science Александр Петрович Казанцев Звездные пришельцы. (с фото) ru Lykas FB Editor v2.0 11 February 2009 publ.lib.ru CDA85857-86AA-4D18-B9B8-ABB492A2D45F 1.0

1.0 - создание файла Lykas


Александр Петрович КАЗАНЦЕВ

ЗВЕЗДНЫЕ ПРИШЕЛЬЦЫ

Научно-фантастический рассказ

        Корабль шел под звездами. Они были низкие и пышные. Дул теплый ветер, принося с берега запах апельсинов.

        Теплоход «Победа» приближался к Италии.

        Истории, рассказанные в кают-компаниях, всегда удивительны — на любых широтах!

        Советские туристы совершали путешествие вокруг Европы. Нам привелось побывать в Риме.

        Рим! Вечный город! Город пышных зеркальных витрин, неоновых реклам и великолепных фонтанов, куда принято бросать монетку, ибо, по поверью, это сулит новую встречу со столицей Италии. Город немыслимой автомобильной толчеи, железобетонных громад, многоречивых мраморных руин и отшумевшего тысячелетия назад, торжественно молчаливого Колизея. Здесь некогда разгорались кровавые бои гладиаторов, теперь же бродят восхищенные туристы, а по ночам крадутся бездомные кошки.

        Рим — город величайшего в мире собора св. Петра, в котором поместился бы современный стадион и где на полу отмечены размеры крупнейших храмов мира. Рим — город традиций Возрождения, город искусства, город передовой индустрии и живого средневековья, город радиозаводов, заводов Фиата и мрачных стен Ватикана с узкими бойницами, вдоль которых прогуливаются папские гвардейцы в опереточных формах: или в треуголках со шпагами, или же в двухцветных арлекинских камзолах.

        Вокруг снуют монахи, подпоясанные вервием, гуляют жгучеглазые девушки с голыми коленками в юбках абажурчиками. Иезуит с бородкой под Иисуса Христа рассуждает со мной о фресках Страшного суда, о статуе Аполлона Бельведерского в музее Ватикана, о нарочито нарушенных скульптором пропорциях, подчеркивающих величие красоты, и... ввертывает словечко о «величии католической империи» с ее четырьмястами миллионами католиков.

        Я спросил свободно владеющего русским языком иезуита, где в Риме Площадь цветов. Он сразу насторожился, опустил жизнелюбивые глаза.

        Да, 17 февраля 1600 года над Площадью цветов в Риме стелился дым. Тошнотворно пахло горелым...

        С костра инквизиции отказался сойти великий ученый, дерзостный мыслитель Джордано Бруно. Он не пожелал отречься от своей крамольной, опасной, еретической мысли о множественности миров, о существовании жизни и вне Земли.

        — То было время грубых нравов, — вздохнул красавец монах, которому Орден поручил «оказать советским туристам внимание». — Напрасно Джордано упорствовал. Ведь у него не было никаких фактов для выдвижения его гипотезы.

        Иезуит очень начитан. Он может говорить о чем угодно, даже о науке. Перед ним такой пример, как выступление самого папы римского на съезде астрономов в Риме, где гипотеза о разлетающихся галактиках была использована его святейшеством для доказательства акта творения, после которого и «полетели в разные стороны звездные острова».

        — Роковая ошибка Джордано Бруно, — продолжал иезуит, поглядывая на окружившую нас толпу туристов, — заключалась в том, что его гипотеза была антинаучной даже с нашей, современной точки зрения, поскольку не опиралась на известные факты.

        Среди туристов оказался аспирант, которого мы все звали Феликсом, молодой лысеющий человек в очках с тяжелой оправой.

        — Позвольте, сеньор, — вмешался он в беседу. — Не все гипотезы в науке предлагаются для объяснения уже известных фактов. Существуют два различных метода научных исследований. Набирать экспериментальный и фактический материал, искать его в любом направлении и после его получения выводить закономерности. Это один подход. Есть и другой. Объяснять, скажем, исследуемое явление и искать подтверждение этому объяснению, гипотезе. Если подтверждения не находятся, менять рабочую гипотезу, искать в новом направлении. Результат может быть получен экономнее, чем в первом случае. В нашей стране широко пользуются этим вторым методом.

        — Господин ученый мог бы привести пример? — смиренно спросил монах.

        — Общеизвестный? Охотно. Возьмите теорию относительности Эйнштейна.

        Монах утвердительно кивнул головой в знак согласия и понимания.

        — Ее подтверждение было получено уже после того, как Эйнштейн выдвинул свой принцип относительности.

        Монах вздохнул:

        — Ах, господин ученый! Вы сами привели этот прискорбный пример. Эйнштейн выдвинул свой принцип относительности, оттолкнувшись от объяснения известного и неразгаданного опыта Майкельсона. Печально вспомнить о реакции коллег господина Эйнштейна. Не видя подтверждений весьма новых и экстравагантных научных взглядов Эйнштейна, они, если говорить начистоту, символически сожгли научного еретика на костре общественного мнения. Будем же снисходительны к тем, кто в жестокие средние века был обуреваем исступленным служением вере.

        — Кстати, господин монах, — не сдержался аспирант, — эта «исступленная вера» строилась на отнюдь не доказанной гипотезе о существовании бога.

        Жизнелюбивые глаза сверкнули, красивое лицо стало страдальческим:

        — Вера, господин, не гипотеза. Она не нуждается в подтверждении. В своей нерушимой святости она существует не в силу каких-либо доводов, а вопреки любым аргументам.

        — Значит, вера, — сказал аспирант, — это — ослепление и предубеждение. Она никогда не может породить научную гипотезу. Ее удел — известный богословский спор: сколько чертей поместится на острие иголки? А научная гипотеза всегда научна, если она, как первое рабочее предположение, исходила из правильной, материалистической предпосылки. И только гипотеза, основывающаяся на идейно неправильных положениях, антинаучна и обречена.

        — Костер на Площади цветов давно погас, господа, — примирительно сказал монах.

        — Но мысль Джордано Бруно горит!..

        — Но ведь и в наше время нет прямых доказательств гипотезы о пребывании разумных существ вне Земли, — елейно заметил иезуит, пряча торжествующий взгляд.

        — Доказательства?..

        Мы все думали о доказательствах, возвращаясь из Рима в поезде, в автобусе, на маленьком пароходике, пока не ступили, наконец, как на кусочек родной земли, на наш теплоход «Победа».

        Жизнерадостный Неаполь несколько отвлек нас от этих размышлений. Он восхищал не только эмалевым небом, привычным по фотографиям контуром Везувия, замком Лукулла, будящим воображение, но и зажатыми в кольца каменных улиц-змей виллами, несметным числом чистых простынь, развешенных на веревках по фасадам едва ли не всех домов, узкими улицами в самом центре города, которые становятся частью бедных квартир, когда открываются двери первых этажей, и особенно непосредственными, приветливыми неаполитанцами...

        Не забудутся развалины Помпеи с каменными мостовыми, на которых в течение веков колесницы выбили колеи. Всегда будут вспоминаться отвесные скалы Капри. С них был сброшен один из римских тиранов. Эта казнь была предуготована им самим: он сбрасывал со скал Капри своих врагов. Как сновидение, останется в памяти посещение волшебного Голубого грота, в который въезжаешь с моря на лодке, пригибаясь к самому ее дну, а потом, ошеломленный, вдруг чувствуешь, что паришь в голубом пространстве. Голубое сияние заполняет все вокруг: оно и над тобой и под килем лодки...

        И вот мы снова на родной палубе.

        Аспирант Феликс здорово играет в пинг-понг. Приходится долго ждать, пока его кто-нибудь «выставит» и можно будет опять поговорить.

        Нас несколько человек. Мы рвемся задать ему уйму вопросов.

        Наконец мы овладели им. Говорит он охотно. У него чуть странная привычка смотреть не на собеседника, а вдаль. Его тяжелые очки мы в шутку назвали астрономическими.

        Так как же? Прав ехидный монах? Доказательств нет? Дым костра инквизиции давно развеялся, но ведь не мог же он задушить мысль о возможности существования отмеченных «божественным» разумом обитателей иных звездных миров!.. Ведь в науке же теперь считается непреложным, что жизнь во всех ее проявлениях может существовать и вне Земли.

        — С этим согласны все прогрессивно мыслящие ученые, — подтвердил аспирант. — Особенно, — добавил он с улыбкой, — когда речь идет о бесконечно далеких мирах.

        И он рассказал, что крупный советский ученый-астроном академик В. Г. Фесенков, очень скептически относящийся к проблеме существования жизни на ближайших планетах, в своей совместной работе с академиком А. И. Опариным пришел к мысли об обитаемости в нашей Галактике по крайней мере ста пятидесяти тысяч планет. Он считает, что лишь одна звезда из миллиона (!) обладает планетой с условиями, близкими к земным. По Энгельсу, жизнь там должна была возникнуть и неуклонно развиваться, пока не увенчается племенем разумных, через которых Природа познаёт себя. Не говоря уже о том, что звездных островов, подобных нашей Галактике, в Космосе несметное множество, можно вспомнить мнение других ученых, полагающих, что цифра академика Фесенкова занижена на «порядок» или даже на три «порядка», то есть преуменьшена в десять или даже в тысячу раз!.. Таким образом, возможное количество населенных миров прямо-таки огромно. При этом если учитывать сравнительный возраст различных частей Галактики, то подавляющее количество населенных миров нашей Галактики, возможно, надо считать более древними, чем наш земной мир, и культуру разумных существ более развитой...

        Обычно считается, что миры эти отделены от нас такими безднами расстояний, что для преодоления их понадобились бы жизни многих поколений космонавтов. Казалось, трудно представить, что в таких условиях разумные существа разных миров когда-нибудь встретятся, но...

        — Так ли уж невероятна на поверку подобная встреча на протяжении, скажем, истории человечества? — спросили мы нашего собеседника. Нам казалось, что он что-то знает...

        — Большинство астрономов считает исключенной жизнь на ближних планетах, — ответил аспирант. — Но существует и другая точка зрения. Обитаемость Марса еще в конце прошлого века допускал и горячо отстаивал выдающийся американский астроном Лоуэлл. Ныне эту точку зрения, несмотря на всю ее фантастичность, защищают его преемники.

        Ведь Марс находится в «поясе жизни» солнечной системы. На нем, пожалуй, даже бесспорнее, чем на загадочной Венере, можно допустить жизнь; как установлено, там нет неприемлемых для развития жизни температур, там открыта вода, есть атмосфера, содержащая углекислоту, происхождение которой трудно объяснить иначе, как жизнедеятельностью растений, поскольку действующих вулканов там, по-видимому, нет. Правда, атмосфера на Марсе разреженная. Обладая меньшей массой и тяжестью, чем Земля, Марс не мог удержать около себя былой плотной атмосферы; ее частички отрывались и улетали в межпланетное пространство. Но прежде атмосфера на нем была такая же, как и на Земле. И в океанах, пока они не испарились и пары воды не улетучились, должна была зародиться жизнь, вышедшая потом на сушу и развившаяся, быть может, даже раньше, чем на более юной по геологическим эрам Земле. Жизнь не могла, не должна была бесследно исчезнуть с поверхности Марса. Недаром такое пристальное внимание ученых привлекают знаменитые темные пятна на Марсе, меняющие свою окраску.

        И аспирант, к большой моей радости, вспомнил о выдающемся советском астрономе, создателе новой науки — астроботаники, недавно скончавшемся члене-корреспонденте Академии наук СССР Гаврииле Адриановиче Тихове, который доказывал возможность существования на Марсе растений, видя в темных пятнах «марсианских морей» сплошные заросли растительности, зеленеющие весной, становящиеся коричневыми летом и сначала буреющие, а потом сливающиеся с общим красным фоном марсианских пустынь зимой.

        Конечно, мы вспомнили и о «марсианских каналах», которые Тихов считал полосами растительности, и о том, что позеленение распространяется по этим полосам после начала таяния полярных льдов со скоростью... течения воды в исполинских трубах. Вспомнили мы и о гипотезе профессора И. С. Шкловского о двух загадочных спутниках Марса — Фобосе и Деймосе. Они вращаются вокруг Марса на удивительно малом расстоянии: Фобос всего лишь на расстоянии 6  000 километров, а Деймос — 23  500 километров. Орбиты у них почти круговые и лежат строго в плоскости экватора, что не наблюдается ни у каких других планет. При этом вращаются они по отношению к Марсу в разные стороны! Но самое главное заключается в том, что Фобос заметно замедляет свое движение. Профессор Шкловский математически показал, что единственно возможное объяснение этого явления — торможение Фобоса разреженной атмосферой Марса, а оно требует представления о Фобосе, как о полом теле. Природа полых тел не знает. Профессор И. С. Шкловский предположил, что спутники Марса искусственного происхождения и когда-то сооружены древней цивилизацией марсиан...

        Как известно, гипотеза Шкловского не опровергнута, все подобные попытки на поверку оказались несостоятельными, работы же Г. А. Тихова после его смерти, к сожалению, не продолжены, его обещающие выводы до сих пор не подтверждены.

        Однако дело не только в Марсе или Венере, где в самое последнее время обнаружен молекулярный кислород, очевидно, органического происхождения и где температурный режим, вопреки еще недавним представлениям, теперь полагают близким земному. Как мы видели, ныне даже самые скептические умы допускают, что где-то в Космосе разумная жизнь существует, местами достигая более высокого уровня развития, чем на Земле. А это значит, что мечта человека о вступлении в Космос где-то уже осуществлена и, быть может, давно. Ведь если люди за какие-нибудь сто лет заставили свои машины увеличить скорость от десяти километров до сорока тысяч километров в час, если в одном только двадцатом веке человечество сделало труднопостижимый скачок от признания атома до использования его внутриядерной энергии, то вполне возможно, что где-то в Космосе уже летают звездолеты, обладая скоростями, близкими к скорости света. Стоит напомнить, что при космических перелетах ощутимо скажется парадокс времени, вытекающий из теории относительности: суть его в том, что время космонавта, летящего с субсветовой скоростью, течет медленнее, чем время любых обитателей Галактики.

        Среди нас некоторые никак не могли представить это.

        — Понять этот парадокс времени сравнительно просто, — с улыбкой стал объяснять аспирант, — если допустить грубо, но наглядно, что течение времени, абсолютное и неизменное для всех точек и условий пространства, измеряется углом поворота воображаемой стрелки. Однако прожитый отрезок времени, отмечаемый длиной дуги, не одинаков для конца стрелки, для ее середины или для точки у самого центра вращения.

        Для нашей Земли прожитый отрезок времени соответствует перемещению конца стрелки. Звездолет же, набирая скорость по мере приближения к субсветовой, как бы перемещается по «стрелке времени» к оси ее вращения. И естественно, что при скоростях движения, близких к световым, когда прожитый отрезок времени на звездолете отмечается точкой близ центра вращения стрелки времени, дуга, пройденная ею, будет, скажем, в тысячу раз короче, чем дуга, описанная концом стрелки. Таким образом, до самых далеких пределов видимой Вселенной космонавт мог бы долететь за время нормальной человеческой жизни.

        И если мы можем представить себе звездолет в Космосе, то у нас нет оснований отказаться от того, чтобы представить его летящим через бездны пространства... к Земле.

        Мы рассуждали о том, что если чужепланетный звездолет в самом деле когда-нибудь летел к Земле, то нет ли на нашей планете следов посещения звездных пришельцев.

        Мы были убеждены, что наш аспирант что-то знает. И не ошиблись.

        Он предложил показать (именно показать) кое-что в салоне.

        Сначала за шахматным столиком сидело человек пять. Кто-то играл на рояле. Потом музыка смолкла, и над столиком склонились люди, словно рассматривая интересную шахматную партию. Скоро пришлось раздвинуться, а книги и конверты, которые принес аспирант, стали переходить из рук в руки.

        Лишь в конце нашего путешествия, когда мы плыли из Хельсинки в Ригу, мне удалось переснять все фотодокументы, которые тогда он показал нам. Их я привожу сейчас, ручаясь за их подлинность.

        — Вы хотите знать факты? — начал аспирант. — Что ж! Я расскажу вам кое-что, но... заранее условимся, что всякий факт допускает различные толкования. Выбирая сначала лишь нужные нам, но не исключая других, мы постепенно подойдем к таким фактам, которые будут уже однозначны и, быть может, явятся ключом к целой цепи неразгаданных тайн.

    Итак. Перед нами фотография (фото 1), снятая совместной советско-китайской палеонтологической экспедицией под руководством Чжоу Мин-ченя в 1959 году. Этот отпечаток оставлен на песчанике пустыни Гоби м и л л и о н ы  лет назад... По размерам и рисунку он очень напоминает... след подошвы космонавта, спустившегося на Землю, когда на ней еще не появились человекоподобные обитатели. Это — н а ш е  объяснение. Но других объяснений отпечатку палеонтологами пока не дано.

        — Неужели Земля посещалась звездными пришельцами в то время, когда они могли видеть на ней лишь исполинских ящеров, животный мир, не породивший еще человека? — воскликнул один из слушателей.

        — Как разочарованы, верно, они были, поняв, что прилетели на дикую планету слишком рано!..

        — Кто они были? Откуда? Когда и куда улетели? Неужели не оставили никакого следа, кроме этого отпечатка? — сыпались вопросы.

        — Кто знает, что происходило на первозданной Земле, какие, быть может, трагедии разыгрывались на ней? — улыбнулся аспирант. — Попробуем восстановить одну из них.

Вот два фотодокумента (фото 2 и 3). На них изображены ископаемые кости, найденные совсем недавно Т. Г. Грицаем и И. Я. Яцко в Одесских катакомбах. Это кости современников плиоцена — ископаемых страусов, верблюдов, гиен. Они были свалены в одном из подземных ходов, теперь насчитывающих пятьсот километров, а в древности представлявших собой первобытные пещеры.

        — Но что в этом особенного? Разве не мог первобытный человек свалить эти кости в своей пещере?

        — Свалить, пожалуй, мог, но... обработать — нет!

        Да. Обработать! Эти кости  о б р а б о т а н ы! И обработаны, как установила экспертиза, «п о- с ы р о м у», то есть миллион лет назад (!) и м е т а л л и ч е с к и м  и н с т р у м е н т о м.

        Миллион лет назад на Земле и человека в его теперешнем виде еще не было. Он не вступил даже в каменный век. О каком металлическом инструменте может идти речь? О  ч ь е м  инструменте?

        И тем не менее обработанные металлом миллион лет назад кости перед нами. Рассмотрим их. Удивительно точные круглые и квадратные отверстия... пазы, желобки!.. Разрезанные пополам резцы носят следы  ш л и ф о в к и!..

        Как это ни невероятно, но... невольно кажется, что кто-то мастерил из подручного материала сломанные части неведомого аппарата.

        Кто знает, какая трагедия произошла с космическими пришельцами, вынужденными укрыться в пещере?

        А ведь кости существуют. Их можно держать в руках, исследовать. Пока другого объяснения, кроме здесь приведенного, удивительные кости не находят.

        Слушатели переглянулись. О чем подумал каждый из них?

        Улетели ли эти пришельцы с Земли? Что с ними произошло? Какова их судьба? Кто ответит на эти вопросы!..

        А бывали ли звездные пришельцы на Земле позже?

— На это ответит один из экспонатов Британского музея, — сказал аспирант, показывая на фотографию черепа «человека из Брокен-Хилла» (фото 4).

        — Это череп неандерталоида, — пояснил он.

        Мы смотрели на фотографию и не верили своим глазам: в височной доле черепа виднелось четкое круглое отверстие без каких-либо лучевых трещин. Его нельзя было нанести ни клыком, ни копьем... Только тело, летящее с огромной скоростью, притом цилиндрическое (!), способное пробить стекло, не разбив его, пробивает так кость!

        — Это пулевое ранение! — объявил аспирант. — Неандерталоид погиб от выстрела сотню тысяч лет назад. Обратите внимание — противоположной височной доли нет. Она вылетела при выходе пули. Так всегда бывает...

        Слушатели недоверчиво рассматривали фотографию.

        — Жаль, что наш теплоход не зайдет в Лондон, — заметил кто-то из скептиков.

        — Но в Москву вы вернетесь? — улыбнулся аспирант.

        Скептик кивнул головой.

        — Тогда зайдите в Палеонтологический музей Академии наук СССР. Посмотрите там череп древнего бизона, ровесника человека из Брокен-Хилла. Только он найден не в Африке, а в теперешней Якутии. А пока посмотрите фотографию. Видите отверстие в лобовой кости (фото 5)? Оно тоже не имеет лучевых трещин. Это прямо не кость, а броня! И все же она пробита... и не просто пробита. Мягкое, может быть, свинцовое тело расплющилось при ударе о лобовую броню черепа... и потом «кумулятивным» действием пробило кость.

        — Может быть, стреляли в череп уже в наше время? — усомнился все тот же скептик.

        Аспирант ждал этого вопроса и заранее торжествовал:

        — В том-то и дело, что чудовищный зверь выжил. Костная рана начала зарастать. Это доказывает, что пулевое ранение было нанесено зверю при жизни.

        — Уж не забодал ли он звездного пришельца! — воскликнула подошедшая к нам девушка.

        Никто не рассмеялся.

        Все думали о бешеном, несущемся на смельчака звере, который устоял от прямого выстрела в лоб...

        — Теперь перенесемся на другой континент, — предложил рассказчик, — в Южную Америку, в Анды, в царство древних инков, на романтическое озеро Тикикака, овеянное легендами и именем бородатого Кон-Тики-Унракоча.

До сих пор вокруг этого горного озера (фото 6) сохранилась хорошо различимая линия древнего берега... м о р с к о г о  б е р е г а! Там можно видеть остатки морских водорослей, ракушки и... р а з в а л и н ы м о р с к о г о  п о р т а.

        Слушатели ахнули.

        — Да! Морского порта! Озеро Тикикака, как сходятся во мнениях все геологи, прежде было морским заливом.

        Кто-то вспомнил, что чешские путешественники Зикмунд и Ганзелка рассказывали, что по озеру теперь хлопают плицами два колесных пароходика, не так давно с огромным трудом, по частям, доставленные туда, на высоту четыре тысячи метров!

        Когда же поднялся морской залив, превратившись в горное заоблачное озеро? Когда гигантской складкой встали Анды, завершая западную оконечность Южной Америки?

        — Среди геологов нет единого мнения о времени этого катаклизма, — сказал наш ученый. — Некоторые из них считают, что это произошло сотни тысяч лет назад.

        — Позвольте! Сотни тысяч лет назад существовал морской порт? — поразился капитан корабля, незаметно подошедший к нам.

        — Не будем строить догадок, — пожал плечами аспирант. — Я хочу рассказать вот о чем. В районе остатков морского порта, близ индейской деревни Тиагуанако, сохранились руины циклопических сооружений древнейшего города, в числе их развалины храма Каласасава. Но особенно интересны Ворота Солнца (фото 7), насчитывающие, как предполагают, свыше двадцати тысяч лет! Они покрыты своеобразными изображениями-иероглифами.

        Известна легенда, по которой один из правителей древних инков ввел узелковую письменность (кипу), повелев повсеместно уничтожить все древние иероглифические надписи. И только на Воротах Солнца они почему-то сохранились.

        Ученые Познанский и Кис заинтересовались этими иероглифами, а Эштон, продолжая их исследования, расшифровал в 1949 году загадочные знаки. Они оказались  а с т р о н о м и ч е с к и м  к а л е н д а р е м  большой точности, но... в этом календаре  г о д  с о с т о я л  л и ш ь  и з  290 д н е й! Да, большой цикл (год) состоял из 290, а не из 365 дней, малый цикл (месяц) десять раз имел по 24 дня и два раза по 25.

        Похоже, что на Воротах Солнца запечатлен  н е  з е м н о й к а л е н д а р ь. Кто мог это сделать? Зачем?

        Стоит вспомнить о легендах древних инков, утверждавших, что их государство создано пришельцами, которые называли себя сынами Солнца.

        Испанские конквистадоры, завоевавшие инков, повествуют в своих мемуарах, что инки жили по странным богопротивным принципам: обязательный труд для всех (трудился даже сам повелитель инков, которому было отведено специальное поле), смертная казнь тем, кто не трудится, презрение к богатству, использование золота лишь в технических целях, бесплатный хлеб всем... Можно добавить, что каждый, дожив до пятидесяти лет, мог больше не трудиться и поступал на иждивение общины, а работающие на рудниках приобретали это право еще раньше... Правда, как и у древних греков, это сочеталось у них с рабовладением и покорением нецивилизованных племен.

        У инков была высокая цивилизация, им были известны многие сплавы, в их языке есть слово «железо».

        Чей же календарь, в память чего хранили они на Воротах Солнца?

        Когда в мае 1961 года советские радиоастрономы опубликовали результаты радиолокации Венеры, установив период ее вращения вокруг собственной оси, то выявилось удивительное совпадение. Венерианские сутки оказались длительностью в 9 с долями земных суток. А в венерианском месяце насчитывалось 24 с лишним венерианских дня. Если лишь на мгновение допустить, что високосный цикл Венеры составляет двенадцать лет, то окажется, что календарь Тиагуанако представляет собой в е н е р и а н с к и й  к а л е н д а р ь. В этом случае уточнение периода вращения Венеры вокруг своей оси должно дать 9 земных суток 15 часов 48 минут 23 секунды. Время покажет, будет ли окончательное совпадение календаря Тиагуанако с венерианским календарем, который сейчас уточняется.

        — Неужели они прилетели с Венеры? — изумилась девушка.

        — Не обязательно, — улыбнулся аспирант. — Венерианский календарь, календарь ближней планеты, мог быть запечатлен пришельцами, как символ высшего разума, ибо установить календарь Венеры, всегда скрытой облаками, можно либо побывав на ней, либо изучив ее с помощью очень точных приборов. Но как бы то ни было, это уж, во всяком случае, не земной календарь. Земля замедляет свое вращение на 0,001 секунды за сто лет. 75 дней здесь никак не наберешь.

        Былая культура не может нам дать ответ о странном календаре. Испанские конквистадоры истребили инков. Лишь руины дворцов и храмов говорят о былой загадочной цивилизации.

        Аспиранта слушали, затаив дыхание, а он продолжал удивлять все новыми сообщениями.

        — Не так давно в тех же Андах на плоскогорье Наска были обнаружены очень странные, тянущиеся на километры знаки, выложенные из белых камней. Они даже напоминали дороги, поднимавшиеся на горы и вдруг срывавшиеся в пропасть (фото 8). Высказывались разные предположения: думали, что города, к которым вели мощеные дороги, провалились во время землетрясений и поднятия гор. Было сделано предположение, что поскольку знаки эти видны лишь с большой высоты, то не являются ли они посадочными знаками, которые послужили бы указанием звездным пришельцам, по преданиям инков, обещавшим вернуться?

        Интересно опровержение этой точки зрения. Оказалось, что дороги, поднимавшиеся в гору и кончавшиеся у пропастей, всякий раз были отмечены на конце иероглифом. При изучении всех этих странных знаков в комплексе удалось выяснить, что они являются исполинской картой звездного неба, для создания которой требовались огромные астрономические познания, которые вряд ли можно было приобрести без специальных приборов.

        Как видите, опровержение говорит в пользу звездных пришельцев еще убедительнее. Можно вспомнить, кстати, и о странных каменных шарах, идеально обработанных, рассыпанных, казалось бы хаотически, по территории теперешнего государства Коста-Рика. Некоторые энтузиасты склонны видеть в этой россыпи каменных шаров тоже карту звездного неба.

        Наш рассказчик увлекся, его уже не нужно было просить продолжать.

        — В нынешнем Ливане, в горах Антиливана, близ города Баальбека, — продолжал аспирант, — существует знаменитая Баальбекская терраса, сложенная из исполинских каменных плит, весом свыше полутора тысяч тонн каждая. Эти плиты подняты на огромную высоту из древней каменоломни, где до наших дней сохранилась одна не отделенная от скалистого массива плита (фото 9).

        Баальбекская терраса относится к глубочайшей древности. Ее назначение загадочно. Храм Юпитера был построен на ней, по-видимому, значительно позже и, может быть, на месте другого, не дошедшего до нас сооружения. И совсем трудно объяснить, с помощью каких технических орудий была сооружена древними строителями Баальбекская терраса. Ведь даже современным подъемным средствам не поднять в гору тысячетонные плиты. Каменные блоки для египетских пирамид весили в пятьдесят, в сто раз меньше! И казалось бы, не было никакой нужды заменять их плитами весом с хороший дом (фото 10).

        Аспирант напомнил нам, что доцент М. М. Агрест высказал в печати предположение: не является ли Баальбекская терраса неведомой мощи памятником звездных пришельцев? Может быть, внутри кроются тайники, предназначенные для зрелого человечества, которое догадается о назначении циклопического памятника и получит наследие от тех, кто тысячелетия назад посетил еще населенную варварскими племенами Землю...

        — Да полно, братцы! Как можно об этом всерьез говорить? — вмешался капитан. — Кто видел на Земле звездных пришельцев? Покажите его мне сначала, этого пришельца, а потом убеждайте!.. — закончил он раздраженно.

        Аспирант как-то загадочно улыбнулся и стал раскладывать на столе новые фотографии..

        — Перед началом второй мировой войны французский офицер Бренан, — продолжал он, — пересекая Сахару, увидел мираж. Над песками в воздухе висел город руин (фото 11). Бренану казалось — он отчетливо видит улицы, переулки, площади... Вскоре он убедился, что это вовсе не мираж. Он подумал, не открыл ли он затерянную на Африканском материке легендарную столицу Атлантиды. Но его ждало разочарование. Город руин оказался скоплением скал, в которых капризами ветров были прорезаны ущелья, напоминавшие улицы. Это были скалы Сефара. Проникнув в первые же ущелья, Бренан был вознагражден за все лишения и разочарования. Пораженный и восхищенный, он увидел там сокровищницу древнейшей наскальной живописи. На скалах сохранились удивительные рисунки, говорящие о жизни и быте населявших когда-то цветущий край племен.

        Открытие Бренана вызвало огромный интерес во Франции. Но началась война, и искусствоведы не смогли организовать экспедицию в Сахару.

        Лишь после войны профессору Анри Лоту удалось отправиться в Сахару в скалы Сефара и сделать там поразительные открытия. Он обнаружил природный музей древнейшего искусства, бесценную сокровищницу. Скалы были испещрены рисунками, многие из них были подлинными шедеврами. Достаточно взглянуть на четырех «богинь» или на «собеседниц». Сколько выразительности, сколько грации в скупом начертании фигур! Ведь западные художники в наше время тщетно стремятся найти такой стиль. И наконец, какая точность и динамика в изображении животных (фото 12, 13, 14)!

        Древнейшие художники принадлежали к племенам, тысячелетия назад населявшим тогда цветущую и обильную Сахару.

        Анри Лот обнаружил, что рисунки наслаиваются «по эпохам». Более поздние нарисованы на месте самых древних. И вот эти-то, самые древние, представляют особый интерес.

        Профессор Анри Лот относит их к шестому — восьмому тысячелетию до нашей эры. Он объединяет рисунки того времени общим названием «периода круглоголовых». Почему «круглоголовых»? Да потому, что двуногие, прямостоящие существа на этих рисунках, напоминающие людей, изображены все...

        ... в  к р у г л ы х  ш л е м а х!..

        Особенно поражает гигантский наскальный рисунок размером в шесть метров.

        — Когда я показал этот рисунок известному полярному летчику штурману Аккуратову, — вспомнил наш рассказчик, — он воскликнул: «Ведь это так походит на мой скафандр, который на меня напяливают перед высотным полетом! И шлем совсем такой же...» Да, похоже, что это скафандр!

        Профессор Анри Лот назвал этот рисунок «Великим богом марсиан из Джаббарена». Ущелье Джаббарена, где найден этот рисунок, в переводе с языка туарегов означает «Ущелье исполинов». Лот говорит, что упоминает марсиан условно, но именно такими мы представили бы сейчас марсиан или других космических пришельцев.

        Впоследствии, когда мне привелось встретиться с первым космонавтом Земли Юрием Гагариным, я вспомнил рассказ аспиранта. Гагарин надписывал свои бесчисленные фотографии. Я сказал ему:

        — Юрий Алексеевич! Вы немало надписали фотографий. Но посмотрите на рисунок, который сделан за восемь тысяч лет до вашего полета. Похоже?

        — Не вполне, но... похоже! — сказал Гагарин и надписал фотографию изображения своего инопланетного предшественника (фото 15).

        Да, похоже! Но что это на самом деле? Какая фантазия древнего художника могла породить это странное изображение?

        В корабельном салоне оказался профессор-философ, молча и скептически слушавший аспиранта. Он сказал:

        — Марксизм учит, что  ф а н т а з и я  о т т а л к и в а е т с я т о л ь к о  о т  о п ы т а. Художник не мог выдумать ничего, что не видел хотя бы по частям, например, у сказочного дракона пасть крокодила, крылья летучей мыши и тело змеи...

        — Полноте, братцы, — снова вмешался капитан. — Просто обрядовое одеяние жреца, и все тут!

        — Одеяние тоже надо придумать. Этим оно принципиально не отличается от рисунка, оно требует такой же фантазии, отталкивающейся от действительности, — заметил профессор.

        — Всмотримся в рисунок, — предложил аспирант. — Штурман Аккуратов обратил мое внимание на крепление шлема. Оно говорит о том, что давление внутри шлема и снаружи было разное. Ниже два отверстия. Так изобразил старательный художник, очевидно, отверстия для глаз, передав в перспективе толщину шлема. Еще ниже — горизонтальные складки герметического воротника. И дальше — вертикальные складки свободно спадающей, очевидно, непроницаемой одежды.

        Но самое интересное, пожалуй, то, что это вовсе не единственное изображение, их множество (фото 16 и 17)!

        Аспирант показал нам их, листая книгу Анри Лота «Фрески Тассили».

        На последней фотографии нас поразило, что над шлемами одетых в скафандры существ видны какие-то решетчатые сооружения, которые напоминают... направленные антенны!..

        — Вот вам свидетельство, пришедшее к нам через тысячелетия. Мы можем рассматривать портреты неведомых существ, спорить, строить догадки, но никак не отмахиваться от них.

        — Это всё? — спросил я. — Неужели только в Сахаре остались изображения, похожие на пришельцев? Ведь они посетили Землю, когда у человека уже было искусство.

        Аспирант был готов к этому вопросу.

        — Обратимся к иной стране, к иным памятникам.

        В ленинградском Эрмитаже хранятся бесценные этрусские камеи. С поразительным искусством вырезаны на них рельефные реалистические изображения людей.

        Он показал фотографию камеи (фото 18). Мы поразились, что на столь древнем памятнике изображен... водолаз, то есть существо в скафандре! А ведь камея сделана несколько тысяч лет назад. Не перекликается ли эта камея с наскальными рисунками в Сахаре?

        — А вот еще одна камея (фото 19). На ней изображен старинный корабль, какая-то галера, но... Обратите внимание. Весел нет! Рисунку лишь приданы знакомые художнику очертания корабля. Вместо весел на камее сзади корабля изображены какие-то лучи.

        — Уж не реактивный ли корабль так представил себе художник, знавший о прилете пришельцев?

        — Кстати, предания о таких прилетах и очень толковое описание летательного аппарата существуют в совсем другой части земного шара, в древних индийских рукописях, а также в старых рукописях на санскритском языке, — сказал аспирант и прочитал нам такое описание, сделанное когда-то в Индии:

        «...Посередине корабля тяжелый металлический ящик является источником силы. От этого ящика «сила» шла в две больших трубы, устроенных на корме и на носу корабля. Кроме того, «сила» шла в восемь труб, смотревших вниз. В начале путешествия открывались задвижки восьми смотревших вниз труб, а верхние задвижки были закрыты. «Ток» с силой вырывался и ударялся в землю, поднимая тем корабль вверх. Когда же он взлетал достаточно, смотревшие вниз трубы прикрывали до половины, чтобы можно было висеть в воздухе, не падая. Тогда большую часть «тока» направляли в кормовую трубу, чтобы он вылетал, толкая тем корабль вперед освобожденной силой...»

        Требуются ли комментарии?

        На основе древнего описания польский художник изобразил этот летательный аппарат (фото 20) (журнал «Горизонты техники», Польша, № 5, 1958 г.).

        Аспирант вспомнил, что в других индийских преданиях говорится о том, что пришельцы с небес научили людей ковать железо.

       — Поэтому и привлекает наше особое внимание знаменитая «железная колонна», более полутора тысяч лет стоявшая близ старинной башни Кутб Минар в Дели (фото 21).

        Это — поистине удивительное сооружение, равного которому нет среди памятников материальной культуры. Высотой в восемь метров, толщиной в обхват. Есть даже наивное поверье: у того, кто встанет к колонне спиной и сведет за ней руки, исполнится заветное желание... Вес колонны — двенадцать тонн.

        Древнее металлическое изделие недаром овеяно легендой, оно обладает чудеснейшим, редчайшим свойством: железо не ржавеет! А ведь любое другое железо за полторы тысячи лет превратилось бы в прах.

        — В чем же дело? — спросила учительница.

        Объяснение дал металлург, оказавшийся среди слушателей: древние мастера сумели создать химически идеально чистое железо, которое трудно получить даже в современных электролитических печах. Атомы такого железа, соединяясь с кислородом, создают антикоррозийную пленку, предохраняющую металл от окисления.

        Но как могли люди древности сварить такой металл? Как сумели выковать такую исполинскую деталь, для которой ныне использовали бы могучие гидравлические прессы?

        Может быть, и в самом деле есть связь между древнеиндийским описанием реактивного летательного аппарата и... нержавеющей колонной из химически чистого железа. Не использовали ли древние индийцы для декоративной поковки металл с совершенно иной конфигурацией, полученный на другой планете и служивший какой-нибудь деталью звездолета? Ведь предположение, что древние выковали колонну из железного метеорита, не выдерживает критики, так как метеоритное железо всегда содержит около семи процентов никеля, не говоря уже о других примесях.

        Аспирант складывал свои книги и фотографии.

        Итак, уже сегодня, едва заинтересовавшись волнующим вопросом, мы можем разглядывать отпечаток на песчанике, который напоминает след обуви, изучать обработанные металлическим инструментом кости. Мы можем размышлять по поводу неземного календаря на Воротах Солнца или о загадочных знаках в Андах. Нас поражает химический состав индийской колонны, выкованной полторы тысячи лет назад, и техническое описание древними «реактивного летательного корабля». Но особенное впечатление произвели, по крайней мере на меня, наскальные рисунки в Сахаре, с которых смотрят неведомые «существа в скафандрах», быть может, тысячелетия назад посетившие Землю.

        Аспирант говорил:

        — Их гигантский звездолет мог прилететь к Земле, встать на «космическом рейде», то есть превратиться в ее искусственного спутника, посылая на открытую планету малые корабли, выполнявшие роль космических шлюпок. Естественно предположить, что эти «космические шлюпки» с исследователями в скафандрах посетили и населенную зону Земли.

        И может быть, это они побывали в Южной Америке, где древние инки переняли у них столь поразившие испанских конквистадоров принципы устройства общества, которые так близки и понятны теперь нам. Не они ли оставили на Воротах Солнца в память о своем пребывании календарь своей далекой планеты или планеты — сестры Земли, скрытой всегда покровом облаков? Не они ли, рассчитывая, что им на смену прилетят когда-нибудь другие исследователи, оставили для них или посадочные знаки, или исполинскую карту звездного неба, в которой еще надо разобраться — может быть, на ней есть и указания, откуда прилетели к нам гости из Космоса...

        Возможно, гости из Космоса, побывали и в населенной тогда, цветущей Сахаре. Древние художники запечатлели их образы на скалах Сефара. Обнаружили они древние племена людей и в районе Мертвого моря, где соорудили циклопическую террасу, что по силам было только исполинам техники. И кто знает, может быть, в глубинах Баальбекской террасы действительно заключено «завещание звездных пришельцев». Предвидя развитие человеческого общества, появление цивилизации, звездные пришельцы могли рассчитывать, что в определенный момент их знания могут быть поняты людьми, станут полезными для них... Может быть, там были ключи к овладению ядерной энергией, к завоеванию Космоса, к победе над гравитацией... Не знаю, достаточной ли защитной броней были для этих опасных тайн тысячетонные плиты Баальбека, способные выдержать любые сейсмические испытания. Может быть, под ними кроется лишь указание людям Земли, что подлинное завещание человеческой цивилизации оставлено, скажем, на обратной стороне Луны и люди смогут им воспользоваться, лишь достигнув такого развития, когда вступят своими силами в Космос, сумеют долететь до Луны, когда самосознание их общества будет столь высоко, что исключит использование силы атомного ядра и других тайн знания для убийств себе подобных...

        Мы позволили себе тогда на «Победе» помечтать. Вспомнили о преданиях, о легендах, даже о библии. Ведь многие предания могут быть истолкованы теперь как встречи людей с инопланетянами. Это они учили людей основам морали, а люди делали из нее религию. Это они показывали достижения своей техники, и люди признавали это за чудеса, а пришельцев за чудотворцев, пророков, святых!.. И даже стали изображать святых с кружочком привычного шлема вокруг головы. А вознесения на небо на огненных колесницах с огнем и громом? Но отнесемся критически к библейским текстам, к наивным преданиям, засоренным мистикой и суевериями. Пусть останутся только факты и памятники, которые можно изучать. И наша мечта тогда не помешает, а поможет такому исследованию, направит его. Ведь только научные исследования могут сказать новое решающее слово в бесстрашно поднятом Джордано Бруно вопросе.

        Но не только далекая история дает доказательства смелым гипотезам. Есть современное явление, научная разгадка которого может стать ключом ко всей цепи загадок, связанных с возможным посещением Земли пришельцами из иных миров.

        — Ключ этот — в разгадке тайны тунгусской катастрофы 1908 года, — сказал аспирант, глядя на меня.

        Все зашумели. Они ведь знали мой давний грех по части тунгусского метеорита, мою приверженность гипотезе, утверждающей, что над тунгусской тайгой в 1908 году взорвался неведомый межпланетный корабль, произведя в тайге небывалые разрушения.

        Теперь рассказывать заставили меня. Все хотели знать самое последнее, самое истинное, но...

        Конечно, я не мог быть беспристрастным — слишком долго я спорил и воевал за эту гипотезу, но рассказал я, как рассказываю сейчас, только точно установленное, безусловно достоверное.

        Первоначально причиной тунгусской катастрофы считалось падение гигантского метеорита, но это, как известно, не объясняло некоторых фактов. Они были объявлены аномалиями.

        Гигантский метеорит, летя с космической скоростью, при ударе о землю теряет ее, кинетическая энергия переходит в тепловую, происходит взрыв, образуется кратер, тело метеорита уходит под землю, вокруг рассыпаются осколки. В тунгусской тайге этого не произошло. Кратера не оказалось, никаких осколков найдено не было. В центре катастрофы стоял мертвый лес с деревьями без коры и сучьев. Необъяснимы были и светлые ночи после взрыва, которые наблюдались в Сибири и Европе.

        Гипотеза о ядерном взрыве в воздухе в результате гибели межпланетного корабля была специалистами по метеоритам отвергнута как антинаучная. Академик В. Г. Фесенков и ученый секретарь комитета по метеоритам Е. Л. Кринов писали в 1951 году, что утверждение о взрыве в воздухе нелепо, что загадки в тунгусской катастрофе никакой нет, все ясно — метеорит был, упал и утонул в болоте, а образовавшийся кратер затянула болотистая почва. После экспедиции Кулика никто не побывал в тунгусской тайге и утверждения специалистов по метеоритам не основывались на каких-либо новых материалах.

        А между тем метеорит не падал в болото, потому что под дном болота, как установил еще Кулик, сохранился слой вечной мерзлоты. Только предположение о взрыве в воздухе может объяснить существование мертвого леса, когда деревья устояли под обрушившейся на них волной, потеряв лишь кору и сучья (фото 22). А если взрыв был в воздухе, то... каким образом энергия, равная одновременному взрыву пятисот атомных бомб, может выделиться в воздухе без удара тела о землю? Ведь энергия взрыва равнялась десяти миллионам тонн тротила!..

       Может быть, это был радиоактивный метеорит? Но взорваться в ядерном взрыве может лишь вещество идеально химически чистое и достаточно редкое, скажем уран-235 или вообще не существующий на Земле элемент плутоний. И взорваться это вещество может лишь в том случае, если его масса превышает критическую, так что если по какому-нибудь капризу природы где-то в Космосе такой метеорит образовался бы, он должен был взорваться в первую же секунду своего существования.

        Признать взрыв ядерным — это значит признать взрыв вещества, полученного искусственно и, конечно, не на Земле, где в 1908 году ни уровень знаний, ни уровень техники не могли это обеспечить, а... на другой планете. Ученые, занимавшиеся этой проблемой в комитете по метеоритам, согласиться с этим не хотели, хотя такое предположение и объяснило бы все, что произошло в тайге. Общественность, однако, требовала ответа.

        Тогда в противовес литературным произведениям, где высказывалась гипотеза о космическом корабле, погибшем над тунгусской тайгой, в 1957 году комитет по метеоритам выступил с утверждением, что тунгусский метеорит найден. Но найден он был не в тунгусской тайге, а на полках комитета по метеоритам, где хранились пробы почвы, доставленные Куликом четверть века назад. В этих пробах были обнаружены металлические вкрапления, шарики в сотые доли миллиметра, содержащие никеля 7 процентов, кобальта 0,7 процента и следы меди и германия. А поскольку такой состав характерен для метеоритного вещества, то было объявлено, что это и есть остатки тунгусского метеорита. Куда же делась основная масса метеорита, определявшаяся в сотню тысяч или даже в миллион тонн, оставалось непонятным. Не объяснен был и механизм взрыва, оставившего в эпицентре мертвый лес.

        И только в 1958 году в тайгу наконец была направлена экспедиция под руководством К. П. Флоренского. Ее выводы знаменательны. Найденные в пробах почвы металлические вкрапления уже не приписывались тунгусскому метеориту, такие шарики были обнаружены и под Москвой, и под Ленинградом, и в Антарктиде, и даже на дне океанов. Это была обычная космическая пыль, оседающая на Землю после происходящих в верхних слоях атмосферы метеорных процессов. Второй вывод, к которому пришли некоторые члены экспедиции, — возможность взрыва в воздухе над мертвым лесом.

        Таким образом, была признана первая часть фантастической гипотезы.

        Но специалисты по метеоритам не хотели признавать ядерного характера взрыва. И они не проводили в тайге никаких исследований, которые могли бы подтвердить или опровергнуть ядерный характер произошедшего в 1908 году в тайге явления.

        И тогда молодые ученые из Москвы, Ленинграда, из Томска, Новосибирска, из Башкирии, гонимые романтической жаждой исследования и открытия тайн, создали знаменательное движение научного туризма. Вооружившись дневниками и научными приборами, десятки молодых специалистов потянулись в тайгу.

        Эти исследования были настолько интересны, что в 1960 и 1961 годах бывшие самодеятельные экспедиции стали уже научными, работавшими на средства и по программам научных учреждений.

        Так, исследованием тунгусской катастрофы занялись комплексная самодеятельная экспедиция, возглавлявшаяся специалистами из Томска под руководством Г. Ф. Плеханова, и экспедиция геофизиков Волго-Уральского филиала ВНИИ геофизики под руководством А. В. Золотова.

        Каждая экспедиция шла своим путем, имела свою рабочую гипотезу. Специалисты по метеоритам, снова направившие в 1961 году в тайгу комплексную экспедицию под руководством К. П. Флоренского, упорно искали следов метеорита; экспедиция томичей собирала материал для объективного анализа, а экспедиция А. В. Золотова исследовала тунгусское явление с точки зрения возможных ядерных процессов.

        К каким выводам пришли эти группы ученых?

        Прежде всего, специалисты по метеоритам отказались от мысли, что в тунгусскую тайгу упал метеорит. Это было признано конференцией по метеоритам в 1960 году и объявлено академиком Фесенковым в октябре 1960 года в газете «Правда». Гипотезу о метеорите заменила гипотеза о взрыве в воздухе ледяного ядра кометы.

        Однако обстоятельства тунгусского взрыва этим объяснены не были. Ведь нужно было обосновать, что взрыв с выделением огромной энергии может произойти в воздухе, на высоте не менее пяти километров, как теперь согласились все спорившие.

        Появилась теория  т е п л о в о г о  в з р ы в а. Ледяное тело ядра кометы, как полагали, должно было прогреться и испариться за доли секунды, летя над Землей. Условием этого была необходимость гигантской скорости (30 километров в секунду) летящего тела. Скорость же тунгусского тела оставалась неизвестной.

        Экспедиция Флоренского обнаружила в тайге, в семидесяти километрах от эпицентра, в почве «скопление» металлических вкраплений космического происхождения. Это снова дало повод для объявления в печати, что загадка решена, что вещество ядра кометы обнаружено, что его отнесло от эпицентра взрыва ветрами, дувшими в ту пору со скоростью 35 километров в час, а для мельчайших космических частиц, унесенных взрывом в стратосферу, требовалось для падения на Землю часа два.

        Эти выводы не признали даже сами участники экспедиции Флоренского, объявив о своем несогласии через комсомольскую печать («Смена» № 1, 1962 г.). Обнаруженные доли грамма космического вещества при предположении, что этого вещества были сотни тысяч тонн, конечно, не были убедительными. Кроме того, как подсчитали некоторые специалисты (астроном Ф. Ю. Зигель), частички могут падать из стратосферы не два часа, а несколько суток и даже месяцев; отнести «скопления» металлической пыли в семидесяти километрах от эпицентра катастрофы к телу, вызвавшему эту катастрофу, нет достаточных оснований.

        Эти возражения были высказаны на трех дискуссиях по вопросу о тунгусской катастрофе, проведенных Институтом имени Штернберга, Астрономо-геодезическим обществом и Московским домом журналистов в декабре 1961 и в феврале 1962 года. Самым неубедительным в выводах сторонников кометной гипотезы оказалась предполагаемая скорость летящего тела. В 1961 году в докладах Академии наук СССР была опубликована статья А. В. Золотова (том 136, № 1), в которой тремя различными методами было доказано, что скорость была меньше четырех километров в час. В частности, ученый обратил внимание на то, что летевшее тело не только видели, но одновременно и слышали, а это невозможно при скоростях в десятки километров в час. Кроме того, в тайге было найдено дерево, на которое в двух перпендикулярных плоскостях воздействовали взрывная волна и волна баллистическая, зависящая от скорости пролетевшего тела. При скоростях в десятки километров в секунду эти волны сопоставимы по силе воздействия. Но оказалось, что взрывная волна срезала с дерева все сучья, а баллистическая оставила их нетронутыми. Это могло произойти лишь в том случае, если скорость тела была небольшой.

        Совершенно очевидно, что малая скорость опровергает всякое предположение о тепловом взрыве в воздухе ядра кометы.

        Это предположение отвергается и самой картиной разрушения, очень тщательно исследованной экспедицией К. П. Флоренского. Оказалось, что все деревья в тайге повалены строго радиально. Было сделано пятьдесят тысяч замеров, позволивших нанести на карту стрелки, каждая из которых соответствовала ста поваленным стволам. Продолжения этих стрелок сходились строго в эпицентре — окружности с диаметром лишь в сотни метров. Это говорит, что взрыв был точечный, исключая предположение о протяженном тепловом взрыве.

        Однако специалисты по метеоритам так и не отказались от своей новой гипотезы о взрыве ледяной кометы, хотя специалист по кометам Ф. Ю. Зигель в обстоятельных докладах, с которыми выступал на дискуссиях и на метеоритной конференции 1962 года в Ленинграде, доказал, что «тунгусская комета» не могла существовать, ибо предполагаемые параметры ее движения показывают, что она должна была находиться в тех местах неба, где в ту пору наблюдались кометы, значительно уступающие по размерам гипотетической тунгусской, которая никогда и никем не замечалась.

        Характерно, что доктор физико-математических наук Б. Ю. Левин, защитник кометной гипотезы, выступая последним на дискуссии в Доме журналистов, заявил, что доказать взрыв кометы он не может и никогда не сможет этого сделать, но все же считает, что это была комета.

        Но могут ли доказать свою точку зрения сторонники ядерного взрыва?

        Предположение о ядерном взрыве объясняет все, но... по мнению некоторых астрономов, слишком преждевременно. Однако физикам это не кажется, и группа Золотова из ВНИИ геофизики работала по заданию и по программе одного из физических институтов Академии наук СССР.

        Им удалось показать несостоятельность предположения о тепловом взрыве в воздухе, требующем колоссальной скорости, каковой тунгусское тело, по-видимому, не обладало. Но есть ли доказательства, что взрыв был ядерным?

        Здесь мы подходим к самому интересному.

        Таким доказательством могла бы быть повышенная радиоактивность в районе катастрофы. Однако вся картина сейчас искажена десятилетием ядерных взрывов, не говоря уже о последствиях ядерных испытаний, которые проводятся американцами на острове Рождества.

        Еще экспедицией Флоренского в 1958 году в эпицентре взрыва был обнаружен удивительный феномен. Уцелевшие после взрыва деревья и молодые деревья, выросшие после взрыва, растут в десять раз быстрее нормального!

        Если рассматривать спил лиственницы, пережившей катастрофу (фото 23), то можно увидеть, что годичные слои по мере старения дерева становились все тоньше, и вдруг после 1908 года они стали в десять раз толще. Можно сравнить дерево, прожившее полтораста лет до катастрофы, и новое дерево, которое выросло там позже и которому нет пятидесяти лет. Молодое окажется намного толще.

        Первое предположение, что деревья растут быстрее из-за того, что получают больше света и почва в результате таежного пожара оказалась удобренной, не объясняет любопытного явления, — в роще, защищенной рельефом местности, где ни одно дерево не пострадало, где света они получают столько же, сколько раньше, и где почва от пожаров не улучшилась, деревья растут все равно в десять раз быстрее!..

        Ученые-лесоводы, заинтересовавшиеся этим, не исключают возможности воздействия на рост дерева какого-нибудь стимулятора, привнесенного упавшим телом или произошедшей по его вине катастрофой.

        Так не радиоактивность ли влияет?

        Однако первые попытки определения повышенной радиоактивности в годичных слоях 1908 года не принесли успеха.

        Скачок радиоактивности в слоях 1908 года начинал сказываться лишь в тех случаях, когда образцы деревьев брались не в эпицентре катастрофы, а в десятках километров от нее.

        Это естественно. В годичные слои древесины радиоактивные изотопы, образовавшиеся в момент ядерного взрыва, могли попасть в результате выпадения радиоактивных осадков, которые из почвы усваивались корнями деревьев. Радиоактивные же осадки должны были выпасть в тех местах, куда унесло радиоактивное облако.

        Группа Золотова в пятнадцати случаях из двадцати получила скачок радиоактивности в образцах, удаленных от эпицентра.

        Однако это казалось еще недостаточно убедительным. Требовались новые проверки, изменения методики, чтобы убедить скептиков.

        А. В. Золотов, стремясь показать, что радиоактивные элементы попали не в результате диффузии с наружных слоев дерева, выделил влияние естественного радиоактивного калия и получил картину четкого скачка радиоактивности в 1908 году, который, по его мнению, мог быть вызван искусственными радиоактивными элементами.

        Дальнейшие исследования подтвердят или опровергнут это. Они должны показать, сохранилась ли на самом деле повышенная радиоактивность спустя более полувека после взрыва.

        По мнению многих специалистов, она могла и не сохраниться. Нахождение ее было бы доказательством, но ее отсутствие не является опровержением версии о ядерном взрыве.

        Но при ядерном взрыве непременно должен быть лучевой ожог, характерный для всех случаев ядерных явлений. Вспоминается показание очевидцев, которые рассказывают, что на расстоянии 60 километров от места взрыва, в Ванаваре, крестьяне Семенов и Косолапов в момент взрыва почувствовали такой ожог, словно на них загорелась рубашка.

        Специалисты по метеоритам первоначально категорически отрицали лучевой ожог. Но после последних экспедиций лучевой ожог ими уже признается. Теперь спор идет уже не «качественный», а «количественный». Какую площадь признать обожженной? Если она велика, то ядерный характер взрыва несомненен, если меньше, то можно попробовать объяснить ее высокой температурой теплового взрыва.

        Конечно ни болидом, ни тепловым взрывом объяснить ощущения ожога на расстоянии шестидесяти километров невозможно. Здесь объяснение остается только одно — ядерный характер взрыва.

        Очень интересно, что тунгусская катастрофа вызвала в геомагнитном поле Земли возмущения. Энтузиасты раскрытия тунгусской тайны (в частности, участники группы Г. Ф. Плеханова и К. Г. Иванова из Москвы) провели обстоятельные обследования состояния геомагнитного поля Земли в момент тунгусской катастрофы и... сравнили их с геомагнитными возмущениями, искажениями магнитного поля Земли в момент высотных ядерных взрывов.

        Результат оказался многоречивым, сходство по меньшей мере многозначительно.

        Как видим, все гипотезы, связанные с естественным космическим телом, метеоритом или кометой, повисают в воздухе, не объясняют фактов катастрофы, опровергаются бесспорными аргументами. Гипотеза о ядерном взрыве легче всего объясняет даже светлые ночи, вызванные ядерными процессами в верхних слоях атмосферы. Казалось бы, эта гипотеза имеет лишь один изъян.

        Что могло взорваться в ядерном взрыве?

        Неужели в самом деле межпланетный корабль, и не в сказке, не в фантастическом рассказе, а на самом деле и в наше время!.. Как повернулась бы история человечества, если бы взрыв не произошел и контакт земной цивилизации с инопланетной состоялся?

        Но может быть, это было антивещество?

        Ведь есть предположение, что, кроме нашего мира солнечной системы, все атомы которого имеют положительно заряженные ядра и отрицательно заряженные электронные оболочки, могут существовать и другие миры, где вещество имеет прямо противоположные земным заряды ядер и оболочек.

        В лабораториях мы уже получали элементарные частички антивещества, ничем не отличающиеся от вещества, кроме знака электрического заряда. Это — позитрон, противоположный электрону, это — антипротон, это — антинейтрон. В наших условиях такие частички не могут жить долго; соприкасаясь с соответствующими частичками земного вещества, они аннигилируют*, превращаются в фотоны, в носители энергии.

_______________

        * А н н и г и л я ц и я  — процесс превращения частицы и античастицы в другие частицы — носители энергии (например, электрона и позитрона в фотон).

        Так не залетел ли к нам на Землю кусочек чуждого нам антивещества, а вовсе не космический корабль?

        Предположение о вторгшемся в атмосферу Земли кусочке антивещества не выдерживает критики, потому что такой метеорит из антивещества должен был бы начать аннигилировать уже в самых высоких слоях атмосферы. Картина полета такого тела представляла бы собой падение с неба огненного столба. Наблюдения опровергают такое предположение.

        И все же антивещество не может быть сброшено со счета.

        Оно могло долететь до высоты пяти километров над Землей только в одном случае — если находилось в магнитном хранилище, то есть было заключено в искусственное магнитное поле, которое не позволяло ему соприкасаться со стенками сосуда, окружающего магнитное поле. Мы уже знакомы с такими конструкциями, которые используют наши физики, заключая в магнитную ловушку нагретую до миллионов градусов плазму.

        И вот, если в какой-то момент из-за внешней причины магнитное поле хранилища было бы нарушено... тогда произошел бы мгновенный контакт вещества и антивещества и — неизбежный ядерный взрыв чудовищной силы.

        И опять мы приходим к мысли о космическом корабле. Кстати, антивещество является тем идеальным топливом, которое когда-нибудь будет использовано нами для фотонных ракет.

        Неужели над тунгусской тайгой взорвался в аннигиляционном ядерном взрыве чей-то фотонный корабль?

        И почему он мог взорваться, почему нарушилось магнитное поле хранилища?

        Ответить на это трудно. Бесценным было бы установление самого этого факта. Но обратить внимание ученых на одно любопытное обстоятельство можно и сейчас.

        Дело в том, что тунгусский взрыв произошел в очень знаменательном месте на Земле, в месте самой большой магнитной аномалии на земном шаре; сила магнитного поля Земли в районе тунгусской катастрофы больше, чем в любом другом месте. Не повлияло ли это обстоятельство на точные приборы, управлявшие магнитным хранилищем топлива фотонного корабля, или это простое совпадение — пока говорить трудно, но совпадение это само по себе многоречиво.

        Последнее, о чем стоит вспомнить, говоря о загадке тунгусского взрыва, это то, что взрыв этот был «направленным», то есть разрушения в тайге были ограничены не окружностью, что естественно при распространении обычной сферической взрывной волны, а эллипсом, говорящим о ее направленности. Направленный же взрыв мог произойти лишь в случае «взрыва в оболочке», когда, кроме взорвавшегося вещества, в непосредственной близости от него находилось другое, отразившее взрывную волну тело. Таким телом мог быть космический корабль.

        Но окончательное слово в этом вопросе скажет, конечно, не фантастика, которая в лучшем случае может быть вооруженной мечтой, а наука. И хорошо, что наука и фантастика взаимно питают друг друга!

        Почти обо всем этом я рассказал на палубе теплохода «Победа», когда кончил свой рассказ аспирант. Не сговариваясь, мы фантазировали, дополняя друг друга.

        Потом мы вышли на палубу. Была уже ночь. Над Средиземным морем горели звезды. Каждому из нас они казались теперь другими. Ведь на них смотрел Джордано Бруно... И уже он мысленным взором видел неведомые населенные миры.

        Из Африки дул холодный ветер. Это казалось необычным. Над морем взошла луна. Для меня она была символом дерзких стремлений Человека, который в своей неуемной жажде знания завтра сможет ступить на нее.

        И может быть, в самом деле он найдет на обратной стороне Луны «завещание звездных пришельцев».

        Ах, если бы можно было найти в тунгусской тайге не только доказательство их прилета, но и самих инопланетян!

        Они есть, они существуют, они смотрят в свои диковинные телескопы на те же звезды, которые светят сейчас над морем, над нашим кораблем.