sci_psychology Леонид Левит Счастье от ума

В данной книге я постараюсь изложить ту систему взглядов, которая сформировалась на основе личного и профессионального опыта, а также изучения большого объёма литературы по проблеме счастья. Я, разумеется, и сам придерживаюсь выявленных принципов, поэтому в основном удовлетворён своей жизнью. Моё повседневное существование покоится на прочном фундаменте знаний, основу которого заложили ещё древнегреческие мыслители. Недовольные жизнью люди (составляющие большинство среди моих клиентов) вызывают искреннее удивление и желание помочь.

2008 ru
Psychedelic FB Editor v2.0 21 February 2009 6C076A4F-7ED6-4693-886A-BE783613C35E 1.0

1.0 — создание файла


Леонид Левит

Счастье от ума

Предисловие

Она: Ты считаешь, что славянам может помочь психотерапевт? Ведь они и так всё всегда знают лучше. Ты продолжаешь ещё оставаться славянином?

Он: Наверное, уже нет. Я не пью водку, пунктуален, держу слово и неустраиваю восстаний. Но психотерапевт у меня был…

Януш Леон Вишневский «Одиночество в сети».

Вот я снова за своим рабочим столом собираюсь с мыслями. Подготовительная работа «в голове» закончилась, сотни листочков с разрозненными записями сложены в папку, горка книг «на тему» заняла треть комнаты. Отталкиваясь от чужих и от своих мыслей, надеюсь продвинуться дальше в понимании того, что нужно человеку для счастья. Мой многолетний опыт психолога и психотерапевта также должен помочь.

Счастье — одна из вечных тем, волнующих людей. Поэтому я далёк от мысли, что данная книга станет последней в разработке этого вопроса. Однако исследования по психологии счастья, проведённые в последние годы, выявили ряд важных закономерностей, которые в качестве «житейских советов» будут полезны любому человеку.

Достижение счастливой, или, по крайней мере, приятной и удовлетворительной жизни — совсем не сложная задача для того, кто вооружён знаниями по данному вопросу. Поскольку эта тема косвенно связана с другими животрепещущими направлениями психологии (роль положительных и отрицательных эмоций, цель и смысл жизни человека), они также будут подробно мной рассмотрены.

На мой взгляд, авторы многих популярных книг по психологии (или смежным дисциплинам) в погоне за читателем склонны чересчур нагнетать эмоции, драматизировать собственную профессию, вследствие чего из под их пера выходят некие подобия второсортных телевизионных ток-шоу. Вот один из основных приёмов, завлекающий необразованных потребителей: «Пациентка была такой больной, а я такой крутой целитель. Я её своим биополем (аурой, молитвой, психоанализом) ВЫЛЕЧИЛ ПОЛНОСТЬЮ И НА-ВСЕ-ГДА! И теперь она счастлива, бла-бла-бла! Всех остальных тоже вылечу! С гарантией! Телефон №….

Я в своих предыдущих четырёх книгах (да и в тридцатилетней практической работе) никогда не устраивал подобных истерик, поскольку они могут только навредить психически неустойчивым людям. Даже если при этом терял некоторое количество потенциальных клиентов, ожидающих чуда. Никогда не становился для них „сверхзаботливым родителем“, поскольку взрослые дяди и тёти должны сами уметь на эту Взрослую часть опираться. А вот помочь клиенту в ее формировании я готов всегда. Звучит не столь эффектно, зато надёжно в повседневном использовании.

Чем дольше живешь, тем больше понимаешь пользу собственного опыта и здравого смысла. Душевно нездоровые люди склонны усложнять жизнь, искать „потусторонние“ объяснения своих проблем. Я же всегда старался делать ситуацию проще и понятнее: „не умножать число сущностей сверх необходимого“. Потому и формула счастья в последней главе книге состоит всего лишь из трех звеньев. Остальные факторы не выдержали научной проверки на прочность и отпали.

Вам, читатель, следует понять, что в мире не существует панацей, которые помогают всем людям, полностью (на 100 %) и на всю оставшуюся жизнь. Возможно, нечто подобное будет изобретено в генетике и смежных науках, но пока это вопрос отдалённого будущего. Поэтому и в данной книге я старался делать упор не на раздутых (или даже ложных) фактах „исцелений“, а на внутреннем блеске идей, которые получают всё большее подкрепление со стороны экспериментальной науки, а значит могут быть использованы в качестве фундамента житейской мудрости каждым конкретным человеком.

Известно, что существуют и „нетрадиционные“ поиски счастья: через наркотики, увлечения мистикой, эзотерикой и т. д. Я имею чёткое мнение по данным вопросам (разумеется, сформированное за десятилетия работы психологом и обобщения изученной литературы), которое также считаю необходимым изложить. Во всяком случае, люди смогут узнать достаточно объективную точку зрения по этой „горячей“ теме. И если с вредом наркотиков всё более-менее ясно, то с „душевным опиумом“ многие вещи неочевидны и замалчиваются лидерами соответствующих „группировок“. Вот и добавим „гласности“ на эту тему. Пусть разумный человек делает теперь осознанный выбор.

В отдельную главу я решил выделить описание и обсуждение занятий на своих курсах практической психологии — не в последнюю очередь, и для того, чтобы все желающие лучше представляли атмосферу, которая на них царит. Я искренне считаю, что знакомство с лучшими достижениями науки о человеке — важный шаг на пути к достижению личного счастья. Во всяком случае, вам не придётся „набивать шишки“ во многих жизненных вопросах, поскольку современная психология даёт на них ясный ответ.

Наконец, пару личных замечаний. Мне нравится быть в курсе последних психологических разработок и делиться своими знаниями (особенно, когда они сформировались до уровня закономерностей) с окружающими. Так что для меня написание данной книги не только труд, но и кайф. Также хотелось бы сделать себе подарок выходом пятой по счёту книги накануне собственного пятидесятилетия. Поздравь меня мысленно, о, читатель, и пожелай мне успеха… Спасибо. Буду стараться.

Минск, 21 января 2008 года.

Часть I. С небес на землю

Глава 1. Подготовительная

Психология — это бедная Золушка, которая ничего не может дать другим мировоззрениям, и которая всё подвергает сомнению. Но у психологии есть возможность мести. Она может исследовать другие мировоззрения, и поэтому она уже не безопасна.

З. Фрейд.

В данной книге я постараюсь изложить ту систему взглядов, которая сформировалась на основе личного и профессионального опыта, а также изучения большого объёма литературы по проблеме счастья. Я, разумеется, и сам придерживаюсь выявленных принципов, поэтому в основном удовлетворён своей жизнью. Моё повседневное существование покоится на прочном фундаменте знаний, основу которого заложили ещё древнегреческие мыслители. Недовольные жизнью люди (составляющие большинство среди моих клиентов) вызывают искреннее удивление и желание помочь.

При всём том я никогда не выпячивал свой образ жизни и никому его не навязывал. Просто время всё расставляет на свои места и доказывает мою правоту: в плане собственного здоровья, занятия любимым делом, материального благосостояния, разносторонних интересов, качественных взаимоотношений, душевной гармонии. „Внутренний компас“ теперь достаточно легко и быстро выдаёт нужную реакцию на то или иное событие, поэтому я застрахован от крупных эмоциональных потрясений.

За долгие десятилетия передо мной промелькнуло много „однодневок“, кричавших о своей счастливой жизни, но быстро канувших в небытие. Для них счастье ассоциировалось с красивой жар-птицей, которая сама исполнит все желания. Но такой образ счастья — одна из человеческих иллюзий: птицу в руки не возьмёшь из-за нестерпимого жара, да и к себе она близко никого не подпускает.

Оставим создание ярких образов авторам художественных произведений, всегда в той или иной мере приукрашивающих действительность (и тем самым формирующих неверные представления о реальности у недалёких обывателей). Реальное счастье (интересное словосочетание, не правда ли?) достижимо, но выглядит оно не совсем так, как его представляет неискушенный человек. И даже более того: современной наукой доказано, что „традиционные“ атрибуты счастья вовсе не являются таковыми (или очень быстро теряют своё значение).

В глазах учёного, специалиста жизнь видится гораздо богаче по смыслу и драматичнее, чем в любой красивой (и неизбежно поверхностно-односторонней) выдумке известного автора. Поэтому, уважаемый читатель, если вы ждёте от меня чудесных рецептов на все случаи жизни, то эта книга не для вас. „Рецепты“, конечно будут, но для их правильного применения нужен определённый интеллектуальный уровень и жизненная философия. Любителям „попсы“ эта книга вряд ли подойдёт: такие люди предпочитают гоняться за лёгкими удовольствиями и набивают себе одни и те же шишки всю свою недолгую жизнь. Единственный совет для „двуногих“, желающих получить всё и сразу, следующий: носите каску на голове (тогда удары грабель при наступании на них будут менее чувствительны).

Читатель, наверно, уже заметил, что я не являюсь сторонником строго академического подхода (в своё время наелся этого), а предпочитаю свободное изложение материала с непременной опорой на установленные наукой факты и взаимосвязи. Путь к цели (успешное окончание книги) может быть сколь угодно извилист, но „точку назначения“ я вижу достаточно чётко. В каком-то смысле я надеюсь поделиться собственной „мудростью“, которая сформировалась к настоящему моменту. Убеждён, что следование изложенным в книге принципам значительно облегчит ваш жизненный путь, сделает его интереснее и счастливее— во всяком случае, в долгосрочной перспективе. Лёгкого чтения не обещаю, но пользу от прочитанного могу гарантировать.

Глава 2. Планета обезьян

Без нас эта Вселенная проста,

Подчинена тюремному порядку.

Вращаются галактики по кругу,

И гаснут звёзды в предрассветный час.

Вороны поворачивают к югу,

А стаи обезьян вступают в брачный гон.

Марвин Левин „Трансцедентность“.

Изначально не планировал включать „глобальные“ мировые проблемы в свою книгу, но затем передумал: газеты и телевидение столько кричат о природных катаклизмах и иных ужасных явлениях, что сбивают с толку любого слушателя. Суета и паника в СМИ может лишить душевного равновесия кого угодно. Поэтому я посчитал необходимым вкратце познакомить читателя с основными тенденциями, развивающимися в биосфере и обществе. Сделал это просто для того, чтобы вытеснить пустые эмоции достоверной информацией, вооружить читателя против будущих „потрясений“, о которых ему ещё предстоит услышать или прочитать. Мне, разумеется, пришлось как следует поработать над свежей научной и научно-популярной литературой по другим специальностям, но я не жалею: и сам „подрос“ в плане общей эрудиции, и с вами могу поделиться. Тем более, что в итоге всё замкнётся на душевном состоянии конкретного человека, то есть его психике.

Вначале отрадный для современного учёного факт: в школьных учебниках стран Европейского Сообщества отныне не существует материала о божественном происхождении человека. Всё-таки мы произошли от обезьяны. Правда, для этого обезьяне пришлось слезть с деревьев на землю, полную опасностей, но эксперимент того стоил.

Читатель, возможно, удивится: с чего это психолог так уверенно рассуждает об эволюции? Очень просто: психолог интересуется результатами исследований в области генетики, которые показывают генетическое сходство мужчины и самца шимпанзе на 98,4 процента. Ну как с этим поспоришь? В то время как женщина (которая тоже человек) отличается от мужчины в генетическом плане примерно на 5 процентов. То есть отличия внутри человеческого вида (между полами) в три раза больше, чем между самцами у животных и у человека! Этот факт, кстати, создаёт многие трудности в общении женщины с мужчиной, разговор о которых ещё впереди. Поэтому идеалистически настроенные авторы, зажмурив глаза и заткнув уши, могут повторять, что человечество создано богом или прибыло на Землю с других планет. Факты свидетельствуют, что все мы с одной планеты: планеты обезьян. Утверждая обратное, вы лжёте себе и другим.

Раз уж генетики и другие учёные вычислили наших отдалённых предков, будет полезно поближе узнать их образ жизни. Из всех видов приматов ближе всего к человеку по генетическому коду находятся обезьяны бонобо. Ужасно распущенные, между прочим, создания. Почти все возникающие проблемы бонобо склонны улаживать с помощью сексуальных ласк и половых контактов (во всех позах!), которые и устраивают в среднем каждые 80 минут. По сути, эти небольшие обезьянки вытеснили внутривидовую агрессию с помощью секса. Или, другими словами, ну очень свободной любви, поскольку у бонобо отсутствует понятие супружеской верности, процветает однополая любовь и групповые оргии. Даже „французский поцелуй“ освоен и регулярно применяется, — отмечают восхищённые наблюдатели.

Эх, был бы я бонобо… Никаких тебе проблем с противоположным полом. Насоздавал бы в стае конфликтов, а затем долго и с удовольствием решал их бонобовскими сексуальными методами… Вообще самки других видов обезьян готовы отдаться самцу всего-то за кусочек мяса. Неслыханный демпинг на сексуальные услуги! С этой целью самочки нередко принимают соблазнительные позы перед самцом, оттопыривая „пятую точку“. Такое действие в природе называется „подставка“. Поэтому, уважаемый читатель, если ваша коллега по работе на виду у вас наклоняется и что-то долго ищет в нижнем ящике стола, стоя к вам спиной, вы должны делать что? Правильно, искать мяско…

Люди вообще гиперсексуальны по сравнению со многими животными: делают это круглый год, а не пару раз в сезон, как собаки.

Способность женщины вести практически непрерывную половую жизнь связана, по мнению учёных, с необходимостью удержать возле себя мужчину как добытчика в сложный период ухода за детьми. Ведь у человеческого потомства более долгий период „беспомощности“ по сравнению с животными — лет восемнадцать-двадцать по нынешним меркам. Разумеется, чувство влюблённости (как врéменное ослепление) служит той же цели. Но об ЭТОМ мы ещё будем говорить в последующих главах, посвящённых „чистой“ психологии.

Другое дело, что по сравнению со своими животными предками люди во многих отношениях очень усовершенствовались. Но и „базовый фундамент“ (хотя бы в виде тех же генов и ряда центров в мозгу) тоже никуда не делся. На этом несовпадении, кстати, возникает много проблем, о которых мы ещё поговорим.

Если бы человек не выделился из окружавшей природы, его численность была бы гораздо ниже: от ста тысяч до двухсот миллионов особей на всю планету по оценкам разных учёных — в десятки или даже сотни раз ниже нынешней.

И вот в современном мире действуют разнонаправленные тенденции. С одной стороны, рост народонаселения и промышленности ведёт к нарастающему загрязнению окружающей среды, глобальному потеплению и т. д. Учёные, придерживающиеся данной точки зрения, считают, что биосфера скоро не выдержит, и нас ждёт вселенская катастрофа.

Но есть и другая гипотеза, в соответствии с которой изменение климата никак с человеческой деятельностью не связано, а сами люди весьма быстро прогрессируют в плане заботы об экологии. Наиболее типичные примеры: в сельском хозяйстве развитых стран занято 2–3 процента населения, которые обеспечивают продовольствием всю страну. Невиданная ранее эффективность, которая продолжает нарастать! На производство единицы продукции (лучшей по качеству) используется гораздо меньше энергии, чем даже пару десятков лет назад. И на пороге новые, ещё более эффективные технологии… В общем, делают вывод оптимистически настроенные учёные, человечество успеет подготовиться к любым возможным неприятностям именно благодаря ускорению научно-технического прогресса. Да и рост населения, даже в странах „третьего мира“ значительно замедлился: в Китае он теперь составляет всего лишь 1, 2 процента в год; в Индии — 1,5 процента, а в среднем по миру 1, 4 процента в год. Существует обоснованное мнение, что через несколько десятков лет численность населения земного шара перестанет расти (как это уже произошло в наиболее развитых странах Запада). И тогда человечество вступит в качественно новую стадию развития…

Какое отношение к личному счастью конкретного человека имеют все эти факты? Самое непосредственное: благодаря им вы, читатель, поймёте, что всё не так однозначно и сможете сформировать более спокойное отношение к „душераздирающим“ подробностям, о которых ежедневно узнаёте из газет, радио и ТВ. Даже если представить наихудший, апокалиптический сценарий развития цивилизации, то у вас в запасе ещё как минимум 2–3 десятка лет. Ведь от вашего беспокойства о будущем во „внешнем“ мире ничего к лучшему не изменится, а душевное состояние лишь ухудшится. Признаков катастрофы пока не видно. Ваши индивидуальные усилия ничего не изменят (тем более, что пока неясно, нужны ли они вообще), поэтому не волнуйтесь по пустякам и читайте дальше эту книгу! Если же сценарий развития цивилизации будет более благоприятным, то спустя 20–30 лет вам будет стыдно за время, бездарно потраченное на пустые терзания. Как говорится, беспокойство — самая непродуктивная эмоция, достижению счастья никак не способствующая.

Глава 3. Противоречивая медицина

Тяжело в лечении — легко в гробу

(медицинский вариант любимой поговорки полководца А.В. Суворова).

Раз уж мы коснулись вопросов демографии, полезно будет сказать о реальных трудностях, ожидающих размножающееся человечество. Успехи медицины привели к тому, что сейчас выживают почти все младенцы — и здоровые и тяжелобольные. И вот последние подрастают (нередко продолжая страдать многими, в том числе наследственными заболеваниями), вступают в брак и передают свои „повреждения“ по наследству своим детям. Те в свою очередь вступают в брак, рожают потомство, и количество больных в каждом новом поколении становится всё больше.

Выражаясь научным языком, в человеческой популяции растёт количество представителей с дефектными генами. Вот данные лишь в одной Ростовской области за 2007 год: из каждых десяти новорожденных девять младенцев имеют минимальную мозговую дисфункцию — небольшое повреждение мозга, ведущее к трудностям концентрации внимания у ребёнка, гиперактивности и проблемам с дисциплиной в школе. Иногда эта напасть заканчивается с подростковым возрастом, иногда — нет. Простые расчёты учёных показывают, что году этак к 2050 две трети младенцев будут рождаться с необратимыми дефектами мозга. Вот вам и достижения медицины… За что боролись, на то и напоролись. Получается, что биологическая выносливость, жизнеспособность идёт вниз с каждым новым поколением людей. Наверно, пора мне уже перестать удивляться фразе, которую я часто слышу от своих клиентов: „Сейчас же у всех невроз!“ Может быть, и впрямь у всех?..

Прошу обратить внимание: я как психолог упомянул проблему по „своей“ специальности, а ведь в мире полно других наследственных болезней, которые также стремительно расширяют свой ареал обитания. И всё из-за успехов медицины в снижении детской смертности. Как однажды в этой связи выразился М. Жванецкий, „сифилис стал мельче, но чаще“.

Вы, наверное, знаете, что в дикой природе больные и слабые особи не выживают — они превращаются в пищу. В первобытных обществах также действовал механизм естественного отбора: больных и слабых приносили в жертву богам или просто сбрасывали со скалы, как это делалось в Древней Спарте. Выживали наиболее сильные, ловкие, приспособленные, которые и передавали свои „правильные“ гены потомству.

А теперь всё наоборот: люди становятся всё „больнее“, генетически „засорённее“. Их слабеющая способность к здоровой жизни до какой-то степени компенсируется медицинской поддержкой и всё более комфортными (тепличными) условиями окружающей среды. Матушка-природа от нас всё дальше и дальше. Почти у каждого в теле (и в голове) живут несколько „тараканов“, переданных по наследству или возникших в результате неправильного образа жизни. Вот так „человеческий“ брак (супружество) ведёт к росту брака генетического (в потомстве). Да и медицина, борясь с болезнями, увеличивает количество больных, ведущих полуовощное существование.

По данным Всемирной Организации Здравоохранения, в настоящее время в мире примерно 500 миллионов психически больных, из которых 50 миллионов страдают шизофренией. В Беларуси людей с психическими расстройствами около 500 тысяч (на 10 миллионов населения). Распространённость депрессии и тревожных расстройств в мире за последние сто лет увеличилась примерно в 10 раз.

Психиатрические заболевания, в свою очередь, порождают разные формы отклоняющегося поведения, иногда вплоть до самоубийства. Риск покончить с жизнью гораздо выше у людей с серьёзными психическими отклонениями. Видимо, неслучайно самоубийства среди населения, по данным той же ВОЗ, встречаются примерно в 4 раза чаще, чем убийства. Перенаселённость усиливает агрессивность, а та в свою очередь провоцирует психически неустойчивых людей на то, чтобы свести счёты с жизнью (перенаправив агрессию на себя). Возможно, это одна из попыток природы как-то повлиять на численность населения (наряду с надвигающимися природными катаклизмами и появлением всё новых опасных для человека вирусов).

Опросы за рубежом показывают, что среди всех человеческих ценностей с большим отрывом лидирует здоровье. Понятно почему: без него невозможно в полной мере достичь личностной независимости, а значит и многих целей, ведущих к счастливой жизни. Хорошее (или хотя бы более-менее нормальное) здоровье — необходимая предпосылка, фундамент для реализации всех остальных способностей. Поэтому, уважаемый читатель, никогда не упускайте из виду этот важнейший компонент вашей счастливой жизни. Поставьте здоровье под номером один в списке своих приоритетов.

Максимальный уровень здоровья обычный человек имеет в молодом, примерно двадцатилетнем возрасте. Дальше начинается постепенное угасание физических функций организма. Зато „пик разума“ и жизненного опыта приходится на гораздо более поздние годы, когда здоровье нередко уже испорчено — в первую очередь, вредными привычками. Так что вести здоровый образ жизни с молодых лет (не жечь свечу с обеих сторон) надо ещё и для того, чтобы иметь возможность передать накопленный опыт новым поколениям, когда для этого придёт время. Одарённый от природы человек, гробящий водкой и курением своё здоровье, как минимум безответственен по отношению к остальному человечеству. То же касается и беременных женщин.

Можно, конечно, опять-таки жить надеждами на то, что медицина будущего с помощью нанотехнологий сможет устранять генетические и иные телесные дефекты у человека. Возможно, да. Лет через …дцать. А кто вернёт вам ближайшие годы, если вы проведёте их с плохим здоровьем и в пустой надежде? Не лучше ли взяться за себя уже сегодня, чтобы как можно более плодотворно прожить эти …дцать лет, и уже во второй половине своей жизни с благодарностью воспользоваться новейшими достижениями науки? Ведь не факт, что медицина ближайшего будущего научится устранять любые повреждения.

Ну, предположим, врачи смогут делать очень многое благодаря научно-техническому прогрессу. Вы думаете, человечество, обретя здоровье „на халяву“, станет счастливее? Очень сомневаюсь, и сейчас докажу, почему.

Поскольку прогресс в науке зависит от сравнительно небольшого числа высокотворческих людей, то для этих нескольких процентов хорошее здоровье действительно будет подарком, поскольку позволит более эффективно творить в выбранной области знания и, продвигая цивилизацию вперёд, ещё быстрее развиваться самим. Так сформируется Мировая Элита.

Для остальных же девяноста с хвостиком процентов хорошее „непортящееся“ здоровье позволит подвергать организм ещё большим испытаниям, напиваясь и обжираясь „от пуза“ на свою зарплату и постепенно деградируя. Подобное поведение напрямую вытекает из отсутствия у них смысла жизни и отвращения к духовному развитию. Приятнее хрюкать у кормушки. Эти „двуногие“ будут выполнять всевозможные обслуживающие функции, позволяя Элите творить и не отвлекаться на „житейские пустяки“. Фактически люди разделятся на два класса, между которыми будет лежать непреодолимая пропасть подобная той, которая ширится нынче между странами Первого и Третьего мира. Поскольку отличия будут находиться внутри головы человека, а работу мозга гения скопировать вряд ли удастся. Впрочем, каждая раса будет иметь своё счастье: одни — создавая новое, другие — удовлетворяя животные инстинкты „со смаком“.

А теперь, немного пофантазировав, вернёмся к нашим баранам. Если вас интересуют основные „рецепты“ укрепления здоровья, то они давно известны. Я их уже упоминал в своей книге „Психологическая ЛЕВИТация“, могу повторить ещё раз: не курить, не употреблять наркотики, жирную пищу, алкоголя как можно меньше, движения как можно больше, в жизни побольше оптимизма и поменьше стрессов. Пишу и грустно улыбаюсь: все это давно знают, а ведь не делают, черти… Поступают наоборот и чешут к могиле (с промежуточными остановками в больнице) на всех порах. Неслучайно основатель психоанализа Зигмунд Фрейд горько обронил: „Ничто в жизни не является столь дорогостоящим как болезнь — и тупость“.

Вот ещё несколько пугающих цифр, показывающих, куда мы движемся. Две трети американцев, давно вступивших в общество потребления, имеют лишний вес. Из них почти половина уже получили выраженное ожирение, которое напрямую связано со многими заболеваниями. Во всех странах „победившего капитализма“ наблюдается резкий рост психических расстройств, среди которых выделяются болезни зависимого поведения — наркотическая, алкогольная, курение (табакизм). Причём проблему создаёт не общественное устройство — оно как-никак получше социализма, а отсутствие у большинства людей правильных внутренних ориентиров, попросту говоря, каша в голове. Неумение грамотно использовать имеющиеся возможности (и общественные и свои собственные) ведёт к лихорадочным попыткам урвать кусочек „заменителей счастья“.

Как становится „хроником“ обычный городской человек? Мало двигается, много нервничает, переедает, пьёт и курит. Не занимается здоровой профилактикой, позволяющей отодвинуть серьёзные заболевания на глубокую старость. Не берёт ответственность за собственное здоровье и инфантильно надеется, что его поправят врачи. В поликлинику приходит психологически беспомощным, смотрит на врача как на „избавителя“ (кем тот, разумеется, не является). Надеется получить чудодейственный „рецепт“, который сразу решит все его проблемы. Ждёт от врача не столько объективной информации и прогноза по результатам анализов, сколько утешения и ободрения. Одним словом, сплошное детство. Причём несчастливое. Не верите? Зайдите в районную поликлинику и пройдитесь по коридорам, посмотрите на лица посетителей, ожидающих своей очереди. По-моему, место даже более тоскливое, чем кладбище.

А что делают врачи, являющиеся специалистами по болезням, а не по здоровью? Они борются с симптомами. Не дают пациенту умереть. В то время, как вредные привычки и неправильное поведение, приведшие к болезни, или просто плохая наследственность не дают тому нормально и счастливо жить. Больной „садится“ на таблетки, „слезть“ с которых ему может оказаться весьма затруднительно, поскольку организм отучается бороться с болезнью сам. Тем временем производители лекарств довольно потирают руки: они заполучили очередного зависимого потребителя. Такой „раб аптеки“ предпочтёт пассивно глотать пилюли (и тем самым дальше травить свой больной организм), чем заняться самооздоровлением, что требует зрелого и ответственного отношения к себе и своей жизни. Подобный изменившийся подход приносил бы плоды здоровья всю оставшуюся жизнь. Опять же процитирую дядюшку Фрейда, повидавшего на своём веку тысячи пациентов: „В глубине своего сердца я не могу избавиться от убеждённости в том, что мои дорогие сограждане, за немногим исключением, являются никчемными людьми“. Мудрый психоаналитик знал, что говорил.

Вы заметили, какие слова я выделил в последней цитате? Вот давайте поговорим об этих немногих исключениях — личностях, умевших бороться с судьбой и находить счастье в непростых жизненных обстоятельствах. Слепые и глухие от рождения люди работают над собой, делают открытия, защищают диссертации. Мужчина, потерявший обе ноги в результате аварии, становится заядлым туристом — водником. Альпинист поднимается на Эверест, высшую точку планеты, на металлических протезах, знаменитый велогонщик, прошедший все „прелести“ лечения тяжёлого рака с метастазами, возвращается в профессиональный спорт и выигрывает одну гонку за другой. Мультимиллионер, получивший „смертельный“ диагноз, собирает через Интернет всю необходимую информацию о болезни, вырабатывает стратегию лечения и побеждает недуг. Перечень примеров такого рода можно продолжать долго.

Что общего у этих людей? Они не легли пассивно „под колёса“ медицины, а взяли всю ответственность за свою жизнь в собственные руки и продолжали бороться. И тем самым заслужили своё счастье.

Вам, читатель, если вы не страдаете серьёзной болезнью, подобный героизм пока ни к чему. Просто данные примеры могут побудить вас наконец-то ущипнуть себя за одно место и сделать свой образ жизни более здоровым. Не хотите? Тогда вскоре наплачетесь в кабинетах врачей. Богатые „овощи“ тоже плачут — о том, что другую, здоровую жизнь не купишь.

Глава 4. Кто не успел…

Человек остался зверем и, боюсь, он никогда не изживёт из себя обезьяну.

В. Гинзбург, нобелевский лауреат.

И я боюсь того же. Культура и цивилизация, конечно, делают своё дело, но, скорее, в отношении достаточно узкой прослойки рода человеческого. Элита развивает себя и становится ещё элитарнее, а насчёт остальной сероватой массы прогноз неопределёнен. Эти люди, если и пользуются плодами научно-технического прогресса, то с простой целью: „урвать кусок“ и получить немедленное, „животное“ удовлетворение.

В книге „Психолог объясняет и советует“ я уже писал о том, что в мозгу современного человека остались все структуры, отвечающие за животные инстинкты и сильные эмоции, большинство из которых неадекватны современному уровню развития цивилизации. Наш мозг меняется гораздо медленнее (если меняется вообще), чем наш образ жизни. Учёные называют данный феномен „запаздыванием генома“. По их мнению, современная жизнь накладывает на человека бремя, несовместимое с возможностями его мозга, к которому он пришёл в процессе эволюции. Слишком много ещё в нас обезьяньего. (Это, впрочем, не отменяет необходимости работы над собой. Скорее, может стимулировать её — у соответственно настроенного человека).

Все эти животные „прелести“ легко вылезают наружу у многих несдержанных двуногих индивидов в провоцирующих ситуациях. Так, например, плотность проживания людей во много раз выше, чем у других сопоставимых видов млекопитающих, и это порождает всплески агрессии. Типичный пример — постоянные разборки в коммунальной квартире. Или волнения в густонаселённых районах земного шара.

В общечеловеческой массе человек так и не стал „разумным“; в его поведении ведущую роль по-прежнему играют инстинкты и эмоции. Увы, но мнение о том, что люди — преимущественно существа с гонором и придурью, получает всё больше подтверждений (в том числе, в психологических экспериментах). В мозгу есть целые области, отвечающие за такие сильные отрицательные эмоции как злость и страх. Подобные переживания помогали нашим предкам сражаться с врагами, либо убегать от более сильного хищника, но они практически бесполезны в современной повседневной жизни. Инстинктивных, „автоматических“ механизмов обуздания данных чувств в человека не встроено (этому долго и с переменным успехом учит психотерапия). Вот и получается: чуть какая провокация — сразу ответный выплеск с мордобоем.

А ведь обезьяны бонобо научились вытеснять внутривидовую агрессию — с помощью секса. Может, и до людей когда дойдёт…

Дополнительная проблема в том, что сдерживать сильные отрицательные эмоции вредно для здоровья, они бьют по организму. Значит, лучше не доводить себя до крайних стадий озлобления (об этом в последующих главах), либо научиться выражать свой гнев конструктивно, неразрушительным путём. Увы, если бы это было так легко… Весь мой профессиональный и личный опыт свидетельствует об обратном.

А ведь меняться человеку неизбежно придётся, поскольку его внутреннее, „обезьянье“ устройство входит во всё большее противоречие со скоростью научно-технического прогресса, радикально меняющего среду обитания. Как же „животно-устроенному“ человеку лучше совладать с отнюдь не „животной“ средой, которую он сам и создал? Вариант один: добиться с помощью технологий будущего генетического контроля за своей природной „разрушительностью“. Заодно усовершенствовать всякие полезные способности — например, творческую изобретательность, умение быстро обучаться в новых областях знаний, приспособляемость к меняющимся условиям. Но это тоже лет через …дцать, как и в предыдущей главе о здоровье. А до этих прекрасных времён — дальнейший рост расходов на армию, полицию-милицию и вооружения. Другой вариант — массовая психотерапия в указанном направлении. Я не шучу. Соответствующие наработки у нас имеются, причём здоровым людям они будут даже более полезны, чем больным. Лично мне уже надоело работать с мигренями и депрессиями пожилых дядей и тёть; гораздо увлекательнее „конструировать“ человека с „мозгом будущего“ — гибкого, неконфликтного, творческого. Умеющего реализовать себя и получать наслаждение от жизни. Не страдающего от „эмоциональных штормов“ и грамотно управляющего своим мозгом. Короче говоря, Нового Счастливого Человека.

Хорошая новость: такие люди, хотя и в небольшом количестве, уже имеются. Умненькие, неконфликтные и умеренно оптимистичные мальчики и девочки быстро растут в частных фирмах, особенно в компьютерных компаниях. Такие граждане не заражены вирусами социализма, они априори законопослушны: им нет никакого смысла причинять вред ближнему своему. Творческая работа и здравый смысл у них на первом месте. Значит, человечество, хоть и медленно, но меняется?.. Или такие люди были всегда?

К сожалению, на одного такого „человека будущего“ приходится немало „людей прошлого“ или даже „далёкого прошлого“. Вот для них и открыт мой кабинет. Как говорится, добро пожаловать, уважаемые современные дикари! Я постараюсь сделать из вас Человека Будущего. А то ведь, по прогнозам некоторых футурологов, человечество лет через пятьдесят окончательно разделится на два класса: Элиты и „человекообразных двуногих“. Хотите, чтобы ваши дети протиснулись в первую группу? Тогда пора начинать работать над собой уже сегодня.

Часть II. Заменители счастья

Глава 1. Основные иллюзии

Прежде, чем перейти к тому, как стать по-настоящему счастливым, полезно разобраться, что счастьем не является, хотя зачастую кажется таковым. Все „заменители счастья“ можно условно разделить на две большие группы: материальные и духовные. К первым отнесём те предметы и виды деятельности, которые гарантируют, в основном, телесное удовольствие и зачастую связаны с материальным потреблением. Поскольку большинство стран бывшего СССР так или иначе вступило в общество массового потребления, где почти всё можно достать за деньги, вера в получение счастья с помощью „потреблятства“ нарастает и культивируется (главным образом, рекламой).

Во вторую группу „заменителей счастья“ попадают всевозможные виды духовных иллюзий. К ним относятся разного рода эзотерические практики (магия, оккультизм), а также потребность в сильных переживаниях, основным из которых является любовь.

Так вот, в современной психологии накоплено немало данных, которые позволяют сделать вывод о недолговечности и „иллюзорности“ этих факторов в жизни современного разумного человека. Если вы, уважаемый читатель, хотите набить меньше шишек на своём жизненном пути и избежать типичных „ловушек“, советую внимательно изучить последующие главы. Отныне научно проверенное знание последствий тех или иных поступков позволит вам не совершать глупостей или, по крайней мере, не ввязываться в них по-крупному.

Глава 2. Цена удовольствия

Когда-то под соломенными крышами жили свободные люди; теперь под крышами из мрамора процветает рабство.

Сенека, римский философ.

Начну с небольшого пояснения. Тема зависимости от алкоголя, никотина, наркотиков, жирной пищи в огромных количествах подробно рассматриваться не будет. Понятно, что потребители данных „продуктов“ — больные люди, и данная книга вряд ли позволит им избавиться от своих пристрастий. Я буду говорить о более „тонких“ искушениях, связанных с материальным потреблением, и тех надеждах на счастье, которые побуждают людей стремиться к зарабатыванию всё больших денег.

А теперь к делу. Жил был в Древней Греции мыслитель Эпикур. Сей философ даже выиграл однажды диспут о благополучной жизни. Сам он держался от толпы подальше: купил домик в пригороде Афин и жил там с друзьями. Эпикур создал свою философскую школу, члены которой назывались эпикурейцами. В первую очередь, эпикурейцев интересовал вопрос о том, как получать больше наслаждения от жизни. Философы данной школы выделяли три основных вида удовольствия: наслаждение слуха (приятная музыка), наслаждение вкуса (изысканная пища) и сексуальное удовольствие. (Надеюсь, читатель, вы уже подумали над тем, как организовать ситуацию, чтобы получить „три в одном“).

Однако очень важно отметить, что Эпикур разграничивал удовольствие и счастье: „Роскошные яства и напитки не дают нам свободы. От излишнего богатства, превышающего естественные потребности, пользы не больше, чем от воды, которую льют в переполненный кувшин“. По мнению Эпикура, для счастья человеку надо совсем немного: пища, кров, одежда, друзья, свобода и, главное, способность мыслить. Живущий по таким принципам является мудрецом.

Эпикур был, возможно, первым философом, понявшим преимущества простой благополучной жизни со свободным временем и приятными занятиями. В наше время многие его идеи получили подтверждение в экспериментальной психологии (что лишний раз доказывает: эпоха изменилась, а люди остались практически теми же).

Теперь вернёмся в наш суетливый век. На смену социалистическому застою пришел капитализм с его лихорадочной активностью. Цель всего капиталистического бизнеса — заставить нас купить как можно больше. Иначе бизнесу крышка. Поэтому бизнес старается „влезть к нам в голову“ и разжечь наши аппетиты, придумать новые, неестественные потребности. Реклама на каждом шагу обещает нам удовольствие и счастье, которые наступят в результате покупки и потребления всё новых товаров. Эффектные картинки и броский текст делают своё дело: они нарушают психическое равновесие обывателя и благодаря этому манипулируют его сознанием и поступками. Обычный потребитель в капиталистическом обществе вынужден постоянно расплачиваться деньгами за свои мечты и иллюзии, вызванные нехваткой внутренних ценностей и ориентиров. Ведь каждый, например, понимает, что схемы „быстрого обогащения“ не работают, и всё-таки многие предаются мечтам о лёгкой жизни. Обладание тем или иным товаром ассоциируется с мгновенно наступающим счастьем, что, конечно же, не так. Средний американец сталкивается с рекламными объявлениями около трёх тысяч раз в день. Впрочем, о том, как противостоять рекламе на пути к настоящему счастью, речь пойдёт впереди.

„Но если я куплю новую тачку со всеми наворотами, неужели я не получу море удовольствия?“ — спросите вы. Вероятно, получите. Вопрос в том, на какой срок и какой ценой.

Удовольствие почти всегда связано с определёнными органами чувств, в нём присутствует ярко выраженный телесный компонент (например, вкус любимого мороженного или ощущение оргазма). Однако удовольствие имеет свойство быстро исчезать, „приедаться“. Первый батончик „Баунти“, возможно, на самом деле подарит его обладателю райское наслаждение. Второй — будет просто приятным. А третий уже вызовет пресыщение и отрицательные эмоции. Более того, даже если вы будете употреблять „Баунти“ не так часто, например, несколько раз в неделю, всё равно он через некоторое время вам надоест, и вы отправитесь на поиски чего-нибудь „новенького“.

Почему же люди так любят удовольствия, так гоняются за ними? Да из-за лёгкости! Еда или курение просты; они не требуют моральных или интеллектуальных усилий. Положил в рот — и порядок!

Поскольку удовольствие тесно связано с эмоциями, то погоня за ним „раскачивает“ и эмоциональную сферу человека, делает его психически неустойчивым. „Двуногие“, желающие получить всё и сразу, отличаются чрезмерно резким реагированием на всё, что с ними происходит. Они не способны отсрочить получение удовольствия, даже если это связано с последующими неприятностями. Общение таких „краткосрочных гедонистов“ — непрерывная драматизация, раздувание из мухи слона. А как иначе? Ведь и скоротечное удовольствие — не что иное, как разноцветный мыльный пузырь! Вот так общество соблазнов формирует будущих невротиков из психически неустойчивых граждан.

В дикой природе пища, как правило, труднодоступна. Животному приходится немало поохотиться и побегать, чтобы наконец удовлетворить свой голод. А человек благодаря своей технике создал изобилие доступной еды, к которому он биологически не приучен. Вот и обжирается, неразумный, по 3–4 раза в день, ухудшая здоровье и качество жизни.

Вам кажется, что я призываю вернуться в эпоху варварства? Нет, я хочу, чтобы люди научились „встраивать“ в себя внутренние регуляторы чувств, мыслей и поведения, в том числе, пищевого. Раз уж природа-мать об этом не позаботилась.

Для того, чтобы иметь возможность получать всё новые удовольствия, покупать всё новые вещи, люди вкалывают по многу часов на нелюбимой работе. Они даже толком не успевают насладиться тем, что приобрели. Труба зовёт, пора на завод. Круг замкнулся, человек оказался в ловушке, бегать по которой он, подобно белке в колесе, будет всю оставшуюся жизнь. Вопрос о том, чтобы заняться действительно важными делами — своей душой, интеллектуальными и культурными ценностями, — даже не встаёт на повестке дня. Вместо этого — ежедневный „фаст-фуд“ вперемежку с попсой — мусор для тела и психики.

Из-за постоянной тяги к немедленному удовольствию человек постепенно лишается способности к преодолению мелких неприятностей, которые являются неизменным спутником всей его жизни. Например, сходить в магазин в дождливую погоду или подняться на несколько этажей без лифта. Формируется изнеженность в сочетании с высокими претензиями. Масштаб трудностей раздувается в воображении такого индивида, который, отказываясь совершать не совсем приятные, но необходимые дела, сам загоняет себя в угол и получает в итоге серьёзные проблемы. Откладывает, к примеру, визит к стоматологу, из-за чего болезнь зуба становится всё серьёзнее. Прекрасно помню, как 15–20 лет назад просил зубного врача не использовать укол обезболивающего в десну (не желал получать лишнюю „химию“) и без особых проблем терпел, когда зуб сверлили „по-живому“. А теперь иные изнеженные граждане перед уколом анестетика глотают успокоительные таблетки — лишь бы избежать малейшего дискомфорта. Ну разве не бред?

Трижды прав был древнегреческий мудрец, утверждавщий, что человеку для душевного равновесия надо ежедневно выполнять как минимум два неприятных дела. Тогда и психика тренируется, и положительные эмоции „по контрасту“ становятся острее. Да и сам человек лучше понимает, что к жизни надо проявлять активное отношение и не бояться трудностей. Иначе наступит деградация физическая и психологическая.

Если передача ответственности за своё здоровье врачам ведёт к тому, что человек становится „рабом аптеки“, то иллюзорная надежда избежать всяких трудностей в жизни ведёт к появлению „раба технических устройств“. Вместо правильных внутренних ориентиров и работы над собой получаем зависимую психику и быстро дряхлеющее тело. Нельзя не согласиться с философом Эпиктетом, предлагавшем заботиться о духовной, а не о телесной пище: „Ведь последняя выходит вон в виде испражнения, и о ней тут же перестают говорить, тогда как пища для ума и души никогда не портится“. Цитата, конечно, для избранных.

Неудивительно, что в развитых странах Запада ожирением страдает столько людей. Для некоторых потребительское общество превращается в красивый ухоженный „свинарник“. А ведь основные ценности свободного мира совсем в другом!

Погоня за удовольствиями и их получение имеет много коварных свойств, которые проявляются постепенно. Например, человек пристрастился к наркотикам и на первых порах получает „кайф“. Однако, как мы уже говорили, удовольствие имеет тенденцию уменьшаться со временем, поэтому наркоман вынужден постепенно увеличивать дозу, усугубляя тем самым свою привычку. Наступает переломный момент: теперь наркотик даёт не „кайф“, а просто „нормальное“ (с точки зрения потребителя) состояние. А вот отказ от зелья вызывает сильнейшее неудовольствие (ломку), компенсировать которую можно лишь очередной дозой.

Один из источников привлекательности курения заключается в том, что никотин взаимодействует с допамином — веществом в мозгу, передающим ощущение удовольствия (выражаясь научно, „гедонистическим нейротрансмиттером“). В мозгу человека есть небольшая зона, активизирующаяся при воздействии никотина и ряда наркотиков: кокаина, морфия, амфетаминов. Дело в том, что вышеупомянутые вещества имитируют химический состав соединений, которые вырабатываются мозгом здорового человека (так называемые эндорфины, о которых будем говорить позднее). Взаимодействие наркотиков и никотина с допамином может вызывать сильное наслаждение и желание вызвать его снова. Поэтому слабовольный человек опирается опять-таки на внешние стимуляторы (и разрушает здоровье), блокируя тем самым внутреннюю выработку подобных веществ, которые здоровье только укрепляют. Опять мы видим порочное стремление глупого человека схватить побольше „внешнего“, даже если организм готов дать ему это бесплатно и безвредно. Причём, как вы уже знаете, наркоману требуется со временем всё бóльшая доза для всё меньшего удовольствия.

Вот так же и со многими дорогими „игрушками“ в быту: пару недель удовольствия, затем быстрое привыкание, иногда с примесью разочарования: „и для того, чтобы купить ЭТО, я горбатился целый год!?“. Однако стоит по какой-то причине лишиться качественной вещи, как наступает „ломка“ — организм незаметно привыкает к высоким стандартам потребления и требует их снова и снова. Вот такой тупичок: и с тачкой не в кайф, и без неё муторно.

„Обществу искушения“, в которое мы постепенно вступаем, надо уметь грамотно противостоять. Иначе рано или поздно сползём в зависимость от простых и быстрых удовольствий со всеми, как говорится, вытекающими…

Как показывают соцопросы в Штатах, для многих американцев становится неприятным сюрпризом, насколько быстро исчезает удовольствие от новой дорогой покупки, сменяясь в лучшем случае „стабильным“ ощущением комфорта, а в худшем — разочарованием. Про годы жизни, вырванные зарабатыванем денег на всё это, я даже не говорю… Мало кто из людей хорошо умеет различать необходимое (воздух, вода, пища, убежище, кое-какая одежда) от желаемого (см. рекламу). В конце концов, функция пальто — всего лишь согревать нас в непогоду. И не более того.

Современная психология получает всё больше данных, как непрерывная погоня за удовольствием приводит к внутреннему опустошению. Недавние исследования британских психологов показывают, что подростки, раньше начавшие половую жизнь, (и вроде бы получающие больше удовольствия от неё) гораздо чаще страдают от депрессии и других невротических расстройств.

Подобные нереалистические ожидания счастья часто встречаются и у клиентов с психологическими расстройствами при визите к специалистам соответствующего профиля. Пациент желает „розовых слонов“ и, подобно маленькому ребёнку, превращает свои желания в требования, которыми и давит на психотерапевта. И тот в ответ может начать „заигрывать“ с неразумно мыслящим клиентом (ради денег, которые тот платит). Такой, прости господи, „специалист“ не только теряет собственное профессиональное лицо, но и, потакая прихотям своего подопечного, тормозит его личностный рост, поскольку укрепляет инфантильную часть психики. Вот и возникает парадокс так называемой „поддерживающей терапии“ (точнее сказать, тайного сговора обеих сторон), когда клиент (ненадолго) может почувствовать себя лучше, но реально лучше ему не становится. Ведь для настоящих и стабильных улучшений пациенту требуется менять себя и свои (неразумные) убеждения.

Путая острое, но краткосрочное удовольствие с духовным удовлетворением, некоторые люди в условиях изобилия предметов потребления надеются получить „всё и сразу“. В результате вся их жизнь превращается в погоню за легкодоступными удовольствиями, которые с каждым разом всё „мельчают“ (из-за быстрого привыкания к ним). Учёные называют это явление „гедонистическим бегом на месте“. Такие вот „бегуны“ и стараются побыстрее изменить своё тусклое сознание с помощью разного рода химических веществ и хаотических движений под музыку на дискотеках. Гуляй, деревня!

Сделавшие покупку потребители не только быстро привыкают к тому, что они выбрали, и в результате разочаровываются, но и начинают сожалеть о том, чего они не купили, поскольку потратили деньги на уже сделанное приобретение. Их последняя попытка поддержать угасающее удовольствие — начать хвастаться купленным предметом перед знакомыми и через их восхищение или зависть повышать собственную самооценку. Весьма извращённое занятие, следует признать. Тем более, что предмет ими куплен, а не создан. Очередной раз мы видим, как пустота внутри человека заставляет его цепляться за внешние предметы и верить, что окружающие устроены точно так же, а, следовательно, так же тупы, как и он сам. Подобное тщеславие высмеял ещё древний философ: „Лошадь не хвалится, не гордится своей конюшней, сбруей или попоной; птица — пищей или гнездом. Обе гордятся быстротою — ног, как первая, или крыльев, как вторая“. Мы видим, что животные в этом вопросе „заточены“ правильнее иных „двуногих“ — они стремятся развить способности, данные им от природы.

Одним словом, перенос акцента на мир материальных вещей чреват многими неприятными сюрпризами. Всё это очень напоминает упомянутую в начале книги сказочную жар-птицу, никого не подпускающую к себе достаточно близко. Оставляющую после себя сплошные сожаления о недостигнутых иллюзиях. Как говорил один индийский мудрец, „если вы выигрываете крысиные бега, вы все же остаетесь крысой“.

Новый тревожный симптом в развитых странах — „отягощение собственностью“. Это когда у потребителя появляется такое количество вещей, что он вынужден постоянно заботиться о них, заниматься ими. Возникает парадокс: человек покупал разного рода технические устройства, чтобы облегчить себе существование, а получил нечто противоположное; теперь вся его жизнь посвящена данным устройствам и их обслуживанию. Современный житель превратился в придаток собственных вещей (в первую очередь, компьютера) подобно „рабу“ у станка в период промышленной революции. Правда, в нынешнее рабство он загнал себя сам.

Интересно в данном контексте проследить судьбу важной теоретической разработки середины прошлого века, сделанной американским психологом Абрахамом Маслоу. Он создал так называемую пирамиду потребностей, в широком основании которой лежат биологические и материальные потребности. Лишь их разумное удовлетворение, по мысли Маслоу, позволяет индивиду подняться на более высокие уровни, связанные с духовным развитием и самореализацией. Что же мы имеем в реальности? Огромное число граждан, дорвавшись до изобилия на нижних уровнях пирамиды, застревают там навечно в блаженно-сытом оцепенении, лелея своё перекормленное пузо заплывшим от жира и духовной лени мозгом. Пока не закончится очередная порция денег.

Погоня за удовольствием и невозможность его достичь ведут к бессмысленной суете и спешке современного жителя, резко повышая уровень стресса и враждебности. Неслучайно депрессия и тревожные расстройства растут быстрее всего именно в развитых странах, жители которых должны были бы наслаждаться счастьем более всех остальных. Ан нет. Природа всё ставит на свои места: счастье не в деньгах и не в материальных предметах. И вообще, „вечного кайфа“ нет.

Неслучайно Зигмунд Фрейд рассматривал взросление как процесс замены принципа наслаждения принципом реальности. У современного разбалованного (разболтанного?) потребителя необходимость становиться личностью вызывает страшный визг протеста. Для них погоня за удовлетворением разросшихся материальных потребностей и есть реальность. Унитаз — свидетель „плодов“ этой погони.

Такие невротики 21 века уже отучились чувствовать себя нормально в отсутствие очередной „игрушки“. Состояния внутренней гармонии, равновесия, безмятежности им незнакомы. В их перегретом мозгу вопрос стоит ребром: или удовольствие, или неудовольствие. Промежуточных, „просто комфортных“ стадий они не замечают и не ценят. С такими и психотерапия невозможна: ну как научить их ценить „неизвестное“ чувство покоя ещё до того, как судьба отвесит им смачную оплеуху? Ведь обилие жизненных кризисов таким „рыночным“ личностям гарантировано.

Чтобы слегка подбодрить приунывших потребителей жизни, хочу сказать, что удовольствие в определённых пределах всё же можно и нужно получать. Вот основные правила: сделать удовольствие нечастым, тогда оно будет ощущаться острее (да и в зависимость не попадёте); „смаковать“ каждый момент удовольствия; делиться им с окружающими людьми (превратив удовольствие в неожиданный и приятный сюрприз для них). При соблюдении данных „правил техники безопасности“ удовольствие займёт свою небольшую, но приятную нишу в вашей долгой жизни и не нанесёт вреда здоровью.

По большому счёту, как вы уже поняли, ставки на удовольствие быстро „сгорают“. Потому что душевное удовлетворение гораздо важнее для счастья. Но штука эта не столь проста для понимания и достижения, поэтому обсуждаться будет ближе к концу книги, в числе основных „рецептов“ по-настоящему счастливой жизни.

Некоторые психологи продолжают надеяться, что большинство людей после достижения „разумного“ уровня комфорта будут проводить оставшееся время за развитием своих интеллектуальных сил, стремясь к высшим формам жизни. Ну что ж, надежда умирает последней…

Глава 3. Антиреклама рекламе

Два самых худших порока — нетерпимость и невоздержанность.

Эпиктет.

С красивым враньём под названием реклама человеку приходится сталкиваться ежедневно и по многу раз, причём далеко не каждый имеет иммунитет против навязываемых ему иллюзий „счастливой жизни“, связанной с обладанием тем или иным товаром. Психологам давно известно, что для манипуляций с сознанием человека надо вначале нарушить его психическое равновесие, „подтолкнув“ к сильной эмоции: страху, гневу, радости и т. д. Например, сообщить ему о выигрыше в некой лотерее, а затем уже вить из него верёвки.

Нечто подобное делает и реклама, эксплуатируя надежду человека на счастье и создавая иллюзию простых и быстрых решений. Индивида буквально убеждают, что его жизнь радикально изменится к лучшему после приобретения, например, новой зубной пасты.

По сути дела, многие покупки делаются для того, чтобы заглушить внутреннюю тревогу. Боишься микробов до ужаса — поможет мыло „Сэйфгард“; сомневаешься в своей привлекательности на вечеринке — бутылочка пива решит все проблемы; ждешь нагоняя от мужа — добавленный в пищу майонез полностью изменит его отношение к тебе; боишься простуды — с помощью „новой формулы“ лекарства любая болезнь отступит. Короче, купи, и всё будет ОК.

Давайте исследуем, как человек ведется на рекламу. Во-первых, такой потенциальный потребитель имеет (глупую) иллюзию, что обладание материальными вещами приносит счастье. Этот миф уже был развенчан в предыдущей главе. Во-вторых, данный индивид, скорее всего, не умеет обучаться на собственном опыте. Он ведь и раньше покупал втридорога „новейшие“ зубные пасты, и что? Изменилось что-либо во рту? Может быть, вырос второй ряд зубов, как у акулы? Не изменилось ни-че-го! И телефончик стоматолога по-прежнему на видном месте в записной книжке. А вот про огромное количество совсем не полезной для организма „химии“ в зубных пастах скромно умалчивается. В-третьих, реклама врёт в отношении „особенностей“ определённого товара. Современные исследования показывают, что курильщик не способен по вкусу „узнать“ предпочитаемые им сигареты среди нескольких других сортов. Поэтому все разговоры о „тонких нюансах“ рекламируемого товара (в рекламе это называется „легенда“) — очередная туфта. В четвёртых: разве не противно быть жертвой совершенно наглого промывания мозгов? Ведь в тебе будят очень вредную эмоцию — зависть, которая заставляет покупать товары. Тебе внушают, что единственный способ быть не хуже других — это приобретать ещё больше. Неужели непонятно, что вся реклама — это гигантский монстр по производству в таких „умниках“, как ты, весьма отвратительных чувств: алчности, зависти, похоти и суеты? И чувства эти действительно появляются, если в голове гуляет ветер, поскольку природа не терпит пустоты.

Приведу лишь один пример того, как реклама нас „разводит“. На бутылке с растительным маслом гордо написано: „ноль процентов холестерина“. Но ведь холестерин — продукт животного происхождения, и его не может быть ни в одном виде растительного масла! Иначе это уже будет не растительное масло, а, к примеру, сливочное. С таким же успехом на этикетке можно было бы написать: „Не содержит белков животного происхождения“. Так ведь и не должно.

Вот и получается, что „человек неразумный“, ведущий бессмысленное существование, рад заполнить внутреннюю пустоту какой угодно красиво упакованной „жвачкой“ для ума и тела. Такой „двуногий“ действительно проникается „важностью“ совершаемых им покупок, на обдумывание которых тратит всё свободное время. Не перестаю удивляться людской глупости, когда вижу, как возле магазинной полки с двадцатью сортами макарон стоит важного вида человек и с очень серьёзным лицом говорит по мобильному телефону с женой, обсуждая, какой именно сорт купить. Купи любой и забей на макароны! Они не стоят того, чтобы о них разговаривать вообще, если ты, конечно, не настолько глуп, что, кроме как о макаронах, не способен больше думать ни о чём. Яркий пример того, как постоянные размышления о материальных благах ведут к потере более существенных для счастья благ нематериального характера.

Реклама прекрасно использует одну из человеческих слабостей — особую восприимчивость к легкодоступной информации. Разного рода сплетни и всевозможные „анекдоты“ растут как снежный ком, даже если они лживы в своей основе. Типичные примеры в области нетрадиционной медицины — случаи „чудесных исцелений“. Исследования показывают, что, по мнению опрошенных, от несчастных случаев умирает примерно столько же людей, сколько и от болезней, хотя реальным соотношением является 1 к 16. В чём причины такой переоценки? А в том, с каким смаком газеты и TV преподносят нам всевозможные катастрофы. Драматизм и яркость в подаче материала ведут к неверной расстановке приоритетов в мозгу — особенно у незрелых личностей.

Переехав на новое место жительства, мы обставляем мебелью пустые комнаты. Но реклама подталкивает нас к тому, чтобы продолжать наполнять жилище вещами, пока не затрещит пол. Самое печальное, что от заботы о данных приобретениях может затрещать и голова.

Поэтому ничего удивительного, что в самих рекламных агентствах полно психически неуравновешенных людей, почитающих алчность и суету в качестве высших человеческих добродетелей. Такие „провозвестники счастья“ щедрой рукой сеют психическую заразу, оболванивая простых (пустых?) граждан. А те и рады, что о них „заботятся“.

Неслучайно ушедшее далеко вперёд в этом направлении потребительское общество Запада некоторые социологи называют „цивилизацией переживаний“, „обществом мечты“. В том смысле, что покупателю вместе с продуктом „впаривают“ иллюзию счастья, достигаемого с данным продуктом (предполагается, что сам потребитель настолько туп, что не знает своих желаний). Самых денежных посетителей балагана могут одарить наиболее красивой мечтой. Которая, разумеется, никогда не сбудется.

Алчность до товаров, формируемая у людей рекламой, ведёт к их желанию „впарить“ кому-либо самого себя и получить за это куш. Не могу забыть признание порноактрисы Дженны Джеймсон в своей книге воспоминаний: „Стриптиз — это большая игра с мужчиной в мысленное траханье. За которую тот платит деньги“.

Такие жадные до денег середнячки (или ещё ниже) не думают о внутреннем саморазвитии и самореализации. Они тратят время на „облагораживание“ внешности, чтобы выгодно „нарисоваться“ перед другими — произвести мимолётное, но яркое впечатление. Ясно, почему мимолётное: ведь при более длительном контакте вся их тупость и внутренняя пустота выползет наружу. Так пусть уж лучше вылезает после того, как приняли на работу или дали приз в конкурсе. Самое печальное, что по-настоящему талантливым людям приходится отвлекаться от развития своих способностей в пользу внешней показухи ради победы в очередных „крысиных бегах“.

Глава 4. Мачо на яйцах: ещё раз про любовь

Хороший терапевт борется с темнотой и стремится к ясности, тогда как романтическая любовь расцветает в тени и увядает под пристальным взглядом.

Ирвин Ялом „Лечение от любви“.

Умный борется со страстью; глупец становится её рабом.

Эпиктет.

Покинем сферу материальных удовольствий и обратимся к миру чувств, „королевой“ в котором является романтическая любовь. Писатели и режиссеры на эту тему расстарались неслабо. Многие им даже верят. А что там говорят скептики-учёные?

А говорят они, что любовь является своего рода приманкой с целью продления рода человеческого. И в основе её лежит всё то же чувственное удовольствие, облегчающее выполнение этой важнейшей природной функции. Любовь, безусловно, связана с огромным количеством иллюзий в отношении своего объекта, при которых раздуваются несуществующие добродетели, а глаза на недостатки закрываются. Внешне красивая женщина имеет больше возможностей привлечь полового партнёра и совершить оплодотворение в половом акте. Опять же, самые пылкие Любови происходят в молодом возрасте, когда интеллект ещё не сформирован (случайно ли это?). Поэтому скромность и молчаливость иной юной прелестницы имеют простое объяснение — они не должны случайно нарушить очарование иллюзии, стремительно растущей в голове молодого человека — её потенциального брачного партнёра.

Всем известно, что женщины очень следят за модой — ведь её цель в том, чтобы подчеркнуть свои половые признаки. Пол, который выбирают, должен выглядеть более эффектно.

Стоит ли говорить о том, что яркая внешность абсолютно не гарантирует дальнейшей счастливой совместной жизни? По-видимому, у женщин менее заметных характер может оказаться намного лучше — он не испорчен самомнением и непомерным уровнем притязаний.

Красивая женщина может быть и не глупой, как твердит народная молва, но более склонной „решать вопросы“ за счёт сексапильных данных — и в итоге всё-таки кажется пустой и ограниченной.

Но вот влюблённые партнёры встретились и вкусили райский плод на ложе удовольствий. И что же выясняется, когда жар страсти начал остывать? В постели оказались два разных человека: у каждого свой характер, ценности, жизненные цели. Отнюдь не принц и принцесса. Жизненного опыта почти ноль. И как-то надо строить совместную жизнь, да ещё с детьми в ближайшей перспективе. Оля-ля…

Тема различий полов, которым теперь предстоит сожительствовать в многолетнем браке, очень сильно недооценивается в начале отношений, поскольку маскируется более „горячим“ чувством — половым влечением. Я уже говорил, что даже по своему генетическому коду мужчина ближе к обезьяньему самцу, чем к женщине.

Психологические отличия проявляются уже с малых лет, что позволяет предполагать их наследственный характер. Например, младенцы-девочки в роддоме больше реагируют на звуки других детей и появляющиеся перед ними лица. Во взрослом возрасте это проявляется в большем внимании женщин к другим людям, к нюансам взаимоотношений.

Эксперименты, касающиеся одиночных и парных забегов десятилетних мальчиков и девочек, позволили прийти к важным выводам. У всех мальчишек в парных забегах время улучшалось по сравнению с одиночными (конкуренция, соперничество!). У девочек — никаких изменений. Так что можно утверждать, что мужской пол соревнователен от природы, а женский — биологически „не заточен“ на конкуренцию и „врождённо“ пассивен. Бывают, разумеется, исключения, но мы говорим об основных тенденциях. Женщины предпочитают облагораживать и использовать то, что „завоевали“ мужчины.

Процесс обучения, как показывают исследования, тоже происходит по-разному. Девушки в целом учатся прилежнее юношей, но не так хорошо умеют применять полученные знания на практике. У них хуже обстоят дела с временной ориентацией (опаздывают на свидание!) и гораздо хуже — с пространственной. Ориентироваться „по общему направлению“ в лабиринте или по карте местности, перевёрнутой „вверх ногами“, для них практически невозможно. У женщин ниже способность к абстракции и к написанию научных работ. Средний коэффициент интеллекта женщин ненамного, но ниже среднего мужского: 113 пунктов против 119. Слабее в целом и способности к математике.

Зато женщины лучше умеют „читать“ эмоции по лицу другого человека; у них качественнее получаются мелкие движения руками (вышивание, например). Они намного лучше примечают разные бытовые мелочи и делают соответствующие выводы. У женщин лучше развит музыкальный слух: напевая или насвистывая, они фальшивят в 6 раз реже, чем мужчины.

Оба пола имеют отличия в строении мозга. Мужские полушария имеют более чёткую локализацию функций. Например, центр эмоций находится справа, а центр, отвечающий за логику — слева. Мужские полушария в меньшей степени связаны между собой, поэтому сильный пол „холодно и глубоко“ решает многие задачи, не обращая внимания на всё остальное.

У женщин нет такой однозначной локализации: многие области их мозга связаны с эмоциями, которые так или иначе затрагиваются при решении любой проблемы. Поэтому женщины-психологи так любят употреблять термин „эмоциональный интеллект“, который для мужчины звучит абсурдно. Мозг мужчин содержит в шесть раз больше серого вещества — самых „умных“ клеток. Зато у женщин в десять раз больше белого вещества, которое формирует „соединительные провода“. Поэтому женщины решают многие задачи „в ширину“, подключая разные отделы мозга.

Разумеется, и гормональный состав у мужчин и женщин сильно отличается. Так, например, у сильного пола в среднем в 20–30 раз больше тестостерона — гормона, отвечающего за половое влечение и общую активность. Зато у женщин преобладают „гормоны общения“ окситоцин и серотонин, что делает дам весьма разговорчивыми. Они в среднем тратят на один телефонный звонок в 3–4 раза больше времени, чем мужчины. Кстати, разный гормональный фон требует и разного подхода к лечению полов, поскольку мужской и женский организм может по-разному взаимодействовать с одними и теми же лекарствами. С другой стороны, именно разница в гормонах и создаёт ту загадочную „химию“ взаимного влечения, перед которой меркнет окружающий мир.

Так что любовь можно сравнить и с наркотиком: очень приятно вначале, зато потом длительная „ломка“. В любом случае, новизна первых встреч в паре быстро испаряется, особенно в навалившихся на молодую семью бытовых заботах. Птица счастья, где ты? Ау-у…

Вернёмся ненадолго в раннее детство. Кто первым начинает любить ребёнка с момента его появления на свет? Правильно, мать. Ребёнок быстро усваивает, что мама обожает его и (следовательно) заботится о нём. Благодаря этому, малыш может безопасно насыщаться и удовлетворять другие свои потребности, „прикрываясь“ маминой любовью как зонтиком от всех невзгод. „Быть любимым — выгодно“, — усекает дитя и, вырастая, старается влюбить в себя всё новых людей вместо того, чтобы учиться полагаться на собственные силы. Такие „любвезависимые“ начинают испытывать тревогу („ситуация небезопасна“), если кто-то относится к ним просто нейтрально, равнодушно. Ведут себя как маленькие дети, которых ненадолго покинула мамка. Впрочем, и родители небезгрешны. Они нередко дают любовь своим детям или лишают её в качестве поощрения или наказания. Мать может демонстрировать детям свою жертвенную любовь, формируя у тех чувство вины и тем самым держа их под контролем. Нередко подобный тип взаимоотношений переносится и в жизнь взрослых. Они начинают требовать друг от друга „идеальной“, т. е. безоговорочной любви, которая должна длиться вечно. А так называемая „страсть“ относится ими к другому, „эгоистично-животному“ полюсу и обесценивается. Любовь друг к другу превращается такими людьми в долг, средство контроля над партнёром. И когда жизнь не согласуется с выдуманными (вычитанными в книгах, высмотренными в кино) идеалами, в ход идут другие аргументы: „Ты меня разлюбил“, „ты эгоист“, „у тебя только одно на уме“. Вот так порождаемые любовью непригодные для жизни идеалы начинают уродовать психику человека, заставляют его ощущать свою неполноценность из-за собственной „порочности“, либо заниматься самообманом в связи с „соответствием“ иллюзиям идеальной любви. И это ещё одна форма невроза.

Неслучайно основатель рационально-эмоциональной терапии Альберт Эллис (как и многие другие опытные психотерапевты) ведёт себя не слишком сердечно с пациентами, отучая их от детского желания всем понравиться. Основная проблема данных клиентов — в неверном убеждении, что им необходима любовь других, хотя это не так. Вот Эллис и учит их обходиться в своей жизни без непременного одобрения и любви. И показывает своим пациентам, что может нормально себя чувствовать и работать с ними, даже если те его не любят и не одобряют. Демонстрирует модель желательного, взрослого поведения.

Существующие в современной психологии теории любви говорят не только о положительных сторонах данного чувства человека. Вот что утверждал ещё Ф. Ницше: „Ваша любовь к ближнему есть ваша дурная любовь к самим себе. Вы бежите к ближнему от самих себя и хотели бы из этого сделать себе добродетель, но я насквозь вижу ваше бескорыстие“. Психолог Л. Каслер утверждает, что влюблённость в кого-то (и постоянный страх потерять объект любви) делает человека несвободным, зависимым, тревожным, мешает его личностному развитию. Влюблённый человек относится к другому не только позитивно, но и негативно — ненавидит его как того, кто имеет над ним власть и может в любой момент прекратить отношения. Действительно свободный человек, по Л. Каслеру, — это человек, не испытывающий любви.

„Весь этот учёный бред — для эгоистичных мужиков!“ — воскликнет в сердцах романтическая читательница. Ну что ж, расскажу о чисто женских заморочках в отношении любви, доводящих своих обладательниц до невроза.

Как показывает опыт, немало женщин имеет две противоречащие группы представлений о любовном счастье: бурные постельные восторги с „крутым мачо“ и тихое семейное гнёздышко. Причём стóит даме как следует распробовать один из видов такой жизни, как её начинает тянуть (в мечтах, а затем и в поступках) к другой противоположности. А объединить „ежа и ужа“ никак не удаётся: крутые мачо в гнёздышках „на яйцах“ не засиживаются.

Типичная причина женского невроза — конфликт между сознанием, которое, подчиняясь культурным нормам, желает порядочного молодого человека из интеллигентной семьи и бессознательной частью психики, имеющей немало общего с животными инстинктами, которая хочет „крутого самца“ — защитника. Отсюда и страдания. Проблема усугубляется двойными стандартами в отношении полов, связанными с разделением на „чистое“ и „нечистое“. Традиционная мораль предписывает женщинам быть более нравственными и целомудренными, в то время как в поведении мужчин допускаются гораздо бóльшие вольности. Поэтому женщина может (неосознанно) использовать свою жертвенность с целью вызвать у мужчины эмоциональную зависимость от неё и иметь больше власти в отношениях.

Сама влюблённость, безусловно, приятна (гормоны удовольствия переполняют мозг, человек как бы выходит за пределы собственной личности и соединяется с чем-то высшим). Ощущения поистине чудесные, но подобное „пиковое“ состояние, напрягающее организм, в принципе не может быть длительным с точки зрения физиологии. Если бы влюблённость затягивалась надолго, люди неминуемо заболевали бы и умирали от нервного истощения, бессонницы, голода, болезней сердца. Или становились бы пожизненными пациентами психиатрических больниц.

Вот хороший пример на эту тему — обращение опытного продюсера к начинающей певице: „Запомни, девочка! Когда человек влюблён, он не может ни спать, ни есть, ни работать. А чтобы добиться успеха, нужно спать, есть и работать“. Остаётся добавить, что певицей была Мирей Матье.

Мне нередко приходилось иметь дело с клиентками, мучающимися от своей „несчастной“ любви и одновременно с этим не только надеющимися на благоприятный поворот событий (он позвонит, позвонит…), но и гордящимися глубиной своих переживаний. Но если ты так гордишься своими „страстями“, то зачем обращаешься за помощью? И какого рода помощь тебе нужна? Определись, чего хочешь: урагана чувств или тихую семейную гавань с памперсами, кастрюлями и сковородками. Первый вариант красив, но нежизнеспособен (долго не продлится). Во втором случае будете жить сравнительно долго, возможно, в чём-то счастливо. Вот только в один день умирать не надо. Как-то подозрительно…

Есть люди, которые действительно верят, что „настоящая“ любовь должна обязательно принимать оттенок сумасшествия со всевозможными кривляниями и мистификациями: пением под окном с миллионом алых роз, бредовыми фантазиями, слёзами, бессонницей и т. д. Спокойное и ровное чувство „без эксцессов“, при котором сон и аппетит остаются в норме, а способность здраво рассуждать не подавлена, за любовь не признаётся. По сути дела, влюблённые совместно разыгрывают винегрет из недавно увиденных и прочитанных драм, водевилей, сериалов, ток-шоу. Соответственно и любят они не друг друга, а некий вымышленный романтический персонаж. „Экстремальность“ любовных чувств доходит даже до признания „родства“ любви и смерти, как это имеет место в романе Т. Манна „Волшебная гора“: „О, любовь, ты знаешь… тело, любовь, смерть — они — одно. Ибо тело — это болезнь и сладострастие, и оно приводит к смерти, оба они — чувственны, смерть и любовь, вот в чём их ужас и великое волшебство“.

Здравомыслящий читатель уже понял, почему тема любви так муссируется в искусстве: данное чувство можно „раздувать“ сколь угодно широко, воздействуя тем самым на эмоции „потребителей“ художественного произведения. А специалисты по психическому здоровью прекрасно видят сходство подобных преувеличений с восприятием невротика. Существует определённая группа пациентов с „любовной зависимостью“. Большинство среди них составляют женщины, которые раз за разом проигрывают свои паттерны романтической любви с новым и новым мужчиной. „Умом“ эти пациентки осознают бессмысленность своих усилий (конец всегда одинаков), но подсознание жадно надеется, что „латиноамериканское“ счастье вот-вот наступит.

Взаимоотношения „невротиков от любви“ никак не назовёшь здравыми. Такие люди нередко предъявляют чрезмерные требования относительно заботы к себе и при этом очень мало заботятся о других. Такое поведение часто продиктовано глубинным чувством неполноценности и беспомощности. Любовная одержимость — одна из самых сильных навязчивостей, известных человечеству. Причём субъект в погоне за „райским наслаждением“ нередко сам загоняет себя в ловушку. Невротические любовники „цепляются“ друг за друга в тщетной надежде обрести защищенность от жизненных испытаний, с которыми они не умеют справляться. И в то же время давят на партнёра своими чрезмерными требованиями. Как дикобразы в стае: на расстоянии друг от друга слишком холодно, а если придвинуться поближе — иглы колются. Так и общаются некоторое время — пока романтика не подойдёт к концу.

В среднем, как показывают исследования, подобное состояние длится год-полтора. Но при неправильно „устроенных“ мозгах пациент в течение жизни будет стараться воспроизвести любовную ситуацию с новыми и новыми людьми. И „обогащаться“ новыми и новыми разочарованиями.

Выбери меня, выбери меня

Птица счастья завтрашнего дня…

Нет, не приносит счастья подобная любовь. Хотя удовольствия порой дарит весьма острые — вперемешку с проблемами типа тревоги, ревности и т. д. Так что долговременную ставку на это чувство делать нельзя. Счастливая жизнь, которая иногда достигается в супружестве, (разговор об этом будет позднее) логически никак из романтической любви не вытекает и опирается совсем на другие ценности. Бессмысленно верить, что фонтанирующие до брака чувства сделают семейную жизнь более гладкой. Скорее, наоборот: если вас так „трясет“ на предварительной стадии, то и брак вам гарантирован нестабильный и недолгий. Супружеская жизнь счастливой пары — это забег на длинную дистанцию, где важную роль играют разум и мудрая способность к компромиссам, а не взаимная истерика. Лёгкость, с которой миллионы мужчин и женщин готовы отключить свои мозги и, пребывая во временном ослеплении, броситься в объятия друг друга, лишний раз доказывает нехватку внутренних ценностей, ведущих к погоне за яркими внешними раздражителями. И наоборот, утрата любви вместо вздоха облегчения (избавление от переживаний, возвращение нормального состояния) вызывает у такого человека депрессию, поскольку снова ставит его перед лицом собственной пустоты. Любовь не позволяет человеку слишком легко рвать свои привязанности. Но поскольку ни одна из Любовей не является вечной, то у влюблённого на горизонте всегда маячат печаль и страдания, связанные с потерей объекта любви. Такой „дамоклов меч“ оптимизма не прибавляет и психической стабильности никак не способствует.

На вопрос „А как же секс?“ отвечу просто. Секс — тоже из категории удовольствий со всеми их закономерностями, но с романтической любовью он реально никак не связан. Получать наслаждение от секса можно просто с приятным человеком, необязательно с горячо любимым. А вот словить микроб без презерватива — это реально. Гонококки не задают вопросов, ощущал ли человек влюблённость во время полового акта или занимался ЭТИМ без любви. Лезут ко всем без разбора.

Так что эйфорию дурной любви можно сравнить с действием наркотика, а последующий скоропалительный брак — с тяжелым „отходняком“. Будь моя воля — учил бы желающих вступить в брак обсуждать важные вещи до его заключения.

— Трезво обговорите, как вы собираетесь жить вместе. Не можете сами — поможет психолог. Не сделаете этого — начнёте „стукаться“ о проблемы с первых дней совместной жизни. Не бойтесь, если в результате обсуждения наступит некоторое разочарование: оно бы неизбежно наступило после заключения брака с утроенной силой.

— Вы должны быть готовы, что через некоторое время после начала супружеской жизни сильные чувства неизбежно ослабнут. Готовы ли вы к этому и как собираетесь жить в данном случае? Известно ли вам, что именно в семье, в общении с близкими люди часто выглядят наиболее неприглядно, без зазрения совести наступая друг другу на больные места?

– Вы принадлежите к разным полам, а значит по-разному биологически устроены. У вас разная наследственность, родители и история жизни. Вследствие этого у вас будут возникать разногласия по многим вопросам. Как вы собираетесь их решать?

— И т. д., и т. п. Перечень важных тем можно продолжать.

Брак в современном варианте также вызывает немало вопросов, о чём я писал в книге „Психологическая ЛЕВИТация“. Вот немного свежей зарубежной статистики на эту тему. В Англии супруги в среднем общаются десять минут в сутки (надо ли было для этого сходиться?). Две трети итальянских детей недовольны своими отцами, поскольку те мало зарабатывают. Иные женщины тоже не отстают от детей. Как выразился писатель Виктор Пелевин, „проститутка хочет иметь с мужчины 100 долларов за то, что сделает ему приятно, а приличная женщина хочет иметь все его бабки за то, что высосет у него всю кровь“. Семьдесят процентов китайцев после женитьбы полностью прекратили занятия спортом, а шестьдесят процентов женатых мужчин страдают от излишнего веса.

Замужним женщинам, кстати, тоже достаётся. По прикидкам учёных, несчастливый брак „съедает“ у неё четыре года жизни (а домашнее хозяйство — во много раз больше).

Считаю, что на этой мажорной ноте главу пора заканчивать, хотя к теме (возможного) обретения счастья в любви и браке мы ещё вернёмся.

Глава 5. На тёмной стороне эмоций

Я ликую от радости телесной, питаясь хлебом и водою, и я плюю на дорогие удовольствия — не за них самих, но за неприятные последствия их.

Эпикур

Читатель, возможно, заметил, что перечисленные в предыдущих главах „приманки“, обещающие счастье, так или иначе связаны с эмоциями, причём довольно сильными. Нередко и сама „счастливая жизнь“ ассоциируется у человека с определённым эмоциональным настроем. Искусство только тем и занято, что воспевает сильные романтические эмоции: страстность, героизм, самопожертвование. Поп-культура непрерывно предлагает потребителю красиво упакованные суррогаты сильных чувств. Я думаю, пришла пора внести ясность в этот вопрос, особенно в контексте психологии и психотерапии. Разумеется, не все аспекты эмоций могут быть рассмотрены, да в этом и нет необходимости. Моя цель заключается в том, чтобы показать многочисленные аспекты различных душевных состояний, которые скорее уведут вас от счастья, чем приблизят к нему. Литературы по проблеме эмоций существует много, и мне потребовалось всего лишь произвести необходимые обобщения в контексте темы моей книги. Тем более, что вопросы эмоциональных состояний будут неявно присутствовать во многих последующих главах. Итак, начнём. Как всегда, с Древней Греции, где всё есть.

Философы-стоики, возглавляемые Зеноном, ещё за несколько веков до нашей эры поняли, что счастье (или наоборот, страдания) человека во многом связаны не с внешними событиями, а со способом их восприятия. Индивиду с неправильно расставленными внутренними приоритетами не помогут все богатства мира. Неотрегулированное психологическое состояние ведёт к эмоциональному разладу и жизненным кризисам.

И наоборот, мудрый человек сумеет приспособиться и сносно существовать в самых тяжёлых условиях. Ведь у него есть главное — внутренняя гармония.

Древнегреческий философ Эпиктет считал, что даже в тяжёлой болезни можно увидеть пользу — как возможность стать спокойным и терпеливым. А угроза смерти может научить мудрого человека стать духом выше её. „Человек разумный, — пишет Эпиктет, — обладает как бы волшебной палочкой, которой он может обратить в золото всё то, до чего ею дотронется“. И далее: „Настоящее горе — не от того, что случается с нами, а от того, что мы неразумно думаем о случившемся“. Так что человек сам несёт ответственность за большинство своих страданий и негативных эмоций.

Самый наглядный пример действия отрицательных эмоциональных состояний — внешний вид человека, постаревшего лет на десять за одну ночь в результате известия о смерти близкого. Волосы седеют чуть ли не на глазах, лицо покрывается морщинами. А ведь от его переживаний умерший все равно не воскреснет.

Кое-кто из романтически настроенных читателей, желая „оправдать“ сильные эмоции, приведёт в пример гениальных людей, которые в то же время были очень эмоциональны. Вот Пушкин, например… Может быть, одарённость связана с отклонениями?

Отвечаю честно. У одного процента людей, которые по-настоящему талантливы от природы, можно при желании отыскать те или иные отклонения в развитии личности, и то не всегда. А у 99 процентов психически больных людей никаких особых способностей не присутствует. Поэтому считать собственное психическое расстройство признаком одарённости — верх нелепости.

Если уж на то пошло, сами психические отклонения гениальных людей скорее мешали им в творчестве, чем помогали. Тот же Пушкин, как свидетельствуют факты, подсознательно искал смерти: за полтора года, предшествовавших смертельному поединку с Дантесом, он три раза вызывал на дуэль других мужчин. Подобное поведение, вызванное неадекватно сильными эмоциями, нельзя назвать иначе, как саморазрушительным. Так что „козырять“ здесь нечем.

Как уже говорилось, от первобытного человека мы унаследовали определённое строение мозга, эмоциональные центры которого находятся в более древней, „животной“ части. Она обеспечивала человеку не столько „размышление“, сколько выживание в мире, полном опасностей. Так, эмоция злости удваивала силы и помогала справиться с противником, а страх позволял вовремя „сделать ноги“ от более сильного врага.

Что на это может ответить психолог? Раз уж мы родились с таким „эмоциональным отягощением“, будет вдвойне полезно научиться его контролировать, а также давать выход своим чувствам конструктивным, неразрушительным путём.

Всем психотерапевтам известны так называемые „драматические“ пациенты (чаще — пациентки), склонные к преувеличенным, „театральным“ эмоциям в простых ситуациях. Казалось бы, подобные сильные переживания должны были бы мобилизовать организм на активные действия? Ан нет. Вся энергия у них выливается в „гудок“ — бесконечные словесные переливания из пустого в порожнее. До (рациональных) действий дело, как правило, так и не доходит.

Я как психолог длительное время не мог разгадать подобный ребус, пока не понял, что раздутые, экзальтированные эмоции таких „театралов“ как раз и являются барьером для деятельности. В самом дели, если человек фактически поставил себя „на грань“ в относительно спокойной, неугрожающей ситуации, то что может с ним произойти, когда в результате его поступков ситуация начнёт меняться, причём, вероятно, не всегда предсказуемым образом? „Раз мои чувства уже на пределе, — рассуждает такой пациент, — значит, дальше я продвинуться не смогу, поскольку у меня „поедет крыша“. Так что я лучше оставлю всё как есть и буду дальше посыпать голову пеплом“. Рациональное решение — учиться „снижать градус“ своих переживаний — эти люди также склонны саботировать, поскольку оно означает в перспективе ту же ненавистную им деятельность, чреватую стрессом. Поэтому предпочитают поведение в стиле „заменителей реальной жизни“: латиноамериканских сериалов или телевизионных ток-шоу, главный принцип которых — много шума из ничего. Поэтому и выбирают „кухонную“ психотерапию (с соседкой по этажу) вместо настоящей: гарантировано эмоциональное сочувствие, „пар будет сброшен“, а менять себя, к счастью, не придется.

Если такой „драматический“ пациент и обращается к психотерапевту, то чаще всего не по собственному желанию: близкие родственники или начальник на работе заставили. Правда, об этом факте скромно умалчивается, поскольку признание в нём означало бы необходимость настоящей (и длительной) психотерапии, связанной с эмоциональным переобучением (в частности, с использованием техник антидраматизации и десенситизации — снижением чувствительности). При первом же „затруднении“ в психотерапии — малейшем намёке на стресс — такой изнеженный клиент „делает ноги“, мысленно объясняя свой поступок некомпетентностью или „жестокостью“ специалиста. Вот и брызжут такие „театралы“ своими переживаниями дальше, грузят ими окружающих и при этом бегут от реальных дел.

Помню, как на мою книгу „Психологическая ЛЕВИТация“ хлынула лавина эмоциональных откликов — вплоть до оскорбительных. „Трезвого“, рационального анализа не содержало ни одно письмо или устный отзыв. А ведь я всего лишь попытался более откровенно, чем это было принято раньше, проанализировать взаимоотношения женщин с мужчинами в аспекте наиболее распространённых женских манипуляций. С фактами и выводами не спорил никто: многих возмущало само обращение к теме „таинства“ полов. Притом, что на форумах, где проводились дискуссии, периодически звучали такие фразы: „здесь, в целом, правильно написано, но каков наглец!..“.

Читая данные отзывы, я вспоминал „информационную теорию эмоций“ академика П.В. Симонова. Согласно этой концепции, человек склонен „восполнять“ эмоциями недостаток информации по важной для него проблеме. Однако некоторых неразумных граждан эмоции захватывают столь сильно, что получить объективную информацию они даже не пытаются, упорствуя в своих заблуждениях. Напоминает бред шизофреника об „электронном воздействии“ на него из квартиры этажом выше. При этом больному даже не приходит в голову подняться туда и удостовериться, так ли это на самом деле. Или хотя бы при встрече в подъезде с жильцами вышеозначенной квартиры честно спросить: „Ну зачем вы за мной следите? Кто я, по-вашему…?“

Когда несколько неразумных челов испытывают одну и ту же сильную эмоцию — например, „праведный гнев“, им становится гораздо проще „понять“ (если здесь можно применить это слово) друг друга, чем вступать в „интеллектуальные“ разговоры. Поэтому толпа, обладающая ничтожным разумом, так легко „воспламеняется“.

Нередко один из супругов (чаще жена) провоцирует другого на сильные негативные чувства, поскольку для неё эмоции, пусть даже и отрицательные, являются более сильным аргументом, чем сдержанная доброжелательность. Кстати, о том же пишет в своих мемуарах Моника Левински, бывшая любовница бывшего президента США Билла Клинтона. Спокойные положительные чувства со стороны бойфренда её не удовлетворяют. Могу себе представить, каково пришлось Биллу… И всё ради нескольких минут удовольствия. Да-а, и президенты делают глупости.

А пока современные исследования показывают, что многие проблемы с физическим здоровьем у человека связаны с „отравлением“ организма отрицательными эмоциями и гормонами стресса. Выявлена корреляция между негативным внутренним состоянием и раком, гипертонией, язвой и другими заболеваниями. Гормон стресса кортизол способен разрушать клетки головного мозга, что, в свою очередь, ведёт к серьёзным болезням. Вспомнили свою путаницу в мыслях во время стресса? Это кортизол (тот же адреналин) сеет хаос и разрушения в вашей голове.

Забегая вперёд, скажу, что один из лучших способов уменьшить сильные негативные эмоции страха, злости, вины или сожаления — сделать всё, что в ваших силах в той или иной ситуации. И честно себе об этом доложить. Ну а то, что изменить невозможно — просто принять (как плохую погоду за окном). Иначе в подсознании появится эмоциональная „бомба“, которая ударит и по физическому здоровью.

Люди зачастую мучают сами себя, завидуя успехам других. „Человек по сути дикое, отвратительное животное, — пишет Шопенгауэр, — … в груди почти каждого человека ненависть, гнев, зависть, злоба и ярость накапливаются, словно яд в зубах ядовитой змеи и лишь ждут случая излиться наружу…“ Каждый из читателей может вспомнить совершенно нетерпимых людей, которые все свои силы тратят на борьбу с коллегами. Из-за этого страдает работа.

Интересно, что в связке „зависть — ненависть“ первая эмоция считается менее приемлемой, „запрещённой“ и нередко „прикрывается“ второй. Тот же Шопенгауэр отмечает, что самую сильную зависть вызывают природные, врождённые дарования других людей: ум, талант, красота. Снова мы видим, что одни предпочитают развивать и реализовывать себя, а другие — переживать и брызгать слюной.

Ситуации, угрожающие человеку „запрещённой“ эмоцией (для многих современных людей это именно зависть), ведут к неэффективному поведению. Слишком много сил тратится на то, чтобы прикрыть одну эмоцию другой, более „приемлемой“. Выстраивание подобных эмоциональных „двухэтажек“ не проходит бесследно для здоровья. Единственный способ „самотерапии“ — быть честнее с собой, научиться включать разум, отыскивать скрытую эмоцию и перерабатывать её. Ох, как непросто… Ведь многие предпочитают заниматься самообманом всю жизнь.

Такое впечатление, что склонность к неадекватно сильным переживаниям и, как следствие, нелогичному поведению у многих людей в крови. И этим активно пользуются все кому не лень. Ведь для успешной манипуляции с субъектом требуется вначале нарушить его эмоциональное равновесие. Причём не столь важно, какая именно эмоция будет „вброшена“. Например, реклама усиливает алчность и суету, чтобы заставить совершить покупку. Каждое государство имеет свои ритуалы, часто связанные с гимном и флагом (чтоб граждане не забыли свои обязанности перед ним). Исполнение таких ритуалов не преследует никаких рациональных целей, зато с помощью торжественности и чувства принадлежности позволяет сплотить участников и подтолкнуть их к действиям в интересах данного государства. Подобные же приёмы переняли некоторые бизнес-компании, заставляющие своих сотрудников петь собственные гимны и участвовать в соответствующих мероприятиях. Поэтому, если в общении с какой-либо личностью вы начинаете ощущать изменение своего эмоционального фона, то не исключено, что скоро вас начнут подталкивать к совершению определённых поступков, выгодных данной личности. Как этому противостоять? Высказать вслух предположение о тайных целях оппонента. Когда идея манипуляции озвучена, тайно управлять вами становится невозможно. И тогда на вас начнут давить открыто, либо прекратят разговор.

Как отмечал известный психиатр Аарон Бек, отклонения от реалистичного и логического мышления происходят у большинства пациентов даже при очень умеренных формах психических расстройств. Многим людям, например, свойственна преувеличенная первоначальная реакция на неприятное событие — как на катастрофу. Имеют место постоянные расстройства по поводу собственных расстройств — так называемый „вторичный стресс“ (очередная патологическая „двухэтажка“). „Способность“ человека постоянно причинять себе вред и получать в результате эмоциональные расстройства ещё ждёт своего объяснения… Этот „неразумный“ и сам страдает, и окружающим создаёт неудобства.

Возможно, многие люди не хотят работать над собой из-за тайного страха „узнать“ всю меру собственной ответственности за испорченную жизнь. Кому охота признаваться, что в тюрьму (в болото… найдите правильное слово) каждый загоняет себя сам. Вот они и бегут из свое муторной реальности № 1 в придуманную и более яркую реальность № 2 (телевизионные шоу, литература фэнтези, фильмы-мелодрамы и прочий ширпотреб, прошибающий слезу, приучающий к примитивным эмоциям и отучающий мыслить). Ведь современные исследования психологов показывают, что просмотр любимых телепередач в течение нескольких часов снижает настроение зрителей, а не повышает его!

Такие люди „как бы“ осознают бессмысленность и бесперспективность реальности № 1, хотя во-многом создали и ежедневно создают её с помощью собственных выборов: института, профессии, супруга. И сбегают они в реальность № 2 за ярким, но бесполезным „фаст-фудом“, чтобы ненадолго отключить мозги и забыться подобно последнему алкоголику. Не понимают, что из № 1 действительно надо бежать, но в другом направлении: к познанию своих уникальных сторон и их реализации в долгой и счастливой жизни.

Вот ещё один типичный пример „дымящихся“ эмоций и спящего разума. Когда закоренелый наркоман в каком-нибудь душещипательном TV-шоу с надрывом клянётся своей матери навсегда „завязать“, я громко фыркаю, видя слёзы в глазах участников передачи. Желают обманывать себя — пусть обманывают, участвуя в лживом, слезоточивом действии. Никому и в голову не придёт спросить главного героя, сколько раз он уже так клялся в прошлом и какую сумму получил за передачу. Принял ли он „дозу“ перед началом передачи, чтобы увереннее чувствовать себя, поделился ли с ведущим? И самый главный вопрос: если он всё же попытается „завязать“, то что теперь будет делать со своей жизнью, в которой образовался вакуум? Чем полезным может заполнить своё время человек, не имеющий других интересов кроме своего болезненного пристрастия, повреждённые мозги которого привыкли работать лишь в одном направлении?

В нашей культуре с пережитками общинности и социализма скорее принято осуждать человека за расчётливое, „сухое“ поведение, чем хвалить его за те успехи, которые с помощью данного Взрослого образа действий достигаются. И наоборот, многие всё ещё считают хорошим тоном в кризисной ситуации не включать мозги, а „рвануть на себе рубаху“ и что-нибудь эмоционально-героическое выкрикнуть. Это „по-нашему“!

Вот ещё один пример эмоциональной несдержанности — на этот раз из любимого мной альпинизма. Западные клиенты часто упрекают русских гидов в „лихачестве“ во время серьёзных восхождений. Разумеется, некоторых людей высота опьяняет, вызывает эйфорию и желание „блеснуть“ своим мастерством. Но ведь для гида главное — безопасность клиента (за это, собственно, клиент и платит). Вот и получается, что излишняя эмоциональность и показуха оборачиваются банальным эгоизмом и недовольством окружающих — результат противоположный тому, к которому стремился гид.

Вернёмся на равнину. Такое впечатление, что многим нашим согражданам свойственно состояние хронического недовольства собой и своим существованием. Неслучайно страны бывшего СССР занимают последние места в опросах, связанных с уровнем удовлетворённости людей своей жизнью. Им трудно получать приятные эмоции от того, чего они добились и что имеют в распоряжении. Загадочная душа просит неизвестно чего…

Испытывая постоянное недовольство, многие лица с невротическим характером склонны везде и всюду искать виновных — даже в изменении погоды. Вы спросите, какой в этом смысл. Ну что ж, я, кажется, додумался. Если символический „виновник“ найден, все переживания этих людей получают „оправдание“. Дескать, не зря мы „старались“! Если же таких обнаружить не удаётся, невротик может начать смутно догадываться, что „дурак“ он сам, поскольку переживает по поводу событий, которые не в его власти и следуют в случайном порядке. Причём сами переживания идут не от внешних событий, а от внутренней психической дисгармонии. Ну и кому будет приятно в этом сознаваться? Уж лучше закрыть глаза, заткнуть уши и кричать, что в природных катаклизмах виноваты… известно кто. Как любит говорить один мой знакомый психиатр,

Если в кране пропала вода,

Виновата Аль-Каида.

Иные „околопсихологи“ призывают граждан под знамёна „позитивного мышления“, ведущего свой отсчёт с Дейла Карнеги и его книжек. Дескать, старайся всё время думать о хорошем, и результаты придут. Это сплошной самообман. Невозможно нормальному человеку чувствовать себя замечательно в период потери близкого родственника или серьёзных неудач на работе. Подобный „позитивный“ взгляд может не позволить разглядеть таящиеся проблемы и сконцентрироваться на их решении. Если вы, женщина, обнаружите уплотнение в молочной железе, то как долго будете вытеснять из сознания эту новость, „думать о хорошем“ и тем самым способствовать развитию болезни? А ведь именно концентрация на данном факте позволила бы „человеку разумному“ совершить положительное действие по сохранению своего здоровья — обратиться к врачу.

Позитивное мышление без позитивных действий (своего рода блаженный идиотизм) подходит разве что старому миллионеру, которому уже не надо зарабатывать на жизнь, а важно просто „хорошо себя ощущать“. Такой „недеятель“ с удовольствием расскажет вам о своём „личностном росте“ после прочтения пары книжек по психологии. И через пять минут забудет, о чём говорил.

Наивная вера людей в утверждение „Думай о хорошем, и всё придёт само собой“ поистине безгранична. Вот пример из одной „позитивной“ книжки. Раковая больная пришла на „оздоровительную“ лекцию с целью, как она выразилась, „пережить чувство исцеления“. Я так понимаю данное высказывание, что судьба опухоли женщину не волнует, иначе больная сделала бы её снимок до лекции и некоторое время спустя, чтобы убедиться в „уменьшении“ рака. Но тогда посещение подобного мероприятия — не что иное, как попытка самообмана. О каком „чувстве исцеления“ может идти речь, если болезнь продолжает развиваться. И что будет думать о подобной лекции женщина, если на следующий день её рак вдруг обострится?

Хотя я по-своему понимаю создателей данного рода теорий: они чувствуют ограниченность соотечественников (и, возможно, свою собственную), поэтому вместо одной крайности (восприятие всех событий исключительно в негативном свете) предлагают другую — представлять, что тебя окружает сплошной позитив. А вот поучить народ трезво работать головой и решать проблемы действиями, сохраняя при этом оптимистический настрой, у них кишка тонка. Как говорится, по Сеньке и шапка. Интеллекту и гибкому поведению вход воспрещён. В продаже имеются только розовые иллюзии в качестве замены всеобщему пессимизму.

Разумеется, гораздо лучше, когда в основе действий лежит положительное эмоциональное состояние, и многочисленные факты это подтверждают. Например, родственники тяжелобольных людей из-за своих переживаний имеют сниженные показатели активности иммунной системы. Животные в обстановке повышенной скученности также склонны к нарушению иммунитета и болезням. Однако позитив позитиву рознь. Во-первых, если человек перед серьёзным делом предаётся исключительно положительным мыслям, он может начать вести себя чересчур некритично и не заметить важных особенностей (трудностей) в данной ситуации, на которых следует сосредоточиться. Так что позитив в ощущениях должен дружить с разумом. И, во-вторых, „рулят“ в окружающем мире именно действия. Верить, что с помощью собственных эмоций (желаний, стремлений) реально изменить мир, может только мистик (о чём будет отдельная глава).

Соотношение положительных и отрицательных эмоций — одна из интереснейших тем. Сразу скажу, что негативными в жизни человека могут быть любые неуправляемые эмоции, в том числе, и положительные. Ведь внезапный порыв, не контролируемый разумом, может довести своего обладателя до беды. Как показывают проведённые в 2007 году в США исследования, людей с преобладанием сильных положительных эмоций легче „выбить из колеи“, и таким людям сложнее восстановить душевное равновесие. Чересчур высокий оптимизм американцев (по сравнению с более уравновешенными азиатами) конкретно вредит им. Граждане с более адекватным уровнем оптимизма (те же уроженцы Азии, ныне живущие в США) дольше радуются любому положительному событию.

Я имел неоднократную возможность наблюдать, как люди (чаще это делают женщины) слишком позитивно настраивают себя перед небольшим мероприятием — например, собираясь на чей-нибудь день рождения. Прямо-таки излучают положительные эмоции, хотя ясно, что ничего особенного в гостях не случится. Очередная 101-я вечеринка. Зачем же так напрягаться и насиловать себя? Ответ пришёл не сразу. Оказывается, женщины сильнее мужчин испытывают как моменты „чистого позитива“, так и негативные переживания — вплоть до депрессии. Причём последняя случается у них в 2–3 раза чаще, чем у мужчин. Вот и надевают не совсем естественную „положительную“ маску, чтобы случайно не съехать на противоположный полюс эмоций.

* * *

По моим наблюдениям, многие женщины гораздо сильнее отслеживают эмоциональную сторону взаимоотношений по типу: „стало лучше — стало хуже“ (с мужчиной) или „помогло — не помогло“ (с врачом, с психологом). Если для мужчины наличие спокойных, ровных отношений является важным свидетельством их положительного развития, то женщины хотят большей динамики в чувствах и поступках (чтоб не забыл; чтоб не расслаблялся…).

Поэтому, как я заметил, прекрасный пол больше ориентируется на свои чувственные ощущения (иногда — неоправданную эйфорию) после первого же посещения психолога или врача. Но чувство „улучшения“ может быть просто вызвано тем фактом, что человек наконец-то начал „новую жизнь“. Эта первоначальная эйфория у многих пациентов улетучивается, когда становится ясно, что путь к исцелению не усеян розами и требует глубоких внешних и внутренних изменений (при серьёзном расстройстве). Тогда многие клиенты, не желающие работать над собой и влекомые эмоциями, начинают искать рекламу других „чудодейственных“ методик.

Эмоционально нестабильные люди склонны бросаться в крайности и в вопросах оздоровления: „В этом продукте добавка — он опасен. А в этом — нет. Его поем и буду здоровым“. На самом деле человек с более-менее нормальным здоровьем и подвижным образом жизни может есть (в умеренных количествах) почти всё — оно вскоре переработается. Если и есть какой-либо вред от некоторых пищевых добавок, то он очень невелик, и должен накапливаться десятилетиями, чтобы как-то проявиться. Точно так же и „экологически чистые продукты“ сами по себе не вернут вам здоровье. Люди спорят о „добавках“ и при этом курят, пьют, мало спят, мало двигаются, ссорятся и т. д. Комедия, да и только!

То же самое и с небольшими дозами радиации: вред сомнителен, а шуму и нервных расстройств на этой почве… Польза или вред от того, что мы делаем, набирается очень медленно, поэтому слепо верить в „разовые“ эффекты типа „поплохело“ или, наоборот, „вылечился“ может только человек с нестабильной психикой. Так что сильные эмоции неполезны и в данном случае.

Как видим, положительный стресс — тоже стресс (со всеми гормональными разрушениями внутри организма). Поэтому психологи даже выработали рекомендации по снижению вреда от слишком сильных положительных эмоций. Вот они:

— полезно „отдавать“ часть своих положительных эмоций, „заряжая“ ими окружающих;

— полезно слегка обесценивать достигнутый крупный успех, снижая тем самым накал страстей;

— можно завести своего личного критика, который не позволит зазнаваться

— сравнивать себя с ещё более успешными людьми;

— поискать негативные стороны в сложившейся ситуации.

Разумеется, данные рекомендации актуальны лишь для лиц определённого типа с чересчур завышенной самооценкой и некритичным складом ума. Для большинства сограждан основная проблема — переживания со знаком минус.

Следует помнить и о том, что за интенсивные положительные ощущения вскоре придётся расплачиваться такими же по силе отрицательными эмоциями. Ведь эти полюса взаимосвязаны: чем дальше маятник настроения качнулся в одну сторону, тем сильнее будет отмашка в противоположную.

Вот пример того, как невовремя подогретые положительные ожидания могут серьёзно навредить человеку. Современные исследования показывают, что у большинства людей существует тенденция больше верить яркой, легкодоступной и эмоционально поданной информации в сравнении с гораздо более достоверными, но серьёзными результатами (например, статистикой). Люди предпочитают броскую ложь скромной правде, чем отлично пользуется реклама. Предположим, вы собрались приобрести самую надёжную машину и, получив сведения из различных серьёзных источников, решили купить „Тойоту“. Вечером к вам на чашку чая заходит соседка и рассказывает, как её подруга приобрела „Запорожец“ и безумно довольна. Не знаю, как вы, но многие люди в такой ситуации меняют своё мнение в пользу „Запора“. На принципе (лживого) „сарафанного радио“ построен и сетевой маркетинг. А „целители“ создают лже-пациентов, которые с жаром излагают „помогшие“ им чудо-методики. Самое печальное, что подобные сплетни подхватываются и здоровыми людьми, в результате чего растёт анекдотический снежный ком вымыслов вперемежку с „густопсовыми“ эмоциями. Лучшей рекламы для шарлатанов не придумаешь, поскольку сон разума у потребителей подобных „услуг“ стал ещё глубже. TV и газеты тоже вносят свою лепту в формирование перекошенного сознания граждан, соблазняя их яркими сплетнями и слухами. И пипл хавает, всё дальше отодвигаясь от границ здравого смысла.

Интерес масс-медиа к внешней показухе и болтовне неудивителен: ведь гармоническую и внутренне уравновешенную личность (питающую, кстати, брезгливость к тем же СМИ) не покажешь по телевизору! Зато любой бойкий проходимец может засветиться. И кого всерьёз волнует, что очередной „великий маг“ скорее всего является патологическим лгуном и психически больным человеком, раз он уже успел наэлектризовать глупо-доверчивую аудиторию.

Поэтому, когда кто-либо из моих посетителей начинает говорить о подобном предмете слишком эмоционально, я обычно задаю вопрос не по содержанию высказываний, а интересуюсь, почему с данной темой связано так много (неадекватных) переживаний. Людей, которые обожают обсасывать всевозможный эмоциональный „негатив“ на моих занятиях, я мысленно зову стервятниками (по причине их любви к падали).

Исследования, проведённые в Германии в 2007 году, показали, что человек постепенно теряет самоконтроль и концентрацию внимания, сдерживая сильные эмоции. Выхода здесь два: первый — научиться выражать чувства в неагрессивной, конструктивной форме (правильно построенный диалог или даже просто занятия спортом), либо учиться вообще не доводить свои переживания до критической отметки, не „разгуливать“ себя. Таким вещам можно постепенно научиться у хорошего психолога.

Говоря о вреде сильных эмоций, я, во-первых, осознаю, что иногда они бывают нужны и в повседневной жизни, а, во-вторых, полное их отсутствие — тоже плохо. Скука представляет собой один из самых сильных видов стресса для человека. Так что речь идёт о приемлемом диапазоне эмоций, их балансе и связи с разумом.

Ведь в некоторых неблагоприятных ситуациях отрицательные эмоции тоже могут выполнять полезную функцию: они, как „разведчики рассудка“, побуждают человека предпринять действия по исправлению создавшегося положения. Организм мобилизуется и действует эффективно. Психологам также известен недавно выявленный „депрессивный реализм“, при котором люди с депрессией и низкой самооценкой склонны оценивать свои перспективы в большем соответствии со статистикой, а также проявлять бóльшую трезвость и рассудительность по отношению к своему будущему. Возможно, поэтому спокойных реалистов иногда обвиняют в пессимизме. Разумеется, в определённых ситуациях трезвый и даже скептичный взгляд бывает более полезен, чем нереалистичный оптимизм и шапкозакидательство. Вообще известно, что склонные к депрессии люди оценивают себя более безжалостно, но это тема для отдельной главы.

А большое количество положительных эмоций „на гребне успеха“ может вести к „почиванию на лаврах“ с последующими заболеваниями и депрессией. „Лекарство“ от этого — иметь новый участок деятельности (хотя бы в уме) к моменту достижения цели.

Как уже говорилось, излишне эмоциональный человек является худшим врагом самому себе: почти всегда тяжесть его переживаний преувеличена по сравнению с реальной опасностью. Нет нужды повторяться, что из нашей жизни практически исчезли угрожающие ей события, а эмоции у многих бушуют с прежней, „первобытной“ силой. И всё потому, что плохо работает разум, не желая приспосабливаться к изменившейся ситуации.

Одна из распространённых людских заморочек, связанная с „позитивным мышлением“ — желание нравиться всем и каждому, получать постоянное одобрение. Поведение при этом становится совершенно глупым, поскольку интеллект используется не для работы. Ради получения одобрения многие люди твердят о „долге“ и наступают на горло индивидуальному саморазвитию, в то время как их успешно используют в своих целях другие. Типичный пример манипуляции: „Если ты (мне) не сделаешь это, я тебя не буду любить“. После данного взаимодействия тот, кого поимели, имеет все основания жаловаться… на самого себя. С последующими эмоциональными расстройствами. И снова причина — собственная голова (в плане отсутствия в мозгу системы разумных приоритетов).

Вот что показывают исследования, проведённые в 1993 году. Три четверти россиян не удовлетворены жизнью, а хорошее настроение является нормой лишь для трёх процентов. По мнению учёных, такие результаты могут быть связаны с интересом к мало достижимым и трудно определяемым ценностям: духовной самореализации, взаимопониманию, миру во всём мире. От себя замечу, что вопросы самореализации и взаимопонимания не столь уж абстрактны и „безнадёжны“ — если над ними практически поработать. Но использование подобных красивых терминов для объяснения своей несбыточной мечты здоровья не добавляет.

После этого не выглядит преувеличенным мнение психотерапевтов, что большинство неврозов современный человек организовывает себе сам. Иногда уже и неприятная ситуация закончилась (если вообще была), а в голове идёт и идёт эмоциональная „жвачка“.

Увы, но „священные коровы“ под названием мораль и этика (понятые абсолютно), тоже вносят свой разрушительный вклад в человеческое здоровье. Приведу пример из собственного детства. Тогда я нередко думал, „хороший“ я или „плохой“ и вспоминал в связи с этим разные свои поступки. От этих детско-социалистических заблуждений я избавился давно, поскольку понимаю, что я ни хороший, ни плохой: просто человек со своими способностями и ценностями. И никто не посмеет лезть ко мне со своими „морально-этическими“ оценками до тех пор, пока я своим поведением не задеваю напрямую его права. „Правильного для всех“ образа жизни не существует; взрослый мир требует гибкости и компромиссов. Я выбрал подходящий и приятный для себя стиль жизни, во многом основанный на знании психологических законов, чему и вас пытаюсь научить. Просто многим людям всю жизнь хочется верить, что они „ведут себя хорошо“ (как школьники, ей богу) вместо того, чтобы удовлетвориться „нормальным“ и снизить градус переживаний. Заодно и перестать судить и думать о других, если те не нарушают законы. Там, где начинается морализаторство, заканчиваются реальные достижения.

В одной из предыдущих глав мы уже говорили о желании многих людей получить „всё и сразу“. В основе этого явления лежит так называемый „краткосрочный и сильный гедонизм“ — тяга к сиюминутному удовольствию в ущерб остальным планам. Никто не спорит, что психически нормальный человек предпочтёт приятную жизнь. Но в данном случае повышенное влечение к сиюминутной приятности (в простейшем случае — к наркотику) разрушает долговременную жизненную основу, инстинкт самосохранения. Так вот, люди с нестабильной эмоциональной сферой гораздо боле склонны к столь вредным для себя поступкам. Если мой клиент заявляет о желании бросить курить, и при этом я вижу в нём повышенную эмоциональность, то для себя понимаю следующее: сигарета является для него средством восстановить душевное равновесие, поэтому в ситуации стресса, от которого никто не застрахован, курение, скорее всего, будет возобновлено. Поэтому вначале приходится работать с „основой“ — заниматься эмоциональным переобучением человека и лишь затем устранять „последствия“ в виде вредных привычек. Ведь надо помнить, что многие стрессы такие люди „организовывают“ сами (являясь для самих себя худшими врагами). Преувеличивая значимость происходящих вокруг событий и отношение окружающих, они во многом усугубляют и без того неприятные переживания. Неслучайно чересчур серьёзное отношение к себе и к жизни идёт рука об руку со многими психическими расстройствами. Такие „тяжёлые люди“ не понимают шуток и часто реагируют на них с озлоблением. Ведь юмор, помимо всего прочего — это другая жизненная философия, в основе которой лежит отказ принимать неприятности слишком близко к сердцу.

Так что одна из важных целей психотерапии в её современном понимании — научить клиента уменьшать (регулировать) повышенный уровень отрицательных эмоций: страхи, агрессию, тревожность, самоосуждение и т. д. Процесс этот весьма сложен, поскольку многие пациенты желают всего лишь чувствовать себя комфортнее в этой жизни, не понимая, что зыбкий, поверхностный комфорт рассыплется как карточный домик при первом же столкновении с жизненными препятствиями, и „проблемы“ возобновятся. Так что психолог ни в коем случае не должен потворствовать желаниям клиента получить „результат“ побыстрее и попроще — в интересах самого же клиента. Гораздо продуктивнее настраивать своего подопечного на длительные постепенные улучшения на пути к выздоровлению.

Чем серьёзнее психические расстройства — тем, как правило, сильнее „плещут“ эмоции. Такие по-настоящему больные люди совсем не склонны к работе над изменением своих способов реагирования (хотя именно они объективно нуждаются в этом больше всего). Подобные пациенты как раз в наибольшей степени привыкли потворствовать своим сиюминутным желаниям, а в неприятной для них ситуации — реагировать слишком большим количеством негативных эмоций. И это в сочетании с повышенной требовательностью, а иногда диктатом по отношению к окружающим. Так что всё сходится.

Ещё один крупный „таракан“ у эмоционально нестабильных граждан — стремление к крайностям, к абсолютизму. Мир и люди в нём могут быть либо „белыми“ (и вызывать восхищение), либо „чёрными“ (и вызывать ненависть). Многочисленные оттенки „серого цвета“ (цвет реального мира) не распознаются. В результате — необоснованное давление на других и/или на себя. Но „сверхчеловеки“ и „принцы“ в природе не существуют (хотя искусство склонно к распространению подобного рода глупостей. Эзотерика тоже вносит свою лепту.) Обожествление кого бы то ни было (и осуждение других, непохожих на „бога“) до добра не доводит.

Мир взрослых и психически здоровых людей — это мир взаимной толерантности, относительности, разумной дисциплины и способности к компромиссу. Рациональный человек должен понимать разнообразие способов восприятия и мышления окружающих его людей и, тем самым, приспосабливаться к сосуществованию с ними. Если чья-либо точка зрения (например, изложенная в книге) нам не нравится, мы просто спокойно пытаемся разобраться во взглядах автора, либо берём другую книгу. В любом случае мы не будем пытаться уничтожить своего оппонента как личность. А ведь некоторые именно это и пытаются сделать — подобно тому, как поступала церковь с инакомыслящими в средневековье. И сильные эмоции никак не способствуют формированию толерантности и широты взглядов в человеке. Наоборот, такие люди в своём „порыве“ скоропалительно (и, как выясняется впоследствии, необоснованно) встают под чьи-то знамёна и начинают „бороться“ (за что?). Особенно хорошо подобные вещи заметны в телевизионных ток-шоу, политике, Интернет-форумах, психотренингах. Очередная „смерть разума“ в удушливой атмосфере извращённой тяги к сильным переживаниям. Хотя изначальной целью декларировалось обнаружение истины.

Возможность покричать, „выпустить пар“ по-своему важна для таких „эмоциональных“ товарищей. Ведь в повседневной жизни им в той или иной степени приходится подавлять свои неадекватно сильные чувства (чтобы не потерять контакты с окружающими). А постоянное подавление ведёт к психосоматическим заболеваниям — тем, что „от нервов“. Правильный же выбор — работать над собой — их не прельщает. Вот и заполняется внутренняя пустота и жажда эмоций созданием и передачей разного рода сплетен.

В этой связи не могу удержаться от слухов, а точнее, сплетен о моих курсах, вызванных пятилетним перерывом в их проведении (2001–2005 гг.).

Вот основные „версии“:

Неудачно женился, развёлся и „с горя“ написал „Психологическую ЛЕВИТацию“, полную „ненависти к женщинам“.

Заболел онкологией и надолго уехал в горы, где голодал и медитировал, и благодаря этому „чудесным образом“ выздоровел.

Уезжал за границу, где пытался устроиться на работу психологом, но не был принят.

И многие другие, помельче…

Простое и честное объяснение, что все это годы я (как и раньше) был холост, здоров, жил в Минске, занимался спортом (ну и еще кое чем приятным, конечно…), ездил в горы и просто наслаждался жизнью, никак не устраивает этих людей с перегретой головой.

Разум, послушно бредущий на поводу у сильных эмоций, доводит своих обладателей до смешного. Так, на одном из Интернет-форумов обсуждались мои критические мысли по поводу современного брака, высказанные в „Психологической ЛЕВИТации“. Вдоволь повозмущавшись, участники „решили, что это, очевидно, вызвано моей неудачной женитьбой и обидой на женщин. Но вскоре слово взял человек, живущий, по его словам, в одном доме со мной, и заявивший, что я не только никогда не был женат, но и не имел „гражданской“ жены (и это правда). Тут же мнение аудитории сменилось на противоположное („ага, одиночка, вот и написал ТАКОЕ“), но эмоции злости остались прежними. Через некоторое время мой безымянный "сосед“ сообщил, что, по его наблюдениям, женским вниманием я не обделён. И опять быстрая смена мнения при том же густопсовом возмущении: "ага, женщины его разбаловали, так он их теперь в грош не ставит…“.

Читал и думал: какая же версия моих отношений с женщинами могла бы их охладить? Нет такой версии, если в наличии сверхэмоциональная вовлечённость. Но даже если бы подобная и нашлась, как это улучшило бы собственную жизнь участников дискуссии? Ведь если они всегда готовы искать "жареное" в чужой жизни, даже если его там нет, насколько пусто их собственное существование! Было бы возможно- купил бы время, которое они так бездарно тратят.

Меня, кстати, всегда приводила в недоумение эмоциональная волна протестов против того или иного фильма, книги и т. д. Возьмём сравнительно свежий пример — запрет на фильм "Код да Винчи", в котором выдвигается ещё одна теория рождения и жизни Иисуса Христа. Любой нормальный человек, посмотрев фильм, поймёт, что это всего лишь кино, в котором возможен любой вымысел (на то оно и искусство). Тем более, что подан этот вымысел в неоскорбительном ключе. Содержание фильма лично у меня вылетает из головы спустя полчаса-час после просмотра, а если кино меня не устраивает, я встаю и тихо ухожу из зала. Но призывать громы и молнии на голову создателей фильма — это всего лишь сделать ему дополнительную рекламу (которую данная картина, кстати, не заслуживает).

Такие "борцы за чистоту" неспособны смотреть на явление с некоторой дистанции, спокойно и отстранённо, понимая всю условность изображаемых событий. И уж ни в коем случае не воспринимать автора фильма (книги, стихов) как потенциального врага. Ну что может реально случиться, если фильм "Код да Винчи" посмотрят все желающие? Церкви на следующий день опустеют? Конечно нет: ведь для многих верующих (и, кстати, неагрессивно настроенных) граждан религия несёт немало полезного — в том числе, и в психотерапевтическом плане. Но эти истинно верующие не станут тратить силы и время на "выяснение отношений" — они просто не пойдут на данный фильм. И поступят так не "в знак протеста", а лишь потому, что в их жизни много других, более интересных дел. Ну а если после такого "попсового" фильма церкви опустеют — значит что-то не так с истинностью веры прихожан.

Впрочем, у меня есть иная, "психиатрическая" версия на это счёт. Данная картина, возможно, повлияет на эмоционально нестабильных граждан. Но нельзя же их искажённое и неадекватное восприятие действительности принимать за точку отсчёта для психически здоровых людей, которых, надеюсь, пока большинство! После просмотра кровавого боевика ни один нормальный гражданин не возьмёт в руки оружие, а после порнофильма — не побежит насиловать жену соседа своего.

Но один или два человека могут это сделать — правда, не из-за фильма, а в связи с расстройством психики. Впрочем, "завести" такую личность может что угодно помимо фильма — да хоть компьютерная игра или женская миниюбка. И вот здесь должны вовремя сработать милиционеры и/или психиатры. А психически здоровый взрослый человек может смотреть всё! Если времени не жалко. От этого его не убавится и не прибавится.

Вот вам похожий пример: известно, что у некоторых эпилептиков припадок может начаться после вспышки фотоаппарата. Так что, прекращать выпуск фотоаппаратов со вспышкой? У некоторых других эпилептиков приступ может наступить в воде, в результате чего можно утонуть. Закроем бассейны, осушим моря и океаны?

Над чем действительно стоит работать власти (а, возможно, и церкви) — так это над повышением образовательного и культурного уровня населения, способностью анализировать информацию и видеть явления в правильном "размере" и "перспективе". Но для этого эмоциональный пафос точно не нужен.

Однако главный вопрос по-прежнему остаётся нерешённым: почему иные люди склонны принимать события из жизни посторонних граждан (пусть временами даже известных) так близко к сердцу? Ведь именно на подобных сплетнях строят свои тиражи многие газеты (кто у кого увёл любовницу; кто какую вечеринку и в каком наряде посетил…). Звёзд кино и эстрады ещё можно понять: не имея внутри ничего собственного, они во избежание забвения должны постоянно напоминать о себе, совершая дурацкие поступки на виду у прессы. Но почему миллионы людей реагируют на подобные сообщения так же, как туземцы на разноцветные стекляшки? Тратят время, деньги и энергию на покупку газеты, чтение и обсуждение этой ахинеи. Лучше бы вложили ресурсы в самообразование — глядишь, и поумнели бы слегка через год-другой, научились бы отличать подлинные ценности от мнимых. Перестали бы пялиться на обложки модных журналов в киосках. Не позволили бы забивать себе голову телевизионным и газетным "пафосом". Прекратили бы постоянно таращиться на свой мобильник и слать пустейшие SMS-ки. Стали бы больше думать о себе и своей уникальной жизни. Нашли бы занятие, приносящее духовное удовлетворение, развивающее интеллект и возвышающее личность. Отыскали бы источник счастья внутри себя.

Важнейшим качеством, которое потребует от человека ускоряющийся научно-технический прогресс, будет креативность, творческое мышление. Так вот, и в этой области эмоционально насыщенные концепции "столкновения взглядов" ("каменная логика": я прав — ты неправ) уходят в прошлое. На смену им приходит "водная логика", предполагающая гибкость и общее чувство направления, а также концепция "параллельного мышления", при которой внешне противоречащие друг другу точки зрения рассматриваются как бы одновременно, а не взаимоисключающе, приводя к новым полезным результатам (концепция Де Боно).

Приведу ещё пример из социальной психологии, показывающий важность обуздания эмоций. Известно, что многие жители США работают в больших городах далеко от родителей и друзей детства. Они часто имеют дело с незнакомцами, которые, как предполагается, будут пытаться эксплуатировать и фрустрировать их. Поэтому американцы считают, что у них должен иметься "быстрый доступ" к эмоции гнева (который не всегда легко контролировать). А вот японцы наоборот верят, что каждый человек способен держать свой гнев под контролем, и разница в уровнях преступности в Токио и Нью-Йорке это подтверждает. Так что многое зависит от ваших собственных взглядов.

Поскольку мне как психологу приходится работать не только со "здоровыми" клиентами, но и гораздо чаще иметь дело с теми или иными повреждениями психики, я считаю важным рассказать о том, какой вред сильные эмоции приносят при наиболее распространённых психических расстройствах и особенно депрессии. Об этом — следующая глава.

Глава 6. На тёмной стороне — 2: депрессия

Эмоции не являются орудиями познания.

Чувства человека по поводу того или иного факта никак не влияют направильность самого факта.

Натаниэль Бранден

Общеизвестна связь большинства психических расстройств с наличием сильных эмоций: периоды резких перепадов настроения при маниакально-депрессивном психозе, страхи при фобических неврозах, тревога при тревожных расстройствах, злость и раздражение при неврастении, психопатиях… Список бесконечен!

В качестве иллюстративного материала я хотел бы выбрать для рассмотрения депрессию, и вот по каким причинам. Во-первых, данное расстройство ныне распространено очень широко. Существует гипотеза о связи депрессии с тягой к удовольствиям рыночного общества, о чём уже говорилось в предыдущих главах. Во-вторых, недавно в русском переводе появилась чрезвычайно правдивая книга Эндрю Соломона, в которой депрессия изображена не "снаружи" (врачом-психотерапевтом), а изнутри (самим больным). Данная работа прекрасно иллюстрирует многие аспекты, которые я рассматриваю в своей книге, и служит хорошей отправной точкой для дальнейших рассуждений. И, наконец, в-третьих, депрессивное состояние несёт в себе ощущение несчастья, а значит, может анализироваться в качестве одной из возможных противоположностей счастья, которое является темой нынешней работы.

Термин "депрессия" не всегда используется по назначению широкой публикой и специалистами. Кроме того, данное выражение имеет немало синонимов: сниженное настроение, пессимизм, меланхолия, грусть, печаль и т. д. Иногда я буду использовать эти выражения взаимозаменяемо — так, как они применялись в соответствующих исследованиях. Хочу также подчеркнуть, что психотический уровень депрессии обсуждаться не будет — психологу там делать нечего.

В последние годы тема оптимизма и пессимизма (депрессивные явления; депрессивная личность) получила широкое освещение в новой позитивной психологии (М. Селигман и другие). Полезный уровень оптимизма в контексте счастливой жизни будет рассмотрен позднее, а пока поговорим о пессимизме и пессимистах. Такие люди, как показывают исследования, характерным образом реагируют на обычные житейские неприятности: они считают, что бедам не будет конца, виноваты в них они сами, и исправить ничего нельзя. Пессимисты часто впадают в безволие, уловив первый намёк на трудности. И неудивительно: холодный негативный настрой обычно активизирует излишне критическое мышление, когда ничего уже исправить нельзя. Некоторые даже умудряются переживать из-за событий, которые их абсолютно не касаются, и на которые они при всём желании повлиять никак не могут (вместо того, чтобы творить собственную жизнь). Так, одна из моих посетительниц во время первой встречи высказалась, что больше всего её огорчает факт наличия смертной казни в Китае… Честно говоря, моей ответной реакцией было желание направить свою клиентку к психиатру (и, как показало дальнейшее сотрудничество, это следовало сделать).

Нередко пессимистическая реакция настолько сильнее реальной причины (даже в её худшем варианте), что лишний раз убеждаешься в правильности поговорки о том, что человек — главный враг самому себе. Представляю, как радовались бы недоброжелатели некоторых людей, если бы узнали, как те сами ненавидят себя. Роль "внешних" врагов в жизни такого человека сравнительно невелика, поскольку главный "мучитель" сидит внутри. И сформирован он самим же субъектом.

Негативное эмоциональное "засорение" наступает всякий раз, когда человек предъявляет завышенные требования к себе и/или окружающему миру ("хочу, чтобы моя воля была выполнена"). Современные психологические исследования рисуют портрет "максимизатора", стремящегося всегда делать "наилучшие" выборы (вуза для обучения, друга, врача, предметов потребления и т. д.). Такие люди склонны терзаться мыслями об упущенных возможностях (которые несли в себе отвергнутые альтернативы) даже тогда, когда принятое решение воплощается в жизнь. Они верят, что где-то существует "идеальный" вариант и в результате не могут получить удовольствие от своего "тщательно" сделанного выбора, на который они затратили столько усилий. Эти люди тяжелее переживают негативные события в своей жизни (ещё бы, столько энергии тратится почти впустую), и им надо больше времени для восстановления душевного равновесия. Как результат, многие из них находятся на пороге клинической депрессии.

Может показаться, что "объективно" иной максимизатор достигает большего, чем умеренно настроенный человек. Но какой смысл в этом "большем", если оно всё равно не приносит счастья и ведёт к дальнейшему разочарованию в жизни? Один из наиболее ярких примеров на эту тему — установленный исследованиями факт, что люди, для которых зарабатывание денег важнее других ценностей, всегда недовольны как своими доходами, так и жизнью в целом. Мы снова видим, что внешний фактор (деньги в данном случае) к счастью не ведёт. Поэтому, если и сравнивать себя с другими людьми, то уж никак не по уровню доходов.

Исследования последних лет показывают, что ряд профессий способствует развитию депрессии. Особенно это касается юристов в связи с часто возникающей в их работе ситуацией под названием "игра навылет". Последний термин означает соревнование двух сторон (судебный процесс), в котором одна сторона обязательно проиграет. Профессиональный стресс, связанный с "игрой навылет", заставляет многих юристов уходить из профессии несмотря на высокие заработки. Психическое здоровье не выдерживает.

Рассуждая более широко, постоянная конкуренция за получение каких-то "дивидендов" провоцирует депрессивные состояния. Ощущение, что "ресурсов" на всех не хватит, превращает жизнь человека в беспрерывную гонку. Оказывается, загнать себя в некоторые виды психических расстройств довольно легко. А выйти бывает очень сложно.

Сравнительно недавно я выступал в прямом эфире на радио с темой шоппинга. Говорил о том, что изобилие товара не ведёт к увеличению уровня счастья, а создаёт дополнительные проблемы. Самое интересное, что большинство позвонивших на передачу возмущались выбором темы. Мол, людям не хватает денег, а вы тут об изобилии… Небось, перед богатыми выслуживаетесь (говорилось со злостью в голосе). И невдомёк бедным радиослушателям, что надо не думать о тех, кто богаче, а строить собственную жизнь. Не было бы тогда у них ни злобы, ни зависти, а денег бы наверняка прибавилось. Не говоря уже о том, что многие полезные и интересные занятия в жизни практически не требуют материальных затрат (правда, для этого надо вначале пошевелить собственными мозгами, а не "брызгать" отрицательными эмоциями во все стороны). Впрочем, разговор о "позитиве" нам ещё предстоит.

Не устаю повторять, что в современном цивилизованном мире практически не осталось поводов для сильных отрицательных эмоций: для страха — почти нет физических угроз; чтобы не испытывать злости — не надо сравнивать себя с другими, завидовать им и что-либо требовать от них; для печали — остались лишь экзистенциальные факторы, связанные с собственным старением и потерями (близких, друзей…), что, согласитесь, происходит не часто.

Но вернёмся к депрессии. Оказывается, данное состояние является главным фактором инвалидности во всём мире среди людей старше пяти лет. Хронической формой данного расстройства в США одномоментно страдает девятнадцать миллионов человек. Поэтому дадим слово больному — Эндрю Соломону, автору книги "Демон полуденный". Многие его наблюдения и выводы подтверждают то, о чём я уже писал в предыдущих главах.

У некоторых больных, отмечает Соломон, депрессивному приступу предшествует общая эмоциональная нестабильность; иногда бывает даже подъём настроения.

Вот типичный пример "раскачки эмоций" из жизни автора: "На выходные я поехал в Вермонт на свадьбу к друзьям… Мне встретился человек, с которым я был знаком в колледже десять лет тому назад. Мы разговорились; меня захлестнули эмоции, каких я не испытывал годами. Я сиял; был в каком-то исступлении, буквально "перелетал" от эмоции к эмоции и не мог предугадать, что ничего хорошего из этого не выйдет". (Не правда ли, чем-то напоминает жажду наслаждений типичного "потребителя жизни", также нередко приводящую к депрессии?).

Правда, "счастье" обычно кажется больному каким-то хрупким, в отличие от "нескончаемого" депрессивного состояния.

Разум не способен справиться с приступом, если он уже начался: стоит утратить контроль над эмоциональным состоянием, как всё идёт по нарастающей. Так что автор не без оснований считает своё психическое расстройство экстремальным состоянием эмоций, а любую эмоцию — лёгкой формой болезни. По мнению Э. Соломона, все сильные эмоции (и положительные, и отрицательные) стоят рядом и одинаково угрожают человеку. Причём депрессия в этом спектре находится недалеко от любви (!). "Переживание любви, — отмечает автор, — при всей своей интенсивности, непременно включает в себя грусть. Если бы утрата не была для нас настолько мучительной чтобы её бояться, мы не могли бы сильно любить. Мы созданы так, что должны страдать (Не должны, но можем выбрать страдание. Не созданы так: это всего лишь ещё один культурный стереотип, либо точка зрения, навеянная болезнью автора книги.)… когда расстаёмся с теми, кого действительно любим". (Есть разные виды любви, включая спокойную любовь, которая с депрессией никак не связана. О ней разговор впереди.) И ещё цитата: "Любовь поддерживает в нас жизнь, когда мы осознаём тяготы мира". (Ну какие реальные тяготы в жизни обеспеченного западного человека? За исключением придуманных. Если бы Э. Соломон осознавал, что большинство "тягот" он создаёт себе сам, у него были бы лучшие шансы справиться со своей депрессией.)

Положительные перемены в жизни (рождение ребёнка, повышение по службе, женитьба) могут вызвать депрессию почти с такой же вероятностью, как смерть или утрата. Как отмечает один из пациентов, всё эмоциональное, хорошее или плохое, действует разрушительно. (От себя замечу: имеются в виду сильные эмоции. Понятно, что "маленькие радости" и "маленькие огорчения", коими полна жизнь, серьёзную депрессию не вызовут. Иначе все давно бы заболели).

Нередко у больного возникает так называемое смешанное состояние (чаще бывает при МДП — маниакально-депрессивном психозе), когда в нём одновременно сосуществуют и те и другие сильные эмоции. Человек одновременно и страдает, и считает, что страдания его возвышают. Подобное состояние ещё раз свидетельствует о расшатанности эмоциональной сферы пациента. (От себя замечу, что многие антидепрессанты, помимо своего воздействия на симптомы болезни, ещё больше раскачивают эмоциональную сферу человека. За всё "хорошее" приходится платить. Однако многие пациенты предпочитают глотать таблетки пригоршнями вместо психологической работы над собой с целью профилактики будущих приступов.).

Религия, в частности, христианство может положительно оценивать некоторые виды страданий (идея мученичества). Но в то же время религия запрещает самоубийство, мысли о котором нередко посещают больных депрессией. "Большинство самоубийц, — отмечает автор книги, — не желают испытывать болезненность жизни (а вот умению снижать чувство болезненности хороший психолог может научить) и считают, что доступные им в будущем удовольствия не возмещают сегодняшнего страдания.

В желании хоть как-то восстановить эмоциональный баланс, многие больные склонны к поиску "быстрых" удовольствий типа курения, алкоголя, наркотиков. (Как говорилось ранее, такой "краткосрочный гедонизм" может только усугубить депрессию).

Эндрю Соломон совершенно справедливо отмечает связь депрессии с тревогой. Часто они выступают как "близнецы-братья", что, кстати, подтверждается таким же высоким темпом распространения тревожных расстройств в современном мире, как и депрессии. Больной с сочетанием данных симптомов особенно "заразен" для окружающих своей безнадёжностью. Такие пациенты, с которых сняли "вуаль счастья", в чём-то по-своему правы (всё бесполезно; мы все умрём…), но это лишь малая часть "жизненной правды". Если уж говорить совсем строго, жизнь сама по себе "нейтральна", а конкретные эмоции в неё привносит индивидуальный человек, который может менять отношение к этой жизни. Так что "депрессивный реализм" далеко не объективен.

Как любая сильная эмоция, депрессия бьет и по физическому здоровью. "Когда дела совсем плохи, лицо становится совершенно неподвижным, как будто тебя оглушили. Жизненные функции замедляются, и ты ведёшь себя странно: у меня, например, исчезла краткосрочная память. Потом стало ещё хуже. Я не мог контролировать кишечник и часто делал в штаны…". Как видим, страдают функции организма, которые у здорового человека регулируются автоматически. И перечень этих функций можно продолжать, но как-то не хочется.

Одно из основных достоинств книги Э. Соломона в том, что он перепробовал многие методы борьбы со своей депрессией, причём некоторые оказались совсем неплохими. Так, одна из его коллег по несчастью, найдя наконец нужную дозировку лекарств, испытала чувство долгожданного облегчения, которое она описала как смещение к центру своего Я. Очень важно отметить, что подобные приёмы борьбы со стрессом, связанные с "погружением" вглубь, применяются в ряде направлений психотерапии: релаксации, аутогенной тренировке, гипнозе, психосинтезе. Без побочных лекарственных эффектов, что намного предпочтительнее. Да и личность развивается.

По мнению автора книги, предрасположенность к заболеванию депрессией имеет 70 процентов всего населения (А почему не все 100? При соответствующем поведении…). Поэтому важно сдвигать акцент на профилактику: чем раньше выявить душевный недуг, тем лучше. Данную мысль хотелось бы усилить. Профилактика — или просто здоровый образ жизни — в "нормальном" состоянии с большой вероятностью позволит вообще избежать серьёзных заболеваний, либо сдвинуть их наступления на период глубокой старости. В качестве примера Э. Соломон приводит жизнь своей матери, которая, по его мнению, с детства, имела (наследственную?) склонность к депрессии, но избежала срыва именно потому, что строго регламентировала и регулировала свою жизнь с помощью самодисциплины.

Тут будет уместной хорошая цитата одного из психиатров, касающаяся необходимости изменения мышления людей в вопросах здоровья: "Цель медицины — необычная цель сделать себя ненужной: так воздействовать на жизнь, чтобы то, что сегодня — медицина, завтра стало здравым смыслом".

Автор книги не скрывает, что выбирает другой путь: "…мы жаждем удовольствия и накапливающейся радости, которую оно питает". Как мы помним из предыдущих глав, удовольствия краткосрочны и не могут накапливаться. Наоборот, со временем они "приедаются" и слабеют.

Интересно, если бы Соломон знал вышеприведенную закономерность, принял бы он решение разумно ограничить свою жизнь (особенно её чувственные аспекты) с целью сократить или вообще избежать депрессивных эпизодов? Ведь у него перед глазами был пример его знакомой: "У меня была ужасная депрессия. Мне была не по душе идея принимать лекарства. Я сообразила, что моя проблема связана со стрессом. И я решила убрать из жизни всё, вызывающее стресс. Я ушла с работы. Я порвала со своим парнем и больше никого реально не искала. Я разъехалась с приятельницей и теперь живу одна. Я перестала ходить на вечеринки, если они длятся допоздна. Я сняла квартиру поменьше. Я бросила большинство друзей. Я отказалась по большому счёту от косметики и хорошей одежды. Звучит не очень привлекательно, но я на самом деле гораздо счастливее и меньше боюсь, чем раньше. И без всяких лекарств".

Нет такая модель автору книги не подходит. А ведь его поумневшая собеседница, если разобраться, на самом деле избавилась от неприятных и ограничивающих её людей и вещей и зажила простой и более приятной жизнью. И это отнюдь не перевод собственной жизни в "низший разряд", как считает Э. Соломон, а, скорее, свидетельство личностного роста. Жаль, что после эмоционального расстройства, а не до него. Пока петух не клюнул… Во всяком случае, автор осознаёт подобную возможность: "Я мог бы вести жизнь в тех рамках, в которых я смогу её выдерживать. Это не то, что я выбрал для себя, но это, несомненно, один из разумных вариантов выбора".

Почему же Соломон не выбрал этот путь? Возможно, потому, что решил: "депрессия плюс удовольствие" лучше, чем "ни депрессии, ни удовольствий". Поискать же виды жизненной активности, приносящие душевное удовлетворение и не ведущие к скуке либо депрессии, ему в голову не пришло. И в результате в книге проскальзывают саморазрушительные взгляды автора на собственное будущее: "Я скорее утрою число принимаемых пилюль, чем сокращу вдвое круг своих друзей". (А, по-моему, хороших друзей не бывает много. Это штучный товар.)

Отдадим должное Эндрю Соломону за его честность. При всей своей противоречивости он признает необходимость психологической работы над собой с целью недопущения повторных приступов. Ибо после нескольких повторений депрессия "взлетает на собственных крыльях", то есть может начинаться и в отсутствие жизненных стрессов. В мозгу уже сформировался некий "патологический очаг". Не исключено, что автор сам оказался в подобной "ловушке" и считает, что для него обратного пути (к здоровью) уже не существует. Поэтому и гордится собственным "лихачеством", цитируя в подтверждение одну из своих "коллег по несчастью": "Многие люди желали бы увидеть рай местом, где всего лишь отсутствуют неприятности. Хотелось бы, конечно, избавиться от некоторых крайностей, но не от половины спектра эмоций". (Ей богу, и на ёлку влезть, и корму не ободрать… Ну не бывает такой халявы в жизни. Даже в загробной, если она существует. А многообразие жизни можно создавать самому. И тогда "воцарится рай на земле".)

Кстати, мысль Э. Соломона о том, что с какого-то момента "депрессия взлетает на собственных крыльях", ставит под сомнения известное высказывание Ф. Ницше: "Всё что не убивает, делает меня сильнее". Возможно, речь идёт лишь о моральной стойкости — способности противостоять болезни, но вряд ли о физических силах организма.

Книга "Демон полуденный" в каком-то смысле является пропагандой наиболее действенных методов психотерапии, причём некоторые я упоминал в предыдущей главе. Так, снижение чрезмерных требований к окружающим (принятие философии желательности вместо философии долженствования) позволило Эндрю Соломону улучшить отношения с людьми, принимать их такими, какие они есть. Отказ от необоснованных обязательств перед другими также уменьшил нагрузку на психику. Автор книги отмечает необходимость избегать жарких споров и выражения возмущения — одним словом, держаться подальше от негативного эмоционального поведения. Он признаёт, что способность "включать сознание" всё меняет. Корректируя негативное мышление, можно улучшать душевное здоровье: "Изгоните из памяти людей, которые ассоциируются с вашей утратой, — закройте им доступ в ваше сознание. Покидающая вас мать, грубый любовник, ненавистный начальник, неверный друг — на замок от них. Это помогает. Я знаю, какие мысли и заботы могут меня убить, и очень осторожен с ними".

Для людей западного общества, отмечает Соломон, характерна потеря базовой уверенности — чувства в правильности своего выбора (профессии, супруга и т. д.). В результате возникает коллективная встревоженность, ведущая к распространению депрессии. (Это полностью согласуется с результатами современных исследований, которые я упоминал ранее. Вспомните человека-максимизатора и т. д. Единственно надёжный способ противодействия — создание индивидуальных внутренних приоритетов, как защита от внешней суматохи). К возникновению депрессии также может привести хронический стресс, который крайне редко встречается в дикой природе и под который физиологически "не заточен" мозг человека.

И, наконец, старые добрые физкультура и спорт также способны сотворить чудеса: "физические упражнения… — всегда первый шаг для пациентов. Депрессия делает твоё тело тяжелым и вялым, а тяжесть и вялость усугубляют депрессию. Если заставишь тело функционировать, насколько сумеешь, разум последует его примеру. После физической разминки… я всегда чувствую себя в тысячу раз лучше. Упражнения снимают и беспокойство: …нервная энергия расходуется, и это помогает сдерживать беспричинные страхи".

Полностью присоединяюсь. Действие физических упражнений связано также с выработкой организмом эндорфинов — морфиноподобных гормонов, ведущих к улучшению самочувствия и настроения. Но о них речь впереди.

Далеко зашедшая депрессия, — отмечает Эндрю Соломон, — разрушает власть разума над душевным состоянием. Так постараемся сделать всё, чтобы потом не пришлось плакать и мечтать об "утерянном рае". Часто люди берутся за голову и начинают вести более-менее "правильный" (хотя, с их точки зрения, — возможно, тоскливый) образ жизни уже после выписки из психиатрической больницы. Давайте будем работать "на упреждение"!

Глава 7. Бла-бла-бла. Блаватская и другие сектанты

Есть лишь одна реальность — реальность, известная разуму, и если разум отказывается её воспринимать, то воспринимать ему больше нечего (это уже не разум). Мистические разговоры о "другой" реальности психологически разоружают человека по отношению к этой.

Натаниэль Бранден

Воображаемый мир приносит вполне реальные выгоды, если заставить жить в нём других.

В. Брудзиньский

Прежде, чем непосредственно перейти к теме главы, хочется кратко подвести итоги предыдущих разделов данной части книги. Пусть читатель лучше поймёт логику построения работы.

В предыдущих главах я показал, что погоня за материальными приобретениями, краткосрочными удовольствиями и сильными положительными эмоциями не приводит к счастью. Скорее наоборот, готовит человека к депрессии. Теперь из сферы "материальных" удовольствий перейдём в более тонкую область психического. Поговорим о том, почему разного рода мистические культы, столь популярные у наших сограждан, также не принесут им счастья. Данная тема чрезвычайно обширна, берёт своё начало в глубокой древности и не может быть исчерпывающим образом рассмотрена в рамках данной книги. Но это и не надо: достаточно выявить ряд общих закономерностей, характерных для самых разных оккультных течений, чтобы непредубеждённый читатель сделал нужные выводы. Рассмотрение начнём с середины XIX века, когда умами многих образованных людей Европы и Америки овладело навязчивое стремление отыскать единый ключ ко всем тайнам Вселенной. И такие "ключники", называвшие себя духовными учителями, не замедлили появиться.

Среди этих проповедников было немало женщин. В то время считалось, что слабый пол более чувствителен к действию потусторонних сил. Желательно также, чтобы подобная женщина была умственно неразвита и слегка помешана — ведь недостаток интеллекта, как считали мистики, очищает "духовный канал", связанный с чувствами и эмоциями.

Очевидно, Елена Петровна Блаватская отвечала всем необходимым требованиям. С детства отличалась демонстративным поведением, лживостью, гипертрофированным воображением, придумывала всё новые и новые яркие факты своей автобиографии. Как сказали бы современные психиатры, налицо были все признаки истероидной личности с маниакальными проявлениями.

Центральный пункт вымыслов Блаватской — её одиночное путешествие по горам Тибета. (Это при огромном весе, обжорстве, курении и сильной одышке, из-за которой она даже по обычной лестнице не всегда могла подняться!) Там она якобы обучалась у гималайских мудрецов и там же встретила "главное действующее лицо своих мечт" — Учителя Морию.

Кстати, недавно на книжном рынке наткнулся на книжку "Уроки Мории". С обложки смотрит абсолютно европейское лицо (Блин, он же тибетец! А-зи-ат!), а в предисловии написано, что умом данную книгу понять невозможно, и читать её надо "сердцем". Кто бы сомневался…

Впрочем, в попытке оправдать всю эту дурную фэнтези, Блаватская заготовила изящный приём: люди, критикующие Братство Учителей, находятся под влиянием их "астральных врагов" — Тёмных Сил. Поэтому Учителя и прячутся в Гималаях, ведя свою просветительскую деятельность в подпольных условиях. Потому и не кажут лика перед широкой публикой. Прямо как большевики в годы царской реакции.

Чтобы завоевать популярность, Блаватская вскоре пошла и на откровенное мошенничество. Шкаф, из которого, якобы, появлялись духи во время ее спиритических сеансов, имел два отделения, между которыми находилась легко снимающаяся перегородка. В нужное время юная помощница Блаватской перелезала из второго отделения шкафа в первое, а затем появлялась оттуда в качестве "духа". Обман вскоре был раскрыт, но и тогда у Блаватской осталось немало (сумасшедших?) поклонников. Они начали утверждать, что нельзя провести чёткую грань между трюком и оккультным явлением. Кстати, с последней мыслью я полностью согласен: все "оккультные" явления — сплошное враньё. Да и сама Блаватская это зачастую признавала.

После того, как европейцы начали отворачиваться от этой вульгарной и крикливой барышни, та перебралась в Индию, где получила большую поддержку среди неграмотного населения. Там же она создала Теософское общество, которое, как отмечают историки, особенно влекло к себе невротиков и просто сумасшедших. Кстати, подобная картина наблюдается и в современных сектах. Люди ничему не учатся.

Между прочим, по утверждениям Блаватской, человечество прибыло на Землю … с Луны. А с Венеры заявилась другая раса — Сыны Мудрости. Ну, и Атлантида тоже, конечно, была. Как же без нее…

Другая известная оккультистка, Анни Безант, вступила на тернистую стезю спиритизма после ряда трудных и неудачных связей с мужчинами. Кстати, и у Блаватской были серьезные проблемы с мужским полом. Сексологам есть над чем подумать: неудовлетворенная женщина способна наломать дров.

Так вот, по молодости Безант металась между совсем другими темами: школьная реформа, светская жизнь, контрацепция… Снова все признаки истероидной натуры: лабильность психики, переменчивость, импульсивное поведение под влиянием внезапных эмоций, порыва, вдохновения. Ну и "фасад" обновился: придумали нового "Учителя" под именем Кут Хуми. Воистину, полет художественной фантазии у эзотериков неисчерпаем. Им бы книжки для детей сочинять…, но выдавать свои полусумасшедшие "видения Учителей" за духовную истину — простите.

Один из таких известных "духовников" — Чарльз Ледбитер — и вовсе был педофилом, вовлекая подростков в сексуальные извращения под видом "теософских практик". Когда же Ледбитера разоблачили, он в качестве оправдания заявил, что враги опутали его черной магией. Что и говорить, хорошее оправдание! И такие скандалы в эзотерической сфере возникали (и возникают) постоянно.

Все эти "школы" гораздо больше напоминают сумасшедший дом, да по сути его филиалами и являются (правда, без сопутствующего лечения). Чего стоит хотя бы пункт 3 устава Теософского общества: "Принимать на веру без всякой критики заявления ясновидящих о существовании необъяснимых законов природы и высших сил, которые они приписывают самим себе". Почему бы не проще и короче: "Дорогу сумасшедшим!"

Интересно в этом смысле почитать мемуары другого мистика — Джона Годолфина Беннетта, который, по крайней мере, пытался на протяжении всей своей жизни честно разобраться, где правда, а где ложь. Беннетт, надеясь получить доступ к "скрытым знаниям", упорно практиковался и заставлял себя страдать всю жизнь. По его словам, он сотни раз в день повторял Иисусову молитву ради получения "божественного милосердия". Не получил: "За десять долгих лет (непрерывных занятий эзотерикой — Л.Л.) я не достиг ничего кроме глубокого разочарования". Затем признание в 48 лет: "Я не мог найти у себя никаких позитивных изменений". Последнее признание Беннетт делает в 70-летнем возрасте, заявляя, что так и не нашёл смысла существования. В то же время он неоднократно отмечает свою эмоциональную нестабильность, постоянное самоуничижение, наличие слуховых галлюцинаций ("голоса"), излишнее легковерие: "Любого простофилю я принимаю за архангела Гавриила".

На старости лет Беннетт приходит к совершенно дикой мысли, достойной внимания психиатров, заявив, что слабоумие — это проявление скрытой мудрости. Вообще на всех взаимоотношениях оккультных "учителей" с учениками лежит печать помутнения рассудка. Какую бы глупость Беннетт не совершал, его ученики относились к нему так, как будто в основе его действий лежал скрытый смысл. Точно так же наличие большого количества мух на кухне Гурджиева (другого мистика, о котором ещё пойдёт речь) воспринималось его учениками как испытание, через которое надо пройти, и поэтому никто с ними не боролся. "Испытание мухами" — это что-то новенькое. Они ведь липнут… вы знаете к чему.

На протяжении своей жизни Беннетт посещал собрания разных оккультных групп и всюду отмечал повышенную эмоциональность данного рода тусовок: "Как будто черти передрались в аду" — это о занятиях в группе Успенского, одного из учеников Гурджиева. При этом Успенский (страдавший, кстати, алкоголизмом) и сам отмечает необходимость подавления собственного интеллекта (а кому из мистиков нужна трезвая критика и рациональная дискуссия? Сразу же всё убожество вылезет наружу — Л.Л.). Слово Успенскому: "Дойти до скрытых знаний можно только с помощью "высшего эмоционального центра". Но как связаться с ним, мы не знаем". И далее в оправдание собственных неудач на стезе оккультизма: "Источник скрытых знаний надёжно спрятан. Мы его не нашли. Одна надежда: источник сам будет искать нас". Бред, да и только.

Многие отмеченные выше закономерности хорошо заметны и у другого мистика — Георгия Гурджиева. Та же способность к художественному вымыслу, те же выдумки относительно духовных странствий по Тибету и Центральной Азии, та же театральность и лживость в поведении, то же нагнетание эмоций и подавление интеллекта. Как отмечает Беннетт, на занятиях Гурджиева постоянно царила обстановка лихорадочного возбуждения (неудивительно: антипсихотические препараты ещё не были изобретены — Л.Л.). После встреч по выходным дням в его парижской квартире многие уезжали в столь взбудораженном состоянии, что им требовалось лечение в клиниках для душевнобольных.

При этом сам Гурджиев оправдывал капитуляцию интеллекта: "Знание — внутренний барьер. Понимать надо не умом, а сердцем". Подобно Блаватской, Гурджиев не чурался и откровенных фокусов с "телепатическим общением", чтобы завлечь новых богатых учеников. Весь этот цинизм ученики Гурджиева объясняли, конечно же, наличием "особой, высшей цели". Да заяви он открыто, что дурит им голову, они и в этом высказывании обнаружили бы эзотерический смысл. "Ах, обмануть меня несложно. Я сам обманываться рад".

В "поисках Бога" ученики Гурджиева работали в его поместье ежедневно по много часов: копали землю, убирали навоз, строили подсобные помещения и т. д. Иные экзальтированные соратники, пройдя такое "обучение", и в самом деле начинали верить, что стали более "взрослыми" и самостоятельными, но через день-два после возвращения домой весь эффект исчезал, и они снова возвращались к Учителю в ожидании чего-то чудесного. И, разумеется, отсутствие подобных чудес объяснялось кознями "злых сил". А смерть самого Гурджиева трактовалась как его присоединение к таинственному Братству Учителей.

Кстати, в начале двадцатого столетия на роль очередного "святого" (очевидно, Мория и Кут Хуми успели поднадоесть) был выбран "реальный" человек — мальчик из Индии по имени Кришнамурти, который и был инициирован в Теософском Обществе. Конфуз случился позднее — когда подросший Кришнамурти отказался быть марионеткой и порвал с теософами.

Мне кажется, что без перманентного скандала, "борьбы" и нагнетания эмоций данные группы не смогли бы существовать. Ведь когда у людей в спокойном состоянии включаются мозги (у кого они ещё остались), "нагота короля" становится очевидной. По сути, любой мистик рассматривает именно свои чувства (а не интеллект) в качестве орудий познания. С эзотерической точки зрения, достойно принижать ум, но грех его использовать; достойно приближаться к состоянию шизофрении, но грех осмысливать факты и действовать на их основе.

Веяние времени: психиатрические больницы полны "целителями" с диагнозом шизофрении, желающими поскорее выписаться, чтобы продолжать свою, прости господи, "практику". И ведь их на самом деле ждут полунормальные клиенты! Прав был психотерапевт А. Курпатов, разделивший всех подобных "душеведов" на три категории: обычные сумасшедшие, шарлатаны, желающие заработать путем обмана, и "искренне" верящие в свою "высокую миссию". О психическом здоровье последних и думать страшно.

К счастью, развитие науки постоянно сужает почву под ногами разного рода оккультистов. Соответственно меняются и критерии психического здоровья. Доступность знания постепенно делает своё дело. Древний человек разговаривал с деревьями, думая, что они населены духами, и в этом не было никакого заболевания. Но если это начнёт делать современный человек — значит он почти наверняка душевно нездоров. Впрочем, многие "духовные учителя" возводят умственные заболевания в степень морального идеала, а невротиков и психотиков (в том числе, среди своих учеников) считают эталоном здоровья. Рациональные мыслители и деятели для них — всего лишь "грешники", не желающие каяться.

Однако вернёмся к нашим баранам. Вот ещё один — Рон Хаббард, основавший дианетику и сайентологию. В молодые годы был писателем-фантастом, но затем смекнул, что лучший способ обогатиться — создать новую религию. Что и сделал, использовав все свои художественные таланты.

Все ранее выявленные закономерности повторяются: многочисленные факты лжи и приукрашивания своего прошлого, наличие психиатрического диагноза, "путешествия в юности по Тибету и Гималаям" (это уже просто дежурная ложь), обилие вредных привычек (курение, алкоголизм, наркотики, избыточный вес от переедания) несмотря на внешнюю пропаганду здорового образа жизни, агрессивное давление на учеников, непрерывные скандалы и т. д. Хаббард имел множество хронических заболеваний (почки, пневмония, венерические болезни), но скрывал результаты медицинских анализов, чтобы казаться "богом". Был импотентом, и поэтому принимал много половых гормонов.

В 1955 году он разработал "Пособие по промыванию мозгов", которое используется и поныне. Всех несогласных с методами дианетики Хаббард объявлял "законной добычей", в отношении которой могла быть использована любая месть.

Научная проверка хаббардовских методов выявила их полную несостоятельность, и основатель "науки о душевном здоровье" затаил зло на психологов, психиатров и всех остальных учёных. Совершенно естественно, что во многих странах Хаббарда сделали персоной нон грата, а кое-где — признали преступником. Американский суд объявил его патологическим лгуном. А в 1978 году во Франции он просто бежал из страны, чтобы не сидеть четыре года в тюрьме за мошенничество под видом "дианетических исследований". Когда Хаббарда выслали из Южной Африки, он объяснил это тем, что, якобы, сражался за освобождение негров. Правительства многих стран поныне активно борются с этой сектой, имеющей признаки организации фашистского типа с коммерческим уклоном. Вот вам и "душевное здоровье". Читатель, желающий получить более подробную информацию о секте Хаббарда, может прочитать о ней в моей книге "Интервью с частным психологом", глава "Сказки для взрослых".

Но, пожалуй, наиболее явный бред всё же представляет из себя астрология, поскольку её фундамент абсолютно не соответствует современным научным данным. В самом деле, ведь в основу астрологии положено древнее представление грека Птолемея (140 год н. э.) о том, что Солнце и остальные планеты вращаются вокруг Земли. Но данная точка зрения была опровергнута ещё в средние века, за что, кстати, Церковь сожгла на костре Джордано Бруно и преследовала Галилео Галилея. Согласно научным законам, планета меньшей массы (Земля) вращается вокруг планеты большей массы (Солнце). Так уж устроена Вселенная. У астрологов же всё наоборот.

Идём дальше. Птолемей выделил 48 созвездий (в настоящее время известно 88), двенадцать из которых стали использоваться астрологией. (Интересно, почему остальные не участвуют?) Названия созвездий — чисто умозрительные и не имеют отношения ни к каким человеческим качествам. Согласно древнему мифу, например, Овен (баран) перевёз через море одного героя и спас его. Так что в основе этого языческого развлечения — сплошные сказки.

Солнце, так же как и другие планеты Солнечной системы, никогда физически не находились в означенных двенадцати созвездиях. Они просто попадают в разные "сектора эклиптики" — тридцатиградусные участки, за каждый из которых "отвечает" то или иное созвездие. Но такая "идеальная" схема — лишь в рекламе. В реальности между созвездиями нет чётких границ: либо одно "наезжает" на другое, либо имеет место пустое пространство. А у астрологов всё "ровненько" — уж очень хочется кушать на деньги доверчивых граждан.

Кстати, знаете какая планета Солнечной системы к нам ближе всего? Земля! Так почему астрологи не учитывают её "влияние"?

Но самый большой конфуз у астрологов случился пару лет назад, когда учёные создали новую классификацию небесных тел: объекты земного типа (Земля, Меркурий, Венера, Марс); планеты-гиганты (Юпитер, Сатурн, Нептун, Уран) и "карлики", в которые был "понижен" Плутон. Ведь у последней "бывшей" планеты имелся спутник Харон примерно таких же размеров, который почему-то планетой не считался, а также Церера и Зена, считавшиеся астероидами (но, поскольку данные небесные тела не считались планетами, то астрологи их не учитывали в своих гороскопах).

Главная фишка в том, что Плутон теперь не считается планетой, поскольку объектов сопоставимого с Плутоном размера в так называемом поясе Койпера (область солнечной системы за орбитой Нептуна) в настоящее время известно до полусотни. И многие ещё не открыты.

А что же делать астрологам? Ведь без Плутона все их лживые "прогнозы" разрушатся. Вот какую чушь с претензиями изрёк по этому поводу П. Глоба: "Плутон, конечно, является планетой". Дескать, подельнички, не обращайте внимания на происки учёных, рубите капусту дальше. Не иначе, как считает "полными Овнами" всех потребителей астропрогнозов. Я вот только боюсь: а вдруг он прав?

Для полноты картины дадим слово другому астрологу, П. Максимову: "Понижение Плутона — это понижение значимости плутонических явлений". Понимай как хочешь. Кстати, "плутонические явления" астрологи ассоциируют со смутным временем, а "астрологи — патриоты" (нашлись и такие) — "с протестом русского народа против жестокого обращения с ним".

Вот ведь коварные академики! Убрали с неба планету с целью погасить протест русского народа… Не иначе как в очередной раз вмешались тёмные силы.

Кстати, астропрогнозы в белорусских газетах никак внешне не изменились. Так и гонят с Плутоном? А пипл хавает. Ей богу, Овны…

Уже не первый раз задаюсь вопросом: какую причудливую конструкцию надо иметь в собственной голове, чтобы верить астропрогнозам, тратить на них время и деньги. Ну ладно, хватает сумасшедших и полусумасшедших, но ведь есть, наверно, и психически здоровые потребители этой галиматьи? И с высшим образованием? Когда в телеинтервью молоденькая корреспондентка игриво так спрашивает у какой-нибудь знаменитости: "Кто вы по знаку Зодиака?" И знаменитость отвечает, да ещё как-то комментирует… Вы в каком тысячелетии, господа?

Неслучайно Зигмунд Фрейд так отозвался об оккультных явлениях: "…субъективно здесь всегда должно присутствовать стремление к надувательству". Однако путаные умы многих граждан по-прежнему жаждут чуда. Вот какой парадокс я недавно обнаружил: мистики утверждают, что ищут нечто "высшее", "сакральное", "духовное", а на самом деле занимаются "обслуживанием" древних участков подкорки мозга, доставшихся нам в наследство от первобытных людей (и животных), стоящих на более низкой ступени эволюционной лестницы. Именно деятельность этих отделов мозга виновна в появлении и распространении огромного количества суеверий, опутывавших жизнь древних людей. Ну, сейчас-то наука резко продвинулась вперёд, никакие "высшие существа" не обнаружены, а мистики всё о своём. О животно-сакральном (синоним: низковысокодуховном).

Психологи выделили в психике человека так называемый "первичный процесс", управляемый древними отделами мозга. В нём нет места логике; на этом "языке" говорит поэзия, магия, миф и психоз. Первичный процесс нередко находится в противоречии с "вторичным" процессом, достоянием современного человека, связанным с принципом реальности и управляемым законами логики. Такое впечатление, что любителям мистики вторичный процесс неведом, и они остались на стадии Эллочки-людоедки с её неуправляемыми импульсами.

Ничего, ребята, терпите и читайте дальше. Правда всегда поначалу горька на вкус, зато полезна в перспективе. Лучше, чем "опиум для народа". Хотя, как видим, желание быть сопричастным чуду у многих в крови. Ради этого чего только не делают: и древний мир изучают, надеясь отыскать там следы "иного" бытия, и архаическое сознание, и мифы разных народов. И всё с целью отринуть свою земную жизнь, которую сами же и превратили неизвестно во что. Дай таким "инобытие" — и его опошлят.

Неслучайно в наши дни стал таким популярным Карл Густав Юнг, которого серьёзные учёные называют мадам Блаватской от психотерапии. Путаные и многословные рассуждения с мистическим налётом глубокомыслия влекут к нему совершенно конкретный контингент страдающих от пустоты своей жизни лиц среднего возраста. Вот один из примеров юнгианского бреда (иначе не назовёшь), касающийся всё той же астрологии: "Небесное тело есть телесный эквивалент астрологических небес. И поскольку астрологические созвездия делают возможным диагноз, они также указывают и путь лечения. Эта интуитивная концепция, с моей точки зрения, является достижением огромной исторической важности…" А вот вам ещё мифический шедевр, согласно которому возникший из солнца фаллос (член, если кто не понял) своим движением вызывает ветер.

Лично я сразу вспомнил популярную частушку:

А мы не пашем и не сеем

А мы валяем дурака

Мы "фаллосом" на поле веем

И разгоняем облака…

Я так понимаю, что если некая важная для мистиков инстанция объявит им что "другого мира не существует", они заткнут уши и всё равно продолжат свои бессмысленные "поиски духовности". Лишь бы держаться подальше от реальной жизни и жить (пустыми) надеждами. Объяснить такому человеку "секрет фокуса"— всё равно, что забрать у ребёнка любимую игрушку. Ведь такие субъекты ценят именно таинственность, недосказанность и будут изо всех сил сопротивляться переходу из позиции Ребёнка в позицию объективного и ответственного Взрослого. Рассмотрение многих "таинственных" явлений с трезвых, "взрослых" позиций легко позволяет обнаружить рациональные причины их возникновения. Предположим, человек ловит рыбу на берегу озера, и вдруг из воды высовывается огромная пасть. Кто-то побежит давать сообщение об очередном лох-несском чудовище, а кто-то поймёт, что из городского зоопарка сбежал бегемот. Случай, кстати, реальный.

Иногда захожу я в универсам и дивлюсь обилию сортов макарон, почти сплошь иностранного производства. М-да, иногда капиталистическая суета — сплошные "действия в пустоту". Ну кому, скажите, станет лучше ещё от одной яркой упаковки? Лишний раз с толку сбивает. А вот у эзотериков "в пустоту" направлено и мышление, и эмоции. Ищут отсутствующую чёрную кошку в тёмной комнате и так горячо обсуждают свои поиски… Нет, чтобы учиться на чужих ошибках: ведь ни одного внятного феномена из "астрального мира" так и не продемонстрировано, и ни одна из сект так и не вывела новую породу людей. Зато с последними деньгами расстались многие, а с ума посходило ещё больше. Скажешь об этом очередному неофиту, а тот в ответ с благородным надрывом в голосе: "Но я же ищу!". Такое оправдание, что, жизни смысл придаёт? Уж лучше стал бы учёным — генетиком и искал там, где вскоре начнутся реальные прорывы. Так нет же, хочется немедленного и большого Чуда.

Хорошо помню, как полгода назад одна моя знакомая собралась на "курсы одного принципа". Заподозрив неладное, я зашёл в Интернет и обнаружил, что за этим, прости господи, "принципом" скрывается очередная тоталитарная секта, основательница которой была отлучена от церкви десять лет назад. Сообщил всё это своей знакомой, а через некоторое время услышал от неё же: "Эту основательницу вроде "прилучили" к церкви обратно". Ну и как с такими дикими фантазиями может иметь дело нормальный человек? Очевидно, у некоторых лиц мозги делают "крутой вираж" ещё до похода в секту. В основе — всё то же неумение радоваться и находить счастье в нормальной повседневной жизни, неспособность к полноценному существованию.

Считаю необходимым привести 17 признаков тоталитарной секты, на которые следует обратить внимание. В ФРГ даже разработана листовка с этими признаками, которую получает каждый школьник.

В группе ты найдёшь именно то, что до сих пор искал. Она знает абсолютно точно, чего тебе не хватает.

Уже первая встреч открывает для тебя полностью новый взгляд на вещи.

Мировоззрение группы ошеломляюще просто и объясняет любую проблему.

Трудно составить точную характеристику группы. Ты не должен размышлять или проверять. Твои новые друзья говорят: "Это невозможно объяснить, ты должен пережить это — пойдём сейчас с нами в наш Центр".

У группы есть учитель, медиум, вождь или гуру. Только он знает всю истину.

Учение группы считается единственно настоящим, вечно истинным знанием. Традиционная наука, рациональное мышление, разум отвергаются, поскольку они негативные, сатанинские, непросвещённые.

Критика со стороны не принадлежащих к группе считается доказательством её правоты.

Мир катится к катастрофе, и только группа знает, как можно спасти его.

Твоя группа — это элита. Остальное человечество тяжело больно и глубоко потеряно: ведь оно не сотрудничает с группой или не позволяет ей спасать себя.

Ты должен немедленно стать членом группы.

Группа ограничивает себя от остального мира, например одеждой, пищей, особым языком, четкой регламентацией межличностных отношений.

Группа желает, чтобы ты разорвал свои "старые" отношения, так как они препятствуют твоему развитию.

Твои сексуальные отношения регламентируются извне. Например, руководство подбирает партнёров, предписывает групповой секс или, наоборот, полное воздержание.

Группа наполняет всё твоё время заданиями: продажей книг или газет, вербовкой новых членов, посещением курсов, медитациями…

Очень сложно остаться одному, кто-то из группы всегда рядом с тобой.

Если ты начинаешь сомневаться, если обещанный успех не приходит, то виноват всегда окажешься сам, поскольку ты якобы недостаточно много работаешь над собой или слишком слабо веришь.

Группа требует абсолютного и беспрекословного соблюдения своих правил и дисциплины, поскольку это единственный путь к спасению.

Листовка заканчивается предупреждением: "Если хотя бы один признак кажется тебе знакомым, БУДЬ ОСТОРОЖЕН!"

Если подобную секту начинает посещать психически больной человек, то изменения в его поведении могут заронить у родственников надежду на выздоровление, которая, впрочем, оказывается иллюзорной. В чём тут дело? А в том, что больной так "включается в тему", что характер его бреда может измениться: был бред преследования, а стал бред религиозный. Но сам патологический процесс в мозгу не прекратился; просто теперь он выражается другим содержанием.

Да и внешне "здоровые" люди любят с глубокомысленным видом порассуждать о "тонких энергиях", чтобы приобрести дополнительный "вес" в глазах окружающих, либо "объяснить" себе случившиеся несчастья. Говорят о "тонких" астральных телах, зачастую имея в наличии собственное очень даже толстое тело, в которое напихивают жирную пищу и алкогольные напитки. Такие "поклонники астрала" всему найдут "объяснение": "Наш Учитель такой нездоровый из-за происков Тёмных Сил". И умирает такой гуру не из-за банального перепоя и передозировки наркотиков, а оттого, что "бог забирает себе лучших". И подобный самообман, ведущий к психологической деградации, на каждом шагу. В связи с этим ещё раз напомню общеизвестную статистику: психиатрические больницы полны "астрологами", "хиромантами", "экстрасенсами" с диагнозом шизофрении. И родственный факт: в подобного рода группировках процент психически больных в 6-10 раз выше среднего по стране. Так что увлечение мистикой идёт рука об руку с психическими "вывихами" разной степени тяжести.

Подавление разума новичка начинается с первых минут нахождения в секте. Его "бомбардируют любовью" — всячески показывают, как его ценят и уважают. Не стоит развешивать уши и вестись на это: идёт стандартная обработка вновь прибывшего более опытными сектантами, получившими задание от руководителя. Каждый потенциальный ученик на этой стадии "обольщения" находится в центре всеобщего внимания и ощущает себя очень важной персоной. Новичку льстят, всё время делают комплименты, аплодируют, одним словом — всячески очаровывают. Очень похоже на свадьбу и последующий медовый месяц. Цель — эмоционально привязать человека к "таким хорошим и счастливым людям". В секте для тебя все братья, все друзья, а вскоре появляется и "родитель". Это гуру, руководитель, который "знает ответы" на все твои вопросы. Именно он должен стать для тебя "спасителем" и "носителем истины". Ведь в секте от тебя будут добиваться большего доверия к гуру, чем к самому себе. Руководитель для сектантов — личное живое "божество", которое в силу этого может возбуждать даже более сильные чувства, чем христианский бог, чьё присутствие никак физически не ощущается.

Фактически любому гуру для оправдания своей позиции нельзя становиться на рациональную точку зрения обычного опытного специалиста, которую можно выразить так: "У меня есть большой опыт, я много знаю, но всё же иногда ошибаюсь" (что свойственно всем живым людям). Нет, гуру провозглашает нечто иное, сверхчеловеческое (а потому лживое): "Я знаю всё, я совершенен и никогда не ошибаюсь". Тем самым он становится авторитетом номер один для членов секты, и те верят, что гуру не подвержен обычным человеческим слабостям и страстям, а значит и человеческие законы — не для него. Так сильна иррациональная вера в "чудо", что психически неустойчивые люди готовы сотворить идеал из любого шарлатана, капитулировать перед его "величием", а затем прилагать огромные усилия, чтобы продолжать верить в его чистоту и божественность.

Возможно, одна из целей члена секты — сотворить из её руководителя идеал, чтобы затем на него равняться. Ведь гуру не имеет права на ошибку (впрочем, ошибки объяснят кознями врагов). Вера, что некий человек может быть свободен от присущих человеку слабостей, заставляет пассивную личность творить себе всё новых кумиров вместо того, чтобы совершенствоваться самому или просто наслаждаться жизнью.

Исключительность руководителя секты подразумевает, что все его поступки, даже самые дикие, регламентируются некими тайными эзотерическими законами, недоступными для простых смертных. Принять иную, более рациональную точку зрения (например, что гуру стремится к наживе или просто является психически больным человеком) означало бы почувствовать досаду и гнев от осознания того, что тебя обманули. Поэтому сектанты верят, что все поступки руководителя должны быть оправданы. Например, гуру толстый и больной. Это потому, что он слишком добр, чтобы отвергать дары своих учеников. Гуру избил до полусмерти одного из членов секты. Он сделал это не из-за злобы, а по необходимости, как заботливый отец. Гуру занимается сексом с молодыми ученицами и учениками. Тем самым он передаёт им частичку своей божественной энергии, учит достижению нирваны… И так далее.

Пожалуй, главное заблуждение, в котором пребывают сектанты — это убеждение, что их гуру полностью бескорыстен, и его единственная цель осуществить все их желания. "Наш гуру просветлённый — и мы станем такими". А в это время их эксплуатируют как могут. Руководитель секты имеет неприступную позицию: то, что он делает, лежит за пределами разума и неподвластно внешней оценке (поскольку и сам он тоже "за пределами"). Во всех сектах принижается разум и превозносятся чувства и интуиция — именно для того, чтобы подавить критическое мышление в отношении руководителя, который проповедует аскетизм, а живёт в роскоши. На любые "трудные" вопросы гуру имеет отговорочки в виде суфийских парадоксов. Тем самым лидер секты доказывает, что знает нечто неведомое другим.

Многие подобные гуру начинают с идей "спасения мира" (роль мессии), а заканчивают мыслью о его неизбежной, скорой гибели. Причём спасутся лишь те, кто примкнёт к секте. И как после этого не поверить подобному образцу всеведения и совершенства?.. Ведь все остальные люди "порочны" и погрязли в заблуждениях. С ними даже разговаривать "грешно".

Чтобы выдержать конкуренцию в своей сфере, гуру должен непрерывно поддерживать идеализированный образ себя в глазах учеников, которые ему поклоняются. Обычно это маска довольства и невозмутимости, которую адепты принимают за духовность и просветлённость. Можно сыграть и другие почётные роли: заботливого отца, источника благодати, борца за свободу, всезнающего, удачливого ловкача (для коммерческих сект) и т. д. Были бы "телята", которые во всё это поверят. Естественно, что гуру, который обещает людям решить все проблемы, будем иметь преимущество в их глазах перед всеми остальными.

У лидера секты есть и другие "кнопки", использование которых позволяет манипулировать учениками. Например, его безбрачие, что позволяет стать объектом эмоциональной привязанности для многих людей. Ведь безбрачие может ассоциироваться с внутренней чистотой и непорочностью, готовностью любить всех приходящих в секту без каких-либо предпочтений. Или область сексуальности: в целях привлечения новых учеников можно декларировать полную сексуальную распущенность, оправдывая её "поиском свободы и тантрической духовности". Многие люди клюют на подобные приманки. Сексу в этом случае придаётся роль священного ритуала, "инициации", которая должна сохраняться в тайне от всех посторонних.

Постепенно члены секты приучаются связывать с гуру надежды и чаяния. Наступает глубокая личностная депрессия: взрослые люди снова превращаются в детей, а гуру — в символического родителя. А ведь любая психотерапия, с целью помочь клиенту, стремится к противоположному: научить клиента брать ответственность за свою жизнь, дать ему возможность самостоятельно, по-взрослому справляться с возникающими проблемами. Так что и в этом аспекте пребывание в секте лишь вредит человеку.

Таким образом, в подобных группировках царит многоуровневая система обмана и самообмана. По сути своей, любая секта является неиссякаемым источником лжи и лицемерия. Она основывается на том, что гуру всегда прав, но даже если и ошибается, то ни за что не должен этого показывать — иначе вера учеников будет поколеблена. Вот поэтому члены секты, внимательно наблюдая за гуру, непрерывно ищут "скрытый смысл" в его поступках и высказываниях. Лучший способ "вывихнуть мозги" по собственному желанию трудно и придумать. И в этом смысле любой гуру намного опаснее обычного священника — ведь тот лишь "проводник" потусторонней мудрости, а гуру — её живой и конечный "источник". Для своих учеников руководитель секты — живой центр Вселенной, поэтому и сам он вскоре начинает думать точно так же.

Предполагается, что руководитель секты обладает некой духовной силой, которую может передать ученику при условии его повиновения. Способы управления, которые использует гуру, основаны на умелом манипулировании эмоциями новичка: его страхом и желаниями. Ведь нередко одна из целей новобранца — добиться контроля над своим душевным состоянием. Вот его и "освобождают" от обычной, "человеческой" реальности и погружают в реальность сектантскую, где, на первый взгляд, всё так хорошо.

В сектах индуистского толка предполагается, что особую просветлённость, духовную энергию "шакти" можно обрести только через полное повиновение учителю — "бхакти". По сути, новичок обязан отказаться от всего личного в пользу секты (ещё один извращённый вариант коммунизма). Лучше всего подобные приёмы срабатывают с зависимыми, инфантильными, неуверенными в себе людьми: если человек перестаёт доверять себе, он неизбежно становится жертвой разного рода манипуляторов. Внешние привязанности объявляются препятствием для духовной самореализации, а единственно правильной формой любви становится любовь к гуру, олицетворяющему путь к спасению.

После окончания первой стадии — "бомбардировки любовью", когда новичок уже прижился в группе, его начинают всячески дезориентировать с целью подорвать доверие к себе и лишить прошлых систем поддержки. Людей подталкивают к тому, чтобы сообщать о необычных видениях — появляющемся голубом свечении или образе гуру. По сути, речь идёт о попытке внушения зрительных галлюцинаций, являющихся одним из симптомов шизофрении. И здесь ученику нередко приходится воображать нечто подобное, чтобы доказать своё преклонение и подчинение.

Гуру постоянно подчёркивает важность фактора покорности как единственного способа достижения просветления. На самом деле его цель — ещё сильнее сплотить группу вокруг себя. Вот поэтому проявление неуважения к гуру считается самым серьёзным проступком. Всё, что противоречит эзотерическим знаниям, получает клеймо "негативного", а любая альтернативная информация преследуется и отторгается. Объявляется, что любые трудности и проблемы появляются специально для того, чтобы "испытать" силу веры учеников, закалить их дух. Так что любые проявления здравого смысла в секте уничтожают как чуму. Иначе как удержать контроль над чужим сознанием?

Существует ещё один способ подрыва доверия к себе у новичка — объявить ценности секты особым видом "духовности", никак не связанной с обычным материальным миром. Подобное деление на духовное и мирское опять-таки может вести к внутренним противоречиям вплоть до раскола психики. Человек, стремясь только к (недостижимым) духовным идеалам, фактически ставит себя под контроль наживающихся на этом шарлатанов, которые объявляют, что владеют ключом от "врат познания" мировых тайн. По-видимому, слишком глубоко заложена во многих людях неразумная потребность повиноваться некоему непререкаемому авторитету. Такая телячья покорность позволяет хотя бы временно избавиться от страха перед смертью и неизвестностью, поскольку предполагает "райскую жизнь" и спасение для членов секты. И под всё это подводится необходимость духовного перерождения, которое именно теперь становится столь насущной, поскольку человечество, якобы, вступает в новую эпоху Водолея… Одним словом, бла-бла-бла.

Вера учеников в безоговорочную любовь к ним со стороны лидера секты создаёт зависимые отношения по типу "ребёнок — родитель": безоговорочная любовь должна оплачиваться таким же подчинением. А ведь для настоящего родителя (как и для психотерапевта в работе с клиентом), чрезвычайно важно научить ребёнка доверять самому себе (чтобы впоследствии не стать жертвой слепого подчинения, манипуляции и эксплуатации). Разумеется, гуру делает всё наоборот: подрывает доверие ученика к собственному разуму и возможности здравых суждений, тем самым мешая ему стать взрослым.

Нередко членами подобных организаций становятся люди, которых мучают вопросы о смысле жизни, которым не хватает положительных эмоций и возможности самореализации. Попадая под власть всезнающего авторитета, они на первых порах обретают уверенность, спокойствие и "реальные" цели. Нередко в этот период у них возникает эйфория от своих "возросших" возможностей, которая может истолковываться как духовный прорыв, просветление. Сектантам кажется, что именно гуру подарил им это пьянящее чувство, столь сильные переживания. В результате, как уже говорилось, лидер секты набирает дополнительные очки в глазах учеников, тем самым ещё более укрепляя их эмоциональную привязанность к себе. В будущем это позволит подвергать членов секты нещадной эксплуатации, в том числе, и по вербовке новобранцев.

Ещё один важный феномен функционирования секты — наличие "эзотерического разрыва". Новичку никогда сразу не говорят о целях организации, маскируя их религиозной или психологической риторикой. Гуру выдаёт "тайные знания" очень постепенно, нередко в течении многих (платных) курсов, мотивируя это необходимостью пройти ступени "посвящения". А когда мозги ученика почти "свихнулись", ему выдают какую-нибудь дикую оккультную галиматью. Вроде того, как человечество переселилось на Землю много лет назад, а враждебные расы им в этом мешали. В этот момент одурманенная "паства" готова уже проглотить что угодно и встречает восторженными аплодисментами любой бред. Вот такое "счастье" ждёт вас в секте.

Если человек психологически разоружен, то в подобной группе его нередко удерживает обычный страх, связанный с возвращением к неопределённостям реальной жизни. Это почти то же, что выйти на свободу после долгих лет заключения. Или "вылечившемуся" наркоману заново учиться преодолевать трудности повседневной жизни, от которых он раньше убегал в свой "кайф".

Утраченное доверие к себе вернуть чрезвычайно сложно. Поэтому многие бывшие члены секты зачастую считают себя искалеченными людьми и с таким трудом возвращаются в реальный мир. Многие из них лишь теперь понимают, как долго их обманывали, и это нередко приводит к чувству отчаяния. Оно усугубляется тем, что бывшие сектанты, как правило, привыкли ждать помощь со стороны и полагаться на волю "авторитета". Преодолеть разочарование от осознания того, что абсолютных авторитетов не существует, бывает очень непросто. Нередко избавление от иллюзий воспринимается как потеря, а не как приобретение. Однако лишь на этом пути возможно постепенное восстановление подорванной веры в собственные силы и разум, собственное счастье.

Глава 8. Традиционная религия: один бог, два полюса морали

Дух дышит, где хочет.

Иисус Христос

Хотел бы начать с важной оговорки: традиционное христианство (как и другие религии) по-прежнему выполняет для людей немало полезных функций. Современные исследования показывают, что верующие, как правило, лучше справляются с депрессией, легче переносят тяжёлые события и вообще реже болеют. Религия дарит человеку надежду на будущее и придаёт жизни смысл. Она предлагает верующему достаточно надёжную систему принципов, убеждений, правил поведения. Традиционная религия неагрессивна: священники являются лишь проводниками божественного знания, а не истиной в последней инстанции, как это имеет место в тоталитарных сектах. Служители церкви являются также специалистами в области морали, поэтому религия может помочь и в воспитательной работе.

А что делать нерелигиозным людям, атеистам? В настоящее время истинность или ложность существования бога не может быть окончательно доказана. Да и критиковать священное знание, не укладывающееся в традиционные, рациональные рамки, не совсем корректно. В то же время я далёк от мысли, что признание права каждого человека на свободу убеждений "запрещает" мне негативно относиться к содержанию этих убеждений и соответствующим образом аргументировать своё отношение. Кроме того, не следует забывать, что список зависимостей недавно пополнился ещё одной — религиозной. Имеется в виду зависимость от сильных эмоциональных переживаний, которые нередко возникают во время религиозных практик… Как же соотносится счастье и религия?

На протяжении столетий развивавшаяся наука срывала покровы со всего непознанного, таинственного и тем самым всё более расшатывала позиции церкви. Для бога в нашей Вселенной остаётся всё меньше места — ведь его так нигде и не обнаружили. С другой стороны, именно науку многие обвиняют в катастрофическом росте населения, загрязнении окружающей среды, создании всевозможных видов оружия массового поражения, уничтожении природы и глобальном потеплении. Черты общепланетарного кризиса налицо, и для его решения человечеству необходимо многое поменять в своём мировоззрении, что, впрочем, не ставит под сомнение само существование науки.

Поэтому встаёт вопрос: можно ли вообще сделать религию приемлемой для современного рационально мыслящего человека? Ведь надежды на высшую силу призваны "компенсировать" слабость человека и постепенно становятся ненужными по мере расширения научного знания. Поэтому я как учёный ни в коей мере не поддерживаю веру в своих клиентах (хотя и не спорю с ними на эти темы). Почему я должен верить в существование некой высшей силы, которая никак себя не проявляет? Зачем усложнять себе жизнь? Проще дождаться момента, когда наука исследует практически любые тайны Вселенной и либо обнаружит высшую силу (в любой форме), либо нет. Впрочем, непредубеждённому человеку ясно, что ничего "такого" обнаружено не будет. Возможно, поэтому Джон Хик, известный современный богослов, предлагает рассматривать действие высших сил просто как некий космический замысел, лежащий в основе мироздания и движущий мир в сторону бесконечно благого будущего.

В то же время Хик не забывает покритиковать современную науку. Если учёные окажутся правы, — считает богослов, — огромное количество людей, которым не повезло в "жизненной лотерее", оказываются лицом к лицу с тусклой и болезненной безысходностью. Для таких людей "с тяжелой судьбой" религия, по мысли Хика, является утешителем, поскольку дарит надежду.

Мысль богослова можно развернуть совершенно иначе. Ложные иллюзии и надежны вкупе с жалобами на "тяжёлую судьбу" как раз и делают человека зависимым и пассивным. В ином случае он мог бы начать энергичнее работать над собой с целью так или иначе вырваться из тяжелых окружающих условий, либо улучшить их. Я уже не говорю о личностной самореализации, которая становится возможной только после упорного движения вперёд, а не пассивного прозябания в надежде на лучшую долю в загробной жизни. Поэтому кажется гораздо более логичным работать над собой, заниматься самосовершенствованием, а не тратить время на размышления о том, что пока не доказано (или опровергнуто) наукой. Лучше иметь дело с тем, что существует, и искать счастье в реальной жизни, изобилующей возможностями. Не надо ждать, пока удача улыбнётся, надо активно её "формировать". Если же церковь пессимистично считает, что существует особый тип людей, которые столь глупы и бездарны, что никак не способны изменить свою жизнь к лучшему, пусть только этими людьми и занимается. Пусть утешает их и обнадёживает — с их согласия.

Однако признаём с грустью, что для определённого контингента людей, страдающего, скажем так, всевозможными наследственными отягощениями, следование религиозным постулатам может оказаться оптимальным выбором. Иначе им уготована дорога в тюрьмы, психиатрические заведения и тому подобные места. Очевидно, культурно и интеллектуально неразвитый человек видит лишь два возможных пóлюса в своей жизни. На одном находится тупая разгульная жизнь с алкоголем, обжорством, попсой, а иногда и с криминалом. На другом полюсе — всевозможные "святыни", включающие в себя повиновение, долженствование, мысли о "святой жизни". Второй полюс, по идее, должен обуздывать первый. Примерно как "трезвая" часть личности алкоголика должна держать под контролем "пьяную". И невдомёк такому челу, что есть совсем другая система координат, связанная с самосовершенствованием, самореализацией, развитием собственного разума. Поэтому не следует пытаться распространять незатейливый церковный "стандарт" на физически здоровых людей с нормальным интеллектом и психикой. Пусть уж лучше они используют собственные ресурсы, не вредя при этом окружающим и не нарушая законы. Впрочем, творческий человек, занятый любимым делом, законопослушен по определению. Без всякой религии или мистицизма: ведь ему не требуется "утешение".

Тем не менее, христианская церковь и поныне признаётся главным оплотом морали. Хотелось бы проанализировать данный вопрос подробнее. Но для этого вначале надо рассмотреть стадии, через которые прошли религиозные представления, поскольку мораль так или иначе связана с ними.

Древним людям был свойственен анимизм — мировоззрение, согласно которому в силах природы и природных объектах существуют отдельные духи. В огне, ветре, дереве, рыбе — в каждом "явлении" природы живёт свой дух, вследствие чего сама природа воспринимается как нечто одушевлённое и наполненное смыслом. Отголоски анимизма (язычества) до сих пор сохранились в шаманских ритуалах и народных традициях. В таких культурах законы жизни в обществе наследовались от предков. Но главными всё же считались силы природы, каждая из которых управлялась своим духом, причём дух был неразрывно связан с самим природным явлением. Предполагалось, например, что изображения животных имеют магическую связь с самими животными, а имя человека как-то связано с его внутренней сущностью. Некоторые до сих пор верят, что если проткнуть иголкой фотографию своего недоброжелателя, это принесёт реальный вред тому, чьё изображение прокололи. Дети бывают ярко выраженными "анимистами". Ребёнок ударился о край дивана и "в ответ" бьёт этот диван со всей силы. Да ещё иногда что-то говорит ему.

Многие "народные целители" стоят на анимистических позициях, претендуя на обладание "скрытыми силами". "Влияние на погоду силой своей мысли" — типичный пример сохранившихся анимистических предрассудков. В его основе лежат древние традиции "умиротворения" могучих сил природы, продиктованные ощущением собственной беззащитности перед ней. Некоторые современные секты (например, последователи Порфирия Иванова) реанимируют древние анимистические идеи.

Следующей ступенью в развитии религиозных представлений стал политеизм, при котором множество богов или духов начинает обособляться от природы, постепенно превращаясь в более абстрагированную, отдельно стоящую высшую силу. Теперь "бог ветра" уже не скрывался в каждом конкретном ветре, а из какого-то места управлял всеми ветрами. Разумеется, каждого конкретного бога наделяли индивидуальными чертами и внешностью. По сравнению с людьми, боги эпохи политеизма (многобожия) обладали большей мощью и "особыми" яркими качествами (что, собственно, и делало их богами). Такие боги могли сердиться, мстить, любить, принимать участие в сражениях и т. д. Подобных богов было легче просить о помощи, приносить им жертвоприношения и (при необходимости) даже обвинять. Боги всё понимали, поскольку были "почти как люди".

Через политеизм прошли все древние цивилизации (Египта, Шумера, Месопотамии), обладавшие письменностью. Правители в этих государствах приравнивались к жрецам высокого ранга и становились либо посредниками в общении с богами, либо сами считались настоящим божеством (египетские фараоны). Появилась новая прослойка людей, которая знала, как "правильно" общаться с богами (священные слова). Постепенно политеистические боги стали олицетворять нравственные понятия: справедливость, милосердие, доброту, воздаяние и т. д. Так началось формирование системы морали в неразрывной связи с религией.

Переход к следующему уровню религиозного абстрагирования был связан с поиском и выделением некой высшей силы, скрывающейся за многообразием богов. Их начинают делить на более и менее "высоких", создавая внутреннюю иерархию. Процесс завершился на Ближнем Востоке созданием единого иудейского Бога, обладавшего всемогуществом, а значит создавшего всю природу и повелевающего ей (монотеизм — единобожие). При этом сам Бог к природе не принадлежит и олицетворяет более "высокий уровень", противопоставляя "духовное" (божественное) и "природное" (материальное).

Единый бог всемогущ, безупречен, олицетворяет силы добра. Такое представление позволило ввести общепринятые правила поведения (в частности, на основе 10 заповедей) с целью обуздать человеческий эгоцентризм. Следование подобным правилам позволило древнему человеку упорядочить собственную жизнь и сделать более предсказуемыми отношения с окружающими. Вера в религиозные заповеди рождала убежденность в собственной правоте, избавляла от страха и сомнений. Подчинение божьей воле позволяло верующему рассчитывать на хорошую загробную жизнь, а грешников ожидала неминуемая кара.

Церковь вынуждена была отодвинуть период "поощрений и наказаний", поскольку всем было очевидно, что в "этой" жизни добро далеко не всегда торжествует, а грешники не только не несут заслуженного наказания, но нередко процветают как раз благодаря своим грехам. Так что "кнут" и "пряник" были в известной мере виртуальными: "Делай добро и на том свете тебе воздастся; сделаешь зло — получишь наказание". Страх перед суровой высшей силой так или иначе присутствует во всех религиях, включая восточные. Таким образом, через соблюдение религиозных норм осуществляется две основные функции — повиновение высшему авторитету и сдерживание собственного эгоизма. Идеалом наиболее "жёстких" систем религии является искоренение какой- либо личной инициативы и регламентация всех сторон жизни человека (при том, что достижение полного, абсолютного выполнения всех предписаний просто невозможно). Верующего фактически призывают жертвовать земной жизнью во имя "светлого будущего", причём "чистое", бескорыстное поведение объявляется высшей ценностью. Бесконечное стремление "стать лучше" напрягает внутренние ресурсы человека и может приводить к серьёзным внутренним конфликтам (об этом речь впереди). Служители культа получают возможность контролировать остальных людей через "тщательность выполнения" религиозных предписаний и тем самым приобретают неограниченную власть над ними. Смягчение подобного авторитарного контроля достигается с помощью введения такой ценности, как "безоговорочная любовь", "любовь без меры", которую испытывает бог ко всему человечеству. Когда верующий "научается" подобной любви, он способен принести любую жертву во имя высшего идеала.

Традиционная религия создала "основополагающие" категории Добра и Зла, которые борются за души людей. Только твёрдая вера позволяет человеку устоять перед соблазнами Зла, которое весьма могущественно. Следование религиозным заповедям позволяет человеку считать себя находящимся на стороне Добра; их нарушение влечёт за собой власть "злобных", "плохих" сил. Верующий человек, следуя заповедям, избавляется от страха перед неопределённостью, поскольку приобретает ясные жизненные цели и способы поведения в сочетании с положительной моральной оценкой.

Таким образом, традиционная мораль оперирует двумя взаимоисключающими полюсами, один из которых объявляется положительным и гарантирует человеку "спасение", а другой — отрицательным и ведёт к наказанию в загробной (ад) или следующей (карма) жизни. Всемогущий и всеведущий бог следит за каждым нашим шагом — за тем, готовы ли мы к самопожертвованию и бескорыстию, к преодолению своего эгоизма. Или всё-таки больше грешим? Тогда наша алчность, похоть, зависть, насилие обернутся для нас посмертными муками (даже если приносят немалые дивиденды в этой жизни).

Всё "животное", "биологическое", "связанное с чувственными удовольствиями", религия относит к полюсу Зла. Приобщение к Добру идёт через отказ от мирских благ и постоянную борьбу с искушениями — проделками злых сил. Чем сильнее отречение от своей (человеческой) природы — тем коварнее искушение. Это вечная борьба, победить в которой невозможно. Вести её помогает другая религиозная ценность — чувство долга, согласно которой, работа ставится выше развлечений.

Добро и Зло рассматриваются как абсолютные величины, поэтому и правила "хорошего" поведения остаются неизменными на протяжении тысячелетий, так же как понятия "правильного" и "неправильного". Стремление человека к "правильному" (предполагающее бескорыстное служение другим) автоматически ставит его под контроль соответствующих "авторитетов" в данной области. Да и внутри такого субъекта формируется "хорошая" часть личности, постепенно становящаяся внутренним диктатором. Возникающее чувство неполноценности ("я недостаточно хорош") ведёт к угрызениям совести и постоянным попыткам "стать лучше" и "чище". Труд этот нескончаем, поскольку полностью избавиться от собственного "я" (эгоизма) ещё не удавалось никому. Попытки игнорировать потребности собственной личности, объявляя их "низменными" и "своекорыстными", неизбежно ведут к снижению самооценки и внутреннему расколу.

Подобные же механизмы имеют место при воспитании детей. "Хороший" ребёнок обязан, по мнению родителей, испытывать чувство вины, когда ведёт себя "неправильно", проявляет непослушание или эгоизм. Поэтому чувства вины и стыда в нём культивируют с раннего детства.

Итак, давайте подытожим. В христианской традиции существует единый и всемогущий бог, олицетворяющий силы Добра. Ему в космическом масштабе противостоит дьявол (Сатана) с силами Зла. Два крайних полюса, чёрно-белый мир, в котором не существует промежуточных оттенков. Принятие подобного мировоззрения автоматически ведёт к расколу психики на "хорошее Я" и "плохое Я". Если верх берёт "плохая" часть личности, то говорят, что в человека "вселился злой дух", "бес попутал" и он стал "одержимым". В подобных выражениях религиозные люди нередко трактуют психические заболевания, сопровождающиеся бредом и галлюцинациями.

Когда "завязавший" алкоголик опять "срывается" в запой, в нём побеждает часть личности, отвечающая за его привычку, а "хорошая" часть временно капитулирует. После того, как потребность будет удовлетворена, "положительная" часть снова встанет у руля, взяв себе в помощники чувство вины и "раскаяния". Объяснить свои недозволенные поступки тем, что "бес попутал", означает частично снять с себя ответственность и переложить её на внешний мир, полный могущественных злых сил, которые только и ждут, чтобы вселиться в человека. Переход власти внутри человека к "плохой" части (соблазнам, искушениям) особенно легко происходит, когда его "добрые" дела никем не поощряются, остаются незамеченными.

Как отмечают психологи и психотерапевты, подобный внутренний разлад свойственен многим людям (и, между прочим, абсолютно не характерен для животных). Мучать самого себя и других выдуманными абсолютистскими конструкциями — чисто человеческое изобретение. Крайним проявлением подобного раскола служит психика шизофреника, расщеплённая на части, которые обычно недолюбливают друг друга. Можно лишь предполагать, насколько бóльших результатов сумели бы достичь люди, не веди они ежедневные "войны" внутри себя по искоренению всего чувственного и телесного. А ведь некоторые, особенно "продвинутые", и других пытаются строить в соответствии с командами своей "хорошей" части!

Борьба за власть, идущая внутри человека с расколотой психикой, по-разному трактуется в различных системах философии и психологии. С точки зрения Фрейда, основателя психоанализа, в борьбу вовлечены сознание, бессознательное и сверхсознание. В транзактном анализе (Э. Берн) психика расколота на состояния Взрослого, Родителя и Ребёнка, причём две последние части находятся в антагонизме. В НЛП также существует представление о конфликте между частями личности. В буддизме имеет место конфликт между бескорыстием и себялюбием, а в христианстве — между Добром и Злом. Это, в свою очередь, ведёт к жёсткому противопоставлению духа и материи, духовного и мирского, души и тела. Человек, принявший подобные убеждения, тратит много сил на развитие "хорошей" и преодоление "плохой" части психики. В реальности это означает, что он будет много работать и запрещать себе отдыхать и развлекаться; будет слушаться старших, "авторитетных" людей; будет стараться меньше думать о себе, и больше — о боге. Механизмы поощрения и наказания, существующие в семье и обществе, также могут подталкивать его к подобной модели мыслей и поведения при том, что "окончательная" цель, как уже говорилось, достигнута никогда не будет. Во всяком случае, не в этой жизни. Принесение личных интересов в жертву абстрактным "высшим силам", оправдываемое служением Добру, никак не может быть признано разумным выбором для человека, стремящегося к счастью. Ведь "реального", земного счастья ему как раз увидеть не придётся. А "счастье" от службы гипотетической "высшей субстанции" и непрерывной борьбы с самим собой скорее похоже на мазохизм.

Грустная ирония заключается в том, что "хорошее я" включает в себя качества, которые совершенно необязательны (а в больших количествах вредны) для реальной повседневной жизни. А вот эгоизм и чувственность "плохого я", проявляемые в определённых рамках, как раз позволяют достичь хорошей и приятной жизни. Как говорится, лучше быть богатым и здоровым (и немножечко "плохим"?…). Такой вариант выглядит намного оптимистичнее, чем наличие жёсткого "внутреннего диктатора", из последних сил держащего под контролем "запретные", "плохие" стороны нашей души. Ведь одновременно с "животной" частью в человеке подавляется и творческое начало, и юмор, и спонтанные эмоции, и эстетические переживания… Причем всё под ширмой высоких идеалов и служения духовному. Такие люди, "вручая себя" священнику в церкви, гуру в секте, врачу в поликлинике, фактически ищут союзника для своей "хорошей" части в её нескончаемой борьбе с "плохой". Вообще, как я заметил, метафора "борьбы", в том числе, внутренней, гораздо более популярна, чем метафора "гармонии". Точнее, последняя может, по мысли многих людей, быть достигнута лишь после полной и окончательной победы над "плохой" стороной своего Я. А пока победа не пришла — будем изо всех сил укреплять "хорошее Я" и присущий ему самоконтроль.

Человек с глубоко расколотой психикой попадает под власть то одной, то другой части своей личности, поэтому временами ведёт себя необъяснимо для окружающих. Внезапный переход власти к "плохому я" обычно происходит под влиянием яркого внешнего стимула, приводящего к потере контроля и тотальному "срыву" (первая рюмка в качестве спускового крючка, а за ней все последующие). Всё, что позволяет испытать "быстрое" удовольствие (курение, еда, алкоголь, наркотики) и при этом нередко подогревается рекламой, усиливает энергию "плохой" части, суля свободу и наслаждение. Внутренний стресс нарастает, и, когда на него накладываются нежелательные внешние события, происходит перегрузка психики с последующим срывом. Правда, с исчезновением внутреннего конфликта в душе такого человека воцаряется долгожданный покой, поскольку все дилеммы (пить или не пить) временно исчезают. Через некоторое время "праздник" подходит к концу, и власть берёт "я хорошее", приступающее к заботе о повреждённом здоровье. Начинается очередной цикл. Чем дольше длится подобная борьба, тем меньше верит человек в собственные возможности, тем сильнее хочет вручить себя "могущественной" внешней силе — богу, церкви, секте, психотерапевту и т. д. Нередко человек, "вылечившийся" от алкоголизма — это своеобразный психический калека, в котором на корню задушена не только "алкогольная" часть, но и многие полезные для жизни части психики. Всё, что он может — это надоедать окружающим бесконечными разговорами о вреде пьянства, что отражает непомерно разросшуюся "хорошую" часть личности. Такой "одномерный" субъект не только склонен к авторитарным поступкам, но и всегда готов присягнуть более "авторитетному" борцу с пьянством, встать под его знамёна. И этим его плоская жизнь зачастую исчерпывается. А дело всего лишь в отсутствии внутренней целостности.

Гипертрофированное чувство долга (перед богом, страной, семьей, человечеством), которое подогревает мораль, делает человека удобной мишенью для всевозможных внешних сил, склонных к контролю и манипулированию — особенно тех, которые имеют в своём распоряжении непререкаемые "жизненные правила". "Десять заповедей", "семь грехов", "двенадцать ступеней", "школа одного принципа", "восемь состояний нирваны", "шесть законов космоса", "десять правил жизни в природе" — вот далеко не полный перечень "меню". Регламентация жизни согласно этим правилам позволяет приобщиться к могучей "внешней силе" и временно избавиться от страха перед самостоятельным существованием в условиях неопределенности. Формирующаяся зависимость от группы сродни всем остальным нездоровым пристрастиям (об этом более подробно в следующей главе). Чем больше открывает себя такой человек "ловцам душ", тем сильнее он попадает под (авторитарный) внешний контроль, ставящий целью навсегда приковать его к данной структуре.

Внутренний раскол у таких личностей часто проходит по линии между "я должен" и "я хочу". Возможно, алкогольные посиделки для многих наших сограждан в честь очередного праздника — один из социально регламентированных способов, позволяющих ненадолго освободить "загнанного в клетку зверя". Есть и другие способы почувствовать себя "плохим" и получить от этого удовольствие. Например, сатанизм, при котором на место религиозного служения Добру становится поклонение ЗЛУ.

Что же заставляет иных людей поклоняться Сатане, почему Зло становится для них столь притягательным? Да просто потому, что быть морально "плохим" очень даже приятно: на стороне "плохого Я" обычно находятся те части личности человека, которые доставляют ему удовольствие: предельный эгоизм, необузданная чувственность, любые плотские желания. Зло может казаться привлекательным в силу своей мощи: ведь Бог до сих пор так и не смог справиться с Сатаной, и этой космической битве не видно конца. С богом вообще как-то труднее: он шлёт нам суровые испытания, а дьявол предлагает приятные удовольствия, которые кажутся столь естественными. Да и окружающий человека мир полон насилия, алчности и тщеславия. Вот некоторые и выбирают служение дьяволу, отдаваясь столь могущественному "плохому Я". Ведь сатанизм как раз и превозносит любые пороки, освобождая человека от мук совести. И такой "верующий наоборот" также вступает в союз с "высшей" силой, чьи проявления он к тому же замечает в окружающей жизни ("торжество греха"). Неслучайно говорят, что все удовольствия либо аморальны, либо противозаконны, либо ведут к ожирению. В каком-то смысле выходит, что "запретный плод" делает полнее человеческую жизнь. Да и врачи не устают говорить о вреде тотального подавления собственных инстинктов… С такого человека сваливается чувство вины, что нередко ведёт к эйфории и высвобождению энергии. К тому же он видит, что нередко преуспевают как раз те люди, которые нарушают законы (в том числе, божественные). Подобным "снятием запретов" и объясняется привлекательность служения дьяволу.

Впрочем, и сатанизм — это тоже вывернутая наизнанку однополюсная "мораль", имеющая собственные ограничения. Ведь при нём также идёт внутренняя борьба за подавление многих естественных сторон человеческой психики: потребности в сопереживании и помощи другим людям, обретения смысла жизни, альтруистических тенденций и т. д. Поклонение сатане — всего лишь способ "уравновесить чаши весов" для человека с неустойчивой психикой, склонного бросаться из одной крайности в другую вследствие внутренней душевной неустроенности. Ещё один аспект бегства от действительности, которое предпринимает внутренний Ребёнок, уставший от послушания и правильного поведения. Само религиозное поклонение можно рассматривать как обращение "слабой и нуждающейся" Детской части личности верующего к всемогущему Богу-Отцу (так же как и в любых других структурах, связанных с авторитарным контролем).

Взгляд на религию с позиций здравого смысла продемонстрировала в своих дневниках выдающаяся американская писательница Айн Рэнд: "Во-первых, нет никаких причин верить в бога, потому что нет никакого доказательства для этой веры. Во-вторых, концепция бога оскорбительна и унизительна для человека. Она подразумевает, что предел возможностей недоступен для человека, что он — низшее существо, способное только поклоняться идеалу, которого ему никогда не достичь".

Современная психотерапия подчеркивает, что стремление к полюсам, к крайним значениям, как это имеет место в традиционной морали, особенно сильно выражено у психически неустойчивых людей. Им свойственен абсолютизм в мышлении и поведении ("черно-белый мир"), который сопровождается неадекватно сильными эмоциями. Люди же со здоровой психикой склонны одновременно видеть как положительные, так и отрицательные стороны одного и того же явления, вследствие чего тяготеют к умеренности. Нормальная жизнь — это, в первую очередь, внутренний и внешний баланс самых разных факторов, их ненапряжённое взаимодействие.

Разрешение внутренних проблем, преодоление раскола психики, создаваемого традиционной моралью, лежит только через обретение внутренней целостности. Тогда, возможно, начнёт меняться и отношение человека к чрезмерно эксплуатируемой и также раздираемой противоречиями планете Земля. А пока… Пока поговорим о более тонких способах очаровывания, которые предлагают восточные религии с их стремительно растущей популярностью на Западе и у нас. Главное на Востоке — отказ от своего "Я" как необходимое условие перехода на другой уровень сознания, уровень связи с духовным. "Единое" объявляется более важным, чем "индивидуальное", поэтому решить личные проблемы можно только на путях единства. И здесь, как видим, забота о личном благополучии рассматривается как абсолютное зло, а бескорыстие и альтруизм — как основные добродетели. Существующее в восточных учениях понятие просветления страдает от собственной "незыблемости" и антиисторичности. Почему "просветлённый" в наши дни будет говорить то же самое, что и его далекий предок тысячи лет назад? Разве окружающий мир никак не изменился? И почему задача Будды по искоренению страданий так и осталась невыполненной? Подобный же вопрос можно адресовать и авторитетам христианской религии: почему на земле до сих пор не воцарился рай?

Как видим, выдвижение незыблемых во времени идеалов для подражания, тяготеющих лишь к одному из полюсов, порождает всё новые затруднения. И никакие мистические переживания этому не помогут. Изменчивость и индивидуальность не менее важны для человека, чем бескорыстие и "растворение в едином Космосе". Деление людей на "просветлённых" и "непросветлённых" заново воссоздаёт уже известные нам два полюса Добра и Зла с "восточным колоритом". Содержание иное, а форма та же самая. А если рассуждать ещё шире, следует признать, что границы духовности простираются далеко за пределы религии. У людей нерелигиозных может быть своя, не менее насыщенная духовная жизнь, которая просто выглядит иначе. В подтверждение вышесказанного советую обратить внимание на высказывание Иисуса Христа, приведённое в качестве эпиграфа к данной главе.

Полноценное существование человека предполагает отказ от собственной "однополюсности" в пользу целостности и внутренней интеграции. О том, как этого добиться, речь пойдёт в завершающей части книги.

Глава 9. Психотренинги: несколько минут эйфории

Помните книгу Паоло Коэльо "Одиннадцать минут"? Именно столько, по мысли автора, сохраняется душевная гармония у человека после оргазма. Вот и с психологическими тренингами "на уикэнд" дело обстоит примерно так же. Причём меня не смущает тот факт, что я сам веду тренинги на своих занятиях — я расскажу об этом в следующей главе, а затем и в завершающей ("положительной") части книги. Данная кухня и её блюда известны мне со всех сторон, так что слушайте. Сейчас речь в основном пойдёт о минусах психологических тренингов и "упрощенной" психологии вообще.

На чём делают акцент многие системы практической психологии? На необходимости самопознания как главного условия счастливой жизни, обнаружения своего "истинного Я". "Познавший себя" человек становится чуть ли не героем современной западной культуры и идеалом душевного здоровья. Причём предполагается, что подобный "путь к себе" связан с уборкой внешних социальных "фасадов", которые только мешают самоактуализации.

Направлений психологии и психотерапии, готовых "провести" человека вглубь себя, не счесть. Ими выдвигаются и определенные критерии, ступени познания себя — в частности, устные и письменные отчёты учеников о своём личностном росте. Самое смешное, что, следуя этим критериям, участники тренинга (или клиенты психотерапевта) опять-таки попадают под контроль "авторитета", как это происходит в сектах и в традиционной религии. Только теперь имеют место другие ценности: они располагаются внутри человека, а не вне его. Достижение этих ценностей "в глубине Я" также делает субъекта "просветлённым" и счастливым. И неважно, что подобный внутренний Центр до сих пор не обнаружен — главное движение. Школы психотерапии утверждают, что когда человек войдёт в контакт со своим "истинным Я", его перестанут раздирать противоречия и социальные проблемы, он найдёт собственное направление в жизни.

Разумеется, работа тренера, помогающего "придти к себе", должна быть хорошо оплачена, а сам путь, разумеется, длинен и тернист. Типичным примером являются 7 стадий развития человека в гуманистической психотерапии Карла Роджерса. Критерии "самопознания" установлены, разумеется, самим основателем системы. С точки зрения Роджерса, клиент на первой стадии ещё плохо осознаёт себя, а на седьмой — свободно ориентируется в потоке своего жизненного опыта и говорит о нём. "Хорошее Я" в таком человеке противостоит закрепощающим социальным ролям. Подобный же "путь к себе" нужно проделать в психосинтезе, концепции А.Маслоу и некоторых других системах психотерапии.

Если подойти к процессу познания себя строго рационально и предположить отсутствие "внутреннего центра" в человеке (так же, как и бога на небесах), то реальной пользой от таких упражнений может быть повышение самоконтроля — скромного, но надежного "продукта" для повседневной жизни.

Качества, необходимые человеку и лежащие в его "центре", могут выбираться весьма произвольно. Кто-то подчеркивает независимость, кто-то — любовь ко всем людям или умение манипулировать окружающими. Получается, что "развитие себя" связано либо с полным уходом от социума, либо с попытками (скрытого) управления им. А почему реализация "внутреннего Я" (если оно есть) не позволит просто открыто, честно и спокойно ладить с другими людьми? Зачем обязательно какие-то фокусы и заморочки наподобие эзотерических? Ведь это может быть совершенно справедливо расценено как свидетельство слабости и тренинга и самой психологии. Тем более, что исследования показали бóльшее уважение окружающих к людям скорее "послушным", чем к "независимым". Мы склонны считать, что покладистые и уживчивые индивиды как раз "знают себя" и поэтому понимают, как вести себя в коллективе. А люди с более автономным поведением могут считаться выскочками и зазнайками — особенно, если у них нет особых причин (или достижений) для такого стиля жизни.

Так что психотерапия не должна заниматься искусственным противопоставлением "личного центра" и "социальных фасадов", помня о том, что свои личные достоинства клиенту всё равно придётся проявлять в обществе, с другими людьми.

Пользуясь случаем, хочу отметить, что и разного рода многодневные уединения с медитациями где-нибудь в горах, столь любимые иными мистиками в поисках "просветления", не научат их главному — умению взаимодействовать с реальными людьми, большинство из которых не разделяет их убеждений. А ведь мистика (как некоторые системы психотерапии) провозглашает "глубоко скрытые" знания и ценности, доступные лишь для избранных, обладание которыми позволит разрешить и все социальные проблемы, мучающие человека. Интересно, каким образом "отвержение социального фасада" позволит лучше ладить с людьми? Такое впечатление, что допущена элементарная логическая ошибка.

Многие люди жаждут измениться в лучшую сторону, и психологи им это обещают. О перегибах в данной области — чуть дальше, а пока отметим важный факт, полученный в социальных исследованиях: мы склонны приписывать окружающим больше качеств, связанных со "стабильностью", а себе — с "изменчивостью". То есть большинство людей привыкли думать о себе "в динамике", а других предпочитают считать "неизменными" и (в положительном аспекте) "надёжными". Это означает, что начинающий быстро "меняться" близкий нам человек (в результате тренингов или индивидуальной психотерапии) будет вызывать скорее настороженность, чем положительные чувства. Но об этом психологи почему-то не склонны предупреждать своих клиентов, акцентируя ценность изменений самих по себе.

Я уже говорил, что "познание себя" трактуется в психотерапии как абсолютная ценность, причём предполагается, что данный процесс приведёт вас к психологическому здоровью. Однако не всё так просто. Эксперименты в трёх группах испытуемых (здоровые, невротики, шизофреники) показали, что наибольшим "знанием себя" обладают не психически здоровые люди, а как раз пациенты с неврозом. При этом собственный "центр" так никто и не отыскал, а лучшее понимание себя выражалось в большей чувствительности к внутренним (в том числе, к физиологическим) процессам. Вряд ли это может служить образцом, к которому следует стремиться.

Послушать иных тренеров (коучей, как модно выражаться), так психология в любом виде полезна всегда и всем. Чем больше, тем лучше. Однако существуют и противопоказания. Например, при депрессии дополнительная фокусировка на внутреннем состоянии может вызвать его ухудшение — вплоть до самоубийства. И в психоанализе бывает так, что клиент всё сильнее "застревает" в болезненном прошлом и всё больше "расклеивается" — в том числе, и в повседневной жизни. Так что "путь к себе" не всегда является оптимальным и безоговорочным выбором.

Следует помнить и о том, что под модным словечком "психолог" может прятаться некомпетентный, а то и душевно нездоровый самозванец, который будет вводить вас в заблуждение за ваши деньги. Какие только предрассудки и суеверия нынче не плодятся якобы от имени "психологии"! Помните, мы уже говорили, что люди склонны реагировать на яркую ложь сильнее, чем на скромную правду. Впрочем, если и сам потребитель верит во всякие глупости типа гороскопов и кармы, то свою "грязь" он всё равно отыщет. Получит фэн-шуй, астрологию и акупунктуру в одном флаконе. Как говорится, по Сеньке и шапка. Один из самых ярких примеров подобной псевдопсихологии — разного рода ток-шоу, где голос одного здравомыслящего специалиста тонет в визге и соплях всевозможных неполноценных личностей.

Как тут не вспомнить циничное, но абсолютно верное высказывание американского фокусника Финеаса Барнума: "Каждую минуту на Земле рождается простофиля, и любому из них у меня есть что предложить." Если "клиент" готов поверить чему угодно, то и "психолог" может не сильно беспокоиться за качество своей работы. Подобные граждане, озабоченные поиском "панацеи" — единого "ключа" к тайнам Вселенной — всю жизнь будут клевать на разные яркие приманки. Когда разум подавлен, в дело включаются примитивные эмоции — такие же, как у Эллочки-людоедки при виде бриллиантов. Другие умники, начитавшись популярных книжек о быстром обогащении (или наслушавшись того же на "тренингах"), начинают изо всех сил воображать свой будущий "миллион" вместо того, чтобы начать реально работать и зарабатывать. Некоторые так и верят на протяжении всей своей жизни в "силу позитивной мысли", не понимая, что мысль без действия не позволяет ничего достичь во внешнем мире. Да и "дополнительного" счастья большие деньги не приносят. Неслучайно Плутос, древнегреческий бог богатства, весьма злобен по натуре, а две его дочери- богини лишают людей разума и заставляют страдать.

Занятие психологией для некоторых — всего лишь очередная мода, респектабельное времяпрепровождение. Как говорится, на Западе распространено, значит и мы туда же. При этом "потребитель" зачастую не понимает своих предпочтений в этой области и клюет на любые сладкоголосые "заманухи". Дескать, память ему разовьют до предела, идеальным оратором сделают за два дня, а с помощью НЛП научат манипулировать первым встречным.

Кстати, об НЛП и его, якобы, "чудесных" свойствах. На Западе уже 15–20 лет назад было проведено немало объективных исследований, опровергнувших многие его постулаты: о том, что "ведущая" система человека определяется по его словарному составу (предикатам) и по движениям глаз; о том, что подстройка (отзеркаливание речи и движений клиента) приводит к лучшему контакту с ним; что можно смоделировать и "повторить" работу мозга любого человека, включая гения. На последнее обещание особенно склонны покупаться недалёкие, но по-обезьяньи алчные люди, желающие получить "всё и сразу" и глупо верящие, что подобное возможно. Как же, гений трудился всю жизнь, чтобы сделать своё открытие, а мы, посредственности, научимся этому за уикэнд! И невдомёк подобным "достигаторам", что гениальные открытия — это всегда скачок мысли, смоделировать который принципиально невозможно! А вот продавать на рынке с помощью НЛП просрочённые памперсы их вполне могут худо-бедно научить.

Тренинг всякого рода "особых умений" карнегианского разлива можно свести к одной незамысловатой фразе: "Хочешь продать — поменьше думай о себе и побольше о покупателе." Всё, конец тренинга. А к настоящим — глубоким и доверительным межличностным отношениям Карнеги, извините за каламбур, никакого отношения не имеет. Верить в то, что другим человеком можно управлять как машиной, нажимая на "положительные" и "отрицательные" кнопки, значит не уважать его и пытаться решить сложные задачи простыми методами. Куда полезнее было бы отучить людей от притворства и манипуляций, а вместо этого дать им возможность честно и по-доброму общаться друг с другом, делать полезное дело и достигать взаимовыгодных компромиссов. Нет, тренера учат всех обманывать друг друга (и при этом обманывают самих участников обещаниями прекрасных результатов). Культивируют всеобщее недоверие, хитрость, алчность. Под видом "позитивного мышления" протаскивают иллюзию быстрых достижений (в том числе, обогащения). По сути дела, приобщают к таким же нереалистическим ожиданиям "чуда" и "процветания", как это имеет место в сектах. Стоит ли удивляться, что большинство "клиентов" легко сочетает и ту, и другую жвачку?

В попытках заработать любым путём так называемые "психологи" завлекают публику всё новой "экзотикой", превращаясь, по сути, в массовиков-затейников. Клиент хочет выпить — отлично, проведём "пьяный тренинг". Клиента беспокоит тема смерти — закопаем его в могиле и подержим там несколько часов. Пусть затем расскажет о своих "пúковых переживаниях" в наивной убеждённости, что полностью изменил свою жизнь. Как мы уже знаем, подобная иллюзия "прорыва" нередко возникает у доверчивых людей при любой эмоциональной встряске.

Психологическая попса рулит на подавляющем большинстве тренингов, предлагая тот же "ширпотреб", расчитанный на потребителя определённого уровня и желаний, что и в обычных СМИ. Правда, упаковано подобное варево бывает в псевдонаучные термины, дабы поставить всезнающего "гуру" (тренера) на недосягаемую высоту по сравнению с простыми смертными.

На таких двухдневных тренингах вовсю идёт торговля популярными психологическими мифами: как можно ярче представьте, что ваша цель уже достигнута (визуализируйте её), а дальше всё придёт само собой; самые сильные отрицательные чувства следует выражать, не заботясь о последствиях; чувствуете себя плохо — подумайте о приятном, и всё волшебным образом изменится; высокая самооценка — главное, вне зависимости от реальных достижений человека; чем больше оптимизма, тем лучше и т. д. Что общего в подобном бойскаутском сиропчике, так это скрытое обещание лёгкого результата для любого человека, сумеющего привести себя в бодрое состояние. И не нужно думать о действиях: позитивные мысли о богатстве сами "притянут" его к вам; поколотите куклу начальника, и весь ваш стресс уйдёт, а в душе воцарится покой и гармония; не зацикливайтесь на реальных трудностях — лучше "живите" в "готовом" результате. Ой, как это похоже на рай, который церковь обещает в загробной жизни! А непорядочные тренера не стесняются обещать результат через день- два после окончания тренинга. Не получилось? Добро пожаловать на очередной, более "продвинутый" семинар. И друзей не забудьте привести — получите скидки за коллективное безрассудство…

Недостаток правдивости и здравого смысла умышленно подменяется на подобных тренингах нагнетанием эмоций. Причём делается это под лозунгом "свободы самовыражения", в то время как главная цель — отключить рациональное, критическое мышление. Практически та же взаимная "бомбардировка любовью", что и в сектах. Пару дней эйфории после тренинга, а затем шарик эмоций сдувается, и внутренне пустой потребитель начинает искать новую психологическую "иглу" для вливания в себя очередной порции иллюзий всезнания и умения управлять людьми. Тех же, кто пытается задавать здравые вопросы и выражать сомнения, могут подвергнуть прямо на занятии публичному остракизму с тяганием за волосы и ползанием на коленях, причём, якобы, "для их же пользы". В Интернете подобных отзывов не счесть, правда, многие пострадавшие, дабы не чувствовать себя обманутыми, пытаются отыскать в подобном унижении "тайный смысл" и пользу для себя. С этим феноменом мы уже сталкивались при обсуждении деятельности сект.

Любые извращения во время занятий некомпетентный тренер может объяснить тем, что они, дескать, ведут к "личностному росту". Но поскольку само понятие личности в психологии весьма абстрактно, то представить, как она ещё и "растёт"… Никакого воображения не хватит. Зато, выучив на тренингах пару модных словечек, можно будет потом создать у других иллюзию собственной крутизны. Так, после тренингов по НЛП иные "продвинутые" товарищи склонны к месту и не к месту упоминать о "ключах доступа", что на самом деле является синонимом движений глаз. Да и опровергнуты уже эти постулаты НЛП серьёзной наукой, о чём наш "знаток", конечно, не догадывается. А о многих других, по-настоящему научных теориях, связанных с исследованиями движений глаз человека он, скорее всего, никогда и не попытается узнать. Зачем ещё раз убеждаться в собственной ограниченности (и облапошенности в ходе тренинга)? Уж лучше "думать о хорошем" и вести себя как спонтанное и безалаберное Дитя. Так что на иных тренингах под "личностным ростом" подразумевается не взросление человека, а прививание ему весьма ущербных свойств под лозунгом "эмоциональной раскрепощённости". Об адаптации к реальной, повседневной жизни речь и вовсе не идёт. Пару дней всеобщей, ничем не обоснованной эйфории, а там хоть трава не расти. Упало настроение, жизнь перестала казаться праздником? Извольте на следующий курс. Опять будете два дня "летать" в дурацкой эйфории, обманывая себя и других. А затем снова наступят "серые будни", к которым вас так и не подготовили. Иначе и быть не могло: для реального личностного и интеллектуального совершенствования необходимы собственные ежедневные и упорные занятия, которые не заменит никакая красочная "халява".

До тех пор, пока "пипл" клюёт на подобную попсу, лучшими "психотерапевтами" будут недалёкие ведущие ток-шоу или "звёздочки эстрады", с умным видом излагающие своё ущербное понимание жизни с газетных страниц и голубого экрана. Подобное стремительное опошление психологической науки всякими неучами и просто больными людьми заставляет настоящих профессионалов держаться подальше от этой мусорной свалки и вести себя подчёркнуто скромно, что, в свою очередь, не позволяет туповатому обывателю разобраться в том, "кто есть кто". А может быть обыватель собственной глупостью как раз и заслужил, чтобы его пользовали всевозможные пройдохи и мошенники, и сам подсознательно стремится в их объятия? Как говорится, свой свояка видит издалека. Не хотят понимать, что каждый человек (а значит и каждая его проблема) уникальны, и требуется немало времени, чтобы в них разобраться. Ведь затем ещё клиенту надо будет работать по изменению себя… А работать такие люди не хотят, особенно если это работа над собственными заблуждениями. "Формат не подходит", — говорят о подобном, абсолютно незрелищном мероприятии, телевизионщики. Ведь внутренний труд души на экране не покажешь. Серьёзные и глубокие явления не созданы для внешней показухи и забалтывания. Впрочем, "психологические" передачи про жизнь всевозможных моральных уродов и не предназначены для думающих людей.

Многие тренера уже поняли, чего хочет от тренинга "средний" обыватель с деньгами, и говорят об этом вполне открыто. Вот интересное высказывание: "Я никогда ничего своим ученикам не обещаю. Тренинги рассчитаны на людей, успешных от природы. А что до дураков — их не научить. Но если жизнь кажется человеку серой, почему бы не заменить её на тренинг? У миллионеров есть свой клуб, у актёров свой, у нас свой. Что в этом плохого?" И в самом деле, почему бы не окунуться в "царство грёз" сравнительно безвредным для здоровья способом, да ещё с иллюзией собственного развития? Вот и садятся отдельные граждане, а иногда и целые компании на "тренинговую иглу" и пичкают себя эмоциональным наркотиком, разглагольствуя при этом о "личностном росте", "решении проблем" и "чудесных исцелениях".

В этой связи вспоминается интересная мысль из уже обсуждавшейся книги Э. Соломона о депрессии. По мнению автора, отличить "ангела" от "дьявола" можно после их ухода. После общения с "ангелом" чувствуешь себя укрепившимся и более сильным; в то время, как "дьявол" всячески соблазняет и очаровывает тебя во время общения, но после его ухода лишившийся поддержки человек испытывает слабость и отчаяние. С этой точки зрения, короткие тренинги (как и наркотики) — зло, поскольку не формируют в личности самостоятельность и веру в собственный разум, а вместо этого прививают ему зависимость от ярких, но неполезных для взрослой жизни переживаний.

Неудивительно, что и реклама психологических тренингов пестрит отнюдь не здравыми высказываниями (хотя с точки зрения декларируемых целей занятий по укреплению душевного здоровья должно быть наоборот). "Вы пройдёте через самые глубокие переживания и станете суперуспешным человеком!" — первая часть этой фразы сразу вызывает вопрос о том, для чего сильные переживания необходимы. Уж не для того ли, чтобы затушевать суть происходящего, задушить рациональное мышление? А вторая часть рекламы — вообще прямая ложь. Достичь успеха сможете лишь вы сами, затратив на это уйму труда и не поддаваясь розовым мечтам. И то если повезёт. В общем, ведясь на подобную рекламу, люди совершают две уже известные нам ошибки. Во-первых, они ошибочно верят, что деловой успех принесёт им счастье и, во-вторых, считают, что на тренинге они получат для этого всё необходимое. Подобная детская вера усиливает у участников тренинга чувство зависимости от ведущего, который начинает восприниматься как "просветлённый гуру", знающий ответы на все вопросы (см. главу о сектах). Принадлежность же к данной группе ошибочно воспринимается как знак некой "элитарности". Снова перед нами типичная ошибка, когда внутренне пустой человек ищет признаки собственной "значимости" вне себя. Учение тренера начинает восприниматься как непреложная, абсолютная истина, а члены группы — как особая каста её носителей. Все эти "игры" идут, разумеется, рука об руку с личностным инфантилизмом и (нарастающей) социальной неприспособленностью; более того, они создают иллюзию превосходства над другими людьми, не прошедшими тренинг.

Увы, но мир полон взрослых дядей и тёть, постоянно ищущих "авторитет", которому они готовы "сдаться", переложив на него ответственность за собственную жизнь. Такие люди предпочитают спокойное рабство беспокойной свободе и действительному личностному росту. Мне постоянно приходится сталкиваться с подобными манипуляциями на своих курсах, о чём я расскажу в следующей главе.

Глава 10. Почему я не гуру: ремесло в разрезе

Не позволяйте другим терроризировать вас надеждами, которые эти другие на вас возлагают.

Сью Паттон Тоэле, писательница

Я никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу другого человека жить ради меня.

Айн Рэнд, писательница

Любой более-менее успешный психолог (психотерапевт, психиатр и представитель других "помогающих" профессий) подвергается беспрерывному давлению со стороны реальных и потенциальных клиентов. Те непрерывно ждут "чуда" и пытаются втянуть в эти игры самого специалиста — заставить его принять роль "гуру (см. главу о сектах). То, что я сейчас напишу, предназначено для людей порядочных и трезвомыслящих, а не тех жуликов, кто берётся за один-два сеанса вылечить любую болезнь "с гарантией" — тем самым неверно настраивая и самого пациента.

Специфика работы психолога в том, что к нему часто обращаются клиенты с серьёзными нарушениями психического здоровья. Поскольку психологическая помощь в бывшем СССР не практиковалась, а лечение у психиатра считалось "позорным", то "накопилось" много людей, "недостаточно больных" для немедленной госпитализации в медицинское учреждение, но "слишком проблемных" для того же психолога или частнопрактикующего психотерапевта. Как правило, это лица в "пограничном" состоянии и многие другие. Их "повреждения" возникли довольно давно, и теперь они тащат за собой шлейф трудноисправимых повреждений, хотя сами нередко считают себя "нормальными". Именно такие личности кочуют от одного психотерапевта к другому, ломятся на "лечебно-оздоровительные" сеансы, являются пушечным мясом для разного рода сект, оккультных группировок и телевизионных ток-шоу. Настойчиво ищут "панацею" от всех своих бед и в горячих спорах готовы перегрызть друг другу горло. Портят жизнь окружающим людям дома и на работе.

Что таким людям надо на самом деле (хотя бы для начала) — так это объективное признание серьёзности имеющихся у них проблем и, соответственно, бóльшая скромность в поведении. Свой "эмоциональный фонтан" надо учиться уменьшать — так же как и требовательность по отношению к окружающим. Это легче сделать, когда поймёшь, что твои требования вытекают из твоих "проблем" (психических нарушений) и поэтому могут быть не совсем адекватными. Идеальным вариантом для подобных клиентов было бы отыскание хорошего специалиста, либо группы психологической коррекции, ведомой опять же специалистом (желательно, врачом, который, по крайней мере, не навредит) и посещение их в течении многих лет или даже всей жизни. Хотя бы раз в неделю. Здоровые люди вздохнули бы с облегчением.

Кстати, в психиатрии уже практикуется нечто подобное — правда, на медикаментозном уровне. Больные, страдающие шизофренией, могут теперь всю жизнь принимать современные нейролептики, имеющие сравнительно небольшие побочные эффекты, но значительно снижающие вероятность наступления и силу будущих обострений. И, на мой взгляд, самое важное — снижается психологическая нагрузка на людей, окружающих больного. У них ведь своя, здоровая жизнь, которой не хочется (да и не следует) жертвовать. Остаётся только добавить, что и психиатрическим пациентам не помешала бы разговорная психотерапия в период ремиссии (наряду с лекарствами), но это уже отдельная тема, не укладывающаяся в рамки данной книги.

Вернусь к своим, "психологическим" клиентам, многие из которых отнюдь не являются таковыми. Уже в первом телефонном разговоре иные пытаются так или иначе "наклонить" меня под себя. Приведу несколько примеров (на самом деле их многие сотни): "Я выдающийся мастер психологического портрета. Могу показать вам свои фото. У меня такая-то проблема… Думаю, вы мне поможете". (Имеется в виду бесплатная помощь в обмен на просмотр "психологических" фотографий. Оттого и необычное вступление). Или от незнакомой девушки (говорится игривым тоном): "Вы такой замечательный психолог, я всё время о вас думаю… У меня проблема с парнями… Можно к вам приехать и рассказать?" Подтекст понятен: обещание секса в обмен на помощь.

Вот ещё шедевр: "Ищу себе психолога-психотерапевта" (это надо понимать так, что звонящая страдает как минимум неврозом). И далее о первом планируемом сеансе: "Хочу понять, моё это или не моё". По крайней мере, откровенно. Госпожа имеет расстройство и хочет, чтобы у психолога было такое же (ведь тогда психолог как раз и попадёт в категорию "моё"). И невдомёк ей, что для выздоровления придётся менять себя, а значит, от своего проблемного (невротического) "моё" ей придётся уходить. И помочь в этом ей может психически здоровый специалист, который как раз не "моё" в её понимании.

Один из парадоксов профессии: многие клиенты норовят подтянуть психолога "под себя", сделать его "карманным", не понимая, что такой "крепостной" работник, вставший на их невротическую точку зрения, (например, ради денег или неправильно понимаемого профессионального долга) как раз и не сможет им помочь. Поскольку психолог является специалистом по душевному здоровью (в отличие от большинства клиентов), то он и не должен "сливаться" с ними, а наоборот, подталкивать их к выходу из своего болезненного состояния. Разумеется, интенсивность воздействий должна быть индивидуальной: чем тяжелее клиент, тем медленнее скорость продвижения.

Но любые изменения связаны с дискомфортом, особенно для невротической личности, так или иначе научившейся извлекать пользу из своих проблем. Поэтому и суета подобных людей обычно связана не с внутренними изменениями, а с поверхностным "притворством", с той же манипуляцией, истинные цели которой по-прежнему "дефектны". Как выразился однажды основатель гештальт-терапии Фридрих Перлз, "невротики не желают исцеления в психотерапии; они просто хотят облагородить свой невроз". Поэтому и усилия по "оздоровлению" носят характер бессмысленной суеты и поверхностного трёпа — на уровне "кухонной" психотерапии: под какие ещё "воздействия" подставить свою пассивную тушку с не менее пассивной психикой? О постановке рациональных целей и внутренней работе над своими укоренившимися изъянами речь не идёт. Ту же лень замечаем и у физически больных пациентов: готовы ездить по всяким сеансам массажа, соляриям, пить настои трав и биологические добавки, но не могут заставить себя пробежать километр-другой, что было бы гораздо полезнее. Не понимают, что от сидения и слушания "благостных слов" ещё никто не выздоровел. Не бывает никакой "оздоровительной" энергии кроме внутренней.

Приходится ещё раз отмечать, что многие люди с неуравновешенной психикой склонны к разного рода мистицизму, и это ещё дальше уводит их от возможности адаптации и нахождения счастья в реальной повседневной жизни. Вот ещё один парадокс: некоторые такие субъекты и на мои курсы приходят из любви к "таинственному", поэтому бывают весьма недовольны, когда видят рациональный характер подаваемого на занятиях материала. С трудом понимают, что следование "таинственному" как раз и внесло свой вклад в ухудшение их психического состояния, поскольку вело к формированию неверных представлений о жизни. Никак им не хочется приучаться к реальности, брать ответственность за свою жизнь, поскольку в этом случае придётся "стукнуться лбом" о свои проблемы и начать что-то делать для их устранения. А освоение и применение современных рациональных методик психологической помощи как раз и позволяет постепенно избавляться от "пуль в голове".

Увы, но люди, постоянно озабоченные "поиском духовности" за пределами реальной жизни, по-видимому, ищут "оправдание" своему неумению этой жизнью пользоваться. Они даже готовы иной раз признаться в собственной психической неадекватности, мотивируя её "трудностями поиска". Дескать, "я герой и не щажу себя на пути к Абсолютному знанию. Я же ищу! Отсюда проблемы в семье и на работе". В данном высказывании, как легко увидит специалист, телега стоит впереди лошади. Первичен патологический процесс в мозгу такого "поисковика", а странные увлечения и убеждения — лишь внешние проявления данного процесса (позволяющие не заострять на нём внимание).

Одна курсантка даже умудрилась бросить мне упрёк, что я, по её мнению, "ищу духовность вне групповых занятий". Что это за "духовность", как я её ищу и почему делаю это вне группы, дама объяснить затруднилась. Бред да и только.

Подобные "духовники", периодически попадающие на мои курсы, имеют две общие черты: неадекватно сильные эмоции и придавленный разум. Стоит сказать что-то "сомнительное" о религии или эзотерике, как они начинают яростно спорить. Причём их эмоциональная реакция непропорционально сильна по сравнению с моим высказыванием. Или чересчур болезненно реагируют даже на самый лёгкий юмор в их адрес. Как тут не вспомнить высказывание известного психотерапевта о том, что чересчур серьёзное отношение к себе и миру идёт рука об руку с большинством психических расстройств. А ведь эти люди собираются быть психологами, поскольку пришли на учебные курсы, а не в лечебную группу!

Вот такие "духоборы" (мухоморы?) и хотят запретить всё, что не укладывается в их стерильные представления о мире. К примеру, запретить эротику или фильмы ужасов, поскольку они могут "навредить здоровью". При этом не понимают, что для психически нормального человека просмотр самых жутких фильмов — мелочь, о которой он забудет очень быстро. А их преувеличенная реакция как раз говорит о наличии у них внутренних психических проблем, которые они пытаются экстраполировать на всё человечество. Так что этим "борцам за нравственность и духовную гигиену" я бы посоветовал обратить взор вглубь себя и в дальнейшем работать с собственными ненормальностями. Их поведение очень похоже на жизнь "завязавшего" алкоголика, который вынужден кричать о вреде пьянства на каждом углу, чтобы не сорваться самому. Надо не орать на других, а работать с самим собой по тренировке более адекватных реакций на неприятные раздражители. Вот тогда и начнётся психическое развитие по превращению "человека мистического" в "человека разумного".

Вообще приходится констатировать, что бóльшая часть населения имеет весьма туманные представления о том, чем может быть полезна практическая психология и психотерапия. Один из самых частых вопросов до начала занятий следующий: "Что получают слушатели от ваших курсов?" Отвечаю, что курсанты- скорее "деятели", чем "слушатели", поскольку почти все занятия носят практический характер. А что касается "получения" — это вопрос к ним, а не ко мне. Они должны знать собственные цели и спрашивать меня, сумеют ли они эти цели достичь за время обучения. Или потенциальные клиенты упорно желают быть очередной раз введёнными в заблуждение сладкими сказками о чуде, которое с ними произойдёт? Тогда, пользуясь случаем, даю ответ: "То, что кажется "чудом" для окружающих, приходит только в результате упорной работы. Нет работы — не будет не только "чуда", но и продвижения к нему". Именно поэтому я никогда не устраиваю рекламных истерик на предварительных организационных собраниях, а просто рассказываю о технических аспектах занятий: расписании, темах, пунктах договора… И при этом нередко вижу скуку в глазах некоторых посетителей, ждавших от меня "концерта". "А где же ваша презентация?" — недавно спросил у меня на таком собрании шустрый молодой человек с характерным значком на груди. До сих пор пытаюсь понять смысл данного вопроса. Очевидно, имелась в виду бодрая музыка, девушки в купальниках и я в облачении пастора. Ну, до такого идиотизма я не скачусь при всём желании — не тот менталитет. Взрослые дяди и тёти должны получить объективную информацию о курсах и сделать взрослый, ответственный выбор. А телевизионные "маги и чародеи" пусть кормят их глупо — наивную Детскую часть.

Если кто-то из таких великовозрастных Детишек всё же начинает учиться на курсах, я всегда с интересом приглядываюсь к ним: сумеют ли они за спокойной манерой ведения занятий разглядеть мои реальные профессиональные достоинства, выпячивать которые я считаю вульгарным и некорректным? Научатся ли пользоваться этими достоинствами, не разрывая на себе в истерическом экстазе последнюю рубаху, а ведя спокойную беседу из занятия в занятие? Ведь только в подобной рациональной манере они могут по-настоящему оценить реальный (хотя и внешне неброский) уровень специалиста, которому они доверились. Сумеют ли начать работу над собой?.. Ай, сложные вопросы задаёте себе, Леонид Зигфридович. Ай, оптимистичные…

Почти в каждой группе находятся люди, которые "отбывают номер" — ведут себя внешне пристойно и незаметно. С некоторых пор стал понимать их логику: "правильно" провёл время, получил документ об окончании курсов психологии — значит "здоров". И теперь каждый, кто будет критиковать меня, "здорового" — сам "больной".

Многое отдал бы за то, чтобы узнать, кто пришёл на занятия сам, а кого привели под ручку или заставили придти в целях "исправления". Последние как раз и ждут от меня всяких скрытых подвохов, неопределённых намёков и кукишей в кармане, поскольку верят, что это и есть настоящая психотерапия. Другие считают данные курсы "сакральным", священным местом, а меня чуть ли не богом, находящимся на другом уровне сознания, поэтому всем своим видом изображают трепет и покорность. Таких "идеализаторов" я быстро опускаю с небес на землю (и при этом сам целенаправленно опускаюсь в их глазах), чтобы скорректировать их нереалистические ожидания. Есть ещё группа "нервных", которым то жарко, то холодно (шуба то снимается, то одевается) — для таких установил в помещении для занятий термометр, чтобы они не пытались свою очередную блажь выдать за похолодание. Такие постоянно бегают в гардероб проверять свой мобильный телефон, курить в подъезд или пить кофе в кухню. Им бы осознать необходимость повышения самоконтроля в качестве первоочередной задачи. Куда там … Хаос в голове рождает хаотическое поведение. И это, заметьте, на учебных занятиях. Спросить такую даму, не желает ли она посещать лечебную группу или (в качестве оптимального варианта) лечь в отделение неврозов, услышишь в ответ гневные восклицания. Зачем этим людям курсы психологии, ума не приложу. Ведь подразумевается, что учебные занятия должен посещать психически здоровый человек, что и отражено в договоре.

На курсах преобладают две основные категории людей: молодёжь обоего пола в районе 25 лет и те, кому за сорок (как правило, женщины). И если первые знают два модных слова: НЛП и гештальт, то у вторых на языке карма и астрал. Многие пытаются установить со мной "особые" отношения, приходя на занятия слишком рано или пытаясь задавать "личные" вопросы по их окончании. Одна женщина на втором занятии цикла (в день сдачи денег за обучение) спросила, что я чувствую по поводу её прихода. Была неприятно удивлена правдивым ответом, что ничего особенного не чувствую. Видимо, ожидала услышать, как я рад ее приходу (и её деньгам). И снова удивилась, когда узнала что моё равнодушие к ней (отсутствии "хорошего") отнюдь не является синонимам чего-то "плохого", поэтому ей нет необходимости бросаться из одной крайности в другую. Сам же я нахожусь в "среднем", нейтральном эмоциональном состоянии, поскольку от меня ждут качественной работы, а не проявления бурных чувств. Как раз наличие подобных чувств и говорило бы о моей внутренней неуравновешенности, а значит и непригодности к профессии психолога.

Есть и такие курсанты, которые ищут единственно верный совет на все случаи жизни, не понимая, что любой совет (или психотерапевтическая техника) относительны, то есть срабатывают лишь для определённого типа людей, находящихся в определённых обстоятельствах. Например, привитие навыков оптимизма полезно для людей в депрессии, иначе те совсем опустят руки; умение более реалистично видеть трудности на пути к цели полезно для личностей с маниакальными проявлениями; шизоидных товарищей полезно слегка "размачивать", а истероидов — наоборот "подсушивать". Одним словом, каждый должен осваивать ту область, которая в нём подавлена, либо не представлена вообще. А тренер, разумеется, должен находиться "в середине", олицетворяя умеренность и удовлетворённость, и служа для учеников живой моделью психического состояния, к которому полезно стремиться.

В молодые годы я, будучи физически и психически здоровым, хотел ещё больше усовершенствоваться, с целью чего посещал различные группы и кружки. Был неприятно удивлён преобладанием в них больных людей, пытавшихся таким путём просто вылечиться (при том, что их болезни зашли достаточно далеко). В группах йоги и оздоровительной гимнастики — полно хроников, на курсах "здорового питания" — сплошны язвенники и люди с больной печенью, последователи Иванова больше чем на половину состояли из (бывших?) алкоголиков и лиц с психическими расстройствами. По-видимому, нечто подобное происходит и на моих курсах, поэтому боюсь, как бы не пришлось "снижать планку", превращая учебные занятия в подобие богадельни. А ведь здоровым людям качественная психотерапия может помочь гораздо больше, чем больным. Здоровые быстрее реагируют на помощь психолога и способны за один раз "впитать" гораздо больше полезной психотерапии, что приведёт к быстрым положительным изменениям. Эй, здоровые, вы ещё остались? Милости просим на курсы.

Вот ещё один поучительный пример. Одна начинающая курсантка заявила, что прочла в моей книге "Психологическая ЛЕВИТация" нечто такое, после чего её мнение обо мне могло упасть. Я порекомендовал ей спокойнее относиться к "скачкáм" своего мнения (в ту и в другую сторону), поскольку мой уровень работы устоялся и от чужих всплесков не меняется. А её мнение чрез N месяцев также, возможно, придёт к чему-то среднему и не будет столь сильно зависеть от разных случайных факторов. Наверно, поэтому я не люблю, когда иные курсанты начинают вслух хвалить мои занятия. Отделываюсь шуткой, что, раз всё так замечательно, пора повышать цены за обучение.

А теперь "правдивая реклама". Мне скоро 50 лет, и меня "подпирает" тридцатилетний опыт учёбы, практической работы и преподавания в области психологии и психотерапии. Получить подобный опыт было нелегко, зато теперь он всегда со мной. Его, как говорится, не купишь и не пропьёшь. Для меня наиболее точной метафорой в этом смысле является современный Рим, буквально стоящий на многих культурных слоях, находящихся в земле под ним, и впитавший в себя лучшее из предшествующих эпох. Вот так же и я ощущаю "многие слои" профессионального опыта внутри себя. Поэтому и "уронить" свой уровень мне не удастся при всём желании. С другой стороны, поскольку все закономерности в работе с клиентом известны, трудно поверить и в возможность какого-либо интенсивного роста, но к теме данный факт не относится, поскольку для любого курсанта или клиента меня и так будет "много" даже на длинной дистанции сотрудничества. Гораздо больше, чем он способен переварить.

При этом я осознаю (а точнее — убедился за годы работы), что у меня на самом деле есть некоторые способности и достижения, отсутствующие у подавляющего большинства людей, хотя "чудесными" их вряд ли можно назвать. Просто у меня есть имеется совпадение между тем, чему я учу людей и тем, как живу сам, поэтому мои внутренние ресурсы не разрываются на части. Например, сегодня, в субботу 15 марта я затратил уже около шести часов на работу над данной книгой, написав за это время двенадцать страниц (пока). А любимым спортом занимался менее двух часов. И с девушкой не встретился, хотя она просила… Но я знаю, что, закончив книгу недели через три, много времени посвящу и девушкам и спорту. Писáть, кстати, тоже здорово.

Очевидно, моё увлечение практической психологией незаметно "настроило" мозги, а за ними и тело на эффективное и приятное существование. Так, я уже давно ничем не болел, в том числе, простудой. Разве что зуб иногда… Курсанты восхищаются радостью жизни, молодым задором и энергией (не говоря уже о спортивных и других достижениях, о которых я не распространяюсь). Надо полагать, процессы старения идут и у меня, но организм до сих пор не подавал серьёзных болевых сигналов (кроме как после тяжёлой тренировки). По многим физическим показателям я легко дам фору подавляющему числу молодых людей, в том числе и себе двадцатилетнему. С вредными привычками я не знаком, а интеллектуальные реакции — на отличном уровне, который я не упускаю возможности продемонстрировать во время занятий. За всю свою жизнь ни разу не посетил Макдональдс, ночной клуб или казино, не держал в руках модный журнал типа "Максим", "Плейбой" или "Космополитан" — жалко тратить время и деньги по-глупому. Не смотрел по телевизору ни одного сериала за последние лет тридцать — просто не хотелось. Подобные вещи я никогда ни перед кем не афишировал, считая это своим внутренним делом, но с течением времени понял, как внешняя суета и погоня за пустыми развлечениями "повреждает мозги" моих курсантов, клиентов и просто знакомых. Вот и пришлось выставить в этой книге самого себя в качестве "примера для подражания".

* * *

Когда я иду по улице, например, из магазина, то внешне ничем не отличаюсь от большинства прохожих (разве что выражением лица и кистевыми эспандерами в руках). Зато внутренние отличия от среднего человека, как я с удивлением год за годом убеждаюсь, огромны. Причём очень важно, что эти отличия я специально не культивировал — они подспудно сформировались сами, в результате моего образа жизни. Ведь сказано: "Когда внешняя жизнь течёт правильно, внутренняя очищается и восстанавливается".

Кстати, я не ошибся, поместив главу о своей работе в раздел, посвящённый заменителям счастья. Просто некоторые мои посетители имеют подобные иллюзии. В то же время я осознаю многочисленные плюсы практической психологии, хотя и считаю жизнь вне занятий важнее, о чём не устаю напоминать своим клиентам и курсантам. Занятия "правильной" психологией — всего лишь одно из возможных средств достижения счастливой жизни.

Так вот, вернусь к себе любимому. Меня давно уже не удивить рассказами о ком-то преуспевшем или чём-то загадочном. Я заметил, что в таких ситуациях лишь слегка удивляюсь: зачем мне об этом рассказывают, зачем я об этом должен знать. Ведь 99 процентов подобных слухов — липа, а мне в любом случае хорошо и уютно внутри себя.

Кстати, я заметил, что некоторые курсанты во время занятий перенимают мою невозмутимость и лёгкий скепсис, что также удивляет меня: "Это же не мода в конце концов и поверхностная показуха, а проявление внутреннего состояния. Неужели оно у вас так быстро сформировалось?" Разумеется, вслух я такое им не говорю: пускай тренируются дальше… А вот когда желательные изменения появляются у клиента по истечении (длительного) времени и проявляются как бы сами собой, естественно, то я радуюсь по-настоящему: значит работа делается не зря. Поскольку мои "достоинства" формировались постепенно, из года в год, а не возникли в результате "чудесного исцеления", "встречи с Учителем" или "удара молнии", то я и не обманываю своих посетителей (особенно с серьёзными расстройствами,) относительно чудес за один сеанс. Быстро измениться может лишь настроение у эмоционально неуравновешенных личностей, а многолетние процессы, имевшие место в мозгу, обладают колоссальной инерцией. Правильные навыки вначале нужно сформировать, а затем требуется немало времени, пока они опустятся на автоматический, бессознательный уровень функционирования и станут (полезной) привычкой. Неслучайно в этой связи психотерапевты говорят, что для лечения невроза (причём в неосложнённом варианте) требуется как минимум год. Зато когда ЭТО появится, жизнь по-настоящему изменится в лучшую сторону, станет "реальной". А то, что привлекало раньше, превратится в "шелуху", мыльные пузыри.

Это как с занятиями оздоровительным бегом: выглядит невзрачно, зато надёжно и гарантирует отсутствие серьёзных проблем со здоровьем лет до семидесяти. Вот так и правильное психическое состояние позволяет избегать сильных отрицательных переживаний и вести гармоничную, "собственную" жизнь. Такой человек будет испытывать приятное чувство под названием "Я — это Я" и не станет выдавать себя за кого-то другого.

Так и я, если потребуются доказательства, всегда могу раздеться и напрячь многочисленные мышцы, могу пробежать марафон, подняться в одиночку на Эльбрус или, сдав медицинские анализы, порадовать себя и окружающих хорошими результатами. Вот она, реальность, подтверждающая то, чему я учу. Причём повседневная. Отличающаяся от реальности полусумасшедших, которые после "удара молнией" провозгласили себя великими учителями и теперь несут своё сумасшествие в массы.

Люди, склонные к эмоциональным крайностям, склонные драматизировать даже процесс обучения, по ничтожному поводу вступают со мной в яростные столкновения и по столь же ничтожному поводу (или вообще без него) долго благодарят. Очевидно, считают, что без некоего извращённо понимаемого "катарсиса" (эмоционального очищения) не смогут стать полноценными психологами. Стремление к собственному совершенству необязательно пролегает через борьбу с другими. Лично мне больше по вкусу путь через внутреннюю гармонию. Однако такие "борцы" готовы извратить даже приятный процесс познания: для них это означает "грызть гранит наука". А почему не "лакомиться пирогом науки"? Для умного человека звучит гораздо приятнее. Да и процесс самосовершенствования можно сделать гораздо более приятным, если ценить собственную уникальность и не бороться с собой и с другими.

Некоторые курсанты настолько критичны и придирчивы, что могут сделать мне замечание по поводу одежды или позы, в которой я сижу. Неужели они верят, что если я одену костюм и галстук и буду сидеть ровно, то смогу лучше провести занятие? Ведь подобные меры, помимо всего прочего, на корню душат креативность, юмор и спонтанную игру ума, по которой как раз можно обнаружить талантливого человека. Куда приятнее совмещать интеллектуальные усилия с получением интеллектуального же удовольствия. Я, кстати, на них не обижаюсь: надо же учить будущих психологов саморегуляции с помощью наглядных примеров. А невротическая скованность — она и в Африке такая.

То, что в голове у многих интеллигентных с виду людей "дикое поле", которое надо раз за разом пропалывать, доказывает пример одного моего бывшего курсанта. Закончив обучение и, кстати, неплохо зарекомендовав себя, он при прощании сильно удивил меня известием, что теперь идёт в одну из тоталитарных сект. При этом искренне поблагодарил меня и сказал, что курсы стали для него ступенькой для дальнейшего "духовного роста" в этой секте. Посмотрю я на него, "подросшего", через годик…

Как вы, наверно, заметили, некоторые мои посетители склонны проявлять повышенную эмоциональность в малоподходящих для этого ситуациях. Особенно часто этим страдает старшее поколение. Как мне кажется, подобное связано с пережитками социализма, который, поощряя коллективизм, культивировал тем самым более интенсивное эмоциональное взаимодействие. Плюс такое сильное чувство как надежда на светлое коммунистическое будущее… Если капитализм, как уже говорилось—это зачастую действия в пустоту (лихорадочная активность по производству товара, которого и так завались), то социализм — эмоции в пустоту (поскольку личная инициатива ограничивалась и об индивидуальной деятельности речь вообще не шла). Оставалось только переживать — на позитивный лад (патриотизм, гордость, оптимизм, чувство локтя) и негативный (презрение к "отщепенцам", зависть к "богатым", ненависть к врагам). Отголоски эмоционального социализма можно иногда и сейчас услышать в гневном голосе бабушек, когда они клеймят подростка с бутылкой пива на скамейке, пытаясь вызвать у того чувство вины. Как двадцать лет назад на партийных собраниях. Кстати, занятия эзотерикой с её подавлением разума, возвышением чувств и интуиции, а также коллективной надеждой обрести ключ к "светлому будущему" прекрасно обслуживают по-детски эмоциональный социалистический менталитет. Обилие горячих споров при нулевом результате. Однако у всех чувство "принадлежности" к великому.

До сих пор встречаю клиентов, которых удивляет необходимость платить деньги за консультацию. Финансовая сторона работы психолога много раз обсуждалась в соответствующей литературе, поэтому заставляет клиента относиться к психотерапии более ответственно, тем более, что врачи тоже хотят кушать. Специально для клиентов хочу сказать правду в глаза:

— Обращаясь к психологу или психотерапевту, вы надеетесь решить свои проблемы. За многими из ваших житейских проблем зачастую скрываются более глубокие личностные нарушения. Наличие подобных нарушений делает вас далеко не самым привлекательным объектом для посторонних людей, в том числе, для специалистов, к которым вы обращаетесь. Если бы вы не пришли к ним и не заплатили деньги за час консультации, они потратили бы этот час с гораздо большей пользой для себя — занялись бы каким-то своим хобби, сделали гимнастику, работу по дому и т. д. И уж ни в коем случае им не пришло бы в голову потратить этот час на бесплатное общение с вами, поскольку вы, по всей вероятности, далеко "не подарок". Поэтому вы, обращаясь к опытному специалисту, платите деньги хотя бы за то, чтобы он потратил часть собственной жизни на работу с вашим, скорее всего, несчастливым и проблемным существованием. Хороший психолог знает, как "продвигать" собственную жизнь, поэтому и тратит на себя свободное время. При этом он понимает, что в работе с тяжёлым клиентом ему придётся затратить много усилий при общем невысоком результате (и то, скорее всего, в длительной перспективе). Внешне вы можете быть похожи, но внутренние различия между вами огромны. Вот поэтому специалист и должен получать хорошие деньги, чтобы ему не так жалко было отрывать время своей жизни для погружения в "мрак и негатив", который принесёт ему очередной посетитель. Такой клиент должен испытывать благодарность хотя бы за то, что получил возможность глубокого общения с хорошим специалистом и умным человеком и, значит, шанс на собственные изменения в лучшую сторону.

Ни один психолог в здравом уме не станет "навязывать" свою помощь окружающим, даже если видит их "проблемы". Он всегда будет работать вторым номером (после того, как к нему обратились за помощью) — в том числе и для того, чтобы клиент учился брать ответственность за свои действия. Если же психолог сам предлагает помощь направо и налево, то возможны три основных варианта: 1) Это неопытный стажёр, которому нужна практика. 2) Он мало зарабатывает и значит, скорее всего, неважный специалист. 3) Он сам не знает, что делать со своей жизнью, своим свободным временем и, следовательно, скорее всего, несчастлив. Свою личную боль и пустоту он пытается заглушить заботой о других людях. Ему самому нужна помощь.

Но вернёмся к хорошему специалисту, например, ко мне))). Клиент платит деньги, и я разделяю его реальность, думая в этот час только о нём и том, как ему помочь. Но это отнюдь не означает, что я буду думать о нём по окончании сеанса. После того, как клиент уйдёт, меня ждёт собственная жизнь, причём, вероятно, другого качества. Жизнь, которую я живу для себя, и наслаждаюсь её приятными сторонами. В которой я творчески работаю, чтобы спустя некоторое время пожинать плоды своей работы. Результаты приходят от умных действий, а не от глупых иллюзий или "красивых мечт". Мои внутренние диалоги прозрачны, и "по-крупному" я себя не обманываю. Клиента стараюсь учить тому же, хотя правда бывает приятной далеко не для всех. Поскольку вслед за усвоением правды наступает время ответственности и внутренних изменений.

Поэтому для воспитания Взрослой части личности клиента, его объективности, ответственности и независимости, я отказываюсь от роли всезнающего и "просветлённого" гуру, которую мне бессознательно пытаются навязать многие посетители. Как выразилась в этой связи одна курсантка, "мы ищем у вас титьку, и не можем найти". Правильный ответ такой: на занятиях вы научитесь выращивать собственную титьку и "питаться" от неё.

Чтобы сбить волну идеализации, я регулярно (причём автоматически) делаю многие вещи. Например, на предварительном собрании не рекламирую себя, а объясняю пункты договора (тем самым заставляя посетителей думать, а не чувствовать). Всегда начинаю работу вовремя, демонстрируя тем самым пунктуальность и "стабильность". За 15 лет частной практики отменено было лишь одно занятие. Настроение всегда умеренно положительное, и это учит курсантов эмоциональной саморегуляции. Во время работы думаю только о членах группы, но "выключаю" все мысли о них, как только занятие окончилось. Поэтому и прошу задавать любые вопросы во время тренинга, а не после него и не по телефону (который, кстати, отключён бóльшую часть времени). Абсолютно чётко объясняю посетителям, что "психологом" являюсь лишь во время работы, а в остальное время я просто человек, у которого совсем другие интересы, с психологией не связанные. Сообщаю о том, что периодические отъезды в горы касаются моего основного хобби — экстремальных видов спорта. Мои ученики, сходившие со мной в горный поход по Карпатам, убедились в том, что тему психологии я там не поднимал ни разу — хватало других, более важных на тот момент вещей.

Среди моих курсантов нет "любимчиков" и "презираемых": отношение ко всем одинаковое. При этом я, разумеется, могу похвалить или покритиковать чьё-то поведение, не переходя при этом на личности.

Во время занятий всегда ссылаюсь на научные источники, из которых получены данные, чтобы некоторые впечатлительные слушатели не поверили в то, что я обладаю "особым знанием", полученным откуда-то "сверху". Системы современной психотерапии, которые мы осваиваем на занятиях, очень разные, что лишний раз подчёркивает моё неверие в существование Абсолютной Истины. Кому что нравится, пусть тем и пользуется. Если у меня спрашивают, к какому научному лагерю я принадлежу, честно отвечаю, что ни к какому. Кстати, а зачем? Ведь в каждой устоявшейся системе помощи людям можно найти рациональное зерно и "клевать" его понемногу. Умный курсант сам выберет то, что ему больше по вкусу (они со временем тоже могут меняться). Мудрость, как известно, начинается там, где существует множество разных точек зрения на одну и ту же проблему.

Не поощряю (бессмысленные) обсуждения, какой психолог "круче". Если начинают говорить обо мне, то обычно оцениваю свой "уровень" на крепкую четвёрку по пятибалльной шкале и говорю, что этого достаточно для успешной работы. Пусть спорщики поостынут.

Если не знаю точного ответа на поставленный вопрос, то вместо туманных рассуждений предпочитаю ответить: "не знаю". Или говорю, что мне надо подумать, прочитать литературу и конспекты по этой теме — подготовиться, одним словом. Ожидания клиента становятся от этого более реалистичными. Ведь я уже говорил, что некоторые посетители ждут от меня "чуда" и не очень желают сами начинать работать над собой. Их первоначально завышенное мнение обо мне как о боге может упасть. И лишь постепенно приходит трезвое понимание, что улучшение их психического состояния — постепенный процесс, во многом зависящий от их собственных усилий. В этом движении бывают прорывы вперёд и откаты назад. Главное — не бросать работать, и улучшения придут. Да и моя роль "помощника" начинает оцениваться более адекватно, в ней также со временем высвечиваются многочисленные достоинства.

За время работы я сталкивался с самыми разными попытками манипуляций: от откровенного соблазнения до угроз физического воздействия. Никогда не упускаю возможности открыть собеседнику истинную цель его действий и объяснить, почему они не достигнут результата. Психологическое взросление предполагает, помимо всего прочего, открытую и честную коммуникацию. Если же вдруг допускаю ошибку — всегда прошу прощения у клиента, хотя и не слишком расстраиваюсь. Пусть посетитель поймёт, что я тоже человек, хоть и считаюсь неплохим специалистом. Временами даже открыто шучу над собой, показывая клиенту пользу юмора как средства дистанцирования от проблем.

Если вдруг посетитель рассказывает, что после сеанса ему внезапно стало лучше или хуже, объясняю, что это, скорее всего, связано с особенностями его проблем и предлагаю поработать над этим при следующей встрече. Но никогда не позволяю ему манипулировать собой с помощью собственных симптомов. Обычно в таких случаях привожу пример одной своей клиентки, которая разве что не плевалась после одной из сессий, а через неделю пришла с конфетами и словами благодарности: "Как вы мне помогли". Я разумеется, не купился ни на то, ни на другое и продолжил работу с ней. Клиент, в соответствии со своей общей нестабильностью, может чувствовать по отношению к психологу всё, что угодно, но это не должно как-либо влиять на его уровень работы (а если специалист опытный, то уровень работы просто не в состоянии измениться, поскольку во многом идёт "на автопилоте").

Не могу удержаться от высказываний классиков на эту тему. Первое из них:

И пораженья от победы ты сам не должен отличать.

И второе:

Избавь нас пуще всех печалей и барский гнев и барская любовь.

Как это понимать? Очень просто: опытный психолог делает своё дело как умеет, а разные ненужные "всплески" в работе — от его посетителя. Поэтому даже хороший специалист не сделает вас счастливым. Но помочь на вашем пути к достижению счастья он способен неплохо. Об этом и многом другом — в заключительной части книги.

Часть III. Мудрое счастье

Глава 1. Умеренный оптимизм

Итак, мы прошлись по многим аспектам повседневной жизни и переживаний человека и выяснили — методом умозаключений или с использованием результатов экспериментов — что к устойчивому счастью они не ведут. Это не значит, что вам следует совсем отказаться от материальных благ, сильных эмоций, поиска духовности и т. д. Нет, просто надо понять их истинное место в вашей жизни. Например, восторженные ожидания приберечь лишь для особых случаев (тогда по контрасту они будут ощущаться особенно сильно), а при совершении покупок не ждать от них "вечного кайфа". Что касается религии, то, как уже говорилось, некоторым людям она помогает справиться с трудностями, сделать жизнь более наполненной и счастливой. Поэтому теперь мы будем рассматривать многие явления, которые уже были описаны в предыдущих главах, с иных, более "перспективных" точек зрения. Начнём, как обычно, с материального.

Помните, мы говорили в одной из предыдущих глав о людях-максимизаторах, всегда стремящихся к совершению самого лучшего выбора и жестоко страдающих от этого? Такие люди почти всё время недовольны своей жизнью, даже если со стороны она кажется неплохой.

Альтернативой максимизатору выступает человек умеренной ориентации, выбирающий то, что достаточно хорошо, и потому экономящий много времени, энергии, а нередко и денег. На "умеренных" в меньшей степени давит количество имеющихся вариантов. На мой взгляд, такие люди просто научились правильно расставлять приоритеты: внутреннее душевное состояние, чувство удовлетворённости жизнью — на первом месте, а уже затем всё внешнее, материальное. Они не гоняются за каждой новой безделушкой, теряя самих себя в этой пустой суете, а осознанно выбирают нужное им направление в жизни и в дальнейшем стараются придерживаться этого правильного пути. Одним словом, не размениваются по мелочам. Умеренные люди не пытаются повернуть вспять естественный процесс адаптации. Они понимают, что к любой хорошей вещи со временем привыкаешь, и на место бурной радости приходит комфорт, который тоже хорош сам по себе. Возможно, для таких людей приятное и ровное чувство удобства даже более ценно, чем дикие восторги при покупке, быстро сменяющиеся полным разочарованием. Важно и то, что "умеренных" гораздо труднее выбить из колеи с помощью каких-то внешних событий, поскольку они и не ждут от жизни особых "розовых слонов". А значит душевные расстройства и, в первую очередь, депрессия им практически не угрожают. Так что пусть оптимизм будет осторожным и аккуратным, а не безоглядным. Как выразился о таких людях Ларошфуко, "умеренность счастливых людей проистекает из спокойствия, даруемого неизменной удачей".

Подобные индивиды, на мой взгляд, не позволят сбить себя рекламной шумихой, поскольку, хорошо зная свои внутренние предпочтения, более осознанно выбирают товар. Например, недавно я покупал МР-3 плеер. Поскольку я точно представлял, для каких именно условий он мне понадобится (в первую очередь, для длительных пеших и велосипедных походов в горах — я предпочитаю заниматься спортом под любимую музыку), то сразу же сформулировал продавцу целый ряд требований. Всем им удовлетворяла лишь одна модель плеера, которую я и приобрёл. Так что глубокое знание себя и своих ценностей может стать для вас лучшим компасом во внешнем мире с его изобилием товаров и возможностей.

Кстати, понимание того, что роль материальных факторов на самом деле преувеличена, и для приятной жизни достаточно умеренное количество денег, позволяет мне не "прогибаться" перед клиентом, который хочет заиметь "карманного" психолога. И в тоже время не дурить ему голову сладкими сказками о "чудесных исцелениях" и "скрытых энергиях", к которым я якобы имею доступ. Со своими посетителями я общаюсь как Взрослый со Взрослыми, поскольку именно Взрослая (объективная, ответственная) часть личности позволит им в будущем самостоятельно строить свою жизнь и достигать счастья.

С точки зрения умеренного человека, деньги не являются абсолютным мерилом успеха и счастья. Мы уже говорили, что люди, работающие исключительно ради денег, никогда не бывают счастливы. Поэтому сравнивать себя с соседом надо не по размеру кошелька или обладанию материальными предметами, а по внутреннему душевному состоянию. Вместе с тем, деньги позволяют достичь состояния относительной свободы от толпы и в большей степени уделять время саморазвитию, личностному росту. Одним словом, "вкладывать в себя". Неслучайно небезызвестный Борис Березовский отметил главную пользу качественного образования в том, что оно позволяет находить новые возможности наслаждаться жизнью. Речь, безусловно, идёт не столько о "материальном" наслаждении (это любой дурак умеет), сколько о духовном и интеллектуальном. Так что деньги — это всего лишь средство для умного человека, но никак не цель. В предыдущих книгах я уже отмечал, что индивид, реализующий свои уникальные способности, весьма полезен окружающим своей непохожестью на них и благодаря этому должен хорошо зарабатывать.

Как показали многочисленные исследования, удовлетворение человека работой напрямую влияет на уровень её эффективности. Если вы занимаетесь любимым делом, то уровень вашей удовлетворенности, а значит, и качество выполнения работы автоматически повышаются. Вот так можно совмещать приятное с полезным. Поскольку в своём деле вы человек "продвинутый", то, находясь в хорошем расположении духа, можете "дерзать" и совершенствоваться дальше. Доказано, что механизм устойчиво-положительных эмоций включается и исправно работает тогда, когда человек находится в спокойном, ровном состоянии — когда "на море штиль". Так что первичное условие для оптимистического настроения — внутренний баланс и гармония.

Хочу ещё раз подчеркнуть, что речь не идёт о сильных положительных "всплесках", которые при "частом употреблении" приносят только вред вашей психике и всему организму — ведут к общей разбалансировке. В этом смысле скорее прав был Шопенгауэр, считавший главным признаком счастья отсутствие несчастий, то есть спокойную ровную жизнь.

Умные люди на Западе, осознав невозможность достижения счастья через материальное изобилие, обращают свой интерес к непритязательной жизни, при которой высвобождается время и энергия для гораздо более важных вещей. Граждане понимают, что важнее меняться самим, чем стараться ненадолго почувствовать себя лучше после очередной покупки. Цель принципа добровольной умеренности заключается в том, чтобы, упростив жизнь, ощутить себя её хозяином, быть сильным, беззаботным, непринуждённым. Возвращается понимание того, что свободное время — одна из высших ценностей, поскольку с его помощью можно совершенствовать себя, обогащая сердце и душу. Несколько близких друзей и подруг, умные книги, возможность заниматься любимым делом, наслаждение природой — вот что даёт ощущение истинного счастья. "Простота — это древний, даже фундаментальный идеал", — пишет Дэвид Ши в своей книге "Простая жизнь" и продолжает: "Греки (и не только они — Л.Л.) говорили о "среднем пути", который лежит между роскошью и жизнью, полной лишений". Древние философы советовали остерегаться тех, кто имеет слишком много материальных благ, поскольку это обычно связано с недостатком внутренних духовных богатств. Сами они жили просто и высмеивали традиции и обычаи богатых граждан. Как говорил Сократ, мудрый человек инстинктивно будет вести скромную жизнь. Кстати, Иисус Христос также осуждал излишек материальных благ и считал его основным препятствием для духовной жизни и вхождения в Царство небесное.

В своей предыдущей книге "Психолог объясняет и советует" я упоминал Ричарда Коха и его принцип 20 на 80. Так вот, Кох считает, что мы испытываем 80 процентов счастья за 20 процентов времени, поскольку жизнь имеет разную степень "насыщенности". Значит, мы можем так менять своё существование, чтобы удлинять "счастливые" периоды жизни и укорачивать "несчастные". И, конечно, в первую очередь, следует отказаться от занятий и видов деятельности, приносящих низкую "отдачу" счастья, что позволит сфокусироваться на самом важном. Парадоксально, но именно разумное замедление темпа жизни, связанное с избавлением от пустой суеты, позволяет достичь большего, лучше проявить свою индивидуальность. Убрав лишнее количество, можно достичь гораздо лучшего качества. Это касается не только собственной активности, но и взаимоотношений с другими людьми: насыщенные личные контакты с немногими друзьями и любимыми приносят гораздо больше положительных эмоций, дают ощущение надежности и стабильности.

Данные выводы подтверждаются и результатами экспериментов. Так, для женщины наличие надёжных и убедительных взаимоотношений с мужчиной является одним из главных предсказателей её способности справляться со стрессом.

Теперь давайте перейдём к теме взаимоотношений. Зная результаты исследований психологов, мы можем утверждать, что счастливый брак действительно является мощным положительным фактором. Ведь в браке счастливо 40 процентов жителей США, а среди одиноких — лишь 28 процентов.

Какие же отношения супругов наиболее характерны для счастливого брака? Это так называемая спокойная любовь. Вот одно из её возможных описаний, данное психологом М. Селигманом: "Я легко вхожу в близкие отношения, меня не тяготит зависимость от другого человека, и самому заботиться о ком-то приятно. Я не боюсь, что меня бросят, и не опасаюсь привязаться к кому-нибудь слишком сильно". Подобный стиль любви, как считает автор, уходит корнями в детство, так же, как и менее пригодные для счастья "беспокойная" и "избегающая" любовь.

Для меня в данном пассаже особенно важны слова "я не боюсь, что меня бросят". Очевидно, такой человек имеет устойчивую самооценку, осознавая собственную ценность просто из самого факта своего существования. При этом он не мыслит абсолютистскими категориями "вечной любви" и "смерти в один день", а понимает, что, даже потеряв партнёра, сможет найти себе другого. Вместе с тем он живёт в настоящем и наслаждается совместной жизнью именно с этим человеком, которого любит: "самому заботиться о ком-то приятно".

С этой точки зрения чрезвычайно интересно обсудить высказывание известного психолога Н.И. Козлова, которое иные собратья по цеху ставят ему в вину: "Я люблю свою жену и своих детей, но не могу сказать, чтобы был к ним привязан. Они могут исчезнуть из моей жизни или из жизни вообще, и я отнесусь к этому так же, как к любому другому природному явлению". Автор данной цитаты любит своих близких пока они с ним. Что в этом плохого? Ничего, так и должно быть. Другое дело, Козлов говорит, что не будет переживать, если их не станет, и за это кое-кто из психологов называет его "моральным уродом". Тогда давайте зададим себе трезвый вопрос: если кто-либо ушёл из нашей жизни, неважно по какой причине, в чём будет польза сильных негативных переживаний? Ведь этот человек не вернётся (в предельном случае — из могилы), а собственное душевное здоровье мы таким образом ставим под угрозу. Работа психотерапевта с людьми, пережившими потерю, довольно сложна. Так, может быть, лучше не доводить себя бессмысленными истериками до опасной черты? Наверно, стоит, "осмыслив урок", подумать о поиске нового партнёра и наслаждаться жизнью с ним, пока он есть. А то, что у Козлова жена не первая, и, возможно, не последняя, лишь подтверждает общие жизненные закономерности: крайне мало тех людей, которые имели лишь одного любовного партнёра в течение своей жизни. Хотя в момент влюблённости мы думаем иначе.

Общий же вывод из современных исследований отношений полов однозначен: в общении с близкими выигрывают люди, относящиеся к категории "спокойных" и предпочитающие такой же тип привязанности и взаимодействия. И здесь, как видим, лучше обойтись без сильных эмоций: "Если возникает разногласие, мы решаем спорный вопрос, совместно его обсуждая, поскольку мы оба — разумные люди. Рядом с ним я чувствую себя спокойной и естественной, а значит остаюсь независимой. Мы очень доверяем друг другу". Так описала свои отношения с любимым "спокойная" женщина.

Две другие модели любви — "беспокойная" и "избегающая" — сулят гораздо меньше счастья. Впрочем, "избегание" одного из партнёров может возникнуть как защитная реакция на излишнее "беспокойство" другого. Надо также помнить и о неизбежной адаптации, которая постепенно притупит самую сильную страсть. И тогда на первое место выйдут общность интересов и доверие друг к другу, никак с бурными эмоциями не связанные.

Тема любви и её роли в психологически зрелых взаимоотношениях неоднократно исследовалась в гуманистической психологии. Так, Маслоу выдвигает в качестве идеала "бытийную" любовь, связанную с личностным ростом человека и отсутствием у него сильных негативных эмоций: враждебности, ревности, тревоги. Во главу угла ставятся забота в балансе с личной независимостью. Антипод таких чувств — "дефицитарная" любовь, ведущая к взаимному "слиянию", "потере границ" и невротическому симбиозу со всеми вытекающими негативными (в первую очередь, эмоциональными) последствиями.

Также и "зрелая" любовь, с точки зрения известного психотерапевта Эриха Фромма, предполагает равноправный союз с непременным условием сохранения индивидуальности каждого из партнёров. Без всяких рыданий, истерик и других бурных эмоциональных всплесков. Ценится ровное, тёплое чувство привязанности и взаимной поддержки, наличие общих базовых ценностей.

Подобные взаимоотношения и ровные чувства, их питающие — удел немногих людей, которых без сомнения можно назвать мудрыми. И наоборот, если обратимся в сторону широких масс, то снова увидим обилие сильных (чаще отрицательных) эмоций. Как отмечал писатель М.Горький, "… чернь — нечто внесословное, внекультурное, объединённое тёмным чувством ненависти ко всему, что выше её понимания: любая ненависть (классовая, национальная, религиозная) может быстро превратить культурного человека в эту самую "чернь". Именно подобные тёмные чувства будил в толпе Адольф Гитлер: "Понимание — слишком шаткая платформа для масс. Единственная стабильная эмоция — это ненависть". Очевидно, Гитлер считал людей злыми и глупыми, потому и взывал к их эмоциям, а разум подавлял. И на некоторое время действительно преуспел в этом, ввергнув мир в пучину кошмара и войн.

Данный отрывок приводится в "оптимистической" главе для того, чтобы читатель понял: разумной альтернативы предлагаемой здесь точке зрения на самом деле не существует. Все остальные варианты, привлекательные на первый взгляд, окажутся в итоге гораздо хуже. Что современная психология и доказывает. Поэтому к ней теперь и перейдём.

В одной из предыдущих глав мы рассмотрели ряд минусов, которые несёт увлечение "психологической попсой", процветающей в целом ряде тренингов. Но подобное опошление "на потребу толпе" не отменяет пользы от изучения многочисленных научных достижений в этой области. Ведь именно психология помогает индивиду изменить внутреннее отношение к ситуации, которая не поддаётся внешней корректировке. Именно психология учит человека разбираться в собственной личности, делать приятное для себя и полезное для других дело, ладить с окружающими, расти как личность. Следование психологическим закономерностям позволяет нам достигать гармонии и душевного равновесия. Собственно, и данная работа, обобщающая последние достижения в этой науке, пишется с этой же целью. Одна из её главных задач — сделать ваш ум более ясным, а поведение — осознанным и ответственным. Надеюсь, вы поймёте, что счастье находится не там, где его предлагают искать мистики и горе-фантазёры. Рациональный ум и внутренняя гармония формируются у человека, который привык полагаться на себя и "выстраивать" себя в ежедневном труде "по призванию души", а не спихивать ответственность за свои неудачи на звёзды, "энергетических вампиров" или происки "тёмных сил". Руководствоваться здравомыслием, даже если вокруг наблюдаются явления иного характера. На стороне такого человека — правда жизни, правда Разума, и другой правды не существует.

Способность научной психологии помогать человеку в выборе правильного настроя на предстоящую деятельность иллюстрирует закон Йеркса-Додсона. Он также подчёркивает важность "золотой середины" в мотивации человека, при достижении которой деятельность становится наиболее успешной. Слишком же большая или, наоборот, слишком слабая мотивация ведут к снижению достигаемых результатов. Как видите, перед вами ещё одно доказательство пользы умеренности, которое бьёт "попсовые", "тренинговые" представления о том, что внешний успех прямо пропорционален силе мотивации. Таким образом, эмоционально "перегретые" люди имеют меньше шансов на успешный результат, а потому тренера, всячески "накачивая" своих подопечных, оказывают им медвежью услугу, да ещё и демонстрируют собственную профессиональную некомпетентность. Избыток мотивации так же плох, как и её недостаток. От нашего страстного "хотения" мир никак не изменится.

Вышеупомянутый закон имеет одно важное приложение, согласно которому, для более сложной деятельности человеку требуется чуть более низкая мотивация. Опять мы видим, что "рулит" именно реалистическая, рациональная тенденция, а не истерическое "накручивание", распадающееся в пыль при первой же серьёзной неудаче.

Рассудок при правильном применении ограничивает отрицательные эмоции и стабилизирует положительные. Использование разума в сочетании с принципом умеренности помогает людям перестать быть себе худшими врагами, отравляя своё сознание негативными мыслями и переживаниями по поводу событий, которые объективно были не столь уж крупными, давно закончились, либо не случились вообще. Человек с эмоциональными расстройствами неверно считает, что окружающий мир "обязан" быть "приятным" и "лёгким" для жизни, не понимая, что "лёгкость" "приятность" — внутренние ощущения, которые он способен менять. Самому же миру нет до нас никакого дела — он к нам совершенно безразличен и просто "существует" независимо от нас и наших чувств. Поэтому решающим фактором является наше внутреннее состояние и то, как мы им управляем.

Спокойных, умеренных людей окружающие нередко называют "пофигистами". Но последний термин предполагает не столько внутренне уравновешенное, сколько безответственное поведение. Поэтому ответственный, спокойный и внутренне гармоничный человек является не "пофигистом", а эталоном — особенно для суетливого невротика.

Кстати, более глубокое понимание принципа умеренности позволило бы прекратить многие пустые споры о том, "что лучше". Например, есть или не есть мясо. Ответ с умеренных позиций: понемногу можно есть всё. Является ли вещество ядом или лекарством, полностью зависит от его меры — используемого количества. А в этом подсказку может дать лишь опыт и развитый ум. При умеренном, аккуратном использовании чего бы то ни было мы никогда не вляпаемся "по-крупному" и сможем при необходимости "открутить события назад".

Правило "ничего слишком" получало неоднократное подтверждение в экспериментальной психологии. Возьмём для примера исследования в области спорта высших достижений и уверенности спортсмена перед соревнованием. И здесь оптимальным уровнем признана не абсолютная, стопроцентная уверенность в успехе, а приблизительно две трети её субъективной шкалы (65–70 процентов). По всей вероятности, мы имеем дело с универсальной закономерностью человеческой психики, которая может быть рекомендована к повсеместному использованию в качестве принципа умеренного оптимизма. Почему именно оптимизма? Да потому, что эмоциональный фон всё же превышает середину, то есть 50 процентов, и позволяет тем самым совершать внешние действия, для которых желательна вера в успех. А почему умеренного? Потому что превышение над средним уровнем сравнительно невелико (10–20 процентов). Небольшой дефицит уверенности позволяет более адекватно оценивать (а значит, и преодолевать) возникающие препятствия, стимулирует гибкость в реагировании и достижении цели. Мы же не боги, чтобы управлять всеми событиями внешнего мира и делать всё, что хотим. Существуют вещи, которые не в нашей власти, и некоторый дефицит уверенности позволяет это осознать. Таким образом мы сочетаем "пессимизм знания с оптимизмом действия" в мире, полном случайностей и неопределённости.

Вообще многие психологические закономерности имеют форму "верблюжьего горба" или перевёрнутой латинской буквы "U". То есть они плохо выражены при слабых воздействиях, затем начинают нарастать, и достигают своего максимума в некой условной "середине" (золотом сечении), а при дальнейшем усилении воздействий опять сходят на нет, либо "ломаются". Это могло бы стать темой отдельной книги, а пока за недостатком места приведём лишь один пример: пассивное поведение — ассертивное (самодостаточное) поведение — агрессивное поведение.

Ясно, что наиболее эффективным чаще всего оказывается средний член связки — ассертивное поведение, связанное с умением отстаивать свои права и не скатываться к крайностям. Оно и тренируется чаще всего (поскольку при отстаивании своих прав важно не нарушить права собеседника, иначе это уже будет агрессивное поведение).

Стоит ли напоминать, что физическая и психическая норма — это некое тяготение к среднему, к центру, а разного рода болезни и отклонения ассоциируются с крайностями, да и частенько вызываются теми же излишествами. При этом умеренность вовсе не является синонимом посредственности. Ведь сказано: "Умеренность в великих людях ограничивает лишь их пороки" и "Умеренность умножает радости жизни и делает удовольствие ещё большим".

Вернёмся к практической психологии и психотерапии. Многие её системы как раз и основаны на стремлении к некоему "среднему", "нейтральному" состоянию, где нет места бурным эмоциям, и где человек как бы отстранён от того, что с ним происходит (понятие Центра в психосинтезе и в медитации; позиция Взрослого в транзактном анализе; расслабленное состояние в гипнозе и аутотренинге; Кайзен с его маленькими повседневными шажками; метапозиция в НЛП; зона комфорта в поведенческих методиках и т. д.). Мудрые люди понимали силу подобного принципа уже в глубокой древности. Вот как красиво пишется об этом в "Книге о пути и славе" (Дао дэ цзин): "То, что спокойно, легко сохранить. То, что ещё не показало признаков, легко направить" и далее: "Нет больше несчастья, чем незнание границ своей страсти, и нет большей опасности, чем стремление к приобретению богатств. Поэтому, кто умеет удовлетворяться, всегда доволен своей жизнью". В Новое Время умеренность считалась необходимым условием счастья, понимаемого как благополучие. Считалось, что благодаря умеренности дух может властвовать над человеческой природой. Куда лучше, чем вечная суета, беспокойство и страдания современных "двуногих".

Простоты и умеренности совсем несложно придерживаться и в повседневной жизни — меньше пустых визитов, глупых и ненужных разговоров, сидения перед телевизором, пьянства и обжорства по праздникам … Куда приятнее ощущать себя свободным человеком, хозяином своей жизни, чем рабом, связанным по рукам и ногам обещаниями и соглашениями, которые сам же и "создал". Тюремщик и заключённый в одном лице — иначе о подобных людях и не скажешь.

В такой "могучей" и, на мой взгляд, наиболее перспективной системе психотерапии как РЭПТ существует понятие умеренного гедонизма, при котором человеку желательно стремиться лишь к тем наслаждениям, которые не дадут отрицательный эффект через некоторое время, приведя в итоге к значительному сокращению продолжительности жизни. Ведь чем длиннее жизнь — тем больше приятных впечатлений она способна вместить. Даже умеренный эгоизм, отмечает Альберт Эллис, часто оказывается полезным, и к нему следует стремиться как терапевту, так и клиенту. В то время как крайняя степень эгоизма — эгоцентризм — безусловно, вреден для человека, поскольку связан с желанием подчинить себе других и заставить весь мир крутиться вокруг себя. Впрочем, об эгоизме и его особенностях мы будем говорить в следующей главе.

Так что умеренность напрямую связана с самообладанием человека, его душевным и телесным здоровьем. Как говорил Ларошфуко, "умеренность в жизни похожа на воздержание в еде: съел бы ещё, да страшно заболеть". Древние философы во главе с Аристотелем считали умеренность (наряду с мудростью, мужеством и справедливостью) одной из главных добродетелей. На мой взгляд, умеренность как раз и есть важнейшее проявление мудрости. Глядя на современных людей, я жалею лишь о том, что они становятся "умеренными" после долгого периода невоздержанности, вследствие чего приобретают букет болезней и просто вынуждены ограничивать себя. Перефразируя известную поговорку, о них можно сказать следующее: "Насильно умеренно мил не будешь". Ограничение своих потребительских инстинктов они рассматривают не как возможный путь к более духовно насыщенной жизни, а как катастрофу, "падение вниз". Таких остаётся лишь пожалеть: без набитого брюха им жизнь не мила.

Неслучайно психологи, говоря о крайних проявлениях того или иного качества, всегда советуют искать (или формировать) такое же по силе противоположное качество, чтобы создать баланс в психике человека. Например, искать разумный, взрослый компромисс между "телесным" и "духовным", "личным" и "общественным". Ведь понятие баланса как раз подразумевает нахождение субъекта в некой "центральной" (или близкой к ней) точке своей психики, из которой он при желании может двинуться в любую сторону, причём "зайдёт" настолько далеко, насколько ему подскажут обстоятельства и здравый смысл. А затем вернётся обратно в "центр", точку душевного равновесия, покоя и комфорта. Так достигается внутренняя целостность. Иначе получается неуравновешенность — едва ли не в прямом смысле этого слова.

Кстати, душевное равновесие и вытекающий из него умеренный (осторожный) оптимизм характерны для учёных в их первой реакции на очередное громкое "открытие". Они готовы его рассматривать, но знают, что панацеи от всех болезней не существует.

В такой системе как гештальт-терапия практикуется на вид нечто противоположное: клиента просят усилить то или иное неявно выраженное чувство. Нет ли здесь противоречия? Конечно, нет и вот почему: усиление чувства — не самоцель, а средство для "кристаллизации" и лучшего понимания мыслей, идей и отношений, скрывающихся за ним. После того, как они будут выявлены, их подвергнут сознательной, рациональной проработке.

И, наконец, рассмотрим закон законов, подтверждающий значимость принципа умеренности — адаптацию. Её действие проявляет себя даже в экономике. В соответствии с законами уменьшения предельной полезности и предельного ущерба, наши первые приобретения или потери (например, выигрыш или проигрыш в казино) будут вызывать самые острые эмоции — радость или печаль. (Причём печаль от проигрыша ста долларов будет несколько сильнее, чем радость от выигрыша такой же суммы — так называемый "эффект потери". Но рассмотрение данного феномена не является целью книги). Последующие проигрыши или выигрыши воспринимаются всё более спокойно — внутреннее состояние человека стремится к равновесию, несмотря на то, что внешние события практически не меняются. При увеличении ставок произойдёт очередной "скачок" эмоций, которые вскоре опять устремятся к "середине".

Возьмём другой пример. В конкурсе на соискание вакантной должности участвуют два человека — А и Б. По конкурсу проходит А и, разумеется, торжествует. Соискатель Б "пролетает мимо" и очень расстроен. В данный момент их душевное состояние отличается очень сильно, но через год никакой разницы не будет — по закону адаптации, "приспособления". Если бы соискатель Б знал, как спокойно он будет чувствовать себя через некоторое время, то, возможно, перестал бы расстраиваться уже сегодня. Да и соискатель А задумался бы, стоит ли вообще в этом конкурсе участвовать …

Неслучайно, единственная мудрость царя Соломона "на все времена", способная объяснить любое событие, звучит так: "Всё проходит". Закон а-да-пта-ции!

Непонимание того, что через некоторое время после практически любого события психика вернётся в своё обычное, "среднее" состояние ведёт к переоценке значимости выбора той или иной альтернативы. "Жениться или не жениться?" — мучает себя вопросом неопытный юноша. Ответ: или женись, или не женись — через полгода—год будешь чувствовать себя примерно так же.

Пациенту, которому объявлен онкологический диагноз, кажется, что его жизнь кончилась. А психологу известно другое: через два-три месяца его настроение практически вернётся к исходной отметке. А у некоторых удовлетворённость своей жизнью даже вырастет. Неслучайно, видимо, больные тяжёлыми, неизлечимыми заболеваниями имеют более высокий уровень оптимизма, чем врачи, которые их лечат.

Так что будущее не сулит нам столь длительных радостей и огорчений, как мы склонны представлять — и это мощнейшее доказательство того, что не в сильных эмоциях счастье. А в умении, извините за каламбур, адаптироваться к принципу адаптации, сделать свои ожидания умеренными и наслаждаться комфортом, который дарит современная цивилизация. На мой взгляд, это безукоризненная позиция для "среднего" человека — ещё и потому, что позволяет бережнее расходовать ресурсы всей нашей планеты, отодвигая возможные глобальные катаклизмы.

Глава 2. Разумный эгоизм

А если, может быть, минует час суровый

И муза с нежностью вручит венец лавровый,

Благодаря ль судьбе, благодаря ль уму

Победу наконец одержит гений

Всей дивной радости и славы упоений

Всего — ты слышишь ли? — добиться одному!

Э.Ростан "Сирано де Бержерак"

Я не намерен строить для того, чтобы кому-то

служить и помогать. Я не намерен строить для того, чтобы иметь клиентов. Я намерен иметь

клиентов для того, чтобы строить… Те, кому

я нужен, придут сами…

Никогда никого не спрашивай. Тем более о своей работе. Разве ты сам не знаешь, чего хочешь? Как можно жить, не зная этого?

Айн Рэнд "Источник"

(неразумных прошу не читать)

В предыдущей главе я слегка коснулся темы эгоизма и сделал это не случайно. Как будет ясно из последующего изложения, разумный эгоизм тесно связан с принципом умеренности в контексте счастливой жизни. Но обо всём по порядку.

Теория разумного эгоизма формировалась параллельно капиталистическим отношениям. Наибольший вклад в неё внесли французские мыслители 18 века. Они утверждали, что основой морали являются правильно понятые собственные интересы — так называемое "разумное себялюбие". С их точки зрения, разумный эгоизм представлял собой "золотую середину" между альтруизмом и эгоизмом неразумным. Последний представляет собой удовлетворение сиюминутных желаний без учёта последствий, нарушение прав окружающих людей в угоду своим интересам, поэтому ведёт в перспективе к крупным неприятностям. С точки зрения теоретиков разумного эгоизма, люди должны учиться данному феномену, преодолевая внедрённые с детства неадекватные запреты и ограничения, и шире пользоваться своим здравым смыслом.

По сути дела, теория разумного эгоизма формирует новый вид морали (взамен устаревшей дуалистической морали абсолютного Добра и Зла), при которой обесцениваются так называемые "моральное бескорыстие" и "альтруизм" — они являются лишь бесплатным сыром у входа в мышеловку. "Альтруист", делающий одолжение, заставляет другого человека чувствовать себя обязанным ему и тем самым получает простор для будущих манипуляций. Поэтому разумный эгоист отказывается от подобных подношений, чтобы не попадать в зависимость, либо не считает для себя должным как-либо платить в ответ за "бескорыстно" сделанный подарок или оказанную услугу. Этим, кстати, он может излечить манипулятора — альтруиста от его дурной привычки.

Безусловно, разумный эгоизм лучше лицемерной двойной морали, от которой страдали жившие при социализме граждане СССР. Это понятие стоит близко к индивидуализму и позволяет одарённому человеку лучше проявить себя. Ведь эгоизм у каждого свой (так же как личность и разум), поэтому всевозможные "коллективно-патриотические" мероприятия остаются невостребованными и влекут к себе лишь "ленивые умы", ожидающие, что сильная власть решит их проблемы.

Разница между одарёнными индивидуалистами (первичными людьми) и безответственными коллективистами (вторичными людьми) великолепно показана в романах знаменитой американской писательницы Айн Рэнд под названием "Источник" и "Атлант расправил плечи". Одарённый человек, с точки зрения автора, завоёвывает личное счастье в процессе творчества, причём творит он, в первую очередь, ради самого себя! Для собственного развития! Другое дело, что обычно при этом бывает польза окружающим, но это, как говорится, "побочный результат". А нам внушали в школе: гений творит для людей, ёшкин кот …

Вы можете задать вопрос, почему я пишу эту книгу. Угадайте с трёх раз … Правильно, для собственного развития, желания лучше разобраться в данной теме и повышения самооценки. Когда в голове так много умных мыслей, было бы преступлением не проявить на бумаге мощь свих полушарий …

Однако вернёмся к гениальной эмигрантке из России Айн Рэнд, романы которой по влиянию на американское общество занимают второе место после Библии. Разумный эгоист, с точки зрения писательницы, обретает цель в самом себе. Он живёт собственной головой, не позволяя другим людям делать из себя жертву, но и не превращая в жертвы других. Открытое провозглашение и обоснование подобных идей в произведениях Айн Рэнд заставляет считать их сочинениями скорее философскими, чем художественными.

Как видим, упор делается на собственный разум и здравый смысл человека, который, осуществляя осознанный выбор в повседневной жизни, сам несёт за него ответственность. Это и есть другой вид морали, отличной от христианской, важность которой за много лет до нашей эры подчёркивал древнекитайский философ Конфуций. Для него, как и для Сократа, Добродетель была слита со Знанием и не могла реализовываться вне его. В отличие от многих современных "моральных" лицемеров, Конфуций всегда жил по своим заповедям. Кстати, ему это было несложно — ведь он имел ум! Как утверждал философ, "религия должна быть согласована с разумом человека и подлежит проверке здравого смысла. То, что не может быть проверено разумом, не может быть предметом истинной и твёрдой веры, а значит, не может руководить поступками". Вот в такую "религию" я готов поверить с удовольствием!

Ещё со школы мы помним роман "Что делать?". Разумный эгоизм "новых людей" в этом произведении Чернышевского выражен следующим образом: мысли главных героев направлены на себя, но в то же время подчинены идеалам добра и счастья. Их личный интерес совпадает с общечеловеческим. Неразумный же эгоизм других героев романа ведёт к праздности и излишествам.

Лично для меня здесь болевая точка в том, насколько интерес одарённой и разумно-эгоистичной личности может совпадать с коллективным. Ведь талантливые люди часто вынуждены противостоять ленивой и инертной массе. Ортега-и-Гассет, современный писатель и философ, очень ярко описал сей феномен: "Заурядные умы, не обманываясь насчёт собственной заурядности, безбоязненно утверждают своё право на неё … Масса сминает непохожее, недюжинное и лучшее. Масса — это те, кто плывёт по течению и лишён ориентиров. Поэтому массовый человек не созидает …"

Помните, мы уже говорили, что "человек неразумный" склонен отдавать приоритет материальному потреблению и пустым удовольствиям? Ортега-и-Гассет также отмечает две основные черты "массового человека": постоянный рост жизненных запросов и врождённая неблагодарность, что в целом рисует образ избалованного Ребёнка, живущего эмоциями и иллюзиями. Ведь никто даже не пытается указать этому Дитяти на "второсортность" его жизни, да и его самого! "Чем дольше существуешь, — с горечью пишет испанский философ, — тем тягостней убеждение, что большинству недоступно никакое усилие кроме вынужденной реакции на внешнюю необходимость".

На мой взгляд, основное достоинство Ортега-и-Гассета в том, что он показал основные опасности неразумного эгоизма толпы. Поскольку у "массового" человека разума немного, то его эгоизм не может быть разумным по определению! Неслучайно Ортега-и-Гассет отмечает, что толпа, предоставленная самой себе, разрушает основы собственного существования.

Разумный же эгоист никогда так себя не ведёт: он думает о своей долговременной выгоде, а не об удовлетворении сиюминутных потребностей. В то время как эгоцентризм — крайняя степень эгоизма — буквально опасен для жизни. Ведь эгоцентрик не способен чувствовать других людей, прогнозировать их действия, а значит, разумно соизмерять свои поступки с поступками других. Неслучайно сказано: "Свобода — это способность человека жить в условиях собственных самоограничений". А откуда они возьмутся у дурака? Поэтому для того, чтобы держать дураков в узде, существуют религия с её моралью и государство с его силовыми структурами. Оба этих института делают упор скорее на эмоции (кнут и пряник), чем на разум. Не берусь судить, до какой степени "массовый человек" мог бы быть перевоспитан, если бы акцент сместился на развитие рационального, логического мышления. Поэтому, возможно, по Сеньке и шапка, которая, впрочем, никак не подходит одарённым разумным эгоистам. У них свои головные уборы и главное — другое содержимое головы.

Так что эгоизм позволяет способному человеку противостоять косной толпе, а разум — не доводить дело до конфликта с ней, оставаясь законопослушным гражданином и реализовывая себя в сфере индивидуального творчества.

Кстати, в предыдущих книгах я писал, что уникальными способностями должен обладать каждый человек, раз уж он "неслучайно" появился на свет. И призывал окружающих (в том числе, курсантов и клиентов) искать и реализовывать свою уникальность, находя в этом смысл жизни. Теперь же чаще склоняюсь к точке зрения, что "народ — это обходной манёвр природы по получению шести-семи гениальных личностей". При этом с уважением отношусь к каждому представителю "народа", поскольку все люди имеют одинаковые права, хотя и совершенно разный уровень способностей. Так что уж если развивать индивидуальность, то одновременно следует развивать и мозг, поскольку "где не хватает ума, там не хватает всего". Но, как понимает читатель, достижение собственного счастья без толики эгоизма, индивидуализма невозможно.

"Эгоист разумный" руководствуется не традиционной моралью с её застывшими понятиями Добра и Зла, а ситуативной этикой, при которой каждый случай рассматривается в индивидуальном, уникальном ключе. И это естественно для умного человека: не будет же он стоять ночью на пустынной улице, ожидая, когда красный сигнал светофора сменится на зелёный! Разумный эгоист понимает относительность любых правил — ведь даже параллельные прямые не пересекаются лишь до тех пор, пока идут по плоской поверхности. Само собой, что и любая символика, в том числе государственная — всего лишь символика и ничего более. Это не означает, что подобный субъект испытывает презрение к разного рода официальным символам — он просто о них не думает. При этом понимает, что определённое упорядочение жизни благодаря государству всё же благоприятнее для него, чем дикий хаос. Идеальным общественным устройством для него была бы меритократия — власть людей наиболее достойных и способных. Управлять обществом должны люди умные и подготовленные, а не наглые и горластые. Для этого и голосовать за умных людей надо "головой", а не "сердцем". Вот тогда на место обществу потребления придёт общество знания, в котором разумные и одарённые эгоисты будут нормой, а не исключением. А на место бюрократов придут меритократы. Пока же этого не произойдёт, люди будут свидетелями периодического вторжения во власть "варваров" из народа, который, по выражению российского министра И.Кудрина, "то безмолвствует, то устраивает бунт, бессмысленный и беспощадный".

Кстати, современный "массовый человек" и так получил в свои руки плоды прогресса, многие из которых были "выращены" для него гениальными одиночками. И единственное, что представитель толпы никогда не сможет перенять у гения — это работу его мозга, его разума. Теперь понятно, почему одарённых людей не любят, а одарённых эгоистов — не любят вдвойне. У них в голове сокровище, и они знают, как им пользоваться — но только для себя. В то время, как основная масса ленится, плывёт по течению, сердится, радуется и фантазирует.

Разумный эгоист противостоит любому мистику с его иррациональной опорой на чувства как орудия познания окружающего мира и принижения интеллекта. Отсюда прямая дорога к суевериям и бреду шизофреника, верящего в способность управлять внешними событиями силой собственной мысли. Разумный эгоист не позволит сбить себя с толку всевозможным словоблудием. В подобных случаях он легко включает свой скепсис, а при необходимости — здоровый цинизм, поскольку понимает аксиому: "если в свой ежедневник ты не впишешь свои приоритеты, значит в нём окажутся чужие". Ещё раз подчеркну, что более развитый человек обязан быть более эгоистичным, чтобы в полной мере проявить свои способности. При этом его разум способствует "аккуратному" проявлению своей индивидуальности, чтобы случайно не нанести вреда окружающим, живущим совсем другими ценностями.

Разумный эгоист, безусловно, скорее оптимистичен, чем наоборот. О себе — чуть лучше, чем о других (индивидуальность); себе — чуть больше, чем другим (разумный эгоизм); о мире — чуть лучше, чем он есть на самом деле, и свои шансы в нём — чуть выше реальных (умеренный оптимизм). Чудесный букет качеств, не правда ли? Неслучайно уже упоминавшаяся Айн Рэнд считала эгоизм безусловной добродетелью, а гедонизм и альтруизм презирала. Ведь при разумном эгоизме всегда имеет место справедливый обмен, а не рвачество или скрытое манипулирование.

Разумный эгоист понимает свою личностную уникальность и не пытается строить свою жизнь в соответствии с недостижимыми идеалами, подавляя в себе естественные человеческие реакции. Он ощущает себя целостным субъектом и потому не противопоставляет "хорошую" и "плохую" (с точки зрения традиционной церковной морали) части своей личности. Стремление к наслаждению, юмор и непосредственность мирно уживаются в нём с ответственностью и трудолюбием. Его разум верно определяет контекст, в котором своевременно будет использовано то или иное качество. В то же время он способен замечать сделанные ошибки, исправлять их и учиться на них. Такой человек избегает не только внешних, но и внутренних оков (например, зависимость от наркотиков) и стремится, где только можно, сделать жизнь проще, чтобы посвятить больше времени самореализации. Психологически зрелому субъекту не нужны внешние авторитеты, ведь он живёт свою жизнь, а не чужую. Разумный эгоист понимает необходимость некоторой обособленности от других — в целях достижения большей свободы. Поэтому иногда он строит, а иногда разрушает барьеры. Ведь взрослость включает в себя понимание того, что лишь ты сам лучше знаешь наиболее подходящий для тебя образ жизни. Только ты и никто другой. Для такого человека нет "хороших" и "плохих" качеств, "чистых" и "нечистых", а есть своевременные и несвоевременные. Тем более, что в целостной и сбалансированной личности один полюс не может без другого: он и выделяется только по контрасту со своей противоположностью. Не будь покорности — не было бы авторитаризма и т. д. Так что разные полюса в психике человека должны "дружить" и взаимодействовать. Объявление одного из полюсов "хорошим", а другого — "плохим" немедленно заставляет человека признать свою ущербность и, двигаясь к якобы "лучшему" полюсу, попадать под влияние разного рода шарлатанов и манипуляторов (см. главу о сектах). Если я, например, считаю бескорыстие более высокой ценностью, чем эгоизм, то в целях "духовного совершенствования" и (тщётной) борьбы со своим эгоизмом иду "сдаваться" в церковь, после чего на моей личной уникальности можно ставить крест — во всех смыслах этого слова. Ведь теперь моя жизнь будет подчинена не только недостижимому идеалу, но и тем конкретным людям, которые объявляют себя "связующим звеном" между землёй и небом. Кстати, люди, стремящиеся к овладению "высшими" духовными ценностями, предлагаемыми религией, тоже по-своему эгоистичны: ведь они желают заслужить после смерти вечные наслаждения. А разве это не эгоизм?

Поэтому и эгоизм, о котором я пишу, имеет свои "противовесы" — в виде разума и в виде умеренности. Как говорится, три в одном! Благодаря такому балансу человек растёт не "вширь", задевая интересы окружающих, а "ввысь", реализуя себя как неповторимую личность. Ведь благодаря эгоизму мы можем лучше сохранить собственную самобытность и творческое начало. Он, кстати, не отменяет и своей противоположности — альтруизма, когда в нём действительно есть необходимость. Например, это касается любви, сопереживания близким людям, одним словом, всего того, что формирует надёжные взаимоотношения. Ведь мы же хотим, чтобы окружающие нас люди тоже были счастливы! Но и не станем ради этого приносить себя в жертву.

Если же человек является неразумным эгоистом-эгоцентриком, не имеющим внутренних тормозов и противовесов, то для его обуздания как раз и необходимы "внешние" структуры в виде психиатров, полиции-милиции и т. д.

В современной системе психотерапии под названием РЭПТ (рационально-эмоционально-поведенческая терапия) умеренный эгоизм ставится на первое место среди прочих аспектов психического здоровья. Вот как характеризует это понятие основатель РЭПТ Альберт Эллис: "Эмоционально здоровый человек, прежде всего, честен сам перед собой и мазохистски не жертвует собой ради других. Его доброта и внимание к другим во многом происходят из идеи, что он сам хочет наслаждаться свободой от ненужной боли и ограничений. Поэтому, скорее всего, он готов отдавать свои силы и время, если это поможет создать мир, в котором права других, как и его собственные, не ограничиваются без достаточных на то оснований". РЭПТ всячески приветствует долгосрочный, т. е. умеренный гедонизм, не приводящий к разрушительным последствиям для физического здоровья и психики человека. "Умеренные гедонисты" понимают, что жить они будут долго, поэтому нельзя всё ставить на карту ради получения сиюминутных выгод и заманчивых соблазнов. И здесь, как видим, интеллект позволяет найти баланс между настоящим и будущим.

Одним словом, разумный эгоизм просто необходим человеку, желающему обрести счастье через творчество и самореализацию.

Глава 3. "Особые состояния" — примета счастливой жизни

Если у человека появляется возможность вести необычную жизнь, он не имеет права от неё отказываться.

Жак Ив Кусто

Во второй части книги я говорил о том, что сильные эмоции, как положительные, так и отрицательные, не создают устойчивого ощущения счастья, а приводят к раскачке психической стабильности с вытекающими негативными последствиями. А какие внутренние состояния более типичны для человека, которого можно назвать счастливым?

На первое место я бы поставил юмор как умение найти весёлые, положительные стороны в любой ситуации, как отказ принимать неприятности слишком близко к сердцу. Выше уже говорилось о том, что антипод юмора — слишком серьёзное отношение к себе, к миру, к другим людям и ощущение собственной "важности" — ассоциируется со многими душевными расстройствами. Такие "отягощённые" клиенты не способны выбраться из болота, в котором увязли, и им, помимо всего прочего, бывает полезно учиться иронично-весёлому, лёгкому подходу к жизни. Пора уже перестать воспринимать повседневные явления в качестве "священных" — это ведёт к неврозам и "Великой Депрессии". Жизнь обычного человека во многих проявлениях абсурдна и часто даёт повод для улыбки.

Исследования показали, что человек больше всего смеётся в возрасте шести лет, а затем этот показатель постепенно снижается. Ну так давайте его повысим! Ведь во время "очищающего" смеха активизируются многие области мозга. Учёные утверждают, что юмор имеет большой творческий потенциал, а связанное с ним хорошее настроение обостряет память, улучшает мышление, снижает стресс и активизирует работу иммунной системы. Я на своих учебных занятиях шучу постоянно, поскольку знаю, что это лучший способ повысить внимание слушателей к материалу, либо разрядить назревающую конфликтную ситуацию. Ведь и у меня на курсах встречаются люди, которых трудно назвать полностью здоровыми — вот и приходится "лечить" их таким образом. И даже если юмор не всегда бывает удачен, это гораздо лучше, чем его полное отсутствие. Сделай курсы более серьёзными — и некоторые потенциальные "депрессанты" проявят себя по полной программе. "Унылые тюфяки" — так высказался о подобных клиентах один известный психотерапевт. Ненавязчивый юмор в работе с ними — лучший способ "самопрофилактики".

В основе юмора лежит способность человека увидеть привычные вещи с необычной точки зрения, поэтому он напрямую связан с творческим мышлением, с гибкостью, с игровым отношением к жизни. Большинство гениев — самые настоящие Игруны. Тупое большинство взирает на них и не может понять, что же они делают: работают или играют? А у гения, как и у любого талантливого человека, работающего по призванию, труд и игра неразделимы. Такой субъект наслаждается самим процессом творчества, полётом собственной мысли. Знаете, писать книгу тоже в кайф. Никогда не бываешь уверен, что напишешь на следующей странице …

Дурак не способен к тонкому юмору — ведь он видит лишь внешние, поверхностные стороны явлений, не замечая внутреннего содержания. Он чересчур серьёзен, обидчив, заторможен и хорошо понимает лишь прямые команды. Но моя книга не для таких людей. В то время как сильный и умный человек на шутки не обижается — он и сам любит пошутить.

Почему я не стесняюсь, называя некоторых людей дураками? Да потому, что пришла пора открыто признать очевидный факт: люди имеют равные права, но разный уровень способностей, а значит и разную ценность. И всевозможные "отбросы общества" должны знать своё место и не пытаться занять место более одарённого человека. Современных дикарей нужно держать в жёсткой "внешней" узде, дабы они не мешали более талантливым и сложно устроенным людям проявлять себя и двигать цивилизацию по пути прогресса. Функции, регулирующие поведение, спрятаны у этих людей одаренных внутри — в собственном разуме. Им, кстати, не страшны многочисленные соблазны капитализма, легко завлекающие и отупляющие "массового человека" — самосовершенствование и самовыражение для них намного более привлекательны. Капитализм, по крайней мере, хорош тем, что позволяет таланту оставаться самим собой и делать выбор в пользу того, чтобы становиться ещё талантливее (в то время, как при социализме яркие индивидуальности уничтожались — духовно или физически).

Современный одарённый человек всегда готов посмеяться над любым внешним "авторитетом", который пытается навязать себя обществу, так как смотрит на мир без иллюзий и видит "наготу короля". А его жизненная гибкость ведёт к толерантности — терпимости к чужому мнению даже при несогласии с ним. "У каждого своя правда, а время всё расставит по своим местам" — вот его девиз. Такого человека труднее задеть и выбить из седла — ведь всё главное для него содержится в нём самом! Отсюда и внутренняя сила, руководимая умом — в противоположность интеллектуально ограниченному, а потому обидчивому "современному неандертальцу", несущему в себе все признаки общинного мышления: архаичность, стадность, мистицизм, невосприимчивость к логике и здравому смыслу.

Человек разумный, находящийся в душевном равновесии, имеет даже особую химию мозга. Связана она с эндорфинами, вызывающими чувство безмятежности и блаженства. Данные гормоны структурой и действиями напоминают морфий, поскольку также успокаивают боль, положительно воздействуют на настроение (вплоть до эйфории) и вызывают другие приятные ощущения. Например, те, что имеют место во время оргазма. По сути дела, эндорфины представляют собой приятный и полезный "внутренний наркотик", вырабатываемый самим организмом, который к тому же в 200 раз эффективнее морфия! Отличное средство против депрессии и других душевных повреждений.

Организм человека, ведущего здоровый образ жизни и не склонного к излишествам, продуцирует эндорфины в достаточном количестве. Например, при оздоровительном беге данные гормоны начинают вырабатываться гипофизом примерно через полчаса после начала бега, и их действие продолжается спустя полчаса-час после окончания физической нагрузки. В то время как "человек неразумный" стремится вызвать острое наслаждение с помощью обилия искусственных внешних раздражителей (в том числе, медикаментов, алкоголя и наркотиков), что ведёт к прекращению выработки эндорфинов самим организмом и появлению депрессивных состояний. Их пытаются "насильно" убрать новыми, ещё большими порциями "кайфа" и "дури", в результате чего возникает порочный круг, и жизнь катится по наклонной. Опять мы видим, как выбор человеком вредного внешнего воздействия ведёт к уничтожению полезного внутреннего свойства — в данном случае на физиологическом уровне.

Кстати, оздоровительный бег, так же как лыжи, плавание и другие циклические виды физической активности, позволяет сжигать гормон стресса адреналин, производящий немало разрушений в организме в случае своего избытка. А занятия экстремальными видами спорта, например, альпинизмом, дают замену "древней" деятельности человека, направленной на выживание, под которую по-прежнему "заточены" некоторые участки его мозга.

Выявлена также чёткая корреляция между уровнем физической активности и сохранением умственных способностей в пожилом возрасте. Занятие любимым делом в сочетании с физическими упражнениями — прекрасный выбор для умного человека, желающего дожить до глубокой старости!

Нередко приходится слышать от материально обеспеченного индивида: "Я готов отдать все мои деньги за здоровье!" Но если бы такой субъект имел хоть немного здравого смысла (или прочитал эту книгу), он имел бы и то и другое.

Я уже не раз отмечал важность физического и психического здоровья, повторю ещё раз. Теоретически говоря, некоторые субъекты бывают счастливы и в больнице, и на смертном одре. Но это какое-то "нереальное" счастье. Ведь тяжелобольные люди, как правило, лишены главного — способности к самореализации во внешнем мире, проявлению собственной уникальности. Да и с эндорфином у них не густо… Так что берегите здоровье!

Одним из способов повысить уровень своего оптимизма является участие в так называемой "беспроигрышной деятельности", при которой, в отличие от конкурентной "игры навылет", ценится выигрыш обоих партнёров. Когда у талантливого врача выздоравливает больной — радуются оба. В процессе творческого обучения развивается не только ученик, но и учитель … С другой стороны, талантливому и уникальному человеку даже конкуренция не страшна: ведь у него же нет двойников, способных скопировать работу его мозга и его достижения. Поэтому конкурирует он лишь с самим собой в процессе свободного творчества, от чего и испытывает перманентный кайф.

Важнейшее проявление этой творческой поглощённости — так называемое потоковое состояние, при котором человек настолько сильно сосредоточен на какой-либо деятельности, что время для него престаёт существовать. Такие состояния нередко возникают у слушателей на моих курсах, да и у меня тоже. Стоит чуть глубже уйти в чью-то проблему ближе к концу занятия, как попадаешь в общий групповой поток — мыслей, чувств, надежд. Взгляд на часы — ого, занятие пора было закончить сорок минут назад … У всех остальных тоже растерянные лица. Как будто вынырнули на поверхность из другой реальности.

Вот как красиво описывается потоковое состояние родственником одного любителя минералов по имени Марти (в книге М. Селигмана): "…он позавтракал, выбрал из своих сокровищ кусок хрусталя и принялся изучать его под мощным микроскопом. Какое-то время спустя Марти заметил, что разглядеть структуру кристалла становится всё труднее. Видимо, облако закрыло солнце, решил он, но, подняв голову, с удивлением обнаружил, что за окнами гаснет закат".

Находясь в потоковом состоянии, индивид чувствует, что готов заниматься любимым делом до бесконечности. Примеры — физическая активность, шахматы, секс с любимым человеком и многое другое. Для меня здесь чрезвычайно важно, что в этом "потоке" человек может не только не испытывать (поверхностных) положительных эмоций, но и игнорировать отрицательные ощущения, сопровождающие сам процесс деятельности. Возможно, они блокируются теми же эндорфинами, о которых шла речь выше. Такое впечатление, что субъект попадает в более глубокое, "нейтральное" состояние в чём-то сродни гипнотическому, при котором, тем не менее, сохраняется отточенная ясность мышления и действий. В этот промежуток времени, очевидно, происходит удовлетворение наиболее глубоких психологических потребностей, вследствие чего и появляется чувство "упоения", "растворения в деятельности". Бредущий к вершине альпинист обычно испытывает холод, нередко слабость, тошноту и головную боль из-за горной болезни, но продолжает шаг за шагом продвигаться вверх по склону в каком-то безотчётном стремлении к цели (проверено на себе). Ощущение такое, как будто тебя ведёт некая сила, более высокая, чем ты сам.

Возможно, потоковое состояние — наиболее яркий пример душевного удовлетворения, которое получает и испытывает по-настоящему счастливый человек. И при этом почти никаких эмоций! Нужен ли более яркий пример, иллюстрирующий мелочность и пустоту повседневных переживаний "среднего человека" по сравнению с возвышенными наслаждениями творческой личности? Ведь это абсолютно разные уровни контакта с действительностью: всё равно, что сравнивать поведение обезьяны и современного человека.

Когда творец "плывёт" в своём потоке, он даже не стремится к результату, поскольку живёт в самом процессе деятельности. В жизни такого человека не остаётся места для стрессов — его существование перешло на другой уровень, недоступный для приземленного обывателя. Он находится в "золотой середине", где нет ни скуки, ни паники, а лишь неземная отрешённость и концентрация на задании.

Возможно, потоковые состояния, в которые попадают счастливые люди, связаны с удовлетворением именно тех потребностей, которые не могут быть реализованы в повседневной, "мелочно-пустяковой" жизни. Ведь в них всё иначе: "внешних" проявлений эмоций нет, "материального" нет, время исчезает, а ощущения совсем иные: целостные и "правильные". Я сам неоднократно "проваливался" в подобные состояния и готов разговаривать о них часами — с теми, кто "понимает". Ей богу, жалею тех особей, которые озабочены лишь проблемами своего повседневного существования, а "контакт с иной реальностью" осуществляют посредством чтения гороскопов или распитием очередной бутылки водки.

Состояние, аналогичное потоковому, описано в восточной философии и носит название "неделание в деятельности". Такая внешняя пассивность в сочетании с высочайшей эффективностью заметна в движениях спортсмена или танцора, достигших высшего уровня мастерства. Исполнитель как бы слит в единое целое с тем, что он исполняет. Это и есть совершенство, когда действия осуществляются полуавтоматически, почти без контроля сознания. Если вы, читатель, не знакомы с "потоком", значит вы ещё не знакомы и со своей уникальной личностью. Ведь потоковые состояния (как и разумный эгоизм) — строго индивидуальны и трудно достижимы. Для их "стабильного" получения надо вначале вложить немало усилий в интересующую вас деятельность. Это не ширпотреб для массового потребителя под названием "съел — и порядок".

Поскольку я уже говорил о том, что талантливый человек должен жить обособленно, находиться подальше от толпы, будет уместно сказать несколько слов и об одиночестве. Здесь всё полезное выражено в одной мудрой цитате: "Тому, кто стремится к одиночеству, не суждено его и испытывать". Умным людям необходимо защищать свой мир от вторжения посторонних. Тем более, что с возрастом и появлением жизненного опыта у человека появляется инстинктивное влечение к отдельному существованию. Такой индивид ищет и находит главное в жизни. Это и есть мудрое счастье. Счастье от ума.

Глава 4. Формула счастья и её обоснование

Нельзя жить приятно, не живя разумно.

Эпикур

Говоря о достижении счастья в предыдущих главах, я делал упор на таких качествах, как умеренность и разумный эгоизм. Хотелось бы сравнить данные понятия с так называемыми "универсальными добродетелями", которые выделил известный американский психолог М. Селигман в результате анализа литературы, относящейся к различным культурам. Данные добродетели — мудрость и знание, мужество, любовь и гуманизм, справедливость, умеренность, духовность — признаются во всех культурных и религиозных традициях, и поэтому названы универсальными.

Сразу же отметим, что умеренность присутствует в обеих схемах. Мужество и справедливость, как мы могли видеть, свойственны разумному эгоисту на пути к самореализации, а мудрость состоявшейся личности наступит в качестве достойного вознаграждения. Я уже отмечал, что разумный эгоист представляет собой целостную личность с необычными духовными переживаниями (см. предыдущую главу). Он также ценит стабильные и надёжные отношения с немногими близкими людьми, и в этом смысле способен к любви и дружбе. Поэтому заявляю с чистой совестью: в моей схеме "всё включено"!

А теперь — Формула Счастья:

Необходимость умеренности и разумного эгоизма я обосновал достаточно подробно. Здоровье (хотя бы его обычный, "нормальный" уровень) включено в схему в качестве необходимого условия для проявления уровней 2 и 3. Понятно, что физически тяжелобольной человек вряд ли сможет думать о самореализации, а психическое расстройство вообще выводит его за рамки этой схемы.

Здоровье — это уровень организма (первый уровень). Разумный эгоизм относится к уровню личностной самореализации (второй уровень). Умеренность отвечает за взаимодействие с окружающим миром (третий уровень). При этом умеренность положительно влияет на уровень здоровья, которое, в свою очередь, питает энергией проявления разумного эгоизма. Одновременно с этим умеренность всегда стоит "на страже", готовая ограничить излишние проявления эгоизма, если он случайно перейдёт допустимую, разумную грань. В то же время "здоровый эгоизм" (уровни 1 и 2) порождает умеренный оптимизм на третьем уровне.

Говоря об уровне 2, хочу ещё раз подчеркнуть роль разума, развитого интеллекта, здравого смысла, позволяющего придать эгоизму новое, гуманистическое качество. Собственно, человек должен проявлять индивидуальность в аспекте самореализации, что придаёт его жизни смысл и уникальность. В остальных, менее важных вопросах, рациональным выбором будет умеренность, сберегающая здоровье и силы для главных свершений. Я полностью уверен в данной схеме и меня беспокоит лишь один момент: как быть людям, которые интеллектом не обременены, а потому не только не смогут разумно направить свой эгоизм на путь самореализации, но и сдержать его неразумные проявления? Таким читателям на данный момент могу дать лишь один совет: живите умеренно до тех пор, пока не обнаружите свои индивидуальные таланты. Не вредите окружающим людям — среди них есть разумные эгоисты, стремящиеся к счастью!

Послесловие

Уфф, закончил. Спасибо себе, "умеренно любимому", за двухмесячный труд, во время которого смог и сам лучше разобраться во многих нюансах темы счастья. Книга получилась не совсем такой, как планировалась вначале, но общее направление я чувствовал всегда. Поскольку многие аспекты прозвучали в работе впервые, нельзя расчитывать на полную завершённость данной "бесконечной" темы. Но главное, в чём я ещё раз убедился во время написания книги — это в отсутствии альтернатив для достижения длительного и стабильного счастья. Остальные яркие на вид возможности — не что иное, как иллюзии в долгосрочной перспективе. Пришлось, правда, с горечью признать, что не каждый человек в принципе способен воплотить подобный вариант счастья, особенно в связи с "ограничениями по интеллекту", да и просто по молодой неопытности. Но я как автор не несу за это ответственности, а просто указываю на подобную возможность.

При желании я мог бы увеличить объём книги в 2–3 раза и насытить её конкретными "литературными" примерами, но это не мой стиль работы. Сэкономленное время пригодится для других дел. А пока — мой посильный вклад в психологию перед вами. Желаю счастья, и до новых встреч!

Леонид Левит,

кандидат психологических наук, доцент