороших танцоров, музыкантов, песенников. Песни и пляски русских солдат часто собирали французских раненых местного госпиталя в Ле-Пти. Завязывались знакомства, росла и крепла дружба между товарищами по оружию.

4 июля все части бригады снова выступили на фронт. Роты 2-го полка заняли свои прежние участки западнее Оберив-Гаскон. На этот раз они простояли здесь бессменно до 15 октября 1916 года. Умудренные опытом, русские войска, заняв боевые участки, каждую свободную минуту учились, совершенствовали свои траншеи, блиндажи, убежища и ходы сообщения. Работали русские солдаты хорошо и сноровисто, намного опережая своих боевых товарищей французов. Их норма выработки по углублению и рытью новых траншей была вдвое выше, чем у французов.

Прошло довольно много сравнительно спокойных дней. Все это время солдаты бригады продолжали работать и совершенствовать свои знания. От пленных немцев стало известно, что 212-я немецкая стальная дивизия имела задачей разгромить русские войска в первые же дни пребывания их на фронте и тем самым нанести моральный удар России. Таким путем немцы рассчитывали заставить царское правительство отказаться от дальнейшей посылки русских войск во Францию. Таким образом, поражение 212-й немецкой дивизии в первый же день занятия русскими войсками передовых позиций вышло за рамки обычного тактического успеха и получило политическую окраску.

Вскоре русской бригаде снова пришлось скрестить свое оружие с противником, который, видимо, не оставлял намерения разбить русскую бригаду, несмотря на полученный [46] урок. Однажды на рассвете завыли сирены, извещая о газовой атаке. Все солдаты и офицеры бригады, находившиеся в первой линии траншей, надели противогазы и заняли свои боевые места. Слабый ветер гнал на позиции русских войск волны газа, который медленно двигался на ротные боевые участки 1-го и 2-го полков. С поста воздушного наблюдения донесли, что в передних траншеях противника отмечается накапливание войск и что следует ожидать атаки противника.

Спустя некоторое время цепь немцев в масках повела наступление на 9-ю роту и приблизилась к нашим секретам. Встреченная залповым огнем стрелков, пулеметов и траншейных батарей{10}, цепь медленно продвигалась вперед. Французская артиллерия на всем участке бригады открыла сильный огонь, преграждая путь противнику.

Тем не менее немцы продолжали наступать. За первой цепью двигалась вторая, за второй — третья. И, несмотря на сильный огонь, враг ворвался в первую траншею 9-й роты.

По команде командиров рот солдаты 9-й и 10-й рот 2-го полка встретили противника дружным штыковым ударом.

В глубоких и узких проходах траншей, в ходах сообщения и на брустверах первой линии обороны завязалась ожесточенная штыковая схватка. На помощь солдатам первой линии спешили солдаты второй и третьей линий. Росли силы и атакующего противника. Но штыковой удар русских войск был неотразим. Немцы несли большие потери и скоро стали в беспорядке отходить, преследуемые солдатами 9-й и 10-й рот. Так безуспешно закончилась вторая атака немцев.

Это вторичное поражение немцев на боевом участке русской бригады подняло дух русских солдат, еще больше укрепило их веру в свои силы и в мощь надежного и верного помощника — французской артиллерии.

После новой неудачи немцы долго не предпринимали никаких активных действий на участке, занимаемом русской бригадой. Наступило затишье. Обе стороны использовали его для восстановления и совершенствования укрепленных позиций. Почти все ночи напролет солдаты [47] бригады были заняты теми или иными окопными работами.

По-иному использовали затишье офицеры бригады. Многие из них часто отправлялись в тыл, где весело проводили время в кабачках и кофейнях. Днем их редко можно было встретить в окопах, среди солдат. Нередки были случаи, когда тот или иной офицер, проведя ночь за карточной игрой и проигравшись дотла, злой и возбужденный появлялся на боевом участке своей роты и срывал зло на солдатах. Такое недостойное поведение офицеров озлобляло солдат и делало еще более тяжелой окопную жизнь в чужой и далекой стране. Все чаще и чаще солдаты бригады стали открыто возмущаться бесчеловечным отношением некоторых офицеров и готовы были на самые решительные действия.

Характерный случай произошел в одной из рот 1-го полка. Командир роты капитан Шмидт, отличавшийся особой жестокостью, во время обхода днем окопов учинил расправу над солдатами роты. В тот момент, когда Шмидт бил по лицу солдата, к офицеру подбежала группа солдат и, угрожая винтовками, потребовала прекратить издевательство над солдатом. Шмидт вначале попытался припугнуть солдат оружием, но, видя их крайнее возбуждение, решил немедленно покинуть окопы. Быстрыми шагами, посылая в адрес солдат проклятия и угрозы, он направился к ходу сообщения.

Шум в русских окопах привлек внимание немцев. Они открыли беспорядочный ружейный огонь. Из русских окопов последовал такой же неорганизованный ответный огонь. В завязавшейся перестрелке Шмидт был тяжело ранен так называемой шальной пулей. С какой стороны прилетела эта пуля, осталось неизвестным.

Наступил сентябрь 1916 года. 3 сентября англо-французские армии возобновили наступление на Сомме, начатое 1 июля и остановленное в конце августа. Начались активные боевые действия и на участке русской бригады.

На рассвете 5 сентября немцы открыли сильный артиллерийский огонь по боевому участку русской бригады. Для старших офицеров это новое наступление противника явилось полной неожиданностью. Командиры обоих полков бригады в ночь на 5 сентября находились в тылу, за пределами своих боевых участков.

Поддерживавшая бригаду французская артиллерия открыла ответный огонь и заставила замолчать батареи [48] противника. Однако молчание длилось недолго. Вскоре немцы опять начали обстрел позиций русской бригады. Огонь нарастал с каждой минутой. Обе стороны несли большие потери.

Лишь рассвело, немцы пошли в атаку.

В то время как на других ротных участках солдаты, не открывая огня, подпускали немцев ближе к заранее пристрелянным рубежам, 9-я рота, выдвинутая далеко вперед, уже яростно отбивалась, не давая врагу ворваться в ее траншеи. Солдаты роты и на этот раз показали высокую боевую выучку: меткий огонь пулеметов и винтовок был губительным для противника, гранаты рвались в самой гуще атакующих.

Солдаты 9-й роты дрались с исключительным героизмом. Вся первая цепь противника полегла или повисла на проволочных заграждениях.

На других ротных участках солдаты, подпустив немцев на 150–100 метров, встречали их непроницаемой завесой огня. Атака противника захлебнулась. Первые цепи атакующего врага были уничтожены.

Однако на этом бой не кончился. Артиллерия врага загремела с новой силой. Французская артиллерия открыла ответный огонь. Огонь был очень сильный, и снаряды ложились удивительно точно. То и дело над траншеями немцев взлетали железобетонные перекрытия. Но это не остановило противника. В атаку пошла вторая цепь врага. Умело применяясь к местности, немецкие пехотинцы быстро продвигались вперед. На участках 1-го и 2-го батальонов 2-го полка немцы ворвались в первую линию обороны. Завязалась рукопашная схватка. Натиск противника был исключительно яростным, но русский штык оказался и на этот раз сильнее. Противник дрогнул и начал поспешно отходить, преследуемый русским огнем и штыком.

Но на этом дело не кончилось. Отойдя в исходное положение, немцы снова обрушили на русские траншеи шквал артиллерийского огня. Под его прикрытием новая волна атакующих пошла на штурм русских позиций. Французская артиллерия открыла по атакующим заградительный огонь, не позволяя противнику подбрасывать подкрепления первым цепям. Одновременно она вела огонь и по траншеям немцев. Грохот орудий слился в сплошную канонаду, сильные взрывы потрясали землю.

Цепи атакующего противника под прикрытием артиллерийского [49] огня ворвались в русские траншеи. Снова разгорелся штыковой бой. На этот раз он был еще более ожесточенным. И опять победу одержали русские солдаты. Противник был частью истреблен, частью отброшен назад.

Бой 5 сентября 1916 года для первой русской бригады во Франции был особым боем. За двенадцать часов русские солдаты отбили пять сильнейших атак противника. Потери русских войск составили 35 процентов. Все двенадцать часов неумолчно работала артиллерия обеих сторон. Французская артиллерия, поддерживавшая бригаду, выпустила в этот день 40 000 снарядов.

Героев, отличившихся в этом бою, было много. Только 9-я рота, которая потеряла две трети состава, но удержала свои позиции, получила 72 георгиевские награды.

Этот бой еще раз показал высокие боевые качества русских солдат, их волю к победе, бесстрашие и героизм. Он красноречиво свидетельствовал о том, что при равном материально-техническом обеспечении русские войска сильнее немецких.

15 октября 1-я русская бригада была отведена на отдых. Ее боевой участок заняла 3-я русская бригада, которая 18 сентября прибыла во Францию, высадившись в Нанте.

Глава V. Марсельский инцидент

Боевые успехи русских войск во Франции снискали глубокое и искреннее уважение к русским солдатам простых людей Франции. Воспитанные на иных, более демократических традициях, французские солдаты, с которыми приходилось встречаться солдатам русской бригады, с подчеркнутым вниманием относились к своим боевым товарищам, искали с ними дружбы и гордились этой дружбой.

В свою очередь и русские солдаты высоко ценили своих товарищей по оружию, поддерживали с ними хорошие отношения.

С большой симпатией относились к русским солдатам и французские крестьяне.

Наблюдая за жизнью и бытом французского солдата, русские солдаты особенно сильно почувствовали ту разницу, которая существовала в отношениях между солдатом и офицером в русской и французской армиях. Эту разницу можно было ежедневно наблюдать как в боевой обстановке, так и в тылу.

Полностью разделяя взгляды начальника бригады генерала Лохвицкого на сущность воинской дисциплины, большинство офицеров бригады продолжали и здесь, во Франции, заниматься рукоприкладством, унижающим солдата и оскорбляющим его человеческое достоинство. Офицеры бригады могли остановить на улице французского городка русского солдата, уволенного в отпуск, и, найдя какой-либо дефект в его обмундировании или незначительное упущение в поведении, расправиться с ним самым недостойным образом. Часто эти дикие сцены вызывали открытое возмущение французских граждан, и они решительно выступали в защиту русского солдата, [51] указывая офицеру на недостойность его поступка. Но это не всегда действовало отрезвляюще на вошедшего в раж офицера. Были даже случаи, когда русский офицер обрушивался на француза, пытавшегося встать на защиту русского солдата, градом брани и угроз, совершенно забыв о том, что он находится в чужой стране, а не в царской казарме.

Подобные сцены очень озлобляли солдат бригады. Здесь, во Франции, где они, как им об этом говорили их офицеры, представляли великую державу — Россию и ее армию, — бесправие солдата и жестокость офицера чувствовались с особой силой.

Отчужденность русского солдата от офицера, недовольство солдат русской бригады произволом, царившим в бригаде, не всегда носили скрытые формы. Иногда они выливались в открытое выступление наиболее передовой части солдат против тех порядков, которые устанавливались в русских частях во Франции.

В августе 1916 года в одной из русских частей, не входивших в состав 1-й русской бригады, произошло событие, которое очень ярко характеризовало и настроение солдатских масс, и поведение офицеров, привезших в чужую страну порядки царской казармы. Оно получило большой резонанс не только в русских войсках, но и в частях французской армии.

Все подробности этого события стали известны солдатам 1-й бригады и вызвали у них большое возмущение.

15 августа 1916 года в военном лагере де-Ларме в Марселе был убит солдатами подполковник русской службы Краузе.

Вот как это случилось.

Маврикий Краузе, капитан 89-го Беломорского пехотного полка, Главным управлением Генерального штаба был назначен командиром роты маршевого батальона 2-й особой пехотной русской бригады, действовавшей в составе союзной армии на Салоникском фронте.

При назначении в заграничную командировку Краузе получил чин подполковника и во время пути следования из России до Салоник, через Францию, временно исполнял обязанности командира 3-го батальона 4-го пехотного полка 2-й бригады.

22 июля 1916 года из Архангельска во Францию вышел очередной эшелон русских войск. Эшелон состоял всего лишь из одного русского парохода «Екатеринослав», [52] на борту которого находились два пехотных батальона и три пулеметные роты, предназначенные в состав 3-го и 4-го пехотных полков 2-й дивизии, действовавшей в Салониках. Кроме того, на этом транспорте следовали четыре пулеметные роты для пополнения полков 1-й русской бригады, действовавшей на французском фронте.

Весь отряд в составе 16 рот и команд общей численностью 3500 солдат, 26 офицеров следовал под общим командованием командира 2-го батальона 4-го пехотного полка подполковника Крылова.

20 июля подполковник Крылов назначил подполковника Краузе комендантом эшелона. Подполковника Краузе за резкость и грубость недолюбливали не только солдаты, но и подчиненные ему офицеры.

В конце вторых суток плавания «Екатеринослав» шел вблизи берегов Норвегии. В это время была принята английская радиограмма, извещавшая о том, что на пути следования русского транспорта курсируют немецкие подводные лодки и что ему необходимо изменить курс. В тот момент, когда на «Екатеринослав» пришла эта тревожная радиограмма, подполковник Краузе собирался произвести учебную стрельбу из пушки, установленной на палубе. Капитан корабля, ссылаясь на английскую радиограмму, предложил подполковнику Краузе отменить учебную стрельбу, чтобы не привлечь ею внимание противника.

Капитана парохода поддержал и подполковник Крылов, предложивший Краузе провести учебную стрельбу в другое время в безопасной зоне.

Несмотря на двукратное предложение не проводить учебной стрельбы, подполковник Краузе не изменил своего намерения. Учебная стрельба была проведена.

Через час после учебной стрельбы «Екатеринослав» получил вторую английскую радиограмму: «Транспорту угрожает опасность, меняйте курс!»

После получения второй радиограммы огни на корабле были потушены, иллюминаторы закрыты, вентиляция выключена, чтобы уменьшить шум. Корабль сделал один поворот, затем, пройдя некоторое расстояние, повернул еще градусов на 45 и полным ходом на всех парах пошел в открытое море.

Подполковник Крылов собрал офицеров, коротко объяснил им обстановку и приказал подготовить своих людей; полуротным командирам — быть у своих подразделений, [53] а ротным — дежурить на палубе. Сам Крылов поднялся в капитанскую рубку.

В трюмах огромного парохода стало наблюдаться необычное оживление. Оно усилилось, когда солдаты услышали команду: «Надеть спасательные пояса!»

Солдаты быстро вскочили с нар и, надев спасательные пояса, устремились к узким трапам. Команды «Тише!», «Спокойно!» тонули в гуле встревоженных голосов. Люди из всех трюмов устремились наверх, на палубу.

Сильный ветер гнал тяжелые волны навстречу идущему в море кораблю. Скоро ветер сменился бурей. Огромные волны поднимались все выше, все яростнее били о борг корабля. Содрогаясь всем корпусом, «Екатеринослав» шел вперед, удаляясь от опасного места.

Спустя некоторое время пароход вышел из опасной зоны. Люди немного успокоились. Солдаты спустились в трюмы, офицеры разошлись по своим каютам...

Поступок подполковника Краузе вызвал глубокое возмущение солдат. Они расценили его как намерение выдать транспорт врагу.

Поступок Краузе вызвал резкое осуждение и у офицеров. Капитан корабля потребовал от подполковника Крылова посадить подполковника Краузе под арест и по прибытии во Францию доложить о случившемся представителю императорского правительства при французской главной квартире генералу Жилинскому.

По-своему переживал этот случай и подполковник Краузе. Забившись в каюту, он в течение пяти суток, пока продолжалось плавание, не показывался на палубе.

29 июля в 10 часов утра «Екатеринослав» прошел портовые ворота Бреста и, несколько замедлив ход, тихо остановился у причала. Всю пристань заполнил народ. Тысячи жителей Бреста собрались сюда еще задолго до прихода русского парохода, чтобы встретить русские войска. Встреча была такой же радушной, как и в Марселе.

По прибытии в Брест подполковник Крылов в сопровождении портовой администрации отправился к городским властям, а подполковник Краузе стал готовить войска к высадке.

Приняв рапорты ротных командиров, Краузе обошел выстроенные роты, поздоровался с ними и поздравил с благополучным прибытием в союзную державу. Хотя он и старался внешне быть спокойным, ему это однако не удавалось. После инцидента с учебной стрельбой Краузе [54] испытывал затаенную тревогу и вместе с тем раздражение. Встречаясь взглядами с окружающими его солдатами, он чувствовал, что люди его поступок расценивают как преступное самоуправство, которое могло стоить им жизни.

Прибывшие в Брест русские войска после торжественного обеда, устроенного им городскими властями, по железной дороге отбыли в отведенные им районы расквартирования.

1 августа в 10 часов утра по местному времени к станции Марсель подошел первый эшелон со 2-м батальоном подполковника Крылова. Вскоре к станции подошел и второй эшелон с 3-м батальоном подполковника Краузе.

В Марселе, как и в Бресте, русских солдат встречали местные власти и представитель русского генерального консульства ротмистр Барбашевский. Когда церемония представления и встречи закончилась, Барбашевский по просьбе губернатора Марселя сообщил подполковнику Крылову, что для размещения офицеров отведена гостиница «Режине» в Марселе, а для солдат — бараки лагеря де-Ларме, расположенные в окрестностях города.

Марсель являлся последним пунктом, откуда после трех-, четырехдневного отдыха батальоны, предназначенные для пополнения русских войск, сражавшихся на Салоникском фронте, должны были отправиться в новый переход — до Салоник.

Личный состав этих батальонов, как и личный состав 1-й бригады, был взят непосредственно из частей действующих армий. Перед отправкой во Францию и во время пути следования до Франции солдаты не получали денежного содержания, не имели мыла, табака. Командование отряда обязано было выдать солдатам денежное содержание и позаботиться о приобретении ими всего необходимого.

Однако это сделано не было. В день прибытия в Марсель начальник отряда подполковник Крылов издал приказ, запрещавший выдачу увольнительных записок в город всем нижним чинам. Чтобы гарантировать исполнение приказа и соблюдение надлежащего порядка в пункте расквартирования войск, подполковник Крылов запретил также и выдачу причитавшегося солдатам содержания. Он разрешил лишь выдать по 1500 франков на роту, исходя из среднего расчета по 6 франков 50 сантимов на солдата. [55]

Приказ подполковника Крылова вызвал большое недовольство солдат, так как лишал их возможности приобрести все, в чем они испытывали острую нужду.

Это недовольство возросло еще больше, когда некоторые командиры рот, получив отпущенные для солдат деньги, использовали их на свои личные цели. Так поступили, например, командир 10-й роты поручик Чернышев, прокутивший солдатские деньги в одном из ресторанов Марселя, и командир 11-й роты поручик Тарновский, присвоивший две трети солдатских денег.

Поступок поручика Чернышева вызвал открытое возмущение солдат 10-й роты. Они отказались от присланных им поручиком Чернышевым 300 франков и потребовали в барак командира роты, чтобы объясниться с ним лично. Фельдфебель роты Саенко, встревоженный тем, как реагировали солдаты роты на неблаговидный поступок своего командира, отправился к дежурному офицеру подпоручику Беляеву и доложил ему о том, что в роте неспокойно. Он попросил разрешения отправиться в город и пригласить в барак поручика Чернышева. Дежурный офицер не придал значения докладу фельдфебеля и не разрешил ему идти к командиру роты.

Узнав, что дежурный офицер не разрешил Саенко идти к ротному командиру, солдаты заволновались еще больше. Возникло стихийное собрание роты. Раздавались возмущенные голоса, призывавшие положить конец беззаконию и произволу. Волнение в 10-й роте привлекло к себе внимание солдат других подразделений, и скоро возле барака 10-й роты собралась большая толпа.

Волнение солдат 10-й роты передалось в другие подразделения отряда, в частности в 11-ю роту, пулеметную команду и нестроевую роту, где командиры рот также бесцеремонно распорядились солдатскими деньгами. К открытому возбуждению солдат этих рот прибавилось скрытое недовольство солдат других рот.

Размещаясь вместе с солдатами, фельдфебели и унтер-офицеры знали лучше настроение солдат, чем офицеры. Они видели возбужденное состояние солдат, понимали причины этого, но сделать сами ничего не могли. Еще задолго до возмущения солдат фельдфебели и унтер-офицеры докладывали ротным командирам о настроении солдат. Ротные командиры оставались глухи к их докладам и предупреждениям.

А волнение среди солдат, между тем, все ширилось. [56]

Несмотря на усиленные наряды часовых у ворот лагеря и усиленный патруль вне лагерной черты, солдаты большими партиями отправлялись в город без увольнительных записок.

Такое поведение солдат вызвало новую реакцию командования. Утром 2 августа подполковник Крылов через своего адъютанта передал дежурному офицеру, что его приказ от 1 августа остается в силе. Причем во избежание повторения самовольных отлучек нижних чинов Крылов приказал дополнительно усилить наряды часовых и выслать патрулей в город.

Это новое распоряжение не произвело никакого впечатления даже на дежурного офицера. Он молча выслушал приказание начальника отряда и сказал, что необходимые меры будут приняты.

Утро 2 августа в лагере прошло спокойно. Так как в этот день не было никаких занятий, солдаты собирались группами и спокойно разговаривали, пели песни.

Передав дежурному офицеру распоряжение начальника отряда, адъютант 2-го батальона прапорщик Маслов поехал в город проверять службу высланных нарядов патрулей. Маслов взял с собой фельдфебеля 1-й пулеметной команды Лисицкого в качестве переводчика.

На одной из улиц Марселя прапорщик Маслов встретил группу солдат. Многие из них ушли из лагеря самовольно. Маслов арестовал солдат, не имевших увольнительных записок, и под конвоем патрулей отправил к дежурному офицеру лагеря.

Объезжая на машине одну улицу за другой, прапорщик Маслов встретил вторую группу солдат. Он остановил машину и стал проверять у них документы. Обнаружив, что ни у кого из них нет увольнительных записок, он нанес некоторым солдатам удары бамбуковым хлыстом. В несколько секунд солдаты были окружены толпой французских граждан. Раздались крики негодования. Один француз отделился от толпы, подошел к Маслову и сказал ему на чистом русском языке:

— Ваш поступок, господин прапорщик, — позорный поступок! На глазах у публики вы унижаете свое достоинство и достоинство солдата. Пора отказаться от деспотизма. Солдаты союзных армий свободно гуляют по городу, а вы своих солдат держите на положении арестантов да еще позволяете себе публично оскорблять их.

Эти слова привели в бешенство прапорщика Маслова. [57]

Не отдавая себе отчета в действиях, он закричал: «Замолчать, мерзавец!» — и тут же, обращаясь к фельдфебелю Лисицкому, приказал арестовать француза и отвести в ближайший участок полиции. Но в этот момент кто-то из толпы сказал громко по-русски:

— Успокойтесь, господин офицер! Вы забываете, где находитесь. Вы ведь не у себя дома. У нас, во Франции, есть свои органы власти и свои порядки...

Маслов остановился. Только теперь он понял, что зашел слишком далеко. Ему ничего не оставалось, как ретироваться.

По пути Маслов встретил офицера французской службы капитана Барбье. Коротко доложив ему через переводчика Лисицкого о только что происшедшем случае, Маслов сказал:

— Прошу вас принять меры к розыску этого гражданина, выяснить его личность и передать административным властям.

Французский офицер с безучастным видом выслушал Маслова, ничего не ответил, откозырял и пошел своей дорогой.

Между тем прапорщик Маслов поспешил в гостиницу «Режине» с докладом начальнику отряда.

Подполковник Крылов, выслушав доклад Маслова, вызвал командира пулеметной роты поручика Любимова и приказал ему немедленно нарядить роту в патруль, чтобы задержать всех русских солдат, которые ушли в город без увольнительных записок. Старшим патрульной роты он приказал назначить фельдфебеля пулеметной роты. Затем подполковник Крылов позвонил коменданту французской службы города и попросил его дать приказание дежурным полицейским чинам задерживать всех русских солдат и направлять их к дежурному офицеру лагеря.

Началась массовая безобразная облава на русских солдат по всему городу. В то время когда готовился этот поход против солдат отряда, самовольно ушедших в город, в лагере уже были арестованные за самовольную отлучку солдаты, часть из них стояла под ружьем, часть сидела на гауптвахте. С началом массовой облавы из города стали поступать новые группы задержанных солдат.

Рассеявшаяся было в лагере напряженная атмосфера стала накаляться вновь. Солдаты группами собирались к офицерскому собранию, где стояли под ружьем задержанные [58] солдаты, и требовали от дежурного офицера выйти к ним и объяснить, кто дал право французской полиции арестовывать русских солдат.

Дежурный офицер несколько раз выходил к собравшимся солдатам, отвечал на их вопросы и каждый раз приказывал разойтись. Но солдаты не выполняли его приказа и продолжали оживленно обсуждать происходившие события. Число солдат увеличивалось. Их собралось уже свыше двухсот. Они решительно протестовали против действий начальника отряда и чинов французской полиции. Возбуждение солдат росло, и скоро они направили дежурному офицеру следующее категорическое требование: освободить всех арестованных, выдать полностью положенные всем солдатам деньги и, наконец, разрешить солдатам отряда увольнение в город.

Категоричность, с какой были изложены эти требования, встревожила дежурного офицера. Боясь обострить положение, он приказал своему помощнику фельдфебелю Горшкову освободить всех арестованных солдат, несших наказание под ружьем. Окрыленные первым успехом, солдаты двинулись к бараку, где размещалась гауптвахта и содержались арестованные.

Там они вызвали караульного начальника старшего унтер-офицера Смелого и предложили ему немедленно освободить арестованных. Караульный начальник заявил, что без разрешения дежурного офицера выполнить это требование он не может, и отправился с докладом к дежурному офицеру.

Только теперь дежурный офицер понял всю серьезность создавшегося положения. Он приказал караульному начальнику освободить всех арестованных, а потом позвонил подполковнику Крылову и доложил ему о случившемся.

Начальник отряда не оценил по-настоящему смысла происходивших в лагере событий и, выслушав устный доклад дежурного офицера, предложил ему донести об этом в письменной форме.

Освободив арестованных, толпа солдат с песнями двинулась по главной линейке лагеря. Здесь солдаты встретились с пулеметной командой во главе с фельдфебелем, готовившейся идти патрулировать по городу. Солдаты предложили пулеметчикам присоединиться к ним. На это предложение фельдфебель Лисицкий ответил вначале окриком, а затем пытался применить оружие. Он обнажил [59] шашку, но воспользоваться его ему не удалось. Кто-то нанес ему такой сильный удар, что он выпустил шашку из рук, упал и потерял сознание. Обстановка накалялась.

В то время, когда происходил этот инцидент, в лагерь де-Ларме приехал подполковник Краузе. Приняв от дежурного офицера рапорт, Краузе обратился к нему с вопросом: «Что у вас происходит, господин подпоручик?» На это дежурный офицер с деланным спокойствием ответил: «Был маленький шум, господин подполковник, и своего рода демонстрация. Но теперь порядок восстановлен, и в лагере спокойно...»

На вопрос Краузе, что послужило причиной беспорядка, дежурный офицер сдержанно ответил, что 10-я рота осталась недовольна тем, что ей не выдали денег. Поэтому солдаты подняли шум. Однако сейчас все улажено, и порядок восстановлен.

Краузе почувствовал, что дежурный офицер умышленно сглаживает остроту положения. Поэтому он не стал больше задавать ему вопросов и приказал раньше положенного времени играть вечерний поверочный сбор.

В это время подполковник Краузе увидел фельдфебеля Лисицкого, которого сопровождали два солдата в местную аптеку на перевязку. На вопрос Краузе, что с ним, Лисицкий ответил, что на него напала пьяная толпа солдат, обезоружила и избила.

Краузе стало ясно, что события в лагере носят необычный характер, и он решил применить свое излюбленное средство — окрик и расправу и над правым и над виноватым.

Еле сдерживая охватившее его бешенство, он вместе с дежурным офицером направился к ротам, выстроенным на вечернюю поверку.

— Чем вы недовольны? — обратился к ним Краузе, но ответа не получил. — Чем недовольны? — повторил он вопрос.

Наконец раздались голоса:

— Почему нам не дают денег? Почему не пускают в город? За что арестовывают? Над нами смеются наши союзники французы!

Краузе переходил от одной роты к другой, задавал один и тот же вопрос и везде получал одни и те же ответы. Обойдя роты, он остановился перед строем и сказал: [60]

— Что вам полагается — будет выдано завтра. Думаю, разрешится вопрос и об увольнении в город.

Началась перекличка, а за ней — пение молитвы и государственного гимна. Обычно стройное исполнение гимна на этот раз отличалось разнобоем и неслаженностью: мысли солдат были заняты другим.

Казалось, что на этом все события дня закончатся. Но получилось иначе. После исполнения гимна и молитвы роты не распустили, они остались на месте. Наступило еще более тягостное молчание. Краузе какими-то особенно злыми глазами следил за солдатами, стоявшими в строю; тысячи солдатских глаз настороженно смотрели на него. Так продолжалось несколько минут. Наконец Краузе снова стал обходить роты. На этот раз он пошел не по линии фронта, а между шеренгами. Лицо его было искажено злобой, которую он уже не мог сдержать. Проходя между шеренгами, Краузе следил за малейшим движением солдат, за выражением их лиц. Наконец он остановился против первой пулеметной команды и громко сказал:

— Всех солдат, стоявших под ружьем и снятых толпой буйствующих, вернуть сейчас же под ружье! Всех сидевших на гауптвахте и выпущенных толпой водворить под арест! Выйти из строя всем, кто принимал участие в беспорядках; два шага вперед, шагом марш!..

Однако в строю никто не шевельнулся. Дежурный фельдфебель Горшков, стоявший позади дежурного офицера, крикнул:

— Выходи, ребята, не бойся, преступление ваше невелико. Наказание не будет строгим.

Краузе, грубо оборвав Горшкова, сказал:

— Ошибаешься, здесь пахнет расстрелом!

После этих слов в рядах началось движение, послышались приглушенные голоса, но солдаты по-прежнему остались на своих местах.

Выждав несколько минут, подполковник Краузе приказал распустить солдат, а сам пошел по главной линейке. Будучи не в силах сдержать охватившее его бешенство, он начал наносить своим бамбуковым хлыстом удары каждому встречному солдату. Раздались крики: «Бей немца!», «Бей тирана!» В один миг несколько человек набросились на Краузе. Кто-то из солдат сильно ударил его кулаком по голове. Краузе зашатался, выпустил из рук бамбуковый хлыст, но удержался на ногах и не [61] упал. За первым ударом последовал второй. Краузе побежал. В это время от общей группы солдат отделились три — четыре человека и бросились ему наперерез. Молча, без шума и крика, солдаты настигли Краузе. После непродолжительной борьбы он упал и больше не двигался. Наступившая темнота скрыла и подробности происшедшей драмы, и ее участников. Только поздно ночью у лагерного барака № 2 был обнаружен в бессознательном состоянии подполковник Краузе. Весь лагерь был уже погружен в глубокий сон. Через час Краузе скончался, не приходя в сознание.

Убийство подполковника Краузе привело в движение весь механизм царской России. По ходатайству военного министра Николай II предоставил представителю русского императорского правительства во Франции генералу-от-кавалерии Жилинскому по военно-судной части права командующего фронтом и потребовал от него «навести силой порядок в войсках скорыми и энергичными мерами».

Утром 3 августа начались аресты солдат. Вначале было арестовано 15 человек. К вечеру арестовали весь личный состав 3-й пулеметной команды. Команду разоружили и под конвоем отправили в Марсельский порт. Здесь она была погружена на товарный транспорт и вывезена в форт Сен-Жан, на восточном берегу Средиземного моря.

Следственная комиссия свою работу закончила очень быстро. И хотя ни одного подлинного виновника смерти подполковника Краузе установлено не было, 26 солдат и унтер-офицеров были преданы военно-полевому суду.

21 августа 1916 года в лагере Майльи состоялось заседание военно-полевого суда. Опасаясь возможных эксцессов, командование русских войск во Франции распорядилось вывести из лагеря все тыловые части и маршевый батальон 1-й русской бригады.

Судебное разбирательство также не выявило конкретных виновников смерти подполковника Краузе. Все показания немногочисленных свидетелей опровергались и самими подсудимыми и большинством многочисленных свидетелей защиты.

Но недаром глаза древней богини правосудия Фемиды плотно закрыты повязкой. Военно-полевой суд, состоявший из офицеров 1-й бригады, после небольшого совещания вынес решение: из 26 человек, обвиняемых в убийстве [62] подполковника Краузе и «в явном восстании с намерением воспротивиться начальству и нарушить долг службы», 8 человек подвергаются лишению всех прав состояния и смертной казни, 18 человек освобождаются за недостаточностью улик.

Кровавая рука царского правосудия сделала свое черное дело. К расстрелу были приговорены: рядовой нестроевой роты Степанов, старший унтер-офицер 3-й пулеметной команды Лукичев, младший унтер-офицер нестроевой роты Гладков, рядовой 10-й роты Степанов, старший унтер-офицер 1-й пулеметной команды Романов, рядовой 3-й пулеметной команды Барандич, рядовой 5-й роты Салбанов и рядовой 10-й роты Соловьев.

В три часа ночи 22 августа приговор военно-полевого суда был приведен в исполнение.

Часть вторая. Под небом Франции

Глава I. Наступление на форт Бримон

27 февраля (12 марта) 1917 года пал оплот русского самодержавия — царизм. Февральские события вызвали огромный политический подъем в рядах старой царской армии. Всколыхнули они и солдат русских частей во Франции. Собираясь группами, они обсуждали события, происходившие на родине, и с большим жаром говорили о том, что с падением царизма должен наступить конец войне, а следовательно, не за горами и день возвращения на родину.

Однако Россия продолжала вести войну. Временное правительство, связанное, как и царское правительство, с англо-французским капиталом, продолжало политику царской России. Оно стремилось отгородить армию от народа и революции, сделать ее послушной воле новых хозяев буржуазной России.

К моменту Февральской буржуазно-демократической революции в России численность русских войск во Франции возросла. В сентябре 1916 года во Францию прибыла 3-я русская бригада, которая вместе с 1-й бригадой вошла в состав 1-й русской дивизии. Начальником дивизии был назначен начальник 1-й бригады генерал Лохвицкий.

Февральская революция застала русские войска во Франции на передовых позициях. 1-я бригада занимала ответственный участок фронта в районе города Реймса у форта Бримон, а 3-я бригада, только что сменившаяся с позиции Мурмелон ле-Гран, сильно потрепанная, находилась на отдыхе в учебном лагере Майльи. Но этот отдых был кратким: французское командование готовилось к большому весеннему наступлению. В начале марта 3-я бригада согласно приказу заняла боевую линию фронта на участке между Бермерикур и рекой Эн. [66]

Не зная французского языка, постоянно находясь на боевой линии фронта, почти не общаясь с гражданским населением и солдатами французской армии, русские солдаты располагали самыми отрывочными, а иногда и заведомо неправильными сведениями о том, как проходила Февральская революция в России.

Однако, когда русские солдаты во Франции узнали о революции в России, они воспрянули духом и ждали от нее чего-то необычно нового, большого. И в первую очередь, конечно, конца войны, установления мира и возвращения на родину.

Вести о свержении в России царизма с каждым днем все глубже проникали в толщу солдатских масс русских войск во Франции. Солдаты всячески стремились узнать больше правды о революции в России. Наконец встал вопрос об избрании солдатских представителей для работы и связи с командованием. Через несколько дней этот вопрос был разрешен положительно, в качестве представителей солдат были избраны особые ротные делегаты.

Делегатов в условиях фронта приходилось выбирать не на собраниях, а так называемым «опросом». Вскоре в 1-й бригаде выборы солдатских делегатов закончились во всех ротах полков. Норм представительства не было, выбирались где один, а где два делегата от роты.

Первое, что солдаты поручали своим избранникам в «Наказе», заключалось в том, чтобы выяснить у командования, будут ли бригады выведены в тыл или их бросят в большое весеннее наступление, которое, по данным, имеющимся у солдат, готовилось французским командованием. По инициативе наиболее активных солдат было созвано нелегальное собрание избранных делегатов, на котором обсуждался вопрос о революции в России и готовящемся наступлении.

Революционный подъем у русских солдат во Франции нарастал. Росла и популярность избранных делегатов. Ротные делегаты вначале робко, а затем все смелее и увереннее стали ставить перед командованием бригады волнующие солдат вопросы.

Командование дивизии настороженно следило за ростом революционных настроений солдат и деятельностью ротных делегатов. Наиболее реакционная часть офицеров пыталась мешать всем мероприятиям солдат, направленным на сплочение революционных сил, на рост политического сознания. [67]

Офицеры по-разному восприняли революцию. Одни думали о ней с тревогой и надеждой, другие относились к революции явно враждебно. Тем не менее все они тщательно скрывали ее от своих солдат.

Солдаты маршевых батальонов больше знали о происходивших на родине событиях. Они имели некоторую возможность общаться с гражданским населением, могли купить журнал, газету, имели связь с солдатами союзников. Все это давало им возможность узнавать, хотя бы из буржуазной печати, о том, что происходит в далекой России.

Однажды утром в 1-м маршевом батальоне в лагере Майльи произошло событие, взволновавшее всех солдат. Перед выходом на обычные утренние занятия солдатам было предложено явиться на общебатальонное собрание. «Что это за собрание?» — спрашивали друг друга солдаты. Слово «собрание» для подавляющей массы солдат было незнакомо.

Собрание созывалось по инициативе группы солдат маршевого батальона, несмотря на запрещение командования. Члены инициативной группы батальона солдаты Волков, Козлов и Махонько рассказали о революционных событиях в России, о том, что вышел новый закон, который называется «Декларация прав солдата». «Наше командование, — объявила в заключение инициативная группа, — об этом знает, но почему-то все скрывает от нас...»

Офицеры в этот день в казармы не показывались. Однако перед вечерней поверкой командиры рот собрали солдат и объявили им приказ «о больших государственных переменах в России», о «Декларации прав солдата» при этом ничего сказано не было.

На молитве же в этот вечер гимн «Боже, царя храни», положенный по уставу, уже не пели.

В боевые части русской дивизии, расположенные на передовых позициях, весть о революции в России пришла несколько позже. Солдаты торжествовали. Они кричали «ура», поздравляли друг друга, целовались; на лицах расцветали улыбки. Одни говорили с восторгом: «Ну, настал конец войне», другие — «Настал долгожданный мир», а третьи уверенно заявляли: «Дождались, наконец, светлого дня — возвращения в свободную Россию».

Находились смельчаки, которые вылезали на бруствер и кричали в сторону немцев: «Эй, камарад, мир настал!», «Эй, камарад, русского царя нет! Гоните и вашего кайзера!» [68]

Зерно, брошенное весной в плодородную почву, быстро прорастает. Так было и с революционным движением среди русских солдат во Франции. Интерес к событиям на родине возрастал по мере того, как из России приходили новые вести. Солдаты возлагали большие надежды на новое правительство в стране, на Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, который, как они рассчитывали, должен дать им мир, свободу и помочь возвратиться на родину.

Русское командование во Франции расценивало настроение солдатских умов как «опасное, нездоровое течение». Оно видело, что солдаты понимают ход событий в России и активно реагируют на них, что среди солдат растет авторитет и влияние небольшой, но политически высокосознательной солдатской группы, которая ориентирует солдат во всех вопросах революции. Чтобы дискредитировать эту передовую часть солдат, русское командование потребовало от французских властей объявить французским солдатам соседних с русскими частей и населению, живущему близ русских лагерей, что эти русские солдаты являются «пораженцами» и что их следует остерегаться.

Французская реакция пришла на помощь русской реакции. «Русские солдаты уже вышли из повиновения своих офицеров, — заявляла французская реакционная печать, — не хотят воевать, отказываются выступать на фронт, а те из них, которые еще стоят на фронте, пытаются оставить свои позиции и выйти в тыл».

Все это было сплошным вымыслом. Тем не менее реакционные силы продолжали действовать. Они стали требовать, чтобы французские власти, впредь до восстановления в русских войсках порядка, запретили французам общаться с русскими. Они требовали запретить продажу русским солдатам вина и вообще всех товаров. Генерал Лохвицкий охотно откликнулся на это и издал свой особый приказ. В параграфе первом этого приказа говорилось:

«Нижним чинам, свободным от занятий, строго воспрещается шататься на дороге и у ларьков торговцев...»

Параграфом вторым объявлялось:

«Кофейня госпожи Фера закрывается на восемь дней (за то), что содержательница кофейни, несмотря на запрещение, продала русскому солдату вина»{11}. [69]

Реакционное русское офицерство и начальники французских гарнизонов клеветой на русских солдат стремились создать враждебную атмосферу вокруг русской дивизии. Они рассчитывали таким путем подавить революционные настроения русских солдат и заставить их продолжать проливать свою кровь за интересы французских банкиров.

Однако трудящиеся массы Франции сочувствовали русским солдатам и понимали их тяжелое положение в чужой стране. Вопреки запрещениям гражданское население по-прежнему старалось помочь русским солдатам всем, чем могло. Владельцы торговых заведений по-прежнему продавали русским солдатам вино, сигареты, продукты; французские солдаты приносили газеты, журналы и рассказывали все, что сообщала о революционных событиях в России французская и английская печать.

Между тем события в России нарастали и принимали такой характер, что скрывать их далее от солдат стало невозможно. Получая все более широкую информацию о революции в России, солдаты сначала робко, а затем все смелее стали просить командование ставить их в известность о том, что происходит на родине, объявлять приказы нового правительства. Однако командование дивизии продолжало держать солдат в неведении. Тогда солдаты приступили к организации в дивизии солдатских комитетов. Эти комитеты сыграли решающую роль в судьбах русских солдат, проданных царским правительством французским банкирам.

В конце марта 1917 года из штаба IV французской армии поступил приказ, который обязывал русскую дивизию начать подготовку к наступлению на форт Бримон, находившийся в руках противника. Время начала наступления, по военным соображениям, не указывалось. Готовясь к большому весеннему наступлению, командование IV армии отвело для наступления русской дивизии довольно широкий участок фронта, включавший весь сектор занятого противником укрепленного района форта Бримон.

В приказе подчеркивалось, что противник в свою очередь развил интенсивную подготовку к наступлению и концентрирует на этом участке большие силы. По имеющимся сведениям, говорилось в приказе, можно предположить, что он готовится к атаке русских позиций, намереваясь использовать для нее дни русской пасхи.

В развитие этого приказа русское командование отдало [70] приказ по 1-й и 3-й бригадам, запрещавший увольнение в тыл не только солдатам и унтер-офицерам, но и офицерам. Командирам рот вменялось в обязанность быть постоянно на боевом участке своих рот.

Началась подготовка к наступлению. Подтягивались резервы, проводилась перегруппировка войск, усиливалась артиллерия, на исходных для наступления позициях возводились все новые и новые инженерные сооружения.

Дни конца марта и начала апреля были пасмурными, туманными и дождливыми, а ночи очень темными. Это способствовало маскировке проводимых дивизией работ. Ни прожекторы, ни осветительные ракеты, выпускаемые противником, не могли обнаружить, что делается на боевом участке русских войск.

Часовые, дозоры и секреты были усилены и бдительно несли свою службу. Они с большим вниманием прислушивались к малейшему звуку и шороху, раздававшимся на позициях противника, зорко вели наблюдение.

Деятельно готовясь к наступлению, солдаты русской дивизии вместе с тем готовились отметить и праздник пасхи. Несмотря на приказ командования, запрещавший отлучки и увольнения, последние три дня перед пасхой днем и ночью город Реймс посещали многие русские солдаты. Из-за близости позиций и частых артиллерийских обстрелов жителей в Реймсе было очень мало и торговля в нем не была такой оживленной, как обычно в более отдаленном прифронтовом городе. Но в предпасхальные дни она настолько оживилась, что и покупатели и продавцы на время забыли, что идет война.

В подвалах, где происходила торговля, была большая толкотня... Хозяева импровизированных «ресторанов» и члены их семей не жалели ног, стараясь как можно скорее и лучше обслужить русских солдат, которые платят за все столько, сколько с них запросят. И французы и русские солдаты от обоюдного удовольствия добродушно улыбались и говорили друг другу комплименты.

Разговор дополнялся жестами, мимикой, улыбкой и смехом, дружеским хлопаньем по плечу. Затем и покупатели и продавцы любезно раскланивались, горячо пожимали друг другу руки, обещали поддерживать знакомство, переписываться и заключали беседу словами «Бош капут!»

С наполненными вином флягами и другими праздничными [71] покупками, какие можно было достать в городе Реймсе, солдаты возвращались в окопы.

И вот наступили пасхальные дни. Всю ночь на 16 апреля 1917 года солдаты обеих бригад не спали, сохраняли абсолютную тишину и ожидали сигнала к атаке немецких позиций. Ночь была тихая, но сырая: шел мелкий дождь. К утру сделалось еще хуже: серое небо плотнее затянулось тучами и дождь усилился. Все солдаты промокли до нитки. За несколько минут до начала атаки русские бригады накрыл сосредоточенный артиллерийский огонь противника. Немцы узнали о готовящемся наступлении русских и обрушили на их траншеи ураганный огонь артиллерии. Затем появилась авиация и стала бомбить позиции русских.

Однако этой контрподготовкой противнику не удалось сорвать атаку русских войск. Ровно в 6 часов утра, в час, назначенный приказом, послышались сигналы к атаке. В одно мгновение на всем занимаемом русской дивизией участке началось движение. Солдаты, быстро продвигаясь вперед, за 20 минут преодолели двухкилометровое расстояние до первых линий обороны противника. Но здесь они встретились с большими трудностями: из-за недостаточной артиллерийской подготовки около двадцати рядов проволочных заграждений противника не были разрушены, сохранилось много пулеметных и других огневых точек. В таких условиях русские войска вынуждены были начать штурм укрепленных позиций врага. Под артиллерийским и пулеметным огнем немцев русская дивизия, неся большие потери, начала атаку первых линий траншей неприятеля.

С обеих сторон полетели сотни ручных и ружейных гранат... Проделывая проходы в проволочных заграждениях, солдаты вырывали руками железные и деревянные колья проволочных сетей противника и двигались вперед.

Напряженный бой, в котором обе стороны дрались с одинаковым упорством, длился непрерывно 8 часов. Только в 2 часа дня были наконец взломаны мощные ряды проволочных заграждений противника, уничтожены пулеметные гнезда и взяты первая и вторая линии немецких укрепленных позиций.

На флангах русских бригад наступали французские части. Обстановка и на их участках была такая же, как и в полосе наступления русской дивизии. Но французы не смогли выдержать артиллерийского огня и контрнатиска [72] немцев и отступили на исходные позиции, не удержав ни одной из вражеских траншей.

Отступление французов создало опасное положение для русских войск. Немецкое командование двинуло свои войска в образовавшийся разрыв, в обход 1-й русской бригады, намереваясь ударить ей во фланг и тыл. Бой на участке русской дивизии стал еще ожесточеннее. Но маневр немцев успеха не имел. Дивизия отразила фланговый удар противника и удержала за собой занятые траншеи. Успеху этого боя немало способствовала смелость и находчивость офицера пулеметной роты прапорщика Смирнова. Когда немцы стали просачиваться в образовавшийся прорыв, охватывая фланг 1-й бригады, прапорщик Смирнов направил на них огонь всех пулеметов своей роты и заставил врага отступить.

Немцы, усиливая напор, рвались вперед, пытаясь стремительным натиском сломить сопротивление русских войск. Но преодолеть сосредоточенный и меткий пулеметный огонь русских им не удалось. Тем временем части 1-й и 3-й русских бригад заняли третью линию окопов врага. Шел двенадцатый час непрерывного боя. Контратаки немцев стали ослабевать. Прекратились рукопашные схватки. Противник наконец дрогнул и начал постепенно отходить, укрываясь в линиях траншей в глубине обороны.

В 19 часов русская дивизия, выиграв этот тяжелый бой, стала укрепляться по линии канала Эн{12} и полотна железной дороги у подножия холма форта Бримон.

Однако ни в первый день наступления, ни в последующие дни форт взят не был. Это явилось следствием больших потерь русских бригад и возрастающего сопротивления свежих сил противника.

Бой 1-й русской дивизии у форта Бримон явился частью того большого весеннего наступления французов, которое было предпринято ими совместно с англичанами в апреле 1917 года. Это наступление, подготовленное новым французским главнокомандующим генералом Нивелем, сменившим генерала Жоффра, было одним из самых кровопролитнейших наступлений в первой мировой войне. В нем участвовали миллионные армии и тысячи орудий. Наступление было организовано очень неумело. Французское командование не использовало опыт успешного [73] наступления русской армии летом 1916 года и дорого поплатилось за это. Огромные, ничем не оправданные потери французских войск вызвали возмущение французских солдат. Во французской армии начались революционные выступления. Французские солдаты требовали прекращения войны и отказывались продолжать наступление, начавшееся столь неудачно.

Солдаты русской дивизии полностью разделяли мнение своих французских товарищей о необходимости кончать затянувшуюся преступную войну. Они энергичнее и раньше, чем их боевые товарищи французы, повели борьбу против войны.

В конце марта 1917 года на одной из окраин Реймса в подвале полуразрушенного стекольного завода состоялось первое нелегальное собрание солдатских депутатов от рот и команд полков 1-й бригады. Кроме представителей от солдат, на этом собрании присутствовал и один офицер французской службы, переводчик при русских частях ля-Пельтье, в совершенстве владеющий русским языком. Он быстро вошел в доверие не только членов будущего руководства комитетов, но и вообще всех солдат, которые знали его. Доверие и расположение к себе ля-Пельтье заслужил тем, что держался с солдатами просто, часто разговаривал с ними на различные темы. Особенно располагал он к себе солдат тем, что, здороваясь и прощаясь с ними, всегда пожимал им руку, чего не делал никто из русских офицеров.

Когда в России совершилась Февральская революция, ля-Пельтье первый рассказал об этом солдатам 1-й бригады и сообщил им о том, что русский царь отрекся от престола. Ля-Пельтье читал и переводил солдатам французские газеты, рассказывал, как протекает в России революция, выдавал себя за революционера, многократно заявляя, что он всей душой сочувствует русским рабочим, прогнавшим царя, добывшим свободу, и радуется их успеху.

Руководили собранием члены военных организаций РСДРП большевики Быстров и Савин.

Эти товарищи пользовались большим авторитетом у солдат 1-й бригады. Об их принадлежности к РСДРП(б) знали немногие солдаты, но всех их влекло к этим людям, которые могли дать правильную оценку всем вопросам текущей политики, волнующим солдат.

После Февральской революции товарищи Быстров и [74] Савин были главными организаторами всех революционных выступлений солдат 1-й бригады. К сожалению, им не пришлось в дальнейшем руководить революционными действиями русских солдат. Быстров умер от тяжелых ран, полученных в кровавых боях у форта Бримон. Савин в тех же боях потерял ногу и долгие месяцы находился на излечении, в строй он не вернулся.

Однако дело, начатое ими, дало свои плоды и оказало решающее влияние на весь дальнейший ход борьбы русских солдат во Франции за свои права.

На повестке дня собрания стояли два животрепещущих вопроса: доклад о ходе революции в России; о наступлении русской дивизии на форт Бримон.

Доклад и обмен мнениями по первому вопросу слились со вторым вопросом и встали во всей своей остроте. «Воевать за буржуазию надоело всем!», «Время повернуть оружие против правящих классов» — таков был общий смысл всех речей. Все присутствовавшие сходились на том, чтобы не идти в наступление, не бросать дивизию заведомо на уничтожение.

Было решено немедленно потребовать от русского командования снять дивизию с фронта, предоставить ей в тылу заслуженный отдых и, не возвращая больше на фронт, отправить в Россию.

Были избраны делегаты, которых послали в штаб дивизии с просьбой вывести бригады с позиций и дать им в благоустроенном лагере заслуженный отдых, как это делалось во французских и других союзных войсках. Эта просьба мотивировалась тем, что 1-я бригада со дня прибытия во Францию уже 10 месяцев находится на передовой и за все это время не имела ни одного дня отдыха. То же самое говорилось и о 3-й бригаде, которая находилась в таких же условиях с момента вступления ее на французскую землю.

Кроме того, делегации поручалось настоятельно потребовать от командования, чтобы оно после вывода бригад в тыл объявило солдатам все приказы Временного правительства и «Декларацию прав солдата». Собрание приняло также решение в случае отказа командования выполнить эти требования самостоятельно, снять дивизию с фронта и вывести ее в тыл.

Когда представители солдат разошлись с собрания по своим подразделениям и начали знакомить всех солдат с решением собрания, ля-Пельтье немедленно доложил [75] своему командованию обо всем, что происходило на собрании солдатских делегатов и какие там были приняты решения.

Командование французских армий центра, которому была подчинена русская дивизия, получив информацию от своего осведомителя ля-Пельтье, приняло энергичные меры: в тылу русской дивизии была спешно расположена 334-я французская дивизия и два полка кавалерии. Этим соединениям была придана и вся артиллерия, обслуживавшая участок фронта, который занимали русские войска. Надо сказать, что русские солдаты вначале даже выражали чувство радости, узнав, что в тылу русской дивизии поставлены французские части, рассматривая их как резерв на время наступления на форт Бримон. Но, как показали последующие события, назначение этих французских частей было совсем иным.

На второй день наступления на форт Бримон, 4 (17) апреля, до трех часов дня на участке наступления русских войск было сравнительно спокойно. Лишь кое-где слышалась ружейная и пулеметная стрельба. В 3 часа дня немцы после короткой артиллерийской подготовки предприняли контратаку против русской дивизии.

С началом контратаки врага командиры ротных боевых участков донесли своему командованию о движении немецких войск и просили артиллерию открыть огонь, чтобы остановить продвижение врага, так как поредевшие подразделения не могли остановить врага собственными силами. Однако находившиеся в это время на командном пункте артиллерии командир 2-го полка полковник Иванов и командир 2-го батальона подполковник Готуа ответили: «Передайте приказание командирам твердо стоять на месте, несмотря на малое число людей. Артиллерия стоит в боевой готовности».

Между тем цепи противника приближались к русским позициям. Немецкая артиллерия вновь обрушила губительный огонь на позиции русских войск. Русские солдаты, готовясь к отражению атаки, ожидали ответного огня французской артиллерии, поддерживавшей русскую дивизию. Но артиллерия молчала. «Что за причина?!» — возмущались унтер-офицеры. «Что за предательство?!» — кричали солдаты...

Когда на некоторых участках немцы вплотную подошли к линии русской обороны, артиллерия врага замолчала. Немцы ворвались на передний край. Завязалась [76] ожесточенная борьба. Солдаты русской дивизии отражали натиск немцев огнем, а затем и штыком.

На направлении форта Бримон и деревни Бень немцы не выдержали штыкового удара русских и стали поспешно отступать. Так же успешно были отбиты контратаки немцев и на направлении между Бень и Оберив-сюр-сюит, а затем и на всем участке форта Бримон. Особенно упорной была борьба у подножия холма форта на участке 1-й русской бригады, но и здесь противник был вынужден отойти.

Полтора часа на участке русской дивизии шел напряженный бой. Русские солдаты, не получив поддержки от французской артиллерии, ружейно-пулеметным огнем и штыком отбили контратаку противника. Но в тот момент, когда на всем участке русской дивизии обозначился отход противника, на головы русских солдат посыпались снаряды французской артиллерии.

Телефонная связь с начальником артиллерии во время боя была нарушена, поэтому сигналисты-ракетчики серией сигнальных ракет просигналили, что артиллерия бьет по своим. Но французская артиллерия продолжала вести огонь по окопам, занятым русскими войсками, усиливая его с каждой минутой.

Так длилось около двадцати минут. Все это время русские войска находились под обстрелом французской артиллерии и артиллерии противника. Русская дивизия несла большие потери. Наконец французская артиллерия исправила прицел, и ее снаряды стали ложиться в расположении противника. Но «ошибка», допущенная французской артиллерией, стоила русской дивизии многих жизней. Когда бой закончился, солдаты не без основания ставили перед собой вопрос: «Можно ли объяснить «ошибку» французской артиллерии незнанием того, где проходят занятые русскими войсками линии траншей? Ведь эти окопы были захвачены русской дивизией еще накануне, и французская артиллерия знала об этом. Не связана ли эта «ошибка» с революционными настроениями солдат русской дивизии, которых так боялась французская буржуазия?»

В связи с этим небезынтересно ознакомиться с записями в дневнике французского военного министра того времени Поля Пенлеве. Вот, что он писал:

«Накануне наступления, 16 апреля, русские солдаты голосовали побригадно: принимать ли в нем участие или нет. Громадное [77] большинство высказалось в утвердительном смысле и очень храбро рубилось под Бримоном»{13}.

Запись французского военного министра не совсем точна. Бригадных собраний в русской дивизии 16 апреля не было и быть не могло, ибо русские бригады стояли не в тылу, где можно было устраивать митинги, а на первой линии фронта. Пенлеве имеет в виду нелегальное собрание солдатских делегатов, которое состоялось в конце марта в городе Реймс и на которое по оплошности инициаторов собрания проник французский осведомитель. Во всем остальном министр был прав. Русские солдаты действительно сражались храбро против неравных сил под губительным огнем противника и при бездействии французской артиллерии. Не щадя своей жизни, они защищали французскую землю.

В том же дневнике Пенлеве пишет:

«Но в следующие недели пример их Советов, их митинги, их отношение к своим офицерам деморализовали соседние французские полки, а затем действие их сказалось на всем фронте. Пришлось отправить их в тыл. Однако влияние их уже дало свои результаты»{14}.

Действительно, французские солдаты 334-й дивизии и кавалерийских полков, поставленные в тылу русских войск в качестве заградительных отрядов, когда вошли в соприкосновение с русскими солдатами, сразу нашли с ними общий язык и поняли друг друга. Французские солдаты рассказывали своим товарищам и населению прифронтовой полосы правду о русских войсках. Без преувеличений и прикрас они честно рассказали своим соотечественникам, что русские солдаты просят свое начальство лишь дать им заслуженный отдых и разрешить организовать солдатские комитеты, которые новым русским правительством в России уже допущены...

Общаясь с русскими солдатами, французские солдаты черпали те идеи и настроения, которые в конце апрельского наступления французской армии стали достоянием большой массы русских солдат. Эти идеи революционизировали французскую армию и активизировали ее борьбу против войны.

20 апреля русская дивизия была снята с фронта и отправлена в тыл.

Глава II. Первые революционные выступления солдат

Доблесть русских войск, проявленная ими в наступлении на форт Бримон, еще раз показала высокие боевые качества солдат 1-й русской дивизии. Временное правительство России вынуждено было отметить боевые заслуги русских солдат во Франции.

Спустя несколько дней после наступления на форт Бримон по ротам и батальонам бригад был зачитан приказ военного министра Временного правительства Гучкова, присланный на имя главноначальствующего русских войск во Франции генерала Палицына, который гласил:

«...Временное правительство благодарит 1-ю Особую дивизию за славные боевые подвиги и проявленную доблесть, достойную русской армии, и поручает вам представить к награде наиболее отличившихся»{15}.

Итак, казалось, что все обстояло благополучно: доблесть русских солдат в союзной Франции признана всеми и заслужила всеобщее одобрение. Солдаты дивизии довольны тем, что их заслуги оценены по достоинству и что о них знают не только во Франции, но и в России. Однако это только казалось. В действительности боевые подвиги и доблесть, проявленные русскими солдатами на полях сражений Франции, по достоинству никто не оценил.

Все говорило о нарастающей враждебности как французского командования, так и старших офицеров дивизии к революционным настроениям солдат. Плохое руководство офицеров дивизии людьми на поле сражения и их враждебное отношение к солдатам породили у солдат полное [79] недоверие к ним. По-настоящему командовали в боевой обстановке одни лишь унтер-офицеры и офицеры низших рангов (например, прапорщик Смирнов). Офицеры от командира батальона и выше управляли боем, сидя в глубоких убежищах.

Раненных в боях за форт Бримон солдат дивизии развезли по госпиталям Франции, а оставшихся в строю отвели с передовой, но вместо того, чтобы предоставить им заслуженный отдых в благоустроенном лагере, стали размещать отдельными небольшими группами в деревнях близ линии фронта.

Делалось это с единственной целью — не дать солдатам дивизии объединиться, не допустить организации в частях и подразделениях солдатских комитетов, воспрепятствовать проводимой среди солдат революционной работе.

Русское командование хорошо понимало настроение солдатских масс и знало, к чему может привести объединение батальонов, полков и бригад, если разрешить солдатам проводить открытые собрания и организовывать солдатские комитеты. Оно не могло не учитывать влияния русской революции на сознание солдат, находившихся во Франции. В дивизии все чаще и чаще можно было услышать такие лозунги: «Долой империалистическую войну!», «На фронт больше не возвращаться!», «Немедленный возврат на родину!»

Революционные настроения солдат 1-й русской дивизии вызвали тревогу не только у командования русских войск. Не меньшую озабоченность проявляло и французское командование. Волнения в русской дивизии перекликались с волнениями во французской армии, которыми закончилось большое весеннее наступление французов в 1917 году.

Спустя несколько дней после снятия дивизии с фронта среди солдат русской дивизии стал распространяться слух о скором возврате дивизии на фронт. Обеспокоенные солдаты направили к генералу Лохвицкому делегацию для выяснения положения.

Генерал Лохвицкий принял солдатских делегатов и объяснил им, что в ближайшее время дивизия на фронт не выступит и будет продолжать отдых. Заверения генерала успокоили солдат. Тем не менее революционные настроения в дивизии продолжали нарастать. Накануне Первого мая русские солдаты отправили к генералу Лохвицкому [80] новую делегацию с наказом просить начальника дивизии:

— ускорить размещение бригады на отдых в благоустроенном лагере;

— разрешить послать делегацию к Временному правительству для выяснения вопроса о возможности возвращения русских войск в Россию;

— разрешить организовать комитеты и празднование Первого мая.

— Требования солдат будут удовлетворены полностью, — заявил генерал Лохвицкий, выслушав делегацию. Но предварительно он должен испросить согласия у представителя Временного правительства генерала Палицына. Относительно лагеря он уже запросил командующего армией и просил его предоставить бригаде лагерь Невшато.

Через два дня все части русской дивизии снялись с мест расквартирования и отправились в поход, но куда — никто из солдат не знал. Знали лишь одно: командование обещало отвести для отдыха дивизии лагерь Невшато.

И вот солдаты в пути... Идут далеко от обжитых деревень. Идут шоссейными и проселочными дорогами, идут просеками соснового леса. Проходит день, за ним другой, а обещанного лагеря все нет и нет.

Через два дня части обеих бригад разместили снова во французских деревнях, по тем же чердакам и сеновалам, только эти деревни находились далеко в тылу. Не успели люди разместиться, как было получено распоряжение построить роты для зачтения им приказа генерала Лохвицкого. В приказе говорилось, что на месте нового расквартирования части дивизии должны приступить к занятиям по боевой подготовке, так как им надлежит скоро выступить на фронт.

Этот приказ заставил солдат насторожиться, ибо он расходился с уверениями генерала Лохвицкого о том, что дивизия в ближайшее время на фронт отправлена не будет.

Прошел день, другой; новые приказы не поступали; офицеры в ротах не появлялись; несмотря на приказ, солдаты на занятия не выходили: одни отдыхали, другие целыми ротами помогали французским крестьянам в поле.

По вечерам снова звучали полковые оркестры, как это [81] было в первые дни после выхода с боевой линии фронта. Пользуясь заслуженным отдыхом, солдаты продолжали живо интересоваться революционными событиями, происходившими на их родине.

Представители солдат — члены будущих комитетов — непрестанно занимались разъяснительной работой. С повестки дня солдатских собраний не сходили три вопроса, поставленные перед генералом Лохвицким. Ежедневно проходили заседания пока еще не оформившихся солдатских комитетов, переговоры со старшими офицерами дивизии, встречи представителей частей дивизии.

Наконец начались собрания частей всей дивизии. На них бурно обсуждали приказ начальника дивизии о подготовке к выступлению на фронт. Генерал Лохвицкий не сдержал своего слова. Вместо обещанного удовлетворения просьбы солдат, изложенной ему делегатами, он издал приказ о боевой подготовке. Солдаты правильно расценивали этот приказ как попытку подавить их революционные настроения жестким режимом.

Руководители солдат разъясняли им, что наступлению командования они должны противопоставить высокую организованность и сплоченность. Просьбы солдат о создании солдатских комитетов становились все настойчивее и категоричнее.

Генерал Лохвицкий вынужден был обратиться к генералу Палицыну за разъяснением: как быть? можно ли допускать в частях организацию комитетов?

Генерал Палицын в свою очередь обратился к русскому верховному командованию со следующей телеграммой:

«Начальники бригады запрашивают о возможности допущения в полках комитетов. Сведения доходят сюда только из газет, смущают людей, выведенных теперь из боевой линии. Не откажите дать приказ и не полагаете ли, что надо предварительно спросить высшее французское командование, которому войска подчинены. Сообщите, какие вопросы подлежат ведению комитетов, если таковые будут установлены, и на каких началах они должны быть составлены...»{16}.

Генерал Палицын не хотел допустить организацию комитетов в частях русских войск во Франции, хотя положение о комитетах в войсковых подразделениях и полках и «Декларацию прав солдата» он хорошо знал, получив [82] эти документы еще 16 апреля. Запросы Палицына в ставку не успокоили людей. Приказ Лохвицкого о подготовке к выступлению на фронт накалял обстановку.

Начавшаяся открытая борьба между революционно настроенными солдатскими массами и реакционным командованием русских войск во Франции выдвинула из солдат политически развитых и активных руководителей, таких, как Глоба, Гусев, Ткаченко, Дворецков, Волков, Быстров и другие. Выражая надежды и чаяния солдат, они стали самыми популярными людьми в дивизии. С большой энергией они проводили подготовку к празднованию Первого мая и без разрешения начальства намечали и обсуждали по частям и бригадам состав делегации для посылки к Временному правительству в Россию.

Принимало соответствующие контрмеры и русское военное командование. В середине апреля начальник дивизии генерал Лохвицкий созвал совещание, на котором присутствовали все старшие офицеры дивизии и представитель французского командования Лелонг. На совещании был поставлен вопрос о разоружении 1-й бригады, как революционного ядра дивизии.

В ходе борьбы солдат 1-й русской дивизии за свои права произошла соответствующая расстановка сил среди самих солдат дивизии. Наиболее революционно настроенным соединением дивизии являлась 1-я бригада. Выделившееся с началом революции в России ядро руководителей солдатской массы в 1-й бригаде включало в себя и немногих членов РСДРП(б), как Быстров и Савин, и беспартийных, но политически развитых солдат, унтер-офицеров, преимущественно из рабочих, таких, например, как Волков, Ткаченко, Глоба, Козлов, Чашин, Афиногенов и другие.

Это революционное ядро вело среди солдат 1-й бригады большую разъяснительную работу и руководило всеми массовыми выступлениями солдат бригады.

По-иному сложилась обстановка в 3-й бригаде. Там с первых дней революции к руководству солдатским движением пришли представители соглашательских партий — меньшевики и эсеры. Они стали, прикрываясь революционными фразами, умело проводить соглашательскую политику, насаждать в бригаде реакционную идею «оборончества». Поэтому революционное сознание значительной части солдатской массы 3-й бригады заметно [83] отставало от революционного сознания солдат 1-й бригады.

Этим не преминуло воспользоваться командование русских войск во Франции: оно сделало отсталых и обманутых солдат 3-й бригады орудием своей реакционной политики.

Учитывая реально сложившуюся обстановку в дивизии, совещание старших офицеров дивизии приняло решение: 1-ю бригаду, вышедшую из повиновения, разоружить с помощью французских невооруженных солдат, которых под видом отпускников послать в места расположения рот бригады. Для этого разрешить 1-й бригаде праздновать день Первого мая и вывести ее на плац-парад баз оружия.

Полки 3-й бригады, как благонадежного соединения, на парад не выводить, а передислоцировать в другие, более отдаленные от 1-й бригады населенные пункты.

Таким образом, план генерала Лохвицкого сводился к тому, чтобы во время празднования 1-й бригадой Первого мая французские солдаты-»отпускники» захватили оружие бригады и взяли под свою охрану всю ее военную технику и имущество.

Но генерал Лохвицкий просчитался. Солдаты-»отпускники», прибывшие в расположение 1-й русской бригады, растворились среди русских солдат и выдали им тайну генерала Лохвицкого.

1 мая в 9 часов утра роты полков 1-й бригады стали собираться на западной окраине деревни Конжи. Во главе рот 2-го полка шли офицеры и выборные делегаты солдат. При полном вооружении, с красными знаменами части полков выходили на плац и выстраивались на заранее отведенном месте.

1-й полк на парад прибыл тоже с оружием, но без офицеров. Они, вопреки приказу генерала Лохвицкого, демонстративно отказались принять участие в празднике.

Командир 2-го полка полковник Иванов был очень удивлен, увидев 1-й и 2-й полки в полном вооружении. Он понял, что план Лохвицкого разоружить солдат 1-й бригады провалился.

Тем не менее офицеры 2-го полка, прибывшие на праздник, остались на месте и держали себя с достоинством, не подавая ни малейших признаков какого-либо беспокойства. [84]

Трибуна была украшена лозунгами, большими алыми знаменами. Вот на трибуну поднялся солдат Гусев.

— Мы, солдаты, рабочие и крестьяне, — сказал он, — первый раз открыто празднуем день Первого мая... Буржуазия жестоко расправлялась с нашим народом, душила революцию. В тысяча девятьсот пятом году царь и его министры всю Россию залили кровью, потому что рабочие восстали за свои права, а крестьяне — за землю. Теперь нет в России царя... Но идет революция! Революция — война более тяжелая, чем та, которую ведет сейчас буржуазия всех стран. Победа революции зависит от нас, вооруженных солдат, и народа. Поклянемся же, что, пока революция не победит, оружия у нас никто не возьмет...

Многоголосое «ура!», «Да здравствует революция!» покрыли речь солдата.

После Гусева говорили Дворецков и другие солдаты. Они указали на провокационный характер поведения командования дивизии, ставшего на путь обмана солдат. Вызов французских солдат в места расположения 1-й русской бригады, чтобы разоружить ее, — позорный поступок, говорили они.

— У нас нет больше доверия к вам, — говорили в заключение солдаты, обращаясь к офицерам. — Мы настаиваем на посылке наших представителей к Временному правительству с требованием возвращения русских войск на родину.

Присутствовавшие на праздновании Первого мая генералы Палицын и Лохвицкий внимательно слушали выступавших и не менее внимательно следили за тем, как реагируют на выступления солдаты.

— Ваше превосходительство! Может быть, вы желаете что-нибудь сказать солдатам? — обратился один из руководителей солдат к генералу Палицыну, когда закончились выступления солдат.

Палицын немного подался вперед, подал правой рукой знак солдатам, намереваясь что-то сказать, но говорить не смог... Руки его судорожно дрожали, сам он весь трясся и покачивался. Наконец он сделал над собой большое усилие и произнес лишь дважды одно и то же слово: «Братцы! Братцы!». Больше ему говорить не дали. Раздались негодующие возгласы солдат: «Долой тирана!», «Долой царского слугу!» Палицын зашатался, нервно замахал в воздухе руками, что-то бормоча, и, поддерживаемый [85] своим адъютантом, пошел к автомобилю, стоявшему у шоссейной дороги.

Генерал Лохвицкий внешне выглядел более спокойно. Он уверенно заговорил:

— Братцы! Я — старый солдат. Вместе с вами воевал на фронте в России, вместе с вами прибыл в союзную нам Францию и все время пробыл на фронте. Вы знаете меня и, прошу вас, — верьте мне. Я сделаю все, разрешу вам все и дам все, что вы хотите. Если вы верите мне — скажите! Не верите — тоже скажите!

Кончив речь, Лохвицкий стал в положение «смирно» и, взяв под козырек, ожидал ответа. Этот демагогический прием Лохвицкого имел некоторый успех. Сотни голосов ответили ему: «Верим, верим!». Получив такой ответ, Лохвицкий, не простившись ни с кем, быстро пошел к автомобилю и уехал с Палицыным в расположение 3-й бригады. Полки 1-й бригады в таком же порядке, как шли на праздник, разошлись по квартирам с революционной песней:

Долго в цепях нас держали, Долго нас голод томил...

А у генералов Палицына и Лохвицкого, между тем, произошел в машине такой разговор.

— Николай Александрович! — говорил пришедший в себя Палицын Лохвицкому. — Вы слишком либеральны. Ваши обещания, данные солдатам, невыполнимы. Да в них и нет необходимости. Теперь я не вижу в первой бригаде никакой военной ценности.

— Ваше превосходительство! Вожаки солдат на сегодня — знамя солдат. Солдатские умы находятся всецело под их влиянием. Бригада восстановит свою боеспособность, если пойти на некоторые уступки, — ответил Лохвицкий.

— Что же вы имеете в виду?

— Предоставить лагерь, дать отдых, разрешить сформировать комитеты и послать делегатов к Временному правительству. Пока все это будет осуществляться, пройдет известное время. А время покажет, что нам делать дальше. Бригада потеряна не будет.

— Дать лагерь, допустить комитеты — это значит потерять всю дивизию. Третья бригада, попав под влияние первой, также будет потеряна.

— Этого не случится, — ответил Лохвицкий. — Но нам [86] уступить следует, так как будет гораздо хуже, если солдаты сделают все сами, минуя нас. А дело идет к этому.

— Нет, я не разделяю вашей точки зрения, — ответил генерал Палицын. — Я запрошу Временное правительство и попрошу его выразить свою точку зрения на поведение солдат русской дивизии и характер их требований. Вам же приказываю заняться новой передислокацией бригады.

Выполняя приказание Палицына, Лохвицкий на следующий день, 2 мая, приказал частям 1-й бригады следовать в район расквартирования 3-й бригады, а 3-й бригаде переместиться в новые населенные пункты, расположенные значительно дальше от линии фронта...

Под впечатлением первомайского митинга, требований солдат и разговора с начальником дивизии Лохвицким Палицын обратился к начальнику штаба русского верховного командования со следующей телеграммой:

«...Надлежит ли формировать комитеты в полках. В утвердительном случае — какой порядок формирования и круг их ведомства. Поступили заявления о посылке депутатов от полков. Начальники бригад этому сочувствуют. Испрашиваю ваших указаний по этим двум вопросам»{17}.

Ставка ответила Палицыну:

«Приказ военного министра о комитетах и дисциплинарных судах объявлен 16(3) апреля. По содержанию вашей телеграммы сообщено военному министру для получения от него указаний... Высказано мнение, что предварительно следовало бы спросить высшее французское командование»{18}.

На новых квартирах солдаты 1-й бригады несколько успокоились. Большинство солдат с утра и до позднего вечера работали в поле, помогая хозяевам своих квартир. Другие ремонтировали сбрую и сельскохозяйственный инвентарь крестьян, третьи вместе с хозяевами ловили рыбу в озерах.

29 мая генерал Лохвицкий издал новый приказ, в котором предлагалось частям начать боевую подготовку и быть готовыми к выступлению на фронт по первому требованию командующего армией. В приказе подчеркивалось, что «предположенное формирование полковых комитетов надо прекратить, так как французское командование на запрос о разрешении их ответило отрицательно».

Приказ вызвал новый взрыв недовольства солдат. Они поняли, что все обещания начальника дивизии не что [87] иное, как простой обман, рассчитанный на то, чтобы выиграть время. Солдаты категорически отказались заниматься боевой подготовкой.

Генерал Лохвицкий намеревался ответить на это новое выступление солдат бригады открытыми репрессиями, квалифицируя его как военный бунт, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но обстоятельства помешали этим намерениям начальника русской дивизии. Последняя декада мая 1917 года во французской армии началась открытым выступлением французских солдат против войны. Эти выступления охватывали одно соединение за другим. В таких условиях генерал Лохвицкий не рискнул обрушиться на солдат бригады с репрессиями. Русское командование боялось обострять отношения с солдатами. Оно решило пойти на некоторые уступки.

Первая уступка состояла в том, что было разрешено послать делегацию от полков дивизии к Временному правительству для выяснения вопроса о возможности возвращения войск в Россию.

В состав делегации вошло 17 человек: 8 рядовых, 3 ефрейтора, 5 унтер-офицеров и один фельдфебель.

Вторая уступка заключалась в том, что генерал Палицын разрешил организовать в частях дивизии полковые и ротные комитеты. Он прислал начальникам бригад выписки из приказов Временного правительства и положений о комитетах и дисциплинарных судах для применения их в частях дивизии и госпиталях, где находились русские солдаты.

Командование русских войск на время отказалось от отправки дивизии на фронт, возбудило ходатайство перед французскими военными властями о предоставлении ей лагеря для продолжительного отдыха. Это ходатайство было удовлетворено, и в департаменте ля-Крез дивизии был отведен лагерь ля-Куртин.

Положением в русских бригадах заинтересовался и военный министр Франции Пенлеве. Он приказал доложить ему, что происходит в русских войсках. Командующий Восточной группой армий генерал Костельно 31 мая пригласил к себе генерала Лохвицкого и попросил его доложить о последних событиях.

Лохвицкий дал самую отрицательную оценку настроениям и поведению русских солдат. Он назвал отказ солдат продолжать войну в составе французской армии военным бунтом. В заключение своего доклада Лохвицкий рекомендовал [88] французскому военному командованию предоставить русским солдатам лагерь, который находился бы на достаточном удалении от линии фронта и был бы изолирован от промышленных центров, французских солдат и населения. Это, по мнению Лохвицкого, позволило бы локализовать революционное движение в русских войсках и приостановить распространение революционного влияния на французских солдат. Хорошо изолированный лагерь облегчит властям, если в этом явится необходимость, и применение крайних мер. Французское командование согласилось с мнением генерала Лохвицкого.

1 июня начальник штаба французской армии генерал Фош сообщил командующему XII военным округом генералу Комби, что «по приказу военного министра лагерь ля-Куртин в кратчайший срок должен эвакуироваться, чтобы освободить место для иностранных союзных войск»{19}.

Несмотря на некоторые уступки, командование не добилось улучшения положения в полках. Отношения между солдатами и офицерами обострились еще больше. Старшие и младшие офицеры очень редко появлялись в своих частях и подразделениях.

Солдаты продолжали решительно настаивать на немедленной отправке в Россию. Вместе с тем они пытались найти возможные пути к объединению с офицерами на основе нового порядка, объявленного Временным правительством. Однако их усилия не увенчались успехом. При каждом удобном случае офицеры выдвигали свои условия, сводившиеся к тому, чтобы вернуть прежний порядок и прежнюю неограниченную власть начальников над подчиненными. Таким образом, пропасть между солдатами и офицерами русских войск во Франции с каждым днем становилась все больше.

Генерал Палицын должен был признать, что положение в войсках не улучшается. «Со стороны как будто бы чья-то сила старается внести смуту, возбудить солдат против начальников и союзников, но уловить нам это, по условиям жизни, невозможно», — констатировал он в одном из своих донесений русскому военному министру.

Департамент ля-Крез, где находился лагерь ля-Куртин, был одним из беднейших районов Франции, в его состав входили провинции Марш, часть провинций Лимузен, Пуату, Бурбоне и провинции Бери. [89]

Поверхность департамента покрыта невысокими холмами, которые на юге и западе примыкают к плоскогорьям Лимузена и Оверни. Многие из холмов с конусо — и куполообразными вершинами стоят отдельно.

Климат здесь довольно суровый и непостоянный. Почва, особенно в южной части департамента, где был расположен военный лагерь ля-Куртин, неплодородна. Жители департамента ежегодно на несколько месяцев тысячами уходили на заработки.

Лагерь ля-Куртин располагался в котловине плоской возвышенности Меллеваше, на высоте 800–950 метров над уровнем моря. Он был окружен со всех сторон невысокими холмами и виден с них как на ладони.

Расположенный на южной окраине департамента ля-Крез и на границах департаментов ля-Хот-Виен, ля-Коррез и Пуи-де-Дом, лагерь был удален от ближайших городов на 20–30 километров. Железная дорога связывала его с некоторыми городами округа.

Военное министерство Франции начало строить этот лагерь еще в 1904 году. В первые годы строительства лагерь ля-Куртин являлся главным образом летним лагерем, где разбивались походные и лагерные палатки. В последующие годы лагерные палатки уступили место многоэтажным каменным казармам и прочно построенным деревянным баракам.

К началу первой мировой войны лагерь ля-Куртин был еще не так велик. В первые дни мобилизации французской армии, в 1914 году, каменные казармы, деревянные бараки и все другие сооружения вмещали в себя всего лишь до 20 000 солдат с подсобными службами и до 2000 лошадей с хозяйственным обозом.

Империалистическая война 1914 года побудила военное министерство Франции расширить и благоустроить лагерь. За короткое время лагерь был превращен в благоустроенный, электрифицированный военный городок.

К лету 1917 года лагерь ля-Куртин расширился настолько, что в нем свободно размещалась стотысячная армия с подсобными и хозяйственными службами.

Таким образом, французская буржуазия, напуганная революционным движением русских солдат, поспешно изолировала русские войска от своей армии, от рабочих центров и разместила их в лагере ля-Куртин, в глубоком тылу.

Глава III. Командование готовит раскол дивизии

11 июня лагерь ля-Куртин был освобожден от французских войск и подготовлен к приему русских бригад. Несколько французских частей разных родов войск, располагавшихся в нем, были выведены в другие гарнизоны округа. В лагере осталась лишь одна стрелковая рота 78-го пехотного полка для охраны лагеря и находившегося в нем военного имущества.

Генерал Лохвицкий решил воспользоваться передислокацией дивизии для разоружения 1-й бригады. Он отдал приказ, в котором предлагалось все оружие и боеприпасы частей грузить в отдельные вагоны. В той обстановке, которая сложилась в русских войсках в момент отправки дивизии в Куртинский лагерь, приказ генерала Лохвицкого не мог не вызвать протеста солдат. Солдаты поняли, что это ловушка, что выполнение приказа равносильно разоружению.

Полковые комитеты 1-й бригады вынесли решение не выполнять этого приказа. В результате солдаты были посажены в вагоны с оружием, траншейные батареи также были погружены на отдельные платформы вместе со своей прислугой.

8 июня в 5 часов утра роты полков 1-й бригады отправились пешим порядком к месту погрузки, которое находилось в 25 километрах.

Погрузка в эшелоны прошла организованно.

13 июня 1-я бригада в составе 136 офицеров, 10 300 солдат прибыла в лагерь ля-Куртин. В тот же день, к вечеру, из лагеря Майльи прибыл и первый маршевый батальон в составе 39 офицеров и 2500 солдат. Через три дня в лагерь прибыла и 3-я бригада в составе 113 офицеров и 5887 солдат. Вместе с ней в лагерь прибыл постоянный [91] штат персонала французской службы в составе 29 офицеров, 142 младших чинов.

Таким образом, общая численность русской дивизии в лагере ля-Куртин составляла 318 офицеров и 18 687 солдат.

Расквартировавшись в Куртинском лагере, дивизия вышла из состава группы войск действующей армии и вошла в подчинение тылового управления командующего XII военным округом генерала Комби.

Пока бригады переезжали и размещались в лагере, генерал Лохвицкий посетил командующего округом и попросил его установить в лагере такой порядок, который облегчил бы ему расправу над революционно настроенными солдатами и их руководителями — членами полковых и ротных комитетов. Начальник русской дивизии просил генерала Комби установить строгий надзор за лагерем ля-Куртин с помощью частей местных гарнизонов, комендантом лагеря назначить старшего офицера французской службы, ему в помощь дать русского офицера и чинов местной полиции для постоянного наблюдения за солдатами.

Командующий XII военным округом охотно удовлетворил просьбу генерала Лохвицкого. Приказом от 20 июня он возложил на 19-й пехотный полк, расквартированный в Фельтене, и 21-й драгунский полк, размещавшийся в Клермон-Ферране, наблюдение за русским лагерем. Тем же приказом старший офицер французской службы подполковник Фарин был назначен военным комендантом лагеря. Помощником его русское командование назначило офицера русской службы прапорщика Котковского.

Одновременно с этим всем русским солдатам Куртинского лагеря были отменены отпуска. Им запрещалось посещать города, расположенные вблизи лагеря. Была установлена особая зона, за черту которой солдатам лагеря ля-Куртин выходить не разрешалось. Время открытия и закрытия в местечке кафе, кино и других общественных мест было строго регламентировано.

Таким образом, для русских войск в лагере ля-Куртин был установлен особый режим, направленный на то, чтобы изолировать русских солдат и от местного населения и от французских солдат.

В то же время, в первые же дни по прибытии русской дивизии в лагерь ля-Куртин его посетило множество различных [93] лиц. Все они считали своим долгом зайти в комитет, представиться его членам и побеседовать с ними о делах. Одни из них выдавали себя за французских военнослужащих, прибывших в лагерь в качестве переводчиков, другие — за эмигрантов или туристов, третьи — за военных корреспондентов. Все они прекрасно владели русским языком. В лагере они долго не задерживались и исчезали так же внезапно и быстро, как и появлялись. Это были осведомители французского военного командования. Однако генерал Комби не полагался лишь на их информацию. Он сам дважды посетил лагерь русской дивизии.

Разместившись в благоустроенном лагере на отдых, солдаты русской дивизии занялись укреплением своих революционных позиций. Прежде всего надо было закончить организацию комитетов, узаконить их состав и начать политическую работу среди солдат.

Параграфом 21-м Положения о полковых комитетах последним предоставлялось право вести воспитательную работу в армии, иметь и поддерживать связь по своему выбору с различными общественными организациями, в том числе и с Всероссийским Советом рабочих и солдатских депутатов.

Параграфом 27-м Положения представлялись такие же права и ротным комитетам, но с разрешения полковых комитетов и под их руководством.

Однако эти права существовали только на бумаге. На деле все было по-иному: командование русских войск и старшие офицеры дивизии оказывали открытое сопротивление всякой демократизации, каждому мероприятию, направленному на раскрепощение солдата от суровых порядков царской казармы. Борьба между революционными силами дивизии и ее реакционным командованием становилась все более острой.

Нормы представительства в полковые комитеты офицеров, предусмотренные Положением, часто нарушались, солдаты голосовали против них. Полагалось выбирать одного офицера на 5 солдат, но офицеров в комитеты было избрано вдвое меньше положенной нормы.

Так, в комитет 1-го полка 1-й бригады вошли: рядовые Волков, Смирнов, Фролов, Болхаревский, Ворначев, Смиченко, Баранов, Оалтайтис, младший унтер-офицер Глоба.

В комитет 2-го полка той же бригады были избраны рядовые Гусев, Козлов, Азаренко, Гузеев, Ткаченко, Грахно, Петров, Валявка, Юров и другие. [94]

Оформив таким образом полковые комитеты 1-й бригады, солдаты тут же создали нечто вроде высшего исполнительного органа, назвав его не «Дивизионный Совет солдатских депутатов», а «Отрядный исполнительный комитет русских войск во Франции».

Представители 3-й бригады протестовали против такого органа и отказались участвовать в нем. В исполнительный комитет вошли лишь представители 1-й бригады, а именно: Волков (председатель), Гусев (товарищ председателя), Фролов (секретарь), Грахно (казначей), Баранов (архивариус).

Вначале делегаты, затем комитеты в начальной стадии работы в условиях фронта установили еще более тесную связь с русскими эмигрантами в Париже. Среди них находились и видные члены РСДРП(б) Мануильский и Покровский. До выезда в Россию они оказывали русским солдатам во Франции большую помощь в организации нарождавшихся революционных сил и в развертывании массовой политической и культурной работы.

Реакционная роль офицерства в бригадах в это время стала столь очевидной для солдат, что никакие убеждения, с чьей бы стороны они ни исходили, ни узаконенные Положением нормы представительства в комитеты не могли оказать никакого влияния на избирателей. Места в комитетах, принадлежавшие офицерам, занимались представителями солдат.

Комитеты не были склонны ограничивать масштабы своей работы узкими рамками Положения, они старались быть подлинными руководителями революционных сил дивизии. Поэтому с первых же дней комитеты приступили к организации, сплочению и политическому воспитанию солдатских масс. Как правило, в ротах ежедневно стали проводиться беседы на политические темы, читки художественной литературы и исторических романов. Особенно нравились солдатам произведения Пушкина и Бальзака, которые удалось добыть в библиотечных фондах русских колоний Парижа, Марселя и других городов.

За несколько дней литературный фонд 1-й бригады так пополнился, что в лагере были организованы бригадная и полковые библиотеки, доступ в которые был широко открыт и солдатам 3-й бригады.

Тесное сближение с политическими эмигрантами членами РСДРП(б) Мануильским, Покровским и другими обеспечивало комитетам правильную ориентировку в революционных [95] событиях, происходивших в России. Еще до Февральской революции русские политические эмигранты, и прежде всего Мануильский и Покровский, часто посещали госпитали, где находились больные и раненые русские солдаты. Теперь благодаря помощи комитетов массовая политическая работа в госпиталях приняла широкий размах.

Председатель госпитального комитета Казанцев еще задолго до организации Куртинского комитета связался с Покровским и Мануильским и по их предложению включил в план культработы госпиталя регулярные лекции на политические темы. Покровский читал раненым солдатам лекции по русской истории, а Мануильский — о программе и тактике политических партий в России, о Февральской революции и ее значении в развитии социалистической революции и др.

Однажды на одной из лекций в Парижском госпитале Мануильский обстоятельно рассказал солдатам о ходе революции в России, о борьбе партий, подробно объяснил положение на фронтах войны и то, что в связи с этим происходит в разоренных деревнях страны. Солдаты внимательно слушали Мануильского. Вдруг появились дежурный офицер и старший врач госпиталя. Они приказали лекцию прекратить, а солдатам разойтись. Но солдаты не расходились. Администрации госпиталя пришлось прибегнуть к крутым мерам, чтобы заставить русских солдат разойтись.

Политическая и организационная работа среди русских войск во Франции, проводимая Мануильским и Покровским, продолжалась до апреля 1917 года, когда оба они выехали в Россию. Проведенная ими работа оказала неоценимую помощь солдатским комитетам в мобилизации революционных сил.

Ввиду того что во всех французских госпиталях, где находились на излечении русские солдаты, политэмигранты вели разъяснительную работу, русское посольство было вынуждено установить особый порядок посещения госпиталей. Для этого требовалось получить разрешение русского консульства, а для проведения в госпитале бесед с ранеными — разрешение посольства. После Февральской революции этот порядок соблюдался особенно строго. Но революционные настроения русских солдат быстро распространялись и среди раненых, находившихся в госпиталях. [96]

В госпиталях, как правило, был французский медицинский персонал. Во многих из них пища готовилась плохо и отпускалась не по установленным нормам. Переводчиков не было.

Под давлением солдат русское военное командование ввело институт заместителей начальников госпиталей из русских офицеров. Однако большинство из них потворствовало французским администраторам в их бесчеловечном отношении к русским раненым солдатам.

В 50-м и 86-м парижских госпиталях, например, существовал такой порядок: всех, кто могли ходить без костылей, заставляли работать, не обращая внимания на их физическое состояние. Кто из-за слабости не мог работать и отказывался от работы, тех выписывали из госпиталя, причем не в команды выздоравливающих, а непосредственно в строевые части.

Положение раненых становилось тяжелым, жалобы их усилились. Комитеты частей взялись за урегулирование и госпитальных дел.

Под давлением комитетов представитель Временного правительства генерал Палицын 30 мая 1917 года телеграфировал в ставку верховного командования генералу Алексееву:

«Докладываю, что по 3-й бригаде после боев солдат осталось ничтожное число. Душевное состояние солдат очень изменилось. Чуждые солдатам условия и отношение к ним сильно чувствуются, особенно в госпиталях. Мы постоянно обращаемся с просьбами, и высшая санитарная власть обещает, но проскальзывают частности в обращении, которые волнуют людей. Завтра доведу до сведения главнокомандующего и буду просить обратить внимание на это. Положение трудное, и как оно разрешится — сказать трудно. Но внутренняя жизнь идет совершенно по-иному. Считаю серьезным все доложенное, ибо оно проходит в чужой стране»{20}.

Тяжелое положение русских солдат во Франции признавали и другие официальные представители России. Русский посол во Франции Извольский также просил Временное правительство обратить внимание на тяжелое положение русских войск во Франции.

Не вмешиваясь в разрешение военных вопросов, Извольский предупреждал Временное правительство о необходимости [97] радикального изменения положения русских солдат во Франции.

«Мне кажется, — писал он, — настоятельно необходимо рассмотреть вопрос о наших войсках на здешнем фронте во всей его совокупности и принять... радикальное решение во избежание дальнейшего обострения, могущего вызвать серьезные осложнения между нами и французами»{21}.

Французское военное командование и администрация французских военных госпиталей не могли не считаться с мнением официальных представителей России. Положение русских солдат в госпиталях было несколько улучшено. Таким образом, давление комитетов сыграло свою роль.

Прибывшая в Куртинский лагерь вслед за 1-й бригадой 3-я бригада, как уже отмечалось, резко отличалась от остальных частей дивизии. Будучи укомплектована солдатами национальных меньшинств (из Казанской, Уфимской и Оренбургской губерний), бригада с первых же дней революции подпала под эсеро-меньшевистское влияние. Она плохо разбиралась в революционных событиях, происходивших в России. Многие солдаты бригады знали лишь одно, что в России нет больше царя. Но какое правительство пришло к власти, чьи интересы оно выражает и какова его политика в отношении войны и мира, об этом не все солдаты имели правильное представление.

В лагере выявилось настоящее политическое лицо вожаков 3-й бригады. Это были в большинстве случаев царские служаки и представители соглашательских партий — меньшевики и эсеры.

Вот некоторые из них.

Прапорщик Джионария — дворянин, ярый монархист, жестоко избивал солдат за малейшие проступки. Он был председателем бригадного комитета.

Старший унтер-офицер Дробович — эсер. После революции 1905 г. эмигрировал во Францию, где жил до первой мировой войны. Когда русские войска прибыли во Францию, Дробович, как русский подданный и военнообязанный, поступил на военную службу и работал старшим писарем в штабе 1-го маршевого батальона.

Что же касается других членов бригадного комитета, то это были люди политически неустойчивые. Они играли роль послушных исполнителей воли реакционной части [98] офицерского состава бригады и их ставленников в бригадном комитете. Эти люди, выбираемые в комитет 3-й бригады, уже в третий раз вольно или невольно проводили политику, угодную русской буржуазии, получая за это подачки, поощрения и отдых на юге Франции. Маскируясь перед солдатами революционной фразеологией, обманывая их, они на деле вели контрреволюционную, подрывную работу среди солдат 3-й бригады.

Как уже указывалось, их влиянию на солдат 3-й бригады способствовал и сам личный состав этого соединения. 3-я бригада была сформирована в основном из политически отсталого, преимущественно крестьянского населения угнетенных царизмом национальностей Казанской, Уфимской и Оренбургской губерний.

Политическая отсталость молодых солдат 3-й бригады создавала большие трудности для молодого революционного руководства 1-й бригады, стремившегося объединить дивизию и возглавить политическое руководство ею. Но эти трудности не были непреодолимыми. Солдаты 3-й бригады внимательно присматривались к тому, что происходит в 1-й бригаде. Это положение хорошо учитывал генерал Лохвицкий. Он понимал, что революционные настроения солдат 1-й бригады рано или поздно будут восприняты и солдатами 3-й бригады. Поэтому он обратился к генералу Палицыну с предложением отменить некоторые уставные положения, в частности, отдание чести солдатами офицерам и своим начальникам. Лохвицкий хотел несколько «демократизировать» отношения между солдатами и офицерами, рассчитывая таким путем сохранить влияние офицеров 3-й бригады на своих солдат.

Генерал Палицын не согласился с мнением начальника русской дивизии. Он потребовал от генерала Лохвицкого оставить в дивизии старые формы отношений и чинопочитания. Консерватизм Палицына и его неумение правильно оценить солдатские настроения заставили генерала Лохвицкого осуществить намеченные им мероприятия против воли Палицына. Особым приказом он ввел «временные правила», в которых и нашли отражение все предложения Лохвицкого по «демократизации» отношений между офицерами и солдатами дивизии. Введение этих правил привело Палицына в негодование. Он потребовал от Лохвицкого немедленной отмены этого приказа. Кроме того, Палицын отправил донесение военному министру, в котором писал: «Необходимо остановить бессистемность [99] и произвольное изменение частными начальниками уставов, на коих покоится служба и дисциплина».

Возникшие разногласия между генералом Лохвицким и генералом Палицыным обострили их взаимоотношения. Непрекращающиеся требования солдат о немедленной отправке их в Россию, не дожидаясь возвращения посланной делегации к Временному правительству, ставили Лохвицкого в затруднительное положение. Тогда он обратился в военное министерство с просьбой разрешить ему выезд в Петроград для личного доклада о положении в русских войсках во Франции.

Однако военное министерство не разрешило Лохвицкому выехать в Россию. Оно лишь заменило главноначальствующего представителя Временного правительства русских войск во Франции генерала Палицына генералом Занкевичем, которого обязало «восстановить порядок» в русской дивизии.

Во второй половине июня 1917 года новый главноначальствующий русскими войсками во Франции генерал Занкевич прибыл к месту службы и приступил к выполнению возложенной на него задачи — расправиться с революционными настроениями в русских войсках и восстановить в русской дивизии угодный Временному правительству порядок.

После изучения положения в дивизии Занкевич собрал совещание старших офицеров дивизии, на котором изложил свой план подавления революционного настроения солдатских масс. Вместе с Занкевичем в дивизию прибыл и так называемый комиссар Временного правительства Рапп.

План Занкевича сводился к следующему: потребовать от солдат дивизии безусловного подчинения Временному правительству и его военным представителям во Франции, с 5 июля начать регулярную плановую боевую подготовку частей и подразделений дивизии. Для того чтобы солдаты 3-й бригады не поддались революционным настроениям солдат 1-й бригады, произвести новую передислокацию дивизии, в результате чего 3-ю бригаду расквартировать отдельно от 1-й бригады.

В то время когда генерал Занкевич вместе со старшими офицерами дивизии разрабатывал мероприятия по усмирению солдат дивизии, комиссар Временного правительства Рапп производил осмотр лагеря. Он обошел помещения солдат, познакомился с членами солдатских комитетов. [100] побеседовал с некоторыми солдатами. Беседуя с членами комитетов и солдатами 1-й бригады, Рапп убедился, что революционные настроения солдат и их руководителей глубоки и серьезны, что бороться с ними будет нелегко.

Вскоре после совещания, проведенного генералом Занкевичем, в дивизии был получен его приказ о подчинении дивизии Временному правительству. Приказ этот обсуждался на заседаниях полковых комитетов 1-й бригады в присутствии комиссара Раппа. Он требовал безусловного подчинения Временному правительству и его военным агентам во Франции и угрожал в противном случае применить различные репрессии.

Однако ни уговоры, ни угрозы Раппа не могли заставить членов полковых комитетов 1-й бригады капитулировать. Комитеты постановили: приказ не выполнять и по-прежнему настаивать на отправке в Россию.

Лишь в отрядном (дивизионном) комитете, где присутствовали и представители 3-й бригады, мнения резко разошлись. Представители 3-й бригады высказались и голосовали за безусловное подчинение Временному правительству и его военным агентам во Франции.

Защищая эту точку зрения, один из представителей 3-й бригады демагогически заявил:

— Неподчинение Временному правительству есть прямая измена родине, делу революции и переход на сторону врагов русского народа...

В итоге горячих споров каждая сторона осталась при своем мнении, и приказ о подчинении Временному правительству был передан на обсуждение ротных собраний солдат.

Ротные собрания проходили долго и бурно. Шла ожесточенная борьба за солдатские массы между сторонниками революции и приспешниками контрреволюции. Каждая сторона старалась доказать правоту своей политической линии.

На собрании 5-й пулеметной роты солдат Разин заявил:

— Я не согласен с теми, кто предлагает подчиниться приказу. Приказ этот издан не в интересах народа и революции. Если мы сознаем это, мы должны твердо сказать: лучше с честью умереть за дело рабочих и крестьян, чем идти против них.

В солдатских речах бурлило негодование. Поток возмущения [101] войной вырывался из уст каждого выступавшего солдата. Как и следовало ожидать, отношение солдат 1-й и 3-й бригад к приказу было различным. Большинство солдат 3-й бригады пошло на поводу у руководства бригадным комитетом и подчинилось приказу. Солдаты 1-й бригады все как один согласились с решением своих полковых комитетов.

Начальники бригад и командиры полков, не считаясь с решениями солдатских ротных собраний, издали приказы, которыми устанавливали день 4 июля первым днем плановой боевой подготовки. Эти приказы лишь подлили масла в огонь. В 1-й бригаде они были отвергнуты так же единодушно, как был отвергнут приказ о подчинении Временному правительству.

Переход большинства солдат 3-й бригады на сторону своих вожаков означал раскол солдатских сил, он давал в руки врагов революции послушное орудие.

Отрядный комитет сделал попытку ликвидировать этот раскол и восстановить единство солдат. Для этой цели комитет постановил созвать общедивизионный митинг, на котором предполагалось еще раз обсудить приказ о подчинении Временному правительству. Митинг состоялся в три часа дня 4 июля на Северном холме лагеря, но в нем приняли участие лишь солдаты 1-й бригады, 3-я бригада на митинг не явилась. Раскол стал совершившимся фактом.

Представители контрреволюции сейчас же использовали этот раскол в своих интересах. Они стали сеять вражду между солдатами 1-й и 3-й бригад, готовить несознательную часть солдат 3-й бригады к позорной роли палачей и карателей.

Грозные события надвигались на русских солдат, заброшенных в чужую страну, с неумолимой силой. 6 июля в лагерь ля-Куртин прибыл генерал Занкевич в сопровождении военного комиссара Раппа. Занкевич, как представитель Временного правительства и главноначальствующий русскими войсками во Франции, был хорошо встречен солдатами. В день приезда отрядный комитет выстроил полки 1-й бригады и маршевый батальон на плацу лагеря. 3-я бригада выстроилась отдельно в своем расположении.

Когда Занкевич приблизился к центру плаца, председатель отрядного комитета Волков подал общую для всех команду «Смирно!». Полковые оркестры заиграли встречный [102] марш, а Волков, сопровождаемый членами комитета, пошел навстречу Занкевичу и, остановившись перед ним, четко отрапортовал:

— Господин представитель Временного правительства! Господин генерал! Первая революционная бригада, стоящая на страже интересов народа и революции, построена.

Приняв рапорт, Занкевич поздоровался со всеми, затем прошел по фронту почетного караула. Видно было, что ему не хотелось принимать ни почетного караула, ни рапорта «мятежных» солдат. Тем не менее образцовый воинский порядок в 1-й бригаде произвел на него хорошее впечатление.

Не дожидаясь предложения председателя комитета, который намеревался просить его выступить перед солдатами, Занкевич быстро направился к приготовленной трибуне, поднялся на нее и, обращаясь к солдатам, сказал:

— Братцы! Вы заслуживаете чести быть в рядах великой русской армии. Ваша доблесть, проявленная на полях сражений в союзной нам Франции, позволяет Временному правительству и мне, как его представителю, надеяться, что доверенное вам оружие вы достойно будете носить и впредь!

Речь Занкевича была внимательно выслушана солдатами бригады. Потом солдаты были распущены, а Занкевич и комиссар Рапп отправились в помещение комитета. Занкевич занял здесь приготовленное ему место у председательского стола, справа от него сел комиссар Рапп.

— Солдаты! — начал Занкевич. — Тревожные сведения, полученные мною от начальника дивизии, заставили меня прибыть в лагерь, чтобы ознакомиться с положением дел на месте. Мне ясно, что поведение неповинующихся солдат 1-й бригады ведет к анархии и чревато тяжелыми последствиями. Я сегодня же донесу Временному правительству о положении в дивизии и буду просить высказать его точку зрения по следующему вопросу — должен ли я впредь удовлетворять денежным и другими видами довольствия солдат, не признающих над собой власти Временного правительства.

Занкевич говорил в комитете коротко и резко. Его речь не была похожа на ту, которую он произнес несколько минут назад перед бригадой на плацу. Теперь в каждом его слове звучала угроза.

— Господин генерал! — обратился Волков. — До сих [103] пор нас еще никто не слушал, даже никто не делал попыток выслушать нас. Позволяем себе надеяться, что вы, представитель Временного правительства, не откажете нам в этом.

Волков продолжал:

— Во время наступления на форт Бримон нас расстреляла французская артиллерия. Что это — ошибка или предательство, сейчас судить трудно. Все солдаты бригады знают, что полковник Иванов и подполковник Готуа были в то время на командном пункте артиллерии, но не приняли никаких мер, чтобы изменить прицел. Когда мы сменились с фронта, нас долгое время перегоняли из одних деревень в другие, не устраивали бань, не выдавали белья. По неизвестным нам причинам нас неоднократно пытались разоружить. Теперь, прибыв сюда, мы не успели еще разместиться, как нас уже называют ворами, грабителями, обвиняют в том, что мы обижаем французских граждан соседних общин...

Волков еще долго говорил о том, что произошло в бригаде в течение последних трех месяцев. Затем перешел к событиям последних дней...

— Солдаты 1-й бригады, отказавшиеся подчиниться Временному правительству и выполнить ваш приказ, — правы. Законные просьбы солдат никем из представителей Временного правительства во Франции во внимание не принимаются. Так же глухо к ним и французское военное командование. Солдаты обижены всем этим и питают полное недоверие к своим офицерам. Поэтому возвращение солдат на родину стало необходимостью. Этого требуют все солдаты бригады.

Выслушав Волкова, Занкевич встал и заходил большими шагами по комнате не говоря ни слова. Видно было, что он обдумывает все сказанное Волковым. Наконец, приняв свой обычный вид, Занкевич заговорил:

— Я прибыл сюда не дискутировать. Я хочу знать: подчиняются ли мои войска Временному правительству и моим приказам? Мне ясно, что 1-я бригада находится под влиянием ленинцев. Я прикажу поэтому всех солдат, безусловно подчинившихся, завтра же вывести из лагеря ля-Куртин. Я срочно запрошу Временное правительство, как квалифицировать поступок солдат, изъявивших желание сражаться только на русском фронте, и какие меры я должен применить к мятежникам... [104]

— «К мятежникам»? — возразило ему несколько голосов.

— Да, к мятежникам! — воскликнул Занкевич и быстро вышел из комнаты. За ним молча последовал и комиссар Рапп.

Во второй половине дня генерал Занкевич издал следующий приказ по дивизии.

«ПРИКАЗ № 15ПО РУССКИМ ВОЙСКАМ ВО ФРАНЦИИ, ЛАГЕРЬ ЛЯ-КУРТИН, 24 июня (ст. ст.) 1917 годаСреди русских войск 1-й особой пехотной дивизии возник раскол. Одна часть солдат высказалась за безусловное подчинение всем требованиям Временного правительства, а другая официально заявила мне, что согласна сражаться только на русском фронте. Об этом я сегодня донесу Временному правительству с ходатайством указать мне: какую точку зрения я должен установить на эту последнюю группу и, в частности, как я должен решить вопрос относительно денежного и прочего довольствия солдат этой группы.Ввиду создавшегося положения при дальнейшем обострении отношений обеих групп приказываю: солдат, высказавшихся за безусловное подчинение требованиям Временного правительства, вывести из лагеря ля-Куртин. При солдатах в лагере ля-Куртин офицеров оставить по моему назначению...Представитель Временного правительства при главной квартире французской армиигенерал-майор ЗАНКЕВИЧ»{22}.

Приказ генерала Занкевича о выводе из лагеря всех солдат, признавших Временное правительство, преследовал цель закрепить раскол между солдатами русской дивизии. И эта цель была достигнута. Молодому и малоопытному руководству комитетов 1-й бригады русских войск во Франции не удалось присоединить к себе своих братьев — солдат 3-й бригады, оказавшихся в руках врагов революции. 7 июля в 10 часов утра 3-я бригада оставила лагерь ля-Куртин.

Глава IV. Кровавая расправа в городах Иер и Ванвез

Произвол и беззаконие, чинимые русским военным командованием во Франции, вызывали протесты не только солдат боевых частей 1-й особой дивизии и в первую очередь солдат 1-й бригады, составлявшей основное революционное ядро русских войск во Франции. Революционные выступления стали отмечаться и в тыловых учреждениях русских войск — госпиталях и командах выздоравливающих. Особенно большой размах эти выступления получили в госпиталях и командах выздоравливающих, расположенных в небольших французских городах Иер и Ванвез.

События в Иере и Ванвезе явились прологом к кровавой драме, происшедшей спустя несколько месяцев в лагере ля-Куртин.

В начале 1917 года группа солдат команды выздоравливающих, расположенной в Иере, отказалась выехать на фронт, пока ей не будут выданы суточные деньги. Эта группа была немедленно арестована. Но ее пример нашел последователей. Еще несколько групп выступили с такими же требованиями. Требование солдат об уплате им суточных денег было вызвано тем обстоятельством, что русское военное командование во Франции произвольно лишило раненых солдат, находившихся на излечении в госпиталях и в командах выздоравливающих, положенных им суточных денег. Оно использовало эти деньги для банкетов, приемов и т. п.

Солдаты команды выздоравливающих Иера решили покончить с этим беззаконием и восстановить свои права.

Отказ солдат Иера выехать на фронт, прежде чем им будут выплачены суточные за все время лечения в госпитале и нахождения в команде выздоравливающих, заставил [106] главноначальствующего русскими войсками во Франции генерала Палицына запросить 18 января 1917 года высшие русские военные власти о том, имеют ли право на получение суточных денег нижние чины особых бригад, эвакуированные в тыловые госпитали.

На запрос Палицына 3 февраля последовал ответ Главного управления Генерального штаба, из которого следовало, что законом установлен отпуск суточных денег вообще всем нижним чинам, командированным на Французский и Салоникский фронты, и что больные нижние чины не должны составлять исключения.

Однако русское командование во Франции и после этого разъяснения продолжало не выдавать раненым и больным солдатам положенного им денежного содержания.

Но чтобы не возбуждать еще большего недовольства солдат, командование решило выдавать солдатам аванс по 5–10 франков в месяц. При выдаче этих денег солдатам издевательски объясняли, что остальные деньги не выдаются им потому, чтобы они не пропили их и не заводили бы в пьяном виде драк с солдатами других союзных армий.

Подобные «объяснения» оскорбляли русских солдат и еще больше озлобляли их, так как открытое хищение офицерами солдатских денег ни для кого не было секретом. Оно полностью подтвердилось материалами, собранными комитетом русских солдат и матросов в Марселе в марте 1917 года.

Комитет русских солдат и матросов в Марселе был образован после Февральской революции. В начальной стадии своей работы он ставил перед собой задачу помочь всем чем можно больным и раненым русским солдатам, заброшенным в чужую страну, улучшить их условия быта в госпиталях, вытребовать для них причитающиеся им за долгие месяцы деньги и т. д.

Работу комитета возглавлял русский врач, проживавший в Марселе. По настойчивой просьбе солдат комитет проверил местные казначейские кассы, в которых хранились деньги на содержание больных и раненых русских солдат. В результате проверки касс в городах Иер и Марсель комитет установил, что в этих кассах имеются злоупотребления должностных лиц. Чтобы ликвидировать эти злоупотребления, комитет обратился к военному министру Временного правительства Гучкову с просьбой принять [107] необходимые меры. Но комитет не дождался от Гучкова ответа. Тогда он послал своего представителя. Русские власти в Париже заверили его, что в ближайшие дни все нужды солдат будут удовлетворены, а все больные, раненые и выздоравливающие солдаты получат причитающееся им содержание.

Поверив этим обещаниям, комитет сообщил о них солдатам во всех госпиталях и командах выздоравливающих и призвал их сохранять спокойствие.

Однако русские власти во Франции не собирались всерьез выполнять свои обещания. Вместо того, чтобы удовлетворить нужды солдат, власти уговаривали их согласиться на получение не всех денег, причитающихся им за 6–8 месяцев, а лишь аванса в размере 15–20 франков на человека. Солдаты не согласились с этим предложением и потребовали выдачи всего, что им причиталось. И так как командование стояло на своем, солдаты повели борьбу за свои законные права более решительно. В Иере снова начались волнения.

К борьбе раненых и больных солдат, находившихся в госпиталях, присоединилась команда выздоравливающих в составе более тысячи человек. Начальником этой команды был полковник Радомский. Он предложил выздоравливающим солдатам получить аванс в размере 10–20 франков. Полковник Радомский заявил солдатам, что в случае их отказа от получения аванса они вообще ничего не получат и будут выписаны из команды выздоравливающих и отправлены в свои части без всякого расчета, о чем есть уже соответствующее распоряжение высших военных французских властей.

И действительно, в это время был получен приказ французского командования срочно сформировать отряд из команды выздоравливающих в составе 400 человек и подготовить его к отправке на пополнение действующих частей русских бригад на Салоникском фронте.

На этот приказ русские солдаты Иера ответили организованным выступлением. Они потребовали немедленно удовлетворить следующие требования: выдать всем больным, раненым и выздоравливающим солдатам причитающееся им содержание за все 6–8 месяцев; сформированный отряд из-за опасности морского пути на Салоникский фронт отправить не морем, а через Италию. В случае невыполнения этих требований вся команда выздоравливающих [108] солдат отказывалась подчиниться приказу о выезде на Салоникский фронт.

К этому требованию солдат команды выздоравливающих присоединились и солдаты, находившиеся на излечении в госпиталях.

Полковник Радомский расценил эти требования солдат как «военный бунт» и донес о них русским военным властям в Париж.

Не дожидаясь ответа из Парижа, Радомский обратился к местным французским военным властям с просьбой помочь ему ликвидировать «бунт» и отправить сформированный отряд по назначению. Французское командование Иерского гарнизона выделило пехотный батальон, усиленный двумя пулеметными ротами колониальных войск.

Получив в свое распоряжение столь внушительную военную силу, полковник Радомский окружил все бараки, в которых размещались лечащиеся и выздоравливающие солдаты, и потребовал от них повиновения, «в противном случае, — заявил он, — я вас расстреляю из пулеметов».

Солдаты и на этот раз заявили Радомскому через своих уполномоченных, что приказ французского командования они выполнят при том условии, если русское командование немедленно уведет французские карательные войска и выдаст все причитающиеся им деньги. Одновременно они обратились в Марсельский комитет с просьбой помочь им.

Открытое выступление русских солдат против беззаконий, творимых русским командованием и французскими властями, озлобило администрацию госпиталей. Обращение с больными и ранеными ухудшилось. Подчас оно было жестоким и издевательским. Комитет русских солдат и матросов Марселя оказался бессильным сделать что-либо для облегчения участи русских солдат. Комитет вторично обратился к военному министру Гучкову:

«В некоторых военных госпиталях, — писал он, — больные по недостатку переводчиков не могут сговориться с врачами и вообще с медицинским персоналом. У одного припадки на почве травмы, а его обвиняют в том, что он якобы пьян; у другого больное ухо, ему приписывают ипохондрию и лечат ногу... Такое отношение все больше усугубляет не только недоверие к начальству, но и доводит до полной вражды и отдельных конфликтов. Такой конфликт был 2 августа 1916 года в Марселе, где был убит подполковник Краузе. [109]Здесь же назревал подобного рода конфликт, особенно, когда полковник Радомский попрал все, даже элементарные, права солдат, грубо игнорировал их законные требования и, кроме того, угрожал расстрелять из пулеметов»{23}.

Гучков не торопился с ответом, а полковник Радомский по-прежнему грозил солдатам массовым расстрелом. Комитет вынужден был вновь обратиться к военному министру со следующим предложением:

«Во избежание конфликта между русскими гражданами и консульством, которое применяет старые циркуляры и правила, чтобы ликвидировать недоразумения между капитанами (русских) торговых судов и моряками, чтобы защитить раненых солдат, комитет солдат, моряков и русской колонии Марселя считает необходимым, чтобы его делегат был признан официально Временным правительством. Комитет просит министра сделать все необходимое, чтобы утвердить это решение»{24}.

Настаивая на признании своего представителя Временным правительством для решения текущих солдатских и гражданских вопросов, комитет не ограничивался только посылкой телеграмм Гучкову. Он одновременно обратился и к русским высшим военным властям в Париже, перед которыми настаивал на том, чтобы уполномоченный представитель военного командования русских войск во Франции на месте урегулировал бы все вопросы, затронутые в телеграмме Гучкову.

На это требование комитета последовала следующая телеграмма из Парижа:

«Ваше письмо получено. Продолжаю переводить крупные суммы. Объясняю задержку платежа отсутствием необходимого штата. Принимаю все меры, чтобы удовлетворить просьбы Иера. Но надеюсь, что хорошее влияние убедит солдат исполнить приказ французского командования, которое единственно уполномочено распоряжаться контингентами»{25}.

Вскоре после этого в Иер прибыл представитель штаба русских войск во Франции подполковник Пинчулидзев. Он ознакомился с положением солдат, находившихся в госпиталях и в команде выздоравливающих, затем повидался с представителями Марсельского комитета и убедился, что положение раненых и выздоравливающих солдат [110] далеко не удовлетворительно и что все их претензии законны.

Обо всем виденном Пинчулидзев сообщил представителю Временного правительства генералу Занкевичу в Париж, добавив, что так называемый «бунт в Иере» является не чем иным, как плодом фантазии полковника Радомского. Солдаты, по словам Пинчулидзева, выразили чувства верности воинскому долгу, и выезд их в Салоникскую армию не вызывает никаких сомнений.

Во втором своем донесении Пинчулидзев подтвердил Занкевичу желание солдат выехать в Салоники, но подчеркнул, что выезд их на Салоникский фронт будет зависеть от немедленного удовлетворения их законных требований. Одновременно подполковник Пинчулидзев высказал желание видеть в Иере военного комиссара Временного правительства во Франции Раппа.

Приезд военного комиссара Раппа в Иер не улучшил положения русских раненых солдат, не внес успокоения в среду выздоравливающих. Рапп много говорил солдатам о «святом долге каждого из них перед родиной, воинской честью и своим великим народом», но ничего не сделал, чтобы удовлетворить насущные нужды солдат.

Поэтому приезд Раппа не только не разрядил напряженную обстановку, а, наоборот, еще более усложнил ее.

После беседы с Раппом солдаты команды выздоравливающих решительно отказались выполнить приказ французского командования выехать в Салоники. В Иер снова приехал подполковник Пинчулидзев. Он имел теперь поручение высшего русского командования разрешить все вопросы на месте и сделать все, чтобы отправить сформированную группу солдат на Салоникский фронт.

На встречу с Пинчулидзевым собрались не только все солдаты команды выздоравливающих, но и солдаты, находившиеся на излечении в госпиталях, способные передвигаться. Это объяснялось тем, что одновременно с Пинчулидзевым в Иер прибыли и представители революционных солдат Куртинского лагеря, которые решили выступить на этом собрании с «Декларацией солдат 1-й бригады».

Председатель собрания революционно настроенный подпоручик Малахов, открывая собрание, сообщил, что вниманию солдат предлагается «Декларация солдат 1-й бригады» лагеря Куртин. Эту Декларацию необходимо обсудить. Солдаты 1-й бригады требуют отправить их в Россию. [111]

Кроме того, надо обсудить и вопрос о сформировании отряда в составе 600 человек для отправки его в действующие части Салоникского фронта. Малахов обратил внимание солдат на то нетерпимое положение, которое создалось для русских солдат во Франции, и подчеркнул, что солдатам Иера следует присоединиться к «Декларации солдат 1-й бригады». «Мы также должны потребовать, — сказал он, — как и солдаты 1-й бригады, чтобы нас отправили в Россию вместе с солдатами лагеря ля-Куртин, а тот, кто хочет воевать здесь, пусть остается и продолжает эту грабительскую войну. Таково должно быть наше решение», — закончил свою речь подпоручик Малахов.

После долгих и горячих обсуждений солдатами вопросов повестки дня слово взял подполковник Пинчулидзев. Демагогией и угрозами он добился того, что Декларация не собрала большинства. Лишь 250 человек из тысячи проголосовали за нее и за предложение подпоручика Малахова. Остальные солдаты не поддержали революционных требований своих товарищей, а реакционные силы выступили против них открыто.

Солдатский комитет Иерского госпитального гарнизона, в составе которого было много меньшевиков, эсеров, в знак протеста снял с себя полномочия и ответственность за принятое солдатами решение, хотя за него и голосовала всего лишь четвертая часть собравшихся солдат. Руководители госпитального комитета в своем выступлении объявили это решение «незаконным, антиреволюционным, направленным против своего же народа и своей страны».

Подполковник Пинчулидзев, не теряя времени, приказал офицерам, присутствовавшим на собрании, построить солдат развернутым фронтом. Он два раза прошел вдоль фронта, внимательно осмотрел всех солдат, затем приказал им образовать круг и начал с ними «беседу».

Играя на патриотических чувствах, Пинчулидзев напомнил солдатам о том, что несколько дней назад они обещали повиноваться командованию, обещали свято исполнить свой долг перед родиной и союзниками. Солдаты молча слушали его, ничем не выражая своего согласия с ним.

Убедившись, что его «беседа» не произвела на солдат никакого впечатления, Пинчулидзев изменил тон и закончил «беседу» тем, что приказал всем немедленно готовиться к отправке на фронт. Офицерам он тут же приказал составить списки всех солдат, голосовавших за «Декларацию [112] 1-й русской бригады», списки отказавшихся ехать в Салоники и, наконец, списки зачинщиков возникшего беспорядка. Эти списки будут представлены военному министру. Подпоручика Малахова Пинчулидзев приказал арестовать.

Кроме того, он объявил, что по приказанию советника военного атташе во Франции подполковника Пац-Померанского весь Иерский госпитальный гарнизон в ближайшее время будет разгружен.

Не успел Пинчулидзев закончить свои распоряжения офицерам, как послышались шум и выкрики солдат: «Это позор!», «Это расправа!»

Видя возмущение солдат, представители 1-й бригады вышли на середину плаца. Когда все затихло, один из них обратился к Пинчулидзеву:

— За что вы угрожаете солдатам расправой? За то, что солдаты присоединились к требованиям солдат 1-й бригады отправить их в Россию? Нет, не солдаты преступники, а вы, не их надо судить, а вас. И мы вас будем судить по всем строгостям революционных законов...

Послышались возгласы дружного одобрения. И вдруг раздался выстрел. Стреляли по представителям 1-й революционной бригады. Пуля никого не задела, но всколыхнула всю солдатскую массу. Раздались негодующие крики. Солдаты были настолько озлоблены этим провокационным выстрелом, что были готовы взяться за оружие и учинить расправу над всеми, кто чинит над ними жестокий произвол.

Пинчулидзев понял, что теперь не только на Салоникский фронт, но и куда бы то ни было эту солдатскую массу без вооруженной силы отправить нельзя. И он оставил Иерский госпитальный гарнизон и выехал к военным властям Тулона.

Командование Тулонского гарнизона предложило ему взять несколько пехотных и пулеметных рот французских солдат и с помощью их восстановить порядок. Однако Пинчулидзев, взвесив все последствия использования французских вооруженных сил против русских солдат, заявил командованию Тулонского гарнизона, что даже самое справедливое применение вооруженной силы союзников против восставших русских солдат может вызвать в Петрограде взрыв неудовольствия против союзников, который может быть использован сторонниками сепаратного мира. [113]

Из своей последней «беседы» Пинчулидзев извлек полезный урок и пошел по другому пути. В последних числах июля 1917 года солдатам Иерского гарнизона выдали все положенное по нормам вещевое и денежное довольствие и разрешили организовать новый солдатский комитет. После этого союзные военные власти сформировали из выздоравливающих солдат маршевую команду и в сопровождении надежной охраны отправили ее на Салоникский фронт.

Инцидент в Иере на этом и закончился. Русским и французским военным властям удалось путем подачек заставить русских солдат Иера отказаться от революционных требований. В этом немалую роль сыграли и соглашательские элементы, пробравшиеся к руководству в солдатских комитетах.

Но выступления солдат Иера не прошли бесследно. Скоро их примеру последовали русские солдаты города Ванвеза. Революционное движение среди русских войск во Франции росло и ширилось.

В конце июня 1917 года во все госпитали, в которых находились на излечении русские солдаты, поступил приказ французского командования, требующий срочно переосвидетельствовать всех солдат, находящихся на излечении в госпиталях и командах выздоравливающих. Всех, признанных годными к строевой службе, требовалось выписать в маршевые батальоны для отправки в части действующих армий.

Переосвидетельствованию подверглась и группа русских солдат Салоникского фронта в составе 400 человек, находившихся на излечении в госпиталях города Ванвеза. Как и следовало ожидать, комиссия по переосвидетельствованию признала всех выздоравливающих годными к строевой службе и предложила незамедлительно отправить их на фронт. Комиссия по переосвидетельствованию работала так быстро, что буквально на второй день после осмотра всем 400 солдатам выдали положенные справки и приказали быть готовыми к отъезду в Салоники.

Поскольку медицинский осмотр был недопустимо поверхностным, в числе признанных годными к строевой службе в действующих частях оказались и те солдаты, у которых еще не были залечены раны.

Солдаты, возмутившись таким «переосвидетельством», потребовали от госпитального начальства нового медицинского [114] осмотра. Кроме того, солдаты потребовали от командования выдать им полностью обмундирование и причитающееся за несколько месяцев денежное содержание для экипировки перед отъездом на фронт. Выезд в салоникскую армию солдаты поставили в зависимость от удовлетворения всех этих требований. Для этого, чтобы лучше и организованнее решить все назревшие вопросы, в том числе и отправку отобранных солдат в Салоники, солдаты избрали своих уполномоченных для переговоров с военными властями.

Полковник Радомский и подполковник Пинчулидзев, под наблюдением которых находились все госпитали юга Франции, где лечились русские солдаты, начали убеждать солдат отказаться от всех своих требований и согласиться поехать на фронт. «В противном случае, — грозили они, — все отказавшиеся будут рассматриваться как «изменники делу революции» со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Пока между ними и солдатами шли переговоры, французские войска оцепили помещения, где находились русские солдаты. Эти действия французского командования несколько озадачили и Радомского и Пинчулидзева. Французские власти требовали немедленно навести порядок, хотя бы силой оружия. Они требовали от русского командования немедленного подавления «мятежа», ибо, по их мнению, пример русских солдат «может отрицательно сказаться на французских войсках, где наступило моральное разложение и упадок дисциплины».

В дело вмешался главноначальствующий русскими войсками во Франции генерал Занкевич. Он указал французскому военному командованию на «несвоевременность» вооруженного подавления движения среди русских солдат Ванвеза, сославшись на настроения, ясно определившиеся к этому времени в 1-й особой дивизии.

Но французское командование продолжало настаивать на своем. Тогда генерал Занкевич запросил указаний от Керенского.

В своей телеграмме Занкевич писал Керенскому:

«Партия выздоравливающих солдат Салоникского фронта 400 человек, эвакуированных для лечения во Францию, отказывается выехать в Салоники. Французские власти настойчиво требуют решительных мер, находя опасным примером для французских войск создавшееся положение. Принятые до настоящего времени меры не привели [115] к желанному результату. Командирую штаб-офицера для выяснения положения на месте и воздействия на солдат. В случае категорического отказа выехать не считаю, однако, возможным применить французские вооруженные силы и буду вынужден отправить неповинующихся в Россию для предания суду за неисполнение законных приказаний. Предать суду здесь при большом числе обвиняемых не представляется возможным»{26}.

Телеграмму Занкевича Керенский получил после кровавого расстрела Временным правительством июльской демонстрации питерских рабочих и провала июньского наступления на русском фронте. Поэтому Керенский, не задумываясь, ответил Занкевичу:

«Ввиду происшедших событий в Петрограде 3–5 июля, а равно исключительно тяжелого положения нашего Западного фронта, где целые полки и дивизии под влиянием преступной агитации большевиков и немецких агентов превратились в недисциплинированную армию трусов и предателей, бежали неудержимым потоком перед значительно слабейшими силами противника, не оказывая им никакого сопротивления, Временное правительство, облеченное неограниченными полномочиями для спасения родины и революции, приняло ряд решительных мер. Со своей стороны я дал указания для искоренения предательства в действующей армии, виновные в призыве офицеров, солдат и прочих воинских чинов к неповиновению действующих при новом демократическом строе законов и согласных с ним распоряжений военной власти наказуются как за государственную измену. Вменяю в обязанность применение вооруженной силы против ослушников боевых приказов, как отдельных лиц, так и целых частей»{27}.

Французские власти были удовлетворены таким ответом. Он давал право всем, в том числе и союзным властям, действовать без колебаний против всякого революционного выступления русских солдат.

Получив приказ Керенского, Занкевич тут же отправил в Ванвез поручика Нечаева, приказав ему выявить главных виновников организации «военного бунта» и срочно представить весь «следственный материал» для принятия дальнейших мер.

Тем временем полковник Радомский снова оцепил [116] французскими войсками помещения, в которых находились русские солдаты, и приказал никого не впускать в помещения и не выпускать из них.

Радомский был готов беспрекословно выполнить волю французских властей и расправиться с солдатами французскими штыками. Но он не был уверен в французских солдатах и поэтому медлил. Опасения Радомского имели веские основания. Русские солдаты приняли со своей стороны необходимые меры. Они развернули работу по братанию с алжирскими пулеметчиками и французскими унтер-офицерами.

— Не стреляйте по нас, — говорили они, — если вам будет дан приказ, ибо мы боремся за наше общее дело.

— Нон! нон! ну коне! (нет, нет, мы знаем!), — дружески отвечали на это алжирские пулеметчики и их командиры французские унтер-офицеры.

Получив донесение о том, что полковник Радомский оказался бессилен привести солдат к повиновению и что французские солдаты братаются с «бунтовщиками», генерал Занкевич предложил Радомскому просить у местного французского командования другие, более надежные части.

Одновременно Занкевич познакомил Радомского и с последним распоряжением Керенского, требующим самых решительных мер против русских солдат, вышедших из повиновения.

Полковник Радомский обратился к французским военным властям местного гарнизона с просьбой дать ему несколько надежных подразделений, чтобы ими можно было не только окружить территорию госпиталя, но и взять под строгое наблюдение все улицы, дороги и тракты, ведущие в окрестности Ванвеза и за их пределы.

Получив достаточное пополнение и окружив плотным кольцом всю территорию госпиталя, Радомский занялся персональным допросом солдат. Всю ночь он вызывал к себе солдат и спрашивал у каждого, согласен ли он с «Декларацией 1-й бригады» лагеря ля-Куртин, кто является главным организатором беспорядка и подбивает солдат на отказ ехать в Салоники и, наконец, как реагирует на все это допрашиваемый. Все допрошенные не дали прямого ответа ни на один из поставленных вопросов. Радомский понял, что так он ничего не добьется.

После окончания допроса Радомский зачитал солдатам [117] распоряжение Керенского. Солдаты выслушали его спокойно. Они продолжали твердо стоять на своем.

На следующий день утром в госпиталь приехал генерал Занкевич.

Обойдя больных, поздравив их с выздоровлением и пожелав им счастливого пути, Занкевич вышел во двор и приказал построить солдат во дворе в каре.

Выйдя на середину плаца, Занкевич еще раз поздоровался со всеми и тут же приказал своему адъютанту зачитать приказ о наградах, затем собственноручно прикрепил нескольким солдатам георгиевские кресты и медали.

Когда церемония вручения наград была закончена, Занкевич сам подал команду «Смирно!» и начал читать приказ Керенского. Солдаты внимательно выслушали приказ, а потом громко и спокойно заявили: «Мы просим одного — отправьте нас в Россию вместе с солдатами лагеря Куртин...»

Занкеиич, не проронив ни одного слова, выслушал это заявление и тут же молча ушел. За ним последовали и все сопровождавшие его лица.

На следующий день Занкевич создал военно-следственную комиссию под председательством полковника Радомского и поручил ей расследовать всю историю антивоенного выступления солдат и дать ему исчерпывающий материал для привлечения виновных к суду. В результата расследования из группы в 400 человек арестовали 82 человека и предъявили им обвинение «в антивоенном заговоре против демократического строя России, в организации военного бунта, повлекшего за собой решительный отказ всей группы солдат подчиниться приказу командования и выехать в действующие части фронта и, наконец, в руководстве всем этим антивоенным и антигосударственным движением, направленным не только против государственного строя России, но и союзнических интересов Франции».

Арестованных срочно вывезли из Ванвеза в город Ниц и заключили в одну из тюрем.

Через несколько дней состоялся военно-полевой суд, который приговорил всех 82 арестованных к высшей мере наказания — расстрелу.

Так расправилась русская и французская буржуазия с русскими солдатами, поднявшими голос протеста против произвола старого порядка, против преступной войны. [118]

Это был террористический массовый расстрел русских солдат во Франции.

Союзные правительства и их военные руководители старались скрыть этот массовый расстрел от русских солдат. Но это им не удалось. Весть о кровавой расправе дошла и до России. Большевистская газета «Правда» в июле 1917 года посвятила этому событию статью, в которой гневно заклеймила преступление русско-французской реакции.

Глава V. Раскол дивизии

«Гражданская война, — учит В. И. Ленин, — есть наиболее острая форма классовой борьбы, когда ряд столкновений и битв экономических и политических... доходит до превращения этих столкновений в борьбу с оружием в руках одного класса против другого класса»{28}.

Столкновения на почве экономических и политических требований солдат русских войск во Франции быстро переросли в острую политическую борьбу с реакционным командованием, пользовавшимся поддержкой контрреволюционного руководства комитета 3-й бригады. И на этой почве стал неизбежен раскол дивизии. Раскол дивизии означал начало открытой вооруженной борьбы, победить в которой солдатам 1-й бригады было не суждено, так как против них объединились все силы и русской и французской реакции.

Вечером 6 июля солдатам 1-й бригады стал известен приказ № 15 о разъединении дивизии. Было ясно, что Занкевич готовит новые репрессии, революционным солдатам сделан новый вызов и они должны готовиться к дальнейшей непримиримой борьбе.

В связи с приказом № 15 офицеры и меньшевистско-эсеровская агентура начали натравливать солдат 3-й бригады на революционное ядро дивизии, распространяя среди солдат 3-й бригады провокационные слухи о том, что 1-я бригада якобы готовится к нападению на 3-ю бригаду, призывали солдат 3-й бригады к самозащите. Эти провокационные действия реакционных сил дивизии привели к тому, что солдаты 3-й бригады снова пришли в крайнее возбуждение. С их стороны начались враждебные выкрики против солдат 1-й бригады. Такое поведение [120] значительной части солдат 3-й бригады заставило солдат некоторых стрелковых и пулеметных рот 1-й бригады взяться за оружие и приготовиться к самообороне.

Стало очевидным, что после раскола дивизии реакционные силы сосредоточили все свое внимание на том, чтобы стравить бригады, организовать между ними резню, обессилить их, обезглавить руководство и таким образом прибрать обе бригады к рукам.

Обстановка в лагере, где размещалась русская дивизия, становилась все более напряженной. Достаточно было самого незначительного повода, чтобы началась братоубийственная борьба. Этот черный замысел реакции заставил отрядный комитет срочно разработать и осуществить ряд мероприятий, направленных на разоблачение провокационных действий контрреволюционных сил.

Чтобы показать всю провокационность слухов о якобы готовящемся вооруженном нападении солдат 1-й бригады на солдат 3-й бригады, комитет решил организованно собрать все роты полков 1-й бригады и маршевого батальона на митинг и мирную демонстрацию. Было решено, что все подразделения пойдут на митинг без оружия.

В 20 часов 6 июля, после поверки, роты и отдельные команды полков и маршевого батальона двинулись по передней линейке лагеря к помещению исполнительного комитета, а оттуда, не останавливаясь, прошли в центральную часть лагеря.

Здесь наскоро были сооружены трибуны, с которых выступали члены комитетов. Они старались разъяснить солдатам, для чего реакция распространяет провокационные слухи о неизбежности вооруженного столкновения между солдатами 1-й и 3-й бригад. Выступавшие призывали солдат к выдержке, спокойствию, к революционной дисциплине и бдительности. С такими же речами обращались к солдатам и десятки других ораторов, которые говорили из открытых окон вторых и третьих этажей казармы. Речи выступавших встречались солдатами криками «ура» и пением «Марсельезы». Мирная демонстрация солдат 1-й бригады длилась до трех часов ночи.

Весь остаток ночи после демонстрации никто из солдат 1-й бригады не спал. Все горячо обсуждали бурные события истекшего дня. Во дворах, в коридорах, в помещениях казарм и бараков, в лагерных палатках — везде продолжался обмен мнениями о событиях последнего времени и их значении в свете развертывающейся революционной [121] борьбы солдат 1-й бригады за выход из войны, за возвращение на родину.

Солдаты 3-й бригады не участвовали в митинге солдат 1-й бригады. Послушные своему контрреволюционному руководству, они провели эту ночь в большой тревоге, с оружием в руках. Но все же расчеты реакции вызвать вооруженное столкновение были сорваны. Мирная демонстрация сделала свое дело. На другой день утром, когда 3-я бригада уходила из лагеря ля-Куртин, около 700 человек ее солдат остались в лагере и примкнули к солдатам 1-й бригады.

Движение солдат 1-й бригады за выход из войны, за возвращение на родину усиливалось с каждым днем и принимало ярко выраженный политический характер. По мере того как росло и ширилось это движение, рос и ширился авторитет солдатских комитетов бригады, их руководящая и направляющая роль. Они выходили из каждой схватки с реакционными силами еще более окрепшими, умудренными опытом революционной борьбы.

Издав приказ о расколе дивизии, Занкевич уведомил Керенского и Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов о положении в дивизии. Секретной телеграммой за № 428 он сообщал:

«Часть 1-й особой пехотной дивизии, стоящей в лагере ля-Куртин, поддавшись агитации ленинцев, 22 июня с. г. отказалась приступить к занятиям, имевшим целью боевую подготовку дивизии, заявив через свои организации о нежелании сражаться на французском фронте, и требует немедленной отправки в Россию.Призыв начальника дивизии подчиниться приказу Временного правительства не имел успеха. Солдаты, оставшиеся верными Временному правительству, категорически потребовали изолировать их от мятежников, на что получили полное согласие и 25 июня (ст. ст.) оставили лагерь»{29}.

В заключение генерал Занкевич ставил перед Керенским такой вопрос: «Мне необходимо ваше высокоавторитетное слово, останутся ли в связи с этим русские войска во Франции и возможно ли применение к ним других, более решительных мер?»

Предположение генерала Занкевича, что 1-я бригада находится под влиянием ленинцев, было правильным. [122]

Да, куртинцы были ленинцами, ибо они боролись за прекращение империалистической бойни, за мир между народами воюющих стран; вели борьбу против буржуазного Временного правительства, против продолжения им захватнической империалистической войны, вели борьбу за победу пролетарской революции в России.

Несмотря на то что значительная часть даже руководящего актива солдатских комитетов не знала Ленина, ленинские идеи пролетарской революции были близки и понятны каждому солдату. Достаточно было рассказать солдатам, что Ленин — это вождь такой партии, которая называется большевистской, что эта партия борется против продолжения империалистической войны, борется за интересы рабочих и беднейших крестьян, за мир и землю, за то, чтобы все богатства капиталистов, нажитые трудом народа, принадлежали государству рабочих и крестьян, а не помещикам и капиталистам, как солдаты становились ленинцами.

Среди солдат нашлось немало самородков-художников, воображением которых был создан образ Ленина, и чем больше и чаще говорили о нем, тем больше работала их фантазия. В казармах, в бараках, а впоследствии и в казематах острова Экс, куда были заключены французской буржуазией революционные русские солдаты, появились портреты Ленина, такие, каким представлял себе Ленина тот или иной художник. Ленин был знаменем куртинцев. На дверях отрядного комитета было мелом написано: «Да здравствует Ленин!»

Хотя находившиеся во Франции русские войска были подчинены высшему французскому командованию и ни одно мероприятие, касающееся этих войск, не могло проходить без его ведома, русское военное командование в лице Занкевича и Лохвицкого часто нарушало этот порядок.

Так получилось и на этот раз. План раскола и размещения дивизии в двух самостоятельных лагерях Занкевич и Лохвицкий разработали самостоятельно, не поставив об этом в известность командующего округом генерала Комби.

Теперь же, когда раскол дивизии стал совершившимся фактом и 3-я бригада уже тронулась в путь, Занкевич, не зная, где расположить ее, приказал Лохвицкому просить командующего округом указать ему место для нового расположения 3-й бригады. [123]

Лохвицкий по прямому проводу доложил командующему округом о происшедшем в лагере ля-Куртин и попросил у него разрешения расположить 3-ю бригаду в лагере Фельтен. Генерал Комби решительно отказал Лохвицкому в его просьбе.

Только в результате долгих переговоров и просьб Лохвицкого командующий округом пошел на некоторые уступки и предложил вывести полки 3-й бригады из центральной части лагеря ля-Куртин и компактной массой разместить в северной, свободной, части того же лагеря. Лохвицкий стал доказывать командующему округом невозможность выполнения его приказания, мотивируя это тем, что 3-я бригада находилась уже в пути за пределами лагеря ля-Куртин.

Однако генерал Комби не изменил своего решения и попросил Лохвицкого не настаивать на отводе 3-й бригаде нового лагеря.

Когда Лохвицкий доложил Занкевичу о решительном отказе генерала Комби предоставить 3-й бригаде часть лагеря Фельтен, Занкевич приказал ему вести бригаду на север и расположить ее в поле на первом удобном месте.

3-я бригада выходила из лагеря ля-Куртин неорганизованно. Во главе частей шел штаб дивизии, за ним духовые оркестры полков, а затем в спешке и беспорядке, с большим шумом и гамом, следовали роты, команды и другие подразделения. Вместе с частями 3-й бригады ушел и весь офицерский командный состав 1-й бригады. Ушли даже и те офицеры 1-й бригады, которых Занкевич оставил «для порядка» в лагере.

Направляясь по шоссейной дороге на север, генерал Лохвицкий намеревался в этот день проделать 28-километровый переход, достичь города Фельтен и расположить бригаду в Фельтенском лагере. Однако после разговора с генералом Комби Лохвицкий изменил свое намерение и, отойдя всего лишь на 8 километров от лагеря ля-Куртин, приказал остановить бригаду и разбить палатки в поле. Таким образом, у станции железной дороги Клерво, на месте развалин бывшей когда-то деревни Мандрен, образовался новый военный лагерь русских солдат 3-й бригады.

Солдаты 3-й бригады, покидая Куртинский лагерь, не захватили с собой ни хозяйственного обоза, ни кухонь. Оставлено было даже продовольствие и личные походные палатки солдат. [124]

Простояв в поле трое суток без питания и палаток, солдаты заволновались и потребовали от своего начальства возвращения в лагерь ля-Куртин.

Возвращаться в лагерь ля-Куртин или посылать туда за продуктами для частей бригады командование дивизии не хотело, так как это, по его мнению, дискредитировало бы организаторов раскола, разоблачило бы всю затею изолирования 3-й бригады. Однако солдаты настаивали на своем. Начались стихийные массовые митинги без ведома начальства и руководства полковых и бригадного комитетов. Солдаты импровизированного лагеря потребовали для объяснения генерала Лохвицкого. Лохвицкий был вынужден прибыть в лагерь.

10 июля вечером состоялся общебригадный митинг. Лохвицкий в сопровождении офицеров штаба дивизии и руководителей комитета бригады вышел к солдатам и долго увещевал их примириться с положением, выпавшим на их долю. В заключение он сказал: «Братцы! Вы требуете возвращения в ля-Куртин. Но вы должны понять, что возвращение третьей бригады опять в лагерь может быть осуществлено только с применением оружия. Но я не уверен, что эта операция нам удастся».

Помогая Лохвицкому обманывать солдат, руководители комитета 3-й бригады Джионария и другие и офицеры Урвачев и Болбашевекий стали распространять среди солдат новую клевету: будто бы 1-я бригада уже подготовилась к нападению на них и намеревается осуществить это в течение ближайшей ночи. Многие солдаты поверили этому, перестали требовать возвращения в Куртинский лагерь и занялись организацией усиленной охраны своего нового месторасположения.

Шли дни. Тяжелые условия жизни в открытом поле брали свое. Солдаты 3-й бригады большими партиями почти ежедневно стали возвращаться в ля-Куртин. С наступлением ночи, когда лагерь Мандрен тонул в темноте, солдаты тайком покидали лагерь, обходили далеко стороною посты и кружным путем достигали лагеря ля-Куртин. А вскоре и дежурные солдаты стали ненадежны — они тоже перебегали в лагерь ля-Куртин.

Генерал Лохвицкий стал перед фактом массовой перебежки солдат в «мятежный» лагерь. Тогда он вынужден был снова просить генерала Комби о переводе 3-й бригады в лагерь Фельтен. [125]

Но генерал Комби и на этот раз отказал Лохвицкому в просьбе, приказав без его ведома не оставлять пределы занятого 3-й бригадой нового «лагеря» Мандрен.

Тогда Лохвицкий обратился за помощью к Занкевичу. Он писал ему, что «возбуждение, растущее в бригаде, может кончиться непоправимой утратой».

Генерал Занкевич не пожелал входить в переговоры с генералом Комби и обратился с просьбой о предоставлении лагеря Фельтен непосредственно к военному министру Франции Пенлеве.

Пока шли переговоры между русским и французским командованием, атмосфера в лагере 3-й бригады накалилась до предела. Поэтому, вопреки приказаниям генерала Комби не покидать лагерь Мандран, Лохвицкий снял бригаду с поля и повел ее в направлении Фельтена. Бригада была введена в лагерь Фельтен и расположена в Шарассе, около замка Вертер. Все это Лохвицкий проделал, даже не поставив об этом в известность военного коменданта лагеря Фельтен.

Получив донесение о самовольном поступке генерала Лохвицкого, генерал Комби прибыл на место происшествия. Убедившись, что свободная часть лагеря Фельтен действительно занята 3-й бригадой, он приказал Лохвицкому в течение шести часов освободить занятую им территорию и вывести бригаду обратно в лагерь Мандрен.

Лохвицкий объяснил генералу Комби причины, побудившие его решиться на такой шаг, и заявил, что заставить солдат вернуться обратно в Мандрен он может только силой оружия.

Во время этой беседы генералов комендант лагеря подал командующему телеграмму из штаба армии, в которой говорилось, что «ввиду особого состояния в бригаде военный министр разрешил расположить ее в лагере Фельтен».

Итак, задуманный русским командованием план раскола дивизии на два враждебных лагеря был осуществлен с помощью французского военного министра.

Тем не менее на стороне революционно настроенной 1-й бригады было немало солдат и 3-й бригады.

В день выхода 3-й бригады из лагеря ля-Куртин примерно 700 солдат ее 5-го и 6-го полков и полностью маршевый батальон остались с 1-й бригадой. Таким образом, большая часть войск русской дивизии стала на сторону революции и была готова защищать ее завоевания. Лагерь [126] ля-Куртин стал революционным центром русских войск во Франции.

События в русских бригадах во Франции не прошли незамеченными для Временного правительства. Больше того, они встревожили его, особенно после донесения генерала Занкевича о расколе дивизии и после просьбы высказать свою точку зрения на требование солдат о возвращении их на родину и применении к ним более решительных мер.

Для ликвидации «беспорядков» в русской дивизии и особенно «открытого политического выступления 1-й бригады» во Францию был командирован особо уполномоченный комиссар, первый полномочный представитель Временного правительства профессор Сергей Григорьевич Сватиков.

Министр-председатель Керенский поручил Сватикову от имени Временного правительства приветствовать русских солдат во Франции, благодарить их за верную службу и перенесенные страдания и во что бы то ни стало убедить сражаться до конца в составе французской армии. Кроме того, Сватиков был уполномочен принимать от солдат всякого рода жалобы и заявления на имя Временного правительства.

По прибытии во Францию Сватиков в первую очередь посетил лагерь Фельтен, где произвел смотр полкам 3-й бригады. Впечатление о войсках, оставшихся верными Временному правительству, сложилось у него «великолепное», доносил он правительству. Полки 3-й бригады «восторженно приветствовали Временное правительство и изъявили готовность идти в бой на любом фронте по его первому требованию».

19 июля Сватиков прибыл в лагерь ля-Куртин. Его сопровождали генералы Занкевич и Лохвицкий, военный комиссар Рапп и представители французской прессы.

Для встречи правительственного комиссара у офицерского собрания был выстроен почетный караул. За ним стояли колонны 1-го и 2-го полков и роты маршевых батальонов 1-й и 3-й бригад.

Представителя Временного правительства встречали все солдаты лагеря ля-Куртин, кроме солдат, находившихся в нарядах. Каждый хотел услышать живое слово, живую правду о том, что происходит на родине, узнать решение правительства о войне и о судьбе русских солдат, волею царя заброшенных в чужую страну. [127]

Приняв рапорт, Сватиков обошел ряды полков и роты маршевых батальонов. Он со всеми поздоровался и передал «приветствие» Временного правительства русским войскам в союзной стране. Когда церемония встречи закончилась, Сватиков поднялся на импровизированную трибуну и сказал:

— Солдаты и братцы! Я прибыл к вам во Францию по поручению Временного правительства. Моя миссия — познакомиться на месте с тем, что у вас происходит. Противоречивые сведения о вас не дают Временному правительству ясной картины. Ознакомившись с положением в дивизии, я был опечален. Долг солдата — безусловно повиноваться правительству и его уполномоченным военным агентам. Временное правительство — народное правительство! Россия поручила ему охранять свободу и вместе с союзниками довести войну до победного конца...

Россия переживает сейчас тяжелые времена. Война еще не закончена. Хозяйство страны разрушено, а немецкие агенты организуют восстания, подрывают вековые устои, помогают нашим врагам. К сожалению, и вы оказались недисциплинированными, вы поддались агитации тех же немецких шпионов, которым дали себя обмануть рабочие в России...

В этом месте речи Сватикова послышался ропот негодования, в рядах солдат началось движение. Только после поданной председателем отрядного комитета Волковым команды «Смирно!» все затихли, и Сватиков получил возможность продолжать свою речь:

— Кто спасет Россию, — закричал он, — если все войска последуют вашему примеру?! Одумайтесь! Вас обманули! — Он сделал длительную паузу и обвел взглядом ряды солдат, соображая, какое он произвел впечатление на тринадцать тысяч «мятежников». Но солдаты слушали его настороженно. И Сватиков закончил свою речь словами:

— От имени Временного правительства я призываю вас объединиться с третьей бригадой, подчиниться своим начальникам. Все, кто повинуются требованиям правительства, в знак покорности должны сложить оружие. И те из вас, кто будут достойны, получат его снова...

Постояв немного на трибуне, Сватиков сошел вниз под гробовое молчание многотысячной массы солдат. Было видно, что речь Сватикова произвела на солдат далеко не то впечатление, на которое он рассчитывал. [128]

На трибуну стали поочередно подниматься члены солдатских комитетов. В своих выступлениях они коротко осветили положение в бригадах, указали виновников раскола дивизии, раскрыли подлинное лицо организаторов травли солдат 1-й бригады. Они заявляли:

— Мы оружия не сложим до тех пор, пока останемся солдатами. Революция в России еще не закончена; оружие нам потребуется и на родине.

После каждого такого выступления в рядах солдат происходило сильное движение, раздавались крики: «Правильно!».

Речи выступавших и реакция на них солдат вызвали открытое раздражение представителя Временного правительства. Сватиков сбросил с себя личину радетеля солдатских интересов и, бросив солдатам несколько угроз и не закончив своей речи, сошел с трибуны и покинул лагерь.

После смотра «непокорного» лагеря представитель Временного правительства послал в Петроград донесение, в котором писал:

«Первая бригада представилась внешне в полном порядке... военный порядок в ней поддерживается рядовыми вожаками»{30}.

Однако, несмотря на дисциплину и порядок в 1-й бригаде, вооруженное столкновение между бригадами, по мнению Сватикова, было неизбежным. В своем донесении он умышленно не назвал прямых и главных виновников, толкавших бригады на вооруженный конфликт. Он лишь констатировал факт. В заключение Сватиков писал:

«Оставление наших войск во Франции, очевидно, весьма тягостно для французов; вывоз их в Россию весьма желателен»{31}.

О посещении Куртинского лагеря представителем Временного правительства и об оказанной ему там встрече писала и французская пресса. Сопровождавший Сватикова французский военный корреспондент Габриэль Клюзело так описал это посещение:

«Прежде чем уехать Сватикову и сопровождавшим его представителям русского правительства, они видели собственными глазами и слышали собственными ушами, что всякое строевое учение перестало существовать, ничего не осталось из порядка и практики военной профессии... Командиры, изгнанные из первой бригады, не имели возможности взять [129] снова командование; войска находились в жалком положении, даже трудовая повинность за чистоту и содержание порядка отпала. Произвол царил абсолютно, есть и пить — это было единственное правило, которое у них оставалось»{32}.

Ослепленный ненавистью к революции, верный слуга французской буржуазии, Габриэль Клюзело ничего не понял из того, что происходило в лагере русских войск. Он обливал грязью русских солдат за то, что они отказывались воевать в чужой стране, за чуждые им интересы.

Посещение профессором Сватиковым Куртинского лагеря, его речь и угрозы по адресу солдат не оставляли сомнений в том, что русская реакция, поддержанная французскими банкирами, рано или поздно обрушит на голову русских революционных солдат жестокие репрессии, подобные тем, которые в эти дни обрушил на революционно настроенные французские части генерал Петэн. И солдаты Куртинского лагеря еще теснее сплотились вокруг своих руководителей — солдатских комитетов. Настроение людей с каждым днем становилось все более бодрым.

Куртинцы отдавали полный отчет в сложившейся для них обстановке. 1-ю бригаду окружали французские особые полки «защиты» и «наблюдения» вместе с русскими же солдатами 3-й бригады, обманутыми русской реакцией и своими контрреволюционными руководителями.

Надо отдать справедливость дальновидности Сватикова. Он понимал, что теперь уже нельзя русских революционных солдат привести к повиновению и принудить их выступить на фронт, не прибегая к крайним мерам. Но он понимал и другое. Лютые крутые меры в отношении русских солдат лишь раздуют пламя революционной борьбы, как это произошло в русской армии в России. «Поэтому, — подчеркивал он в своем донесении, — предоставляю военному начальству право решения всех возникших вопросов; со своей же стороны считаю долгом привлечь внимание правительства к забытым русским войскам во Франции».

Этим самым представитель Временного правительства отдавал судьбу русских солдат во Франции в руки реакционного «военного начальства».

Глава VI. Ультиматум генерала Занкевича

Политическая атмосфера в лагере ля-Куртин продолжала накаляться. Русские солдаты и их комитет готовились к решающим событиям.

Генерал Занкевич, пользуясь предоставленной ему властью, не стал ожидать ответа Временного правительства на свои запросы. Как главнокомандующий русскими войсками во Франции, он применил новые меры воздействия на «непокорных» солдат 1-й бригады. Занкевич приказал ежедневно выдавать каждому военнослужащему 3-й бригады, кроме обычного довольствия, 50 граммов сливочного масла, бутылку пива или полбутылки вина, 100 граммов голландского сыра и суточные деньги заграничной командировки. В то же время солдатам 1-й бригады убавили продовольственный рацион на одну треть и перевели их на тыловой оклад содержания, а суточных денег заграничной командировки лишили совсем. Представителям куртинских комитетов (отрядного и полковых) запрещалось обращаться непосредственно к представителям русского или французского командования, минуя тех лиц, которые были назначены Занкевичем для связи с «мятежным» лагерем.

Занкевич рассчитывал этими мерами повлиять на психологию «непокорных» и угрозой голода и строгой изоляцией заставить их повиноваться властям. Но вместо покорности он встретил еще большее упорство.

Борьба, которую с первых дней революции вели солдаты 1-й бригады, закалила и сплотила их. У них окрепло революционное сознание. Солдаты понимали, что ни Лохвицкий, ни Занкевич, ни Сватиков и другие официальные представители военной и гражданской власти Временного [131] правительства ничего с ними не смогут сделать, пока они сплочены и организованы.

Решительная борьба солдат 1-й бригады против попыток сил контрреволюции разоружить бригаду полностью отвечала решениям июньско-июльской конференции фронтовых и тыловых военных организаций РСДРП(б), которая призывала «...с величайшей бдительностью следить за возможными и неизбежными попытками контрреволюции осуществить в удобный момент и под удобным предлогом разоружение революционных рабочих и раскассирование революционных полков...»{33}.

Правда, куртинцы не знали об этих решениях РСДРП(б), но опыт революционной борьбы подсказывал им, что следует как можно крепче держаться за оружие и не сдавать его ни при каких обстоятельствах.

Прошло десять дней с того времени, как генерал Занкевич установил новый режим в Куртинском лагере. Однако ничто не могло сломить единства солдат и их воли к борьбе. Занкевич должен был признать, что новый режим успеха не имел. В своей телеграмме Керенскому он писал:

«За последние десять дней положение в войсках ухудшилось. В первой бригаде, отчасти на почве неопределенности положения, волнения грозят принять опасные формы. Меры воздействия, в виде увещевания со стороны Сватикова, моей, эмигрантского комитета, в виде смещения солдат первой бригады на тыловой оклад, временного задержания выдачи им суточных, положительных результатов не дают...»{34}.

Французская реакция оказывала генералу Занкевичу большую помощь. Она не только санкционировала все его мероприятия, направленные против солдат 1-й бригады, но и усилила кампанию лжи и клеветы против русских солдат. Все тот же французский военный корреспондент Габриэль Клюзело писал в те дни:

«Снова префект, специальный комиссар ля-Куртин, мэры соседних селений и жандармерия сигнализируют о многочисленных злоупотреблениях русских войск первой бригады. Различные нарушения приказов относительно порядка в лагере, запряженные повозки и лошади, брошенные в беспорядке по дорогам, массовые беспорядочные выстрелы, [132] к счастью, до сих пор безопасные, если не считать, быть может, ранения птиц... Постоянное безделье, в котором находятся русские войска, предавшиеся пьянству, делает их все больше недисциплинированными. Они утверждают, что Керенский тиран; что капитализм — это мировая гангрена и война против Германии — преступление»{35}.

Другой французский журналист Андре Оббей, который тоже в качестве специального корреспондента сопровождал представителя Временного правительства Сватикова в лагерь ля-Куртин, не отставал от своего коллеги. В одном из номеров газеты «Revue de Paris» он поместил лживую и враждебную заметку о солдатах лагеря ля-Куртин. Цель всех этих пасквилей была одна: представить русских солдат разложившимися деморализованными людьми и тем самым оправдать применяемые против них репрессии.

Но поссорить французский народ с русскими солдатами было нелегко. Однажды в беседе с русскими солдатами сержант французской службы Александр рассказал, что в его части распространяются слухи о том, что якобы необузданное бродяжничество пьяных «непокорных» русских солдат дошло до того, что они стали появляться во всех больших городах округа, таких, как Лимож, Обюссон, Тулль, Гере и других. «Наиболее пьяные и дерзкие из мятежников, — говорил Александр, лукаво щуря глазом, — доходят до самого Парижа и появляются на больших бульварах Монпарнасса, Антуана, Минильмантана и других».

— Почему же в таком случае полиция не задерживает их и не направляет в наш штаб? — спросили его.

— Не знаю, очевидно, так надо. Ведь русские, как говорят, когда пьяны, — очень комичный народ.

— И вы всерьез верите этим глупым сплетням по нашему адресу? — спросили его русские солдаты. — Ведь вы знаете, что у нас проводится дважды в день проверка солдат: утром и вечером. И все люди налицо. Каким же образом русские солдаты могут появляться в городах округа и в Париже?

Сержант снова прищурил глаз, развел руками, затем улыбнулся и сказал: [133]

— Бон ами, мон шер{36}, все это мы знаем...

От продажных буржуазных писак не отставали и чины местной полиции. Они усердно помогали командованию русских войск выставлять солдат 1-й бригады как «бунтовщиков» и насильников. Комиссар местной полиции 28 июля послал ложное донесение о попытках русских солдат изнасиловать французских женщин деревни ля-Куртин.

Французские власти на основании этого рапорта послали в лагерь особую комиссию, которая, проверив донесение полицейского комиссара, написала в акте:

«Донесение полиции об изнасиловании женщин мятежниками не подтверждено всеми лицами, которые были допрошены по этому вопросу»{37}.

В то время как русские и французские реакционные элементы обливали грязью солдат лагеря ля-Куртин, в частях 3-й бригады снова начались волнения. Причина волнений заключалась в том, что солдат обязали в сжатые сроки пройти боевую подготовку перед отправлением на Салоникский фронт.

Это вызвало протесты солдат 3-й бригады, появились дезертиры. Большими и малыми группами солдаты бежали из своих частей. Одни возвращались в лагерь ля-Куртин, другие прятались в окрестных деревнях.

Это дезертирство не на шутку обеспокоило Занкевича и Лохвицкого. Части, «верные» Временному правительству, вдруг последовали примеру солдат 1-й бригады. Вместо беспрекословного повиновения приказам своих начальников они начали проводить митинги протеста. Чтобы скрыть от французского командования истинное положение дела, генерал Лохвицкий доложил генералу Комби, что солдаты 1-й бригады бегут от своих вожаков из лагеря ля-Куртин. «Многие из них, — подчеркивал Лохвицкий, — забирают с собой оружие. В лагерь правительственных войск они не являются, опасаясь заслуженного наказания, и скрываются в окрестных деревнях». Лохвицкий просил генерала Комби выделить несколько рот из местных французских гарнизонов для вылавливания дезертиров и направления их в расположение 3-й бригады. Кроме [134] того, он просил командующего возложить эти обязанности и на органы местной полиции городов округа.

Когда Лохвицкий вел переговоры с генералом Комби, офицеры и руководство комитета 3-й бригады снова прибегли к обману, чтобы усилить неприязнь солдат к 1-й бригаде. Они объявили, что 3-ю бригаду отправляют на Салоникский фронт потому, что она отказалась силой оружия привести в повиновение куртинских «бунтовщиков».

Под влиянием этих провокационных заявлений подавляющая часть оставшихся в лагере Фельтен солдат проголосовала за решительные меры против куртинских «бунтовщиков» и потребовала немедленной и суровой расправы над их вожаками.

Генерал Комби предписал начальникам гарнизонов Лимож, Гаре, Тулля и Брива срочно сформировать особые роты для вылавливания русских дезертиров. Всего было сформировано 9 стрелковых рот «надзора», по одному пулеметному взводу нормального состава и три артиллерийские батареи 75-мм пушек.

В распоряжении генерала Комби указывалось, что всех русских солдат, не имеющих на руках установленных пропусков, отпускных билетов и командировочных документов штаба русского командования, задерживать и направлять в распоряжение 3-й бригады в лагерь города Фельтен.

Генерал Лохвицкий достиг своей цели. Покинувшие лагерь Фельтен, но не пожелавшие примкнуть к солдатам 1-й бригады солдаты 3-й бригады под конвоем французских солдат или полицейских снова возвращались в лагерь Фельтен.

В то время как русское военное командование и руководство солдатского комитета 3-й бригады готовились к решительной и кровавой расправе с революционными солдатами русской дивизии, отрядный исполнительный комитет сделал еще одну попытку предотвратить готовящееся кровопролитие.

На основании постановлений ротных собраний солдат 1-й бригады, маршевых батальонов и других подразделений отрядный исполнительный комитет во второй половине ночи на 20 июля вынес следующее постановление:

«Признавая власть Временного правительства и Совета рабочих и солдатских депутатов, солдаты 1-й особой пехотной дивизии просят и настаивают приложить все усилия, чтобы отправить их в Россию. Невыносимое положение [135] достигло крайней степени... Выходки разных лиц, не желающих понять нашего положения, посеяли между солдатами вражду, для устранения чего понадобилось разъединить дивизию на два лагеря.Успешная боевая деятельность здесь невозможна, и дальнейшее пребывание во Франции совершенно исключается. Верные задачам русской революции, солдаты 1-й особой пехотной дивизии клянутся свято исполнить свой долг на родной земле. Подписали: председатель — Волков, товарищ председателя — Гусев, первый секретарь — Смирнов, второй секретарь — Фролов, казначей — Грахно, архивариус — Баранов»{38}.

Утром 20 июля это постановление куртинского комитета было доставлено русскому командованию в лагерь Фельтеы. Штаб Лохвицкого не замедлил передать его в Париж Занкевичу, который в тот же день отправил его телеграфом Керенскому, сделав на нем специальную приписку: «Телеграмма эта (постановление) передана мне чинами первой бригады, не желающими подчиняться всем требованиям Временного правительства».

Находясь под впечатлением кровавой расправы внутри страны в первые дни июля 1917 года, Керенский решил вооруженной рукой расправиться и с 1-й русской бригадой во Франции. 15(28) июля он приказал Занкевичу: «В частях, пользующихся свободой собраний, для неповиновения распоряжениям командного состава собраний не допускать, а преступников, вносящих разложение, немедленно изъять и предавать суду; ввести военно-революционные суды и не останавливаться перед применением силы оружия и расстрела непокорных, как отдельных лиц, так и целых соединений».

После «усмирения» непокорных русских солдат во Франции Керенский предписывал 1-ю особую дивизию перевести с Французского фронта на Салоникский фронт, где действует 2-я русская особая дивизия. На просьбу куртинского комитета отправить русские войска в Россию Керенский ответил решительным отказом.

Приказ Керенского развязал руки Занкевичу и всем его приспешникам. Теперь можно было самыми решительными мерами заставить войска подчиниться приказу министра, а вожаков мятежного лагеря судить военно-полевым судом. [136]

На специальном совещании старших офицеров дивизии снова был поставлен вопрос о привлечении к активным действиям против революционных русских солдат французских войск. Однако это предложение не нашло поддержки, так как, по мнению многих участников совещания, привлечение французских частей вызвало бы еще большее озлобление солдат. Приходилось рассчитывать лишь на свои собственные силы.

Поэтому в целях объединения офицеров и солдат под контрреволюционным флагом «новой России» было решено созвать особое совещание офицеров, унтер-офицеров и представителей комитетов. На совещании предполагалось обсудить положение, создавшееся в дивизии и особенно в 1-й бригаде, сделать попытку еще раз разъяснить «непокорным», что ожидает их в том случае, если сети будут настаивать на удовлетворении своих «мятежных» требований; объявить приказ Керенского, предупредив, что дальнейшее неповиновение повлечет за собой выполнение всех требований приказа Временного правительства. Одновременно с этим издать приказ-ультиматум и дать бригаде 48-часовой срок для его выполнения.

В 10 часов утра 1 августа отрядный исполнительный комитет получил этот приказ-ультиматум.

«ПРИКАЗ № 34ПО РУССКИМ ВОЙСКАМ ВО ФРАНЦИИ,17/VII — 1917 ГОДА,Г. ПАРИЖ15 (28) июля мною получена телеграмма военного министра г. Керенского за № 3172, где вопрос о возвращении войск наших, здесь находящихся, в Россию решен категорически отрицательно. Наоборот, Временное правительство предусматривает по стратегическим обстоятельствам возможность отправки 1-й особой дивизии на Салоникский фронт. В той же телеграмме получен следующий приказ: «Ввиду брожения и нарушения дисциплины в 1-й русской бригаде во Франции военный министр находит необходимым восстановить в этой части порядок, не останавливаясь перед применением вооруженной силы и руководствуясь введенным положением о военно-революционных судах с правом применения смертной казни. [137]Подчинение 1-й бригады воинскому долгу возлагается на 3-ю бригаду, дабы избежать, если возможно, вмешательства французских войск».Военный министр приказал: «Приказываю привести к повиновению 1-ю русскую бригаду на французском фронте и ввести в ней железную дисциплину. В частях собраний не допускать. Преступные элементы, вносящие разложение, немедленно изъять и предать суду. Ввести военно-революционные суды, не останавливаясь перед применением смертной казни».Во исполнение сего даю срок 48 часов с тем, чтобы солдаты лагеря ля-Куртин сознательно изъявили полностью свою покорность и подчинились всем приказам Временного правительства и его военным представителям. Требую, чтобы в знак изъявления этой покорности и полного подчинения солдаты в полном походном снаряжении, оставив огнестрельное оружие на месте, выступили из лагеря ля-Куртин на место бывшего бивуака 3-й бригады при станции Клевро.Данный мною срок кончается в 10 часов утра в пятницу, 21 июля. К этому сроку все вышедшие из лагеря ля-Куртин должны построиться на указанном выше, бивуаке в полном порядке по полкам и поротно. Все те, которые останутся в лагере ля-Куртин, будут рассматриваться мною как бунтовщики и изменники родины; в отношении их я приму все предоставленные мне решительные меры. Предупреждаю, что только указанный выход из лагеря ля-Куртин я буду считать единственным доказательством изъявления покорности и подчинения.Никакие условные просьбы и заявления мною не принимаются. Военно-следственной комиссии, образованной генерал-майором Николаевым, согласно приказу моему за № 33 § 4 предписываю немедленно приступить к производству следствия.п. п. генерал-майор Занкевич»{39}.

С получением приказа Керенского раскол между солдатами обоих лагерей стал еще более глубоким. Контрреволюционное руководство бригадного комитета принимало все меры к тому, чтобы возбудить у солдат 3-й бригады непримиримую вражду к «мятежникам» Куртинского лагеря. Комитет проводил одно собрание за другим, [138] требуя от солдат безусловного подчинения Временному правительству, и призывал их к беспощадной расправе с «бунтовщиками», которые якобы являлись виновниками всех бед, постигших 3-ю бригаду.

Во всех ротах, батальонах и полках 3-й бригады, на заседаниях комитетов и офицерских собраниях контрреволюционное руководство комитета требовало одного: «Смерть мятежникам!», «Мятежники должны быть наказаны по заслугам!»

— Военный министр возмущен поведением кучки изменников. Дальше терпеть нельзя такого позора! И нам, не расправившимся с кучкой авантюристов, такой же позор! — говорили руководители бригадного комитета на солдатских собраниях.

— Мы должны с часу на час готовить удар по куртинцам и нанести его, как по врагам народной революции, как по изменщикам! — кричали их единомышленники.

— Мятежники бродят по деревням, грабят крестьян, насилуют женщин, а среди нас есть сочувствующие им, они выражают свое сожаление преступникам! — говорили пособники контрреволюции, пробравшиеся к руководству бригадным комитетом 3-й бригады.

— Куртинские главари продались немцам, как большевики в России. Они сознательно привели солдат на гибельный путь. От них отвернулось правительство! Отказался русский народ! Разгромить врагов революции, как они были разгромлены в России третьего июля! — кричала свора пьяных провокаторов.

Тринадцать тысяч русских солдат в лагере ля-Куртин, твердо стоявших на своих революционных позициях, сформулированных ими в одном лозунге «За буржуазию, за чужие интересы воевать не будем! Защищать родину и революцию будем только на своей земле вместе с революционным народом!», вызывали бешеную ненависть и у русской и у французской реакции.

Ультиматум Занкевича и слухи о подготовке контрреволюционных сил для нападения на Куртинский лагерь взволновали куртинцев. Солдаты собирались группами и оживленно обсуждали создавшееся положение: «Неужели приказ Керенского будет выполнен?» — спрашивали одни. «Неужели и французы вмешаются в нашу справедливую борьбу и повернут оружие против русских [139] солдат, своих верных боевых товарищей?» — говорили другие.

— Силы контрреволюции готовятся обрушить на нас свой удар, — говорил один старый солдат, — а мы одни, Россия далеко, нас никто там не слышит, никто не придет и на помощь оттуда, а помощь может быть только с родины, — заключил он.

— Как избежать кровопролития? — спрашивали многие солдаты. — Подчиниться и воевать за капиталистов? Так лучше смерть здесь за правду, чем в окопах за врагов!

— У нас есть оружие, а в нем — сила. На оружие изменников ответим оружием, на смерть — смертью, и дело с концом, — резюмировали наиболее решительные.

Ни один солдат не высказался за выполнение приказа генерала Занкевича. Единодушно был отвергнут этот приказ и на ротных собраниях. 2-я пулеметная рота, например, после всестороннего обсуждения приказа вынесла такое решение: «Мы считаем бесполезным продолжать, здесь войну. К тому же чувствуем полную усталость. Мы отказываемся подчиниться приказу и сложить оружие и требуем отправить нас в Россию, чтобы стать в ряды революции».

Так же категорично было и решение 3-й пулеметной роты: «Приказа не выполнять. Мы требуем, чтобы Временное правительство немедленно созвало Учредительное собрание и как гарантию революционных завоеваний прекратило войну и вернуло нас в Россию».

В то время когда солдаты единодушно голосовали за отклонение всех требований Занкевича, руководство отрядного исполнительного комитета заколебалось, а затем раскололось. На последнем заседании комитета, где присутствовали и представители рот и команд, приказ-ультиматум обсуждался так, как не обсуждался ни один приказ Занкевича.

За выполнение приказа-ультиматума, за разоружение и вывод бригады из лагеря высказалась вся руководящая головка комитета — Волков, Оалтайтис, Грахно, Валявка и другие, которые до последнего дня держали в своих руках дивизию. Воля и авторитет этих людей признавались всеми солдатами-куртинцами. Против подчинения высказались: Баранов, Ткаченко, Глоба и подавляющее большинство представителей полков и рот.

Отход от революционной линии значительной части [140] руководителей отрядного исполнительного комитета не был случайным. В течение нескольких дней (до получения ультиматума) в лагерь ля-Куртин часто приезжали члены эмигрантского комитета в Париже, «революционные» оборонцы — Морозов, Смирнов, Русанов, Иванов; журналист Туманов, уполномоченные Совета рабочих и солдатских депутатов Эрлих, Гольденберг и многие другие. Все они вели соответствующую работу и среди солдат и среди членов солдатских комитетов. Они-то и подготовили почву для капитуляции части руководителей солдатских комитетов куртинцев. Оборонцы и журналисты убеждали солдат и комитеты, что дальнейшее сопротивление бесполезно, что их требования противоречат интересам революции и народа, а потому русский народ не признает и не поддерживает куртинцев. Эта насквозь лживая и антинародная пропаганда, к сожалению, нашла сторонников среди части представителей солдатских комитетов.

Следует сказать, что капитулянтские настроения некоторых руководителей отрядного исполнительного комитета проявились особенно после того, как члены эмигрантского комитета начали свою контрреволюционную работу. Эти капитулянтские настроения выражались на встречах, которые устраивали эмигрантам руководители отрядного комитета. По случаю приезда каждого из этих представителей куртинский комитет организовывал встречу. Люди выстраивались на плацу; подавалась команда «Смирно»; полковые оркестры исполняли встречный марш, затем «Марсельезу», а председатель комитета или товарищ председателя по всем правилам устава брал под козырек и отдавал рапорт прибывшему. Только после этого начинался митинг, где первое слово принадлежало прибывшему в лагерь эмиссару Временного правительства.

Длинные и нудные речи представителей Керенского к солдатам сводились к одному:

— Вы находитесь далеко от России, — говорили они, — не знаете хода событий, поэтому вы заблудились и идете по неправильному пути. Ваше поведение наносит вред родине. Россия истекает кровью! Подчинитесь Временному правительству! Подчинитесь своему командованию! Просите своих офицеров вернуться к вам. Обещайте в знак покорности сложить оружие, чтобы затем достойно, получить его. Вы, доблестные солдаты, покрывшие себя вечной славой, не потерпите такого позора, каким вы покрыли себя и доверенное вам оружие... [141]

Эти речи встречались солдатами неизменно холодно. Солдаты продолжали верить в правоту своего дела. Но яд сомнения стал проникать в руководство.

Прения в отрядном исполнительном комитете по поводу ультиматума продолжались около суток. Вначале спокойные, они вылились наконец в бурные споры. В заключение выступил с капитулянтской речью руководитель комитета Волков.

— Всем вам известно, — сказал он, — что наша последняя поездка в Париж ничего не дала. Генерал Занкевич в приеме нам отказал, военный комиссар Рапп — также, заявив, что с представителями мятежного лагеря он говорить не желает. Эмигранты Иванов и Смирнов ответили: «Ничем помочь не можем»; журналист Туманов отказался дать о нас корреспонденцию в Россию... Мы ничего не добились. Все провалилось. Наши планы на возвращение в Россию разрушены. Теперь нам ничего не остается, как изменить тактику — подчиниться приказу, сложить оружие, вывести бригаду и оставить лагерь...

Волкова горячо поддержал член отрядного комитета Оалтайтис:

— Я разделяю точку зрения Волкова и высказываюсь за то, чтобы подчиниться, сложить оружие и вывести людей. Я имею все основания думать, — наивно заявил Оалтайтис, — что нас сольют с третьей бригадой. И так как первая бригада численно превосходит третью почти в три раза, а политически она стоит выше, третья бригада быстро растворится в составе первой. Таким образом, нам легко удастся вырвать солдат противного лагеря из рук начальства и привлечь их на свою сторону.

Точку зрения Волкова, Оалтайтиса и других поддержали также члены комитета Валявка и Грахно.

Наступили тяжелые минуты. Солдаты с волнением слушали своих руководителей, которые в самый критический момент стали на путь капитуляции. Многие солдаты были потрясены. Затаив дыхание, они внимательно вслушивались в каждое слово членов комитета — капитулянтов, удивляясь их столь резкому повороту.

Кроме официально приглашенных лиц, на этом расширенном заседании комитета присутствовало много солдат, окруживших помещение, где шло заседание. Здесь решалась судьба 13 тысяч человек. Каждое слово, сказанное на совещании, тут же передавалось солдатами друг другу. [142]

Члены комитета, оставшиеся на революционных позициях, решительно возражали против капитулянтского плана «перемены тактики», выдвинутого руководителями комитета.

Один из авторитетных членов комитета, командир взвода младший унтер-офицер Глоба в своей короткой речи обрушился на капитулянтов:

— Мнение Волкова, Валявки и других сторонников подчинения — ошибочно и опасно. Их план следует рассматривать не как «перемену тактики», а как постыдную капитуляцию. Постыдно и позорно в столь критический момент, — гневно говорил Глоба, обращаясь к Волкову и другим капитулянтам, — оставлять людей одних, если они с вами не пойдут, а если пойдут — отдать их на съедение царским палачам. И в том и в другом случае это будет актом предательства, и вам никто не позволит идти в роты и выводить из лагеря безоружных людей. Если вы решили менять тактику — меняйте одни, но в этом вы скоро раскаетесь.

Волков, Грахно, Валявка и другие капитулянты остались при своем мнении, заявив, что, если с ними не согласны, они уходят одни. Сказав это, они встали из-за стола и вышли. Вслед за ними стали расходиться остальные участники заседания.

Капитулянтство руководителей отрядного комитета поставило солдат 1-й бригады в тяжелое положение. До истечения срока ультиматума оставалось всего лишь несколько часов. Было очевидно, что отказ солдат выполнить требование приказа Занкевича заставит последнего решиться на крайние меры.

В эту ночь солдаты не только не спали, но даже не заходили в казармы. Они до рассвета оживленно обсуждали сложившуюся обстановку. Капитулянтство руководителей отрядного комитета не сломило их духа.

— Пусть нам объяснят цели продолжения войны, — говорили одни, — и тогда мы решим, как нам следует поступить.

— За чужие интересы воевать не будем! А если и будем, то против тех, кто нас заставляет, — говорили другие.

— Никаких приказов не выполнять! Возвращение в Россию — и никаких уступок! Защитить себя сумеем! Пусть подумает тот, кто хочет применить к нам силу оружия, [143] чем все это кончится! — обращаясь к массе солдат, говорили третьи.

В 5-й пулеметной роте председатель ротного комитета рядовой Шафоростов, член комитета старший унтер-офицер Афанасьев и бывший председатель комитета ротный писарь Дмитриев сделали попытку подбить на капитуляцию солдат. Они стали собирать свои вещи, сносить в один угол оружие. Но их действия были решительно пресечены солдатами-пулеметчиками, и капитулянты покинули помещение роты под выкрики солдат, не захватив даже своих собственных вещей.

То же самое произошло во 2, 3 и 4-й пулеметных ротах, в стрелковых ротах и в 1-м маршевом батальоне. И бывшие руководители исполнительного комитета, вчера еще всеми уважаемые люди, в 7 часов утра 3 августа оставили Куртинский лагерь и напутствуемые презрительными выкриками солдат ушли в лагерь противника. Вместе с ними ушли человек сто солдат и человек двадцать членов ротных и полковых комитетов.

Никто из оставшихся верными делу революции не пожал им руки. От них, вчерашних авторитетных людей, сейчас отвернулись все.

Десяти часов утра — времени истечения срока ультиматума — с волнением и тревогой ожидали все. В утренние часы лагерь ля-Куртин напоминал встревоженный улей. С приближением часовой стрелки к цифре 10 лагерь оживился еще более и превратился в бурлящее море. Солдаты огромными толпами, с оружием и без оружия, с духовыми оркестрами, с пением «Марсельезы» шли к помещению исполнительного комитета, которого по существу уже не было.

Согласно приказу-ультиматуму ровно в 10 часов утра к неподчинившимся солдатам должна была быть применена сила оружия. И вот этот срок наступил. Но на стороне «усмирителей» не было заметно никакого движения, не раздалось ни одного выстрела. И когда часовая стрелка миновала цифру 10 — «предсмертную», как ее называли некоторые солдаты, стихийно возникшая демонстрация развернулась с еще большей силой. К духовым оркестрам 1-го и 2-го полков присоединился оркестр маршевого батальона. Торжественные звуки «Марсельезы», исполнявшейся тремя оркестрами, потрясали воздух, а тысячи солдатских голосов дружно пели: «Поднимайтесь, сыны отчизны, наш день славы наступил..!» [144]

Получив приказ Керенского — силой оружия «навести порядок» в 1-й бригаде, Занкевич вошел в переговоры с командующим округом генералом Комби. Он настоятельно просил его выслать в район лагеря Куртин артиллерийские и пехотные части местных гарнизонов, чтобы они продефилировали перед солдатами 1-й бригады и тем самым побудили их сложить оружие и оставить лагерь. В том случае, если демонстрация французских войск окажется безрезультатной, они заставят русских солдат выполнить приказ силой оружия.

Генерал Комби на просьбу Занкевича ответил отрицательно, заявив, что ему для этого необходимы приказ высшего командования и санкция военного министра. Однако Комби обещал Занкевичу принять все зависящие от него меры, чтобы помочь 3-й русской бригаде расправиться с русскими революционными солдатами. Однако солдаты 3-й бригады не хотели поднимать оружие против своих братьев. Поэтому, когда им объявили, что они вместе с французами будут силой оружия усмирять «бунтовщиков 1-й бригады» и что французские части уже прибыли в район лагеря ля-Куртин, они заявили, что такого приказа выполнять не будут. Французы, видя, что 3-я русская бригада отказалась действовать против 1-й, также снялись с места и ушли в пункты своего расквартирования.

Так приказ-ультиматум № 34 генерала Занкевича остался невыполненным.

После окончания демонстрации солдаты лагеря ля-Куртин снова взялись за работу. Нужно было срочно выбрать новое руководство, созвать экстренное совещание оставшихся верными делу революции членов отрядного исполнительного комитета, членов полковых комитетов и представителей рот. Совещание решило вместо бывшего отрядного исполнительного комитета организовать «Совет солдатских депутатов лагеря Куртин». Полковые и ротные комитеты оставить, пополнить их состав и подчинить непосредственно Совету.

В состав Совета солдатских депутатов вошли: Глоба (председатель Совета), Ткаченко (заместитель), Смирнов, Фролов, Баранов, Симченко, Иванченко, Варначев, Лисовенко (члены Совета).

В состав членов Куртинского Совета солдатских депутатов решено было ввести также всех председателей ротных комитетов.

Глава VII. Ловушка

В 16 часов 21 июля в лагерь ля-Куртин приехал военный комиссар Рапп. С раннего утра он находился в расположенной вблизи Куртинского лагеря гостинице «Сайон» и оттуда наблюдал за тем, что происходило в лагере.

Прошло всего лишь шесть часов после истечения срока ультиматума, но Рапп за это короткое время имел возможность увидеть многое. Утром, когда стрелка приближалась к десяти часам, он слышал песни, музыку и «Марсельезу», которую с большим подъемом пели солдаты, как свой священный гимн. Наконец, он видел, как солдаты под оркестр на ходу строились в колонны и строем расходились по казармам. Установить какое-либо смятение среди солдат или бегство из лагеря ему не удалось.

Унтер-офицеры, оставшиеся в лагере, по приказанию нового Совета в 2 часа дня вывели роты на строевые занятия, или, точнее, на прогулку. После всего пережитого солдаты с удовольствием маршировали на учебном плацу.

Рапп, придя на территорию лагеря, видел, что роты, закончив прогулку, строевым шагом, с песнями шли в казармы.

После прогулки почти все солдаты остались во дворах казарм и вели оживленный разговор о событиях дня.

Скоро послышались звуки гармоний, а затем и песни. Пряча свою тревогу, солдаты пели бодрые русские и украинские песни. Кое-где песни сменялись плясками. Рапп направился к одной из групп, где было особенно оживленно. Солдаты узнали о прибытии Раппа и приготовились встретить его. Как только Рапп стал приближаться к группе, солдаты образовали круг. Вышедший из круга солдат, выбивая ногами четкую дробь, запел: [146]

Так гуди, моя гармошка, С Раппа выпили немножко, А закусим под кнутом У Занкевича потом.

Затем вышел второй солдат, который продолжал:

На куртиноком солнышке Расцвели подсолнушки, На куртинских веточках — Рапповы конфеточки.

А третий звонко пропел:

Мы деремся здесь в Куртине И порхаем птицею; Попадем сегодня все К Раппу мы в полицию.

Круг танцующих расширялся. Каждый вновь вступавший в пляску начинал ее злой импровизированной частушкой по адресу русского военного командования во Франции. Постояв несколько минут, Рапп, не сказав ни одного слова солдатам, ушел из лагеря.

На второй день, 23 июля (4 августа), рано утром Куртинский Совет получил два предложения: первое — от комитета 3-й бригады, второе — от генерала Занкевича.

Соглашательский комитет 3-й бригады писал в своем обращении к революционным солдатам русской дивизии:

«Что вы делаете, куда вы идете? Пожалейте себя и свои семьи! Вы не выполнили приказа Временного правительства, вы нарушили законы. Знайте же, что ожидает тех, кто идет против законов: Временное правительство уже высказало мнение — наказать смертью изменников, ибо те, кто идут против установленных законов, мешают работе правительства. Сердце вашей матери, Родины, будет обливаться кровью, когда она узнает, что сыны ее, посланные ею, нарушили ее волю и законы. Мы даем вам последнюю возможность вернуться к нам... Мы примем в наши ряды тех, кто несознательно заблудился, но не тех, кто вывел вас на преступный путь. Ваши вожаки ушли от вас; они пришли, чтобы иметь возможность вернуться в Россию. Идите и вы; сейчас или никогда!Комитет 3-й бригады».

Предложение генерала Занкевича сводилось к тому, чтобы мирным путем соединиться с 3-й бригадой, забыть все прошлое и заняться боевой работой. Для этого 1-й бригаде в полном составе без оружия необходимо выйти [147] по шоссейной дороге на станцию Клерво, где 3-я бригада в таком же порядке, выйдя навстречу 1-й бригаде, будет ожидать ее. После соединения бригады разойдутся по своим лагерям со своими офицерами и под единым началом займутся полезной боевой работой, «после чего, — подчеркивалось в предложении, — к старому возврата быть не должно».

Как ни покажется это наивным и странным читателю, но Куртинский Совет решил воспользоваться предложением Занкевича. Совет созвал общий митинг бригады, где и доложил содержание полученных документов. Председатель Совета Глоба объявил собравшимся, что Совет постановил довериться обещаниям командования и выйти на соединение бригад без оружия.

Солдаты одобрили решение Совета. Совет сообщил об этом по телефону в Фельтен, потребовав, однако, гарантий неприкосновенности солдат лагеря ля-Куртин.

Совет распорядился при выводе 1-й бригады из лагеря оставить 3000 человек для охраны лагеря, складов и оружия.

В 13 часов 1-я бригада и маршевые батальоны без оружия отправились в путь. Во главе бригадной колонны шли члены Куртинского Совета, во главе полковых колонн и маршевых батальонов — командиры из унтер-офицеров. Подразделения шли с песнями.

Все население местечка ля-Куртин вышло провожать русских солдат. Жители местечка не знали, что случилось и почему русские покидают лагерь и к тому же без оружия. Поэтому одни из них стояли молча, в недоумении, другие, помахивая белыми платочками, кричали: «Бон вояж»{40}. Некоторые французы спрашивали у солдат: «Что случилось?», «Куда уходите?», «Почему без оружия?», «Вернетесь ли вновь?», «Скоро ли?»...

Отойдя от лагеря на три километра, революционные солдаты заметили, что по обеим сторонам дороги стоят вооруженные люди. И чем дальше уходили куртинцы от лагеря, тем вооруженных людей становилось больше.

— Что это за вооруженные люди в русской форме, откуда они взялись? — спросил недоумевая член Совета Ткаченко, обращаясь к Глобе. — Ведь третья бригада нас ожидает где-то в другом месте и без оружия?..

— А ты разве не видишь? Это и есть третья бригада, — [148] ответил один из членов Совета, шедший рядом с Глобой. — Командование, очевидно, таким способом решило объединить дивизию. Я вижу — нас жестоко обманули, — заключил он.

— Занкевич надеется, что мы, молодое руководство, не справимся со своей задачей, — добавил Глоба.

— Не может этого быть, — возразил Ткаченко, не допуская мысли, что командование русских войск может пойти на такое вероломство. Но это было так. Вдоль всего пути следования куртинцев были расставлены вооруженные посты солдат 3-й бригады, за которыми находились стрелковые и пулеметные роты во главе со своими офицерами.

Стало ясно, что куртинцы попали в засаду. Об этом говорили и вооруженные люди, и боевой порядок, в котором находились подразделения 3-й бригады.

Еще один — два километра пути, и все убедились, что 10 тыс. человек, вышедших по призыву генерала Занкевича на соединение бригад без оружия, оказались в сплошном кольце вооруженных солдат 3-й бригады, которые все были пьяны и вели себя так, что каждую минуту от них можно было ожидать открытого вооруженного нападения. Раздумывать было поздно. Совет понял, что он дал себя обмануть и что теперь, как никогда, нужны выдержка и спокойствие. Поэтому куртинцы продолжали свой путь.

В пункте, намеченном для соединения бригад, куртинцев встретили генералы Занкевич и Лохвицкий, старшие командиры и военный комиссар Рапп.

Генерал Занкевич, расплываясь в довольной улыбке, с напускной торжественностью держа руку под козырек, подошел к Глобе, окруженному членами Совета, и сказал:

— Благодарю вас, господа, за покорность, внимание к моим приказам и подчинение Временному правительству! — И, не дожидаясь ответа, сразу же обратился к солдатам:

— Благодарю и вас, братцы, храбрые воины не царской, а новой, революционной армии! Я счастлив, что вы наконец одумались и сами пришли искупить свою вину. Я буду рад сегодня же телеграфировать Временному правительству и военному министру, что вы, вчера еще непокорные войска, сегодня раскаялись и готовы выполнить любой приказ...

На речь Занкевича не последовало ни криков «ура», ни возгласов одобрения. Все затихло в тревожной тишине... [149] И Занкевич, постояв несколько секунд в таком положении, под гробовое молчание куртинцев, уступил свое место командиру 5-го полка 3-й бригады полковнику Котовичу, который объявил:

— Все пришедшие на соединение дивизии располагаются на месте, отведенном для каждого полка. Вам сейчас раздадут палатки и укажут место для разбивки лагеря поротно. Через полчаса вам подадут кухни с готовым горячим обедом...

Полил сильный дождь. Кругом было голое поле, заросшее бурьяном. Солдаты спокойно выслушали речь Занкевича и объявление полковника Котовича. Но как только последний кончил говорить, поднялся страшный шум. Послышались голоса: «Обман, позор!», «Все равно силой не возьмете!», «За себя постоим!»

Занкевич и все его окружение не ожидали этого. Они считали, что куртинцы все еще не разобрались в их хорошо организованной ловушке. Поднявшийся шум, протесты и угрозы заставили Занкевича обратиться к Глобе с вопросом: «Что это значит?» Глоба, не отвечая Занкевичу, подал рукою знак солдатам успокоиться, быстро повернулся к нему и сказал:

— Господин генерал! Объединение бригад и ваши гарантии явились не чем иным, как беспримерным обманом. От имени Совета и десяти тысяч солдат заявляю, что мы не будем размещаться здесь, в поле, и вернемся в лагерь. Я прошу вас не чинить нам никаких препятствий, иначе я не ручаюсь и за вашу жизнь. Все это может произойти и произойдет в том случае, если вы сделаете хоть одну попытку обратить против нас оружие обманутых вами солдат. Вся ответственность за возможное кровопролитие ляжет на вас. Но заверяю вас, что никакая сила не заставит ни одного солдата оставаться здесь...

— Мы просим вас, — сказал в заключение Глоба, — сдержать свое слово относительно гарантии и дать нам возможность вернуться в Куртин. Распорядитесь убрать вооруженные части с нашего пути и назначьте офицеров, которые вывели бы нас отсюда. Это будет лучшим выходом из создавшегося положения.

Спокойная и твердая речь Глобы и решимость, написанная в этот момент на лице каждого солдата-куртинца, заставили Занкевича отказаться от своего плана. Он еще раз понял свое бессилие сломить волю революционных солдат. [150]

Отпустив бригаду обратно, Занкевич приказал всем офицерам стать во главе своих подразделений, вернуться в Куртин и ожидать его дальнейших распоряжений...

Под усилившимся дождем 1-я бригада вечером прибыла в Куртинский лагерь, счастливо избежав благодаря своему единству и сплоченности расставленной ей генералом Занкевичем ловушки.

Следует сказать, что вопрос о разоружении революционных солдат методом «соединения» бригад командованием русских войск во Франции был хорошо продуман и тщательно подготовлен. Когда куртинцы покинули лагерь и пошли на соединение дивизии к станции Клерво, в Куртин направились две вооруженные роты 3-й бригады. Во главе рот шли их командиры капитаны Шмидт и Жуков. Одна из рот шла в лагерь с северной, а другая — с северо-западной стороны. Густой лес хорошо скрывал их движение к лагерю и давал возможность незамеченными вплотную подойти к нему.

Первая задача этих рот заключалась в том, чтобы проникнуть в центральную часть лагеря, где располагалась раньше 3-я бригада и находились склады с боеприпасами. Затем они должны были занять казармы с оружием, где, как они полагали, находятся одни дневальные, которые не в состоянии будут оказать им сопротивление.

Но солдаты, оставленные для охраны лагеря, заметили движение вооруженных рот раньше, чем те предполагали. Куртинцы быстро подготовили несколько пулеметов и стали выжидать, что предпримут внезапно появившиеся незваные гости. Когда солдаты 3-й бригады вступили во дворы крайних казарм, куртинцы скомандовали им «Стой!» и затрещали затворами пулеметов. Не ожидая такой встречи, роты 3-й бригады растерялись и поспешно отступили.

Как выяснилось впоследствии, эти две роты 3-й бригады, проникшие в Куртинский лагерь, составляли передовой отряд, за которым следовали еще несколько рот в качестве подкрепления. Задача их состояла в том, чтобы овладеть всем лагерем, складами и оружием и тем самым лишить солдат 1-й бригады возможности возвратиться в лагерь и разместиться в своих казармах.

Однако коварный план генерала Занкевича и на этот раз потерпел крах. Его сорвала бдительность революционных солдат, охранявших лагерь.

Утром 5 августа дежурные по ротам доложили Совету, [151] что офицеры, пришедшие вчера вечером с бригадой в Куртин, ночью ушли в лагерь Фельтен. Чтобы оправдать свое недостойное поведение, офицеры заявили Занкевичу и военному комиссару Раппу, что якобы «бунтовщики» под предводительством вожаков Куртинского Совета пытались арестовать их и учинить над ними расправу. Поступок офицеров и сфабрикованная ими новая версия о бунтарском поведении «мятежных» солдат еще более увеличили недоверие и ненависть солдат к офицерам.

В 11 часов утра того же дня в лагерь ля-Куртин прибыли военный комиссар Рапп, начальник дивизии генерал Лохвицкий и представитель французских военных властей ле Лонг. Прибывшие направились в Совет, где генерал Лохвицкий сразу же приступил к делу.

— По приказанию представителя Временного правительства генерала Занкевича, — начал Лохвицкий, — я вместе с комиссаром господином Раппом и представителем высших властей французского командования прибыл к вам лично для переговоров.

Сделав короткую паузу, Лохвицкий продолжал:

— Ваше молчаливое согласие подчиниться Временному правительству, выраженное вами вчера, сегодня снова нарушено. Все, что нам стало известно от офицеров, посланных к вам для восстановления порядка и бежавших ночью от вас вследствие покушения на их жизнь, огорчает нас. Ваш поступок достоин сожаления. Офицеры заявили нам, что они отказываются стать во главе мятежных солдат. Посылая со мною своего представителя, высшее французское командование желает убедиться само, хотите ли вы повиноваться военным законам и сегодня же, к четырем часам пополудни, сложить оружие, которое будет взято под охрану французскими солдатами. Если же вы откажетесь выполнить это приказание, то с завтрашнего дня к вам будут применены крайние меры непосредственно французскими властями...

Лохвицкий еще раз сделал короткую паузу, немного подумал, приподнялся с места и закончил:

— Прошу Совет высказать свою точку зрения по затронутым вопросам. — Сказав это, он вполголоса стал что-то говорить представителю французского командования.

— Господин генерал! — сказал один из членов Совета, взяв слово первым. — Не обманывайте себя, не обманывайте и нас. Если мы вчера поддались обману и вышли из лагеря — это не значит, что мы изъявили полную покорность. [152] Мы пошли на станцию Клерво, искренне желая соединиться с третьей бригадой и начать полезную для родины работу. К сожалению, вместо соединения вы окружили нас вооруженными солдатами третьей бригады. Вы хотели обманным путем разоружить бригаду и силой заставить солдат подчиниться вам. Не сомневаемся и в том, что французские власти были в курсе всех ваших намерений, а их войска располагались вместе с третьей бригадой или за ее линией. Русское командование во Франции в его настоящем составе не пользуется доверием солдат. Довериться нашим офицерам мы также не можем. Тем более после провокационного бегства офицеров, которые недостойны звания русского человека...

— Мы, господин генерал, — заговорил председатель Совета Глоба, — доказали наше желание совместной работы тем, что доверились вам и вышли без оружия на соединение бригад. Чем же вы ответили на это? Вы окружили нас вооруженными солдатами третьей бригады и хотели заставить капитулировать. В то же время два других ваших отряда ворвались в наш лагерь с целью захватить его. Ваши поступки окончательно подорвали доверие солдат к вам. Мы теперь не поверим больше ни одному вашему слову. Мы твердо будем стоять на своем: пока мы военные — оружия не сдадим и с большей настойчивостью, чем прежде, требуем отправить нас в Россию. Это наше последнее решение.

Переговорив вполголоса по-французски с ле Лонгом, Лохвицкий вручил Глобе небольшой лист бумаги. Раскрыв его, Глоба увидел, что это был второй ультиматум генерала Занкевича, датированный 4 августа. Ультиматум гласил:

«Солдатам лагеря ля-Куртин.Завтра, 24 июля (5 августа), русские части разоружаются. Они сдают все свое оружие в указанном месте под охрану французов. Эта операция должна быть закончена к четырем часам пополудни. Войска выдают известное количество своих вожаков... Учения должны возобновиться послезавтра. Если войска не подчинятся, они будут переданы французским следственным властям...»{41}.

Новый ультиматум Занкевича, как и следовало ожидать, [153] преследовал все ту же цель — разоружить революционных солдат и расправиться с ними.

Вручив ультиматум Совету, генерал Лохвицкий и его спутники отправились к военному коменданту лагеря подполковнику французской службы Фарин. Здесь Лохвицкий по телефону приказал выслать из Фельтена несколько рот 3-й бригады, чтобы силой принудить непокорных подчиниться новому приказу. Но через два часа из штаба 3-й бригады было получено следующее сообщение: «3-я бригада пришла в сильное возбуждение. Отправить ее всю или отдельные роты действовать против мятежников лагеря Куртин сейчас невозможно...»

Получив такой ответ, Лохвицкий обратился за помощью к генералу Комби. Коротко изложив ему ход переговоров с Куртинским Советом, он добавил:

— Третья бригада, вчера еще надежная, сегодня совершенно разложилась, и положиться на нее нельзя. Прошу прислать своих солдат к лагерю и оказать на мятежников воздействие, что даст возможность разоружить непокорных. В противном случае непринятие мер усилит их упорство и дальнейшее сопротивление...

Разговор по телефону с начальником русской дивизии встревожил генерала Комби. Поэтому он не замедлил лично прибыть в лагерь ля-Куртин. Несмотря на то, что подполковник Фарин доложил ему, что русские солдаты ведут себя прилично, жалоб от граждан и мэров общин на них нет, что в лагере спокойно и полиция из солдат службу несет хорошо, генерал Комби, напуганный сообщением Лохвицкого, поспешил исполнить его просьбу. Вернувшись в свой штаб, он отдал распоряжение, чтобы «войска защиты» окружили лагерь ля-Куртин более тесным кольцом.

Принимая это решение, генерал Комби наметил на карте три направления, или сектора, где, по его мнению, придется действовать его войскам против «мятежной» бригады лагеря Куртин.

Первое направление проходило по южной окраине лагеря. На этом направлении должен был действовать сводный полк в составе одной роты (в 200 человек) 100-го полка, одной роты той же численности 126-го полка, роты 84-го Бривского полка, по одному взводу (по 100 человек) 12-го и 21-го полков Лиможского гарнизона и две пулеметные роты Тулльского гарнизона. Одна рота этого полка должна была взять под охрану деревню Куртин. Общее [154] руководство сводным полком генерал Комби возложил на полковника Менар, начальника нестроевой части 48-й французской бригады.

Второе направление проходило по северной окраине лагеря. Здесь должен был действовать полк «защиты» в составе одной роты 162-го пехотного полка города Лиможа, одной роты 78-го пехотного полка города Герре, двух взводов 4-го и 12-го лиможских драгунских полков и трех взводов 75-го Ангулемского полка. Общее руководство этой частью «защиты» принял на себя командир 162-го пехотного полка полковник Фишер.

Направление, выводившее в центральную часть лагеря, занимала третья сводная часть «защиты» в составе трех рот 33, 43 и 127-го полков Лиможского гарнизона, двух пулеметных рот того же гарнизона и по одному взводу 12-го и 21-го стрелковых полков. Эту сводную часть «защиты» возглавил помощник командира 162-го стрелкового полка подполковник Диар.

Французские войска, кроме общего надзора за Куртинским лагерем, должны были контролировать и все дороги, ведущие в лагерь. Таким образом, на французские войска возлагалась роль «усмирителей» революционных русских солдат.

Судьба 3-й бригады также была решена. Для большей изоляции 3-й бригады, которая уже не в первый раз отказывалась действовать силой оружия против 1-й бригады, а также для устранения всякой возможности влияния на нее революционно настроенных солдат командование дивизии по согласованию с французскими властями 12 августа перебросило, эту бригаду в отдаленный район Жиронды, в лагерь Курно.

8 августа в лагерь ля-Куртин прибыл старший унтер-офицер Егоров — член делегации, посланной в мае в Россию с наказом к Временному правительству об отзыве русских войск из Франции.

Когда делегация прибыла в Россию и доложила Керенскому просьбу солдат — отозвать русские войска обратно на родину, военный министр прежде всего распорядился зачислить делегацию в Петроградскую агитационную школу и ждать ей дальнейших указаний. После того как члены делегации прослушали курс лекций по истории России и об очередных задачах русской революции, они обратились в военное министерство с просьбой разрешить им выехать во Францию в свои части. На эту просьбу военное [155] министерство ответило, что военный министр считает возвращение делегации во Францию излишним. По распоряжению министра делегаты будут распределены по частям действующей армии по усмотрению Главного управления Генерального штаба.

Таким образом, из всего состава делегации только один старший унтер-офицер Второв получил разрешение Главного управления Генерального штаба возвратиться во Францию. И это было не случайно. Второв оказался горячим защитником политики Временного правительства в отношении войны. Поэтому на нем и остановил свой выбор военный министр Керенский. Вернувшись во Францию, Второв явился к Занкевичу и доложил ему ответ Временного правительства на просьбу русских бригад. После этого, по согласованию с Занкевичем, Второв отправился в части дивизии. Для встречи Второва полки бригады и роты маршевых батальонов были выстроены на большом лагерном плацу.

Бторов читал свой доклад. В докладе Второва о поездке в Россию, длившемся более двух часов, ничего не было сказано ни о революционном положении в стране, ни о том, как разрешен Временным правительством вопрос о возвращении бригад на родину. Его доклад состоял из описания тех лишений, которые испытывал русский народ от дороговизны и разрухи, но он не касался причин, их породивших. Только в заключение Второв сказал несколько слов о том, что 3–5 июля большевики в Петрограде организовали антиправительственное выступление и вызвали кровопролитие, что на Россию надвигается новая беда в виде новой революции, которую готовят большевики.

Услышав это, члены Совета и все солдаты поняли, что их «делегат» является рупором русской реакции, что он послан Керенским во Францию с определенной целью: дезориентировать солдат и заставить их быть слепыми исполнителями воли русской буржуазии. Солдаты, не церемонясь, прервали докладчика и попросили его ответить на вопросы.

— Какие меры принимает Временное правительство к отправке нас в Россию? — спросили докладчика.

— Керенский, выслушав наш доклад, сказал: «Я буду телеграфировать Занкевичу все, что нужно», — ответил докладчик. [156]

— Что вам в России было известно о нас, русских войсках во Франции? — последовал второй вопрос.

— В России всем стало известно, что небольшая кучка русских солдат во Франции отказалась выступить на фронт и сложила оружие, — ответил Второв.

— Ведь ты же сам теперь убедился, что все это — ложь?

— Да, все это так, — сказал докладчик, — но вы не подчинились Временному правительству и приказу начать боевую подготовку, а это все равно, что сложить оружие, отказаться воевать, — заключил он.

После этих слов по рядам солдат покатился гул негодования. Посыпались нелестные реплики по адресу «делегата», вернувшегося из России. Солдаты без команды стали расходиться, и Второв остался один на трибуне.

Нервно комкая в руках листы своего доклада, он крикнул:

— Мои убеждения не позволяют мне больше оставаться с вами и приезжать к вам. Вы заслуживаете того же, что и большевики в России.

Глава VIII. Голодная блокада

3 августа 1917 года во французский порт ла-Палис прибыли русские пароходы «Царица» и «Двина». На их борту находился личный состав и материальная часть 2-й артиллерийской бригады, следовавшей из России на Салоникский фронт.

В порту бригаду встретили представители русского и французского командования, официальные лица местной власти и население. Командование русских войск во Франции решило не отправлять артиллерийскую бригаду в Салоники, а расположить ее временно в лагере в Оранже и попытаться использовать как вооруженную силу против революционных солдат лагеря ля-Куртин.

11 августа в лагерь ля-Куртин прибыла делегация от артиллеристов в составе десяти человек. После обычной церемонии встречи возглавлявший делегацию, поднявшись на трибуну, рассказал куртинцам о том, как заботится Временное правительство о своих войсках за пределами страны, какое внимание проявляет к их нуждам. Он сообщил, что они, русские артиллеристы, едут на Салоникский фронт и что, кроме них, на театры военных действий союзников будут отправлены новые формирования русских войск.

С первых слов руководителя делегации куртинцам стало ясно, что перед ними верный слуга Временного правительства. Они поняли цель прибытия в Куртинский лагерь делегации артиллерийской бригады.

— Но, прибыв во Францию, — говорил докладчик, — и узнав о беспорядках в русских бригадах, мы решили поехать в ваш лагерь и познакомиться на месте со всем, что происходит. Мы хотим видеть все своими глазами, чтобы судить объективно о лагере Куртин. [158]

В заключение глава артиллерийской делегации сказал:

— Нам осветили положение в вашем лагере так, что мы думали увидеть здесь скопище пьяниц, разложившихся людей, не признающих никакой дисциплины. Русское командование не советовало нам ехать к вам. «Мы не ручаемся за вашу безопасность», — говорило оно нам. — Тем не менее мы поехали и видим, что у вас порядок лучше, чем в лагере третьей бригады.

После него выступил еще один делегат.

— Вы хорошо сделали, — сказал он, — что не дали себя обмануть, не сложили оружия. Вы сделаете правильно, если и впредь будете поступать так же. Не давайте себя обмануть, помните, что революция не закончена. Мы обещаем вам посетить генерала Занкевича, доложить ему все так, как мы видим, и помочь вам.

Речь этого представителя делегации была резко отлична от речи первого представителя. Оратор по крайней мере на словах одобрял поведение куртинцев, их намерение ни при каких обстоятельствах не сдавать оружия. Однако оба выступления были приняты куртинцами сдержанно. Они лишь насторожили и членов Совета и солдат. И не напрасно.

Через два дня, 13 августа, делегация артиллерийской бригады в том же составе опять прибыла в лагерь. На заседании Совета старший группы прежде всего попросил, чтобы все присутствующие набрались терпения и выслушали его до конца.

— Вы правы, — сказал он. — Ваши поступки справедливы и оправдывают вас. Дисциплина солдат, организованность, порядок в бригаде заслуживают всяческой похвалы. Правильно и то, что вы не хотите разоружаться.

Сделав минутную паузу, порывшись в каких-то бумагах, он продолжал:

— Генерал Занкевич согласился с нашим мнением о вас, как о боеспособной дисциплинированной части. Но он считает, что ваши действия в настоящих условиях являются неправильными и вредными. Ваше нежелание продолжать войну разлагает армию и создает угрозу революции и свободе. Мы согласны с доводами Занкевича и считаем, что вы должны подчиниться всем требованиям Временного правительства, в противном случае — сложить оружие, передав его действующим частям. Война еще не закончена, оружие должно быть использовано...

Против этого предложения не возразил ни один член [159] делегации. Молчал и тот, который в первый приезд так одобрительно говорил о революционных действиях куртинцев.

Бесполезные разговоры прекратились. Отбрасывая всякие условности, председатель Совета Глоба сказал, обращаясь к делегатам:

— Вашим лицемерием, товарищи, мы поражены больше, чем лицемерием господина Занкевича. Мы не признаем серьезными ваши доводы о необходимости сдать оружие. Мы не доверяем вам и вашей честности. Мы еще и еще раз заявляем, что среди русского командования во Франции нет людей, которые бы действительно болели за судьбы революции и интересы народа. Можете возвращаться к Занкевичу и доложить ему еще раз наше последнее слово: оружия мы не сдадим, а в Россию вернемся.

— Оружие мы не сдадим! — поддержало Глобу несколько голосов. — Если французским властям нужны за оружие деньги, пусть они возьмут те, которые полагаются нам, их скопился уже не один миллион франков... — сказал один из членов Совета.

— В связи с нашими разногласиями мы уезжаем от вас с тяжелым чувством, — лицемерно заключил руководитель делегации, выходя из помещения Куртинского Совета.

Эта «делегация» 2-й артиллерийской бригады (в ней не было ни одного солдата рабочего) была последней попыткой генерала Занкевича разбить единство солдат лагеря ля-Куртин, сломить их волю к борьбе. И когда эта попытка не увенчалась успехом, он отказался от мер «идейного убеждения» и перешел к другим мерам воздействия на непокорных — он решил сломить их голодом.

14 августа Занкевич издал приказ, которым объявил 1-й бригаде голодный рацион довольствия: 300 граммов хлеба (вместо 750); 75 граммов мяса (вместо 400) и т. д. Переведя солдат на голодную норму, Занкевич одновременно лишил фуражного довольствия и около трех тысяч лошадей.

Тем же приказом Занкевич запретил всем владельцам торговых заведений продавать куртинцам какие-либо съестные продукты; куртинцы были полностью лишены денежного довольствия. В довершение всего он потребовал от Куртинского Совета сдать все цейхгаузы и склады лагеря. [160]

Дни с 3 по 14 августа были самыми тяжелыми днями для революционных солдат лагеря ля-Куртин. Измена значительной части руководителей отрядного и полковых комитетов революционным солдатам, ошибка, допущенная Куртинским Советом в так называемом соединении бригад, ультимативные требования русского командования и концентрация вокруг лагеря французских войск и, наконец, голодная блокада — все это явилось серьезным испытанием стойкости, выдержки и революционного сознания масс. Не все выдержали это испытание. Около 400 человек ушли из лагеря ля-Куртин. Но основная масса революционных солдат продолжала твердо стоять на революционных позициях и была полна решимости отстаивать их до конца. Борьба за возвращение на родину приняла еще более упорный и острый характер.

Чем больше неистовствовала реакция, тем сплоченнее становились силы революции. В эти дни поведение солдат было примерным, исполнение служебных обязанностей — безупречным, отношение к окружающему французскому населению — безукоризненным. Французские крестьяне окружавших лагерь деревень относились к русским солдатам с большим вниманием и любовью. Они внимательно следили за борьбой куртинцев и всем сердцем были на их стороне.

События последних дней вооружили Совет солдатских депутатов опытом революционной борьбы. Авторитет Совета среди солдат укреплялся. Совет твердо проводил последовательную революционную линию.

На дверях Куртинского Совета появилась табличка с надписью: «Долой империалистическую войну!», «Возврат в Россию!»

Эта табличка была прямой противоположностью лозунгу комитета 3-й бригады лагеря Курно, написанному на французском языке, который гласил: «Война до победного конца!».

Лозунг «Долой войну, возврат в Россию с оружием в руках» становился боевым лозунгом русских революционных солдат во Франции. Проявив героизм в боях и претерпев огромные лишения, связанные с войной и развернувшейся борьбой с реакционными силами, революционные солдаты были готовы до конца защищать этот лозунг.

Твердая революционная линия куртинцев приводила в неистовство генерала Занкевича. Все его мероприятия, [161] направленные на то, чтобы сломить у куртинцев волю к борьбе, потерпели неудачу. Но Занкевич все еще рассчитывал разбить сплоченность и единство куртинцев. Спустя несколько дней после установления для революционных солдат голодного пайка генерал Занкевич вызвал к себе офицера русской дивизии капитана Гарновского и приказал ему передать куртинцам новый ультиматум.

Прибыв в лагерь ля-Куртин, Гарновский явился в Совет и, вручив Глобе пакет, сказал:

— Не знаю, господин председатель, есть ли какой-нибудь здравый смысл в распоряжении, чтобы виновные сами себя арестовали и выдали начальству. Но я получил приказание вручить вам именно такое распоряжение.

Глоба и все присутствовавшие в недоумении посмотрели на Гарновского.

— Я вас не понимаю, господин капитан, — проговорил Глоба, приподнимаясь с места и протягивая руку, чтобы взять пакет.

— Потрудитесь, пожалуйста, прочесть: там написано все, чего требует от вас генерал Занкевич, — сказал капитан Гарновский.

Глоба вскрыл пакет и быстро пробежал глазами ультиматум. Улыбнувшись, он немного подумал, а затем громко прочитал бумагу всем присутствовавшим.

Новый приказ-ультиматум гласил: «Солдатам лагеря ля-Куртин. Приказываю сегодня же изъять и арестовать 100 человек ваших вожаков, заставивших вас встать на преступный и гибельный путь. Арестовать, кроме того, еще 1500 человек наиболее беспокойных, а потому нежелательных в ваших рядах элементов, вносящих разложение. Исполнение сего приказания я буду считать первым шагом признания Временного правительства и моих распоряжений. Новые указания будут мною даны вам завтра». Последние слова приказа генерала Занкевича Глоба зачитал под дружный смех всех присутствовавших.

Это был первый приказ-ультиматум русского военного командования во Франции, заставивший солдат забыть на время все тревоги. Дружный и громкий смех, которым он был встречен, и был ответом на новый ультиматум. Капитан Гарновский так и понял значение веселого настроения членов Совета. Он молча вышел.

Приказ-ультиматум Занкевича явился последним «мероприятием» русского военного командования по «усмирению» [162] революционных солдат 1-й русской бригады. Он, как и все предшествовавшие ему «меры», не изменил положения.

Французские власти практически мало помогали реакционному русскому командованию в его борьбе с революционными солдатами. Командующий XII округом генерал Комби не соглашался до поры до времени вмешиваться во внутренние дела русских войск.

Несмотря на это, Занкевич и Рапп, чтобы усилить эффект голодной блокады, обратились с просьбой к французскому командованию заблокировать лагерь ля-Куртин. Лишение куртинцев сношения с внешним миром в сочетании с голодной блокадой должно было, по их расчетам, заставить солдат сложить оружие, выдать своих вожаков и оставить лагерь.

Вот как оценивало русское военное командование эти последние мероприятия в своей телеграмме Керенскому:

«Согласно указаниям телеграмм № 60163 и № 3172 мной был отдан приказ, в котором объявлялось решение правительства — отправить дивизию на Салоникский фронт, и был назначен краткий срок для проявления полного и безусловного подчинения распоряжениям Временного правительства.Из 10 тысяч человек менее тысячи сложили оружие и явились с частью своих вожаков, среди которых арестовано двадцать два. Остальные не подчинились моим требованиям. Отданное категорическое приказание — сложить оружие — выполнено не было. Состояние умов солдат 3-й бригады таково, что приказ действовать оружием был ими не исполнен... При таких условиях я вынужден был обратиться за помощью к французским властям. Я предлагаю французам заблокировать лагерь и демонстрировать вооруженную силу. Непокорные солдаты лишены мною всякого денежного довольствия и переведены на уменьшенное продовольствие. Есть основание думать, что ввиду упадка духа среди непокорных указанные меры приведут к сдаче оружия»{42}.

Главнокомандующий вооруженными силами России генерал Корнилов, ознакомившись с этим донесением русского командования во Франции Керенскому, телеграфировал Занкевичу:

«По сведениям здешнего французского посольства, [163] наши войска во Франции находятся в состоянии полного разложения и становятся опасными для местного населения. Примите решительные меры восстановить порядок, дисциплину в войсках, не останавливаясь перед применением оружия. Немедленно введите военно-полевые суды»{43}.

Но генерал Корнилов опоздал: военно-полевые суды уже работали. Об этом позаботился генерал Занкевич. Для подавления революционного движения в русских войсках во Франции он использовал военно-судебный аппарат, созданный по указу Николая II. 20 августа 1916 года в связи с убийством подполковника Краузе указом от 20 августа были утверждены и «особые правила» для производства уголовных дел о чинах русских войск на Французском и Салоникском фронтах. Не раздумывая долго, Занкевич распространил «особые правила» и на все революционные действия русских войск во Франции.

Для ведения военно-судных дел при генерале Лохвицком еще в августе 1916 года была учреждена должность заведующего военно-судной частью. На эту должность был назначен генерал-майор Николаев, который 9 сентября 1916 года прибыл во Францию и вступил в исполнение своих обязанностей. Несколькими неделями раньше генерала Николаева во Францию прибыл прокурор военно-судной части полковник Лисовский.

И вот теперь этот царский судебный аппарат был переименован в «военно-революционный» суд и согласно приказу Занкевича возглавил все военно-революционное судопроизводство русских войск во Франции.

Керенский, встревоженный ростом революционного движения в русских войсках за границей, тоже приказал Занкевичу не останавливаться ни перед чем, применять даже оружие.

«При действиях против неповинующихся и для приведения частей в порядок предлагаю вам не останавливаться перед применением к неповинующимся силы оружия. Невозможно допустить, чтобы пришедшие для усмирения части сами переходили на сторону непокорных, как это имело место и что указывает на неправильную организацию дела приведения частей в порядок. Обращение за содействием к французам является недопустимым и неприличным»{44}. [164]

В августе 1917 года Временное правительство произвело некоторые перемены в составе представителей русского правительства во Франции. На место царского посла Извольского был назначен посол Севастопуло; пост военного представителя занял полковник Бобриков.

Полковнику Бобрикову было поручено познакомиться с положением дел в русских войсках и немедленно доложить Временному правительству. Прибыв во Францию, полковник Бобриков посетил лагерь Курно, где располагалась 3-я бригада, и лагерь ля-Куртин. В Париже Бобриков ознакомился с последними донесениями Занкевича и ответами на них Корнилова и Керенского. 22 августа он телеграфировал Корнилову: «Сведения весьма преувеличены. Неповинующиеся солдаты изолированы в лагере Куртин и находятся под наблюдением французских войск. Никаких жалоб на поведение солдат не поступало. В 3-й бригаде, находящейся в лагере Курно, — брожение на почве неурегулированных отношений между офицерами и солдатами в связи с предстоящей отправкой в Салоники. Были эксцессы с населением. Приказал ввести военно-революционные суды. Для быстрого приведения неповинующихся солдат к порядку в настоящее время не имею в своем распоряжении ни русских, ни французских войск».

Между тем русское командование сделало еще одну попытку, чтобы обезглавить революционные силы русских войск и расправиться с ними, не прибегая к помощи французов.

20 августа в лагерь ля-Куртин прибыл генерал Занкевич. Не заходя в Совет, он пошел в казармы. В казармах Занкевич здоровался с солдатами, называл их «братцами». На его приветствия солдаты непринужденно и дружно отвечали: «Здравия желаем, господин генерал». Занкевич обратился к солдатам с вопросами: как они живут, чем занимаются, получают ли письма с родины, что пишут родные, нет ли у кого жалоб и т. д. Солдаты спокойно отвечали на вопросы генерала. Слушая их ответы, Занкевич то хмурился, то широко улыбался. Он обещал солдатам помощь и содействие. Так мягко с солдатами еще не говорил ни один представитель Временного правительства. Некоторые были растроганы таким обращением. Раздались возгласы одобрения. От удовольствия отдельные солдаты улыбались, выражая Занкевичу благодарность за заботу о них. [165]

Из казарм Занкевич пошел в бараки, затем осмотрел лагерные палатки. И везде он прикидывался отцом и благодетелем солдат.

Обойдя добрую часть казарм и бараков и успешно разыграв роль волка в овечьей шкуре, Занкевич пошел в Совет, члены которого, узнав о его прибытии в лагерь, уже все были в сборе.

— Что же это, господа, — ласково проговорил Занкевич, — представитель Временного правительства осматривает лагерь, а вы не изволите ни встречать, ни сопровождать его?

— Своим присутствием, господин генерал, мы не хотели стеснять солдат говорить с вами о том, о чем они хотели бы, — ответил с иронией председатель Совета Глоба.

— Тем не менее вы обязаны были встретить меня, — возразил Занкевич с уже заметной ноткой недовольства.

— Так же как и вы, — сказал один из членов Совета, — господин генерал, вы должны были вначале зайти в Совет или хотя бы поставить его в известность о своем приезде и намерении осмотреть казармы. Хорошо, что все обошлось благополучно: ведь вы приехали в лагерь «мятежников», — закончил он под общее оживление.

— Солдаты выглядят молодцевато, хорошо отвечали на приветствие и мои вопросы. Заявили много жалоб, просьб, которые необходимо удовлетворить. И я обещал им это.

— Нам, господин генерал, приятно знать ваше мнение о нашем лагере, — отозвался член Совета Ткаченко. — Не разрешите ли вы после этого считать, что Куртин больше не «мятежный» лагерь, а воинская часть из состава русской армии?

— М... м... да! Согласен, — подумав, сказал Занкевич, — но при известных условиях. Надеюсь, Совет не будет против, если я оглашу эти условия на собрании солдат бригады. Обращаю ваше внимание: это последнее требование Временного правительства и последнее предупреждение. Прошу вас подумать и, пока солдаты соберутся, иметь на этот счет свое мнение. Ваше решение я буду считать действительным лишь в том случае, если вы тотчас приступите к выполнению этих требований.

Занкевич встал с места, выпрямился во весь свой высокий рост, немного помолчал и сказал в заключение:

— До сих пор я приезжал к вам как представитель правительства с единственной целью — спасти вас. До [166] сих пор с вами говорили представители власти человеческим языком. Теперь же, если вы откажетесь подчиниться, с вами будут говорить языком силы. Потрудитесь объявить сбор. — Сказав это, Занкевич, опираясь на шашку, медленно опустился на стул. С лица Занкевича сошла деланная улыбка, волк показал зубы.

— Господин генерал, — сказал один из членов Совета, — мы не знаем последних требований правительства, не знаем и того, что вы намерены предъявить солдатам. Поэтому мы просили бы вас ознакомить нас здесь же с этими требованиями. Относительно же того, что вы собираетесь говорить с нами языком силы, мы это знаем и ничего другого от вас не ждем...

Эти слова смутили Занкевича, но он не познакомил Совет со своими требованиями и вышел из помещения Совета.

В 3 часа дня на лагерном плацу 1-я бригада была в полном сборе. Занкевич поднялся на трибуну. Он долго молча оглядывал многотысячную массу солдат, которых называл «мятежниками». Солдаты были спокойны; лица их выражали веру в правоту их дела и решимость отстаивать это дело до конца. Направляясь в ля-Куртин, Занкевич думал, что измученные, изголодавшиеся люди пришли в отчаяние и изъявят покорность.

— Солдаты! — начал он. — Временное правительство приказало мне лично объявить вам его последние требования. Правительство предъявляет вам три условия. Первое. Распустить комитеты и провести новые выборы, в которые старые члены не должны войти. Второе. Выдать всех вожаков, которые будут названы мною. Третье. На один час сложить оружие, снести в место, которое вам будет указано, а через час разобрать его по своим казармам.

В этих «новых» и «последних» требованиях, зачитанных генералом Занкевичем, была та же подленькая цель, что и в тех, которые от его имени передал куртинцам капитан Гарновский: противопоставить истощенную голодом, измученную тревогами и волнениями солдатскую массу ее руководству; заставить солдат своими руками обезглавить революционное движение русских войск во Франции.

Эти «новые» требования русской реакции были встречены солдатами 1-й бригады презрительным смехом.

Сдерживая смех и негодование, солдаты засыпали Занкевича вопросами. [167]

— Скажите, господин генерал, если мы сейчас сдадим, а через час разберем оружие и снова будем настаивать на удовлетворении наших требований, будут ли эти требования расценены как бунтарские?

— А не потребует ли правительство лишь на полчаса сложить оружие? Ведь и этого времени достаточно, чтобы взять нас голыми руками.

— А какую гарантию дает нам правительство в том, что оно не потребует от нас выдачи новых вожаков, которых мы изберем взамен старых?

Все эти вопросы говорили об одном. Солдаты поняли игру генерала Занкевича. Они разгадали коварные планы контрреволюции и ответили на них достойным образом.

Генерал Занкевич сошел с трибуны и в сопровождении своих спутников уехал из лагеря, не заходя больше в Совет. Он еще раз убедился в том, как высока бдительность «мятежных» войск.

С утра 21 августа отпуск продуктов питания солдатам 1-й бригады уменьшили еще наполовину. Начался настоящий голод. Совет постановил выдавать каждому солдату из неприкосновенного запаса по 200 граммов французских пресных бисквитов и забивать для питания солдат лошадей.

Генерал Занкевич, обрекая революционных солдат на голод и лишения, окружил лагерь ля-Куртин французскими войсками и ждал часа капитуляции. В своей телеграмме в русскую ставку он доносил: «Причины, которые заставили меня прибегнуть за содействием к французам, доложены мною в телеграмме 729. Другого выхода нет. 3-я бригада не отвечала явным отказом действовать против неповинующихся солдат, но состояние ее было таково, что исключалась возможность использовать ее в силу отношений между офицерами и солдатами и брожением на почве недовольства отправкой в Салоники. В таком положении я предложил французам окружением лагеря и введенной голодовкой принудить солдат сложить оружие».

После отъезда из лагеря Занкевича Глоба снова собрал членов Совета, чтобы обсудить создавшееся положение. Он дал исчерпывающую по своей полноте характеристику генералу Занкевичу и всем его мероприятиям, направленным на подавление революционного движения среди русских солдат во Франции, на раскол их сил. Глоба вскрыл всю подлость и низость контрреволюции, не останавливающейся ни перед чем для достижения своих целей. [168]

— Борьба двух противоположных лагерей, — сказал в заключение Глоба, — пока протекает мирно. Но она обостряется с каждым днем. И мы должны быть готовы ко всему. Задача каждого члена Совета сейчас заключается в том, чтобы донести до сознания каждого солдата ту мысль, что наша борьба за возвращение на родину, за прекращение войны вступает в новую полосу своего развития. Успех этой борьбы будет зависеть от нашей сплоченности и преданности делу революции. Совет обсудил и отношения с третьей бригадой. Если стать на путь открытой вооруженной борьбы с курновцами, рассуждал Совет, то, имея численное и моральное превосходство, он бы легко заставил противников прекратить свое антинародное дело. Но поступить так — значит, играть на руку контрреволюции. Ведь подавляющее большинство солдат 3-й бригады не являются реакционерами. Они лишь подпали под влияние своих контрреволюционных вожаков. Следовательно, задача заключается в том, чтобы, не применяя силы, вырвать солдат 3-й бригады из-под влияния контрреволюции, разъяснить им цели и смысл борьбы, начатой солдатами 1-й бригады с темными силами реакции.

Куртинский Совет все время занимала именно эта мысль. И это заставляло его вести большую разъяснительную работу среди солдат 1-й бригады, как следует относиться к изменническим действиям комитета 3-й бригады, в чьих интересах раскол сил и солидарности русских войск во Франции.

27 августа рано утром в лагерь ля-Куртин снова приехала делегация артиллеристов. На этот раз она прибыла без всякого предупреждения и в большем составе, чем раньше. Для встречи делегации Куртинский Совет теперь уже не выстраивал почетного караула, не рапортовал о политико-моральном состоянии в 1-й революционной бригаде, а полковые оркестры не исполняли встречного марша и «Марсельезы». По прибытии в лагерь делегаты направились в Совет. Совет принял делегатов очень холодно. Члены Совета были раздражены той бесцеремонностью, с какой делегаты от артиллеристов обращались и с членами Совета и с солдатами лагеря ля-Куртин при своих визитах в лагерь. Они были уверены, что и на этот раз «делегаты» будут говорить с чужого голоса. И не ошиблись. Возглавлявший делегацию артиллерист сказал: [169]

— Товарищи, есть новый приказ генерала Занкевича. Прошу внимания.

И без предисловий стал медленно читать:

— «Приказ номер сто семьдесят два русским войскам во Франции, двадцать седьмого августа тысяча девятьсот семнадцатого года. Вчера, двадцать шестого августа, мною получена телеграмма — приказание Временного правительства отправить наши войска, находящиеся во Франции, в Россию. Объявляю для сведения солдат, что перевозка наших войск в Россию потребует значительного времени. Мятежников лагеря ля-Куртин предупреждаю, что изложенное приказание Временного правительства не освобождает их от обязанности исполнить предъявленные к ним требования представителей Временного правительства»{45}.

Зачитав приказ, артиллерист добавил:

— Солдаты, которые подчинятся этому приказу, получат денежное и вещевое довольствие по тыловому окладу за все время. Неподчинившиеся будут считаться изменниками родины. Все чины, привлеченные следственной комиссией, будут судимы. Те солдаты, которые будут принуждены к повиновению силой оружия, и те, кто окажут сопротивление, будут преданы военно-полевому суду.

Совет спокойно выслушал приказ генерала Занкевича и комментарии к нему. Смысл и цель этого приказа были настолько ясны, что Совет не счел даже нужным обмениваться мнением по содержанию приказа и предложил делегации зачитать этот приказ на общем собрании солдат лагеря.

Приказ Занкевича и комментарии к нему солдаты тоже выслушали внимательно. Слово попросил ефрейтор Чуприна. Быстро взбежав на трибуну, он громко сказал:

— Товарищи! Этот приказ — новая ловушка, в которую нас хочет заманить генерал Занкевич. Мы с радостью отправимся в Россию, но со своим оружием и всей бригадой. Мы не должны позволить разоружать нашу боевую часть и делить ее на маршевые батальоны. Мы вместе воевали и вместе поедем на родину.

Сказав это, Чуприна повернулся к артиллеристам:

— Просим вас, товарищи делегаты, передать это генералу Занкевичу и военному комиссару Раппу. [170]

Затем он обратился к солдатам:

— Правильно я сказал, товарищи?

— Правильно! Правильно! — ответили сотни голосов.

Делегаты артиллеристы были смущены такой встречей приказа Занкевича. Они робко жались к своему вожаку, который был смущен не меньше их. Попрощавшись с членами Совета, делегаты поспешили покинуть собрание.

После собрания все разошлись по казармам. Вечером состоялось заседание Совета. Были приглашены и делегаты артиллеристы. Совет должен был дать ответ на приказ генерала Занкевича и заслушать отчет делегата Совета солдата Симченко, вернувшегося из поездки в Париж.

Поездка делегата Совета в Париж к русским и французским властям была задумана давно. Ее целью являлось довести до сведения русского посольства и высших французских властей истинное положение дел в лагере ля-Куртин и просить высокое начальство вмешаться в конфликт, возникший между солдатами 1-й бригады и русским военным командованием во Франции, и справедливо разрешить его.

Куртинский Совет солдатских депутатов не строил никаких иллюзий в отношении этой поездки. Он был убежден в ее безрезультатности. Но об этой поездке много говорили солдаты, и Совет решил осуществить ее.

За несколько дней до приезда в Куртинский лагерь делегации от артиллерийской бригады представитель Совета рядовой солдат из штабных писарей Симченко, снабженный необходимыми документами, отправился в Париж.

Как и следовало ожидать, Симченко не был принят ни русскими, ни французскими властями. Провалилась и попытка его связаться с русским эмигрантским комитетом в Париже. К этому времени все подлинно революционные члены этого комитета были уже в России, остались лишь эсеры, меньшевики и «оборонцы», которые не одобряли революционных требований русских солдат Куртинского лагеря и не проявляли никакого интереса к их судьбе.

Симченко вернулся в лагерь ля-Куртин в подавленном состоянии. Его беседы со второстепенными лицами русского посольства и некоторыми русскими эмигрантами эсеро-меньшевистского толка поколебали его веру в успех дела куртинцев и породили у него упадочническое настроение. С таким настроением он и явился в Совет.

Уже по дороге в Совет Симченко в беседе с сопровождающим его членом Совета солдатом Смирновым поделился [171] своими настроениями, свидетельствовавшими о его отступничестве от общего дела куртинцев.

Наблюдая за тем, как солдаты лагеря свободно и непринужденно отвечали на приветствия и вопросы членов Совета, Симченко раздраженно проговорил:

— Не солдаты, а черт знает что! Ни дисциплины, ни порядка. Прав Занкевич, да и офицеры правы, что ушли.

— Что с тобой, Симченко? — спросил Смирнов. — Солдаты наши какими были, такими и остались. За несколько дней твоего отсутствия они не могли измениться к худшему. Дисциплина у нас товарищеская, но твердая, порядок есть, жалоб от населения не поступает. Что еще нужно?

— Вы все еще продолжаете верить, что наше дело не проиграно, — возразил Симченко несколько недовольным тоном. — Ведь, как меня информировали в Париже, большевики в России разбиты, их политика потерпела крах, народ не пошел за ними...

— Наше положение, когда мы не имеем прямой связи с Россией, — сказал Смирнов, — обязывает нас не относиться легковерно к разного рода слухам, не поддаваться на провокации наших противников. Относительно поражения большевиков в России скажу тебе уверенно, что это неправда. Народ в России с большевиками.

В просторном помещении Куртинского Совета за большим дубовым столом, покрытым красной материей, заняли свои места председатель Совета Глоба и секретарь Хребтов. После небольшого вступления Глоба предоставил слово Симченко.

Выступление его было упадочническим.

— В Париже меня познакомили с последними приказами Временного правительства, — начал он нерешительно. — Я считаю, что наше положение очень тяжелое. Французское командование не сочувствует нам. Наше поведение не одобряет и эмигрантский комитет. Нам дали срок три дня, чтобы обдумать положение и принять решение. Вопрос об отправке в Россию будет рассматриваться лишь тогда, когда мы подчинимся всем требованиям властей и сложим оружие. Я склонен принять эти предложения. Я обещал в Париже, что куртинцы примут условия Временного правительства.

Глоба резко оборвал капитулянтскую речь Симченко и попросил его доложить Совету, как он выполнил наказ, данный ему перед поездкой в Париж. [172]

Но Симченко продолжал говорить лишь о том, что, с кем бы он ни встречался в Париже, никто не одобрял действия солдат Куртинского лагеря. Необходимо принять условия Временного правительства, и тогда можно надеяться на возвращение в Россию. Глоба был вынужден вторично прервать его. Слово взял член Совета Домащенко.

— Меня крайне удивляет поведение Симченко, — сказал он. — Мы посылали его со своим наказом, а он вернулся с поручением Занкевича. Мы собрались сюда, чтобы заслушать, как был принят в Париже наш делегат, а нам излагают капитулянтскую программу. С кем ты говорил? Удивительная вещь: кого бы мы ни послали к Занкевичу, все обязательно возвращаются его уполномоченными. Был ли ты у французского командования? Если был, то у кого? С кем говорил? Каковы его взгляды на наш вопрос?

Симченко молчал. Он нервно и смущенно перебирал лежавшие перед ним бумаги.

— Довольно! — сказал Глоба. — Твоя поездка в Париж, — обратился он к Симченко, — имела целью выяснить наше положение, познакомить высшие власти с тем, что у нас делается. Перед отъездом ты заверял нас, что приложишь все усилия, чтобы через голову Занкевича добиться приема и в русском посольстве, и у французских высших военных властей. Но ты ничего не добился и ничего не сделал. Ты лишь заболел капитулянтскими настроениями и привез эти настроения в наш лагерь. Я не советую тебе выступать с ними перед солдатами.

Дружный и гневный отпор, данный Советом капитулянтским настроениям Симченко, произвел сильное впечатление на членов делегации от 2-й артиллерийской бригады. Каждый из них чувствовал, что его «миссия» очень похожа на миссию, которую взял на себя делегат Совета.

Затем Совет перешел к формулировке решения по приказу Занкевича, переданному через делегацию артиллерийской бригады. Решение было кратким:

«На приказ генерала Занкевича № 172, — говорилось в решении, — врученный нам сего числа артиллерийской делегацией, Куртинский Совет постановляет: сдача оружия 1-й бригадой может быть произведена после официального приказа для обеих бригад — ля-Куртин и ля-Курно, — исходящего от французских властей. Просить французское командование прислать нам командный состав для [173] поддержания внутренней жизни. Для общих переговоров и выяснения других вопросов, связанных с нашим положением, послать делегацию с артиллеристами к генералу Занкевичу и Раппу. Все предъявленные требования могут быть выполнены только после возвращения нашей делегации и по вступлении офицеров на свои посты»{46}.

Поздно ночью делегация куртинцев в составе трех уполномоченных — Баранова, Ткаченко и автора настоящего повествования — вместе с артиллеристами выехала в штаб генерала Занкевича, находившийся в это время в лагере Курно. По пути в лагерь уполномоченные Куртинского Совета должны были заехать в штаб командующего XII округом генерала Комби и выяснить его точку зрения относительно посылки французских офицеров в 1-ю бригаду. Но куртинской делегации не пришлось встретиться ни с русским военным командованием, ни с генералом Комби. В штабе командующего XII округом ей было объявлено, что русское командование выехало в лагерь ля-Куртин и до его возвращения генерал Комби никакие переговоры вести не будет. Делегации куртинцев не оставалось ничего другого, как вернуться в лагерь.

Действительно, в лагере они застали прибывших утром 28 августа посла Временного правительства во Франции Севастопуло в сопровождении генерала Занкевича, военного комиссара Раппа, начальника дивизии генерала Лохвицкого и командира 2-й артиллерийской бригады генерала Беляева.

Занкевич и прибывшие с ним лица направились прямо в Куртинский Совет. Не ответив на приветствие членов Совета, Занкевич обратился к ним со следующими словами:

— Последние приказы Временного правительства заставили меня еще раз прибыть к вам в лагерь. Моя совесть и долг службы не позволяют мне отнестись к делу формально. Искреннее желание спасти вас побуждает меня до конца исполнить свой долг и довести дело до благополучного исхода.

После этого небольшого вступления Занкевич начал читать последние распоряжения Временного правительства.

— «Телеграмма номер три тысячи шестьсот семьдесят три. Париж, поверенному в делах. Двенадцатого августа [174] тысяча девятьсот семнадцатого года. Нахожу крайне важным, чтобы вы помогли генералу Занкевичу оповестить наши войска о последствиях, которые будет иметь расформирование их в случае дальнейшего неподчинения требованиям правительства, а именно: лишение семей пайка, лишение права участия в Учредительном собрании, лишение права участия в благодетельных для народа мерах и, наконец, объявление виновных изменниками родины и революции... Может быть, такое оповещение способно еще подействовать на психологию наших войск. Прошу срочного ответа. Терещенко»{47}.

Прочитав эту телеграмму, Занкевич выразительно посмотрел на членов Совета, чтобы убедиться, какое впечатление произвели на них новые распоряжения правительства. После короткой паузы, несколько раз окинув всех проницательным взглядом, он убедился, что зачитанный им документ никакого особого впечатления на присутствующих не произвел. Все члены Совета сохраняли полное спокойствие. Тогда он стал читать вторую телеграмму, подписанную генералом Корниловым:

— «Телеграмма номер шесть тысяч тридцать один от Угенкварверха, четырнадцатого августа тысяча девятьсот семнадцатого года. Считаю необходимым принять все меры к отправке обеих бригад из Франции на Салоникский фронт, отделив предварительно те роты, на которые можно рассчитывать, что ими можно воспользоваться для усмирения неповинующихся... Если же это не удастся, объявите обе бригады расформированными, обезоружьте их при помощи французских войск, судите военно-полевым судом. Остальных отправьте на Салоникский фронт. Прошу дать указание через нашего поверенного в делах в Париже генералу Занкевичу войти в соответственные сношения с правительством Франции».

Прочитав это распоряжение и сказав вполголоса что-то Севастопуло, который в знак согласия утвердительно кивнул головой, Занкевич добавил:

— Это — последние приказания Временного правительства и последний мой к вам приезд. Я даю вам два часа на размышление. Соберите людей и объявите им это. Если через два часа я не получу от вас положительного ответа, буду считать это вашим решительным отказом и [175] сегодня же донесу Временному правительству о полной безнадежности войск лагеря ля-Куртин.

Занкевич порывисто встал с намерением выйти. За ним поднялись все сопровождавшие его лица. Но их остановил председатель Совета Глоба.

— Господин посол, — обратился он к Севастопуло, — скажите, пожалуйста, можете ли вы взять на себя труд заняться разбором всех наших требований к русскому военному командованию и принять необходимые меры к тому, чтобы мирным путем разрешить их?

— Все будет зависеть от вас, — коротко и сухо ответил Севастопуло. — Мирное разрешение возникшего конфликта находится всецело в ваших руках.

— Мы сделали все, господин посол, что зависело от нас, — ответил один из членов Совета. — Но военное командование разговаривает с нами лишь языком угроз. Оно не хочет удовлетворить ни одного нашего требования, хотя все они продиктованы интересами революции.

— Я не могу согласиться с вами, — возразил посол. — Ваши солдаты не повинуются властям, а это тяжелое воинское преступление. Их отказ участвовать в войне в то время, когда идет борьба за жизнь целых народов, также является преступлением. Вы должны понять, что вы, солдаты, как и народные массы, обязаны действовать в рамках законов.

— Если вы, господин посол, считаете отказ солдат воевать и требование вернуть их на родину преступлением, то виновниками этого являются не солдаты, а те, кто стоят сейчас у власти, — возразил член Совета Ткаченко.

— Сейчас в России создан новый уклад, — продолжал посол. Революция совершена без крови, народ на стороне революции и всецело поддерживает Временное правительство. Он не идет за большевиками, призывающими массы к кровопролитию. Вы стоите на неправильном пути. Подумайте серьезно об этом...

Беседа с послом продолжалась довольно долго, но никакого соглашения и на этот раз достигнуто не было. Посол придерживался той же политики, что и генерал Занкевич. Он хотел убедить солдат отказаться от революционных требований и заставить их продолжать войну.

— Мы хорошо понимаем, господин посол, требования правительства и отдаем отчет в своих поступках, — сказал в заключение один из членов Совета. — Наши требования прекратить войну и отправить нас на родину и законны [176] и справедливы. Мы уверены, что наш народ их понимает и одобряет. Их не одобряют лишь те, кто сейчас стоит у власти в России и кому выгодна и нужна эта преступная война. Поэтому все сторонники продолжения войны, и в первую очередь наши генералы и офицеры, делают все, что в их силах, чтобы опорочить нас и нашу революционную борьбу.

Нас обвиняют в грабеже местного населения, чтобы вызвать к нам вражду. Нас обвиняют в измене родине, чтобы отвлечь солдат от действительно революционной борьбы рабочего класса России и заставить быть послушным орудием в руках новых хозяев — русских капиталистов.

Нас лишили питания, лишили всего и постоянно угрожают применить против нас вооруженную силу. Вместо того чтобы прислать беспристрастных людей и выяснить положение тысяч русских солдат, заброшенных самодержавием в чужую страну, Временное правительство приказало французским войскам силой оружия привести нас в повиновение и заставить воевать в угоду буржуазии. Пусть же Временное правительство знает, что это все, что оно в силах сделать. Мы еще раз заявляем, что не признаем больше ни буржуазного правительства, ни его приказов, ни уполномоченных им военных агентов...

— Вы не можете решать такие вопросы сами за всех солдат бригады. Вы обязаны собрать их и объявить им последние приказания правительства. Я требую, приказываю сделать это! — сказал Занкевич.

— Мы не будем, господин генерал, по всякому поводу беспокоить наших людей, особенно сейчас, в момент длительного и острого голода, — возразил Глоба. — Мы знаем своих людей и поэтому уверены, что они только посмеются над вашими словами, что, если вы помните, было уже не один раз. Если же вам угодно убедиться в этом еще раз, пожалуйста, — мы соберем солдат, поговорите с ними сами...

Занкевич медленно поднялся с места, опустил левую руку на эфес шашки, немного подумал, наклонив голову, затем выпрямился и сказал:

— Подумайте серьезно над своими поступками. Я вижу, настало время говорить с вами другим языком и в другой обстановке. Уверен, что вы раскаетесь, но будет слишком поздно. Сила закона и оружия неумолима.

Затем он взял под руку посла Севастопуло и сказал ему громко, чтобы все слышали: [177]

— Надеюсь, господин посол, вы убедились сами в безнадежности наших войск и в моих благородных намерениях — поставить солдат на правильный путь. К сожалению, все мои усилия напрасны. Но законы незыблемы, мятежники опасны и для родины и для революции. Я кладу конец всему этому.

После этого все лица, прибывшие вместе с послом, покинули лагерь.

Через день после посещения лагеря (30 августа) Занкевич доносил Временному правительству:

«Последняя моя поездка в лагерь ля-Куртин положительных результатов не дала. Для приведения солдат ля-Куртин к повиновению решил, по согласованию с комиссаром, использовать дивизионы 2-й артиллерийской бригады, находящейся во Франции проездом в Салоники. Дивизионы формируют батареи с французскими орудиями и пеший батальон в 450 человек. Активную роль при усмирении ля-Куртин возложил на наши части, чем рассчитываю избегнуть вооруженного столкновения французов с солдатами ля-Куртин. Положение в 3-й бригаде улучшается. Быть может, удастся использовать несколько рот этой бригады для усмирения солдат ля-Куртин. Прошу передать военному министру и генералу Корнилову»{48}.

Так закончился период мирных переговоров между революционными солдатами и представителями Временного правительства. В начале сентября 1917 года русское военное командование во Франции приступило к формированию карательных отрядов, чтобы бросить их против русских революционных солдат Куртинского лагеря.

2-я русская артиллерийская бригада, временно расположенная лагерем в Оранже, 5 сентября получила приказ выступить на усмирение 1-й бригады. Во исполнение этого приказа одну часть артиллерийской бригады спешно перебросили в лагерь Курно, где размещалась 3-я бригада, а другую часть в лагерь, расположенный в районе Клермон-Феррана. В этих лагерях русские артиллеристы под руководством военных инструкторов должны были быстро ознакомиться с материальной частью французских винтовок и французских пулеметов, а также орудий различных систем. Одновременно они занимались и практической стрельбой.

Глава IX. Расстрел лагеря ля-Куртин

5 сентября 1917 года полковник Бобриков был принят французским президентом Пуанкаре в связи с награждением его орденом «Почетного легиона». Темой беседы был куртинский «мятеж».

Подробно осветив положение в 1-й бригаде и ознакомив Пуанкаре с точкой зрения Временного правительства, высказанной им в последних телеграммах министерства иностранных дел и верховного главнокомандующего Корнилова, Бобриков просил президента выделить необходимое количество французских войск для быстрейшей ликвидации куртинского «мятежа».

Пуанкаре согласился это сделать, но просил Бобрикова все же «избежать вооруженного столкновения между французами и русскими», так как это может быть использовано врагами нашего союза в целях его ослабления»{49}.

Французские военные власти выделили в распоряжение Бобрикова необходимые части и в свою очередь тоже предупредили его, что оружие может быть применено лишь в случае неуспешных действий русских войск.

Таким образом, на измученный голодом и произволом русских военных властей лагерь ля-Куртин с неумолимой силой надвигалась новая гроза. Куртинцы ожидали ее с тревогой и волнением.

Особенно беспокоило солдат известие о том, что сосредоточенные в особых лагерях части 2-й артиллерийской бригады в спешном порядке проходят специальную боевую подготовку, как бы тренируясь в тактических действиях против солдат Куртинского лагеря, и что в помощь им выделены французские войска. Встревоженные [179] этой новостью, солдаты потребовали от Совета организовать и с ними необходимые военные занятия. «Настал час и нам браться за оружие!» — говорили они.

Для того чтобы заставить солдат 3-й и 2-й артиллерийской бригад выступить с оружием против кургинцев, русское командование решило вновь обмануть солдат.

Зная, что 3-я бригада недостаточно надежна, чтобы быть послушным орудием контрреволюционных сил, Занкевич пошел на обман солдат этой бригады, объявив им лишь ту часть своего приказа, где говорилось, что «Временное правительство приказало отправить русские войска, находящиеся во Франции, в Россию», и заверил солдат бригады, что после усмирения бригады «мятежников» они будут немедленно отправлены на родину.

Этот обман достиг своей цели. Из состава 3-й бригады удалось сформировать пять пехотных батальонов по 800 человек в каждом и две пулеметные роты с 48 пулеметами. Причем из двух батальонов был сформирован сводный полк, который получил название «батальона смерти». Полк возглавил полковник Готуа. Остальные три батальона являлись самостоятельными подразделениями и получили название «батальона чести». Командовали «батальонами чести» три полковника: Сперанский, Стравинский и Котович.

По особому приказу Занкевича на «батальон смерти» возлагалась задача беспощадно, без всякого снисхождения карать «изменников бунтовщиков». «Батальоны чести» получили задание «защищать честь родины», честь революции «теми же мерами, что и «батальоны смерти».

Во главе пулеметных рот Занкевич поставил самых реакционных офицеров. Одну роту возглавил черносотенец поручик Урвачев, вторую — капитан Шмидт.

Из 2-й артиллерийской бригады был сформирован особый пехотный «революционный батальон» в составе 450 человек при двух пулеметных ротах (по 12 пулеметов в каждой).

10 сентября вечером подразделения 2-й артиллерийской и 3-й бригад и французские войска начали окружать лагерь ля-Куртин. Войска занимали секторы и участки по заранее разработанному плану. Многие подразделения стали рыть окопы. Кое-где возводились проволочные заграждения, отрывались волчьи ямы. Начали устанавливать полевые станции, проводить телефонную связь; создавали пулеметные гнезда, перекрытия, устанавливали [180] артиллерию. Все это делалось на глазах у куртинских солдат. Работа носила характер открытой подготовки для широких наступательных действий против лагеря ля-Куртин.

Генерал Занкевич надеялся, что появление войск в районе лагеря ля-Куртин, сооружение ими боевых линий, установка артиллерии и другие военные приготовления заставят солдат лагеря смириться, сложить оружие и сдаться. В случае сопротивления Занкевич имел в виду провести в жизнь другой план, чтобы добиться полной капитуляции «мятежной бригады». Занкевич созвал совещание, на которое пригласил и военного коменданта лагеря ля-Куртин подполковника французской службы Фарин. На этом совещании Занкевич изложил свой тайный план разоружения 1-й бригады.

План этот сводился к следующему. После того как в район Куртинского лагеря прибудут карательные войска, Занкевич предлагал послать в лагерь надежных людей и через них предложить Куртинскому Совету созвать общий митинг бригады и затянуть его как можно дольше. Во время митинга одной части посланных людей своими выступлениями отвлекать внимание «мятежников», а другой — незаметно проникнуть в казармы, захватить оружие солдат 1-й бригады и занять все входы. Тем временем к лагерю подойдут подразделения карательных войск, и когда им будет дан сигнал, они быстро ворвутся в лагерь, окружат митингующих и силой принудят их сдаться.

Представитель французского командования подполковник Фарин, не возражая в принципе против подобного плана, все же еще раз напомнил генералу Занкевичу те условия, на которых были выделены французские войска. Он снова подтвердил, что солдат лагеря ля-Куртин следует разоружить мирным путем, не доводя до вооруженного столкновения войск на глазах французского населения. «Долг защиты моих сограждан, — сказал он, — их интересов и имущества повелевает мне спросить вас, ваше превосходительство, достаточно ли будет ваших войск, чтобы положить конец всему беспорядку? И, кроме того, достаточно ли решимости у ваших людей действовать оружием, тем более теперь, когда куртинские лидеры решились действовать тоже силой оружия. Я не думаю, чтобы куртинские вожаки дали себя так легко обмануть; на митинг они теперь не пойдут, а если и согласятся, то [181] пойдут с оружием в руках, так как правительственные войска у них на виду. Ваш план приемлем, но я уверен, что эта операция нам не удастся», — сказал он в заключение.

В тот день, когда в район лагеря прибыли карательные войска, куртинцы явились свидетелями странного события. В местечке ля-Куртин и в близлежащих деревнях началось большое движение. Жители бегали по улицам, что-то перетаскивали. Создавалось впечатление, что они собираются эвакуироваться. И действительно, оказалось, что мэры всех близлежащих к лагерю общин получили приказ — в двухдневный срок эвакуировать население ввиду предстоящей блокады лагеря ля-Куртин и возможных в связи с этим военных действий.

Люди выносили из своих домов мебель, узлы, сундуки, грузили все на подводы, угоняли скот. Кроме того, среди населения, ничего не знавшего о событиях последних дней, был пущен провокационный слух, что якобы «бунтовщики» лагеря ля-Куртин намереваются грабить население, отбирать у него хлеб и скот, чтобы обеспечить себя продуктами на время осады. Агентура реакции говорила также, что «бунтовщики» вырыли подземные ходы сообщения до города Фельтен, расположенного в 28 километрах от лагеря, чтобы выйти по ним из лагеря и действовать смотря по обстоятельствам: или наступать на своих врагов с тыла, или в критический момент укрыться с оружием в лесах.

Французские жители, хорошо знавшие солдат лагеря ля-Куртин, не верили этим провокационным слухам, но все же вынуждены были под нажимом полиции оставить свои родные места и эвакуироваться.

Готовясь к расправе с революционными солдатами, русские и французские реакционные силы не переставали плести вокруг них сеть клеветы. Так, во время совещания в штаб Занкевича непрерывно приходили командиры отдельных подразделений с предложением, не откладывая, начать решительные действия против «мятежников». Полковник Готуа, командир «батальона смерти», прибыв в штаб, сообщил, что он якобы только что посетил мятежный лагерь и пытался усовестить главарей, но едва не поплатился за это жизнью. Он спасся, укрывшись в управлении коменданта, где уже находились французские офицеры, которые якобы пошли в лагерь с той же целью. Готуа спрашивал, не достаточно ли у командования доказательств, [182] чтобы начать немедленно решительные действия. Все знали, что Готуа лжет, но делали вид, что ему верят.

После того как карательные войска расположились по своим боевым участкам и артиллерия заняла огневые рубежи по холмам вокруг лагеря, Занкевич 14 сентября издал приказ, которым распределил секторы действий между частями боевой линии. Приказ устанавливал четыре сектора: северный, восточный, южный и западный.

Линия фронта западного сектора проходила по высотам и была ограничена справа железнодорожной линией, а слева шоссейной дорогой, проходившей в одном километре от деревушки Бомбартери.

Войска, занявшие этот сектор, состояли из шести стрелковых и одной пулеметной рот при восьми пулеметах. Командовал ими полковник Стравинский.

Северный сектор занимали войска под командованием полковника Сперанского. Они состояли из шести стрелковых рот и одной пулеметной роты при двенадцати пулеметах.

Пять стрелковых рот и одна пулеметная рота при двенадцати пулеметах занимали восточный сектор. Командование войсками восточного сектора осуществлял полковник Готуа.

Таким образом, западный, северный и восточный секторы имели в своем составе 20 стрелковых рот из состава 3-й бригады общей численностью 4000 человек. Другие семь стрелковых рот, сформированные из состава 3-й бригады и части 2-й артиллерийской бригады, общей численностью в 1300 человек были расположены в районе южного сектора. В этом же секторе командование расположило и батальон, сформированный из состава 2-й артиллерийской бригады, численностью в 450 человек и две пулеметные роты нормального состава при 24 пулеметах.

Всего в четырех указанных секторах было сосредоточено 6000 человек при сорока пулеметах, в том числе 500 артиллеристов 2-й артиллерийской бригады. Остальной личный состав 2-й артиллерийской бригады численностью около 2500 человек вместе с орудиями был сосредоточен на огневых позициях, проходивших по склонам высот, окружавших Куртинский лагерь. Артиллеристы имели 58-мм, 120-мм и 240-мм орудия и достаточное количество боеприпасов.

Приказом генерала Занкевича командирам секторов каждой группе войск предписывалось занимать свой сектор [183] и брать под тщательный надзор все тракты, дороги и тропинки, выходящие из лагеря ля-Куртин.

Командиру восточного сектора, полковнику Готуа, предписывалось, кроме этого, создать особо надежную оборону самого местечка ля-Куртин и всеми мерами препятствовать всякому проникновению туда «мятежных» солдат.

Солдатам был отдан приказ стрелять в каждого «мятежника», который выйдет из лагеря вооруженным. В восточном и северном секторах за линией русских войск располагались французские части.

Войскам, занимавшим сектора, предписывалось всех «мятежников», появлявшихся в одиночку или небольшими группами, арестовывать и отправлять в тыл или встречать огнем, если они появятся группами, хотя бы и без оружия.

Для всех солдат, пожелавших сдаться и перейти на сторону карательных войск, были организованы четыре приемо-сортировочных пункта, по одному на каждый сектор. Так, пункт «О» располагался возле дороги, близ деревни Сен-Дени; пункт «Н» — на тракте, ведущем из местечка ля-Куртин в Фельтен; пункт «Е» — севернее озера, на дороге, ведущей от ля-Куртин к деревне Сен-Орадур, и, наконец, безымянный приемо-сортировочный пункт был расположен к северу от лагеря на дороге на Бейкат, ведущей к деревне День. Каждый приемо-сортировочный пункт имел взвод пехоты во главе с офицером русской службы и доверенным офицером-наблюдателем французской службы.

С момента окружения лагеря ля-Куртин подразделения 3-й пехотной и 2-й артиллерийской бригад установили настоящую боевую службу с мерами боевого обеспечения. Артиллерия и пулеметы днем и ночью стояли наготове. Чтобы отличить своих солдат от «мятежников», командование ввело отличительный знак — широкую желто-синюю повязку на левом рукаве.

Штаб генерала Занкевича разместился в гостинице «Сайон». Филиал главного штаба как дополнительный командно-наблюдательный пункт расположился на высоте 832, к западу от деревни Сен-Дени.

Отдавая последние приказания своим войскам, генерал Занкевич сообщил командующему XII военным округом генералу Комби о принятых им мерах против «бунтовщиков» и план операции верных ему войск, в случае [184] если солдаты лагеря ля-Куртин не сложат оружия и не капитулируют до назначенного ультиматумом срока. Одновременно генерал Занкевич послал командующему экземпляр приказа-ультиматума, который был вручен в тот же день и представителям Куртинского Совета.

Генерал Комби, получив план операций и приказ генерала Занкевича, отдал своим «частям защиты» следующее распоряжение:

«1. Русский командующий вручает сегодня, в 15 часов, непокорным войскам ультиматум.

2. Подчинившимся войскам будет разрешено выйти из лагеря в любом направлении, за исключением деревни ля-Куртин, куда доступ им строго закрыт.

3. Французские войска займут позиции за этой линией (русских войск) следующим образом:

Южный сектор (общая линия) — Парт-Юм, Кудере, деревня ля-Куртин, Шатенье, Фон-Руж, включая Руэ.

Северный сектор — войска командующего Кампана занимают вершину 866 и Руэ, а войска командующего Фишера — линию Круа, де-Эшерон, Трук, Ма-де-Артиж и далее от Бра.

Западный сектор (общая линия) — дорога от Сорнака в Ма-де-Артиж, с постами в Шпрень и Бассерес».

Общее командование французскими войсками оставалось в руках командующего XII военным округом генерала Комби{50}.

На донесение полковника Бобрикова о положении дела с русскими войсками во Франции, посланное Временному правительству, 22 августа последовало распоряжение военного министра. Согласно этому распоряжению Бобриков должен был возглавить операцию по «усмирению» русских солдат Куртинского лагеря и провести эту операцию незамедлительно.

К началу операции против куртинцев полковник Бобриков был уже в чине генерал-майора и являлся «главнокомандующим правительственными войсками по усмирению солдат 1-й бригады». Однако общее руководство операциями оставалось за генералом Занкевичем, а непосредственное командование всеми пехотными и артиллерийскими соединениями было поручено начальнику 2-й артиллерийской бригады генерал-майору Беляеву.

Несмотря на концентрацию карательных войск вокруг [185] лагеря ля-Куртин, солдаты 1-й бригады продолжали жить той жизнью, которая сложилась за долгие месяцы их борьбы с генералом Занкевичем. Они занимались, устраивали строевые прогулки, общие собрания и концерты самодеятельности в свободное время. Когда русско-французские карательные части заняли исходное положение, куртинцы не внесли никаких изменений в свой распорядок дня, кроме усиленных строевых занятий. 11 сентября, когда лагерь ля-Куртин был уже в кольце карательных войск, куртинцы устроили на плацу большой самодеятельный концерт, на котором едко и зло высмеивали генерала Занкевича.

Этим концертом революционные солдаты хотели показать своим противникам, что они не думают нападать на войска, окружившие лагерь, и верят, что и те поступят таким же образом.

Куртинцы, как и их руководство, переоценили сознательность солдат карательных войск и тяжело поплатились за это.

В самый разгар веселого солдатского концерта неожиданно с позиций противника раздались ружейные и пулеметные выстрелы. Над головами солдат просвистели пули. Концерт пришлось прекратить и разойтись по казармам.

Всем стало ясно, что наступает последний этап борьбы революционных русских солдат во Франции с силами реакции.

Переброска французских войск в район лагеря ля-Куртин, для того чтобы оказать давление на солдат 1-й бригады, заставила Куртинский Совет принять некоторые меры предосторожности и установить наблюдение за действиями этой группы войск.

Теперь же, когда началась переброска русских карательных войск 3-й пехотной и 2-й артиллерийской бригад к лагерю ля-Куртин и расположение их на заранее намеченных позициях, принятых ранее мер предосторожности оказалось недостаточно. Требовались дополнительные меры, которые обеспечили бы безопасность гарнизона лагеря. Этому вопросу Совет посвятил специальное заседание.

— Со дня первого ультиматума генерала Занкевича прошло немного времени, — сказал Глоба, открывая заседание, — но мы пережили не один тяжелый день, не одно испытание, которому подвергала нас русская реакция. В результате происков реакционеров возник вооруженный [186] конфликт между бригадами, закончившийся расколом дивизии. Мы пережили кризис, вызванный уходом большой и опытной группы бывшего руководства в стан наших врагов, счастливо вышли из расставленной нам ловушки, связанной с так называемым соединением бригад.

Все эти испытания, — продолжал Глоба, были для нас очень тяжелыми, но мы пережили их относительно легко, переживем и голодную блокаду, которую организовал против нас генерал Занкевич. Но сможем ли мы выдержать новое испытание, когда Занкевич лишил нашу бригаду всяких видов довольствия и когда на наших глазах производятся военные приготовления, направленные против нас. Надо полагать, что это испытание будет последним, и мы должны подготовиться к нему соответствующим образом. Поощряемый всеми реакционными силами, как русскими, так и французскими, генерал Занкевич воздвиг эшафот, — заключил Глеба, — на который предлагает нам добровольно взойти и надеть себе на шею петлю. В противном случае он грозится надеть ее нам силой. Учитывая все это, а также и то, что солдаты остаются до настоящей минуты с нами и не хотят капитулировать, а, наоборот, требуют от нас решительных ответных действий, мы должны принять необходимые меры.

После обмена мнениями Куртинский Совет принял решение: усилить тактические занятия во всех подразделениях гарнизона Куртинского лагеря. Занятия эти по возможности проводить в укрытых местах, в частности в Фуладукском лесу, чтобы затруднить наблюдение за ними со стороны военных чинов Французского комендантского управления, установившего за лагерем систематическое наблюдение.

Соблюдая возможную скрытность, вместе с тем стремиться к тому, чтобы и тема и место занятий наиболее приближались к вероятному характеру боевых действий, если таковые будут навязаны куртинцам реакцией.

Ввести круглосуточное дежурство членов Совета и членов полковых и ротных комитетов; усилить охрану лагеря и складов; увеличить суточный наряд; ввести круглосуточное патрулирование на всех дорогах, ведущих в лагерь.

Тогда же было принято решение отобрать 20–30 человек, самых смелых, самых отважных солдат, ефрейторов и унтер-офицеров, хорошо разбирающихся в вопросах политики. Снабдить их желто-синими повязками и послать [187] в расположение 3-й пехотной и 2-й артиллерийской бригад. Цель такого мероприятия состояла в том, чтобы разложить солдат «батальонов смерти» и «чести», одураченных реакционным русским командованием и согласившихся действовать силой оружия против солдат 1-й революционной бригады. Совет полагал, что разъяснительная работа среди солдат русских карательных войск поможет последним скорее разобраться в том, что их согласие действовать заодно с реакцией будет служить только на руку общим врагам русских солдат во Франции, которые воспользуются самоистреблением солдат, быстро приберут всех к рукам и отправят на фронт.

Второй вопрос, который Совет считал необходимым разъяснить солдатам противного лагеря, состоял в том, чтобы рассказать им, что генерал Занкевич и все его помощники во Франции обманывают солдат, заверяя их в том, что после усмирения ими солдат Куртинского лагеря они будут немедленно отправлены в Россию для охраны Временного правительства, как особо заслуженные войска.

Направляемой в лагерь противника группе куртинцев, кроме агитационной работы, поручалось попутно выявлять все пулеметные, артиллерийские и другие огневые точки противника, чтобы Куртинскому Совету можно было лучше ориентироваться, где, в каких местах и пунктах, секторах и направлениях группируются наибольшие силы противника. Вместе с этим группе поручалось разведать и рубежи, откуда можно было ожидать удар по лагерю.

Несмотря на то, что с появлением в районе лагеря ля-Куртин карательных войск лагерь резко менял свой облик и переходил с мирной обстановки на военную, внешне он продолжал жить своей обычной жизнью. С солдатами по-прежнему велись по плану строевые занятия, проводились утренние и вечерние поверки. Все это делалось для того, чтобы показать карателям, что гарнизон лагеря ля-Куртин живет мирной организованной жизнью и не помышляет ни о каком военном бунте.

Как правило, с солдатами ежедневно проводились беседы как на самые простые общеполитические темы, так и на острые, злободневные вопросы дня. Например, что получил наш народ за участие в трехлетней грабительской войне и что получит он, если и дальше будет продолжать эту войну? Получило ли наше крестьянство от Временного [188] правительства землю, а рабочие — политические права? Почему Временное правительство стремится продолжать войну, не говоря о целях продолжения войны? Почему русская и союзная буржуазия называет Ленина и его партию врагами народа и революции?..

С началом вооруженной блокады проводились и общие ротные собрания солдат, на которых разбирались те же вопросы, что и на беседах. В результате на общих собраниях еще и еще раз подтверждалось решение: оружия не сдавать и с оружием ехать в Россию. Если союзное командование попытается осуществить свой кровавый замысел, то на оружие врагов ответить революционным оружием.

Наблюдая за тем, как отнеслись к окружению своего лагеря революционные солдаты, генерал Занкевич пришел к выводу, что без применения оружия ему и теперь не сломить их сопротивления. И он решил пустить в ход оружие.

Первые выстрелы, прозвучавшие со стороны карательных войск 11 сентября, были началом кровавой расправы русской и французской реакции с солдатами, поднявшими знамя борьбы за свои права, за прекращение преступной войны.

14 сентября в 16 часов состоялась встреча членов Куртинского Совета с военным комиссаром. Рапп на этот раз не решился приехать в лагерь. Он прислал офицера с извещением о том, что он, представитель Временного правительства, ожидает руководителей 1-й бригады на границе лагеря и местечка ля-Куртин.

Председатель Совета Глоба и члены Совета Смирнов, Ткаченко и автор этих строк в сопровождении офицера отправились на место встречи, указанное Раппом, где он их и ожидал.

— Господин комиссар, — обратился к Раппу Глоба, — члены Куртивского Совета по вашему приглашению прибыли. Будем очень рады, если услышим от вас новое предложение, приемлемое и для вас и для нас.

— Я снова прибыл к вам, и теперь уже в последний раз, с прежней целью, — сказал коротко и сухо Рапп. — Временное правительство и его уполномоченные военные представители во Франции рассчитывают на ваше благоразумие и понимание современной военной обстановки. Вам, надеюсь, понятно, что мы не можем не вести войны, когда победа уже близка. Ваша задача и ваш долг, как [189] истинно русских людей, — вернуть своих солдат в ряды великой русской армии. Если же вы продолжаете требовать прекращения войны, то убедите солдат сложить оружие и предстать перед революционным правосудием.

Рапп вынул из портфеля пакет и, подавая его Глобе, сказал:

— Вот вам последний приказ-ультиматум представителей Временного правительства. Потрудитесь, господин унтер-офицер, прочитать его и сказать свое последнее слово. Обращаю ваше внимание на то, что лагерь находится в окружении; помните, войска стянуты сюда не для парада. В вашем распоряжении сорок восемь часов...

Неясно напечатанный текст ультиматума нелегко было прочитать сразу. Однако, быстро пробежав его глазами, Глоба чуть заметно улыбнулся, немного подумал и, прямо глядя в лицо Раппу, сказал:

— Вы правы, господин комиссар! Войска собраны здесь не для парада. Наше благоразумие и здравый смысл подсказывают нам одно — скорее взяться за оружие. Честная смерть за родину и революцию лучше и почетнее, чем позорная капитуляция. Мы сожалеем лишь о том, господин комиссар, что нам, русским революционным солдатам, не суждено стать в ряды великой революционной армии русских рабочих и солдат и внести свою долю в дело борьбы против внешних и внутренних врагов России.

Затем он повернулся к стоявшим около него членам Совета и громко прочитал:

— «Обюсон, четырнадцатого сентября тысяча девятьсот семнадцатого года. Русским войскам во Франции. Согласно распоряжениям Временного правительства, в лице военного министра и главнокомандующего, я получил приказ привести к повиновению мятежных солдат лагеря ля-Куртин.Приказываю с момента объявления этого приказа солдатам оставить свое оружие внутри лагеря, на лужайке, около офицерского собрания. Это оружие будет принято после очистки лагеря французскими властями.Те, кто оставят оружие, должны выйти из лагеря, имея при себе личные палатки. Выход из лагеря разрешен во всех направлениях, за исключением деревни ля-Куртин, доступ к которой строго воспрещен. Будут поставлены четыре сортировочных пункта: первый — на запад от лагеря, в деревне Сен-Дени; второй — на северо-запад, [190] на дороге к Фельтену, в тысяча пятистах метрах от границы лагеря; третий — на север по дороге на Бейкат, к деревне День; четвертый — на восток, на пути от болота Гратадур, который ведет к Сен-Орадур.Всякий солдат, выходящий из лагеря вооруженным, будет встречен мною огнем. Так же будут встречены огнем пытающиеся, вопреки запрещению, проникнуть в деревню ля-Куртин.Чтобы дать возможность осуществить вышеуказанные приказания, устанавливаю следующий срок: с момента объявления этого приказа до 10 часов 16 (3-е) сентября 1917 года. По истечении срока артиллерия откроет огонь по оставшимся. С 15 (2) сентября снабжение продовольствием прекращается.Солдаты, не подчинившиеся настоящему приказу к 10 часам утра 16 (3) сентября 1917 года, по приказу Временного правительства будут рассматриваться как изменники родины и революции и будут лишены: Первое. Прав участия в выборах в Учредительное собрание. Второе. Пособия для их семей. Третье. Всех выгод и преимуществ, предоставляемых Учредительным собранием.Причем все, кто не подчинятся силе оружия, и те, кто будут сопротивляться каким-либо образом исполнению моих приказаний, будут преданы военно-революционному суду. Те, кто явятся добровольно, предстанут перед комиссией расследования, и их дело будет рассматриваться гражданским судом. Генерал-майор ЗАНКЕВИЧ. Правительственный комиссар Е. РАПП»{51}.

— Кажется, все ясно, товарищи! — сказал Глоба, обращаясь к членам Куртинского Совета, закончив читать приказ-ультиматум. — Сдаться добровольно — суд; капитулировать с оружием — военно-полевой суд; оставаться в лагере — расстрел!

Затем он повернулся к Раппу и сказал спокойно:

— Господин комиссар! Доложите генералу Занкевичу и Временному правительству, что солдаты первой революционной бригады будут сражаться за свой народ, за свою родину и революцию только на русской земле. Мы не подчиняемся и этому приказу. Мы не станем на гибельный для нас путь — сдать оружие, а затем идти на смерть... Это наше последнее слово... [191]

Через три часа после вручения ультиматума в Куртинский Совет из штаба Занкевича явился солдат — вестовой с желто-синей повязкой на левом рукаве. Развернув прошнурованную книгу, он вынул пакет и вручил его Глобе. Когда пакет вскрыли, в нем оказался приказ командующего всеми карательными войсками генерала Беляева.

Приказ гласил:

«Солдатам лагеря ля-Куртин. Я получил приказание представителя Временного правительства привести вас к повиновению силой оружия. Объявляю: 1. Вы должны сложить все ваше оружие в лагере для дальнейшего приема его французскими властями.2. Выйти из лагеря безоружными, но с палатками на пропускные пункты по дорогам: а) на запад, на Сен-Дени; б) на северо-запад, на Фельтен; в) на север, по дороге на Бейкат; г) на восток, по дороге севернее озера, на Орад.3. Всякий выходящий из лагеря вооруженным будет мною встречен огнем. 4. Точно так же будет встречена огнем всякая попытка, хотя бы и невооруженных людей, проникнуть в деревню ля-Куртин. 5. По тем, кто не сложит оружия и не выйдет из лагеря к 10 часам 16 сентября, будет открыт артиллерийский огонь.14 сентября 1917 года»{52}.

В тот же день поздно вечером Куртинский Совет, обсудив приказ-ультиматум Занкевича, приказ Беляева и общее положение в связи с начавшимся обстрелом лагеря, вынес постановление: «Совет решительно отказывается сложить оружие; требует немедленно снять блокаду лагеря; увести войска и удовлетворить требования солдат 1-й бригады — отправить их в Россию укомплектованной частью. В противном случае солдаты 1-й бригады готовы умереть от голода и снарядов, но сложить оружие категорически отказываются».

Ночью, когда вестовые Совета вернулись из штаба Занкевича, вручив ему постановление, ружейно-пулеметная стрельба карательных войск по лагерю усилилась, но огонь почти не причинил куртинцам вреда. Тем не менее он оказал некоторое влияние на моральное состояние солдат. Утром 15 сентября куртинцы не досчитались в своих рядах около ста человек. [192]

15 сентября Куртинский лагерь весь день находился под сильным ружейно-пулеметным обстрелом. Пули свистели повсюду, изрешечивая стены казарм и бараков. Во избежание потерь Совет запретил открытое движение людей по лагерю. Многотысячный лагерь казался вымершим.

Несмотря на обстрел лагеря, Куртинский Совет не разрешал солдатам открывать ответный огонь. Он считал этот обстрел провокационным, так как срок ультиматума еще не истек. К вечеру стрельба по лагерю прекратилась. Солдаты, выйдя из помещений, стали осаждать Совет, требуя разрешить им открыть ответный огонь. Совет и на этот раз не разрешил им этого. Он лишь объявил лагерь на осадном положении и усилил в ротах, батальонах и полках дежурный наряд.

В течение этого дня Занкевич убедился, что обстрел лагеря ружейно-пулеметным огнем не сломил воли революционных солдат. Такая стойкость могла расшатать дисциплину в подразделениях 3-й бригады. Опасаясь этого, Занкевич снова пошел на переговоры с «мятежниками». Эти переговоры являлись частью того тайного плана, который был разработан штабом Занкевича и с которым он ознакомил участников совещания, собранного им 11 сентября. Для переговоров Занкевич выделил делегацию из солдат в составе 6 человек: трех артиллеристов и трех пехотинцев. Новая делегация, с желто-синими повязками на левом рукаве и белым флагом в руках, вечером прибыла в Куртинский Совет. Старший делегации заявил:

— Товарищи! По приказанию генерала Занкевича мы прибыли к вам с предложением: солдатам сложить оружие и через два часа сдаться. В этом случае генерал Занкевич обещал всем помилование. Если Совет не примет этих условий, разрешите объявить их солдатам на общем собрании.

Несколько минут в Совете царила мертвая тишина. Затем Глоба сказал:

— Вы, товарищи делегаты, очевидно, сами не подозреваете, что скрывается за вашим предложением. С вашей помощью генерал Занкевич хочет осуществить свой тайный план разоружения нашей бригады и расправы над ней. Суть этого коварного плана заключается в том, что, когда мы соберем солдат на митинг и вы будете объявлять им условия «помилования», окружающие нас войска откроют огонь, чтобы расстрелять нас всех, и сразу ворвутся [193] в лагерь. Занкевич проводит чудовищный план с вашей помощью, а вы слепо помогаете ему его осуществлять.

Смущенные делегаты Занкевича оставили лагерь. Тайный план генерала Занкевича благодаря бдительности Совета оказался сорванным.

15 сентября Занкевич донес Временному правительству, что «до настоящего времени мятежники, за исключением сотни бежавших из лагеря, упорно не желают подчиниться. По всем данным, употребление оружия неизбежно... Я и комиссар находимся при войсках, призванных для усмирения бунтовщиков»{53}.

Всю ночь на 16 сентября по лагерю почти беспрерывно велась ружейная и пулеметная стрельба. К утру все затихло. Куртинцы вышли из казарм и заполнили все площадки.

Куртинский Совет в полном составе всю ночь следил за всем, что происходило в стане карательных войск. С наступлением утра стали ждать часа, указанного в ультиматуме.

Недалеко от здания, где размещался Куртинский Совет, собралось много солдат. Они так же, как и члены Совета, с волнением и тревогой встречали этот день. Но вот один из солдат звонким и проникновенным голосом запел:

Вы жертвою пали в борьбе роковой, Любви беззаветной к народу...

И тысячи обреченных, голодных солдат дружно подхватили:

Вы отдали все, что могли за него, За жизнь его, честь и свободу...

Оркестр 2-го полка заиграл «Марсельезу». Со всех концов лагеря солдаты шли на площадь Совета. Он был для них теперь всем: и военным штабом, и штабом революционного действия, ему они доверили свою жизнь.

«Марсельеза» огласила весь лагерь, и ее звуки далеко разносились по окрестностям. Для русских солдат Кур тинского лагеря «Марсельеза» была торжественным гимном, зовущим к борьбе и победе. Звуки «Марсельезы» доносились и в штаб генерала Занкевича. Там находился и военный комиссар Рапп. [194]

— Не понимаю этого странного поведения бунтовщиков, — говорил Занкевич, обращаясь к Раппу, — на них наведены орудия, а они отвечают на это «Марсельезой».

— В этом есть свой смысл, — ответил Рапп. — Мятежники, зная слабость французов, играют на их национальных чувствах. Но я надеюсь, что эта уловка непокорных не достигнет своей цели. Они думают, что у наших батарей орудийные расчеты из французов.

Рапп был прав. Когда часовая стрелка показала 10, точно — секунда в секунду — раздался первый орудийный залп. Вслед за ним последовал второй, третий. Эхо гулко покатилось по холмам, окружавшим Куртинский лагерь. Кровавая драма русских революционных солдат во Франции началась.

Один снаряд попал в самую гущу собравшихся людей, на месте его разрыва остались убитые и раненые. Куртинцы как могли укрывались от огня противника. Снаряды последующих залпов разорвались у здания Куртинского Совета. Стало ясно, что командование карательных войск стремится в первую очередь разгромить революционный штаб лагеря, уничтожить его руководство.

После трех первых залпов наступил длительный перерыв. Совет приказал подобрать раненых и убрать убитых, всем солдатам спуститься с верхних этажей в подвалы. Командирам рот и дежурным подразделениям было приказано ответного огня не открывать. Совет решил выждать еще некоторое время. Ему казалось, что русское командование не пойдет на массовый расстрел революционных солдат, что этого не позволит и французское правительство. Это была вторая крупная ошибка, допущенная Куртиноким Советом. Не имея достаточного опыта вооруженной классовой борьбы, Совет не дал правильной оценки первым карательным действиям контрреволюционных сил. Часа через два артиллерия обрушила на лагерь еще более сильный огонь. Его дополнял ружейно-пулеметный огонь. Бомбардировка лагеря длилась с перерывами целый день.

В лагере работали свои «врачи» — ротные санитары. Однако они были не в состоянии оказать первую медицинскую помощь всем нуждающимся.

В 14 часов в Совет пришли его члены — Фролов и Смирнов. Обращаясь к присутствующим, Фролов взволнованно проговорил: [195]

— Товарищи! Что же делать дальше? Где искать выход? К кому обращаться? Кто нам поможет? Кругом жертвы, и жертвы большие! Наши надежды на высших французских властей не оправдались. Мы рассчитывали, что они не позволят расстрелять целую бригаду русских войск в своей стране. К сожалению, мы ошиблись. Они действуют заодно с русской контрреволюцией. Из создавшегося положения нет другого выхода, как... — Не закончив фразы, Фролов опустился на стул.

— Поздно раскаиваться, товарищ Фролов, — сказал спокойно и твердо председатель Совета Глоба, — мы действительно рассчитывали на то, что французское правительство не допустит расстрела. Но оно само, как это теперь выяснилось, принимает в нем непосредственное участие. Это будет уроком всем нам. Тому, что происходит сейчас, мы не должны удивляться. Этого нужно было ожидать. Капитулировать теперь немыслимо! Мы должны удержать наших людей от ответных действий и выждать еще хотя бы сутки. Этим мы еще раз докажем, что наши намерения не бунтарские... Если мы и вынуждены будем сдаться, то это нужно сделать с достоинством и меньшими жертвами. Если же решим драться, то рассчитаем наш удар так, чтобы он был сокрушительным. Все преимущества на нашей стороне. Солдаты остаются с нами. Мы все теперь убедились в жестокости наших врагов и ожидать от них ничего не можем, кроме одного: жестоких репрессий. Мы правы. Наши требования справедливы. Но мы одиноки, против нас и русская и французская реакция.

Выслушав Глобу, Фролов поднялся, обвел всех присутствующих долгим взглядом, как бы убеждая подчиниться неизбежному и... капитулировать. Его лицо было бледно. Он хотел еще что-то сказать, но только безнадежно махнул рукой и быстро вышел из Совета. Вслед за ним молча вышел и Смирнов. А когда к вечеру артиллерийский обстрел лагеря прекратился, Фролов и Смирнов с небольшой группой солдат своей роты, захватив вещевые мешки, без оружия пошли на приемо-сортировочный пункт по дороге на Орад.

Занкевич не достиг желаемых результатов и в этот день. Кроме небольшой группы капитулянтов, возглавляемых Фроловым, на сторону карательных войск никто не перешел.

Будучи обязан ежедневно доносить Временному правительству [196] о результатах «операции» против «бунтовщиков», Занкевич вынужден был сообщить, что обстрел лагеря ля-Куртин артиллерией существенных результатов не дал.

«Такое малое число к нам перебежчиков, — писал он в своем донесении, — объясняется тем, что мятежники закрыли выходы из лагеря своими заставами и стреляют по перебежчикам»{54}.

Это была очередная ложь. Выходы из лагеря были открыты. Совет не чинил никому ни малейших препятствий.

Ночь на 17 сентября прошла сравнительно спокойно. Артиллерия молчала, ружейно-пулеметная перестрелка была значительно слабее, чем днем 16 сентября. Не удовлетворившись результатом дневной бомбардировки лагеря, Занкевич приказал подготовить карательные войска к решительному удару по лагерю. Обстрел лагеря он приказал проводить лишь для того, чтобы отвлечь внимание гарнизона от перегруппировки карательных войск.

Однако и в эту сравнительно спокойную ночь в лагере никто не спал: Санитары усердно хлопотали около раненых. Снова собрался Куртинский Совет. Глоба обратился к собравшимся со следующими словами:

— Товарищи! Теперь всем ясно, что русские и французские военные власти осуществляют свой кровавый замысел. Они решили расстрелять наш лагерь. Нужно обсудить положение и принять решение, как нам следует вести себя дальше.

— Надо не обсуждать, а действовать, — с ноткой некоторого раздражения прервал его Ткаченко. — У нас полки солдат, у нас все оружие. Надо не затягивать время, а поднять эти полки по боевой тревоге и ударить по карателям сейчас же, немедленно, ночью. Солдаты с нетерпением ожидают нашего приказа. Мы не нарушим союза с Францией, если ударим по своим карателям. Больше того, французских солдат нет на боевых линиях ни третьей пехотной, ни второй артиллерийской бригад. Они занимают вторую линию. Видно по всему, что русское командование сейчас перегруппировывает свои силы и готовится к решительному удару. Мы должны нанести им неожиданный контрудар.

Ткаченко обстоятельно изложил свой план действий, [197] указав, какой батальон, под чьим руководством и по каким частям карательных войск должен нанести удар.

Сам он должен был возглавить отряд, которому надлежало занять станцию ля-Куртин, затем атаковать одну из частей 2-й артиллерийской бригады и захватить штаб Занкевича.

Ткаченко предложил и дальнейший план действий 1-й революционной бригады. Этот план сводился к следующему: после разгрома русских контрреволюционных войск и французских частей, блокирующих Куртинский лагерь, если они вступят в вооруженную борьбу, бригада должна пробиваться в Испанию. Ткаченко показал на карте, через какие департаменты страны должны проходить куртинцы, прежде чем они достигнут границ Испании, в каких департаментах расположены воинские гарнизоны и какова их примерная численность. В заключение он изложил подробный план похода 1-й бригады в Испанию и маршрут ее движения.

Следует сказать, что Ткаченко был человеком сильной воли, отважным и смелым. Сын потомственного рабочего, сам шахтер макеевских рудников, он не останавливался ни перед какими трудностями. Всякое решение принимал обдуманно и стремился довести его до конца. Будучи членом комитета 1-го полка и членом Куртинского Совета, он вел среди солдат большую разъяснительную работу и пользовался у них огромным авторитетом.

Несмотря на то, что он был всего лишь рядовым стрелковой роты, он очень грамотно в военном отношении изложил свой план удара по карательным войскам и маршрут движения к границе Испании.

План Ткаченко понравился многим членам Совета. Хотя он и был неосуществим, но его смелый наступательный дух отвечал общему настроению солдат. Однако Совет не принял этого плана.

Он решил лишь ограничиться подготовкой солдат к вооруженному сопротивлению. Когда члены Совета возвратились в свои казармы, солдаты встретили их вопросом: «Что решил Совет?» Депутаты ответили: «Готовиться надо к ответному удару и ожидать приказа».

Солдаты сразу взялись за подготовку. Решение Совета ободрило солдат. Они проверили винтовки и пулеметы, подсумки и патронташи. Все это делалось так решительно, что чувствовалось, что солдаты готовы дать бой карателям. Через некоторое время, когда почти во [198] всех подразделениях солдаты были приведены в боевую готовность и намерены были разойтись по своим местам, чтобы перед боем немного отдохнуть, в одном из подразделений прозвучал аккорд гитары. За первым аккордом последовал второй, третий, и полилась боевая солдатская песня, призывавшая к борьбе. Авторами этой песни были солдаты пятой пулеметной роты.

Наш избранник — председатель Повелел идти, Чтоб куртинцам дать свободу, Чтобы их спасти... К пулеметной роте присоединились солдаты соседней стрелковой роты. Они запели припев песни: Готовьсь на бой! Готовьсь на бой! На бой, кровавый бой! Солдаты другой стрелковой роты, располагавшейся невдалеке от пулеметной, запели фронтовую боевую песню: Пойдем мы лавою одной, Мы будем драться со врагом И по холмам твоим, ля-Крез, Развеем вражескую спесь! А солдаты пулеметной роты продолжали: Эй вы, куртинцы, Твердо держитесь, За народное дело Дружно боритесь...

Скоро весь лагерь 1-й бригады был охвачен песнями, призывавшими к схватке, к борьбе за правое народное дело. В эти минуты солдаты забыли все ими пережитое, все трудности и лишения. Они выражали полное презрение к смерти и были готовы идти на смертный бой с врагом.

Ночь подходила к концу. Приближался рассвет. Вершины холмов вокруг лагеря стали отчетливо видны. На них не было заметно никакого движения. Под впечатлением недавних волнующих минут солдаты расходились по своим казармам бодрыми и веселыми, хотя обстрел лагеря продолжался. Таково было настроение солдат «мятежного» лагеря ля-Куртин в эту памятную ночь. Однако не все солдаты рот были единодушны в своем решении стоять до конца. В 5-й и 7-й стрелковых ротах 2-го [199] полка и в некоторых ротах маршевых батальонов солдаты заколебались. Ротные комитеты пошли на поводу этих упадочнических настроений. В этих ротах не велось никакой подготовки к вооруженной борьбе. Не было слышно здесь и боевых призывных песен. Здесь царил дух уныния и растерянности.

За годы войны солдаты привыкли к опасностям, привыкли ежеминутно видеть смерть. За три года каждому из них не раз приходилось участвовать в больших и малых боях; многим из них не раз смерть смотрела в глаза. Война приучила солдат не бояться смерти. И как ни трудно было им сознавать, что их снова подкарауливает смерть, они оставались в первых рядах бойцов, не думая о том, что с ними может случиться. Но были среди них и малодушные. Охваченные унынием, они думали уже не о том, чтобы продолжать борьбу, а о том, как бы им выйти сухими из воды. Они открыто вели разговоры о капитуляции. О настроении этой части солдат лагеря стало известно штабу генерала Занкевича, и враги не замедлили им воспользоваться.

В ночь на 17 сентября Занкевич, Лохвицкий и Рапп тоже не спали. В сопровождении своих адъютантов они обходили «батальоны смерти», поздравляли их с успехом действий минувшего дня. Занкевич призывал солдат «постоять за революционную Россию, доблестно послужить народу». Обманутые и споенные вином, солдаты карательных войск кричали: «Рады стараться!», «Постоим за народ!», «Не посрамим нашего оружия!».

На рассвете 17 сентября артиллерия возобновила обстрел лагеря. Через короткое время весь лагерь оказался в сплошном огне. Совет приказал солдатам спуститься в подвалы; несмотря на это, жертвы исчислялись уже не десятками, а сотнями.

Куртинский Совет решил пойти на переговоры с противником, и в 11 часов утра над зданием Совета и над одной из казарм поднялись большие белые флаги. Артиллерия тотчас же прекратила огонь.

Местом переговоров генерал Занкевич назначил свой штаб-гостиницу «Сайон».

Для переговоров с представителями карательных войск Куртинский Совет выделил своих членов: Домашенко, Демченко, Разумова и Ткаченко. После полудня они прибыли в гостиницу «Сайон», где и были приняты генералом Занкевичем. [200]

Со стороны карательных войск в переговорах участвовали: генералы Занкевич, Беляев, Лохвицкий и военный комиссар Временного правительства Рапп.

Генерал Занкевич встретил делегацию куртинцев очень холодно. Он не ответил на приветствия членов Куртинского Совета и немедленно начал переговоры.

— Слушаю ваши условия, — сказал он и пренебрежительно повернулся к делегатам спиной.

— Господин генерал! При таком явно недоброжелательном отношении к представителям революционной бригады имеет ли смысл начинать переговоры? — сказал возглавлявший делегацию Ткаченко.

— Я хочу знать ваши условия, — раздраженно повторил свой вопрос Занкевич.

— Наше первое условие — прекратить массовый расстрел людей, не оказывающих вам вооруженного сопротивления, — ответил резко Ткаченко. — Вы сильны потому, что гарнизон лагеря не отвечает на ваш огонь. Но поверьте, господин генерал, он может взяться за оружие, и тогда силы будут на его стороне. Наше второе условие — дать нам врачей и медицинский персонал для оказания помощи раненым. После этого мы начнем переговоры об отправке первой бригады в Россию. Я говорю о первой, потому что путь на родину третьей пехотной и второй артиллерийской бригадам закрыт. Народ не простит им их злодеяний.

— Это все? — спросил Занкевич и, не дожидаясь ответа, сказал: — А вот мои условия: в течение двух часов бригада должна сложить оружие и сдаться; в тот же срок вожаки должны явиться сами ко мне с повинной; при неисполнении этих условий через два часа бомбардировка лагеря возобновится с еще большей силой.

— Я сказал все, можете быть свободны, — закончил Занкевич.

На этом переговоры закончились, и делегация вернулась в лагерь.

Заслушав сообщение делегации, Куртинский Совет во избежание дальнейших жертв решил: «Изъявить покорность Временному правительству, подчиниться распоряжениям командования и согласиться начать боевую подготовку при следующих условиях: 1-ю бригаду не разоружать, не расформировывать и не подвергать аресту руководителей Куртинского Совета и комитетов. Согласиться на перевыборы Совета и комитетов, дав солдатам полную [201] возможность выбирать тех, кого они найдут нужным. Всех раненых отправить на лечение в госпитали и, наконец, освободить арестованных куртинцев, изъявивших покорность по первому ультиматуму».

Намереваясь начать снова переговоры с военным командованием, Куртинский Совет рассчитывал выиграть время, чтобы лучше подготовиться к вооруженному отпору карателям.

Однако генерал Занкевич не согласился на новые переговоры. Он категорически отверг все условия, выдвинутые Советом, и вновь потребовал, чтобы бригада сложила оружие и выдала своих руководителей. При этом он подтвердил свое намерение обрушить на лагерь всю мощь огня артиллерии. В результате куртинцам не оставалось другого выхода, как взяться за оружие.

Глава X. Последние часы революционного гарнизона

Через два часа артиллерия возобновила обстрел лагеря. Следовательно, условия Куртинского Совета были отвергнуты. Огонь артиллерии сосредоточился на казармах, где размещались пулеметчики и артиллерийские расчеты 37-мм пушек и траншейных батарей. Пулеметные роты были единственными подразделениями, из которых к врагу не ушел ни один человек.

Теперь кровавая развязка стала неизбежной. «К оружию! — загремели тысячи солдатских голосов. — Отомстим врагам народа! Отомстим врагам революции!»

Весь лагерь пришел в движение. Над зданием Совета взвилось большое красное знамя. Оно воодушевляло солдат, шедших навстречу смерти. Все были заняты одной мыслью: как лучше организовать удар, чтобы он был сокрушительным и враг не смог бы его отразить. Когда куртинцы вышли на площади лагеря и подразделения начали развертываться в заданных направлениях, «батальоны смерти» открыли по ним ружейно-пулеметный огонь. Попавшие под обстрел противника солдаты не растерялись, но ответного огня не открывали. Они смело шли вперед без единого выстрела навстречу врагу.

Занкевич и Рапп, наблюдавшие из штаба за происходившим в лагере, решили, что куртинцы покидают лагерь, чтобы сдаться, и отдали приказ прекратить огонь.

В наступившей зловещей тишине куртинцы приближались к расположению карательных войск. Когда они подошли к передовым линиям, «батальоны смерти» встретили их оглушительным «ура» и ливнем свинца.

Пьяные солдаты 3-й бригады, вооруженные до зубов, руководимые реакционными офицерами и контрреволюционным комитетом 3-й бригады, с яростью набросились [203] на куртинцев. Отдельные подразделения карательных войск стали огибать фланги куртинцев, окружая их полукольцом. Артиллерия начала бешено обстреливать выходы из лагеря, чтобы отрезать куртинцам все пути к отступлению.

На этот маневр карательных войск куртинцы вынуждены были ответить огнем раньше времени. Послышались команды. Сотни голосов призывали: «К удару, товарищи! К оружию! Отомстим врагам народа! Отомстим врагам революции! Ура!»

Атака пьяных «батальонов смерти» была встречена куртинцами организованно. Они с героической стойкостью отражали натиск врагов.

Скоро завязалась рукопашная схватка. «Батальоны смерти» с ожесточением теснили куртинцев, не давая им развернуться, а революционные солдаты с нечеловеческими усилиями отбивали атаки нападавших. Рукопашная борьба была жестокой. В одном месте куртинцы прорвали линию «батальона смерти» и со страшной яростью обрушились на своих врагов. Солдаты бились и штыками и прикладами. В самый разгар боя послышался чей-то голос:

— За революцию, товарищи! За правду!

Это был боевой призыв, и куртинцы с еще большей силой ударили по врагу и расстроили его ряды. Но силы были слишком неравными. На стороне карательных войск был явный перевес в технике, и куртинцы, конечно, не могли одержать победу. Удар по карательным войскам длился всего лишь несколько минут, но за эти минуты ожесточенной и неравной борьбы куртинцы потеряли сотни солдат.

Генерал Занкевич не ожидал такого упорного сопротивления куртинцев. Он стал опасаться, что куртинцы смогут опрокинуть его войска. Поэтому, рассчитывая выиграть время, он опять приказал прекратить артиллерийский обстрел лагеря и атаку.

Но, несмотря на приказание Занкевича, пулеметы карателей не прекратили огня. Пьяные солдаты карательных войск, взбешенные стойкостью и мужеством куртинцев, обрушили на них всю мощь своего огня. Они уже не хотели слушать приказов генерала Занкевича и сами творили расправу над куртинцами. Огонь противника опустошал ряды революционных солдат. Куртинцы были вынуждены [204] остановиться, а затем и отойти. Они понесли огромные потери: все поле боя было усеяно трупами.

«Наши войска до чрезвычайности ожесточены против мятежников, и приходится с особой силой удерживать моих солдат»{55}, — доносил Керенскому генерал Занкевич. Главнокомандующий русскими войсками во Франции кривил душой, когда выражал неудовольствие подобным поведением карательных войск. Он радовался этому. Ему и всем его сподручным немало пришлось потрудиться над тем, чтобы заставить «батальоны смерти» взять на себя черное дело — расстрел революционных солдат. И теперь генерал Занкевич, как и руководители комитета 3-й бригады, могли торжествовать.

Вину за убийство тысяч революционных солдат генерал Занкевич пытался переложить на руководителей Куртинского Совета, он обвинял их в преступлении, которого они не совершали. В той же телеграмме Керенскому он доносил: «...У лагеря много трупов мятежников, пытавшихся бежать из лагеря во второй день блокады и расстрелянных собственными пулеметчиками»{56}.

Когда немного стемнело, оставшиеся в живых солдаты стрелковых и пулеметных рот подошли к Совету. Здесь были Глоба, Варначев и автор настоящего повествования. Других членов Совета не было. Теперь всем был понятен ужас того, что произошло. Все были потрясены, был глубоко взволнован и Глоба. Он перебирал в памяти события дня. Ответственность за происшедшую катастрофу он брал на себя и Совет. Теперь нужно было позаботиться об оставшихся в живых солдатах. Было ясно, что если каратели смогли расстрелять и изувечить тысячи людей, то они не остановятся перед тем, чтобы уничтожить оставшихся. Надо было во что бы то ни стало спасать уцелевших. Но как? Что предпринять? Повторить удар? Эти вопросы нужно было решать оставшимся в живых руководителям Совета. Наконец молчание было нарушено.

— Что же, товарищ председатель, будем делать? — спросил кто-то из солдат.

— Умирать будем? — послышался второй вопрос.

— Если умирать, так с оружием! — раздалось несколько голосов. [205]

— Все равно на родину нам возврата нет; видно, придется умереть на чужой земле!

Выслушав солдат, Глоба сказал:

— Товарищи! Вы требуете продолжать борьбу. Но скажите, с какими силами выступать против тысяч карательных войск? Нас осталось мало, а Совет — в составе всего лишь трех. Смирнов и Фролов вчера сдались в руки властей, Ткаченко, кажется, убит, Разумов, Демченко и другие пропали без вести. Мы решили пожертвовать собой, но спасти вас. Мы уверены, что вы, небольшая горстка, согласны драться и умереть. Но к чему теперь это? Вы знаете, что мы не хотели кровопролития, шли на уступки, стремились избежать схватки. Но все наши усилия оказались безрезультатными, и нас оказалось слишком мало против объединенных сил русско-французской буржуазии. Нас разбили. Поэтому — спокойствие, товарищи, порядок...

Между тем в стане противника торжествовали. Победа одержана, «мятежники» побеждены, часть их «сдалась» в плен, лагерь ля-Куртин, обильно орошенный кровью непокорных, опустел, в него отошло всего лишь около 2000 человек. В ночь на 18 сентября карательные войска заняли подступы к восточной и южной частям лагеря, чтобы утром довершить его разгром.

Слегка сыроватое утро 18 сентября дышало легкой прохладой. На куртинском фронте стояла мертвая тишина. Многострадальный лагерь ля-Куртин притаился, следя за тем, что делается в стане его врагов. А там происходило вот что.

В полковой, наскоро сооруженной походной церкви 3-й бригады на склоне холма, обращенном к лагерю, вблизи штаба Занкевича, каратели организовали траурное богослужение. Хор певчих во главе со священником отпевал павших в борьбе с куртинскими «бунтовщиками». Здесь же стояло несколько гробов с телами унтер-офицеров, особо отличившихся в расправе над куртинцами.

У изголовья убитых стояли командир дивизии генерал Лохвицкий, командиры полков полковники Готуа, Котович, Сперанский, младшие офицеры, рота солдат. Военный комиссар Рапп и генерал Занкевич отсутствовали. Они, по-видимому, были заняты разработкой плана дальнейших операций против куртинских солдат.

Когда отпевание закончилось, по знаку генерала Лохвицкого офицеры и унтер-офицеры подняли гробы и вынесли [206] их из церкви. Хор пропел «вечную память». Затем прогремел салют.

Вся эта инсценировка была задумана карателями с двойной целью. С одной стороны, они хотели поддержать этим в карательных войсках слепую ненависть к революционным солдатам, которую им удалось разбудить в них лживой пропагандой, с другой — они пытались воздействовать на психику куртинцев, потерпевших поражение в схватке 17 сентября и теперь укрывшихся в лагере. Частично враги достигли своей цели. Инсценировка с похоронами вывела куртинцев из того состояния апатии, в котором они находились. Они наблюдали за тем, что делается в лагере противника, и живо обсуждали, что ожидает их в ближайшие часы. Все они были потрясены расстрелом бригады и обеспокоены за свою судьбу.

— Теперь, надо думать, Куртину скоро настанет конец, раз главные силы уничтожены, — говорили одни.

— А вы не думайте так, вот и не настанет конец, — возражали им другие.

— Вы не понимаете всего, что там делается, — вступил в разговор пожилой солдат. — Ведь там офицеры, генералы и вся остальная власть. Как будто они взаправду являются защитниками отечества, а мы — изменники. Наши убитые будут брошены в ямы, а их убитые похоронены со всеми военными почестями. Это, брат, политика.

По расчетам Занкевича, 1-я бригада вместе с оставшимися с ней солдатами 3-й бригады (при расколе дивизии) насчитывала 10 тыс. человек, а число захваченных солдат после ожесточенной схватки 17 сентября достигало 8000. Занкевич считал, что отошедшие в лагерь 2000 человек являются отборной частью куртинцев и представляют собой серьезную силу. Поэтому он провел тщательную подготовку, прежде чем начать боевые действия против куртинцев, укрывшихся в лагере. Эта подготовка была закончена лишь во второй половине дня.

В 4 часа дня снова заговорили орудия, и сотни снарядов обрушились на куртинцев. На этот раз под обстрел была взята зеленая роща близ офицерского собрания. Командование карательных войск полагало, что именно здесь сосредоточены все огневые точки «мятежных» солдат и их «главные силы». Сотни выброшенных снарядов изуродовали прекрасную вековую рощу, но не причинили вреда куртинцам, так как их там не было. Видя, что покончить с «мятежниками» с помощью лишь одной артиллерия [207] невозможно, Занкевич принимает решение готовить штурм лагеря.

Занкевич сообщал Керенскому: «В случае дальнейшего упорства мятежников 6(19) сентября с утра сильный артиллерийский обстрел лагеря Куртин будет продолжен»{57}.

В штаб Занкевича были вызваны командиры «батальонов смерти», командиры дивизионов и начальники других подразделений. Генерал Занкевич лично отдал им последние приказания: не останавливаясь ни перед чем, быстро покончить с сопротивлявшимися куртинцами, чтобы не навлекать на себя недовольства высших французских властей.

Итак, две бригады карательных войск, почти 10 тыс. человек, не считая французов, окружили лагерь ля-Куртин, чтобы сломить сопротивление небольшой группы русских революционных солдат.

После трехдневной бомбардировки лагеря Занкевичу стало ясно, что рассчитывать на быструю победу нельзя, необходимо принимать более решительные меры. Занкевич считал, что куртинцы привели свой лагерь в оборонительное состояние и что огонь его артиллерии не во всех случаях будет способен подавить огневые точки «мятежников».

Штаб генерала Занкевича предполагал, что куртинцы расположили свои огневые точки на чердаках казарм и других строений и что подавление этих огневых точек артиллерийским огнем связано с разрушением казарм, на которое штаб русского военного командования во Франции не имел разрешения от французских властей. Чтобы избежать разрушения лагерных зданий, генерал Занкевич внес некоторые изменения в тактику действий карательных войск.

Суть этих изменений сводилась к следующему. Если в первые дни боевых действий против лагеря ля-Куртин на артиллерию карательных войск возлагалась главная роль по «усмирению мятежных солдат», то теперь эту задачу брали на себя пехотные подразделения, а артиллерия лишь оказывала им помощь. Но изменение тактики не гарантировало сохранности казарм, поэтому Занкевич и Рапп вели с французами переговоры по оценке лагеря. [208]

Неизвестно, кто оценил возможные разрушения лагеря в 5 миллионов франков, но хорошо известно, что штаб русского военного командования во Франции испросил эту сумму от Временного правительства и распорядился ею по своему усмотрению.

Генерал Занкевич и его штаб явно переоценивали не только размеры возможных разрушений в лагере ля-Куртин, но и степень оборонительных сооружений лагеря. Никаких специальных оборонительных сооружений куртинцами создано не было. Они пользовались обычными естественными укрытиями, которые можно встретить в любом населенном пункте, имеющем каменные здания. Не имели куртинцы и огневых точек на чердаках. Это была, пожалуй, одна из ошибок руководителей революционных солдат Куртинского лагеря. Но эта ошибка вытекала из того, что куртинцы не хотели подвергать разрушению казармы лагеря.

Итак, к утру 18 сентября ряды куртинцев значительно уменьшились. Положение оставшихся в лагере солдат было безнадежным, а падение лагеря неизбежным. Ночью карательные войска начали обстреливать лагерь ружейно-пулеметным огнем. Обстрел не был особенно интенсивным, но все же он не позволял пройти по площади или посмотреть в окно. Огонь карателей был прицельным, так как они еще днем пристреляли площади, окна и двери казарм.

Но на следующую ночь карателям не удалось вести прицельный ружейно-пулеметный огонь.

Утром, когда в стане карательных войск совершалось инсценированное похоронное богослужение, отвлекшее внимание солдат карательных войск от осажденного лагеря, небольшая группа куртинцев произвела весьма смелую и удачную вылазку. Надев на себя погоны унтер-офицеров и желто-синие повязки на левый рукав, они взяли карабины и пошли в сторону противника. Достигнув первой линии боевого расположения карательных войск, они стали «проверять» передовые посты. Когда эта операция им удалась, они пошли дальше в глубь боевого расположения карателей и стали «проверять» несение боевой службы пулеметными подразделениями, выясняя, на месте ли люди и сколько их, где расставлены пулеметы и как они обеспечены боеприпасами. Разведав таким образом расположение пулеметных гнезд противника, узнав пароль и пропуск на следующие сутки, куртинцы благополучно вернулись в свой лагерь. [209]

И вот, когда на следующую ночь каратели открыли по лагерю прицельный огонь, несколько групп смельчаков куртинцев, воспользовавшись пропуском и паролем карателей, проникли в расположение противника, налетели на пулеметчиков и забросали их гранатами.

Все пулеметы карателей, кроме тех, которых во время вылазки куртинцы не обнаружили, прекратили огонь. Этот смелый поступок куртинцев вызвал переполох в стане врага. Однако через некоторое время каратели пришли в себя и возобновили обстрел лагеря. Всю ночь куртинцы бодрствовали, ожидая ночной атаки врага.

Но каратели не решились предпринять ночной штурм лагеря. Пролетело лишь два — три снаряда, которые разорвались далеко за лагерем. Вскоре наступила тишина, и куртинцы смогли спокойно отдохнуть несколько часов.

19 сентября утренний штурм лагеря ля-Куртин, запланированный генералом Занкевичем, тоже не состоялся. Лишь артиллерия с небольшими перерывами вела по лагерю огонь да зловеще трещали пулеметы. Куртинцы несли большие потери. Обильно лилась кровь. Люди умирали...

Часов в пять пополудни с северо-восточной стороны к лагерю стали приближаться отдельные группы карателей. Они шли редкими цепями, достигая черты лагеря, смыкались на ходу, готовясь броситься в атаку.

Небольшая группа куртинских солдат решила выйти из лагеря и укрыться в лесу, чтобы при удобном случае ударить по врагу. Продвигаясь в намеченном направлении, группа неожиданно встретилась с наступающим на лагерь противником. Оказавшись лицом к лицу с врагами, куртинцы открыли по ним огонь. Однако карателей было значительно больше, и они стали теснить куртинцев к лагерю.

Дикое гиканье карателей, перемешанное с пьяными криками «ура», сопровождавшимися стрельбой, огласило окрестности лагеря. Небольшая группа куртинцев стойко и мужественно сопротивлялась. Ни один революционный солдат не попросил у врага пощады, и все они пали смертью храбрых.

Эта короткая схватка дала возможность карателям занять самые ближние подступы к лагерю и закрепиться на них. Вскоре и с юго-востока карателям также удалось занять подступы к лагерю. Близилась развязка.

Когда передовые подразделения «батальонов смерти» [210] достигли черты лагеря и готовились ворваться в него, в группе куртинцев кто-то громко крикнул: «Вперед, сыны Отчизны! За революцию! За Родину! Смерть врагам!» Завязалась рукопашная схватка. Куртинцы дрались с большим упорством. Пьяные солдаты карательных войск, подавляя своей численностью, лезли вперед, небольшие группы куртинцев оказывали им мужественное сопротивление. Революционные солдаты умирали, но не сдавались. Они боролись до конца. Дрались прикладами. Десятки ручных гранат летели с обеих сторон, уничтожая борющихся противников. Даже пулеметные тесаки и те не остались в бездействии. Наконец все смешалось в одну кучу. Схватка достигла величайшего напряжения. Пулеметчики-куртинцы, стараясь помочь своим, вели огонь в упор.

И все же куртинцы вышли в этой неравной схватке победителями — они отбросили противника от лагеря. Значительная часть куртинцев, участников этой схватки, прорвала кольцо карательных войск и вышла из лагеря.

Это была последняя победа куртинцев.

Вся территория лагеря ля-Куртин обильно обагрилась кровью революционных солдат 1-й бригады. Русские солдаты, брошенные царем Николаем в чужую страну для «защиты русской земли» и союзной Франции, умирали от рук тех, за кого они сражались, чьи интересы защищали.

Французские войска, стоявшие во второй линии и как бы подпиравшие собой карательные подразделения, сформированные из 3-й стрелковой и 2-й артиллерийской бригад, непосредственного участия в штурме Куртинского лагеря не принимали. Но в те кровавые дни, когда артиллерия и пулеметы карателей безжалостно расстреливали русских солдат, укрывшихся в Куртинском лагере, огонь русских карателей «временами» усиливался огнем французских подразделений.

Куртинцы знали об этом и бурно выражали свое негодование против французских банкиров, чья рука направляла огонь французских пулеметов на революционный лагерь ля-Куртин.

Здесь, на французской земле, вдали от родины, русские революционные солдаты познавали законы классовой борьбы. Им стали ясны и те ошибки, которые они допустили в борьбе против объединенных сил русско-французской реакции. Но эти ошибки уже нельзя было исправить. [211]

Потрясенные кровавыми событиями, куртинцы, оставшиеся в лагере, с горечью обсуждали то безвыходное положение, в котором они находились. Они были полны решимости стоять до конца, чтобы отомстить врагам за попранную правду, за свободу, за пролитую кровь товарищей.

Так прошла последняя ночь на 20 сентября. Кругом было тихо. Лишь к утру на позициях карательных войск началась перегруппировка сил. Но вскоре и там все затихло. Солнце еще не всходило. Куртинцы, бодрствовавшие всю ночь, под утро чувствовали себя утомленными. Но спать никто не решался. Говорили о семьях, о родине, о революции, забыв на минуту о своем трагическом положении. Ровно в 7 часов утра 20 сентября на лагерь снова обрушилась лавина огня. Артиллерийские залпы батарей, разрывы снарядов покрыли всю территорию лагеря. Лагерь окутался дымом и огнем. Несколько снарядов пробили стены казарм, взорвались внутри и вызвали пожары.

Под прикрытием артиллерийского огня «батальоны смерти» предприняли атаку лагеря. С криками «ура!» каратели со всех сторон бросились на штурм лагеря и очень скоро ворвались на его территорию. Атакуя лагерь одновременно с юго-западной, южной и восточной сторон, каратели почти замкнули кольцо окружения, которое с каждой минутой все более сжималось. В наступающие цепи карателей вливались новые подразделения, подходили французы. Теснимые карательными войсками, куртинцы отступили в казармы, которые стали теперь последним укрытием в неравной борьбе.

Во главе атакующих шли так называемые «штурмовые отряды», сформированные из солдат «батальонов смерти». Каждый такой отряд силою от одного до двух — трех взводов возглавлял офицер или унтер-офицер.

Одну небольшую группу куртинцев окружил штурмовой отряд под командой поручика Урвачева, известного своей реакционностью. Видя, что сопротивление бесполезно, горстка измученных людей решила сдаться без сопротивления и стала выходить из казармы без оружия. Куртинцы рассчитывали, что их, безоружных, пощадят. Но они ошиблись. Не успели куртинцы сделать несколько шагов, как первый из них упал, обливаясь кровью. Ему нанес смертельный удар по голове обнаженной шашкой сам поручик Урвачев.

— А!.. Ленинцы!.. — закричал Урвачев и с новой силой [212] нанес удар шашкой другому куртинцу, который тут же упал.

— Злодей! Бандит!.. — закричали остальные и с голыми руками бросились на своих врагов. Это был акт отчаяния. Команда Урвачева «Смерть немецким шпионам! Смерть изменникам!» привела в движение всех карателей. Раздались выстрелы в упор, заработали штыки. Через несколько минут группа куртинцев из двенадцати человек была буквально растерзана.

Задыхаясь от злобы, поручик Урвачев кричал, ругался и топтал ногами мертвые тела куртинцев и с яростью одержимого наносил им шашкой удар за ударом. Пьяная орда, следуя примеру своего предводителя, не отставала от него. Один перед другим они старались показать свою звериную ненависть к беззащитным людям. Кто-то из куртинцев, будучи уже тяжело раненным, упал на колени перед штурмовиками и, подняв руки вверх, стал просить их не добивать его, так как дома у него остались пятеро детей. Но каратели были глухи к просьбе солдата. По команде Урвачева они набросились на свою жертву и несколькими штыками пронзили его. Падая, солдат конвульсивно схватил обеими руками одну винтовку и сжал с такой силой, что штурмовик не в состоянии был вырвать ее из рук умирающего. Тогда один из карателей двумя выстрелами в голову прикончил солдата.

С такой же жестокостью расправлялись каратели и с другими куртинцами.

В казарме 2-го полка укрылась группа куртинцев человек в 30. Эту казарму окружил отряд штурмовиков во главе со старшим унтер-офицером. Идя впереди отряда с наганом в руке, унтер-офицер кричал: «Сдавайся сволочь! Выходи, ленинцы! Сдавайся!..» Но группа куртинцев не хотела сдаваться. Видя жестокую расправу карателей над безоружными товарищами, они решили сопротивляться до конца и ответили огнем. Полетели гранаты, и через несколько минут отряд штурмовиков был почти полностью уничтожен. Однако куртинцы не долго торжествовали победу. Не успели они оправиться от первого натиска карателей, как их окружила полурота штурмовиков под командой другого унтер-офицера. Каратели стали забрасывать куртинцев гранатами. Руководитель осажденных, взвесив силы, крикнул своим товарищам:

— Братцы, наш смертный час настал! Умрем же с честью! [213]

— Вместе умрем!.. — послышался ответ.

Быстро были закрыты все входы в казарму. Сосредоточив своих людей в одном большом помещении, руководитель куртинцев приготовился к встрече карателей. Несколько винтовочных залпов, одновременно с которыми в сторону противника полетели гранаты, сделали свое дело. Ряды штурмовиков поредели почти наполовину. Они отступили и очистили казарму. Но бой продолжался с прежним ожесточением. Часть штурмовиков поднялась на второй этаж соседней, параллельно стоящей казармы и из ее окон открыла по куртинцам огонь из пулеметов.

Чтобы укрыться от вражеского огня, куртинцы рассыпались по углам помещения. В это время вторая часть штурмовиков забросала комнату, где укрывались куртинцы, через окна гранатами. В короткое время все герои куртинцы пали смертью храбрых. Тяжело раненный руководитель куртинцев вступил в неравный рукопашный бой с ворвавшимися в казарму карателями. Он заколол нескольких человек, пока пуля врага не сразила его.

В другом районе лагеря с такой же жестокостью расправлялась с революционными солдатами карательная группа численностью в два — три взвода под командой адъютанта генерала Занкевича — поручика Балбашевского. Ворвавшись в лагерь, эта группа заметила до 20 куртинцев, укрывшихся в одной из казарм. Завязалась неравная борьба. Когда каратели через окна и взломанные двери ворвались в помещение, куртинцы встретили их ружейным огнем и гранатами. Скоро у куртинцев иссякли патроны и гранаты. Штурмовики вытеснили куртинцев из казармы во двор, окружили их тесным кольцом. Некоторые пытались бежать, вырваться из окружения, но их тут же догоняли пули.

Начались истязания. Куртинцев били прикладами и кололи штыками. Горстка оставшихся в живых куртинцев, собрав последние силы, бросилась на карателей, но ее встретила стена штыков. Каратели, оттеснив куртинцев к стене казармы, начали жестокую расправу над ними. С криком «Изменники! Бунтовщики!» штурмовики взяли куртинцев в штыки. В этой группе штурмовиков особой жестокостью и изощренностью отличался командир группы поручик Балбашевский. Ни один из куртинских солдат не был убит сразу. Каждый из них получил десятки штыковых ударов. Даже полумертвые куртинцы продолжали подвергаться самым зверским истязаниям. [214]

Спустя семнадцать лет после куртинского расстрела французский буржуазный журналист Пьер Пуатевен выпустил книгу о расстреле русских солдат во Франции, назвав ее «Сражение в центре Франции в 1917 г.». Он особо отметил роль поручика Балбашевского в расправе над русскими революционными солдатами и привел следующее высказывание о нем командующего XII французским округом генерала Комби: «Этот командир был храбрым офицером, и следовало бы желать, чтобы было много офицеров такой закалки в русских войсках во Франции, тогда мятежа не существовало бы... Таково мое убеждение»{58}.

С такой жестокостью расправлялись каратели всюду. Так, группу куртинцев в несколько десятков человек окружила значительно превосходящая по численности группа штурмовиков. Революционные солдаты оказали столь сильное сопротивление, что им даже на некоторое время удалось разорвать кольцо окружения. Они пытались уйти из лагеря, но другой отряд штурмовиков преследовал их до тех пор, пока все они не были уничтожены.

К концу дня лагерь куртинцев был разгромлен. Немногие куртинцы, что уцелели от расправы, были обезоружены и отправлены в штаб приемо-сортировочного пункта. По дороге к пункту их беспощадно избивали прикладами и штыками. Пример к расправе подал тот же поручик Балбашевский. Напрасно куртинцы старались прорвать живую стену штурмовиков: их всюду встречали штыки или приклады, и они падали под смертельными ударами. Через короткое время многие из них лежали на земле мертвые, но остальные продолжали бороться, хотя у них и не было никакого оружия, кроме собственных рук да придорожных камней.

В этой неравной борьбе снова во всей своей силе проявилось моральное превосходство куртинцев, их несгибаемая воля.

— Товарищи! — говорил один из них, будучи уже смертельно раненным. — Мы твердо стояли за рабоче-крестьянскую политику, мы не хотели подчиниться нашим врагам! Умрем же со славой! Мы, простые люди, большой политики не знаем, но мы погибаем за народ, за правду!..

Простая речь революционного солдата на минуту приостановила [215] расправу. Услышав эти слова, штурмовики опустили штыки. Воспользовавшись этим, куртинцы с новыми силами бросились на своих палачей. Завязалась ожесточенная борьба. Каждый куртинский солдат дрался за десятерых. Но силы были на стороне карателей. К ним на помощь подоспел другой штурмовой отряд, и скоро штурмовики взяли верх. Там, где шла схватка, лежали груды изуродованных тел, а земля превратилась от крови в черную грязь.

Это была последняя схватка революционных солдат с темными силами реакции. Революционный Куртинский лагерь, где было сосредоточено революционное ядро русских войск во Франции, был потоплен в крови. Русская и французская реакция торжествовала победу. Но это еще не означало, что наступил конец страданиям тысяч русских солдат, поднявших под небом Франции знамя борьбы за прекращение преступной войны, за возвращение на родину.

Находясь в самой гуще сражающихся людей и видя, что и им не избежать общей участи, Глоба, Варначев и автор настоящего повествования, вооружившись ручными гранатами и револьверами французского образца, вышли из казармы и направились на север, намереваясь скрыться в лесу, а в случае неудачи — не продать дешево своей жизни.

Когда руководители Куртинского Совета вышли во двор казармы, Глоба обратился к ним с вопросом:

— Как вы думаете, что нам лучше предпринять? Я, откровенно говоря, теряю голову.

— Единственный выход у нас, — сказал кто-то, — это пройти незамеченными заставы карателей и укрыться в лесу, а там будет видно, что предпринять дальше.

— Мне кажется, лучше всего пробраться к госпоже X, переодеться в цивильную форму и сойти за французов, — сказал Глоба и добавил: — Зная французский язык, мы можем дальше проехать поездом, а до ближайшей станции дойдем кружным путем...

— Осуществить это, к сожалению, не легко, — сказал Варначев. — К госпоже X можно пойти лишь западной окраиной местечка Куртин. Для этого придется обогнуть станцию железной дороги, а ведь там все занято карательными войсками. К тому же найдется ли у нашей благодетельницы столько костюмов?..

— Я об этом позаботился, — ответил Глоба. [216]

— В таком случае — решено, — сказал Варначев.

Русское военное командование во Франции и эмиссары Временного правительства Рапп, Бобриков и многие другие распространяли о революционных русских солдатах лагеря ля-Куртин самые злостные измышления. В этом им усердно помогала и французская реакция.

К числу таких измышлений в первую очередь относились распространяемые штабом генерала Занкевича и французской полицией ложные сведения о бесчинствах, грабежах и насилиях, якобы творимых русскими революционными солдатами в окрестных французских деревнях. Эти сведения, как уже ранее говорилось, фабриковались французской полицией и имели своей целью натравить французских крестьян на русских солдат, посеять вражду между ними.

Однако тщетны были усилия реакции вбить клин между русскими революционными солдатами и французскими крестьянами. На протяжении всей борьбы революционного Куртинского лагеря французские крестьяне окружавших лагерь деревень были на стороне русских солдат. Они относились к ним с большим доверием и любовью, тревожились за их судьбу и помогали им как могли.

В этом отношении примечательна история с госпожой X.

Однажды перед закатом солнца, когда лагерь ля-Куртин был уже обложен со всех сторон карательными войсками, патрули куртинцев заметили пробиравшуюся в лагерь молодую француженку. По тому, как она пробиралась в лагерь, оглядываясь поминутно вокруг и стараясь быть незамеченной, можно было определить, что женщина идет в лагерь с какими-то определенными целями. Встреченная патрулями, француженка попросила проводить ее в Куртинский Совет. В Совете она объяснила, что она жительница одной из соседних с лагерем общин.

— Не смотрите на меня, как на подосланного к вам человека, — сказала она. — Я ваш друг и пришла к вам с добрыми намерениями.

В результате разговора с молодой француженкой Куртинский Совет узнал, что она направлена в лагерь по решению жителей общин, которые были эвакуированы французской полицией перед началом блокады лагеря карательными войсками. Жители общин передают всем русским солдатам сердечный привет и желают им успехов [217] в их справедливой борьбе; они хотели бы знать, как долго продлится эта борьба и что ожидает русских солдат, если они потерпят поражение.

В заключение француженка сообщила, что пославшие ее в лагерь жители общин хотели бы знать, чем они могут помочь русским солдатам.

— Русские солдаты лагеря ля-Куртин, — заверила француженка, — оставили о себе хорошую память. Они помогали нам в нашем труде, были внимательны и добры к нам и нашим детям.

Прощаясь и пожимая руки членам Совета, француженка проговорила:

— Не называйте никому моего имени. Скоро я опять буду у вас.

Благородный поступок молодой француженки был тепло встречен всеми членами Куртинского Совета. Мысль, что простой французский народ поддерживает русских солдат и признает их требования справедливыми, ободряла куртинцев и вливала в них новые силы. Выполняя наказ молодой француженки, Куртинский Совет нигде и никому не называл ее имени. Она стала госпожой X.

Через два дня госпожа X снова посетила Куртинский Совет. На этот раз она информировала куртинцев о тех мероприятиях, которые были проведены французской полицией в окрестных общинах в связи с подготовкой к расправе над революционными русскими солдатами. Она сообщила, что французские власти распространяют среди жителей общин ложные слухи о куртинцах, чтобы восстановить французов против русских солдат, укрывшихся в лагере ля-Куртин. Так, полицейский комиссар объявил жителям общин, что «мятежники» Куртинского лагеря вырыли подземные ходы, выходы из которых ведут в окрестные леса и к городу Фельтен. «Пользуясь этими подземными ходами, — говорил полицейский комиссар, — русские солдаты из лагеря ля-Куртин могут безнаказанно грабить население, насиловать женщин и творить другие бесчинства».

Госпожа X заверила куртинцев, что жители общин не верят ложным слухам, распространяемым французской полицией, и остаются друзьями русских солдат.

Следующая встреча куртинцев с госпожой X была очень короткой. Она происходила за несколько часов до начала расстрела революционных русских солдат русско-французскими карательными войсками. Госпожа X пришла [218] в лагерь встревоженной и взволнованной. Она сообщила куртинцам, что по тому, как ведут себя сейчас в общинах французские полицейские чины, нужно ожидать с часу на час начала расправы с лагерем ля-Куртин. Французская полиция открыто говорит об этом жителям общин и требует, чтобы мэры общин присылали как можно больше ложных донесений о бесчинствах куртинцев и их полной деморализации.

Это была последняя встреча куртинцев со своим неизвестным другом. Через несколько часов лагерь ля-Куртин окутался дымом артиллерийских разрывов...

Вот к этому французскому другу и намеревались пробираться Глоба и его два товарища, чтобы при его содействии уйти от карателей.

Когда шел этот разговор, три куртинских солдата, также уцелевших от расправы, несмело подошли к Глобе и его товарищам.

— Разрешите и нам пойти с вами, — робко сказал один из них. — Мы думаем, вы не будете против этого возражать... Вместе были на фронте, до конца были здесь, вместе пойдем и дальше, — закончил он.

— Конечно, — ответил Глоба, — мы не оставим вас... — Он не успел закончить фразу, как поблизости послышался крик бегущих штурмовиков.

— Вот они! Бей их!.. — Защелкали затворы винтовок.

Младший унтер-офицер, возглавлявший отряд штурмовиков, выбежал вперед, солдаты, следовавшие за ним, окружили Глобу и его товарищей.

— Опоздали, — сказал Варначев и остановился.

Остановились и остальные. Их было шестеро, и они решили сопротивляться, стали выжидать, пока штурмовики подойдут поближе, теснее сомкнут кольцо. Однако счастливый случай решил судьбу куртинцев. Когда унтер-офицер штурмовиков подошел к куртинцам и предложил им сложить оружие, из-за угла казармы вышла большая группа штурмовиков, во главе которой был офицер 1-й бригады капитан Жуков. Он также командовал подразделением штурмовиков. Жуков был командиром той роты, в которой служил Глоба. Зная Глобу давно, еще с русского фронта, Жуков ценил его боевые качества и всегда относился к нему с подчеркнутым вниманием. И вот теперь, встретившись с Глобой в эту роковую минуту, он решил облегчить его участь. Увидев Глобу, Жуков [219] подал команду: «Взвод, стой! Смирно!» — и быстрыми шагами направился к группе захваченных куртинцев. Командир взвода штурмовиков четко отрапортовал ему:

— Ваше благородие! Захвачены руководители мятежников и их помощники.

Жуков, постояв минуту и внимательно посмотрев на всех куртинцев, спросил:

— Кто среди вас Глоба?

— Я! — ответил Глоба.

— Это вы и есть тот самый Глоба? Младший унтер-офицер, председатель Куртинского Совета? — спросил еще раз капитан Жуков, делая вид, что не узнает Глобу.

— Да, — ответил вторично Глоба.

— Почему у вас нет нашивок на погонах? — спросил Жуков.

— Теперь свобода, господин капитан, да и в тяжесть они мне, — ответил Глоба с некоторой иронией, тоже делая вид, что не знает капитана Жукова.

— Надеюсь, вы узнаете меня? — обратился Жуков к Глобе.

— Как же не узнать, — сказал Глоба. — Вместе были на фронте в России, вместе воевали и здесь. Вы еще представляли меня к Георгию четвертой степени.

— А это кто с вами? — спросил капитан Жуков.

— Это мои товарищи! — ответил Глоба.

— Так это вы в течение многих суток оказывали сопротивление правительственным войскам? Вы, я хочу этим сказать, под вашим руководством...

— Да, под руководством Куртинского Совета солдатских депутатов, председателем которого являлся я, — ответил Глоба.

— Я должен сказать вам, господин капитан, — продолжал Глоба, — что сопротивление куртинских солдат было вызвано действиями штурмовиков. Неужели солдаты не должны защищать себя, когда на них совершено предательское нападение? Буржуазные законы не признают за народом этого права, но народ, борющийся против зла и насилия, признает за собой это право. Сейчас наступила новая эпоха в истории русского народа. Народ не хочет больше быть рабом. Мы, куртинцы, являемся частью народа и не хотим проливать свою кровь за интересы русских помещиков и капиталистов. Вот в чем и заключается вся наша вина, — сказал Глоба. [220]

— Да, но ведь вас немного, да и Россия от вас далеко, — возразил на это Жуков.

— Сегодня нас тысячи, завтра будут сотни тысяч, — заявил уверенно Глоба.

Было видно, что капитан Жуков хорошо понимал Глобу и, может быть, втайне даже сочувствовал ему, что было заметно по тому, с каким вниманием он слушал его. Однако Жуков ничего не сказал на последнее замечание Глобы. Наступило короткое молчание, которое прервал Глоба:

— Господин капитан! Вы обвиняете нас в том, что якобы мы виновники тех чудовищных преступлений, которые произошли за последние дни. Не будем вдаваться в обсуждение причин, вызвавших эти преступления. Что же касается сопротивления революционных солдат — это их право, данное им революцией.

— Ваше поведение не оправдывает вас. Вы председатель Куртинского Совета, к тому же вы унтер-офицер... Вы знаете, что вас ожидает? Не раскаиваетесь ли вы в своих поступках? — спросил снова Жуков.

— Нет, не раскаиваемся. А ожидает нас то, чего мы все ожидали, находясь в лагере ля-Куртин, — ответил спокойно Глоба. — Если вы расстреляли целую бригаду, то что вам стоит расстрелять шесть, десять, наконец, сто человек?..

— А все же не раскаиваетесь ли вы теперь? — вторично спросил Жуков, обращаясь непосредственно к Глобе. — И как вы смотрите на то, что вас ожидает?

— Об этом спросите моих товарищей, — сказал Глоба. — За себя я уже ответил.

— Я вас спрашиваю, в первую очередь вас, вы — председатель Совета, под вашим руководством совершалась измена, протекал мятеж! Ваша работа шла на пользу врагам революции, а не народу!..

— Нет! — ответил Глоба с заметным волнением. — Право на нашей стороне. Если же нас и обвиняют в измене, то только потому, что законы и сила оружия пока что на вашей стороне, на стороне наших врагов.

Не дав Жукову возразить что-либо на реплику Глобы, один из его товарищей выступил вперед и сказал:

— Мы раскаиваемся в одном, господин капитан, что мы на оружие правительственных войск запоздали ответить оружием, на что имели право. Мы надеялись на гуманность высших властей страны, в которой находимся. [221]

Не желая больше слушать, Жуков резко оборвал говорившего:

— А вы знаете, что вас расстреляют?

— Мы уже ответили на этот вопрос, — сказал Глоба. — Вы расстреляли тысячи! Что же представляем мы для вас?

Наступила короткая, но напряженная пауза, которую нарушил Жуков:

— Сожалею, но вы должны быть сурово наказаны. Ничто другое вас не ожидает. Вы поддались провокации немецких агентов и стали служить врагу. Поэтому к вам и была применена сила оружия, как она была применена к мятежникам в России.

— Господин капитан! — прервал Жукова Глоба. — Нашу точку зрения на революцию в России и на события здесь, в лагере Куртин, вы теперь знаете. Если вы собираетесь судить нас судом «правосудия», мы свои показания дадим суду. Если же вы собираетесь судить нас подобным судом, — Глоба указал в сторону груды зверски убитых куртинцев, — то можете действовать, пощады мы не просим, мы в ваших руках...

— Бросьте ваше оружие! — сказал Жуков. — Я передам вас французам. Я не имею права этого делать, но ради вас делаю. Неприкосновенность вашу гарантирую.

И действительно, Жуков сдержал свое слово. Одному из своих унтер-офицеров он приказал взять двух солдат и сопровождать куртинцев к начальнику французского штаб-поста, которому он написал короткую записку. К вечеру 20 сентября три французских кавалериста приняли арестованных куртинцев от штурмовиков и доставили их в главный «сортировочный» штаб деревни Сен-Дени.

Так по воле случая, столкнувшего уцелевшую горстку руководителей Куртинского Совета с капитаном Жуковым, лично знавшим Глобу, председатель Куртинского Совета и его два товарища избежали расправы штурмовиков и были переданы французским властям.

* * *

В 11 часов 20 сентября 1917 года весь лагерь ля-Куртин был занят карательными войсками. В лагерь вступили части 3-й пехотной и 2-й артиллерийской бригад. Вслед за ними вошли в лагерь французы.

Пять суток длился обстрел и штурм Куртинского лагеря, [222] пять суток русских революционных солдат осыпали градом снарядов.

Под тяжестью костлявой руки голода, под ударами карательных войск пал революционный лагерь, но не угасла борьба, начатая в этом лагере, не упала революционная стойкость русских солдат, поднявших Красное революционное знамя. Борьба русских революционных солдат во Франции продолжалась, хотя и приняла иные формы.

Часть третья. В пустынях Северной Африки

Глава I. Реакция заметает следы своих преступлений

После кровавой бури, пронесшейся над лагерем ля-Куртин, наступило затишье. Его временами нарушала только охота карательных отрядов за случайно оставшимися в живых и вырвавшимися из лагеря солдатами.

Расправившись с «мятежниками», карательные войска начали поспешно заметать следы своих беспримерных злодеяний: хоронили убитых, засыпали отрытые окопы, сносили пулеметные гнезда, снимали телефонные станции, увозили артиллерию. Во всех казармах и бараках было собрано оружие, разгружены склады боеприпасов и другого военного имущества, все это срочно было отправлено в Ангулемский артиллерийский парк.

Постепенно в родные места возвращались жители, в одиночку и группами, отдельными семьями и целыми деревнями. Казалось, все входило в нормальную колею и принимало свой обычный вид. Но Куртинский лагерь уже был не тот: его гарнизон был частью уничтожен, частью пленен, аккуратные казармы и бараки, вековая роща сильно повреждены артиллерийским огнем карателей. Над зданием Куртикского Совета уже не реяло больше Красное знамя.

Каковы же были итоги Куртинской трагедии? Чему были равны потери куртинцев, поднявших знамя борьбы, за прекращение войны, за свои права? Каковы были разрушения, причиненные лагерю пятисуточной бомбардировкой?

Французское командование, принимавшее активное участие в кровавой расправе над революционными солдатами 1-й русской бригады, всевозможными средствами пыталось скрыть совершенное преступление. Французские [226] власти старались представить дело так, что в лагере ля-Куртин, собственно, ничего трагического не произошло, что пятисуточная артиллерийская бомбардировка лагеря никому не причинила вреда и не принесла никакого ущерба. Она-де распугала только грачей и ворон в лагерной роще. От нее якобы пострадало только около 60 человек — девять были случайно убиты и 49 случайно ранены. Эти данные приводились в официальных документах штаба генерала Комби по куртинскому делу.

Что же касается слухов, распространявшихся среди жителей окрестных деревень об огромных жертвах гарнизона лагеря, то им не следует доверять, так как они ни на чем не основаны и противоречивы. Ведь одни говорят, что убитые исчисляются несколькими сотнями, другие утверждают, что число убитых измеряется тысячами. Все это, дескать, вымыслы досужих людей — утверждали французские власти. Эту же версию бескровного подавления «мятежа» русских солдат повторяет Пьер Пуатевен в своей брошюре «Сражение в центре Франции в 1917 г.».

«Не верьте разговорам куртинских жителей, — убеждает автор, — действительные итоги жертв — это девять убитых и 49 раненых».

Впрочем, для точности автор говорит еще об одном убитом солдате из русских карательных войск и об одном французском солдате, который умер от тяжелых ран. Однако, чувствуя, что данные о потерях куртинцев настолько преуменьшены, что им не поверит даже самый доверчивый человек, автор призывает на помощь следующие аргументы:

«Может быть, — пишет он, — эти данные о числе убитых куртинских мятежников кому-либо покажутся сомнительными. В таком случае мы отсылаем их к настоятелю церкви для проверки приходского регистра, в списках которого должны значиться имена и фамилии убитых. Но ни в регистре актов гражданского состояния, ни в других записях не упоминается об убитых в лагере Куртин», — с удовлетворением замечает автор.

Несостоятельность этого аргумента настолько очевидна, что говорить об этом едва ли есть необходимость.

Русское военное командование во Франции тоже предпринимало все возможное к тому, чтобы скрыть размеры совершенного им преступления.

Генерал Занкевич в своих ежедневных донесениях в Россию о ходе «усмирения» революционного Куртинского [227] лагеря приводил заниженные сведения о потерях куртинцев от артиллерийского огня карательных войск. Вот как выглядели эти донесения.

1-я сводка«В течение 3(16) сентября по бунтовщикам лагеря Куртин нашей батареей было выпущено 18 снарядов, убитых 1 и ранено 11 человек»{59}.2-я сводка«Утром 4 (17) сентября по мятежникам Куртин выпущено нашей батареей 30 снарядов. По собранным к вечеру 4 сентября сведениям, среди мятежников убитых 3 и раненых 36»{60}.3-я сводка«Сегодня, 5 (18) сентября, наши артиллеристы выпустили по мятежникам 600 снарядов. Констатированные потери мятежников до вечера 5-го сентября — 10 убитых, а раненых — 44... Действительные потери мятежников должны быть значительнее. По сведениям, в роще у лагеря много трупов мятежников, пытавшихся бежать из лагеря во второй день блокады и расстрелянных собственными пулеметчиками»{61}.4-я сводка«Шифрованная телеграмма из Парижа, от генерала Занкевича. Франция. 14 (27) сентября 1917 г. Доношу точное число потерь при усмирении Куртинского мятежа: в частях дивизии один убитый, 5 раненых; у мятежников 8 убитых, 44 раненых» {62}.

Последняя итоговая сводка штаба генерала Занкевича уже не принимает в расчет данных, приведенных в трех первых сводках. Она приводит те данные, которые были даны штабом генерала Комби, нисколько не смущаясь тем обстоятельством, что эти данные являются грубой фальсификацией.

Чтобы знать действительные размеры жертв 1-й русской революционной бригады в лагере ля-Куртин, достаточно просмотреть официальные документы о состоянии [228] русских войск во Франции на май — сентябрь 1917 года. На основании этих документов можно судить как о численном составе 1-й и 3-й бригад, так и о составе их маршевых батальонов, а также о численности солдат 3-й бригады, оставшихся в лагере ля-Куртин после раскола дивизии, и о числе куртинцев, захваченных карательными войсками в дни кровавой расправы.

Из этих документов известно, что 13 июня (31 мая) в лагерь ля-Куртин прибыла 1-я бригада в составе 136 офицеров и 10 300 солдат. В тот же день, к вечеру, из лагеря ля-Майльи прибыл в Куртинский лагерь и 1-й маршевый батальон в составе 39 офицеров и 2507 солдат. Таким образом, 1-я бригада вместе со своим маршевым батальоном насчитывала 12 807 солдат.

Через три дня вслед за 1-й бригадой в лагерь ля-Куртин прибыла и 3-я бригада в составе 113 офицеров, 5887 солдат.

Таким образом, общая численность русской дивизии по прибытии ее в лагерь ля-Куртин составляла 18 694 человека.

После раскола дивизии и ухода 3-й бригады в лагерь Фельтен в лагере ля-Куртин с 1-й бригадой осталось 700 солдат 3-й бригады. Следовательно, из общего числа 5887 солдат 3-й бригады в лагерь Фельтен ушли 5187 человек. В лагере же ля-Куртин вместе с оставшимися 700 солдатами 3-й бригады было 13 507 человек. Если из этого состава исключить 100 солдат 1-й бригады, ушедших в день раскола дивизии в лагерь Фельтен, 400 человек, ушедших 1 августа, и около 100 человек, ушедших туда же 15 сентября, т. е. накануне расстрела, то в Куртинском лагере оставалось 12 907 человек.

Генерал Занкевич не совсем точно придерживался этих документальных данных. Он считал округленно, что численность 1-й бригады в лагере ля-Куртин была около 10 тыс. человек, включая в это число и 700 человек 3-й бригады, оставшихся в лагере после раскола дивизии. Но если взять для расчетов эту круглую цифру, которой оперировал штаб генерала Занкевича, то и в этом случае число убитых и раненых куртинцев далеко превысит ту цифру, которая зафиксирована в официальных отчетах русского и французского командования.

В самом деле, если считать, что численный состав солдат 1-й бригады в лагере ля-Куртин имел всего лишь 10 тыс. человек, то, по сводкам, в руки карательных войск [229] за вычетом официальных потерь должно было бы попасть. 9895 человек. Однако число зарегистрированных штабом генерала Занкевича куртинцев, оказавшихся в руках карательных войск, значительно ниже. Это видно из последнего донесения генерала Занкевича и военного комиссара Раппа. Вот это донесение:

«...В. Секретно. Анаксагор из Парижа. 7 (20) сентября 1917 г. Прошу передать копии военному министру и главковерху... С утра 6 сентября{63} наши войска были введены в оставшуюся еще не занятой часть лагеря и прилегающую к ней рощу, где было арестовано всего лишь 6 человек.По-видимому, сопротивление вечером велось лишь несколькими десятками людей, вооруженных пулеметами.... Число зарегистрированных нами мятежников 8515 человек. Таким образом, лякуртинский бунт ликвидирован нашими войсками без какого-либо активного участия французов»{64}.

Таким образом, вместо 10 000 человек в живых осталось всего лишь 8515 человек, которые и были захвачены карательными войсками и зарегистрированы в штабе генерала Занкевича. Расхождение в цифрах составляет 1485 человек, которые нигде не зарегистрированы: ни в штабе Занкевича, ни в штабе Комби, ни в приходских регистрах французских священников. Это и есть действительное число жертв, понесенных русскими революционными солдатами при расстреле лагеря ля-Куртин. Но и цифра 1485 человек не является максимальной. Она лишь приближенно говорит о понесенных куртинцами потерях в их борьбе с русской и французской реакцией.

Ведь нельзя же сбрасывать со счета команду выздоравливающих, которая состояла примерно из 350 человек, 700 человек 3-й бригады, которые после раскола дивизии остались в лагере Куртин, и две нестроевые роты, по 120 человек каждая.

Таким образом, если прибавить к указанным потерям лишь 700 солдат 3-й бригады, которые нигде не значатся, 350 человек команды выздоравливающих и 240 солдат нестроевых рот, итог жертв куртинской расправы будет приближаться к трем тысячам человек. Если же принять во внимание, что 1-я бригада в лагере ля-Куртин составляла [230] более 10 тыс. человек, то итог жертв куртинцев далеко превысит три тысячи человек.

Вот та цена, которая была заплачена русскими революционными солдатами во Франции за попытку остановить братоубийственную войну, развязанную международным империализмом.

Как явствовало из сводок генерала Занкевича, по «мятежному» лагерю за все время его осады было выпущено 648 артиллерийских снарядов. Само собой разумеется, что они причинили много разрушений как в лагере, так и в деревне. Было уничтожено много всякого имущества, как государственного, так и частного. Французские власти и это обстоятельство использовали в своих целях. Они обвинили куртинских солдат не только в «мятеже», но и в том, что они разграбили офицерское собрание, местные лавчонки и даже частные дома жителей деревни ля-Куртин.

Однако эта клевета была опровергнута показаниями жителей деревни ля-Куртин при опросе их специальной правительственной комиссией. В акте комиссии было сказано: «Мы опросили много людей, живущих в ля-Куртин, принадлежащих к различным социальным классам. Везде мы ставили вопрос: «Можете ли вы пожаловаться на русских... восставших?» И везде был один и тот же ответ: «Никогда мы не встречали (не имели случая) плохого отношения, допущенного русскими. Эти «мужики» в большей своей части простые, мистические, но очень мягкие. Они обожали детей, и играть с ними было самым большим удовольствием для них. Они были всегда честны и корректны... намного больше, чем их преемники американцы», «даже тогда, — говорили французские граждане, — когда некоторые из них появлялись пьяные, они и в этих случаях не допускали актов насилия». Жители Куртина единогласно заявляют, что комиссар полиции ввел в заблуждение французские власти о преступлениях русских войск, выселения которых он добивался любой ценой»{65}.

В этом акте записана лишь незначительная доля того, что сказали жители местечка ля-Куртин о своих русских друзьях. Но и этого достаточно, чтобы видеть всю несостоятельность [231] попыток французских властей оклеветать русских революционных солдат.

У французского народа было свое мнение о целях борьбы русских солдат лагеря ля-Куртин, об их моральном облике, и это мнение они не изменили, несмотря на все старания французской реакции.

На второй день после занятия лагеря Куртин правительственными войсками, т. е. 8 (21) сентября 1917 г., была создана смешанная франко-русская комиссия для выяснения причиненного ущерба казне и частному имуществу. Председателем комиссии был назначен военный комиссар русских войск во Франции Рапп. В результате работы комиссия составила акт, на основании которого генерал Занкевич запросил Временное правительство перевести денежный аванс для уплаты убытков.

Телеграмма была адресована военному министру Керенскому.

«В. Секретно. Петроград. Военному министру. От генерала Занкевича. Из Парижа. 24. X. 1917 г. Во время репрессий против неподчинившихся солдат лагеря ля-Куртин были нанесены убытки населению. Образована комиссия под председательством Раппа, чтобы установить размеры упомянутых убытков. Необходим аванс 5 000 000 (5 млн.) франков для уплаты возмещения убытков. Просьба перевести деньги моему комиссару Раппу»{66}.

На этом и заканчивается кровавая история расстрела русских революционных солдат во Франции, в лагере ля-Куртин. Но это был лишь первый этап борьбы русских солдат с русской и французской реакцией, пытавшейся силой оружия ликвидировать народные завоевания русской революции, лишить родины тысячи русских людей. Второй этап этой борьбы протекал уже не под небом Франции, а в знойных песках Северной Африки.

Глава II. «Славянская» армия

Расправившись с 1-й русской революционной бригадой и ее вожаками и запрятав наиболее активных солдат в военные тюрьмы, каторжные централы и на острова Франции, русско-французская реакция взялась за остальных куртинцев, которых продолжала рассматривать как пушечное мясо. Но даже самые оголтелые реакционеры русского военного командования во Франции не могли не извлечь для себя уроков из так называемого «куртинского дела». Поэтому они приступили к осуществлению» намеченной цели с некоторой осторожностью.

С 23 по 25 сентября 1917 г. по указке Керенского русское военное командование во Франции провело так называемый «широкий демократический армейский съезд русских войск за границей», надеясь привлечь этим солдат на свою сторону. Этот «армейский съезд» состоял из представителей полков 3-й пехотной бригады и 2-й и 4-й особых пехотных бригад, находившихся на Салоникском фронте. Последние две бригады представляли солдаты 2-й русской артиллерийской бригады, принимавшие активное участие в жестокой расправе над куртинцами.

Вследствие тщательного отбора делегатов съезд представлял собой сборище всех реакционных элементов — от махровых монархистов до эсеро-меньшевистского отребья, которые на протяжении шести месяцев борьбы революционных солдат 1-й бригады выступали как предатели русского народа и палачи.

На повестке дня «армейского съезда» стояли два вопроса:

1) Выборы отрядного комитета войск 1-й дивизии и

2) О выступлении дивизии на фронт.

Русское военное командование считало, что появление [233] русских войск вновь на боевой линии французского фронта поднимет авторитет Временного правительства у французских военных кругов и правительства, благоприятно отразится на отношении к нему французских банкиров.

— Эти и другие подобные соображения, — говорил Занкезич в узком кругу делегатов съезда, — заставляют нас как можно скорее решить вопросы в пользу русско-французского союза, нерушимой дружбы двух союзных стран и восстановления доброго имени России, которое было запятнано кучкой куртинских авантюристов.

Действуя по указке организаторов съезда, делегаты в своих выступлениях заявляли, что среди русских войск во Франции есть много солдат, желающих продолжать военную службу на французском фронте, на любом участке действующих армий. Делегаты требовали, чтобы все русские соединения, и в первую очередь «лучшая» часть этих войск из состава 3-й пехотной и 2-й артиллерийской бригад, были немедленно отправлены на фронт, где они представят собою «русское знамя на французском фронте». Это требование агентуры русско-французской реакции и было основным в решениях «армейского съезда». Опираясь на это решение, генерал Занкевич предложил высшим военным властям Франции удовлетворить «просьбу» и «желание» русских солдат сражаться вместе с войсками союзных армий на французской земле. Французское главное командование передало решение этого вопроса на усмотрение командующего армиями центра.

25 сентября генерал Занкевич добился приема командующего группой армий центра генерала Петэна. На приеме присутствовал и помощник русского военного атташе во Франции — Пац-Померанский. Беседа, на которую Занкевич возлагал большие надежды, окончилась ничем. На предложение Занкевича «оставить на французском фронте бригаду русских войск в составе двух — четырех батальонов отборных солдат и офицеров с гарантией сохранять в этих батальонах надлежащий воинский порядок Петэн, еще не оправившийся от потрясений, вызванных революционными волнениями во французской армии, и обеспокоенный ходом революции в России, заявил, что он, «к большому его сожалению, не может согласиться на оставление на французском фронте русских войск с комитетами». Он может согласиться на это лишь при известных условиях. Но для этого ему необходимо некоторое время. Это было равносильно отказу от предложения [234] русского военного командования во Франции. Поэтому Занкевич пошел на уступки, он предложил оставить русские войска на французском фронте при условии некоторого сужения функций комитетов.

Но Петэн не согласился и с этим предложением.

«Как вам известно, — сказал он, — факт введения комитетов в вашей армии вызвал у нас ряд случаев тяжкого нарушения дисциплины на почве требования подобных же комитетов. В настоящее время мы справились с этим явлением. Появление на фронте ваших войск с комитетами в какой бы то ни было форме грозит возобновлением упомянутых выше случаев тяжкого нарушения дисциплины, что я не могу допустить... Я могу согласиться на оставление ваших частей на французском фронте лишь при полном упразднении комитетов, т. е. при возвращении их к прежней дисциплине. Если бы Ваше правительство согласилось на это, я все же просил бы не соединять сразу батальоны в бригаду, а оставить их предварительно на два — три месяца в составе французских полков, так как я опасаюсь, что переход к прежней дисциплине может первое время вызвать трения даже среди заведомо согласившихся на это солдат. Я могу предложить также желающим русским офицерам и солдатам на общих основаниях перейти на французскую службу, именно в первый иностранный легион, который покрыл себя неувядаемой славой»{67}.

Предложение французского командующего передать русских солдат во французский иностранный легион, комплектуемый уголовными элементами и пользующийся самой дурной славой во французской армии, Занкевич передал Временному правительству и просил его незамедлительно сообщить свое решение.

Таким образом, русское военное командование во Франции готово было пойти на любое предложение французской реакции, лишь бы сохранить добрые отношения русской буржуазии с французскими банкирами. Начальник дивизии генерал Лохвицкий придерживался тех же взглядов, что и Занкевич. Он считал, что, если Временное правительство не согласится с предложениями французского военного командования и примет решение отозвать русские войска из Франции и Салоник в Россию, это повлечет за собой ухудшение отношений между Россией и [235] Францией, т. е. между ее правящими кругами, и может нанести ущерб интересам русской буржуазии после окончания войны.

— Из-за целого ряда обстоятельств, — считал Лохвицкий, — западному союзническому фронту предстоит задача играть особую роль в заключительной фазе войны. Поэтому участие русских войск в военных действиях на Западном фронте весьма желательно и выгодно для самой России.

Свою точку зрения генерал Лохвицкий изложил в письме к Временному правительству от 1 октября 1917 года:

«Я считаю, — писал он, — совершенно необходимым продолжать возможно дольше наше присутствие на этом фронте, использовав для этого хотя бы лишь отборные части из вверенной мне дивизии, составленные из людей, добровольно согласных занять боевой сектор на французском фронте. Французское правительство выразило согласие на подобную меру при условии подчинения войск французской дисциплине»{68}.

Соображения генералов Лохвицкого и Занкевича были полностью одобрены и Временным правительством, так как они отвечали империалистическим целям русской буржуазии. Больше того, Временное правительство шло дальше своих военных представителей во Франции.

Как известно, появление в конце войны на территории Франции американской армии не имело большого военного значения. Первое время американская армия во Франции являлась чисто рабочей армией. Она была занята главным образом на лесоразработках, на строительстве железных дорог, работой в портах. Боевой сектор американской армии был настолько незначителен, что не имел никакого стратегического значения. Но в составе американской армии имелось много людей славянского происхождения, и французско-русская буржуазия предприняла шаги, чтобы склонить американцев на выделение из своей армии славянских элементов для образования из них особой славянской армии, наподобие канадской армии в составе английских войск. Эту армию предполагалось передать в подчинение русскому командованию во Франции.

Русская империалистическая буржуазия считала, что в случае успеха подобного формирования присутствие на [236] Западном фронте такой славянской армии было бы выгодно не только для интересов славянства, но и для интересов русской буржуазии и привело бы к должной оценке ее роли по окончании войны.

Мысль о создании особой славянской армии была сочувственно встречена и империалистами США. Но осуществление ее затруднялось тем обстоятельством, что в составе американской армии, пока еще небольшой по своей численности, имелось очень незначительное количество славянских элементов. Чтобы ускорить формирование новых национальных армий из славян, генерал Лохвицкий предложил Временному правительству использовать его штаб и часть личного состава 1-й русской дивизии, знакомого с особенностями войны на французском фронте, в качестве кадров будущей славянской армии. Ближайшей задачей этих кадров, по мнению генерала Лохвицкого, явилось бы содействие в организации и инструктировании по французским уставам армии из славянских элементов, а впоследствии и боевое руководство ею.

Чтобы быстрее продвинуть это дело вперед, русское командование во Франции прилагало все усилия. Оно старалось любыми средствами создать хотя бы небольшие части будущей славянской армии из русских бригад и как можно скорее отправить их на фронт. Русскому командованию в этом помогал и избранный «армейским съездом» отрядный комитет русских войск. Он повел «оздоровительную» работу среди солдат 3-й пехотной и 2-й артиллерийской бригад, добиваясь их «добровольного» согласия выступить на фронт.

Пока шли дипломатические переговоры и велась переписка о создании славянской армии и использовании в ее составе русских солдат, новый отрядный комитет сумел угрозами и посулами добиться того, чтобы солдаты русских войск во Франции дали согласие выступить на фронт. «Долг перед родиной и честь русского имени, — было сказано в одном из документов, — требуют от них, чтобы они приступили к активной работе на фронте как строевая часть».

Спекулируя «долгом перед родиной» и «честью русского воина», русское военное командование и отрядный комитет провели поименный опрос солдат 3-й пехотной и частей 2-й артиллерийской бригад, выявляя их желание идти на тыловые работы. Причем эти работы заранее были объявлены позорящими честь русского солдата. [237]

Как и рассчитывали генерал Занкевич и отрядный комитет, желающих идти на тыловые работы не оказалось. Воспользовавшись этим, командование заявило, что солдаты желают идти на фронт, и возобновило ходатайство перед высшими властями Франции об оставлении частей русской дивизии на одном из участков французского фронта. Однако французские власти по-прежнему не решались поставить русских солдат, на родине которых происходили революционные события большого исторического значения, рядом со своими солдатами, только что «усмиренными» генералом Петэном.

Вместе с тем французские власти препятствовали, и отправке русских войск в Россию. Они хотели использовать русских солдат в качестве даровой рабочей силы.

Генерал Занкевич и военный комиссар Рапп, будучи проводниками политики Временного правительства, считали, что в целях сохранения союзнических отношений с французскими банкирами следует оставить русских солдат во Франции хотя бы в качестве рабочей силы. Поэтому на их усиленные ходатайства Временное правительство вынесло следующее решение:

«Журнал заседания Междуведомственного комитета, 23 октября 1917 года... 4. Признать обратную перевозку из Франции русских войск при существующих условиях тоннажа неосуществимой... без полного расстройства всего заграничного снабжения. 5. Сообразно с сим, присоединиться к заключению П. И. Пальчинского о предпочтительности взамен возвращения русских войск использовать их хотя бы в качестве рабочей силы»{69}.

Однако этого оказалось мало. На второй день, 24 октября, угенкварверхом было дано генералу Занкевичу следующее распоряжение:

«1391. Не встречается препятствий к постановке частей особой дивизии на позиции... 7892»{70}.

Русская буржуазия и ее пособники эсеры и меньшевики дали без колебаний согласие на расстрел 1-й революционной бригады в лагере ля-Куртин. Теперь своими новыми решениями они отдавали тысячи русских солдат, в том числе и бывших куртинцев, в распоряжение французской буржуазии для использования их в качестве даровой рабочей и военной силы.

Глава III. Борьба продолжается

После усмирения «мятежа» русских солдат в лагере ля-Куртин 92 куртинских руководителя были отправлены в военную тюрьму города Бордо, а 300 солдат заточены в фортовых подвалах острова Экс. Кроме этого, еще 300 куртинцев, относившихся к «беспокойным элементам», отправили в лагерь Бург-Ластик, в районе Клермон-Феррана, где был установлен тюремный режим. Все эти 700 человек являлись подследственными, и многим из них грозило суровое наказание.

Из остальных солдат 1-й бригады численностью в 7800 человек сформировали 19 так называемых «особых безоружных сводных маршевых рот», по 400 человек в каждой. Эти роты разместили в том же лагере ля-Куртин.

Вернувшись в лагерь, куртинцы опять стали организовывать свои революционные силы. По инициативе отдельных солдат был создан подпольный комитет, который в своей работе придерживался прежних идей борьбы против империалистической войны, за возврат на родину.

Вследствие того, что основная масса солдат «особых сводных маршевых рот» по-прежнему не изъявляла согласия подчиниться властям и выступить на фронт, их разделили на три категории: 1-я категория — солдаты, которых можно было использовать как боевую часть на французском фронте, сформировав из них «добровольческие» батальоны и влив в состав национальных легионов; 2-я категория — солдаты, которых, по мнению командования, можно было использовать как рабочую силу на работах оборонного значения в тылу и в армии; 3-я категория — все остальные солдаты, не желающие нести ни военной службы в «добровольческих» батальонах на [239] фронте, ни выполнять работы в тылу и армии. Эти солдаты предназначались к высылке в Северную Африку.

Таким образом, революционным русским солдатам, требующим прекращения войны и возвращения на родину, приходилось выбирать одно из трех: службу на фронте, военные работы в тылу, каторжно-принудительные работы в знойной Африке. Русские солдаты во Франции по-прежнему рассматривались французскими банкирами как их собственность, которой они могут распоряжаться по-своему.

Ликвидация куртинского «мятежа» и отправка небольшой части солдат 3-й бригады на фронт, решение Временного правительства поставить русские войска во Франции на тыловые работы дали генералу Занкевичу основание рассчитывать на полное «усмирение» непокорных. Объявляя решение Временного правительства, Занкевич предложил им «полное право» «добровольно» избрать любой из выше указанных способов их использования.

Узнав о таких решениях, подпольный комитет лагеря ля-Куртин ответил несколькими воззваниями к солдатам.

Первое воззвание гласило:

«Товарищи! Многие из нас оказали из ряда вон выходящую слабость, начали подчиняться буржуазии; они хотят спасти ее от гибели.Товарищи! Не соглашайтесь выполнять работы. Те, кто дают записать себя, идут к гибели так же, как их товарищи, которые страдают ни за что. Записавшихся просим подумать о том, что их ждет. Отказывайтесь!»

Вслед за первым воззванием последовали еще два.

Второе воззвание:

«Товарищи! Категорически отказывайтесь от всякой работы так же, как идти на фронт. Нас обманывают: говорят, что нет транспорта отправить в Россию. Это — ложь! Они не хотят отправить нас в Россию на помощь нашим отцам и братьям. Командование старается обмануть нас разными способами и отправить на фронт, чтобы защищать французскую буржуазию.Товарищи, знайте, что близок час нашего столь ожидаемого возвращения в Россию. Ура! Долой тиранов!»

Третье воззвание:

«Граждане солдаты! Мы еще не забыли, наши сердца еще бьются, у нас лишь одна мысль: в Россию! в Россию! Отправьте нас в Россию как можно скорее. Никто не может [240] забыть, как мы были окружены и «побеждены» в ля-Куртине. Они осыпали нас огнем и оставили без хлеба. Чтобы не отправлять нас в Россию, они отняли все права и хотят согнуть нас опять силой железа! Они отправили наших ни в чем не повинных товарищей в неизвестные места, а теперь некоторые наши товарищи начинают это забывать.Возможно ли, чтобы мы были настолько малодушны, чтобы пойти работать за деньги? Так мало для них гибели их братьев. Не унижайтесь ради жалованья. Наша свобода гораздо дороже, чем все медные гроши. Если мы вернемся в Россию после этой добровольной работы, наши братья спросят нас, смотря нам в глаза: «Что ты сделал? Ты работал на французов, принял от них деньги и вытянул последние гроши у твоей семьи».Товарищи, мы просим вас не идти на добровольные работы. Тем, кто записался, даем совет: отказывайтесь.В Россию! В Россию!Тайный комитет»{71}.

Эти воззвания делали свое дело. Несмотря на кровавую бойню, голод, продолжавшийся террор, борьба куртинцев за свободу, за возврат на родину не прекращалась даже в условиях, когда они были обезоружены, морально подавлены. Русско-французская реакция рано торжествовала. Ей удалось уничтожить физически тысячи русских революционных солдат, посадить в казематы сотни активистов куртинцев, но сломить волю к борьбе тысяч оставшихся в живых ей не удалось. Борьба продолжалась, хотя она и приняла иные формы.

Соглашательский отрядный комитет лучше генерала Занкевича разбирался в настроениях солдат. Чтобы прибрать солдат к рукам, он возобновил кампанию за выступление на фронт.

— Мы, — говорили соглашатели из отрядного комитета солдатам, — расправились с куртинцами-ленинцами, изменниками родины, немецкими агентами, должны теперь доказать на деле, с оружием в руках, нашу преданность родине и союзникам. Пусть не будет среди нас трусов и малодушных; ни одного изменника, который поступил бы так, как куртинцы! [241]

Подобным речам не было конца. Они произносились ежедневно и по разному поводу. Эта агитация русских соглашателей была подкреплена приказом командующего XVIII военным округом, в котором размещались бригады, французского генерала Аллуэн: «Французское правительство, — говорилось в приказе, — постановило, что русские войска, находящиеся в лагере Курно, будут распределены следующим образом: 1. Боевые дружины, волонтеры на французском фронте (русский легион). 2. Добровольные рабочие, по мере надобности, в зоне действующей армии. 3. Русские солдаты, которые не войдут в состав этих двух категорий, будут отправлены в Северную Африку».

Этот приказ был отправным пунктом в изменнической деятельности отрядного комитета. По решению комитета, утвержденному генералом Занкевичем, быть в первой категории, стать легионером предоставлялось право только солдатам 3-й бригады, и в первую очередь активным участникам «усмирения» куртинского «мятежа».

И солдаты 3-й бригады, опять одураченные соглашательским отрядным комитетом, пошли в легион так же бездумно, как на расстрел 1-й революционной бригады лагеря ля-Куртин.

Записавшиеся в легион солдаты 3-й бригады надеялись, что воинская дисциплина в легионе будет зиждиться на основах «Декларации прав солдата», хотя эта декларация после июльских событий в России была аннулирована. Но они просчитались. Вместо «Декларации прав солдата» их ознакомили с приказом главнокомандующего французской армией, которым отменялись все институты, предусмотренные декларацией, и в первую очередь солдатские комитеты. Русские солдаты снова возвращались к воинской дисциплине, существовавшей в царской армии.

Как только русский легион был сформирован, его причислили к иностранному легиону французской армии и включили в состав марокканской дивизии. Вскоре его направили на фронт на участок Виллер-Бретоне, восточнее Амьена, на стыке между английскими и французскими войсками. Печальна судьба этого легиона! 26 апреля 1918 года он был брошен в наступление и почти полностью уничтожен.

Только тогда оставшиеся в живых русские легионеры поняли, куда завела их соглашательская политика руководителей. [242] Они требовали отправить их в Россию. Но теперь уже с ними не церемонились. Члены отрядного комитета 3-й бригады, избранные на «армейском демократическом съезде» — Сабуров и Ушаков — ярые сторонники организации легиона и выступления на фронт, — написали военному министру Пенлеве жалобу на неправильные действия французского командования, которые привели к гибели большей части личного состава русского легиона, и тайно отправили ее с нарочным курьером в Париж.

Вместо ответа на эту жалобу поступил приказ — легиону немедленно выступить на фронт. Русским солдатам стало ясно, что им не предоставляют иного выбора, как только умирать за чужие интересы. И они решили последовать примеру куртинцев: отказались выполнить приказ. Началась чистка легиона от «нежелательных элементов». В результате было арестовано 60 человек, в том числе Сабуров и Ушаков. Их обвинили в нарушении воинской дисциплины, в подстрекательстве к измене воинскому долгу и предали военно-полевому суду. Военно-полевой суд приговорил Сабурова и Ушакова к расстрелу. 23 мая 1918 года они были расстреляны перед строем легиона.

Остальных арестованных русских легионеров отправили на фронт в дисциплинарный батальон марокканской дивизии. Там у них отобрали оружие и заставили день и ночь выполнять всевозможные работы. И когда марокканская дивизия заняла боевой участок, русский дисциплинарный батальон был истреблен почти полностью.

Трагическая судьба русского легиона многому научила солдат 3-й бригады. Теперь и они проклинали Временное правительство, которое использовало их в роли палачей 1-й бригады, а после этого отдало на произвол французской буржуазии. Они проклинали и своих вожаков — инициаторов организации русского легиона, сторонников продолжения преступной войны. Но они были уже не в силах изменить что-либо, французская реакция жестоко расправилась с ними.

Тяжело было и тем русским солдатам, которые до конца оставались верными делу революции. Положение солдат в лагере ля-Куртин с каждым днем становилось все хуже. К голоду, физическим истязаниям, отсутствию медицинской помощи и другим невзгодам прибавилась эпидемия брюшного тифа и другие тяжелые болезни. То в одной, то в другой роте стала появляться цинга. Голод, [243] тиф, цинга, физические и моральные мучения сломили стойкость части солдат, и 2600 человек из 7800 дали согласие пойти в рабочие батальоны.

Измученные голодом и болезнями, подняли восстание те 300 человек из Куртинского лагеря, которые после разгрома 1-й бригады были заключены в тюремный лагерь Бург-Ластик. На усмирение восставших командование XII военным округом из Клермон-Феррана бросило пехотный полк и три пулеметные роты. Восстание было подавлено, 50 куртинцев арестованы и под усиленным конвоем отправлены на остров Экс, 250 человек после избиения дали «добровольное» согласие идти в рабочие батальоны.

Глава IV. Новые репрессии

7 ноября 1917 года в России свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Победа русских рабочих и крестьян, взявших под руководством большевиков власть в свои руки, привела в бешенство французскую буржуазию, вызвала у нее новый приступ ненависти к русским революционным солдатам. Французское командование теперь уже не считало нужным соблюдать хотя бы видимое невмешательство во внутренние дела 1-й особой русской дивизии и открыто и нагло заявило о своем намерении жестоко расправиться со всеми русскими солдатами, отказывавшимися служить интересам французских банкиров.

11 ноября 1917 года в лагерь ля-Куртин прибыл подполковник французской службы Кросс. Он имел особое поручение французского военного командования «рационально» использовать русских «рабочих добровольцев» и срочно отправить их на работы, в первую очередь военного значения.

11 ноября вечером 2600 бывших солдат лагеря ля-Куртин отправили в различные департаменты страны. Особенно много солдат оказалось в угольных шахтах и рудниках, на военных заводах и лесных разработках.

При посадке в эшелоны русских солдат на ст. ля-Куртин произошел довольно знаменательный инцидент. В то время, когда началось распределение и посадка в вагоны людей, небольшая группа офицеров и сержантов французской службы из числа выделенных для конвоирования «рабочих» до места назначения стала куражиться. Покрикивая начальническим тоном на русских солдат, эти петэновские молодчики развязно заявили: «Не только вы, русские солдаты, обязаны работать на нас, французов, но [245] и вся ваша Россия будет нашей, так как Франция за пушки и снаряды купила вас, а вместе с вами и всю вашу Россию».

На это заявление русские солдаты-куртинцы спокойно, но твердо ответили: «Если вы, французы, попытаетесь напасть на Россию, то вы потеряете сначала всю вашу армию, а затем и свою страну, точно так же, как ваш Наполеон в 1812 году сначала потерял в России всю свою армию, затем потерял французскую империю, а вместе с нею и свою корону».

Такой ответ взбесил французских молодчиков, и они бросились на куртинцев, угрожая им оружием. Произошла схватка. Эта схватка через 10 минут кончилась тем, что 350 человек «рабочих добровольцев», будучи безоружными, смяли конвойную роту французских солдат, обезоружили ее и с оружием в руках, с криком «ура!» вернулись в лагерь, заняли казармы и забаррикадировали входы. К этим тремстам пятидесяти присоединилось еще несколько сотен человек. Французы окружили казармы. Назревал серьезный конфликт. Но подполковник Кросс не решился пускать в ход оружие и пошел на переговоры с русскими солдатами. Через несколько часов все успокоилось. Возникший инцидент был улажен. Но отправить после этого на работы всю партию «рабочих добровольцев» ни представителям командования XII военного округа, ни подполковнику Кроссу уже не удалось. Из 2600 человек, завербованных обманом и насилием «добровольцев», в этот день отправили всего лишь 1000 человек, а 1600 человек, имея отнятое у французских солдат оружие, продолжали оставаться в лагере, решительно отказываясь оставить его. Конвойные французские части оказались против них бессильными. Потребовалось вызвать несколько батальонов регулярных войск, чтобы обезоружить «солдат добровольцев» и отправить их на работы.

После отправки «рабочих добровольцев» в лагере ля-Куртин осталось еще около 7000 русских солдат. Они продолжали требовать отправки их на родину и отвергали все предложения французских властей.

На категорический отказ этих солдат оставаться на службе у французской буржуазии французское командование ответило рядом репрессий. Куртинцев стали морить голодом. Но это не сломило солдат. Тогда французское командование объявило куртинцам, что они будут высланы из лагеря в места, назначенные французскими властями. [246] Это была угроза разбросать куртинцев по тюрьмам и каторжным лагерям.

Однако и эта угроза не оказала никакого действия на куртинцев. Несколько дней работы по вербовке новых «добровольцев» никаких результатов не дали. Тогда, чтобы добиться своей цели, французские власти решили осуществить новую клеветническую кампанию против русских солдат. В записках французского генерального штаба, датированных последними числами ноября 1917 года, адресованных на имя военного министра Франции Пенлеве, сообщалось, что русские солдаты лагеря ля-Куртин разлагаются и бесчинствуют, что они пьянствуют, занимаются кражей и насильничают в окрестных деревнях, разрушают занимаемые ими казармы и т. п. «Таким образом, — резюмировали офицеры генерального штаба, — ...если не будут приняты меры, солдаты скоро станут разбойниками».

Эти донесения явились для французских властей основанием к новым репрессиям против куртинцев.

В высших кругах было принято решение снять с фронта 11-й кирасирский смешанный полк в составе 2500 человек под командой полковника Дюрана и бросить его против голодных и безоружных куртинцев, не желавших вступать в легионы. Одновременно с этим командующему XII военным округом генералу Комби было отдано распоряжение занять деревню ля-Куртин особым полком в составе 1400 человек, с пулеметной ротой.

С разрешения военного министра Пенлеве генерал Комби спешно перебросил из Лиможа полк кавалерии, который также направлялся против куртинцев.

3 декабря 1917 года по телеграфу военный министр отдал еще один приказ генералу Комби: немедленно очистить лагерь ля-Куртин, всех русских солдат отправить на работы, предварительно распределив по разным пунктам страны.

К тем же, говорилось в этом приказе, которые откажутся работать, применить принудительные меры, и после того, как принудительные меры не окажут действия, «эта часть солдат должна рассматриваться как неисправимая и должна быть выслана за пределы Франции, в Северную Африку».

Генерал Комби, получив приказание министра, в тот же день в сопровождении подполковника Кросса специальным поездом прибыл в лагерь ля-Куртин. [247]

Осведомившись у военного коменданта о событиях последнего дня в лагере, генерал Комби вызвал к себе русского коменданта лагеря полковника Котовича и вручил ему следующий приказ:

«В силу принятых решений, как следствие соглашения между военным министром и генералом Занкевичем, соблаговолите сообщить мне самое позднее в 12 часов количество подчинившихся приказу об отъезде в качестве рабочих. Остальные будут рассматриваться как неисправимые, и с ними будет поступлено соответствующим образом»{72}.

Вручив приказ Котовичу, генерал Комби через подполковника Кросса тут же передал приказ и французским полкам, уже окружившим Куртинский лагерь. В нем говорилось:

«9 декабря с 9 часов утра русским солдатам будет строжайше запрещено отлучаться из своего лагеря. Посты будут удвоены, часовые меняются каждый час. Они будут укреплены системой сильных патрулей (20–25 человек), которые будут курсировать вокруг лагеря. За линией часовых одновременно будут циркулировать по меньшей мере два патруля. Они будут укомплектованы наполовину мобилизованными, наполовину кавалерийским полком. Одна треть войск будет в пикете. Всякий нарушитель приказа будет немедленно арестован.Патрули будут укреплены двумя или тремя хорошо знающими местность, которые будут служить разведкой»{73}.

Вручая приказ полковнику Котовичу, генерал Комби предложил ему обратиться еще раз к солдатам лагеря ля-Куртин с требованием безоговорочно подчиниться приказам французских властей и объявить им, что в случае отказа вступить в легион или согласиться на работы они будут высланы в Алжир.

Приказ французского военного командования, переданный солдатам полковником Котовичем, и его личное обращение к ним не произвели на них никакого действия. Солдаты заявили полковнику Котовичу:

«Подчиняться приказам французского правительства [248] мы совершенно не намерены; пусть оно довольствуется теми малодушными, которые поехали работать «добровольно», но больше ни один солдат не пойдет ни на работу, ни тем более в легион. Если оно не хочет нас отправить в Россию, пусть подвозит артиллерию и начинает второй расстрел. Передайте генералу Комби, а через него французскому правительству, что лагерь ля-Куртин был революционным лагерем, а сейчас он, кроме того, превратился и в революционную крепость. Так пусть же французская буржуазия уничтожает эту крепость артиллерией»{74}. В 11 часов утра того же дня полковник Котович довел до сведения генерала Комби заявление куртинцев, добавив от себя, что ни один русский солдат не выражает желания идти работать или вступить в легион. Генерал Комби, выслушав полковника Котовича, который прибыл в штаб генерала Комби в сопровождении десятка русских офицеров, выразил свое удивление по поводу «спокойного тона», с которым русский полковник говорит о «мятежном» решении русских солдат. «Господа офицеры, — обратился Комби к полковнику Котозичу и русским офицерам, сопровождавшим его, — благодарю вас, я в вас больше не нуждаюсь; я принимаю решение, а вы запишите и немедленно опубликуйте нижеследующий приказ, который я вам сейчас продиктую». И генерал Комби продиктовал свой новый приказ русским солдатам:

«Крепость ля-Куртин. К русским войскам.Французское правительство решило, что лагерь ля-Куртин будет очищен в самый кратчайший срок от русских войск. Эта эвакуация будет осуществлена следующим образом: 1) русские, которые просят работу на тех же условиях, что и уже уехавшие их товарищи, будут направлены на указанные участки; 2) из тех, кто не попросится на работу, будут сформированы отряды и отправлены под эскортом в Африку»{75}.

К вечеру 9 декабря этот приказ был опубликован в Куртинском лагере. Из оставшихся в лагере 7000 человек ни один не выразил согласия пойти на работу. Тогда генерал Комби принимает новое решение. Он издает ультиматум, подобный тому, который был издан 16 сентября генералом Занкевичем, с той лишь разницей, что в ультиматуме [249] Занкевича для изъявления покорности русским солдатам давался срок в 48 часов, а в ультиматуме генерала Комби этот срок был сокращен до 3 часов. Ультиматум генерала Комби был доведен до сведения куртинцев. Но он ничего не изменил. Добровольцев идти на работы, а тем более служить в легионе, не оказалось. Тогда генерал Комби отдал распоряжение полковнику Котовичу ночью окружить бараки и казармы французскими солдатами и лишить русских солдат возможности общаться друг с другом.

Вооруженные солдаты французских полков во главе со своими и русскими офицерами под командой полковника Котовича ночью внезапно окружили бараки и казармы и начали расправу над безоружными людьми. Чтобы заставить солдат дать свое согласие идти на работу, их подвергали 15–20 ударам прикладом. К тем, кто не подчинялись, применяли другие меры физического воздействия. Таким путем был составлен список «добровольцев».

В результате избиения, длившегося всю ночь, было завербовано на работы около 1100 человек. Не допуская ни минуты промедления, дабы не дать «добровольцам» одуматься, к 5 часам вечера 10 декабря к станции ля-Куртин подали два эшелона, и тут же началась посадка. За каких-нибудь 3 часа 1100 человек успели рассадить по вагонам, выдать «продукты питания» и отправить по назначению. Эти эшелоны «добровольцев» довезли до ближайшей станции, там посадили в другие поезда и группами, по 150–200 человек, развезли в разные районы страны.

Но в лагере еще оставалось около 6000 человек. Генерал Комби продолжал проводить в лагере вербовку, прибегая к тем же методам. В течение двух следующих дней в лагере ля-Куртин можно было слышать крики и стоны русских солдат, избиваемых французскими вербовщиками. Но новых «добровольцев» эта вербовка не дала. Русские солдаты мужественно переносили все издевательства и стояли на своем. Они требовали отправить их в Россию. После этого французское военное командование оставило попытки заставить остальных русских солдат пойти в легион или на работы. Оно приказало генералу Комби начать формирование из русских солдат Куртинского лагеря отрядов для отправки в Африку. Получив приказ, генерал Комби поручает своему офицеру штаба — капитану Дофэну — из оставшихся куртинцев сформировать 4 отряда, по 1500 человек каждый. [250]

В каждый отряд были назначены французские офицеры, говорившие по-русски, которым и поручалось сопровождать «мятежников» в Алжир.

Военный комиссар русских войск во Франции эсер Михайлов, сменивший к этому времени Раппа, узнав решение французских властей, прибыл из Бордо в лагерь ля-Куртин. Он обратился с речью к куртинцам, прося их одуматься, поразмыслить над тем, что их ожидает в знойной стране. Но куртинцы терпеливо выслушали речь Михайлова и молча разошлись.

13 декабря 1917 года первая группа русских революционных солдат лагеря ля-Куртин численностью в 1500 человек под усиленным конвоем была направлена через Марсель в Северную Африку. 19 декабря туда же направили вторую группу и в ночь на 20 декабря — две последние группы.

Так закончилась неравная борьба русских революционных солдат лагеря ля-Куртин с французской и русской реакцией.

20 декабря 1917 года к вечеру казармы лагеря ля-Куртин заняли первые батальоны американской дивизии.

Глава V. На каторжном острове Экс

Итак, основная масса русских солдат лагеря ля-Куртин осталась верной тому революционному знамени, под которым она многие месяцы вела борьбу и после расстрела Куртинского лагеря. Русские солдаты с негодованием отвергли все предложения французских властей, направленные на то, чтобы помешать им вернуться на Родину. И французская буржуазия жестоко расправилась с ними. Применяя силу, она отправила многие тысячи русских солдат на каторжные работы в Северную Африку. Так же жестоко расправилась французская реакция и с теми куртинцами, которых она считала руководителями и организаторами русских революционных солдат 1-й особой дивизии.

Утром 22 сентября 1917 г. на станцию ля-Куртин подошел поезд в составе 13 товарных вагонов. С противоположного холма, где размещался штаб главноначальствующего русскими войсками во Франции генерала Занкевича, на станцию ля-Куртин привели 390 человек арестованных, бывших руководителей и актив лагеря ля-Куртин. Среди них 90 человек руководителей ротных, полковых комитетов солдатских депутатов, в том числе и руководители Куртинского Совета, Все руководство солдатских комитетов 1-й бригады разместили отдельно в трех товарных вагонах. В другие 10 вагонов разместили остальных 300 куртинцев.

Когда эшелон тронулся в путь, в вагонах начался оживленный обмен мнениями о прошедших днях и перспективах на ближайшее будущее. Для всех арестованных куртинцев было очевидным, что теперь, когда в России установилась власть рабочих и крестьян, французская буржуазия с особой силой обрушит на головы русских солдат новые репрессии. Но это не особенно беспокоило [252] куртинцев: за время борьбы они научились стойко и мужественно переносить все испытания, которые выпадали на их долю. Они рассуждали о том, что их решение не сдавать оружие было совершенно правильным, что оно служило им опорой, и жалели, что теперь они безоружны.

Говорили и о своих ошибках в руководстве борьбой, не упустив ни одного промаха, который был ими допущен. Они понимали, что та вооруженная борьба, которая только что закончилась, не была обычной борьбой, она имела свои особые закономерности, но эти закономерности были новы для них. Заговорили и о том, что и для генерала Занкевича эта борьба являлась необычной, но на его стороне была сила, и это предопределило исход борьбы.

Война причинила каждому русскому солдату много горя, а ля-Куртин прибавил страданий, но и научил кое-чему. В Куртинском лагере шла особая борьба, в которой классовые отношения обострялись с особой силой, а чувство классовой ненависти нарастало с каждым днем, с каждым часом. И когда дело дошло до оружия, то оказалось, что борьба с классовым врагом, каким являлась для русского солдата русско-французская буржуазия, была войной более жестокой, чем война с немцами. Казалось бы, что отказ русских солдат продолжать войну, после того как в России произошла революция, дело совершенно справедливое. Но это справедливое дело не отвечало интересам буржуазии. И она не остановилась ни перед чем, чтобы заставить русских солдат снова проливать свою кровь на полях Франции. Так на горьком опыте бывшие куртинцы познавали законы гражданской войны.

Поезд, в котором следовали арестованные куртинцы, останавливался очень редко и лишь на тех станциях, где паровозы брали воду или же менялись поездные бригады. На одной из таких остановок на станции Брив толпа местных жителей французов окружила поезд. Руководимые полицейскими чинами, отдельные французы стали выкрикивать по адресу куртинцев различные ругательства, обвиняя их в «измене» франко-русскому союзу.

В первую минуту куртинцам было непонятно, почему так враждебно встретило их французское население станции Брив. Но вскоре все стало ясно. Конвоиры рассказали, что на пути следования эшелона французские власти распространяли слухи, что везут главарей и вожаков куртинского мятежа, которых за измену делу союзников отправляют на далекий остров, чтобы там судить, а [253] затем повесить. Характерно, что конвойный, который посвятил куртинцев в замыслы французской реакции, сказал все это так просто, как будто бы он сообщил самую обыкновенную вещь, не связанную с человеческой трагедией. И вот, обманутые французской полицией, отдельные лица смотрели теперь на куртинцев с нескрываемой неприязнью. Куртинцы решили рассказать им правду о себе. Это взял на себя Глоба.

— Тире муа сильву-пле — стреляйте в меня, — сказал Глоба по-французски, приоткрыв немного дверь вагона.

Толпа сейчас же затихла, никто не произнес ни слова. Все с любопытством устремили свои взгляды на Глобу, который повторил еще раз свою короткую фразу, когда восстановилась полная тишина, а затем сказал:

— Мы не изменники и не бунтовщики, которыми нас объявили французско-русские власти. Мы не грабители гражданского населения вашей страны, как это лживо утверждает ваша полиция. Прошу вас поехать в ля-Куртин и поговорить с гражданами соседних с лагерем общин, с которыми мы жили долгие месяцы; они знают нас и расскажут вам о нас всю правду. Мы, русские солдаты, насильно оторванные от родины и от семьи. Мы просим одного: отправить нас на родину, где наши семьи, отцы и матери... Мы не изменяли вам как союзникам, мы с вами были союзниками и останемся ими в будущем, но мы, так же как и французские солдаты — ваши мужья, отцы и братья, подняли голос протеста против преступной войны. Мы те люди, которые начали борьбу против разбойничьей войны, и за это нас расстреляли...

Глоба не договорил того, что он хотел сказать слушавшей его внимательно толпе французов. Его прервал подбежавший сержант французской службы. Он крикнул несколько раз: «Ассез! ассез!», т. е. «Довольно! довольно!» — и с силой закрыл дверь вагона. Но короткое обращение Глобы к простым французам достигло своей цели. Настроение толпы резко изменилось. Лица французов просветлели. Они смущенно улыбались и протягивали руки к куртинцам. Послышались слова одобрения. Что же касается военных властей, сопровождавших эшелон, то они пришли в полное замешательство. Они не знали, что им делать. Вся тщательно продуманная французской полицией инсценировка «народного негодования и возмущения» рухнула, как карточный домик, от одного слова правды. [254]

Всем стало ясно, что попытка французских властей скомпрометировать куртинских вожаков и не дать простым французам свободно общаться с руководителями куртинцев, от которых они могли бы узнать всю правду, с позором провалилась. Французский народ остался другом русских солдат, обильно поливших своей кровью французскую землю.

Никто из арестованных не знал, куда их везут. Конвоиры отказывались отвечать на вопрос куртинцев, куда следует эшелон. Узнали лишь тогда, когда на одной из остановок из эшелона отделили 90 человек и высадили на перроне большой станции, на фронтоне вокзала которой было написано «Bordoeaite», т. е. Бордо.

Бордо — главный город департамента Жиронды, один из древних городов Франции, расположенный на берегу реки Гаронны. Его центр представляет собой старинный средневековый город с узкими, кривыми и темными улицами.

Бордо, богатый церквами, не отстал от других городов буржуазной Европы в отношении тюрем: их в городе в то время было несколько — уголовные и политические, гражданские и военные. В одну из военных тюрем в центре города французские власти и заключили 90 человек куртинцев — руководителей революционного движения среди русских солдат. Партия в составе 300 человек проследовала дальше и была заключена в фортовых подвалах острова Экс.

Тюрьма, в которую заточили 90 куртинцев, была военной, с особо строгим режимом.

Условия, в которые французские власти поставили руководителей русских революционных солдат, были особенно жестки. Всех 90 человек поместили в одну камеру площадью 80–85 квадратных метров. В камере не было скамеек, столов, коек. Лишь на полу лежали тонкие, набитые мелкой соломой матрацы. В дневное время они служили «столами», «стульями» и другой мебелью.

Все довольствие арестованных состояло из 200 граммов хлеба, 70 граммов картофеля, 50 граммов мяса, которого никогда не выдавали. Крупы по суточному рациону полагалось 25 граммов. Утром выдавали чашку черного кофе без хлеба, хлеб арестованные получали лишь в обед. Книг, газет, письменных принадлежностей иметь не разрешалось.

Таким образом, арестованные оказались не только запертыми [255] в камере, но и изолированными от внешнего мира. Находясь в таких условиях, куртинцы были настолько оторваны от жизни, что даже о победе Октябрьской революции в России они узнали от мальчика француза, сына одного из надзирателей тюрьмы, который затем стал их постоянным и лучшим секретным осведомителем и почтальоном. Куртинцы никогда не забудут своего одиннадцатилетнего друга, который делал им все, что было в его силах, доставлял им все необходимое, сообщал, что их интересовало. Настоящего его имени куртинцы не знали. Все русские солдаты ласково звали его «Нотр гарсон», что значит «Наш мальчик».

Прогулка на небольшом дворе разрешалась всего лишь на два часа в сутки. Все остальное время арестованные находились в тесной камере. Иногда старый надзиратель, когда отсутствовало начальство, на свою ответственность открывал двери камеры, и куртинцы могли прогуливаться и в не установленное тюремным режимом время. Но это случалось нечасто.

Охрану тюрьмы несли солдаты колониальных французских войск, тщательно отобранные; они не разговаривали с арестованными и не отвечали на их вопросы. Начальник тюрьмы, старшие и младшие надзиратели были французы. С конца сентября и до начала декабря 1917 года арестованных посетил всего лишь один раз военный фельдшер французской службы. Один раз за все это время они были и в бане.

Изнуренные голодом, подавленные морально, куртинцы страдали от разных болезней. Число больных росло с каждым днем. А врачей или фельдшеров не было, не было и самых простых лекарств. Как и когда можно было ожидать освобождения, кто его принесет, каким путем? — вот вопросы, которые занимали каждого куртинца. Но кто мог на них ответить?

Наконец арестованные решили действовать, пока еще у них были кое-какие физические силы. Прежде всего они обратились с письменным заявлением к высшим военным властям с просьбой ускорить следствие и разбор их дела. Но заявление арестованных дальше канцелярии начальника тюрьмы не пошло. Узнав об этом, куртинцы потребовали от начальника тюрьмы довести их заявление до сведения высших военных властей. На это тюремная администрация ответила тем, что почти половину арестованных рассадила по темным и сырым карцерам. [256]

Дело куртинских руководителей вел прокурор военно-судной части русских войск во Франции полковник Лисовский. С сентября и по декабрь 1917 года Лисовский три раза приезжал в Бордо. Каждый его приезд являлся для арестованных своего рода школой, где они знакомились с правилами классовой борьбы, с приемами классового врага.

При входе в камеру Лисовский никогда не говорил даже общепринятого в старой армии приветствия. Он никогда не проходил в глубь камеры и разговаривал с арестованными у входа в камеру. Лисовский выступал в свое время обвинителем по делу об убийстве подполковника Краузе. Уже тогда он был беспощаден к солдатам. Как известно, он требовал высшей меры наказания для всех привлеченных к следствию солдат. Еще более жестоким был он теперь, когда перед ним стояли люди, поднявшие знамя борьбы за свое освобождение, за прекращение войны.

В первый свой приезд Лисовский обратился к арестованным со следующей речью:

— Я военный прокурор полковник Лисовский. Я ваш отец и судья. Я веду ваше дело, и от меня зависит все. Я могу осудить и могу помиловать. Тот, кто раскается во всем, тот может рассчитывать на оправдательный приговор суда. Тот же, кто будет упорствовать, тот будет наказан по всем строгостям военных законов.

После такого вступления Лисовский издевательски заключил:

— А теперь кто курит, пожалуйте ко мне закурить прокурорского табачку.

Речь Лисовского не произвела на арестованных того впечатления, на которое он рассчитывал. Куртинцы спокойно выслушали его и с достоинством ответили отказом на его предложение закурить с ним. Они лишь попросили ответить на вопрос: почему так долго тянется следствие по их делу.

На это Лисовский ответил:

— Всех вас обвиняют в измене родине, новому демократическому строю России. Ведь вы предаетесь военно-полевому суду, как немецкие шпионы, как ленинцы! Что касается следствия, то оно обычно ведется долго. Следствие, конечно, разберет формулу обвинения. Возможно, что такое обвинение в ходе следствия с вас будет снято. Пока же следствие ведется по этой формуле. [257]

— В практике, как известно, следствие военно-полевых судов ведется быстро, и вся судебная процедура заканчивается в двадцать четыре часа. Почему же для нас делается исключение? — спросил один из куртинцев.

— Не исключение, милостивый государь, — ответил на этот вопрос Лисовский, — вы судитесь по новым революционно-демократическим законам, а не по старым, царским, запомните это! — иронически подчеркнул он.

Ответы Лисовского были явной насмешкой и издевательством над арестованными. Куртинцы так и расценили эту первую беседу с военным прокурором и приготовились к тому, что им еще не раз придется испытать на себе всю злобу и жестокость французской и русской реакции. И они не ошиблись.

9 декабря 1917 года глубокой ночью загремели ключи и открылась дверь камеры, в которой были заключены руководители куртинцев. Вошел надзиратель-старик. Вместе с ним в камеру вошли помощник начальника тюрьмы и переводчик. Неожиданное появление тюремной администрации и к тому же в столь поздний час не обещало ничего хорошего.

Надзиратель скомандовал: «Встать! Смирно!». Помощник начальника тюрьмы через переводчика объявил, что всем, кто будет вызван по списку, надлежит быстро одеться, взять свои вещи и приготовиться к выходу во двор. Переводчик начал громко называть фамилии руководителей куртинцев. В список были включены все наиболее активные куртинцы, и в первую очередь члены Куртинского Совета и полковых комитетов.

Вызванных по списку оказалось 30 человек. Все они быстро оделись и вышли на тюремный двор, где их уже ожидал конвой. На тюремном дворе они оставались около часа, с тревогой ожидая дальнейших событий. Чтобы развеять тревогу, охватившую куртинцев, кто-то тихо запел популярную среди куртинцев революционную песню, написанную солдатами Куртинского лагеря.

Мелодия этой песни, посвященной памяти погибших куртинских солдат, равно как и ее слова, была знакома каждому куртинцу. И вскоре все 30 куртинцев подхватили волнующие слова этой песни. Песня росла и ширилась, наполняя мрачный тюремный двор необычными для него звуками. И было в этой песне столько волнующей правды, что вышедший во двор начальник тюрьмы со взводом солдат сенегалов остановился в замешательстве. Он не подал [258] команды прекратить пение и терпеливо ждал, пока куртинцы закончат песню. Но вот песня окончилась. Ее мелодия тихо замерла в каменных стенах тюремного двора. Послышалась команда начальника тюрьмы, засуетились конвойные.

Куртинцев выстроили в две шеренги, затем еще раз проверили по списку, окружили конвоем и вывели за ворота тюрьмы, где уже стоял крытый трамвай с двумя арестантскими вагонами, двумя жандармскими офицерами и группой младших полицейских чинов. Свет выключили. Курить и разговаривать куртинцам запретили. Ночь стала еще более зловещей и мрачной. Усиленный конвой, жандармы, полиция — все это говорило о том, что французские власти намеревались предпринять против руководителей куртинцев какие-то необычные меры. Кто-то из арестованных высказал предположение, не собираются ли французские жандармы расстрелять их без суда и следствия.

— Этого не может быть, — сказал один из куртинцев. — Если стать на законную точку зрения, то следует сказать, что не все судебные формальности закончены. Следствие не закончено, нет еще и прокурорского заключения.

— Однако какие могут быть судебные формальности у людей, решивших расправиться с революционными солдатами, — отозвались другие. — В Куртинском лагере они расстреляли целую бригаду. Тысячи людей были убиты, другие тысячи похоронены заживо. И все это без всякого суда и следствия. Надо помнить одно, что для буржуазии в борьбе против своих классовых врагов не существует никаких норм, ни моральных, ни юридических.

Так проходили томительные минуты, пока арестантский трамвай не прибыл на станцию железной дороги. Здесь всех 30 человек разместили в одном полуразрушенном пассажирском вагоне и под усиленным конвоем отправили дальше.

На другой день в. 16 часов пополудни, по местному времени, поезд, в котором следовали руководители куртинцев, замедлил ход и остановился на станции Рошфор. Среди конвоя, сопровождавшего арестованных, оказался житель этого города. Во время войны он был несколько раз ранен и поэтому переведен в конвойную стражу. За время пути от Бордо до Рошфора он хорошо узнал русских солдат, познакомился с обстоятельствами их ареста и проникся к ним большой симпатией. [259]

Конвоир рассказал куртинцам историю своего города, где он родился и вырос. Из этого рассказа куртинцы узнали, что с давних времен город Рошфор был местом ссылки каторжников.

Со станции Рошфор всех куртинцев направили в одну из артиллерийских казарм на ночлег. Эта казарма не отапливалась и никем не занималась.

Несмотря на то что казарма была непригодна для жизни людей, за время войны в ней перебывала не одна сотня военнопленных, прибывавших сюда на различные работы.

Куртинцев разместили в этой казарме без коек и матрацев, на асфальтовом полу, дав лишь по одному летнему одеялу. Всю ночь для согревания они занимались гимнастикой, чтобы не получить смертельной простуды.

В 9 часов утра следующего дня куртинцев вывели из казармы-ледника, привели в порт и рассадили на палубе небольшого буксирного пароходика, не дав им ни ломтя хлеба, ни стакана горячей воды, чтобы согреться.

Следуя вдоль правого берега реки Шаранты, буксирный пароход вышел в море. По пути куртинцам пришлось встретить несколько партий военнопленных немцев, занятых на различных работах. К изумлению русских солдат, каждая из работавших групп была хорошо осведомлена о том, как расправилась французская буржуазия в своей стране с русскими солдатами. Куртинцам было больно и обидно, когда пленные немцы на чистом русском языке кричали им с берега:

— Это вам благодарность за ваши подвиги на французской земле!

— Вы завоевали себе остров, чтобы умереть на нем!

Наконец пароход вышел в море. Через некоторое время далеко впереди показался небольшой, с серыми старыми постройками остров — новое место пребывания руководителей куртинцев. Куртинцы не знали ни названия этого острова, ни условий жизни на нем. Но и тут им пришел на помощь французский солдат. Когда пароход вышел в море, сержант французской службы по имени Жузеф, канонир морской артиллерии, вышел из трюма парохода на палубу.

Приветливо поздоровавшись с русскими солдатами, Жузеф завязал с ними разговор. Он сообщил куртинцам, что служит в крепостной артиллерии на том острове, куда их везут, что остров этот носит название Экс. [260]

Ободренные дружеским поведением французского артиллериста, куртинцы засыпали его вопросами. Их в первую очередь интересовало, что представляет собой остров Экс? Чем занимаются жители этого острова, если он вообще обитаем? Есть ли на нем другие заключенные и что может ожидать куртинцев?

На последний вопрос французский солдат ответил, что французских осужденных или военнопленных на острове нет.

— Вы будете второй группой русских арестованных. Первую группу русских привезли сюда в конце сентября — начале октября. То была группа в несколько сотен человек.

После этого он добавил:

— Вас ожидают тяжелые работы и голод, но бывает и хуже. Поэтому сюда и привозят особых преступников, — заключил он... Конвоир рассказал историю острова.

— Остров Экс, где вы будете находиться, расположен в приморской полосе Атлантического океана, между материком и островом Олерон. В административном отношении остров входит в состав департамента Нижней Шаранты, а в военном — в состав военного округа Рошфор.

— Остров Экс небольшой, — сказал сержант, — длина его достигает всего лишь трех с половиной километров, а наибольшая ширина — полтора километра. Военная история острова очень велика и интересна, — добавил рассказчик. — Но у меня нет времени познакомить вас с нею. Укажу лишь на одну его историческую примечательность. На этом острове сохранился небольшой белый каменный одноэтажный домик — тюрьма Наполеона Первого. В этом домике-тюрьме в тысяча восемьсот пятнадцатом году Наполеон Первый сидел пятнадцать дней. Отсюда он был переведен на остров Святой Елены, где и скончался.

Итак, историю острова Экс куртинцы узнали раньше, чем вступили на его землю. По прибытии на остров куртинцев разместили в двух камерах — холодных и сырых каменных мешках, в которых не было ни света, ни воздуха. Все их довольствие заключалось в 200 граммах хлеба и одной чашке черного кофе в сутки.

Каменные казематы, в которых были размещены куртинцы, находились значительно ниже уровня моря. От этого в них всегда было сыро. Со стен казематов постоянно [261] текла маленькими ручейками вода; с потолков непрерывно падали водяные капли. Камеры никогда не отапливались и вообще не были приспособлены к какому бы то ни было отоплению. До заключения в них русских солдат казематы использовались как склады различных военных материалов.

Прогулка на крошечном «дворе» разрешалась лишь один раз в сутки и всего на 20 минут.

Табаку тоже не полагалось. Белья разрешалось иметь лишь одну пару, которую носили на себе. Бань не было предусмотрено никакими правилами тюремно-островного режима. Даже не было умывальников, мыла арестованные не получали.

Особым приказом главного санитарного управления французской армии «русские мятежники» лишались права на медицинскую помощь.

Вот те условия, в которые были поставлены русские солдаты, сосланные на остров Экс. Эти условия были во много раз хуже тех условий, в которых находились французские каторжане, осужденные за уголовные преступления.

Прибытие на остров тридцати руководителей куртинцев активизировало борьбу русских солдат против произвола французских властей. Вскоре после их прибытия на остров куртинцы отправили к коменданту острова делегацию с требованием отпустить топлива и медикаментов. Комендант острова ответил, что казармы к отоплению не приспособлены; за врачебной же помощью рекомендовал обратиться в санитарную часть, заранее зная, что санитарная часть имеет особое указание ни при каких обстоятельствах не оказывать русским солдатам врачебной помощи и не выдавать им медикаментов. Подобное отношение представителя французских властей к требованиям русских солдат еще раз убедило куртинцев в том, что им не следует ждать никакого снисхождения, что французская буржуазия решила быть беспощадной к людям, посягнувшим на ее интересы.

Открытый произвол французских властей, создавших невыносимые условия для жизни русских солдат на каторжном острове Экс, не сломил воли людей, заживо погребенных в сырых и холодных каменных подвалах, а, напротив, закалил ее. У куртинских руководителей и группирующегося вокруг них актива не раз появлялась мысль расправиться со своими врагами и ответить на насилие [262] насилием, хотя все они хорошо понимали, что безоружным людям не справиться с сильной охраной острова. Мысль об открытом восстании против угнетателей все чаще и чаще приходила на ум куртинцам.

В такие минуты все были поглощены одним стремлением — любым путем вырваться из казематов и продолжать делать то дело, которое было начато в лагере ля-Куртин. Вынашивался особый план, который сводился к тому, чтобы найти какой-то предлог для изъявления «покорности» властям и, воспользовавшись этим, получить в руки оружие. Но этот наивный план не разделялся многими, так как и куртинскому руководству, и его активу было ясно, что французские власти не поверят в «раскаянье» людей, которые стояли во главе тысяч солдат, поднявших знамя борьбы. Заговаривали и о массовом побеге. Но и это намерение не имело под собой реальной почвы. Кругом был безбрежный океан, а транспортных средств на острове не было.

Кроме того, для охраны острова Экс и его тюремных казематов французские власти выделили особо надежные части французских конвойных войск. На работах все куртинцы находились под строгим конвоем этих войск, а в помещениях «лагерей» под усиленной охраной часовых. Всякая связь между отдельными группами куртинцев была запрещена. Переписка с внешним миром не допускалась. Организовать массовый побег в этих условиях было безнадежным делом.

Тем не менее неосуществимость всех этих планов не обескураживала куртинцев, так как каждый из них вынашивал в тайне еще один «план» спасения из французской каторги. Об этом «плане» никто не говорил ничего определенного, но каждый верил в него, жил этой верой. Что же это был за «план»? Это была глубокая, неиссякаемая вера куртинцев в Великую Октябрьскую социалистическую революцию, свершившуюся на родине — в России, вера в подлинную народность новой власти, власти Советов.

Вести об Октябрьской революции в России доходили до куртинцев случайно и с большим запозданием, часто в искаженном виде. Но куртинцы не только разумом, но сердцем чувствовали, что их Родина встала на новый исторический путь развития, что это путь освобождения трудящихся царской России от гнета помещиков и капиталистов, что это путь их собственного освобождения. [263]

Они уже чувствовали благодетельное воздействие Октябрьской революции. Оно проявилось в том, что франко-русская реакция, боясь ответственности перед Советской Россией, не решилась осуществить свой черный замысел — предать куртинцев военно-полевому суду и поголовно их уничтожить.

Несмотря на то, что куртинцы были поставлены в тяжелейшие каторжные условия, они с честью продолжали борьбу за свое освобождение.

Однажды утром в одну из камер куртинцев вошел комендант острова Экс. Обращаясь к солдатам, он сказал:

— У нас во Франции хлеб даром есть нельзя, по закону не положено. С завтрашнего дня вы должны начать работу там, где вам укажут.

— У нас в России лучшим хлебом кормят свиней, чем тот «хлеб», который мы получаем у вас, — ответил на это один из куртинцев. — Однако, — добавил он, — если французские власти считают, что мы обязаны работать, мы согласны, но не за тот хлеб, который получаем, а за настоящий.

На эту реплику комендант раздраженно ответил:

— Вы опасное бремя для Франции! Вы не заслужили и того, что получаете. Кто и когда будет расплачиваться за вас?

— Мы, господин комендант, уже расплатились за себя и за свою страну тем, что целый год защищали вашу родину, вашу землю под Мурмелон-ле-Гран, под Реймсом, под фортом Бримон и на других участках французского фронта, — ответил коменданту солдат Козлов. — Поэтому не мы будем расплачиваться с вами, а вы и ваше правительство будете расплачиваться с нами за те сотни и тысячи русских солдат, которые легли на полях сражения Франции. И за те сотни и тысячи тех же солдат, которых вы и ваше правительство расстреляли в лагере ля-Куртин, не предъявив им никакого обвинения...

— Что касается хлеба, — добавил один из членов Куртинского Совета, — то мы едим не ваш хлеб, а тот, который нам прислан нашим народом из России.

На этом разговор с комендантом острова закончился. Он показал администрации острова, что дух куртинцев не сломлен, что они сумеют постоять за себя и свою национальную честь и в условиях каторжного режима.

На второй день куртинцы-руководители вышли на работу. Их заставили разбирать каменные стены старого [264] дока, прослужившие свою службу не одно столетие. Всю работу по разборке стены пришлось с первого же дня проводить на большой глубине в воде, без специального инструмента и оборудования. Бессмысленность этой работы была настолько очевидна, что комендант острова на второй день прекратил ее. Но этот день работы не прошел для куртинцев безрезультатно. Издевательства французских властей над беззащитными русскими солдатами возмутили конвойных солдат. И они в знак сочувствия куртинцам посвятили их в планы французских властей.

Они рассказали куртинцам, что получен приказ высшего французского командования, предписывающий провести среди русских солдат вербовку в иностранный легион. Тех из русских солдат, которые откажутся вступить в иностранный легион или выступить на фронт в группе других союзных войск, вывезут с острова, но куда, они не знают. Конвойные сообщили куртинцам, что вербовка в легион будет проводиться по особому методу. Каждый русский солдат должен будет сказать только одно слово: «да» или «нет». «Да» означает, что опрашиваемый согласен вступить в легион. Тех, кто ответит «да», немедленно вывезут в Рошфор и поместят в казармы, где будет формироваться легион; их зачислят на положенные виды довольствия, выдадут деньги, снимут судимость.

Те же, кто на вопрос вербовщика ответят «нет», тоже будут высланы, но куда именно, конвойные не знали.

Вечером после работы все русские солдаты были извещены куртинскими руководителями о предстоящей вербовке добровольцев в легионы и в союзные армии и о методе вербовки. Руководители куртинцев рекомендовали всем русским солдатам отвечать вербовщику одним словом: «Нет».

На следующий день русских солдат не послали на работу. В 12 часов дня на остров прибыл капитан французской службы и начал обход казематов. Капитан был не один. Его сопровождали комендант острова, поручик русской службы Павлов и другие административные лица, а также несколько вооруженных солдат. Опрос куртинцев проходил в том порядке, как об этом говорили конвойные. Русские солдаты последовали совету своих бывших руководителей. Из 330 человек опрошенных 329 ответили «нет».

Представитель французского командования пришел в ярость от такого результата опроса. [265]

Чтобы оказать давление на непокорных русских солдат, он приказал администрации острова в течение двух дней не выдавать арестованным ни хлеба, ни воды.

По истечении двух суток русских солдат снова стали вызывать в канцелярию коменданта острова по одному и задавать те же вопросы. Однако и на этот раз 329 человек твердо сказали «нет».

Через шесть — семь дней после опроса остров был очищен от куртинских «мятежников». Русских солдат вывозили с острова небольшими партиями и отправляли в разные концы Франции.

Глава VI. В шахтах и рудниках Северной Африки

В конце декабря 1917 года и в начале января 1918 года в порты Северной Африки — Оран, Бон и Алжир — прибыли один за другим французские военные транспорты. Они доставили партии русских солдат.

Первая партия куртинцев в составе 1700 человек{76} была отправлена 13 декабря 1917 года и через шесть суток, 19 декабря, уже высадилась в порту Алжир. Через несколько дней — 24 и 25 декабря — другие транспорты в портах Оран и Бон высадили еще две партии в 3200 человек. За остатками последней партии революционных солдат лагеря ля-Куртин в составе 1050 человек, прибывших сюда 6 января 1918 года, последовали одна за другой несколько крупных партий русских солдат 2-й особой пехотной дивизии с Балканского фронта.

Изнуренных голодом, ослабленных болезнями, морально подавленных русских солдат из глубоких и сырых, темных и грязных трюмов французских военных транспортов размещали в еще более грязных товарных вагонах и отправляли в места каторжных работ.

После посадки солдат в вагоны туземные террайеры (стрелки) рассаживались по вагонам и тормозам, конвоируя русских солдат до определенного пункта, где их сменял другой такой же наряд конвоя для дальнейшего сопровождения.

На протяжении всего пути — от порта Алжир и до г. Медеа — первая партия русских солдат, как и последующие [267] партии, встречалась и сопровождалась заранее подготовленными нарядами колониальных войск.

Прибытие в Северную Африку большой партии русских солдат было встречено местными жителями с большим интересом. Жители населенных пунктов, через которые следовали эшелоны, сотнями собирались на железнодорожных станциях и с нетерпением ожидали прихода поезда с русскими людьми.

Французские власти и здесь вели себя по отношению к русским солдатам точно так же, как и во Франции. Задолго до прибытия эшелона на ту или иную станцию, в тот или иной населенный пункт Африки французские власти широко оповещали туземцев, что сюда везут русских большевиков, что это очень опасные люди, которые грабят население и творят всяческие бесчинства. Власти советовали местному населению не общаться с русскими большевиками.

Однако все усилия французских властей оклеветать русских солдат оказались тщетными. Где бы ни останавливались эшелоны с русскими солдатами, население встречало их с сочувствием. Алжирцы считали русских солдат своими настоящими товарищами и друзьями и помогали им, чем могли.

Первую группу куртинских солдат в составе 1700 человек из Алжирского порта отправили в город Медеа и разместили в казармах концентрационного лагеря, обнесенного тремя рядами проволочных заграждений.

Из казарм и бараков, предназначенных для размещения русских солдат, было вынесено буквально все, вплоть до коек, матрацев, столов и скамеек. Двухъярусные нары были разобраны, а доски убраны, чтобы никто не мог соорудить себе хотя бы примитивной койки.

Солдаты не могли ни сесть, ни лечь. Им пришлось жить на голом асфальте.

Все суточное довольствие заключенных состояло из четверти литра черного кофе, небольшой кружки бульона и 250 граммов хлеба.

Город Медеа расположен на нагорье. Он насчитывал тогда до 20 тыс. жителей. В окрестностях города жили крестьяне, которые занимались возделыванием виноградников. Не успели еще русские солдаты разместиться по казармам, как местное население стало искать встречи с ними. Здесь, в знойной далекой стране, повторилось то же самое, что неоднократно происходило во Франции. [268]

Местные жители, общаясь с русскими, скоро узнали, какие «преступления» привели их в Северную Африку. История русских солдат, поднявших знамя борьбы против своих и французских поработителей, быстро распространилась по всей округе и положила начало сближению русских солдат с местным населением. Где бы ни находились русские солдаты, местные жители повсюду искали с ними сближения и возможности общаться. Популярность русских солдат быстро росла.

В один из национальных праздников около лагеря русских солдат собралось почти все население города Медеа и его окрестностей. Лагерь был окружен проволочными заграждениями. Пришедшие буквально со всех сторон облепили их. Число алжирцев с каждым часом возрастало. Разговор шел на французском языке. Алжирцы засыпали русских солдат вопросами:

— Что такое советская власть? Из каких слоев населения организована советская власть? Правда ли, что новая власть в России без царя? Кто такой Ленин? Правда ли, что пастбища и скот в России переданы крестьянам? И т. д. и т. п. [269]

Простые алжирцы взволнованно расспрашивали куртинцев о том, о чем русские солдаты не были достаточно осведомлены. Но это не уменьшало интереса алжирцев к русской революции. Русские солдаты говорили им об Октябрьской революции, о первых шагах советской власти, о гражданской войне в России, о том, что русская буржуазия ведет войну против русского народа, что в этой войне ей помогает французская буржуазия.

Алжирские рабочие и крестьяне, живущие под двойным гнетом — иностранной и национальной буржуазии, с огромным интересом ловили каждое новое слово: «свобода», «Ленин», «земля — народу».

Этот случай массового общения алжирцев с русскими солдатами стал известен французским властям. Чтобы нн допустить еще большего сближения местного населения с русскими, французские власти решили срочно перебросить всех русских солдат, заключенных в концентрационный лагерь Медеа, в другое место, в город Лагауат. В качестве наказания заключенные должны были совершить 412-километровый пеший переход от города Медеа до города Лагауат.

Такой переход в условиях Северной Африки даже для здоровых, хорошо натренированных людей дело не легкое, а для изнуренных многолетней фронтовой жизнью, борьбой, голодом и лишениями русских солдат он явился тяжелым испытанием.

Пригнав заключенных на новое место и не дав им ни одного часа отдыха после многодневного перехода, французские власти сейчас же приступили к их опросу.

Отправляя русских революционных солдат на каторжные работы в Северную Африку, французская реакция не отказалась от мысли использовать их в иностранном легионе. Она возвращалась к этому вопросу каждый раз, как только ей удавалось поставить русских солдат в особо тяжелые условия. Так было и теперь.

Изнурительный переход из Медеа в Лагауат надорвал и физические и моральные силы русских солдат. И французские вербовщики не преминули этим воспользоваться.

Вербовщики разбились на партии, расположились за столами и начали пропускать русские роты. Русские солдаты проходили мимо столов одной шеренгой. Французский офицер останавливал каждого из них и задавал лишь один вопрос: «Да или нет?» Что должно было означать: «В легион или в новый, еще более изнурительный [271] переход?» Но французская реакция просчиталась и на этот раз. Дух русских солдат не был сломлен. Из 1700 опрошенных 1698 сказали «нет».

Как ни убедителен был ответ русских солдат французским вербовщикам, они продолжали свое грязное дело. Через несколько дней в город Лагауат, куда были заключены русские солдаты, прибыл французский генерал Нивель, который в апреле 1917 года залил кровью французских и русских солдат поля сражений во Франции. Посетив заключенных, Нивель приказал им записываться в легион, в противном случае он пригрозил «покончить с варварами-большевиками самым решительным образом». Отдав это приказание, Нивель уехал, а местные военные власти усилили охрану заключенных, окружив лагерь пулеметными подразделениями.

На второй день после отъезда генерала Нивеля офицеры французской службы начали второй опрос русских солдат. Как и при первом опросе, каждому задавался только один вопрос: «Да или нет?» И снова 1698 человек ответили «нет».

Эта невиданная стойкость русских революционных солдат привела в бешенство французскую реакцию. Начались аресты, а затем и пытки.

Одних сажали в подвалы на двое — трое суток, без воды и хлеба, других на несколько часов привязывали к столбам на солнцепеке так, что подвешенный лишь слегка касался ногами земли, третьих отправляли в наскоро организованный так называемый «дисциплинарный батальон». Весь лагерь наполнился стонами. Но и эти меры ничего не дали французским палачам. Русские солдаты не хотели служить французским колонизаторам. Тогда французское командование решило применить свою излюбленную меру: оно пошло на обман. Власти мобилизовали всех переводчиков и офицеров, говоривших по-русски, и приказали им вербовать солдат на следующих условиях: каждый солдат, записавшийся в легион, получит 100 франков, затем солдат отправят в Алжир, где они получат новое французское обмундирование и поедут во Францию. Во Франции каждому легионеру дадут месячный отпуск с правом выезда в любое место страны.

Людей, которые провели по два — три года на фронте и пережили 8–10 месяцев тяжелой борьбы, голода и лишений, такие условия, по мнению французских властей, не могли не устроить, особенно теперь, когда они находятся [272] в чужой, далекой стране и обречены на медленную смерть от голода и пыток. Но и эти расчеты французской реакции не оправдались. Русские солдаты решительно отвергли все условия. И французское командование в третий раз получило 1698 «нет».

Куртинцы решили лучше умереть голодной смертью в чужой стране, чем служить орудием преступной колониальной политики французского империализма.

Причину этой невиданной стойкости понять нетрудно. Начав революционную борьбу еще в марте 1917 года под фортом Бримон и развернув ее во всю мощь в лагере ля-Куртин, русские революционные солдаты знали, что они прокладывают путь к великой победе. И теперь в далекой стране они жили надеждой рано или поздно добиться своего, ибо их поддерживала вся Советская Россия, об их борьбе знал Ленин.

Полностью отдавая себе отчет в том, что теперь против рабочего класса и трудового крестьянства России, взявших в свои руки власть, восстала не только внутренняя контрреволюция, но и международная, русские революционные солдаты вели решительную борьбу против [273] происков французской реакции. Но чем упорнее было сопротивление русских солдат, тем ожесточеннее становились французские власти, тем чудовищнее были их пытки.

Так, в лагере Суракассе русские солдаты перенесли более 20 голодовок. Самая тяжелая из них была объявлена 9 марта 1918 года. Она длилась девять суток. Несколько солдат умерли от голода.

Комендант лагеря подполковник французской службы Чарторыйский и переводчик поручик Мора ненавидели русских солдат лютой ненавистью. Они применяли к непокорным одну пытку чудовищнее другой и зло смеялись над умирающими.

В лагере Афровиль русских солдат заставляли ходить два раза в день по 18 километров в горы рубить лес и переносить его на себе в лагерь. Причем каждое бревно должно было весить не меньше 60 килограммов. Если же вес бревна у кого-либо из заключенных оказывался меньше, их подвергали жестокому избиению. Этим часто занимался сам комендант лагеря. При совершении второй подобной провинности наказывали особенно жестоко. Тех, кто оказывались виновными, обычно отправляли на «лечение» в «госпиталь», откуда они уже не возвращались.

В лагере Крейдер, где размещалось 1500 солдат-куртинцев, французские власти ввели особый режим, издевательски назвав его «режимом оздоровительных прогулок». Эти «прогулки» были ежедневными, несмотря на то, что люди до прогулок работали по 12 или 13 часов на каторжных работах. На каждой из таких «оздоровительных прогулок» слабые или больные солдаты, изнуренные голодом и каторжной работой, теряли силы и падали. Упавших французские палачи привязывали к седлам лошадей между двумя конвоирами, которые гнали коней до тех пор, пока несчастные жертвы не теряли сознания. Затем их приводили в чувство, и все начиналось сначала. Многие не выдерживали подобной пытки и умирали.

Солдат Куртинского лагеря Коноваленко, работавший в группе русских узников на строительстве железной дороги до города Тибесса, по возвращении на Родину рассказывал, что один солдат из его рабочей группы был назначен минером по взрыву фугасов. Взрывные работы начальник строительства назначил на 4 апреля 1918 года. Когда утром все вышли на работу и стали по своим местам, начальник работ приказал минеру поджечь фитили [274] у всех 16 заложенных мин. Зная, что патроны взрываются через полторы — две минуты после поджога, солдат-минер попросил дать ему кого-либо в помощь, так как он не успеет за такое короткое время поджечь фитили 16 мин и укрыться при взрыве. Начальник строительства отказал русскому солдату в его просьбе и приказал провести всю операцию самому. При этом зло добавил: «Зажигай один, пропадешь — одним большевиком меньше будет». И русский солдат-минер вынужден был выполнять эту работу один. Когда произошел взрыв, солдат-минер не успел укрыться; его засыпала груда породы, и он погиб.

Но и в этих каторжных условиях, ежеминутно подвергаясь смерти, куртинцы не прекращали борьбы за возврат на родину. Эта борьба носила различные формы: пассивные, например голодовка, и активные — открытые вооруженные выступления. Находясь далеко от России, русские солдаты бережно хранили революционные традиции русского рабочего класса. 1 мая 1919 года русские солдаты не вышли на работу. Вот как прошел этот день в одной из каторжных групп. Партия в 500 человек, работавшая в шахтах при станции Конде-Сменду по 12 часов в день и получавшая за работу всего лишь 25 сантимов в сутки, решила накануне 1 мая не выходить на работу.

Это решение стало известно смотрителю работ сержанту французской службы. Он сообщил об этом командованию. Утром 1 мая лагерь оказался окруженным войсками. Приехал начальник территориальных работ капитан Мурже. Он приказал всем русским солдатам выйти из бараков. Когда они вышли, Мурже потребовал, чтобы заключенные немедленно отправились на работу.

В ответ на это русские солдаты выставили свои требования: установить восьмичасовой рабочий день на все виды работ; установить нормальную оплату труда, а не арестантскую — 25 сантимов в день; улучшить бытовые условия и выдавать нормальное питание, существовавшее для такого рода работ; прекратить вербовать солдат в военные легионы и другие военные формирования, в том числе и в русскую белую «добровольческую» армию, которая формировалась на юге России русской контрреволюцией.

Капитан французской службы Мурже пришел в бешенство от этих требований. Он ударил по лицу русского солдата, говорившего от имени всех, и приказал войскам избивать «восставших русских бунтовщиков». [275]

Рота террайеров (стрелков), выполняя приказание своего начальника, пустила в ход приклады. Куртинцы, не имея даже своего рабочего инструмента, должны были уступить силе. Они отступили в глубь лагеря, а затем разошлись. Однако Мурже не удовлетворился этим. Он вызвал еще две роты террайеров и приказал им продолжать расправу над русскими солдатами. Куртинцам ничего не оставалось, как защищаться. Послышалось несколько голосов: «К оружию! Товарищи, к оружию!»... И все пятьсот человек бросились в кладовые-бараки, где находились кирки, ломы и другие рабочие инструменты. Кирки, мотыги и ломы в руках русских солдат оказали отрезвляющее действие не только на колониальных солдат, но и на капитана Мурже. Он побоялся пустить в ход оружие и приказал стрелкам прекратить избиение русских.

Эта расправа вызвала всеобщее возмущение среди населения всего департамента Константина.

Рабочие города Константина, узнав о зверской расправе над русскими, в знак протеста и солидарности с требованиями русских солдат объявили всеобщую забастовку. К ним присоединились железнодорожные рабочие всего узла, а затем и всей линии железной дороги. Русские солдаты становятся центром всеобщего внимания населения департамента. Забастовочное движение ширилось с каждым днем и захватывало все новые слои трудящихся. Работа железнодорожного узла прекратилась. Забастовочное движение приняло широчайшие размеры и длилось с 1 по 15 мая.

Солдаты колониальных войск заняли выжидательное положение. Они уже не так беспрекословно, как раньше, выполняли приказы французских офицеров, направленные против русских солдат, и все чаще искали общения с этими солдатами. Все это говорило о том, что могли произойти события, подобные куртинским, но уже с участием населения порабощенной французскими колониалистами страны. После событий на шахтах и развернувшегося вслед за ними забастовочного движения французское командование и местные власти обратились к губернатору департамента Константина за помощью. Губернатор, учитывая сложившуюся обстановку, вынужден был установить восьмичасовой рабочий день на шахте и для русских солдат.

Таким образом, опираясь на пролетарскую солидарность [276] французских и алжирских рабочих, русские революционные солдаты, работавшие на шахте, несколько облегчили условия своего каторжного труда. Но эта победа стоила им немалых жертв. Сотни русских солдат, работавших в других рабочих каторжных группах, умерли от непосильного труда. Дорого заплатила за эту победу и рабочая группа шахты — инициатор первомайского выступления. Руководителем этого выступления и его организатором был виднейший член Куртинского Совета солдат Варначев. Французские власти, после того как волнения и забастовки департамента Константина прекратились, арестовали Варначева, обвинив его в вымышленном уголовном преступлении. Вскоре решением военного суда он был приговорен к расстрелу. Так расправились французские колонизаторы с одним из активных руководителей русских революционных солдат во Франции.

Французские власти, чтобы еще больше ухудшить положение русских революционных солдат, создали особые «дисциплинарные батальоны». В эти батальоны ссылались все русские солдаты, которые наиболее активно выступали против произвола французских властей в Северной Африке. Борьба солдат «дисциплинарных батальонов» против своих поработителей служила примером для русских солдат, сосланных в пустыни Северной Африки.

Вот волнующая история борьбы одного из «дисциплинарных батальонов». В лагере Крейдер, о котором говорилось выше, где находилось 1500 русских солдат-куртинцев, был создан дисциплинарный батальон численностью в 200 человек. Солдат «дисциплинарных батальонов» называли «голодающим батальоном» или «батальоном смерти», людьми, обреченными на медленное умирание. Солдаты «дисциплинарного батальона» лагеря Крейдер сами приносили себе положенное суточное «питание» — 100 граммов хлеба и котелок горячей воды. Через две — три недели они ослабли настолько, что не в состоянии были передвигаться. Но воля их оставалась непреклонной, они не проявляли ни малейших признаков покорности.

Чтобы сломить волю русских революционных солдат, комендант лагеря приказал отобрать у них обувь и лишил их кипяченой воды. Вместо пресной кипяченой воды им стали давать только соленую сырую воду. Но и этот варварский прием не заставил сдаться солдат. Они продолжали борьбу до тех пор, пока совершенно не обессилели. [277]

Тогда администрация лагеря развезла их по различным «госпиталям», откуда ни один из них в «дисциплинарный батальон» больше не вернулся.

В январе 1919 года всю партию куртинцев из лагеря Крейдер перевезли в лагерь, расположенный близ города Александжар, где находилась рабочая партия русских. К этому времени в «дисциплинарном батальоне» осталось лишь 35 человек. В марте рабочую партию вместе с «дисциплинарным батальоном» перевели в другое место и разместили в Марс-Эль-Кебир. «Дисциплинарников» поселили особо, в старом заброшенном помещении с мириадами насекомых.

Вскоре численность «дисциплинарного батальона» выросла до 180 человек. Несмотря на хронический голод и нечеловеческие условия жизни, русские солдаты «дисциплинарного батальона» продолжали борьбу. Эта борьба длилась еще год. Выдержали ее до конца, перенеся все утонченные истязания, лишь 12 человек, остальные погибли от пыток и голода.

Такова история одного из «дисциплинарных батальонов», созданных французскими колониалистами для революционных русских солдат, сосланных в Северную Африку. Не лучшей была и судьба тысяч русских солдат, томившихся в других «дисциплинарных батальонах». К ним полностью относятся волнующие слова песни, сложенной куртинцами в дни их героической борьбы в Куртинском лагере:

И будет легендой прекрасной Потомству память куртинской борьбы, Память о русских солдатах — Борцах за свободу страны...

Каторжные условия, созданные французскими властями для русских солдат в Северной Африке, распространялись не только на солдат, вывезенных из Франции, и в частности из Куртинского лагеря. Такая же судьба постигла и тысячи русских солдат 2-й особой дивизии, сражавшейся на Балканском театре войны.

Эта дивизия была сформирована в мае — июне 1916 года по настоянию французского правительства из подразделений сибирских армейских корпусов и других соединений русской действующей армии.

23 июня 2-я особая бригада 2-й особой дивизии в составе двух пехотных полков, шести пулеметных рот и маршевого батальона прибыла в Архангельск, где ее уже [278] ожидали французские военные транспорты. На этих транспортах было доставлено и все пехотное оружие для вооружения бригады.

Французские власти и на этот раз не позаботились о соответствующем оборудовании своих судов, предназначенных для перевозки русских войск. Ни на одном из транспортов не было даже кипятильников для горячей воды и чая. Тысячи русских солдат в течение всего времени, пока длилось их плавание к берегам Франции, остро нуждались в горячей воде. Все суда были перегружены, и люди испытывали огромные неудобства. Плохо была организована и санитарная помощь. Французских банкиров, закупивших у русского царя новую партию пушечного мяса, не очень беспокоил вопрос о санитарном состоянии в русских военных частях, следовавших во Францию. Они не интересовались ни их здоровьем, ни их судьбой вообще.

В начале июля 1916 года 2-я особая бригада прибыла во Францию, в город Брест, где была радушно встречена жителями города.

В первой половине сентября во Францию прибыла 4-я особая русская бригада, которая вместе со 2-й особой бригадой и образовала 2-ю особую дивизию, посланную на Балканы, на Салоникский фронт.

Русская дивизия, сражавшаяся на Салоникском фронте, входила в состав армии, укомплектованной французскими, английскими, итальянскими и сербскими частями. Во главе этой интернациональной армии находился французский генерал Саррайль. Русские солдаты 2-й особой дивизии снискали себе на Балканском театре войны такую же боевую славу, какой пользовалась во Франции 1-я особая русская дивизия. 2-я особая дивизия участвовала во многих боях на Салоникском фронте.

После Февральской революции, когда в частях 1-й особой русской дивизии во Франции начались революционные выступления солдат, французские власти и русское военное командование во Франции приняли ряд мер, чтобы не допустить проникновения в части 2-й особой дивизии «революционной заразы».

Но все усилия русско-французской реакции сохранить за собой 2-ю особую дивизию как послушное оружие их реакционной политики оказались тщетными. Для революционных идей не существует границ и кордонов.

Русские солдаты Салоникского фронта, не имея прямой связи ни с Россией, ни с русскими войсками во [279] Франции, начали бороться с командованием за прекращение преступной войны, за возвращение на родину. Среди солдат началось братание на фронте с болгарами. Зимой 1917/18 г. 2-я особая дивизия продолжала оставаться на боевых позициях, но революционное движение в ее рядах росло и ширилось. Солдаты дивизии резко осудили поведение 2-й артиллерийской бригады, которая приняла участие в расстреле солдат 1-й особой бригады в Куртинском лагере; они организовали ей враждебную встречу, когда эта бригада прибыла на Салоникский фронт, объявили ее руководителей пособниками контрреволюции.

Учтя уроки революционного движения русских войск во Франции, французское командование и русское военное командование во Франции, которому подчинялись я русские войска Салоникского фронта, уже в начале 1918 года приступили к проведению крутых мер против выходивших из повиновения солдат 2-й особой русской дивизии. 13 января 1918 года в дивизии был объявлен следующий приказ французского военного командования:

«Весь контингент русских войск поступает на полное иждивение французского правительства... как в отношении удовлетворения денежным окладом, так и в отношении прочих установленных во французской армии видов.Русский командный состав ответствен перед французским командным составом в отношении порядка и дисциплины. Французский командный состав обеспечивает общую дисциплину и порядок всеми средствами, которыми располагает. Войсковые комитеты и дисциплинарные суды упраздняются. Для общего командования и административного управления русскими чинами будет утверждена русская база под командой генерала русской и французской службы и интенданта...Русские контингенты будут использованы: 1) как боевая часть на французском фронте (из первой категории, если будет возможно организовать добровольческие отряды); 2) как военные рабочие в тылу армии; 3) не пожелавшие же нести боевую службу или работать в тылу армии будут распоряжением французского правительства отправлены в Северную Африку.Состоящие во 2-й категории могут быть: 1) употребляемы как рабочая сила на разные работы, на нужды в армии, в тылу; 2) к этой категории относятся непривлеченные [280] временно к работам, находящиеся на излечении в госпиталях и все освобожденные от работы.Для отнесенных ко 2-й категории устанавливается такой же режим, какой установлен для военнообязанных французских рабочих, находящихся на излечении в госпиталях, они получают все положенное содержание и находятся на одинаковых условиях с французскими военными равного с ними чина или звания в том же госпитале. По установлению командира роты эти солдаты получают особое содержание в силу дороговизны жизни»{77}.

Этим приказом французские власти закрепляли за собой право распоряжаться судьбами русских солдат по своему усмотрению.

К этому времени 2-я особая дивизия была уже снята с фронта и находилась в тылу. По неполным данным, численность дивизии достигала 23 тыс. человек.

Выведенную в тыл дивизию французские власти разоружили, прибегнув к обману. Они объявили по частям дивизии, что французское правительство решило всех русских солдат Салоникского фронта отправить в Россию. Пока же готовятся транспорты, люди временно переводятся на положение рабочих. И так как солдатам категории рабочей группы оружия не полагается, они должны сдать его вместе со всем военным имуществом, принадлежащим французскому правительству, и ожидать отправки в Россию.

Быстро проделав эту операцию, французское командование тут же, не теряя времени, приступило к набору «добровольцев» на фронт. Причем широко объявлялось, что всем добровольцам, записавшимся на фронт, будет выдано новое обмундирование, деньги и месячный отпуск с пребыванием в любом месте Франции.

На это предложение русские солдаты 2-й особой дивизии выдвинули свои требования. Эти требования сводились к следующему: 1) возвратить оружие, взятое обманным путем; 2) восстановить солдатские комитеты во всех частях и подразделениях дивизии; 3) восстановить в дивизии товарищеские суды вместо вновь введенной прежней власти начальников над подчиненными; 4) предоставить для отдыха лагерь, создать необходимые условия [281] раненым в госпиталях; 5) ускорить отправку дивизии в Россию, как было обещано французскими властями.

На это требование русских солдат французское командование ответило арестами. Были арестованы все представители солдат, которые предъявили эти требования, а остальным напомнили приказ, в котором говорилось, что все русские войска Салоникского фронта являются «собственностью» французской буржуазии.

Но эти меры не запугали солдат 2-й особой дивизии. Солдаты обсудили сложившуюся обстановку и решили собрать дивизионный митинг. На этом митинге они еще раз подтвердили свои требования к французскому командованию. Французские власти ответили на это новыми массовыми арестами. Тем не менее 2-я особая русская дивизия отказалась подчиняться французскому командованию. Солдаты потребовали объяснения, почему их, вместо того, чтобы отправить в Россию, принуждают вступать в легион и выступать на фронт.

Для того чтобы подавить революционное сопротивление русских солдат, французские власти решили провести генеральную чистку личного состава дивизии. В результате этой «чистки» 4000 солдат дивизии были объявлены политически неблагонадежными и высланы в Северную Африку. Это была первая партия русских солдат Салоникского фронта, которая высадилась в Алжире, Оране и Тунисе в начале 1918 года и вместе с куртинцами была отправлена на каторжные работы.

Избавившись таким способом от активной части солдат 2-й особой дивизии, французские власти возобновили вербовку солдат этой дивизии в иностранный легион. Но и на этот раз никто не изъявил желания служить в нем. Солдаты требовали одного — отправить их на родину.

Убедившись, что русские солдаты не хотят больше воевать, французские власти решили использовать их как рабочую силу. Не спрашивая желания русских солдат, они приступили к формированию из них рабочих рот. Причем формировались роты двух видов: просто рабочие роты и так называемые рабочие роты «бис».

В рабочие роты «бис» зачислялись солдаты, которые проявляли наибольшую настойчивость и выдержку в борьбе за свои права, за прекращение войны, за возвращение на родину. В первую очередь сюда зачислялись члены солдатских комитетов и наиболее активные солдаты. [282]

Рабочие роты «бис» были не чем иным, как «дисциплинарными батальонами», подобно тем «дисциплинарным батальонам», какие были созданы французскими властями для революционных русских солдат Куртинского лагеря в Северной Африке. В рабочих ротах «бис» существовал такой же каторжный режим, как и в «дисциплинарных батальонах «.

В мае 1918 года русские солдаты 8-й рабочей роты «бис», будучи на работах в долине близ Костурского озера, в виде протеста против каторжных условий труда бросили работу и объявили забастовку. Комендант лагеря вызвал роту сенегальцев, вооруженных винтовками, ручными гранатами и двумя пулеметами, и приказал окружить «восставших». Когда это приказание было выполнено, комендант лагеря отдал распоряжение сделать три предупредительных выстрела и, если после этого русские не отправятся на работу, открыть по ним огонь.

Солдаты сенегальцы возмутились подобной расправой над безоружными людьми и отказались исполнить требование коменданта. Роту сенегальцев убрали, вместе с ротой покинула лагерь и вся администрация. Русские солдаты остались одни. Во второй половине дня вместо ожидавшихся новых репрессий, что делалось в подобных случаях, неожиданно для русских солдат к лагерю 8-й роты «бис» подвезли продукты и, вопреки правилам, выдали каждому солдату усиленный паек: хлеба больше нормы, по банке сардин и по целой большой копченой селедке.

Не подозревая злого умысла, измученные хроническим голодом люди с жадностью набросились на полученные продукты. К вечеру, мучимые жаждой, солдаты стали готовить посуду, чтобы идти за водой, но конвой, постоянно сопровождавший водоносов в указанное время, не появлялся, не появлялся и комендант лагеря. Прошли все сроки. Начало темнеть. И только тогда солдаты поняли, что задумала администрация лагеря. Мучимые жаждой люди метались по лагерю, обнесенному несколькими рядами проволочных заграждений, выходы из которого были крепко заперты. Но ни просьбы, ни мольбы, ни страдания людей не пробудили человеческих чувств у коменданта лагеря, организатора этой пытки. Он оставался неумолим.

Трудно сказать, как долго продолжались бы мучения людей, если бы в это не вмешался туземный офицер — командир роты сенегалов. Стоны мучимых жаждой [283] людей пробудили в нем чувстве протеста против бесчеловечности французских властей. И хотя он, как «туземец», не имел права вмешиваться в дела коменданта лагеря, тем не менее он заставил «цивилизованного» палача прекратить пытку и дать русским солдатам воды, предупредив коменданта, что среди солдат сенегальцев растет ропот и гнев, которые могут привести ко всякого рода неожиданностям.

Произвол французских властей, открытое убийство десятков и сотен невинных русских людей стали известны далеко за пределами Франции, Северной Африки, Балкан. Бесправное положение русских солдат, посланных во Францию царским правительством, приобретало все большую гласность. Французская буржуазия забила тревогу. Она старалась замести следы своих злодеяний. Все, что появлялось в зарубежной прессе правдивого о русских солдатах во Франции, французская буржуазия объявляла сообщениями, «инспирированными немцами» и «русскими большевиками».

Так, на одно из таких сообщений, которое уличало французские власти в варварском истреблении русских солдат — вчерашних французских союзников, французская газета «Independent» («Индепендент») от 22 июня 1918 г. отвечала: «Тенденциозные сообщения, вероятно, инспирированные немцами, гласят, что русским солдатам, мобилизованным во Францию до революции, было отказано в свободном возвращении в Россию.

Не первый раз распространяются и опровергаются такие сообщения, можно и должно противопоставить им безусловное и категорическое опровержение. Это — ложь, что сражающиеся во Франции русские просили отправить их на родину; ни один русский не был записан или удержан силой в качестве рабочего. Французское правительство предоставило каждому русскому свободу поступать по своему желанию. Те, кто захотели остаться в рядах сражающихся, были распределены по различным батальонам, составляющим вместе русский легион. Те, кто захотели работать, используются во Франции в качестве рабочих добровольцев».

Когда эта статья стала известна русским солдатам на Балканах, они отправили на имя главнокомандующего Салоникским фронтом следующее письмо: «Счастливый случай дал нам газету «Independent» («Индепендент») от 22 июня 1918 г., издающуюся в г. Салониках (Греция) и [284] цензурованную высшим французским командованием, в которой помещена статья «Тенденциозные неточности», содержащая буквально следующие утверждения: ни один русский не был силой ни зачислен, ни удержан в качестве сражающегося или рабочего. Французское правительство предоставило каждому русскому поступить по своему желанию.

Мы называем «счастливый случай» потому, что он окончательно открывает нам глаза на весь произвол, совершаемый над нами. Мы себе не можем представить, чтобы ни один высший чин французского главного штаба на Салоникском фронте не знал о нашем действительном положении. Ведь тот же генерал Гамбета кем-нибудь да был назначен на пост командующего русскими войсками после расформирования и от кого-нибудь же получил приказание силой заставить выйти 3-ю категорию (солдат, находящихся на излечении в госпиталях. — Д. Л.) на работу. Именно грубой силой оружия, примененного против безоружных и изнуренных, не добровольными, а насильственными мерами добилось «доблестное» и «благородное» французское командование двоякой цели: во-первых, выделения более слабых в 1-ю и 2-ю категорию и, во-вторых, выхода на работу 3-й категории.

Да, грубой силой. С какой поразительной раболепностью налетела африканская кавалерия под командой французских офицеров на 3-й батальон 3-го полка около ст. Ветикоп! На обезоруженных сыпались удары воинственных победителей не только плоской шашкой, но и для вящей убедительности многим пустили кровь, свидетелем чего является английский госпиталь, принявший не одного из тех, кому французское правительство, как пишет газета, предоставило право поступить «по своему желанию».

Да, грубой силой! Разве иначе можно назвать голодовки, следовавшие немедленно за отказом от работы? Да какие голодовки! Только бесчеловечность может придумать такие меры! Но и этого мало: хочешь оправиться — оправляйся около палатки или в самой палатке, если французские власти были так любезны и разрешили строить палатки...

Да, грубой силой! Как назвать способ, когда непокорный кладется, голый и связанный, на один бок и принужден так лежать на сырой земле или стоять связанным... часами? Может быть, у вас не называют грубой силой, [285] когда вызывают человека, не желающего работать, приказывают снять очки и начинают по всем правилам бокса «убеждать» его на добровольное согласие? Если «нет», то следует продолжение, и не удивительно, что несчастный, ослабев, соглашается выйти работать. Но не слишком ли развязно будет назвать такую работу добровольной?

Да, грубой силой! Любой русский «3-й категории» доставит обильный следственный материал по поводу способов воздействия на наши желания, начиная с метких ударов прикладом или штыком и кончая преступлениями, вроде расстрела старшего унтер-офицера 3-го полка тов. Полякова и многочисленными ранениями других, из которых не один умер в госпитале за свои убеждения... Разве это не «гражданское мужество» говорить нам, что мы свободны и никто нас не хочет принуждать, каждый может поступать по своему личному желанию. Отдавать приказ, в котором нет и звука о принудительных работах, а самим втайне приготовлять меч, который должен принудить непокорных.

Да, горький для русских солдат французский плен! Тем более, что все исходит от французов, от которых мы этого никак не ожидали. Неоднократно мы слышали из уст французских офицеров, что мы не пленные и нас не рассматривают как таковых. Конечно, «мы не пленные», если нас держат так предупредительно под строжайшей охраной часовых с заряженными винтовками и громогласно объявляют, что всякий, кто перейдет запретную линию, получит меткую пулю...

Нам известны многие и многие жертвы от французского штыка, пули или голода... Кто будет сочувствовать вам при продолжении этого постыдного насилия над безоружными? Не вечно же будет продолжаться война, и не можете же вы уничтожить 15 000 человек, чтобы скрыть ваше преступление! Мы опять не будем работать и требуем оставить нас в покое и принять все меры к скорейшему отправлению на родину.

...Мы этого требуем потому, что в нас течет еще искра надежды, что в вас проснется чувство французов-освободителей, а не поработителей, какими вы являетесь сейчас.

Об одном обстоятельстве, единственно светлом, мы считаем долгом упомянуть — это о нашей признательности тем чутким братским сердцам, которые облегчали нашу долю посильной помощью, часто прямым неисполнением [286] приказаний начальства. Радостно и тепло становилось на душе, когда тайком от офицеров, сквозь проволоку или дверь просовывалась рука с хлебом или часовой на посту, заметив убегающих, отворачивался, чтобы не видеть того, чего он не должен был бы допустить. И мы не забудем наших сторожей, не виновных в наших несчастьях, помогавших где и чем только было возможно. Но голос солдата беззвучен, нами играют отдельные люди, и мы требуем от вашей совести: освободите нас и отправьте на родину! 14 (27) июня 1918 г. Бабчор (высота 2165). Македония, Новая Греция».

Это письмо — яркий обличительный документ жестокости французской буржуазии, которая с помощью русских контрреволюционных сил на протяжении многих лет творила суд и расправу над русскими революционными солдатами, выступившими на защиту своих прав, поднявшими знамя борьбы против преступной войны ради интересов монополий, ради наживы небольшой кучки магнатов капитала.

Советское правительство и лично Владимир Ильич Ленин с большим участием относились к судьбам русских солдат, томившихся в каторжных лагерях и тюрьмах Франции и Северной Африки.

4 июля 1918 г. по предложению председателя ВЦИК Я. М. Свердлова 5-й Всероссийский Съезд Советов обратился к русским солдатам во Франции со следующим приветствием: «5-й Всероссийский Съезд Советов шлет братский привет нашим солдатам, томящимся сейчас в тисках империалистической Франции.

Буржуазная республика отделила отряд наших братьев непроходимой стеной от Советской республики и лишает возможности не только вернуть наших братьев к себе, но хотя бы оказать материальную и духовную помощь.

5-й съезд выражает свою глубокую уверенность в том, что пролетарская революция освободит наших товарищей — солдат и вернет их в ряды Советской России».

11 августа 1918 г. в газете «Правда» было опубликовано Заявление Совета Народных Комиссаров от 8 августа 1918 г. за подписью В. И. Ленина. В этом Заявлении Советское правительство изобличало французскую буржуазию в антисоветской политике, направленной на то, чтобы использовать находившихся во Франции русских [287] солдат в своих контрреволюционных целях, лишить их родины.

В. И. Ленин призывал русских солдат всеми доступными им средствами бороться против этой политики:

«Принимая во внимание, — говорилось в Заявлении СНК от 8 августа 1918 г.:1) что после выхода России из числа воюющих держав Советское правительство постоянно требовало возвращения в Россию находящихся во Франции русских солдат и протестовало как против дальнейшей задержки их во Франции, так и против включения многих из них в иностранный легион при французской армии и против постоянных преследований по отношению к нежелающим вступить в означенный легион русским солдатам;2) что верные Советской Республике русские солдаты во Франции, несмотря на все преследования, все время упорно отказывались поступить в означенный легион;3) что в настоящее время французские войска ведут фактические военные действия против Российской Республики и революции и что поэтому находящиеся в рядах французской армии русские солдаты косвенно содействуют фактической войне против Республики и революции, — Совет Народных Комиссаров призывает российских граждан во Франции всеми доступными им средствами бороться против включения их в ряды французской армии...»Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин)»{78}.

Толстые стены французских каторжных тюрем не всегда давали возможность русским революционным солдатам слышать обращенные к ним слова свободной, советской России. Но революционное сознание и любовь к своей Родине вдохновляли их на борьбу против своих поработителей. И они вели эту борьбу стойко и мужественно.

Благодаря усилиям Советского правительства тысячи русских солдат были возвращены на Родину. Но многие тысячи остались навсегда в чужой далекой земле. Их могилы затерялись на полях сражений во Франции и на Балканах. Их кровью полита земля лагеря ля-Куртин, [288] шахты и рудники французских колониальных владений в Северной Африке.

Благодаря усилиям Советского правительства были возвращены на Родину и многие из руководителей куртинцев, в частности председатель Куртинского Совета Глоба. В январе 1918 года французские власти, очистив остров Экс от содержавшихся там куртинцев, перевели туда девятнадцать руководителей куртинцев, до этого содержавшихся в центральной военной тюрьме города Бордо.

В их числе был и Глоба. Изолировав эту группу куртинцев от остальной массы русских революционных солдат во Франции и распространив на них в полном объеме тот каторжный режим, какой существовал на острове для уголовных преступников, французские власти рассчитывали таким способом похоронить заживо небольшую группу куртинских руководителей, возглавлявших революционное движение русских солдат во Франции, на небольшом каторжном острове.

Но Советское правительство помешало французской реакции довести до конца свое черное дело. Весной 1919 года Советское правительство предложило французскому правительству обменять группу куртинцев во главе с Глобой на группу французских подданных, арестованных советскими государственными органами за шпионскую деятельность против Советского государства.

Французское правительство оказалось вынужденным пойти на обмен.

В мае 1919 года группа куртинцев с острова Экс во главе с Глобой была доставлена французами в город Белоостров (Финляндия), где и состоялся обмен.

Прибывшая в Белоостров для производства обмена советская правительственная комиссия, возглавлявшаяся Д. З. Мануильским, встретила куртинцев крепким братским рукопожатием.

Вместо послесловия

Годы, проведенные русскими солдатами во Франции, явились большой революционной школой для тех, кто выжил в этой длительной и неравной борьбе. Здесь выковывались и стойкость, и мужество, и революционное сознание. Навсегда останется в памяти у оставшихся в живых вероломство и жестокость французской буржуазии и ее пособников — русских помещиков и капиталистов, которые ради своих классовых интересов не останавливались перед массовым расстрелом русских солдат, поднявших знамя борьбы за прекращение несправедливой, захватнической войны, за возвращение на Родину.

Марсель, Ванвез, ля-Куртин, каторжные рудники и шахты Северной Африки — вот чем заплатила французская буржуазия русским солдатам, проливавшим свою кровь на французских полях сражений.

Но революционная борьба русских солдат во Франции характеризовалась и солидарностью трудящихся масс в их борьбе со своим классовым врагом — буржуазией. Французский народ, как и колониальные народы Северной Африки, не были безучастными зрителями борьбы между русскими солдатами и французской буржуазией. Французские рабочие и крестьяне были на стороне русских революционных солдат и помогали им всем, чем могли.

Автор настоящей книги, непосредственный участник революционных событий, описанных в ней, хотел бы закончить свое повествование рассказом о том, какое участие в его судьбе приняли простые люди — французы и швейцарцы.

20 сентября 1917 года я вместе с председателем Куртинского Совета Глобой и другими членами Совета и солдатами был захвачен карательными войсками и передан французским властям, которые заключили нас в военную [290] тюрьму города Бордо. В декабре того же года всех русских солдат, заключенных в тюрьмах города Бордо, стали распределять небольшими группами по другим местам заключения. Группу в составе 30 человек, в которую входил и я, направили на каторжные работы на остров Экс, где мы и находились до конца 1917 года, когда началась эвакуация русских солдат снова на материк.

Русских солдат при эвакуации с острова Экс сосредоточили в большом лесу кантона Безансон, вблизи швейцарской границы. По прибытии на новое место заключения многие из нас стали готовиться к побегу в Швейцарию. Однако осуществить это было нелегко. Нужно было обмануть бдительность охраны и преодолеть высокие горы; не имея ни карты, ни компаса, трудно было выбраться и из безансонских лесов и обойти пограничные посты.

Наша охрана хорошо знала об этих трудностях и не допускала мысли, что среди русских солдат могут оказаться люди, которые будут способны в таких трудных условиях совершить побег в другую страну.

Такое мнение охраны было нам на руку. Оно ослабило бдительность не только общей охраны, посты которой располагались вокруг всей территории, но и часовых, дежуривших у ворот и дверей арестантских помещений. Жители ближайших деревень очень интересовались судьбой русских солдат. С первых же дней нашего пребывания в этом новом месте заключения французские крестьяне под разными предлогами посещали наш лагерь и старались завязать знакомство и с охраной и с русскими солдатами.

Особенно часто посещал лагерь крестьянин Н. из деревни Мальбюсон. Искалеченный войной и отпущенный домой, он повседневно, под различными предлогами, искал сближения с русскими солдатами.

Однажды в начале второй половины дня, когда конвойный наряд сопровождал нас, человек 5–6, в лес на заготовку дров, Н. повстречался с нами на дороге. Случилось так, что два конвойных шли на некотором расстоянии впереди нас, а два других — на таком же расстоянии позади нас. Н. подошел к первым двум конвоирам и заговорил с ними. О чем у них шла беседа, нам не было известно. Когда конвойные привели нас в лес, где нужно было заготавливать дрова, Н. стал продолжать свою беседу на этот раз уже со всеми конвойными. [291]

На обратном пути из лесу конвойные шли так же: два впереди и два сзади, а Н. пошел с нами и вдруг проговорил: «Ву зет лидере Комиты оу камп де ля-Куртин?» (т. е. «Вы были руководителями комитетов лагеря ля-Куртин?») — и тут же продолжал: «Не хотите ли вы укрыться в Швейцарии, здесь близко». На это я ему ответил: «Вы что, хотите кого-либо из нас предать или продать?» Но Н., нисколько не обижаясь на столь резкое замечание, спокойно сказал: «Я ваш друг и хочу помочь вам. Я так же, как и вы, по горло сыт этой проклятой войной. Она меня сделала калекой, а у меня семья, дети».

Через два дня мы получили от Н. компас и карту и стали готовиться к побегу в Швейцарию. Я и член полкового комитета Козлов были первыми, кому при помощи французского крестьянина удалось подготовить и осуществить побег в Швейцарию.

В ночь на 18 января 1918 г. нам удалось благополучно ускользнуть из-под наблюдения часовых в безансонских лесах и еще более счастливо в ту же ночь перейти французско-швейцарскую границу и вступить на землю Швейцарии. Когда в ясную лунную ночь мы незамеченными пересекли большое, свободное от леса, а потому и опасное плато и вступили на швейцарскую землю, мы за много месяцев впервые легко вздохнули, хотя еще и не знали, что нас здесь ожидает. Когда же мы поднялись на высокую гору, откуда был виден не только город Вальрор, к которому мы вышли, но и почти вся Швейцария, мы громко сказали: «Прощай, проклятый мир варваров! Прощай, мир цивилизованного произвола! Прощайте, французские тюрьмы, острова и каторжные ссылки!» Проговорив этот прощальный «привет», мы повернулись и пошли дальше искать счастья в новой для нас стране.

21 января 1918 г. два жандарма городской полиции Вальрор привезли нас в город Лозанну. В этом большом и красивом городе не чувствовалось войны. Наши провожатые оказались с прямо противоположными характерами. Один, молодой, был строг, горд и высокомерен. Он был не разговорчив и все время ворчал на граждан, сидевших в вагоне и заговаривавших с нами. Другой жандарм был пожилой человек, лет 55, веселый, добродушный и разговорчивый. Он не обращал внимания на ворчание своего коллеги и держал себя с нами по-приятельски. Когда мы его спросили, куда едем и что нас ожидает впереди, он просто ответил, что мы едем в Лозанну, что это [292] самый лучший и красивый из всех городов, какие он знает. И обращаясь к нам как к «туристам», он с красноречием заправского гида стал описывать нам все достопримечательности этого древнего города.

Убедившись в добродушии конвоира, мы задали ему такой вопрос:

— Господин комиссар, по вашему рассказу, Лозанна самый красивый и восхитительный город, скажите, пожалуйста, а тюрьмы там есть?

— А как же не быть! — воскликнул он, удивленный таким вопросом. — Есть, — добавил он, — иначе и порядка не будет в стране...

— А преступники есть? — спросил Козлов. — Ведь насколько нам известно, Швейцария — страна красот и сказочной свободы?

— Преступники? — переспросил собеседник. — Сколько угодно! — И добавил: — У нас есть такая категория людей, которые не боятся никаких мер наказания. В других странах Европы предельный срок заключения преступников не превышает двадцати пяти лет, а у нас он достигает сорока лет, и, тем не менее, преступников много.

Так, мирно беседуя с добродушным жандармом, мы незаметно достигли города Лозанна.

На станции Лозанна было много народу. Пассажиры, с которыми мы ехали в вагоне, при выходе на перрон обращали на нас внимание своих сограждан. И потому, с каким участием смотрели на нас эти люди, можно было заключить, что они сочувствуют нам и готовы помочь, чем могут.

На перроне мы были встречены двумя полицейскими и каким-то человеком в гражданском костюме. Он заговорил с нами на чистом русском языке:

— Я русский, политический эмигрант, профессор философии при Бернском университете, Трифонов Николай. — Он тут же предъявил нам свою визитную карточку.

После представления он обратился к полицейским чинам и попросил у них разрешения войти с нами в помещение. В помещении он сел сам и предложил сесть и нам. Когда мы посмотрели в окно, то увидели, что многие прибывшие с нашим поездом, а также и встречавшие их не покинули вокзал, а остались стоять у окна, наблюдая за тем, что происходит в комнате. Это были простые, [293] скромно одетые люди. Они посылали нам дружеские знаки приветствия и как бы ободряли нас.

Когда мы сели, профессор Трифонов спросил нас, какой партии программу мы разделяем? На это мы ответили ему, что мы люди беспартийные. Когда вернемся в Россию и познакомимся с программами партий, тогда и будем решать, к какой из них следует присоединиться. Профессор улыбнулся и сухо проговорил:

— Простые солдаты, без образования, без знания чужого языка никогда не пойдут на такой смелый риск, на какой пошли вы. — Проговорив это, он добавил: — В России идет война с общим врагом, идет и внутренняя война, и рядовой солдат стремиться в Россию сейчас не будет, ему война надоела.

После этого он стал расспрашивать о подробностях куртинских событий. Хотя мы и были рады встретить русского человека в чужой стране, но профессор Трифонов не произвел на нас впечатления своего человека, земляка, и мы стали в разговоре с ним сдержанными.

Больше я ничего не могу сказать о русском профессоре Трифонове. В дальнейшем он не принимал никакого участия ни в нашей судьбе, ни в судьбе других русских солдат, очутившихся в Швейцарии.

Скоро наша беседа была прервана вошедшим полицейским, который, извинившись перед профессором Трифоновым, предложил нам следовать за ним к комиссару полицейского управления Лозанны.

Когда мы вышли на перрон, то увидели, что толпа на перроне не только не уменьшилась, а увеличилась. И наши знакомые по вагону приветливо помахивали нам, кто платочком, кто рукой. Некоторые приподнимали шляпы или кепи и дружески говорили: «Бон вояж» (счастливого пути, до новой встречи). Это участие простых людей Лозанны растрогало и ободрило нас неизмеримо больше, чем встреча с профессором Трифоновым.

Скоро мы пришли в управление полицейского комиссара. Полицейский комиссар, человек лет 50, встретил нас любезно. Он усадил нас на некотором расстоянии от своего стола, по бокам которого сидели чиновники и вели запись нашего разговора с ним. Полицейского комиссара интересовало все: год, месяц и день нашего рождения, кто наши родители, род их занятий, образование родных и наше, когда мы были призваны в армию, когда прибыли во Францию, на каких фронтах сражались, в каких [294] частях и так далее, самые мелкие подробности. Мы терпеливо отвечали на все эти вопросы, но когда он стал интересоваться организацией русских войск во Франции и их вооружением, мы ему вежливо сказали, что на все эти и другие вопросы подобного рода мы отвечать не будем, так как они имеют чисто военное значение и не относятся к делу. Мы напомнили комиссару, что мы солдаты русской армии, принимали присягу не разглашать военной тайны и эту присягу не нарушим. Полицейский комиссар посмотрел на нас, затем сказал:

— Вам теперь все равно; ведь вы же дезертиры, а дезертиры не обязаны соблюдать присягу.

На это мы ему ответили, что он ошибается, принимая нас за дезертиров. Мы перешли франко-швейцарскую границу, спасаясь от репрессий французских властей, чтобы просить политического убежища. Мы не собираемся долго задерживаться в Швейцарии и уедем в Россию, как только к этому представится какая-либо возможность.

Полицейский комиссар еще раз внимательно посмотрел на нас и сказал:

— Я вижу, господа, что вы не простые солдаты...

И тут же нажал звонок. Нас вывели из полицейского управления и отвели в одну из свободных военных казарм Лозанны.

На второй день военную казарму, куда нас поместили, стали осаждать жители города. За ворота казармы нас не выпускали. Но на просторном казарменном дворе гулять разрешалось целый день без всякой охраны. Желающих познакомиться с нами было очень много. Каждый, кому удавалось завести с нами разговор, интересовался нашими дальнейшими планами, подробностями событий, которые заставили нас искать убежище в их стране, ободрял нас. Многие предлагали свои услуги, чтобы устроить нас на работу, обещали нам помощь. Число таких знакомств росло с каждым днем. Следует сказать, что широкому знакомству швейцарских граждан с нами немало способствовал русский политический эмигрант, живший тогда в Лозанне, Николай Батурин{79}. Он относился к нам с большим участием, часто навещал нас и оказывал нам посильную помощь.

Наш побег в Швейцарию оказался счастливым началом, [295] проложившим путь к избавлению десятков русских солдат от французской каторги. 22 января 1918 г., через пять дней после нашего побега, в Лозанну привезли еще двух куртинцев. Через три дня, т. е. 25 января, в Лозанну прибыли 14 русских солдат. Это были пулеметчики 4-й пулеметной роты 1-го полка 1-й бригады. Вслед за ними 27 января швейцарскую границу перешли 30 узников каторжного лагеря Безансонского леса, а в начале февраля швейцарскими властями было задержано и доставлено в Лозанну еще 64 русских солдата, бежавших из Франции.

Швейцарские власти не очень охотно предоставляли убежище русским солдатам, бежавшим из Франции. Они называли их дезертирами и содержали в условиях, близких к тюремным.

В начале февраля 1918 года из русских солдат, бежавших в Швейцарию, были сформированы две рабочие команды, которые и были отправлены на мелиоративные работы: одна в долину реки Рона, а другая в район г. Ивердон. Я попал в ту рабочую команду, которая вела работы в долине реки в районе деревни Рид кантона де-Валей.

В рабочих командах был установлен особый режим. Постоянной вооруженной охраны с нами не было. Эту обязанность выполняли негласные чины полицейской службы, проживавшие в деревне Рид. Всей работой руководили старший смотритель и инженер-мелиоратор. Несмотря на тяжелую физическую работу, норма питания в рабочих командах была очень низкой. Суточный рацион рабочего состоял из 300 граммов хлеба, 25 граммов пшена и 100–150 граммов моркови. Это была голодная норма, которая не могла поддерживать наши силы на такой тяжелой работе. Хроническое недоедание грозило окончательно подорвать здоровье. У русских солдат начались серьезные заболевания. Швейцарские власти смотрели на все это безучастно. Они ничего не сделали для того, чтобы хоть чем-нибудь облегчить наше положение.

Не остались безучастными к нашей судьбе лишь простые люди Швейцарии. В деревне Рид, где размещалась наша рабочая команда, выдача хлеба населению была возложена на владельца небольшого торгового магазина. К его магазину была прикреплена и наша рабочая команда, состоявшая из 62 человек. Когда на почве голода в команде начались массовые и серьезные заболевания, [296] мы обратились к владельцу магазина с просьбой, не окажется ли у него возможности выдавать на каждого из нас за наличный расчет хлеба больше того, что мы получаем по карточкам.

На нашу просьбу он ответил:

— Все мы с большим сочувствием относимся к вам — русским солдатам. И я рад помочь вам. С сегодняшнего дня я буду отпускать вам хлеба по тысяче триста граммов на каждого. По вечерам, когда вы будете приходить получать хлеб по карточкам, я буду выдавать вам за наличный расчет еще по килограмму хлеба, но только предупредите своих товарищей, чтобы они не предавали это огласке.

И тут же подозвал к себе жену и взрослую дочь, работавших вместе с ним в магазине, предупредив их о своем решении. После этого жизнь русских солдат нашей рабочей команды улучшилась. Угроза голодной смерти миновала. Владелец магазина и его семья старались всячески помочь нам. Иногда они снабжали нас и другими продуктами.

Прошло достаточно времени, пока швейцарские власти узнали об этом великодушном поступке. Они наложили на владельца магазина большой штраф и категорически запретили ему отпускать какие-либо продукты русским солдатам сверх установленной нормы. Но дело было уже сделано. Наши подорванные силы были восстановлены.

С таким же трогательным участием относились к русским солдатам и остальные жители деревни. Они оказывали нам и посильную помощь и внимание. Когда наступили дни масленицы, жители деревни пригласили всех нас (по два — три человека на дом) провести вместе с ними праздники. На протяжении почти всей недели по вечерам, по окончании работ, русские солдаты были гостями радушных крестьян.

Истекал месяц нашей работы в долине реки Рона. Неудовлетворительное питание, тяжелый физический труд, отсутствие специальной одежды и обуви для работы в заболоченной местности — все это стало сказываться на здоровье людей рабочей команды. Начались массовые простудные заболевания.

Между тем наши просьбы к властям создать нам необходимые условия для работы оставались безрезультатными. Мы решили объявить забастовку, а вместе с ней и голодовку. Швейцарские власти обрушились на нас с репрессиями. [297] Они арестовали, судили и заключили в ссыльные тюрьмы руководителей забастовки, в числе которых был и я с Козловым.

В те дни, когда в нашей рабочей команде была объявлена забастовка, перешли швейцарскую границу в поисках политического убежища 360 человек русских солдат-куртинцев, отбывавших наказание в штрафном рабочем батальоне в кантоне Безансон.

Этот массовый переход границы был осуществлен русскими солдатами открыто, на виду у пограничных постов, которые не предприняли никакой попытки помешать русским солдатам укрыться в Швейцарии от произвола французских властей.

Но швейцарские власти отказали русским солдатам в политическом убежище. Они спешно мобилизовали жандармские, полицейские и военные силы ближайших приграничных кантонов и оцепили ими русских солдат. Затем вызвали представителей французского военного командования и передали им русских солдат.

Этот акт был грубым нарушением общепринятых международных обязательств. Но швейцарские буржуазные власти пошли на это, лишь бы избавиться от нового отряда революционных русских солдат.

Простые люди Швейцарии возмущались поступком своих властей, но были бессильны помешать этому. Когда нас, как руководителей забастовки, под строгим конвоем отправляли в ссыльную тюрьму, почти все жители деревни Рид пришли проститься с нами. Им было уже известно о выдаче швейцарскими властями большой группы русских солдат, перешедших швейцарскую границу, французскому военному командованию. Пожимая нам руки, они говорили:

— Мы не одобряем этого поступка наших властей. Мы все с вами и за вас. Желаем вам поскорее увидеть вашу родину.

Так же были настроены и простые люди маленького городка Монтан, через который мы следовали к месту нашего заключения — тюрьму-колонию Бельшас.

Так на протяжении всех долгих дней борьбы русских солдат за свое священное право вернуться на Родину, поднявшую знамя борьбы за освобождение трудящихся от капиталистического рабства, их друзьями и помощниками были простые люди Франции, Северной Африки, Швейцарии. Это было яркое проявление международной [298] солидарности трудящихся — огромной непобедимой силы в истории нашего времени.

...В июне 1918 года в одной из швейцарских газет было объявлено о прибытии в Швейцарию советской дипломатической миссии.

Газета дошла и до ссыльной тюрьмы, где я отбывал наказание. При помощи простых добрых людей мне и другим русским солдатам, отбывавшим наказание в ссыльных тюрьмах, удалось связаться с советской миссией, и мы оказались на свободе. Советская миссия добилась не только нашего освобождения, но и возвращения нас на Родину.

В июле 1918 года, взволнованные и счастливые, вступили мы на землю нашей Родины, а в начале августа я уже был бойцом 1-й коммунистической роты Воронежского полка Красной Армии.

Список иллюстраций

Рис. 2. Высадка русских войск в Марселе 7 (20) апреля 1916 г. (стр. 32)

Рис. 3. Общий вид лагеря ля-Куртин со стороны железнодорожной станции Куртин (стр. 92)

Рис. 4. Русские солдаты, сосланные в Северную Африку, в концентрационном лагере Медеа (стр. 268)

Рис. 5. Русские солдаты совершают 412-километровый переход в Северной Африке (стр. 270)

Рис. 6. Русские солдаты, сосланные в Северную Африку, в лагере Лагауат, окруженные пулеметчиками (стр. 272)

Фото из Wikipedia. Лето 1916 года, Шампань. Начальник 1-й бригады генерал Лохвицкий с несколькими русскими и французскими офицерами обходит позиции. На нём синие галифе с широкими генеральскими лампасами. Справа от него - командир 2-го полка полковник Дьяконов и адъютант поручик Клере. На цветном фото хорошо видно, как защитный цвет русской военной формы выделялся на фоне серо-голубого французского обмундирования. Из архива французской армии.


{1}

В. И. Ленин. Соч., т. 21, стр. 313.

{2}

ЦВИА, д. 198–781, л. 247.

{3}

Даты всех событий, действий и т. п. на территории Франции даны по новому стилю, но иногда будут встречаться даты по старому стилю и двойные даты — по старому и новому стилю.

{4}

ЦВИА, д. 198–781, л. 270.

{5}

«Liberte'».

{6}

«De Debats».

{7}

«Temps».

{8}

ЦВИА, д. 300–217, л. 16.

{9}

Очень хорошо (фр.).

{10}

Траншейные батареи состояли из трех 37-мм пушек. Они предназначались для уничтожения пулеметных гнезд противника, секретных башенных наблюдений, снайперов и др.

{11}

ЦВИА, д. 200–482, л. 333.

{12}

Канал Эн — одноименное название с рекою Эн.

{13}

«Революционное движение во французской армии 1917 г.» Соцэгиз, 1934, стр. 93–94.

{14}

Там же.

{15}

ЦВИА, д. 173–556, л. 62.

{16}

ЦВИА, д. 179–792, л. 2.

{17}

ЦВИА, д. 179–792, л. 3.

{18}

Там же, л. 4.

{19}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917.

{20}

ЦВИА, д. 179–792, л. 11.

{21}

ЦВИА, д. 179–792, лл. 9–10.

{22}

А. Козлов. Проданные за снаряды, Ленгиз, 1931 г.

{23}

ЦВИА, д. 1814/с, л. 64.

{24}

Там же, л. 63.

{25}

Там же, л. 65.

{26}

ЦВИА, д. 1814/с, л. 90.

{27}

ЦВИА, д. 179–792, лл. 21–22.

{28}

В. И. Ленин. Соч., т. 26, стр. 11.

{29}

ЦВИА, д. 1814/с, л. 83.

{30}

ЦВИА, д. 1814/с, л. 88.

{31}

Там же.

{32}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 26.

{33}

ВКП(б) в резолюциях съездов и конференций. Издание первое, том I, ст. 248.

{34}

ЦВИА, д. 1814/с, л. 89.

{35}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 21.

{36}

Мой милый, мой дорогой.

{37}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 26.

{38}

ЦВИА, д. 1814/с, л. 84.

{39}

А. Козлов. Проданные за снаряды. Ленгиз, 1931 г.

{40}

Счастливого пути.

{41}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 33.

{42}

ЦВИА, д. 1575, л. 25.

{43}

ЦВИА, д. 179–792, л. 31.

{44}

Там же, л. 45.

{45}

Музей революции СССР. д. 4647/115/111–18р.И., л.103.

{46}

Музей революции СССР. д. 4647/115/111–18р.И., л.103.

{47}

ЦВИА, д. 179–792, л. 42.

{48}

ЦВИА, д. 179–792, л. 56 (28).

{49}

ЦВИА, д. 179–792, л. 55.

{50}

ЦВИА, ф. 416, оп. 1, д. 80, л. 11.

{51}

Pierre. Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 40.

{52}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 40.

{53}

ЦВИА, д. 1569, л. 166.

{54}

ЦВИА, д. 179–792, л. 65.

{55}

ЦВИА, д. 178–792, л. 63.

{56}

Там же.

{57}

ЦВИА, д. 179–792, л. 63.

{58}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 43.

{59}

ЦВИА, д. 179–792, л. 65.

{60}

Там же, л. 57.

{61}

Там же. л. 63.

{62}

Там же. л. 63.

{63}

Здесь опечатка: лагерь ля-Куртин был взят правительственными войсками не 6(19), а 7(20) сентября в 11–12 часов дня. К вечеру он был очищен окончательно.

{64}

ЦВИА, д. 1569, л. 184.

{65}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 16.

{66}

ЦВИА, д. 1814/с, л. 32.

{67}

ЦВИА, д. 179–792, л. 67.

{68}

ЦВИА, д. 180–508, л. 388.

{69}

ЦВИА, д. 200–483, л. 130.

{70}

Там же, д. 179–792, л. 75.

{71}

Все три воззвания приводятся из книги Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 56–57.

{72}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 60.

{73}

Там же.

{74}

Pierre Poiteven. Une bataille au centre de la France en 1917, p. 60.

{75}

Там же.

{76}

По пути в Африку к первой партии 1500 человек французы присоединили еще 200 куртинцев, выехавших на работы, но затем отказавшихся от них.

{77}

Исторический журнал «Красный архив», т. 1. Изд. 1931 г., стр. 155–158.

{78}

Ленинский сборник XXXIV, стр. 38–39.

{79}

Николай Батурин был тяжело болен, в 1925 году он умер на одном из кавказских курортов.