sci_politics Борис Юльевич Кагарлицкий Сборник статей и интервью 2002г. ru Book Designer 5.0 25.02.2009 BD-038D80-114F-3943-8AAE-8AE0-269F-D1CE5E 1.0

Борис Кагарлицкий

Сборник статей и интервью 2002г.

Оглавление: 10.01 - Аргентина, Кавальо…какая боль! 14.01 - Топор проигранной войны 17.01 - Плохие новости от Деда Мороза 21.01 - Скромное обаяние КПРФ 28.01 - Все можно вырубить топором 04.02 - Ловушка Грефа 11.02 - Возможен другой мир. Без третьего 28.02 - ЖКХовщина 11.03 - Переправу на коней не меняют 14.03 - Золотой петушок 18.03 - Питерцы взяли в Москве МОСТы и банки 25.03 - Москва.Кремль. Путину 28.03 - Назначить террористом 08.04 - Екатерине Великой было легче 18.04 - Картонный плюрализм 22.04 - Русский бунт не бессмысленный и не беспощадный 25.04 - Закон об отмене прошлого принят! 25.04 - Нет! 25.04 - Но пораженье от победы кто-то должен отличать 06.05 - Что общего у водки и у выборов 16.05 - Магический реализм 23.05 - Между конформизмом и экстремизмом 27.05 - В борьбе за это 03.06 - КПРФ - ни (б) ни (м) 17.06 - У Зюганова отказал аппарат 24.06 - Невменяемые герои 27.06 - Чей человек Путин? 01.07 - Берлин: два в одном 08.07 - Кошелек дороже жизней? 22.07 - Кто проиграл Чечню? 25.07 - Enron,WorldCom…далее везде 05.08 - Информационные перестрелки на российско-грузинской границе 05.08 - Интервью с Виктором Алкснисом - Полковника никто не слышит 15.08 - Каникулы радикалов 19.08 - Мы после потопа или такой народ непобедим 22.08 - Магическая революция 22.08 - Перегрузка 25.08 - Первый парень в нашей деревне 05.09 - Взаимный интерес 12.09 - Запоздалые сомнения 23.09 - Помпадуры на Потомаке 26.09 - Передача на «Эхо Москвы» - Возникнет ли антиглобалистский интернационал? 26.09 - Нижний Новгород: из политического театра абсурда уходят зрители 28.10 - Да, скифы мы! Да, папуасы 28.10 - Менеджмент мира 11.11 - Война против свобод 23.12 - Шоу с участием президента

АРГЕНТИНА, КАВАЛЬО… КАКАЯ БОЛЬ!

А нас спасла русская непоследовательность

Закон психологии: люди не решают своих проблем, мы их просто перерастаем. Значит, они следуют за нами по пятам, из года - в год. И только устав - отстают. Они - от нас.

Говорят, как встретишь Новый год, так его и проживешь. Верна эта примета или нет, но события, происходящие в Аргентине, должны послужить серьезным предостережением для правительств и финансовых элит во всем мире. После того как на улицы Буэнос-Айреса хлынул разъяренный народ, в России вспомнили, что три года назад нам предлагали Аргентину в качестве образца. Деловая пресса публиковала восторженные статьи про «аргентинское чудо» и его творца Доминго Кавальо (Domingo Cavallo). К счастью, российская власть тогда вопреки обыкновению проявила здравый смысл. Вместо того чтобы по образцу Аргентины проводить жесткую финансовую политику, она девальвировала рубль, фактически приостановила приватизацию и поддержала производство. Начался экономический подъем.

Можно сказать, что был проведен своего рода экономический эксперимент. Приглашая Кавальо, российские неолибералы и западные финансовые организации доказывали, что крах 1998 года в России произошел не из-за проводимой в соответствии с их теориями политики, а из-за ее недостаточной жесткости. «Непоследовательной» России противопоставлялась Аргентина, где та же политика проведена была твердо и решительно, без каких-либо уступок критикам и здравому смыслу. Спустя три года можно сделать вывод, что нас спасла именно наша русская непоследовательность.

В действительности «экономическое чудо» 90-х годов для большинства населения Аргентины с самого начала было социальной катастрофой. После того как был установлен завышенный курс песо, начался спад производства, продолжавшийся непрерывно более четырех лет, значительная часть населения оказалась без денег. В магазинах невозможно было купить местную продукцию. В стране, некогда свысока смотревшей на бедных латиноамериканских соседей, появилась массовая нищета. На окраинах Буэнос-Айреса выросли трущобы.

Все это отнюдь не мешало мировой финансовой прессе (и самим аргентинским элитам) заявлять об успехе. Социальный кризис заметили лишь тогда, когда он начал затрагивать наиболее благополучную часть средних слоев, а экономический спад распространился на банковский сектор. Впрочем, здесь нет ничего уникального: у нас тоже катастрофой сочли не разорение двух третей граждан и ликвидацию половины экономики в начале 90-х, а крах 1998 года, который разорил многих из тех, кто нажился на этих бедствиях.

Наблюдаемый нами кризис в Аргентине - отнюдь не следствие неэффективного менеджмента или ошибок аргентинского правительства. Глубоко порочной является вся философия, на которой основываются экономические решения, причем не только в Латинской Америке. Деньги превращаются в фетиш. Это неудивительно. Финансовые группы, фактически находящиеся у власти, заставляют всех смотреть на мир своими глазами. Все переворачивается с ног на голову. Считается, что стабильный курс национальной валюты и низкая инфляция сами по себе решат все проблемы, хотя жизнь на каждом шагу доказывает, что все обстоит как раз наоборот: устойчивость финансовой системы зависит от общего состояния экономики. Однако признать это значило бы поставить под сомнение «руководящую роль» финансовой олигархии.

В 1998 году Россия спаслась благодаря тому, что наши олигархи оказались хоть как-то связаны с производством. Разорение банков тогда лишь усилило позиции «Газпрома» и нефтяных магнатов. В Аргентине, где нет богатых залежей нефти и газа, господство финансовых кругов оказалось безраздельным.

Безответственность правительства усугублялась отсутствием оппозиции. Обе партии - перонисты и радикалы - в Аргентине разделяли одни и те же экономические идеи. Единство «политического класса» гарантировало преемственность курса. В соседней Бразилии, где существует постоянная угроза прихода к власти Партии трудящихся, правящие круги не чувствовали себя столь уверенно. Бразильская ПТ давно утратила былой радикализм, но элиты все еще смотрят на нее с подозрением. А потому, когда в 1998 году начались финансовые неурядицы в России, бразильское правительство девальвировало национальную валюту и предприняло меры, аналогичные российским. После того как экономический рост возобновился в Бразилии, положение аргентинской промышленности стало еще хуже. В Буэнос-Айресе (некогда славившемся своими кожаными изделиями) невозможно было купить пару ботинок местного производства: все прилавки занимал дешевый бразильский импорт.

Когда в 1999 году английского экономиста Алана Фримена (Alan Freeman), выступавшего в Буэнос-Айресе, спросили, не считает ли он, что для подъема производства нужно девальвировать песо, он ответил, что не понимает вопроса: если экономика находится в глубоком спаде, валюту все равно придется девальвировать независимо от того, считают это желательным или нет. Именно нежелание элиты признавать очевидные факты и отсутствие интереса к тому, что происходит с населением собственной страны, привели к полной потере контроля за ситуацией.

Несмотря на различия между партиями, политический класс оказался един. И в этом единстве полностью противопоставил себя как народу, так и реальности. Во время новогоднего кризиса в Аргентине власть буквально оказалась на улице - никто не хотел править. Политики все разом обнаружили, что ни одно из принимаемых ими решений не может быть выполнено. В такой ситуации власть потеряла свою ценность.

То, что считается нормальным, естественным и единственно возможным для политических и деловых элит, неприемлемо для населения. То, что население считает необходимым, по мнению элит, невозможно, немыслимо и абсурдно. Философия, которой руководствуется политический класс, объявляет невозможным многое из того, что не раз уже успешно делалось, более того - считалось нормальным лет двадцать назад. Общественные инвестиции заранее исключаются. Любые меры, чреватые ростом инфляции, объявляются недопустимыми, даже если они стимулируют рост производства, занятости и жизненного уровня. Приватизация является необратимой, даже если все (включая новых хозяев) признают ее провал. Государственное регулирование объявлено неэффективным в принципе, а рыночные методы - безупречными независимо от достигаемых результатов. Беда в том, что большинство населения видит вещи совершенно по-другому. Жизненный опыт миллионов людей свидетельствует, что официальная идеология не работает и с этим ничего поделать нельзя.

Потребовалось сменить президента пять раз за три недели, чтобы наконец очередной национальный лидер Эдуардо Дуальде (Eduardo Duhalde) решился сделать очевидное: девальвировать песо. Возможно, финансовый кризис удастся преодолеть. Но для того, чтобы преодолеть глубочайший кризис доверия народа к власти, этого уже окажется недостаточно.

Новогодняя аргентинская драма ужасно напоминает российские события трехлетней давности, но с одним более чем существенным различием. В Аргентине народ бросился на улицы, а в России - к телевизорам. Возможно, дело в темпераменте и культуре. Но скорее всего, в том, что в России в отличие от Аргентины люди в 90-е годы потеряли уважение не только к власти, но и к самим себе.

ТОПОР ПРОИГРАННОЙ ВОЙНЫ

Кого назначат виноватым за провал чеченской кампании

Недавно, проходя по центру Москвы, случайно заметил, что окна одного из домов заклеены бумажной лентой - крест-накрест. «Как во время войны», - подумал я. Спустя несколько дней то же самое я увидел на окнах Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова. Только здесь рядом с бумажными полосами были вывешены фотографии чеченской войны. Сахаровский центр проводит антивоенную акцию. Вы можете получить здесь открытку с призывом прекратить войну и послать ее президенту. Это должно продемонстрировать власть имущим, что в обществе отношение к войне меняется.

Согласно опросам общественного мнения, осенью 1999 года, когда война началась, ее поддерживало большинство населения. Год спустя число сторонников переговоров впервые превысило количество сторонников войны.

На протяжении 2001 года популярность мирного урегулирования неуклонно возрастала, а популярность войны падала. Лишь после событий 11 сентября 2001 года количество сторонников войны резко подскочило. Но даже в этот момент оно оказалось меньшим, чем численность ее противников. В последующие месяцы антивоенные настроения опять стали нарастать.

Тупик

К данным социологии нужно относиться осторожно. Но, как правило, динамику общественного мнения они отражают. Значительная часть российского общества настроена против кавказцев. Но даже среди националистов растет осознание того, что война бессмысленна. Одно дело - испытывать неприязнь к «инородцам», другое дело - призывать к их истреблению, а тем более оправдывать гибель собственных солдат.

«Чечня не побеждена, и теперь с уверенностью можно сказать, что побеждена не будет. Боевой дух чеченского народа оказался сильнее армии РФ» - это пишет не кто иной, как Эдуард Лимонов. Тот самый Лимонов, который несколько лет назад призывал разгромить сепаратистов. «Войну в Чечне нужно закончить и дать Чечне независимость. Потому что войну в Чечне возможно выиграть, только уничтожив всех чеченцев. А это называется геноцид. У двух народов - чеченского и русского - долго еще не появится общего дела, чтобы для этого дела жить вместе. А может, и никогда не появится. Слишком много крови между нами».

Как бывший политзаключенный могу с удовольствием констатировать, что время, проведенное в тюрьме, пошло Лимонову на пользу - в открытом письме Владимиру Путину он внятно и четко демонстрирует опасность формирования у нас национал-полицейского режима. Но российские власти и без помощи Сахаровского центра и «Новой газеты» догадываются, что война из главного политического козыря превращается для них в нерешенную проблему. Но одно дело - осознать бесперспективность проводимого курса, другое дело - найти выход.

Прогноз и реальность - два года спустя

Современная российская элита - как политическая, так и деловая - никогда не мыслит стратегически. Если сегодня что-то кажется выгодным, значит, это надо делать, не задумываясь о последствиях. Осенью 1999 года война была выгодна, ибо помогала решить вопрос о передаче власти. К весне 2000 года продолжение военных действий уже не имело смысла. Но, как назло, бои не прекращались.

Газеты двухлетней давности полны бахвальством генералов, обещавших ликвидировать последние очаги сопротивления к марту 2000 года. На чем основывались эти прогнозы? Во-первых, в Москве сочли, что поражение в первой чеченской войне было вызвано недостаточной концентрацией войск и техники, а потому решили на сей раз двинуть вперед куда более мощное войско. Вопрос о том, насколько компетентно этими войсками управляют, естественно, даже не ставился. Генералы искренне поверили в собственную сказку, будто прошлую войну они проиграли из-за журналистов. Потому, обеспечив себе информационное прикрытие с тыла, они почувствовали себя неуязвимыми. Никакого профессионального анализа причин военного поражения в прошлой кампании, никакой серьезной самокритики российское военное ведомство не допустило.

Во-вторых, российские власти исходили из того, что их чеченские коллеги за три года «почти независимости» вполне разложились. После того как в 1996 году «свободная Ичкерия» стала сотрудничать с «демократической Россией», коррупция, воровство, бандитизм и интриганство привели к фактическому развалу чеченской государственности. Борис Березовский и российские программы восстановления экономики сделали то, чего не смогли добиться все генералы первой чеченской кампании. Мирная жизнь в республике так и не наладилась. Одни крали казенные деньги, другие похищали людей, третьи торговали нелегальной нефтью. Единый фронт борцов за независимость распался, недовольство собственной властью было повсеместным, а противоречие между ваххабитами и сторонниками светского государства разделило чеченское общество и поставило его на грань гражданской войны.

В таких условиях второй чеченский поход действительно мог бы завершиться успехом. Но в Москве никто и не думал разрабатывать военно-политическую стратегию реинтеграции Чечни в состав России. Столичные вожди просто приняли во внимание «благоприятные обстоятельства» и сочли, что теперь победа им обеспечена.

Два года боев показали, что Российская армия не в состоянии справиться с партизанской войной. Более того, каждая зачистка, каждая бомбардировка обеспечивают пополнение рядов боевиков. Другое дело, что и чеченская сторона в нынешней войне оказалась неспособна на организацию крупномасштабных скоординированных операций. Слабость президента Масхадова не техническая, а политическая. Он прекрасно может поддерживать связь с полевыми командирами. Другой вопрос - насколько они признают его приказы.

В итоге война приобретает затяжной и застойный характер: Российские войска не могут подавить партизанское движение. Но и чеченские боевики не имеют возможности нанести решающий удар, который привел бы к немедленному отступлению армии.

В принципе такие ситуации разрешаются за столом переговоров. Но успешных переговоров российское руководство боится даже больше, чем военных поражений.

Ловушка для Путина

Борис Ельцин считался человеком безответственным. Он мог разжечь войну, мог заключить мир. При этом репутация президента не страдала, ибо его все равно воспринимали как монстра. Имея поддержку 6% населения, президент может чувствовать себя совершенно свободным: терять уже нечего.

Иное дело Путин. Его рейтинги, возможно, и дутые, но не менее трети населения страны Путина в самом деле поддерживают - а это, по нашим меркам, очень немало. Нынешний президент возник из ничего, а потому, потеряв популярность, он, при всех своих официальных полномочиях, мгновенно превращается в пустое место. Его перестанут бояться. С ним перестанут считаться.

Он будет лично ответствен за все поражения и неудачи. История с подводной лодкой «Курск» это уже показала на символическом уровне. Чечня - гораздо серьезнее. Мирный договор фиксирует провал кампании: чем более успешным будет мир, тем более очевидной станет изначальная бессмысленность войны. Короче, власть потерпит политическую, идеологическую и моральную катастрофу.

Единственное спасение для Кремля - найти крайнего. В прошлый раз военные и политики дружно свалили все на журналистов. Во вторую кампанию пресса дружно повторяла официальную ложь, не боясь даже подорвать доверие к себе. Значит, нужно искать нового крайнего. Им могут быть только военные, провалившие операцию. Генералы чувствуют это и нервничают. Еще более подходит на такую роль муфтий Кадыров, который находится, судя по его заявлениям, в состоянии полной растерянности. Но одного Кадырова все же маловато…

В среде правозащитников господствует представление, будто генералы - все сплошь «ястребы», мечтающие воевать бесконечно. Это далеко не так. Армейская верхушка неоднородна. Но одно для генералов очевидно: им выгоднее, чтобы уход из Чечни рассматривался в обществе как результат политического предательства, а не как следствие военного поражения. Именно поэтому они продолжают делать воинственные заявления. Это - их алиби.

Получается, что Путину выгодно перевести стрелку на военных, а военным - на Путина.

Другая сторона

В 1996 году чеченская сторона была к переговорам готова. В 2002 году - ситуация иная. Когда в Москве заявляют, что Масхадов ничего не контролирует на поле боя, они, скорее всего, правы. Другое дело, что он, даже ничего не контролируя, остается единственным легитимным лидером республики. Точно так же Ясир Арафат из Туниса не мог руководить первой «интифадой» в Палестине. Но мирные соглашения именно ему дали реальную власть.

В случае начала переговоров легитимность Масхадова тоже превратится в реальный политический вес, с которым вынуждены будут считаться все полевые командиры. В бесконечной войне заинтересованы как раз те чеченские лидеры, которые обладают ресурсами для боевых операций, но отнюдь не политическим влиянием в обществе. Это Басаев и Хаттаб. Дагестанская авантюра сделала их непопулярными. Идеология ваххабизма оттолкнула от них людей.

Но в любом случае ясно, что война не прекратится, даже если Басаев и Хаттаб исчезнут со сцены. Их место тут же займут новые полевые командиры. Другое дело, что с исчезновением Хаттаба и Басаева резко снизится острота внутричеченского конфликта. Скорее всего, это в российских спецслужбах понимают, а потому берегут «главных террористов».

Поскольку не приходится рассчитывать ни на исчезновение Басаева, ни на его примирение с Масхадовым, вывод российских войск из Чечни может закончиться гражданской войной. И не надо делать вид, будто это нас не касается…

Значит, воевать бесконечно нельзя, войска выводить тоже нельзя?

Что делать?

На самом деле урегулирование не сводится к выводу войск. Эвакуация российских войск из республики должна быть лишь последним этапом этого многостороннего процесса. Главная задача - не прекращение боевых действий, а создание условий для здорового развития общества. Выборы 1996 года, породившие режим Масхадова, были самыми свободными в истории республики, но и они были отнюдь не идеалом демократии. За бортом осталась значительная часть беженцев, особенно русских.

Ключевым вопросом является создание демократического представительного органа, легитимность которого была бы бесспорна. На первом этапе необходимо остановить активные боевые действия и провести честные выборы (с участием вынужденных переселенцев). Боевики и военные все еще будут держать друг друга под прицелом, но именно это поможет гарантировать права мирного населения.

Свободные выборы создадут легитимную власть на местах - от районного до республиканского уровня. И Кадыров, и Масхадов в лучшем случае останутся лидерами фракций. С новой администрацией и нужно будет вести все переговоры.

В свое время граф Воронцов предлагал имаму Шамилю согласиться на установление российского протектората, и лидер горцев, судя по дошедшим до нас источникам, положительно отнесся к этому предложению. Препятствием для мирного урегулирования тогда оказалась не гордость горцев, а упрямство петербургских чиновников, решивших «добить врага». В те времена Российская империя все еще была на подъеме. Сегодня очевидно, что Россия не может навязать свою волю Чечне в одностороннем порядке, но для сотен тысяч чеченцев, живущих в русских городах, независимость Ичкерии отнюдь не является решением проблемы. Иными словами, сохранение в какой-то форме политической связи между Россией и Чечней - в интересах как русского, так и чеченского народов.

Конкретные формулировки могут найти дипломаты. Более важно обеспечить экономическое и социальное возрождение республики. Создать рабочие места, а не каналы по перекачке в частные карманы государственных денег. Сделать это можно только при наличии демократического контроля над инвестиционным процессом. Не только в Чечне, но и в России.

В конечном счете проблема не в Чечне. Проблема в России. Прекращение кавказской войны может стать первым толчком, с которого начнутся перемены в политической и экономической жизни. Проигранные войны нередко шли на благо государствам. Главное - не упустить шанс.

ПЛОХИЕ НОВОСТИ ОТ ДЕДА МОРОЗА

Обычно русского Деда Мороза отождествляют с Санта Клаусом - бородатым добродушным господином, рассовывающим детские подарки в подвешенные у камина носки и рекламирующим популярные brand names по телевидению. На самом деле Дед Мороз, или Морозко, судя по русским сказкам, мужик суровый и своенравный. Захочет - подарком одарит, а захочет - заморозит до смерти.

Нынешней зимой эта черта Деда Мороза проявилась в полной мере. В начале новогодних праздников столичный мэр Юрий Лужков торжественно вручил ему ключи от города. Сразу же после этого в Москве начались жуткие морозы. Мэр, однако, не отобрал ключи у Деда Мороза, который, похоже, так и вернулся с ними в родной Великий Устюг.

Между тем нынешней зимой в Москве от холода уже погибли более 300 человек. В декабре и первой половине января число людей, замерзших до смерти, ежедневно составляло от пяти до десяти человек - больше, чем потери федеральной группировки в Чечне. Люди, замерзающие на улицах в богатейшем городе страны, - результат не только всеобщего пьянства и плохой работы коммунальных служб, но и социального кризиса: бездомных становится все больше. В Хельсинки, где климат такой же, как у нас, а народ не менее пьющий, имеется муниципальная служба, которая собирает подвыпивших людей на улицах. В праздники на помощь городским работникам приходят добровольцы. Впрочем, и в Москве раньше людей на улицах замерзать не оставляли. Во всяком случае, такого количества жертв не было.

К этому можно добавить людей, убитых и раненных падающими с крыш сосульками, пострадавших в авариях на обледенелых дорогах, и так далее. Поездка на машине по столице нынешней зимой превращается в авантюру с непредсказуемым результатом. Немало деловых встреч нынешней зимой сорвалось просто потому, что водители не могли пробиться через пробки на заснеженных дорогах. Я перемещаюсь по городу на метро и обычно всюду успеваю. Единственная попытка взять такси окончилась плачевно: машина застряла в полуторачасовой пробке, и я опоздал на телевидение, где должен был участвовать в дискуссии.

С наступлением оттепели, конечно, количество жертв холода сокращается, но сосульки, грязь и подтаивающий лед остаются общественным бедствием. Для города, находящегося в северных широтах, Москва удивительно плохо приспособлена к зиме. Снегопад превращается в настоящее бедствие, причем всегда внезапное. Лед на дорогах является непобедимой стихией. Впрочем, на проезжей части с ним еще как-то борются. Иное дело на тротуарах, где тысячи людей каждую зиму ломают себе руки и ноги. Если за месяц вы ни разу не поскользнулись на льду, покрывающем пешеходную часть улиц даже в сравнительно престижных районах, - одно из двух: либо вам невероятно везет, либо вы большой босс, перемещающийся только от дверцы автомобиля к дверям своего офиса.

Жалобы на плохую подготовку Москвы к зиме раздаются уже не первый год. Но самое неприятное то, что ситуация неуклонно ухудшается. Морозные зимы были и прежде, но такого количества жертв в советские времена не наблюдалось. Повсеместное оледенение тротуаров началось вместе с перестройкой. А старшее поколение вообще рассказывает, что при Сталине дворники работали безупречно, тротуары были чисты и по улицам женщины могли ходить зимой на высоких каблуках. Однако желания вернуться в сталинские времена у меня почему-то не возникает. Неужели для того, чтобы очистить улицы от льда, обязательно необходим террор?

Мороз, безусловно, является в Восточной Европе политическим фактором. Зима делает нас консервативными. При двадцатиградусном морозе мало кто решится идти протестовать на улицы. В Польше режим генерала Ярузельского в 1981 году ввел чрезвычайное положение, когда наступили холода. Активисты свободных профсоюзов ответили ему лозунгом «Зима - ваша, весна - наша!». В России революционные движения тоже шли на подъем в теплую погоду, зато с наступлением холодов государство демонстрировало всю свою репрессивную мощь. Реформы Хрущева неслучайно называли «оттепелью». Выборы и референдумы тоже очень удобно проводить зимой. Чем меньше народа доберется до избирательных участков, тем больше мертвых душ будет приписано к окончательному результату. Чиновники сидят в хорошо протопленных помещениях, а их автомобили перемещаются по нескольким городским трассам, успешно очищенным от снега и льда. Мне не известно ни одного случая, чтобы кто-то из представителей городских властей замерз бы до смерти в своем кабинете или погиб от удара сосулькой по голове.

Так что симпатия властей к Деду Морозу далеко не случайна.

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ КПРФ

С приходом Путина партия Зюганова утратила роль альтернативы

Нечто странное происходит с крупнейшей партией страны. С одной стороны, КПРФ остается самой большой по численности и самой мощной по структуре политической организацией. С другой стороны, в Думе вопросы решаются уже и без участия коммунистов. Партию почти не видно в политических дискуссиях. Ее позиции невнятны, ее отношение к власти двусмысленно и неопределенно. Но вместе с тем партия Геннадия Зюганова регулярно выигрывает выборы в регионах, причем, по утверждению некоторых социологов, ее рейтинг зашкаливает за 40%.

Коммунист Геннадий Ходырев выиграл выборы в Нижнем Новгороде, считавшемся опорой либералов. Сергей Левченко, кандидат компартии, был в двух шагах от победы в Иркутске. Собственно говоря, по нашим сведениям, он и выиграл. Да только включился административный ресурс, и итог выборов несколько подкорректировался. В Нижнем тоже соответствующие попытки предпринимались, но преимущество Ходырева было столь огромным, что подобные корректировки не имели смысла. Как сказал один из представителей команды Ходырева, у властей «даже и фальшивых бюллетеней не оказалось в достаточном количестве».

Северокавказский наместник генерал Казанцев в Ростове-на-Дону решил проблему с армейской прямотой - просто снял с дистанции Леонида Иванченко, кандидата КПРФ, имевшего хорошие шансы повторить успех Ходырева. Но считать такое победой могут лишь генералы.

Казалось бы, все это говорит об успехе КПРФ. Но в том-то и дело, что подобные успехи лишь обостряют политический кризис внутри партии. Причем говорят об этом уже не только сторонние наблюдатели, но и многие представители партийных кругов.

Прежде всего резко изменился избиратель, голосующий за коммунистов. В 1993-1999 годах КПРФ завоевывала свои голоса главным образом среди жителей деревень и мелких городов, а также среди пожилых людей. В 2001 году ситуация перевернулась. В деревнях и мелких городах люди голосуют за кандидата власти. То есть там и раньше, и сейчас голосовали консервативно: просто после распада СССР прошло 10 лет, и политическое содержание этого консерватизма изменилось. Теперь консерваторы - за Путина и за тех, кого воспринимают в качестве «его людей». В этом плане стремление Зюганова дружить с Кремлем понятно. Он бежит за уходящим электоратом. Но в это самое время у партии появляется новый избиратель. Кампании Ходырева и Левченко (точно так же, как и опросы в Ростове-на-Дону) показали: кандидат КПРФ побеждает прежде всего в крупных промышленных и университетских центрах, лидирует среди более молодых избирателей.

Это оказалось сюрпризом для самих организаторов предвыборной кампании в Нижнем Новгороде и Иркутске. Хотя ничего странного тут нет: в России начинает воспроизводиться общеевропейский тип голосования: промышленные и университетские центры голосуют за левых, а «глубинка» - за правых. «Вписавшиеся» в новую жизнь люди далеко не обязательно удовлетворены своим положением в ней и тем, как она устроена. Зато они куда лучше понимают правила игры. Сегодня на поведении избирателей сказываются три года промышленного роста. Да и вообще за десять лет люди более или менее вросли в новую действительность, осознали свои интересы и начали делать свой выбор не на основе эмоций, а на основе этих интересов.

Проблема в том, насколько КПРФ сама готова к этой новой ситуации. Если говорить о зюгановской команде, то ответ однозначен. Эти люди в принципе умеют только проигрывать. Однако, несмотря на жесткий контроль Геннадия Зюганова и Валентина Купцова над центральным аппаратом КПРФ, в партии далеко не все спокойно. КПРФ представляет собой конгломерат политических групп, жестко скрепленных воедино силой центрального аппарата. На местах же эти группы действуют совершенно самостоятельно.

Вот, например, группа Юрия Маслюкова, к которой принадлежит и губернатор Нижнего Новгорода. По существу это совершенно отдельная команда с собственными кадрами, источниками финансирования, политтехнологами, средствами массовой информации и даже идеологией. Как-то в пылу внутрипартийных разборок генерал Макашов пытался узнать, к какой парторганизации принадлежит товарищ Маслюков. А ни к какой. Во время выборов в Нижнем Новгороде ходыревцы от КПРФ ничего не получали просто так. По их словам, все услуги партии оплачивались на коммерческой основе. Что же касается поездок Зюганова в Нижегородскую область, то это был вообще анекдот. Ходыревцы возили Зюганова по деревням и мелким городкам, пытаясь по возможности скрыть его присутствие от жителей областной столицы. Средства массовой информации, близкие к Ходыреву, молчали о приезде Зюганова, как партизаны на допросе. Зато праволиберальные телеканалы и газеты изо всех сил рекламировали визит лидера КПРФ. «Зюганов обладает колоссальным негативным рейтингом, - жаловался один из коммунистических политтехнологов. - Стоит ему где-то появиться, как все рушится».

Дело, конечно, не в личности Зюганова, а в воплощаемой ею политике. У этой политики нет перспективы. Она неприемлема ни для левых, ни для правых. Первые никогда не согласятся с заменой идей классовой борьбы националистической риторикой, а вторые тоже испытывают дискомфорт от зюгановских лозунгов, но предпочли бы им не призывы к социальной борьбе, а прагматичную программу мероприятий по подъему производства в рамках «социального партнерства».

Региональные элиты расколоты, многие понимают, что жилищно-коммунальная реформа и другие проекты нынешней кремлевской команды, обогатив кучку новых олигархов в Москве, в очередной раз разорят население и подорвут все еще слабый экономический рост. Поэтому бизнесмены стали охотно вкладывать деньги в кандидатов от КПРФ. В Иркутске выборы проходили на фоне острого конфликта вокруг «Иркутскэнерго», и избирательный фонд Левченко охотно пополняли структуры, близкие к Потанину: по их мнению, это был лучший способ насолить действующему губернатору.

В свою очередь, региональные лидеры КПРФ обнаружили, что средние слои, ранее настроенные антикоммунистически, начали смещаться влево.

Но в то время как средние слои левеют, коммунистические политики не находят ничего лучшего, как демонстрировать свою умеренность, лояльность к власти. Когда в Ижевске началась кампания по выборам мэра, кандидат КПРФ Ануфриев немедленно заказал плакаты с обещанием навести порядок: «В Москве - Путин, в Ижевске - Ануфриев». Такие вот коммунисты.

В сущности, прагматики от КПРФ попадают в ту же ловушку, что и зюгановцы. В долгосрочной перспективе политика «умеренных» грозит обернуться таким же стратегическим тупиком, как и зюгановщина. Ибо уже очевидно, что во власть деятелей КПРФ не пустят, а единственный шанс победить для них - массовое недовольство Путиным и его политикой. Если это недовольство выйдет на поверхность и примет политические формы, у думской оппозиции появляются шансы. Победа в Нижнем Новгороде и успех в Иркутске заставляют многих региональных лидеров партии поверить, что победить можно и на федеральном уровне. Но тогда кандидатом оппозиции должен быть не Зюганов, а другой политик, реально способный сплотить вокруг себя широкий блок и действительно собирающийся бороться за власть.

Разумеется, не надо забывать и поразительный разрыв, существующий в России между «электоральной политикой» и реальной жизнью. В том числе и жизнью политической. Выборы в Иркутске были в этом смысле показательны - в них участвовало не более трети населения.

Безразличие людей к выборам губернатора (да и к выборам вообще) - признак отчуждения между народом и политической системой. Появление значительного числа «красных губернаторов» было главным и, возможно, единственным реальным политическим успехом КПРФ после 1996 года. Население, однако, обнаружило, что «красные» губернаторы в большинстве случаев не сильно отличаются от «белых». Нижегородское противостояние в этом смысле показательно: и «красный», и «белый» кандидаты вышли из одного обкома партии. Либералы насквозь номенклатурны, а коммунисты теснейшим образом связаны с бизнесом, который и оплачивает им все более дорогие избирательные кампании. Причем расходы коммунистических политиков возрастают по мере снижения активности их сторонников в массах.

Политическая система функционирует сама по себе, а жизнь идет сама по себе. Тем более что по-настоящему важные для страны вопросы все равно решаются не на выборах, а в недрах кремлевской администрации. До тех пор, пока нынешняя система существует, КПРФ гарантировано место крупнейшей оппозиционной партии страны. В этом смысле и КПРФ, и власть равно заинтересованы в сохранении сложившегося политического порядка, который гарантирует им их нынешнее привилегированное положение. Но точно так же очевидно, что в рамках этой системы КПРФ обречена оставаться даже не вечной оппозицией, а скорее вечной тенью партии власти. Что, в общем, устраивает и власть, и окружение Геннадия Зюганова. Другое дело, что это удовлетворяет далеко не всех в самой КПРФ. Отсюда деморализация активистов. Отсюда и критические настроения в самом партийном аппарате. С одной стороны, выразителем этих настроений стал лидер московской организации Александр Куваев, критикующий Зюганова за нежелание проводить последовательно оппозиционный курс. А с другой стороны, среди депутатов, региональных партийных лидеров и «красных» губернаторов формируется своя оппозиция, кандидатом которой мог бы стать Геннадий Ходырев.

И все же политическая головоломка КПРФ остается неразгаданной. Партия сильна до тех пор, пока играет по правилам, но единственный способ выиграть для нее, если изменятся правила. А если изменятся правила, партия может утратить свою силу.

В рамках действующей системы избиратель не получит никакой другой альтернативы, кроме КПРФ. Об этом заботятся и средства массовой информации, и законодатели, всячески ограничивающие активность низов, препятствующие образованию новых политических организаций. Но положение дел не останется неизменным. Рано или поздно отчуждение между населением и политической системой достигнет критического уровня, после чего неизбежен кризис. В 1995-1996 годах КПРФ могла представить себя в качестве единственной альтернативы режиму Бориса Ельцина (в этом Зюганову помогли и либеральные журналисты, пугавшие обывателя «реставрацией коммунизма»). С приходом Путина партия Зюганова утратила роль альтернативы даже на символическом уровне.

Нынешнее благополучие КПРФ грозит обернуться серьезными политическими неприятностями для партии. Но лишь в том случае, если пробудятся те самые массы, о которых по праздникам принято вспоминать на партийных мероприятиях.

ВСЕ МОЖНО ВЫРУБИТЬ ТОПОРОМ

Олигархи, власть и полное бездействие законов опровергают русские пословицы

Борис Березовский пообещал в наступающем феврале доказать, что за взрывами домов в 1999 году стояли российские спецслужбы. В свою очередь, российские спецслужбы пообещали примерно в те же сроки доказать, что за чеченским вторжением в Дагестан стоял Борис Березовский. Улики еще не предъявлены, но публика, в общем, поверила. Ибо ни та, ни другая сторона на самом деле не сообщили нам ничего нового: все давно уже сказано и опубликовано. Однако остается один, самый неприятный вопрос. Если взаимные обвинения сторон справедливы, то зачем мы вот уже третий год воюем в Чечне?

Блеф, ложь и кровь

Удивительное дело: страшные обвинения, которые в Западной Европе вызвали бы самое настоящее политическое землетрясение, в России не вызывают даже серьезной дискуссии. В советское время на разоблачительные заявления, сделанные очередным перебежчиком, государство отвечало яростными протестами, обвиняя его в клевете, домыслах и подтасовке фактов.

Сейчас ни одна сторона всерьез не пробует оправдаться или хотя бы возмутиться. Близкие к Кремлю журналисты лишь дружно заявили, что Березовский блефует. Заметьте: не лжет, а именно блефует. Доказательства, продолжали они, беглый олигарх предъявить не решится потому, что сам к делам 1999 года причастен. Иными словами, косвенно признают, что все сказанное Березовским - правда. Под сомнение ставится не факт, а лишь решимость одного из участников событий доказать его в суде.

Когда спустя примерно неделю ФСБ выступила с заявлением, что попросит экстрадиции Березовского в связи с финансированием террористов, власть, со своей стороны, подтвердила то, о чем писала уже два года назад оппозиционная пресса. Коллектив «Новой газеты» может торжествовать. Кремль и лондонский изгнанник не только грозятся документально доказать выдвигавшиеся нами обвинения, но и подтверждают правильность нашей интерпретации тех событий.

Еще в 2000 году я опубликовал в «Новой газете» статью, где изложил свою версию событий, предшествовавших второй чеченской войне. Источником послужила «утечка информации», допущенная сотрудниками спецслужб (судя по всему, вполне сознательно). Согласно этой версии первоначальный план дагестанской авантюры обсуждался во Франции на встрече Александра Волошина с Шамилем Басаевым, но о взрывах жилых домов на тех переговорах речь не шла. Впоследствии первоначальные договоренности сторон были сорваны, в дело вмешалась ленинградско-чекистская группировка. Была задействована российская агентура среди боевиков. Политические договоренности сменились оперативными решениями. Следствием такой «корректировки сценария» оказались взрывы домов.

Никто из героев публикации с опровержениями не выступил, предпочтя промолчать. Это с их стороны, пожалуй, в тогдашней ситуации было самым разумным. За прошедшие два года общее настроение в стране изменилось. Во-первых, другим стало отношение к чеченской войне. Во-вторых, чеченские формирования разгромлены не были, а потому все прекрасно понимают, что, будь официальная версия терактов 1999 года верна, за последние два года чеченские боевики взорвали бы уже пол-России. Репрессии против мирного чеченского населения давали достаточно поводов для возмездия. Страшно подумать, что происходило бы в русских городах, окажись на месте чеченцев, например, палестинские арабы и будь среди боевиков достаточное количество настоящих, а не виртуальных «исламских фанатиков». Но ничего этого не было. Мы поставили на самих себе рискованный эксперимент, и он вопреки обыкновению прошел удачно. Расплачиваться остается мирному населению Чечни, которое продолжают систематически убивать и грабить.

Когда Березовский говорит, что про взрывы догадался лишь недавно, он, конечно, кривит душой. Трудно поверить, что он, находясь рядом с властью, был менее информирован, чем авторы «Новой газеты». Но даже если и так, Борис Абрамович мог просто вовремя прочитать наши публикации, на которые он столь активно ссылается задним числом.

Нынешние взаимные разоблачения Березовского и «ленинградцев» вернули нас к исходной точке. Причем Березовский в развернувшейся войне компроматов выигрывает. История с дагестанским походом его не красит, но, если подтвердится информация о том, что взрывы произошли без его ведома, то он окажется в более выгодном положении, нежели его оппоненты.

Разумеется, на Западе и одной сотой доли того, что мы узнаем про любого из участников нынешней разборки, было бы достаточно, чтобы навсегда похоронить его карьеру в политике и бизнесе. Но в России условия иные. Западная публика исходит из того, что ею руководят честные политики и бизнесмены. На самом деле это совершенно не так, но публика все же привыкла так думать, и это важно. В России, напротив, все знают, что в российский правящий класс нет иного пропуска, как через преступления. Мы к этому привыкли, и это само по себе не вызывает у нас ни протеста, ни даже особых эмоций. Единственное различие, которое публика еще готова делать, так это между крупными ворами и массовыми убийцами. Даже криминальная этика, ставшая нормой российского капитализма, заставляет делать такое различие. Чувство элементарного самосохранения толкает людей к мысли, что плохо, когда заправляют «мокрушники» и «беспредельщики».

Это прекрасно уловил Березовский, который прямым текстом обвинил по телевидению власть не в беззаконии, а именно в «беспределе». Иными словами, в нарушении принципов бандитской морали. Дожили: у российского правящего класса даже с криминальной этикой плохо.

Террористы на заказ

Что может противопоставить этому другая сторона? Экстрадиция Березовского является маловероятной просто потому, что обвиняют его в связях с террористами, а для этого надо еще доказать не только его контакты с чеченскими формированиями, но и террористический характер именно тех формирований, с которыми имел дело олигарх. Для российских официальных лиц проблемы тут нет, ибо все чеченцы от 10 до 60 лет являются террористами по определению (или по праву рождения?). Но, как известно, Парламентская ассамблея Совета Европы отказалась согласиться с подобным подходом.

Любое государство склонно считать террористами всех, кто борется против него с оружием в руках (включая повстанцев, добивавшихся независимости Израиля, Палестины, Алжира, Кении, автономии Чиапаса, всеобщего избирательного права в Родезии и Южной Африке и т.д.). В момент, когда боевые действия прекращаются, террористы становятся партнерами по переговорам, а в случае срыва переговоров их пытаются переквалифицировать обратно в террористов, - история Чечни и Палестины в этом смысле достаточно схожа. Поскольку законы о терроризме подвержены политической конъюнктуре, каждая страна выдумывает собственные определения, которые, в свою очередь, периодически то расширяются, то сужаются.

Однако в мировой практике сложилось устойчивое представление о терроризме как о сознательном вооруженном насилии, направленном против мирных жителей. Из этого в отличие от США, России и Израиля исходят в Западной Европе.

Согласно такому подходу чеченские и палестинские бойцы в зависимости от своих методов делятся на террористов и повстанцев. «Хамас» или «Исламский джихад» - террористы, поскольку они убивают мирных прохожих в Иерусалиме. Но Народный фронт освобождения Палестины, атакующий только военные объекты, является повстанческой организацией.

Поход на Дагестан был актом агрессии, но не терроризма. К тому же на момент, когда все это происходило, Чечня де-факто была вне России. Если будет доказано соучастие Березовского в подготовке дагестанской авантюры, то ему можно предъявлять обвинение не в финансировании террористов, а в измене Родине: речь идет о нападении на Россию фактически извне! Но вот беда: учитывая роль олигарха в тогдашнем руководстве, придется признать, что нападение это было спланировано и подготовлено самим же российским руководством, а значит, страной руководят еще и предатели.

Если бы лондонскому изгнаннику были предъявлены обвинения по делу лопнувшего Российского автомобильного альянса, «Аэрофлоту» и десятку-другому аналогичных афер, шансы на выдачу беглеца российским властям были бы куда больше. Правда, тогда пришлось бы разбираться и с другими фигурантами этих историй, благополучно сохраняющими свои позиции в отечественной элите. Но это не главное. Как уже говорилось выше, обман и кража в России - не преступление. А потому приставать к человеку с такими мелочами даже как-то смешно. Общество не поймет.

Разбитый телевизор

Если угроза экстрадиции - блеф, то закрытие ТВ-6 - факт. Власть все-таки нашла способ ударить олигарха. Помимо прочего, Березовский, скорее всего, потеряет большую часть вложенных в ТВ-6 денег. Закрытие телеканала мало связано с его политической линией. Удар по ТВ-6 был адресован Березовскому. Так бандиты поджигают казино, принадлежащее конкурирующей группировке. Очередное проявление беспредела, не более того. А свобода слова пострадала побочно. Как случайные прохожие, которых убило при взрыве в казино. Не в них целили. Но и извиняться за подобные «случайные жертвы» никто не собирается.

Впрочем, гибель ТВ-6 имеет и дополнительное значение, не сводимое к эпизоду борьбы между Кремлем и Березовским. Расправа с телеканалом означает, что в российской политике больше ничего не значит «медиаресурс». Березовский использовал телевидение как инструмент политической борьбы. Как орудие травли своих политических оппонентов, которые в 1999 году были по совместительству и врагами Кремля. В 2001 году выяснилось, что «медиаресурс» можно просто отобрать. А еще год спустя - что его можно и вообще уничтожить.

Большинство близких к Кремлю комментаторов не могли скрыть злорадства по поводу неприятностей своих коллег, работавших на Березовского. Они не правы. Расправа над ТВ-6 показала, что правящей группировке в России проще закрыть неконтролируемый канал, чем вести против него информационную войну. Услуги проправительственных каналов в такой ситуации обесцениваются. В них уже не нужно вкладывать большие деньги, не нужно приручать журналистов. Время словесных баталий кончилось.

В эпоху политического беспредела стороны будут воздействовать друг на друга иными, гораздо более весомыми способами. Слово уже ничего не значит. Все решает сила.

ЛОВУШКА ГРЕФА

Миллионы жителей России остаются не более чем «объектом» экономической политики

Похоже, началось. После полутора лет разговоров, колебаний и отсрочек российские власти принялись за проведение нового этапа реформ. Для среднестатистического гражданина страны, не особенно интересующегося тонкостями экономической теории, это означает новый рост цен и очередной виток инфляции.

Первыми напомнили о себе руководители железных дорог. Подорожали билеты на пассажирские поезда, было объявлено и о повышении тарифов на грузовые перевозки. Последнее решение тут же было приостановлено правительством. А вскоре правительство объявило о повышении тарифов, несколько меньшем, чем требовали железнодорожники.

Та же история с возглавляемой Анатолием Чубайсом энергетической монополией. РАО «ЕЭС России» объявило о «поэтапном» подорожании электричества, кульминация которого наступит, видимо, летом. Цена на газ тоже вырастет.

Что касается телефонных компаний, то они давно готовили введение повременной оплаты. Мешало им только всеобщее неодобрение. Первые две попытки были сорваны выступлениями протеста, в которых объединились пенсионеры и хакеры, депутаты Государственной Думы и средний класс, партия «ЯБЛОКО» и сторонники коммунистов. Теперь ситуация иная. Всеобщее возмущение не будет сфокусировано на связистах. Сначала была резко повышена абонентская плата, а на второе полугодие назначен переход на повременную оплату. Телефонных монополистов не останавливает даже то, что в Государственной Думе первое чтение прошел закон, запрещающий подобный переход без согласия потребителей. Пока закон дойдет до третьего чтения, новая система будет введена в большинстве крупных городов. А депутаты смирятся со свершившимся фактом.

Поспорив о ценах и тарифах, правительство объявило, что, заботясь о народе, сдержало амбиции естественных монополий. Публика, по-видимому, должна быть счастлива. Сначала испугали совсем уже катастрофические цифры, потом их срезали наполовину и успокоили нас, что зарплата будет расти быстрее. Среднестатистическая, разумеется.

Здесь, однако, вышла первая неувязка. Ведь официальные лица, сообщавшие нам первоначальный план подорожания, тоже подчеркивали, что население не пострадает и средняя зарплата будет расти быстрее. Выходит, сократив вдвое темпы роста цен, правительство одновременно выяснило, что примерно вдвое ошиблось относительно роста заработной платы?

Как все будет на самом деле, мы узнаем очень скоро. Примерно с середины февраля мы почувствуем рост цен на себе. Что же до роста зарплаты… Не хочется пугать читателя, но даже если обещанный рост состоится, он лишь подстегнет инфляцию, которая его и «съест».

Реальные последствия реформы сводятся к повышению цен естественными монополиями. Результатом станет не только новый виток инфляции, но и падение курса рубля. Это, в свою очередь, означает обострение проблемы внешнего долга, который обслуживается в долларах. К концу года, скорее всего, придется распрощаться с экономическим ростом. А на 2003 год приходится пик платежей по внешнему долгу. Правительство, вероятно, надеется на то, что Запад согласится долг в очередной раз реструктурировать.

Правда, Аргентину в аналогичной ситуации из долговой ловушки не вытащили. Можно, конечно, предположить, что после неприятностей в Буэнос-Айресе настроение западных кредиторов изменится. Но, увы, Россия будет к тому времени не единственной страной, взывающей о помощи. Как ни парадоксально, наша беда не только в том, что на нас висят огромные долги, но и в том, что эти неоплатные (для нас) долги по мировым масштабам не самые катастрофические. Выручить всех должников разом Запад окажется не в состоянии и, разбираясь с Латинской Америкой, предоставит нам выкарабкиваться самим.

Маловероятно, что люди, сидящие в Кремле, столь близоруки, что не могут предвидеть подобных последствий. Их колебания очевидны - иначе зачем стали бы приостанавливать уже принятое решение о повышении грузовых тарифов на железных дорогах? Что же толкает власти на столь рискованный путь?

Экономический рост в России захлебывается на фоне мирового кризиса. Поток нефтедолларов, поддерживавших российские компании, иссякает. Недостающие средства государство и корпорации пытаются выжать из населения. Бывшие государственные монополии, став частными, окончательно обрели свободу от ответственности перед обществом.

В теории свободный рынок предполагает демонополизацию, но маловероятно, что в мой дом проведут второй газопровод или поставят в ванной два конкурирующих водопроводных крана. Даже если отказаться от столь экстравагантных мер, любое реструктурирование и разделение естественных монополий требует огромных затрат, которые не могут сейчас позволить себе ни частные инвесторы, ни государство. Остается переложить их на население. Выгоды от демонополизации пока остаются гипотетическими, но платить надо уже сейчас.

Разъясняя народу по телевидению смысл своей политики, идеолог правительства Герман Греф постоянно повторял слово «компромисс». Министр сбивчиво называл какие-то цифры, побочно признаваясь, что расчеты, сделанные разными ведомствами, не сходятся. На самом деле цифры здесь вообще не важны. Итоговый компромисс отражает не соотношение между расчетами тех или иных ведомств и компаний, а соотношение политических сил между ними.

Монополии играют в беспроигрышную игру. Если разделение компаний состоится, то все связанные с этим расходы оплатят клиенты. Тем более что переход от одной компании к двум или трем мало что меняет. Полноценная конкуренция возможна лишь тогда, когда на рынке одновременно действуют десятки компаний, что в данном случае технически невозможно. Если же в итоге естественные монополии сохранят свою целостность, дополнительные прибыли останутся на их счетах.

Корпорации обладают мощным политическим лобби. Население - нет. Сдержать рост тарифов удалось лишь потому, что интересы граждан в данном случае совпали с интересами промышленников, тоже не желающих повышения цен. Миллионы жителей России остаются не более чем «объектом» экономической политики. Их интересы никем не представлены, и никакого способа воздействовать на принятие решений у них нет.

ВОЗМОЖЕН ДРУГОЙ МИР. БЕЗ ТРЕТЬЕГО

Между Порту-Алегри и Европой разница во времени полчаса. В южном полушарии разгар лета. Жители Рио-де-Жанейро в это время устраивают карнавал. Порту-Алегри карнавалами никогда не славился. Это индустриальный город, в меру уродливый, населенный работящи и небогатыми людьми. Бразилия - разная. Порту-Алегри заселялся сначала итальянцами, потом немцами. Потомки баварских поселенцев варят хорошее пиво и не опаздывают на работу. Вслед за немцами приехали украинские евреи, поляки, ливанские арабы, японцы. Короче, такой же новый Вавилон, как и в Нью-Йорке, только живут беднее…

«Открытый бюджет»

В 2001 году в Порту-Алегри прошел первый Всемирный социальный форум. Выбор пал на этот город неслучайно. В 80-е годы на волне борьбы против военной диктатуры в Бразилии возникла Партия трудящихся. В 1988 году ее лидер Игнасио да Силва по прозвищу Лула чуть не стал президентом.

В начале 90-х левые побеждали на муниципальных выборах во многих крупных городах страны. Порту-Алегри, однако, прославился своим «открытым бюджетом». Вместо того чтобы делить городские деньги в кабинетах мэрии, новая администрация предложила горожанам делать это всем миром.

Местные жители выбирают в своих районах делегатов, проводят ассамблеи, яростно ругаются с соседями по поводу того, что делать со «своими» деньгами, потом отстаивают собственные проекты от нападок представителей других районов. В конечном счете все оказываются довольны, а если что не так - винить некого. Голосование по бюджету в городском совете занимает несколько минут. Никаких поправок, никакого лоббирования. Давать взятки депутатам бессмысленно - деньгами они не заведуют.

В конце 90-х сюда стали приезжать за передовым опытом из других городов Бразилии, а позднее и из Европы. Порту-Алегри стал символом того, что в мире многое можно изменить. Идеалистически настроенные западные интеллектуалы ищут здесь новую утопию. Местные жители относятся к муниципальному чуду в своем городе гораздо спокойнее. Однажды вечером канадский социолог Лео Панич пригласил меня «на ужин с генеральным секретарем местной студенческой организации». Генеральный секретарь оказался семнадцатилетним подростком, только что закончившим школу. Панич осведомился, разрешают ли родители генеральному секретарю пить вино. Оказалось, разрешают.

Затем наш собеседник извинился, что не может отключить мобильник, - дела. И сразу же честно объяснил: никаких чудес в его городе ждать не следует. «Открытый бюджет - это, конечно, хорошее начинание, но у нас тут куча проблем, которые одним этим не решить». Затем он погрузился в рассказ о внутренних противоречиях в Партии трудящихся, прерываемый периодическими звонками мобильника.

По главной улице с оркестром

На первый форум в 2001 году приехали более десяти тысяч человек - несказанная радость для владельцев местных отелей и ресторанов, не избалованных присутствием туристов. На второй форум прибыли уже около шестидесяти тысяч гостей и делегатов.

После первого форума городские власти расширили местный аэропорт, сделав его международным. В нынешнем году, вероятно, хватит на что-либо еще более масштабное. В отличие от участников элитных мероприятий делегаты Всемирного социального форума не сорят деньгами. Зато делегатов много.

Если Всемирный экономический форум открывается торжественными приемами, то в Порту-Алегри все начинается с многотысячного марша. Делегатов форума повсюду встречают щиты с приветствиями и лозунгом «Возможен другой мир!» на разных языках. По соседству продолжает красоваться реклама транснациональных корпораций. По главной улице две колонны демонстрантов идут в противоположные стороны, строго соблюдая правила дорожного движения: одни - по левой стороне, другие - по правой. Первые уже начали марш, другие еще двигаются к точке сбора. Несколько грузовиков с громкоговорителями стоят в разных концах площади, и какие-то молодые люди кричат оттуда - все разом.

Здесь около ста тысяч человек со всего мира. Большинство, конечно, из Латинской Америки. На грузовиках музыканты играют вперемешку революционные песни и Guantanamera. Герои дня - аргентинцы. Они идут, гремя кастрюлями и размахивая флагами. Местные жители восторженно их приветствуют. Аргентинцы - победители. Пример для подражания.

В отличие от Праги здесь во время демонстрации открыты все магазины. Нет ни полицейских в доспехах, ни анархистов, закрывающих лица черными платками. Никто не бросает камней, не пишет графитти. Демонстранты по ходу дела заглядывают в магазины, прицениваются.

«Вчера у меня было две радости, - делился со мной следующим утром шофер такси. - Во-первых, на демонстрацию вышли сто тысяч человек. А во-вторых, Бразилия разгромила Боливию - 4:0!» Там, где начинается футбол, интернациональная солидарность кончается.

Нет приватизации воды

Форум представляет собой множество одновременно происходящих мероприятий, разбросанных по всему городу. Список семинаров и конференций опубликован в специальном справочнике, занимающем 150 страниц. Справочник на двух языках. Причем начало утренних встреч обозначено по-разному в зависимости от языка. По-португальски работа начинается в 8.00, по-английски - в 8.30. «Вы же знаете этих бразильцев, - объясняет мне кто-то из местных. - Если им написать правильное время, они придут на час позже!» Зато в 12.00 работа прерывается - сиеста.

С одного семинара на другой приходится добираться на такси - городские власти ввели на время форума специальный пониженный тариф. К тому же сумму, набитую счетчиком, таксисты здесь почему-то округляют вниз. Такого человеколюбия я еще нигде не видел.

В прошлом году радикалы объявили Всемирный социальный форум «реформистским мероприятием». В принципе так оно и есть. В отличие от демонстраций протеста в Праге и Генуе форум должен предлагать конкретные альтернативы. В нынешнем году, после аргентинского краха, к этому уже не относятся как к утопическим мечтаниям. Вместе с радикальными активистами в Порту-Алегри приехали полдюжины французских министров, куча депутатов, мэров со всего мира. Представители финской делегации сообщили, что их министр иностранных дел - тоже антиглобалист.

Многие активисты движения не видят в подобном интересе начальства ничего хорошего: «Где были все эти господа, когда в Генуе полиция избивала демонстрантов?»

Так или иначе, присутствие важных персон привлекает прессу. BBC World Service в день открытия форума в Порту-Алегри посвятила ему столько же времени, сколько и Всемирному экономическому форуму в Нью-Йорке.

Главная тема дискуссий - контроль над капиталами и прекращение приватизации. Новая волна приватизаций многими воспринимается на форуме уже как угроза выживанию человечества.

В Латинской Америке и Азии по инициативе Всемирной торговой организации начинают приватизировать воду. Это не преувеличение: в Боливии приватизация воды уже вызвала настоящее народное восстание. Однако, осуждая приватизацию, делегаты форума вовсе не испытывают тоску по обществу советского типа. Главная проблема в том, как создать новый общественный сектор, свободный от бюрократической тупости.

После Второй мировой войны контроль над капиталами считался вполне разумным требованием - именно для того чтобы противодействовать «анархии рынка», были созданы Международный валютный фонд и Мировой банк. Однако времена меняются - МВФ превратился в организацию, которая заставляет правительства отменять законы, препятствующие свободному движению капиталов.

Французский ATTAC привез на форум целый пакет предложений, посвященных финансовому регулированию на национальном и международном уровнях. Цель - создать налоговую систему, стимулирующую инвестиции в производство и наказывающую за финансовые спекуляции. После событий в Аргентине все говорят о защите прав вкладчиков в терпящих крушение банках. Представители ATTAC настаивают, что международные спекулянты, повинные в крахе, должны платить контрибуцию пострадавшей стране.

Умеренные предложения ATTAC плохо сочетаются с настроениями демонстрантов на улице.

Демонстранты говорили о социализме, а на семинарах обсуждается реформа налогообложения.

Впрочем, реализация предложений ATTAC может стать первым шагом для далеко идущих перемен. Международные налоги позволят создать Всемирный фонд развития, средства из которого пойдут на образование, борьбу с бедностью, решение экологических задач в международном масштабе, на помощь странам, особо пострадавшим от неолиберализма (Россия имеет неплохие шансы на подобную компенсацию). Финская делегация напомнила, что не может быть налогов без народного представительства. Если мы хотим международных налогов, почему бы не избрать и всемирный парламент?

Многие предложения, звучащие на форуме, скептикам кажутся утопическими. Другие, напротив, чрезмерно умеренными. Но и европейский парламент когда-то казался несбыточной утопией…

ЖКХОВЩИНА

Почему так лукава жилищно-коммунальная реформа?

У российских начальников появилась странная неловкость. То Герман Греф объясняет нам прелести жилищно-коммунальной реформы, то оправдывается, что его не так поняли и стопроцентной оплаты жилья не будет еще очень долго. То правительство повышает тарифы, то отменяет собственное решение, чтобы затем снова объявить о росте цен и тут же взяться за борьбу с инфляцией.

Открыто объявить об отмене жилищно-коммунальной реформы смелости не хватает, но и решимости проводить ее в жизнь явно нет. С телефонной «повременкой» в Москве - то же самое. Отказываться от введения повременной оплаты монополии связи не собираются, но каждый раз отодвигают сроки. Если это мероприятие столь для них важно, почему оно до сих пор не доведено до жизни?

Что происходит? Зачем вообще российскому правительству эта злосчастная жилищная реформа и другие мероприятия из программы Грефа? Понятно, мы слышали: для повышения эффективности, развития отрасли и т.д. Но на самом деле? Чем больше смотрю на унылые лица чиновников, объясняющих населению, что все кончится хорошо, тем лучше понимаю: кончится все!

А главное - энтузиазма не видно. То ли дело было, когда нефть приватизировали! Тогда у деятелей Госкомимущества глаза горели! Из-за «Связьинвеста» велись информационные войны. Из-за алюминия убивали. А кому нужно жилищное хозяйство?

На самом деле - никому. Оно убыточно, и в ближайшие два десятка лет делать на нем деньги придет в голову только сумасшедшему. А упорное желание правительства его реформировать вызвано не плачевным положением дел в отрасли (она у нас не одна такая) и даже не идеологическими соображениями (необходимость разгромить все, что не подчинено логике свободного рынка). Проблема лежит в совершенно другой сфере, от жилищного хозяйства весьма далекой. В годы дорогой нефти российские власти широко раздавали налоговые послабления. По телевизору вот уже второй год рассказывают, что у нас и самый низкий в Европе подоходный налог. Однако более честно платить не стали.

В течение десяти лет российский бизнес постоянно жаловался на слишком высокие налоги. При этом в странах Северной Европы, где налоги существенно выше, компании как-то умудряются их платить, одновременно получая прибыли и даже развивая производство. Это не значит, что корпорации там любят высокие налоги, - достаточно посмотреть, как сегодня Nokia пытается шантажировать финское правительство, добиваясь изменения законодательства. Но никому в Финляндии не приходит в голову просто завести «двойную бухгалтерию» и перестать платить. Немногие предприятия в России (часто иностранные), которые работают «по-белому», без «двойной бухгалтерии», тоже доказали, что ничего страшного в этом нет. Подобные компании, кстати, обычно относятся и к числу наиболее эффективных.

На практике массовое уклонение от налогов не было бы возможным, если бы само государство этому не пособничало, если бы правительство не было само глубоко убеждено в несправедливости любой попытки заставить бизнес что-то давать на общественные нужды. Возможность уклонения от налогов - это незаконная, «теневая» субсидия, которую власть за счет общества предоставляет отечественному бизнесу. За плохое поведение (политическую нелояльность) подобной субсидии у нас лишают.

В годы, когда нефтедоллары лились рекой, власть попыталась эту теневую субсидию частично легализовать. Налоги были понижены до минимума, после чего чиновники отрапортовали о росте их собираемости. Бюджетные доходы и в самом деле росли, но по совершенно другой причине - росла экономика и увеличивалась экспортная выручка, которую утаить сложно. Но все хорошее когда-нибудь кончается, и к началу 2002 года правительство обнаружило, что его финансовые мероприятия пробили в бюджете изрядную брешь.

Потери нужно срочно компенсировать - не повышая налогов с богатых, разумеется. Миллиарды рублей, сегодня уходящие на жилищное хозяйство, как раз здесь пригодились бы. Но тут уже страдает масса населения, которая от прежних бюджетных экспериментов ничего хорошего не получила. Рассуждения пропагандистов о том, что народ получает от правительства «помощь», не выдерживают критики. Если в кране есть вода, в трубе газ, а зимой иногда топят, значит, за это кто-то уже заплатил. Этот «кто-то» как раз и есть налогоплательщик.

Налогов населению возвращать никто не планирует. Что же касается жилищных субсидий, то можно провести простейший эксперимент: раздать эти деньги гражданам и предложить им самим оплатить коммунальные расходы в полном объеме. Со стопроцентной гарантией можно сказать, что средств этих не хватит по очень простой причине: государство платит субсидии по оптовой цене, а населению придется покупать услуги в розницу.

Что касается конкуренции, то уже сейчас кооперативы и кондоминиумы в принципе могут нанимать частные фирмы для обслуживания домов. Но им это невыгодно, ибо через госсектор они получают доступ к жилищным субсидиям. Следовательно, отмена субсидий действительно необходима для развития конкуренции. Только, судя по опросам, большинство населения предпочитает пока платить дешево при отсутствии конкуренции, чем втридорога при ее наличии.

Что же касается состояния жилья в России, то главная проблема не в отсутствии конкуренции, а в отсутствии инвестиций. Регулярно отдавая в частные руки свои источники доходов, правительство лишило себя возможности вкладывать сюда деньги. И обещает нам, что после реформы средства придут из частного сектора. (Но почему-то никто из олигархов не торопится переквалифицироваться в управдомы.) Надо просто немного подождать. Например, до тех пор, когда вкладывать деньги в ремонт подъездов и замену разбитых лампочек станет выгоднее, чем в нефтяные прииски и контрабанду оружия.

Как говорят в Одессе, не смешите меня!

ПЕРЕПРАВУ НА КОНЕЙ НЕ МЕНЯЮТ

Как поехать в другую сторону, не меняя курса

Новым экономическим советником российского правительства назначен Михаил Делягин. Назначение по меньшей мере странное, если учитывать состав данного правительства и политику, им проводившуюся. Если берут Делягина, который был одним из наиболее принципиальных критиков правительства на протяжении последних двух лет, значит, что-то явно не в порядке. Либо с властью, либо с ДЕЛЯГИНЫМ.

Назначение Делягина надо понимать так, что власть признает: весь ее курс в течение последнего времени никуда не годится. Но в таком случае логично было бы не советников менять, а правительству подавать в отставку. С другой стороны, можно предположить, что не правительство собирается пересматривать свои позиции, а оппозиционный экономист отказывается от своих принципов.

На самом деле ни то, ни другое. Чем руководствуется Делягин, принимая предложение, вполне понятно. В римском католицизме нет спасения вне церкви. В России нет конструктивной деятельности вне правительства. Потому любой оппозиционер, если ему предлагают пост во власти, спокойно соглашается, не задумываясь о принципиальных противоречиях и не считая это отказом от своих взглядов. Наоборот: дали возможность конструктивно поработать. Как можно отказываться? Не ждать же смены власти! Тем более что меняться она сама не собирается и другим себя сменить не позволит.

Так рассуждает честный оппозиционер, становясь правительственным чиновником. А как рассуждает чиновник (не обязательно совсем честный), приглашая к себе в советники оппозиционера?

Здесь все несколько сложнее. Кто-то говорит, что назначение Делягина - симптом политических амбиций премьера Касьянова. Другие считают, что это результат внутренней борьбы в правительстве. Возможно, приглашая Делягина, кабинет министров косвенно признает свои ошибки. Но виновных никто наказывать не собирается.

Герман Греф - главный враг Делягина - в отставку подавать не думает. Как будут уживаться неолиберал и западник Греф с кейнсианцем и патриотом Делягиным? Пока Илларионов спорил с Грефом - это хоть были дискуссии в рамках общего принципиального подхода. Оба западники, оба рыночники, оба за приватизацию и свободу торговли. Но стоит добавить в этот расклад третий элемент, как их дискуссия теряет всякий смысл. Здесь нужно уже не о тактике спорить, а стратегию выбирать.

Когда Ельцин сменил Гайдара на Черномырдина, московские остряки говорили, что новому премьеру поручили проложить новый курс, не меняя старого. Именно так надо относиться и к появлению Делягина.

Другой вопрос: с чего в правительстве появилось желание корректировать курс? Если судить по его собственным отчетам, по официальным статистическим показателям и даже по такому «объективному» критерию, как биржевой курс, все идет как нельзя лучше. Но, увы, не все сводится к статистике. Есть еще и другая реальность.

Как известно, данная нам в ощущениях…

ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК

Куриные ножки - это стратегия. Права человека - тактика. Итак, 10 марта свершилось историческое событие: Россия ввела экономические санкции против США. Американские куриные ножки внезапно оказались некондиционными и вредными для здоровья, а потому запрещены к ввозу на нашу родину. Найден «адекватный ответ» на американские санкции против российской стали.

Торговые войны - не «звездные войны». По поводу ракет и ядерных боеголовок можно делать двусмысленные заявления, вести безнадежные переговоры и обмениваться намеками. Другое дело - куры. Это уже серьезно. На намеки российских генералов американцы просто не реагировали. А тут занервничали. В Москву несется торговая делегация, уговаривает, просит. И в самом деле, американские производители птицы, контролировавшие 70% нашего рынка, несут убытки, исчисляемые десятками миллионов долларов.

Патриотическая пресса злорадствует как-то вяло. Вот если бы речь шла о бомбах, передвижении войск, тогда другое дело. А тут - куры. Никакой поэзии. Русские либералы растеряны еще больше. Ведь, что ни говори, американцы первые начали. Санкции против российской стали введены под совершенно надуманным предлогом. Демпинга не было. Просто у нас оборудование уже выработало все мыслимые сроки амортизации, и труд ничего не стоит.

Между тем история с российской сталью - не более чем частный случай в перманентной торговой войне, которую США ведут против всего мира. Раньше нас это не касалось лишь потому, что вывозить в Америку было нечего. В периоды экономического спада подобные конфликты обостряются, идеология свободной торговли сменяется протекционизмом. Это закон капитализма, подтверждаемый историей и статистикой. Русские либералы возмущаются «непоследовательностью» американцев. Мы можем утешаться, что наши либералы - самые последовательные, а наши карлики - самые крупные. Хотя «непоследовательность» американцев происходит оттого, что у них принято руководствоваться не только идеологией, но еще иногда и здравым смыслом. Иными словами, и «свобода торговли», и «протекционизм» - лишь две стороны знаменитого американского прагматизма.

Кстати, о прагматизме. Почему американские элиты, без сожаления позволившие конкуренции ликвидировать целые отрасли экономики США, уничтожив миллионы рабочих мест, вдруг принялись защищать сталь? Чтобы узнать ответ на этот вопрос, надо понять, почему именно российские сталевары оказались для американских коллег столь серьезными конкурентами. В обеих странах сталелитейная промышленность формировалась как часть военно-промышленного комплекса. Любая администрация США равнодушно смотрит, как переносят в Азию производство легковых автомобилей, но старается сохранить производство грузовиков. Она не сожалеет, что текстильные фабрики в Америке закрываются, но очень волнуется о судьбе авиационной промышленности. Ключевые отрасли, необходимые для производства оружия, надо держать дома. Иначе в один прекрасный день американская военная мощь может быть подорвана забастовками где-нибудь в Индонезии.

Однако, если уж речь зашла об американском прагматизме, возникает резонный вопрос: а зачем Соединенным Штатам все это оружие? Только у нас генералов могут содержать ради количества, а арсеналы - ради растаскивания казенного имущества. Американская военная мощь служит не абстрактной «имперской идее», а конкретным целям и четко сформулированным интересам. И главный интерес, остающийся неизменным независимо от того, какая у власти администрация, состоит в том, чтобы американские товары и капитал могли беспрепятственно перемещаться по всему миру, подчиняя себе любые рынки.

Продажа куриных ножек в Россию - это и есть стратегия. Права человека, демократические реформы и либеральные лозунги - в лучшем случае тактика. В этом смысле российские начальники, сознательно или нет, не потратив ни копейки, нанесли Америке стратегический удар, какого не могло бы нанести все многомиллионное развертывание новых баллистических ракет и подводных лодок. А с другой стороны, пока у нас есть ракеты, мы можем себе позволить отказываться от американских кур. В общем, военно-промышленный комплекс тоже иногда может пригодиться…

ПИТЕРЦЫ ВЗЯЛИ В МОСКВЕ МОСТы И БАНКИ

Надо ли ждать дефолта, чтобы снова позвать Геращенко?

В Госдуму поступило письмо президента с просьбой утвердить отставку Виктора Геращенко с поста главы Центробанка и о назначении на эту должность Сергея Игнатьева. Будущий главный финансист страны - земляк президента Путина. Еще одна победа «северного альянса» (как прозвали питерцев кремлевские завсегдатаи).

Геращенко снимают уже не первый раз. Потомственный банкир, банкир, что называется, «от Бога» (ставший таковым еще в советское время), первый раз он не пришелся ко двору в начале 90-х, когда новая российская власть зачастую выметала не только наследие коммунистической эры, но и профессионализм. Но уже летом 1992-го отпустившее цены правительство младореформаторов, оказавшись лицом к лицу с угрозой гиперинфляции, вынуждено было звать на помощь того, кого еще накануне гайдаровская команда записывала в «ретрограды».

Тогда, в 1992-м, Геращенко рубль спас. Что не спасло его самого от постоянного прессинга со стороны либералов из окружения Ельцина. «Черный вторник» 1994 года, когда рубль неожиданно резко упал (а потом столь же неожиданно почти вернулся на прежние позиции), стал долгожданным поводом ко второму изгнанию Геращенко. В результате мы получили несколько лет чехарды в руководстве банка, а затем дефолт 1998 года, когда снова, казалось, уже никто не может остановить обвал рубля. Но снова позвали Геракла, и он снова смог.

Геращенко отличается от многих своих коллег тем, что руководствуется не доктринами, а здравым смыслом. Иными словами, он принципиально неортодоксален. Именно это позволило ему в 1998-1999 годах совершить чудо, которое не удавалось никому в истории банковского дела. Печатая бумажные деньги, он сбил инфляцию. Метод был прост.

Цены, взлетевшие во время финансового кризиса, многократно превышали покупательную способность обнищавшего населения. Когда включили печатный станок и начали выдавать задолженность по зар-плате, у людей появились деньги, ожила торговля. Однако разрыв между количеством наличности у населения и объявленными ценами сохранялся. И цены пошли вниз - навстречу реальному спросу.

В том, что Дума своим тщательно созданным пропрезидентским большинством утвердит представление президента, сомневаться не приходится. Логическая цепь замкнется, окончательно декоративными станут все ветви власти, кроме собственно президентской.

Центробанк в последнее время оказался едва ли не единственным автономным от Кремля сегментом власти. Что и призваны были исправить инициированные с подачи «северного альянса» изменения в закон «О Центральном банке РФ», урезающие самостоятельность главного банка страны и полномочия его руководителя. Фактически весь свой последний срок на посту главы ЦБ Геращенко прожил в борьбе с этим законом. Но то ли возможность, то ли желание заниматься подобной борьбой иссякло…

В прошлую пятницу Геращенко крайне резко выступил с думской трибуны. Потом, разговаривая с журналистами, еще 40 минут давал по-геращенковски язвительные комментарии об абсурдности нового варианта закона, обещал, что в случае его утверждения Думой готов дойти до Конституционного суда: «Такой закон противоречит Конституции!».

Временной отрезок между этим разговором в кулуарах Думы и заявлением Громова о смене главы ЦБ был столь коротким, что версия о собственноручном заявлении об отставке вызывает сомнения. Если подобное заявление и было написано Виктором Владимировичем, то, скорее всего, оно появилось уже постфактум.

Но так или иначе путь к принятию закона во втором чтении, которое намечено на эту среду, открыт. ЦБ станет карманным, Геращенко - свободным.

МОСКВА. КРЕМЛЬ. ПУТИНУ

«Разрешите Вас поблагодарить», или Два года второго президента России

Люди старшего поколения еще помнят плакат, изображающий радостного подростка и подписанный: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!». В данном случае я хочу поблагодарить президента Путина. Не потому, что сравниваю его со Сталиным, - это было бы несправедливо во всех отношениях. Просто нынешняя власть несколько раз заставила меня испытать самое настоящее счастье. А за это, естественно, надо благодарить. Итак, за что я благодарен президенту?

Первое - за то, что он нанес смертельный удар по идеологии великорусского национализма. Во времена Бориса Ельцина, когда разворовывание страны происходило под знаменем «возвращения в лоно европейской цивилизации», националистические идеи выглядели все более привлекательными. Социальные противоречия, порожденные неолиберальной экономикой, воспринимались многими как следствие «западного влияния». А те, кто особенно внимательно всматривался в лица олигархов, начинали размышлять о «еврейском заговоре».

Именно та часть общества, которая больше всего прониклась подобными настроениями, с особой надеждой восприняла приход к власти Путина, окруженного ленинградскими чекистами и экспертами по евразийской геополитике. И надо отдать должное президенту - он на первых порах изо всех сил старался угодить своим поклонникам, произнося речи, изрядно сдобренные националистической риторикой.

За два года, однако, обнаружилось, что устранение со сцены нескольких олигархов с неславянскими фамилиями ничуть не изменило олигархической структуры экономики. Сколько бы патриотических речей ни произносилось, социальные противоречия остаются столь же вопиющими, что и прежде. Точно так же и речи о «возрождении армии» обернулись ее дальнейшей деградацией.

Но самым тяжелым ударом для националистов стала внешняя политика России после 11 сентября 2001 года. «Национально ориентированный» президент Путин сделал такие шаги навстречу США, о которых даже и подумать не мог бы «западник» Ельцин. Возмущенные отставные генералы пишут письмо протеста в газету «Завтра».

Дело, разумеется, не в «западничестве» и «национализме» российских элит. Все это не более чем маски, которые им приходится поочередно надевать для того, чтобы сделать популярной среди населения свою социально-экономическую политику. «Национальные» лозунги пусты и бессмысленны просто потому, что нация расколота на богатых и бедных, которые никогда не смогут «консолидироваться». Но для того чтобы люди это поняли, нужно было попробовать. Сегодня национализм дискредитирован. И за это спасибо господину Путину.

Второе достижение эры Путина состоит в конце «коммунистической угрозы».

Нет, коммунистическая партия меньше не стала. Потеря ею прежнего положения в Думе тоже еще ни о чем не говорит. Депутатские мандаты можно и вернуть. Но потерпела крах политика партии, проводившаяся с 1993 года Зюгановым. Это была политика, сочетавшая ежедневное соглашательство с агрессивной риторикой. Партия могла чувствовать себя уверенно до тех пор, пока сама власть отводила ей роль «оппозиции его величества» и страшного пугала одновременно. Пугало, как известно, пугает не хозяина, а залетных птиц и другие существа с птичьими мозгами. Но надо признать: на протяжении всей ельцинской эры тандем «либеральное правительство - коммунистическая оппозиция» работал блистательно. И лишь с приходом Путина правила игры изменились. Новые кремлевские люди просто не понимают, зачем нужна оппозиция. А потому они все меньше заботятся о поддержании имиджа и материального благополучия непримиримых.

Последние, в свою очередь, почти готовы вновь стать борцами с антинародным режимом, но уже забыли, как это делается.

Все популярные слова национал-коммунистов были уже присвоены правящими кругами и использованы для обоснования неолиберального курса.

И наконец, третье достижение эры Путина: подорвав позиции коммунистической партии, он нанес смертельный удар по массовому антикоммунизму.

Именно антикоммунистические настроения, распространенные не только среди столичной интеллигенции, позволяли «от обратного» оправдывать любое безобразие новой власти. Да, воровать нехорошо, образование деградирует, наука в упадке, жизненный уровень большинства населения упал почти вдвое. Но не хотите же вы возврата к тоталитарному прошлому? Значит, надо мириться и терпеть. Надеяться и ждать.

Политический тупик, в котором оказалась по милости Путина КПРФ, делает все это бессмысленным. «Тоталитарный реванш» обернулся мифом. Задним числом всем становится ясно, что в 1996 году никто не выбирал «будущего страны», ибо выборы с самого начала были фарсом с заранее запрограммированным результатом.

Чем слабее антикоммунистические страхи, тем более общество получает возможность, не оглядываясь на прошлое, выразить свое отношение к настоящему. И потребовать перемен.

Всем ясно, что угроза авторитаризма исходит не от вымирающих старушек с портретами Сталина, а от энергичных чиновников, стремящихся получить полную поддержку в своей «национально ориентированной» политике.

НАЗНАЧИТЬ ТЕРРОРИСТОМ

На этой неделе Петербург стал центром борьбы с международным терроризмом. К счастью, не в общепринятом смысле. Там не сбрасывали бомбы и не вводили войска. Десант, высадившийся на берегах Невы, состоял из дипломатов, парламентариев и VIP-персон. Одновременно с открытием совместного форума Совета межпарламентской ассамблеи государств СНГ и Бюро парламентской ассамблеи Совета Европы по борьбе с терроризмом началось Международное совещание руководителей спецслужб и органов безопасности на ту же тему. СООБЩЕНИЕ НАШЕГО КОРРЕСПОНДЕНТА

По-своему отметили эти два события питерские депутаты и питерские школьники. Местные депутаты собрали собственную антитеррористическую конференцию. А подростки 25 марта, в первый день работы всех форумов, сообщили в милицию о заминировании четырех школ в разных районах города. Учитывая, что этим они никак не могли помешать занятиям - как раз начались школьные каникулы, - остается отнести анонимные звонки на счет начала операции «Антитеррор».

В Таврическом дворце собрались парламентарии: 226 человек - делегация МПА СНГ, больше 100 - делегаты ПАСЕ и около 40 - представители ОБСЕ. И те, и другие, и третьи говорили много правильных слов о том, что борьба с терроризмом не может идти вразрез с принципами демократии - приоритетом гражданских свобод и прав человека.

В другом конце города - в гостинице «Прибалтийская» - собрались больше 100 представителей спецслужб и органов безопасности из 39 стран, включая все страны СНГ, Евросоюза, НАТО, «шанхайской пятерки», представителей американских ЦРУ и ФБР, британской МИ-5, ну и так далее. Больше всех, конечно, на правах хозяев и организаторов было людей из ФСБ.

Председатель ФСБ Николай Патрушев тоже говорил много правильных слов. О том, что такое совещание проходит впервые за всю историю спецслужб. И о том, что хорошо бы сделать его ежегодным. И опять же - о правах человека. Правда, по мере разговора выяснилось, что это понятие он трактует по-своему. Оказывается, в Чечне ФСБ как раз и отстаивает права человека. Причем передовой опыт чеченских «зачисток» надо распространять, эту «работу нужно проводить не только в Чечне, везде нужно отстаивать права человека, Конституцию»…

Николай ДОНСКОВ, Санкт-Петербург КОММЕНТАРИЙ НАШЕГО ОБОЗРЕВАТЕЛЯ

«Кто у меня еврей, я решаю сам!» - так говорил Герман Геринг. Сегодня государственные деятели ловят уже не евреев, а террористов. А потому лозунг дня звучит по-новому: «Мы сами решаем, кто у нас террорист».

Главная задача российского начальства на совещании в Петербурге состояла в том, чтобы объяснить эту простую истину непонятливым европейцам. Жертв среди гражданских лиц в Чечне нет, все пострадавшие - террористы. Все чеченцы - преступники. Начиная с детей старше 10 лет. Правда, по достижении пенсионного возраста чеченец, по мнению генералов, террористом быть перестает.

Следовательно, и нарушений прав человека не может быть по определению.

Любому государству всегда выгодно было объявлять своих противников террористами. Военным - тем более. В таком случае все упрощается чрезвычайно. Никаких проблем со всякими международными конвенциями, никакой ответственности за военные преступления. Проблема в том, что подобную трактовку событий всегда оспаривали не только правозащитники, но и соседние правительства. Те, кто с нами, - «борцы за свободу». Те, кто против нас, - террористы.

Российское начальство сегодня требует, чтобы весь мир признал его суверенное право решать, «кто у нас террорист». И не надо обманывать себя. Речь идет не только о Чечне. Если это право будет признано, то террористы, как шпионы в 30-х годах, у нас обнаружатся повсюду. На подходе уже несколько «террористических» судебных дел о левых радикалах. Дела, по мнению правозащитников, явно сфабрикованные. Но если мы признаем за начальниками право назначать себе врагов, то надо будет рано или поздно признать: никаких правозащитников тоже нет. Есть лишь «пособники террористов».

Отечественный начальник сегодня приобрел важного союзника в лице начальника американского. Чем больше США втягиваются во всевозможные «контртеррористические акции» по всему миру, тем больше заинтересованность в расширительной трактовке терроризма. То же относится и к Израилю.

Война есть война. На ней неизбежны потери среди мирных жителей. Но в том-то и беда, что за гибель мирных людей на войне приходится отвечать. Если не в уголовном процессе, то хотя бы политически. Это понимают и в Вашингтоне, и в Москве. Это прекрасно знает израильский премьер-министр Шарон, которого один раз общественное мнение в собственной стране уже заставляло уйти в отставку с высоких постов из-за массовых расправ с мирными палестинцами. У борьбы с террористами есть и еще одно преимущество: она предполагает секретность. На войне должны быть хотя бы фронтовые корреспонденты. Но в ходе антитеррористической операции любой фронт становится невидимым.

Увы, израильско-российско-американский подход вряд ли получит поддержку в Европе. Не потому, что, как утверждают у нас, европейцы не знакомы с проблемой терроризма. В том-то и дело, что они очень хорошо с ней знакомы. Достаточно вспомнить историю Британии, Франции, Испании, Германии и Италии последних 30 лет. Во всех этих странах были крупномасштабные террористические акты, действовали сильные террористические организации. Но ни в одной из этих стран гражданское общество не позволило устроить «крупномасштабную контртеррористическую операцию». Или, попросту говоря, войну без правил. «Зачистки». Бомбардировки. Аресты без ордера.

Именно поэтому западноевропейские страны остаются демократическими. В Латинской Америке 70-х терроризм тоже был реальностью. А борьба с ним стала государственной идеологией. В отличие от США - на собственной территории. Итог: военная диктатура, тысячи пропавших без вести. А спустя десять лет - восстановление демократии и судебные процессы, когда на скамье подсудимых оказались наиболее преуспевшие «борцы с терроризмом».

ЕКАТЕРИНЕ ВЕЛИКОЙ БЫЛО ЛЕГЧЕ

История эта случилась более двух столетий назад. Императрица Екатерина, считавшая себя знатоком экономических вопросов, написала в Берг-коллегию записку, посвященную экспорту металла из России. Вообще-то в нынешние времена кажется странным, что императрица послала свои предложения в министерство, а не наоборот. Но то были времена просвещенного абсолютизма. Еще больше должно изумить современного читателя, что Берг-коллегия записку императрицы отвергла.

Россия тогда была одним из крупнейших поставщиков металла. А главным покупателем была Англия. Англичане платили мало, и Екатерина предложила найти новые рынки сбыта на юге Европы. Однако Берг-коллегия пришла к выводу, что продавать металл в Италии или Испании будет невыгодно. Было предложено, наоборот, увеличить экспорт в Англию.

Металлургические заводы в те времена основывались на крепостном труде, а потому конкурентоспособность отечественных производителей была просто фантастическая. К тому же законов против демпинга еще не придумали. Впрочем, и поныне международные правила свободной торговли направлены главным образом против государственных субсидий и «излишних» социальных гарантий рабочим, а не против рабского труда.

При этом ни Екатерине, ни ее оппонентам не пришло в голову, что, кроме внешнего, существует еще и внутренний рынок. Вместо того чтобы больше вывозить или дороже продавать, можно просто создать условия для роста спроса у себя дома. Но для этого нужно думать не о рынках, а об интересах собственного населения.

Нынешняя дискуссия о стали и курах сильно напоминает споры двухсотлетней давности. США ограничивают импорт дешевой стали из России. Правительство Касьянова в ответ объявляет американских кур вредными для здоровья.

Тем временем наши металлурги добиваются мер против конкурентов из Украины и Казахстана. Причем аргументы используются ровно те же, что в Америке против русских. У нас нищенская оплата труда демпингом не является. Но украинские предприниматели, которые платят своим рабочим еще меньше, точно занимаются демпингом! Украина вводит встречные санкции. Торговая война, начавшаяся между США и Западной Европой, оборачивается столкновением между бывшими «братскими республиками».

В дополнение к этому металлургическая отрасль потребовала отмены экспортных пошлин. Иными словами, часть убытков переложат на государство.

Никто не задумывается, что отечественная экономика сама нуждается в огромном количестве металла. Оборудование на заводах изнашивается, здания ветшают. Разумеется, на решение этих вопросов денег нет. При низкой заработной плате можно надеяться только на экспорт.

Между тем Россия является далеко не главным конкурентом американских сталелитейных компаний. Германия и Франция до введения новых тарифов вывозили гораздо больше. Выходит, можно быть вполне конкурентоспособным даже тогда, когда зарплату платят высокую, оборудование не работает на износ, налоги честно перечисляют в бюджет.

Сотрудники Finnair получают совершенно иные деньги, чем работники «Аэрофлота», и налоги в Скандинавии несравненно выше. Однако перелет до Нью-Йорка финской авиакомпанией обходится порой дешевле, чем на российском самолете. Почему?

В отечестве принято считать, что все чудо в мистических способностях «иностранных менеджеров». Увы, поставленные в российские условия многие из них точно так же начинают работать с «черным налом» и уходить от налогов.

Политика выжимания последних соков из рабочих и оборудования оборачивается порочным кругом бедности и неэффективности. Внутреннего спроса нет, потому и объемы производства малы. А это значит, что любое производство на самом деле дорого. Экономят на оплате труда. Екатерине Великой было легче: у нее было крепостное право.

КАРТОННЫЙ ПЛЮРАЛИЗМ

Каждый уважающий себя российский начальник должен иметь собственную партию. Сначала была только одна партия власти - «Единство». Обратите внимание: если на Западе победившая на выборах партия формирует администрацию, то у нас победоносная администрация формирует для себя партию. После чего можно не сомневаться, кто победит на следующих выборах.

«Отечество» готовилось стать партией власти на российском уровне после занятия Лужковым президентского кресла. Этого не случилось. Но «Отечество» и его партнеры из блока «Вся Россия» все равно партией власти станут. Для этого им пришлось слиться с «Единством». Опять же не самим на выборах победить, а соединиться с победителем.

Русская политическая алхимия: если соединить «Единство» со «Всей Россией» и добавить немного «Отечества», получится «Единая Россия». Важна не идеология, а принадлежность к администрации. Политика будет центристской. В том смысле, что указания Центра будут выполняться.

Начальники, не удовлетворенные ролью, которую им отводят в «Единой России», не принялись в спешном порядке формировать новые партии. Стоило Сергею Миронову стать спикером Совета Федерации, как он заявил, что у него будет собственная центристская партия. Вице-премьер Валентина Матвиенко появляется на публике в качестве потенциального лидера Социально-либеральной партии.

Партийное строительство в России поставлено на поток. И главное, вся работа организована из одного Центра. Администрация президента милостиво принимает всех кандидатов в партийные вожди, дает им советы, подсказывает направление деятельности. При этом возникает вопрос: как быть с уже существующими партиями? На самом деле все думские фракции так или иначе привязаны к Кремлю. «Союз правых сил» поддерживает либеральную экономическую политику президента, хотя горюет по поводу нарушения прав человека. КПРФ горюет по поводу экономических приоритетов правительства, но приходит в восторг, когда федеральные силы бомбят очередную чеченскую деревню.

Как ни странно, кремлевским чиновникам и этого мало. В Кремле открыто говорят, что собираются и саму коммунистическую партию расколоть надвое. Из одной половинки нужно сделать «вменяемых социал-демократов». Подбирают даже кандидатов в лидеры новой партии. Пока фаворитом является миллионер Геннадий Семигин, но он не единственный. Те, кто не принимает новые правила игры, будут объявлены «невменяемыми» и путь в депутатские кресла им будет заказан.

Критерием «вменяемости» становится лояльность по отношению к Кремлю. Другое дело, что заявления коммунистического руководства о том, что оно теперь переходит в непримиримую оппозицию, даже не блеф, а попытка самооправдания. Они бы, может быть, и рады были вести непримиримую борьбу, но только в условиях буржуазного комфорта. Для настоящей борьбы нужна другая партия с другими вождями. Лидеры КПРФ прекрасно знают правила игры в русский парламент: если правительству не понравится оппозиция, правительство ее расформирует и организует себе новую.

Именно поэтому Геннадий Селезнев не покидает кресла спикера, а партия не исключает из своих рядов Селезнева, откровенно проигнорировавшего ее решение об уходе со своего поста.

И все же не надо думать, будто оппортунизм гарантирует безопасность. Беда коммунистов в том, что их популярность будет расти, что бы они ни делали. Как бы ни старались лидеры партии отпугнуть избирателей, за них будут голосовать люди, недовольные властью. К тому же в России любят гонимых. Значит, коммунисты все равно будут вызывать раздражение Кремля своим высоким рейтингом и успехами на региональных выборах. Но раз кремлевские специалисты взялись за дело, они уже не остановятся. Свобода действия для политических партий будет ограничена еще больше. Авторитарные меры опробуют на коммунистах. Возможно, под аплодисменты некоторых недальновидных либералов. Либералами займутся потом.

В общем, полная управляемость. В России будут и плюрализм, и выборы. Их можно будет даже не фальсифицировать. Ибо победитель в любом случае без указаний Кремля ни шагу не сделает. Это даже не управляемая демократия, как при Ельцине. Просто избирателю предлагается выбрать из нескольких картонных коробок с разными названиями на крышке. Коробки заведомо пустые, это знают все, включая избирателя. Начинку в них положат задним числом.

Это, пожалуй, честнее, чем подтасовывать результаты голосования. Единственный, кто пострадает, это банды политических технологов, предлагающих свои услуги кандидатам и партиям. Чем тратить деньги на этих амбициозных господ, проще будет пойти на аудиенцию в Кремль.

РУССКИЙ БУНТ НЕ БЕССМЫСЛЕННЫЙ И НЕ БЕСПОЩАДНЫЙ

У нас можно так же игнорировать большинство, как в Италии -меньшинство?

На прошлой неделе трудящиеся выступили на защиту своих прав в двух местах - в Италии и Воронеже. Именно так. Ибо по своему политическому значению для России беспорядки в Воронеже сравнимы со всеобщей стачкой для Италии.

Выступления в Италии беспрецедентные. Сначала трехмиллионная демонстрация на улицах Рима, затем двадцатимиллионная забастовка. Фаусто Бертинотти, лидер партии Rifondazione Communista (пожалуйста, не путайте с Зюгановым и Ко), сказал, что с этими событиями закончилось «одиночество рабочего». Бастовали, демонстрировали и раньше. Но раньше все знали, что бастующие и демонстрирующие обречены. Сменяющие друг друга правительства действовали по принципу «собака лает, караван идет». А рабочие, больше всех страдавшие от реформ, оставались в меньшинстве. Реформы правительства Берлускони, в сущности, то же, что и программа Грефа. Новый трудовой кодекс, новая пенсионная система, ликвидация последних остатков социальной защиты. Логика проста: большинство итальянцев зарабатывают достаточно, чтобы как-то со всем этим справиться. А про беднейшую треть населения можно просто забыть. Но на сей раз к индустриальному пролетариату присоединился средний класс. И это радикально меняет ситуацию. Протестующие, даже не имея большинства в парламенте, почувствовали, что представляют большинство в обществе.

В России средний класс от силы составляет 15% населения, но авторы «плана Грефа» не испытывали особых сомнений относительно избранного пути. Ибо у нас можно так же спокойно игнорировать большинство граждан, как в Италии - меньшинство. Только после беспорядков 11 апреля в Воронеже российское правительство решило обсуждать последствия уже начатой им коммунальной реформы. По-хорошему обсуждать подобные проблемы надо было до того, как решение принято, но в головах министров за последние 10 лет твердо засело убеждение, что над собственным народом можно безнаказанно проводить любые эксперименты. Все равно промолчат. А потому проверить правильность избранного подхода лучше всего на живых людях.

Воронеж действительно оказался идеальным местом для эксперимента. Средний русский областной центр по всем параметрам. Кстати, именно так он расценивается во всех социологических замерах. Потому произойди волнения где-нибудь в Саратове, они, наверное, не вызвали бы такого беспокойства начальства. К тому же в Воронеже местная власть твердо ориентирована на Кремль. Прежних «прокоммунистических» руководителей области удалось заменить образцовыми «центристами». Экономика не в самом плохом состоянии. Сельское хозяйство развивается успешно (благо земля здесь хорошая). Промышленность несколько приподнялась за счет работы на внутренний рынок. В общем, модель России будущего.

Выяснилось, однако, что даже в такой России пенсионеры и малоимущие не могут отдавать 80% своих доходов на оплату квартиры. Субсидий беднякам к началу реформы организовано не было и не понятно, как такие субсидии вообще могут работать. Все это нетрудно было предугадать заранее. Чего не могли предсказать, так это способности «человеческого материала» взбунтоваться.

Бунт был не слишком страшный. Представители КПРФ и официальных профсоюзов, выведшие толпу на ритуальный митинг, утратили над ней контроль. Люди стали требовать встречи с мэром, явно собираясь намять ему бока. Наиболее активные попытались организовать блокаду администрации и вступили в потасовку с милицией. Толпа, состоявшая преимущественно из пожилых людей, особой угрозы не представляла. Более опасным последствием митинга стало решение начать бойкот коммунальных платежей. К этой инициативе радостно присоединились не только участники протеста, но и благонамеренные обыватели, которые рады будут найти лучшее применение своим деньгам.

Проиграли в Воронеже и зюгановские коммунисты. Они и так под ударом. Раньше их митинги никого не пугали, даже помогали «выпустить пар». Но если КПРФ проводит митинги, которые не в силах контролировать, у Кремля появляются все основания возмутиться. А гнева Кремля лидеры партии боятся панически. С другой стороны, не призывать людей на улицы КПРФ не может. Близится 1 Мая.

Граждане России все равно твердо намерены законы не исполнять, денег не платить и вообще жить какой-то своей жизнью, на которую государство и частный сектор повлиять не в состоянии. На крайний случай остается последнее, истинно народное средство: выйти на площадь и дать по морде ближайшему человеку в форме.

Символическое значение воронежского бунта оказалось большим, нежели его реальные масштабы. А то, как реагировало правительство, должно лишь подлить масла в огонь. Люди прекрасно понимают: если власть начала оправдываться и что-то бормотать про компенсации, значит, чувствует себя неуверенно. Следовательно, нужно надавить еще. А уж если опять поддадутся, можно припомнить им все - от гайдаровских реформ и стрельбы по парламенту в 1993 году до «кровавого воскресенья» 1905 года и крепостного права.

Первомайские праздники в этом году, похоже, вопреки обыкновению, станут интересным событием. Но самое интересное, конечно, начнется потом, когда в очередной раз выяснится, что толпа, подравшаяся с милиционерами, может добиться в России гораздо большего, чем все парламентские оппозиции, вместе взятые.

ЗАКОН ОБ ОТМЕНЕ ПРОШЛОГО ПРИНЯТ!

Почему Россия отказалась от либеральных правил получения гражданства

Итак, Россия получила новый закон о гражданстве. Зачем? Почему депутатам вдруг потребовалось пересматривать закон, который успешно работал на протяжении 90-х годов и был признан в мире как одно из немногих российских достижений в области прав человека?

А именно поэтому. Закон пришлось менять потому, что он хорош. Слишком хорош для современного Российского государства. Закон делал страну открытой. Он был единственной гарантией прав для наших бывших сограждан по Советскому Союзу, подвергающихся дискриминации в каком-либо из новых независимых государств. По крайней мере, у них всегда оставалась возможность, даже не уезжая со своей родины, получить российский паспорт и, хотя бы теоретически, защиту Российского государства.

Но сегодняшняя Россия свободна от обязательств по отношению к своему историческому прошлому. Зато наш политический «истеблишмент» смертельно боится наплыва инородцев. Они убеждены, что «либеральный» закон открывает в страну путь китайцам, неграм и вообще нежелательным элементам. Новый закон призван блюсти чистоту расы.

На практике, разумеется, проблема вовсе не в законе. При дырявой границе закрыть страну не удастся, а на создание жесткой системы иммиграционного контроля просто нет средств. Деньги, конечно, можно взять за счет очередного сокращения социальных программ, но все равно проблему в ближайшие 10 лет не решить. Закон направлен на другое. Эмигранты становятся людьми второго сорта. Для тех, кто прибыл нелегально, затрудняются возможности легализации. Легальным станет труднее натурализоваться. Что будут делать люди, которые все равно здесь находятся, но которым не дают права жить по закону? Естественно, они будут решать свои проблемы помимо закона или в конфликте с ним.

Между тем Россия остро нуждается в притоке миграции. Если в течение ближайшего десятилетия страна не получит 10-15 миллионов иммигрантов, вымирание населения станет необратимым, и никакие крики о величии русского народа не помогут. Русский народ исторически рос и развивался, именно вбирая в себя многоликую массу этнически разнородного населения, которое в итоге и стало тем, чем мы вправе гордиться, - Россией с ее тысячелетней историей и великой культурой.

Показательно, что новый закон, затрудняющий натурализацию людям, легально живущим в стране, фактически направлен против смешанных браков. Хотя ясно, что в значительной мере именно через смешанные браки будет происходить врастание «новых россиян» в наше общество и культуру. Но именно этого и боится российский политический класс, одержимый идеей расовой чистоты.

Показательно, что голосование в Думе происходило одновременно с выборами во Франции. Похоже, успех Ле Пена в Париже для части отечественного политического «бомонда» прозвучал как клич «Наши в городе!». Множество глубокомысленных комментаторов принялись рассуждать, что Европа наконец образумилась и отказывается от своих нелепых идей расовой терпимости и прав человека. Фактически российский правящий класс солидаризируется с Ле Пеном и Хайдером. В лучшем случае с Берлускони. Увы, это очередной просчет. Ибо то, что происходит сейчас во Франции и Европе, свидетельствует не только о росте влияния националистов, но и о том, насколько они изолированы. Французское общество объединяется, чтобы дать отпор национализму. У России - все еще впереди.

НЕТ!

Во Франции произошла политическая катастрофа. Оба кандидата, представляющие ведущие политические партии страны, вместе получили менее 40% голосов в первом туре президентских выборов. Кандидат социалистов Лионель Жоспен уступил второе место лидеру ультраправых Жану-Мари Ле Пену. Именно с ним предстоит сразиться во втором туре Жаку Шираку, чья репутация тоже немало пострадала от исхода нынешнего голосования. Это не единственная сенсация. Выяснилось, что политические «маргиналы» отстают от политической элиты всего на несколько процентов. Французы опустили элиту и подняли «маргиналов» настолько, что теперь уже трудно сказать, кто есть кто. Настоящая катастрофа постигла коммунистов. Лидер компартии Робер Ю занял одно из последних мест (3,4%), уступив не только двум троцкистским кандидатам, но представителю партии охотников и рыболовов.

О троцкистах - особый разговор. Их суммарный результат - более 11%. Если бы они сумели договориться между собой, то заняли бы четвертое место, вплотную приблизившись к Жоспену. Но троцкисты по старой привычке раскололись. Тем не менее Арлетт Лагийе, лидер группы «Рабочая борьба» (Lutte ouvrier), получила 6% голосов и пятое место. А успех Оливье Безансено, выдвинутого Революционной коммунистической лигой (LCR), вообще фантастический. Оливье я видел в Порту-Алегри. Это парень лет 18, которого никто во Франции не знает даже в качестве студенческого лидера. К тому же LCR в отличие от Lutte ouvrier в президентских выборах раньше не участвовала. А тут 4,5%, впереди коммунистов.

Триумф Ле Пена весьма относителен, в абсолютном исчислении он набрал не так уж много голосов, и президентское кресло ему светит не более, чем Жириновскому в 1993 году. Но выборы показали, что неолиберальная экономическая политика, которую обе партии предлагают населению как единственно возможную, французам опротивела. Итог выборов предрешил именно левый избиратель, который не пошел голосовать за социалистов. 30% населения остались дома. В итоге, хотя правые потеряли голоса, социалисты ничего не приобрели. Надо отдать должное Жоспену, он признал свою вину и заявил об уходе из политики.

В один день с французскими выборами проходило голосование в немецкой земле Саксония-Анхальт. Там социал-демократы потерпели такую же катастрофу, как и Жоспен во Франции. Зато второе место заняла Партия демократического социализма (наследник коммунистов). Теперь, похоже, это вторая по величине сила на востоке Германии.

Видимо, это еще только начало больших перемен в европейской политике. И не только в политике. Ибо в кризисе - не только партийные структуры, но и вся социально-экономическая модель, господствовавшая в течение последних десяти лет (и насаждающаяся в России). А голосование за радикалов - просто симптом болезни.

НО ПОРАЖЕНЬЕ ОТ ПОБЕДЫ КТО-ТО ДОЛЖЕН ОТЛИЧАТЬ

Перед читателем - две статьи, написанные людьми, не принадлежащими к кругу авторов «Новой газеты». Однако мы считаем, что это столкновение мнений важно и интересно для нашего читателя. Ибо речь идет о вещах нешуточных: о противостоянии группировок в военном руководстве России.

Влад Шурыгин принадлежит, если так можно выразиться, к «партии» генерала Квашнина, тогда как Анатолий Баранов связан с военно-промышленным комплексом и его думским лоббистом Юрием Маслюковым. Конфликт между этими двумя группами развивается уже не первый год, достигая пика при обсуждении бюджета в Государственной Думе. Но на сей раз речь идет уже о чем-то большем, чем просто о дележке денег.

Первое, что бросается в глаза, это то, что новый виток противостояния между соперничающими группами разворачивается на фоне нарастающего разочарования в Путине. Разочарования, объединяющего и ту, и другую сторону. Показательно, что генерал Квашнин и его окружение, пытаясь доказать свою нужность президенту, предупреждают Кремль о растущем в Вооруженных силах недовольстве. Сторонники Квашнина доказывают, что только нынешний начальник Генерального штаба способен гарантировать лояльность армии. Однако все прекрасно понимают, что, лояльная или нет, армия все равно из подчинения не выйдет. Военного переворота наши генералы не устроят. И это, конечно, хорошо.

Неприятности генералов - в значительной мере результат их собственных действий. Главной проблемой, осложняющей отношения президента и армии, является все же не нехватка бюджетных денег, а отсутствие победы в Чечне.

Не лишне напомнить, что первоначальные планы российского командования предполагали завершить второй чеченский поход к марту 2000 года. Сегодня генералы ссылаются на то, что они, конечно, сопротивление боевиков не подавили, но и поражения не потерпели. В том смысле, что чеченские армии не изгнали их с территории республики. И не стоят пока чеченцы под стенами Ростова или Москвы. Это, конечно, большое достижение.

Беда в том, что наши военные так и не выучили истину, известную, по крайней мере, со времен Клаузевица: война - это продолжение политики иными средствами. Цели любой войны политические. Средства должны соответствовать целям. Сроки выполнения поставленных задач должны быть политически приемлемыми.

Успех военных оценивается по тому, насколько они способны достигнуть поставленных политических задач в политически приемлемые сроки. Время, отведенное на эту войну московскими политиками, давно истекло. И виноваты в этом только сами военные, взявшие на себя нереалистические обязательства.

Правило партизанской войны: если в краткий срок у правительственных сил нет военной победы, значит, неизбежно политическое поражение. Пока война на Кавказе истощает и без того не богатый оборонный бюджет, остальные направления военного строительства деградируют. Россия и в военном отношении превращается в классическую банановую республику с большими, неэффективными вооруженными силами, пригодными для репрессий против населения, погрязшими в бесконечной контрпартизанской войне и неспособными ответить на внешний военный вызов. Репутация России страдает одновременно и из-за жестокостей по отношению к чеченцам, и из-за того, что, несмотря на все эти жестокости, армия достичь поставленных политических целей не в состоянии. Недовольство войной в стране растет, да и среди людей в погонах не все в восторге от происходящего. Показателем стали участившиеся отказы подразделений от «командировок» в Чечню. Отсутствие победы оборачивается для Кремля политическими осложнениями. Первичная задача войны - привести Путина к власти - давно выполнена, а боевые действия все продолжаются.

Военные нервничают. Все прекрасно понимают, что войну придется как-то заканчивать. Урегулирование потребует переговоров, а это, в свою очередь, означает признание того, что «военное решение» провалилось. Кто будет козлом отпущения? Явно не президент. Будут отвечать военные. Которые, в свою очередь, будут считать, что политики их «сдали» и «подставили».

Кремль теряет терпение. Армия теряет доверие к Кремлю.

Конечно, армия против Кремля не выступит. Но и не поддержит в случае, если президентское окружение затеет какую-то новую «силовую» авантюру. Значит, нынешний кризис в отношениях между президентскими структурами и «силовиками» сам по себе ничем не угрожает - до тех пор, пока в стране все обстоит более или менее благополучно. Увы, волнения в Воронеже показали, что в стране далеко не все спокойно. Россия, конечно, не Аргентина и не Венесуэла. Но все же… Если социальная и политическая ситуация вдруг выйдет из-под контроля, президенту не обойтись без поддержки военных. Вот тут-то мы все и узнаем, чем заканчиваются конфликты в Генеральном штабе.

ЧТО ОБЩЕГО У ВОДКИ И ВЫБОРОВ? СЛИШКОМ МНОГО «ПАЛЕНОГО»

Странные мы люди. Знаем же, что с наперсточниками играть бессмысленно. Что все карты крапленые. Но все равно играем…

Фальсификация избирательного процесса - норма российской жизни и, как ни странно, гарантия нашей относительной свободы, наших относительных прав. Ибо. Так или иначе властью никто с нами делиться не собирается.

Если бы, не дай бог, фальсификация выборов вдруг оказалась технически невозможной, выборы просто перестали бы проводиться. Если бы свободная пресса могла как-то повлиять на политическую жизнь, ее давно бы закрыли. А так у нас и выборы есть, и газеты разоблачительные статьи публикуют. Даже про избирательные фальсификации. Собаке разрешают лаять до тех пор, пока караван идет.

И все же даже на общем гротескном фоне российской политической жизни избирательный фарс в Ингушетии впечатляет. Это шедевр, который в полной мере смогут оценить лишь знатоки жанра.

Как можно по официальной статистике оценить масштабы фальсификации? Методика проста, хорошо известна, и ею может воспользоваться любой желающий. Дело в том, что власти обязаны объявлять в течение дня данные о явке избирателей. Это общепринятая в мире практика. Дело в том, что явка избирателей подвержена определенным колебаниям. Утром приходит много людей, к середине дня наплыв кончается, а в последний час наблюдается «второй пик явки» (приходят те, кто не успел проголосовать за день).

«Второй пик», однако, всегда уступает утреннему просто потому, что времени уже нет и масса людей не сможет физически поместиться на участках за такой короткий срок.

Это общая статистическая закономерность, одинаковая для Британии и островов Фиджи, Нижнего Новгорода и Кейптауна. Но есть и особенности.

Задолго до того, как в России стали проводить многопартийные выборы, латиноамериканские и африканские диктаторы обнаружили, что именно в «последний час» можно вбросить массу фальшивых бюллетеней или просто приписать к числу голосовавших нужное количество «мертвых душ», а затем со спокойной совестью сфальсифицировать протоколы. Это же обнаружили и наблюдатели. Именно поэтому данные о явке избирателей по часам полагается официально объявлять. Если обнаруживается, что в последний час-два голосуют несметные массы народа, смысл происходящего понятен: идет подтасовка итогов.

В России именно так, судя по отчетам, и голосуют. Весь день ходят на участки ни шатко ни валко, а в последние пять минут к урнам устремляются основные массы избирателей, иногда до двух третей официально принявших участие в голосовании.

После полудня в воскресенье я с удовольствием обнаружил в интернете сообщение о примерно 20% проголосовавших в Ингушетии. Можно было с уверенностью прогнозировать, что к вечеру объявят о 60% «волеизъявившихся» граждан, из которых примерно треть будет «мертвыми душами». Но то, что произошло в действительности, превзошло все ожидания.

Как назло, ингуши действительно явились к избирательным урнам и, что еще хуже, пытались до последней минуты опустить в них бюллетени. Единственным способом спастись от этой напасти для участковых комиссий было просто запереть участки.

В итоге у дверей, судя по сообщениям прессы, накапливались немалые толпы людей, тщетно пытавшихся пробиться к месту голосования. Увы, они не понимали, что выборы уже состоялись и результаты были подсчитаны задолго до рокового воскресенья.

Для того чтобы защитить права «мертвых душ», пришлось не допустить на участок живых людей. А это уже новое слово в избирательных технологиях.

В общем, все, как всегда, обошлось к наибольшему удовольствию Кремля, а новые методы, опробованные на Кавказе, можно будет столь же успешно и массово применить на просторах всей России.

Тем более что даже уличенные в фальсификации выборов чиновники и политики неизменно сохраняют свои места.

МАГИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ

В Уругвае все делается не так, как надо, но идет так, как следует

Меня давно манило это красивое название - Монтевидео. На закрытии Всемирного социального форума в Бразилии десять тысяч женщин танцевали сальсу, но я этого уже не увидел: я летел в Уругвай.

Монтевидео встретил меня холодным ветром и моросящим дождем. Друзья, принимавшие меня, жили в микрорайоне серых бетонных многоэтажек. Плохо заасфальтированные дорожки соединяли здания микрорайона с обязательной детской площадкой и обшарпанным супермаркетом. Я почувствовал себя совершенно, как дома. Сходство дополнялось стоящими то тут, то там полузаржавевшими автомобилями, большую часть которых составляли привычные отечественные «Лады». Позднее на улицах города мне встретился даже «Москвич», тоже изрядно помятый, но, видимо, вполне пригодный для местных условий.

Разобрав вещи, мы погрузились в такой же ржавый «фиат». Одного крыла, одной фары и задних габаритных огней у этого автомобиля давно не было. Ветер дул сквозь дыры в кузове. Так здесь ездят многие. «Это машина для третьего мира», - объяснил сидевший за рулем профсоюзный активист. Дождь продолжал моросить, и водитель время от времени останавливался, выходил из машины и протирал ветровое стекло единственным «дворником», который давно отвалился и лежал у него в «бардачке». В старом городе нам пришлось сделать резкий поворот, чтобы уклониться от огромного мешка с мусором, который несло на нас ветром.

«Мусор здесь - большая проблема. Но муниципалитет борется», - успокоили меня друзья с заднего сиденья. Я был не совсем убежден. «Да ты просто не представляешь, что здесь творилось лет десять назад!» - настаивали с заднего сиденья. Признаться, у меня совершенно не было желания представлять это.

Монтевидео, наверное, все-таки красивый город. Я говорю это с некоторой неуверенностью, поскольку так и не понял, чего здесь больше: красивого или уродливого. В начале прошедшего столетия он точно был красив. Но сегодня роскошные здания прошлого стоят вперемежку с бессмысленными многоэтажными конструкциями и маленькими бетонными коробочками, затесавшимися на улицы старого города. Вообще-то в старом городе не разрешают ставить дома выше определенной этажности. Никаких проблем: строят так же уродливо, только мельче.

Многоэтажные микрорайоны, так напомнившие мне родную советскую действительность, - жилища среднего класса. Низы общества живут совершенно иначе. То, что в Бразилии называют «фавелами», в Уругвае получило ироничное прозвище «кантегриль». Первоначально так назывался один из наиболее престижных районов Монтевидео, но сегодня это слово ассоциируется с трущобами. Кантегрили бывают двух типов. Самые ужасные представляют собой строения из жести и фанеры, где при здешнем теплом климате можно как-то провести ночь. Более «благополучные» кантегрили можно с некоторым допущением назвать домами. Это одноэтажные строения из дешевого кирпича, который каким-то образом приобретают у местного муниципалитета. Ни света, ни воды здесь нет. В дверных проемах висят какие-то тряпки, заменяющие дверь: воровать здесь нечего. Рядом и почти вперемежку с кантегрилями стоят вполне приличные буржуазные домики, паркуются машины, и никто не боится ни грабежей, ни угонов. Дети из кантегрилей ходят в одну школу с детьми из этих домов, играют вместе. «Как же может быть иначе? - удивляются мои друзья. - Это же наши соседи».

В нынешнюю поездку по Латинской Америке я наконец понял, что такое «магический реализм». Это началось еще в Бразилии, в Порту-Алегри, где московский знакомый договорился созвониться со мной утром, чтобы поехать смотреть молодежный лагерь социального форума. Не дождавшись звонка, я спустился в reception, где из разговора с персоналом понял, что обвинять моего земляка в необязательности не было никаких оснований. Он упорно звонил, а его так же упорно соединяли не с тем номером. При этом мне так же добросовестно оставляли записки с информацией о звонках, на которые я не ответил.

Когда я разобрался в происшедшем, было уже поздно. Оставалось только садиться на такси и ехать в молодежный лагерь самому, тем более что соотечественника найти надо было во что бы то ни стало - вечером предстояла общая встреча со скандинавами.

На всякий случай я попросил сотрудников отеля написать мне адрес лагеря по-португальски. Не прочитав записку, я немедленно сунул ее шоферу такси. Тот радостно закивал… и отвез меня в университет. Youth Camp, University Campus. В самом деле, какая разница? И там, и тут много молодежи. Поняв, что до нужного места я уже не доберусь, я рассеянно бродил среди книжных стендов радикальных издательств, пока на меня неожиданно не наткнулся тот самый соотечественник, из-за которого я претерпел все эти приключения. Он тоже оказался не в том месте и не в то время. Или как раз в том месте?

Моему знакомому в этот день не везло. Вечером таксист, находившийся в плохом настроении, увез его в неправильный отель. Первые, кого он там увидел, были пришедшие на встречу с ним норвежцы - их тоже завезли по ошибке в другой отель. Или все же именно туда, куда и следовало?

В этом, видимо, секрет живучести Латинской Америки: все делается не так, как надо, но в конечном счете идет так, как следует.

Про разные неприятности здесь можно говорить долго и подробно, благо тема никогда не иссякнет. Лекции, которые я читал в Монтевидео, свелись в конечном итоге к «сравнительной дефолтологии». И уругвайцы, и приезжие аргентинцы больше всего хотели узнать, как Россия выпуталась в 1998 году. «Сказ о том, как Примаков с Маслюковым экономику из кризиса выводили» приходилось повторять еще и еще. Аудитория вздыхала и сетовала, что в Аргентине нет таких богатырей, - все политики, как один, заражены вирусом неолиберализма, а потому от них ждать нечего. Я почувствовал легкое злорадство. Если раньше к нам из Аргентины везли Доминго Кавальо, то теперь впору отправлять в Буэнос-Айрес Маслюкова.

И все же, признаюсь, главное, что принесло меня в Монтевидео, - это не лекции. Я просто очень хотел посмотреть карнавал. Карнавальный вечер начинала Camparsa de condombe - танцевальная группа, вполне соответствующая нашему представлению о латиноамериканской экзотике. Негры танцуют и поют под грохот барабанов, производя неимоверный шум вокруг. Единственная проблема в том, что в Уругвае почти нет негров. Поэтому на время карнавала потомки испанцев, евреев и украинцев вымазываются мастикой и пополняют ряды чернокожих.

Главное развлечение уругвайского карнавала - murga. Мурга - род социально-политической сатиры, осмеяние народом власть имущих и богатых. Во время диктатуры мурга оказалась практически единственным средством, с помощью которого народ выражал свое отношение к царившим вокруг порядкам. Поняв, что это серьезно, военные стали подвергать тексты каждой мурги предварительной цензуре. Но и после этого политическая сатира пронизывала карнавальные представления. Тогда некоторые особо вредные исполнители начали исчезать без вести. Но и это не помогло. Мурга пережила военную диктатуру.

В общем, мурга оказалась двоюродным братом нашего КВНа, только политически гораздо агрессивнее. Короткие диалоги перемежались с песенками. Темой для осмеяния становилось все - от плохой игры национальной футбольной сборной до внешнего долга, от коррупции до частного образования. Шутки были подчас немного плоские, но ложившиеся точно на настроение публики. Например: «Уругвай - страна со светлым прошлым и темным будущим». Или: у нас мало возможностей (opportunidades), зато много оппортунистов.

Но главным событием вечера стало появление мурги под названием La Falta («Отсутствие»). Дюжина ребят в клоунских костюмах уже не шутила, не пыталась сказать ничего смешного. Они просто обличали пороки общества, обрушивая проклятья на головы министров, руководителей корпораций и политиков всех партий, включая и левых, которые тоже погрязли в буржуазном болоте. Все это великолепно ложилось на музыку, да и танцевали они здорово. Публика выла от восторга.

Я уезжал из Латинской Америки в твердой уверенности, что при всем различии темпераментов у нас с ними очень много общего. Такая же грязь, такая же коррупция, а главное - такая же способность веселиться по поводам, которые западного европейца привели бы в глубочайшее уныние. Единственное, чего я, видимо, никогда не пойму: почему нам так не повезло с климатом?

МЕЖДУ КОНФОРМИЗМОМ И ЭКСТРЕМИЗМОМ

Старая шутка гласит: если над вашей головой пролетела корова, это галлюцинация. Если пролетели три коровы подряд, это уже тенденция.

Успехи крайне правых на европейских выборах приобретают характер тенденции. Сначала Йорг Хайдер в Австрии, затем Сильвио Берлускони с его более чем сомнительными союзниками в Италии. Ле Пен выходит во второй тур французских президентских выборов. И наконец, Список Пима Фортейна (List Pim Fortuyn) занимает второе место в парламенте терпимой и либеральной Голландии.

Список Пима Фортейна - весьма своеобразный голландский вариант правого популизма. Обрушиваясь на иммигрантов, распущенность нравов и либеральные законы, Пим Фортейн, например, не скрывал, что является гомосексуалистом. И в отличие от России никто его этим не попрекал. В Голландии даже поборник традиционных ценностей имеет право на нетрадиционную ориентацию. Обличая либеральную толерантность, царящую у него на родине, лидер правых охотно пользовался ее плодами.

При более внимательном взгляде, впрочем, обнаруживается и другая тенденция. Успехи крайне правых происходят всегда на фоне упадка умеренных левых. Причем крайне правые столько не приобретают, сколько социал-демократы теряют. Президентом Франции все же стал не Ле Пен, а Жак Ширак. В той же Голландии главным победителем на выборах оказались не люди из Списка Пима Фортейна, лидер которого был убит во время избирательной кампании, а христианские демократы, завоевавшие 43 места из 150, по местным стандартам - редкий успех. А главным проигравшим стала голландская Партия труда. Как и социалисты во Франции. Последние надеются отыграться на парламентских выборах, но опросы показывают, что это им вряд ли удастся. В Германии, где тоже близится к завершению избирательная кампания, по мнению прессы, только чудо может спасти социал-демократов от поражения.

Еще несколько лет назад в книге «New Realism, New Barbarism» я предположил, что наиболее вероятным результатом избирательных побед европейской социал-демократии будет не сдвиг континента влево, а, напротив, резкое усиление крайне правых. К величайшему сожалению, прогноз подтверждается.

Приведя к власти социал-демократов после многолетнего господства консерваторов, избиратель надеялся на перемены, но их не получил. За это он сейчас наказывает умеренных левых. Если они ничем не отличаются от правых, какой вообще смысл в их существовании.

Традиционные правые партии на этом фоне выглядят привлекательнее. С ними, по крайней мере, все ясно. От них никто не ожидает перемен, их политика соответствует их идеологии. А те, кто надеется на перемены, начинают искать себе новых политиков.

Голосование за крайне правых, как и голосование за Жириновского в России, порой является лишь способом выразить свое отвращение к официальным политическим партиям. И успех правых популистов дополняется беспрецедентным продвижением радикальных левых. Голоса, полученные троцкистами, во Франции уже стали темой многочисленных дискуссий в прессе. Голландцы отдали 9 мандатов Социалистической партии - бывшим маоистам. Слева от германской социал-демократии находится Партия демократического социализма, позиции которой усиливаются, но для самой ПДС главная проблема уже не критика справа, как десять лет назад, а упреки в недостаточном радикализме.

Стремление к переменам растет в Западной Европе, но «респектабельные» политические силы противятся им независимо от того, какие лозунги были когда-то написаны на знаменах партий. Кризис социал-демократии будет продолжаться до тех пор, пока ее лидеры не осознают, что преодолеть его можно единственным способом: предложив избирателям новые идеи.

Крайне правые партии, похоже, подходят в Европе к пределу своего влияния. Это 15-17 процентов голосов. Перспективы радикальных левых, напротив, еще неизвестны. Еще недавно их возможности на выборах были столь ничтожны, что их голоса можно было даже не учитывать при общем подсчете. Но чем дальше вправо сдвигается социал-демократия, чем больше она теряет собственное лицо и авторитет, тем привлекательнее радикалы. И это рано или поздно повлияет на всю партийную систему. Политика, превратившаяся было в простое соревнование карьеристов, снова обретает смысл как противостояние идей.

Как бы ни было тревожно усиление крайне правых, это всего лишь симптом куда более серьезной болезни - кризиса демократии. Кризиса, порожденного безраздельным господством единомыслия и конформизма.

Если этот кризис удастся преодолеть, со всеми остальными проблемами демократическое общество тоже справится.

В БОРЬБЕ ЗА ЭТО

Партия Зюганова: оппозиционные до беззаветной преданности

Пройдя по улицам и площадям страны в ритуальных майских демонстрациях, Коммунистическая партия РФ возвращается к повседневной жизни. Cначала - потеряв комитеты в Государственной Думе, а потом - своих активных членов, их возглавлявших, выбравших власть, а не оппозицию, КПРФ унижена «центристами» с подачи президента. Большинство аналитиков сразу же заявили, что партия теряет свое лоббистское влияние, столь необходимое для получения денег. В России никто не дает деньги просто на политику, нужно обслуживать конкретные запросы.

Но дело, как выясняется, не в деньгах. Происшедшее в Думе ставит перед партией Зюганова гораздо более острую проблему. Надо как-то показать Кремлю, что партия готова на борьбу. Но с кем и за что бороться?

Еще до майских праздников лидеры КПРФ придумали, как им показалось, блестящий ход. Новый курс провозглашен на пленуме, прошедшем в прошлую субботу. Зюганов и его сторонники будут требовать отставки правительства.

В чем мудрость этого решения? В коридорах власти все знают, что между президентом Путиным и премьером Касьяновым пробежала черная кошка. Касьянова назначили главой правительства с явным намерением заменить его на человека из петербургской команды Путина при первой же возможности. Но вот беда: за два года «Северный альянс» так и не нашел в своих рядах ни одного политика, которому можно было бы доверить вторую должность в стране.

Среди безликих исполнителей нет никого, кому можно было бы дать хоть какую-то самостоятельную роль без твердой уверенности в немедленном провале. А потому приходится тереть Касьянова.

Премьер, в свою очередь, пообжился в Белом доме. Касьянов оброс собственными кадрами, которые постепенно оттесняют людей, попавших в правительство по протекции Кремля. Доходит до гротеска: близкий к Кремлю Герман Греф отвечает за экономические реформы, а его главный критик Михаил Делягин - советник премьера по этим же вопросам! Что же касается демонстративного нежелания правительства пересматривать в угоду президенту прогноз экономического роста, то это вообще событие в нашей истории беспрецедентное. Сталин за такие дела расстреливал. На этом фоне нежелание премьера пересматривать цифры можно характеризовать просто как подвиг чиновника.

Вот теперь-то мы и можем оценить придворную изысканность Зюганова. Он хочет выразить свое недовольство президенту. Но в качестве конкретной меры предлагает Путину свои услуги в аппаратной интриге против премьера. Такая «оппозиционность» равноценна заявлению о беззаветной преданности.

Другое дело, что Зюганов по бюрократической привычке бежит немного впереди паровоза. Услуга его, конечно, будет оценена, но вряд ли будет принята. Слухи об отставке сопровождают правительство Касьянова буквально со дня назначения, но так может продолжаться еще не один месяц. Путину, чтобы избавиться от премьера, нужно найти ему замену и повод для отставки. Пока нет ни того, ни другого. Зюганов здесь президенту ничем не поможет.

Скорее всего, в Кремле демарш Зюганова оценят как признак слабости. И постараются надавить на КПРФ посильнее. Способов два: заигрывание с губернаторами и фальсификация выборов. «Красным» губернаторам давно дали понять, что забудут про их окрас, если те докажут, что ставят президента выше родной партии. А региональным коммунистическим лидерам, рвущимся в областные собрания и губернские лидеры, просто не позволят победить.

Главный ресурс КПРФ, оставшийся после думского погрома, - это способность выигрывать региональные выборы, а после этого распределять должности и средства в «красных» областях. Если лишить партию такой возможности, она потеряет поддержку многочисленных средней руки провинциальных бизнесменов и утратит привлекательность для начинающих карьеристов. А ведь именно на эти два типа людей и опирается вся зюгановская политика.

Основные группировки, составляющие КПРФ, и без того живут не слишком мирно. Тут есть антисемиты из ленинградской организации, и радикальный лидер московских коммунистов Александр Куваев, и осторожный социал-демократ Юрий Маслюков, и спикер Думы - вельможный Геннадий Селезнев, а теперь еще и его последователи в лице «поднявших кронштадтский мятеж» руководителей комитетов. С каждым днем у них у всех все меньше резонов оставаться в рядах одной партии.

Что бы ни происходило с КПРФ, сторонники Зюганова утешают себя тем, что их организация остается единственной «серьезной» оппозиционной партией. Все попытки создать альтернативу зюгановским структурам на протяжении вот уже почти десяти лет неизменно проваливались. Но странное совпадение: в течение этих лет так же неизменно проваливались и любые попытки создать альтернативу «антинародному режиму».

Совпадение неслучайное.

Времена, однако, меняются. В Кремле - новые люди, которые мало задумываются о заслугах зюгановской партии в деле сохранения «антинародного режима». В политике вообще не знают понятия «благодарность». Тем более в политике российской.

Общество тоже меняется. Партии, не способные реагировать на происходящие перемены, рано или поздно теряют свои позиции, каким бы мощным ни был их аппарат. Если политический упадок КПРФ станет очевидным, составляющие ее группировки просто пойдут каждая своей дорогой. Но если в Кремле думают, что это будет концом коммунистического движения в России, они ошибаются. Изрядная часть нынешних избирателей КПРФ будет по-прежнему считать себя коммунистами, а режим - антинародным. С Зюгановым или без него.

P.S. А Пленум ЦК все-таки исключил Геннадия Селезнева и поддержавших его думцев из партии.

КПРФ: НИ (Б), НИ (М)

На рынке оппозиционных услуг появилась конкуренция

О возможном расколе в КПРФ говорили давно. И все же, когда после исключения спикера Госдумы Геннадия Селезнева из партии раскол начал принимать реальные очертания, это оказалось неожиданностью для многих. Чистки в КПРФ происходили неоднократно. Зюганов систематически выдавливал из партии и фракции не только своих оппонентов, но вообще всех, кто мог претендовать на самостоятельную роль. Он расчищал себе дорогу, нанося удары направо и налево, задевая даже единомышленников. Среди «выдавленных» и «либерал» Борис Славин, и сталинист Ричард Косолапов. Из думской фракции исчезли один из лучших ораторов «первого призыва» Евгений Красницкий, а затем Алексей Подберезкин. Партия разогнала и собственную молодежную организацию (РКСМ). Региональные лидеры партийных организаций тоже нередко теряли работу. Но ни одно подобное мероприятие не закончилось настоящим расколом.

Никогда не говори «никогда»

Опыт успешной борьбы с оппонентами создал у зюгановской команды ощущение неуязвимости.

Но что удерживало вместе разношерстную коалицию, именуемую КПРФ? Отнюдь не общее коммунистическое прошлое (такое прошлое есть и у Ельцина, и у Черномырдина, и даже у Гайдара). Скорее наоборот: партия Зюганова воплощала в себе разрыв с советской идеологией, во всяком случае, с ее официально провозглашенными принципами («классовый подход», «интернационализм» и т.д.). Разумеется, эти принципы были забыты советской бюрократией задолго до краха СССР, но все же КПРФ представляла собой в этом плане нечто чрезвычайное. В одной партии объединились поклонники белогвардейцев и поборники православия с людьми, ностальгически вспоминающими о советской «дружбе народов», гордящимися ленинскими традициями и революционным прошлым. Мало того что Зюганов объединил левых с крайне правыми (под идеологическим руководством последних), он удерживал в рамках партии и «умеренных» самого разного оттенка - от социал-демократов до обыкновенных оппортунистов, лоббирующих интересы своих спонсоров.

Все знали, что вместе им оставаться выгоднее. Журналист Анатолий Баранов назвал КПРФ монопольным акционерным обществом по оказанию оппозиционных услуг населению. Пока монополия была признана государством, всякий, занимающийся подобным бизнесом, знал: иного способа, кроме как войти в долю, не существует.

Беда в том, что после прихода к власти в Кремле «северного альянса» оппозиционные настроения в обществе, вопреки официальным рейтингам, начали нарастать. КПРФ была обречена на успех вне зависимости от качества своего руководства и своей идеологии - просто в силу специфического монопольного положения. Однако статус монополиста был на самом деле присвоен партии государством. Почувствовав неладное, в Кремле начали менять правила игры. В партии Зюганова к такому повороту событий готовы не были, а вести политическую борьбу не умели. Кремль отобрал у Зюганова лицензию.

Поняв это, многочисленные припартийные политические кланы начали самостоятельную игру. Зюганов, напротив, вел себя так, будто ничего не происходит. Конфликт между руководством КПРФ и Селезневым, тлевший уже не первый год, легко можно было бы замять, если бы руководство осознавало, что ситуация выходит из-под контроля. Но они по-прежнему верили, что раскол невозможен, а потому решили «дожать» спикера так же, как делали с прежними жертвами.

Результат не заставил себя долго ждать. За Селезневым пошли другие председатели комитетов - Светлана Горячева и Николай Губенко, а значительная часть партийных организаций откровенно заявила о несогласии с исключением «отступников». Заметим в скобках, что решение наказать людей за нарушение устава было формально справедливым. Другое дело, что раньше в КПРФ на такие нарушения никто внимания не обращал, депутаты голосовали за бюджет вопреки решению фракции и вообще вели себя весьма свободно.

За Селезневым из партии вышел Геннадий Ходырев, самый, пожалуй, влиятельный из «красных» губернаторов. Такие вещи не делаются случайно. Ходырев уже и так членство в партии приостановил. Он мог изобразить, что происходящее его не касается. Решение Ходырева имеет смысл лишь как сигнал своим сторонникам в партии: «Ребята, отсюда пора сваливать!»

«Партия будет окуваиваться»

Именно так характеризовал происходящее с КПРФ Геннадий Селезнев. Неологизм «окуваивание» еще не вошел в толковый словарь русского языка. Речь идет о росте влияния московского партийного лидера Александра Куваева, которого пресса уже окрестила «радикалом». Между тем Куваев отнюдь не принадлежит к числу поклонников Зюганова. И Селезнев, и Куваев понимают, что жить по-старому партия не может. Но рецепты у них противоположные. Селезнев настаивает на умеренности. Предлагаемый им путь вопреки мнению, уже прозвучавшему в большинстве газет, не к социал-демократии, а просто к политическому центру. Показательно, что, объявив сперва о нежелании «бегать по партиям», спикер Думы быстро изменил решение и призвал свое движение «Россия» преобразоваться не то в партию, не то в избирательный блок.

Если такой блок действительно состоится, он, скорее всего, станет двойником «Единой России». Однако смысл в создании такого блока отнюдь не политический. Перейти из «оппозиционной» КПРФ сразу в ряды сторонников президента не так просто, тем более в массовом порядке. «Россия» изначально складывалась как мостик, по которому подобный переход можно будет провести.

Иное дело - Куваев и его сторонники. Они не только готовы сжечь мосты, от которых им все равно нет никакой пользы, но и хотели бы, чтобы партия хоть немного соответствовала своему названию. Если для Зюганова «коммунизм» - просто торговая марка, раскрученный бренд, то для Куваева - еще и идеология. Его коммунизм вполне традиционный, вполне советский, но откуда взяться иному?

Добившись исключения Селезнева из КПРФ, московская парторганизация выиграла важное сражение. Политическая ответственность все равно лежит на Зюганове. Но когда «умеренные» начнут покидать ряды партии, выяснится, что окружающие лидера националисты немногочисленны и невлиятельны. Сила руководства была в возможности маневрировать между группировками. С уходом «умеренных» националисты оказываются под ударом. Предложить партии им нечего. Ослабленный в борьбе с Селезневым, дискредитированный и уже не страшный, Зюганов останется один на один с коммунистами.

Борьба с зюгановщиной

После главы о победе над «правоцентристским уклоном в КПРФ» будущий историк партии должен будет написать раздел о «преодолении зюгановщины». Как и положено, все кончится триумфом ленинских традиций и самоочищением.

Но что значат разборки, происходящие внутри КПРФ, для общества в целом? Кремль собирается поступить с Компартией примерно так же, как Чубайс - с РАО «ЕЭС». Все ценное выделить в «умеренную оппозицию», которая будет даже и не оппозицией вовсе, а опорой президента. Усеченную и «окуваенную» Компартию оставить доживать на обочине политической жизни, без губернаторов, с 15% голосов в Думе. Однако это лишь один из возможных сценариев. Раскол КПРФ высвобождает скованную раньше политическую энергию. Уменьшенная в размере и обедневшая партия может стать более живой и эффективной. А с другой стороны, кто сказал, что в итоге раскола появятся только две организации? Монопольная позиция КПРФ делала невозможной серьезную левую или оппозиционную политику. Теперь, когда монополия подорвана, могут сложиться новые политические силы, соответствующие потребностям общества. И совсем не очевидно, что кремлевские политтехнологи останутся довольны результатами своей работы.

У ЗЮГАНОВА ОТКАЗАЛ АППАРАТ

Партийные войны: эпизод 2

Кризис, разразившийся в КПРФ после исключения из партии Геннадия Селезнева, перестал быть сюжетом газетных первых полос и телевизионных аналитических шоу. Его заслонили куда более впечатляющие события: погромы в центре столицы и борьба с экстремизмом, постепенно превращающаяся в новую государственную идею, вместо дискредитированного погромщиками и игроками российской сборной футбола. Однако болезнь, которой страдает крупнейшая партия страны, отнюдь не была прекращена с помощью хирургической операции на пленуме ЦК. Она продолжается в другой форме.

Исключение из думской фракции «отступников», уже исключенных из партии, стало логическим завершением чистки рядов. Здесь есть, конечно, свои нюансы: во фракции могут состоять и беспартийные. Но, с другой стороны, причиной исключения из партии Селезнева, Губенко и Горячевой были именно разногласия по парламентской тактике. Следовательно, оставлять их во фракции не представляется возможным. Все правильно.

Тем не менее процедура исключения преподнесла новые сюрпризы. Мало того что во фракции, как ранее и в Центральном Комитете, не было единства. Дискуссия в очередной раз выявила, насколько шаткой является позиция Геннадия Зюганова.

Против него выступили практически все депутаты, сколько-нибудь известные и авторитетные за пределами партии. Среди недовольных - Анатолий Лукьянов, Виктор Илюхин и Валентин Купцов. Для людей, знакомых с внутренней кухней КПРФ, этот список говорит о многом. Никто из этой группы не известен как близкий сторонник Геннадия Селезнева. Это не восстание в защиту Селезнева, а бунт против Зюганова. В отличие от спикера Госдумы прокурора Илюхина нельзя заподозрить в стремлении «лечь под Путина» - в партии он всегда считался крайним радикалом. Лукьянов, напротив, человек осторожный, хорошо знающий тонкости аппаратной политики. Но самое главное - в числе несогласных оказался Купцов. Тот самый Купцов, который в партии имеет репутацию «делателя королей». Именно Купцову мы обязаны тем, что Геннадий Зюганов оказался на вершине партийного руководства и удерживался на ней вот уже почти десять лет.

Несгибаемый бюрократ

Года два назад, беседуя с активистом КПРФ, исключенным из партии за очередной антизюгановский уклон, я спросил его, может ли он вообще представить себе партию без Зюганова. «Почему же, - философски ответил мой собеседник, - Зюгановы приходят и уходят, а Купцов остается».

Дело, разумеется, не в особых талантах бывшего секретаря Вологодского обкома КПСС. На протяжении всех этих лет Купцов старался держаться в тени. Ему и не требовалось выступать с парламентской трибуны или орать на митингах. Он делал нечто гораздо более важное.

Как Иван Калита бюрократии, он собирал осколки партийного аппарата после краха КПСС в августе 1991 года. Собрать удалось далеко не все, большая часть старого советского механизма была успешно встроена в административную систему «новой демократической России». Но из тех осколков, которые удалось подобрать, Купцов сумел построить надежно работающее бюрократическое устройство.

Когда в августе 1991 года «демократические» толпы бушевали на Новой площади, Купцов уходил из здания ЦК КПСС последним, вместе с несколькими сотрудниками. Выходить через парадный выход было боязно, однако оставалась тайная линия метро, соединявшая здание на Новой площади с Кремлем и другими правительственными сооружениями. Увы, спустившись вниз, осажденные обнаружили, что не знают секретного кода для открытия тайной двери.

Долго дозванивались на Лубянку, где никто не снимал трубку. Наконец дозвонились, узнали код, вышли на перрон. Поезд не пришел.

Так или иначе, выбравшись из здания на Новой площади, Купцов на несколько дней перешел на нелегальное положение. Иногда он звонил знакомым из телефона-автомата и представлялся: «Дядя Валя». Люди вздрагивали.

Впрочем, обнаружив вскоре, что его никто не ищет, Купцов занялся разбором бюрократических завалов. Надо сказать, что здесь он проявил себя с лучшей стороны, помогая устроиться на новую работу всем своим сотрудникам, которые просили о помощи. Собственным трудоустройством он занялся в последнюю очередь. Но бывший секретарь ЦК КПСС на улице не останется.

То, что Купцов делал в августе-сентябре 1991 года, было отнюдь не геройством, а просто элементарной аппаратной добросовестностью. Но на фоне развала, безответственности и предательства, царивших в партийном аппарате, это выглядело почти подвигом. Во всяком случае, с этих дней Купцов обретает реальный авторитет. Он становится очевидным лидером в среде аппаратчиков, оказавшихся по тем или иным причинам за бортом ельцинских структур и мечтающих о собственном деле.

После ликвидации КПСС Купцов сначала примкнул к группе, формировавшей Социалистическую партию трудящихся. Но когда в конце 1992 года стало возможным восстановление Компартии, он без колебаний отказывается от сотрудничества с СПТ и берется за восстановление аппарата КПРФ.

Пожалуй, он мог бы добиться руководящего поста в новой-старой партии. Но, к удивлению многих, он бросает весь свой вес и влияние на поддержку Зюганова. Именно Купцов гарантировал превращение «почвенника» Зюганова, которого многие товарищи и коммунистом-то признавать отказывались, в лидера Компартии. Именно его усилия сыграли немалую роль в том, что на политическую обочину скатились все соперники и двойники избранной им партии - РКРП, СПТ, РПК и множество других, более мелких организаций, возникших в процессе распада КПСС.

Успех Купцова был обеспечен абсолютной лояльностью к нему партийного аппарата. Этот аппарат без колебаний вычищал из партии противников Зюганова. Сам же Купцов предпочитал оставаться в тени. В первой Думе он даже не вошел во фракцию, но взял себе скромную должность руководителя ее аппарата, расставив нужных людей на нужные посты и предоставив им казенное жалованье. Не без его помощи взошла и политическая звезда Селезнева.

Самый серый из кардиналов

Купцов - единственный в российской политике настоящий «серый кардинал». Другие деятели дают интервью направо и налево, красуются перед камерами и рассказывают всему миру, как они контролируют события. Но ни Глеб Павловский, ни Борис Березовский, ни даже Чубайс на самом деле «серыми кардиналами» не были, они раскручивали себя, изо всех сил стараясь играть публичную роль.

Иное дело - Купцов. Он понимает, что для кардинала главное - быть именно серым. Незаметным. Не так уж много людей за пределами «политической тусовки» помнят его фамилию, еще меньше - знают его в лицо.

Пусть Зюганов красуется перед камерами. «Говорящая голова» из телевизора оказывается совершенно беспомощна, когда нужно переходить от слов к делу. Любой человек, имевший дело с КПРФ, знает, что ни одного практического вопроса вождь партии самостоятельно решить не в состоянии. Вопрос либо не будет решен вообще, либо рано или поздно дело попадет в кабинет Купцова, после чего любой проект либо будет реализован, либо окончательно захлебнется.

Зюганов радостно припишет себе любые успехи, если они есть. Но как быть с неизбежными неудачами? Кто будет за них отвечать?

Купцов формировал политический курс не в меньшей степени, чем Зюганов. Но он, как и рядовой аппаратчик, отнюдь не является заложником избранного курса. Если курс меняется, объясняться с публикой должны публичные политики. А аппарат… Что аппарат? Он выполняет указания.

Купцов эффективно руководит аппаратом именно потому, что очень хорошо улавливает настроения и понимает интересы своих подопечных. В этом он похож на другого тихого аппаратчика, которого высокомерные большевистские интеллектуалы называли «самой выдающейся посредственностью в нашей партии» - на товарища Сталина. Аппарату нужен лидер, и этот лидер должен не слишком выделяться.

Другое дело, что в отличие от Сталина, прошедшего революционное подполье и гражданскую войну, нынешний главный бюрократ Компартии - выходец из тихого советского провинциального обкома. Собственно, на таких людях и держится нынешняя Компартия. Первые секретари обкомов превратились в губернаторов и «демократических политиков», комсомольцы стали бизнесменами, а вторые и третьи люди в старом советском аппарате нашли свое место в КПРФ. Купцов оказался эффективен именно потому, что, даже попав в столицу (под самый занавес истории КПСС), он остался тихим провинциалом. Таким же, как и его подопечные.

На первый взгляд «дядя Валя» представляется чем-то вроде разросшегося до недопустимо больших размеров плюшевого мишки, на которого надели костюм с галстуком. Насколько обманчиво это впечатление, могут сказать те, кто оказался его жертвами.

Все они были выдавлены из фракции и партии тихо, но безжалостно.

«Дядя Валя» повышает голос

Что означает публичное несогласие Купцова с Зюгановым? Некоторые комментаторы уже поспешили объявить, что Купцов утратил прежнее влияние, и лидер КПРФ проводит свою политику, не считаясь с «дядей Валей». Однако не считаться с собственным аппаратом лидеру партии опасно. А Купцов, в свою очередь, слишком осторожный и опытный политик, чтобы, не имея поддержки, открыто бросить вызов начальству.

Если бы его влияние было совсем слабым, он предпочел бы промолчать, тем более что открытая конфронтация - не его стиль.

Судя по всему, расколот сегодня сам аппарат партии. Кризис достиг такой интенсивности, что неизбежно приходит мысль о смене лидера. Однако такие вещи даже в КПРФ нельзя сделать без борьбы. Как бы ни велико было влияние теневых фигур в партии, здесь не миновать публичной политики. И Купцов неожиданно выступает в непривычной для себя роли диссидента. Аппарат получает необходимые сигналы. Как говорится в рекламе, пора выйти из тени!

Чем закончится открытое противостояние, сказать трудно. Зюганов никогда еще не сталкивался с серьезной оппозицией в аппарате, но и партбюрократия не имеет опыта публичной политики. Он сами «накачали» фигуру партийного вождя, и избавиться от него будет не так просто.

И все же время Зюганова уходит. Он был политическим «дублером» Ельцина, «вечно вторым». Путинская команда играет по другим правилам. Здесь не умеют считать даже до двух.

Если Зюганов больше не нужен власти, не нужен он становится и собственному партийному аппарату, который просто устал от однообразных речей и невыполненных обещаний вождя.

Но если уйдет Зюганов, с кем останется Купцов? Вот гамлетовский вопрос КПРФ.

НЕВМЕНЯЕМЫЕ ГЕРОИ

У второй чеченской войны есть два героя, официально провозглашенных властью: полковник Буданов и генерал Шаманов. Один оказался под судом за убийство, другой - в кресле губернатора Ульяновской области.

Военная прокуратура доказывает, что полковник Буданов невменяем, а потому герой России должен выйти на свободу. Суд над полковником Будановым выглядит не просто насмешкой над правосудием. Он по-своему демонстрирует политический тупик, в который загнали себя армия и власть.

У нас в армии полками командуют невменяемые герои.

Драматизм ситуации именно в том, что Буданов - отнюдь не монстр. Он ничем не отличается от сотен других таких же офицеров, ежедневно делающих в Чечне то же, что и он. Обыкновенный полковник.

Такие же точно убийства и похищения мирных жителей совершаются в Чечне почти ежедневно, но никто за это не несет ответственность. Буданов должен был один отвечать за всех. Или вместо всех.

Полковник признал себя виновным в убийстве, проговорился, что сам не понимает, за что он воевал в Чечне, но при этом не переставал искренне считать себя героем. Точно так же рассуждают и десятки других.

Является ли полковник военным преступником? Да, конечно. Это с ясностью следует из материалов дела, которые никто не оспаривает. Но в таком случае на скамье подсудимых вместе с ним должны сидеть те, кто развязал эту войну. В подобной ситуации суд над Будановым превращается в суд над системой.

Кстати, именно так понимали дело и националисты, кричавшие на своих сборищах «Свободу Буданову!». Они прекрасно знают, что полковник совершил убийство и похищение. И тем не менее уверены, что он должен быть оправдан. Суд должен постановить, что похищение и убийство мирных жителей в Чечне - дело вполне законное и праведное. Военные должны получить право на убийство. А чеченцы и прочие инородцы, соответственно, должны быть признаны, в соответствии с нацистской классификацией, «недочеловеками», не имеющими никаких прав.

Так далеко не мог зайти даже российский суд. Осудить нельзя, оправдать невозможно. Остается превратить суд в фарс.

Пока полковник Буданов сидел на скамье подсудимых, его бывший начальник генерал Шаманов был избран в губернаторы Ульяновской области. Еще одна победа Кремля: военный герой превратил «красную» область в «белую» и провозгласил рыночные реформы. Сделано это было с истинно генеральской твердостью. Сегодня в области развал управления. Энергетический кризис. Жители перекрывают дороги, требуя включить электричество, за которое они честно заплатили. Местные власти ссылаются на «тяжелое наследство» прежней администрации. Но при смене администрации новым властям всегда приходится разбираться с последствиями чужих неудач - если бы у прежнего губернатора все было в порядке, зачем его менять?

Энергетики жалутся, что губернатор-генерал не контролирует ситуацию, не понимает, что творится в области и не отвечает за свои действия. Делает заявления, не имеющие никакого отношения к действительности, объясняет премьер-министру Касьянову, что помощь ему не нужна, а Ульяновская область готова погасить все долги и платить 100% за текущее потребление, после чего задолженность резко увеличивается, а денег на текущие платежи в бюджете не обнаруживается. В области волнения, уже есть человеческие жертвы. А генерал не реагирует.

Представители РАО ЕЭС потребовали ввести в Ульяновске прямое президентское правление, отстранив действующего губернатора. По закону такое можно сделать только в том случае, если правитель области полностью потерял трудоспособность. Физическое здоровье генерала вроде бы в полном порядке. Напрашивается вывод: генерал не может выполнять свои обязанности по причине невменяемости. Собственно, на это прозрачно намекал журналистам член правления РАО ЕЭС Андрей Трапезников.

Несчастна страна, которая нуждается в героях, говорил Бертольт Брехт. Путинская Россия, похоже, идет дальше. Она не просто нуждается в героях. Ее герои - невменяемые.

В такой ситуации уже поздно менять героев, а судить их бессмысленно. Остается только менять систему.

ЧЕЙ ЧЕЛОВЕК ПУТИН?

Истерика либералов обострила паранойю патриотов

С некоторых пор патриоты в России бывают двух видов: пропрезидентские и антипрезидентские. Первые глубоко убеждены, что Путин - их человек. И всегда был им. Свято верящие в теорию заговора, они обернули ее в свою пользу. В самом деле, если, по их глубокому убеждению, поражение в холодной войне, разрушение Советского Союза и все последующие беды страны произошли в результате деятельности глубоко законспирированных агентов израильских и американских спецслужб, проникших под разными предлогами на самые высшие должности в государстве, почему не может случиться и обратного? Президент Путин как глубоко законспирированный агент пробрался на высшую должность «антинародного режима», возглавил его и уже третий год руководит им, готовясь в «час икс» превратить этот режим в истинно народный и патриотический. Ожидание может продолжаться бесконечно долго, потому что никто точно не знает, когда наступит этот «час икс». Но поколебать эту надежду невозможно, ибо любые действия Путина, противоречащие подобным ожиданиям, воспринимаются лишь как подтверждение его глубокой законспирированности и, следовательно, доказательство того, что все идет по плану.

Другая группа более рациональна. На первых порах они тоже верили в сказку о глубоко законспирированном единомышленнике и ожидали от нового президента каких-то радикальных действий. Однако день шел за днем, месяц за месяцем и год за годом, а действий не последовало. Патриоты начали терять терпение и возмущаться. Наконец, когда их терпение лопнуло, они стали смотреть на президента как на предателя, каковым он, разумеется, не является, ибо «их человеком» никогда не был.

Путаница (confusion) в сознании патриотов дополняется такой же точно неразберихой в мозгах либералов. Для большой части последних того, что нынешний президент работал в госбезопасности, было достаточно, чтобы впасть в панику и ожидать «возвращения тоталитаризма». Подобные страхи превратились в настоящую истерику, когда Путин вступил в конфликт с медиамагнатами Гусинским и Березовским, объявившими себя защитниками свободы слова. Как бы ни относиться к нынешнему президенту, но он является тоталитарным диктатором не более, чем Березовский - поборником демократии. Однако истерика либералов обострила паранойю патриотов. В конце концов, страхи либералов можно было предъявить в качестве косвенного доказательства версии о глубоко законспирированном агенте национального влияния в Кремле.

Образ Путина как зловещего диктатора, почти фашиста, создаваемый с подачи Березовского, парадоксальным образом совпадает с идеальным образом вождя, воображаемого «национально ориентированными» идеологами. Изрядная часть поклонников Путина влюбилась в него с первого взгляда именно потому, что ошибочно заподозрила в нем что-то вроде русского фашиста. Увы и ах! Эта надежда оказалась совершенно несостоятельной.

Нет ничего злее обманутой любви. Разочарованные патриоты все более открыто выражают свое возмущение. Напротив, либералы выглядят растерянно. Они, разумеется, полностью одобряют проамериканскую внешнюю политику Путина, равно как и любые экономические мероприятия, которые могут сделать бедных еще беднее, а богатых - еще богаче. Но эта во всех отношениях замечательная программа осуществляется человеком, которого сама же либеральная публика уже зачислила в безнадежные злодеи.

Ельцину любые нарушения прав человека и махинации на выборах сходили с рук просто потому, что он был объявлен «демократом» по определению. Доказательством «демократизма» предыдущего президента служила его готовность терпеть существование оппозиционной прессы и негосударственного телевидения, которые могли эти нарушения разоблачать. Позиция Ельцина, разумеется, свидетельствовала не столько о демократизме, сколько о врожденном здравом смысле: сочетание бюрократического беспредела со свободой печати создавало абсолютно шизофреническую ситуацию, деморализовывало население и в конечном счете работало на власть, наглядно демонстрируя ее силу и безнаказанность.

Путин в отличие от Ельцина уже завоевал репутацию гонителя свободной прессы, а потому любить его не положено. И никакие мероприятия правительства не изменят ситуацию на эмоциональном уровне. Политическая картина, изображаемая либеральными комментаторами, оказывается безнадежно расщепленной и противоречивой. Паранойя патриотов дополняется шизофренией демократов.

В общем, президента никто не любит. Но, с другой стороны, зачем президенту любовь? Главное, чтобы приказы исполнялись. А с этим пока все в порядке.

БЕРЛИН: ДВА В ОДНОМ

Социальная Стена оказалась прочнее бетонной

Глянцевый дамский журнал приглашает своих читательниц посетить Берлин. Нам сообщают, что после падения Стены, разделявшей город на восточный и западный, все идет замечательно. «Два Берлина постепенно срастаются, невидимый шрам рубцуется и архитектурный облик столицы объединенной Германии приобретает гармоничную целостность». В общем, все к лучшему в этом лучшем из миров. Самое обидное, что жители Берлина думают по-другому.

Земельные выборы завершились поражением обеих больших партий, правивших в городе. И социал-демократы, и христианские демократы потеряли голоса. Впрочем, город проголосовал не только против тех или иных партий. Десять лет востоком города правили с запада. Теперь Восточный Берлин взбунтовался против Западного.

Бывшая столица Германской Демократической Республики выбрала Партию демократического социализма, формально являющуюся наследницей прежней коммунистической партии. Раньше восточная часть города гордо называлась «Берлин - столица ГДР». Теперь говорят: «Берлин - столица ПДС».

Странное обаяние некрасивого города

Столица Германии - банкрот. Так, во всяком случае, считают ее жители. Долг города составляет 900 миллионов евро, денег в казне нет, улицы стали совсем не по-немецки грязными, городской транспорт - дорогим. Больше всего этот упадок заметен в восточной части города. Но странным образом все это отнюдь не уменьшает обаяния Берлина. Здесь всюду чувствуется атмосфера 20-х годов - увлекательной, но далеко не самой благополучной эпохи в европейской истории.

Это город экспрессионизма. Над улицами здесь все так же, как и во времена молодого Брехта, грохочут желто-красные поезда S-Bahn'а. Грохот этих поездов вызывал восторг у героини фильма «Кабаре».

Меньше всего немецкую столицу можно назвать красивой. От старой Пруссии остались серые, мрачные дома. После войны сохранились пустыри на месте разрушенных зданий.

Во времена ГДР сооружения, поврежденные во время войны, так и стояли полуразрушенные. Сносить было жалко, на реставрацию денег не было. По стенам зданий можно было восстановить картину уличного боя. В объединенной Германии здания отреставрировали. На стены поставили заплатки, скрыв следы осколков и пуль. Отвезли реставрировать и памятник «Старому Фрицу» - Фридриху Великому с Унтен-ден-Линден. При реставрации обнаружили, что в бронзовом всаднике застряли пули, выпущенные еще во время германской революции 1919 года.

Берлин отторгает банальность. И из-за этого, быть может, обречен на неблагополучие. С крушением Стены обнаружилось, что два города - восточный и западный - живут рядом, но не вместе. В каждом из них сложились собственная культура, стиль жизни, своя политическая ситуация. Неповторимость германской столицы как раз в том, что здесь мы находим два города на одной территории. Воображаемая стена разделяет их не менее прочно, чем прежде - бетонная. Они общаются друг с другом, смотрятся друг в друга, как в зеркало, но одновременно противостоят друг другу. Восток - более бедный, более жесткий, дисциплинированный и обиженный. Западный Берлин - странное сочетание буржуа, левых радикалов и иммигрантов.

Запад - богатый, благополучный, сытый, Восток - непримиримый, пролетарский, как будто оживляющий в памяти образы из пьес Брехта. Район Кройцберг говорит по-турецки. Враждующие курдские и турецкие группировки время от времени устраивают здесь перестрелки на улицах. В Панкове чувствуешь дыхание старой Пруссии. Старые евреи, переселившиеся из СССР, устраивают в своем восточноберлинском культурном центре торжественные собрания в каждую годовщину победы над гитлеровской Германией. Молодые люди гордо носят майки с надписью Born in the GDR, хотя, судя по возрасту, они еще только пошли в школу, когда пала восточногерманская республика.

Впрочем, с некоторых пор здесь появился и третий город. Это город бюрократов, расположившийся посередине между Востоком и Западом - там, где раньше проходила Стена. Сюда заселились чиновники, переехавшие из Бонна. Они не хотят никого знать, и с ними никто не стремится общаться. Архитектура этого квартала омерзительна. Это неправильной формы геометрические конструкции из стекла и бетона. Их много, и они все похожи друг на друга. Эти чудовищные здания постепенно надвигаются на Восточный Берлин, захватив уже часть Фридрихштрассе.

Строить такое в начале XXI века - все равно что одеваться по моде позапрошлого года. Провинциальность Бонна воспроизводится и в архитектуре, и в образе жизни, и в мышлении здешних обитателей. Правительственный квартал разделил Берлин не хуже Стены.

Ossi и Wessi

Исторически город срастался из множества деревень и городков, а потому в 1961 году, когда его улицы разрезала бетонная стена, Запад и Восток привычно замкнулись сами на себе. В каждой половинке есть все необходимое для жизни. Есть даже не два, а несколько центров. Есть свои университеты и театры.

Восстановленная транспортная система легко доставит вас из восточного города в любой конец западного. Но зачем?

Уже в конце 90-х, пройдя до конца Фридрихштрассе, я зашел в редакцию Die Tageszeitung, находящуюся как раз на границе с западной стороны. У входа встретил двух журналистов, которые, узнав меня, сразу спросили: ты с востока пришел? Я не стал спорить. «Слушай, - обратился ко мне один из них, - как они там живут?»

Немцы обычно сразу определяют, кто из них Ossi (восточник), а кто - Wessi (западник). Многие Wessi переселились в восточный сектор, поскольку, как им кажется, здесь и дешевле, и веселее. Но различия все равно видны. Только не надо думать, что Ossi и Wessi остались такими же, как и 12 лет назад. Ничего подобного: и те и другие меняются. Но вместо того чтобы стать одинаковыми, они эволюционируют параллельно.

Сегодня Восток и Запад во второй раз пытаются объединиться. Политикам из ПДС предложили места в городском правительстве. Основатель партии Грегор Гизи (Gregor Gysi) получает пост министра экономики. Учитывая положение городских финансов, ему можно посочувствовать. ПДС в коалиционном соглашении извиняется за строительство Берлинской стены, за то, что в 40-е годы социал-демократы были насильственно объединены с коммунистами. Восточные берлинцы ехидно замечают, что западные товарищи, в свою очередь, должны были бы извиниться за развал, который они учинили на востоке в последние десять лет.

На символическом уровне приход ПДС к власти в Берлине утверждает долгожданное равенство между востоком и западом страны. В прессе уже рассуждают о возможности коалиции ПДС с социал-демократами в национальном масштабе. Политики из ПДС счастливы, что их респектабельность теперь признана. Но действительная интеграция зависит не от политических коалиций, а от инвестиций в развитие экономики и социальной сферы востока.

Левый марш

Каждый год 13 января, в день гибели Карла Либкнехта и Розы Люксембург, на улицы Берлина выходит многотысячная демонстрация. На сей раз к могиле Красной Розы пришли около ста тысяч человек. Но и здесь Ossi и Wessi ведут себя по-разному.

Восемьдесят тысяч восточных берлинцев в этом году пришли сразу на кладбище, возложили цветы, взяли раздающиеся здесь бесплатно левые газеты и, поговорив о политике, разошлись по домам. Западные радикалы пошли двадцатитысячной колонной по аллее Карла Маркса. Кого здесь только не было! Анархисты с красно-черными флагами. Курды с портретами Сталина, турки с портретами Мао. Какие-то люди с портретами незнакомого мне мужчины, скорее всего Энвера Ходжи. Троцкисты с плакатами, призывающими к непримиримой борьбе со сталинизмом, панки с гребешками, раскрашенными во все мыслимые и немыслимые цвета.

Часть демонстрантов была, конечно, с востока, но большинство - с запада. Некоторые западные группы везут своих сторонников через всю страну, часов семь на автобусе, только чтобы продефилировать по Карл-Маркс-Алее раз в году. «Смотришь на них и думаешь: наверно, их очень много, - раздраженно говорит мой восточный знакомый. - А потом их целый год не видно. Не понимаю, в чем все же состоит их борьба с капиталом?»

Каждая маленькая секта объясняет, что они - единственные настоящие революционеры. Все остальные здесь по ошибке. Жители Восточного Берлина, стоящие вдоль обочины, смотрят на парад западных радикалов с недоумением и любопытством, как на карнавальное шествие. Но когда толпа начинает петь что-нибудь революционное, дух солидарности берет свое: люди на тротуарах начинают подпевать, приветствуют проходящих, поднимая в воздух сжатые кулаки в ротфронтовском приветствии. Здесь все еще чувствуется дыхание 20-х годов.

КОШЕЛЕК ДОРОЖЕ ЖИЗНЕЙ?

В Германии собирают обломки разбившихся самолетов, пытаются расшифровать «черные ящики». В Уфе оплакивают погибших детей. Частная компания Skyguide в Швейцарии доказывает, что ее диспетчерская служба совершенно ни при чем.

Впрочем, чем дальше продвигается расследование, тем очевиднее, что катастрофа произошла по вине «человеческого фактора». Но в том-то и задача всего аэронавигационного комплекса, чтобы свести к минимуму опасность «человеческой ошибки». Именно для этого существует сложная система взаимной подстраховки, контроля. Именно поэтому диспетчеры никогда не работают в одиночку, именно поэтому им нельзя работать с перегрузками точно так же, как нельзя и отдыхать на рабочем месте.

У любого несчастья есть конкретный виновник. Потому любая система пытается прикрыться «человеческим фактором». Так случилось и в Чернобыле. Но тогда общественное мнение и в России, и на Западе было склонно искать более глубокие причины. Иное дело - сегодня. Методы, господствующие в экономике, не принято подвергать сомнению. Мы твердо уверены в том, что система хороша и только люди все портят.

Несколько лет назад, когда в Западной Европе развернулась приватизация диспетчерских служб, в англоязычной прессе была опубликована не одна статья с мрачными предупреждениями. Авторы предсказывали, что рано или поздно произойдет именно то, что случилось на прошлой неделе. Естественно, организаторы приватизации отмели подобные предупреждения.

Обоснование приватизации было просто как дважды два: частный сектор все делает лучше. Он эффективнее по определению. Значит, все надо передать частному бизнесу.

Увы, эффективность частного бизнеса измеряется способностью зарабатывать деньги. Другого критерия для него просто не может быть. Но вот беда - не все в мире сводимо к деньгам. Именно поэтому есть вещи, которые опасно доверять частному сектору.

Особенность диспетчерских служб в том, что здесь есть только один способ повысить прибыль: увеличить интенсивность работы людей, сократить штат. Частный подрядчик получает определенную сумму денег на выполнение своих задач. Чем меньше людей выполняет эту задачу, тем выше прибыль и, следовательно, тем больше «эффективность». Да, работают высококвалифицированные диспетчеры, им хорошо платят. Но сокращение персонала оборачивается усталостью, стрессом. В свою очередь, люди пытаются прийти в себя, расслабляясь в то время, когда интенсивность движения спадает. Результат - нынешняя катастрофа.

Если выводы не будут сделаны, катастрофы будут повторяться. Россия здесь ни при чем. Нам просто не повезло.

Но в любом случае нам надо делать выводы свои. В России надвигается приватизация железных дорог, которую планируют проводить по английскому сценарию. В самой Британии подобный подход уже привел к резкому увеличению количества аварий, а число погибших перевалило за сотню.

Надо делать выводы, пока не поздно.

КТО ПРОИГРАЛ ЧЕЧНЮ?

Нынешнего президента «сделала» чеченская кампания. Именно поэтому поражение в войне может оказаться для него фатальным

В течение последнего года Чечню тщательно старались забыть. Казалось, российское общество привыкло к десятку-другому солдат, погибающих еженедельно (в конечном счете и «небоевые» потери нашей армии измеряются сотнями солдат, погибающих в самых разных частях страны неизвестно от чего). А жертвы среди мирного чеченского населения вообще уже давно перестали беспокоить общественное мнение.

Однако в последнее время «чеченская тема» снова вернулась на первые страницы газет. Причем не благодаря выступлениям правозащитников и протестам пацифистов, а «с подачи» самих военных. Официальные средства массовой информации заявили о попавших к ним в руки планах чеченского наступления на Грозный. Разумеется, планы эти были сорваны, захват города боевиками предотвращен и все кончилось ко всеобщему удовольствию. Однако странно: те же генералы еще недавно говорили, что никаких боевиков нет, все разгромлены, остались только «разрозненные группы», которые где-то в горах прячутся. А тут вдруг нам рассказывают о целой армии боевиков, планирующей широкомасштабные наступательные операции.

Нетрудно догадаться, что «масхадовский план» был фальшивкой. Другой вопрос: кто и зачем ее изготовил? Боевики - для того, чтобы подразнить федералов? Военные пропагандисты, стремящиеся доказать необходимость новых денежных вливаний в чеченскую группировку? Или это дезинформация, подготовленная одним из федеральных ведомств, на которую клюнули другие?

За разоблачением чеченских планов последовала целая серия выступлений и публикаций, от которых просто волосы становятся дыбом. Причем о неминуемом разгроме Российской армии в Чечне стали писать люди, еще недавно прославлявшие победы все той же армии.

«Сегодня чеченская группировка оказалась точно в том состоянии, в котором ее шесть лет назад бросил под масхадовские отряды запойный Ельцин. Армия лишена инициативы, загнана в гарнизоны и казармы, обездвижена и деморализована. Те жалкие деньги, которые сегодня получают солдат и офицер группировки, иначе как унижением назвать нельзя. И это скотство Кремля по отношению к собственной армии вызывает в военных презрение и нарастающее отторжение путинской власти.

Никто не хочет больше умирать за путинскую «халяву». Количество «отказников» - солдат и офицеров, отказывающихся убывать в Чечню, - в МВД и Вооруженных силах за последние полгода удваивается каждый месяц. В МВД уже целые подразделения отказываются отправляться на Кавказ, мотивируя это тем, что условия, в которых они там находятся, и оплата риска этой службы противоречат заключенным контрактам».

Это цитата из статьи обозревателя агентства АПН и сотрудника газеты «Завтра» Влада Шурыгина. Показательно, что эта статья не просто была воспроизведена на сайте чеченских боевиков «Кавказ-центр», но и стала там одним из ключевых материалов.

Пикантность ситуации в том, что Шурыгин имеет репутацию журналиста, не просто компетентного и хорошо информированного в военных вопросах, но и близкого к руководству Генштаба, «команде генерала Квашнина». Это не значит, конечно, что написанное журналистом отражает позицию Генштаба. Но то, что он вольно или невольно «транслирует» царящие там настроения, очевидно.

Два года назад, когда чеченский поход только начинался, я опубликовал в «Новой газете» статью «Партизанщина», где доказывал, что ничем хорошим война не кончится. Либо, писал я, армия одерживает решительную победу в течение 3-6 месяцев, либо она втягивается в затяжной конфликт, деморализуется и оказывается обречена на поражение. В Чечне Российская армия имела шанс выиграть осенью 1999 года, но она этот шанс упустила.

Тогда Шурыгин ответил мне длинной и аргументированной статьей, где, ссылаясь на успешный опыт борьбы немецких войск против белорусских партизан, доказывал, что Российская армия еще вполне может победить. Прочитав это, я подумал, что в Белоруссии в 1944 году победу праздновали все же не гитлеровцы, а партизаны.

Так или иначе, но сегодня Шурыгин сам описывает ужасающую картину разложения армии, которая многократно хуже того, что я предсказывал два года назад. При этом, однако, он ни единым словом не упрекает армейское руководство, возлагая всю вину на президента Путина и правительство. Причин надвигающегося поражения две: во-первых, военным мало платят, во-вторых, не хватает боеприпасов. Причины названы, подчеркиваю, именно в таком порядке.

Разумеется, неспособность российской власти нормально платить собственным военным, находящимся в горячих точках, - позор государства. Тем более что, как мы знаем, на многое другое средства в стране находятся. Другое дело - сами военные. В годы Великой Отечественной войны бойцам, сражавшимся в условиях, многократно более тяжелых, чем в нынешней Чечне, не приходило в голову, что готовность защищать Родину может изменяться в зависимости от размеров «боевых» выплат.

Постоянные жалобы на неполную выплату «боевых» и заявления о том, что предоставляемое военным в Чечне жалованье «не оправдывает риска», сами по себе говорят о деморализации армии больше, чем все разоблачительные статьи в «Новой газете». Перед нами - прямое свидетельство, что в Российскую армию глубоко проникла психология «наемничества». Дело не только в деньгах. Дело в государстве. Умирать за нынешнюю Россию, за такое государство, которое нам подарили Ельцин и Путин, действительно мало кто пойдет. А потому вместо чувства долга людям в погонах предлагают деньги. Но и денег этих оказывается слишком мало!

В любом случае, однако, объяснять нынешнее плачевное положение в Чечне нехваткой денег или даже боеприпасов невозможно просто потому, что на первых порах и денег, и снарядов давали достаточно. В первую войну генералы ссылались на «предательство» политиков, не дававших им повоевать в свое удовольствие. На сей раз они получили полную свободу рук. Невозможно утверждать, будто кто-то или что-то на сей раз сдерживает военных. Можно стрелять, сжигать, устраивать зачистки. Но в том-то и дело, что ожидаемого результата нет. Война не выигрывается.

Если бы в первые месяцы боевых действий армейское командование не проявило полной беспомощности и настоящей боязни противника, в течение нескольких месяцев «выдавливая» боевиков в горы, нынешнего безобразия не было бы. Не пришлось бы и устраивать позорные зачистки в населенных пунктах, множащие ряды повстанцев. Можно было бы, наконец, смыв позор первого поражения, добиться нового мирного соглашения, более выгодного для России.

Но все эти возможности были упущены уже в 1999 году. В тот момент политикам в Кремле важны были только выборы, их совершенно не интересовало, насколько эффективны военные на поле боя. Им достаточно было телевизионной «картинки», пригодной для предвыборной пропаганды. И лишь после марта 2000 года, когда Путин окончательно обустроился в президентском кресле, начальство обнаружило, что с войной что-то не в порядке.

Генералы ничего не смогли сделать за два с лишним года. Летом 2002 года мы находимся на той же точке, что и первым «военным» летом 2000 года, с той разницей, что убито множество людей, сожжены деревни, разрушены города, потрачено и разворовано огромное количество денег.

Ясно, что у начальства начинает кончаться терпение. Деньги начинают перебрасывать туда, где, по мнению правительства, они работают эффективнее. И винить в этом надо не правительство, а самих генералов.

Что касается боеприпасов, то войну начинали, рассчитывая, что советских складов хватит навеки. Там и в самом деле запасено было столько, что хватило бы на несколько таких войн, как чеченская. Но кто же мог знать заранее, что стрелять будут во что попало. Воровство и продажа боеприпасов противнику в советское время тоже не были предусмотрены.

Короче, первоначально и деньги, и снаряды были. Но на такую войну, как нынешняя, не хватит никаких бюджетов и никаких складов. Это, кажется, начинают понимать в руководстве России. С этой реальностью начинают сталкиваться и военные.

В 1949 году, когда войска Мао взяли Пекин, в Вашингтоне развернулась дискуссия «Who lost China» (кто потерял Китай). Похоже, в Москве уже назревает дискуссия «Кто проиграл Чечню». Военные, как обычно, сваливают все на политиков, а последние, несомненно, обвинят в провале военных. Публикации о бедственном положении войск в Чечне, которые в последнее время стали появляться как грибы, разоблачительные статьи о «предательском» отношении к армии, о плачевном состоянии войск, о нехватке боеприпасов означают, что полемика началась.

Прежде чем признать неудачу, надо найти «крайнего».

А «крайним» никому быть не хочется. Путин и его окружение оказываются в заведомо невыгодной ситуации. Ведь даже если военные виноваты во многом, решение отправить их в Чечню принимали политики. И именно политикам нести главную ответственность за проиcшедшее.

Нынешнего президента «сделала» чеченская кампания. Именно поэтому поражение в войне может оказаться для него фатальным.

У власти просто нет другого политического выхода, кроме как свалить все на военных. Но ссориться с собственными военными - рискованное дело для любой власти.

ENRON, WORLDCOM, ДАЛЕЕ ВЕЗДЕ?

И снова пострадал средний класс

Плохими новостями из Соединенных Штатов уже никого не удивишь. Во всяком случае, если речь идет об экономике. И все же банкротство WorldCom - событие из ряда вон выходящее. Дело не только в масштабах банкротства: еще полгода назад крах Enron казался сенсацией, а сейчас рухнула компания раза в три большая. Дело даже не в том, что за падением WorldCom последовал очередной обвал биржевых курсов по всему миру. И даже не в том, что уже сегодня можно составить длинный список американских транснациональных корпораций, которые если и не разделят судьбу WorldCom и Enron, то, во всяком случае, обречены пережить тяжелые испытания. Дело в том, что происходит перелом в общественном мнении Запада. Публика «требует крови», политики и даже бизнесмены требуют сажать в тюрьмы проворовавшихся топ-менеджеров. Но слишком очевидно, что репрессиями делу уже не поможешь. Кровожадные призывы лишь отражают общее настроение - недоверие к корпорациям, раздражение против элит, недоверие к экономической системе.

Рядовой американский обыватель отнюдь не может оставаться равнодушным наблюдателем краха. После банкротства WorldCom и Enron обвалился весь фондовый рынок. А значит, в тяжелейшем кризисе оказались пенсионные фонды, вкладывавшие в акции. В условиях, когда падает фондовый рынок, страдают и остальные вкладчики. Их тоже накрыло общей волной биржевого спада. Тем самым рушится один из ключевых мифов рыночного капитализма, провозглашающий, что система поощряет людей, принимающих «правильные» решения. Обнаруживается, что для маленького человека «правильного» решения не существует. Пропали сбережения среднего класса. Причем пострадали не только те, кто вкладывал деньги в «неправильные» фонды или рухнувшие компании, но и те, кто вроде бы сделал «правильный» выбор.

Много лет людям объясняли, что система вознаграждает тех, кто больше и лучше работает. Вложив свои сбережения в пенсионные фонды, представители американского среднего класса обнаружили: чем больше ты заработал ударным трудом, тем больше ты сегодня потерял.

Происходящее напоминает нашу ситуацию с МММ, но с одним существенным отличием: в России играть или не играть каждый решал сам. А американец не может не играть: в условиях, когда государственная пенсионная система развита слабо, накопительные пенсионные фонды являются единственным вариантом.

Несколько месяцев биржевого кризиса пожрали практически весь прирост пенсионных фондов за последние 4-5 лет. Так, вместе с мифом о поощрении лучших рушится и миф о преимуществах американской пенсионной системы. Происходит это в тот самый момент, когда европейские страны (начиная с Германии и кончая Россией) дружно вознамерились перестроить свою пенсионную систему по американскому образцу. Европейская концепция государственных гарантий, «социальной пенсии» и солидарности поколений только что объявлена неэффективной, отжившей свой век, неспособной стимулировать личные достижения. Но неожиданно обнаруживается, что американцам сегодня приходится завидовать европейцам, чьи пенсии не зависят от колебаний биржевого курса.

На протяжении 90-х годов динамичная американская экономика противопоставлялась «вялой» европейской, отягченной «избыточным» государственным регулированием и «излишней» социальной защищенностью. Причем так рассуждали не только правые, но и сами европейские социал-демократы. Сегодня неожиданно обнаруживается, что американские корпорации, освободившись от «излишней» государственной опеки, вместо того чтобы поднимать производство, принялись обворовывать потребителей и мелких акционеров, а экономика свободного рынка породила такую вакханалию приписок и фальсификации отчетности, которой могли бы позавидовать ветераны Госплана (последнее наблюдение, кстати, принадлежит не автору этих строк, а одному из комментаторов Financial Times).

Разумеется, отсюда не следует, будто в Западной Европе все обстоит благополучно (про Россию лучше в данном случае вообще не вспоминать). Речь о другом: Америка перестала выглядеть привлекательной моделью.

А ведь еще совсем недавно именно американскую корпоративную культуру предлагали в качестве образца для всего мира. Представители Мирового банка, Международного валютного фонда и Всемирной торговой организации объясняли, что кризис в Азии и дефолт в России вызваны местной культурой бизнеса, которая в отличие от американской коррумпирована, непрозрачна, бюрократизирована. Эту культуру нужно было срочно внедрить среди русских и азиатов. Сегодня азиатские и российские олигархи могут испытать некоторое злорадство.

Впрочем, радоваться бедам соседей не просто дурно, но и бессмысленно. Эти беды рано или поздно обернутся нашими собственными. Российские акции начали падать вслед за американскими просто потому, что остаться в стороне от мирового кризиса невозможно.

Крах неолиберальной модели становится историческим фактом. Но это только начало затяжной полосы экономических и социальных неурядиц, политических, а быть может, и вооруженных конфликтов. Разъяренный средний класс, лишившийся своих сбережений, будет требовать перемен. Образцово-показательное наказание топ-менеджеров - самое худшее решение. Оно ничего не изменит в экономической системе, но увеличит репрессивность в обществе. Руководители WorldCom и Enron не вызывают никакой симпатии, но они играли в игру, правила которой были одобрены общепринятой экономической философией: побеждать любой ценой, любыми средствами увеличивать стоимость акций. Наказывать виновных, не меняя правил игры, значит, повторять хорошо известный советский опыт борьбы с коррупцией в начале 80-х годов. Сколько бы ни сажали директоров магазинов, воровство не прекращалось.

А менеджеры корпораций - не советские директора. Они имеют дело с совершенно иными суммами. И контроля над ними куда меньше.

Оскорбленный средний класс может выступить под радикальными лозунгами, но никто не гарантирует, что обиженный обыватель не станет массовой базой фашизма. Пока на горизонте не видно нового Рузвельта. К счастью, и нового Гитлера тоже.

Во всяком случае, мы живем в интересное время. И, быть может, это не так уж плохо.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПЕРЕСТРЕЛКИ НА РОССИЙСКО-ГРУЗИНСКОЙ ГРАНИЦЕ

На юге Чечни - перестрелки, в информационном пространстве - пропагандистские дуэли. За сообщениями о боевых столкновениях следуют очередные угрозы российского начальства в адрес Грузии.

Российские военные рассказывают, что пограничники остановили и разгромили группу боевиков, прорывавшихся из Панкисского ущелья, с территории Грузии. Боевики, наоборот, сообщают о нападении на пограничные заставы, но не с грузинской, а с чеченской стороны. Чеченцы сразу заявили о разгроме застав и десятках убитых пограничников, включая офицеров. Были даже названы имена: подполковник Эдуард Ладыгин и начальник погранзаставы майор Сергей Попов. Наши генералы сначала были, против обыкновения, скромны и не насчитали даже десятка убитых боевиков, заодно признавшись в собственных потерях. И все же концы с концами в сводках не сошлись. Группу боевиков оценили в 60 человек, заявили об ее уничтожении, но отметили, что погибли лишь шесть или восемь бойцов противника. Остальные остались живы после уничтожения. Чтобы исправить положение, военные день за днем продолжали сообщать о новых боях, постоянно увеличивая численность убитых врагов. В итоге получилось, что в период с 26 по 28 июля было целых 17 боестолкновений в приграничном районе.

Что бы в действительности ни произошло на поле боя, пропагандистскую дуэль наши генералы в очередной раз проиграли. Причина не в привычной путанице с цифрами, на которую никто уже не обращает внимания. Просто невозможно сначала заявлять о завершении крупномасштабных военных действий, а затем рассказывать о новых крупных победах. Если враг уже два года как разбит, то с кем воюем?

Однако чеченские источники тоже не могут вызвать большого доверия. Особенно, когда они настаивают, что из Панкиси никакие боевики не приходили, а все прибыли изнутри Ичкерии. Что бы ни утверждала пропаганда Удугова или Масхадова, а боевики в Панкиси есть. И подтверждается это не только российскими военными, но и независимыми чеченскими источниками.

Вопрос о боевиках в Панкиси выходит на первый план каждый раз, когда обостряются российско-грузинские отношения. Если даже некоторое число вооруженных людей пришло на границу с территории Грузии, главная проблема не в них, а в неспособности армии навести порядок внутри Чечни. Один или два отряда, просачивающиеся через южную границу, дела не меняют, если на территории республики таких отрядов сотни. И справиться с ними генералы не могут - это факт, подтвержденный двухлетним опытом войны.

Вот уже два года наши генералы тщетно мечтают о большом сражении, где можно было бы разом задействовать сотни танков, десятки самолетов и тысячи пехотинцев. Кстати, не гарантировано, что эту битву они выиграют. Но, по крайней мере, в подобных операциях они разбираются.

Увы, раздираемое разногласиями и личным соперничеством чеченское руководство было совершенно неспособно объединить и скоординировать свои силы, а потому так и не предоставило своим российским коллегам долгожданной возможности. Другое дело, что чеченские пропагандистские сайты в интернете продолжали упорно напоминать, что рано или поздно силы сопротивления соберутся и непременно организуют «общевойсковую операцию» по всем правилам военного искусства. В конце концов чеченский лидер Аслан Масхадов и его российские противники учились в одних и тех же академиях.

В ожидании этой решающей битвы наши военные пропагандисты почти каждый месяц сообщают об очередных планах захвата крупных городов боевиками и о том, что эти планы сорваны. Все это сильно напоминает классическую сказку о мальчике-пастухе, для развлечения пугавшем окружающих криком: «Волки, волки!». К подобным заявлениям никто уже всерьез не относится.

Остается еще возможность повоевать в Грузии. Здесь можно спланировать и провести крупномасштабную наступательную операцию. Захватить инициативу, давно утерянную в самой Чечне. Поднять боевой дух армии: после такой операции неизбежно будет объявлена победа, розданы награды, произведены повышения. Но, увы, скорее всего, генералов ждет разочарование. Вылазка на территорию Грузии вряд ли состоится.

Если бы российская власть была к ней готова, она, вместо того чтобы «прощупывать почву» заявлениями второстепенных политических чиновников типа Рогозина, начала бы операцию. Рассуждения кремлевских политиков о том, что сначала надо получить разрешение ООН, обсудить вопрос с Грузией и главным «смотрящим» в лице администрации США, свидетельствуют о твердом нежелании подобную операцию проводить. Вылазки такого рода никто никогда не одобрит. Тем более нет никакой надежды, что американцы «сдадут» Грузию. В Кремле люди достаточно реалистичны, чтобы не понимать таких простых вещей.

Скорее всего, между Москвой и Тбилиси идет просто война нервов. Кремль пугает Шеварднадзе.

Западными державами «антитеррористические» вторжения производились неоднократно. Другое дело, что подобные операции приводили к успеху лишь тогда, когда имели очень простую и локальную цель. Американцы решили захватить в Панаме президента Норьегу - и сделали это. Решили свергнуть режим на крошечном острове Гренада - и свергли его. А вот когда в Лаосе и Камбодже та же американская армия попробовала «навести порядок» и перерезать «партизанские тропы» (как сейчас обещают российские генералы в отношении Панкиси), ничего не вышло. Повстанцы как ходили тропой Хо Ши Мина до появления американских морских пехотинцев, так и продолжали делать это после их появления.

ПОЛКОВНИКА НИКТО НЕ СЛЫШИТ

Звуковой тон нашей беседы напоминал разговор храброго портняжки с великаном. Из уст полковника летели раскаты грома. В руках Виктора Алксниса не хватало лишь молний - столь мощной и энергичной была его жестикуляция. По столу то и дело разлетались карандаши. Досадуя на приднестровских властителей, полковник стучал кулаком по столу. А со стены на меня строго и безмолвно взирал еще один Виктор Алкснис. Молодой, подтянутый, в парадном мундире на портрете многолетней давности…

Досье.

Виктор Имантович Алкснис родился 21 июня 1950 г. в городе Таштагол Кемеровской области. Внук бывшего заместителя наркома обороны СССР, начальника ВВС Красной армии Якова Алксниса. В октябре 1993-го Алкснис с перевязанной головой возглавлял прорыв оппозиционеров к Белому дому. К власти, как того опасались демократы, Алкснис не пришел. Более того, по его же словам, был отправлен «на политическую помойку».

- Виктор Имантович, всегда считалось, что вы - горячий сторонник Приднестровской Молдавской Республики. Тем более неожиданным был ваш пресс-релиз, который вы разослали после недавней поездки в Тирасполь. Это очень жесткая критика властей непризнанной республики.

- А я и сейчас остаюсь сторонником Приднестровской Молдавской Республики. Я был одним из тех, кто стоял у ее истоков в 1989-1990 годах. Я делал для них все, что мог. Весной этого года был принят просто ужасный закон о гражданстве, но есть моя поправка, которая так и называется «поправкой Алксниса». Она позволит русским жителям Приднестровья, Южной Осетии, Абхазии, Латвии и Эстонии получать российское гражданство в упрощенном порядке. Надеюсь, что осенью эта поправка будет внесена и Госдума за нее проголосует.

Но сегодня, на мой взгляд, приднестровские власти допускают серьезную ошибку, пытаясь переориентироваться с России на США и Украину. В этом отчасти виновато наше руководство, которое в течение последних лет практически выталкивало Приднестровье.

В конце 1992-го - начале 1993 года доходило до того, что Александр Лебедь, командовавший тогда российскими силами в Приднестровье, пытался организовать военный переворот для смещения руководства республики. Тогда приднестровские лидеры казались нашему правительству слишком «красными», не готовыми к компромиссу с Молдовой.

Потом Кремль сделал ставку на президента Молдовы Воронина. Руководство Приднестровья, естественно, стало искать собственный выход, постепенно переориентируясь на Украину. В сентябре прошлого года на праздновании 12-й годовщины Приднестровской Молдавской Республики в Тирасполе присутствовало большое количество представителей Верховной рады Украины. Приднестровцы просто откровенно заискивали перед украинцами. А с нами вели себя холодно.

Игорь Николаевич Смирнов мне жаловался: мол, Россия нас выталкивает, и, кроме Украины, нам некуда деться. Я относился к этому с определенной долей понимания. Но 22-23 июня в Тирасполе прошел международный форум «Мы - Россия». Выступил министр иностранных дел Приднестровья Валерий Анатольевич Лицкай. И стал говорить такое, что мне показалось, будто я оказался на собрании Народного фронта Молдовы. Это была откровенная антироссийская риторика.

- А что он такого сказал?

- В общем, что Россия - это империя, которая выжимала все соки из Приднестровья. А Приднестровье - это колония, которая наконец-то получила возможность решать свою судьбу самостоятельно. Теперь у нас есть Украина, США. С ними мы будем иметь дело. А Россия нам не нужна… И далее в таком духе.

Я надеялся получить разъяснения от президента Смирнова. Но он меня не принял. Игорь Николаевич отказался выступить перед участниками форума «Мы - Россия». Он заставил российскую делегацию, в состав которой входили депутаты Госдумы, члены комиссии по урегулированию приднестровского конфликта, журналисты и политологи, долгое время прождать в приемной своей резиденции. Позже к ним вышел охранник и сказал, что Игорь Николаевич занят и не может принять российскую делегацию. Все!

- Что вы можете сказать о будущем Приднестровской Молдавской Республики в этой ситуации? Каковы ваши прогнозы?

- Один из руководителей Приднестровья с энтузиазмом рассказывал мне, что якобы американцы готовы выступить гарантами урегулирования конфликта при условии, что оттуда будет выдавлена Россия. Приднестровье присоединится к Украине, частью которой оно являлось до 1940 года. А Бессарабия, современная Молдова, опять станет частью Румынии. И руководство Приднестровья якобы согласилось «выдавливать» Россию. Что они, судя по всему, и делают. Весьма неразумно!

Поэтому я слагаю с себя полномочия члена комиссии по урегулированию приднестровского конфликта и осенью буду выступать с инициативой о ее роспуске. Способствовать тому, чтобы Приднестровье превратилось в антироссийский плацдарм, я не хочу!

- Какое будущее ждет в этом случае руководителей Приднестровья?

- Зря они думают, будто, воссоединившись с Украиной, решат свои проблемы. Как только вопрос о присоединении к Украине будет решен, Смирнов и иже с ним рискуют оказаться за решеткой. Милошевич тоже надеялся, что, приняв предложенные ему условия, будет спокойно доживать свой век на Канарах…

- Можно ли утверждать, что сейчас Приднестровская Молдавская Республика переживает те этапы, которые Россия пережила 7-8 лет назад, - приватизацию, рыночные реформы?

- Почти год Приднестровье живет в условиях экономической блокады. До этого в республике экономика даже шла на подъем. Но с приходом к власти в Молдове Воронина российское правительство, видимо, решило сдать Приднестровье в обмен на Молдову. Вот и дало «добро» на экономическую блокаду. Сегодня на складах приднестровских предприятий лежит продукции на десятки миллионов долларов.

И все же жизненный уровень в Приднестровье сегодня выше, чем в Молдове. Приднестровье сумело сохранить свой промышленный потенциал. В свое время там была создана уникальная экономическая система. В ней были частично сохранены элементы старой советской экономики в сочетании с рыночными механизмами.

- Не кажется ли вам, что ситуация в Приднестровье во многом схожа с Белоруссией, что здесь можно обнаружить некоторые закономерности?

- Да, безусловно. Я считаю, тот курс, который проводит Белоруссия и проводило Приднестровье, был здравым. Они не допустили обвальной приватизации по Чубайсу. Еще 2-3 года назад темпы экономического роста в Приднестровье достигали 15% в год. И если бы не политические трудности, это был бы блестящий пример успешного проведения реформ и создания регулируемой рыночной экономики.

- То есть вы считаете, что до определенной поры все было правильно, но затем политическая ситуация изменилась? А нельзя ли предположить, что бюрократические элиты Белоруссии и Приднестровья просто использовали российскую патриотическую общественность в своих целях, выстраивая собственную прагматическую стратегию поведения?

- В течение десяти лет у нас был сформирован образ некоей Брестской крепости, которая держится, над которой развевается российский флаг. Приднестровье считалось последним бастионом России, который не сдается. А с другой стороны… Понимаете, в свое время Теодор Рузвельт сказал про никарагуанского диктатора Сомосу: «Это, конечно, сукин сын. Но наш сукин сын». Если Россия заинтересована в том, чтобы и Белоруссия, и Приднестровье находились в сфере ее жизненных интересов, чтобы это были плацдармы российского влияния на этих территориях, то мы и должны их поддерживать.

- Не слишком ли цинично, Виктор Имантович? Вы кто - патриот России или просто левый?

- Я не левый и не правый. Я простой советский полковник, которому за державу обидно. Я стою за Россию, за интересы России. Я в свое время предлагал: давайте откажемся от всяких «измов». Не «измы» - главное. У нас есть наша страна - Россия, вот и давайте действовать во имя ее блага. Если ты за Россию, за ее интересы, то ты наш, а если ты против России, нам с тобой разговаривать не о чем.

- Но не кажется ли вам, что одного патриотизма уже недостаточно? Советского Союза больше нет, а потому «советский патриотизм» вряд ли дает ответы на важнейшие вопросы сегодняшнего дня…

- Ой, только не надо говорить, что Алкснис тоскует по Советскому Союзу! Я реалист и понимаю, что Союза больше нет и восстановить его не удастся. Но надо стараться, чтобы страна, в которой мы живем, жила счастливо и хорошо. Об этом надо думать и радеть.

- А что еще надо делать, кроме того, чтобы думать и радеть?

- В первую очередь руководству России нужно определиться, чего оно хочет. Нужно нам Приднестровье или нет, нужны нам Украина или Средняя Азия или не нужны? Если уж хотите, чтобы Прибалтика оставалась в сфере влияния России, так не говорите, что приветствуете расширение Евросоюза на Восток. Евросоюз - это конкурирующая организация. А мы говорим: «Ребята, мы отсюда уходим. Пожалуйста, забирайте все себе». Не нужно воевать, нужно прояснять позиции. То, что произошло в 1991 году, - противоестественный процесс. Но, хотя Советского Союза больше нет, все смотрят на Россию. Если Россия говорит о вступлении в НАТО, другие страны думают: «А почему нам нельзя, если России можно?». Поэтому нужно все же оглядываться на страны бывшего Союза, остерегаться непродуманных высказываний.

- И все же, что значит «всем будет хорошо»? Наше общество разделено на классы. С кем вы?

- Я ни к какому классу не принадлежу. Я вообще не думаю, что мы разделились на классы. Когда пять процентов населения живет за счет остальных девяносто пяти, я не могу определить, кто из них к какому классу принадлежит. Это несправедливый экономический порядок. Несправедливо, когда Госдуму заботят не 95% населения, а маленькая кучка олигархов. Дума должна работать для большинства, а она обслуживает меньшинство. Это нам дорого обойдется. Беседовала Мария ПЛИС

P.S. от редактора: Признаюсь, я читал интервью Алксниса со смешанным чувством. Я знаю его уже лет десять и готов засвидетельствовать: полковник - человек искренний. Именно поэтому он говорит то, что думает, не смущаясь противоречиями, не прибегая в отличие от профессиональных политиков к риторическим уловкам. Но именно поэтому картина получается такая грустная. Приднестровье из последнего оплота «советской Родины» превращается в очаг предательства, патриотическое российское правительство поддерживает антироссийский режим в Грузии, а Государственная Дума, избранная всем народом, отстаивает интересы пяти процентов населения. Полковник понимает, что это неправильно, но не понимает почему.

А может, потому, что просто нет и не может быть у олигархической власти и обнищавшего народа «общей Родины», а есть общество, разделившееся на классы и группы с противоположными интересами? А «простой директор» Смирнов в Приднестровье за десять лет стал простым олигархом, которому признание Запада нужно не меньше, чем таким же олигархам в Москве.

Алкснис все еще не может понять, что национальная риторика в обществе, раздираемом социальными конфликтами, есть способ манипуляции людьми, технология управления, не более. Он не понимает, что экономические интересы сильнее геополитических догм. В академиях этому не учат. А жаль.

КАНИКУЛЫ РАДИКАЛОВ

Председатель левой партии Швеции Гудрун Шиман честно призналась, что у нее проблемы на почве алкоголизма

Как ни странно, для радикальной молодежи в Западной Европе лето - время, когда можно сосредоточиться на вопросах теории. Политическая жизнь в это время замирает. Большое начальство отправляется в отпуска повсюду. А значит, оно не принимает решений, против которых нужно протестовать. Нет ни массовых демонстраций протеста, ни забастовок. А молодые люди собираются во всевозможные летние лагеря и на встречи, где можно спорить о революции, обсуждать новые книги и слушать музыку.

Марксизм в Лондоне

Июль в Лондоне был холодным и дождливым. Люди ходили по городу в свитерах, а то и в плащах. Туристы, как положено, посещали музеи, разглядывая мумии и полотна великих мастеров. А шесть тысяч левых активистов набились в аудитории Лондонского университета (University College of London), чтобы поучаствовать в фестивале «Марксизм-2002».

Фестиваль этот проходит ежегодно. Его инициаторами были троцкисты из Социалистической рабочей партии (SWP), но в последнее время он становится все более открытым. «Это похоже на воду, затопляющую дельту реки, - объясняет мне Джон Рис, один из организаторов фестиваля. - Раньше для нас было очень важно, кто к какой организации принадлежит. Во время засухи каждый охраняет свой маленький ручеек. А когда поднимается большая вода - все это не имеет никакого значения. Берегов уже нет, есть общий поток».

Поток состоит преимущественно из молодежи. Лидеры левых, помнящие еще движение 1968 года, неожиданно почувствовали свой возраст. «С каждым годом фестиваль все молодеет, - продолжает Рис. - Кажется, через некоторое время у нас будет один большой детский сад».

Кстати, о детском саде: он тоже входит в программу фестиваля. Теперь не надо решать, кто останется дома с ребенком, а кто пойдет обсуждать глобализацию, капитализм и социализм. Здесь действует специальная служба. Дети разрисовывают себе лица и носятся по коридорам университета в то самое время, пока старшие спорят о политике. Рядом по видео крутят мультики. Кстати, новинки - «Корпорация монстров», «Шрек».

Стены увешаны объявлениями: «Ирландские товарищи собираются на пикник в 12.00 перед университетом. Пиво, закуска и обсуждение текущих вопросов», «Французы встречаются в нижнем зале после обеда. Тема: итоги выборов», «Вечеринка еврейско-арабской дружбы в субботу в 20.00. Вход 3 фунта».

Вечером, когда лекции и дискуссии заканчиваются, основная масса участников разделяется на три части. Старшие собираются в университетском баре, пьют вино и продолжают дискуссии. Остальные идут либо смотреть фильм, либо слушать музыку. Самым сильным музыкальным впечатлением оказалась группа Top Cat - странное сочетание джаза и рэгги (временами заставлявшая вспомнить еще и брехтовские зонги). Потрясенный этой группой, на следующий день я отправился на новый концерт, ожидая, что следующая команда будет не менее великолепна. Увы, меня ждало горькое разочарование: на сцене кривлялись две полные девушки и двое скучных парней, беспомощно пытавшиеся изображать «АББУ»…

На еврейско-арабскую вечеринку я не попал, хотя и те и другие меня очень звали. Не подумайте, что мне было жалко денег. Просто надо было ехать в аэропорт.

Шведский вариант

После Лондона прошло всего несколько недель, а я уже оказался в Швеции на «Социалистическом фестивале», который проводили активисты «Левой молодежи». Организаторы хотели, чтобы я рассказал про то, как за «антисоветскую деятельность» сидел в тюрьме при Брежневе. После моего выступления из аудитории вышел атлетического вида бородатый норвежец и стал говорить о том, как он тоже сидел в тюрьме две недели после антиглобалистской демонстрации в Гетеборге.

Шведский фестиваль разительно отличался от английского. Он был меньше, зато проводился на природе, в трех часах езды от Стокгольма. Здесь было несколько хуторов, школа и коровник, по чистоте напоминавший наши образцовые больницы. Еще, разумеется, были народный дом (сельский клуб по-нашему) и футбольное поле.

Молодые люди разбили палатки прямо в поле. Большие палатки были превращены в лекционные залы, каждый со своим названием: «Космонавт», «Спутник», «Терешкова», «Лайка» и так далее. Палатка «Лайка» была по совместительству кафе и лекторием. Тут же, прямо на свежем воздухе что-то жарили. Идеолог «Левой молодежи» Арон Этцлер резал салаты. Впрочем, он не столько сам резал овощи, сколько руководил. На фестивале он возглавлял «салатную группу» и страшно переживал, чтобы все получилось как надо. Это вам не книжки писать!

На фестивале у меня много старых знакомых. Прежде всего, конечно, Арон, который несколько лет назад разыскал меня по телефону, когда я сидел в гостях у кого-то из общих знакомых. Его первые слова были: «Я звоню вам из сауны».

Новый лидер «Левой молодежи» - Али Эсбати. Довольно редкое имя для шведского политика. Али по происхождению иранский азербайджанец, его родители бежали в Швецию от режима Хомейни. В 70-е годы Швеция приняла множество политических беженцев, спасавшихся от военных диктатур в Азии и Латинской Америке. Теперь выросло новое поколение. Если Али одеть в традиционную восточную одежду, он покажется восточным принцем, как будто сошедшим со средневековой персидской миниатюры. Но по своим привычкам и характеру он типичный швед. Пунктуальный, надежный, уравновешенный. Познакомился я с ним несколько лет назад, когда он учился в Петербурге.

Еще одно знакомое лицо - Эльза Барани-Валье. Маленькая, коротко стриженая девушка в огромной кепке, напоминающая Малыша из фильма Чарли Чаплина. В Швеции ее очень хорошо знает курдская община: несколько лет назад группа молодых шведов побывала в Турции и обнаружила, что местные власти с участием шведского капитала реализуют проект строительства дамбы, которая должна затопить курдские деревни и исторические памятники. Проект явно был связан с антиповстанческой стратегией турецкой армии. Начались акции протеста, шведским предпринимателям пришлось оправдываться. Теперь курды узнают Эльзу в толпе, здороваются.

Политический футбол

Параллельно с лекциями и дискуссиями здесь проходил свой футбольный чемпионат. Каждая региональная организация «Левой молодежи» имела собственную команду. В соответствии с принципами равенства команды были смешанные: парни и девушки играли вместе. Девушек, впрочем, было меньше, и играли они преимущественно в обороне. Причем форварды-мужчины, пробиваясь к воротам, совершенно не проявляли галантности - оборотная сторона феминизма…

Национальное руководство «Левой молодежи» имело собственную команду, которая играла очень недурно. «Еще бы, - иронизировал Арон. - Они все время вместе, вот и команда сыгранная». Я болел за Стокгольм, который в финал не вышел. Вообще-то у Стокгольма были неплохие шансы: за него играл гость из Бразилии, представитель Движения безземельных крестьян. «Мы с ними уже играли в Бразилии, - жаловался Али Эсбати. - Думаете, у них техника какая-то особая? Ничего подобного! Сплошная агрессия!»

Так или иначе, но на один из матчей бразилец не вышел - и Стокгольм не попал в финал. «Предатель, предатель!» - возмущалась Эльза. В заключительной встрече на поле оказались национальное руководство и команда под названием «Динамо». Уж не знаю, какой регион Швеции она представляла. Но играла здорово. Матч закончился с разгромным счетом - 6:1. На этот раз руководство проиграло.

Судил матч мужик лет пятидесяти, очень решительный и строгий. Как оказалось, депутат парламента и заместитель председателя Левой партии Швеции. Еще один депутат стоял на воротах за Гетеборг, но не слишком удачно.

Социализм против алкоголизма

В отличие от Лондона здесь нет никаких спиртных напитков. Даже пива. Ни распивать, ни проносить нельзя. На территории лагеря жесткий сухой закон. Тем более не может быть и речи о наркотиках. В отличие от Южной Европы или Голландии, где курение травки считается почти признаком радикализма, в Швеции левые категорически против подобных вещей. «Это старая традиция рабочего движения, с девятнадцатого века, - объясняет мне кто-то из активистов Левой партии. - Никакой дури. Классовая борьба должна вестись на трезвую голову». «А как же шестидесятые годы? Секс, наркотики и рок-н-ролл?» - спрашиваю я. «Не знаю, как там было в Америке, а у нас в антивоенном и студенческом движениях наркотиков не было. Музыканты, может, и кололись. А в политической организации всякого, кого увидели бы с травкой, выкинули бы в две минуты».

Но вообще-то традиционная пролетарская проблема все же не травка. Кто-то из моих друзей, побывав в Швеции, сказал, что пьют они героически. В том смысле, что при их ценах на водку каждая покупка - настоящий подвиг. К тому же государственная монополия на спиртные напитки обогащает казну, а потому потребление алкоголя можно даже считать здесь поступком патриотическим.

Короче, никто не удивился и не обиделся, когда председательница Левой партии Швеции Гудрун Шиман честно призналась, что у нее проблемы на почве алкоголизма. Больше того, откровенность Гудрун резко прибавила ей популярности. Буржуазные политики тоже пьют, но скрывают. А лидер Левой партии во всем призналась товарищам. И принялась лечиться.

Толпа молодежи собралась в павильоне «Спутник» послушать Гудрун, устроившуюся на неизвестно откуда взявшемся мягком диване. Слушатели хотели узнать, что она думает о социализме и капитализме, бросила ли она пить, собирается ли войти в правительство. Она отвечала, коротко и спокойно.

«Гудрун, - раздался голос из зала, - а премьер-министром хотите стать?» «Разумеется. Если получим достаточно голосов, буду и премьер-министром. Но это пока теория. А в правительство, может быть, и войдем. Если, конечно, найдем общий язык с социал-демократами».

В зале не все согласны: социал-демократы слишком сильно за последние годы сместились вправо. Перемен нужно добиваться не в правительственных коридорах, а на улицах.

«Гудрун, вы призвали всех выйти на демонстрацию в Гетеборге. Там были столкновения с полицией, стрельба, раненые. Вы теперь призовете людей на демонстрацию в Копенгагене 13 декабря?» - «Да, все должны быть на улицах Копенгагена».

МЫ ПОСЛЕ ПОТОПА, ИЛИ ТАКОЙ НАРОД НЕПОБЕДИМ

Если говорить о культуре выживания, то трудно найти кого-то культурнее нас

Августу просто положено быть тяжелым месяцем. Ставший уже банальным ряд - путч 1991 года, финансовый крах 1998 года, катастрофа подлодки «Курск», пожар на Останкинской телебашне. Теперь еще и наводнение в Краснодарском крае. Все это произошло в августе. С течением времени, скорее всего, список летних несчастий, увы, будет продолжен…

С мистикой календаря ничего не поделаешь. Оставим это астрологам. Каждая катастрофа уже описана и проанализирована. Мы уже знаем, что за путчем стоит неэффективность разлагавшейся советской системы: путчисты были даже не худшими ее представителями, по-своему искренне пытались спасти страну и порядок, которым были преданны, но в итоге окончательно погубили и то, и другое. Мы знаем, кого винить в рублевом крахе: международные финансовые институты и российские неолиберальные правительства. Мы знаем официальную версию гибели подлодки «Курск» - самопроизвольный взрыв торпеды. Будем еще долго гадать, как могла торпеда взорваться сама собой. Нас, в сущности, не слишком волнует, отчего загорелась Останкинская телебашня, - главное, что вещание на всех каналах уже восстановлено.

С нынешним потопом, в принципе, тоже все ясно. Избежать стихийных бедствий невозможно. Потоп получился, конечно, не всемирный, но вполне общеевропейский. Однако плотины все-таки надо поддерживать в порядке и реконструировать. Газеты спорят: одни говорят, что денег не выделили, другие утверждают, что деньги украдены. Думаю, правы и те и те. Выделили какие-нибудь смешные гроши, да и те украли. И правильно, кстати, сделали. Потому что когда вам выделяют процентов пять от необходимого, нет никакой разницы, будут они украдены или неэффективно потрачены по назначению.

Пресса, описывая ужасы кризисов и катастроф, уже не находит времени, чтобы заняться обычными людьми. Они теряются на батальном полотне. Их заменяют цифры, общие планы. Движущаяся бронетехника, затопленные дома. Между тем каждый социальный и политический катаклизм - это еще и масса житейских историй. Порой смешных, иногда страшных.

Очень часто публика знает о кризисах заранее. Или хотя бы догадывается. Помню, как в августе 1991 года мне позвонил потрясенный японский журналист, обнаруживший: за несколько месяцев до того я сказал ему, что не позднее августа будет переворот или что-то в этом духе. Мой собеседник был твердо убежден, что я располагал «инсайдерской информацией». Увы, нет. Я просто повторял то, что говорили вокруг. Такое было настроение.

В августе 1998 года за два дня до краха рубля я возвращался из Хельсинки. Рублей не было. На Ленинградском вокзале таксист согласился взять доллары, но добавил: дня через два рубль рухнет, так что я с вас меньше официального курса возьму. Откуда такое поразительное знание? Президент ничего не знал о будущей катастрофе, премьер утверждал, что ничего не знает, а московские таксисты были информированы. Опять же, настроение такое было: ждали краха.

С нынешним потопом и того проще. Даже не надо было таксистов опрашивать. Своими ушами слышал, как недели за полторы до катастрофы синоптики по телевизору предупреждали: одна волна наводнения схлынула, но вскоре обязательно будет вторая. Почему-то всегда наибольшее легкомыслие проявляют именно те, кому по должности положено быть бдительными: политики, администраторы, управленцы. Зато потом они демонстрируют невероятную энергию.

Что касается «обычных людей», то их поведение тоже кажется легкомысленным. Но это защитная реакция.

После августа 1991 года автомобильный журнал разъяснял водителям, что не надо обгонять и «подсекать» идущий впереди танк. Он едет медленно, но у водителя обзор ограничен, может раздавить.

Летом 1998 года я стоял перед окошком кассы лопнувшего банка «СБС-Агро» в здании Государственной Думы. Вместе со мной стояли депутаты и сотрудники аппарата. Мне всегда казалось, что это отделение банка продержится дольше других, ведь через него выплачивали зарплату в администрации президента. Но банк лопнул. Кассиры вежливо отказывали, банкоматы наличности не выдавали, а очередь живо обсуждала происходящее. Те, у кого на карточках «застряло» долларов сто-двести, плакали. Это были их последние деньги. Те, кто терял по десять-пятнадцать тысяч, смеялись. Но больше всех веселился один молодой человек, вернувшийся из отпуска: у него на карточке был перерасход на 300 баксов!

Один из моих друзей бросился в машину и объехал десятка два магазинов, где еще принимали кредитные карточки. Он потратил 12 тысяч долларов за два дня, сделал перерасход счета на 700 баксов, а его дом превратился в склад дорогой и не нужной ему бытовой техники. Но все же он вышел победителем.

Сегодня по телевизору мы видим людей, загорающих и купающихся на черноморских пляжах среди разбитых машин через сутки после потопа. Не надо удивляться: люди уже заплатили за ночевки и обратный билет, они любой ценой должны закончить отдых. Это культура выживания.

А недавно один из молодых авторов «Новой газеты», позвонив мне справиться о гонорарах, сообщил, что уезжает отдыхать на Черное море - как раз в зону наводнения. «Но ведь там сейчас ужасно!» - воскликнул я. «Зато дешево», - услышал я в ответ.

Как говорили в советское время, такой народ непобедим.

МАГИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Субкоманданте Маркос ворвался в историю и в политику без приглашения. 1 января 1994 года вступал в действие договор о Североамериканской зоне свободной торговли, объединяющей США, Канаду и Мексику (НАФТА). В этот день лидеры политики и бизнеса съехались в Мехико, чтобы отметить это событие. И в этот же день индейцы из южного мексиканского штата Чьяпас подняли восстание, заняли город Сан-Кристобаль и объявили на весь мир о создании Сапатистской армии национального освобождения (EZLN). Лидеры политики и бизнеса как-то сразу перестали быть всем интересны. Внимание было сосредоточено на событиях в Чьяпасе.

Индейцы были в масках. У многих из них не было ружей, которые заменялись деревянными муляжами. Сама повстанческая армия была какая-то странная. Она не грозилась захватить власть в столице, не обещала всенародного восстания. Она вообще по возможности избегала боевых действий. Ее лозунг был - «Вооруженная борьба без стрельбы и кровопролития». По существу люди взяли в руки оружие не для того, чтобы стрелять, а для того, чтобы заставить власть имущих заметить себя и свои проблемы.

Одним из лидеров восстания был человек не только без лица, но и без имени. Его называли «субкоманданте Маркос», но единственное, что мы знаем про него наверняка, - это не его настоящее имя. Маркос не был и вождем движения, подобно Кастро или Че Геваре. Скорее он был его идеологом, а заодно и пропагандистом, пресс-секретарем индейцев, делающим их проблемы и заботы понятными нью-йоркской молодежи и парижским интеллектуалам. Именно благодаря этому восстание сапатистов не было потоплено в крови, как сотни других индейских восстаний в Мексике. Армия была брошена в Чьяпас, жители деревень бежали в горы, но крушить все подряд, как в Чечне, военным не разрешили: новости из Чьяпаса мгновенно попадали в интернет, обсуждались в западной прессе. А правительство Мексики боялось отпугнуть инвесторов.

Кстати, о Чечне - это сравнение есть у самого Маркоса. Идеолог сапатистов уверен, что невозможно жить только своими проблемами. Он явно очень любит Мексику, но не отделяет происходящее в своей стране от происходящего по всему миру.

После шести лет борьбы однопартийный режим, правивший в Мексике десятилетиями, пал. Сапатисты вступили в столицу, но не как армия победителей, а как гости вновь избранного парламента. Маркоса встречали многотысячные толпы. В здание парламента он, однако, не пошел - делегацию возглавляли несколько индейских женщин. Переговоры с новой властью зашли в тупик. Оказалось, что «демократы», пришедшие к власти на гребне народного недовольства, не намного лучше старого режима. Маркос сейчас снова в Чьяпасе, живущем по принципу «ни мира, ни войны».

Герой

Маркос и сапатисты стали кумирами левой молодежи Запада. Письма Маркоса, написанные в джунглях и распространенные по интернету, способствовали политизации и радикализации многих молодых людей, которых потом мы увидели на улицах Сиэтла, Праги, Генуи. Североамериканским или европейским сознанием Маркос воспринимался как новый Зорро, хотя на самом деле маска сапатиста и маска Зорро - прямые противоположности. Маска Зорро скрывала глаза. Сапатистская маска скрывает все, кроме глаз. Зорро прячет лицо ради безопасности: возвращаясь после подвигов, он продолжает свою обычную жизнь провинциального аристократа. Зорро - индивидуалист, и его маска лишь подчеркивает индивидуальность. Маркос - коллективист. Маска делает его неотличимым от рядовых бойцов.

Тот, кого мы знаем сегодня как Маркоса, был когда-то студентом философского факультета. Трое друзей отправились из городов в джунгли. В живых остался один, и именно он стал Маркосом. Молодой революционер выжил, отказавшись от представлений, которые привели его в Чьяпас. Индейцы переучили его, открыли ему, что мир гораздо сложнее, чем представлялось по книгам Че Гевары и популярным учебникам марксизма. Однако от идеи революции он не отказался. Просто Маркос понял, что это должна быть другая революция.

Именно под таким заголовком - «Другая революция» - вышел сборник текстов субкоманданте Маркоса на русском языке. Надо отдать должное титанической работе Олега Ясинского, собравшего и переведшего эти тексты таким образом, что получается целостная книга. Сборник получился очень постмодернистским. Многочисленные коммюнике, отправляемые Маркосом из джунглей юго-востока Мексики, образуют причудливую и странную картину. В книге есть короткая беседа между субкоманданте Маркосом и Габриэлем Гарсиа Маркесом, в котором партизанский идеолог признается, что его вкусы и отношение к жизни сформировала книга «Сто лет одиночества». Габриэль Гарсиа Маркес может гордиться своим учеником. Партизанские коммюнике составлены совершенно в духе магического реализма. Здесь действуют не только сам субкоманданте (сокращенно - Суп), его соратники, индейцы, дети, федеральные солдаты и правительственные чиновники. Главным интеллектуалом в повествовании является жук Дурито, на которого повстанцы чуть не наступили во время одного из своих походов. Жук ворует у Супа табак, курит трубку, читает экономические обзоры и рассуждает о сути неолиберализма. Жука все это очень волнует по очень простой причине: чем дольше сохранится нынешнее положение дел в мире, тем выше шансы, что на него кто-нибудь непременно наступит.

Дурито не просто сопровождает Маркоса в его походах, но постепенно занимает все более важное место в книге. Некоторые коммюнике уже подписаны им: субкоманданте слишком занят. Жук все время что-то анализирует. Однажды Маркос находит его анализирующим Ельцина. Увы, читатель так и не узнает, к каким выводам пришел Дурито, ибо Суп переводит разговор на другую тему.

Весь этот фантастический мир, впрочем, вполне реален. В коммюнике речь идет о действительных событиях, происходивших в Чьяпасе и Мексике на протяжении 90-х годов. О подлинных походах, победах и поражениях. Причем Суп явно не щадит ни себя, ни своих товарищей. Чего стоит фраза, с которой начинается повествование: «Ночью 15-го мы собирались пить мочу. Говорю «собирались», потому что сделать этого не удалось - всех начало рвать после первого глотка».

Народник

Нынешним летом во время фестиваля «Марксизм-2002» в Лондоне я забрел на выступление политолога Майка Гонсалеса, посвященное сапатистам. Вопреки ожиданиям оценки Майка оказались весьма критическими. Субкоманданте Маркос стал иконой радикальной молодежи, но это вовсе не значит, говорил Майк, что мы должны восторгаться каждым его словом и поступком. В самом деле, в книге субкоманданте можно найти много замечательных лозунгов и парадоксов, но куда меньше анализа. Возможно, если бы Суп уступил свое место жуку Дурито, все было бы по-другому.

В идеологии Маркоса русский читатель легко обнаружит нечто хорошо знакомое (или же, напротив, хорошо забытое). Взгляды мексиканского повстанца заставляют вспомнить о русском народничестве XIX или начала ХХ века. Отсюда его сильные и слабые стороны. С одной стороны, жесткое неприятие «авангардизма», когда какая-то группа, овладев «передовой теорией», начинает говорить от имени масс или, того хуже, навязывать массам свою волю. Он говорит не о классовых интересах, а о справедливости, достоинстве, иногда просто о красоте, противостоящей буржуазной пошлости. Он находит новый язык, не затасканный советскими и кубинскими учебниками политпросвещения, обращается к душе, сердцу своего слушателя. Но политика требует конкретности и рациональности.

Как и подобает истинному народнику, Маркос верит, что люди сами найдут решения. Надо лишь дать человеку возможность выбора, освободить его от контроля со стороны государства и капитала, заставить правительство слушать то, что говорит «простой человек». Что вполне правильно. Но какова во всем этом роль политика, интеллектуала, активиста? Какова его ответственность? Политический лидер не должен решать за народ, но обязан предлагать свои решения. Этого от него ждут, больше того - требуют.

Долгий марш

В голову лезет избитая ленинская фраза про декабристов, разбудивших Герцена. И не менее избитый комментарий Коржавина о том, что не надо было будить спящего ребенка. Между тем новое поколение уже смутно понимает, о чем речь. Тем более в Западной Европе, где даже в коммунистических партиях не было привычки заучивать наизусть ленинские цитаты, чтобы потом превратить их в анекдот или поговорку. Новое поколение западных радикалов разбудили сапатисты. И в этом их историческая заслуга.

Но впереди еще долгая дорога. Нужно научиться отвечать на очень конкретные вопросы, искать стратегию, формировать политические союзы. В этом смысле молодые шведы, организовавшие «Социалистический фестиваль», или англичане, проводящие «Марксизм-2002», выглядят куда менее героически, нежели сапатисты, но они делают не менее важную работу. Они спорят о том, как создать общественный сектор, не похожий на советские предприятия, подчиненный демократическому контролю. Они обсуждают соотношение плана, рынка и регулирования. Они думают о том, как реорганизовать профсоюзы. Они ставят вопрос о реформе демократии, о том, «как вернуть государство простым гражданам». Говорят о человеческом достоинстве, но не забывают о социальных классах. И, размышляя над текстами субкоманданте Маркоса, готовятся дать собственные ответы на поставленные им вопросы.

ПЕРЕГРУЗКА

Страна сгибается под тяжестью катастроф

Два года назад была подводная лодка, теперь - вертолет. Потери сопоставимые. «Курск» потонул во время учений, вертолет «Ми-26» упал во время боевых действий. Скорее всего - сбит неприятелем. С него, неприятеля, следовательно, и весь спрос. Как с самовзрывающейся торпеды.

Но войны затевают конкретные люди. И они же их проигрывают.

Нынешняя катастрофа «Ми-26» - не первая, хотя и самая страшная. Вертолеты уже сбивали. Бывало, и сами падали. Войны без потерь не бывает. Но почему погибших так много?

Власть должна ответить на неизбежные вопросы. Почему злосчастный борт был перегружен, как сельский автобус в Чувашии, рухнувший в пропасть за неделю до этого? По всем правилам на борту «вертушки» должно было находиться до ста человек - как удалось набить туда 147 военнослужащих, о которых сообщили информационные агентства? Почему у нас даже военные вертолеты - как теплушки в гражданскую войну? А если затолкали в машину столько народу, почему не было прикрытия? Если машину действительно подбили с земли, то как умудрились это сделать под самой Ханкалой, где сосредоточено больше всего войск? Чудовищная неэффективность? Предательство? И то и другое сразу?

То, что в зоне боевых действий нехватка исправных машин и опытных летчиков, - тоже не секрет. Военная техника изношена до предела. Но это же не стихийное бедствие. Почему те, кто больше всего кричит о «величии страны» и необходимости воевать «до победного конца», не позаботились о том, чтобы собственную армию обеспечить техникой и кадрами в достаточном количестве? Хотя, конечно, им не до этого. Рейтинг не зависит от количества исправных вертолетов. Вертолеты - это вообще мелочь. Как и люди, в них сидящие. Важен «победный конец».

Однако счастливого конца у чеченской истории не будет. Катастрофа «Ми-26» - лишь часть общей картины, которая день ото дня становится мрачнее. Погибшие в вертолете - только часть общего списка, непрестанно растущего. И в относительно спокойные дни в Чечне непрестанно гибли солдаты. Бои в Западной Чечне и в Веденском районе на прошлой неделе обернулись новыми потерями и неудачами. Боевики атакуют, генералы оправдываются перед телекамерами. Но до поры можно было делать вид, что ничего не происходит. Очередная, сто пятьдесят первая «вылазка бандитов».

В разгар боев в Западной Чечне и Веденском районе президент Путин не нашел ничего лучше, как играть в компьютерную игру: на глазах у изумленных телезрителей он радостно управлял электронным симулятором истребителя (примерно такой же, только чуть дешевле, стоит на моем компьютере). Крушил виртуального противника и совершал героические подвиги перед тренажером. Но и здесь не справился: горючее кончилось. Game over.

У президента не нашлось времени задуматься о тех, кто управляет настоящими летательными аппаратами под огнем настоящего, а не виртуального противника. Тем более не интересны ему мирные жители, пропадающие без вести, и «случайные жертвы» зачисток.

Но решать проблемы все равно придется. Не в виртуальном, а в реальном мире. Придется признать собственные неудачи, садиться за стол переговоров, искать выход. В этом прямая обязанность Путина как президента. Не справится он - придется этим заниматься кому-то другому. Но рано или поздно все равно придется.

ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ В НАШЕЙ ДЕРЕВНЕ. ПОТОМУ ЧТО ЕДИНСТВЕННЫЙ И ПОВТОРИМЫЙ

Такой рейтинг бывает только у неодушевленных предметов

После каждой катастрофы, - а они происходят в России с неизменной регулярностью, - социологи торжественно сообщают нам, что рейтинг президента Путина ничуть не изменился. Стоит как скала. Что бы президент ни делал, каковы бы ни были последствия, он неизменно остается равен 70%. С точки зрения социологической теории это очевидный абсурд. Такой неизменный рейтинг может быть только у неодушевленных предметов.

Впрочем, при ближайшем рассмотрении все оказывается несколько хитрее. Все зависит от подхода. По признанию социологов, на самом деле в зависимости от того, как формулируются вопросы, оценка Путина колеблется в диапазоне от 13 до 72%. При этом, однако, обнаруживаются еще более странные вещи. Один и тот же респондент на вопрос: «Одобряете ли вы внешнюю и внутреннюю политику президента?» - может ответить резко отрицательно, а затем заявить, что деятельность президента РФ одобряет целиком и полностью.

Это не просто непоследовательность, плюрализм в одном отдельно взятом мозгу. Перед нами нечто гораздо более серьезное. Дело в том, что граждане России давно уже оценивают не личность, а должность Путина.

Ельцин был фигурой для многих ненавистной, но, во всяком случае, колоритной и значимой. Путин, напротив, безлик и невзрачен. Он сливается со своим президентским креслом, превращается в техническое дополнение к нему. Ведь не может же кресло пустовать.

В таких условиях вопрос о том, одобряете ли вы президента, сводится к вопросу: «Считаете ли вы, что в нашей стране вообще нужен президент?». По существу 70% граждан России просто регулярно подтверждают, что признают сложившиеся правила игры и готовы жить по ним. «Молчаливое большинство», которое может быть глубоко несчастливо в своей жизни, но бунтовать и восставать не собирается. Очень удачно это выразил мой знакомый профсоюзный деятель: «Путин - президент, и, как бы мы к нему ни относились, его надо поддерживать».

За последние три года в России окончательно исчезло само понятие политической альтернативы. С Ельциным еще боролись. Или хотя бы делали вид, что борются. Нынешние оппозиционеры не скрывают того, что борются за второе место. То есть на самостоятельные роли не претендуют. С Путиным на одном поле нет никого. Как в русской пословице: первый парень на деревне, а в деревне один дом. Сравнение с другими политиками не имеет никакого смысла, ибо нет политической борьбы. Каким бы ни был президент, он единственное действующее лицо. Даже если ничего не делает. Единственная значимая величина, даже если незначительная. А любая, даже самая маленькая цифра всегда будет несоизмеримо больше нуля.

Во времена Ельцина публика еще верила, будто она сама выбирает себе президента. В 1999-2000 годах людям стало ясно, насколько иллюзорна была эта вера. Президент у нас возникает в недрах бюрократии, порождаемый ее таинственными законами, а выборы становятся не более чем торжественной церемонией, предшествующей инаугурации. Говорить о смене власти можно не более чем об изменении климата. Власть - как плохая погода: можно ругать сколько угодно, но от нас она совершенно не зависит. Не нравится климат или правительство - уезжай в другую страну, благо границы открыты. А мы - патриоты. Мы здесь живем.

В такой ситуации пост президента сам по себе теряет всякое политическое значение. Он превращается просто в главную бюрократическую должность. Президент уже не лидер страны, а начальник над начальниками, командующий ордой бюрократов. А бюрократия - тоже стихия, с которой поделать ничего нельзя.

Надо сказать, что Путин, видимо, понимает свою роль и ведет себя соответственно. Он держится как добросовестный руководитель департамента, ответственный исполнитель чужих приказаний. Указаний уже три года никто не отдает. Но это как раз никакого значения не имеет. Департамент Путина разросся до размеров России.

В общем, в России президентом может быть кто угодно. Чем менее значительная личность - тем лучше. Если правила игры не изменятся, следующим президентом РФ можно будет назначить даже ученую обезьяну.

ВЗАИМНЫЙ ИНТЕРЕС

Движение к миру в Чечне зависит и от Москвы, и от чеченцев

Кажущийся парадокс: каждый раз, когда в горах Чечни обостряются боевые действия, в Москве оживляются планы мирного урегулирования. На самом деле все просто. Чечня - как незалеченная рана. Пока не слишком болит, можно делать вид, что ее нет. Но когда начинает кровоточить, становится ясно, что надо что-то делать.

Переговоры в Лихтенштейне могут быть началом мирного процесса, а могут оказаться еще одной ничем не закончившейся встречей. Беда в том, что представители российской стороны официальных полномочий не имели. Даже если «на самом верху» их инициативу согласовывали, это ничего не меняет: формально Кремль ничего знать не знает и от любых планов может в пять минут отказаться. А с другой стороны, наше официальное начальство продолжает ставить под сомнение полномочия Масхадова и его представителей.

Если не Масхадов, то кто может представлять чеченцев? Кадыров? Но тот вообще ни разу не был избран. Аслаханов? Но его избирали в Государственную Думу не в качестве лидера республики.

На протяжении трех лет Кремль делал все возможное, чтобы не допустить деятельности на территории Чечни каких-либо органов и структур, способных демократически представлять интересы населения.

Год назад в Назрани был разогнан Чеченский антивоенный конгресс, делегатов которого вполне демократическим образом избрали во всех районах Чечни.

Делегаты конгресса успели принять декларацию, где подтвердили «безоговорочную приверженность миру и нормам международного права, закрепленным в документах Организации Объединенных Наций и Совета Европы». Осудив терроризм, конгресс заявил о непричастности официальных органов Чеченской Республики к взрывам домов в Москве, Волгодонске и Буйнакске и выразил убежденность в том, что чеченцы вообще не были причастны к взрывам домов.

Далее в декларации говорилось:

«Мы выражаем нашу убежденность в том, что Чечня и Россия объективно связаны общностью геополитических, демографических и других жизненно важных факторов, и защита взаимных интересов есть наша общая цель.

Мы решительно осуждаем политику России по отношению к Чечне, действия Российских войск принесли неисчислимые горе и страдания чеченской нации, ведут к физическому уничтожению этноса и его среды обитания. Карательная политика Российских войск, фанатизм и жестокость чеченских бойцов создают порочный круг насилия, который несет неимоверные страдания сотням тысяч людей и моральную деградацию общества.

Мы констатируем, что чеченцы лишены неотъемлемых прав человека, в том числе и права на жизнь, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в Конституции России и в Конституции Чечни».

Конгресс отнюдь не был «промасхадовским» мероприятием. Выразив «убежденность в легитимности президента Аслана Масхадова и парламента Чеченской Республики», его делегаты тут же осудили политику президента Масхадова, «не обеспечившего соблюдения конституционных прав граждан Чеченской Республики». Однако решение проблем безопасности и правопорядка должно быть найдено в рамках чеченской Конституции и таким образом, чтобы решающую роль в происходящем сыграло само чеченское общество. Статус республики должен определить «референдум под международным контролем». Путь к миру - переговоры между Масхадовым и российскими властями, а также - внутричеченское примирение и консолидация нации.

Проблема российских властей в том, что никакого референдума Кремль в Чечне позволить не может. Чем активнее федералы наводят там свой «конституционный порядок», тем больше к ним ненависть, а следовательно, тем меньше шансов на победу в референдуме. Однако путь к урегулированию все же есть. И лежит он не через сговор чеченских и российских верхов, а через демократические процедуры. В 1996-1999 годах провалился не мирный процесс, провалилась политика сговора, закулисных переговоров и двусмысленных договоренностей Москвы и Грозного. Чечне нужно прекращение боевых действий, но ничуть не менее нужна самоорганизация общества - единственный способ поставить на место «полевых командиров».

В условиях боевых действий это недостижимо. Даже после прекращения огня мирный процесс будет продолжаться месяцами и, быть может, годами, прежде чем завершится чем-то окончательным. Накопились горы вопросов. Это не только пресловутый статус республики. Это проблемы безопасности, возвращения беженцев (включая русскоязычных), восстановительных работ, коррупции, транспорта, экономической системы, пенсий и т.д. Независимо от того, объявим ли мы республику независимой, оставим ее в составе России или найдем компромисс (умеренные чеченцы говорят о «протекторате»), все эти проблемы нужно решать, причем комплексно.

Беда в том, что решать их без участия чеченского общества бессмысленно. А новые планы урегулирования сосредоточиваются на военно-политических вопросах: признавать или нет Масхадова, выводить ли войска, что делать с Кадыровым и его администрацией? Проблема ведь не в том, какие гарантии Москве даст Масхадов и что получит взамен. Проблема в том, какая получится Чечня. Никакое урегулирование не сработает, если его основным принципом не станет создание условий для демократического процесса в республике. Нужно реальное представительство всех действующих в республике сил, независимо от того, на чьей стороне они были во время конфликта.

Шагом в этом направлении был прошлогодний Чеченский антивоенный конгресс. Спустя год конгресс пытается собраться снова. Будет ли это реальным движением к миру? Это зависит и от Москвы, и от самих чеченцев.

ЗАПОЗДАЛЫЕ СОМНЕНИЯ: ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ БЕН ЛАДЕН КЛЮЧЕВОЙ ФИГУРОЙ

Этот кошмар стал частью истории, вошел в нашу культуру, закрепился в коллективной памяти. Однако за прошедший год мы вряд ли продвинулись вперед в понимании сущности происшедшего, а рассуждения о терроризме и борьбе с ним превратились в банальность…

Ожидания массового антимусульманского погрома на Западе не оправдались. Да и не было таких планов. Серьезные люди думали не о погромах, а о геополитике, о создании новых баз, об укреплении американского влияния. В этом плане погромы - только во вред делу. Вот в России погромная инициатива была подхвачена. Ибо у нас геополитика остается всего лишь мечтой, фантомом. А перманентный погром в Чечне стал фоном политической жизни в России. Ну а если бы 11 сентября не было, что, Российская армия на чеченской войне в белых перчатках работала? Что-то не верится…

Американские власти поразительно быстро сформулировали официальную версию случившегося и держались ее, игнорируя любые сомнения.

Чем больше в официальной версии слабых мест и противоречий, тем более история обрастает всевозможными мифами. Большинство американцев солидарны с официальным Вашингтоном: в случившемся виноваты один бен Ладен и его организация «Аль-Каида». Есть и небольшое число американцев, пишущих письма в газеты и звонящих на телевидение, чтобы доказать, что во всем виновато федеральное правительство, что власти сами взрывали Нью-Йорк… Эти альтернативные версии быстро приобретают характер параноидального бреда. Но в основе их вопросы, так и оставшиеся без ответа.

Доказательств, приемлемых для уголовного процесса по западным стандартам, так и не собрано. Несколько судебных дел против предполагаемых соучастников террористического акта, начатые в Америке и Европе, пробуксовывают. Отсюда, разумеется, не следует, что бен Ладен - невинный младенец. Но он ли является центральной фигурой во всей этой истории?

Без ответа остались и вопросы о том, кто в преддверии 11 сентября играл на бирже, сбрасывая акции компаний, которым предстояло подешеветь вследствие терактов. Ведь не мог же все делать один бен Ладен из своего афганского укрытия. Как бы ни были совершенны современные технологии, без местных посредников здесь не обойтись. Кто-то в Америке должен был выполнять заказ. Этих людей можно найти, допросить…

Объявлено, что за деньгами, выигранными на бирже в канун катастрофы, так никто и не явился. Неужели у американских спецслужб нет иного способа разыскать этих лиц, кроме как ждать, пока они придут сами? Похоже, их не особенно искали. А может, и не надо было искать? Может, подозреваемые и без того хорошо известны? Сохраняются подозрения и относительно того, что самолеты наводили на цель с земли. Непонятно, куда делись обломки «Боинга», врезавшегося в здание Пентагона.

Респектабельная лондонская газета Independent писала о странностях с историей четвертого самолета, рухнувшего на землю: нет никаких доказательств того, что он врезался в землю из-за драки между пассажирами и террористами, а не по какой-то иной причине.

Бестселлером во Франции стала книга Тьерри Мейсана, который пытается доказать, что за событиями 11 сентября стоят деятели американского военно-промышленного комплекса.

Подобные версии привлекают всевозможных любителей «конспирологии». Широкая публика относится к ним скептически, и правильно делает: нет ничего более наивного, чем попытки объяснить серьезные события происками «закулисных сил». Однако в данном случае у конспирологии есть оправдание: если кто-то организует крупный террористический акт, без заговора обойтись невозможно.

Самым неприятным открытием за прошедший год стало то, что американские спецслужбы располагали огромным количеством сведений о готовящихся террористических актах, но ничего не предприняли. Это, конечно, не доказательство «заговора в Вашингтоне». Хотя неспособность людей обобщать поступающую информацию может быть следствием не злого умысла, а элементарной глупости. В Вашингтоне от этого застрахованы не более, чем в Москве.

Американские спецслужбы, проявившие полную некомпетентность накануне террористического нападения, затем продемонстрировали невероятную эффективность, в считаные дни составив полную картину происшедшего, назвав виновников, разоблачив их методы и задачи. За целый год от этой версии в Вашингтоне не отступали ни на дюйм, подчинив все усилия одной цели - обосновать и доказать свою правоту. И соответственно - свое право бомбить Афганистан, вторгаться в Ирак и так далее.

Проблема в том, что за прошедший год «мировая террористическая сеть» вела себя совсем не так, как должна была бы в соответствии с официальной версией. Ни одного серьезного нападения на американцев террористы организовать не сумели. Никак не ответили на бомбардировки и оккупацию Афганистана. Такое впечатление, что эти люди всю жизнь готовили один террористический акт и, совершив его, полностью исчерпали свои ресурсы и воображение.

Поражает еще одно обстоятельство. Бен Ладен - выходец из Саудовской Аравии. Официальное расследование сразу указало на большое число саудовцев в числе террористов. Не секрет, что из той же страны идет финансирование многих радикальных исламских групп. И, тем не менее, разбираться Вашингтон начал с Афганистаном, а не с Саудовской Аравией. Долгое время в США игнорировали все новые и новые данные о саудовских связях с террористами.

Саудовская Аравия - стратегический союзник США. Саудовская элита тесно связана с Америкой. Нефтяные компании, финансировавшие республиканцев на выборах, имеют в Аравии массу проектов. Саудовские спецслужбы всегда сотрудничали с американскими коллегами.

Ясно, что саудовские принцы и их американские коллеги сами не отдавали приказа на удар по Нью-Йорку. Но так вообще не делается. Как правило, «политический» заказчик террористического акта не указывает на специфическую цель. Все мы прекрасно помним знаменитую историю, когда генерал Павел Грачев призывал своих сотрудников «разобраться» с журналистом Дмитрием Холодовым. Потом Холодов погиб, а генерал Грачев объяснил, что имел в виду сводить Холодова в какой-нибудь военный лагерь и угостить водкой.

Вполне достаточно было своевременного намека. Или… все-таки своевременного игнорирования информации, поступающей от своих людей, внедренных в соответствующие структуры. Ведь если в Вашингтоне и могли прозевать, то в Эр-Рияде точно не могли не видеть крупных приготовлений. Израильтяне, судя по всему, что-то заподозрили и даже пытались американских коллег предупредить. А в Эр-Рияде промолчали? Или все-таки посоветовались с кем следует и уже после этого решили молчать?

В общем, если «арабский след» ведет в Саудовскую Аравию, он может рано или поздно скомпрометировать влиятельных людей в Соединенных Штатах. Потому удобнее все списывать на одного бен Ладена, к которому при необходимости можно добавить Саддама Хусейна.

После 11 сентября многие ожидали, что катастрофа в Нью-Йорке изменит мир. Но мир остался точно таким, как прежде, только американских военных баз в нем стало гораздо больше. Именно военно-политические действия США в Афганистане и возможное нападение на Ирак, скорее всего, окажутся главными последствиями прошлогодней трагедии.

Может, так все и должно быть?

ПОМПАДУРЫ НА ПОТОМАКЕ. ДВА ИВАНОВА ЕДУТ К НАЧАЛЬСТВУ В ВАШИНГТОН

Два Иванова едут в Вашингтон просить у американцев разрешения напасть на Грузию. Вот краткое содержание очередного эпизода в бесконечном сериале «Панкисское ущелье», который уже второй месяц демонстрируют нам под видом выпусков новостей.

Непонятно только одно: зачем российскому начальству американская «отмашка»? То есть психология начальства, конечно, понятна: любой мелкий начальник всегда оглядывается на более крупного. А кто у нас на планете важнее американского президента?

Утратив роль сверхдержавы, Россия получила от советских времен в наследство руководителей с психологией помпадуров. Как и положено им в бессмертных произведениях Салтыкова-Щедрина, эти люди готовы пугать нижестоящих, но сами страшно боятся тех, кто стоит выше них. Потому «державные» заявления, грозные речи и мелочные «постимперские» амбиции совмещаются с элементарной беспомощностью, как только речь заходит о по-настоящему большом начальстве, живущем, как известно, в Вашингтоне или, на худой конец, в Берлине.

Проблема не в том, что российское руководство в одно и то же время размахивает большой дубинкой под носом у грузин и ползает во прахе перед американцами. В конечном счете точно так же ведет себя любой нормальный режим «третьего мира», включая, кстати, и саму Грузию. Загадка в том, на что рассчитывают в Кремле, посылая аж целых двух Ивановых к дядюшке Сэму? Ведь совершенно ясно, что Вашингтон не сдаст режим Шеварднадзе. На такой случай в Америке есть старое изречение, произнесенное еще во времена, когда в маленькой стране Никарагуа правил клан Сомосы: «Это сукин сын, но наш сукин сын!». Неужели Шеварднадзе хуже Сомосы? Нет, конечно. Он лучше Сомосы.

Живо представляю себе беседу на берегах Потомака. «Мы хотим бомбить Грузию!» - хором говорят два Иванова. «Нельзя, - отвечает госдепартамент. - Не положено. Международное право не позволяет». «Но ведь вы сами бомбите, кого хотите, и разрешения не спрашиваете», - удивляются Ивановы. «Так ведь то - мы! - объясняет госдепартамент, начиная терять терпение. - Нам можно. Вам нельзя. Потому что мы - это мы. Мы - образец демократии, опора международного права, страна свободных людей. Нам все можно. Но только нам. Больше никому. А нарушителей мы наказываем». «Но в Панкисском ущелье базируются террористы, - из последних сил оправдываются Ивановы. - У нас же с вами антитеррористическая коалиция. Вы же нам сами сказали!» Тут американский собеседник уже окончательно раздражается и повышает голос: «Кто у нас террорист, мы решаем сами! Не вашего это ума дело».

Приунывшие Ивановы откланиваются и удаляются домой.

Хотя зря они так горюют. Вот если бы решили сделать гадость маленькому соседу исподтишка, по мелочи, на неопознанных российских самолетах, все было бы по-другому. Жаловаться в Белый дом бежал бы уже Шеварднадзе. И услышал бы в ответ примерно следующее: «Да, русские, конечно, дров наломали, но у нас с ними коалиция и все такое. В общем, сами разбирайтесь».

Дело ведь не в маленькой Грузии и не в большой России. Дело в принципе мировой политики. А принцип этот такой же, как и в обыденной жизни. Звучит он просто: если безнаказанно хочешь сделать соседу пакость, ты сам должен быть по-настоящему независимым и к тому же очень большим, сильным и уважаемым. В этом случае, правда, прибегать к подобным методам, быть может, и не понадобится. В противном случае пакости надо делать исподтишка.

ВОЗНИКНЕТ ЛИ АНТИГЛОБАЛИСТСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ?

ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер, друзья и коллеги. В эфире вновь передача «Что делать?», и я - ее ведущий Виталий Третьяков. Мы обсуждаем проклятые вопросы русской жизни, русской истории. Сегодня вопрос для обсуждения такой: «Возникнет ли антиглобалистский интернационал?». Насколько он проклятый, сказать трудно, может быть еще не очень проклятый для России, но то, что уже очень остро стоящий, это точно, потому что по некоторым гипотезам то бремя, или наоборот ту благородную ношу противодейства капитализму, которую когда-то несло на своих плечах коммунистическое движение, менее распавшееся, и приняли на себя антиглобалисты. И вот единственное, чего им не хватает для полного оформления вот этого всемирного противостояния глобалистов и антиглобалистов, капитала и других угнетенных масс, не хватает создания антиглобалистского интернационала. Для начала первый вопрос для того, чтобы прояснить позиции. Вообще-то я его уже практически задал, только в виде некоего утверждения. Итак, как вы считаете, действительно ли всемирное антиглобалистское движение приняло на себя историческую эстафету, выражаясь стандартным языком, от растворившегося или вымершего, или на некоторое время исчезнувшего левого всемирного коммунистического движения? Или это нечто иное? Короткий ответ на этот вопрос для того, чтобы поджечь дискуссию. Валерий Дмитриевич…

ЭКСПЕРТ ГОРБАЧЕВ-ФОНДА В.СОЛОВЕЙ: Антиглобалистское движение, на мой взгляд, объединенная основа негативистского консенсуса, то есть против конкретной, имеющейся сейчас модели глобализации. В отличие, скажем, от коммунистического интернационала, оно не имеет позитивной повестки дня, поэтому оно способно сейчас объединять всех, от левых до правых.

НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК ИНСТИТУТА ФИЛОСОФИИ РАН В.АВЕРЬЯНОВ: На мой взгляд, антиглобализм - это криминальный наследник соцблока, плюс СССР. Реальным наследником могла бы стать Россия, как государство. ВЕДУЩИЙ: Нам надо сделать антиглобализм нашей национальной идеей?

АВЕРЬЯНОВ: Я так не считаю, поскольку мы здесь как бы переворачиваем тезисы. С одной стороны они являются наследниками социальными, но это не означает, что всякий наследник СССР должен быть наследником идеи коммунистической или левой идеи, анархической. ВЕДУЩИЙ: Ладно, Александр Владимирович, вы-то антиглобалист?

КООРДИНАТОР ОБЩЕРОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО ДВИЖЕНИЯ «АЛЬТЕРНАТИВЫ» А.БУЗГАЛИН: Я категорически не согласен с позициями двух предыдущих ораторов, с их профессорским стилем. Во-первых, позитивная программа есть, и это факт. Есть масса документов, другое дело, что она разнообразнее, и вот в этом смысле движение, которое я бы назвал альтерглобалистским, а не анти-, мы выступаем к взаимной интернационализации. Итак, это не наследник коммунистического движения в том смысле, что мы идем по пути многообразия, по пути сетей, по пути децентрализованного общественного движения. Но это наследник в том смысле, что мы выступаем против существующего порядка, и позитив, который в общем плане выражается формулой «иной мир возможен», это формула всемирного социального форума. Напомню, 70 тысяч участников, около 5 тысяч различных общественных организаций, это практика. И позитив есть на практике, а не только в теории, что существенно. В этом смысле я думаю, это действительно новое движение, которое вбирает в себя оппозиционную борьбу прошлого. ВЕДУЩИЙ: Людмила Алексеевна…

КАНДИДАТ ФИЛОСОФСКИХ НАУК Л.БУЛАВКА: Я думаю, что антиглобалистское движение, я позвольте буду назвать альтерглобализацией… ВЕДУЩИЙ: То есть вы из той же компании.

БУЛАВКА: Получается, что из той же. Я думаю, что здесь совершенно правильно Виталий Владимирович сказал, что оно возникло на отрицании. Это логика отрицания этого мира, но в рамках самого этого всемирного движения сейчас возникла ниша, которая требует решения проблем сегодняшних в логике отрицания. И тут эта пока свободная ниша делает вызов нашей стране, потому что последние 10 лет наша страна не выступила с критикой отрицания этого мира, собственно жизни. Когда я разговаривала с одним из лидеров аргентинской революции, он спросил, почему у вас тихо? Вот я думаю, что альтераглобалистское движение сделало вызов России, определит ли она свое место в мире сегодня на конструктивной идее. Одним словом, в рамках этого альтераглобалистского движения мы будем решать вопрос, будем ли мы жить совместно с историей.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо. Для начала Борис Юрьевич. Вы, приобретя титул директора института глобализации, вы за кого, за глобалистов или антиглобалистов?

ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА ПРОБЛЕМ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Борис КАГАРЛИЦКИЙ: На самом деле это несколько спекулятивные термины. Они существуют, но это не значит, что хорошо оно или плохо, правильный ли он или адекватный. В принципе, термин антиглобализм введен в оборот противниками движения с совершенно сознательной целью сместить акценты, и сделать движение, которое само себя ощущает движением за глобальную демократию или как антикапиталистическое движение, что очень характерно, то есть в некоторых группах есть просто табун антиглобалистов: антикапиталистическое, антилиберальное движение, но ни в коем случае не антиглобалистское. Но коль скоро термин уже введен, и коль скоро нам этот термин уже прилепили, я уже говорю как сторонник движения, то на данном этапе бороться с придумыванием новых терминов на самом деле достаточно бесперспективно, гораздо важнее содержание. На самом деле то, что сейчас называется антиглобализмом, это не что иное, и только, форма существования левого движения при условии краха старых движений как социал-демократических, так и коммунистических, при условиях кризиса вообще партийных форм организации. Причем я не уверен, что процентный кризис прежних организаций и переход к сетевым формам организации опять же нехорошо. Так или иначе, с сетевыми структурами куча проблем, и кстати говоря, порой они не менее демократичны, чем старые, когда люди знают, за что они отвечают, перед кем они отвечают, и каковы границы. Но в этом смысле как раз у нынешнего движения радикального есть очень четкий предок, это не коммунизм, не социал-демократия, о Советском Союзе даже говорить нечего, поэтому совершенно закономерно, что СССР не играет здесь никакой роли, все бывшие страны СССР не играют значительной роли в этом движении, хотя отдельные люди играют. Есть предок - это левые 60-х годов. В известном смысле, мы присутствуем при втором издании новых левых на социальной основе, поскольку общество изменилось за это время. И, наконец, что касается антиглобалистского интернационала, то он по факту существует уже 2 года, это всемирный социальный форум. Как бы здесь-то проблем нет, он просто есть, реальный факт. Но проблема состоит в том, насколько социальные и культурные процессы, происходящие в России, позволят нам быть участниками вот этих событий, этих действий. И опять же, я считаю, что это вопрос не идеологический, это очень практический вопрос, это вопрос нашей культуры, в том числе вопрос культуры протеста, который в России просто не существует на сегодняшний день.

ВЕДУЩИЙ: Понятно. Ну, что ж, для начала вполне интересно, появились разные нюансы в подходе к одной и той же проблеме. Я бы хотел, чтобы нам дальше продолжать разговор об антиглобализме или альтерглобализме, все-таки обсудить совсем коротко, сжато, но выяснить позицию свою собственную и для политологов, что такое глобализм. С чем борются антиглобалисты, против чего они выступают. В этой связи я бы процитировал по нашей традиции Аурелио Печчеи «Человеческие качества». Труд, который более чем 20 лет назад вышел, был даже в Советском Союзе на русском опубликован. Это один из основателей Римского клуба, там, по-моему, он даже президентом был. И вот тогда больше 20 лет назад, когда никто не задумывался о том, что коммунизм рухнет, Советский Союз рухнет, Римский клуб, прогнозируя много вперед, в общем-то предсказал многое из того, что сейчас в реальной жизни происходит, но только, по-моему, сделал из этого совершенно неправильные выводы. Я вот процитирую Аурелио Печчеи: «Большинство людей, в отличие от других современных учреждений, сейчас уже вполне ясно осознают, что национальное государство не может более идти наравне с ходом времени. Оно, за исключением великих держав, не в состоянии даже извлечь ощутимых выгод из регулирующего ныне жизнь глобальной социально-политической системы, хотя и служит в ней основной ячейкой. С другой стороны, пользуясь в мировой социально-политической системе правами суверенитета, оно (национальное государство) зачастую даже не считает нужным признавать существование каких бы то ни было многонациональных учреждений и не желает слышать о проблемах, требующих урегулирования на наднациональным уровнем». Итак, многое было предвидено, но сегодня мы имеем то, что имеем. Поэтому, пожалуйста, вот, что такое глобализм? Объясните.

БУЗГАЛИН: Если позволите, я бы начал, поскольку профессору всегда хочется что-то сказать, когда требуется определение. Дело в том, что я собираюсь читать спецкурс магистрам МГУ на эту тему, читал не мало лекций в США.

ВЕДУЩИЙ: Я прочитал, кстати, вашу статью «Вопросы философии». Так что всю ее не надо пересказывать.

БУЗГАЛИН: Ну что вы, я даже спецкурс весь не буду пересказывать, там всего 36 часов этого спецкурса. Нет, очень коротко. Есть глобализация, которую чувствуют все. Я обычно спрашиваю студентов, есть хоть на ком-нибудь хоть одна вещь не иностранная. Значит, тут кое-кто поднимает руку, когда я спрашиваю есть ли на вас на ком-нибудь одежда, в которой не было бы ни одной иностранной вещи, обычно никто не поднимает руку. Это глобализация для потребителя, обычного обывателя, очень понятна. Есть глобализация, которая понятна производителю. Когда бабушка продает цветы с переходе на «Пушкинской», то она конкурирует с производителями цветов из Эквадора или Голландии, потому что мальчик выбирает, что купить, одну дорогую розочку, которая престижнее, или 5 подмосковных роз, которые менее престижны. Это еще не глобализация, а символ глобализации. Всерьез об этом можно говорить, когда мы смотрим на этот мир и понимаем, что в нем глобальные игроки, самый простой вариант, Транснациональная корпорация «Пепси-Кола», где фирма? Они играют, конкурируют на полях национальных государств. «Кока-Кола» борется с «Пепси-Колой» в Москве и в Урюпинске, в Пекине, в Бангладеш, я уже не говорю о США или Западной Европе. Это новый мир, в котором глобальные игроки играют на полях национальных государств. Причем, глобальный игрок, чтобы масштаб представить, транснациональная корпорация - это объем продаж 50-100 миллиардов долларов в год. ВЕДУЩИЙ: То есть больше бюджетов большинства стран мира.

БУЗГАЛИН: Совершенно верно. Бюджет Российской Федерации более 50 миллиардов долларов, с покупательской возможностью надо пересчитать. Но масштаб такой же, да? Но это то, что общепринято про глобализацию. То, что не общепринято, и что на мой взгляд принципиально важно для нас, альтерглобалистов, то, что в глобализации есть объективные процессы развития интеграции технологий, экономик, культур. И это очень позитивный, хотя и противоречивый процесс, я подчеркиваю, противоречивый, но в целом позитивный, как переход от ручного производства к машинному. А есть общественные формы этого процесса, то, в каких формах он протекает. Вот он протекает в таких формах, когда большая часть ресурсов используется на финансовые спекуляции, военно-промышленный комплекс и гонку вооружений, на бюрократическое управление, массовую культуру. Объем продажи компакт-дисков, видеокассет и так далее сегодня наиболее быстрорастущая статья экспорта, наряду с некоторыми ноу-хау и финансовыми спекуляциями, и прочее и прочее. Мы создали огромный паразитический сектор, его еще назвали финансовыми пузырями, этот маленький кусочек, паразитически эффективный сектор, который сжирает эти ресурсы. Но за этим стоит еще более сложная штука, которая, вот ученым языком называя, я обозначил как глобальная власть капитала многих крупных корпораций. Причем это не только частные корпорации, это такая корпорация как НАТО, это такая корпорация как Международный валютный фонд, это такая корпорация как ВТО. Они устроены как закрытые бюрократические корпорации, сращенные с капиталом, подавляющим человека, причем по разным направлениям. Они подавляют его как работника, причем если у себя еще более-менее цивилизованно, то в других странах это варваские формы. В России «Макдоналдс» запрещает профсоюзы. КАГАРЛИЦКИЙ: И не только в России, в Америке тоже.

БУЗГАЛИН: Очень маленький пример, да? Они подавляют человека как потребителя. Нам объясняют, что если ты принадлежишь поколению «Пепси», то ты дебил. Если вы не отрываетесь с «Фантой», то вы не современны. Нас подавляют как потребителей, у нас нет свободы выбора. Нас подавляют как граждан. Что такое политическая технология? ВЕДУЩИЙ: Вы углубились…

БУЗГАЛИН: Я практически закончил. Это манипулирование нами. Вот эта власть глобального капитала, это то, против чего мы боремся. Мы не боремся против Интернета и единых технологических систем, мы хотим, чтобы это было открыто для всех. Я закончил.

СОЛОВЕЙ: С вашего позволения, проблема в том, что определения глобализации не существует. КАГАРЛИЦКИЙ: Согласен абсолютно.

СОЛОВЕЙ: По крайней мере те, кто занимается изучением этого процесса, они согласны более-менее в трех пунктах, в трех позициях. Значит, первая позиция. Глобализация создает новое качество практически во всех сферах человеческой жизни: экономика, политика, международные отношения, сфера потребления, социальный комплекс. Но в чем заключается это новое качество, это не понятно, за исключением, возможно, экономики. Не понятно еще и потому, что опять же все сходится на том, что глобализация все же находится в своей начальной стадии. И третья позиция, с которой согласны почти все, что результат глобализации непредсказуем и непредвиден, она может закончиться глобальной катастрофой.

АВЕРЬЯНОВ: Дело в том, что, на мой взгляд, существует два основных типажа представителей этого движения. Один типаж более такой поверхностный, это протестанты, диссиденты, наследники такого типичного диссидентского направления, которые, на мой взгляд, просто вот, скажем так, протестуют практически в любой исторической ситуации, в любой исторической эпохе. А более такое фундаментальное, содержательное направление - это все-таки то, что называется мелко буржуазное направление, и это восстание, скажем так, неких посредственностей буржуазного мира, которые просто испугались вот этой угрозы, которую они почувствовали в глобализации. Такой вот бунт. Дело в том, что здесь не прозвучало все же, что это за угроза, намек только был. Угроза в том, что за вот этими начальными процессами глобализации, возможно, скрывается построение нового кастового порядка. И на это намекают многие из антиглобалистов, в частности, субкоманданте Маркоса пишет в своей книге, что в мире становится все больше людей, которые вообще лишние. ВЕДУЩИЙ: Субкоманданте Маркоса, это кто?

АВЕРЬЯНОВ: А никто не знает, кто он такой. Некий Зорро. Если можно отдельно остановиться на этой личности. Эта фигура заслуживает того, чтобы о ней высказаться. Вот он говорит о том, что все больше становится вот этих людей, которые в Индии назывались кастой неприкасаемых, по сути. И мне лично вот эта перспектива, особенно после событий 11 сентября, и последовавшие за этим события, официальная реакция Вашингтона, представляется чем-то вроде такой возможности построения некоего позднего неоязыческого имперского Рима, такого средневековья, только не христианского, а постхристианского. Скажем так, тех центров мирового порядка, которые так или иначе ассоциируются с США, но могут находиться не на территории Соединенных Штатов, это естественно. Вот поэтому, не будучи антиглобалистом, я вижу эту угрозу также как и они.

КАГАРЛИЦКИЙ: Еще одно маленькое замечание, относительно проигравших, неудачников. Понимаете, действительно проигравших огромное количество. Парадокс весь в том, что протестуют и сопротивляются не они, а неудачники, не способные к сопротивлению. Ведь не случайно Сиэтл был избран как место проведения ВТО своего сборища, потому что это город, который явно относится к категории выигравших. Там новый средний класс, там «Microsoft» сидит, там «Боинги» сидят, и там ожидалось, что все будут «за». Даже профсоюзы местные должны были быть «за», потому что там профсоюзы растут, там производство растет и так далее. И именно там массовое выступление протеста, потому что это не только вопрос о том, кто проигрывает, но еще и вопрос о том, что получается в результате выигрыша. И действительно, с одной стороны есть масса людей, которая не согласна жить в мире, где треть, половина, а иногда и две трети будут аутсайдерами. Но второй момент, это еще, конечно, борьба за распределение и контроль по глобализации. То есть, что это будет присвоено к крупнейшим международным корпорациям, или это будет все же что-то для создания всего человечества.

ВЕДУЩИЙ: Понятно. Я скажу, чтобы мы уже перешли к антиглобализму. Как ни крути, если называть вещи своими именами, это все-таки пережитая уже человечеством и нами схема борьбы пролетарских левых коммунистических, социалистических партий против скрытого капитала, только вынесенная на глобальный уровень, ведь фактически все совпадает, остальное детали. Поэтому масса, способная на восстание, но агитаторы образованные, обеспеченные сами, и неплохо зарабатывающие, но думающие о массах, они идут впереди. Это все понятно. Но мне кажется, что здесь есть над чем реально задуматься не только потому, что некоторые процессы неуклонно надвигаются, и понимаешь, что не все там позитивно, но еще и потому, что возможно это пути некоего нового, крайне жестко разбитого на касты строя. Так вот, когда я своим друзьям-политологам задаю вопрос, а что после демократии современной западной будет, это же не конец истории. Не может быть демократия, а после падение в бездну, будет ведь что-то еще? Максимум, что они говорят, что это такая гибкая форма демократия, что она найдет еще возможности. Но, когда она перестанет, что будет? Они не хотят отвечать на этот вопрос. Вот, пожалуйста, и мы переходим к антиглобализму.

БУЗГАЛИН: Антиглобализм, альтерглобализм - это иная форма демократии. Вот давайте начнем с практики. Всемирный социальный форум. Разговор: профессор с одной стороны - звезда, теоретик глобализации и так далее, с другой стороны - член парламента из Аргентины, безработный, в шортах, в шлепанцах на босу ногу, но говорящий на трех языках, они понимают друг друга. И не только потому, что каждый знает много языков, а потому что у них есть единое поле для деятельности. Вот такая демократия начала рождаться в этом движении. Это, во-первых, демократия, которая основана на принципе совместной деятельности и совместных реальных интересов. Людям вместе интересно работать, если надо, бороться за то, чтобы воздух был чистым, чтобы трудовой кодекс был прогрессивным, а не как в России или других странах Третьего мира. За то, чтобы социальные пособия обеспечивали достойную жизнь, чтобы образование было в основном бесплатным. Вы извините, но что существенно, кто стал за это бороться. Вот два вопроса: в чем смысл демократии, какая демократия и те реальные политические силы. Сразу, какие политические силы, политически асоциальные. На всемирном социальном форуме, на европейском социальном форуме запрет на участие политических партий. Там участвуют неправительственные организации и социальные движения. Члены партии могут участвовать, но политические партии не участвуют. Политические партии между собой объединиться не могут, социальные силы пока объединились и действуют вместе, хотя их и поддерживают партии. Теперь по поводу демократии. Объединение вокруг деятельности. Люди соединяются и начинают что-то делать, как создавать какие-то форумы, как безземельные крестьяне в Мексике. Жаль, нет возможности рассказать, это интереснейшая вещь. Второе. Она строится по принципу сети. Это очень противоречивая, я согласен с Кагарницким, но это консенсусная демократия. Консенсус - это когда все решают вместе. Вы скажете, что у всех разные мнения. Да, у демократии консенсусов много. Вот мы согласились, что надо так защищать природу, и мы этим занялись. Мы согласились, что надо так защищать интересы наемных работников, мы соединились. Мы согласились, что надо так выступить в Сиэтле, мы соединились. Другие решают по-другому, и делают по-другому. В Генуе было три колонны: демократия консенсуса, демократия участия.

Простите, но классический интернационал тоже был разнообразным, там были анархисты, социал-демократы…

БУЗГАЛИН: И еще два момента, чтобы все-таки закончить с этим позитивом. Понимаете, объединяются люди именно по новым принципам, хотя они, естественно, не выросли с неба, и не упали с неба, по принципам, которые позволяют им созидать что-то. На самом деле протест - это просто наиболее яркий вид и более раскрученные формы. За этим стоит огромная работа. Вот чем интересен социальный форум? - тем, что там на нескольких тысячах семинаров и конференций люди рассказывали об интересных совместных делах, обменивались опытом, говоря советским старомодным языком, как это можно делать вместе, без государства и при помощи, но в основном без политических партий. Это новый тип базовой демократии.

БУЛАВКА: Александр Владимирович, извините, вот подключившийся к нашей дискуссии телезритель может сказать, что, говоря о процессах альтерглобализации, мы все время опираемся на примеры из европейского опыта, мирового опыта. При чем тут Россия? Действительно, Россия сегодня является исторической провинцией, казалось бы, никак не отвечает за развитие процесса. И вот вы знаете, оказывается, у нас в стране есть реальные процессы, которые очень созвучны с вот этой альтерглобализацией. Причем созвучны не в той постановке, когда глобализация - это плохо, а альтерглобализация - это опасно, не эта альтернатива, как нам пытаются ее подать, а совершенно другое. Вот возьмем протестные выступления рабочих: в основном это голодовки, забастовки, просто откровенно протестная форма движения, и как сказал Жванецкий, если уж и так голодаем, то хоть лозунги повесить, во имя чего голодаем. Но внутри этого протестного движения появились на самом деле реальные альтернативные формы. Пожалуйста, пример, причем это альтернативное движение имеет уже свой достаточно определенный принцип, признаки и свои черты. Более того, они имеют свои средства. Пожалуйста, пример. Первая такая черта - принцип ответственности. На заводе рабочие работают, продукция каждый день выходит машинами с территории завода, денег рабочие не имеют. Однажды они организовали дружину, блокировали все ходы и выходы, арестовали эти машины, и потребовали проверить все документы и так далее. После того как оказалось, что документы фальсифицированы, адреса тоже, они потребовали создания комиссии рабочей группы по контролю за отгрузкой продукции. То есть установили принцип демократического контроля. Второе. На других предприятиях… ВЕДУЩИЙ: А директора собственности не лишили?

БУЛАВКА: Нет, и в рамках рабочего альтернативного движения возникли другие примеры, когда рабочие хотя бы частично имели власть на предприятиях, первый вопрос ставят на повестку дня, это вопрос, кому мы должны деньги, кому наше предприятие должно деньги. И это говорят рабочие, которым зарплату не выплачивают по несколько месяцев, то есть чувство ответственности. Третий пункт. Создаются на заводах дружины по охране оборудования, которое разворовывается не только представителями администрации, но и самими рабочими, то есть принцип ответственности. Следующий момент. Да, проблему передела собственности они не ставят, мы хотим участвовать в соуправлении, в контроле над процессами экономики. Следующий момент. Они утверждают таким образом этический принцип экономики. Второй момент достаточно интересный - всегда в таких движениях возникают лидеры, и вся механика взаимодействия этого движения она прогнозируется, то есть индивид здесь получает имя. Он не анонимный, он снимает вот эту анонимность, которая существует в глобализации. И, конечно, они говорят о радикальном изменении качества этой продукции и качества собственной жизни. Но вот я думаю, что рабочее движение не все, а только этическое, альтернативное движение в рамках этого рабочего движения, и является альтернативой уже нашей российской форме глобализации, криминализации.

БУЗГАЛИН: Очень важный момент. Минимальная программа альтерглобалистского движения по всему миру - добиться того, чтобы как минимум социальное партнерство, как минимум социальная защита, как минимум социальное государство, как минимум реальная демократия станет правилом мировой системой.

ВЕДУЩИЙ: Вот это то, что ввел в себя капитализм, особенно после того, как большевики пришли к власти в России. БУЗГАЛИН: Мы выступаем за то, чтобы поднять это на мировой уровень как минимум.

ВЕДУЩИЙ: То есть такой гуманный капитализм. Понятно. У нас так получилось, что здесь у нас сторонники антиглобалистского, альтерглобалистского движения, а здесь не участники, но прежде чем вам дать слово, я хочу понять. Вот эта программа максимум, вот самая радикальная. Скажите мне, пока это все реформирует наведение порядков в России до уровня социал-демократических стран Запада, и наведение порядков в социал-демократических странах Запада, чтобы они соблюдали свои собственные законы. Но не более того.

КАГАРНИЦКИЙ: А я думаю, что вернуться в золой век нельзя. На самом деле, если честно, я должен сказать, что очень четкая и разработанная программа позитивной нет, по крайней мере, со стороны радикалов. Когда я был на всемирном социальном форуме… ВЕДУЩИЙ: Это основное сборище всех антиглобалистов.

КАГАРНИЦКИЙ: Так вот, на мой взгляд он был достаточно скучный, по крайней мере, это были четкие разработанные проекты, которые технически выполнимы. Они социально не выполнимы, не учитывается сочетание социальных и политических сил. Но технически они выполнимы. Радикалы, размахиватели красными знаменами и говорящие, что мы за революцию и социализм. А народу этого просто не достаточно. Проблема именно в том, чтобы начать вырабатывать какие-то позитивные вещи. Я вот о чем говорю.

ВЕДУЩИЙ: Я хочу вопрос задать. Вот уже говорили о том, что современные государства во всем мире все более и более репрессивны, и менее и менее социальны. Это, на мой взгляд, совершенно справедливое замечание, и если антиглобалисты выступают против такого положения вещей, то я с ними. Но я хочу задать вопрос. Значит ли это, что это государство в современном мире таково, и антиглобалисты видят своей целью разрушение этого государства. В этом смысле они антигосударственники, можно даже сказать анархисты. Ответьте мне, да или нет. Вот транснациональные корпорации действительно контролируют все, даже некоторые страны. Они внутри абсолютно недемократично управляемые, а совершенно авторитарно. Антиглобалисты, альтерглобалисты против ТНК, их нужно разрушить и разделить на 100 частей? Вот, скажите мне.

АВЕРЬЯНОВ: Я полагаю, что антиглобалисты уже ответили на ваш вопрос. Они сказали, что их задачи - это привить теперь глобальному государству то, что в свое время социал-демократия привила государству национальному. То есть реформирование той же самой модели.

БУЗГАЛИН: У нас обоих программа максимум, или если хотите, сейчас 2 минуты буквально. Программа максимум вырастает снизу, ее не придумывают. Вот представляете, пришел бы крестьянин в начале 16-го века и спросил, вы предлагаете всемирный рынок. Я читать не умею, я писать не умею, зачем мне масло из Китая, когда у меня корова дает молоко. Я не понимаю, что это такое. ВЕДУЩИЙ: Есть Маркс, Энгельс, Ленин, они обобщают.

БУЗГАЛИН: Для того чтобы рос этот реальный процесс, его обобщить. Правильно? Вот этот процесс растет. И действительно, экономика солидарности в нескольких сотнях разнообразных форм, нет одной единой советской или еще китайской модели, и действительное многообразие альтернативных экономических, политических общественных форм, которые растут снизу, которые можно обобщать на теоретическом уровне и некоторых принципах. Я могу сказать, принцип добровольно работающих ассоциаций.

ВЕДУЩИЙ: Вот есть сегодняшнее государство, американское или российское. Оттого, что там демократия участия, вот как разделить государственный бюджет, пусть он даже 50 миллиардов долларов, а не 500 миллиардов долларов, с помощью 150 миллионов жителей страны, я просто не знаю. Вот как антиглобалисты хотят трансформировать или хотя бы, что репрессировать?

КАГАРНИЦКИЙ: Это вопрос достаточно простой. На этот вопрос ответить очень просто. Для начала надо большую долю бюджета спустить вниз, это раз, потому что в России бюджет сверхцентрализованный, укрепить самоуправление в рамках той же самой модели. Между прочим, без самоуправления ничего не будет, потому что у нас ситуация такая, что выстраивают вертикали и деньги забирают вверх, а потом говорят, что это неправильно, и виноваты внизу. Значит, как минимум… ВЕДУЩИЙ: Это мы знаем, а антиглобализм в чем?

КАГАРНИЦКИЙ: Вот партисепатийные, так называемые, варианты демократии участия, они могут работать только на низовом уровне, не будут они работать на верхушечном уровне. Вот не будут и все. ВЕДУЩИЙ: Государство оставляете в нынешнем виде?

БУЗГАЛИН: Во-первых, в данном случае теоретическая конструкция это второй вопрос, вопрос в практических шагах. В практических шагах на так называемое засыпание государства. В чем они состоят? ВЕДУЩИЙ: Засыпание, это как? Оно само заснет или вы его будете засыпать?

БУЗГАЛИН: Будем засыпать при помощи тех общественных демократических механизмов, которые лучше государства выполняют его функции. Вот если люди, самоорганизуясь, смогут лучше государства выполнять его функции, оно будет засыпать. Вот в Аргентине люди снизу смогли выполнять те функции, которые не смогло выполнять государство. Это система, которая растет как дерево, постепенно. Оно начинается с того, что вводятся жесткие рамки, вводится система парламентской демократии, парламентская демократия опирается на…

ВЕДУЩИЙ: Получается, что антиглобалисты такие радикалы, что действительно хотят что-то новое построить, а оказалось, что они реформаторы просто.

БУЛАВКА: Напрочь выступаю оппозиционно к тому, что глобализация это некая форма модернизации и реформирования. Ничего подобного. Если обратиться опять к примерам вот этого протестного движения, то как все гадости пишутся в документах мелкими буквами, так вот эти новые факты качественно новой эмперики, к ним нужно обращаться с большим вниманием. Вот в рамках этого же рабочего движения, я участвовала в социологическом опросе, и там были вопросы, выявляющие отношение к партии, государству, профсоюзному начальству. И такой вопрос, какой тип собственности вы предпочитаете. Оказывается рабочие не очень-то хотят, чтобы собственность их предприятия имела иную государственную форму. Нет, они говорят, что государству не хотят отдавать. Рабочие не идут в партии, они не признают государство, они вообще не рвутся к власти как к некой цели. Сегодня политическая власть стала самой привлекательной формой борьбы за капитал. Это понятно. А они туда не рвутся. Спрашивается, а на что вы тогда делаете ставку? Я хочу попробовать сказать. Нет, они говорят, нам не собственность нужна, нам нужно право на счастье.

ВЕДУЩИЙ: Значит, я вынужден предоставить слово не участникам антиглобалистского движения, чтобы они мне объяснили, что все-таки это такое. Вы такие мягкотелые, вы такие ягнята.

АВЕРЬЯНОВ: А это вообще свойство антиглобализма, на мой взгляд, европейского, во всяком случае, потому что многие такие эстетические проявления антиглобализма, они направлены на то, чтобы разбудить общественное мнение, гражданское сознание, разбудить обывателя, посмотреть. И, например, английский сенатор пишет, что, он сам стоит на позициях американских, американо-английских таких. Он говорит, что европейцы исторически устали, им свойственна сейчас апатия. Да, собственно, их антиглобализм связан именно с этой апатией, с тем, что они утратили смысл истории. В отличие от этого, и я с ним согласен, хотя не отношусь к европейскому глобализму себя не отношу, хотя я считаю, что мы вмещаем в себя европейскую культуру. Россия ее вмещает в себя, но они нас в себя не вмещают. КАГАРЛИЦКИЙ: Мы слишком большие.

АВЕРЬЯНОВ: И глобализм - это как раз воля, продолжение истории. Воля к тому, чтобы быть центром истории. Она понятная, традиционная, но в России она может совершенно по-другому повернуться, не как примыкание к какому-то центру, а по-другому. Я скажу как. Дело в том, что Россия страна все же не левая, хотя в ней много чего было. Почему она не левая, потому что всякая попытка глобализации, она первая была еще в 17-м веке, когда католическая экспансия в России старалась выставить в России такой блок реформации через смутное время, через католизацию России. Затем это было в 17-м году, когда тогдашний глобализм к нам в бронированном вагоне приехал. Просто любопытно, что и тогда, и в обоих этих случаях вот этот левый антиглобализм в России превращался в реакцию. Россия страна реакционная, в хорошем смысле слова, потому что реакция - это ответ живого организма на те вызовы, которые всегда ему бросают. Я считаю, как должно произойти на этот раз. Несмотря на то, что сейчас ситуация гораздо более сложная и опасная для нашей идентичности. Антиглобализм - это попытка, вообще это на мой взгляд, движение, которое во многом направлено в Россию с тем, чтобы попытаться здесь создать вновь вот такой какой-то гибридный…

ВЕДУЩИЙ: Это похоже на то, как правительство Германии, чтобы разрушить Россию прислало сюда Ленина с деньгами. Вот тоже самое происходит сейчас…

АВЕРЬЯНОВ: Это более естественным образом происходит, потому что западная культура, она самораздваивается, и при этом она сама потом соединяется. ВЕДУЩИЙ: И самое радикальное она сбрасывает к нам сюда.

АВЕРЬЯНОВ: Для того чтобы через другие цивилизации опять восстановить какой-то мировой баланс, выгодный для себя.

ВЕДУЩИЙ: Значит, по вашей идее мы все же должны не вливаться в этот антиглобалистский клуб, это нам абсолютно не нужно.

АВЕРЬЯНОВ: Это нам не нужно, нам нужны другие методы структуры, а не интернациональные. То есть такая структура, при которой Россия и другие цивилизационные миры могли некоторым образом соединиться. Реальным антиглобализмом сегодня является не антиглобализм, а эксгибиционизм (?). А антиглобалисты - это тот же вид глобализма, просто самораздвоившийся с ним.

СОЛОВЕЙ: При всем уважении к моим левым коллегам, они не договаривают до конца. Это мое личное убеждение. Цель антиглобализма заключается в двух простых вещах: уничтожение рыночного государства, за этим пойдет изменение его природы. И второе - это изменение природы человека, качественное изменение. Только в этом случае человек может быть таким, как вы говорите. Трудиться честно, жертвовать собой ради других, это не в его природе. Это первое. Второе. Левая ветвь в антиглобализме, на самом деле она доминирует, но очень слаба политически. Это естественно, у нее нет базы. Нет финансов. Сетевые структуры это замечательно, но не очень серьезно. В самом же глобализме идет борьба между различными группами не за альтернативный вариант глобализации, а какая группа возглавит в своих интересах глобализационный процесс. Сейчас возглавляют одни, допустим, с центром в США. Есть другие, арабские шейхи, которые тоже мыслят об этом. Что будет конечной целью? Если эти тенденции экстраполировать… ВЕДУЩИЙ: Значит, мы просто манипулируем антиглобализмом? А арабские шейхи?

СОЛОВЕЙ: Я думаю, что арабские шейхи используют другие эффективные очень средства, чем демонстрация в Сиэтле. И результатов они добьются, но не для левых, для своих целей. Значит, что может стать результатом такой глобализации? Во-первых, эти группы консолидируются до того, что это закончится войной. Это вполне вероятный вариант. Тем более кто-то утверждает, что война уже идет. Вариант победителя предполагает, что будет построена тоталитарная и действительно мировая империя, поскольку ресурсы Земли не могут обеспечить высокий уровень потребления для всех. Они обеспечивают его только для 17%, которые живут сейчас в западных странах.

ВЕДУЩИЙ: То есть фактически антиглобалисты хотят сменить нынешнюю правящую элиту, и поставить на их место себя.

СОЛОВЕЙ: Это вообще любая цель любого политика. Это вполне естественно, это в основе политики. А как же иначе?

ВЕДУЩИЙ: Мы уже должны заканчивать, поэтому вопрос, который я не могу не задать. События 11 сентября: а) проявление антиглобализма; б) как антиглобалисты к этому относятся.

БУЗГАЛИН: Во-первых, я бы подчеркнул, что мы не ягнята, и за те минимальные требования, которые вам кажутся очень мягкими, людей убивают, сажают в тюрьмы, избивают, в том числе и в России. ВЕДУЩИЙ: Я в этом не сомневаюсь.

БУЗГАЛИН: Это первое. И мир сейчас идет действительно вниз, поэтому любая попытка движения вверх очень серьезна, и в ряде случае просто революционна. Второе. По поводу 11 сентября. Я цитирую одного из наших эмигрантов: «Это не просто терроризм, это реакция на оскорбление людей новым мировым порядком. Это реакция на оскорбление людей глобализацией. Это не альтерглобализм, это не созидательное изменение мира. Это взрыв тех, кого загнали в гетто, кто поставить над собой никого кроме террористов не может, и чем обязательно воспользуются сволочи, подлецы и такие деятели как те, кто взорвал этот центр». В этом проблема.

БУЛАВКА: Более того, я думаю, что события 11 сентября показали, что в мире господствует этот современный мировой порядок, а критика этого порядка возможна только в превращенной форме. Поэтому события 11 сентября - это реакция на превращенный мир в превращенной форме.

ВЕДУЩИЙ: Последний вопрос. Китайцы, живущие на территории Китая, входят в альтерглобалистское движение?

БУЗГАЛИН: Там есть диссидентские группы, которые думают об этом, но формально в этом еще никто не завязан. Возможно есть, я не знаю.

ВЕДУЩИЙ: Понятно. Я не буду задавать один финальный вопрос, одинаковый для всех, я просто даю эту возможность каждому, с очень коротким, буквально 1-2 фразы, с короткими словами выступить на тот предмет, который оказался незатронутым, недостаточно освещенным или ваша позиция не прозвучала.

СОЛОВЕЙ: В России, скорее всего, произойдет мощная динамика, не связанная с глобализацией. Но эта динамика и ее результаты будут влиять на глобализацию в мировом масштабе. То есть здесь будет прямо обратная зависимость.

АВЕРЬЯНОВ: Главная проблема, которую поставили антиглобалисты, и их можно за это благодарить, это то, что существуют противоречия между системой и малыми укладами, между семьей, нацией, общиной, профессиональными группами и так далее. Но эта проблема мира и гармонии между большой системой и малыми укладами может решаться по-разному. Антиглобализм - это только одно из видений решения этой проблемы.

БУЗГАЛИН: Основной лозунг всемирного социального форума - иной мир возможен. Мир более солидарный, более демократичный, более справедливый. Когда-то Макаревич, если я не ошибаюсь, написал: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, однажды он прогнется под нас». Я не очень люблю Макаревича, но я считаю, что это правильно.

ВЕДУЩИЙ: В общем-то социальные утопии, которые потом еще часто реализовывались, и до Макаревича строились.

БУЛАВКА: На мой взгляд, альтерглобализация будет перспективна только в том случае, если мы сделаем заявку на культурную парадигму. То есть на ту культурную парадигму, которая поставит проблему субъекта, своего субъекта, которая будет измеряться человеческим языком, попросту говоря, поставит проблему человека, как общественную проблему, как проблема рабочей силы, субъекта политики, субъекта власти, именно нового человека в культурном измерении.

КАГАРЛИЦКИЙ: Я думаю, что самое главное, что случилось, это то, что положили конец размышлениям о конце истории. История не кончилась, она продолжается, и вот эти антиглобалистские движения - это вызов новому мировому порядку, даже при любом развитии событий эти движения не идеальны, они полны внутренних противоречий, они полны проблем. А проблемы эти будут еще больше обнаруживаться в ходе движения. И это нормально и хорошо. Поэтому я очень не хочу создавать какую-то картину идеального мира, которую мы пытаемся создать. Это совершенно неправильно. Мы пытаемся жить в реальной жизни, решать реальные проблемы, кто-то более умеренно, кто-то более радикально, а получится или нет, я не знаю. Если же до цитат дошло, то напомню Сартра, который в конце жизни сказал, что, конечно, он потерпел неудачу, а потом сделал паузу и сказал, что от удачи к неудаче идет прогресс человечества. И вот это, на мой взгляд, правильное понимание истории.

БУЛАВКА: Если уж о Сартре сказать, то он еще сказал, что выживают более простые формы. Это шпилька тебе по поводу несостоятельных отношений.

ВЕДУЩИЙ: Мы должны завершать. По-моему, ясно, что в основном антиглобализм или альтерглобализм сегодня, это протестанты, протестные движения, просто гораздо более осмысленные чем обычные стихийные выступления. Наша программа позитивная, не радикальная, поэтому никакого особого социал-реформаторства я не услышал. В этой связи, видимо, и этот самый антиглобалистский интернационал, как бы уже существующий, по-настоящему не возник, потому что самостоятельный центр мировой политики, его нет пока. Но, может быть, мы его просто не заметили сегодня, мы об этом еще поговорим.

НИЖНИЙ НОВГОРОД: ИЗ ПОЛИТИЧЕСКОГО ТЕАТРА АБСУРДА УХОДЯТ ЗРИТЕЛИ

Потребовалось около недели, чтобы политические комментаторы оправились от шока, вызванного итогами выборов в Нижнем Новгороде. В самом деле: явились всего 28% избирателей, из которых более трети проголосовали «против всех». Господин Против Всех чуть было не занял первое место - в этом случае пришлось бы вообще выборы отменять и все затевать по новой. Социологи подлили масла в огонь, обнародовав неутешительные данные по России в целом. Так, исследовательская группа РОМИР сообщила, что 70% граждан страны не считают выборы ни свободными, ни честными. Короче, в России нарастает раздражение политической системой, фальсификация выборов становится достоянием гласности, а пропагандистская машина работает на холостых оборотах.

Отчасти массовое голосование против всех связано с тем, что по суду сняли одного из наиболее популярных кандидатов - Андрея Климентьева. Но сам по себе этот кандидат в значительной мере поднялся потому, что, поддерживая его, люди могли выразить протест против сложившихся политических элит. Все знают, что Климентьева подозревают в уголовных связях. Все знают, что политики, начиная с Кремля и кончая коммунистами, дружно против него. Потому и голосуют - назло начальству.

В действительности, однако, никакой сенсации в Нижнем Новгороде не произошло. Единственная новизна нижегородской истории в том, что там итоги выборов подсчитали более или менее честно. Отчаявшись провести своего человека на пост мэра города, губернатор Ходырев был заинтересован в срыве выборов. Он заявил, что достойных кандидатов нет, и призвал голосовать против всех. Неудивительно, что голоса, поданные против всех, нижегородские избирательные комиссии честно подсчитали.

В общем, как говорят американцы, выпустили кота из мешка. Дали повод для публичной дискуссии о массовом недовольстве, накопившемся в стране.

Неприязнь населения к политикам сама по себе мало что значит. Это явление далеко не редкое.

Однако неприязнь к политикам лишь отражает гораздо более глубокое недовольство своей жизнью, накопившееся в стране. Причем недовольство это охватило не только беднейшие слои, но и тех, кого принято называть «средним классом». Вопрос об уважении к человеческому достоинству - не менее острая социальная проблема, нежели невыплата зарплаты. А отсутствие средств на научные разработки задевает многих не менее, нежели недостаток пищи. Логика буржуазной банальности далеко не для всех убедительна, и далеко не все измеряется деньгами. Которых, впрочем, тоже большинству населения хронически не хватает.

Итоги нижегородских выборов по-своему напоминают аргентинское голосование за несколько месяцев до бунта: люди вычеркивали из бюллетеней всех политиков и вписывали Усаму бен Ладена, который в итоге победил в нескольких округах, занял почетное второе или третье место в других. Симпатии к терроризму аргентинцы не испытывали. Они просто так выражали свое мнение о «политическом классе» в целом. Как отреагировал правящий класс? А никак. До тех пор пока все остаются на своих местах, подобные мелкие неприятности значения не имеют. Лишь потом, когда в Буэнос-Айресе чиновников и депутатов стали просто избивать на улицах, политики поняли, что дело серьезно.

В этом месте следовало бы произнести ритуальное пророчество о том, что рано или поздно в России тоже поднимется волна народного гнева, которая сметет коррумпированные элиты, и так далее. Не знаю, может, поднимется, а может, и не поднимется… Подобные пророчества похожи на сломанные часы - два раза в сутки они показывают астрономически точное время. Знать бы когда! Однако системный кризис будет проявлять себя даже в том случае, если нет никаких выступлений протеста. Фальсификация выборов - проявление слабости господствующего класса. Недопущение к политической борьбе реальной оппозиции - симптом общественного неблагополучия.

Российские элиты уверены, что у них все под контролем. Но это иллюзия. Чем более закрыта и контролируема политическая система, тем более ярко будет проявляться кризис в других сферах общественной жизни. В такой ситуации «полная управляемость» с легкостью перерастает в полный хаос.

ДА, СКИФЫ МЫ! ДА, ПАПУАСЫ

В итогах переписи выразилась стихия русской жизни

Переписывать население на Руси первыми додумались монголо-татары в XIII веке. Чтобы правильно обложить данью подвластные им русские княжества. Неудивительно, что с тех времен переписи воспринимаются у нас как что-то вроде стихийного бедствия.

Достоверность российских переписей всегда была сомнительна. В историю вошли две переписи, организованные в 1930-е годы. Ознакомившись с данными первой, Сталин остался недоволен: куда-то пропали около 8 миллионов граждан. Собственно, вождь, скорее всего, знал, куда именно они пропали. Тем не менее результаты переписи были аннулированы, а ее организаторы наказаны. Была назначена новая. И, разумеется, численность населения выросла до цифры 170 миллионов, устраивавшей вождя.

Увы, даже на столь колоритном фоне перепись 2002 года может войти в историю. На протяжении нескольких месяцев народу внушали, что перепись - дело большой государственной важности. Лозунг «Впиши себя в историю России!» выглядел прямым издевательством: получалось, что иного способа остаться в истории у наших граждан нет.

Неудивительно, что отказ «вписать себя в историю» стал чем-то вроде голосования против всех - неэффективным и бессмысленным, но массовым выражением протеста. Ответственные за перепись чиновники забили тревогу. Министр по делам национальностей Владимир Зорин даже напомнил соотечественникам, что это у нас перепись - дело добровольное, а вот в Британии, к примеру, обязательное, можно и штраф размером 400 фунтов выложить.

Но не помогло, народ отреагировал на перепись, как на грязную избирательную кампанию. И вровень с «Кандидатом Против Всех» встал «Господин Никто».

Работа переписчика оказалась не только добровольно-принудительной, но и опасной: есть сообщения об избитых, покусанных собаками. Впрочем, известно и о переписчиках, врывавшихся в квартиры в сопровождении милиции, даже о случае, когда переписчики избили гражданина, отказавшегося заполнять анкету. То, что перепись оказалась сродни войсковой операции, должен косвенно подтверждать тот факт, что президент Путин распорядился учредить медаль «За заслуги в проведении Всероссийской переписи населения».

Перепись выявила в нашей стране много представителей экзотических и вымерших народов (инков, скифов, папуасов). Оказывается, у нас сотни марсиан, а главное - целые полчища хоббитов, эльфов и гоблинов. По своей численности они явно обошли некоторые малые народы Севера. На основании итогов переписи они имеют полное основание требовать (подобно другим малым народам) особого статуса: от создания собственных школ до представительства в органах власти.

Замужних женщин вышло опять значительно больше, чем женатых мужчин. Изрядная часть городского населения, особенно в крупных городах, вдруг забыла русский язык. Башкиры в Татарии стали татарами, а татары в Башкирии - наоборот, башкирами. В Татарстане из татар выделились два ново-старых народа - крящены и мишары.

Особый разговор о переписи в Чечне. На момент предыдущей переписи в Чечено-Ингушетии жили 1 270 000 человек, потом отделилась Ингушетия со своим населением в 164 тысячи, из республики уехали русские, армяне, украинцы. С началом боевых действий тысячи людей погибли, а сотни тысяч превратились в беженцев. Самые оптимистичные прогнозы утверждали, что население республики сократилось в несколько раз.

Но нынешняя перепись утверждает: в Чечне проживают 1 088 816 человек (почти столько же, кстати, сколько заключенных во всей России). Надо полагать, чеченский народ пережил десятилетие неслыханного благоденствия, когда смертность прекратилась вообще, а женщины поголовно рожали каждые два года.

Перепись еще не завершилась, а уже заговорили о приписках. Губернаторы настойчиво пытались повысить число жителей в подведомственных им провинциях. Чем больше людей обнаружится, тем больше денег можно будет потом просить у федерального Центра.

В Салехарде так старались, что смогли переписать аж 101,4% собственного населения, это при массовом-то бойкоте переписи. Оказывается, процент переписанных вычисляется от тех, с кем предварительно договорились о «вписании в историю». В принципе, если предваритель- но не договариваться вообще, процент переписанных будет стремиться к бесконечности. Пока считается, что по всей стране удалось охватить 76% населения. В это не верится, но ведь и этого мало. По стандартам ООН перепись считается достоверной, если охватывает не менее 90%.

Всей стране показали сюжет, как переписывался гражданин № 1. Как оказалось, сфера деятельности президента - услуги населению. Сразу вспоминается, что более 100 лет назад Николай II на вопрос о занимаемой должности ответил: «Хозяин государства Российского». Ответ Путина, как и николаевский, обязательно станет историческим.

Любопытно, что в Чечне при переписи военнослужащих «услуги населению» - самый распространенный ответ на вопрос о сфере деятельности. Сейчас стало модным подражать президенту. Кстати, чеченские боевики, участвуй они в переписи, тоже попали бы в раздел «услуг»?

В итогах переписи выразилась стихия русской жизни. Эти итоги можно воспринимать как буйство бюрократического воображения или как плод вырвавшихся на поверхность народных фантазий. Но эти итоги куда более реальны, чем то, что нам представят через несколько месяцев в виде «окончательных» результатов. Данные будут корректировать, делая их более правдоподобными. А это и есть фальсификация.

Официальные органы уже объявили, что перепись состоялась и все прошло успешно. Так же, как объявляют об итогах выборов. «Господин Никто» проиграл, как и «Кандидат Против Всех». Наша власть не всегда может накормить людей или обеспечить им безопасность, но считать она все же не разучилась.

От редакции:

Если учесть мировой опыт, даже подтасованные результаты парадоксальным образом могут отражать действительное положение дел.

Правительства стран, отнесенных ООН к числу самых бедных, всегда завышали численность своего населения. Выбивали из ООН дотации и разворовывали. Из наших соседей больше всего этим грешил с середины 60-х годов Афганистан. Поэтому ООН всегда старалась больше полагаться на собственные методы оценки численности, нежели на данные местных переписей населения.

Известно, что за 9 лет войны в Афганистане население в лагерях беженцев в Пакистане увеличилось с полутора до семи миллионов в основном за счет собственного воспроизводства. Это следовало из количества беженцев младше 9 лет. Этот бездонный ресурс пополнения отрядов моджахедов был далеко не последним доводом для правительства Горбачева, когда оно решилось на вывод войск.

Сегодня в России регионы с самым высоким уровнем рождаемости это Ингушетия и Дагестан. Между ними Чечня, о рождаемости в которой мы ничего не знаем. И считать надо детей, рожденных после переписи 1989 года. Как это делают эксперты международных организаций.

Население развивающихся стран неуклонно увеличивалось во время войн в Алжире, ряде стран Африки и даже Вьетнаме, где американцы уничтожили различными способами до полутора миллионов человек. Считается, что режим Пол Пота уничтожил 3,5 миллиона кампучийцев. Но, оценивая численность Кампучии спустя 7 лет, специалисты ООН этой «демографической ямы» не заметили: она затянулась.

Подсчитано, что палестинцев, рожденных на сегодня вне Палестины, уже не спасет даже полное возвращение им всех когда-то оккупированных Израилем территорий. Они туда просто не влезут и вынуждены будут жить в других странах.

Все это вовсе не оправдывает преступлений, совершенных против мирного населения армиями Франции, США, СССР, России или Израиля. Это не значит, что палестинцам не надо отдавать их земли, а Чечню следует «зачистить» до последнего жителя. Но необъясненный пока наукой механизм выживания популяции в период эпидемий, войн и стихийных бедствий существует. Поэтому итог липовой чеченской переписи может случайно оказаться истинным.

МЕНЕДЖМЕНТ МИРА

Пока развит только менеджмент войны. Но для устранения конфликта тоже есть внятные методы

Те, кто захватил заложников в Театральном центре, требовали прекращения войны. Близкие к власти политические комментаторы дружно заявляют, что эти требования невыполнимы. Значит, несбыточны и надежды большинства населения России, давно уставшего от этой войны. Между тем вопрос вовсе не в том, будет ли прекращена война, будут ли выведены войска. И то, и другое все равно придется делать. Если не сегодня, то позднее - после еще нескольких катастроф. Вопрос в другом: как?

Переговоры - с Масхадовым

Прежде всего: что значит прекратить войну? Чтобы действительно обеспечить мирное урегулирование, нужны месяцы и даже годы. Это сложный процесс. Но для того, чтобы его начать, для того, чтобы проявить политическую волю и готовность к миру, достаточно одного политического заявления президента России.

Только это должно быть такое заявление, которое не оставляет места двусмысленности, после которого невозможен обратный ход.

Приказ о прекращении огня может быть отдан и выполнен максимум за 24 часа. Точно так же может быть сделано и приглашение Масхадову прибыть в Кремль для переговоров, предоставлены гарантии безопасности.

Каждый раз, когда в Чечне что-то происходит, нам говорят: виноват Масхадов. Каждый раз, когда заходит речь о мире, нам объявляют, что Масхадов ничего не контролирует.

Но в том-то и специфика партизанской войны, что нет единого оперативного командования, но может быть общепризнанное политическое руководство.

Пока идут боевые действия, Масхадов не может контролировать каждый отряд. Это технически невозможно, это только ослабило бы его сторону. Но политический авторитет Масхадова сейчас признается всеми полевыми командирами. Прекращение огня означает, что чеченский президент сможет эффективно и реально контролировать ситуацию. Как долго это продлится - вопрос другой. Но это зависит уже от дальнейшего развития переговорного процесса.

Вакуум власти или мирный процесс?

Технология поэтапного урегулирования легко вырисовывается.

За прекращением огня должно последовать формирование новой власти на местах. Необходимо избрать представительные органы республики. Именно с этими свободно и честно выбранными органами власти предстоит вести окончательные переговоры о статусе Чечни. Если выборы будут проведены под международным контролем и признаны обеими сторонами, Масхадов может передать свои полномочия.

Но только в том случае, если речь идет о настоящих и честных выборах, в которых будут участвовать ВСЕ политические силы, большинство населения, включая беженцев.

Возможны и другие механизмы формирования мирного конгресса. Главное, чтобы он был представителен, чтобы его признавало большинство населения республики и действующих на ее территории вооруженных формирований. Без согласия Масхадова сделать этого нельзя, но, судя по целому ряду сигналов, Масхадов готов поддержать подобное решение.

Поддержание мира и порядка в республике не может быть обеспечено ни российскими войсками, ни тем более боевиками. Нравится нам это или нет, но невозможно обойтись без международного участия.

В Европейском парламенте уже обсуждаются подобные варианты. Это не Парламентская ассамблея Совета Европы, где нет ни власти, ни денег. Это структура, обладающая реальной возможностью выделять деньги и вводить санкции. Группа представителей Европарламента во главе с финским депутатом Рейно Паасилина уже пыталась посетить Чечню, но российские власти не дали им такой возможности.

Представители Евросоюза готовы выделить деньги на восстановление республики. Средства для этого есть. Две недели назад в Хельсинки Паасилина сказал мне, что в конечном счете европейцы заинтересованы в ликвидации очага напряженности на Кавказе не меньше нас. Более того, вполне может быть налажен такой механизм восстановления, который не позволит разворовать деньги так, как это произошло в ходе прошлого восстановления Чечни. Воровство не является ни непреодолимым стихийным бедствием, ни родовым проклятием, тяготеющим над русскими и чеченцами. Просто нужна политическая воля, направленная на то, чтобы его не допустить.

В прошлый раз она была направлена в прямо противоположном направлении…

Миротворцы

Так или иначе никто не даст ни цента, пока не прекратится стрельба и пока не будет наведен реальный порядок. Международные миротворческие силы - не самое приятное для России решение. Но на это надо пойти. Вопрос, однако, не в том, вводить или не вводить миротворцев, а в том, на каких основаниях, с каким мандатом, с какими полномочиями. Именно здесь важно позаботиться об обеспечении суверенитета и России, и Чечни. И здесь, как ни парадоксально, у нас появится общий интерес.

Российское начальство говорит, что в Европе наши проблемы не понимают. Что же, надо дать представителям Европейского союза разобраться в происходящем самостоятельно. Или российская сторона сама не верит в собственную правоту?

Только присутствие миротворцев позволит решить двуединую задачу вывода войск и разоружения партизан. Эти два процесса должны быть согласованными. И договориться об этом не так уж сложно. Тем более что масхадовская сторона уже заявила (А. Закаев - в интервью «Новой газете»), что на переходный период готова согласиться даже на прямое президентское правление из Москвы.

Очевидно, что это дает серьезный шанс президенту Путину для урегулирования конфликта.

Политическая воля

Несколько раз я повторял слова «политическая воля». И это неслучайно. Когда политики и журналисты начинают наперебой говорить, что решение вопросов надо предоставить профессионалам, они лишь выдают этим собственную некомпетентность и страх перед личной ответственностью. Под разговоры о «профессионалах» мы дошли до нынешней ситуации. Именно «профессионалы» (не супер-«Альфа» имеется в виду) виноваты в том, что чеченские боевые формирования находятся сейчас в пяти километрах от Кремля.

И не в том дело, что профессионалы плохи. Или нужны другие профессионалы. Нет, профессионалы у нас нормальные. Ничем не хуже, например, американских. Просто, как говорил Клемансо, война - слишком серьезное дело, чтобы доверять ее генералам. Политическое решение начинается тогда, когда политики решаются взять на себя ответственность и перестают прятаться за спины военных.

Кстати, именно политики, а не военные являются препятствием для урегулирования. Именно стремление гражданских начальников выглядеть «сильными» и «решительными» стоит за безответственными заявлениями и бесперспективными решениями. Пора назвать вещи своими именами: пытаясь доказать свою «крутость», политическая тусовка лишь демонстрирует внутреннюю пустоту и некомпетентность.

Не надо пугать нас разговорами о том, что армия не подчинится мирным приказам. Во-первых, среди военных вполне достаточно разумных и грамотных людей, понимающих бесперспективность ТАКОЙ войны. А во-вторых, армия, которая не подчиняется приказам, это уже не армия, а бандформирование. Надо прямо сказать: есть в России армия или нет?

Политики должны наконец сделать свое дело. Проявить смелость, работая ради мира. Что до генералов, то они должны выполнять приказы.

ВОЙНА ПРОТИВ СВОБОД

Если бы чеченцев не существовало, их пришлось бы выдумать

С самого избрания Владимира Путина президентом России либеральная интеллигенция жаловалась, что страна идет к авторитаризму. Прошедшие три года не были временем расцвета демократии, но и худшие опасения не оправдались. У газет и телеканалов, вызывавших раздражение власти, случались неприятности, но такое бывало и при Ельцине. А в общем все шло обычным порядком.

После октябрьского кризиса с заложниками ситуация изменилась. Несчастье, происшедшее в Москве, несводимо к гибели сотни с лишним людей. Газовая атака в Театральном центре стала началом далеко идущих политических процессов.

За прошедшие три недели в деле создания авторитарного режима мы продвинулись дальше, чем за предыдущие три года. Новое законодательство, спешно принятое Думой, ограничивает свободу печати в вопросах, связанных с антитеррористическими операциями. Анализировать деятельность спецслужб, а тем более критиковать их запрещено. Тем самым репрессивные органы получают возможность нарушать права человека и даже законы Российской Федерации, не боясь быть пойманными за руку.

Чтобы подтвердить серьезность своих намерений, органы госбезопасности проводят обыск в газете «Версия», изымают материалы. Блокируются неугодные властям интернет-сайты - правда, не все и в техническом отношении не слишком эффективно. Угрозы в адрес инакомыслящих звучат из уст начальников и депутатов, обсуждающих введение запрета на профессию для нелояльных журналистов.

В России формируется антитеррористическое государство. Борьба с терроризмом - суть его деятельности. А потому любая критика спецслужб становится антигосударственным деянием.

Как известно, авторитарный режим нуждается во врагах. Причем враги бывают «внешние» и «внутренние». У царской России внешними врагами были турки, немцы и австрийцы, а внутренними, согласно тогдашним урокам политграмоты, «жиды, студенты и интеллигенты». Внешние враги необходимы, чтобы консолидировать общество вокруг правительства, которое непременно защищает «национальные интересы». Борьба с «внутренним врагом» должна оправдать полицейские репрессии.

От внешнего врага нас защищает войско, от внутреннего - тайная полиция. Критика власти приравнивается к помощи врагу.

Чеченец оказался для российской власти идеальным врагом. С одной стороны, это враг внутренний, поскольку чеченцы по-прежнему считаются гражданами Российской Федерации и живут среди нас. Создается прецедент - граждан России можно обыскивать без ордера, брать у них отпечатки пальцев, не заводя уголовного дела, задерживать и депортировать без каких-либо вразумительных оснований.

Методы, недавно опробованные в Чечне, сегодня применяются в Москве - начиная с военной цензуры, заканчивая зачистками. В свою очередь, средства полицейского воздействия, опробованные на московских чеченцах, потом можно применить к другим гражданам страны.

Все это проходит относительно легко еще и потому, что чеченец воспринимается обществом как враг внешний. За прошедшие десять лет никто уже не воспринимает Чечню как часть России. Это какая-то другая страна, с которой мы воюем, которую нам почему-то непременно нужно завоевать.

Огромная разница между первой и второй чеченскими войнами именно в том, что во время первой войны у обеих сторон еще жива была память об СССР. И те, и другие еще ощущали себя согражданами - нет, не Российской Федерации, а уже рухнувшей, но все еще вызывавшей их восхищение империи, в которой они вместе воспитывались и которой они вместе служили. Вторая чеченская война идет по другим правилам. Стороны уже ничего не объединяет. Оттого становятся возможными и чудовищная жестокость зачисток, и волна антирусских настроений, распространяющаяся по Кавказу.

Первый чеченский поход был задуман как «маленькая победоносная война», которая должна была укрепить власть и оправдать растущий авторитаризм. Но она сыграла обратную роль. Военные поражения ослабили и без того ничтожный авторитет власти. А либеральная пресса впервые начала критиковать «свое» правительство. Свобода слова из декларируемой стала реальной.

Вторая чеченская война должна уничтожить политические итоги первой. И речь идет отнюдь не о хасавюртовских и московских соглашениях по статусу Чечни. Речь идет о политической свободе в России.

ШОУ С УЧАСТИЕМ ПРЕЗИДЕНТА - ПРОСТО РЕКЛАМНАЯ ИГРА

Призы разыграны, рейтинг зашкаливает

Звонок в Кремль похож на рекламные игры, проводимые радиостанциями. Вовремя дозвонившийся и задавший правильный вопрос получает приз. Один из тысяч страждущих может сообщить президенту о своих напастях, и начальство непременно примет меры. После каждой кремлевской игры кому-то непременно помогают. А игра проводится регулярно.

Зачем граждане звонят президенту, в общем, понятно. Гораздо менее понятно, зачем ежегодное шоу Путина нужно самой власти. Радиостанции устраивают подобные игры, борясь между собой за слушателя. У кремлевской власти нет конкурентов. А официально объявленный рейтинг уже превзошел 86% и к следующим выборам, несомненно, поднимется выше ста.

Поведение власти объясняется, с одной стороны, традицией, а с другой - неуверенностью. Традиция требует, чтобы самодержец общался с народом, даже если ни той, ни другой стороне подобное общение не доставляет особого удовольствия. Однако откуда у самодержца неуверенность, заигрывание с подданными?

Недавно мне довелось участвовать в телевизионной передаче. Как сейчас модно, она была «интерактивной». Зрителям предлагалось позвонить в студию и сказать, что им гарантирует действующая Конституция: безопасность, гражданские права или ничего не гарантирует. К концу передачи 3% сказали, что Конституция гарантирует безопасность, 2% сочли, что им гарантированы гражданские права, а 95% ответили, что Конституция им ничего не гарантирует.

Казалось бы, доказательство полного отчуждения народа от власти. Однако если бы той же публике поставили вопрос: «Согласны ли вы с действующей Конституцией?» или «Поддерживаете ли вы нынешний порядок?», ответы были бы совершенно иными. Убежден, что большинство опрошенных высказались бы положительно.

Не менее поучителен пример с отношением населения к официальной версии «Норд-Оста». По опросам всего 9% людей верят, что власти сказали им правду о событиях. Но те же опросы показывают, что более половины населения принимает официальную версию. Которую сами же считают лживой. Это как в одной из книг Леонида Зорина: «Почему вы пошли на красный свет?» - «Другого не было».

Здесь та же история, что и с рейтингом Путина. Политику его большинство населения не поддерживает, но на вопрос о поддержке президента люди отвечают положительно.

Парадокс только кажущийся. Ибо вопрос «Поддерживаете ли вы власть?» сегодня, по существу, свелся к вопросу «Готовы ли вы жить в этой стране?». Населению твердо дали понять, что никакой другой власти здесь быть не может. Вы должны либо смириться с этой властью, либо… все равно смириться с этой властью, потому что большинству населения уезжать все равно некуда.

Народ признает самодержавие естественным положением дел, а президента - настоящим начальником. Его власть так же естественна, как сибирские морозы и московская слякоть. Но личность правителя в этой ситуации теряет всякое значение. Следовательно, если завтра президента Путина заменит какой-либо иной персонаж, а политику переменят на 180 градусов, покорное большинство населения будет поддерживать ее точно так же.

В XVIII веке в России говорили, что государственный строй нашей страны есть самодержавие, ограниченное дворцовым переворотом. Население замечает дворцовый переворот только тогда, когда на монетах появляется новый профиль, а на стенах - новый портрет. Но для множества приближенных, фаворитов и временщиков это действительная катастрофа.

Надо закрепить политический курс, сделать принятые решения необратимыми. Но как?

Увы, нынешнее поколение политиков во власти не может придумать пока ничего лучше, чем on-line шоу…

Основная часть материалов для сборников статей взята с сайтов: Борис Кагарлицкий (http://kagarlitsky.narod.ru/) «Новая газета» (http://novayagazeta.ru/) Журнал «Скепсис» (http://scepsis.ru) Газета «Взгляд» (http://vz.ru) Рабкор.ру (http://www.rabkor.ru/) Портал «Евразийский дом» (http://eurasianhome.org/xml/t/default.xml?lang=ru) Журнал «Русская жизнь» (http://rulife.ru/) Сайт ИГСО (http://www.igso.ru/index.php)

This file was created with BookDesigner program bookdesigner@the-ebook.org 25.02.2009