sci_history О. Ю. Степанова Болгария в период Второй мировой войны

Дипломная работа студентки исторического факультета ГОУ ВПО 'ТГПИ' (кафедра 'Всемирной истории'), посвящена роли Болгарии во второй мировой войне. Болгария была одной из стран Балканского полуострова, которая начала Вторую мировую войну на стороне агрессора и закончила войну на стороне стран-победительниц. В данной работе будет показан путь от сателлита Германии до союзницы СССР.

– Таганрог: ГОУ ВПО 'ТГПИ', 2008 – с.78 ru
Fiction Book Designer 13.10.2008 FBD-6387B8-9C88-9542-48B9-EAD2-8DF5-C1E6BB 1.0

создание fb2 файла – rvvg


Степанова О. Ю

Болгария в период Второй мировой войны

Введение

Актуальность темы: тема Второй мировой войны остается одной из ведущих тем отечественной истории. Современные ученые по-новому пытаются переосмыслить и понять события тех грозных лет, более точно отразить психологию людей, которые своей самоотверженностью, героизмом и мужеством спасли мир от фашизма. Шестьдесят три года прошло с момента окончания Второй мировой войны, а народ не забывает, да и не забудет никогда тех страшных пяти лет, которые унесли миллионы жизней. В преддверии знаменательной даты проблема Второй мировой войны приобретает особую значимость.

Вторая мировая война – тяжелейшее испытание, выпавшее на долю всех народов Европы. Это самый трагический период в жизни всех людей. Именно в такие тяжелые моменты проявляются лучшие человеческие качества. То, что люди смогли с честью выдержать это испытание, не уронить своего достоинства, защитить свою Родину, своих детей – величайший подвиг. Способность к совершению подвига – самое важное качество настоящего человека. Чтобы совершить его, нужно, прежде всего, забыть о себе и думать о других, забыть о смерти и страхе смерти, бросить вызов природе своим отречением от свойственной всему живому жажды жизни. Когда в мирную жизнь людей врывается война, она всегда приносит горе и несчастье в семьи, нарушает привычный уклад жизни.

Война обернулась величайшей трагедией для народов Европы и мира, независимо от того, на чьей стороне воевали их государства, она не обошла стороной ни одну семью, ни одну человеческую судьбу. Долг историков – сказать правду об этой трагедии, но она не должна служить предметом политических спекуляций, как это пытаются делать некоторый в последнее время.

В течение длительного времени Вторая мировая война считалась одним из хорошо изученных периодов истории советского общества. Однако появление в последние годы значительного числа раннее недоступных документов обусловило новый виток исследовательского интереса к истории войны, сделало возможным обогащение концепции ее изучения на региональных примерах.

Балканский регион всегда отличался не только многонациональностью населявших его народов, но и особой ментальностью его жителей. Вековые традиции проявления национального характера народов Балканского региона продолжают привлекать исследовательское внимание.

Болгария была одной из стран Балканского полуострова, которая начала Вторую мировую войну на стороне агрессора и закончила войну на стороне стран-победительниц. В данной работе будет показан путь от сателлита Германии до союзницы СССР.

Балканский регион на протяжении столетий входил в сферу интересов Российской империи, а после ее падения – в сферу интересов СССР. Исторические условия и географическое расположение способствовали сохранению довольно тесных связей и культурного взаимодействия болгарского и русского народов.

Важно отметить тот факт, что заинтересованность Германии и СССР в расширении своих сфер влияния на Балканах часто служила причиной для силового влияния и способствовала тем самым провокационным заявлениям и втягиванию балканских народов в войну.

Балканы часто называют «пороховым погребом» Европы. Болгарский вопрос всегда находился и будет находиться в сфере интересов России. Поэтому, можно сказать, что проблема была актуальна не только в те годы, но будет актуальна еще долгое время.

Хронологические рамки исследования ограничиваются сентябрем 1939 по сентябрь 1944 гг. Нижний хронологический рубеж связан с тем, что с сентября 1939 г. Болгария придерживалась политики сохранения нейтралитета во Второй мировой войне. Верхний хронологический рубеж характеризуется тем, что в сентябре 1944 г. в Болгарии победу над фашистскими захватчиками одержал Отечественный фронт и Болгария выступает как союзник СССР против германских войск.

Объектом исследования является Болгария в годы Второй мировой войны.

Предметом исследования выступают общественные и политические отношения в Болгарии, складывающиеся в годы Второй мировой войны.

Степень изученности проблемы.

За послевоенный период истории накопился достаточно большой массив научной литературы, который был посвящен данной проблематике. Историографическую базу по данной проблеме можно разделить на несколько групп: отечественные и зарубежные исследования советского времени и современная литература.

Вся советская историография построена на том, что историки обращали свое основное внимание на борьбу болгарского народа с оккупационным режимом фашистов, становлению и работе освободительного фронта в Болгарии. Наибольший интерес представляют такие работы, как: Генчев Н. «Внешнеполитическая ориентация Болгарии в период Второй мировой войны», Валев Л.Б. «Болгарский народ против фашизма», Тошкова В. «Болгария в балканской политике 1939 – 1944 гг.», Сирков Д. «Внешняя политика Болгарии 1939 – 1941 гг.», Димитров И. «Буржуазная оппозиция в Болгарии 1939 – 1944 гг.» (Генчев Н. Внешнеполитическая ориентация Болгарии в период Второй мировой войны. София, 1979., Валев Л.Б. Болгарский народ против фашизма. М., 1964., Димитров И. Буржуазная оппозиция в Болгарии 1939-1944 гг. София, 1969., Сирков Д. Внешняя политика Болгарии 1939-1941 гг. София, 1979., Тошкова В. Болгария в балканской политике 1939-1944гг. София, 1985).

Одним из наиболее изучаемых сюжетов во второй половине 50-х-60-е годы стала вооруженная борьба болгарского народа против монархо-фашистской диктатуры в период второй мировой войны. В конце 60-х годов появились первые значительные монографии, которые были посвящены Болгарии в период Второй мировой войны. Петров С. в книге «Стратегия и тактика БКП в борьбе против монархо-фашизма (1941 – 1944)» исследовал эту проблему на фоне процесса изменений в расстановке классовых и политических сил (Петров С. Стратегия и тактика БКП в борьбе против монархо-фашизма (1941 – 1944 гг.). М., 1969). Монография Штерева П. «Совместная борьба, болгарского и греческого народов против гитлеровской оккупации 1969» была посвящена интернациональному характеру вооруженной борьбы болгарского народа (Штерева П. Совместная борьба, болгарского и греческого народов против гитлеровской оккупации. М., 1969). Но и по периоду Второй мировой войны оставались почти неизученными положение в монархо-фашистском лагере и политика буржуазной и мелкобуржуазной оппозиции. Слабо была исследована внешнеполитическая проблематика.

Значительно обогатили историографию народной антифашистской борьбы периода Второй мировой войны специальные труды, посвященные отдельным партизанским соединениям (бригаде «Чавдар», Горнооряховскому партизанскому отряду и др.), в том числе работа Стойнова Б. «Боевые группы (1941 – 1944 гг.)» (Стойнов Б. «Боевые группы (1941-1944 гг.) София, 1969).

В монографии Панайотова Ф. «Поединок в эфире 1975» показана деятельность антифашистских радиостанций им. X. Ботева: (Говори радиостанция «Христо Ботев» и «Народный голос») (Говори радиостанция «Христо Ботев». Т. 1. София, 1951). В 70-е – первой половине 80-х годов широко развернулось изучение политических режимов, существовавших до революции 1944 г., расстановки сил в буржуазном и мелкобуржуазном лагере, деятельности буржуазных, мелкобуржуазных и реформистских партий и организаций. (Димитров И. Буржуазная оппозиция в Болгарии 1939-1944 гг. София, 1969).

Современная историография старается подойти к изучению проблематики Болгарии в период Второй мировой войны беспристрастно, в ней отсутствуют идеологические догмы исторических наук предшествующего времени. Кроме того, в настоящее время в научный оборот вводятся неизвестные раннее документы и материалы архивов. При изучении данной темы подход у ученых более объективный, ими рассматриваются комплексные проблемы. Современную точку зрения представляют такие авторы, как Димитров И «Исторические очерки», Валева Е.Л. «Герои болгарского Сопротивления Цвятко Радойнов», Минчев М. «Отечественный фронт в Болгарии (1942 – 1944 гг.)», Стателова Е. «История Болгарии (1978 – 1944 гг.)», Димитров И. «Иван Багрянов. Царедворец и политик», Никова Г. «Историческая судьба Болгарии между Германией и Советским Союзом», монография Валевой Е.Л. «Болгария в 20 веке. Очерки политической истории» (Димитров И. Исторические очерки. София, 1993., Валева Е.Л. Герои болгарского Сопротивления Цвятко Радойнов. // Новая и новейшая история. София, 1990. № 2., Минчев М. Отечественный фронт в Болгарии (1942-1944 гг.) София, 1999., Стателова Е. История Болгарии (1978-1944 гг.) София, 1999., Димитров И. Иван Багрянов. Царедворец и политик. София, 1995., Никова Г. Историческая судьба Болгарии между Германией и Советским Союзом // Человек на Балканах в эпоху кризисов и этнополитических столкновений XX века. СПб., 2002). Монография Валевой Е.Л. Болгария в 20 веке. Очерки политической истории. М.: изд-во «Наука», 2003. В этой монографии прослеживается современная точка зрения отечественных историков на события в Болгарии в период Второй мировой войны. В ней раскрываются советско-германские, советско-болгарские и германо-болгарские взаимоотношения, которые складывались в период Второй мировой войны, показан путь от нейтралитета до сателлита Германии, который прошла Болгария, рассказывается о формировании оппозиционной коалиции правительству и о создании в Болгарии Отечественного фронта, показан государственный кризис 1943 – 1944 гг., который вспыхнул в Болгарии и приход к власти Отечественного фронта, в результате чего была одержана победа над германскими захватчиками.

Другим основополагающим трудом, который использовался при разработке темы исследования стала «История Второй мировой войны 1939 – 1945 гг.» В 12 томах, под ред. Егорова Е.П. и Гречко. А.А. (История Второй мировой войны 1939 -1945 гг. В 12 томах, под ред. Егорова Е.П., Гречко А.А. М., 1982). В этом исследовании проводится анализ всех основных стран участников Второй мировой войны. Авторский коллектив занимался изучением и описанием вопросов, связанных с ведением боевых действий и экономических предпосылок, которые лежали в основе побед или поражений той или иной страны. Подробно изложены все аспекты экономики СССР, связанные с ведением боевых действий.

В работе Димитрова И. «Исторические очерки» глубоко изучена политическая структура Болгарии 1934 – 1939 гг., дана детальная характеристика буржуазных и мелкобуржуазных партий, взаимоотношений БКП с ними, их курса в отношении военно-фашистской диктатуры, переросшей в монархо-фашистскую. Димитров И. исследовал также буржуазную оппозицию монархо-фашистской диктатуре в годы Второй мировой войны: «Буржуазная оппозиция в Болгарии 1939 – 1944 гг.» (Димитров И. Исторические очерки. София, 1993, Димитров И. Буржуазная оппозиция в Болгарии 1939-1944 гг. София, 1969).

Таким образом, в ходе исследования проблемы Болгария в период Второй Мировой войны было использовано большое количество литературы, которая рассматривает эту проблему с разных точек зрения, что помогло автору объективно подойти к оценке этих событий.

Цель исследования: на основе анализа исторических материалов рассмотреть общественные и политические отношения в Болгарии, складывавшиеся в период с сентября 1939 по сентябрь 1944 гг.

В рамках реализации цели были поставлены следующие задачи исследования:

– рассмотреть сущность болгарского вопроса в контексте советско-германского соперничества на Балканах (1939 – 1940 гг.);

– выявить обострение противоборства за внешнеполитическую ориентацию Болгарии (1940 – 1941 гг.);

– проанализировать формирование оппозиционной коалиции правительству;

– проследить создание Отечественного фронта;

– охарактеризовать политический кризис 1943 – 1944 гг.;

– показать приход к власти Отечественного фронта.

Источниковая база. В процессе написания дипломной работы были использованы различные исторические источники. В частности одним из основополагающих трудов была использована монография Валевой Е.Л. «Болгария в 20 веке. Очерки политической истории». В этой монографии в процессе исследования были проанализированы множество интересных, содержательных документов, которые содержатся в таких архивах как: Архив внешней политики Российской федерации (АВП РФ), Государственный архив Российской федерации (ГАРФ), Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) Использовались следующие документы: «Документы и материалы кануна Второй мировой войны», «Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы», Лавренов С., Шинкарев И. «Некоторые особенности советско-болгарских отношений на завершающем этапе войны против Германии (9 сентября 1944 по май 1945 гг.)» (Документы и материалы кануна Второй мировой войны, т. II. М., 1948, Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы. 1917-1944. Т. I. М., 1976., Лавренов С., Шинкарев И. Некоторые особенности советско-болгарских отношений на завершающем этапе войны против Германии (9 сентября 1944 по май 1945 гг.) // Болгаро-советские политические и военные отношения (1941 – 1947 гг.): Статьи и документы. София, 1999).

Большое значение в данной работе придается изучению хрестоматийных материалов, которые дают возможность ознакомиться с договорами того периода. Документы являются одним из основополагающих источников, так как дают возможность объективно проанализировать события того времени. Наибольшего внимания заслуживают такие источники как: «Антифашистская борьба в Болгарии: Документы и материалы», «Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы», «Болгария – непризнанный противник Третьего рейха: Сборник документов» (Антифашистская борьба в Болгарии: Документы и материалы. София, 1984., Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы. 1917-1944. Т. I. М., 1976., Болгария – непризнанный противник Третьего рейха: Сборник документов. София, 1995). Данные издания представляют собой своеобразную хрестоматию по истории Второй мировой войны в Болгарии. В данных книгах представлены основные документы и статьи, которые относятся к изучаемой эпохе, также содержатся приказы по армиям, сведения об антифашистском движении, административные документы.

Большой информационно насыщенной базой и интересным источником для анализа складывания общественных и политических отношений в Болгарии в период Второй мировой войны является периодическая печать Костов Т. (Избранные статьи, доклады и речи. София, 1964., Лавренов С. Некоторые особенности советско-болгарских отношений на завершающем этапе войны против Германии: Статьи и документы. София, 1999).

Важным источником данной работы являются воспоминания участников событий Второй мировой войны в Болгарии, в том числе дневники Димитрова Г. и Филов Б (Димитров Г. Дневник. София, 1997., Филов Б. Дневник. София, 1990). В них представлен богатый материал по проблеме взаимоотношения Болгарии с СССР и Германией. В работах приведены сведения о наиболее важных встречах и переговорах между правительством Болгарии, СССР и Германии. Данные свидетельства позволяют выявить интересные факты, которые не нашли отражения в документальных источниках.

Таким образом, на основе анализа широкого круга источников и литературы автор посчитал возможным обратиться к исследованию процессов, которые происходили в Болгарии в период Второй мировой войны.

Методологической основой ВКР являются: В процессе исследования за основу был взят формационный подход.

– принцип объективности – при отборе материалов и оценке историографической базы исследования, при рассмотрении проблемных вопросов;

– принцип историзма – исследование процессов и изменений в общественных и политических отношениях в Болгарии в период Второй Мировой войны.

В работе применялись методы:

– проблемно-хронологического изложения. В его рамках нами ставилась проблема и последовательно раскрывались изменения изучаемой реальности в процессе исторического движения в Болгарии;

– историко-генетический – использовался при рассмотрении процесса становления политической оппозиции в Болгарии в период Второй мировой войны;

– историко-сравнительный – использовался при анализе политики Советского Союза и Германии относительно болгарского вопроса накануне и в ходе Второй мировой войны.

Практическая значимость исследования. Данная работа может быть полезна в вопросах патриотического воспитания современного подрастающего поколения, может использоваться в качестве вспомогательного материала при подготовке студентов ВУЗов при написании ими курсовых работ и рефератов.

Апробация исследования. Материалы исследования были использованы из предыдущих курсовых работ.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав по два параграфа в каждой, заключения, списка использованных источников и литературы, а также примечаний.

Глава 1. Болгария на начальном этапе Второй мировой войны

1.1. Болгарский вопрос в центре советско-германского соперничества на Балканах (1939 – 1940гг.)

С середины 30-х гг. XX в. внешнеполитический курс Болгарии определялся обстановкой приближавшейся войны, усиливавшимся экономическим и идеологическим проникновением Германии на Балканы и превращением этого региона в объект ожесточенной борьбы между Германией, Великобританией, Францией, Италией и Советским Союзом за установление там преобладающего влияния (Генчев Н. Внешнеполитическая ориентация Болгарии в период Второй Мировой войны. Кн. III, Т. XI. Философско-исторический факультет. София, 1979. С. 23).

При этом, несмотря на сильное дипломатическое давление со всех сторон, царь Борис Ш и болгарское правительство не спешили примкнуть к одной из стран и занимали выжидательную позицию, понимая, что в напряженной обстановке предвоенного соперничества цена маленькой Болгарии будет неуклонно повышаться. Одновременно, правящие круги Болгарии ясно сознавали, что геополитическое положение страны и ее экономические связи не позволят ей долго оставаться в стороне от разгорающегося международного конфликта.

15 сентября 1939 г. правительство Георгия Кьосеиванова выступило с декларацией о полном нейтралитете Болгарии в начавшейся мировой войне. Учитывая сложность международной обстановки, непосредственную угрозу со стороны Турции, неподготовленность Болгарии к войне, болгарским дипломатам за границей предписывалось делать акцент на ее миролюбии. Маневрируя между великими державами – Германией, Великобританией, Францией, Италией и Советским Союзом, царь Борис III в контактах с их представителями стремился доказать, сколь выгоден для каждой из них нейтралитет Болгарии.

В то же время еще накануне войны начала обозначаться линия болгарского руководства на постепенное сближение с Германией. Причин тому было несколько.

Прежде всего, национал-социалистская Германия была носителем тех тенденций в европейской политике, от реализации которых Болгария объективно могла ожидать выполнения своих ревизионистских требований относительно возвращения Южной Добруджи Румынией, получения выхода к Эгейскому морю от Греции, а также присоединения Вардарской Македонии. Помимо общего стремления к пересмотру Версальской системы, будущему политическому сближению Болгарии с Германией способствовала тесная связь болгарской экономики с германской и зависимость вооружения болгарской армии от германских поставок.

Пытаясь сориентироваться в сложном лабиринте международных отношений, решение своих территориальных проблем Болгария стремилась искать в договоренности с Германией и Советским Союзом. Большие надежды в этом плане болгарский монарх возлагал на заключенный 23 августа 1939 г. советско-германский пакт о ненападении. В нём болгарское правительство видело весьма благоприятное для себя решение, предоставлявшее возможность сближения и сотрудничества с обеими странами, от которых, по его мнению, теперь зависело разрешение территориальных проблем Болгарии. В то же время Советско-германский пакт по разным причинам был встречен одобрительно как широкими народными массами, так и прогермански настроенным правительством Кьосеиванова Г. (Валев Е.Л. Советско-германский пакт о ненападении 1939 и реакция на его заключение в Болгарии. М., 1989. С. 80). Последний выразил удовлетворение этим событием перед германским посланником в Софии: «Заключение германо-советского пакта убедило также прежних противников «шагания в ногу» Болгарии с Германией в правильности политики болгарского правительства. Вся страна восприняла пакт с радостью и большим облегчением» (Генчев Н. Внешнеполитическая ориентация Болгарии в период Второй Мировой войны. Кн. III, Т. XI. Философско-исторический факультет. София, 1979. С. 25). Немецкие наблюдатели сообщали в донесениях из Софии, что советско-германский договор был воспринят болгарским населением восторженно, многие отмечали это событие как праздник, как успех Болгарии.

Посланник Болгарии в СССР Антонов Н. 4 сентября в беседе с заместителем наркома иностранных дел Деканозовым В. Г. выразил уверенность, что после заключения пакта «советско-болгарские отношения еще более улучшатся, так как, если раньше было некоторое недоверие между народами Болгарии и СССР, то теперь его уже быть не может» (Валев Е.Л. Советско-германский пакт о ненападении 1939 и реакция на его заключение в Болгарии. М., 1989. С. 81). Действительно, с лета 1939 г. параллельно с усилением прогерманской ориентации Болгарии наблюдается заметное улучшение ее отношений с Советским Союзом.

Ярким проявлением перемены в отношении СССР к Болгарии стал прием группы депутатов болгарского парламента в Москве в августе 1939 г. Болгарская делегация, официально прибывшая для посещения Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, была повсюду встречена радушно. Центральным вопросом на встрече стала внешнеполитическая ориентация Болгарии, как на текущий момент, так и в будущей перспективе. На дважды заданный Молотовым В.М. вопрос, не взяла ли Болгария на себя каких-либо внешнеполитических обязательств, председатель комиссии по иностранным делам Народного собрания Говедаров Г. дал категоричный ответ: «Болгария внешнеполитически ни с кем не связана и строго следует линии лояльного, эффективного и исчерпывающего нейтралитета». Одновременно в Берлине шеф болгарского правительства Кьосеиванов Г. не принял никаких обязательств, ни военных, ни политических (Валев Л.Б. Болгарский народ против фашизма. М., 1964. С. 164).

На встрече был поднят и больной для Болгарии вопрос о ревизии Нейиского мирного договора. Молотов В.М. категорично высказался за возвращение Болгарии Южной Добруджи, а также, хотя и в более сдержанной форме, за обоснованность требования выхода Болгарии к Эгейскому морю. Подчеркнув, что Советский Союз желает, чтобы на Балканах существовала сильная Болгария и что он готов оказать ей всяческое содействие, Молотов В.М. в то же время предупредил, что «если кто-то в Софии думает открыть дорогу на Стамбул немцам и итальянцам, то пусть знает, что натолкнется на решительное противодействие Советского Союза» (Там же. С. 165). С этой оговоркой Молотов пообещал содействие Болгарии как в экономической, так и в политической областях и сказал, что необходимо заключить торговое соглашение.

Подводя итоги визита делегации Народного собрания, болгарский посланник в Москве Антонов Н. в пространном донесении в МИД справедливо отмечал, что международная ситуация складывается так, что Советский Союз заинтересован теперь в заключении соглашения с Болгарией. Оно необходимо ему, прежде всего, чтобы помешать сотрудничеству Болгарии с Германией и Италией в зоне, имевшей жизненно важное значение для СССР. Поэтому посещение болгарской делегации не останется без результатов, первым из которых будет заключение торгового договора, который Москва подпишет «по чисто политическим, а совсем не по экономическим соображениям» (Там же. С. 167).

Дальнейшее развитие событий подтвердило новый курс советской политики на Балканах. Пакт о ненападении с Германией, а затем в еще большей мере советско-германский договор о дружбе и границе от 28 сентября 1939 г. лишили смысла важный советский внешнеполитлаеский постулат – борьбу «против фашизма» и «против агрессора». СССР не только принял принцип ревизии, но и приступил совместно с Германией к его реализации. Особое значение Сталин придавал пересмотру системы управления Черноморскими проливами, чтобы преградить доступ туда иностранным судам. Болгария, представлявшая собой сухопутный мост к Проливам, эвентуально становилась одним из центральных звеньев советской системы безопасности.

Осенью 1939 г. советское правительство впервые выразило желание придать отношениям между двумя странами солидную договорную базу. В сентябре царь Борис III, обеспокоенный сообщениями о предстоящих действиях англо-французского блока на Балканах и против Болгарии, решил прозондировать вопрос о возможной помощи со стороны Советского Союза. 19 сентября Антонов Н. встретился с Деканозовым В.Г., а на следующий день – с Молотовым В.М. Нарком высказался в том смысле, что советское правительство может оказать воздействие на Турцию, но оно желает знать точно, чего именно хочет Болгария, рассчитывает ли она на помощь от СССР и в какой форме. Когда же Антонов Н. ответил весьма неопределенно, Молотов В.М. предложил заключить договор о взаимной помощи. Антонов Н. обещал запросить свое правительство и дать ответ. Однако подобное развитие событий никак не входило в планы болгарских властей (Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы. 1917-1944. Т. I. М., 1976. С. 468-469).

Отказываясь заключить с Москвой пакт о взаимной помощи, София надеялась в то же время на успех проходивших в октябре 1939 г. советско-турецких переговоров, которые уменьшили бы угрозу балканской операции западных держав и, соответственно, ввязывания Болгарии в балканский конфликт. В конце ноября того же года в Москву был направлен начальник военно-воздушных сил Болгарии полковник Бойдев В. для ведения переговоров о заключении соглашения об установлении регулярного воздушного сообщения между Москвой и Софией и о закупке Болгарией советских самолетов. Однако в Москве «говорили не только об этом, но и о возможности создания в Болгарии советской воздушной базы и даже о праве прохода советских войск через болгарскую территорию в случае возможного конфликта с Турцией. Царь открыто поставил вопрос, как оценивает германское правительство положение Болгарии, чтобы он в соответствии с этим определил и свою политику. На это госсекретарь Германии Вайцзеккер Э. 15 декабря направил Рихтхофену указание сообщить царю Борису, что Германия не дает категоричного совета отказаться от советского предложения о пакте, однако дипломатическим языком в телеграмме было явно сформулировано негативное отношение к вопросу о заключения болгаросоветского пакта (Тошкова В. Болгария в балканской политике 1939-1944. София, 1985. С. 93).

Тем временем полковник Бойдев В. вернулся из Москвы, так и не подписав соглашения об установлении регулярного воздушного сообщения между СССР и Болгарией. Оно было подписано в Софии лишь спустя месяц после его визита.

В последние дни декабря 1939 г. начались и переговоры о торговом договоре между двумя странами. 5 января 1940 г. договор о торговле и мореплавании и соглашение о товарообороте и платежах между Советским Союзом и Болгарией были подписаны. Это стало успехом как для болгар, так и для СССР. Советский Союз, международный престиж которого оказался в этот период подорванным ввиду войны с Финляндией, получил возможность продемонстрировать мирную и конструктивную политику. Но главное, советское правительство надеялось с помощью этих договоров прочнее привязать к себе Болгарию (Там же. С. 94).

Параллельно с экономическими связями в этот период развивались и контакты в области культуры, точнее, расширялось культурное влияние СССР в Болгарии. После заключения германо-советского пакта болгарское правительство вынуждено было примириться с усилением советской пропаганды в Болгарии путем распространения научной и художественной литературы, газет и журналов. В Софии и Варне были открыты магазины по продаже советской книги. В кинотеатрах с огромным успехом демонстрировались советские фильмы. Шире развернули свою работу общества болгаро-советской дружбы. Все это способствовало росту среди болгарской общественности симпатий к СССР. Исключительно благоприятные условия сложились и для усиления позиций и активизации деятельности Болгарской рабочей партии (БРП), которая стала широко использовать различные легальные формы деятельности. Власти были вынуждены закрывать глаза на многие действия коммунистов, хотя и прекрасно понимали, что за ними стояла Москва.

В отношениях с Германией Болгария и после начала войны продолжала «шагать в ногу» и согласовывать с ней свои важные внешнеполитические действия. До весны 1940 г. Германия еще не проявляла той чрезвычайной политической активности на Балканах, ее пока вполне устраивал прогерманский нейтралитет Болгарии и теснейшие, экономические связи между двумя странами. К 1939 г. Германия заняла исключительное место в болгарской внешней торговле. Она не только закупала большую часть продуктов болгарского земледелия, но и очень глубоко проникла в экономику страны (Валев Л.Б. Об экономической экспансии Германии в Болгарии. М. 1964. С. 189-201). Всесторонняя зависимость болгарского производства и рынка от Германии была результатом не только экономической экспансии Германии, но и пассивности хозяйственной политики других крупных индустриальных стран (в том числе и СССР – до начала 1940 г.).

Однако в конце 1939 г. Великобритания, Франция, Италия, балканские страны начали проявлять дипломатическую активность в отношении Болгарии. Основной причиной было опасение роста влияния СССР на политику и экономику Болгарии. По словам Антонова Н., посетившего в ноябре 1939 г. советского полпреда Лаврентьева А.И., «Болгария никогда не пользовалась таким вниманием со стороны всех стран, каким она пользуется сейчас. Все эти обстоятельства затрудняют положение болгарского правительства в части укрепления политических связей между Советским Союзом и Болгарией» (Никова Г. Историческая судьба Болгарии между Германией и Советским Союзом // Человек на Балканах в эпоху кризисов и этнополитических столкновений XX века. СПб., 2002. С. 275).

B ноябре 1939 г. Болгарию посещали различные делегации под флагом развития культурных связей. Председатель британского совета культуры лорд Ллойд посетил царя Бориса с целью склонить Болгарию войти в «Балканский нейтральный блок», сблизить Болгарию с Турцией и подчинить Англии экономику Болгарии путем покупки предназначенных для продажи в Германию товаров. В результате миссии Ллойда Болгария увеличила экспорт сельскохозяйственных продуктов в Великобританию. Итальянский министр национального образования Ботай прибыл в Софию для заключения культурной конвенции с Болгарией. Специальная делегация Германии вручила царю Борису почетный диплом доктора технических, наук, однако действительная цель поездки была скорее всего иной (Там же. С. 287).

В то же время с сентября по декабрь 1939 г. в европейских и балканских столицах Болгария часто упоминается в связи с так называемым «Балканским нейтральным блоком», который должен был включить Румынию, Турцию, Грецию, Югославию, Болгарию, Венгрию и Италию (Сирков Д. Внешняя политика Болгарии 1938-1941. София, 1979. С 181). Идея этого блока, который должен был объединить все балканские страны в целях «совместной защиты нейтралитета от нападения с севера», исходила, прежде всего, от Англии и была оформлена в нескольких вариантах. Однако в основе всех предложений по созданию нейтрального блока лежало стремление к сохранению существующих на тот момент границ на Балканах и британского влияния там. Но именно на это и не могла пойти Болгария, желавшая ревизии Нейиского договора.

В то же время против попытки создания блока выступили Германия, а также Советский Союз, имевший совсем другие планы сохранения нейтралитета Болгарии. Цели германской и советской политики на Балканах совпадали, когда речь шла об устранении влияния там Великобритании и Франции. При этом Германия стремилась не допустить расширения советского влияния в этом регионе, а СССР, соответственно, пытался противостоять усилению влияния Германии. Нежелание Болгарии осложнять отношения с Германией и СССР, а также ее стремление оставить за собой определенную свободу лавирования между соперничавшими великими державами тоже нельзя сбрасывать со счетов при анализе причин, по которым болгарское правительство отказалось присоединиться к «блоку нейтралов». В итоге под натиском действовавших с разных сторон факторов идея создания «Балканского блока нейтралов» потерпела полный провал «Надежде Англии, Франции и все больше поддерживавших их США остановить германское экономическое и политическое проникновение в Юго-Восточную Европу и подготовить Балканы к отпору против возможной германской агрессии и против советского влияния не суждено было сбыться.

В обстановке международной нестабильности и неопределенности, а также острой политической борьбы внутри страны Борис III решил окончательно монополизировать решение вопросов внешней политики. С этой целью он распустил ненадежный, с его точки зрения, парламент – рассадник различных политических настроений, а также избавился от премьер-министра Кьосеиванова Г., который стал вызывать недоверие царя своими амбициями к проведению самостоятельной политики. Состоявшиеся в декабре 1939 – январе 1940 гг. выборы в Народное собрание XXV созыва принесли впечатляющую победу правительству, сумевшему ловко разыграть националистическую карту для закрепления своих позиций. Новый парламент не создавал никаких препятствий политике царя и назначенного 15 февраля 1940 г. кабинета Богдана Филова, при котором решение всех, даже мельчайших вопросов управления целиком перешло в руки монарха (Димитров И. Иван Багрянов. Царедворец и политик. София, 1995. С. 31).

Первым видимым успехом внешней политики Болгарии стало решение добруджанской проблемы. Посчитав, что начавшаяся война открывает возможность удовлетворить территориальные претензии страны, болгарская дипломатия в апреле 1940 г. начала подготовительную кампанию за возвращение Южной Добруджи. Кампания была встречена великими державами благосклонно. Не только СССР, для которого налаживание отношений с Болгарией превращалось в одну из приоритетных внешнеполитических задач, но и Германия, Англия, Италия и даже США проявили заинтересованность в приписывании себе заслуги возможного мирного разрешения болгаро-румынского спора (Сирков Д. Внешняя политика Болгарии 1938-1941. София, 1979. С 182). Царь Борис III, беседуя с новым советским полпредом Лаврищевым А.А. в июле 1940 г. о современном положении Болгарии, говорил, что «она окружена со всех сторон представителями различных крупных государств» (Там же. С. 184). Такое исключительное внимание к Болгарии затрудняет деятельность руководства государством как во внутренней жизни, так и во внешней политике, жаловался Борис III. На самом деле болгарское правительство само привлекало внимание к своим внешнеполитическим проблемам, стремясь решать их с помощью великих держав, играя на их противоречиях, порой даже прибегая к шантажу.

Британский посланник в Софии Ренделл Дж. спустя несколько дней также заявил министру иностранных дел Болгарии Попову И. о признании Англией болгарских прав на Добруджу. Как записал в дневнике Лаврищев А.А, посетивший в эти дни Ренделла, англичанин весьма «сожалел о том, что Великобритания, которая была связана с антиревизионистскими настроениями Франции, не могла раньше сделать этого заявления». «Болгария бесспорно получит Добруджу, – говорил Ренделл, – только вопрос, от кого она ее получит». Он досадовал, что Англия не опередила в этом деле Германию и не возвратила Добруджу Болгарии еще два года назад (Там же. С. 185).

Американский посланник в Софии Эрл Д. также встречался с Поповым и после этой встречи докладывал 27 июня в Вашингтон: «Теперь, когда румынский территориальный вопрос поднят Россией снова, болгарские претензии по поводу Добруджи будут рассмотрены, поскольку они столь справедливы, что даже и дьявольский суд не мог бы их отвергнуть» (Груев Ст. Корона от трона. Царствование Бориса III. 1918-1943. София, 1991. С. 324).

Инициативу по удовлетворению болгарских территориальных претензий у всех перехватила Германия. Надо сказать, что к этому ее подталкивало и само болгарское правительство. Еще в июне 1940 г. царь Борис III предупредил германского посланника Рихтхофена Г., что после занятия Бессарабии Советским Союзом в Болгарии непременно начнутся массовые выступления за возвращение Добруджи. Напомнив ему об активности болгарских коммунистов, монарх заметил, что положение станет невыносимым, если Болгария не получит хотя бы обещание со стороны Германии. Это может породить опасность «насильственного переворота, который в будущем приведет к установлению тесных связей с Москвой» (Сирков Д. Внешняя политика Болгарии 1938-1941. София, 1979. С 187). Тогда уже новый режим в Болгарии получит Южную Добруджу от Советского Союза. Царь же ясно давал понять, что предпочитает получить ее из рук Германии. Таким образом, дрейф Болгарии в сторону Германии усиливался все больше.

Начавшиеся в середине августа румыно-болгарские переговоры завершились 7 сентября 1940 г. подписанием договора в Крайове, по которому Южная Добруджа в границах 1913 г., включая Балчик и Силистру, возвращалась Болгарии.

Ликованию болгарского народа не было предела. На специально созванной 20-23 сентября 1940 г. сессии Народного собрания Филов заявил, что разрешением добруджанского вопроса Болгария обязана «дружескому посредничеству, прежде всего, Германии и Италии» (Генчев Н. Внешняя политика Болгарии на начальный период Второй Мировой войны 1939-1941. София, 1971. С. 365). Тем самым Филов обошел молчанием позицию советской дипломатии, неоднократно заявлявшей о справедливости болгарских требований возвращения Добруджи. Это не прошло незамеченным в Москве. Когда новый болгарский посланник в СССР Стаменов И. на приеме у Молотова В.М. выразил советскому правительству благодарность своего правительства за моральную поддержку Болгарии в деле с Южной Добруджей, Молотов заметил, что читал речь Филова, принесшего благодарность лишь Германии и Италии. Стаменов И. был вынужден оправдываться, что Филов это сделал только потому, что Германия проявила инициативу в этом вопросе, но что Болгария никаких обязательств перед Германией не взяла и что она и впредь будет проводить ту политику, которой придерживалась последние 20 лет (Судоплатов П.А. Разведка и Кремль: Записки нежелательного свидетеля. М., 1996. С. 174).

Таким образом, в конце 1939 – начале 1940 гг. Болгария придерживалась линии на сдержанное и дозированное улучшение отношений с СССР, но без перехода критической черты – заключения политических договорных обязательств в виде пакта о взаимной помощи. В отношениях с Германией Болгария и после начала войны продолжала «шагать в ногу» и согласовывать с ней свои важные внешнеполитические действия.

1.2. Обострение противоборства за внешнеполитическую ориентацию Болгарии (1940 – 1941гг.

С наступлением осени 1940 г. облака над Балканским полуостровом сгущаются: начинается быстрая эскалация противоречий между Германией и СССР, которые становятся к этому времени главными международными факторами в регионе.

В дипломатической и политической борьбе Германии за внешнеполитическую ориентацию балканских стран важнейшим оружием стал заключенный 27 сентября 1940 г. Тройственный пакт. Сразу же после подписания пакта Гитлер начал активно добиваться присоединения к нему ряда государств. 16 октября предложение подписать пакт было сделано и Болгарии, причем в ультимативной форме (Димитров Г. Дневник. София, 1997. С. 200).

По-прежнему надеясь, что удовлетворение территориальных притязаний Болгарии может произойти без утери ею нейтралитета. Борис Ш пишет 22 октября личное письмо Гитлеру, в котором высказывает мнение, что в настоящий момент присоединение Болгарии к пакту было бы преждевременным и опасным, поскольку существует угроза нападения со стороны Турции и Греции, а Болгария совершенно не подготовлена в военном отношении. Гитлер демонстративно отказался принять доставившего письмо царского советника Морфова Б., и оно было вручено госсекретарю Вайцзеккеру Э.

Спустя несколько дней тот заявил болгарскому посланнику в Берлине Драганову П., что Риббентроп настаивает на присоединении Болгарии к пакту и дает болгарскому правительству на размышление еще несколько дней (Там же. С. 201).

Гитлер был тем более раздосадован поведением Бориса Ш, что надеялся получить его согласие на вступление Болгарии в Тройственный пакт еще до предстоящего 12-13 ноября 1940 г. визита в Берлин советского наркома иностранных дел Молотова В.М. Как известно, основное внимание на этой встрече было обращено на Юго-Восточную Европу и, в частности, на Болгарию, имевшею стратегическое значение в связи с проблемой Черноморских проливов. Перед СССР стояла задача помешать вторжению войск вермахта в бассейн Черного моря, и не позволить Турции действовать в интересах Великобритании, которой Сталин опасался не меньше, чем Германии.

Директивы, которые Молотов В.М. получил от Сталина накануне поездки, и телеграммы, которыми они обменивались во время пребывания наркома в Берлине, свидетельствуют, что размещение советских войск в Болгарии становилось основным вопросом безопасности Советского Союза в районе Черноморских проливов. В ходе переговоров Молотов В.М. неоднократно поднимал вопрос о советских гарантиях Болгарии и заверял, что СССР ни в коем случае не хочет вмешиваться во внутренние дела страны. Когда же Молотов поставил перед фюрером вопрос о позиции Германии в случае предоставления Болгарии советской гарантии, подобной той, что Германия и Италия предоставили Румынии, Гитлер в свою очередь поинтересовался, просила ли Болгария Москву о таких гарантиях, как Румыния просила об этом Германию. Молотов В.М. ответил уклончиво, дав понять, что он не требует от фюрера окончательного ответа, а только просит высказать свое предварительное мнение. Гитлер же возразил на это, что он не может высказать свою позицию, не обсудив ее предварительно с Муссолини Б (Валев Л.Б. Болгарский народ против фашизма. М., 1964. С. 157).

В последний день переговоров, 13 ноября, Риббентроп сделал предложение Советскому Союз присоединиться к Тройственному пакту, обрисовав перспективы сотрудничества СССР с державами «оси». Молотов В.М. ответил уклончиво, однако спустя две недели, 25 ноября 1940 г. германскому послу в Москве Шуленбургу Ф. было сообщено, что «СССР готов на определенных условиях положительно рассмотреть вопрос о присоединении к Тройственному пакту. Молотов В.М. передал Шуленбургу Ф. Приложение, в которых излагались эти условия, среди которых было следующее: «Если в ближайшие месяцы будет обеспечена безопасность СССР в проливах путем заключения пакта взаимопомощи между СССР и Болгарией, находящейся по своему географическом положению в сфере безопасности черноморских границ СССР, и организации военной и военно-морской базы СССР в районе Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды» (Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы. 1917-1944. Т. I. М., 1976. 542). В приложении предлагалось также составить пять секретных протоколов. Один из них касался признания того, что Болгария находится в сфере безопасности СССР, в связи с чем считается необходимым заключение советско-болгарского пакта о взаимопомощи. Ответа на эти предложения с германской стороны не последовало, поскольку Гитлер, скорее всего, на ноябрьской встрече в Берлине имел в виду чисто дезинформационные цели. Для него важно было прикрыть свои намерения, чтобы избежать советского противодействия готовящейся операции вермахта на Балканах.

Германская дипломатия усиливает свой натиск на Болгарию осенью 1940 г. в связи с необходимостью оказания помощи вермахта своему союзнику – Италии в ходе итало-греческой войны. В директиве Главного штаба германских вооруженных сил предусматривалась оккупация Северной Греции немецкими войсками и их прохождение в случае необходимости через территорию Болгарии. После безрезультатной беседы Риббентропа с Драгановым 14 ноября германское министерство иностранных дел срочно вызывает царя Бориса на встречу с Гитлером.

17 ноября 1940 г. Борис III и министр иностранных дел Попов прибыли в резиденцию фюрера в Берхтесгаден с твердым намерением не подписывать Тройственный пакт, главным образом из-за страха перед СССР. Царь напрямик спросил Гитлера, обсуждался ли вопрос о присоединении его страны к Тройственному пакту во время недавней встречи с Молотовым В.М. Гитлер избежал прямого ответа, но сказал, что «большевики обсуждали наше мнение о возможном создании военных баз в Болгарии», и подчеркнул, что Германия поддержит болгарскую сторону в вопросе об отказе от создания советских баз лишь в том случае, если Болгария войдет в Тройственный пакт» (Филов Б. Дневник. София, 1990. С. 212). Хотя и на этом этапе попытки Германии включить Болгарию в свою коалицию потерпели неудачу, встреча показала всевозрастающее сближение Софии с Берлином. Бесплодная для советской дипломатии берлинская встреча и переговоры царя Бориса с Гитлером свидетельствовали о том, что Сталин стремительно проигрывал битву за Болгарию.

25 ноября 1940 г. в Софию прилетает генеральный секретарь наркоминдела Соболев А.А. с очередным предложением заключить пакт о взаимной помощи. Встретившись поочередно с премьер-министром и с царем, Соболев А.А. ознакомил их с советским предложением, повторявшим в основном предыдущее, сделанное осенью 1939 г. В 12 пунктах СССР предлагал Болгарии тесное сотрудничество, всяческую, в том числе и военную, помощь в случае угрозы ей со стороны третьей державы или группы стран, а также поддержку «в осуществлении ее национальных устремлений не только в Западной, но и в Восточной Фракии». В свою очередь Болгария должна была оказать помощь СССР в случае возникновения реальной угрозы интересам Советского Союза на Черном море или в районе проливов. Особо оговаривалось, что предлагаемый пакт никоим образом не затрагивает внутренний режим, суверенитет и независимость Болгарии. Особенно любопытен был последний, 12-й, пункт советского предложения, гласивший, что «при условии заключения пакта о взаимной помощи с СССР отпадают возражения против присоединения Болгарии к известному пакту трех держав. Вполне вероятно, что и Советский Союз в этом случае присоединится к Тройственному пакту» (Антифашистская борьба в Болгарии: Документы и материалы. Т. II. София, 1984.С. 15).

Ответ на соболевское предложение со стороны болгарского правительства, имевшего перед глазами пример прибалтийских государств, был однозначно отрицательным. Отказ от пакта с СССР о взаимопомощи мотивировался еще и тем, что Болгария уже вступила в переговоры о присоединении к Тройственному пакту, а также опасностью обострения ее отношений с Турцией.

Однако советское руководство, не желая отступать, поспешило исправить свой промах. 6 декабря Лаврищев А.И. вручил Попову И. документ, в котором мотивы болгарского отказа признавались необоснованными и предлагалось вместо заключения пакта о взаимной помощи ограничиться односторонним предоставлением советской стороной гарантий безопасности и интересов Болгарии. Это означало бы для нее освобождение от тяжелых военных обязательств.

Не имея реальных рычагов воздействия на Бориса III, Сталин попытался оказать на него нажим через народные массы, используя болгарских коммунистов, деятельность которых в свою очередь направлялась находившимся в Москве Заграничным бюро ЦК БРП. Уже 25 ноября генеральный секретарь Исполкома Коминтерна и одновременно руководитель ЗБ ЦК БРП Димитров Г. был вызван в Кремль к Сталину. «Мы сегодня делаем болгарам предложение о заключении пакта о взаимопомощи… Если болгары не примут это наше предложение, они попадут целиком в лапы немцев и итальянцев и тогда погибнут. Нужно, чтобы это предложение знали в широких болгарских кругах» (Лебедева Н.С., Наринский М.М. Коминтерн и Вторая Мировая война. М., 1994. С. 455).

В ответной радиограмме ЦК БРП обещал приложить все силы и средства, чтобы довести новость о советском предложении до самого отдаленного уголка страны. Кампания, инспирированная и щедро оплаченная Москвой, вошла в историю Болгарии под названием «Соболевской акции». На заседании Политбюро ЦК БРП в Софии было разработано обращение к народу с кратким изложением советского предложения и с призывом требовать его принятия. Помимо обращения были отпечатаны и переписаны от руки в тысячах экземпляров листы для сбора подписей в пользу пакта.

В считанные дни страна была засыпана листовками. Стены домов и ограды покрылись лозунгами: «Требуем пакта с СССР. Да здравствует союз с СССР»! Почтовые отделения были завалены коллективными и личными письмами и телеграммами в официальные органы с требованием заключения пакта, а делегации рабочих, служащих, крестьян и учащихся посещали государственные учреждения, вплоть до дворцовой канцелярии, с тем, чтобы выразить свою волю (Чичовска В. Соболевская акция. София, 1972. С. 7-8).

Однако листовки БРП, свидетельствовавшие о хорошей осведомленности болгарских коммунистов о миссии Соболева, спровоцировали заявления правительственных кругов о вмешательстве СССР во внутренние дела Болгарии, а также усилили недовольство Гитлера Москвой. Когда же «неуклюжесть» советской дипломатии стала очевидна самому Сталину, всю вину решили свалить на Димитрова И. 28 ноября вечером его вызвал Молотов В.М. и раздраженно объяснил, что имелась в виду лишь устная кампания в начале января 1940г., ЦК БРП сообщал, что выпускает новое воззвание, адресованное всем слоям болгарского общества и составленное в духе полученных от Димитрова И. указаний. С этого времени и до вступления Болгарии в Тройственный пакт в марте 1941 г. БРП стремилась проводить кампанию на более широкой социальной основе.

К концу 1940 г. возможности политики неприсоединения и лавирования, проводимой царем Борисом, оказались полностью исчерпанными. Болгария уже попала в непосредственные планы Гитлера, связанные с подготовкой операции по овладению Балканами. Теперь он демонстративно игнорировал своего бывшего союзника – СССР, а затем и вовсе стал действовать наперекор ему. «Миссия Соболева» и подписание плана «Барбаросса» 18 декабря 1940 г. завершили первый этап советско-германского противоборства на Балканах, когда оно носило дипломатический характер.

С начала 1941 г. СССР и Германия вступают в открытую политическую борьбу за Балканы, и Болгарию в частности.

В первый день нового 1941 г. болгарский премьер Филов Б. отправился в Вену для продолжения переговоров с Гитлером и Риббентропом по вопросу о вступлении Болгарии в Тройственный пакт. Его тактической задачей, в соответствии с инструкциями царя, было вновь попытаться убедить руководителей «третьего рейха», что Германии невыгодно юридическое присоединение Болгарии к пакту, а в случае, если эти попытки не увенчаются успехом, хотя бы оттянуть присоединение еще на некоторое время. Однако во время состоявшейся 4 января встречи Риббентропу без особого труда удалось разбить все доводы болгарского премьера. При этом германский министр подчеркнул, что не может себе объяснить, почему Болгария до сих пор не присоединилась к пакту, в то время как другие это сделали. В ответ Филов Б. поспешил заверить собеседника, что позиции обеих стран очень близки и что нет никаких сомнений относительно вхождения Болгарии в пакт, различие во мнениях заключается лишь в вопросе о времени вступления (Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы. 1917-1944. С. 545).

Во время встречи с Гитлером 4 января 1941 г. Филову Б. были даны заверения, что Болгарии не грозит никакая опасность и что ей следует войти в пакт как можно скорее. В отличие от Риббентропа Гитлер согласился, что со стороны России можно ожидать отрицательной реакции, но что она проглотит свершившийся факт, как это было в случае с Румынией. По возвращении в Софию Филову Б. оставалось окончательно убедить Бориса Ш в неизбежности подписания пакта. После артистически разыгранной сцены он выслушал доводы Филова и «признал их правоту» (Филов Б. Дневник. София, 1990. С. 222-223).

Болгаро-германские переговоры и быстро менявшаяся военная обстановка на Балканах в конце 1940 – начале 1941 гг. вызвали бурную дипломатическую активность Великобритании и США на Балканском полуострове. Они в последний раз попытались удержать Болгарию от вступления в Тройственный пакт.

Для Англии дипломатический натиск был единственным средством воздействия на болгарскую внешнюю политику, а задача была совсем скромной – предотвратить или хотя бы оттянуть момент превращения Болгарии в германского сателлита. Если с осени 1939 г. до весны 1940 г. Англия пыталась привлечь Болгарию в общую систему отпора германской агрессии, то летом и осенью она удовлетворилась бы хотя бы сохранением провозглашенного Болгарией нейтралитета. В конце 1940 – начале 1941 гг. цель стала еще более скромной – предотвратить активное сотрудничество Болгарии с агрессором. Однако реальных возможностей воздействия на болгарскую политику у британской дипломатии не было, тем более что она игнорировала политические силы, выступавшие против союза с Германией, в том числе либеральную оппозицию с прозападной ориентацией (Димитров И. Исторические очерки. София, 1993. С. 168).

Британская дипломатия отказалась в отношениях с Болгарией от всяких уговоров, заманчивых обещаний и встала на путь открытых угроз. Британский посланник в Софии неоднократно в официальном порядке заявлял болгарскому правительству, что в случае выступления Болгарии против Греции или появления немецких войск на болгарской территории безразлично, с согласия ли болгарского правительства или без него, Англия немедленно порвет дипломатические отношения с Болгарией, а британская авиация будет бомбить промышленные и военные объекты на болгарской территории. Болгарские правящие крути, весьма опасавшиеся военных действий на территории своей страны, оттягивали вступление Болгарии в Тройственный пакт, мотивируя это, в частности, угрозами англичан. Но это было, пожалуй, единственным результатом дипломатических усилии Лондона (Там же.С. 183-185).

Неожиданную активность проявила на этот раз и американская дипломатия. В январе 1941 г. президент Рузвельт Ф. послал в Софию своего эмиссара полковника Доновена У., который встретился с Поповым И., Филовым Б. и с царем Борисом III. Заверяя монарха в неизбежности благополучного для Великобритании исхода войны, Доновен У. просил его не пропускать немецкие войска через свою территорию для нападения на Грецию.

Последние попытки удержать Болгарию от подписания Тройственного пакта делает и советская дипломатия. 4 января 1941 г. советский посланник в Бухаресте Лаврентьев А.И и второй секретарь посольства Лунин разговаривают с болгарским военным атташе. Подчеркнув, что в Москве Болгарию рассматривают лишь как не воюющую, но не как нейтральную страну, советские дипломаты заявили, что СССР выступает против дальнейшего проникновения Германии на Балканы и против присоединения Болгарии к Тройственному пакту. В самом крайнем случае Москву удовлетворило бы недопущение германских войск на территорию Болгарии.

Однако данное Гитлером в начале 1941 г. обещание вернуть Болгарии Западную Фракию окончательно убеждает болгарское руководство в том, что место Болгарии рядом с Германией. 20 января 1941 г. после 8-часового обсуждения решение о вступлении Болгарии в Тройственный пакт было одобрено советом министров Болгарии.

При этом, даже когда Болгария была уже крепко привязана к балканской операции вермахта, царю Борису удалось оттянуть вступление в пакт до конца февраля. Лишь после подписания 17 февраля болгаро-турецкой декларации о ненападении, после получения из Берлина подробных инструкций о том, как и когда следует уведомить Москву, Стамбул и Белград о предстоящем присоединении, после урегулирования с Германией всех военных и хозяйственных вопросов Болгария подписала 1 марта 1941 г. Тройственный пакт. При этом она поставила условие, что ее армия не примет непосредственного участия в военных действиях и что партнеры по пакту поддержат ее стремление получить выход к Эгейскому морю (Тошкова В. Болгария и Третий Рейх. София, 1975. С. 42).

Таким образом, несмотря на нажим Гитлера, Болгария, единственная из союзников Германии, сохраняла дипломатические отношения с СССР на протяжении почти всей войны. Значительно увеличив свою территорию, не участвуя в военных действиях, сохраняя известную самостоятельность во внутренней и даже во внешней политике, Болгария занимала особое положение по сравнению с другими странами, которые находились под сателлитом Германии и оставалась весьма «своенравным» союзником «третьего рейха»

Глава 2. Участие Болгарии во Второй Мировой войне

2.1 Формирование оппозиционной коалиции правительству

Накануне войны оппозиционный правительству лагерь представлял собой пеструю социально-политическую палитру. В него входили как коммунисты, так и либерально-буржуазные политические группировки. Наиболее радикальную антиправительственную силу составляли БРП, Болгарский земледельческий народный союз (главным образом, его левое крыло «Пладне»), левые социалисты, деятели политического течения «Звено». Против прогерманской ориентации правительства выступала и буржуазно-демократическая оппозиция. В нее входили руководящие деятели Демократической партии Мушанова Н., Либеральной партии, Народной партии, Демократического сговора во главе с Ляпчевым А (Димитров И. Буржуазная оппозиция в Болгарии. 1939-1944. София, 1969. С. 26).

В Болгарии в годы войны существовала и так называемая фашистская оппозиция правительству. К ней принадлежали различные группы и организации, преимущественно националистического характера, которые выступали за более активное и непосредственное участие Болгарии в войне на стороне гитлеровской Германии (Народное социальное движение Цанкова А., Союз Болгарских национальных легионов, «Ратник», «Бранник» и др.).

В начальный период войны либеральная оппозиция строго придерживалась линии нейтралитета по отношению к воюющим группировкам. Несмотря на симпатию к англо-французскому блоку, она, реально оценивая внутри- и внешнеполитическую ситуацию, не призывала к открытой ориентации на западную коалицию. Из четырех возможных для Болгарии вариантов внешнеполитической линии – союз с Германией, союз с англо-французским блоком, союз с СССР, нейтралитет – она считала единственно правильным последний (Димитров И. Буржуазная оппозиция в Болгарии. 1939-1944. София, 1969. С. 51). Лидеры буржуазных оппозиционных партий сознавали, что союз с Германией приведет страну к катастрофе, которая может даже поставить под вопрос судьбу капиталистического строя в Болгарии. Поэтому они настойчиво выступали против присоединения страны к Тройственному пакту. Их усилия оказались безрезультатными. Буржуазно-демократическая оппозиция выражала взгляды тех слоев болгарского общества, которые искали вариант разрешения сложных социальных и экономических проблем страны, отличный от коммунистического. Слои, составлявшие социальную базу буржуазной оппозиции, отнюдь не были малочисленными: они охватывали часть среднего крестьянства, ремесленников, интеллигенцию, антигермански настроенную крупную буржуазию (Там же. С. 54).

В такой обстановке Болгарская рабочая партия приняла решение приступить к организации вооруженной борьбы трудящихся против гитлеровцев и существовавшего в стране режима. БРП находилась в тот период в изоляции от всех других политических сил, однако, несмотря на ошибки и тяжелые поражения в межвоенный период, сохраняла определенное влияние среди трудящихся. После нападения Германии на СССР БРП резко активизировала агитационно-пропагандистскую деятельность, всемерно используя чувства симпатии и сочувствия населения по отношению к русскому народу. Это были вынуждены признавать даже агенты германской разведки.

22 июня 1941 г. руководство БРП выступило с воззванием, в котором призывало болгарский народ к борьбе против германского фашизма и поддержке справедливой борьбы СССР (Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы. 1917-1944. Т. I. М., 1976. С. 559). Через два дня на заседании нелегального ПБ ЦК БРП была разработана конкретная программа вооруженной борьбы, намечены действия по разложению болгарской армии, срыву снабжения германских войск, по развертыванию партизанского движения и привлечению к антиправительственной борьбе всех демократических сил. Для организации вооруженной борьбы при ЦК БРП была создана Центральная военная комиссия во главе с Христо Михайловым. Летом 1941 г. начали свою работу военные комиссии при всех подпольных окружных комитетах партии.

Новый курс БРП был взят в неблагоприятной для его реализации обстановке. Значительные слои болгарского населения были оглушены националистической пропагандой властей. В распоряжении правительства имелся мощный государственный аппарат с хорошо организованной полицией и администрацией, а также находившейся в состоянии боевой готовности армией.

Эти особенности условий проведения курса БРП имеют большое значение для понимания характера движения Сопротивления в Болгарии, которое с самого начала было направлено на изменение существовавшего строя, на создание нового общества, в котором сначала немалую, а затем руководящую роль будет играть коммунистическая партия. Борьбу за правительство национального антифашистского единства болгарские коммунисты рассматривали лишь как необходимый этап на пути к глубоким общественным преобразованиям, пути к социализму. Для БРП, как организатора и руководителя движения Сопротивления, антифашистская борьба означала борьбу за свержение всех болгарских правительств, управлявших начиная с 1941 г., которые характеризовались как профашистские.

В развитии болгарского Сопротивления исключительно велика была роль внешнего фактора, выражавшегося в целенаправленной политике и поддержке со стороны советского руководства, проводимой через Коминтерн, ЗБ ЦК БРП и лично Георгия Димитрова. Эта особенность движения Сопротивления в Болгарии – его направленность не против иностранного присутствия, а против собственных правителей – ограничивала его размах, не позволила ему превратиться во всенародное. Политический состав борцов болгарского Сопротивления был весьма узким: подавляющее их большинство составляли коммунисты и комсомольцы.

Понимая всю сложность внутриполитической обстановки, явно неблагоприятной для начала вооруженных действий, руководители БРП подчеркивали, что в первое время борьбу придется вести исключительно силами самой партии (Костов Т. Избранные статьи, доклады и речи. София, 1964. С. 609).

В первые месяцы после объявления курса на вооруженную борьбу в БРП, в том числе и в ее Центральном комитете, существовали различные взгляды по вопросу о времени непосредственной организации восстания и методах его подготовки. Часть коммунистов призывали начать подготовку восстания немедленно.

Димитров Г. 2 августа 1941 г. пишет Сталину: «По сведению ЦК нашей болгарской партии, положение в стране чрезвычайно напряженное. Немцы производят усиленный нажим на Болгарию, чтобы она приняла активное участие в войне против Советского Союза. Царь Борис III и правительство, хотя и все еще колеблются, но готовятся к вступлению в войну. Между тем подавляющее большинство народа и солдатской массы относятся явно отрицательно». Далее Димитров Г. останавливается на положении в армии и особое внимание обращает на группу Велчева Д. (одного из лидеров бывшей Военной лиги и «Звена»), находящуюся в резкой оппозиции царю: «Эта группа имеет значительное влияние в армии и особенно среди резервного офицерства. Она предложила нашей партии совместные действия. Ведутся переговоры по этому вопросу. Вопрос о восстании против царя Бориса III и его германских покровителей в Болгарии поставлен конкретно. В связи с этим ЦК партии запрашивает – как и в каких размерах СССР может оказать помощь в случае восстания в Болгарии. Очень прошу Ваших срочных указаний по этому поводу» (Там же. С. 610).

4 августа состоялся разговор Димитрова Г. со Сталиным, в котором были получены следующие указания: «Сейчас никакого восстания. Рабочих разгромят. Сейчас мы не можем оказать никакой помощи. Попытка поднять восстание будет провокацией» (Димитров Г. Дневник. София, 1997. С. 243). На следующий день Димитров направил члену ЦК БРП Иванову А. следующую директиву: «После тщательного обсуждения вопроса в самом авторитетном месте пришли единодушно к выводу, что восстание в настоящих условиях было бы преждевременным и заранее обречено на разгром. Приступить к восстанию только тогда, когда будет возможно комбинированное действие изнутри и извне страны, что в данный момент еще невозможно. Теперь надо накоплять силы,

всемерно готовиться, укреплять позиции в армии и стратегических пунктах» (Димитров Г. Дневник. София, 1997. С. 246).

На первом этапе антиправительственная борьба БРП сводилась к саботажным акциям боевых групп, действовавших главным образом в городах. Первые боевые группы были созданы и вооружены уже в июле 1941 г. В каждую из них входило по нескольку бойцов, как правило из числа коммунистов-подпольщиков. Их задачей было дезорганизовывать гитлеровский тыл: устраивать диверсии на военных объектах, проводить саботаж на предприятиях, обслуживающих гитлеровцев, добывать огнестрельное оружие и боеприпасы. Боевые группы поджигали цистерны с бензином и склады товаров, предназначенных для германской армии, нападали на немецкую охрану и болгарскую полицию, совершали взрывы на железнодорожных линиях, поломку и порчу фабричного и заводского оборудования и т. д (Стойнов Б. Боевые группы (1941-1944). София, 1969. С. 210). Наряду с боевыми группами БРП создавала партизанские отряды (четы), действовавшие в горах. Первыми болгарскими партизанами стали коммунисты, которые находились на нелегальном положении в связи с угрозой ареста. Однако, хотя первые партизанские группы появились уже летом 1941 г., об их серьезных проявлениях до середины 1943 г. говорить не приходится (История антифашистской борьбы в Болгарии. 1939-1944. Т. I. София, 1976. С. 214).

Под руководством Центральной военной комиссии члены БРП и РМС развернули пропагандистскую работу среди солдат и офицеров болгарской армии. Во многих армейских подразделениях создавались подпольные ячейки.

Важной составной частью Сопротивления стала деятельность разведывательных групп, работавших на советскую разведку. Они передавали сведения о численности германских войск в Болгарии и о находящихся там военных объектах. Руководителями таких разведгрупп были просоветски настроенные интеллигенты и военные – генералы Владимир Займов и Никифор Никифоров (Журин), Александр Пеев (Боевой), Элефтер Арнаудов (Алюр). Так, В. Займов руководил разведывательной сетью с филиалами во многих государствах Центральной Европы, в том числе и в самой Германии. Известны его сообщения советскому Центру, подписанные кодовым псевдонимом «Азорский», которые содержат важнейшую информацию о решениях гитлеровского командования (Заимов С. Генерал Владимир Заимов. София, 1988. С 83). Займов В. был схвачен полицией, приговорен к смертной казни и расстрелян летом 1942 г. В 1972 г. советскому разведчику Заимову В. посмертно присвоено звание Героя Советского Союза с награждением орденом Ленина. Разведывательная организация Пеева А. привлекла к сотрудничеству не только военных, но и высших дипломатических и государственных чиновников, от которых советская разведка получала важную информацию (Азаров А. На острие меча. М., 1975. С. 92).

Большое значение для расширения антиправительственной борьбы имела пропагандистская деятельность компартии на радио. Заграничное бюро ЦК БРП организовало в Москве с советской помощью работу радиостанции им. Христо Ботева, передачи которой выходили в эфир (начиная с 23 июля 1941 г.) в течение трех лет.

Поддержка антиправительственной борьбы в Болгарии начала осуществляться советским руководством через Коминтерн уже в первые месяцы Великой Отечественной войны. Учитывая особое положение Болгарии – с одной стороны, как союзника Германии, с другой – как страны с традиционно прорусскими настроениями и с сильной компартией, – советское руководство решило направить туда группы болгарских политэмигрантов для ведения разведывательных, боевых и саботажных действий в тылу гитлеровской Германии.

Заграничное бюро также считало «целесообразное использование политэмиграции для оказания активной помощи Советскому Союзу в борьбе с фашизмом» одной из важных задач болгарской компартии (Там же. С. 6).

В болгарской исторической литературе долгое время господствовала официальная версия, будто бы политэмигранты направлялись в Болгарию по решению Загранбюро ЦК БРП для оказания помощи партии при организации вооруженной антифашистской борьбы. Сегодня архивные документы позволяют однозначно утверждать, что болгарские эмигранты перебрасывались на родину советскими секретными службами в качестве советских разведчиков (Даскалов Д. Заграничное бюро и антифашистская борьба в Болгарии 1941-1944. София, 1991. С. 58-75). Руководитель одной из групп политэмигрантов, полковник Красной армии Цвятко Радойнов незадолго до отправки в Болгарию в 1941 г. был зачислен в Специальный отряд войск НКВД (Цвятко Радойнов. Живая борьба. София. 1986. С. 122).

Многие политэмигранты находились полностью в подчинении советских служб и выполняли их задания, даже не ставя об этом в известность ЗБ. Об этом недвусмысленно свидетельствует записка Коларова В. Димитрову Г. от 30 августа 1941 г. Коларова В., второго человека в партии, явно задело то, что «группа добровольцев из болгарских политэмигрантов со специальным назначением была сформирована НКВД мимо Представительства БКП» «К нам не обращались и для получения политической характеристики на людей. Я был уведомлен некоторыми товарищами, что они входят в такую группу, но об ее составе в целом я узнал в частном порядке лишь несколько дней тому назад после того, как группа была уже на месте своего назначения» (Винаров И. Бойцы на тихом фронте. София, 1969. С. 181), – писал Коларов В. Засылка первых групп политэмигрантов в Болгарию в целях ведения там разведывательной и диверсионной деятельности предпринималась разведками Генштаба Красной армии, Военно-морского флота и НКВД. Конечной целью было создание военной организации для проведения вооруженного восстания (Там же. С. 118). Подготовка и обучение первых 30 бойцов под руководством трёх болгар – полковников Красной армии Винарова И., Радойнова Ц. и Боева X., сначала проходили на засекреченном объекте под Москвой, а с середины июля 1941 г. в Крыму.

По плану Генштаба первые группы политэмигрантов должны были быть переброшены на болгарский берег морем, подводными лодками. Неудачи начали преследовать «подводников», высадившихся в августе 1941 г. в устье реки Камчия, с первых же часов пребывания на родной земле. Очень скоро на их след напала полиция, заранее получившая от своих агентов информацию о готовящейся операции. Власти предприняли исключительные меры: мобилизованные войска и полиция тщательно прочесывали побережье и прилегающие леса, за поимку десантников была обещана солидная награда. Нередки были случаи выдачи их местным населением. В итоге из вернувшихся в Болгарию в составе различных групп 56 эмигрантов в живых и на свободе к лету 1942 г. осталось только семь. Восемнадцать человек погибли в сражениях с полицией, трое – покончили жизнь самоубийством, двадцать восемь были арестованы (Ерелийска М. Героический подвиг болгарских политэмигрантов в 1941г. // Известия Института истории БКП. Т. 10. София, 1963. С. 348). Провалу операции способствовали и ошибки, допущенные при организации десанта: тяжелое снаряжение и неподходящая экипировка, недостаточное количество продовольствия, отсутствие связи с болгарскими подпольщиками. Судя по всему, между советскими секретными службами существовали нестыковка и даже определенное соперничество, мешавшие осуществлению операции.

Следует отметить, что ЦК БРП был предупрежден о прибытии политэмигрантов Димитровым Г. 31 августа 1941 г. он направил секретарю ЦК А. Иванову следующую шифрованную радиограмму: «Вас посетят наши гости… Они имеют особые задачи, без права вмешиваться в партийные дела. Среди них Радион, Сыби, Блажа, Кискин, Табак (Цвятко Радойнов, Сыби Димитров, Иордан Кискинов, Продан Табаков.). Имейте это в виду и примите необходимые меры» (Валева Е.Л. Герой болгарского Сопротивления Цвятко Радойнов // Новая и новейшая история. София, 1990. № 2. С. 107-122). В связи с чрезвычайной секретностью операции Димитров не сообщил в радиограмме ни даты, ни места прибытия политэмигрантов, поэтому ЦК был не в состоянии принять меры по их встрече. О нелегальном прибытии эмигрантов ЦК узнал лишь во второй половине сентября 1941 г. Цвятко Радойнову и еще нескольким «подводникам» со временем удалось связаться с партийной организацией. Первоначальный план Разведуправления Генштаба Красной армии, по которому болгарские эмигранты должны были действовать в тылу немецких войск в Болгарии в качестве бойцов Красной армии, оказался нарушенным.

25 апреля 1942 г. полиции удалось схватить Радойнова Ц.. Его арест стал очередным звеном в цепи провалов ЦК БРП и его аппарата весной 1942 г., когда было арестовано около 100 видных деятелей партии, в том числе секретари ЦК Антон Иванов и Трайчо Костов.

Власти организовали два судебных процесса: первый, так называемый «процесс парашютистов», с главным обвиняемым Ц. Радойновым, и второй – против членов и актива ЦК БРП. 9 июня 1942 г. Софийский военно-полевой суд при закрытых дверях начал слушание дела против 27 «парашютистов» и «подводников». 14 июня начальник 1-го отдела НКВД Фитин П., через которого шел обмен шифрограммами с БРП, сообщил Димитрову Г. о получении сведений об этом от резидента НКГБ в Софии. «Всем обвиняемым, – говорилось в сообщении, – грозит смертная казнь. Защита постарается доказать, что подсудимые прибыли из Советского Союза в качестве разведчиков против Германии, а не для борьбы против Болгарии, поэтому их следует рассматривать в силу наличия нормальных дипломатических отношений с СССР как военнопленных на территории Болгарии и до окончания германо-советской войны интернировать и немцам не выдавать». Далее Фитин П. сообщал Димитрову Г., что ЦК БРП обратился через своего связного к Москве с просьбой «о выпуске официального обращения по процессу» и «о выдаче адвокатам подсудимых удостоверений, свидетельствующих, что все обвиняемые являются советскими гражданами». Однако Фитиным П. было направлено в Софию указание не отвечать на эту просьбу, поскольку он счел ее «провокационной» (Болгаро-советские политические и военные отношения (1941-1947): Статьи и документы. София, 1999. С. 174). 26 июня Димитров Г. получил записку из ГРУ Генштаба следующего содержания: «…нашему источнику в Болгарии поставлена задача изучить вопрос о возможностях помощи парашютистам. Однако источник считает, что официальное вмешательство СССР в процесс может быть использовано болгарским правительством как один из аргументов для разрыва дипломатических отношений с нами» (Там же. С. 175). Такое поведение сотрудников секретных служб соответствовало занятой советской стороной осенью 1941 позиции. Так, на приеме 17 сентября Молотов В.М. заявил болгарскому посланнику Стаменову И., что утверждение о якобы сброшенных на болгарской территории советских «парашютистах» опровергнуто советской стороной и что, возможно, это было «произведено с провокационной целью агентами гитлеровской Германии» (Там же. С. 176).

26 июня 1942 г. огласили приговор по делу «подводников» и «парашютистов» 18 подсудимых во главе с Радойновым Ц. были приговорены к расстрелу и в тот же день казнены на Софийском гарнизонном стрельбище. Семерых приговорили к пожизненному заключению.

Трагическая судьба десантников лишний раз показала, что руководство БРП, связанное по рукам директивами Коминтерна, не могло адекватно реагировать на внутриполитическую обстановку в Болгарии. Тактика развития антиправительственной борьбы зачастую не отвечала реальным условиям в стране и, как следствие, обернулась большими и неоправданными жертвами. Отправка групп в Болгарию была надолго приостановлена.

Таким образом, проанализировав формирование оппозиционной коалиции правительству можно сделать следующий вывод, что в основу данной коалиции входили различные группы либеральные, буржуазные и коммунистические. Данные группы организовали борьбу против германских войск, но, к сожалению, не слишком результативную, так как фашистов поддерживало болгарское правительство. Также поддержку оказывало советское правительство и партии, но нелегально, так как СССР на тот момент не имело достаточных сил для поддержки болгарской оппозиции.

2.2. Создание Отечественного фронта

Стремясь вывести антиправительственную борьбу из узких рамок чисто коммунистического движения, летом 1942 г. Загранбюро ЦК БРП по указанию Коминтерна разработало политическую платформу национального антифашистского фронта (Минчев М. Отечественный фронт в Болгарии (1942-1944). София, 1999. С. 11).

17 июля 1942 г. по нелегальной радиостанции им. Христо Ботева была передана программа Отечественного фронта. Программа отражала новый момент в тактике Коминтерна при организации антифашистской борьбы коммунистов. Она должна была выйти за узкие партийные рамки и превратиться в общенациональную. Поэтому приоритетными в ней были демократические задачи: разрыв с фашистской Германией, установление отношений дружбы и сотрудничества с советским и другими народами, борющимися против фашизма, свержение антинародной, прогитлеровской власти, восстановление конституции и формирование национального правительства, пользующегося доверием народа. Это правительство должно будет созвать Великое Народное собрание, чтобы оно определило «будущую форму правления в Болгарии». Программа предусматривала демократизацию общества, восстановление прав и свобод болгарских граждан (Говори радиостанция «Христо Ботев». Т.V. София, 1951. С. 330-348). БРП не выдвигала на этом этапе социалистических задач. В то же время, рассматривая ОФ и как стратегию, и как тактику, коммунисты не собирались отказываться от своей конечной цели – социалистической революции.

Намечалось незамедлительно приступить к организации комитетов ОФ во всех населенных пунктах страны. Руководство работой по созданию ОФ ЦК БРП возложил на Цолу Драгойчеву, члена ПБ и оргсекретаря ЦК. При ЦК была создана специальная комиссия ОФ во главе с Кириллом Драмалиевым Однако объединение социально разрозненных сил в широкий союз шло достаточно медленно. До конца 1942 г. из всех руководителей либеральной оппозиции лишь двое – Петков Н. и Георгиев К. – выразили готовность включиться в Отечественный фронт. Другие же лидеры либеральной оппозиции – Гичев Д., Димов В., Мушанов Н., Буров А., Костурков Ст., Пастухов Кр., Гиргинов А., Стоянов П., – принимая в целом или частично изложенные в программе ОФ требования, отвергли взаимодействие с коммунистами. Наряду с неприемлемостью незаконных методов борьбы важным мотивом их отказа было недоверие к компартии.

Не увенчались успехом и усилия по массовому созданию комитетов ОФ на местах. До середины 1943 г. членскую массу ОФ составляли в подавляющем большинстве коммунисты.

Разгром гитлеровцев под Сталинградом оказал сильное воздействие на настроения и взгляды в болгарском обществе. Победа Красной армии послужила толчком к расширению борьбы против связанного с нацистами режима и вызвала большую растерянность в его правящих кругах. Ухудшение экономического положения и снижение жизненного уровня населения в результате участия Болгарии в войне вызывали все большее недовольство правительством. В городе и деревне расширялась экономическая борьба, в ходе которой выдвигались требования повышения зарплаты, ликвидации дороговизны, улучшения условий труда. Наряду с этим все чаще раздавались обращения к правительству отказаться от прогерманской политики и прекратить полицейский тeppop.

На этом основании ЦК БРП пришел к выводу, что наступил новый этап в развитии борьбы. В феврале 1943 г. ЦК БРП издал директиву относительно перспектив перерастания вооруженной борьбы в ее высшую форму – восстание (Антифашистская борьба в Болгарии: Документы и материалы. Т. II. София, 1984. С. 5-15). Его целью было свержение существующего режима и приход к власти правительства Отечественного фронта.

В марте-апреле 1943 г. были проведены мероприятия по реорганизации боевых сил ОФ и совершенствованию руководства ими. Все партизанские формирования и боевые группы становились подразделениями единой Народно-освободительной повстанческой армии (НОПА). Центральная военная комиссия при ЦК БРП была преобразована в Главный штаб НОПА. Командующим был назначен Христо Михайлов, политкомиссаром – Эмил Марков, а после его гибели в июле 1943 г. – Добри Терпешев. Страна была разделена на 12 повстанческих оперативных зон во главе с зональными штабами, работавшими под непосредственным руководством окружных комитетов компартии. Основные партизанские силы были сосредоточены в 1-й (Софийской) и во 2-й (Пловдивской) зонах. До весны 1944 г. самым крупным отрядом в 1-й ПОЗ оставался Трынский, созданный и возглавленный Славчо Трынским.

Летом 1943 г. деятельность партизанских отрядов несколько активизируется. Если в 1942 г. преобладали акты саботажа и диверсий, которые проводили боевые группы, то в 1943 г. на первое место выдвинулись вооруженные действия партизан, перешедших от оборонительной к наступательной тактике. Только в период с марта по август 1943 г. ими было проведено 286 вооруженных операций (Георгиев Б. Боевые действия народоосвободительной повстанческой армии. 1943-1944. София, 1974. С. 22). В донесении советских разведчиков в Генштаб РККА в декабре 1943 г. отмечалось, что в Болгарии наиболее значительные партизанские отряды действуют в районах городов Карлово – до 500 человек и Пирдоп – до 350 человек, Родопских гор – до 500 человек, Среднегорья и Пиринских гор – до 500 человек. Часть партизан Пирдопской группы (около 120 человек) действует в 40 км от Софии.

После победы Красной армии на Курской дуге руководство БРП решает, что она уже скоро приблизится к Балканам. В связи с этим в сентябре 1943 г. ЦК предпринял массовизацию партизанского движения, для чего не имелось объективных условий. Возникли трудности с вооружением, продовольствием и т.д. Для борьбы с партизанами правительство создало специальные военно-полицейские формирования, разработало план наступления на основные районы партизанского движения. Были разгромлены многие партизанские отряды: им. Антона Иванова в Родопах, часть отряда им. Христо Ботева, часть отряда «Чавдар» и др. Несколько позже, в январе 1944 г. было создано специальное формирование в целях ликвидации партизанского движения – государственная жандармерия. В стране сложилась реальная обстановка гражданской войны со всеми ужасающими последствиями.

Изменившаяся в 1943 г. внутри- и внешнеполитическая ситуация вызвала активизацию либеральной оппозиции, выступавшей за реставрацию конституционного режима и в защиту буржуазной демократии в ее довоенных формах. Наиболее последовательный защитник этой линии Мушанов Н. стремился объединить либерально-демократические силы в борьбе как против существующего режима, за изменения во внутренней и внешней политике Болгарии, так и против угрозы прихода к власти коммунистов (Димитров И. Буржуазная оппозиция в Болгарии. 1939-1944. София, 1969. С. 92-93).

Усиление политической – активности буржуазных лидеров проявилось прежде всего в парламенте, где в июле 1943 г. Стоянов П. и Мушанов Н. произнесли яркие обвинительные речи против внешней и внутренней политики правительства и потребовали его замены (Там же. С. 103-105). В начале августа 1943 г. царю Борису было вручено коллективное письмо пяти оппозиционных деятелей (Георгиев К., Ганев В., Пастухов Кр., Петков Н., Бобошевский Ц.), в котором они призывали монарха нормализовать отношения со странами антигитлеровской коалиции. Письмо явилось первым коллективным выступлением лидеров буржуазной оппозиции против политики правительства. Оно вызвало настороженность со стороны руководства БРП, которому не предложили его подписать.

У коммунистов возникли опасения, что они останутся в изоляции и не смогут рассчитывать на участие в управлении послевоенной Болгарией. Поскольку БРП так и не удалось расширить Отечественный фронт за счет партий буржуазной оппозиции, она решила вовлечь в него отдельных политических деятелей, по тем или иным соображениям готовых на сотрудничество с коммунистами.

10 августа 1943 г. было сформировано основное ядро политического центра, впоследствии получившего название Национального комитета Отечественного фронта (НК ОФ) в составе Кирилла Драмалиева (БРП), Николы Петкова (БЗНС – «Пладне»), Кимона Георгиева («Звено»). В сентябре в НК ОФ были включены левый социал-демократ Григор Чешмеджиев и отличавшийся политической непоследовательностью беспартийный Димо Казасов (Народные и национальные фронты в антифашистской освободительной борьбе и революциях 40 годов. М., 1985. С. 281). Согласно последним исследованиям НК ОФ был образован не в результате союза нескольких партий, а в результате договоренности БРП с отдельными буржуазными политиками, действовавшими как частные лица, но использовавшими имя и авторитет своих партий (Минчев М. Отечественный фронт в Болгарии (1942-1944). София, 1999. С. 20-24). В коалицию партий ОФ превратился позже, уже после захвата им власти в сентябре 1944 г.

Таким образом идейное руководство в Национальном комитете ОФ отсутствовало, на первом этапе он не сумел развить заметной деятельности и не превратился в руководящий политический орган болгарского Сопротивления. Антиправительственной борьбой по-прежнему руководили ЦК БРП и Комиссия по ОФ при нем, а сам Национальный комитет представлял собой «фасад» для внешнего мира, для союзников СССР по антигитлеровской коалиции. В конце 1943 г. часть членов Национального комитета ОФ покинула Софию из-за бомбардировок. Вплоть до августа 1944 г. они не имели возможности собраться вместе. Функции Национального комитета ОФ полностью взял на себя ЦК БРП.

Глава 3. Болгария на завершающем этапе войны

3.1. Политический кризис 1943 – 1944 годов

Изменение международной обстановки после выхода из войны Италии летом 1943 г. усилило внутриполитическую нестабильность в Болгарии. Особую остроту политическая обстановка приобрела после внезапной смерти Бориса III, последовавшей в конце августа 1943 г. вскоре после его поездки в Берлин по вызову Гитлера. Это событие не только потрясло правящие и близкие к ним круги, но и глубоко подействовало на все слои болгарского общества. К царскому гробу три дня тянулись вереницы плачущих людей. Несомненно, тут сыграл роль широко распространившийся слух, будто царя отравили по приказу фюрера в отместку за отказ послать болгарскую армию на советско-германский фронт. Надо признать, что с начала 1943 г. царь Борис, отличавшийся умом и политической проницательностью и понявший, что Германия неуклонно движется к поражению, всячески стремился избегать дальнейшего сближения с рейхом. Борис III ушел из жизни в ореоле мученика, погибшего за интересы Болгарии. Царем был провозглашен шестилетний сын Бориса Симеон. До достижения им совершеннолетия по конституции должно было быть избрано регентство специально созванным с этой целью Великим Народным собранием. В условиях неблагоприятного для держав «оси» хода событий на фронтах смерть болгарского монарха вызвала государственно-политический кризис в стране.

Борис III не только являлся центральной фигурой существовавшего режима. Законный глава государства с опытом и авторитетом, он мог бы и впредь оказывать немалое влияние на ход событий. На царя возлагала свои надежды и буржуазно-либеральная оппозиция. Смерть монарха, с одной стороны, осложнила положение правящих кругов, усилила их неуверенность в себе, обострила борьбу внутри правительственного лагеря. С другой стороны, она стимулировала деятельность буржуазной оппозиции, решившей, что настал благоприятный момент для того, чтобы взять власть в свои руки и создать правительство с ориентацией на Великобританию и США. По инициативе Н. Мушанова были проведены встречи лидеров буржуазно-демократических партий в целях выработки общих действий для разрешения кризиса. При этом они надеялись на быстрое развитие международной обстановки в пользу антигитлеровской коалиции и на ожидавший десант англо-американских войск на Балканах.

1 сентября 1943 г. либеральная оппозиция приняла совместную декларацию, подписанную десятью известными политическими деятелями – Мушановым Н., Буровым А., Гиргиновым А., Пастуховым Кр., Стояновым П., Гичевым Д., Димовым В., Муравиевым К., Георгиевым К. и Петковым Н. Декларация от 1 сентября 1943 г. явилась общей платформой буржуазной оппозиции. В ней выражалось несогласие с внутренней и внешней политикой правительства, однако выходом из создавшейся кризисной ситуации представлялось соглашение с правящими кругами (Димиторов И. Буржуазная оппозиция в Болгарии. 1939-1944. София, 1969. С. 124-125).

Таким образом, вслед за созданием НК ОФ летом 1943 г. официально оформилась новая оппозиционная власти группировка, альтернативная ОФ. Буржуазная оппозиция предлагала свой вариант разрешения политического кризиса – без революционных потрясений, путем соглашения с правительством и при поддержке Великобритании и США. Этот лагерь противостоял двум другим – правительственному и отечественно – фронтовскому. Первому – своим сопротивлением внутренней и внешней политике, проводимой правительством, второму – своей безусловной приверженностью капиталистическому строю и принципам буржуазной демократии. В то же время буржуазная оппозиция представляла интерес и для правящего режима, понимавшего, что здесь кроется та общественная сила, которая сможет поддержать в случае поражения Германии хотя бы основные принципы существовавшего в Болгарии общественного строя, и для Отечественного фронта, стремившегося использовать ее антигерманские и антиправительственные настроения. Именно по этой причине и ОФ, и власти при определенной обстановке допускали сотрудничество с легальной оппозицией и даже искали его. Оформление легальной оппозиции в качестве третьего политического фактора соответствовало расстановке социальных сил в стране. В то время как правящие круги представляли интересы прогерманской части крупной буржуазии, Отечественный фронт выражал стремление к народовластию рабочих и части мелко – и средне-буржуазных масс, либеральная оппозиция являлась политическим выразителем не только антигерманской части крупной буржуазии, но и той части народа, в которой недовольство существовавшим режимом соседствовало с сильной привязанностью к частной собственности и буржуазной демократии, а также со страхом перед революцией и коммунизмом.

В конце августа по радиостанции им. Христо Ботева была прочитана статья Димитрова Г., в которой отмечалось, что в создавшейся ситуации болгарский народ должен взять свою судьбу в собственные руки и не допустить продолжения прогитлеровской политики (Говори радиостанция «Христо Ботев» Т. V. София, 1951. С. 100). 5 сентября 1943 г. ЦК БРП выпустил манифест, в котором призывал болгарский народ сплотиться под знаменем ОФ в целях свержения прогерманского правительства и установления «подлинно народно-демократического правительства» (Антифашистская борьба в Болгарии. Т. II. София, 1984. С. 160-164).

В нарушение Тырновской конституции, согласно которой регенты при малолетнем престолонаследнике должны избираться Великим Народным собранием, 9 сентября 1943 г. регентский состав был избран обыкновенным Народным собранием XXV созыва. В него вошли князь Кирилл – брат царя, Филов Б., подавший в отставку с поста премьер-министра, и бывший военный министр генерал Михов Н.. Новое правительство возглавил бывший министр финансов Добри Божилов. Его правительство стремилось избегать новых обязательств в отношениях с Германией. Оно продолжало и попытки установить контакты с западными союзниками СССР, но безуспешно. С избранием регентства и назначением нового правительства государственный кризис, хотя и неконституционным путем, но был преодолен. Однако выход из политического кризиса не был найден. Социальная база режима сузилась еще больше.

С целью заставить болгарское правительство ускорить разрыв с Германией и вывести свои войска из Югославии и Греции британский и американский военные штабы решили предпринять воздушные бомбардировки болгарских городов. В ходе массированных бомбардировок Софии и других городов в январе, марте и апреле 1944 г. погибло около 2000 человек (Народ против фашизма: Исторический очерк о борьбе болгарского народа в период Второй Мировой войны. М., 1986. С. 172). Болгарское население впервые лицом к лицу столкнулось с ужасами войны.

Первостепенное значение для разрешения политического кризиса в Болгарии приобретал внешний фактор, соотношение сил в мировом масштабе. Было уже ясно, что приближающийся разгром Германий делал невозможным сохранение прежнего режима. Вырисовывалось два варианта будущего развития Болгарии – восстановление Тырновской конституции и буржуазно-демократического управления или радикальные перемены во внутренней и внешней политике, направленные на коренное общественно-экономическое переустройство. И буржуазная оппозиция, выступавшая за первый вариант, и ОФ под руководством коммунистов, боровшийся за второй вариант, понимали, что для победы той или иной перспективы важнейшее значение получало соотношение сил в рамках антигитлеровской коалиции. Осенью 1943 г., когда англичане разрабатывали планы десанта на Балканах, возможность буржуазно-демократического решения внутреннего кризиса в Болгарии была весьма вероятной. Поэтому БРП, стремясь предотвратить отстранение левых сил от разрешения политического кризиса, не оставляла борьбы за единство действий всех антигерманских сил. Однако к началу 1944 г. после решительного отказа от сотрудничества с ОФ самых видных лидеров либеральной оппозиции Мушанова Н. и Гичева Д. БРП окончательно отошла от линии на взаимодействие с ними. Дальнейшее развитие событий в стране должно было отныне определяться разрешением конфликта не только между правительственным и демократическим лагерем, но и между левым и правым крыльями Сопротивления.

Захват власти как непосредственная задача впервые был поставлен ЦК БРП в январе 1944 г. в циркуляре № 2 «О задачах партии по мобилизации и подготовке антифашистских сил ко всенародному вооруженному восстанию» (Антифашистская борьба в Болгарии. Т. II. София, 1984. С. 297-303, 299). В этот период связь внутреннего ЦК БРП с Загранбюро ЦК в Москве и Димитровым Г. была крайне затруднена. Прямая радиосвязь между ними после провала партийного радиопункта в Софии в сентябре 1941 г. была прервана. Обмен информацией между болгарскими коммунистами в стране и Димитровым шел главным образом через советские секретные службы, чаще всего через начальника 1-го отдела НКГБ СССР Фитина П..

23 февраля 1944 г. Карастоянова Г., осуществлявшая связь ЦК БРП с ЗБ, передала Димитрову Г. через Фитина П., что «члены организации» (имелась в виду компартия) просят сообщить им мнение Димитрова Г., «правильной ли является линия организации, взятая на вооруженное восстание с целью захвата власти. Какую помощь вы можете оказать людьми и оружием». Далее сообщалось, что «в настоящее время организация имеет в своих рядах до 7 тыс. чел., молодых членов организации насчитывается до 10 тыс. чел., всего же они могут выставить не более 20 тыс. чел. Оружия нет, даже не имеется возможности вооружить 3-х тысяч человек, находящихся в партизанских отрядах. Через маршала Тито организация установила контакт с англичанами, и последние передали Тито для болгарских отрядов оружие и обмундирование». Запрашивалось мнение Димитрова Г., следует ли брать оружие от англичан (Лебедева Н.С., Наринский М.М. Коминтерн и Вторая Мировая война. М., 1994. С. 425).

1 марта Димитров Г. направил через Фитина П. в Софию директиву, предостерегавшую БРП от несвоевременного курса на самостоятельный захват власти: «На основе полученных от Вас запросов нам представляется, что ЦК партии проводит линию на изолированное восстание с целью самостоятельного захвата власти. Если это так, то подобная линия совершенно ошибочна и полна больших опасностей. Она ведет к изоляции от других группировок Отечественного фронта и от других антигерманских групп и элементов, а также от армии…» (Димитров Г. Дневник. София, 1997. С. 409)Димитров Г. призывал ЦК избегать всяких действий, «создающих ложное впечатление, будто речь идет о советизации Болгарии». Понятно, что в ожидании открытия второго фронта Москва особо опасалось обвинений в советской экспансии. Болгарским коммунистам внутри страны настоятельно рекомендовалось не проявлять самостоятельности, а придерживаться политической линии, проводимой ЗБ через радиостанцию им. Христо Ботева.

7 марта Карастоянова Г. передала два сообщения члена ЦК БРП Терпешева Д., адресованных Димитрову Г. В первом сообщении вновь-подчеркивалось неудовлетворительное положение с вооружением партизан и содержалась просьба проинформировать, каким путем будет оказана помощь через Югославию и кому давать явки и пароль для получения этой помощи. Болгарские коммунисты просили также направить в Главный штаб НОПА военных специалистов для руководства непосредственной работой по подготовке восстания. Примечателен следующий вопрос, обращенный к Димитрову Г.: «Сообщите, правильно ли будет в настоящий момент пропагандировать Ваше имя, как руководителя болгарского народа? До сего времени мы говорили о Вас только как о руководителе партии» (Там же. С. 410).

Во втором сообщении Терпешева Д. приводились данные о численности партизанских отрядов, об их партийном, возрастном составе, а также об организационной структуре и деятельности отрядов (Лебедева Н.С., Наринский М.М. Коминтерн и Вторая Мировая война. М., 1994. С. 441). Это сообщение было ответом на обращение Димитрова Г. в ЦК БРП с рядом вопросов, касающихся состояния партии, размаха партизанского движения, состава его руководства. По данным на март 1944 г., в Болгарии действовало 26 отрядов общей численностью в 2320 человек. 25-30% партизан являлись членами БРП, примерно столько же было комсомольцев, остальные – беспартийные, но сочувствующие компартии. Командиры и комиссары назначались из коммунистов. Все полученные из Болгарии сведения о развитии партизанского движения Димитров Г. уже 13 марта сообщил советскому руководству (Там же. С. 443). Следующее сообщение на имя Димитрова Г. пришло из Софии 19 марта. «Мы решили твердо и последовательно готовить всенародное восстание не только путем агитации, но и действиями. Это поможет преодолеть в народе и армии колебания и привлечь их к участию в восстании, – писал от имени руководства партии Терпешев Д. – Наша политическая линия создала у наших союзников в числе политических партий и общественных деятелей убеждение, что мы боремся за народную демократическую власть Отечественного Фронта». Последняя фраза подтверждает, что коммунисты рассматривали Отечественный фронт лишь как тактику, позволявшую завуалировать подлинную стратегическую цель БРП – установление социалистического строя. «Партизанские отряды имеют красные знамена с надписью «Отечественный фронт» и партизанские значки. Некоторые отряды изготовили себе пятиконечные звезды, но мы дали распоряжение снять их. Знамена решили заменить на трехцветные. Это должно удовлетворить военных. Мы будем строго придерживаться программы, излагаемой в передачах «Христо Ботева», – заверял Терпешев Д.. – Ожидаем вестей от лиц, посланных Вами к Тито. Очень нуждаемся в их помощи» (Там же. С.444). В апреле 1944 г. Фитин П. проинформировал Димитрова Г., что по его просьбе «тов. Петрову передается радиостанция». В начале июля резидент НКГБ СССР в Софии передал Терпешеву Д. шифр для установления прямой связи с Димитровым Г (Краткая история Болгарии. М.1987. С. 405-406). В апреле 1944 г. в Болгарии началась новая партизанская мобилизация. Создаются довольно крупные батальоны и бригады, как, например, Первая и Вторая Средногорские бригады, Первая и Вторая Родопские бригады, бригада «Чавдар» и др. Тем не менее темпы роста и численность партизанского движения не вполне удовлетворяют руководство БРП. Не удается выполнить настоятельные указания из Москвы о создании хотя бы незначительной «свободной зоны» (по примеру югославских партизан). Такие попытки в апреле-мае 1944 г. предприняли Первая и Вторая Софийские бригады во главе с легендарными командирами Славчо Трынским и Денчо Знеполским, однако условий для проведения столь масштабных акций в Болгарии по-прежнему не существовало. Оба формирования были разбиты превосходящими силами полиции и жандармерии. В соответствии с принятым еще в октябре 1943 г. постановлением правительства Божилова власти предпринимали жестокие карательные акции: расстреливали пойманных помощников партизан – ятаков, поджигали дома участников Сопротивления, преследовали их близких. В награду за каждую партизанскую голову было обещано крупное денежное вознаграждение. Борьба носила исключительно ожесточенный характер с обеих сторон.

Весной 1944 г. в стране вновь обострился внутриполитический, кризис, в значительной степени вызванный резким ухудшением дипломатических отношений Болгарии с Советским Союзом. В серии нот (в январе, марте, апреле и мае 1944 г.) СССР потребовал прекратить строительство военно-морских судов для Германии, не допускать использования ею болгарской территории, портов и аэродромов. Советский дипломатический демарш оказал сильное влияние на политическое развитие Болгарии и фактически вызвал в апреле-мае 1944 г. кризис правительства. Даже в самих правящих кругах сужалась база прогерманской политики. Верх брали силы, которые были готовы искать спасение страны в переориентации ее внешней политики.

1 июня 1944 г. управление страной было передано новому кабинету министров во главе с Иваном Багряновым. С учетом наступивших изменений в международной обстановке новое правительство поставило перед собой цель осуществить внешнеполитический поворот: при содействии США и Великобритании вывести Болгарию из войны, не порывая предварительно с Германией.

В начале августа правительство направило с секретной миссией в Анкару бывшего председателя Народного собрания англофила Стойчо Мошанова

. Его целью было выяснить возможности заключения Болгарией сепаратного мира с США и Англией. В конце августа Мошанов Ст. вновь едет в Турцию, а оттуда в Каир для конкретных переговоров с Ближневосточным командованием союзнических сил. Однако миссия Мошанова Ст. оказалась безрезультатной. Болгарское руководство явно переоценило противоречия внутри антигитлеровской коалиции. Западные державы, практически сорвавшие переговоры, объясняли это тем, что Мошанов Ст. не являлся лицом, уполномоченным «правительством, приемлемым для СССР». (Мошанов Ст. Моя миссия в Каире. София, 1991. С. 371). На самом же деле Великобритания и США просто не хотели осложнять свои отношения с Москвой, ясно продемонстрировавшей включение Болгарии в сферу своих интересов. Согласившись на превращение Советского Союза в решающий фактор при определении послевоенной судьбы Болгарии, западные союзники рассчитывали, что СССР даст им такую же свободу, действий в других, более важных для них регионах.

Провозгласив курс на перемены, правительство Багрянова И. оказалось не в состоянии его реализовать. Одной из причин было то, что по составу это правительство представляло компромисс между сторонниками этих перемен и приверженцами прежнего прогерманского курса. Последние (в их числе министры внутренних и иностранных дел Станишев А. и Драганов П.), согласуя свои действия с регентами и Генштабом армии, парализовали усилия Багрянова и его сторонников осуществить поворот не только во внешней, но и во внутренней политике. В частности, правительство приняло решения ослабить репрессии против политзаключенных, ятаков и родственников партизан, приостановить исполнение смертных приговоров, но Генштаб и министры сопротивлялись этим решениям. Сорвалось и принятие законопроекта об амнистии. Поскольку попытки Багрянова И. остановить братоубийственную войну, естественно, не встретили понимания и со стороны партизан, правительство вновь перешло в контрнаступление на силы Сопротивления. Истребление партизан и ятаков приняло небывало жестокий характер.

Непоследовательно проводилась и внешняя политика – попытка отрыва от Германии сопровождалась уступками и компромиссами (Димитров И. Иван Багрянов – царедворец, политик. Исторический очерк. София, 1995. С. 79). Недовольство политикой Багрянова И. нарастало – как со стороны демократической общественности, так и со стороны прогермански ориентированного регентства. Понимая это, Багрянов И. попытался подать в отставку в надежде, что ему удастся сформировать новый кабинет с представителями Отечественного фронта. С этой целью были сделаны предложения о сотрудничестве болгарским коммунистам, предприняты попытки привлечения в административный аппарат деятелей БЗНС. Когда Багрянов составлял правительство, БРП обещала ему содействие в соответствии со своими прежними установками на то, что она поддержит любое правительство, готовое осуществить поворот во внешней политике. Поэтому некоторые коммунисты внутри страны, в том числе Терпешев Д., склонялись к тому, чтобы принять предложения Багрянова И. войти в его кабинет. Они не были своевременно проинформированы о наступивших изменениях в советских планах на Балканах. Когда из Москвы последовала резкая критика, то обещанная поддержка сменилась враждебностью.

В переданной 5 июня 1944 г. по радиостанции им. Христо Ботева статье Димитрова Г. правительство Багрянова И. характеризовалось как призванное более гибко проводить прогерманскую политику в стране (Димитров Г. Избранные произведения: В 2-х томах. Т. II. М., 1957. С. 25-26). Загранбюро нацеливало Отечественный фронт на самостоятельный захват власти.

Таким образом, все попытки перегруппировать правительство и изменить внешнеполитический курс Болгарии, которые были предприняты Багряновым оказались неудачными. Отечественный фронт, при помощи стран антигитлеровской коалиции, стал оказывать мощное влияние на политическую ситуацию в стране.

3.2. Приход к власти Отечественного фронта

К августу 1944 г. война властей с партизанами достигла кульминации. Основной формой действий партизан было овладение селами, в которых сжигались архивы, проводились собрания и карательные акции в отношении представителей власти.

Исследования болгарских историков привели к выводу, что социально-классовая структура партизанского движения в Болгарии не отражала адекватно социальную структуру общества в тот период. Особенностью партизанской борьбы в этой стране являлось активное участие в ней рабочего класса (различных отраслей) -52,58% и интеллигенции (прежде всего, студенчества и учителей) -5%. Участие же крестьян, составлявших в те годы большинство населения страны, представляется незначительным – 25,7%, причем особенно слабую активность проявляло бедное крестьянство (Дочев Д. Социально-классовая и политическая структура в партизанском движении в Болгарии. София, 1988. С.9). Болгарское движение Сопротивления отличалось ограниченным партийно-политическим составом. Негативное отношение союзников БРП по Отечественному фронту к вооруженной борьбе имело следствием сужение ее классово-политической основы и ограничение ее масштабов. Компартия оказалась единственным организатором и руководителем вооруженной борьбы. Партизанское движение в Болгарии на протяжении всего периода борьбы объединяло в своих рядах практически только членов БРП (35,4%), Рабочего союза молодежи (47%) и их беспартийных единомышленников (16%). Из союзников коммунистов по ОФ в нем участвовали только члены БЗНС- «Пладне» (0,57%) и БРСДП (0,66%) (Там же. С.17).

Приближение Красной армии к Балканскому полуострову резко обострили внутриполитическую ситуацию в Болгарии. Правительство Багрянова И. все меньше владело положением, несмотря на то, что оно сделало не демагогическую, а искреннюю попытку изменить внешнеполитический курс страны. 26 августа 1944 г. правительство объявило о строгом нейтралитете Болгарии в германо-советской войне и потребовало от Германии вывода ее войск с территории своей страны (Димитров И. Иван Багрянов – царедворец, политик. Исторический очерк. София, 1995. С. 89). Между тем оппозиция проявляла все большую активность. 6 августа состоялось заседание представителей всех оппозиционных сил. Была принята Декларация 13-ти – по числу подписавших ее деятелей, среди которых было четыре члена ОФ, в том числе два коммуниста.

В декларации содержались требования немедленного изменения внешней политики и восстановления конституционного управления. Казалось, этот документ мог бы послужить основой создания единого общенационального фронта оппозиции. Однако после получения из Москвы директивы ЗБ ЦК БРП подписание декларации коммунистами было сочтено тактической ошибкой. Партия ориентировалась теперь на самостоятельный захват власти Отечественным фронтом, без каких-либо компромиссов с легальной оппозицией.

20 августа Димитров Г. направил ЦК БРП письмо с новыми директивными указаниями. В нем говорилось о необходимости разоблачать политику Багрянова И., отрицательно относиться ко всем предложениям по созданию новых правительственных комбинаций, направленных на раскол Отечественного фронта (Антифашистская борьба в Болгарии. Документы и материалы. Т. II. София, 1984. С. 501-503).

Письмо Димитрова Г. было воспринято болгарскими коммунистами как руководство к действию. Именно исходя из содержавшихся в нем указаний БРП отказалась участвовать в будущем правительстве буржуазно-либеральной оппозиции, дала ему негативную оценку и призвала к его свержению.

24 августа делегация Национального комитета Отечественного фронта, начавшего действовать легально, посетила Багрянова И. и предложила ему немедленно передать власть ОФ. Премьер ответил отказом, но не посмел арестовать делегацию. Неудачная попытка взять власть мирным путем означала, что предстоит сделать это насильственно.

26 августа ЦК БРП издал циркуляр № 4, руководствуясь которым Главный штаб НОПА направил всем партизанским отрядам приказ повсеместно предпринять наступательные операции и установить власть ОФ (Антифашистская борьба в Болгарии. Документы и материалы. Т. II. София, 1984. С. 505-507).

Подробно о политической линии ЦК БРП был проинформирован Димитров Г. В начале сентября Фитин П. передал ему полученную через работника НКГБ информацию Терпешева Д., датированную 29 августа. «Ваша директива от 20 августа 1944 г. нами получена, – говорилось в этом письме. – Очень довольны, что она пришла вовремя. Мы разоблачаем багряновцев, отрицательно относимся к попыткам Багрянова И., регентов и буржуазной оппозиции втянуть нас в кабинет Багрянова-Гичева-Мушанова. Мы боремся за самостоятельную власть Отечественного фронта. Расширяем партизанское движение и укрепляем Отечественный фронт как в центре, так и на местах. Усилили работу в армии, привлекая кадровых офицеров и союзников в наши штабы… Наши союзники стремятся стать министрами, но до настоящего времени они с нами и слушаются нас. Они идут с нами, но оглядываются назад, так как боятся народных масс и возможной борьбы в будущем. Полагаем, что сумеем преодолеть трудности настоящего момента» (Димитров Г. Дневник. София, 1997. С. 420). В заключительных строках письма сообщаем, что правительство находится в состоянии кризиса. С 24 августа регенты и Багрянов И. непрерывно ведут переговоры с представителями политических партий о формировании нового правительства.

Стремясь не допустить внутреннего взрыва с поддержкой его извне – со стороны Красной армии, – власти пошли на компромисс с либеральной оппозицией. 30 августа 1944 г. был образован кабинет во главе с одним из лидеров БЗНС – «Врабча-1» Константином Муравиевым. Политической платформой кабинета стала Декларация 13-ти. Создание правительства Муравиева К. представляло собой попытку разрешения политического кризиса в стране в соответствии с планами буржуазно-либеральной оппозиции.

2 сентября 1944 г. Муравиев К. объявил о создании «правительства национальной концентрации», в которое вошли пять деятелей БЗНС – «Врабча-1», три члена Демократической партии, один представитель Народной партии и один беспартийный. Для предотвращения революционного выхода из государственно-политического кризиса правительство наметило три основные задачи: совершить поворот во внешней политике, порвав отношения с Германией, заключив перемирие с Англией и завоевав доверие СССР; восстановить конституционные порядки и буржуазно-демократические свободы; привлечь БРП и ОФ к управлению страной (Димиторов И. Буржуазная оппозиция в Болгарии. 1939-1944. София, 1969. С. 193-196). В декларации от 4 сентября 1944 г. правительство Муравиева К. провозглашало «истинно демократическое правление», а в области внешней политики – нейтралитет Болгарии. Правительство Муравиева К. отменило нормативные акты, запрещающие деятельность политических партий, расформировало жандармерию, объявило полную амнистию политзаключенных, запретило все организации с фашистской и национал-социалистской идеологией, разорвало дипломатические отношения с Германией (6 сентября) и объявило ей войну (8 сентября), обратилось к СССР с просьбой о перемирии и приказало своим военным подразделениям не только не оказывать сопротивления Красной армии, но и содействовать ее продвижению по болгарской территории (Болгария – непризнанный противник Третьего рейха: Сборник документов. София, 1995. С. 83-86).

Попытка легальной оппозиции перейти к традиционной партийно-парламентской демократической системе оказалась бесперспективной и заранее обреченной на провал. Судьба Болгарии была предрешена союзниками по антигитлеровской коалиции с учетом их собственных интересов и планов. Для Великобритании и США Болгария уже находилась в советской зоне. Это нашло подтверждение позже, в октябре 1944 г., когда на встрече Сталина и Черчилля сферы влияния на Балканах были конкретизированы в процентах (75% преобладающего влияния в Болгарии получал СССР) (Болгария – непризнанный противник Третьего рейха: Сборник документов. София, 1995. С. 89-98). Для Англии и США не было смысла поддерживать новый кабинет с риском осложнить отношения с СССР, и правительство Муравиева К. осталось в полной изоляции.

Внутренняя обстановка также не благоприятствовала успеху политики кабинета Муравиева К. К августу – сентябрю 1944 г. процесс радикализации, резкого полевения народных масс под воздействием побед Красной армии достиг кульминации. Правительство Муравиева К., поднявшее знамя буржуазной демократии, не могло уже удовлетворить политически активную часть болгарского общества, воспринявшую смену кабинета как простую «смену вывески».

В условиях существования буржуазно-демократического кабинета борьба БРП и ОФ получила новое содержание. С начала сентября она фактически превратилась в борьбу против осуществления планов либеральной оппозиции. Независимо от того, насколько это осознавали различные отечественнофронтовские силы, по существу антиправительственная борьба в Болгарии все четче проявлялась как борьба против буржуазной демократии, за собственную власть. Тот факт, что БРП ориентировала массы на свержение кабинета Муравиева К. – правительства либеральной оппозиции, – означал изменение в направлении стратегического удара партии. Теперь он был нацелен против любого буржуазного правительства.

Внешняя политика кабинета Муравиева К. была расценена Советским Союзом как фактическое ведение войны на стороне Германии против СССР. 5 сентября 1944 г. СССР объявил Болгарии войну. Только после этого болгарское правительство разорвало наконец отношения с гитлеровской Германией.

5 сентября, в день объявления Советским Союзом войны Болгарии, Г. Димитров направил болгарским коммунистам экстренную радиограмму с последними наставлениями относительно подготовки восстания (Антифашистская борьба в Болгарии. Документы и материалы. Т. II. София, 1984. С. 537). На следующий день Димитров уведомил Сталина о радиограмме и сообщил ему ее полный текст.

С начала сентября обстановка в Болгарии быстро менялась. Активность народных масс, понимавших, что страна стоит на пороге коренных перемен, связанных с приближением Красной армии, нарастала. По призыву НК ОФ в стране начались забастовки и митинги под лозунгом «Вся власть Отечественному фронту!», хотя до реальной подготовки восстания дело все же не дошло (Саздов Д., Попов Р., Мигев В. История Болгарии. (681-1960). Т. II. София, 1995. С. 474).

Активизировались действия партизанских отрядов. Инструкции и оружие для них шли из Советского Союза. В начале сентября на освобожденной партизанами территории Югославии Винаров И., Атанасов Шт. и Дичев Д. сформировали самое крупное боевое подразделение болгарской Народно-освободительной армии – Первую Софийскую партизанскую дивизию численностью около 1 тыс. человек.

B течение 6-8 сентября власть ОФ была установлена более чем в 160 населенных пунктах (Петрова Сл. Борьба БРП за установление народно-демократической власти: май-сентябрь 1944. София, 1964. С. 212-213).

Это произошло сравнительно легко, нередко мирным путем, поскольку действиям партизан не оказывалось практически никакого сопротивления – власть на местах находилась в состоянии полной дезорганизации (Стателова Е. История Болгарии. 1878-1944. Т. III. София, 1999. С. 632).

При планировании и подготовке операции советских войск в Болгарии учитывались положение этой страны как сателлита фашистской Германии и внутриполитическая обстановка в ней. Командующий 3-м Украинским фронтом генерал Толбухин Ф. И. и член Военного совета генерал Желтов А. С. в конце июля 1944 г. после обсуждения и утверждения в Ставке ВГК плана Ясско-Кишиневской операции получили от Димитрова Г. обширную информацию об обстановке в Болгарии. 5 сентября по заданию руководства 10-й (Варненской) повстанческой оперативной зоны (ПОЗ) в штаб фронта прибыли представители болгарских партизан. Они подробно рассказали о положении в приморской части Болгарии (Танеев С. Интернациональная миссия Советской Армии в Болгарии 1944-1947. София, 1971. С. 55).

Ценные сведения Военный совет фронта получил также от Маршала Советского Союза Жукова Г. К., который по совету Сталина И. В. перед вылетом в штаб фронта имел встречу с Димитровым Г. Вождь болгарских коммунистов сообщил дополнительные данные и подчеркнул, что болгарский народ с нетерпением ждет Советскую Армию, чтобы с ее помощью свергнуть монархофашистское правительство и установить власть Отечественного фронта (Жуков Г. Воспоминания и размышления. Т. II. М., 1974. С. 275).

Принимая во внимание благоприятную в целом обстановку в Болгарии, советское командование вместе с тем не могло не учитывать возможность сопротивления некоторых частей ее царской армии, которая к началу сентября имела в своем составе 22 дивизии и 7 бригад общей численностью более 510 тыс. человек. Часть этих сил противостояла войскам 3-го Украинского фронта. В черноморских портах Варна, Бургас и в дунайском порту Русе (Рущук) находились немецкие и болгарские военные корабли. Девять болгарских дивизий и две кавалерийские бригады были расположены в Югославии и Греции. Когда начался отвод этих дивизий в Болгарию, гитлеровские войска вероломно напали на них и разоружили некоторые части. Управление ими было утрачено. Остальные дивизии и бригады находились в районах южнее Видина, Софии и Пловдива.

В столице Болгарии и крупных городах (Варна, Бургас, Стара-Загора, Пловдив) дислоцировались немецкие части, части морской пехоты и береговой артиллерии, различные команды, многочисленные военные миссии с персоналом обслуживания и охраны. Они контролировали болгарские аэродромы, морские порты и важные железнодорожные узлы. Там же находились всевозможные штабы и базы, строились бараки, предназначенные для размещения новых контингентов немецких войск в случае их ввода на территорию Болгарии. Общая численность немецко-фашистских войск в Болгарии с учетом частей, отошедших из Румынии в конце августа 1944, достигала 30 тыс. человек.

Немецко-фашистское командование по-прежнему стремилось сохранить свои позиции в Болгарии. Оно руководствовалось указаниями Гитлера, который 31 июля 1944 г. в разговоре с генералом Йодлем А. сказал, что «без Болгарии мы практически совершенно не в состоянии обеспечить спокойствие на Балканах». В конце августа немецкий посол в Болгарии Бекерле А. заявил регентам, что германские войска в ближайшее время не намерены оставлять Болгарию. Руководство фашистской Германии вынашивало планы организации государственного переворота в Болгарии и прихода к власти в качестве главы правительства лидера болгарских фашистов Цанкова А., намеревалось перебросить в Болгарию немецкие войска из Югославии.

5 сентября, в день объявления войны Болгарии, Ставка советского Верховного Главнокомандования утвердила план Болгарской операции, разработанный Военным советом 3-го Украинского фронта при участии представителя Ставки Маршала Советского Союза Жукова Г. К. Замысел операции состоял в том, чтобы вывести Болгарию из войны на стороне фашистской Германии и оказать помощь болгарскому народу в освобождении от монархофашистского ига. В ходе ее войска фронта должны были выйти на рубеж Джурджу, Карнобат, Бургас, овладеть портами Варна и Бургас, захватить флот противника и освободить приморскую часть Болгарии. Их продвижение планировалось на глубину до 210 км.

Командование 3-го Украинского фронта определило направления действий войск, конкретные сроки достижения намеченных рубежей, организовало взаимодействие сухопутных войск, авиации и Черноморского флота.

На 5 сентября фронт имел около 258 тыс. человек, 5583 орудия и миномета, 508 танков и 1026 боевых самолетов. Для действий в южной части Добруджи в направлении Айтос, Бургас сосредоточивались все его силы (28 стрелковых дивизий, 2 механизированных корпуса и 17-я воздушная армия). Для поддержки наступления на этом направлении привлекались также три штурмовые авиадивизии 2-го Украинского фронта. Задача 17-й воздушной армии состояла в том, чтобы обеспечить эффективную поддержку наступающих сухопутных войск.

Черноморский флот должен был блокировать Варну и Бургас, с подходом подвижных войск фронта высадить морской десант и совместно с ними овладеть этими портами. Дунайская военная флотилия, переданная 30 августа в оперативное подчинение командующего 3-м Украинским фронтом, должна была захватить на Дунае в районе порта Русе все плавсредства противника, прикрыть действия сухопутных войск от возможных ударов его кораблей и во взаимодействии с 46-й армией овладеть портом Русе.

Планируя операцию по овладению приморской частью Болгарии, советское командование считало, что центральная и западная части страны, включая район Софии, могут быть освобождены повстанческими войсками и революционными рабочими отрядами.

Отсутствие заранее подготовленной обороны, невысокая плотность противостоявших болгарских войск и почти полная уверенность советского командования в том, что они не окажут сопротивления, позволили не планировать артиллерийскую и авиационную подготовку наступления. Было решено начать наступление выдвижением в колоннах передовых подвижных отрядов (по одному от каждого стрелкового корпуса первого эшелона), вслед за ними через час выдвинуть авангардные полки дивизий первого эшелона корпусов, а затем и главные силы всех трех общевойсковых армий.

Командование фронта придавало особое значение быстрому освобождению Варны и Бургаса, так как это лишало противника последних баз на Черном море и неизбежно вело к гибели его флота. Решительное наступление войск 3-го Украинского фронта должно было вызвать панику и растерянность среди правящих кругов Болгарии и явиться сигналом для начала народного вооруженного восстания.

Соотношение политических сил в стране резко изменилось в пользу Отечественного фронта и БРП. Выжидательная позиция, занятая Красной армией на границах Болгарии 6-7 сентября в условиях уже объявленной войны, создавала для болгарских коммунистов наиболее благоприятную ситуацию для захвата власти. При этом СССР формально не нарушал договоренностей с западными союзниками о невмешательстве во внутренние дела других стран. Важно было, чтобы правительство Отечественного фронта пришло к власти самостоятельно, без прямой поддержки со стороны советских войск.

8 сентября советские войска перешли границу и вступили на территорию Болгарии. Этот переход произошел без единого выстрела: население встречало советских солдат цветами, хлебом-солью. Накануне вступления советское командование установило контакт с Главным штабам НОПА. Советские войска также пришли в Болгарию с мирными целями. Перед пересечением болгарской границы командующий 3-м Украинским фронтом маршал Толбухин Ф.И. обратился к болгарскому народу с воззванием. В нем говорилось: «Красная Армия не имеет намерения воевать с болгарским народом и его армией, так как она считает болгарский народ братским народом. У Красной Армии одна задача – разбить немцев и ускорить срок наступления всеобщего мира» (Советско-болгарские отношения и связи. 1917-1944. Т. I. М., 1976. С. 604).

Поскольку руководство БРП знало о том, что Красная армия перейдет границу 8 сентября, удар по основным правительственным учреждениям в Софии было решено нанести в ночь с 8 на 9 сентября. Сценарий, а также некоторые участники акции – профессиональные заговорщики Велчев Д. и Георгиев К. – уже знакомы нам по путчам 1923 г. и 1934 г. К утру 9 сентября перешедшие на сторону ОФ воинские части болгарской армии (при содействии военного министра Маринова И.) без всякого сопротивления заняли здание военного министерства, радиостанцию, центральную почту и телеграф, а также другие важные объекты. В 6 часов утра 9 сентября назначенный премьер-министром нового правительства Кимон Георгиев по радио объявил, что народное восстание победило и власть перешла в руки Отечественного фронта. Так смена власти в Болгарии произошла в результате акции, внешне имевший вид «военного переворота» в центре, и отдельных повстанческих действий в провинции, но у руля и того, и другого стояла БРП – организатор Сопротивления в годы войны (Лавренов С. Некоторые особенности советско-болгарских отношений на завершающем этапе войны против Германии: Статьи и документы. София, 1999. С. 93).

Таким образом, приход к власти Отечественного фронта, хотя и имел характер военного переворота, но по сути данное событие было мирной передачей власти. В результате проведенных БРП мероприятий, освобождение Болгарии произошло без больших потерь среди населения, власть перешла в руки Отечественного фронта практически без постороннего вмешательства советских войск.

Заключение

На основе анализа широкого круга исторических источников мной были рассмотрены общественные и политический отношения в Болгарии, которые складывались в период Второй мировой войны. Во времена Советского Союза Болгария считалась самым близким нашим союзником в Европе. Что не удивительно – её экономика и общественно-политическое устройство копировали советское как ни у кого другого.

С середины 30-х гг. XX в. внешнеполитический курс Болгарии определялся обстановкой приближавшейся войны, усиливавшимся экономическим и идеологическим проникновением Германии на Балканы и превращением этого региона в объект ожесточенной борьбы между Германией, Великобританией, Францией, Италией и Советским Союзом за установление там преобладающего влияния. При этом, несмотря на сильное дипломатическое давление со всех сторон, царь Борис Ш и болгарское правительство не спешили примкнуть к одной из стран и занимали выжидательную позицию, понимая, что в напряженной обстановке предвоенного соперничества цена маленькой Болгарии будет неуклонно повышаться. Одновременно, правящие круги Болгарии ясно сознавали, что геополитическое положение страны и ее экономические связи не позволят ей долго оставаться в стороне от разгорающегося международного конфликта.

В конце 1939 – начале 1940 гг. Болгария придерживалась линии на сдержанное и дозированное улучшение отношений с СССР, но без перехода критической черты – заключения политических договоров, обязательств в виде пакта о взаимной помощи. В отношениях с Германией Болгария и после начала войны продолжала «шагать в ногу» и согласовывать с ней свои важные внешнеполитические действия. Несмотря на нажим Гитлера, Болгария, единственная из союзников Германии, сохраняла дипломатические отношения с СССР на протяжении почти всей войны. Значительно увеличив свою территорию, не участвуя в военных действиях, сохраняя известную самостоятельность во внутренней и даже во внешней политике, Болгария занимала особое положение по сравнению с другими странами, которые находились под сателлитом Германии и оставалась весьма «своенравным» союзником «третьего рейха».

В самом начале второй мировой войны Болгария объявила о своем нейтралитете. Однако 1 марта 1941 г., уступая экономическому и политическому давлению со стороны Германии, болгарское правительство подписало соглашение о присоединении страны к фашистскому Тройственному пакту. В тот же день гитлеровская армия вступила в Болгарию, чтобы с ее территории нанести удар по Греции и Югославии. После завершения балканских операций вермахта Болгария ввела свои войска в пограничные районы этих стран.

Накануне войны оппозиционный правительству лагерь представлял собой пеструю социально-политическую палитру. В него входили как коммунисты, так и либерально-буржуазные политические группировки. Данные группы организовали борьбу против германских войск, но, к сожалению, не слишком результативную, так как фашистов поддерживало болгарское правительство. Также поддержку оказывало советское правительство и партии, но нелегально, так как СССР на тот момент не имело достаточных сил для поддержки болгарской оппозиции. В то же время Вторая мировая война показала, что коммунисты являются наиболее последовательными и самоотверженными защитниками свободы национальной независимости.

Идейное руководство в Национальном комитете ОФ отсутствовало, на первом этапе он не сумел развить заметной деятельности и не превратился в руководящий политический орган болгарского Сопротивления. Антиправительственной борьбой по-прежнему руководили ЦК БРП и Комиссия по ОФ при нем, а сам Национальный комитет представлял собой «фасад» для внешнего мира, для союзников СССР по антигитлеровской коалиции. В конце 1943 г. часть членов Национального комитета ОФ покинула Софию из-за бомбардировок. Вплоть до августа 1944г. они не имели возможности собраться вместе. Функции Национального комитета ОФ полностью взял на себя ЦК БРП.

Все попытки перегруппировать правительство и изменить внешнеполитический курс Болгарии, которые были предприняты Багряновым оказались неудачными. Отечественный фронт, при помощи стран антигитлеровской коалиции, стал оказывать мощное влияние на политическую ситуацию в стране.

Приход к власти Отечественного фронта, хотя и имел характер военного переворота, но по сути данное событие было мирной передачей власти. В результате проведенных БРП мероприятий, освобождение Болгарии произошло без больших потерь среди населения, власть перешла в руки Отечественного фронта практически без постороннего вмешательства советских войск.

В результате проведенных мероприятий, роль Советской армии в событиях состоит не в передаче ею власти болгарским коммунистам 9 сентября, а в создании условий для ее захвата силами руководимого коммунистами ОФ. Присутствие Советской армии парализовало действия правительства, и оно не смогло удержать власть в своих руках. В дальнейшем присутствие советских войск в Болгарии создавало благоприятные условия для того, чтобы закрепить результаты политической победы сил ОФ, ориентированных на СССР, и не допустить вмешательства западных держав в изменение внутриполитической ситуации в нежелательном для Москвы направлении. При этом следует подчеркнуть, что эти цели совпадали с представлениями нового болгарского правительства о национальных интересах своей страны.

В годы Второй мировой войны на внутриполитической арене Болгарии вели борьбу два основных политических лагеря – правительственный, связавший судьбу страны с гитлеровской Германией, и оппозиционный, где самую активную роль играли коммунисты. При этом в болгарском движении Сопротивления наличествовали две тенденции – либерально-демократическая и леворадикальная. Под воздействием конкретных внутренних и внешних факторов к концу августа – началу сентября 1944 г. в стране возобладала вторая тенденция, выразителем которой была БРП. Политическая программа буржуазно-демократической оппозиции не смогла реализоваться, и к власти пришли более активные леворадикальные силы болгарского Сопротивления. В Болгарии установился новый строй, именуемый в литературе народно-демократическим.

Таким образом, борьба с оккупантами была неразрывно связана с борьбой против реакционных сил и их режимов, за новую организацию общества.

Список источников и литературы

Источники

1. Антифашистская борьба в Болгарии: Документы и материалы. Т. 2. София, 1984.;

2. Болгария – непризнанный противник Третьего рейха: Сборник документов. София, 1995.;

3. Болгаро-советские политические и военные отношения (1941-1947): Статьи и документы. София, 1999.

4. Димитров Г. Дневник. София, 1997.;

5. Документы и материалы кануна Второй мировой войны, т. II. М., 1948.;

6. Жуков Г. Воспоминания и размышления. Т. II. М., 1974.;

7. Лавренов С., Шинкарев И. Некоторые особенности советско-болгарских отношений на завершающем этапе войны против Германии (9 сентября 1944 по май 1945 гг.)//Болгаро-советские политические и военные отношения (1941 – 1947 гг.): Статьи и документы. София, 1999.;

8. Костов Т. Избранные статьи, доклады и речи. София, 1964.;

9. Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы. 1917-1944. Т. I. М., 1976.;

10. Судоплатов П.А. Разведка и Кремль: Записки нежелательного свидетеля. М., 1996.;

11. Филов Б. Дневник. София, 1990.;

Литература

12. Валев Л.Б. Болгарский народ против фашизма. М., 1964.;

13. Валев Л.Б. Об экономической экспансии Германии в Болгарии. М. 1964.;

14. Валева Е.Л. Болгария в 20 веке. Очерки политической истории. М.: изд-во «Наука», 2003.;

15. Валева Е.Л. Герои болгарского Сопротивления Цвятко Радойнов. // Новая и новейшая история. София, 1990. № 2.;

16. Генчев Н. Внешняя политика Болгарии на начальный период Второй Мировой войны 1939-1941. София, 1971.;

17. Генчев Н. Внешнеполитическая ориентация Болгарии в период Второй мировой войны. София, 1979.;

18. Димитров И. Буржуазная оппозиция в Болгарии 1939-1944 гг. София, 1969.;

19. Димитров И. Исторические очерки. София, 1993.;

20. Минчев М. Отечественный фронт в Болгарии (1942-1944 гг.) София, 1999.;

21. Никова Г. Историческая судьба Болгарии между Германией и Советским Союзом // Человек на Балканах в эпоху кризисов и этнополитических столкновений XX века. СПб., 2002.;

22. Сирков Д. Внешняя политика Болгарии 1939-1941 гг. София, 1979.;

23. Случ С.З., Л.Я. Гибианский. Международные отношения и страны Центральной и Юго-Восточной Европы в период фашистской агрессии на Балканах и подготовки нападения на СССР (сентябрь 1940 по июнь 1941 гг.) Российская академия наук; Ин-т славяноведения и балканистики. М. ИСБ, 1992.;

24. Стателова Е. История Болгарии (1978-1944 гг.) София, 1999.;

25. Тошкова В. Болгария в балканской политике 1939-1944гг. София, 1985.

This file was created with BookDesigner program bookdesigner@the-ebook.org 13.10.2008