sci_history А. Е. Ростованов Правда о Сардарапатской битве,

28 мая 1918 года – День восстановления Армянской государственности: – правда о Сардарапатской битве, разгроме турецкой армии, победе армянских воинов, народных ополченцев, женских отрядов и беженцев в мае 1918 года; – правда о Севрском договоре, судьбоносном для Армении, подписанного близ Парижа 10 августа 1920 года тринадцатью государствами и Арменией с одной стороны, и Турцией – с другой, о признании самостоятельности Армянского государства (Западная Армения) с выходом к Черному морю, включая исконно армянские земли (91308 кв. км) в Трапезунской, Эрзерумской, Битлисской областях и в Ванском Вилайете (области); -правда о неправомочном, вопиющие несправедливом, кабальном для Армении «Договоре о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией», подписанным в Москве 16 марта 1921 года и провозгласившем передачу Турции 31600 кв. км Восточной Армении, входящей в состав России. Автор публикации: Ростованов Альберт Ервандович, член Союза журналистов России, доктор технических наук, председатель Совета Старейшин Адлерской армянской общины г. Сочи

2008-10-13 ru
Admin doc2fb, Fiction Book Designer 13.10.2008 FBD-37BD67-F8C3-AA48-C38F-8A42-E4B0-344A22 2

Ростованов А.Е.

Посвящается 90-летию разгрома армянским народом турецкой армии 28 мая 1918 года под Сардарапатом.

Правда о Сардарапатской битве, разгроме турецкой армии, победе армянских воинов, народных ополченцев, женских отрядов и беженцев в мае 1918 года . Восстановление Армянской государственности 28 мая 1918 года. г. Сочи, 2008 год От автора

«Каждый армянин в любой точке нашей хрупкой планеты, и дружественные народы должны это знать!»

КАК ЭТО БЫЛО

В канун празднования 90-летия победы Армянского народа в Сардарапатской битве в мае 1918 года над Турецкой Армией Османской империи надо вспомнить некоторые исторические, политические, международные события, предшествующие этому судьбоносному для Армении значению.

Политическая международная ситуация в Закавказье в 1918 году была угрожающе нестабильна.

Нежизнеспособный, формально созданный так называемый «Закавказский Сейм» не решал ни политические, ни военные вопросы в Армении.

Грузия находилась под покровительством Германии, Мусаватистский Азербайджан под покровительством Турции.

Политическая целостность Закавказья под эгидой «Закавказского Сейма» в 1918 году раз и навсегда была упразднена.

В мае 1918 года Грузия и Мусаватистский Азербайджан объявили себя независимыми государствами.

В это время Армения и армянский народ находились под угрозой физического уничтожения, исчезновения с карты мира.

Чудовищный варварский геноцид армянского народа, совершенный турецким правительством в Западной Армении был запланирован турками и в Восточной Армении, входящей в состав Российской империи.

Военный министр Турции Энвер Паша в секретной инструкции от 27 февраля 1918 года давал следующие предписания командирам турецких военных частей, начавших интервенцию:

«Нынче, благодаря счастливому стечению обстоятельств, его Императорское Величество приказало истребить всю армянскую нацию.

Руководствуясь данной директивой, турецкие войска, нарушив договоренность о временном прекращении военных действий, в начале мая перешли Аракс и двинулись по трем направлениям вглубь Закавказья.

15 мая турецкое войско ворвалось в Александрополь (позже Ленинакан, ныне Гюмри), уничтожая мирное население. Турки направлялись по всем трем направлениям.

Ядро рвущейся к Еревану турецкой армии составляла хорошо вооруженная 36-я дивизия. Здесь действовали также кавалерийский полк, курдский конный отряд и нерегулярные соединения местного мусульманского населения.

Им противостояли несколько обескровленных на турецком фронте полков, народное ополчение, женские отряды и беженцы.

Армянский народ находился в исключительно тяжелом положении. Закавказский сейм развалился.

Казалось, армян могло спасти только чудо. Главнокомандующий армянским войском, генерал-лейтенант Товмас Назарбеков считал дальнейшее сопротивление бесполезным. И все же во всех слоях народа, среди представителей всех политических партий нашлись люди, верящие в чудо.

Во главе Сардарапатского отряда встал заместитель Силикяна Даниелбек Пирумян. Председатель Национального совета Арам Манукян обратился к трудовому армянскому населению: «Мы должны бороться до последнего. Бороться и победить».

Первое сражение произошло 22 мая. Враг был выбит из Сардарапата и Армавира. Победа воодушевила армянских бойцов. Большие и малые успехи последующих дней стали основой решающего боя, который должен был состояться 26 мая, в день Аварайской битвы. Аварайская битва армянского народа против персидского владычества под руководством выдающегося армянского полководца Вардана Мамиконяна произошла 26 мая 451 года.

Погосбек Пирумян решил сосредоточить артиллерию на правом фланге и здесь нанести главный удар регулярными частями, смять левый фланг турок и прижать их к Араксу, лишив свободы маневра. По центру должны были идти в штыковую атаку полки ополченцев. С рассветом армяне начали сражение.

О Сардарапатской битве командующий турецкой армией генерал Вахиб-паша сказал: «Это была величайшая битва в этой войне. Армяне показали, что они способны быть лучшими воинами в мире!»

Не выдержав натиска, смятые с флангов турки начали отступать, оставляя на поле боя тысячи убитых и раненых. Удар армянской конницы с тыла довершил полный разгром турок: отступление перешло в паническое бегство.

Потеряв более половины армии, Вахиб-паша откатился назад и сумел собрать остатки своих войск только под Карсом. На поле боя остались вся турецкая артиллерия, пулеметы и обозы, десятки тысяч винтовок и патронов. Впоследствии Вахиб-паша спрашивал у одного из армянских офицеров: «Почему вы меня не преследовали? Вы же могли занять и Карс». Он не знал, какими малыми силами была разбита его армия и как мала была армянская конница. Значение Сардарапатской битвы трудно переоценить.

За всю свою сорокавековую историю Армения одержала немало побед. Вспомним гиксосское нашествие, арийское нашествие, победы Тиграна Первого Гайказуни, Тиграна Второго Аршакуни. Победный звон армянского оружия раздавался в Египте, Испании, Индии. Вспомним Аварайрское сражение и победу Вардана Мамиконяна над персами. Армянские войска участвовали во многих победоносных сражениях Византии, Персии, Египта, в Грюнвальдской битве, в Куликовом сражении. Полководцы и флотоводцы армянского происхождения удостаивались эпитета «великий». В Византии, на Арабском Востоке, в Персии, армянские военные дружины на конях, закованные в сталь, оказывали свои охранные и военные услуги и в Европе и в Азии.

Историческое значение Сардарапатского сражения состоит в том, что спустя 843 года после битвы под стенами Ани, Армения один на один сразилась с Турцией и победила. Победа под Сардарапатом ознаменовала восстановление армянской государственности на территории Армении, образование Армянской республики 28 мая 1918 года.

Моральное значение Сардарапата в том, что армянский народ воспрял духом, поверил в свои силы, подтвердив ту известную истину, что нельзя победить народ, который сражается за свою честь, свободу и независимость.

Александр Шнеур, начальник организованного Пирумяном штаба, рассказывая о подробностях яростной схватки 26 мая, пишет в своих мемуарах: «На правом крыле продвигались партизанские полки (полковник Перекрестов), а в центре подготовился принять на себя удар 5-й полк Погосбека Пирумяна. Справа же наступали отряды мушцев и ополчения, возглавляемые Пандухтом Сеперяном. А до этого, как и было запланировано, свои неожиданные удары в тыл турок стал наносить хзнаузский отряд Каро Касабашяна…». Турецкое войско было разбито. В следующие два дня армянское войско и ополчение преследовали отступающего врага.

Остатки турецкой дивизии и курдская кавалерия с трудом переправлялись на правый берег Аракса. Поражение в Сардарапате и Баш-Апаране заставило турецких главарей объявить о прекращении военных действий. Представители армянского национального совета в Тифлисе приняли их предложения.

В государственном архиве Армении хранятся две карты, составленные знаменитым художником Акопом Коджояном, и относятся к последнему периоду героической битвы в Сардарапате.

Вечером 29 мая в Тифлис прибыла телеграмма – докладная командующего Ереванским фронтом Мовсеса Силикяна о том, что «после трехдневных боев, идущих в направлении Сардарапата, турки, окруженные с обоих флангов и разбитые, отброшены со всех позиций. Наши войска преследуют их и уже достигли села Сегутлу (Сар-нахпюр), станции Каракула (Гетап). Потери турков значительны…».

Военачальник сообщил армянскому Национальному совету сведения о ходе боев и на другом участке Ереванского фронта.

Разгромленные на поле боя турки предложили мирный договор. Утром 28 мая армянский Национальный совет Тифлиса собрался на заседание в доме промышленника Адамянца, чтобы решить, что же делать дальше нации в условиях, когда она, предоставленная самой себе, должна была найти свой путь к спасению.

В 12 часов здесь было оглашено следующее заявление, составленное Аветисом Агароняном, Александром Хатисяном, Ованесом Качазнуни и Николом Акбаляном.

«В связи с новой ситуацией, возникшей с упразднением политической целостности Закавказья и провозглашением независимой Грузии и Азербайджана, армянский национальный совет объявляет себя верховной и единственной властью армянских областей».

Краткую речь произнес Аветис Агаронян.

– Господа, знаете, что произошло здесь в этот судьбоносный миг? Родилась наша новая государственность: наша древняя и измученная нация также вступает в ряды народов, имеющих независимое и самостоятельное государство…

Затем делегация в составе Александра Хатисяна, Ованеса Качазнуни и М. Пападжанова в Батуме и от имени независимой республики Армении заключила договор с турками. Руководитель делегации Хатисян в письме председателю национального совета Агароняну писал, что чувствует себя счастливым, поскольку был свидетелем рождения новой армянской государственности и убежден, что «наше маленькое гнездо» увеличится и станет вожделенным домом и родиной всех армян.

Вскоре было составлено ядро правительства (премьер – О. Качазуни, министр иностранных дел – А. Манукян, министр финансов – X. Карчикян, военный министр – Г. Ахвердян).

По предложению Ованеса Качазнуни, одного из самых дальновидных деятелей, были сформированы также демократические органы.

Качазнуни находил, что только коалиционным и демократическим у правлением, объединенными усилиями всех партий и слоев трудящихся можно будет вывести страну из разрухи и хаоса.

В следующие дни из представителей других национальностей, проживающих в Армении, – татар, езидов и русских – был сформирован парламент Армении, который должен был стать первым законодательным органом на армянской земле.

На первом же заседании парламента был принят государственный флаг республики.

На основе доклада арменоведа Ст. Малхасянца, с учетом опыта древних армянских административных образований, парламент утвердил флаг – горизонтальное сочетание красного, синего и оранжевого.

Объяснялась символика триколора следующим образом: красный – символ пролитой крови, синий – безоблачного неба и мечты о мире, оранжевый или золотой – труда и даруемых им благ.

Флаг как бы символизировал веру и надежду на то, что на протяжении многих веков ценою крови сохранивший свою землю и самостоятельность армянский народ, под родным голубым небом, благодаря своему неутомимому трудолюбию возродит страну, добьется так долго желаемого счастья.

Армянская государственность была восстановлена.

Героическая битва в Сардарапате способствовала рождению республики.

Судьбоносным для возрожденной государственности Армении, разгромившей турок, был Севрский договор. 10 августа 1920 г. в городе Севре, близ Парижа, был подписан договор между Великобританией, Францией, Италией, Японией, Арменией, Бельгией, Грецией, Геджасом, Польшей, Португалией, Румынией, Югославией, Чехословакией с одной стороны, и Турцией – с другой. По этому договору территория Турции сокращалась на четыре пятых.

Турецкий султан сохранял свою столицу в Константинополе. Однако на случай, если бы Турция уклонилась от лояльного соблюдения условий договора, союзники оставляли за собой право пересмотреть это решение.

Судоходство в проливах объявлялось открытым в мирное и военное время для всех торговых или военных кораблей без различия флага. Для наблюдения за таким порядком создавалась Комиссия проливов.

Комиссия проливов сохраняла полную независимость от местной власти, имела свой флаг и свою полицию.

Турция обязывалась выдать победителям свой флот за исключением 6 миноносцев и 7 шлюпов. Режим капитуляций оставлялся в неприкосновенности. Договор запрещал Турции сдавать концессии без разрешения особой финансовой комиссии союзников.

Военные силы Турции ограничивались 50 тысячами человек; в составе ее допускались иностранные офицеры в количестве не выше 15% турецкого офицерского состава. Укрепления в зоне проливов и островов подлежали срытию. Остальные турецкие укрепления разрешалось сохранить лишь при условии разоружения.

Наконец, Турция обязалась признать самостоятельность армянского государства, предоставив ему выход к морю, включение значительной территории в Эрзрумском, Трапезундском, Ванском и Битлисском вилайетах в состав независимой от Турции Армении.

Целый раздел Севрского договора назывался «Армения». Он включал статьи с 88-ой по 93-ю, Армения вместе с восточной частью превышала 150 тыс. кв.км. Турки обязались компенсировать материальные потери армян в размере 19 млрд. золотых франков.

Правительство США получило право определить границы Турции и Армении. Общая площадь будущей Армении достигала 160 тысяч (160 000) кв. км. Турция заранее отказывалась от всяких прав и правооснований на передаваемую Армении территорию.

Турция подлежала разоружению, ограничивалась личная гвардия султана в количестве 700 чел. Полностью подтверждался режим капитуляций. Однако, после подписания Севрского договора, агрессивные планы турецкого правительства Мустафы Кемаля Ататюрка в отношении республики Армения не прекращались.

Кемаль Ататюрк преследовал свои собственные цели заставить республику Армения отказаться от Севрского договора, имея поддержку со стороны Советского правительства и ее первых лиц.

Неудивительно, что еще 2 июня 1920г. в ответ на обращение великого национального собрания Турции, Советское правительство направило в Анкару письмо, в котором было сказано, что «… оно протягивает руку дружбы.., оно счастливо заложить прочный фундамент дружбы, которая должна связать турецкий и русский народы».

Правительство Анкары отчетливо сознавало, какая любовь к Советской России охватывала в то время турецкий народ, высказывая России привязанность и благодарность. Студенты Стамбульского университета потребовали присуждения Нобелевской премии мира В.И.Ленину. В это непредсказуемое, критическое время республика Армения находилась в тяжелейшем политическом положении и изоляции.

2 декабря 1920 года, после противозаконных махинаций и грязной политической игры, к которой не допускались армяне, потерявшие 31600 кв. км. Армянских земель Восточной Армении, входящих в состав Российской Империи, в угоду турок, произошел с помощью РСФСР бескровный переворот на оставшейся крохотной территории, так называемой Советской Армении.

По свидетельству С. Орджоникидзе, во время установления Советской власти в Армении не была выпущена ни одна пуля.

Соглашение, подписанное так называемой Советской Арменией и РСФСР, гарантировало от имени советской России безопасность командного состава армянской армии и членов политических партий. Однако это осталось пустым обещанием, откровенной ложью и политической авантюрой.

Воцарившаяся в Армении советская власть в самый короткий срок арестовала участников антитурецких сражении и боев, воинов-армян, их командиров, всех героев Сардарапатской битвы и героев-ополченцев. Все они были арестованы и отправлены в тюрьмы и ссыльные края Советской России.

В феврале 1921 года в тюрьме Рязани находилось более 1500 армянских воинов во главе с Даниелбеком Пирумяном и другими героями Сардарапата. Сохранились леденящие свидетельства очевидцев. Вскоре в Армению пришла весть, что все арестованные расстреляны.

Случайно избежавший ареста Погосбек Пирумян, узнав о смерти своих соратников, в саду Коммунаров в Ереване выступил перед собравшимися, рассказал о зверской расправе, а затем в знак протеста выстрелом из пистолета покончил с собой…

Имена героев Сардарапата и Баш-Апарана долгие годы были преданы забвению, а их семьи репрессированы.

В Лондоне с 21 февраля по 14 марта 1921 года была созвана и работала Международная конференция, которая подтвердила полную независимость Турецкой Армении, согласно Севрскому договору от 10 августа 1920 года.

В Москве 26 февраля 1921 года по просьбе Мустафы Кемаля Ататюрка была созвана российско-турецкая конференция, которая не признала решение лондонской международной конференции от 21 февраля 1921 года.

На московской конференции Мустафа Кемаль жаловался, что Севрский договор 10 августа 1920 года уничтожает Турцию.

Москва поддержала своего турецкого друга, не согласившись с решением лондонской конференции.

По статусу Нахичевани были длительные дебаты, затем Российская делегация предоставила следующую редакцию статьи договора по Нахичевани: «Нахичеванская область образует автономную территорию под протекторатом Азербайджана при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству».

Так, усилиями Советской России и Турции был положен конец исконно армянской Нахичевани.

После московской конференции, между советской Россией и Турцией был заключен Советско-Турецкий договор в Москве.

Московский договор был подписан 16 марта 1921 года. Вступил в силу 22 сентября 1921 года после обмена ратификационными грамотами между РСФСР и Турцией в Карсе. Главнокомандующий турецкой восточной армией Кязим Карабекир-паша и уполномоченный РСФСР А.Н. Кузнецов обменялись речами.

Состоялся парад войск. В числе собравшихся смотреть парад, были уцелевшие армяне Карса, вытиравшие слезы обиды и огорчения…

В тот же день секретарь генконсульства РСФСР в Карее телеграфировал Сталину, Орджоникидзе, а потом уже НКИД (Народный Комиссариат иностранных дел) о ратификации московского договора.

Московский договор 1921 года – один из самых неравноправных договоров. Он противоречит всем нормам международного права. За спиной Армении, без ее участия, решался вопрос ее границ. Были отторжены ее обширные территории.

По воле политбюро, рукой стоящего за кулисами переговоров Сталина, при его усиленном давлении на руководителя делегации РСФСР Чичерина, занимавшего принципиальную позицию, Турции отошли армянские области Карс, Ардаган, Сарыкамыш, Сурмалинский уезд Восточной Армении. Сталин не мог не знать, что эти области имели большое стратегическое значение для России.

В Москве, по воле Сталина, турки были обласканы до предела. Советское правительство решило предоставить молодому турецкому правительству помощь в размере 10 миллионов золотых рублей.

Кроме того, в Турцию отправили более 33 тысяч винтовок, 327 пулеметов, 54 артиллерийских орудия с боеприпасами…

Почувствовав столь горячее содействие и щедрую помощь со стороны советской России, новые правители Турции во главе с Кемалем Ататюрком клялись в верности своему северному соседу, выражали готовность совместно бороться с империализмом.

Сообща с другими черноморскими государствами в ближайшее время турки обещали рассмотреть вопрос о проливах, предоставить самоопределение национальным меньшинствам в Турции, в том числе и армянам.

Все это ласкало слух в Москве, создавало впечатление мнимого дипломатического успеха.

Последующие годы и события показали всю лживость обещаний и политическую демагогию правительства Турции. Однако в Москве делали вид, что ничего не происходит, что все идет в правильном направлении.

Как уже отмечалось, всю протурецкую кампанию в канун и в период проведения переговоров возглавлял Сталин, он несет главную ответственность за грабительский и несправедливый в отношении Армении характер Московского договора с Турцией 16 марта 1921 года.

Невольно задаешься вопросом: что же происходило за кулисами переговоров в московском особняке НКИД? Ведь, судя по протоколам, переговоры шли гладко.

Научные, и в частности мемуарные публикации за рубежом, отрывки из которых неоднократно приводились на страницах печати историками, говорят об обратном.

Территориальные и другие вожделения строптивых турок надо было удовлетворить во имя, как указывалось, усиления борьбы против империализма со стороны «вставшей на революционный путь» новой Турции.

На «турецкий фронт» был брошен «чудесный грузин», наркомнац Сталин, который удовлетворил все притязания турок за счет Армении и армянского народа, совсем недавно перенесшего ужасы неслыханного турецкого геноцида.

С этой точки зрения поразительны факты, приводимые, например, членом турецкой делегации на московских переговорах тогдашним послом в Москве Али Фуадом-пашой.

По словам посла, не добившись удовлетворения своих притязаний у Чичерина, проводившего свою политику в отношении Турции, турецкая делегация поняла, что следует обратиться к Сталину. Делегация без задержки была принята наркомнацем. На ночной беседе с турками Сталин высказал, ставшие потом известными слова: «Вопрос об Армении вы решили сами. Если еще остались нерешенными вопросы, разрешайте сами…».

Вот почему турки так высоко оценили роль Сталина в переговорах 1921 года в Москве. Подписание договора осуществилось благодаря Сталину.

Еще одно доказательство неблаговидной роли Сталина видно из его записки на имя В.И. Ленина, в которой им осуждается позиция Чичерина, якобы направленная на защиту «империалистических» претензий Армении: «Тов. Ленин, я вчера узнал, что Чичерин действительно послал какое-то дурацкое и провокационное требование об чищении Вана, Муша и Битлиса в пользу Армении. Это армянское империалистическое требование не может быть нашим требованием. Нужно запретить Чичерину посылку нот туркам под диктовку националистической настроенности армян. Сталин».

Все хотели угодить Турции. В этом особенно усердствовал Народный комиссариат по делам национальностей.

По указке Сталина в канун Московской конференции в газете Наркомата «Жизнь национальностей» публиковались статьи в угоду Турции.

Особенно неприкрыто выступила газета 4 марта 1921 года статьей А. Скачко «Армения и Турция на предстоящей конференции».

Статья призывала во имя мировой революции «пожертвовать и свои бывшие территории, и оставшуюся часть своего народа в Турции».

Чего стоит такое заключение статьи этого деятеля наркомнаца: «Тогда как для ангорского (турецкого) правительства, преследующего государственно-национальные интересы, чрезвычайно важно сохранение, может быть, и увлечение турецкой территории, то для социалистических государств ни территория, ни национальное единство не играют никакой роли…»

От московских покровителей турок не отставали и бакинские друзья турецких «революционеров».

Встретив и проводив в Москву на конференцию турецкую делегацию, Н. Нариманов изложил свои соображения от встреч с турками в письмах к В.И.Ленину, в которых предлагал уступить в армянском вопросе, чтобы не оттолкнуть турок в объятия Антанты.

Турецкая делегация отбыла из Москвы с чувством полного удовлетворения. Все ее требования и капризы выполнены, вдобавок оказана щедрая и материальная помощь.

Ну а делегация Армении? Она ютилась в непритязательной, холодной гостинице НКИД типа рабочего общежития, питаясь по талонам в столовой.

Нарком Бекзадян редко выходил из своей комнаты, при встрече с членами делегации молча кивал головой. Вопросов ему не задавали: все знали, что нарком, по существу, был изолирован от переговоров, где решалась судьба его страны, его народа. Таким был первый ход в политической игре, которую вело Советское правительство вокруг Армянского вопроса.

Поразительно, что сами армяне к этой игре не допускались. В итоге противозаконных махинаций обескровленная Армения лишилась более 30 тысяч квадратных километров исконных своих земель Восточной Армении, входящих в Россию (Карская и Нахичеванская области, Сурмалинский уезд, Ардаган, Сарыкамыш).

Следующий ход был сделан в июне 1921 года – у Армении отняли Арцах (Карабах). И снова никто не поинтересовался мнением армянского народа. Последствия этого мы ощущаем до сих пор.

87 лет прошло после подписания ущербного для Армении Договора между РСФСР и Турцией. Время не изгладило из памяти поколений душевную рану армянского народа, нанесенную неравноправным и несправедливым договором. Но вера народа в справедливость непоколебима.

Шли долгие десятилетия строительства так называемого социализма, и все это время считалось преступлением говорить и писать о Сардарапате.

Потом пришли новые герои 60-х годов, рожденные хрущевской оттепелью, которые, использовав короткую передышку, вернули из небытия Сардарапат, возродив в памяти народа славную страницу армянской истории.

Сейчас на месте Сардарапатской битвы возвышается Мемориал славы и бессмертия, являющийся священной данью благодарного армянского народа беспримерной победе, одержанной в антитурецкой войне, памяти героев и жертв войны.

Невзирая на историческую несправедливость, выпавшую на долю армянского народа, стоящего у истока мировой цивилизации со священным библейским Араратом – центром мировоззрения и Христианства, по глубокому убеждению армян всего мира и дружественных народов, правда и справедливость восторжествует. Исторически несправедливо ущемленный армянский народ и дружественные народы мира требуют денонсации Московского договора от 16 марта 1921 года «О дружбе и братстве между РСФСР и Турцией, как противоречащем всем нормам Международного права, историческим документам и фактам. Армения и созидательный героический, свободолюбивый и трудолюбивый армянский народ займут достойное место в Мировом Сообществе среди цивилизованных стран мира и народов.

На такой уверенной мажорной ноте хочется закончить эту публикацию словами известного поэта-патриота Геворка Эмина.

«Я – Армения, я – армянский народ. Путник Вечности, пришедший из глубин веков и идущий в грядущие века, чья песня не имеет конца, пока жив хоть один армянин на этой земле, под этим вечным солнцем…»

Так он скажет и споет одну из своих бессмертных песен о моем, твоем – нашем народе, которая начинается так:

Да, спору нет, мы – маленький народ,

Он мал, как камешек,

Что катится с вершины,

В движеньи превзойдя могущество пород.

Чьи тяжкие пласты

Недвижно нерушимы.

Он мал, но малостью

Бурливых горных рек,

Рожденных в высоте орлиной,

Такую мощь не обретет вовек,

Широкая река,

Текущая долиной.

Мы – маленький народ,

Но кто заставил вас

Сжимать нас так,

Что мы теперь – алмаз?

И так рассеять нас,

Что мы теперь как звезды,

Везде и всем

Видны в полночный час?

Мы – маленький народ

Той маленькой страны,

Что распростерлась – погляди

На карту -

ОтБюраканадо … Луны,

От Лусавана до … Урарту.

Мы – маленький народ,

Но наши кирпичи

В том здании, что время воздвигает.

Кусок урана мал,

А шлет свои лучи

Тысячелетьями -

И все не иссякает.

Приложение

Иллюстрации и дополнительные сведения к тексту публикации

СУДЬБА ГЕНЕРАЛА

Книга памяти армянского народа содержит немало драматических страниц. Одна из них повествует о тяжелых испытаниях в мае 1918 года, когда полчища турецких аскеров, вероломно вторглись в пределы Восточной Армении, поставили наш народ перед угрозой физического уничтожения.

Этим зловещим планам не суждено было сбыться благодаря героическим сражениям под Сардарапатом и Баш-Апараном, в котором армянский народ, оказавшись один на один с кровожадным врагом, сумел отстоять свою честь и свободу.

Видная роль в этой исторической победе принадлежала генералу Мовсесу Селикову, являвшегося по убеждению Маршала Советского Союза И.Х. Баграмяна, «наиболее одаренным военачальником из всех армянских генералов…»

Мовсес Силиков (Силикян) родился 26 сентября (14 по старому стилю) 1862 года в селе Вартешен Нухинского уезда Елизаветпольской губернии в семье прапорщика. Первоначальное образование он получил в 1 -и Московской военной гимназии, которая считалась одним из лучших учебных заведений такого рода, где наряду с другими предметами, обязательным было обучение различным ремеслам, танцам, пению и музыке.

По окончании училища в 1882 году двадцатилетний Мовсес был направлен в 3-е Александровское военное училище, находившееся под особым покровительством русского императора и готовившее кадры для офицерского корпуса российской армии. Интересно, что здесь ему довелось слушать лекции известного русского историка В.О. Ключевского, читавшего в училище курс политической истории. Молодых людей здесь воспитывали в стремлении к труду, к расширению своих познаний, в духе исполнения долга. Таким и сформировался характер будущего генерала: честный, прямой, верный своему профессиональному долгу.

В августе 1884 года он был произведен в подпоручики и направлен в 155-й Кубинский полк, расквартированный в то время в Карсе, где дослужился до чина капитана. Здесь же в 1901 году будущий герой Сардарапата женился на Наталии Здановской, дочери офицера русской армии.

Его воинская судьба складывалась ровно и достаточно успешно. В январе 1904 года он с отличием окончил Ораниенбаумскую офицерскую стрелковую школу, что открыло ему дорогу к более ответственной и самостоятельной деятельности. Вскоре он был произведен в подполковники, еще через несколько лет – в полковники. В декабре 1911 года в составе русского экспедиционного корпуса был командирован в Персию. Службу он проходил в Тавризе, где его и застала спустя три года начавшаяся мировая война.

В ответ на вероломное нападение турецкого флота на Черноморское побережье, 31 октября 1914 года Россия объявила войну Турции. «С полным спокойствием и упованием на помощь божью, – говорилось в опубликованном по этому случаю манифесте, – примет Россия это новое против нее выступление старого утеснителя христианской веры…. Не впервые доблестному русскому оружию одолевать турецкие полчища, покоряет оно и на сей раз дерзкого врага нашей Родины».

Боевые действия в основном велись в труднодоступной горной местности, зачастую при 30-градусных морозах. Вместе со всеми стойко переносил тяготы и лишения войны и полковник Силиков, командующий 6-м полком 2-й стрелковой дивизии. «Больно было смотреть на людей 6-го полка, – вспоминал, впоследствии командир дивизии генерал Ф. Назарбеков, – когда они двигались, большинство босые, с окровавленными ногами, изнуренными лицами и почти безо всякого продовольствия. Это был пятый день марша без отдыха по горам».

Полковник Силиков принимал непосредственное участие во многих операциях, оставивших яркий след в анналах первой мировой войны. В частности, он играл видную роль при взятии Муша, Битлиса, командовал арьергардом при героическом штурме Эрзрума, после взятия которого был назначен его первым комендантом. За боевые заслуги был награжден рядом военных орденов, Георгиевским оружием и произведен в генерал-майоры.

Назначение его в январе 1918 года командующим 1-й Армянской стрелковой дивизии он воспринял как намечавшуюся перспективу продолжения борьбы с турецкой агрессией. По свидетельству участника событий тех далеких дней Ивана Христофоровича Баграмяна, «мы все были преисполнены решимости, во что бы то ни стало, хотя бы ценой своей жизни спасти родную Армению от жестоких захватчиков, которые уже несколько столетий приносили нашему народу неслыханные бедствия и страдания, а ныне угрожали самому его существованию». Своими энергичными и решительными действиями генерал Силиков за короткий срок создал боеспособные регулярные части, которые смогли в дальнейшем успешно противостоять турецким войскам.

К маю месяцу обстановка на фронте резко ухудшилась. Турецкие войска один за другим заняли стратегически важные армянские города Эрзрум, Карс, Александрополь, и направили свой основной удар в сердце Армении – Араратскую долину. К концу дня 21-го мая части 36-й турецкой дивизии овладели селом и станцией Сардарапат. До Эривани было рукой подать.

Всем было ясно, что целью турецкого руководства являлась не просто военная оккупация Армении, но физическое уничтожение армянского народа. Не умаляя роли других армянских военачальников, не раз проявлявших высокое профессиональное мастерство и отвагу, следует признать, что в сложившейся ситуации особая ответственность за судьбу Армении легла на генерала Силикова, командовавшего в то время Эриванской группой войск.

Генерал Силиков блестяще справился с возложенной на него задачей.

Нет нужды описывать подробности решающей битвы при Сардарапате, в результате которой враг был не только остановлен, но и отброшен назад. Трудно представить сейчас, какие чувства владели генералом Силиковым после победоносного сражения. Ясно только, что он выполнил свой воинский долг с честью до конца. Сардарапатская битва оказалась кульминацией жизненного пути генерала Силикова и совпала с одной из самых волнующих страниц армянского народа.

// В. Арзуманян, Ф. Мамиконян

Источники:

1 .«История Дипломатии», том III, библиотека внешней политики. Москва -1945 – Ленинград.

2. «Голос Армении» № 55,20 марта 1991г., орган центрального комитета коммунистической партии Армении.

3. «Очерки новейшей истории Турции», институт истории Академии наук СССР, Москва-1948г. – Ленинград.

4. «Коммунист» № 117,27 мая 1990г., орган центрального комитета коммунистической партии Армении, Верховного Совета и Совета Министров Армянской ССР.

5. «Коммунист» № 89,1990г., орган ЦК, коммунистической партии Армении, Верховного Совета Министров Армянской ССР.

6. «История России – Армянский след» Москва «Крон-Пресс», С. Айвазян.

7. Газета «Армянские вести» № 6 от 16.06.2003.

8. Краевая общественно-политическая газета «САР» (Союз армян России) № 29 от 8.08.2003. г. Краснодар.

______________________________

Альберт Ервандович Ростованов

Правда о Сардарапатской битве, разгроме турецкой армии,

победе армянских воинов, народных ополченцах, женских

отрядах и беженцах в мае 1918 г. Восстановление Армянской

государственности 28 мая 1918 года.

Сдано в набор 24.01.08. Подписано в печать 15.02.08. Формат 60x84/16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 2,79. Тираж 1000. Заказ 354.

ОАО «Сочинское полиграфпредприятие». 354000, г. Сочи, ул. Советская, 42.

This file was created with BookDesigner program bookdesigner@the-ebook.org 13.10.2008