sci_politics Борис Юльевич Кагарлицкий Сборник статей и интервью 2007г. ru Book Designer 5.0 25.02.2009 BD-B84E0C-1E25-EE4A-07A2-6FEB-AF02-9E34D5 1.0

Борис Кагарлицкий

Сборник статей и интервью 2007г.

Оглавление: 04.01 - Интервью - Борис Кагарлицкий покидает ИПРОГ 04.01 - Плохо, когда нет призрака! 09.01 - Труба Газпрома 11.01 - Тучных коров уже съели 14.01 - Дурная примета 16.01 - Смерть Саддама приближает конец Буша? 18.01 - Благие намернения для дороги в ад 22.01 - Из Найроби - с форума 22.01 - Латинская Америка: революция ради интеграции? 25.01 - Будущее обсуждается в Найроби 0207 - Интервью «Художественному журналу» - «Встретились два вырождения…» 0207 - Эпоха реакции 0207 - Эпоха тупиковых дискуссий 01.02 - Иракская дилемма 06.02 - Казус Зурабова 08.02 - Выборы без выбора 12.02 - Неукротимый галл 15.02 - Путин в Мюнхене 19.02 - Уроки «Форда» 22.02 - Чеченское средневековье 26.02 - Deja vu по-итальянски 01.03 - Интервью «Красноярской газете» - От яблочек вишенки не родятся 01.03 - Если завтра война 05.03 - Не верю! 06.03 - Март 2007го и март 1917го 12.03 - Мало партий, все плохие и одинаковые 12.03 - СПС - затратная партия 12.03 - Выборы закончены,забудьте! 19.03 - Берегись, автомобиль! 19.03 - Радости шутов 21.03 - Интервью «Общей газете» - Борис Кагарлицкий знает, кто дискредитировал КПРФ 26.03 - «Большая восьмерка» в Ростоке: в ожидании бунта 29.03 - Классовая борьба на Украине 02.04 - Вокруг майдана 05.04 - Чужие против хищников (капиталистических) 09.04 - Живые и бронзовые 12.04 - Кадеты и домохозяйки 16.04 - Соцфак и другие 19.04 - Кругом одни фашисты 21.04 - Французский ребус 26.04 - Оранжевая «угроза» 01.05 - Общий праздник 03.05 - Бронзовый солдат выстрелил 07.05 - Эстонские националисты получили подмогу 10.05 - Провокация 11.05 - Франция после выборов 17.05 - Ложь, победа и клумба на Красной площади 21.05 - Чего испугался министр 21.05 - Интервью «Политическому журналу» - Большая восьмерка - самозванцы 24.05 - Прощание с «восьмеркой»? 27.05 - Неприятный юбилей 31.05 - Скелеты в шкафах 01.06 - Предисловие к протестам 05.06 - Росток: первый акт 07.06 - Росток меняет приоритеты 11.06 - Блокада Хайлигендамма 14.06 - Уроки Хайлигендамма 18.06 - Феномен Саркози 21.06 - Путин и антиглобалисты 25.06 - Парад аутсайдеров 28.06 - Жизнь после Путина 02.07 - Душераздирающая история в ЦКРК КПРФ 05.07 - Системный кризис 09.07 - Народ и оппозиция 12.07 - Кошмар на площади в Сочи 16.07 - Турбулентность 20.07 - Каждому городу - своего экстремиста 23.07 - Общество без левых 27.07 - История Батьки 30.07 - Неприятные открытия среднего класса 02.08 - Business as usual 06.08 - Еще раз о национальной гордости великороссов 06.08 - Наступление на доллар 13.08 - Рабочее движение: новый этап 16.08 - Хочется большего 20.08 - Укрепление рубля 23.08 - Начало депрессии? 27.08 - Британия после Блэра 30.08 - А нам все равно! 03.09 - Революционер 06.09 - Аргумент Митрофанова 10.09 - Призрак Рыбкина 13.09 - Очень страшное кино 17.09 - Наши пирамиды 17.09 - Провинциальный детектив 24.09 - Будущее энергетической сверхдержавы 27.09 - Смысл уехал 01.10 - Are you him? 02.10 - Дайте отдохнуть машинисту! 08.10 - Интеллектуалы и «реднеки» 11.10 - Свободу Владимиру Путину! 15.10 - Список 18.10 - Лишние вопросы 22.10 - Одиночество чиновников 25.10 - Типа честные выборы 29.10 - Трудный выбор Венесуэльской революции 01.11 - Последний триумф КПРФ 05.11 - Пьеса без сюжета 08.11 - 90 лет спустя 12.11 - Как помочь Эстонии 15.11 - Праздник 19.11 - «Оранжевый мираж» или начало политики? 22.11 - Памятка неголосующему избирателю 26.11 - Между выборами и забастовками 29.11 - Размышления перед последним воскресеньем 03.12 - Французский ремейк 06.12 - Интервью «Правда.ру» - Оппозиция пыталась серьезно повлиять на исход выборов 06.12 - По-настоящему важные новости 08.12 - Рабочие в России хотят, чтобы им платили, как в Бразилии 09.12 - История ИГСО 10.12 - Венесуэла: кто выиграл, кто проиграл? 11.12 - Интервью КМ ТВ - Рабочие «Форда» имеют право бастовать 12.12 - Обзор - Представители оппозиции не поддержали «Яблоко» и «отказались сложить лапки» 13.12 - Выборы закончены, забудьте 17.12 - Маленькое финское Рождество 20.12 - Интервью АПН «Северо-Запад» - Самая главная инновация - это революция 20.12 - Конец забастовки, начало дискуссии 24.12 - Правда о вишневом рулете 27.12 - Ошибка президента

БОРИС КАГАРЛИЦКИЙ ПОКИДАЕТ ИПРОГ

-На протяжении последних трех лет ваша деятельность была тесно связана с ИПРОГом, теперь вы уходите с поста директора. Чем вызвано это решение?

- Мой уход с поста директора ИПРОГа вряд ли кого-либо удивил. Но обо всём по порядку. Институт был основан Михаилом Делягиным. Позднее, когда он ушел работать в правительство помощником Михаила Касьянова, он должен был отказаться от поста директора и передал его мне. За последовавшие два года в ИПРОГ пришла новая команда со своими политическими взглядами и представлениями о деятельности. Когда Делягин ушел из правительства, ситуация изменилась. Он стремился заниматься общественной деятельностью, стал участвовать в публичной политике. Различие взглядов в подобной ситуации превращается в серьезную проблему для обеих сторон. Коллектив ИПРОГа крайне негативно отнесся к вступлению Делягина в партию «Родина». Мы свое мнение сразу же высказали публично на сайте «Глобальная альтернатива». Впоследствии, правда, Делягин был исключен из «Родины». Но дело, разумеется, не в этом. Существует принципиальное различие подходов. Необходимо публичное и четкое размежевание. Инициатива создания ИПРОГа принадлежит Делягину, название придумано им, так что мной вместе с товарищами по команде было принято решение вернуть ему контроль над институтом, а самим создавать новую организацию. Единственная проблема состояла в том, что продолжались некоторые программы, которые надо было завершить. Шла подготовка к Российскому социальному форуму, мы проводили в Петербурге конференцию совместно с Фондом Розы Люксембург, потом надо было провести запланированные семинары в Самаре и в Кирове. Если бы мы просто покинули институт весной или летом, работа была бы сорвана. Теперь все эти дела завершены. А новые планы будем строить уже в рамках новой организации.

- Институт проблем организации создавался как независимый экспертный центр. Почему же его существование оказалось под вопросом из-за политических разногласий?

- Начнем с того, что центр, занимающийся политическим и даже экономическим анализом не может оставаться в стороне от общественной борьбы. Ведь даже экономический анализ не делают просто так, для собственного удовольствия. Он является инструментом для выработки стратегии различных общественных и классовых сил. Потому у левых подход к экономике не такой как у правых. Разные цели, разные интересы. С другой стороны, когда люди занимаются публичной политикой, не так-то легко провести грань между экспертной и идеологической деятельностью. Тем более, в условиях современной России. Хотя, возможно, мы с самого начала совершили определенную ошибку, открыто политизировав ИПРОГ, сделав его в некотором смысле субъектом общественной борьбы. Когда создавался Левый Фронт, всё это не просто происходило в нашем помещении, но институт выступил и в роли организационного и отчасти даже идеологического центра. Крушение Левого Фронта предопределило и кризис ИПРОГа.

- Иными словами, дело не только в разногласиях с Делягиным, но и в том, что ИПРОГ как определенный проект себя исчерпал.

- Да, это так. Команда ИПРОГа поставила перед собой на политическом уровне две задачи: первая состояла в том, чтобы содействовать появлению в стране нового левого движения, свободного от национализма, ориентированного на социальную борьбу, а не на теряющие всякое значение думские интриги и участие в заведомо фальсифицируемых выборах. Вторая - в том, чтобы содействовать наведению мостов между российскими левыми и западным антикапиталистическим движением. В общем, мы с обеими задачами справились. Ситуация сейчас совершенно не такая, как 4-5 лет назад, когда процесс только начинался. Но перед нами встают и совершенно новые задачи. Если в России появляется, наконец, левое движение, то встает вопрос о формах организации, о стратегии, о перспективах. Тут-то и начинаются новые, закономерные размежевания. Как и в начале ХХ века - когда происходило становление марксистской социал-демократии. Одно дело - добиться распространение марксистских идей в определенной среде, совершенно другое - создать марксистскую организацию. Левый Фронт как попытка собрать всех людей с формально схожей идеологией, не утруждая себя прояснением конкретных политических позиций, провалился закономерно, хотя и стал необходимым, пусть и очень кратким этапом в становлении нового политического сознания. То же случилось и с ИПРОГом. Такая структура - отчасти экспертный центр, отчасти политическая организация - могла существовать на прошлом этапе, когда задачи стояли самые общие. По мере того, как мы переходим к этапу конкретной политической работы, проявляются и пороки такого подхода.

- Как же изменится подход?

- Прежде всего политика должна быть отделена от работы института. Даже если и то и другое делают одни и те же люди. Надо начинать создание политической организации, которая, в перспективе, станет опираться не на московский офис, а на своих членов, на свои региональные структуры. Поэтому в конце весны был создан Информационно-координационный центр «Левая политика». Этому предшествовала дискуссия о том, не настала ли пора для создания новой партии. Естественно, не электоральной партии для участия в очередных выборах по навязанным нам правилам, а партии, которая консолидирует интернационалистские и классово сознательные силы для реальной борьбы. Стало ясно, что, с одной стороны, задача назрела. Надо открыто заявлять о необходимости новой партии, о её идеологии и, главное, политике. Но, с другой стороны, технические, да и психологические условия не готовы. Нужен ещё один промежуточный этап. По возможности как можно более короткий, но опять же неизбежный. ИКЦ «Левая политика» не скрывает, что его цель - создание политической организации, он собирает и готовит для неё кадры, создает структуры, ведет пропаганду. Что касается семинаров, международных контактов и научной работы, то для этих целей будет создаваться новый институт.

- Провозгласив открыто своей целью создание новой левой партии, вы автоматически поставили себя в ситуацию конфликта с уже существующими партиями. В этом главная причина конфликта с руководством КПРФ?

- С формальной точки зрения это не совсем так. Само по себе появление новой политической организации не является само по себе такой уж проблемой для существующих парламентских партий. Тем более, что на их нишу мы не претендуем. Мы не собираемся сидеть десятилетиями в Думе, чтобы лоббировать бюджетные поправки и повторять заученные фразы об антинародном режиме. Проблема в другом. Мы не просто считаем необходимым создать ещё одну политическую группировку, а выступаем за радикальное изменение всего облика оппозиции. Мы считаем, что КПРФ и ей подобные структуры - необходимая часть, важнейшая опора существующего порядка, помеха для развития настоящей оппозиции и левого движения. А потому они должны сойти со сцены. Чем быстрее - тем лучше. И мы, насколько это в наших силах будем этому содействовать. В свою очередь в КПРФ это поняли, пожалуй, даже раньше, чем сама левая среда - в лице большинства своих представителей - осознала подобную «экологическую несовместимость». Потому партия Зюганова всегда - с момента своего возникновения - вела (иногда скрытно, а иногда и в открытую) борьбу против любых левых организаций. Даже сталинистских, таких как РКРП.

- Был ли доклад «Штормовое предупреждение», подготовленный Семеном Жаворонковым и Алексеем Неживым под вашим научным руководством, актом борьбы против КПРФ?

- Не совсем. Там ведь говорилось о многих политиках. Скорее, речь шла об общем требовании «революции внутри оппозиции», которое и было в докладе очень четко сформулировано. Однако только Геннадий Зюганов подал в суд. Причем не на непосредственных авторов доклада, а именно на меня. Так что, скорее, мы имеем перед собой как раз пример продолжающейся борьбы КПРФ против левых. Повторяю, именно КПРФ постоянно ведет эту борьбу на протяжении многих лет, а левые, напротив, никак не могут понять, что имеют дело не с какими-то странностями поведения или с глупостями отдельных функционеров, которых можно уговорить, переубедить. Нет, мы имеем дело со смертельным врагом, который не упустит ни малейшей возможности нанести нам урон.

- Как развивается судебное дело?

- По сути в деле, которое рассматривает Савеловский суд, стоит вопрос о свободе слова и свободе экспертной деятельности в России. Авторы доклада сами не сообщали никаких новых фактов и не выдвигали новых обвинений. Они лишь обобщили и проанализировали имеющийся в прессе материал, сделав на этой основе собственные выводы. Верны или нет эти обобщения - вопрос дискуссионный. Точно так же может быть подвергнут критике и метод работы с источниками. Но это тема для академической дискуссии, а не для судебного разбирательства. Право политиков оспаривать в суде любые обвинения, выдвинутые в их адрес прессой, но точно так же - наше право, пользоваться опубликованными материалами и делать на этой основе свои выводы, тем более, если эти публикации не были в суде опровергнуты. Если это право будет оспорено, если будет заявлено, что юридическую ответственность за достоверность фактов несет не тот, кто эти факты сообщает, а тот, кто эти сообщения цитирует, то становится практически невозможной любая аналитическая деятельность. Разумеется, лидеры КПРФ могут игнорировать выдвигаемые обвинения, заявляя, что они выше этого. Подобная позиция могла бы свидетельствовать об определенном политическом достоинстве. Однако точно так же, игнорируя выступления прессы, политик не может запретить другим относиться к этим материалам несколько иначе - читать их, использовать их, цитировать. Возникает парадоксальная, на первый взгляд, ситуация. Публикации журналистов, которые сообщают определенные факты, игнорируются, а экспертный доклад, опирающийся на эти публикации, вызывает судебное дело. Впрочем, политическая логика наших оппонентов вполне понятна. Руководство КПРФ хотело бы, не разбираясь с каждой конкретной публикацией в отдельности, получить выгодное для себя общее судебное решение по данному делу, а потом, ссылаясь на него, огульно отвергать все обвинения скопом. Опять же не удосуживаясь конкретным разбирательством. Однако это противоречит, на мой взгляд, не только юридической логике, но и здравому смыслу, не говоря уже об интересах общества, которое имеет право требовать правдивого и конкретного ответа по каждому поднятому вопросу.

- Однако представители КПРФ упрекают вас в том, что доклад стал инструментом политической борьбы. Больше того, связывают с ним свои поражения на региональных выборах.

- А чего бы они хотели? Всё становится фактором политической борьбы, если её занимаешься. Суд не мы затеяли. Шумиху вокруг доклада они сами поднимают. Не специально, конечно. Просто имел место неверный расчет. Они ожидали легкой победы. Но не получилось. Хуже того, дело по встречному иску Зюганов уже проиграл. Теперь пусть утешают себя тем, что штраф присудили символический - всего 500 рублей. Видимо, вопрос сводится к сумме. Денег ужасно жалко. Но проигранное дело, есть проигранное дело.

Между прочим, подав встречный иск, мы предложили представителю Зюганова мировое соглашение. Было совершенно ясно, что встречный иск мы выигрываем. Мы предложили от него отказаться, опубликовать все их возражения в новом варианте доклада и даже снять некоторые моменты, которые они готовы оспаривать в судебном порядке (разбираясь, разумеется с журналистами). Когда Глазьев показал нам судебный иск по отношению к газете, опубликовавшей статью о квартире, которую он якобы купил, я тут же перед ним публично извинился. Но если факты в источнике не оспариваются, нельзя требовать от нас отказа от его цитирования. Это моя принципиальная позиция и моих коллег - тоже.

Представитель Зюганова соглашение отверг, встречных предложений они не выдвинули, дело в Тверском суде они проиграли. Вот ситуация на сегодня.

- Напоследок несколько слов о приятном. Как вы видите перспективы для левого движения, для ИКЦ «Левая политика» и для себя лично в 2007 году?

- В конце января, если всё будет в порядке, выйдет первый номер журнала «Левая политика». Мы планируем выпускать его шесть раз в год. Конечно, это зависит от финансовых и организационных ресурсов, но, думаю, ритм выдержим. А с февраля начнет работу наш дискуссионный клуб. Главные усилия, разумеется, будут направлены на поддержку людей и групп в регионах. На исходе февраля в Самаре назначена «марксистская конференция», которая позволит, что называется, сверить часы.

Очень важный вопрос - политизация социальных движений. В 2005 году, после массовых выступлений против «монетизации льгот» у левых возникла мысль, что они нашли тот магический рецепт, который поможет решить все проблемы: поддержка социальных движений. Но сегодня социальные движения до известной степени в кризисе. Протесты продолжаются, но совершенно не в тех масштабах, какие можно было бы ожидать, учитывая жесткость жилищно-коммунальной реформы и других правительственных мер. А аполитичность социальных движений оборачивается готовностью сотрудничать с кем угодно, от Объединенного гражданского фронта Гарри Каспарова до национал-большевиков Лимонова, от троцкистов до «Справедливой России» Сергея Миронова. Лишь бы добиться конкретного результата в масштабах одного дома или города. Даже в ущерб движению в целом. Рост координации не всегда, кстати, приводит к развитию солидарности, ибо координация воспринимается чисто технически, в значительной мере - как обмен опытом (далеко не всегда позитивным). Короче, нужна серьезная работа, направленная не столько на «помощь» в привычном смысле, сколько на политизацию. Только эта политизация должна происходить не в духе Каспарова (главный враг это Кремль, все кто против него - твои друзья), а на основе классовых интересов. Нужен собственный общий пакет требований, собственная объединяющая платформа.

А в остальном… как будет жить страна, так будем жить и мы. Если нас ждет новый революционный подъем, то мы преодолеем все свои трудности!

ПЛОХО, КОГДА НЕТ ПРИЗРАКА!

Год минувший вряд ли запомнится важными событиями. По крайней мере не в России. Для Латинской Америки это был важный период, полный драматических событий, - волнения в Мексике, выборы, укрепившие власть Чавеса в Венесуэле, возвращение к власти сандинистов в Никарагуа.

Опять же, во Франции происходили массовые выступления молодежи и профсоюзов против проекта закона о первом найме. Еще раньше прошел в Афинах Европейский социальный форум, ничем особенным, впрочем, не прославившийся: антиглобалистское движение начинает обрастать собственной рутиной. Хотя уже тот факт, что это обстоятельство заметили и стали обсуждать многие участники процесса, может сам по себе считаться важным достижением: раз о проблемах говорят вслух, значит есть шанс, что они будут решены.

Однако все это события международной жизни. В России по большому счету событий не было. Были новости. Развивались какие-то процессы. Но можно ли это назвать событиями?

Не думаете же вы всерьез, что через сто лет историки будут яростно спорить о том, что имел в виду Путин, поменяв местами министра юстиции и генерального прокурора. Или обсуждать экологические и финансовые детали споров вокруг проекта «Сахалин-2». В лучшем случае подобные факты удостоятся упоминания вскользь, да и то лишь в связи с какими-то другими, более важными явлениям.

Убийства Анны Политковской и Александра Литвиненко многих потрясли. Но изменили ли они политическую или моральную ситуацию в обществе? Вряд ли. Это были «убийства на экспорт», рассчитанные прежде всего на то, чтобы повлиять на западное общественное мнение. И они действительно повлияли: репутация нашей страны в западном мире испорчена. Однако на статус России как великой державы это не повлияло. Тут уже работают объективные факторы. Цена на нефть значит больше цены человеческой жизни.

В Петербурге прошел саммит «Большой восьмерки». Прошел вроде бы успешно, но никаких исторических результатов не принес. Это же не Потсдамская или Ялтинская конференция!

Были альтернативные саммиту мероприятия, главным из которых стал Российский социальный форум, проведенный на предназначенном под снос стадионе имени Кирова. Неудача форума, произошедшая на фоне фактического раскола среди его организаторов, стала темой острых дискуссий среди левых активистов. Но левое движение в современной России настолько слабо, что его внутренние дискуссии и разногласия не вызывают общественного интереса. Может быть, и зря. Ведь в начале ХХ столетия размежевания в узком кругу революционных марксистов, оставшиеся совершенно незамеченными широкой публикой (даже критически по отношению к царизму настроенной), предопределили многие политические процессы на протяжении всего века. И не только в России. Однако для того, чтобы споры Плеханова и Троцкого с Лениным привлекли внимание историков, двум последним пришлось взять Зимний дворец и захватить власть на одной шестой части суши.

Среди участников нынешних дискуссий в левой тусовке пока не видно большого числа людей, способных на подобные подвиги. Впрочем, много и не надо. Главное, чтобы были соответствующие исторические и социальные условия.

В этом плане 2006 год выдался на редкость неподходящим. Для тех, кто мечтал о революции - красной, оранжевой или любого иного цвета, - он обернулся сплошным разочарованием. Предыдущий год явно намекал на разогрев общественных страстей. И не только из-за массовых волнений, спровоцированных монетизацией льгот. Украинская оранжевая революция была еще свежа в памяти, власть рухнула в Киргизии и пошатнулась в Узбекистане. Соответственно, кремлевские чиновники испытывали дискомфорт, старательно усугублявшийся и эксплуатировавшийся жадными политтехнологами, внушавшими им, что надо срочно дать им огромные деньги на спасение отечества.

По прошествии некоторого времени, однако, бюрократическая элита пришла в себя, осмотрелась вокруг и обнаружила, что никакой страшной угрозы нет. Оранжевая революция оказалась мифом - в том смысле, что было много оранжевых флажков, но революции не было. Новые украинские руководители, ничего по сути в стране не изменив, перегрызлись между собой, вытеснив в оппозицию единственного политика, реально пытавшегося что-то преобразовать, - Юлию Тимошенко. А лидер борцов с «оранжевой угрозой» Виктор Янукович занял при новом режиме то же место, что и при старом, - возглавил правительство, только теперь с расширенными полномочиями.

Если на Украине происходили хоть какие-то события, то в России просто наблюдали за соседями и делали выводы. А главный вывод состоял в том, что оснований для беспокойства нет. Даже если ситуация на миг и выйдет из-под контроля, все довольно быстро вернется на свои места.

Вера во всесилие политтехнологий пошатнулась, а сознание важности бюрократического контроля усилилось. На всякий случай предприняли некоторые превентивные меры, вроде удаления графы «против всех» избирательного бюллетеня или отмены порога явки как условия проведения выборов. Но это вряд ли можно считать серьезными реформами. Скорее можно просто констатировать, что аппарат сам себе облегчил работу.

Население же, как будто устыдившись зимнего буйства 2005 года, вело себя безупречно тихо. По поводу жилищно-коммунальной реформы ворчали, по поводу пенсионной недоумевали, реформу образования толком не заметили. Время от времени поминали недобрым словом Михаила Зурабова. Но куда ему до Гайдара с Чубайсом!

И все же ушедший год может стать интересен историкам. Не своими событиями, а своими тенденциями, которые, пожалуй, еще только наметились, чтобы проявиться позднее - в 2007-м, 2008-м, а может быть, и в 2009 году.

Прежде всего речь идет о начавшемся возрождении свободных профсоюзов. Подъем рабочего движения закономерно следует за ростом промышленности, так что в некотором смысле является не столько неожиданным, сколько запоздалым поворотом событий. Но для хозяев предприятий, привыкших иметь дело с неизменно покорным и безропотным персоналом, это было существенной новостью. Легко предсказать, что, если рост производства в ближайшие месяцы не прекратится, свободные профсоюзы станут обязательной частью нашей социальной действительности. А это рано или поздно повлияет и на политический пейзаж.

С другой стороны, бюрократия, отогнав от себя призрак оранжевой революции, вновь принялась за свое любимое развлечение - внутренние интриги. А эти интриги для стабильности государства куда опаснее, чем любая подрывная деятельность.

В известном смысле «оранжевый призрак», консолидируя аппарат власти, был важнейшим фактором его устойчивости. Но «оранжевый призрак» ушел, а «красный призрак» еще толком не вернулся. В этих условиях раскол между властью и оппозицией сменяется расколами и конфликтами внутри власти. Появление новой партии - «Справедливая Россия» - было, возможно, задумано как очередная политтехнологическая комбинация, но оказалось симптомом подобного конфликта. Чем меньше плюрализма остается в обществе, тем больше его во власти.

Именно этот бюрократический плюрализм, скорее всего, и станет главной политической темой наступающего года.

ТРУБА ГАЗПРОМА

То, что считали «рукой Москвы», оказалось трубой Газпрома. Когда Россия под прошлый Новый год предъявила Киеву газовый ультиматум, все казалось простым и ясным. Ну, конечно, нам опять говорят про спор хозяйствующих субъектов, но мы же грамотные, понимаем: политика!

Кремль умело использует газ в качестве оружия в геополитическом конфликте с Украиной, сделавшей неправильный выбор. Нашим западным соседям решили показать, что без нас они никуда. Так рассуждали и глубокомысленные аналитики, и не обремененные излишними знаниями обыватели.

С замиранием сердца все наблюдали предновогоднюю драму. Договорятся или не договорятся? Отключат или не отключат Украину от газа? Все европейские газеты были полны статьями о «газовой войне».

Украину отключили, но ненадолго. Потом кое-как договорились. Причем договоренность оказалась чисто коммерческой, безо всяких политических подтекстов и последствий. Прошел год, в Киеве сменилось правительство, что вроде бы можно расценивать как победу Москвы.

Но только в самой Москве за это время явно утратили интерес к украинской политике. А цены на газ оказались совершенно независимыми от результатов выборов. С возвращением Виктора Януковича в премьерский кабинет газ не подешевел. Зато ровно через год после разборки с Киевом Газпром с тем же напором принялся за Минск.

Цены на газ грозили повысить с 1 января до 200 долларов за тысячу кубометров, в крайнем случае до 160 долларов. Журналисты сообщали, что Минску предъявлен ультиматум, причем опять политического свойства. Мол, если Белоруссия не хочет платить по европейским ценам, пусть немедленно принимает единую валюту (российский рубль) и Конституционный акт, фактически ликвидирующий ее как самостоятельное государство. Между тем главной темой реальных, а не воображаемых переговоров была, конечно, не мистическая союзная конституция, а судьба газораспределительной компании «Белтрансгаз».

Газпром хотел получить половину ее акций в счет оплаты будущих поставок топлива. Белорусы, в принципе, не возражали, но не могли сойтись с россиянами по поводу цены. К тому же они категорически не хотели отдавать обратно Газпрому средства, получаемые от продажи акций. Цена на газ отдельно, продажа акций Белтрансгаза - отдельно.

События развивались почти по прошлогоднему сценарию, с той разницей, что отключения все же не произошло. Причем компромисс был достигнут в целом на белорусских условиях.

Цена поднялась до 100 долларов, что существенно ниже требований Газпрома. Российская монополия могла утешаться обещанием перейти к 2011 году к торговле по европейским ценам. Однако кто знает, каковы будут «европейские цены» в 2011 году? Кто гарантирует, что они не упадут по сравнению с нынешним уровнем?

По Белтрансгазу тоже договорились к выгоде Минска. Цену компании установили в размере 5 млрд долларов, что соответствовало белорусской оценке, причем за 50% акций Белтрансгаза придется платить 2,5 млрд долларов равными платежами в течение четырех лет. Все платежи будут осуществляться денежными средствами. Получить собственность по бартеру Газпрому не удалось. Вдобавок Минск еще и повысил плату за транзит газа через республику.

Жесткость белорусского руководства вызвана была не только индивидуальными особенностями Александра Лукашенко, человека, мягко говоря, не слишком склонного к уступкам и компромиссам, но и тем, что в Минске (в отличие от Москвы) сделали важные выводы из прошлогоднего кризиса с украинскими поставками. Прекращение газового транзита в Европу тогда стало сильнейшим ударом по международному престижу России как государства и Газпрома как корпорации.

Для Лукашенко было совершенно ясно, что на сей раз Газпром, несмотря на жесткость своей позиции, не захочет доводить дело до отключения. А общественное мнение в России по отношению к Белоруссии совершенно иное, чем по отношению к Украине. Причем это не столько результат взаимной любви двух народов, сколько итог многолетней и систематической пропаганды. Если по отношению к Украине задолго до оранжевой революции формировался российской прессой образ врага, то по отношению к Белоруссии создавался такой же «образ друга».

Нанося удар по Минску, руководство отечественной монополии выставило бы себя в глазах общества в самом негативном свете. Мобилизовать националистическую часть общественности в свою поддержку Газпрому теперь не удастся. Самую большую симпатию к белорусскому Батьке испытывают в России как раз те, кто год назад громче всех кричал, что украинцев надо наказать.

Оценив ситуацию, Минск занял жесткую позицию и не проявлял ни малейшего желания отступать. В итоге то, что началось как газовый шантаж со стороны Газпрома, закончилось как политический шантаж со стороны администрации Лукашенко.

Но это еще не все. Если в процессе переговоров белорусская сторона напоминала россиянам о необходимости идти на уступки во имя сохранения хороших отношений, то, получив почти все, о чем просил, Минск тем не менее счел саму попытку газового шантажа за акт агрессии, а отношения с Москвой - безнадежно испорченными.

Президент Белоруссии поручил своему правительству «направить в первом квартале России предложения об оплате всего того, что они здесь получают бесплатно, - начиная от военных объектов и транзита». В первую очередь речь идет о введении таможенных пошлин на транспортировку российской нефти через территорию страны.

Сегодня по российской трубе, которая проходит через Белоруссию, в другие страны поставляется около 70 млн тонн нефти в год. Традиционно «дружественный» Минск оказался по отношению к Москве гораздо жестче «прозападного» Киева. «Россия накануне Нового года сделала в сфере наших торгово-экономических отношений крайне недружественные шаги», - заявил Лукашенко. Теперь она «будет платить за все».

Как бы ни относиться к политике минского правителя, нельзя отрицать, что, как говорят дети в песочнице, наши первыми начали.

Чем, в конце концов, Белоруссия провинилась перед Кремлем? Да, конечно, времена бескорыстной любви батьки Лукашенко к России ушли в прошлое. И если данной перемены до сих пор не заметили в Москве, то это говорит только об уровне компетентности наших экспертов и журналистов. В Минске научились более грамотно считать и неплохо осознают свои специфические интересы.

Но с другой стороны, на первый взгляд свободы маневра у Лукашенко сегодня даже меньше, чем в первые годы его карьеры, когда он совершенно добровольно ринулся на сближение с Москвой, руководствуясь не столько политическим расчетом, сколько своими настроениями и, надо сказать правду, господствовавшими на тот момент настроениями белорусского общества. В те годы режим Батьки, несмотря на изначально заложенные в нем авторитарные тенденции, был куда демократичнее. Ориентация на Москву не мешала налаживать и связи с Западной Европой. А экономический рост обеспечивал стабильность куда лучше полицейских мер. Минск сделал тогда выбор совершенно добровольно.

Сегодня положение Минска иное. Отношения с Западом безнадежно испорчены. Белорусские чиновники полностью упустили возможность дипломатического маневра, даже не попытавшись сыграть в начале 2000-х годов на противоречиях между Европейским союзом и США. Отношения с соседями - будь то Польша, Литва или Украина - отвратительные. Доступ на мировой рынок для белорусской продукции становится все более сложным. Конкуренция на традиционных постсоветских рынках возрастает по мере того, как оживает промышленность России и Украины. Бескорыстная любовь к братской России прошла, но деваться некуда. Нравится это Лукашенко или нет, а дружить с Москвой приходится.

Но с другой стороны, и у Кремля вроде бы нет причин портить отношения с Минском. И без того уже Россия умудрилась перессориться с большинством бывших советских республик. Репутация нашей страны на Западе - на самой низкой точке с момента окончания холодной войны. Разногласия между Европой и США на первых порах Москва использовала очень успешно, но все испортил конфликт с Украиной, усугубленный отказом поддержать европейскую Энергетическую хартию. Не добавило популярности нашей стране и агрессивное поведение отечественных корпораций за рубежом. Ось Минск - Москва остается, следовательно, последней опорой России на просторах бывшего СССР. У Москвы осталось так мало союзников, что непонятно, зачем наносить удар по последнему партнеру, на которого еще можно было положиться.

Глубокомысленные политологи тут же придумали ответ. В условиях, когда Минску деваться некуда, Россия усиливает давление, чтобы добиться реального поглощения соседней республики. Мол, знай наших, настало время восстанавливать империю! Это вам не Приднестровье или Абхазия с Южной Осетией, обнищавшие анклавы, где нельзя взять ничего, кроме контрабанды. Настоящая европейская страна, признанный член Организации Объединенных Наций, развитая промышленность и почти 10 млн населения! В общем, готовится «аншлюс» Белоруссии. Без всякого вторжения, экономическими методами.

Аналитики и идеологи, популяризирующие подобные версии, видимо, очень смутно представляют себе менталитет «братского народа». Белоруссия не случайно была в годы Отечественной войны «партизанской республикой». Здесь живут люди достаточно упрямые. Белоруссия готова была присоединиться к России добровольно. Но если ее хотят захватить, пусть и мирными методами, - сопротивляться будет отчаянно. В данном вопросе между Лукашенко и населением республики наблюдается такое же единодушие, как десять лет назад в вопросе о сближении с Россией.

Кстати, с точки зрения как геополитики, так и экономики выгоды «аншлюса» для России сомнительны. Затраты не покрывают издержек. Еще более комично выглядят теории про попытку продлить срок президентства Путина за счет создания Союзного государства. Хитроумные комбинации с появлением на свет конституции и президента Союзного государства серьезно обсуждались в Москве при Ельцине. Но сегодня они не имеют смысла.

Во-первых, слишком мало времени до выборов 2008 года, слишком запутанная и сложная процедура. А во-вторых, зачем поглощать Белоруссию, если достаточно намекнуть фракции «Единая Россия» - и они в два дня совершенно законно изменят Конституцию Российской Федерации, утвердив хоть третий срок, хоть пожизненное президентство, хоть наследственную монархию. Проблемы с Западом будут? А с поглощением Белоруссии их будет меньше?

Нет, ничего ни с геополитикой, ни вообще с политикой не получается. Потому что по большому счету она здесь ни при чем. Черную кошку не смогли отыскать в темной комнате потому, что ее там не было.

Ошибку совершили еще год назад, когда приняли Газпром за инструмент российской власти, поверили многомудрым аналитикам, рассуждавшим про политические разногласия, якобы стоящие за спором о ценах. Все это была не более чем пропаганда, призванная скрыть, что не Газпром является инструментом государства, а, напротив, государство является инструментом Газпрома. Спор хозяйствующих субъектов был и остается реальной сутью происходящего. Что в этом конфликте, что в других. А политика - лишь продолжение экономики. И прикрытие банальной алчности.

Ради сверхприбылей корпорации не только углубили российско-украинский конфликт, но и пожертвовали всей годами выстраивавшейся стратегией отношений с Евросоюзом, отказались от курса на сближение с Берлином и от попыток создать на этой основе противовес Вашингтону. Точно так же и теперь власть, подчиняясь требованиям газовой монополии, ставит на кон свои отношения с последним союзником, лишь бы улучшить финансовые показатели компании и повысить цену ее акций на будущий год.

По другим позициям предел рентабельности Газпромом уже достигнут, остались внутренний рынок и Белоруссия. Выжимать последние соки из собственного обывателя в предвыборный год рискованно, тем более что точек социального напряжения в России и без того достаточно. Пришлось отыграться на белорусах.

Просто объект атаки попался неподходящий. Русский обыватель гораздо более терпелив и покладист, чем белорусский лидер. Тем более что у последнего появилась возможность снова мобилизовать на свою сторону народную поддержку. Ведь если в чем-то сходятся сегодня в Белоруссии все - от лояльных чиновников до самых отчаянных оппозиционеров, так это в том, что России надо дать сдачи.

Такое вот получается «славянское братство»…

По иронии судьбы под занавес 2006 года концерн «Газпром» стал лауреатом премии Международного фонда единства православных народов. Данной награды российская монополия была удостоена за «укрепление духовного единства России, Беларуси и Украины». Другими получателями премии стали Русская православная церковь и почему-то Армянская церковь.

Белорусский журналист Олег Новиков мрачно заметил по этому поводу, что «в предновогоднем Минске имя распространителя ценной летучей субстанции стойко ассоциируется с всплеском националистической риторики. Должно быть, собиратели Руси вновь перепутали православный дух с углеводородным газом».

ТУЧНЫХ КОРОВ УЖЕ СЪЕЛИ

Пока большинство россиян - бизнесменов и простых смертных - отдыхали на новогодних и рождественских каникулах, экономическая хроника преподнесла два факта, на первый взгляд никак не связанных друг с другом. Во-первых, подешевела нефть. Во-вторых, остановился рост цен на квартиры в Москве.

Первая новость должна вызвать беспокойство в стране, благосостояние которой зависит от вывоза топлива. Вторая новость не могла не вызвать вздоха облегчения - не только у жителей столицы, уставших от головокружительного роста цен на недвижимость, но и у населения других российских городов, цены в которых стремительно рванулись вверх, как будто из последних сил стремясь сравняться со столичным уровнем.

Эксперты по недвижимости делают глубокомысленные прогнозы примерно следующего содержания: «Цены либо поднимутся, либо упадут, либо останутся на прежнем уровне». Между тем, есть все признаки того, что конъюнктура меняется.

На протяжении последних трех лет уже, по крайней мере, два раза предсказывали скорый конец экономического подъема, переживаемого Россией. Оба раза - в 2001 и 2004 гг. - речь шла о небольшой заминке, после которой рост возобновлялся, поддерживаемый новым скачком цен на нефть. Ведь если в начале 2000-х нефть по цене 30 долларов за баррель казалась дорогой, то в настоящее время 58 долларов за баррель воспринимается как серьезное снижение цены.

Однако ничто не длится бесконечно. Чрезмерно дорогая нефть стимулировала в большинстве западных стран стремление к энергетической эффективности, что привело к снижению спроса. Страхи, связанные с экологическим кризисом и глобальным потеплением, усиливают это стремление ещё больше. Увы, мы ещё очень и очень далеки от «мира, не нуждающегося в нефти», о котором мечтают идеологи экологического движения и западноевропейские теоретики «энергетической безопасности». Но не надо быть пророком, чтобы предсказать, что ажиотажного спроса на нефть в ближайшее время не будет.

С другой стороны, цены на нефть были вызваны не только спросом на топливо, но и мировой финансовой ситуацией. На протяжении 1990-х годов центральные банки большинства западных стран (и в первую очередь США) старались искоренить инфляцию с помощью жесткой кредитной политики, искренне веря, будто единственной причиной обесценивания денег является расточительность государства. В итоге номинальная стоимость денег оставалась высокой, в то время как реальная покупательная способность продолжала падать. Нечто похожее (правда, по несколько иным причинам) мы переживали в Советском Союзе при Брежневе. В СССР разрыв между инфляционным потенциалом экономики и фиксированными государственными ценами привел к дефициту возрастающего числа товаров. В Америке последовал кредитный бум, распространившийся и на другие страны.

Если в прежние времена астрономические долги были характерной особенностью экономик «Третьего мира», то в 1990-е годы в такую же кредитную ловушку попал западный средний класс, а за ним и огромное число компаний, включая самые крупные. Брали взаймы все. А поскольку общий долг возрастал, крупнейшие компании на этом фоне могли занимать и вовсе безумные суммы. В последние три года по той же логике выросли и долги российских компаний.

Мировые нефтяные цены оказались той брешью, через которую вырвалась наружу законсервированная и искусственно сдерживаемая инфляция. Несмотря на совершенно иную, чем в 1970-е годы, экономическую и финансовую политику, результат оказался ровно тот же. Поднялись цены на нефть - упал доллар - увеличилась инфляция.

Так или иначе, мировая экономика перестает быть буксиром для российской. Значит ли это, что нашей экономике грозит обвал? Это отнюдь не очевидно. Скорее нам предстоит увидеть, как бурный подъем сменится незначительными темпами роста и даже стагнацией. Внутренний потенциал роста не в полной мере исчерпан, страна набрала некоторую позитивную инерцию, которая будет некоторое время продолжаться, независимо от мировых цен на нефть. Начаты инвестиционные проекты, которые не будут свернуты в одночасье. Но без внешней подпитки нефтедолларами этого хватит для того, чтобы обеспечить устойчивость экономики, не более.

Само по себе это ещё не катастрофа. Проблема в том, что и российский бизнес, и правящий класс в целом уже привыкли жить на широкую ногу. Неудержимые амбиции корпораций и чиновников в совокупности оборачиваются безответственными проектами экспансии, большая часть которых вдобавок реализуется за рубежом. Эти проекты, казавшиеся в 2003-2006 годах единственным способом использовать хлынувший на банковские счета избыток нефтедолларов, могут оказаться кладбищем капиталов.

Причины российских проблем бессмысленно искать в специфических особенностях национальной экономики. На нас отражается общий процесс. Другое дело, что последствия могут оказаться довольно своеобразными.

В конце концов, далеко не во всех странах в 2008 году планируются выборы президента, обладающего полномочиями царя. И далеко не во всех странах правящий класс мечется от готовности продать иностранцам последнюю рубашку (разумеется, не свою) до самодовольной имперской агрессивности, в основе которой лежит всё тот же неизбывный (но по-новому проявляющийся) комплекс неполноценности.

Пережить семь лет тощих коров можно. Но как быть с пастухами, которые в годы тучных коров на радостях сожрали всё стадо?

Cпециально для «Евразийского Дома»

ДУРНАЯ ПРИМЕТА

Суеверные американцы считают праймериз в Нью-Хэмпшире особенно важными. Согласно примете, тот, кто побеждает в этом штате, становится официальным кандидатом от своей партии на выборах президента США.

Склонные обезьянничать отечественные политологи долго спорили, где находится «русский Нью-Хэмпшир», и в итоге решили, что где-то в районе Пензы.

На самом деле, американская примета далеко не всегда сбывается, хотя с демократами это происходит чаще, нежели с республиканцами. Не удивительно, что кандидаты на номинацию от Демократической партии проявили в Нью-Хэмпшире активность, совершенно непропорциональную размерам и значению этого маленького штата в Новой Англии.

Вдобавок ко всему, прошедшие ранее выборы в Айове внесли сумятицу в расчеты партийного аппарата. Функционеры партии были твердо уверены, что выдвижение Хиллари Клинтон - дело решенное, а сопротивление двух других «серьезных» кандидатов удастся сломить без особого труда. Однако в Огайо Хиллари Клинтон смогла занять лишь третье место, уступив как Бараку Обаме, так и Джону Эдвардсу.

Дело в том, что Хиллари Клинтон настолько же популярна среди партийных аппаратчиков и спонсоров, насколько вызывает отвращение у рядовых сторонников Демократической партии. Она воплощает как раз те идеи и принципы, которые привели партию к двум поражениям подряд, подорвали её связь с традиционной социальной базой и вызвали тотальную деморализацию интеллектуалов. Все прекрасно знают, что именно Хиллари была главной фигурой в администрации Билла Клинтона. Без нее не принималось ни одно ключевое решение.

Принципы четы Клинтона и других «новых демократов» не сильно отличаются от идей «новых лейбористов» Тони Блэра.

Во-первых, это отказ от конкретных политических обязательств перед избирателями (публике совершенно не обязательно заранее знать, какую политику будет проводить администрация), замена внятной идеологии и программы общими словами о «справедливости» и «общем благе», агрессивная внешняя политика, решительная защита интересов финансового капитала. Главная претензия «новых демократов» к Бушу не в том, что он проводит плохую политику, а в том, что он делает это недостаточно успешно и эффективно. Короче, «новые демократы» отличаются от консерваторов-республиканцев только в одном отношении: они более склонны к демагогии, более красиво лгут и испытывают к своим избирателям куда больше презрение. Джон Маккейн, победивший в Нью-Хэмпшире на республиканских праймериз, производит впечатление политического динозавра, но он по крайней мере действительно думает именно то, что говорит, а потому и пользуется поддержкой избирателей. Тем более что такими динозаврами, все еще живущими в XIX веке, полна провинциальная Америка. Маккейн уверен, что американские войска останутся в Ираке еще лет на сто, и это правильно, в то время как Хиллари Клинтон постоянно критикует войну, но категорически выступает за ее продолжение.

Известный публицист Джонатан Шелл ехидно заметил, что американская политика превратилась в состязание двух семейств - Бушей и Клинтонов, однако такое положение дел надоело слишком многим. Во время прошлых праймериз низы Демократической партии взбунтовались против партийной элиты, сплотившись вокруг кандидатуры Говарда Дина. Этот бунт был с огромным трудом подавлен аппаратом, после чего партия с треском проиграла президентские выборы, не выиграть которые казалось просто невозможно. На сей раз партийные низы оказались деморализованными, и ничего подобного кандидатуре Дина на праймериз не наблюдается, однако вызов, брошенный Хиллари Клинтон со стороны кандидатов-центристов, неожиданно оказался не менее серьезным.

Барак Обама призывает к переменам, обещает изменить Америку и изменить мир, но как он это сделает конкретно, предпочитает не уточнять. Хиллари напоминает, что Обама еще ничего не изменил, а она уже 35 лет занимается устройством перемен. Правда, итогом этой деятельности является именно тот мир, который Обама обещает изменить…

Стоило Обаме произнести слово «перемены» (change), как его стали повторять все кандидаты, независимо от политической ориентации и партийной принадлежности. И если Обама хотя бы в общих словах пообещал, что выведет войска из Ирака, то понять, что значит слово «перемены» в устах других кандидатов, вообще невозможно. Но Хиллари Клинтон опять перещеголяла всех. Во время выборов в Нью-Хэмпшире она сумела в одном коротком абзаце своей речи произнести слово «перемены» пять раз, что составило, по подсчетам газеты The Nation, 15,6% от общего числа произнесенных слов…

Говард Дин воспринимался как кандидат левого крыла Демократической партии. Насколько он соответствовал своей репутации - вопрос другой: важно то, что вокруг него сплотились те, кто критически относился к современному американскому обществу. Ни Обама, ни Эдвардс, в отличие от Дина, не могут считаться радикалами или левыми, они являются вполне умеренными политиками, но отвращение партийных низов к Хиллари превратило их в центр притяжения для всех, кто не хочет, чтобы политика Джорджа Буша продолжалась под знаменами новой администрации. Почувствовав настроение избирателей, все кандидаты объединились фактически в единый фронт против Хиллари. Результатом было голосование в Айове, поставившее бывшую первую даму Америки на третье место.

Неудивительно, что для партийного аппарата поражение в Нью-Хэмпшире грозило превратить кризис в катастрофу. Все силы и ресурсы были брошены на завоевание голосов в маленьком провинциальном штате. И эти старания дали результат: если в начале гонки Хиллари обошла Эдвардса, но отставала от Обамы, то в последний момент она сделала решительный рывок, выйдя на первое место. Правда, отрыв составил всего 2%, что никак не может считаться впечатляющим успехом, особенно с учетом небольшой численности избирателей Нью-Хэмпшира. Больше того, в дальнейшем, когда речь пойдет о более крупных штатах (в некоторых из которых праймериз проходят одновременно), повторить подобную массированную атаку на избирателя будет затруднительно.

Главное тактическое отличие прошлых праймериз от нынешних состоит в том, что существует своего рода антиклинтоновский блок. И блок этот сплотил большинство кандидатов.

В разных штатах система делегирования выборщиков на съезд устроена по-разному. В одних случаях победитель получает все голоса, в других голоса выборщиков распределяются между кандидатами пропорционально их результатам. Но если антиклинтоновский блок сохранится, голоса всех выборщиков сложатся вокруг того из кандидатов, кто имеет наибольшие шансы победить Хиллари. Подобный сценарий имеет для потенциальных аутсайдеров дополнительный интерес - лидер по американской традиции должен расплатиться с поддержавшими его политиками (или их командами) местами в своей будущей администрации. Подобные соглашения уже есть у Эдвардса с некоторыми кандидатами, не исключено, что на той же основе договорятся между собой они с Обамой.

Иными словами, победа Хиллари в Нью-Хэмпшире может оказаться пирровой, а примета - не сбудется. Однако это прекрасно понимают и партийные аппаратчики, которые сделают всё возможное для того, чтобы доказать избирателю: Хиллари Клинтон - единственный кандидат, имеющий шансы на победу. Основной козырь кампании Хиллари Клинтон состоит в том, что она будет первой женщиной-президентом в истории Соединенных Штатов. Для политкорректных избирателей-демократов это козырь сильный. Но козырь Обамы ещё сильнее: он может стать первым чернокожим президентом. Правда, многие чернокожие избиратели склонны поддержать Эдвардса, но у белых либералов мысль об избрании черного президента вызывает почти мистический восторг.

На фоне острой борьбы между демократами лагерь республиканцев выглядит несколько странно. В их гонке нет ни явного лидера, ни явного конфликта, интригующего сюжета. Аутсайдеры одних праймериз могут с легкостью превратиться в лидеров других, а наиболее перспективный, по общему мнению, республиканский кандидат - бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани - подчеркнуто воздерживается от активного участия в состязании на первом этапе, рассчитывая, видимо, резко вырваться вперед в самом конце. Он явно не верит в приметы и демонстративно игнорировал Нью-Хэмпшир, где занял всего лишь 4-е место с 9% голосов. Подход рискованный, но перспективный. По крайней мере, Джулиани еще не успел надоесть избирателям.

Если тактика Джулиани окажется верна, а аппарат демократов сумеет продавить кандидатуру Хиллари, в очередной раз нанеся поражение сторонникам собственной партии, не исключено, что сценарий 2004 года повторится в 2008 году. Как бы низко ни упала популярность республиканцев за время администрации Джорджа Буша-младшего, нет причин думать, будто демократам будут прощены любые ошибки. В условиях, когда американский избиратель жаждет перемен, новый человек во главе республиканцев может оказаться более интересен публике, чем старая первая леди, представляющая демократов. К тому же шансы на прекращение иракской войны администрацией Джулиани по крайней мере не меньше, а похоже, и больше, чем в случае возвращения Клинтонов. А Джулиани уже намекнул американцам, что по данному вопросу он не так уж расходится с Бараком Обамой. В стране, уставшей от войны, это может стать решающим фактором президентской гонки.

Аппарат Демократической партии настроен на то, чтобы любой ценой обеспечить выдвижение Хиллари Клинтон. Но может статься, что ценой, которую придется заплатить, окажется поражение в борьбе за Белый дом.

СМЕРТЬ САДДАМА ПРИБЛИЖАЕТ КОНЕЦ БУША?

Вскоре после того как телевидение всего мира показало видеозапись казни Саддама Хусейна, президент Буш объявил о своем новом плане - послать в Ирак еще 22 тысячи солдат, чтобы укрепить местную армию и полицию, не способную справиться с растущим сопротивлением.

Казнь Саддама должна была стать эффектным голливудским финалом для блокбастера «Война в Ираке». На практике она оказалась далеко не финалом, а сама война оказалась мало похожей на голливудское кино.

В кино наказание злодея венчает борьбу положительного героя. Но только в кино мы заранее знаем, кто «хороший парень», а кто - «плохой». С точки зрения американского президента, он и его сторонники - хорошие парни по определению. Что бы они ни делали, чем бы ни руководствовались и какие бы результаты из всего этого ни получались. С точки зрения большинства человечества (и это уже социологический факт), главным злодеем иракской драмы выглядит именно нынешний хозяин Белого дома. Однако отсюда отнюдь не следует, будто покойный иракский президент является невинной жертвой.

Саддам действительно военный преступник, массовый убийца и, говоря обыденным языком, злодей. Он отдавал приказы о применении отравляющих газов в Курдистане, он огнем и мечом подавлял восстание шиитов, ему подчинялась тайная полиция, безжалостно устранявшая всякого, кто осмеливался протестовать.

Чего, однако, искренне не поняли в Вашингтоне, так это того, чем отличаются злодеи в реальной жизни от голливудских персонажей.

Тираны делятся на две категории. Одни - коррумпированные садисты, не преследующие амбициозных политических целей. Такие преступники обычно благополучно доживают свой век в роскошных дворцах либо бегут на Запад, низвергнутые народными восстаниями, и там отсиживаются на своих заблаговременно приобретенных виллах в тихих курортных городках на берегу Средиземного моря. Эти персонажи обычно пользуются полной поддержкой и одобрением Соединенных Штатов независимо от того, какая в Белом доме сидит администрация.

Более амбициозные тираны, ставящие серьезные политические цели, напротив, часто мешают Западу. Они рискуют вступить в борьбу с более сильными противниками и уже этим навлекают на себя беду. Однако этим же они оправдывают себя в глазах собственного народа.

Такие правители проливают не меньше крови, чем представители первой группы, а порой даже больше, но при этом руководствуются уверенностью, что физическая расправа с противниками - самый простой или вообще единственный способ достичь поставленной (и одобряемой значительной частью общества) цели. Они также твердо уверены, что в случае поражения их противники поступят с ними точно так же. Верно это или нет, но существенно, что подобная уверенность тоже разделяется значительной частью общества.

В случае успеха такие персонажи становятся историческими героями, деяния которых не проходят в школе. Памятники подобным деятелям заполняют площади большинства европейских столиц. Примером может быть тот же Джордж Вашингтон, несомненно являвшийся с точки зрения современных критериев военным преступником. Во время Семилетней войны он прославился своими жестокостями по отношению к французам. Война вообще началась с его беззаконного и не санкционированного британской администрацией (а вдобавок еще и провального) рейда на французскую территорию. В годы борьбы за независимость США сторонники Вашингтона (с его явного одобрения) без колебаний расправлялись с индейцами, неграми и «лоялистами» (своими же согражданами, не поддерживавшими отделение от Англии). Тех, кто им сопротивлялся, патриоты вешали без суда и следствия. Победа Вашингтона вызвала массовую эмиграцию - противники новой власти бежали от нее в Канаду. Злодеяния, изображаемые в голливудском блокбастере «Патриот», действительно имели место, только совершала их не британская армия, в целом соблюдавшая тогдашние законы войны, а повстанческая.

Тем не менее кто сегодня посмеет назвать Вашингтона военным преступником? Он отец нации, основатель великого государства, и его украшенная напудренным париком голова красуется на платежном средстве, господствующем по всему миру.

Можно, конечно, сказать, что расправы с индейцами и неграми в XVIII столетии преступлением не считались, а истребление курдов в ХХ веке уже засчитывалось. Но на самом деле проблема Саддама была не в том, что его правление пришлось на гуманную эпоху. Достаточно включить телевизор, чтобы убедиться, что это не так. Преступлений и жестокостей сегодня, пожалуй, совершается больше, чем в XVIII веке, и далеко не во всех случаях мировое сообщество их наказывает.

Главная проблема Саддама в том, что он оказался неудачником. Политикам прощают злодеяния, но не провалы. А хуже всего, когда злодеяния заканчиваются провалом.

У Саддама проваливались все его начинания. Он не смог выиграть войну с Ираном, не смог завоевать Кувейт, не смог, несмотря на все жестокости, удержаться у власти. И уж тем более не смог он победить в борьбе с Западом. Однако суд и казнь дали ему последний шанс, которым он и воспользовался. Он умер достойно, а заслуженное наказание превратилось в жестокую и грязную расправу.

Так сложилась история, что судьба президентского семейства Буш оказалась тесно связана с судьбой Саддама. Джордж Буш-старший организовал первую коалицию против Ирака и выиграл первую войну в пустыне. В результате, однако, Саддам остался у власти, а старший Буш проиграл выборы и принужден был уйти. Спустя 12 лет Буш-младший развязал вторую войну, которую, судя по всему, проигрывает. Однако сам он, в отличие от своего отца, был на второй срок успешно переизбран, а Саддам лишился и власти, и жизни.

И все же не исключено, что в довольно скором будущем клан Бушей последует за режимом Саддама в политическое небытие.

Ирония истории в том, что если первая иракская война в значительной мере исцелила Америку от вьетнамского синдрома, то вторая война привела к его возрождению. После поражения во Вьетнаме одной из задач республиканцев было восстановление веры в непобедимость Америки, как в самой стране, так и за границей. У активной внешней политики и военных интервенций за рубежом в США всегда было много противников. Причем подобные настроения типичны были не только для левых и пацифистов, но и для значительной части правых, стоявших на позициях изоляционизма: мы лучше всех, нам никто не нужен, нечего тратить деньги на иностранцев - не важно, помогаем мы им или убиваем, денег все равно жалко. Изоляционистские и пацифистские настроения в конце 1970-х годов распространились в США настолько, что в значительной мере блокировали внешнеполитическую инициативу (в том смысле, конечно, как ее понимала имперская элита). Однако к середине 1980-х ситуация изменилась.

Сперва призывную армию заменили добровольческой, состоящей преимущественно из негров, пуэрториканцев и белых бедняков, которым, кроме военной службы, никакая карьера не светила. Их было не слишком жалко. Потом устроили несколько небольших интервенций - в Гренаду и Панаму, показав, что американские войска могут без труда «сделать» ополчение и полицию крошечного карибского государства. Это вернуло военным и политикам уверенность. Но нужно было продемонстрировать силу на каком-то более серьезном противнике. Им и оказался в 1991 году Ирак Саддама Хусейна.

Тем не менее Буш-старший был достаточно осторожен. Разбомбив армии Саддама с воздуха, он не рискнул двигать войска внутри страны, провозгласив победу сразу же после того, как иракские войска бежали из Кувейта. Возникла новая американская военная концепция: выигрывать войну одними бомбежками, с помощью «умных» бомб, иногда акциями элитных спецподразделений, без потерь и риска.

Такая методика и в самом деле оправдывала себя в тех случаях, когда надо было подорвать волю к сопротивлению у правительства небольшой страны или дестабилизировать само это правительство. То, что республиканцы придумали для Ирака, демократы успешно применили в Боснии и Сербии. Уверенность в себе росла, закрепляемая не только военными успехами, но и новой милитаристской культурой, многочисленными дорогостоящими голливудскими проектами, рассказывающими о непобедимости и неуязвимости американского солдата. Эти фильмы, тиражируемые не только по всей Америке, но и по всему миру, создавали представление о несокрушимой мощи империи, опирающейся на самую передовую технологию.

Однако у этого подхода было два недостатка. Первый состоял в том, что полномасштабная оккупация враждебной территории все равно невозможна без вполне традиционных наземных боевых действий, а армия, которая не готова нести потери, не имеет никаких шансов в такой войне. Любое самое современное, высокотехнологичное оружие не решает проблемы, если нет тысяч солдат, готовых сражаться и умирать. Вторая, еще большая, проблема состояла в том, что американские элиты и в самом деле уверовали в свою непобедимость, в безграничную мощь своей армии. Хуже того, та же уверенность распространилась в обществе, где военная служба стала престижной и начала привлекать белую молодежь из среднего класса, воспринимавшую армию как нечто вроде продолжения бойскаутских игр в сочетании с интересными путешествиями за границу.

Не удивительно, что, когда Буш-младший начал вторую иракскую войну, он опирался на достаточно широкую поддержку в обществе, однако эта поддержка стала стремительно сокращаться, как только выяснилось, что на сей раз все будет совершенно иначе, чем в 1991 году.

Потеря трех тысяч человек за три года не слишком обременительна для мировой империи. В прежние времена больше теряли за один день генерального сражения. Но общество, убежденное, будто война не требует жертв (со стороны американцев, конечно), находится в состоянии истерики.

И все же главная проблема состоит в отсутствии стратегии. Администрация США не знает, что делать с Ираком. Не знает, как превратить марионеточное правительство в серьезную силу, на которую можно опереться. В Южном Вьетнаме все-таки была своя администрация и своя армия, способная воевать, и она воевала еще до прихода американцев. В Ираке нет ничего созданного и функционирующего без помощи США. Именно потому единственная стратегия, доступная сейчас лидерам Белого дома, - послать в Багдад больше войск и больше денег. Однако где гарантии, что это сработает? А главное, на политическом уровне увеличение численности оккупационных войск отнюдь не равнозначно укреплению оккупационного режима. Скорее наоборот. Фактически признавая провал попыток создать дееспособную иракскую администрацию, Буш-младший заведомо предрекает неудачу собственных усилий. Это прекрасно понимают и в конгрессе США, причем не только демократы, завладевшие большинством мест на недавних выборах, но и сами республиканцы. Не имея возможности публично признать поражение, Буш обречен продолжать заведомо провальный курс, тем самым лишь усугубляя ситуацию. Единственным выходом является уход из политики действующего президента. В любом случае ему не положено избираться на второй срок, вопрос лишь в том, приведет ли крушение Буша к краху всей Республиканской партии. Именно этот вопрос волнует сейчас многих сотрудников администрации, сенаторов и конгрессменов.

Казнь Саддама завершила формальный сюжет, но она же окончательно выявила отсутствие стратегии на будущее. Пьеса должна закончиться, а она не кончается. Роли сыграны, но трагедия продолжается. Герои драмы должны сойти со сцены. Саддам мертв, а у Буша кончается срок, его партия утратила контроль над конгрессом США и твердо идет к поражению на президентских выборах. Однако даже после ухода Буша конца иракской трагедии не видно.

Нынешние шаги администрации, вызывающие все большее раздражение в обществе, оставляют мало шансов на победу республиканцев в 2008 году. Правда, демократы знамениты способностью проигрывать даже в самых выигрышных ситуациях, отталкивать потенциальных сторонников и убирать с беговой дорожки наиболее привлекательных кандидатов. Трусость, ставшая второй натурой американских либералов, не позволяет им выглядеть хоть сколько-нибудь убедительными. Однако скорее всего неприязнь к республиканцам будет к 2008-му настолько сильной, что на сегодняшний день трудно представить себе, как демократам удастся проиграть выборы. Даже с привычно бездарной командой, беспомощными и невнятными лозунгами и безликим кандидатом они, вероятно, придут к финишу президентской гонки первыми. Вопрос лишь в том, что они потом смогут сделать с таким президентом и такой командой, когда им придется взять в руки государственное управление.

Демократы, несмотря на то что именно растущее недовольство войной приносит им голоса избирателей, не решаются пока открыто выступить за вывод войск. Но нет у них стратегии политического урегулирования, нет собственной военной доктрины, нет даже общего представления о том, что делать с Ираком или Афганистаном.

Даже конец Буша не станет, похоже, финалом трагедии.

БЛАГИЕ НАМЕРЕНИЯ ДЛЯ ДОРОГИ В АД

Погодный кошмар нынешней зимы имеет, по крайней мере, одно положительное последствие. Политики и деловые круги всерьез озаботились проблемой глобального потепления и готовы, похоже, перейти от слов к делу.

Европейская комиссия выступила с амбициозным планом, согласно которому предполагается сократить к 2020 году выбросы «тепличных газов» (greenhouse gas emissions) на 20%, а если США и другие ведущие загрязнители присоединятся к программе, то можно довести сокращение до 30%.

Поставленные цели значительно ниже уровня, который экологи считают минимально необходимым для того, чтобы остановить или повернуть вспять глобальное потепление. Однако всё равно решение Еврокомиссии можно было бы только приветствовать, если бы… забота о сохранении климата не сочеталась в нем с настойчивым требованием продолжать политику, ведущую к климатической катастрофе.

В качестве средства для борьбы за спасение окружающей среды брюссельские бюрократы предлагают нам дальнейшее дерегулирование и поощрение рыночной конкуренции в энергетическом секторе, а также подчеркивают, что ничего не требуют от Китая и Индии, для которых право на развитие естественным образом должно сочетаться с правом на разрушение собственной глобальной природной среды.

Мало того, что господствующая экономическая доктрина предполагает, что надо тушить маслом огонь, но она и категорически запрещает использовать для этой цели какие-либо иные средства. Отсюда неизбежный вывод, что если после обильного поливания маслом (возможно, с добавлением других горючих материалов) огонь не гаснет, надо добавить ещё масла.

Самоочевидно, что требуемый Еврокомиссией переход на новые технологии в краткосрочной и среднесрочной перспективе понизит рентабельность энергетических компаний. Если одновременно усилить конкуренцию и снять все государственные ограничения, заведомо ясно, что давление на предприятия усилится ещё больше. В такой ситуации у менеджмента будет два выхода - либо работать в убыток, либо игнорировать требования о снижении выбросов (иными словами, о повышении затрат). Перекладывать расходы на потребителя становится всё труднее, поскольку цены и так выросли до небес. Ещё одним побочным эффектом такой политики является инфляция.

Есть, правда, «третий путь», политически самый вероятный - корпорации просто переложат свои расходы на налогоплательщика, требуя от правительства, чтобы оно субсидировало их экологические расходы, а заодно и все остальные (поскольку в реальности будет очень трудно различить, где кончаются убытки, вызванные экологическими программами, а где начинаются ошибки менеджмента или ущерб, наносимый конкуренцией). В итоге, мы получим парадоксальную и заведомо проигрышную ситуацию расширяющегося государственного субсидирования в сочетании с либерализацией рынка и приватизацией. Главным рыночным агентом в таких условиях становится правительственная бюрократия, а главным инструментом конкуренции - банальная взятка. Российская модель бюрократического капитализма делается общеевропейской.

Рассуждения о том, что нельзя требовать от Китая и Индии снижения выбросов, ибо это блокирует их развитие, не только абсурдны (развитие предполагает как раз внедрение передовых, а не устаревших технологий), но и обрекают на поражение всю политику, ибо компании-загрязнители будут перемещать производство в страны с более низкими экологическими требованиями. Иными словами, выбросы тепличных газов просто поменяют адрес, а суммарное глобальное загрязнение - даже при формальном выполнении европейского плана - увеличится.

Европейский проект борьбы с глобальным потеплением в очередной раз демонстрирует несостоятельность рыночного подхода к решению глобальных проблем вообще и экологических - в особенности. Но как бы противоречив и неэффективен ни был подход Еврокомиссии, очевидно, что экологическая трансформация технологий встанет в повестку дня к середине ХХI века, а возможно и раньше. Сколь бы ни были велики трудности и противоречия переходного периода, к тому времени Европа будет иметь новую технологическую базу, причем основные издержки, связанные с массовым внедрением новых методов, будут уже позади (и к тому же оплачены самим населением). А новым индустриальным странам придется не только остаться с оборудованием вчерашнего дня, но и обнаружить, что их конкурентные преимущества улетучиваются, а их товары, производимые на этом оборудовании, из дешевых превращаются в дорогие. Единственным ответом, как всегда, будет усиленная эксплуатация рабочей силы.

Западная Европа, сегодня готовая в одностороннем порядке финансировать «постиндустриальную революцию», будет иметь теперь моральное и экономическое основание, чтобы ввести на своем рынке заградительные тарифы, выдавив оттуда нежелательных конкурентов под предлогом борьбы за экологию. Американские корпорации уже сейчас выражают беспокойство по этому поводу, но на практике главными жертвами, как всегда, станут развивающиеся страны и (возможно) Россия.

Единственное реальное решение - бесплатная передача новым индустриальным странам передовых экологических технологий, а возможно даже субсидирование их внедрения. Но именно этот подход находится в радикальном противоречии с общей неоколониалистской логикой проекта Еврокомиссии.

Главная трудность в борьбе против глобального потепления состоит не в том, что возникающие проблемы требуют дорогих и широкомасштабных действий, а в том, что эти действия будут эффективными лишь тогда, когда окажутся в противоречии с логикой современного капитализма. А это уже вопрос не экологии, а политики.

Cпециально для «Евразийского Дома»

ИЗ НАЙРОБИ - С ФОРУМА

Всемирный социальный форум 2007 года прошел в Африке. О том, что проводить подобные встречи надо именно на этом континенте, говорилось давно. Но не было подходящих условий.

Хроническая нищета, которую можно здесь наблюдать, сама по себе еще не создает хороших предпосылок для успешной организации крупномасштабных мероприятий, даже если эти мероприятия - антикапиталистические.

Помимо материальных условий (требуется более или менее развитая инфраструктура, позволяющая принять многотысячный поток делегатов со всего мира), нужны и соответствующие политические условия. В условиях авторитарного режима можно провести большой молодежный фестиваль или съезд солидарности, но вряд ли удастся организовать свободную дискуссию.

В нынешнем году форум наконец был проведен на Африканском континенте. Местом встречи избрали столицу Кении Найроби. Условия созрели. В первый же вечер, проведенный здесь, я понял, что решение было правильным. Кенийцы, с которыми мы говорили, с гордостью напоминали, что их страна в регионе уступает только Южной Африке. За последние годы уровень жизни повысился. «Обрати внимание, сколько на улицах новых машин! - радовался один из местных участников ВСФ. - Посмотри, сколько народу сидит в кафе! Раньше этого не было».

Согласившись с ним, я признал, что, по крайней мере, по этим двум признакам Найроби стал напоминать Москву.

Коррупция, по словам моих собеседников, резко уменьшилась, сельское хозяйство развивается. Правда в самый разгар форума газеты сообщили о том, что в правительстве разразился очередной скандал, но кенийцы объясняли, что не видят в этом ничего страшного: при предыдущем режиме воровали больше.

В политической жизни тоже перемены к лучшему. Во времена президентства Даниеля Арапа Мои любая критика власти была чревата серьезными неприятностями. Лидер нации целыми днями красовался на публике, заполняя собой все газеты и волны эфира. В центре города красуется памятник, самому себе им воздвигнутый: огромный камень, декорированный раскрашенными фигурками в стиле Зураба Церетели. Обошлось это удовольствие казне примерно в миллион долларов.

Нынешнего президента Мваи Кибаки (Mwai Kibaki), наоборот, не слышно и не видно. «До чего же приятно неделями ничего не знать о своем лидере!» - восхищаются кенийцы. Чем реже руководитель государства напоминает о себе, тем выше его рейтинг.

Здесь, как и во многих других африканских странах, прошла своя перестройка - многопартийная система сменила однопартийную, а оппозиция сумела победить правительство в недавнем референдуме по поводу расширения президентских полномочий (событие редкое даже в странах с более богатыми демократическими традициями). Особой разницы между двумя основными партиями никто не видит, но все же так веселее.

В общем, по меркам Африки, дела идут хорошо. Однако большинство жителей Найроби по-прежнему живет в бедных кварталах и трущобах, не слишком замечая новое процветание среднего класса. Народ здесь, впрочем, веселый и добродушный (что, увы, не мешает существовать высокой преступности). Прохожий, у которого спросишь дорогу на улице, радостно бросит свои дела и пойдет тебя провожать, не отпуская пока не удостоверится, что ты на верном пути. В отличие от многих стран Востока, он не будет просить денег за свою услугу. Он вообще не воспринимает это как услугу. Просто нельзя же не помочь человеку!

Британское влияние чувствуется в левостороннем движении, в массивных красных тумбах, служащих здесь, как и в Англии, почтовыми ящиками, в старомодных кэбах, таких же, как на улицах Лондона (только здесь они настолько обшарпаны, что возникает мысль, не остались ли они здесь еще с колониальных времен). На центральной улице памятник местным солдатам - героям Первой и Второй мировых войн, очень похожий на британские военные мемориалы, надпись по-английски повторена на суахили и арабском.

На улицах полицейские в синих форменных свитерах, точно таких же, как в Англии, но, в отличие от лондонских «бобби», с армейскими автоматическими ружьями, что сразу дает представление о криминогенной обстановке в городе.

Насколько это серьезно, делегаты форума ощутили на себе. Изрядное число приезжих были обворованы, причем пострадали люди не только из западных стран. Если европейцы или американцы довольно быстро разбирались с утерянными кредитными карточками, то обворованные индусы оказались просто без средств к существованию. Число украденных паспортов перевалило за десяток на третий день форума. Двое делегатов стали жертвами разбойного нападения (молодчики с дубинами разбили окна их такси, когда они застряли в дорожной пробке в центре города).

Одна американка погибла под колесами автомобиля. Двух англичанок вытащили из машины под дулом пистолета, сопровождая угрозу оружием криками, что «это не шутка!». На сей раз, однако, не повезло грабителям. Сложив все награбленное в один мешок, они вдруг чего-то испугались и бросились бежать, забыв о добыче. Полиция, появившаяся, как и положено, с опозданием, открыла мешок и раздала вещи владельцам. Но англичанки были так потрясены, что даже не пошли на форум. Просидев остаток времени в отеле, они отменили запланированное путешествие по стране и отправились домой.

Делегаты из западных стран предпочитали передвигаться по городу на такси, которое стоит здесь не намного дешевле, чем в Европе, но те, кто готов был пренебречь комфортом, обнаруживал, что за сущие гроши можно добраться до нужного места на маршрутке, «матату» по-здешнему. Ну, не то чтобы совсем до нужного места, но куда-то рядом. Зато потом кто-нибудь из пассажиров тебя обязательно проводит, а то и сам кондуктор остановит поездку, вылезет из микроавтобуса и начнет подробно объяснять, куда идти дальше. Потеря времени его не смущает, поскольку опоздать куда-либо здесь почти невозможно.

Трясясь по треснувшему асфальту в маршрутке, набитой веселыми и доброжелательными людьми (к тому же непременно врубающими на всю катушку местную, исключительно оптимистичную музыку), я почувствовал неожиданный прилив беспричинной радости.

Отель, где я разместился вместе с французскими активистами, находился в самом центре города: иными словами, в самом плохом районе, где вечером в одиночку гулять не рекомендуется. Это был типичный клоповник для командировочных из Момбасы. В ванной, как и в Британии - раковина с двумя кранами без смесителя. Только в Англии из одного крана течет холодная вода, из другого - горячая. А здесь из обоих холодная. О такой роскоши, как телефон или телевизор, нечего было даже и думать. Лифт вышел из строя, и пришлось тащиться на восьмой этаж пешком. Вешалки в стенном шкафу ломались при попытке что-либо на них повесить. Видимо, их функция была в основном декоративная. Раздавив первого таракана, я почувствовал себя совершенно как на родине и с легким сердцем отправился спать.

Некоторым участникам, впрочем, повезло больше. Они разместились в отличных пятизвездочных отелях, предназначенных для богатых туристов, останавливающихся здесь по дороге на сафари. Делегация Амстердамского транснационального института поселилась в самом центре города в отеле Stanley. Этот комплекс, построенный еще в колониальные времена, был местом, которое посещала королева Елизавета II в те дни, когда была еще принцессой Уэльской. Вскоре после обретения страной независимости здесь собирались всевозможные авантюристы, торговцы оружием и искатели приключений. В наши дни это комфортабельная консервативно обставленная гостиница с уютным кафе, которое пришлось по вкусу европейским интеллектуалам.

В Найроби ожидалось более ста тысяч участников, и местная пресса радостно повторяла эту цифру. Судя по тому, что творилось на стадионе Казарани (Kasarani), где проходил форум, людей было в самом деле очень много. Насчет ста тысяч, конечно, преувеличение. Но, как заметил один из французских делегатов, если газеты пишут, что нас тут сто тысяч, давайте не будем с ними спорить! В отличие от других стран, пресса вообще здесь относилась к форуму достаточно положительно, ведь его успех укреплял репутацию Кении как места, где можно проводить серьезные и большие мероприятия. Тем более что приезжие оставляют в стране валюту. Тоже вклад в развитие!

Большое число европейцев - итальянцев, французов, немцев и англичан - дополнялось многочисленными делегациями из Южной Африки и других соседних стран. В отличие от прежних форумов было заметно меньше представителей Латинской Америки и Азии. Что, впрочем, вполне естественно: они преобладали на предыдущих встречах - в Порту-Алегри, Каракасе и Бомбее.

Из России было всего два делегата, включая меня, да еще два журналиста (включая фотографа). Зато на форуме впервые были заметны делегаты из Китая, представляющие различные неправительственные организации. Некоторые из них были вполне официальными структурами, напоминавшими всевозможные советские комитеты, создававшиеся для работы с западным гражданским обществом. Однако можно было услышать и очень откровенные выступления, особенно когда зашла речь о последствиях вступления Китая во Всемирную торговую организацию - как выяснилось, даже в стране, завалившей весь мир дешевыми товарами, политика свободного рынка приводит к привычным последствиям: разрушение мелкого бизнеса, потеря рабочих мест, рост неравенства и увеличение бедности. Примерно половина работающих в Китае иностранных компаний показывают постоянные убытки и не платят налоги (манипулируя ценами, продавая и покупая товары у собственных филиалов, они получают возможность концентрировать прибыли в головной конторе, распределяя убытки по всему миру).

В то время как в Китае жалуются на иностранных инвесторов, китайские компании при активной поддержке правительства проводят мощную экспансию в Африке. На первых порах их встречали с распростертыми объятиями, надеясь, что их присутствие поможет преодолеть отсталость и зависимость от Запада. Однако в скором времени обнаружилось, что они ничем не лучше американских. Делегация из Южной Африки распространяла на форуме исследование, посвященное деятельности китайских корпораций на континенте - выводы были не слишком утешительные. Сегодня здесь многие с ностальгией вспоминают Советский Союз. В 1970-е годы советская помощь, несмотря на низкую эффективность, все же реально способствовала развитию и выглядела относительно бескорыстной.

В определенной степени это место бескорыстного друга занимает сегодня Венесуэла Уго Чавеса. Из Венесуэлы в Найроби приехала большая делегация - 62 человека. На форумах, проходивших в Латинской Америке, президент Чавес был главной звездой. На сей раз, однако, Венесуэла была представлена не политическими лидерами, а активистами социальных движений. Денег на поездку у них тоже не было, а правительственная бюрократия в лучших демократических традициях отказала им в помощи: раз организации общественные, значит, тратить казенные деньги на них нельзя. Решение нашел Уго Чавес, предоставивший в распоряжение делегации списанный военно-транспортный самолет времен Второй мировой войны. Держаться в воздухе он мог не более четырех часов подряд. Тем не менее, совершив множество промежуточных посадок, венесуэльцы добрались до Восточной Африки.

Они опоздали на три с лишним дня, но успели как раз к семинару, на котором обсуждались перспективы сотрудничества между левыми движениями Латинской Америки и Восточной Европы. Переводчицей в венесуэльской делегации оказалась молодая полька. На мой вопрос, почему она перебралась в Латинскую Америку, она без колебаний ответила: «В Венесуэле можно что-то сделать, что-то изменить, здесь есть возможность участвовать в политике». «А что, в Польше нельзя?» - запротестовал я. «В Польше безнадежно!» - отрезала девушка.

Кенийские активисты жаловались, что им не по карману оказывалась плата за регистрацию. Те, кто не смог попасть на официальные мероприятия, организовали собственный альтернативный форум. Подобное уже имело место в Бомбее, но там альтернативный форум был затеян ультралевыми группировками, осуждавшими реформизм официального ВСФ. На сей раз политические разногласия не играли особой роли, дело было в деньгах. Скандал разразился 21 января, когда делегацию жителей трущоб не пустили на форум, поскольку они не могли заплатить. Цена регистрации была равна недельному заработку кенийского бедняка. Позднее, правда, контроль свели к минимуму, и все желающие могли проникнуть на стадион безо всякой регистрации, но ущерб делу был уже нанесен. Особенно возмущена была делегация Южной Африки. В знак протеста южноафриканцы сами большой толпой отправились в трущобы. Если бедняки не могут попасть на форум, форум придет к ним сам.

Как и положено, с расписанием была полная неразбериха: программу раздали участникам только на второй день, а Интернет заработал на третий. Когда же наконец его подключили, делегаты обнаружили, что их к компьютерам не пускают: доступ к сети был организован только для прессы. Делегаты, поворчав, отправлялись в центр города искать интернет-кафе.

Некоторые ораторы (включая меня самого) обнаруживали, что им назначено выступать одновременно на двух семинарах. Хорошо еще, что только на двух! Другим пришлось справляться с тремя или четырьмя семинарами за раз. Приходилось бегать по стадиону, изображая присутствие сразу повсюду. Лучше всего это удавалось экономисту Уолдену Белло, который не просто успевал на большинство круглых столов, но и произносил неизменно зажигательные и умные речи.

Информация была налажена безобразно. Но самым удивительным было то, насколько форум превратился в источник дохода для частных предпринимателей. Корпоративные спонсоры открыто демонстрировали свое присутствие, размещая свою рекламу рядом с призывами уничтожить капитализм. Платить приходилось буквально за все. Перед началом своего выступления я обнаружил, что двое рабочих мрачно сворачивают провод микрофона и уносят динамики. Как выяснилось, за звукоусиление надо было платить отдельно. Поскольку организаторы семинара об этом не знали или не нашли денег, микрофон отключили.

Обеды в разбитых под открытым небом кафе для участников форума стоили дороже, чем в городе, вода и кока-кола тоже. На третий день толпа возмущенных кенийцев снесла ворота стадиона и ворвалась на пресс-конференцию. Правда, выяснилось, что примерно в двадцати метрах имелись другие ворота, которые были открыты, и там их поджидал представитель оргкомитета, чтобы провести внутрь. В ходе шумного разбирательства обнаружилось, что можно было на форуме раздобыть и дешевую пищу и бесплатную воду, только об этом почему-то никто не знал, как и об открытых воротах. Утренний скандал не прошел бесследно. Сразу же после него цена обедов в кафе странным образом упала почти вдвое. Наглядный урок того, что социальный протест может быть эффективен.

К возмущению кенийских делегатов обнаружилось, что лучшее кафе принадлежало министру внутренней безопасности. На третий день форума оно было захвачено революционной толпой кенийцев и южноафриканцев, которые провозгласили национализацию пищи и раздали ее бесплатно пришедшим с ними детям. Правда, еда быстро кончилась.

Надо сказать, что акция по захвату ресторана была организована блестяще. Сначала туда по одному стали заходить люди, усаживаясь за столики, как будто в ожидании пищи. Все они были в африканских национальных одеяниях, но на форуме вряд ли можно было кого-то этим удивить. Некоторые привели с собой детей. Кто-то принес тамтамы. Внезапно все вскочили, зазвучала музыка, и считанные минуты все пространство под тентом было занято возбужденной толпой, выкрикивающей лозунги под бой тамтамов. «Даешь бесплатную пищу! - скандировала толпа. - Долой министра!» Слово министр они произносили как «mini-star», объясняя, что ему никогда не стать настоящей звездой. Кто-то притащил палестинский флаг, который тут же взвился над толпой за неимением другого знамени. Повара и официанты взирали на это действо с подчеркнутым равнодушием, менеджеров, пытавшихся навести порядок, бережно вытолкнули наружу, а подошедшая полиция растерянно взирала на происходящее, не решаясь вмешаться. Началась раздача пищи.

Здесь чувствовалась рука мастера. Вскоре все стало понятно. Посреди толпы я заметил своего старого знакомого, южноафриканца Тревора Нгване. Тревор прославился в Кейптауне, организовав что-то вроде летучих отрядов народных электриков. Когда свет в домах бедняков отключали за неуплату, его ребята тайком подключали электричество обратно. В свободное время этот южноафриканский Робин Гуд пишет аналитические статьи, критикуя в прессе политику правительства. Трудно найти сегодня в Южной Африке другого человека, которого бы так ненавидели власти.

Дороговизна была, разумеется, не единственной проблемой форума. С переводом вообще ничего не вышло. Организаторы отказались от помощи европейцев, мобилизовав своих переводчиков и самостоятельно закупив аппаратуру у местных поставщиков. Все бы хорошо, но аппаратура не работала. Впервые за всю историю ВСФ работа шла почти исключительно на английском.

Казалось бы, всего этого было достаточно, чтобы испортить любое массовое мероприятие. Но не социальный форум. Несмотря ни на что, здесь царила радостная атмосфера. Демонстрации, постоянно проходившие вокруг стадиона, перемежались выступлениями танцоров и музыкантов. Да и сами демонстрации напоминали пляски. По африканской традиции участники шествий не столько шагали, сколько прыгали и пританцовывали, распевая на ходу свои лозунги.

Здесь обсуждалось все - война в Ираке, общие проблемы глобализации, экология и трудовые права рабочих транснациональных корпораций, борьба с расизмом и социализм XXI века. Были и очень прагматические дискуссии, причем с конкретными результатами. Так фермеры из Бразилии и нескольких других стран Африки и Азии договорились создать в Венесуэле общий банк семян, чтобы не зависеть от транснациональных корпораций. Наибольшую пользу из происходящего извлекали именно африканцы. Делегации из различных стран региона активно общались, обменивались информацией, спорили между собой. Но главное, они почувствовали уверенность в себе. Для них форум, несмотря на все его слабые стороны, был очевидным успехом. Даже противостояние, вызванное дороговизной регистрации, оказало мобилизующее воздействие на жителей трущоб. Если задача ВСФ в Найроби состояла в том, чтобы способствовать развитию социальных движений в Африке, то она была выполнена.

Европейцы были настроены куда более скептически. Если в Африке движение только поднимается, то в Европе оно уже прошло немалый путь, и можно подвести промежуточные итоги. То и дело слышались слова о необходимости стратегической дискуссии. Недостаточно просто призывать изменить мир, надо иметь более или менее внятную программу. Элементы этой программы уже вырисовываются, причем речь идет о достаточно простых вещах, казавшихся само собой разумеющимися лет тридцать назад: бесплатное здравоохранение и образование, доступное жилье, дешевый общественный транспорт, государственные гарантии социальных стандартов. Люди хотят прекращения приватизации, политики, нацеленной на создание рабочих мест, укрепления общественного сектора в экономике. Однако даже такая минимальная программа пока четко и последовательно не сформулирована.

Каждая участвовавшая в форуме группа старалась привнести в него что-то свое. Многообразие тем порой дезориентирует, но именно этим форум и привлекает. Здесь активисты профсоюзов могут узнать про экологические преступления своих работодателей, а борцы против расовой дискриминации получить представление об азах марксистской теории.

Разумеется, форум уже утратил новизну и сенсационность, которая была присуща ему в первые годы. Именно поэтому, кстати, организаторы стремятся регулярно менять место встречи. Новый адрес означает не только дополнительный интерес прессы, но и новых участников, новые темы для обсуждения.

С некоторых пор критиковать социальные форумы стало модно в среде самих левых активистов. И в самом деле, огромная масса участников, рассеянная по множеству семинаров и мероприятий, не может объединиться вокруг единой ведущей темы, коллективная энергия распыляется, а идеология остается размытой. В Бамако группа интеллектуалов, возглавляемая известным экономистом Самиром Амином, призвала исправить положение, укрепив организацию и политизировав форум, который должен был бы превратиться в своего рода новый Интернационал. Однако такой подход вызвал серьезные возражения, причем не только среди представителей неправительственных организаций, но и со стороны политических активистов. Форум невозможно отделить от политики, но он не может стать политической организацией и не может ее заменить. Политическая работа должна быть сделана, и если пока получается плохо, это еще не повод переносить ее на социальный форум, предназначенный для совершенно других целей.

Форум действительно перестал толкать движение вперед. Но, как выразился американец Джеймс Эрли, здесь мы видим социологию движения. Форум отражает ту ситуацию, которая объективно сложилась. Люди не просто могут тут встретиться, обменяться информацией и даже договориться о сотрудничестве, но, общаясь с активистами из других стран, получают эмоциональный заряд, который был бы невозможен, если бы на месте нынешних форумов проходили более эффективно организованные встречи интеллектуалов и лидеров.

Было много блестящих ораторов, таких как Уолден Белло из Филиппин или Дот Кит и Деннис Брутус из Южной Африки, но многие из присутствующих ждали не ярких речей, а делового и серьезного разговора о достижениях и проблемах движения, о его перспективах и противоречиях. Очень часто такой дискуссии не получалось. Каждый говорил о своем, было очень мало споров, а выступления многих делегатов напоминали отчеты о проделанной работе. Однако серьезный разговор все-таки имел место, только не на публичных заседаниях, а в кулуарах, на ступенях стадиона, в организованных на скорую руку кафе и столовых, в отелях, а часто и на улицах города. Неформальное общение оказывалась куда плодотворнее официальных круглых столов и семинаров.

По моему ощущению, самые интересные дискуссии разворачивались на семинарах, до которых перегруженные выступлениями «звезды» не добирались. Предоставленные самим себе активисты начинали общаться друг с другом, обнаруживая, что им тоже есть что сказать.

С большой долей вероятности можно предположить, что на следующих форумах повторится то же самое. Ничего радикально не изменится, да и менять нет особой необходимости. Другое дело, что преобразовать общество с помощью форумов - дело безнадежное. Реальные перемены произойдут благодаря социально-политическим кризисам, которые объективно назревают в целом ряде стран. Джордж Буш и ему подобные делают для разрушения нынешнего мирового порядка больше, чем все революционеры вместе взятые. Когда наступит время перемен, не будет нужды доказывать, как призывают идеологи социальных форумов, что другой мир возможен. Вопрос будет стоять только о том, окажется ли этот другой мир лучше или хуже нынешнего.

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА: РЕВОЛЮЦИЯ РАДИ ИНТЕГРАЦИИ?

Идея не нова. Симон Боливар, завоевывая независимость для латиноамериканских республик, верил, что на месте испанских колоний появится не множество разрозненных и часто враждующих между собой государств, а единая семья братских народов, строящих свою судьбу самостоятельно, но совместно.

Этим мечтам не дано было воплотиться в жизнь, хотя, казалось бы, все предпосылки для этого были. Латинскую Америку объединяет испанский язык (за исключением, конечно, говорящей на португальском Бразилии), католическая религия, общие исторические корни и сходная культура, в том числе политическая. К тому же все страны региона на протяжении большей части своей истории находились под внешним влиянием - сначала это была европейская метрополия - Испания или Португалия, потом неформальное господство США, экономическое, а порой и политическое.

Попытки объединить континент тоже предпринимались неоднократно. Возникновение Европейского союза во второй половине ХХ века оживило мечту об интеграции по тому же образцу Латинской Америки. Практические шаги тоже предпринимались. Наиболее важным из них было создание на юге континента сообщества Mercosur, общего рынка, объединяющего наиболее развитые страны региона - Бразилию, Аргентину, Уругвай и Чили.

Идею интеграции в своей версии предлагают и Соединенные Штаты. В середине 1990-х появилась на свет североамериканская зона свободной торговли NAFTA, а в начале правления Дж. Буша в Вашингтоне были серьезно увлечены идеей создать такую же зону свободной торговли в масштабах всей Америки, Северной и Южной. Правда, в Латинской Америке сразу почувствовали подвох. В конечном счете идея американской зоны свободной торговли является современной версией пресловутой доктрины Монро, предполагавшей, что страны Западного полушария тесно интегрируются между собой, одновременно противопоставляя себя Старому Свету. На практике это означало монопольное господство североамериканских компаний на рынках менее развитых стран.

Сегодня идея латиноамериканской интеграции возвращается под именем Боливарианской альтернативы и является одним из краеугольных камней стратегии венесуэльского президента Уго Чавеса.

В основе подхода Чавеса лежит трезвое понимание того, что «социализм в одной отдельно взятой стране» заведомо обречен, а революция должна выйти за пределы одного государства, превращаясь в фактор глобального общественного развития, иначе ей грозит вырождение. Президент Венесуэлы не зря, возвращаясь в 2004 году из Москвы, читал «Преданную революцию» Льва Троцкого (книгу, подаренную ему во время тура по Европе кем-то из западных активистов). Идеи Троцкого ложились на его собственную боливарианскую традицию и уроки революций недавнего прошлого - кубинской, чилийской, никарагуанской. Если Венесуэла всерьез собирается двигаться в сторону социализма, надо сделать что-то такое, что гарантирует от повторения советского опыта. Ответ видится в демократической интеграции континента.

К тому же идея интеграции популярна как в верхах, так и в низах. Североамериканская концепция свободной торговли отвергнута, но дискуссия вокруг нее спровоцировала интерес к объединительным процессам, поставила их на повестку дня. Никарагуа, Боливия, Эквадор сегодня имеют руководство, с энтузиазмом поддерживающее идеи Чавеса, по крайней мере в той части, когда речь идет о создании общих структур во имя экономического и социального развития. К тому же венесуэльская нефть слишком важна для соседних стран. В условиях высоких энергетических цен она кажется тем экономическим фундаментом, на котором все может быть построено. В дополнение к единой энергетической системе (что, безусловно, выгодно) обсуждается создание единой валюты, общего банка и совместных программ развития. Уже функционирует телекомпания Telesur, создается аналогичное континентальное радио.

Однако практические условия региона далеко не так просты, как кажется на первый взгляд. Начнем с того, что историческое сходство между странами Латинской Америки дополняется не менее разительными различиями, которые часто ускользают от внимания даже самих местных жителей, но тем не менее обнаруживаются в полном масштабе каждый раз, когда объединение континента встает на повестке дня.

Креольская культура белой элиты, представителем которой был сам Боливар, на самом деле всегда охватывала лишь меньшинство населения. Именно поэтому формально республиканские правительства на континенте то и дело сменялись авторитарными режимами, но даже тогда, когда эти режимы уступали место конституционным правительствам, сформированным в полном соответствии с европейскими нормами, реальная власть оставалась в руках у олигархии или малочисленных средних слоев. Политика Чавеса и других левых лидеров состоит как раз в том, чтобы вырвать власть у традиционных элит и перераспределить ее в пользу более широких слоев общества. Но чем более широкие слои вовлечены в политику, тем слабее традиционная боливарианская культура. Дело не только в том, что индейцы Боливии не слишком похожи на мулатов Карибского побережья Венесуэлы. Дело в том, что традиции и методы общественной самоорганизации в разных культурах разные.

Более существенно, однако, не различие культур, а расхождение между уровнями экономического развития. Не случайно то, что пока боливарианская альтернатива всерьез поддержана лишь относительно бедными и отсталыми странами региона, для которых Венесуэла реально является лидером не только благодаря своей нефти, но и благодаря своим экономическим достижениям. Напротив, с момента прихода к власти в Боливии президента Эво Моралеса, ориентированного на тесный союз с Венесуэлой, осложнились отношения этой страны с соседней Бразилией. Ведь иностранный капитал, от господства которого Моралес и его товарищи стремятся освободить страну, не только и не столько североамериканский, сколько бразильский.

В свое время реальные различия интересов между различными частями континента сорвали осуществление на практике идей Боливара. Сегодня возникает реальная угроза того, что сообщество, формирующееся вокруг Венесуэлы, окажется не прообразом единой Латинской Америки, а узким экономическим и политическим блоком, замкнутым на государство-гегемон и противостоящим не только США, но и другим странам того же континента - Бразилии, Аргентине, Чили, составляющим основу альянса Mercosur. В итоге мы увидим не более тесную интеграцию, а, напротив, более жесткое разделение Латинской Америки на соперничающие группировки.

На континенте, буквально пропитанном национализмом, традиции вражды между соседями ничуть не менее заметны, чем традиции антиколониальной или антиимпериалистической солидарности. Если противостояние политических принципов сведется к противостоянию претендующих на региональное влияние государств, шансы на прогрессивное развитие в любом из них будут сведены к минимуму.

В конце концов, и сталинская теория «социализма в одной отдельно взятой стране» не исключала создания стран-сателлитов, которые затем провозгласили «мировой социалистической системой». А население этих стран тяготилось кремлевской опекой настолько, что позднее оказалось готово ради освобождения от нее пожертвовать даже бесплатным образованием, дешевым жильем, хорошей медициной и другими реальными достижениями эпохи советского господства.

На деле руководствовались в Кремле тогда не стратегией мировой революции, а элементарной логикой геополитики. Надо расширяться, чтобы укрепляться. Та же логика может с течением времени восторжествовать и в Каракасе. Пока до этого далеко, да и инструментом влияния Чавеса являются не победоносные танки, а танкеры с дешевой нефтью, но его противники уже рассуждают об угрозе венесуэльского гегемонизма, и кое-где это срабатывает. На выборах в Перу, например, подобная пропаганда серьезно изменила соотношение голосов. В случае если руководство Венесуэлы не заметит этого, несложно предсказать, что «бюрократическое вырождение», которого так справедливо опасается Чавес, наступит здесь даже быстрее, чем в Советской России.

Главная привлекательность революции, происходящей в Венесуэле сегодня, не в том, что она может привести к созданию единой валюты для трех или четырех бедных южноамериканских стран, не в том, что финансисты из нескольких национальных банков смогут выбрать из своего числа самого мудрого и авторитетного, чтобы руководить объединенным межгосударственным банком. Сила революции была в том, что она, соблюдая все права и свободы, не прибегая к террору и репрессиям, смогла резко перераспределить власть и благосостояние в обществе, что благодаря ей в политическую жизнь были вовлечены миллионы людей, ранее из этой жизни исключенные, что они наконец начали уважать себя, обрели чувство собственного достоинство и веру в свои силы.

Это и есть на сей момент главный политический капитал Чавеса и его сторонников, не зависящий от колебаний мировой цены на нефть. Если этот капитал будет сохранен и приумножен, вырастет влияние Венесуэлы в мире и на континенте, в том числе и в странах Южного конуса, пока не затронутых революционным вирусом. Если же этот капитал разменяют на мелкую монету геополитики, нам надежды на новую жизнь для Латинской Америки обернутся очередными иллюзиями…

БУДУЩЕЕ ОБСУЖДАЕТСЯ В НАЙРОБИ

Всемирный социальный форум переместился в Африку.

Собственно, происходит это уже не впервые. Прошлый форум, проходивший одновременно на трех континентах - в венесуэльском Каракасе, пакистанском Карачи и в Бамако, столице Мали, был первой попыткой перенести дискуссию на континент, который, по мнению многих, больше всего пострадал от неолиберальной экономической политики последних 15-ти лет.

Однако в прошлый раз ВСФ как бы распался на три региональных форума, что явно противоречило его изначальной идее - собрать в одно время и в одном месте активистов социальных движений, интеллектуалов и радикальных политиков со всей планеты.

Разумеется, форум уже утратил новизну и сенсационность, которые были присущи его первым мероприятиям. Именно поэтому, кстати, организаторы стремятся регулярно менять место встречи. Новый адрес означает не только дополнительный интерес прессы, но и новых участников, а следовательно, новые темы для дискуссий и новые идеи. Хотя, разумеется, не секрет, что многие из ораторов уже давно знакомы друг с другом и не первый раз переезжают из страны в страну в поисках благодарной аудитории. В этом даже есть определенное удобство: заранее зная, кого встретишь на ВСФ, можно планировать встречи и пользоваться случаем, чтобы договариваться о сотрудничестве.

В Найроби ожидалось более ста тысяч участников, и, судя по тому, что творилось на стадионе Казарани (Kasarani), где проходил форум, этот прогноз подтвердился. Большое число европейцев - итальянцев, французов, немцев и англичан - дополнялось многочисленными делегациями из Южной Африки и других соседних стран. Зато в отличие от прежних форумов было заметно меньше представителей Латинской Америки и Азии. Что, впрочем, вполне естественно: они преобладали на предыдущих встречах - в Порту-Алегри, Каракасе и Бомбее.

Кенийские активисты жаловались, что им не по карману оказываются взносы, которых требуют от участников форума. Те, кто не смог попасть на официальные мероприятия, организовали собственный альтернативный форум. Подобное уже имело место в Бомбее, но там альтернативный форум был затеян ультралевыми группировками, осуждавшими реформизм официального ВСФ. На сей раз политические разногласия не играли особой роли, дело было в деньгах. Скандал разразился 21 января, когда делегацию жителей трущоб не пустили на форум, поскольку они не могли заплатить. Цена регистрации была равна недельному заработку кенийского бедняка. Позднее, правда, контроль свели к минимуму, и все желающие могли проникнуть на стадион безо всякой регистрации.

Как и положено, с расписанием была полная неразбериха: программу раздали участникам только на второй день, а Интернет заработал на третий. Но когда он заработал, выяснилось, что пользоваться им могут только представители прессы.

Некоторые участники (включая меня самого) обнаруживали, что им назначено выступать одновременно на двух параллельно идущих семинарах. Однако всё это не могло испортить общей радостной атмосферы, типичной для подобных встреч.

Здесь обсуждалось всё - война в Ираке, общие проблемы глобализации, экология и трудовые права рабочих транснациональных корпораций, борьба с расизмом и социализм XXI века. Многообразие тем может дезориентировать, но в нем и состоит привлекательность форума. Именно здесь активисты профсоюзов могут узнать про экологические преступления своих работодателей, а борцы против расовой дискриминации получить представление об азах марксистской теории.

Подготовка форума в Найроби стоила дорого, поэтому оргкомитет вынужден был обратиться к корпоративным спонсорам, что вызвало острую полемику среди участников. Многие говорили, что более разумно было бы провести несколько менее масштабных мероприятий, сфокусированных на конкретных вопросах. Другие возражали, что пресса любит форумы, а обсуждение конкретных вопросов журналистов не возбуждает.

Впервые на форуме были заметны делегаты из Китая, представляющие различные неправительственные организации. Некоторые из них были вполне официальными структурами, напоминавшими всевозможные советские комитеты, создававшиеся для работы с западным гражданским обществом. Однако можно было услышать и очень откровенные выступления, особенно, когда зашла речь о последствиях вступления Китая во Всемирную торговую организацию - как выяснилось, даже в стране, завалившей весь мир дешевыми товарами, политика свободного рынка приводит к общеизвестным последствиям - разрушению мелкого бизнеса, потере рабочих мест, росту неравенства и увеличению бедности.

Из Венесуэлы приехала большая делегация - 62 человека. На форумах, проходивших в Латинской Америке, президент Уго Чавес был главной звездой. На сей раз, однако, Венесуэла была представлена не политическими лидерами, а активистами социальных движений. Денег на поездку у них тоже не было, а правительственная бюрократия в лучших демократических традициях отказала им в помощи: раз организации общественные, значит, тратить казенные деньги на них нельзя. Решение нашел Уго Чавес, предоставивший в распоряжение делегации списанный военно-транспортный самолет времен второй мировой войны. Делегация добиралась до Найроби три с лишним дня, совершив множество промежуточных посадок.

С некоторых пор критиковать социальные форумы стало модно в среде самих левых активистов. И в самом деле, огромная масса участников, рассеянная по множеству семинаров и мероприятий, уже не может объединиться вокруг единой ведущей темы, коллективная энергия распыляется, а идеология остается размытой. В Бамако группа интеллектуалов, объединившаяся вокруг известного экономиста Самира Амина, призвала исправить положение, укрепив организацию и политизировав форум, который должен был бы превратиться в своего рода новый «Интернационал». Однако такой подход вызвал серьезные возражения, причем не только среди представителей неправительственных организаций, но и со стороны политических активистов. Форум невозможно отделить от политики, но он не может стать политической организацией и не может её заменить. Политическая работа должна быть сделана, и если пока получается плохо, это ещё не повод переносить её на социальный форум, предназначенный для совершенно других целей.

Форум действительно перестал толкать движение вперед. Но, как выразился американец Джеймс Эрли note 1, на форуме мы видим социологию движения. Он отражает ту ситуацию, которая сложилась. Люди не просто могут здесь встретиться, обменяться информацией и даже договориться о сотрудничестве, но, общаясь с активистами из других стран, они получают эмоциональный заряд, который был бы невозможен, если бы на месте нынешних форумов проходили более эффективно организованные встречи интеллектуалов и лидеров.

С большой долей вероятности можно предположить, что на следующих форумах повторится то же самое. В нем ничего радикально не изменится, да и менять нет особой необходимости. Другое дело, что менять общество с помощью форумов - дело безнадежное. Реальные перемены произойдут благодаря социально-политическим кризисам, которые объективно назревают в целом ряде стран. Когда наступит время перемен, не будет нужды доказывать, как призывают идеологи социальных форумов, что другой мир возможен. Вопрос будет стоять только о том, окажется ли этот другой мир лучше или хуже нынешнего.

Cпециально для «Евразийского Дома»

«ВСТРЕТИЛИСЬ ДВА ВЫРОЖДЕНИЯ…»

Виктор Мизиано: В последнее время мы наблюдаем, как процесс консолидации власти приходит к попыткам создания того, что может быть названо новой официальной культурой. Точнее, иначе: мы наблюдаем, как культурный процесс в России превратился в сцену показа разных проектов официальной культуры, из которых власти предлагается выбрать нечто ей подходящее или создать некий приемлемый для нее конгломерат. Согласен ли ты с этим наблюдением?

Борис Кагарлицкий: Конечно… И свидетельство тому - фильмы «Дневной дозор», «Девятая рота», Биеннале современного искусства, ряд явлений в архитектуре и т.д. и т.п… Однако же самым большим культурным проектом власти, как это ни парадоксально, является реконструкция Большого театра. Вроде бы ничего нового не создается, однако сама идея того, что нужно взять нечто старое, вложить в это огромные деньги, реконструировать и предъявить как свое, представляется мне своего рода программным концептуальным заявлением. Реконструированный Большой театр как некий целостный объект - это образ государственного искусства, каким оно будет через семь-восемь лет, некий образ того, как власть хочет видеть себя в искусстве и каким оно видит искусство в себе, перефразируя Станиславского. Сюда относится и то, что там будут показывать, как это будут показывать, как это будет выглядеть и как это будут презентировать…

Объяснения всему этому лежат на поверхности. Во-первых, когда бюрократия начинает создавать искусство, оно получается, по меньшей мере, вторичным. Во-вторых, раз осваиваются большие бюджеты, то, значит, надо показать нечто масштабное, основательное, серьезное. Надо, чтоб была позолота, чтоб мрамор был; должны быть виньетки, должно быть много дорогой краски потрачено… Вот тогда видно, что старались, что деньги потрачены недаром. Неважно, что настоящие материалы, может быть, украдены и заменены суррогатом, который стоит гроши. Главное, что работа и вложение средств были наглядно продемонстрированы.

Впрочем, есть и другой, внебюрократический момент. Дело в том, что под лозунгом модернизации в России и вообще в современном мире мы сегодня наблюдаем реакцию. Специфика современной реакции состоит в том, что она говорит языком модернизации, употребляет терминологию, которая изначально была характерна для левого дискурса или, по крайней мере, для леволиберальных кругов. Это такие понятия, как «прогресс», «реформа», «преобразование», «обновление», «перемены». Драма происходящего в конце XX - начале XXI века заключается в том, что эта лексика освоена, использована и в значительной мере «занята» - силами, которые традиционно выступали с противоположных позиций. Это четко осознанный проект социального реванша, возвращения в прошлое, отмены того, что было достигнуто в XX веке. Однако для того, чтобы продать миру, пережившему XX век, идею возвращения в век XIX, конечно, нужно использовать лексику, уже отработанную в XX веке. В этом смысле очень характерно, что, с одной стороны, говорят о модернизации, а с другой стороны, осуждаются и отметаются все те идеи, лозунги и даже структуры, которые послужили основой для модернизации.

В результате, во-первых, на эстетическом и на культурном уровне - точно так же, как и на политическом, - официоз оказывается принципиально, программно неискренним. Можно быть очень злым, но искренним. Можно говорить чудовищные вещи, но в этом тоже может быть некое обаяние. Дикарь может быть обаятельным. Лгущий бюрократ не может быть обаятельным. Поэтому мы сталкиваемся с этой проблемой фундаментальной неискренности, которая заложена в основу проекта. Второй аспект этой проблемы связан с тем, что данный проект глубоко реакционен в культурном плане, так как он противостоит новаторству. Отсюда возникает очень любопытная ситуация, когда новаторство в технологиях, причем прежде всего в технологиях воспроизведения, соединяется с полным эпигонством, вторичностью или отсутствием содержания на фундаментальном уровне. И это относится к искусству, к политике, к рекламе - к чему угодно.

В самом деле, все принципиальные идеи, лежащие в основе нынешних технологических «новаций», были в наличии уже 20-40, иногда 50 лет назад. Всё это было принципиально возможно. Почему это не делалось - другой вопрос. Теперь мы в значительной мере имеем дело с массовым тиражированием для рынка неких принципиальных продуктов, которые были раньше рынку недоступны. Рынок ими овладел и начал их нам предлагать в массе разных модификаций. Перед нами самые разнообразные подходы к воспроизводству, повторению, тиражированию новаций на основе уже готовых базовых идей. И здесь система проявляет невероятную изощренность, но при этом она в гораздо меньшей степени проводит принципиально новые идеи. Поэтому сегодняшнее официальное искусство оказывается декларативно и принципиально вторичным.

В качестве примера возьмем храм Христа Спасителя. Это очень точное проявление официального искусства нашего времени: старое здание, построенное заново, но не вполне соответствующее тому проекту, по которому был построен тоновский собор. Оно построено из новых материалов и воспроизводит некий архетип имперской духовности, который также был создан в эпоху реакции и который, в свою очередь, тоже изначально был вторичным и эклектичным. То есть это как у Платона - отражение отражения. Эклектичный и вторичный эпигонский проект Второй империи или его аналог в России (это в основном времена Александра III) - это период реакции после реформ, - реформ 60-х годов. Теперь этот эпигонский стиль становится уже образцом, первоисточником, потому что новые эпигоны не могут пробиться дальше. Да в общем-то им это и не нужно: принципиальные подходы уже отработаны. Важная характеристика этих реакционных эпох - нацеленность на технический прогресс, инновации в области транспорта, связи и т.д. Кажется, будто в этом и есть решение всех проблем. А в области искусства, культуры, духовной жизни, в области общественного устройства уже всё, что нужно, есть. Остается лишь это оптимизировать (т.е. именно улучшить, привести в порядок то, что есть, а не сделать что-то новое). Именно на такую консервативную модернизацию и нацелен путинский проект…

Можно, наконец, постараться затронуть и более глобальный аспект, для чего надо подняться на, так сказать, миросистемный уровень. Очевидно, что капиталистическая система находится в кризисе: видно это и по ситуации с Ираком, и по нефтяному кризису, и по многим другим признакам. Но вполне возможно, что речь идет уже даже не о кризисе миросистемы, а о признаках упадка капитализма вообще, как такового. То есть капитализм вступил в фазу деградации и разложения в отличие от капитализма XIX и даже первой половины XX века, когда он находился, так или иначе, на подъеме. Однако это отнюдь не значит, что мы находимся на пороге революции или какого-то нового общества. Может быть, да, может быть, и нет - пока еще рано судить.

Отсюда проистекают очень мрачные мысли. Как определить общество, которое приходит в упадок, деградирует, но неспособно к революционным переворотам?! Это напоминает Римскую империю времен упадка, которую некогда Окуджава сравнивал с Советским Союзом, только теперь Римская империя времен упадка - это в значительной мере уже вся планета. Таким образом, с одной стороны, происходит процесс глобализации, с другой стороны, его отличительная характеристика - широкомасштабная варваризация. Тяга к роскоши и украшательству как раз и свидетельствует о воцарении варварского вкуса. Кстати говоря, как историки-искусствоведы отличают классическую древность от, допустим, римского предмета третьего века? Очень просто. Они более яркие. С точки зрения современного искусства, они даже более красивы: ведь речь идет о вкусе не интеллектуала, но обывателя. Предмет, сделанный в Риме во времена, скажем, солдатских императоров, конечно, более привлекателен, чем образец времен Праксителя или Рима классической республики или даже классической империи. Это общая динамика вырождения и разложения, которая сопровождается наличием большого количества ресурсов. Вырождение проявляется не в том, что нет денег или технических средств, а в том, что нет позитивной динамики, нет внутреннего драйва, поэтому наиболее адекватное средство выражения здесь - элементарное украшательство.

В. Мизиано: Твоя диагностика современного вкуса снайперски точна. Варварское украшательство - это действительно стилистическая черта современного искусства, самых разных его разновидностей, но которые претендуют сейчас на то, чтобы стать официальным искусством путинской России. Наблюдается здесь и тяготение к тяжелым материалам - бронзе, позолоте, предъявленной трудоемкости и рукотворности, к избыточной пластике и перегруженной образности. Верна и отмеченная тобой образная вторичность. Только я бы уточнил, что римейк сегодня может быть не только исторический, но и глобализированный. Я имею в виду наличие продукции, которая вторична не только по отношению к искусству прошлых эпох, но и по отношению к современным ей другим видам изобразительной продукции - клипам, рекламе, видеоиграм и т.п.

Б. Кагарлицкий: Римейк необязательно историчен. Он может быть расположен по отношению к оригиналу не в хронологическом порядке, а в географической последовательности. Объектами римейкования, если так можно выразиться, могут быть не только произведения и объекты прошлого. Это может быть чужое, американское, это может быть глобальное… Берется некий объект другой культуры, а потом осмысленно или бессмысленно используется. Скажем, американский римейк на французскую «Никиту» суть «Никита» для другого вкуса, а именно для вкуса американского.

Тут есть еще один важный момент. Искусство 20-х - 30-х годов: его информационным культурным контекстом был жесткий, агрессивный, брутальный контекст политической пропаганды. Он был един и для политизированного, и для неполитизированного искусства. Если взять западноевропейскую и особенно американскую ситуацию 50-х - 60-х годов, то здесь глобальным контекстом будет контекст рекламы: реклама как главный культурный феномен, который всюду доминирует, всюду присутствует. Можно либо всецело принимать эти контексты, вписываться, либо протестовать против них, либо от них убегать. Контексты определяли весь культурный поток.

Теперь же мы видим культурный поток «попсы». Что такое «попса», понятно и без дефиниций. И тут тоже есть очень важное обстоятельство. С одной стороны, мы действительно опираемся на классику, традицию, если угодно, историчность, с другой стороны, попса дает некую норму того, что «пипл хавает». В связи с этим «попса» периодически начинает претендовать на то, что она находится в каких-то отношениях с классикой. Классика же превращается в «попсу». Иногда эти сочетания бывают не столь катастрофичны. Взять хотя бы фильм «Идиот». Фильм сам по себе неплох, однако с точки зрения культурного контекста весь этот проект создания телевизионной классики - будь то «Доктор Живаго», будь то «Идиот» - констатирует совершенно чудовищный духовный кризис. Начнем с того, что эти фильмы призваны не заменить книги, а напомнить об их существовании, что еще хуже: они полны позитивного пафоса вернуть в обиход русской культуры роман «Идиот» Ф.М.Достоевского, вернуть Достоевского в русскую культуру! Или вернуть Пастернака в русскую культуру! Как их вернуть? Снять по ним телесериал. Другим способом их уже невозможно вернуть в массовое сознание. Так Достоевский превращается в мыльную оперу. Триумфом этой культурной катастрофы, ее вершиной было то, что произошло после окончания показа фильма «Идиот», когда массовые издательства начали выпускать покетбуки с «Идиотом» Достоевского - так же, как до этого они выпускали книжки о «Моей прекрасной няне» или Дарью Донцову. Я видел в киоске рядом с моим домом, где продается вся эта продукция, объявление с подобным содержанием: «У нас есть свежий номер журнала «Астерикс и Обеликс», а также роман Достоевского «Идиот». И кадры из фильма на обложке… Это начало, симптом культурной катастрофы, которая в каком-то смысле уже необратима. Я имею в виду, что после этого в контекст классической культуры невозможно вернуться без каких-то потерь и переосмысления. Такого рода способы возвращения в классическую культуру равнозначны приходу зомби. Это означает, что всё умерло. А это, в некотором смысле, более трагично, чем если бы классику вообще не читали.

Подростки же, которые не читали роман «Мастер и Маргарита» вовсе или читали его иначе, чем люди нашего поколения, оценивали фильм с точки зрения спецэффектов. Поэтому, например, наибольший интерес у всех вызывал кот Бегемот - но не как образ или концептуальная работа режиссера, а как корректно сделанный спецэффект. Классическая литература полна возможностей для спецэффектов…

В. Мизиано: Спетцэффект - это ведь, помимо римейка, еще одна поэтика современного культурного мейнстрима. Именно на нем построены фильмы «Ночной дозор» и «Дневной дозор», именно к нему прибегают художники, злоупотребляющие фотошопом, и т.д. Сюда же относится и триумфальное принятие в Москве, после многих лет изоляционизма, архитектора Норманна Фостера, этого английского Церетели. Его архитектурная «попса» вся построена на техноспецэффектах. Исключительная популярность поэтики спецэффектов, на мой взгляд, состоит в том, что присущая ему компонента технологического аттракциона помогает власти наглядно предъявить свою причастность к современности, к той модернизационной риторике - «прогресс», «реформа», «преобразование», «обновление», «перемены», - о которой ты говорил.

Б. Кагарлицкий: Кроме того, технологическое переусложнение выступает как необходимое доказательство серьезности работы. Но опять же, это не барочная сложность: в барокко избыточность была совершенно оправданна. Барочные фигуры так полны внутренней энергии, что она как бы вырывается из фигуры. Это какой-то вихрь внутренней стихии. Но при этом все сделано с соблюдением геометрических пропорций - вроде бы и можно, а вроде и нельзя. Напротив, важная сторона спецэффекта в кино как раз в том, чтобы сделать то, чего на самом деле заведомо быть не может, и зритель это осознает. А в архитектуре… В этой поэтике спецэффектов усложнение искусственное, механическое. Вот к этой детальке прикрепим следующую, а затем и третью, а сверху и четвертую… Детский конструктор в руках неумелого ребенка, который еще не очень понимает, что он хочет построить, становится прообразом такой архитектуры.

В. Мизиано: Однако в той гиперурбанизированной и гипердизайнированной среде - в среде гиперсовременности (hypermodernity) , которая и есть идеал современного правящего класса, - какое в ней будет отведено место культуре и искусству? В советскую эпоху, в той мере, в какой она продолжала традиции Просвещения, этим сферам деятельности приписывались познавательные и воспитательные функции. В ХХ веке инновативная функция закреплялась за современным искусством и за фундаментальной наукой - как в СССР, так и в западных обществах. А ныне и в ближайшей перспективе? Пока ничего, кроме того, чтобы быть частью досуга, индустрии развлечений, украшением праздной повседневности правящего класса, ничего другого искусству, похоже, не предлагается…

Б. Кагарлицкий: Постсоветское пространство уникально в одной парадоксальной особенности: в том, что здесь встретились два вырождения. С одной стороны, продолжается вырождение советской культуры. Нынешний новороссийский режим, конечно, может быть расценен как новый режим, но может быть расценен и как заключительная, эпилоговая фаза вырождения советской системы. Мы продолжаем жить в старой инфраструктуре: старые дороги, старые заводы, старая система образования, университеты, которые как-то поддерживаются старыми преподавателями, - это то, что мы имеем. Не становление новой системы, но финальный этап разложения старого. Современная политэкономия России - это политэкономия червей, которые живут в трупе и пытаются из этого трупа что-то для себя организовать, какой-то активный организм. Это не муравьи, которые могут построить, а черви, они могут лишь продолжать потреблять эту разлагающуюся плоть.

С другой же стороны, в качестве некоего рецепта спасения, принципа обновления этой вырождающейся структуры, берется современный капитализм, который сам тоже является вырождающимся, деградирующим явлением. Вот и встречаются два вырождения. Но вырождаются-то они по-разному - деградация и развал советских систем происходят совсем не так, как разложение мировой системы западного капитализма. Поэтому тут возникают очень странные парадоксы, когда некий симптом вырождения одной системы воспринимается в другой системе людьми как некое обновление, как спасение, как пример динамизма, пример жизни, жизненности, современности. И здесь присутствует некоторый элемент радостного умиления, которое на самом деле выдает всё того же варвара или дикаря.

Эта ситуация интересна в культурном плане, так как не всё то, что хорошо, - эстетически ценно, и не всё, что эстетически ценно - хорошо. В данном случае достаточно мрачная ситуация в обществе может быть в каком-то смысле интересна с точки зрения этого парадоксального наложения двух тенденций деградации.

В. Мизиано: В художественном контексте эта «встреча двух вырождений» отказалась тематизирована в работе дуэта Дубосарского и Виноградова. Именно на их полотнах сенильной кистью соцреализма воссоздан позднекапиталистический китч…

Б. Кагарлицкий: Нельзя забывать, что китч - это тоже современность. Если современность - это китч, то китч - это современность. Соответственно, китч не выглядит чем-то неприличным или пошлым для художника, потому что это своего рода реализм. Во всяком случае, он адекватен реальности с точки зрения художника.

Вернемся все же к пониманию искусства как формы познания бытия. Это классический гегелевский, марксистский, а исходно - просвещенческий пафос, который утвердился в эстетике с XVIII века. Искусство выступает как форма познания бытия, но форма специфическая, поскольку через искусство можно познать то, что нельзя познать рационально. В этом смысле искусство очень важно именно для классического европейского проекта. И сила и слабость европейского интеллектуального проекта, начиная с античности, состоит в том, что происходит разделение мистическо-интуитивно-религиозного элемента и рационального научного исследования и знания. С одной стороны, это грандиозный прорыв. Благодаря этому становится возможным научный прогресс человечества, который основан в значительной мере именно на этом разделении. Но это разделение не обходится без потерь, и именно поэтому в европейском проекте рядом с наукой всегда имеет место искусство. Искусство становится очень важным контрапунктом по отношению к рациональному типу европейского сознания. Романтизм начинается отчасти как некая эмоционально-культурная компенсация буржуазного рационализма. В этом контрапункте искусство и существует. Очень остро это всё возобновляется в XX веке со всеми его технологическими, индустриалистскими увлечениями.

Теперь же действительно происходит опасный обратный процесс: искусство утрачивает связь с познавательным процессом, оно более не может находиться на позициях контрапункта. Оно становится безделицей, игрушкой, частью досуга и начинает утрачивать, как ни странно, именно эстетический смысл, потому что эстетический смысл не может существовать вне культурного содержания. Когда он начинает утрачиваться, то исчезает и принципиальная разница между прикладным искусством и искусством в его традиционном европейском значении. Пропадает критерий, который позволил бы отличить искусство от неискусства. Происходит размывание границ между искусством и дизайном. Цель некоторых художников сводится к противопоставлению своего творчества миру дизайна и эстетизации постиндустриального быта за счет нарочитой бессмысленности художественного предмета, художественного акта.

Порой говорят, что граница между авангардом и коммерческим искусством проходит там, где объект можно продать. Авангард - это то, что нельзя продать, а исходя из этого, делается вывод, будто весь авангард, который был уже принят в качестве классики, с того момента как он начинает продаваться, перестает быть авангардом. Творчество Малевича было авангардом, условно говоря, всё то время, пока никто не понимал его и не хотел купить, - по крайней мере, в мещанском буржуазном этом мире.

Это очень привлекательный тезис, но очень спорный. Способность элит покупать и продавать то или иное произведение искусства не является самодостаточным показателем. Потенциальные покупатели могут быть принуждены к признанию данной ценности. Кроме того, эта ценность может объективно существовать. Точнее, она может быть принята как некий общественный консенсус, некое сложившееся в этом обществе представление о прекрасном, которое разделяется всеми классами в той или иной мере. Поэтому, когда искусство нарочито бессмысленно, оно бессмысленно для всех. От этого оно, однако, не перестает быть продаваемым (продается и покупается всё), кроме того, оно теряет очень важный конструктивный пафос.

В. Мизиано: Вопрос, который ты сейчас поднял, очень важен, и он в последнее время активно обсуждался в художественном контексте. Это проблема автономии искусства: насколько имеющиеся у него внутренние ресурсы позволяют ему сохранить дистанцию как от властных пропагандистских задач, так и от потенциальной конъюнктурности задач протестных, как бы нонконформистских?…

Б. Кагарлицкий: В связи с этим очень любопытно было бы узнать, что в конечном счете останется от того, что сейчас наполняет модные выставочные площадки? Характерно, что действительно выдающиеся произведения архитектуры смотрятся очень красиво и в руинах. Более того, у меня есть очень сильное подозрение, что античные здания смотрятся в руинах лучше, чем в исходном виде. Во всяком случае, античная руина стала очень важным эстетическим символом уже для следующих столетий. Руина значима тем, что она нефункциональна, она не имеет никакого значения, кроме эстетического. Парадокс в том, что современные сооружения и значительная часть современного искусства, я подозреваю, в руинированном виде превращаются в груду мусора, который не может иметь никакой эстетической ценности не только для следующих поколений, но и для этого поколения, если его, как говорят философы, распредметить. Мне представляется, что образ нашего будущего, центральный образ hypermodernity - киберпанк, как он был показан в «Bladerunner» («Бегущем по лезвию бритвы»). Мир киберпанка - посттехногенный мир, наполненный уже не романтическими руинами, а некими скоплениями бессмысленных, вышедших из употребления объектов.

У классического же искусства помимо прикладного, функционального измерения есть иерархия смыслов и есть некие цели. Сейчас это уходит из искусства, уже сейчас у него нет души, а если еще вынуть какой-то чисто технологический стержень, то не будет и предмета.

Причем есть еще одна вещь, о которой мы почему-то не говорим, - утрачено такое понятие классической эстетики, как прекрасное, понятие красоты. Это относится и к левым художникам тоже, это общая проблема. Понятие прекрасного как эстетическая категория теперь кажется наивным.

В. Мизиано: По этой проблеме идет обширная полемика. Американский теоретик Артур Данто настаивает в своих работах на реактуализации категории прекрасного, однако его идеи вызывают возражения. Красота сегодня слишком легко подменяется гламуром, идет с ним рука об руку. Мне ближе не столько категория прекрасного, сколько то, что по-английски можно назвать complexity, т.е. сложность, комплексность, многомерность высказывания.

Б. Кагарлицкий: Гламурность - это не красота. Это совсем другая категория. Венера Милосская совершенно не гламурна.

В. Мизиано: Твоя апелляция к категории классической эстетики - к прекрасному - крайне симптоматична. Ставка власти на гламур и попсу подводит к проблеме: как стратегически нацеливать сопротивление? Похоже, что современное культурное сопротивление нельзя уже назвать контркультурой по историческому прообразу. Ведь контркультура 70-х была именно «против культуры» - в той мере, в какой власть тогда апроприировала авторитет этой идеи. Сейчас же сопротивление в противостоянии официальному вкусу должно реконститурировать именно идею культуры, высокой культуры, идею ценности интеллектуальной составляющей творчества.

Б. Кагарлицкий: Я бы сказал, что власть всеядна. Она берет всё. Нельзя сказать, что власть апроприирует китч, а выбрасывает за борт, скажем, оперу. И это тоже симптом утраты критериев. «Anything you catch is fish»: ботинок, консервная банка, осьминог - всё оказывается в одной категории, всё сваливается в одну кастрюлю, а вот на выходе всё равно получается китч, что бы ты туда ни положил.

В. Мизиано: И все-таки единственная форма сопротивления, которая сегодня имеет место, - это попытка создания того, что мы в одном из номеров «ХЖ» определили как «зоны автономии» и «зоны солидарности». Я имею в виду социальные сети, где осуществляются попытки поддержания подлинного познавательного диалога, лабораторные и интимные формы которого альтернативны коррумпированным каналам массовой коммуникации и дистрибуции.

Б. Кагарлицкий: В качестве комментария к феномену «зон автономии» и «зон солидарности», могу поделиться впечатлениями от состоявшейся недавно в московском Центре современного искусства выставки «Самообразование». У меня возникло сильное, может быть, ложное ощущение, что это высказывание для «своих». И вот это наиболее серьезная проблема, которая связана с художниками сопротивления, и шире - со средой интеллектуалов из «зон автономии» и «зон солидарности». Ведь интеллектуальное высказывание, будь то книга или статья, может быть адресовано гораздо более широкой публике. Более того, оно может быть сформулировано таким образом, чтобы затем прочитываться на нескольких уровнях. По мере того как я сталкиваюсь со средой левых художников (есть ли левые художники? - это отдельная тема), радикальной художественной средой, у меня нарастает ощущение ее осознанной геттотизации, самогеттотизации. Да, мы отвергаем некоторые системные вещи. Отвергаем установившийся общественный порядок, и нам этого, по большому счету, достаточно. Мы общаемся друг с другом, все вместе дружно отвергаем определенные нормы и живем, наслаждаясь художественными высказываниями, творческими актами, которые ценны для нас в той мере, в какой мы составляем единую среду, отвергающую этот социум.

Но беда в том, что есть еще такое понятие, как публика, и, когда вы создаете свою собственную сегментированную, геттотизированную публику, это очень опасно. Это-то меня больше всего испугало. На вернисаже я обнаружил, что знаю всех присутствующих. Так не должно быть! Должны быть люди, которых я не знаю. Ведь это означает, что среда настолько замкнутая, настолько крошечная, что можно знать каждого ее участника в лицо. В этой среде устанавливаются свои критерии успеха или поражения, хорошего или плохого, более глубокого или менее глубокого. Но они никак не связаны с существованием миллионов людей, которые не являются потребителями такого рода искусства. Получается своего рода культурный расизм, потому что мы оставляем всех остальных на произвол Церетели, Клыкова, Лужкова, кого угодно. Мы оставляем, условно говоря, обывателя, причем мирясь с тем, что он обыватель. Классический проект сопротивления предполагал, что обывателя можно превратить в гражданина, и искусство играло в этом не последнюю роль.

В. Мизиано: Однако культурное и художественное сопротивление эпохи модернити опиралось на присущие той эпохе мощные общественные движения. А есть ли сегодня общественные движения, которые могли бы восполнить обозначенные тобой социальные узость и разрыв?

Б. Кагарлицкий: Общественные движения как раз есть. Они довольно слабые, но динамика видна. В России впервые со времен революции можно говорить о существовании рабочего движения: это видно по забастовкам, по акциям протеста. Можно отслеживать еженедельную сводку акций протеста. Несколько дней назад я встречался в Питере с Алексеем Эмановым - легендарным уже лидером профсоюза на «Форде». Он объяснял, что нужно оформить помещение для центра обучения активистов, который они создают. Чем не работа для художников? Уверяю тебя, эстетика «Самообразования» здесь как раз идеально подходит! На выставку «Самообразование» мало кто из социальных активистов зайдет. Надо, чтобы выставка пришла к ним.

Здесь важное отличие этого искусства от авангарда и радикального искусства начала ХХ века. Не факт, что авангард нравился массам, но авангард себя постоянно предлагал массам, навязывал. Революционный авангард был ориентирован на то, чтобы взаимодействовать не с ценителями и художниками, а со всем обществом. Понятно, что одни делали монументальную пропаганду, другие делали гораздо более специальные вещи для узкого круга, но это был единый контекст. Вещи делались не на выставку, не для музеев. В этом смысле и у радикального искусства, и у художественной попсы есть одна общая черта, которая мне очень не нравится: это разрушение социального смысла. Практиковавшие эпатаж - epate le bourgeois, авангардисты хотели, чтобы буржуа пришел в ужас, ярость, испугался, возмутился этим искусством. Здесь же никто никого не собирается эпатировать, потому что буржуа идет по своим делам, а радикальные художники идут по своим и все, в общем, счастливы. Вот в чем проблема - не является ли это тоже формой конформизма? Не является ли существование в гетто разновидностью конформизма, даже если этот конформизм благопристойный и радикальный?

В. Мизиано: Тем более, что - как часто любят повторять оппоненты социального ангажемента в искусстве - существуют гранты, социальные программы, которые поддерживают такого рода искусство, любые формы художественных протестных высказываний. Однако можно ли это осуждать? Нельзя ли усмотреть в этом естественную тенденцию общества к поддержанию критики самого себя?

Б. Кагарлицкий: Но это же и способ управлять подобными процессами!

В. Мизиано: Конечно. И власть заинтересована, чтобы это пространство оставалось сегрегированным. Однако сам факт того, что ныне происходит фрагментация некогда достаточно гомогенного культурного пространства на замкнутые круги культурного производства и потребления, - не есть ли это один из наиболее характерных и нуждающихся в осмыслении феноменов современности? Я хочу сказать, что факт сегрегированности «зон автономии» и «зон солидарности» предопределен некими глубинными общественными закономерностями.

Б. Кагарлицкий: С одной стороны, происходит фрагментация общества, причем не только на уровне культуры, но, даже в большей степени, на социальном уровне. В отличие от социального расслоения она происходит по горизонтали, в горизонтальных связях. Ее отличие от социальной стратификации заключается в том, что люди как раз не могут объединиться в один класс или в одну страту, потому что есть масса специфических особенностей, которые их разъединяют. С другой же стороны, такого рода фрагментация (точнее, явление ей аналогичное) существовала всегда: например, кастовое деление. Попытки некоторых индийских коммунистических социологов изобразить касты как некий прообраз класса или хотя бы сословия оказались абсолютно провальными. Дело в том, что касты функционируют именно так, чтобы не допустить формирования устойчивой классовой структуры со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вся история мирового общества может быть описана как борьба тенденций социальной интеграции с тенденциями социальной фрагментации. Если проследить историю с древних времен до последнего времени, можно видеть, что иногда нарастает тенденция фрагментации, иногда нарастает интегративная тенденция. Общество, растущее, развивающееся и проходящее через период революции либо каких-то радикальных реформ, которые требуют коллективной воли большой массы людей, проходит период консолидации социальных групп. Эти группы консолидируются друг против друга. Поведение людей будет меняться в зависимости от того, к какой группе они себя причисляют.

Тут выявляется различие между подходами «левых» и «правых». «Левые» пытаются консолидировать социальные группы, для «правых» очень типично стремление к максимальной фрагментации. Отсюда возникает авторитарный, манипулятивный тип управления людьми: чем более они фрагментированы, чем меньше они способны взаимодействовать, тем больше они нуждаются в жестком координировании извне.

Поэтому в принципе существующая фрагментация вполне естественна, она имеет корни в истории. Здесь важно понять, какова наша роль как интеллектуалов, людей искусства, людей политики и т.д. Куда направлен вектор наших собственных усилий? Являемся ли мы сами фактором, усиливающим эту фрагментацию? Или, наоборот, фактором, противодействующим этой фрагментации, создающим некие новые механизмы коллективной сборки? В этом смысле культура является мощнейшим фактором консолидации, как это хорошо описано, в частности, у Антонио Грамши. Процессы консолидации и процессы распада оформляются через культурные проекты. Должен сформироваться единый культурный контекст. В этой-то ситуации личная ответственность очень велика и, как ни странно, в этой ситуации у меня больше претензий как раз к радикальному искусству, чем к официозу. Потому что официоз говорит сам за себя, т.е. за власть, а значит, изначально против консолидации.

В. Мизиано: В таком случае, если мы действительно видим нашу задачу в социальной сборке, то возникает необходимость прояснить тактику. С чем идти? Каковы пределы компромисса с теми структурами, с которыми приходится вступать в диалог в ходе работы по восстановлению целостности общественного пространства? Ведь наше высказывание оказывается в пространстве самых разных фрагментированных субкультур, разных коммуникационных каналов, разных дискурсов! И неизбежно нам предстоит фигурировать в контекстах власти, так как она все более и более берет художественную, как и любую другую репрезентацию под контроль. Есть вероятность того, что наше высказывание будет искажено, потеряет свой первоначальный смысл…

Б. Кагарлицкий: Я постоянно имею дело со средствами массовой информации. Я установил для себя один простой принцип: перефразируя персонажа из «Молчания ягнят», можно сказать, что нужно стремиться к простоте высказывания. Ведь телевидение урезает реплику до десяти-пятнадцати секунд. Следовательно, если твое высказывание составляет 35-40 секунд, то его скорее всего извратят во время редактуры. Каждая фраза должна занимать не более 15 секунд (желательно меньше), чтобы при монтаже не произошло сознательного или несознательного извращения. Простота высказывания всегда адекватна ясности позиции.

Ты упомянул о художниках и интеллектуалах, которые получают гранты. Вот в этом я к ним не в претензии. В левых кругах некоторые любят обвинять других в получении грантов. А потом сами, оказавшись в подобной ситуации, бегут за грантом в припрыжку. Конечно, глупо упускать такую возможность. Мы вынуждены существовать в рамках этой системы и должны иметь представление об эффективности, т.к. «нельзя жить в обществе и быть свободным от общества», как это ни банально.

Успешность же или неуспешность той или иной тактики зависит от того, насколько эта тактика соответствует поставленной цели. Наша проблема не в том, что у нас неправильная тактика, наша проблема в том, что мы не можем сформулировать цели. Если нечетко сформулирована цель, стратегическая задача, то нельзя оценить и тактику, тогда ускользают любые критерии. Мы можем говорить о противостоянии, но это не может быть просто противостояние. Это должно быть противостояние через систему социальной консолидации, не спиной к обществу, но лицом к нему, что особенно важно. Тут мы можем начать предпринимать какие-то шаги и оценивать их как правильные или неправильные. В противном случае мы не можем никого критиковать. Любое осуждение при отсутствии четко сформулированных целей и задач превращается в сплетни, в сведение личных счетов.

Левые претендуют на то, что их «левизна» может быть фактором консолидации. При этом консолидироваться политически им не удается, что, на мой взгляд, и невозможно. В этом проявляется сила плюрализма. Хуже то, что они не могут консолидироваться на уровне языка, на уровне культуры и эстетических предпочтений, что было, например, в 60-х годах. То же касается и социального натурализма конца XIX века и школы авангарда, которые сосуществовали параллельно: у них были разные эстетические языки, но при этом была некая общая система отсчета, культурного видения, в рамках которой они и вели полемику. Теперь это в значительной мере утрачено. Для нас сейчас важно создание контекстов и открытость общению и взаимодействию.

Над материалом работала Полина ЖУРАКОВСКАЯ

ЭПОХА РЕАКЦИИ

Конец ХХ века казался полным отрицанием всего того, что составляло смысл и содержание уходящего столетия. Не случайно модный философ Френсис Фукаяма принялся писать о конце истории. Все идеалы, ради которых люди боролись и умирали, все лозунги, под которыми прошла эпоха, были отвергнуты, осмеяны и объявлены лишенными всякого смысла. Казалось, какой-то по волшебству перевел стрелки на часах истории на сто лет назад, но не остановил эти часы, а сломал их, чтобы они никогда уже не смогли пойти.

Технологические знания, накопленные за сто лет, остались с нами, но не общественный опыт.

ХХ век был веком борьбы за социализм. Борьбы трагичной, кровавой, по большей части неудачной. Итогом столетия была “всеобщая уверенность”, что капитализм представляет собой единственно возможную, естественную и вечную форму человеческого общежития. ХХ век начался с революции в России, а заканчивался реставрацией. Над страной вновь взмыли византийские двуглавые орлы. Идеи Адама Смита, считавшиеся устаревшими к концу XIX столетия, были объявлены абсолютной истиной, на которой должна остановиться всякая экономическая теория. Но самое главное - политики, идеологи и интеллектуалы, сделавшие карьеру на пропаганде социалистических идей, теперь продолжали свою карьеру в качестве их разоблачителей.

Разумеется, такое происходит не случайно. Итогом “эпохи войн и революций” оказалась реставрация и реакция.

Тут нет ничего удивительного. Всякое перенапряжение общественного организма приводит к подобному возврату назад. Если почти за целый век, несмотря на огромные жертвы и усилия, мы не достигли той цели, ради которой была начата великая историческая борьба, совершенно естественно, что вера была поколеблена, а силы подорваны.

Идея потребления и стремление к индивидуальному успеху сменили великие цели, ибо остались единственными убедительными стимулами, единственными принципами, понятными и самоочевидными для разочарованного общества.

Отвергнув коммунистические режимы, народы Восточной Европы радостно бросились в плавание к берегам буржуазного процветания. Их западные соседи тронулись в путь одновременно с ними. Ведь победа над коммунизмом означала конец старого социального компромисса, заключенного буржуазной элитой с низшими классами. Этот компромисс был не более, чем побочным продуктом великой революционной борьбы. Поражение революции знаменовало закат реформизма. Правящие элиты получили возможность, наконец, реализовать собственную повестку дня, восстанавливая в максимально возможном объеме “старый порядок”, поколебленный катаклизмами ХХ века.

Наступившая реакция, конечно, не означает механического возврата назад. Тем более, не означает она отказа от технических достижений предыдущей эпохи. Как раз наоборот, новые технические идеи должны быть использованы для того, чтобы закрепить или вернуть к жизни устаревшие социальные и экономические отношения. Точно так же как железные дороги и пароходы в 1820-е годы призваны были укрепить консервативный порядок “Священного Союза” в Европе, потрясенной бурей Французской революции, так сегодня компьютеры, телекоммуникации и прочие радости новой технологии были использованы для того, чтобы укрепить капитализм в его самой примитивной форме.

Торжествующий принцип предполагает бесконечную и безжалостную гонку за прибылью. Приличия отброшены, сдерживающие факторы отменены. Устаревший социальный контракт выброшен на свалку истории, а вместе с ним традиционная (в том числе - буржуазная) культура, мораль. Пока в Восточной Европе жаловались на “дикий капитализм” и мечтали о сближении с “цивилизованным Западом”, на Западе капитализм дичал.

На Востоке Европы, однако, имели место особые обстоятельства. Крушение коммунистических режимов сопровождалось хаосом “переходного периода”. Впрочем, именно шок, вызванный начавшимся хаосом, помог людям пережить происходящее. Все были уверены, что переходный период должен закончиться, а за ним наступит “нормальный” капитализм с неизбежным благосостоянием.

И вот, наступила новая повседневность. Она закрепила и упорядочила именно то, что казалось самым отвратительным и неприемлемым в период “перехода” - новую логику человеческих отношений. Для большинства временные проблемы стали постоянными. Некоторым удалось преуспеть. Но разве деньги в кармане решают все проблемы? Жалуются все, даже те, кто добился успеха. Комфорт потребления оказался основан не только на социальном неравенстве, но и на отчуждении личности. А свобода рыночных сил оказалась далеко не равнозначна личной или политической свободе. В обществе, где граждане чувствуют себя неуверенно и боятся неопределенности жизни, государство тоже имеет основания бояться непредсказуемости граждан. Чем больше бедных, тем больше недовольных. Чем больше недовольных, тем больше расходы на содержание тайной полиции. Кто сказал, что граждане боятся государства, а не наоборот? Страх государства перед гражданами куда сильнее! Он предопределяет политику. Он диктует принимаемые решения. Он становится основой политических институтов. Это государственный страх, возведенный в принцип отношений между властью и обществом. Госстрах.

На первый взгляд основные потрясения в Восточной Европе уже позади. Капитализм нормализовался. Увы, ужасы переходного периода оказались не так страшны, как кошмар буржуазной повседневности.

Деньги стали единственным мерилом успеха, критерием и целью одновременно, и многие научились их зарабатывать. Старые знания, квалификация, опыт обесценились, но многочисленные гуру рыночной экономики предлагают нам новые рецепты преуспеяния. Востребованы новые знания, появляется спрос на людей, обладающих не слишком важными в прошлом качествами. А с другой стороны, разве способность приспосабливаться к начальству, умение угождать вышестоящим, соглашаться с господствующим мнением, служившие залогом успешной карьеры в старой партийной бюрократии, оказались невостребованными в новой, корпоративной бюрократии или в администрации современных политиков? Все эти достойные качества передаются из поколения в поколения, обеспечивая ту реальную преемственность, без которой не может успешно существовать никакое общество.

Приспособление к обстоятельствам - лозунг любого консервативного порядка, общественного и частного. Но не всем дано добиться всего. Консервативное общество обречено на резкое снижение социальной мобильности. Все остаются на своих местах. Каждому - своё. Рабочий будет рабочим, предприниматель останется предпринимателем, а бюрократ - бюрократом. Капитализм обещал динамизм, перемены. А эра новых технологий манила безграничными возможностями самореализации. Однако возможности индивидуальной самореализации на фоне отсутствия социальных перемен оказываются иллюзорными. Мы напоминаем Алису из сказки Льюиса Кэрролла, которой приходилось очень быстро бежать, чтобы остаться на месте. Гонка за призом оборачивается борьбой за выживание.

Крупный капитал поглощает мелкий, корпорации выдавливают с рынка независимых бизнесменов. Подняться наверх всё труднее, чем спуститься вниз. Чем стабильнее общество, тем более жестко действует это правило.

По мере того, как надежда на индивидуальный успех слабеет, усиливается потребность в коллективном решении. Но такое коллективное решение далеко не всегда воплощает в себе торжество коллективизма и солидарности. Группа людей, объединяющейся для того, чтобы улучшить своё положение, может быть профсоюзом, гражданской организацией, партизанским отрядом или художественной мастерской. Но она может быть и обыкновенной бандой.

В 1930-е годы ХХ века Эрих Фромм, наблюдая подъем фашизма в Германии, констатировал, что мелкая буржуазия, столкнувшись с жесткими правилами “свободного рынка”, утратила веру в свободу. Если свобода означает потерю безопасности, от неё надо прятаться, надо бежать. Начало XXI столетия демонстрирует ту же тенденцию. Миллионы людей фактически деклассированны. Бросившись (добровольно, и не очень) участвовать в увлекательной гонке, они утратили своё прежнее место в мире, но не обрели нового. Ультраправые идеологи предлагают им простой и немедленный выход: надо избавиться от “чужих”, “других”, “пришлых”. Тогда место расчистится, ваши шансы повысятся.

Неофашистские, расистские, ксенофобские движения, расплодившиеся по всей Европе к началу XXI века представляют собой крайнее выражение общего торжества реакции. Это последняя, отчаянная попытка поверженного обывателя приспособиться к системе, которая всё равно использует его в качестве “человеческого материала”, не более. Страх перед системой иррационален для тех, кто не вооружен рациональным мышлением. Чем менее рационален страх, чем менее понятны его реальные источники, тем легче его переадресовать. Можно бросать вызов обществу, не вступая в борьбу против общественного порядка, можно почувствовать себя борцом и радикалом, не рискуя радикально и последовательно мыслить.

Именно поэтому всякий бунт, не опирающийся на рациональное понимание противоречий общества, сам по себе является одновременно и порождением и фактором реакции. Эта реакционная оппозиция усугубляет безвыходность общего существования. Правящий класс отвергает её во имя политической корректности, поскольку альтернативой политкорректности в сегодняшнем обществе был бы не возврат к патриархальной традиции, а хаос, война всех против всех. Это не входит в планы правящего класса, стремящегося к стабильности. Но реакционный люмпенский бунт всё равно предпочтительнее для элит, нежели классовая борьба. А потому как консервативная, так и либеральная элита, лицемерно возмущаясь растущими проявлениями нацизма и расизма, одновременно поддерживает интерес к этим идеям, давая возможность огню расовой ненависти потихоньку тлеть, не доводя, однако, дело до серьезного пожара.

Опыт истории, впрочем, показывает, что удерживать такие процессы под контролем не всегда удается. Ситуация может измениться, да и стратегия - тоже. Сегодняшние экстремисты и клоуны при благоприятных обстоятельствах обращаются в столпов системы (к чему они, в сущности, и стремятся).

И всё же, рациональную мысль убить не так легко. И не так просто заморочить всем голову рассуждениями о новой эпохе, во имя встречи с которой мы должны отбросить весь накопленный веками опыт критического мышления.

Ссылки на подвижность и гибкость реальности, изменившейся под влиянием новых технологий, лежали в основе бесчисленных постмодернистских теорий, от откровенно охранительных, до почти революционных, в духе “Империи” М.Хардта и Т.Негри. Однако под покровом “новой реальности” всё более обнажаются всё те же традиционные противоречия, которые лишь сменили облик.

В XIX веке железные дороги и пароходы, с энтузиазмом внедрявшиеся лидерами “Священного Союза” не предотвратили новых революций. Технически укрепив “старый режим” в краткосрочной перспективе, новая техника способствовала развитию и обострению конфликтов, которые в конечном итоге взорвали общество.

То же самое ожидает нас и в XXI веке. На смену реакции неизбежно идет новая революционная волна. Её первые признаки мы уже видим - в массовых демонстрациях протеста, охватывающих Западную Европу, в социальных форумах, в поднявшей знамя социализма Венесуэле, в крестьянских движениях Бразилии и Боливии.

Но надо не просто ждать новую волну, а действовать сегодня. И порой, когда, перефразируя Маркса, “критика оружием” не стоит в повестке дня, самым мощным и эффективным оказывается “оружие критики”.

Для того, чтобы успешно преобразовать общество, надо понять его. Отбросить мусор пропаганды. Задавать конкретные вопросы, находить убедительные, недвусмысленные ответы. Перестать верить в идеологическую мистику, научиться языку политической экономии. Научиться, как говорил Брехт, “не смотреть, а видеть”.

Рабочее движение, социалистическая идеология проиграли в ХХ веке первый акт своей борьбы. Но это был только первый акт. Мы обязаны продолжить дело, начатое на баррикадах Парижской Коммуны и московской Пресни. Мы принадлежим к той же истории, которая никогда не прекращалась, и не замедляла свой бег. Просто она не развивается по прямой.

Исторический опыт ХХ века становится опорой, на которой мы строим свою собственную практику - новаторскую и творческую, но немыслимую без понимания, освоения и осмысления своего прошлого, своих традиций. Многого можно стыдиться, но нельзя отказываться.

В эпоху реакции массовое сознание утрачивает веру в социальный прогресс. Веру, являвшуюся самоочевидной на протяжении большей части XIX и XX века, подхлестывавшую великие народные движения и героические личные поступки совсем ещё недавнего прошлого. Однако и это не ново - поражение Французской революции разочаровало народы ничуть не меньше, чем крушение советского эксперимента. Всё равно, даже утратив веру в прогресс, люди не утрачивают надежду. А потому борьба масс продолжается стихийно и порой неосознанно даже тогда, когда господствующая идеология кажется непоколебимой.

Если Великая французская революция свергла в Европе старый режим и утвердила основы буржуазной цивилизации, если полтора века спустя эта цивилизация была опрокинута красными революциями, если к концу ХХ века режимы, порожденные этими революциями, сами пали жертвами либеральной реставрации, с чего вы взяли, что на этом история кончается? Новый век станет эпохой гигантских социальных преобразований или он действительно станет концом истории. В том смысле, что придет конец всей нашей цивилизации. Писать историю будет не для кого. Мы вступаем в зону риска. Поиск мещанского благополучия (вполне, кстати, понятный и естественный на уровне индивидуального сознания) завел нас в тупик неопределенности, в ситуацию, когда безопасности больше нет, а покой давно уже никому даже не снится.

Ну, что ж! Перемены, так перемены. Риск, так риск! Надо принять вызов истории, но не для того, чтобы, зажмурившись, броситься навстречу неизвестному будущему, а чтобы создать его.

Как было сказано в замечательной песне XIX века: “своею собственной рукой”!

ЭПОХА ТУПИКОВЫХ ДИСКУССИЙ

Опубликовано в журнале: «Неприкосновенный запас» 2007, №2(52)

Советский Союз времен Леонида Ильича Брежнева вряд ли можно было назвать идеальным местом для развития свободных дискуссий и формирования новаторских идей. И уж в последнюю очередь - идей марксистских.

Строго говоря, 1970-е годы были временем, когда интеллигенция окончательно отвернулась от марксизма. Во всяком случае - та ее часть, которая задавала тон в неформальном идеологическом общении, не прекращавшемся ни на день с начала хрущевской оттепели. И вот парадокс: несмотря на преследования диссидентов, несмотря на ужесточение цензуры, явственно наступившее в 1972-1974 годах, несмотря на то что сама власть откровенно демонстрировала свою неприязнь ко всему новому, общество отнюдь не было чуждо духу свободной дискуссии. Проблема была в другом: насколько эти дискуссии были плодотворны, насколько они могли породить новые или просто адекватные, оригинальные идеи.

Критика сталинизма, публично начатая ХХ съездом КПСС, поддержанная и превращенная в более или менее связную идеологию усилиями редакторов и авторов «Нового мира», руководимого Александром Твардовским, дала толчок неизбежным идеологическим поискам. С того момента, как за разговоры перестали наказывать, страну охватили бурные идеологические дискуссии. Эти дискуссии переплетались с публичными «высказываниями» - будь то публикация книг, постановка спектаклей или университетские лекции. Но именно в разговорах на кухне, где эти публичные высказывания оценивались и обсуждались, формировалось реальное общественное мнение, здесь давались оценки и договаривались выводы, которые (по мнению говорящих) не мог или не решился сделать автор публичного высказывания, ограниченный цензурой и официальными условностями.

Никакая сила не могла уже остановить эту волну частных дискуссий, которая только усилилась после ухода Твардовского из «Нового мира» и «реорганизации» (а на самом деле - разгрома) редакции. Машинописные тексты самиздата были, в конечном счете, лишь документальным фиксированием этих массовых разговоров, более или менее внятным оформлением и систематизацией точек зрения, которые реально складывались в обществе. Власти могли преследовать авторов и распространителей самиздатовских текстов, но не могли остановить развивавшийся процесс. Другое дело, что гонения на самиздат имели ясный политический смысл. Ведь до тех пор, пока неофициальные мнения оставались неоформленными, можно было делать вид, будто их нет. Так, по мнению бюрократии, было бы лучше и для властей и для общества. Самиздат превращал тенденцию в явление, ощущение в факт, домашнее недовольство в политический протест и тем самым менял правила игры.

Функционеры тайной полиции и идеологическая стража партии регулярно изучали фиксируемые самиздатом проявления подпольной мысли, но вряд ли понимали их действительное значение. Власть имущих раздражал лишь растущий градус антисоветского пафоса в обнаруживаемых текстах. Если бы не этот пафос, со многими выводами авторов они, пожалуй, согласились бы.

Между тем, если внимательно следить за эволюцией неофициальной общественной мысли, можно было обнаружить две неуклонно нараставшие с середины 1970-х тенденции.

Первая тенденция состояла в том, что чем более закрытой становилась брежневская политическая система, тем более абстрактными и идеологизированными делались дискуссии. Причем это в равной степени относилось и к подцензурной, официально разрешенной общественной мысли, и к самиздату. Споры 1960-х годов имели практический смысл, даже если формально речь шла о событиях прошлого. За этими спорами следовали конкретные действия - от сноса памятников Сталину до попыток проведения хозяйственной реформы. Споры 1970-х были совершенно абстрактными. Они не только не были ориентированы на практические последствия, но, напротив, исходили из уверенности в невозможности какой-либо альтернативной практики сегодня, сейчас. Время как будто остановилось. Жизненный порядок брежневского СССР можно было отрицать тотально, всеобъемлюще именно потому, что существовало твердое и ясное ощущение того, что ничего изменить, реформировать или улучшить, произвести какие-то частные действия, ведущие к конкретным локальным результатам, все равно невозможно. Сознание интеллигенции стихийно становилось фундаменталистским, хотя сами носители этих идей считали себя (и субъективно часто были) людьми мирными и терпимыми. Соответственно рос спрос на «альтернативные идеологии», привлекательные не только своей цельностью и радикальной противоположностью официальным идеям «совка», но и отсутствием связи с пошлой и отвратительной повседневной жизнью. Источниками знаний о подобных идеях чаще всего служили исторические книги либо официальные же советские публикации, авторы которых специализировались на «критике буржуазных теорий».

В конце 1970-х годов два венгерских марксиста-диссидента, скрывавшиеся под коллективным псевдонимом Марк Раковский опубликовали по-английски книгу, где убедительно рассказывали о материализации идеологических фантомов, порожденных сталинской пропагандой. Дело в том, что образы либералов, «буржуазных националистов», меньшевиков и консерваторов неизбежно давались официальной пропагандой в гротескно карикатурной форме. Однако именно этот гротеск был единственным источником знания для многих. Отвергнув официальные доктрины, интеллектуалы обращались к либеральным, консервативным или национальным идеалам, представление о которых получали именно через подобную литературу. То, что вчера еще было гротеском и карикатурой, становилось реальностью. Эти карикатурные идеологии вступали в полемику друг с другом, что придавало идейным дебатам колорит высокого абсурда. В последующие годы, когда общество демократизировалось, а полуподпольные идеи получили официальное признание, мы все получили возможность насладиться этой эстетикой абсурда, тиражируемой миллионными тиражами газет, телевизионными передачами, радиопрограммами и закрепленной в методике университетских курсов.

Практическая социология, конкретное историческое знание, статистика - все это уходило на задний план, в лучшем случае привлекаемый для иллюстрации заранее известных тезисов. Эти иллюстрации могли быть богатыми, как в подарочных изданиях, но от этого суть дела не менялась.

Изолированность советского общества оборачивалась агрессивным идеологическим провинциализмом. Ведь 1960-е и первая половина 1970-х годов на Западе были временами бурного расцвета общественной мысли, причем в противовес СССР эти идеи развивались и обсуждались в тесной связи с социальной и политической практикой (успешной или нет - вопрос особый). И нет необходимости напоминать, что речь идет о времени расцвета «новых левых», остром интересе к марксизму и к возможностям его новаторского переосмысления или применения. По вполне понятным причинам весь этот пласт идей оставался за пределами идеологии советской интеллигенции. От него мы были отгорожены двумя барьерами. Не только официальные запреты препятствовали проникновению в страну подобных подрывных идей, но и сознание критически мыслящей интеллигенции было совершенно не готово к их восприятию.

Отсюда вполне понятной становится и вторая тенденция «длинных 1970-х». По мере нарастания интереса к различным версиям либерализма и национализма левые идеи утрачивали свое влияние среди интеллигенции. Немногие авторы, сохранявшие привязанность к марксизму, находились в постоянной обороне, вынуждены были непрерывно оправдываться и доказывать свою демократическую лояльность либералам, которые иногда привлекали их в качестве союзников в полемике с националистами. Достаточно просмотреть подшивку самиздатовского журнала «Поиски», издававшегося совместно либералами и левыми, чтобы обнаружить, что никаких «поисков» уже не было, как не было и особой потребности что-то искать. Смысл диалога состоял в том, что либеральная часть редакции предъявляла требования и условия, которым левые должны были соответствовать, чтобы быть принятыми в приличное общество.

Такая ситуация находилась в разительном контрасте с тем, что можно было наблюдать в конце 1950-х и в 1960-х годах. Ослабление идеологического пресса, которое люди почувствовали еще до ХХ съезда - сразу после смерти Сталина, - вызвало впечатляющий подъем того, что позднее я (по аналогии с ленинским термином) назвал «легальным марксизмом». Впрочем, если «легальные марксисты» начала ХХ века вызывали у революционных социал-демократов в лучшем случае иронию, то в 1960-х годах ситуация была совершенно иной. Хотя бы потому, что никакого революционного движения (и соответственно, революционного марксизма) рядом не было.

Зато были авторы ярких философских и исторических публикаций, основанных на глубоком знании марксистской методологии. Были дискуссии между ними, на этой основе зарождались новые теоретические школы, которым не дано было расцвести, но которые так или иначе оставили свой след в общественной мысли. След, значение которого в полной мере становится понятно лишь сейчас. Совершенно неслучайно то, что работы Эвальда Ильенкова и Михаила Лившица (стоявших в рамках марксистских дискуссий во многом на противоположных позициях) начали перепечатываться и активно обсуждаться в середине 2000-х годов, когда выросло новое поколение, способное критически мыслить и независимое от стереотипов позднесоветской интеллигенции.

Выяснилось, что советская цензура не сделала мысль Ильенкова или Лившица менее яркой, ограниченной или осторожной. Но она сделала их массового читателя неспособным в полной мере оценить значение и глубину этой мысли. Для того чтобы правильно прочитать эти книги, потребовалось сменить систему и самого читателя.

Можно считать, что обращение к марксизму в качестве методологической основы для любой социальной критики (в том числе и по отношению к официальным советским порядкам) было вызвано тем, что никакой другой методологии в наличии просто не было. Да, это действительно так. Маркса и Ленина, в конце концов, можно было прочитать. Больше того, именно период поздних 1960-х и ранних 1970-х годов был временем, когда читатель получил доступ к произведениям Маркса и Ленина, которые либо были малоизвестными и не цитируемыми в сталинские времена, либо и вовсе находились под запретом. В первую очередь, разумеется, речь идет о Марксовых «Парижских рукописях 1844 года» и о ленинском «Письме к съезду». Но надо помнить, что знаменитое «синее» издание Полного собрания сочинений Ленина для многих оказалось настоящим открытием, не сводимым к поздним текстам, опубликованным в обожаемом «шестидесятниками» 45-м томе. О своем восторженном восприятии этого события рассказывает в воспоминаниях Валерий Бушуевnote 2, а интенсивные размышления над марксистскими текстами очень хорошо описаны в автобиографической книге Григория Григорьевича Водолазова, название которой не случайно перефразирует заголовок книги Ильенкова («Идеалы и идолы» у Водолазоваnote 3, «Об идолах и идеалах» у Ильенковаnote 4). Огромное влияние на молодых интеллектуалов того времени оказало и изучение «Философских тетрадей» Ленина, четко демонстрировавших связь марксистской мысли с гегелевской диалектической традицией.

Новая философская мысль не только опиралась на гуманистический анализ молодого Маркса, но и обнаруживала очевидное отсутствие диалектической логики в построениях официальных мыслителей. Практическая система мышления, предъявлявшаяся публике под именем «марксизма-ленинизма», выглядела не более чем отечественной разновидностью привычного позитивизма, только украшенного своевременными революционными цитатами.

Инакомыслие начиналось с чтения источников и размышления над ними. Сопоставление логики «классиков марксизма» с логикой окружающей жизни демонстрировало вопиющие несоответствия. Верны или не верны были построения «основоположников», предстояло еще выяснить, но вот то, что претензии системы на выполнение их заветов не соответствовало действительности, просто бросалось в глаза.

Да, марксизм был единственной доступной методологией, но именно эта методология идеально подходила для решения встававших перед мыслителями задач. И не случайно последующий отказ интеллигенции от марксизма знаменовался в значительной мере и отказом от критического анализа, заменявшегося осуждением или апологетикой тех или иных явлений настоящего и прошлого.

Радикальные марксистские группы, разумеется, пошли дальше, пытаясь воплотить на практике ленинские идеи о создании настоящей революционной партии, в противовес выродившейся КПСС, они стали создавать подпольные организации, которые успешно выявлялись органами КГБ. Правда, очень часто дальше дискуссионных кружков дело не продвигалось. Но и этого было достаточно для репрессий. В конце 1950-х была разгромлена группа Льва Краснопевцева в Московском университете, в конце 1960-х точно та же история повторилась с «Союзом коммунаров», созданным в Ленинграде Валерием Ронкиным. Московские подпольные марксистские группы 1970-х годов продолжили эту эстафету (и в том смысле, что обсуждали вопрос о необходимости политической организации, и в том смысле, что были быстро разгромлены).

Последними заметными примерами такой деятельности были подпольная Партия новых коммунистов в 1972-1973 годах, группа «Левая школа» в 1974 году (объединившись, эти две организации по инициативе Александра Тарасова приняли название «Неокоммунистическая партия Советского Союза») и группы, сложившиеся в 1977-1982 годах вокруг самиздатовских журналов «Варианты» и «Левый поворот». Были, конечно, и другие объединения, в том числе и не выявленные КГБ (но и не сумевшие развернуть сколько-нибудь широкую - по масштабам самиздата - деятельность). Однако происходило это на фоне уже меняющейся идеологической конъюнктуры.

В диссидентской традиции принято считать рубежом 1968 год, когда советские танки вторглись в Чехословакию, подавив реформы «пражской весны». С этого момента, по словам многих участников правозащитных и либеральных групп, они утратили веру в «социализм с человеческим лицом». С точки зрения интеллектуальной логики это кажется несколько странным. Почему вера в идею утрачивается из-за того, что ее приходится подавлять с помощью оружия? Скорее применение силы свидетельствует о силе и влиянии идеи, с которой не удается справиться иным способом. Иное дело, если бы идеологам «пражской весны» дали реализовать свои взгляды и они провалились - тогда бы можно было говорить о крахе иллюзий.

Кстати говоря, за пределами уже формировавшегося диссидентского круга подавление «пражской весны» в гораздо меньшей мере может быть признано в качестве идеологического водораздела. «Новый мир» продолжал выходить с прежней редакцией еще несколько лет. Целый ряд ставших классическими книг «легального марксизма» хоть и писались в конце 1960-х, но вышли в свет уже в 1972-1974 годах. Собственно, резкое ужесточение цензуры по отношению к академическим публикациям наблюдается лишь в 1974-1975 годах. Не надо изображать брежневскую эпоху как время однозначной и унылой реакции, внутри этого периода были свои стадии. Скорее события 1968 года были отправной точкой для самоопределения тех, кто уже созрел для некоторых идеологических выводов. А с другой стороны, на уровне политическом, становилось ясно, что надежды на реформы в рамках советской системы иллюзорны. Это повышало градус идейного радикализма в формирующемся диссидентском движении, которое от концепций «социализма с человеческим лицом» переходило на позиции антикоммунизма.

Однако этот переход означал кризис и в значительной мере раскол в рядах поколения, которое принято называть «шестидесятниками». Необходимость политического выбора выявила и глубокие различия по отношению к социалистической идеологии. Обнаружилось, что с самого начала в одном и том же общественном движении были заложены две тенденции не просто противоположные, но по сути - несовместимые.

Для одной части «шестидесятников» лояльность по отношению к идеям социализма была не более чем техническим условием легальности в советской системе, которая формально эти идеи провозглашала. Для других речь шла о принципиальных убеждениях, о подлинной приверженности гуманистическому марксизму, из которой и проистекало их критическое отношение к сталинизму и советской социально-политической практике.

С того момента, когда перспектива внутрисистемных реформ стала казаться наивной и утопической, утратило смысл и «социалистическое» прикрытие. Другое дело, что рассуждающая таким образом оппозиционная интеллигенция в свою очередь разделилась на две группы. Одни - более честные, а быть может, и более наивные - стали диссидентами, организовали правозащитное движение и присягнули на верность либеральной (либо националистической) идеологии. Многие из тех, кто вступил в диссидентское движение еще как социалист, либо меняют свои взгляды, либо предпочитают молчать о них в своей среде, ограничиваясь общими словами о нарушении прав человека. Левые среди диссидентов и эмигрантов были всегда - Петр Абовин-Эгидес, Вадим Белоцерковский, братья Рой и Жорес Медведевы. Левые авторы сыграли немалую роль в создании исторических сборников «Память» (не путать с одноименной националистической организацией, возникшей значительно позже). Но надо признать, что тон в диссидентской и околодиссидентской среде задавали отнюдь не социалисты. А главное, даже те из диссидентов, кто сохранял приверженность марксистским убеждениям молодости (например, как Лев Копелев и Раиса Орлова), почти никак не демонстрировали эти убеждения в своих публикациях и общественной деятельности, сосредоточивавшейся на сугубо правозащитных вопросах.

Другую, куда более многочисленную группу составили те, кто продолжал работать в рамках системы, занимая порой вполне заметные должности. Однако отныне их отношения с властью строились на голом прагматизме и цинизме. Власть не требовала полноценной лояльности или искренности. Единственным условием было (по блестящему выражению Леонида Баткина) «ритуальное самоосквернение». Периодически ходить на партсобрания, тянуть руку в поддержку глубоко омерзительной тебе резолюции, толкать локтями соседа, отстаивая свои привилегии, презрительно осуждаемые в частных беседах с другими такими же привилегированными интеллектуалами. Именно эта группа представителей столичной (московской и питерской) интеллигенции вновь была востребована во время перестройки, задавая тон во все еще подцензурных, но уже «либерализировавшихся» средствах массовой информации и последовательно проводя свою - теперь уже вполне осознанную и продуманную - программу: от разоблачения Брежнева к рассказам об ужасах сталинизма, от ниспровержения Сталина к осуждению Ленина, от низвержения ленинизма и большевизма к прославлению капитализма и свободного рынка. Впрочем, совершенно неверно было бы видеть в этих выступлениях причину происходивших в стране перемен. Интеллектуалы не руководили процессом в 1980-е годы так же, как не были они его инициаторами и во время ХХ съезда. Они лишь выполняли социальный заказ бюрократии, созревшей за годы брежневской стабильности для того, чтобы сделать окончательный выбор в пользу закрепленного в формах частной собственности классового господства. Так же, как они обслуживали своих хозяев в 1970-е годы, избегая публичной критики системы, они действовали и теперь. С одним, впрочем, очень существенным различием. На сей раз они были искренни.

Тем из «шестидесятников», кто искренне верил в социалистические идеалы, пришлось куда хуже. По существу, к середине 1970-х годов «легальный марксизм» в качестве сколько-нибудь заметного идейного течения прекращает существование. Ильенков был мертв, Лившиц очень мало писал, сосредоточившись на работе над эстетическими текстами Маркса и Энгельса, многие вообще на долгие годы замолчали. Кива Майданик продолжает писать о Латинской Америке статьи, явно находящиеся в противоречии с официальной интерпретацией событий, но старательно избегает всего того, что могло бы вызвать прямые ассоциации с событиями, происходящими в СССР. Марат Чешков (в прошлом участник группы Краснопевцева, подвергшийся репрессиям, но вернувшийся к научной деятельности) пишет по истории Вьетнама, погружаясь в далекое прошлое.

Но именно в это время, однако, возникает очередной всплеск интереса к марксизму уже среди представителей другого поколения, отвергающих не только официальный порядок, но и реально существующее диссидентское движение.

Я не склонен особенно высоко оценивать теоретическую глубину материалов, которые в те годы появлялись - в том числе и при моем участии - на страницах «Вариантов» и «Левого поворота». Число авторов и читателей было незначительно, да и почти никто из них впоследствии не принял участия в левой политике и не продолжил публично отстаивать позиции, ради которых мы в 1977-1978 годах объединились. Но, как уже говорилось выше, ценность самиздата была не в том, что он провозглашал новые идеи и широко распространял их в обществе, а в том, что он фиксировал и отражал идейные тенденции, которые реально в обществе существовали, пусть и в неоформленном виде. В этом смысле деятельность группы «молодых социалистов» имела значение, несомненно выходившее за рамки того, что можно назвать ее «техническими характеристиками».

Инициаторами альманаха «Варианты» стали Андрей Фадин и Павел Кудюкин, молодые историки, учившиеся в МГУ, а затем работавшие в Институте мировой экономики и международных отношений. Уже позднее к ним присоединилась целая группа авторов и распространителей самиздата, по большей части тоже молодых, среди которых был и я. В теоретическом плане значение группы может быть характеризовано несколькими обстоятельствами. Во-первых, будучи выходцами из той же среды, что и «легальные марксисты» предыдущего поколения (а зачастую и их учениками), авторы «Вариантов» склонны были, опираясь на те же мысли, идти до логического конца, сделав из них радикальные выводы, на которые авторы, связанные официальной цензурой, предположительно, не решались.

Во-вторых, вставал (как и в западном марксизме) вопрос о социальной природе системы, сложившейся в СССР. Если социалистический порядок предполагает, что общество за счет демократической самоорганизации и через коллективную собственность овладевает производительными силами, начиная самостоятельно определять задачи и перспективы своего развития, то советский бюрократический порядок времен Брежнева выглядел не социализмом, а его прямой противоположностью. В связи с этим востребованными оказались работы Марата Чешкова, где он в очень абстрактной форме говорил об «этакратическом типе производства», возникающем на границе капитализма и некапитализма. Этакратический тип (но все-таки не способ) производства характеризовался, по Чешкову, контролем государства над собственностью при одновременном отсутствии контроля общества над государством, которое может выступить в роли коллективного эксплуататора. Бюрократия при таком порядке эволюционирует, превращаясь в этакратию, «общность классового типа», но опять же не класс (точно так же, как трудящиеся остаются в значительной мере деклассированной массой «народа», «производителей», лишенных власти и собственности, но не являющихся полноценным пролетариатом).

В соответствии с логикой работ Чешкова получалось, что этакратия представляет собой не слишком стабильную и в достаточной мере промежуточную форму общественного устройства, что в среде «молодых социалистов», выросших уже при Брежневе, списывалось на умеренность и непоследовательность легального марксизма: последующий опыт показал, насколько оправданными были оговорки Чешкова.

Другой темой, типичной для всех левых того времени, был вопрос о причинах упадка революционного режима, возникшего из событий 1917 года. Отсталость России и ее техническая неготовность к социализму, упоминавшаяся еще Карлом Каутским, были очевидной причиной поражения, принявшего, однако, первоначально не форму буржуазной реставрации, а форму тоталитарной консервации. Однако это не значит, будто авторы левого самиздата непременно занимали «меньшевистские» позиции, считая большевизм исторически необоснованным и трагическим «забеганием вперед». Более типично было представление о двойственном характере революции, перед которой объективно стояли сразу две задачи: модернизация общества и его социалистическое преобразование. Задачи модернизации были выполнены, но лишь за счет задач социалистических.

Сталинизм тем самым вписывался в общий контекст «диктатуры модернизации», а история СССР смотрелась уже не как исключительный случай в мировой истории, а, напротив, как достаточно типичный пример процессов, охвативших в ХХ веке весь незападный мир. В то время как для «шестидесятников» и большей части либеральной или националистической интеллигенции этот мир как бы не существовал, никак не влияя на их теоретические построения или идеологические размежевания, для «молодых социалистов» конца 1970-х годов «третий мир» становился наиболее важной частью человечества, без понимания которой принципиально невозможно разобраться в собственной стране. Неудивительно, что именно в этой среде с большим вниманием были восприняты теории Иммануила Валлерстайна о «центре» и «периферии» в мировой системе. Эти идеи доходили до московских читателей не только в виде редких (и по большей части запрятанных в спецхранах) иностранных книг, но и в виде реферативных сборников Института научной информации по общественным наукам (ИНИОНа). Эти сборники, тоже часто полузапретные, с грифом «Для служебного пользования», передавались из рук в руки, зачитывались до дыр. Кстати, о дырах: это отнюдь не литературный образ. Дыры на страницах и в самом деле были, поскольку бумага для этих сборников использовалась самая скверная.

То, что дискуссии, разворачивавшиеся в группе «Варианты», явственно пересекались с теоретическими спорами, типичными для западного марксизма, далеко не случайно. Новое поколение левых черпает вдохновение уже не только в трудах «классиков», но и в работах западных идеологов 1960-х годов. И дело тут не только в знании иностранных языков, но и в культурных сдвигах, которые произошли в советском обществе. Несмотря на все различия между Востоком и Западом, происходит проникновение западной культуры именно в молодежную среду. Для многих оно ограничивается песнями «Beatles», джинсами и ариями из «Jesus Christ Superstar», но кое-кто стремится заглянуть и поглубже. Так или иначе, но если для многих отечественных «шестидесятников» (кроме, разумеется, включенного в жизнь латиноамериканских левых Майданика) их современники - Маркузе, Фромм, Че Гевара или Сартр - это, в сущности, экзотика, то для следующего поколения это уже вполне «своя», понятная и близкая культура. Очень похожую эволюцию мы наблюдали несколькими годами раньше и в окружении Александра Тарасова, который рассказывал о влиянии на их группу идей троцкизма и «новых левых» (в первую очередь Герберта Маркузе, Эрнесто Че Гевары и Режи Дебре), а также идей экзистенциализма (в первую очередь Жана-Поля Сартра, Альбера Камю и Антуана де Сент-Экзюпери). Парадоксальным образом идеи Троцкого возвращаются в Россию именно как результат западного влияния (как и сами работы Троцкого нередко попадают в руки молодым марксистам на иностранных языках), причем нередко уже в интерпретации авторов 1960-х годов. Восторженный интерес вызывают лежащие в спецхране номера «New Left Review», случайно оказавшиеся по эту сторону границы экземпляры «International viewpoint». Осторожный, но нарастающий интерес к Троцкому в этой среде резко контрастировал с господствовавшим среди «шестидесятников» культом Николая Бухарина. Биография Бухарина, написанная Стивеном Коэном, была переведена на русский язык и добралась до СССР в удивительно большом для подобного рода литературы количестве. Но при ближайшем знакомстве с текстами лидера «правого уклона» не могла не броситься в глаза его явная методологическая связь со сталинизмом. Критика «советского термидора» со стороны Троцкого воспринималась как гораздо более радикальная и последовательная.

Была, впрочем, и литература более доступная, например издания итальянской и реже французской коммунистической партии, радикально отличающиеся от надоевшей жвачки брежневского агитпропа. «Еврокоммунизм», осуждаемый официальной пропагандой, выглядит очень привлекательным и кажется весьма радикальным. В свою очередь, интерес к «еврокоммунизму» задним числом вызывает потребность в изучении Антонио Грамши. Ведь его «Тюремные тетради» переведены и, в общем, более или менее доступны (маленькие по советским временам тиражи издания сейчас кажутся запредельными).

Группа «Варианты» была окончательно разгромлена в 1982 году (первый удар по ней нанесли ранней зимой 1980-го). Масштабы следственных действий и интерес к делу высших эшелонов КГБ и ЦК КПСС явно превосходили масштабы политической или интеллектуальной активности самих арестантов. Однако похоже, что власти, движимые верным политическим инстинктом, пытались разобраться не с людьми, а с тенденцией.

О том, что тенденция существовала объективно, свидетельствует рост интереса к тем же идеям, сделавшийся очевидным спустя полтора-два десятилетия. Однако произошло это не сразу, и отнюдь не правильно было бы выводить нынешние идеи и настроения леворадикальной молодежи напрямик из идейных дискуссий самиздатовских марксистов.

1982 год, когда была окончательно разгромлена группа «Варианты», оказался и последним годом брежневской «стабильности». Наступала эпоха «пышных похорон», когда вся страна с замиранием сердца читала многословные некрологи, составлявшие основную часть информации, размещавшейся в официальных газетах. Впереди маячила перестройка, начавшаяся под лозунгом возвращения к ленинским ценностям, а завершившаяся всеобщей приватизацией. Постаревшие прагматики легко достали из своего идеологического багажа лозунг «больше социализма», который с такой же легкостью был вскоре заменен призывом вернуться в лоно «цивилизованного» (читай - буржуазного) человечества.

Для независимых левых наступало время, в чем-то даже более трудное, чем времена, когда им приходилось прятаться от всевидящего ока КГБ. И если новая эпоха открывала возможность открыто говорить о своих взглядах, не боясь быть немедленно арестованными, то внимание общества к этим словам было, на самом деле, куда меньшим, чем во времена, когда распространять приходилось мятые страницы машинописных копий, сделанных на папиросной бумаге. Лишенные доступа к средствам массовой информации, критики нового порядка лишены были и романтического ореола авторов самиздата.

А споры о классовой природе СССР или причинах поражения русской революции как-то сами резко прекратились по причине исчезновения их главного объекта. Вернее, перейдя в сферу исторических дискуссий, они утратили взрывоопасную остроту актуальных политических разногласий. «Недоспорили!» - как с досадой заметил один из представителей нового, уже постперестроечного поколения.

На смену спорам о природе Советского Союза пришел анализ нового российского капитализма. Парадоксальным образом, сменившаяся эпоха в моральном плане оказалась более комфортной для левых. Им уже не нужно было оправдываться за использование режимом «социалистической» риторики.

Времена меняются, а с ними и идеологическая «мода». Полтора десятилетия, которые наша страна прожила в новых экономических условиях, так или иначе дали о себе знать. Возрождение марксистских дискуссий в России оказалось в первую очередь все-таки не результатом деятельности молодежных групп конца 1970-х годов, а закономерным следствием реставрации капитализма. Левая идеология порождается у людей их личным и коллективным опытом существования в буржуазном обществе. Теоретики лишь дают более или менее удачные ответы на вопросы, которые ставит сама жизнь.

note 5 Бушуев В. Свет и тени: от Ленина до Путина. Заметки о развилках и персонах российской истории. М., 2006.

note 6 Водолазов Г.Г. Идеалы и идолы, мораль и политика, история, теория, личные судьбы. М., 2006.

note 7 Ильенков Э. Об идолах и идеалах. Киев, 2006.

ИРАКСКАЯ ДИЛЕММА

27 января 2007 года в США прошли протесты против войны в Ираке. Все комментаторы дружно сравнивали происходившее в Вашингтоне с демонстрациями против Вьетнамской войны, подчеркивая ощущение deja vu, усиливавшееся благодаря присутствию в колоннах демонстрантов ветеранов антивоенных выступлений 1960-70-х годов.

Параллели с шестидесятыми годами усиливались и появлением группы молодежи, выступавшей под именем организации «Студенты за демократическое общество». В годы Вьетнамской войны эта группировка была в Америке ведущей силой левого и пацифистского движения.

Но очевидные параллели между вьетнамскими и иракскими событиями не должны скрыть от нас не менее существенных различий.

Прежде всего, война во Вьетнаме была навязана Америке демократами, а вывели страну из неё республиканцы. Консервативные республиканцы всегда считались более склонными к жестким силовым решениям. Однако внутренний кризис республиканской администрации Ричарда Никсона, совпавший с нарастающими трудностями во Вьетнаме, предопределил необходимость отступления. Республиканцы просто не могли вести борьбу на двух направлениях сразу, проигрывая одновременно и на поле боя в Азии, и на внутреннем политическом фронте в США. Решительный поворот к выводу войск из Азии и к политике разрядки в отношениях с СССР давал им возможность укрепить позиции и в собственной стране. Правда, это не спасло республиканцев от поражения на очередных президентских выборах…

Сейчас американская общественность требует от демократов, чтобы те остановили войну, начатую республиканцами. Такого ещё не было: вопреки общепринятому мнению, большинство войн в истории США начато именно демократическими администрациями. Современные демократы известны своей нерешительностью и непоследовательностью, что отнюдь не делает их партией, способной осуществить радикальную смену курса. Да никакого альтернативного курса у них и нет, есть лишь оппортунистическое желание использовать трудности правящей партии для укрепления собственных позиций. Решение о выводе войск может потребовать куда большей твердости и смелости, чем вступление в войну. Ведь, как говорил Макиавелли, войны начинают по собственному желанию, а заканчивают под влиянием внешних обстоятельств. Признать позорное поражение или попытаться с помощью дипломатии превратить это поражение в победу куда сложнее, чем напасть на маленькую страну, руководствуясь ложным представлением о своем подавляющем превосходстве. В способность демократов сделать что-либо подобное я, честно говоря, совершенно не верю.

Впрочем, главная проблема США сегодня, как ни странно, состоит в прекращении «холодной войны». Уходя из Вьетнама в середине 1970-х годов, США передавали регион в руки своего геополитического соперника - СССР. Это было, разумеется, неприятно. Но СССР был не только соперником, но и партнером США, а политика Москвы была вполне предсказуема. Любые вопросы можно было урегулировать за столом переговоров, и в этом отношении разрядка представляла вполне закономерную необходимость на фоне поражения США в Восточной Азии, которое, однако, компенсировалось ослаблением позиций СССР на Ближнем Востоке. Дело осложнялось новой нестабильностью в Африке, порожденной распадом португальской империи, но и тут обе сверхдержавы были заинтересованы в том, чтобы удерживать ситуацию под контролем. Короче, наставало время дипломатии.

Напротив, сегодня у США нет одного геополитического партнера-соперника, с которым можно было бы урегулировать все вопросы. А уход США с Ближнего Востока означает хаос, непредсказуемость и вакуум власти. Смириться с этим гораздо труднее, чем передать территорию под контроль другой сверхдержавы. Даже для самих жителей Ирака последствия такого решения будут весьма драматическими. Но рано или поздно решение всё же придется принять. Ведь вмешательство Америки в Ираке не преодолевает хаос, а лишь усугубляет его. Когда американские солдаты покинут Багдад, они оставят там катастрофу. Но катастрофа будет ещё большей, если они задержатся там надолго.

Cпециально для «Евразийского Дома»

КАЗУС ЗУРАБОВА

На прошлой неделе журналисты дождались наконец большой пресс-конференции Путина, а политологи получили возможность всласть комментировать слова президента и наперебой гадать, что же они означают на самом деле.

Поскольку имени своего преемника Путин в очередной раз не назвал, ничто не стесняет фантазии интерпретаторов.

Пока пресса обсуждала будущее этих животрепещущих вопросов, произошло еще одно событие, почему-то не вызвавшее большого ажиотажа. Министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов объявил, что вынужден в корне изменить механизм пенсионной реформы.

Затеянная несколько лет назад реформа предполагала отказ от принципа солидарности поколений, лежавшего в основе пенсионной системы со времен Бисмарка. Вплоть до второй половины XIX века государство и общество не несли никакой ответственности за судьбу стариков, оказавшихся нетрудоспособными. Разумеется, короли и правители щедро назначали персональные пенсии своим фаворитам, военачальникам и высшим чиновникам. Всем остальным предстояло заботиться о себе самим - откладывать деньги на черный день либо надеяться на помощь своих детей и внуков. Кого-то поддерживал церковный приход. А представители буржуазии, уходя от дел, жили на проценты со своего капитала.

Ситуация переменилась, после того как в Европе начался мощный подъем рабочего движения, требовавшего социальных реформ. Тогда-то и сложилась современная система социального страхования. После 1917 года она по всему миру получила новый мощный импульс благодаря русской революции и начавшемуся соревнованию двух систем.

Утвердившийся принцип солидарности поколений означает, что из денег, которые мы вносим в пенсионный фонд, выплачиваются пенсии для стариков сегодня, а мы твердо знаем, что в будущем, если мы, конечно, доживем до старости, нас тоже не оставят без средств к существованию.

Другое дело, что после распада СССР разразившийся кризис обесценил не только сбережения советских людей, но и пенсии. Зарплаты выплачивались в конвертах, налоги не собирались, короче, пенсии стало платить не из чего, начисляемые средства сделались нищенскими, да и эти мизерные суммы вовремя не выплачивались. Последнее время, правда, ситуация несколько улучшилась, пенсии стали повышать, но именно в последние годы Зурабов неожиданно заявил, что денег не хватает, надо срочно что-то менять.

Предлагаемые министром принципы реформы отнюдь не являются его изобретением. В Западной Европе уже около десятилетия идет атака на государственные пенсионные фонды. Правительства ссылаются на демографию: рождаемость снижается, продолжительность жизни растет. Соотношение между пенсионерами и активными работниками меняется не в пользу последних. Не ставит ли это под вопрос солидарность поколений?

Нет, не ставит. Начнем с того, что страны, испытывающие нехватку рабочих рук, привлекают иммигрантов, которые тоже вносят свой вклад в пополнение бюджета. Но главное - то, что по мере развития общества растет производительность труда, растут доходы предприятий и финансовая база государства. Ведь пенсионные взносы платят не только сами граждане, но и нанимающие их компании. Поскольку, с одной стороны, наблюдается рост производства и повышение его эффективности, а с другой стороны - меняется демографическая ситуация, возникает необходимость того, чтобы государство и предприятия взяли на себя большую долю ответственности за содержание стариков. Однако именно этого правящие круги и хотят избежать.

Любопытно, что в каждой стране аргументы для обоснования пенсионной реформы приводятся разные, вплоть до прямо противоположных, но выводы все равно получаются почему-то одинаковые.

Новая пенсионная система предусматривает, что каждый сам накапливает деньги для себя. Государство гарантирует лишь минимальную «социальную пенсию», а все остальное - в индивидуальном порядке. Каждому создается собственный накопительный счет, который потом надо передать в частную управляющую компанию, которая будет использовать эти деньги на рынке, вкладывать во всевозможные акции и использовать в различных финансовых спекуляциях. Правда, такая компания может не только заработать вам деньги, но и потерять их. А может и вовсе обанкротиться. Но что поделаешь, рынок есть рынок. Тем более что вы же сами выбираете себе компанию. Сами и отвечаете, если ваши деньги пропали.

Нетрудно заметить, что в принципе такой подход делает пенсионную систему вообще не нужной. Деньги на старость я могу накапливать и сам, безо всякого участия государственного пенсионного фонда. Можно просто положить деньги в банк, можно самому купить акции. Можно, наконец, самостоятельно отыскать финансовую компанию и поручить ей работу со своими средствами. Тем более что частные и корпоративные пенсионные фонды давно уже существуют и неплохо работают.

Однако государственный пенсионный фонд оказывается излишним лишь на первый взгляд. Если в пенсионной системе, основанной на солидарности поколений, государственный фонд был необходим, чтобы сконцентрировать и перераспределить средства, выплачиваемые активными работниками, отдав их на выплату пенсий, то теперь государство принимает на себя новую роль: оно собирает наши деньги, чтобы отдать их частному капиталу.

Миллионы, поступающие в пенсионный фонд, - лакомый кусочек для финансовых корпораций. Сколько бы нам ни рассказывали про невероятные преимущества, которые мы получим, вручив свои деньги «специалистам рынка», мы смутно догадываемся, что те, кому мы вручаем свои денежки, тоже не остаются в проигрыше. И чем больше денег оказывается у них в руках, тем больше их оборотный капитал, тем больше их прибыли.

Приватизация пенсионных накоплений народа является главной целью либеральной пенсионной реформы в любой части света. Впрочем, слово «реформа» может быть применено лишь условно. По сути, речь идет о контрреформе, о ликвидации государственной пенсионной системы как таковой. Свободный рынок и конкуренция должны сменить принципы солидарности, утвердившиеся в Европе за предыдущие сто лет.

Борьба вокруг пенсионной реформы разворачивалась практически во всех странах, где она проводилась. Но в России произошло нечто совершенно беспрецедентное. В Западной Европе профсоюзы устраивали митинги протеста, оппозиционные депутаты критиковали принятые решения, старики выходили на демонстрации и пикетировали государственные учреждения, пресса спорила о происходящем.

В России никто не протестовал. Никто не затевал публичных дискуссий. Никто не выходил на многотысячные митинги. Все молчали. Но удивительным образом российское общество своим молчанием умудрилось сорвать все принятые правительством меры.

Реформу провалили миллионы так называемых «молчунов», то есть о тех, кто не выбрал управляющую компанию. Они просто не реагировали на приходящие из пенсионного фонда бумаги, не откликались на пропаганду и игнорировали рекламу.

Формально, конечно, нет никакой разницы, лежат ли средства, относящиеся к накопительной части пенсии, в государственном фонде или в частном. Ведь государство тоже может их пускать в оборот. Тем более что риск банкротства у государства все-таки как-то меньше, чем у частника. Но реформа для того и задумывалась, чтобы передать наши пенсионные деньги в частные руки. Как только обнаруживается, что это не получается, реформа теряет смысл, а частный капитал утрачивает к ней интерес. Между тем выяснилось, что сегодняшним пенсионерам платить нечем - солидарность поколений отменена, деньги переведены в фонд накопительной пенсии. А как быть с теми, кто ничего не мог накопить? О том, чтобы взять средства из Стабилизационного фонда, даже и думать нельзя.

Пришлось пойти на попятный и фактически вернуть старую систему. Накопительные взносы «молчунов» предлагается направить на две цели. Причем министерство с поразительной наивностью уточняет в официальном документе, что средства «молчунов» надо использовать «вместо финансирования дефицита Пенсионного фонда за счет средств федерального бюджета».

Надо сказать, что министерство все же предпринимает последнюю отчаянную попытку заставить нас отдать свои деньги частным компаниям. Мол, если не переведете сейчас, то никаких гарантий - средства граждан, которые не будут отданы в частные пенсионные фонды, будут преобразованы в «права на получение пенсий». Иными словами: или отдайте деньги частному сектору, или мы их у вас вообще отнимем. Однако население, которое не поверило обещаниям Зурабова, на сей раз не поверит и его угрозам. А оставить миллионы людей вообще без пенсий ни одно правительство в России не решится: ведь пенсионеры - это и есть основной электорат. Молодые не голосуют.

ВЫБОРЫ БЕЗ ВЫБОРА

Признаюсь честно, весной прошлого года, когда вместе с Семеном Жаворонковым и Алексеем Неживым мы обнародовали доклад «Штормовое предупреждение», где речь шла о коррупции в оппозиционных партиях, мы не ожидали, что это вызовет такие серьезные последствия. Тема стремительно вошла в моду. Политики всех оттенков и окрасов принялись рассуждать о коррупции в рядах своих соперников. Все: коммунисты, «Единая Россия», либералы, новоиспеченная «Справедливая Россия» - принялись рассказывать нам о сделанных ими открытиях.

Библейская фраза про соринку в глазу соседа и бревно в своем собственном здесь напрашивается, но не совсем подходит. Бревна торчат у всех из глаз в таком количестве, что давно пристало бы уже строить из этого материала плоты и сплавлять их куда-нибудь в Китай или в Финляндию, где сохраняется спрос на отечественную древесину.

Собственно, политики и не слишком стремятся доказать свою честность, они лишь настаивают - все остальные ещё хуже, на общем фоне я смотрюсь не так уж плохо.

Российская политическая жизнь и в самом деле коррумпирована настолько, что избежать каких-либо сомнительных поступков вряд ли сможет хоть один человек, пытающийся играть по принятым в нашем государстве правилам. Чем более жесткими и ограничивающими свободу становятся эти правила, тем больше простора для коррупции, закулисных сделок, тайных комбинаций, манипуляций и подкупа. Граждане постепенно отстраняются от политического процесса, уступая место профессионалам, для которых всё происходящее - не более чем разновидность бизнеса. А бизнес нуждается в инвестициях и должен приносить прибыль.

Однако нынешнее увлечение темой коррупции представляет собой не только констатацию плачевного положения дел, но, как ни странно, и своеобразную защитную реакцию элит. Как бы ни была неприятна эта тема, какой бы ущерб она ни приносила каждому отдельному участнику предвыборной гонки и всем им вместе, она остается сравнительно безобидной по сравнению с обсуждением других тем. Каких именно? А любых!

Главная проблема российских политиков не в том, что они все в большей или меньшей степени коррумпированы, а в том, что они ничем друг от друга не отличаются. Какой смысл в голосовании, если нам предлагают лишь выбрать одну из нескольких - ничего не значащих и не очень даже привлекательных - этикеток. Лидерам партий нечего сказать своим избирателям. Им не о чем спорить. Депутаты и партийные функционеры отчаянно пытаются привлечь зрителей. Они кривляются по телевизору, участвуют в реалити-шоу, рассказывают подробности своей личной жизни, но и в этом качестве проигрывают: безголосые солистки любой мало-мальски раскрученной поп-группы вызывают больше интереса, особенно, если фотографируются в полуобнаженном виде.

Обыватель наблюдает за предвыборной борьбой с недоумением и откровенно скучает. Вдобавок ко всему орган, в который нам предлагают избирать депутатов, заведомо ничего не решает. Государственная Дума интересна преимущественно своим собственным сотрудникам. Нет, конечно, общественный деятель, получивший доступ к трибуне даже такого бесправного и бессмысленного почти-парламента, мог бы использовать её для пропаганды своих идей. Но что делать, когда идей и в помине нет?

Реальная интрига - выборы президента. Но давайте говорить начистоту: нам очень интересно, кто станет наследником Путина - Дмитрий Медведев, Сергей Иванов или ещё какой-то другой безликий средних лет мужчина со среднестатистической славянской фамилией? Нет, с точки зрения интриги, сюжета, это всё может быть очень даже занимательно. Здесь всё-таки не бессмысленная толкотня думских депутатов, а настоящие страсти. Кремль всё-таки! Участники забега относятся к происходящему крайне серьезно, без малейшей иронии. Но чем больше они надуваются, чувствуя себя героями исторической драмы, тем более со стороны выглядят персонажами пошлого фарса.

Интерес к борьбе за пост президента сродни интересу к реалити-шоу. Посмотреть можно, даже занятно, но нас, по большому счету, это не касается. Достоинства и недостатки кандидатов для нас скрыты, а если они даже и становятся известны нам, всё это не относится к нашему повседневному существованию. В чем разница между «силовиками» и «либералами»? Как она проявляется в повседневной жизни, как сказывается на нашей квартплате, на нашей работе? Никак.

Вам очень важно обогнать Саудовскую Аравию по производству нефти? Вы очень хотите поскорее догнать Португалию? Для вас принципиально знать, когда будет спущен на воду новый крейсер, которому всё равно плавать некуда, да и незачем?

В советское время журналисты-международники любили сообщать об избирательных кампаниях в странах Запада под унылыми заголовками типа «выборы без выбора». Спустя полтора десятилетия подобный заголовок, несмотря на свою душераздирающую банальность, безупречно подходит к описанию отечественного политического процесса.

Журналисты и политологи продолжают по инерции комментировать гонку, не заметив, что трибуны давно уже опустели. Правозащитники жалуются на гражданскую апатию, не чувствуя, что эта апатия сама по себе есть выражение гражданской позиции - да пошли вы все!

Ясное дело, что народ, лишенный доступа к самовыражению в политике, сосредотачивается на своей частной жизни. Его вопросы и проблемы не являются предметом публичной дискуссии. Причина проста - «политический класс» глубоко единодушен в своем презрении к избирателям, в нежелании слушать их, в убеждении, что единственный способ общения с электоратом - демагогия и манипуляция.

История учит, что подобная самонадеянность нередко бывает жестоко наказана. Но «час Х» ещё не пробил, никто не знает, когда он пробьет и пробьет ли вообще. А потому шоу продолжается.

Cпециально для «Евразийского Дома»

НЕУКРОТИМЫЙ ГАЛЛ

«Из кандидатов в президенты он мне нравится больше всех», - говорила высокая пожилая дама, указывая мне на спину быстро удаляющегося от нас мужчины. «А он баллотируется?» - «Пока не решился. Но от его решения очень много зависит». Разговор этот происходил прошлой весной в Афинах на Европейском социальном форуме.

Моей собеседницей была Сьюзен Джордж, автор нашумевшей антиутопии «Доклад Лугано». А мужчина, стремительно шедший куда-то впереди нас, был Жозе Бове.

В самом деле, участие или неучастие Бове в предстоящих президентских выборах было, пожалуй, главной интригой политической жизни Франции. По крайней мере в той мере, в какой речь шла о левом крыле общества. Бове мастерски держал паузу, предоставив всем другим кандидатам продемонстрировать свое политическое бессилие, после чего с триумфом вышел на сцену.

У российских журналистов имя Жозе Бове неизменно вызывает желание рассказать про учиненный им разгром «Макдоналдса», после чего обязательно следуют путаные рассуждения об «антиглобализме» и о французских фермерах, которые боятся иностранной конкуренции. Характерная внешность Жозе Бове вызывает в памяти героев комиксов про Астерикса и Обеликса, во всяком случае, именно так принято представлять себе «настоящих галлов». А кто-то из отечественных авторов даже совершенно серьезно доказывал, что Бове - это что-то вроде русского почвенника, только на французский манер…

Между тем Бове меньше всего можно считать типичным французским фермером. Если уж приложимы в данном случае аналогии с российской культурой, то перед нами образцовый интеллектуал-народник. Только, в отличие от русских революционных интеллигентов, чье хождение в народ кончилось 150 лет назад полным провалом, Бове добился успеха, став признанным лидером для сотен тысяч, а быть может, и миллионов французов.

Жозе Бове родился в 1953 году в семье ученого-биолога, который подолгу работал в США, Мексике и других странах. Молодой Жозе был представителем космополитичной интеллигенции, легко ориентирующейся в мире, свободно владеющей иностранными языками, - полная противоположность образу консервативного французского крестьянина, вцепившегося в свою полоску земли. Его юность пришлась на бурный период конца 1960-х и начала 1970-х годов. Вместе с другими активистами молодежных революционных групп, которыми тогда были наводнены французские университеты, он обсуждал перспективы переустройства общества, спорил о марксизме и участвовал в акциях протеста. Однако к концу 1970-х движение пошло на спад. Когда президентом стал социалист Франсуа Миттеран, в политическом смысле это было кульминацией многолетнего наступления левых, но скоро последовало глубокое разочарование. Социалистическая партия отказалась от собственных лозунгов и обещаний. Политическое сальто-мортале социалистов потрясло даже людей, привычных к беспринципности и цинизму французской политики. Начав с программы «поэтапного разрыва с капитализмом», социалисты закончили утверждением принципов рыночной экономики и частного предпринимательства. Во Франции, как и во всем мире, настала эпоха реакции. Национализированные предприятия приватизировались, права, предоставленные рабочим, отнимались, дискуссии в средствах массовой информации сменились тотальным единомыслием (pensee unique).

Радикальная интеллигенция была деморализована. Многие занялись академической и журналистской деятельностью, некоторые спивались или убивали себя наркотиками. Изрядное число бывших революционеров принялось делать карьеру, добившись зримых успехов: вчерашние ниспровергатели основ превратились в сытых начальников, модных либеральных писателей или в высокопоставленных бюрократов. Они рьяно пропагандировали атлантическую интеграцию, защищали ведущую роль Америки как морального ориентира для всего мира, отстаивали ценности свободного рынка. Все это они делали с ревностью новообращенных. Традиционным правым было до них далеко. Если у старомодных консерваторов сохранялись какие-то понятия об интеллектуальной честности, то ренегаты левого лагеря смотрели на таких людей как на динозавров.

В подобной обстановке Жозе Бове сделал собственный нетривиальный выбор. Он переселился в деревню и стал разводить овец. По крайней мере не стыдно.

Впрочем, он не просто переждал трудные времена. Среди фермеров хорошо образованный, политически мыслящий и динамичный коллега быстро завоевал авторитет. Спустя несколько лет интеллектуал возродился в образе крестьянского лидера, а затем и в качестве политической фигуры национального масштаба.

Организованные им акции протеста не раз заканчивались арестом, после чего популярность Бове только возрастала. Самым красочным актом действительно было разрушение закусочной «Макдоналдс» в 2003 году. «Макдоналдс» стал излюбленной мишенью левых, поскольку эта компания не допускает создания на своих предприятиях профсоюзов, постоянно обвиняется в экологически недобросовестной практике, поддерживает связи с правоконсервативными политиками.

Облюбованный Бове ресторан еще не был введен в строй, его готовили к открытию, когда Жозе с товарищами пригнал на место стройки сельскохозяйственную технику и демонтировал здание. После этого он провел за решеткой полгода. Но в тюрьму он отправился на собственном тракторе, сопровождаемый толпами восторженных сторонников. Противник генетически модифицированных продуктов, Бове также отличился уничтожением кукурузных и рисовых полей, где выводили генетически модифицированные сорта. Для крестьян опасность подобных новаций состоит в том, что самостоятельно эти сорта не могут воспроизводиться. Если в старые добрые времена крестьянин, однажды закупив семена, мог собирать урожай в течение многих лет за счет запаса из собственных амбаров, то теперь ему каждый год приходится покупать семена заново: генетическая модификация семян превращает земледельцев в рабов компании-поставщика.

К началу 2000-х годов Бове стал знаменитостью мирового масштаба. Однако серьезной политической фигурой он сделался благодаря продолжающемуся кризису «официальной французской левой». Социалистическая партия неуклонно двигалась вправо. Именно эта партия провела наибольшее число приватизаций, именно она активно участвовала в формировании антидемократических структур Европейского союза, находящихся в вопиющем противоречии с республиканскими традициями Франции. Во время недавнего референдума, посвященного Европейской конституции, лидеры социалистов активно поддерживали законопроект. А между тем конституция была нужна именно для того, чтобы антисоциальные меры 1990-х годов сделать необратимыми. Договоры, подписанные представителями бюрократии вопреки мнению собственных граждан, обретали бы силу нерушимого конституционного закона.

Сеголен Руаяль, представляющая социалистов на нынешних выборах, по своим позициям не отличается от правых либералов. По социально-экономическим вопросам во Франции социалисты вообще то и дело оказывались справа от голлистов. По вопросам внешней политики они занимают проамериканские и проатлантические позиции, в отличие от продолжателей дела де Голля, которые подозрительно относятся к США и НАТО. Как с горечью заметила та же Сьюзен Джордж, если бы на месте Ширака в 2003 году был представитель левых, Франция, скорее всего, поддержала бы нападение Джорджа Буша на Ирак.

Единственное, в чем, по мнению левых, соцпартия в положительную сторону отличается от правых, - это тем, что занимает более мягкие позиции по отношению к иммигрантам и их потомкам. Это различие казалось тем более важным, что кандидатом правых в 2007 году стал Николя Саркози, хамские высказывания которого и спровоцировали бунт иммигрантской молодежи в парижских предместьях. Но и здесь социалисты ничего конкретного предложить не могут. Нужны не общие демагогические слова о «толерантности», а конкретные социальные программы, обеспечивающие создание рабочих мест, образование, интеграцию молодежи в общество и в его культуру.

Другим кандидатом на левом фланге стала представитель Коммунистической партии Мари-Жорж Бюффе. Партия долго колебалась, прежде чем вступить в гонку. Правое крыло выступало за то, чтобы поддержать социалистов. Более радикальное крыло высказывалось за выдвижение единого кандидата левых сил, но с условием, что этим кандидатом должен стать коммунист. В итоге сторонники самостоятельного участия в выборах победили, но полностью оттолкнули от себя остальных левых.

По опросам общественного мнения, Бюффе прочно занимает последнее место в списке левых кандидатов, уступая даже представителям небольших троцкистских групп. Представитель Революционной коммунистической лиги (LCR) Оливье Безансоно имеет почти вдвое большую поддержку избирателей. Однако он сталкивается с проблемой иного рода. По закону кандидата должны поддержать не менее 500 мэров городов и коммун. Понятное дело, что у LCR своих мэров нет. Эта организация весьма активна и популярна среди молодежи, в профсоюзах и у интеллигенции, у нее одно время даже были свои депутаты в Европейском парламенте, но для того, чтобы вести муниципальную политику, нужны куда большие ресурсы. В прежние времена кандидаты лиги получали подписи социалистов и коммунистов. Чем большее раздражение вызывала в среднем звене больших партий политика «своих» лидеров, тем с большей охотой поддерживали они радикалов из LCR. Но это все-таки был кукиш в кармане. На сей раз партийное руководство и соцпартии, и компартии жестко запретило подобные вольности. Все хорошо помнят прошлые президентские выборы, когда кандидат социалистов провалился уже в первом туре, оставив во втором туре голлиста Ширака один на один с кандидатом крайне правых Ле Пеном.

На первый взгляд кажется, что препятствие, остановившее Безансоно, может оказаться непреодолимым и для Бове. У него, в конце концов, нет не только «своих» мэров, но и вообще партии. Но одно дело - Безансоно, другое дело - Бове. Ради заведомого аутсайдера мэры на конфликт со своим партийным руководством не пойдут. Безансоно - симпатичный молодой человек, честный, убежденный в своей правоте. Но это все же не политическая фигура национального масштаба. Ради него рисковать своей карьерой муниципальные чиновники не станут. Бове - лидер национального масштаба. Отказ поддержать его кандидатуру может стоить мэру изрядного числа голосов. Тут уж придется серьезно думать, что хуже - поддержать его и навлечь на себя гнев партийного начальства или отказать ему в поддержке и вызвать возмущение собственных избирателей.

Если мэры пойдут на открытый и массовый бунт, это будет не только обозначать, что Бове сумеет зарегистрироваться 11 марта в Конституционном совете, но и то, что политическая карта Франции радикально меняется. Социалистическая партия уже не сможет рассчитывать на лояльность «своих» муниципалитетов в предвыборной гонке.

Несколько месяцев назад Сеголен Руаяль выглядела явным фаворитом - правда, даже люди, собиравшиеся за нее голосовать, тут же оговаривались, что она, конечно, будет ужасным президентом, возможно, самым плохим за всю историю Франции. Но все равно больше голосовать не за кого: Саркози среди левых, либеральной интеллигенции и иммигрантов считается почти фашистом, даже Ле Пен вызывает меньшее отвращение.

Кстати, успех Ле Пена на прошлых президентских выборах вполне может быть повторен. Некоторые социологи - до появления Бове в списке кандидатов - прогнозировали, что лидер Национального фронта вновь имеет шансы выйти во второй тур, только теперь оттеснит он уже не социалистов, а голлистов. По их мнению, националистическая пропаганда Саркози обернется против него самого. Своими выступлениями он делает национализм легитимным, респектабельным. Но коль скоро подобные идеи уже получили право на жизнь, изрядное число избирателей предпочтет не «национализм лайт» в исполнении Саркози, а полноценный национализм Ле Пена.

Между тем Франция находится на пороге серьезных перемен. За последние два года страна пережила несколько политических кризисов, в ходе которых общество весьма радикальными методами демонстрировало свое несогласие с государством. Подростки из иммигрантских кварталов (на самом деле - французы во втором или третьем поколении) вели уличные сражения с полицией и жгли автомобили. На референдуме граждане, несмотря на массовую пропагандистскую обработку, подавляющим большинством провалили проект Европейской конституции, поддержанный всеми основными партиями. Наконец, совсем недавно правительство вынуждено было отозвать закон о первом найме, ограничивающий социальные права молодежи: на сей раз на улицы вышел средний класс, за спиной которого, однако, маячил призрак нового подъема рабочего движения. Всеобщая забастовка так и осталась угрозой, но акции профсоюзов показали, что относиться к подобным словам надо серьезно.

Страна недовольна. Она испытывает острую потребность в лидере, который сможет выразить это недовольство на политическом уровне, сформулирует программу несогласных и выступит от имени тех, кому пока не дают говорить. Такой фигурой может оказаться Жозе Бове.

Разумеется, сегодня его шансы на победу выглядят более чем призрачными. Даже самые горячие его сторонники думают не о том, чтобы выиграть выборы, а лишь о том, чтобы, набрав большое количество голосов, показать правящему классу, насколько народ недоволен, и тем самым заставить государственную власть считаться с гражданами. Однако политическая арифметика современной Франции очень своеобразна. Если в прежние времена кандидаты двух лидирующих партий (как правило, голлистов и социалистов) шли в первом туре с большим отрывом от своих соперников, то теперь разрыв между кандидатами, судя по опросам, составляет не более 3-4%. Иными словами, в пределах статистической погрешности. И совершенно не исключено, что во втором туре президентских выборов мы можем обнаружить Бове против Ле Пена.

Что делать с Францией в случае победы на выборах, пока, скорее всего, всерьез не задумывается ни сам Бове, ни его команда. Все-таки такой исход событий куда менее вероятен, нежели привычный успех социалистов или голлистов. Но как бы ни сложились события, политический кризис во Франции не будет преодолен, пока радикальным образом не изменится экономический и социальный курс республики.

Нам остается только ждать новостей из Парижа. Здесь наступают интересные времена.

ПУТИН В МЮНХЕНЕ

Вообще-то Мюнхен не самое лучшее место, чтобы обсуждать вопросы европейской безопасности. Вспоминается Невилл Чемберлен, который подписал здесь договор с Гитлером, а потом вернулся в Лондон и пообещал, что «привез мир нашему поколению». Спустя год разразилась Вторая мировая война.

На сей раз, выступая в Мюнхене на конференции по безопасности, Владимир Путин выглядел не слишком умиротворенно. Он жаловался на американскую экспансию, на расширение НАТО и на то, что интересы России не принимают на Западе всерьез. Правда, тут же почему-то рассыпался в похвалах Джорджу Бушу, как будто бы не нынешний хозяин Белого дома отвечает за происходящее, как будто не действующая администрация привела в плачевное состояние отношения США не только с Россией, но и с большинством других стран мира.

Возможно, Америка столь сильна, что готова находиться в «блистательной изоляции», как Великобритания в годы правления королевы Виктории. Но викторианская Англия, по крайней мере, не претендовала на то, чтобы учить чужих подданных своим правилам и жаловаться на их неблагодарность каждый раз, когда те задавали какие-то вопросы относительно собственного будущего. Англией XIX века правили джентльмены, чего не скажешь про американских лидеров начала XXI столетия.

Если политически корректные левые в Европе каждый раз оговариваются: мы против Буша, но ничего не имеем против американского народа, у Владимира Путина как-то получилось наоборот: Америка - плохая страна, но Буш - хороший парень. Впрочем, скорее всего, нашего президента просто в очередной раз подвели спичрайтеры. Нестыковка фрагментов текста - обычное дело в кремлевских канцеляриях. Хорошо ещё, если противоречия имеются только в тексте. Хуже, когда они обнаруживаются в мозгах.

Как бы то ни было, президента России трудно заподозрить в неискренности. Раздражение против Америки, выплеснувшееся наружу во время мюнхенской речи, совпадает с общим настроем не только в Кремле, но и на московских улицах. И в этом смысле лидер страны действительно говорил от имени её народа.

По вполне понятным причинам обитателям Вашингтона речь Путина не понравилась. Министр обороны США Роберт Гейтс тут же вспомнил «холодную войну», а представитель Совета национальной безопасности Белого дома Гордон Джондро назвал высказывания Путина «неправильными» (американские чиновники, видимо, лучше знают, что «правильно», а что «неправильно» в речах иностранных политиков). Сенаторы тоже принялись вспоминать прошлое. И республиканец Джон Маккейн расценил выступление Путина как «самую агрессивную речь российского лидера с момента окончания “холодной войны”», и демократ Джозеф Либерман назвал доклад Путина «провокационным, звучащим как отголоски “холодной войны”».

В Москве ветераны разведывательных и идеологических служб тоже, наверно, испытали приятные эмоции. Вспомнилась молодость. Возникли смутные надежды. Вдруг вызовут? Посоветуются?

Однако причем здесь «холодная война»? Правители различных государств критиковали друг друга со времен древности. Не сомневаюсь, что уже египетские фараоны произносили речи, осуждающие агрессивную политику Ассирии, а венецианцы жаловались на торговую экспансию Генуи.

Чтобы случилась «холодная война», нужно идеологическое и системное противостояние. Но такого противостояния между Кремлем и Белым домом нет. Российские корпорации живут по тем же правилам, что и американские (из-за этого и конфликт - все хотят урвать кусок пожирнее). Владимир Путин никогда не был в числе радикальных противников США, и возглавляемый им режим в России опирается на те же принципы свободного рынка, что и режим Джорджа Буша (о чем сам Путин не преминул напомнить своим слушателям), на очень похожую идеологию, да и практика двух президентов не слишком разнится. Отсюда, видимо, и искренняя симпатия между двумя людьми.

У США есть немало идеологических противников. Россия - не в их числе. В отличие от Венесуэлы, Боливии или Эквадора, Россией правят люди, глубоко усвоившие веру в капитализм, испытывающие благоговейное уважение к силе и вполне готовые воспринимать хозяев Вашингтона в качестве естественного начальства. Но как быть, если это начальство окончательно потеряло разум? Что делать, если в Вашингтоне проводят политику, противоречащую не только интересам России, но и здравому смыслу? Ведь то, что США творят сейчас на Ближнем Востоке, иначе как безумием не назовешь. И это понимают в Москве ничуть не хуже, чем в Париже, Берлине или Каире.

Истеблишмент Соединенных Штатов упорно не может привыкнуть к мысли, что американская политика далеко не так популярна в мире, как, вероятно, кажется с Капитолийского Холма. В противном случае, им следовало бы не обижаться на Путина, а поблагодарить его за своевременное дружеское предостережение.

Cпециально для «Евразийского Дома»

УРОКИ «ФОРДА»

«Форд» бастовал всего один день. По европейским меркам однодневная стачка на средних размеров автозаводе - дело достаточно обычное, не вызывающее особого интереса прессы и общества.

В России забастовка на «Форде» стала наиболее значительным событием недели, а то и месяца.

Конечно, надо признать, что последнее время событиями не слишком богато. Газеты полны рассуждений об интригах в Кремле и о том, кто из высокопоставленных чиновников станет следующим президентом. Но эти же рассуждения мы видели и две недели назад, и месяц назад, и даже полгода назад. А главное, поскольку нет очевидных различий между политическими программами претендентов, нет даже и самих программ, то не может быть и серьезного общественного интереса. Борьба за президентское кресло в России пока по увлекательности и общественному резонансу уступает любой более или менее раскрученной мыльной опере.

На таком фоне рабочие «Форда» не могли не стать героями дня. Лидер профсоюза Алексей Этманов - жесткий, четко формулирующий свои позиции, не склонный заискивать перед прессой - так явно контрастировал с большинством персонажей нашего «информационного пространства»! А событие обретало драматизм и значение реального, не придуманного и социально значимого конфликта.

Однако, как часто бывает, обсуждение события у нас даже важнее самого события. Во всяком случае, российское общество проявляет себя не столько в том, что совершает какие-то поступки, сколько в том, что бурно и долго обсуждает поступки других. Незначительное меньшинство, которое действует, становится предметом всеобщего интереса и изумления.

Зашевелились политики разных оттенков, которые еще недавно не проявляли к профсоюзной борьбе ни малейшего интереса. Что делать, предвыборный год, надо собирать голоса! Правда, рабочие и их лидеры понимают это ничуть не хуже. И не очень рвутся на роль марионеток в чужом спектакле. На определенном этапе рабочие организации неизбежно вступают в политику, но лишь тогда, когда потребность в этом вызревает в самом движении, когда создается самостоятельная сила, выражающая интересы трудящихся, а не заказы спонсоров. Сегодня жизнеспособность и авторитет новых профсоюзов гарантируется именно их независимостью. Если они позволят подмять себя какой-либо из создаваемых сверху партий, дадут собой манипулировать - им конец.

Нынешняя стачка на «Форде» уже третья по счету, но любопытно, что две предыдущие не стали темой столь широкого обсуждения. В первый раз журналисты были несколько удивлены, обнаружив, что российские рабочие, оказывается, умеют бастовать. На констатировании этого любопытного факта дискуссия, собственно, и завершилась. В действительности, конечно, забастовки на «Форде» далеко не уникальное явление. Еще раньше бастовали пилоты «Башкирских авиалиний», трудовые конфликты разворачивались на «Норильском никеле», да и на многих других предприятиях.

Собственно, именно «башкирский» сценарий лег в основу целого ряда профсоюзных акций последнего времени. Дело в том, что с некоторых пор любая стачечная акция в нашей стране является незаконной. Нет, разумеется, забастовки у нас законом не запрещены. Только они обставлены таким количеством ограничений и формальностей, выполнить которые в реальной жизни технически невозможно (сложнейшие нормы, касающиеся процедур и сроков, прописаны таким образом, что исключают даже теоретическую возможность реализации). Как в старом советском анекдоте: «Имею ли я право?» - «Несомненно, имеете!» - «А могу я…» - «Нет, конечно!»

Однако несправедливость закона в лучших отечественных традициях компенсируется неэффективностью. Что, собственно, выяснилось во время стачки в Уфе. Как только пилоты забастовали, администрация обратилась в суд и суд тотчас же вынес решение о том, что стачка незаконна. Профсоюз решение суда выполнил, с полуночи. Иными словами, бастовал сутки. Если после возобновления работы администрация не пойдет на уступки, такая же однодневная забастовка может повториться снова и снова. Причем ущерб от подобной процедуры для компании может быть большим, чем если бы предприятие просто стояло три или четыре дня подряд. Нарушается трудовой ритм, график производства и т. д.

Надо отметить, метод для международного профсоюзного движения тоже не новый, называется он stop-and-go. Единственная сложность в том, что такое противостояние требует крепких нервов и хорошей дисциплины среди рабочих. Рваный ритм забастовки в профсоюзе вызывает такое же напряжение, как и в администрации. Потому обе стороны после первой «сшибки» обычно предпочитают завершить конфликт за столом переговоров.

Сейчас именно такие переговоры ведутся. Возобновление стачки не выгодно никому, но рабочие «Форда» явно готовы «на утро бой затеять новый и до конца стоять». Это сознает и администрация завода, а потому у профсоюза неплохие шансы на «победу по очкам».

Значительная часть общественности, впрочем, не столько интересовалась исходом борьбы, сколько нервничала: не приведет ли повышение зарплаты к подорожанию автомобилей. А представители компании подчеркивали: «Форд» - один из лучших работодателей в Ленинградской области, да и в автомобилестроительной отрасли он по части заработной платы в лидерах. Это чистейшая правда. Только не надо забывать два обстоятельства. Во-первых, высокая зарплата на «Форде» - результат не столько менеджерского гуманизма, сколько двух предыдущих забастовок. А во-вторых, деньги, которые платят рабочим во Всеволожске, - совершенно ничтожны по сравнению с международным уровнем оплаты труда и с ценами на автомобили в России.

Новые машины стоят у нас практически так же, как и в Западной Европе, а порой и дороже. А доля заработной платы в цене продукции меньше в разы. Разница просто присваивается корпорациями, составляя их сверхприбыли. Именно поэтому ведущие мировые автомобилестроительные компании так рвутся на российский рынок, открывая у нас один завод за другим.

По той же причине, кстати, опасаться повышения цен не приходится. Они и так задраны под потолок, а конкуренция крайне обострена. Так что потребителю ничего не грозит. Если рабочие «Форда» или какой-то другой компании смогут отвоевать лишние несколько тысяч рублей у хозяев, это будет означать только одно: доходы внутри отрасли будут перераспределяться более справедливо.

Любопытно, что журналисты, рассуждающие о «высоких зарплатах в 14-16 тыс. рублей», сами по большей части живут на несколько большие доходы. Что такое 16 тыс. рублей в сегодняшнем Петербурге, ясно без особых комментариев.

Многие требования бастующих вообще не сводятся к деньгам. Например, идет речь о пересмотре системы контрактов и устранении неравенства между различными категориями работников, а также о признании вредности производства. Если кто-то бывал в лакокрасочном цеху современного автозавода, он без дальнейших пояснений сообразит, о чем идет речь.

Специфика «фордовской» забастовки в том, что эта модель в случае успеха легко может быть распространена по всей отрасли. Автомобилестроители уже создали объединенный профсоюз в рамках Всероссийской конфедерации труда. Совсем недавно удалось ценой острой борьбы сформировать профсоюз на предприятии «GM-AвтоВАЗ», создаются организации и в других компаниях. Если этот процесс пойдет дальше, на повестку дня встанет вопрос об отраслевом соглашении, гарантирующем определенные условия труда и заработок на всех предприятиях. То, чего добьются на «Форде», смогут добиться и в других местах.

Когда-то Генри Форд, запуская производство массовых дешевых и надежных машин, обещал, что его рабочие сами будут ездить на его автомобилях. Сегодня это звучит как издевательство.

Автомобильный рынок ориентирован на средний класс, 15% (от силы) населения, получающих западную зарплату. Те, кто зарабатывает по 14 тысяч в месяц, в качестве потребителей не котируются. В этом и секрет задранных под потолок цен: зачем их снижать? «Настоящие» потребители и по западным ценам купят. А те, что внизу, им снижай, не снижай - все без разницы. На новую иномарку все равно не наскребут.

Однако если борьба, которую ведут рабочие, завершится победой, ситуация изменится. И не только во Всеволожске. Покупать свои автомобили они будут. И не из лояльности к компании, а просто потому, что гордятся своим трудом, своим предприятием.

Люди, составляющие профсоюз «Форда», уважают себя. Они отстаивают не только свою зарплату, но и свои права. Именно этим они в конечном счете привлекли к себе внимание всей страны.

Такая, однако, редкость в нашем отечестве!

ЧЕЧЕНСКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

О том, что Рамзан Кадыров сам хочет быть президентом Чечни, все знали давно. Только до поры ему не разрешали. Возраст не президентский, да и вообще… Не хотели в Кремле класть все яйца в одну корзину.

После того, как неизвестные взорвали Ахмада Кадырова и пост главы республики остался вакантным, в Москве предпочли продвинуть туда промежуточную и слабую фигуру - Алу Алханова. Здесь действовала та же логика, что и при выборе средневекового короля. Предпочтительно иметь на троне правителя, который самостоятельной силой не располагает. Ясно, что он будет благодарен своим покровителям, зависеть от них, выполнять их волю.

Но реальный контроль над ситуацией в Чечне поддерживают всё же не федералы, а дружины, находящиеся на службе кадыровского клана. Для Москвы так удобнее: потери федеральных войск резко сократились, а главное, кадыровцы реально добились того, в чем не смогли преуспеть российские генералы. Они обеспечили некое подобие политической стабильности. Если они и не смогли полностью уничтожить сопротивление, то загнали его в глубокое подполье. В отличие от московских начальников, действовавших с помощью силы, представители клана Кадыровых прекрасно понимали правила игры и поступали так же, как до них многочисленные феодальные правители в средневековой Европе. Одних местных лидеров подкупали и привлекали на свою сторону, других стравливали между собой, третьих, непокорных, давили. Не столько собственными руками, сколько руками соперников.

Чем более одичала страна в ходе многолетней войны, тем эффективнее оказываются подобные средства из политического арсенала пятисотлетней давности.

Но за свои победы Кадыров младший требовал от Кремля награды. Как и положено средневековому сеньору, он рассматривал Чечню как свою вотчину, которую империя полностью и на максимально льготных основаниях должна закрепить за его родом. На вечные времена.

Получив пост премьер-министра Чечни, Кадыров превратил его в реальный центр власти, постепенно оттирая номинального президента от всех рычагов. В этом противоборстве Алханов был изначально обречен. Поэтому, когда пришли сообщения о том, что его переводят в Москву на новую работу, никто особенно не удивился. Чечня решила свою проблему престолонаследия с опережением, за полтора года до остальной России. И теперь уже не так важно, кто будет заседать в Кремле. Родовая вотчина возвращена в полное владение местному феодалу.

До тех пор, пока Кадыров поддерживает в Чечне минимальный мир, а также регулярно подтверждает лояльность по отношению к империи, в Москве не слишком заботятся о том, какие там царят внутренние порядки и насколько они соответствуют требованиям правового государства. По сути, чеченское княжество Кадыровых уже завоевало изрядную долю независимости, превратившись из федеральной территории в имперский протекторат, связанный со столицей лишь присягой на верность, приносимой первым лицом. Кстати, эта присяга является далеко не формальностью. Ведь феодальные правила, по которым управляется в наше время Чечня, предполагают, что взаимные обязательства такого рода воспринимаются серьезно.

Казалось бы, все должны быть довольны. Но сможет ли Кадыров-младший, взяв всю полноту власти в свои руки, удержать в Чечне порядок и стабильность, на что так в Москве рассчитывают?

Не прошло и нескольких дней после того, как Алханова отозвали в столицу империи, оставив Кадырова-младшего за главного, как из Чечни пришло новое известие: Командир батальона «Восток», Герой России, Сулим Ямадаев стал фигурантом уголовного дела.

Всякий, кто хоть немного знаком с политикой Северного Кавказа, знает: группировка Ямадаева - единственный соперник клана Кадыровых в промосковском лагере. Обе группы лояльны Москве, а потому поддержание равновесия между ними было важным условием политики умиротворения территории, которую проводил Кремль. Однако между собой кадыровцы и ямадаевцы - враги. У обоих свои вооруженные отряды, свои сферы влияния. До тех пор, пока формально первым лицом был бессильный и нейтральный Алханов, можно было поддерживать и видимость мирного сосуществования между соперниками. Но теперь всё изменилось.

Одними судебными делами противостояние не ограничивается. 8 февраля в Чечне пропали родственники Хамзата Арсамакова, полевого командира из группировки Ямадаева. Братья Юнус и Юсуп Арсамаковы исчезли бесследно. Удалось найти лишь их автомобиль с окровавленными сиденьями.

По законам жанра, надо ожидать ответных ударов. Если вызов брошен, правила рыцарской чести требуют сражения. Так что ожидать мирного и благополучного развития жизни в Чеченской Республике не приходится.

Всё это сильно напоминает сюжет знаменитого фильма «Тень воина», который снял Акира Курасава. Пока погибшего правителя заменял на его посту безвольный двойник, дела в княжестве шли нормально. Но когда на своё место взобрался энергичный законный наследник, всё рухнуло.

В ближайшее время мы выясним, так ли сильно отличается современная Чечня от средневековой Японии.

Cпециально для «Евразийского Дома»

DEJA VU ПО-ИТАЛЬЯНСКИ

Правительство Романо Проди пало. Президент Джорджо Наполитано консультируется с политическими лидерами. Возглавлять новое правительство будет Романо Проди. Нового правительства вообще не будет, останется старое.

Таковы были сообщения последних дней из Италии, и у человека, мало знакомого с местной политикой, они могли вызвать ощущение горячечного бреда. Однако если зайти на сайт итальянской коммунистической партии Rifondazione, то ощущение бреда немедленно сменится четким диагнозом: «шизофрения».

С одной стороны, голосование в сенате, с которого начался кризис, провалили именно представители Rifondazione. Именно они высказались против участия Италии в американском походе в Афганистан и против расширения военной базы США в Виченце. Причем сделали они это в полном соответствии с политической линией, которая одобрена большинством своей партии. На сайте Rifondazione по-прежнему висит лозунг «No War!» (почему-то по-английски), выражающий решительную оппозицию партии подобным милитаристским авантюрам.

Официальный орган партии Liberazione опубликовал передовицу, осуждающую курс правительства как находящийся в явном противоречии с ожиданиями и настроениями общества.

С другой стороны, на том же партийном сайте мы видим торжественную декларацию верности по отношению к провалившемуся премьеру. «Несмотря на трудности, вызванные голосованием в сенате, работа правительства должна быть продолжена», - гласит заявление партийного руководства. И заявлениями дело не ограничивается. Партия призвала своих функционеров и активистов выйти 25 февраля на «все площади Италии» и говорить там с народом, чтобы поддержать правительство Проди.

Думаю, услышали они на этих площадях мало приятного. Да и представить себе из Москвы, что они там говорили, довольно трудно. Ведь если судить по публикациям официальных изданий и сайтов, линия партии может быть сформулирована примерно следующим образом: «Правительство Проди проводит совершенно неверную, вредную и опасную для страны политику. Мы эту политику полностью, горячо и безоговорочно поддерживаем».

Неудивительно, что у кого-то из сенаторов в такой обстановке сдали нервы и они нажали не на ту кнопку. Впрочем, дьявол как всегда спрятался в деталях, которые выглядят очень по-итальянски.

Дело в том что Rifondazione на самом деле неоднородная организация. Когда историческая компартия Италии решила реорганизоваться и превратилась в социал-демократию, далеко не все её члены этому радовались. Тем более что Демократическая левая партия, созданная на месте компартии, даже по меркам европейской социал-демократии оказалась на самом правом фланге. Возмущенные активисты решили основать компартию заново. Отсюда и название Rifondazione (возрождение, новое основание). Возрожденная партия была создана как открытая, плюралистическая и демократичная, а потому в нее, кроме выходцев из старой компартии, влилось много других левых организаций, в том числе и троцкисты из Democrazia proletaria (Партии пролетарской демократии). Не надо думать, будто речь идет о каких-то маргиналах, обретавшихся на обочине политической жизни. Демократичная избирательная система Италии 1970-х годов позволяла левым радикалам много лет непрерывно и относительно успешно работать в парламенте, накопив немалый политический опыт.

Новая избирательная система в 1990-е годы оказалась куда более жесткой, принудив сначала партии укрупняться, а затем сведя все многообразие мнений и позиций к двум лагерям - «левому» и «правому», куда вынужденно сбились все партии. Если Берлускони не может формировать свою коалицию без участия крайних националистов, не скрывающих, что являются преемниками Бенито Муссолини и его фашистского движения, то Проди нуждается в голосах Rifondazione, а само руководство Rifondazione должно учитывать интересы различных внутрипартийных группировок, включая и радикальные.

При распределении депутатских мандатов лидеры Rifondazione, настроившиеся на «конструктивную работу» в правительстве Проди, предпочли избавиться от радикалов в парламентской фракции, компенсировав их почетными, но гораздо менее влиятельными местами в сенате. Кто же знал, что правительственное большинство в верхней палате окажется столь шатким! Теперь судьба Проди при каждом голосовании решается двумя или тремя сенаторами.

Надо отдать должное выходцам из Democrazia proletaria, они терпели несколько месяцев. В конце концов, уважение к партийной дисциплине является частью марксистских убеждений. Но, как назло, правительство Проди ничем не отличалось от правительства Берлускони, с которым так яростно боролись коммунисты чуть более года назад. Преемственность очевидна по всем направлениям. Единственным заметным отличием является решение об отмене приватизации воды. Правда, эту приватизацию и так саботировали почти все муниципалитеты, не только левые. Но и данное решение сформулировано крайне половинчато, оставляя возможности для последующего пересмотра.

Население Италии голосовало против правительства Берлускони не потому, что личность предыдущего премьера народу так уж сильно опротивела. Вообще-то, импульсивный, склонный к скандалам Берлускони гораздо интереснее и по-человечески симпатичнее безликого бюрократа Проди. Или, например, соратница прошлого премьера Алессандра Муссолини - острая на язык и привлекательная женщина (жаль только, происхождение подкачало!). Нет, итальянцы голосовали за смену власти не потому, что хотели видеть новые лица в телевизоре, а потому, что надеялись на смену курса. Им надоели приватизации, их разозлило систематическое сокращение социальных льгот, они не видели ничего хорошего от политики, направленной на сдерживание заработной платы, им не нравилось, что итальянских солдат отправляют на край света в Афганистан защищать стратегические интересы США в Средней Азии.

Короче, страна хотела перемен и именно из-за этого голосовала (хотя и не очень уверенно) за Проди. А правительство Проди твердо настроено было ничего не менять, продолжая политику и идеологию правых, которые оно вполне разделяло.

С предыдущим кабинетом Проди такое уже случилось. После первого правительства Берлускони, довольно быстро провалившегося, итальянцы избрали Проди, который продолжал тот же курс. В тот раз Rifondazione составила часть «левого парламентского большинства», но в правительство предусмотрительно не вошла, предпочитая не компрометировать себя в глазах избирателей. Ведь за новую компартию голосовали те, кто наиболее остро чувствовал несогласие с подобным курсом.

В конце концов терпение сторонников Rifondazione лопнуло, и партия отказала в доверии правительству во время очередного парламентского голосования. Конечным итогом этого были крах кабинета Проди и возвращение Берлускони.

И вот опять, казалось бы, все повторяется с неприличной точностью. Про deja vu итальянской политики на Западе писали многие комментаторы. Однако есть одно отличие, совершенно принципиальное. Активисты и сторонники Rifondazione на сей раз испытывают такое же отвращение и разочарование, как и ранее, они по-прежнему требуют отзыва итальянских войск из Афганистана и прекращения антисоциальной политики (что, собственно, и подтолкнуло бунт сенаторов). А вот партийное руководство теперь благополучно вошло не только в парламентское большинство, но и в правительство. И совершенно не собирается отказываться от этого комфортабельного положения.

Давно известное правило буржуазного общества: если коммунисты или социалисты создают слишком много проблем, им надо дать несколько министерских постов, и они тут же успокоятся. Нет даже нужды уступать сколько-нибудь значительные кабинеты. Обычно бывает достаточно нескольких должностей в министерствах культуры, образования или социальной защиты. Пусть сами оправдываются перед разъяренными пенсионерами, интересующимися, куда делись их льготы.

Метод срабатывает не всегда. В Норвегии, например, Социалистическая левая партия, будучи меньшинством в коалиции, фактически заставила большинство принять и даже исполнять свою избирательную программу. Социал-демократы перед выборами публично каялись перед народом за прежние уступки либералам, а социалисты настаивали: если не будет резкой смены курса, зачем нам менять правительство? Если приватизация и отмена социальных льгот - требование правых, пусть правые эту политику и проводят. А наиболее популярный лидер социалистов молодой Аудин Лисбаккен публично отказался от правительственного поста, чтобы присматривать за «своими» министрами со стороны. На то и щука в реке, чтобы карась не дремал.

Но это совсем другая культура. Суровые потомки викингов, да еще и протестанты! В Италии подобное самоотречение вряд ли поймет кто-то из действующих политиков. Министерские посты важнее принципов, а комфорт ценнее идеологии. К тому же лидер Rifondazione Фаусто Бертинотти действительно получил ценный приз: в апреле его сделали спикером палаты депутатов. Место тоже не слишком влиятельное, но по статусу чрезвычайно почетное. А Бертинотти человек уже немолодой. Зачем рисковать, зачем устраивать преждевременные выборы?

В качестве спикера нижней палаты Бертинотти на правительственную политику не влияет, зато может оказать неоценимые услуги Проди. И сделает это как настоящий друг, не выдвигая никаких политических условий. К тому же есть еще партийная дисциплина. Сенаторы отвечают прежде всего перед своими избирателями. Потому они и позволяют себе выходки вроде антиправительственного голосования. А будущее депутатов нижней палаты полностью зависит от партийного руководства, которое будет составлять очередной список. Бертинотти для депутатов из Rifondazione дважды начальник. И по партийной, и по парламентской линии. Если же, не дай бог, досрочные выборы все же случатся, то тем более все кандидатуры пройдут строгую проверку на лояльность. Понимая это, умудренный опытом Джорджо Наполитано (тоже, кстати, в прошлом функционер компартии) перенес голосование о доверии кабинету Проди в нижнюю палату. Здешние депутаты вряд ли решатся пойти против указаний начальства.

Даже в том случае, если в глазах избирателей эта политика является предательской и самоубийственной.

ОТ ЯБЛОЧЕК ВИШЕНКИ НЕ РОДЯТСЯ

Кандидат в депутаты Красноярского краевого Законодательного собрания комсомолец Роман Бурлак попытался привлечь внимание лидера «Справедливой России» Сергея Миронова к проблемам кадровой политике в его партии, обратившись к нему с открытым письмом. В нём Роман Бурлак предлагает исключить из «Справедливой России» редактора «Красноярской газеты» Олега Пащенко, выступающего а своих интервью и статьях с позиций антисемитизма и ксенофобии. В качестве одно из примеров приводится цитата из интервью О. Пащенко газете «Красноярский комсомолец», в котором он заявил, что «любой русский человек по природе антисемит». Параллельно Роман Бурлак обратился в Прокуратуру Красноярского края с заявлением по факту разжигания религиозной и национальной розни (статья 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ).

Ситуация скандальная. И уже сейчас раздаются предположения о том, что заявление Бурлака является ничем иным, как предвыборным трюком. Однако люди, хорошо знакомые с красноярским комсомольцем, этот вариант полностью исключают.

Известный политолог и «левацкий» деятель Борис Кагарлицкий попробовал разобраться и в причинах поступка Романа Бурлака, и в ситуации, сложившейся в «Справедливой России»:

- Мы помним, из какого материала была сделана «Справедливая Россия». Это показатель современной отечественной политики, когда вы берете подручный материал - скажем, пять фашистов, двух либералов, одного троцкиста и двадцать пять карьеристов, смешиваете их, встряхиваете и объявляете социал-демократической партией.

И понятно, что группа, которая идеологически наиболее мотивирована в этой странной компании, то она и будет проводить свои идеи. То есть я хочу сказать, что Сергей Миронов, может быть, совершенно искренне хочет, чтобы у него была социал-демократическая партия. Но если вы в эту партию наберете только одних ветеранов СС, не удивляйтесь, что время от времени у них будут просыпаться старые, знакомые идеи.

Эта та самая ситуация, в какой оказался Миронов. Он пытается создать то, что можно условно назвать левой партией без левых кадров, левой идеологии и левой политики. Это напоминает анекдот про грузина, у которого жена уехала на отдых. Его спросили, можно ли жить без жены. Он сказал: «Можно, но трудно, очень трудно, практически невозможно». Это тот самый случай: можно ли сделать левую партию без левых активистов, без левой политики, без левой идеологии? Можно, но трудно, очень трудно, практически невозможно.

- Будет ли иметь успех обращение Бурлака, прислушается ли к нему Миронов?

- Это не первый такой случай. Можно вспомнить историю с цитатами из «Майн Кампф» в выступлении представителя молодежной организации. И думаю, что нечто подобное будет повторяться стихийно и достаточно часто.

Другое дело, сильно ли это повредит партии? Думаю, это станет конфузом для руководства партии и в определенной степени деморализует ее аппарат, поскольку они понимают, что это неправильно, что этого не должно быть. Но если они начнут принимать какие-то меры, то это вызовет еще большую дезорганизацию партии - будет сопротивление, начнутся расколы, уходы и т.д. С другой стороны, если пустить всё на самотек, то через какое-то время обнаружится, что они ничего не контролируют.

И, похоже, Роман Бурлак очень эффективно и успешно это использует. В данном случае Бурлак ведет собственную кампанию, он является достаточно активным левым молодым лидером в Красноярске. Вы знаете, чем прославился Бурлак в Красноярске? Его 2 раза милиция не пускала в Ленинград во время социального форума. Думаю, что его выступление будет иметь эффект. И то, что пресса обсуждает его письмо к Миронову, лишь подтверждает сказанное мной.

- Думаете, что инициатива Бурлака позволит набрать КПРФ дополнительные очки на выборах?

- Нет. Дело в том, что Бурлак - совершенно нетипичен для КПРФ. Более того, он находится в конфликте с компартией. То есть он ведет кампанию и против руководства КПРФ, и против «Справедливой России». И это как раз показывает, что один человек, если он занимает какую-то принципиальную, жесткую позицию, может выстоять и против тех, и против других. Как раз Бурлак принадлежит к той группе, которая в Союзе Коммунистической молодежи постоянно критиковала Зюганова и его окружение за то же самое: за антисемитизм, за национализм и т.д. Поэтому для КПРФ там тоже ловить нечего, в этом конфликте.

- Это будет большой скандал или пиар-акция для Бурлака?

- Я думаю, что если таких событий будет несколько, - а я подозреваю, что это не последний такой случай, - то это будет большой скандал для Миронова. Они только позавчера съезд провели, и тут опять такой промах. Но насколько я знаю Романа, он человек достаточно эффективный, не упускает возможности сделать какие-то шаги, которые привлекут к нему внимание. Но при этом, я вас уверяю, он абсолютно искренен в этой ситуации.

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА

Вопрос о том, нападут ли Соединенные Штаты на Иран, вот уже несколько лет остается любимой темой для спекуляций политических обозревателей. После оккупации Ирака в качестве следующей цели американской операции называли Иран или Сирию, но никаких событий не последовало. Около года назад казалось, что война вот-вот разразится, тем более что не только чиновники из Белого Дома, но и лидер Ирана Ахмадинежад вели себя крайне агрессивно. Но опять ничего не случилось.

Казалось бы, после выборов в Конгресс США, показавших массовое недовольство войной в Ираке, вопрос о нападении на Иран был снят с повестки дня. Тем более что в военном отношении положение американцев на Ближнем Востоке не улучшилось, организованная Вашингтоном коалиция не стала прочнее, а волнения в Иранском Азербайджане, на которые американские стратеги могли рассчитывать, планируя свои операции, сошли на нет.

И тем не менее, именно сейчас вопрос о возможной войне опять встал в повестку дня. В американской прессе появились утечки информации по поводу целей, которые намечаются для ударов военно-воздушных сил, а война слов между двумя странами вновь обострилась.

С точки зрения здравого смысла здесь явно что-то не сходится. Но логика политики не совсем совпадает со здравым смыслом. И если, например, большинство американцев против войны, отсюда совершенно не обязательно следует, будто война скоро закончится. Напротив, с таким же основанием в Белом Доме могли сделать вывод о том, что масштабы конфликта нужно всячески расширять, чтобы связать будущую администрацию по рукам и ногам, не дав ей шанса отклониться от курса, начатого при Джордже Буше.

Личная судьба действующего американского президента сейчас мало кого волнует, включая и его самого. В конце концов, в Соединенных Штатах, в отличие от России, никто не решается требовать пересмотра Конституции ради предоставления президенту права на третий срок, на который его всё равно не выберут. Но политику делает всё же не только первое лицо государства, и даже не семейство Бушей. Те силы в американском обществе, которые втянули страну в военную авантюру на Ближнем Востоке, вовсе не готовы признавать своё поражение. А главное, все понимают, что уход США из Ирака приведет и к изменению внутренней политики.

Конфликт с Ираном повышает ставки в игре, даже если это конфликт пока скорее виртуальный. Чем острее ситуация, тем труднее поиски выхода из неё. Похоже, с недавнего времени стратегия Белого Дома уже не предусматривает победу в иракской войне - по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Задача состоит не в том, чтобы выиграть войну, а в том, чтобы не дать общественному мнению у себя дома возможности её прекратить.

Что касается Ахмадинежада, то дела у него в стране тоже идут не лучшим образом. О росте недовольства свидетельствуют недавние местные выборы, проигранные его сторонниками. Но внешняя угроза всегда сплачивает народ вокруг лидера. А для миллионов людей по всему миру, ненавидящих Буша и его политику, Ахмадинежад, готовый публично противостоять США, становится героем.

Как писала недавно британская The Guardian, американские ястребы становятся последней надеждой иранского президента, который не сумел ни справиться с безработицей, ни улучшить положение бедняков. Обострение политической ситуации отвлекает внимание от экономических неудач. Вашингтон и Тегеран в равной степени заинтересованы в углублении кризиса.

Пока речь идет только об утечках информации в прессу, обмене угрозами и дипломатическими нотами, подобные игры могут продолжаться. Как показал опыт прошедших двух лет, можно месяцами балансировать на грани войны, держа весь мир в напряжении, но так ничего и не предпринимать. Проблема лишь в том, что бесконечно долго играть в такие игры невозможно.

Рано или поздно, они становятся по-настоящему опасными.

Cпециально для «Евразийского Дома»

НЕ ВЕРЮ!

В Петербурге прошел съезд «Справедливой России». Пресса отнеслась к мероприятию с добродушной иронией. Никто, разумеется, не воспринял случившееся всерьез, но и ничего особенно плохого не сказали.

Все-таки лидер новой партии Сергей Миронов - спикер Совета Федерации, третье по конституции лицо в государстве. Надо проявлять терпимость.

Больше всего обижены были, разумеется, конкуренты из «Единой России». Еще год назад официальная партия власти претендовала на то, что является одновременно и левой, и правой, и центристской. Короче, все серьезные течения должны быть в ней представлены, а за ее пределами место находится только для маргинальных политиков, шутов, фашизоидных экстремистов и бестолковых революционеров, которых можно терпеть на обочине процесса, но нельзя пускать в приличное общество.

А Сергей Миронов не только смастерил на скорую руку еще одну партию власти, но и предложил себя на роль представителя левого фланга. Тут речь идет не только о конкуренции за места в Государственной думе. Под вопросом вся схема. Ведь если партия Миронова - левая, то выходит, что «Единая Россия» - правая?

Между тем «Единая Россия» правой объявлять себя не собирается. В том-то и была суть проекта, что борьба между правыми и левыми становилась невозможной с тех пор, как появилась на свет эта удивительная партия, претендующая на все роли и все места сразу.

Другой вопрос, что имеет в виду Сергей Миронов, когда называет себя левым. Главная тема предвыборной пропаганды «Справедливой России» - необходимость повышать пенсии. Иногда добавляют, что зарплаты тоже не мешало бы повысить. Очень гуманная, надо признать, позиция.

На съезде партии предложения были конкретизированы: «установление размера минимальной зарплаты не ниже 60 процентов от средней заработной платы в стране», «утверждение прожиточного минимума как социального стандарта». Первое требование технически легче всего выполняется путем снижения средней заработной платы. На фоне ее повышения достичь данных параметров практически невозможно, что подтверждает и советский опыт: в сытые 1970-е годы соотношение было, по официальным данным, менее 33%. Что касается загадочных слов о социальном стандарте, то хотелось бы знать, кто и как его собирается разрабатывать.

Странным образом ровно в том же духе выступает и Союз правых сил. Взять, например, агитацию СПС на выборах в Самаре. Практически ничего про свободное предпринимательство, приватизацию жилищно-коммунального хозяйства и снижение налогов для бизнеса. Зато обещание резко повысить пенсии, которые якобы крадет у пенсионеров «Единая Россия». Именно так: не правительство, не Пенсионный фонд, а партия думского большинства. Но надо отдать должное партии власти - она тоже не отстает. Агитационная кампания «Единой России» построена ровно по тому же принципу: голосуйте за нас, и пенсии повысятся.

Дело ясное: все партии твердо знают, что никто, кроме стариков, голосовать не пойдет. А пожилым людям что нужно? Во-первых, надо пообещать повышение пенсии, а во-вторых, напомнить про времена молодости. Советские то есть.

В совокупности политологи окрестили это «левой риторикой».

Однако помилуйте! Где же вы найдете политика, хоть самого правого, хоть сверхконсервативного, хоть ультралиберального, который бы, находясь в здравом уме, заявлял, что выступает за нищенские пенсии и низкую заработную плату? Если предположение о том, что люди просто не должны умирать с голоду, уже делает вас левым, то наши правые и центристы - это уже не политики, а прямо-таки каннибалы. Собственно, некоторой части либеральной интеллигенции, а особенно экспертам и журналистам, подобные каннибальские настроения и вправду присущи, но это все-таки за пределами публичной политики находится.

Заявление о том, что в СССР далеко не все было безнадежно плохо, тоже вряд ли можно считать признаком левизны. Тем более что подобные заявления можно слышать и от единороссов, и даже от Владимира Путина, которые свергать капитализм отнюдь не собираются.

И тем не менее нельзя отрицать, что левая риторика и в самом деле начала использоваться в избирательной борьбе. В случае с Союзом правых сил все просто. Речь идет о вполне стандартной социальной демагогии, которую в принципе можно сочетать с любой идеологией, равно как и с отсутствием какой-либо идеологии вообще. Со «Справедливой Россией» ситуация немного иная. Ибо с каждым днем ее лидеры все больше склонны выступать в роли идеологов, претендующих на левую нишу политического спектра.

До недавнего времени, правда, Сергей Миронов и большая часть его соратников особого интереса к идеям левых не проявляли. Не кто иной, как спикер Совета Федерации проталкивал в своем ведомстве все антисоциальные законы, да и сам голосовал за них. Ни слова не сказал он против Федерального закона № 122, вызвавшего массовые протесты, не поддержал уличных демонстрантов, не выступил против Трудового кодекса и других законов, фактически отменяющих право на забастовку. А теперь, отправляясь в Ленинградскую область, все тот же государственный муж заявляет о солидарности с рабочими «Форда», которые вынуждены пресечь стачку из-за принятого его усилиями законодательства, и, выступая перед делегатами партийного съезда, отстаивает социалистические идеалы.

Объяснить подобные превращения, впрочем, несложно. Опросы общественного мнения говорят сами за себя. Общество сдвигается влево. И не только потому, что люди хотят повышения зарплат (а когда, интересно, они этого не хотели), но и потому, что капиталистические отношения вызывают все больший протест. Либералы начала 1990-х годов фундаментально ошиблись, когда думали, будто, когда вырастет новое поколение, которое сформируется уже в условиях рыночных отношений, оно полюбит капитализм. На самом деле капитализм безответно и издалека любили как раз оболваненные партийной пропагандой совграждане, искренне верившие, будто все, что им пишут в газете «Правда», есть по определению ложь. Пенсионеры-ветераны могут принимать капитализм или не принимать его, но они едины в том, что совершенно его не понимают. Другое дело - новое поколение, сформировавшееся за прошедшие 15 лет и продолжающее формироваться у нас на глазах. Чем больше оно сталкивается с реальными противоречиями капитализма, чем больше разбирается в них, тем более критически относится к происходящему. Левое движение порождается капиталистическим обществом, коллективным и личным опытом трудящихся, сталкивающихся с практикой «свободной экономики». А потому чем больше в России будет капитализма, тем больше будет и людей с левыми взглядами.

Но это неизбежное и закономерное полевение общества никак не отражается на уровне публичной политики. Надо сказать, что на этом уровне вообще никакие реальные жизненные процессы не отражаются. А потому обнаруживается вопиющий разрыв между тем, что происходит и обсуждается на выборах, и тем, чем живут люди.

Команда Миронова явно решила занять пустующую нишу. Слова о «труде и капитале», о «социалистических ценностях» и даже об «общественной собственности» зазвучали с трибун.

Трудно, конечно. Думаю, что ораторам требуется специальный курс занятий с идеологическими логопедами, чтобы научиться подобные термины без запинки выговаривать. Но все равно получается как-то натужно, неестественно. Играют плохо. Позы принимают неестественные. Да и фактурой не вышли…

Прямо хочется вслед за великим Станиславским закричать из зала: «Не верю!»

Невнятность и неубедительность приходится перекрывать радикализмом слов. Ах, вы все еще не верите, что мы левые?! Так мы какое-нибудь новое слово используем. «Контроль над крупным капиталом», «права труда», «народная собственность» (сказал бы кто-нибудь, что же это такое!).

Опять же перепутали люди конец с началом. В истории не раз бывало, когда народные заступники, революционные студенты, боевые профсоюзные лидеры понемногу утрачивали свой задор, теряли связь с массами, превращаясь в тупых администраторов и сытых буржуа. Но чтобы наоборот - такого не бывает.

Сочетание бюрократической респектабельности с революционной риторикой выглядит ужасно забавно, но нельзя отрицать, что люди стараются. Радикальные лозунги в устах высокопоставленных чиновников и борющихся с ожирением бизнесменов вряд ли кого-то вдохновят, но зато никого и не испугают. Ведь все прекрасно понимают, что это всего лишь слова, лозунги, избирательные технологии. Все понарошку, а потому - все можно. Это на настоящей войне нельзя рыцарскую конницу отправить в атаку вместе с танками. А если солдатики оловянные, любая комбинация возможна.

Дети так играют в школьной самодеятельности. Шпаги картонные, усы намалеванные.

Чтобы убедительно пропагандировать левую программу, нужна самая малость - надо самим быть левыми. Надо участвовать в повседневной работе тех же профсоюзов, надо быть частью социального движения, ежедневно отстаивающего сохранившиеся еще права на жилье или на доступный общественный транспорт. Надо, в конце концов, читать книги, а не только шпаргалки с заготовками к предвыборной речи.

Левое движение может быть создано только снизу, самими людьми, которые в нем заинтересованы, а не чиновниками, пытающимися объяснить свое отличие от других таких же чиновников.

Гражданское общество не там появляется, где есть несколько разных поссорившихся между собой организаций, а там, где эти общественные организации создаются самими гражданами для защиты своих интересов.

В этом плане, пожалуй, «Единая Россия» у нас ближе всего к понятию гражданского общества. Зря ее представители обижаются, когда их называют «партией чиновников». Да, чиновники свое гражданское объединение создали. В некотором смысле даже снизу. Сами радостно и добровольно записывались!

У остальных пока плохо получается.

Что же поделать, если такое у нас «гражданское общество»…

МАРТ 2007-ГО И МАРТ 1917-ГО

Прошедший 3 марта в Петербурге «Марш несогласных» оказался первым по-настоящему значимым успехом либеральной оппозиции за всё время её существования. И не только потому, что на него вышло более трех тысяч человек. Изменилась, если можно так выразиться, социальная энергетика протеста.

Стратегия, проводимая Объединенным гражданским фронтом Гарри Каспарова на протяжении уже по меньшей мере полутора лет, состояла в том, чтобы укрепить либеральную оппозицию союзом с социальными движениями. И в данном случае не важно, что цели и идеалы одних прямо противоположны целям и идеалам других. Действующая власть сама помогает снять это противоречие. Она вызывает раздражение, усиливает социальные конфликты, одновременно лишая людей возможности эффективно защищать свои права в рамках существующей политической системы. Либералы, вытесненные на улицу, выглядят всё более радикально, а народ, возмущенный ростом цен на жилье, транспорт и связь, уже не сильно задумывается о том, что ненавистное правительство четко выполняет экономическую программу всё тех же либералов. Чем выше градус общей ненависти к властям, тем больше оснований для единства.

Питерский «Марш несогласных» был в первую очередь протестом против городских властей и против проводимой на федеральном уровне «политики реформ». Близкие к правящим кругам издания могут сколько угодно (и справедливо) повторять, что Каспаров и Касьянов спекулируют на социальном недовольстве, не имеющем ничего общего с их собственными программами и лозунгами. Но факт остается фактом: недовольным не осталось в Питере другого пути, как выйти в одних рядах с ОГФ, «Другой Россией» и прочими организациями либеральной оппозиции.

Поскольку же власти не собираются менять проводимую политику в социальной сфере, то смычка между социальными движениями и либералами будет только крепнуть. Усиливающееся недовольство ведет к политизации населения. Либеральные оппозиционеры оказываются единственными, кто может предложить социальным движениям ресурсы, информационную и юридическую поддержку. У левых ничего этого нет. И сколько бы левые ни доказывали, что сила социальных движений в их независимости, активисты и лидеры этих движений прагматически выбирают сотрудничество с теми, кто может хотя бы создать видимость эффективного протеста.

Даже лидеры свободных профсоюзов Петербурга, с большим опасением относящиеся к любым попыткам втянуть их в чужую политическую игру, после «Марша несогласных» заговорили о том, что рабочее движение должно массово участвовать в подобных акциях. Под своими лозунгами, самостоятельными колоннами, но всё же участвовать. А если к пенсионерам и небольшим группам радикальной - правой и левой - молодежи примкнут рабочие «Форда» или докеры, это будет уже совсем другой марш.

Складывающаяся ситуация тактически вызывает в памяти расклад, приведший к Февральской революции. Благо юбилей этого события отмечается в эти же дни. Тогда, ранней весной 1917 года либеральная оппозиция, собиравшаяся не столько менять жизнь в стране, сколько заменить неугодных ей царских чиновников такими же чиновниками из собственных рядов, сумела опереться на массовый протест людей, не разделявших ни целей, ни взглядов этой оппозиции. И опереться, как казалось на первых порах, очень успешно: место царя и его окружения заняли либералы. Правда, не надолго.

Впрочем, сходство с ситуацией 90-летней давности на этом и ограничивается. Начиная с того, что деятели Февраля 1917 года были несравненно более серьезными и ответственными политиками, чем те, кто сегодня руководит ОГФ, не говоря уже о «Другой России». А с другой стороны, гражданское общество (несмотря на безграмотность большинства населения) было, по крайней мере в городах, несравненно более зрелым. Куда более сильным, организованным и опытным было и рабочее движение. Иными словами, негативная часть истории в значительной мере совпадает, а вот позитивная, пока не очень.

Строго говоря, именно это и дает либеральной оппозиции основание для оптимизма. Есть шанс устроить второй Февраль, который не закончится вторым Октябрем. Но проблема в том, что если под Октябрем понимать не взятие власти рабочими и крестьянами, а ликвидацию институтов буржуазной демократии, то новый, буржуазный «Октябрь» наступит уже в «Феврале». Власть надо не только брать, но и удерживать. А нынешние оппоненты Путина по своим политическим качествам явно не похожи на людей, способных удерживать власть демократическими методами. Поскольку, в отличие от питерских бюрократов, не умеют они и выстраивать более или менее устойчивую «вертикаль власти», позволяющую поддерживать контроль над обществом без жестоких репрессий, то перспектива получается не слишком радостная.

С другой стороны, природа социального недовольства сегодня такова, что смена власти сама по себе ничего не решит, она лишь стимулирует новые протесты. Если бы начатые реформы можно было просто притормозить или заморозить, это давало бы шанс новой власти погасить массовый протест, не отказываясь от общей ориентации своей экономической политики. Но слишком далеко всё зашло. Сейчас, для того, чтобы удовлетворить недовольное большинство, нужно будет уже не только остановить начатые меры, но и повернуть их вспять. Причем зачастую возврат к старой, до 2005 года существовавшей ситуации невозможен, а потому требуются более радикальные меры.

Такой радикализм не просто не совпадает с направлением мысли и интересами оппозиционных либералов, но и непосредственно направлен против них. В этом случае нынешние союзники неизбежно столкнутся лбами после первой же победы. Причем далеко не очевидно, что лишенные политического опыта и организации социальные движения возьмут верх.

Впрочем, все эти сценарии исходят из одного, весьма спорного, допущения. А именно, что оппозиция, даже наращивая масштаб своей социальной поддержки, сможет одолеть власть. В конце концов, уровень общественного сопротивления ещё достаточно низок, а бюрократия достаточно сильна, чтобы просто игнорировать разные «Марши несогласных», даже если число их участников в ближайшее время удвоится и утроится.

Однако подобное спокойствие гарантировано лишь до тех пор, пока власть едина. Как известно, революции начинаются с кризиса верхов.

Если в процессе работы над сохранением преемственности в 2008 году, высшие чиновники переругаются между собой, возможны самые непредсказуемые и драматичные варианты. И сценарии, описанные в данной статье, будут далеко не единственно возможными…

Cпециально для «Евразийского Дома»

МАЛО ПАРТИЙ, ВСЕ ПЛОХИЕ И ОДИНАКОВЫЕ

Избирательное законодательство в очередной раз переписали. За последние четыре года это делали уже 16 раз. Не нужно быть политологом или экспертом по выборам, чтобы заподозрить: если одно и то же переделывают снова и снова, значит, не получается.

Если прибавить к избирательной реформе еще и отмену выборов губернатора, а также изменение законодательства о политических партиях и их перерегистрацию, то возникнет весьма впечатляющая картина.

Цели политической реформы давно и достаточно точно определены. Надо, чтобы в стране было несколько крупных, идеологических партий.

Кстати, кому и зачем это надо?

Вопрос, казалось бы, нелепый, но все же заслуживающий того, чтобы его задать. Ведь если отказаться от принципа «самоочевидности» и начать обдумывать ответ, многое становится на свои места.

Итак, кому нужно сокращение числа партий? Вроде бы избирателям. Не будут путаться, голоса зазря пропадать не станут. Но почему-то за 17 лет многопартийности у нас в стране так и не возникло народного движения с требованием уменьшить количество избирательных списков. Опросы общественного мнения отнюдь не фиксируют озабоченности граждан засильем мелких партийных структур (что, например, можно было обнаружить в Италии конца 1970-х годов). Короче, населению на это глубоко наплевать.

На самом деле, сколько бы ни было партий зарегистрировано, реально участвуют в общенациональной политической жизни 3-4 из них, в самом крайнем случае 6-7 группировок. Причем это относится к России конца 1990-х годов ничуть не меньше, чем к Западной Европе. На протяжении всех последних лет реальных партий у нас больше не стало. Все те же КПРФ, «Яблоко», СПС, ЛДПР, а вдобавок к ним еще «партия власти», выступающая под разными именами («Выбор России», «Наш дом - Россия», «Единство», «Единая Россия»).

Ну и непременная «партия на одни выборы», создающаяся при участии той же правящей бюрократии, но ее неудовлетворенной жизнью части: «Отечество» в 1999 году, «Родина» в 2003 году и «Справедливая Россия» в 2007. В итоге все время получаем максимум 6 партий, как и во многих западных странах. Отдельные депутаты и мелкие группы, которые прорываются в парламенты 1-3 депутатами, самостоятельной роли в системе не играют, зато расширяют спектр дискуссии.

При предельно простой регистрации партий и достаточно мягком законодательстве о выборах западноевропейские политические системы отнюдь не страдают от избыточного плюрализма. Широкое представительство мелких партий сегодня характерно только для Дании и Голландии. Однако показательно, что небольшие партии, раз прорвавшись в палату депутатов, либо исчезают оттуда, либо начинают быстро расти, как, например, экс-маоистская Социалистическая партия Голландии, которая теперь является одной из крупнейших в стране.

Единственный пример, когда избиратели действительно жаловались на засилье «мелкоты» в законодательном собрании, это Италия 1970-х годов. Но вызвано это было отнюдь не эстетическими соображениями, а политикой коалиций, которая была типична для того времени.

При крайне фрагментированном парламенте господствующие христианские демократы, которым всегда недоставало нескольких голосов, принуждены были каждый раз идти на сделку с той или иной небольшой группой. В итоге партии, поддержанные ничтожным числом избирателей, получали министерские портфели и реальную возможность диктовать свои условия более сильным партнерам и обществу в целом.

Тогда как компартия Италии, за которую даже в сравнительно неудачные для нее годы отдавал свои голоса каждый третий итальянец, неизменно оставалась за бортом правительства.

Больше всего от этой системы выигрывали социалисты.

На федеральном уровне они входили в коалицию с правыми, а в муниципалитетах смотрели, у кого больше голосов и присоединялись к победителю. В итоге они, имея около 10% поддержки избирателей, были представлены во всех структурах власти, на всех уровнях. А заодно и завоевали репутацию самой коррумпированной партии.

В России подобные расклады невозможны, поскольку исполнительная власть у нас либо назначается, либо избирается напрямую. Иными словами, не только правительство и президент, но и мэры в нашем государстве, по большому счету, не зависят от партий, тем более - от их случайных и конъюнктурных коалиций.

Пятипроцентный барьер, введенный у нас по немецкому образцу, прекрасно выполнял свою задачу по отбраковке мелких политических организаций. Но он же и стимулировал организационный рост партий, имеющих реальную перспективу развития.

Однако, несмотря на это, никакого развития политической системы мы не заметили. Ни роста авторитета политических партий, ни укрепления их влияния в обществе, ни даже активного их участия в общественных дискуссиях. Ничего или почти ничего. Скорее наоборот: происходит постепенная эрозия влияния всех традиционных организаций.

Они медленно умирают. Исключением являются, конечно, «Единая Россия» и «Справедливая Россия». Но все же понимают, что секрет влияния «Единой России» - в ее связи с действующей исполнительной властью. Вот пройдет 2008 год, появится новый президент, тогда и увидим, чего стоит «ЕдРо» в качестве самостоятельной политической организации. Что же до «Справедливой России», то это даже и не партия вообще, а политтехнологический проект, слепленный под нынешние думские выборы.

Идеологи власти, наблюдая все это безобразие, справедливо констатировали, что партии у нас плохие, неавторитетные. А уже исходя из этого сделали вывод, что их вдобавок еще слишком много. Помните советский анекдот про однопартийную систему: две партии мы бы не прокормили. Авторы избирательных законов следуют примерно той же логике. Зачем возиться с мелкими организациями, если даже крупные на самом деле никого не представляют?

Только методы лечения, предпринятого думскими законодателями и разработанного экспертно-идеологическим аппаратом власти, совершенно никуда не годятся. Слабость и отсутствие авторитета партий связана с отсутствием связей между ними и обществом. В Думе почему-то считают, что если административного контроля над партиями будет больше, количество препятствий на пути их деятельности увеличится, а сами они окончательно превратятся в дорогостоящие и громоздкие избирательные машины, их авторитет в народе и связь с обществом резко повысятся. Немного странная логика.

На самом деле главная причина слабости партий лежит в слабости и малозначительности представительной власти вообще. Итальянские партии 1970-х при всей их коррумпированности все же были способны влиять на политику правительства. Потому, кстати, и вопрос о реформе избирательной системы бурно обсуждался всей страной. У нас же, даже выбирая депутатов Государственной думы, мы испытываем иллюзии, будто на что-то серьезно влияем.

И не надо ссылаться в оправдание на подавляющее большинство думских единороссов. Мол, они превратили Думу в придаток правительства. А разве раньше, после выборов 1995 и 1999 года, когда было в парламенте «оппозиционное» большинство, или потом, когда явного большинства ни у кого не было, Дума была самостоятельным, влиятельным и авторитетным органом? И разве президент и правительство не были способны, невзирая на вопли истошные депутатов, творить все, что им заблагорассудится?

Сильная система парламентских партий в государстве с беспомощным парламентом просто не могла сложиться. А партии, опирающиеся на низы общества, выражающие его повседневные требования, не могли развиться в стране, где не было устойчивых социальных отношений: в период экономической смуты большинство граждан просто не осознавало собственные интересы, не могло их сформулировать.

Другое дело сегодня, когда 8 лет относительной стабильности и экономического роста позволили населению как-то наладить жизнь. И, как следствие, осознать свои интересы. Забастовки недавнего времени, рост свободных профсоюзов - типичные признаки того, что социальная структура кое-как заработала.

Однако на политическом уровне эти перемены так просто не отражаются. Социальная самоорганизация может быть более или менее стихийной, ограничиваясь локальными объединениями. Для политики требуется организация, по возможности общенациональная. А для этого нужны, во-первых, деньги, а во-вторых, благоприятные административные условия.

Новое законодательство таких условий не только не создает, но, напротив, создает всевозможные препятствия на пути любой попытки формирования политической организации снизу. Ведь большие организации вырастают из маленьких (если только их не формируют «сверху», искусственно). А маленьким организациям в новой политической системе места нет.

Вот тут-то мы и подходим к ответу на нелепые вопросы, заданные в начале статьи. Неверный ответ состоит в том, что «Единая Россия» придумала законы для охраны своей политической монополии. Эти законы не помешали появлению «Справедливой России», не предотвратили яростного столкновения группировок на мартовских региональных выборах, не отменили конфликта интересов внутри бюрократии.

Но дело в том, что все борющиеся силы равно далеки от населения, которое все чаще отвечает на их агитацию, уклоняясь от участия в выборах. Правильный ответ состоит в том, что нынешние законы отражают коллективный эгоизм всего нынешнего «политического класса»: они выгодны всем основным участникам процесса, равно заинтересованным, чтобы не допустить новичков.

Ведь эти новички могут оказаться не просто энергичнее и злее. Они могут предложить другой тип политики. А если население действительно заинтересуется политической жизнью, то крупных перемен и потрясений в стране не избежать. Умные люди в официальных кабинетах это понимают. Пусть уж лучше все остается по-старому!

СПС - ЗАТРАТНАЯ ПАРТИЯ

Известный политик и политолог, автор нашумевшего доклада о коррупции в политических партиях «Штормовое предупреждение» оценивает итоги выборов для «Союза Правых Сил».

СПС дал в Самаре, ещё кое-где, неплохой для них результат. Может, пройдут и в Московскую областную Думу. Но при этом говорить, что стратегия СПС срабатывает с полной уверенностью нельзя. Этих точечных прорывов, которые даются огромными затратами ресурсов и усилий, может оказаться в федеральном масштабе недостаточно для того, чтобы перейти семипроцентный барьер.

Если так работать в масштабах страны, как работали они в Самаре, то никаких бюджетов не хватит. Там были набраны политтехнологи очень дорогие и наглые, которые проводили очень масштабную и интенсивную кампанию. Это совершенно немыслимые затраты, непропорциональные результату. Потому что если вы делаете такие затраты в расчете на 40 процентов голосов, это одно. Когда вы делаете такие же затраты максимум на семь процентов, то это совсем другое.

Скорее всего, в СПС опять деньги попилили, несомненно, это не обсуждается. У меня впечатление, что СПС в ряде регионов занял второе или третье место по затратам, это что-то совершенно безумное. Это одна из самых затратных партий. У них такое было на всех выборах, но на этих региональных масштабы просто зашкаливают.

ВЫБОРЫ ЗАКОНЧЕНЫ, ЗАБУДЬТЕ!

Интерес политических комментаторов к региональным выборам 11 марта можно сравнить только с безразличием населения к этому событию. Ещё до голосования эксперты проводили многочисленные круглые столы, публиковали прогнозы и аналитические обзоры, называя избрание депутатов в четырнадцати российских областях не иначе как «праймериз» к Думским выборам 2007 года.

Оно, возможно, так и есть. Только населению что «праймериз», что сама Государственная Дума совершенно не интересны. Политические элиты и обслуживающие их технологи не могут этого не видеть. Но, с другой стороны, причем здесь население? Выборы же не для него проводятся, а для депутатов.

Итак, голосование состоялось, можно подводить итоги. Надо признать, что итоги оказались одновременно предсказуемыми и неожиданными. Предсказуемыми, в том смысле, что «Единая Россия» заняла первое место по стране, а «Справедливая Россия» закрепила за собой роль второй по значению партии. Неожиданными, постольку поскольку различия результатов между регионами оказались так велики, что делать на основе голосования 11 марта сколько-нибудь убедительный прогноз на парламентские выборы совершенно бессмысленно. Можно сказать, что «праймериз» сорвались.

Хотя подобный разброс предсказывали почти все аналитики, его масштабы превзошли все ожидания. В Ставрополье «Единая Россия» неожиданно уступила «Справедливой России», причем с разрывом в 10%. Да и содержание первого места ЕР в разных регионах разное. От 33-37 процентов в западных областях до почти половины голосов в Подмосковье и подавляющего большинства в Сибири. «Справедливая Россия» может гордиться победой на Ставрополье и внушительным вторым местом в Петербурге, зато в Омске она вообще не прошла в местное законодательное собрание. С КПРФ та же история. В некоторых регионах партия не смогла преодолеть 7-процентный барьер, зато в других вышла на второе место. Наконец, Союз правых сил, вложивший в нынешние выборы огромные деньги, добился впечатляющего успеха в Самаре, почти прорвался в Московскую областную Думу, но явно не смог продемонстрировать результата, который был бы значим в общероссийском масштабе. Показательно, что на этих выборах кандидаты СПС ни слова не говорили о своей политической программе, не упоминали о либеральных ценностях, зато обещали повысить пенсии и ругали «единороссов». Повсеместно потерпело крушение «Яблоко», но не надо забывать, что их сняли с выборов в том единственном регионе, где они могли преуспеть - в Петербурге. Ещё одна маленькая загадка, ответа на которую может и не последовать. В Самарский губернский парламент прошли «Зеленые». Из 14 регионов выставили кандидатов только в одном, и сразу добились успеха. Тенденция или случайность?

Явка избирателей была низкой, но, вопреки прогнозам, не катастрофически низкой. Правда, возникает подозрение, что избирательные комиссии немного «подкручивали» численность граждан, явившихся к урнам. И нетрудно догадаться, кому отдают предпочтение «мертвые души». По странному совпадению, в регионах с более высокой явкой выше и процент голосов за «Единую Россию». Хотя тот же феномен можно объяснить не фальсификацией, а обывательским рефлексом: придти к урне по призыву начальства и проголосовать в соответствии с его указаниями.

Результаты выборов дают основание всем основным партиям заявить об успехе. И «Единая Россия», и «Справедливая Россия», и КПРФ, и даже СПС будут ссылаться на регионы, где у них получилось хорошо, стараясь вытеснить из памяти примеры того, как они провалились. Однако если вообще можно делать какие-либо выводы, то можно констатировать, что серьезные проблемы появились у «Единой России» и у КПРФ. «Партия власти» теперь уже не имеет того монопольного положения, которое было у неё год или два назад. И хотя в политическом смысле её основные конкуренты не предлагают никакой серьезной альтернативы (риторика не в счет), то в смысле арифметическом ситуация изменилась радикально. Что касается КПРФ, то успех в отдельных областях не отменяет общей динамики упадка, а наоборот её подчеркивает. Традиционно лояльный электорат партии позволяет ей добиваться более высоких результатов на местных выборах, где явка ниже. Голосование в Государственную Думу обычно приводит к снижению результатов КПРФ примерно на треть, порой наполовину. А это значит, что партия оказывается где-то на грани рокового 7-процентного барьера.

В Сибири, где партия удерживает второе место, плотность населения меньше, чем в европейской России, где наблюдается спад. К тому же сибирские организации КПРФ не слишком сильно оглядываются на московское руководство, добиваясь успеха не благодаря, а вопреки его политике.

Похоже, что на этой неделе пить шампанское с полным удовлетворением могут лишь политтехнологи «Справедливой России». Но возможно, что и они рано радуются…

Cпециально для «Евразийского Дома»

БЕРЕГИСЬ, АВТОМОБИЛЬ!

Когда мэр Лондона Кен Ливингстон предложил своим экономистам разработать систему, при которой въезд автомобилей в центр города станет платным, его сотрудники решили, что их шеф сошел с ума.

Алан Фриман, один из ведущих экспертов администрации Лондона рассказывал мне, что не верил в успех до последнего дня. В конце концов, дело не только в том, насколько технически удачно будет применена система.

В городе машинами пользуется изрядное число жителей, они будут недовольны. Значит, в политическом смысле это авантюра, подрывающая популярность правителя британской столицы. К тому же Ливингстона и без того многие не любят.

Даже из собственной лейбористской партии его один раз уже исключали - за чрезмерно радикальные высказывания. Вся большая пресса принялась разоблачать инициативу мэра, журналисты над ним откровенно насмехались. Тем не менее Ливингстон со свойственным ему упрямством стоял на своем. Плата за въезд в центр была введена.

«К концу второго дня, - рассказывает Фриман, - мы поняли: это победа. Пробки сократились в значительно большем масштабе, чем число машин, въезжающих в центр. Автобусы начали двигаться быстрее. «Перехватывающие» автостоянки на границах центра оказались удобными. Объездные маршруты были вполне удачно разработаны и понравились водителям. Выяснилось, что при таких условиях автомобилисты в большинстве своем довольны и готовы платить».

В основе планов Ливингстона лежал простой математический расчет. При снижении числа автомобилей, скажем, на 10-15% общая скорость движения возрастает, а время стояния в пробках сокращается примерно на 25-30%. В дальнейшем плата за въезд в центр города, первоначально составлявшая 5 фунтов, повысилась, зато люди, постоянно вынужденные ездить в центр на своей машине, получили возможность покупать «абонемент». В общем, тот же принцип, что и при покупке проездного в метро: чем чаще пользуешься, тем дешевле тебе это обходится.

По собственному опыту могу сказать, что ситуация с транспортом в Лондоне действительно стала лучше. В прежние времена, приезжая в английскую столицу, я практически не пользовался там автобусами. Проще было ходить пешком. Но прошлым летом все было по-другому. За время пребывания в городе мне удалось освоить несколько автобусных маршрутов, которые оказались удобнее поездок на метро. Да и цены билетов, ранее казавшиеся запредельными, теперь производили не такое угнетающее впечатление. Тут, правда, заслуги Ливингстона нет: в Лондоне транспорт не дешевеет (в отличие от времен его первой администрации в 1980-е годы, когда ему на несколько месяцев удалось понизить стоимость билетов). Просто на континенте, включая нашу родную Москву, цена билетов неуклонно растет, приближаясь к считавшемуся ранее скандально высоким английскому уровню.

Надо сказать, что борьба с транспортными пробками оказалась одной из немногих бесспорных побед Ливингстона на посту мэра. На это уходит изрядная часть бюджета и времени столичной администрации, но плоды все-таки видны. Тем более что город трудный. Улицы, считавшиеся в XVIII веке самыми широкими в Европе, с тех пор не расширялись. Система транспортных связей между районами крайне запутанная, складывавшаяся стихийно на протяжении полутора столетий. Метро, которое начали строить еще при королеве Виктории (там когда-то ходили паровозы!), давно уже не является предметом зависти других европейских городов. Оно безнадежно устарело. Приватизация автобусных компаний и частичная приватизация метро, против которой дружно выступали и мэр, и подавляющее большинство горожан, создала новые проблемы, поскольку у новых собственников нет ни денег, ни интереса, чтобы заниматься долгосрочными программами модернизации и развития.

Со всем этим хозяйством Ливингстону более или менее удается справиться, и опросы показывают, что горожане в целом довольны именно этим аспектом его работы. По крайней мере, в автобусах он понимает больше, чем в эстетике. Так, после длительной борьбы ему удалось поставить на пустующий постамент на Трафальгарской площади поразительно уродливую, зато политкорректную статую женщины-инвалида, находящуюся в вопиющем контрасте со всем окружающим ансамблем. Многие лондонцы до сих пор не могут простить ему удаление с улиц города добрых старых двухпалубных автобусов, которые были заменены неповоротливыми длинными двухсоставными «колбасами». К счастью, двухэтажные автобусы в Лондоне не исчезли: новые модели - гораздо менее красивые и, как выяснилось, менее экономичные - продолжают использоваться.

Опыт Лондона по ограничению транспортных потоков в центре города вдохновил руководство многих европейских столиц. Вообще-то подобные эксперименты предпринимали и ранее, но до сих пор они неизменно заканчивались провалом. Например, в Риме постановили, что в четные дни будут допускаться в центр только машины с четными номерами, а в нечетные - с нечетными. По теории это должно было сократить число автомобилей на дорогах вдвое. На практике привело к массовой покупке буржуазными семьями вторых, а иногда и третьих автомобилей.

Теперь, когда модель Лондона признана успешной, ее готовы повторить в Париже и Стокгольме. А в Таллине центр и вовсе закрыт для автомобилей. Что вполне логично: средневековый город строили в основном для пешеходов. В числе столиц, интересующихся лондонским опытом, появилась и Москва.

Еще в прошлом году правительство Москвы подготовило законопроект «О регулировании передвижения автотранспортных средств на отдельных городских территориях», согласно которому в столице России будут введены зоны ограниченного въезда для автотранспорта. Речь шла о грузовом транспорте. По мнению столичных властей, ограничения по въезду в центр города грузовиков дало свои положительные результаты. Количество грузовых машин уменьшилось, и это положительно повлияло на дорожную ситуацию в центре. Позднее префект Центрального административного округа Москвы Сергей Байдаков не исключает возможности введения платы за въезд автомобилей в центр города. Он назвал это «экстренной мерой, если рост парка машин будет значительно опережать развитие транспортной инфраструктуры». Наконец, инициативу поддержал министр транспорта РФ Игорь Левитин.

В свою очередь, автомобилисты и защищающие их интересы общественные объединения высказались категорически против. Что тоже неудивительно. Так было и в Лондоне. Однако если в британской столице недовольство автовладельцев оказались недолгим и быстро сменилось положительными эмоциями, то в Москве все далеко не так просто.

В конечном счете, вопрос не в самой идее, а в методах ее реализации. Для властей Лондона введение нового порядка движения транспорта было главной задачей, на которую были направлены основные силы и средства медлительной, но мощной и, заметим, не коррумпированной бюрократической машины. Все просчитывалось и перепроверялось по несколько раз. Специалистов по организации движения выписывали даже из США - за огромные деньги, выдерживая критику избирателей, сомневавшихся в оправданности подобных затрат. Способность московской бюрократии действовать столь же слаженно и эффективно, честно говоря, у меня вызывает сомнения, а суммы с большим числом нулей далеко не обязательно уходят у нас по назначению.

Но это еще только часть проблемы. В конце концов, можно предположить, что администрация Юрия Лужкова будет стараться ничуть не меньше, нежели администрация Ливингстона, выпишет экспертов из Лондона и потратит на это дело большую часть городского бюджета. Уж, по крайней мере, тратить деньги у нас умеют. Значит ли это, что все будет хорошо? Не обязательно.

Ирония ситуации в том, что проблемы, которые решал Ливингстон в Лондоне, в принципе вообще не должны существовать в Москве! В британской столице проблема транспортных пробок в значительной мере объективна. Дело не только в числе машин, но и в структуре и географии города. В российской столице все обстоит совершенно иначе. Широкие проспекты, проложенные еще при Сталине, на самом деле должны быть вполне достаточными для того, чтобы справиться с имеющимся потоком машин. К тому же постоянно прокладываются новые, чего Ливингстону сделать просто невозможно: он не имеет права произвольно сносить исторические здания и спрямлять улицы, пробивать сквозь ткань города скоростные магистрали. Все это противоречит законам, экологическим и культурным нормам, а главное - наталкивается на сопротивление граждан. К тому же, как уже говорилось, заложенная в викторианские времена подземка безумно технологически устарела, а реконструкция этой огромной системы обойдется так дорого, что по подсчетам Ливингстона дешевле будет построить параллельно с ним второе метро. Именно эти проблемы и вынудили Ливингстона пойти на политику транспортных ограничений. Как мы видим, в Москве ни одной из этих проблем нет, а пробки все равно есть.

Отсюда напрашивается два вывода. Во-первых - что транспортные пробки в Москве вызваны какими-то иными причинами, нежели в Лондоне, а во-вторых - что копирование лондонского опыта не приведет к повторению достигнутого там успеха. Второе, понятное дело, вытекает из первого.

В мэрии Москвы постоянно ссылаются на рост числа автомобилей, а также на то, что на протяжении последних 15 лет развитие транспортной инфраструктуры отставало от развития города. И в самом деле, появилась куча новых офисов, торговых центров, театров, в конце концов. Население выросло. А метро и наземный транспорт остались почти на прежнем уровне. Хуже того, многие маршруты отменены. Причем продолжается это и по сию пору: например, между «Соколом» и Стадионом юных пионеров в прошлом году разобрали трамвайные рельсы. Обещают, что временно, но все жители уверены, что навсегда.

Жалобы по поводу слабого развития транспортной инфраструктуры московские власти вообще-то должны адресовать исключительно самим себе. Ведь одни и те же люди находятся у власти в столице на протяжении, по меньшей мере, пятнадцати лет. Да и на недостаток денег не стоит жаловаться. На пышные празднества и дорогостоящие строительные проекты их хватает. Можно, естественно, утверждать, будто на модернизацию транспортной инфраструктуры нужны были какие-то безумные средства, которых даже в столичной мэрии не было. Но это зависит от подхода. Если вы действительно хотите огромных мегапроектов, с которых подрядчики получат многомиллионные прибыли (про интересы чиновников мы здесь тактично умолчим), то тогда действительно никаких средств не хватит, дайте людям военный бюджет США, они и тогда будут жаловаться на нехватку денег. А если просто регулярно вкладывать небольшие деньги в развитие уже имеющейся системы (удлинить трамвайный маршрут здесь, пустить новый троллейбусный маршрут там), то за 15 лет можно сделать очень многое за копейки. Тем более что советская транспортная система в Москве была построена «с запасом», в расчете как раз на резкий рост потоков. Собственно потому она до сих пор худо-бедно работает. Если бы эту систему просто грамотно поддерживали и улучшали, у нас сегодня не было бы половины проблем.

Вторая особенность российской столицы - это поражающая в равной степени иностранцев и провинциалов система управления движением. Она, кстати, осталась в значительной мере с советских времен. Один знакомый иностранец жаловался, что, проскочив нужный правый поворот, он должен был много километров двигаться в противоположном от своей цели направлении, прежде чем нашел следующую возможность. На это присутствовавший тут же москвич, возразил, что правых поворотов у нас полно, только они платные…

Так или иначе, еще в конце 1990-х было подсчитано, что в Москве каждая машина в среднем проводит на дороге на 30-40% больше времени, чем нужно было бы ей при той же скорости для достижения той же цели, если бы маршруты, расстановка дорожных знаков и светофоров были оптимизированы с европейскими нормами. А 30% лишнего пробега равнозначны 30% лишних машин, одномоментно находящихся на дороге. Это больше, чем отсекал в Лондоне Ливингстон со своим транспортным сбором!

Показательно, что если в первом случае московские власти делали очень мало, чтобы поддерживать советскую систему, которую нужно было сохранять и развивать, то во втором случае они не предприняли ничего, чтобы от советского наследия отказаться.

Добавим к этому беспорядочную и варварскую застройку в центре города, чего, пожалуй, нет ни в одной из основных европейских столиц. Добавим экологические проблемы, подмывание зданий вышедшими из-под контроля грунтовыми водами, что оборачивается провалами дорог. Короче, весь обычный набор претензий к городской власти, которая подобные вопли вот уж много лет стоически игнорирует. В итоге получается картина многослойных реальных проблем, никак не меняющаяся оттого, что по образцу Лондона в Москве будет введен транспортный сбор.

Главная проблема российской столицы состоит в отсутствии комплексной стратегии, а еще более - в отсутствии уважения и даже интереса к культурным, экологическим и гражданским интересам города. Это территория максимально удобная для инвесторов, открывающая возможности для финансовых спекуляций и быстрого оборота денег. В этом городе деньгам живется гораздо удобнее, чем людям, но поскольку у значительной части населения деньги есть, то они не протестуют и не сопротивляются.

Из «сердца России» Москва постепенно превратилась в центр, который обоснованно ненавидит вся остальная страна, это тоже проблема развития городского хозяйства, которую никто не собирается не только решать, но и замечать.

Короче, с новым транспортным сбором или без него, проблемы останутся. Хотя предрекать новой инициативе полный провал я бы все же не стал. Во-первых, локальные улучшения все же возможны. Во-вторых, если в городском бюджете окажется чуть больше денег, столичные начальники на некоторое время откажутся от нового повышения цен на проезд в городском транспорте.

А в-третьих, мне вообще-то все равно. Автомобиля у меня нет.

РАДОСТИ ШУТОВ

Сразу три российские партии оспаривают итоги мартовских региональных выборов, заявляя о массовых нарушениях. СПС не согласна с результатами выборов в Мособлдуму, где партии не хватило 0,2%, чтобы пройти в местное законодательное собрание, КПРФ недовольна выборами в парламент Дагестана, где она вообще не прошла в республиканский парламент, а по утверждению ЛДПР результаты фальсифицированы вообще во всех регионах. Параллельно разворачивается электоральный скандал в Туве. Здесь итоги повторных выборов в оспариваемых после предыдущего голосования округах снова признаны недействительными, а сам республиканский парламент никак не может получить кворум и начать работать.

Жесткая дискуссия по итогам выборов странным образом сочетается с полным отсутствием общественного интереса к ним. Надо признать, что интерес к политике (по крайней мере, к тому, что в нашем Отечестве принято называть политикой) снижался неуклонно на всем протяжении последнего десятилетия, а особенно во времена правления Путина. Но особенно ярко выявилось это за последние несколько месяцев.

Однако отчего всё-таки подобный ажиотаж среди думских политиков? Влияние их на серьезные общественные процессы ничтожно: все сколько-нибудь значимые вопросы решаются в правительстве и в администрации президентa, местные проблемы обсуждаются при дворе губернаторов - все эти структуры от выборов никак не зависят. Казалось бы, выбираем декоративные органы. Но сколько страсти, сколько пафоса и борьбы!

Разумеется, участники гонки всегда склонны преувеличивать её значение, даже если это тараканьи бега. Изнутри всё кажется куда драматичнее, а конкуренция с тем, кто бежит по соседней дорожке может быть одинаково острой, независимо от ценности приза. Неважно, ожидает тебя в конце дистанции ириска или миллион долларов, всё равно хочется прибежать первым.

Тем более что на сами бега денег тратится изрядно. Надо отметить, что финансовые затраты на выборы в России совершенно не пропорциональны их политическому значению. На Украине, где от исхода выборов что-то зависит, тратят на местном уровне всё же не больше. Другое дело, что у нас в стране вообще оказалось неожиданно много денег. Нельзя же разбазаривать их на ремонт дорог, зарплаты врачей или учителей и другие подобные глупости. Можно найти им куда более разумное применение: выборы, услуги продажных журналистов и талантливых политтехнологов.

Всё это давно вошло в привычку. Новизна ситуации состоит в том, что все участники нервничают. Впереди парламентские выборы 2007 года, повторяют нам на разные лады комментаторы и сами участники событий. От того, как прошли выборы в марте, зависит тактика на местных выборах в октябре. А уж октябрьские местные выборы прямо вписываются в федеральную избирательную кампанию!

Ну, и что?

Что изменится в стране, если та или иная партия получит несколько лишних мандатов, или наоборот, потеряет. Или даже, давайте зададим вопрос несколько конкретнее. Что изменится в политической жизни? Немного. А скорее всего - ничего не изменится. Однако в жизни самих партийных функционеров может измениться многое.

Парламентские политики играют в жизни Кремля роль чего-то вроде современного эквивалента придворных шутов. Но шута можно позвать на пир, а можно прогнать, его можно похвалить, а можно и вовсе отправить вон со двора, чтобы развлекал своими надоевшими шутками пьяных простолюдинов в кабаках. Согласитесь, разница огромная!

Шутов слишком много, они толкаются в прихожей, оттирая друг друга от двери, из которой может случайно выглянуть лицо, нет, не монарха, конечно, но хотя бы главного камердинера или кого-то из его помощников-соперников.

Тут ещё слухи о предстоящем отречении правителя и смене лица на троне! Есть от чего придти в панику. Чем меньше реальное значение персонажа, чем меньше его вес при дворе и реальное влияние на дворцовые интриги, тем больше склонность к истерике. Возьмут в команду или нет? Будут сообщать свежие новости или оставят прозябать в неведении? А может - сладкая мечта - сочтут особо одаренным и будут иногда советоваться?

Драка в прихожей приобретает характер высокой драмы. Никто не стесняется с приемами и не задумывается о последствиях. Здесь не до этикета. Да и какой может быть этикет у шутов?

Значит ли это, будто в условиях не самого демократического режима, в котором мы имеем счастье жить, парламентская политика и парламентская оппозиция невозможна в принципе? И да, и нет. Нет, в том смысле, что через подобный парламент, никто ничего значимого для страны не добьется. И винить надо не монополизм «Единой России», а систему, ибо с «либеральным» большинством в первой половине 1990-х и с «коммунистическим» большинством в конце ушедшего десятилетия от Думы было не больше толку, чем сейчас. А может, и меньше. Сейчас хотя бы людям меньше морочат голову, а это уже достижение. И время на телевизионных репортажах экономится, народ может спокойно наслаждаться «мыльными операми» и плоскими шутками шутов другого рода. Тех, что изображают из себя не политиков, а артистов.

Но это не значит, будто Думой никто никогда не сможет воспользоваться просто как трибуной, с которой может быть сказано что-то важное, как техническую организацию, которую можно использовать для того, чтобы поддержать реальную общественную борьбу за пределами парламента. Именно так относились к думе российские левые (и не только большевики) в начале ХХ века.

Однако тогда «гражданское общество» давало о себе знать, а сопротивление масс периодически приобретало характер серьезной борьбы. В таких условиях усилия, направленные на то, чтобы получить право доступа к парламентской трибуне, имели значение ещё одного - пусть и не самого важного - направления общественной борьбы.

Шутовской характер современной российской Думы порожден не только авторитарной политикой власти и подлостью оппозиции. Он объективно поддерживается слабостью «гражданского общества» и беспомощностью социальных движений.

Мы можем сколько угодно иронизировать по поводу суеты парламентских политиков, но, увы, время от времени приходится вспоминать классика.

Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!

Cпециально для «Евразийского Дома»

БОРИС КАГАРЛИЦКИЙ ЗНАЕТ, КТО ДИСКРЕДИТИРОВАЛ КПРФ

В медийном пространстве разгорелся громкий скандал в результате обнародования информации о том, что главный редактор официального интернет-ресурса коммунистов (КПРФ.Ру) Анатолий Баранов в прошлом занимался дискредитацией своей собственной партии.

Напомним, что скандальные подробности выяснились после того, как адвокат политолога Бориса Кагарлицкого, с которым в данный момент судится лидер КПРФ Геннадий Зюганов, направил запрос в одну из редакций. Как оказалось, Анатолий Баранов, скрываясь за разными псевдонимами, в частности, Александр Магидович, неоднократно публиковал антикоммунистические материалы, на основании которых впоследствии и был подготовлен скандальный доклад «Штормовое предупреждение».

Как известно, обнародованный в прошлом году доклад о коррупции в политических партиях был подготовлен на основании уже известных фактов коррупции по материалам СМИ. После того, как на авторов этого доклада подал в суд Геннадий Зюганов, его создатели решили привлекать в качестве соответчиков авторов материалов, на основе которых и готовился текст разоблачительного доклада.

Мы обратились за комментариями к непосредственному участнику судебного разбирательства и одному из авторов «Штормового предупреждения», политологу Борису Кагарлицкому.

- Да, конечно же, наш доклад опирался на материалы, опубликованные им раньше. К тому же могу вам сказать, что был целый ряд публикаций, который был сделан не под псевдонимом Магидович, а самим Барановым.

В частности, был скандальный эпизод, когда Анатолия Баранова не назначили главным редактором бумажной «Правды», на что он очень сильно рассчитывал. После этого он опубликовал статью с разоблачением Зюганова и Компартии, как ни странно, прямо на сайте КПРФ.Ру и к тому же под своим именем. Надо учесть, что сайт КПРФ.ру не принадлежит партии и это частная собственность Баранова.

После этой статьи у него были объяснения с руководством КПРФ и, я так понимаю, стороны пришли к некоторому соглашению, которое и ту, и другую сторону устраивала. И с тех пор подобных выпадов против партии с его стороны не было. Он превратился в крайне лояльного сотрудника, по совести отрабатывающего свою зарплату.

Но, теперь я не могу исключить того, что Баранову могут предложить какую-то другую работу, более интересную и тогда его лояльность к КПРФ и лично Зюганову закончится.

Общая газета

«БОЛЬШАЯ ВОСЬМЕРКА» В РОСТОКЕ: В ОЖИДАНИИ БУНТА

Надо признать, петербургский саммит «Большой восьмерки» был одним из самых спокойных за последние годы. На фоне политической стабильности и в условиях жесткого контроля встреча самых главных начальников планеты прошла чинно, без эксцессов и в точном соответствии с планом.

Похоже, однако, что следующее мероприятие из той же серии, намеченное в Германии, обернется прямой противоположностью петербургскому саммиту.

Трудно было выбрать менее удачное место. Нет, с архитектурой все в порядке. Городок Хайлигендамм очень красивый, уединенный. Это курортное место, знаменитое также цистерцианским монастырем середины XIV века, который считается одним из наиболее впечатляющих образцов северогерманской кирпичной архитектуры Средних веков.

Со времени саммита 2001 года в Генуе, когда крупный портовый город был на протяжении недели ареной массовых демонстраций, превысивших, даже по данным полиции, 300 тыс. человек, для саммитов выбирают места потише, подальше от скоплений народу. Даже из соседнего Ростока в Хайлигендамм приходится добираться по очень неудобной дороге. Глушь, тишь…

Но, похоже, география может сыграть с организаторами саммита злую шутку. Хайлигендамм оказывается точно на перекрестке путей между несколькими важнейшими центрами западноевропейского левого радикализма. То, что дороги не очень удобные и транспорт не особенно хорошо (по европейским понятиям) налажен, вряд ли остановит многотысячные отряды молодых людей, которые привыкли ходить пешком с рюкзаком за плечами или двигаться автостопом. А для концентрации сил география почти идеальная.

С Запада подойдут «автономы» и троцкисты из Гамбурга, с севера двинутся колонны датчан, набравшихся свежего опыта во время недавних уличных бунтов в Копенгагене. Из Польши подтянутся драчливые анархисты, привыкшие к уличной конфронтации еще со времен «Солидарности». Но главные массы двинутся с юга, со стороны Берлина.

Это ведь Германия, да еще Восточная. В Берлине сражения молодежи с полицией стали настолько привычным делом, что их даже не считают чрезвычайным событием. Ну вышло 10-20 тыс. радикально настроенных граждан, ну перекрыли улицы, ну сожгли машины. Обычное дело.

Только в киосках немецкой столицы рядом с глянцевыми журналами и буржуазными газетами вы можете запросто купить не только близкую к левой партии Neues Deutschland или куда более радикальный Junge Welt, но и совершенно экзотические троцкистские или анархистские журналы, которые в другом городе можно обнаружить лишь в специализированных магазинах да на митингах. Здесь эта пресса продается наряду с буржуазными изданиями, и даже лучше, ибо на нее есть постоянный массовый спрос.

Впрочем, не только Берлин. По всей Восточной Германии изрядная часть населения регулярно голосует за Левую партию, решительно осуждающую саммит. Правда, лидеры партии, заседающие в парламенте и входящие в земельные правительства, заботятся о своей респектабельности, демонстрируя в последнее время все меньше радикализма. Кстати, Левая партия у власти и в земле Мекленбург-Померания, на территории которой проходит саммит. Министры земельного правительства сами протестовать, скорее всего, не будут. Но те, кто за них голосуют, отнюдь не склонны отказываться от уличного протеста. Готовятся профсоюзы, экологические организации, различные контркультурные движения. Все собираются обеспечить «Большой восьмерке» достойную встречу.

Главным «фаворитом», конечно, является Джордж Буш. Его появление давно уже вызывает в любой европейской или латиноамериканской столице массовые волнения. Полиция запасается дубинками и слезоточивым газом.

Надо сказать, что немецкие силы правопорядка, имеющие богатый опыт, действуют эффективно, грамотно и относительно корректно - если насилие, то строго дозированное. В этом смысле немецкая полиция выгодно отличается от итальянских карабинеров, которые в Генуе не только умудрились несколько человек серьезно ранить, но и убили одного из демонстрантов, Карло Джулиани.

После Генуи столь массовых столкновений между демонстрантами и полицией в Западной Европе уже не было. И дело не только в том, что смерть Карло Джулиани потрясла итальянское общество, вынудив власти оправдываться, а организаторов протестов принимать дополнительные меры предосторожности. Вскоре случились события 11 сентября 2001 года, и общественная обстановка изменилась. Никто из организаторов демонстраций не хотел в общественном мнении быть связанным с террористами. Вместо акций прямого сопротивления левые радикалы сделали ставку на альтернативные мероприятия, такие как Всемирный социальный форум. Силовая конфронтация с властью стала сменяться содержательной дискуссией.

Однако в последние годы создается ощущение, что социальные форумы выдыхаются. А Джордж Буш и другие власть имущие планеты кажутся все менее вменяемыми - можно ли повлиять на них одной лишь критикой?

Не удивительно, что в рядах движения все больше людей, уставших от говорильни и готовых вернуться к акциям прямого сопротивления, типичным для 1999-2001 годов. Массовые волнения в Копенгагене были хорошей репетицией, продемонстрировавшей, что почти без предварительной подготовки можно за считаные часы собрать в тихой западноевропейской столице тысячи людей, готовых строить баррикады, а за день-два организовать и подтянуть вспомогательные отряды чуть ли не со всего континента.

Росток создает почти идеальную возможность опробовать новую тактику, первые попытки которой обозначились в Гётеборге и Генуе начала 2000-х годов: соединение серьезной теоретической критики с жесткой практической конфронтацией.

Надо сказать, что, несмотря на перерыв в организации крупных антисистемных протестов на общеевропейском уровне, леворадикальные движения имеют богатый опыт, постоянно обновляемый и критически переосмысливаемый. Противостояние между демонстрантами и полицией возникало периодически то в одной, то в другой европейской столице. Поводы были локальными, но опыт и традиция накапливались глобально.

В 2000 году в Праге я был потрясен штабной работой, проведенной берлинскими организаторами международных протестов. Каждая группа знала свое место, каждая колонна имела собственный маршрут и четкую задачу, сформулированную с учетом рельефа местности, численности и подготовки предполагаемого противника, а также психологических особенностей людей, составляющих колонну. Польские и немецкие анархисты, мечтавшие подраться, получили такую возможность. Терпеливые активисты профсоюзов стойко блокировали бронетехнику, изнывая от многочасового безделья, но не покидая позиции. А пацифисты и экологисты, швейкоподобные чехи и придурковатого вида англичане из «розовой колонны» прошли обходным путем, избегая схваток с полицейскими подразделениями, и обращали стражей правопорядка в бегство, забрасывая их цветами.

Это было на чужой территории. Интересно посмотреть, что будет твориться, когда те же люди начнут действовать на своей земле, где им известна каждая тропинка.

Для тех, кто не хочет участвовать в уличных беспорядках, Росток тоже предлагает богатые возможности. Здесь параллельно с саммитом «Большой восьмерки» будет проходить контрсаммит. Что-то вроде уменьшенного в размерах социального форума. Будут дискуссии, круглые столы, неформальные встречи, концерты и митинги. В общем, праздник на любой вкус.

По предварительным оценкам, в небольшом Ростоке и его окрестностях ожидается 150-200 тыс. участников оппозиционных мероприятий, некоторые ожидают большего. И вряд ли немецкие власти решатся снимать людей с поездов и останавливать транспорт на дорогах. Когда речь идет не о нескольких сотнях бунтовщиков, а о десятках тысяч, невозможно применять жесткие методы, не затрагивая интересов добропорядочных бюргеров. Им не понравятся остановки поездов, проверки на дорогах. А если к протесту радикалов присоединится возмущение обывателей, это будет по-настоящему страшно. Тем более что есть еще и целая сеть правозащитных организаций, готовых затаскать по судам схваченных на месте превышения власти чиновников.

В общем, рациональный расчет подсказывает, что легче допустить массовые протесты, чем спровоцировать еще большие неприятности, безуспешно пытаясь предотвратить их.

Так что праздник непослушания на севере Германии состоится при любой погоде. Тем более что погода, скорее всего, будет хорошей. Все-таки лето, море. Туристические фирмы уже продают путевки в эти места.

Если кто-то хочет отдохнуть и интересно провести время, путешествуя по старым немецким городам на Балтике, то Росток вполне достоин того, чтобы его посетить. И запомните даты: с 2 по 8 июня.

КЛАССОВАЯ БОРЬБА НА УКРАИНЕ

На Украине сделано выдающееся изобретение. Одной из компаний, специализирующейся на инновационных технологиях, были, по заказу властей, разработаны роботы для отключения воды в квартирах. Роботы просто чудо: пролезают по водопроводным трубам и перекрывают их в конкретной квартире. Очевидцы говорят, что внешне очень похоже на фантастические устройства из американского кино. Как будто сошли с экрана «Матрицы» или другого фильма об ужасах будущего.

Цель этого человеколюбивого новшества состоит в том, чтобы наказывать неплательщиков, которые за воду по новым, резко повысившимся ценам не платят, а мыться и чай пить хотят. Таких недисциплинированных людей в Киеве около половины. В других украинских городах тоже немало. Так что изобретение очень актуально.

Разработчики на достигнутом не останавливаются. Они испытывают новое устройство. Без воды люди, оказывается, ещё могут продержаться - с улицы приносят, у соседей берут. Но жить без канализации будет труднее. Вот и появляется следующее поколение роботов, умеющих ползать по канализационным трубам. Оба изобретения уже вызвали живой интерес городских властей Санкт-Петербурга. В общем, если завтра у вас из туалета вылезет металлическая сороконожка, не думайте, что у вас галлюцинация, а лучше проверьте, оплатили ли вы последний счет водопроводной компании.

Когда к власти на Украине пришла «оранжевая коалиция», многие ожидали, что немедленно начнется новый виток либеральных реформ. Однако пока премьером была Юлия Тимошенко, претендовавшая на роль народного заступника, власти не решались на радикальные меры. Зато победившая на прошлогодних выборах Партия регионов и созданная ею коалиция национального единства, не колеблясь, продвигают вперед реформы. В этой политике премьер-министра Виктора Януковича поддерживают коммунистическая и социалистическая партии.

Сторонники данных партий несколько смущены. Голосуя за коммунистов и социалистов, они не ожидали, что к ним в ванную полезут роботы. Но лидеры левых партий уверенно объясняют товарищам: вода, канализация, отопление - как всё это мелко! Надо сосредоточиться на вопросах по-настоящему значительных: будет ли Украина вступать в НАТО, какой будет статус русского языка?

Компартия проводит на улицах городов «народный референдум». Люди ставят подписи, за или против НАТО. Потом эти подписи соберут и понесут в правительство или в парламент. Там их изучат все те же министры-коммунисты и подумают, не поставить ли им вопрос о НАТО на обсуждение. Хотя трудно понять, что мешает тем же партиям, входящим в парламентское большинство, инициировать обсуждение уже сейчас, безо всякого народного референдума.

«На самом деле, - говорит журналист Виктор Шапинов, - и Партии Регионов, и коммунистам выгодно, чтобы вопросы не решались». Если население обсуждает проблему НАТО или спорит о статусе русского языка, все заняты, в обществе идет дискуссия, а прочие темы можно отложить на будущее. Но если парламентское большинство примет закон о русском языке и проголосует против вступления страны в Атлантический Альянс (для чего вроде бы имеется достаточное количество мандатов), придется отвечать на другие вопросы: почему дорожает электричество?, как жить без канализации? и т.д.

В прошлые выходные в Киеве создавалось новое общественное объединение: активисты, разочарованные официальными левыми партиями, создали «Организацию марксистов». Проблема в том, что радикальные левые, несмотря на недовольство населения, пока немногочисленны. Выразителями социального протеста пытаются стать различные популистские группы, не только левого, но и правого толка, а часто вообще с неопределенной идеологией. До недавнего времени активнее всего на эту роль претендовала Юлия Тимошенко. Но недавно у неё появился конкурент - бывший министр внутренних дел Юрий Луценко, вышедший из Социалистической партии, чтобы создать собственную организацию «Народная самооборона». Он ругает власть ещё более резко, возмущается своими недавними коллегами ещё более громко.

От «оранжевой коалиции» 2004 года осталось одно воспоминание. Нетрудно предсказать, что на следующих выборах популистские группировки всех оттенков наберут изрядное число голосов. Но изменит ли это жизнь в стране?

Общественная жизнь Украины выглядит гораздо более живой и динамичной, нежели в России, где соревнование политических партий сводится к дракам внутри бюрократической элиты. Однако значит ли это, что массы населения Украины способны защитить собственные интересы в большей степени, чем в России?

Cпециально для «Евразийского Дома»

ВОКРУГ МАЙДАНА

Прошедшую неделю я почти всю провел в Киеве. Уезжал, снова приезжал, общался с людьми. Честно говоря, не планировал я попасть в разгар политического кризиса, да ничего такого из Москвы толком и не просматривалось. Так, обычная нестабильность. Но это же у наших западных соседей давно уже вошло в норму.

А тут в самый разгар тихого семинара приходят вести про трибуны, сооружаемые на майдане, рассказывают о толпах, с ночи собирающихся на площади, чтобы начать протест.

По улицам носятся полицейские джипы со зловещей надписью «Беркут», а прямо в зале, где идет скучноватая дискуссия о влиянии глобализации на экономику Украины, начинают неизвестно откуда появляться яркие листовки, призывающие всех немедленно «выйти на площадь».

Город взбудоражен. Таксисты возбужденно рассказывают свежие политические новости и передают последние слухи. На вопрос, пойдет ли он на майдан, водитель машины даже обижается: «Таксисты всегда в таких делах участвуют. Будем улицы перекрывать!»

«Я к Ющенко симпатии не испытываю, но на майдан пойду обязательно. Просто чтобы власть видела, сколько у нас недовольных», - говорит молодой человек, зарабатывающий торговлей антиквариатом » Сторонники премьера Януковича, малочисленные в Киеве, прибывают из других городов поездами. Дело дорогое: и за транспорт платить приходится, и людей с работы отпускать. Но чего не сделаешь ради земляка!

Кто здесь власть, а кто оппозиция - непонятно. Ющенко вроде бы власть - и Янукович власть. Протестуют под оранжевыми знаменами, ностальгически напоминающими о бурной осени 2004 года, но почти половина тех, против кого протестуют, стояли тогда под такими же флагами. Социалист Александр Мороз был одним из тех, кто поднял Киев против «старого режима», теперь он ближайший соратник Януковича, как и его давний соперник - лидер компартии Петр Симоненко.

А бывший соратник Мороза по партии Юрий Луценко - в рядах недовольных, как и Юлия Тимошенко, которую совсем недавно тот же Ющенко изгнал из правительства, превратив в лидера оппозиции. Теперь оппозиционеры требуют от власти, чтобы она сама себя распустила, и надеются на ее сочувствие, взывая к политической совести президента, то консультирующегося с лидерами фракций, то грозящего разгоном парламента.

Чем вызван протест? Тем, что депутаты, избранные в Верховную раду как оранжевые, толпой переходят в стан голубых, надеясь обрести таким образом новые доходы и должности.

Все смешалось, перепуталось, утратило первоначальный смысл. Но страсти кипят по-прежнему, вызывая подозрение, что гражданам соседней с нами страны все это просто нравится: на лицах людей энтузиазм, азарт и уж в любом случае - нескрываемый интерес: чем все это закончится. Улица гудит разговорами о политике.

По сути дела, взбунтовавшийся Киев пытается оказать давление на президента, которого сам же привел к власти, - именно Киев, а не пресловутая Западная Украина, которая ни демографически, ни экономически не может доминировать в политике этого удивительного государства.

К вечеру субботы выяснилось: на майдане и на Европейской площади собралось примерно одинаковое число народу - одни митинговали за роспуск парламента и новые выборы, другие в поддержку правительства. Покричав лозунги и послушав музыку вперемежку с речами политиков, народ начал расходиться. Киевляне пошли по своим квартирам, а донецким еще предстояла ночная поездка на поезде.

Надо сказать, что призрак оранжевой революции своими неумелыми действиями вызвал не кто иной, как сам Янукович, не к месту произнеся зловещее заклинание «конституционное большинство». До тех пор, пока перестановки в правительстве не затрагивали власти президента, оппозиция не имела шансов. Депутаты из «Нашей Украины» и блока Юлии Тимошенко переходили в правящую коалицию группами и поодиночке, ведомые верным классовым инстинктом: Янукович в качестве премьера с Ющенко в роли президента, проводящие одну и ту же политику, - вот формула консолидации правящего класса.

Но как только упомянуто было «конституционное большинство», стало понятно, что консолидации не будет. Не компромисса Янукович добивается, а реванша. Консолидация сменилась расколом, а оппозиционные популисты - Луценко и Тимошенко - обрели политический шанс. Можно убедить президента в том, что в собственных интересах первого лица разогнать парламент, покушающийся на его власть, можно использовать политический кризис в Раде, чтобы вернуться к уличной политике. Янукович поступил как ученик чародея в известной сказке: стоило его ненадолго оставить без присмотра, как он выпустил на волю силы, которые не способен контролировать.

На некоторое время Украину все оставили в покое. Ни политтехнологи из Москвы, ни американские специалисты по управлению кризисами не готовились к столь радикальному повороту сюжета, они лишь растерянно наблюдали, как события стихийно идут своим - непрогнозируемым - чередом. Главный спонсор Януковича Ренат Ахметов уже готовился наслаждаться плодами им же задуманной и почти осуществленной консолидации, а тут - нате! Такой конфуз…

Зато популисты своего шанса не упустили. Луценко и Тимошенко между собой тоже соперники, ибо говорят одно и то же, обращаются к одной и той же части населения. Но Луценко, ушедший в самостоятельное плавание позже бывшей «оранжевой принцессы», обладает известным преимуществом. Он решается сделать радикальные шаги, на которые у киевской красавицы не хватало смелости: его социальная риторика последовательнее, его знамена красные.

Он может привлечь к себе разочарованных избирателей Коммунистической и Социалистической партий, которых упустила из виду «принцесса Юлия». Но теперь красные флаги с грозными кулаками, развернутые сторонниками Луценко, и скопированные с валентинок сердечки, которыми привлекает публику Юлия Тимошенко, красуются рядом.

Однако популисты - уличная сила, взывающая все к тому же президенту. А в чем разница между голубыми и оранжевыми в плане политического курса, толком не мог сказать ни один из моих уличных собеседников. Все ограничивалось эмоциями: «Ну не любим мы донецких! Не хотим этой власти! (Чьей - Ющенко или Януковича?) Сколько можно!»

В Донецке, наверное, говорят примерно так же, только в бедах своих винят оранжевых и западенцев (хотя бунтует в первую очередь именно русскоязычный Киев). На фоне политических страстей как-то меркнут заботы о росте цен на коммунальные услуги, тем более что денег по новым счетам все равно не платят.

«Я к Ющенко симпатии не испытываю, но на майдан пойду обязательно, - говорит молодой человек, зарабатывающий торговлей антиквариатом. - Просто чтобы власть видела, сколько у нас недовольных».

А чем недовольных? Да всем. И низкой зарплатой, и ценами, и коррупцией, и просто омерзительными физиономиями, которые каждый вечер выглядывают из телевизора. Однако опять же парадокс: несмотря на низкую зарплату, столица Украины просто кишит новыми, с иголочки автомобилями. Люди хорошо одеты, в магазинах идет бойкая торговля. Как только отъезжаешь от города, картина меняется. И машин меньше (да и то всё больше старые «жигули»), и одеты люди неважно. Но возмущается в первую очередь благополучный Киев.

Однако цены и в самом деле растут на глазах, а самым главным раздражителем является, как и у нас, жилищно-коммунальная реформа.

Года два назад коммунисты и социалисты обвиняли оранжевых в намерении обобрать народ в ходе очередного раунда рыночных реформ. Намерение и в самом деле было. Либералы все-таки! Но на фоне тогдашних политических потрясений реализовать подобные планы оказалось невозможно. Стремясь завоевать народную любовь, Юлия Тимошенко проводила в качестве премьера прямо противоположную политику: повышала пенсии, пыталась регулировать цены. Только продолжалось это недолго.

После выборов, когда появилось правительство парламентского большинства, за реформы взялись серьезно. И вот сегодня мы видим, как Партия регионов вместе с теми же коммунистами и социалистами взялась за проведение непопулярных мер, на которые так и не решились оранжевые. Впрочем, сторонники президента из партии «Наша Украина», крайне озабоченные ростом влияния Януковича, отнюдь не склонны выступать против подобной практики. В вопросе об извлечении денег из карманов населения все фракции украинской элиты проявляют удивительную солидарность.

Счета за воду, газ и электричество подскочили до такой высоты, что население просто перестало платить. Это такая индивидуалистическая форма сопротивления, забастовка обывателей. Пока первые лица обливают друг друга грязью с трибун, власти более низкого уровня (без различия политических оттенков) заняты решением другого вопроса: как наказать сограждан, которые за воду по новым, резко повысившимся ценам не платят, а мыться и чай пить хотят.

Таких недисциплинированных людей в Киеве около половины. В других городах тоже немало. В столице Украины то и дело натыкаешься на красивые плакаты, призывающие: «Заплати и живи как киевлянин!» В Донецке пошли дальше, призвав на помощь Сталина, который с рекламных щитов грозит гражданам ужасами ГУЛАГа за отказ от уплаты рыночных цен.

Вы думаете, это шутка? Не совсем. Уже разработаны роботы для отключения воды в квартирах. Название у них соответствующее - «Спрут». Роботы просто чудо: пролезают по водопроводным трубам и перекрывают их в конкретной квартире. Очевидцы говорят, что внешне этот механизм очень похож на фантастические устройства из американского кино. Как будто сошли с экрана «Матрицы» или другого фильма об ужасах будущего.

Это изобретение было сделано в Полтаве. «Процедура наказания неплательщиков приобрела наукоемкий характер, - констатирует киевский журналист Андрей Манчук. - Представители ЖЭКа перекрывают воду в парадном, после чего вскрывают стояк в подвале дома. В это отверстие вводят зонд, оборудованный кабелем с видеокамерой, продвигая его вверх по трубе. Картинка, которую передает «Спрут», позволяет найти точку выхода в квартиру должника, после чего робот блокирует поступление воды с помощью специальной пробки. Чтобы возобновить ее подачу, жильцу придется не только полностью оплатить долги, но и выложить около 500 гривен за процедуру разблокирования трубы».

Высокие технологии кто-то должен финансировать!

Разработчики «Спрута» не останавливаются на достигнутом. Они испытывают новое устройство. Без воды люди, оказывается, еще могут продержаться - с улицы приносят, у соседей берут. А вот без канализации будет труднее. И уже проходят испытания роботы второго поколения, умеющие ползать по канализационным трубам. К сведению читателей из Санкт-Петербурга: власти города уже выразили заинтересованность в приобретении подобных новинок. Так что, если завтра у вас из туалета вылезет металлическая сороконожка, не думайте, будто у вас галлюцинация, а лучше проверьте, не забыли ли вы оплатить счета за водопровод.

Пока противодействующие группировки выводят на улицы своих сторонников, производство роботов налаживается, проходят технические испытания, а соответствующие государственные службы разрабатывают операции по выселению малоимущих жильцов из их квартир. Эти меры будут проведены в жизнь вне зависимости от того, какого окраса политики соберут большую толпу в центре Киева и у кого музыка будет играть громче.

Из украинской столицы в Москву меня возвращал Столичный экспресс: чистый, новый поезд с современными, оснащенными электроникой вагонами и вежливыми проводниками. Неожиданно часа за полтора до границы состав резко затормозил. Под колеса попал человек. Несколько минут экспресс стоял на месте, а по внутреннему радио раздавались деловитые голоса, обсуждавшие, как найти и убрать тело из-под колес. Затем состав тронулся с места и понесся дальше к своей цели. Нарушать расписание не положено.

ЧУЖИЕ ПРОТИВ ХИЩНИКОВ (КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ)

Российские власти отметили международный день дураков замечательной первоапрельской не-шуткой. Они начали зачистку розничных рынков, изгоняя оттуда продавцов с иностранными паспортами. Некоторые рынки в итоге закрылись вовсе, цены подскочили, а патриотически настроенные комментаторы призвали народ в очередной раз пережить временные трудности.

Ударила эта мера в основном по беднейшим слоям населения, которые у себя на родине зарабатывают не намного больше, чем полуголодные иммигранты из Центральной Азии и «гастарбайтеры» с Украины. Это в советские времена на колхозных рынках регулярно покупали в первую очередь люди обеспеченные, тяготившиеся очередями в государственных магазинах. Сейчас всё наоборот. Средний класс предпочитает сверкающие супермаркеты, пригородные торговые центры, куда можно подъехать на машине и загрузить под завязку багажник. Кто победнее - тащится на рынок. Если в результате очередной кампании цены там подскочат даже на короткое время, миллионы семей ощутят это на своей шкуре.

Однако какие это мелочи по сравнению с высокой политической дискуссией, занимающей умы политиков и интеллектуалов! Националисты говорят, что иностранцы воруют наши рабочие места, а политкорректные либералы возражают: нет, ничего подобного.

На самом деле вопрос сложнее. Удивительная особенность нашего отечества состоит в том, что самые дискутируемые вопросы - наименее изучаемые. Никто не собирается анализировать статистику (российскую или международную), проводить исследования или хотя бы оперировать конкретными фактами. Между тем объективные данные есть, причем вопрос изучается уже на протяжении длительного времени - в Европе, в США, даже в Африке.

Международные исследования действительно показывают, что увеличение числа мигрантов, готовых работать за гроши, позволяет предпринимателям сдерживать рост зарплаты - как для «коренного» населения, так и для самих приезжих рабочих. А вот на уровне безработицы миграция практически не отражается. Во-первых, занимая самые дешевые рабочие места на нижних «этажах» экономики, иммигранты как раз способствуют её росту, создавая для «коренного» населения рабочие места на более высоких этажах. Это проверенно экспериментально: массовый отток иностранцев почти всегда сопровождался не ростом, а снижением занятности для «местных». Если сейчас политика борьбы с «иностранцами» будет проведена последовательно и решительно, мы увидим это и в России. Во-вторых, рынок труда неоднороден. Тот факт, что у нас, с одной стороны, есть много безработных инженеров-оборонщиков, а с другой стороны, не хватает дворников, отнюдь не означает, что инженеры должны массово переквалифицироваться в дворники. Более того, массовая «оккупация» определенных профессий мигрантами свидетельствует о том, что при данном уровне зарплаты (а также социальной необеспеченности и риска) местные на эту работу не идут. Другое дело, если зарплату резко (в разы) увеличить, гарантировать социальную защищенность, например, уличных торговцев, защитить их от рэкета и поборов полиции. Добавим, что подобное обеспечение рабочих мест предполагает и выплату зарплаты «по-белому» или хотя бы «по-серому». А это, в свою очередь, предполагает уплату налогов. Иными словами, совершенно иной уровень расходов для работодателя, да и дополнительные заботы для государства. Но это как раз не входит ни в программу либералов, ни в список требований националистов.

Наконец, в силу перечисленных причин, мигранты в основном конкурируют на рынке труда не с «местными», а между собой. Кто-то, быть может, ещё помнит замечательный фильм начала 1970-х годов «Хлеб и шоколад», о приключениях двух итальянских «гастарбайтеров» в Швейцарии. Нанявшись на работу в ресторан, они обнаружили, что не могут соревноваться с официантом-турком. Денег ему платят совсем мало, а раскаленное блюдо он, не морщась, берет голыми руками. Сегодня турки, скорее всего, жалуются на молдаван и сомалийцев.

Разумеется, в отдельных конкретных случаях, «иностранец» может претендовать на то же место, что и коренной житель, вытесняя его за счет готовности продать свою рабочую силу дешевле. Но чем лучше рабочее место, тем это менее типично: мигрантам, претендующим на квалифицированный труд, нужны более или менее человеческие условия. А это ставит их как раз в неравное положение по сравнению с местными жителями. Переезжать на новое место, снимать квартиру, посылать деньги родным, оставшимся в дальнем городе - всё это дополнительная нагрузка, от которой, как правило, избавлены местные. Не говоря уже о всевозможных регистрациях, уличных взятках полиции и прочих радостях жизни, недоступных «коренным» москвичам или питерцам. Эти проблемы испытывают даже российские граждане, рискнувшие перебраться в «первопрестольную». Чего уж говорить о людях с узбекскими, казахскими, или, не дай бог, афганскими паспортами.

Уж, коль скоро речь пошла о столичных городах, то здесь «демпингуют» не «чужие», а «наши».

В общем, если нас беспокоит миграция как социальная проблема, говорить надо не о занятости, а о зарплате. Однако об этом почему-то националистические пропагандисты молчат. Причина проста: классовые интересы их спонсоров отнюдь не совпадают с интересами наемных рабочих. Иными словами, низкая зарплата «коренного населения» их вполне устраивает. Как, кстати, и роль, которую мигранты играют в экономике. Задача не в том, чтобы защитить рабочего «коренной национальности», а в том, чтобы поссорить его с таким же рабочим, только «инородного» происхождения.

Другой аргумент националистов (относящийся не столько даже к «иностранцам», но и к «россиянам» неправильного происхождения): они не знают нашего языка и культуры. «Как вы можете! - возмущаются либералы. - А как же мультикультурность? Как же толерантность?»

И опять обе стороны морочат нам голову. Язык учить надо, понимать местную культуру и приспосабливаться к ней необходимо. Не потому, что это требование националистов, а потому, что это выгодно самим мигрантам, повышает их шансы занять более приличные рабочие места, продвинуться по социальной лестнице. Киргиз, с трудом выговаривающий два слова по-русски, обречен быть дворником. И никакой политкорректный либерал не возьмет его к себе в офис начальником департамента. Но другой такой же киргиз с превосходным знанием языка Пушкина, безупречными манерами британского джентльмена и четким пониманием нашей деловой и политической культуры может претендовать на должность, занимаемую самим либеральным деятелем.

Опять получается, что и националисты, и либералы не заинтересованы в решении проблемы. Ведя горячую полемику друг с другом, они общими усилиями содействуют тому, чтобы социальная ситуация оставалась без изменений.

Если в России находятся мигранты, если демографическая ситуация страны в ближайшие годы, даже при самых оптимистических сценариях оставляет желать много лучшего, значит, надо создавать условия, чтобы «иностранцы» могли освоить язык и культуру большинства. В своих же интересах. И не надо демагогически рассуждать о том, что это ассимиляция, подавление национальных традиций и т.д. Лишние знания никогда никому не мешали. Знакомство с русской культурой не мешает сохранять и обогащать собственную. Появляется свобода выбора. А кстати, разве приток людей из чужой культуры не способствует развитию нашей? Между нами говоря, Пушкин и Лермонтов - тоже потомки «мигрантов» (эфиопского и шотландского происхождения соответственно). В современной английской литературе лучшую прозу сочиняют индусы и нигерийцы, по-французски арабы пишут гораздо изящнее, нежели потомки древних галлов, которые всё больше коверкают родной язык на американский лад.

Однако просвещение тоже забота государства. Надо тратить деньги на культурную адаптацию мигрантов. Можно, конечно, этого не делать. Только в итоге мы получим миграцию менее экономически и социально эффективную. Количество мигрантов от этого не уменьшится. Понизится лишь «качество» их рабочей силы.

Из всего сказанного следует, что регулировать иммиграцию необходимо. Нужно вкладывать средства в мигрантов, создавать им условия социальной и культурной адаптации. Для того чтобы люди жили и работали в человеческих условиях, необходимо осуществлять государственные программы. Но бюджет не резиновый. Люди, приезжающие в страну легально, в соответствии с её законами, должны иметь определенные шансы на интеграцию в общество, гарантированные теми же законами. Они, так же, как и коренное население, должны быть защищены от «социального демпинга».

Когда немецкий левый политик Оскар Лафонтен упомянул об этом в одной из своих речей, на него обрушился град обвинений со стороны либеральной общественности. Но причина истерики не в вопросе об отношении к миграции, а об отношении к рынку. Ведь «свободный рынок», наводненный полуголодными людьми, трудящимися за копейки, устраивает многих. Не случайно и в Западной Европе, и у нас рост ксенофобии совпадает с рыночными реформами. Отказ от социального регулирования предполагает войну всех против всех.

Единственное, что могут в этих условиях предложить нам национально-озабоченные мудрецы, это более жесткие, более репрессивные законы. Тем более что в России законодательное регулирование труда иностранцев вообще не на высоте. В любом европейском государстве законодательная база куда более разработана. Но драконовские законы не решат проблему. Оборотная сторона жестких законов - неисполнение. Московские правила регистрации не помешали населению мегаполиса расти совершенно беспрецедентными для современной Европы темпами. То же будет и в масштабах всей страны.

Поскольку исполнение закона всё равно невозможно, в силу объективных демографических и экономических причин, единственным следствием ужесточения законодательства становятся массовые его нарушения. И не надо жаловаться на коррупцию в полиции. Это не причина, а следствие. Чем менее реально исполнение закона, чем больше нарушений, чем более они неизбежны, тем больше и взяток. Коррупция лишь заполняет разрыв между официальными нормами и реальностью, которая ничего общего с этими нормами не имеет и иметь не будет, поскольку сами нормы абсурдны и противоестественны. Требовать более жестких законов, ссылаясь на неисполнение уже действующих, равнозначно требованию увеличить среднюю сумму взяток, собираемых ежегодно работниками правоохранительных органов.

Если мы хотим ограничить и регулировать миграцию (в интересах как «коренных» жителей России, так и самих приезжих), законы должны быть не более жесткими, а, наоборот, более мягкими, и потому реально выполнимыми. Нормы должны быть прозрачными и четкими. А политика честной и демократической.

Cпециально для «Евразийского Дома»

ЖИВЫЕ И БРОНЗОВЫЕ

Кризис в отношениях между Эстонией и Россией развивается по стандартному сценарию. В Таллине регулярно вспоминают об ужасах советской оккупации и проводят мероприятия, увековечивающие память нацистских героев, которые с этой оккупацией боролись.

В ответ среди депутатов Государственной думы начинается политическая истерика. Любопытно, что законодатели, довольно спокойно относящиеся к различным неприятностям и унижениям, которые претерпевают их все еще живые соотечественники, приходят в ярость при любом посягательстве на соотечественников бронзовых или мраморных.

В свою очередь политики в Таллине радостно подхватывают тот же мотив и бегут жаловаться большим дядям в Евросоюз на русского соседа, который опять обижает маленьких. В Евросоюзе испытывают неловкость.

С одной стороны, Эстония все-таки полноправный член сообщества, имеющий все основания получать поддержку его аппарата.

А с другой стороны, она же является злостным нарушителем его норм и постоянным критиком основных принципов, на которых это сообщество построено. Чего стоила одна только эстонская финансовая политика, построенная на отказе от налога на прибыль и тем самым превратившая республику в некое подобие офшорной зоны внутри ЕС.

Чиновники из Брюсселя требовали немедленно прекратить налоговый демпинг, а эстонские министры без тени стеснения отвечали, что не хотят подчиняться «социалистическим» требованиям Западной Европы. Предлагать богатым, чтобы они делились хоть копейкой с государством, - это же почти революция, покушение на священный принцип частной собственности! Якобинство! Большевизм!

Кризис в отношениях между Эстонией и Россией непременно должен случаться не реже чем раз в два года, а в промежутке должен обязательно произойти такой же точно кризис в отношениях с Латвией. Можно и чаще, но это уже не обязательно.

В недавнем прошлом причиной скандалов были памятники легионерам СС, устанавливавшиеся в эстонских городах. Протесты раздались не только в Москве, но и по всей Западной Европе. Мне как-то довелось присутствовать при перепалке между представителями Эстонии и Финляндии. В ответ на критику финна эстонский представитель напомнил, что вообще-то Финляндия тоже воевала на стороне гитлеровской Германии и там тоже есть военные мемориалы. Невозмутимый финн возразил: во-первых, Финляндия заключила с СССР сепаратный мир и под конец войны финская армия вела боевые действия против частей вермахта, не желавших покидать Лапландию; во-вторых, финны служили в собственной национальной армии, а не в легионах СС, которые являлись не просто воинскими подразделениями, но вооруженным крылом нацистской партии; и, в-третьих, если кто-то из молодых эстонцев хотел сражаться с русскими, не вступая в СС, он имел возможность поступить в ту же финскую армию, что некоторые и делали. Что же до легионеров СС, то в любой демократической стране их принято считать преступниками, независимо от национальности. А если вас интересует официальная позиция Финляндии по поводу сотрудничества нашего правительства с Германией во время войны, то у нас, в отличие от вас, этим гордиться не принято, заключил финн.

Между прочим, называть бывших эсэсовцев борцами за свободу и независимость Эстонии или Латвии невозможно даже с националистической точки зрения. Легионы не были в строгом смысле слова национальными формированиями: гитлеровская Германия никогда не обещала балтийским республикам независимости, не скрывала своего намерения инкорпорировать их в состав Рейха - в форме провинций или протекторатов. Про «свободу» под властью нацистов даже и говорить как-то странно. А вооруженные формирования из местных коллаборационистов существовали практически на всех оккупированных территориях - от Франции до Украины, включая и Россию. И занимались повсюду одним и тем же. Не только воевали против партизан, советских, английских или американских войск, но и терроризировали собственных сограждан, уничтожая евреев, коммунистов и социал-демократов. Еврейские общины в Эстонии и Латвии были уничтожены почти полностью, причем основную «работу» делали отнюдь не немцы.

Разумеется, в самой Эстонии далеко не все были в восторге от памятников ветеранам СС. Но как-то не особенно и протестовали. Один эстонский знакомый терпеливо разъяснял мне, что он отнюдь не является сторонником установления подобных монументов, но надо же все-таки «понять чувства ветеранов». Да, конечно, они отправляли людей в газовые камеры или одобряли подобную политику, но ведь это было давно! Зато потом мирно сдавали свои квартиры таким же еврейским семьям из Москвы и Ленинграда, приезжавшим в Прибалтику в поисках чистоты и европейской культуры. Теперь перед нами старые люди, совершенно безобидные. Почему бы им под конец жизни не вспомнить молодость, не пройтись в парадной черной форме перед внуками, не возложить цветы к памятнику боевым товарищам?

Волна скандалов вокруг памятников эсэсовцам привела в Эстонии к тому, что скрепя сердце местные власти решили эти монументы демонтировать. Официальное объяснение: изваяния портят репутацию республики за рубежом. Иными словами, если бы не проклятые иностранцы, не настырные финны со своими занудными разъяснениями, не американцы и англичане с их возведенным в ранг идеологии сочувствием к жертвам холокоста, не немцы с их непонятным чувством вины, стоять бы этим памятникам на видных местах да радовать глаз обывателя.

Но раз свои памятники снесли, то надо для равновесия разобраться с чужими. Бронзового советского солдата из центра Таллина убрать как напоминание об оккупации. Опять же концы не совсем сходятся. Начнем с того, что с правовой точки зрения была не оккупация, а аннексия. Тоже ничего хорошего, но только надо сначала выучить правильное значение слов. «Оккупация» - это когда территория занята войсками иностранной державы, но сама к этой державе не присоединена. Египет был в первой половине ХХ века оккупирован британцами. Польша или Чехословакия могли говорить о советской оккупации. А вот Эстония и Латвия были включены в состав СССР, их население пользовалось теми же правами и страдало от тех же несчастий, что и население России, Украины или Грузии. Эстонцы и латыши служили в той же советской армии, и служили, кстати, исправно, считались очень дисциплинированными и лояльным солдатами. Вместе со всеми воевали в Афганистане, избирали партийных секретарей, печатали в газетах рапорты о выполнении плана и успешно сдавали экзамены по истории КПСС. Если это сопротивление, то что такое коллаборационизм?

Впрочем, оставим в покое историю и филологию. В конце концов, дело не в словах. Не по своей воле балтийские республики присоединились к Советскому Союзу. При всей своей лояльности большинство населения искренне хотело независимости и в начале 1990-х получило ее. Но почему сейчас, спустя 16 лет, решили свергать Бронзового солдата?

Если бы решение ликвидировать военный монумент было принято в порыве национальной эйфории сразу после получения независимости, это можно было бы как-то понять. На радостях непременно надо что-то разрушить. Вот французы в ознаменование свободы разрушили в Париже Бастилию, выдающийся памятник средневековой архитектуры. И до сих пор на образовавшейся в результате площади гуляют. Памятника жаль, конечно, но народ понять можно.

Однако если монумент не трогали полтора десятка лет, почему разбираться с ним решили именно теперь? Ответ надо искать не в эстонской или русской истории, не в событиях Второй мировой войны, а в текущей экономике и политике.

Несвоевременная борьба с символами давно ушедшего прошлого - симптом неблагополучия настоящего. Здесь все точно по Фрейду. Если убрать внешний раздражитель, быть может, разрешится внутренняя проблема?

Ни независимость, ни членство в Европейском союзе не оправдали связанных с ними ожиданий. Это не значит, будто за последние 15 лет у Эстонии или Латвии достижений не было. Как раз напротив, всякий, кто знает эти места, обнаружит, что многие дома и улицы приведены в порядок, экономика производит впечатление динамично развивающейся, а население отнюдь не обеднело (в отличие, кстати, от многих регионов России, не говоря уже об Украине). Но точка отсчета изменилась. Раньше эстонцы сравнивали свою жизнь с положением в Псковской области и чувствовали себя хорошо. Теперь они сравнивают себя с жителями Стокгольма или Хельсинки и чувствуют себя плохо. Разрыв сохраняется, а по некоторым показателям даже увеличивается. Эстонские рабочие - обеих национальностей - используются предпринимателями Запада как дешевая полурабская рабочая сила, импортируя которую можно подорвать уровень заработной платы в собственной стране и ослабить профсоюзы.

Вторая проблема, которая бросается в глаза, по крайней мере в Эстонии, - растущая обезличенность культурного пространства. Парадоксальным образом в рамках СССР Прибалтика как самостоятельная культурная зона выделялась и сохранялась куда лучше, нежели в рамках Евросоюза. И дело не только в контрасте, но и в смывающем традиционные культурные пласты наводнении рыночных ценностей. Таллин в 1970-е годы резко выделялся не только по сравнению с Москвой или Таганрогом, но и по сравнению с большинством западных городов. В нем сохранялись и своеобразная средневековая угрюмость, и неподдельный провинциальный уют. Сегодня все здания стоят на прежних местах, сверкают свежей штукатуркой и яркими красками, а толпы иностранных туристов, гуляющих по улицам, равнодушно комментируют: «Ничего особенного, примерно как в Праге, только не так красиво».

И наконец, главная нерешенная проблема: русскоязычное меньшинство. Проблема сама по себе не слишком серьезная, но она остается неразрешимой до тех пор, пока ее не хотят решать.

С одной стороны, разделение общества на две неравные части очень выгодно для правящего класса. Разделяй и властвуй! Пока русские не могут договориться с эстонцами и латышами, никто не будет даже обсуждать серьезных экономических и социальных вопросов. Солидарность рабочих немыслима. Совместная борьба за повышение заработной платы невозможна. Вместо этого будут дебатировать судьбу русских школ и рассуждать о старых и новых взаимных обидах.

Но с другой стороны, история показывает, что государство, не сумевшее интегрировать значительное национальное меньшинство, отличается хронической нестабильностью. Мало того что представители меньшинства не являются лояльными гражданами, но и отношение «большинства» к своему государству становится невротическим, основанным на неуверенности и страхе. Присутствие русских на своей территории воспринимается как постоянная опасность, как возможность возникновения «пятой колонны», как напоминание об угрозе нового завоевания, о котором в условиях современной реальной политики давно следовало бы забыть - ради собственного спокойствия.

Невротическое отношение к своему государству, культивирующееся в Эстонии и Латвии, особенно заметно на фоне соседних Финляндии и Литвы. Шведский язык в Финляндии имеет статус государственного, несмотря на то что говорит на нем не более 10% населения - потомков завоевателей и «оккупантов», которые теперь являются ревностными патриотами Суоми. В Литве, где права гражданства были даны всему населению, тема «советской оккупации» в местной политике давно уже не играет той роли, какую ей по-прежнему отводят в двух других балтийских республиках.

Однако дело тут не только в вопросах языка и гражданства. Как раз наоборот: спокойное отношение к подобным вопросам является следствием того, что само государство имеет куда более солидные идеологические основания.

Любое государство обосновывает себя через историю. У Литвы история была: было Великое княжество, была Речь Посполита, битва при Грюнвальде. А Финляндия себе историю успешно сконструировала: вместо того чтобы пытаться отмежеваться от Шведской и Российской империй, финны гордятся вкладом, который внесли в строительство обеих империй. Их официальная история построена не на комплексе неполноценности, а на чувстве собственного достоинства.

Дело, разумеется, не в том, что Эстония или Латвия «объективно» не могут состояться в качестве независимых государств. Вопреки рекламе размер далеко не всегда имеет значение. Если Люксембург, Андорра или Коста-Рика могут быть самостоятельны, то нет причин, почему не смогла бы успешно развиваться в качестве независимой республики и Эстония. Но избранная местными элитами стратегия - экономическая, социальная, культурная и не в последнюю очередь идеологическая - не способствует самостоятельному развитию страны, а препятствует ему. Интеграция в структуры НАТО и Евросоюза - отнюдь не путь к независимости. Разделение народа на «граждан» и «неграждан», а самих граждан на русскоязычных и коренных делает невозможной консолидацию общества. Ведь независимость сама по себе не может быть ни идеологией, ни самоцелью. Это лишь условие для реализации каких-то иных общественных целей, которые в данном случае никто не в состоянии, оказывается, сформулировать.

Во всех успешных постколониальных национальных проектах - начиная от Соединенных Штатов и стран Латинской Америки до Индии и Южной Африки - независимость была не целью, а именно средством. Американцы провозгласили республику, взявшись осуществлять демократические принципы английского Просвещения, которые не были (по мнению отцов-основателей) с достаточной последовательностью воплощены в самой Британии. Индия как государство создавалась на основе идей Махатмы Ганди, сочетавшихся с наследием той же Британской империи (именно потому колониальные памятники стоят на своих местах, а портреты английских генералов висят рядом с полковыми знаменами в казармах индийской армии). Пакистан в противовес мультикультурной (по крайне мере на словах) Индии строил себя в качестве «исламской нации». Южная Африка, отвергнув апартеид, провозгласила себя образцом расового равноправия и демократии для всего континента.

В данном случае речь не о том, насколько все эти претензии соответствовали действительности. Главное, что они работали, позволяя организовывать и структурировать общество, обеспечивали лояльность граждан по отношению к своему государству, позволяя правящему классу пользоваться каким-то авторитетом среди трудящихся.

Напротив, провальные проекты «национального строительства» все как один строились на попытке превратить независимость в самоцель. И именно этим ставили ее под вопрос. Ведь для того чтобы консолидировать нацию вокруг подобной идеи, надо постоянно доказывать, что независимость под угрозой. С того момента, как независимость начинает восприниматься в качестве чего-то само собой разумеющегося, она перестает играть идеологическую роль, а правящие элиты оказываются в роли вождей, которые сами не знают, куда ведут своих подопечных.

Собственно, именно это происходит сейчас в двух балтийских республиках. Конфликт с Россией необходим точно так же, как и постоянные столкновения между русскими и коренными гражданами, которые на бытовом уровне прекрасно уживаются вместе. Напряжение нужно поддерживать, ибо в противном случае начнется настоящая политика, настоящая дискуссия о том, куда и как вести страну. А честно и убедительно ответить на эти вопросы местные элиты пока не готовы.

Проблема все-таки не в Бронзовом солдате. Стоит он в Таллине или нет, не так уж важно. Переживать надо не за памятник, а за саму Эстонию. Ведь это наши соседи, которым желать мы должны только добра.

КАДЕТЫ И ДОМОХОЗЯЙКИ

Благодаря своей девятилетней дочке я начал разбираться в сериалах. Миновать это испытание невозможно. Нельзя обидеть маленького человека, который не просто хочет разделить с отцом удовольствие, но и интересуется потом его мнением.

С некоторых пор большая часть продукции, потребляемой отечественным телевидением, - местного происхождения. Нет, ничего плохого не хочу сказать. Сериалы, как сериалы. По технике наши «Солдаты» ничем не уступают каким-нибудь американским «Домохозяйкам». А по актерскому исполнению, быть может, и превосходят их. Хотя, самое поразительное: что солдаты, что домохозяйки, что хирурги, что кадеты - никакой разницы. Ощущение такое, будто не много разных фильмов смотришь, а один, бесконечный.

Этот русско-американский мега-сериал, охватывающий все стороны жизни, объединен некой общей идеей и последовательно выдержанным единством подхода. Во-первых, и это самое поразительное, героев ничто не объединяет. Вернее, их объединяет нечто совершенно формальное. Живут в одном районе. Служат в одном полку. Учатся в одном суворовском училище, работают в одной клинике. Если мы произведем обмен персонажами, в самих фильмах ничего не изменится. Солдаты демобилизуются, суворовцы вырастут, поедут в Америку и наймутся работать в клинику. Американская домохозяйка разведется с мужем и в поисках экзотики выйдет замуж за русского из провинциального города (менее вероятно, но тоже случается). Сериалы получат два-три новых героя и точка.

Люди, населяющие сериалы, не объединены общим делом и общей идеей. Они живут только своей частной жизнью, которая проходит на фоне их (увы, неизбежных) профессиональных обязанностей. К этим обязанностям они, по большей части, относятся добросовестно, но не более того. Речь идет не про дело жизни, а про место работы.

Нет здесь и больших общественных событий, которые стали бы организующим началом или хотя бы объединяющим фоном сюжета. Даже находясь в строю и при погонах, персонажи сериалов не имеют никакого отношения к жизни общества в целом. Или вернее, само общество представляется лишь совокупностью индивидов, живущих только частной жизнью.

Значение имеет семья, любовь, иногда - дружба. Но все те, кто оказывается за пределами этой сферы, в лучшем случае безразличны. Мысль о том, что можно сопереживать незнакомому человеку, глубоко чужда создателям сериалов (а возможно, и значительной части зрителей). То, что не касается нас непосредственно, не касается нас вообще.

В фильме «Кадетство» было два эпизода, которые потрясли меня до глубины души. В первом из них девушка, которой родители запрещают дружить с суворовцем, приводит домой панка. После того, как панк поговорил по душам со старшим поколением про «косяки», родители резко меняют свои взгляды на личную жизнь дочки. Пусть лучше с кадетами общается. Во втором эпизоде один из суворовцев, у которого нет девушки, приглашает в кафе блондинку-фотомодель, которая должна изобразить его подругу.

Так вот: по окончании обоих эпизодов молодые люди платят за исполнение «заказа». Разница между панком и фотомоделью лишь в том, что последняя требует больше денег.

Авторам сериала и, похоже, их зрителям даже не приходит в голову, что один человек другому может оказать услугу просто так, из сочувствия. Не может такого быть. Никто никому ничего без денег делать не будет. Такая мораль.

Впрочем, причем здесь сериалы? В том-то и проблема, что по-своему они точно отражают жизнь. Общество живет по таким нормам. По крайней мере, изрядная часть общества.

На 1 апреля один шутник в подмосковном городе объявил, что открывается вербовочный пункт для отправки добровольцев в американскую армию, для войны в Ираке, Сирии и Иране. Так отбоя от желающих не было! Первоапрельская шутка переросла в политическую провокацию. К шутнику в качестве «консультанта» присоединился известный военный журналист Влад Шурыгин, задававший провокационные вопросы: а присягу Соединенным Штатам приносить будете? А если в Белоруссию пошлют? А в Крым? Оказалось, нет проблем: вопрос только в размере оплаты.

Мне очень трудно объяснить дочери, чем не нравятся мне сериалы. Ведь они так похожи на жизнь! На ту самую жизнь, изменить которую необходимо, если мы не хотим, чтобы слова «честь», «порядочность», «взаимопомощь» не стали совершенно непонятными для будущих поколений.

Cпециально для «Евразийского Дома»

СОЦФАК И ДРУГИЕ

Все началось с конфликта по поводу цен в студенческой столовой социологического факультета МГУ. В самом деле, цены для подобного заведения безобразно высокие - средний счет выходит в 300-400 рублей, как в престижном кафе в центре города.

С другой стороны, Московский университет сам по себе престижное заведение, а тем более факультет, который готовит будущих социологов. Не инженеров каких-нибудь, не физиков или историков, от которых нет никакого толка для бизнеса. Социологи, экономисты, юристы - люди, потенциально востребованные корпорациями и политическим начальством. Выпускники факультета будут проводить маркетинговые исследования, выяснять, какой сорт водки пользуется наибольшим спросом у среднего класса, организовывать фокус-группы, чтобы выявить, какие эмоции вызывает у жителей крупных городов поглощение того или иного сорта шоколада.

В общем, если образование - начало успешной карьеры в бизнесе, значит, заоблачные цены факультетского буфета тоже часть образовательной или воспитательной стратегии. Будущий специалист должен знать, что платить надо за все. И дорого. Во-вторых, он должен осознать, что цена не имеет никакого отношения к качеству, зато она имеет прямое отношение к статусу заведения. А поскольку статус гораздо важнее содержания, ему надо соответствовать. Не тратить меньше, а больше зарабатывать. Или завести богатых родителей.

Некоторые студенты, однако, в этом не разобрались и начали протестовать. Вслед за вопросом о ценах в столовой поднялись проблемы и посущественнее. Заговорили о низком качестве образования. К тому же заговорили о том, что руководство факультета больше внимания уделяет борьбе с еврейско-масонским заговором, нежели обучению студентов. Забота похвальная для представителей науки, одним из основоположников которой до сих пор числится внук трирского раввина Карл Маркс.

В свою очередь, руководство факультета заявило, что все протесты инспирированы извне, что, вообще-то, правда. Первая акция протеста была проведена некой OD Group, заранее заявлявшей, что в один прекрасный день она «придет» к социологам, чтобы покончить с царящим на факультете беспределом. OD Group была явно рождена за стенами факультета и даже университета. Это типичный «проект» нашего времени, задуманный и реализованный «технологически», разработанный профессионально. На стихийный протест это непохоже даже внешне.

Что такое OD, никто не знает. Суть именно в том, что каждый как хочет, так и трактует. Вначале название вначале расшифровывалось как «особый день» (когда группа пришла на факультет), потом - «ответ декану», а некоторые и вовсе указывают на книгу «Гарри Поттер и Принц Полукровка», где ОД - это «Общество Дамблдора». Показательно, однако, что в качестве организации, которая противостоит администрации факультета, OD Group явно получила поддержку среди студентов. Быть может, ее поддержали не все, но достаточное количество молодых людей, чтобы образовалась критическая масса недовольных, а одноразовая акция переросла в затяжное противостояние.

Вокруг OD Group объединились все те, кто недоволен деканом Владимиром Добреньковым, сын которого, по утверждению активистов группы, и есть владелец факультетского буфета.

Правильно организованная медиастратегия и профессиональная работа группы привели к тому, что о противостоянии на социологическом факультете прокатилась целая волна публикаций, начиная от маргинальных сайтов и заканчивая The New York Times. Журнал «Эксперт» написал, что соцфак МГУ - это «шкаф, в котором одни скелеты». Ректорат университета разрывался между корпоративной солидарностью (поддержать администрацию против «наезда») и стремлением положить конец скандалу (для чего надо было что-то изменить и хоть как-то удовлетворить недовольных). В свою очередь, деканат объяснял всем интересующимся, что на факультете отрабатываются технологии подрывной деятельности, которые потом будут применены в более крупных масштабах. Иными словами, все, кто хочет предотвратить повторение оранжевой революции в России, должен встать на защиту декана Добренькова и цен в его буфете.

Относительно технологий оранжевой революции сторонники декана не совсем ошибаются. Только они немного путают порядок вещей. Соцфак МГУ - не микромодельдля отработки новых технологий, а как раз наоборот. Технологии, обкатанные и с успехом применяемые в большой политике, кто-то, наконец, решил проверить на микроуровне, для решения более прагматических задач. И оранжевая революция тут не более чем частный случай. На выборах в любом заштатном, провинциальном городишке России уже лет десять как происходит то же самое. Независимо от идеологии.

Неудивительно, что методы, используемые для того, чтобы раскрутить кандидата Тютькина в противовес депутату Пупкину, могут с таким же успехом быть использованы и для того, чтобы создать головную боль декану Добренькову.

Насколько подобный конфликт является выражением действительного недовольства студентов - вопрос другой. Беда в том, что проблемы аналогичные тем, с которыми сталкиваются учащиеся социологического факультета МГУ, далеко не уникальны. Точно так же, как и царящее там недовольство. Больше того, во многих университетах страны имели место конфликты студентов с администрацией, нередко заканчивавшиеся отчислением недовольных. Уже несколько лет действует «Студенческое протестное движение», объединяющее активистов из нескольких регионов России. Однако ни одно из этих событий (порой вовлекавших значительно большее число людей, чем акции OD Group) острого внимания прессы не привлекали. Даже в самом МГУ пресса, отслеживающая буквально каждый эпизод конфликта на соцфаке, преспокойно игнорирует попытки создания свободного профсоюза студентов на других факультетах. Там нет скандала, нет пиара, значит, не интересно.

Впрочем, это вопрос не только пиара, но и идеологии. Ключевой вопрос, обсуждаемый прессой, - «качество образования». Выпускники факультета, по словам представителей OD Group, не получают должных знаний. Если МГУ все-таки элитный вуз, то и уровень обучения должен быть соответствующий. Иначе получается «кидалово».

Однако точно так же, как выступления OD Group есть частный случай проникновения медиатехнологий в повседневную жизнь, так и проблемы соцфака МГУ представляют собой не более чем одно из проявлений общего кризиса всей системы образования, который никто не хочет ни признавать, ни анализировать. Нет, об отставании системы подготовки кадров от задач сегодняшнего дня говорят давно, много и красиво. Мол, общество изменилось, а система образования осталась советской, устаревшей и не соответствующей задачам рыночного капитализма. Только почему-то не принимается во внимание одно обстоятельство: прежняя система образования была отнюдь не исключительно сформирована в СССР, она опиралась на мировой опыт и традиции, которые как раз сформировались на Западе. В том числе, значит, в странах рыночного капитализма. С другой стороны, призывы радикально изменить систему раздаются и на Западе, где никто не может пожаловаться на тяжелое наследие коммунистического режима. И, главное, за последние годы, в течение которых в самых разных странах развернулись подобные реформы, качество образования не повышается, а снижается. Причем жалуются на это в большинстве стран мира!

В чем причина подобной ситуации? Как ни парадоксально - в том, что реформаторы по-своему правы. Система образования действительно находится в противоречии с рыночной экономикой. Только относится это не к советскому наследию, а к образованию вообще. Везде, всегда, в любой стране.

Факты или верны, или нет. Знания либо соответствуют действительности, либо ей не соответствуют. И это совершенно не зависит от количества затраченных денег. Таблицу умножения надо выучить целиком. Или можно за полцены зазубрить правила сложения и умножения, оставив изучение вычитания и деления для тех, кто заплатил вдвое больше?

На протяжении столетий образовательная система складывалась как более или менее закрытая корпорация с собственными критериями успеха и поражения, собственными внутренними принципами, противостоящими как стихии рынка, так и давлению власти. В Советском Союзе легко давалось первое, но не слишком получалось со вторым. На Западе было скорее наоборот. Но в том-то и дело, что система критериев общая, направленная на противостояние обеим формам давления. А потому в СССР образование, несмотря на весь идеологический контроль, было хорошим, что подтверждается успехами отечественных ученых, в том числе на международном уровне. Причем к гуманитарным наукам это относится ничуть не меньше, чем к естественным.

Оборотной стороной старой системы была корпоративная замкнутость академической элиты, отсутствие демократизма и определенный консерватизм (что, впрочем, не мешало именно университетам всегда быть рассадниками радикальных идей). Это - оборотная сторона любой инерционной системы, основанной на внутренних критериях. Именно против этих черт образовательного сообщества направлена риторика реформаторов образования, которые ставят перед собой очень простую цель - превратить образование из особой, по своим законам живущей сферы жизни в еще одну отрасль рыночной экономики. Вместо обучения и воспитания новая система должна «предоставлять услуги». Так же как чистильщики обуви или специалисты по ремонту автомобилей.

Неудивительно, что пропорционально тому, как происходит коммерциализация образовательной системы, падает и ее качество. Ведь уровень и качество знаний очень трудно измерить в чисто финансовом эквиваленте. То, что те или иные специалисты и знания востребованы рынком, еще не о чем не говорит: конъюнктура рынка меняется, причем очень быстро. Стратегия образовательной реформы направлена на то, чтобы усилить специализацию, тем самым приспособить учащихся к решению конкретных (специфических) рыночных задач, одновременно четко определив, что сколько стоит. Однако в условиях колебаний рынка именно такой «узкий специалист» оказывается беспомощен и дезориентирован. Преимущество специалистов, подготовленных в СССР, состояло в том, что готовили их для всего сразу, и не всегда понятно, для чего конкретно. Однако американские исследования показали, что это и была наиболее правильная стратегия для адаптации к постоянно меняющимся условиям. Надо не столько постоянно переучиваться, сколько изначально иметь широкий комплекс знаний. Правда, такое образование менее выгодно с точки зрения «продавца услуг». Если человек изначально получает очень высокий уровень общих знаний, специфические навыки он может получать самостоятельно либо усваивать их в процессе работы. И наоборот, человек, такой основой не обладающий, каждый раз должен начинать заново. Иными словами, платить за обучение снова и снова.

Самое печальное в нынешней реформе - то, что вместе с распадом старой системы разрушается и старая корпоративная этика. Исчезает система критериев. Чем образование, предлагаемое деканом Добреньковым, хуже, нежели преподавание, например, в Высшей школе экономики? В прежние времена ответить на это было очень просто, исходя из общих гуманитарных принципов. Например, любой социолог сказал бы вам, что теория масонского заговора ненаучна, а люди, ее придерживающиеся, не могут быть допущены в серьезное академическое сообщество (пусть создают собственные академии конспирологии). Однако, согласитесь, это критерий не рыночный! Этика и рынок вообще никак не связаны между собой. Тем более, если речь идет об этике научной. Ведь единственное моральное требование, предъявляемое рынком, состоит в том, чтобы не обманывать покупателя относительно продаваемого товара. А здесь товар весьма своеобразный.

Если ваша цель состоит в том, чтобы устроиться на работу к предпринимателю или политику, который увлечен борьбой с масонами и засильем мирового еврейства, значит -вы правильно выбрали место обучения.

Пока студенты социологического факультета высказывают свои частные претензии к декану, их радостно поддерживает либеральная пресса различных оттенков, от прокремлевской до яростно оппозиционной. Но если они перейдут к общим вопросам образования или поставят под сомнение ключевые идеи, на основе которых сегодня реформируются университеты, единодушная поддержка может смениться в лучшем случае безразличным молчанием. Так же, как было в десятках других случаев, со множеством других протестов, не вызвавших ни малейшего сочувствия и интереса прессы. Видимо, это учла OD Group, формируя программу своей деятельности.

В такой ситуации единственный четко сформулированный вопрос, который может быть конкретно и успешно решен, - о ценах в студенческой столовой. Если цены завышены, нарушение прав потребителя и монополизм налицо. С этим, несомненно, сможет справиться OD Group при поддержке обществ, защищающих права потребителей.

Что, в сущности, тоже будет немалой победой.

КРУГОМ ОДНИ ФАШИСТЫ

Для людей, воспитанных в рамках послевоенной советской культуры, фашисты - это такие жирные немцы в касках и шинелях с автоматами, которые громко кричат «Schnell!” и “Verbotten!”. Ещё они ходят в красивых черных мундирах, иногда в кожаных пальто и фуражках с высокой тульей (как в фильме «Семнадцать мгновений весны»). Во время парадов и при встрече они вскидывают вверх руку с криком «Хайль Гитлер!»

На бытовом уровне для советского обывателя «фашист» - это просто плохой человек. Хам, невежа. Кто же не слышал фразу «Его теща - настоящая фашистка!». Вы думаете, речь идет о женщине, приверженной расовой теории, стороннице корпоративной организации общества и поклоннице какого-то харизматического лидера? Да ничуть не бывало! Она просто плохо обращается с зятем.

С другой стороны, сама расовая теория или корпоративный идеал общества, даже идея о необходимости проведения погромов и устройства концлагерей отнюдь не обязательно воспринимается в обществе как «фашизм» (если только сторонники этих взглядов не обряжаются в кожаные куртки со свастиками). Их можно назвать просто патриотами. Или цивилизованными националистами. Ведь строительство концлагерей требует высокого уровня цивилизации.

Между тем, с некоторых пор тема угрозы фашизма стала за последнее время невероятно популярна. Эта вездесущая фашистская угроза проявляется в самых невероятных формах, вызывая у политиков и журналистов куда больший интерес, нежели деятельность конкретных фашистских организаций.

На Украине сторонники Виктора Януковича упорно говорят про фашистский переворот. Собственно они про это говорили уже осенью 2004 года. С тех пор «переворот» завершился полным успехом, что не помешало самому же Януковичу стать премьер-министром у «фашиста» Ющенко. Некоторое время они работали вместе, но потом поссорились, после чего Ющенко назначил новые выборы. Назначил, нарушив Конституцию (пожалев, видимо, о том, что год назад не сделал этого в ситуации, когда Конституция повторные выборы предусматривала). Сторонники Януковича и деятели Коммунистической партии Украины тут же дружно вспомнили о «фашистском перевороте».

Но всё, происходящее на Украине, блекнет перед тем, что творится в России. Ибо, если принимать все заявления политиков и прессы за чистую монету, мы находим тут отвратительный фашистский режим, главной целью которого является борьба против фашистской угрозы.

Послушаешь речи, почитаешь прессу и становится ясно: у нас все - отъявленные фашисты и решительные антифашисты одновременно. Движение «Наши» себя называет антифашистским, а, по мнению оппозиционной «Другой России», они и есть самые настоящие фашистские штурмовики. В свою очередь, сторонники «Единой России» фашистскую угрозу находят в самой «Другой России», ведь в её рядах не последнюю роль играют ребята из Национал-большевистской партии, а НБП ещё недавно открыто говорила о своей приверженности идеям Бенито Муссолини и других не менее почтенных теоретиков.

Дмитрий Рогозин выходит на марш с откровенными поборниками расовой чистоты, а призывы на это мероприятие написаны в полном соответствии с пропагандистскими рецептами доктора Геббельса: сочетание ссылок на подлинные социальные проблемы с призывами к погромам, которые, видимо, эти проблемы должны решать. Бывшие соратники Рогозина по «Родине» теперь в «Справедливой России» и от подобных идей отмежевываются. Но при этом сами требуют продления президентского срока, отмену ограничений на число президентских сроков. Короче, пытаются (возможно, даже против его собственной воли) слепить из Путина не то каудильо, не то фюрера.

Относительно Рогозина категорических заявлений делать не буду. У него есть перспектива. И соратники у него соответствующие. Но вот остальные участники политического шоу не то, что на роль настоящих фашистов, но и вообще ни на какую серьезную роль не годятся.

Однако всё же, откуда такое увлечение сильными словами? Почему именно «фашизм»? Неужели мало обвинить друг друга во лжи, в коррупции, авторитарных замашках и манипулировании избирателем (и ведь всё будет правдой!). Если про любого политика можно сказать только плохое, не боясь его обидеть несправедливыми подозрениями, зачем приписывать людям то, чего нет?

Ответ, пожалуй, состоит как раз в состоянии нашего политического класса. Ведь фашизм есть, с точки зрения массового сознания, некое абсолютное зло, перед которым меркнет любое другое зло, любые другие проступки.

Российские политики бессознательно понимают: поддержать их можно только во имя противостояния абсолютному, запредельному злу. С точки зрения любых других критериев, они не только поддержки не заслуживают, но сами являются как раз воплощением зла. Не абсолютного, зато совершенно конкретного.

С точки зрения марксистской традиции, в рамках которой ещё мыслит значительная часть населения, у разговора о «фашистской угрозе» есть ещё одно преимущество. Ведь борьба с фашизмом - единственный бесспорный, всеми признаваемый повод, чтобы объединить противостоящие классы общества. Пусть рабочие поддержат капиталистов, левые сомкнутся с либералами, красные встанут в один ряд с коричневыми… Ой, извините, это уже перебор.

Но, в общем, понятно. Во имя борьбы со злом пусть все объединяются под нашими знаменами в одни и те же колонны. Пусть забудут свои разногласия и слушают нас. Пусть идут вместе, в Марше несогласных, в движении «Наши» или просто на выборы. И не надо думать, не надо спорить и задавать вопросы. Есть, кому подумать за всех.

В ногу, в ногу!

С этого, собственно, фашизм, обычно и начинается.

Cпециально для «Евразийского Дома»

ФРАНЦУЗСКИЙ РЕБУС

Выборы во Франции вступают в финальную стадию. До решающего голосования остались считаные дни. Хотя в известном смысле слова о решающем голосовании являются преувеличением.

Во-первых, потому, что почти наверняка будет второй тур, в ходе которого соотношение сил может радикально измениться. А во-вторых, потому, что голосование на президентских выборах само по себе мало что решает. Кандидаты настолько похожи друг на друга, что от исхода выборов, скорее всего, ничего не изменится.

Хотя и этот тезис, быть может, не вполне верен. Ведь в странах, где президентская должность предполагает значительную концентрацию власти (будь то Франция или Россия), любой незнакомец, оказавшийся на главном посту, может преподнести нам немало неожиданностей - как приятных, так и неприятных.

Наиболее предсказуемый из кандидатов - Николя Саркози, представляющий консерваторов-голлистов. Собственно, хорошего про него сказать почти нечего, но именно поэтому от него меньше всего приходится ждать и неприятных сюрпризов. За время своей работы в качестве министра внутренних дел он уже успел спровоцировать молодежные волнения в иммигрантских кварталах, перессориться со своими коллегами по Кабинету министров и завоевать единодушную ненависть интеллектуалов. Иными словами, у него уже есть все данные для того, чтобы стать успешным президентом, который не оставит страну без новостей, а газеты без скандалов.

Главным соперником Саркози, как и ожидалось, выступает Сеголен Руаяль от Социалистической партии. Надо сказать, что начиная с 1970-х годов французские выборы неизменно заканчивались в качестве дуэли кандидата от Социалистической партии и представителя правого большинства, в котором обычно доминировали голлисты. Первый тур выступал как своего рода праймериз, когда отсеивались второстепенные кандидаты слева и справа. На протяжении 40 лет неуклонно понижалось влияние компартии, которая в конце 1960-х была с социалистами на равных и на парламентских выборах даже опережала их, а к середине 2000-х годов превратилась почти в маргинальную организацию, уступающую по влиянию троцкистам. В целом, однако, избирательная борьба была неизменно предсказуема. Около 40-45% французских граждан твердо поддерживали ту или иную сторону, только 10-15% колебались. Вот за голоса этих колеблющихся и шла борьба.

После того как на прошлых выборах социалист Лионель Жоспен неожиданно провалился в первом туре, уступив кандидату крайне правых Ж.-М. Ле Пену, привычная схема, казалось бы, рухнула. За прошедшие годы кризис Социалистической партии углубился еще больше, ведь на протяжении всего этого времени ее лидеры продолжали делать все возможное, чтобы вызвать отвращение у своих привычных избирателей. Руководство социалистов по большинству вопросов ничем не отличается от правых либералов, а если и отличается, то стоит от них справа, а не слева. Напротив, избиратели этой партии - люди с левыми взглядами. Вполне естественно было бы ожидать, что бунт избирателей, произошедший в 2002 году, повторится снова. А с другой стороны, кризис доверия поразил и все остальные партии. Французы все меньше доверяют политикам, все меньше связывают себя с ними или испытывают к ним чувство лояльности.

Так что от выборов 2007 года с самого начала ожидали сенсаций. Однако не исключено, что главной сенсацией очередных выборов окажется отсутствие очередных сенсаций. Социалисты предпринимают отчаянные усилия, чтобы вернуть избирателя, и отчасти им это удается.

Впрочем, особой заслуги Сеголен Руаяль нет. Несмотря на ее напыщенные заявления о «важных вопросах», которые она примется решать, поселившись в Елисейском дворце, особого интереса или симпатии у граждан она не вызывает. Срабатывает другое - страх перед Саркози.

После молодежных волнений бывший министр приобрел настолько дурную славу, что умеренные французы готовы видеть в нем почти двойника Ле Пена. Сам Ле Пен постарел и вряд ли способен повторить успех 2002 года. Его избиратели все более тяготеют к более молодому Саркози, к тому же опирающемуся на аппарат самой сильной партии Франции. Проблема в том, что среди умеренных правых у Саркози отвратительная репутация. И чем больше он привлекает сторонников Ле Пена, тем больше сомнений порождает среди своих собственных. Поскольку же между либералами и социалистами нет разницы, то изрядная часть либеральных избирателей готова на сей раз голосовать за социалистического кандидата.

Между тем французские левые умудрились самым восхитительным образом лишить себя всякой надежды на успех. Казалось бы, на фоне всеобщего разочарования в социалистах у них появляется шанс. Однако договориться между собой о едином кандидате они не смогли. На первых порах можно было надеяться, что вопрос решится естественным отбором: не все смогут собрать необходимое число подписей руководителей коммун, требующееся для регистрации. Но не тут-то было. Недостающие подписи дали правые, которые ожидали, что левые кандидаты отнимут голоса у социалистов.

Этот расчет, скорее всего, не оправдается. По крайней мере, на сегодняшний день разобщенность левых (в итоге у них оказалось сразу 6 кандидатов) играет на руку только социалистам. Все левые кампании выглядят привлекательными, яркими, но не имеющими серьезной политической перспективы. Люди радостно ходят на их митинги, соглашаются с их речами, но, скорее всего, в день голосования их не поддержат. Вместо того чтобы отбирать голоса у Руаяль, левые, наоборот, уступают ей своих избирателей. Так, по крайней мере, выглядят последние опросы общественного мнения.

Некоторые надежды на первых порах подавал Жозе Бове, хорошо известный по всей стране своими радикальными экологическими выступлениями. Однако сказывается то, что у него нет ни собственной организации, ни устойчивой команды, ни опытных кадров. Собственные заявления Бове непоследовательны и кажутся непродуманными. Он то нападает на социалистов, то призывает объединяться с ними в борьбе против Саркози. Большинство его сторонников - люди среднего возраста, которые, как и он, были политически активны в 1970-е годы. С тех пор они отошли от политики, а теперь вернулись. Но многие из них, с одной стороны, обременены работой и семьями, а с другой стороны, у них нет опыта профессиональных партийных аппаратчиков и привычки каждый день участвовать в каких-то акциях. Они быстро выдыхаются.

Наиболее яркой выглядит кампания Оливье Безансоно из Революционной коммунистической лиги. Его сайт http://besancenot2007.org/ - безусловно, лучший в этой избирательной кампании, вы сможет получить удовольствие от его посещения, даже если не понимаете по-французски или не разделяете политических взглядов «нового революционного Гавроша», как прозвала Оливье большая пресса.

Тем не менее ни для кого не секрет, что кампания Безансоно направлена не столько на успех на выборах, сколько на строительство движения. И он сам, и его сторонники будут оценивать итог по числу вступившей в организацию молодежи, по приобретенным ими связям и репутации, но отнюдь не по числу голосов. Со своей стороны, и избиратель относится к этому кандидату с симпатией, но не готов поддержать его в качестве серьезной политической альтернативы сегодня.

Сеголен Руаяль могла бы уже торжествовать успех, если бы не неожиданное появление очередной «темной лошадки» по имени Франсуа Байру. Выступая от имени центристов (Союза за французскую демократию), которые традиционно были союзниками голлистов, Байру резко отмежевался от Саркози и тем самым привлек к себе голоса умеренных правых, а отчасти и умеренных левых. В начале президентских выборов 2007 года Байру рассматривали как аутсайдера. Но в начале 2007 года результаты социологических опросов засвидетельствовали неожиданный рост его популярности. По данным социологов, в первом туре голосования он мог набрать 17% голосов, а в случае противостояния во втором туре с Николя Саркози или Сеголен Руаяль Байру готовы были поддержать более половины французов. К апрелю рейтинг Байру перевалил за 20%, вплотную приблизившись к уровню Руаяль. Если учесть, что подавляющее большинство французов так и не решили, за кого голосовать, Байру получает определенный шанс.

В чем состоят его взгляды, сказать точно не может никто, но среди широкой публики он имеет репутацию приличного человека, что для «серьезных» французских политиков в наше время является почти археологической редкостью. Руаяль изо всех сил старается не замечать Байру, даже когда тот намекает на сотрудничество во втором туре. Ближайшие дни покажут, насколько было обоснованно самодовольство лидера Социалистической партии.

Разумеется, в условиях полной неопределенности мнений самих избирателей строить какие-либо прогнозы практически бессмысленно. Но опросы общественного мнения позволяют сделать несколько простейших выводов (другое дело, насколько достоверны сами прогнозы).

Если Байру удастся прорваться во второй тур, то он почти наверняка побеждает любого из двух сейчас лидирующих кандидатов. Но если он потерпит поражение, голоса его сторонников распределятся между Саркози и Руаяль. У последней, скорее всего, будет немного больше шансов. Тогда Франция получит первую женщину-президента (и вообще первую в ее истории главу государства). А правительство сформирует Социалистическая партия, которая продолжит свою привычную политику: очередные приватизации, тесное военное сотрудничество с США, ликвидация социальных и трудовых прав. Повестка дня давно сформулирована и неукоснительно выполняется.

ОРАНЖЕВАЯ «УГРОЗА»

В прошлом сезоне споры об «оранжевых революциях» как-то более или менее улеглись. После потрясений 2004 и 2005 гг. даже многим серьезным аналитикам казалось, будто достаточно распилить несколько миллионов долларов между несколькими неправительственными организациями - и «на выходе» получишь по заказу нужный политический режим с заранее запрограммированной конфигурацией. Как компьютер в Интернет-магазине.

Последующие события показали то, что, в сущности, и так было понятно любому здравомыслящему человеку. Во-первых, далеко не всякий режим можно свалить, а во-вторых, подобные перевороты, даже в случае успеха, совершенно бессмысленны.

Заказчики и спонсоры «цветных революций» 2004-2005 гг. не сильно выиграли. Да, персонал сменился. Но на Украине первые же месяцы жизни по новым правилам привели к склоке между победителями, после чего к власти в стране вернулись (совершенно мирно, без потрясений и без особой борьбы) те же люди и группировки, против которых была направлена «оранжевая революция». Потом, правда, началось по второму кругу. Но не надо быть пророком, чтобы предсказать, что в жизни среднестатистического гражданина позитивных перемен не предвидится. Мало того, что материальные условия существования не улучшатся, но и высокие идеологические вопросы решаться не будут. Если кто-то думает, будто русскоговорящие политики из Донецка в случае успеха сделают для родного языка и культуры больше, чем русскоговорящие политики из Киева, то можно только умилиться такой наивности. Ибо ни у тех, ни у других вообще нет культуры. Ни русской, ни какой-либо другой. А на каком наречии бандиты обсуждают вопрос о дележе награбленного, не имеет большого культурного значения.

В Киргизии всё тоже быстро вернулось к исходной точке, хроническая нестабильность и вакуум власти свели на нет любой политический проект. Правительство опять призывает оппозицию к порядку, никаких перемен к лучшему нет, поскольку их и не могло быть.

Только в Грузии, похоже, стабильность, поскольку режим Михаила Саакашвили стал продолжением и копией свергнутого им режима Эдуарда Шеварднадзе. Иначе впрочем, и быть не могло. Не случайно же Шеварднадзе именно Михаила Саакашвили готовил себе в преемники.

Общий вывод: стабильности стало меньше, но в остальном всё по-старому.

Но ничего измениться и не должно было. Легкость, с которой проходили «оранжевые революции», предопределялась тем, что они по своей сути не только не были революциями, но и вообще не предполагали никаких преобразований, кроме замены одной группы чиновников на другую в рамках одной и той же команды. Слов нет, для конкретного начальника это вопрос крайне важный. А для политтехнологов, которые получали спонсорские деньги, тем более.

Тем временем призрак «оранжевой революции» нашел себе пристанище в России - единственной постсоветской стране, где ничего подобного не только не было, но и быть не может. Российский капитализм уже слишком развитый, а общество слишком циничное и опытное для подобных игр. Нет ничего удивительного, что на марш несогласных в Москве выходит меньше тысячи человек. Это свидетельствует не о гражданской апатии, а о том, что людям нужны лозунги и программы более внятные и честные, чем могут предложить инициаторы подобных мероприятий. С демагогией власти население смиряется как с печальной (принудительной) необходимостью. Но выслушивать по доброй воле ещё один поток вранья от оппозиции - это, согласитесь, уже слишком.

Марши несогласных оставались бы маргинальными прогулками, менее значимыми, чем протесты автомобилистов, защищающих своё право ездить на подержанных японских машинах с неправильным рулем, но тут на помощь оппозиции пришла власть. Нестройные ряды протестующих дополняются многотысячными колоннами ОМОНа, улицы перекрываются бронетехникой, как будто в городе вооруженное восстание, по телевизору показывают невнятные фильмы, рассказывающие об американских спонсорах несуществующего заговора, а начальники и интеллектуалы всех уровней не находят других тем для дискуссии кроме «оранжевой угрозы».

Видимо в стране действительно много лишних денег, которые надо срочно потратить. К сожалению, борьба с «оранжевой угрозой» гораздо привлекательнее, чем строительство дорог и ремонт школ.

Cпециально для «Евразийского Дома»

ОБЩИЙ ПРАЗДНИК

Садово-огородный участок уже не спасет тебя от людоедской политики власти. Твоей пенсии уже не хватит на оплату жилищно-коммунальных услуг.

Тебя, трудоспособного, заставляют искать работу за пределами республики. А это разрушение семей, личные трагедии женщин и мужчин.

Первомайские призывы Саранского горкома КПРФ напоминали отчаянную мольбу: «Первого мая хотя бы до полудня отложи свои домашние дела, воздержись от поездки на дачу. Садово-огородный участок уже не спасет тебя от людоедской политики власти. Твоей пенсии уже не хватит на оплату жилищно-коммунальных услуг. Тебя, трудоспособного, заставляют искать работу за пределами республики. А это разрушение семей, личные трагедии женщин и мужчин. Потребуй: «Могильщиков страны и народа - вон из правительства!» Ждем тебя на Театральной площади. Даешь массовый митинг протеста!»

На самом деле, оснований для столь отчаянного призыва нет. Митинги КПРФ, несомненно, будут массовыми, как и два, три или десять лет назад. Приученные многолетним участием в политических ритуалах, пожилые люди привычно бредут в указанное место в назначенный день, главное только, чтобы день и место никогда не менялись. В честь чего надо выходить на демонстрацию 1 мая, в чем смысл этого праздника, участники демонстраций уже не очень помнят.

Собственно, они довольно смутно разбирались в этом и 20 лет назад, когда еще существовал Советский Союз, а нынешний Праздник весны и труда назывался Днем международной солидарности трудящихся.

Для тех, кто празднует 1 мая сознательно, отдавая себе отчет в том, почему в этот день по всему миру разворачивают красные флаги, проблема гораздо более серьезна. День солидарности у нас опошлен политиками всех оттенков, не имеющими никакого отношения ни к труду, ни к солидарности. До недавнего времени КПРФ удавалось более или менее успешно приватизировать первомайские мероприятия, пользуясь тем, что международный день борьбы рабочих за свои права технически совпадал с одноименным советским праздником, в ходе которого члены Политбюро, попирая захоронение Ленина, принимали парады своих верноподданных.

Позднее положение дел изменилось. Официальная Федерация независимых профсоюзов России начала проводить собственные мероприятия. Поскольку же ФНПР тесно связана с «Единой Россией», то партия власти получила возможность претендовать на праздник труда - по крайней мере с тем же формальным основанием, что и партия Геннадия Зюганова. Появление на политической сцене партии «Справедливая Россия» все еще больше запутывает. «Справедливая Россия» собирается праздновать Первомай в собственных колоннах, без коммунистов и единороссов.

Поскольку монополия КПРФ рухнула, а смысл праздника окончательно улетучился, выходить на улицу в первый день мая готовы все кому не лень, от либералов до фашистов. В общей сложности на этот день в Москве запланировано 18 различных мероприятий. Молодые люди, зарабатывающие себе на пиво участием в митингах, могут хорошо поживиться. Ведь акции проходят не только в разных местах, но и в разное время. При должной информированности и сноровке можно успеть в два или три места. Так заработать можно будет уже не на пиво, а на водку.

В прошлом году первомайская демонстрация КПРФ сопровождалась большим скандалом, когда выяснилось, что к участию в ней партийное руководство привлекло ультраправые организации. Собственно, Движение против нелегальной иммиграции, православные хоругвеносцы, всевозможные монархические, черносотенные и белогвардейские организации давно уже составляют важнейший элемент во всех массовых акциях КПРФ. Но на сей раз подобную публику не просто благосклонно принимали в рядах демонстрантов, но и специально приглашали к участию. Итогом оказались эпизодические стычки между леворадикальными активистами и фашистскими группами в хвосте колонны и самодовольные заявления некоторых левых групп о том, что они преградили «нацистам» путь на митинг. О том, что перед тем им пришлось с теми же «нацистами» пройти в соседних колоннах, предпочитали скромно не говорить.

Но нет худа без добра. Тот первомайский скандал для многих оказался последней каплей. Если в прошлом году активисты свободных профсоюзов или левых организаций горячо обсуждали, что делать с митингом КПРФ, как относиться к участию в нем ДПНИ, то в нынешнем году все это уже не имеет большого значения. Пусть ходят куда хотят и с кем хотят. Если КПРФ - это партия, которой по пути с белогвардейцами и черносотенцами, то так тому и быть.

Небольшие леворадикальные группы сами по себе общественной силой в сегодняшней России не являются и их явка или неявка на тот или иной митинг не становится событием, заслуживающим серьезного внимания даже в самих леворадикальных кругах. Однако социальная ситуация 2007 года отличается от прошлогодней одним весьма существенным обстоятельством. После забастовок на «Форде» распространение свободных профсоюзов по новым предприятиям стало общеизвестным и достаточно массовым фактом. После успеха «фордовцев» начал организовываться профсоюз на заводе «Хайнекен-Петербург», конфликт с администрацией привел к «итальянской забастовке». В северной столице начал, к ужасу начальства, развертываться Свободный профсоюз почтовых работников. К середине весны эпидемия профсоюзного строительства докатилась до Москвы. За две недели, когда организовываться стали рабочие «Рено» на заводе «Автофрамос», (наследнике советского АЗЛК) заявления о вступлении в профсоюз подали около 200 человек.

В масштабах страны или даже Москвы это не так уж много. Однако тенденция! И в сложившейся ситуации свободные профсоюзы должны заявлять о своем существовании публично. Лучшего повода, чем 1 мая, для этого просто нет.

В итоге руководство двух крупнейших объединений свободных профсоюзов - Всеобщей конфедерации труда (ВКТ) и Конфедерации труда России (КТР) решили первого мая провести собственный митинг на площади у метро «Ул. 1905 года».

Подготовка митинга оказалась осложнена непредвиденной проблемой. Уже после того, как профсоюзы заявили маршрут шествия, выяснилось, что по тому же маршруту, но в противоположном направлении (символично, не правда ли?) идет «Справедливая Россия». Городские чиновники, естественно, отдали предпочтение заявке Сергея Миронова, хотя подана она была позже. В итоге ВКТ и КТР пришлось ограничиться митингом и перенести его по времени - на 12 часов.

Главные лозунги - вернуть профсоюзам право на забастовку, фактически отнятое у них новым Трудовым кодексом, обеспечить свободу организации (иными словами, дать работнику возможность самостоятельно и без всякого давления решать, в каком состоять профсоюзе и состоять ли вообще), отказаться от разрабатываемого в недрах Госдумы закона о «заемном труде», по которому работника может нанимать одна фирма, а эксплуатировать другая (случись что, концов не найдешь). Короче, речь идет не об абстрактных лозунгах, а об очень простых и понятных требованиях. Другое дело, что коль скоро адресованы эти требования к Думе и вообще к власти, они становятся политическими.

Собственно, это и есть настоящая политика в демократическом и гражданском смысле, когда собираются люди не ради того, чтобы поддержать того или иного демагога, а для защиты своих совершенно конкретных, повседневных интересов. И гражданское, и классовое сознание формируется именно так.

Решение давалось непросто. Во-первых потому, что подобных самостоятельных акций профсоюзы раньше не проводили, предпочитая блокироваться с кем-нибудь из политических сил. Во-вторых потому, что Москва меньше всего может быть названа рабочим городом. Здесь массы рабочих сегодня вывести трудно, поскольку их как бы и нет. Предприятия закрыты или перепрофилированы, а строительный бум обслуживается рабочими мигрантами, которые не то что на демонстрацию, но даже просто на улицу боятся выйти, такой у них сложился замечательный опыт общения со столичной милицией. Клерки банков, риелторских и страховых контор, мелкие служащие министерств и корпоративных офисов готовы ругать начальство, но бастовать и строить профсоюзы не очень умеют, да и привычки ходить на митинги у них нет. Оппозиционная пресса предпочитает обсуждать марши несогласных, поскольку борьба за либеральные ценности гораздо увлекательнее, чем попытки рабочих улучшить свои условия труда, добиться повышения заработной платы или элементарного уважения к своей личности. А леворадикальная творческая интеллигенция предпочитает авангардные художественные выставки и философские диспуты митингам протеста.

Короче говоря, главный вопрос в том, сможет ли профсоюзный митинг быть достаточно массовым без поддержки прессы, без затраты серьезных финансовых ресурсов (которых просто нет) и без сильного мобилизационного механизма (который построить можно лишь в городе, где имеются крупные организации).

Однако каким бы ни был результат, первомайский митинг на улице 1905 года имеет шанс стать историческим. И дело совершенно не в численности участников, которая может оказаться довольно скромной. Впервые за все время своего существования свободные профсоюзы России готовы выступить солидарно с самостоятельной позицией. Это прежде всего ответ тем, кто уже готовится построить их в свои предвыборные колонны - от КПРФ до «Справедливой России», от «Другой России» до всевозможных региональных начальников. Рабочее движение выживет в нашей стране, только если сохранит свою самостоятельность и не даст собой манипулировать, не даст вовлечь себя в чужие игры.

Митинг 1 мая 2007 года свидетельствует о том, что осознание этого простого принципа в движении есть.

БРОНЗОВЫЙ СОЛДАТ ВЫСТРЕЛИЛ

Новость о волнениях в Таллине дошла до меня во время философской конференции в Ростове-на-Дону. Участники оживленно обсуждали проблемы диалектической логики и актуальность гегелевской «Феноменологии духа», когда кто-то из молодых обнаружил сообщение о событиях в Эстонии в своем мобильном телефоне и показал мне. В перерыве новость уже обсуждалась среди философов, хотя и не вызвала особого возбуждения. «Это всё практика, - презрительно сморщился один из них. - А мы теоретики».

Только один из теоретиков высказал обобщающее суждение, заставившее меня задуматься. «Теперь понятно, что Эстония всё-таки европейская страна, а местные русские почувствовали себя гражданами Европы. Они ведут себя точно так же, как повели бы себя в аналогичной ситуации датчане, французы или британцы».

И в самом деле, массовое неповиновение властям есть одно из проявлений демократического самосознания общества. Ещё теоретики XVII века в числе основных гражданских прав записали «право на восстание». Выход народа на улицу - это законный и даже обязательный ответ на незаконные или очевидно несправедливые действия власти, которые воспринимаются обществом как очевидно противоречащие нормам цивилизованной жизни или унижающие достоинство людей. Именно поэтому сочувствие публики в подобных случаях неизменно оказывается на стороне бунтующих, а власти редко решаются преследовать участников или зачинщиков беспорядков. Ведь в соответствии с логикой гражданской жизни ответственность за произошедшее в первую очередь ложится на правительство.

Увидев, как власти пришли сносить памятник советским солдатам, погибшим во Второй мировой войне, жители Таллина не просто возмутились на своих кухнях, а оказали сопротивление. Лет через сорок апрельские события 2007 года будут проходить в эстонских школах как поворотный пункт в истории становления гражданского общества в стране. И нет смысла описывать произошедшее как протест «русских» против оскорблений со стороны «эстонцев». То, что подавляющее большинство в толпе составляли русскоязычные жители столицы, говорит только о том, что чувство гражданского самосознания пробудилось у них раньше и острее, чем у их говорящих на эстонском языке земляков. Другое дело, что российские средства массовой информации не только интерпретируют конфликт как этнический, но и всячески разжигают этническую вражду по обе стороны российско-эстонской границы.

В самой России за протестами в Таллине наблюдали со смесью зависти и восхищения. Ведь попытки оппозиции использовать улицу в качестве арены политической борьбы оборачиваются неудачами. Главной темой либеральной прессы являются зверства полиции при разгоне регулярно происходящих «Маршей несогласных», но отнюдь не успех самих маршей, мобилизующих сравнительно небольшие группы населения. Даже самый успешный первый марш 2007 года в Петербурге собрал 4 тысячи человек - не так уж мало для мегаполиса, особенно если вспомнить про 18-20 тысяч, протестовавших в 2005 году против монетизации льгот. Последующие акции в других городах вообще трудно назвать массовыми (если только не считать массового участия ОМОНа, сотрудников ФСБ, обычной милиции и прессы).

Однако дело, в конце концов, не в численности. Обычный лозунг активистов - «сегодня нас мало, завтра будет много!» Иногда такие прогнозы сбываются, иногда - нет. Но куда важнее другие, качественные различия между гражданскими протестами в Европе и нашими «Маршами несогласных».

Прежде всего, гражданские мобилизации в Европе происходят вокруг конкретного вопроса, выдвигают четкие и выполнимые требования, относящиеся к определенному моменту: отменить «Закон о первом найме» во Франции, вернуть людям Молодежный дом в Копенгагене, не трогать «Бронзового солдата» в Эстонии. Эти требования не только конкретны и понятны, но и выполнимы. В среде российской интеллигенции бушуют споры о том, допустимо ли объединение совершенно разношерстных групп (от либералов до фашистов, от коммунистов до монархистов) в «Маршах несогласных». Нетрудно заметить, что эти споры порождены спекулятивной и демагогической природой самих маршей, призывающих объединяться не по конкретному поводу, а ради выражения недовольства «вообще», даже если природа и направленность этого недовольства может быть у разных групп прямо противоположной. Если речь шла бы о конкретном вопросе, как во время западноевропейских протестов, о вопросе, одно и то же решение которого действительно устраивало бы всех вышедших вместе на улицу, объединение было бы понятно и ситуационно оправдано - не только с точки зрения циничной политической тактики, но и с точки зрения общей логики гражданской жизни.

В данном случае мы имеем дело с совершенно противоположным подходом, с беспринципной тактической коалицией, все участники которой думают только о том, как бы эффективнее использовать друг друга. И разговоры об общей борьбе за демократические свободы никого не убеждают, поскольку сами лидеры выступлений неоднократно словом и делом демонстрировали полное пренебрежение к демократическим ценностям.

Кстати, о лидерах. Именно наличие у «Маршей несогласных» четких организаторов и лидеров резко отличает их от спонтанных выступлений европейских граждан. Разумеется, большинство протестов даже в Западной Европе кто-то организовывает. Но по большей части они не планируются заранее, не назначаются по специально составленному графику и тем более не организуются сверху политическими лидерами. В том-то и отличие спонтанного протеста, что он отражает не только возмущение общества каким-то событием, но и осознание им бессилия, некомпетентности или предательства политиков (включая тех, кто, вроде бы, находится на одной с протестующими стороне). Если бы этого осознания не было, граждане не выходили бы на улицы, а писали петиции, голосовали бы или ходили на митинги, организуемые политическими партиями. Российская ситуация парадоксальна: не общество выступило самостоятельно, осознав бессилие политиков, а политики осознав собственное бессилие, начали действовать методами, имитирующими гражданский протест европейского типа.

Разумеется, подобное поведение объясняется авторитаризмом путинского режима. Но хотя режим и вправду авторитарен, это отнюдь не значит, будто он не оставляет лидерам «Другой России» или «Объединенного гражданского фронта» возможности действовать иными методами. Иначе, конечно, обстоит дело с национал-большевиками, но они сами никогда не заявляли об особой любви к демократии. Авторитарность режима на повседневном уровне проявляется в первую очередь не против либеральных политиков, а, например, против рабочих заводов «Форда» или «Хайникен-Петербург», которым запрещают забастовки, против городских социальных движений, требования которых просто игнорируются.

Политика «Другой России» состоит в том, чтобы использовать потенциал протеста, существующий в этих движениях, для решения собственных проблем на основе «широкой коалиции». Обычная методика манипулирования. Даже если на тактическом уровне она приносит удачу, для развития гражданского самосознания жителей России она является скорее препятствием, ибо нацелена не на то, чтобы превратить толпу в граждан, а наоборот, собрать из граждан толпу.

Другое дело, что процесс роста гражданского самосознания идет - под влиянием естественного социального опыта, независимо ни от «Другой России», ни от Путина и его придворных идеологов «суверенной демократии». Рано или поздно изменение жизни выразится в изменении политического поведения. Это общее правило. Просто в маленькой Эстонии подобные процессы идут быстрее, чем в большой России.

Cпециально для «Евразийского Дома»

ЭСТОНСКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ ПОЛУЧИЛИ ПОДМОГУ

Если бы я не был весьма низкого мнения об умственных способностях эстонских политиков, то подумал бы, что антиэстонские акции и высказывания в Москве заказываются и проплачиваются ими.

Российские националисты дружно пришли на помощь «фашистам» из Таллина и, похоже, действительно позволят им выпутаться из крайне неприятной ситуации, в которую те сами себя загнали.

На чем построена государственная пропаганда Таллина? На двух очень простых идеях. Во-первых, на том, что маленькой Эстонии постоянно угрожает огромная Россия, которая мечтает ее поглотить, раздавить, уничтожить. Тут речь даже не о государственной независимости, а просто о выживании. Тут не до политической корректности - на минуту зазеваешься, и нет тебя!

Во-вторых, эстонские политики терпеливо объясняют собственным соотечественникам и соседям по объединенной Европе, что русские - это дикие люди, не способные жить и вести свои дела по-цивилизованному. А потому они и не могут быть включены в «нормальный демократический» процесс, им нельзя давать гражданские права, с ними невозможно вести диалог - ни внутри собственной маленькой страны, ни на международном уровне.

На международном уровне оба тезиса вызывают скорее недоумение. В Западной Европе к русским относятся гораздо лучше, нежели, например, к американцам, а главное, очень трудно объяснить минимально образованному европейцу, что страна, давшая миру Толстого, Достоевского, Мейерхольда и Тарковского, является варварской «азиатской» окраиной, населенной полудикими скифами. Что касается рассказов об ужасах «азиатчины», то они почему-то не вызывают сочувствия у присутствующих японцев.

Однако эстонские политики продолжают доказывать свою правоту, ссылаясь на личный опыт. «Вы с ними не жили, - терпеливо объясняют они западным коллегам. - Толстой, Чехов, «Лебединое озеро» - это все было давно, это культура для интеллигенции. А вокруг дикий азиатский народ, который эту культуру вообще не знает».

Помню, как в 1990 году, когда уже определилась позиция официального Таллина в отношении русскоязычного населения, я сцепился с интеллигентной эстонской дамой, происходящей из партийной номенклатуры (на тот момент являвшейся одним из лидеров Народного фронта). Собственно, я всего лишь апеллировал к столь любимой собеседником Западной Европе. «Посмотрите на Финляндию, - напоминал я. - Ведь шведов там не более десяти процентов, они тоже потомки завоевателей. Но шведский язык имеет государственный статус, а сами шведы являются равноправными гражданами и патриотами республики». - «Как вы можете сравнивать? Шведы же цивилизованный народ, а русские - дикари!»

С Бронзовым солдатом, однако, само эстонское правительство показало себя, мягко говоря, не очень цивилизованно. Комментарии западной прессы были очень осторожными, но даже правые, консервативные издания не проявляли особого энтузиазма в отношении действий Таллина. Политики в лучшем случае отговаривались словами про внутренние дела. Назвать это одобрением было бы не совсем точно. Если, например, человек гадит в собственной квартире, это его собственное дело, но симпатии такое поведение не вызывает.

Россию в Западной Европе сегодня не любят. Среднестатистический обыватель во Франции к русским относится, конечно, лучше, чем к американцам или полякам, но все же заметно хуже, чем к немцам, аргентинцам и даже англичанам. Однако Балтийские страны в лучшем случае не вызывают никаких эмоций. В худшем случае - отрицательные.

После массовых волнений в Таллине возникла уникальная возможность для того, чтобы радикально изменить положение русскоязычного населения республики, да и вообще политическую ситуацию. Общественное мнение в Западной Европе склонялось на сторону протестующих, а организованное давление на власть изнутри неизбежно должно было бы привести к падению правительства. Умеренные эстонские политики были готовы воспользоваться ситуацией, принеся в жертву кабинет Ансипа ради возможности вернуть власть при поддержке русскоязычного населения. За эту поддержку пришлось бы платить серьезными уступками в области гражданских и социальных прав.

Однако этот сценарий, казавшийся практически неизбежным еще неделю назад, сегодня если не сорван полностью, то как минимум отсрочен. Причем не на месяцы, а, возможно, на годы.

Волна шовинистических и - давайте говорить честно - откровенно черносотенных, фашистских по идеологии выступлений, прокатившаяся по России, стала политическим козырем эстонского правительства. Вот она, «азиатчина», вот она, «русская угроза», вот пример того, как маленькая Эстония подвергается давлению огромного и грубого соседа. Вот основание для того, чтобы требовать помощи Евросоюза и вмешательства НАТО. И ведь придумывать ничего не надо. Не надо лгать, достаточно только правильно подобрать цитаты, смонтировать видеокадры и предъявить «реальные факты».

Националисты по обе стороны границы обливают друг друга грязью, но играют в одну общую игру. Игра эта на самом деле никак не связана с российско-эстонскими отношениями. Таллин волнуется вовсе не из-за мистической русской угрозы - его волнуют непростые отношения с соседями по объединенной Европе, проблема местных русских и не в последнюю очередь куча нерешенных социальных проблем у самих эстонцев. Но националистическая истерия внутри и призывы о помощи, обращенные вовне, помогут на какое-то время продержаться у власти, ничего не меняя. Нужно создать ситуацию переправы, а тогда уж положение коней будет гарантировано.

К востоку от Нарвы националистическая истерия органически вписывается в общую ситуацию политической борьбы предвыборного года. И крупные политтехнологические проекты, и мелкие группки получили возможность громко заявить о себе, покрасоваться перед камерами, отчитаться перед спонсорами за разворованные деньги. Чем больше истерики, тем меньше отчетности. Тем более дело святое - борьба с «фашизмом».

Жаль только, лозунги русских и эстонских националистов похожи друг на друга, как будто списаны под копирку или надиктованы одним и тем же учителем.

Старейшая эстонская газета Postimees опубликовала передовую статью, где рисовала для своих читателей портрет русского выродка, угрожающего европейской цивилизации древнего Таллина. «Конечно, городские мостовые уже не первый раз за долгую историю испытывают набег варваров. Однако с последнего подобного случая прошло все же 66 лет, и это пришлось на военное время. В мирное историки такого не припоминают.

Тогда, в 1941 году, «победители», чьи потомки буянили давеча на улицах города, безжалостно покинули Таллин, отдав его немцам, оставив совершенно разграбленный и горящий город. Через четыре года они вернулись, предали земле чертову дюжину гробов в центре города и воздвигли монумент какому-то неизвестному солдату. Они даже не знают, а всего лишь предполагают, кого же они там похоронили.

Полсотни лет вокруг памятника устраивали комедии, чтили память неизвестных захороненных и даже ставили несчастных подростков в пилотках с ружьями охранять весь этот балаган. Газопровод, который десятилетиями отапливал воздух и впоследствии еще зажигали по заказу престарелых ветеранов. Эти старички и ходили туда погреться после майских праздников, выпить водочки да иногда немного поплясать.

Газеты всегда публиковали цветные фотографии, напоминавшие странную клоунаду, в которой участвовали женщины с бородой или танцующие медведи, увешанные экзотическими бубенцами. Даже полиция безопасности, стоящая через дорогу, иногда отбирала в свой ежегодный альбом какую-нибудь хорошую фотографию с этих праздников».

Мило, не правда ли? Когда в русском переводе статья была размещена в Интернете, зазвучали протесты. Мол, переводчик некорректно перевел эстонское слово patt как «выродок», а правильнее все же было написать «хулиган». После короткой филологической дискуссии переводчик извинился и слово исправил. Только вот смысл статьи от этого не изменился ничуточки.

Между тем с нашей стороны можно подобрать цитаты и покруче. Вот, например, как одно из националистических движений призывало своих сторонников выйти на митинг «против Эстонии и смерти»:

«Работа - это рабское делание того, что указывает хозяин, а свободный труд - это самодостаточное явление. Мы знаем, что Война - это Отец всех вещей. Русская Вещь - результат труда. Труда как войны. И труд в своем свободном волевом утверждении сливается с войной. Настоящий труженик - это русский воин, а настоящий русский воин - труженик. Труд - это постоянная война со смертью и энтропией в утверждении настоящего. Поэтому труд - это война.

Лозунги мероприятия: Труд - это Война! Живая Россия против мертвых эстонцев! Труд побеждает Смерть! Наш сапог свят! Слава русскому труду - восстанию в Таллине! Нет такой страны Эстония! Будем убивать врагов России! Танки на Таллин! В Эстляндской губернии Российской империи беспорядки! Переименуем Таллин в Сталин!» Лозунги настолько явно списаны с текста романов Дж. Оруэлла «Звероферма» и «1984», что возникает подозрение - не издевались ли авторы листовки над своими сторонниками? Не было ли это сознательной пародией? Однако участники подобных митингов книг Оруэлла не читали. Они вообще, кроме «Протоколов сионских мудрецов», ничего не читают, а потому воспринимают подобные тексты безо всякой иронии. Творчество московских интеллектуалов, пытающихся изящно совместить постмодернизм, фашизм и освоение гуманитарных грантов, находит отклик в стихийных инициативах провинциальных черносотенцев. 2 мая на дверях одного из ярославских кафе появилось объявление: «Эстонцам и собакам вход воспрещен». Да еще на фоне георгиевской ленточки… Опять, разумеется, бессознательная цитата из «Зверофермы» Оруэлла, но тут уже просто совпадение. Житель Ярославля, отправивший в рассылку эту фотографию, недоумевает: «Нечто подобное я видел из хроники про Третий рейх, только там про евреев писали… Теперь вопрос: чем наши доморощенные кухонные националисты лучше эстонских?» Конечно, ничем не лучше, но кое в чем и хуже. Потому что когда фашистские идеи провозглашаются людьми, марширующими в залатанных мундирах легионов СС, это более или менее логично. А вот когда такие же точно идеи пытаются прикрыть ленточкой ордена Славы, который давали за разгром тех самых дивизий СС, это уже двойной позор. Люди, под предлогом защиты Бронзового солдата вывешивающие фашистские (надо назвать вещи своими именами) плакаты, фактически участвуют в разрушении памятника вместе с эстонскими «гробокопателями». Ибо они покушаются не только на бронзовую статую, но на самый смысл войны и Победы, на идеалы, ради которых наши люди сражались и гибли в Отечественную войну, на то, чем народ России и других бывших советских республик по-прежнему может гордиться перед лицом Европы и всего мира. Люди, выступившие под антиэстонскими лозунгами, как правило, считают себя лояльными гражданами России и лояльными сторонниками нынешней власти. Однако обращает на себя внимание то, что и методы, и идеология антиэстонской кампании повторяют методы и идеологию аналогичных кампаний национал-большевиков, проводившихся несколько лет назад. Надо думать, что функционеры НБП сейчас просто локти кусают. В «Другой России» в рамках принятых ими на себя обязательств им никак невозможно бросать камни в посольство Эстонии или призывать к истреблению всех «чухонцев». А как хочется! Но приходится приносить дань политкорректности, уступая любимую поляну другим игрокам. Между тем напрашивается вопрос: в чем все-таки разница между игроками, выступающими за «официальный» и «оппозиционный» лагерь, - неужели только в наличии разных спонсоров? Или все же в разном видении будущего страны? К счастью, националистическая истерия за неделю, прошедшую после майских праздников, с обеих сторон несколько выдохлась. Если посмотреть эстонский «Живой журнал» на английском языке (где, собственно, эстонцы переписываются с русскими и иностранцами), то обнаруживается, что далеко не все представители коренного населения в восторге от политики своей власти. А русские жители Эстонии вполне способны разъяснять свои взгляды, аргументируя их не только лозунгами и эмоциями, но и убедительными доводами. Самое поразительное в этой переписке то, что, похоже, многие эстонцы только после апрельских событий узнали о многочисленных фактах дискриминации своих русских соотечественников. Они изумляются, не верят, а потом, поняв, что им говорят правду, погружаются в глубокое меланхолическое раздумье и надолго исчезают из сети. Вполне возможно, что многим коренным гражданам Эстонии сейчас стыдно за многолетнюю практику дискриминации и - что, быть может, еще хуже - игнорирования своих соотечественников, говорящих на русском языке. Точно так же, как и в России многим стыдно за хамские выходки и расистские призывы, которые пытались оправдать «защитой прав соотечественников». В основе национализма - комплекс неполноценности и неуверенность в своих силах. Идеологов независимой Эстонии понять можно: у них проблемы и с прошлым и с настоящим. Трудно придумать великую историю, когда ее практически нет. А для того чтобы гордиться сегодняшним днем, нужны достижения, которых тоже не слишком много. Но у России, по крайней мере, с историей все в порядке. В истерику впадают только те, кто в глубине души презирают собственную страну и наше общество ничуть не меньше, чем анонимные авторы статьи из Postimees. Ведь если мы действительно считаем себя великой нацией, то и действовать надо соответственно. Красиво и с достоинством.

ПРОВОКАЦИЯ

Простояв около недели у эстонского посольства, прокремлевские молодежные организации сняли блокаду и эвакуировались, ничего не добившись. Сослались в качестве итога своей акции на временный отъезд посла и таким способом попытались сохранить лицо.

Чего вообще хотели добиться блокадой?

Её политическая бессмысленность была очевидна даже широкой публике, не испытывавшей симпатии к Эстонии, но так и не понявшей зачем препятствовать входу в дипмиссию собственных граждан, пытающихся на праздники навестить родственников или поехать в соседнюю страну по делу. Всех остальных блокада не волновала вообще.

Однако то, что творилось в Москве на прошлой неделе, имело вполне определенный и реальный политический смысл с точки зрения развития событий в самой Эстонии. Ничем иным, кроме как грязной провокацией, направленной против интересов русскоязычного населения балтийской республики, назвать невозможно.

Московским политикам нужны плохие новости из Эстонии и Латвии. Им нужно, чтобы русских там угнетали и дискриминировали, и они панически боятся того, что борьба русскоязычных жителей этих стран за свои права завершится успехом. Ведь в этом случае исчезнет один из важнейших козырей официальной пропаганды и неофициальной, но старательно популяризируемой идеологии: защита соотечественников за рубежом.

Как только в Таллине развернулся кризис, потенциальным итогом которого могло стать радикальное изменение ситуации в пользу русского меньшинства, как только умеренные эстонские политики призвали к диалогу, в Москве предприняли отчаянные усилия, чтобы сделать этот диалог невозможным.

Насколько сознательно это делалось? Полагаю, что здесь, как часто бывает в жизни, мы видим сочетание сознательной провокации со стихийной подлостью. Русское население Эстонии, да и сама Эстония волнуют наших политиков не больше, нежели процессы, происходящие в другой галактике. Они лишь используют поступающую информацию в качестве поводов для собственных внутриполитических акций. А то, что эти акции получаются откровенно провокационными и, строго говоря, преступными, вполне закономерно. Каждый действует так, как может. Делают то, что умеют. Если люди неспособны говорить связно, они ругаются, если они не могут привлечь к себе внимание другим способом, они визжат и дерутся.

Русскоязычное население в Эстонии тоже вынуждено было кричать и драться. Но это был единственный способ, с помощью которого молодежь с окраин Таллина и Нарвы могла заставить политиков и прессу заговорить о себе, признать факт своего существования. У хорошо оплаченных, избалованных вниманием прессы профессиональных функционеров из официальных «молодежных» организаций, вроде бы, нет никакого повода для отчаяния и ярости. Они и так в шоколаде. Но щедрое финансирование надо хоть как-то оправдывать. А никаких признаков реального политического активизма, кроме дорогостоящих ритуальных митингов, они предъявить не могут. У них нет ни собственной политической программы, ни даже повестки дня. У них нет ничего, кроме щедрых бюджетов. На что пошли деньги, украденные у налогоплательщика? На оплату вторичного воровства в официальных структурах «гражданского общества»?

Российские политики, похоже, испытывают отчаяние не менее острое, чем безработные парни из спальных районов Таллина. Их тоже никто не уважает, они тоже никому не интересны, их никто не принимает всерьез. Только причина этого кроется не в дискриминации, не в экономическом кризисе или социальной политике, а в их собственной деятельности.

Если люди умеют только присваивать деньги и врать, то неудивительно, что их считают ворами и лжецами. Очень неприятно, но что поделаешь… Чтобы улучшить репутацию, нужно не увеличивать бюджет, а изменить что-то в собственной деятельности.

Что касается русскоязычного населения Эстонии и Латвии, то они получили очередной и, надо думать, полезный урок: надеяться можно только на самих себя. Сегодняшняя официальная Россия не друг им и даже не союзник. Как можно ждать помощи от государства, которое с глубоким презрением и безразличием относится к собственным гражданам? Впрочем, граждане платят политикам той же монетой.

Cпециально для «Евразийского Дома»

ФРАНЦИЯ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ

Надо отдать должное руководству французских социалистов, они умеют проигрывать даже заведомо беспроигрышные ситуации. Если перед началом избирательной гонки они явно лидировали, то по итогам первого тура сравняли шансы с правыми, а во втором туре проиграли.

Для большинства политических комментаторов это было несколько неожиданно. Ведь кандидат правых Николя Саркози имел очень высокий «негативный рейтинг». Иными словами, изрядная часть избирателей готова была голосовать за кого угодно, только не за него.

Левые считали его расистом, а многие правые презирали как «не настоящего француза» - потомка иммигрантов, выходца из Восточной Европы. Успех центриста Франсуа Байру в первом туре тоже свидетельствовал о неприязни граждан к официальному кандидату правых. Тем более что Байру, не сумев прорваться во второй тур, явно отказал Саркози в поддержке, призвав голосовать против него (и, следовательно, за кандидата социалистов Сеголен Руаяль). Даже лидер крайне правого Национального фронта Жан-Мари Ле Пен предпочел призвать к бойкоту выборов.

Формальная политическая арифметика явно говорила против Саркози во втором туре. Однако, как показал опыт, у избирателей и у политологов арифметика разная.

В современной политике граждане голосуют не за кандидатов, а против них. Это хорошо известно руководителям партийных штабов и стратегам избирательных кампаний. Именно из этого исходили социалисты, планируя кампанию Руаяль. Сама по себе эта дама ни как кандидат, ни как политик, ни просто как человек не вызывала симпатии даже у собственных сторонников, но всеобщая неприязнь к Саркози должна была решить исход дела. Партия выдвинула на пост президента безликого функционера, причем - по соображениям политкорректности - из массы таких же безликих функционеров была избрана женщина. Не то чтобы социалисты всерьез верили, будто француженки дружно проголосуют за Руаяль, руководствуясь женской солидарностью. Но партия хоть как-то должна была продемонстрировать свою «прогрессивность» и левизну. Поскольку ни политическая, ни социально-экономическая программы партии ничем не отличаются от программы правых, единственный выход состоял в том, чтобы, выдвинув кандидатом женщину, бросить вызов «ценностям патриархального общества».

Беда в том, что за время избирательной кампании Руаяль обнаружила способность отталкивать избирателей в еще большей мере, нежели ее противник. Безликость, невнятность и невыразительность кандидата оказались серьезной проблемой. Причем для традиционного левого электората Руаяль оказалась даже более неприятной, чем Саркози для традиционного правого. Разумеется, большинство левых в день голосования пришли к избирательным урнам и скрепя сердце проголосовали за кандидата соцпартии. Но одно дело самим голосовать, другое - агитировать людей, убеждать соседей, родственников и коллег по работе. Именно такая агитация на бытовом уровне была всегда сильной стороной левых, которые неизменно жаловались на дискриминацию со стороны телевидения и крупных газет, контролирующихся правыми. В конце 1970-х годов такая «агитация снизу» существенно влияла на исход борьбы. Однако сейчас никто не мог заставить себя сказать хоть одно хорошее слово о кандидате социалистов.

Население, не особенно вдающееся в тонкости партийно-политических раскладов, рассуждало иначе. Не всегда приятный, но, по крайней мере, выразительный Сарко все более выигрывал на фоне Руаяль. Люди предпочитали неприятную личность полной безликости. Спорные и многих пугающие взгляды Сарко все же имели преимущество над полным отсутствием всяких взглядов, которое демонстрировала Руаяль. Тем более что невнятность позиций соцпартии воспринимается многими как угроза. Неспособность Руаяль разъяснить свою повестку дня наводит на подозрение, что некий план все же есть, но только его не решаются оглашать, боясь потерять голоса. Именно социалисты больше всех преуспели в деле приватизации и отмены социальных прав населения (или привилегий, как говорят журналисты из либеральной прессы). Правда, здесь нужно сделать оговорку. Правые правительства пытались делать то же самое, но, сталкиваясь с сопротивлением граждан, отступали. Так было, например, с законом о первом найме. Напротив, социалисты, изящно маневрируя, создавая видимость уступок, зачастую просто обманывая своих «социальных партнеров», как-то протаскивали намеченные реформы. В этом, кстати, важнейшее культурное отличие соцпартии от голлистов. Если политическая повестка дня у них похожая, то поведение разное. Голлисты говорят правду, а социалисты лгут. Первые наживают себе врагов тем, что честно признаются в своих намерениях, вторые пытаются свои намерения скрыть, но, поскольку обман неизменно выходит на поверхность, вызывают презрение.

Чувствуя себя все менее уверенно, команда Сеголен Руаяль не придумала ничего лучше, как радикально сменить имидж кандидата. На телевизионных дебатах безликой Руаяль предписали, во-первых, изобразить эмоции и чувства, а во-вторых, симулировать левизну. Результат превзошел все ожидания: теледебаты обернулись полномасштабной политической катастрофой.

Если до дебатов у кандидата социалистов оставались достаточно высокие шансы на успех, то после того, как вся Франция посмотрела это шоу, она вызвала отвращение даже у многих из тех, кто в итоге все-таки проголосовал за нее.

Обычно после дебатов свои взгляды меняют 2-3% избирателей, и это считается для победителя достижением. Здесь же речь шла как минимум о полутора десятках процентов.

Когда человек с твердыми правыми взглядами пытается изобразить левый радикализм, выходит не только неубедительно, но и комично. Кандидат в президенты не могла правильно подобрать слова, путалась в собственных заявлениях, смысла которых сама, видимо, не понимала, рассуждала о своем «гневе», но не могла толком объяснить, чем этот гнев вызван. Апофеозом абсурда было предложение создать новую государственную службу для охраны полиции от населения. Этого не могли выдержать даже видавшие виды французские избиратели.

Нет ничего более самоубийственного для политика, чем некомпетентная демагогия. Лжецы нередко добиваются успеха, но, когда слушатели с самого начала знают, что им лгут, лжец становится жертвой собственных усилий. Он начинает путаться, противоречит себе, вызывает смех.

По окончании теледебатов Сеголен Руаяль была политическим трупом. Можно было выносить тело.

Что и сделали избиратели несколькими днями позже. Не помогли ни огромные затраты на избирательную кампанию, ни поддержка Байру, ни даже неприязнь значительной части французов (не только левых) к Саркози.

Между тем победа Саркози оказалась пирровой. Примерно половина Франции не просто относится к нему отрицательно, но просто ненавидит. Эти люди, преодолевая отвращение, заставили себя проголосовать за Руаяль, но все оказалось напрасно: Сарко все равно стал президентом. Несложно догадаться, насколько острым было чувство разочарования и фрустрации на следующее утро.

В условиях, когда Социалистическая партия повержена, Сарко остался один на один с обществом, которое не желает принимать обещанные им рыночные реформы. И если теперь, когда подобные меры еще только обсуждаются, половина французов решительно против, нетрудно догадаться, что произойдет, когда от теории перейдут к практике.

Молодежь выразила свой гнев уже привычным способом, громя магазины и поджигая машины (напомню читателю, что все это имущество застраховано, так что удар приходится не по частным лицам, а по государству и страховым компаниям). Потомки иммигрантов и коренные французы в данном случае действовали заодно, в очередной раз показав, что социальная общность важнее религиозных и этнических различий. Вслед за уличными волнениями начались студенческие забастовки. Однако это не более чем мелкие беспорядки, которые вряд ли могли бы изменить ситуацию, если бы все участники событий не сознавали, что самые серьезные конфликты - впереди.

Понимая, что придется нелегко, Саркози намекает на возможность привлечь в правительство центристов и Социалистическую партию. Консолидация всех политических сил в «большой коалиции» (по немецкому образцу) обеспечит новой администрации стабильное большинство в парламенте, какой бы состав ни избрали на предстоящих летом выборах. Но именно эта солидарность «политического класса», если она будет открыто продемонстрирована, приблизит страну к гораздо более серьезному кризису: объединенным элитам придется столкнуться с объединившимися против них общественными силами. А это уже предвещает закат всей системы созданной де Голлем Пятой республики…

ЛОЖЬ, ПОБЕДА И КЛУМБА НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ

Празднование Дня Победы в этом году явно имело для российских властей особое политическое значение. После того как в Эстонии разразился скандал из-за «Бронзового солдата», после того как о предстоящем сносе советских военных памятников заговорили в Польше и даже на Украине, стало ясно, что годовщину капитуляции гитлеровской Германии в Москве должны превратить в большое государственное мероприятие, хотя дата и не круглая.

По масштабам торжества 2007 года почти не уступали праздничным мероприятиям 2005 года, когда дата действительно была круглая, хотя всё-таки не юбилейная - 60 лет. Депутаты затеяли многомесячный спор о Знамени победы, пытаясь заменить исторические советские символы - серп и молот - на невнятную белую звезду (то, что при этом советское знамя превращалось в недоделанное китайское, законодателей не слишком волновало). Оппозиция возбужденно обсуждала с правительственным большинством вопросы геральдики, а под занавес Совет Федерации восстановил справедливость и разрешил знамени быть таким, каким оно, в сущности, и без всяких декретов и указов вошло в историю. Всё это было очень занимательно и интересно, для скучающего и благополучного общества, у которого давно уже не осталось иных проблем, достойных публичного обсуждения.

Тем временем пропагандистская машина набирала обороты. Ведущие каналы телевидения в течение последней недели перед Днем Победы транслировали старые и новые фильмы о войне, причем, наученные опытом предыдущих юбилеев, организаторы вещания догадались даже, что негоже перебивать самые трагические или героические сцены рекламой шампуня.

Однако сочетание старого и нового кино оставляло тягостное впечатление. Архетипом нового кино про войну явно стал «Штрафбат», выпущенный в 2005 году. Просмотрев три новых телевизионных проекта («Последний бронепоезд», «День победы», «Сильнее огня»), я понял, что был прав, оценив тот фильм как своего рода идеологический манифест, через который нынешняя власть излагает своё видение истории. Все три фильма как будто скопированы со «Штрафбата». Все они полны прямыми и косвенными цитатами оттуда, все они повторяют одни и те же темы, а порой и эпизоды. Обязательно во всех фильмах есть штрафники, непростые отношения оказавшихся между ними «политических» и «уголовных», атака по минному полю, на которую солдат гонят безжалостные комиссары, неприязнь героев к советской власти, за которую они сражаются, страшные «особисты», которые не оставляют в покое бойцов даже на передовой. Разница лишь в том, что в «Штрафбате» играли хорошо, операторская работа была на высоте и авторы прилагали серьезные усилия для того, чтобы хотя бы казаться правдивыми. Слов нет, «Штрафбат» представлял собой просто нагромождение лжи. Призванный изобразить православную церковь вместо коммунистической партии в качестве «вдохновителя и организатора побед», полностью отделить историю государства от истории народа, но в то же время подспудно пропагандировавший ценности нового (не-советского) государства, «Штрафбат» был ложью программной, системной и талантливой. Сейчас мы видим ту же ложь, но уже разбавленную, механически тиражированную и халтурно исполненную. У авторов нового телевидения не хватает воображения ни на один оригинальный сюжетный ход, ни на одну новую тему. Они не могут даже написать сценарий мало-мальски убедительно, так чтобы концы с концами сходились, не перегружая киноповествование несообразностями, анахронизмами и нелепостями, вроде бойцов с бронепоезда, которые надевают под телогрейки какое-то подобие средневековых доспехов, защищающих их от снайперских пуль - вместо того, чтобы просто пройти с другой стороны поезда, прикрываясь самими вагонами!

Вообще батальные сцены выдают в создателях этого кино людей, которые не только военных действий никогда не видели, но и об истории имеют минимальное представление. Сцены же, где наши доблестные бойцы крушат немцев направо и налево, напоминают фильмы ташкентской киностудии 1940-х годов, которые делались тоже в глубоком тылу людьми, не сильно рвавшимися на фронт. Однако у тех фильмов была понятная пропагандистская функция: их снимали не для фронта, а для тыла, чтобы приглушить страх оставшихся дома людей за своих близких, находящихся в окопах. Начиная с 1960-х годов кино про войну снимали совершенно иные люди, которые сами ужасы боев пережили. Именно поэтому старые советские фильмы, случайно затесавшиеся в череду предпраздничных телевизионных программ, демонстрировали совершенно другой уровень достоверности. Да, это тоже было подцензурное, идеологизированное кино (хотя и иначе заряженное). Но уровень правды в нем на несколько порядков выше, а главное, в них есть авторская искренность и желание рассказать, сыграть что-то личное. В новом кино виден только один личный мотив - надо освоить бюджет.

Кульминацией торжеств, как и положено, был парад на Красной площади. Он же оказался и кульминацией пошлости. Кремлевский полк удостоил зрителей «показательными выступлениями», из которых стало ясно, что древнюю резиденцию царей охраняет не воинская часть, а средней руки шоу-группа. Солдаты продемонстрировали, что по окончании службы их вполне можно будет использовать для подтанцовки на выступлениях какого-нибудь не самого выдающегося певца, из тех, что круглосуточно заполняют эфир на радио «Попса». Сначала они прилюдно сложили оружие, причем так, что брошенными винтовками выложили на площади слово «победа», а затем построились перед президентом в виде клумбы.

Не знаю, что думали обо всем этом дожившие до сегодняшнего дня ветераны, но лично мне было стыдно…

ЧЕГО ИСПУГАЛСЯ МИНИСТР?

Все началось с лекции Алексея Кудрина в Высшей школе экономики; министрам вообще не стоит выступать перед студентами. Они расслабляются, стараются понравиться молодежи и начинают говорить совсем не то, что перед коллегами или иностранными инвесторами.

Министр финансов рассказал студентам, что обеспокоен ростом долгов Газпрома и Роснефти, «плохими кредитами» банков и инфляцией, подстегиваемой госрасходами.

Все это вместе может привести к новому банковскому кризису, тем более что процессы, происходящие в финансовой сфере России в последние 3-4 года, похожи на преддверие азиатского кризиса 1997-1998 годов.

Продолжает увеличиваться корпоративный долг государственных компаний, который приведет к девальвации рубля. В случае кризиса погашение этих кредитов окажется невозможным и приведет к дефолту корпораций. Население тоже виновато: министра беспокоит рост просроченной задолженности по потребительским кредитам.

Высказывания министра сразу же были подхвачены и прокомментированы журналистами, однако не прошло и недели, как главный начальник финансов сменил тон. Осуждая с прессой первый день встреч с министрами финансов стран «Большой восьмерки» (G8) он заявил: «Я уверен, что никакой кризис нам пока не грозит, удивляюсь, что такой вывод можно было сделать из моего выступления».

Так все-таки грозит нам кризис или нет? Даже если от вывода о грядущем кризисе министр отрекся, описание проблем финансовой сферы говорит само за себя. Другое дело, насколько эти проблемы являются роковыми. И насколько вообще финансовая сфера определяет состояние экономики.

Не надо быть экспертом, чтобы обнаружить, что в то время как государственный долг сокращается, корпоративный - растет. Поскольку правительство справилось со своими долговыми обязательствами, кредитный рейтинг России и ее статус в мировой экономике резко повысился, чем, естественно, и воспользовался частный бизнес, начав массовые заимствования на мировом финансовом рынке. В 2004-2006 годах государственный внешний долг понизился с 105,6 до 49 млрд долларов, зато внешние обязательства компаний и банков - возросли с 108,9 до 260,7 млрд долларов. Сейчас сумма корпоративного долга уже превышает 300 млрд долларов.

Кудрин признал, что внешний долг корпораций в последние годы растет быстрее, чем производство и экономика в целом. Как и следовало ожидать, самыми большими темпами растет внешний долг нефтегазового сектора.

Как и полагается последовательному либералу, в происходящем Кудрин винит кого угодно (правительство, государственные компании, население, злоупотребляющее потребительскими кредитами), только не частный сектор. Хотя для начала следовало бы отметить, что ответственность за «плохие долги» банк разделяет с клиентами. Ведь, давая взаймы, банк всегда учитывает возможный риск, связанный с невозвращением долга, а также общую ситуацию на рынке. Если должники слишком много берут, то прежде всего потому, что кредиторы слишком легко дают. Все имевшие место до сих пор финансовые кризисы были связаны именно с чрезмерной доступностью и дешевизной кредита на мировых финансовых рынках. Что, в свою очередь, порождено было не благодушием и человеколюбием банкиров (которые обычно в подобных пороках не замечены), а объективными обстоятельствами.

В частности, глобальный долговой кризис середины 1980-х годов был спровоцирован высокими ценами на нефть. Механизм был таков. Сначала резко поднялись цены на нефть - после того как арабские страны осознали, что в их руках оказалось стратегическое сырье, без которого не может обойтись Запад.

После того как цены на топливо подскочили, в казну арабских и других нефтедобывающих стран потек поток долларов. Но вот беда: большинство этих государств не в состоянии было эффективно воспользоваться внезапно обрушившимся на них богатством. Местный бизнес не готов был вкладывать деньги в собственную экономику, не было ни технологических проектов, ни стратегии развития, ни эффективных государственных структур, которые могли бы такую стратегию выработать. В итоге значительная часть денег вернулась на Запад. Меньшая часть - в виде платы за эксклюзивные автомобили, яхты и прочие предметы роскоши или в виде средств, затраченных на приобретение вилл, отелей и всевозможных компаний. Большая же часть денег просто осела в западных банках либо была вложена в европейские и американские ценные бумаги. Для банкиров это нежданное счастье в свою очередь обернулось головной болью. Деньги должны работать. Зачем банку вклады, которые, нельзя в свою очередь превратить в ссуды и инвестиции. В итоге кредит стал невероятно дешев. Банкиры буквально гонялись за потенциальными должниками, предлагая им дать взаймы на крайне выгодных условиях. Основная часть средств была заимствована теми же развивающимися странами, только теперь уже под конкретные проекты, обеспечивавшиеся иностранными технологическими и экономическими знаниями. Легко догадаться, что эти проекты, главная цель которых состояла в освоении средств, оказались все как один неэффективными. Особенно охотно давали взаймы странам, имеющим нефть, - это был залог их платежеспособности. В эти самые годы была заложена основа внешнему долгу СССР, который унаследовала Российская Федерация и по которому мы более или менее расплатились лишь к началу XXI века. Страны Восточной Европы тоже набрали кредитов (фактически - под гарантии Советского Союза, а когда обнаружилось, что Москва за них расплачиваться не в состоянии, страны-банкроты пришлось фактически отдать Западу - в этом, а не в мистическом «предательстве» секрет странной уступчивости М.С. Горбачева).

Однако после того как средства были освоены, нефть перестала расти в цене. Ведь дело в том, что ее цена определяется не только растущим спросом на топливо, но в гораздо большей степени наличием свободных денег в мировой экономике. Если денег много, нефть дорожает, оттягивая на себя избыточные финансовые ресурсы. Как только избыток денег оказывается поглощен, ситуация меняется. Сначала цена стабилизируется, а запасы нефтедолларов съедает инфляция, а затем и цены. Кстати, если учитывать реальную покупательную способность доллара, обнаруживается, что сейчас цены на нефть находятся как раз примерно на уровне начала 1980-х годов.

Между тем именно в начале 1980-х разразился глобальный долговой кризис. Условия выплаты кредитов резко ухудшились, неэффективность начатых проектов стала очевидной, платить было нечем.

На спасение частных банков-кредиторов и их правительственных должников выступил Международный валютный фонд, который разрешил кризис, реструктурировав государственные долги. Только спасение должников осуществлялось в обмен на политические и экономические уступки: приватизацию предприятий, отказ от социальных гарантий, открытие рынков для иностранной конкуренции и - не в последнюю очередь - создание Всемирной торговой организации на основе правил, придуманных в Вашингтоне.

Главный урок, который извлекли политики и экономисты всего мира из кризиса 1980-х, состоял в необходимости сокращать государственные расходы. По этой же логике, кстати, рассуждает и Кудрин, который видит главную проблему в долговых обязательствах компаний, действующих с государственным участием, как будто эти компании чем-то, кроме списка акционеров, радикально отличаются от остальных корпораций! По оценке экспертов, внешний долг Газпрома и Роснефти в первом квартале 2007 года достиг 56 млрд долларов, но это лишь немногим более 1/6 совокупной задолженности корпораций.

Государственные расходы и участие правительства в экономике, в самом деле, резко сократились. Большинству стран удалось снизить внешний долг. Однако странным образом частный долг начал расти пропорционально снижению государственного.

Помню, как в начале 2000-х американский историк и социолог Роберт Бреннер вызвал гомерический хохот в зале, когда на одном из своих выступлений продемонстрировал аудитории два графика: один показывал снижение государственных расходов США, второй - рост частных заимствований. Два графика были совершенно зеркальными! Все, что недодало гражданам и компаниям государство, они взяли взаймы…

Разница лишь в том, что государственный долг можно как-то регулировать с помощью осознанных централизованных мер, а частный долг растет стихийно, подчиняясь лишь логике рынка.

Начало 2000-х похоже на события 1970-х годов, как голливудский ремейк на классическое кино. Актеры и спецэффекты новые, а сюжет старый. Накопленные денежные ресурсы вновь перераспределились в пользу нефтяных государств, в числе которых опять не последнюю роль играет Россия. Причем на сей раз наша зависимость от мирового рынка гораздо выше, чем в советские времена.

Принципиальное различие в том, что на сей раз долг накачивается не столько правительством, сколько корпорациями. Однако свою долю ответственности несет и правительство. Созданный в России Стабилизационный фонд, размещаемый на мировых финансовых рынках, способствует нагнетанию кредитной инфляции в глобальном масштабе.

Да, да: именно Стабилизационный фонд, созданный тем же Кудриным, является одним из важнейших факторов нагнетания кризиса, причем не только в российской экономике, а в глобальных масштабах. То, что такую же безответственность проявляют чиновники не только в России, но и в ряде других стран, никого не оправдывает и ничего не меняет. В том-то и особенность рыночных ошибок, которые приводят к масштабным кризисам, что их совершают коллективно. Если все разом бросаются на правый борт, не стоит удивляться, что корабль будет крениться. Способность делать выводы самостоятельно, не поддаваясь влиянию краткосрочной рыночной конъюнктуры, а при необходимости идти «против потоков» - это как раз и есть то, что отличает стратегически мыслящего инвестора или политика от средней руки спекулянта. Однако в условиях рыночной экономики стратегическое мышление есть дефицитный товар.

Итог предсказать нетрудно. Независимо от того, какую политику будут проводить российское правительство и руководители отечественных компаний, глобальный долговой кризис разразится в течение сравнительно недолгого времени. Конечно, можно заранее предсказать, что менее всего пострадают те, кто сейчас проявляют наибольшую сдержанность. Однако такая мудрость стоит недорого. Ведь до тех пор, пока кризис не разразился, излишняя сдержанность оборачивается упущенными выгодами. Совершенно понятно, что каждое отдельное предприятие старается воспользоваться выгодными условиями кредита, не слишком заботясь тем, что своими действиями оно приближает глобальные неурядицы. В рамках своей корпоративной стратегии и Газпром, и Роснефть, как и полностью приватизированные компании, действуют правильно. Ведь до тех пор, пока условия финансового рынка остаются неизменными, расплатиться по долгам им будет не так уж сложно. Другое дело, если ситуация вдруг радикально изменится.

Знал бы, где упадешь, соломки бы подстелил.

Только вопрос сегодня не «где», а «когда». И ответа по определению не может знать никто.

Иными словами, кризис действительно возможен, но причины его не имеют ничего общего с второстепенными симптомами, указанными в лекции Кудрина. А главное, кризис грозит не России, а глобальной экономике. Иное дело, что в условиях свободного рынка и глобализированного капитализма Россия вряд ли сможет остаться в стороне.

«БОЛЬШАЯ ВОСЬМЕРКА» - САМОЗВАНЦЫ

- В Германии 6 июня начинается саммит «Большой восьмерки». Первый вопрос - почему именно такого рода саммиты собирают различные протестные силы и кто является их движущей силой.

- Почему саммиты «восьмерки» стали местом протестных выступлений - понять нетрудно. Во-первых, сама форма саммита вызывающа. Эта структура никакими законодательными нормами, будь то национальные или международные, не регулируется. В отличие, скажем, от Организации Объединенных Наций или даже Международного валютного фонда, которые имеют определенную правовую основу своего функционирования. «Восьмерка» - это самозванная структура, обладающая притом весьма высоким статусом и с претензией на решение каких-то серьезных вопросов мировой политики. Но этот конкретный орган никто не уполномочивал ничего решать, он не имеет фактического политического мандата.

Во-вторых, «восьмерка» является не столько местом, где что-то в действительности решается, сколько пропагандистским мероприятием, которое призвано показать «кто в доме хозяин», кто решает судьбы мира. В таком виде эти саммиты имеют откровенный антидемократический привкус.

По названным причинам «восьмерка» является оптимальным фокусом для разных протестных движений. Основную роль в этих выступлениях играет движение, которое наша пресса окрестила антиглобалистским. На самом деле термин этот крайне неточный и даже неправильный. Он придуман противниками движения. Но дело не в них, а в том, что левые, антисистемные движения в конце XX - самом начале XXI века приобрели новую форму. В 1990-е годы старые левые партии в основной своей части потерпели фиаско. Дело даже не столько в партиях, а в том, что были утрачены или в значительной степени себя дискредитировали традиционные формы организации левого движения.

- Каковые причины этого?

- Во-первых, изменилось само общество. Партийная структура левого политического фланга отражала социально-классовую ситуацию первой половины ХХ века. Она элементарно устарела к концу столетия. В этом отношении правые партии, консервативные и либеральные силы адаптировались к новой ситуации гораздо быстрее. Что очень просто и понятно: власть находилась у них, они, по сути, управляли созданием новой социальной ситуации. К социальным переменам, если только речь не идет о революции, правящие классы адаптируются быстрее, чем управляемые. Понятно почему: если они не адаптируются, они утрачивают свою власть.

Вторая причина связана с тем, что масштабная социальная реорганизация на промежуточном этапе приводит к массовому деклассированию. Огромное количество людей, которые сейчас вписаны в новые социальные отношения, лет десять назад находились в полной растерянности. Старые социальные отношения оказались потерянными, а новые еще не сложились. Например, в той же Западной Европе многие люди теряли работу в промышленности по мере исчезновения традиционных рабочих мест. Сейчас же возникла новая структура занятости, в которой люди вновь оказываются наемными работниками. Зачастую при этом в той же промышленности. Но это уже предприятия другого типа. Стало намного меньше крупных промышленных гигантов, зато открылось множество средних по размеру предприятий, на которых нашли работу те же люди. Но эта смена занятости была связана с переездами, с распадом семей, с уходом на пенсию и т.д. Иными словами, исчезал старый промышленный рабочий класс, а новый индустриальный и постиндустриальный рабочий класс (в лице программистов, клерков и т.д.) еще в полной мере не сформировался, не осознал своих интересов. Поэтому традиционные организации левых, организации мира наемного труда оказались в эти годы крайне политически ослаблены.

Кроме того, инструментом адаптации правящих классов к новой реальности стали не традиционные либерально-консервативные партии, а как раз социал-демократические, а иногда даже и коммунистические партии. Произошла переналадка этих партий, которые из партий трудящихся превратились в партии буржуазии. Но при этом новые, по сути, партии, сохранили бренды. Что и делало их особенно ценными для правых сил. Говоря циничным языком политтехнологий, произошла перекупка брендов.

Наконец, более близкий и понятный нам фактор - крах СССР, крах коммунистического движения. Это привело к идеологической фрустрации и растерянности. Выяснилось, что крах коммунистической идеологии привел не только к распаду коммунистического движения и ударил по партиям собственно коммунистическим, но и по тем, кто эту идеологию критиковал, по социал-демократам, троцкистам и т.д. Ведь вместе с СССР не просто ушел определенный тип общества, но ушло и представление о том, что вообще возможно общество качественно иное, отличное от капиталистического. Даже если СССР был крайне кому-то неприятен в той форме, в какой он существовал, тем не менее можно было выбирать и взвешивать: есть капитализм, есть советская система, значит, возможен и еще какой-нибудь третий или четвертый тип. Но когда серьезно утверждается точка зрения, что есть только один «магистральный путь истории», а все остальное - я здесь использую выражение наших либералов 1990-х годов, - это тупики и зигзаги, люди начинают утрачивать представление об альтернативе. Вспомните лозунг наших демократов начала перестройки. Он звучал так: «Иного не дано». Это принципиально, декларативно антидемократический лозунг. Противоречие с тем, что его выдвигали демократы, только кажущееся. На самом деле он выражает представление либералов о демократии как о наборе формальных институтов, за которыми нет никакого содержания и которые являются просто техническими инструментами управления.

Совокупность этих факторов и привела к кризису левого движения, к образованию катастрофического вакуума политического представительства на левом фланге.

- Что же наступило вслед за этим кризисом левого политического движения? Как развивались новые формы левой политической борьбы?

- Когда общество, глобальный мир труда стал выходить из травмы 1990-х, появилась масса спонтанных протестных выступлений, которые адресовались в первую очередь к конкретным порокам существующей системы. Они не пытались изменить систему, но были очень конкретны, действовали в очень ясной, недвусмысленной ситуации. Эти движения отвергали старые левые формы партийной организации, крайне подозрительно к ним относились. Старые формы ассоциировались у новых активистов либо с предательством, либо с коллапсом, либо и с тем и другим вместе. Отторгались в меньшей степени идеологемы, но в основном именно формы организации - партии, иерархические структуры. Причем это отторжение доходило иногда до абсурда. Складывалось новое спонтанное движение, которое на самом деле представляло собой коалицию мелких групп, между собой работавших на уровне горизонтальных связей. Причем необходимо сказать честно: далеко не все эти группы были демократичны внутри себя. Более того, эта система новых горизонтальных связей, сетевая система, которую нам представляют как некий образец, также далеко не всегда внутри себя демократична. Там также есть манипуляции, неформальное управление и т.д. Если знать методологию этого управления, то очень многого можно достигать непропорционально малыми средствами. Иными словами, это далеко не такая идеальная система, как ее поначалу пытались представить. Но факт остается фактом: эта система работала. И именно саммиты «Большой восьмерки» стали замечательным поводом, чтобы продемонстрировать свои силы. Кроме того, они сами по себе стали стимулирующим, организующим фактором этого движения. Другие формы организации, в частности, всемирные социальные формы, появились позже. Первыми акциями были именно протесты против конкретных международных мероприятий. Сначала - против встречи Всемирной торговой организации в Сиэтле, потом - против совещания Международного валютного фонда и Всемирного банка в Праге, и, наконец, кульминацией стала акция протеста против «Большой восьмерки» в Генуе, когда погиб Карло Джулиани - один из участников этих выступлений. В акциях протеста и блокадах там участвовало до 300 тысяч человек.

После этого наступила пауза. Случилось 11 сентября 2001-го. Возникло крайне напряженное отношение к насилию, даже к публичному и гражданскому насилию. Причем как в обществе, так и в самом движении. Если раньше драться с полицией и сооружать невооруженные баррикады и переворачивать застрахованные, подчеркиваю, машины - все эти действия рассматривались как укладывающиеся в русло традиционной европейской культуры гражданского протеста, восходящей к Средневековью или даже к Древнему Риму, - то к концу 2001 года это стало вызывать ассоциацию с терроризмом. Не только обществом, но и самим движением, которое стремилось этой ассоциации избежать.

После этого упор был сделан на всемирные социальные форумы, на сугубо мирные и неконфронтационные действия. Основной смысловой упор делался на позитивные ценности, на выработку позитивной программы - там, где ее поначалу не было. Встал также вопрос об организации за пределами этого движения.

- Как сейчас изменяется ситуация?

- После 2005 года наступает новый этап. Во-первых, нарастает волна стихийных уличных протестов. Организованное левое движение ушло с улиц, а протест продолжается, причем идет новая волна, с левым движением не связанная. Это особенно хорошо видно во Франции. Это выступления студентов, нового поколения студентов, которые не участвовали в акциях до 2001 года. Это выходцы из среды мигрантов, хотя все они являются гражданами той же Франции. Интересно, что основными зачинщиками волнений 2005 года были не арабы, а потомки весьма своеобразных смешанных браков - польско-португальских, арабско-испанских и т.д. Это люди со своего рода квинтэссенциальной мигрантской идентичностью - мигранты вообще, а не откуда-то конкретно, хотя при этом Франция их единственная оставшаяся родина.

Эти события показали, что протест является неизбежным. Было ликвидировано отставание общества от элиты. Общество начало осознавать, с какими проблемами оно сталкивается. Причем и элиты становятся все более агрессивными. Правящие классы привыкли до этого действовать авторитарно, поскольку они имели дело со слабым, дезориентированным обществом. Они перестали оглядываться на общество, которое зачастую даже не могло сформулировать свои претензии - в отличие от классического гражданского общества, в отличие от ситуации 1920-х или 1960-х годов. Возник, таким образом, жесткий клинч между элитами, привыкшими к бесконтрольности, склонными к авторитаризму, и обществом, которое осознало свои интересы и потребности.

Следующий фактор, который повлиял на изменение ситуации, - непопулярность войны в Афганистане и Ираке. Благодаря этим войнам эффект 11 сентября 2001 года во многом сошел на нет. США сейчас уже не выглядят жертвой агрессии, а сами воспринимаются как агрессоры. Непопулярность США, возможно, сейчас достигла своего абсолютного исторического пика. В совокупности эти факторы привели к тому, что возникла потребность вновь выйти на улицу.

- Какова, на ваш взгляд, специфика начинающегося саммита?

- Место выбрано фантастическое. Во-первых, это северо-восток Германии, зона высокой безработицы, зона, где крайне популярны левые. В парламенте федеральной земли Мекленбург - Передняя Померания у власти находятся левые вместе с социал-демократами. К северу расположена Дания, где, как вы помните, недавно были массовые выступления в связи с закрытием Молодежного дома. Иными словами, географически трудно придумать более удачное с протестной точки зрения место. В Ростоке идеально сходятся маршруты европейских активистов: с севера - скандинавы, с запада - французы, с юга - берлинские автономы, анархисты и т.д. Рядом находится, наконец, Польша. А это вообще крайне интересная страна. Польша сейчас является не только очагом почти мракобесного католицизма и консерватизма. Это также единственная страна Европы, которая генерирует очень агрессивное, почти отмороженное левацкое полуподполье. Это меньшинство, но крайне радикальное и агрессивное. И в масштабах страны его численность довольно высока. Мой опыт участия в такого рода мероприятиях позволяет сказать: никого более агрессивного, чем польские анархисты, я не видел. Любой западноевропейский анархист понимает границу между тем, чтобы разбить витрину, и тем, чтобы разбить голову полицейскому. Для польского анархиста разницы никакой нет.

- Меняется ли социальный состав протестного движения?

- Да, меняется. Во-первых, этот состав становится более разнообразным. Во-вторых, протест становится все менее интеллигентским. Что, кстати, приведет к большей жесткости протеста. Появляется безработная мигрантская молодежь. Но, с другой стороны, в протестах все большее участие принимают организованные силы в лице профсоюзов. Все более широко в них принимает участие традиционный, но также и новый рабочий класс. Что приводит к большей массовости и большей организованности. Начинает меняться география. Все большую роль начинает играть Восточная Европа, хотя относительная численность восточноевропейских участников остается небольшой. Если даже в Праге Восточная Европа была представлена единицами, то сейчас контингент растет. Ограничитель здесь теперь, скорее, финансовый и правовой, то есть билеты и визы. Если бы не это, контингент из Восточной и Западной Европы был бы примерно одинаков. Для жителя Западной Европы вполне нормально купить самому билеты, взять отпуск на два-три дня и приехать для участия в мероприятиях. Для жителей Восточной Европы это почти невозможно. Ее представители должны двигаться организованными контингентами, с этим - проблемы, поскольку организационное начало на левом фланге весьма слабо. Дело не только в отсутствии денег, но и в отсутствии организационных структур и даже просто привычки к организованному действию. В этом плане мы отстаем на несколько лет, но быстро наверстываем это отставание. Посмотрим, например, что будет, если украинцы получат визу - они планируют направить большой, по нашим меркам, контингент в Росток. Можно поэтому предположить, что там будут видны, как я уже отмечал, поляки, мы, украинцы, а также, возможно, венгры. В этом смысле мы уже стали частью общеевропейского дома - пускай и этим, неожиданным для многих, способом. Косвенно это признают и немецкие власти, объявляя, что в Германии на время саммита перестают действовать шенгенские правила. Западных активистов это не остановит, но помешает, например, украинцам или русским въехать в Германию по датской или голландской визе, которую к тому же и получить легче.

- Сформулирована ли повестка дня предстоящих выступлений? Какие лозунги выдвигаются?

- Всякий раз доминирующая тема, конечно, есть. Сейчас, насколько я вижу, доминирующей будет антивоенная тема. Возник реальный шанс вывести войска из Ирака. А это вопрос не только об Ираке, но и о жизнеспособности всего бушевского проекта. Если следующая администрация США выведет войска из Ирака (неизвестно, правда, что потом останется от самого Ирака), то можно будет говорить о том, что потерпела крах вся неоконсервативная политика. Это повлияет и на внутриполитическую ситуацию в США, последуют определенные изменения даже в культурной сфере. Вторая тема - это то, что по-английски называется public goods. По-русски мы еще не знаем, как это определить. Речь идет о том, что касается нас всех. Это у нас называется коммуналкой или социалкой - жилье, вода и другие условия существования общества, которые должны быть - с позиции левых - обеспечены определенной демократической организацией государства. С либеральной точки зрения - это такие же частные блага и услуги, как и все прочие, и они также должны рассматриваться как коммерческие, рыночные продукты. Эта вторая тема сейчас становится все более актуальной, так как нарастают конфликты, связанные с приватизацией воды, транспорта и т.д. В этом отношении Россия идет четко тем же путем, что и Западная Европа. Реформа ЖКХ у нас уже происходит. Разве что до приватизации воды мы еще не дошли. Зато монетизация льгот - классическая неолиберальная мера. В этом смысле выступление наших пенсионеров в январе 2005 года находилось в самом авангарде антиглобализма. Сейчас эта тема становится определяющей для движения в целом.

- Что случится, если США снимут с себя функцию глобального полицейского и замкнутся внутри своей национальной политики? Как это отразится на левом движении, не грозит ли ему распад единого антиглобалистского фронта и уход в пределы национальных границ?

- Такого рода движения соответствуют общим тенденциям развития мироэкономики, если воспользоваться этим термином Валлерстайна. Мировая экономика, которая возникла в XVI веке, проходит через фазу глобализма и фазы «национальные». Известный английский экономист Алан Фриман, эксперт мэрии большого Лондона, например, считает, что мы находимся на пороге новой фазы национализации капитализма. Фаза глобальной торговой и военно-торговой экспансии завершается, обозначается поворот капитализма к внутренним рынкам, что иначе расставляет социальные и политические акценты. Эти циклы регулярно повторяются. Так, Вестфальская система 1648 года была ответом на первый кризис глобализма. Иначе говоря, никакой катастрофы капиталистической системы не происходит, он просто входит в другую фазу своего существования, хотя этот переход и осуществляется через кризис.

Причем эта кризисная ситуация может привести к значительным изменениям в классовой расстановке сил. Возникает ситуация, когда старые правила не работают, верхи не знают, как править. В это время трудящиеся получают возможность для социальных завоеваний, используя для выставления своих требований растерянность в верхах. Если мы говорили о 1990-х как о периоде растерянности в мире труда, то сейчас начинает складываться обратная ситуация. Мир капитала приходит в растерянность, а полюс труда начинает консолидироваться.

Кроме того, политика Буша показывает, насколько США не справились с ролью мирового гегемона. Образцовым гегемоном в этом отношении была Британская империя. Для себя я обозначил это так: элита Британии никогда не провозглашала свою роль мирового гегемона, но осознавала ответственность за эту роль, а элиты США, напротив, открыто провозглашали свою роль мирового гегемона, но при этом не осознавали соответствующих требований к самим себе. Поэтому скрытая модель политической организации капитализма, которую предлагала Викторианская система, была намного более живучей и эффективной, чем агрессивная ковбойская модель американской гегемонии. Эта модель оказалась очень неэффективной, очень затратной по ресурсам (как материальным, так и моральным), ведущей к очень большим перегрузкам системы. Американская империя сталкивается сейчас даже не столько с недостатком материальных ресурсов, сколько с дефицитом управленческого ресурса, включая кадровые ресурсы. Провал в Ираке показывает, что столь агрессивную политику нельзя вести на таком большом числе направлений - у вас просто не будет кадров для этого. Уже сейчас на управленческих позициях находятся совершенно некомпетентные люди, а при этом Буш заявляет, что Америка должна быть готова одновременно вести 60 войн!

- Участие России в «Большой восьмерке» постоянно подвергается критике с самых разных сторон. Каково отношение к России в этих рамках в левой, антиглобалистской среде?

- Участие России в «восьмерке» вполне органично в плане недемократизма системы Путина. В противоположность той критике, что путинская Россия недемократична, поэтому ей не надо участвовать в «восьмерке», я бы сказал наоборот: она там участвует именно потому, что прекрасно в нее вписывается. Если говорить прямо, то я не вижу, чем Буш особенно лучше Путина. Я бы сказал, что они вполне нашли друг друга. Просто Путину жить легче, чем, например, Блэру. Дело даже не в том, что оппозиция Блэра может вывести на улицу не сотни, как у нас, а миллион человек. Проблема в том, что оппозиция Путину структурно не способна к таким действиям, потому что она не опирается ни на какие социальные движения. Мы имеем дело с той же самой элитарной политикой, но вытесненной теперь на улицу. Парадокс российской недемократичности состоит не в том, что здесь власть недемократична, а в том, что общество не способно вступить с властью в какой-либо диалог. Даже в диалог силовой. Российское общество, если развивать метафору боксерского силового диалога, лежит на краю ринга, а власть по рингу бегает и ведет бой с тенью.

Если же говорить об отношении к России в левой среде, то о нас, если говорить честно, забыли. Россия не воспринимается как место, где происходят значимые события. Если сформулировать совсем просто такое отношение к России, то это будет звучать довольно цинично: раз вы ничего не можете у себя создать, так что же вам еще остается, кроме Путина? Кроме того, среди западных левых нет однозначной оценки режима Путина. С одной стороны, Путин воспринимается как недемократический, а следовательно, и как идеологически неприемлемый политик. С другой стороны, он воспринимается как политик, в чем-то способный противостоять США, который сознательно или бессознательно создает определенный противовес Бушу и его политике. Тем самым может оцениваться левыми западными интеллектуалами даже в чем-то позитивно.

Отсюда же и двойственность по отношению к нашим так называемым либеральным оппозициям. С одной стороны, их вроде можно поддерживать, потому что они за демократию и права человека. С другой стороны, их не нужно поддерживать, так как они связаны явно с проамериканскими силами и, возможно, несут какую-то программу, которую западные левые едва ли могли бы одобрить. Впрочем, эта дискуссия хотя и идет, но она маргинальна. Да и вопрос о выработке четкой позиции вообще не стоит. Если бы, например, «Другая Россия» обратилась за помощью к антиглобалистам и пригласила их приехать в Самару на марш против саммита ЕС-Россия, то западные активисты и центры этого движения были бы поставлены перед очень сложной дилеммой. Но, к счастью, «Другая Россия» с такими просьбами к антиглобалистам не обращается.

Беседовал Виталий КУРЕННОЙ

ПРОЩАНИЕ С «ВОСЬМЕРКОЙ»?

Встречи «Большой Восьмерки» принято критиковать, обсуждать и предварять многочисленными прогнозами, а затем спокойно забывать. В самом деле, кто может припомнить хоть одно значимое решение, принятое на подобных форумах? Отразилось ли на положении Африки намерение лидеров «Восьмерки» выделить средства на списание части долга, высказанное в Шотландии? Изменилась ли глобальная энергетическая ситуация после дискуссий, проведенных в Петербурге?

Не так уж важно, оправдываются или нет прогнозы аналитиков, которыми пестрят газеты накануне саммита. Эти прогнозы будут через месяц-другой так же прочно забыты, как и сама его официальная повестка дня. Порок подобных саммитов в самой их регулярности. Главные начальники мира обязаны встречаться ежегодно, независимо от того, есть у них повод или нет. Темы надо придумывать, чтобы заполнить время.

Когда Сталин, Черчилль и Рузвельт встречались в Тегеране или Ялте, они делали это отнюдь не для того, чтобы подтвердить союзнические отношения и попозировать перед журналистами, а потому, что накопились важнейшие вопросы, которые, к тому же решить можно было только на высшем уровне. В первом случае речь шла о совместных военных планах в масштабах всей Европы, во втором (как и в Потсдаме) о том, как разделить плоды победы, как организовать послевоенный мир. Значение тех встреч (как и Венского или Версальского Конгрессов) помнят до сих пор. Саммиты «Большой Восьмерки», проведенные в Шотландии и России, останутся лишь датами в хронологических таблицах, да и то не во всех справочниках. Саммит 2001 года в Генуе запомнится массовыми протестами и гибелью Карло Джулиани. Но кто помнит, какова была его официальная повестка дня?

Тем не менее, встреча «Большой Восьмерки», запланированная в Германии на начало июня, может оказаться неожиданно значимой. Не потому, что на сей раз, повестка дня саммита окажется более серьезной, чем в предыдущих случаях, а потому что сама «Восьмерка» меняется.

В качестве неформального клуба мировых лидеров, «Восьмерка» построена на личных отношениях. Смысл встреч на самом деле не в решении вопросов, а в налаживании и поддержании личных контактов. С начала 2000-х годов перед нами была одна и та же группа хорошо знакомых между собой политиков, основу которой составляли Дж.Буш, Тони Блэр, Жак Ширак, Владимир Путин, Герхард Шредер и Сильвио Берлускони. Первым из списка выбыл Шредер, проиграв выборы. За ним последовал Берлускони. Правда, итальянский политик не оставляет надежд вернуться на руководящий пост, однажды ему это уже удавалось, но получится ли снова? Теперь наступает время прощания и для других членов клуба.

Жак Ширак и Тони Блэр уже не приедут. Они, вслед за Шредером, ушли из политики. Буш и Путин готовятся последовать за ними. Вряд ли для них уже так важно налаживание личных отношений с новыми лидерами Франции, Италии и Британии, работать с которыми предстоит уже их преемникам. Точно также как и для Гордона Брауна или Николя Саркози первостепенное значение имеет не вопрос о том, как подружиться с Бушем и Путиным, а о том, кто придет им на смену в Вашингтоне и Москве. А профессиональный бюрократ Романо Проди вообще не из тех, кто использует в политике фактор личных отношений. Клуб мировых начальников утратил критическую массу преемственности и в лучшем случае ему предстоит в 2008-2009 годах формироваться заново.

Впрочем, предстоящая встреча в немецком городке Хайлигендам близь Ростока может оказаться переломной и по другой причине. После гибели Карло Джулини в Генуе протесты против «Восьмерки» стали гораздо менее массовыми и агрессивными. Связано это не с ослаблением движения, а со сменой приоритетов. Лидеры и активисты левых организаций стремились избегать насилия, особенно учитывая шок, пережитый западным миром после террористической атаки в Нью-Йорке 11 сентября 2001. Однако ситуация изменилась, как и настроение, да и состав радикальной молодежи. Встреча в Хайлигендаме может обернуться рекордными по массовости демонстрациями.

Это будет очень хорошим способом проводить «Восьмерку», которая в своем нынешнем виде так или иначе уходит в историю.

Cпециально для «Евразийского Дома»

НЕПРИЯТНЫЙ ЮБИЛЕЙ

Не знаю, можно ли в данном случае говорить о юбилее. Правильнее, видимо, называть это годовщиной. Да и точную дату определить трудно: ведь речь идет не о событии, занявшем день или два. Но так или иначе приходится констатировать: в 2007 году исполняется 70 лет политическим процессам 1937 года.

Тому, что вошло в историю под названием Московских процессов, Больших чисток или Большого террора.

Разумеется, репрессии 1937 года были далеко не первыми, а их жертвы далеко не единственными. Еще до Московских процессов начал функционировать зловещий ГУЛАГ, миллионы крестьян пострадали в ходе коллективизации, прошли суды над «вредителями». У всех в памяти были кровавые события Гражданской войны.

И тем не менее именно процессы 1937 года стали своего рода рубежом, именно они привлекли внимание всего мира, именно о них вспоминают в первую очередь, когда речь заходит о сталинизме и тоталитаризме в СССР.

И в самом деле, 1937 год оказался своего рода психологическим и политическим рубежом. Не столько для жертв репрессий, сколько для самого советского режима. Ибо до сих пор репрессиям подвергались противники советской власти, социальные группы, не отличавшиеся достаточной лояльностью, сопротивлявшиеся проводимой политике. В деревне власть подавляла сопротивление коллективизации, исходившее, по мнению партийных работников, от сельской буржуазии, кулаков. Сталинская фракция в руководстве партии подавляла оппозицию, прежде всего - троцкистов, выступавших с резкой критикой избранного курса.

Преследовали священников, сопротивлявшихся насаждению официальной атеистической идеологии. Разбирались с остатками старой профессуры и либеральной интеллигенции, с подозрительными инженерами, которые хоть революцию в большинстве своем склонны были поддерживать (те, кто не поддерживали, уехали), но по взглядам своим были скорее народниками, нежели коммунистами. Короче, это были репрессии, направленные на укрепление социальной базы режима.

Репрессии 1937 года были совершенно иными. Они били по «своим». Их цель состояла не в укреплении социальной базы советского порядка, а в ее изменении. Их жертвами оказывались люди не только лояльные к советскому строю, но и горячо ему преданные, своими руками его создававшие и защищавшие, проливавшие за него кровь. Хотя в первую волну Московских процессов на скамье подсудимых оказались многие лидеры прежних внутрипартийных оппозиций, это были оппозиционеры (в отличие от Льва Троцкого и его сторонников), раскаявшиеся и лояльно работавшие со Сталиным. Однако уже на первом этапе чисток 1937 года под каток попало изрядное число коммунистов, принадлежавших к сталинской фракции. А к тому моменту, когда волна репрессий достигла своего пика, именно сторонники Сталина составляли большинство жертв среди партийцев. Иными словами, шел систематический разгром именно той партийной группировки, которая вышла победительницей из борьбы 1920-х годов и формально находилась у власти!

В этом отношении репрессии 1937 года действительно представляют собой нечто почти беспрецедентное в истории.

Собственно, по той же причине события 1937 года стали уже в советское время упоминаться как символ бессмысленных и преступных действий Сталина, основной и постоянно приводимый пример «культа личности». В то время как разговоры об издержках коллективизации не слишком поощрялись даже в разгар хрущевской оттепели, а выжившие инженеры-«вредители» были реабилитированы в индивидуальном порядке, без особого политического шума, процессы 1937 года обсуждались широко. С одной стороны, совершенно ясно, что, как отмечал еще в 1960-е годы знаменитый английский историк Исаак Дейчер, реабилитируя жертв Большой чистки, сталинская фракция в первую очередь реабилитировала собственных сторонников. С другой стороны, московская и ленинградская интеллигенция, формировавшая общественное мнение оттепели, гораздо больше была склонна сопереживать образованным политическим функционерам - по сути таким же представителям интеллигенции, - нежели украинским или поволжским мужикам. Репрессии 1937 года были частью семейной истории, частью личной биографии для многих шестидесятников. Они переживались лично и непосредственно, в отличие от событий голодомора 1931-1932 годов, которые вышли на первый план уже позднее, когда появился соответствующий идеологический заказ и нужно было составлять общий список преступлений тоталитаризма.

И все-таки почему в 1937 году Сталин и его ближайшее окружение развернули репрессии против своих же сторонников? Чаще всего принято вспоминать XVII съезд, делегаты которого проявили явное стремление ограничить растущую роль Сталина, выдвинув на первые роли менее жесткого и более предсказуемого С.М. Кирова. Вскоре Киров погибает при таинственных обстоятельствах, а его убийство становится сигналом к массовому поиску «врагов народа в рядах партии». Однако борьба за власть в Кремле сама по себе была лишь следствием гораздо более значимых процессов, разворачивавшихся по всей стране. XVII съезд был для Сталина, безусловно, важным уроком, из которого он сделал вывод, что доверять нельзя никому, даже своим. А партия, пережившая и совершившая революцию, была слишком самостоятельной, слишком свободолюбивой даже после всех перемен, радикально изменивших политическую жизнь к 1930-м годам. Исторический большевизм был жесткой и авторитарной идеологией, но тоталитарным в точном смысле слова он не был. Для того чтобы система приобрела в полной мере тоталитарные черты, чтобы установить окончательный и надежный порядок, в интересах складывавшейся бюрократии «старыми большевиками» пришлось пожертвовать.

Парадоксальным образом сам Сталин, будучи палачом ленинской партии, оказался в итоге, по сути, единственным из ее лидеров, пережившим чистку, душителем, но одновременно последним представителем старой революционной культуры - отсюда его чудовищное одиночество, отсюда странные и наивные попытки наладить отношения с уцелевшими представителями старой интеллигенции, будь то Пастернак или Булгаков. Однако Сталин не был ни единственным организатором террора, ни тем более единственным, кто был в нем заинтересован. Парадоксальным образом одной из важнейших причин Большого террора было «демократическое» давление снизу. Старая интеллигентская элита должна была уступить свое место «выдвиженцам из низов», новому поколению, поднявшемуся и получившему образование после революции, выходцам из деревни, массово двинувшимся в город благодаря новым возможностям, открывшимся после свержения царского режима с его жесткими социальными перегородками. Массы «выдвиженцев» (в отличие от «старых большевиков», получивших образование еще при царизме) всем были обязаны революции благодаря Октябрю, без которого они обречены были бы прислуживать на кухне господам из буржуазных и аристократических семейств. Но они хотели большего, они хотели продвигаться дальше. И вообще-то, надо признать, имели на это право. Однако на их пути встала старая интеллигенция. К тому же «старые большевики» были, вопреки прозвищу, людьми еще сравнительно молодыми. Ждать пришлось бы долго.

Борьба за власть шла не только в Кремле, она разворачивалась в каждой конторе, в каждом государственном ведомстве. И чем меньше оставалось следов демократизма первых послереволюционных лет, тем более жесткими методами она велась. Именно поэтому - благодаря народной инициативе и давлению снизу - террор приобрел столь массовый масштаб, явно превосходя все, что планировалось Сталиным.

Новое поколение победило, по дороге растоптав и многих своих собственных представителей. Когда Большие чистки закончились, у власти на всех уровнях находились уже совершенно другие люди. Это поколение сохраняло свои позиции практически до самой перестройки. Оно отмежевалось от эксцессов сталинизма и посмертно разоблачило самого Сталина. Оно обеспечило себе не только власть, но и стабильность. Его наследники, в 1980-е годы доведя Советский Союз до полной стагнации, завершили советскую историю без сантиментов, принявшись за реставрацию капитализма. Осуществить реставрацию уже можно было без особого сопротивления и, нельзя не отметить, почти без кровопролития. Работа по уничтожению большевизма была с успехом выполнена уже в 1937 году.

В этом смысле новая буржуазная Россия действительно может воспринимать 1937 год не только как историческую трагедию, но и как своего рода победу. Однако вряд ли кто-то из представителей нынешней элиты признает подобную преемственность. Гораздо удобнее говорить о преступлениях сталинизма, чем признавать себя его преемниками.

СКЕЛЕТЫ В ШКАФАХ

Кто бы мог подумать, что в начале XXI века Пакт Молотова-Риббентропа станет одним из центральных политических вопросов, обсуждающихся не только историками, но депутатами, журналистами и государственным деятелями не только в России и Прибалтике, но и на Западе. Путин пикируется с эстонскими журналистами, эстонские парламентарии жалуются в Евросоюз, российская пропагандистская машина разоблачает происки прибалтов и прочих врагов Москвы.

Казалось бы, вопрос давно закрыт. Пакт официально осужден в Москве. Документы опубликованы. Прибалтика получила независимость. Советского Союза больше нет. Однако вопрос обсуждается с таким возбуждением, как будто более актуальных тем просто не существует.

Когда историки спорят о событиях прошлого, можно предположить, что ими движет стремление к знанию. Но когда те же вопросы обсуждают политики, легко догадаться, что у них существуют собственные мотивы. И эти мотивы в свою очередь отражаются на нашем видении истории.

К сожалению, совершенно свободной от политики может быть лишь история исчезнувших народов и цивилизаций, да и то не всех. История очень часто оказывается политикой, опрокинутой в прошлое, и обращаются к ней для того, чтобы решить проблемы настоящего. Ссылками на несправедливости прежних времен принято оправдывать собственные амбиции и провалы. Ссылками на прежнее величие лучше всего прикрывать сегодняшнюю несостоятельность. В этом плане Прибалтика и Россия друг друга стоят.

Но, увы, политизация истории происходит отнюдь не только в Восточной Европе, не только в странах с имперским и «тоталитарным» прошлым.

Именно этим объясняется то, что столько дискуссий, которые по всем признакам должны были бы давно завершиться, продолжаются почти бесконечно. Причем ни опубликованные факты, ни обнародованные архивы радикально не влияют на излагаемые точки зрения. Факты сами по себе, а точки зрения - сами по себе.

Между тем, открытие архивов на Западе и в бывшем СССР на протяжении 1990-х годов привело к обнародованию изрядного количества материалов, которые могли бы изменить наше мнение о прошлом. Западные историки, разбиравшиеся с документами 30-50-х годов, неожиданно обнаружили, что после изучения рассекреченных документов Запад стал выглядеть хуже, а Советский Союз лучше, чем можно было предположить на основании прежних публикаций.

Демократический Запад умел сохранять скелеты в своих шкафах куда лучше, чем Советский Союз - в своих. И причина тому, разумеется, не в том, что в СССР всё было так уж хорошо. Проблема в другом. Несмотря на усилия властей, сведения об имевших место преступлениях и ошибках всё равно выходили наружу. А общество, привыкшее к тому, что власть всё равно не говорит правды, склонно было масштабы подобных безобразий не преуменьшать, а наоборот преувеличивать.

В итоге, когда раскрылись архивы, мы не узнали ничего принципиально нового: про сталинские репрессии, про ужасы коллективизации, про расстрел рабочих в Новочеркасске мы слышали задолго до того, как разрешили копаться в документах: сперва из слухов, потом из отрывочных официальных сообщений, наконец, из волны разоблачительных материалов, захлестнувших страницы прессы. Получив доступ к данным, уточнив количество жертв и масштабы катастроф, историки обнаружили, что масштабы эти почти всегда были меньше, чем предполагали разоблачители. Но в этом была виновата сама власть, создавшая режим государственной тайны вокруг каждого исторического события, которое хоть как-то могло повредить ее репутации. В свою очередь, в обществе возникает сознание, для которого слухи и домыслы выглядят достовернее, чем документы, а изучение фактов уже просто не требуется. Историческая память формируется не самими событиями, а их коллективным восприятием. С этим уже ничего не поделаешь. А потому безграмотность в сочетании с презумпцией виновности власти предопределяет такие казусы, как заявления эстонских парламентариев, требующих от Москвы осуждения Пакта Молотова-Риббетропа, который официальная Москва давно уже осудила! Человек, пытающийся сегодня восстановить мало-мальски объективную картину истории ХХ века, то и дело оказывается в крайне неблагодарной и эмоционально неприятной роли адвоката Сталина. Но что делать, если наряду с идеологическими симпатиями и антипатиями есть и такое понятие, как научная добросовестность!

Напротив, в демократических странах, где население привыкло получать куда более полные сведения о происходящем, люди куда больше доверяют официальной версии событий, оставляя власти возможность гораздо эффективнее манипулировать общественным сознанием, дозируя информацию. Поэтому сегодня, например, российская интеллигенция вполне склонна верить в то, что основную ответственность за «холодную войну» несет СССР, в то время как западная публика не слишком интересуется публикациями специалистов, демонстрирующими, до какой степени «холодная война» была организована с Запада. Точно так же Пакт Молотова-Риббентропа остается фактором политической дискуссии, а Мюнхенский сговор - нет. А уж вопрос о том, насколько эти два события были взаимосвязаны, никого вообще не интересует.

Единственное утешение состоит в том, что сегодняшнее российское государство прямо на ходу формирует собственные исторические мифы, а чиновники вновь задумываются о том, как бы ограничить исследователям доступ в архивы. Так что в ближайшем будущем мы снова можем оказаться в привычной и комфортной для нас среде мифов и антимифов, жизнь в которой не требует специальных знаний и отменяет вопрос об объективности исторического исследования как заведомую невозможность.

Cпециально для «Евразийского Дома»

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПРОТЕСТАМ

В Италию я летел на праздник. Если верить приглашению, то праздновали «день рождения». Да, именно «день рождения» - birthday, compleanno - хотя речь шла вовсе не о человеке, а об организации: Итальянской ассоциации отдыха и культуры (ARCI).

Несмотря на несколько легкомысленное название, речь идет о весьма серьезной структуре, играющей немалую роль в здешней политике.

Ещё в начале ХХ века в Европе возникло движение «народных домов», многие из которых существуют и по сей день в Скандинавских и других странах. Создавались народные дома и в России, но после революции исчезли за ненадобностью. Их заменили многочисленными клубами, красными уголками и партийными конторами.

Идея народных домов была тесно связана с развитием социал-демократии и профсоюзного движения. Пролетарии вместо того, чтобы собираться по пивным, должны были получить возможность культурного отдыха, совмещенного с самообразованием и политической деятельностью. В народных домах было всё - комнаты для партийных и профсоюзных собраний, любительские оркестры и театральные коллективы, лектории, даже ресторанчики. Позднее идеолог и лидер итальянской компартии Антонио Грамши сформулировал идеи, ставшие для подобной деятельности своего рода теоретической базой. Правящий класс, рассуждал Грамши, имеет возможность господствовать не только в политике, но и в культуре, в организации повседневной жизни, как своей собственной, так и рабочих. Для того чтобы освободиться политически, рабочие должны, прежде всего, освободиться культурно. Создать собственное гражданское общество, не зависящее от воли буржуазии.

После прихода к власти фашистов, народные дома в Италии были захвачены государством, которое частично закрыло их, а частично использовало для продвижения в массы своей собственной идеологии. Впрочем, хороших фашистов из итальянцев не получилось. Не случайно во время Второй мировой войны итальянские солдаты разбегались при первых залпах советских или британских танков, а итальянские линкоры прославились тем, что проиграли англичанам все морские сражения, даже тогда когда имели двукратное превосходство сил. Нет, итальянцы отнюдь не были трусами, что они доказали позднее, сражаясь с немцами во время Сопротивления. Просто дети рабочих и сельских батраков не хотели рисковать жизнью за режим Муссолини.

После освобождения Италии в 1945 году правительство упорно не хотело возвращать народные дома рабочим организациями, находившимся под открытым контролем коммунистов и социалистов. Последовали затяжные разбирательства, закончившиеся победой левых. Народные дома были открыты заново, а на их основе создалась ARCI. Вот это событие, произошедшее 50 лет назад, мы и собрались отмечать во Флоренции, которая исторически является не только великим городом культуры Возрождения, но и одним из центров «красной Италии».

Мало кто знает, что уходя немецкие войска взорвали все старинные мосты и на южном берегу Арно уничтожили великолепные дворцы эпохи Ренессанса. Пощадили только несколько мрачных средневековых башен, принадлежавших лангобрадской знати, явно германского происхождения, да ещё Ponte Vecchio - узкий, застроенный лавками средневековый мост, по которому танки союзников всё равно пройти не могли. Во многих тосканских городках были расстреляны десятки людей - памятники и фрески в честь погибших до сих пор украшают общественные здания, в том числе принадлежащие ARCI народные дома.

Но времена меняются. Исчезли старая коммунистическая и социалистическая партии, на место которых возникла до неприличия умеренная партия «демократических левых» составляющая сейчас основу правительственного большинства Романо Проди. Радикально настроенные коммунисты создали Партию коммунистического возрождения - Rifondazione, которая теперь состоит в том же правительстве. В сложившейся ситуации ARCI оказалась вполне самостоятельной структурой, не только работающей отдельно от партий, но зачастую и противостоящей им. А к тому же - что, несомненно, является редкостью для левых - имеющей самостоятельные и надежные финансовые средства. Кроме народных домов с ARCI связана и сеть кооперативов, торгующих дешевым и экологически чистым продовольствием. Идейный левый активист или экологически сознательный гражданин предпочтет проехать несколько лишних километров и сжечь изрядное количество бензина, лишь бы купить товар в правильном кооперативном магазине, а не в капиталистическом супермаркете.

Чем более умеренной и невнятной становится партийная политика, тем более привлекательна ARCI, которая начинает брать на себя не только культурную, но и политическую роль. Именно через ARCI в этом году организуется в Италии подготовка к массовым выступлениям протеста против саммита «Большой Восьмерки», намеченного на начало июня в Ростоке.

Собственно, именно саммит и является конечной целью моего путешествия. Но путь в Росток начинается с Флоренции, куда на День Рождения ARCI съезжаются ведущие фигуры Всемирного социального форума. Здесь проходит неформальная часть совещания, которое официально должно состояться несколько дней спустя в Берлине. Последняя подготовка к массовым акциям, обсуждение перспектив на будущее.

Увы, ничего сенсационного встреча во Флоренции не принесла. Организаторы ВСФ долго рассуждали о прекрасных новых «общественных пространствах», которые должны быть созданы без участия государства и капитала, однако так и не смогли толком объяснить, каким образом эти пространства будут функционировать и выживать в условиях капиталистического общества. Время от времени в зале возникали мужчины в официальных костюмах и галстуках, оказывавшиеся депутатами или министрами нынешнего «левого» правительства. Произнеся несколько дежурных фраз о социальном прогрессе и выслушав очередную порцию критики, они срывались с места и убегали, ссылаясь на страшную занятость. Особенно меня растрогал один господин, жаловавшийся, что в Ростоке свободного времени у него совсем не будет: он должен успевать и работать на саммите в качестве члена итальянской правительственной делегации и участвовать в протестах против саммита в рядах антиглобалистов. При этом мой собеседник нервно снимал и снова повязывал галстук, пытаясь соответствовать обеим своим ролям. Главное в таких случаях не запутаться.

Зал был украшен многочисленными плакатами, самый красивый из которых рекламировал проведенный во Флоренции несколько лет назад Европейский социальный форум. На плакате были нарисованы человечки, складывающие из кирпича стену, очертания которой напоминали карту Европы. За стеной ничего не было, а сама стена явно должна была вот-вот рухнуть (в первую очередь обвалиться предстояло Англии и Ирландии, которые, будучи островами, не могли опереться на кирпичную основу и держались на тоненьких подпорках). Подписано всё это было призывом построить «другую Европу».

Важнейшим результатом работы международного комитета ВСФ стало решение, принятое некоторое время назад, и повторно обнародованное во Флоренции, провести «Всемирный день протеста» 26 января 2008 года. «А против чего мы будем протестовать? - заинтересовались присутствующие активисты. - Это мы еще не решили, - объяснил основатель ВСФ бразилец Кандидо Гжибовски и трогательно улыбнулся. - Пусть каждый предложит свою тему и по этому поводу протестует. Главное, чтобы в один и тот же день!»

Присутствующие молодые итальянцы зашушукались, пытаясь придать какой-то смысл услышанному, а один из представителей Латинской Америки громко запротестовал:

«Кто придумал такую чудовищную дату? В Рио-де-Жанейро в эти дни карнавал, а на севере ужасно холодно!»

Я подтвердил, что в России будет очень холодно, так что на массовые протесты, приуроченные к назначенной дате, оргкомитет ВСФ может не рассчитывать. «Ну, может, вы что-нибудь под крышей организуете, - взмолился Кандидо. - В теплом помещении… Хотя бы пресс-конференцию какую-нибудь… Мы бы об этом сообщение на сайте повесили!»

Я согласился, что пресс-конференцию организовать можно. Тем более, в теплом помещении.

Вечером молодые активисты ARCI, которым в этом мероприятии отведена была роль технического персонала, не скрывали своего возмущения. Почувствовав во мне родственную душу, они принялись жаловаться. «К чему эти люди нас призывают? - риторически вопрошал курчавый сицилиец Алессандро, похожий на Пушкина без бакенбард. - Назначили какой-то непонятный день, готовы послать нас неизвестно за что под дубинки карабинеров! Придумали дату, ни с кем не посоветовались, а теперь хотят друг перед другом отчитаться. И эти люди собираются строить новый мир! Позор!» - «А карабинеров жалко… - вдруг вмешалась молоденькая девушка, как выяснилось - тоже из Сицилии. - Они же не от хорошей жизни в полицию идут! Семью кормить нечем, вот и приходится нас по головам молотить. Ужасная работа».

Ребята были изрядно сердиты не только на антиглобалистов, но и на партийных политиков и «собственное» правительство. «Сидят там, в Риме, с важным видом речи произносят, а здесь ничего не меняется. Говорили, мол, прогоним Берлускони, начнется совсем другая жизнь. Да ничего подобного! Даже хуже стало! Все они одинаковы. И Rifondazione ничем не лучше. Такие же чиновники!»

В общей атмосфере недовольства досталось и моей любимой Флоренции. «Не нравится мне здесь, - продолжал кипятиться Алессандро. - У нас на юге всё просто и откровенно. Мафиози не скрывают, что они мафиози. Воры всё тащат открыто. На выборах голоса покупают средь бела дня: подходят к тебе и говорят - покажи бюллетень, заполненный за Берлускони, получишь 60 евро или мобильник». - «Так что же в этом хорошего? - запротестовал я. - Вот здесь, в Тоскане, подобное невозможно». - «Да в том-то и дело, что только по внешнему виду всё складно и прилично! А поживешь здесь, так понимаешь - такие же воры и мафиози, как у нас! А сколько гонору, как рисуются! Нет, уеду обратно в Палермо!»

Никуда он, скорее всего, не уедет. Потому что не захочет в родном Палермо идти в карабинеры или в мафиози. Алессандро хочет действовать, отстаивать свои гражданские принципы, и ARCI, несмотря на все издержки, ему такую возможность дает.

Ближайшая цель - Росток. Туда тянутся тысячи таких же молодых людей, уставших от вранья официальной политики, не только правой, но и «левой».

Туда же лежит и моя дорога.

РОСТОК: ПЕРВЫЙ АКТ

«Тут у нас черт знает что творится! Водометы, слезоточивый газ, полиция, танки!» - это был звонок из Ростока. В голосе моей собеседницы звучало изумление, смешанное с гордостью: мы в самом центре мировых событий.

Я почувствовал легкий укол досады: во мне проснулся журналист. Сижу в Берлине на семинаре с интеллектуалами, обсуждающими перспективы демократии и будущее социальных движений, пропускаю самое интересное! Вечером по телевидению показывали стычки на улицах Ростока. Правда, репортажи были очень краткими и сдержанными. Ситуация начала проясняться.

Демонстрация, приуроченная к открытию саммита «Большой восьмерки» в Германии, планировалась как мирная и массовая. По оценкам левых, в ней приняло участие около 80 тыс. человек, приехавших с разных концов Европы. О том, что могут возникнуть столкновения, знали заранее, но обе стороны - и активисты, и полиция - надеялись, что все обойдется. Росток - столица немецкой земли Мекленбург-Померания, где у власти коалиционное правительство во главе с социал-демократами, в котором еще недавно участвовала Левая партия (Linkspartei).

Местная полиция получила инструкцию вести себя сдержанно, да демонстранты не собирались подставлять дружественную администрацию. Правда, федералы были настроены куда более решительно, так что внутри власти явно наметились разногласия. А оргкомитет ростокских протестов успешно использовал ситуацию, постоянно критикуя правящие круги, заставляя их оправдываться.

«Впервые за много лет мы идеологически в наступлении, - объяснял Петер Валь - один из лидеров оргкомитета. - Сегодня пресса публикует нашу точку зрения, правительство проигрывает дискуссию. Мы получили трибуну!»

Увы, все эти тонкости были глубоко безразличны анархистам из «Черного блока», значительная часть которых вообще приехала из других стран - Греции, Италии, Польши. «Автономы», или, как их здесь называют, «хаоты» действовали по привычной тактике. Вышли из-за спины демонстрантов, забросали полицию камнями, а затем рассеялись среди протестующих. Полиция ответила залпами слезоточивого газа и водометов, большая часть которых пришлась по вполне мирным колоннам. Левые активисты пытались урезонить «хаотов», но сделать это было невозможно. Тем более что полиция, в рядах которой появились первые раненые, тоже начала звереть. «Хаоты» начали строить баррикады, в ход пошли бутылки с «коктейлем Молотова». Полиция ввела в дело технику. Обе стороны подтянули резервы. «Хаоты» бросили на улицы более 2500 бойцов, полиция мобилизовала 10 тыс. сотрудников. Сражения продолжались до вечера.

Танков, конечно, в Ростоке не было, были только полицейские броневики, которые, впрочем, выглядели достаточно угрожающе. Не удивительно, что моя собеседница, перепутала. Ее учили социологии, а не тактике уличных сражений.

Небольшая группа российских активистов, участвовавшая в демонстрации, выбралась из первой передряги благополучно. Некоторые уже были в Афинах на Европейском социальном форуме, где «автономы» подставили демонстрантов по той же программе. Теперь, увидев людей в черных масках и почувствовав запах слезоточивого газа, россияне правильно оценили ситуацию и предпочли держаться подальше от эпицентра конфликта. Правда, если верить немецким газетам, нескольких русских умудрились арестовать в Ростоке еще за несколько дней до демонстрации - они шли по главной улице и пугали бюргеров, распевая «Интернационал». Видимо выпили слишком много пива с английскими троцкистами.

К вечеру 3 июня сообщили о первом арестованном участнике из России. Если верить данным полиции, он присоединился к «хаотам», кидавшим камни. Только «хаоты» скрываю лица масками и платками, а наш соотечественник радостно демонстрировал свою физиономию нескольким десяткам видео- и фото камер.

Сам я добрался до Ростока только к вечеру 3 июня. Когда, собственно, и нужно было приезжать. Ведь открытие саммита было еще впереди. Поезд на север шел полупустым, хотя в вагонах было заметно изрядное количество молодых людей с рюкзаками, тихо читавших леворадикальные брошюры. Большинство из них никто не организовывал, они просто отложили свои дела на несколько дней и ехали в Мекленбург, чтобы выразить свое отношение к мировому начальству.

На вокзале поезд уже поджидали. Несколько девушек встречали прибывающих активистов и давали информацию о том, где можно расселиться и куда направиться. Одновременно на перрон выдвинулся отряд военизированной полиции. Все как на подбор - рослые блондины, настоящие арийцы. Среди полицейских имелось некоторое количество девушек, таких же рослых и накачанных, как и парни. Полицейские немного постояли со скучающим видом, а затем блокировали один из отрядов молодежи. Минуты три обе группы молча глядели друг на друга, затем так же, не произнося ни слова, полицейские начали проверять рюкзаки и сумки молодых людей. Те не протестовали.

На привокзальной площади я обнаружил полтора десятка грязных панков, которые явно собирались устраиваться здесь на ночлег. Среди них одиноко стоял помощник уполномоченного по правам человека Украины Василий Терещук. Панки дружелюбно и вежливо объяснили нам, как пройти к отелю, а затем один из них вдруг спросил, нет ли у меня обратного билета на Берлин. «Вы же, наверное, по тарифу выходного дня приехали? По нему можно сегодня вечером назад вернуться. Я бы в Берлин съездил. Отдохнуть хочу». Молодой человек явно соскучился по горячей ванне.

В городском порту громыхала музыка, и несколько тысяч молодых людей радостно подпрыгивали в такт песне, слова которой разобрать было совершенно невозможно. Над толпой развевались флаги Левой партии, молодых социал-демократов (Jusos) и молодых зеленых. Немного поодаль продавали свою литературу троцкисты. У причала пришвартовалось несколько парусников, на их мачтах красовались плакаты, разоблачающие двуличие «Большой восьмерки». Самый большой (но и самый невнятный) принадлежал «Гринпису»: «G8: кончайте говорить, беритесь за дело!» Видимо, речь шла об обещании мировых лидеров покончить с бедностью.

Революционные плакаты и граффити украшали город в самых разных местах, а рядом с ними красовалась реклама, призывающая посетить «Специальное казино G8». Девиз заведения гласил: No risk, no fun. Иными словами, кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Концерт подходил к концу, и колонна полицейских автомобилей двигалась к окраине города, отвозя на отдых утомленных опасной и трудной службой стражей порядка. Впрочем, и в порту их оставалось немало. Однако настроение было уже не рабочее. Полицейские, видимо, мобилизованные из других городов, фотографировали морской пейзаж, просматривали дневные видеозаписи и гуляли по пристани вперемежку с демонстрантами. На вокзале полицейские добродушно объясняли панкам, как добраться до лагеря антиглобалистов. Трудно было представить, что вчера некоторые из этих людей лупили друг друга почем зря.

Лагерь, разместившийся примерно в 10 минутах езды от центра города, представлял собой небольшой палаточный городок со своими улицами, главными воротами и даже с неким подобием администрации. Главная улица называлась Via Carlo Giuliani в честь молодого антиглобалиста, убитого в Генуе карабинерами в 2001 году. Была здесь и аллея Розы Люксембург, заселенная марксистами, и бульвар Дуррути, облюбованный анархистами. Впрочем, улицы внушительно выглядели только на плане. В действительности они были обозначены тонкими желтыми лентами вроде тех, которыми полиция огораживает место преступления. Вход в лагерь закрывал шлагбаум, у которого размещались палатка с надписью «консьерж» и другая палатка, где можно было подзарядить мобильные телефоны. Было великое множество биотуалетов, все очень грязные, а также пункт бесплатного доступа в Интернет, где постоянно стояла очередь.

Как нам объяснили, компьютеры и другие ценные вещи в лагере оставлять не рекомендуется (вот почему некоторые молодые люди даже на демонстрацию ходили с рюкзаками за спиной). У входа в лагерь можно было прочитать слезную историю двух немецких девушек, которые вчера познакомились с четырьмя английскими парнями, очень весело провели вечер, а поутру не обнаружили у себя ни вещей, ни палатки. Теперь они просили вернуть им хотя бы палатку.

Прессу в лагерь не пускали, фотографировать и снимать запрещали, что у журналистов вызывало живейшее раздражение. Телекорреспондент из Москвы уверял меня, что в лагере должно быть полно пьяных и накурившихся марихуаной ребят. Однако ничего подобного мы не увидели. Характерный запах травки, который можно, например, понюхать в коридорах некоторых московских вузов, напрочь отсутствовал, пили в основном вино, а самым крепким напитком была бутылка граппы, которую притащил с собой петербургский художник Дмитрий Виленский - мы с ним ее и распили.

Греки и русские, потягивая австралийское вино, пели революционные песни, которые звучали на обоих языках совершенно одинаково. Время от времени мимо проходили молодые люди в характерной одежде «Черного блока». Здесь они не скрывали своих лиц, и именно поэтому запрещено было фотографировать. Впрочем, многие жители лагеря этим запретом пренебрегали, используя мобильные телефоны, чтобы «остановить мгновенье». Никто не обращал на это особого внимания до тех пор, пока нарушители правила были из своих. Кто-то танцевал, где-то играла музыка, кто-то писал тексты в компьютерах, смотрел видео об аграрных проблемах Латинской Америки и спорил о политике.

Между тем город выглядел вымершим. Хотя значительная часть жителей традиционно красного региона симпатизировала протестующим, граждане Ростока предпочитали без надобности не бродить по улицам, оставив их в распоряжение революционеров и полиции. Некоторые магазины предусмотрительно закрыли свои витрины фанерными щитами. Доброжелательные бюргеры на Университетской площади потягивали пиво вперемежку с кофе и разглядывали антиглобалистов, разыгрывавших прямо на мостовой какое-то невразумительное представление.

Столкновения, начатые «автономами» 2 июня, возобновились к вечеру 4-го числа, когда в Росток пришла весть о волнениях, начавшихся в Берлине. Очередная мирная демонстрация завершилась столкновением с полицией. Над портом, находившимся в руках антиглобалистов, появились вертолеты, а с окраин города в центр с воем понеслась колонна полицейских микроавтобусов.

«Все это еще только первый акт! - обнадежил меня шведский социолог Стефан Сьеберг. - Если еще до приезда гостей началось такое, то что же будет, когда господа приедут?»

Поживем - увидим.

РОСТОК МЕНЯЕТ ПРИОРИТЕТЫ

Со времен злополучного саммита 2001 года в Генуе ни одна встреча «Большой Восьмерки» не сопровождалась таким насилием и такой упорной конфронтацией как та, что проходит сейчас в Хайлигендамме и Ростоке. Можно сказать, что мы вернулись к ситуации начала 2000-х годов, когда правящие круги не могли ни справиться с волной протеста, ни найти убедительные аргументы в свое оправдание. На некоторое время такую аргументацию им дал мировой терроризм, события 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Однако сейчас можно с уверенностью говорить о том, что этот аргумент исчерпан. Ужесточающиеся антитеррористические меры властей, ограничивая свободу населения, не только не вызывают на Западе одобрения общества, но и сами провоцируют недовольство и недоверие к правительствам.

Между тем число молодых людей, готовых отстаивать свои антисистемные взгляды с помощью насилия, стремительно растет. Если в Сиэтле и Праге пресловутый «Черный блок», сторонники которого затевают сражения с полицией и крушат витрины магазинов, был представлен несколькими сотнями сторонников, то в Ростоке счет идет уже на тысячи. И в большинстве своем это совсем юная молодежь, парни и девушки, едва достигшие совершеннолетия. Усиление «Черного блока» - ответ не только системе и правительствам, не пользующимся никаким доверием у нового поколения, но и более умеренным левым, которые за прошедшие десять лет не достигли ничего или почти ничего.

Однако изменилось и отношение прессы к протестам. Раньше журналистов интересовали только разбитые витрины, а любые репортажи с места событий сводились к рассказам о насилии. Сколько бы сил ни тратили умеренные лидеры движения на пропаганду своих взглядов, пресса их демонстративно игнорировала. В Ростоке всё происходит наоборот. Корреспонденты основных немецких газет и телеканалов подчеркивают миролюбие основной массы демонстрантов, берут интервью у организаторов «законных протестов» и публикуют их мнения.

Общественные настроения изменились. Правительству Германии трудно объяснить, почему нет денег на социальные программы, если находятся деньги на проведение встречи G8 и другие не менее сомнительные мероприятия. А глобальное потепление из вопроса, интересовавшего экспертов и экологов, превратилось в тему большой политики, причем Европейский Союз объявил курс на резкое сокращение эмиссии «тепличных газов», которые считают главной причиной природных катаклизмов. Критики «Большой Восьмерки» не готовы этим удовлетвориться. Экологические программы Запада не дадут результатов, пока новые технологии не будут бесплатно переданы в страны Азии и Африки, пока не будет гарантировано, что сохранение природы на периферии мирового капитализма не будет достигаться за счет отказа от развития. В противном случае экология станет инструментом нового колониализма.

На сегодня, впрочем, задача движения в том, чтобы принудить США признать глобальные экологические приоритеты. Остается, правда, Китай, но вопреки утверждениям скептиков, в условиях меняющегося политического климата авторитарный режим в Пекине не может быть избавлен от давления международного общественного мнения. В конечном счете остается возможность в случае отказа Пекина от признания глобальных экологических задач закрыть доступ китайским товарам на западные рынки, что с восторгом будет поддержано всей остальной Азией. Разумеется, такие методы оказываются в противоречии с принципами Всемирной торговой организации (видимо, ради защиты от подобных санкций Китай и вступил в ВТО). Однако это означает лишь одно: ВТО, равно как и другие организации глобального капитализма, не соответствует задачам сегодняшнего дня. Она должна измениться, либо исчезнуть.

Cпециально для «Евразийского Дома»

БЛОКАДА ХАЙЛИГЕНДАММА

Для защиты саммита «Большой восьмерки» в Хайлигендамме под Ростоком германские власти выделили более 16 тыс. полицейских, снабженных водяными пушками, бронетранспортерами, вертолетами и огромным количеством автомобилей.

Поддержку им оказывали подразделения бундесвера. Городок Хайлигендамм был обнесен многокилометровой стеной, вокруг которой была образована зона безопасности. Власти с гордостью сообщили, что потратили на строительство 12 млн евро.

Если бы действие происходило в России, я бы цинично предположил, что по меньшей мере 10 млн из этой суммы были разворованы чиновниками, но, зная нравы немецкой бюрократии, готов поверить, что сооружение действительно обошлось так дорого.

Хотя, по чести сказать, лучше бы разворовали. Средства пошли бы на что-то полезное. Например, на строительство загородных домов. О том, сколько денег будет потрачено на демонтаж этого сооружения, остается только гадать. Критики саммита тут же сравнили стену Хайлигендамма с печально известной Берлинской стеной.

Все эти меры предосторожности формально направлены были на борьбу с террористами. На самом деле и власти, и общество прекрасно понимали, от кого защищается «Большая восьмерка». Никаких террористов вблизи Хайлигендамма обнаружено не было, зато массы левой молодежи съехались протестовать со всей Германии.

И хотя в рядах антиглобалистов можно было увидеть представителей практически всех стран Европы, жителей Латинской Америки, граждан Туниса, Ливана и Израиля, основную массу протестующих составляли немцы.

К протестам готовились не только власти и левые организации. Немецкие железные дороги начали продавать специальный проездной билет, который прозвали protester’s ticket. По нему, заплатив всего 15 евро, в течение всего саммита можно было проехать повсюду, где намечались акции и столкновения демонстрантов с силами правопорядка.

Билеты действительно покупали. Но только немцы.

Русские, англичане, испанцы и греки вообще ничего не платили. Десятки полицейских, оцеплявших перроны вокзалов и сельские платформы, интересовались чем угодно, только не оплатой проезда. «Какие, к черту, билеты, когда тут революция!» - возмущался художник Дмитрий Виленский. Обстановка действительно была революционной - тысячи радикальных молодых людей заполняли улицы Ростока. То и дело происходили столкновения с полицией. Время от времени кого-то арестовывали.

Иногда полиция начинала оправдываться, выкрикивая в мегафон: «Achtung! Мы не собираемся нарушать ваши гражданские права, мы не будем проверять документы! Мы только хотим выяснить, нет ли у вас чего-то острого и тяжелого!»

Документы, впрочем, тоже проверяли, особенно в автомобилях. Росток находился фактически на осадном положении. За несколько дней мы привыкли к вою полицейских сирен, научились отличать местную полицию от федералов и различать по нашивкам, из какой земли прибыло то или иное подразделение. Самые неприятные были пруссаки - берлинцы и бранденбуржцы. С баварцами договориться было легче, они отвечали на шутки, улыбались и вообще не относились к происходящему слишком серьезно.

Посты стояли повсюду. «Самую эффективную блокаду устраивает полиция, - жаловался таксист. - Ни проехать, ни пройти!»

Самым лучшим способом пройти полицейские кордоны было удостоверение прессы. Им запаслись все организаторы демонстраций, благо в Германии полно левых изданий, без проблем выдававших соответствующие ксивы. Но поскольку в Росток понаехала куча журналистов со всего мира, от Мексики до Кении, то полиция во всех этих бумажках разбиралась плохо. Только мне почему-то не пришло в голову запастись удостоверением корреспондента газеты ВЗГЛЯД. Дмитрий Виленский сделал себе удостоверение сам, «ну очень фальшивое». Сходило и такое.

Поскольку все происходило в Германии, никакая революционная борьба не могла нарушить традиционного уклада жизни. После очередной схватки с полицией панки честно выстраивались в очередь к киоску с сосисками или к туалету. По утрам жители антиглобалистского лагеря получали кофе и свежие газеты.

Правда, кофе был поганый, а газеты только левого направления. Но, с другой стороны, хороший кофе немцы и в дорогих гостиницах варить не умеют, а буржуазная пресса вряд ли пользовалась бы здесь популярностью.

В лагере постоянно происходила смена людей. Кто-то прибывал, ставил палатки, кто-то покидал Росток. Происходила и своеобразная смена поколений. На субботнюю демонстрацию 2 июня прибыло много людей среднего возраста, но к понедельнику многие уехали: надо было выходить на работу. Лагерь заметно помолодел.

Проба сил

С 2 по 5 июня демонстрации в Ростоке происходили ежедневно. Каждая имела свою тему: один день был посвящен сельскому хозяйству, другой - правам иммигрантов, третий - борьбе с милитаризмом. Хотя, как заметил один из участников, с большой долей вероятности кончалось все одинаково: дракой между панками и полицией.

Между тем серьезное противостояние должно было начаться лишь 5 июня, в день приезда Джорджа Буша. Панки и анархисты, составлявшие ядро склонного к насилию «Черного блока», к тому времени уже порядком подустали, так что теперь проходило все исключительно мирно.

Утром несколько тысяч человек прошли в городок, рядом с которым собираются строить американскую военную базу, устроив там митинг протеста. Колонна растянулась на изрядное расстояние, не столько из-за своей массовости, сколько потому, что нужно было переходить железнодорожный мост, а потом проходить по узким улочкам курортного поселка.

Мост оказался серьезным препятствием. Заблокировав выход, полиция образовала там огромную очередь. Удивительным образом под мостом серьезных патрулей не было.

Русские и поляки, застрявшие на мосту, недоумевали: «Неужели даже анархисты из «Черного блока» не додумаются просто пройти по путям?» Услышав эту идею, Томас Зайберт, один из сведущих организаторов протеста, искренне удивился. «Действительно, нам это даже в голову не приходило. По путям же ходить запрещается!»

Англичане из Социалистической рабочей партии (SWP), взобравшись на мост, начинают скандировать: «One solution - revolution!» - и в такт ритмично подпрыгивать. «Что же они, механике не учились? - возмущается Илья Будрайтскис из группы «Вперед». - Обрушат же мост!» Я обещаю при ближайшей встрече с руководством SWP выразить наш протест и потребовать, чтобы с членами партии провели разъяснительную работу по поводу политической агитации на мостах.

Но утренняя демонстрация - всего лишь разминка. После обеда ждут Буша и масса демонстрантов направляется в аэропорт Росток-Лааге, куда должен прилететь американский президент. «Здесь не приземлятся!» - гордо заявляет распространяемая в лагере листовка. Все понимают, что это преувеличение. Никакая демонстрация не может остановить самолет. Но идти в аэропорт надо - это первая из намеченных блокад.

До аэропорта от ближайшей открытой для публики железнодорожной станции Шваан - полтора десятка километров. От антиглобалистского лагеря в Ростоке должны идти автобусы, но где они стоят, никто не знает. К тому моменту, когда мы находим назначенное место, автобусы уже ушли, да и уместить в них всех желающих все равно не было возможно.

Какие-то средиземноморские люди грузятся в собственный микроавтобус и уезжают, пренебрегая просьбами оставшихся без транспорта активистов подсадить хоть кого-нибудь. Народ угрюмо уходит, чтобы садиться на поезд. Мне повезло: вместе с бывшим украинским депутатам Василием Терещуком нас берет с собой группа берлинских антифашистов, у которых имеется две машины.

Первую машину, старенький красный «фольксваген», почти сразу останавливает полиция. Нам опять везет: мы находимся в солидной «ауди», которую не проверяют вообще. Петляя по сельским дорогам и стараясь избегать полицейских постов, мы несемся к аэропорту. По пути обнаруживается и один из автобусов. Он стоит на обочине, блокированный полицейскими. Водитель «ауди» тут же по мобильному телефону связывается с организаторами блокады и сообщает все, что видит.

Автобус так и простоял заблокированным 6 часов, вместе с людьми. Как хорошо, что мы на него не попали!

Время от времени нам встречаются колонны полицейских микроавтобусов. На мостах стоит уже не полиция, а бундесвер. Пулеметы на бронемашинах гуманно заменены водяными пушками. В небе вертолеты.

Примерно в километре от аэропорта мы выгружаемся из машины на сельской улице. Несколько домов украшены флагами ГДР. Крестьянин, пережевывающий бутерброд с сосиской, флегматично сообщает: «Вы напрямую не ходите. Полиция там. Завернуть могут. Тут обходная тропа есть».

Для партизанских действий самое главное - поддержка местного населения.

Аэропорт

Пройдя по тропинкам и приняв в свой небольшой отряд отбившегося от своих испанца, мы обнаруживаем перед собой огромное картофельное поле, за которым торчит здание аэропорта. Контрольные посты остались позади, но и вперед идти нельзя - если только нет желания закончить день в тепле и уюте полицейского участка. Идет дождь, холодно. Так что, если кто-то из жителей лагеря очень соскучился по трехразовому питанию, горячему душу и чистым простыням, вопрос можно решить просто. Даже будет бесплатный билет на родину.

Мы резко разворачиваемся и выходим на дорогу. Здесь уже стоит импровизированная сцена, устроенная на прицепе, который притащил огромный трактор, принадлежащий кому-то из здешних крестьян. На сцене появляется молодой парень, объявляющий в микрофон: «Пожалуйста, будьте осторожны, не топчите наше поле! Мы поддерживаем протест, но картошка нам тоже пригодится!» Крестьянский практицизм.

Толпа постепенно увеличивается за счет тех, кто добрался из Шваана. Кого-то подвезли, поляки умудрились 14 километров пройти пешком. Русские и украинцы удивительным образом добрались все. Наших не остановишь!

Прилет самолета американского президента демонстранты встречают воем и криками. Этот кошачий концерт транслируется в прямом эфире на весь мир. Аэропорт действительно заблокирован, но для лидера США это не особая проблема. Его вывозят на вертолете.

Сочтя свою миссию выполненной, народ начинает расходиться. В свою очередь полиция начинает действовать активнее. Со специальных машин выгружают собак в намордниках. Звучат окрики: «Halt! Stehen bleiben! Weiter gehen! Schnell!»

«Немцы в касках, собаки… Полное ощущение концлагеря», - делится со мной одна из русских девушек. Русские, украинцы и израильтяне сбиваются вместе. Ощущение у всех примерно одинаковое.

Выбраться из аэропорта оказывается еще труднее, чем добраться до него. Полиция направляет нас к другой железнодорожной станции, которая якобы находится в 4-5 километрах к северу. На самом деле мы проходим более 9 километров только для того, чтобы обнаружить, что станция закрыта. Нас нагоняет машина, за рулем которой сидит Мартин, один из организаторов блокады. «Полиция вас сознательно обманула», - объясняет он. «Почему?» - допытываюсь я. «Завтра решающий день. Они хотят, чтобы наши люди утомились».

Если это так, то полиция ошибается. Блокировать Хайлигендамм будут другие группы, совсем не те, что действовали у аэропорта. Мартин прекрасно знает это, но не обсуждает подробностей. На вопрос, что будет завтра, отвечает просто и без запинки: «Планы уточняются».

Диспозиция

Пока толпы молодежи устраивали демонстрации в Ростоке и осаждали аэропорт, в главном лагере антиглобалистов шла острая дискуссия. Умеренное крыло во главе с лидерами движения АТТАК предлагало отменить блокаду, сведя ее к серии символических мероприятий вроде того, что происходило у аэропорта.

Радикалы требовали придерживаться первоначального плана и были поддержаны рядовыми членами АТТАК. Решение было принято. Утром 6 июня началась операция.

Впрочем, первые действия предприняли не протестующие, а полиция. В ночь на 6 июня она довольно большими силами блокировала передовой лагерь антиглобалистов, находившийся возле аэропорта.

В лагере находилось около 500 человек, против которых направилось несколько тысяч стражей порядка с обязательными бронетранспортерами и водяными пушками. У ворот лагеря начались вялые стычки.

Тем временем отряды протестующих, в соответствии с переданными им накануне инструкциями, выходили из своих лагерей и направлялись в места сосредоточения. Еще раньше из ростокского лагеря вышел «Черный блок». Собравшись в час ночи, автономы построились в колонны и ушли. Больше в тот день их никто не видел. То ли рассеялись по дороге, то ли заблудились.

Основные силы антиглобалистов объединились к утру в две колонны по 5 тыс. человек, имея примерно 2 тыс. человек резерва. Одна колонна должна была, выйдя из городка Бад-Доберан, двигаясь вдоль стены, действовать против Западных ворот Хайлигендамма. Вторая колонна выступила из деревни Рабенхорст, чтобы блокировать Восточные ворота. У каждого руководителя отряда была великолепная карта, которой мог бы позавидовать любой комбат времен Второй мировой войны. Все знали свое место и четко выполняли команды.

К моменту выхода колонн активисты уже прошли около 12 километров, но теперь им предстояло проделать по меньшей мере такой же путь, преодолевая сопротивление полиции.

Двигаясь на север, западная колонна сразу же перерезала железнодорожную ветку на Хайлигендамм, по которой власти собирались пустить поезд с журналистами.

Сопротивление полиции было вялым, она явно была застигнута врасплох численностью демонстрантов и их организованностью.

Тем временем другая колонна, обойдя полицейские заслоны, приблизилась к Восточным воротам. Маленькая сельская дорога была перекрыта наспех сооруженной баррикадой из сухих веток, возле которой выстроилось с полдюжины босоногих парней и девушек.

Притормозив у баррикады, автомобилисты спрашивали у ее защитников, в чем дело; узнав, что это акция протеста против саммита «Большой восьмерки», покорно поворачивали назад, как если бы их тормозила полиция.

Разогнать подобную баррикаду не представляло бы особого труда, но властям было уже не до того.

У Восточных ворот происходило удивительное и красочное действие. Спускаясь с холма и разворачиваясь в широкую линию, 5 тыс. молодых людей под радужными знаменами выходили на поле. Они несли с собой водонепроницаемый брезент для защиты от водяных пушек, мешки с соломой, которые служили одновременно и защитой от ударов дубинками, и материалом для строительства баррикад, и просто подушками.

На другом конце поля тонкой черной цепью, контрастировавшей с многоцветьем антиглобалистских отрядов, выстроилась полиция. Картину дополняли несколько огромных ветряков, весело размахивавших своими лопастями по краям поля.

Пройдя несколько десятков метров, атакующие перестроились, образовав «пять пальцев». В скором времени цепь полиции была прорвана в двух местах, а в остальных трех началась свалка.

Полицейские яростно работали дубинками, но никто не убегал. Численно превосходящие их антиглобалисты не отвечали на удары, но выдавливали противника с поля. На открытом месте слезоточивый газ оказался неэффективен. Водяные пушки не могли использоваться после того, как демонстранты перемешались с полицейскими. К тому же значительные силы полиции были отвлечены бессмысленной блокадой лагеря возле аэропорта.

К 12.15 все было кончено. Стражи порядка эвакуировались. Несколько полицейских машин оказались заперты на занятой демонстрантами площадке и не могли выехать. Молодежь протянула поперек дороги плакаты, призывающие бороться с капитализмом, и расположилась на отдых.

Местные фермеры приветствовали антиглобалистов неожиданным заявлением: «А мы вас еще вчера ждали!» Из ближайших домов молодым людям понесли еду и воду. Разозленная полиция перекрыла водоснабжение в домах, оказавшихся на «территории противника». Что, конечно, не прибавило властям популярности.

У Западных ворот блокада разворачивалась не так успешно, но делу помогла сама полиция. Выдвинув навстречу атакующим большое количество техники, она тем самым блокировала дорогу сама. Броневики с водометами стояли так плотно, что не только проехать, но и пройти было невозможно. Притом работали их команды неэффективно. Один из моих знакомых видел, как 9 водометов минут двадцать пытались смыть с улицы пятерых анархистов.

К часу дня 6 июля Хайлигендамм по суше был полностью отрезан от всего остального мира. Журналисты, не удостоившиеся права лететь с первыми лицами на их вертолетах, не могли прибыть на саммит. Та же участь постигла и часть официальных делегаций, разместившихся в Ростоке. Проехать по дорогам было нельзя. Пропускали только машины местных жителей, да и то после нескольких минут консультаций. Водители терпеливо ждали, тем более что им предлагали прохладительные напитки. «Только пива, пожалуйста, не надо! - смеялся один из них, пока его участь решали какие-то уполномоченные по блокаде. - Я же за рулем!»

Контрсаммит

Параллельно с акциями на дорогах в Ростоке открывался альтернативный саммит. Задача состояла в том, чтобы привлечь внимание общественности к социальным и экологическим проблемам, из-за которых, собственно, и разворачивался протест. Здесь говорили о войне в Ираке, о глобальном потеплении и бездействии Запада (особенно доставалось США). Обсуждали перспективы рабочего движения и образование. Известных людей решено было не подвергать опасности, а потому контрсаммит проходил вдалеке от основных событий. Однако сами участники дискуссий больше всего волновались о том, как идут дела под Хайлигендаммом. Профсоюзный лидер из Австрии Герман Дворжак показывал на карте продвижение отрядов. Время от времени кто-то приносил очередное известие, полученное по мобильному телефону. Толпа людей, заполнявшая огромные залы готических церквей, взрывалась криками радости или возмущения.

То, что дискуссии проходили в церковных зданиях, далеко не случайно. Немецкая евангелическая церковь горячо поддержала протест, не только предоставив антиглобалистам свои помещения, но и помогая мобилизовать верующих для участия в событиях. Не в последнюю очередь благодаря этому акции антиглобалистов невозможно было представлять в виде выходок хулиганов. Германия не самая религиозная страна, но авторитет церкви достаточно велик, чтобы ее позицию нельзя было просто игнорировать. Представители церкви и экологические организации совместно требовали от «Большой восьмерки» принять решительные меры по защите климата, критиковали войну в Ираке, добивались вывода немецких солдат из Афганистана.

В разгар дискуссии о проблемах войны и полицейского насилия, проходившей в стенах Петрикирхе, пришло сообщение, что полиция блокировала ростокский лагерь и проводит там обыски. По утверждению властей, 2 тыс. автономов в лагере занимаются изготовлением «коктейлей Молотова». Повскакав с мест, присутствующие начали требовать автобусов. «Какой смысл дискутировать? Надо ехать в лагерь к нашим товарищам!» Вскоре, однако, стало известно, что полиция покинула лагерь, ничего не обнаружив и никого не арестовав. Дискуссии возобновились.

Обыски в ростокском лагере были частью контрнаступления, которое власти предприняли вечером 6 июня. Полиция выдвинулась к позициям восточной блокады, пытаясь выдавить людей с дороги, но безуспешно. Шеренги протестующих прижимались к рядам полицейских настолько плотно, что применить водометы было невозможно. Дмитрий Виленский, который, воспользовавшись своим липовым удостоверением, прошел через кордон полиции, слышал, как офицеры переговаривались по радио: «Мы ничего не можем сделать! Их слишком много! Нужна армия!»

Для применения жестких мер нужен был повод. А блокады были исключительно мирными. На удары дубинками отвечали шутками. На требования полицейских - молчанием и пением.

Молодые люди из Бремена опознали в толпе пятерых агентов - своих земляков, переодетых в активистов «Черного блока» и подговаривавших людей бросать камни. Разоблаченные агенты бросились бежать. Четверо проскочили через ряды полиции, но один был схвачен и выдан журналистам. На следующий день газета TAZ опубликовала фотографию, на которой плотными рядами шли совершенно одинаковые с виду активисты «Черного блока»: все в темных куртках, солнцезащитных очках, закрывающих лицо платках и капюшонах. Подпись под фото гласила: «Найди полицейского».

Кульминация

К вечеру 6 июня участниками демонстраций овладело ощущение победы. Радость была как будто разлита в воздухе. Она читалась на лицах людей, прибывавших с места блокады, ее почти физически можно было ощущать в пресс-центре контрсаммита, на улицах, в штабной палатке лагеря.

«Это было великолепно! - не удержался обычно невозмутимый Мартин. - С одной стороны, все проведено как военная операция, а с другой стороны, никакого насилия».

Последнее, на что могла надеяться полиция, это на то, что участники блокад устанут или расслабятся. Но уже к утру стало ясно, насколько власти ошиблись. Некоторые группы уходили с позиции, но прибывали новые. Из Ростока подвозили воду и продовольствие, кофе и газеты. Организация молодежи, близкой к Левой партии, подогнала к Восточным воротам странный красный автомобиль с звукоусилителем, на котором красовалась надпись «Sozialistesche Feuerwehr». В общем, «красные пожарники».

Организация блокад удивительным образом соединяла дисциплину и демократию. Во время столкновения каждый знал свое место, четко выполнял свои задачи. Но в спокойные моменты вопросы решались на пленумах, куда каждая присутствующая группа посылала представителя. Когда я находился у Восточных ворот, там активно обсуждался вопрос, что делать с полицейскими, запертыми на заблокированной территории. Власти просили выпустить их, обещая в обмен пропустить транспорт с биотуалетами, водой и продовольствием для активистов, заблокированный примерно в километре к югу. Однако компромисс не прошел. Без биотуалетов можно было обойтись - вокруг было огромное кукурузное поле.

Где-то в районе Восточных ворот заблудилась группа барнаульских комсомольцев. Не зная немецкого языка и плохо разбираясь в происходящем, ребята вели какую-то собственную партизанскую войну. Главным своим достижением они считали разрушение забора, увенчанного колючей проволокой, который они приняли за первую линию полицейских укреплений. На следующий день вечерние новости показали пожилого фермера, который, отчаянно ругаясь, вопрошал: «Какие идиоты сломали ограду моего огорода?» Жена фермера во всем винила полицию. В любом случае пострадавшие собирались добиваться возмещения ущерба от федеральных властей.

Последний удар

Столкновения у Западных ворот продолжались до середины 7 июня, пока полиция не догадалась, что лучше отступить. Ведь независимо от того, кто одерживал верх на дороге, транспорт по ней проехать не мог.

Главным событием второго дня блокады стала отважная вылазка Гринписа, заблокировавшего Хайлигендамм с моря. Отчаявшись разблокировать железную дорогу, власти решили отправить журналистов на корабле. Когда стало известно, что судно вышло в море, суда Гринписа, размещенные в Ростоке, тоже пришли в движение. Обнаружив это, полиция направила водные патрули к Ростоку. В это самое время со стороны Швеции к Хайлигендамму прорвались 12 быстроходных лодок. Флотилия Гринписа была атакована полицейскими и военными катерами. Две лодки были протаранены, люди попадали за борт, шестеро из них были ранены, однако никто серьезно не пострадал. Корабль с прессой повернул назад.

«Единственное, что мы не додумались блокировать, - это воздух», - сетовал один из организаторов акции. «А разве можно блокировать воздушное пространство?» - изумился я. «Разумеется. Воздушными шарами, дирижаблями».

Успех был полный. Газеты сообщали на первых страницах о блокаде, лишь вскользь упоминая о заседаниях «Восьмерки». У президента Буша случился приступ язвы - то ли от неприятных разговоров с Путиным, то ли от нехороших новостей, а может быть, от всего сразу. Официальные представители западных государств рассуждали о необходимости более серьезно подойти к вопросу о защите климата. Лишь в последний день саммита, как будто спохватившись, пресса запестрела политическими комментариями о ходе переговоров.

Финал

Блокада начала ослабевать к вечеру 7 июня, но полиция оказалась настолько деморализована, что ничего не предпринимала. Да это уже не имело бы значения. Окончательно блокада была снята лишь утром 8-го числа. Аккредитованные на саммите журналисты устремились в Хайлигендамм, радуясь, что успеют хоть к закрытию.

Главным, кто выиграл от их присутствия, оказался Путин: на его итоговую пресс-конференцию собралась изрядная толпа.

Покинув свои позиции, молодежь двинулась назад в Росток, где на площади городского порта должно было состояться что-то вроде парада Победы.

Сюда же подходили те, кто находился в лагере. Тысячи людей ждали в порту, размахивая флагами и скандируя лозунги. В толпе был даже бургомистр Ростока. Он растерянно улыбался, окруженный молодыми людьми в рваных джинсах и футболках, украшенных революционными лозунгами.

Демонстрация, стихийно собравшаяся на главном вокзале, шла медленно. Ей постоянно перекрывала дорогу полиция, ее останавливали, людей вытаскивали из толпы и обыскивали, надеясь спровоцировать стычку, которая омрачила бы праздник.

Но на сей раз в полицейских не полетело ни одного камня. Им улыбались, желали поскорее поехать домой и хорошо провести выходные. Молодые люди шли весело и уверенно, обсуждая подробности прошедших двух дней, гордо демонстрируя друг другу синяки и ссадины, полученные от ударов дубинками.

Небольшое расстояние от вокзала до порта демонстранты проходили полтора часа. Наконец голова колонны показалась на берегу. Их встретили восторженными криками и песней антифашистского сопротивления. Они шли, развернув знамена, смертельно уставшие, но победившие.

Росток изменил образ радикальных левых в европейской прессе. Теперь никто уже не пытается изображать их в виде бессмысленной толпы хулиганов, которые сами не знают, чего хотят, и умеют только бить стекла и драться с полицией. Даже насилие первых дней оказалось гораздо меньшим, чем изображала пресса.

Из сотни раненых полицейских только один был госпитализирован с тяжелой травмой. Была сожжена одна машина - другое дело, что ее изображение обошло газеты всего мира. Что касается другой пострадавшей собственности, то владельцы магазинов, закрывшие витрины фанерой, только зря потратили деньги. Витрины, оставшиеся неприкрытыми, никто не тронул. В общем, ничего не было испорчено, если не считать злополучного огорода.

Успех такого масштаба невозможен без тщательной организации. Протесты готовились в течение двух лет. Для этого был сформирован «Блок G8», в котором решающую роль сыграла группа с трудно переводимым на русский язык названием Intervenzionistische Linke (IL). Левые, вмешивающиеся в жизнь (в противовес интеллектуалам, проводящим семинары, и политикам, думающим только о выборах).

Эта группа, два года назад мало кому известная даже в Германии, сегодня выросла до нескольких тысяч человек, имеющих свои периодические издания, создавших свои ячейки во всех немецких землях. Полевые командиры демонстрантов, с которыми мне довелось поговорить, с гордостью сообщали, что являются членами IL. Многие вступили совсем недавно.

Они разрабатывали планы, проводили разведку местности, вели переговоры с партиями и общественными организациями, занимались пропагандой. Активисты несколько недель подряд отрабатывали перестроения, марш-броски и ориентировку на местности в обширных парках Берлина и других крупных городов.

Все это принесло плоды. «Росток будут вспоминать так же, как Сиэтл 1999 года и Прагу 2000 года, - с гордостью говорит мне одна из активисток движения. - Мы будем гордиться, что были здесь».

Но саммит G8 позади. «Теперь начинается самое главное, - вздыхает идеолог IL Томас Зайберт. - Два года мы жили подготовкой к Ростоку. Теперь начинается политическая борьба, не привязанная к датам и заранее объявленным событиям…»

УРОКИ ХАЙЛИГЕНДАММА

Возвращаясь из Берлина в Москву, сев в самолет, я первым делом раскрыл отечественные газеты. На первых полосах были репортажи из Германии, из Ростока и Хайлигендамма, где проходили встреча «Большой Восьмерки» и контр-саммит.

То, что я увидел в газетах, меня поразило. И дело не в том даже, что информация мягко говоря… неточна (нельзя же так просто, огульно сказать, что коллеги-журналисты нагло врут). Нет, просто возникало впечатление, будто российская пресса участвовала в каком-то другом саммите, происходившем в какой-то иной стране, может быть, - в параллельном мире.

Проще всего предположить, что отечественные журналисты, во-первых, не знали немецкого и плохо владели английским, во-вторых, не были на месте событий (если не считать обязательной пресс-конференцию президента России), в-третьих, вообще не выходили из гостиничных номеров, где, видимо, вместо того, чтобы смотреть телевизор, пили привезенную из дома водку.

Но это только часть проблемы. Если сравнивать репортажи отечественной и немецкой прессы, сразу бросается в глаза принципиальное культурное различие. Западная пресса реагирует на события. Она может по-разному интерпретировать факты, даже искажать их, но в основе репортажа всё же должно лежать какое-то действие. Российская пресса реагирует только на должности. Если в Хайлигендамме собрались большие начальники, значит, это серьезно. Если на улицах Ростока митинговали десятки тысяч человек, значит, речь идет о каком-то сброде, которому даже не удалось получить сколько-нибудь важную должность. Правда, здесь российская пресса опять ошибается. Среди протестующих были и депутаты парламента, и влиятельные представители лютеранской церкви, предоставившие готические соборы Ростока для проведения антиправительственных мероприятий (ситуация немыслимая в нашей «православной стране»). Сразу же после саммита в Германии проходит Церковный День (Kirchen Tag), в ходе которого будут подниматься те же темы, что и на контр-саммите. Да и ораторы, зачастую, будут те же самые.

Однако главное, конечно, не в этом. Даже не в численности протестовавших, не в том, что они успешно провели блокаду саммита. Главное в том, что для европейского общественного мнения саммит значимым событием не был, а сопротивление ему - было. Даже консервативная пресса уделяла протестам больше внимания, нежели саммиту. Сообщив обязательные протокольные подробности о работе «Восьмерки», журналисты тут же переходили к реальным событиям, разворачивавшимся в Ростоке и на подступах к Хайлигендамму, где молодежь вела удивительную «ненасильственную войну» с полицией.

Неспособность мировых лидеров что-то решить для борьбы с изменением климата вызывала уже недоумение и протест даже в консервативной прессе. Точно так же никто всерьез не воспринял разговоры про 60 миллиардов для Африки. Ведь речь идет не о новых вложениях, значительная часть этих средств уже давно обещана, но так до сих пор не выделена. Мировые лидеры продолжают суммировать обещания!

О том, что выделение средств само по себе ничего не даст без изменения политики, говорят уже все справа налево. Несогласие состоит в том, что и как надо менять. Но неспособность «Восьмерки» (G8) к практическим действиям, неготовность её к реальным дискуссиям признается повсеместно.

По большому счету саммит был интересен только протестами, и ничем ещё. Официальные мероприятия описывались скупо, с едва скрываемой иронией. Неэффективность и беспомощность «Восьмерки», абсолютная бессодержательность переговоров была основной темой комментариев. Предложения Путина, заявившего о возможном совместном с США использовании станции слежения за ракетами в Азербайджане, действительно вызвали шок, но главным образом потому, что Россия, ещё недавно выступавшая против американской политики в отношении Ирана, теперь, без всякой внешней причины, предложила США сотрудничество против Ирана.

Не удивительно, что комментарии были скептическими, причем подобные инициативы лишь усиливают недоверие к России. Ведь доверяют только предсказуемым партнерам.

С другой стороны, критики глобализации доказали, что имеют поддержку в обществе. В Ростоке это просто бросалось в глаза. В отличие от пражских бюргеров, которые в 2000 году попрятались, увидев в городе антиглобалистов, жители Ростока и окрестностей встречали их, вывешивая на балконах и в окнах плакаты и флаги, активно посещали дискуссии, снабжали водой и пищей молодежь, съехавшуюся со всех концов Германии. Даже на пляже Варнемюнде можно было видеть плакат против G8!

«Нелегально, но правильно», - так оценила акцию антиглобалистов левая “die TAZ”, а консервативная “Sueddeutsche Zeitung” в эпических тонах описывала «Поход Пяти Тысяч» - колонны левых активистов, блокировавших саммит. Местная пресса, вообще не связанная протокольными условностями, посвящала первые полосы исключительно протестам.

Почти во всех изданиях 9 июня на первых полосах были одни и те же картинки: одинокая Анжела Меркель в совершенно пустом Хайлигендамме и рядом фото многотысячной демонстрации в порту Ростока.

Урок Хайлигендамма состоит в том, что политический и моральный климат в Европе радикально изменился. Идеи, ещё год назад считавшиеся маргинальными, сейчас воспринимаются как часть необходимой дискуссии. А взгляды, отстаиваемые мировыми лидерами, выглядят всё более архаично. В Хайлигендамме собрались люди прошлого, на улицах Ростока - люди будущего. И не просто потому, что первые существенно старше вторых. Просто общество изменилось.

Этот урок, похоже, усвоила немецкая пресса. Возможно, о нем задумывается и часть немецкой элиты. Что же касается российской прессы и чиновников, то Хайлигендамм показал только одно: учиться они не способны.

Cпециально для «Евразийского Дома»

ФЕНОМЕН САРКОЗИ

Это был семейный ужин в Синье, пригороде Флоренции. Разговор шел о разных приятных мелочах, пока 17-летний сын хозяев не заявил: «А я читал, что китайцы своих стариков и больных режут на кусочки и подают в ресторанах под видом свинины».

Родители пришли в ужас. «Где ты такое услышал? Нельзя серьезно относится к чепухе, которую печатают в желтых газетах!» Но молодой человек продолжал настаивать на своем: «Никто в Италии никогда не видел похорон китайца».

Чепуха какая-то. Впрочем, мне все равно - я предпочитаю курицу или морепродукты.

На следующий день я не удержался и рассказал эту историю российскому корреспонденту в Римен. К моему изумлению, он совершенно не удивился.

«Да, ходят такие слухи, - ответил он. - На самом деле, конечно, никого не съедают. Мертвых просто где-то закапывают, в паспорте карточку переклеивают и по нему потом живет другой китаец. Так что, с официальной точки зрения, эти люди бессмертны».

Странным образом эта история припомнилась мне когда объявили итоги парламентских выборов во Франции. Казалось бы, и страна другая, и тема иная, требующая серьезного политологического анализа.

Но в этой фобии, в неуверенности, отражением которой явно была история о мертвых китайцах, содержится ответ на вопрос о причинах победы правых. Триумф Николя Саркози мог показаться странным на фоне всеобщего недовольства, царившего во Франции к концу 2006 года. Казалось бы, народ протестует, все меры правительства проваливаются из-за сопротивления граждан, самое время сменить правительство на оппозицию. И тут вдруг на президентских выборах побеждает министр того самого непопулярного правительства. И ладно бы еще только на президентских, решающихся во Франции относительно небольшим перевесом! Парламентские выборы для Саркози оборачиваются даже большим успехом, нежели президентские. Оппозиция полностью разгромлена, приведена к совершенному ничтожеству. Социалисты и коммунисты превращены в маленькие, ни на что не влияющие фракции, других партий и вовсе не видно.

Провал оппозиции легче объяснить, чем успех Саркози. Социалистическая партия отнюдь не выражала настроение недовольных граждан. Больше того, в глазах большинства французов она выступала как сила, отстаивающая принципы той самой системы, кризис которой очевиден. Саркози, напротив, обещал перемены. А главное, он вступил в определенный диалог с обществом, отреагировав на его тревоги и заботы. Не с гражданским обществом, представленным той же элитой профессиональных и высокооплачиваемых общественников, обычно связанных с социалистами, а именно с населением, большинством французов.

Насколько им понравятся предлагаемые Саркози ответы - вопрос иной. Подозреваю, что совсем не понравятся. Но он по крайней мере признал существование вопросов там, где либеральная элита их наотрез отрицала.

Политическая катастрофа левых несводима к предательству социалистов. Показательно, что незадолго до парламентских выборов во Франции прошли региональные выборы в Италии. Результат точно такой же: впечатляющий провал левых.

Саркози заговорил о проблеме иммиграции, что прежде позволяли себе только ультраправые. И его заявления не сильно отличались от того, что прежде говорил Национальный фронт Ле Пена. Побочным результатом этого, кстати, оказался провал партии Ле Пена на выборах. Его любимая тема была «похищена» президентом. Есть, однако, различие: ультраправые могут сколько угодно ругать «понаехавших», не задумываясь об юридической стороне дела и о том, насколько их лозунги соответствуют нормам правового государства. Напротив, консерватор Саркози, которому необходимо оставаться в рамках буржуазных приличий, поставив проблему, должен предложить решение не в форме погрома, а в форме политики. Причем он не может ни игнорировать основные принципы Республики, ни изменить их.

Надо сказать, что «идеалы Республики», восходящие к Великой французской революции, на культурном и идеологическом уровне объединяют и левых, и правых. Это значит, что, с одной стороны, жители Франции имеют право на гражданство, независимо от происхождения и вероисповедания, но с другой стороны, не должно быть и никаких исключений и привилегий для отдельных групп. Если христиане имеют по одной жене на одного мужчину, то и мусульмане должны жить так же. Если кресты нельзя выставлять напоказ в школе, то и мусульманским девочкам надо приходить на занятия в класс с непокрытой головой.

Либералы настаивали на сохранении культурных различий, ультраправые выставляли их напоказ, призывая не мириться с тем, что новые иммигранты не соблюдают норм, привычных для «европейского образа жизни». Между тем для большинства французов иммиграция - это не культурная, а социальная проблема. Вопрос о платках на головах у арабских девочек второстепенен по сравнению с вопросом о зарплате и работе. И тут выяснилось, что значительная часть французов арабского или сенегальского происхождения обеспокоена неконтролируемой миграцией еще больше коренных «белых» французов.

Вдобавок выходцы из разных стран не слишком симпатизируют друг другу. Арабы и сенегальцы испытывают страх перед китайцами. Всех их, однако, объединяет недоверие к восточным европейцам, пресловутым «польским сантехникам», готовым очень плохо сделать любую работу за очень маленькие деньги.

Один из моих знакомых, перебравшись в Париж из Дели, обнаружил, что ему недоставало каких-то документов, чтобы оформить аренду квартиры. Однако, к его изумлению, домовладелец не стал возражать против заселения. «Я вам доверяю, - сказал он. - Вы же приличный индус, а не какой-нибудь польский жулик».

Беда в том, что мигранты конкурируют между собой в гораздо большей степени, чем с «коренным» населением. Те из них, что сумели устроиться и получить сносные рабочие места, пристроить детей в приличную школу, смертельно боятся новой волны приезжих, которые готовы будут делать ту же работу за полцены. В итоге, к изумлению социалистов и левых, когда Саркози пообещал ограничить иммиграцию, значительная часть французов арабского и африканского происхождения голосовала за него. Новая администрация будет стараться совместить жесткую позицию по вопросу об иммиграции с формальной политкорректностью. Например, министром юстиции будет женщина алжирского происхождения. Иногда, правда, риторика зашкаливает. Саркози готов потребовать от молодых иммигрантов доказательство того, что они забыли «родной» язык. Проверить знания как-то еще можно. Но интересно, как они будут проводить тесты на незнание? Невежество всегда можно симулировать.

Не желая оценивать иммиграцию в качестве социальной проблемы, не только социалисты, но и радикальные левые оказались в плену у догм либеральной идеологии. «Драма иммиграции состоит в том, что вновь приехавшие люди одновременно являются и жертвами проводимой политики, и ее инструментом, - говорит мне Эрик Канепа, старый знакомый, переселившийся из Нью-Йорка во Флоренцию. - Работодатели используют иммигрантов, чтобы подорвать социальные завоевания западного общества, а с другой стороны, национальные меньшинства подвергаются расистским атакам справа».

Эрик перебрался из Америки в Италию, мечтая о европейской культуре и традиции. Однако эти традиции и эта культура находятся под ударом. «Раньше здесь во Флоренции каждая лавка после обеда закрывалась на сиесту. Послеобеденный сон - обязательная часть средиземноморского образа жизни. Но вот рядом появились китайские и пакистанские лавки. Они торгуют в любое время, в любую погоду. Рано или поздно итальянцам, чтобы выжить, придется сделать то же самое. Кстати, обрати внимание, чем они торгуют? Гамбургеры, кока-кола! Их используют для того, чтобы продвигать американскую массовую культуры и стандарты потребления!»

Это своего рода наступление на социальные права мелкой буржуазии. Рабочие защищены профсоюзами, им легче защищаться. Мелкие лавочники приходят в отчаяние. Осталось совсем немного: нужно только объяснить разоряющемуся владельцу итальянской траттории, что причина его бед не в отмене государственного регулирования рынка, а в том, что в соседнем ресторане китайцы кормят клиентов задаром достающейся им человечиной.

Иммиграция - это не расплата за прошлые грехи колониализма, как думают многие либералы и левые, а его продолжение. Раньше захват колоний был необходим правящему классу, чтобы успокоить граждан метрополии, дав им социальные права, а теперь импорт людей и товаров из бывшего колониального мира используют для того, чтобы отнять у трудящихся эти уступки.

И в той и в другой ситуации неевропейские народы выступали одновременно и инструментом, и жертвами проводимой политики. Но сочувствие к жертве не отменяет необходимости политической альтернативы.

«Систему больше всего поддерживают те, кто больше всего от нее страдают. А те, кому приходится хуже всех, меньше всех протестуют!» - жалуется Рафаела Боллини, один из идеологов Европейского социального форума.

Но ведь это естественно! Самые угнетенные люди - одновременно самые запуганные, а потому и самые лояльные.

Вместо того чтобы защищать социальное государство и идеалы Просвещения, либеральная публика уверена, будто все вопросы решит свободный рынок, приправленный политической корректностью. Публике предлагается выбор между либеральной терпимостью и расизмом в духе ДПНИ. Терпимость, конечно лучше. Только вот беда: такая терпимость в масштабах общества ведет именно к усилению расистских настроений. Причем и либералы, и ультраправые представляют одну и ту же социальную и экономическую политику. Либеральная интеллигенция готова поощрять любые проявления дикости под видом культурных различий. Самые варварские трактовки ислама принимаются в качестве народных традиций, а в ответ крайне правые культивируют не менее дикий христианский фундаментализм. Авторитарная диктатура лидеров этнических общин над своими соплеменниками признается под видом поощрения общинной жизни и самоуправления. Не все традиции надо поощрять и сохранять.

Между тем сверхэксплуатируемые иммигранты отнюдь не счастливы в своих «этнических общинах», многие из них давно мечтают вырваться от «своих» работодателей. Но, находясь на нелегальном положении, они становятся заложниками, практически рабами своих хозяев.

Вернемся, однако, к Франции. Что произойдет, если обещание Саркози будет исполнено, иммиграция ограничена и упорядочена? Парадоксальным образом такая политика обострит социальные проблемы, вернее, приведет общество к лучшему осознанию этих проблем. Иммигрантам предлагается культурная интеграция? Значит, они окончательно вольются в состав французского рабочего класса. Не желая того, Саркози заложит фундамент для нового классового конфликта, не смазанного либеральной политикой «мультикультурализма».

А что левые? В первые годы XXI века они упустили свой шанс, но это отнюдь не конец истории. Им предстоит усвоить уроки своего поражения и выработать социальную политику, которая поможет улучшить положение трудящихся, независимо от их вероисповедания и происхождения. Перестать вздыхать о культурных особенностях и заняться прозаическими вопросами вроде права на труд, социального жилья, заработной платы и организации профсоюзов. В том числе, и в первую очередь среди «некоренного» населения.

ПУТИН И АНТИГЛОБАЛИСТЫ

По всей видимости, блокада, пережитая «Большой Восьмеркой» в Хайлигендамме, оказала глубокое влияние на президента Российской Федерации. А может быть, дело в нарастающем напряжении между Москвой и Вашингтоном. Но, так или иначе, Владимир Путин произносит одну за другой речи и делает заявления, которые вполне могут быть оценены как «антиглобалистские».

Президент России критиковал размещение американских систем противоракетной обороны в Восточной Европе, выражал недовольство политикой Соединенных Штатов, а на форуме в Петербурге посягнул на священную корову мирового экономического порядка - Всемирную торговую организацию. Встреча «Большой Восьмерки» в Хайлигендамме не способствовала преодолению разногласий между её участниками. Напротив, она выявила, насколько эти различия серьезны. Лидеры Западной Европы (и Германии в особенности) ничего толком не добились от США по вопросам экологии, а Москва не получила никаких уступок в военных вопросах. В очередной раз обнаруживается, что вступление России в ВТО, несколько раз уже объявленное в качестве решенного дела, снова откладывается.

Последнее обстоятельство особенно нервирует либеральную часть администрации, ибо чем дольше продолжается процесс переговоров, тем больше российское общество начинает понимать, что такое ВТО. А чем больше понимает - тем меньше энтузиазма испытывает по поводу предстоящего вступления. Однако теперь к числу скептиков присоединился сам президент. Это уже серьезно.

Проблема в том, что, нападая на ВТО, кремлевский лидер делает это совершенно с иных позиций, чем критики глобализации. Он обвиняет ВТО в протекционизме, хотя работа этой организации состоит, прежде всего, в устранении всевозможных таможенных барьеров и государственных мер по защите и регулированию внутреннего рынка. Да и разногласия между Россией и руководством ВТО состоят как раз в том, что правительство в Москве пытается сохранить в руках последние легальные рычаги влияния на экономику, надеется хотя бы частично отстоять свой суверенитет в вопросах транспортной политики или охраны интеллектуальной собственности, а международная торговая бюрократия этому отчаянно противится. Иными словами, проблема ВТО как раз в том, что в своей борьбе против протекционизма она давно уже пренебрегает не только суверенитетом государств, но и здравым смыслом.

Проблема Путина в том, что, с одной стороны, он не может не видеть проблем, а с другой стороны, либеральная экономическая идеология, которую он вполне искренне разделяет, не позволяет ему сформулировать природу этих проблем. Рынок остается высшей ценностью и нерушимым принципом российской элиты, хотя та же элита прекрасно видит, что не может жить по его законам. Иными словами, чистая и красивая утопия рыночной экономики занимает в сознании отечественных бюрократов то же место, которое мечта о коммунистическом обществе всеобщего счастья занимала в сознании бюрократии советской.

Пригрозив ВТО созданием вокруг России собственного торгового блока, Путин вряд ли сильно напугал эту организацию или руководство США. Все прекрасно понимают, что экономическая интеграция в рамках бывшего СССР идет со скрипом и проблем здесь ещё больше, нежели со вступлением в ВТО. Однако, если бы Путин и его эксперты немного более внимательно изучали международную ситуацию, они обнаружили бы, что условия для создания нового, альтернативного ВТО торгового блока действительно созревают, только смотреть надо не на соседние республики бывшего СССР, а на страны Азии и Латинской Америки. Речь идет не только о Венесуэле, возглавляемой революционной администрацией Уго Чавеса или Боливии Эво Моралеса, но и о многих азиатских странах, не скрывающих своего разочарования условиями мировой торговли. Та же тенденция наблюдается и в Африке.

Выступая с критикой ВТО, Путин вполне мог бы возглавить процессы, которые постепенно вызревают в странах «третьего мира». В 1980-е годы их надежды на новый мировой экономический порядок потерпели крах, но потребность изменить правила игры сохраняются.

Перспектива блокирования России с «глобальным Югом» объективно существует и постепенно встает в повестку дня. Но происходит это не благодаря, а вопреки политике нынешних властей. Как бы ни были в Кремле разочарованы развитием отношений с Западом, именно страны Западной Европы и США остаются для российского чиновника единственно доступным образцом «нормального общества».

Автор - руководитель Института глобализации и социальных движений. Cпециально для «Евразийского Дома»

ПАРАД АУТСАЙДЕРОВ

Честно говоря, не понимаю, зачем они это делают. В смысле - выдвигаются на пост президента. Нет, конечно, президентом России быть интересно. Хотя не то чтобы всегда приятно. Плюс на минус дает, как известно, минус.

Вряд ли кто-то решается участвовать в избирательной гонке ради удовольствия. Зачем на Западе выдвигаются кандидаты, не имеющие шансов на победу, вполне понятно. Выборы - это не только соревнование личностей, но и сравнение программ. Каждое политическое течение стремится заручиться поддержкой максимального числа граждан, продемонстрировать свое влияние и значение, тем самым повлиять на повестку дня руководства страны или создать себе плацдарм на будущее. В этом плане 4%, полученные кандидатом Революционной коммунистической лиги (LCR) во Франции, могут оказаться ценнее, чем второе место, занятое в той же гонке кандидатом социалистов. Первые демонстрируют рост, вторые - упадок. Уже ради одного этого LCR стоило участвовать в выборах.

Однако к России все это не относится. Кандидаты, выдвигающиеся сейчас на пост президента, в большинстве своем не являются носителями четких идеологических программ, не опираются на устойчивые идеологические течения, не сильно различаются между собой по своей риторике. Больше того, заранее известно, что результаты у них будут не слишком хороши, а власть не будет особенно интересоваться их идеями.

За ними нет массовых движений, которые нуждаются в лидере для того, чтобы мобилизовать свои силы. У них нет масс сторонников, мечтающих проголосовать за своего кумира. Иными словами, на следующий день после голосования они останутся ровно на тех же позициях, что и перед началом кампании.

И все же они выдвигаются! Выборы еще не объявлены, а целый ряд претендентов уже объявился. Странным образом, чем меньше у кандидата шансов на успех, тем раньше он вступает в гонку. Ну понятно, Михаил Касьянов как лидер «оранжевого блока» заранее заявляет о своих амбициях. Григорий Явлинский напоминает о своем существовании, не дожидаясь результатов парламентских выборов, именно потому, что, скорее всего, эти результаты для партии «Яблоко» будут не слишком благоприятны.

С Геннадием Зюгановым и так все понятно. Выборы 2004 года грозили обернуться для КПРФ катастрофой, а потому лидер партии предпочел пропустить ход, выдвинув вместо себя агрария Харитонова. Но сегодня КПРФ на подъеме - по крайней мере по сравнению с плачевным положением дел в 2003-2004 годах. Скорее всего, для лидера партии выборы 2008 года могут оказаться последними, и их результат как минимум гарантирует интерес Кремля и, как следствие, шанс на достойную политическую пенсию. А потому говорим КПРФ - подразумеваем Зюганов, говорим Зюганов - подразумеваем КПРФ. Надо только поторопиться, объявить о своем участии пораньше, чтобы никто из соратников не захотел повторить подвиг Харитонова.

Появляются и самовыдвиженцы. Самые заметные из них - Владимир Буковский и Виктор Геращенко. Оба, безусловно, люди интересные и известные, только вот являются ли они лидерами общественного движения? Кто за ними стоит, кому, кроме них самих, нужны подобные кандидатуры?

Буковский был когда-то символом диссидентского движения, его держали в тюрьмах, обменивали на чилийского коммуниста Луиса Корвалана. Весь мир знал его имя. Сегодня оно принадлежит скорее советской истории, брежневским временам. Но бывших диссидентов не бывает так же, как не бывает и бывших чекистов.

В случае с Виктором Геращенко все особенно обидно. В качестве руководителя Центробанка он заслужил славу и популярность, какая редко достается человеку, занимающему подобную должность. Но, занявшись политической деятельностью, Геращенко не наращивает, а утрачивает свой авторитет. В качестве председателя Центробанка он ушел непобежденным, но в качестве политика зарекомендовал себя безнадежным неудачником.

Любопытно, что обилие оппозиционных кандидатов не становится поводом для организации праймериз. Каждый из упомянутых достойных людей мечтает стать единым кандидатом оппозиции, но никто не знает, как им становятся. Решение кадрового вопроса будет зависеть от кулуарных переговоров, результаты которых можно будет зафиксировать на публичных мероприятиях, заранее спланированных и отрепетированных съездах и конференциях.

Кстати, главным условием праймериз является готовность любого кандидата снять свою кандидатуру в случае поражения на них. Напротив, в условиях России гарантировано, что как бы ни проголосовали избиратели на праймериз, все кандидаты будут продолжать свои кампании как ни в чем не бывало. Так что отсутствие у нас института праймериз вызвано не техническими и организационными проблемами оппозиции, а самой природой отечественной политики.

Однако самая главная проблема состоит в том, что оппозиционеры сами не решили пока, против кого и против чего они будут бороться. Ведь сама власть так и не определилась со своим кандидатом или кандидатами. Несложно догадаться, что политический и персональный расклад будет совершенно разным, в зависимости от того, что решит Кремль. Одно дело, если власть выступит консолидировано, а Путин публично объявит преемника. В этом случае выступления оппозиционных кандидатов не имеют никакого шанса, зато имеют пропагандистский смысл. Победить нельзя, зато можно вовсю критиковать режим. В таком случае чем больше кандидатов, тем лучше: каждому, кого зарегистрируют, дадут доступ к телевизору. Два оппозиционера равняются вдвое большему количеству эфирного времени у оппозиции. Не больше, но и не меньше.

А уж кого-нибудь из «несогласных» непременно зарегистрируют, у нас ведь хоть и управляемая, но демократия. Избирательная кампания превратится в пропагандистскую.

Однако скорее всего не это определяет расчеты людей, выдвигающихся сегодня на пост главного начальника страны. Парадоксальным образом, скорее всего, оппозиционные кандидаты исходят из прямо противоположной перспективы. Они думают не о чистой пропаганде, а о серьезной политике. Именно выдвижение властью нескольких конкурирующих кандидатов рассматривается оппозиционерами как единственный шанс. Чем острее будут разногласия среди представителей власти, тем больше надежды у оппозиционеров предложить свою помощь одному из них.

Если вопрос о власти не решается одним туром, значит, возникает почва для предвыборных соглашений во втором. Отдать свои голоса одному из двух кандидатов партии власти - тайная мечта любого российского оппозиционера. Либеральные критики действующей власти ждут, пока сама эта власть обратится к ним за помощью. Разумеется, голоса и поддержку отдают не за так.

Главное стремление всякой оппозиции - стать властью. Только российские оппозиционеры понимают это несколько своеобразно. Выборы выигрывать не обязательно. Главное - вовремя договориться с нужными людьми.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ПУТИНА

«Главная цель визита президента Чавеса состоит в том, чтобы узнать, кто станет преемником Владимира Путина», - так объяснил мне один из членов делегации, прибывшей в Москву для подготовки визита президента Венесуэлы. Пикантность вопроса в том, что многие в России хотели бы узнать ровно то же самое. Но наш лидер хранит загадочное молчание, которое в некоторых кругах уже начинает вызывать нечто вроде паники.

«А в какой форме команданте ожидает получить ответ?» - поинтересовался я. - «Ну, например, президент Путин во время приема в Кремле подведет к нему одного из своих сподвижников и представит: это мой приемник, будущий президент России, такой-то». - «Боюсь, что вы несколько ошибаетесь. Вряд ли Владимир Путин совершит такое представление. А если и совершит, то в другое время и по другому поводу».

В самом деле, было бы красочно и сенсационно, если бы тайну, мучающую российских чиновников, раскрыли не им, а именно Уго Чавесу. Однако проблема состоит, скорее всего, не в хитрости или скрытности Путина, а в том, что он сам ответа не знает. По крайней мере, пока.

На самом деле, единственное решение, которое так или иначе устроило бы всех, - это третий срок. Увы, единственный, кого оно явно не устраивает, - это сам Путин. Уйти с поста президента уважаемым человеком гораздо лучше, чем сидеть в Кремле до конца жизни как в осажденной крепости, дожидаясь очередных неприятностей. А то, что неприятности будут непременно, Путин знает точно так же, как и любой среднестатистический гражданин нашего Отечества. Пусть уж лучше с ними преемник разбирается. Тем более что желающие всегда найдутся. Президент России - не та должность, на которую трудно найти кандидатов.

Проблема в том, что Владимир Путин - единственный российский чиновник, пользующийся в обществе авторитетом или вообще какой-либо популярностью. Беда любого преемника, любого чиновника, которого могут выдвинуть на место Путина не в том, что у него популярность меньше, чем у действующего президента, а в том, что её вообще нет. Есть только массовая неприязнь ко всем им вместе взятым и каждому в отдельности.

Если бы популярность Путина базировалась на проводившейся им политике, то это было бы ещё полбеды. Ведь продолжая ту же политику, новый лидер мог бы завоевать такую же популярность. Но нет! В том-то и проблема, что популярность Путина была необходимым прикрытием, фактором, смягчавшим непопулярность проводимой в стране политики, примирявшим с ней население. Ответственность за неприятные решения вроде жилищно-коммунальной реформы, монетизации льгот, коммерциализации образования, здравоохранения и транспорта несло правительство, а Путин, это правительство назначивший, выступал гарантом стабильности. И кабинет министров продолжал работать, несмотря на всеобщее неодобрение.

Если из этой конструкции убрать Путина, она мгновенно развалится. Кто бы ни пришел на место нынешнего правителя, повторить трюк не удастся. Ибо Путин появился на нашем политическом горизонте в условиях чрезвычайной ситуации, а уходить собирается в условиях ситуации более или менее нормальной - за это его и любят. Народное магическое сознание связывает хороший урожай с личностью вождя, и не надо думать, будто оно так уж заблуждается. Только связь здесь не прямая, а обратная. Новый вождь появляется вместе с новой погодой.

Поскольку погода непременно изменится, Путин готовится уступить Кремль другому правителю. Тому, кто обречен получить бразды правления в нормальной и благополучной ситуации, а уходить будет в условиях чрезвычайных. И не надо ждать падения цен на нефть, обвала рынка недвижимости и других экономических катаклизмов. Они произойдут непременно, но не это главное. Социальная напряженность уже и так достигла высокого градуса. Экономический рост её не смягчает, а, наоборот, подогревает.

Это только в либеральных учебниках рост производства автоматически ведет к социальному благополучию. В жизни всё иначе: обстановка в стране зависит от того, как распределяются плоды этого роста, от того, как общественная структура изменяется, под его влиянием. Общество изменилось. Эпоха Путина закрепила новые социальные отношения и заложила основу новых социальных конфликтов, новых противоречий. Эти противоречия и составят суть новой эпохи. Послепутинской.

Понятно, что бюрократия изо всех сил стремится продлить правление Владимира Владимировича, надеясь, что его присутствие в Кремле гарантирует её от неприятностей, которые в противном случае произойдут. Однако сам Путин достаточно умен и понимает, что они точно так же - возможно, с некоторым запозданием - произойдут и в его присутствии. Так уж лучше, пусть это произойдет без него.

Что же касается имени преемника, то оно большого значения не имеет. Как бы ни звался третий президент России, как бы ни было оформлено его восшествие на кремлевский престол, крот истории будет рыть в избранном направлении. Будучи опытным политиком, Путин осознает (или, по крайней мере, чувствует) это куда лучше, чем кто-либо из его придворных. А потому и не слишком торопится называть это имя. Ведь он, в отличие от своих приближенных, ничем уже не рискует и никуда не опаздывает.

Специально для «Евразийского Дома»

ДУШЕРАЗДИРАЮЩАЯ ИСТОРИЯ В ЦКРК КПРФ

Некоторое время назад в КПРФ появился новый идеолог. Маркса и Ленина сменил Владимир Никитин - бывший лидер псковского отделения партии, а ныне руководитель контрольно-ревизионной комиссии (ЦКРК).

Маркс и Ленин не просто устарели: их идеи относительно классовой борьбы и солидарности трудящихся всех национальностей и вероисповеданий принадлежат загнивающей западной цивилизации и представляют угрозу для партии, провозгласившей своим идеалом «русское совершенство».

Еще в бытность свою псковским партийным лидером Никитин опубликовал брошюру о еврейском заговоре, не слишком, правда, оригинальную, зато очень страшную. Но это было лишь подготовкой к главному труду мыслителя - о русском совершенстве. К сожалению, не все оценили достоинства нового теоретического подхода: редактор партийного сайта КПРФ.Ру Анатолий Баранов позволил себе несколько иронических замечаний. Довольно, надо сказать, добродушных. Но для идеолога партии любая ирония оскорбительна. Русское совершенство - это серьезно!

Ответом на насмешку Баранова явилось специальное постановление ЦКРК КПРФ о неотроцкизме. Чтобы вы знали: неотроцкисты - это те, кто вместе с Барановым не могут понять и оценить значение совершенства.

Текст постановления настолько красочный, что хочется цитировать и цитировать: Особая опасность заключается в том, что интернет-ресурсы КПРФ (центральный и региональные сайты, интернет-первички) используются руководителем сайта Барановым А.Ю. не для организации выполнения решений партийных органов, а в целях дискредитации программной установки КПРФ на единство и неразрывную связь социализма и патриотизма, а также против соединения социально-классового и национально-освободительного движения в единое массовое движение сопротивления уничтожению российской цивилизации, угнетению и эксплуатации ее народов. Вопреки резолюции X съезда КПРФ «Коммунисты и русский вопрос» и решениям IХ совместного пленума ЦК и ЦКРК о соединении политических и духовных форм борьбы, наполнении классового сознания трудящихся нравственно-духовным смыслом, накоплении сил для осуществления социалистической революции, «барановская группа» упорно сталкивает КПРФ с победного ленинского на ложный троцкистский путь быстрой революции, совершаемой фактически в интересах прозападной буржуазии, а не российского народа и ведущей к полной оккупации России силами НАТО. В качестве «главного революционера» раскручивают секретаря Западного окружкома Московского городского отделения КПРФ Басанца П.П. В этом округе отрабатывается модель раскола партийных рядов и увода оставшихся коммунистов из-под контроля вышестоящих органов партии. Не получая должного информационного и идейного отпора, неотроцкисты расширяют круг своих сторонников, привлекая их «превосходными, увлекательными, опъяняющими (так, через Ъ в оригинале. - БК) лозунгами», как говорил В.И. Ленин в статье «О революционной фразе». В действиях Баранова А.Ю., Басанца П.П. и их сторонников явно прослеживаются признаки троцкизма, определенные И.В. Сталиным в статье «Троцкизм и ленинизм». Это отсутствие настоящей партийности и нежелание связывать себя нормами Программы и Устава партии, склонность к левой революционной фразе при упорном стремлении к союзу с крайне правыми силами, игнорирование коренных интересов и прав русского народа, а также стремление породить недоверие к руководителям партии и избавиться от стойких коммунистов. Эти проявления неотроцкизма чрезвычайно опасны для КПРФ и России и должны получить решительный отпор.

В чем конкретно состоит проступок Баранова, если не считать приписываемого ему стремления к быстрой революции, понять из текста невозможно, зато стиль поражает. Удивительное сочетание сталинского жаргона с черносотенной риторикой. Как будто Вышинский с Пуришкевичем писали вместе. На пару, как Ильф и Петров.

В этом, собственно, и состоит суть идеологии современной КПРФ: взять на вооружение идеи дореволюционных черносотенцев, соединить их с некоторой дозой консервативного православия и навязать всё это с помощью сталинских дисциплинарных методов. Всё вместе и составляет «русское совершенство» по Никитину.

Баранов опять не понял намека и заявил на страницах партийного сайта, что авторам подобных заявлений надо обращаться либо к психиатру, либо сразу к ветеринару. Сторонники совершенства, в свою очередь прибегли к новым дисциплинарным мерам и вынесли вопрос на секретариат ЦК КПРФ. На секретариате было принято решение рассмотреть этот вопрос на президиуме ЦК КПРФ. После этого сайт партии погрузился в глубокое молчание, предварительно объявив: «Редакция КПРФ.ру снимает с ленты новостей текст постановления ЦКРК «Об опасности неотроцкистских проявлений в КПРФ» и заявление главного редактора КПРФ.ру до принятия окончательного решения президиумом ЦК КПРФ. Мы приносим глубокие извинения читателям за то, что до принятия персональных решений по кадровому составу редакции обновления на сайте производиться не будут».

В ближайшее время фотографии Баранова и упоминания о нем будут благополучно стерты с интернет-сайта, равно как и из памяти партийных функционеров. В конце концов, не первый раз уже такое случается.

Надо признать, у лидеров партии чутье отменное, безошибочное. Всякий раз, когда в рядах партии появляется человек талантливый и самостоятельно мыслящий, его выявят и вычислят. Уж на что Баранов старался, маскировался, демонстрировал лояльность. Но всё равно разоблачили.

Для человека, далекого от внутренних раскладов КПРФ, всё происходящее кажется совершенным театром абсурда, к тому же и дурно сыгранным. Однако скандал в ЦКРК КПРФ имеет определенную предысторию, далеко не лишенную интереса.

В 2002-2003 годах застойное болото партийной политики было неожиданно взбудоражено приходом в КПРФ целого ряда новых людей, уверенных, что несмотря на все свои пороки, партия не безнадежна, ее можно вернуть к активной жизни, модернизировать и сделать силой, реально способной отражать чаяния низов российского общества. Надежды эти были изначально наивны и утопичны, но возникли они всё же не случайно. В политику пришло новое поколение, не имевшее советского опыта, сформировавшееся в условиях нового капиталистического порядка и мечтавшее с этим порядком бороться. Не потому, что мечтали вернуться в советское прошлое, а потому, что верили в социалистическое будущее.

На первых порах партийное руководство, долгие годы жаловавшееся на отсутствие молодежи представителей этого нового поколения терпела, а порой даже поощряло его выступления. Воплощением надежды на обновление партии стал и сайт КПРФ.Ру, раскрученный Ильей Пономаревым, а позднее переданный в управление более опытному журналисту Анатолию Баранову.

Единственная проблема состояла в том, что КПРФ вовсе не собиралась становиться современной левой партией. Руководство вообще не собиралось быть левым. Его идеологией был и остается национализм, причем в самой жесткой черносотенной форме. Ближайшим аналогом КПРФ в Европе являются не сохранившиеся по сей день коммунистические партии, а Национальный фронт Ле Пена во Франции и прочие ультраправые организации. Ближайшим и естественным союзником становится Движение против нелегальной иммиграции и та часть НБП, которая всё еще предпочитает имперские лозунги либеральной риторике.

После первомайской демонстрации 2006 года, когда КПРФ выступила вместе с ДПНИ, молодые активисты протестовали и уходили. В Союзе коммунистической молодежи пришлось исключать целые организации и их лидеров - борьба за «русское совершенство» и против марксистской заразы приняла характер полномасштабной внутрипартийной чистки. Единственным из «обновленцев», кого это не коснулось, оказался Анатолий Баранов.

Кстати, молодых понять можно: вступили в партию они по наивности, потом разобрались. Напротив, Баранов, будучи человеком опытным и информированным, с самого начала прекрасно знал, что такое КПРФ и какие люди ее возглавляют. Надеялся вместе с молодежью на обновление и очищение? Возможно. Но после мая 2006 даже самым наивным ребятам стало ясно, что надеяться нечего.

Баранов публично и агрессивно занял сторону руководства. В лучших партийных традициях отмежевывался, осуждал бывших товарищей. Но своим всё равно не считали. Вот, дождался, и самого его вычистили.

В 1930-е годы подобные дисциплинарные взыскания закончились бы в лучшем случае лагерным сроком. Скорее всего, Никитин с товарищами не прочь были бы возродить и эту историческую традицию. Однако бодливой корове бог рог не дает. Журналистская карьера Баранова будет продолжена на другом рабочем месте, скорее всего, в «Справедливой России».

Здесь можно было бы объявить happy end и поставить точку, если бы не одно обстоятельство, заставляющее увидеть случившееся на прошлой неделе в несколько ином свете. Дело в том, что сразу же после Баранова был «зачищен» ещё один член КПРФ - Петр Милосердов.

Если Баранова можно было уличить в интернационалистских симпатиях, не полностью преодоленных марксистских предрассудках и недопонимании опасности еврейского заговора, то Милосердову эти обвинения предъявить никак невозможно. С его именем связан как раз альянс КПРФ и ДПНИ, а его замечательное творчество регулярно появлялось на сайтах обеих братских организаций.

По сообщению сайта «Форум.мск.ру», Петр Милосердов был снят со всех постов и вычищен из партийных структур вечером 26 июня. Правда, сообщение об этом появилось уже утром 26 числа. Какой у них часовой пояс, недоумевали читатели «Форума». Футурология? Политическое пророчество? Воспоминание о будущем?

Однако шутки в сторону. Столкновение разворачивается нешуточное. Видимо, дело всё-таки не в идеологии. Или не только в ней. Внутри КПРФ идет не идейная борьба, а самая примитивная борьба за власть. Приближаются парламентские выборы, на которых партия надеется получить 15-17% голосов, а быть может, и немного больше. Начинается передел сфер влияния. Всех волнует предстоящее формирование списков.

Если что-то связывает Баранова и Милосердова, то это не идеология, а нечто куда более важное: оба они на определенном этапе пользовались покровительством второго человека в партии - Ивана Мельникова. Иными словами, «зачищают» людей, связанных с Мельниковым.

Противостояние вызвано не только распределением мест в избирательных списках. Столь острая борьба во «втором эшелоне» партийного руководства может означать только одно: делят наследство Зюганова. Лидер партии уже пообещал участвовать в президентской гонке 2008 года, но все прекрасно понимают, что карьера политика подходит к концу. Получив в виде утешительного приза свои 15% голосов, бессменный руководитель КПРФ может спокойно подумать о старости. Парламентские выборы 2007 тоже могут оказаться для КПРФ последними. Даже если проценты будут неплохими, перспектив у партии никаких. Новые политические расклады, изменившиеся условия общественной жизни требуют и новой оппозиции. Проект закрывается. Он не имеет больше смысла для самих авторов. Они уже получили всё, что хотели и могли.

Однако управлять закрытием проекта может быть интересно и выгодно. Ведь наследство останется немаленькое. И в политическом плане, и в материальном.

СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС

На саммите «Большой Восьмерки» мировые лидеры не договорились по вопросам экологии. Очередной раунд переговоров в рамках Всемирной торговой организации закончился провалом. Дискуссия о Европейской конституции зашла в тупик. Такие новости мы в последнее время получаем регулярно, и они уже никого не удивляют. Каждый подобный случай пресса трактует как сугубо индивидуальный, ничем не связанный с другими точно такими же провалами. Немецкий канцлер Ангела Меркель не смогла убедить американского президента Буша в правильности своего подхода к глобальному потеплению. Позиции Вашингтона и Москвы по вопросу о системе противоракетной обороны не совпали. Представители Европейского Союза и Соединенных Штатов не сумели найти общий язык с правительствами Индии и Бразилии в рамках ВТО. Польша и Германия не сошлись по вопросу о процедуре принятия решений в руководящих органах Евросоюза.

Казалось бы, каждая проблема совершенно специфична и не имеет ничего общего с тем, что обсуждают на другом форуме. Но почему переговорщики всех стран как будто разом потеряли способность достигать компромиссов? Все вдруг стали невероятно упертыми и агрессивными. Ведь ещё несколько лет назад они превосходно договаривались.

Противоречий между интересами различных государств и десять лет назад было более чем достаточно. Но правительства готовы были идти друг другу на уступки, причем по вопросам куда более принципиальным и масштабным, чем сегодня. А теоретики видели в этом очередное доказательство бессилия государства перед лицом «объективных сил глобального рынка». К тому же на протяжении 1990-х годов мы видели систематическую готовность развивающихся стран и бывших коммунистических государств поддерживать практически любые инициативы, идущие с Запада, а сами западные правительства старались избегать публичных конфликтов между собой.

Эта идиллическая картина впервые была нарушена, когда в 1999 году в Сиэтле страны Африки отказались на встрече ВТО подписывать подготовленные Западом соглашения. Затем началась война в Ираке, спровоцировавшая неожиданно резкое дипломатическое противостояние Франции и Германии с США, а также раскол между «старой» (Западной) и «новой» (Восточной) Европой. Затем обнаружились трения между Россией и США, но и ожидаемый российско-германский альянс тоже не состоялся. В Москве не нашли общего языка не только с Вашингтоном, но и с Западной Европой, в которой на первых порах видели оптимального партнера.

Отныне каждый за себя. Система глобальных альянсов и партнерские отношения, налаженные на протяжении 1990-х годов, более не работают. А государства неожиданно обрели уверенность в себе, которой у них не было в течение предыдущего десятилетия.

Однако подобная решимость происходит вовсе не от ощущения силы, а скорее от отчаяния. Главная причина жесткого поведения правительств на переговорах состоит в том, что любая уступка на международных форумах чревата серьезными проблемами внутри страны. 20 лет либерализации международной торговли и развития свободного рынка привели к предельному обострению всех конфликтов и противоречий, к такому уровню социального и политического напряжения, что новые шаги в том же направлении гарантированно оборачиваются взрывом недовольства. Причем речь идет не только о недовольстве населения. С рядовыми гражданами не слишком считаются не только в странах Восточной Европы или Азии, но и в развитых демократиях Запада. Проблема в том, что всеобщее недовольство накладывается на очевидный раскол элит. Этот раскол - тоже естественное следствие обострившейся конкуренции в рамках «свободного рынка».

Участившиеся дипломатические провалы суть не более чем вторичные симптомы общего кризиса глобализации и начавшегося у нас на глазах саморазрушения нового капиталистического порядка, сложившегося в начале 1990-х годов. Этот порядок исчерпал себя, породив конфликты и противоречия, которые в его рамках уже не удается контролировать. Нечто подобное происходило в Западной Европе начала ХХ века. Тогдашний кризис закончился Первой мировой войной.

Cпециально для «Евразийского Дома»

НАРОД И ОППОЗИЦИЯ

На прошлой неделе Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал итоги очередного опроса общественного мнения, посвященного отношению россиян к оппозиции. Итоги ожидаемые и неожиданные.

Вообще-то я всегда с некоторым недоверием отношусь к результатам подобных опросов, и уж тем более, когда они проводятся в нашем отечестве. Однако как минимум исследование ВЦИОМа заслуживает подробного комментария.

Журналисты и сами социологи сразу же обозвали итоги опроса «противоречивыми». И в самом деле, на первый взгляд противоречие просто бросается в глаза. С одной стороны, большинство россиян - 59% - заявили, что оппозиционные партии необходимы, что без политической конкуренции страну ждет новый застой. Причем противоположного мнения придерживается существенно меньшая часть наших сограждан - всего 23%. Оценивая современную ситуацию в России, 64% опрошенных заявили, что оппозиция играет позитивную роль, поскольку без ее критики власть станет бесконтрольной.

Но как только люди перешли от общего принципа к разговору о реально существующих оппозиционных партиях, ситуация резко изменилась. 56% опрошенных признают, что эти партии «сегодня ни на что не могут повлиять, даже если предлагают правильные идеи». Другое дело, что идеи Союза правых сил, «Яблока» и КПРФ не могут быть правильными одновременно - по той простой причине, что противоречат друг другу. Но эту нестыковку оставим на совести социологов, формулировавших вопросы.

Вдобавок ко всему подавляющее большинство, столкнувшись с вопросом о том, что же лучше - «крепкая власть» или «многопартийность», высказалось за сильную власть, а на вопрос о том, что важнее - сильный лидер или политическая программа, так же однозначно объявило, что программа важнее лидера. На этом основании социологи и сделали вывод: «Отношение же россиян к политическим партиям и партийной системе в целом носит противоречивый характер».

Беда в том, что противоречие существует исключительно в самих вопросах, но отнюдь не в ответах. Противопоставление «сильной власти» и «многопартийности» откровенно абсурдно. Неужели авторы опроса считают, будто в Соединенных Штатах Америки, Германии или Великобритании власть слабая? Да и в России в связи с укреплением «президентской вертикали» многопартийность никто не отменял.

А с другой стороны, с чего мы взяли, будто позитивное мнение о необходимости оппозиции вообще противоречит негативной оценке реальной практики оппозиционных партий в сегодняшней России?

Проблема современного российского общества в том и состоит, что между потребностями большинства населения и деятельностью политиков существует огромный и углубляющийся разрыв. И в первую очередь относится это к деятельности оппозиции. В стране существует множество поводов для недовольства, но политики, выступающие с критикой власти, выражают не настроение масс, а исключительно собственные амбиции либо отстаивают интересы своих конкретных спонсоров. Вот и получается, что даже тогда, когда действия власти провоцируют раздражение, выступления оппозиция вызывают в лучшем случае презрение.

В то самое время, когда социологи ВЦИОМа трудились над подведением итогов опроса, оппозиционные политики яростно ругались друг с другом. Сначала КПРФ обнаружила в своих рядах «неотроцкистов» и принялась в очередной раз «зачищать» реальных или мнимых диссидентов. Вслед за тем, не дождавшись конференции «Другой России», намеченной на 7-8 июля, коалицию покинул Михаил Касьянов, под которого, казалось бы, это объединение и создавалось. А Эдуард Лимонов, не отказываясь от поддержки Касьянова, заявил о том, что остается в составе коалиции.

Раскол в «Другой России» является закономерным итогом провала ее деятельности, точно так же, как этот провал был предопределен позициями и методами ее вождей. Этот раскол предрекали заранее и прокремлевские аналитики, и левые, единодушно ссылаясь на идейные разногласия в рядах коалиции. Однако раскол произошел совершенно не на идейной почве.

Идеологические различия в рядах «Другой России» не играли принципиальной роли по двум причинам. Во-первых, для лидеров коалиции идеи как таковые были не слишком важны. Они объединились ради прагматических целей, построили отношения на чисто деловой основе, что само по себе свидетельствует о том, сколь малое значение придавалось идеям как таковым. Во-вторых, на самом деле общая идеология у «Другой России» была, только она не провозглашалась открыто, чтобы не вводить в смущение тех участников блока, которые под этой идеологией не могли подписаться публично. Это идеология правых либералов, идеология Андрея Илларионова и «демократов образца 1990-х годов», которые отождествляют свободу с рынком, а капитализм с демократией. Все это считается в подобном кругу настолько самоочевидным, что не нуждается даже в обсуждении и повторении. Напротив, экономическая программа «Другой России» неоднократно обсуждалась - речь шла о новой волне приватизации, об отмене последних рычагов государственного регулирования хозяйства. Короче, обо всем том, что давно уже вызывает тошноту у большинства наших сограждан, о том, против чего как раз и протестовали люди во время стихийных, незапланированных и непроплаченных массовых выступлений (например, в январе 2005 года).

Лимоновцы и Авангард красной молодежи тихо присоединились к этой программе, не высказывая протеста, не произнося ни слова критики. В такой ситуации для них единственный способ сохранить лицо состоял в том, чтобы поменьше обсуждать идеологию или делать вид, будто ее нет вовсе.

Кризис «Другой России» был вызван не идейными различиями, а провалом ее организационной стратегии. Хотя первоначальный план выглядел вполне логично и по-своему красиво. В качестве уличной оппозиции «Другая Россия» организует Марши несогласных, поднимает волну протеста. Она игнорирует парламентские выборы, но на президентских выборах возникает кандидатура Михаила Касьянова как лидера, выражающего накопившийся в обществе протест, лидера внепарламентской, народной оппозиции, которая противостоит уже не депутатам из «Единой России», а системе в целом.

Только вот проблема: неужели кто-то в здравом уме и твердой памяти может представить себе Касьянова в качестве «антисистемного» кандидата? Антисистемный кандидат должен быть как минимум антибуржуазен. А Михаил Касьянов - само воплощение буржуазной респектабельности. В русском ее понимании, конечно.

Уличная оппозиция явно не имела перспектив с таким лидером. Но и у Касьянова были все основания разочароваться в своих союзниках. «Уличная оппозиция» не состоялась нигде, кроме Петербурга. А в Петербурге массовость Маршам несогласных придало участие социальных движений и левых, которые, в свою очередь, испытывали растущие сомнения по поводу того, стоит ли им иметь дело с «Другой Россией».

Провал Маршей несогласных объясняли репрессиями, информационной блокадой и страхом. Что касается информационной блокады, то это явное преувеличение - официальная пресса постоянно смаковала подобные события. Да, разумеется, репортажи были крайне негативные, но мы же помним по советскому опыту, как ругательные статьи в партийной печати лишь прибавляли авторитета «демократам» в конце 1980-х годов! То же самое можно сказать о репрессиях. Полицейские кордоны не смогли остановить тысячи антиглобалистов в Ростоке, репрессии (несравненно более жесткие, нежели в сегодняшней России) не были препятствием для массовых выступлений в Мексике, на Филиппинах, в Южной Африке. Что касается страха, то, безусловно, он у многих из нас в крови - за долгие столетия своей истории наше государство научило своих подданных бояться себя. Но страх преодолевается человеком, когда есть какая-то более сильная мотивация, когда есть ради чего рисковать.

А ради чего рисковать? Ради чего идти под дубинки и нюхать слезоточивый газ? Ради того, чтобы Михаил Касьянов смог выдвинуться в президенты? Чтобы Эдуард Лимонов в очередной раз показался на страницах гламурных журналов? Ради того, чтобы великий шахматист Гарри Каспаров произнес в США очередную беспомощную речь о «проклятом режиме» в Кремле?

Без участия масс «уличная политика» не имеет смысла, а массы за либералами не пойдут. И не потому, что среднему россиянину не нужна демократия, не потому, что «обывателю» неинтересен вопрос о независимости судей, не потому, что людям безразлична свобода слова, а потому, что весь опыт, накопленный нашим обществом за последние 20 лет, с очевидностью доказывает, что либералы, несмотря на свою свободолюбивую риторику, на практике всего этого обеспечить не могут.

Демократия - это не формальные институты, а реальная возможность соревнования альтернативных программ. Людям важны не политические лозунги, а социально-экономические программы. Предлагая нам антинародную экономическую программу, либеральная оппозиция является принципиально антидемократической. И даже если среднестатистический обыватель не может этого четко сформулировать, он, по крайней мере, способен это почувствовать.

Главная сила российской власти состоит в российской оппозиции. Парламентские партии воспринимаются народом как часть системы (и вполне понятно, что если уж вы принимаете систему, то разумнее выбрать «Единую Россию», чем, скажем, КПРФ). А внепарламентская оппозиция выглядит силой, стремящейся сменить плохую систему на нечто несравненно худшее.

Стоит ли удивляться, что граждане России проявляют лояльность к власти, прощая ей всевозможные грехи. Вместо того чтобы критиковать «плохой народ», политикам и интеллектуалам от оппозиции стоило бы почаще смотреться в зеркало.

КОШМАР НА ПЛОЩАДИ В СОЧИ

Если честно, то я вообще не люблю спорт. Особенно профессиональный. Особенно, когда в дело замешаны большие деньги. Но совсем плохо, когда всё это прикрывается политикой.

На прошлой неделе нам подарили большую радость. Олимпиада 2014 года произойдет в Сочи. Правда, один из ведущих отечественных Интернет-ресурсов, перепутав цифры, пообещал, что Олимпиада случится в 2104 году, но это можно списать на общую эйфорию.

Как получилось, что оргкомитет выбрал именно Сочи, пусть разбираются кремленологи и криминологи. Западные люди, несмотря на свои хваленые ценности, очень падки до русских денег.

Однако, как бы ни были велики официально объявленные, или скрытые от нас затраты на продвижение кандидатуры Сочи в Международном олимпийском комитете, они непременно окупятся. На любой рубль, затраченный на умасливание иностранных спортивных функционеров, в самой России будет украдено десять. Так что игра стоит свеч.

Профессиональный спорт - это всегда большие деньги и большая коррупция. Но есть все основания ожидать, что во всяком случае в этом отношении Сочи поставит рекорд. Причем рекорд этот будет поставлен задолго до самих спортивных состязаний. Его поставят чиновники и строительные подрядчики.

Простодушный комментатор может сколько угодно сетовать, что на 10% от тех средств, что будут официально направлены на строительство олимпийских объектов, можно было бы все дороги юга России довести до немецкого уровня, а заодно ещё и увеличить в разы пенсии и социальные пособия по всей стране. Это наивно и глупо. Всё равно сельские дороги никто бы делать не стал, а увеличение пенсий и социальных пособий, строительство школ и ремонт больниц - это выкинутые деньги. И проект, с которого нельзя украсть 80% бюджета просто не будет одобрен ни одной инстанцией, а частный подрядчик просто не возьмется его выполнять. Мелкая работа невыгодна. Большой бюрократии и большому бизнесу интересны только большие проекты. Если бы кандидатура Сочи в Международном олимпийском комитете провалилась, чиновники и бизнесмены придумали бы, как разворовать деньги другим способом.

Нет, проблема не в коррупции, а в политике.

Большой спорт - это не только большие деньги, это в первую очередь возможность превратить выколачивание денег в патриотическую акцию. Именно в этом суть современных Олимпиад, причем не только в России, но и по всему миру.

Ещё в советское время меня удивляли рассуждения пропагандистов о том, что спортивные состязания способствуют поддержанию мира между народами. Если это и правда, то только в том смысле, что во время подобных состязаний националистические эмоции выплескиваются в сравнительно безобидной форме - убитых оказывается сравнительно мало, даже если градус ненависти зашкаливает. Беда в том, что именно международные спортивные состязания позволяют выразить подобные эмоции совершенно открыто и при всеобщем одобрении, если только всё не заканчивается большими драками на трибунах. Именно поэтому ультраправые националистические организации по всему миру работают в ассоциациях спортивных болельщиков, вербуя среди них сторонников. Международный спортивный матч не замена войны и погрома, а подготовка к ним.

И опять же, в этом отношении Сочи - идеальное место. Ведь этот город входит в состав Краснодарского края, являющегося одним из центров отечественного расизма. Можно вспомнить про изгнание из края турок-месхетинцев, про антисемитские высказывания прежнего губернатора «батьки» Кондратенко и не менее яркие рассуждения нынешнего губернатора Александра Ткачева.

Толпы людей, ликовавшие на главной площади Сочи, разумеется, не задумывались обо всех этих политических и экономических проблемах, но именно поэтому являлись не более чем бессмысленной массовкой. Эта массовка является одновременно и необходимым фоном и великолепной ширмой для тех, кто решает свои задачи в тиши кабинетов.

Между тем телевизионные каналы без устали крутили один и тот же клип, заставляющий вспомнить не самые лучшие образцы пропаганды Третьего Рейха или муссолиниевской Италии. Перемежаясь с кадрами спортивных состязаний, на экране возникали образы людей, которые то по одиночке, то, собравшись группами, с перекошенными лицами орали «Давай, Россия!».

Что и кому должна Россия давать, очень хорошо знают заказчики подобных клипов, но отнюдь не их потребители. Патриотизм сам по себе отнюдь не плох, если у него есть хоть какое-то содержание. Нет ничего дурного в том, чтобы любить собственную страну и даже гордиться историей собственного государства. Только государство - это всё-таки не красивая женщина, которой прощают скандалы и измены. Иррациональная любовь к подобному объекту превращает в жертву не только самого любящего, но и всех окружающих, которые подобных чувств совершенно не разделяют.

Я в очередной раз перечитываю Ленина - «О национальной гордости великороссов». О русском патриотизме ничего лучшего не написано. Вместо того чтобы рассуждать про любовь к родной стране, Ленин скрупулезно перечисляет то, чем в Отечестве можно гордиться, и то, за что гражданину России должно быть стыдно. Существование великой русской литературы, Пушкина и Льва Толстого не отменяет наличия жандармского произвола, черносотенных погромов, цензуры и чиновного воровства.

Жизнь нации предстает перед нами во всей её противоречивости и драматизме. Никакой идиллии, только трезвый диагноз. Такая любовь предполагает постоянную работу, направленную на улучшение и преобразование общества. Но проблема национализма не только в том, что он призывает нас к иррациональной, бессодержательной и, по сути, безответственной гордости, но и в том, что он требует, в первую очередь, гордиться именно тем, чего при прочих обстоятельствах следовало бы стыдиться.

Иными словами, такая любовь к Родине направлена на то, чтобы наша страна стала хуже, чтобы беспрепятственно продолжались все позорящие нас безобразия, чтобы наши пороки были возведены в ранг добродетелей, а добродетели запрещены и подавлены.

Олимпиада в Сочи должна стать важной вехой на этом пути.

Впрочем, до 2014 года осталось ещё целых 7 лет. За это время много что может произойти как в России, так и в мире.

И с чего мы взяли, что в 2014 году спортивные состязания в Сочи вообще состоятся?

Cпециально для «Евразийского Дома»

ТУРБУЛЕНТНОСТЬ

Перед авиаперелетом категорически не рекомендуется смотреть «Остаться в живых» - в начале сериала самолет разваливается в воздухе, а потом эта сцена в разных ракурсах повторяется из серии в серию.

Как назло, Первый канал решил повторить ранние эпизоды фильма именно сейчас, в разгар сезона отпусков, когда множество телезрителей как раз покупает билеты на авиарейсы.

Турбулентность, как назло, была ужасная, лайнер изрядно трясло, а перед глазами всплывали злосчастные кадры. Пластиковый стакан предательски пытался съехать со столика или даже выскочить из рук, норовя облить халявным красным вином светлые джинсы.

Пытаясь переключиться на что-то более приятное, я обложился немецкими и английскими газетами и попытался углубиться в перипетии западноевропейской политики. Однако содержание статей лишь усиливало ощущение турбулентности.

Во-первых, все жаловались друг на друга. Пока на Западе переживали из-за нашествия польских сантехников, в восточноевропейских государствах обнаружили, что работать больше некому - все уезжают в «старую Европу». Стремясь поправить положение, чиновники из Польши, Чехии и Словакии обещают различные льготы украинским и белорусским рабочим, посылают специальные миссии в Индию и Китай на закупку рабочих рук. Особенно не хватает медицинского персонала. Так что лет через пять в польских больницах разговаривать будут на смеси суржика и китайского. В это же самое время правительства Польши и Германии злобно бранятся по поводу Европейской конституции. Любимая тема немецких карикатуристов - правящие в Варшаве братья-близнецы. Карикатуры вполне политкорректные, но выдают кипящее и с трудом сдерживаемое либеральными приличиями бешенство.

Пока Берлин препирается с Варшавой, Париж переругивается с Брюсселем. Еврочиновники не скрывают своего разочарования в Николя Саркози. Думали получить, наконец, во главе Франции «настоящего рыночника», ан нет, стоило Саркози заселиться в Елисейский дворец, как в нем разбушевался последователь генерала де Голля. Президент настаивает на государственной промышленной политике, предлагает понизить явно завышенный курс евро, отказывается выполнять договоренности о сокращении государственных расходов и даже требует поставить под публичный контроль Европейский центробанк, святая святых неолиберальной финансовой системы. Не то что социалисты, которые покорно выполняли любые требования еврократов и радостно приватизировали любую отрасль, подвернувшуюся под руку. Саркози, наоборот, затормозил преобразование государственной компании «Газ де Франс», обозлив до предела частных инвесторов, уже готовившихся в очередной раз поживиться за счет общественной собственности.

Financial Times жалуется, что Париж подает дурной пример. В самом деле, если Франции сойдет с рук отказ от соглашений по финансовой дисциплине, чего ждать от Италии или Греции?

Разглагольствования о Евросоюзе как наднациональном государстве, о бессилии правительств перед самодостаточными силами рынка вступают в явное противоречие с тем, что происходит у нас на глазах. Несколько лет назад энтузиасты глобализации могли приводить десятки примеров того, как различные государства Европы отказывались от своего суверенитета в пользу наднациональных органов, которые, в свою очередь, выступали в качестве инструментов для продвижения теории и практики свободного рынка. Этот процесс был неудержим и неоспорим. Что же поворачивает его вспять?

На самом деле, рассуждения о наднациональных структурах власти, которые якобы становятся сильнее национального государства, изначально были откровенной ложью. Главным проводником политики глобализации было именно национальное государство. А общеевропейские структуры, брюссельская бюрократия Евросоюза сознательно и последовательно создавались именно национальными элитами ведущих государств континента. Этим элитам нужны были органы, свободные от демократического контроля, неподотчетные населению, анонимные, непрозрачные и при этом как бы легитимные. Демонтаж демократии при сохранении полного алиби для основных участников и заказчиков процесса. Эту роль играли МВФ, Мировой банк, органы ВТО, но в первую очередь - органы Европейского союза.

Однако подобная система могла успешно работать лишь при двух условиях. Во-первых, если сохранялся стратегический консенсус между элитами основных стран и хозяевами основных отраслей, а во-вторых, если демократическое давление на правительства снизу оставалось слабым, не вынуждая власти идти на уступки общественному мнению.

К середине 2000-х годов оба эти условия перестали существовать. Причем отсутствие консенсуса между элитами тесно связано с ростом общественного недовольства. Это недовольство поднимается неравномерно в разных странах, принимает разные формы и, в свою очередь, вызывает разную реакцию «своих» национальных элит. В результате консенсус сменяется разногласием, а анонимные структуры Евросоюза, будучи обезличенным и тупым механизмом, становятся помехой для проведения более гибкой политики в каждой отдельной стране.

«Волна протекционизма набирает силу», сетует Wall Street Journal Europe. Протекционизм - это, как известно, любое ограничение свободы капитала, любое действие правительства, которое не устраивает корпорации. Если правительство защищает национальные экономические или социальные интересы, протекционизм налицо. В начале 1990-х годов все основные державы мира договорились этого не делать ни в коем случае: отстаивать необходимо только интересы корпораций. Но, увы, сейчас это правило на каждом шагу норовят нарушить. А главное, обнаруживается, что у европейских корпораций интересы расходятся с американскими, у немецких с английскими.

Ни идеология правительств, ни их состав, ни партийная принадлежность политиков не меняется. Изменилась ситуация.

Способность политиков договариваться между собой оказалась поставлена под сомнение. На саммите «Большой восьмерки» мировые лидеры не смогли принять решения по вопросам экологии. Очередной раунд переговоров в рамках Всемирной торговой организации закончился провалом. Дискуссия о Европейской конституции зашла в тупик. Такие новости уже никого не удивляют. Каждый конкретный случай пресса трактует как сугубо индивидуальный, ничем не связанный с другими точно такими же провалами. Просто уважаемые дамы и господа в очередной раз не справились…

Немецкий канцлер Ангела Меркель не смогла убедить американского президента Буша в правильности своего подхода к глобальному потеплению. Позиции Вашингтона и Москвы по вопросу о системе противоракетной обороны не совпали. Представители Европейского союза и Соединенных Штатов не сумели найти общий язык с правительствами Индии и Бразилии в рамках ВТО. Польша и Германия не сошлись по вопросу о процедуре принятия решений в руководящих органах Евросоюза. И так далее, и тому подобное.

Казалось бы, и в самом деле каждая проблема специфична и не имеет ничего общего с тем, что обсуждают на другом форуме. Но почему переговорщики всех стран как будто разом потеряли способность вырабатывать единую позицию? Все вдруг стали невероятно упертыми и агрессивными. Ведь еще несколько лет назад они превосходно договаривались.

Несколько лет назад модно было напоминать, что в глобальной экономике конфликты между государствами невозможны, поскольку интересы и капиталы слишком переплетены. Между тем с таким же успехом можно сделать и обратный вывод. Ведь если меня с другим человеком ничего не связывает, откуда взяться конфликту? Другое дело, если у нас общий бизнес, но разные взгляды на его развитие. И у каждого куча своих проблем, которые не могут не отразиться на отношении к «общему» делу.

Жильцы двух раздельно стоящих домов менее склонны вступить в склоку из-за мелочей, чем жители коммуналки, которым приходится делить туалет, ванну и кухню. А современная глобальная экономика - это именно коммуналка, разросшаяся до гигантских размеров и к тому же населенная весьма агрессивной, индивидуалистичной и не склонной к сантиментам публикой.

Конечно, противоречий между интересами различных государств и 10 лет назад было более чем достаточно. Но правительства готовы были идти друг другу на уступки, причем по вопросам куда более принципиальным и масштабным, чем сегодня. А теоретики видели в этом очередное доказательство бессилия государства перед лицом «объективных сил глобального рынка». К тому же на протяжении 1990-х годов мы наблюдали всеобщую готовность развивающихся стран и бывших коммунистических государств поддерживать практически любые инициативы, идущие с Запада, тогда как западные правительства старались избегать публичных конфликтов между собой.

Эта идиллическая картина впервые была нарушена, когда в 1999 году в Сиэтле страны Африки отказались на встрече ВТО подписывать подготовленные Западом соглашения. Затем началась война в Ираке, спровоцировавшая неожиданно резкое дипломатическое противостояние Франции и Германии с США, а также раскол между «старой» (Западной) и «новой» (Восточной) Европой. Затем обнаружились трения между Россией и США, но и ожидаемый российско-германский альянс тоже не состоялся. В Москве не нашли общего языка не только с Вашингтоном, но и с Западной Европой, в которой на первых порах видели оптимального партнера. А в рамках ВТО сложилась вообще парадоксальная ситуация: Евросоюз и США постоянно ссорятся между собой, но выступают единым фронтом против стран бывшего «третьего мира», в роли лидеров которого - Индия и Бразилия. Тем временем Китай проводит свою собственную линию, вызывающую одинаковое раздражение и на Западе, и в третьем мире (африканцы, включая официальных чиновников, уже жалуются, что китайские бизнесмены ведут себя хуже старых колонизаторов).

Отныне каждый за себя. Система глобальных альянсов и партнерские отношения, налаженные на протяжении 1990-х годов, более не работают. А государства неожиданно обрели уверенность в себе, которой у них не было в течение предыдущего десятилетия.

Высокие цены отчасти вернули уверенность в себе странам периферии. Классическим примером стала жесткая позиция Венесуэлы, за которой потянулись другие государства Латинской Америки. То же самое можно сказать и о России. Однако и в Западной Европе стремление государств проводить собственную политику без оглядки не только на Вашингтон, но и на «своих» бюрократов в Брюсселе и на партнеров по Союзу становится типичной тенденцией.

Человеку, жившему в СССР конца 1980-х годов, всё это подозрительно напоминает симптомы перестройки.

Решимость во что бы то ни стало настаивать на своих «национальных интересах» зачастую происходит не только от ощущения силы, но и от отчаяния. Любая уступка на международных форумах чревата серьезными проблемами внутри страны. В этом, пожалуй, главная причина жесткого поведения правительств на переговорах. 20 лет либерализации международной торговли и развития свободного рынка привели к предельному обострению всех конфликтов и противоречий, к такому уровню социального и политического напряжения, что новые шаги в том же направлении гарантированно оборачиваются взрывом недовольства. Причем речь идет не только о недовольстве населения. С рядовыми гражданами не слишком считаются не только в странах Восточной Европы или Азии, но и в развитых демократиях Запада. Проблема в том, что всеобщее недовольство накладывается на очевидный раскол элит. Этот раскол - тоже естественное следствие обострившейся конкуренции в рамках «свободного рынка».

Участившиеся дипломатические провалы суть не более чем вторичные симптомы общего кризиса глобализации и начавшегося у нас на глазах саморазрушения «нового капиталистического порядка», сложившегося в начале 1990-х годов. Этот порядок исчерпал себя, породив конфликты и противоречия, которые в его рамках уже не удается контролировать. Нечто подобное происходило в Западной Европе начала ХХ века. Тогдашний кризис закончился Первой мировой войной.

КАЖДОМУ ГОРОДУ - СВОЕГО ЭКСТРЕМИСТА

Андрей Поляков, лидер Союза Коммунистической Молодежи Карелии, был несказанно удивлен, обнаружив свое имя в списке экстремистов, составленном местными правоохранительными органами. СКМ - официально зарегистрированная организация, к которой до недавнего времени у властей не имелось претензий. Не было несанкционированных митингов, и даже в «Маршах несогласных» не участвовали, не говоря уже о чем-то более серьезном.

В Карелии пока ограничиваются составлением списков. Ольга Иванова, молодой журналист из Краснодара, давно привыкла к гораздо более пристальному вниманию: ее периодически приглашают солидные господа из серьезных организаций и проводят «профилактические беседы». Куда ездила, с кем общалась. Недавно Ольга закончила университет. Дипломную работу оценили на «четверку». В кулуарах одна преподавательница покаялась: «Работа, конечно, на «отлично», но ты же понимаешь… Ты у нас что-то вроде диссидента, тебе высшую оценку ставить нельзя. Да не переживай, меня тоже в советское время притесняли, и ничего, все нормально».

Ивановой скорее повезло. Слава «молодого диссидента» в ее профессии скорее на пользу. А беседы с господами в погонах и без, хоть и не слишком приятны, но обогащают жизненный опыт начинающего журналиста.

Сергею Вилкову из Саратова пришлось хуже. Вечером 5-го июля на него внезапно набросились двое ОМОНовцев. К ним присоединилось 6 сотрудников УБОПа и лейтенант фрунзенского РОВД. В общем, настоящий сводный отряд милиции. Парню надели наручники и повалили лицом на асфальт, набросив на голову платок. 20 минут Сергей пролежал в такой позе, а сотрудники милиции «производили с ним непонятные манипуляции», после чего были приглашены понятые, в присутствии которых был обнаружен пистолет с восьмью патронами. Вскоре, однако, молодого человека отпустили под подписку о невыезде. Местные экологи договорились с адвокатом, который прибыл на допрос вместе с Сергеем. Это произвело крайне тяжелое впечатление на следователя, который тут же допрос отложил, ссылаясь на то, что ему надо получше подготовиться. В скором времени формула обвинения изменилась. Молодого человека собираются теперь привлечь по уголовному делу о нанесении телесных повреждений одному местному нацисту. Милиция признает, что Сергей в драке не участвовал, но, возможно, его попытаются привлечь за «подстрекательство». Мол, рассказывал своим приятелям о преступлениях Гитлера, а те пошли, да набили морду кому-то из его местных последователей. Ну и дело по пистолету, конечно, остается.

Читаю эти сообщения, и как-то нехорошо делается. Я же со всеми лично знаком, на различных семинарах и форумах вместе с ними участвовал. Страшные, оказывается, типы! Экстремисты! А может, наоборот, они мои статьи прочитали, противоправные выводы из них сделали и принялись подрывать основы? Надо быть осторожнее с текстами. Неровен час, обвинят в подстрекательстве.

С тех пор, как Государственная Дума занялась борьбой с экстремизмом, соответствующее законодательство постоянно дополняется и ужесточается. При этом само понятие «экстремизма» является нарочито расплывчатым, предоставляя репрессивным органам на местах широкую свободу для толкования и применения правовых норм. Характерно, что закон совершенно сознательно написан таким образом, чтобы стереть различия между ультраправыми и радикальными левыми. И дело тут не только в идейных противоречиях, но в том, что на практике погромы, избиения и другие насильственные акты ультраправых становятся поводом для пресечения принципиально ненасильственной деятельности левых, причем не только радикальных, но и вполне умеренных. В конце концов, любая речь с критикой власти или социальной системы может быть расценена как подстрекательство к мятежу.

В свою очередь правоохранительные органы воспринимают новые законодательные инициативы как руководство к действию. В каждом крупном городе необходимо выявить и наказать своего экстремиста. Ведь если на весь областной центр не найдется ни одного, то это не город, а дыра какая-то!

Борьба с экстремизмом набирает обороты. Впрочем, можно надеяться, что эта кампания, как и многие другие в нашем отечестве, выдохнется, не оставив после себя ничего, кроме неприятных воспоминаний.

ОБЩЕСТВО БЕЗ ЛЕВЫХ

Вот уже несколько лет подряд как социологи, подводя итоги опросов общественного мнения, сообщают нам, что «Россия левеет». Политики разных партий с трудом учатся произносить слово «справедливость».

Они по всякому удобному поводу употребляют теперь прилагательное «социальный», надеясь таким образом завоевать симпатии левеющего электората. Однако, странным образом, собственно левых партий обнаружить на политической сцене не удается.

Разумеется, журналисты привычно называют «левой» КПРФ Геннадия Зюганова, хотя сама эта партия предпочитает именовать себя «патриотической», «государственнической» и даже «державнической». Вообще репутация КПРФ как левой организации поддерживается исключительно её противниками и соперниками. Сами же идеологи и лидеры партии не слишком скрывают свои консервативные симпатии. Всякий, кто удосужится почитать документы и выступления представителей КПРФ, увидит классический набор идей и лозунгов, характерный для правых, даже для ультраправых: отрицание классового конфликта, восхваление государства, национальных ценностей и традиций, семейных ценностей, национальной самобытности и выдающейся роли Церкви. Остается добавить к этому неприязнь к демократии и, как бы помягче выразиться… недоверие к национальным меньшинствам, иностранцам и инородцам, а в особенности, конечно, к евреям. Всё это - стандартный ассортимент любой право-консервативной силы в Западной Европе, а в царской России с подобным репертуаром выступали «Союз Русского Народа» и «Союз Михаила Архангела», две черносотенные организации, ставившие своей главной целью борьбу против коммунизма, социализма и прочей «революционной заразы».

Коммунисты традиционного толка, опирающиеся на сталинские традиции, конечно, тоже есть, и группируются они вокруг Российской коммунистической рабочей партии (РКРП), но эта группировка на сегодняшний день уже утратила официальный статус, не сумев доказать наличие у неё 50 тыс. членов. Потеряв регистрацию в качестве партии, РКРП переживает кризис, и, возможно, ее еще ждет распад.

Что касается «Справедливой России», то тут идеологический и политологический анализ вообще не имеет особого смысла - перед нами просто бюрократический проект, когда партию строят по указанию начальства и исключительно за деньги (сначала инвестиции, потом наем функционеров, и только потом - выработка идеологии). Неудивительно, что в рядах организации обнаруживается множество людей, которые до недавнего времени даже понятия не имели, что могут оказаться левыми, просто им предложили хорошую работу за хорошие деньги.

Итак, левых в серьезной политике у нас нет, а соответствующее место вроде как занято либо дремучими националистами, либо обыкновенными чиновниками, рассказывающими занудные истории о том, как они денно и нощно заботятся о благосостоянии вверенного им населения.

Публицисты оппозиционного толка регулярно повторяют, что «Россия - страна левая». Возражая им, сторонники либерализма и «европейских ценностей» доказывают, что «Россия - страна нормальная». Однако отсутствие серьезных левых сил опровергает и тех и других. Ведь в любой западной стране с «нормальной» буржуазной демократией левые партии имеются, существуют классовые организации трудящихся, есть соответствующая пресса, не говоря уже о различных аналитических идеологических центрах и фондах (таких, как Транснациональный институт в Амстердаме, Институт марксистских исследований в Швеции или Фонд Розы Люксембург в Германии).

В общем, уникальность России на данный момент проявляется как раз в отсутствии политически организованного левого движения.

Для объяснения подобной аномалии принято было ссылаться на идеологический фактор. Либеральные публицисты уверенно говорят, что после преступлений Сталина и распада Советского Союза социалистические идеи и всё с ними связанное у нас дискредитировано. А если старая система с её жестким контролем и всемогущей бюрократией и вызывает ностальгию, то преимущественно не у тех людей, которые в других странах симпатизируют левым. Ведь трудно представить себе что-то более далекое от идеи самоорганизации трудящихся, чем КПСС.

Надо, однако, признать, что от крушения советской системы пострадали не только советские, но и западные левые, которые много лет доказывали, что никакого социализма в СССР не было. И дело не только в том, что Советский Союз называл себя социалистическим государством. Советская номенклатура лгала по множеству поводов, и далеко не всегда её словам верили. Проблема гораздо глубже. С одной стороны, существовавшие у нас до 1991 года порядки вопиюще противоречили демократическим идеалам левых, но с другой стороны, многие принципиальные требования левого движения были в СССР выполнены. Достаточно вспомнить о бесплатном образовании, медицине, об общедоступном жилье. И даже привилегии бюрократии, вызывавшие тогда возмущение, по сегодняшним меркам кажутся весьма скромными. Собственно, потому этими привилегиями и возмущались, что общество в целом было ориентировано на принципы равенства.

Даже если общество, построенное в Советском Союзе, нельзя назвать полноценно социалистическим, это не отменяет того факта, что в 1917 году у нас произошла революция, направленная на создание социализма. Она завершилась историческим поражением, но разве то же самое нельзя было в середине XIX века сказать, например, про Великую французскую революцию? Это теперь с высоты другой исторической эпохи мы можем рассуждать о том, что, несмотря на якобинскую диктатуру и бонапартистский военно-бюрократический режим, Франция, в конечном счете, заложила для всей Европы основы нового, демократического порядка. Но для этого потребовалось полтора столетия!

Идейные споры о значении 1917 года далеко не закончены и вряд ли закончатся в ближайшее время. Однако вряд ли это означает, будто левое движение в России невозможно до тех пор, пока у большей части отечественного населения не появилось полной ясности относительно всех вопросов нашего революционного прошлого.

Точно так же неубедительны и жалобы многих левых интеллектуалов и активистов на отсутствие средств, административные ограничения, запретительные юридические нормы и прочие проблемы, с которыми сталкивается любая новая политическая инициатива. Где же вы видели, чтобы левое движение начинало свой подъем с богатыми материальными ресурсами, пользуясь покровительством власти и симпатией средств массовой информации? Все эти препятствия преодолимы там и тогда, где есть массовое осознание необходимости социальных преобразований, есть трудящиеся классы, осознавшие свои интересы.

Иными словами, ответ на вопрос о том, почему не сложилась в России сильная левая партия, должна дать социология, а не история и не идеология.

Беда в том, что люди постсоветской эпохи не то чтобы осознать свои интересы были не в состоянии. У них вообще устойчивых интересов не было!

Представьте себе рабочего бывшего советского предприятия, который в начале 1990-х годов ходит на завод и трудится там, не получая зарплаты. Кто он - пролетарий, крепостной, раб? Но тот же рабочий иногда получает компенсацию за свой труд в виде продукции предприятия, которую он сам или его родня пытаются продать на рынке или обменять. Выходит, перед нами мелкий буржуа? Торговец? Коммерсант? Тот же самый рабочий ещё и выращивает картошку у себя на огороде - это далеко не способ приобщиться к природе: от этого крошечного огорода зависит выживание семьи. В начале 1990-х годов анализ забастовочной активности в Кузбассе показал: чем меньше урожай картошки, тем больше стачек.

В общем, наш рабочий превращается в крестьянина. Но ко всему прочему он, скорее всего, немного ворует у себя на заводе (и не видит в этом ничего дурного, поскольку администрация, в свою очередь, ворует у него, недоплачивая и задерживая зарплату). Если он не ворует материалы и запчасти, то непременно ворует электроэнергию. Даже работники исследовательских институтов, которым утащить нечего, воруют время. Например, ведут семейные разговоры по междугородней телефонной линии, делая вид, будто обсуждают профессиональные проблемы.

В общем, советский - всё ещё - человек первых постсоветских лет для классовой борьбы категорически не годился, ибо был тотально деклассированным. Оппозиционеры пытались объединить не тех, кого толкали на противостояние власти и капиталу их объективные социальные интересы, а тех, кто просто не вписался в новый порядок. Мало того, что в подобных случаях причины недовольства могли быть самыми разными, зачастую просто противоположными, но и сам новый порядок был ещё крайне изменчивым и неустойчивым. Происходящие перемены в одночасье превращали выигравших в проигравших, а счастливых в недовольных, и наоборот.

Проигравшие чаще всего не пытались изменить общество, а просили о государственной поддержке. Но ведь тем, кто ищет помощи государства, разумнее всего обращаться к власти, а не к оппозиции! Потому оппозиция в лучшем случае готовила идеи и лозунги, которыми власть могла бы воспользоваться, прояви она минимальную заинтересованность в политической и социальной стабильности. Что и произошло на рубеже 1990-х и 2000-х годов. Поменявшееся руководство страны просто взяло в свой арсенал все лозунги оппозиции, которые сочло хоть сколько-нибудь конструктивными. Оппозиция оказалась в идеологическом и программном отношении совершенно голой.

Между тем стабилизация российского капитализма изменила социальную ситуацию гораздо больше, нежели предшествующий кризис. Переходный период закончился. Каждый оказывается на своем месте. А это значит, что начинают формироваться долгосрочные интересы. И люди начинают эти интересы осознавать.

Вот это и есть «полевение» страны, про которое говорят социологи и журналисты. Беда лишь в том, что действующая оппозиция удовлетворить возникающий в России спрос на левую политику не в состоянии. Для этого недостаточно выучить несколько демагогических формул - нужны совершенно иное сознание, иной образ жизни, а главное - совершенно другие способы политической работы.

Левое движение не может быть организовано сверху, оно может сложиться лишь в процессе самоорганизации, в ходе повседневной борьбы. Происходящие сейчас протесты рабочих компании «Евроцемент» имеют в этом смысле куда большее значение, нежели любые декларации идеологов или избирательные кампании. Они демонстрируют, что в России складывается новая реальность, которая рано или поздно неизбежно породит и новую политику.

Увы, это угроза в первую очередь для существующей оппозиции. Теряя связь с обществом, не находя ответов на реально стоящие перед людьми вопросы, пытаясь компенсировать отсутствие социальной программы громкими лозунгами и демагогическими призывами, действующая оппозиция (как в либеральной, так и в националистической её форме) является глубоко реакционной силой. Она не способствует самоорганизации общества, а препятствует ей.

Легко догадаться, что власть не сильно заинтересована в появлении новых оппозиционных сил, но парадокс в том, что старая оппозиция боится этого ещё больше. Остается только надеяться, что крот истории так или иначе пророет себе дорогу…

ИСТОРИЯ БАТЬКИ

Первый канал, официальное телевидение, рупор государственной пропаганды и идеологии, занимает почти месяц своего эфира киноповестью о революции. Причем, сразу скажем, фильм сделан не без некоторой симпатии к своему основному герою. Вместо того чтобы в очередной раз рассказать нам об ужасах революции, авторы фильма не удержались от того, чтобы продемонстрировать нам ее победы. Конечно, Махно - анархист, закончивший свои дни в эмиграции в Париже, жертва и политический противник большевиков, а потому персонаж, который может заслужить симпатию в современной России. Но, увы, как назло, большую часть времени воевал Махно не с «красными», а с «белыми», именно против них одержал основные победы. И хуже того, постоянно выступал в качестве союзника большевиков.

В итоге любая более или менее систематическая попытка изобразить жизненный путь и достижения знаменитого батьки из Гуляйполя означает, что частью повествования становятся и большевики, которых уже невозможно изобразить в виде злодеев и предателей.

Решение, избранное создателями фильма, состоит в том, чтобы попытаться дать нам «объективную» картину. Объединяется батька с большевиками, они начинают вызывать симпатию. Ссорится он с ними, нам начинают рассказывать о том, как «красные» притесняют простой народ. Рядовые большевики выглядят довольно тупыми, но, в общем, неплохими людьми. Зло воплощено в фигуре Троцкого, который постоянно занят только одной мыслью - как бы наделать больше гадостей.

В фильме о Махно есть более удачные и менее удачные актерские работы, есть более достоверные и менее достоверные с точки зрения исторических фактов эпизоды. Но когда на экране появляется Троцкий, любые критерии просто теряются. Так, как представлен Троцкий, давно уже не изображают даже злых волшебников в детских фильмах категории «B». Если что-то плохое происходит, то непременно в соответствии со злобными замыслами Троцкого. При этом на экране ни разу не показано, что делает главный злодей, чтобы воплотить свои планы в жизнь. Фактически ничего. Просто каким-то магическим, колдовским способом, они реализуются сами собой. Говорит, например, Троцкий, что неплохо бы Григорьева с Махно лбами столкнуть, и тут же Григорьев сам приезжает к Махно, который его убивает.

Почему именно Троцкий является воплощением зла, догадаться нетрудно. Ведь именно эта фигура фокусирует на себе негативное отношение и в белогвардейской, и в сталинистской, и в анархистской версии истории. Поскольку авторы фильма не нашли ничего лучшего, кроме как механически склеить все эти интерпретации, объединив их претензией на «объективность», Троцкий просто обязан был стать главным злодеем.

Увы, кроме злого гения Троцкого ничто не объясняет зрителю причин и движущих сил происходящего. Ибо события просто тянутся одно за другим в хронологическом порядке, без всякой внутренней связи, без всякой логики. На первых порах все действующие лица кажутся вялыми и унылыми, лишенными страсти и внятной мотивации. Почему они делают то или другое? Да потому что в учебнике истории написано, что они это сделали.

И все же недурно, что Первый канал снял фильм об истории революции. Как минимум это заставит некоторое количество зрителей заинтересоваться тем, что в самом деле происходило в России и на Украине в 1917-1920 годах. Поискать связь между событиями, их причину.

Невнятность повествования связана с тем, что авторы, по всей видимости, искренне не понимают смысл развернувшейся борьбы. Не только неясной и загадочной кажется им классовая ненависть, которую питают, например, крестьяне к помещикам, но и противоречия между городом и деревней остаются для них и вовсе тайной за семью печатями. А ведь именно в этом противоречии нужно искать объяснение катастрофы, которую в 1918-1919 годах переживала вся страна и Украина в особенности.

Крах экономики и полная дезорганизация денежной системы (о чем ни разу в фильме не упомянуто) парализовали товарообмен между городом и деревней. Городское производство просто не могло ничего предложить селу в обмен на продовольствие. Физическое выживание городов зависело от способности власти конфисковать хлеб в деревнях. Любая власть, занимавшая города, вынуждена была делать это. Именно поэтому на Украине, с ее относительно богатым селом и развитым сельским хозяйством, ни одна власть не могла прочно удерживаться, вот почему столкновение политических сил превратилось в кровавый хаос, когда любая администрация стремительно теряла популярность и рушилась под напором атак со всех сторон. Вот почему сам Махно, искренне пытавшийся защищать интересы селян, не мог удержать крупные города, даже если занимал их. Вот почему большевики, как самая радикальная из сил, отстаивавшая интересы основной массы городских рабочих, видели в Махно и его движении проблему даже тогда, когда сражались с ним плечом к плечу: без реквизиций города умрут, а реквизиции означают «грабеж деревни» и вооруженное противостояние с ее жителями.

Махно и его движение метались между неизбежным конфликтом с большевиками и столь же неизбежным сотрудничеством - ведь в масштабах России единственной альтернативой победе «красных» было торжество «белых». А с «белыми» крестьянское движени примириться не могло ни при каких обстоятельствах. Большевики отбирали продовольствие, но землю крестьянам оставляли. А вместе с ней - надежду на будущее. «Белые» воевали, чтобы вернуть старый режим. И даже когда в 1920 году барон Врангель обещал Махно признать земельный передел, ему никто не верил. Ведь с точки зрения деревни, в этом земельном переделе был главный смысл и итог революции.

Это прекрасно понимали и большевики. А потому знали, что, несмотря на все реквизиции, несмотря на все жестокости и глупости, которые совершала революционная власть, мужик от нее никуда не денется.

Однако это теория. Для миллионов людей она оборачивалась ужасом и восторгом борьбы, сомнениями, страхом и гордостью за свое дело, перемешанной с сомнениями, стыдом. Герои фильма не похожи на живых людей. Они напоминают плоские картонные фигурки, лишенные не только чувств, но и собственной воли. А массы существуют только для того, чтобы появляться на заднем плане, хором выкрикивая осуждение или одобрение бессвязным и невнятным речам главных героев: ведь для того, чтобы произнести убедительную речь, надо понимать и чувствовать то, о чем идет речь.

Историю гражданской войны мы знаем. Город, как всегда, победил. Большевики восторжествовали. Махновское движение рухнуло. Фильм закончился.

Если у вас есть проблемы с курсом истории, то из фильма вы узнаете, кто победил, но так и не сможете понять, почему. А главное, у вас не останется чувства трагедии.

Это история для молодых людей, которым предстоит сдавать Единый государственный экзамен. Вопросы заменяются тестами, обсуждение проблем - перечислением имен и дат. Все факты на месте, даты не перепутаны, что вам еще нужно?

Взявшись за историю Махно, Первый канал, по всей видимости, реагирует на определенные сдвиги в массовом сознании. Людям интересна история, они хотят понять, зачем и почему произошла революция.

Увы, за ответами на эти вопросы обращаться надо не к официальному российскому телевидению.

Опубликовано на сайте «информационно-аналитического портала “Евразийский Дом”

НЕПРИЯТНЫЕ ОТКРЫТИЯ СРЕДНЕГО КЛАССА

В конце 1970-х в советском прокате появился странный фильм под названием «Новые испанцы». Начинался он с того, что застойная испанская фирма с ленивыми сотрудниками покупается транснациональной компанией.

Жизнь коллектива мгновенно меняется. Работа становится великолепно организованной, заработки растут, мужчины делаются подтянутыми, женщины начинают следить за собой и оказываются настоящими красавицами. Они покупают дорогие машины, строят себе новые квартиры с выбеленными стенами и изящной, функциональной мебелью. А затем все герои один за другим умирают от сердечных приступов, инсультов и прободения язвы.

Смысл происходящего оставался совершенно недоступен советскому зрителю, если не считать начальных сцен, в которых две трети публики узнавали собственную, родную контору (с той только разницей, что вместо экзотического кофе-эспрессо там пили чай с печеньем).

Пожалуй, сегодня российский зритель мог бы лучше оценить подобную картину. Растущий средний класс на собственном опыте обнаруживает и положительные, и отрицательные стороны нового образа жизни, пришедшего к нам вместе с капитализмом. Как и у героев испанской киноленты, восхищение новыми возможностями постепенно сменяется разочарованием и раздражением.

Рыночная экономика принесла с собой массу приятных мелочей, напрочь недоступных в советское время. Начиная от кофеен и горячего шоколада, заканчивая множеством сортов хорошего пива. Улицы городов заполнены новыми автомобилями, которые приобретаются уже далеко не только представителями буржуазии. Интерьеры жилища изменились до неузнаваемости. Многие виды бытовой техники просто не существовали в советские времена, поэтому сравнение с прошлым не совсем корректно, но, несомненно, магазинов, заполненных «под завязку» подобными товарами, вообразить в те времена было бы просто невозможно. Правда, вся эта роскошь доступна лишь меньшинству населения. В большой стране средний класс исчисляется миллионами человек, но всё равно это не более чем 15-20% от населения. Однако для самого среднего класса собственные проблемы и достижения кажутся куда более интересными, чем переживания большинства сограждан, тем более что это большинство само изо всех сил тянется к принятому средним классом образу жизни. Иными словами, средний класс сознательно или бессознательно воспринимает себя как общую норму, даже если реально находится в меньшинстве.

Однако чем более достижения рыночной экономики воспринимаются людьми как нечто естественное, как нормальное положение дел, тем больше выходят на поверхность и проблемы, недостатки и пороки системы. Ровно то же самое, кстати, происходило и с советским образом жизни. Дешевое (фактически бесплатное) жилье или отсутствие платы за воду никого не восхищали, это казалось нормой. Так же, как и бесплатное образование, медицинское обслуживание, копеечная плата за транспорт и хлеб по 18 копеек за буханку. Зато раздражало однообразие ассортимента, отсутствие выбора и хамство.

Насчет хамства больших изменений в обществе не обнаруживается, но с жильем дело обстоит совершенно иначе. А немногие сохранившиеся с советских времен социальные гарантии вроде почти бесплатной медицины и вроде как общедоступного образования воспринимаются уже как достижения, которые надо охранять. Как говорится, что имеем, не храним, потерявши плачем. Впрочем, по поводу общедоступного образования и здравоохранения плакать мы начинаем еще до того, как потеряли их полностью. Именно плакать, а не бороться. Хотя и то хорошо - в обществе усиливается способность к критической оценке действительности.

Насладившись первыми плодами потребления, средний класс начал делать одно за другим неприятные открытия. Да, доступ к товарам вырос (не только по сравнению с советским временем, но и по сравнению с «переходным периодом» 1990-х годов). Но усилилась и эксплуатация труда. Деньги нужно не только зарабатывать, за них приходится отдавать душу, здоровье, эмоциональные и физические силы в таком количестве, что это не компенсируется никакой зарплатой. Да, появились отличные машины. Но они стоят в пробках. Да, появился выбор. Но при ближайшем рассмотрении обнаруживается, что большая часть предлагаемого изобилия - фиктивна. 20 совершенно одинаковых мобильных телефонов, лежащих передо мной на прилавке, вызывают не восхищение, а стресс. Как выбрать, если, по сути, они все одинаковые? А тонкие различия между марками и брендами доступны только специально подготовленным людям, которых компании вынуждены нанимать исключительно для того, чтобы помочь покупателям выбраться из лабиринта подобного стандартизированного разнообразия.

В социологии принято различать «уровень жизни» и «качество жизни». То, что уровень жизни за последнее время вырос (и не только у среднего класса), не подлежит никакому сомнению. Это статистический факт. А вот с качеством жизни сложнее.

Две самые серьезные проблемы нового среднего класса сегодня - свободное время и жилье. Как потратить деньги, если ни на что кроме работы не остается времени, а если время и появляется, то уже не остается ни эмоциональных, ни физических сил. Даже появление множества новых ресторанов и кафе не радует - людям всё труднее вырваться на обед из офиса. Как выразился один молодой журналист, «бутерброды съедают ланч». Итоговый диагноз - язва желудка. Как у героев испанского кино…

Однако проблема жилья стоит острее всего. Хорошо тем, кому посчастливилось получить квартиру в ходе приватизации 1990-х годов, но их не так уж много: ведь большинство нашего среднего класса - люди молодые, пополнившие рынок труда уже к концу 1990-х годов. В этом одна из причин их эффективности: им не нужно было переучиваться, осваивать новые правила, они были воспитаны уже в капиталистической России. Однако в этом же и их проблема - у них нет социального «тыла», который был обеспечен последнему советскому поколению. Кстати, приватизация 90-х годов сыграла с нашим средним классом злую шутку. В России сложилось представление о том, что семья среднего достатка должна жить в собственной квартире. В Западной Европе множество семей всю жизнь арендует квартиры, обставляет их мебелью, выращивает в них детей, обживает. И ничего. Но у нас в стране, где старшее поколение получило свои квартиры за номинальную цену, по крайней мере обидно смириться с таким положением вещей. В результате молодой средний класс увязает в долгах - даже хороших заработков не хватает на то, чтобы иметь всё сразу: квартиру, автомобиль, модные вещи. А чем больше долгов, тем больше нужно работать, тем больше зависимость, тем меньше свободы.

На самом деле, ничего чрезвычайного не происходит. Просто средний класс избавляется от иллюзий, преодолевая последние остатки советской психологии, становясь таким же, как на Западе. Только наивные советские люди верили, будто при капитализме всё решает рынок товаров. На самом деле главную роль играет рынок капитала и рынок труда. Крупные фирмы поглощают мелкие, навязывая им свои правила игры. Творческая инициатива уступает место бюрократической рутине, нормальной для серьезных корпораций. А представители среднего класса обнаруживают, что сами являются товаром - на рынке труда. И главное: чем больше их численность, чем выше квалификация большинства, тем менее ценен каждый из них в отдельности.

Теоретически, конечно, рост экономики увеличивает и спрос на кадры. Иными словами, работник получает шанс продать себя подороже. Но даже эта позитивная тенденция гасится непреодолимым отечественным хамством, удивительной национальной традицией, унаследованной российским предпринимателем от советского начальника. Рабочие отвечают на диктат хозяев забастовками, но средний класс пока ни организовывать профсоюзы, ни бастовать не умеет, он состоит из преимущественно индивидуалистов, весь его жизненный опыт и его повседневный труд диктуют ему именно такой стиль поведения. А потому разочарование и раздражение оборачивается не бунтом, а язвой желудка.

При всём безобразии 1990-х годов, они открывали перед амбициозными молодыми людьми больше свободы. Вчера не было коммерческих банков - сегодня они появились. Вчера не было туристического бизнеса - сегодня он возник. Каждая новая отрасль - новые возможности. Часто это шансы, связанные с риском. Но оборотной стороной риска является азарт. Ощущение полноты жизни.

Сегодня капитализм нормализовался. Он работает так, как должен работать. Под пестрой оболочкой потребления скрывается рутина производства и жесткая дисциплина корпоративной организации. И в этом состоит самое неприятное открытие российского среднего класса.

BUSINESS AS USUAL

Если судить по прессе, в отношениях между Британией и Россией кризис разразился нешуточный. В течение двух недель газеты пестрели сообщениями о высылке дипломатов, об обмене упреками и угрозами. Телевидение день за днем передавало пресс-конференции высокопоставленных чиновников обеих сторон, обсуждавших дело о выдаче Андрея Лугового с таким пафосом, как будто речь шла, по меньшей мере, о судьбе Европы. Российские чиновники объясняли, что не могут выдать англичанам бывшего офицера госбезопасности, подозреваемого в убийстве, но не потому, что речь идет о сотруднике секретных служб, пусть и отставном (кто же таких людей добровольно выдает?), а потому, что нам это Конституция не позволяет.

Вообще-то Конституция нам много чего не позволяет, а всё равно делают! И даже не вспоминают, что какие-то законодательные ограничения существуют. Но тут чиновники вдруг сделались страшно лояльными по отношению к законам. Однако англичане пошли ещё дальше - запрещает вам что-то Конституция, так измените её! Ну, что вам стоит!

Как назло, призывы британского Foreign office в точности совпали с аналогичными призывами самых дремучих российских губернаторов. Только англичане предлагали менять нашу Конституцию для собственного удобства (чтобы в будущем всех секретных агентов, в иностранных государствах запалившихся, немедленно получать на допрос по месту происшествия). А чиновники естественно исходили из собственного удобства и мечтали получить Путина на третий срок.

Увы, обе просьбы так и остались неудовлетворенными. Британские следователи не получат Лугового, а отечественные начальники - Путина. Конституция запрещает выдавать бывших секретных агентов иностранным державам или задерживать их в Кремле больше чем на 8 лет. Наше законодательство гуманно и охраняет интересы страны.

Между тем случилось так, что на прошлой неделе, в самый разгар дипломатического кризиса, мне нужно было оформлять английскую визу. Сразу скажу, за исход дела я не слишком волновался - виз этих у меня в паспортах накопилось столько, что ни один вменяемый бюрократ не нашел бы оснований для отказа. Однако интересно было знать, как изменился процесс.

Вопрос о том, что будет с визами, интересовал не только меня. Среднестатистического россиянина не слишком интересовал Луговой, да и про Гордона Брауна наши люди мало что слышали (многие даже не заметили, как он сменил Тони Блэра на посту британского премьера). А вот поехать летом в Лондон хотят многие!

Получая паспорт, я первым делом начал расспрашивать сотрудницу турфирмы, оформлявшую мои документы, не было ли на сей раз каких-то дополнительных трудностей. «О чем вы? - удивилась она. - Всё как обычно. В последнее время даже легче стало. Ни одного отказа!»

Когда я упомянул международный кризис, она изумилась ещё больше: загруженная работой, она газет не читала, телевизор не смотрела, только бегала с бумагами между своим офисом и посольством. А там никакого кризиса не заметила…

Впрочем, был ли кризис? Или политики обеих стран в очередной раз разыграли нас, заставив волноваться по совершенно пустому поводу. Ведь и российской, и британской власти нужен не Андрей Луговой, а популярность среди избирателей. Гордон Браун должен подтвердить репутацию жесткого и принципиального политика, в России грядут выборы. А обывателю нужны зрелища, нужен повод для разговоров «о политике» и глубокомысленных размышлений о положении России в современном мире. В общем, все получили именно то, что им было нужно.

И все вышли из этого кризиса удовлетворенными. Не исключая, разумеется, Андрея Лугового.

Cпециально для «Евразийского Дома»

ЕЩЕ РАЗ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ ВЕЛИКОРОССОВ

С некоторых пор «русское» у нас снова в моде. «Сделано по старинным русским рецептам», - хвастливо рассказывает о себе финское масло. «Россия - щедрая душа!» - восхищается немецкая фирма, производящая шоколад.

«Пушкин и Гагарин сделаны по-русски!» - выкрикивает попсовая певица, тяжело подпрыгивая на эстраде. Группа подтанцовки для пущей убедительности размахивает огромными фальшивыми балалайками. Пошлость тоже бывает патриотичной.

Если бы я был диктатором, то непременно запретил бы определенного сорта публике произносить патриотические лозунги - во имя сохранения национального достоинства. Ладно бы, когда иностранцы, берясь за «русскую тему», предлагают нам «развесистую клюкву», так ведь и у соотечественников не намного лучше выходит. Натужно, фальшиво. Хоть бы родной язык удосужились прилично выучить, научились бы формулировать мысли по-русски, а не так, чтобы из каждой фразы выпирала английская грамматика («сделаны по-русски» - явная калька с английского «made Russian way»).

Гордиться своей страной, ее историей, культурой - что в этом плохого? Только одно дело любить, а другое - говорить банальные и неискренние слова о любви. Когда речь идет об отношении к конкретному человеку, разницу всякий понимает. А когда речь идет об отношении к стране - почему-то нет.

Может быть, дело в том, что отечественную культуру в начале 1990-х так отвратительно унижали в средствах массовой информации, что сегодня многим кажется, будто произнесение в микрофон положительных слов о «русском» - уже прогресс. Только вот беда, зачастую хвалы в адрес русской истории и культуры произносят те же люди и с теми же целями, что раньше - поношения. И в том, и в другом случае мы имеем дело с примитивным конформизмом, стремлением вписаться в доминирующее направление, бездумной поддержкой господствующей тенденции.

Конформизм, кстати, бывает вполне искренним, порой даже бессознательным. Но от этого он не становится менее вредным. Хотя бы потому, что одна из самых ценных и важных традиций русской истории и культуры состояла именно в признании ценности «нон-конформистского» поведения, в стремлении общества поддержать того, кто оказался в меньшинстве, морально присоединиться к обиженному и угнетенному (даже если на самом деле он далеко не всегда прав).

Прежде чем говорить о гордости за Россию, желательно было бы проявить элементарный интерес к ее истории и выяснить, чем именно нам стоит гордиться, а чем нет. Замечательные, блестящие страницы есть в истории любого народа, как и страницы позорные. Прочитать надо и те, и другие, хотя бы для того, чтобы различать их между собой.

Мы восхищаемся великой русской литературой XIX века. Литературой, которая не просто стоит в общем ряду европейской культуры, но в каком-то смысле к концу столетия становится образцом, эталоном для нее. Однако всякий раз, когда я сталкиваюсь с механическим перечислением («У нас есть Пушкин, Толстой, Достоевский»), возникают вопросы. Во-первых, из этого ряда в «патриотической риторике» почему-то всегда выпадают Гоголь и Чехов (про Лермонтова и поэтов Серебряного века не говорю). Видимо, надо назвать три имени, занимающие место «Маркса, Энгельса, Ленина» в заранее готовой риторической формуле. Все, что сверх того, то лишнее. Избыточное знание не приветствуется. Ведь если начать перечислять, то придется уходить в детали, в тонкости, оценивать роль и место каждого выдающегося деятеля в отечественной и мировой культуре. Кстати, а почему все время называют именно писателей? Почему не художников? Причина очень проста: русская живопись, в отличие от русской литературы, на Западе недооценена. Любой, даже самый тупой иностранец, услышав про Толстого и Пушкина (которых он, конечно, не читал так же, как не читал своих Бальзака, Гете и Диккенса) радостно закивает, как собака Павлова, услышавшая знакомые звуки: «Ja, ja, Pushkin, Tolstoj!»

А вот русскую живопись на Западе не знают. Имена Левитана, Сурикова, Шишкина, Серова или Репина ничего иностранцу не говорят. Я всегда с некоторой долей злорадства наблюдаю в Третьяковке реакцию своих западноевропейских гостей (людей, кстати, хорошо образованных), когда они обнаруживают, что в России есть художники вполне сопоставимые с европейскими классиками. «Так кто написал эти удивительные пейзажи? Левитан? Повторите по буквам, я записываю».

Но вернемся к нашей классической литературе. Великая, безусловно, но в чем все же ее величие? Чем она так поразила всю Европу, а потом и весь мир?

Ясное дело, у каждого писателя были свои особенности и свои открытия. Однако общая черта русской классики - ее глубокий психологизм, позволяющей почувствовать внутреннюю противоречивость не только общества в целом, но и отдельной личности. Этот психологизм, в свою очередь, глубоко укоренен в русской культуре. Разумеется, драматизм и противоречия присущи истории любого общества, но, пожалуй, в России XIX века они были осознаны и прочувствованны как нигде. Россия осознавала себя как великую европейскую империю, но одновременно - как задворки Европы, политика правительства воспринималась как важный элемент развития (особенно по отношению к наиболее глухим и диким уголкам необъятной империи), но в то же время - как система угнетения и деспотизма. Русские жаловались на политические стеснения, но одновременно гордились своей духовной свободой, недоступной буржуазному Западу. Если британец, вплоть до сегодняшнего дня, либо гордится империей, либо, наоборот, стыдится ее, то среди русских интеллигентов уже к концу позапрошлого века было естественно гордиться и стыдиться одновременно.

В этом нет ничего странного. Пожалуй, это и есть наиболее здоровое отношение к истории. Беда в том, что любой национализм призывает нас гордиться именно тем, чего стоило бы стыдиться. И наоборот…

Проблема современного национального самосознания в России состоит в том, что общество не выработало четкого отношения к собственной истории, причем во многих отношениях мы сегодня осознаем ее смысл и уроки гораздо хуже, чем сто лет назад. И это не удивительно: ведь мы по-прежнему не имеем единой господствующей в обществе (подчеркиваю: в обществе, а не в государстве) точки зрения ни на революцию 1917 года, ни на большевизм, ни вообще на наше недавнее советское прошлое. Получается, что в сознании нации нет сформировавшегося отношения к одному из главных событий ее собственной истории! И вообще к большей части событий прошедшего ХХ века.

Французу совершенно не обязательно быть поклонником якобинцев, чтобы признавать огромную позитивную роль, которую сыграла революция прежде всего в формировании современной французской нации. Признание этого факта объединяет голлистов, социалистов, коммунистов, даже крайне правых из Национального фронта, позволяя им всем, независимо от идеологических различий, осознавать себя французами. День взятия Бастилии - 14 июля - действительно национальный праздник, несмотря на то что от французских школьников отнюдь не скрывают ни ужасы якобинского террора, ни захватническую политику Бонапарта. Однако идеалы революции стали частью национальной культуры. Даже вопреки ее реальной практике.

Между тем в нашей истории и культуры роль революции даже больше: ведь именно в результате преобразований, начатых большевиками, произошла интеграция общества. Можно сколько угодно говорить о великих писателях XIX века, но следует помнить, что они принадлежали к культуре меньшинства: большая часть русских людей Толстого и Пушкина до 1917 года не читала просто потому, что вообще не умела читать. В советское время культура русской интеллигенции стала органической частью народной культуры. Побочным эффектом этого стало невероятное самодовольство и необоснованная самоуверенность интеллигентов, во всей красе продемонстрированные в ходе 1990-х годов - издержки прогресса!

В условиях, когда оценка истории ХХ века вызывает в обществе острые разногласия, а для власти является исключительно источником культурно-психологических проблем, призывы к «национальной гордости» оборачиваются попыткой вернуть обществу патриотическое сознание в той форме, в какой оно существовало в XIX или даже в XVIII веке (во времена, например, Екатерины Великой). Однако такая идеология оказывается заведомо неэффективной и как минимум недостаточной. Мало того что в одну реку нельзя войти дважды, но старые формулы не дают ответов на новые вопросы. Причем именно на те вопросы, которые наиболее важны и актуальны.

Потому-то и получается, что попытки выражения национальных чувств (в том числе вполне искренние) то и дело оборачиваются бессодержательной риторикой, а то и того хуже - дремучим национализмом, нацеленным на то, чтобы вернуть нас в прошлое.

Россия, как и любая страна, нуждается в национальном самосознании, но оно не может быть выработано идеологами или придумано (как пресловутая «национальная идея», для формулирования которой уже не один раз создавались какие-то мозговые центры и дорогостоящие комиссии). Самосознание народа вырабатывается самим народом по мере того, как он научается жить со своей историей и продолжать ее, опираясь на достижения прошлого и критически переосмысливая свои неудачи и трагедии. Эта работа еще далека от завершения. Но до тех пор, пока существуют народ и страна, она будет продолжаться.

НАСТУПЛЕНИЕ НА ДОЛЛАР

То, что доллар падает, перестало кого-либо удивлять. Все среднесрочные и значительная часть долгосрочных экономических прогнозов делаются, исходя из этой тенденции. В свою очередь, цены на нефть растут. Сочетание этих двух факторов далеко не случайно. Ведь рост цен на нефть опережает рост спроса на неё (несмотря на все разговоры о невероятном спросе, предъявляемом Индией и Китаем, ничего невероятного на этом рынке не происходит). Дорогое топливо не сдерживает и развития мировой экономики, экологические проблемы в гораздо большей степени подталкивают к поиску альтернативных источников энергии, нежели цены на традиционное сырье. Рынок нефти реагирует не столько на спрос, сколько на избыток денег, циркулирующих в мировой экономике.

Обе тенденции - дешевеющий доллар и дорожающая нефть - наблюдались и в первой половине 1970-х годов, приведя, в конце концов, мировую систему к глубокому кризису. Однако, сравнивая ситуацию тогдашнюю и теперешнюю, легко обнаруживаешь два существенных отличия.

Первое состоит в том, что тогда мы имели дело с регулируемым капитализмом, в котором избыток денег можно было приписать излишней социальной щедрости государств (и бороться с этим можно было с помощью простого сокращения государственных расходов, чем и занимается по сей день большинство правительств). На сей раз обнаружилось, что, несмотря на жесткую политику государств, накопление избыточных средств в финансовом секторе продолжается, а частный бизнес является источником инфляции даже в больших масштабах, нежели бюрократия. И что делать с этим, никто не знает, поскольку ортодоксальная экономическая теория запрещает не только предлагать какие-либо решения проблемы, но и вообще обсуждать её.

Второе отличие - в том, что в 1970-е годы альтернативы доллару не было. Напротив, в начале ХХI века падение доллара увеличило не только обменный курс, но и значение евро как второй мировой валюты.

Многие страны периферии, включая и Россию, извлекают прямую выгоду из сложившегося положения дел. Там, где есть нефть или другое дефицитное сырье, появляется и большое количество долларов. Создается впечатление, что тяжелые времена позади. Долг выплачивается, валютные резервы накапливаются. А падение курса доллара можно компенсировать перераспределением валютных резервов в пользу более стабильной европейской валюты.

Больше того, успех евро на мировых финансовых рынках породил стремление воспроизвести ту же модель. Возможность создания новых региональных валют обсуждается повсеместно. Единая валюта для стран Персидского залива предложена Кувейтом. В Латинской Америке создан «Банк Юга» (Banco del Sur), которому в перспективе лидер Венесуэлы Уго Чавес отводит решающую роль в создании единой региональной валюты. Такое же предложение обсуждается и применительно к Восточной Азии. А будущее рубля уже нередко рассматривается не в качестве национальной, а в качестве региональной валюты. Опять же, дорогая нефть делает рубль особенно привлекательным (точно так же, как и британский фунт, опирающийся, помимо прочего, на нефть Северного моря).

Создается впечатление, будто дни доллара как мировой валюты сочтены. Однако всё не так просто. Ведь успех евро связан как раз с тем, что оно не выполняет роль мировых денег, а потому не сталкивается с глобальными проблемами, влияющими на положение доллара. Разумеется, не будь доллар по совместительству и американскими национальными деньгами, и мировой валютой, в экономике и финансовой системе США проблем оказалось бы на сегодняшний день ещё больше, но проблемы эти были бы совершенно другими. Евро на сегодня притягательно именно тем, что его распространение ограничено западноевропейским ареалом, а потому и оно испытывает на себе только инфляционное давление, исходящее из этого ареала, тогда как позиции доллара отражают не только политику Федеральной резервной системы, но и общую ситуацию в мировой экономике.

Если региональные валюты станут реальностью, роль евро как второй мировой денежной системы ещё больше снизится. Возможно, это пойдет на пользу западноевропейской экономике, но от амбициозных замыслов потеснить доллар на мировых финансовых рынках придется отказаться. А торговля между регионами по-прежнему будет вестись в долларах. Другой сценарий предполагает, что единой мировой валюты не будет вовсе, а каждый регион будет укреплять собственную финансовую систему, по возможности защищая её от давления мирового рынка. Это будет весьма парадоксальный, но по-своему закономерный итог 20 лет глобализации. Ведь в кризисе не доллар, а мировая экономическая система в том виде, в каком она сложилась после распада СССР.

Для экономики России большая автономия от мирового рынка будет несомненным благом, ибо ускорит реиндустриализацию и модернизацию страны. Только вряд ли эти радостные перспективы смогут оценить по достоинству отечественные элиты, живущие за счет обмена нефти на инфляционные доллары.

Специально для «Евразийского Дома»

РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ: НОВЫЙ ЭТАП

После успешных выступлений рабочих «Форда» тема свободных профсоюзов стала очень модной. О них писали, их показывали по телевидению. Успехи фордовцев превратились в предмет зависти и подражания.

И не удивительно, что, когда в начале августа забастовочная ситуация возникла на бывшем флагмане советской индустрии АвтоВАЗе, об этом заговорили все средства массовой информации. Правда, другие во многом схожие конфликты привлекли к себе куда меньше внимания. Можно, например, вспомнить все еще продолжающееся противостояние рабочих активистов и администрации на предприятии «Михайловцемент» в Рязанской области. Между прочим, холдинг «Евроцемент», которому принадлежит завод, тоже является одним из лидеров отрасли. Но, в отличие от АвтоВАЗа, с ним не связано ничего символического, его название не вызывает у большинства наших сограждан никаких ассоциаций.

Забастовка на ВАЗе показательна во многих отношениях. Сам по себе тот факт, что рабочие не добились выполнения своих требований, еще ни о чем не говорит. Тем более что стачка была всего лишь предупредительной. Рабочему движению России еще предстоит осознать, что неудачи - нормальная часть борьбы. Далеко не все выступления профсоюзов завершаются победой, многие заканчиваются поражением, а чаще всего - компромиссом. Причем условия этого компромисса неизменно вызывают бурную дискуссию (одни считают его успехом, другие доказывают, что можно было добиться большего, а кто-то вообще говорит о предательстве).

В свою очередь каждое новое требование рабочих порождает в прессе волну негодования - слишком много хотят! Так было еще в Англии XIX века, когда либеральные публицисты объясняли возмутительную несправедливость требования тех, кто пытался ограничить труд малолетних детей на фабриках (представляете, какой убыток от этого понесет промышленность?). Возмущаются «непомерными» требованиями больше всего те, кто живет отнюдь не на зарплату в 300-400 долларов. Оплата труда промышленных рабочих в России не только одна из самых низких в Европе (у меня нет данных по Албании), но и существенно ниже, чем на аналогичных предприятиях в Мексике или Бразилии. И надо еще учитывать, что благодаря укреплению рубля зарплата стала лучше смотреться в долларовом эквиваленте, но от этого ни на грош не выросла.

Показателен опрос, проведенный среди читателей газеты ВЗГЛЯД: мнения разделились примерно поровну между теми, кто считал, что после повышения заработной платы сотрудники ВАЗа начнут лучше работать (будут держаться за свои места, снизится текучесть кадров, воровство и т.д.), и теми, кто категорически заявил - пусть сначала научатся собирать приличные автомобили. Машины на ВАЗе и в самом деле производят, мягко говоря, не самые лучшие… Только качество автомобиля от рабочих не слишком зависит. Максимум, что зависит от них, - это качество сборки. Однако даже это вопрос не только трудовой дисциплины, но и технологии, организации труда, контроля и т.д. Иными словами, проблема управления.

Странным образом, никто не возмущается чрезмерно большими зарплатами высшего и среднего звена менеджмента. Доходы в этом сегменте у нас непомерно большие не только по отношению к заработку отечественных рабочих, но и по отношению к мировому уровню. Притом все старательно делают вид, будто не видят связи между низкой зарплатой трудящихся и низкой эффективностью управления. Между тем благодаря низкой зарплате сходит с рук любая расточительность, бесхозяйственность, воровство. Нет стимулов модернизировать технологию, изыскивать дополнительные резервы, убирать посредников, на которых приходится, по некоторым подсчетам, до половины конечной цены, оплачиваемой потребителем за продукцию. Так было на ВАЗе на протяжении полутора десятков лет по крайней мере. Все знают, насколько устарели «Жигули» и «Лады», но не все знают, что прежнее руководство предприятия, экономя деньги на модернизации и на социальных программах, создало в Тольятти фантастический музей техники, где есть даже настоящая субмарина. Подводную лодку тащили по реке за тридевять земель, причем по дороге она затонула. Пришлось вытаскивать.

Парадоксальным (но закономерным) образом низкая зарплата рабочих дополняется чрезмерными расходами потребителей. Возникающая спираль неэффективности и безответственности раскручивается до таких масштабов, что не хватает никаких денег. А с другой стороны, если продукция все равно выходит дешевле, чем у иностранных компаний, почему бы не выжать из потребителя максимум в своей ценовой категории? Получается так, что при нищенской зарплате тех, кто автомобили собирает, сами эти автомобили (относительно их качества) оказываются непомерно дорогими.

Однако подобные проблемы далеко не уникальны. Их на ранних этапах своего развития проходил капитализм не только в России, но и в других странах. Специфика забастовки на ВАЗе в другом. Она демонстрирует начало нового этапа в развитии российского рабочего движения, причем в первую очередь она выявила именно трудности и противоречия, порожденные новой ситуацией.

До сих пор наиболее активно свободные профсоюзы развивались на предприятиях, принадлежащих транснациональному капиталу. Было совершенно очевидно, что рано или поздно этот процесс затронет и предприятия отечественного капитала. В этом смысле ВАЗ был просто идеальным объектом. Это флагман старого советского автопрома, свободный профсоюз здесь действует с начала 1990-х, но именно успехи рабочих на «Форде», развитие рабочих организаций на «Рено» и других транснациональных предприятиях подтолкнули активистов профсоюза «Единство» к более радикальным действиям. С другой стороны, столкновение с отечественным капиталом происходит совершенно иначе, чем конфликт с транснациональной компанией, да и сам коллектив здесь существенно отличается. Он больше по численности, менее однороден по возрасту, менее сплочен. Сюда нельзя механически перенести опыт и модели борьбы, успешно применявшиеся в транснациональных корпорациях. Здесь не только разная история, разная экономика производства, разная система финансирования, даже разная идеология. Но самое главное - психология работодателя отличается не меньше, чем сознание персонажей ранних пьес Островского и поведение героев Бальзака.

Когда на заводе возникает свободный профсоюз, руководство местного филиала международной компании прежде всего понимает, что в происходящем нет ничего уникального или катастрофического. Оно сделает все возможное, чтобы этот профсоюз задушить, но будет оставаться в рамках здравого смысла. Если убытки, вызванные борьбой против профсоюза, превысят сокращение прибыли, вызванное его требованиями, компания пойдет на компромисс. Причем убытки будут учитываться не только финансовые, но и моральные. Важна, например, репутация компании, рассказывающей всему миру о своей цивилизованности, о своих замечательных социальных программах и гармонии в отношениях с рабочими. И не следует недооценивать риска, связанного с акциями солидарности в других странах. Тут вся сила и весь арсенал средств, накопленных международным рабочим движением за многие годы, приходит на помощь бастующим. Выбор богат - от писем в редакции газет, пикетов и потребительского бойкота до стачки солидарности.

Опять же менеджеры корпорации будут вести переговоры, жестко торгуясь за каждую копейку (это понимает и лидер профсоюза, который вначале требует примерно в 2 раза больше того, что надеется получить). В конечном счете придут к соглашению, предъявляя встречные претензии к сотрудникам - подтянуть дисциплину, повысить производительность.

У русского капиталиста первого поколения все будет совершенно иначе. Дело не в том, что он считать не умеет. Он считать вообще не будет. Вопрос стоит не об убытках, а о власти. Кто на предприятии главный? Попытка рабочих чего-то добиться, выдвижение любых требований воспринимается как покушение на систему, на принцип единоначалия, на авторитет хозяина. А потому речь пойдет не о сумме убытков, не о масштабах взаимных уступок, а о подавлении бунта. Ради этого хозяину не жалко никаких денег. Мы за ценой не постоим!

А уж о репутации заботиться и вовсе не приходится. Это у них на Западе репутацию завоевывают с помощью переговоров, уступок и демонстрации здравомыслия. В России важна крутость. И не думайте, будто хозяева предприятий - злые, тщеславные и упрямые люди. Отнюдь нет. Просто у нас демонстрация жесткости и неуступчивости - это и есть важнейший аспект деловой репутации. В Европе важно, как посмотрит общество, что подумают потребители, что скажет пресса. У нас же будут оглядываться только на партнеров и конкурентов. А им надо демонстрировать именно жесткость. Иначе съедят.

История, происходившая на «Михайловцементе», очень поучительна. Средняя зарплата там, по данным главы профсоюзов, составляла около 9 тыс. рублей в месяц, хотя многие получали не более 6 тысяч. За последнее время цемент подорожал в 3 раза (и, соответственно, выросли прибыли), на зарплате это не отразилось никак.

Когда дошло до забастовки, рабочие избрали новый профком, потребовавший увеличить зарплату пропорционально росту цен на продукцию - втрое. Официальный профсоюз действия рабочих не поддержал. После предупредительной забастовки, прошедшей 21 мая, профком снизил свои требования: просили повысить зарплату на 50%. Иными словами, довести ее до 12-18 тыс. рублей. Огромные деньги! Однако в этот момент завод внезапно остановили на ремонт.

Действительно, оборудование изношено, строили предприятие 44 года назад. Но почему-то вспомнили об этом лишь тогда, когда возникла угроза стачки. Фактически объявлен локаут. По оценкам местных журналистов, за каждый день простоя компания недополучает порядка 700 тыс. долларов выручки, а прибыли - около 200 тыс. долларов. На «Михайловцементе» занято 1030 человек. Если бы хозяева пошли на соглашение с рабочими, они бы теряли несравненно меньше.

Тем временем на предприятии «Евроцемента» в Ульяновске зарплату повысили. Добровольно. В виде барской подачки?

Ситуация на АвтоВАЗе во многом сходная. Средства для повышения зарплаты есть, хотя, разумеется, все прекрасно понимают, что про 25 тыс. рублей в месяц речь не идет. Даже прибавка на 25-30% будет расцениваться рабочими как реальный успех. Но именно этого и не хочет администрация. Ведь в случае успеха усилится влияние альтернативного профсоюза, который среди прочего требует разобраться с коррупцией и бесхозяйственностью управленцев (надо же где-то изыскивать ресурсы для повышения зарплаты!).

Участники предупредительной забастовки жалуются, что их запугивали, один из активистов профсоюза Александр Дзюбан был задержан и отпущен после трехчасового пребывания в милиции. У него были конфискованы все профсоюзные материалы, якобы «для проведения экспертизы на наличие экстремизма». На территории предприятия появилась вооруженная охрана. А работодатель вообще отрицал факт забастовки и одновременно жаловался на какие-то безымянные темные силы, которые стремятся дестабилизировать обстановку в городе.

Обстановка в Тольятти, по правде сказать, действительно сложная. Действующий мэр сидит в тюрьме по обвинению в коррупции, а Петр Золотарев, лидер альтернативного профсоюза «Единство», был его главным соперником на прежних выборах. Многие в городе считают, что на самом деле Золотарев победил, только победу у него «украли». Сам Золотарев, впрочем, признается, что ему повезло: «Если бы выбрали мэром, то сейчас уже либо убили бы, либо посадили». Если учесть судьбу победителя, выглядит это предположение вполне правдоподобно.

В типичном советском корпоративном городе, жизнь которого организована вокруг одного гигантского завода, любой трудовой спор оборачивается политическим противостоянием. И наоборот. Проблемы города, вопросы работы транспорта, социальные и бытовые условия жизни непосредственно сказываются на производстве. Когда в Тольятти бастовали водители микроавтобусов, сотрудники АвтоВАЗа не могли добраться в цеха.

Итог понятен: работодатель ведет себя агрессивно, бескомпромиссно. А рабочие бывших советских производств (в отличие от более молодых и более сплоченных фордовцев) к такой борьбе часто не готовы. Советские гиганты индустрии имеют очень большие по численности коллективы. Там организовать деятельность свободного профсоюза труднее, тем более если он находится на полулегальном положении. Даже обойти всех, раздать листовку, сообщить о своих требованиях - и то проблема.

Беда в том, что в отечественной экономике еще долго будут соседствовать предприятия и работодатели двух типов. Успехи товарищей, работающих на транснациональные компании, будут подогревать требования людей, занятых в приватизированном советском производстве. Но здесь борьба может оказаться гораздо тяжелее, а главное, она сразу же начнет политизироваться. Показательно, с какой готовностью выступили в защиту рабочих деятели из Союза правых сил. У лидеров свободных профсоюзов появляется соблазн: не воспользоваться ли предложенной помощью? Нет, у них нет никаких иллюзий. Они прекрасно понимают, что такое СПС. Да и по поводу КПРФ им все ясно. Но одно дело - общее знание и общие принципы, а другое - конкретная ситуация. Может быть, в данных тяжелых обстоятельствах помощь следует принимать от кого угодно? Лишь бы выстоять, выжить?

На практике такой подход станет проклятием рабочего движения. Ведь перед нами в очередной раз все тот же бесплатный сыр из мышеловки. Для шахтеров дружба с либералами в конце 1990-х годов закончилась катастрофой, да и обещания КПРФ обернулись обманом. А сейчас на горизонте маячат уже и деятели «Другой России», внезапно воспылавшие любовью к народу.

Растаскивание рабочего движения по разным политическим «квартирам» грозит серьезными поражениями. Использовав рабочих в своих целях, профессиональные политики в очередной раз пожертвуют их интересами. Рано или поздно рабочим лидерам придется определять собственную позицию и организовываться самостоятельно. Готовы ли к этому свободные профсоюзы?

Впрочем, независимо от того, насколько лидеры и активисты рабочего движения осознают стоящие перед ними проблемы, острота и масштабы этих проблем будут только увеличиваться. Прежние достижения тоже давались нелегко. Но теперь будет еще труднее.

ХОЧЕТСЯ БОЛЬШЕГО

Пока политики используют летние отпуска для подготовки к предвыборным баталиям осени, в провинциальных российских городах разворачиваются битвы совершенно иного рода, зачастую гораздо более значимые для населения.

Нынешним летом зафиксирован явный рост числа трудовых конфликтов. Состоялись предупредительные забастовки на предприятиях «Михайловцемент», АвтоВАЗ в Тольятти. Конфликтовали с работодателями пивовары «Хейникен» и почтовые работники Санкт-Петербурга. На десятках более мелких или менее известных предприятий рабочие тоже требовали повышения зарплаты, но их протесты остались незамечены прессой (а порой даже профсоюзами). Конечно, ещё не «жаркое лето», но явные признаки растущего социального напряжения.

В то время как официальная статистика радостно сообщала нам об укреплении рубля и о росте зарплат в долларовом исчислении, у значительной части рабочих и представителей среднего класса покупательная способность снижается. На многих промышленных предприятиях в провинции заработок не превышает 6 тысяч рублей. А 10-12 тысяч рублей считается приличным уровнем, в том числе для людей, занятых на вредных и опасных производствах. Прошлым летом глава Министерства экономического развития Герман Греф радостно сообщил, что средняя заработная плата по стране достигла почти 11 тысяч рублей. С тех пор, несмотря на продолжающийся рост экономики, ситуация радикально не изменилась. Однако это лишь средние показатели, до которых изрядная часть населения не дотягивает.

В современной России сложились два типа предприятий. Одни компании принадлежат транснациональному капиталу, другие - отечественному. Работа и на тех и на других примерно одинаковая, а вот правила игры и заработки - разные.

Люди видят разницу и требуют равной оплаты за равный труд.

Производительность труда на иностранных предприятиях, как правило, выше. Но низкая производительность не мешает собственникам старых заводов выжимать из них сверхприбыли. Экономика растет, только плоды роста распределяются неравномерно.

В любом случае, возможности для роста заработной платы в России далеко не исчерпаны. Во многих случаях доля заработной платы в цене, выплачиваемой потребителем, не превышает 10-12%. Иными словами, даже удвоение зарплаты рабочих даст рост цены не более чем на те же 10-12%. Если, разумеется, компания не будет повышать эффективность, а просто переложит издержки на покупателя. Нет сомнения, что, столкнувшись с необходимостью платить больше, национальный капитал (в отличие от транснациональных компаний) именно так и поступит. Но это уже не проблема рабочих.

После падения рубля в 1998 году заработная плата тоже катастрофически упала. Однако население смирилось с подобной ситуацией, сознавая, что это была необходимая плата за возобновление экономического роста. К тому же деньги теперь выплачивали более или менее регулярно, долги по зарплате и пенсиям сокращались. Люди воспринимали происходящее как прогресс и не протестовали.

В 1990-е годы - на фоне экономической катастрофы - изрядная часть населения России приучилась жить вообще без зарплаты, на «подножном корму», питаясь картошкой с огородов. Однако с тех пор, как производство стало расти, люди стали зависеть от денег, которые получают на предприятии. Причем ходить на работу теперь нужно регулярно и трудиться всерьез. И тут обнаруживается, что заработанных денег на жизнь не хватает.

В начале 2000-х годов средний класс и жители столичных городов не только вернули себе всё, что потеряли во время краха 1998 года. Они стали жить лучше. Совершенно иное дело - промышленные рабочие провинциальных предприятий. Их трудом поддерживается экономический рост, но никаких положительных сдвигов в своей жизни они не замечают. Неудивительно, что подобная ситуация рождает недовольство и протест.

Для экономики России рост заработной платы - объективно назревшая необходимость. Помимо всего прочего это и способ поддержать спрос на отечественную продукцию. Ведь именно низы общества наиболее активно потребляют товары местного производства, в отличие от среднего класса и элит, предпочитающих импорт.

Довести заработную плату в промышленности хотя бы до 22-25 тысяч вполне реально. Но вряд ли рабочие получат эти прибавки в виде подарка от работодателей. Профсоюзам придется воевать. И нет никаких гарантий того, что они добьются успеха.

Специально для «Евразийского Дома»

УКРЕПЛЕНИЕ РУБЛЯ

«Папа, скажи, облака - это хорошо или плохо?» - подобные вопросы дочери неизменно ставят меня в тупик. Если вы страдаете от засухи, то, вероятно, хорошо. Но если пошли на пляж загорать, то плохо.

А укрепление рубля - это хорошо или плохо?

В принципе - хорошо. Льстит национальной гордости. К тому же происходит это не на пустом месте. Даже если главная причина удорожания национальной валюты в высоких мировых ценах на нефть, приток нефтедолларов стимулировал рост производства в других отраслях, повысился уровень жизни. Экономика России привлекает иностранные инвестиции. Все эти факторы делают рубль привлекательным.

Но с другой стороны, не стоит забывать, что промышленный рост в начале 2000-х был стимулирован именно девальвацией рубля. Предыдущее укрепление рубля, начатое в премьерство Виктора Черномырдина, обернулось засильем импортных товаров, низкой конкурентоспособностью отечественных производителей, финансовыми спекуляциями и в конечном счете знаменитым дефолтом 1998 года.

Разумеется, нынешняя ситуация выглядит несколько иначе. Снаряд два раза в одну воронку не падает. Это правило так же верно для экономики, как и для артиллерии. Цены на нефть выросли до такой степени, что даже мировой экономический кризис не сможет быстро опустить их до критически низкого уровня. Это значит, что любое мало-мальски вменяемое правительство успеет принять предупредительные меры для предотвращения катастрофы. Правда, у правительства Кириенко тоже было около полугода, чтобы подготовиться, но оно не сделало ничего (вернее, приняло ряд решений, усугубивших кризис). Будем, однако, исходить из того, что урок пошел впрок.

С другой стороны, несмотря на тревожные симптомы, свидетельствующие о том, что очередной подъем мировой экономики подходит к концу (кризис рынка недвижимости в США, снижение курса акций на биржах Америки и Европы), совершенно не очевидно, что мировой спрос на нефть упадет настолько резко, чтобы обрушить цены.

Сопоставление нынешней ситуации с концом 1990-х демонстрирует и еще одно различие. В то время курс рубля был особенно важен для многих предприятий из-за низкой конкурентоспособности производимых товаров. Дешевая цена товара была единственным преимуществом, которое они имели на рынке. Сейчас у нас существует немало производств, в том числе и построенных транснациональными компаниями, которые способны привлечь покупателя не только дешевизной. Да и среднестатистический покупатель изменился. Стал требовательнее, но и щедрее.

Тем не менее некоторые проблемы конца 1990-х возвращаются. Рост импорта налицо. Снижение конкурентоспособности отечественных товаров тоже имеет место, хотя и не в таких катастрофических масштабах, как 10 лет назад.

Еще одна проблема - предстоящее вступление России во Всемирную торговую организацию. Почему-то этот вопрос с укреплением рубля никто не связывает, а зря. ВТО означает открытые торговые границы, свободу импорта, рост конкуренции. Дорогой рубль ослабляет экспортеров, усиливает позиции импорта. С точки зрения Германа Грефа и других сторонников вступления России в ВТО, от присоединения к этой организации выиграют отечественные экспортеры. Но даже если они и получат какие-то теоретические выгоды (кстати, что мы экспортируем, кроме сырья, металла и иногда зерна?), то эти выгоды будут мгновенно потеряны, ибо дорожающий рубль понижает конкурентоспособность на мировом рынке. Иными словами, если Россия собирается вступать в ВТО и играть по этим правилам, то курс рубля нужно не повышать, а понижать. Иначе будут крупные неприятности и на внешнем, и на внутреннем рынке.

А что означает укрепление рубля в социальном плане?

Средний класс, покупающий импортные товары, путешествующий за границу, ощущает его преимущества (если только его заработок не зафиксирован в дешевеющих долларах). Большинство населения, однако, не испытывает никакого счастья от того, что в долларовом исчислении зарплата выросла, оставаясь неизменной в рублях.

Инфляция не остановлена. Рабочему нет разницы, сколько он получает в долларах, если цены не меняются. Правительство, укрепляя рубль, пытается сдержать инфляцию. Но это, увы, от бессилия.

Международный опыт показывает, что подобная политика чревата обострением социальных конфликтов, ростом разрыва между богатыми и бедными.

Для финансового капитала, разумеется, дорогая валюта выгодна. Ведь рубль становится привлекателен для иностранных инвесторов. Разумеется, он не может конкурировать с евро, фунтом или швейцарским франком, но в масштабах Восточно-Европейского региона наши деньги становятся все более интересными для международных финансистов. Средства можно размещать в российских ценных бумагах, вкладывать в акции отечественных компаний. Иными словами, наблюдается приток иностранного капитала в рублевую зону. Одна беда, по преимуществу речь идет о спекулятивном капитале, который при первых признаках кризиса повернет в противоположном направлении. Во время дефолта 1998 года мы это уже могли наблюдать. Создается впечатление, что за 9 лет этот неприятный опыт правительственные чиновники успели уже основательно забыть (или, в соответствии с теориями Фрейда, «вытеснили из памяти» неприятные воспоминания?).

Укрепление рубля ведет к тому, что западные банки охотнее дают деньги взаймы русским компаниям. Что вообще-то хорошо. Но в последние годы займы отечественного бизнеса на международных финансовых рынках достигли таких масштабов, что начинают пугать аналитиков. Если событиям 1998-го и суждено в какой-то форме повториться, то вызовет крах не пирамида государственного долга, а неспособность частного сектора расплатиться по своим обязательствам. Кстати, нечто подобное сейчас наблюдается в США. Кризис на рынке недвижимости, где должники массово отказываются платить по кредитам, привел к резкому снижению котировок на биржах - сначала в Нью-Йорке, потом в Лондоне, а затем и по всему миру.

Что касается производственных инвестиций, то с ними дела обстоят гораздо сложнее. Дело в том, что дорогой рубль может и способствовать их росту, и вести к их снижению. Все зависит от проводимой политики.

В этой ситуации неплохо бы вспомнить предыдущий опыт укрепления рубля, только не «валютный коридор» Виктора Черномырдина, а финансовую реформу графа Витте.

В начале 1990-х либеральные публицисты постоянно призывали: «Вернем рублю былую славу!» Между тем на протяжении большей части петербургского периода рубль был крайне слабой валютой, не вызывавшей в Европе ни малейшего доверия. Салтыков-Щедрин иронизировал по поводу того, что в Европе за рубль дают полцены, а скоро будут давать по морде. Однако графу Витте действительно удалось не только стабилизировать рубль, но и сделать его - правда, на недолгое время - настоящей валютой мирового уровня. И все же главное достижение Витте состояло не в том, что бумажный рубль начал вызывать наконец доверие, а в том, что происходило это на фоне бурного роста промышленности. Казалось бы, великолепный пример успеха либеральных реформ. Одна беда, промышленная политика Витте была далеко не либеральной.

Дорогой рубль поддерживался свирепым протекционизмом, когда иностранные товары облагались самыми высокими в Европе заградительными пошлинами (даже США, которые считались в те времена самой протекционистской страной Запада, отставали в этом отношении от России). Таможенные барьеры препятствовали проникновению в страну иностранных товаров, кроме оборудования и технологий, на которые, наоборот, пошлины снижали. Иными словами, товар было невыгодно в Россию ввозить, но выгодно в России производить. В такой ситуации крепкий рубль становился дополнительным стимулом для иностранцев, вкладывавших здесь свой капитал. А государство активно стимулировало производство за счет собственных инвестиционных проектов, самым масштабным из которых стала Транссибирская железная дорога.

К сожалению, когда дорогу достроили, инвестиции прекратились, российский рынок погрузился в депрессию, которая затем перекинулась на западные рынки. Но тем не менее реальным итогом политики Витте стали многочисленные заводы и фабрики, не уступавшие европейским по технологическому уровню.

Деятели нынешнего правительства вряд ли могут быть поставлены в один ряд с графом Витте. И если Герман Греф преуспеет в своих стараниях по присоединению России к ВТО, он вполне может войти в историю как человек, который сделал для развала российской промышленности почти то же, что Егор Гайдар для развала советской. Остается только надеяться на бюрократические проволочки и внутренний кризис в ВТО.

В общем, укрепление национальной валюты имеет и свои плюсы, и свои минусы. Но для того чтобы воспользоваться плюсами, надо менять экономическую политику. А чтобы насладиться сполна минусами, достаточно оставить все как есть.

НАЧАЛО ДЕПРЕССИИ?

Левые экономисты на Западе известны тем, что предсказали восемь кризисов из пяти случившихся. Вообще, прогнозирование крахов, обвалов и депрессий - любимое занятие критически мыслящих людей. Существующая система столь часто и красочно демонстрирует нам свою иррациональность, настолько полна неувязками и противоречиями, что просто естественно заподозрить, что что-то непременно должно рухнуть или развалиться.

Но как часто бывает с плохо построенным зданием, его можно поддерживать в жизнеспособном состоянии довольно долго, если только производить постоянные ремонтные работы и непрерывно ставить подпорки. Как это делалось в Советском Союзе, старшее поколение всё ещё отлично помнит. Как это происходит при капитализме, мы можем наблюдать сейчас.

Вопрос в том, насколько эффективны сами подпорки. Рано или поздно кто-то ошибается, что-то выходит из-под контроля и начинается неконтролируемый процесс разрушения. Иными словами, экономический кризис.

О том, что цены на недвижимость в большинстве стран мира выскочили за все разумные пределы, аналитики говорили уже много лет подряд. Однако система жилищных кредитов позволяла отсрочить крах. До тех пор, пока банки давали деньги взаймы населению, нуждавшемуся в жилье, квартиры и дома продолжали продаваться. А жилищный кризис обернулся долговым кризисом.

Летом нынешнего года произошло то, что рано или поздно должно было случиться. Американцы в массовом порядке прекратили платежи по жилищным долгам. Произошел своего рода «народный дефолт». В отличие от России, где рынок обрушили чиновники, в Америке его опрокинули сами граждане. Но конечный результат оказался один и тот же: разразился банковский кризис. Курс акций упал, биржи начало лихорадить.

Из Америки кризис перекинулся на Европу и Азию.

На этом фоне Россия выглядит несколько лучше. Во-первых, потому, что у нас, несмотря на заоблачные цены на недвижимость, население не успело набрать достаточное количество кредитов, чтобы по американскому образцу обвалить рынок (наши люди долгое время относились к банковским кредитам как к чему-то подозрительному и потенциально опасному). А во-вторых, потому, что экономический рост поддерживается ценами на нефть. Эти цены остаются весьма высокими. Даже если за биржевым кризисом последует спад производства, произойдет это не сразу.

Отечественному обывателю вроде как надо радоваться: если мировые тенденции скажутся на рынке жилья в Москве и Петербурге, то шансы приобрести собственную квартиру повысятся.

Однако, увы, радость может оказаться кратковременной.

В Западной Европе сегодня оживленно обсуждают, приведет ли биржевой кризис к аналогичному спаду производства и потребления. Для России вопрос может быть сформулирован по-другому: зайдет ли нынешняя нестабильность в мировой экономике так далеко, чтобы привести к падению цен на нефть. А если это случится, то как быстро? И главное: успеет ли Кремль провести президентские выборы до начала экономического спада?

В периоды, когда мировая экономика находится на подъеме, рост цен на сырье и топливо опережает общий рост. Однако когда начинается спад, цены на сырье падают быстрее, нежели на готовую продукцию. Иными словами, Россия, как и многие другие страны, составляющие сырьевую периферию мирового капитализма, может пострадать от кризиса даже больше, нежели Запад. Если подъем мировой экономики в 2000-2007 гг. привел к перераспределению глобальных финансовых потоков в пользу России, породив новые имперские амбиции и систему «суверенной демократии», то обратная тенденция грозит обрушить не только отечественную экономику, но и похоронить надежды политиков, поверивших в возрождение государственного величия. Легко догадаться, что «суверенная демократия» не переживет экономических условий, которые её породили. Если этот прогноз верен, то Путин поступает в высшей степени разумно, покидая Кремль весной 2008 года.

С другой стороны, всё далеко не так просто. Взаимосвязь между политическими и финансовыми кризисами очевидна, но она отнюдь не является линейной. В 1929 году Великая Депрессия началась с биржевого краха. Итогом были фашизм в Германии, коллективизация в СССР и «новый курс» Ф.Д.Рузвельта в США. Финансовый кризис 1997-1998 гг. привел к серьезным политическим переменам во многих странах - от Бразилии до России. Биржевой кризис 2001 г. не оказал практически никакого воздействия на реальную экономику, но, странным образом, вскоре после падения курса акций произошли террористические акты в Нью-Йорке, и началась очередная война в Афганистане, за которой последовало и вторжение в Ирак.

Чем закончится нынешний кризис, предсказать пока невозможно, но одно ясно: без последствий он не останется.

В Москве сделают всё возможное, чтобы избрание нового президента (скорее всего, им будет Сергей Иванов) прошло гладко, без политических осложнений и неприятных сюрпризов. Правящие круги постараются сохранить единство, не перессориться, перераспределяя ключевые посты в государстве. Скорее всего, это им удастся. В конечном счете, правильно организовать выборы в условиях «управляемой демократии» дело не такое уж сложное. Но одно дело, грамотно провести некоторые политические комбинации, другое дело - разобраться с реальным кризисом, тем более, если он будет носить не локальный, а глобальный характер.

Специально для «Евразийского Дома»

БРИТАНИЯ ПОСЛЕ БЛЭРА

Главное, что интересовало меня этим летом в Лондоне, - насколько изменилось положение дел в стране после смены премьер-министра. Перемены в Британии происходят медленно, но и местный консерватизм преувеличен.

В конце концов, мини-юбку изобрели именно в Лондоне, а Beatles родом из Ливерпуля. Британцы не столько консервативны, сколько экстравагантны. Делают так, как считают нужным, или так, как привыкли, не оглядываясь на окружающий мир. Ведь всего 100 лет назад они были лидерами мира!

Если в раковине два крана без смесителя, то не потому, что на остров так и не дошла весть о подобном новшестве, а потому, что оно кажется англичанину совершенно излишним: можно заткнуть раковину и смешать воду самостоятельно.

Некоторые британские изобретения очень даже практичны. Беда лишь в том, что человек, приехавший с континента, воспринимает их как нелепость. Почему в ванной тщетно искать выключатель - чтобы зажечь свет нужно дергать за веревочку? Так меньше риска несчастного случая, ведь соприкосновение мокрой ладони с испорченным выключателем чревато летальным исходом. Русские или немцы, не понимающие тонкостей английской души, долго ищут выключатель, затем, найдя веревочку, дергают ее с такой силой, что она обрывается.

Почему транспорт двигается по левой стороне улицы? Но это же элементарно! Кучер кэба не должен задевать кнутом прохожих на тротуаре, что с большой долей вероятности может произойти при правостороннем движении. Одна беда: запряженных лошадьми кэбов с кучерами уже 100 лет как нет, а весь континент принял французскую правостороннюю систему (выручает Япония и страны бывшей Британской империи - англичане со своим левосторонним движением всё же не остаются в одиночестве).

Английская розетка - это вообще чудо техники. Она заземлена, надежна, штепсель из нее не выскакивает, даже если случайно зацепить ногой шнур. Всё бы хорошо, но остальная Европа ею не пользуется. Приезжему с континента приходится покупать внушительных размеров переходник, в противном случае его электрическая техника оказывается бесполезна. Поскольку я посещаю Англию довольно регулярно, эта ситуация повторяется снова и снова. В каждую поездку покупаю переходник, а на следующий год, перерыв всю квартиру, не нахожу его. Приходится покупать новый. Видимо, где-то у меня дома есть тайное место, где собрались не меньше полудюжины переходников для английских розеток и ждут своего часа.

Но вернемся к политике.

На протяжении последнего года Британия жила в ожидании смены лидера . Тони Блэр, критикуемый слева и справа, прозванный «пуделем Буша», не вызывавший доверия у сторонников собственной лейбористской партии и ненавидимый консерваторами, несмотря ни на что оставался наиболее влиятельным политиком страны. Не потому, что добивался успеха: его затеи, начиная от приватизации железных дорог и заканчивая войной в Ираке и Афганистане, неизменно заканчивались самым плачевным образом. Просто все остальные смотрелись еще хуже. Ни для кого не было секретом, что любой другой политик, независимо от партийной принадлежности, сделал бы всё то же самое, а последствия для общества были бы еще худшими. Блэр вызывал неприязнь, а его соперники в лучшем случае не вызывали вообще никаких эмоций.

Короче, британцы мечтали об отставке Блэра как законном наказании для худшего (по утверждению прессы) послевоенного премьер-министра, но также твердо знали, что от этого ровно ничего не изменится.

Блэр, в свою очередь, тянул, обещал уйти, обсуждал с соратниками дату и условия своего ухода. И наконец, продержав всю страну в напряженном ожидании, сдержал слово, передав бразды правления второму человеку в партии Гордону Брауну, с которым, как потом выяснилось, они договорились об этом еще много лет назад.

Казалось бы, обсуждать, по большому счету, нечего. Политика не изменилась. Власть осталась не только у той же партии, но и в руках той же группы. Браун известен как скучный технократ, который делал практическую работу в то время, пока Тони Блэр давал пресс-конференции и красовался перед публикой. Значит, он и дальше будет делать то же самое, только уже в качестве первого лица.

Тем не менее смена премьер-министра повергла англичан в некоторое смятение. Блэр был символом всего плохого, что происходило со страной на протяжении 10 лет. К нему привыкли, с ним было приятно и весело бороться. Теперь символ ушел, а плохое осталось.

Антивоенное движение, которое было основной силой, способствовавшей отставке Блэра, резко пошло на спад. Если раньше на улицы Лондона выходило до 2 млн человек, то теперь на антивоенные митинги и шествия собирается 40-50 тыс. Что, кстати, тоже немало. Однако активисты левых организаций, уже привыкшие к беспрецедентной массовости 2003-2004 годов, говорят о спаде движения. Возникает странное противоречие. Сейчас к войне отношение большинства британцев даже хуже, чем в те годы. В Басре, где после занятия города английские солдаты гуляли без касок, положение ухудшается. В Афганистане несколько дней назад трое британских солдат были по ошибке расстреляны американцами. Что, естественно, не прибавило популярности заокеанским союзникам. Однако акции протеста выглядят куда скромнее, чем в начале войны.

Координатор Stop the War Coalition Джон Рис не видит в этом ничего страшного. «Разумеется, можно считать это спадом. Но мы же многого добились. Численность британских войск в Ираке снижается, премьер-министр ушел в отставку. Разве это не достижение? Сейчас надо дать передышку активистам».

Лейбористская партия тоже почувствовала на себе давление снизу. Раньше лейбористы уверенно могли рассчитывать на голоса азиатского населения в крупных городах страны. Сегодня азиатские общины расколоты. Многие голосуют за новую организацию - Respect Unity Coalition, сплотившуюся вокруг экстравагантного радикального депутата Джорджа Галловея. Причем раскол происходит отнюдь не по линии «мусульмане - не мусульмане». Парадоксальным образом правоверные мусульмане сохраняют лояльность лейбористам, несмотря на недовольство их политикой. К тому же партия Блэра и Брауна постоянно выдвигает представителей этнических общин в депутаты, особенно если речь идет не о парламенте, а о местном самоуправлении, на места в котором особенно активно претендует Respect. Между тем Respect не только отбирает у лейбористов места в муниципалитетах, но и побеждает, выдвигая «белых» англичан в иммигрантских кварталах, где лейбористы и либеральные демократы делают ставку на «этническую» карту. Из 55 мечетей Лондона только одна поддержала Respect, да и та вскоре сменила позицию - после того как лейбористы пообещали большие субсидии для местной общины. Прихожане, однако, вопреки призывам муллы, «прокатили» лейбористского кандидата.

«Нас в основном поддерживают молодые люди и женщины. Бородатые отцы семейств, муллы и лидеры общин неизменно держатся за партию власти, если даже им не нравится ее политика. А молодежь бунтует не только против власти, но и против традиционного порядка исламских и азиатских общин, - объясняет Джон Рис. - Кстати, многие пакистанские девушки сегодня надевают хиджаб вовсе не потому, что того требуют старшие. Они носят хиджаб с вызовом, так же, как 20 лет назад носили мини-юбки!»

Аргументы Риса убеждают не всех. «Respect не имеет четкой стратегии, они просто используют ситуацию, - рассуждает Марк Фишер из газеты Weekly Worker. - Сейчас, когда ситуация стала менее ясной, чем год назад, лидеры коалиции не имеют четкого плана действий».

Газету Weekly Worker активисты большинства левых организаций недолюбливают, но читают. Для левых это то же, что журнал Hello! для поклонников поп-звезд. Если последним надо знать, кто с кем встречается, кого из голливудских красоток бросил любовник, а кто решил сменить имидж, то Weekly Worker подробно рассказывает обо всех расколах и политических разногласиях в левой среде.

Разумеется, основной вызов лейбористам на предстоящих выборах бросят не левые, а консерваторы. В течение первых лет после победы Блэра партия тори находилась в состоянии политического паралича. Однако с приходом молодого и энергичного лидера Дэвида Камерона она вновь стала подавать признаки жизни.

Проблема в том, что, как ехидно заметил Рис, избиратели, недовольные лейбористами, находятся не справа, а слева от этой партии. Подобное положение дел осознает и Камерон. После того как он возглавил консерваторов, тори начали стремительно леветь (здесь почему-то вспоминается внезапный приступ социальной озабоченности, охвативший у нас Союз правых сил). Проблема в том, что подобное поведение лидера не нравится традиционным сторонникам консерватизма. Каждый раз, когда Камерон начинает набирать очки, собственные соратники по партии буквально хватают его за фалды и тянут в противоположном направлении.

В общем, положение Гордона Брауна выглядит достаточно прочно. Однако руководство лейбористов, не желая рисковать, готовится к досрочным выборам. Это вполне логично. Новый лидер должен получить народный мандат. Если полгода назад тори (впервые за много лет) стали в опросах опережать лейбористов, то с уходом Блэра ситуация вновь переменилась и лейбористы вышли вперед. Через несколько месяцев ситуация может еще раз перемениться, тем более что экономические неурядицы, начавшиеся нынешним летом в США, затронули и Британию. Падает курс акций, специалисты опасаются обвала на рынке недвижимости и банковского кризиса.

Не удивительно, что на фоне таких новостей правительство торопит голосование. Одни говорят про октябрь, другие про май, но в любом случае выборы не за горами.

Главными темами предвыборных дискуссий станут не война в Ираке и Афганистане, вызывающая неодобрение подавляющего большинства, не отношения с Британии с Соединенными Штатами, к которым англичане относятся с растущим недоверием, а рост преступности и положение дел в Европе.

Нынешний кризис в отношениях между Великобританией и Россией легко вписывается в этот контекст. Недоверие к России - излюбленная тема правых. Точно так же, как наши националисты, консерваторы продолжают делать вид, будто холодная война еще не закончена, хотя в глубине души прекрасно понимают, что нынешняя Россия - отнюдь не Советский Союз, да и мировая ситуация изменилась необратимо. Но это как «фантомная боль» в ампутированных конечностях. Сделать ничего нельзя, а пожаловаться на страдания можно.

Консервативные газеты полны антирусских материалов. Тут вам и рассказы о том, как ФСБ правит страной, и жалобы на великодержавные амбиции Москвы, и рассуждения об антидемократической сущности русской культуры. Здесь вы не найдете анализа реальных противоречий российского капитализма по той же причине, по которой не будут анализироваться противоречия и проблемы капитализма британского. А потому все наши проблемы списываются либо на наследие КГБ, либо на мафию, либо на загадочную славянскую душу.

Правительство Брауна, почувствовав тенденцию, перехватило инициативу и продемонстрировало в отношениях с Россией жесткость, которой тори могли только завидовать. У них украли еще одну предвыборную тему!

Прагматики с Даунинг-стрит не испытывают к России никаких неприязненных чувств. Они вообще никаких чувств не испытывают. Просто политика. Ничего личного!

Впрочем, эмоциональный элемент в российско-британском кризисе всё же присутствовал, только весьма неожиданный. Инвективы против Москвы поручено было произнести Дэвиду Милибенду, многообещающему молодому члену кабинета, которого партия «бросила» на внешнюю политику. Пикантность в том, что Дэвид Милибенд - сын знаменитого марксиста Ральфа Милибенда, известного своей нелицеприятной критикой Лейбористской партии и политики холодной войны. После смерти отца оба его сына сделали карьеру в той самой организации, которую он критиковал (причем сами лейбористы далеко сдвинулись вправо по сравнению с прежними временами).

«Дэвид Милибенд - позор семьи! - повторяют в один голос интеллектуалы, знавшие его отца. - Его мать в полном ужасе от поведения сына!»

Увы, политика не место для сантиментов. Лейбористское руководство полно решимости удержаться у власти любой ценой и, скорее всего, цели своей добьется. Другой вопрос, что они с этой властью будут делать, если ожидаемый большинством аналитиков экономический кризис всё-таки разразится.

А НАМ ВСЁ РАВНО!

Возвращаясь из летних отпусков, политики готовятся к очередной битве: начинается предвыборная кампания. Места в Государственной Думе должны быть распределены по пропорциональному принципу между партиями. Игра развивается по законам телевизионных шоу. Те, кто не сумеет преодолеть барьер в 7%, установленный предыдущей Думой, обречены на политическое вымирание.

«Единая Россия» выступает одновременно игроком и арбитром. Сама устанавливает правила, сама их меняет. Либеральная общественность возмущается столь вопиющим нарушением демократических принципов. Однако большинству граждан это откровенно безразлично. И в своем безразличии большинство право.

Какая нам разница, честно или нечестно играют, если сама игра не имеет к нам отношения, если она нам глубоко противна? В конечном счете, главным призом выступаем мы сами. Победителям предоставят право распоряжаться нами, красть наши деньги и наше время, морочить нам голову.

Безразлична населению не демократия, которой нет, а система, при которой от нас ничего не зависит. Будет ли в этой системе «Единая Россия» располагать конституционным большинством или просто большинством? Получат ли второе место вороватые чиновники из «Справедливой России» или дремучие националисты из КПРФ? Смогут ли попасть в парламент либералы, ненавистные большинству жителей страны?

Есть ещё и демократическая оппозиция, доказывающая, что источником всех бед является Кремль. Есть администрация президента, объясняющая обывателю, что источником всей оппозиции являются иностранные фонды, прежде всего американские.

Обыватель отворачивается от телевизора и засыпает. Он инстинктивно чувствует, что врут все, что говорить правду эти люди не умеют в принципе, что оппозиционная демагогия так же пошла и поверхностна, как и официальная.

Главным достижением нынешних выборов является, пожалуй, отмена графы «Против всех» в избирательном бюллетене. Эта графа была самым большим обманом и издевательством. С её помощью нам пытались внушить, будто существует легитимный способ выразить протест, участвуя в выборах, будто можно одновременно проголосовать и не отдавать свой голос никому из отвратительных нам политиков.

Надо поблагодарить депутатов из «Единой России» и чиновников из Центризбиркома, избавивших нас от этого абсурда. Теперь можно спокойно оставаться дома.

Отменив порог явки, политики застраховали себя от нашего безразличия и сделали правильно. Это очень гуманное решение. Власти понимают, что участие в политической жизни для простых смертных обременительно, бессмысленно и бесперспективно. Они идут нам навстречу. От нас уже ничего не требуют. Даже ходить на выборы.

Отмена порога явки означает, что выборы 2007 года будут в техническом отношении более честными, нежели предыдущие: значительная часть фальсификаций была вызвана на местном уровне необходимостью «вытянуть» нужный процент проголосовавших, иначе выборы будут объявлены несостоявшимися, и придется всю эту кутерьму начинать сначала. Теперь жизнь облегчили и простым людям, и чиновникам. Ведь в условиях пропорционального представительства провал выборов на какой-то отдельной территории ничего не меняет.

Разумеется, проще и честнее было бы вообще отменить выборы и формировать парламент путем переговоров между политиками, а ещё лучше - по жребию. Можно было бы разыгрывать депутатские места в карты или в орлянку. Все эти способы, пожалуй, более справедливы и демократичны, чем нынешний. Да и наблюдать за таким состязанием было бы интереснее, азартнее. По крайней мере, не нужно было бы в нем участвовать. Ведь на скачках от нас не требуют бежать по ипподрому вслед за лошадями!

Специально для «Евразийского Дома»

РЕВОЛЮЦИОНЕР

Политический сезон - 2007/2008 отмечен будет выборами, которые надвигаются одновременно во многих странах (и Россия, и Штаты, и почти наверняка Британия), но и изрядным количеством революционных юбилеев.

Но не выборами едиными. Пропустить 70-летие русской революции 1917 года совершенно невозможно: деятели самой разной идеологической ориентации обязательно будут проводить семинары, дискуссии, демонстрации и торжественные мероприятия. А в Западной Европе уже готовятся отмечать 40-летие студенческой революции 1968 года. У нас 1968 год был свой, запомнившийся не парижскими баррикадами и даже не студенческими волнениями в Варшаве, а Пражской весной, кратковременным торжеством коммунистов-реформаторов в Чехословакии, спровоцировавшим в августе советскую вооруженную интервенцию против братской партии.

В Латинской Америке непременно вспомнят перуанскую революцию, тоже произошедшую в 1968 году, когда власть захватили левые военные. Президент Венесуэлы Уго Чавес не раз говорил, что именно события, произошедшие тогда в Перу, сформировали его политические взгляды. А кто-нибудь непременно вспомнит про потрясший всю Европу 1848 год. Несомненно, надо ожидать новых публикаций и исторических конференций.

На фоне подобных годовщин куда менее заметной и масштабной кажется еще одна дата, с которой по календарным срокам как раз и следовало бы начинать все дискуссии на революционные темы. В октябре 1967 года в Боливии был убит Эрнесто Че Гевара.

Он был популярен и знаменит при жизни, его любили, боялись, уважали и ненавидели. Но именно гибель героя положила начало грандиозному глобальному культу, проявления которого мы видим до сих пор на каждом шагу.

Достаточно пройти по московской улице, чтобы непременно натолкнуться на девушку или парня с майкой, изображающей легендарного Че. В таких же майках щеголяют и модные музыканты, которых мы можем изучать по передачам MTV или на афишах концертов. Че Гевара появляется на обложках журналов, на рекламных щитах, его героический облик можно обнаружить даже в офисах.

Готов биться об заклад, что подавляющее большинство людей, украшающих себя этим изображением, не имеют никакого представления о его биографии, его политических взглядах, не говоря уже о его теоретических концепциях. Многие вообще до глубины души изумятся, узнав, что у него были какие-то взгляды или теории. В лучшем случае Че предстает перед нами абстрактным «борцом за свободу и справедливость». Некоторые, поднапрягшись, вспоминают, что он родился в Аргентине, участвовал в революции на Кубе, а затем, уехав оттуда, странствовал по свету и погиб, пытаясь организовать революцию в Боливии. Впрочем, многие из тех, кто носит подобные майки, скорее всего, не знают и этого. Просто им нравится картинка с красивым бородатым мужиком и надпись латинскими буквами.

Действительно, биографию Че можно представить себе как «революционное кондотьерство», тем более что он сам, кажется, придумал этот странный для русского уха термин. Наподобие кондотьеров, итальянских странствующих солдат позднего Средневековья, предлагавших свою шпагу и полководческие таланты различным государям и республикам, готовых участвовать в любой войне и любом сражении, независимо от своего происхождения и прошлого, Че Гевара перемещался по свету, появляясь то на Кубе, то в Африке, то в Южной Америке. Только, в отличие от кондотьеров, он служил не за деньги, а за идею, предлагая не только свои услуги, но и свою военно-политическую стратегию.

Эта стратегия не была, конечно, совершенно оригинальна, но оказалась в вопиющем противоречии с идеями, господствовавшими среди тогдашних левых. Еще Мао Цзэдун обнаружил, что в странах, находящихся на периферии капиталистической системы, революция происходит совсем не так, как учили западные или советские теоретики. Мао заявил, что победу над капитализмом одержит не пролетарский город, а обнищавшая деревня. Он провозгласил лозунг «Деревни окружают города!». Традиционные коммунистические партии обещали рабочее восстание, социал-демократия верила во всеобщие выборы, а Мао показал пример того, как революция рождается из затяжной партизанской войны в сельской местности.

Че Гевара пошел дальше, сформулировав теорию «революционного очага». Если Мао подавал свои взгляды, стараясь вписать их в общий контекст официального сталинского «марксизма-ленинизма», то Че совершенно не смущался явным противоречием между своими идеями и партийными догмами, тем более что и в Коммунистической партии он на протяжении большей части своей революционной карьеры не состоял. События, произошедшие на Кубе, уверили Че в том, что для преобразования общества может оказаться не нужна ни мощная политическая организация, ни высокая «зрелость» общества, демонстрирующего весь набор перечисленных в учебниках «объективных и субъективных предпосылок». Достаточно революционной воли, сформировавшейся в «очаге», где объединились преданные своему делу борцы. Остальные предпосылки революции дозреют уже в процессе борьбы. А революционная воля выступает не только стимулом к действию, но и катализатором объективных общественных процессов, которые в противном случае шли бы ни шатко ни валко и неизвестно еще, когда и чем закончились бы.

Для официальных партийных деятелей это было неслыханной ересью. Неудивительно, что не только верные парламентскому пути социал-демократы подобные теории отвергали, но и коммунисты не торопились им следовать. Повсюду в Латинской Америке вдохновлявшиеся идеями Че повстанцы неизменно оказывались в конфликте с коммунистической партией, не исключая и Кубу, где Фидель Кастро и Эрнесто Че Гевара после победы старую компартию распустили, создав из своих сторонников новую. Единственным исключением оказалась Колумбия, где выходцы из компартии создали собственные революционные вооруженные силы (FARC) и до сих пор продолжают войну с правительством.

Однако противостояние Че с советской теорией не ограничилось его романтическими воззрениями на ход борьбы. Культ революционной воли плохо совмещался с образцом унылой бюрократической системы, предлагавшейся советскими товарищами в качестве образца победившего социализма. Поездка в СССР закончилась для Че глубоким разочарованием, о котором он со свойственной ему прямотой стал говорить публично. Нельзя сказать, чтобы он был образцовым демократом, но сторонником бюрократической системы он точно не был. Революционная воля опиралась на свободную личность, которой явно не было места в торжествующей новой системе. Неудивительно, что по мере того, как революционная Куба перенимала советскую модель развития, для Че Гевары там оставалось все меньше места.

Революционное кондотьерство оказалось в значительной мере вынужденным выбором человека, который не может принять старый мир, но не может и построить новый. Ибо революционная воля, оказываясь порой достаточной для ниспровержения коррумпированных диктаторов и колониальных правителей, становилась недостаточным ресурсом, когда речь шла о масштабных социальных, политических и экономических процессах. Романтики проигрывали бюрократам, которые не только знали, как надо делать, но и четко сознавали собственные интересы.

Не вписываться в новый порядок и не примиряться со старым значило непрерывно воевать и неизбежно погибнуть. Если бы это не произошло в Боливии в 1967 году, то случилось бы в другом месте и в другое время, но случилось бы непременно.

Мертвый Че, как и большинство мертвых героев, оказался всем удобен. Мертвые герои вообще удобнее, чем живые. Они не совершают ошибок, не предъявляют претензий, не высказывают неосторожных мнений. Человек превратился в картинку, в образ, в лозунг.

Он стал брендом. Его причислили к лику святых официальные компартии, им восхищались новые левые, с ним примирилась либеральная публика. Даже идеологическая связь Че с традицией красной, социалистической революции стала понемногу забываться. Образ бородатого партизана использовали во время «оранжевых» акций сторонники «американской модели демократии», забыв, что именно присланные из США спецподразделения расправились в Боливии с легендарным партизаном.

Правда, события последних лет несколько изменили картину: массовый подъем молодежного антикапиталистического движения в Европе и левый сдвиг Латинской Америки сделали образ Че не просто востребованным, но и вернули ему в значительной степени идеологическое содержание. Отчасти это проявилось и в России, где за последнее время вышли не только новые книги о Че Геваре, но и его собственные тексты и исследования о его теоретических взглядах. Стало очевидно, что в качестве теоретика Че был на протяжении многих лет недооценен. Увлекаясь идеями латиноамериканского революционера, многие уже готовы поставить его как мыслителя в один ряд с Антонио Грамши, Розой Люксембург и другими классиками западного марксизма.

Сам Че Гевара вряд ли претендовал на роль великого теоретика. Он анализировал свой опыт, делал выводы, обобщения, но далеко не всегда стремился к теоретической стройности. В первую очередь он был все-таки человеком действия и в этом качестве нередко ошибался, что не мешало ему же в других ситуациях оказываться пророчески правым.

Труднее всего ему пришлось, когда после революции на Кубе новая власть поставила его заниматься вопросами экономики. В начале 1990-х годов в США я столкнулся с пожилым американским экономистом, который в годы, последовавшие за революцией на Кубе, отправился туда, чтобы работать вместе с Че. В своем деле он вдохновлялся не менее романтическими представлениями, чем его кубинские товарищи. Но все-таки хозяйственные проблемы требуют несколько иного подхода, нежели вооруженное восстание. Против Кубы начиналась блокада Соединенных Штатов, и экономическое положение стремительно ухудшалось. Многое надо было менять прямо на ходу.

«Я заметил, - рассказывал мой собеседник, - что вся система доставки грузов нуждалась в изменении. Раньше, если требовалось привезти партию лука, отправляли катер в Майами, разгружали и везли в магазин. Теперь приходил огромный сухогруз из Египта, а разгрузить его было невозможно, ибо складских помещений не было. Я предложил построить в порту Гаваны пакгаузы».

Реакция Че Гевары была неожиданной. Он вызвал специалиста по марксистско-ленинской политэкономии и спросил его мнение. Политэконом категорически отверг идею на том основании, что пакгаузы не создают прибавочной стоимости. Выслушав обе стороны, Че пригласил спорщиков к себе в кабинет и в лучших традициях католической школы устроил между ними диспут. Пока оба эксперта приводили свои доводы, он молча слушал, а затем принял решение - в пользу политэконома. Пакгаузы не построили. Лук продолжал гнить.

«Впрочем, - завершил рассказ мой собеседник, - несколько лет спустя приехали эксперты из Чехословакии и смогли обосновать строительство складов с точки зрения марксистской политэкономии. Я восхищался их блестящей аргументацией. Но Че Гевары с нами тогда уже не было».

Он вздохнул. «И знаешь, что самое обидное? Я до сих пор иногда просыпаюсь по ночам и пытаюсь подобрать аргументы, которые смогли бы убедить Че! Мы так и не закончили дискуссию…»

АРГУМЕНТ МИТРОФАНОВА

Зачем Алексею Митрофанову уходить из партии В.Жириновского и вступать в партию С.Миронова? Казалось бы, вопрос не слишком интересный, учитывая реальное значение обоих упомянутых политиков. Да и для партии Миронова приобретение сомнительное: деятель с такой репутацией, как у Митрофанова, может избирателей скорее отпугнуть. Одно дело, когда Митрофанов работал пристяжным у Жириновского. Великому клоуну требовался помощник для разогрева публики. Совсем другое дело, если Митрофанов играет в паре с Мироновым. Не только смеяться никто не будет, но и смотреть не захочется.

И всё же переход Митрофанова из Либерально-демократической партии в «Справедливую Россию» - главное политическое событие этой осени. Не потому только, что ничего более интересного и значительного нам пока предложить не могут, но и потому, что данный переход представляет собой очень важный технический симптом, даже доказательство правильности целого ряда теорий, бытующих среди политических аналитиков.

Заниматься изучением современной российской политики примерно так же сложно, как было заниматься кремлинологией в 1970-е годы. Объективной информации минимум, публичные заявления государственных мужей ничего не значат, а о реальной расстановке сил приходится судить по тому, в каком порядке начальники выстроились на Мавзолее и какие последние ордена вручили тому или иному старичку. Теперь не намного лучше. О планах властей мы знаем по слухам, случайным утечкам информации и оговоркам чиновников, которые в равной степени могут быть и фрейдовскими, и преднамеренными.

Однако с середины лета в кругах аналитиков начала складываться более или менее логичная версия, завладевавшая умами. А именно: в Кремле уже решили вопрос о престолонаследии и подвели итоги предстоящих парламентских выборов. В соответствии с компромиссной схемой два нынешних вице-премьера поделят два высших поста в государстве - Сергею Иванову достанется должность президента, а Дмитрию Медведеву место премьер-министра. Стареющий и неамбициозный Фрадков получит какую-нибудь синекуру, а сам Путин отправится возглавлять что-нибудь очень масштабное, но политически нейтральное. Например, Всемирный Олимпийский комитет.

Остается лишь вопрос о парламентских выборах, которые тоже значимы не сами по себе, а как площадка для подготовки к выборам президентским. Ведь избрание первого лица должно пройти без сучка, без задоринки, он должен получить подавляющее большинство уже в первом туре. Это принципиально. Ибо любой политик, попадающий во второй тур, сколько бы он в итоге голосов ни набрал, становится фигурой по весовой категории почти равной самому президенту. А вся система управляемой демократии построена таким образом, что настоящий политик в стране может быть только один, он же действующий президент. Все остальные - чиновники, маргиналы, враги общества и клоуны. Им можно даже сочувствовать, но их нельзя воспринимать всерьез. По крайней мере, постольку, поскольку речь идет о власти.

Между тем, задачка получается не из простых. Одно дело, Путин в ситуации кризиса 1999-2000-х годов или уже в роли бесспорного лидера 2004 года. Совсем иное дело - Сергей Иванов в ситуации 2008 года. Экономическое процветание для накачки «харизмы» лидера - не самая благоприятная обстановка. Иванов может представить себя в роли верного наследника, но не в роли героя, вдохновителя и организатора всех наших побед.

Нет, избрать его не проблема. Вопрос именно в первом туре. И к тому же, у чиновников свое сознание. Представьте, что наследник в неком регионе недобрал голосов. Никакой катастрофы, всё идет по-прежнему. А вот для конкретного начальника, отвечающего за соответствующий регион, действительно катастрофа. В лучшем случае выволочка, испорченные нервы, бессонные ночи. В худшем - отставка, конец карьеры, позор и унижение. В общем, обязательно с первого тура, и обязательно равномерно по всей стране.

А что дают в этом плане парламентские выборы? Как ни странно, значение их повышается. И в первую очередь, повышается риск. Ведь парламент - это какая-никакая трибуна. Доступ к телеэфиру. Статус. Иными словами, политики, стремящиеся поиграть в президентские выборы, могут раскручиваться в Думе. Шансов на избрание никаких, но речь же не об избрании, а о рейтинге, об итоговом проценте, который, в свою очередь, будет определять впоследствии размеры спонсорских взносов, масштабы взяток и цену отступного. Короче говоря, поиграть хочется.

В свою очередь, для администрации проблемой становится та самая ЛДПР, которая верой и правдой служила на протяжении 1990-х, профанируя саму идею парламентской оппозиции, партия, считавшаяся в 2000-е годы вполне безвредной. Что, если Жириновский со своими клоунскими выходками наберет на фоне безликого Иванова слишком много голосов? А ещё и Геннадий Зюганов вновь о себе напомнит - кандидаты КПРФ на президентских выборах обычно набирают больше, чем на парламентских. А ещё всякая мелюзга набежит. Вдруг все вместе наберут 52,5% голосов? Нет, беда не большая, можно и подкорректировать - натянуть пару-тройку процентов. Дело-то нехитрое. Но опять же, дополнительные усилия, скандалы со стороны либеральной прессы, вонь на Западе? Зачем?

Проще по-честному выиграть свои 52% в первом туре и закрыть вопрос. Но для этого надо все потенциальные проблемы решить уже сейчас. Превентивно.

А это значит, что у Жириновского будут большие проблемы с прохождением в Думу. Если его туда не пустить, то и в телевизоре он реже мелькать станет, и денег поменьше получит. И вообще, поймет намек, и без надобности не будет высовываться.

Всё вышеизложенное до начала сентября было гипотезой, слухом, реконструкцией. Только, похоже, этот слух уже овладел думскими массами. И вот Митрофанов, второй номер ЛДПР, устраивает собственную судьбу, бросая родную партию и многолетнего партнера по политике и бизнесу. Он перебегает от Жириновского к Миронову, чтобы остаться на своем месте. Ведь здесь, как у Алисы в Зазеркалье: чтобы остаться на месте, надо очень быстро бегать.

В лице Митрофанова мы получили для наших гипотез аргумент и доказательство.

Только прав ли сам Митрофанов в своих расчетах? «Справедливая Россия», собранная из случайных людей, демонстрирующая удивительное сочетание бестолковости с беспринципностью, прославившаяся своей коррупцией ещё до того, как её сторонники сумели хоть что-то толком украсть, - такая партия может провалиться на выборах даже вопреки любым планам и комбинациям придворных политтехнологов. Тем более что специально её вытаскивать не будут.

Надо сказать, что даже КПРФ на сегодня выглядит не блестяще. А потому нельзя полностью исключить казахский вариант в России. Все получат по 5-6% голосов, а «Единая Россия» заберет все места. Ведь и в Казахстане первоначально не планировали утопить все неправительственные партии. Просто так получилось. Сами утонули.

Так ли отличается ситуация в России? А главное, так ли мы будем жалеть, если по итогам выборов парламент у нас получится однопартийным?

Лично я подозреваю, что большая часть населения вообще не заметит разницы…

Специально для «Евразийского Дома»

ПРИЗРАК РЫБКИНА

С некоторых пор в штаб-квартире «Справедливой России» стал появляться призрак. Он не гремит цепями, не стонет, не воет и ведет себя тихо, скромно присаживаясь в уголке и стараясь не привлекать к себе внимания.

Но замечают его там всё чаще.

Те, кто помнит политическую жизнь 1990-х, не могут без умиления говорить о Блоке Ивана Рыбкина, удивительном «левоцентристском проекте», отличившемся рекламными клипами про «бычка Ваню» и трогательной партийной эмблемой в виде маленькой рыбки.

Всё начиналось очень солидно. Какие-то мудрые люди в окружении президента Ельцина решили, что одной партии власти в России недостаточно, наряду с правым центром, представленным партией «Наш дом - Россия», надо создать ещё и левый центр. Чтобы всё было как у людей, как в Европе. Возглавлять это новообразование поручили спикеру Госдумы Ивану Рыбкину, выделили средства, предоставили эфирное время и даже чиновникам в регионы разнарядку послали. Мол, есть у нас теперь вторая партия власти, левая. Просим любить и жаловать.

Чиновники задумались. То есть, в принципе, они и про плюрализм слышали и считать до двух умеют. Но, странным образом, административный ресурс надвое не делится. Сформулировать задачу в аппарате можно только конкретно и недвусмысленно. Иначе чепуха получается.

«Ты, Иван Иванович, запомни крепко-накрепко. Твоя задача обеспечить у себя в районе успех вот этой партии. А можно еще и вот этой тоже».

Вздохнет Иван Иванович, почешет в затылке и пойдет спать. А утром проснется и поймет, что лучше переждать. Всё как-нибудь само образуется. Если наверху внятных, однозначных и непротиворечивых указаний сформулировать не могут, то лучше вообще ничего не делать. Иначе что бы ты ни сделал, всё равно виноватым окажешься.

Впрочем, после некоторой первоначальной неразберихи чиновники поняли, какая из двух партий власти настоящая. Вторая партия власти получается вроде как запасной. А коли так, то и в игре ей делать нечего. Весь административный ресурс был использован по прямому назначению в интересах НДР.

Однако Блок Ивана Рыбкина провалился вовсе не потому, что административным ресурсом его не поддержали. Выборы 1995 года как раз были показательны тем, что административного ресурса для победы оказывалось явно недостаточно. Другие партии, не только не имевшие поддержки начальства, но и находившиеся с ним в конфликте, места в Думе получали. А Блок Ивана Рыбкина провалился вопиюще, катастрофически.

Причина проста. Не в том дело, что административного ресурса было мало, а в том, что кроме административного ресурса у этой организации никаких других козырей не было.

Провозгласив создание «левого центра», авторы проекта задались резонным вопросом: а что это, кстати, такое - «левый центр»?

Поскольку внятной идеологии у них не было, как не было и реальной организации, то кандидатов собрали откуда ни попадя, не слишком озаботившись идейным единством, благо не было и самих идей. Организацию слепили из наемных работников, которые за деньги хоть правых изобразят, хоть левых. Лозунги кое-как написали, полагаясь на таланты пиарщиков и политтехнологов. Последние, не имея четкого задания, тоже растерялись. Но после некоторого размышления придумали ту самую прелестную рыбку да бычка Ваню. Конец истории известен.

Не хочу утверждать, что со «Справедливой Россией» всё происходит именно так. Больше того, есть целый ряд существенных отличий, свидетельствующих о том, насколько изменилось наше общество за прошедшие 12 лет. К политике стали относиться более серьезно. Пиарщики и политтехнологи поднаторели в придумывании лозунгов и написании программ. Стало гораздо меньше откровенной нелепости и очевидной инфантильности. Снимать предвыборные клипы про бычка в 2007 году уже никому не придет в голову. Хотя по мне так лучше бы снимали. Я вообще люблю животных.

Политические конструкции нынешнего сезона так же отличаются от образов 1990-х, как дорогие костюмы олигархов от красных пиджаков «новых русских». Но, увы, благопристойность формы не гарантирует осмысленности содержания. Суть происходящего поразительно, до боли похожа. Опять сборище случайных людей пытается изобразить из себя «современную левую партию», опять чиновники строят из себя борцов за социальные права. «Справедливая Россия» пытается выступить в роли критика власти, одновременно возлагая надежды на административный ресурс. Она готова писать на своих знаменах революционные фразы, заботясь прежде всего о мещанской благопристойности.

Кто-то написал складные слова в партийную программу - про права трудящихся и демократию участия. Другие люди, не обремененные идеологическими вопросами, формируют партийные списки, радостно включая туда политиков любого оттенка и ориентации, не требуя даже упоминания о лояльности по отношению к этой программе. Впрочем, с чего вы взяли, будто программу вообще кто-то должен читать? Главное, чтобы она была, а труд авторов был честно оплачен (в том, что он честно оплачен, я, кстати, не сомневаюсь).

К чести партстроителей «Справедливой России», надо сказать, что им удалось привлечь к себе несколько бывших левых. Беда в том, что публично объявить о принадлежности к этой партии в левых кругах равнозначно официальной декларации о предательстве. Разумеется, жизнь берет свое, людям нужны деньги. Однако в большинстве случаев сотрудничество со «Справедливой Россией» тщательно скрывается как некий порок, который, в принципе, простить можно, но обсуждать неприлично. Если же скрыть факт неприличной связи невозможно, уличенный в ней человек тут же начинает оправдываться: «Ну, ты же понимаешь, старик. Это я только ради заработка…»

Есть другой вариант: «Мне место в Думе обещали». Не обязательно среди депутатов. Можно и в аппарате партии. Зарплата, статус, пенсия и всё такое. В общем, никакой политики, просто бизнес.

Вообще-то признаваться в том, что занимаешься политикой исключительно ради денег и материальной выгоды, не очень-то прилично. Но, видимо, быть уличенным в симпатии к «Справедливой России» еще более неприлично. В одном случае можно прослыть циником, в другом, не дай бог, дураком.

После того как депутат Митрофанов перешел из ЛДПР в «Справедливую Россию», на страницах прессы развернулся ожесточенный спор о том, насколько его появление укрепляет или, наоборот, ослабляет эту партию. Целая группа депутатов и функционеров СР выступила с гневными протестами. Однако поразительно, что практически никто из «взбунтовавшихся эсеров» не критиковал взглядов Митрофанова, никто не говорил о несовместимости идеологий. Ему припоминали личные обиды и прежние склоки в Госдуме. А сами «бунтовщики» вряд ли могли сойтись между собой на идейной основе - их собственные политические воззрения (если они вообще имелись) не сильно отличались от митрофановских. Впрочем, в чем состоят взгляды Митрофанова, тоже сказать можно лишь приблизительно. Твердо понятно лишь то, что его воззрения никак не могут быть названы левыми. Точно так же, как и взгляды депутата Чуева, яростно выступающего против присутствия Митрофанова во фракции. И тот и другой - скорее всего национал-консерваторы.

«Справедливая Россия» не только не может объединиться на идеологической основе, она не может даже расколоться по идейным соображениям.

В этом плане Митрофанов со своими размытыми консервативными взглядами, склонностью к националистической и социальной демагогии отнюдь не является лишним человеком или чуждым элементом в «Справедливой России». Напротив, он представляет собой истинное политическое лицо партии, наиболее удачное выражение избранного ей метода. Митрофанов в «Справедливой России» - это человек на своем месте. Это как раз то, чего недоставало для полноты картины и ясности расклада.

Вопрос лишь в том, какого такая партия может добиться успеха. Ибо недостаточно слепить структуру, выдвинуть кандидатов и профинансировать кампанию. Надо еще создать ситуацию, при которой люди будут заинтересованы голосовать за вас. В начале весны на выборах еще работал эффект новизны, а за партией еще не тянулся шлейф скандалов - однако даже при таком раскладе результаты «Справедливой России» на местных выборах оказались более чем скромными.

Сегодня каждый шаг этой партии ослабляет ее шансы на успех, каждая новость, с ней связанная, оказывается плохой новостью. И не потому, что люди здесь непременно плохие, а политика обязательно ошибочная. Просто, не имея прочной основы, невозможно сформулировать никакую политику. Тем более левую.

Левые движения порождаются самим обществом, вырастают из массового сопротивления капитализму. Их нельзя сконструировать искусственно по инициативе политтехнологов. Их нельзя выдумать, скроить с помощью ножниц и ниток.

Блок Ивана Рыбкина уже великолепно продемонстрировал это на практике. Для лидеров «Справедливой России» это пока теория. Но если развитие событий пойдет по наметившемуся сценарию, судьба новой «партии левого центра» будет не так уж сильно отличаться от судьбы ее предшественника.

ОЧЕНЬ СТРАШНОЕ КИНО

Голливудские фильмы катастроф строятся обычно по одной схеме. Некий ученый обнаруживает опасность, причем, как правило, опасность эта порождена деятельностью, которую ведут власти или бизнес (биологические эксперименты, строительные проекты и т.д.). Увы, предостережения героя не услышаны, всё остается по-старому, а «диссидента» осмеивают и изгоняют. Вскоре происходит первая неприятность, вызывающая некоторую тревогу. Среди начальников возникают некоторые сомнения. Но удар оказывается не слишком сильным. Когда кажется, что угроза миновала, самоуверенность и беспечность вновь овладевают серьезными людьми. В свою очередь, наш герой, понимая, что за первым ударом последует другой, и, отчаявшись кого-то убедить, предпринимает меры, чтобы спастись самому и приготовиться к неминуемой катастрофе, которая вскоре и наступает.

Данный сюжет повторялся десятки раз, менялась лишь природа бедствия - это были наводнения, землетрясения, химические вещества, летящие к земле астероиды, акулы, космические монстры, мутанты и горные лавины. Единственное, чего не было в этом перечне, это экономических кризисов.

А ведь их история обычно развивается именно по такому сценарию. Предсказания специалистов, критикующих проводимую политику, систематически игнорируются, их пророчества осмеиваются. Когда неприятности всё-таки начинаются, правящие круги после кратковременного замешательства приходят к выводу, что всему виной не избранный ими курс, а непоследовательность и колебания при его проведении. Иными словами, надо продолжать всё ту же политику, только более настойчиво и эффективно.

Не удивительно, что такой подход не предотвращает или смягчает кризис, но напротив, усугубляет его.

Нынешняя нестабильность на финансовых и фондовых рынках точно соответствует симптомам «первого толчка» из голливудского кино. Для тех, кто подозревает о надвигающихся неприятностях, это доказательство того, что в скором времени последуют новые «толчки», куда более сильные. Но для серьезных людей, принимающих экономические и политические решения, это не более чем случайный и изолированный инцидент, с которым довольно легко можно будет справиться, ничего не меняя по существу.

В самом деле, сам по себе спад на рынке недвижимости в Соединенных Штатах не является чем-то катастрофическим, причем не только в масштабах мировой экономики, но даже и для самой Америки. Беда лишь в том, что такие неприятности никогда не происходят сами по себе. Они являются симптомами куда более серьезного неблагополучия, признаком того, что на поверхность вырываются накопившиеся структурные проблемы, которые долгие годы никто не собирался решать.

Руководствуясь голливудским сценарием, можно сделать приблизительный прогноз дальнейшего развития событий. Ипотечный кризис в Америке, так или иначе, будет преодолен, банки выстоят, но сократят кредитование бизнеса и населения. Рядовые американцы, в свою очередь, станут меньше покупать. Снижение спроса обернется упадком производства, причем уже не столько в Америке, сколько в Азии, особенно в Китае. Как отреагирует на это китайское государство, сказать трудно. Наверное, кого-нибудь посадят или расстреляют. Реакцию рынка прогнозировать легче: сократится спрос на нефть и сырье.

Поток нефтедолларов, пополняющий сегодня Стабилизационный фонд, государственный бюджет и корпоративные счета в России, начнет иссякать. Экономику свободной торговли вынуждено сменит протекционизм, а Всемирная торговая организация погрязнет в склоках. Затем наступит время политических потрясений.

Может получиться очень страшное кино.

Специально для «Евразийского Дома»

НАШИ ПИРАМИДЫ

Критики глобального капитализма так много говорили о надвигающемся мировом кризисе, так подробно описали его параметры, что сейчас, когда все предсказания превращаются в реальность, писать и говорить не о чем.

Преимущество финансового капитала (с аналитической точки зрения) в том, что он примитивно предсказуем, его реакции управляемы простейшими рефлексами - как у крокодилов, аллигаторов и прочих весьма прожорливых, но не слишком сложных крупных хищников.

Кризис на рынке недвижимости, развал системы ипотечного кредита, последующий спад покупательной способности западного обывателя, за которым последует снижение спроса на китайские товары и общее торможение глобальной экономики - вот неизбежные этапы начавшегося процесса. Новость состоит лишь в том, что теперь все эти тенденции обнаружили российские эксперты и торжественно объявили о своем открытии окружающему обществу - как известный герой Гоголя, который не из книг, а «своим умом дошел».

Лучше, впрочем, поздно, чем никогда.

Хотя «никогда» в таких делах не бывает. Тот, кто не умеет делать прогнозы, обречен описывать последствия.

Между тем дискуссия на страницах экономической прессы опять удивительным образом отклоняется от главной темы. Очень интересно, конечно, читать многочисленные статьи о глобальном кризисе, дословно повторяющие друг друга. Но мы-то живем в России, и хотелось бы немного поговорить об отечестве. Между тем прогноз ситуации в нашей экономике ограничивается констатацией ее зависимости от мирового рынка и предсказанием возможного падения цен на нефть. При этом пессимисты предрекают нам крушение под тяжестью неблагоприятной внешней конъюнктуры, а оптимисты настаивают на том, что Россия сейчас не такая, как в 1998 году, накоплены изрядные ресурсы, а промышленность после почти 10 лет подъема находится в куда лучшем состоянии, нежели во время тогдашнего дефолта.

Вообще-то именно хорошее состояние российской экономики и должно внушать наибольшую тревогу. В 1998 году общее положение - несмотря на процветание банков и отдельных компаний - было настолько плачевно, что от кризиса можно было ждать только позитивных результатов. Большинству населения вообще нечего было терять. Промышленности удешевление рубля было необходимо как воздух. А производство падало на протяжении 8 предшествовавших лет, приближаясь к тому уровню, ниже которого опуститься уже невозможно. В общем, кризис был «освежающей грозой», спасением, переломом, началом нового, куда более позитивного периода.

Напротив, сегодняшняя Россия пожинает плоды восьмилетнего экономического роста. Следовательно, если после кризиса произойдет перелом, то вполне возможно, что не к лучшему.

Аналитики, рассматривающие влияние на нас мирового кризиса, спорят о том, хватит ли у нас ресурсов, чтобы ему противостоять. Но, может быть, дело вообще не в мировом кризисе, а в наших собственных проблемах, о которых почему-то почти не говорят?

В 1998 году крах российской финансовой системы случился не из-за того, что в Таиланде обесценилась местная валюта - бат. И даже не потому, что начался кризис мирового валютного рынка. Внешние факторы сработали как катализатор для внутреннего процесса. Главной причиной дефолта был крах пирамиды ГКО, которую построило само отечественное правительство и которая рухнула бы рано или поздно даже без помощи тайского бата.

Основной вопрос, стоящий перед нами сегодня, не в том, достаточно ли велик Стабилизационный фонд для того, чтобы мы смогли выдержать удары мирового кризиса, и даже не в том, до какого уровня могут опуститься цены на нефть (пока они продолжают расти, хотя рано или поздно действительно упадут). Вопрос в том, насколько эффективен российский капитализм сам по себе, каковы его внутренние противоречия. А с этим как раз дела обстоят неважно.

Удивительным образом постсоветский капитализм унаследовал целый ряд структурных особенностей, погубивших советскую систему. Наши корпорации выглядят мощными и богатыми, но они управляются неэффективно, в них царят бюрократизм и коррупция. 10 лет роста отнюдь не способствовали решению этих проблем. Как раз наоборот, высокие прибыли воспринимались как доказательство того, что дела обстоят нормально и менять ничего не надо. В начале 2000-х годов либеральной прессой был создан миф о ЮКОСе как единственной «прозрачной и эффективной компании». На самом деле отличие ЮКОСа от других корпораций состояло лишь в том, что достаточную часть ресурсов эта организация направляла на пиар, пропаганду и подкуп экспертов. Однако задним числом можно констатировать, что проблема корпоративной эффективности, которая и в западном мире решается не самым лучшим образом, в России не решается вовсе. Четыре года назад выяснилось, что ЮКОС вопреки пропаганде был ничем не лучше других компаний. Сейчас обнаруживается, что все остальные компании оказываются ничем не лучше ЮКОСа.

Со Стабилизационным фондом тоже дела обстоят неважно. Усилиями господ Грефа и Кудрина эти ресурсы были на протяжении нескольких лет заморожены. Между тем Стабилизационный фонд может эффективно защищать страну от кризиса лишь в том случае, если его используют для инвестирования в национальную экономику, причем именно в тот момент, когда конъюнктура наиболее благоприятна. Весь его смысл - в профилактике кризиса. В этом случае деньги превращаются в рабочие места, технологии, дороги, школы и оборудование, которые останутся у нас даже после того, как деньги обесценятся. А бороться с уже разразившимся финансовым кризисом, выбрасывая на рынок деньги, - всё равно что гасить пожар керосином. При подобном подходе Стабилизационный фонд оборачивается потенциальной угрозой для экономики.

Неверно утверждать, будто финансовый кризис может быть к нам только импортирован с Запада. Если бы дела обстояли так, нам нечего было бы опасаться. Но, увы, пока правительство выплачивало задолженность Западу, частный капитал наделал столь впечатляющие долги, что корпоративный дефолт становится реальной перспективой. Рост частной задолженности был пропорционален сокращению государственной. В течение всех этих лет частный бизнес демонстрировал безответственность и самоуверенность, доступную лишь самой некомпетентной бюрократии.

Если в Древнем Египте пирамиду мог позволить себе лишь фараон, то в современном, демократическом обществе собственную пирамиду способна соорудить любая уважающая себя коммерческая компания. Хуже того, стоит где-то появиться большим деньгам, как тут же начинается строительство пирамиды.

Развитие Москвы и Подмосковья является великолепным примером. Многолетний рост цен на недвижимость сопровождался бурным строительством, которое не имело никакого отношения к удовлетворению конкретного спроса. Получая кредит, компания строит огромный дом, квартиры в котором невозможно продать из-за их запредельной цены, но это никого не волнует, ибо тут же берут новый кредит под строительство нового дома. Высокие цены на рынке сами по себе являются гарантией для получения кредита, о коммерческой эффективности каждого конкретного проекта в таких условиях никто даже не думает (впрочем, на Западе можно наблюдать ту же тенденцию).

Поскольку прежний кредит каждый раз выплачивают из нового, остановиться просто невозможно. Чем менее эффективно работает компания, тем более стремительно она развивается, тем больше у нее объемы работ, тем выше поднимаются этажи новых - никому не нужных - зданий.

В Подмосковье уже невозможно найти свободное место, автомобили едут по дорогам между рядами многометровых заборов. Но, увы, большая часть коттеджей, стоящих за этими заборами, не проданы и никогда проданы не будут. Работает тот же подход: некогда дожидаться, пока все здания найдут покупателей, расходы компенсируются за счет кредитов по такой же пирамидной схеме.

Вы задумывались когда-нибудь, почему в Москве строят самое большое количество дорог в Европе, а ситуация с транспортными пробками не улучшается? Да по той же причине! Это вам кажется, будто с помощью нового строительства решаются проблемы транспорта. На самом деле с помощью непрерывно возрастающих расходов на новые проекты решаются финансовые проблемы строительных компаний. Ну, и отдельных представителей частного и государственного сектора, конечно.

Большинство западноевропейских городов сумели улучшить ситуацию на дорогах, почти ничего не строя: просто надо заниматься управлением движением, правильно вешать знаки и развивать общественный транспорт. Недавно лондонские эксперты пообещали улучшить положение на дорогах Москвы практически без затраты денег. Наивные! Сделав такое заявление, они обрекли свой проект на неудачу. Никто, никогда не поддержит проект, на котором нельзя заработать. Зато безумное предложение немецкой компании, обещающей пустить транспорт по крышам домов, превратив их в дороги, рассматривается с энтузиазмом. Никто даже не подумал о том, почему подобные замечательные идеи никто не торопится реализовать в самой Германии.

Приводимые здесь примеры лежат на поверхности. Деятельность крупнейших отечественных корпораций куда более закрыта, но если приглядеться к ним повнимательнее, замечаешь, что ситуация не сильно отличается. Впрочем, в течение ближайшего года или двух мы сможем сами выяснить, насколько сделанные в данной статье обобщения справедливы.

Пирамиды частного сектора обречены рано или поздно обрушиться. Вопрос лишь в том, как быстро это произойдет и какова будет реакция государства. В 1998 году правительство отказалось от попыток спасения финансового сектора потому, что средств почти не было (до тех пор, пока средства в бюджете и Центральном банке оставались, их радостно бросали в топку кризиса). К тому же всё произошло довольно быстро: в апреле был первый толчок кризиса, а в августе уже дефолт. Напротив, в нынешней ситуации государство обладает куда большими средствами, кризис надвигается медленно, а сохранение высоких цен на нефть дает надежду на «мягкую посадку». Но именно эти факторы почти наверняка породят соблазн помочь в трудную минуту отечественному бизнесу. Результат вполне предсказуем: как бы ни был велик Стабилизационный фонд, каким бы ни великолепным ни был профицит бюджета, на покрытие воровства, коррупции и безответственности российского частного капитала этих средств всё равно не хватит.

Международный кризис опасен не тем, что занесет к нам чужие проблемы, а тем, что до предела обострит наши собственные, доморощенные и на протяжении многих лет не решаемые. В данной ситуации государство рано или поздно встанет перед выбором: кого спасать - бизнес или население.

Такова будет главная стратегическая дилемма нового президента. Как бы его ни звали, как бы его ни избирали, с какими бы лозунгами он ни пришел в Кремль, заниматься ему придется именно этим.

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ДЕТЕКТИВ

С точки зрения детективного сюжета всё развивается просто безупречно. Реалити-шоу «Преемник» продолжает удивлять зрителей и критиков. Сначала публике представили двух кандидатов - Сергея Иванова и Дмитрия Медведева, заставляя следить за перипетиями их соперничества. В строгом соответствии с законами детективного жанра бросили намек - кто-то из деятелей правительства «проговорился», что, мол, есть ещё кто-то, кого мы даже по имени не знаем. Однако потом наше внимание снова отвлекли. В середине лета зрители уже поверили, что вопрос более или менее решен - фаворит определился, это Сергей Иванов. Позднее пресса посмеивалась над «озвучившими» эту новость экспертами: опять просчитались. Но эксперты вообще ничего не считали. Они лишь ретранслировали информацию, которую им спускали представители власти.

Кого в данном случае разыграли - экспертов или самих чиновников, - не суть важно. Существенно то, что мы могли потерять интерес к шоу, если победитель определится слишком рано. И вот новый поворот сюжета: появляется Виктор Зубков, никому неизвестный, совершенно без политического прошлого. Тот самый загадочный новичок, о котором нас предупредили несколько месяцев назад.

Дарья Донцова отдыхает. Александра Маринина кусает локти. Покойная Агата Кристи шлет поздравления с того света. Законы детективного жанра соблюдены безупречно, требования современного реалити-шоу тоже выполнены.

Но шоу должно продержаться в эфире ещё, по крайней мере, пять месяцев. Нельзя допустить, чтобы зрители потеряли интерес. Президент Путин прекрасно понимает свою задачу. Он вбрасывает новую интригу: объявляет, что возможных победителей - целых пять. Имена, естественно не называет. В общем, гадайте, мучайтесь, смотрите телевизор. Шоу продолжается.

Эксперты запаниковали. В самом деле, строить прогнозы на основе каких-то политических критериев невозможно, даже если оценивать происходящее с точки зрения банальной бюрократической интриги. Новые повороты сюжета отнюдь не идут на пользу власти, не способствуют её укреплению. В 1999 году Владимира Путина за несколько месяцев превратили из никому неизвестного мелкого чиновника в национального лидера, но надо признать, что игра шла на грани фола. А политический фон президентской кампании составляли взрывы домов и сражения в Чечне. А как сейчас, в совершенно другой обстановке сделать нового лидера за пять месяцев совершенно из ничего? Времени остается слишком мало, с политической точки зрения поддержание неопределенности не просто рискованно, но потенциально катастрофично. Тем более что страна стоит на пороге нового кризиса: независимо от развития событий в стране, мировая экономика, как и в 1998 году, неумолимо ведет нас к рубежу, за которым начинаются неприятные перемены.

В таких условиях рассказы про пять таинственных претендентов, поддержание неопределенности не только в обществе, но и в самом аппарате власти, выглядят как свидетельство безответственности, либо беспомощности Кремля. Но это - лишь в том случае, если происходящее оценивать с политической точки зрения. А если политика здесь вообще не при чем? Кремль выступает в данном случае не как место принятия политических решений, а как продюсерский центр реалити-шоу. Высшие чины государства просто увлеченно играют в игру, которая интересна им самим даже больше, чем нам. Претенденты тоже должны переживать - иначе в шоу не будет драйва, оно станет скучным и пресным.

Вполне возможно, что окончательный итог ни самому Путину, ни его администрации ещё не известен. Они импровизируют, перебирают варианты и с удовлетворением наблюдают за растерянностью публики.

Впрочем, у шоу «Преемник» есть одно отличие от любого другого реалити-шоу. Например, в сериале «Дом-2» зрители могут посылать sms сообщения, пытаясь таким способом поддержать понравившихся им кандидатов, повлиять на исход соревнования. В шоу «Преемник» такая возможность не предусмотрена. Больше того, принципиальное требование, без которого вся игра лишилась бы смысла, состоит в том, что от выборов ничего не зависит. Победитель шоу должен получить приз из рук продюсерской команды. В противном случае соревнование должно было бы идти по совершенно иным правилам.

Вне всякого сомнения, таким способом можно сделать нового президента. Избиратели проголосуют так, как надо, поскольку полноценной альтернативы не будет, да и вообще политической жизни в стране нет. Если нет серьезной дискуссии, если нет организованного противостояния общественных сил, то нет и разницы между кандидатами. А если нет разницы, то любой кандидат, предложенный Кремлем, будет одинаково хорош, одинаково приемлем для избирателя. Лишь бы только публике внятно объяснили, на ком остановило выбор кремлевское жюри.

Проблема не в том, что трудно сделать нового президента, а в том, что будет делать сам новый президент. Строго говоря, этот вопрос ни в Кремле, ни в обществе, похоже, никого всерьез не волнует. Поскольку предполагается, что всё пойдет по-старому, то никаких проблем и нет.

До сих пор Россия имела «технического премьера», теперь она получит «технического президента». И вовсе не потому, что этот «технический президент» будет, как мечтают прокремлевские романтики, выступать местоблюстителем престола вплоть до второго пришествия Путина. Сам Путин в значительной мере был «техническим президентом», только это приходилось из приличия скрывать. Теперь же становится ясно, что политические претензии Кремлю больше не нужны. Это всего лишь контора, занимающаяся техническим управлением, высший менеджмент, ведущий дела корпорации под названием «Россия». Один «технический президент» может сменяться другим так же, как меняются председатели корпоративного Совета Директоров.

Реалити-шоу и детективные сюжеты становятся необходимы именно для того, чтобы заместить отсутствующий политический смысл.

Что собирается делать новый президент с социальными проблемами страны? Как планирует реагировать на будущий глобальный кризис? Как готовится строить отношения с США и с Западной Европой? Наивные вопросы! Ими могут задаваться лишь праздные интеллектуалы.

Президент России не стратег, планирующий цели, даже не капитан корабля, прокладывающий курс к уже намеченной цели, а машинист паровоза, следящий за исправностью механизма и поддерживающий стабильную температуру в топке. Нынешний машинист отработал свою смену и идет отдыхать. Его преемник должен быть трезвым, здоровым и знать устройство паровоза. Иных качеств не требуется, а этими качествами обладают многие.

Если страна продолжит нестись по накатанным рельсам, то власть со своими задачами справится, независимо от того, как зовут президента-машиниста и каким способом его избрали. Если же поезд сойдет с рельс (или рельсы кончатся), то разбираться с последствиями аварии будет уже другая команда.

Специально для «Евразийского Дома»

БУДУЩЕЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СВЕРХДЕРЖАВЫ

В то время как оптимисты предсказывают России великое будущее «энергетической сверхдержавы», пессимисты обещают всевозможные катаклизмы.

В условиях надвигающегося мирового экономического кризиса спор этот из теоретической плоскости переходит в практическую.

Нас ждут перемены. Но какие? В каком направлении?

Строго говоря, мировой кризис ближайших 2-3 лет, даже если и ударит по нам со всей силы, вряд ли изменит роль России в глобальном разделении труда. Однако у каждого кризиса есть и положительная сторона: он ставит вопрос о возможности или необходимости новых решений, смены политики, пересмотре стратегии. Проблема в том, что новую экономическую стратегию невозможно определить, если не учитывать общие тенденции мировой экономики, да и объективное положение дел в самой родной стране.

Аргументы скептиков можно поделить на две группы. Одни утверждают, что нефть в России довольно скоро (через 15-20 лет) кончится, другие же предсказывают, что к тому времени она будет никому не нужна. Если оба прогноза сбудутся одновременно, то будет по крайней мере не так обидно.

Оба пророчества основаны на реальных тенденциях, но одно дело - тенденция, а другое - реальная перспектива. Прогнозы предстоящего исчерпания нефтяных запасов и последующего энергетического кризиса в СССР западные эксперты делали еще в конце 1970-х годов. Если бы эти предсказания сбылись, Советский Союз вышел бы на мировой рынок топлива в качестве импортера уже к началу 1990-х годов. Однако к тому времени СССР уже не существовало, а Россия не только могла экспортировать нефть и газ, но и удовлетворяла по внутренним ценам основные потребности Украины и Белоруссии. Другое дело, что куплен этот успех был ценой потери значительной части промышленного потенциала и снижения потребления.

Даже бакинская нефть и донецкий уголь, которые в СССР к началу 1970-х считались неперспективными, продолжают работать. Тем более это относится к сибирским запасам. В советское время многие месторождения эксплуатировались неэффективно, хищнически, но на практике это означало, что изрядная часть сырья оставалась в земле, становясь недоступной. Изменение технологии и рост цен могут дать нефтяникам шанс не только развивать новые месторождения, но и попытаться «добрать» из недр то, что было оставлено их советскими предшественниками. В любом случае негативные прогнозы основываются на оценке уже разведанных месторождений. В 1990-е годы геологоразведка пребывала в плачевном состоянии и новые исследования почти не проводились. Однако время еще есть, чтобы наверстать упущенное.

Предсказание предстоящего падения спроса на нефть выглядит куда более убедительно. В Западной Европе в самом разгаре поиски альтернативных источников энергии. Частные компании и государственные организации всячески экономят энергию, снижают затраты на топливо. Авиационные парки основных воздушных перевозчиков оснащаются новыми двигателями, позволяющими сжигать топлива на 15-20% меньше. Это уже серьезно.

Можно возразить, что альтернативная энергетика пока что неэффективна. Даже с экологической точки зрения она не так привлекательна, как кажется на первый взгляд. Ядерную энергию экологи категорически не желают признавать чистой. С помощью ветряков много электричества не получишь. Только солнечные батареи начинают становиться значимым экономическим фактором, но это относится лишь к южным странам. В Турции дом, оснащенный солнечными батареями, уже сегодня может считаться энергетически автономным, но в Канаде или Норвегии о таком мечтать не приходится.

Разумеется, эффективность альтернативной энергетики будет нарастать. Нынешние решения, которые вызывают насмешки у сторонников традиционного топлива, представляют собой еще младенчество новой технологии (можно вспомнить, как после провалов первых попыток создания самолетов большинство серьезных экспертов, физиков и механиков, доказывали, что построить летательный аппарат тяжелее воздуха в принципе невозможно).

Однако дело не только в альтернативных источниках энергии. В ближайшие 20-30 лет есть все основания ожидать начала новой технологической революции, которая развиваться будет прежде всего в сфере энергетики.

В мировой промышленной истории таких революций было уже по меньшей мере две. Первая была связана с появлением паровой машины, вторая с массовым внедрением электричества. Что касается технологической революции конца 1980-х годов, свидетелем которой было нынешнее поколение, то она лишь в незначительной степени затронула производство. Появление компьютеров, мобильных телефонов, Интернета и множества видов бытовой электроники радикально изменило управление и потребление, но производство продолжает опираться на те же технические принципы, что и в середине ХХ века. Больше того, во многих случаях был сделан шаг назад. Люди в мировом масштабе сейчас стоят так дешево, что механизация становится все менее выгодна. Одно дело - высокооплачиваемый западноевропейский рабочий и даже советский пролетарий, которому надо было внушить, что он является «господствующим классом». Другое дело - полуголодные дети в Азии и бесправные эмигранты из Мексики и Африки.

Однако в плане технических идей есть все необходимые условия для нового революционного рывка. И если такой рывок в ближайшие 20-30 лет произойдет, то начнется он именно с энергетики.

Этот процесс уже сегодня стимулируется дороговизной и нехваткой топлива, экологическими проблемами. Правящие классы не слишком обеспокоены глобальным потеплением или загрязнением окружающей среды, однако эти проблемы все равно занимают их куда больше, нежели нищенское положение большинства трудящихся в современном мире. Поэтому начнут именно с энергетики.

О ней говорят не только радикалы и критики капитализма, но и официальные лица Европейского союза. На сегодняшний день многочисленные программы научных исследований развиваются как бы сами по себе. Одних волнует экономия сырья и топлива, других - новые источники энергии, третьих - снижение затрат, четвертых - новые перспективы использования электроники, пятые ищут способы создания безотходного производства или, наоборот, превращения отходов в промышленное сырье. Рано или поздно все эти тенденции сойдутся в единое целое и мы получим интегрированную, комплексную и интеллектуальную энергетическую систему, в которой роль нефти будет уже совершенно иной, нежели сейчас.

Она по-прежнему останется очень ценным и полезным сырьем. Не верьте тем, кто утверждает, будто в середине XXI века нефть будет никому не нужна. Но она перестанет играть ту стратегическую, системообразующую роль, которую играет сегодня.

Даже если данный прогноз неверен, старая энергетическая система, крайне расточительная и неэффективная, придет к краху в течение сравнительно короткого исторического периода. Такой сценарий означает неизбежность многолетней депрессии.

При обоих вариантах нет особых оснований для того, чтобы испытывать особый оптимизм по поводу будущего «энергетической сверхдержавы». Но и предаваться пессимизму преждевременно. Надо просто научиться думать о будущем и понимать, что оно будет качественно отличаться от настоящего. Иными словами, надо использовать сегодняшние возможности и преимущества России для того, чтобы не только подготовиться к переменам, но и стать их лидером.

Ориентация на энергетику вовсе не означает, будто мы ничего не можем, кроме как продавать нефть. И то, что у нас разрушена большая часть старой промышленности, не значит, будто нам невозможно создать новую. Если нефтедоллары уже сейчас начнут использоваться для разработки новых энергетических технологий, наша страна имеет шансы оказаться не в хвосте, а в первых рядах новой индустриальной революции.

Ресурсы, накопленные сегодня в Стабилизационном фонде или в виде золотовалютных резервов Центробанка, сгорят в огне очередных кризисов, если их не начать использовать уже сейчас. С самого начала существовало две возможности использовать эти средства. Либо тратить их на модернизацию предприятий, строительство дорог, расширение производства. Либо сосредоточить усилия на перспективных научных и технологических проектах, создавая задел на будущее. Первый подход характерен для ХХ века (самый типичный пример - политика Рузвельта в США после Великой депрессии). Второй открывает путь в новое столетие (хотя в качестве примера можно привести преобразование экономики Финляндии в 1990-х годах). На практике, однако, не был выбран ни один из них. Однако либералы, контролирующие финансовый блок в правительстве, предпочли заморозить Стабилизационный фонд. Дефолт 1998 года ничему их не научил. В случае очередного кризиса они готовы использовать эти средства для затыкания дыр так же, как это было и накануне дефолта. Мол, теперь у нас денег больше, теперь справимся.

Увы, бороться с финансовыми кризисами, выбрасывая на рынок деньги, - то же самое, что тушить пожар керосином. Наличие больших ресурсов при безответственном поведении не только не гарантирует, что последствия будут менее тяжкими, а, наоборот, дает все основания полагать, что результат окажется еще более катастрофическим. Наши «пожарники» после прошлого несчастья сделали только один вывод: надо всеми силами увеличивать запасы керосина.

Возникает ощущение, что наши либералы чудовищно некомпетентны именно в тех вопросах, которые они считают своим коньком: финансах и макроэкономике. Сторонники теории заговоров найдут другую причину: просто эти люди ненавидят родную страну и изо всех сил хотят ей зла.

На самом деле ответ лежит в совершенно другой плоскости. Эффективное использование Стабилизационного фонда в принципе несовместимо с идеологией экономического либерализма. Ведь ЛЮБОЕ рациональное использование его средств приведет к усилению влияния государства на экономику. А это для либералов по определению зло, с которым нужно бороться. И если цена, которую придется заплатить за то, чтобы не допустить «чрезмерного» роста госсектора, равна размерам Стабилизационного фонда, значит, так тому и быть.

Национальная российская традиция состоит в том, чтобы наступать на одни и те же грабли как минимум дважды. Видимо, с этим надо смириться. Страна наша богата умами и ресурсами. Вполне возможно, что нынешний Стабилизационный фонд так и сгорит, не принеся особой пользы экономике. Ничего страшного! Создадим новый! Время для структурных преобразований у нас еще есть, все те же 20-30 лет.

Если очередной кризис чему-то научит российские элиты, то за это не жалко отдать и весь Стабилизационный фонд. А еще лучше, если по итогам событий чему-то научится само общество.

СМЫСЛ УЕХАЛ

«Новый адрес здравого смысла!». Эти слова, прозвучавшие из телевизора, заставили меня встрепенуться. Во-первых, оказывается, что у здравого смысла есть адрес. Совершенно конкретный. Неплохо бы его там найти!

Во-вторых, и это ещё важнее, становится понятно, что здравый смысл недавно переехал. Видимо, был какой-то старый адрес, по которому его обнаружить уже нельзя.

Прислушавшись к рекламному объявлению, я понял, что здравый смысл сейчас можно встретить в магазине электроники. И видимо, больше нигде.

Несомненно, у здравого смысла в России большие проблемы. Это, конечно, не сегодня началось, но в последнее время как-то уж больно заметно. При любой попытке вникнуть в сообщения об официальных мероприятиях, в бахвальство политиков или информацию о проходящих по стране съездах думских партий, понимаешь, что по этим адресам здравый смысл явно искать не приходится.

«А вы можете сказать, куда пойдет работать Владимир Путин после окончания президентского срока?» - щебетал женский голос в моем телефоне. Нет, это была не соседка, интересующаяся светскими сплетнями, а журналистка из известного издания.

«Понятия не имею! Почему вы меня об этом спрашиваете!»

«Ну, как же? Вы же политический эксперт!»

Оказывается, вот в чем сегодня состоит политика! Надо ли было прочитать кучу книг и защитить диссертацию, чтобы от вас ждали ответа на подобные вопросы?

«Обратитесь к Людмиле Путиной! Она, наверно, знает!» - закричал я и бросил трубку.

Невежливо. Журналистка не виновата. Но у меня уже не хватает терпения. Один мой коллега давно уже посылает корреспондентов последними словами. А я до недавнего времени как-то ещё держался.

Впрочем, есть целая группа экспертов, которые обожают подобную тематику. Кто куда устроился, кого на какую должность переместили, вместе с кем и против кого он на новом месте будет плести интриги? Если не верите, включите телевизор во время какой-нибудь аналитической программы. Хотя понимаю, вы этого никогда не делаете! Ведь на другом канале в то же время идет реалити-шоу «Дом-2» или игра «Интуиция». Эта игра мне тоже нравится. Угадайте: молчаливый человек перед вами - миллионер или лесбиянка? У вас два шанса из трех! А очередной невзрачный премьер, это уже и есть наследник, или только его заместитель?

Посылайте sms в студию и болейте за красивых молодых людей, мечтающих стать звездами. Можете выбирать любого. Всё равно ни у кого из них нет ни слуха, ни голоса.

Однако почему я так злюсь? Да, политическая игра в сегодняшней России не сильно отличается от телевизионных шоу. Но она ведь и не намного хуже! Разница лишь в том, что персонажей для развлекательных программ выбирают по принципу фотогеничности. Чтобы не вызывали раздражения. Чиновники менее привлекательны внешне, но, по крайней мере, они не пытаются перед нами петь и плясать. За что уже надо быть благодарными.

Программа расписана до марта, и нет никакой возможности изменить расписание. По ходу сюжета будет, конечно, несколько сюрпризов, но и они заранее запланированы. Оптимальное решение состоит в том, чтобы с начала октября обесточить телевизор, вынести его в кладовку или отдать на время рабочим-киргизам, занимающимся уборкой прилегающей к дому территории. Им будет хоть какое-то развлечение. И свой русский язык улучшат. Немного.

В марте можно будет поставить ящик на место и узнать итог игры. А если телевизор к тому времени не будет работать, необходимую информацию сможете получить даже из утюга.

Единственное, что мешает мне поступить вышеописанным образом, это боязнь огорчить дочку. Она ежедневно требует мультиков!

Специально для «Евразийского Дома»

ARE YOU HIM?

В популярном американском сериале «Lost» («Остаться в живых») есть группа персонажей, которые сидят в превосходно оборудованном бункере и по очереди тупо жмут одну и ту же кнопку. Никаких последствий от этой операции не происходит, но все, кто сидит в бункере, точно знают, что если они перестанут это делать, случится что-то ужасное. Каждого нового героя, который появляется в их подземелье, они встречают вопросом: «Are you him?» (Вы - он?).

Похожая ситуация наблюдается сегодня в московском Белом Доме. Любого нового человека, назначенного на важную должность, впору встречать тем же вопросом: «Are you him?» Наследник уже прибыл, или надо ещё подождать?

Между тем, не столь важно, является Виктор Зубков «настоящим наследником» или нет. На данный момент существенно то, что так ему удобнее работать. Ведь к человеку, который может завтра стать президентом, приходится относиться серьезно.

С Михаилом Фрадковым было совсем по-другому. Даже в кошмарном сне никому не пришло бы в голову, что этот человек, похожий на Мюллера в исполнении Леонида Броневого, станет наследником Путина-Штирлица. С появлением на его месте Зубкова атмосфера Белого Дома меняется радикально.

Новый состав правительства отнюдь не означает нового курса, но, вне всякого сомнения, означает новое соотношение сил внутри бюрократии. Во времена Фрадкова говорить о правительстве как о сплоченной и жестко организованной структуре не приходилось. Каждое министерство жило своей собственной жизнью, тогда как премьеру отводилась роль координатора. Политический импульс при необходимости исходил из Кремля, а возникающие вопросы можно было решать напрямую с администрацией президента. Или не решать вовсе.

В этом смысле произошедшие на прошлой неделе кадровые перестановки могут иметь совершенно иное значение, чем кажется на первый взгляд. Отставка Михаила Зурабова и Германа Грефа - не только неизбежный итог провала их деятельности. Этот провал был очевиден всем уже в течение нескольких лет, но министры прочно оставались на своих постах. И если судить по произведенным заменам, не собирается правительство менять и направление своей политики. Одних неолибералов сменили на других - менее известных публике и потому не вызывающих ещё такого дружного раздражения (дело, впрочем, наживное). Курс будет продолжен. Но стиль изменится.

Греф и Зурабов не просто два самых провальных министра в ушедшем правительстве, но и руководители двух министерств, имевших собственную повестку дня, собственную программу и, в некотором смысле, собственную концепцию деятельности. Именно из-за этого, кстати, их провал и стал так для всех очевиден. Греф превратил вопрос о вступлении России во Всемирную торговую организацию в свою личную задачу, которая преследовалась, вопреки всему, с параноидальной настойчивостью. Зурабов взял на себя личную ответственность за социальные меры, резко и ощутимо осложнившие жизнь большинству населения. Продвигаясь по своему пути, они упорно преодолевали препятствия, решительно игнорировали общественное мнение, а, натолкнувшись на непроходимую стену, упорно бились об неё лбом, отказываясь даже поискать обходной путь. Такие люди необходимы в любой системе, на них всё держится. Но они получают поощрение, когда их бестолковое упрямство соответствует общей задаче. Если же задачи начинают становиться личными, то, что вчера считали настойчивостью, начинают называть тупостью, решимость - невменяемостью, а идеологическую устремленность - некомпетентностью.

Появление Зубкова во главе правительства равнозначно превращению коалиции ведомств в единую бюрократическую систему, имеющую одного лидера, а потому и единую повестку дня. Будет ли от этого правительство работать более эффективно - вопрос совершенно иной. Если приоритеты кабинета не изменятся, то, как ни повышай его эффективность, результаты будут примерно теми же, что и при прошлом начальнике. Но для Зубкова сейчас, как и для любого, кто мог бы оказаться на его месте, хорошо организованный кабинет министров не средство, а цель. Если он добьется успеха при реорганизации кабинета, это сделает его более заметным. Рейтинг премьера повысится, а вместе с тем и увеличится число людей, видящих в нем наследника. Есть шанс, что среди этих людей окажется и некий Владимир Владимирович.

А что, если пока страна следит за игрой «Угадай наследника», действующий президент мучается теми же вопросами, что и сто сорок миллионов простых смертных. Что если вопрос «Вы - он?» волнует его ничуть не меньше нас? И самое неприятное - ответа все почему-то ждут именно от Владимира Владимировича.

К счастью, ждать осталось не долго. Так или иначе, но через полгода результат игры нам сообщат.

Специально для «Евразийского Дома»

ДАЙТЕ ОТДОХНУТЬ МАШИНИСТУ!

Главный вопрос всех нынешних политических дискуссий - кадровый. От обсуждения правительственных перестановок до самого главного: о должности №1. Кто будет президентом, кого считать наследником, а кого нет.

Всё это сильно напоминает игру «Интуиция», по странному стечению обстоятельств появившуюся в телевизионном эфире именно сейчас. Перед вами три молчащих человека, а вы должны определить, кто из них немец, кто миллионер, а кто лесбиянка. Обозреватели и аналитики, обслуживающие средства массовой информации, находятся примерно в таком же положении. Объективной информации нет, приходится гадать. Однако играть в «Интуицию» по телевизору всё равно легче. Потому что там, по крайней мере, молчаливые люди сами про себя знают, кто есть кто. А знают ли свои будущие роли чиновники, перемещающиеся сегодня по кабинетам Кремля. Хорошо, если наследник уже избран, только нам его имя пока не сообщили. Надо же поддерживать интригу и интерес к шоу!

Предполагается, что есть один человек, который уже всё знает, но не говорит. А если он тоже не знает? Если никакого решения до сих пор не принято?

Подобный вариант повергает среднестатистического аналитика в суеверный ужас до такой степени, что он даже отказывается помыслить такую возможность. Однако почему мы нервничаем? В чем вообще проблема?

В течение 1990-х годов любые кадровые перестановки значили очень много, поскольку на тот момент кадры и в самом деле решали если не всё, то почти всё. В условиях, когда правила игры не зафиксированы, когда государственный аппарат находится в состоянии хаоса, а экономическая структура меняется на глазах (под воздействием этого самого никем не контролируемого государства), от личности начальников зависит очень многое. Причем это относится к любому начальнику, от управдома до президента. Каждый губернатор в своей области мог самодурствовать так же, как Ельцин в Кремле. Менялись только масштабы.

Возможно, это преувеличение. Но всякий, кто жил в 1990-е годы, прекрасно помнит ощущение непредсказуемости. Через этот хаос и непредсказуемость прокладывала себе дорогу общая тенденция. Как и положено в марксистской диалектике, необходимость реализовывалась через случайность. Но уж больно много было таких случайностей!

Эпоха Ельцина была временем, когда на основе приватизации и разграбления страны формировался новый правящий класс. Но эта эпоха ушла в прошлое, правящий класс сформирован, он мечтает о порядке и законности. Раньше надо было захватывать общественное достояние, теперь - охранять частное. Раньше капиталы создавались за счет советских ресурсов, сегодня приходится хоть как-то налаживать производство, котировать акции на бирже и развивать корпоративную стратегию. Короче говоря, в России функционирует капитализм со всеми присущими ему особенностями, нравятся они нам или нет.

Время непредсказуемых администраторов ушло в прошлое. С точки зрения логики развития капитализма в России эпоха Путина сменила эпоху Ельцина с такой же неизбежностью, как лето сменяет весну. Мы привыкли связывать различные фазы истории с именами правителей, порой обоснованно, порой для собственного удобства. Но не правитель делает эпоху, а эпоха выдвигает на передний план такого правителя, который в наибольшей степени соответствует ее задачам. Ну, а если не соответствует, то он и в Кремле задерживается не надолго.

Вместо того, чтобы гадать, как будут звать третьего российского президента, не лучше ли задуматься, «какое нынче тысячелетье на дворе»? Если в экономическом и политическом отношении ближайшие четыре-пять лет не сулят нам радикального изменения вектора развития, то, значит, и эпоха Путина продолжится даже безо всякого третьего срока.

Опять же, давайте говорить серьезно. Искренни ли были славословия в адрес действующей власти, когда её хвалили за восстановление порядка? Если искренни, то откуда столько волнений? В хорошо отлаженном государственном аппарате главное - предсказуемость. Это именно аппарат, машина со строго распределенными и заданными функциями.

Современное государство - не джип, несущейся по бездорожью к неизвестной самому водителю цели (зато весело и от скорости дух захватывает). Это даже не корабль, прокладывающий себе путь по бескрайним морским просторам к заранее намеченному порту. Это состав идущий по заранее уложенным рельсам. Роль президента в нем - не более чем роль машиниста. Что до министров, губернаторов и прочих начальников, то они не более чем кондукторы, отвечающие за комфорт (или неудобства) пассажиров, но никак не за направление движения.

На пути могут, разумеется, встречаться стрелки и разъезды, но по крайней мере в течение последнего времени их не обнаруживалось. Даже инцидент с ЮКОСом никак нельзя квалифицировать в качестве «судьбоносного решения». Вернее, решение было судьбоносным только для ЮКОСа.

В данном случае Ходорковский сыграл роль коровы, вышедшей на железнодорожные пути. Люди в кабине локомотива не отличались особенной кровожадностью, даже на первых порах притормозили, заметив препятствие. Но корова стояла неподвижно, а тормозной путь был длинный. Пришлось давить. Ну не останавливать же поезд, в самом деле?

Происходившее имело четкий смысл и было легко предсказуемо. Олигархов требовалось дисциплинировать, буржуазию научить хорошим манерам. В их же собственных интересах. Для того чтобы капитализм работал, собственники должны хоть немного уважать друг друга и государство. Власть выступила в роли строгого учителя, который отнюдь не желает зла детям. Но за хулиганство наказывает. Некоторых пришлось удалить из класса, остальные обрели классовое сознание.

Продолжая аналогию с железной дорогой, можно сказать, что машинист отработал свою смену и собирается отдыхать. Может быть, сойдет на следующей станции. Может быть, потом вернется. Хотя я сомневаюсь. Работа, на самом деле, не из приятных. Не думаю, чтобы здравомыслящий человек с нормальной психикой способен получить удовольствие, выполняя обязанности президента Российской Федерации. «В Кремле не можно жить».

Отпустите машиниста, оставьте его в покое! И не волнуйтесь по поводу смены, господа. Если рельсы проложены надежно, то поезд пойдет по прежнему маршруту. Другое дело, если где-то впереди рельсы кончаются. А возможно, и пути нет. Но это уже от машиниста не зависит. И даже от пассажиров.

Строго говоря, перспективы развития Российской Федерации будут предопределены состоянием и перспективами мировой экономики. Не только пресловутыми ценами на нефть, но и общей эволюцией глобального капитализма. Если эпохе должно смениться, она найдет своих героев. Если эпоха продолжается, новые герои нам и не слишком нужны. Всё пойдет своим чередом. Как говорил Брехт, «несчастна страна, которая нуждается в героях».

Россияне вообще, и отечественные бюрократы в особенности, склонны к суевериям. А потому они уверены: коль скоро при Путине дела шли хорошо, уход Путина чреват тем, что теперь дела пойдут плохо.

С суевериями надо бороться!

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ И «РЕДНЕКИ»

Очередной полет в Штаты начинался с бесконечной очереди в аэропорту. «Наши люди где угодно сумеют очередь создать», - хотел уже выругаться я, но тут понял, что наши люди здесь ни при чем.

Очередь возникла из-за американских требований безопасности. Опыт показывает, что когда начинаются повышенные требования безопасности, здравый смысл кончается. Борьба с терроризмом на бытовом уровне заканчивается хаосом и неэффективностью. За последние годы я уже привык, что с каждой поездкой в Америку ситуация становится всё хуже, но это уже выходило за всякие границы. Американский антитеррористический хаос начинался уже в Москве.

Такого шмона мне не устраивали с тех времен, когда я в качестве «антисоветского элемента» сидел в Лефортовской тюрьме. Но даже там одного человека не обыскивали два раза подряд в течение получаса! Перерыли всё, прощупали все пакеты и наконец, убедившись, что серьезной угрозы я не представляю, позволили лететь в самую свободную страну мира.

После такого начала впору было ожидать самого худшего. Если они подобное устраивают еще на нашей стороне, что же будет твориться в Нью-Йорке? Опыт предшествующих поездок не настраивал на особо оптимистический лад. Но на сей раз я ошибся. В аэропорту Кеннеди полиция вела себя крайне добродушно, все службы работали нормально, и порядка было куда больше, чем раньше.

Казалось, аэропорт Кеннеди извиняется перед нами за стресс, пережитый при вылете. Это первое впечатление преследовало меня и дальше, на протяжении всего путешествия. В университетах профессора и аспиранты тоже склонны были извиняться и оправдываться - на сей раз из-за политики Джорджа Буша.

«Здесь никто не голосовал за Буша! - восклицал медик из университета Columbia в Нью-Йорке. - У нас никто войну в Ираке не поддерживает! Пройдитесь по городу, поговорите с людьми на улице! Все против!»

Насчет того, что в Нью-Йорке совсем никто не поддержал Буша, это, конечно, преувеличение.

«Ах, да… Эти ужасные люди с Брайтон-Бич… Они за Буша».

Брайтон-Бич - это «русский» район Бруклина. Маленькая Одесса, маленькая Москва. Нигде на Северо-Восточном побережье США вы не встретите такого количества расистов, такого числа сторонников нынешней администрации, такого отчаянного американского патриотизма и такого массового уклонения от налогов.

Однако не надо думать, будто все русские, живущие в США, настроены так же, как их соотечественники «с Брайтона». Собственно говоря, на Брайтоне живут в значительной мере неудачники, те, кто не смог вписаться в американское общество, сделать карьеру и завоевать себе профессиональную репутацию в «большом мире». Потому-то и приходится тесниться в узких границах русско-еврейского местечка, находящегося в состоянии постоянной войны с окружающим городом, прежде всего - с другими неудачниками, размещающимися по соседству в черных и латиноамериканских кварталах.

Русские профессионалы, сделавшие карьеру в США, не сильно отличаются от других профессионалов - белых англосаксов, немцев, евреев, индусов, китайцев и афроамериканцев. Они переживают за репутацию страны, возмущаются политикой администрации и наклеивают на автомобили постеры, призывающие «посадить куст назад в Техас» (G.W. Bush - бывший губернатор Техаса, а фамилия этой достойной аристократической семьи переводится как «куст» или, того хуже, «заросли»).

Один из русских американцев напомнил мне, что в США не найти даже одного города с населением больше 400 человек, который бы голосовал за Буша. Избирателей Буша жители крупных городов презрительно именуют rednecks - красношеие. В мифологии ироничного нью-йоркца или романтичного жителя Сан-Франциско «реднек» выглядит как тупое существо, неспособное к мыслительной деятельности, а потому зарабатывающее примитивным физическим трудом на ферме или на сельской стройке (оттого и неизбежный красноватый загар на толстой шее). «Реднек» постоянно пьет пиво, смотрит американский футбол и не знает, что такое Боливия. «Реднеки» живут в Одноэтажной Америке, жрут гамбургеры и считают, что хорошего человека должно быть много. Жена «реднека» среднестатистически весит примерно столько же, сколько его трактор.

Однако стоит задуматься. Что делает человека «реднеком»? Не только же отсутствие культуры и университетского образования. Почему миллионы трудолюбивых, наивных и в общем-то добродушных провинциальных тружеников регулярно голосуют за политику, превращающую их страну в мировое бедствие и ничего не дающую им самим?

Если первую победу Буша можно приписать случайности и фальсификации, то второй-то раз он победил честно. Ну, почти честно…

Причину нынешнего раскола американского общества надо искать в его недавней истории. В 60-е годы зарплаты американского квалифицированного рабочего вполне хватало, чтобы кормить семью из четырех человек. Кризис, начавшийся в 1970-е годы, разрушил социальное государство, реальная заработная плата понизилась. Но американские семьи от этого не обнищали: женщины пошли работать. «Возникла парадоксальная ситуация, - рассуждает историк Джефф Соммерс. - Люди стали зарабатывать меньше, а денег в семье стало больше. Ведь две зарплаты всё равно больше, чем одна! К этому надо добавить дешевый кредит, который в 1990-е годы стал доступен практически для любого работающего американца. В итоге, даже если социальные противоречия объективно обострялись, на повседневном уровне люди этого не чувствовали. Сознавали, что в стране что-то не так, но в целом принимали господствующий порядок и проводимый курс. Это объясняет, откуда, в конце концов, появился Дж. Буш с его политикой».

К несчастью, физические возможности людей не безграничны. 20 лет назад американцы смеялись над японскими трудоголиками. Сегодня они сами работают почти столько же. Тратить на работу больше времени и сил, чем сейчас, уже невозможно. Смириться со снижением жизненного уровня не хочется. Единственное, что можно сделать, - не платить долги кредиторам. Массовые неплатежи населения в США спровоцировали финансовый кризис, причем не только американский, но и глобальный. Но даже если часть долгов будет просто списана, равновесие восстановить не удастся. Ведь банки, потерявшие деньги, не смогут уже кредитовать граждан так же легко и дешево, как раньше.

«Будет плохо, - констатирует Соммерс. - Но самое неприятное, что значительная часть общества по-прежнему не понимает причин происходящего. В 1960-е годы рабочие боролись за свои права, но затем потерпели поражение. Теперь люди считают, будто их проблемы будут решены, если снизить налоги. Но налоги и так понижены до критического уровня. Если государство станет тратить еще меньше средств на социальные программы, людям придется больше платить. Денег, которые они сэкономят на снижении налогов, ни на что не хватит».

В 1970-е годы, когда падал доллар, росли цены на нефть, а правительство Соединенных Штатов проигрывало войну во Вьетнаме, американские элиты нашли выход за счет того, что сознательно усугубили экономическую депрессию. Это было похоже на поведение водителя, который в аварийной ситуации жмет на газ, а не на тормоза, надеясь быстрее проскочить опасный участок. В тот раз получилось. Политика Вашингтона усугубила мировой экономический кризис, цены на нефть упали, Советский Союз начал разваливаться, а доллар, упавший до минимального уровня, начал вновь подниматься. Понижение курса «зеленых бумажек» позволило списать значительную часть долгов. Но главное - правящий класс воспользовался кризисом, чтобы избавиться от своих социальных обязательств, перестроить американский и мировой капитализм, поставить на место рабочих, которые «стали стоить слишком дорого».

Похоже, значительная часть американской элиты сегодня настроена повторить тот же трюк. Из кризиса можно извлечь не только неприятности, но и выгоды. Однако ситуация изменилась. Нет уже Советского Союза и Восточного Блока, а социальное государство разрушено. Если США будет переносить кризис в Россию или Китай, то неприятности рикошетом вернутся через океан - все экономики слишком тесно связаны. В 1970-е годы элита знала куда идти - от государственного регулирования она переходила к свободному рынку. Сейчас система свободного рынка торжествует на протяжении трех десятилетий, и именно она в кризисе. Значит ли это, что произойдет возвращение к регулируемому капитализму? Отнюдь. Ведь, с одной стороны, вернуться в прошлое уже нельзя. Изменилась культура, технология, система производственных связей. А с другой стороны, «новый курс» Ф.Д. Рузвельта, как и социал-демократия в Европе, возник не на пустом месте. Была острая классовая борьба, были потрясения Великой депрессии и Второй мировой войны. В 1970-е годы американская элита хотела изменить систему, поставить рабочих на место, отказаться от социальных уступок, сделанных под «давлением коммунизма». Сейчас элиту сложившаяся система устраивает. Ее не собираются реформировать. Ее хотят укреплять и развивать.

Для тех, кто находится у власти, кризис - не обязательно плохо. Канадская журналистка Наоми Кляйн в своей новой книге «The Shock Doctrine» («Шок как доктрина») доказывает, что для правящих кругов в США всевозможные кризисы и катастрофы означают уникальную возможность провести необходимые реорганизации, реализовать свои планы, «расчистить пространство» для новых проектов. Когда тысячи людей погибли в Новом Орлеане во время наводнения, политики и деловые люди рассуждали о замечательных перспективах перепланировки города, которые открылись благодаря тому, что предшествующую застройку смыло вместе с живущими там людьми. Куча проблем был решена сама собой! Катастрофа Нового Орлеана для Наоми - метафора того, что происходит с Америкой и со всем миром. Для кого война, для кого мать родная.

Книга Наоми, появившаяся в магазинах несколько недель назад, уже стала бестселлером, дважды отрецензированным в New York Times. Ее уже переводят на несколько языков, включая русский. Боюсь только, что ее не прочитают уцелевшие после катастрофы жители Нового Орлеана. У них свои заботы: надо как-то устраиваться на новом месте, найти хоть какую-то работу и жилье. Обратно в разрушенный город многие из них возвращаться не собираются. План реконструкции сработал. Город расчистили, перепланировали. От «лишнего» населения избавились. Всё будет хорошо. Только не для всех.

В новых условиях происходит поляризация. В зависимости от уровня образования, своего культурного и социального опыта люди, даже принадлежащие к одному и тому же классу, делают для себя разные выводы. В то время как одни требуют повысить налоги на корпорации, вернуть социальные права и ввести бесплатную медицину, другие надеются, что проблемы можно решить, понизив налоги и увеличив количество войск в Ираке. Логику рынка принимает значительная часть населения. Другая группа, тоже всё более заметная, требует изменить политику. Проблемы у людей одни и те же, но они категорически не понимают друг друга. Дискуссии между политиками не проясняют ситуацию, а лишь запутывают ее еще больше.

Среднестатистический американец верит в свои силы, надеется проложить себе дорогу собственным трудом и готов отвечать за свои поступки. Эти черты не могут не вызывать уважения. Собственный опыт показывает американцу, что личные усилия вознаграждаются, надо только не терять оптимизма, не отчаиваться, не отступать.

К сожалению, однако, эти же положительные черты делают американца беспомощным и бестолковым там, где обстоятельства находятся вне сферы его непосредственного контроля. Силы рынка не могут быть преодолены индивидуальными способностями людей, инерция политического процесса подавляет личные судьбы, общественные противоречия и экономические кризисы не могут быть исправлены самым добросовестным трудом.

Индивидуализм американца вовсе не означает, что он откажет другому человеку в поддержке. «Реднек» вообще-то доброжелателен к людям, готов придти на помощь соседу. Он только не готов сделать что-то вместе с соседом. Он способен бороться с жизнью, но не умеет ее менять. Он даже не понимает, зачем ее менять, ибо уверен, что жизнь в принципе устроена справедливо.

Образованные жители больших городов менее наивны. Они знают, что справедливости нет, что общественные процессы определяются социально-экономическими структурами, что нужны политические решения. Они готовы были бы объединиться, чтобы бороться за перемены. Но готовых решений нет. Нет и лидеров, вокруг которых можно было бы объединиться. Нет лозунгов. Остается только одна объединяющая идея: ненависть к действующей власти и презрение к поддерживающим ее «реднекам».

СВОБОДУ ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ!

Сообщение о том, что Владимир Путин возглавит список «Единой России» застало меня в Гарварде. Американские коллеги дружно охали и выражали сочувствие: теперь у вас наступит диктатура, последним остаткам гражданской свободы придет конец, и вообще всё будет плохо.

Возможно, я разочаровал коллег, заявив, что не вижу никакой связи между решением Путина и этими мрачными перспективами. Не потому что считаю перспективы родной страны особенно радостными - скорее наоборот. Но причем здесь выборы 2 декабря? И причем здесь Путин? Крах рынка недвижимости, падение цен на нефть, финансовый кризис - вот это действительно серьезно. А вопрос о том, кто возглавит список «Единой России» на выборах в декоративный парламент - не более чем техническая деталь, не имеющая значения ни для кого, кроме непосредственных участников данного шоу.

С правовой и с идеологической точки зрения готовность президента присоединиться к «Единой России» не укрепляет, а ослабляет его положение. Одно дело - вождь народа, стоящий над партиями, другое дело - лидер одной из этих партий, пусть и самой крупной. Понятно, зачем это нужно «Единой России». Партия получает не просто дополнительные голоса избирателей, но и отправляет в нокаут своих соперников, которые пытаются спорить с ней за места в Думе, но не решаются объявить себя оппозицией. Однако какая от этого польза самому Путину? Если рейтинг «Единой России» поднимется с 45-50% до 60%, для неё это победа. А для Путина, пользующегося симпатиями 70-75% населения, такой результат - явное снижение рейтинга.

Опять же, что будет делать Владимир Владимирович с депутатским мандатом «Единой России»? Если он хочет стать премьер-министром в марте, зачем ему этот мандат в декабре? Неужели он уйдет в отставку с поста президента, чтобы стать депутатом Государственной Думы?

Аналитики, постоянно пытающиеся найти скрытый смысл событий, в очередной раз поставлены в тупик. Трудность в том, что никакого смысла в этих событиях нет. Ни тайного, ни явного. Просто так получилось…

Если бы Путин хотел стать президентом на третий срок, он бы мог без всякого труда, без всяких хитроумных комбинаций пересмотреть Конституцию ещё два года назад, благо никаких препятствий не было. Если бы Путин твердо решился стать премьер-министром, никто не мешал ему объявить о своем намерении уже сейчас, а не отделываться двусмысленными рассуждениями о том, что всё может быть. А если в марте 2008 года Путин решит стать премьер-министром, поможет ему мандат депутата Государственной Думы, от которого он отказался за три месяца до того?

Почему всесильный действующий президент не решается сразу и прямо открыто сказать о своем намерении встать во главе правительства? Думаю, просто потому, что такого намерения у него нет.

Отсюда, однако, отнюдь не следует, будто таких намерений нет у окружения президента. Удержать Путина в Кремле, а если не в Кремле, то хотя бы Белом доме - голубая мечта действующего аппарата. Чем меньше перемен, тем меньше риска. Люди хотят быть уверены в завтрашнем дне, они хотят знать наверняка, что никто не посягнет на их должности, не потребует жить и работать по-новому. А главное, Путин - основа легитимности всей политической системы. Что-то вроде английской королевы с полномочиями французского президента. Единственный политик, не вызывающий у народа острого приступа тошноты. Если он уйдет, прочие останутся один на один с населением. А это страшно.

На протяжении всего последнего времени аппарат боролся за то, чтобы ни мытьем, так катаньем предотвратить уход Путина. Согласие действующего президента выступить в роли кандидата в депутаты - странное и в сущности унизительное для него решение. Такие решения принимают только под очень сильным давлением. Это символическое жертвоприношение на алтарь бюрократии. Несмотря на всю свою власть и политический престиж, президент Российской Федерации является заложником собственного аппарата. Бюрократия выиграла, политик проиграл.

Впору выходить на Лобное место и кричать: «Свободу Владимиру Владимировичу!»

Специально для «Евразийского Дома»

СПИСОК

В Америке избирательная кампания. Самый разгар праймериз. Участники финала пока неизвестны (привет из России!), но так даже интереснее. На данном этапе кандидаты еще говорят о политических планах, обсуждают ситуацию в стране.

Когда гонка выйдет на финишную прямую, дискуссии сменятся пропагандой, программа - лозунгами. Сейчас для думающего избирателя самое время разобраться, выразить свое отношение к кандидатам. А для кандидатов - время сформулировать свои идеи, создать или закрепить свою репутацию.

Впрочем, когда смотришь телевизор и читаешь газеты, создается впечатление, что ничего важного в стране не происходит. В первый день после приезда в Америку я получил кучу информации, которая ни на шаг не придвинула меня к пониманию здешних политических раскладов.

Из телевизионной передачи я узнал, что какой-то мужик упал с неба на дорогу в спортивном самолете и остался жив, без единой царапины. Камера долго показывала его бессмысленное лицо, когда он сидел посреди обломков своей крылатой машины. В Нью-Йорке поймали вора, который давно терроризировал город, похищая парковочные счетчики (parking meters). Когда его арестовали, на квартире нашли несколько десятков счетчиков, сваленных в углу комнаты. Случись подобное в Восточной Европе, я бы подумал, что человек пытался заработать на сбыте металлолома.

CNN показывала пожилого негра, который был арестован, когда пытался разменять в провинциальном супермаркете фальшивую банкноту достоинством миллион долларов. Мне почему-то вспомнился старый советский анекдот про фальшивомонетчика, отпечатавшего банкноту в 17 рублей. На рынке ее разменяли. Дали две бумажки: семь рублей и восемь.

Обратившись к газетам, я узнал, что у испаноамериканцев большие проблемы с переходом на цифровое телевидение. Почему-то именно у представителей этой культурно-этнической группы нет конвертеров, да и с новыми телевизионными приемниками дела обстоят неважно.

Заинтригованный данным сообщением, я вчитался в статью внимательнее и обнаружил причину столь бедственного положения: у людей просто нет денег. Белые и негры, у которых нет средств на покупку новой аппаратуры, поступают ровно так же. А именно: не покупают ее. При чем здесь испанский язык, осталось для меня загадкой. Но зато стало ясно, что представители соответствующей индустрии крайне обеспокоены. Не хотят люди переходить на новую технику, и все тут! Им и со старыми телевизорами живется неплохо.

Возмущенные таким положением дел представители телевизионного лобби требуют, чтобы власти взяли дело в свои руки. Во-первых, надо принудить всех перейти на цифровой сигнал, попросту отключив аналоговый. Чтобы уже никто не выкрутился. А для особо бедных ввести субсидии. По 40 долларов на семью. Конвертер, правда, стоит 70 баксов. Но должен же народ идти на жертвы ради прогресса. Не все им паразитировать на государственной благотворительности!

Среди людей, с которыми я общался, не обнаружилось ни одного, заинтересованного проблемой конвертеров (первая полоса крупнейшей национальной газеты USA Today). Зато о праймериз говорили почти все. Только говорили как-то сбивчиво, перескакивая с одного кандидата на другого и ругая всех подряд. Окончательно растерявшись и отчаявшись получить информацию из официальных источников, я попросил одного из своих друзей написать мне полный список кандидатов от обеих партий. Он согласился.

И вот что получилось:

«Демы:

- Хиллари Клинтон. Известна тем, что в 1993 году провалила программу введения общедоступной медицины, поддерживавшуюся 70% американцев. Вместо этого предложила очень выгодную частным компаниям страховую схему, которая тоже провалилась из-за заведомой непрактичности и чрезмерной сложности. Имеет поддержку бизнеса. Очень хочет казаться крутой. В Америке это называют «chicken hawk» (цыпленок, изображающий ястреба). Если будет избрана, обязательно на кого-нибудь нападет.

- Барак Обама. Сенатор из Иллинойса. Никто не может разобрать толком, за что он выступает, но говорит красиво. Очень умный, обаятельный. Набрал кучу денег в свой избирательный фонд. Очень не хочет, чтобы его считали «черным кандидатом», несмотря на цвет кожи. Собственно, ничего общего с американскими неграми у него и нет. Мать белая, отец из Кении. Большинство афроамериканцев относятся к нему с подозрением. Элегантно одевается.

- Джон Эдвардс. Бывший кандидат в вице-президенты, выступавший вместе с Керри в 2004-м, бывший сенатор из Южной Каролины. В последнее время сдвинулся влево, пытаясь привлечь голоса рабочих и поддержку профсоюзов. Вместе с Хиллари и Бараком является одним из трех «серьезных кандидатов» от демократов. Выходец из рабочей семьи, стал адвокатом и разбогател. Обещает повысить минимальную заработную плату. Вместе с двумя другими «серьезными кандидатами» обещает, что будет продолжать войну в Ираке, по крайней мере до 2012 года. Последнее предложение почему-то не вызывает у избирателей ожидаемого восторга.

- Билл Ричардс. Чиновник администрации Билла Клинтона, губернатор Нью-Мексико. Говорят, неплохо справляется со своей работой. По-испански говорит как на родном языке. Обещает, что, если его выберут, сразу выведет войска из Ирака. Потому и воспринимается средствами массовой информации как «несерьезный кандидат».

- Джо Байден. Давно работает сенатором от Делавэра. Это такой внутренний офшор, где отмываются деньги, наворованные в России и Восточной Европе. Лет 20 назад считался бы очень сильным кандидатом, но сейчас такие не в моде. Говорить красиво не умеет. Ирак предлагает разделить на три части, а потом объединить снова - в федерацию. Идея, которая очень понравилась его соперникам. Считается, что понимает внешнюю политику. Умный.

- Кристофер Додд. Выходец из Коннектикута. В семье все всегда занимались политикой. Отец тоже, как и он, был сенатором. По идеологической ориентации - левый центр. В 1980-е годы критиковал американское вмешательство в Латинской Америке, защищал никарагуанских сандинистов.

- Майк Грейвел. Самый колоритный, эксцентричный. Был сенатором от Аляски в 1970-е. Выступал против войны во Вьетнаме и всеобщей воинской обязанности. Так и не смог нажить хороших денег за время работы в сенате. Считается неудачником.

- Деннис Кучинич. Был мэром Кливленда. В 1970-е годы это был мощный индустриальный центр. Такой мощный, что местная река, с одноименным названием, однажды загорелась. Полыхала целый день, пока потушили. Кучинич потерял доверие бизнеса, когда отказался приватизировать местную электростанцию. Уйдя с поста мэра, добился избрания в конгресс. Обещает бесплатную медицину, как в Европе. Прессой эта идея воспринимается как эксцентричная. Маленького роста, с неприятной внешностью. Красавица жена, типа фотомодель. Персонаж бульварной прессы. Очень прогрессивный. Что делает среди демократов - непонятно.

Репабы:

- Фред Томсон. Актер. Продолжает дело Рейгана. Выразительный, обаятельный. При взгляде на него у идиотов повышается самооценка.

- Сэм Браунбек. Губернатор Канзаса. Когда-то про кандидата республиканцев Пэта Бэканнена сказали: «Все в порядке, но в немецком оригинале эти речи звучали лучше». Так вот это и про Браунбека повторить можно.

- Майк Хакаби. Эффективный, приятный, умный губернатор из Арканзаса. Многие считают, что для республиканца слишком умный, слишком доброжелательный. Не найдет понимания у рядовых членов партии. Все, что он говорит, - совершенная чушь, но нельзя отказать в самых добрых намерениях. Выходец из рабочей семьи.

- Митт Ромни. Богатый гражданин Бостона. Стоит 250 млн. Деньги нажил в финансовой сфере. Очень ухоженный, гладкий, со вкусом одевается. В общем, республиканскому избирателю не импонирует. Зато умеет подправлять свои взгляды в зависимости от настроений аудитории. В своем родном маленьком штате Массачусетс пользуется успехом. Но вот в других штатах…

- Руди Джулиани. Трижды разведен, дети его ненавидят, зато известен своими выступлениями в защиту абортов и прав гомосексуалистов. Был мэром Нью-Йорка. Совершенно неправильный кандидат, с точки зрения рядового республиканца, но именно это может понравиться беспартийному избирателю. В Нью-Йорке при нем положение дел улучшилось, преступность снизилась. Так что не исключено, что именно его выберут официальным кандидатом репабов.

- Джон Маккейн. Сенатор из Аризоны. Горячий сторонник войны в Ираке. Денег ему никто не дает, поэтому на каждом шагу ругает большой бизнес. Обещает, что, если придет к власти, прекратит все дорожное строительство в стране. Особенно почему-то ненавидит подвесные мосты.

- Рон Пол. Что-то вроде анархиста, только с правыми взглядами. Последними словами кроет бюрократов из Вашингтона, обещает покончить с войной. Популярен среди аполитичной молодежи. Что делает среди республиканцев - непонятно».

Список закончился. Комментировать и даже обдумывать это не хотелось. Отложив в сторону листок, я включил телевизор. На вспыхнувшем экране появился бодрый блондин и начал возбужденно втолковывать: «После 40 лет каждый мужчина должен (has to) ежедневно съедать не меньше 8 апельсинов. Но это же немыслимо! Кто сможет столько съесть? Мы предлагаем вам новые таблетки! Проглотите одну таблетку с утра и забудьте об апельсинах!»

Я выключил телевизор, отвернулся от экрана, взял со стола апельсин и с наслаждением погрузил зубы в желтую мякоть.

ЛИШНИЕ ВОПРОСЫ

Улетая из Москвы две недели назад, я испытывал некоторое облегчение. Бесконечные разговоры о наследнике Путина в конец меня утомили. К счастью, в Нью-Йорке всех волнуют другие вопросы. Здесь не спрашивают, «кто будет после Путина», а обсуждают, «что будет после Буша». Чувствуете разницу?

Когда же наш президент объявил о намерении стать депутатом, отечественная дискуссия окончательно стала напоминать беседы душевнобольных в палате для пациентов средней тяжести.

Особенность российских политических споров в том, что они совершенно беспредметны. Всех волнуют личности, имена, частные обстоятельства претендентов и их взаимоотношений. Перестановки, которые в идеале ничего не меняют. Перемены, которые заведомо не должны произойти. Должности и назначения, которые ничего не значат. Знаки, которые не имеют смысла. Выборы, на которых победителей назначают. Победители, которые не знают, в чем состоит их победа.

В Америке список претендентов - в отличие от России - объявлен заранее. Если у нас он всё более разрастается, то в Соединенных Штатах будет только сокращаться: все участники праймериз и со стороны республиканцев, и со стороны демократов нам известны. Конечно, победителя предсказать не так уж трудно. Но показательно, что людей волнуют не имена, а политика.

Другое дело, что политические декларации претендентов не дают ясных ответов на главные вопросы. Что будет с войной в Ираке? Как будущий президент станет преодолевать кризис на рынке недвижимости? Изменится ли иммиграционная политика? Решится ли на реформу дорогой и неэффективной частной медицины? Большинство американцев уже два десятилетия мечтают об общественной системе здравоохранения («как в Канаде»), но ничего не меняется.

Претенденты на главную должность виртуозно ускользают от внятных ответов на любой из этих вопросов. Но, по крайней мере, вопросы им задают. Пресса, коллеги, оппоненты, граждане.

В России социологи спорят о том, кто из потенциальных претендентов больше приглянулся действующему лидеру. В США обсуждают, насколько тот или иной кандидат сможет завоевать поддержку различных групп населения. Как станут голосовать испаноязычные граждане? Как отнесутся к кандидатам афроамериканцы? Кому удастся получить поддержку на юге, а кому на севере?

У нас правящие круги регулярно преподносят сюрпризы населению (они очень боятся, что за несколько лет стабильности нам стало скучно). В США население склонно ставить в тупик политиков.

Принято считать, что испаноязычных граждан волнует проблема иммиграции, негров - расовая дискриминация, евреев - отношение к Израилю. Америка - страна, где требуется уважать интересы меньшинств. Но одновременно давать понять англосаксонскому протестантскому меньшинству, что и его никто в обиду не даст. Из года в год государственные люди в Вашингтоне обхаживают своих избирателей, напоминая, что помнят об их заботах, жонглируют лозунгами и упражняются в либеральной политической корректности, не забывая и о консервативных христианских ценностях. Но последние опросы свидетельствуют о том, что «специфических» тем становится всё меньше. Испаноязычные американцы волнуются по поводу здравоохранения больше, чем по поводу дальних родственников, которые грозят свалиться им на голову из Мексики. Негры устали от разговоров о расовом угнетении, они хотят, чтобы им повысили зарплату. Евреи думают о качестве школьного образования больше, чем о конфликтах на Ближнем Востоке. Социально-экономические проблемы выходят на первый план. А они у всех общие. Вернее, они объединяют людей не в зависимости от цвета кожи, а в зависимости от толщины кошелька. Страна чувствует приближение кризиса и с напряжением ждет, когда будет объявлена программа по борьбе с ним. Но эту программу никто не объявит, потому что её нет. Точно так же, как нам никогда не сообщат секретный план Путина, в соответствии с которым происходит передача власти в Кремле. Потому что его тоже нет.

Главный секрет - в полном отсутствии секретов. Тайной повестки дня не существует, потому что не существует вообще никакой повестки дня.

Американское общество хочет перемен и боится их. Оно ждет от политиков ответов, не получает их, но настойчиво продолжает спрашивать. Российское общество не хочет перемен, и тоже боится их. Оно ничего не спрашивает у политиков, поскольку больше всего на свете боится услышать ответ.

Мы, в отличие от американцев, народ с интенсивной духовной жизнью и глубоким историческим сознанием. Потому мы не задаем прагматических вопросов. Мы не пытаемся понять, что с нами будет через два года и куда нас приведет проводимая политика. Не потому, что уверены в правильности этой политики или, наоборот, в её ошибочности. Просто с фатализмом, достойным представителей древней цивилизации, мы сознаем, что от нас ничего не зависит.

Может быть, в своем пессимизме мы мудрее, чем они в своем непреодолимом оптимизме. Мы знаем, что перемены почти всегда к худшему, а инициатива, проявленная начальством, равнозначна неприятностям, обрушивающимся на наши головы. Мы ценим эпоху Путина за то, что большинству из нас в эту эпоху было скучно. Когда перестает быть скучно, совсем не обязательно становится весело. Чаще становится страшно.

Специально для «Евразийского Дома»

ОДИНОЧЕСТВО ЧИНОВНИКОВ

Выборы 2007 года всё чаще вызывают у меня ощущение deja vu. Хотя на этот раз - как во сне. Какие-то детали сходятся, а какие-то нет. Похоже, я это уже где-то видел… Но нет, не то, совершенно не то!

В сентябре «Справедливая Россия» начала до странности походить на «Блок Ивана Рыбкина» из выборов 1995 года, причем за прошедшее время сходство это только усилилось. А с октября «Единая Россия» начала напоминать партию «Наш Дом - Россия» из того же сюжета 12-летней давности. Зато КПРФ нынешняя на КПРФ образца 1995 года не похожа совершенно, если только не считать название партии и фамилию лидера.

С партией Зюганова всё более или менее просто. В 1995 году она была на подъеме, выглядела единственной «настоящей» партией в стране (причем не только в рядах оппозиции). Сегодня перед нами деморализованная и умирающая организация, которой не поможет никакой электоральный успех. Декабрь 2007 года может оказаться для нее своего рода «лебединой песней».

Свой процент она, скорее всего, увеличит, а уж количество мандатов - по новой пропорциональной системе - тем более. Но это больше похоже на очередной этап агонии, когда больному становится лучше - перед смертью.

«Единая Россия» в данной ситуации заслуживает куда большего внимания. На протяжении постсоветского периода это уже третья партия власти, но первый случай, когда проект удался. Ни «Наш дом - Россия» образца 1995 года, ни «Единство» 1999 года полноценными партиями так и не стали.

Они представляли собой наспех сколоченные организации, нацеленные на решение одноразовой задачи в ходе выборов. Причем «Наш дом - Россия» был построен даже несколько основательнее, нежели «Единство».

Напротив, «Единая Россия» создавалась как долгосрочный проект, постепенно превращаясь в настоящую политическую партию с собственной внутренней структурой и жизнью. Она явно должна была превратиться в центральный элемент формирующейся политической системы, перейдя в наследство от Путина к его преемнику в качестве удобного политического инструмента, с помощью которого можно реализовывать свои планы в Государственной думе и даже на местном уровне.

Позаимствовав целый ряд идеологических формул из арсенала «старой оппозиции» 1990-х годов «Единая Россия» стала органически привлекательна для консервативного электората, воплотив в себе одновременно и лояльность к новой российской власти, и ностальгию о власти советской.

Однако для того, чтобы проект окончательно состоялся, «Единая Россия» должна была выдержать решающий экзамен: испытание выборами 2007 года. Выдержать самостоятельно, доказав и себе и окружающим, что способна не опираться на президента и его администрацию, а оказывать им поддержку. Причем - вне зависимости от того, как зовут президента и главу его администрации.

Все шло к тому, что единороссы с этим экзаменом справятся. Но в последний момент всё изменилось, уверенности в себе не хватило, и решили в очередной раз прибегнуть к помощи Путина. Пригласив его возглавить свой список, «Единая Россия» не только нарушила чистоту эксперимента, но и поставила под сомнение собственные политические перспективы, в очередной раз признав, что нуждается в поддержке сверху.

Когда в 1995 году партия «Наш дом - Россия» получила в качестве лидера премьер-министра Виктора Черномырдина, это был сигнал чиновникам всех рангов, означающий, что данной партии надо всячески помогать, вступать в ее ряды и пропагандировать ее лозунги. В 2007 году «Единая Россия» прибегла к помощи президента, для того чтобы свести на нет конкуренцию «Справедливой России», доказав всем и каждому, что она одна является «единственной настоящей партией власти». Однако между 1995 и 2007 годами есть и существенное различие.

Виктор Черномырдин был ключевой фигурой только для чиновников. У населения, напротив, он вызывал в лучшем случае иронию, в худшем - активную неприязнь. Что и сказалось на результатах выборов. Граждане, несмотря на весь административный ресурс, отодвинули НДР на второе место, отдав предпочтение КПРФ.

В 2007 году всё совершенно иначе. Появление Путина во главе списка является сигналом не только для чиновников, но и для избирателей. Итоги выборов не вызывают ни малейшего сомнения. А вот их последствия…

Главная проблема чиновников состоит в патологическом, хотя порой и бессознательном страхе перед собственными гражданами. Для населения России за прошедшие 8 лет Путин стал символом перемен к лучшему.

Секрет его популярности - в объективной экономической ситуации, которая сейчас разительно отличается от ситуации 1990-х годов, и в этом смысле любая критика лидера оказывается неэффективной, даже если попадает в цель. Людям не важно, насколько Путин прав или не прав в том или ином вопросе.

Даже если они уверены, что президент не прав, это не меняет ровным счетом ничего, ибо оценивается не конкретная ситуация, даже не личность правителя, а общее положение в стране. Но на этом фоне Путин превратился не просто в самого популярного политика, а вообще - в единственного. Он один в России политик, остальные - чиновники или клоуны. А судьба «Справедливой России» показывает, что когда чиновники пытаются выступать в роли публичных политиков, они всего лишь превращаются в клоунов.

Осознавая это, чиновники боятся политической ответственности, не решаются взять на себя публичные роли, прячутся за спиной президента, который всё больше воспринимается ими как действительный, а не только номинальный гарант - нет, не Конституции, а существующего порядка. Остаться один на один с народом бюрократия боится смертельно, хотя надо признать, что масса граждан в сегодняшней России настроена совершенно не агрессивно. На вилы поднимать никого не будут.

Страх чиновника глубоко бессознательный, иррациональный, фрейдистский. Это страх перед какой-то темной, непознаваемой бездной, называющейся «российским обществом». Причина страха, однако, не в обществе, а в самом чиновнике. Он внутренне сознает свою бесполезность и даже вредность для общества, но боится в этом признаться даже себе. Отсюда ужас, возникающий при мысли о самостоятельной ответственности, желание за кого-то спрятаться. Благо, есть за кого.

Выдвижение Путина кандидатом в Думу - первый раунд этой игры в прятки. На следующем этапе потребуется назначить бывшего президента премьер-министром. И не важно, что сам кандидат не выражает горячего желания занять данный пост, ограничиваясь общими словами о том, что надо подумать. Бюрократический аппарат всё для себя уже решил. Нельзя отпускать Владимира Владимировича.

Однако, господа, как вы себе это представляете? Как будет выглядеть ситуация, при которой Путин станет приходить в Кремль, чтобы дать отчет Зубкову или ещё какому-то уважаемому человеку, имя которого мы еще не знаем? Докладывать о проделанной работе, получать указания… Вы можете это себе представить?

Или речь идет о перераспределении полномочий от президента (превращающегося в декоративную фигуру) к премьеру, определяющему курс страны? Но ведь это же просто так не делается. Для таких целей полагается сперва поменять Конституцию. Причем конституционная реформа - дело не одного дня. Но, положим, мы забыли про Конституцию и смирились с тем, что перераспределение власти происходит по факту. Без юридического оформления. Вариант, конечно, не оптимальный, но в нашем Отечестве вполне допустимый. Беда в том, что и он не пройдет гладко.

Перераспределение полномочий означает перетряску аппарата. И не только люди меняют свои кабинеты, но и функции различных органов меняются. Если же вдобавок подобное перераспределение происходит без юридического оформления, без заранее согласованной и проработанной схемы, без попытки провести официальным порядком политическую реформу, то возникает бюрократический хаос.

Два разных ведомства одновременно занимаются одним и тем же вопросом, тогда как другим вопросом не занимается никто. Возникает двоевластие. И даже если новый президент будет на 200% лоялен старому, это не исправит положения. Президент может подчиниться премьер-министру. Но согласится ли второй помощник президента выполнять указания третьего помощника премьер-министра? И не значит ли это, что два первых лица государства основное свое рабочее время будут тратить на разруливание склок между подчиненными?

Куда девать администрацию президента? Ведь она не может просто игнорировать нового хозяина Кремля, работая на Белый дом. Или у неё будет двойное подчинение? Или нужно будет создавать новый политический аппарат при премьер-министре, перетаскивая туда проверенные кадры, и одновременно организовать новую администрацию в Кремле? Наследник, между прочим, обязан работать. Даже если его функции декоративные, он обязан их выполнять ежедневно.

А сможет ли правительство, нагруженное своими задачами, взять на себя еще и задачи администрации президента? Кто будет главнее: люди из политических структур или вице-премьеры, статус которых при новом раскладе вдруг резко повысится?

Стремясь во что бы то ни стало удержать Путина, бюрократия готова затеять гигантскую перестановку, настоящую аппаратную перестройку, игру без правил. И последствия этой перестановки для стабильности в стране могут оказаться гораздо более тяжелыми, чем в случае, если Путин просто отойдет в сторону.

Опасности, связанные с подобной «перестройкой» настолько очевидны, что любой более или менее грамотный функционер не может не понимать их. Но страх одиночества пересиливает. Чиновники без Путина - как дети без отца в темной комнате. Комната пуста, в ней нет даже черной кошки. Но всё равно страшно. И этот иррациональный страх перевешивает все соображения здравого смысла.

Аппарат не готов смириться с идеей о Путине как неформальном лидере власти. Бюрократия формальна, она требует подтверждения полномочий. Но, запутавшись в собственных комбинациях, чиновники с легкостью готовы смешать формальные процедуры с неформальными процессами. А это худший из возможных вариантов.

Надо полагать, что и для самого Путина подобный расклад далеко не оптимален.

Одно дело быть законным лидером страны, а совсем другое - оказаться в двусмысленной ситуации фактического руководителя без необходимых юридических полномочий. Разбираться с последствиями бюрократического хаоса тоже задача не из приятных. Не удивительно, что Путин не торопится заявлять о своем окончательном согласии на план бюрократии.

Чисто теоретически, есть, впрочем, еще один вариант. Что если Владимир Путин предпочтет пост депутата Государственной думы должности президента? Иными словами, никто не мешает ему уйти в отставку 3 декабря, чтобы быть избранным на пост спикера российского парламента. Это и есть та самая «символическая роль», позволяющая нынешнему руководителю страны остаться в политике, не неся непосредственной ответственности за то, чем будут заниматься его преемники. Если последствия их работы окажутся плачевными (или будут так восприняты обществом), ничто не препятствует триумфальному возвращению в 2012 году.

Подобный расклад, конечно, довольно экзотичен и, скорее всего, остается не более чем одним из многочисленных вариантов, рассматриваемых во время кулуарных бесед в коридорах власти. Но у него есть одно бесспорное преимущество: имя следующего президента мы в таком случае узнаем не в марте, а уже в декабре. Какая экономия нервов и времени!

ТИПА ЧЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ

Недавно известный оппозиционный публицист написал блестящую статью, где доказывал, что итоги думских выборов будут фальсифицированы, а про каждую партию точно известно, сколько именно голосов ей припишут. Далее следовал список партий с указанием запланированного результата. По старой школьной привычке я на всякий случай сложил проценты и пересчитал. Получилось 112%.

Дело не в том, что автор статьи (экономист по образованию) не в ладах с арифметикой. Это, конечно, проблема многих экономистов, и не только в нашем отечестве. Но в данном случае причина в другом. Человека подвела информированность. Несомненно, прежде чем написать свой текст, он общался с думскими политиками и их окружением, узнавал последние новости, выяснял, что кому пообещали во время закулисных встреч в администрации президента. И добросовестно изложил эти сведения.

Встречи и обещания, скорее всего, имели место. Но только будут ли подобные обещания выполнены? Лично я убежден, что голоса подсчитают честно. Не потому, что наши чиновники такие порядочные люди, а потому что мухлевать нет ни возможности, ни необходимости.

В 2003 году для контроля над подсчетом голосов была создана электронная система Fairgame, которая эмулировала государственную систему ГАС «Выборы». По итогам работы Fairgame картина получилась следующая. Официальный результат партии «Единая Россия» был несколько завышен, но ни одна из основных оппозиционных партий голосов не потеряла. Если верить данной теории, механизм пересчета был почти гениален: голоса забирали у аутсайдеров. Если, например, некая карликовая партия получала 0,9% голосов, ей приписывали 0,5%. Разница, которую всё равно никто не мог заметить, шла в копилку «Единой России». Поскольку аутсайдеров было много, то в общей сложности выходило, что общий «припек» партии власти получился около 7%, что, разумеется, укрепило её позиции, но радикально не изменило общей картины.

Данная схема, кстати, объясняет, почему на выборы 2007 года после того, как многие реальные партии не прошли строгую проверку численности (нужно не менее 50 000 человек), допущено несколько смешных групп, в которых вряд ли наберется и несколько сотен членов. Однако с 2003 года политический расклад изменился настолько, что подобные уловки уже не нужны.

С появлением Путина в списке «Единой России» выборы утратили состязательность, а большинство из тех, кто недоволен властью, голосовать не пойдет, за явной бесполезностью выборов. Подтягивать результат «Единой России» бессмысленно, он и так будет предельно высок. Завышать количество проголосовавших тоже нет нужды - новый закон не предъявляет никаких требований к численности избирателей. Проблемой становится уже не результат партии власти, а способность кого-либо другого преодолеть 7-процентный барьер. Для демократической репутации России принципиально важно, чтобы в парламенте была оппозиция. Но и этот вопрос решится положительно. Консервативный электорат Коммунистической партии РФ явится на выборы в достаточном количестве, чтобы обеспечить своим кандидатам вожделенные думские кресла.

Остаются прочие партии, лидеры которых мечтают получить хотя бы 3% голосов, чтобы вернуть затраченные деньги. Несомненно, их подбадривают, дают обещания. Но делать чиновники ничего не будут. Фальсифицировать выборы в пользу оппозиционных партий, да ещё и нескольких сразу, никто не будет. Слишком сложная работа. И не перспективная. Проще подсчитать по-честному.

В России по факту установилась почти однопартийная система. Фальсификации уже не нужны.

Специально для «Евразийского Дома»

ТРУДНЫЙ ВЫБОР ВЕНЕСУЭЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

На прошлой неделе в Венесуэле был обнародован проект новой конституции. Разговоры об этом проекте шли достаточно давно, однако только сейчас он стал достоянием общественности.

Во всяком случае - международной общественности, поскольку представители Боливарианской республики активно встречались с западными левыми, представляя им документ и разъясняя его содержание.

На первый взгляд ничего сенсационного в новом проекте нет, если не считать того, что отныне (в отличие от прежнего основного закона) отменено ограничение на количество сроков, в течение которых один и тот же президент может находиться у власти. Если раньше (как и в России) президентские полномочия были ограничены двумя выборами, то на сей раз можно баллотироваться бесконечное число раз.

Проблема, гражданам России хорошо знакомая, только решена она была в Каракасе и в Москве противоположным образом.

Разумеется, противники Уго Чавеса воспользуются этим обстоятельством, чтобы обвинить венесуэльского лидера в диктаторстве, превышении полномочий и подавлении демократии. Однако в действительности за появлением нового конституционного проекта скрываются куда более серьезные и глубокие проблемы, чем сохранение личной власти нынешнего президента.

С формальной точки зрения нельзя утверждать, будто ограничение президентства двумя сроками является необходимым условием демократии. Английские тори пробыли у власти 18 лет, конституция французской V республики не предусматривала до недавнего времени каких-либо ограничений на количество президентских сроков (при том, что лидер избирался на 7 лет).

По многим параметрам Венесуэла и сегодня остается одной из самых свободных стран Латинской Америки: большая часть телевизионного эфира находится в руках частных оппозиционных каналов, систематически критикующих президента. Во время референдума по новой конституции это непременно скажется - они будут активно и беспрепятственно агитировать за «Нет».

Крупнейшие газеты критически настроены по отношению к президенту и его курсу. Оппозиционные партии легальны, а подсчет голосов на выборах, по признанию международных экспертов, является вполне честным. Механизм голосования гораздо лучше защищен от фальсификации, чем в большинстве стран континента, включая США с их знаменитыми «избирательными машинами».

И все же правы те, кто говорит, что проект новой конституции отражает реальный кризис революционного процесса в Венесуэле. В том числе и в сфере демократии. Только надо понять, что продление президентских полномочий Чавеса является не причиной, а следствием, побочным эффектом этого кризиса.

Начнем с того, что прежняя Боливарианская конституция была не просто юридическим документом, но и политической программой венесуэльской революции. Она имела огромное идеологическое и культурное значение, ее распространяли в сотнях тысяч экземпляров, переводили на иностранные языки, пропагандировали по всей Латинской Америке как образец демократической альтернативы, предлагаемой новой властью.

Граждане республики действительно знали эту маленькую сиреневую книжечку почти наизусть, ссылаясь на нее при спорах с чиновниками и в политических дискуссиях. Чавес постоянно раздавал иностранным журналистам этот документ, который возил с собой чемоданами.

Боливарианская конституция представляла собой скорее манифест прямой демократии, провозглашая право большинства жителей страны участвовать в принятии политических решений. Смысл происходящих перемен состоял не в том, чтобы, ограничив всевластие олигархии, передать полномочия в руки бюрократии, а в том, чтобы, наделив реальными правами и полномочиями низы общества, поставить под контроль как старые, так и новые элиты.

Подавляющее большинство венесуэльцев, несмотря на формальное существование политических свобод, были до прихода Чавеса полностью отчуждены от политического процесса, никак не влияли на принимаемые государством решения, не имели голоса при обсуждении серьезных экономических и социальных вопросов. Чавес дал им голос, и в этом секрет его популярности в массах. Новое положение дел было закреплено в Боливарианской конституции.

Разумеется, значительная часть положений Боливарианской конституции повторяется и в новом документе. Но сам факт принятия нового текста свидетельствует о том, что прежняя конституция не работает так, как было задумано. Иначе не пришлось бы всего через несколько лет заменять ее новой.

Реальных проблем, вызвавших смену конституции, - две. И первая, самая глубокая, состоит в том, что прямая демократия в Венесуэле так и не стала политической реальностью. Вернее, на низовом уровне, там, где речь идет о вопросах, касающихся жизни конкретного села или городского квартала (barrio), мы можем наблюдать самое активное участие людей в принятии решений - как распределить продовольственную помощь между бедными семьями, что в первую очередь отремонтировать и кому поручить то или иное дело.

В данном отношении Венесуэла напоминает Советскую Россию первых послереволюционных лет или даже месяцев, когда не было еще жесткого партийного контроля и народ решал свои дела на шумных общих собраниях. Однако на более высоком уровне государственный аппарат продолжает работать точно так же, как и прежде.

Это тяжеловесная, неэффективная, развращенная привилегиями и замкнутая на собственные интересы бюрократия, по латиноамериканским понятиям не самая коррумпированная, но ничем в лучшую сторону не отличающаяся от дореволюционной.

Разгул бюрократизма в Венесуэле тоже заставляет вспомнить советскую историю, только уже не первые послереволюционные годы, а вторую половину 1920-х годов, абсурдную реальность, описанную Ильфом и Петровым, Булгаковым и Зощенко. Это еще не сталинский аппарат с его жестким контролем над всеми сторонами жизни, но надо помнить, что сталинская бюрократия, по крайней мере, была эффективна.

Здесь же мы имеем дело с многочисленными бестолковыми ведомствами, не имеющими, похоже, иного смысла существования, кроме самоудовлетворения.

Справедливости ради надо сказать, что аппарат этот не создан новой властью, а получен ею в наследство от старой. Но от этого не легче. Все прекрасно понимают, что в случае каких-либо политических перемен этот же аппарат будет работать на противников Чавеса так же, как он сейчас работает на него.

Либералы постоянно пытаются уличить Чавеса в нарушении принципов формальной демократии, хотя нельзя не признать, что именно с формальным соблюдением норм либеральной демократии в Венесуэле дело обстоит не самым худшим образом.

У граждан Венесуэлы свободы не стало меньше, чем при прежних правительствах. Но изначальный пафос Боливарианской революции состоял в том, что у масс рядовых венесуэльцев свободы и реальных шансов влиять на общественную ситуацию теперь станет больше, чем прежде. Провозгласить этот лозунг оказалось куда проще, нежели его выполнить.

Вторая проблема революции состоит в слабости институтов и недостатке кадров. Если с прямой демократией все выходит не совсем так, как хотелось, значит, необходимо создать противовес старому бюрократическому аппарату в виде новых структур и людей. А их нет или категорически не хватает.

Чавес по-прежнему опирается на небольшую группу прогрессивных военных и интеллектуалов, примкнувших к нему в первые годы революции. Чувствуется явная нехватка людей, обладающих достаточно высоким уровнем компетентности, чтобы управлять государством. Старая элита - включая и значительную часть интеллигенции - бойкотирует новую власть.

В этом отношении ситуация даже хуже, чем в России после 1917 года, где народническая и социал-демократическая интеллигенция, несмотря на политические разногласия с большевиками, готова была их поддержать на техническом уровне. Здесь все наоборот. У власти, вроде бы народники. Зато креольская интеллигенция полностью предана олигархии и связывает свое будущее только со старыми элитами, испытывая расистское презрение к массам мулатов и метисов, составляющих большинство населения страны и основную опору Чавеса.

С институтами и политическими организациями дела не намного лучше. Мелкие левые организации, враждующие между собой, соперничающие за влияние на лидера и политические структуры республики, являются скорее обузой для революции, чем ее движущей силой.

Чавес попытался решить проблему, объявив о создании Объединенной социалистической партии, в которую все эти организации должны слиться. Его тут же начали упрекать в стремлении создать однопартийную систему, навязать свою волю участникам политического процесса, подавить плюрализм.

А главное, часть существующих организаций (включая коммунистов) наотрез отказалась войти в новую партию. Даже среди сторонников президента нет полной уверенности, что из партии, создаваемой сверху, по приказу лидера, может получиться что-то путное.

В сложившейся ситуации основные решения принимаются на самом высоком уровне и реализуются лишь в том случае, если президент лично продавливает их, контролируя исполнителей. Все прочие инициативы, даже поддерживаемые руководством республики, глохнут и тонут в бюрократической трясине.

Неудивительно, что в сложившейся ситуации Чавеса заменить некем. «Если он уйдет - все рухнет, - говорили мне три года назад в Каракасе. - Будущее революции зависит сегодня от одного человека». С тех пор ситуация стала только хуже.

Массы венесуэльцев поддерживают своего лидера, готовы голосовать за него, а если надо, то и сражаться с оружием в руках. Беда лишь в том, что помочь революции сегодня можно не героической борьбой, а компетентным участием в политическом процессе. А вот с этим гораздо сложнее.

К счастью для Боливарианской революции, нефтяные цены дают руководству Венесуэлы дополнительные ресурсы, с помощью которых страна может успешно развиваться, несмотря на все проблемы и противоречия. К тому же администрация Дж. Буша в Вашингтоне настолько увязла в Ираке, что ей не до Чавеса.

Впервые за два столетия США практически оставили Латинскую Америку в покое, устранившись от вмешательства в происходящие там политические процессы, иначе Чавесу пришлось бы столкнуться с теми же проблемами, что Сальвадору Альенде в Чили начала 1970-х годов и никарагуанским сандинистам в 80-е годы.

В условиях, когда внешняя угроза не слишком велика, нефть растет в цене, а экономические условия остаются благоприятными для Венесуэлы, революция имеет в своем распоряжении самый главный и самый дорогой политический ресурс - время.

Остается только надеяться, что оно будет использовано для того, чтобы найти способ переломить ситуацию и продвинуться по пути, провозглашенному Чавесом в самом начале его президентства. Если это время будет упущено, революционный процесс «уйдет в песок» или потерпит трагическую неудачу, как это уже не раз случалось в Латинской Америке.

ПОСЛЕДНИЙ ТРИУМФ КПРФ

Если прогнозы социологов сбудутся, партии Геннадия Зюганова предстоит в декабре 2007 года пережить счастливые минуты. На протяжении прошедших десяти лет эта партия неуклонно теряла голоса и влияние. Сегодня она выглядит не более чем тенью той мощной организации, с которой многие люди связывали надежды на восстановление Советского Союза, прекращение неолиберальных реформ и отстранение от власти Ельцина. Надежды эти были иллюзорными с самого начала. Не только потому, что сил для перелома исторической тенденции было явно недостаточно, но и потому, что на самом деле ни одна из этих целей руководством партии не ставилась. Даже если задачи политической пропаганды подобных лозунгов требовали, лидеры КПРФ всегда были в достаточной мере прагматиками, чтобы не пытаться осуществить их на практике.

Реальная цель у партии всегда была только одна - получать достаточное количество мест в Государственной Думе и соответствующие этому привилегии. Однако и здесь возникало всё больше трудностей. Популярность партии неуклонно падала. Одна часть избирателей обнаруживала очевидную разницу между оппозиционной риторикой КПРФ и её соглашательской практикой. Другие замечали, что несмотря на «левое» название, партия на самом деле правая, консервативно-националистическая и клерикальная. Левого избирателя КПРФ потеряла уже в ходе выборов 2003 года, несмотря на попытки нескольких «красных политтехнологов» завоевать поддержку у антикапиталистически настроенной молодежи. Потеряв доверие к КПРФ, левый электорат голосовать перестал. Что, кстати, объясняет и провал попыток создать левоцентристский проект в качестве альтернативы Зюганову на выборах. Голоса отбирать не у кого. Сначала надо уговорить людей придти на выборы, а этого с помощью бюрократической «социальной» демагогии и пошлой пропаганды сделать не удастся.

У КПРФ оставалось лишь «электоральное ядро», состоящее из аполитичных пенсионеров, не интересующихся новостями, не следящих за курсом партии, не отличающих сегодняшний день от вчерашнего. Замечательным примером поведения такого избирателя является история, услышанная мною в одном из провинциальных городов. По ошибке сюда вместо свежего номера «Советской России» доставили газету трехлетней давности. Просто где-то завалялось несколько забытых пачек, их спутали с новыми и отвезли на вокзал. Газету получили, распространили. Люди её купили и прочитали. И никто не заметил, что газета старая. Об ошибке узнали лишь задним числом, когда спохватились московские товарищи.

Проблема в том, что данный тип избирателя вымирает. По причинам как социальным, так и биологическим. «Ядро» электората КПРФ сокращается из года в год, причем предстоящие выборы не будут исключением. Упадок партии необратим и набирает темпы. Однако её руководству привалило нежданное счастье: разложение общей системы выборов идет ещё быстрее, чем разложение самой КПРФ.

С одной стороны, голосовать незачем. Человек, не согласный с существующим в России порядком, голосовать не пойдет, поскольку сам по себе приход на выборы есть проявление лояльности и поддержки этому порядку. Собственно, это вполне относится и к прежним выборам. И в прошлый, и в позапрошлый раз всё было точно так же. Но число людей, осознающих это, выросло в арифметической, если не в геометрической, прогрессии. Надо отдать должное Центральной Избирательной Комиссии и депутатам Государственной Думы, которые прояснили сознание избирателей, удалив из бюллетеня графу «Против всех». Не в том дело, что так много людей собиралось ею воспользоваться, но само присутствие этой графы создавало у некоторого числа людей иллюзию, будто игра идет всерьез, будто есть какие-то иные варианты, кроме заранее просчитанных и запланированных.

Выступление Владимира Путина в роли первого номера команды «Единой России» свело на нет усилия всех остальных допущенных к выборам партий. Голосовать за них совершенно бессмысленно. Те, кто власть поддерживают, отдадут свои голоса «списку Путина». Те, кто не согласен и недоволен, останутся дома. Остается лишь пресловутое «электоральное ядро» КПРФ. Они выйдут в любую погоду, не задумываясь о смысле происходящего и вообще не о чем не думая. Их не нужно агитировать, им не нужно ничего объяснять. Главная задача в том, чтобы они вообще узнали о происходящих выборах. Но об этом позаботятся избирательные комиссии. Партии Зюганова не придется даже тратиться на предвыборную пропаганду. Она всё равно никак на результат не повлияет.

Точно так же не повлияет на результат партии и любая разоблачительная кампания. Сколько бы ни печаталось противниками КПРФ листовок, разоблачающих её политическую практику, сколько бы ни напоминали избирателю, что эта партия только называется коммунистической, а на самом деле занимает прямо противоположные позиции, это ничего не изменит. Ибо те, кто вообще что-то может понять, давно уже всё поняли. А «электоральное ядро» не прочитает листовок и разоблачительных газет. А если и прочитает, то ничего не поймет. Оно и в собственной партийной прессе ничего не понимает.

Единственное, что может нанести ущерб партии Зюганова на выборах 2007 года, это нежелание руководства считаться с собственными функционерами - кроме тех, кто входит в «ближний круг» лидера. Но и это не слишком большая проблема, ибо в ближайшее время партия так и так сведется к «ближнему кругу». Содержать большой аппарат не имеет особого смысла. Достаточно иметь людей, способных занять некоторое количество депутатских мест, пропорционально сокращающейся численности «электорального ядра».

Созданная за годы Владимира Путина партийно-политическая система оказалась идеально подходящей для КПРФ Геннадия Зюганова. Пусть даже эта партия в планы администрации не слишком вписывалась, но любые попытки заменить её чем-то ещё неуклонно проваливались. У российских чиновников хватило сил только на то, чтобы выстроить партию власти. Требовать от них, чтобы они с равным успехом сформировали бы ещё и оппозицию, было бы просто несправедливо. Делают, что могут.

Оппозиции нет, зато КПРФ есть. Для аполитичной и деидеологизированной Думы такая оппозиция подходит чрезвычайно, так что новая парламентская система обретает красоту и законченность, свойственную только подлинным произведениям искусства.

Правда, эта система не имеет ни малейшего политического содержания. Но кто сказал, что содержание важнее формы?

Специально для «Евразийского Дома»

ПЬЕСА БЕЗ СЮЖЕТА

Прогноз погоды обещал мороз и снег. Вместо этого за окном моросил мелкий отвратительный дождик. Однако снег и мороз обязательно будут, надо только дождаться. Ноябрь - тоскливый месяц. Мутный какой-то.

Серое небо, короткие дни. Еще не зима, но уже холодно. Ни лыж, ни коньков, один телевизор. Телевизор показывал мультики, и это радовало: все лучше, чем политические новости. Хотя, с другой стороны, сериалы еще хуже. Включив Интернет, я получил неизбежную порцию сообщений об избирательной кампании, а спустя полчаса уже звонил телефон и журналист очередного издания просил прокомментировать очередное заявление очередного думского политика.

И журналист, и я прекрасно понимали, что заявление не имеет никакого смысла, никому не интересно и не будет иметь никаких последствий. Однако номер газеты все равно надо было выпускать, а раздел политики требовалось заполнять какой-то информацией.

Потом позвонили из издательства. Выяснилось, что планы публикации книг, о которых мы договаривались, сдвигаются из-за выборов. Типографии загружены заказами политических партий, печатающих свои листовки. Уже через несколько дней эти бумажки забьют наши почтовые ящики и мусорные баки. Сколько деревьев будет срублено, страшно даже подумать!

По правде говоря, я надеялся, что функционеры политических партий просто разворуют деньги и оставят нас в покое. Но не тут-то было. Как на зло, они оказываются честнее, чем нужно, добросовестно отрабатывая выделенные им деньги и не оставляя в покое избирателя. Исход выборов известен заранее, и никакие политические технологии не изменят результата, однако… the show must go on. Игра будет продолжаться до финального свистка.

Признаться, мне больше всего жаль функционеров «Единой России». После того как Владимир Путин объявил, что баллотируется по списку данной партии, успех ее уже совершенно не зависит от того, как она будет вести кампанию.

Лояльный к президенту избиратель (а это подавляющее большинство голосующего населения) в любом случае явится к избирательным участкам и опустит свой бюллетень за «Единую Россию». Что будут говорить и делать ее лидеры и активисты в предстоящие четыре недели - не имеет уже никакого значения. Рейтинг сам собой уперся в потолок.

Какую бы бурную деятельность ни разворачивал предвыборный штаб, улучшить результат он уже не сможет. Ухудшить сможет. Но незначительно. Президент уже сделал за «Единую Россию» всю работу. Даже рост цен на продовольствие и плохая погода на улице настроение лояльного гражданина не изменят.

Самое правильное для аппарата «Единой России» сейчас было бы уйти в отпуск. В полном составе. На все время кампании. Есть много теплых стран, где еще можно отдохнуть. Поехать в Египет. Улететь в Таиланд. Отправиться на пароходе в корпоративный круиз по Средиземному морю.

Что касается других партий, то они так же бессильны улучшить свой результат, как «Единая Россия» - ухудшить. Партия Зюганова получит своего привычного избирателя, который, естественно, телевизору не доверяет, журналов наших не читает, а про существование Интернета не ведает.

На прошлых выборах у КПРФ были и другие избиратели, но за прошедшие годы партия сделала все возможное, чтобы их распугать. Единственная проблема, волнующая партийный аппарат, - как будут распределены ресурсы, привычно выделяемые на совершенно ненужную кампанию.

Не доверяя собственным активистам, партийное начальство предпочло заплатить коммерческой фирме, которая должна будет распространять агитационные материалы. Часть этих материалов отправляется напрямую в пункты сбора макулатуры, но на исходе выборов это не скажется, а потому подобный подход следует считать правильным. Удаляется лишнее звено в виде наших почтовых ящиков.

Впрочем, для активистов московской организации КПРФ это плохая новость. Мало того что их обвинили в «неотроцкизме», так еще и обошли с предвыборным финансированием. Москвичи возмущаются, молодые коммунисты пишут гневные письма, обвиняя лидеров партии в оппортунизме и политической беспринципности. Правильно, на мой взгляд, обвиняют. Только какое это теперь имеет значение?

Один из кандидатов «Справедливой России», приехав в отведенный ему регион, снял дорогую дачу и проводит время, наслаждаясь ресторанами и походами в сауну. Это самое правильное применение средств избирательного фонда. Прилетевшего к нему (по предварительной договоренности) политтехнолога он отправил назад, честно с ним расплатившись. Двое молодых людей, прибывших из Москвы вместе с кандидатом, пьют горькую.

Разумеется, на протяжении предстоящего месяца нас еще порадуют некоторым количеством скандалов и натужных «сенсаций», хотя бы ради сохранения рабочих мест в отделах политики ведущих изданий.

Единственная партия, от которой можно ждать чего-то интересного, - ЛДПР Владимира Жириновского. Политическое выживание и партии, и ее вождя зависит от того, пройдут ли они в очередную Думу. А успех на думских выборах для подобной организации прямо пропорционален количеству скандалов, с ней связанных. Только скандалы должны быть настоящие, шумные, интересные.

Пусть постараются нас удивить, задеть, обидеть на худой конец. Говорят, что Жириновский уже не тот, что он устал, выдохся, потерял обаяние. И все-таки я верю, что лучший шоумен нашей политической сцены напоследок выдаст какой-нибудь трюк, о котором мы будем вспоминать с таким же удовольствием, как об апельсиновым соке, вылитом на дорогой пиджак Бориса Немцова.

Но даже если к Жириновскому вернется вдохновение и он превзойдет самого себя, вряд ли ему удастся справиться с непобедимой скукой нынешней предвыборной кампании. Эта скука превращается во всепоглощающую стихию, устраняющую на своем пути любые препятствия. Она настолько заметна и очевидна, что скрывать ее бессильны даже участники шоу.

Произнося свои речи, они отчаянно борются со сводящей скулы зевотой. Возможно, нынешняя скука даже будет иметь положительный эффект для нашей общественной жизни. Конечно, в 2007 году отсутствие сюжета не повлияет на итог голосования, поскольку сработает инерция. Но к следующим выборам придется что-то менять. Придется пустить в шоу новых персонажей - это закон жанра, о котором знают даже организаторы бессмертного проекта «Дом-2».

В политике тоже нужна хоть какая-то драматургия. Конфликт, борьба.

Не исключено, что, проанализировав итоги выборов, депутаты решат провести очередную реформу избирательного законодательства. В противном случае в следующий раз не удастся получить людей не только на участки для голосования, но и к экранам телевидения. Может быть, таким способом удастся вернуть в политику сюжет…

Я вышел на улицу. Серый осенний день не сулил ничего хорошего, но и не грозил ничем плохим. Надо было заниматься рутинными делами, выполнять привычные обязательства. Погрузившись в троллейбус, я обнаружил, что избирательная кампания добралась уже до общественного транспорта.

Возле кабины водителя был приклеен простенький плакат, напоминавший про дату выборов и грозивший избирателю, что если он проспит воскресенье, 2 декабря, то потом горько пожалеет об этом. Тут же была изображена кровать, на которой сладко спал симпатичный рисованный человечек.

В этой картинке было что-то интригующее и убеждающее. Передо мной был единственный удачный пример избирательной агитации 2007 года.

«Правильно! - подумал я. - 2 декабря надо будет хорошенько выспаться».

90 ЛЕТ СПУСТЯ

Когда российские власти отменили празднование 7 ноября, они, вероятно, надеялись избавиться и от неприятного воспоминания о событии, которое до сих пор нервирует правящие классы в нашем отечестве. В 1990-е действовали другим способом. В годы президентства Бориса Ельцина 7 ноября объявили «днем национального согласия». Увы, ничего не получилось, поскольку не было самого согласия.

Администрация Владимира Путина поступила радикальнее, отменив саму дату. А чтобы народ, привыкший что-то отмечать в ноябре, не был разочарован, ввели новую дату: 4 ноября объявили днем народного единства, в ознаменование победы, одержанной в 1612 году над поляками.

Правда, 4 ноября 1612 года никакой победы одержано не было. Польский гарнизон Кремля капитулировал 5 ноября. Либо чиновники запутались с пересчетом дат (с 1612 года календарь в России меняли дважды), либо решили, что так вернее: если гулять начнут 5 ноября, то не остановятся до 7-го.

Стремление российских властей «закрыть» опасную дату порождено не только политической конъюнктурой. Правящие круги не знают, что делать с революционным прошлым. Независимо от того, кто и как пишет официальные учебники, революция 1917 года остается важнейшим событием русской истории ХХ века, предопределившим характер последующего развития страны.

Сегодня Россия и другие республики бывшего Советского Союза переживают этап реставрации. Над страной снова парят двуглавые орлы, развевается царский триколор, а государство воспринимает себя как традиционную империю, даже если формально называется республикой. Правящие классы уютно чувствуют себя в буржуазном обличье, добиваясь законного места в совете директоров корпорации «Земля». Но история прошлых революций подсказывает, что режимы реставрации часто оказываются недолговечными, что их сменяют новые революционные кризисы. Нынешнее поколение российской бюрократии и олигархии ещё что-то помнит из уроков советского марксизма, а потому неуютно ежится при мысли о революционной традиции, которая не только не умирает, но и норовит возродиться в постоянно меняющихся формах.

Как назло, осенью 2007 года, не только историки и политики рассуждают о прошлых классовых битвах, но и рабочие целого ряда предприятий демонстрируют актуальность этой темы забастовками и акциями протеста. Эпицентром неприятностей, как и прежде, оказывается Санкт-Петербург. То работники почты блокируют здесь собственную администрацию, то рабочие завода «Форд» грозят остановить производство. По сравнению с Западной Европой, тут нет ничего чрезвычайного. Но в условиях России любой протест воспринимается как вызов системе. То, что вчера казалось стоячим болотом, завтра может обернуться кипящей лавой.

Для подавляющего большинства жителей России 7 ноября остается праздником, ныне даже больше, нежели во времена, когда этот день отмечали официально. О революции вспоминают как о событии, которое однажды круто изменило жизнь в пользу тех, кто сегодня опять оказался у подножья социальной пирамиды. Спустя 90 лет революция сменилась реставрацией, а официальные мифы о её достижениях - другими, не менее официальными - мифами о её ужасах. В истории было и то, и другое. В конечном счете, получилось совсем не то, на что надеялись и за что боролись. Но это не значит, будто борьба прекратилась, а надеяться больше не на что. До тех пор, пока существуют социальные противоречия, будут и сопутствующие им конфликты. Революция 1917 года ушла в историю, но история не закончилась. Будут пробовать снова и снова.

Специально для «Евразийского Дома»

КАК ПОМОЧЬ ЭСТОНИИ

В последнее время среди российских политиков и публицистов стало модно ругать Эстонию и Латвию, призывать к санкциям и обрушивать на головы наших северо-западных соседей всевозможные проклятия.

Однако если задуматься хорошенько, заслуживают они не злобы, а жалости.

В самом деле, если через 16 лет после обретения независимости, в Эстонии 18% жителей не имеет гражданства, разве не говорит это о глубочайшей внутренней неустроенности? Этим странным людям, которые, как назло, составляют большинство в восточных районах республики, местные чиновники выдали документы, по-английски обозначенные как alien’s passport. Буквально - паспорт инопланетянина. Видимо в тайной надежде, что рано или поздно они улетят куда-то на другую планету. Или, на худой конец, уберутся «к себе назад» в Россию.

Странным образом, среди националистически настроенных российских публицистов примерно такие же настроения. Пусть, мол, все наши «соотечественники за рубежом» возвращаются на «историческую родину». Такой вот сионизм по-русски.

Если бы этим планам дано было осуществиться, то русские и эстонские националисты сработали бы друг на друга и совместными усилиями провели бы этническую чистку Прибалтики. То, что они параллельно осыпают друг друга проклятиями, значения не имеет: так даже веселее.

Однако не получилось и уже не получится. Русские в Прибалтике были и останутся. И ничто, кроме разве что прямого насилия, не заставит их оттуда уехать. Да и в случае применения насилия еще не известно, чем кончится. Им незачем и некуда уезжать, поскольку Эстония и Латвия - это их земля в такой же степени, как и земля эстонцев или латышей. Они здесь родились, здесь выросли, своим трудом создавали и продолжают поддерживать экономику этих стран, формируют их культуру и общество.

В Латвии ситуация еще драматичнее, здесь «негражданами» является около трети населения, а на улицах Риги слышна преимущественно русская речь. За прошедшие годы балтийские русские не только привыкли жить в новых независимых государствах, но и почувствовали себя гражданами Европейского союза, с которым они на первых порах связывали надежды на осуществление своих законных прав. Однако не тут-то было. Чиновники в Брюсселе обманули своих русскоязычных подданных так же, как они ежедневно обманывают французов, немцев или голландцев.

Ещё тогда, когда вопрос о вступлении трех балтийских республик в Европейский союз только решался, различные комиссии и проверки дружно указали на то, что установления и законы Латвии и Эстонии вопиюще противоречат нормам объединенной Европы, что с гражданскими правами куча проблем, демократические нормы по отношению к русскоязычному населению не соблюдаются. Однако в Брюсселе поддержали вступление этих двух республик в состав Союза, удовлетворившись общими обещаниями Таллина и Риги улучшить положение дел и осуществить интеграцию.

С тех пор не только ничего положительного достигнуто не было, но, напротив, ситуация стала намного хуже. Началось наступление на русские школы, что находится опять же в прямом противоречии с нормами и правилами Европейского союза, защищающими права национальных меньшинств, в том числе и право на образование.

Можно, конечно, сетовать на то, что хитрые господа из Риги и Таллина обманули простодушных европейских бюрократов. Хотя, честно говоря, мне трудно заподозрить эстонского чиновника в какой-то хитрости. Скорее, можно говорить о том, что бюрократы из Брюсселя, Таллина и Риги общими усилиями морочат голову западноевропейскому обывателю, который даже теперь не слишком понимает, что такое Эстония и где она находится.

За несколько месяцев до вступления Прибалтики в Европейский союз в Париже я показывал знакомым фотографии, снятые на отдыхе в эстонском Пярну. «Очень красиво, - соглашались мои собеседники. - А Эстония - это где-то рядом с Польшей?» Я объяснил, что скорее рядом с Петербургом. «А на каком языке там говорят?» - спрашивали собеседники, у которых проявлялся всё более живой интерес к теме. «На эстонском». - «Это что, диалект русского? Ещё один славянский язык?» - «Нет совсем другой язык, угро-финской группы». Это повергло всю французскую компанию в недоумение. «Угро-финнский… Так вы его не понимаете? Так его же никто не понимает… Это же вообще невозможно понять…» Интерес к маленькой и гордой республике тут же пропал, и она мгновенно переместилась в сознании моих собеседников в разряд северной экзотики вместе с Лапландией, Санта-Клаусом и белыми медведями.

Разумеется, всё это происходило еще до исторического события, когда в рамках расширенного Европейского союза мои французские знакомые и экзотические эстонцы сделались согражданами. За прошедшие годы экзотизма у Прибалтики в глазах западных европейцев поубавилось. Зато возникли другие, не самые приятные образы: это какие-то страны на краю цивилизованного европейского мира, откуда приезжают молчаливые белокурые рабочие, готовые трудиться за гроши и подрывающие рынок труда в соседних странах.

Как они могут жить на эти деньги, для рядового европейца остается такой же загадкой, как и то, почему до сих пор не умирают с голоду киргизы, подметающие московские улицы. Но европейский (как и московский) обыватель, даже задав себе подобный вопрос, редко удосуживается поисками ответа. Странные, безмолвные люди с окраины Евросоюза остаются такой же неразгаданной и неинтересной загадкой, как для москвичей безъязыкие азиаты с окраины СНГ.

Массовое перемещение рабочих на Запад свидетельствует о неблагополучии экономического развития балтийских стран не меньше, чем присутствие таджиков или киргизов на наших стройках и улицах - о материальном состоянии Средней Азии. Другое дело, что точки отсчета разные. Эстонский кризис можно было бы считать таджикским раем.

Однако, так или иначе, каждая страна живет в своей системе координат. А потому положение дел в Эстонии и Латвии сравнивать приходится всё же не с Таджикистаном и с родиной Туркменбаши, а с ситуацией в Финляндии, Швеции или Германии, которые исторически были не только соседями Прибалтики, но формировали культурные нормы, характерные для прибалтийских народов. Между тем сегодня вопиющий контраст бросается в глаза не только в материальной, но и в гражданской сфере.

То, что проблема русскоязычного населения в Латвии и Эстонии не только не решена, но в последнее время даже обостряется, надо объяснять не только национализмом, отсталостью, обидами и предрассудками. Всё это можно было бы преодолеть, если бы предрассудки и национализм не опирались на материальный и политический интерес.

До тех пор, пока общество разделено на враждующие национальные группы, пока вопрос о русских школах (с одной стороны) и «защите национальной культуры» (с другой стороны) заменяет честное обсуждение экономических, социальных и политических проблем, никем не решаемых и даже честно не формулируемых, местные элиты могут чувствовать себя спокойно, независимо от того, насколько плачевными оказываются результаты их деятельности.

Последовательная и полноценная интеграция русскоязычного населения в общественную жизнь Эстонии и Латвии приведет к тому, что политическая ситуация сразу и резко изменится. И не только в том смысле, что русские получат возможность укрепить собственные политические позиции, увеличить представительство в органах власти или в парламентах.

Изменится и соотношение сил внутри эстонской и латышской общины. Политики, которые доминируют сегодня, превратятся в злобных маргиналов, уступив место другим деятелям и другим партиям - тем, кто сможет опереться на более широкие социальные интересы и более современные идеологии. Короче говоря, племенная политика уступит место политике государственной.

Собственно говоря, это и есть важнейшее условие превращения Эстонии и Латвии в полноценное независимое государство, без чего не могут быть созданы действительно эффективные институты власти, не может быть найдено свое место в Европейском сообществе (не только в нынешнем, переживающем кризис Европейском союзе, но и в любом другом образовании, которое может прийти ему на смену).

Однако именно поэтому нынешние элиты Эстонии и Латвии боятся интеграции, делают всё возможное, чтобы сорвать ее, затруднить или хотя бы отсрочить. Именно поэтому делается всё возможное, чтобы разобщить русскоязычное и «коренное» население, чтобы даже те русские, что имеют права гражданства, не чувствовали себя полноценными гражданами и занимались бы защитой собственных «специфических» интересов вместо того, чтобы участвовать в решении общих вопросов, стоящих перед страной.

В общем, пора понять, что если мы в России поддерживаем интеграцию и равноправие балтийских русских, то не потому, что мы плохо относимся к латышам и эстонцам, а как раз потому, что мы желаем им всяческого добра. Разделенная нация - неполноценная нация. А мы вовсе не хотим, чтобы наши соседи страдали комплексом неполноценности.

Другой вопрос, что может быть сделано в России и из России для решения проблемы. Антиэстонская и антилатвийская в Москве пропаганда не только не идет на пользу русскоязычному населению Прибалтики, но, напротив, наносит ему прямой ущерб, играя на руку националистам в Риге и Таллине. Точно так же не помогут и санкции, которые ударят прежде всего по русскоязычным рабочим и бизнесменам, обслуживающим экономические отношения с восточным соседом.

Единственное, что может реально помочь делу, - это систематическая разъяснительная работа в странах Европейского союза, чтобы давление на Ригу и Таллин шло не из Москвы, а оттуда. Получая очередной упрек из Москвы, эстонский бюрократ тут же бежит ябедничать в Брюссель, рассказывая, как его, маленького и несчастного, обижают великорусские империалисты. Брюссельский бюрократ непременно поддержит прибалтийского коллегу. Если только сам не будет испытывать давления со стороны гражданского общества.

Наша единственная задача состоит в том, чтобы рядовые жители Парижа, Лондона или Берлина были информированы о происходящем в Прибалтике хотя бы на том же уровне, что и жители Москвы, Минска и Киева. Если Прибалтика станет темой для обсуждения в Европе, если гражданами (а не чиновниками) будет осознан весь масштаб царящей там несправедливости, у русскоязычного населения Риги, Нарвы и Таллина найдутся миллионы новых союзников.

ПРАЗДНИК

С 7 ноября у меня всегда как-то не получалось. Как человек левых взглядов я, разумеется, должен отмечать годовщину революции. Можно сколько угодно говорить о жестокостях и ошибках, о тоталитарном результате, к которому всё пришло, но всё равно оснований праздновать день взятия Зимнего Дворца у нас не меньше, чем у французов отмечать день взятия Бастилии (после которого тоже полетело в корзину множество невинных голов).

В общем, праздновать надо. Но каждый раз праздник для меня оказывался чем-то испорчен. В советское время это были невыносимые официальные торжества, убивавшие всякую мысль о том, что можно чем-то гордиться в отечественной истории, да и вообще в отечестве. При одном взгляде на ряд физиономий, увенчанных меховыми шапками-пирожками, выстроившихся на трибуне ленинского мавзолея, хотелось сбежать от стыда даже не в другую страну, а вообще на другую планету.

Потом при Борисе Ельцине новая власть сделала всё возможное, чтобы присвоить и опошлить праздник, соединив советскую бессмысленность с новорусскими претензиями. После того, как в годы правления Путина государство отменило 7 ноября выходной день, мне немного полегчало. Начальники перестали отмечать праздник, оставив его нам - простым гражданам, которые считают революцию частью своей истории. Но, увы, радость была недолгой, ибо бесхозный праздник тут же приватизировала КПРФ. Партия Геннадия Зюганова, испытывающая ностальгию по царской империи, использовала революционную дату как повод для своих консервативных маршей под националистическими знаменами. Пошлость зюгановская стоила пошлости ельцинской.

Неудивительно, что в этом году, в преддверии юбилея, хотелось бежать из Москвы. Повод нашелся в виде международного семинара, который мы решили провести в Ленинграде на площадке, предоставленной Комитетом солидарных действий. Однако уже выходя из поезда на Московском вокзале северной столицы мы знали, что рабочие всеволожского завода «Форд» отметили революционную дату по-своему. Завод встал. Началась забастовка.

Не прошло и несколько часов, как жалоба владельцев завода лежала в областном суде. Рабочим инкриминировали не только незаконную стачку (в нашем замечательном отечестве все стачки получаются незаконными), но и нарушение техники безопасности. Мол, остановив завод, профсоюзные активисты поставили под угрозу жизнь и здоровье окрестного населения, которое может пострадать, если на производстве что-то лопнет, протечет или взорвется. Рабочий лидер Алексей Этманов напоминал, что около трети сотрудников предприятия продолжают работу, что оборудование, считающееся опасным и требующее круглосуточного обслуживания, продолжает функционировать в штатном режиме. Юрист компании жаловался на то, что менеджмент потерял контроль над предприятием - реальный контроль оказался в руках самих рабочих.

Честно говоря, входя вместе с западными коллегами в зал заседаний, я ожидал застать картину мрачного судилища, даже судебной расправы над бастующими. Вместо этого мы обнаружили интеллигентную и симпатичную женщину в судейской мантии, которая доброжелательно выслушивала стороны, принимала во внимание их аргументы и держалась предельно корректно. Иностранные гости ничего не понимали: почему забастовку не признают законной? Чем недовольна компания, если оборудование продолжает обслуживаться? Украинский журналист Андрей Манчук восхищенно записывал прения, сетуя, что в Киеве и Донецке ещё нет такого рабочего движения, как в Питере.

Пока в зале суда спорили, «Форд» бастовал. «Знаешь, что меня больше всего радует? - заметил Этманов. - У нас отличная команда. Пока мы сидим здесь в суде, я точно знаю, что на заводе никто с места не сдвинется. Все знают, что нужно делать».

Судья удалилась для вынесения приговора. Вернувшись через четверть часа, она объявила забастовку приостановленной, удовлетворив иск компании. Юрист «Форда» побежал докладывать об успехе. «Жаль, - подытожил Этманов, - последняя смена побастовать не успеет. Но ничего, в следующий раз. Сегодня была только предупредительная забастовка».

В этот момент судья снова вернулась в зал и смущенно обратилась к профсоюзникам. «Ничего не могу для вас сделать. Такие законы».

По заснеженным улицам мы вышли на Дворцовую площадь, где 90 лет назад бежали революционные матросы и стояли баррикады юнкеров. Иностранцы восхищались архитектурой. На площади было тихо и пусто. По противоположному краю медленно катила бутафорская карета.

«Странно, - вздохнул Манчук. - Я ждал, что будет хотя бы несколько сумасшедших с флагами…».

Вечером мы были в Комитете солидарных действий. Здесь собралось около двух десятков человек, связанных с различными левыми группами и профсоюзами. Несколько человек подошли с митинга, организованного КПРФ. «Как там?» - «Как обычно. Пьют водку и поют националистические песни».

В КСД спорили о тактике, о перспективах рабочего движения и конкретных действиях, которые можно предпринять, чтобы поддержать рабочих. Обсуждали предстоящие стачки - в Ленинграде готовятся бастовать докеры и локомотивные бригады, продолжается борьба сотрудников местной почты.

«Как замечательно вы отмечаете годовщину революции!», - восхитилась Рафаелла Болини из Италии.

День заканчивался. Рискуя опоздать на поезд, я бежал на вокзал по заснеженному городу. Войдя в пустое купе, я лег на полку, не включая свет. В вагоне играли песни каких-то малоизвестных бардов конца 1960-х годов. В этом было что-то очень искреннее и непохожее на коммерческую музыку наших дней.

Впервые за много лет у меня было ощущение праздника.

Специально для «Евразийского Дома»

«ОРАНЖЕВЫЙ МИРАЖ» ИЛИ НАЧАЛО ПОЛИТИКИ?

Когда Михаил Саакашвили получил на президентских выборах в Грузии почти все голоса, можно было с уверенностью прогнозировать, что добром это точно не кончится. Слишком уж всё было гладко.

Нынешней осенью массовые протесты в Тбилиси поразительным образом напоминали народные выступления, которые несколько лет назад привели его к власти. Однако было в этих событиях и принципиальное различие. Если в первом случае власть выглядела беспомощной и сопротивлялась больше для виду (как же объявить о победе революции, даже бархатной, если ей никто не противодействует), то на сей раз правящий режим действует жестко, эффективно и решительно, сочетая репрессии с политическим маневрированием.

Очередной кризис Грузии ненароком раскрыл главный секрет «оранжевых» и прочих цветных революций: их никогда не было.

Вернее, они не были революциями.

Перераспределение власти внутри правящей элиты происходило в узком кругу и на основе беспринципного сговора, а массовка на улицах была необходима для того, чтобы освятить результаты этого торга. Разумеется, массам об этом знать не полагалось. Эффект достигался именно потому, что толпы, заполнившие центральные площади Тбилиси, Киева и Бишкека никем подкуплены не были. Они не были даже в полном смысле слова обмануты и преданы. Ведь в политике, для того чтобы обмануть людей, надо им пообещать что-то конкретное. Но ничего подобного не происходило. В строгом смысле слова, народ и в Грузии, и на Украине, и в Киргизии получил именно то, что ему обещали: одних коррумпированных начальников сменили на других. А разве речь шла о чем-то ином?

Толпы разгневанных граждан просто использовались в разборках внутри аппарата власти. Разумеется, массовое участие людей в событиях - даже если речь шла о весьма поверхностной инсценировке - было чревато тем, что процесс выйдет за рамки первоначального сценария. Вряд ли в Бишкеке запланировали разгром бутиков на центральных улицах. А киевская толпа чуть было не обрела гражданское самосознание. Трудно даже представить себе, что могло бы произойти со всей украинской элитой (независимо от цветовой гаммы), если бы население действительно оказалось способно организоваться для политической борьбы. Несколько раз во время и после событий на Майдане казалось, что нечто подобное вот-вот произойдет. Но, хоть и не без труда, украинские политики общими силами удержали ситуацию под контролем.

Самая правильная, самая управляемая и предсказуемая цветная революция прошла именно в Грузии. Эдуарда Шеварднадзе сменил тот самый человек, которого он сам себе прочил в преемники. То, что по сути было грузинским вариантом операции «Наследник», воплотилось в форму «демократической революции».

Конечно, сам Шеварднадзе наверняка собирался пробыть на своем посту немного дольше, а Леонид Кучма на Украине имел собственные тактические заготовки, которые в жизнь не воплотились. Но это частности. Личные неудачи президентов - это одно, а общее направление государственного развития - совсем другое. Это общее направление выдерживалось, даже если кем-то или чем-то приходилось жертвовать.

В России смысл происходящего у соседей на первых порах не все поняли, что породило целую «оранжевую» мифологию. Помню, как в небольшом провинциальном городе подвыпивший местный интеллигент рассказывал мне, что он вышел гулять по парку в оранжевом шарфике и этим до полусмерти напугал областные власти. С другой стороны, появилась целая плеяда профессиональных борцов против «оранжевой угрозы», неплохо устроенных в этой жизни и материально заинтересованных в том, чтобы угроза как можно дольше сохранялась.

При этом ни сторонники, ни противники экспорта «оранжевой революции» в Россию не понимали (вернее, не желали открыто признавать), что подобный экспорт невозможен в силу объективных социально-исторических причин. Российская, точнее - московская, «оранжевая революция» уже произошла в 1991 году, резко ускорив переход страны к капитализму. Это, собственно, и была единственная успешная «оранжевая революция», которая не просто состоялась на улицах столицы, но и резко изменила жизнь миллионов людей. Другой вопрос, что для большинства не в лучшую сторону. Последовавшие события 1993 года с очередным появлением бронетехники на московских улицах как раз знаменовали конец «оранжевого» периода отечественной политики, когда игра в игрушки кончилась, борьба пошла всерьез, а правящие элиты, хоть и не консолидировались, но уступать инициативу низам общества были явно не намерены.

Запаздывание и пробуксовывание капиталистического развития в других постсоветских республиках привело к тому, что стало возможным повторение сюжетов 1991 года, давно уже отыгранных и невозможных более в России.

Недавно, шаря в Интернете, я натолкнулся на очередной текст Эдуарда Лимонова, который, на мой взгляд, великолепно объясняет, почему «оранжевая» программа в наших условиях выглядит откровенным абсурдом. Призывая читателя поддержать «Другую Россию», отечественный вариант «оранжевой коалиции», Лимонов пишет:

«Другая Россия» знает дорогу. Следуйте с нами вместе. Мы поднимем над собою количество граждан, намеренно испортивших бюллетени, как флаг, так как другого способа выразить свой протест против беззакония нет. Мне лично всё равно, к какой идеологии склоняется гражданин, пришедший по нашему призыву на избирательный участок и вписавший «Другую Россию» в бюллетень. Любая идеология приемлема, если гражданин уже восстал хотя бы до степени восстания в бюллетене, до начертания там «Другая Россия». Это правильная дорога, и будь ты коммунист, либерал или националист - иди и пиши, о чем тебя просят. Ты увидишь, что из твоего протеста в бюллетене вырастет. Ибо мы ищем предлог для конфронтации. Мы предъявим им солидную, многомиллионную цифру и оспорим их выборы.

Другого пути нет, поверьте. Нужно идти не по пути разобщающих идеологий (часто просто вздорных!), а вот по этому пути слияния силы воедино, исходя из общности интересов. Идеологии на самом деле давно не движут массами».

Большинство читателей, наверно, еще прекрасно помнит, как подобные призывы захватывали воображение полуинтеллигентного обывателя в начале 1990-х годов. Но по прошествии почти двух десятилетий даже очень наивные люди не могут не удержаться от иронических вопросов. Кого это можно напугать, испортив избирательный бюллетень? В чем состоит общий интерес миллионеров и рабочих? На чем, отбросив идеологию, сошлись сторонники свободного рынка вроде Андрея Илларионова с романтиками военного коммунизма вроде Сергея Удальцова? Можно сколько угодно повторять слова об общем деле и общем враге, но нужна хоть какая-то общая позитивная программа. Хоть какое-то представление о том, что могут победители сделать со страной в случае успеха.

«Оранжевые революции» были возможны лишь в обществе, которое еще не разделилось на присущие капитализму классы либо еще не осознало этого разделения. В России эволюция социально-экономической системы прошла достаточно далеко, чтобы исключить подобные варианты.

Между тем в странах, переживших цветные революции 2004-2006 годов, обнаружилось, что произошедшие события ни в политике, ни тем более в жизни ничего не решили. Общие правила игры остались прежними. На Украине, где вели борьбу два клана - Донецкий и Киевский, эта борьба с переменным успехом продолжается по сей день. Политики то формируют коалиции, то разругиваются и идут на выборы. В Киргизии политические группировки, недополучившие свою долю в годы правления президента Акаева, увлеченно делят власть. В Грузии, как и при Шеварднадзе, после краткосрочной стабилизации начался новый кризис.

Грузии вообще повезло. Ни один президент после получения независимости республикой не смог нормально досидеть на своем кресле положенное время. На проспекте Руставели сначала стреляли, потом протестовали, теперь пускают слезоточивый газ. Жизнь до известной степени налаживается: люди - на материальном уровне - привыкли к новым условиям. Но никак не могут примириться со своим новым социальным положением.

В этом смысле массовые протесты в Тбилиси отнюдь не являются повторением розовой революции, только теперь направленной против ее же бывшего лидера. Напротив, они знаменуют начало нового этапа, когда уличные толпы перестают быть просто массовкой, используемой втемную для прикрытия верхушечного сговора.

То, что грузинская оппозиция не могла выдвинуть единого лидера, свидетельствует не о ее слабости (или, наоборот, силе), а лишь о том, что в обществе возникло осознание различия интересов и понимание того, что идеологии - не просто набор красивых слов, а важный инструмент управления, требующий бережного и осторожного отношения, что лидерам необходимо не только договариваться друг с дружкой о том, кто будет главным и как разделят портфели, но и отчитываться перед своими сторонниками, которых еще надо убедить в необходимости компромисса. Перед нами первые признаки появления гражданского общества. Или чего-то такого, что при благоприятных обстоятельствах, с течением времени, может быть, постепенно имеет шансы превратиться в гражданское общество.

Строго говоря, в большинстве стран постсоветского пространства политика в точном смысле слова (как борьба крупных общественных сил за свои интересы) была до недавнего времени просто невозможна. События, происходящие сейчас в Грузии, свидетельствуют о том, что положение начинает меняться.

ПАМЯТКА НЕГОЛОСУЮЩЕМУ ИЗБИРАТЕЛЮ

После 1993 года я не голосую. Какой смысл избирать парламент, депутаты которого думают только о том, как бы их за непослушание, не дай бог, не разогнали, или, того пуще, не расстреляли? Зачем участвовать в выборах президента, которого назначают задолго до голосования, без нашего участия?

После расстрела «Белого Дома» я несколько раз ходил на избирательные участки, чтобы забрать бюллетень. Не из гражданских чувств, а просто из любопытства. Бюллетени тогда были длинные, их можно было читать на досуге, изучать по ним историю постсоветских политических партий. У меня сложилась неплохая коллекция, но она пропала во время очередного ремонта. Подозреваю, что политически неграмотные рабочие использовали её для проклейки стены, под обоями.

Людей, которые хотят голосовать за «Единую Россию», понять можно. Им нравится власть, они довольны нынешней жизнью. Почему бы не выразить поддержку начальству? Некоторым жизнь не нравится, но поддержку начальству они всё равно готовы выразить. Их понять тоже можно. Так спокойнее.

Труднее понять тех, кто вознамерился отдать голоса официальной оппозиции. Эта беспомощная и ни на что не претендующая группа карьеристов-неудачников составляет часть существующей системы в такой же мере, как и партия власти. Их функция состоит в том, чтобы честно и неизменно проигрывая, обеспечивая итогам голосования демократическую легитимность. Плюрализм, всё-таки. Свобода выбора.

В Киеве мне рассказали, что в проводимых государством тендерах должно быть по два-три участника, но всегда заранее известно, кто победит. Фирм, претендующих на копеечные государственные контракты, не слишком много. Будущий победитель вынужден сам искать себе конкурентов и доплачивать им, чтобы они сыграли роль проигравших. То же и в российской политике.

Однако, если власть, создающую себе оппозицию, понять можно, то избирателей за подобную оппозицию голосующих - вряд ли. Они похожи на покупателя, который, приходя в магазин, сознательно выбирает себе второй сорт или бракованный товар. Причем за двойную цену.

И всё же особое недоумение всегда вызывали у меня господа, приходившие голосовать против всех. Это по большей части люди образованные, интересующиеся политикой. А читать законы явно не умеют. И с арифметикой они совершенно не в ладах. Ведь «ничейные» голоса перераспределяются пропорционально итогам выборов между прошедшими в Думу партиями. Большая часть, естественно, поступает в копилку вечнопобеждающей «Единой России». К тому же повышается явка избирателей, что тоже очень важно для чиновников. Если вам так хочется помочь власти, зачем делать это под видом протеста?

Надо отдать должное депутатам Государственной Думы, которые, сжалившись над обывателем, одновременно отменили и порог обязательной явки, и графу «против всех» в бюллетене. Увы, если обывателя готова оставить в покое власть, к нему тут же пристраивается оппозиция! Коалиция «Другая Россия» призывает граждан вписывать своих кандидатов в избирательный бюллетень, хотя центральная избирательная комиссия уже честно призналась, что подобные бюллетени будут расцениваться как испорченные. И кстати, непонятно, почему политики и агитаторы «Другой России» уверены, что власть, которая непременно сфальсифицирует выборы, испорченные бюллетени посчитает по-честному?

Успех «Единой России» неизбежен, а система устроена таким образом, что попытки его предотвратить у избирательных урн, лишь укрепляют положение «партии власти». Однако что стоит за этим триумфом: популярность правительства или равномерное презрение народа ко всему политическому классу, невзирая на оттенки?

Думаю, 2 декабря политически сознательные граждане могут со спокойной совестью остаться дома, тем более что парламентские выборы у нас регулярно приходятся на студеную зимнюю пору, когда выходить на улицу хочется разве что для покупки новогоднего подарка.

Специально для «Евразийского Дома»

МЕЖДУ ВЫБОРАМИ И ЗАБАСТОВКАМИ

Все началось 7 ноября, в годовщину Октябрьской революции. Пока функционеры петербургской организации КПРФ пытались мобилизовать своих сторонников на ритуальный митинг возле «Авроры», рабочие завода «Форд» остановили предприятие, объявив предупредительную забастовку.

Стачка продолжалась меньше суток и было остановлена решением суда, но к этому профсоюз был готов заранее. Не прошло и двух недель, как 20 ноября началась новая забастовка, на сей раз бессрочная.

События на «Форде» были лишь частью общего подъема рабочего движения, охватившего Петербург и Ленинградскую область. Еще летом разразились конфликты на пивоварне «Хейникен» и предприятии «Кока-кола», а затем противостояние охватило местное отделение Почты России. Во всех этих случаях сопротивление рабочих было связано с появлением новых свободных профсоюзов, пытавшихся доказать свою способность улучшить положение трудящихся. Зачастую профсоюз организовывался именно потому, что на предприятии назревал конфликт или условия труда воспринимались большинством коллектива как неудовлетворительные. Успехи рабочих «Форда» доказывали, что добиться перемен можно за счет энергичных и организованных совместных действий.

Однако летнее наступление свободных профсоюзов оказалось не слишком удачным. В большинстве случаев забастовки и протесты были не подготовлены. Они заканчивались поражением, активисты и лидеры увольнялись, а профсоюзу приходилось теперь бороться не за улучшение условий труда рабочих, а за собственное выживание. В других регионах России было еще хуже, чем в Питере, где у нового рабочего движения всё же имелась своего рода критическая масса (отсюда дополнительные возможности взаимопомощи, существование Комитета солидарных действий и т.д.). Кульминацией неудач стала провалившаяся стачка на АвтоВАЗе в Тольятти.

К началу осени 2007 года казалось, что рабочие выступления пошли на спад, многие профсоюзные вожди испытывали растерянность, не зная точно, что делать дальше, а общественное мнение было отвлечено начинавшейся думской выборной кампанией и спорами политологов о том, кто станет преемником Путина.

Однако события ноября вновь изменили ситуацию. В то время как бессодержательная и вялая избирательная кампания вызывала в обществе усталость и недоумение, из Петербурга стали приходить вести о новых акциях рабочего протеста. Вслед за предупредительной забастовкой «Форда» началась 13 ноября стачка докеров. К концу месяца на некоторых предприятиях докеры отказались от попыток полностью остановить работу, перейдя к «итальянской забастовке» или «работе по правилам», что в российских условиях может оказаться для владельцев порта еще хуже. Конфликт на питерской почте вновь стал заметен, дополнившись судебными делами и акциями солидарности, проводимыми в защиту уволенных профсоюзников. Локомотивные бригады объявили о предстоящей стачке, назначенной на 28 ноября. Конфликт на «Форде» вступил в резонанс с общим подъемом рабочего протеста.

Почему опять Питер?

Хотя город на Неве считался в начале прошлого века «колыбелью трех русских революций», еще несколько лет назад трудно было представить в качестве нового центра рабочих выступлений. В позднее советское время ленинградцы, обиженные на новую столицу, разозленные тупостью местных «провинциальных» властей, были в постоянной оппозиции, а потому антикоммунистические настроения распространялись здесь даже быстрее, чем в других крупных городах России. После распада СССР Питер стал центром распространения либерализма, причем не только в верхах общества, но и в массах. Не случайно здесь имелась одна из самых крупных организаций партии «Яблоко». Однако в ходе промышленного подъема 2000-х годов ситуация опять стала меняться.

Приход к власти Путина исцелил петербуржцев от комплекса неполноценности. По мере того как выходцы из «города на Неве» заполняли московские кабинеты, менялся и его статус. Петербург вновь стал обретать психологию и самоощущение столичного города со всеми вытекающими отсюда плюсами и минусами. Но еще более важную роль сыграли экономические перемены, произошедшие за последние 5-7 лет. В силу географических особенностей Ленинградская область оказалась идеальной зоной для производственной экспансии транснациональных корпораций.

С одной стороны, здесь имелась большая масса рабочей силы, хорошо образованной, не слишком дорогой и (в отличие от Москвы) на первых порах не слишком избалованной различными льготами. С другой стороны, здесь же имелась и значительная масса потребителей, причем доходы и покупательная способность их росли благодаря квазистоличному статусу региона, опережая общероссийские. Наконец, имелась подходящая инфраструктура, включая петербургский порт.

Вообще-то с петербургским портом всегда были проблемы, поскольку со времен Петра Великого никто не мог точно понять, зачем он нужен. И лишь в новых условиях, когда Россия потеряла доступ к оказавшимся в «новых независимых государствах» портам Балтики, значение Петербурга в качестве приморского города вновь возросло. Поскольку же значительная часть новых производств основана была на сборке деталей, поступающих по морю из-за рубежа, близость порта оказывалась очень кстати. В перспективе открывалась возможность экспорта местной продукции в Прибалтику и Северную Европу. Предприятия стали расти как на дрожжах. Даже сейчас, пока «Форд» бастует, другие автомобилестроительные корпорации продолжают по соседству сооружать свои производственные корпуса.

Транснациональные компании сделали ставку на создание молодых коллективов, не зараженных советской трудовой культурой, способных быстро освоить новые технологии. Расчет был верен - производительность труда оказалась на качественно другом уровне, чем на старых заводах (достаточно сравнить тот же «Форд» с АвтоВАЗом). Но вместе с ростом производительности росло и самосознание рабочих. На экономическом уровне это выразилось просто: появились новые профсоюзы, потребовавшие повышения зарплаты. Дисциплинированные коллективы, привыкшие к четкой и слаженной работе, оказались способны так же эффективно и дисциплинированно бастовать. А «вирус классовой борьбы», найдя для себя благоприятную среду на новых предприятиях, постепенно стал заражать и старые. Вместе с первыми успешными выступлениями распространялась и информация, передавался опыт, а главное - чувство уверенности в себе.

Соблазн

Предвыборная обстановка лета 2007 года способствовала тому, что политические партии стали проявлять интерес к новому рабочему движению. Потенциал протеста мог превратиться в ходовой товар на политическом рынке. «Другая Россия» приглашала профсоюзы участвовать в маршах несогласных, Геннадий Зюганов и Сергей Миронов приезжали к рабочим «Форда», приглашали их на свои партийные мероприятия. У более опытных профсоюзных лидеров это вызывало серьезные опасения. Те, кто помнит историю свободных профсоюзов в России, не мог не увидеть сходства с ситуацией конца 1980-х и начала 1990-х годов, когда выступления шахтеров были цинично использованы столичными либеральными группировками, после чего в ходе неолиберальных реформ десятки тысяч шахтеров потеряли работу. Сейчас возникала опасность того, что новое рабочее движение будет так же использовано в ходе очередной политической кампании. Даже если это не приведет к таким же катастрофическим последствиям, как 15 лет назад, то всё равно закончится «растаскиванием» профсоюзного актива между партиями, не имеющими ничего общего с интересами трудящихся.

Однако, к удивлению многих, беды не случилось. Отчасти это было вызвано коррумпированностью и неэффективностью самих «оппозиционных» партий, которые просто не смогли сделать ни одного серьезного шага навстречу рабочим организациям.

Психология современной российской политики такова, что подкуп отдельных лидеров считается вполне достойным способом траты денег, но помощь какой-либо организации в ее практической работе - бессмысленной растратой средств и времени. Между тем рабочие организации, даже имея сильных лидеров, остаются достаточно сплоченным целым. Если даже кто-то из лидеров продается, он оказывается неспособен повести за собой своих сторонников. Он просто теряет их, ибо не может ничего предложить коллективу. Профсоюзные лидеры прекрасно сознают эту ситуацию и понимают, что доверие членов своей организации куда важнее, нежели посулы любых «внешних» структур.

«Другая Россия» после первоначальных успехов в Питере начала утрачивать там влияние, ибо участники уличных протестов не желали быть «пушечным мясом» для московских «полководцев», считающих любые конкретные вопросы не более чем «поводом для наступления на власть». КПРФ прониклась уверенностью, что успех «Единой России» оставляет ее в роли единственной значимой оппозиционной партии, а следовательно, она автоматически получит все голоса протеста, даже ничего не делая. Что касается «Справедливой России», то ее функционеры сначала были уверены, что Кремль за них сделает всю работу и преподнесет им думские мандаты на блюдечке с голубой каемочкой, а когда поняли, что это не так, начали просто разбегаться, растаскивая выделенные на предвыборную кампанию деньги.

Справедливости ради надо признать, что для рабочих организаций коррумпированность и неэффективность «официальной оппозиции» оказались просто благодеянием. Рабочих на какое-то время оставили в покое, дав их организациям возможность развиваться самостоятельно, без особых внешних влияний.

В свою очередь, лидеры профсоюзов, понаблюдав за происходящим, сделали самые нелицеприятные выводы о политиках. 7 ноября во время судебного заседания на вопрос, будет ли он голосовать за КПРФ, лидер фордовцев Алексей Этманов бросил: «Пусть сначала уволят Зюганова!»

«Не голосуй, а бастуй!»

Не только для оппозиционных политиков, но и для работодателей или местных властей было бы удобнее, если бы социальный протест можно было бы привязать к каким-то внешним событиям, особенно - к избирательной кампании. Именно на это намекали представители областного начальства в своих первых комментариях по поводу забастовки на «Форде». Однако реальность оказалась в настолько вопиющем противоречии с этой пропагандой, что от нее пришлось отказаться.

Рабочее движение демонстративно повернулось спиной к выборам. Один из первых лозунгов стачки звучал как четкая политическая позиция: «Не голосуй, а бастуй!» Иными словами - никакого доверия к политикам, которые могут попытаться использовать рабочих в своих целях, никакого шанса тем, кто хочет превратить забастовки в элемент предвыборной игры.

Та же тенденция наметилась и в других социальных движениях. Они либо отказывались вовлекать себя в избирательный процесс, либо и вовсе выступали с его публичным осуждением. Дополнительную остроту этому осуждению придало то, что в некоторых регионах активную роль в социальных движениях играют сторонники незарегистрированной Российской коммунистической рабочей партии (РКРП). После проверки Министерства юстиции эта партия, как не набравшая должного числа членов, была отстранена от выборов (хотя, на мой вкус, РКРП больше похожа на партию, чем большинство организаций, к выборам допущенных). Не удивительно, что там, где сильны позиции РКРП, социальные движения особенно склонны осудить «избирательный балаган». Сюда же примыкает и большинство троцкистских групп, за исключением группы «Вперед», которая призвала своих сторонников явиться на выборы и голосовать как угодно, за кого угодно, лишь бы против «Единой России».

Наиболее ярко неприятие выборов выразилось в Перми. Местный Координационный совет протестных акций призвал «поставить крест на выборах». Причем сделать это предложили совершенно конкретным образом: «Мы призываем всех, кто не согласен с тем, что его лишили естественных гражданских прав и свобод, кому надоело терпеть пустые обещания, пойти на избирательные участки 2 декабря 2007! Взять свой избирательный бюллетень! И перечеркнуть его крест-накрест!»

Самое удивительное в этом призыве то, что не сказано, как дальше быть с перечеркнутым бюллетенем. Бросить в урну? Положить в карман, унести домой и повесить на стенку? Сдать в Координационный совет как доказательство пролетарской сознательности? Подарить любимой девушке?

Общественность

Независимость рабочего движения имеет и оборотную сторону. Если бы профсоюзы готовы были продаться либеральной оппозиции или обслуживать КПРФ, несомненно, мы имели бы сейчас бурную кампанию в защиту рабочих - либо в либеральной прессе, либо в изданиях, находящихся под контролем Зюганова. Однако движение, «просто» защищающее интересы рабочих, никому (кроме самих рабочих) не нужно, не вызывает ни интереса, ни симпатии. В лучшем случае о забастовках сообщают, да и то, больше в разделах экономических новостей.

В отличие от первых выступлений фордовцев, которые вызывали интерес и даже симпатию уже тем, что были у нас в новинку (ого, как на Западе!), нынешняя стачка на особые симпатии «общественности» может не рассчитывать. Наоборот, на первое место выходят опасения потребителей, боящихся, что придется дольше ждать заказанной машины или увеличится ее цена. То, что требуемое профсоюзом «Форда» повышение зарплаты «до бразильского уровня» может быть при неизменной цене компенсировано незначительным снижением прибылей компании, говорить не принято. 21 ноября «РБК daily» обнародовал подсчеты экспертов, согласно которым при полном удовлетворении всех требований забастовщиков себестоимость «Фокусов» вырастет всего по 100 долларов на машину. И нет никакой причины перекладывать эти расходы на потребителя.

Увы, эти подсчеты остаются по большей части недоступны для массовой публики, которую продолжают запугивать резким подорожанием и без того чрезмерно дорогих машин. О том, что дороговизна вызвана стремлением фирм сорвать дополнительную прибыль с «перегретого» рынка и не имеет никакого отношения к по-прежнему низкой заработной плате, предпочитают молчать. Журналистика наша всегда принимает сторону работодателя, а журналистика либеральная - в особенности. Как при таком отношении к заработной плате мы надеемся стать через 15-20 лет страной с «европейским уровнем жизни» - остается некоторой загадкой. Было бы неплохо сперва, по примеру фордовцев, попытаться подтянуть зарплаты до «бразильского уровня» (оговорюсь сразу, что имеются в виду всё же бразильские рабочие, а не бразильские беспризорники).

Однако в то время как либеральная общественность испытывает к стачке на «Форде» безразличие, переходящее в глухую неприязнь, рабочие других предприятий автомобильной отрасли смотрят на происходящее с возрастающим интересом. Если конфликт закончится хотя бы приемлемым компромиссом, то не за горами день, когда пойдет речь об отраслевом соглашении, гарантирующем приемлемый уровень заработной платы, для всех автомобилестроительных заводов.

Если это случится, то к России тоже окажется применимо высказывание Генри Форда: «Мои рабочие сами могут покупать мои автомобили».

Победа на Волге

Так или иначе, но ноябрьские забастовки в Питере войдут в историю нового рабочего движения России. И не только как пример организованности и сплоченности участников, но и как определенный этап в развитии политического сознания трудящихся. Люди научаются защищать свои интересы и не дают собой манипулировать. Для сотрудников компании «Форд», докеров петербургского порта и машинистов локомотивных бригад в Ленинградской области ноябрь 2007 года запомнится не унылой избирательной кампанией, а острыми социальными конфликтами.

Видимо, не случайно и то, что одновременно с забастовкой на «Форде» произошло другое событие, не менее важное для рабочего движения. 23 ноября профсоюзу «Единство» в Тольятти удалось подписать соглашение с руководством АвтоВАЗа. Неудачно развивавшаяся августовская стачка в Тольятти была своего рода холодным душем для рабочих лидеров. Однако последовавшие переговоры завершились успехом. На фоне общего подъема забастовочного движения менеджмент Волжского автозавода оказался куда более склонен прислушаться к требованиям профсоюза и Всероссийской конфедерации труда, в которую входят и «Единство», и рабочие «Форда».

Встреча руководителя «АвтоВАЗа» Б. Алешина и рабочего лидера Петра Золотарева длилась около 2 часов. В итоге было объявлено, что до 2 декабря будет издан приказ, согласно которому все санкции к участникам августовской забастовки отменяются. Уволенные ранее рабочие Мачихин и Виноградов будут восстановлены на работе, с участников забастовки будут сняты все выговоры и взыскания, им будут выплачены премия за август и 13-я зарплата по итогам года. Отныне профсоюз «Единство» станет равноправным участником комиссии по заключению коллективного договора. По сути, это означает официальное признание администрацией АвтоВАЗа профсоюза «Единство», чего рабочие добивались на протяжении целого десятилетия.

«Когда появился новый Трудовой кодекс, - объясняет президент ВКТ Борис Кравченко, - свободные профсоюзы были в состоянии шока. Их деятельность была резко ограничена, права сведены к минимуму, забастовки фактически оказались под запретом. Попытки добиться справедливости с помощью жалоб, писем протеста и лоббирования политиков ничего не дали. Потом, когда первое потрясение прошло, стало ясно: жить можно и при новом Кодексе, только надо не жаловаться, а бороться. Нынешние стачки по факту меняют практику трудовых отношений. Свободные профсоюзы научаются сочетать конфронтацию с переговорами и добиваться успеха. Рано или поздно Трудовой кодекс тоже будет пересмотрен. Но добьемся мы этого не с помощью политиков, а сами, своими силами».

На таком фоне даже официальная Федерация независимых профсоюзов России, ранее всячески одобрявшая Трудовой кодекс, заговорила о возможности его пересмотра. Лидер ФНПР Михаил Шмаков хоть и с оговорками, но поддержал требования нового рабочего движения. Времена меняются.

Насколько нынешние трудовые конфликты будут иметь политическое значение, вопрос будущего. Но в любом случае, перед нами первые признаки новой общественной ситуации, которая меньше всего может быть описана в категориях соперничества думских партий и политических как бы элит.

Гражданское общество России демонстрирует свою зрелость не возле урн на избирательных участках, а под холодным северным ветром у проходной «Форда».

РАЗМЫШЛЕНИЯ ПЕРЕД ПОСЛЕДНИМ ВОСКРЕСЕНЬЕМ

Написав на прошлой неделе «Памятку неголосующему избирателю», я искренне надеялся, что мне больше не придется писать о выборах в Государственную Думу. По крайней мере, до официального подведения их итогов в декабре. Но два события, произошедшие почти одновременно, заставили меня изменить решение. Сначала мне принесли газету небольшой левой группы «Вперед», передовая статья которой разоблачала жульнический характер выборов, а затем призывала граждан обязательно явиться к избирательным урнам и проголосовать - ради «повышения гражданского сознания». Голосовать советовали как угодно, за кого угодно, только не за «Единую Россию», получившую в газете лестное название «классового врага №1».

Примерно в те же дни я получил письмо коллеги из провинциального города, рассказывавшей о том, как администрация университета принуждает сотрудников и студентов явиться на голосование. Чтобы более эффективно контролировать явку, 2 декабря даже объявили рабочим днем. Студенты общежитий и преподаватели прямо перед занятиями должны будут под присмотром начальства пройти к урнам, установленным тут же рядом.

Сопоставление газетной передовицы с частным письмом показывает насколько слабо столичная интеллектуальная тусовка (хоть левая, хоть либеральная) представляет себе то, что реально происходит в стране.

Для целого ряда категорий избирателей в провинции отказ от участия в выборах (формально не противоречащий закону) сопряжен с риском серьезных неприятностей на работе и требует реальной гражданской смелости, а зачастую и изобретательности. Люди добывают фиктивные врачебные справки, берут открепительные талоны, никуда не собираясь уезжать, или организуют себе дальние командировки. Для государственных служащих, врачей, преподавателей школ и вузов принуждение к голосованию становится важной формой политического контроля.

Проверить, кому человек отдал свой голос, нельзя, зато проконтролировать его явку к урне не составляет труда. Однако вопрос о том, за кого будут голосовать люди, волнует начальство куда меньше, чем сам факт явки. Что опять же вполне логично. Регулярное и обязательное посещение выборов населением очень важно с точки зрения власти. Причем чем более очевидна бессмысленность самих выборов, тем более настойчиво используются имеющиеся в руках властей манипулятивные и репрессивные возможности для того, чтобы принудить нас к участию. Люди должны привыкнуть механически и без возражений совершать определенные действия, даже (и особенно) если их бессмысленность очевидна. Это важнейший элемент системы господства - тренировка покорности. Именно потому на нынешних выборах пропагандистская активность Центризбиркома, развешивающего повсюду дурацкие плакаты с призывами идти на выборы и загрузившего рекламные блоки телепередач своими пошлыми клипами, в разы превосходит пропагандистскую активность всех партий вместе взятых, включая и «Единую Россию».

Надо признать, что эта политика срабатывает. В условиях, когда никто не решается открыто агитировать против выборов (как мы видели, даже часть крайне левых радостно идет в фарватере Центризбиркома), население воспринимает участие в выборах как некую неприятную, но обязательную повинность. Культура подданничества торжествует над остатками (или ростками) гражданского самосознания. Потеря уважения к себе и острое чувство стыда, которое граждане испытывают, опуская избирательный бюллетень, - составная часть подобного «негативного воспитания».

О том, что люди, понуждаемые к участию в выборах, неправильно отдадут свои голоса, не приходится беспокоиться. Оказавшись в кабинке для голосования, избиратели выбирают «Единую Россию» совершенно сознательно. Единственной серьезной альтернативой выглядит КПРФ, которая действительно привлечет некоторое количество протестных голосов. Но показательно, что большая часть людей, которые участвовали в уличных выступлениях 2005 года, придя к урнам 2 декабря, отдадут голоса именно «Единой России».

Столичные интеллектуалы, разумеется, со свойственным им народолюбием, будут списывать подобное поведение на «низкое гражданское сознание», «политическую безграмотность», «тупость» и «бестолковость» населения. На самом деле, провинциальные обыватели понимают политический процесс куда точнее, чем московские интеллектуалы.

Тех, кто из-за ненависти к «Единой России» готов голосовать за КПРФ, во много раз меньше, чем тех, кто испытывают к КПРФ большее отвращение, нежели к «партии власти». У партии Зюганова впечатляющий негативный рейтинг. Зная это, власть не только не предпринимает в нынешнем году каких-либо пропагандистских ударов по данной организации, но и дает ей «зеленый свет».

Подобные неприязненные чувства к партии Зюганова вполне обоснованы. При нынешнем политическом раскладе избиратель вполне рационально предпочитает безликое Ничто, предлагаемое ему начальством, сборищу монстров, называющих себя оппозицией. Все «серьезные» оппозиционные партии в той или иной мере фашизоидны, откровенно демагогичны и неизменно коррумпированы. Все они в той или иной мере ориентированы на реванш, возврат в прошлое, причем КПРФ - в первую очередь. И речь идет не о возврате в счастливые для многих времена позднего СССР, а о восстановлении нетерпимой ситуации 1990-х годов, когда экономический развал и прилюдное разворовывание государственной собственности сочеталось с «коммунистическим» большинством в Государственной Думе. Если глубокомысленные интеллектуалы готовы это забыть и простить, то население за последнее время научилось помнить не только добро.

Аналогом нынешних выборов было бы предложение советским людям выбрать себе лидеров, но так, чтобы единственными «серьезными» соперниками Л.И. Брежнева были Лаврентий Берия и генерал Деникин. Не имея права выбирать себе будущее, жители России отдают предпочтение более или менее сытому настоящему перед страшным и голодным прошлым.

Официальная оппозиция является не просто частью системы. Она является именно тем элементом системы, который обеспечивает в ней политическую стабильность, поддерживает её равновесие. Если перемены начнутся в обществе и политике, то нынешние оппозиционные партии просто исчезнут со сцены. Но, к сожалению, их крах как раз является одним из главных условий для начала перемен.

Часть населения, загоняемого на избирательные участки, со зла голосует за ЛДПР. Среди подневольных избирателей резко возрастает процент подобного «голосования назло». Показательно, что наибольший процент партия Жириновского получает в тюрьмах, больницах и воинских частях. Не потому, что в этих трех категориях заведений люди испытывают особую теплоту к Владимиру Вольфовичу, а потому, что здесь от участия в выборах уже никак не отвертишься. Соответственно, и самый высокий процент «назло-голосования».

Некоторые будут портить бюллетени. «Единая Россия» скажет им большое спасибо. Ведь эти избиратели засчитываются, а голоса их перераспределяются. Допустим, вы портите бюллетень потому, что вам равно отвратительны «Единая Россия», КПРФ и Жириновский. Значит, гарантированно ваш голос получит кто-то из них. Если «Единая Россия» завоюет 65%, КПРФ - 20%, а ЛДПР - 8%, то из тысячи испорченных бюллетеней (с надписью «Другая Россия» или «Пошли вы все!») примерно 690 уйдет к «Единой России», 230 к КПРФ, а 80 достанутся Владимиру Вольфовичу.

Гениальность нынешней политической системы состоит в том, что любые ваши действия работают на неё, что бы вы ни предпринимали. Это напоминает знаменитый пример в книге польского философа Яна Котта, который описал машину для игры в орлянку. Как бы вы ни играли, автомат, анализируя и предугадывая систему ваших решений, выигрывает, правильно называя орел или решку. Единственный способ сравнять шансы - подбрасывать монетку, давая ответы случайным образом. Но и в этом случае вы не выигрываете, а сводите игру вничью.

Чего Ян Котт не предположил, так это того, что рано или поздно в игровой зал войдет мужик с молотком и разобьет машинку к чертовой матери. На сегодняшний день нет не только самого молотка, но не видно, в чьих руках этот молоток окажется. Однако есть некоторые признаки, которые позволяют сделать прогноз. Дело не только в волне забастовок, идущих по стране параллельно с избирательной кампанией (причем показательно, что, несмотря на неприязнь к власти, участники стачек не проявляют никакой симпатии к официальной оппозиции). Ранее в этой статье я говорил, что большинство участников протестов 2005 года голосовали и будут голосовать за «Единую Россию». А что если повернуть тот же аргумент оборотной стороной? Голосование за «Единую Россию» не смогло гарантировать лояльность в меняющейся ситуации.

Конформистски настроенные избиратели КПРФ в уличных протестах участвовать не склонны, как и сама партия никогда не будет участвовать ни в какой реальной борьбе, её функция - замена реального протеста фиктивным, симуляция оппозиции и поддержка власти в условиях кризиса (как показал опыт 1995-1999 годов в рядах её думской фракции всегда оказывалось ровно столько «недисциплинированных» депутатов, сколько было в данный момент необходимо для прохождения кремлевского законодательства). В 2005 году основные усилия КПРФ состояли в том, чтобы сорвать протесты, увести толпу с улиц обещаниями потом провести «легальные» митинги. Увы, не подействовало. И не подействовало именно потому, что уличная толпа не испытывала ни доверия, ни уважения к КПРФ. Иными словами, потому, что это были избиратели «Единой России».

Да, на избирателей «Единой России» у меня определенные надежды есть. Как избиратели КПСС в условиях перестройки почувствовали себя свободными от принудительно вырванной у них присяги, так и эти люди при первой же возможности радостно вытеснят из памяти неприятные воспоминания о декабре 2007 года.

Однако вожаками будут не они, а те, кому хватило здравого смысла и силы воли, чтобы не пойти к урнам в день народного позора 2 декабря 2007 года.

Специально для «Евразийского Дома»

ФРАНЦУЗСКИЙ РЕМЕЙК

Во Франции все время что-то не так. После того как массовые протесты сорвали принятие закона о первом найме, а на референдуме о Европейской конституции провалился неолиберальный проект, все были уверены, что страна поворачивает влево.

На этом фоне полной неожиданностью для многих стал триумф Николя Саркози на президентских выборах - не просто кандидата правых, но и политика, грозившего сделать с Францией то же самое, что Маргарет Тэтчер сделала с Англией. Иными словами, доломать остатки социального государства, разгромить рабочее движение и установить бескомпромиссный режим свободного рынка. Вдобавок ко всему новое правительство намеревалось резко сократить иммиграцию и усилить меры по насаждению французской культуры и христианской этики среди новоприбывших. Московские правые публицисты восхищенно предвкушали массовые депортации черных и преследования арабов, но в данном случае они глубоко ошибались: с точки зрения французского националиста не так важен цвет кожи, как соблюдение культурных норм. Алжирцы, интегрировавшиеся во французское общество, оказываются при новом режиме в куда лучшем положении, чем многочисленные русские и украинские иммигранты, упорно не желающие выучить по-французски что-либо, кроме «je ne mange pas six jours».

Наступление на иммиграцию оказалось скорее символическим, хотя и очень шумным. Англо-американские аналитики жаловались, что Саркози оказался таким же, как и все остальные французские президенты: даже если и произносит речи в духе Тэтчер, ведет себя все равно как наследник де Голля. Правая риторика не мешает умеренной социальной политике. Однако в действительности Саркози отнюдь не отказывался от торжественно провозглашенных планов. Проблема была не в колебаниях Саркози, а в том, что Франция, даже если выбирает правого президента, не хочет принимать правую политику.

Стоило президенту начать реализацию своей социальной (точнее, все же антисоциальной) программы, как страна взорвалась забастовками, массовыми волнениями. Отечественная пресса утешала читателя тем, что большинство французов стачку, охватившую железные дороги, не одобрило, однако умалчивала о том, что то же самое большинство и политику президента не поддержало. Иными словами, французский обыватель недоволен решениями президента, но и массовых волнений под своими окнами не хочет. И вообще, перебои в движении поездов мало кого приводят в восторг.

Между тем столкновение между французской властью и работниками государственного сектора. В сущности, конфликт, развернувшийся в ноябре - декабре нынешнего года, представляет собой своего рода ремейк аналогичного конфликта, имевшего место в 1995 году. Тогда французские власти тоже попытались отменить социальные права (или, как они выразились, «привилегии» работников государственного сектора). Обоснование было таким же точным: во-первых, в бюджете нет денег, во-вторых, несправедливо, если у работников государственного сектора есть права, которых нет у сотрудников частных компаний, в-третьих, заработная плата французов слишком велика. Для того чтобы Франция могла успешно конкурировать с Китаем или Африкой, нужно резко понизить уровень жизни французов, и тогда начнется эпоха благоденствия и процветания.

Профсоюзы, со своей стороны, заявляли, что денег в стране полно, надо только перестать за государственный счет субсидировать частный бизнес и снижать налоги с богатых. Что касается неравенства, то устранить его можно двумя способами. Можно опустить уровень жизни госслужащих, а можно улучшить положение работников частного сектора - почему бы не пойти по второму пути? Что до снижения зарплаты и конкуренции с вьетнамцами и китайцами, то можно более эффективно защищать рынки Западной Европы от демпинга и от товаров, производимых на основе рабского по своей сути труда.

Забастовка 1995 года тоже разворачивалась в ноябре и, продлившись всего несколько дней, завершилась триумфальным успехом. Правительство капитулировало. Массовая остановка транспорта в Париже вывела людей на улицы, причем большая часть столичных жителей, не имея возможности добраться на работу, просто устроили себе лишний выходной. Погода стояла теплая, и веселые толпы праздношатающихся парижан смешивались с многотысячными колоннами демонстрантов. Собственно, с того момента и начинается новый подъем социальных движений во Франции.

Деньги в бюджете нашлись, а со страной ничего катастрофического не случилось. Несмотря на то что французы по-прежнему зарабатывают много больше китайцев, экономика не рухнула. Однако сменяющие друг друга правительства правых и социалистов от первоначального курса не отказались.

В конце 1940-х годов государственная социальная политика строилась на двух основах. С одной стороны, расширение общественного сектора позволило правительству получать от своих предприятий прибыли, пополнявшие бюджет (надо отметить, что французские государственные компании всегда были образцом эффективности). С другой стороны, налоги, которыми облагались прибыли частных корпораций и доходы богатых граждан, шли на социальные нужды. В 1990-е годы ситуация изменилась. Общественный сектор систематически приватизировался, причем наиболее прибыльные и эффективные компании продавались в первую очередь. На первых порах бюджет пополнялся доходами от приватизации, но в скором времени приватизировать оказалось уже почти нечего, а бизнес все больше требовал от государства поддержки. Средства, которые ранее шли на социальные нужды, теперь приходилось тратить на поощрение частного сектора. В рамках программ поддержки бизнеса постоянно снижались налоги - бюджет становился все более тощим.

Теория состоит в том, что снижение налогов приводит к оживлению экономической жизни, в результате чего бюджет не только ничего не теряет, а, наоборот, пополняется новыми средствами. Однако это теория. На практике все получается совершенно иначе. Нельзя сказать, что снижение налогов не оказывало никакого стимулирующего влияния на экономику, но достигаемый за счет таких мер прирост получался значительно меньшим, чем нужно было, чтобы залатать дыры в бюджете. С другой стороны, если снизить налоги, приватизировать компании было относительно легко, то попытки демонтажа социального государства наталкивались на решительное сопротивление. В итоге диспропорция между доходами и социальными обязательствами правительства постоянно нарастала.

Конфронтация правительства и профсоюзов была тщательно подготовлена, к тому же для Саркози важно было начать наступление до того, как правительство растратило кредит доверия, полученный во время выборов. Еще одно отличие между конфронтацией 1995 года и нынешним конфликтом состоит в том, что у профсоюзов и государственных служащих не может быть надежды на смену правительства. В 1995 году поражение правого правительства вернуло к власти социалистов. Однако социалисты во многих отношениях оказались даже хуже правых. Это прекрасно сознают лидеры и активисты профсоюзов сегодня. И это отнюдь не придает им уверенности в себе.

С другой стороны, профсоюзы сохраняют решимость бороться, а победы, одержанные в последнее время - во время референдума и в кампании против закона о первом найме, - подняли их боевой дух. Почувствовав, что забастовка транспортных рабочих и государственных служащих не достигает цели, сопротивление сменило тактику. Стачка была прекращена, начались переговоры. В свою очередь власть объявила о целой серии уступок, смысл которых не только в том, чтобы смягчить для трудящихся шок, вызванный потерей социальных льгот, но и в том, чтобы переориентировать людей с социальных ценностей на рыночные. Денежные компенсации должны заменить утраченные права. Они одновременно пытаются и расколоть протестующих, поскольку компенсации разным категориям трудящихся предлагаются разные, в зависимости от сложности их труда и квалификации. Этим подрывается фундаментальный принцип - социальные права, как и гражданские права, у всех равные.

С другой стороны, у правительства тоже куча проблем. Вновь вспыхнули волнения в иммигрантских пригородах. Это опять своего рода ремейк, только речь идет о событиях, которые совсем еще свежи в памяти. Молодежь опять поджигает автомобили и дерется с полицией. Только на этот раз прозвучали выстрелы. Власти стараются удержать ситуацию под контролем, но ясно одно: замирения не произошло. Проблемы безработной молодежи из иммигрантских семей так и остались неразрешенными, несмотря на все обещания политиков. Если репрессии будут слишком сильными, это вызовет возмущение общественности. Если ничего не будет сделано, чтобы «навести порядок», недовольны будут избиратели Саркози и пострадает его репутация «жесткого парня». Рейтинг президента уже рухнул ниже 50-процентной отметки, и никакого улучшения не предвидится. Он доказывает, что социального кризиса в стране не существует, обещает повысить покупательную способность населения, но ничего конкретного предложить не может, если не считать обещания поймать и наказать хулиганов, стрелявших в полицейских.

В эти же дни адвокаты, судьи и прочие представители судебной власти объявили, что планируют национальную забастовку против реформы юридической системы. Эта «реформа юридической карты», за которую отвечает министр юстиции Рашида Дати, направлена на экономию бюджетных средств. Планируется упразднение десятков судов первой инстанции в городах среднего размера. Сократятся и рабочие места, причем на этот раз в первую очередь для представителей «свободных профессий», среднего класса. Адвокаты и судьи из французской провинции возмущены. Акции протеста уже развернулись во многих городах, но сейчас они приобретают общенациональные масштабы.

Противники президента провозгласили 30 ноября «днем без Саркози», пообещав игнорировать в этот день любые высказывания и заявления лидера страны. Значительная часть средств массовой информации эту инициативу поддерживает, так что у правительства возникают проблемы еще и по части пиара.

Профсоюзы прекрасно понимают, что затягивание конфликта позволяет подготовиться к новому этапу сопротивления, расширить число своих сторонников и разъяснить колеблющимся, что рынок труда един, а это значит, что общее ухудшение социальных условий найма непременно скажется на всех, в том числе и на работниках частного сектора. До тех пор пока у квалифицированного работника была возможность в государственной организации получать пресловутые привилегии, частный сектор компенсировал это различными премиями, бонусами и дополнительными выплатами. Как только государство откажется от социальной политики, частный сектор, со своей стороны, сможет экономить на бонусах и премиях (речь, конечно, не идет о поощрении топ-менеджеров, у которых все будет в порядке).

Конфликт между государством и профсоюзами во Франции приобретает затяжной характер. Обе стороны намерены настаивать на своем и не могут позволить себе потерю лица. Обе стороны готовы сочетать политическое маневрирование с силовыми методами и демонстрировать, по крайней мере на словах, готовность к компромиссу. Но в любом случае ясно одно: чем бы ни закончилась нынешняя конфронтация, в истории современной Франции она будет далеко не последней.

ОППОЗИЦИЯ ПЫТАЛАСЬ СЕРЬЕЗНО ПОВЛИЯТЬ НА ИСХОД ВЫБОРОВ

После обнародования результатов голосования на выборах в Госдуму 2 декабря оппозиционные партии попытались объяснить причину своего провала многочисленными нарушениями избирательного законодательства, якобы допущенными «Единой Россией». При этом и в КПРФ, и в «Союзе правых сил», и в других партиях (как прошедших в Госдуму, так и не попавших в парламент) скромно умалчивают о своих «достижениях». Между тем, нарушения, допущенные в ходе избирательной кампании оппозиционными партиями, ставят под сомнение правомерность заявлений представителей КПРФ, СПС и других недовольных итогами выборов.

Руководитель Института глобализации социальных движений Борис Кагарлицкий в интервью нашему изданию рассказал о том, что в настоящее время идет работа по подготовке доклада о нарушениях избирательного законодательства, допущенных оппозиционными партиями во время предвыборной кампании и в ходе голосования 2 декабря. Условное название - «Черная книга нарушений оппозиции на выборах».

Кагарлицкий - один из авторов доклада «Штормовое предупреждение» о коррупции в российских политических партиях. Напомним, что согласно докладу, основанном на публикациях в СМИ, первое место в своеобразном «рейтинге коррупционности» заняла КПРФ. По этому поводу коммунисты подали на Кагарлицкого в суд, но в конечном итоге фактически отказались от иска, так и не опровергнув выводы, содержащиеся в «Штормовом предупреждении».

- Расскажите пожалуйста, как родилась идея подготовки нового исследования?

- Появилась инициатива - собрать факты разного рода нарушений на выборах по всему политическому сектору, поскольку сейчас достаточно типичное обвинение состоит в том, что «власть подкрутила результаты выборов».

У нас есть основания подозревать, что были достаточно серьезные попытки повлиять на исход выборов со стороны оппозиционных партий.

Во-первых, пока что по анализу выборов есть ряд вопросов по поводу результатов «Справедливой России». С другой стороны, в прессе есть информация о покупке голосов со стороны «Союза правых сил». Конечно, все эти факты нуждаются в проверке. Говорить с полной уверенностью о том, что все это имело место, нельзя.

- Когда приступите к работе?

- Сначала надо оценить результаты, насколько это все масштабно и заслуживает серьезной публикации. И в течение декабря будет принято решение, стоит заниматься этим или нет. Потому что тут есть второй существенный момент этического характера. Дело в том, что не всегда хочется пинать проигравших. Хотя по поводу СПС у нас возникли очень серьезные подозрения.

- Действительно ли она будет называться «Черная книга нарушений оппозиции на выборах»?

- Это пока просто предложение именно так назвать, сейчас мы его рассматриваем. Ведь есть еще вариант - интересно оценить более общую ситуацию.

Если речь идет о продолжении темы коррупции в оппозиции, на мой взгляд, сейчас гораздо более интересная тема то, как это происходит на уровне неформальных процессов, на уровне каких-то взаимоотношений между теми или иными фондами и, предположим, прессой. Т.е. процессы, связанные с неформальными политтехнологиями. Потому что даже выборы показали, что такая практика имела место.

Подготовила Ярослава Крестовская

ПО-НАСТОЯЩЕМУ ВАЖНЫЕ НОВОСТИ

Думские выборы, которыми долго и безуспешно пугали избирателей, наконец закончены. Можно вздохнуть с облегчением и на некоторое время забыть о депутатах, Государственной Думе, партии «Единая Россия», а заодно об их коллегах, которые натужно и без особого успеха пытаются изображать из себя оппозицию.

Если ноябрь 2007 года останется в истории, то не предвыборной кампанией и политическими интригами в Кремле, а очередным всплеском рабочих выступлений. Наибольшее внимание к себе, разумеется, привлекла стачка на заводе «Форд» во Всеволожске. Это была первая бессрочная забастовка в России эпохи Путина. Она в известной мере и подводит итоги этой эпохи.

Наше замечательное законодательство составлено так, что, несмотря на формально провозглашенное право на забастовку, делает все стачки незаконными. Свободные профсоюзы нашли выход: они бастовали по одному дню, а затем, получив предписание суда, объявляющего их действия противоправными, подчинялись закону. Через некоторое время следовал новый протест, новое судебное решение и так далее.

На сей раз, рабочие отказались от игры в кошки-мышки с судебными властями, объявив бессрочную забастовку. О том, что могут последовать репрессии, прекрасно знали и рядовые члены профсоюза, и их лидеры. В Петербурге всем хорошо известна судьба лидеров профсоюза «Почта России - Питер». После того, как на предприятии начались протесты, был уволен лидер забастовщиков Максим Рощин. В скором времени после него был уволен и заместитель главы профсоюза Дмитрий Пацук. Оспаривая незаконное увольнение в суде, Пацук продолжает вести переговоры с администрацией - уже как представитель Всероссийской конфедерации труда (ВКТ), куда входят питерские почтовики. Это не единственный случай репрессий против работников, выступающих за свои права. После забастовки в мае был уволен «за прогул» глава профсоюза петербургской пивоварни Heineken Валерий Соколов. До него с такой же формулировкой увольняли председателя первичной профсоюзной организации работников «Кока-Колы» Сергея Долгого. Однако репрессии не помогают. В самый разгар забастовки на «Форде» пришла новость из Тольятти: двое рабочих, членов профсоюза «Единство», которые были летом уволены за участие в акции протеста, оказались восстановлены на своих местах после переговоров между работодателем и ВКТ. Летом рабочие «Форда» поддерживали бастующих в Тольятти. Сейчас рабочие из Тольятти выражают солидарность, переводя деньги на счет профсоюзной организации «Форда».

Солидарность, порой, принимает неожиданные формы. Группа молодых художников и философов, выпускающая газету «Что делать?», послала открытое письмо бастующим во Всеволожске, выражая благодарность за то, что действия рабочих способствуют их творческому вдохновению.

Корпорации понемногу привыкают к мысли, что у российских рабочих тоже есть права, что с профсоюзами приходится считаться. Репрессии, прокатившиеся летом по российским предприятиям, эффекта не дали. Достижения одних профсоюзов становятся примером для других. Волна поднимается.

В конце ноября 2007 года грозились остановить работу машинисты железнодорожных локомотивов, которых принудили отказаться от стачки судебным решением и угрозой репрессий. Для того чтобы добиться своих прав, приходится нарушать закон. Значит, профсоюзам не остается иного пути, как добиваться его пересмотра. Это и есть настоящая, полноценная демократическая борьба, смысл которой люди воспринимают куда лучше, чем абстрактные лозунги либеральной оппозиции.

Специально для «Евразийского Дома»

РАБОЧИЕ В РОССИИ ХОТЯТ, ЧТОБЫ ИМ ПЛАТИЛИ, КАК В БРАЗИЛИИ

Эксклюзивный комментарий Бориса Кагарлицкого специально для KM.RU

По российским меркам требования рабочих «Форда», казалось бы, выглядят очень смелыми, потому что они требуют повысить зарплату сразу на треть. Естественно, что администрация предприятия и та либеральная пресса, которая обычно освещает подобные конфликты, воспринимают их крайне негативно.

Но давайте теперь посмотрим на дело с другой стороны. Такой же точно Ford Focus производится в Германии, Испании и Бразилии. И российский Ford Focus стоит примерно столько же, сколько и произведенный в этих странах. Зарплаты же совершенно разные. Российская зарплата значительно ниже даже бразильской на сегодняшний день - примерно на ту самую треть. Профсоюз сейчас требует выйти на уровень Бразилии, чтобы рабочим в России платили так же, как там. А Бразилия, мягко говоря, не самая богатая страна. Там не самые большие зарплаты и, напомню, что еще и немножко другой климат - соответственно, там шубу покупать не надо и т. д.

Так вот, подсчет, который был сделан, кстати, во вполне деловой прессе (в частности в публикациях «РБК») говорит о том, что если все требования рабочих в полном объеме будут приняты предприятием, то себестоимость одного автомобиля Ford Focus для компании возрастет на $100. То есть по большому счету это никак не отразится ни на компании, ни на покупателях. Потому что покупатели совершенно не обязаны эти $100 доплачивать, просто фирма должна отказаться от небольшой части своих сверхприбылей. Подчеркиваю, что речь идет не о прибылях фирмы, а о той специфической сверхприбыли, которую получает эта компания исключительно на российском рынке. В той же Бразилии доля прибыли более умеренная. Просто фирма должна немножечко пожертвовать своими сверхприбылями. И рано или поздно это придется делать.

Скажу больше, это прекрасно понимают и на «Форде». Администрация великолепно знает, что придется идти на уступки и повышать заработную плату. Еще несколько месяцев назад представители администрации «Форда» во Всеволожске говорили, что сами, видимо, будут повышать зарплату. Но вопрос в том, как быстро и на сколько. И, как мне кажется, в значительной мере острота конфликта еще вызвана не материальной стороной - не тем, какие деньги и сколько будет платить компания, - а и тем, что решается вопрос, «кто в доме хозяин». То есть компания очень не хочет, чтобы профсоюз почувствовал свою силу, почувствовал, что он доминирует на производстве. И, в свою очередь, профсоюз хочет доказать компании, что он является очень большой силой, без которой работать на этом предприятии невозможно.

Поэтому, как мне кажется, вопрос пошел скорее на принцип. И в этом плане обеим сторонам рано или поздно придется идти на компромисс. Скорее всего, профсоюзу придется согласиться на несколько меньшее повышение зарплаты, чем потребовали. Но, с другой стороны, компания должна понять, что забастовка прекратится только тогда, когда «Форд» сможет предложить профсоюзу такие условия, которые тот сможет признать в качестве своего успеха. Иначе они будут бастовать дальше.

Думаю, что, вне всякого сомнения, эта ситуация отразится вообще на автомобилестроительном комплексе России. Тем более что на многих предприятиях очень внимательно следят за тем, что происходит на «Форде». И, конечно, если забастовка будет более-менее успешной, то определенные требования начнут выдвигаться и на «Рено», и на других сборочных предприятиях, где производят западные машины, а возможно, кстати говоря, и на АвтоВАЗе. Но еще раз подчеркиваю, речь не идет о том, что это отразится как-то на потребителе. Просто российские и западные компании, которые работают на этом рынке, должны смириться с тем, что сверхприбыли не могут продолжаться бесконечно. Нужно будет рано или поздно привыкать к тому уровню прибыли, который существует в большинстве стран капиталистического мира.

http://www.km.ru/magazin/view.asp?id=ECDB4EF47FA0497981E9290D96166DBE

ИСТОРИЯ ИГСО: АКТИВИСТЫ И ЭКСПЕРТЫ НА ЛЕВОМ ФЛАНГЕ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

Предшественником Института глобализации и социальных движений (ИГСО) был учрежденный Михаилом Делягиным Институт проблем глобализации (ИПРОГ), который с 2002 года возглавил Борис Кагарлицкий. В эти годы институт наладил сотрудничество с немецким Фондом Розы Люксембург (http://www.rosalux.ru/main/index.php), Фондом Эберта (http://www.fesmos.ru/about04.html), амстердамским Транснациональным институтом (www.tni.org), выступил центром по организации российского участия в Европейском социальном форуме, активно работал над подготовкой первого и второго Российского социального форума. Он также провел большое число семинаров и конференций, организован информационно-аналитический Интернет-сайт «Глобальная альтернатива» (www.aglob.ru, ныне www.aglob.info), публиковал книги и брошюры, посвященные социальным движениям в России, развитию левой идеологии в современном мире и т.д.

В 2006 году институт разделился на две части. Михаил Делягин возглавил организацию, сохранившую старое название, а большая часть коллектива создала новый институт - ИГСО. Учредителями ИГСО, зарегистрированного в январе 2007 года, выступили Борис Кагарлицкий и Борис Кравченко, незадолго до того избранный президентом Всероссийской конфедерации труда (www.vkt.org.ru) - ведущего объединения свободных профсоюзов России.

Обновленный институт стремится продолжать работу, начатую в рамках ИПРОГа, сосредотачиваясь на вопросах, связанных с развитием социальных движений, выработке политических и экономических альтернатив неолибеарльному порядку и критическом анализе современного капитализма, как российского, так и глобального.

ИГСО является левым интеллектуальным центром, тесно связанным со свободными профсоюзами, и не отказывающимся от участия в политической жизни. Продолжается деятельность сайта «Глобальная альтернатива», сотрудничество с Европейским социальным форумом и другие проекты, начатые ещё в рамках ИПРОГа. Одновременно, однако, начаты и новые проекты. В частности, при поддержке института создан Информационно-координационный центр (ИКЦ) «Левая политика», начато издание одноименного журнала. Наряду со старыми партнерами появились и новые. Деятельность института вышла за рамки Москвы, в ней принимают участие исследователи и активисты из других регионов России (Петербург, Екатеринбург, Пенза и т.д.), у него появились представители за рубежом. На базе интернет-проектов ИГСО формируется Левый информационный центр.

ИГСО является независимой организацией, стремящейся соединить активистскую и интеллектуально-экспертную деятельность, открытую для участия в общественной жизни и для сотрудничества с людьми, организациями и проектами, нацеленными на демократическое и социалистическое преобразование общества. Коллектив института отстаивает интернационалистские и демократические ценности, поддерживает растущее рабочее движение России и по мере сил содействует укреплению левых политических организаций.

ВЕНЕСУЭЛА: КТО ВЫИГРАЛ, КТО ПРОИГРАЛ?

Уго Чавес проиграл конституционный референдум. Этого ожидали многие, это было вполне закономерно, но всё равно это стало сенсацией, а в эмоциональном плане для многих и полной неожиданностью.

Все, включая самого президента Венесуэлы, привыкли, что он неизменно выигрывает выборы и референдумы. Однако всё хорошее когда-нибудь кончается, а уверенность в своих силах сыграла злую шутку с лидером Боливарианской революции. Даже тогда, когда в тревожных сигналах не было недостатка, даже тогда, когда многие собственные сторонники предупреждали о тяжелых политических последствиях, которые будет иметь попытка пересмотра конституции, президент по-прежнему верил, что просто не может проиграть.

На протяжении многих лет он выигрывал всегда, неизменно и по-честному. Потому в критический момент, когда стало ясно, что референдум заканчивается поражением, мысль о том, чтобы подправить результаты голосования, была так же неприемлема и невозможна для венесуэльского лидера, как за несколько часов до того мысль о неудаче.

Подозреваю, что далеко не все во дворце Мирафлорес рассуждали так же, как и Чавес. И мысль о том, чтобы немного «подкрутить счетчик», несомненно, приходила в голову немалому числу правительственных чиновников. Но в том-то и состоит роль личности в истории, что в критические моменты понятие чести, политического долга или просто политическая интуиция лидера берут верх над чиновничьими интригами и бюрократической инерцией.

Признав поражение на референдуме, Чавес в известном смысле доказал именно то, что хотел - и не смог - доказать на протяжении всей своей агитационной кампании: он нужен Венесуэле, он незаменим, на него можно положиться. Окажись на его месте личность меньшего масштаба, итоги подсчета голосов могли бы оказаться иными. Всего-то дел: подправить полтора процента!

Разумеется, я весьма далек от того, чтобы преувеличивать роль личности в истории. И второй урок венесуэльского референдума в некотором смысле прямо противоположен первому: даже такой неординарный и харизматический политик, как Уго Чавес, ничего не может сделать там, где не разрешены структурные противоречия, не может сломить общую тенденцию, обозначившуюся в обществе.

В чем, однако, состоит тенденция, преодолеть которую не смог лидер Венесуэлы?

Революционный процесс переживает кризис. И кризис этот вызван отнюдь не поражением у избирательных урн. Не только это поражение, но даже и сам референдум являются лишь следствием более глубоких проблем, на которые натолкнулось руководство страны.

Радикализация социальных и экономических преобразований, происходящих в Венесуэле в последние два года, закономерно вызвала и растущее сопротивление традиционных элит.

Недовольны не только олигархи, хозяева крупных предприятий и банков. Недовольна старая интеллигенция, в спину которой дышат тысячи выходцев из низов, получившие знания благодаря новым образовательным программам, недовольна значительная часть среднего класса, чувствующего дискомфорт в условиях обострившейся политической борьбы (в конце концов, не так уж это уютно, если у вас под окнами каждую неделю митинги, а иногда и выстрелы). Недовольны и многие жители трущоб, ибо они уже вошли во вкус перемен, они ожидают лучшего.

Политика президента улучшила положение бедных, но не искоренила бедность. Она создала у народа новые потребности, выработала у низов общества уважение к себе, но отнюдь не привела к преодолению старой косной и коррумпированной бюрократии, которая на каждом шагу душит инициативу и напоминает людям, кто на самом деле хозяин положения.

Чевес и его окружение сознают, что революционный процесс надо продолжать, более того, его надо форсировать, нельзя останавливаться на полпути. Но они не рискнули нанести удар по самому главному препятствию, самой главной проблеме (и, на деле, самому главному врагу) венесуэльской революции - по собственному бюрократическому аппарату.

Напротив, они пошли по пути централизации власти и форсирования перемен сверху, что находилось в разительном противоречии с собственными лозунгами и обещаниями Чавеса. Несмотря на многочисленные заявления о том, что «боливарианский социализм» извлек уроки из неудач революционных попыток ХХ века, принятое решение свидетельствовало об обратном.

Предложив радикальную централизацию власти в качестве стратегического ответа на кризис революции, Чавес не просто совершил ошибку - он совершил ошибку, которая была очевидна всем его искренним сторонникам. По существу, он предпочел поддержку бюрократии поддержке масс, благодаря которой сумел удержаться у власти во время переворота 2002 года. Логика президента понятна - это логика, которой склонны следовать очень многие политики, оказавшиеся заложниками обстоятельств: надо успокоить аппарат, заручиться его лояльностью. А народ нас и так поддерживает. Куда же он денется?

Массы поняли или, по крайней мере, почувствовали, что происходит, и отреагировали соответственно. Даже среди тех, кто голосовали и агитировали за «да» чувствовалось некоторое недоумение. Многие из тех, кто поддержал президента во время прошлого референдума, на сей раз проголосовали за «нет» с явным намерением преподать урок президенту и его ближайшему окружению. Еще больше людей в бедняцких кварталах выразили свое недовольство тем, что вообще не пошли голосовать. Поддерживать оппозицию было противно, невозможно, но предоставлять президенту «карт-бланш», освобождая его от всякого контроля со стороны граждан, тоже не хотелось.

На практическом уровне Чавес и его сторонники тоже допустили немало ошибок. Несколько десятков поправок к конституции были внесены одним пакетом. Видимо, президент надеялся, что наиболее спорные моменты (отмена ограничений на время пребывания лидера у власти, отмена выборов губернаторов, возможность вводить на неограниченный срок чрезвычайное положение и т.д.) будут компенсированы привлекательными социальными проектами, обретающими по итогам референдума силу закона. На практике получилось наоборот.

Социальные программы отошли на второй план, тогда как дискуссия сосредоточилась на самом спорном и неприятном. К тому же все понимали, что для реализации социальных программ менять конституцию не требуется. Оппозиция разоблачала такой подход как демагогию и в этом (хотя, возможно, только в этом) была права.

Победу «нет» оппозиция расценила как свое торжество, как начало перелома в общественном мнении и общей политической ситуации. Однако на деле всё обстоит гораздо сложнее. Не столько оппозиция выиграла, сколько Чавес проиграл. И голоса, отданные за «нет», в значительной мере адресованы скорее президенту, чем оппозиции. Многие тех, кто на сей раз воздержался или голосовал против предложений президента, отнюдь не выступают против его политики.

Народ направил лидеру послание, смысл которого предельно ясен: «Уго, мы поддерживаем тебя, но это не значит, что мы бездумно пойдем за тобой куда угодно. Власть нуждается в контроле».

Надо заметить, что, несмотря на публичные торжества, венесуэльская оппозиция так же обескуражена своей победой, как власть - поражением. Как развивать успех - непонятно. Любая попытка оппозиционеров активно выступить со своей реальной программой моментально приведет к тому, что массы, сегодня проголосовавшие за «нет», снова консолидируются вокруг Чавеса.

В сложившейся ситуации оппозиционеры могли бы только мечтать о том, чтобы результаты голосования были фальсифицированы или чтобы президент победил с перевесом в те же 1-2%, а они смогли бы кричать о фальсификации. А теперь что делать - не понятно.

Победа оппозиции на референдуме, безусловно, доказывает, что демократия в Венесуэле жива, а лидеры революции уважают провозглашенные ими принципы политической свободы. Подсчет голосов обрушивает всю пропагандистскую конструкцию, построенную в Вашингтоне: кого теперь могут убедить страшные рассказы об отсутствии свобод и диктатуре Чавеса, если власть на референдуме способна честно считать голоса, что вообще-то далеко не общепринятая практика в Латинской Америке.

Хуже того, Чавес признал поражение в отсутствии иностранных наблюдателей, демонстрируя тем самым, что венесуэльская избирательная система не нуждается во внешнем контроле.

Можно сказать, что хотя Чавес проиграл референдум, революция выиграла. Судьба революции не сводима к влиянию и авторитету ее лидера.

Венесуэла вновь оказалась перед выбором, и этот выбор куда важнее конституционных поправок, вынесенных президентом на голосование. Вопрос в том, как будет развиваться процесс дальше. Извлекут ли сторонники Чавеса урок из произошедшего? Чему научит их поражение? Захотят ли они правильно прочитать послание, отправленное им народом, и какие из него сделают выводы?

Если урок пойдет впрок, то лидерам революции предстоит бороться за то, чтобы вернуть себе доверие масс, а это означает неминуемый конфликт с бюрократией. Это означает переход от разговоров о «народном участии» к установлению прямой демократии. Радикализация революционного процесса невозможна без включения в него масс, а социальные программы, спускаемые сверху, не заменят демократических перемен снизу.

Таков главный вывод венсуэльского референдума, значимый не только для граждан этой страны, но и вообще для всех, кто думает о том, как изменить к лучшему наш мир.

Но что если урок не будет воспринят, если «послание» не будет прочитано?

Что ж, в этом случае венесуэльский процесс разделит участь других потерпевших поражение революций.

РАБОЧИЕ «ФОРДА» ИМЕЮТ ПРАВО БАСТОВАТЬ

Добрый день. В эфире КМ ТВ онлайн конференция и я, ее ведущая Тамара Миодушевская. И сегодня наш эфир будет посвящен забастовке рабочих завода «Форд» в городе Всеволожске. В качестве эксперта у нас сегодня выступает Борис Юльевич Кагарлицкий, политолог, директор института глобализации и социальных движений Здравствуйте. (11 декабря, 15:26)

Здравствуйте. И по традиции позвольте в начале конференции вручить вам памятный приз, это наша энциклопедия от генерального спонсора компании «Кирилл и Мефодий».

Новая, уже за 2008 год…

: Ну что же, перейдем к вопросам. Давайте разберемся, какова же ситуация на заводе «Форд» в Всеволожске сейчас? (11 декабря, 15:25)

Ситуация простая. Люди бастуют, параллельно идут переговоры, но те предложения, которые сделала компания на сегодняшний день, не удовлетворяют рабочих - тоже по понятным причинам. Потому что компания предложила прибавку, которая как раз покрывает уровень инфляции, т. е. речь идет на самом деле не о повышении зарплаты, а о том, чтобы вернуть тот уровень зарплаты, который был на предприятии, скажем, года 1,5 или год назад. Соответственно профсоюз требует большего, он хочет, чтобы все-таки было реальное увеличение зарплаты - ну, и прийти к согласию пока не удается. Это вот главный конфликт. С другой стороны, конечно, вторая линия конфликта - это то, что компания все-таки пытается сорвать забастовку с помощью штрехбрейхеров - и это, на мой взгляд, очень серьезная проблема на сегодняшний день. Причем проблема, как ни странно, не только для рабочих, но и для компании. Потому что сейчас они собрали смену одну, т. е. вместо трех смен работает одна, но это не одна полная смена, как многие думают, это сборная смена из рабочих разных смен, т. е. она нормально, правильно не укомплектована, она укомплектована случайными людьми, а главное - бастует ОТК. Т. е. те машины, которые сейчас выходят с конвейера «Форда»… Во-первых, их меньше, конечно, численно, но главное, что они не надежны, во всяком случае, такое подозрение у меня лично возникает, и я считаю, что машины, которые не прошли сертификацию официального ОТК, бастующего на сегодняшний день, это машины, которые я лично бы, как это сказать, не очень хотел покупать. Т.е. иными словами, на мой взгляд, это очень большая ошибка компании, потому что, если потом эти машины начнут разваливаться, сыпаться, как собственно со многими другими машинами происходит, то репутация «Форда Фокуса», она, конечно, пострадает - но это то, чего на самом деле не хотят ни рабочие, ни компания. Но компания совершила эту ошибку, и это, мне кажется, на сегодняшний день главный источник напряжения, потому что, с одной стороны, демонстрирует решимость компании не поддаваться на давление забастовщиков, с другой стороны, это отыграется компании еще очень и очень надолго, просто люди будут потом сомневаться, покупать ли эти машины.

:Хотелось бы по каждым пунктам теперь поговорить немного подробнее. Действительно ли ситуация с зарплатой на предприятии в сравнении с другими автомобильными заводами настолько плачевна, что была необходима забастовка? (11 декабря, 15:24)

Я бы сказал, наоборот - ситуация на «Форде» лучше, чем на других автомобильных предприятиях, в том числе иностранных автомобильных предприятиях. Именно потому что там уже прошло несколько забастовок, там сильный профсоюз, но опять-таки вопрос, в чем сравнивать, понимаете, вопрос, например, не только в том, сколько получают, рабочие, допустим, «Форда» всего Волжского и сколько получают рабочие того же самого «Хендая», который в Таганроге находится, где получают существенно меньшие деньги. Дело в том, что стоимость жизни в Петербурге - Всеволжские рабочие в основном живут в Петербурге и его окрестностях - гораздо выше, чем в Таганроге, я вас уверяю, не говоря уже о том, что у них нет огородов. Какие там огороды в Ленинградской области и т. д. Т. е. иными словами, стоимость рабочей силы разная в разных частях России, это первая вещь, поэтому, конечно, рабочим нужно, если вы хотите производить машины именно в Ленинграде, в Ленинградской области, нужно платить больше. Второе. Рабочие сравнивают свою ситуацию не только с тем, что платят, допустим, в том же Таганроге, в Тольятти или еще где-то, а с тем, что платят другим рабочим «Форда», которые делают такой же точно «Форд Фокус» на других предприятиях по всему миру. И возникает очень ясная картина, судя по статистике, которую мы имеем. «Форд Фокус», который делается в Петербурге, он один из самых выгодных для компании - из всех, которые она делает. И, видимо, с точки зрения заработной платы он самый дешевый, т. е. иными словами, если вы делаете такой же «Форд Фокус» в Германии или… ну, это ладно, еще понятно, там еще более высокая стоимость рабочей силы, ну, если вы его делаете, скажем, в Бразилии, то понятно, что цена рабочей силы должна быть дешевле, бразильцы зарабатывают меньше, чем немцы. А тут мы обнаруживаем удивительную вещь - что бразильцы зарабатывают лучше, чем россияне, за ту же самую работу, такой же конвейер, такая же технология, такие же операции, такие же машины выходят в итоге, но бразильцы получают более высокую зарплату, причем обратите внимание, все-таки в Бразилии не нужно шубу одевать, не нужно зимой квартиры отапливать, электричества меньше сжигается и т. д. А при этом зарплаты выше, и соответственно на самом деле требования рабочих «Форда» на сегодняшний день… Они хотели, чтобы стали платить не как в Германии, не как в Испании, не как в Португалии, люди хотели, как видим, чтобы им платили хотя бы как их коллегам в Бразилии. И тут есть еще одно обстоятельство немаловажное - скажем, тот же самый РБК сделал подсчеты, опубликовал подсчеты, которые были на РБК-дели, показавшие, что в действительности-то требования довольно скромные, т. е. вам говорят - да повысят зарплату на треть почти, вроде бы много, но если мы пересчитаем это на долю заработной платы, которая в конечной цене продукции получается, то выясняется, что полное удовлетворение 100% всех требований бастующих приведет к повышению себестоимости, подчеркиваю, не цены, а себестоимости того же самого «Форда Фокуса» на 100 долларов штука. Иными словами, это очень маленькие деньги. Во-первых, совершенно не очевидно, что это нужно перекладывать на потребителя, потому что, строго говоря, фирма явно получает сверхприбыль, т. е. сверхприбыль, именно связанную с тем, что российская рабочая сила эксплуатируется более интенсивно, чем, скажем, бразильская, немецкая, испанская, и т. д. Причем заметьте, те же самые «Форды Фокусы», которые продаются в России сейчас, скажем, сделанные в Испании или сделанные в Германии, продаются за те же деньги, т. е. это значит, что фирма может выгодно продавать в России, на российском рынке «Форды Фокусы», оплаченные по стандарту немецкой заработной платы - и все равно оставаться в прибыли, отсюда следует очень простая вещь - фирма получает сверхприбыль. В сущности, борьба рабочих «Форда» идет за то, чтобы фирма начала делиться с ними частью, небольшой частью сверхприбыли, не прибыли, подчеркиваю, а сверхприбыли, которую она получает на российском рынке. Вообще-то это проблема всех западных компаний и их трудовых коллективов. Они получают сверхприбыль именно в силу того, что стоимость рабочей силы в России занижена, занижена, подчеркиваю, не только по отношению к Западной Европе, что неудивительно, но по отношению, скажем, квалифицированной силы в странах третьего мира, т. е. рабочие с таким уровнем квалификации, уровнем подготовки, как, скажем, на «Форде» - да и, кстати, на других предприятиях многих, они даже в Бразилии, даже в Мексике получают больше, и вот в этом проблема.

:Скажите, а сколько в процентном соотношении сейчас выходит автомобилей по сравнению с нормой выпуска? (11 декабря, 15:23)

Примерно около четверти, т. е. даже не треть, а меньше, около четверти. И в данном случае это опять-таки нестабильный конвейер, потому что работают не сыгранные, что называется, команды, не отлаженные смены. Но и сейчас, конечно, есть еще проблема, которая существует у любого профсоюза, как относиться к штрехбрейхерам, т. е. как относиться к тем рабочим, которые выходят на работу, т. е. считать их тоже своими товарищами, которые просто вынуждены по каким-то причинам работать, или считать их предателями. Т. е. это моральная проблема, которая возникает у профсоюза, если даже посмотреть на сайт профсоюза, сейчас очень активно обсуждается эта проблема. Кроме того, есть целый ряд людей, которые то бастуют, то выходят, это связано с финансовым положением… Играет сам профсоюз, где-то разрешает каким-то людям выходить по тем или иным причинам, потом отзывает их назад - поэтому количество забастовщиков на протяжении этой стачки меняется, оно то повышается, то понижается… Это любопытная ситуация, немножко непохожая на классические модели забастовки, которые мы видели, но в принципе для России это вообще принципиально новое событие, потому что до сих пор у нас забастовки были в основном однодневные, в основном это были вот такие вот акции протеста или демонстрации, предупредительные забастовки. Это первый раз, когда бастуют несколько недель подряд, и это большое испытание нервов для обеих сторон, конечно, а главное - никто не ожидал, что так все пойдет. Т. е. с одной стороны, видимо, компания не ожидала, что рабочие будут настолько организованы и устойчивы, чтобы держать забастовку уже несколько недель подряд, с другой стороны, видимо, и рабочие тоже не ожидали, что менеджмент так упрется, будет жестко себя вести и не поддаваться на попытки как-то вот найти компромисс и т. д. Поэтому ситуация очень драматичная.

:Насколько нарушаются права рабочих в России в филиалах иностранных компаний, и может ли опыт рабочих «Форда» вызвать целую волну забастовок в будущем? (11 декабря, 15:22)

В принципе уже до известной степени вызвал если не волну забастовок, то волну выступлений рабочих, потому что имели место не только забастовки, имела место, например, акция протеста на предприятии кока-колы, в результате чего до забастовки не дошло, а вот профсоюзный лидер был уволен. Т. е. просто нарушение прав рабочих, пример наглядный. Были попытки создания профсоюзов на целом ряде предприятий транснациональных компаний, результаты разные, кстати говоря, вот тут видно, что разные компании себя ведут по-разному, допустим, «Ноки Антарес», финская фирма, она немножко сначала поупиралась, но потом, в общем-то, пошла на уступки, скажем «Дженерал Моторс» очень жестко вела себя по отношению к профсоюзам, вообще, американские компании, как правило, жестче против профсоюзов выступают, чем западноевропейские, общая тенденция такая.

:Получается, что профсоюз - это российское такое явление? (11 декабря, 15:21)

Не, ну как, профсоюзы отнюдь не российское явление, профсоюзы это западноевропейское явление в этом плане…

Но больше оно сделано для нас?

Дело в том что… Финская компания, она больше привыкла к тому, что ей приходится считаться с профсоюзом, т. е. приезжает менеджер из Финляндии и понимает, что вот у него на головном предприятии, где-нибудь в Хельсинки или в Тампере, у него там профсоюзы еще в 20 раз сильнее, чем в Петербурге, в Ленобласти, и соответственно, он гораздо больше с ними считается, поэтому когда говорят, что «вы знаете, ой, какой ужас, у нас профсоюз образовался, он пытается потребовать, чтобы рабочим по 100 долларов, по 200 долларов прибавили», финн начинает говорить - а сколько они получают? Да наш профсоюз уже давно бы остановил предприятие тысячу раз, а эти еще только в профсоюзы образуются, поэтому финн идет на уступки довольно легко, а, скажем, американский менеджер, особенно менеджеры, которые работают в Латинской Америке, в Индии, в Африке, такие люди приезжают к нам, соответствующим образом ведут себя, они гораздо жестче себя показывают, т. е. они считают - ну, а зачем все это нам нужно, мы их поставим на место. Т. е. зависит от компании, но общая тенденция такая, что, конечно, на «Форд» смотрят внимательно, смотрят, конечно, на «Рено». Я думаю, что ребята с того же самого «Хендая» смотрят, интересно, что будет сейчас в Тольятти, потому что приходит, мы знаем «Рено», тоже там есть довольно сильный свободный профсоюз, единственное - как там все это будет происходить, будут ли столкновения с профсоюзом или какое-то, так сказать, примирение. Не знаю, в любом случае, это будет иметь эффект, и успех забастовки на «Форде» будет сказываться на других предприятиях. А с другой стороны, конечно, существенно, что если будет хороший образец компромисса, то это тоже может быть моделью, т. е. вы знаете, не будем доводить дело до многодневной остановки конвейера, давайте договоримся.

:Борис Юльевич, интересно, а какую функцию могут вообще выполнять профсоюзы на предприятиях? (11 декабря, 15:20)

Строго говоря, есть два типа профсоюзов. Есть старые фэнфэровские профсоюзы - нам достались они с советских времен - которые с точки зрения международных правил вообще почти никакой функции не имеют. Т. е. ну как, они занимаются какими-то социальными вопросами, путевки в санатории, но этим по-хорошему должно заниматься как раз само заводоуправление, социальный отдел заводоуправления должен этим заниматься, но он перекладывает на старый профсоюз - и все счастливы, т. е. вроде как бы профсоюз есть, и все нормально. На новых предприятиях, кстати говоря, в том числе в значительной мере на предприятиях западных компаний, там старых профсоюзов нет - с нуля образуются новые профсоюзы, и эти новые профсоюзы уже функционируют так же, как профсоюзы Западной Европы. Т. е. какие задачи. Во-первых, право рабочих на то, чтобы контролировать то, что касается их рабочего места, т. е. спецодежду, просто, так сказать, уровень безопасности. Второй - конечно, вопрос, он становится главным на данный момент - это заработная плата, т. е. уровень заработной платы, подчеркиваю, что для рабочих международных компаний важно поставить всю заработную плату в какое-то соотношение с международным уровнем. Т. е. если эта компания имеет вот такой уровень заработной платы, значит, что она может себе позволить платить, в том числе и в России, соответствующие деньги или хотя бы близкие к ней. Т. е. заработная плата - второй момент. Третий момент - это, конечно, влияние на общее развитие предприятия. Т. е., например, как будут наниматься рабочие, какие будут рабочие места, каков уровень социальной справедливости предприятия, т. е., скажем, те же самые деньги за выслугу лет. На многих предприятиях это вводится, проблем в том, что в одном случае это способ поощрения работников, а в других случаях это способ дискриминации молодежи. Т. е. понятно, что, наверное, рабочие, которые долго пробыли на одном предприятии, могут получать какие-то бонусы, но зачастую речь идет не о бонусе для выслуживших какое-то количество лет, а наоборот, просто понижают зарплату тем, кто не выслужил какое-то количество лет. Т. е. опять-таки много ловушек, т. е. за такие вещи надо бороться, нужно изучать, т. е. должен быть кто-то независимый от администрации, кто ее контролирует и смотрит, вот так и так. Т. е. они не обязательно должны находиться в состоянии войны, они могут быть в достаточно дружественных отношениях, но все равно должен быть независимый контролирующий орган, иначе будет произвол.

:Еще что-то требуют рабочие «Форда», кроме повышения зарплаты? (11 декабря, 15:19)

На данный момент, конечно, все уперлось именно в зарплату, хотя там есть очень большой символический момент, потому что, скажем, вот когда я был в Петербурге 7-го ноября, и наблюдал суд…

Вы были участником, свидетелем этих событий?

Я не был свидетелем на суде, слава Богу, я был свидетелем суда, скажем так, суд по забастовке 7-го ноября, предупредительной забастовке… То меня поразила одна вещь, что представитель компании больше волновался не по требованиям забастовщиков, а по тому вопросу, кто, что называется, в доме хозяин - т. е. кто контролирует процесс на предприятии, профсоюз или мы. И там встал вопрос о том, что забастовка приводит к угрозе каких-то аварий, поломок на предприятии, это вообще может повлечь за собой выброс каких-то химикатов в воздух и т. д., тут же Алексей Этманов, лидер профсоюза, привел факт, показывающий, что профсоюзы это все контролируют, что ничего такого не случится, что технология соблюдается. Т. е. есть некоторые элементы предприятия, которые остановить нельзя, по понятным причинам они действительно опасны, что все это мы знаем, все это наблюдаем и т. д., все четко показал… Реакция представителя компании была очень интересная, он сказал, что «да, возможно вы все делаете правильно», т. е. он не оспаривал, что технологически они действуют правильно, «но вопрос в том, кто контролирует», и мне кажется, это вопрос как бы политики внутри предприятия, и здесь понятно, что для компании очень важно быть хозяином, соответственно именно поэтому они пошли на принцип, т. е. они не идут на уступки не потому, что они не могут себе позволить заплатить вот эти деньги, они могут себе позволить эти деньги заплатить, более того, были высказывания представителей «Форда» еще до забастовки о том, что можно повышать зарплату. Я думаю, что главная их проблема - это поставить профсоюз на место, т. е. ослабить его позиции на предприятии, в свою очередь для рабочих очень важно показать, что профсоюзы - такая сила, с которой надо считаться, и думаю, что, в конце концов, все-таки они добьются того, что компания будет уважать профсоюз.

:Интересно, подсчитана ли сумма забастовки? (11 декабря, 15:18)

Были подсчеты, но поскольку забастовка продолжается, практически каждый день они меняются, эти цифры. Т. е. мы можем примерно прикинуть себе, представить цифры, исходя просто из того, что выход на предприятии самих вот этих «Фордов Фокусов» уменьшился примерно до одной четверти. Это, кстати, значит, что компания теряет не три четверти выручки, а больше, потому что когда вы производите на той же технологии меньше машин, чем задано технологически по правилам этого конвейера, то себестоимость на самом деле каждой отдельной машины будет увеличиваться, потому что все равно тот же самый цех нужно отапливать, подавать электроэнергию, в том числе на то, чтобы работали какие-то системы и т. д., т. е. иными словами сейчас компания теряет, видимо, не две трети, не три четверти дневной выручки, а где-то до 80%, каждый день очень дорогой.

:И возможно, то информационное поле, которое сейчас возникло вокруг этой компании, способствует потери клиентуры? (11 декабря, 15:17)

Еще раз говорю, на мой взгляд, главная проблема сейчас для компании, это возможные проблемы с качеством машин, потому что они могут пока что держаться за счет того, что есть очередь на «Форды Фокусы», одна из немногих западных машин, которую нужно ждать. Кстати говоря, одна из первопричин конфликта в этом же, все прекрасно понимают, что производство будет наращиваться, а количество выпускаемых машин должно увеличиваться, значит, компания не может, скажем, взять, и уволить просто рабочих. Им нужны квалифицированные рабочие, им наоборот их не хватает, придется нанимать новых и еще их доучивать, они не могут себе позволить потерять этих людей. Это прекрасно понимают рабочие и диктуют свои условия, это нормальная ситуация на рынке, но сейчас вот в данный конкретный момент это сыграло против рабочих, потому что есть очередь, ну и машины продолжают где то поступать, они привозят какое-то количество машин из-за границы, например, такие сведения были, что уже есть запас автомобилей, которые могут быть привезены из Германии и Испании. Отчасти профсоюзы испанские и немецкие этому сопротивляются, насколько это эффективно, я не знаю, потому что как бы я получал по Интернету сведения о том, что какие-то протесты от немецких и испанских профсоюзов, но, по-моему, в основном в форме возмущения, а не в форме каких-то действий. И в итоге «Форд Моторс Компании» - они как-то справляются с потреблением. Но вот теперь представьте себе, что человек купил машину, которая была сделана в городе Всеволжске, в конце ноября или в первых числах декабря, т. е. ему по большому счету наплевать, была забастовка или не была, кроме того, он мог просто об этом не знать, потому что не все об этом слышали. И самое главное - он находится в идиотском положении, потому что, представьте, вы три месяца ждали, как раз подошла ваша очередь, машина пришла - и что вы будете делать? Что, вы откажетесь от этой машины? Понимаете, для потребителя очень неудобная ситуация, т. е. потребитель сейчас на самом деле должен действовать, должен требовать данных по этой машине, должен требовать сертификации, должен задавать вопросы. На самом деле общество потребителей должно было включиться в эту уже борьбу, если угодно, ну и в любом случае, я думаю, что и салоны тоже должны предъявлять претензии, потому что если машина потом начнет сыпаться, она может начать сыпаться в гарантийный период, соответственно - на кого это будет все падать, кто будет виноват в настоящем количестве проблем? Короче говоря, я думаю, что это отразится на репутации компании…

:Но пока еще таких вот претензий от салонов не поступало? (11 декабря, 15:16)

Мы даже не знаем, поступили ли вообще эти машины в салоны, тут есть один момент, что компания держит в строжайшем секрете номера кузовов, номера двигателей вот этих машин, с другой стороны, в Петербурге уже некоторое количество данных подобных вышло наружу, т. е. был опубликован первый частичный список…

Не за счет ли профсоюза, интересно, нет?..

Естественно да. Там, вполне возможно, есть в этих сменах тоже, так сказать, казачки засланные, нормальная практика, я же сказал, что люди некоторые перестают бастовать, но потом вдруг возвращаются с забастовки, значит, не совсем все так просто, просто элементарная среда России, т. е. в Петербурге уже была акция одного из салонов «Фордовских», активисты комитета солидарных действий просто распространили информацию о том, что «Форды» сделаны не совсем кондиционно, что соответственно ОТК не прошли по полной программе, и у них была информация в этих номерах, но надо сказать, что в общем это не способствовало продаже этих автомобилей потребителю, поэтому я думаю, что если эта информация будет дальше выходить, она может выйти в блоге, она может выйти в разного рода автомобилистские сайты, она будет очень больно бить по компании.

http://tv.km.ru/index.asp?event=DEC56700-72EA-4E6E-9BF6-B231805BFBCE

ПРЕДСТАВИТЕЛИ ОППОЗИЦИИ НЕ ПОДДЕРЖАЛИ «ЯБЛОКО» И «ОТКАЗАЛИСЬ СЛОЖИТЬ ЛАПКИ»

Татьяна Красногорова

Оппозиция не поддерживает идею «яблочника» Митрохина о бойкоте выборов президента РФ.

Как сообщал «Новый Регион», накануне зампред партии Сергей Митрохин сообщил, что он будет настаивать именно на такой форме протеста на заседании бюро «Яблоко», которое состоится в эту пятницу.

Однако, как стало известно корреспонденту «НР», в этом случае поддержки у других оппозиционных сил яблочники не найдут. «Другая» оппозиция хочет использовать любую возможность для борьбы с властью и контактов с населением.

«Слово «бойкот» звучит грозно, но его никто не заметит. Если 2 марта, в день президентских выборов, вы заболели, уехали в командировку и не взяли открепительное удостоверение - можно ли считать это бойкотом? Нет. Нельзя сосчитать, сколько людей действительно будут бойкотировать выборы. Надо бороться, используя любые легальные возможности. Если есть возможность объяснить россиянам, что курс Путина - это коррупция, ее надо использовать. Если народ не поймет, в чем суть нынешнего режима, у России нет никаких перспектив. Сложить лапки - это не борьба», - сообщил в интервью «Новому Региону» кандидат в президенты РФ Борис Немцов. По его словам, на выборы необходимо прийти хотя бы для того, чтобы перечеркнуть избирательный бюллетень.

«Я понимаю, что 2 марта на кону у власти собственность, деньги и свобода, и она будет использовать все средства, чтобы их сохранить. Но сидеть и ничего не делать я не имею права. Если не я, то кто?», - заметил Немцов.

Потенциальный союзник Немцова - Объединенный гражданский фронт Гарри Каспарова - пока выжидает. «Мы подождем с бойкотом. Наше решение будет зависеть от того, зарегистрирует ли ЦИК нашего кандидата в президенты, и какой статус мы тогда приобретем», - сообщил исполнительный директор ОГФ Денис Билунов.

О бесполезности оппозиционных бойкотов говорит и директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. В интервью «Новому Региону» он сообщил, что любой протест сегодня ничего не изменит. «То, что партия «Яблоко» заявляет о возможности бойкота президентских выборов, говорит о том, что им проще бойкотировать, чем участвовать в выборах и набирать 1,5% голосов. Потому что когда 30% населения не приходит голосовать, вы всех, кто поехал на рыбалку, записываете к себе в сторонники. С другой стороны при любых условиях в выборах будет участвовать КПРФ. Коммунистам нужно выполнить свою роль вечной и заведомо недееспособной оппозиции. Если бы КПРФ была другой силой, ее бы давно уничтожили. Такая беспомощная партия, как КПРФ, не смогла бы удержаться в политической жизни без определенного благоволения властьи», - заметил политолог, уточнив, что сам он не понимает, зачем нужны в России выборы президента.

«Выборы, по большему счету, не нужны, и являются пустой тратой денег. Это избыточная нагрузка на СМИ, которые будут вынуждены передавать никому не нужные новости. Мы уже знаем нового президента России, нам его имя на днях по телевизору сообщили. Но население довольно равнодушно относится к Дмитрию Медведеву. О его программе, политических взглядах, мы ничего не знаем и не узнаем, пока он не станет президентом», - пояснил Кагарлицкий.

Вместе с тем, директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко считает бойкот президентских выборов оппозицией невозможным: туда уже вложены серьезные деньги, и мобилизованы все оргресурсы.

«Сегодня ко 2 марту серьезно готовится экс-премьер-министр Михаил Касьянов. И в интересах власти допустить его к участию в выборах, чтобы не скучно было, ради интриги. Впрочем, у оппозиции сейчас появляется другая проблема: им нужно собрать 2 миллиона подписей, чтобы зарегистрировать своих кандидатов. У Касьянова, как я понимаю, есть обученные сборщики подписей. Если их нет, то стоимость сбора подписей может вырасти до 300-350 миллионов рублей. Однако эта сумма для Немцова, Рыжкова и Каспарова, у которых таких сборщиков подписей нет, сейчас неподъемна», - заметил Минченко.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин считает, что оппозиции всегда есть смысл участвовать в выборах президента. Выборы, по его мнению, - это никем не блокированная возможность выразить свое мнение в центральных СМИ, куда сейчас им доступ закрыт. «Цель кандидатов от оппозиции состоит в том, чтобы люди услышав их точку зрения, стали лучше к ним относиться, и, в конце концов, за них проголосовали», - отметил политолог.

© 2007, «Новый Регион - Москва»

ВЫБОРЫ ЗАКОНЧЕНЫ, ЗАБУДЬТЕ

Центральная избирательная комиссия подвела итоги выборов. Все партии, намеченные пройти в Думу, получили свои места строго в той пропорции, которая была запланирована. Точность прогноза данного экспертами, выражающими позицию власти, наводит на подозрение, что выборов вообще не было, или, точнее, могло бы и не быть: вся эта дорогостоящая процедура была необходима только для того, чтобы подтвердить (или реализовать) заранее нарисованную кабинетную схему. Эта схема не имеет никакого отношения к жизни (в том смысле, что порождена не жизнью, а кабинетными фантазиями чиновников), но, тем не менее, становится жизнью, поскольку все эти фантазии, сколь бы нелепыми они ни были, материализуются в полном объеме.

Журналисты бьются как рыбы об лед, в поисках хоть какого-то сюжета. Недавно представительница одного уважаемого Интернет-портала около получаса выспрашивала мое мнение об итогах голосования, а затем спросила, не собираюсь ли я писать какой-либо обобщающий доклад. Я заметил, что мониторинг ведется, но писать особенно не о чем, по крайней мере, пока нет для этого оснований, если только по итогам мониторинга не выяснится что-то сенсационное. Спустя пару дней из Интернета я выяснил, что, оказывается, всё-таки собираюсь писать какой-то доклад. Видимо, сенсации всё же произошли. Только я об этом не знаю.

Из оппозиционеров недовольство выразили правые либералы и Коммунистическая партия Геннадия Зюганова, жаловавшиеся на фальсификацию. Однако с самого начала было ясно, что никакого серьезного протеста не будет. Грозные слова были адресованы не власти, а своим собственным сторонникам, которые ожидали хоть каких-то объяснений очередного позорного провала. И лидеры КПРФ, и либералы знали, что судиться бесполезно. И не только потому, что суды находятся под контролем власти (что, разумеется, не подлежит сомнению), но и потому, что сами оппозиционеры наделали множество нарушений, которые тут же будут им предъявлены в случае каких-то серьезных действий с их стороны. Союз правых сил обвиняли в подкупе избирателей, что выглядит очень правдоподобно, если учесть прошлое и традиции этой организации. Что касается КПРФ, то её технические нарушения были связаны в основном с финансированием предвыборной кампании, распространением незарегистрированных газет и т.п. Совершенно очевидно, что подобные «проколы» были вызваны скорее элементарной правовой безграмотностью зюгановцев, нежели злым умыслом. Но они были достаточно массовыми, чтобы лишить партию любых шансов в случае судебного разбирательства. Тем более, что доказать фальсификацию трудно, а предъявить технические нарушения по агитации - легко. А уж в наших судах - тем более.

Нет сомнений, что «Единой России» Бориса Грызлова можно тоже предъявить кучу претензий. Про северокавказские республики и Мордовию говорить не приходится, там, похоже, даже и голоса не считали, а сразу посылали в столицу победную реляцию. Принуждение к голосованию вообще и к голосованию за «Единую Россию» в частности было обычным делом и во многих других регионах, включая, судя по рассказам очевидцев, и Москву. Некоторые из принуждаемых, правда, со зла, голосовали за ЛДПР или за КПРФ, но это уже, как говорится, издержки процесса.

С другой стороны, разве кто-то ожидал чего-то иного? Неужели мы настолько наивны? Что позволено Юпитеру, не позволено быку. Хотя, конечно, Грызлов на Юпитера явно не тянет. Да и Зюганов на быка - тоже.

Сразу же после выборов в блогах распространилось мнение, что вытягивали «Справедливую Россию». Дело в том, что в 2003 году по оценкам, сделанным группой FairGame, голоса на уровне территориальных комиссий перераспределяли в пользу партии власти, за счет явных аутсайдеров, которые всё равно ни на что не претендуют. При взгляде на итоги выборов 2007 года обнаруживается, что, например, «Яблоко» получило подозрительно мало, недобрав примерно 2% по сравнению со своим прошлым результатом, хотя его электорат никуда не делся. А «Справедливой России» как раз нужно было около 2%, чтобы обеспечить прохождение в Думу. Неизбежно возникло подозрение, что недостающие голоса были перераспределены в пользу «резервной партии власти» за счет «яблочников» и прочей «электоральной мелочи».

Однако на сей раз системы всеобъемлющего мониторинга, подобного FairGame, не было, а потому подозрения так и остаются не более чем подозрениями, которые не удается подтвердить сколько-нибудь убедительными доводами или даже математическими подсчетами.

В общем, обнародованные Центризбиркомом итоги голосования, конечно, не на сто процентов отражают реальность, но и не так уж сильно от неё отличаются. При имеющемся раскладе не столь важно, получила на самом деле «Единая Россия» 63% голосов или по-честному должна была иметь «только» 58,7%. Точно так же, говоря всерьез, совершенно неважно, прошла «Справедливая Россия» в Думу «на самом деле» или ей помогли. Ни сама эта партия, ни Дума вообще не имеют никакого политического значения. При сложившихся правилах игры и при данном составе игроков результат был абсолютно предсказуем. Можно считать, что выборы прошли относительно честно. По российским понятиям, разумеется.

Как известно, высшая мудрость в управлении состоит в правильном подборе кадров. Мудрость администрации состояла в правильном подборе и конструировании участников политического процесса. Всё остальное происходит само собой.

Представители оппозиции находятся в положении людей, которые сели играть с шулером, заведомо зная, что игра будет нечестной. Но самое главное то, что итогами игры они, на самом деле, довольны. Ведь они являются органической частью той же системы, которая отводит им определенную роль и гарантирует, в частности, от конкуренции со стороны политических сил, которые реально могли бы занять их место, если бы в нашем отечестве была дозволена оппозиционная деятельность, не согласованная с начальством.

Самое забавное то, что смысл думских выборов так и остался непонятен. Зачем и кому нужна Государственная Дума в нынешнем виде, остается загадкой не только для населения, но и для самого начальства, включая и депутатов. Можно сколько угодно раз заявлять, что выборы оказались референдумом, на котором население выразило поддержку Путину. И даже отчасти так оно и есть. Только поддержку в чем? Каким-то конкретным мерам? Какому-то определенному курсу? В том-то и дело, что так вопрос не стоял.

Вы знаете, что такое «План Путина»? Я - нет. Но это и неважно. Самое главное, что сам Путин, похоже, этого не знает.

И каков политический смысл «доверия», если политик, которому оно выражено, всё равно через несколько месяцев уходит? Скорее можно сказать, что население выразило президенту не доверие, а благодарность (заслуженную или нет - вопрос совершенно другой). Вотум доверия нужен президенту, который начинает свой срок. Уходящему лидеру нужен только прощальный подарок.

Он его получил. Можно порадоваться за Владимира Владимировича. Но при чем здесь политика?

После «триумфального» завершения думских выборов, партия власти собиралась взять двухнедельную паузу, по окончании которой осчастливить нас именем наследника путинского престола. Было видно, что до последнего момента кремлевские и околокремлевские структуры не могли определиться с кандидатурой.

Страна уже привыкла к ожиданию. В конце концов, что такое две недели, если мы ждали этой новости почти два года? Однако, похоже, в последний момент в Кремле что-то пошло не так. Медленный и неопределенно направленный процесс вдруг понесся на всех парах. Не выждав положенного времени, не проведя обещанного помпезного съезда, лидеры проправительственной «Единой России» вместе с как бы оппозиционной «Справедливой Россией» выдвинули общим кандидатом Дмитрия Медведева. К ним сценаристы зачем-то присовокупили Аграрную партию и «Гражданскую силу». Если с аграриями ещё как-то понятно (до сих пор помню замечательное фото Медведева с поросенком), то в привлечении «Гражданской силы» смысла не видно никакого. Видимо, она должна олицетворять интеллигенцию и либеральные ценности.

Жаль, забыли пригласить КПРФ. Её очень недоставало в стройных межпартийных рядах.

Выбрав себе Думу, страна в нагрузку (или в виде бонуса) получила ещё и нового президента. Коммерческий принцип восторжествовал в политике. Buy one, get one free!

Комментаторы откликнулись дружными возгласами одобрения, рынок отреагировал ростом курса ценных бумаг, а Запад выразил сдержанное восхищение. Либерал Медведев тут же обрел славу социально ответственного политика и верного продолжателя курса Путина.

Насколько радовался этому назначению сам Медведев, остается только гадать. На мой взгляд, он больше похож на человека, которому торжественно вручают ключи от склада в ожидании предстоящей ревизии. Хотя я могу ошибаться. История - очень строгий ревизор, но приходит он почти всегда с опозданием.

Единственный человек, который в этой ситуации, несомненно, должен был бы радоваться искренне, это, безусловно, Владимир Путин. Наладив работу правительства, выбрав Думу и получив благодарность народа, он мог бы заняться своими делами. Но нет, не отпускают его коллеги чиновники, грозят ещё на четыре года задержать - теперь уже в роли премьер-министра. Жестокость чрезвычайная и неоправданная. Не заслужил Владимир Владимирович такого издевательства. Можно было бы и отпустить. Ведь сдать страну преемнику в неаварийном состоянии - это уже по русским меркам редкое достижение.

Специально для «Евразийского Дома»

МАЛЕНЬКОЕ ФИНСКОЕ РОЖДЕСТВО

Национальная библиотека в Хельсинки - просто чудо. Мало того что в идеальном порядке находится коллекция с кучей документов и публикаций Российской империи, но и организовано все предельно просто.

Множество книг лежит в открытом доступе, надо просто подняться на нужный тебе этаж в замечательной классической ротонде, построенной знаменитым архитектором Энгелем, снять нужный том с полки, и читать. Не надо ни регистрироваться, ни оформлять пропуск. Для портативных компьютеров тут же на каждом шагу розетки. Когда я по московской привычке спросил про регистрацию, мне просто протянули огромный гроссбух, что-то вроде книги отзывов и предложений, где я радостно поставил росчерк.

Впрочем, на сей раз, задержавшись в Хельсинки после очередной академической конференции, я узнал много нового не только из книг. Дело в том, что весь декабрь финны празднуют «маленькое рождество». Pikku joulu.

Маленькое рождество отличается от «большого» тем, что «большое Рождество» можно праздновать только в течение одного вечера, тогда как маленькое можно отмечать целый месяц. Начинают с 1 декабря. С этого момента вечеринки продолжаются практически непрерывно, причем, удивительным образом, это никак не отражается на трудоспособности добросовестных северян.

Каждая контора проводит собственную вечеринку, куда приглашают не только своих сотрудников, но и их друзей, членов семей. В свою очередь, те приглашают знакомых из вашей конторы к себе, а поскольку и знакомых, и контор очень много, то продолжается это весь месяц без остановки.

На факультетской вечеринке в Университете Хельсинки только что назначенный заведующий кафедрой политологии Тейвио Тейвионен радостно плясал перед студентами в рыжем парике и пел что-то по-английски. Студенты веселились и пили красное вино, но всё было очень прилично, наглядно опровергая наши мифы о мрачном финском пьянстве.

Выпив вина или в лучшем случае несколько рюмок водки, гости маленькой рождественской вечеринки становятся разговорчивыми. И с этого момента вам делается по-настоящему интересно.

Сначала около получаса ругают эстонцев - «фашисты», «мещане», «отвратительное государство» (видимо, это уже такая новая традиция), а затем гости переходят к менее заезженным темам. По моему ощущению, самой животрепещущей из них была забастовка винных магазинов, принадлежавших государственной компании с говорящим названием Alko.

Надо сказать, что объявить стачку продавцов водки в самый разгар рождественских вечеринок - это действительно жестоко. Или, наоборот, очень эффективно. Однако забастовка была далеко не тотальной. Во многих магазинах продолжал функционировать один уголок, где представитель менеджмента всё-таки продавал спиртное. Очереди напоминали о временах советской антиалкогольной кампании, люди в холоде стояли на улицах, но не возмущались. Более того, некоторые, несмотря на явные страдания, выражали солидарность с бастующими: трудящиеся защищают свои права!

К моему изумлению, никто не ограничивал количество бутылок, выдаваемых в одни руки, не было ни толкотни, ни давки, ни ругани. Стачка продолжалась недолго - работодатели пошли на уступки.

Вскоре после Alko начали бастовать аптеки, которые закрыли часть отделов и отказывались продавать средства, не связанные прямо с лечением болезней. Без зубной пасты, лосьонов и жидкости для полоскания рта и в самом деле можно обойтись.

Еще раньше прошла акция протеста медсестер.

Дело в том, что младший медицинский персонал в Финляндии - по скандинавским масштабам - зарабатывает крайне мало. Нынешнее правительство, состоящее из партий правого центра, обещало повысить им зарплату, но слова не сдержало. В ответ 50 тыс. медсестер по всей стране в один день положили на стол начальства заявления об уходе. Больничная система оказалась в кризисе. Однако подавляющее большинство населения солидаризировалось с протестом и винило в происходящем кабинет министров.

«Обещания надо выполнять, - объяснял мне сотрудник Министерства иностранных дел. - Раньше у нас бывали разные правительства, одни похуже, другие получше. Но это правительство опасно для здоровья».

В нынешнем году в Финляндии обнаружилась еще одна опасность. Неожиданно выяснилось, что население вооружено до зубов. По количеству стволов на душу населения Финляндия занимает третье место в мире - после США и Йемена. Правда, большая часть оружия - охотничьи карабины. В стране с богатыми сельскими традициями каждый второй мужчина - охотник. Однако на сей раз произошло что-то из ряда вон выходящее. Молодой человек пошел в охотничий клуб (он посетил его всего единожды), потом подал заявление в полицию и получил - безо всяких вопросов, без интервью - разрешение на оружие. После чего расстрелял семерых своих сверстников и сам застрелился.

В Европейском союзе сразу стали бить тревогу и требовать ужесточения контроля над оружием. К моему изумлению, сами финны отнеслись к случившемуся гораздо спокойнее. «Здесь не Америка. Тут большинство актов насилия происходит между людьми, которые знают друг друга. Поругаются и дерутся. А эта история - исключение. Ну, был на всю страну один псих. Вот он и застрелился».

Куда больше оживления вызывает у моих собеседников вопрос о предстоящем переходе на цифровое телевидение. Переход оказывается принудительным: все потребители должны купить новый телевизор или приставку digibox, без которой невозможно будет принимать новый сигнал. Правительство объясняет, что новый сигнал будет четче и ярче. Мои собеседники дружно утверждали, что их и нынешний сигнал вполне устраивает, а передачи так и так скучные. Около 50 тыс. человек вообще отказались продлить лицензию на пользование телевизором (в Финляндии за это надо платить государству). Правые винят в происходящем государственную телекомпанию с ее неэффективным менеджментом, а левые говорят, что вся эта история затеяна для того, чтобы принудить народ покупать digiboxes. Как мне объяснили, по странному совпадению, крупнейшим производителей этих коробочек является Nokia.

Коробочки работают плохо, с сигналом проблемы, возможно, само телевидение не научилось вещать с помощью новой техники. Народ возмущается и протестует, а переходный период под давлением массового недовольства продлили до начала марта. Побочным результатом реформы стало появление отдельного шведского канала. Граждане страны, говорящие на шведском языке, составляют менее 10% населения, но по закону оба языка равноправны. Впрочем, многие шведы (вернее, как здесь принято политкорректно выражаться, «шведоязычные финны») утверждают, что появление нового канала окажется для шведского языка не плюсом, но минусом. Раньше многие финны смотрели популярные шведские программы, а теперь эти передачи перешли на отдельный канал, и их рейтинг упал. Я спрашиваю, о чем была самая популярная шведская программа. Мне объясняют: «Про приготовление пищи».

Вечеринки «маленького Рождества» продолжаются до середины 20-х чисел декабря, когда наступает время настоящего, «большого» Рождества. Это уже семейный праздник. Проводить его надо без посторонних, в узком домашнем кругу. Жители Хельсинки массово уезжают на дачи.

Город на некоторое время пустеет, а затем заполняется массами русских туристов, которые едут на родину Санта-Клауса отмечать западное Рождество и Новый год. В эти дни в центре финской столицы звучит почти сплошь русская речь.

«Зачем они приезжают сюда? - спрашиваю я у знакомого гостиничного менеджера. - Такой же снег, такие же лыжи, как у нас. Такая же водка».

Мой собеседник задумывается.

«Не знаю, - говорит он после долгой скандинавской паузы. - Может быть, русские просто хотят увидеть реально существующий социализм?»

САМАЯ ГЛАВНАЯ ИННОВАЦИЯ - ЭТО РЕВОЛЮЦИЯ

На вопросы Вадима Штепы отвечает директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО), политолог Борис Кагарлицкий

15-16 декабря в Вологде состоялась международная конференция «Положение левых на постсоветском пространстве», организованная российским Институтом глобализации и социальных движений и Левой партией Швеции.

В.Ш. - Возможно ли сегодня говорить о левом движении как о некоей идейной целостности? К примеру, подобной конференции, которую организовали бы ваши традиционные политические оппоненты - правые - я просто не представляю. Поскольку под «правизной» понимаются порой слишком разные, даже взаимоисключающие вещи… Левое движение более солидарно?

Б.К. - Вообще-то обычно как раз левые жалуются на разобщенность, отсутствие единства. Объективная проблема - и для левых и для правых - неоднородность социальной структуры общества. Буржуазия неоднородна, трудящиеся классы неоднородны. Даже бюрократия - у нас в России - неоднородна и разобщена. Но всё же у правящих классов огромное преимущество. В их руках государство, деньги, инструменты пропаганды. Именно поэтому для левых вопрос координации и объединения усилий так важен. Надо что-то противопоставить доминирующим идеологиям не только на уровне идей, но и на уровне структур, организации.

- Нынешнее российское государство вообще каким-то странным образом воспроизводит типично фашистскую (по Муссолини) - корпоративистскую модель социального устройства. Основные (преимущественно сырьевые) отрасли экономики отданы на откуп государственным корпорациям. Тем самым Россия фактически консервируется в статусе сырьевой страны «третьего мира». Здесь левые, с их прогрессистскими убеждениями, могли бы, на мой взгляд, выступить сторонниками инновационной экономики - и тем самым обрести новую общественную популярность. Но есть ли такие разработки среди левых интеллектуалов?

- Про инновационную экономику все говорят, и Ходорковский, и Путин. Тут вам и национальные проекты, и благотворительные программы бизнеса, и ещё бог знает что. А никакой инновационной экономики не было и не будет. Надо не говорить об инновациях, а посмотреть, что мешает подобному повороту развития. Во-первых, нынешняя структура власти и экономики со свойственной ей централизацией управления и концентрацией капитала.

Во-вторых, ориентация на повторение западных моделей. Если на Западе что-то сделано в рамках инновационных проектов, то мы будем делать то же самое. Простите, а какая же тут инновация? Тупое повторение! Инновации начинаются там, где делают нечто, входящее в противоречие с господствующими требованиями. Когда вкладывают средства в то, что заведомо, принципиально не может принести прибыли. Или противоречит современным представлениям об эффективности. А порой даже здравому смыслу. Многие величайшие изобретения были в свое время отвергнуты - не потому, что предлагаемые технологии считались неэффективными, а потому что казались очевидно ненужными. Так, американская телеграфная компания отказалась вкладывать деньги в телефон… Задача в том, чтобы изменить принципиальные критерии, подходы. Это действительно задача для левых. Самая главная общественная инновация, кстати, это социальная революция…

- Выступления некоторых участников конференции произвели на меня странное ощущение переноса в машине времени ровно на век назад… Люди опираются на классический марксизм-ленинизм, говорят о создании «партии нового типа» и вообще оперируют той полузабытой терминологией, которой нас учили в советской школе. Не находите ли Вы подобный тип рассуждений архаичным? Как Вы относитесь к идеям постмарксистского философа Владислава Иноземцева о том, что сегодня от рабочего класса индустриальной эпохи роль социального авангарда все более переходит к представителям креативных, информационных профессий?

- Ну, начнем с того, что «классический марксизм», ленинизм и советский марксизм-ленинизм - совершенно разные явления, даже на уровне терминологии. В советское время меня официальная идеология возмущала своей вульгарностью (по сравнению собственно с марксизмом, от которого мало что осталось). Но по сравнению с уровнем современного массового сознания даже та примитивная идеология была просто великим достижением. Сегодня три четверти людей в нашем обществе не могут даже сформулировать собственную проблему, не говоря о том, чтобы проанализировать её и найти ответы. Большая часть избирателей «Единой России», например, категорически, непримиримо настроена против её политики. Это никак на их поведении не отражается, поскольку связи они не видят. Так что вернуться даже на уровень советского мышления было бы для нашего общества шагом вперед. Советская идеология это ХХ век. А массовое сознание современной России находится где-то на уровне XVI века. Просвещение ещё не начиналось. Если что-то и знали - забыли. Причем идеологи и интеллектуалы в этом отношении ещё хуже обывателя.

Что касается Иноземцева, то к его работам я отношусь довольно скептически. Недостаточно просто прочитать работы постиндустриалистских теоретиков двадцатилетней давности и пересказать их своими словами. Социология современного капитализма показывает, насколько мало смысла в постиндустриалистских утопиях. То, что изображают в виде появления нового «креативного класса» на самом деле есть ни что иное, как закабаление и пролетаризация старых «свободных профессий», среднего класса. Он, конечно, становится более массовым, и в этом смысле более значимым в обществе. Но одновременно - именно в силу новой своей массовости - утрачивает свое привилегированное положение. Ясно, что представители среднего класса, творческих профессий, программисты, исследователи, ученые, не хотят становиться «просто пролетариями». И правильно не хотят. Что в этом хорошего? Только у них не спрашивают. Развитие капитализма идет по своей собственной логике. Их эксплуатируют по-другому, чем традиционных индустриальных рабочих, но не менее, а, пожалуй, даже более эффективно. В Западной Европе уже происходит осознание этой реальности - отсюда и выступления антиглобалистов. Об этом я написал в книге «Восстание среднего клас