sci_history Святослав Юрьевич Рыбас Иосиф Сталин ru ordruf ordruf@gmail.com Fiction Book Designer 02.01.2009 FBD-NHUGN3DD-EAVE-ASND-J5F9-IVWU3GGPU0NL 1.1

Святослав Рыбас

Иосиф Сталин

БИОГРАФИЯ

СТАЛИН ПРОИГРЫВАЕТ ТРОЦКОМУ

Чтобы понять характер "внутренней войны", необходимо к описанию настроений элиты добавить статистику и географию столыпинской реформы, фактически разделившей страну на "общинников" и "хуторян".

"Общинники" исповедовали крестьянский коммунизм, а "хуторяне" - порождали мелкобуржуазную стихию. (Здесь уместно привести мнение Ю.В. Андропова, бывшего председателя КГБ СССР и затем Генерального секретаря ЦК КПСС, что в СССР было восемь с половиной миллионов противников советской власти. Безусловно, эта цифра имеет связь и со статистикой выборов в Учредительное собрание и земельной реформы: примерно столько человек поддержало список большевиков).

Поэтому можно понять, что при определенных условиях люди одного социального происхождения становились по разную сторону баррикад и были беспощадны друг к другу.

Конечно, это утверждение требует и дополнительной аргументации. И мы задержим внимание читателя еще на двух обстоятельствах, проливающих исторический свет на проблему нашей гражданской войны.

Во-первых, это огромное аграрное перенаселение в Центральной России, которое было обострено климатическими особенностями Русской равнины. Для полноценного развития сельскохозяйственного производства здесь не хватало теплых дней, и поэтому крестьянское хозяйство всегда нуждалось в таком большом числе работников, которое с одной стороны могло компенсировать отпущенные природой краткие сроки сева и жатвы, а с другой - отягощало деревню.

Мы привыкли по классическим произведениям русской литературы считать "лишними людьми" дворянских и разночинных интеллигентов, не вписавшихся в бюрократическую структуру империи, но в начале ХХ века были миллионы других "лишних людей".

С учетом разложения под давлением промышленной модернизации общины и набирающей ход политической демократизации эти "лишние" стали главным материалом гражданской войны.

Во-вторых, большевики как производное от петровской управленческой традиции были во многом чужды крестьянской массе и должны были заморозить ее стихию в интересах государственного строительства.

(Представляется далеко не случайным, что основные "герои" ликвидации СССР - М.С. Горбачев и Б.Н. Ельцин были сыновьями и внуками репрессированных в советское время крестьян. К этим двум политикам надо добавить тысячи и тысячи неизвестных деятелей более низкого ранга, которые произошли из той же среды).

Будучи по происхождению не из крестьян, Сталин и Троцкий были, можно сказать, родственными душами, братьями-близнецами. Они прочно стояли вне основной массы, правда, на разных культурных базах.

Поэтому крайне интересен эпизод из воспоминаний английского разведчика и дипломата Роберта Локкарта, который в 1918 г. возглавлял британскую специальную миссию при Советском правительстве. Он цитирует К. Радека, (тот был заместителем наркома по иностранным делам во время подписания Брестского мира: "Когда мир был ратифицирован, он чуть ли не со слезами восклицал:

– Боже! Если бы в этой борьбе за нами стояла другая нация, а не русские, мы бы перевернули мир". (Р.Г. Брюс Локкарт. "История изнутри". М., 1991. С.235).

Что здесь главное? Восприятие "нас", т.е. победивших большевиков отдельно от "нации".

Локкарт уловил эту особенность.

Сталин не высказывал таких мыслей и даже стоял гораздо ближе к "национальному" слою большевиков, но тем не менее в 1918 г. он, как и все руководство партии, был комиссаром "мировой коммуны". Его роль в гражданской войне сопоставима с ролью Троцкого, хотя Троцкий везде, где мог, принижал ее. Сталин, впрочем, отвечал тем же.

На бескрайнем театре войны летом 1918 г. разворачивалась не только военная, но и экономическая борьба. В этом плане Сталин был ближе к жизни, т.к. в зоне его внимания постоянно были вопросы продовольственные, нефтяные, угольные. Он был с точки зрения государственного строительства более многосторонен.

В Северо-Кавказский округ входили и Бакинские нефтяные промыслы. От Царицына до Баку шел прямой путь вниз по Волге. Выше Царицына была Казань, захваченная восставшими чехословаками, (бывшими пленными, которых перевозили по железной дороге во Владивосток).

Чехословаки восстали после нерасчетливо-амбициозного приказа Троцкого об их разоружении после драки в Челябинске. Этот приказ, по мнению Сталина, был второй грубейшей ошибкой Троцкого после Бреста.

Впрочем, объективная причина восстания чехословацкого корпуса крылась не сколько в приказе Троцкого, а столько в интересах французского правительства, субсидировавшего перевозку бывших военнопленных.

Теперь Волга была перерезана, и для белых открывался путь на Москву, а также на Дон и Кавказ.

В письме Ленину от 31 августа 1918 г. Сталин говорит: "Борьба идет за юг и Каспий" и просит несколько миноносцев легкого типа и штуки две подводных лодок". В зоне его внимания - Баку и Туркестан, хотя они очень далеко от Царицына. Он поддерживает постоянную связь с Бакинским советом.

Именно в Царицыне Сталин начал свои геополитические университеты, участвуя в борьбе мировых держав за ресурсы.

Баку привлекал немцев, турок, и англичан. Немцев - потому что в конце ноября 1916 г., когда они прорвали румынский фронт и приближались к нефтяным вышкам Плоешти, английский инженер Нортон-Гриффитс, прибывший в Румынию через Россию, взорвал вышки за несколько часов до прихода немцев. Было уничтожено около 70 нефтеперегонных установок и 800 тысяч тонн сырой нефти, бензина и керосина.

Эта потеря была страшным ударом для германских войск. В течение всего 1917 г. немцам удалось наладить добычу всего трети от уровня 1914 г.

Поэтому в 1918 г., когда Германия напрягала в последний раз все свои силы, чтобы на Западном фронте сокрушить французов, англичан и американцев, бакинская нефть представлялась им ценным призом и прибавкой к брестским трофеям.

Союзники немцев, турки, тоже стремились захватить Баку.

В Москве, которая остро нуждалась в сохранении нефтяного ресурса, встали перед тяжелым выбором. 3 июня 1918 г. Ленин предложил председателю ЧК Бакинской коммуны в случае угрозы захвата города англичанами или турками "все подготовить для сожжения Баку полностью". (Цит. по Алексей Литвин. "Красный и белый террор в России 1918-1922 гг.". М., 2004. С. 64).

Сталину пришлось буквально разрываться между двумя угрозами: потерять Баку и уступить казакам Краснова.

А.И. Микоян в своих мемуарах, окрашенных, надо признать, нерасположением к Сталину, писал, что "Сталин задерживал в Царицыне некоторые части, направленные в Баку". (А.И. Микоян. "Так было". М., 1999. С. 77).

Положение на Кавказе было не лучше, чем на Украине. Бакинская коммуна являлась островом среди буржуазно-демократических республик. Правительство Грузинской республики во главе с лидером меньшевиков Жордания разрешило германским войскам продвижение через свою территорию к Баку.

Перед лицом немецкой и турецкой угрозы Бакинский совет (меньшевистский) предпочел пригласить англичан. Председатель Бакинской коммуны большевик Степан Шаумян телеграфировал Ленину просьбу о военной помощи.

Из Москвы ответили: "Насчет посылки войск примем меры, но обещать наверное не можем".

4 августа в Баку высадились англичане, прибывшие через Каспий с Месопотамского фронта, где они обеспечивали сохранность персидских нефтепромыслов. В случае угрозы захвата Бакинских промыслов турками или немцами англичане должны были повторить румынский опыт.

В итоге, пробыв в городе месяц, англичане не дали немцам пополнить свои ресурсы.

Спустя двадцать четыре года во время Великой Отечественной войны ситуация повторяется: немецкие войска будут рваться к Баку, Верховный главнокомандующий Сталин не позволит сдать Царицын (уже переименованный в Сталинград), и почти все повторится: героическая оборона, сохранение транспортной связи с Баку, героизм, жертвы и победа.

Летом и осенью 1918 г. на Царицынском фронте Сталин методом проб и ошибок, не боясь острого конфликта с Троцким, приобрел новый опыт и новый статус.

О его личной победе над Троцким не могло быть и речи. Скорее, он проиграл, т.к. в конце концов, по настоянию Троцкого Ленин был вынужден прислать для разборки конфликта Свердлова, и тот увез Сталина в Москву. Прислав второго человека из советского руководства, каковым являлся председатель ВЦИК, Ленин показывал свою оценку председателя реввоенсовета Южного фронта.

Вот еще одна оценка:

"Резолюция Сталина была короткая: "Расстрелять". Инженер Алексеев, его два сына, а вместе с ними значительное количество офицеров, которые частью состояли в организации, а частью лишь по подозрению в соучастии в ней, были схвачены чрезвычайно и немедленно, без всякого суда, расстреляны". Переходя затем к разгрому и очищению тыла (штаба Северокавказского округа и его учреждений) от белогвардейцев, Носович пишет; "Характерной особенностью этого разгона было отношение Сталина к руководящим телеграммам из центра. Когда Троцкий, обеспокоенный разрушением с таким трудом налаженного им управления округов, прислал телеграмму о необходимости оставить штаб и комиссариат на прежних условиях и дать им возможность работать, то Сталин сделал категорическую и многозначащую надпись на телеграмме:

"Не принимать во внимание".

Так эту телеграмму и не приняли во внимание, а все артиллерийское и часть штабного управления продолжает сидеть на барже в Царицыне".

Физиономия Царицына в короткий срок стала совершенно неузнаваема. Город, в садах которого еще недавно гремела музыка, где сбежавшаяся буржуазия вместе с белым офицерством открыто, толпами бродила по улицам, превращается в красный военный лагерь, где строжайший порядок и воинская дисциплина господствовали надо всем. Это укрепление тыла немедленно сказывается благотворно на настроении наших полков, сражающихся на фронте. Командный и политический состав и вся красноармейская масса начинают чувствовать, что ими управляет твердая революционная рука, которая ведет борьбу за интересы рабочих и крестьян, беспощадно карая всех, кто встречается на пути этой борьбы.

Руководство товарища Сталина не ограничивается кабинетом. Когда необходимый порядок наведен, когда восстановлена революционная организация, он отправляется на фронт, который к тому времени растянулся на 600 км с лишком. И нужно было быть Сталиным и обладать его крупнейшими организаторскими способностями, чтобы, не имея никакой военной подготовки (товарищ Сталин никогда не служил на военной службе!), так хорошо понимать специальные военные вопросы в тогдашней чрезмерно трудной обстановке.

Помню, как сейчас, начало августа 1918 г. Красновские казачьи части ведут наступление на Царицын, пытаясь концентрическим ударом сбросить красные полка на Волгу. В течение многих дней красные войска во главе с коммунистической дивизией, сплошь состоявшей из рабочих Донбасса, отражают исключительной силы натиск прекрасно организованных казачьих частей. Это были дни величайшего напряжения. Нужно было видеть товарища Сталина в это время. Как всегда, спокойный, углубленный в свои мысли, он буквально целыми сутками не спал, распределяя свою интенсивнейшую работу между боевыми позициями и штабом армии. Положение на фронте становилось почти катастрофическим. Красновские части под командованием Фицхалаурова, Мамонтова и других хорошо продуманным маневром теснили наши измотанные, несшие огромные потери войска. Фронт противника, построенный подковой, упиравшейся своими флангами в Волгу, с каждым днем сжимался все больше и больше. У нас не было путей отхода. Но Сталин о них и не заботился. Он был проникнут одним сознанием, одной единственной мыслью - победить, разбить врага во что бы то ни стало. И эта несокрушимая воля Сталина передавалась всем его ближайшим соратникам, и, невзирая на почти безвыходное положение, никто не сомневался в победе.

И мы победили. Разгромленный враг был отброшен далеко к Дону". (К.Е. Ворошилов. "Сталин и Красная армия". С. 24-27).

Бесспорно, Ворошилов апологетичен, не упоминает ошибок Сталина, связанных с необеспеченным наступлением 4 августа на Калач и на юг в направлении станицы Тихорецкой, которое завершилось провалом.

Но в целом сталинское руководство, хотя и чрезвычайным напряжением сил, позволило отстоять Царицын, разорвать полукольцо окружения и отодвинуть казаков Краснова на правый берег Дона.

Несогласие Сталина принять направленного командующим фронтом военспеца П.П. Сытина было по сути своей беспрецедентным фактом неподчинения Реввоенсовету. Если бы такое сделал любой другой член Совнаркома, его карьере пришел бы конец.

Тем не менее, в состав учрежденного 30 ноября 1918 г. Совета Рабоче-крестьянской обороны в главе с Лениным он вошел как представитель ВЦИК, а в октябре он стал членом Реввоенсовета Республики. Если вспомнить, что он уже был членом ЦК, Оргбюро и Политбюро, а также членом Совнаркома, то после Царицына его политический вес удвоился.

Завершая царицынский эпизод, приведем еще одну оценку Ленина, высказанную на закрытом пленарном заседании VIII съезда партии:

"Тов. Ворошилов говорит: у нас не было никаких военных специалистов и у нас 60 000 потерь. Это ужасно... Вы говорите: мы героически защищали Царицын... В смысле героизма это громаднейший факт, но в смысле партийной линии, в смысле сознания задач, которые нами поставлены, ясно, что по 60 000 мы отдавать не можем и что, может быть, нам не пришлось бы отдавать эти 60 000, если бы там были специалисты, если бы была регулярная армия...". (Цит. по сб. "Реввоенсовет Республики". М., 1991. С. 386).

Подчеркнем два момента: героизм и ужасные жертвы.

Ленин далеко не случайно рекомендовал Троцкому "приложить все усилия для совместной работы со Сталиным".

Осень 1918 г. прошла под знаком некоторой стабилизации военного положения. Поволжские города удалось отстоять. Кроме того, политическая неопределенность в Кремле, вызванная покушением на Ленина 31 августа, закончилась: Ленин остался жив и быстро выздоравливал.

ПЕРМСКАЯ КАТАСТРОФА

Сталин, отстраненный из-за конфликта с Троцким, 19 октября окончательно покидает Царицын.

До конца года он принимает участие в нескольких крупных мероприятиях. Так, он входит в Совет Украинского фронта, на II съезде коммунистической партии Украины делает доклад и его избирают членом ЦК КП(б) У; на VI Всероссийском чрезвычайном съезде Советов членом ВЦИК и членом Президиума ВЦИК; назначается членом Совета Рабочее -Крестьянской Обороны. Кроме того, он проводит заседание комиссии Совета Обороны об упорядочении работы железнодорожного транспорта, выступает с докладами на заседании Совета Обороны по вопросам железнодорожного транспорта, политической агитации, расквартированию воинских частей, продовольственном снабжении.

По решению ЦК от 25 октября вошел в комиссию ЦК по политической ревизии ВЧК в составе: Каменев, Сталин, Курский.

Незаметно проходит день его сорокалетия.

С 1 декабря Советская Россия была объявлена военным лагерем, со 2 декабря все железные дороги были переведены на военное положение.

Какие уж празднования дня рождения!

Здесь мы напомним, что Сталин был очень неприхотлив.

Что представлял собой этот сорокалетний человек? Как ни странно, несмотря на все его должности, он был лидером второго плана, исполнителем заданий Ленина.

МИРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НАЧИНАЕТСЯ, ПЕРЕДЕЛ МИРА - ТОЖЕ

Самое главное событие осени 1918 г. - крушение Германии. Она надорвалась в борьбе, которую можно назвать как героической, так и безумной. Западный фронт союзников выдержал ужасные наступления в марте и июне. Немцы проиграли войну за мировые ресурсы, в том числе и за российские, обладание которыми могло сделать их непобедимыми.

6 октября немецкие социал-демократы на съезде в Готе проголосовали за советскую власть в Германии. Начались волнения. В Киле восстали военные моряки. 4 ноября к трем тысячам моряков присоединились 20 тысяч солдат кильского гарнизона и новые экипажи военных судов.

6 ноября восстание распространилось на Гамбург, Бремен, Любек, Вильгельмсхафен.

В Москве приникли к радиоприемникам. Мировая революция началась!

Большинство депутатов рейхстата, социалистов, потребовали отречения Вильгельма II. Большинство не поддержало их. Тогда они призвали трудящихся к всеобщей стачке. 9 ноября началась стачка. Император Вильгельм II отрекся от престола.

В Баварии провозгласили Советскую республику.

В Берлине социалистический лидер Фридрих Эберт был объявлен канцлером, социалист Шейдеман провозгласил социалистическую республику. Карл Либкнехт пошел еще дальше: объявил Германскую империю советской республикой.

Все немецкие генералы, принимавшие участие в Брест - Литовских переговорах должны были вспомнить слова Троцкого о грядущей германской революции. Революция пришла в их дом.

Воюющая Германия с уставшей армией и населением могла выбирать между продолжением войны, которая теперь неизбежно приобретала революционный характер, и подписанием мира.

Похоже, повторялась российская ситуация.

На второй день после начала германской революции Ленин направил в Берлин пятьдесят вагонов с зерном, оторвав этот хлеб от голодных русских пролетариев.

Германские социалисты предпочли капитулировать перед союзниками, не желая начала гражданской войны, которая была бы неизбежна в случае повторения "российского варианта". Уже 10 ноября Германия приняла условия противника. 11 ноября было подписано соглашение о перемирии.

13 ноября ВЦИК аннулировал Брест - Литовский договор с Германией.

Здесь надо подчеркнуть одну особенность.

Немецкие войска в это время занимали огромную территорию от Франции до Кавказа. Германия не была ни оккупирована, ни разгромлена, ее мощная промышленность осталась целой.

Сбросив немецкую угрозу, Запад теперь был свободен в отношении России.

Не понимая, чем окончится русская революция, Франция и Англия озаботились своими национальными интересами.

Франция, опасаясь рейнского соседа, стала укреплять в противовес ему Великую Польшу (вплоть до Днепра) и укреплять свои позиции в Северном Причерноморье, сделав Одессу своей главной базой. Впрочем, французские средства были весьма ограничены, промышленное производство упало на 40 процентов по сравнению с довоенным уровнем.

При этом Франция понимала, что в ее глобальных интересах возрождение небольшевистской единой России. Так что Польша пока фигурировала в ее новой стратегии как временный фактор.

В отличие от Парижа Лондон занимал более определенную и безжалостную позицию. Сохранив свою экономику (инфляция составила всего 20 процентов, во Франции - 450) и государственный порядок, Великобритания рассматривала устранение России с международной арены как еще один трофей.

Теперь не надо было ломать голову, как защитить от угрозы Индию и Персию, что делать с проблемой Проливов и наследием распадающейся Турецкой империи.

Великая колониальная держава наконец-то избавилась от соперников.

В Лондоне сделали выбор. План оккупации России был отвергнут как трудноисполнимый из-за суровости климата, огромных расстояний и больших расходов. Было решено поддержать белогвардейские армии и выстроить блокаду: Балтийское море, Финляндия, Карелия, Север (Мурманск - Архангельск - Вологда - Вятка - Пермь) - Транссибирская магистраль - Владивосток; на юге - Туркестан, Кавказ, Кубань, Дон, Черное море; на западе - Румыния, Польша.

Если учесть, что Лондон и Токио связывал союзнический договор еще с 1902 г., то англичане имели в России "контрольный пакет".

16 ноября 1918 г. английские военные корабли вошли в Черное море и заняли порт Новороссийск.

18 ноября в Омске адмирал А.В. Колчак, занимавший пост военного министра в эсеровском правительстве, совершил военный переворот и объявил себя "верховным правителем".

14 ноября 1918 г. английское правительство приняло решение помогать Добровольческой армии Деникина оружием и снаряжением; отправить в Сибирь дополнительные кадры офицеров и дополнительное обмундирование, признать Омское правительство и помочь ему оружием и амуницией.

3 декабря 1918 г. министр иностранных дел Бальфур признал необходимым изменение границ России "в Финляндии, балканских странах, Закавказье и Туркестане".

Если учесть, что за годы войны в Мурманске и Владивостоке союзниками были созданы огромные военные запасы, то материальная база для антибольшевистской борьбы уже имелась.

30 ноября руководители английских военных миссий (на севере - генерал Пуль, на востоке - генерал Нокс) получили указание, что английское правительство намерено придерживаться в России следующей позиции: удерживать Мурманск и Архангельск, продолжать сибирскую экспедицию, убедить чехословаков оставаться в Западной Сибири, занять железнодорожную линию Батум - Баку (по которой транспортировалась нефть), помочь генералу Деникину военными материалами, снабдить прибалтийские государства военным снаряжением.

На этом фоне началось наступление Красной Армии вслед за уходящими германскими частями. Были освобождены Нарва, Псков, Минск, Рига, Митава, Харьков.

Именно в Харькове и проходил съезд компартии Украины под руководством Сталина.

И вообще конец 1918 года преподнес ему еще одно задание, которое сблизило его с председателем ВЧК Дзержинским. Это командировка в Пермь по поводу так называемой "Пермской катастрофы".

Катастрофа случилась после наступления северо-уральской группы колчаловских войск: 2-я чешская дивизия двинулась в сторону Перми, а с северо-востока ударил корпус генерала Пепеляева. 3-я советская армия начала отступать. Ее взаимодействие со 2-й советской армией было разорвано. В результате грубых ошибок армейского командования и недооценки возникшей ситуации со стороны РВСР Пермь была сдана 25 декабря. 3-я армия понесла большие потери: около 18000 бойцов, 37 орудий, около 250 пулеметов. "Усталость и истрепанность частей при отступлении доходили до того, что красноармейцы ложились на снег и просили товарищей пристрелить их: "не в силах стоять на ногах, тем более не можем ходить, устали, кончайте с нами, товарищи...". (А.И. Гуковский. "Ликвидация пермской катастрофы". М., 1939. С.30).

Картина, действительно, была безотрадная. Так, 29-я дивизия пять дней отбивалась, "буквально без куска хлеба", при 35-градусном морозе; было много случаев измены военспецов, перехода на сторону противника целых полков.

План белых заключался в соединении по линии Пермь - Вятка - Котлас с продвигающимися им на встречу из района Архангельска англичанами и совместного движения на Москву и Петроград. В случае их успеха, советская власть была бы разгромлена.

Получив от Уральского областного комитета компартии доклад о случившемся, Ленин телеграфировал Троцкому: "Есть ряд партийных сообщений из-под Перми о катастрофическом состоянии армии и о пьянстве... Просят Вас приехать туда. Я думаю послать Сталина...". (Цит. по "РВС республики". М., 1991. С. 389).

ЦК решил:

"Назначить партийно-следственную комиссию в составе членов ЦК Дзержинского и Сталина для подробного расследования причин сдачи Перми, последних поражений на уральском фронте, равно выяснения всех обстоятельств, сопровождающих указанные явления. ЦК предоставляет комиссии принимать все необходимые меры к скорейшему восстановлению, как партийной, так и советской работы во всем районе III и II армий". (К.Е. Ворошилов. "Сталин и Красная Армия". М., 1937. С. 33).

В этом постановлении отсутствует военная составляющая, тем не менее в первом же письме Ленину 5 января 1919 г., написанном лично Сталиным и подписанном им и Дзержинским, ни слова не говорится о причинах случившегося, а предлагаются меры чисто военной реорганизации.

И лишь 13 января высылается отчет о причинах катастрофы:

"...усталость и измотанность армии к моменту наступления противника, отсутствие у нас резервов к этому моменту, оторванность штаба от армии, бесхозяйственность командарма, недопустимо преступный способ управления фронтом со стороны Реввоенсовета Республики, парализовавшего фронт своими противоречивыми директивами и отнявшего у фронта всякую возможность прийти на скорую помощь III армии, ненадежность присланных из тыла подкреплений, объясняемая старыми способами комплектования, абсолютная непрочность тыла, объясняемая полной беспомощностью и неспособностью советских и партийных организаций". (К.Е. Ворошилов. "Сталин и Красная Армия". М., 1937. С. 35).

Из этого перечня обратим внимание на вопросы о резервах, бесхозяйственности, способе комплектования. Сталин как будто продолжает полемику с Троцким и обращает внимание на фундамент военной организации.

В его с Дзержинским отчете Совету обороны было указано и на чисто военные и политические их решения: передислокация частей и направление резервов, создания революционных комитетов, упорядочение работы вятского железнодорожного узла и т.д., но все же главное в вышеназванных вопросах.

И еще одно обстоятельство вызвало обеспокоенность Сталина и Дзержинского. 30 ноября Совнарком принял решение о 10-миллиардном чрезвычайном налоге, которым должны были облагаться кулаки, но в силу общинных традиций он распределился на всех крестьян и "превратился в опаснейшее оружие в руках кулаков для сплочения деревни против Советской власти". Критикуя Совнарком, Сталин и Дзержинский фактически критиковали и Ленина.

Думается, именно пермская командировка Сталина восстановила и укрепила его позиции, пошатнувшиеся после столкновения с Троцким в Царицыне. К этому надо добавить укрепившиеся связи с председателем ВЧК.

Долгий путь по железной дороге в Вятку, многочасовые разговоры, неизбежные воспоминания и обсуждения раскрывают собеседника. Кто такой был Дзержинский?

41-летний поляк, сын гимназического учителя. Его отец, кстати, преподавал в Таганрогской гимназии, и одним из его учеников был Антов Чехов. Если учесть любовь Сталина к этому писателю, то "чеховский сюжет" наверняка вызвал в нем дополнительную теплоту к попутчику. Но кроме литературной классики, у Сталина были и идейные основания уважать Дзержинского.

Оба они, не будучи этнически русскими, были сторонниками сохранения целостности России на основе автономии национальных образований, но не отделения их "по праву наций на самоопределение". Они познакомились давно, еще на IV съезде РСДРП. Дзержинский входил в Военно-революционный центр по руководству Октябрьским восстанием, был членом Петроградского Военно-революционного комитета.

Но в вопросе Брестского мира он выступал против позиции Ленина и Сталина, правда, в последний момент воздержался при голосовании. Отсидев в тюрьмах, ссылке и на каторге 11 лет, Дзержинский сохранил революционную романтичность. Он рассматривал ЧК как орган партии, требовал от чекистов безусловного выполнения ее решений, выступал за право ЧК применять внесудебные расправы и одновременно отстаивал принципы гласности и широкого привлечения трудящихся к борьбе с контрреволюцией.

Вернувшись в Москву. Сталин имел надежного союзника.

Показательно, что недоброжелательный биограф Сталина Троцкий о пермской командировке не говорит ни слова, будто этого эпизода вообще не знает.

ПОСЛЕ СМЕРТИ СВЕРДЛОВА - НОВЫЙ РАСКЛАД

Вскоре у Сталина и Троцкого представилась возможность лично выяснить отношения на VII съезде партии (18-29 марта 1919 г.), где разгорелась дискуссия по военному вопросу. Но этого не произошло: Троцкий был вынужден срочно уехать на Восточный фронт, где колчаловские войска снова начали наступления. В его отсутствие дискуссия свелась о соотношении в армии военспецов и комиссаров, Сталин в ней не участвовал. Военспецы были необходимы, комиссары - тоже. Он занял позицию "над схваткой". В своем выступлении Сталин продемонстрировал рациональный подход к проблеме: нужно создать регулярную армию во что бы то ни стало.

"Я должен сказать, что те элементы, нерабочие элементы, которые составляют большинство нашей армии - крестьяне, не будут добровольно драться за социализм. Целый ряд фактов указывает на это. Ряд бунтов в тылу, на фронтах, ряд эксцессов на фронтах показывают, что непролетарские элементы, составляющие большинство нашей армии, драться добровольно за коммунизм не хотят. Отсюда наша задача - эти элементы перевоспитать в духе железной дисциплины, повести их за пролетариатом не только в тылу, но и на фронтах, заставить воевать за наше общее социалистическое дело и в ходе войны завершить строительство настоящей регулярной армии, единственно способной защищать страну". (И.В. Сталин. "Сочинения". Т. 4. С. 250).

Гораздо более важным событием для расширения его возможностей явилось одобрение съездом выдвинутых им предложения о создании государственного контрольного механизма. 30 мая он был утвержден ВЦИК народным комиссаром государственного контроля.

8 мая 1919 г. в газете "Известия" было опубликовано извещение "Всем гражданам Советской Республики" за подписью Сталина о создании Центрального бюро жалоб и заявлений при наркомате госконтроля. Новое учреждение должно было расширять участие трудящихся в управлении государством.

Таким образом, Сталин приобрел новые возможности влияния. Главный государственный контролер, член ЦК, Оргбюро, Политбюро, заместитель председателя Совета обороны, куратор ВЧК - это все Сталин.

Надо особо отметить, что 16 марта умер председатель ВЦИК Я.М. Свердлов, занимавший второе место в советской иерархии. По официальной версии смерть наступила от тяжелого гриппа, по неофициальной - он был сильно избит рабочими на митинге.

В "узком бюро" остались трое: Ленин, Троцкий и Сталин.

Это тоже повышало потенциал Сталина. Почему?

Потому что Ленин считал его более близким, более простым и более управляемым, т.е. чем-то вроде "партийного военспеца".

В конце марта в состав Политбюро были введены Каменев и Н.Н. Крестинский, а Зиновьев, Бухарин и Калинин стали кандидатами. Это не ослабило Сталина, т.к. с Каменевым его связывало туруханское прошлое и взаимоподдержка в сложнейший период между Февралем и Октябрем. Сталин остался и членом Оргбюро.

НА ПЕТРОГРАДСКОМ И ЮЖНОМ ФРОНТАХ

В марте Сталин участвовал еще в одном важнейшем деле - I конгрессе Коминтерна, который совпал с революцией и провозглашением Советской республики в Венгрии, ее возглавил посланный туда Лениным Бела Кун. (Спустя две недели была провозглашена советская власть и в Баварии, а затем в Словакии).

18 марта 1919 г. Ленин телеграфировал Сталину: "Только что пришло известие из Германии, что в Берлине идет бой и спартаковцы завладели частью города. Кто победит, неизвестно, но для нас необходимо максимально ускорить овладение Крымом, чтобы иметь вполне свободные руки, ибо гражданская война в Германии может заставить нас двинуться на запад на помощь коммунистам". (Цит. по В.И. Пятницкий "Осип Пятницкий и Коминтерн на весах истории". Минск, 2004. С.77).

В соответствии с этой задачей красные войска получили директиву прорваться в Венгрию и Бесарабию.

Однако первая попытка создать европейскую советскую республику были пресечены ударом польских войск. Поляки, претендующие восстановить свое государство в границах 1772 г.; вошли в Восточную Галицию, разгромили 20-тысячную армию просоветской Западно-Украинской Республики (ЗУНР) и преградили путь 1-й Украинской советской армии.

Не получив поддержки, Венгерская, Баварская и Словацкая советские республики были повержены. В апреле 1919 г. поляки, настроенные реваншистски и крайне националистически, заняли Белоруссию и часть Украины.

Вообще взаимоотношения России и Польши на протяжении всего ХХ века отличались поразительным противостоянием, т.к. Франция и отчасти Англия поддержали создание Великой Польши как противовеса Германии и России, и, в частности, в сталинской картине мира Польша занимала особое место.

Показательно, что польское руководство, требуя от союзников поддержки Большой Польши в границах от моря (Балтийского) до моря (Черного), претендовала на территорию Литвы и Украины. Польский министр иностранных дел Роман Дмовский, например утверждал: "Украинское государство представляет собой лишь организованную анархию... Ни Литву, ни Украину нельзя считать нацией". (Цит. по А.И. Уткин. "Уничтожение России". М., 2004. С.367).

В свою очередь Советская Россия в январе 1919 г. поставила перед армией задачу "Цель - Висла" с направлением удара на Варшаву, далее - Берлин.

В январе, после взятия Киева образована Украинская Советская Социалистическая Республика, в феврале - Литовско-Белорусская Советская Республика. В их организации активно участвовал нарком по делам национальностей Сталин.

В это время все руководители Запада были заняты в Париже на мирной конференции, где Россия, как страна, предавшая союзников в Бресте, не была представлена. Было бы наивно считать, что Запад мог отнестись к Москве как-то иначе. Более того, ближайший помощник и доверенное лицо президента Вильсона полковник Хауз считал, что наилучшим решением был бы распад России на несколько фрагментов - для сохранения мирового баланса сил.

Если бы не возрастающая сила Красной Армии и очаги Мировой революции в Европе (плюс восстания в оккупационных войсках в Одессе (французы), Архангельске (англичане), союзники сумели бы преодолеть противоречия, и к концу 1919 г. карта мира была бы еще более экзотической.

Сталин недолго находился в Москве. Военная обстановка обострилась.

Наш герой 17 мая получил новое кризисное задание.

"Весною 1919 г. белогвардейская армия генерала Юденича, исполняя поставленную Колчаком задачу "овладеть Петроградом" и оттянуть на себя революционные войска от восточного фронта, при помощи белоэстонцев, белофиннов и английского флота перешла в неожиданное наступление и создала реальную угрозу Петрограду. Серьезность положения усугублялась еще и тем, что в самом Петрограде были обнаружены контрреволюционные заговоры, руководителями которых оказались военные специалисты, служившие в штабе западного фронте, в VII армии и кронштадтской морской базе. Параллельно с наступлением Юденича на Петроград Булак-Балахович добился ряда успехов на псковском направлении. На фронте начались измены. Несколько наших полков перешло на сторону противника; весь гарнизон фортов "Красная горка" и "Серая лошадь" открыто выступил против советской власти. Растерянность овладела всей VII армией, фронт дрогнул, враг подходил к Петрограду. Надо было немедленно спасать положение. Центральный комитет для этой цели вновь избирает товарища Сталина. В течение трех недель товарищу Сталину удается создать перелом. Расхлябанность и растерянность частей быстро ликвидируются, штабы подтягиваются, производятся одна за другой мобилизации питерских рабочих и коммунистов, беспощадно уничтожаются враги и изменники. Товарищ Сталин вмешивается в оперативную работу военного командования. Вот что он телеграфирует товарищу Ленину:

"Вслед за "Красной горкой" ликвидирована "Серая лошадь", орудия на них в полном порядке, идет быстрая... (неразборчиво)... всех фортов и крепостей. Морские специалисты уверяют, что взятие "Красной горки" с моря опрокидывает всю морскую науку. Мне остается лишь оплакивать так называемую науку. Быстрое взятие "Горки" объясняется самым грубым вмешательством со стороны моей и вообще штатских в оперативные дела, доходившим до отмены приказов по морю и суше и навязывания своих собственных. Считаю своим долгом заявить, что я и впредь буду действовать, таким образом, несмотря на все мое благоговение перед наукой. Сталин".

Через шесть дней товарищ Сталин доносит Ленину:

"Перелом в наших частях начался. За неделю не было у нас ни одного случая частичных или групповых перебежек. Дезертиры возвращаются тысячами. Перебежки из лагеря противника в наш лагерь участились. За неделю к нам перебежало человек 400, большинство с оружием. Вчера днем началось наше наступление. Хотя обещанное подкрепление еще не получено, стоять дальше на той же линии, на которой мы остановились, нельзя было - слишком близко до Питера. Пока что наступление идет успешно, белые бегут, нами сегодня занята линия Керново - Воронино - Слепино - Касково. Взяты нами пленные, два или больше орудий, автоматы, патроны. Неприятельские суда не появляются, видимо боятся "Красной горки", которая теперь вполне наша. Срочно вышлите 2 млн. патронов в мое распоряжение для 6-й дивизии...".

Эти две телеграммы дают полное представление о той громадной творческой работе, которую проделал товарищ Сталин, ликвидируя опаснейшее положение, создавшееся под красным Питером". (К.Е. Ворошилов. "Сталин и Красная Армия". М., 1937. С. 41-44).

В этом свидетельстве сталинского соратника все верно. Разве что Ворошилов смягчает жестокие действия своего патрона: в Петрограде, где готовилось восстание, по указанию Сталина прошли повальные обыски, даже в зданиях посольств, было изъято более четырех тысяч винтовок, а в румынском посольстве было обнаружено артиллерийское орудие. Расстреливались заложники. Кроме того, была проведена мобилизация среди трудящихся (13 тысяч человек встали под ружье). Обращает на себя внимание тон и содержание сталинских распоряжений. Так, в подписанном им и Зиновьевым приказе говорилось: "Семьи всех перешедших на сторону белых будут арестованы, а сами перебежчики и всякие паникеры будут расстреливаться на месте". (Цит. по сб. "Реввоенсовет Республики". М., 1991. С. 393).

Впрочем, говорить об особой жестокости Сталина некорректно, т.к. еще раньше, еще 24 ноября 1918 г. Троцкий в приказе №65 принял особые меры к укреплению дисциплины. Расстрелу подлежали те, кто подговаривали к отступлению, дезертирству и невыполнению боевого приказа, кто самовольно оставлял боевой пост, бросал винтовку или продавал часть обмундирования, кто оказывал сопротивление заградительным отрядом и укрывал дезертиров. В прифронтовой полосе размещались заградительные отряды для ловли дезертиров, а на местные Советы и комитеты бедноты возлагалась обязанность дважды в сутки проводить облавы и обыски. Те дома, где находили дезертиров, сжигались.

Это - Троцкий.

О своем приказе он сообщил Ленину и Свердлову.

Те не возразили.

2 декабря в телеграмме члену РВСР С.И. Аралову Троцкий потребовал арестовывать семьи офицеров-перебежчиков.

Еще более решительно требовало действовать Оргбюро ЦК РКП(б) (Свердлов, Н.Н. Крестинский, М.Ф. Владимирский). На своем заседании 24 января 1919 г. они приняли циркулярное письмо ЦК об отношении к казакам. Объявлялся массовый террор.

"Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, - говорилось в письме, - признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления".

"Партийные и советские работники Дона, получив циркулярное письмо ЦК, которое иначе как провокационным назвать нельзя, начали ревностно проводить политику "расказачивания". Ненависть к казачеству затмила разум у исполнителей воли высшего партийного органа партии большевиков, вызвав к жизни самые низменные инстинкты и повергнув в ужас донцов, поверивших в обещания Советской власти. Днем и ночью на территории Донской области, занятой частями Красной Армии, работала карательная машина, отправляя на тот свет по 40-60 человек в сутки. Пощады не было ни женщинам, ни детям, ни старикам. Само слово "казак" стало запретным. Станицы переименовывались в волости, хутора - в деревни. Гонению подвергалось все, что имело отношение к казачеству, например, запрещалось носить фуражки и штаны с лампасами. Казаков выгоняли из домов и на их места селили крестьян, привезенных из Воронежской губернии.

В ответ на массовый террор в тылу Южного фронта в ночь с 11 на 12 марта началось восстание Мигулинской, Вешенской, Казанской и ряда других станиц. Командование фронтом потребовало от реввоенсоветов армий в зародыше подавить всякую мысль о восстании. Так, 16 марта реввоенсовет Южного фронта направил распоряжение войскам о быстрейшей ликвидации восстания путем сожжения взбунтовавшихся станиц, расстрела каждого пятого или десятого мужчины, массового взятия заложников". (В. Краснов, В. Дайнес. "Неизвестный Троцкий". М., 2000. С.136, 137).

Сопротивление казаков было настолько велико, что в ЦК вынуждены были призвать к "приостановлению мер против казачества". Правда, на местах фактически не обратили внимания на это постановление.

Напомним читателям описание Вешенского восстания в романе Михаила Шолохова "Тихий Дон", к которому у Сталина было двойственное отношение.

Однако, как бы там ни было, в жестокости советской власти было оправдание: не дать превратить "Россию в бессильную, безвольную, истощенную, ограбленную колонию". (Это слова Троцкого, но под ними мог подписаться любой большевик).

Еще один эпизод войны на Петроградском фронте запомнился Сталину. Белогвардейцы в первые дни наступления взяли в плен командира советской бригады, бывшего генерала А.П. Николаева, он отказался перейти на сторону белых и был повешен.

8 июля 1919 г. Сталин в беседе с корреспондентом "Правды" о положении на Петроградском фронте сказал: "Столь же отрадно, что язва части русского офицерства - ее продажность - менее всего задела командный состав флота: нашлись все же люди, которые, к чести своей, достоинство и независимость России ценят выше, чем английское золото". (И.В. Сталин. "Сочинения". Т.4. С. 269-270).

И еще. Троцкий обвиняет Сталина в эгоизме и забвении общих интересов, но вот пример обратного свойства. В записке Ленину из-под Питера Сталин пишет, что ни в коем случае не надо перебрасывать с Восточного фронта дополнительные части, т.к. это приостановит наступление против Колчака. ("По сравнению с Колчаком генерал Родзянко представляет муху, ибо у него нет ни хлеба в тылу, ни пространства для отступления, ни достаточного людского материала").

Сталин категорически отказывается от помощи, но что еще более показательно - рассматривает военное положение в масштабах всей страны, а не только порученной ему задачи.

В мае колчаковские части на подходе к Самаре были разбиты.

3 июля Сталина отзывают, он участвует в работе Пленума ЦК. 5 июля его назначают членом Военного Совета Западного фронта.

Поляки еще в апреле 1919 г. заняли Вильно и старались максимально отодвинуть свою границу на Восток.

8 августа польские войска перешли в наступление и заняли Минск. Сталин обращается к Ленину и сравнивает возникшее положение с ситуацией на Восточном фронте в 1918 г., "когда Вацетис и Костяев дали Колчаку расколотить сначала 3-ю армию, потом 2-ю, потом 5-ю", и на сей раз просит помощи. Помощь была оказана.

Это через несколько месяцев имело продолжение.

Без укрепления северного фланга Западного фронта была бы невозможна победа над войсками Юденича в октябре 1919 г., когда судьба Петрограда висела на волоске. Причем, Ленин уже был готов сдать город. Положение спас Троцкий, который убедил вождя направить его, Троцкого, для организации обороны.

Вообще лето 1919 г. явилось переломным пунктом внутренней войны.

26 августа Сталин сообщает Ленину о взятии красными частями Пскова. 2 сентября началось контрнаступление Красной Армии под Двинском. 26 сентября Сталин участвует в Пленуме ЦК и получает направление на Южный фронт против Деникина.

Добровольческая армия генерал-лейтенанта А.И. Деникина ("Вооруженные cилы Юга России", - ВСЮР) представляла собой поддерживаемое англичанами сильное военное образование, состоявшее в основе своей из офицерских и казачьих частей. По оценке советского командования, оно насчитывало около 105 тысяч штыков и 51 тысячи сабель. ВСЮР выросли из четырехтысячной "армии" генерала Корнилова, которая в феврале 1918 г. покинула Ростов и двинулась на Екатеринодар в непрерывных боях с красными частями бывшей Кавказской армии.

Добровольцы отличались боевым опытом, идейностью и бесстрашием. Многие из них ощущали себя смертниками. У них был свой легендарный герой - генерал Корнилов и легенда о Ледовом походе, когда они по пути к Екатеринодару мартовским днем под дождем, перешедшими в снег и мороз, покрытые ледяной коркой, к вечеру подошли к занятой красными станице Новодмитриевской. Выбор был невелик: закоченеть в степи или штурмовать. Вброд перешли речку. Штыками выбили охранение красных. Дрались у каждой хаты с яростью обреченных. И взяли станицу!

Этот Ледяной поход от Ростова к Екатеринодару стал легендой и прямо опирался на военную историю: зимний поход Перовского через Азию, переход Суворова через Альпы, а потом повторился в беспримерном походе колчаковского генерала Каппеля, во время которого он отморозил ноги, ему ампутировали пятки и пальцы, и он продолжал передвигаться верхом на коне, чтобы не упал боевой дух его бойцов.

Белогвардейские армии с их неимущими офицерами и такими же службистами-генералами представляли собой сколок Санкт-Петербургской России. Не их вина, что у них не было никакого социального проекта, кроме возвращения "Единой и неделимой". Половина из них была за монархию, половина за демократическую республику.

Союзников они воспринимали так, как будто не было ни Февраля, ни Октября. Деникин надеялся, что лучшей политикой будет выбранный им путь "непредрешения", т.е. воюем, а после победы разберемся, какую власть строить. В области экономики было что-то подобное столыпинским идеям, хотя время этих идей уже прошло.

Конечно, слова Сталина о продавшихся за английское золото офицерах не были правдой. Все золото, которое у них было, - нательные кресты (не у всех золотые), купола православных храмов и золотые сны об ушедшем времени.

Если сопоставить Деникина и Сталина, то бросается в глаза однотипность происхождения. Отец генерала, Иван Ефимович, родился в 1807 г. крепостным крестьянином в Саратовской губернии, в 27 лет был отдан помещиком в рекруты, в возрасте 49 лет, будучи в звании фельдфебеля, сдал экзамен на офицерский чин и дослужился до звания майора пограничной стражи. Будущий генерал был поздним ребенком (его отец женился вторым браком в возрасте 64 лет), провел детство, как он вспоминал, "под знаком большой нужды", в семье царил культ взаимного уважения, справедливости и веры в Бога. Антон Иванович окончил реальное училище, затем - Киевское юнкерское, был выпущен в звании подпоручика в артиллерийскую бригаду. Один из его однокашников, Павел Сытин, стал генералом и осенью 1918 г. возглавил Южный фронт Советской России, назначенный на эту должность Троцким, против чего яростно возражал Сталин. Деникин сделал карьеру без чьей-либо поддержки, честно служа, подобно многим армейским генералам. Назовем хотя бы Алексеева и Корнилова. Все они выступали за реформирование Российской империи.

Однако никакого сомнения, что против большевистского проекта социальной справедливости для народа они не могли поставить что-либо подобное.

Поэтому шансы белых были очень малы.

Тем не менее, начиная с мая 1919 г. деникинские войска стали наступать в направлениях: на Астрахань, на Царицын, на Дон и на Крым. В нескольких боях была разбита 14-я украинская армия под командованием Ворошилова, которого Деникин характеризовал так: "человек без военного образования, но жестокий и решительный".

Обстановка на юге складывалась для красных критическая.

"Прикрыв, таким образом, западное направление, генерал Май-Маевский двигал безостановочно 1-й армейский корпус генерала Кутепова и Терскую дивизию генерала Топоркова на Харьков. Опрокидывая противника и не давая ему опомниться, войска эти прошли за месяц 300 с лишним верст. Терцы Топоркова 1 июня захватили Купянск; к 11-му, обойдя Харьков с севера и северо-запада, отрезали сообщения харьковской группы большевиков на Ворожбу и Брянск и уничтожили несколько эшелонов подходивших подкреплений... Правая колонна генерала Кутепова 10 июня внезапным налетом захватила Белгород, отрезав сообщения Харькова с Курском. А 11-го, после пятидневных боев на подступах к Харькову, левая колонна его ворвалась в город и после ожесточенного уличного боя заняла его.

16 июня закончилось очищение Крыма, а к концу месяца мы овладели и всем нижним течением Днепра до Екатеринослава, который был захвачен уже 16 числа по собственной инициативе генералом Шкуро.

Разгром противника на этом фронте был полный, трофеи наши неисчислимы. В приказе "председателя Реввоенсовета республики" рисовалась картина "позорного разложения 13-й армии", которая в равной степени могла быть отнесена к 8-й, 9-й и 14-й: "Армия находится в состоянии полного упадка. Боеспособность частей пала до последней степени. Случаи бессмысленной паники наблюдаются на каждом шагу. Шкурничество процветает...".

Остатки разбитых неприятельских армий отошли: 13-й и группы Беленковича - на Полтаву, 14-й и крымской группы - за Днепр.

В середине мая началось наступление и Донской армии. Первая группа Мамонтова, форсировав Дон выше устья Донца, вчетверо суток прошла 200 верст, преследуя противника, очищая правый берег Дона и поднимая станицы. 25 мая он был уже на Чире, а 6 июня, прорвав железнодорожный путь Поворино - Царицын, двинулся дальше - частью вверх по Медведице, частью в тыл Царицыну. Другая группа, переправившись у Калитвы, направилась по Хопру на Поворино. Третья, форсировав Донец по обе стороны Юго-Восточной железной дороги, преследовала отступавшую 8-ю армию красных на Воронеж, в то время как отдельный конный отряд генерала Секретева двинулся на северо-восток прямым путем в район восставших казаков Верхне-Донского округа. Результатом этого искусного и полного порыва наступления Донской армии было поражение 9-й и части 8-й советской армии, соединение с восставшими и очищение всей Донской области.

В июне донцы вышли из пределов области на линию Балашов-Поворино-Лиски-Новый Оскол и на ней в течение июня-июля вели бои, с переменным успехом, особенно упорные в воронежском и балашовском направлениях.

На Дону царил высокий подъем. 16 июня войско торжественно праздновало в Новочеркасске освобождение своей земли от нашествия красных. А Донская армия, насчитывавшая к середине мая 15 тысяч бойцов, росла непрестанно, дойдя к концу июня до 40 тысяч". (А.И. Деникин. "Очерки русской смуты". Январь 1919 - март 1920". Минск, 2002. С. 52-53).

Генерал Врангель взял Царицын (Деникин: "Стоил этот успех крови немалой. В одном командном составе убитых и раненых было пять начальников дивизий, два командира бригад и одиннадцать командиров полков - свидетельство высокой доблести войск, в особенности кубанцев").

В конце июня англичане передали белым все суда Каспийской флотилии, была отрезана Астрахань, а Красный флот заперт в устье Волги.

"К концу июня армии Юга России, преследуя разбитого противника, вышли на фронт Царицын - Балашов - Белгород - Екатеринослав - Херсон (исключительно), упираясь прочно своими флангами в Волгу и Днепр". (А.И. Деникин. "Очерки русской службы". Январь 1919 - март 1920". Минск, 2002. С. 55).

20 июня в Царицыне Деникин подписал т.н. "московскую директиву", приказывавшую наступать на Москву. Альтернативой этому могло быть движение навстречу Колчаку, но к этому времени войска адмирала уже отступали.

В лагере красных после весенних неудач был смещен советский главнокомандующий И.И. Вацетис и назначен С.С. Каменев, ранее командовавший Восточным фронтом. Прошли новые мобилизации. На Южный фронт было переброшено шесть с половиной дивизий с Восточного и три дивизии с Западного фронтов. К середине июля на Южном фронте было 180 тысяч штыков.

1 августа советская 10-я армия начала наступление на Царицын, но после жестоких боев с использованием всех резервов белые отбросили красных.

Ударная советская группа под командованием бывшего генерала Селивачева должна была 3 августа ударить в направлении Харькова, но это наступление не состоялось. Неожиданным ударом на три дня раньше 1-й армейский корпус под командованием генерала Кутепова перешел в наступление и разбил 13-ю и 14-ю советские армии.

После тяжелых боев Добровольческая армия быстро продвинулась к Воронежу, Курску, Десне.

В конце июля командующий Донской армией генерал Сидорин (один из участников подготовки Корниловского мятежа) организовал кавалерийский корпус под командованием генерала Мамонтова, которому была поставлена задача прорвать красный фронт "для расстройства управления и тыла Южного фронта".

Свою задачу Мамонтов выполнил только отчасти, т.к. в результате набега захватил огромное количество имущества, которое разместилось на "многоверстных обозах".

5 августа корпус взял Тамбов, потом Козлов, Лебедин, Елец, Грязи, Касторную, Воронеж.

Советское командование почувствовало приближение катастрофы.

Троцкий, подававший 1 июля в отставку, 5 августа представил в Совет обороны проект дальнейшего развития мировой революции: "Ареной близких восстаний может стать Азия... Международная обстановка складывается, по-видимому, так, что путь на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии". Троцкий предлагал создать кавалерийский корпус в 30-40 тысяч всадников для похода на Индию, создать "где-нибудь на Урале или Туркестане" штаб азиатской революции, собрать необходимые кадры лингвистов, переводчиков, местных "туземных революционеров". (Цит. по Ю.В. Емельянов. "Сталин. Путь к власти". М., 2002. С.313).

Этот план вовсе не свидетельствовал о капитуляции Троцкого. Но положение было очень тяжелое; надо было готовиться ко всякому.

Тем не менее борьба продолжалась с еще большим ожесточением.

25 августа Кутепов взял Курск. 13 октября был занят - Орел. Добровольцы продвигались к Туле.

"В начале октября Вооруженные силы Юга России занимали фронт параллельно нижнему плесу Волги до Царицына и далее по линии (примерно) Воронеж - Орел - Чернигов - Киев - Одесса. Этот фронт прикрывал освобожденный от советской власти район, заключавший 16-18 губерний и областей, пространством в 810 тысяч квадратных верст с населением в 42 миллиона". (А.И. Деникин. "Очерки русской службы". Январь 1919 - март 1920". Минск, 2002. С. 81).

27 сентября Сталина назначили членом Реввоенсовета Южного фронта.

Весы истории качались.

"Хоть цепочкой, хоть цепочкой, но дотянуться бы до Москвы! ", - воскликнул на совещании начальник штаба ВСЮР генерал И.П. Романовский, как будто предвидел скорую истощенность добровольческих сил.

"Санкт-Петербургская Россия" надеялась, что героизм ее офицерских частей будет поддержан населением. Но реальность была к ней жестока.

"Добровольцы освобождали от диктатуры большевиков. От реквизиций, расстрелов, надругательств над храмами. Насколько позволяли условия гражданской войны, белые генералы стремились к законности, что порой приводило население в недоумение, так как оно видело бесцеремонность красных реквизиций. В Курске для кавалеристов Марковской дивизии потребовалось две тысячи подков. Добровольцы понадеялись на благотворительность курян. Те пожертвовали десять штук.

"Кузнецы и владельцы лошадей! - обратилась газета к землякам. - Вас просят устыдиться!".

Армия просила. Она могла требовать, но предпочитала отличаться от своих противников.

С наступлением осени командование обратилось к горожанам за помощью и в обеспечении теплыми вещами. Куряне пожертвовали ни много ни мало одну шубу.

"Вечернее Время" так писало об этом:

"То, что происходит сейчас в Курске, эта жуткая картина приходящих санитарных поездов, переполненных ранеными, которых никто из населения не встречает, от которых в панике разбегаются шкурники-извозчики, не желающие их перевозить, эти грустные вести из лазаретов, перевязочных и эвакуационных пунктов, где почти отсутствует общественная помощь и где, как рыба об лед, бьется безо всякой поддержки военное общество, - все это не может быть терпимо ни одного часу".

Что ж, это был город Курск. Именно здесь неизвестный пятнадцатилетний гимназист записался добровольцем в офицерский полк и погиб на следующий день, завещав отцу передать Кутепову свою любимую книгу "Рассказы о Суворове".

Все это соединяется в одну картину: герои, обыватели, подвижничество, равнодушие...

К тому же былые патриотические круги российских промышленников и торговцев, прежде заинтересованные в защите своих рынков от зарубежных конкурентов, теперь находились, словно в помрачении и не могли стать выше сиюминутных своих выгод. Чего стоили, например, призывы деникинского Управления торговли и промышленности к донецким шахтовладельцам продавать уголь Добровольческой армии? Почти ничего не стоили. Шахтовладельцам было выгоднее продавать уголь в Константинополь, где стоял флот союзников, и получать твердую валюту, чем отечественные "колокольчики", на которых был рисунок Царь-колокола.

"Они, как свиньи, своим бессердечием подтачивают великий дуб, желудями которого кормятся", - без околичностей припечатывало "Вечернее Время".

Никто не понимал, что это конец". (С.Ю. Рыбас. "Генерал Кутепов". М., 2000. С. 143-144,145).

В это время Сталин направил Ленину письмо с предложением, которые перечеркивали утвержденный Ставкой план наступления на Деникина из района Царицына через донские степи на Новороссийск.

"Нечего и доказывать, что этот сумасбродный (предполагаемый) поход в среде враждебной нам, в условиях абсолютного бездорожья - грозит нам полным крахом. Не трудно понять, что этот поход на казачьи станицы, как это показала недавняя практика, может лишь сплотить казаков против нас вокруг Деникина для защиты своих станиц, может лишь выставить Деникина спасителем Дона, может лишь создать армию казаков для Деникина, т.е. может лишь усилить Деникина.

Именно поэтому необходимо теперь же, не теряя времени, изменить уже отменённый практикой старый план, - заменив его планом основного удара из района Воронежа через Харьков - Донецкий бассейн на Ростов. Во-первых, здесь мы будем иметь среду не враждебную, наоборот - симпатизирующую нам, что облегчит наше продвижение. Во-вторых, мы получаем важнейшую железнодорожную сеть (донецкую) и основную артерию, питающую армию Деникина, - линию Воронеж - Ростов (без этой линии казачье войско лишается на зиму снабжения, ибо река Дон, по которой снабжается донская армия, замёрзнет, а Восточно-Донецкая дорога Лихая - Царицын будет отрезана). В-третьих, этим продвижением мы рассекаем армию Деникина на две части, из коих: добровольческую оставляем на съедение Махно, а казачьи армии ставим под угрозу захода им в тыл. В-четвёртых, мы получаем возможность поссорить казаков с Деникиным, который (Деникин) в случае нашего успешного продвижения постарается передвинуть казачьи части на запад, на что большинство казаков не пойдёт, если, конечно, к тому времени поставим перед казаками вопрос о мире, о переговорах насчёт мира и пр. В-пятых, мы получаем уголь, а Деникин остаётся без угля". (И.В. Сталин. "Сочинения". Т. 4. С. 276-277).

Сталин не просто советует, он требует. Его тон категоричен:

"Без этого моя работа на Южном фронте становится бессмысленной, преступной, ненужной, что даёт мне право или, вернее, обязывает меня уйти куда угодно, хоть к черту, только не оставаться на Южном фронте. Ваш Сталин". (И.В. Сталин. "Сочинения". Т. 4. С. 277).

ПОЧЕМУ ПОБЕДИЛИ КРАСНЫЕ?

В вопросе выбора пути наступления Сталин солидаризировался с Троцким, который тоже отстаивал движение через Донбасс. Наступление через Дон отстаивал новый главком Каменев. ("Кругозор его был еще сравнительно узок, социальные факторы Южного фронта: рабочие, украинские крестьяне, казаки, не были ему ясны". - Л.Троцкий. "Сталин". Т.2. С.104-105).

Однако Троцкий не смог доказать своей правоты, даже подавал в отставку.

Именно поэтому роль Сталина в выборе стратегии оказалась решающей. Именно его голос перевесил чашу весов в Политбюро, где даже Ленин вначале поддерживал план Каменева. То есть Сталин оспаривал мнение вождя.

Впоследствии Сталину была полностью отдана слава победителя на Южном фронте.

Впрочем, когда 27 декабря ВЦИК по предложению Ленина наградил Сталина (и Троцкого) орденами Красного знамени за Петроград и Южный фронт, мало кто усомнился в объективности такого решения. (Разве что, Троцкий). В этом награждении проявилась кадровая стратегия Ленина: уравновесить Троцкого Сталиным. Как-то иначе это противопоставляющее обоих членов Политбюро награждение трудно объяснить.

20 октября красные части отбили Орел. В жесточайших боях, доходивших до рукопашных, красные применили хитрость: переодевали своих солдат в белогвардейскую униформу. В связи с угрозой тылу белых из-за наступления конного корпуса Буденного в районе Воронежа добровольцы были вынуждены отступить.

Кровавые бои шли по всему фронту.

Но остановившись, добровольцы потеряли атакующую силу.

К тому же польские войска, заключив с советскими войсками перемирие, позволили им снять с польского направления 12-ю армию, которая ударила со стороны Житомира на Киев и заняла его.

Фактически поляки своим бездействием содействовали разгрому Деникина, что впоследствии в зеркальном отражении повторилось в 1944 году во время Варшавского восстания, когда советские войска остановились на Висле.

Между тем корпус Буденного, усиленный пехотной дивизией, продолжал наступление. Пал Курск.

После упорных боев, за время которых Красная Армия, проявляя поразительное упорство, прошла без снабжения и вообще без тыла 700 километров, общее поражение деникинских войск можно объяснить не столько военными, сколько моральными и политическими обстоятельствами.

Почему победили красные?

Руководитель ВСЮР, как и многие его соратники, не знал ответа.

"Борьба Вооруженных сил Юга окончилась поражением. Это обстоятельство наложило свой мрачный колорит на восприятия и переживания, на мысли и память людей. И тех, что томились под властью большевиков и, пережив краткое время просвета, вернулись вновь во тьму советского застенка. И тех, что вместе с последним клочком родной земли потеряли все - Родину, семью, добро, весь смысл своего существования... Эти углубленные личными переживаниями картины прошлого - в рассказах, отчетах, мемуарах - вытесняют часто и те положительные стороны, которые были в истории Белого Юга.

"Народ встречал их с радостью, на коленях, а провожал с проклятиями...". Так формулируют часто приговор над белым прошлым.

С проклятиями! Не потому ли, что мы - побежденные - уходили, оставляя народ лицом к лицу с советской властью? Ведь следовавшие за нами большевики не вносили умиротворения. Их правление было жестоким, их совдепы, чека и прочие институты не были гуманнее, справедливее "буржуазно-помещичьих губернаторов"; суды большевистские были беззаконны и бессмысленны. Народу при большевиках не становилось ни легче, ни сытнее. Наконец, Красная армия приносила гораздо более разорения, чем Белая...

Невзирая на все отрицательные стороны белого режима, разница его с отходившим советским была слишком наглядна и разительна. Прежде всего, упразднялась система террора и жизнь освобождалась от тяготевших над ней нестерпимого гнета, ужаса, неуверенности в завтрашнем дне, взаимной подозрительности. На смену тюремным оковам, душивших мысль, совесть, всякое индивидуальное проявление личного и общественного, расходившееся со взглядами коммунистической партии, появлялась кипящая жизнь обществ, союзов, политических партий, профессиональных организаций.

Неизмеримо поднялась добыча в каменноугольном бассейне, и хотя очередной транспортный кризис парализовал в известной степени ее успехи, повлекши за собой одно время и топливный кризис, но "кладбище фабрик и заводов" оживало с каждым днем. Свобода торговли и общественная самодеятельность в хозяйственной области вызвали к жизни множество кооперативных товариществ, частью самостоятельных, частью объединенных в крупные союзы. Городские и земские самоуправления жили почти исключительно на правительственные ассигнования; к осени начался переход от полуназначенных городских управлений к выборным, за немногими исключениями давший преобладание национально-демократическим элементам; в значительной степени устранялась правительственная опека над городским хозяйством.

Деревня испытывала общие тяготы и бедствия, сопряженные с гражданской войной. Обиды от проходящих войск, злоупотребления местных властей и "возвращающиеся помещичьи шарабаны" - факты бесспорные. Но тягость их все же ограничивалась и умерялась: во-первых, естественным путем - трудностью, зачастую невозможностью проникновения в деревню "шарабанов" вне фронтовой полосы и вне окрестностей крупных городов, с одной стороны, и обильным урожаем, посланным судьбою в 1919 году, с другой; во-вторых, правительственными мероприятиями: запрещением самоуправного восстановления собственности, возмещением за незаконные реквизиции, ссудами, предоставленными сельским обществом на обсеменение и сбор хлеба, освобождением или отсрочкой по отбыванию воинской повинности хозяйственным одиночкам, нормированием и снижением арендной платы за землю и вообще рядом законодательных актов, подводивших некоторое юридическое обоснование под факт земельного захвата. Повсеместно переход к нам новых территорий вызывал в них резкое понижение стоимости хлеба и предметов первой необходимости.

Наконец, белый режим приносил свободу церкви, печати, внесословный суд и нормальную школу.

Все эти явления заглушались бездной наших неустроений и потонули в общей пучине того всеобъемлющего, всесокрушающего и всенивелирующего события, имя которому поражение. Когда пройдут сроки, отзвучат громы и переболеет сердце, бесстрастное перо историка остановится и на положительных сторонах государственного строительства Юга.

Распространяться об этом я не буду". (А.И. Деникин. "Очерки русской смуты. Вооруженные силы юга России. Заключительный период борьбы Январь 1919 - март 1920". С. 307-309).

На вопрос о причинах победы отвечал и Сталин в статье в "Правде" 27 декабря 1919 г.

"Деникин и Колчак несут с собой не только ярмо помещика и капиталиста, но и ярмо англо-французского капитала. Победа Деникина - Колчака есть потеря самостоятельности России, превращение России в дойную корову англо-французских денежных мешков. В этом смысле правительство Деникина - Колчака есть самое антинародное, самое антинациональное правительство...

Внутренняя Россия с её промышленными и культурно-политическими центрами - Москва и Петроград, - с однородным в национальном отношении населением, по преимуществу русским, - превратилась в базу революции. Окраины же России, главным образом южная и восточная окраины, без важных промышленных и культурно-политических центров, с населением в высокой степени разнообразным в национальном отношении, состоящим из привилегированных казаков-колонизаторов, с одной стороны, и неполноправных татар, башкир, киргиз (на востоке), украинцев, чеченцев, ингушей и других мусульманских народов, с другой стороны, - превратились в базу контрреволюции...

В противоположность окраинам внутренняя Россия открывает совершенно иную картину. Во-первых, в национальном отношении она едина и спаяна, ибо девять десятых её населения состоит из великороссов. Во-вторых, достижение классового единства живой среды, питающей фронт и непосредственный тыл советских войск, облегчается наличием в ней популярного среди крестьянства петроградско-московского пролетариата, тесно сплачивающего его вокруг Советского правительства.

Этим, между прочим, и объясняется тот поразительный контакт между тылом и фронтом Советской России, которым никогда не блистало правительство Колчака - Деникина: достаточно Советскому правительству кликнуть клич о помощи фронту, чтобы Россия мигом выставила целый хоровод новых полков.

В этом же нужно искать источник той поразительной силы и беспримерной упругости, которую обычно проявляет Советская Россия в критические минуты.

Здесь же следует искать объяснения того непонятного для просвещённых шаманов Антанты факта, что "контрреволюционные войска, дойдя до известных пределов (до пределов внутренней России!), неминуемо терпят катастрофу...". (И.В. Сталин. Сочинения. Т.4. С. 284, 285-286, 287-288).

Обратим внимание на мысль Сталина о национальном характере большевизма, - это крайне интересно.

К тому же центральная Россия ("внутренняя") - это зона наиболее сильно развития крестьянского общинного землевладения и, соответственно, коллективистской психологии.

К этому надо добавить еще одно обстоятельство: здесь было наибольшее сельское перенаселение; именно из этого региона на протяжении столетий шло территориальное освоение империи.

И не надо забывать идейной борьбы. Простонародная Русь побила Санкт-Петербургскую Россию во имя предложенного большевиками проекта Правды и Справедливости.

Это главное.

Конечно, военная победа складывается из многих обстоятельств. Например, надо сказать о возглавляемой Сталиным большой работе по разложению деникинского тыла, в результате которой на сторону красных переходили целые полки из мобилизованных крестьян или пленных красноармейцев. (Такая же работа под руководством члена РВСР А.П.Смирнова велась и на колчаковском фронте).

Как признал Деникин, "условия материального порядка для обеих сторон были более или менее одинаковы. Победа довлела духу". (А.И. Деникин. "Очерки русской смуты. Вооруженные силы юга России. Заключительный период борьбы Январь 1919 - март 1920". С. 307).

1919 год завершался триумфом. Дон и Кубань вот-вот станут советскими.

Кроме того, успех конной группы Буденного, преобразованной в Первую Конную армию, и тесная связь Сталина с ее руководством (Буденный, Ворошилов, Щаденко, Тимошенко и др.) укрепили позиции Сталина в военной среде.

Вообще 1919 год многому его научил. Это был кровавый и победный опыт.

9 декабря 1919 г. на VII Всероссийском съезде Советов Сталин снова избирается членом ВЦИК.

В начале 1920 г. ему поручают заняться восстановлением экономики Украины, назначают председателем Украинского совета трудовой армии. В зоне его внимания - Донбасс, добыча угля.

7 февраля он становится членом комиссии при Президиуме ВЦИК по разработке федеративного устройства РСФСР. (Именно в этом вопросе он не сойдется во мнениях с Лениным, начав пересмотр идей неизбежности мировой революции).

17-23 марта Сталин принимает участие в работе IV конференции КП(б) Украины, где выступает четырежды, в том числе с докладом об экономической политике.

На первый взгляд, это кажется не вполне оправданным: какой из него экономист?

Однако, судя по текстам его выступлений, он располагает необходимой информацией о состоянии дел в топливной и металлургической промышленности, на железных дорогах, в сельском хозяйстве. Более того, он предлагает назначить председателя Донецкого губкома партии начальником Политотдела угольной промышленности. Это фактически означает перевод всех шахт под управление партийных комиссаров. На предприятиях по решению ЦК создавались партийные ячейки, что можно соотнести с мыслями Сталина дореволюционного Бакинского периода о строительстве партии с опорой на производственные парторганизации. Принимается решение о милитаризации угольной промышленности.

Милитаризировать промышленность и железные дороги была идея Троцкого, поддержанная Лениным.

Конечно, это не экономика, это нечто другое.

Но напомним, что деникинская гражданская администрация не смогла решить угольную проблему.

4 апреля на IX съезде РКП(б) Сталина избирают членом ЦК, а на следующий день - в Оргбюро и Политбюро.

16 апреля на заседании Совета Труда и Обороны он делает доклад о состоянии угольной промышленности Донбасса.

В марте деникинский фронт был закрыт. Белые в беспорядке эвакуировались при помощи английской эскадры из Новороссийска, что вошло в эмигрантскую историографию как "новороссийская катастрофа".

Значительная их часть, включая Добровольческую армию и донских казаков, перебазировалась в Крым.

Армия Колчака была разгромлена, 7 февраля адмирал был расстрелян на берегу Енисея.

Гражданская война близилась к завершению.

Поэтому IX съезд партии, опираясь еще на декабрьское (1919) решение Политбюро о создании низовых парторганизаций на местах для усиления партийного влияния и контроля по всем направлениям, озаботился поиском подходящих кадров. Съезд рекомендовал партийным организациям находить пригодных для этой цели людей и составлять их картотеки, которые передавались в Секретариат партии.

Таким образом, был сделан первый шаг к созданию партийной номенклатуры, подобной новой петровской бюрократии.

Именно здесь были посеяны зерна последующего раскола в коммунистической элите, который в известной степени воспроизвел дореволюционное противостояние по линии "эмигранты-теоретики" - "практики". К марту 1920 г. в партии состояло 750 тыс. человек, из них всего 12 тыс. представляли "старую гвардию".

Вслед за партийными конфликтами стали созревать конфликты в среде инженеров и военных.

Руководители Советской России не могли не задумываться над вопросом, как и с кем строить государственную систему управления.

Случившаяся в 1917 г. смена правящей элиты породила и проблему усмирения "Реки Ада".

Вот описание И.А. Бунина из "Окаянных дней":

"Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские.

Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: "Cave furem". На эти лица ничего не надо ставить, - и без всякого клейма все видно...". (Цит. по С.Г. Кара-Мурза. "Гражданская война 1918-1921 - урок для XXI века". М., 2003. С.82).

Говоря другими словами, старая элита видела различие даже в антропологических признаках.

Весьма трезво другой писатель, М.М. Пришвин, оценил ситуацию, перед которой оказались большевики в 1920 году: "Русская революция как стихийное дело вполне понятно и справедливо, но взять на себя сознательный человек это дело не может". (Цит. по С.Г. Кара-Мурза. "Гражданская война 1918-1921 - урок для XXI века". М., 2003. С.230).

Вот где была проблема! Надо было "русское бессознательное" укротить.

То, что Сталин оказался в самом начале этого процесса строительства, еще не износив, образно говоря, военной шинели, должно было прибавить ему управленческой мощи.

И что видел наш орденоносный герой на просторах Советской республики, на всех фронтах которой он успешно сражался?

В соответствии с коммунистической идеологией активно велась национализация промышленных предприятий. К 1 октября 1919 г. их было национализировано 2500. В ноябре 1920 г. национализация распространилась на все даже мелкие предприятия, использующие "механический двигатель". Таковых оказалось около 37 тысяч. Показательно, что из них 30 тысяч не значились в реестрах ВСНХ, т.е. не представляли никакого серьезного значения.

В сельском хозяйстве действовала жестокая система продразверстки: каждая крестьянская община облагалась натуральным налогом, что можно сравнить с крепостническим оброком. За сданные продукты выдавались квитанции для получения промышленных товаров первой необходимости. Потребность в промтоварах удовлетворялась на 15-20 процентов, таким образом, у крестьян практически отсутствовал стимул к товарному хозяйству, посевные площади резко сократились.

В общем, надо признать, идея продразверстки провалилась. В 1919 г. планировалось получить по ней 260 млн. пудов зерна, а было получено с превеликими трудами всего 100 млн.

Да, большевики не принесли крестьянам счастья, но вот, что поразительно - и Колчак, и Деникин отменили Советский декрет о национализации земли и поэтому вызывали у большинства деревни еще большее неприятие. Большевики были "свои", белые - "чужие".

К апрелю 1920 г. положение в стране все-таки стабилизировалось.

23 апреля Сталин опубликовал в "Правде" статью "Ленин как организатор и вождь РКП", посвященную 50-летнему юбилею руководителя партии. В ней он отдает должное юбиляру, в конце текста высказывает пророческие слова:

"С наступлением революционной эпохи, когда от вождей требуются революционно-практические лозунги, теоретики сходят со сцены, уступая место новым людям". (И.В. Сталин. "Сочинения". Т. 4. С.314).

Он адресует эти слова Плеханову и Каутскому. Но кто они, "новые люди"?

В тот же день на юбилейном заседании в Московском комитете партии Сталин неожиданно произносит речь, посвященную способности Ленина признавать собственные ошибки, и вспоминает историю Предпарламента в сентябре 1917 г. И снова он говорит: "нам, практикам" казалось, что не надо разгонять Предпарламент, где от трети до половины делегатов были фронтовики. Ленин же предлагал "разогнать и арестовать".

В итоге Ленина не послушались и "довели дело до съезда Советов 25 октября". Ленин же искренне признал правоту "практиков".

По крайней мере странно, что один из виднейших партийных руководителей на общем фоне славословий произносит такую речь.

Сталин посылал своим коллегам какой-то сигнал. Нет, он не умалял роль Ленина, это было бы просто невозможно. Зная нелюбовь вождя к юбилейщине, он избрал оригинальный путь, чтобы сообщить "теоретикам" следующее:

"Вы не вполне понимаете характер происходящих перемен. Я воевал на всех фронтах гражданской войны и видел то, что вы не видели. Историческая победа будет за мной".

Конечно, вряд ли Сталин мыслил в тот момент именно этими словами. Но он уже предчувствовал приближающуюся борьбу за лидерство.

ПОЛЬСКИЙ ФРОНТ

Между тем приближалась новая война, которая началась давно и которая будет иметь продолжение и в XXI веке. Это война с Польшей.

Согласно геополитической теории, которую на западе разрабатывали ряд теоретиков (А. Мэхэн, Х. МакИндер, и др.), а в России соратник Сталина по Царицынскому фронту генерал Снесарев, мировая борьба определена противостоянием морских и континентальных стран, причем, тот, кто контролирует Восточную Европу - контролирует Евразию, а контролирующий Евразию - контролирует весь мир.

Поэтому исторически было предопределено противостояние России и Польши, выразившее в беспримерных по ожесточению казацких войнах на Украине, носивших и характер религиозной войны, а также русско-польских войнах, умертвлению поляками патриарха Гермогена и распаду русского государства в период Смуты, национальной войны ополченцев Минина и Пожарского, последующего разгрома и трехкратного раздела Польши между Россией, Германией и Австрией; претензий возродившегося после 1917 г. Польского государства на контроль за ослабленной Россией.

Будучи на Западном фронте, Сталин уже познакомился с польской агрессией и испытал горечь поражения. Кроме того, как бывший семинарист он помнил, как поляки уморили голодом в Кремле патриарха Гермогена, который был идейным вдохновителем сопротивления.

Теперь судьбе было угодно, чтобы именно Сталин принял участие в новой войне.

Напомним, что польские войска начали продвижение на восток с февраля 1919 г., стремясь к максимальным территориальным приобретениям.

На Украине, Белоруссии и Литве происходили эксцессы, отсылающие к опыту "хмельниччины", когда людям разрезали животы и зашивали там живых кошек. (М. Мельтюхов. "Советско-польские войны". М., 2001.С.25).

Советское правительство предлагало полякам заключить мир. Последнее заявление Москвы о мире было 28 января 1920 г. Ответа не последовало.

Задачи, которые поставила Варшава, были изложены в информации от 1 марта 1920 г. для командного состава Волынского фронта, подготовленного по указанию главнокомандующего и начальника Польского государства Ю.Пилсудского. В ней говорилось: "... глава государства и польское правительство стоят на позиции безусловного ослабления России... В настоящее время польское правительство намерено поддержать национальное украинское движение, чтобы создать самостоятельное украинское государство и таким путем значительно ослабить Россию, оторвав от нее самую богатую зерном и природными ископаемыми окраину. Ведущей идеей создания самостоятельной Украины является создание барьера между Польшей и Россией и переход Украины под польское влияние и обеспечение таким путем экспансии Польши как экономической - для создания себе рынка сбыта, так и политической". (Цит. по М. Мельтюхов. "Советско-польские войны". М., 2001.С.29-30).

5 марта польские войска генерала В.Сикорского начали наступление, 6 марта заняли Мозырь и Калинковичи.

10 марта Главное командование Красной Армии приняло план операции против поляков: главный удар планировался на Западном фронте в направлении Минска, а Юго-Западный следовало усилить Первой Конной армией, которая в данный момент находилась на Северном Кавказе, где завершился разгром Деникина.

К 20 апреля соотношение сил, особенно на Юго-Западном фронте, был в пользу Варшавы.

К этому надо добавить, что Пилсудский подписал договор с Петлюрой, согласно которому Польше уступалась Волынь и гарантировалась граница 1772 г., также под командование поляков переходили две украинские дивизии, а польские войска на Украине получали право снабжаться за счет союзника (реквизировать продовольствие и лошадей).

25 апреля советские войска были атакованы по фронту от Припяти до Днестра. 26 апреля оставлены Житомир, Коростень и Радомысль. 6 мая - Киев.

Однако войска Юго-Западного фронта в стратегическом плане действовали успешно, сохранили живую силу и сковали противника.

КОММУНИСТЫ ПОВОРАЧИВАЮТСЯ К ПАТРИОТИЗМУ

В этой войне впервые Советское правительство было вынуждено, несмотря на свой интернационализм, обратиться к русскому патриотизму.

1-го мая генерал Брусилов обратился к Совнаркому с предложением поддержать Красную армию, за ним последовали сотни бывших офицеров. При РВСР было создано Особое совещание по вопросам увеличения сил и средств для борьбы с наступлением польской контрреволюции. Его возглавил Брусилов. Впервые перед российской старой элитой всерьез встал вопрос о возможности служить новой власти.

Этот вопрос не имел рационального решения и прожигал душу каждого, кто не желал дальнейшего ослабления России.

А генералы, подобные Снесареву, поступившие на службу в Красную Армию еще два года назад, получили дополнительный аргумент продолжать службу более рьяно.

Сталин не мог не участвовать в этой войне. Более того, он был главной политической фигурой в руководстве Юго-Западного фронта, который должен был нанести удар по агрессору через Украину в направлении Львова. Второй удар наносил Западный фронт под командованием М.Н. Тухачевского; он ранее командовал 5-й армией Восточного фронта и был близок Троцкому.

По утвержденному ЦК плану Юго-Западному фронту придавалась Первая Конная армия. Ее перебросили с Северного Кавказа.

Первым стал наступать Западный фронт. Накануне наступления Тухачевский приказал использовать в операции все части, не оставляя ничего в резерве. Надо было торопиться и помочь Юго-Западному фронту.

В дальнейшем отсутствие резервов скажется самым трагическим образом.

Рано утром 14 мая войска Тухачевского перешли в наступление. Оно развивалось с большими трудностями. Обратим внимание, что в боях в районе Полоцка и Лепеля отличался 43-й полк 5-й стрелковой дивизии, которым командовал В.И. Чуйков. Через двадцать два года командующий армией Чуйков станет главным героем обороны Сталинграда.

Дальнейшие бои шли с переменным успехом. Сначала красные продвинулись на 110-130 км., затем поляки, подведя резервы, попытались их окружить и отбросили на 60-100 км.

В итоге майское наступление Западного фронта дало половинчатые результаты, но главное - поляки были остановлены и использовали резервы, взяв их с украинской территории.

Таким образом, войскам Юго-Западного фронта было легче наступать.

25 мая Первая Конная была сосредоточена в районе Умани. Она представляла собой грозную силу: четыре кавалерийских дивизии и полк особого назначения.

26 мая Сталин был назначен членом Реввоенсовета Юго-Западного фронта (командующий А.И. Егоров). Для очищения тыла от многочисленных бандформирований председатель ВЧК Дзержинский был назначен начальником тыла фронта, с ним прибыло 1400 чекистов и бойцов войск внутренней охраны. Повторялось сотрудничество Сталина и Дзержинского, как на Восточном фронте в начале 1919 г.

Еще одно обстоятельство необходимо подчеркнуть, говоря о советско-польской войне: ее география почти полностью повторилась во Второй мировой войне, послужив учебным материалом для Верховного главнокомандующего Сталина.

23 мая командование Юго-Западного фронта подписало директиву: нанести главный удар по Киевской группировке поляков и разгромить польскую армию на Украине.

Красные уступали в численности пехоты более чем в три раза, зато имели решающее превосходство в кавалерии (2,7: 1).

26 мая Первая Конная стала выдвигаться на исходные позиции.

В начавшихся боях красные лобовыми ударами не смогли прорвать польскую оборону.

Здесь в дело вмешивается Реввоенсовет фронта. Сталин направляет Буденному и Ворошилову телеграмму, в которой предписывается отказаться от фронтальных ударов и рекомендуется обходить населенные пункты.

3 июня РВС фронта приказывает Первой Конной нанести удар по тылам противника.

На рассвете 5 июня в дождь и туман конники скрытно вышли на атакующую позицию и, преодолев проволочные заграждения, прорвали польскую оборону.

Наступление разворачивалось стремительно. 7 июня были взяты Житомир и Бердичев, освобождены семь тысяч пленных красноармейцев, разбита польская конная группа под командованием генерала Савицкого.

Глубина прорыва была 120-140 км. Польский фронт на Украине был рассечен надвое. 12 июня был освобожден Киев.

В середине июля советские части вошли на Западную Украину, и создалась выгодная обстановка для наступления Западного фронта в Белоруссии.

4-7 июля там началось наступление, советские части форсировали Березину. 11 июля был освобожден Минск, разгромлены основные силы 1-й польской армии. По всему фронту поляки отступали.

К середине июля была прорвана польская оборона по старой мощной линии немецких окопов. 14 июля был занят Вильно, 17 июля - Лида, 19 июля - Гродно и Барановичи.

В это время в Москве проходила подготовка и работа 2-го Конгресса Коминтерна (19 июля- 17 августа 1920 г.). В президиум российской делегации вошли Ленин, Троцкий, Бухарин, Каменев, Калинин, Зиновьев, Крестинский, Радек. Как видим, Сталина здесь нет.

Впрочем, его мысли по поводу приближающейся мировой революции, как мы увидим, несколько отличны от общепринятых.

Открыв первое заседание Конгресса, Зиновьев внес коррективы: "пожалуй, мы увлеклись, что не год, а два или три года потребуется, чтобы вся Европа стала советской". (В.И. Пятницкий. "Осип Пятницкий и Коминтерн на весах истории". Минск, 2004. С. 72).

В манифесте Конгресса говорилось: "дело Советской России Коммунистический Интернационал объявил своим делом. Международный пролетариат не вложит меча в ножны до тех пор, пока Советская Россия не включится звеном в федерацию советских республик всего мира". (В. Пятницкий. "Осип Пятницкий и Коминтерн на весах истории". Минск, 2004. С. 83).

Руководство России рассматривало войну не как национальную, а как революционную. При РВС Западного фронта была сформирована из немцев и австрийцев отдельная стрелковая бригада особого назначения ("Спартаковская"). Также сформирована 1-ая польская Красная армия. Коминтерн сосредоточил в западных областях России более 18 тысяч поляков-коммунистов.

Красная Армия воевала "за интересы всего трудящегося человечества". В приказе Тухачевского прозвучало: "Вперед на Запад! На Варшаву! На Берлин! На штыках мы принесем трудящемуся человечеству счастье и мир! ".

Двойственность поставленных задач сыграла с Красной Армией зловещую роль: национально-государственные задачи требовали рациональных решений, а коминтерновские - толкали войска вперед с романтической безоглядностью.

В принципе вся история Советского Союза прошла под светом этой двойной звезды.

Но остановим на время польский фронт и повернемся к белой армии, укрывшейся в Крыму. Ее возглавил 42-летний генерал-лейтенант П.Н. Врангель. Он принадлежит к обрусевшему шведскому роду, его двоюродный дед воевал на Кавказе, принимал капитуляцию Шамиля. Сам же Врангель был конногвардеец, имел два высших образования (Горный институт Императрицы Екатерины II в Санкт-Петербурге и Николаевская академия Генерального штаба), участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах; командовал Добровольческой и Кубанской армиями ВСЮР; после "Новороссийской катастрофы" сменил генерала Деникина на посту главнокомандующего ВСЮР. Пригласил в свое гражданское правительство знаковые фигуры - соратника Столыпина А.В. Кривошеина и академика - экономиста П.Б. Струве; издал важнейшие законы "о земле" и "о земстве", согласно которым земля переходила в собственность "трудящимся на ней хозяевам", а земства получали осуществление местной власти.

Правительство Великобритании отказалось поддерживать Врангеля, но правительство Франции признало его "де-факто".

Проводя перегруппировку, 6 июня Врангель выдвинул свои войска из Крыма и начал успешное наступление в Северной Таврии.

Стратегически это выглядело как "второй фронт" Польши, тем более что у него и Пилсудского был один и тот же западный союзник. В этом же была двойственность: патриотизм белогвардейцев никак не сочетался с антирусской политикой Польского руководства.

Эта трагическая русско-западническая раздвоенность, надо признать, сопровождала Россию всегда, начиная с Петра, и, конечно, весь двадцатый век, и белых, и красных.

Действия врангелевских корпусов привели к разгрому ударной армейской группы красных под командованием Д.П. Жлобы, состоявшую из конного корпуса, кавалерийской дивизии и пехотной дивизии.

"Захват врангелевцами Северной Таврии был крупным оперативным успехом, но для развития его в стратегический у белогвардейцев не хватило сил. План, рассчитанный на окружение и разгром 13-й армии с последующим ударом в тыл основным силам Юго-Западного фронта, оказался невыполненным. Понеся в боях значительные потери в живой силе и технике, белогвардейские войска, растянутые на фронте свыше 300 км, уже не могли без перегруппировки продолжать запланированное раньше наступление в направление Донбасса, и перешли к обороне". ("Гражданская войны в СССР". В 2-х тт. М., 1986. Т. 2. С.276).

Несмотря на то, что белые части проявили беспримерный героизм, у них не было практических шансов. Врангелевский поход имел экономическую цель - захватить продовольствие. Стратегические задачи поставило французское правительство. К этому надо добавить неспособность Врангеля организовать свой тыл.

Крымские газеты того времени выразительно рисуют моральное состояние в Крыму.

"Земельная реформа, самоуправление, кооперативы, дешевая распродажа на базарах продуктов питания и зерна, опора на правовые нормы, разрешение татарам преподавания в местных школах на татарском языке, объявление борьбы с канцелярщиной, этим, по словам Врангеля, "стародавним русским злом", - это были вехи самой настоящей верхушечной революции.

Много ли было у нее шансов на успех? Скорее всего, их не было вовсе. Увеличивалась спекуляция, кооперативы стремились скупить побольше зерна и отправить его за границу, получив за него твердую валюту. Рубль упал так низко, что крестьяне отказывались брать деньги, требовали оплату хлеба товарами. Но откуда у армейских интендантов товары? Они расплачивались с мужиками по низким государственным расценкам. Крестьяне оказывались перед выбором: продать зерно кооператору, который дает взамен спички, ткань или оконное стекло, либо поддержать врангелевские реформы, уступив интендантам за бесценок.

Газета "Вечернее Слово" писала в передовой статье "Труд и спекуляция":

"История скажет: Россия погибла не столько от революции, сколько от спекуляции... Идет бескровный, но страшный и поистине смертельный поединок труда и спекуляции. Необходимо прекратить куплю-продажу иностранной валюты...".

Надежд на патриотизм кооператоров и купцов нет. Цены росли, призывы правительства к торговым кругам встречали полное понимание на словах, а на деле оно выражалось в деликатных просьбах: выдать вывозное свидетельство на продажу зерна в Константинополе.

Газета "Вечернее Слово": "Многие говорят: "Все равно ничего не выйдет, т.к. организация не налаживается, нет живой работы, общество бездеятельно, низшие представители власти не умеют, не хотят проводить в жизнь ценных мероприятий Главнокомандующего, низы враждебны и проч."

Неужели мы не поймем, что спасение не в чужой немощи, а в национальной организованности?

Мы перестали быть честными, чуткими людьми, не многие посмеют посмотреть совести прямо в глаза".

"Если мы последовательно прочтем все приказы генерала Врангеля - во всех них неуклонно проведен русский принцип. Мы видим стройную и твердую систему прогресса и вероисповедания. Казалось бы, она должна стать обязательной для всех, однако руководящие идеи Вождя нередко встречают глухое молчаливое, упорное сопротивление, а иногда и полное отрицание.

Все тот же спекулятивно-грабительский интернационал, что и пять месяцев назад, с полным забвением родины и "наплеванием" на нее, все те же - бойкот и саботаж в деле и почине собирания России. И по-прежнему русский человек и русское понимание в забытом углу, в униженном положении на последнем месте, как нечто недостойное и отверженное.

Нет хода русскому человеку, но всему, что враждебно России, что равнодушно к ней или не верит в нее - широкий размах и широкое поле... Полное расхождение людей и системы".

"Консорциум банков ведет игру на понижение русского рубля, на падение русских ценностей. Стоит только внимательно присмотреться, после чего следует это повышение или понижение.

Так, ответом на начало переговоров Англии с Советской Россией о возобновлении торговых отношений было то, что все эти Лианозовские, Бакинские и др. (акции. - Авт.) сделали скачок вверх. В ответ на переход русской армии в наступление - последовало резкое понижение русских ценностей и рубля.

Все делается по обдуманному плану. Все это выкачивание из России золота и драгоценностей, скупка романовских и других ценностей делается по мановению дирижерской палочки разных Шиффов, Фордов и Ко.

Происходит определенное обескровливание России, чтобы потом без великого труда забрать русский народ в кабалу". (С.Ю. Рыбас. "Генерал Кутепов". М., 2000. С. 190-193).

На этом фоне результаты работы советской военной промышленности звучат смертным приговором "государству Крым".

В апреле 1920 г. произведено 17649 винтовок, 121 пулемет, 39 орудий, а уж в мае - 26300 винтовок, 500 пулеметов, 94 орудия.

В июле и августе 1920 г. перед советским командованием стоял важнейший выбор. Можно было сосредоточить силы для решающего удара по польским армиям, но можно было рискнуть и рваться к Варшаве, несмотря ни на что.

Конечно, в Москве не забывали ни на минуту, кто стоит за Пилсудским, но не боялись Запада.

Прекрасный образ освобождения человечества был для Москвы стратегической реальностью.

В чем-то предстоящий выбор имел даже мистический оттенок, если считать марксизм своеобразной европейской религией.

И вот этот мистический революционный подход наталкивался на вполне будничные проблемы. Лобовой атаке на Варшаву и Берлин препятствовали генерал Врангель, военная угроза со стороны Румынии, переброшенный из Франции в Польшу 70-тысячный польский корпус под командованием генерала Ю. Галлера.

Если проанализировать действия всех основных политических и военных руководителей, принимавших решения на советском фронте, то Сталин был самым трезвомыслящим.

Это впоследствии, после разгрома войск Тухачевского под Варшавой, с подачи Троцкого и части советского генералитета, стали укореняться мыслью, что в поражении виноват Сталин, который не позволил Первой Конной вовремя подойти и на помощь Западному фронту, и поэтому случилось польское "Чудо на Висле".

24 июня, в период больших успехов Юго-Западного фронта, Сталин опубликовал в харьковской газете "Коммунист" интервью "О положении на Юго-Западном фронте", в которой, словно ясновидящий, назвал факторы, которые вскоре оказались решающими.

"Но было бы ошибкой думать, что с поляками на нашем фронте уже покончено.

Ведь мы воюем не только с поляками, но со всей Антантой, мобилизовавшей все чёрные силы Германии, Австрии, Венгрии, Румынии, снабжающей поляков всеми видами довольствия.

Кроме того, не надо забывать, что у поляков имеются резервы, которые уже подтянуты к Новоград-Волынску и действия которых, несомненно, скажутся на днях.

Следует также помнить, что разложение в массовом масштабе еще не коснулось польской армии.

Нет сомнения, что впереди ещё будут бои, и бои жестокие.

Поэтому я считаю неуместным то бахвальство и вредное для дела самодовольство, которое оказалось у некоторых товарищей: одни из них не довольствуются успехами на фронте и кричат о "марше на Варшаву", другие, не довольствуясь обороной нашей Республики от вражеского нападения, горделиво заявляют, что они могут помириться лишь на "красной советской Варшаве".

Я не буду доказывать, что это бахвальство и это самодовольство совершенно не соответствуют ни политике Советского правительства, ни состоянию сил противника на фронте.

В самой категорической форме я должен заявить, что без напряжения всех сил в тылу и на фронте мы не сможем выйти победителями. Без этого нам не одолеть врагов с Запада.

Это особенно подчёркивается наступлением войск Врангеля, явившимся, как "гром с ясного неба", и принявшим угрожающие размеры". (И.В. Сталин. Сочинения. Т. 4. С.332-333).

Здесь все сказано предельно откровенно. Он предупреждает о сильной угрозе, и не верит в помощь чудотворного образа Мировой революции.

11 июля Сталин повторяет эти мысли в "Правде". Но его предупреждение не было воспринято главным командованием.

Предложение английского правительства Москве заключить перемирие с Польшей ("нота Керзона") было отклонено, было решено ускорить наступление.

19 июля член РВС Западного фронта Смилга сообщил Троцкому, что левый фланг поляков полностью разгромлен. 21 июля в штаб Западного фронта в Минск приехал главком С.С. Каменев и отдал приказ занять Варшаву не позднее 12 августа.

23 июля Каменев телеграфировал в РВС Республики: "Самое существенное - это высокий подъем настроения в частях, гарантирующий возможность и дальше продвигаться, не уменьшая энергии... не исключена возможность закончить задачу в трехнедельный срок". (М. Мельтюхов. "Советско-польские войны". М., 2001. С. 74).

Атмосфера приближающейся победы кружила головы. Главком был уверен, что Западный фронт в состоянии без поддержки соседнего фронта выполнить поставленную задачу и что для этого достаточно трех армий Западного фронта.

Как видим, Сталин здесь ни при чем.

С учетом мнения главного командования и командующего Западным фронтом Тухачевского была изменена стратегия: осуществляемый ранее план концентрического удара обоих фронтов на Варшаву сменился планом расходящихся ударов на Варшаву и на Львов. В дальнейшем после захвата Львова Первая Конная должна была ударить "в тыл Варшаве".

Кроме того, повлиял на изменение стратегии фактор Румынии, которая могла, по мнению РВС Юго-Западного фронта, ударить во фланг.

Таким образом, фронты решали разные самостоятельные задачи и действовали в значительном отрыве друг от друга.

Военные историки утверждают, что главком Каменев "допустил ошибку стратегической важности". (М. Мельтюхов. "Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг.". М., 2001. С.76).

Но сваливать всю вину на главнокомандующего будет неверным. Подчеркиваем, общая позиция, включая Ленина и Троцкого, была едина.

"15 июля 1920 г.

Смоленск. Реввоенсовет Западного фронта, секретно, только Уншлихту.

Сообщите Вашу и других польских товарищей оценку такой тактики.

Мы заявляем очень торжественно, что обеспечиваем польским рабочим и крестьянам границу восточнее той, которую дает Керзон и Антанта.

Мы напрягаем все силы, чтобы добить Пилсудского.

Мы входим в собственно Польшу лишь на кратчайший срок, чтобы вооружить рабочих, уходим оттуда тотчас. Считаете ли Вы вероятным и как скоро советский переворот в Польше.

ЛЕНИН...

Главкому Каменеву

Копия: Склянскому, ЦК РКП(б), Ленину № 707 17 июля 1920 г.

Нота лорда Керзона свидетельствует о том, что капиталистические правительства Антанты считают наши ycпехи на польском фронте крайне угрожающими для того неустойчивого международного и внутреннего режима, какой установился после Версальского мира. Агенты Антанты делают неистовые усилия к тому, чтобы вовлечь Румынию в войну. Военная помощь Польше и Врангелю идет полным ходом.

В этих условиях правительство сочло необходимым; отвергнуть английское посредничество как такой маневр, который должен, с одной стороны, прикрыть от трудящихся масс Англии, Франции и других стран подготовку нового против нас удара, а с другой стороны, - выиграть время в целях восстановления сил Польши и Врангеля для нового наступления.

Исходя из такой общей оценки положения, Главному командованию и всем другим органам военного ведомства необходимо принять меры к тому, чтобы всесторонне обеспечить наше быстрое и энергичное продвижение вперед на плечах отступающих польских белогвардейских войск и в то же время - ни на минуту не ослабляя направленных против буржуазно-шляхетской Польши сил, - подготовить резервы на случай, если бы Румыния, потеряв голову, выступила на путь Польши...

Председатель Революционного военного совета Республики

Л. ТРОЦКИЙ

23. VII. 1920 г. Шифром

Харьков. Сталину.

Положение в Коминтерне превосходное. Зиновьев, Бухарин, а также и я думаем, что следовало бы поощрить революцию тотчас в Италии. Мое личное мнение, что для этого надо советизировать Венгрию, а может быть, также Чехию и Румынию. Надо подумать внимательно. Сообщите Ваше подробное заключение.

ЛЕНИН

Реввоенсовет Юго-Западного фронта Сталину Реввоенсовет Западного фронта Смилге. № 213/ш 23 июля 1920 г.

Как вы уже, вероятно, знаете, получено предложение поляков о мире и перемирии с извещением об одновременной высылке парламентеров. Вопрос будет обсуждаться от 5 до 6 часов в ЦК. Парламентеров примите, но одновременно примите меры, чтобы это обращение нисколько не отразилось на нашем продвижении вперед. Решение ЦК сообщу. Троцкий". (В. Краснов, В. Дайнес. "Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт". М., 2000. С. 303, 306, 313).

4 августа Сталин в телеграмме Ленину сообщает о положении на врангелевском фронте, который входит в Юго-Западный фронт, и говорит (внимание!) о необходимости передачи "всех западных армий Запфронту". То есть Сталин предупреждает об опасности раздвоения командования. Эта раздвоенность через две недели сказалась роковым образом.

В этой же телеграмме он пишет, что нельзя недооценивать угрозы Врангеля.

Особой тревоги в сталинских сообщениях того времени не видно. Наоборот, в телеграмме от 24 июля он говорит, что "при таких перспективах было бы грешно не поощрять революцию в Италии", "нужно поставить вопрос об организации восстания в Италии и в таких неокрепших государствах, как Венгрия, Чехия (Румынию придется разбить) ". (И.В. Сталин. Сочинения. Т.17. Тверь. 2004. С.122-123).

5 августа на заседании Пленума ЦК Троцкий сказал Ленину, что 16 августа Красная Армия войдет в Варшаву. Пленум санкционировал дальнейшее движение на Запад, и утвердил предложение Сталина о передаче части армий из Юго-Западного фронта Западному.

То, что произошло, не было чьей-то ошибкой или злым умыслом.

Главком Каменев, учитывая изменившуюся обстановку (красные уже форсировали Нарев и взяли Брест - Литовск) направил фронтам новую директиву о передаче в распоряжение Западного фронта двух соединений Юго-Западного - Первую Конную и 12-ю армию.

Здесь начинается цепь случайностей.

Егоров отдал необходимые приказы, однако Тухачевский вместо того, чтобы принять в свое распоряжение новые армии, предложил главкому временно возложить организацию связи и тылового обеспечения этих армий на Юго-Западный фронт, оставив в районе дислокации полевого штаба данного фронта специальный оперативный пункт управления. То есть Тухачевский отчасти отказывался взять на себя ответственность.

Егоров и Сталин посчитали, что в этом случае будет нарушена управляемость войсками, которые воевали в Северной Таврии с Врангелем. Их аргументы не были лишены оснований.

Главком Каменев в этом споре поддержал Тухачевского. Пока шло согласование позиций, Западный фронт вышел к Варшаве, охватив ее с севера полукольцом, но при этом его левое крыло, где располагалась немногочисленная Мозырская группировка, оказалась в рискованном положении.

Предотвращая надвигающуюся угрозу, Каменев 11 августа приказал Егорову остановить наступление на Львов и, направить возможно больше частей на запад. 12-ю армию требовалось передать 13 августа, Первую Конную - к 15 августа. Однако шифровка с директивой главнокомандующего была зашифрована с ошибками и до Егорова дошла в нечитаемом виде.

Правильная шифровка была получена только 13 августа.

Эта задержка была трагичной.

Кроме того, ни в одном документе главком не распоряжался о прекращении Львовской операции.

Днем раньше, 12 августа, 12-я армия получила приказ захватить переправы на Висле и Сане, едва соприкасаясь с правым флангом Люблинского района, где сосредоточилась ударная польская группировка. Первая Конная в это же время была выведена из резерва и была направлена на форсирование Буга и захват Львова.

В результате Егоров, получив наконец директиву Каменева, не смог ее сразу выполнить и доложил, что армии фронта "выполняют основную задачу овладения районом Львов - Рава - Русская и втянуты уже в дело... Изменение основных задач армиям в данном случае считало невозможным".

Во второй половине дня 13 августа Каменев потребовал от Егорова передать указанные армии Западному фронту, тот подготовил необходимую директиву, но члены РВС фронта Сталин и Берзин отказались ее подписывать.

В дело вмешался председатель РВС Республики.

"В разговоре по прямому проводу с Троцким, состоявшемся в тот же день, Берзин сообщил:

– Товарищ Сталин свой отказ подписать директиву мотивирует тем, что это нарушит сложившуюся группировку сил в районе обоих армий. Он считает, что передачу конной армии следовало осуществить либо три дня тому назад, когда она находилась в резерве, либо после взятия ею Львова.

– Если товарищ Сталин не хочет ставить свою подпись, - ответил Троцкий, - то это должны сделать Вы.

– Но я абсолютно не в курсе последних оперативных планов и соображений, а потому не могу вслепую подписать директиву.

– Рейнгольд Иосифович, я Вам приказываю ее подписать, так как обстановка не терпит отлагательства.

Указание председателя РВСР было выполнено Берзиным в час ночи 14 августа. Через три с половиной часа директива ушла в штабы армий, но время уже было упущено". (В. Краснов, В. Дайнес. "Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт". М., 2000 г. С. 319).

Вот как в действительности разворачивались события. Сталина не в чем упрекнуть, т.к. вывести из боя такое крупное соединение, как армия, далеко не просто. Последовавшие обвинения Троцкого в том, что Сталин из-за амбиций хотел занять Львов и опередить захват Варшавы Тухачевским, не подтверждаются фактами.

Если искать виноватых, то скорее всего это будут Троцкий, Ленин, Тухачевский и вожди Мировой революции.

14 августа польские войска атаковали в стык 3-й и 15-й армий Западного фронта и перешли в наступление.

Первая Конная армия вышла из затяжных боев за Львов только 20 августа и не смогла успеть к Варшаве.

Советские войска, вышедшие к Висле, были уже сильно утомлены и истрепаны. Некоторые дивизии сократились до 500 человек, полки сжались до численности рот.

К тому же Тухачевский пренебрег указанием Каменева об основной угрозе Мозырской группе, т.к. считал, что основные силы поляков сосредоточены на севере.

"В заключение разговора (с Тухачевским) Каменев заявил, что "если вы так категорически настаиваете, что главные силы поляков севернее Буга, с чем я никак не могу согласиться по имеющимся в штабе данным, но, считая, что вы более детально в этом вопросе ознакомлены, предоставляю вам свободу действий, но ставлю задачу скорейшего разгрома польских сил без увлечения глубокой стратегией, так как в этом отношении опасаюсь, что у нас не будет времени необходимого для такого рода решений". Тем самым главком по существу выпустил из своих рук управление этой исключительно важной операцией, от успеха которой в значительной мере зависел исход всей войны. (М. Мельтюхов. "Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг.". М., 2001. С.87).

Война завершилась Рижским мирным договором (12 октября), согласно которому советско-польская граница устанавливалась значительно восточнее "линии Керзона" и Польше отходили западные области Украины и Белоруссии. (Отходили до 1939 г., когда состояла "Освободительный поход" Красной Армии).

По условиям Рижского договора Польша отказывалась поддерживать Врангеля и Петлюру.

Подчеркнем, что благодаря операции белогвардейцев в Северной Таврии, Польша смогла получить от России значительные уступки, т.к. надо было срочно ликвидировать разрастающуюся угрозу на юге.

Надо добавить, что Врангель в обмен на поддержку Франции, был вынужден подписать договор, по которому обязался признать дореволюционные российские долги, предоставлял французам в управление железные дороги в Европейской России, взимание таможенных и портовых сборов во всех портах Черного и Азовского морей, получение всех излишков хлеба на Украине и Кубани, три четверти нефти и бензина и четверть добычи донецкого угля. (М. Мельтюхов. "Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг.". М., 2001. С.94).

Несмотря на завершение военных действий на польском фронте, здесь никогда не было настоящего мира: "холодная война" перемежалась налетами украинских и российских формирований, которые базировались на польской территории.

По всей вероятности, действия польского руководства по максимальному ослаблению России и жестокость, с которой проводилась полонизация западных областей Украины и Белоруссии, не могли не вызвать у Сталина ответную реакцию.

К советским пленным поляки относились очень плохо, только в одном лагере Тухоль погибло 22 тыс. пленных красноармейцев; всего же - 60 тыс. пленных. Немцев и австрийцев из Особой бригады поляки расстреливали на месте.

Надо признать, Сталин не забывал этого никогда.

Показательно, что дореволюционный памятник Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве, символизирующий русское сопротивление польской оккупации в 17-м веке, не был уничтожен при Сталине, несмотря на интернационализм коммунистов. Думается, Сталин как человек с духовным образованием помнил и то, что поляки уморили голодом Патриарха Гермогена за его призыв к сопротивлению.

Согласно Рижского договора, Польша получала территории с населением примерно 14 млн. человек, 30 млн. рублей золотом, 300 паровозов, 435 пассажирских и 8100 товарных вагонов.

Кстати, 21 февраля 1921 г. Польша заключила с Францией военный союз против России и Германии. Польша стремилась выстроить от Балтики до Черного моря управляемый ею единый антисоветский рубеж и за счет этого стать равной Франции, Англии и Германии, т.е. великой державой.

Характерно, что один из устроителей послевоенного мира Ллойд Джордж в книге "Правда о мирных договорах" (1938) так высказался о претензиях Польши:

"Никто не причинял нам столько неприятностей, как поляки. Так как в свое время Польша была самой грозной военной державой в Центральной Европе - когда Пруссия была слабым герцогством, - мало было провинций на обширной территории, населенной разными национальностями, к которым она не могла бы предъявлять претензий на свое наследство, отнятое у нее и исторически принадлежавшее ей. Опьяненная молодым вином свободы, которым ее снабдили союзники, Польша снова вообразила себя безраздельной хозяйкой Центральной Европы. Принцип самоопределения не соответствовал ее домогательствам. Она требовала Галицию, Украину, Литву и некоторые части Белоруссии, чье население при проведении голосования категорически отказалось бы от польского господства. Право народов самим определять свою национальную принадлежность было немедленно отвергнуто польскими лидерами. Они утверждали, что эти различные национальности принадлежат полякам по праву завоевания, осуществленного их предками. Подобно старому нормандскому барону, обнажившему меч, когда его попросили предъявить доказательства своих прав на поместье, Польша размахивала мечом своих воинственных королей, который уже столетия ржавел в их гробницах". (Цит. по "Империя пространства". М., 2003. С. 88-89).

Впоследствии Польша заплатила за это огромную цену. Теперь она становилась для России и Германии тяжелой проблемой, которую надо было разрешить любыми средствами.

К тому же Польша претендовала на большие, превосходящие установленные Версальским мирным договором границы Германии, - на территории в Восточной Пруссии и Верхней Силезии.

9 сентября 1920 г. польский генерал Желиговский, инсценировав мятеж, захватил Вильно и прилегающую область, каковые по Версальскому договору не принадлежали Польше и фактически присоединил их к Варшаве.

Захват Вильно был одним из решающих факторов для начальника германского Генерального штаба генерала фон Секта. Он всерьез задумывается о союзе с Москвой, считая главной задачей германской внешней политики ревизию Версальского договора при помощи второго отверженного, России. И Россия, и Германия были париями новой мировой системы. Россия вообще даже не подписала Версальский договор.

"Польский вопрос стал крестной матерью союза рейхсвера и Красной армии, который имел столь серьезные последствия для германских офицеров...". (Вальтер Герлиц. "Германский Генеральный штаб". М., 2005. С.225).

Уже в марте 1921 г. начались переговоры о переводе в Россию запрещенных в Германии военных отраслей промышленности, в т.ч. танковой и авиастроительной.

Несколько забегая вперед, скажем, что в 1923 г., когда Сталин уже был Генеральным секретарем партии, Советский Союз гарантировал, что в случае нападения Польши на Верхнюю Силезию он окажет Германии военную поддержку и в соответствие с этим сосредоточил две армейские группировки (17 и 9 дивизий и три кавалерийских корпуса), что было воспринято в Варшаве как ледяной душ.

ТРОЦКИЙ ОБВИНЯЕТ СТАЛИНА

17 августа Сталин покидает Юго-Западный фронт и возвращается в Москву. Он решает создать комиссию по расследованию причин поражения, обращается с официальным заявлением в Политбюро, но его никто не поддерживает. Потому что виноваты все.

На 9-й партийной конференции в сентябре 1920 г. Ленин признает, что случилось "огромное поражение", но не углубляется в конкретный анализ причин. ("Одной из главных причин поражений явилось то, что мы не сумели добраться до промышленного пролетариата Польши"). Он не дал согласия и на образование комиссии.

На конференции выступили Сталин и Троцкий. Это было столкновение принципиальных противников. Сталин и Троцкий, в частности, сказали:

Сталин: "Перед нами в то время было несколько фактов. Первый - это нота Керзона, второй - нарастающее революционное движение в Англии и Германии, третий факт - это продвижение наших войск вперед на Юго-Западном и Западном фронтах. Таким образом, со всех сторон перед нами открывалась перспектива, что, если мы примем предложение Керзона, то тем самым рискуем дать передышку Польше и всей международной буржуазии. Безусловно, первое, что должен был сделать ЦК, - это проверить состояние наших фронтов. ЦК послал запросы, и в середине августа была получена телеграмма, что мы 16 августа берем Варшаву. Это сообщение, исходящее от компетентных и ответственных лиц, послужило той лишней гирей, которая перевесила мнение ЦК в сторону продолжения наступательной войны. Я должен заявить, что при такой обстановке наш ЦК не был бы революционным ЦК, если бы принял другую политику. Когда выяснилось, что комфронт ошибся в своей оценке фронта, что член Реввоенсовета фронта ошибся, что ЦК был в некотором роде подведен стратегией, смешно говорить, что "если бы да кабы во рту росли бобы". Никогда бобы во рту не растут. Всякая другая политика ЦК была бы реакционной. Поэтому я думаю, что его логика была абсолютно правильной".

Троцкий, в свою очередь, встал на защиту своей епархии:

"Совершенно правильно, что разведка у нас не блестяща, особенно агентурная. Она поставлена у нас на энтузиазме и на преданности прекраснейших партийных работников, которые дают прекрасную политическую информацию, но которые дают нам крайне недостаточную и в военном смысле неграмотную военную информацию. Мы получали гораздо больше сведений о полном разложении, об общей панике, что ничего там не выйдет из попытки укрепления армии, и, если говорить о том, что кто-то подвел ЦК, то скорее партийно-политическая информация того периода, когда мы приближались к Варшаве. Теперь другое возражение. Спрашиваю, а вы знали ли, что живые силы польской армии не были разбиты? Товарищи, я позволю себе сказать, что я был настроен скептичнее многих других товарищей, ибо как раз на этом вопросе должен был останавливаться больше других, то есть разбиты или не разбиты военные силы польской армии. По этому поводу у меня были разговоры с товарищем Сталиным, и я говорил, что нельзя успокаиваться всякими сообщениями о том, что разбиты силы польской армии, потому что силы польской армии не разбиты, так как у нас слишком мало пленных по сравнению с нашими успехами и слишком мало мы захватили материальной части. Товарищ Сталин говорил: "Нет, вы ошибаетесь. Пленных у нас меньше, чем можно было бы ожидать в соответствии с нашими успехами, но польские солдаты боятся сдаваться в плен, они разбегаются по лесам. Дезертирства в Польше получает характер явления огромного, которое разлагает Польшу, и это главная причина наших побед". Что же, я должен сказать, что товарищ Сталин подвел меня и ЦК.

Товарищ Сталин был членом одного из двух Реввоенсоветов, которые били белую Польшу. Товарищ Сталин ошибался и эту ошибку внес в ЦК, которая тоже вошла как основной факт для определения политики ЦК. Товарищ Сталин в то же самое время говорит, что Реввоенсовет Западного фронта подвел ЦК. Я говорю, что этому есть оценка ЦК. Товарищ Сталин представил дело так, что у нас была идеально правильная линия, но командование подводило нас, сказав, что Варшава будет занята такого-то числа. Это неверно. ЦК был бы архилегкомысленным учреждением, если бы он свою политику определял тем, что те товарищи, которые говорили о том, когда будет взята Варшава, нас подводили, потому что данные у них были те же, что и у нас. Нам задача была дана - прощупать под ребра белую Польшу, прощупать так крепко, чтобы из этого, может быть, получилась бы Советская Польша. В каком состоянии двигались наши части, это представят себе все товарищи, которые когда-нибудь видели войну. В течение сорока дней по одному направлению, как ядро, выпущенное из пушки, без остановки, разумеется, обмундирование и все остальное, поскольку посылалось вдогонку, не подходило, и человеческий материал пришел в состояние некоторого гипноза, или сомнамбулизма. Однако не оправдались надежды на активное выступление польского рабочего класса, батрачества, низов польской деревни. Совокупность этих обстоятельств, привела к тому, что когда мы в сомнамбулическом состоянии приблизились к Варшаве, где революционного подъема не было, а был создан кулак, контрреволюционный, руководимый французами, он ударил нас метко и ловко, и получилась одна из величайших катастроф, которые когда-либо мы переживали на наших военных фронтах. Это бесспорно. Преуменьшать значение этого поражения было бы преступно, тем более перед лицом, партийной конференции...

Не все были согласны со столь странным толкованием состояния Красной Армии. Было ясно, что Троцкий стремился снять с себя часть вины, избегая говорить о своих просчетах и той ответственности, которую он нес как председатель Реввоенсовета Республики.

Критике подвергся и ЦК, и его Политбюро.

Так, К. Б. Радек отмечал:

– В основе нашей ошибки лежала переоценка зрелости революции в Центральной Европе. Штык будет хорош, если надо будет помочь определенной революции, но для нащупывания положения в той или иной стране у нас имеется другое оружие - марксизм, и для этого нам не надо посылать красноармейцев.

К. К. Юренев весьма критически высказался относительно утверждения Троцкого о гипнозе, поразившем красноармейцев. Он подчеркнул:

– Надо прямо сказать, что верховное командование оторвалось от периферии. Иначе товарищ Троцкий не посылал бы своего исторического приказа. Зачем товарищ Троцкий употребил выражение "тыл впереди"? Это очень образное выражение. Но какой тыл - воображаемый или реальный? Тыла впереди Польши не было, не было его и здесь. И мы шли как снежный ком, который, натолкнувшись на острую сталь, неминуемо рассыпался...". (В. Краснов, В. Дайнес. "Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт". М., 2000. С. 325-327).

Это была неприглядная картина, сцепились два члена высшего руководства. Ленин был вынужден в заключительном слове сделать замечание Сталину, что тот "брал через край".

Впрочем, и это не остановило Сталина. Он направил в президиум конференции заявление, в котором задевает и Ленина.

"Президиуму IX партийной конференции

23 сентября (1920 г.). Заявление т. Сталина.

Некоторые места во вчерашних речах т. т. Троцкого и Ленина могли дать т. т. конферентам повод заподозрить меня в том, что я неверно передал факты. В интересах истины я должен заявить следующее:

1) Заявление т. Троцкого о том, что я в розовом свете изображал состояние наших фронтов, не соответствует действительности. Я был, кажется, единственный член ЦК, который высмеивал ходячий лозунг о "марше на Варшаву" и открыто в печати предостерегал товарищей от увлечения успехами, от недооценки польских сил. Достаточно прочесть мои статьи в "Правде".

2) Заявление т. Троцкого о том, что мои расчеты о взятии Львова не оправдались, противоречит фактам. В середине августа наши войска подошли к Львову на расстояние 8 верст и они, наверное взяли бы Львов, но они не взяли его потому, что высшее командование сознательно отказалось от взятия Львова и в момент, когда наши войска находились в 8 верстах от Львова, командование перебросило Буденного с района Львова на Запфронт для выручки последнего. При чем же тут расчеты Сталина?

3) Заявление т. Ленина о том, что я пристрастен к Западному фронту, что стратегия не подводила ЦК, - не соответствует действительности. Никто не опроверг, что ЦК имел телеграмму командования о взятии Варшавы 16-го августа. Деле не в том, что Варшава не была взята 16-го августа, - это дело маленькое, - а дело в том Запфронт стоял, оказывается, перед катастрофой ввиду усталости солдат, ввиду усталости солдат, ввиду неподтянутости тылов, а командование этого не знало, не замечало. Если бы командование предупредило ЦК о действительном состоянии фронта, ЦК, несомненно, отказался бы временно от наступательной войны, как он делает это теперь. То, что Варшава не была взята 16-го августа, это, повторяю, дело маленькое, но то, что за последовала небывалая катастрофа, взявшая у нас 100 000 пленных и 200 орудий уже большая оплошность командования, которую нельзя оставить без внимания. Вот почему я требовал в ЦК назначения комиссии, которая, выяснив причины катастрофы, застраховала бы нас от нового разгрома. Т. Ленин, видимо, щадит командование, но я думаю, что нужно щадить дело, а не командование. 23/9 И. Сталин". (И.В. Сталин. Сочинения. Т.17. Тверь, 2004. С. 135-136).

Почему он требовал расследования?

Потому, что он, действительно, еще в июне предупреждал о грозившей опасности, а Троцкий и его ставленник Тухачевский ее проигнорировали.

Потому, что он был оскорблен желанием Ленина замять дело и неискренностью Троцкого, свалившего вину на других.

Сталин не захотел дипломатично промолчать.

Впоследствии, когда он стал Генеральным секретарем, а Троцкий был выслан из страны, сервильные историки преподали "огромную катастрофу" как вредительство Троцкого и троцкистов, что было ложью и сослужило Сталину дурную службу. Его принципиальную позицию опустили до уровня непотребной свары, в результате чего в общественном мнении укрепилось предположении, что на самом деле все было совсем не так, как рисовали эти услужливые писаки. А изгнанный Троцкий, утверждавший, что главным виновником был амбициозный Сталин, оказывался прав.

Трудно сказать, почему Сталин, будучи на вершине власти, не захотел реализовать свое предложение о создании комиссии. Наверное, не захотел заочно спорить с Лениным, который уже превратился в культовую фигуру? Или не хотел отвлекать внимание страны на печальные эпизоды поражения? Или просто было не до того?

В разгроме войск Врангеля Сталин не участвовал.

Собрав крупные силы, в т.ч. Первую и Вторую Конные армии, красные преодолели оборонительные сооружения на Перекопе и ворвались в Крым. Собственно, разгрома не произошло.

16 октября белые покинули Крым на 126 судах в полном порядке. Они оставили невзорванными склады военного имущества и продовольствия, полагая, что это добро пойдет на пользу народу России. Также были оставлены и тяжелораненые. Около 20 тысяч офицеров не пожелали эвакуироваться. Вскоре они были расстреляны по приказу Троцкого, который считал их опасными врагами.

Крымская эпопея (шире - добровольческая) породила много легенд и запечатлелась в русской литературе прекрасными произведениями.

Приведем только одно стихотворение выдающегося поэта русской белой эмиграции Николая Туроверова. Восемнадцатилетним юношей вступил он в гражданскую войну и завершил ее двадцатиоднолетним есаулом, потом жил в Париже, воевал в Африке в составе французского Иностранного легиона.

КРЫМ

Уходили мы из Крыма Среди дыма и огня, Я с кормы все время мимо В своего стрелял коня. А он плыл, изнемогая, За высокою кормой, Все не веря, все не зная, Что прощается со мной. Сколько раз одной могилы Ожидали мы в бою. Конь все плыл, теряя силы, Веря в преданность мою. Мой денщик стрелял не мимо, Покраснела чуть вода... Уходящий берег Крыма Я запомнил навсегда.

ОБРЕТЕНИЕ РОДИНЫ И ОСОЗНАНИЕ СОБСТВЕННОЙ СИЛЫ

Необходимо обратить внимание на событие, которое историки обычно обходят, - на длительную командировку Сталина на Кавказ с 16 октября по 20 ноября 1920 г.

Вообще продвижение Советской России на Восток всегда считалось чем-то второстепенным в сравнении с западными сюжетами. На самом деле победы Туркестанского фронта под командованием М.В. Фрунзе, подготовка похода на Индию, революция в Персии, установление Советской власти в Азербайджане имели огромное значение для укрепления нового государства. И понятно, что в этих событиях участвовал Сталин.

В соответствии с постоянными векторами российской политики (оборона на Западе, наступление на Востоке) за подготовку "военного удара на Индию" выступали Фрунзе и Троцкий. Так, в разгар наступления Деникина Троцкий направил в Москву письмо:

Центральному Комитету РКП.

В дополнение к моему докладу от 5 августа считаю необходимым поставить нижеследующие вопросы.

Перемирие Афганистана с Англией, по некоторым данным, может повернуться целиком против нас. По сообщениям наших туркестанцев, Англия деятельно работает над объединением Персии, Бухары, Хивы и Афганистана против советского Туркестана. Было бы непостижимым, если бы она этого не делала. На востоке Англия пытается сейчас создать цепи государств, подобно тому, как она сделала на нашей западной окраине. Там указанная работа представляет в свою очередь наименьше затруднений, чем на западе. Весь вопрос сейчас в том, кто выиграет темп.

Наше успешное продвижение на Туркестан, разрушение южной армии Колчака создают условия, при которых темп можем выиграть мы. Но отсюда вытекает, что, ведя совершенно правильную политику выжидания, приспособления, уклончивости, уступок на западе, мы должны перейти к политике решительности и стремительности на востоке.

Мы можем сейчас подорвать работу Англии по сплочению азиатских государств против нас, создав в Туркестане серьезную военную базу, для чего уже имеются достаточные элементы. Нужно немедленно же выбрать возможную линию удара и одно из цепи государств, которые Англия противопоставляет нам, поставить перед непосредственным ударом, предъявив ультиматум о мире, подчинить своей воле и нанести удар.

Отсюда вытекает:

1) необходимость посылки в Туркестан лица с исключительно широкими полномочиями и с инструкцией, которая дала бы гарантию того, что означенный товарищ не будет исключительствовать на востоке с той уже традиционной уклончивостью, которая нам навязана на западе,

2) предписать Реввоенсовету республики сосредоточить в Туркестане материальные и персональные элементы для возможного с нашей стороны наступления из Туркестана на юг.

20 сентября 1919 г.

Л. ТРОЦКИЙ

(В.Краснов, В. Дайнес. "Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт". М., 2000. С.364).

Фрунзе тоже выступал за "удар по английскому империализму, являющемуся самым свирепым врагом Советской России".

В конце декабря 1919 г. части Туркестанского фронта переправились на левый берег Аму-Дарьи и вторглись на Хавинское ханство. Они вмешались в межплеменную борьбу и провозгласили советскую власть. Следующим был Бухарский эмират, располагавшийся на обширной территории нынешних Узбекистана, Таджикистана и отчасти Кыргызстана.

28 августа 1920 г. началась революция в Бухаре, которую поддержали части Туркестанского фронта. Крепость Старая Бухара была взята после трехдневного жестокого боя с применением артиллерии и авиации.

К этим событиям Сталин не имел непосредственного касательства. Зато к событиям в Азербайджане и Персии он имел прямое отношение.

Баку был занят 11-й советской армией 28 апреля 1920 г.; а Туркменистану как раз отводилась стратегическая роль "правого фланга революционной волны", направленной на Персию.

На пленуме ЦК РКП (б), где возник спор между Сталиным и Троцким по поводу причин поражения на польском фронте, было принято решение "признать в принципе необходимым дать оружие и золото" для продвижения в Индию.

Вообще занятие района нефтяных промыслов было вопросом критической важности. Из переписки высшего советского руководства это отчетливо видно.

28.11.1920 г. Шифром Смилге и Орджоникидзе

Нам до зарезу нужна нефть, обдумайте манифест населению, что мы перережем всех, если сожгут и испортят нефть и нефтяные промыслы, и, наоборот, даруем жизнь всем, если Майкоп и особенно Грозный передадут в целости. Сообщите, кстати, вполне ли теперь обеспечен быстрый разгром Деникина. Польша грозит все сильнее.

ЛЕНИН

Напоминание подействовало, и 22 марта северокавказские партизаны взяли Майкоп, а через день войска 11-й армии Кавказского фронта овладели Грозным.

17 марта Смилга и Орджоникидзе получают новую телеграмму В. И. Ленина.

17.III.1920 г. Шифром РВС Кавкфронта Смилге и Орджоникидзе

Взять Баку нам крайне, крайне необходимо. Все усилия направьте на это, причем обязательно в заявлениях быть сугубо дипломатичными и удостовериться максимально в подготовке твердой местной Советской власти. То же относится к Грузии, хотя к ней относиться советую еще более осторожно. О перебросках условьтесь с Главкомом.

ЛЕНИН

В. И. Ленина вскоре поддержал Л. Д. Троцкий, направивший 21 марта телеграмму члену РВС Юго-Западного фронта И. В. Сталину, на которого по решению Политбюро возлагался контроль за переброской подкреплений на Кавказский фронт.

Харьков, Сталину по прямому проводу

Я посылаю Тухачевскому следующий запрос:

После овладения нами Новороссийском и Грозным предполагается взять у вас 3 стрелковые дивизии и 3 кавалерийские. Пополнения могут быть вам даны только с открытием навигации. Прошу ответить, считаете ли возможным при таких условиях немедленно вести операцию для овладения и удержания Баку? Примите во внимание возможности поддержки Азербайджана Грузией.

21 марта.

К этому прибавляю: Желательно заключить сделку с Грузией, обещав ей полную неприкосновенность и нефть. Считаю возможным снять с Кавфронта для Западного фронта не 6 дивизий, а 4.

Сообщите ваши соображения.

Председатель Реввоенсовета ТРОЦКИЙ

Ответ на эту депешу прошу дать в течение ночи, во всяком случае не позднее 11 часов 22 марта.

Уполномоченный М. ГРУШИН

Москва, 21 марта.

Ответ поступил быстро.

Москва. Предреввоенсовета Троцкому

Шифровку получил. У Кавфронта имеется не менее 25 стрелковых и 10 кавалерийских дивизий, по-моему, можно взять оттуда 6 дивизий против поляков согласно Вашего предположения. Остальными силами можно смело удержать бакинский район. Грузины не опасны, если обещаем нейтралитет.

СТАЛИН

(В.Краснов, В. Дайнес. "Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт". М., 2000. С.366-367).

Заняв Баку, красные с помощью кораблей Каспийской флотилии высадили на персидской территории в порту Энзели десант, вступили в бой с дислоцированной там английской пехотной дивизией, состоявшей из индусов, заставили ее капитулировать и таким образом стали хозяевами положения. Была сделана ставка на местного сепаратиста Кучук-Хана, он контролировал Гилянскую провинцию.

Командующий Каспийский флотом Ф.Ф. Раскольников и член Кавказского бюро ЦК РКП(б) и РВС Кавказского фронта Орджоникидзе считали, что пора "взорвать Персидский Азербайджан" и начать борьбу за Советскую власть.

Индусы были против военных действий с советскими войсками.

Персидская казачья бригада в составе девяти тысяч казаков обеспечивала устойчивость центральной персидской власти в Тегеране и была готова перейти на сторону Красной Армии. Кучук-Хан заявил о создании Персидско-Советской Социалистической Республики и начале создания Красной Персидской армии.

Однако политика Москвы в отношении Тегерана должна была учитывать положение на польском фронте. Поэтому Раскольников и Орджоникидзе получили директиву не увлекаться и ограничиваться скрытой поддержкой Кучук-Хана.

Впрочем, ситуация развивалась в самом боевом направлении. Из Баку прибыли П.Г. Мдивани и А.И. Микоян. Кучук-Хан вышел из состава правительства. Под влиянием советских посланцев было сформировано новое правительство Эсханоллы-хана, которое стало копировать политику "старших товарищей": национализировало имущество землевладельцев, торговцев и ремесленников, агитировало против исламского духовенства. В итоге местное население было разочаровано коммунистическими правителями.

Кроме того, кавказский вопрос был напрямую связан с международным нефтяным рынком. Англо-голландская компания "Ройял Датч - Шелл" приобрела перед Первой мировой войной крупные нефтяные активы французских Ротшильдов в России. Хозяевами еще одного большого бакинского актива были Нобели, и они предложили Генри Детердингу, владельцу "Шелла", купить их нефтяные промыслы в Азербайджане. Тот был убежден, что советское правительство рухнет через шесть месяцев, однако для страховки запросил у Форин-офис политической поддержки. Английский МИД отказал, там понимали, что в 1920 г. большевики уже пережили самое трудное время.

Войдя в Баку, советские администраторы сразу национализировали нефтяную промышленность. Тот, кто приобретал активы Нобелей, страшно рисковал. Но желающие рискнуть нашлись - в июне 1920 г. американская "Стандарт Ойл оф Нью-Джерси" купила по очень низкой цене (6,5 млн. долларов) половину нобелевской нефти в России. Американцы руководствовались простым стремлением: не уступить конкурентам из "Шелл". К тому же уже началась "бензиновая эра": спрос на нефть в Америке вырос на 90 процентов с 1911 по 1918 год, число автомобилей между 1914 и 1920 годами выросло с 1,8 до 9,2 млн. машин.

Но "Джерси" купила воздух. В это время нарком внешней торговли Красин вел переговоры с английским премьером Ллойд Джорджем о восстановлении экономических отношений. Без иностранных инвестиций и технической помощи Россия не могла развивать свою промышленность, в том числе - нефтедобывающую. В ноябре 1920 г. Совнарком предложил Западу продажу концессий иностранным инвесторам.

Поэтому Москва одной рукой воевала с Англией в Персии, а вторую протягивала Лондону. И это сработало.

20 сентября 1920 г. на пленуме ЦК РКП(б) было решено не устанавливать в Персии советское правительство, а наоборот, вывести войска, оставив за собой только порт Энзели, и заключить дружественный договор с шахом.

Такова была обстановка на Кавказе, когда Сталин выехал в длительную командировку. Ее продолжительность можно объяснить только стратегической важности вопросами, которые безотлагательно требовалось решить.

Кавказ был геополитическим мостом к Средней Азии и Ближнему Востоку. После ликвидации Врангеля и занятия Крымского полуострова задача закрепления российских позиций на Кавказе выдвинулась на первый план.

Маршрут движения Сталина: Ростов, Владикавказ, Баку, Дагестан.

Политическая задача поездки понятна и выражена в его выступлениях перед местным активом. Кроме того, он объявил об автономии Дагестана, что должно было успокоить сложную обстановку в крае, где не прекращались восстания чеченцев.

Но была еще одна задача: провести рекогносцировку перед грядущим присоединением Грузии, где правили враждебно настроенные к Москве меньшевики, старые недруги Сталина.

В сентябре 1920 г. в Грузию приезжала делегация II Интернационала, который большевики считали соглашательским и предательским. В приезде западноевропейских социалистов Москва наверняка усматривала геополитические претензии Запада.

Вопрос, который стоял перед Политбюро: "Каковы шансы Антанты и каковы шансы революции на Кавказе? " - Именно так сказал Сталин в беседе с корреспондентом "Правды", когда вернулся в Москву.

В этой беседе много интересного. Во-первых, точная геополитическая оценка региона, что свидетельствует о полном понимании Сталиным вовсе не революционных, а стратегических задач, стоявших перед страной.

Во-вторых, анализировалось положение всех кавказских стран.

Вот что говорилось о Грузии:

"Я помню годы 1905-1917, когда среди рабочих и вообще трудящихся национальностей Закавказья наблюдалась полная братская солидарность, когда узы братства связывали армянских, грузинских, азербайджанских и русских рабочих в одну социалистическую семью. Теперь, по приезде в Тифлис, я был поражён отсутствием былой солидарности между рабочими национальностей Закавказья. Среди рабочих и крестьян развился национализм, усилилось чувство недоверия к своим инонациональным товарищам: антиармянского, антитатарского, антигрузинского, антирусского и всякого другого национализма теперь хоть отбавляй. Старые узы братского доверия порваны, или, по крайней мере, сильно ослабли. Очевидно, три года существования националистических правительств в Грузии (меньшевики), в Азербайджане (муссаватисты), в Армении (дашнаки) не прошли даром. Эти националистические правительства, ведя свою националистическую политику, работая среди трудящихся в духе агрессивного национализма, доработались, наконец, до того, что каждая из этих маленьких стран оказалась окружённой кольцом враждебной националистической атмосферы, лишившим Грузию и Армению русского хлеба и азербайджанской нефти, а Азербайджан и Россию - товаров, идущих через Батум. Я уже не говорю о вооружённых столкновениях (грузино-армянская война) и резне (армяно-татарская), как естественных результатах националистической политики. Неудивительно, что в этой ядовитой националистической обстановке старые интернациональные узы порвались, а сознание рабочих оказалось отравленным ядом национализма. И поскольку пережитки этого национализма еще не изжиты среди рабочих, это обстоятельство (национализм) является величайшей помехой делу объединения хозяйственных (и военных) усилий закавказских советских республик. Ну, а я уже говорил, что без такого объединения немыслимо хозяйственное преуспеяние закавказских советских республик, особенно Советской Грузии. Поэтому очередной задачей коммунистов Грузии является беспощадная борьба с национализмом, восстановление старых братских интернациональных уз, существовавших до появления националистического меньшевистского правительства, и создание, таким образом, здоровой атмосферы взаимного доверия, необходимой для объединения хозяйственных усилий закавказских советских республик и для хозяйственного возрождения Грузии". (И.В. Сталин. Сочинения. Т.5. С. 95-97).

Конечно, из сталинской беседы напрямую не следовало, что вскоре Грузия станет советской республикой, но понимающих читателей эта мысль должна была возникнуть.

Грузия - ключ к Кавказу со стороны Черного моря. Пользуясь ослабленным положением Турции, которая как союзник Германии была доведена согласно Севрскому мирному договору до роли мирового пария и, наперекор Западу, поддержана Россией, Сталин имел все основания считать, что в черноморско-кавказском регионе нет реальной силы, способной помочь меньшевистскому правительству Грузии.

Вскоре в Грузии началось восстание, организовался ревком. 16 февраля 1921 г. Сталин в письме Орджоникидзе уже указывал, чтобы "русские командармы, начдивы и комбриги не допускали толкования о нашем походе на Грузию и об открытии военных действий со стороны Российской Советской Социалистической Федеративной Республики". (И.В. Сталин. Сочинения. Т.17. С.139).

Дело в том, что 26 января 1921 г. вопрос о Грузии обсуждался в Политбюро, была дана директива готовиться к войне с Грузией, т.к. Грузия вела себя по отношению к России крайне недружественно, в частности, поддерживала антисоветские восстания в Чечне и Дагестане.

В телеграмме от 6 февраля Орджоникидзе говорилось об угрозе Бакинскому району в связи с положением в Грузии, а также:

"Грузия окончательно превратилась в штаб мировой контрреволюции на ближнем востоке. Здесь орудуют французы (см. письмо Шейнмана), здесь орудуют англичане, здесь орудует Казим-бей - представитель Ангорского правительства. В горы бросаются миллионы золота, создаются в пограничной полосе с нами грабительские банды, нападающие на наши пограничные посты, были случаи снятия постов...". (В.Краснов. В. Дайнес. "Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт". М., 2000. С. 384).

Утром 16 февраля части 11 армии перешли в наступление и 25 февраля вступили в Тифлис.

Несколько ранее советская власть была установлена в Армении. Теперь границы РСФСР на Кавказе почти совпадали с границами Российской империи.

Сталин мог испытывать удовлетворение: те, кто когда-то изгоняли его из Тбилиси, исключали из партии, теперь сами были изгнаны.

В Грузии жили его мать и сын. Это была его родина, и он был связан с этой землей мистической связью. Возвращении Грузии в лоно единого государства, где он, Коба, бывший тифлисский семинарист, достиг могущественного положения, какого не добивался ни один грузин, возможно, вызывали у него в памяти образы прошлого. Бедный странник, как в притче о блудном сыне, возвращался домой.

Именно через Грузию и через Кавказ, в советизации которых была велика роль 11-й армии, Сталин испытывал к члену Реввоенсовета армии С.М. Кирову теплые чувства.

С Орджоникидзе он был знаком давно, но события 1920-21 годов сделали их отношения еще ближе.

Как Царицын в истории союза Сталина с Ворошиловым и Буденным, Пермь - с Дзержинским. Кавказ дал ему новых союзников.

Но говоря о его родине, подчеркнем, что он еще остается во власти идеи мировой революции, о чем свидетельствуют его документы. Так, в письме Троцкому 2 декабря 1921 г. о поддержке афганских повстанцев он говорит как о важной задаче о прямом воздействии на повстанческое движение в Индии.

Родина родиной, а в его голове мир уже предстал, как шахматная доска, на которой он рассчитывает положение противостоящих друг другу сил.

ДО МОГИЛЫ - ОДИН ШАГ

Гражданская война закончилась. Советская Россия победила. Сталин был в числе победившей тройки руководителей, которые особенно укрепили свое положение. Это Ленин, Троцкий и наш герой. Если Ленин и до войны был лидером, то двое других обрели новое качество, благодаря участию в военных действиях. Как мы видим, точка зрения на Сталина как на серого партийного бюрократа, получившего власть, благодаря должности Генерального секретаря, неверна. Даже, если бы он, подобно Свердлову, погиб, например, в где-нибудь в конце 1920 года, его имя было бы внесено в святцы коммунистической партии.

Вот, например, результаты выборов в члены ЦК на 8-м съезде РКП (б):

"Ленин - 262, Троцкий - 219, Зиновьев - 255, Сталин - 258, Каменев - 252, Крестинский - 235, Дзержинский - 241, Раковский - 171, Бухарин - 258, Стасова - 155, Муранов - 164, Серебряков - 125, Стучка - 128, Томский - 226, Белобородов - 218, Смилга - 135, Калинин - 152". (Н.И. Капченко. "Политическая биография Сталина. (1879-1924) ".Т. 1. Тверь, 2004. С.546).

Отрыв Сталина от Ленина - несколько голосов. Здесь необходимо пояснить, что против Троцкого голосовала "военная оппозиция", которая Сталина поддерживала. Но представители "Троцкистской платформы", как видим, тоже голосовали за Сталина.

Война дала ему огромный опыт и моральную силу, что являлось прочной базой для его политических амбиций.

Троцкий характеризует этот опыт так:

"В военной работе было две стороны: подобрать нужных работников, расставить их, установить надзор, извлечь подозрительных, нажать, еще раз нажать, покарать - вся эта работа аппаратного характера была Сталину как нельзя более по плечу, и он справлялся с ней отлично, поскольку его работа не осложнялась какими-либо личными комбинациями. Но в работе была и другая сторона: воодушевить солдат и командиров, пробудить в них их лучшие стороны, внушить им доверие к руководству, - на это Сталин был совершенно не способен. Он был совершенно лишен общения с массой. Нельзя, например, представить его себе выступающим под открытым небом перед полком: для этого у него не было никаких данных. Замечательно, что он, видимо, не пробовал обращаться к солдатам и с письменным словом: по крайней мере, ни одна из таких статей, приказов, воззваний не произведена. Его влияния на фронте было велико, но оно оставалось безличным, бюрократическим и полицейским". (Л. Троцкий. "Сталин". Т.2. Chalidze pub., 1985. С. 129-130).

В известном смысле Троцкий прав. Сталин был менее публичным и свое влияние на "массы" обеспечивал иными методами. В принципе, он всего дважды обратился непосредственно к народу: 3 июля 1941 г. со знаменитым "братья и сестры" и 7 ноября того же года на военном параде перед уходящими на фронт частями. Эффективность его выступлений была поразительной.

Но до Великой Отечественной войны еще очень далеко, целых двадцать один год. Кто мог тогда подумать, что за это время страна поднимется из руин?

К концу 1920 г. состояние России было инвалидским.

Объем промышленного производства составлял всего 12 процентов от уровня 1913 г., выпуск чугуна и стали - 2,5 процента от довоенного. До пропасти оставался один шаг.

Государственная система управления экономикой не могла ничего сделать: национализированные предприятия работали бесконтрольно, каждое само по себе и существовали за счет стихии черного рынка, где сбывали производственные крохи в обмен на продукты питания и сырье.

В 1920 г. было произведено товаров на 150 млн. руб. золотом. Насколько эта мизерная цифра, можно понять в сравнении с сельхозпродукцией, которой было тогда же получено на сумму в 20 раз большую (64 процента от довоенного уровня).

Объективно говоря, пролетарская революция разрушила свою базу, крупное промышленное производство, а страна выживала за счет вернувшегося к полуфеодальному крестьянскому хозяйству населению. "Военный коммунизм" изживал себя. Продразверстка наполняла госбюджет на 80 процентов, она превышала уровень налогов 1913 г. в два раза и была невыносимо тяжела.

Поэтому, как только белые армии были повержены и исчезла угроза потери земли, крестьяне начали войну против власти. Маленьким восстанием, охватывающим несколько деревень, не было счета. Крупные же охватывали несколько губерний.

С лета 1918 г., со времени прихода в деревни продотрядов и организации комбедов, началось крестьянское сопротивление выемкам хлеба к реквизициям, а затем и мобилизациям в армию. Оно беспощадно подавлялось. Ожесточение с обеих сторон приводило к ритуализации убийств и пыток наподобие средневековых расправ с "нечистой силой".

Сама по себе аграрная программа эсеров, принятая и реализованная большевиками, имела в своей основе уравнительный принцип и привела к разрушению крупных товарных хозяйств.

"Раздел земли привел к натурализации крестьянских хозяйств, придав им потребительский характер. 10,5 млн. безземельных и малоземельных крестьян из 15 млн. их общей численности, даже получив землю (ее прибавка была незначительна - от 0,5 до 2,2 дес.), не могли создать товарного хозяйства, поскольку не имели или почти не имели инвентаря, скота, семян. Без помощи государства беднота не могла засеять полученную землю. Многие миллионы крестьян на долгие годы становились государственными иждивенцами, освобождавшимися от налогов, поставок хлеба и получавших иную помощь на льготных условиях. Однако государство не имело никаких резервов для снабжения малоимущих, поэтому поощрялась их инициатива в грабеже богатых и зажиточных крестьян и уравнении их с беднотой, что создавало состояние войны. Но поскольку удельный вес богатого крестьянства в российской деревне был небольшим (в среднем 15%), государство должно было получать и со своих иждивенцев мзду за предоставленную им возможность вернуться к труду на земле и уравнивать по своему состоянию жителей общины. Государственные повинности - прежде всего хлебная, трудовая, гужевая, воинская и многие другие - восстанавливали общность интересов всего крестьянства перед грабительской политикой коммунистического правительства. Политика советской власти создавала объективные условия для борьбы крестьянского большинства против государства". (Т.В. Осипова. "Крестьянский фронт в гражданской войне". В сб. "Судьбы российского крестьянства". М., 1996. С. 94-95).

Впрочем, крестьянские мятежи еще не означали, что деревня пойдет за белыми. Большинство протестующих против коммунистической диктатуры в своем противостоянии выбирало пассивную форму и хотело не уничтожения, а только "исправления" советской власти, уменьшения тягот и жертв, что в условиях гражданской войны было не осуществимо.

Призывая к "истребительной и беспощадной" войне против кулаков, Ленин был прав в политическом отношении, но в экономическом - подрывал основы.

Именно в крестьянском вопросе произошло радикальное размежевание левых эсеров с большевиками, вылившееся в т.н. "мятеж левых эсеров". Именно левые эсеры, по своей программе наиболее близкие патриархальному крестьянству, были организующей силой многих восстаний. Так, левый эсер, командир 9-й кавалерийской дивизии А.С. Сапожков, награжденный за успехи на Колчаковском фронте орденом Красного Знамени, возглавил крупное восстание (т.н. "сапожковщина") в Заволжско-Уральском регионе.

Руководитель "антоновщины" - тоже левый эсер, бывший начальник Тамбовской губернской милиции А.С. Антонов.

Конечно, экономические мотивы для восставших и восстающих имели большое значение. Но не меньшее имело стремление установить свою власть, вытекающую из национальных представлений о справедливости и крестьянского представления о государстве как чуждой организации. Показательно, что Сапожков назвал свою армию "Красной Армией Правды".

Опыт 1905 и 1917 гг., когда крестьянские общины расчленяли (не громили!) помещичьи усадьбы как центры иной культуры, получил мощное развитие. Произошло то, что год назад уничтожило армии Колчака.

Тогда восставшие сибирские крестьяне образовывали крестьянские республики, действовавшие на основании общинного демократического права и не желавшие поддерживать ни белых, ни красных.

Впоследствии Сталин столкнулся с этой психологией, когда в 1929 г. во время поездки по Сибири один пожилой крестьянин прямо заявил ему, что крестьяне, если не захотят, хлеба государству не дадут. Говорят, что именно этот случай толкнул Сталина к ускоренной коллективизации.

С этим эпизодом сочетается и высказывание Столыпина после поездки в Сибирь в 1910 г., что "крестьянская демократия может нас смять".

Поэтому нет ничего удивительного, что в 1920-21 гг. крестьяне сразу после окончания гражданской войны попытались максимально оградить себя от вмешательства государства.

Несмотря на то, что эту внутреннюю войну можно сравнить с войной белых американцев с индейцами по огромному различию в технических и военных средствах сторон, по сути она представляла собой могилу для государства "военного коммунизма".

В 1918 г. было 245 крестьянских восстаний, в 1919 уже целые районы и даже губернии оказались под контролем крестьянских формирований, доходивших по численности до десятков тысяч человек, в 1920 г. крестьянские армии захватили Тамбовскую губернию, часть Воронежской, Поволжье, Западную Сибирь, Украину, Северный Кавказ. Идеология этих выступлений отражена в программе "антоновского восстания", принятой в мае 1920 г. крестьянским губернским съездом в Тамбове. Ее основные положения были следующие: свержение власти коммунистической партии, созыв на всеобщих выборах Учредительного собрания, организация Временного правительства из представителей всех партий, боровшихся с большевиками, передача земли тем, кто ее обрабатывает, прекращение продразверстки, отмена деления общества на классы и партии.

И нельзя сказать, что тамбовские крестьяне предложили что-то оригинальное. Махновцы, представляющие украинское крестьянство, выдвинули лозунг "Советы без коммунистов", что означало сохранение завоеваний Октября (прежде всего Декрета о земле) без власти большевиков. В Сибири было то же самое.

В непрерывных боях власти с народом власть была обречена на истощение, разложение и поражение.

Но здесь советское руководство проявило необыкновенную изобретательность.

В ПАРТИИ ЗРЕЕТ СОПРОТИВЛЕНИЕ

Обычно говорят, что крестьянские восстания и особенно Кронштадский мятеж моряков-балтийцев, самого верного отряда революции, привели Ленина к мысли о политическом маневре, об отступлении. Это мнение справедливо лишь отчасти.

С окончанием боевых действий против белогвардейских армий, которые были наследниками Февраля, в коммунистической партии стали возникать различные течения, реформаторские в своей основе. Многие понимали, что страна находится на краю, скатываться в бездну никому не хотелось.

Поэтому не случайно в партии возникло течение, получившее название "рабочая оппозиция". Его возглавили известные партийные функционеры Шляпников, Коллонтай, Мясников, Лутовинов, Киселев. Они потребовали передать управление промышленностью профсоюзам, создав на их основе специальный выборный орган. По сути партийные комитеты на заводах должны были потерять свое значение и передать свою управляющую роль рабочим комитетам, которые подчинялись бы только вышестоящему профсоюзному комитету. Кроме того, в тезисах "рабочей оппозиции" говорилось о том, что трудящиеся могут свободно выбирать своих представителей в профкомы из членов любых партий.

Со своей стороны Троцкий инициировал "дискуссию о профсоюзах". Он предложил сделать профсоюзы частью государственного аппарата, увеличить прослойку рабочей аристократии в рамках милитаризованной промышленности и по армейскому образцу укрепить центральную партийную власть и дисциплину на производстве.

Предлагались и другие решения. И все это, вместе взятое, свидетельствовало, что в партийном руководстве назрел кризис.

Но те, кто предлагал перемены, стояли на твердых позициях "военного коммунизма", уже утратившего свой смысл.

Сталин не участвовал в этих оппозициях. Поскольку на предстоящий Х съезд партии делегаты избирались "по платформам", было очень важно добиться на местных партконференциях голосования за "правильный курс". В письме Ворошилову на Украину 25 января 1921 г. Сталин давал указание "завоевать Донбасс, промышленные города и армии" и призывал не отдавать ни одного места "ни Троцкому, ни рабочей оппозиции".

Нетрудно понять, что Сталин стоял на ленинской платформе.

Сам Троцкий потом признавал, что был неправ.

"Между тем рабочая масса, проделавшая три года гражданской войны, все менее соглашалась терпеть методы военной команды. Ленин почуял наступление критического момента своим безошибочным политическим инстинктом. В то время как я, исходя из чисто хозяйственных соображений, на основах военного коммунизма добивался от профессиональных союзов дальнейшего напряжения сил, Ленин, руководясь политическими соображениями, шел в сторону ослабления военного режима. Накануне X съезда наши линии антагонистически пересеклись. Вспыхнула дискуссия в партии. Дискуссия была совершенно не на тему. Партия рассуждала о том, каким темпом должно идти огосударствление профессиональных союзов, тогда как вопрос шел о хлебе насущном, о топливе, о сырье для промышленности. Партия лихорадочно спорила о "школе коммунизма", тогда как по существу дело шло о надвинувшейся вплотную хозяйственной катастрофе. Восстания в Кронштадте и в Тамбовской губернии ворвались в дискуссию последним предостережением. Ленин формулировал первые, очень осторожные тезисы о переходе к новой экономической политике. Я немедленно к ним присоединился. Для меня они были только возобновлением тех предложений, которые я внес год тому назад. Спор о профессиональных союзах сразу потерял всякое значение". (Л. Троцкий. "Моя жизнь". М., 2001. С. 453).

В действительности внутрипартийная борьба не была столь добродушной, как можно понять из этих воспоминаний. На самом деле в ходе дискуссии Троцкий объединился с Бухариным. Их предложение заключалось в слиянии профсоюзных и хозяйственных организаций и было поддержано членами ЦК Дзержинским, Крестинским, Л.П. Серебряковым, Е.А. Преображенским, Х.Г. Раковским.

18 января в "Правде" появилось возражение оппозиции, т.н. "платформа десяти". Из десяти подписантов девять были членами ЦК: Ленин, Каменев, Зиновьев, Калинин, Сталин, Т.И. Петровский, Я.Э. Рудзутак, М.П. Томский, Ф.А. Сергеев (Артем) плюс С.А. Лозовский.

19 января в "Правде" публикуется направленная против позиции Троцкого большая статья Сталина "Наши разногласия". Сторонники Ленина не собирались сдавать свои позиции в партии и особо не надеялись на активность населения в революционных преобразованиях.

Положение Ленина и его сторонников было вовсе не доминирующим. К тому же Секретариат ЦК, который состоял из сторонников Троцкого, вел подготовку к Х съезду партии и во многом влиял на избрание делегаций Троцкого на вершину власти. Но этого не случилось.

Начался Кронштадский мятеж.

В феврале в Петрограде закрылись десятки заводов, хлебные пайки в очередной раз были сокращены. Не видя выхода, рабочие обратились к властям с требованием, свободно приобретать продовольствие в деревнях без опасения быть арестованными за "мешочничество". Власти отказали. В ответ прошли демонстрации, потом начались забастовки. (Подобное произошло и в Москве). 24 февраля партийное руководство Петрограда (Зиновьев) распорядилось ввести в Петрограде чрезвычайное положение, были арестованы все находившиеся на свободе меньшевики и эсеры, подозреваемые в подстрекательстве рабочих выступлений.

Чтобы успокоить население, ЦК партии сняло запрет ездить за продовольствием. Однако уже было поздно. До моряков военно-морской базы Кронштадт дошли слухи о том, что в Петрограде расстреляли демонстрацию рабочих. (Надо добавить, что осенью 1920 г. в Кронштадт пришло около 10 тысяч новобранцев из крестьянских семей). Матросы направили в город делегацию, которая, вернувшись, рассказала об услышанных требованиях на общем собрании команд линкоров "Севастополь" и "Петропавловск". Суть требований таковы: ввести свободную торговлю, разрешить свободный проезд, сменить власть в Петрограде, освободить всех политических заключенных, снять заградительные отряды, провести перевыборы Советов тайным голосованием.

Моряки приняли сообщение к сведению. Однако Зиновьев телеграфировал в Москву, что команды линкоров "приняли эсеровски-черносотенные резолюции, предъявив ультиматум их выполнения в 24 часа".

События в Кронштадте еще не были мятежом, но свидетельствовали о тревожной ситуации в вооруженных силах.

28 февраля состоялось заседание Политбюро, на нем присутствовали: Ленин, Троцкий, Сталин, Крестинский, Радек, Бухарин, Рыков, Артем. Было решено подготовить официальное сообщение для печати, арестовать меньшевиков и эсеров, усилить продовольственное снабжение Петрограда и его гарнизона, ассигновать 10 млн. рублей золотом для закупки предметов первой необходимости для рабочих.

Первого марта в Кронштадте, перед моряками выступил председатель ВЦИК Калинин, но вместо конкретных ответов он говорил отвлеченные декларации, чем вызвал большое раздражение. Вечером того же дня на "Петропавловске" был создан Военно-революционный комитет (ВРК). На следующий день ВРК был провозглашен официально на общем собрании в здании Инженерного училища. Председателем избрали старшего писаря "Петропавловска" С.М. Петриченко, служившего на флоте с 1914 г. Были созданы штаб обороны крепости под руководством бывшего полковника Е.Н. Соловьянова и Военный совет, в который вошли военные специалисты, в т.ч. командир бригады линкоров, бывший контр-адмирал С.Н.Дмитриев и бывший генерал А.Н. Козловский. Они предлагали активную тактику: выступить в направлении Петрограда и Ораниенбаума.

Программа кронштадцев предусматривала: немедленное проведение перевыборов тайным голосованием при свободной предварительной агитации среди рабочих и крестьян; предоставление свободы слова и печати для рабочих, крестьян, анархистов и левых социалистических партий, а также свободы собраний, профессиональных союзов и крестьянских объединений; освобождение всех политзаключенных социалистических партий, всех рабочих, крестьян, красноармейцев и матросов, арестованных в связи с участием в рабочем и крестьянском движении; проведение не позднее 10 марта беспартийной конференции рабочих, красноармейцев и матросов Петрограда, Кронштадта и Петроградской губернии; упразднение политотделов и коммунистических боевых отрядов; немедленное снятие заградотрядов; предоставление крестьянам полного права действий над всею землею; уравнение пайка для всех трудящихся, за исключением вредных цензов. (В. Краснов, В. Дайнес. "Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт". М., 2000. С. 334-335).

Морякам прямо заявили в обращении ВРК, что "коммунистическая партия, правящая страной, оторвалась от масс и оказалась не в силах вывести ее из состояния общей разрухи".

Мятеж начался.

Почему от возник?

Командующий морскими силами РСФСР, бывший контр-адмирал А.В. Немитц, представил по этому поводу доклад.

Он считал, что необеспеченность продовольствием не могла вызвать восстание; причина - в дискуссии о профсоюзах, в ее формах, раздражавших моряков, в расколе команд по политическим взглядам.

На Западе события расценили как начало общенародного выступления. Премьер-министр Франции А. Бриан принял посла Российской империи В.А. Маклакова и обещал поддержку, несколько банков перевели в Кронштадт крупные суммы.

Но восставшие вместо того, чтобы активно действовать, ничего не предпринимали, уверенные в правоте своего дела. (Подобная военная пассивность была свойственна всем крестьянским восстаниям).

5 марта в Петроград прибыли Троцкий, главком Каменев, начальник Полевого штаба РВСР П.П. Лебедев и командующий Западным фронтом Тухачевский. Они должны были организовать подавление мятежа до начала работы съезда. Вот слова Троцкого: "Мне поручено Центральным комитетом восстановить власть и порядок в Петрограде и Кронштадте, и эту задачу я выполню, не останавливаясь ни перед какими жертвами".

Непосредственным руководителем военной операции был назначен Тухачевский.

Но подавить восстание до 8 марта, когда начал работать партийный съезд, не удалось.

Руководство партии оказалось в непростом положении.

В своем выступлении, говоря о Кронштадте, Ленин говорил банальные вещи о белогвардейских генералах, работе эсеров и заграничных белогвардейцах, мелкобуржуазной контрреволюции.

Не все делегаты согласились с такой оценкой Александра Коллонтай дерзнула сказать что "вчерашний доклад мало кого удовлетворил", что "товарищи ждали ответа на те события, которые происходят у нас в Советской трудовой России, - события грозные, чреватые последствиями... Владимир Ильич обошел вопрос о Кронштадте и вопрос о Питере и Москве". (Цит. по В. Краснов, В. Дайнес. "Неизвестный Троцкий". С. 336).

Кронштадт был последней каплей. Надо было менять курс, но удержать власть в стране и партии. Красная Армия, состоявшая почти полностью из крестьян, не могла долго оставаться лояльной к коммунистам.

На съезде было высказано много критики и радикальных предложений от введения всеобщего равного избирательного права и свободы печати до введения для каждого члена партии (имелась ввиду партийная элита) правила: в обязательном порядке отбывать трудовую повинность в течение трех месяцев на производстве.

Остро критиковалась работа Политбюро и Оргбюро, что было использовано Лениным и его сторонниками для обновления кадрового состава этих органов, выведения из них сторонников Троцкого.

Но самый главный результат съезда заключался в четырех решениях:

О замене разверстки натуральным налогом;

О единстве партии;

О синдикалистском и анархистском уклоне в партии;

Об очередных задачах партии в национальном вопросе.

Ленин был обязан предложить партии стратегическое решение. Он его предложил: постараться удовлетворить требования крестьян, дать свободу рыночным отношениям в деревне.

Это было отступление от коммунистической теории, но другого выхода не было видно. Более того, вот уже как месяц, с февраля, продразверстка была заменена продналогом в Тамбовской губернии где не утихало крестьянское восстание. (Фактически восстанием руководили казачьи офицеры, пробившиеся сюда после поражения Деникина, - хорунжий Матарыкин, полковник А.В. Богуславский, поручик П.М. Токмаков, вахмистр Колесников, капитан Губарев).

Новая экономическая политика (НЭП) была принята делегатами съезда почти без споров. Какие могли быть споры, когда непокоренный Кронштадт по-прежнему угрожал Петрограду?

Наоборот, все ждали перемен.

Неразоруженный Кронштадт требовал еще одного решения, может быть, еще более трудного и опасного.

Партийные дискуссии, ведущие к фактическому расколу и вызывающие в обществе новую войну, надо было прекращать. Но с прекращением дискуссий партия теряла остатки демократичности.

В резолюции "О единстве партии" съезд сделал выбор: фракции и группировки отныне запрещались. За фракционную борьбу отныне ЦК мог применять любые меры наказания вплоть до исключения из партии. Эту резолюцию представил съезду Ленин.

Понимал ли он и старая большевистская гвардия, что эта резолюция отрезает партию от ее прошлого и создает основу для другой партии?

Видимо, понимали. Во всяком случае, Ленин даже затронул эту тему, сказав, что данная мера только предупредительная и вряд ли когда-либо будет применяться.

Однако другого выхода, пожалуй, не было.

Прежняя партия большевиков, которая была демократичной, гибкой, умела за счет внутренней свободы быстро восстанавливаться и заменять арестованных и сосланных активистов, теперь опасалась этих свойств.

Активность Троцкого и его сторонников раздражала не только кронштадских матросов, но и Ленина.

Отныне у партии должен быть один лидер - Центральный комитет.

По результатам голосования в ЦК не вошли влиятельные сторонники Троцкого Крестинский, Преображенский, Серебряков. Троцкий больше не контролировал Секретариат и утратил большинство в Оргбюро.

В новом составе Оргбюро остался только один его ветеран - Сталин. Также он остался членом Политбюро.

18 марта во втором часу ночи Кронштадт был взят в результате обстрелов из тяжелых орудий и второго штурма. (Первый штурм окончился неудачей).

В одной из инструкций, подписанной командиром войсковой группы Казанским, говорилось: "Пленных быть не должно".

Впрочем, пленных было много. Через ревтрибуналы и чрезвычайные тройки прошел 10 001 человек, приговорено к расстрелу 2103, к разным срокам заключения - 6447, освобождено 1451 человек. Для заключенных из Кронштадта были созданы "дисциплинарные колонии" на Севере.

Но для Троцкого, как ни удивительно, победа уже не имела особого значения. Он проиграл важнейшую операцию своей карьеры.

18 марта Тухачевский, докладывая Каменеву об успешном завершении операции, сказал, что его "гастроль здесь окончилась" и просил разрешения убыть на Западный фронт.

Это легкомысленное, ребяческое выражение двадцатисемилетнего Тухачевского удивило Троцкого. То, что для бывшего гвардейского подпоручика казалось военной прогулкой, для председателя РВСР было началом заката.

Членами ЦК стали Ворошилов, Орджоникидзе, Куйбышев, Киров, явные сторонники Сталина. В Оргбюро Крестинского, Преображенского и Серебрякова сменили Молотов, Е.М. Ярославский, В.М. Михайлов.

НОВАЯ ЖИЗНЬ. СТАЛИН ЧУДОМ ОСТАЛСЯ ЖИВ

После съезда в стране стало многое меняться: появилась частная торговля, стали предоставляться концессии частным предпринимателям, разрешено создавать мелкие частные предприятия, денационализировать предприятия с числом работающих менее 21 человек. За год более десяти тысяч предприятий стали частными, взамен их новые владельцы должны были в течение 2-5 лет передавать государству 10-15 процентов своей продукции. Появились предприятия с участием иностранного капитала.

Возврат от "военного коммунизма" к рыночной экономики был очень сложным, а иногда и трагическим делом. Так, в марте 1921 г. топливную промышленность перевели на хозрасчет, шахтеров в Донбассе увольняли из-за отсутствия денег для зарплаты, им прекратили государственные поставки продовольствия. В результате рынок установил баланс между добычей угля и его потреблением промышленностью. Часть шахт закрыли. Много шахтеров и их семей погибли от голода.

Подобная ситуация была и в других отраслях. Заводы не имели оборотных средств и были вынуждены за полцены распродавать продукцию, конкурируя друг с другом и сбивая цены. 1 января 1921 г. аршин ситца стоил 4 фунта ржаной муки, а 1 мая - всего 1,68 фунта. В мае 1922 г. хлопчатобумажная ткань продавалась ниже себестоимости в два с половиной раза. В сентябре 1921 г. специальным декретом была отделена от предприятий социальная сфера. О зарплате говорилось: "Всякая мысль об уравнительности должна быть отброшена". (С.Г. Кара-Мурза. "Советская цивилизация от начала до великой Победы". С. 370).

(Автор этих строк во время "горбачевской" перестройки напечатал в журнале "Новый мир" (№12, 1988 г.) повесть "Плач из далекого года", посвященную гибели от голода шахтеров и их семей в первый год НЭПА, когда шахты были переведены на хозрасчет и лишены продовольственного бесплатного снабжения. Сотрудники редакции не хотели повесть печатать, но главный редактор Сергей Залыгин настоял. Они не хотели, думаю, потому, что эпизод НЭПа с его жестокостью неожиданно охлаждал царившую тогда атмосферу приближающихся радостных перемен.

Помню, что работал в архиве, изучал документы министерства угольной промышленности и наткнулся на переписку по поводу гибели людей на Екатеринославских рудниках в Донбассе. Поскольку в 1921 г. ВЦИК объявил амнистию всем рядовым белогвардейцам и вместе с тысячами деникинцев и врангелевцев в России вернулся и мой двадцатилетний дед, вольноопределяющийся Добровольческой армии Виталий Иванович Григорьев, ставший, как и его отец горным инженером. Впоследствии В.И. Григорьев стал "Красным героем труда", руководил рядом шахт, и под его началом работали ударники первых пятилеток, даже знаменитый Алексей Стаханов. Дед прекрасно понимал, что происходило в стране. Несмотря на внешнее благополучие его инженерной карьеры, он оставался беспартийным спецом и был принципиальным сторонником советской модернизации. Таких, как он, было много в научно-технической среде.

Именно эти люди были средостением между большевизмом и требованиями государственного строительства).

Вслед за экономическими новациями шла быстрая демобилизация армии. С начала 1921 г. по начало 1923 она уменьшилась с 5300000 до 610000 человек.

"Военный коммунизм" фактически закончился "Вторым Брестом". Государственная машина дала задний ход, партия была потрясена переменами.

Среди коммунистов началось подлинное смятение, выражавшееся в выходе из партии, самоубийствах, потере социального статуса.

Вспоминается герой романа Леонида Леонова "Вор" красный командир, орденоносец Дмитрий Векшин, ставший уголовником. Роман отражал реальную жизнь. Резко возросла преступность.

Кстати, для характеристики времени упомянем и о таком факте, как перестройка уголовного мира. На преступления шли разорившиеся крестьяне, демобилизованные красноармейцы, уволенные по сокращению штатов служащие, а также бывшие белые солдаты и офицеры. С приходом белых офицеров уголовный мир получил кадры, умеющие планировать операции, в совершенстве владеющие оружием, смелых и волевых. Такого, раньше не могло быть ни при каких условиях. Эти люди выработали своеобразный кодекс поведения, т.н. "воровской закон", и внесли в уголовное "Зазеркалье" жестокую дисциплину. Вот главные постулаты "закона": не владеть никаким имуществом, отказаться от родных, добывать средства к жизни только воровским путем, не служить в армии, не брать оружие из рук властей, не участвовать ни в каких политических организациях и акциях.

Это были правила некоего закрытого полувоенного ордена, члены которого враждебно относятся к обществу и ни в чем не хотят зависеть от него.

Это был новый тип сопротивления, "белогвардейско-уголовный Кронштадт", опирающийся на огромную (семь миллионов) армию беспризорников.

Далеко не случайно власть быстро отреагировала на новую опасность 21 января 1921 г. ВЦИК учредил Комиссию по улучшению жизни детей и назначил ее председателем Дзержинского. Проблема была серьезной: надо было лишить Зазеркалье его базы. В стране стали создаваться трудовые воспитательные коммуны, а государственная пропаганда возвысила тему до нравственной задачи всего народа.

Учитывая все перемены, можно понять, почему партия тоже стала перестраивать свою систему управления, усиливать контроль за низовыми организациями, проводить "чистку". Не могла не вырасти роль партийного аппарата. Только с апреля 1920 г. по март 1921 г. специальные кадровые подразделения ЦК, Орготдел и Учраспред, произвели 40 тысяч назначений на различные руководящие посты.

В секретариате ЦК в 1921 г. работало 600 человек, в 120 раз больше, чем в 1919 г.

Секретариат становился кадровой мастерской государства, а не только партии. И тот, кто получал контроль над Секретариатом, становился "серым кардиналом".

В марте Сталин едва не умер: у него был гнойный аппендицит, операция прошла очень тяжело. Сегодня трудно представить состояние тогдашней медицины, но одно обстоятельство - антибиотиков еще не существовало - дает представление о том, как ненадежно было состояние здоровья Сталина. Попросту говоря, он чудом выжил.

Ему было всего сорок два года. Это возраст, когда человек еще не готов к смерти и мало понимает, что она такое. Правда, в годы войны, а особенно, гражданской войны, многие оценки изменяются.

Для Сталина, судя по всему, переломным временем был март 1921 г. - победно окончилась гражданская, найдена новая экономическая политика, укреплены позиции в партийном руководстве, и он остался жить.

Бог истории, которого он вспоминал недавно, сохранил его. В этом же году у него и Надежды Аллилуевой родился сын Василий.

Новая жизнь вполне символично и закономерно началась с Грузии, куда Сталин приехал, сбежав из санатория в Нальчике, где выздоравливал после операции. Конечно, закономерность была не реалистическая, а мистическая, как будто на самом деле Бог истории решил дать Сталину пройти по камням, по которым ходил юный грузин Джугашвили.

Фокус в том, что член Политбюро не испытывал никакого пиетета перед чисто грузинскими, национальными стремлениями к независимой Грузии.

Прежде чем решать задачу собирания великой коммунистической державы он должен был для себя решить вопрос самоидентификации, и в последствии, став "великим вождем" с улыбкой говорил, что он русский человек грузинской национальности.

Его сын Василий, будучи маленьким, откроет своей сестре Светлане: "А наш папа когда-то был грузином".

Сталин, видевший своими глазами распад по национальным территориям Российской империи и собиравший единое советское государство, относился ко всем национализмам враждебно.

Приехав на родину, он был потрясен случившимися здесь переменами и так сказал об этом на общем собрании Тифлисской организации коммунистической партии Грузии:

"Во-первых, несомненно, что совершенно изолированное существование Советской Грузии, как и, всякой другой советской страны, ввиду безусловно враждебного отношения к советским странам со стороны капиталистических государств, - немыслимо как с точки зрения военной, так и с точки зрения хозяйственного развития. Взаимная поддержка советских государств как военная, так и хозяйственная, является условием, без которого немыслимо развитие этих государств.

Во-вторых, ясно, что Грузия, страдающая недостатком продовольственных продуктов, нуждается, не может обойтись без русского хлеба.

В-третьих, Грузия, не имеющая жидкого топлива, очевидно, нуждается для поддержания транспорта и промышленности в нефтяных продуктах Азербайджана, не может обойтись без них.

В-четвёртых, также несомненно, что Грузия, страдающая недостатком экспортных фондов, нуждается в помощи со стороны России золотом для покрытия дефицита в товарном бюджете.

Наконец, нельзя не считаться со своеобразными условиями национального состава населения Грузии, в силу которых значительный процент этого населения составляют армяне, а в Тифлисе, в столице Грузии, даже около половины всего населения, что, несомненно, обязывает Грузию при любой форме управления вообще, при советском же режиме в особенности, сохранить как с армянами в Грузии, так и с Арменией безусловный мир и братское сотрудничество.

Едва ли нужно доказывать, что эти и многие подобные конкретные условия обязывают Советскую Грузию, так же, как Советскую Армению и Азербайджан установить между собой некое единство хозяйственной деятельности, некое объединение хозяйственных усилий по линии, скажем, усиления транспорта, совместного выступления на внешних рынках, постановки мелиоративных работ (орошение, дренаж) и т.п. Я уже не говорю о необходимости взаимной поддержки и связи как между закавказскими независимыми советскими республиками, так и этих республик с Советской Россией, в случае необходимости обороны от внешних нападений. Всё это ясно и неоспоримо. И если я всё же заговорил об этих шаблонных истинах, то это потому, что существуют некоторые условия, созданные за последние два - три года, мешающие такому объединению, грозящие подорвать попытки к такому объединению. Я говорю о национализме - грузинском, армянском, азербайджанском - страшно усилившемся за последние годы в республиках Закавказья и тормозящем дело объединения". (И.В. Сталин. Сочинения. Т.5. С. 94-95).

Но каков он сделал вывод? Устранить независимость Грузии? Вовсе нет. Независимость надо сохранять, но объединять хозяйственные усилия на основе добровольного соглашения.

Надо было делать первый шаг в сторону государственного союза.

Хотя позиция Сталина по вопросу самоопределения наций была высказана еще на 3-м съезде Советов в январе 1918 г. "как права на самоопределение не буржуазии, а трудовых масс данной нации", т.е. "Принцип самоопределения должен быть средством борьбы за социализм и должен быть подчинен принципам социализма". (И.В. Сталин. Сочинения. Т. 4. С. 372-373).

Его поездка в Грузию была партизанской, без согласования с Лениным, который по этому поводу прислал телеграмму, выражая озабоченность состоянием здоровья Сталина. В подтексте он выговаривал за эту поездку.

Здоровье было вполне хорошее. Сталин поправился.

Из событий года следует еще отметить развитие Плана электрификации России (ГОЭЛРО) и подавление Тамбовского восстания.

Первое Сталин горячо поддержал. Так, в письме к Ленину в марте (после операции) он отметил:

"Единственная в наше время марксистская попытка подведения под советскую надстройку хозяйственно-отсталой России действительно реальной и единственно возможной при нынешних условиях технически-производственной базы".

И тут же пояснил, почему "единственная":

"Помните прошлогодний "план" Троцкого (его тезисы) "хозяйственного возрождения" России на основе массового применения к обломкам довоенной промышленности труда неквалифицированной крестьянско-рабочей массы (трудармии). Какое убожество, какая отсталость в сравнении с планом Гоэлро! Средневековый кустарь, возомнивший себя ибсеновским героем, призванным "спасти" Россию сагой старинной...". (И.В. Сталин. Сочинения. Т.5. С. 50).

Отталкиваясь от предложений Троцкого, как от негативного примера, Сталин явно знал отношение к этому Ленина и отражал ведущийся в Политбюро спор о будущем экономики.

В этом споре подчеркнем безусловную преемственность ленинского плана с дореволюционными планами:

строительство гидроэлектростанции на Днепре, а также на Волхове предполагалось еще до первой мировой войны; также к тому времени относятся и работы В.И. Вернадского о ядерной энергии. (Напомним, что "урановая экспедиция" Вернадского организовывалась до Октябрьской революции).

Поэтому ГОЭЛРО, с одной стороны, наследовал достижения концентрации возможностей государства, с другой - был детищем большевиков.

Хотя план ГОЭЛРО был одобрен в декабре 8-м съездом Советов, утвержден он был только спустя год 9-м Всероссийским съездом Советов. В 1921 г. для планирования всей экономики была создана Государственная плановая комиссия (Госплан). В первый год НЭПа началось строительство механизма, который сыграл огромную роль в развитии СССР.

Атомная бомба тоже промелькнула в разговоре об электрификации далеко не случайно.

Касаясь философии происходящих событий, приведем мысль выдающегося английского экономиста Дж. Кейнса, который в 20-е годы работал в России: "Ленинизм - странная комбинация двух вещей, которые европейцы на протяжении нескольких столетий помещают в разных уголках своей души, - религии и бизнеса". (Цит. по С.Г. Кара-Мурза. "Советская цивилизация от начала до великой победы". М., 2004. С.271).

21 марта 1921 г. ВЦИК издал декрет "о замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом", уровень налога был в два раза меньше: 240 млн. пудов зерна, вместо 423 млн. Планировалось получить в государственный фонд еще 160 млн. пудов путем торговли с крестьянами.

Власти торопились успокоить деревню. Однако восстание невозможно было одномоментно прекратить, для этого требовалось, чтобы идея НЭПа, как идея развития, заменила идею мщения.

Усмирением Тамбовского восстания руководил Тухачевский. Он провел настоящую воинскую операцию.

Всего в тамбовской группировке войск насчитывалось 37,5 тыс. штыков, до 10 тыс. сабель, 9 артиллерийских бригад, 5 автобронеотрядов, 4 бронепоезда, 6 бронелетучек, 2 авиаотряда. ("Гражданская война в СССР ". В 2 тт. Т. 2. М., 1986. С. 324).

К апрелю 1921 г. в стране, согласно официальным данным, воевало 165 крупных крестьянских отрядов. Большинством из них руководили на местах Союзы Трудового Крестьянства, организованные партией эсеров. Эсеры сделали ставку на свержение советской власти.

Они руководили восстанием в Сибири, Поволжье, Кубани, Северном Казахстане, Центральной России. Примерно в 140 отрядах было более 118 тыс. сторонников эсеров.

"8 февраля 1921 г. с Тамбовской губернии была снята разверстка. Но до крестьян известие дошло не сразу. Все пути проникновения в деревню советской информации были блокированы повстанцами. В то же время губернские власти ужесточили репрессивную политику. В сентябре 1920 и в марте 1921 г. председатель губисполкома А.С. Лавров и командующий войсками в губернии А.В. Павлов приказали расстреливать на месте каждого отказавшегося сложить оружие. Села, сопротивлявшиеся войскам, подлежали немедленному сожжению. При повторных вспышках восстания аресту и заключению в концентрационные лагеря подлежало все мужское население от 17 до 50 лет. Репрессии были распространены на семьи повстанцев и их укрывателей. На села накладывалась огромная контрибуция, за невыполнение которой отбирались земля и все имущество. За неисполнение приказа были сожжены села Верхоценье, Серединовка, Б. Спасское, Коптево, Ивосельцево. Более 250 крестьян было расстреляно.

Эффект подобных действий был прямо противоположен задуманному: устрашить деревню не удалось. В губернии и смежных с ней Балашовском уезде Саратовской губернии и Новохоперском уезде Воронежской губернии повстанцы создали 300 комитетов СТК, заменивших Советы. Это были беспартийные органы власти крестьян, обеспечивавшие материальную поддержку партизанской армии и регулировавшие военно-политические и социально-экономические стороны жизни деревни...". (Т.В. Осипова. "Крестьянский фронт в гражданской войне". В сб. "Судьбы российского крестьянства". М., 1996. С. 147-148).

Для подавления восстания применялись отравляющие газы, а также такие меры устрашения, как массовые расстрелы заложников и сжигание крестьянских изб.

Так, только в одной Паревской волости за июнь-июль было убито три тысячи крестьян. В селе Никольском, где проживало восемь тысяч человек, в русско-японскую войну погиб один человек, в мировую- 50, а в 1920-21 гг. - 500 крестьян.

Хотя у повстанцев против регулярных войск не было никаких шансов, сопротивление в Тамбовской и многих других губерниях продолжалось до конца 1921 г., потом пошло на спад.

Но в целом крестьяне добились своего, деревня вернулась к своей традиционной общинной жизни, которая была далеко от ГОЭЛРО, плановой экономики и мировой революции.

Как говорил Троцкий, "Революция потому и революция, что все противоречия развития она сводит к альтернативе: жизнь или смерть".

Но между властью и большинством населения, жившего по законам мелкотоварного производства, был заключен мир, точнее, - перемирие.

Чтобы сопоставить исторические рубежи, вспомним об одной жертве Тамбовского восстания: священник Петр Космодемьянский был убит во время карательной операции. Его внуки, Зоя и Александр Космодемьянские, Герои Советского Союза, погибли, защищая Отечество, во время Великой Отечественной войны.

"МЫ ИНСТИНКТОМ ПОНЯЛИ, ЧТО БОРЬБА ЛИБЕРАЛОВ С БОЛЬШЕВИКАМИ СВОДИТСЯ К РАЗЛОЖЕНИЮ ВЛАСТИ В ТОТ МОМЕНТ, КОГДА ЕЕ НУЖНО УСИЛИТЬ"

Здесь следует мысленно пересечь западную границу России и посетить российское посольство в Париже, в котором тогда находился посол Российской республики во Франции В.А. Маклаков, направленный туда еще Временным правительством. Он представлял несуществующее государство, но был умным и проницательным политиком. Его многолетняя переписка с Б.А. Бахметевым, послом Российской республики в США, является замечательным документом, отражающим взгляд проигравшей стороны. Так, в письме Маклакова от 15 апреля 1921 г., т.е. после Кронштадта и Х съезда РКП(б), дана оценка текущего момента и, самое главное, перспектив большевизма.

"Я думаю теперь и думаю уже давно, с момента войны, что результатом этой войны будет усиление государственной власти, попросту усиление государства, этатизм. Это началось по необходимости во время войны, не могло кончиться и с ее окончанием. Как ни надоел этатизм во время войны и сколько он ни принес с собою зла, по неумелости его применения, он был необходим и без него вести войны, было нельзя. В нем была и сила, по крайней мере, временная сила Германии. Для меня ясно, что он не мог окончиться после войны, когда перед человечеством остались неразрешенными те же основные вопросы, требующие общих усилий, солидарности отдельных государств и тем более солидарности отдельных классов внутри государства. Было невозможно допустить, чтобы от этой войны, которая есть общее несчастье, - одни люди страдали, другие наживались; что калеки должны были превратиться в нищих, а разрушенные войной местности восстановлены силой самих потерпевших; было бы невозможно допустить это, особенно в то время, когда другие на этом бы самом разорении и восстановлении разрушенного, продолжали бы наживать капиталы. Было ясно, что результаты войны могли быть получены только совместными усилиями целой нации, без различия классов и положений; но все это в свою очередь требовало страшного усиления государственной власти, которая могла бы сломить головы всем тем, которые не хотели бы идти в этом русле. Потому-то усиление государственной власти одновременно с этим должно было совпадать и с демократизацией этой власти. Она должна была быть не только сильна, но вполне демократична по своим задачам, а с того момента, когда вообще демократии кое к чему привыкли и кое-что раскусили, а во время войны, еще воочию увидали в какой мере государство без них бессильно, она должна была быть и демократична по составу. Итак, вот те основные задачи, которые человечество должно было положить в основу своего устройства после войны. Правительство демократичное по цели, демократичное по составу, но и деспотичное по объему власти и приемам.

Эти основные начала и лежат в основе большевизма; большевизм удовлетворяет именно им; то, с чем он не справился и на чем провалился - это программа реформ, способ осуществить ту солидарность, которая могла разрешить национальные и международные вопросы. Большевизм победил слишком рано; он не вышел из пеленок старых идей о борьбе классов, о том, что борьба предполагает уничтожение; подменил вопрос национальной солидарности вопросом, чтобы демократию поставить на место буржуя, а буржуя превратить в работающего пролетария, и провалился именно на этом; но если этим он скомпрометировал ряд лиц, идей и приемов, то не подорвал объективной необходимости в дальнейшем идти по тому же пути деспотической демократической власти. Но в наших попытках низвергнуть большевизм, какую идеологию мы ему противопоставляем? С одной стороны мы противопоставили ему идею либерализма, кто бы ее ни олицетворял, Милюков или Керенский, теорию, которая боялась сильной государственной власти потому, что боролась с этой властью, во имя прав человека и гражданина, во имя свобод, неприкосновенности личности и т.д. Попытка осуществить полностью эти начала в государственной жизни, которую мы имели глупость и преступность осуществлять в момент самой войны, повела их к крушению; и сейчас попытка бороться с большевизмом во имя этих начал, либо подымая крестьянские восстания, либо делая террористические акты, может найти сторонников; народы соскучились по свободам, для России они представляются каким-то недостижимым идеалом. Но эти свободы до такой степени не соответствуют объективной необходимости момента, что на них можно поднять бунт, но нельзя построить государственную жизнь; в столкновении этих идей с большевиками историческая правда на стороне большевиков, а не этих идей, и потому большевизм их победит. Мы инстинктом поняли, что борьба либералов с большевиками сводится к разложению власти в тот момент, когда ее нужно усилить, и попробовали идти другим путем, путем противопоставления большевистскому деспотизму белого деспотизма; этот курс создал временную популярность военных диктатур; в этом было преимущество Колчака против Авксентьева, или Врангеля против Парижской Учредилки. Но и эти течения провалились; во-первых потому, что они, сумев установить начала государственного деспотизма, т.е. сильной правительственной России, по своему составу и идеологии не сумели осуществить второго требования - демократизма: эти диктатуры не были демократичны ни по составу, ни по цели, хотя и притворялись, что ими становятся; а когда они почувствовали необходимость влить себя в струю демократизма, хотя бы по составу, то обращались к так называемой общественности; общественность, которая приходила им помогать, была носительницей той самой либеральной идеологии, защищавшей права человека и гражданина, и враждебной усилению государственной власти, которая составляла ее слабость в борьбе с большевиками. Соединение белого деспотизма с политическими свободами соединяло только недостатки двух направлений, не давая им выгоды.

Это и создавало ту их внутреннюю слабость, при которой большевизм не мог их не победить; вот Вам философия в Вашем духе и стиле; но теперь вывод из этого. А он тот же самый, о котором я Вам твержу в каждом письме. Спасти большевизм может только сам большевизм, т.е. те люди, которые, сохранив неприкосновенным то, в чем объективные задачи момента, т.е. демократическую деспотическую власть, сумеют влить в нее совершенно другое содержание, т.е. демократическую социальную политику, которая в настоящий момент будет, конечно, исключительно буржуазная. В большевизме должна произойти борьба, которая завершится победой здорового начала над нездоровым и глупым; но борьбу эту должны вести сами же большевики, которые поймут, наконец, эту задачу. Большевики с тех пор уже сумели осуществить то, чего мы не сумели, т.е. сумели отделаться от предрассудков либерального доктринерства, научились быть сильной властью; они же направят ее наконец на благо России, когда поймут искренне и всей душой необходимость насильственной классовой солидарности для поправления разрушенного государства. Когда это будет понято и из большевиков найдутся люди, которые возьмутся за это, тогда они смогут кувырнуть тот глупый большевистский деспотизм, который так же не сумел воспользоваться властью, как я не сумел бы играть на виолончели. Но думать, что это будет сделано не ими самими, а какими-то эмигрантами, представителями ли демократического либерализма, как Милюков, Керенский, Авксентьев, или представителями реакционеров, как Марков, Врангель и другие, - или что еще безумнее, коалицией этих сил - это верить в чудо, т.е. в нарушение всех законов природы. Такие реалисты, как мы с Вами, в чудеса не верят". ("Совершенно лично и доверительно". Б.А. Бахметев - В.А. Маклаков. Переписка 1919-1951. М., 2003. В 3-х т.т. Т.1. С. 365-367).

В этом же письме дан удивительный по точности прогноз судьбы Троцкого и многих из "ленинской гвардии".

"Как только в большевизии станут на путь улучшения расстроенной экономической жизни, начнется раздор между теми, кто хотел устраивать жизнь на началах коммунизма, но в интересах России или ее пролетарских слоев, и теми, которые всем этим сознательно жертвовали во славу III Интернационала и мировой революции. В среде самой России и пойдет водораздел: на одной стороне будет сытый коммунист, который ездит в международных вагонах и одевает свою жену в бриллианты, а на другой тот, кто, не гоняясь за властью, не споря о формах управления, будет говорить для них очевидные вещи: что правительство отнимает то, что им нужно самим, не дает того, что необходимо, и не потому, что преследует кооперативы или не дает хода капиталу. Объективная необходимость даст победу второму течению; те, кто будет мешать оздоровлению экономического быта из-за интересов Интернационала, будут тогда обезврежены или устранены путем ли террористических актов, или отдачей под суд и т.д., а может быть сами уйдут, чтобы не быть убитыми в первую очередь". ("Совершенно лично и доверительно". Б.А. Бахметев - В.А. Маклаков. Переписка 1919-1951. В 3-х т.т. Т.1. С. 347).

Именно так и произошло: одних ждал террористический акт, других суд, третьих эмиграция. Маклаков, будучи политическим эмигрантом, отлично понимал, как исторический процесс делит людей на завтрашних и вчерашних.