religion Марк Диакон Житие и подвизание иже во святых отца нашего Порфирия Газского ru Fiction Book Designer 13.10.2008 FBD-4E2C6A-CA4D-8240-23A3-0663-0FED-D7F6A6 1.0

создание fb2 файла – rvvg


Марк Диакон

Житие и подвизание иже во святых отца нашего Порфирия Газского

Житие Порфирия Газского

Житие Святого Порфирия, епископа Газского, принадлежит перу друга и ученика Святителя, диакона Марка, и представляет один из поучительнейших и любопытнейших памятников агиографической литературы. Перевод сделан нами по греческому подлиннику, изданному Мор. Гауптом в Трудах Королевской Академии Наук в Берлине, за 1874 г.; стр. 171-215.

1. Хорошо зреть очами (ибо зримое делается достойным любви) подвиги святых мужей и их божественную ревность и желание, но вместе с тем приносят не малую пользу и повествования лиц точно знающих, проникающие в души слушателей. Зрение более верно, чем слух, но убедителен бывает и слух, если то, что говорится, исходит от лиц, достойных веры. Если бы повествование о полезном было не легкомысленно и если к истине не примешивалась бы ложь, то письменное изложение такового было бы излишним, так как истина, постоянно, по преемству передаваемая слуху последующих поколений, была бы достаточна для их назидания. Но так как время искажает, частью вследствие забвения, частью вследствие небрежения, то я по необходимости пришел [2] к настоящему писанию, для того, что бы, вследствие продолжительности времени, не впал в некое забвение сей святой муж – я говорю про преподобного Порфирия. Воспоминание об его подвизаниях есть целительное врачество для слушателей.

2. Нелепо, что трагические поэты и другие подобные писатели тратят слова на смех и старушечьи басни, а мы пренебрегаем, предавая забвению, святыми и достопамятными мужами. И какому я, по справедливости, подвергнусь наказанию, если не предам письму жизнь сего боголюбивого мужа, жизнь, наставницу философии, того, кто ревновал по жизни небесной? Мы расскажем об его бранях и восстаниях не только против предводителей и защитников идолослужения, но и против целого народа, исполненного всякого безумия. Ибо он помнил слова блаженного апостола, который говорит: Приимите вся оружия Божия, да возможете противитися в день лют и вся содеявше стати. (Ефес. 6, 13). Облекшись в такое всеоружие, названный апостол выступил на подвиги; но и Порфирий, имевший таких и толиких противников и вступивший в подобное же состязание, получил и равную победу, и воздвиг посреди Газы трофей – основанную им святую Христову церковь. Доставила же ему победу не человеческая природа, но мысль, привлекающая божественную благодать: ибо быв теплейшим любителем Христа, он решился терпеть и делать все. Сколько вражеских нападений выдержал [3] таковой муж от своих противников, сколько перенес обманов и насмешек?

3. Но так как не возможно рассказать о всехвальном муже всего, так как оно и много, и многим кажется невероятным, то я изложу немногое, что запомнил, так как большинство времени прожил с ним и наслаждался оною блаженною и изумительною душою, живущею с ангелами. Кто по справедливости не будет восхвалять восприявшего все виды добродетели? Но мы знаем, что ни одно слово не может достигнуть добродетели такого мужа; все же следует отважиться, полагаясь на его святые молитвы. Я напишу его похвалу не горделивым словом, ибо не красноречие обыкновенно украшает жизнь таких, но добродетельные дела возвеличивают самое изложение. Посему и я, полагаясь на святые молитвы названного преподобного мужа, приступаю к сему писанию, испрашивая чрез них у Господа Иисуса Христа благодать и помощь на то, чтобы иметь возможность рассказать по какому бы ни было предлогу о добродетели святого мужа; прошу и читателей этого писания верить в то, что говорится, так как я был зрителем добродетели мужа, живя и плавая и сострадая с ним до последнего дня здешней его жизни. Отсюда пусть будет начало моего повествования.

4. Есть Палестинский город Газа 1, находящийся на границе Египта, город не неизвестный, но весьма [4] населенный и принадлежащий к видным городам. В это время в нем процветало безумие людей относительно (почитания) идолов.

Архиерейство в нем принял восхваляемый нами Порфирий. Отечеством он имел – на небе Иерусалим (к нему он и был приписан), а на земле – Фессалонику 2, и род его был знатен. Им овладела божественная любовь оставить отечество и знаменитость рода и неисчислимое богатство, и посвятить себя монашеской жизни. Отплыв из Фессалоники, он прибыл в Египет и тотчас устремился в Скит, и немного дней спустя был удостоен честного образа. Пробыв там со святыми отцами пять лет, он был объят другою божественною любовью поклониться святым и досточтимым местам Божиим; побывав там и поклонившись, он ушел в пределы Иордана и поселился в пещере, пребыв в ней также пять лет в большом утеснении. Вследствие большой сухости и непостоянства (климата) этих мест, он впал в тяжкую болезнь, и видя себя в крайней опасности, по смотрению (Колосс. 1, 25), призывает одного из знакомых взять его в Иерусалим. Болезнь же была скирр в печени с постоянною весьма тонкою лихорадкою. Когда таковая болезнь усиливалась и беспрестанно колола его внутренности, и тело его изнурялось, он неопустительно каждый день обходил святые места, согнувшись, не будучи в состоянии выпрямиться во [5] весь рост, но опираясь на жезл. Случилось в это время, что и я отплыл из Азии ради поклонения честным местам, и прибыв туда, пробыл долгое время, питаясь от своего рукоделия – я обладал искусством каллиграфа. Видя преподобного постоянно приходящего во Святое Христово Воскресение и в другие молельни, я удивлялся, что при толикой телесной недуге он не перестает так себя терзать.

5. В один день, встретив его на ступенях Мартириума, созданного блаженным царем Константином 3, при чем он не был в состоянии двинуть вперед ногу, я подбежал, и протянул ему руку, убеждал опереться на нее и подняться по ступеням. Он же не захотел, говоря: Не подобает мне, идущему испрашивать прощение грехов, опираться на чужие руки. Позволь, брате, Богу видеть труд мой, дабы, по неизреченному своему милосердию, помиловал и меня. Он ходил и слушал Божия словеса, внимая учителям, и всегда участвуя в таинственной трапезе, и затем возвращался в свое жилище. Было ясно, какую он вел жизнь. Свою болезнь он презирал на столько, что полагал, будто имеет ее в чужом теле: надежда на Бога освобождала его от нее.

6. Одно его печалило и угрызало, что оставалось его имущество, а не было, по евангельскому слову, продано и роздано нищим (Матф. 19, 21). Виною этого [6] препятствия было то, что у него остались братья, бывшие еще в младенчестве, когда он оставил родину. Скорбя об этом, он просил меня, сделавшегося уже близким ему (я ему прислуживал по причине его немощи), отплыть в Фессалонику и произвести раздел с братьями; и дав записку с приказанием и препоручив меня Господу, отпустил, снабдив меня на расходы весьма небольшими деньгами: он не имел их в обилии. Тогда я, тотчас придя в Аскалон 4 и обретя корабль, отправился и через тринадцать дней благополучного плавания прибыл в Фессалонику; предъявив письменное приказание, я разделил имение с братьями его. Я продал им доставшиеся мне поместья за три тысячи золотых, одежду же и серебро взял с собою, а также и других тысячу четыреста золотых, и собрав все, через три месяца отплыл назад, прибыв в гавань Аскалонскую 5, через двенадцать дней. Там, наняв животных и нагрузив их, я пришел во святой град. Треблаженный, тотчас, как увидал меня, обнял с радостью и слезами (и радость может вызвать слезы), я же его не узнал: тело у него было весьма здоровое и лицо румяное. Я обращал взоры, часто смотря на него, он же уразумев и ласково улыбнувшись, сказал:

7. «Не удивляйся, брат Марк, видя меня [7] здравым и крепким, но узнай причину здравия и тогда изумись неизреченному человеколюбию Христа, так как то, в чем отчаялись люди, им благоисправляется». Я же просил его рассказать мне причину выздоровления и то, каким образом он уничтожил болезнь. Он же ответил мне: «Назад тому сорок дней, когда я был в бдении святого Воскресения, объяла меня несказанная боль печени и, не вынося страданий, я, отойдя, прилег близ святого Краниева места и от большой боли пришел как бы в исступление и увидал Спасителя, пригвозденного на кресте и одного из разбойников, висящего с ним на другом кресте. Я начал кричать и говорить слова разбойника: «помяни мя Господи егда приидеши во царствии си» (Лук. 33, 42). И Спаситель, отвечая, сказал висевшему разбойнику: «сойди со креста и спаси сего лежащего, как и сам был спасен». И разбойник, сойдя со креста, обнял меня и облобызал, и протянув десницу, восставил меня, говоря: «приди к Спасителю». И тотчас я встал и прибежал к Нему и увидал, что Он сошел со креста и сказал мне: «возьми древо сие и храни». И взяв сие честное древо и подняв, я тотчас пришел в себя от исступления и с того часа прекратилась у меня боль и не видно даже места болезни».

8. Я же, услышав это, изумился и прославил Бога, всегда оказывающего милосердие призывающим его. И с того времени еще более стал назидаться [8] мужем (я считал его во истину рабом Божиим) и, передав ему все, что принес, остался у него, прислуживая ему и наслаждаясь его духовными словесами. Воистину это был человек непорочный, кротчайший, сострадательный, имевший рассуждение в божественном писании и разрешавший, как никто другой, недоуменные в нем места (он не был непригоден и к внешнему учению), встречавший и заграждавший уста людям неверным и зловерным, нищелюбивый, сострадательный, имевший не далеко слезы, почитавший старцев, как отцов, юношей, как братьев, детей, как сыновей, имевший нрав кроткий и смиренный, не притворно, но истинно (ибо не было в нем коварства), смиренномудрый до того, что достиг конечного бесстрастия, негневливый, незлопамятный, не дозволявший солнцу зайти в гневе его (Ефес. 4, 26), умертвивший все страсти, кроме гнева, который питал к врагам веры.

9. Взяв от меня деньги и другое, что я привез, и продав одежды и собрав множество серебра, остальные драгоценные сосуды он в короткое время роздал нуждающимся не только во Святом граде, но и в других городах и весях и монастырях, преимущественно бывшим в Египте: ибо бывшие там монастыри были весьма бедны. И для приходивших странников он был вторым Авраамом. Вследствие чего в кратчайшее время он роздал все свое имущество, так что сам нуждался в ежедневном [9] пропитании. И он посвятил себя ремеслу кожевника, моча и сшивая кожи, во всем подражал оному божественному апостолу, не хотевшему даром есть хлеб (II Сол. 3, 10); и хотя был в состоянии добывать себе пропитание другим рукоделием, однако желал во всем сделаться подражателем сказанного славного мужа, в бедах, и трудах и гонениях, в опасностях моря и в восстании язык (II Кор. 6, 4; 11, 26). И я приглашал его жить сообща со мною, (ибо у меня были и излишки от моих занятий), он же не соглашался, говоря: «мы ничего не внесли в мир и не можем вынести ничего» и еще говорил: «аще кто не делает, ниже да яст» (II Сол. 3, 10). Я же со дерзновением сказал ему: «Почему же, когда ты благоденствовал, ты не работал и не позволял работать и мне?» Он же мне отвечал: «То, над чем я прежде работал, было больше и многообразнее нынешней работы; ибо последняя кормит одного или другого, прежняя же кормила тьмы и не только питала оные толпы, но и доставляла духовную пищу душе моей». 10. При таких обстоятельствах епископ Святых мест Праилий 6, услышав об имени и подвизаниях преподобного Порфирия, призвал его и с большою [10] нуждою хиротонисал его в сан пресвитера и даже вверил ему хранение честного древа креста 7. Тогда мы узнали, что сбылось на нем то, что было в исступлении, когда он видел Господа на кресте и вместе с ним разбойника, и когда Господь сказал: возьми, храни мне сие древо. Блаженному Порфирию, когда он принял хиротонию, было около сорока пяти лет. Удостоенный этой чести, он не изменил прежних нравов, но пребыл в подвижническом угнетении, в посте и бдении. Пищею ему служил грязный хлеб и овощи, и то после захода солнца; в другие же святые дни он вкушал в шестом часу, употребляя и масло и сыр и моченые овощи; употреблял он один сосуд разбавленного вина ради немощи внутренностей. Такой образ жизни и такое правило он постоянно соблюдал во все время своей жизни. 11. Три года спустя после его хиротонии, случилось, что покинул жизнь епископ выше названного города Газы: это был Еней 8, епископствовавший очень короткое время. Перед Енеем же был Иринион 9, бывший и сам согражданином ангельских сил.

Хвалы его невозможно описать мимоходом, но требовалось бы особое сочинение для описания жизни названного Ириниона, что я предоставляю другим [11] писателям, точно знакомым с его жизнью. И так, когда умер вышеназванный преподобный муж, бывшие тогда Христиане, немногие и число которых было легко определить, собравшись вместе с клиром, стали открыто совещаться, кому вручить епископство, но не пришли к соглашению, так как между ними произошел спор: одни хотели некоторых из клира, другие – из мирян. И, говоря правду, были некоторые и между клириками, украшенные святостью жизни. И когда произошло большое смущение и не приходили ни к чему, в конце концов решили вместе, чтобы пятеро из клириков и столько же из мирян наиболее известных, отправились к архиерею митрополиту 10 и просили у него в епископа того, кого откроет ему Дух Святой. 12. В то время архиерейство было вручено Иоанну 11, мужу испытанному и украшенному всяческой добродетелью. Когда жители Газы пришли к нему, то просили дать им иерея, который мог бы делом и словом противостоять идолопоклонникам.

Услыхав это, он тотчас объявил пост и через три дня Господь открыл ему о блаженном Порфирие; он написал послание упомянутому преподобному Праилию епископу Иерусалимскому, чтобы тот прислал к нему блаженного Порфирия ради некоего вопроса из писания, который тот должен был разрешить; ибо блаженный был в состоянии разрешать от Духа Святого все, [12] казавшееся трудным в божественном Писании. Боголюбезный Праилий, уверовав в послание блаженного Иоанна, отпустил его, наказав не оставаться долее семи дней. 13. Блаженный Порфирий, услышав о содержании послания преподобнейшего Иоанна, сначала смутился, а затем сказал: да будет воля Господня. И призвав меня вечером, сказал мне: брат Марк, пойдем и поклонимся Святым местам и честному кресту.

Должно пройти долгое время, пока мы поклонимся опять. Я же сказал: Для чего ты говоришь так, отче? Он же отвечал: В прошедшую ночь я видел Спасителя, говорившего мне так: Возврати залог, который я у тебя оставил, ибо я хочу сопрячь тебя с женою, хотя и не знатною, но добронравною; ты же возьми ее и укрась, дабы она забыла о прежней своей нищете; если она и не знатна, но мне не чужда и моя родная сестра. Ты же остерегайся, имея жену и заботясь о доме, собирать неправдою, или силою, или беззаконием, ибо прогневаешь меня и огорчишь ее; ибо и она отвращается от сих. Ты же имей только добрую готовность, и все будет даровано тебе, откуда не ожидаешь. Это объяснил мне Владыка Христос прошедшею ночью, и а боюсь, чтобы, желая искупить свои грехи, я не искупил бы грехов и многих других. Но невозможно противоречить Божией воле. 14. Сказав это, он отправился, и я с ним, и поклонившись Святым местам и честному кресту, [13] долго молившись и плакав, он положил в золотой ковчег честный и животворящий крест и заперев, вышел; пройдя к блаженному епископу Праилию, он передал ему ключи и приняв молитву, препорученный Богу, вышел. Придя домой, мы стали готовиться в путь: наняв трех животных и взяв напутствие, мы вышли; напутствием же было все, находившееся в дому. В пути нас было пятеро – сам блаженный, я, два погонщика и другой молодой прислужник по имени Вароха, которого блаженный не за долго обрел брошенным на улице в крайней опасности, увел с собою и истратив на него много, с помощью Божиею сделал его здоровым. С того времени тот остался у него, прислуживая вместе со мною. Случившееся с благочестным Варохой я расскажу впоследствии. Путешествуя этот день, на следующий мы пришли в Кесарию, и по всему городу распространилась весть о нашем приходе, ибо блаженный был известен, как нищелюбец. Мы отправились в тамошнюю странноприимницу. 15. Блаженный архиепископ Иоанн, услышав об этом, тотчас пришел к нам и обняв друг друга и помолившись, они немного посидели. И архиепископ сказал ему: «Встань, брат, Господа ради, и вкуси вместе со мною, дабы нам скорее встать на бдение Святого Воскресения». Мы пришли вечером в Субботу. Блаженный же Порфирий просил его подарить ему вечер ради трудности пути; он говорил, что [14] после первого сна он встанет на бдение. Когда же архиепископ не послушался, то блаженный, встав пошел с ним, взяв и меня (Вароху мы оставили в странноприимнице возле одежд), и по приглашению архиепископа мы поужинали. Долго беседовав о духовном и уснув немного, мы встали на бдение. 16. В эту ночь блаженный Иоанн посылает к жителям Газы, и говорит им: «будьте готовы к исходу: сегодня вы примете своего священника, мужа, которого указал Господь». И при наступлении утра, схватив блаженного, рукоположили его во епископа Газы. Он много плакал и не мог насытиться слезами, ибо говорил, что не достоин такой святыни. Утешенный с трудом жителями Газы и находившимися там Христианами, он успокоился. И совершив святую литургию Воскресения, мы опять возвратились вкусить вместе с архиепископом. 17. Он приказал нам отправляться как можно скорее, и пробыв там еще один день, мы отправились; мы переночевали в Диосполе 12 и, переночевав, поздно вечером пришли в Газу, после больших трудов и скорбей. Причина же скорби была следующая: близ Газы находятся веси при пути, которые причастны идолослужению. Жители их нарочно устлали весь путь тернием и палками, так что никто не мог и пройти, вылили на него навоз и накурили другими зловониями, так что мы задыхались от дурного [15] запаха и подвергались опасности лишиться зрения. С трудом спасшись, мы вступили в город около третьего часа ночи. Блаженный встретил это затруднение по демонскому наваждению; но он не оскорбел, ибо считал, что козни диавола происходят от того, что тот хотел отвратить праведного от вступления. 18. Мы отправились в епископию 13, выстроенную вышесказанным епископом Иринионом вместе со святою церковью, называемой Ириной. Говорят, что имя это носит она по двум причинам: жители Газы говорят, что когда город был взят Александром Македонским, то по какому то знамению, тут прекратилась война и оттого место было названо Ирини (т. е. мир); блаженный Иринион, найдя что это место почитается жителями Газы, построил на нем церковь. И оно доныне осталось под этим названием, по тому ли, что сказано выше, или по имени строителя. Туда мы отправились в построенную им маленькую епископию. 19. В этом году случилось бездожие, и все жители города приписывали это обстоятельство прибытию блаженного, говоря, что «возвещено нам Марной 14, что виновник бедствия для города есть Порфирий». И так как Бог продолжал не давать дождя в первый месяц, называемый у них Диос 15, и во второй, [16] называемый Епиллеос 16 все еще более были удручаемы. Идолопоклонники собрались в храме Марны, приносили много жертв и возносили много молитв ради этого. Они говорили, что Марна владыка дождей: говорят, что Марна есть Зевес. И когда они продолжали в течение семи дней петь гимны и выходить за город, на место, называемое местом молитвы, то, не достигнув ничего, в отчаянии вернулись к делам своим. При таких обстоятельствах, собравшиеся христиане, мужи, жены и дети, числом двести восемьдесят, молили преподобного Порфирия выйти вместе с ними на молитву и просить о ниспослании дождей, ибо был уже голод, в особенности же потому, что бездождие приписывали прибытию блаженного. 20. Преподобный послушался и, объявив пост, приказал, чтобы вечером все собрались во святую церковь для того, чтобы совершить там бдение; в течение целой ночи мы сотворили тридцать молитв с таким же количеством коленопреклонений, кроме пения и чтения. При наступлении утра, взяв изображение честного креста, при его преднесении, мы вышли с пением к древней церкви, находящейся на западе города, которую, как говорят, основал святейший и блаженнейший Асклипа 17 епископ, претерпевший многие гонения за православную веру, жизнь которого [17] и дела записаны в раю наслаждения. Придя в названную церковь, и там мы сотворили столько же молитв и, выйдя оттуда, отправились в мартирий 18 славного мученика Тимофея 19, где почивают и другие останки мученицы Маиуры и Феи исповедницы; и там совершив столько же молитв и коленопреклонений, мы вернулись в город, совершив три молитвы и три коленопреклонения. Очутившись близ города, мы нашли его запертым (был девятый час); идолопоклонники, желая рассеять народ, сделали это для того, чтобы мы не служили литии. Когда же мы оставались два часа перед воротами и никто не отпирал, то Бог, видя терпение народа, рыдания и несказанные слезы, в особенности преподобного мужа, милосердовав, как при великом Илие пророке, поднял ветер с юга, небо покрылось облаками и при закате солнца начались молния и гром, и пролился большой дождь, так что можно было думать, что это не капли, но град, ниспадающий с неба. Мы же от великой радости почти не чувствовали этого, ибо обнимали друг друга. 21. Некоторые из Еллинов, видя, коликие чудеса сотворил нам Бог, уверовав, открыли ворота и смешались с нами, восклицая: Христос единый [18] Бог, он единый победил. Они пришли с нами во святую церковь, откуда блаженный отпустил их с миром, запечатлев печатью Христа. Числом их было 127, из них 88 мужчин, 35 женщин, 14 детей, в числе которых пять дев. Мы же, совершив окончательное благодарение, разошлись каждый с радостью и миром восвояси. И толикий дождь пролился в эту ночь и на другой день, что все боялись, как бы не произошло обвала домов, потому что большинство их было из необожженного кирпича. Дождил же Господь наш Иисус Христос от восьмого дня месяца Авдунея до десятого. Авдуней у них есть месяц Январь по Римски; их месяцы предшествуют на пять дней Римским. В одиннадцатый мы справили день Богоявлений 20 Господа Иисуса Христа, с радостью воспевая и благодаря о всем, что содеяло нам его человеколюбие. В этот год присоединилось к стаду Христову, сверх 127, и еще 105. Идолопоклонники же не переставали строить козни блаженному и остальным христианам; ибо, когда им доставался архонт Еллин, они побуждали его или деньгами или безбожною своею религией обижать христиан, и от этого происходила сему блаженному необыкновенная скорбь, и он непрестанно ночью и днем молился человеколюбцу Богу, дабы он обратил их от заблуждения к своей истине. 22. Так как выше я упомянул о блаженном [19] Варохе, то расскажу о нем и остальное, Он обладал, как никто другой, ревностью о Боге и потому претерпел много зла от идолопоклонников. Раз, когда он ушел за церковным сбором 21 в одну весь недалеко от города (а тот, кто подлежал сбору, был идолопоклонник), когда стали требовать сбора, и тот хотел протянуть и отсрочить уплату, а богочестный Вароха не соглашался, произошел вследствие этого спор между ними, и нечестивый земледелец призвал нескольких подобных ему поселян, и они начали бить палками блаженного Вароху; затем, подняв его полумертвым, бросили вне веси в пустынное место, где он лежал безгласен и недвижим. На другой день, по человеколюбию Божию, проходил через это место диакон Корнилий с двумя другими христианами и, обретя боголюбивого Вароху и признав его, поднял и внес в город. 23. Когда же идолопоклонники увидели его несомого, то подумав, что он мертв, обратились в бешенство, полагая, что преступно вносить в город мертвеца, и стащив его с плеч несших, начали бить боголюбивого Корнилия диакона и двух христиан, и, привязав веревку к ноге блаженного Варохи, влекли его. В это время некоторые из братии известили об этом блаженного епископа, и он, [20] смутившись, призвал меня и трех других братий, находящихся у него, и сказал им: дерзайте братия, и бегите, теперь время мученичества. Когда же мы прибежали на место, где связали блаженного, сбежались толпы – и одни издевались над святейшим епископом, другие же, видя его терпение, что он при издевательстве не гневался, но, напротив, увещевал каждого не осквернять и не оскорблять подобострастного тела, перешли на нашу сторону и стали спорить друг с другом до ударов. Мы же, видя большое смятение, подняли боголюбивого Вароху и ушли во святую церковь. 24. Когда же увидели, что он еще дышит, то стали врачевать его, и об нем совершалось вечером и ночью усиленное моление, ибо собралась вся братия. А преподобный епископ не переставал плакать и молить Бога за него, ибо знал, каковую тот имел ревность о Боге. Когда же Бог увидел слезы преподобного священника и мольбы народа (его считали вторым Финеесом 22 против идолопоклонников), то ускорил милость свою к нему и в эту ночь открыл ему очи, и он начал говорить и просить дать ему пить. Я же, сидев возле него, тотчас побежал известить блаженного епископа и от великой радости позабыл дать ему пить: и со мною случилось то же, что с рабыней во время блаженного апостола Петра (Деян. 12, 14), когда, услыхав голос святого [21] Петра, от радости она не открыла ему дверей, но, оставив его, сперва известила бывших в доме; то же произошло и со мною. Блаженный епископ, услышав это, не был побежден душевным волнением, но оставался, пребывая в молитвах. Мы же, восхвалив его твердость и непоколебимость, оставили его и ушли, я и боголюбивый Корнилий диакон, сидевший вместе со мною при блаженном Варохе. Когда же преподобнейший епископ окончил молитвы и все последование, то, сев и сам вместе с нами, спросил богочестивого Вароху, как он сначала пострадал, и тот рассказал нам все. 25. Когда мы совещались о том, что следует делать, наступило утро и вот, защитник города 23 с двумя иринархами 24 и двумя знатными 25 Тимофеем и Епифанием и многими другими, придя, начали кричать и шуметь, говоря: Зачем внесли вы в город покойника, не смотря на то, что это запрещают отцовские законы? и при этом оскорбляли блаженного епископа. Мы же, услышав шум, вышли, и когда они увидели нас, то начали колотить меня и боголюбивого Корнилия диакона. Когда же мы стали призывать свидетелей из народа, то преподобнейший епископ [22] заградил нам уста, прося и увещевая их не гневаться столь безрассудно. Безбожные же, на сколько более их просили, на столько сильнее бесновались и оскорбляли преподобного мужа. И так как шум продолжался, то боголюбивый Вароха одушевился и наполнился ревностью о Боге: он встал, схватил палку и начал бить попавшихся и продолжал, гоня их до святилища Марны; возвратился с великою победою новый наш Сампсон, и сам поразив тысячу иноплеменников. С того времени идолопоклонники боялись его, не будучи в состоянии слышать его имя. Немного времени спустя я и боголюбивый Вароха были удостоены рукоположения во диаконы, я, будучи весьма недостоин, он же, прияв этот дар достойно и праведно. 26. Иже во святых отец наш Порфирий, видя беззакония, ежедневно совершаемые идолопоклонниками, решил послать меня в Византию просить царей об уничтожении идольских капищ: они еще действовали в Газе, в особенности так называемое святилище Марны. И составив послание в святейшему и преподобнейшему епископу Константинопольскому, слава и хвала которого упоминаются всеми, отправил меня: через двадцать дней мы прибыли, и я, отдав послание блаженному Иоанну 26, ознакомил его изустно со всем. Тот, услышав это, тотчас дал знать [23] Евтропию 27 кувикулярию 28, имевшему большую силу у царя Аркадия, и прочел ему послание блаженного епископа, попросив его помочь посланию; получив обещание, он ушел и сказал мне: будь покоен, чадо; я надеюсь на владыку Христа, потому что Он обыкновенно творит милость свою. Я же не переставал напоминать ему ежедневно, и он посылал и настаивал перед Евтропием. По истечении семи дней, был объявлен божественный указ, чтобы капища города Газы были заперты и не действовали, и это повеление было вручено некоему Иларию, сувадиуве магистриана 29. 27. Три дня спустя я отправился из Византии и через десять дней прибыл в город Газу, опередив Илария на семь дней. Я нашел преподобнейшего Порфирия нездоровым, но как только передал ему ответ блаженнейшего Иоанна архиепископа Константинопольского и прочел его, тот, обрадовавшись, выздоровел, освободившись от лихорадки. Он говорил, что получил болезнь вследствие большой скорби от идолопоклонников. Через семь дней прибыл названный Иларий вместе с двумя коментарисиями 30 консулов и большою помощью из Азота 31 и Аскалона и [24] всеми общественными властями. Тотчас он захватил трех знатных 32 и, получив от них удовлетворение, предъявил им царскую грамоту, повелевавшую, чтобы капища города Газы были заперты под опасением смерти первых этого города, и, свергнув в них всех идолов, запер их. Святилище же Марны он оставил тайком действовать, взяв за это весьма большие деньги. И идолопоклонники стали опять, по обыкновению, творить беззакония. 28. Случилось же, что произошло и другое чудо, распространившаяся молва о котором привела многих к познанию истины. Бог, будучи благоутробен, ведает под различными предлогами обращать род человеческий к своему умному свету.

Случившееся было из таковых: некая жена из городской знати, по имени Элия, перед родами впала в великую опасность, а причиною опасности было следующее; плод у нее выходил не естественным образом, но принял обратное, неестественное положение и, так как одна рука была высунута, то остальное тело не имело возможности пройти; оно лежало поперек в утробе, и бабки не могли придать ему естественное положение. Приключившиеся жене муки были несказанны, так как боли толкали плод ежечасно; еще большую силу получили муки вследствие того, что за первым днем последовал второй, а также и третий, бывший еще более мучительным второго. Страдания [25] протянулись на семь дней, при чем болезнь постоянно усиливалась. И врачи желали сделать ей чревосечение, но увидев упадок сил ее, отказались от нее. Ее родители и муж Ирос, будучи почитателями демонов, ежедневно приносили за нее жертву, приводили заклинателей и знахарей, полагая что те помогут ей, но безуспешно. 29. У нее была верующая кормилица, которая, весьма скорбя, творила молитвы за нее в молитвенных домах. В один из дней, когда она со слезами молилась в церкви, около девятого часа вошел туда иже во святых Порфирий, и я вместе с ним, и увидел скорбящую старицу, которая со слезами молилась Богу; остановившись, он спросил ее о причине. Она же, увидев его, припала к его ногам, умоляя помолиться Христу за нее. Когда же святой узнал от жены повод, то прослезился и сам (он был чрезвычайно сострадателен) и сказал кормилице: «Я слышу об этом семействе, что оно покланяется идолам и с трудом может спастись; но все же Богу все возможно, и Он пользуется случаем для того, чтобы спасти погибающих». Пойди теперь и собери всех родных, родителей, мужа и скажи им: так как здесь есть превосходный врач, могущий ее вылечить, то, если он поможет ей избежать толикой опасности, что вы дадите ему? Они, во всяком случае, будут обещать тебе многое. Скажи им следующее: если он ее вылечит, дайте мне слово в том, что [26] не измените ему и не пойдете к другому. Заставь их всех воздеть руки к небу и дать слово, что они исполнят все, что обещали. И когда они сделают это, скажи родильнице при всех: Иисус Христос, Сын Бога живого, исцеляет тебя. Веруй в Него, и будешь жить». 30. Старица, услышав слова блаженного епископа и приняв от него препоручение Богу, побежала в дом и, найдя всех плачущими, а жену в крайней опасности, молила ее родителей и мужа не малодушествовать; она говорила, что «превосходный врач прислал меня к вам, чтобы вы дали мне слово в том, что если он ее вылечит, вы не откажетесь от него». Родители и муж, услышав это, сказали: если он пожелает взять все наше имущество, мы не замедлим, только бы увидеть нам нашу дочь в живых, кормилица же сказала: возденьте руки ваши к небу и дайте мне слово, что вы не откажетесь от врача. Они же с готовностью и со слезами воздели руки, говоря, что все наше будет принадлежать ему во все время нашей жизни. Ибо какое утешение будет у нас, если она скончается? Она была у них единственная и прекрасного характера, как никакая другая жена. Кормилица, услышав это, громким голосом перед всеми, сказала: великий иерей Порфирий говорит: Иисус Христос, Сын Бога живого, исцеляет тебя; уверуй в Него и будешь жить. Тотчас, жена громко закричав, родила живого ребенка. [27] 31. Все, находившиеся там, в изумлении воскликнули: велик Бог Христианский, велик иерей Порфирий. На следующий день родители жены, и муж и все родственники и близкие, придя к блаженному Порфирию, пали к его ногам, прося печати Христовой.

Блаженный же, назнаменовав их и сделав оглашенными, отпустил в мире, заповедав им посещать святую церковь, и немного времени спустя, огласив их, крестил и младенца вместе с женою, и дал ему имя Порфирий. Просвещенные по поводу жены были числом шестьдесят четыре. 32. Идолопоклонники, по мере того, как видели Христиан умножающимися, ожесточались и не дозволяли им занимать общественные должности, но обращались с ними, как с дурными рабами. Блаженный Порфирий, вновь видя большую несправедливость к Христианам, и не вынося, когда зрел их обиды, отправился в Кесарию к блаженному архиепископу Иоанну 33 и просил его со слезами успокоить его. Он говорил, что уже более не в состоянии переносить беззакония, совершаемые жителями Газы. Блаженный же Иоанн, услышав, просил его быть твердым и не оставлять епископства. И отвечая, преподобнейший Порфирий сказал ему: 33. «Беру тебя в свидетели пред незримым Богом и надеждою нашей Иисусом Христом, Господом всея твари, и покланяемым и животворящим [28] Святым Духом, не презри моления моего, для того, чтобы ее была с нас взыскана погибель бесчисленных душ.

Но молю тебя, отче, поедем со мною в царствующий град молить царей, с изволения небесного Царя, о разрушении идольских капищ». Блаженный Иоанн, отвечая ему, сказал: «Чадо, просьба твоя справедлива, но время неудобно: теперь начинается зимний поворот». Блаженный Порфирий отвечал: «Если Бог восхощет, чтобы мы были и обратили народ Газский, то он может сохранить нас и во время зимы. Ты же отче, соблаговоли, дерзая на Его благоутробие, и наш путь будет благополучен», Блаженный Иоанн сказал ему: «Да будет воля Христова». 34. Блаженный Порфирий, получив обещание, написал мне, чтобы я как можно скорее прибыл в Кесарию и привез с собою три книги и сорок три номисмы 34, которые случайно остались от доходов святой церкви. Я же, получав письмо и взяв книги и номисмы, тотчас отправился, и прибыв в Кесарию, обрел преподобнейших епископов готовящимися в плаванию и через два дня мы, снявшись, отплыли в Воскресенье, в двадцать третий день месяца Перития 35, и, по милосердию Христа, проплыв благополучно, через десять дней прибыли к острову Родосу. Тогда на острове, на противоположной его [29] стороне, был один инок, по имени Прокопий, который теперь сопричислен к ангелам. Он скончался тому назад пять лет, жив непорочною жизнью в постах и бдениях и крайней нестяжательности; он имел пророческий дар и силу изгонять бесов. Мы, пристав, как было сказано, к Родосу, и услышав о подвизаниях святого мужа, сочли необходимым не пройти мимо него, но насладиться его ангельским общением, и спросив, где он имел пребывание, отправились к нему, проплыв на парусном судне, и прибыв, постучали в дверь. Он тотчас, выйдя, открыл нам сам, хотя и имел при себе другого ученика. 35. Когда же он увидал преподобнейших епископов, то, пав на лице, поклонился им, затем, встав, облобызал и меня и боголюбивого Евсевия диакона, которого взял с собою преподобный архиепископ Иоанн; введя нас в молельню, он отступил назад, предоставив переднее место блаженнейшим епископам, и сказал: вам иереям подобает занимать переднее место, мне же смиренному и не удостоенному хиротонии – заднее.

Тогда мы узнали, что преподобнейший Прокопий был прозорливец, ибо и не видав нас, и не слышав про нас, духом узнал, что блаженнейшие Иоанн и Порфирий епископы, почему дал им предпочтение в молитве. Затем, после молитвы, мы сели и побеседовав с нами о многом душеполезном, он спросил о причине беспокойства.

Блаженный же Порфирий рассказал ему все про [30] жителей Газы, как неистово преданы они идолам и сколько бедствий терпят от них Христиане, и что сего ради они отправляются просить царей о низвержении идольских капищ. 36. Иже во святых Прокопий отшельник, услышав и прослезившись, сказал: «Господи Иисусе Христе, обрати рабов своих от диавольского обмана к освященной своей вере.

Затем сказал преподобнейшим епископам: Не малодушествуйте, отцы; ибо Бог, знающий ваше рвение о вере, благоустроит вам путь и даст вам все по желанию вашему. Вот я посоветую вам, что Господь открыл моему смирению: прибыв в Византию, первее повидайтесь с преподобнейшим епископом Иоанном, и вместе с ним сотворите молитву Богу и изложите ему дело; он вам посоветует и сам, что Господь откроет ему. Ибо во дворце говорить он не может, так как царица Евдоксия 36 гневается на него. Он поручит вас Амантию, кувикулярию 37 Государыни, человеку богочестивому и почитающему красу иерейскую; он введет вас к царице, и когда вы войдете, она примет вас благосклонно. Изложите ей все дело и, простившись с ней, уйдите. При втором посещении ее, напомнив о деле, скажите ей, что: надеемся на Христа, Сына Божия: если постараешься о настоящем деле, то Он дарует тебе чадо мужеского пола. Услышав это, она обрадуется (она беременна, и теперь девятый [31] месяц ее беременности) и сделает все для исполнения дела вашего, с изволения Божия. 37. Мы же, услышав слова святого мужа и уверовав в сказанное, будучи препоручены пм Богу, вышли и, снявшись в тот же день, поплыли, и через другие девять дней прибыли в Византию; остановившись в гостинице, мы тотчас отправились к преподобнейшему архиепископу Иоанну. Узнав, кто мы, он принял нас с великим почетом и вниманием и спросил, по какой причине мы перенесли трудности пути; мы ему рассказали и признав, он вспомнил, что еще ранее ми просили об этом письменно и узнав меня, благосклонно облобызал. Он утешал нас не отчаиваться, но иметь надежду на милости Божия и сказал нам: я не властен говорить с царем, ибо прогневала его на меня царица за то, что я укорил ее по поводу имения, которое она, возжелав, похитила 38. И я не забочусь и не беспокоюсь о том, что он гневается; они повредили себе, а не мне; и если они вредят моему телу, то гораздо более пользы приносят душе. Впрочем, это предоставим милосердию Божию, а касательно вашего поручения, если соблаговолит Господь, я завтра пошлю за евнухом Амантием, кастрисиом 39 царицы, который имеет большую силу у ней и во истину раб Божий; я изложу [32] ему дело и он весьма постарается, с соизволения Божия. Мы же, простившись на этом, препорученные Богу, отправились в нашу гостиницу. 38. На следующий день мы пришли к преподобному и обрели у него кувикулярия Амантия: преподобный позаботился о нашем деле, послал за ним и рассказал про нас.

Когда мы вошли и Амантий узнал, что это мы, про которых ему говорили, встав, приветствовал преподобнейших епископов, преклонив чело к земле; и они, узнав, кто он, обняли и облобызали его. И святейший архиепископ Иоанн поручил и им изустно рассказать кувикулярию о своем деле. Преподобнейший Порфирий рассказал ему все касательно идолопоклонников, как они с дерзновением творят беззакония, и как угнетают Христиан. Он же, слушая, плакал и исполнившись ревностью о Бозе, сказал им: Не отчаивайтесь, отцы, Владыка Христос защитит служение Себе.

Молитесь же вы, а я поговорю с Августой и уповаю на Бога всяческих, что он, по обыкновению, сотворит милость свою. Завтра я введу вас к ней и она сама узнает из уст ваших, чего вы хотите, ибо вы обрящете ее предуведомленною мною. Сказав это и простившись с нами, он ушел, а мы, беседовав с преподобнейшим архиепископом Иоанном о многом духовном, и получив препоручение Богу, удалились. 39. На следующий день прислал за нами [33] кувикулярий Амантий двух деканов 40 приглашая идти во дворец, и мы, встав, поспешно отправились. Мы нашли его ожидавшим нас, и он, взяв двух епископов, ввел к Августе Евдоксии. Увидев их, она приветствовала их первая, сказав: благословите отцы, и они поклонились ей.

Она сидела на золотом ложе и сказала им: простите меня, иереи Христовы, ради належащей мне необходимости утробы, ибо я должна была выйти в прихожую для встречи вашего преподобия. Но, Господа ради, молитесь за меня, чтобы я, по человеколюбию Божию, родила сущее во чреве. Преподобнейшие епископы, удивляясь ее снисхождению, сказали: Благословивый чрево Сарры и Ревекки, и Елисаветы, благословит и оживит сущее во чреве твоем. 40. После того, как они произнесли и другие духовные речи, она сказала им: Я знаю, чего ради вы потрудились; меня предупредил об этом Амантий кастрисий. Если же и вы хотите рассказать мне, то прикажите, отцы. Получив приказание, они рассказали ей все относительно идолопоклонников, как бесстрашно они творят беззакония, как притесняют Христиан, не дозволяя им проходить государственные должности, ни обрабатывать своих полей, с которых платят подати вашей державе.

Царица, выслушав, сказала: Не теряйте мужества, отцы; я надеюсь на [34] Владыку Христа, Сына Божия, что убежду царя сделать подобающее святой вашей вере и отпустить вас отсюда, уврачевав вас; пойдите теперь, отдохните, ибо вы устали, и молитесь, дабы Бог содействовал моему прошению. Сказав это, она приказала принести денег и взяв три пригоршни, дала преподобнейшим епископам, сказав: возьмите пока это на расходы. Епископы же взяв и высказав ей много благословений, ушли. При выходе же много денег роздали стоявшим у дверей деканам, так что при них самих осталось немного. 41. Царица же, когда вошел к ней царь, рассказала ему все относящееся к делу епископов и просила разрушить капища Газы. Царь же, услышав это, был недоволен, сказав: Я знаю, что этот город привержен к идолопоклонству, но он относится благодушно к взносу податей, платя очень много. Если же мы внезапно их испугаем, то они обратятся в бегство, и мы потеряем столь значительный доход. Но, если хочешь, будем теснить их постепенно, отнимая у идолопоклонников должности и другие государственные обязанности, и прикажем чтобы капища их были заперты и не действовали. Ибо власть, соединяемая с внезапностью, тяжка для подчиненных.

Царица, услышав это, весьма опечалилась (она была тепла относительно веры) и ответила царю только следующие слова: Господь поможет рабам своим Христианам, будем ли мы желать или [35] нет. Это рассказал нам благочестивый Амантий кувикулярий. 42. На следующий день Августа послала за нами и приветствовав по обычаю первая преподобных епископов, пригласила сесть. Поговорив много о духовном, она сказала им: я говорила с царем, и он был немного недоволен; но не теряйте мужества. Я, с Божия соизволения, не успокоюсь, пока вы не будете удовлетворены и не уйдете, достигнув вашей цели о Боге. Епископы, услышав это, поклонились. Наш иже во святых Порфирий ободрился и, вспомнив о словах треблаженного Прокопия отшельника, сказал царице: потрудись, Христа ради, и Он, за труд твой дарует тебе сына, который будет жить и царствовать многие годы на твоих глазах и к твоей радости 41. Царица, услышав эти слова, исполнилась радости, лице ее покраснело, и к той красоте, которую она имела, прибавилась новая: видимое обнаруживает невидимое. 43. И она сказала преподобнейшим епископам: Молитесь, отцы, дабы по глаголу вашему, с соизволения Божия, я родила отрока, и если это случится, то я обещаю вам исполнить все, о чем просите. И сделаю, при содействии Христа, другое, о чем

[36] вы не просите. Я выстрою святую церковь в Газе, по самой середине города.

Ступайте же с миром и отдыхайте, непрестанно молясь обо мне, чтобы я родила по человеколюбию Божию, ибо близко время родов. И так епископы, простившись и препоручив ее Богу, вышли из дворца и молитва была о том, чтобы она родила отрока, ибо мы верили слову преподобного Прокопия отшельника. Ежедневно мы ходили к святейшему архиепископу Иоанну и наслаждались святыми его словами, сладчайшими паче меда и сота. (Псалм. 18, 11). К нам приходил Амантий кувикулярий, то принося ответы царицы, то ради свидания. 44. Немного дней спустя царица родила отрока 42 и его назвали Феодосием, по имени деда его, Феодосия Испанца 43, царствовавшего вместе с Грацианом 44.

Родившийся Феодосий Младший, родился в порфире 45, почему был провозглашен царем с пеленок. В городе была большая радость, и были разосланы гонцы по городам с известием об этом событии, и дары и милости. Царица же, как только родила и встала с одра, прислала к нам Амантия, говоря через него: Благодарю Христа за то, что через преподобные ваши молитвы Бог даровал мне сына. Молитесь же, отцы, за его жизнь и за меня смиренную, чтобы я могла [37] исполнить то, что обещала вам, паки изволением Христа, святых ради ваших молитв. 45. Когда исполнилось семь дней после родов, она послала за нами и встретила нас в дверях спальни неся и ребенка, облеченного в порфиру, и преклонив голову, сказала: Подойдите, отцы, ко мне и дитяти, которое даровал мне Господь ради ваших святых молитв. И она передала им ребенка, чтобы они его назнаменовали.

Преподобные епископы назнаменовали ее и ребенка знамением креста, и сотворив молитву, сели. После того, как они переговорили много назидательных речей, государыня сказала им: Знаете, отцы, что я решила сделать относительно вашего дела? Мой же владыка Порфирий сказал в ответ: что ты решила, то решила о Боге.

Ибо в эту ночь было открыто моему недостоинству в видении, что я в Газе и стою в тамошнем капище, называемом Марнион, и что твое благочестие дает мне евангелие и говорит; возьми, прочти. Я же, развернув, обрел стих, в котором Владыка Христос говорит Петру: Ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь мою и врата адова не одолеют ей (Матф. 16, 18). Ты, государыня, сказала: мир тебе; крепись и мужайся.

И после этого я проснулся, и из этого убежден, что Сын Божий будет содействовать твоему намерению. Скажи же нам, государыня, что ты решила. 46. Царица сказала в ответ: Если будет угодно Христу, через немного дней дитя будет [38] удостоено святого крещения. Вы, уйдя, составьте просьбу и просите, поместив в ней, что хотите, и когда младенец выйдет после честного крещения, подайте прошение несущему его, я же научу его, что делать и надеюсь на Сына Божия, что все дело Он устроит по хотению Своего благоутробия. Мы же, получив такое поручение, весьма благословляли ее и ребенка и уйдя, составили прошение, поместив в бумаге многое, не только про низвержение идолов, но и относительно предоставления преимуществ и доходов святой церкви и христианам: ибо святая церковь была бедна. 47. Но прошествии дней, настал день, в который должен был быть просвещен новый царь Феодосий. Весь город украсился венками и был убран шелками и парчой и всяческими украшениями, так что никто не мог бы описать красоты города, но можно было видеть подобные волнам толпы жителей, украшенные одеждами всякого вида. Не по моим силам рассказать блеск этого украшения, но это могут сделать те, которые опытны в слове; я же перейду к настоящему истинному писанию. Когда Феодосий Младший был окрещен и был вынесен из церкви во дворец, можно было опять увидеть великолепие множества начальников и их блестящие одежды. Все были одеты в белое, так что можно было подумать, что толпа покрыта снегом. Впереди шли патрикии 46,

[39] иллюстрии 47 и все чины вместе с военными строями, все имели свечи, так что можно было предположить, что на земле светят звезды. Близ младенца, которого несли, находился и сам царь Аркадий 48 с лицом, более веселым и светлым, чем та порфира, в которую он был облечен, а один из вельмож нес младенца в светлой одежде. Мы же, видя толикую славу, удивлялись. Иже во святых Порфирий сказал нам: если то, что не по мнозе исчезнет, имеет такую славу, то на сколько более имеют ее небесные, уготованные достойным, яже око не виде и ухо не слыша, и на сердце человеку не взидоша? (2 Кор., 2, 9). Мы стали в преддверии святой церкви, имея при себе и хартию с просьбой. 48. И когда он вышел после крещения, мы воскликнули, говоря: Просим твое благочестие и протянули хартию. Несший младенца, увидев и зная о нашем деле (государыня научила его заранее) приказал подать ему хартию, и взяв ее, остановился. Он приказал быть молчанию и раскрыв прочел часть, затем свернув, подложил руку под голову младенца; наклонив ее, он во всеуслышание закричал: Его держава повелела исполнить то, что изложено в просьбе. Все, видя это, удивились и поклонились царю, ублажая его по поводу того; что он удостоился увидеть при жизни сына своего царствующим; и он, [40] слыша это, ликовал. Было возвещено и царице Евдоксии то, что произошло, ради ее сына, и она обрадовавшись и упав на колени, благодарила Бога. 49. Когда дитя было внесено во дворец, встретила его государыня, взяв, облобызала, и неся его на руках, облобызала и царя, сказав: Счастлив ты, государь, тем, что видели очи твои при жизни твоей; и царь; слыша, радовался.

Царица же, видя его веселым, сказала: если угодно, посмотрим, в чем заключается просьба, дабы исполнить все, содержащееся в ней. Царь приказал прочесть хартию и, когда она была прочтена, сказал: Тяжко прошение, но еще более тяжек и отказ, так как это есть первое повеление нашего сына. Государыня сказала ему: Не только первое повеление, но и данное в этой святой одежде 49, и прошение сделано ради благочестия и подано преподобными мужами. С трудом согласился царь, при большом настоянии государыни. Все это возвестил нам боголюбивый Амантий. 50. На следующий день прислала за нами царица и по обыкновению первая приветствовала преподобных епископов, пригласила сесть и сказала им: По молитвам вашим Бог даровал мне совершить относящееся до вас дело, и содействием Его оно исполнено: вы видели, какой способ я употребила. Но, если угодно, завтра я пошлю за квестором 50 и на глазах [41] Ваших прикажу ему, чтобы по силе вашего прошения был составлен божественный указ от имени двух царей и, говоря просто, чтобы он исполнил все, что будет за сим следовать. Епископы, услышав это, весьма благословляли ее, и сына ее, и царя, и поговорив о многом другом душеполезном, простившись, ушли. На следующий день она послала за квестором и сказала ему: возьми эту хартию и по силе ее напиши божественный указ. Квестор, взяв хартию, со тщанием продиктовал в нашем присутствии божественный указ. Мы внушили ему назначить дуков 51 и консуляров и их обстановку для помощи. Когда был окончен и подписан божественный указ, мы просили государыню, чтобы дело было поручено кому-либо из знатных мужей, и она приказала Амантию сыскать из христиан ревностного человека, которому это могло бы быть поручено. 51. Ибо многие из сановников имели притворную веру, и их постигла божественная справедливость, так как цари, узнав, что они неправильно относятся к пречистой вере, сместили их с должностей и наказали телесно и денежно. Но это произошло до сего. Вследствие этого Августа поручила передать наше дело мужу православному, и оно было поручено члену консистории 52, по имени Кинигию, мужу чудному и ревностному о вере. Августа, призвав его, приказала ему разрушить до основания и предать огню все языческие [42] капища. Она подарила ему от руки деньги, сказав: возьми на расходы и ничего не бери у преподобных епископов. Получив таковые повеления от государыни, он вышел, сделавшись более готовым к исполнению. 52. Пробыв остаток зимы и совершив святые дни пасхальные 53 и воскресный, мы стали готовиться к отплытию, и просили чудного Амантия доложить о нас государыне, дабы проститься с ней. Он же, услышав, опечалился тем, что мы намереваемся отплыть, ибо он полюбил нас на столько, что просил государыню отпустить его ради молитвы на святых и честных местах. Государыня же побоялась отпустить его, чтобы он, уехав, не принял иночества и не остался там; она знала жизнь мужа: он был во истину непорочен, раздавал много милостыни, постоянно постился, принимал много странников и помогал нуждам благочестия. Столько о боголюбивом Амантие. Он доложил об нас государыне и мы вошли к ней, и она сказала преподобным епископам: когда вы отплываете с Богом? Они ответили: Сего ради мы пришли проститься с вашей державой. Она же сказала: Помните всегда обо мне и о моем сыне. 53. И тотчас приказала принести денег, и [43] когда они были принесены, сказала владыке моему епископу Порфирию: Возьми, отче, эти два кентинария 54 и выстрой посреди Газы святую церковь, которую я обещала создать, и дай мне знать, если будешь нуждаться еще в деньгах, и я тотчас пришлю. Построй и странноприимницу, чтобы можно было принимать братьев, приходящих в твой город, и давать им содержание в течении трех дней. Она дала и преподобнейшему Иоанну тысячу золотых и обоим драгоценные сосуды, и на расходы дала им по сто золотых. Упомянутый выше преподобнейший Иоанн епископ Кесарийский получил и те преимущества для своей церкви, какие хотел. И сотворив молитву, и дав многие благословения государыне и ее сыну, и царю, они вышли. 54. Они просили дозволения войти и к царю. Царь же спросил их, окончательно ли они собрались и подарила ли им что-нибудь Августа; они же сказали, что мы окончательно собрались, при спасении вашего благочестия и боголюбезнейшей вашей супруги и богохранимого вашего сына, и подарено нам много и значительно. Тотчас и царь приказал епархам 55 отделить им из общественных доходов Палестины по 40 литр золота 56, и сам дал на расходы по [44] одной пригоршне, что составило по пятидесяти номисм 57. И они, много благословив его, ушли. Мы пробыли в городе еще три дня, пока не получили выдачи сорока литр, и через три дня, сев на корабль, отплыли в двадцать третий день Ксанфика, по Газцам, а по Римскому в 18 день Апреля. Светлейший же Кинигий отправился после нас, пользуясь государственной почтой. 55. Мы прибыли на Родос через пять дней и весьма старались пройти к иже во святых Прокопию отшельнику, и когда очень просили корабельщика дать нам часа три, он не дал, говоря, что я не найду такого попутного ветра. Мы же говорили ему, что молитвы святого мужа в состоянии и спасти нас, и дать нам пригодный ветер.

Корабельщик же сердился и не внял нашей просьбе, но, запасшись водою, мы снялись с якоря. Мы очень опечалились, лишившись такого случая и молили святого своими молитвами простить нас и помолиться за нас, чтобы мы спаслись и исполнили то дело, которое нам было поручено. 56. Когда мы отправлялись из Родоса и проплыли благополучно два дня при благоприятном ветре, внезапно поднялась буря, ветры, молнии, гром и волнение, и волны стали воздыматься и становились, как высокие горы, и судно поднималось так, что мы думали, что стремимся к облакам. Поднялись крики, и [45] слезы, и моление Богу, и мы призвали и молитвы отшельника, преподобного Прокопия. При наступлении вечера, когда буря не успокаивалась, мы пробыли без сна всю эту ночь. К утру же, вследствие великой скорби, немного уснули преподобные епископы, и владыка мой Порфирий увидел во сне иже во святых Прокопия отшельника, говорившего им: огласите и назнаменуйте корабельщика (он принадлежит к отвратительной ереси Ария) и приготовьте его к проклятию Ария и его зловерия, и тотчас успокоится эта столь великая буря. Он не дозволил вам придти ко мне по причине того, что принадлежит к сказанной ереси. Все же огласите его, ибо он воспримет от вас православие. 57. Услышав это, ваш преподобный Порфирий пробудился и призвав нас, рассказал сновидение; тотчас, призвав корабельщика, мы сказали ему: хочешь ли спасти свое судно, и всех нас, а прежде всех, свою душу? Он же сказал: об этом не стоит и спрашивать. Епископы сказали ему: отрекись от своего зловерия и веруй в правую веру, и спасешься ты, и твое судно, и все мы. Корабельщик сказал ему: Так как я вижу, что вы обладаете предведением (ибо вы поняли то, что находится в моем сердце, когда никто вам об этом не возвестил), вот, я говорю вам: верую, как веруете вы и отрекаюсь ереси Ария и самого Ария. Прошу же вас на досуге просветить меня из святого писания в [46] правую веру. Преподобные же епископы, взяв, назнаменовали его, и сотворив над ним молитву, приобщили его святых таин 58. Тем временем успокоилась буря и к вечеру переменился ветер и мы плыли удобно; пробыв в море еще четыре дня, на пятый по утру приплыли в приморскую часть Газы, которая зовется Майума 59. 58. Когда мы сошли, то тамошние христиане, узнав об этом, приняли нас с псалмопением, равно как и христиане из города, и встретили нас с пением, имея знамение честного креста. Бывшие из двух местностей смешались и сделалась не малая толпа; но больше было из приморья, ибо там было много египтян, торговцев вином. Идолопоклонники же, видя, что происходит, терзались, но не дерзали ничего сделать, так как слышали, коликий почет имели преподобнейшие епископы у царей, и что идольские капища должны быть разрушены, и была в большой заботе и малодушии. 59. Когда же мы вошли в город, около так называемого Тетрамфода 60, стояло мраморное изваяние, и говорили, что это Афродита. Она находилась на каменном жертвеннике; и изображение статуи представляло нагую женщину, имеющую видимою всю ее срамоту, и все горожане почитали статую, в особенности [47] же женщины, зажигавшие свечи и воскурившие фимиам. Про нее говорили, что она прорицает в сновидении желающим вступить в брак, и обманывали одни другую ложью; а те, которым бес посоветовал вступить в брачное соединение, часто настолько были неудачны, что или доходили до развода, или дурно жили. Это мы узнали от тех, которые отвратились от обмана и признали истину. 60. Но и некоторые из идолопоклонников, не вынося неудач дурных сожительств, которые они заключали по повелению беса Афродиты, пришли в негодование и исповедали обман. Таковы бывают демоны для того, чтобы обманывать и не говорить ничего истинного, ибо они не в состоянии точно знать, но притворяются перед порабощенными ими, будто обладают этим, предсказывая по вероятности. Ибо как могут говорить правду отпавшие от правды? Если они и угадывают, предсказывая о ком-нибудь, то это делается случайно; как и люди часто случайно предсказывают относительно какого-нибудь дела, и оно случайно осуществляется. И мы удивляемся редко бывающим удачам, вследствие случая, а о постоянно происходящих неудачах молчим. Но довольно о бесах и их обмане. 61. Когда мы приплыли в город, как было сказано, придя на место, где находился названный идол Афродиты (христиане несли честное древо Христа, то есть, изображение креста), обитавший в статуе [48] демон, не перенося вида несомого знамения, выйдя из мрамора с большим нестроением, низверг самую статую и разбил ее на многие куски. Случилось, что два мужа из идолопоклонников стояли близ алтаря, на котором была водружена статуя, и она, упав, раскроила голову одному, у другого же разбила плечо и ключицу: оба они стояли, издеваясь над святым народом. 62. Многие же из Еллинов, видя происшедшее знамение, уверовали и смешавшись о мирянами, вошли вместе с ними в церковь, называвшуюся Ириной. В этот день произошла великая радость христианам, вследствие трех причин: во-первых, потому, что они встретили своего иерея здравствующим и исполняющим то, что желал, во-вторых, потому что языческие боги сокрушены и сделались вроде пыли, рассеиваемой с летнего тока, и те, которые уповали на них, очутились сокрушенными, подобно им; в третьих – и это важнее первых двух причин – что были спасены заблуждавшиеся души, и присоединились к стаду Христову. Епископ, назнаменовав их, отпустил с миром, приказав им заниматься святыми молитвами: по числу их было тридцать два мужчины и семь женщин. Архиепископ Иоанн, пробыв еще два дня в Газе, отправился в Кесарию, будучи провожаем на две мили всеми христианами и преподобным епископом. 63. Через десять дней прибыл и чудный [49] Кинигий, имея с собою консуляра и дуку 61, и большую помощь военную и гражданскую. Многие из идолопоклонников узнали об этом наперед и ушли из города – одни в селения, другие же в иные города, и это в большинстве были богатые жители города. Упомянутый Кинигий отдал дома бежавших под военный постой. На следующий день, призвав жителей города, в присутствии дуки и консуляра, он объявил им царский указ, приказывавший низвергнуть идолов и капища и предать огню. Идолопоклонники, узнав это, тотчас громогласно застонали, так что начальники вознегодовали и с угрозами выслали против них воинов, которые били их жезлами и палками, а христиане с великою радостью прославляли царей и власти. 64. И тотчас устремились с властями и воинами и разрушили капища. В городе было восемь общественных идольских храмов: Солнца, Афродиты, Аполлона, Коры 62, Екаты 63, так называемый Ироон 64, Счастия города, зовомый Тихион 65, и Марнион 66, посвященный, как говорили, рожденному на Крите Зевсу, и который считали наиболее славным из всех повсюду храмов. Было же множество и других идолов по домам и в весях, счета которым никто [50] подвести не мог. Бесы, понимая настроение жителей Газы, которые легко изменяются, наполнили обманом весь их город и окрестность: это случается с Газцами вследствие их великой простоты. Оттого и переведенные в святую веру, они делаются ревностными христианами. Но довольно о жителях Газы. 65. Воины с христианами из города и из морской его части устремились в капища, но были отражены от Марниума, ибо жрецы этого идола, услышав заранее, загородили большими камнями изнутри двери внутреннего храма и снесли в так называемые адиты 67 все драгоценные сосуды, бывшие в нем и даже самих посвященных богам животных, скрыли их там и через эти же адиты бежали к другим выходам. Говорили, что упомянутые адиты имеют многие выходы в разные места. Будучи, как сказано выше, отражены, они обратились к другим капищам, и одни разрушили, другие же предали огню, хватая в них все драгоценные сосуды. Иже во святых Порфирий подверг в церкви анафеме всякого христианина горожанина, который когда-нибудь возьмет что из капищ, для собственного пользования, и потому никто из верных горожан не взял ничего, за исключением воинов и находившихся там чужестранцев. Вместе с мирянами ходили благочестивые мужи из клира и сам преподобный Порфирий, препятствуя им [51] присваивать что-нибудь. И разрушение идольских храмов продолжалось десять дней. 66. По истечении упомянутых дней они стали совещаться и о Марнионе, как с ним поступить: одни говорили, что его надобно разрушить, другие – сжечь, третьи – очистить место и освятить под церковь Божию, и об этом было большое недоумение.

Наконец, иже во святых епископ объявил народу пост и молитву, дабы Господь открыл им, как следует поступить, и постившись в этот день и молившись Богу об этом, окончили святое собрание вечером. По окончании собрания, дитя около семи лет, стоявшее со своею матерью, внезапно закричало, говоря: Сожгите внутренний храм до земли, ибо в нем совершалось много ужасов, в особенности человеческие жертвы. Сожгите же его следующим образом: принесите жидкой смолы, серы и свиного сала: смешайте эти три и обмажьте бронзовые двери, и подожгите их; таким образом сгорит весь храм; иначе же невозможно. Внешний же храм оставьте вместе с оградой.

И, сжегши, очистите место и постройте святую церковь. Он сказал и следующее: свидетельствую вам перед Богом, не поступайте иначе; говорю не я, но говорит во мне Христос. Это он сказал на сирийском языке. Все слышавшие удивлялись и прославляли Бога. 67. Чудо это дошло и до слуха преподобного епископа, и воздев руки свои к небу, он [52] прославил Бога, сказав: «Слава тебе, Отче Святой, я утаил еси от премудрых и разумных и открыл еси та младенцем» (Матф. 9, 25). И приказал дитяти и его матери быть в епископии после отпуска в церкви; отведя дитя, он сказал женщине: Заклинаю тебя Сыном Бога живого, скажи, по твоему внушению или по чьему-нибудь, с твоего ведома, твое дитя произнесло то, что сказало про Марниум? Женщина же отвечала: Предаю себя страшному и ужасному судилищу Христову, если я что-нибудь знала наперед из того, что произнесло в этот день дитя мое. Если тебе угодно, вот дитя: возьми его и расспроси с угрозами, и если сказал это по чьему-либо внушению, он из страха признается, если же не скажет ничего иного, то ясно, что он был вдохновляем Духом Святым. Епископ, выслушав слова женщины и похвалив, сказал, чтобы она ненадолго удалилась и привела дитя; когда дитя предстало, он сказал: Кто внушил тебе произнести в церкви то, что ты говорил по поводу Марниума? Дитя молчало. Тогда преподобнейший епископ приказал принести бич и положить дитя для того, чтобы его устрашить, и, держа бич, громко закричал, говоря: кто сказал тебе, чтобы ты говорил? скажи, чтобы не быть биту бичом. Дитя же оставалось в молчании, не говоря ничего. Тогда и мы, присутствовавшие, говорили ему то же самое, с угрозами. Он же не двигался.

[53] 68. Наконец, когда все успокоились, дитя, раскрыв свои уста, сказало по-гречески: сожгите внутренний храм до земли, ибо в нем совершалось много ужасов, и в особенности человеческие жертвы. Сожгите же его следующим образом: принесите жидкой смолы, серы и свиного сала; смешайте эти три и обмажьте бронзовые двери и подожгите их; таким образом сгорит храм; иначе же этому произойти невозможно.

Внешний же оставьте с оградой. И, сжегши, очистите место и там постройте святую церковь. Свидетельствую вам паки пред Богом, не поступайте иначе. Ибо говорю вам не я, но Христос во мне. Преподобнейший епископ Порфирий и сущие с ним, услышав удивились дерзновению дитяти и тому, что он говорил раздельно, и призвав его мать, спросил ее, знает ли она или ее сын греческий язык. Она же клятвенно уверяла, что ни она, ни ее дитя не знают по-гречески. Преподобнейший Порфирий, снова услышав, прославил Бога и принеся три номисмы, дал женщине. Мальчик, увидав номисмы в руке своей матери, воскликнул, сказав на Сирийском языке: не бери мать, не продавай и ты за золото дар Христов. И опять, услышав, мы удивлялись более. Женщина же возвратила три номисмы, сказав епископу: молись за меня и за мое дитя и препоручи нас Богу. И преподобный епископ отпустил их с миром. [54] 69. Утром же, собрав благочестивых клириков и христолюбивый народ, а также и чудного Кинигия и архонтов, рассказал им, как изрекло дитя по поводу Марниума; услышав, они удивились и согласившись сказали, чтобы по словам отрока он был таким образом сожжен. И так, принеся жидкую смолу, и серу, и свиное сало и смешав эти три, обмазали внутренние двери, и сотворив молитву, подложили огонь, и тотчас занялся и воспламенился весь храм; те из воинов и чужестранцев, которые были в состоянии, хватали из огня, что попадалось: золото, пли серебро, или железо, или свинец. 70. Был там муж из воинских начальников, называемый трибуном 68, приставленный к сожжению храма. По видимости он был Христианин, но в тайне от толпы – идолопоклонник. Он, присутствуя и видя сожжение, и хищение со стороны воинов, терзался и под предлогом бесчиния их, нещадно бичевал всякого, кого находил несущим что из добычи. Когда это так происходило и стены рушились от огня, внезапно горящая балка упала на трибуна и навлекла на него двойную смерть: разбив ему голову, остальное тело она сожгла, и тотчас верующие из воинов и христолюбцы из народа, узнав про него, что он был склонен к идолам, прославили Бога и сказали оный псалом, говорящий: Что хвалишься во злобе сильне? беззаконие весь день, [55] неправду умысли язык твой: яко бритву изощрену сотворил еси лесть. Возлюбил еси злобу паче благостыни, неправду, неже глаголати правду.

Возлюбил еси вся глаголы порочныя, язык льстив. Сего ради Бог разрушит тя до конца: восторгнет тя и преселит тя от селения, твоего и корень твой от земли живых (Псал. 51, 3-8), и следующие слова псалма. Капище продолжало гореть много дней. 71. После этого были произведены обыски по домам (во многих дворах находилось много идолов) и то, что было находимо, предавалось огню или было бросаемо в грязь. Были находимы и книги полные волшебства, которые они называли священными и по которым идолопоклонники совершали таинства и другие беззакония; и эти книги подверглись той же участи, как и их боги. 72. Многие прибегали к святой вере: одни от страха, другие, раскаиваясь в прежнем образе жизни, и всем отверзала двери святая церковь, памятуя о священном Писании, которое говорит: толкущему отверзется и ищай обретает (Матф. 7, 8), и паки: аще виною, аще истиною, Христос проповедаем есть (Филип. 1, 18). Некоторые из верных говорили преподобному епископу, что не следовало принимать тех кто приходит из страха, но тех, кто с добрым намерением. 73. Преподобный епископ отвечал так: есть добродетели, которые являются у людей вследствие [56] обстоятельств. Подобно тому, как купивший раба нерадивого, с начала вразумляет его всячески образумиться и работать простосердечно, когда же обретет его вовсе не внимающим вразумлению, тогда по необходимости устрашает его, бьет, связует и тому подобное, не желая его погубить, но сохранить и научить должному, таким разумейте и Бога, который долготерпелив к нашему нерадению, часто советует нам полезное через Писания и других святых мужей, и когда мы не повинуемся, то всячески желая, как благий и человеколюбивый Владыка, приобрести нас, а не отвергнуть, устрашает и наказует нас, призывая нас с нуждою к признанию должного. Почему и говорит Божие Писание: егда убиваше я, тогда взискаху его и обрящахуся и утреневаху к Богу (Псал. 77, 34); и паки говорит ради отклоняющихся и отказывающихся от ига Божия: браздами и уздою челюсти их востягнеши не приближающихся к тебе (Псал. 31, 9). Необходимо, чада мои, чтобы человечеству было напоминаемо страхом, угрозами и наказанием. Посему паки говорит: Благо мне, яко смирил мя еси яко да научуся оправданием твоим (Псал. 118, 71). Это сказал я ради желающих приступить к святой нашей вере. Ибо если они приблизятся и с колебанием, время, Христу благоволящу, может умягчить их; и другое возвещу вам, что если они не окажутся достойными веры, как бывшие в одежде зла, [57] то родившиеся от них могут спастись, обращавшись в добром. 74. Сказав это и убедив братию, преподобный Порфирий принимал всех желающих быть просвещенными, огласив их в течение многих дней не только перед крещением, но и после этого; он постоянно учил слову, не беседуя высокопарно из желания выказаться, но уча простыми речами, и разрешая все от писания. И так в тот год присоединилось к стаду Христову около трех сот имен, и с того времени ежегодно число христиан умножалось. 75. Когда Марнион был в конец сожжен и порядок в городе восстановлен, блаженный епископ советовался с честнейшим клиром и христолюбивым народом о создании святой церкви на сожженном месте, как ему было объявлено в откровении, когда он находился в Константинополе, и ради чего он получил деньги от благочестивой царицы Евдоксии. И так он, отпустив архонтов и христолюбивый народ, часть подкрепления удержал для того, чтобы не случилось какой перемены после ухода их, и не только для этого, но и для помощи при свозе материала для названой святой церкви. Некоторые советовали построить ее во положению капища: оно было кругловидно и обнесено двумя портиками, находившимися один в другом; по середине был киворий 69 с отдушиной, простиравшийся в [58] вышину; он имел и другие приспособления для идолов, приноровленные к тому, что происходило у идолопоклонников, и было грязно и беззаконно. И так, некоторые говорили, чтобы святая церковь была выстроена по этому положению, другие же не соглашались, говоря, что следует уничтожить и самую память о положении. Говорившие это, убедили всех, как сказавшие хорошо, преподобный же епископ сказал: предоставим и это воле Божией. В то время, когда очищалось место, прибыл магистриан, привезший царское послание приснопамятной Евдоксии. В нем заключался привет и просьба о молитве за нее и за царей – ее мужа и сына. На другой же хартии, отдельно от письма, был план святой церкви, в виде креста, как зрится теперь, и в письме заключалось, чтобы святая церковь была выстроена по плану. Иже во святых Порфирий обрадовался, прочтя и посмотрев на план: он узнал, что и это случилось по Божественному откровению, и вспомнил слова писания: сердце царево в руце Божией (Притч. Солом. 217 1). В письме заключалось еще, что будут посланы многоценные колонны и мраморы. 76. Когда был вывезен пепел и уничтожены все мерзости, оставшиеся обломки мраморных украшений Марниона, которые, как говорили, были священны, и находились в месте недоступном, в особенности для женщин, преподобный епископ [59] решил вставить в площадь, вне, перед храмом, дабы их попирали, не только мужи, но и жены, и свиньи, и звери. Это опечалило идолопоклонников сильнее, нежели сожжение храма, почему многие из них, в особенности женщины, не ступают на мрамор даже доныне. Немного времени спустя, он объявил пост на один день, и по отпусте утренних молитв боголюбивый епископ приказал каждому христолюбивому мужу принести кирки, грабли и подобные тому орудия. Это он объявил заранее, о вечера, для того, чтобы все утром обрелись наготове, что и было исполнено. 77. Когда народ собрался с названными орудиями во святой церкви, называемой Ирина, он приказал, чтобы все вместе с пением отправились в прежде бывший Марнион, а сам следовал, неся святое евангелие и имея вокруг себя честный клир, по истине подражая Христу с учениками. Перед народом предшествовал приснопамятный Вароха, неся изображение честного креста, по обе же стороны народа были воины, оставленные ради благочиния в городе. Идя, они пели, и на местах разделения псалма, говорили: аллилуйя. Был же псалом, который они пели:

Приидите возрадуемся Господеви, воскликнем Богу Спасителю нашему: предварим лице его во исповедании и во псалмех воскликнем ему. Яко Бог велий Господь, и царь велий по всей земли. Яко в руце его вси концы земли и высоты гор того суть: яко того есть море и той сотвори е и [60] сушу руце его создаше. Приидите поклонимся и припадем ему, и восплачемся, пред Господем сотворшим нас: яко той есть Бог наш, и ми людие пажити его и овцы руки его (Псал. 94, 18). 78. Пели и другие псалмы до тех пор, пока не вошли в Марнион. Иже во святых епископ Порфирий обратился к некоему Руфину, архитектору из Антиохии, мужу верному и знающему, через которого и была окончена вся постройка. Этот, взяв гипс, назнаменал положение святой церкви по образцу плана, присланного боголюбивейшей Августой Евдоксией. И преподобнейший епископ, сотворив молитву и коленопреклонение, приказал народу копать. Тотчас все единодушно, с одинаковою готовностью, стали копать, восклицая: Христос победил. И нельзя было заметить разницу между мужем и женою, старцем и дитятей, но готовность придала всем одинаковую силу, и одни копали, другие выносили землю, так что через немного дней все место было раскопано и расчищено. 79. Приготовив заранее материал из огромных камней, (вырубленных в холме) называемом Алдиомат 70, находящемся на Восток от города, и из других веществ, иже во святых, опять собрав христолюбивый народ, и сотворив многие моления и псалмопения на месте, препоясав себя, первый [61] начал таскать камни и класть в основание, затем боголюбивые клирики и все миряне, радуясь и громогласно воспевая, так что их было слышно за три мили от города. 80. В этот день произошло большое чудо. Существуют внутри ограды святилища колодцы, из коих один приходится с западной стороны нынешней святой Божией церкви, имеющий не малую глубину. И вот три, отрока, жаждавшие, пришли напиться и приблизившись к отверстию колодца нагнулись, опершись на дерево, бывшее на отверстии, как случается делают дети, и так, как дерево подломилось, то все трое упали в колодезь. Некоторые, бывшие там, пошли рассказать народу о том, что случилось, и произошло не малое смятение, при чем все сбежались к колодцу.

Преподобнейший Порфирий, узнав о случившемся и сам прибежал на место и приказал, чтобы все замолчали; когда это сделалось, он начал молиться и просить у Бога с великими слезами сохранить отроков живыми и невредимыми, и наипаче ради идолопоклонников, дабы они не сказали: Где есть Бог их (Псал. 113, 11), на которого они надеялись? И проведя час, простершись на земле, и встав, приказал кому-то спуститься по ведерным веревкам и искать детей. Из толпы кричали, взывая к детям, и никто не мог слышать их с низу из колодца. 81. И когда спустился человек, три отрока обрелись сидящими недвижимо на большом камне, [62] весело разговаривая друг с другом. Когда же человек увидел их, то весьма почудился и прославил Бога, и крикнув снизу, сказал: прославьте Бога, ибо три отрока живы. Иже во святых преподобный епископ и народ, услышав это, возрадовались и опустив большую корзину, приказали поднять вместе всех троих, так как они были невелики, приблизительно лет по шести или семи. И тот, кто был внизу, приняв корзинку и твердо привязав, посадил троих, приказал им зажмурить глаза до поднятия вверх и говорить: Иисусе Христе, спаси. И сделав это, он закричал, чтобы тянули веревку с ловкостью, и когда их тащили, они говорили песнь трех отроков: Благословен еси Господи Боже отец наших (Дан. 3, 52). И когда они были вытащены и их увидел иже во святых епископ (он находился, стоя у отверстия колодца и держал веревку), то, исполнившись радости и слез, воскликнул:

Благословите вся дела Господня Господа, пойте. (Дан. 3, 57). Когда же вынули их из корзины, то ощупали, не повредилось ли у них что-либо на теле, и у них не нашлось никакого повреждения, то мы увидели великое чудо. 82. Ибо три отрока обрелись, имея крестовидные изображения, как бы от укола иглою, один – по середине чела, другой – выше правой кости, около пальцев, третий – на правом плече. Кресты отпечатались прекрасно, ни криво, ни косо, но одномерно, [63] так что ясно было, что это знамение Божие. И они не причиняли им боли, не было и крови, но были отпечатаны, как бы краской, и оставались на них долгое время на зрение и удивление всем. И многие из чужеземцев, видя, уверовали. 83. Когда был поднят и человек, спустившийся ради детей, то он уверял клятвенно, говоря, что когда я положил их в корзину и они поднимались, то видел как бы молнии кругом их до тех пор, пока они не достигли отверстия колодца. Христианам в этот день была великая радость, а идолопоклонникам печаль и соблазн. Постройка же двигалась вперед день ото дня, так как все работали с охотою и старанием. Ибо епископ не отнимал ни у кого его мзды, но платил больше, щедро относясь к работавшим и говоря: справедливо, чтобы все дело постройки не было проклинаемо, но благословляемо. 84. На следующий год царица Евдоксия прислала колонны, которые обещала; они были большие и по числу тридцать две (они зовутся Каристийскими) 71 сверкающие во святой церкви наподобие смарагдов. Когда они прибыли, то снова проявились тщание и готовность христолюбивого народа, ибо все, услышав, тотчас побежали на берег, не только мужи, но и [64] жены, и дети, и старцы (всем придавало силу желание веры) и, привезя телеги и положив на них каждую колонну, тащили и полагали во дворе храма, затем возвращались и тащили другую, и делали так до тех пор, пока не перетаскали всех. И сие о сих. 85. В это время прибыла в город некая жена Антиохиянка, по имени Юлия, принадлежавшая к отвратительной ереси так называемых Манихеев, и узнав, что некоторые новопросвещены и еще не утверждены в святой вере, вкрадываясь, развращала их своим чародейским учением, и гораздо более раздачею денег. Ибо положивший начало сказанной безбожной ереси не иначе мог уловить кого-либо, как только раздачею денег. Ибо их учение для людей разумных исполнено всяческого богохульства и осуждения и старушечьих басен, привлекающих женщин и похожих на детей мужей, имеющих слабый ум и рассудок. Они составили это свое злоучение из различных ересей и еллинских учений, желая обманом и хитростью привлечь всех.

Они говорят, что богов много, для того, чтобы понравиться еллинам, затем признают гороскопы 72 рок и астрономию 73, для того, чтобы грешить безбоязненно, так как греха нет в нас, но он происходит по роковой необходимости. [65] 86. Они исповедуют и Христа, ибо говорят, что он вочеловечился призрачно и сами призрачно называют себя христианами. Достойное смеха и осуждения я опускаю, чтобы не наполнять слуха читателей неприятными словами и баснями. Ибо они составили свою ересь, смешав учение христиан с учением сценика Филистиона 74 и Исиода 75 и других, так называемых философов. Подобно тому, как живописец, делая смешение различных красок, исполняет призрачно человека, или зверя, или что другое для обмана зрящих, чтобы глупцам и безумцам это показалось истинным, а разумным – тенью и обманом, и выдумкою человеческою, так в Манихеи, черпая из различных учений, составили свое злоучение, или, скорее, собирая яд из различных пресмыкающихся и смешивая, приготовили смертоносное зелье на погибель человеческих душ. И, как было сказано выше; по прибытии пагубной женщины, некоторые были увлечены ее обманным учением. 87. Иже во святых Порфирий, узнав через несколько дней, прислал за нею и спросил, кто она и откуда, и какое исповедует учение. Она же назвала отечество и исповедала, что она Манихейка. Когда же бывшие около него прогневались (были же у него некоторые благочестивцы), то блаженный просил их не сердиться, но с настоянием увещать и раз, [66] и два, по изречению святого апостола (Тит. 3, 10).

Затем сказал женщине: воздержись, сестра, от такого злоучения, ибо оно сатанинское. Она же отвечала: говори и слушай, и – или убедишь, или убедишься.

Блаженный же сказал: готовься на завтра и приходи сюда. Она же, простившись, вышла. Блаженный же в посте много молившись Христу, дабы посрамил диавола, приготовился на завтра и пригласил некоторых благочестивых клириков и мирян на беседу между ним и женщиною. 88. На другой день пришла женщина, имея с собою двух мужей и столько же жен; они были молоды и красивы, но все бледны 76, а Юлия была пожилая. Они все начали от слов мирского учения, но гораздо более Юлия. Вид их был смиренен а нрав скромный, как говорится, снаружи овцы, а внутри хищные волки и ядовитые звери. Они все говорят и делают с притворством. Затем, получив приглашение сесть, они начали розыск. Иже во святых, принеся святые евангелия и сотворив знамение креста на своих устах, начал спрашивать ее, чтобы она высказала свое учение и она начала говорить. Брат же Корнилий, диакон, незадолго перед сим упомянутый, знавший сокращения, употребляемые в законах 77, по поручению блаженнейшего епископа, [67] записывал все разговоры и возражения, причем я и брат Вароха ему диктовали.

Разговора этого я не написал в этой книге, по его объему, так как желаю, чтобы настоящее писание было кратко, но я его изложил в другом сочинении 78, для желающих ознакомиться с мудростью, данною от Бога преподобнейшему Порфирию и со старушечьими баснями, которые болтала чародейка и ворожея Юлия, которую скоро постигла Божеская справедливость. 89. После того, как она в продолжении многих часов говорила множество басен и высказывала обычные хулы на Господа и Бога всех, иже во святых Порфирий, движимый Божественною ревностью, видя, что Тот, кто обдержит все концы, видимые и невидимые, хулится женщиною, объятою бесом и снизошедшею на его желание, произнес над ней приговор, сказав: Бог, сотворивый все, единый вечный, не имеющий ни начала, ни конца, прославляемый в Троице, поразит твой язык и заградит твои уста, дабы ты ее говорила хулы. 90. И тотчас за приговором последовало и наказание. Юлия начала дрожать и меняться в лице и пробыв в исступлении долгое время, ее говорила, но была безгласна и недвижима, имея очи раскрытые и устремленные на преподобнейшего епископа. Пришедшие же с ней, видя что случилось, весьма испугались, ободряли ее и напевали ей в уши, но у ней не было [68] ни голоса, ни слуха. Пробыв долгое время безгласною, она предала дух, отойдя в тьму, которую возлюбила, почитая ее светом, по писанию, говорящему: Горе полагающим тму свет и свет тму, полагающим горькое сладкое и сладкое горькое (Иоанн. 5, 20). Иже во святых приказал опрятать ее тело и предать погребению, милосердуя о человеческом естестве, ибо был чрезвычайно милостив. 91. Те же, которые услышали о случившемся, весьма удивились, и не только те, кои были нашей веры, но и чужеземцы. Бывшие же с нею два мужа и две женщины, и те, которые были развращены ею, прибежав, пали к ногам блаженнейщего епископа, говоря: мы заблудились и просили прощения. Блаженный заставил их проклясть Манента 79, начальника их ереси, по которому они и назывались Манихеями, и огласив их в течении многих дней, присоединил их к святой кафолической церкви.

По поводу их и другие из чужеземцев, раскаявшись, просветились. 92. Через пять лет 80 было окончено дело постройки святой великой церкви, которая была названа Евдоксиевой, по имени боголюбивой царицы Евдоксии.

Преподобнейший Порфирий совершил освящение в воскресный день святыя Пасхи с великолепием, не щадя издержек, но собрав всех монахов, числом до тысячи, с другими благочестивыми клириками и [69] мирянами и епископами, сотворил радость во все дни святые Пасхи, и можно было видеть ангельские лики не только в церковном чинопоследовании, но и на часах, когда они бывали 81. Ибо это была не только чувственная, но и духовная трапеза, так как после еды пели псалом, а после пития – песнь. Идолопоклонники же, видя происходящее, сохли в сердце своем.

И отовсюду стекались странники посмотреть на красоту и величину названной святой церкви: говорили, что она больше всех церквей того времени. 93. По сей причине в начале, когда он клал основание, его укоряли некоторые верные, что он начертал ее слишком большою, тогда как христиан в городе было немного, и преподобнейший Порфирий сказал в ответ: Да не будет мала вера ваша. Я надеюсь на Господа Иисуса Христа, Сына Божия, что он умножит паству свою и еще более увеличит дом сей, так что в нем не сможет уместиться множество христиан.

Ибо учение христиан не человеческое, чтобы на время появиться и исчезнуть, но Божеское, способное к увеличению. Это и подобное всегда говорил блаженный верным не только в церкви, но и на каждом месте, просвещая и пользуя христолюбивый народ. После же Дней праздника, он отпустил толпу с миром, каждого восвояси. [70] 94. После построения и освящения названной святой церкви, он распорядился, чтобы каждому страннику, прибывавшему в город, давалось содержание на один день; давал и каждому нищему страннику и горожанину ежедневно по шести оболов 82 сверх того, что дарил сам приходящим к нему одеждою, серебром и золотом, давая каждому по достоинству, и никто из нуждающихся не был обделяем его дарами. В дни же поста святой пасхалии он давал в течение сорока дней каждому нищему по десяти оболов, приказав в своем благочестивом завещании постоянно раздавать названные десять оболов в течение сорока дней; и отделив доход, из которого он желал, чтобы они раздавались, распорядился в упомянутом завещании, что если они не будут раздаваемы каждогодно, то, чтобы названный доход поступил во святую церковь Кесарии, что и сделалось впоследствии. 95. Идолопоклонники же на сколько видели успехи христиан, на столько более неистовствовали и старались сделать зло христианам и, прежде всего, преподобному их пастырю Порфирию. Когда раз произошел спор из-за поместий между икономом святой церкви и одним из первых мужей Сампсихом, боголюбивый Вароха, видя, что оскорбляют иконома, заступился за него и начал оскорблять упомянутого Сампсиха; остальные из совета 83, услышав это, [71] собрались и напали на иконома и на боголюбивого Вароху; собрались же с членами совета и многие горожане, обретя случай сделать зло верным и, как мог бы сказать кто-нибудь, из небольшой искры поднялся и возгорелся такой огонь, что все христиане подвергались опасности погибнуть. Идолопоклонники неистовствовали до того, что взялись за мечи и дубины и погубили семь человек, а многих других побили. 96. Затем, не довольствуясь ими, устремились на самого пастыря, и некоторые, радующиеся добру, прибежав, возвестили преподобнейшему епископу нападение толпы.

Блаженный, услышав это и призвав меня, сказал: бежим, брате, и скроемся не на долго, пока минует гнев Господень и, взлезши на стену, мы бежали по крышам.

Идолопоклонники же, разломав двери епископии, вошли и не найдя иже во святых Порфирия, расхитили все, что там находилось. 97. Я же и блаженный Порфирий, бежа по крышам, нашли девушку около четырнадцати лет, которая, узнав преподобного епископа, припала к ногам его. Блаженный же спросил, кто она и каких родителей. Девушка отвечала, что она сирота по отцу и по матери, и сказала, что у нее есть старуха бабка, недужная телом, и что она работает и пропитывает себя и свою бабку. Он спросил ее, христианка ли она, и она опять сказала, что нет, но издавна желает, «если я достойна». Милосердый Порфирий, услышав слова девушки и тронувшись, прослезился, [72] сказав: как склонен к добру род Газцев. Но враг старается препятствовать такому намерению, и его Господь убиет словом уст своих (II Сол. 2, 8). И сказав девушке: принеси нам сюда подушку на эту крышу, дабы мы остались здесь, пока не уляжется смятение в городе, и не говори никому, что мы здесь. Она же клятвенно уверяла, что не откроет даже и своей бабке. 98. И сойдя через некую крышу в свое жилище, она принесла подушку, подложила тюфяк и припав к ногам блаженного, просила его вкусить ее скромной пищи и не презреть ее нищеты – дело было к вечеру. Преподобный же, желая быть подражателем великого пророка Илии, сказал девушке: дерзай, дщерь, и принеси для того, чтобы Господь через меня воздал тебе духовную и телесную пищу. Она же спешно спустилась и уйдя купила хлеб, и маслины, и сыр, и вареные овощи и вино, принесла все и поставила перед нами, сказав: возьмите, господа мои, и благословите нищету мою. Блаженный, тронувшись снова, прослезился, предвидя ту веру во Христа, которую она будет иметь. Встав и сотворив обычные молитвы, мы сели и вкусили, я вкусил и сыра и вина, преподобный же хлеба, вареных овощей и воды, и отпустив девицу к ее бабке, мы заснули на крыше: время было летнее. Мы спросили и имя девушки и она сказала: Салафта, что толкуется по-гречески Ирина (мир).

И следующий день мы пробыли на крыше, [73] причем добрая Ирина всячески ухаживала за нами с большою готовностью. 99. Когда же мы узнали, что смятение улеглось в городе, мы ночью отправились в святую церковь, и войдя в епископию, не нашли там никого, кроме боголюбивого Варохи, лежащего при последнем издыхании, вследствие нанесенных ему безбожными и нечестивыми идолопоклонниками ударов. Через несколько времени ипатик (имя ему было Клар) узнав о случившемся в городе, послал коментарисия 84 с большою помощью и забрал тех, на которых указали ему правители, и привел в Кесарию: одних он казнил, других, наказав плетьми, отпустил, и нагнав не малый страх, так восстановил порядок в городе. 100. Немного дней спустя иже во святых Порфирий вспомнил об оной доброй девушке, приютившей нас и послал меня за нею. Она же спешно прибыла с другою женщиною, которая, как она говорила, была ее тетка. Войдя к блаженному епископу, они припали к его ногам, и он принял их благосклонно, как любвеобильный отец, и сказал девушке: воистину, дщерь, ты желаешь сделаться христианкой?» Она же в ответ сказала: я уже говорила тебе, господин мой, что издавна имею это желание, и теперь в свидетельницу привела мою тетку, которая и сама имеет то же желание.

Он же, обрадовавшись, [74] приказал давать ей и ее бабке ежедневно по четыре милиарисия 85 серебра, а ее тетке дал одну номисму и назнаменовав их знамением креста, отпустил, приказав им заниматься молитвами и оглашением оглашенных. И послал в ее дом богочестивого Тимофея пресвитера и огласителя 86 и поручил ему назваменовать бабку девушки, бабку, которая, как я сказал выше, была расслаблена телом. И все три, будучи оглашены, немного времени спустя, удостоились честного крещения. 101. После того, как они сняли священные одежды, преподобный, призвав названную девушку, сказал ей: хочешь, мы сочетаем тебя законным браком с мужем? тебе время вступить в сожительство, ибо брак честен не воспрещается нашим Писанием. Девушка, услышав речь святого, начала плакать и говорить: отче благий, соединив меня с великим мужем, ты теперь хочешь разлучить с ним и выдать за низкого и ничтожного; не делай, господин мой, этого. Иже во святых, удивившись, оказал: а кто это, с которым я тебя соединил? Она же отвечала: Иисус Христос, Спас душ наших, истинный мой жених, с которым я не разлучусь во веки. Иже во святых, услышав и тронувшись, прослезился, и от великого волнения обнял девушку [75] и облобызал ее голову. Воистину он был весьма чувствителен и от большого милосердия легок на слезы. И мы, бывшие близ него, видя благодать Святого Духа, данную боголюбивой девушке, прославили Бога, дарующего мудрость и благодать своим избранным. И он отпустил девушку в этот день. 102. Случилось, что в эти дни старуха упокоилась и отошла ко Господу. Тогда, призвав девушку, он пригласил богочестивую диакониссу Манариду, имя которой толкуется по-гречески Фотина (светлая); ей поручил он Салафту, облекши в иноческий образ, и препоручив их Богу, отпустил с миром. И она приняла такой образ жизни, какой в то время не вела другая, постясь день, и после поста принимая немного хлеба с солью и моченых плодов или мелких овощей и одной воды – вина она совершенно не вкушала; в праздники она употребляла и масло и ела маслины, но не отведывала ничего, вареного на огне; во все дни поста четыредесятницы она через день ела моченые плоды или вареные овощи без хлеба, а всю неделю святой пасхалии проводила, не вкушая ничего, кроме теплой воды в святой четверток, после святого причащения. И тело свое она изнурила до того, что видевшие ее думали, будто видят тень. Она была образцом и для многих других, ибо жизни и подвизаниям святой девы Салафты подражали; она кажется, жива и ныне;

[76] умертвив себя миру, она живет во Христе и находится с Ним постоянно, ее же святых молитв да будем и мы причастны. И это пусть будет сказано о святой деве Салафте. 103. Блаженнейший же епископ Порфирий, уставив церковное правило и весь чин, прожив еще немного лет по освящении святой церкви, впал в недуг; написав благочестивое завещание, завещал многим и препоручив всех из христолюбивого народа Богу, почил в мире со святыми, месяца Дистра во второй день, в год, по Газскому счету, четыреставосьмидесятый 87; он епископствовал лет 24, месяцев 11 и дней 8, совершив добрый подвиг против идолопоклонников до дня своего успения.

И ныне он находится в рае наслаждений, молясь о нас со всеми святыми, молитвами которых да помилует вас Отец и Бог с Сыном и Святым Духом, Ему слава и держава во веки веков, аминь.

Комментарии

1. Ныне Газзе.

2. Ныне Салоники.

3. Так называлась базилика, выстроенная императором Константином Великим близ Гроба Господня.

4. Ныне 'Аскалан.

5. Подобно Газе, Аскалон лежал не на самом море, а потому имел особую гавань, называвшуюся Маюма.

6. Допущена неточность: следует предполагать в имени, ибо Праилий был сделан епископом Иерусалимским в 418 г. Впрочем, возможно, что и в 393 г., к которому относится настоящий рассказ, он был епископом, но во всяком случае не Иерусалимским.

7. В звании так называемого крестохранителя (ставрофилак).

8. † 394.

9. Участвовал на Антиохийском соборе 363 г. † около 392 г. Память его в римском Мартирологе 16 Декабря. 10. Митрополией Газы в Первой Палестине была Кесария Палестинская, ныне ел-Кесария.

11. † около 404 г. 12. Иначе Лидда; ныне ел-Лудд. 13. Жилище епископа.

14. Марна, верховное божество, которому поклонялись жители Газы, отожествляемое ниже с Зевесом.

15. Диос в Сирии соответствовал Ноябрю.

16. Епиллеос, иначе Апеллеас соответствовал Декабрю. 17. Асклипа, современник императора Констанция, изгнанный за Православие, восстановлен на Сардикийском соборе 347 г. 18. Так звалась церковь, выстроенная над мощами святых. 19. Св. муч. Тимофей диакон сожжен в Мавритании. Память 19 Декабря. В римском Мартирологе к нему присоединены Св. Меурис и Фея, пострадавшие в Газе. 20. 6 Января. 21. Христианским церквам нередко принадлежали поземельные участки, отдававшиеся ими в аренду и доходы с которых (канон) шли на содержание храмов и духовенства. 22. Числ. 25, 7 сл. 23. Димекдиконт, или екдик городской; так назывался особый чиновник в провинциальных городах, защищавший их жителей от притеснений управителей и ведавший судебные дела. 24. Их обязанность состояла в заарестовании бунтовщиков и вообще нарушителей спокойствия и передаче их властям. 25. Протевонты или куриалы, члены муниципального сената. 26. Св. Иоанн Златоустый † 407. Память 30 Января, 14 Сентября и 13 Ноября.

27. Любимец императора Аркадия † 399.

28. Спальник; один из высших придворных чинов. 29. Магистрианами назывались чиновники, служившие в бюро так называемого magister officiorum, т. е. начальника придворного штата и войск; сувадиува же или субадува (subadiuva) тоже, что помощник. 30. Вроде нашего секретаря или регистратора. Так же назывались и лица, надзиравшие за арестантами и представлявшие их перед суд.

31. Между Аскалоном и Яфой, ныне Есдуд.

32. См. прим. стр. 21. (прим. 25). 33. См. стр. 11. 34. По всей вероятности, золотые солиды, бывшие тогда ходячей монетой.

35. Что соответствует нашему 17 Февраля. 36. Супруга императора Аркадия † 404.

37. См. прим. стр. 23. (прим. 28). 38. Одним из поводов гнева Евдоксия на Св. Иоанна было осуждение им императрицы за то, что она силой отняла у некоей вдовицы понравившееся ей поместье.

39. Придворный чин.

40. Ликторы, придворные прислужники. 41. До того времени Евдоксия рождала дочерей: Флакциллу, Пульхерию, Аркадию.

Хотя Евдоксия и умерла ранее воцарения Феодосия Младшего, однако он быль объявлен соправителем Императора тотчас после рождения. См. гл. 44. 42. Феодосий Младший родился 23 Марта 401 г. в Субботу. Царствовал с 408-450 г. 43. Родился в 346 г. царствовал с 379-395 г. 44. Родился в 359 г. царствовал с 378-383 г. 45. т. е. в то время, когда отец его уже был на престоле. 46. Высшие сановники, звание которых учреждено Константином Великим. 47. Почетный титул, придававшийся высшим чиновникам; ниже патрикиев.

48. с 395-408 г.

49. В древней церкви новопросвещенные некоторое время носили белые одежды, в которые были одеты во время крещения. 50. Исполнявший секретарские обязанности.

51. Должность военачальника. 52. Государственный совет.

53. Разумеется Пасха крестная, т, е. Великие Четверток, Пяток и Суббота.

Воскресенье приходилось в этот год на Востоке 14 Апреля. 54. Кентинарий равнялся ста фунтам золота. 55. Префекты, преимущественно префект претория, заведовавший, между прочим, денежными поступлениями из Восточных провинций. 56. Литра соответствует нашему фунту; в ней было от 84 до 72 солидов. 57. См. прим. стр. 28. (прим. 34). 58. Древние христиане, отправляясь в путешествие, нередко брали с собою Св.

Таины. 59. Гавань Газы, Майума, отстояла от города на 20 стадий. 60. Перекресток, с четырьмя расходящимися улицами. 61. См. прим. стр. 41. (прим. 51). 62. Тоже, что Персефона или Прозерпина, божество подземное.

63. Еката подземное божество.

64. Храм, посвященный какому-либо герою, вроде Геркулеса или Тесея.

65. Тихион посвященный гению города.

66. См. прим. стр. 15. (прим. 14). 67. Места, большею частью под землею, недоступные для непосвященных.

68. Начальник военного отряда.

69. Шатровидная постройка с отверстием наверху. 70. Алдимий или Алд назывался Зевс, почитавшийся в Газе, рядом с Марной. 71. Карист на юг от Еввии, славился своими ломками мрамора зеленого цвета, почему автор жития и сравнивает колонны со смарагдами. 72. Т. е. влияние на жизнь и судьбу человека того положения звезд, какое было в момент его рождения.

73. Тоже, что астрология.

74. Жил при Августе и был известен как автор мимов и комедий.

75. Автор Теогонии или родословия богов.

76. Такими же описывают Манихеев и другие Отцы Церкви, напр. Августин. 77. Эти сокращения были запрещены в законах Юстинианом.

78. Сочинение это не сохранилось. 79. † 274 г.

80. 413 г. 81. Под чинопоследованием разумеются: вечерня, полунощница, утреня, литургия; под часами первый, третий, шестой, девятый.

82. Мелкая серебряная монета.

83. Муниципальный сенат.

84. Секретарь. 85. Одна двенадцатая золотого солида.

86. Особая церковная должность, носитель которой приготовлял оглашенных к Св. крещению.

87. 26 Февраля 421 г.

Реклама: JesusChrist.ru это Библия, Библейский словарь и др.

This file was created with BookDesigner program bookdesigner@the-ebook.org 13.10.2008