sci_history Жозеф де Местр Рассуждения о Франции

Книга французского консервативного мыслителя и роялистского государственного деятеля графа де Местра (1754–1821) представляет собой одну из первых в мировой литературе попыток критического философско-политического осмысления революции 1789 года, ее истоков и причин, роли вождей и масс, характера и последствий. И поныне сохраняют актуальность мысли автора о значении революций в человеческой истории вообще, о жгучих проблемах, встающих после «термидоризации». На русском языке это считающееся классическим произведение печатается впервые за двести лет после его «подпольного» появления в 1797 году. Труд де Местра всегда был слишком неудобным для отечественных правящих элит: сначала своей приверженностью католицизму, затем — прославлением монархии, контрреволюционностью, идеализмом, но прежде всего — своей интеллектуальной открытостью и честностью. В издание включены статьи о творчестве де Местра русского философа В.С.Соловьева и французского историка Ж.-Л. Дарселя.

ru fr Г. А. Абрамов Т. В. Шмачков
Павел Федорович Полуянов Amfortas paul-secret@mail.ru FB Editor v2.0, AlReader2 15 February 2009 http://liberte.newmail.ru 846F7F02-F6C6-48A0-B7E5-43DD603116BE 1.0 Местр Ж. де. Рассуждения о Франции "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН). 216 с. М. 1997

Жозеф де Местр. РАСУЖДЕНИЯ О ФРАНЦИИ.

ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ.

Впервые публикуя на русском языке работу Жозефа де Местра «Рассуждения о Франции», издатели встретились с громадными трудностями этого предприятия, не всегда преодоленными ими. Дело не только в том, что «Рассуждения» создавались два века назад, в «подполье», содержат множество намеков, недосказанностей, понятных только его современникам, дело не только в неразработанности научного языка того времени, употреблении автором ряда ключевых терминов в непривычном для современного читателя смысле. Главная трудность все-таки состоит в другом — в почти полном отсутствии традиции перевода на русский трудов этого консервативного религиозного мыслителя. Конечно, предлагаемая работа Местра, как и другие, была известна просвещенной, думающей России, с ней были знакомы многие декабристы; ее читали, о ней размышляли П.Я. Чаадаев, Ф.И. Тютчев. Но на русский язык «Рассуждения», как и другие политико-философские произведения де Местра, так и не были переведены. В советское время серьезные исследователи творчества Жозефа де Местра, такие как Л.П. Карсавин, А.Н. Шебунин, подвергались репрессиям, уничтожались в лагерях.

Вот почему переводчики и редакторы опирались прежде всего на богатую традицию изучения творчества Местра на его родине. Достойным представителем этой традиции является профессор Савойского университета г-н Жан-Луи Дарсель. На основе авторской рукописи «Рассуждений» он скрупулезно и бережно подготовил их научное издание (Женева, (стр.6 >) «Эдисьон Слаткин», 1980). Публикация труда была воспроизведена в сборнике произведений, Жозефа де Местра, выпущенным в Париже к 200-летию Великой французской революции издательством «Пресс Юниверситэр де Франс». Русский перевод выполнен именно по данному тексту.

Мы пользуемся возможностью, чтобы поблагодарить г-на Дарселя и оба указанные издательства за разрешение перепечатать (с сокращениями) вступительную статью к сборнику, редакторские примечания и особенно фрагменты рукописи Местра, не вошедшие в окончательный текст книги, которые позволяют лучше понять ход мыслей автора, заглянуть в его творческую лабораторию.

В некоторых случаях переводчики попытались дать дополнительный справочный материал, особенно там, где Местр обращается к произведениям античных и других авторов. Их пассажи, как признает он сам, в ряде случаев цитируются по памяти, иногда пересказываются. Поэтому переводчики сочли уместным в нескольких местах привести, для сравнения, соответствующие тексты в прямых переводах с древнегреческого и латинского языков на русский. В книге указана принадлежность подстрочных примечаний Жозефу де Местру, а также русским переводчикам. Все остальные примечания сделаны Ж.-Л. Дарселем.

Очевидно, что издание основных теоретических произведений Жозефа де Местра на русском языке дело будущего. Оно предполагает создание определенного исследовательского «задела», а также устранение тех пробелов и односторонностей в изучении мировой политико-философской мысли, которые складывались в нашей стране многими десятилетиями. Если предлагаемое издание «Рассуждений о Франции» на русском языке хотя бы отчасти послужит решению этой задачи, значит труд переводчиков и редакторов не пропадет даром. (стр.7 >)

ОТ РЕДАКТОРА ФРАНЦУЗСКОГО ИЗДАНИЯ.

Dasne igitur nobis, Deorum immortalium natura, ratione, potestate, mente, numine, sive quod est aliud verbum quo planius significern quod volo, naturam omnern divitus regi? Nam si hoc non probas, a Deo nobis causa ordienda est potissimum.

Cic., De Leg., 1, 18[1]

Труд первоначально назывался Религиозные и моральные размышления о Франции. Винье дез Этоль в своих заметках по прочтении его посоветовал остановиться на названии: Размышления о Франции. Жозеф де Местр выбрал другое: Религиозные рассуждения о Франции.

На титульном листе рукописи имеется следующая помета:

«Г-н Малле дю Пан[2] написал мне относительно этого названия: если вы оставите эпитет религиозные, никто вас не прочтет. Один из моих друзей (г-н барон Винье дез Этоль) заменил его словом моральные, но я отказался от всех определений. (стр.8 >)

Произведение было отпечатано по этой рукописи в Базеле, первый раз в издательстве Фош-Бореля.[3]»

В рукописи первоначально имелось такое посвящение:

«Г-ну ***

Господин,

Если у этого незначительного сочинения есть какое-то достоинство, то оно им целиком обязано Вам: при написании его я думал о том, что я должен буду Вам его представить, и я старался сделать его менее недостойным Вас. Вся моя печаль проистекает из-за невозможности украсить эти страницы вашим почтенным именем; мне было бы приятно воздать публично должное одному из тех редких людей, которые Промыслом Божиим время от времени ставятся на рубежах двух поколений; для чести одного и для наставления другого.

Я с уважением остаюсь, Господин, вашим покорнейшим и послушнейшим слугой.

Лозанна, 10 февраля 1797 года».

Жозеф де Местр приписал далее: «Это посвящение было обращено к знаменитому бернскому поверенному Штейгеру.[4] Некоторые политические соображения заставили опустить посвящение. После этого я почувствовал немалое облегчение; ибо в последней фразе были вычурность и неясность».

Посвящение было заменено Уведомлением Издателей, принадлежащим перу Жака Малле дю Пана, оригинал текста которого включен в рукопись: (стр.9 >)

«Благодаря случаю в наших руках оказалась рукопись Сочинения, которое вам предстоит прочитать. Автор его нам неизвестен; но мы знаем, что он отнюдь не француз; это станет заметным при чтении Книги. Слишком много иностранцев, без сомнения, особенно в Германии, взялись и еще берутся судить о Революции, ее причинах, ее природе, ее действующих лицах и ее последствиях по прочтению нескольких газет. Отнюдь не должно смешивать это пустословие с искусным и поучительным Сочинением, публикуемым нами.

Не принимая все взгляды автора, не одобряя некоторые из его идей, которые кажутся близкими к парадоксу; признавая, в особенности, что Глава о старой Французской Конституции несет на себе слишком явный отпечаток вынужденности из-за того, что Автор, не обладая достаточными знаниями, по необходимости обратился к утверждениям некоторых пристрастных сочинителей, ему нельзя будет отказать ни в большой образованности, ни в искусстве употребить ее в деле, ни в принципах, обладающих неоспоримой правотой.

Кажется, что эта рукопись, испещренная помарками, не была заново просмотрена автором и что работа его не завершена: отсюда некоторые небрежности в высказываниях, некоторые непоследовательности и иногда излишняя сухость в отдельных умозаключениях, чрезмерно категоричных. Но эти несовершенства окупились своеобразием стиля, силой и верностью выражений, обилием страниц, достойных лучших писателей, где обширный ум соединяется с живой и блестящей проницательностью, которая в тумане спорной политики намечает новые пути и результаты.

Пусть эта работа будет обдумана Французами! Она была бы для них лучшим путеводителем, чем эта второразрядная метафизика, поглощенная сиюминутными обстоятельствами, заблудившаяся в химерических (стр.10 >) разборах, которая верит в то, что предваряет или предсказывает события, тогда как события увлекают ее за собой, а ей не достает даже смысла, чтобы это заметить».

Жозеф де Местр был раздосадован некоторыми оговорками или критическими замечаниями, сделанными Малле дю Паном:[5] он исключил Уведомление Издателей из издания 1821 года.

Ж.-Л. Дарсель

Глава первая.

О РЕВОЛЮЦИЯХ.

(стр.11 >)Все мы привязаны к престолу Всевышнего гибкими узами, которые удерживают нас, не порабощая.

Одно из самых больших чудес во всеобщем порядке вещей — это поступки свободных существ под божественной дланью. Покоряясь добровольно, они действуют одновременно по собственному желанию и по необходимости: они воистину делают, что хотят, но не властны расстроить всеобщие начертания. Каждое из этих существ находится в центре какой-либо области деятельности, диаметр которой изменяется по воле превечного геометра, умеющего распространять, ограничивать, останавливать или направлять волю, не искажая ее природы.

В деяниях человека все убого, как убог он сам; намерения ограниченны, способы грубы, действия негибки, движения тяжелы и следствия однообразны. В деяниях божественных богатства бесконечного проявляются открыто, вплоть до самых малых его частей. Свою мощь оно проявляет, играючи: все в руках его податливо, ничто не может устоять против него; всё оно обращает в свое орудие, даже препятствие: неправильности, производимые свободно действующими силами, оказываются встроенными во всеобщий порядок.

Если представить себе часы, все пружины которых непрерывно изменялись бы в силе, весе, размере, форме и положении, однако неизменно показывающие время, сложится какое-то представление о соотношении действий свободных существ и помыслов Творца.(стр.12 >)

В моральном и политическом мире, как и в мире материальном, есть общий порядок, и есть исключения из этого порядка. Обычно мы видим череду следствий, производимых одними и теми же причинами. Но порой мы видим прерванные деяния, уничтоженные причины и новые следствия.

Чудо есть следствие, производимое божественным или сверхчеловеческим намерением, которое приостанавливает обычную причину или противодействует оной.[6] Если посреди зимы человек, в присутствии тысячи свидетелей, приказывает дереву мгновенно покрыться листвой и плодоносить, и если дерево повинуется, то все будут восклицать о чуде и склонятся перед чудотворцем. Но французская Революция и все то, что происходит в Европе в сей час, столь же чудесны в своем роде, как и внезапное плодоношение дерева в январе: однако люди, вместо того чтобы этим восхищаться, отвращают от него взоры или несут вздор.

В мире материальном, куда человек входит отнюдь не как причина,[7] он вполне может восхищаться тем, чего не понимает. Но в области собственной (стр. 13 >) деятельности, где человек чувствует себя свободной причиной, гордыня легко заставляет его усматривать беспорядок повсюду, где деяния его приостановлены или расстроены.

Определенные меры, которые властен проводить человек, исправно вызывают определенные последствия при обычном ходе вещей. Если человек не достигает своей цели, то знает, почему, или полагает, что знает; он понимает трудности, оценивает их и ничто его не удивляет.

Но во времена революций путы, которые связывают человека, внезапно укорачиваются, его деяния истощаются, а применяемые средства вводят его в заблуждение. И тогда, увлекаемый неведомой силой, он досадует на нее, и вместо того, чтобы поцеловать руку, что удерживает его, отрекается от этой силы или наносит ей оскорбления.[8]

Я в этом ничего не понимаю, — таковы расхожие слова сегодня. Эти слова весьма рассудительны, если обращают нас к первопричине, которая открывает людям в сей час столь внушительное зрелище; эти слова глупы, если выражают лишь досаду или бесплодное уныние.

«Как же так, раздается отовсюду, самые преступные в мире люди одерживают победу над вселенной! Ужасное цареубийство свершается столь успешно, как только могли надеяться на это предпринявшие его! Монархия в оцепенении по всей Европе! Враги Монархии находят союзников даже на престолах!.[9] Злодеям все удается! Самые грандиозные их замыслы (стр.14 >) беспрепятственно осуществляются[10] в то время как праведная сторона несчастна и выглядит нелепой во всем, что она предпринимает![11] Преданность гонима общественным мнением повсюду в Европе![12] Первые люди государства неизменно обманываются! Самые выдающиеся военачальники унижены! И так далее».

Все так, конечно, ибо первым условием объявленной революции является то, что не существует ничего, способного ее предупредить, и что тем, кто хочет ей воспрепятствовать, ничего не удается.

Но никогда порядок так не очевиден, никогда Провидение так не осязаемо, как тогда, когда высшая сила подменяет силы человека и действует сама по себе: именно это мы видим в сей час.

Самое поразительное во французской Революции — увлекающая за собой ее мощь, которая устраняет все препятствия. Этот вихрь уносит как легкие соломинки все, чем человек мог от него заслониться: никто еще безнаказанно не смог преградить ему дорогу. Чистота помыслов могла высветить препятствие, и только; и эта ревнивая сила, неуклонно двигаясь к своей цели, равно низвергает Шаретта, Дюмурье и Друэ.[13]

С полным основанием было отмечено, что французская Революция управляет людьми более, чем (стр. 15 >) люди управляют ею. Это наблюдение очень справедливо, и хотя его можно было бы отнести в большей или меньшей степени ко всем великим революциям, однако оно никогда еще не было более разительным, нежели теперь.

И даже злодеи, которые кажутся вожаками революции, участвуют в ней лишь в качестве простых орудий, и как только они проявляют намерение возобладать над ней, они подло низвергаются.

Установившие Республику люди сделали это, не желая того и не зная, чтб они совершили; их к тому привели события: замысленный заранее проект не удался бы.

Никогда Робеспьер, Колло или Барэр не помышляли об установлении революционного правительства и режима Террора. Их к этому незаметно привели обстоятельства, и никогда более не случится подобное. Эти невероятно посредственные люди подчинили виновную нацию наиужасающему деспотизму из известных в истории, и обретенное ими могущество наверняка поразило их самих больше всех остальных в королевстве.[14]

Но в тот самый миг, когда сии презренные тираны умножили до предела преступления, без которых не могла обойтись Революция в этой фазе, волна опрокинула их.[15] Эта могущественная власть, заставлявшая содрогаться Францию и Европу, не выдержала первого же толчка; и поскольку в этой революции, полностью преступной, не должно было заключаться ничего великого, ничего возвышенного, то, по воле (стр.16 >) Провидения, первый удар по ней нанесли септембризеры,[16] чтобы само правосудие оказалось обесчещенным.[17]

Часто удивлялись тому, что люди более чем посредственные вернее судили о французской Революции, чем люди, обладающие наилучшим талантом, что эти первые сильно верили в нее, в то время как опытные политики еще вовсе в нее не верили. Именно эта убежденность была одним из орудий Революции, которая могла преуспеть только благодаря распространенности и энергии революционного духа, или, если позволительно так выразиться, благодаря вере в революцию. Таким образом, люди бездарные и невежественные очень хорошо управляли тем, что они называли революционной колесницей. Они отваживались на все, не страшась контр-революции; они неизменно двигались вперед, не оглядываясь назад. И все им удавалось, ибо они являлись лишь орудиями некой силы, понимавшей в происходящем больше них самих. В своей революционной карьере эти люди не делали ошибок по той причине, по которой флейтист Вокансона[18] никогда не исторгает фальшивых нот. (стр. 17 >)

Революционный поток последовательно устремлялся в различные стороны. И самые видные люди революции получали какую-то власть и известность, которые могли им принадлежать, лишь в этой струе. Как только они пытались плыть против течения или хотя бы отклониться от него, стать в стороне, позаботиться о себе, как они тотчас же исчезали со сцены.

Посмотрите на этого Мирабо, который столь отличился в революции: в сущности, он был королем торжища. Преступлениями, им совершенными, книгами, благодаря ему появившимися, этот человек споспешествовал народному движению: он вставал вслед за уже пришедшей в движение массой и подталкивал ее в определившемся направлении; никогда его влияние не превосходило этот предел. Вместе с другим героем революции,[19] Мирабо разделял власть возмущать толпу, не обладая силой управлять ею: вот в чем подлинная печать посредственности в политических смутах. Мятежники менее блестящие, чем он, а на деле более ловкие и могущественные, обращали его влияние к своей выгоде.[20] Он гремел на трибуне, а они его одурачивали. Он сказал, умирая, что если бы выжил, то собрал бы разбросанные части Монархии. А когда его влияние было наибольшим и когда он пожелал лишь стать во главе правительства, то был отброшен своими подчиненными как ребенок.

Наконец, чем больше наблюдаешь за кажущимися самыми деятельными персонажами Революции, тем более находишь в них что-то пассивное и механическое. Никогда не лишне повторить, что отнюдь не люди ведут революцию, а что сама революция (стр. 18 >) использует людей в своих собственных целях. Очень верно, когда говорят, что она свершается сама собой. Эти слова означают, что никогда доселе Божество не являло себя столь зримо в человеческих событиях. И если оно прибегает к самым презренным орудиям, то потому, что карает ради возрождения.

Глава вторая[21].

ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ О ПУТЯХ ПРОВИДЕНИЯ ВО ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

(стр.19 >)На каждую нацию, как и на каждого индивида, возложена миссия, подлежащая исполнению. Франция осуществляет над Европой подлинную власть, оспоривать которую было бы бесполезно и которой она злоупотребила самым предосудительным образом. Именно Франция была во главе религиозной системы, и не без основания Король Французов назывался христианнейшим. По этому поводу Боссюэ не произнес ни одного слова сверх меры. Однако, поскольку Франция использовала свое влияние, чтобы воспротивиться своему предназначению и развратить Европу, не следует удивляться тому, что ее возвращают к этому предназначению ужасными способами.

С давних времен не видели кары столь ужасающей, которая настигла столь большое число виновных. Среди несчастных, конечно, есть и безвинные, но их гораздо меньше, чем обычно это представляют.

Все те, кто тщился избавить народ от его религиозных верований; все те, кто противопоставлял метафизические софизмы законам собственности; все те, кто говорил: карайте, лишь бы мы от этого выигрывали, все те, кто предлагал и одобрял жестокие меры, направленные против короля, споспешествовал им и т. д.; именно все те, кто призывал Революцию, все, кто этого хотел, совершенно заслуженно стали жертвами, при всей ограниченности на это наших взглядов.

(стр.20 >)Печально[22] представить себе, как головы знаменитых ученых падали под топором Робеспьера. По-человечески их можно было бы лишь пожалеть, но божественное правосудие не питает ни малейшего уважения к геометрам или физикам. Слишком многие из французских ученых[23] оказались главными творцами Революции. Слишком многие из французских ученых ее любили и ей благоволили, пока она, подобно Тарвиниевой палице, обрушивалась только на возвышавшиеся над остальными головы. Они рассуждали как и многие другие: Невозможно, чтобы великой революции не сопутствовали несчастья.[24] Но когда философ утешает себя, думая о следствиях этих несчастий, когда он говорит в своем сердце: Пусть свершатся сто тысяч убийств, лишь бы мы были свободными; и если Провидение отвечает ему: Я принимаю твое согласие, но ты войдешь в это число, то где несправедливость? Судили бы мы иначе в наших трибуналах?.[25]

Входить в подробности было бы омерзительно.[26] Но как немного Французов среди тех, кого называют (стр.21 >)безвинными жертвами Революции, коим их совесть не могла бы сказать:

Итак, взирая на печальные плоды ваших заблуждений, Признайтесь в ударах, которые вы направляли.[27]

Наши представления о добре и зле, безгрешном и грешном часто замутняются нашими предубеждениями. Мы объявляем грешниками и бесчестными людей, которые разят друг друга оружием длиной в три пальца, но если длина оружия — два локтя, то схватка становится делом чести. Мы клеймим того, кто украдет сантим из кармана друга, но если он похитит лишь его жену, то это безделица. Все блестящие преступления, предполагающие развитость высоких и приятных достоинств, и особенно все те, которые увенчаны (стр.22 >)успехом, — мы их прощаем, если только не превращаем в добродетели. Тогда как блестящие достоинства, принадлежащие грешнику, обесславливают его в глазах истинного правосудия, для которого величайшее преступление есть злоупотребление своими дарованиями.[28]

Каждый человек должен исполнить определенный долг, а величина этого долга связана с его общественным положением и с размерами его средств. Многого недостает для того, чтобы одно и то же деяние двух определенных людей было бы равно преступным. Чтобы не отклоняться от нашего предмета, скажем, что некий поступок, который был бы лишь заблуждением, проявлением глупости со стороны человека темного, но вдруг наделенного безграничной властью, может обернуться злодеянием, если его совершают епископ или герцог и пэр.[29][30]

Наконец, есть деяния извинительные, похвальные даже по человеческим меркам, но по сущности своей бесконечно преступные. Если нам говорят, к примеру: Я по доброй воле принял французскую Революцию, по бескорыстной любви к свободе и к моей родине; я душой и совестью верил, что она приведет к искоренению злоупотреблений и к общественному счастью, то нам нечего возразить. Но око, для которого все (стр.23 >)сердца прозрачны, видит виновную жилку; оно распознает в нелепой ссоре, в мелочном столкновении гордынь, в низменной или преступной страсти первоначальную побудительную причину этих решений, которыми хотели бы отличиться в глазах людей. Для этого ока ложь лицемерия, привитого на предательстве, есть еще одно преступление. Но давайте говорить о нации вообще.

Одно из самых великих преступлений, которое могло бы свершиться, это, несомненно, посягательство на суверенитет. Ничто другое не влечет столь ужасных последствий. Если носителем этого суверенитета является человек и если его голова падает как жертва заговора, то преступление становится еще более чудовищным. А если этот Суверен никаким преступлением не заслужил своей участи, если именно его достоинства вооружили против него злодейскую руку, то преступление становится неслыханным. По этому описанию узнается кончина Людовика XVI. Но важно отметить именно то, что никогда столь великое преступление не имело большего числа соучастников. Их было гораздо меньше, когда погиб Карл I, однако этому королю можно было высказать упреки, которых Людовик XVI отнюдь не заслужил.[31] Тем не менее Карлу I выражали самую нежную признательность и самым мужественным образом. И даже палач, лишь исполнявший приказ, не осмелился показать свое лицо. Во Франции же Людовик XVI шел на смерть в окружении 60 тысяч вооруженных людей, ни один из которых не выстрелил (стр.24 >) в Caнтeppa:[32] никто не поднял голос в защиту несчастного монарха, провинции были столь же немы, как столица. Люди говорили, что протестовать было бы опасно. Французы! Если вы считаете этот довод правильным, то перестаньте столь много рассуждать о своем мужестве или согласитесь, что вы это мужество весьма дурно употребляете.[33]

Не менее поразительным было безразличие армии. Она служила палачам Людовика XVI гораздо лучше, чем прежде ему самому, ибо предала своего Короля. С ее стороны не обнаружилось ни малейшего признака недовольства. Наконец, никогда столь великое преступление не было делом столь большого числа повинных (правда, со множеством градаций).

Необходимо сделать еще одно важное замечание: любое посягательство на суверенитет, сотворенное от имени Нации, всегда есть в большей или меньшей мере национальное преступление, ибо всегда Нация в большей или меньшей мере виновна в том, что некое число мятежников в состоянии совершить преступление от ее имени. Таким образом, все Французы, несомненно, не желали смерти Людовика XVI, но громадное большинство народа желало на протяжении более чем двух лет, чтобы случились все те безрассудства, все несправедливости, все покушения, которые и привели к катастрофе 21 января.

Однако все национальные преступления против суверенитета караются немедленно и чрезвычайными (стр.25 >) мерами. Это закон, который никогда не допускал исключений. Несколько дней спустя после казни Людовика XVI кто-то написал в Меркюр универсель:[34] Вероятно, не должно было дойти до этого. Но поскольку наши законодатели возложили на себя ответственность за событие, сплотимся вокруг них: потушим всяческую рознь, и пусть об этом не будет более речи. Очень хорошо: не следовало, быть может, убивать короля, но поскольку дело сделано, не стоит больше о том говорить, и будем все добрыми друзьями. О, слабоумие! Шекспир разбирался в этом получше, когда произносил: Жизнь всякого человека драгоценна для него, но жизнь тех, от кого зависит множество жизней, жизнь государей, драгоценна для всех. А если жизнь государя пресекается преступлением? На месте, которое он занимал, разверзается ужасная пропасть, и туда низвергается все, что его окружало.[35] Каждая капля крови Людовика XVI обойдется Франции потоками крови. Четыре миллиона Французов, быть может, заплатят своей головой за великое народное преступление — за противорелигиозный и противообщественный мятеж, увенчавшийся цареубийством.

Где первые национальные гвардейцы, первые солдаты, первые генералы,[36] присягнувшие Нации? Где (стр.26 >)вожаки, идолы этого первого, столь преступного, собрания, определение которого — учредительное останется вечной насмешкой? Где Мирабо?[37] Где Байи[38] со своим прекрасным днем? Где Турэ,[39] который выдумал слово экспроприировать? Где Ослэн,[40] докладчик по первому закону, преследующему эмигрантов? Можно было бы называть тысячи и тысячи активных орудий Революции, которые погибли насильственной смертью.

И здесь снова мы можем восхититься порядком, господствующим в беспорядке. Ибо совершенно очевидно, если хоть немного поразмыслить, что главные виновники революции могли пасть только под ударами своих сообщников. И даже если бы единственно сила произвела то, что называют контр-революцией, и восстановила Короля на троне, все равно не было бы никакого способа вершить правосудие. Самое большое несчастье, которое могло бы случиться с человеком впечатлительным, это стать судьей убийцы его отца, родственника, друга или хотя бы захватчика его имущества. Однако именно такое произошло бы в случае контр-революции, совершенной описанным (стр.27 >) образом. Ибо верховные судьи, по самой природе вещей, почти все принадлежали бы к униженной касте.[41] И представлялось бы, что правосудие лишь мстит за себя, даже если бы оно только карало. Вообще, законная власть всегда сохраняет некоторую умеренность при наказании преступлений, имеющих множество сообщников. Когда она приговаривает к смерти за одно преступление пять или шесть виновников, то это побоище; если она выходит за некие пределы, то становится отвратительной. Наконец, великие преступления, к сожалению, требуют великих наказаний. И здесь легко преступить пределы, когда дело касается преступлений против королевской особы и когда лесть становится палачом. Общество до сих пор еще не простило старому французскому правосудию ужасное наказание Дамьена.[42][43] А как поступили бы французские судьи с тремя или четырьмя сотнями Дамьенов, со всеми чудовищами, которые заполонили Францию? Будет ли священный меч правосудия опускаться беспрестанно, как гильотина Робеспьера? Соберут ли в Париже всех палачей королевства и всех артиллерийских лошадей для четвертований? Растопят ли в больших котлах свинец и смолу, чтобы поливать ими тела людей, разрываемых (стр.28 >) раскаленными щипцами? И вообще, как различать между собой преступления? как распределять наказания? И главное — как карать, не имея законов? Нам скажут: Надо было бы выбрать нескольких великих преступников, а всех остальных помиловать. Но именно этого Провидение не желало бы. Поскольку в его силах сделать все, что оно хочет, оно не признает эти помилования из-за бессилия покарать.[44] Необходимо было бы, чтобы великое очищение свершилось, чтобы взоры были поражены; необходимо, чтобы французский металл, очищенный от его нечистого и ломкого шлака, стал более чистым и ковким в руках будущего короля. Без сомнения, у Провидения нет нужды карать в сей час, чтобы оправдать свои пути. Но в эти времена оно становится досягаемым для нас и карает как человеческий суд.

Были народы, в буквальном смысле слова приговоренные к гибели, подобно преступным лицам, и мы знаем, почему.[45] Если бы в предначертания Господа входило раскрытие его помыслов относительно французской Революции, то мы бы прочли приговор о наказании Французов, как читаем постановление судебной палаты. — Но что более мы бы узнали? Разве это наказание не очевидно? Разве мы не увидели Францию обесчещенной более чем ста тысячами (стр.29 >) убийствами? А всю землю этого прекрасного королевства заставленной плахами? эту несчастную землю — напоенной кровью ее детей, жертв убийств по суду, в то время как бесчеловечные тираны ее истощают вне пределов страны — в жестокой войне, которая поддерживается ими ради их собственного интереса? Никогда самый кровавый деспот не играл с жизнью людей с такой наглостью; и никогда покорный народ не являлся на бойню с большей охотой. Железо и пламень, холод и голод, лишения, всевозможные страдания — ничто не отвращает его от мук; должна исполниться судьба всех, кто оказывает преданность: отнюдь не увидим неповиновения до той поры, пока не свершится суд.[46]

И однако, как много в этой столь жестокой и столь разрушительной войне возникает интересных мнений! и как сменяют друг друга уныние и восхищение! Перенесемся в самые страшные времена Революции; предположим, что при правлении адского Комитета[47] армия в результате мгновенного перевоплощения вдруг становится роялистской; предположим, что она, в свою очередь, проводит собрания для определения выборщиков и что она свободно называет самых просвещенных и самых уважаемых людей, чтобы наметить себе путь, коего следует держаться в этих трудных условиях; наконец, предположим, что один из этих избранников армии поднялся бы и заявил: (стр.30 >) «Доблестные и верные воины, есть обстоятельства, когда вся мудрость человеческая состоит в том, чтобы выбрать из двух зол меньшее. Конечно, тяжко сражаться за Комитет общественного спасения. Но было бы еще более гибельным, если бы мы повернули против него наше оружие. Как только армия вмешается в политику. Государство распадется; и враги Франции, используя этот миг распада, вторгнутся в нее и расчленят ее. И отнюдь не ради этого мига мы должны действовать, но во имя продолжения времен: особенно же мы должны помышлять о том, чтоб сохранить целостность Франции, а сделать это мы можем только сражаясь за правительство, каким бы оно ни было; ибо таким образом Франция, несмотря на ее внутренние распри, сохранит свою военную мощь и свое внешнее влияние. И если хорошо разобраться, то сражаемся мы отнюдь не за правительство, а за Францию и за будущего Короля, которому мы будем обязаны Империей, быть может, более великой, чем та, которая не получится у Революции. Значит, долг наш — побороть отвращение, заставляющее нас колебаться. Наши современники, возможно, осудят наше поведение; но следующие поколения воздадут ему должное».

Этот человек говорил бы как великий философ. Ну так что же! — Армия осуществила сие химерическое предположение, не осознавая, что она делает; и Террор, с одной стороны, безнравственность и сумасбродство — с другой, сотворили в точности то, что диктовала бы армии исчерпывающая и почти пророческая мудрость.

По здравому размышлению увидится, что коль скоро революционное движение образовалось, Франция и Монархия могли быть спасены лишь благодаря якобинству.

Король никогда не имел союзника; довольно очевидно то, что коалиция питала неприязнь к целостности Франции, и не было бы никакой опрометчивости в (стр.31 >)обнародовании этого факта. Но каким образом противостоять коалиции? Каким сверхъестественным способом сломить натиск сговорившейся Европы? Один лишь адский гений Робеспьера мог сотворить это диво. Революционное правительство закаливало душу Французов в крови; оно ожесточало дух солдат и удваивало их силы диким отчаянием и презрением к жизни, похожими на бешенство. Страх перед эшафотами, толкая гражданина к границам, питал силы вовне их, по мере того как внутри страны подавлял все, даже малейшие, попытки сопротивления. Все жизни, все богатства, все полномочия были в руках революционной власти; и это чудовище мощи, опьяненное кровью и успехом, страшное явление, никогда доселе не виданное и, без сомнения, не способное повториться, было одновременно и ужасной карой для Французов, и единственным способом спасения Франции.

Чего испросили бы роялисты, когда они потребовали бы контр-революции такой, какой им она представлялась, то есть совершаемой внезапно и при помощи силы?[48] Они потребовали бы отвоевания Франции; значит, они потребовали бы ее расчленения, уничтожения ее влияния и унижения ее Короля, то есть резни, которая, может быть, растянется на три века как неминуемое следствие такого нарушения равновесия. Но наши потомки, которых весьма мало будут занимать наши страдания и которые будут плясать на наших могилах, посмеются над нашим сегодняшним неведением. Они легко забудут бесчинства, которые узнали мы и которые бы сохранили целостность самого прекрасного царствия после Царствия Небесного.[49] (стр.32 >) Все чудовища, порожденные Революцией, трудились, по-видимому, только ради королевской власти. Благодаря им блеск побед заставил весь мир прийти в восхищение и окружил имя Франции славой, которую не могли целиком затмить преступления революции; благодаря им Король вновь взойдет на трон во всем блеске своей власти и, быть может, даже более могущественным, чем прежде. И кто знает, быть может, он, вместо того чтобы униженно предлагать какие-то из своих провинций во имя права господствовать над другими, будет их возвращать, с гордостью власти, дарующей то, что она способна удержать? Конечно, случались и не менее невероятные вещи.

Эта же мысль, что все совершается на благо французской Монархии, убеждает меня в невозможности любой роялистской революции до наступления мира; ибо восстановление Королевской власти мгновенно ослабило бы все пружины Государства. Черная магия, которая действует ныне, исчезла бы как туман пред солнцем. Доброта, милосердие, правосудие, все кроткие и мирные добродетели сразу же явились бы снова и принесли бы с собой некую общую мягкость во нравах, некую легкость, полностью противоположную угрюмой жестокости революционной власти. Не будет более ни реквизиций, ни грабежей исподтишка, ни насилий. И станут ли генералы, идущие за белым знаменем, называть бунтовщиками жителей захваченных стран, если те законно себя защищают? и будут ли эти генералы им приказывать стоять смирно под страхом расстрела как мятежников? Эти ужасы на руку будущему королю, однако он не был бы способен ими воспользоваться; он располагал бы, таким образом, лишь средствами человечными. Иначе он сравнялся бы с неприятелями; и что тогда произошло бы в миг неопределенности, которая необходимо сопровождает переход от одного правления к другому? Я ничего этого не знаю. Я прекрасно осознаю, что великие завоевания (стр.33 >) Французов как бы охраняют целостность королевства (я даже надеюсь уловить здесь смысл этих завоеваний). Однако мне по-прежнему представляется, что для Франции и для Монархии полезнее, если бы мира, и славного для Французов мира, добилась Республика; и чтобы в тот миг, когда Король вновь взойдет на трон, прочный мир заслонил бы его от любых напастей.[50]

С другой стороны, очевидно, что внезапная революция отнюдь не излечила бы народ, но усилила бы его заблуждения; что он никогда бы не простил власть, лишившую его мечтаний.[51] А поскольку именно в народе в собственном смысле слова, или в толпах, нуждались мятежники ради потрясения Франции, то ясно, что им вообще следовало бы щадить народ и что великие притеснения должны были бы сначала обрушиться на зажиточный класс. Следовательно, противозаконно захваченная власть должна была бы очень долго обременять народ, дабы ему опротиветь. Он только-только увидел Революцию: необходимо было бы, чтобы он ее прочувствовал, вкусил, так (стр.34 >)сказать, ее горькие плоды. Может быть, в момент, когда пишутся эти строки, такое чувство еще не созрело.

Поскольку, в принципе, противодействие должно быть равным действию, то не спешите вы, нетерпеливые люди, и думайте, что сама продолжительность злосчастий возвещает вам контр-революцию, о которой вы не имеете представления.[52] Уймите свою ярость, особенно не сетуйте на Королей, и испрашивайте лишь зримых чудес. Как! вы утверждаете, что иностранные державы сражаются за идею, ради восстановления французского трона и безо всякой надежды на возмещение ущерба? Но вы желаете, стало быть, чтобы человек перестал быть человеком: вы требуете невозможного. Вы скажете, что согласились бы на расчленение Франции ради возвращения порядка, но знаете ли вы, что такое — порядок? Это то, что получится через десятилетие, может быть — раньше, может быть — позже. И кто, вообще, предоставил вам право ставить условия Королю, французской Монархии и вашему потомству? Когда ослепленные мятежники декретируют неделимость Республики, понимайте, что именно Провидение провозглашает неделимость королевства.

Остановим теперь взгляд на неслыханном преследовании национальной церкви и ее служителей; это один из самых занимательных ликов революции.

Нельзя было бы[53] отрицать, что духовенство во Франции нуждается в возрождении; и хотя я далек от (стр.35 >) соглашательства с пошлыми разглагольствованиями о клириках, мне все-таки представляется бесспорным, что богатство, роскошь и общая склонность умов к распущенности ввергли в упадок это великое сословие; что часто под мантией с капюшоном можно было обнаружить рыцаря вместо апостола; и что, наконец, во времена, непосредственно предварявшие Революцию, духовенство, почти так же как армия, потеряло то место, которое оно занимало в общественном мнении.

Первым ударом, нанесенным Церкви, явился захват ее собственности,[54] вторым была конституционная присяга:[55] и с этих двух тиранических действий началось возрождение.

Присяга просеяла священнослужителей, если можно так выразиться. Все, кто присягнул, за несколькими исключениями, на которых позволительно не останавливаться, обнаруживали, что постепенно погружаются в бездну преступлений и позора: общественное мнение оказалось единодушным по отношению к этим отступникам.

Верные священнослужители, отличившиеся перед этим самым мнением первым проявлением твердости, затем еще более прославили себя бесстрашием, с которым они смогли встретить страдания и даже смерть во имя защиты своей веры. Избиение кармелитов[56] (стр.36 >)сравнимо с наиболее потрясающими в этом роде событиями в церковной истории.

Тирания, тысячами их изгнавшая с родины, без всякого правосудия и без всякого стыда, есть самое возмутительное, что можно только представить; но и в этом деле, как и во всех других, преступления тиранов Франции становились орудиями Провидения. Вероятно, необходимо было, чтобы французские священнослужители показали себя иностранным нациям; они стали жить среди протестантских наций, и это сближение намного умерило ненависть и предубеждения. Время значительной эмиграции духовенства, в частности, французских епископов в Англию, особенно кажется мне замечательным. Конечно, произносились слова мира! Конечно, возникали замыслы о сближении в ходе этой необычайной встречи! Когда выражались бы только совместные устремления, то и этого было бы немало. Если когда-либо христиане придут к сближению, к которому все предрасполагает, то призыв должен исходить от церкви Англии. Пресвитерианство было произведением французским, следовательно, произведением чрезмерным. Мы слишком далеки от приверженцев веры, столь мало содержательной: нет способа прийти с ними к согласию. Но англиканская церковь, касающаяся нас одной рукой, другой дотрагивается до тех, к которым мы не можем дотянуться; и хотя в некотором роде она является мишенью для ударов с обеих сторон, представляя собой немного странную картину восставшего, проповедующего послушание, она очень ценна, однако, в других отношениях и может рассматриваться как одно из тех средств в химии, которые способны связать несовместимые по своей природе элементы.

Поскольку имущество духовенства растащено, презренные мотивы долго еще не будут поставлять в его ряды новых служителей; таким образом, все обстоятельства благоприятствуют подъему этого сословия. (стр.37 >)Вообще, есть основания полагать, что размышление над делом, которое, как кажется, на него возложено, придаст духовенству меру воодушевления, приподнимающую человека над самим собой и приводящую его в состояние великих свершений.

Добавьте к этим обстоятельствам брожение умов в некоторых частях Европы, пылкие идеи нескольких замечательных людей и некое беспокойство, особенно в протестантских странах, охватывающее религиозные характеры и подвигающее их на необыкновенные пути.

Взгляните в то же время на бурю, которая грохочет над Италией; Риму, равно как и Женеве,[57] угрожает держава, полностью отвергающая церковь, в Голландии верховенство национальной религии отменяется декретом Национального конвента. Если Провидение что-либо стирает, то, несомненно, для того, чтобы написать что-то заново.

Замечу еще, что когда в мире утвердились великие верования, им благоприятствовали великие завоевания и образование великих суверенитетов: причина этого очевидна.

Наконец, что должно случиться в переживаемые нами времена в итоге этих необыкновенных сочетаний, которые смутили всяческое человеческое благоразумие? По правде говоря, заманчиво предположить, что политическая революция есть лишь второстепенная часть великого замысла, который развертывается перед нами с ужасающим величием.

Первым делом я говорил о господстве Франции над остальной Европой. Провидение, всегда соизмеряющее средства с целью и наделяющее нации, как и (стр.38 >) человеческие существа, необходимыми для осуществления их предназначения органами, именно французской нации предоставило два орудия и, если можно так выразиться, две руки, которыми она движет мир, — язык и дух прозелитизма, образующие основу ее характера: так что она всегда имела потребность и власть влиять на людей.

Мощь, я чуть было не сказал монархическая власть, французского языка очевидна: в крайнем случае можно лишь притвориться сомневающимся. Что же касается духа прозелитизма, то он знаком как солнце: от торговки модными нарядами до философа — у всех это выдающаяся черта национального характера.

Обыкновенно этот прозелитизм принимают за нелепость, и действительно, он часто заслуживает такого определения, особенно из-за форм своего проявления: но в сущности это обязанность.

Однако вечный закон морального мира состоит в том, что всякая обязанность порождает долг. Галликанская церковь была краеугольным камнем католического или, лучше сказать, христианского здания; ибо, по сути дела, есть одно только здание. Церкви, враждебные вселенской церкви, однако, только благодаря ей продолжают существовать, хотя, может быть, они слабо об этом догадываются, будучи похожими на эти растения-паразиты, на эти бесплодные омелы, живущие лишь веществом дерева, которое их поддерживает и которое они истощают.

И поскольку противодействие между противостоящими державами всегда равно действию, то отсюда следует, что самые большие усилия божества Разума против христианства производятся во Франции: противник обрушивается на цитадель.

Таким образом, духовенство Франции отнюдь не должно себя успокаивать; имеется тысяча доводов полагать, что оно призвано исполнить великую миссию; (стр.39 >) и те самые предположения, которые помогли ему увидеть, почему оно приняло страдания, позволяют ему также уяснить свою предназначенность для главного свершения.

Одним словом, если не произойдет духовная революция в Европе, если религиозный дух не укрепится в этой части света, то социальная связь окажется расторгнутой. Ничего нельзя предугадать, и нужно быть готовым ко всему. Но если происходит счастливое изменение в этом роде, то либо не существует больше ни подобия, ни наущения, ни искусства предположения, либо именно Франции надлежит произвести это изменение.

В особенности это заставляет меня думать, что французская Революция является великой эпохой и что ее последствия, во всем их многообразии, будут ощущаться долго после времени ее взрыва и за пределами ее очага.

Если же рассматривать революцию во всех ее политических отношениях, то подтверждается то же самое мнение. Сколь много держав в Европе обманулись по поводу Франции! сколько из них замышляли тщетные дела! О вы, считающие себя независимыми, ибо совсем нет на вас земного суда, никогда не говорите: это мне подходит; DISCITE JUSTITIAM MONITU![58] Какая рука, одновременно строгая и отеческая, избавила бы Францию от всех вообразимых бедствий и поддержала бы империю сверхъестественными способами, обращая все тщания ее врагов против них самих? И пусть не говорят нам ни об ассигнатах,[59] ни о силе множества и т. д.; ибо возможности ассигнатов и силы множества как раз находятся за пределами естественного. Вообще, отнюдь не благодаря бумажным (стр.40 >)деньгам, не благодаря преимуществу в численности ветры ведут корабли Французов и рассеивают корабли их врагов, зима наводит для Французов ледяные мосты тогда, когда в этом возникает необходимость, а мешающие им суверены умирают в назначенный час,[60] Французы без пушек захватывают Италию, и фаланги, слывущие самыми храбрыми на свете, бросают оружие при численном равенстве, сдаваясь на милость победителя.[61]

Прочтите замечательные размышления М. Дюма[62] о нынешней войне; вы найдете там прекрасный ответ на вопрос о том, почему она приобрела тот характер, который мы наблюдаем, но отнюдь не на вопрос о том, как это случилось. Надобно всегда обращаться к Комитету общественного спасения, который являл собой чудо, и дух которого продолжает выигрывать сражения.

Наконец, наказание Французов выходит из всех обычных правил, как выходит из них и покровительство, оказанное Франции, но эти два чуда, (стр.41 >) соединившись, друг друга усиливают, представляя одно из самых удивительных зрелищ, которые когда-либо созерцал глаз человеческий.

По мере того как будут развертываться события, станут видны другие причины и зависимости, еще более удивительные. Мне видится, вообще, лишь часть из них, открывающихся для более проницательных взоров уже с этого часа.

Ужасающее пролитие человеческой крови, вызванное этим великим потрясением, есть средство чрезвычайное; однако это одновременно и средство, и кара; и оно может предоставить повод для занимательных размышлений.

Глава третья.

О НАСИЛЬСТВЕННОМ УНИЧТОЖЕНИИ РОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО.

(стр.42 >)Не очень уж и заблуждался, к несчастью, сей дагомейский король в глубине Африки, который недавно говорил одному англичанину: Бог сотворил этот мир ради войн; все царства, большие и малые, постоянно прибегали к войне во все времена, хотя по различным соображениям.[63][64] (стр.43 >)

История доказывает, к несчастью, что война в некотором смысле есть обычное состояние человечества; что кровь людская должна проливаться повсюду на земле и что мир для любой нации является лишь передышкой.

Упоминают о закрытии храма Януса при Августе,[65] помнят один год воинственного царствования Карла Великого (год 790), когда он не воевал.[66] Упоминают о недолгом времени после заключения Рисвикского мира в 1697 году и таком же недолгом после Карловицкого мирного договора в 1699 году, когда совсем не воевали, и не только во всей Европе, но даже во всем ведомом нам мире. Завершающийся век начался для Франции жестокой войной, которая закончилась лишь в 1714 году Раштаттским миром. В 1719 году Франция объявила войну Испании; окончание ей было положено Парижским мирным договором 1727 года. Выборы короля Польши снова разожгли войну в 1733 году; мир установился в 1736 году. Четыре года спустя вспыхнула ужасная война за австрийское наследство, она шла, не переставая, вплоть до 1748 года. После восьми лет мира, когда начали рубцеваться раны, нанесенные восемью годами войны, притязание Англии вынудило Францию взяться за оружие. Семилетняя война слишком хорошо известна. После пятнадцати лет покоя американская революция вовлекла Францию в новую войну, последствия которой мог предугадать любой мудрый человек. Мир заключается в 1782 году. Спустя семь лет начинается Революция: она еще длится, и, вероятно, к сему часу Франция поплатилась за нее тремя миллионами человек. (стр.44 >)

И вот, если брать только Францию, то из девяноста шести лет века сорок приходится на войну. Если и существуют нации, оказавшиеся счастливее, то иным повезло еще гораздо меньше. Но отнюдь недостаточно рассматривать какой-то отрезок времени и какую-то точку земного шара; необходимо окинуть взглядом длинную череду избиений, которые оскверняют все страницы истории. Мы увидим, что война свирепствует не переставая, словно хроническая лихорадка с ужасными усиливающимися приступами. Я приглашаю читателя взглянуть на эти картины, начиная с упадка Римской республики.

Марий истребил в сражении двести тысяч кимвров и тевтонов. Митридат приказал умертвить восемьдесят тысяч римлян: а Сулла убивает девяносто тысяч человек в битве в Беотии и сам теряет в ней десять тысяч. Вскоре мы видим гражданские войны и проскрипции. Один Цезарь привел к смерти на поле брани миллион человек (до него зловещее первенство принадлежало Александру). Август затворяет на одно мгновение храм Януса, но открывает его врата на столетия, учреждая выборную империю. Благодаря нескольким добрым правителям Государство дышит, но война никогда не затихает, и при правлении доброго императора Тита шестьсот тысяч человек погибают при осаде Иерусалима. Истребление людей оружием римлян воистину ужасающе.[67] Позднеимператорская эпоха была лишь чередой избиений. Какие войны и какие сражения, начиная с Константина! Лициний теряет двадцать тысяч человек при Сибалисе, тридцать четыре тысячи при Адрианополе, сто тысяч при Хризополисе. Нации севера приходят в движение. Франки, готы, гунны, лангобарды, аланы, вандалы и т. д. обрушиваются на Империю и поочередно терзают ее. (стр.45 >)Аттила предает Европу огню и мечу. Французы уничтожают более двухсот тысяч его людей при Шалоне; а в следующем году он терпит еще большие потери от готов. Менее чем за век Рим осажден и опустошен трижды; а в ходе бунта, вспыхнувшего в Константинополе, были вырезаны сорок тысяч человек. Готы захватывают Милан и уничтожают там триста тысяч жителей. По приказу Тотилы истребляются все жители Тиволи и девяносто тысяч человек — при разграблении Рима. Появляется Магомет; меч и коран проходят две трети земного шара. Сарацины движутся от Евфрата до Гвадалквивира; они до основания разрушают огромный город Сиракузы; теряют тридцать тысяч человек под Константинополем лишь в одном морском сражении; Пелагий убивает двадцать тысяч из них в битве на земле. Эти потери ничего не значили для сарацинов; но их поток наталкивается на гений франков в долинах Тура, где сын первого Пепина[68] окруженный тремястами тысячами мертвых тел, присоединяет к своему имени грозное прозвище, которое его до сих пор отличает. Принесенный в Испанию исламизм встречает там неукротимого соперника.[69] Никогда, может быть, не увидят большей славы, большего величия и большей сечи. Борьба христиан и мусульман в Испании — это восьмивековая битва. Многие из походов и даже многие из сражений уносили там до двадцати, тридцати и вплоть до восьмидесяти тысяч жизней.

Воцаряется Карл Великий и сражается на протяжении полувека. Каждый год он возвещает, на какую часть Европы должно наслать смерть. Являясь повсюду и повсюду побеждая, он железом сокрушает нации, подобно тому, как уничтожал мужчин-женщин Азии (стр.46 >)Цезарь. Норманны начинают долгую череду опустошений и жестокостей, которые до сих пор заставляют нас содрогаться. Обширное наследство Карла Великого рассеяно: властолюбие заливает его кровью, а имя франков исчезает в битве при Фонтене. Италия полностью разграблена сарацинами, в то время как норманны, датчане и венгры опустошают Францию, Голландию, Англию, Германию и Грецию. Варварские нации водворяются, наконец, и приручаются. Эта вена более не кровоточит; но вскрывается в тот же миг другая: начинаются Крестовые походы. Вся Европа бросается на Азию; число жертв отныне измеряют уже мириадами. Чингисхан и его сыновья покоряют и опустошают шар земной от Китая до Богемии. Французы, которые вели Крестовый поход против мусульман, теперь ведут его против еретиков: жестокая Альбигойская война. Битва при Бувине, в которой тридцать тысяч человек теряют жизнь. Пять лет спустя восемьдесят тысяч сарацинов погибают при осаде Дамьетты. Гвельфы и гибеллины начинают борьбу, которая столь долго обагряла кровью Италию. Факел гражданских войн вспыхивает в Англии. Сицилийская вечерня. При царствованиях Эдуарда и Филиппа Валуа Франция и Англия сталкиваются более неистово, чем когда бы то ни было, и открывают новую эпоху резни. Избиение евреев; битва при Пуатье, битва при Никополе; победитель падает под ударами Тамерлана, который следует за Чингисханом. Герцог Бургундский устраивает убийство герцога Орлеанского, и завязывается кровавое соперничество двух семейств. Битва при Азенкуре, Гуситы предают огню и мечу значительную часть Германии. Мухаммед II царствует и воюет тридцать лет. Отброшенная в свои пределы Англия терзает себя собственными руками. Иоркская и Ланкастерская династии купают ее в крови. Наследница Бургундии передает свое состояние Австрийскому дому; и этим брачным договором начертано то, что люди три века (стр.47 >) будут резать друг друга от Балтики до Средиземноморья. Открытие Нового Света: это смертный приговор трем миллионам индейцев. Карл V и Франциск I появляются на мировом театре: каждая страница их истории пропитана человеческой кровью. Царствование Сулеймана; Мохачская битва; осада Вены; осада Мальты, и т. д. Но одно из самых великих бедствий рода человеческого выходит из монастырской тени: появляется Лютер, за ним следует Кальвин. Крестьянская война; Тридцатилетняя война; французская гражданская война; избиение Нидерландов; избиение Ирландии; избиение Севенн; Варфоломеевская ночь; убийство Генриха III, Генриха IV, Марии Стюарт, Карла I; и в наши дни, наконец, французская Революция, которая истекает из того же источника.[70]

Я не буду далее раскрывать картину: наш век и предшествовавший ему слишком хорошо известны; и если восходить к колыбели наций, если опускаться вплоть до наших дней, если рассматривать народы во всевозможных состояниях, начиная с варварства и кончая самой утонченной цивилизацией, то всегда обнаруживается война. По этой причине, являющейся главной, а также по всем другим, которые к ней присовокупляются, пролитие людской крови никогда не прекращалось во вселенной: иногда кровь льется менее обильно, но на большем пространстве, иногда сильнее, но на меньшем пространстве; таким образом, этот поток почти что постоянен. Но время от времени происходят чрезвычайные события, которые ужасающе увеличивают его, будь то пунические войны, триумвираты, победы Цезаря, вторжение варваров, крестовые походы, религиозные войны и война за (стр.48 >)испанское наследство, французская Революция и т. д. Если бы составлялись таблицы избиений, подобные метеорологическим, то, кто знает, по прошествии нескольких веков наблюдений, — не открылся бы благодаря этому их закон.[71]

Бюффон весьма убедительно доказал, что значительная часть животных обречена на насильственную смерть. Он мог бы, сообразно вероятности, распространить свое доказательство на человека: но здесь можно следовать фактам.

Есть, в конце концов, основание сомневаться, что это насильственное уничтожение вообще является великим злом, за которое его почитают: по крайней мере, это одно из тех зол, которые входят в порядок вещей, где все насильственно и противоестественно, и которые возмещаются. Прежде всего, когда человеческая душа утратила свою энергию из-за изнеженности, неверия и гангренозных пороков, сопутствующих излишествам цивилизации, эта душа способна быть вновь закалена только кровью. Менее, гораздо менее легко объяснить, почему война в зависимости от различных обстоятельств вызывает различные последствия. Но довольно ясно видно то, что род человеческий можно уподобить дереву, которое невидимая рука неустанно подстригает и которое часто от этого выигрывает. Правда, если затронут ствол или если срезана верхушка ивы, то дерево может погибнуть: но кому ведомы пределы для древа человеческого? Нам определенно известно, что чрезмерной резне нередко (стр.49 >)сопутствует избыток населения, как это особенно было очевидно в древних греческих республиках и в Испании при господстве арабов.[72]

Повторение избитых мест о войне ничего не значит: не надо быть очень смышленным для понимания того, что чем больше людей убивают, тем меньше их остается; как верно и то, что чем больше ветвей срезают, тем меньше остается их на дереве; но необходимо рассматривать именно следствия операции. Между тем, продолжая то же самое сравнение, можно заметить, что умелый садовник при подрезке дерева меньше озабочен размерами его кроны, чем его плодоношением: от растения он требует плодов, а не древесины и листьев. Однако истинные плоды человеческой натуры — искусства, науки, великие предприятия, высокие замыслы, мужественные добродетели — зависят особенно от состояния войны. Известно, что никогда нации так не поднимаются к достижимым для себя вершинам своего величия, как после продолжительных и кровавых войн. Так, сияющей вершиной для греков была ужасная эпоха Пелопоннесской войны; Августов век последовал сразу же после гражданской войны и проскрипций; французский гений был выточен Лигой и отшлифован Фрондой: все великие люди века королевы Анны родились при политических потрясениях. Одним словом, можно было бы сказать: кровь есть удобрение для того растения, которое называют гением. Я не знаю, вполне ли понимают себя люди, говоря, что искусства содружны миру. По крайней мере, надо бы объясниться и уточнить(стр.50 >)представление; ибо я не усматриваю ничего менее мирного, чем века Александра и Перикла, Августа, Льва Х и Франциска I, Людовика XIV и королевы Анны.[73]

Разве было бы возможно, чтобы пролитие людской крови не имело великой причины и великих следствий? Пусть над этим поразмыслят. История и мифология, открытия современной физиологии и античные традиции объединяются, чтобы дать пищу для этих размышлений. Колебаться в этом деле не предосудительнее, чем в тысяче других, еще более чуждых человеку.

Давайте, однако, гневно возмущаться войной, попытаемся внушить к ней отвращение Суверенов; но пусть не увлекут нас мечтания Кондорсе, этого столь дорогого для Революции философа, который употребил свою жизнь ради уготовления несчастья для нынешнего поколения, благосклонно завещав совершенство нашим потомкам. Есть только один способ сдержать бич войны — обуздать беспорядки, влекущие это чудовищное очищение. (стр.51 >)

В греческой трагедии об Оресте Елена, одно из действующих лиц, избавлена богами от праведного гнева греков и помещена на небесах рядом с двумя ее братьями, чтобы быть вместе с ними спасительным знаком для мореплавателей.[74] Появляется Аполлон, чтобы оправдать этот странный апофеоз.[75] Красота Елены, говорит он, была лишь орудием, к которому прибегли боги, дабы восстановить друг против друга греков и троянцев и заставить питься их кровь, умеряя[76] на земле беззаконие людей, ставших слишком многочисленными.[77]

Аполлон говорил очень хорошо. Ведь именно люди сгоняют тучи, а потом сетуют на бури.

Это гнев царей заставляет восставать землю, Это гнев небес заставляет восставать царей.

Я хорошо чувствую, что во всех этих суждениях нас навязчиво одолевает столь тяжкое видение невинных, гибнущих вместе с грешными. Но, не углубляясь в этот вопрос, который соотносится со всем самым сущим, можно рассмотреть его лишь в связи с древним как мир всеобщим догматом обратимости страданий невинных на пользу виновным.[78] (стр.52 >)

Мне кажется, именно из этого догмата образовался обычай жертвоприношений, которые практиковались древними людьми повсюду во вселенной и которые они считали полезными не только для живущих, но и для умерших: распространенный обычай, на него благодаря привычке мы смотрим без удивления, но до корней его доискаться не менее трудно.

Самопожертвования, которыми славилась античность, также были связаны с этим догматом. Деций верил, что его самопожертвование будет принято Божеством и что оно сможет остановить все беды, которые угрожали его родине.[79]

Христианство освятило этот догмат, который бесконечно естественен для человека, хотя трудно, кажется, постичь его рассудком.

Таким образом, подобный порыв, подобное смирение, способное спасти Францию, можно было узреть в сердце Людовика XVI, в сердце небесной Елизаветы.[80]

Иногда люди задаются вопросом, чему служат эти ужасные самоистязания, к которым прибегают в некоторых религиозных орденах и которые также являются самопожертвованиями; равным образом можно было бы вопрошать о том, чему служит христианство, поскольку все оно зиждется на этом самом, но облагороженном, догмате невинности, искупающей преступление. (стр.53 >)

Власть, которая поддерживает эти ордена, избирает несколько человек и ограждает от мира, чтобы превратить их в пастырей.

Мир состоит только из насилия; но мы испорчены современной философией, которая заявляет, что все хорошо[81] в то время как все осквернено злом и — по справедливости — все плохо, ибо ничто не стоит на своем месте.

Поскольку основной тон устройства нашего творения понизился, все другие тона понизились соответственно, согласно правилам гармонии. Вся тварь совокупно стенает[82] и стремится, напрягаясь и мучась, к другому порядку вещей.

Очевидцы великих человеческих бедствий особенно склонны к этим печальным размышлениям. Но поостережемся утратить мужество: не существует наказания, которое не очищает; не существует беспорядка, который ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ не обращает против злого начала. Сладостно посреди всеобщего расстройства предчувствовать промыслы Господни. Никогда во время нашего [земного] странствования не увидим мы всего, и часто мы заблуждаемся; но разве во всевозможных науках, за вычетом точных, не обречены мы на догадки? И если наши предположения допустимы и если в их пользу говорят подобия, если они опираются на всеобщие идеи, и особенно, если они утешительны и способны сделать нас лучшими, то (стр.50 >) чего же им не достает? Если они неверны, то они добры, или, скорее, поскольку они добры, то не являются ли они истинными?

Рассмотрев французскую Революцию под углом зрения чисто моральным, я обращу теперь свои предположения на политику, не забывая, однако, о главном предмете моего труда.

Глава четвертая.

МОЖЕТ ЛИ УДЕРЖАТЬСЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕСПУБЛИКА?

(стр.55 >) Желательнее было бы поставить этот вопрос иначе: Может ли Республика существовать? Если такое допускать, то значит — слишком торопиться, и представляется весьма обоснованным предварительный вопрос, ибо природа и история соединяются для установления того, что великая неделимая республика есть дело невозможное.[83] Небольшое число республиканцев, запершись за городскими стенами, может, несомненно, иметь миллионы подданных: так было в Риме; но не может существовать великой свободной нации под республиканским правлением. Дело это настолько само по себе ясное, что теория могла бы обойтись без опыта; но опыт, который решает все вопросы в (стр.56 >) политике, как и в физике, здесь прекрасно согласуется с теорией. Что можно было сказать Французам, чтобы склонить их к вере в Республику, насчитывающую восемьдесят миллионов человек? Только две вещи:

1. Ничто не мешает увидеть то, чего никогда еще не видели.

2. Открытие представительной системы делает для нас возможным то, что было невозможным для наших предков. Рассмотрим силу этих двух аргументов.

Если бы нам сказали, что игральная кость, брошенная сто миллионов раз, всегда показывает только пять цифр — 1, 2, 3, 4, 5, то могли бы мы поверить, что на одной из ее граней находится цифра 6? Нет, конечно; и нам было бы доказано, как если бы мы это видели своими глазами, что одна из шести сторон пуста.

Ну, хорошо, окинем взглядом историю; мы увидим в ней то, что называют Фортуной, беспрестанно бросающей кости в течение четырех тысяч лет: выпадала ли когда-нибудь ВЕЛИКАЯ РЕСПУБЛИКА? — Нет. Следовательно, этой цифры на костях не было.

Если бы мир наблюдал одно за другим все новые правления, у нас не было бы никакого права утверждать, что та или иная его форма невозможна, потому что ее никогда не видели; но дело обстоит здесь совсем иначе: всегда видели Монархию и иногда — Республику. Если мы хотим далее углубиться в подразделения, то можно назвать демократией правление, где масса осуществляет суверенитет, и аристократией правление, где суверенитет принадлежит более или менее ограниченному числу привилегированных семей. Этим все сказано.

Сравнение с игральной костью является, следовательно, совершенно точным: поскольку всегда из рога Фортуны высыпаются одни и те же цифры, теория вероятностей разрешает нам утверждать, что других цифр там нет. (стр.57 >)

Остережемся смешивать суть вещей с их видоизменениями: первая неизменна и всегда возникает вновь; вторые изменяются и разнообразят немного картину, по крайней мере, для толпы; ибо всякий опытный глаз легко проникает сквозь изменчивые покровы, в которые облекается вечная природа в зависимости от времен и мест. Например, что есть особенного и нового в трех властях, образующих правление Англии, в названиях Пэры и Общины, в мантиях Лордов, и т. д.? Ведь три власти, рассматриваемые отвлеченным образом, обнаруживаются повсюду, где обнаруживается мудрая и прочная свобода; особенно явственны они в Спарте, где правление до Ликурга вечно колебалось, склоняясь то к тирании, когда цари там обретали слишком много сипы, то к народной смуте, когда простонародью удавалось присвоить слишком большую власть. Но Ликург поставил между ними двумя сенат, который являлся, как об этом говорит Платон, спасительным противовесом… и мощной преградой, удерживавшей обе крайности в равновесии и дававшей прочную и уверенную основу для ведения государственных дел, ибо сенаторы… неоднократно принимали сторону царей, когда возникала нужда в противлении народному безрассудству; и напротив, также неоднократно укрепляли народную партию против царей, чтобы предохранить от присвоения ими тиранической силы.[84] (стр.58 >)

Таким образом, нет ничего нового, и великая республика невозможна, ибо никогда не существовала великая республика.

Что же касается представительной системы, которую почитают способной решить проблему, то я вынуждаю себя к сдержанности, за что пусть соблаговолят меня простить.

Начнем с замечания о том, что эта система отнюдь не является современным открытием, но есть произведение или, лучше сказать, часть феодального правления, достигнувшего той точки зрелости и равновесия, когда оно обернулось в целом в одно из самых совершенных во вселенной.[85]

После того как королевская власть создала общины, она стала созывать их в национальные собрания; они не могли появиться там иначе, чем посредством своих уполномоченных: отсюда — представительная система.

Попутно можно заметить, что то же самое произошло с отправлением правосудия судьями. Иерархия ленных зависимостей приводила вассалов одного и того же ранга ко двору соответствующих сюзеренов; отсюда появилось изречение, что всякого человека должны судить ему равные (Pares curtis),[86] правило, которое англичане усвоили во всей его глубине и которому четко следовали в ходе своего возрождения; в то время как французы, менее упорные или, быть может, уступившие непреодолимым обстоятельствам, не извлекли из него такой же пользы.

Нужно было быть сильно несведущим, не поняв названное Бэконом interiora rerum,[87] чтобы вообразить, будто люди могли достичь подобных учреждений (стр.59 >)ранее сделанными умозаключениями и будто они могут быть плодом какого-то обсуждения.[88]

Впрочем, национальное представительство отнюдь не свойственно одной Англии; оно обнаруживается во всех монархиях Европы; но живо оно только в Великобритании, в других же местах оно мертво или спит; и в замысел небольшого сочинения отнюдь не входит рассматривать, ведет ли это отрешение от прошедшего к несчастью для человечества и не следовало бы вернуться к старинным укладам. Довольно заметить, обратившись к истории: 1) что в Англии, где национальное представительство получило и сохраняет большую силу, чем где бы то ни было, о нем и речь не шла до середины тринадцатого века;[89] 2) что оно (стр.60 >) отнюдь не было ни изобретением, ни следствием обсуждения, ни результатом действия народа, использующего свои извечные права; но что честолюбивый воин ради удовлетворения своих особых намерений реально установил равновесие трех властей после сражения при Льюисе, не сознавая, что сотворил, как это всегда получается; 3) что не только приглашение Общин в национальный совет было монаршим пожалованием, но что, в принципе, король назначал представителей провинций, городов и местечек; 4) что даже после того, как общины заставили выговорить себе право посылать представителей в парламент во время паломничества Эдуарда I в Палестину, они обладали лишь совещательным голосом; они представляли свои жалобы, подобно французским Генеральным Штатам, и формула проистекавших от престола пожалований вследствие их прошений постоянно гласила: даровано королем и духовными и светскими сеньорами на смиренные просьбы Общин; 5) наконец, что предоставленное Палате Общин право соучастия в законотворчестве еще довольно молодо, ибо едва восходит к середине пятнадцатого века.

Таким образом, если понимать под словом национальное представительство некоторое число представителей, посланных некоторыми людьми, взятыми в некоторых городах или местечках в силу старинного пожалования суверена, то не надо спорить о словах: такое правление существует, и это английское правление.

Но если хотят, чтобы весь народ был представлен, чтобы он смог бы быть представлен непременно посредством какого-то полномочия[90] и чтобы любой (стр.61 >)гражданин был способен давать или получать одно из этих полномочий, за некоторыми неизбежными физически и морально исключениями; и если сверх того намереваются присовокупить к подобному порядку вещей упразднение всякой знатности и наследования должностей, то это представительство есть вещь, никогда не виданная и никогда не могущая преуспеть.

Приводят пример Америки; я не знаю ничего столь выводящего из терпения, как похвалы, которыми награждают это дитя в пеленках: пусть оно вырастет.

Но для внесения всевозможной ясности в эту дискуссию надо заметить, что зачинщики французской Республики не только очень хотели доказать, что усовершенствованное представительство, как выражаются нововводители, возможно и хорошо; но еще и то, что народ, благодаря этому средству, может удержать свой суверенитет (как они говорят еще) и образовать, в своей целостности, Республику. Это корень вопроса; ибо если Республика размещена в столице и если остальная Франция была бы подданной Республики, то это не к выгоде народу-суверену.

Комиссия,[91] которой поручено в конце концов представить порядок обновления одной трети[92] [в Конвенте], определяет численность Французов в тридцать миллионов. Согласимся с этим числом и предположим, что Франция сохраняет свои завоевания. Ежегодно, согласно нормам конституции, двести пятьдесят человек, выбывающих из состава законодательного корпуса, будут заменяться двумястами пятидесятью другими. Из этого следует, что если пятнадцать миллионов взрослых мужчин, предполагаемых при этом населении, были бы бессмертными, имели бы право на представительство и назначались бы неизменно по порядку, то каждому Французу отправлять по очереди (стр.62 >)национальный суверенитет удалось бы раз в шестьдесят тысяч лет.[93]

Но поскольку в подобный срок людям остается только время от времени умирать, поскольку, вообще, выбор может останавливаться на одних и тех же, и поскольку множество людей по природе и по здравомыслию всегда будут неспособными к национальному представительству, то воображение потрясает громадное количество суверенов, осужденных на то, чтобы умереть, не поцарствовав.

Руссо утверждал, что национальная вопя не может быть делегирована; люди свободны говорить да или нет и спорить тысячу лет по вопросам избирательных коллегий. Но что неоспоримо, так это то, что представительная система прямо исключает отправление суверенитета, особенно во французском образце, где права народа ограничиваются назначением тех, кто назначает; где он не только не может предоставить особые полномочия своим представителям, но где закон озабочен разрывом всякой связи между ними и их соответствующими провинциями, предупреждая этих представителей о том, что они отнюдь не являются посланцами тех, кто их послал, но посланцами Нации; великое слово, бесконечно удобное, ибо с ним творят все, чего захотят. Короче, невозможно вообразить законодательство, лучше рассчитанное на истребление прав народа. Следовательно, был вполне справедлив тот презренный якобинский заговорщик, который откровенно отвечал во время судебного допроса: Я думаю, что нынешнее правительство является узурпатором власти, нарушителем всех прав народа, который оно ввергло в самое прискорбное рабство. Это ужасный порядок счастья для немногих, опирающегося (стр.63 >)на угнетение множеств. Это аристократическое правление так заткнуло народу рот, так опутало его цепями, что разорвать их ему становится труднее, чем когда бы то ни было.[94]

Так вот, что за дело Нации до пустой чести представительства, в котором она участвует столь косвенно и которого миллиарды существ никогда не добьются? Разве суверенитет и управление оттого становятся для нее менее чуждыми?

Но, могут сказать, используя тот же довод, что за дело нации до пустой чести представительства, если полученный порядок утверждает публичную свободу?

Но речь-то идет не об этом: вопрос состоит не в том, чтобы узнать, может ли французский народ быть свободным благодаря данной ему конституции, а в том, может ли он быть сувереном. Подменяется вопрос, чтобы уклониться от вывода. Начнем с исключения [проблемы] отправления суверенитета; подчеркнем то фундаментальное обстоятельство, что суверен всегда будет в Париже и что весь этот шум о представительстве ничего не значит; что народ остается совершенно отстраненным от правления; что он является более зависимым, чем при монархии, и что слова великая республика исключают друг друга, как слова квадратный круг. А именно это доказано арифметически.

Вопрос, стало быть, сводится к тому, чтобы узнать, в интересе ли французского народа быть подданным исполнительной директории и двух советов, учрежденных согласно конституции 1795 года, больше, чем подданным царствующего короля, согласно старинному устроению.

Проблему гораздо легче решить, чем поставить. Следовательно, надо отставить в сторону это слово республика и говорить только о правлении. Я отнюдь (стр.64 >)не стану рассматривать, способно ли оно составить публичное счастье; Французы слишком хорошо это знают! Посмотрим только, при том, что оно собой представляет и каким бы образом оно не назначалось, позволительно ли верить в его прочность.

Поднимемся прежде всего на высоту, подобающую существу разумному, и с этой верхней точки обзора рассмотрим источник данного правления.

Зло не имеет ничего общего с существованием; оно не может созидать, поскольку сила его сугубо отрицательна: Зло есть раскол бытия; оно не является истиной.

Однако отличает французскую Революцию и делает ее единственным в своем роде событием в истории как раз то, что она в корне дурна; никакая толика добра не утешает в ней глаз наблюдателя: это высочайшая из известных степень развращенности; это сущее похабство.

На какой еще странице истории обнаружится столь великое количество пороков, выступающих одновременно на одном театре? Какое ужасающее соединение низости и жестокости! какая глубокая безнравственность! какое забвение всякого стыда!

Молодость свободы[95] обладает столь поразительными чертами, что невозможно в них обмануться. В эту эпоху любовь к родине есть религия, а уважение к законам — суеверие. Характеры сильно выражены, нравы суровы: все добродетели светятся одновременно; факции[96] устремляются к пользе отечества, ибо оспаривается только честь служить ему; все, вплоть до преступления, отмечено печатью величия. (стр.65 >)

Если сравнить эту картину с той, которую нам представляет Франция, то как поверить в прочность свободы, которая начинается с гангрены? или, выражаясь более точно, как поверить в возможность рождения такой свободы (ибо она еще отнюдь не существует) и в появление среди самого отвратительного разврата такого порядка правления, который обходился бы без добродетелей менее, чем все остальные? Когда слышишь, как эти мнимые республиканцы рассуждают о свободе и о добродетелях, то кажется, что видишь увядшую куртизанку, разыгрывающую из себя девственницу с румянцем стыдливости.

Из одной республиканской газеты мы узнаем следующий анекдот о парижских нравах. В суде по гражданским делам рассматривалось дело о совращении; четырнадцатилетняя девица изумляла судей степенью своей развращенности, которая соперничала с глубокой безнравственностью ее обольстителя. Свыше половины зрителей составляли молодые женщины и девушки; среди последних — около двадцати в возрасте не более 13–14 лет. Многие находились рядом со своими матерьми; и вместо того, чтобы закрывать свое лицо, они громко хохотали над необходимыми, но омерзительными подробностями, которые вгоняли в краску мужчин.[97]

Читатель, вспомните того римлянина, который в прекрасные дни Рима понес наказание за то, что обнял собственную супругу в присутствии своих детей. Сравните и сделайте вывод.

Конечно, французская Революция прошла период, все мгновения которого не походят друг на друга; однако общий ее характер всегда был неизменен, и уже в своей колыбели она обнаружила все, чем должна была стать. То была какая-то необъяснимая горячка, (стр.66 >)слепое буйство, скандальное небрежение всем, что только имеется из достойного у людей; жестокость нового рода, забавляющаяся своими злодеяниями; и особенно наглое проституирование рассудка и всех слов, созданных для выражения идей правосудия и добродетели,

Если остановиться, в частности, на актах Национального конвента, то трудно передать, что от этого испытываешь. Когда я мысленно переношусь во времена его собраний, то подобно величественному английскому Барду[98] чувствую, что переношусь в воображаемый мир; я вижу врага рода человеческого, заседающего в манеже и созывающего всех злых духов в этот новый Пандемонимум,[99] я явственно слышу il гauсо suon delle tartaree trombe,[100] я вижу, как все пороки Франции сбираются на призыв, но я не знаю, пишу ли я аллегорию.

И еще поныне, посмотрите, как преступление служит основанием всем этим республиканским пустым приготовлениям; это слово гражданин, которым подменили старые знаки учтивости, — они его воспринимают от презреннейших из людей. Именно во время одной из своих законодательных оргий разбойники изобрели сие новое звание. Республиканский календарь, который отнюдь не должно рассматривать только с нелепой его стороны, был заговором против религии; их эра начинается с самых великих злодеяний, которые обесчестили человечество. И они не могут (стр.67 >) датировать акт, не покрывая себя позором, ибо возникает в памяти позорное происхождение правления, даже праздники которого заставляют бледнеть.

И что же, из этого кровавого месива должно появиться прочное правление? Пусть нам не приводят в качестве возражения дикие и непристойные нравы варварских народов, ставших, однако, тем, что мы видим. Варварское невежество, без сомнения, управляло немалым числом политических учреждений; но ученое варварство, систематическая жестокость, обдуманная развращенность и особенно неверие никогда ничего не создавали. Молодость ведет к зрелости; разложение не ведет ни к чему.

Впрочем, видели ли вы, чтобы правление и особенно свободная конституция начинались вопреки сочленам Государства и обходились без их одобрения?[101] Но именно это явление нам представил бы метеор, называемый французской Республикой, если бы он мог сохраниться. Это правление считают сильным, ибо оно жестоко; но сила отличается от насилия так же, как и от слабости, и нынешний странный образ его действий, может быть, сам по себе доказывает то, что долго оно продлиться на сможет. Французская нация этого правления никак не желает, она его претерпевает. Она остается подвластной ему или потому, что не способна его сбросить, или опасаясь чего-то худшего. Республика опирается лишь на эти два столпа, в которых нет ничего истинного. Можно сказать, что она держится целиком на двух отрицаниях. Весьма примечательно также, что сочинители — друзья Республики отнюдь не стремятся показать доброту этого правления; они хорошо понимают, что именно здесь уязвима его броня: они говорят лишь, с той смелостью, на которую способны, что таковая возможна; и едва касаясь (стр.68 >)этого тезиса как раскаленных углей, они единственно пытаются доказать Французам, что те подвергнули бы себя большим бедствиям, если бы вернулись к их старому правлению. Именно в этом предмете они красноречивы; они неистощимы на тему о неудобствах революций.[102]

А если вы на них нажмете, то они окажутся людьми, согласными, что революция, создавшая нынешнее правление, была преступлением, лишь бы с ними согласились насчет того, что не надо совершать новой революции. Во всем, что они говорят об устойчивости правления, чувствуется не убеждение рассудка, но греза желания.

Перейдем теперь к великому проклятию, которое висит над республикой.

Глава пятая.

О ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ,

РАССМАТРИВАЕМОЙ В ЕЕ АНТИРЕЛИГИОЗНОМ СВОЙСТВЕ.

ОТСТУПЛЕНИЕ О ХРИСТИАНСТВЕ

(стр.69 >) Есть во французской Революции сатанинское свойство, которое отличает ее от всего, что видели, и может быть, от всего, что увидим.[103]

Вспомним великие заседания![104] Речь Робеспьера против духовенства,[105] торжественное отступничество священников, осквернение предметов культа, освящение богини Разума и то множество неслыханных сцен, в которых провинции пытались превзойти Париж; все это выходит из обычного круга преступлений и принадлежит, как кажется, другому миру.

И даже ныне, когда Революция во многом обратилась вспять и когда великие бесчинства прекратились, принципы остаются. Разве законодатели (я прибегаю к их же термину) не произнесли эти неслыханные в истории слова: Нация не оплачивает (стр.70 >) никакую религию? Мне показалось, что некоторые люди времени, в котором мы живем, в какие-то моменты доходят до ненависти к Божеству; но нет нужды в этом отвратительном проявлении силы для того, чтобы сделать бесполезными самые великие устроительные усилия: одно забвение великого Существа (я не говорю презрение) есть непреложное проклятие на людские произведения, которые им заклеймены. Все вообразимые учреждения покоятся на религиозной идее или они преходящи. Они сильны и прочны в той мере, в какой обоготворены, если позволено так выразиться. Человеческий разум (или то, что люди, не разобравшиеся в сути дела, называют философией) не только не способен заменить основы, которые именуют суевериями, — опять-таки не понимая, о чем идет речь; философия — вопреки распространенным суждениям — по существу есть сила разрушительная.

Одним словом, человек не может представить Создателя, если только не входит в отношение с ним. Сколь мы безрассудны! Если мы желаем, чтобы зеркало отразило образ солнца, разве оборачиваем мы это зеркало к земле?

Такие размышления обращены ко всему миру, к верующему, как и к скептику: выдвигаю я факт, а не тезис. Неважно, осмеиваются ли религиозные идеи или они почитаются: тем не менее они образуют, будучи истинными или ложными, единственную основу всех прочных учреждений.[106]

Руссо, человек, который, быть может, более всех на свете заблуждался, высказал, однако, (стр.71 >) следующее соображение, не пожелав сделать из него выводы:[107]

Иудейский закон, говорит он, существует и поныне; закон сына Исмаилова вот уже десять веков правит полумиром, они возвещают еще и сегодня, что их предписали великие люди…надменная философия или слепой пристрастный ум видят в этих людях лишь удачливых обманщиков.[108]

Только от него самого зависело сделать вывод, вместо того, чтобы говорить нам об этом великом и могучем гении, который создает прочные учреждения:[109] как если бы эта поэзия что-либо объясняла!

При размышлении о фактах, удостоверяемых всей историей, при виде того, что в череде человеческих установлений, начиная с великих учреждений, составляющих мировые эпохи, и вплоть до самой малой социальной организации, от Империи вплоть до Братства, все они имеют божественное основание; и при виде того, что сила людская всякий раз, когда она замыкалась в себе, могла обеспечить своим произведениям лишь ложное и преходящее существование; что при всем этом мы будем думать о новом французском устройстве и о силе, его произведшей? Что касается меня, то я никогда не поверю в плодородие небытия.

Было бы любопытным занятием одно за одним исследовать наши европейские учреждения и показать, как все они христианизировались; как религия, участвуя (стр.72 >)во всем, все одушевляет и поддерживает. Страсти человеческие напрасно оскверняли и даже извращали первоначальные творения; если принцип божествен, то этого достаточно для придания им необычайной прочности. Среди тысячи примеров можно привести пример ратных монашеских орденов. Конечно, мы не проявим непочтительности к членам, их составляющим, утверждая,[110] что религиозная цель, может быть, не является той, которая в первую очередь их занимает: неважно, они продолжают существовать, и эта прочность есть чудо. Сколько поверхностных умов насмехаются над сим странным сплавом монаха и солдата. Лучше было бы восхититься той потаенной силой, благодаря которой эти ордена пробились сквозь века, подавили грозные державы и противостояли ударам, удивляющим нас до сих пор в истории. Однако эта сила есть имя, на котором эти учреждения покоятся; ибо ничто не есть без Того, кто есть. Посреди всеобщего потрясения, свидетелями которого мы являемся, беспокойное око друзей порядка в особенности обращено на совершенное повреждение образования. Не раз были слышны их высказывания о том, что нужно было бы восстановить Иезуитов. Я отнюдь не вдаюсь здесь в обсуждение достоинства ордена; но это пожелание не предполагает весьма глубоких размышлений. Разве скажут, что святой Игнаций здесь, готовый служить нашим намерениям? Если орден разрушен,[111] то, может быть, какой-нибудь брат-кухарь смог бы восстановить его с помощью того же (стр.73 >) духа, который его создал; но все суверены вселенной не преуспели бы в том.[112]

Имеется божественный закон, столь же определенный, столь же осязаемый, как законы движения.

Всякий раз, когда человек входит, смеряясь со своими силами, в отношение с Создателем, когда он создает какое-то учреждение во имя Божества, то как бы ни был он при этом лично слаб, невежествен, беден, безвестен по рождению, одним словом, полностью лишен всех человеческих средств, он некоторым образом причастен ко всемогуществу, орудием которого стал: он создает произведения, сила и прочность которых поражают рассудок.

Я покорнейше прошу всякого внимательного читателя хорошенько осмотреться вокруг: он будет находить (стр.74 >)доказательство этих великих истин даже в малейших вещах. Нет нужды восходить к сыну Исмаилову, к Ликургу, к Нуме Помпилию, к Моисею, законы которых все были религиозными; для наблюдателя довольно народного праздника, деревенского танца. Он увидит в некоторых протестантских странах какие-то собрания, какие-то народные празднества, которые не имеют видимых оснований и которые связаны с совершенно забытыми католическими обычаями. Такого рода празднества сами по себе не содержат ничего морального, ничего почтенного — неважно; они связаны, хотя и весьма отдаленно, с религиозными идеями; и этого достаточно, чтобы их увековечить. Три века не смогли заставить забыть их.

А вы, властители земли! Государи, Короли, Императоры, могущественные Величества, непобедимые Завоеватели! только попытайтесь приводить народ ежегодно в один и тот же день в отмеченное место, ЧТОБЫ ТАМ ТАНЦЕВАТЬ. Я прошу у вас малого, но я осмелюсь торжественно сомневаться в том, что это у вас получится, в то время как самый смиренный проповедник сего достигнет и ему будут повиноваться две тысячи лет спустя после его смерти. Каждый год во имя Святого Иоанна, Святого Мартина, Святого Бенедикта и т. д. народ собирается вокруг сельского храма; он приходит, охваченный весельем, шумным, но простодушным. Религия освящает радость, и радость украшает религию: он забывает свои горести, он думает, уходя, о той радости, которую получит через год в тот же день, и этот день для него есть дата.[113] (стр.75 >) Рядом с этой картиной поместите изображение владык Франции, которым неслыханная революция придала все полномочия и которые не могут организовать простого праздника.[114] Они расточают золото, они призывают к себе на подмогу все искусства, а гражданин остается у себя дома или откликается на призыв лишь для того, чтобы посмеяться над распорядителями. Послушайте, как бессилие выражает свою досаду! послушайте эти незабываемые слова, произнесенные одним из этих народных депутатов в выступлении перед законодательным корпусом на заседании в январе месяце 1796:[115] «Как же так, — восклицал он, — людям, которые чужды нашим нравам, нашим обычаям, удалось бы установить нелепые праздники, посвященные неизвестным событиям, в честь людей, само существование которых находится под вопросом. Как! они получили бы в свое пользование значительные ценности для того, чтобы каждодневно повторять, с унылой монотонностью, незначительные и зачастую нелепые церемонии; а людям, низвергнувшим Бастилию и Трон, людям, победившим Европу, никак не удастся сохранить с помощью национальных праздников память о великих событиях, которые делают бессмертной нашу Революцию».

О, безумие! О, глубина человеческой слабости! Законодатели, обдумайте это великое признание; оно показывает вам, чем вы являетесь и что вы можете.

Что же еще теперь надобно, чтобы судить о французском устройстве? Если его ничтожность не ясна, то ничто не очевидно во вселенной.

Я столь убежден в истинности защищаемого мною, что, оценивая всеобщее ослабление духовных устоев, (стр.76 >) разногласия во мнениях, потрясения лишенных основания суверенитетов, безмерность наших нужд и тщетность наших средств, мне представляется: каждый настоящий философ должен выбирать между двумя гипотезами — либо сотворится новая религия,[116] либо христианство будет каким-то необычайным способом обновлено. Именно между этими двумя предположениями необходимо выбирать, в зависимости от позиции относительно истины христианства.

Это предположение будет отброшено с пренебрежением лишь теми близорукими людьми, которые почитают возможным лишь то, что они видят.[117] Но кто в античности мог бы предвидеть христианство? и какой чуждый этой религии человек мог бы при ее началах предвидеть ее успехи? Откуда мы можем знать, не началась ли великая духовная революция? У Плиния, как он доказал своим знаменитым письмом,[118] не было ни малейшей идеи об этом исполине, лишь младенчество которого он видел.

Но какое множество мыслей охватывает меня в сей миг и возносит к самым высоким умозаключениям!

Настоящее ПОКОЛЕНИЕ является свидетелем одного из самых великих спектаклей, когда-либо занимавших человеческий глаз: это борьба не на жизнь, а на смерть христианства и философизма. Ристалище открыто, два врага схватились и вселенная смотрит. Как у Гомера, мы видим поднимающего весы отца Богов и людей, а на весах положены два великих интереса; скоро одна из чаш начнет опускаться.

(стр.77 >)Человеку пристрастному и тому особенно, у которого сердце убедило голову, события ничего не доказывают; поскольку мнение, состоящее в да или нет, принято бесповоротно, наблюдение и рассуждение равно бесполезны. Но вы все, честные люди, отрицающие или сомневающиеся! Быть может, эта великая эпоха христианства покончит с вашей нерешительностью. Уже восемнадцать веков оно царствует в огромной части света и особенно в самой просвещенной его части. Эта религия берет начало даже не в античную эпоху: до времен своего основателя она смыкается с другим порядком вещей, с преобразовательной религией, которая ей предшествовала. Одна не может быть истинной, если бы другая не являлась таковой: одна величается обещанием того, что другая — имеет; таким образом, эта вторая восходит к началу мира связью, являющейся видимым фактом.

ОНА РОДИЛАСЬ В ДЕНЬ, ПОРОДИВШИЙ ДНИ.

Нет примера подобной прочности; и если говорить о самом христианстве, то никакое другое учреждение во вселенной не может быть ему противопоставлено. Сравнивать с ним другие религии — значит заниматься крючкотворством: здесь не место подробно их рассматривать: только одно слово, этого достаточно. Пусть нам покажут какую-либо другую религию, основанную на чудесных явлениях и раскрывающую непостижимые догматы, исповедуемую в течение восемнадцати столетий значительной частью рода человеческого и отстаиваемую из века в век лучшими людьми своего времени, начиная с Оригена и кончая Паскалем, несмотря на последние усилия враждебной секты, которая, от Цельсия и до Кондорсе, не переставала завывать.

Удивительная вещь! когда размышляют об этом великом учреждении, то самая естественная гипотеза, которую окружают все очевидности, это гипотеза о божественном установлении. Если творение является (стр.78 >) человеческим, то нет другой возможности объяснить его успех: исключив чудо, его возвращают.

Все нации, говорят нам, приняли медь за золото. Прекрасно! Но разве эту медь не бросили в европейский тигель и не принесли на суд нашей наблюдательной химии на восемнадцать веков? и если она прошла такое испытание, то разве не вышла из него с честью? Ньютон верил в воплощение; но Платон, я полагаю, слабо верил в чудесное рождение Вакха.

Христианство проповедовали люди неграмотные, но в него поверили люди ученые, и именно в этом оно совершенно отлично от всего известного.

Более того, оно выдержало все испытания. Говорят, что преследование есть ветер, который питает и раздувает пламя фанатизма. Допустим: Диоклетиан покровительствовал христианству; но, исходя из приведенного предположения, Константин должен был бы его задушить, однако, именно этого не произошло. Оно выдержало все — мир, войну, эшафоты, триумфы, кинжалы, радости, славу, унижение, нищету, изобилие, ночь средневековья и яркий дневной свет ЛьваХ и Людовика XIV. Один всемогущий император[119] и властелин самой большой части известного мира некогда истощил против него все запасы своего гения; он не упустил ничего, чтобы восстановить старые догматы; он искусно соединил их с распространившимися как поветрие тогда платоновыми идеями. Пряча бушевавшую в нем ярость под маской чисто внешней терпимости, этот император употребил против враждебной религии оружие, перед которым ни одно человеческое произведение не устояло: он выставил ее на посмешище; он сделал духовенство нищим, чтобы заставить презирать его; он лишил его любой поддержки, которую человек может оказать своим твореньям: (стр.79 >) пошли в ход клевета, козни, несправедливость, угнетение, осмеяние, сила и ловкость. Все было напрасно: Галилеянин взял верх над Юлианом философом.

Наконец, сегодня опыт повторяется в еще более благоприятствующих обстоятельствах; есть все из того, что может сделать его решающим. Итак, вы все, кого история ничему не научила, будьте очень внимательны. Вы утверждали, что скипетр поддерживал тиару; ну, хорошо, нет больше скипетра на великой арене: он сломан и обломки его брошены в грязь. Вы не осознавали, до какой степени влиятельность богатого и могущественного духовенства могла поддерживать догматы, которые оно проповедовало: я не слишком уверен в том, что надобно могущество, чтобы заставить верить; но не стоит говорить об этом. Нет больше священников: их изгнали, вырезали, унизили; их ограбили, и тот, кто избежал гильотины, костра, кинжалов, расстрелов, утоплений, высылки, получает сегодня милостыню, которую он когда-то раздавал. Вы страшитесь силы обычая, влияния власти, обманов воображения: но ничего из этого более нет; нет больше обычая; нет больше господина; сознание каждого человека принадлежит ему самому. Философия[120] разъела связь, которая объединяла людей, и нет более духовных скреп. Гражданская власть, содействуя всеми своими силами крушению старого устройства, оказывает врагам христианства всю ту поддержку, которую она ранее предоставляла самому христианству; человеческий рассудок предпринимает все вообразимые усилия ради борьбы со старой национальной религией. Этим усилиям рукоплещут, их оплачивают, а старания в противоположном направлении почитаются преступными. Теперь уже нечего бояться того, что вас околдуют ваши глаза, которые всегда ошибаются (стр.80 >) первыми. Пышные приготовления, пустые церемонии не внушают более почтения людям, которым все выставлено на потеху в последние семь лет. Храмы или закрыты, или открываются лишь для шумных обсуждений и для вакханалий разнузданного народа. Алтари опрокинуты; по улицам водили нечистых животных, покрытых епископскими облачениями; священные чаши послужили для омерзительных оргий; и на эти алтари, которые древняя вера окружает восхитительными херувимами, заставили подняться обнаженных продажных женщин. Таким образом, философизму нечего более плакаться: все человеческие удачи ему выпадают; все совершается ему на пользу, и все — против его соперницы. Если он победитель, то он не скажет, подобно Цезарю: Пришел, увидел, победил; ибо в конце концов он окажется побежденным. Он может бить в ладоши и гордо восседать на поверженном кресте. Но если Христианство выйдет из этого ужасного испытания более чистым и более мощным, если христианский Геракл, единственно сильный своей силой, поднимет сына земли и задушит его своими руками, patuit Deus.[121] — Французы! освободите место для своего христианнейшего Короля; возведите его сами на древний трон; поднимите его орифламму, и пусть золото его монет, путешествуя от одного полюса до другого, будет нести с любой стороны торжественный девиз:

ХРИСТОС ПОВЕЛЕВАЕТ, ОН ЦАРСТВУЕТ, ОН ПОБЕДИТЕЛЬ![122]

Глава шестая.

О БОЖЕСТВЕННОМ ВЛИЯНИИ В ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНСТИТУЦИЯХ[123].

(стр.81 >)Человек может изменить все в области своей деятельности, но он не создает ничего: таков его закон как в материальном, так и в моральном смысле.

Человек может, без сомнения, посадить саженец, вырастить дерево, улучшить его с помощью прививки и подстригать его сотнями способов; но никогда он не вообразит себе, что обладает властью создать дерево.

Как же он вообразил себе, что обладает властью создать конституцию? не благодаря ли опыту? Давайте же посмотрим, чему он нас учит.

Все свободные конституции, известные во вселенной, образовались двумя способами. Иногда они, если можно так выразиться, незаметно, благодаря соединению множества обстоятельств, которые мы называем случайными, пускали ростки; а иногда у них имеется единственный творец, который появляется как чудо природы и заставляет повиноваться себе.

Вот с помощью каких признаков, при указанных двух предположениях, Бог предупреждает нас о нашей слабости и о праве, которое он оставляет за собой в образовании правлений.

1. Никакая конституция не следует из обсуждения; права народов никогда не бывают писаными, или, по крайней мере, писаные учредительные акты или (стр.82 >) основные законы всегда суть лишь документы, объявляющие о предшествующих правах, о которых можно сказать лишь то, что они существуют потому, что они существуют.[124]

2. Поскольку Бог не счел своевременным употребить в этом деле сверхъестественные средства, он по крайней мере ограничивает человеческие деяния с тем, чтобы при образовании конституций обстоятельства были всем, а люди являлись только обстоятельствами. Довольно часто получается даже так, что стремясь к определенной цели, они достигают другой цели, как это мы видели в английской конституции.

3. Права народа в собственном смысле довольно часто вытекают из пожалований Суверенов, и в этом случае их можно обосновать[125] исторически; но у прав суверена и аристократии, по крайней мере основных, учредительных и коренных, если позволительно так выразиться, прав, нет ни даты, ни творцов.

4. Даже пожалованиям Суверена всегда предшествовало состояние вещей, которое делало их необходимыми и которое от него не зависело.

5. Хотя писаные законы всегда являются лишь объявлениями предыдущих прав, надобно, однако, многое для того, чтобы все, что может быть записано, становилось таковым; и всегда в каждой конституции есть даже нечто такое, что не может быть (стр.83 >)записано[126] и что необходимо оставить в темной и почитаемой неясности под страхом свержения Государства.

6. Чем более пишется, тем более учреждение оказывается слабым; причина этого ясна. Законы являются лишь заявлениями о правах, а права заявляются лишь тогда, когда на них наступают; так что множество писаных конституционных законов свидетельствует лишь о множестве потрясений и об опасности распада.

Вот почему самым прочным учреждением непросвещенной античности оказалось учреждение Лакедемонии, где ничего не записали.

7. Ни одна нация не может даровать себе свободу, если она ее не имеет.[127] Когда она начинает размышлять о себе самой, ее законы созданы. Человеческое влияние не простирается за пределы развития существующих прав, которые, однако, недооценивались или оспаривались. Если люди неблагоразумные преступают эти границы безрассудными реформами, то нация теряет то, что она имела, не достигая того, чего она (стр.84 >) желает. Отсюда вытекает необходимость лишь крайне редкого обновления, всегда проводимого с умеренностью и трепетом.

8. Если Провидение повелело быстрее образовать политическую конституцию, то появляется человек, наделенный непостижимой мощью: он говорит и он заставляет себе повиноваться; но эти необыкновенные люди принадлежат, быть может, миру античному и временам молодости наций. Как бы там ни было, вот отличительная черта сих законодателей по преимуществу: это короли или в высшей степени благородные люди. В данном отношении нет и не может быть никакого исключения. Именно с этой стороны грешило учреждение Солона, самое непостоянное в античности.[128]

Лучшие дни Афин только сокращались,[129] будучи к тому же прерванными завоеваниями и тираниями; и сам Солон видит Писистратидов. (стр.85 >)

9.[130] Даже эти законодатели, обладавшие необыкновенной мощью, всегда лишь собирали ранее существовавшие элементы в обычаях и нравах народов; но это объединение, это быстрое образование, походящие на создание, осуществляются лишь во имя Господне. Политика и религия образуют единый сплав: с трудом отличают законодателя от священнослужителя; и эти политические учреждения заключаются главным образом в религиозных занятиях и церемониях.[131]

10. Свобода в каком-то смысле всегда была даром Королей, ибо все свободные нации образованы были Королями. Таково общее правило, а исключения, на которые можно было бы указать, войдут в это правило после обсуждения.[132]

11. Никогда не существовала свободная нация, которая не имела бы в своей естественной конституции столь же древние, как она сама, зародыши свободы; и всегда лишь те права, которые существовали в естественной конституции нации, ей удавалось успешно развивать путем принятия писаных основных законов.

12. Какое бы то ни было собрание людей не может образовать нацию; такое предприятие превосходит по безумству даже то, что все Бедламы вселенной могут породить самого абсурдного и самого сумасбродного.[133] (стр.86 >)

Подробно доказывать это предположение после уже высказанного мною означало бы, как мне кажется, неуважение к людям сведущим и слишком большую честь невеждам.

13. Я говорил об одной главной черте истинных законодателей; а вот другая такая черта, которая весьма примечательна и о которой легко можно было бы написать целую книгу. Состоит же она в том, что эти законодатели никогда не являются теми, кого называют учеными мужами, что они ничего не пишут, что они действуют, опираясь более на инстинкт и на побуждение, чем на рассудок, что у них нет иного орудия действия, как только некая духовная сила, которая смиряет воли подобно ветру, гнущему траву.

Показывая, что это соображение есть лишь часть общей истины исключительнейшей важности, я мог бы высказать интересные вещи, но я опасаюсь уйти в сторону: я предпочитаю обойтись без промежуточных ступеней и прямо перейти к итогам.

Между теорией политики и законодательством существует такая же разница, как между поэтикой и поэзией. Знаменитый Монтескье в общей шкале умов является по отношению к Ликургу тем, чем является Батте[134] по отношению к Гомеру или Расину.

Более того: оба эти дарования положительно исключают друг друга, как это обнаружил пример Локка, сильно споткнувшегося тогда, когда ему пришло в ум желание составить законы для американцев. Я видел, как один великий любитель Республики серьезно сетовал на то, что Французы не заметили в произведениях Юма работы под названием Проект совершенной Республики. — О coecas hominum mentes!.[135] (стр.87 >)

Если перед вами оказывается обычный человек, обладающий здравым смыслом, но никогда и ни в каком жанре не проявивший какого-либо внешнего признака своего превосходства, то вы отнюдь не в состоянии утверждать, что он не может быть законодателем. Нет никакого основания сказать да или нет; но если речь идет о Бэконе, о Локке, о Монтескье и т. д., то говорите нет без колебаний; поскольку явленный уже ими талант доказывает, что иной дар у них отсутствует.[136]

Естественным представляется приложение принципов, изложенных мною выше, ко французской конституции; но уместно рассмотреть ее с особой точки зрения.

Самые великие противники французской Революции чистосердечно должны согласиться с тем, что Комиссия Одиннадцати, которая выработала последнюю конституцию, судя по всем внешним признакам, обладает большим умом, чем ее произведение, и что она, может быть, сделала все, что могла сделать. Для письменной обработки Комиссия располагала противоречивыми материалами, которые не позволяли ей следовать принципам; и одно лишь разделение властей, хотя и разделять их будет, вроде, только стенка,[137] является все же прекрасной победой, одержанной над предубеждениями нынешнего дня.

Но речь идет только о достоинстве, внутренне присущем конституции. В мой замысел не входит изыскание особых изъянов, которые удостоверяют нас в том, что она не может быть прочной; вообще, все в этом (стр.88 >) отношении было сказано. Я укажу лишь на ошибку в теории, которая послужила основой этой конституции и которая ввела в заблуждение Французов с самого начала их Революции.

Конституция 1795 года, точно так же, как появившиеся ранее, создана для человека. Однако в мире отнюдь нет общечеловека. В своей жизни мне довелось видеть Французов, Итальянцев, Русских и т. д.; я знаю даже, благодаря Монтескье, что можно быть Персиянином, но касательно общечеловека я заявляю, что не встречал такового в своей жизни; если он и существует, то мне об этом неведомо.

Имеется ли такая страна во вселенной, где нельзя было бы встретить нечто вроде Совета пятисот, Совета старейшин и Директории с пятью членами? Эта конституция может быть предложена любым человеческим общежитиям, начиная с Китая и кончая Женевой. Но конституция, которая создана для всех наций, не годится ни для одной: это чистая абстракция, схоластическое произведение, выполненное для упражнения ума согласно идеальной гипотезе(б) и с которым надобно обращаться к общечеловеку в тех воображаемых пространствах, где он обитает.

Что же есть конституция? не является ли она решением следующей задачи?

При заданных населении, нравах, религии, географическом положении, политических отношениях, богатствах, добрых и дурных свойствах какой-то определенной нации найти законы, ей подходящие.

Однако эта задача не была даже поставлена в конституции 1795 года, которая помышляла лишь об общечеловеке. (стр.89 >)

Все вообразимые доводы объединяются ради установления того, что божественная печать не коснулась этого произведения. — Это всего лишь тема.[138]

Таким образом, уже в настоящий момент — сколько признаков разрушения!

Глава седьмая.

ПРИЗНАКИ НИЧТОЖЕСТВА ВО ФРАНЦУЗСКОМ ПРАВЛЕНИИ.

(стр.102 >) Законодатель подобен Создателю: он трудится не вечно; он производит на свет, а затем отдыхает. У всякого истинного законодателя есть своя Суббота, и прерывность — его отличительная черта; таким образом Овидий изрек истину первостатейную, когда сказал:

Quod caret alterna recquie durabile non est.[139]

Если бы совершенство было уделом человеческой природы, то всякий законодатель выступал бы лишь единожды; хотя все наши произведения несовершенны и по мере повреждения политических учреждений Суверену приходится идти им на помощь с новыми законами, но все же человеческое законодательство приближается к своему образцу путем той прерывности, о которой я только что говорил. Отдых столь же его возвышает, что и первоначальное дело: чем больше оно совершает работы, тем более его произведение является человеческим, то есть непрочным.

Обратитесь к трудам трех национальных собраний Франции — какое необыкновенное количество законов!

Начиная с 1 июля 1789 года и по октябрь 1791 года, национальное собрание приняло их в числе: 2557.

законодательное собрание за одиннадцать с половиной месяцев приняло: 1712. (стр.91 >)

Национальный Конвент, с первого дня Республики и по 4 брюмера 4-го года (26 октября 1795 г.), за 57 месяцев, принял: 11210.

ИТОГО — 154792.[140]

Я сомневаюсь, что три рода Королей Франции произвели на свет собрание такой силы. Когда размышляешь об этом бесконечном количестве законов, то испытываешь поочередно два весьма различных чувства: первое есть восхищение или, по меньшей мере, удивление; вместе с г-ном Бёрком[141] удивляешься тому, что эта нация, легкомыслие которой вошло в пословицу, породила столь упорных тружеников. Здание этих законов есть творение Атлантово, вид которого ошеломляет. Но удивление сразу же переходит в жалость, когда подумаешь о ничтожестве этих законов; и тогда видишь лишь детей, которые убиваются ради построения огромного карточного дома.

Почему столь много законов? — Потому что нет никакого законодателя.

Что сделали так называемые законодатели в течение шести лет? — Ничего; ибо разрушение не есть созидание.

Не устаешь от созерцания невероятного зрелища нации, наделившей себя тремя конституциями за пять лет.[142] Ни один законодатель не колебался; он говорит (стр.92 >) fiat[143] на свой лад, и махина движется. Несмотря на различные усилия, которые предприняли в этом смысле три собрания, дела шли все хуже и хуже, поскольку сочинению законодателей все более и более не хватало постоянного одобрения Нации.

Конституция 1791 года несомненно представляет собой прекрасный памятник безумству; необходимо, однако, признать, что этот памятник вызвал восторг Французов; и большинство нации с охотой, хотя и очень безрассудно, принесло присягу Нации, Закону и Королю. Французы до такой степени увлеклись той конституцией, что спустя много времени, когда вопрос о ней больше не стоял, довольно часто среди них слышались речи о том, что для возвращения к истинной монархии надо бы пройти черезконституцию 1791 года. В сущности, это походило на то, как если бы сказали, что для возвращения из Азии в Европу надобно пройти через луну; но я говорю только о факте.[144]

Конституция Кондорсе[145] никогда не была подвергнута испытанию, она этого и не стоила; та конституция, которую ей предпочли и которая являлась делом (стр.93 >) рук нескольких головорезов,[146] нравилась, однако, им подобным, а фаланга ее почитателей благодаря Революции немалочисленна во Франции; таким образом, если все брать в расчет, за сегодняшней конституцией среди всех трех стояло наименьшее число заговорщиков. В первичных ассамблеях, которые ее принимали (судя по тому, что заявляют правители), многие их участники наивно написали: принято за неимением лучшего. Таково, действительно, общее настроение Нации. Она подчинилась из-за усталости, отчаявшись найти что-то лучшее: при переизбытке зол, ее удручающих, она поверила, что может перевести дух под этим чахлым деревцем; она предпочла дурную гавань бушующему морю; но нигде не было видно убежденности и сердечного согласия. Если бы эта конституция была создана для Французов, то благодаря непобедимой силе опыта она каждодневно приобретала бы новых сторонников: однако происходит как раз обратное; ежеминутно видны новые отступники от демократии: только равнодушием, только страхом держится трон Пентархов;[147] самые проницательные и самые беспристрастные путешественники, объездив Францию, единодушно заявляют: Это Республика без республиканцев.

Но если сила правителей вся целиком коренится в любви подданных, в чем столь много увещевали королей; если страх сам по себе есть недостаточное средство поддержания суверенитетов, то что же должны мы думать о французской Республике? (стр.94 >)

Откройте[148] глаза и вы увидите, что она не живет.[149] Какой громадный аппарат! какое множество пружин и колес! как грохочут сталкивающиеся одна с другой части! какое великое множество людей, занимающихся устранением произведенного ущерба! Все возвещает о том, что природа не имеет никакого отношения к этим движениям; ибо первая черта ее творений есть мощь, к которой добавляется экономия средств: поскольку все размещается на своих местах, нет никаких сотрясений, никаких колыханий. Из-за слабости всех трений нет никакого шума, и это молчание величественно. Именно так в физической механике — полным равновесием, сбалансированностью и точной симметрией частей — достигается то, что сама торжественность движения предстает перед удовлетворенным глазом как покой. (стр.95 >)

Таким образом, суверенитет полностью отсутствует во Франции. Все искусственно, все насильственно, все предвещает, что подобный порядок вещей не может быть прочным.[150]

Современная философия одновременно слишком материальна и слишком самонадеянна, чтобы увидеть истинные пружины политического мира. Одно из ее безумий составляет вера в то, что какое-то собрание может учредить нацию; что конституция, то есть совокупность основных законов, которые годятся для нации и которые должны снабдить ее той или иной формой правления, представляет собой такое же произведение, как любое иное, требующее лишь ума, знаний и упражнений; что можно обучиться своему ремеслу основателя, и что люди, однажды это замыслив, могут сказать другим людям: соорудите нам правление, как говорят рабочему: соорудите нам пожарный насос или чулочновязальный станок.

Однако есть истина столь же доказуемая в своем роде, как теорема в математике: что никакое великое учреждение не является результатом обсуждения, что человеческим произведениям присуща бренность, соответствующая количеству людей, в них участвующих, и научному и рассудочному снаряжению, которое к ним применяется априори.

Писаная конституция, подобная той, которая правит сегодня Французами, является лишь автоматом, который имеет одни внешние формы жизни. Человек, предоставленный своим собственным силам, есть в (стр.96 >) лучшем случае изделие Вокансона;[151] чтобы быть Прометеем, надо вознестись на небеса; ибо законодатель не может себе подчинять ни силой, ни рассудком.[152]

Можно сказать сейчас, что опыт произведен; внимательность изменяет тем, кто говорит, что французская конституция идет вперед: конституцию принимают за правление. Последнее представляет собой весьма развитый деспотизм, который лишь слишком быстро шагает; но конституция существует разве что на бумаге. Ее соблюдают, ее нарушают в зависимости от интересов правителей;[153] народ ни за что не считают, и оскорбления, которые его господа ему наносят, облекая в формы уважения, вполне способны излечить его от заблуждений.

Жизнь правления в некотором роде столь же реальна, как жизнь человека; ее чувствуешь или, лучше сказать, ее видишь, и никто не может ошибиться на этот счет. Я умоляю всех Французов, имеющих совесть, спросить себя, не пришлось ли им совершить известное насилие над собой, чтобы наделить своих представителей званием законодателей; не вызывает ли у них это церемониальное и куртуазное звание легкого напряжения, несколько напоминающего то, которое они испытывали, при старом порядке, когда им (стр.97 >) хотелось протитуловать Графом или Маркизом сына королевского секретаря?

Всякая честь идет от Бога, говорит старец Гомер;[154] он говорит как святой Павел, буквально его словами, не совершая, однако плагиата. Доподлинно, что от человека не зависит передача этого неизъяснимого свойства, называемого достоинством. Одному суверенитету по преимуществу принадлежит честь; именно из него, как из обширного водоема, она проливалась, будучи исчислена, взвешена, измерена, на сословия и на отдельных людей.

Я заметил, что одного члена законодательного корпуса, заявившего публично и письменно о своем РАНГЕ, подняли на смех газеты, ибо в действительности никакого ранга во Франции нет, а есть лишь власть, которая обязана единственно силе. Народ видит в одном депутате лишь семьсот пятидесятую часть[155] власти, могущей причинить немало зла. Уважаемым депутат является отнюдь не потому, что он депутат, но потому, что он достоин уважения. Все, без сомнения, желали бы, чтобы была произнесена речь Г-на Симеона о разводе,[156] но все предпочитали бы, чтобы произнесена она была в легитимном собрании. Может быть, я заблуждаюсь, но та заработная плата, которую с помощью тщеславного неологизма называют жалованием, предупреждает, мне кажется, против французского представительства. В свободном, благодаря закону, и независимом, благодаря (стр.98 >) своему состоянию, англичанине, который приезжает в Лондон за свой счет, чтобы представлять Нацию, есть что-то внушительное. Но эти французские законодатели, взимающие с Нации пять или шесть миллионов ливров за то, что они наделяют ее законами; эти изготовители декретов, осуществляющие национальный суверенитет при условии получения восьми мириаграммов пшеницы в день,[157] живут за счет своей возможности законодательствовать; такие люди, по правде говоря, весьма мало впечатляют ум; и если спросить себя, чего же они стоят, то воображение не может удержаться от того, чтобы не оценивать их в пшенице.

В Англии эти две магические буквы — М.Р.,[158] присоединенные к самому безвестному имени, сразу же его возвышают и дают ему право на отличный брачный союз. Во Франции человек, который домогался бы места депутата для того, чтобы добиться заключения в свою пользу неравного брака, очевидно, просчитался бы весьма серьезно.

Ибо всякий представитель — любое, все равно какое орудие ложного суверенитета — может вызывать только любопытство либо страх.

Невероятная слабость одинокой человеческой власти такова, что она сама не может даже узаконить какое-либо платье. Сколько докладов было представлено Законодательному корпусу относительно одежды его членов? По меньшей мере три или четыре, но всегда напрасно. За границей продают изображения этих прекрасных костюмов, в то время как парижское мнение их не признает.

Обычная одежда, современница великого события, может быть узаконена этим событием; тогда черты, ее (стр.99 >) отличающие, избавляют ее от господства моды: в то время как другие одежды изменяются, эта остается все такой же, и уважение окружает ее навсегда. Примерно таким же образом создаются одеяния высших должностных лиц.

Для того, кто все подвергает рассмотрению, может быть любопытным наблюдение, согласно которому из всех революционных убранств единственно утвердились в какой-то степени перевязь и султан, принадлежащие кавалерии. Они продолжают существовать, хотя и поблекли, как те деревья, уже лишенные питательных соков, но еще не потерявшие красоты. Государственный чиновник, украшенный этими опозоренными знаками, немало походит на разбойника, блистающего в одеждах человека, только что им раздетого.

Я не знаю, хорошо ли я читаю, но везде я прочитываю ничтожество этого правления.

Пусть особое внимание будет обращено на следующее: именно победы Французов создали иллюзии относительно прочности их правления: блеск военных успехов ослепляет даже людей здравомыслящих, которые не замечают прежде всего того, до какой степени эти успехи не причастны к устойчивости Республики.

Нации одерживали победы при всевозможных правлениях: и даже революции, возбуждая умы, ведут к победам. Французам всегда будет сопутствовать успех в войне при твердом правлении, у которого достанет ума презирать их, восхваляя, и бросать их на врага как ядра, обещая им эпитафии в газетах.

Это Робеспьер по-прежнему выигрывает сейчас битвы, это его железный деспотизм ведет Французов к бойне и к победе. Властители Франции добились успехов, свидетелями которых мы являемся, потому лишь, что не жалели золота и крови и заставляли напрягать все силы. Нация в высшей степени отважная, возбуждаемая каким-либо фанатизмом и ведомая (стр.100 >)умелыми генералами, всегда будет победительницей, но дорого заплатит за свои завоевания. Разве конституция 1793 года получила печать долголетия благодаря трем годам побед, в центре которых она оказалась? Почему с конституцией 1795 года должно бы получиться иначе? и почему победа должна бы придать ей такой характер, который она не смогла сообщить другой?

Вообще, характер наций всегда остается неизменным. Барклай в шестнадцатом веке очень удачно обрисовал характер Французов в военном отношении: Это нация, говорит он, в высшей степени отважная и у себя дома представляющая непобедимую армаду; но когда она выступает за свои пределы, она уже не та. Отсюда происходит то, что ей никогда не удавалось сохранить свое владычество над чужими народами, и что только несчастье делает ее мощной.[159]

Никто не ощущает лучше меня, что нынешние обстоятельства необычайны, что мы, очень может быть, вовсе не увидим того, что всегда видели; но этот вопрос не относится к предмету моего труда. Мне достаточно указать на ложность следующего умозаключения: Республика победоносна; следовательно, она будет прочной. Если бы надо было непременно пророчествовать, то я скорее бы сказал: она жива благодаря войне; следовательно, мир ее похоронит.

Автор какой-нибудь физической системы несомненно аплодировал бы себе, если бы в его пользу говорили все данные природы. Я же могу привести в подтверждение моих размышлений все данные истории. Я добросовестно рассматриваю памятники, которые она нам предоставляет, и не усматриваю ничего благоприятствующего этой химерической системе (стр.101 >) обсуждения и политического строительства с помощью сделанных ранее умозаключений. Самое большое, что можно было бы сделать, это привести пример Америки; но я уже заранее ответил,[160] говоря, что не пришло время приводить ее пример. Я добавлю, однако, небольшую толику размышлений.

1. Английская Америка имела короля, но она его не видела; великолепие монархии было ей чуждо, и суверен был для нее подобен какой-то сверхъестественной силе, которая не воспринимается чувствами.

2. Она обладала демократическими началами, которые наличествуют в конституции метрополии.

3. Она обладала, сверх того, людьми, принесенными ей толпою ее первых поселенцев, урожденными посреди религиозных и политических потрясений, людьми, почти поголовно исполненными республиканским духом.

4. Используя эти начала, и по сходству с тремя властями, которые они унаследовала от предков. Американцы построили,[161] а отнюдь не уничтожили все до основания, как Французы.

Но все, что есть действительно нового в их конституции, все, что проистекает из совместного обсуждения, является самым хрупким в мире; невозможно было бы собрать большее количество признаков слабости и недействительности.

Я не только совершенно не верю в устойчивость американского правления, но и особые учреждения английской Америки не внушают мне никакого доверия. Например, города, охваченные весьма малопочтенной ревностью, не смогли условиться относительно места, где бы заседал Конгресс; ни один из них не (стр.102 >) захотел уступить эту честь другому. В результате было решено возвести новый город, который являлся бы резиденцией правителей. Было выбрано одно из самых удобных мест на берегу большой реки, установлено, что город будет называться Вашингтон,[162] определено местоположение всех публичных зданий; едва приступили к осуществлению дела, а план царствующего города уже распространяется по всей Европе. По сути дела, здесь нет ничего, что выходило бы за пределы силы человеческой власти. Вполне можно построить город: однако в данном деле слишком много умысла, слишком много человеческой природы, и можно было бы с успехом поставить тысячу против одного, что город не построится, или что он не будет называться Вашингтоном, или что Конгресс не будет там находиться.[163]

Глава восьмая[164].

О СТАРОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ КОНСТИТУЦИИ.

ОТСТУПЛЕНИЕ О КОРОЛЕ И О ЕГО ОБРАЩЕНИИ К ФРАНЦУЗАМ В ИЮЛЕ 1795 ГОДА.

(стр.103 >) Существовали три различных взгляда на старую французскую конституцию: одни[165] полагали, что нация никогда не обладала конституцией; другие[166] утверждали противоположное; некоторые,[167] наконец, как это бывает во всех важных делах, придерживались промежуточного суждения: они допускали, что Французы действительно имели конституцию, но что она никоим образом не соблюдалась.

Первое мнение поддержать невозможно; два других в действительности вовсе не противоречат друг другу. (стр.104 >)

Ошибка тех, кто утверждает, что Франция совершенно была лишена конституции, проистекает из сильного заблуждения относительно человеческой власти, предыдущих обсуждений и писаных законов.

Если чистосердечный человек, имея за душой только здравый смысл и порядочность, вопрошает, что же это такое — старая французская конституция, ему можно смело ответить:

«Это то, что вы ощущаете, когда находитесь во Франции; это такое соединение свободы и власти, законов и воззрений, которое заставляет думать иностранца, подданного какой-либо монархии и путешествующего по Франции, что он пребывает под иным правлением, нежели его собственное».

Но если имеется желание рассмотреть вопрос поглубже, то в памятниках французского публичного права обнаружатся свойства и законы, которые возвышают Францию над всеми известными монархиями.

Особенное свойство этой монархии заключается в том, что она обладает неким теократическим началом, которое отличает ее и позволило ей сохраняться четырнадцать сотен лет: нет ничего более национального, чем это начало. Епископы, наследовавшие друидам, лишь только совершенствовали его.

Я не думаю, что какая-либо иная европейская монархия использовала бы ради блага Государства большее число высших священнослужителей в гражданском управлении. Я мысленно восхожу от миротворца Флери[168] к Св. Одену[169] и Св. Леже[170] и стольким (стр.105 >) другим, политически так отличившимся во мраке их века; к этим настоящим Орфеям Франции, очаровывавшим своей лирой тигров и заставлявшим горные дубы двигаться за ними: я сомневаюсь, что возможно было бы указать на подобную череду где-нибудь еще.

Однако, если во Франции духовенство было одной из трех опор престола и играло столь значительную роль в народных собраниях, в судах, в кабинете министров и посольствах, то его влияние на гражданскую администрацию не ощущалось или ощущалось очень слабо; и даже если священник являлся премьер-министром, во Франции никогда не было правления священников.

Все влияния были хорошо уравновешены, и каждый занимал свое место. С этой точки зрения на Францию более всего походила Англия. Если когда-нибудь она вычеркнет из своего политического языка эти слова: Church and state,[171] ее правление погибнет, как погибло правление ее соперницы.

Во Франции модно было говорить (ибо в этой стране на все есть своя мода), что здесь живут в подневолье. Но почему же слово гражданин существовало во французском языке даже до того, как Революция завладела им, дабы его обесчестить, слово, которое не может быть переведено на другие европейские языки? Луи Расин[172] от имени своего города Парижа адресовал королю Франции эту прекрасную строфу:

При короле-гражданине

каждый гражданин — король.

Дабы восхвалить патриотизм Француза, говорили: это великий гражданин. Напрасны были старания переложить это выражение на другие наши языки; (стр.106 >)выражения gross burger — на немецком,[173] gran cittadino — на итальянском вряд ли будут удовлетворительны.[174] Но достаточно об общих вещах.

Несколько членов старой магистратуры собрали и развили принципы французской Монархии в любопытной книге, которая, думается, заслуживает всяческого доверия Французов.[175]

Эти магистраты начинают, как надлежит, с королевских прерогатив, и, разумеется, нет ничего более великолепного.

«Конституция наделяет короля законодательной властью: от него исходит вся юрисдикция. Ему (стр.107 >)принадлежат право творить суд и препоручать его отправление должностным лицам; право помилования, жалования привилегиями и наградами; распоряжение должностями, возведение во дворянство; созыв и роспуск народных собраний, когда его мудрость подсказывает ему это; заключение мира и объявление войны, призывов в армию», стр. 28.

То были, вне сомнения, прерогативы великие, но посмотрим, что же французская конституция положила на другую чашу весов.

«Король правит только посредством закона и не имеет власти делать все то, что ему заблагорассудится», стр. 364.

«Есть законы, которые короли сами признали для себя, но, согласно знаменитому выражению, — в счастливой невозможности нарушить их; это законы королевства, отличные от законов для единичных случаев, или внеконституционных, называемых „законами Короля“», стр. 29 и 30.

«Так, например, корона наследуется строго по линии мужского первородства».

«Браки принцев крови, заключенные без соизволения короля, лишены законной силы. Если правящая династия угасла, нация провозглашает себе короля, и т. д.», стр. 263 и пр.

«Короли как верховные законодатели всегда высказывались в утвердительной форме, обнародуя свои законы. Однако существует еще и согласие народа; но это согласие выражает только пожелание, признание и приятие его нацией», стр. 271.[176] (стр.108 >)

«Три сословия, три палаты, три обсуждения: именно таким образом представлена нация. Выводом из этих обсуждений, если он единодушен, является пожелание Генеральных Штатов», стр. 332.

«Законы королевства могут приниматься только на собрании всего королевства, при общем согласии представителей трех сословий. Государь не может преступить эти законы; и если он осмеливается притронуться к ним, все сделанное им может быть отменено его преемником», стр. 292, 293.

«Необходимость согласия нации на установление податей — это истина, неоспоримо признаваемая королями», стр. 302.

«Пожелание двух сословий не может связывать третье, если не выражено его согласие», стр. 302.

«Согласие Генеральных Штатов обязательно для признания законным любого пожизненного отчуждения домена, стр. 303. И подобный же надзор вверен им во избежание любого отторжения частей королевства», стр. 304.

«Правосудие отправляется, от имени короля, магистратами, которые толкуют законы и следят, чтобы они ни в чем не противоречили основополагающим законам», стр. 343. В число их обязанностей входит защита от оказавшейся в заблуждении воли суверена. Именно из этого принципа исходил знаменитый канцлер де л'0питаль, когда он говорил, обращаясь к Парижскому Парламенту в 1561 году: Магистраты отнюдь не должны впадать в робость ни перед скоротечным гневом суверенов, ни перед страхом немилости, но всегда помнить о клятве подчиняться ордонансам, которые являются подлинными повелениями королей, стр. 345.

Вспомним, как Людовик XI, остановленный двойным отказом своего парламента, отступился от неконституционного отчуждения, стр. 343. (стр.109 >)

Вспомним, как Людовик XIV торжественно признал право на свободную проверку соответствия его актов [закону], стр. 347, и приказал своим магистратам не повиноваться ему, под страхом наказания за ослушание, если он направит им указания, противоречащие закону, стр. 345. Этот указ — вовсе не игра слов: Король запрещает повиноваться человеку; у него нет большего врага.

Этот великолепный монарх приказал также своим магистратам считать не имеющими законной силы любые [королевские] жалованные грамоты, содержащие пункты о передаче дела в высшую инстанцию или поручения о судебном рассмотрении гражданских и уголовных дел и даже приказал карать предъявителей таких грамот, стр. 363.

Магистраты восклицают: «Счастлива земля, где порабощение неведомо!», стр. 361. А прелат, известный своим милосердием и ученостью (Флёри[177]), написал, излагая публичное право во Франции: Во Франции все частные лица свободны; нет никакого рабства: есть свобода выбора местожительства, перемещения, торговли, браков, выбора профессии, приобретения имущества и распоряжения им, наследования, стр. 362.

«Военная власть никоим образом не должна вмешиваться в дела гражданского управления». Губернаторы провинций располагают лишь тем, что имеет отношение к вооруженной силе, они могут воспользоваться ею только против врагов Государства, а не против гражданина, который подчинен государственному правосудию, стр. 364. (стр.110 >)

«Магистраты несменяемы, и вакансии на важные посты могут образовываться только в случаях смерти отправлявшего должность, его добровольной отставки или вследствие приговора за должностное преступление»,[178] стр. 356.

«Король, по делам, его касающимся, выступает как сторона в своих судах против своих подданных. Известно, что его обязали выплачивать десятину с плодов из своего сада, и т. д.», стр. 367 и т. д.

Если Французы чистосердечно, умерив страсти, посмотрели бы на себя, то они почувствовали бы, что этого довольно, и, может быть, более чем довольно, для нации, слишком благородной, дабы быть порабощенной, и слишком пылкой, дабы быть свободной.

Нам могут возразить, что эти прекрасные законы отнюдь не исполняются. В таком случае в этом повинны были бы Французы, и нет для них более надежд на свободу: ибо если народ не способен извлечь пользу из своих же основополагающих законов, то совершенно бесполезно изыскивать ему другие: это знак того, что он не создан для свободы или что он непростительно развращен[179] (стр.111 >)

Но отвергая такие зловещие мысли, я процитирую свидетельство о превосходстве французской конституции, неопровержимое со всех точек зрения: оно принадлежит большому политику и пламенному республиканцу — Макиавелли.

Как он говорит, «немало есть и было разных государей, но добрые и мудрые государи — наперечет. Я говорю о государях, сумевших разорвать сдерживающую их узду; в этот разряд не входят ни государи, существовавшие в Египте и в пору самой глубокой древности управлявшие этой страной с помощью законов, ни государи, существовавшие в Спарте, ни государи, существующие во Франции. Монархическая власть сдерживается во Франции законами более, чем в каком-либо из известных нам нынешних царств».[180]

К тому же он пишет, что королевство Франции живет спокойно и счастливо прежде всего потому, «что его короли связаны бесчисленными законами, в которых заключено спокойствие и безопасность всего народа. Учредитель его строя[181] пожелал, чтобы французские короли войском и казной распоряжались по своему усмотрению, а всем остальным распоряжались бы лишь в той мере, в какой это допускают законы».[182]

Любой был бы потрясен, увидев, под каким углом зрения такой мощнейший ум, как Макиавелли, еще три века тому назад рассуждал об основных законах французской монархии.

Французы в этом смысле испорчены англичанами, сказавшими им, не уверовавши в то сами, что Франция подневольна; так же им твердили, что Шекспир (стр.112 >) лучше Расина, и французы этому поверили. И так было вплоть до того, как честный судья Блэкстоун[183] в заключении своих «Комментариев» отказался поставить в один ряд Францию и Турцию: об этом нужно сказать словами Монтеня: стоит ли слишком издеваться над бесстыдством такого сравнения.

Разве эти англичане, свершивши свою революцию, по крайней мере ту, которая удержалась, упразднили королевскую власть или палату пэров, дабы дать себе свободу? Отнюдь нет. Однако, оживив свою старую конституцию, они извлекли из нее декларацию своих прав.

В Европе нет христианской нации, которая бы по праву не была бы свободной, или довольно свободной. И нет такой нации, которая не имела бы в самых совершенных памятниках своего законодательства все начала конституции, этой нации подходящей. Вместе с тем, нужно прежде всего оберегать себя от великого заблуждения — поверить, будто свобода есть нечто абсолютное, не воспринимаемая как большая или меньшая. Пусть вспомнят о двух бочках Юпитера, вместо добра и зла поместят туда покой и свободу. Юпитер бросает жребий [для] наций: большую долю одного и меньшую — другого. В таком распределении человек ни при чем.

Второе крайне пагубное заблуждение — слишком строго связывать себя древними памятниками (права]. Вне сомнения, их следует почитать, но особенно надлежит считаться с тем, что законоведы называют последним состоянием. Всякая свободная конституция по самой своей природе переменчива, и меняется она в той мере, в какой свободна;[184] пытаться снова свести ее (стр.113 >) к ее собственным началам, ничего не обтесав в ней, есть предприятие безумное.

Всё сходится на том, что Французы намеревались превзойти силу человеческую; что эти беспорядочные усилия приводят их к рабству; что им надобно только знать, чем именно они обладают и, если им предназначена более высокая степень свободы, чем та, которой они наслаждались семь лет тому назад (что вовсе не очевидно), то перед их глазами, в памятниках их истории и законодательства, имеется все, что требуется, дабы Европа вновь стала их почитать и им завидовать.[185]

Однако, если Французы созданы для монархии и если дело только за тем, чтобы поставить монархию на ее истинные основания, то какое заблуждение, какое злополучие, какое пагубное предубеждение (стр.114 >) способно было бы отвратить их от их законного короля?.[186]

Преемство по праву наследования в монархии есть нечто столь драгоценное, что любое другое соображение (стр.115 >) должно уступать перед ним. Самое большое преступление, которое мог бы совершить француз-роялист, — это увидеть в Людовике XVIII кого-то другого, нежели своего Короля, и умерить пиетет, коий надлежит выказывать ему, неблагоприятным образом отзываясь о его человеческих качествах или действиях. Тот Француз, который, не стыдясь, возвращался бы в прошлое, дабы отыскать там подлинные или мнимые грехи, был бы весьма низким и весьма преступным человеком. Восхождение на престол новое рождение: отсчет начинается только с этой минуты.

Если и есть избитые истины в морали, так это то, что власть и почести развращают человека, и что лучшими королями оказывались те, кто испытывал превратности судьбы. Зачем же тогда Французам лишать себя преимущества быть под властью государя, воспитанного в ужасной школе несчастий? Сколько мыслей должны были принести ему прошедшие шесть лет! как отдалился он от опьянения властью! как велика должна быть его готовность предпринять все, чтобы царствовать со славою! каким святым честолюбием он должен проникнуться! У какого еще государя во всей вселенной смогло бы оказаться больше побуждений, больше желания, больше средств заживить язвы Франции!

Разве Французы не издавна испытывают род Капетов? Из восьмивекового опыта они знают, что в его жилах течет благородная кровь; к чему же перемены? Глава этого большого рода показал себя в своем обращении[187] верным, великодушным, глубоко проникнутым религиозными истинами; никто не отрицает в нем большого природного ума и множества благоприобретенных (стр.116 >)знаний. Было время, вероятно, когда считалось в порядке вещей, что король не знает грамоты; но в век, когда верят в книги, просвещенный государь это преимущество. Еще важнее то, что ему нельзя приписать ни одной из неумеренных идей, способных встревожить Французов. Кто смог бы забыть, что он не понравился Кобленцу?[188] Это прибавило ему чести. В своем обращении он произнес слово свобода, и если кто-то полагает, будто это слово было брошено походя, ему можно возразить, что король отнюдь не должен говорить языком революций. Торжественная речь, обращенная им к своему народу, должна отличаться известной сдержанностью помыслов и выражений, которые не имеют ничего общего с поспешной предвзятостью частного лица. Когда Король Франции произнес: Пусть французская конституция подчинит законы тем устроениям, которые она освящает, и самого суверена — соблюдению законов, с целью оградить мудрость законодателя от ловушек искушения и защитить свободу подданных от злоупотреблений власти, он все сказал, потому что он пообещал свободу, закрепленную конституцией. Король отнюдь не должен говорить как какой-то оратор с парижской трибуны. Если он обнаружил, что неверно говорить о свободе как о чем-то абсолютном, что она, напротив, является чем-то более или менее осязаемым, и что искусство законодателя состоит не в том, дабы сделать народ свободным, но достаточно свободным, он открыл великую истину, и нужно его восхвалять, а не порицать за сдержанность. В тот миг, когда знаменитый римлянин[189] даровал свободу более всего созданному (стр.117 >)для нее народу, получившему ее ранее всех других, он сказал этому народу: Libertate modice utendum.[190] Что бы он сказал Французам? Конечно, Король, говоря сдержанно о свободе, меньше думал о своих интересах, чем об интересах Французов.

Конституция, добавляет Король, предписывает условия налогообложения, дабы уверить народ в том, что вносимые им подати необходимы для блага государства. Король, таким образом, не имеет права произвольно облагать налогом, и одно это признание исключает деспотизм.

Она (конституция) доверяет высшим корпусам магистратуры хранить законы с тем, чтобы следить за их соблюдением и просвещать монарха, если он заблуждается. Есть депозитарий законов, доверенный высшим магистратам; есть закрепление права на ремонстрацию. Однако деспотизм полностью отсутствует там, где повсюду имеются коллегии высших наследственных или, по меньшей мере, несменяемых магистратов, которые обладают правом, согласно Конституции, предупреждать короля, просвещать его и жаловаться на злоупотребления.

Она (конституция) ставит основополагающие законы под защиту короля и трех сословий с целью предупреждения революции, величайшего из бедствий, какие только могут обрушиться на народы.

Значит, конституция существует, ибо конституция и есть не что другое, как свод основополагающих законов, и король не может посягнуть на эти законы. Если он сделает это, то три сословия наложат на его действия вето, равно как каждое из них может налагать вето на действия двух других. (стр.118 >)

И, конечно, не правы были бы те, кто обвинил бы Короля в том, что он говорил слишком туманно; ибо эта неопределенность как раз и свидетельствует о высшей мудрости. Король поступил бы очень неосмотрительно, если бы установил границы, которые помешали бы ему идти вперед или отходить; оставляя за собой некую свободу действий, он поступает как бы по вдохновению. Однажды Французы в этом убедятся: они признают, что Король пообещал все, что мог обещать.

Хорошо ли почувствовал себя Карл II, согласившись с предложениями шотландцев? Ему, как и Людовику XVIII, твердили: «Нужно сообразовываться со временем; нужно уступить: „Безумно жертвовать короной ради спасения иерархии“». Он поверил этому и поступил очень дурно. Король Франции умнее: отчего же Французы упорствуют, не желая воздать ему должное?

Если бы этот Государь имел безрассудство предложить Французам новую конституцию, то тогда именно его могли бы обвинить в том, что он склонился к вероломной неопределенности; ибо в действительности он ничего бы не сказал: если бы он предложил свое собственное сочинение, тогда бы все в один голос выступили бы против него, и выступили бы обоснованно. По какому праву, в самом деле, он смог бы заставить себе повиноваться, едва отказавшись от старинных законов? Не есть ли произвол общее для всех достояние, на которое всякий имеет равное право? Во Франции не нашлось бы молодого человека, который не указал бы на огрехи нового произведения и не предложил бы поправок. Пусть хорошенько разберутся в деле и тогда увидят, что Королю, как только он отказался бы от старой конституции, оставалось бы лишь говорить: Я буду делать все, что захотят [от меня]. Именно к этим недостойным и нелепым словам свелись бы самые лучшие речи Короля, переложенные (стр.119 >) ясным языком. Думают ли об этом всерьез, когда порицают короля за то, что он не предложил Французам новую конституцию? С тех пор как восстание послужило причиной чудовищных несчастий его семейства, он увидел уже три конституции, которые принимались, освящались и которым присягали. Две первые жили лишь мгновение, а третья только что называется конституцией. Должен ли Король предложить пять или шесть таких же своим подданным, чтобы оставить за ними выбор? Ну как же! три попытки им обошлись столь дорого, что ни один разумный человек не вздумал предложить им еще одну. Но если такое предложение явилось бы безрассудным со стороны частного лица, то со стороны Короля оно было бы и безрассудным, и преступным.

Как бы Король ни поступил, он все равно не смог бы удовлетворить всех. Для него возникли бы неудобства, если бы он не обнародовал вообще никакого обращения; он столкнулся с ними, опубликовав его таким, каким оно есть; случилось бы то же самое, если бы он составил это обращение иным образом. Хорошо, что он, будучи в нерешительности, следовал принципам и задел только страсти и предрассудки, сказав, что французская конституция будет для него ковчегом завета. Если бы Французы хладнокровно судили об этом обращении, я сильно ошибся бы, сказав, что они не нашли в нем того, за что именно уважать Короля. В тех ужасных обстоятельствах, в которых он оказался, не было ничего соблазнительнее искушения пойти на сделку с принципами, дабы отвоевать Престол. Как много людей говорили и как много людей верили, что Король губит себя, упорствуя в обветшалых идеях! Казалось бы столь естественным выслушать предложения пойти на мировую! Еще легче было бы согласиться с этими предложениями, сохранив в голове замысел о возвращении к прежним исключительным правам, не нарушая слова верности и (стр.120 >) опираясь исключительно на силу вещей, но он был столь искренним, благородным, мужественным, чтобы сказать Французам: «Я не способен сделать вас счастливыми; я могу, я должен править только на основе конституции: я никогда не дотронусь больше до ковчега Господня; я ожидаю, чтобы вы вновь обрели разум; я ожидаю, чтобы вы поняли эту столь простую, столь очевидную истину, которую вы, однако, упорно отвергаете, а именно: с той же самой конституцией я могу вам даровать совершенно другое устройство».

О, какое благоразумие проявил король, сказав Французам: Пусть их старинная и мудрая конституция явится для него священным ковчегом и пусть не будет дозволено ему касаться его безрассудной рукой; он добавляет, однако, что хочет вернуть ей всю ее чистоту, извращенную временем, и всю ее силу, ослабленную временем. И в который раз эти слова были вдохновением [свыше], ибо в них ясно прочитывается, что находится во власти человека и что отделено от него, ибо принадлежит единственно Богу. В этом обращении, столь мало рассчитанном, нет ни единого слова, которое не должно было бы препоручать Короля Французам.

Осталось пожелать, чтобы эта пылкая нация, способная вновь обрести истину, только исчерпав заблуждение, захотела бы, наконец, узреть совершенно очевидную правду: то, что она обманута и стала жертвой горстки людей, вставших между нею и ее законным сувереном, от коего она может ждать только благодеяний. Представим положение вещей в наихудшем свете: Король опустит меч правосудия на нескольких отцеубийц;[191] он покарает унижением нескольких прогневавших его дворян: ну и что же! какое дело до этого (стр.121 >) тебе, добрый хлебопашец, трудолюбивый ремесленник, мирный горожанин, кем бы ты ни был, которому небо дало безвестность и счастье! Думай, стало быть, о том, что ты вместе с тебе подобными образуешь почти всю Нацию; и что целый народ страдает от всех зол анархии лишь потому, что горстка мерзавцев его пугает собственным его Королем, которого страшится сама.

Продолжая отвергать Короля, народ упустит прекраснейшую возможность, какой у него не будет больше никогда, поскольку он рискует быть подчиненным силе вместо того, чтобы самому короновать своего законного суверена. Какую заслугу он имел бы перед этим государем! какими ревностными усилиями и любовью король постарался бы вознаградить преданность своего народа! Воля нации всегда была бы перед глазами короля, воодушевляя его на великие свершения и настойчивый труд, требующиеся для возрождения Франции от ее главы, и всякое мгновение его жизни посвящалось бы счастью Французов.

Но если они упорствуют в отвержении Короля, то знают ли, какая участь их ждет? Французы сегодня достаточно закалены несчастиями, чтобы выслушать жестокую правду: как раз посреди припадков их фанатической свободы у бесстрастного наблюдателя часто возникало искушение воскликнуть подобно Тиберию: О homines ad servitutem natos![192] Известно, что существует несколько видов храбрости, и Француз, вполне определенно, не обладает всеми. Бесстрашный перед врагом, он не является таковым перед властью, даже самой несправедливой.[193] Никто не сравняется в терпении с этим народом, называющим себя свободным. За (стр.122 >) пять лет его заставили согласиться на три конституции и на революционное правительство. Тираны сменяют друг друга, и народ вечно повинуется. Любые его усилия выбраться из своего ничтожества всегда оказывались безуспешными. Его хозяевам же удавалось сразить его, издеваясь над ним. Они говорили народу: Вы думаете, что не желаете этого закона, но, будьте уверены, вы его желаете. Если вы осмелитесь отказаться от него, мы расстреляем вас картечью, наказав за нежелание принять то, что вы хотите. — И они, хозяева, так и поступили.[194]

Немногого недоставало, чтобы французская нация по сию пору пребывала бы под отвратительным игом Робеспьера. Конечно, она вполне может поздравить себя, но не гордиться тем, что удалось спастись от этой тирании; и я не знаю, были ли дни ее порабощения более позорными для нее, нежели день ее освобождения.

История девятого термидора не была долгой: несколько злодеев истребили нескольких злодеев.

Без этой семейной свары Французы томились бы еще под скипетром Комитета общественного спасения.

И в этот самый миг не продолжает ли небольшая кучка мятежников заводить речь о том, чтобы посадить одного из [лиц] Орлеанского дома на трон? Не хватает еще Французам и такого бесчестья — терпеливо наблюдать за тем, как поднимают на щит сына казненного вместо брата мученика; и однако ничто не обещает, что они не подвергнутся этому унижению, если не поспешат вернуться к своему законному (стр.123 >) суверену.[195] Они предоставили такие доказательства своего долготерпения, что могут уже не бояться позора любого рода. Великий урок, я не скажу, французскому народу, который, более чем все другие народы мира, всегда принимал своих властителей и никогда их не будет выбирать, но небольшому числу добропорядочных Французов, которые станут влиятельными в силу обстоятельств: не следует ничем пренебрегать, чтобы вырвать нацию из этой унизительной нерешительности и передать ее в руки ее Короля. Конечно же, он человек, но есть ли у нации надежда быть управляемой ангелом? Он — человек, но сегодня есть уверенность: он это понимает, а это уже многого стоит. Если воля Французов снова возведет его на отеческий Престол, он соединится со своей нацией, которая найдет в нем все: доброту, справедливость, любовь, признательность и неоспоримые таланты, вызревшие в суровой школе испытаний.[196]

Французы, казалось, мало уделили внимания словам примирения, с которыми Король обратился к ним. Они не хвалили его обращение, они его даже критиковали и, вероятно, забыли о нем; но однажды они отдадут ему справедливость; когда-нибудь потомки назовут этот документ образцом мудрости, искренности и королевского слога. (стр.124 >)

Долг каждого настоящего Француза в сей момент — трудиться без устали, дабы направить общественное мнение в пользу Короля и представить все возможные его деяния в благоприятном свете. Именно на этом роялисты должны с крайней строгостью проверить себя и не строить никаких иллюзий. Я не Француз, я в стороне от всех интриг, я ни с кем не знаком. Но я представляю себе, как некий французский роялист произносит: «Я готов пролить свою кровь за Короля: однако, не отступая от моей верности ему, я не могу запретить себе порицать его, и т. д.». Я говорю в ответ этому человеку то, что его совесть, без сомнения, скажет ему лучше меня: Вы клевещете на мир и на самого себя; если вы способны пожертвовать жизнью за Короля, то пожертвуйте своими пристрастиями. Впрочем, он не нуждается в вашей жизни, но весьма — в вашем благоразумии, в вашем взвешенном рвении, в вашей безусловной преданности, даже в вашей снисходительности (чтобы все предположить); сохраните вашу жизнь — она ему не надобна сейчас, но окажите ему услуги, в которых он нуждается: верите ли вы, что самыми героическими из них были бы те, о которых шумят в газетах? напротив, самые невидные могут быть наиболее деятельными и наиболее возвышенными. Здесь речь вовсе не идет об интересах вашей гордыни; удовлетворите вашу совесть и того, кто вам ее дал.

Как те нити, которые ребенок по одной разорвал бы играючи, если сплести их в канат, должны держать якорь высокобортного корабля, так и масса незначительных замечаний способна создать мощнейшее оружие. Как же не послужить Королю Франции, борясь с этими предрассудками, неизвестно как возникающими и непонятно почему живучими! Разве не упрекали Короля в бездействии люди, считающие себя в сознательном возрасте? А разве другие не сравнивали его высокомерно с Генрихом IV, замечая, что для отвоевания (стр.125 >)своей короны этот великий государь мог бы найти иное оружие, нежели интриги и посулы? Но если уж заниматься острословием, то почему же не упрекают Короля в том, что он не завоевал Германию и Италию, подобно Карлу Великому, чтобы там жить благородно в ожидании, когда Франция соблаговолит внять голосу рассудка?.[197]

Что же касается более или менее многочисленной партии, яростно нападающей на Монархию и Монарха, то возбуждает ее отнюдь не одна только ненависть и, представляется, что это сложное чувство заслуживает разбора.

Во Франции нет умного человека, который бы так или иначе не презирал себя. Национальный позор удручает все сердца (ибо никогда еще народ так не презирали презреннейшие властители); значит, есть нужда в самоутешении, и добропорядочные граждане утешаются каждый по-своему. Но человек ничтожный и развращенный, чуждый всем возвышенным идеям, мстит за свои прошлые и нынешние обиды, созерцая с невыразимым сладострастием, свойственным только подлым людям, зрелище унижаемого величия. Дабы вознестись в собственных глазах, он обращается к королю Франции и удовлетворяется своим ростом, сравнивая себя с этим поверженным колоссом. Мало-помалу, уловкой своего разнузданного воображения, он доходит до того, что смотрит на это великое падение как на дело своих рук; он наделяет одного себя всей силой Республики; он обрушивается на Короля; он заносчиво именует его так называемым Людовиком XVIII; и целит в Монархию своими отравленными стрелами, а если этими стрелами удается испугать нескольких шуанов, то он встает как один из героев Лафонтена: Я, стало быть, великий полководец. (стр.126 >)

Нужно еще учитывать и страх, горланящий против Короля из-за того, что его возвращение якобы снова вызовет пальбу.

Французский народ, не позволяй прельстить себя изощрениями частного интереса, тщеславием или малодушием. Не слушай больше болтунов: во Франции слишком много умничают, а умничанье приводит к потере здравого смысла. Отдайся без страха и упрека непогрешимому инстинкту совести. Ты хочешь возвыситься в собственных глазах? хочешь обрести право на самоуважение? хочешь поступить суверенно?… Призови твоего Суверена.[198]

Совершенно посторонний для Франции, которую я никогда не видел,[199] и будучи в невозможности чего-либо ожидать от ее короля, которого мне никогда не узнать,[200] если я и предлагаю нечто ошибочное, то Французы могут по меньшей мере воспринять эти заблуждения без гнева, как промахи полностью бескорыстные.

Но что суть мы, слабые и слепые смертные! и что есть этот мерцающий свет, который мы называем Разумом? Ведь даже обобщив все вероятности, опросив историю, обсудив все сомнения и все интересы, мы все же способны объять лишь обманчивое облако вместо истины. Какой приговор вынесло это великое Существо, перед которым нет ничего великого; какой приговор оно произнесло Королю, его династии, его семье, Франции и Европе? Где и когда завершится потрясение (стр.127 >)и сколькими еще несчастиями мы должны заплатить за покой? Для созидания[201] ли он разрушил, или же его суровость неотвратима? Увы! темная туча закрывает будущее, и ни один взгляд не может пронзить этот мрак. Но все возвещает о том, что установившийся во Франции порядок вещей не может длиться, и что неодолимая природа должна возвратить Монархию. Быть может, наши чаяния исполнятся, либо неумолимое Провидение решило иначе, однако любопытно и даже полезно исследовать, ни в коем случае не упуская из виду историю и природу человека, как именно происходят сии великие преобразования, и какую роль смогут сыграть множества в событии, срок которого кажется неведомым.

Глава девятая.

КАК ПРОИЗОЙДЕТ КОНТР-РЕВОЛЮЦИЯ, ЕСЛИ ОНА СЛУЧИТСЯ?[202]

(стр.128 >) При обдумывании предположений о контр-революции слишком часто совершают мыслительную ошибку, будто бы эта контр-революция должна быть и не может не быть ни чем иным, как следствием народного обсуждения. Твердят, что народ боится, народ хочет, что народ никогда на согласится; что народу не подходит и т. д. Какая убогость! Народ — ничто в революциях или, по крайней мере, он входит в них только как слепое орудие. Может быть, четыре или пять человек дадут Франции короля. Париж возвестит провинциям, что у Франции есть король, и провинции воскликнут: да здравствует Король! В самом Париже все его обитатели, кроме, наверное, двух десятков человек, узнают, проснувшись, что у них есть король. Возможно ли это, воскликнут они, вот ведь какая странная история? Кто знает, через какую городскую заставу он въедет? Хорошо бы заранее, может быть, снять окошко, а то могут и задавить в толпе. Если возродится монархия, то решение о ее восстановлении будет исходить от народа не в большей (стр.129 >) мере, чем исходило от него решение о ее разрушении, то есть об установлении революционного правления.

Я умоляю повнимательнее вникнуть в эти размышления, и я это советую особенно тем, кто считает контр-революцию[203] невозможной, ибо слишком много Французов преданы Республике, а перемены заставили бы страдать слишком много народу. Scilicet is superis labor![204] Можно, вероятно, спорить, большинство ли за Республику; но так это или не так совершенно не имеет значения: энтузиазм и фанатизм отнюдь не бывают состояниями устойчивыми. Уровень повышенной возбудимости скоро утомляет человеческую натуру; таким образом, даже если предположить, что народ, и особенно французский народ, способен долго желать чего-то, следует быть уверенным по меньшей мере в том, что он не сможет желать долгое время этого со всей страстью. Напротив, когда приступ горячки проходит, подавленность, апатия, безразличие всегда сменяют большое напряжение сил, свойственное энтузиазму. Именно в таком состоянии пребывает Франция, которая ничего более так страстно не хочет, как покоя. Итак, даже если предположительно во Франции за Республику большинство (а это несомненная ложь), то не все ли равно? Когда появится Король, очевидно, что не будут подсчитывать голоса, и никто не сдвинется с места; прежде всего по той причине, что даже тот, кто предпочитает республику монархии, все-таки поставит покой выше республики; и еще потому, что (стр.130 >) воли, противоположенные королевской власти, не смогут объединиться.

В политике, как и в механике, теории ошибочны, если не принимают во внимание различные свойства материалов, из которых создаются машины. На первый взгляд, кажется справедливым такое, например, предположение: Для восстановления монархии необходимо предварительное согласие Французов. Однако нет ничего более ложного. Выйдем за рамки теорий и представим себе факты.

Гонец привозит в Бордо, Нант, Лион[205] и т. д. известие, что Король признан в Париже; что такая-то факция (названная или нет) завладела властью и заявила, что удерживает ее только во имя короля: что спешно послан гонец к Суверену, которого ждут со дня на день и что повсюду прикалывают белые кокарды. Молва подхватывает эти вести и обогащает их тысячью внушительных обстоятельств. Что будут делать? Чтобы дать еще козырей Республике, я припишу ей большинство сторонников и даже корпус республиканских войск. В первые минуты эти войска займут, возможно, мятежную позицию; но в тот же самый день они захотят пообедать, и начнут отстраняться от власти, которая больше не платит. Каждый офицер, не пользующийся никаким уважением и хорошо сознающий это, ясно поймет, что первый, кто крикнет: да здравствует Король, станет важной особой: самолюбие своим обольстительным карандашом набросает ему образ генерала армий Его Христианнейшего Величества, блистающего знаками отличия и глядящего с высоты своего положения на этих людишек, которые (стр.131 >) еще недавно отдавали ему приказания из-за муниципального стола.[206] Такие мысли столь просты, столь естественны, что они придут в голову любому: каждый офицер это чувствует; отсюда следует, что все они подозревают друг друга. Страх и недоверие заставляют взвешивать все за и против и быть сдержанным. Солдат, не воодушевленный своим офицером, еще более обескуражен: дисциплинарные узы самым непонятным, таинственным образом внезапно ослабляются. Один начинает высматривать приближение королевского казначея; другой пользуется случаем, чтобы вернуться в семейное лоно. Уже невозможно ни командовать, ни повиноваться; стройного целого более не существует.

Совсем иначе пойдет дело у горожан: они снуют туда и сюда, сталкиваются, спрашивают друг друга и проверяют себя, каждый опасается того, в ком он ощутил бы нужду; на сомнения растрачиваются часы, а минуты становятся решающими: повсюду дерзновение наталкивается на осмотрительность. Старому не хватает решительности, молодому — совета. С одной стороны, ужасающие опасности, с другой — несомненная амнистия и возможность милости. Где, к тому же, изыскать средства для сопротивления? где вожаки? на кого полагаться? В бездеятельности нет опасности, а малейшее движение может оказаться непоправимой ошибкой. Значит, нужно ждать: ждут, но назавтра приходит известие, что такой-то укрепленный город открыл свои ворота; еще один довод в пользу того, чтобы совсем не торопиться. Вскоре становится известно, что весть вроде была ложной; но два других города, о чем доподлинно известно, подали (стр.132 >) пример в надежде, что ему последуют: они только что покорились, убедив первый из городов, не помышлявший об этом. Комендант этой крепости вручил Королю ключи от своегодоброго города… То был первый офицер, который удостоился чести принять Короля в одной из цитаделей его королевства. Прямо у городских ворот Король возводит его в ранг маршала Франции; по королевской грамоте навечно его герб украшается бессчетными геральдическими лилиями, его имя навсегда останется славнейшим во Франции. С каждой минутой роялистское движение укрепляется; вскоре оно становится неодолимым. ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ! — восклицают любовь и преданность, преисполненные радости; ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ! — вторит республиканский лицемер, преисполненный ужаса. Не все ль равно? Их голоса слились в единый возглас. — И король освящен.

Граждане! вот как происходят контр-революции. Господь, оставив за собой дело создания суверенитетов, тем самым предупреждает нас не доверять никогда выбор своих властителей самим массам. Он использует их в великих движениях, решающих судьбу империй, только как послушное орудие. Никогда толпа не получает того, чего хочет: всегда она принимает и никогда не выбирает. Можно даже указать на уловку Провидения (пусть мне позволят так выразиться), состоящую в том, что если народ употребляет усилия ради достижения какой-то цели, то используемые им средства отделяют его от этой цели. Так, римский народ отдался в руки властителей, намереваясь победить аристократию после Цезаря. Это образ всех народных восстаний. Во французской Революции все ее факции постоянно подавляли, оскорбляли, разоряли, калечили народ; а факции, в свою очередь, будучи игрушками в руках друг друга, неизменно плыли по воле волн, и несмотря на все свои усилия, в конце концов наталкивались на ожидавшие их рифы. (стр.133 >)

Если кто-то захочет узнать вероятный итог французской Революции, то довольно будет посмотреть, на чем все эти факции сошлись: все они жаждали унижения, даже разрушения Всемирного Христианства и Монархии; отсюда следует, что все их усилия завершатся лишь возвеличиванием Христианства и Монархии.

Все люди, описывающие или обдумывающие историю, восхищались этой тайной силой, которая играет человеческими советами. Он был бы с нами, сей великий полководец античности, который чтил эту силу как мудрую и свободную, и ничего не предпринимал, не вверившись ей.[207]

Однако именно в установлении и падении монархий деяния Провидения блистают самым поразительным образом. В этих великих движениях не только народы оказываются лишь деревянным материалом и оснасткой для машиниста; но даже их вожди являются таковыми только в глазах стороннего наблюдения, на самом деле над ими властвуют так же, как они властвуют над народом. Эти люди, взятые вместе, кажутся тиранами толпы. На деле над ними стоят два-три тирана, а над этими двумя или тремя — кто-то один. И если этот единственный в своем роде человек смог бы и захотел бы раскрыть свой секрет, то все увидели бы, что он не знает сам, каким образом ему досталась власть; что его влияние есть еще большая загадка для него самого, чем для других, и что обстоятельства, которых он не мог ни предвидеть, ни вызвать, все совершили для него и без него. (стр.134 >)

Кто бы сказал гордому Генриху VI[208] что какая-то служанка из кабачка[209] вырвет у него скипетр Франции? Дурацкие объяснения, которые давались этому великому событию, отнюдь не раскрывают его чуда; и хотя его опорочили дважды, сначала — из-за отсутствия таланта[210] затем — из-за его продажности,[211] это событие тем не менее продолжает оставаться единственной страницей истории Франции, воистину достойной эпической музы.

Верят ли, что длань, которая некогда прибегла к столь слабому орудию, стала короче, и что верховный повелитель Империй будет испрашивать мнение Французов, прежде чем дать им Короля? Нет: он по-прежнему будет выбирать, как это делал всегда, самое слабое, дабы привести в смятение самое сильное. Он не нуждается в иностранных полках, ему не нужна коалиция: и так как он сохранил целостность[212] Франции, несмотря на советы и силу стольких государей, которые стоят перед его глазами, но словно отсутствуют, он восстановит французскую Монархию, когда придет ее час, наперекор ее врагам; он изгонит этих трескотливых насекомых, pulveris exiqui jactu.[213] Король придет, увидит и победит.

Тогда удивятся глубочайшему ничтожеству этих людей, казавшихся столь могущественными. Сегодня только мудрецы способны предвидеть сей суд и поверить, не ожидая того, как опыт подтвердит все это, что (стр.135 >) господствующие над Францией обладают лишь неестественной и преходящей властью. Сама избыточность этой власти подтверждает ее ничтожество; едва они посажены, едва посеяны, едва укоренился в земле ствол их, и как только Он дохнул на них, они высохли, и вихрь унес их, как солому.[214]

Значит, даром столько сочинителей[215] настаивают на неудобствах восстановления Монархии; напрасно они запугивают Французов последствиями контр-революции; и если они заключают из этих неудобств, что Французы, которые их опасаются, никогда не вынесут восстановления Монархии, то этот вывод весьма неверен; ибо Французы вовсе не собираются взвешивать все за и против, а Короля они, возможно, получат из рук пустой бабенки.

Ни одна нация не способна сама установить себе правление: и лишь в том случае, когда то или иное право существует в ее конституции[216] хотя бы и в позабытом или подавленном состоянии, несколько человек с помощью обстоятельств смогут устранить препятствия и заставить вновь признать права народа: человеческая власть не простирается далее этого.

В конце концов, хотя Провидение отнюдь не озабочено тем, какую цену должны заплатить Французы за возвращение Короля, все же важно показать несомненную порочность взглядов или зловолие сочинителей, запугивающих Французов бедами, которые якобы повлечет за собой восстановление Монархии.

Глава десятая.

О МНИМЫХ ОПАСНОСТЯХ КОНТР-РЕВОЛЮЦИИ.

1. — Общие замечания

(стр.136 >) В наше время настаивать на опасностях контр-революции, дабы сделать заключение против возвращения к Монархии, — банальнейший софизм.

Большое число трудов, предназначение которых — убедить Французов держаться Республики, всего только развивают эту идею. Авторы таких трудов делают ударение на бедах, неотделимых от революций: потом, заметив, что Монархия может быть восстановлена во Франции только через новую революцию, заключают, что нужно поддерживать Республику.

Этот колоссальный софизм, независимо от того, лежит ли в его основе страх[217] либо намерение обмануть, достоин тщательнейшего обсуждения.

Почти все ошибки порождены словами. Контр-революцией привыкли именовать некое движение, призванное покончить с революцией; и из того, что одно движение будет противонаправленно другому, делается вывод об их единообразии: а нужно было бы придти к выводу, полностью противоположному.

Разве возможно убедить в том, что возврат от болезни ко здоровью столь же мучителен, как и переход от здоровья к болезни, и что Монархия, опрокинутая чудовищами, должна быть восстановлена им подобными? Ах! если бы прибегающие к этому последнему (стр.137 >) софизму по справедливости оценили его в глубине души! Все они довольно осведомлены, что друзья Религии и Монархии не способны ни на одно из тех злоупотреблений, которыми осквернили себя их враги; они знают довольно и о том, что в наихудшем из обстоятельств и принимая во внимание все слабости людские, партия угнетенных обладает в тысячу раз большими добродетелями, нежели партия угнетателей. Они неплохо знают, что первая не умеет ни защищаться, ни мстить: и часто они даже достаточно громко насмехались над нею по этому поводу.

Чтобы совершить французскую Революцию, нужно было ниспровергнуть религию, унизить мораль, нарушить все права собственности и пойти на всевозможные преступления; к сему дьявольскому предприятию потребовалось привлечь такое множество порочных людей, что вряд ли когда-нибудь столько пороков соединялись для какого-либо совместного злодеяния. Напротив, ради восстановления порядка Король призовет все добродетели: он, вне сомнения, пожелает этого и лично, но он будет к тому принужден и самой природой вещей. Настоятельнейшим его интересом будет обеспечение союза справедливости и милосердия; уважаемые люди придут к постам, на которых они смогут быть полезными; а религия, передав свой скипетр политике, придаст этой последней силы, которые она способна черпать только у своей августейшей сестры.

Я не сомневаюсь, что множество людей потребует лишь изложить им основания для столь великолепных надежд; но разве верят они, что политический мир движется случайностью, что он не устроен, не направляем, не вдохновлен той же самой мудростью, которая блистает в мире материальном. Злодейские руки, ниспровергающие государство, непременно причинят тяжкие страдания; ибо ни одно свободно действующее лицо не может нарушить помыслы Создателя, не повлекши (стр.138 >) в сфере своей деятельности бедствий, соразмерных величине покушения; и этот закон скорее предписан добротой Великого Существа, нежели его справедливостью.

Однако, когда человек трудится ради восстановления порядка, он взаимодействует с создателем порядка; ему благоприятствует природа, то есть вся совокупность вторичных причин, посылаемых Господом. В деянии [такого человека] есть нечто божественное; оно одновременно и добро, и властно. Оно ни к чему не принуждает и ничто ему не противится: распоряжаясь, оно оздоравливает; и по мере его продолжения утихают то беспокойство, то мучительное возбуждение, которые являются и следствием, и признаком беспорядка; точно так же, как под рукой умелого хирурга, выправляющего животному вывих, оно перестает мучиться от боли.

Французы, разве не под гул адских песнопений и безбожной хулы, не под предсмертные крики и долгие стенания поруганной девственности; не в отблесках пожарищ, не на останках трона и алтарей, залитых кровью лучшего из Королей и бесчисленного множества других жертв; не в презрении к нравам и общественным убеждениям, не в окружении всевозможных злодеяний ваши соблазнители и ваши тираны заложили то, что они назвали вашей свободой.

Но во имя ПРЕВЕЛИКОГО И ВСЕПРОЩАЮЩЕГО БОГА, вслед за людьми, возлюбленными им и вдохновленными им, наполняясь его созидательной силой, вы вернетесь к вашей старой конституции, а Король вам дарует то единственное, к чему вы должны бы разумно стремиться: свободу, обретенную благодаря Монарху.

Какое плачевное ослепление заставляет вас упорствовать в тяжкой борьбе с этой мощью, которая сводит на нет все ваши усилия, дабы явить этим свое присутствие? Вы немощны только потому, что осмелились (стр.139 >)отделиться от нее, и даже противопоставить себя ей: с минуты, когда вы будете действовать согласно с ней, вы неким образом вольетесь в ее природу. Все преграды падут перед вами, и вы будете смеяться над наивными страхами, ныне беспокоящими вас. У всех частей политической машины есть естественное свойство устанавливаться на предназначенные им места, и это свойство, по сути божественное, будет благоприятствовать всем усилиям Короля; поскольку порядок есть природное человеческое качество, вы обретете в этом порядке счастье, тщетно взыскуемое в беспорядке. Революция заставила вас страдать, ибо была порождением всех пороков, а именно они — истинные палачи человека. По противоположным основаниям возвращение Монархии отнюдь не вызовет тех бедствий, которых вы опасаетесь в будущем, но приведет к прекращению всех тех, от которых вы страдаете сегодня. Все ваши усилия будут полезны: вы разрушите только разрушение.

Перестаньте, наконец, вечно обманываться этими прискорбными учениями, обесчестившими наш век и погубившими Францию. Вам уже удалось узнать, чего стоят проповедники этих гибельных догм, но еще не стерлось оказанное ими на вас впечатление. Во всех ваших замыслах созидания и возрождения вы единственно забываете о Боге: они отделили вас от него. Теперь лишь усилием разума вы вознесете ваши мысли к неистощимому источнику всякого существования. Вы хотите видеть только человека, деяния которого столь слабы, столь зависимы, столь ограничены; воля которого столь испорчена, столь изменчива; существование же высшей первопричины для вас — только теория. Однако эта первопричина на вас давит, окружает вас; вы прикасаетесь к ней, и вся вселенная возвещает вам о ней. Когда вам говорят, что без нее у вас достанет сил лишь рушить, то излагают отнюдь не пустую теорию, а практическую истину, опирающуюся на опыт всех веков и на знание природы человека. (стр.140 >)

Откройте историю! вы не увидите там политического созидания; да что я говорю! не найдете никакого устроения, сколь бы слабым и кратковременным оно ни было, которое не отвечало бы божественной идее; совершенно не важна ее природа: ибо вообще нет полностью ложной религиозной системы. Стало быть, не твердите нам более о трудностях и несчастьях, беспокоящих вас как следствия того, что вы именуете контр-революцией. Все испытываемые вами несчастья проистекают от вас самих. Почему вас не должно было изранить обломками здания, которое вы сами обрушили на себя? Восстановление — это иной порядок вещей: но только возвратитесь на путь, который привел бы вас к нему. Вы придете к созиданию отнюдь не по пути отрицания.

О, как преступны эти лживые или малодушные писаки, позволяющие себе запугивать народ сим мнимым страшилищем, называемым контр-революцией! которые, согласившись, что Революция была ужасным бедствием, тем не менее настаивают, будто нельзя вернуться назад.[218] Разве не утверждается, что бедам, причиненным Революцией, пришел конец, и что Французы обрели свою гавань? Воцарение Робеспьера так подавило этот народ, настолько поразило его воображение, что он считает вполне сносным и почти счастливым любое положение вещей, когда нет беспрестанной резни. Во времена горячки терроризма иностранцы отмечали, что все письма из Франции с описаниями чудовищных сцен той жестокой поры заканчивались словами: ныне у нас спокойно, то есть: палачи отдыхают; они набираются сил; пока все идет хорошо. Это чувство пережило адский режим, породивший (стр.141 >)его. Оцепеневший от Террора и обескураженный провалами политики иностранных держав, Француз замкнулся в эгоизме, позволяющем ему видеть только себя, только место и миг нынешнего своего бытия. В сотне мест Франции совершаются убийства; это неважно, ибо не его самого грабят или калечат; если одно из таких покушений свершается совсем рядом с ним, на его улице — тоже неважно? час минул; ныне все спокойно: он удвоит засовы и перестанет об этом думать. Одним словом, каждый Француз полностью доволен тем днем, когда его не убивают.

Вместе с тем, законы бессильны, а правительство признает свою неспособность принудить к их исполнению, Повсюду множатся самые гнусные преступления: Демон революции гордо приподымает голову; конституция — это только паутина, и власть позволяет себе страшные покушения. Брак превратился в легальную проституцию;[219] нет более отеческой власти, страх больше не удерживает от злодеяний, нет больше убежищ для бедных. Страшные самоубийства раскрывают отчаяние несчастных, которые обвиняют правителей. Дух народа упал самым ужасающим образом; и уничтожение религии вкупе с полным отсутствием публичного образования готовят для Франции поколение, одна мысль о котором заставляет содрогнуться.

Презренные оптимисты! Так вот каков порядок вещей, смены которого вы боитесь! Отрешитесь, отрешитесь же от вашей злосчастной летаргии! вместо того чтобы рисовать народу воображаемые беды, которые должны-де грянуть в итоге преобразования, употребите ваши способности на то, чтобы заставить его возжелать доброе и оздоровляющее потрясение, которое приведет Короля на его трон, а Францию — к порядку. (стр.142 >)

Покажите нам, чересчур озабоченные люди, покажите нам эти страшные бедствия, которыми вам угрожают, дабы отвратить вас от Монархии. Неужели вы не видите, что у ваших республиканских учреждений совершенно нет корней. Они только поставлены на вашу землю, тогда как предыдущие были в нее посажены. Понадобился топор, чтобы выкорчевать эти последние, а первые — не выдержат вихря и исчезнут бесследно. Это, вне сомнения, совсем не одно и то же — отнять у какого-нибудь парламентского председателя в бархатной шляпе с галуном[220] его наследственный сан, являющийся его собственностью, или заставить освободить свое место временного судью,[221] у которого нет никакого сана. Революция принесла много страданий, ибо многое разгромила; ибо она внезапно и жестоко нарушила все права собственности, все пристрастия и все обычаи; ибо всякая плебейская тирания по самой своей природе необузданна, оскорбительна и безжалостна, а та, которую учинила французская Революция, довела эти свойства до предела, и вселенная никогда еще не видела столь подлой и абсолютной тирании.

[222] Представления — чувствительная струна человека: когда болезненно задевают эту струну, он испускает громкие крики. Именно это сделало Революцию столь мучительной, ибо она растоптала все великие представления. Однако, если восстановление Монархии причинило бы столь же обширному количеству людей такие же действительные лишения, то все-таки была бы огромная разница — она не растопчет ничье (стр.143 >)достоинство; ибо во Франции вовсе не осталось достоинства по той причине, что совсем нет суверенности.

Но если принимать во внимание только лишь физические лишения, то и тогда разница будет не менее впечатляющей. Узурпаторская власть умерщвляла безвинных; Король простит виновных; первая власть уничтожала законные права собственности; вторая поразмыслит над случаями незаконной собственности. Одна взяла себе девизом: Diruit, aedificat, mufat quadrata rotundis.[223] После семилетних усилий узурпаторской власти ей так и не удалось устроить ни начальной школы, ни сельского праздника. Все, вплоть до ее сторонников, насмехаются над ее законами, ее должностями, ее учреждениями, празднованиями и даже ее костюмами. Другая власть, строящаяся на истинной основе, отнюдь не будет двигаться на ощупь: неведомая сила определяет ее деяния, она трудится только во имя возрождения: между тем от любого упорядоченного действия коробится лишь зло.

Еще одна крупная ошибка — воображать, что народ якобы потеряет что-либо с восстановлением Монархии; ибо народ, дескать, по идее только выиграл от всеобщего ниспровержения. Как говорят, он имеет право на занятие любой должности; так что же? Хотелось бы узнать, чего они стоят, эти должности, о которых столько шумят и которые преподносят народу как великое завоевание, — они ничто перед истинным судом общественного мнения. Даже военное сословие, считавшееся во Франции почетнее всех остальных, потеряло свой блеск: оно утратило свой престиж в глазах общественного мнения, а установление мира еще более понизит его. Военных пугают восстановлением Монархии, но никто более них в этом не заинтересован. Нет ничего очевиднее того, что (стр.144 >)Королю необходимо поддержание их высокого положения, и от них зависит — рано или поздно превратить эту политическую необходимость в потребность любви, долга и признательности. Благодаря чрезвычайному сочетанию обстоятельств в военных нет ничего, что могло бы оскорбить самое роялистское убеждение. Никто не имеет права их презирать, ибо они сражаются только за Францию; между ними и Королем нет никакой стены предубеждений, способных помешать исполнению их долга: [Король] прежде всего Француз. Пусть они вспомнят о Якове II, который во время битвы на рейде Ог[224] аплодировал с берега моря мужеству Англичан, окончательно лишивших его трона: могли ли бы воины сомневаться, что Король не гордится их отвагой и не думает о них в глубине своей души как о защитниках целостности его королевства? Не он ли публично аплодировал этому мужеству, сожалея (а это, конечно, следовало сделать), что оно не проявляется в борьбе за лучшее дело? Разве не поздравил Король храбрецов из армии Конде за то, что они победили ненависть, которую столь долго питала изощреннейшая хитрость?[225] У французских военных, после всех их побед, есть только одна потребность: чтобы легитимная суверенность узаконила их положение; сейчас их боятся или презирают. Глубочайшая безучастность — вот цена их трудов, а их сограждане суть самые равнодушные к трофеям армии люди во вселенной. Они зачастую доходят до того, что ненавидят эти победы, которые питают боевой дух их властителей. Восстановление Монархии тотчас обеспечит военным высокое положение в общественном (стр.146 >)мнении. Таланты обретут на своем пути подлинное достоинство, а всеувеличивающимся свидетельством его будет собственность воинов, право на которую они передадут своим детям. Эта незапятнанная слава, это спокойное сияние стоят больше наград и остракизма забвения, которое воспоследовало за эшафотом.[226]

Если взглянуть на вопрос более широко, то обнаружится, что Монархия, безусловно, есть правление, дающее наибольшие отличия наибольшему числу людей. Суверенность при этом образе правления обладает достаточным блеском, чтобы передать часть его, с необходимыми градациями, множеству действующих лиц, которых она в той или иной мере отличает. В Республике, по сравнению с Монархией, суверенность совершенно неосязаема, поскольку это есть сущность чисто духовного свойства, и ее величие нельзя передать кому-либо: так, в республиках должности не стоят ничего за пределами города, где располагается правительство; более того, они ничего не значат и в том случае, если не замещаются членами правительства. Таким образом, человек красит место, а вовсе не место — человека: последний отличается не как уполномоченное лицо, а как частичка суверена.

В подчиняющихся республикам провинциях можно увидеть, что должности (за исключением тех, которые отведены сочленам суверена) ненамного поднимают человека в глазах ему подобных и почти ничего не значат в общественном мнении; ибо республика по своей природе является правлением, дающим наибольшие права наименьшему числу людей, называемых сувереном, который более всех отнимает эти права у остальных, именуемых подданными.

Чем больше республика сближается с чистой демократией, тем больше это ее свойство будет впечатляющим. (стр.146 >)

Пусть вспомнят ту несметную массу должностей (даже если из них вычесть все незаконно созданные), которую старое правительство Франции предлагало для всеобщего честолюбия. Белое и черное духовенство, военная и судейская службы, финансы, администрация и т. д. — сколько открытых дверей для всех способностей и для всякого рода честолюбий! Сколько неисчислимых ступеней для личных отличий! Из этого бесконечного числа мест ни одно законодательно не было выведено за круг притязаний простого гражданина:[227] среди этих должностей было даже огромное число имевших ценные свойства, которые действительно превращали собственника в нотабля и которые принадлежали исключительно третьему сословию.

Крайне разумным было то, что занятие первых мест было делом самым трудным для рядового гражданина. В государстве образуется слишком много движения и недостает субординации, если все могут претендовать на все. Порядок требует, чтобы должности в целом были распределены по рангам, как и сословия граждан, и чтобы способности, а иногда и обычная протекция снижали барьеры, разделяющие различные классы. Таким образом, получается соперничество без унижения и движение без разрушения; отличие, связанное с должностью, проистекает, как говорится, только из-за большего или меньшего труда для замещения такой должности.

Если кто-то возразит, что эти отличия плохи, он уйдет от сути вопроса; но я утверждаю, что если ваши должности отнюдь не возвышают тех, кто замещает их, не похваляйтесь, что вы раздаете их всем (стр.147 >)желающим, ибо вы ничего не раздаете. Напротив, если должности служат и должны быть отличиями, то я еще раз повторю то, в чем ни один добросовестный человек не сможет меня опровергнуть: монархия есть правление, которое одним только замещением мест и независимо от знатности отличает самое большое число людей из остальных их сограждан.

Кстати, не нужно одурачивать себя этим идеальным равенством, существующим только на словах. Солдат, имеющий привилегию говорить со своим офицером в самом бесцеремонном тоне, по этой причине не равен ему. Начинает образовываться должностная аристократия, которую вначале нельзя было заметить при всеобщем ниспровержении. Даже дворянство возвращает себе свое неотъемлемое влияние. Сухопутными войсками и военно-морскими силами уже стали отчасти командовать дворяне либо гардемарины и юнкера, которых Старый Порядок облагородил, приобщив к благородным занятиям. Именно их усилиям Республика обязана своими наибольшими успехами. Если бы из-за своей чувствительности, быть может, злосчастной, французское дворянство[228] не удалилось от Франции, оно уже командовало бы сейчас повсюду; и ныне там довольно часто можно услышать: Если бы дворянство захотело, ему вручили бы все должности. Конечно, в момент, когда я пишу все это (4 января 1797 года), Республика очень хотела бы иметь на своих кораблях тех дворян, которых она приказала уничтожить на Кибероне.[229] (стр.148 >)

Народу, или всей массе граждан, стало быть, нечего терять; и напротив, он всё выигрывает с восстановлением Монархии, которая принесет с собой множество реальных отличий, прибыльных и даже наследственных, вместо преходящих и не обладающих достоинством служебных мест, которые предоставляет Республика.

Я совсем не говорил о жаловании, обусловленном исполнением должностей, так как примечательно, что Республика либо вообще не платит, либо платит мало. Благодаря ей составлены лишь скандальные состояния: единственно порок может обогатиться на служении ей.

Я закончу этот параграф, сообщив наблюдения, которые ясно доказывают (так мне представляется), что опасность, усматриваемая в контр-революции, состоит как раз в запаздывании этого великого изменения.

Род Бурбонов недостижим для главарей Республики: он существует, его права очевидны и его молчание говорит, вероятно, гораздо больше, чем всевозможные манифесты.

Эта истина бросается в глаза: французская Республика, даже и после того, как она вроде бы смягчила свои максимы, не может иметь подлинных союзников. По своей природе она — враг всем образам правления: она стремится все их разрушить, так что все они заинтересованы в ее уничтожении. Политика способна, без сомнения, предоставить Республике союзников,[230] но эти союзы противоестественны или, если (стр.149 >) угодно, у Франции есть союзники, но их совсем не имеет французская Республика.

Друзья и враги непременно придут к согласию, дабы даровать Франции Короля. Часто ссылаются на успех английской Революции в прошлом веке; но сколько здесь различий! В Англии Монархия не была свергнута. Исчез один только Монарх, уступив место другому. Тот же самый род Стюартов оказался на престоле; и новый Король из этой династии унаследовал свои права. Этот Король самолично явил себя как государь, черпавший всю свою мощь в опоре на королевский Дом и фамильные узы. Правление Англии не представляло никакой опасности для других: там была Монархия, как и до революции; и Якову II[231] не хватило лишь малого, чтобы удержать свой скипетр: если бы он был чуть удачливее или, по крайней мере, чуть искуснее, он оставил бы престол за собой; и хотя Англия имела короля; хотя религиозные предубеждения[232] смешались с предрассудками политическими, чтобы исключить претендента на престол; хотя само [островное] положение этого королевства защищало его от вторжения; все же вплоть до середины нашего века опасность повторения революции висела над Англией. Все решилось, мы знаем, благодаря битве при Каллодене.[233]

Во Франции, напротив, образ правления не является монархическим; он даже враждебен всем окружающим ее монархиям; и главенствует в ней отнюдь не государь, а если когда-нибудь на государство нападут, нет признаков того, что зарубежные родичи (стр.150 >)пентархов[234] подымут войска ради их защиты. Значит, во Франции сохранится привычная угроза гражданской войны, и у этой угрозы останутся две постоянные причины: придется непрестанно опасаться справедливых претензий Бурбонов на свои права и коварной политики других держав, которые способны попытаться навязать стране Короля из другой династии. Если на троне Франции будет законный Суверен, ни один государь во вселенной не сможет и мечтать об овладении им; но когда трон пуст, то все королевские честолюбия могут страстно стремиться завладеть им и сталкиваться ради этого друг с другом. Впрочем, властью в силах овладеть валкий, если она валяется в пыли. При законном правительстве бесчисленные прожекты исключены; однако при ложной суверенности любой замысел — не химера; все страсти бушуют и у всех есть почва для надежды. Малодушные, отвергающие Короля из-за страха гражданской войны, для нее и готовят горючий материал. Именно потому, что они безрассудно хотят покоя и конституции, они не получат ни покоя, ни конституции. Для Франции, в ее сегодняшнем состоянии, совершенно нет полной безопасности. Только Король, и Король законный, подняв с высоты своего трона скипетр Карла Великого, может погасить и усмирить всякую ненависть, расстроить любые зловещие замыслы, оценить все честолюбия, расставляя людей по местам, успокоить возбужденные умы и мгновенно создать вокруг власти ту магическую ограду, которая по-настоящему обороняет ее.

Еще одно соображение должно постоянно учитываться теми Французами, которые принадлежат к нынешним власть имущим и сама позиция которых могла бы повлиять на восстановление Монархии. Даже наиболее уважаемые из этих людей отнюдь не (стр.151 >) должны забывать о том, что рано или поздно сама сила вещей не удержит их на месте: что время течет и слава — вместе с ним. Та слава, которой они могут гордиться, познается в сравнении: они прекратили массовые истребления. Они постарались осушить слезы Нации: они блистают, поскольку пришли на место самых отъявленных негодяев, когда-либо осквернявших землю. Но когда благодаря сотне слившихся воедино причин престол восстановится, амнистия, в силу самого понятия, будет предназначена им; и их имена, навеки безвестные, окажутся погребенными в забвении. Значит, пусть они никогда не будут терять из виду тот бессмертный венец, который окружит имена восстановителей Монархии. Любое народное возмущение против знати всегда приводит только к созданию нового дворянства; мы уже видим, как будут складываться эти новые роды, прославление которых ускорят обстоятельства, и они с самой колыбели смогут претендовать на все.

II. — Национальное имущество

Французов также запугивают возвращением национального имущества; Короля обвиняют в том, что он не осмелился коснуться в своем обращении[235] этого деликатного предмета. Можно было бы сказать весьма значительной части Нации: а вам-то что до этого за дело? и это было бы, возможно, неплохое возражение. Но чтобы не выглядеть человеком, уклоняющимся от трудностей, лучше отметить, что очевидный интерес Франции касательно национального имущества, в целом, и даже вполне понятный интерес приобретателей этого имущества, в частности, согласуются с восстановлением Монархии. Разбой по отношению к (стр.152 >)национальному имуществу потрясает даже самый грубый ум. Никто не верит в законность его приобретений; и даже тот, кто самым высокопарным образом витийствует по данному поводу, опираясь на сегодняшнее законодательство, — торопится это имущество перепродать, дабы обеспечить себе барыши. Этим имуществом не осмеливаются пользоваться во всей его полноте, и чем больше будут успокаиваться умы, тем меньше люди осмелятся тратиться ради сохранения этих ценностей. Здания разрушатся, долгое время никто не осмелится возводить новые; ссуды будут очень малыми; капитал Франции придет в значительный упадок. Уже произошло много бед в таком роде; и те, кто были способны поразмыслить над злоупотреблениями декретов, должны понять, чем является декрет, под который подпадает третья, возможно, часть самого могущественного королевства Европы.

Законодатели очень часто рисовали поражающие воображение картины плачевного состояния этого имущества. Зло постоянно будет увеличиваться, вплоть до того момента, когда в общественном сознании не останется сомнений относительно надежности этих приобретений; но какой взор может увидеть сие время?

Не говорю уже о том, что для владельцев этого имущества опасность исходит прежде всего от правительства. Не стоит заблуждаться — ему отнюдь не безразлично, где поживиться: даже самый несправедливый не желает большего, наполняя свои сундуки, чтобы как можно меньше обзавестись врагами. Между тем известно, при каких условиях совершались приобретения; известно, какими бесчестными махинациями, какими скандальными agio[236] они сопровождались. Изначальная и продолжающаяся порочность подобного приобретательства впечатлила всех; таким образом, (стр.153 >) французское правительство не может не знать, что если оно будет душить налогами этих стяжателей, то общественное мнение окажется на его стороне, а действия правительства сочтут несправедливыми только сами приобретатели; впрочем, при народном правлении, даже законном, стыд глаза не ест из-за несправедливости; можно только прикинуть, каковой она будет во Франции, где правительство, переменчивое, как и сами люди, и лишенное лица, никогда не отказывалось вернуться к своим деяниям, дабы переделать то, что уже было сделано.

Значит, покусится оно и на имущество, при первой же возможности. Опираясь на общественное мнение и (о чем не следует забывать) на зависть всех тех, кто не обладает и толикой национального имущества, правительство станет терзать его обладателей или новыми распродажами, по неким образом измененным правилам, или общим судебным пересмотром сделок с повышением их цены, или чрезвычайными налогами; одним словом, обладатели [имущества] никогда не будут в покое.

Но все устойчиво при устойчивом правлении; отсюда следует, что восстановление Монархии — в интересах даже приобретателей национального имущества, они будут знать, с чем имеют дело. Кстати, дурно, что Короля упрекали за неясность высказываний на этот счет в его обращении: если бы он высказался пояснее, то поступил бы весьма опрометчиво. Когда придет нужное время, принятие закона по данному поводу не станет, возможно, сложным делом для законодателя.[237]

Здесь самое время припомнить то, о чем я говорил в предыдущей главе: расчеты того или иного класса лиц вовсе не остановят контр-революцию. Все, что я намереваюсь доказать, это важность того, чтобы горстка людей, способных повлиять на такое великое (стр.154 >) событие, не ожидала бы часа, когда злоупотребления, собранные воедино анархией, сделают контр-революцию неминуемой, а приход ее — внезапным; ибо чем большей окажется надобность в Короле, тем труднее должна быть судьба выигравших от Революции.

III. — Возмездия

Второй жупел, которым пользуются, дабы заставить Французов страшиться возвращения их Короля, — грядущие с его приходом возмездия.

Это возражение, равно как и другие, выдвигается умниками, которые сами в него отнюдь не верят; тем не менее, его было бы полезно обсудить, имея в виду людей честных, считающих его обоснованным.

Многие сочинители-роялисты отвергли как оскорбительную эту жажду мести, приписываемую их партии; один выскажется от имени всех: я привожу его слова к удовлетворению как собственному, так и моих читателей. Меня не обвинят в том, что я выбрал его среди холодных роялистов.

«Самых страшных возмездий следует бояться при господстве незаконной власти; ибо кто имел бы право их пресекать? Жертва не может призвать к себе на помощь ни авторитет законов, которые отсутствуют, ни правительство, являющееся только плодом преступлений и узурпации.

Совсем иначе обстоит дело при правлении, опирающемся на освященную, старинную, законную основу. У него есть право приглушить даже самую справедливую месть и сразу же наказать мечом законов любого, кто естественное чувство поставит выше своего долга.

Единственно законное правительство имеет право объявлять амнистию и обладает средствами, обеспечивающими ее применение.

Значит, доказано, что самый безукоризненный, самый искренний из роялистов, претерпевший самый тяжкий ущерб в лице своих родных и в своей (стр.155 >)собственности, должен быть приговорен к смерти законным правительством, если осмелится самолично мстить своим обидчикам в то время, как Король предписал ему простить их.

Следовательно, только при правлении, опирающемся на наши законы, может быть объявлена и строго соблюдена амнистия.

О, вне сомнения, легко было бы обсуждать, где пределы права короля применить амнистию. Исключения, которые предписаны ему первейшим его долгом, очевидны. Всякий, обагренный кровью Людовика XVI, может ждать прощения только от Бога; но кто осмелится уверенной рукой начертать пределы, где должны остановиться амнистия и милосердие Короля? Мое сердце и перо тоже отказываются это сделать. Если кто-нибудь осмелится когда-либо высказаться на сей счет, так несомненно, то будет редчайший и, возможно, единственный человек, если он существует, который ни разу не согрешил в ходе этой ужасной Революции и чье сердце, столь же чистое, как и дела, никогда не нуждались в милосердии».[238]

Разум и чувство не могли бы высказаться с большим благородством. Остается только пожалеть человека, который не увидел бы в этих строках печати убежденности.

Десятью месяцами после написания этих строк Король высказал в своем обращении столь известные и достойные того слова: Кто осмелился бы мстить, когда Король прощает?

Он исключил из амнистии только тех, кто проголосовал за смерть Людовика XVI, их сообщников, прямых и непосредственных орудий его казни, членов Революционного трибунала, отправивших на эшафот Королеву и Мадам Елизавету. Стремясь даже сократить (стр.156 >) круг людей, предаваемых проклятию, Король, насколько то позволили ему совесть и честь, не причислил к отцеубийцам тех из законодателей, о ком позволительно было думать, что они связались с погубителями Людовика XVI только потому, что пытались его спасти.

Даже по отношению к тем чудовищам, чьи имена у будущности вызовут лишь ужас, Король ограничился заявлением, показавшим как его сдержанность, так и справедливость, — о том, что вся Франция призовет на их головы меч правосудия.

Этой фразой он вовсе не лишил себя права помилования в частных случаях: виновным надлежит знать, что они могут положить на чашу весов, дабы уравновесить их преступление. Монк воспользовался рукой Инголеби, чтобы остановить Ламберта. Можно сделать еще лучше, чем сделал Инголсби.[239]

Я добавлю еще, и вовсе не для того, чтобы смягчить праведный ужас, который вызывают убийцы Людовика XVI: перед Судом Божиим не все в равной степени виновны. В морали, как и в физике, сила брожения соразмерна массе, находящейся в брожении. Семьдесят судей Карла I[240] гораздо больше были (стр.157 >)подвластны собственному мнению, нежели судьи Людовика XVI. Среди этих последних были, очевидно, преступники, действовавшие совершенно умышленно, ненависть к которым не может быть чрезмерной; но эти главные преступники обладали искусством нагнетать такой ужас, производить на менее крепкие умы такое впечатление, что многие депутаты, а я в том немало не сомневаюсь, лишались отчасти своей свободной воли. Трудно составить себе отчетливое представление о том непостижимом и сверхъестественном безумии, охватившем собрание во время суда над Людовиком XVI. Я убежден, что многим из преступников, вспоминающим то мрачное время, кажется, что им приснился страшный сон; что они уже сомневаются в совершенном ими и что они могут объяснить себе содеянное еще в меньшей мере, чем мы.

Эти преступники, раздосадованные и пораженные своей раздосадованностью, должны были бы постараться обрести покой в душе.

Более того, это касается только их самих, ибо Нация показала бы себя довольно подло, если бы посчитала неуместным для контр-революции наказание подобных людей; однако тем, кто поддастся такой слабости, можно напомнить, что Провидение уже начало карать виновных. Более шестидесяти цареубийц из числа самых преступных погибли насильственной смертью; несомненно, и другие также погибнут или покинут Европу до того, как Франция обретет Короля; и очень малая их часть попадет в руки правосудия.

Французы, которых совершенно не беспокоит судебное отмщение, так же точно должны успокоиться и относительно личной мести. Против нее высказано самое торжественное возражение: им дал слово Король; и им непозволительно страшиться.

Но поскольку нужно обращаться ко всем умам и предвидеть все возражения, поскольку нужно ответить даже тем, кто вовсе не верит в честь и в (стр.158 >)убеждения, то следует доказать, что личная месть невозможна.

У самого могущественного суверена только две руки. Его сила заключена лишь в используемых им орудиях и в подчиняющемся ему общественном мнении. И хотя очевидно, что после предполагаемой реставрации Король будет стараться только прощать, вообразим — если предполагать наихудшее — полностью противоположную ситуацию. Как отнеслись бы к тому, что он прибегнет к произвольным отмщениям? Была бы французская армия — в том состоянии, в каком мы ее знаем, — достаточно гибким инструментом в его руках? Невежеству и злонамеренности нравится представлять этого будущего короля как некоего Людовика XIV, который, наподобие гомерового Юпитера, должен был лишь нахмурить брови, чтобы потрясти Францию. Едва ли стоит доказывать, сколь ложно это предположение. Власть суверенитета целиком покоится на морали. Приказы суверенности тщетны, если эта власть не для морали; и нужно обладать властью во всей полноте, чтобы выходить за ее пределы. Король Франции, поднявшись на престол своих предков, наверняка не проявит желание начать с превышений власти; а если у него такое намерение и появится, оно окажется тщетным, ибо Король не будет обладать достаточной силой, чтобы осуществить его. Красный колпак, коснувшись королевского чела, стер с него следы миропомазания;[241] очарование исчезло, а продолжительные профанации разрушили божественное владычество укоренившихся национальных пристрастий; и еще долго, пока холодный рассудок будет сгибать спины, умы останутся возбужденными. Делают вид, что боятся, дабы новый король Франции не свирепствовал бы над своими врагами: (стр.159 >) несчастный! сможет ли он хотя бы отблагодарить своих друзей?[242]

Значит, у Французов есть две безусловных гарантии против предполагаемого возмездия, которым их пугают: интерес Короля и его бессилие.[243]

Возвращение эмигрантов предоставляет противникам Монархии еще один неистощимый сюжет для воображаемых опасений. Важно развеять такие видения.

Первое, что следует заметить, — существуют предположения, истинность которых зависит от времени; однако их привыкают повторять долго после того, как само время сделало их ложными и даже смешными. Партия приверженцев Революции могла опасаться возвращения эмигрантов лишь малое время после закона о лишении их всех прав: я вовсе не утверждаю, что они были правы, но что с того? Это полностью бессмысленный вопрос, которым вообще нет нужды задаваться. Речь идет о том, представляет ли в настоящий момент какую-либо опасность для Франции возвращение эмигрантов.

Дворянство направило 284 депутата в состав прискорбной памяти Генеральных Штатов, которые и совершили все то, что мы видели. По результатам изучения различных округов, на одного депутата нигде не приходилось более 80 избирателей. Отнюдь не исключено, что в некоторых округах их было больше, но (стр.160 >) нужно также учитывать людей, подававших свой голос более чем в одном округе.

Все это хорошенько взвесив, можно оценить в 25000 число глав знатных родов, которые послали своих представителей в Генеральные Штаты, и умножив их на 5, то есть на обычный средний состав каждого рода, мы получим 125000 дворян. Пусть даже 130000 — по высшей планке;[244] отнимем женщин, остаются 65000. Теперь вычтем из этого числа: 1) никуда не выезжавших дворян; 2) тех, кто уже вернулся; 3) стариков; 4) детей; 5) больных; 6) священников; 7) всех, кто погиб в войну, казнен или просто умер от естественных причин: останется число, которое трудно с точностью определить, но которое, с любой точки зрения, не способно встревожить Францию.

Государь, достойный своего имени,[245] ведет в бой 5000 или самое большее 6000 человек, и это войско, далеко не полностью состоящее из одних только дворян, представило доказательства великолепного мужества при служении под иноземными знаменами; но если его разобщить, оно исчезло бы. Наконец, ясно, что в военном отношении эмигранты — ничто и не способны ни на что.

Но есть и еще одно соображение, ближе соотносящееся с духом этого труда и заслуживающее своего развития.

В мире нет ничего случайного, и даже в каком-то смысле вовсе нет и беспорядка — ибо беспорядком управляет суверенная рука, которая подчиняет его правилу и заставляет двигаться к цели.

Революция — всего лишь политическое движение, которое должно через определенное время привести к определенным следствиям. Это движение имеет свои законы; внимательно наблюдая за этими законами на (стр.161 >) протяжении известного времени, можно выстроить вполне очевидные предположения на будущее. Так, один из законов французской Революции заключается в том, что эмигранты могут атаковать ее только на свое несчастье и что они полностью исключены из любого свершающегося действа.

Со времен первых химер контр-революции до такого навеки плачевного предприятия, как Киберон, они ничего не содеяли, что принесло бы им успех и что не обернулось бы на деле против них самих. Они не только неудачливы, но все предпринимаемое ими носит такую печать бессилия и ничтожества, что общественное мнение, в конце концов, привыкло рассматривать их как людей, упрямствующих в защите запрещенной партии; это ввергает их в такую опалу, что даже их друзья ее замечают.

И эта опала мало удивит людей, полагающих, что французская Революция основной своей причиной имеет моральное падение Дворянства.

Г-н де Сен-Пьер в своих Исследованиях природы как-то заметил: если сравнить лица французских дворян с лицами их предков, черты которых запечатлели для нас живопись и скульптура, то воочию видно, что эти роды пришли в упадок.[246]

Здесь ему можно верить больше, чем там, где он высказывается о полярных эффузиях и об очертаниях Земли.[247]

В каждом государстве есть определенное число родов, которые можно было бы поименовать со-царственными даже в монархиях; ибо дворянство при подобном правлении есть не что иное, как продолжение (стр.162 >) суверенности. Эти роды — хранители священного огня; он угасает, когда они утрачивают чистоту.

Вопрос в том, можно ли эти роды, в случае их угасания, заместить другими. Не стоит, по крайней мере, верить, если говорить точно, что государи способны раздавать благородство. Бывают новые роды, которые, так сказать, врываются в государственное управление и избавляются самым удивительным образом от всеуравнительности, возвышаются над другими, как семенные деревья над лесной порослью. Суверены могут давать санкцию этим естественным облагороживаниям; вот к чему сводится их власть. Если они будут противиться слишком большому числу таких облагороживаний, либо если Суверены будут слишком много раздавать их по своему усмотрению, то они будут действовать ради разрушения своих государств.

Ненастоящая знать была одной из главных язв Франции: другие, менее блестящие, державы от нее устали и обесчестились, ожидают новых бедствий.

Современная философия, так любящая говорить о случае, чаще всего говорит о случайности рождения, это одна из ее излюбленных тем. Но в рождении не более случайности, чем в других явлениях: есть знатные роды, равно как и роды суверенов. Может ли человек стать сувереном? Самое большее — он способен служить орудием смещения суверена и передачи его владений другому суверену, уже являющемуся государем.[248] В конце концов, никогда не существовало рода суверенов, которому можно было бы приписать плебейское происхождение: если такой феномен возник бы, это оставило бы неизгладимый след в мире.[249] (стр.163 >)

Сохранить пропорции — в этом одинаково нуждаются как дворянство, так и суверенность. Особо не вникая в подробности, ограничимся тем наблюдением, что если дворянство отрекается от национальных догматов, государство погибло.[250]

Роль, сыгранная некоторыми дворянами во французской Революции, в тысячу раз более, я не скажу страшна, но более ужасна, чем все другие события этой революции.

Не было более ужасного, более решающего знамения, чем тот чудовищный приговор, который вынесли они французской Монархии.

Возможно, спросят, что общего эти грехи могут иметь с эмигрантами, которые их ненавидят? Я отвечу, что индивиды, образующие Нации, семьи, даже политические организмы, связаны взаимными обязательствами: это факт. Я отвечу далее, что причины страданий эмигрировавшего дворянства гораздо старее самой эмиграции. Замечаемые нами различия между теми или иными французскими дворянами при взгляде на них Господа сводятся к разнице в широте и долготе их нахождения; а люди бывают тем, чем они должны быть, отнюдь не потому, что находятся здесь, а не там; и не всякий, взывающий: Господи! Господи! взойдет в Царствие небесное. Люди могут судить (стр.164 >) только по внешности; а ведь иному дворянину в Кобленце совесть, вероятно, может сделать упреки гораздо более тяжелые, чем какому-либо дворянину с левых скамей в собрании, назвавшем себя учредительным. Наконец, французскому дворянству единственно себя следует винить во всех своих несчастьях; и когда оно в этом достаточно убедится, то сделает большой шаг. Более или менее многочисленные исключения достойны уважения всего мира; но можно говорить только в общем. Сегодня несчастное дворянство, которое может претерпевать лишь затмение, должно склонить голову и безропотно покориться. Однажды этой знати придется добровольно обнять детей, которых она нисколько сама не вынашивала, в ожидании этого она не должна больше предпринимать усилий извне; быть может, даже следовало бы пожелать, чтобы ее никогда больше не видели в угрожающей позиции. Во всяком случае, эмиграция совершила ошибку, но не провинность: ее самая большая часть верила, что следует [законам] чести.

Numen abire jubet; prohibent discedere leges.[251]

Бог должен здесь одолеть.

Можно было бы еще много порассуждать по этому поводу, но ограничимся тем, что фактически очевидно. Эмигранты не могут [сделать] ничего; следовало бы даже добавить, что они суть никто. Ибо каждодневно их число уменьшается, и не по воле правительства, а согласно тому неизменному закону французской Революции, который требует, чтобы все происходило вопреки людям и вопреки всем вероятностям.

Затянувшиеся несчастья смягчили эмигрантов; с каждым днем они сближаются с согражданами; горечь исчезает; и с той, и с другой стороны начинают вновь вспоминать об общей родине; рука протягивается к (стр.165 >) руке и даже на поле брани брат узнает брата. Странное смешение,[252] с некоторых пор наблюдаемое нами, совершенно не имеет видимых причин, ибо законы остаются теми же; но оно тем не менее все-таки реально. Так, установлено, что эмигранты по своей численности ничего из себя не представляют; что они — ничто по силе и что вскоре они станут ничем по ненависти.

Что же касается более сильных страстей горстки людей, то на них можно не обращать внимания.

Но есть еще одно важное соображение, о котором я не должен был бы умолчать. Обычно ссылаются на некоторые неосторожные высказывания, вырвавшиеся из уст людей молодых, опрометчивых или ожесточенных несчастиями, чтобы пугать Французов их возвращением. Если, возражая, мне будут делать такие допущения, я соглашусь, что эти высказывания действительно возвещают о твердых намерениях: но верится ли в то, что они были бы в состоянии осуществиться после восстановления Монархии. Тот, кто в это поверил, сильно ошибся бы. В час, когда будет восстановлено законное правление, у таких людей достанет сил лишь для повиновения. Анархия нуждается в мести; порядок строжайше исключает ее; человек, который в указанный час будет единственно твердить о наказании, окажется перед обстоятельствами, принуждающими его желать лишь того, чего требует закон; и даже ради собственных интересов он будет миролюбивым гражданином, оставляя отмщение правосудию. Всегда обманываются одним и тем же софизмом: если какая-то партия в пору своего господства свирепствовала, значит, противостоящая ей партия тоже (стр.166 >) будет свирепствовать, когда возьмет верх. Нет ничего более ложного. Прежде всего, этот софизм предполагает наличие одинакового числа пороков у обеих сторон; но это совершенно не так. Не настаивая особенно на добродетелях роялистов, по крайней мере я уверен, что меня поддержат все добропорядочные люди на свете, если я просто скажу: этих добродетелей на стороне Республики меньше. К тому же сами по себе пристрастия без добродетелей убедят Францию, что она не может претерпеть от роялистов ничего подобного тому, что ей пришлось испытать от их врагов.

Предшествующий опыт способен успокоить Французов в этом отношении; они имели не одну возможность увидеть, что партия, принявшая столь много страданий от своих врагов, не смогла мстить за это, когда они оказались в ее власти. Наделавшие столько шума несколько актов мести — лишнее доказательство этому предположению; ибо люди уже поняли, что лишь скандальнейший отказ в правосудии смог бы повлечь за собой эти отмщения и что никто не взялся бы вершить суд, если бы правительство смогло или захотело взять его на себя.

Кроме того, совершенно очевидно, что в самых настоятельных интересах Короля воспрепятствовать мести. И избавление от пороков анархии совершается отнюдь не из желания вернуть ее. Одна только мысль о насилии заставит Короля побледнеть, и месть окажется единственным преступлением, которое он будет не вправе простить.

Вообще, Франция достаточно утомлена судорогами и ужасами. Она не желает более крови; и поскольку общественное мнение [уже] сегодня имеет довольно силы, чтобы подавить любую партию, которая бы возжелала крови, то можно представить мощь этого мнения тогда, когда на его стороне будет правительство. После столь продолжительных и столь страшных (стр.167 >) злоключений Французы с радостью отдадутся в руки Монархии. Любое покушение на этот покой было бы настоящим преступлением против нации, кара за которое, возможно, наступила бы еще до суда.

Эти доводы настолько убедительны, что никому не удастся ими пренебречь; в равной мере не следует давать себя одурачивать писаниями, где, как мы видим, лицемерная филантропия умалчивает о том, что ужасы Революции уже осуждены, и подробно описывает ее бесчинства ради того, чтобы доказать необходимость предупредить вторую революцию. На деле они осуждают эту Революцию только для того, чтобы не навлечь на себя всеобщий гнев; но они ее любят, как любят совершивших ее и ее плоды, и из всех порожденных Революцией злодеяний эти люди осуждают только те, без которых она могла бы обойтись. И нет ни одного из таких писаний, где не было бы очевидных доказательств того, что их авторы испытывают приязнь к партии, которую осуждают из чувства стыда.

Таким образом, Французов, которых вечно обманывали, в этом случае дурачат более чем когда-либо. Они боятся за себя вообще, но им же нечего опасаться; и они жертвуют своим счастьем ради удовольствия нескольких негодяев.

И если самые очевидные положения не могут убедить Французов, и если они еще не способны сами утвердить в себе веру в то, что Провидение есть страж порядка и что отнюдь не равнозначно — действовать ли вопреки ему или же согласно с ним; постараемся, по крайней мере, вообразить то, что сотворит Провидение, отталкиваясь от уже им свершенного; и если рассудительность лишь вскользь касается наших умов, доверимся хотя бы истории, которая и есть экспериментальная политика. В прошлом веке Англия явила примерно такое же зрелище, как Франция — в нынешнем. Фанатизм свободы, подогретый религиозным (стр.168 >)фанатизмом, обуял там души гораздо глубже, нежели во Франции, где культ свободы опирается на пустоту. Вообще, какое несходство в характере обеих наций и в характере действующих лиц, сыгравших свою роль на обеих сценах! Где французские Кромвели, я уже не говорю о Гемденах?[253] И однако, разве восстановление Монархии в Англии — несмотря на яростный фанатизм республиканцев, на твердую расчетливость национального характера, на весьма основательные заблуждения многих виновников и особенно армии вызвало распри, подобные тем, которые породила там ранее цареубийственная революция? Пускай нам покажут чудовищную месть роялистов. Властью закона несколько цареубийц были покараны смертью; в остальном же не было ни сражений, ни отмщений частными лицами. Возвращение Короля сопровождалось лишь радостными возгласами, отозвавшимися по всей Англии; все противники обнялись. Король, пораженный увиденным и растроганный, воскликнул: Не моя ли в том вина, что я столь долго был отвергнут таким добрым народом! Знаменитый граф Кларендон,[254] одновременно свидетель и историк этих великих событий, рассказал нам, что неведомо куда делся тот народ, который совершил столько бесчинств и столь долго лишал Короля счастья править такими превосходными подданными.

Иными словами, этот народ более сам себя не признавал в том народе. Лучше не скажешь. (стр.169 >)

Но чем же было вызвано это великое изменение? Ничем или, точнее сказать, ничем видимым: годом раньше никто не считал его возможным. Неизвестно даже, было ли оно вызвано каким-либо роялистом; ибо это неразрешимая задача — узнать, когда именно Монк стал добросовестно служить Монархии.

Были ли, по крайней мере, роялисты той силой, которая заставила противостоящую партию принять Монархию? Никоим образом: у Монка было лишь шесть тысяч человек; у республиканцев — в пять или шесть раз больше; они занимали все должности, и в военном отношении все королевство находилось под их властью. Но Монку ни разу не понадобилось вступить в сражение; все свершилось без усилий, как по волшебству: так же будет и во Франции. Возвращение к порядку не может являться болезненным, ибо оно будет естественным и ему будет благоприятствовать сокровенная сила, чье деяние всё есть творение. Увидят ровно противоположное тому, что видели. Вместо этих жестоких потрясений, этих болезненных распрей, этих вечных, приводящих в отчаянье, колебаний, некоторая устойчивость, неизъяснимый покой, всеобщее облегчение, возвещающие о присутствии суверенности. Не будет больше потрясений, насилий, даже казней, за исключением тех, которые одобрит истинная Нация; к самому преступлению и к узурпации будут подходить со взвешенной строгостью, при умеренном правосудии, которое свойственно только законной власти. Король коснется ран государства осторожной и отеческой рукой. Наконец, вот великая истина, которой еще не слишком прониклись Французы: восстановление Монархии, называемое контр-революцией, отнюдь не будет революцией противоположной, но явится противоположностью Революции.

Глава одиннадцатая.

ОТРЫВОК ИЗ «ИСТОРИИ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ» ДЭВИДА ЮМА[255].

Eadem mutata resurgo[256]

(стр.170 >)…Долгий парламент торжественно поклялся, что не может быть распущенным, с. 181. Чтобы утвердить свое могущество, он постоянно воздействовал на дух народа: то он возбуждал умы коварными посланиями, с. 176, то приказывал присылать в свой адрес из всех частей королевства петиции революционного толка, с. 133. Злоупотребления прессы достигли предела; многочисленные клубы устраивали повсюду шумные беспорядки; фанатизм выражался на своем особом языке; то был жаргон, изобретенный исступлением и лицемерием времени, с. 131. Всеобщей манией стало поношение прошлых злоупотреблений, с. 129. Одно за другим были уничтожены все старые учреждения, с. 125, 188, Билль о self-deniance[257] и «Newmodel»[258] (стр.171 >) полностью дезорганизовали армию, придав ей новую форму и новый состав, что заставило множество старых офицеров возвратить свои патенты, с. 13. Все преступления были отнесены на счет роялистов, с. 148; искусство обманывать и устрашать народ было доведено до такого совершенства, что его заставили поверить, будто роялисты заминировали Темзу, с. 177. Никакого Короля! Никакой знати! Всеобщее равенство! — так возглашалось повсеместно, с. 87. Но в гуще народного возбуждения можно было выделить крайнюю секту индепендентов, которой удалось в конце концов завладеть Долгим парламентом, с. 374.

Добрая воля Короля была бессильна перед такой бурей. Даже уступки, сделанные им своему народу, были оклеветаны как не шедшие от чистого сердца, с. 186.

Всем этим мятежники предваряли приготовления к погибели Карла I; но простое умерщвление его не входило в их расчеты; сие злодеяние было бы недостаточно национальным. Позор и опасность возмездия легли бы только на убийц. Следовало, значит, замыслить другое; нужно было удивить весь мир небывалой процедурой, вырядиться в тогу правосудия и прикрыть жестокость дерзостью; одним словом, нужно было, возбудив в народе фанатизм понятиями совершенного равенства, обеспечить повиновение большого числа людей и исподтишка сколотить всеобщую коалицию против Королевской власти, том 10, с. 91.

Уничижение Монархии предварило смерть Короля. Этот государь фактически лишился трона, а английская конституция была расстроена (в 1648 году) биллем оnon-adresse, который отделил его от конституции.[259] (стр.172 >)

Вскоре о Короле стали распространять самые чудовищные и нелепые измышления, чтобы истребить то уважение, которое есть охранная грамота престолов. Мятежники не пренебрегли ничем, дабы запятнать его репутацию; они обвинили Короля в том, что он-де раздавал должности врагам Англии, заставлял проливать кровь своих подданных. Именно путем клеветы они подготовляли насилие, с. 94.

Во время заточения короля в замке Кэрисборн узурпаторы власти постарались обрушить на голову несчастного государя все мыслимые жестокости. Он был лишен своих слуг; ему полностью запретили общаться со своими друзьями: никакого общества, никаких развлечений, которые бы смягчили меланхолию его дум, Королю не было позволено. Каждый миг он ждал, что его убьют или отравят;[260] ибо о судебном разбирательстве он даже не помышлял, с. 59 и 95.

Когда король жестоко страдал в своей темнице, по наущению Парламента распространялись слухи, что ему якобы там очень хорошо и что он находится в превосходном настроении, там же.[261]

Главным источником, из которого Король черпал все утешение посреди угнетавших его злосчастий, была, вне сомнения, религия. В характере этого государя не было ничего злого, ни сурового, ничего такого, что заставляло бы его озлобляться на своих врагов или тревожиться о своем будущем. В то время как все окружавшее его носило печать враждебности; в то время как его семья, родственники, друзья были отделены от него или были бессильны ему помочь, он с доверием отдался в руки великого Существа, чье могущество пронизывает и поддерживает весь мир и чьи (стр.173 >) кары, воспринимаемые со смирением и любовью, казались королю самым явным залогом награды на все времена, с. 95 и 96.

Судейские чиновники дурно повели себя в данных обстоятельствах; Брэдшоу, принадлежавший к этому сословию, не постыдился председательствовать в трибунале, приговорившем короля; а Кок выступал государственным обвинителем от имени народа, с. 123. Трибунал состоял из офицеров взбунтовавшейся армии, членов нижней палаты и лондонских буржуа; почти все были низкого происхождения, с. 123.

Карл не сомневался в своей гибели; он знал, что короля редко лишают престола, не умертвив; но он более предполагал простое убийство, чем торжественный судебный приговор, с. 122.

Будучи заключен в тюрьму, он уже лишился трона: ему отказали во всех почестях, соответствующих его достоинству, и окружавшие его люди получили приказ обращаться с ним без малейших знаков уважения, с. 122. Вскоре он привык сносить фамильярности и даже наглые выходки этих людей, равно как и свыкся с другими несчастиями, с. 123.

Судьи короля именовали себя Представителями народа, с. 124. От имени народа… — принцип, общий для всякой законной власти, с. 127; и в обвинительном заключении значилось: Злоупотребляя доверенной ему ограниченной властью, он предательски и коварно старался установить неограниченную тираническую власть на развалинах свободы.

После зачтения этого акта председатель объявил Королю, что он может говорить. Карл проявил в своих ответах немало ума и силы духа, с. 125. И все согласились, что поведение Короля в этой последней сцене его жизни делает честь его памяти, с. 127. Непреклонный и бесстрашный, он все свои ответы излагал с величайшей ясностью и с самой высочайшей точностью мысли и выражения, с. 128. Упражнявшаяся (стр.174 >) на нем несправедливая власть не смогла вывести его, всегда мягкого и всегда ровного, за рамки сдержанности. Без усилий и позерства его душа, казалось, была в своем обычном состоянии и созерцала с презрением потуги человеческой несправедливости и злобы, с. 128.

Народ же в целом пребывал в том безмолвии, которое возникает, когда подавляют в себе сильное чувство; но солдаты, прельщенные всевозможными посулами, в конце концов дошли до такого злобного исступления, что рассматривали как знак отличия участие в страшном преступлении, которым они себя запятнали, с. 130.

Исполнение приговора Королю отсрочили на три дня; он провел это время спокойно, употребив его по большей части на чтение и на набожные занятия: ему разрешили увидеться со своей семьей, которая получила от него превосходные советы и великие знаки привязанности, с. 130. Он, как обычно, мирно спал ночью накануне своей казни. Утром рокового дня он пробудился очень рано и особенно тщательно оделся, с. 131. Священник, обладавший таким же спокойным характером и твердым мужеством, которые отличали короля, помогал ему в последние мгновения его жизни, с. 132.

Эшафот с намерением был размещен напротив дворца, дабы ярче показать победу народного правосудия над королевским величеством. Когда король взошел на помост, его окружало столь великое множество вооруженных людей, что он не смог питать надежду быть услышанным народом, и ему пришлось обратить свои последние слова к небольшому числу находившихся вокруг него лиц. Он простил своих врагов, он никого не обвинил; он высказал пожелания своему народу. Сир, сказал ему сопровождавший его священник, еще один шаг! он труден, но короток, и он должен привести вас на небеса. — Я иду, — ответил (стр.175 >) Король, — сменить тленную корону на нетленный венец и на вечное блаженство.

Одним ударом голова была отделена от тела. Палач показал ее, всю искровавленную, народу, громко воскликнув: Вот голова предателя!, с. 132 и 133.

Этот государь скорее заслуживал титул доброго, чем великого. Порою он рассматривал дела, слабо сопротивляясь суждениям людей, менее способных, чем он сам. Он более был пригоден возглавлять мирное и упорядоченное правительство, чем отражать наскоки народного собрания или уклоняться от них, с. 136; но если у него и не хватало отваги действовать, то всегда доставало мужества страдать. К своему несчастью, он родился в трудные времена, и если ему недоставало искусства выходить из стеснительных положений, легко его извинить, поскольку даже задним числом, когда обычно легко подмечают все ошибки, очень трудно определить, как же именно следовало бы ему действовать, с. 137. Оставленному без поддержки под ударами самых злобных и самых беспощадных страстей, ему никогда не удавалось, при малейшем своем промахе, не навлекать на себя самых гибельных последствий; трудность подобных положений превосходит силы самого великого таланта, с. 137.

Было поползновение усомниться в его добросовестности, но наискрупулезнейшее исследование его поведения, которое сегодня великолепно известно, полностью отвергает это обвинение; напротив, если оценить все крайне затруднительные обстоятельства, в которых он оказывался, если сравнить поведение Короля с его же заявлениями, то вынуждены будут признать, что честь и порядочность являлись наиболее выдающимися чертами его личности, с. 137.

Смерть Короля была печатью на деле разрушения Монархии. Ее уничтожил чрезвычайный декрет законодательного корпуса. Выгравирована была государственная печать с девизом: ПЕРВЫЙ ГОД СВОБОДЫ. (стр.176 >) Изменились все формы, и имя Короля исчезло отовсюду, будучи заменено именами Представителей народа, с. 142. Королевский банк стал называться Национальным банком. Статуя Короля на Бирже была ниспровергнута, а на ее пьедестале высекли такие слова: Exiit tyrannus regum ultimus.[262]

Карл, умирая, оставил своим подданным образ самого себя[263] в знаменитом сочинении — шедевре изящества, искренности и простоты. Сие произведение, излучающее лишь любовь, нежность и человечность, произвело глубочайшее впечатление на умы. Некоторые даже стали полагать, будто бы именно ему нужно было приписать восстановление Монархии, с. 146.

Народ редко выигрывает что-нибудь от революций, меняющих форму правления, по той простой причине, что новому устройству, по необходимости ревнивому и подозрительному, ради своего сохранения надобны большие защита и суровость, нежели прежнему, с. 100.

Никогда еще справедливость этого суждения не ощущалась столь живо, как в этом случае. С помощью заявлений, осуждающих некоторые злоупотребления в управлении правосудием и финансами, возмутили народ, но ценой победы над монархией стало обложение его множеством неизвестных доселе налогов. И лишь в малой степени правительство соблаговолило придать своим действиям обличия справедливости и свободы. Все должности были доверены самой низкой черни, которая, таким образом, возвысилась над всем тем, что до сей поры почиталось. Лицемеры стали совершать всякие несправедливости под личиной религии, с. 100. Они требовали навязываемых силой непомерных займов от всех тех, кого объявляли подозрительными. (стр.177 >) Никогда еще Англия не знала такого жестокого и самоуправного правления, какое установили эти опекуны свободы, с. 112, 113,

Первым актом Долгого парламента была клятва, которая провозгласила невозможность его роспуска, с. 181.

Всеобщее замешательство, последовавшее за смертью Короля, проистекало не столько от обновленческого духа как болезни времени, сколько от разрушения старых властей. Каждый хотел создать свою республику; у каждого были свои замыслы, одобрения которых он насильно или убеждением хотел добиться от сограждан: но подобные замыслы были лишь химерами, не сообразными с опытом, и они навязывались толпе только благодаря модному жаргону или доступному для простонародья площадному красноречию, с. 147. Уравнители отвергали зависимость и подчинение любого рода.[264] Особая секта ожидала тысячелетнего царствования;[265] Антиномисты ратовали за отмену обязательств, проистекающих из морали и естественного закона. Сильная партия проповедовала отмену церковной десятины и выступала против злоупотреблений духовенства: она настаивала на том, что государство не должно ни защищать, ни содержать на жаловании ни один культ, оставив каждому свободу оплачивать тот, который больше ему подходит. Впрочем, допускались все религии, кроме католицизма. Другая партия поносила юриспруденцию страны и (стр.178 >) тех, кто ее преподавал; и под предлогом упрощения судопроизводства предлагалось разрушить весь строй английского законодательства как чрезмерно связанный с монархическим правлением, с. 148. Ярые республиканцы упразднили имена, нарекаемые при рождении, и заменили их нелепыми именами, отвечавшими духу революции, с. 242. Эти люди решили, что поскольку брак есть только простой договор, то он должен заключаться перед лицом гражданских чиновников, с. 242. Наконец, согласно чисто английской традиции, они довели фанатизм до такого предела, что упразднили слово «Царствие» в воскресной молитве, заменив его словами; «Да приидет Республика твоя». А идея пропаганды, в подражание распространению веры Римом, принадлежала Кромвелю, с. 285.

Даже не столь фанатичные республиканцы также ставили себя выше любых законов, любых обещаний и любых клятв. Ослабли все общественные скрепы и растравлялись самые опасные страсти, оправдывавшиеся еще более антиобщественными спекулятивными максимами, с. 148.

Лишенные своей собственности и изгнанные со всех должностей роялисты с ужасом наблюдали, как их подавляют своей мощью подлые враги; роялисты сохраняли основанную на принципе и чувстве самую нежную привязанность к семейству неудачливого суверена, чью память они не переставали чтить, как не переставали оплакивать его трагическую кончину.

С другой стороны, основатели республики — Пресвитериане, — влиятельность которых являлась оружием Долгого парламента, были возмущены, наблюдая, что власть ускользала от них и что из-за предательства или большей ловкости их собственных союзников они теряли все плоды своих прошлых трудов. Это недовольство толкало их к роялистской партии, хотя оно еще не способно было заставить их решиться: им предстояло еще превозмочь сильные предубеждения,(стр.179 >) избавиться от больших опасений и зависти, прежде чем для них открылась возможность искренне взяться за восстановление на престоле рода, столь жестоко обиженного ими.

Умертвив своего Короля и прибегнув при этом ко стольким внешним формам правосудия и торжественности, но на деле — с такой свирепостью и даже неистовством, эти люди рассчитывали обеспечить себе упорядоченное правление: они учредили большой Комитет, или Государственный совет, возложив на него исполнительную власть. Этот совет распоряжался сухопутными войсками и военным флотом; он получал все обращения, следил за исполнением законов и готовил все предложения, которые должен был утверждать Парламент, с. 150, 151. Собственно управление было поделено между несколькими комитетами, которые завладели всем, с. 134, и никогда не отчитывались, с. 166, 167

Хотя по своему характеру и по природе используемых ими средств узурпаторы власти гораздо больше подходили для насильственных предприятий, нежели для законодательных размышлений (с. 209), Ассамблея в полном составе делала вид, что занимается исключительно законодательством страны. Если ей поверить, то она разрабатывала новый проект представительства и по окончании работы над конституцией сразу же намеревалась вернуть народу ту власть, источником которой он был, с. 151.

Пока же представители народа посчитали уместным распространить действие законов о государственной измене далеко за рамки, установленные старым правительством. Даже речи, даже намерения, пусть и не выраженные в каких-либо внешних действиях, объявлялись заговорщицкими. Утверждать, что существующее правление нелегитимно, считать, что собрание Представителей или Комитет властвуют тиранически или незаконно, пытаться подорвать их авторитет (стр.180 >) или возбуждать против них какое-нибудь мятежное движение — все это влекло обвинение в государственной измене. Власть заключать под стражу, которой лишили Короля, сочтя необходимым передать ее Комитету, привела к тому, что все застенки Англии переполнились людьми, пристрастно казавшимися господствующей партии подозрительными, с. 163.

Для новых правителей огромнейшим удовольствием было лишить сеньоров их имен, нарекаемых по их владениям; и когда отважный Монтроз был казнен в Шотландии, его судьи не преминули обращаться к нему как к Якову Грэхему, с. 180.

Кроме обложений, неизвестных до сей поры и постоянно со строгостью налагаемых, с народа взимались ежемесячно по девяносто тысяч фунтов стерлингов на содержание войск. Немерянные суммы, которые узурпаторы власти извлекали из имуществ короны, духовенства и роялистов, не покрывали колоссальных расходов или, как тогда говорили, трат Парламента и его креатур, с. 163, 164. Королевские дворцы были разграблены, а их обстановка пошла с молотка; его картины, проданные за бесценок, обогатили все собрания Европы; государственные ценные бумаги, стоившие по 50000 гиней, уходили за 300, с. 388.

По сути, так называемые Представители народа отнюдь не были популярны в народе. Им, не способным к возвышенным мыслям и великим замыслам, ничто не подходило меньше, нежели роль законодателей. Эгоисты и лицемеры, они столь медленно продвигались в великом деле сотворения конституции, что нация стала опасаться того, что их устремление заключалось единственно в увековечении своих мест и в разделе власти между шестьюдесятью-семьюдесятью лицами, поименовавшими себя Представителями Английской республики. Беспрестанно похваляясь восстановлением нации в ее правах, они нарушали самые (стр.181 >)драгоценные из этих прав, которыми нация пользовалась с незапамятных времен. Они не осмеливались направлять свои решения относительно заговоров в обычные суды, которые плохо обслужили бы их намерения; им понадобилось потому учредить чрезвычайный трибунал, который рассматривал обвинительные акты, внесенные Комитетом, с. 206, 207. Этот трибунал состоял из людей, преданных господствовавшей партии, людей без имени, без убеждений и способных поступиться всем ради собственной безопасности и амбиций.

Что касается роялистов, захваченных с оружием в руках, то военный совет приговаривал их к смерти, с. 207.

Завладевшая властью группа заговорщиков располагала мощной армией; это было довольно для данной факции, хотя она и представляла собой лишь очень малую часть нации, с. 149. Мощь любого правительства, если оно уже утвердилось, такова, что и эта [английская] республика, хотя она и имела основанием беззаконнейшую и самую противную интересам нации узурпацию, тем не менее обладала возможностью призвать изо всех провинций на государственную военную службу солдат, подключавшихся к линейным войскам, чтобы противостоять всеми силами партии Короля, с. 199. Лондонская национальная гвардия билась при Ньюбери так же стойко, как и старые отряды (в 1643 году). Офицеры обращались с проповедью к своим солдатам, и новые республиканцы шли в бой с пением фанатичных гимнов, с. 13.

Многочисленная армия сыграла двоякую роль поддержки внутри страны деспотической власти и устрашения иноземных наций. В одних и тех же руках соединялись сила оружия и финансовое могущество. Гражданские междоусобицы воспламенили военный гений нации. Совершенное революцией всеобщее ниспровержение позволило людям — выходцам из низших (стр.182 >) классов общества — подняться до высоких военных постов, достойных их храбрости и талантов, но которые при другом порядке вещей никогда не были бы доступны им из-за низкого происхождения. Известен пример пятидесятилетнего офицера (Блейка), неожиданно перешедшего из сухопутных войск на флот и самым блестящим образом себя там показавшего, с. 210. В спектакле, где гражданское правительство играло попеременно то плачевные, то комические роли, военные силы вели себя с большим достоинством, умом и как стройное целое, и никогда еще Англия не представлялась столь грозной взорам иностранных держав, с. 248.

По истечению какого-то срока полностью военное и деспотическое правительство почти наверняка впадет в состояние вялости и бессилия; но в момент, когда оно непосредственно следует за законным правительством, в первую пору, оно способно проявлять поразительную силу, поскольку разом использует средства, накопленные постепенно, с. 262. Именно такое зрелище явила Англия в то время. Спокойный и миролюбивый нрав двух последних ее Королей, стесненные финансовые обстоятельства и совершенная безопасность, в которой она находилась по отношению к своим соседям, сделали ее неприметной на внешнеполитической сцене; так что Англия в каком-то смысле утратила принадлежавшее ей положение в общей европейской системе; но республиканское правительство быстро восстановило его, с. 263. Хотя революция обошлась Англии в реки крови, никогда еще эта страна не казалась столь грозной своим соседям, с. 209, и всем чужеземным нациям. В пору владычества своих самых справедливых и самых славных Королей ее влияние в политическом раскладе никогда не ощущалось столь весомо, как при господстве самых свирепых и самых ненавистных узурпаторов, с. 263. (стр.183 >)

Кичившийся своими успехами Парламент полагал, что ничто не способно противостоять мощи его оружия; он чрезмерно свысока обращался с державами второго ранга; и из-за действительных или мнимых обид он объявлял войну либо требовал торжественных извинений, с. 221.

Однако этот знаменитый Парламент, переполнивший Европу молвой о своих злодеяниях и успехах, оказался в цепях у одного единственного человека, с. 138; и иноземные нации не смогли объяснить самим себе, каким образом столь неугомонный, столь пылкий народ, который, дабы отвоевать то, что он называл своими узурпированными правами, сбросил с трона и казнил превосходного государя из давнего королевского рода; каким образом, повторяю я, этот народ стал рабом человека, до последнего времени неведомого нации и имя которого едва было слышно в тех темных слоях, откуда он происходил, с. 236.[266]

Но эта тирания, угнетавшая внутри всю Англию, обеспечила ей вовне такое уважение, которым она не пользовалась со времени предпоследнего царствования. Английский народ, казалось, облагораживался за счет своих внешних успехов одновременно с унижением, претерпеваемым под игом у себя дома; и национальное тщеславие, которому льстила значительная внешняя роль Англии, более терпеливо переживало сносимые им жестокости и оскорбления, с. 280, 281.

Следовало бы, кстати, обозреть общее состояние Европы в то время, оценив связи и поведение Англии по отношению к соседним державам, с. 262. (стр.184 >)

Ришелье был тогда премьер-министром Франции, именно он через своих посланцев разжигал в Англии огонь восстания. Затем, когда французский королевский двор увидел, что горючие материалы для пожарища вполне готовы и воспламенялись довольно быстро, он не счел уместным и далее восстанавливать англичан против их Суверена; напротив, двор предложил свое посредничество между Государем и его подданными и поддерживал с королевской фамилией в изгнании дипломатические отношения, соответствовавшие приличиям, с. 264.

Однако Карл, по существу, не получил в Париже никакой поддержки, там не были щедры даже на выражения ему знаков вежливости, с. 170, 266.

Люди увидели, как королеве Англии, дочери Генриха IV, жившей в Париже в окружении своих родственников, не доставало дров, чтобы согреть спальню, с. 266.

В конце концов Король счел уместным покинуть Францию, дабы избежать унижения получать от нее приказы, с. 267.

Испания была первой державой, признавшей Республику, хотя ее королевское семейство связывали родственные узы с монархами Англии. Она направила посла в Лондон и приняла посла от Парламента, с. 268.

Швеция находилась тогда на вершине своего величия, новая Республика искала союза с ней и добилась его, с. 263.

Король Португалии осмелился закрыть свои порты для республиканского адмирала; но вскоре, устрашившись своих потерь и ужасающих опасностей крайне неравной борьбы, он пошел на все вообразимые уступки гордой Республике, которая очень хотела возобновить прежний союз Англии и Португалии, с. 210. (стр.185 >)

В Голландии любили Короля,[267] тем более, что он был в родстве с домом Оранских, необычайно чтимым голландским народом. К этому несчастному государю питали жалость, равную омерзению к убийцам его отца. Однако присутствие Карла, прибывшего в Голландию в поисках убежища, тяготило ее Генеральные Штаты, которые опасались скомпрометировать себя перед этим Парламентом, грозным в своей власти и удачливым в своих предприятиях. Уязвление столь надменных, столь необузданных, столь поспешных в своих решениях людей представляло такую угрозу, что правительство сочло необходимым предъявить Республике свидетельство уважения, удалив Короля, с. 169.

Предстал Мазарини, применивший все средства своего изворотливого, интриганского ума, чтобы очаровать узурпатора, на руках которого еще не высохла кровь Короля, близкого родственника королевского семейства Франции. Кромвелю было написано: Я сожалею, что дела мешают мне направиться в Англию, чтобы лично выказать мое уважение самому великому человеку мира, с. 307.

Люди увидели, как тот же Кромвель на равных обращался к Королю Франции и поставил свое имя выше подписи Людовика XIV на тексте договора между двумя нациями, который был послан в Англию, с. 268 (прим.).

Наконец, люди узнали, что Пфальцекий государь согласился на смехотворную должность и пенсию в восемь тысяч фунтов стерлингов от тех самых людей, которые казнили его дядю, с. 263 (примечание).

Таким был авторитет Англии за ее пределами.

Внутри же себя самой Англия насчитывала множество людей, которые сделали своим правилом служение (стр.186 >) существующей власти и поддержку установившегося правительства, каким бы оно ни было, с. 239. Во главе этой системы стоял прославленный и добродетельный Блейк, говоривший своим морякам: Наш неизменный долг состоит в том, чтобы сражаться за нашу родину, не смущаясь тем, чьи руки держат правление, с. 279.

Против столь прочно устроенного порядка вещей роялисты предпринимали лишь оплошные меры, которые оборачивались против них самих, У правительства имелись шпионы повсюду, и было совсем нетрудно проведать о замыслах партии, отличавшейся скорее своим рвением и своей верностью, нежели своими осторожностью и скрытностью, с. 259. Одной из крупнейших ошибок роялистов была вера в то, что все противники правительства держались за их партию; они не видели, что у первых революционеров, отрешенных от власти новой факцией, не было другой причины для недовольства, чем это отрешение, и что они менее были отвращены от новой власти, нежели от монархии, восстановление которой грозило бы им самыми ужасными отмщениями, с. 259.

Положение этих неудачливых роялистов в Англии было плачевным. Лондону ничего лучшего и не надо было, чем неосмотрительные заговоры, которые оправдывали бы самые тиранические меры, с. 260. Роялистов бросали в тюрьмы, у них изымали десятую часть их имущества, чтобы возместить Республике издержки на отражение вооруженных действий ее врагов, Роялисты могли откупиться только значительными суммами; большое число их впало в крайнюю нищету. Довольно было подпасть под подозрение, чтобы оказаться уничтоженным всем этим лихоимством, с. 260, 261.

Больше половины всего движимого и недвижимого имущества, рент и доходов Королевства было взято в секвестр. Множество старинных и уважаемых семей(стр.187 >) были расстроены и разорены, ибо они выполнили свой долг, с. 65, 67. Положение духовенства являлось не менее прискорбным: больше половины членов этого сословия были обречены на нищенство, не совершив иного преступления, чем соблюдение преданности гражданским и религиозным принципам, бывшим под сенью законов, при господстве которых священнослужители избрали свое поприще; иного преступления, чем отказ от гражданской присяги, вызывавшей у них ужас, с. 67.

Король, знавший о положении вещей и о состоянии умов, лично призывал роялистов сохранять спокойствие и скрывать свои подлинные чувства под республиканской личиной, с. 254. А сам он, лишенный средств и уважения, скитался по Европе, меняя, в силу обстоятельств, убежища и пытаясь утешиться в своих нынешних бедствиях надеждой на лучшее будущее, с. 152.

Но всему миру дело этого несчастного монарха казалось совершенно безнадежным, с. 341, тем более, что как бы удостоверяя его беды, все общины Англии без колебаний подписали торжественное обязательство поддерживать установившуюся форму правления, с. 325.[268] Его друзья были безуспешны во всех своих начинаниях, которые они пытались предпринять, дабы послужить ему, там же. Кровь самых пламенных роялистов текла по плахе; другие во множестве теряли свою отвагу в тюрьмах; все были разорены конфискациями, штрафами, чрезмерными налогами. Никто не осмеливался признать себя за роялиста; и эта партия на беглый взгляд казалась столь малочисленной, что если бы когда-либо нация получила свободу выбора (а это представлялось совершенно немыслимым), то очень трудно было бы предугадать, какую форму правления она определит себе, с. 342. Но среди всех этих мрачных внешних (стр.188 >) очевидностей фортуна,[269] повернувшись самым неожиданным образом, устранила все препятствия с пути Короля к трону и подняла его мирно и торжественно на высоту его предков, с. 342.

Нация впала в полнейшую анархию, когда Монк начал осуществлять свои великие замыслы. У этого генерала было только шесть тысяч человек, а ему могли противопоставить пятикратно большие силы. По его пути в Лондон лучшие люди каждой провинции следовали за ним и просили его твердого согласия быть тем самым орудием, которое вернет Нации мир, покой и пользование вольностями, принадлежавшими англичанам по праву рождения и отнятыми у них на столь долгий срок в силу злополучных обстоятельств, с. 352. Особенно ждали от него созыва на законных основаниях нового Парламента, с. 353. Бесчинства тирании и анархии, память о прошлом и страх перед будущим, возмущение против злоупотреблений военной власти — все эти чувства, соединившись, сблизили партии, создали молчаливую коалицию между Роялистами и Пресвитерианами. Последние признали, что зашли слишком далеко, и уроки опыта объединили их, наконец, со всей остальной Англией, дабы возжелать Короля как единственное средство исцеления от стольких несчастий, с. 333, 359.[270]

Но у Монка, однако, совершенно не было намерений ответить на призывы своих сограждан, с. 353. Вряд ли со временем удастся узнать, когда он по доброй воле решился стать за короля, с. 345. По прибытии в Лондон, в своей речи в Парламенте, он поздравил себя с тем, что Провидение избрало его для возрождения этого органа, с. 354. Он добавил, что именно нынешнему составу Парламента надлежит высказаться о (стр.189 >) необходимости его нового созыва и что если он, парламент, в этом важном вопросе подчинится требованиям Нации, то в целях общественной безопасности довольно будет исключить из нового его состава фанатиков и роялистов, два людских рода, созданных для разрушения либо правления, либо свободы, с. 355.

Он даже силой помог Долгому парламенту, с. 356. Но едва только Монк, наконец, решился на новый созыв парламента, все Королевство объял восторг. Роялисты и Пресвитериане обнялись и соединились, прокляв своих тиранов, с. 358. На стороне последних осталась только горстка отчаявшихся людей, с. 353.[271]

Убежденные республиканцы и особенно те, кто осудил Короля, не растерялись в этой ситуации. Самолично либо через своих посланцев они разъясняли солдатам, что все прославившие их в глазах Парламента храбрые деяния окажутся преступными в глазах роялистов, месть которых будет безграничной; и что отнюдь не следует верить всем заявлениям о забвении и милости; и что казнь Короля и столь большого числа дворян, тюремное заключение остальной части знати роялисты считают непростительными злодеяниями, с. 366.

Но согласие всех партий образовало один из тех стремительных народных потоков, которые ничто не способно удержать. Даже фанатики были обезоружены и, колеблясь между отчаянием и изумлением, они позволили случиться тому, чему не смогли воспрепятствовать, с. 363. Нация с бесконечным пылом, хотя и безмолвно, желала восстановления Монархии, там же.[272] Республиканцы, которые в ту пору продолжали (стр.190 >) оставаться почти полновластными хозяевами Королевства,[273] захотели тогда обсудить условия и напомнить о давних предложениях; но общественное мнение порицало эти капитуляции с Сувереном. Одна мысль о переговорах и отсрочке ужасала людей, изнуренных столькими страданиями. К тому же доведенный до предела энтузиазм свободы вполне естественным образом уступил место общему духу верности и строгой подчиненности. После уступок, сделанных Нации покойным Королем, английская конституция представлялась довольно упрочившейся, с 364.

Парламент, срок деятельности которого почти истек, постарался принять закон, запрещающий народу избирать некоторых лиц в будущее собрание, с. 365; ибо он хорошо понимал, что в сложившихся обстоятельствах свободный созыв [представителей] нации означал бы возвращение Короля, с. 361. Но народ высмеял закон и выбрал таких депутатов, которые ему подходили, с. 365. Таково было общее умонастроение, когда…

Coetera DESIDERANTUR.[274] КОНЕЦ[275]

ПОСТСКРИПТУМ[276].

(стр.191 >) Новое издание этого труда[277] уже завершалось, когда достойные полного доверия Французы убедили меня в том, что книга «Развитие подлинных принципов…», на которую я ссылался в гл. VIII, содержит максимы, совершенно не разделяемые Королем.

Они говорят мне, что «магистраты, то есть авторы указанной книги, сводят функции наших Генеральных Штатов к праву представления прошений и приписывают Парламентам[278] исполнительное право сверения даже тех законов, которые приняты по просьбе Штатов; это означает, что они ставят судейский корпус выше Нации».

Признаюсь, что я вовсе не заметил этой чудовищной ошибки в труде французских Магистратов (коего ныне нет в моем распоряжении); мне показалось даже, что несколько строк этого труда, упоминаемые на страницах 110 и 111 моего сочинения, эту ошибку исключают; и можно удостовериться, в сноске к странице 116 данного текста, что книга, о которой идет речь, вызвала возражения совсем иного рода. (стр.192 >)

Если же, как меня заверяют, авторы отступили от подлинных принципов относительно законных прав французской нации, я вовсе не был бы удивлен, если бы их работа, в которой, впрочем, столь много вещей превосходных, встревожила бы Короля; ибо даже те люди, которые не имеют чести его знать лично, осведомлены по множеству неопровержимых свидетельств, что нет более верного приверженца этих священных прав, чем он, и что нельзя было бы более чувствительно его обидеть, как приписав ему противоположные взгляды.

Я повторяю, что не прочитал книгу «Развитие…», как-то систематически к ней подходя. На протяжении долгого времени будучи разлученным с моими книгами, вынужденный обращаться не к тем, которые искал, а к тем, которые у меня оказывались; поставленный даже в необходимость нередко делать ссылки по памяти или по предварительным заметкам, я испытывал потребность в сборнике такого рода, чтобы собрать воедино мои мысли. Мое внимание к нему привлекла (и я должен об этом сказать) хула по его поводу со стороны врагов королевской власти;[279] но если этот труд содержит ускользнувшие от меня ошибки, я искренне от них отказываюсь. Будучи непричастным ко всем системам, ко всем партиям, ко всем злобствованиям, я по складу своего характера, по мыслям, по (стр.193 >)положению буду, несомненно, очень обязан любому читателю, который прочет меня с такими же чистыми побуждениями, что продиктовали мне мой труд.

Если бы я намеревался, в конце концов, изучить природу различных властей, которые образовывали старый французский конституционный строй; если бы я хотел добраться до источника двусмысленностей и представить ясные идеи о сущности, функциях, правах, претензиях и ошибках Парламентов, я вышел бы за рамки постскриптума, и даже за рамки моего труда, притом занялся бы совершенно бесполезным делом. Если французская Нация обратится к своему Королю, чего должен желать всякий приверженец порядка; и если она получит регулярные национальные собрания, то любые власти естественным образом выстроятся по своим местам, без противоречий и без потрясений. При всех предположениях, чрезмерные притязания Парламентов, споры и схватки, порожденные ими, на мой взгляд, целиком являются достоянием старой истории.

В. С. СОЛОВЬЕВ О ЖОЗЕФЕ ДЕ МЕСТРЕ.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона,

т. XX, СПб, 1897

Местр

МЕСТР (comte de Maistre) Жозеф-Мари де, граф (1754–1821), французский писатель и пьемонтский государственный деятель. Происходил из переселившейся (в 17 в.) в Савойю ветви лангедокского графского рода; отец его был президентом савойского сената и управляющим государственными имуществами. Жозеф де М. старший из 10 детей, воспитанный сначала под руководством иезуитов, потом изучавший право в Туринском университете, испытал влияние идей Руссо и высказывался по различным вопросам в либеральном смысле. В 1788 он был назначен сенатором. Французская революция, скоро захватившая Савойю, произвела в М. глубокий переворот, окончательно определивший его воззрения в смысле ультрамонтанства и абсолютизма. Это выразилось уже в первом его значительном произведении: «Considerations sur la Revolution francaise» («Размышления о Французской революции») (Neuchatel, 1796). Признавая за революцией «сатанический» характер, М. не отказывает ей, однако, в высшем значении искупительной жертвы: «Нет кары, которая бы не очищала, и нет беспорядка, которого бы вечная любовь не обратила против злого начала». Он допускает, что при данных условиях только якобинцы могли предохранить Францию от расчленения и что созданная ими централизация послужит на пользу будущей монархии. Впоследствии он с такой же точки зрения смотрел и на Наполеона как на гениального узурпатора, могущего своей жесткой рукой восстановить монархию, к чему Бурбоны были неспособны. Оставаясь, в принципе, безусловным легитимистом, М. не допускал для себя никакой сделки с революционным правительством. Покинув семью и родину, он жил в крайней бедности сначала в Лозанне, Венеции, на о-ве Сардиния, а затем (18021817) в Петербурге в качестве титулярного посланника при императорском дворе от лишенного владений сардинского короля. Последние четыре года он провел в Турине, занимая почетные должности. В Петербурге М. написал все свои главные сочинения: «Essai sur ie principe generateur des constitutions politiques et des autres institutions humaines» [«Опыты о принципе порождения политических учреждений и других человеческих установлений»], СПб., 1810; «Des delais de la justice divine» [«О сроках божественной справедливости»], СПб., 1815; «Du Раре» [«О папе»], Lyon, 1819; «De l'Eglise gallicane» [«О галликанской церкви»]. P., 1821; «Les soirees de St.-Petersbourg» [«С.-Петербургские вечера»]. P., 1821, и изданное после его смерти «Examen de la philosophic de Bacon» [«Рассмотрение философии Бэкона»], P., 1835.

В противоположность теории общественного договора и учению о правах человека М. признавал истинной основой общежития органическую связь единиц и частных групп с государственным целым, от них независимым и представляемым абсолютной властью одного лица, получающего свое верховное значение не от народа, а свыше, по божественному праву. Соответственно этому, отношение поданных к государству определяется не правом, а нравственной обязанностью, основанной на религиозном подчинении. Власть, в отличие от простого насилия, есть сила священная, а священным может быть только то, что идет свыше и опирается на безусловное религиозное признание; поэтому настоящим полновластным государством может быть только абсолютная монархия. Характер абсолютной монархии необходимо принадлежит и главной верховной власти во всем христианском мире — власти церковной, сосредоточенной в папе. Попытки ограничения этой власти (галликанство) возбуждали в М. еще большую ненависть и презрение, чем протестантство и атеизм. Учение о непогрешительном догматическом авторитете папы (infallibilitas ex cathedra), определенное впоследствии на Ватиканском соборе, стояло для М. вне вопроса; все общие церковно-исторические и морально-философские аргументы в пользу этого учения уже содержатся в сочинении «Du Раре», но при этом основания чисто религиозные отступают на второй план перед соображениями смешанного церковно-политического характера: отличительные черты первосвятительской непогрешимости стираются перед непогрешительностью всякой власти как таковой.

Ультрамонтанство М. не мешало ему, впрочем, пользоваться собственным суждением при решении основных религиозных вопросов. Бедствия французской революции и наполеоновских войн вызвали в нем (как некогда в блаженном Августине — нашествие варваров на Римскую империю) мысль о том, как объяснить видимую несправедливость в мирских делах и как совместить зло нашей жизни с всеблагостью всемогущего Творца. Из анализа различных видов и случаев зла М. выводит такое решение, что всякое зло есть или естественное последствие и необходимое наказание за собственные грехи того, кто претерпевает зло, — и поскольку это наказание способствует его исправлению и очищению, оно проявляет не только справедливость, но и благость мирозиждительного порядка; или же — и здесь М. обнаруживает большую оригинальность мысли — органическая солидарность всех существ позволяет страданию одних служить заместительной жертвой, искупающей грехи других. Отсюда М. выводит оправдание самых грубых и отживших форм человеческой юстиции. Забывая, что христианское понятие жертвы и искупления хотя и связано исторически с известными дохристианскими учреждениями, но именно в силу этой связи упраздняет их, М. постоянно смешивает христианский смысл искупления с языческим и доходит до защиты инквизиции и смертной казни и до своего пресловутого риторического апофеоза палача, который доставил репутацию кровожадности писателю, бывшему в частной жизни великодушным, мягким и добрым. Признавая Откровение сверхрациональным в том смысле, что отвлеченный рассудок отдельного человека не мог бы собственными силами дойти до Откровения истин, М. не считал, однако, этих истин безусловно сверхъестественными, т. е. не имеющими никакой основы или опоры в самой природе человека. Эта природа, хотя и искаженная грехом, по существу своему соответствует божественному Откровению как своей первоначальной истине и еще до пришествия Христа сохраняла ясные остатки и следы этого Откровения в языке, в религиозных представлениях, в культе, в учреждениях семейного, общественного и государственного быта. Эти мысли в своем общем выражении не были чужды католическому богословию; но М. своим воодушевленным и остроумным, а иногда и глубокомысленным изложением дал им большую определенность и значительность. Проповедуя объективный собирательный разум человечества как высшую инстанцию над отвлеченным индивидуальным рассудком, М. примыкает к незнакомым ему немецким философам-идеалистам и частью предваряет их. Как и они, он не допускает принципиального и окончательного противоположения и разрыва между верой и знанием; он предсказывает в будущем новый великий синтез религии, философии и положительной науки в одной всеобъемлющей системе. Непременное условие такого синтеза сохранение правильного порядка между тремя областями единой истины. Этим объясняется ожесточенная вражда М. против Бэкона, которого он обвинял в разрушении порядка постановкой на первый план естественных наук, которым по праву принадлежит лишь последнее место. Критика философии Бэкона, несмотря на сухость предмета, — одно из самых страстных произведений М. Успех философии Бэкона и ее всестороннее влияние есть, по мнению М. настоящая причина всех аномалий в новой европейской истории.

Взгляды М. имели значительное действие в церковной и в политической сфере. В первой они оживили ультрамонтанство и способствовали окончательному падению галликанства. В отношении политическом его проповедь абсолютизма обнаружила прочное влияние в России. Мы приведем те его взгляды и рассуждения, которые образуют политический катехизис известного направления и которые были с этой стороны указаны в «Русском вестнике» (1889). Участие народа в делах управления есть фикция, лживый призрак. Такова же и идея равенства. «Вы желаете равенства между людьми потому, что вы ошибочно считаете их одинаковыми… вы толкуете о правах человека, пишете общечеловеческие конституции; ясно, что по вашему мнению различия между людьми нет; путем умозаключения вы пришли к отвлеченному понятию о человеке и все приурочиваете к этой фикции. Это крайне ошибочный и неточный прием… Выдуманного вами общечеловека нигде на свете не увидишь, ибо его в природе не существует. Я встречал на своем веку французов, итальянцев, русских и т. д.; благодаря Монтескье я знаю, что можно быть даже персиянином, но я решительно вам объявляю, что сочиненного вами человека я не встречал ни разу в жизни… Поэтому перестанем витать в области отвлеченных теорий и фикций и станем на почву действительности». И далее: «Всякая писаная конституция есть не что иное, как лоскут бумаги. Такая конституция не имеет престижа и власти над людьми. Она слишком известна, слишком ясна, на ней нет печати помазания, а люди уважают и повинуются активно в глубине сердца только тому, что сокровенно, таким темным и могучим силам, как нравы, обычаи, предрассудки, идеи, господствующие над нами без нашего ведома и согласия… Писаная конституция всегда бездушна, а между тем вся сущность дела в народном духе, которым стоит государство… Этот дух выражается, прежде всего, в чувстве патриотизма, одушевляющем граждан… Патриотизм есть преданность (un devouement). Настоящий патриотизм чужд всякого расчета и даже совершенно безотчетен; он заключается в том, чтобы любить свою родину, потому что она родина, т. е. не задавая себе никаких других вопросов — иначе мы начнем рассуждать, т. е. перестанем любить». Если вся сущность дела — в народном духе, то, в свою очередь, вся сущность народного духа переходит, по М. в абсолютное централизованное государство. «Государство есть тело или организм, которому естественное чувство самосохранения предписывает прежде и более всего блюсти свое единство и целость, ради чего государство безусловно должно руководиться одной разумной волей, следовать одной традиционной мысли. Правящая государством власть, чтобы быть жизненной и твердой, должна неизбежно исходить из одного центра. Вы строите ваше государство на элементах розни, разброда, которые вы стараетесь привести к искусственному единству грубыми способами, узаконяя насилие большинства над меньшинством. Вы рассчитываете спросом стремлений и инстинктов оконечностей организма заменить регулирующую кровообращение деятельность сердца. Вы тщательно собираете и считаете песчинки и думаете из них построить дом… Я думаю, что государство есть живой организм, и в качестве такого оно живет силами и свойствами, коренящимися в далеком прошлом… Монархия есть не что иное, как видимая и осязательная форма патриотического чувства. Такое чувство сильно, потому что оно чуждо всякого расчета, глубоко, потому что оно свободно от анализа, и непоколебимо, потому что оно иррационально. Человек, говорящий: „мой король“ — не мудрствует лукаво, не рассчитывает, не совещается, не заключает контрактов… не ссужает своего капитала с правом взять его обратно, буде не окажется дивиденда…. королю он может только служить и ничего более. Монархия это воплощение отечества в одном человеке, излюбленном и священном в качестве носителя и представителя идеи родины».

Последовательный абсолютист, М. восставал против притязаний не только демократии, но и аристократии. Политические права отдельных классов, как и отдельных лиц, нарушают единство общественной жизни. Народная жизнь и развитие должны быть проникнуты единством мысли и сознания, а мыслить сообща нельзя; всякое совещание и соглашение приводят неизбежно к сделке, а это вносит искусственные приемы и ложь в общественные отношения, искажая этим здоровое течение народной жизни. Пресловутые права человека и гражданина — только замаскированное желание как можно менее нести обязанностей гражданина; права сословия — только стремление создать государство в государстве. При аристократическом режиме нация раскалывается, при демократическом она крошится, и затем от нее не остается ничего, кроме буйной пыли. Лучшие люди страны отнюдь не должны заботиться о каких-либо особых правах; они должны только нести особые обязанности. Высшее сословие в государстве может этим только гордиться, ибо чувство долга и сознание обязанностей очищает и облагораживает, а претензия на права озлобляет и делает мелким и придирчивым. Принцип, украшающий дворянство, — noblesse oblige [благородство обязывает]. «То или другое сословие отнюдь не должно быть фракцией, выделяющейся из народа и организованной в видах выполнения каких-либо самостоятельных функций, превращаемых в политические права: оно только исполнительный орган, служебное орудие монархии, естественное продолжение державной власти, управляющей народом. Высшее сословие в государстве предназначено быть исполнителем и истолкователем предначертаний державной монаршей воли, передавая ее от центра к оконечностям, блюдя за повсеместным ее распространением и точным соблюдением… Дворяне — прирожденные стражи охранительных истин… Для этого они должны развивать в себе два свойства: уменье распоряжаться в отношении к народу, привычку послушания в отношении к своему государю… В этом заключается истинная свобода, понятие о которой как бы утрачено в настоящее время, — свобода, состоящая в полном поглощении личности народом и государством». Лучшую критику своего воззрения дал сам М., резюмируя его таким образом: «Мое политическое учение упрекают за явное нарушение принципа справедливости, из которого логически истекают свобода, равенство и братство людей и их естественные гражданские права. Где, однако, во всей природе можно встретить применение этого либерального и гуманного закона справедливости — я не знаю. В общей экономии природы одни существа неизбежно живут и питаются другими. Основное условие всякой жизни — то, что высшие и более сильные организмы поглощают низшие и слабые». Для доктрины, желающей быть всецело христианской, признавать окончательным принципом человеческой общественности факт поглощения низшими животными друг друга значит произнести себе смертный приговор. Нельзя, тем не менее, не признать редкой оригинальности за писателем, который на полвека предварил, с одной стороны, решения Ватиканского собора 1869-70, с другой — худшие крайности дарвинизма.

Главные соч. М. — «Du Раре» и «Les soirees de St.Petersbourg» — издавались много раз. В 1851 изданы в Париже его «Lettres et opuscules inedits», в 1858 — его «Memoires politiques et correspondance diplomatique», в 1870 — «Oeuvres inedites», в 1875 — «Oeuvres posthumes» и в 1883-87 «Correspondance» в 14 т. Здесь, при тех же принципах, он является иногда в практических вопросах далеко не таким прямолинейным абсолютистом, как в ранее известных сочинениях. У него встречаются резкие критические замечания не только о Бурбонах, но и о папе Пие VII, а с другой стороны одобрительные отзывы об английской конституции. Прежний взгляд его на французскую революцию отчасти дополняется таким ее определением: «Это была великая и страшная проповедь божественного Провидения, состоявшая в двух пунктах. Революции, — говорилось в этой проповеди, — происходят только от злоупотреблений правительства; это был первый пункт, обращенный к государям. Но злоупотребления все-таки несравненно лучше революций; это был второй пункт, обращенный к народам». Личное влияние М. в России не ограничивалось ретроградными советами по народному просвещению, которые он давал гр. Разумовскому, и неудачными стремлениями утвердить в нашем отечестве орден иезуитов: он не без успеха противодействовал в высших сферах и устно, и письменно предполагавшемуся в 1811 расширению деятельности сената и государственного совета, в чем он предусматривал начало ненавистного ему разделения властей и либерального управления. В качестве посланника М. видался и беседовал с имп. Александром и записывал свои беседы. Из них особенно характерна та, в которой император, выслушав красноречивую проповедь ультрамонтанства, сделал непередаваемый жест рукой и сказал: «Все это очень хорошо, г. граф, — но все-таки в христианстве есть что-то еще такое, что идет дальше этого».

В.С. Соловьев

Ж.-Л. ДАРСЕЛЬ. МЕСТР И РЕВОЛЮЦИЯ.

(стр.203 >) (…) Мы хорошо чувствуем, что новый порядок, рожденный в 1789 году, установился на развалинах, к которым нас по-прежнему привязывает какая-то частица нашей памяти, но также наша ностальгия. (…) Новый подъем интереса к творчеству Жозефа де Местра, одного из самых радикальных ниспровергателей Революции и демократического общества, является, вероятно, знамением этой ностальгии, если не выражает изменений в современных взглядах на Революцию. Посудите сами: кроме настоящего сборника избранных произведений Местра о Революции,[280] за последние несколько месяцев появилась дюжина книг, посвященных жизни и творчеству савояра, две биографии университетского уровня (одна из которых — на английском языке), новое издание «Рассуждений о Франции» (четвертое за менее чем десять лет), академическое издание «Санкт-Петербургских вечеров» (впервые подготовленное на основе авторской рукописи), выступления на различных коллоквиумах.[281] (стр.204 >)

Это тем более удивительно, что Местр не рассматривается уже, как то было в XIX веке, в качестве одного из столпов легитимистской католической мысли, что он не является более знаменосцем социального консерватизма, политического ультрарасизма, религиозного ультрамонтанства. Со времен второй мировой войны ни одна школа мысли, ни одна церковь или секта более его не востребовала. Как же объяснить вызываемый им интерес?[282]

Сиоран в своем блестящем эссе о реакционной мысли дает объяснение: Местр входит в число великих провокаторов. Его ум, в котором нет чувства меры, разговаривает с нашим веком, полным несоразмерностей. Местр — полемист, «служащий предприятиям безнадежным», фанатик парадокса, «неистовый доктринер», столь мало христианский Савонарола, который обольщает и одновременно выводит из себя таких моралистов, как Сиоран и Ионеско. Вчера у него, как у певца порядка, искали доводы, заставляющие поверить в возвращение аристократического общества; сегодня, может быть, именно у него, как у ниспровергателя Просвещения, разрушителя наших светских идолов, современники ищут понимания того, что означает дрожь святотатства. (стр.205 >)

1789 год явился для савойского сенатора знамением новой мировой эпохи:[283] это предчувствие он разделил с самыми проницательными его современниками, с умами, предвосхитившими романтизм, — Луи-Клодом де Сен-Мартеном, Балланшем,[284] мадам де Сталь, Шатобрианом. Как и они, Местр ощутил в Революции не только разрушение религиозного, политического и социального порядка, но и глубокое потрясение старого мира: время испытания, неотступным образом ставящего проблему присутствия зла, но зла неизбежного, предвестника возрождения как индивидов, так и наций.

Тема «Жозеф де Местр и Революция» — это не только Местр до и во время Революции (когда савояр из свидетеля Революции превращается в ее активного противника), но это также Жозеф де Местр через Революцию. Именно благодаря этому грандиозному событию Местр открылся себе самому как политический и как религиозный писатель. Именно Террор, вторжение иррациональности в историю, порывая с возможностями разума к пониманию, превратил Местра в писателя, выражающего парадокс, аллегорию, возвышенное.

Дантово дыхание, ощутимое в лучших страницах таких произведений Местра, как «Речи маркизе де Коста» (1794), «Рассуждения о Франции» (1797), «С. — Петербургские вечера» (1821), есть выражение стилистики возвышенного, к которой прибегает Местр для выявления метаполитического и метафизического значения Революции. Обращение к возвышенному является (стр.206 >) для него единственным риторическим способом постигнуть трансцендентность, понять потаенный смысл Революции таким, каким он открылся озарению Местра, начиная с 1794 года. (…)

Увлеченно наблюдая за предвестниками великих революционных дней, а затем за ними самими, этот савояр, подданный сардинского короля, интуитивно понял, что Французская революция одновременно и необходима, и неизбежна: дочь века Просвещения и, как вскоре он добавит, дочь века Реформации, она представится ему, после прочтения и осмысления труда Бёрка,[285] конечным следствием направленности западной эпистемологии со времени Возрождения. Местр увидит в реформизме своей молодости и в более радикальном реформизме членов французских судебных палат заблуждение, которое было в самих истоках Революции: этого восстания нотаблей, к которому он присоединился всем сердцем и душой.

Но в отличие от Сен-Мартена и, позднее, от Балланша, Местр считает, что Революция не является необратимой. Хотя он и убежден в том, что в будущем ничто более не будет таким, каким было прежде, но полагает, тем не менее, возможным возвращение традиции. Однако это будет традиция, очищенная от шлака веков, воз-рожденная. Отказываясь мыслить в перспективах прогрессистской философии, Местр одновременно отвергает «детерминистскую причинность в том виде, в каком она предстает в классической физике, и единственно возможную диахронию эволюции».[286] Все его рефлексивные усилия будут направлены на то, чтобы заложить основы современной эпистемы, восстанавливающей связь с традициями христианского Запада. В его глазах эта традиция несет (стр.207 >) в себе порядок и движение истории, вне которых нет иной альтернативы, кроме как тирания или анархия. Эта современная сумма идей включает в себя теорию монархической власти и противовесы власти (папа и посредничающие институты) перед лицом якобинского государства, присвоившего себе все властные полномочия, государства, предвосхитившего то, которое сегодня мы называем тоталитарным.

Основные идеи Жозефа де Местра о Революции созрели в 1796 году, в тот момент, когда он создает первое свое произведение, которое вскоре принесет ему известность: Рассуждения о Франции. Тот год был для него также временем ужасных перемен; действительно, тогда потерпели полное поражение армии его государя и на какой-то срок исчезло Сардинское королевство как суверенное государство, участник коалиции европейских монархий против революционной Франции. Жозеф де Местр увидел в этом подтверждение предчувствия, которое первым выразил Эдмунд Берк в 1790 году: Французская революция является тоталитарной в том смысле, что, будучи антихристианской и антимонархической, она несет в себе универсальные замыслы; все европейские монархии обречены на погибель. (…)

Эта эпоха наложила глубокий и прочный отпечаток на поведение, на политические, социальные и религиозные идеи, на эстетические и литературные воззрения всех тех, кому пришлось претерпеть от Революции, будь то лично, в лице их близких, либо своими состояниями. Недавние исследования, посвященные эмигрантским кругам, значительно нюансируют клише относительно тех, кто ничему не научился и ничего не забыл. Дворяне, которые вернулись на родину после 1800 года и даже после 1815 года — в случае самых непримиримых, — будь то во Францию или в Савойю, возвращенную ее суверену, кажутся заметно отличающимися от тех, какими они были при (стр.208 >) Старом Порядке, хотя бы из-за тех стигматов, которые оставило время испытаний. Конец одного мира и начало другого мира — так воспринималась Революция и ее действующими лицами, и ее жертвами.

Жозеф де Местр тому прямое свидетельство. Драма, которую в его глазах представляет собой Революция, инстинктивно приводит Местра к тому, что он противопоставляет ей прошлое, придавая ему ценность a posteriori. И не потому, что воображает себе возвращение того, что рухнуло. Но потому, что, будучи хорошим знатоком человеческой истории, Местр понимает, что всякое жестокое потрясение обусловливает возврат к принципу, общему для любого организованного общества: к неизбежному и неизменному состоянию, которое регулирует отношения между управителями и управляемыми.

Естественно, что несчастья дня сегодняшнего вызывают ностальгию по дню минувшему. Но Жозеф де Местр слишком проницателен, чтобы удовольствоваться примитивной компенсацией; благодаря своему воспитанию и своим занятиям в судебном ведомстве он слишком близко сталкивался с людьми, с недостатками или пороками общества, учреждений и властей, чтобы ограничиться их посмертной идеализацией.

Если Жозеф де Местр становится теоретиком контрреволюции, то не столько потому, что им движет горечь обездоленного и гонимого эмигранта. Причины этого выходят бесконечно далеко за рамки его личного интереса: полностью сметя учреждения старой Франции, Революция захотела на место Истории поставить Разум; как кажется, давняя Прометеева традиция впервые и надолго воплощалась в жизнь. Вследствие этого вся Европа монархий оказывается под угрозой, а потом рушится. Корни политической рефлексии савояра лежат в философии истории, близкой к воззрениям Бёрка. (стр.209 >)

Однако Местр понимает — хотя ему довольно непросто в том признаваться, — что он является не только одной из жертв Революции, но в некотором роде и одним из ее сыновей: Революция придала его судьбе ту значительность, которая была бы немыслима, если бы Местр остался чиновником в савойском сенате, в каком-то Шамбери,[287] застывшим в своих традиционных структурах. Первые его произведения, созданные до Революции, показывают, кем бы он стал: темпераментным писателем, вынужденным сдерживать полет своего мистического воображения, смелость своего язвительного ума, влекомого к вещам спорным, чтобы не нарушать требований, связанных с его служебной функцией и с положением провинциального джентльмена, а также с общепринятыми в риторике и искусстве красноречия обыкновениями.

Жозеф де Местр был убежден в том, что Революция, более, чем любой другой период истории, породила — равно как и авантюру — индивидуальности, раскрывшиеся в испытаниях, необыкновенные судьбы; она составила почву, благоприятствующую Homo novus. Понимая, что от него отобрала Революция, Местр в то же время не может не сознавать, чем он ей обязан; и что его собственная участь не может не иметь некоторого сходства с участью его противников.

Мы убедимся в этом, когда увидим, что оставшиеся в живых туринские аристократы[288] сотворят из савояра — il Francese, «Француза», как они его окрестили, — подозрительного новатора или, по меньшей мере, человека амбициозного. Разве не сказалось в этом их интуитивное понимание того, что какие-то черты характера в определенном смысле роднили (стр.210 >) Местра с людьми Революции: презрение к предрассудкам и условностям, творческое воображение, нетерпеливое желание воплотить свои мысли в действия, реализм, если даже не политический макиавеллизм? Разумеется, было бы неправильно представлять Местра Робеспьером навыворот, на том же основании, по которому в нем хотели видеть «Вольтера навыворот».[289] Но то проклятие, на которое он обрекал как Неподкупного, так и Фернейского патриарха, не выражает ли оно самой своей чрезмерностью какое-то непреодолимое влечение? Между революцией и контрреволюцией есть некая диалектика, которая роднит их мастеров и выявляет их странную похожесть, а также делает одинаково подозрительными — как в глазах их наследников, так и их противников. Подобно участи, уготованной авантюристам от политики — Робеспьеру, Сен-Жюсту, а позднее Наполеону, судьба авантюристов от разума порождает подозрения, часто непонимание, принимающее даже форму символической казни. Как мы знаем, Жозеф де Местр разделяет эту судьбу вместе с немалым числом авторов далекого или более близкого к нам прошлого. Но поскольку он принадлежит к лагерю побежденных в новой и современной истории, он может лишь вызывать безразличие или недоверие. (…)

Местрианский анализ Революции, одновременно рациональный и мистический, первоначальное свое выражение находит в «Рассуждениях о Франции», созданных в основном в 1796 году и опубликованных в апреле 1797 года. Однако это произведение составляет лишь этап в развитии его мысли: в последующих трудах отчетливо усилится их «метаполитический» характер, как он сам их определяет. Так, в 1798 году (стр.211 >) Местр говорит об «ОЗАРЕНИИ», которое мало-помалу охватило его при взгляде «на французскую или, лучше сказать, Европейскую революцию».[290] Нужно было дождаться книги «О папе» и особенно «С. — Петербургских вечеров», чтобы увидеть, какое завершение приняла его мысль. (…)

Творческая деятельность Жозефа де Местра, при том, что нельзя ее определить как полностью оригинальную, поскольку она вписывается в течение европейской мысли, тем не менее закладывает основы консерватизма, который более нагружен будущим, чем об этом сказано. Благодаря столкновению с Революцией местрианская мысль приобрела многие черты, резко отделяющие ее от сходных с ней. Время показало, что необходимо отличать его творчество от творчества Бёрка, наследие которого столь широко было развито в XIX и XX веках в англосаксонской политической мысли и философии истории; от творчества Гердера в Германии, антирационалистский органицизм которого наложит столь сильный отпечаток на будущее мышление немецкой нации. Политический дарвинизм Освальда Шпенглера многое подчерпнет из этого источника и вдохновит «Консервативную революцию»[291] после первой мировой войны.

Если суждения Жозефа де Местра были слабее развиты во Франции, то, возможно, по причинам, менее связанным с содержанием и недостатками его трудов, чем с социальной и политической обстановкой, мало благоприятной для такого развития. Разве прогрессистская идеология не являлась идеологией всех режимов во Франции, начиная с 1790 года, если исключить реакционные попытки Реставрации? (стр.212 >)

Во всяком случае, в критической литературе в целом отмечалось, что у Жозефа де Местра оказалось совсем немного явных последователей во Франции, хотя и подчеркивалось, что круг тех, на кого он оказал влияние, широк — от Нодье до Бодлера, от Огюста Конта до Морраса. Если поверить канонику Лесиню, то законная школа Жозефа де Местра сводилась бы единственно к Луи Вёйо.[292]

Возможно, все это объясняется космополитическими умственным складом и чувствованиями Местра. Если его смелые обобщения и несут на себе отпечаток французского XVIII века, то одновременно они проникнуты прагматизмом, близким к англосаксонской мысли, и мистицизмом более германским, чем латинским. Во времена подъема национализмов творчество Местра могло вызывать лишь вопросы, оговорки, непонимание скорее, чем приятие. Позиция Шарля Морраса показательна в этом отношении. И отнюдь не случайно то, что если школы традиционной мысли и приветствовали Местра издали, ссылаясь на него, то мало его понимали и едва ли ему следовали. Непонимание началось еще при жизни Местра. (…)

Поглощенный поисками единства между прошлым и настоящим, движимый желанием соединить вещи подчас несовместные, Жозеф де Местр отнюдь не являет собой образ основателя философской школы: у него не будет, собственно говоря, никакого явного идеологического потомства. Если его творчество отталкивает от себя различных сторонников прогрессизма, то оно притягивает и одновременно озадачивает тех, кто эту философию не принимает: оно является знамением противоречия, как и творчество поэта, (стр.213 >) который, вероятно, был единственным учеником Жозефа де Местра, — Шарля Бодлера. (…)

* * *

Начиная с 1795 года у Жозефа де Местра, по-прежнему жившего в Лозанне,[293] мало-помалу возникает уверенность в том, что европейские монархии не способны возродиться: их главы — в том числе и его собственный король — не смогли ни оценить мощь глубинной революционной волны, ни найти слов и выработать позиции, которые были бы способны остановить либертарную заразу.

Мысленно Местр приходит к смене перспективы: поскольку Революция вышла из Парижа, именно в Париже контрреволюция должна одержать победу. Именно там решается судьба Европы.

Отправной точкой для «Рассуждений о Франции» стало, с сентября 1796 года, намерение опровергнуть идеи опубликованной в мае того же года Бенжаменом Констаном брошюры «О мощи нынешнего правительства Франции и о необходимости принять его сторону».[294]

Местр был осведомлен о натиске роялистов в Париже, в частности, благодаря своим постоянным связям с Жаком Малле дю Паном. Он знал о существовании таких значительных подпольных организаций, как «Друзья порядка» и «Клишийский клуб», которые пытались подготовить победу роялистов на выборах в жерминале V года (апрель 1797 года). Таким образом, по двойной причине «Рассуждения» есть политическое произведение на злобу дня: это опровержение (стр.214 >)призыва Бенжамена Констана принять сторону правительства и манифест, имевший целью подготовить умы к возвращению короля во Францию.

Но ограничиваться политическим прочтением «Рассуждений» было бы неправильно, ибо это искажает перспективу, в которую вписывалось данное произведение, начиная с религиозных тревог, столь очевидных в первых главах и еще более — в намерениях, выраженных в первоначальном названии книги, открывавшем рукопись: «Религиозные рассуждения о Франции».

Недостаточно отмечен тот факт, что Жозеф де Местр начал свои «Рассуждения» там, где Боссюэ завершил свое «Рассуждение о всеобщей истории».

Знаменитая фраза, открывающая эссе Жозефа де Местра: «Все мы привязаны к престолу Всевышнего гибкими узами, которые удерживают нас, не порабощая», есть местрианский вариант метафоры, которую Боссюэ развил в своем заключении: «Бог с самых великих высот небесных держит бразды всех царств; все сердца в его длани: то он удерживает страсти; то он отпускает узду; и этим он возбуждает весь род человеческий».[295]

Жозеф де Местр восстанавливает связь с христианской апологетикой Великого Века, и именно это возрождение было воспринято его современниками как свежий взгляд, как стиль, возвещающий о новой манере письма. (…)

«Необходимо было, чтобы великое очищение свершилось и чтобы взоры были поражены»:[296] Революция есть наказание, которое карает ради возрождения. Оригинальность Местра заключалась не в том, что он это сказал, но в том, как он это сказал. Действительно, он лишь развил мысль, выраженную теософом (стр.215 >)Луи-Клодом де Сен-Мартеном, и более широко кругами, проникнутыми духом иллюминатов. Но одним из первых эту идею сформулировал, конечно, Эдмунд Берк в своих «Размышлениях о революции во Франции», которыми Местр так восхищался в конце 1790 года; «Хотя и не дано глазам человеческим это заметить, но как бы возникает искушение думать, что Франция неким великим преступлением навлекла на себя божественное мщение, и что вследствие какого-то великого наказания подчинена она подлой и унижающей власти».[297]

Что касается самого Местра, он возглашает это ритмической прозой ради того, чтобы читатель присоединился к нему. Местрианская риторика черпает свои рецепты в классическом ораторском искусстве, но вместе с тем стремится к возвышенному или патетическому, напоминающему эстетику барокко. Книга, которую Жозеф де Местр вновь открывает для себя в 1792 году вместе с Революцией и которая вскоре станет утешителем и вдохновителем его жизни как человека верующего, бессознательно искомым образцом для его писательского искусства, есть, без всякого сомнения, Библия: «Вся античная философия бледнеет перед единственной книгой Мудрости. Ни один умный и свободный от предрассудков человек не прочтет Псалмы без того, чтобы его не охватило восхищение и чтобы он не был перенесен в новый мир».[298]


ПРИМЕЧАНИЯ.

1

Итак, согласен ли ты с нами в том, что всей природой правят воля, разум, власть, мысль, повеления (быть может, есть еще какое-нибудь другое слово, которым я мог бы яснее выразить то, что хочу сказать) бессмертных богов? Ибо, если ты с этим не согласен, то именно с Бога нам лучше всего начать рассмотрение вопроса (лат.).

Местр вольно излагает слова Марка Цицерона из его диалога «О законах» (кн.1,VII,21). (Прим. пер.)

2

Жак Малле дю Пан (1749–1800) — французский публицист, убежденный монархист. Во время революции занимался дипломатической и издательской деятельностью. (Прим. пер.)

3

Первое издание книги было в действительности напечатано в Невшателе в апреле 1797 г. (Прим. пер.)

4

Никлаус-Фридрих де Штейгер (1729–1799) был последним поверенным города и республики Берна. Он воплотил в себе дух сопротивления проникновению революционных идей в швейцарские кантоны. Обладая качествами государственного деятеля, он был также тонким эрудитом, любителем науки и очень набожным человеком. Штейгера связывала дружба с Винье дез Этолем и Жозефом де Местром.

5

См. письмо де Местра графу д'Аварей от 6 сентября 1797 г., приводимое в книге Э.Доде (E.Daudet. Joseph de Maistre et Blacas: Leur correspondance inedite et l'histoire de leur amitie. P.,1908,p. 20).

6

После этой фразы в рукописи имеется следующий отрывок, зачеркнутый автором:

«Чудеса в материальном мире приводят человека в восхищение и вселяют в него божественные мысли; в мире моральном, напротив, чудеса оказывают противоположное воздействие и приводят человека к тому, что он бранит Провидение и даже богохульствует. Легко определить причину этого противоречия. В мире материальном человек отнюдь не является действующим лицом, он есть деталь или инсчрумент. Но в области своей деятельности, в мире моральном и социальном, человек есть действующая сила. Он чувствует, что является свободной причиной, и гордыня заставляет его усматривать беспорядок везде, где его деяния приостмовлены или расстроены».

7

Следует отрывок, зачеркнутый в рукописи: «Он соглашается назвать чудом исключение из общих правил или, если он совсем не допускает вмешательства высшей причины, то, отнюдь не называя поразившее его явление беспорядком, человек довольно охотно желает восхищаться тем, чего не понимает».

8

Следует отрывок, зачеркнутый в рукописи: «Поскольку деяния его приостановлены, он усматривает беспорядок в событиях, поражающих его».

9

Намек на базельские соглашения, в соответствии с которыми Пруссия (в апреле 1795 г.), а затем Испания (в июле 1795 г.) заключили сепаратный мир с революционной Францией. Ловкость французского посла Франсуа Баргтелеми помогла сладить с коалицией.

10

Ж. де Местр, как и все эмигранты-роялисты, был в отчаянии при виде беспрерывной череды побед революции над европейской коалицией. Здесь он думает об успешных альпийской и итальянской кампаниях революционной армии.

11

Начиная с 1793 г., восстания против Конвента, а затем многочисленные заговоры роялистов оборачивались для них неудачами. Разгром роялистского десанта на Киберонском полуострове (Бретань) в июле 1795 г. положил конец надеждам на реставрацию монархии вооруженным путем.

12

Начиная с 1794 г., различные государства континентальной Европы из-за боязни репрессий мало-помалу избавлялись от эмигрантов.

13

Эти три имени символизируют три типа отношения к Революции: непримиримый роялизм, революционные умеренность и экстремизм. Их представители по явно противоположным причинам были перемолоты Революцией.

14

В рукописи зачеркнут следующий отрывок: «Этот деспотизм был справедливым наказанием народа, который желал получить свободу злодейским способом и преступные усилия которого привели к самому ужасному Цареубийству».

15

Намек на государственный переворот 9 термидора II года (27 июля 1794 г.), который сверг Робеспьера и положил конец монтаньярскому Конвенту.

16

Бийо-Варенн и Тальен как члены Парижской коммуны приняли решающее участие я сентябрьских побоищах (septembrisades); вместе с Баррасом и Фуше они были душой заговора против Робеспьера.

«Септембризеры» — так стали называть «патриотов», врывавшихся в парижские тюрьмы и истреблявших там «подозрительных», «изменников». Эта резня, происходившая в сентябре 1792 г., положила начало системе революционного террора. (Прим. пер.)

17

По той же самой причине честь оборачивается бесчестием. Один журналист (Республиканец) очень тонко и справедливо заметил: «Я довольно хорошо понимаю, как можно депантеонизироввть Марата, но я никогда не могу представить, как можно будет демаратизировать Пантеон». Сокрушались о том, что прах Тюренна оказался брошенным в угол Музеума рядом со скелетом животного: какая неосмотрительность! этого оказалось достаточно, чтобы родилась мысль поместить в Пантеон сии бренные останки. (Прим. Ж. де М.)

После термидорианского переворота останки Марата были вынесены из Пантеона. (Прим. пер.)

18

См. примечание 151. (Прим. пер.)

19

Речь идет о Мари-Жозефе Лафайете.

20

В частности, женевский банкир Этьен Клавьер.

21

Глава II и название главы являются маргинальными дополнениями.

22

Перед этой фразой в рукописи вычеркнут следующий отрывок:

«Печалятся, представляя на эшафоте Байи и Лавуазье, по-человечески я им сочувствую от всего сердца. Но божественное правосудие не питает ни малейшего уважения к астрономам или физикам; пронизывающий взгляд его отнюдь не останавливается на поверхности, он достигает сердец и освещает их как светильник своим сиянием, говоря словами Писания».

23

Д'Аламбер и энциклопедисты. В следующей фразе Местр явно имеет в виду Кондорсе, который, в его глазах, являлся «самым гнусным из французских революционеров и самым яростным врагом христианской веры».

24

Отрывки, зачеркнутые в рукописи:

«В своем сердце они, как и столь многие другие, допустили несчастья, которые должны были принести им пользу на сей час или на все времена! Ну, хорошо. Провидение приняло это согласие, совершенно справедливо сделав их жертвами этих преступлений».

25

«У меня не хватает мужества входить глубоко в детали».

26

«[Мальзерб] безмерно был привязан к этой философической секте, которая является смертельным врагом Церкви и Государства и которая произвела все зримые нами несчастья. Он был связан с главарями этой противофранцузской и противообщественной коалиции, он их даже обласкивал, и вспоминают, что принимая д'Аламбера во Французскую академию, он ему говорил: „Вы шествуйте с лавровым венком на голове“, как если бы литературные звания французского геометра имели бы что-то соразмерное со славой Ньютона!

В то время [как Король] поручил ему надзирать за своей библиотекой, он весьма способствовал ввозу книг, выпускаемых этой презренной сектой. Благодаря ему отрава свободно распространялась. Конечно, сердце его было добрейшим: его высокие достоинства не имеют большего почитателя, чем я, и хотя он оказался намного ниже своего имени при защите Людовика XVI, этот жизненный час, ставший причиной его смерти, не менее вручает его вечности».

Кретьен-Гийом Мальзерб (1721–1794) занимал важные государственные посты при королевской власти, не раз находился в опале, в том числе накануне революции. Он защищал Людовика XVI перед Конвентом, был обвинен в заговоре против республики, окончил жизнь на эшафоте. (Прим. пер.)

27

Расин. «Ифигения», V, 2, 1611–1612. Точный текст цитаты:

«Итак, взирая на печальные плоды ваших почитаний, Признайтесь в ударах, которые вы навлекли».

Местр цитирует заключительные слова реплики Ахилла, обращенной к Ифигении:

«А если суждено средь общего смятенья И вашему отцу пасть жертвой отомщенья, То знайте: жизнь свою приносите вы в дар, Чтоб на него навлечь губительный удар».

(Пер. И.Я.Шафаренко и В.Е.Шора) (Прим. пер.)

28

Зачеркнутый отрывок:

«Этот Вольтер, внесенный слепыми поклонниками в Пантеон, согласно Божественному правосудию представляется большим преступником, нежели Марат, ибо, может быть, он сотворил Марата и, несомненно, принес больше зла, чем тот».

29

Намек на Талейрана, бывшего епископа Отенского, и на цареубийцу Филиппа Эгалите, бывшего герцога Орлеанского.

30

Зачеркнутый отрывок:

«Кто вообще ведает, что внушал себе тот или иной человек и до какой степени он противился предупреждениям своей совести? Наконец, надо полагать, что есть извинения, которые нельзя не принимать, но которые исчезают перед тем, для кого прозрачны все сердца. Что мы должны отвечать тому, кто нам говорит: „Я присоединился к революции по доброй воле“?»

31

Отрывок, зачеркнутый в рукописи:

«Одной женщине достало мужества не склониться перед судьями и, рискуя жизнью, возразить, говоря, что [вторая] часть нации не обвиняет короля; беременные женщины наносили себе раны в день казни; а Палач, который был исполнителем этого дела, не осмелился показать свое лицо народу, он был в маске. Физическая преграда противостояла…»

32

Во время казни Людовика XVI Антуан Сантерр командовал Национальной гвардией Парижа.

33

Отрывок, вычеркнутый в рукописи: «Ценное свидетельство о настроении народа 21 января 1793 года принадлежит полковнику X… Это был философ, обладающий такой душевной силой, которая позволяет оставаться наблюдателем, когда люди заурядные теряют способность пользоваться своими чувствами. Бесстрастно наблюдая за казнью Короля, он свидетельствовал о безразличии парижан, которые, как и он, смотрели на эту казнь. Как видим, хладнокровие дает показание о хладнокровии; ничто не мешает ему поверить».

34

Неточное название, речь идет о «Монитор универсель».

35

«Гамлет», акт III, сцена 8. (Прим. Ж. де М.). В действительности это 3-я сцена; Местр приводит по памяти и в вольном изложении слова Розенкранца.

Ср. перевод на русский М.Л.Лозинского:

«… Жизнь каждого должна Всей крепостью и всей броней души Хранить себя от бед; а наипаче Тот дух, от счастья коего зависит Жизнь множества. Кончина государя Не одинока, но влечет в пучину Все, что вблизи…» (Прим. пер.)

36

Намек на Лафайета, оказавшегося в австрийском плену, на Дюмурье и Монтескье, нашедших убежище в Англии и Швейцарии.

37

Умер в Париже 2 апреля 1791 г.

38

Бывший мэр Парижа, бывший председатель Учредительного собрания, был гильотинирован 12 ноября 1793 г.

39

Гийом Турэ — руанский адвокат, неоднократно был председателем Учредительного собрания. К его речам прислушивались, он поддержал предложение о продаже имущества духовенства. Турэ доказывал, что имущество, которым оно владеет, является национальной собственностью. Был казнен 22 апреля 1794 г.

40

Шарль-Никола Ослэн — адвокат, был депутатом Конвента от Парижа. По его настоянию 18 февраля 1793 г. это собрание приняло новый закон против эмигрантов, который окончательно лишал их всех гражданских прав (mort civile). Был приговорен к смерти и казнен 24 июня 1794 г.

41

Разночтение с рукописью. В изданиях книги с 1797 по 1821 г. напечатано: класс.

42

Р.Ф.Дамьен нанес Людовику XV удар перочинным ножом. Был за это четвертован. (Прим. пер.)

43

Avertere omnes a tanta foeditate spectaculi oculos. Primum ultimumque illud supplicium apud Romanes exempli parum memoris legum humanarum fuit. Tit.- Liv., 1, 28, de suppl. Mettii. (Прим. Ж. де М.)

Местр приводит отрывок из «Истории Рима от основания Города» Тита Ливия (том 1, кн. 1, 28), посвященный казни Меттия. Этот предводитель альбанцев был захвачен римлянами и четвертован ими (разодран колесницами) как нарушитель договора между Римом и Альбой и как зачинщик войны: «Все отвели глаза от гнусного зрелища. В первый раз и в последний воспользовались римляне этим способом казни, мало согласным с законами человечности…» (Пер. с лат. В.М.Смирнова). (Прим. пер.)

44

Далее следовали фразы, зачеркнутые в рукописи:

«Оно объявляет свои решения, и преступники, умерщвляемые один за другим, суть носители его приговоров. Может быть, кого-то из них оно оставит человеческому правосудию, но когда это правосудие восстановится в своих правах, его не будет смущать число преступников. Без сомнения, у него нет нужды карать в сей час, чтобы оправдать свои пути; без сомнения, мщение окажется лишь более грозным от того, что совершится с опозданием. Но, я это повторяю, посягательства наций на Суверенитет всегда караются сейчас же и без промедления».

45

Левит, 18:24 и ел., 20:23; Второзаконие, 18:9 и ел.; Первая книга царств, 15:26; Вторая книга царств, 18:7 и сл.; 21:2; Геродот. История, кн. 1, 46 и примечание Г-на Ларше к этому месту. (Прим. Ж. де М.)

46

Следует отрывок, зачеркнутый в рукописи: «И если это ужасное разрушение рода человеческого и особенно это смешение безвинных, падающих вместе с виновными, продолжает ужасать чьи-то воображения и, как кажется, требует объяснений, то можно попытаться сделать что-то в этом роде, предупреждая, однако, что отнюдь не следует требовать уверенного шага от человека, спускающегося по туманным путям истинной Метафизики: Nullius ante trila solo».(Нет ничего кроме голой земли (лат.).)

47

Комитет общественного спасения был учрежден 6 апреля 1793 г.

48

Ж. де Местр начал писать: «Что испросили бы мы, когда потребовали бы контр-революции, какой она нам представлялась, то есть совершаемой внезапно и при помощи силы? — мы потребовали бы отвоевания Франции».

49

Гуго Гроций. О праве войны и мира. [Посвящение] Людовику XIII, Христианнейшему Королю Французов и Наварры. (Прим. Ж. де М.)

50

Этот абзац был дополнением к рукописи. За ним шел следующий отрывок, позднее зачеркнутый:

«Увидят, например, что, судя по всем внешним признакам, истощение держав в войне с Францией будет различным по своей степени настолько… Если читатель усмотрел в предыдущих размышлениях некоторые правдоподобные суждения, то я умоляю его сделать на их основе одно, кажущееся естественным, заключение, а именно — что этот идеальный замысел французской Революции есть произведение человеческое и что если существо слабое и невежественное способно представить предположения, могущие до какой-то степени удовлетворить пытливые умы, то вообще следовало бы полагаться, быть может, на бесконечный разум.

Ужасное пролитие человеческой крови, причиненное этой революцией, есть грозное средство, однако это есть и средство, и в равной мере наказание. Еще не все сказано о насильственном разрушении рода человеческого»

51

Следует отрывок, зачеркнутый в рукописи:

«Это столь верно, что только безумец стал бы спорить по этому поводу, замечая, что французскую нацию после контр-революции можно было бы удержать только железным деспотизмом».

52

Отрывок, зачеркнутый в рукописи:

«И особенно вы, благородные жертвы Революции, уймите свою праведную ярость, не сетуйте на королей, которые вас отвергают».

53

Эту фразу предварял следующий отрывок, вычеркнутый в рукописи:

«Последствия этого ужасного потрясения еще предстоит рассмотреть в их связи с французским духовенством…; и хотя я убежден, что даже при своих недостатках оно еще относилось к тому лучшему, что можно было найти в этом роде, тем не менее верно, однако, что богатство, роскошь и т. д.»

54

За национализацию церковных имуществ Учредительное собрание проголосовало 16 апреля 1790 г.

55

Присяга на верность нации, конституции и королю, принятая 27 ноября 1790 г., находилась в связи с одобренным 12 июля Гражданским устройством духовенства. Папа Пий VI осудил Гражданское устройство и присягу. После этого новым декретом были лишены государственного жалования духовные лица, отказавшиеся принести присягу.

Французское духовенство было выведено из юрисдикции Ватикана, подчинено французским властям, отчасти приравнено к государственным служащим; духовные лица стали получать от казны жалование. Декрет о гражданском устройстве духовенства привел к расколу в его среде, породил волнения в провинциях. (Прим. пер.)

56

С 2 по 6 сентября 1792 г.

57

Ж. де Местр отмечает в своих Записных книжках (23 января 1797 г.): «Мы получили известие о поражении австрийцев при Риволи 15-го числа. Кажется, Италия погибла». 26 апреля 1797 г.: «15-го числа сего месяца французы вошли в Женеву, 17-го марта они изгнали Папу из Рима».

58

Будучи наказанными, чтите правосудие! (лат.).

59

Бумажные деньги, введенные во Франции, обращались с 1789 по 1797 г. (Прим. пер.)

60

Екатерина II, ярый враг Революции, умерла 17 ноября 1796 г.; шведский король Густав III, являвшийся самым верным защитником королевского дела, был убит 29 марта 1792 г., в тот момент, когда он готовился к походу на Францию.

61

Пьемонтские войска, хотя и имели добрую славу, при Мондови бросили свою артиллерию, которую французы тотчас обратили против них самих. Такие сильно укрепленные места, как Дего, Сера, были оставлены. Обо всех этих событиях см.: Исторические мемуары о Савойском королевском доме (Memoires historiques sur la Maison royale de Savoie), т. III, Турин, 1816. Их автор — маркиз Анри Коста де Борегар, близкий друг Ж де Местра.

62

Матье Дюма (род. в 1753 г.) поступил в инженерные войска, был адъютантом Рошамбо в Америке, затем адъютантом Лафайета во время Революции. После 10 августа 1792 г. укрылся в Швейцарии. Возвратился во Францию после 9 термидора, был избран в Совет старейшин от департамента Сены и Уазы.

Объявление о его книге появилось в Мониторе 27 февраля 1797 г.: «Заметка о труде, озаглавленном: О результатах последней кампании (Des resultats de la derniere campagne), написанном Матье Дюма, членом Совета старейшин, Париж, издательство Дю Пон, год V -1797, in-8°, 53 с.»

63

The History of Dahomey, by Archibald Dalzel, Biblioth.brit., mai 1796, vol 2, № 1, p.87 (Прим. Ж. де М.)

64

Здесь находился отрывок, вычеркнутый в рукописи. Суть его излагается ниже:

«Однако один из законов природы, неизменный, как и все остальные, заключается в том, что по большей части эта жизнь всегда беззащитна перед насильственными средствами.

Бюффон весьма убедительно доказал, что значительная часть животных обречена на насильственную смерть: он мог бы распространить свое доказательство на человека; можно рассуждать о причинах; можно также следовать фактам…».

Примечание:

— Именно по этой причине лапидарный стиль римлян знает употребление слова сила в значении кровь, ибо кровь является той силой, той великой пружиной, без которой любое устройство бесполезно. Я приведу две надписи, взятые из Грутера, стр.30 его сборника:

I. Vol Gemina fires excepit (Воль Гемина силу снискала (лат.))

II. Severus Julii filius Vires tauri consecravit (Север сын Юлия кровь посвятил быку (лат.))

В том и другом случае речь идет о Тавроболии (Тавроболий — заклание быка — религиозный обряд, связанный с культом быка. Распространился в Римской империи; тавроболии стал там одновременно жертвоприношением и актом очищения кровью, кровавого крещения. (Прим. пер.))(Прим. Ж. де М.)

65

Врата этого храма в Риме закрывались только в мирное время. (Прим. пер.)

66

Histoire de Charlemagne, par M.Gaillard, t.II, livre I, chap.V (Прим. Ж. де М.)

67

Монтескье. О духе законов, кн. XXIII, гл. XIX (Название главы: «О том, как обезлюдел мир». (Прим. пер.))(Прим. Ж. де М.)

68

Карл Мартелл (От лат. martellus — молот. (Прим пер.))(ок. 688–741). Намек на битву при Пуатье (732 или 733 г.).

69

Католицизм.

70

Жозеф де Местр первоначально хотел обойтись без этого долгого и утомительного перечисления массовых убийств во всеобщей истории и вычеркнул весь этот текст из своей рукописи; затем, передумав, он включил его в книгу уже в первом ее издании.

71

Например, судя по рапорту главного военного хирурга Его Императорского Величества, из двухсот пятидесяти тысяч человек, которых император Иосиф II выставил против турок, тридцать три тысячи пятьсот сорок три умерли от болезней и восемьдесят тысяч — от оружия («Газет насьональ э этранжер» за 1790 г., № 34). Из приблизительных расчетов, произведенных в Германии, явствует, что нынешняя война уже к октябрю 1795 г. обошлась Франции в один миллион человек и державам коалиции — в пятьсот тысяч. (Выдержка из немецкого периодического издания в «Курье де Франкфор». 28 октября 1795 г., № 296). (Прим. Ж. де М.)

72

В Испании в ту эпоху насчитывалось до сорока миллионов жителей; сегодня их там только десять. — «Некогда Греция процветала среди самых жестоких войн; кровь там лилась потоками, а вся страна была переполнена людьми. Кажется, говорит Макиавелли, что среди убийств, проскрипций, гражданских войн наша Республика становится более могущественной, и т. д.». — Руссо. Об общественном договоре, кн. III, гл. IX. (Прим. Ж. де М.)

73

После нескольких неразборчивых пометок следует отрывок, зачеркнутый в рукописи:

«Пролитие крови есть, несомненно, зло в определенном смысле, и я охотно принимаю истину, выраженную в сих прекрасных стихах Ж.-Б. Руссо:

Это гнев, и т. д. (Жан-Батист Руссо — французский поэт (1671–1741), автор духовных и светских од. (Прим. пер.))

У тракийцев, рассказывает Геродот (Геродот. История, 1, II, 95–97. Перевод [на французский] г-на Ларше (Прим. Ж. де М.)), у скифов, у персов, у лидийцев, одним словом, у большинства варваров, как и у египтян, почитаются в качестве самых благородных те, кто не занимается никакими ремеслами, главным образом посвятившие себя военному занятию. Все греки воспитаны были в этих правилах и особенно лакедемоняне. Платон (Платон. Государство, кн. V (Прим. Ж. де М.)) явно поостерегся посягнуть на это пристрастие в своей воображаемой Республике. „А в государстве, которые мы основали, — говорит он — … разве наши стражи не лучшие из граждан?“» (Перевод с древнегреческого А.Н.Егунова. (Прим. пер.))

74

Диоскуры.

75

Dignus vincice nodus, Ноrасе, Art Poerique, 191. (Прим. Ж. де М.) (Узы, достойные кары (лат.). — Гораций. Наука поэзии, 191.)

76

Дабы умерить. (Прим. Ж. де М.)

77

Еврипид. Орест, 1638–1642. (Прим. Ж. де М.)

Ср. слова Аполлона в прямом переводе с древнегреческого И.Анненского:

Ее красой бессмертные вражду Меж вас зажгли, где столько и фригийцев, И эллинов погибло, чтобы тем Освободить вам землю от наплыва Преступного и дерзкого.

78

Они жертвовали, буквально, за упокой душ; и эти жертвоприношения, говорит Платон, имеют великие следствия, о чем возглашают целые города, и поэты — дети богов, и пророки, вдохновленные богами. — Платон. Государство, кн. II. (Прим. Ж. де М.)

Автор вольно излагает отрывки из глав VI и VIII книги II.

79

Placullim omnis deorum irae… Omnes minas periculaque ab diis superis inferisque in se unum verit. Tit-Liv., VIII, 9 et 10. (Прим. Ж. де М.)

Римский консул Публий Деций Мус, член одной знаменитой семьи времен ранней Республики, пожертвовал в битве своей жизнью ради отечества: «Чтобы успокоить гнев богов… он обратил на самого себя все опасности и кары как небесных, так и подземных богов» (лат.). — Тит Ливии. История Рима от основания Города. T.I, VIII, 9 и 10. (Прим. пер.)

80

Мадам Елизавета, сестра Людовика XVI, разделила заточение короля и умерла на эшафоте 10 мая 1794 г.

81

Намек на Ж.-Ж. Руссо, в котором Местр видит духовного учителя Революции.

82

Послание Св. Павла к римлянам, VIII, 22 и сл.

У системы палингенесии Шарля Бонне есть несколько точек сходства с текстом святого Павла; но эта идея не привела его к идее о предшествующем вырождении: однако они очень хорошо согласуются. (Прим. Ж. де М.)

Палингенесия (палингенез) — возрождение. Ш.Бонне (1720–1793) — швейцарский философ и естествоиспытатель, автор труда Философская палингенесия (1770). (Прим. пер.)

83

Следует отрывок, зачеркнутый в рукописи:

«[Наши современники полагают, что учреждения] которые подходят для нации и которые должны снабдить ее той или иной формой правления, представляют собой такое же произведение, как любое иное, требующее лишь ума, знаний и упражнения; что можно обучиться своему ремеслу основателя и что люди, однажды об этом поразмыслив, могут сказать другим людям: соорудите нам правление, как говорят рабочему: соорудите нам пожарный насос или чулочновязальный станок.

Я не знаю, однако, будет ли идея соорудить планету нелепее. Есть истина столь же доказуемая в своем роде, как в математике, а именно, что никакое великое учреждение не является результатом обсуждения; человеческим учреждениям присуща бренность, соответствующая количеству людей, в них участвующих, и научному и рассудочному снаряжению, которые к ним применяются априори.

Вообще, нужно ли столь много расходовать логики, дабы удостовериться, что единая и неделимая Республика есть лишь мимолетный метеор и не может быть чем-то другим. Непобедимая природа установила, что в политике, как в физике, опыт должен решать все и заставить молчать самые прекрасные теории. А опыт доказывает, что великая Республика есть дело невозможное».

84

Плутарх. Жизнь Ликурга. Пер. [на франц. ] Ж. Амио. (Прим. Ж. де М) Вот как выглядит этот текст в прямом переводе с древнегреческого языка на русский: Совет старейшин (герусии), «сдерживая в известных границах царскую власть… служил, по выражению Платона, и якорем спасения, и доставлял государству внутренний мир. До сих пор оно не имело под собой прочной почвы, — то усиливалась власть царя, переходившая в деспотизм, то власть народа в форме демократии. Власть старейшин (геронтов) была поставлена в середине и как бы уравновешивала их, обеспечивая полный порядок и его прочность»…Старейшины «становились на сторону царя во всех тех случаях, когда следовало дать отпор демократическим стремлениям. С другой стороны, они в случае необходимости оказывали поддержку народу в его борьбе с деспотизмом» (Плутарх. Избранные жизнеописания. Т.1., М., 1990, с. 96–97. Перевод В. Алексеева).

85

«Я не знаю, было ли когда-нибудь на земле правление столь хорошо уравновешенное», и т. д. — Монтескье. О духе законов, кн. XI, гл. УШ. (Прим. Ж. де М)

86

Обратитесь к книге Фьефов, наследию Римского права. (Прим. Ж. де М)

87

Внутренняя сущность вещей (лат.).

88

Затем следует отрывок, зачеркнутый в рукописи и воспроизведенный ниже с некоторыми изменениями:

«Но если дойти до сути вопроса, то никогда не было, нет ныне и не будет никогда представительной системы в том смысле, который нововводители придают этому слову.

Если под этим словом подразумевают Национальное представительство, некоторое число доверенных лиц. посланных некоторыми людьми, избранными в некоторых городах и местечках в силу старинного пожалования суверена, то не надо спорить о словах: такое правление существует, и это английское правление.

Но если хотят, чтобы весь народ был представлен, а это он смог бы осуществить лишь в силу полномочия, чтобы любой гражданин был способен получать или предоставлять одно из этих полномочий, за некоторыми неизбежными физически и морально исключениями; и если подразумевается, что нация может удержать свой Суверенитет (еще одна глупость, каковой гордятся современники) с помощью этого усовершенствованного представительства, как утверждают Теористы, то очевидно, что никогда ничего подобного не видели и что против этого странного правления восстает опыт, равно как и рассудок».

89

Английские демократы попытались отнести к гораздо более раннему времени права Общин, они узрели народ даже в знаменитых уитенагемотах, но пришлось любезно оставить не выдерживающий критики тезис. Hume, t. 1. Append I, p. 144. Append II, p. 407; Edit. in-4°, London, Millar, 1762. (Прим. Ж. де М)

Уитенагемоты (от древнеангл. witena gemot) — собрания мудрых. Этот политический институт, существовавший у англосаксов, являлся, с одной стороны, королевским советом, с другой — съездом знати. Все важнейшие решения король мог принимать лишь с согласия уитенов. Местр ссылается здесь на «Историю Англии» Д. Юма. (Прим. пер.)

90

Довольно часто по невнимательности или недобросовестности предполагают, что мандатарий единственно может быть представителем: это ошибка. Каждодневно в судах ребенок, умалишенный, либо отсутствующий представлены людьми, уполномоченными на то только законом: но в народе в высшей степени объединены эти три качества; ибо он всегда ребенок, всегда умалишенный и всегда отсутствует. Отчего же его опекунам не обойтись без полномочий от него? (Прим. Ж. де М)

91

Комиссия Одиннадцати.

92

См. примечание 140. (Прим. пер.)

93

Я совсем не учитываю пять мест в Директории. В этом отношении шанс настолько мал, что может рассматриваться как нулевой. (Прим. Ж. де М)

94

См. допрос Бабефа в июне 1796 г. (Прим. Ж. де М)

95

Этот текст, вплоть до конца главы, взят из предшествующих сочинений, относящихся к концу 1794 г. Они были частично опубликованы в 1870 г. под названием «Отрывки о Франции» (Fragements sw la France, Paris, Vaton, p. 3–42).

96

В понимании того времени — группы людей, объединенных для насильственного политического действия. (Прим. пер.)

97

«Журналь де л'0ппозисьон», 1795, № 175, с.705. (Прим. Ж. де М)

98

Мильтон, автор Потерянного рая (1667).

99

Столица Ада в Потерянном рае.

100

Тассо. Освобожденный Иерусалим, IV, 3

В поэме Тассо речь идет о сатане, желающем «все беды устремить» на христиан и созывающем свой «ужасный совет»:

Глухая заунывная труба Сзывает населенье тьмы кромешной И Тартар, мощным зовом потрясенный Шлет отклики из черных бездн своих.

(Пер. с итальянского В.С.Лихачева.) (Прим. пер.)

101

Намек на восстание в Париже 5 октября 1795 г. (См. примечание 194.)

102

Страница 308 рукописи зачеркнута: ее содержание не имеет связи с предыдущей страницей и с последующей:

«(…) Победить природу вещей; таким образом, она не сможет ни создать великую Республику, которая невозможна, ни уничтожить дворянство, которое вечно.

Итак, она сможет подчинить народ военному правлению, заседающему в Париже, и, сверх того, она сможет уничтожить феодальное устройство и заставить дворянство сменить платье. Беспристрастный человек не видит иного результата стольких судорог и стольких преступлений.

Кроме того, если бы Французы достигли устойчивого состояния, хотя и менее благоприятного, чем то, из которого они вышли, то они смогли бы мирно вздохнуть; но в действительности нет ничего, абсолютно ничего. Те, кто спрашивают, может ли Республика удержаться, суть испорченные Дети. Если бы они обладали человеческим рассудком или чистотой Детства, то вместо того, чтобы спрашивать, может ли Республика быть прочной, они спрашивали бы, может ли она утвердиться; или, скорее, они не спрашивали бы ни того, ни другого.

Если есть что-то достоверное в мире, так это то, что, как в теле политическом, так и в теле животном, сила принадлежит молодости. Никогда не было видано, чтобы правление и особенно свободная конституция начинались вопреки сочленам Государства и обходились ради выживания без их одобрения? Это…».

103

Глава начиналась с текста, зачеркнутого в рукописи, ибо он воспроизводил предыдущие и последующие абзацы. Текст завершался следующим абзацем:

«И разве же из этого кровавого месива должна появиться прочная Республика? Варварское невежество, без сомнения, управляло немалым числом политических учреждений; но ученое варварство, обдуманное развращение, систематическая жестокость и особенно неверие никогда ничего не создавали.

И здесь я хотел бы привлечь все внимание здравых умов: есть во французской Революции сатанинское свойство», и т. д.

104

Заседания Учредительного собрания, принявшего Гражданское устройство духовенства (12 июля 1790 г.).

105

15 фримера II года (7 декабря 1793 г.).

106

Жозеф де Местр первоначально написал:

«Пусть идеи, о которых я говорю, будут истинными или ложными, пусть их называют религией или предрассудком, культом или фанатизмом, пусть над ними насмехаются или их почитают; неважно: они тем не менее образуют (даже будучи ложными) единственную основу всех прочных учреждений».

107

Жозеф де Местр начал такими строками:

«Руссо (…) человек одновременно слабый и фальшивый, который почти всегда грешил против истины и который никогда не умел ее распознать, когда случайно ее схватывал; Руссо, говорю я, весьма красноречив в этом предмете и не захотел из него извлечь выводы…»

108

Об общественном договоре, кн. II, гл. VII. (Прим. Ж. де М.)

109

Там же.

110

Жозеф де Местр первоначально написал:

«утверждая, что вообще они находятся на некотором расстоянии от монашеских добродетелей…»

111

Орден иезуитов был упразднен папой Климентом XIV в 1773 г., однако тайно он продолжал существовать, а в некоторых странах сохранялся по политическим соображениям. В 1814 г. папа Пий VII восстановил орден. (Прим. пер.)

112

Следует текст, зачеркнутый в рукописи: «Чем пристальнее мы будем рассматривать вещи, тем сильнее будем убеждаться в том, что в Европе общественное устройство полностью покоится на кресте; нас еще спасает от всеобщего потрясения то, что различные державы этой части света инстинктивно, может быть, и по привычке, более чем по убеждению и мудрости, поддерживают религиозное установление. Во Франции преступное безумие правительства способствовало скатыванию к нечестивости и безразличию, ставшими слишком распространенными, и мы видим последствия этого.

Повсюду, где просвещение перестало быть религиозным, больше нет национального просвещения. Подготовят математиков, физиков и т. д.; но речь-то должна идти о человеке. Однако система просвещения, способная создать некий публичный дух, будет религиозной или не сможет установиться.

Со всякой стороны нас окружает Религия: все говорит нам на ее языке. Она запечатлевает свои черты на наших знаменах, на наших монетах, на наших почетных знаках, на наших украшениях, на наших зданиях, на всех монументах: она одушевляет, она животворит, она увековечивает все и участвует в нашем законодательстве: она утверждает наши обычаи, она определяет собой наши договоры; благодаря ей образовалась великая европейская семья. Ее кроткие законы умеряли нашу жестокость и вели к соединению наших несогласных умов. От Петербурга до Мадрида, все народы договаривались во имя Пресвятой и неделимой Троицы: то было великое фамильное звание и свидетельство общего родства: гнусная рука революционного гения появилась, чтобы стереть эту священную формулу, и он ее уничтожил…».

113

Ludis publicis… popularem laetitiam in cantu etfidibus et tibiis moderanto. EAMQUE CUM DIVUM HONORE JUNGUNTO. Cic., De Leg.II, 9,22. (Прим. Ж. де М.)

«….что же касается празднеств…. то ликование народа пусть умеряют пением н играй на лирах и флейтах и пусть сочетается она с почестями, оказываемыми богам». — Цицерон. О законах. Кн. II, IX, 22 (пер. с латинского В.О. Горенштейна). Последние слова выделил шрифтом Местр. (Прим. пер.)

114

Намек на революционные праздники и на декадный культ, предусмотренный в Конституции III года.

Семидневную неделю должен был заменить десятидневный цикл, завершаемый церемониями. (Прим. пер.)

115

Это обсуждение проходило в 1795, а не в 1796 г.

116

Ж. де Местр намекает здесь на верования иллюминатов и теософов, с которыми он встречался с 1774 г. В особенности он размышляет о Сен-Мартене и об его ожидании новой религии.

117

Здесь Местр выражает свое презрение к эпигонам сенсуализма Кондильяка.

118

Письмо Плиния, правителя Вифинии, к императору Траяну относительно того, как нужно обращаться с христианами. (См. Письма Плиния Младшего, кн. X, письмо 96-е.)

119

Юлиан, племянник Константина, римский император с 361 по 363 г.

120

Философия Просвещения и ее программа религиозной, политической и социальной эмансипации.

121

Бог явил свою волю (лат.).

122

Христос царствует, побеждает, повелевает (лат.).

123

Эта глава представляет собой резюме исследования о суверенитете (1794–1796 гг.), которое будет опубликовано в 1870 г. издательством Ватон. Политические идеи Жозефа де Местра в разработанном виде будут выражены в его трактате О принципе порождения политических конституций, опубликованном в 1815 г.

124

«Нужно было бы быть безумцем, чтобы спрашивать, кто дал свободу городам Спарты, Риму и т. д. Эти республики отнюдь не получили свои грамоты из людских рук. Бог и природа их им вручили». - Sidney, Disc. sur ie gouv., t. I, chap. 2. Автор вне подозрений. (Прим. Ж. де М.)

Алджернон Сидней (1622–1683) — английский политический деятель; был обвинен в заговоре против Карла II и казнен, посмертно реабилитирован. Местр ссылается на его книгу («Discourses concerning government etc.»), впервые опубликованную в Лондоне в 1698 г. (Прим. пер.)

125

Местр употребляет принадлежащий старинному юридическому языку глагол conster — быть обоснованным формально определенным образом.

126

Мудрый Юм часто это отмечал. Приведу лишь следующую его цитату: «Это тот пункт английской конституции (право ремонстрации), где очень трудно, лучше сказать, невозможно управлять посредством законов: здесь надобно направлять скорее с помощью неких тонких идей, приходящихся кстати и благопристойных, чем с помощью правильности законов и предписаний». (Юм. История Англии. Карл I, гл. III, примеч. Б.)

Как известно, Томас Пейн придерживался другого мнения. Он утверждал, что конституция существует лишь тогда, когда ее можно положить в карман. (Прим. Ж. де М.)

Право ремонстрации (от позднелат. remonstratio — указание) — право парламента отказывать королевской власти в регистрации ее актов (без чего они не могли войти в силу) на основании несоответствия этих актов законам или обычаям. (Прим. пер)

127

Un populo uso a vivere sotto un principe, se per qualche accidente diventa libero, con difficulta mantiene la liberta. Machiavel. Discorsi sopra Tito Livio, lib.I, cap.XVI. (Прим. Ж. де М.)

«Народ, привыкший жить под властью государя и благодаря случаю ставший свободным, с трудом сохраняет свободу.» — Н. Макиавелли. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Кн. I, гл. XVI (пер. с итальянского Х. Хлодовского). Местр приводит название главы. (Прим. пер.)

128

Плутарх очень хорошо понял эту истину. Солон, по его рассказу, «не мог достичь того, чтобы город продолжительное время находился в союзе и согласии… потому что происходил он из простого люда, не был одним из самых состоятельных в городе, имел средства к существованию лишь как горожанин». — Жизнь Солона, пер. [на франц. ] Ж. Амио. (Прим. Ж. де М.)

По словам Плутарха, отец Солона по состоянию и положению относился к «средним гражданам», но по происхождению принадлежал «к первому по знатности дому». Солон «считал позорным брать у других, когда сам происходил из семьи, привыкшей помогать другим. Поэтому еще в молодости он занялся торговлей». (Плутарх. Избранные жизнеописания. T.I. М., 1990, с. 157, 158; пер. с лат. С. Соболевского). Напомним, что купеческие занятия считались в античности делом унизительным, даже позорным для родовитых людей. (Прим. пер.)

129

Наес exfrema fuit aetas imperatorum Atheniensium lphicratis, Chabriae, Thimothei: neque post illorum obitum quisquam dux in illa urbe fuit dignus memoria. Corn. Nep. Vit. Timoth., cap. IV. От Марафонской битвы до битвы при Левктрах, выигранной Тимофеем, прошли 114 лет. Таков диапазон славы Афин. (Прим. Ж. де М.)

«Ификрат, Хабрий, Тимофей — это было последнее поколение победоносных афинских полководцев, после их смерти в государстве не осталось ни одного военачальника, достойного упоминания». — Корнелий Непот. О знаменитых иноземных полководцах. Тимофей,4. (Пер. с лат. Н.Н. Трухиной).

130

Этот параграф дополнительно вписан на полях рукописи.

131

Плутарх. Жизнь Нумы. (Прим. Ж. де М.)

132

Neque ambigitur quin Brutus idem, qui tantum glorae, superbo exacto rege, meruit pessimo publico id facturus fuierit, si libertatis immaturae cupidine priorum regum alicui regum extorsisset, etc. Til-Liv. II, 1. Весь отрывок весьма достоин размышления. (Прим. Ж. де М.)

«И бесспорно, тот самый Брут, что стяжал столь великую славу изгнанием Гордого царя, сослужил бы наихудшую службу общему делу, если бы, возжелав преждевременной свободы, отнял бы царскую власть у кого-нибудь из прежних царей». — Тит Ливии. История Рима от основания Города. Т.II, 1,3 (пер. Н.А. Поздняковой).

133

Е necessario che una solo sia quello che dia il modo, e della cui mente dipenda, qualunque simile ordinazione. Machiavel., Disc. sopr. Tit.-Liv.. lib.I, cap.IX. (Прим. Ж. де М.)

«…совершенно необходимо, чтобы один-единственный человек создавал облик нового строя и чтобы его разумом порождались все новые учреждения». — Н. Макиавелли. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Кн. I, гл. IX (пер. Х. Хлодовского).

134

Аббат Шарль Батте (1713–1789) был известен своими работами по риторике и своими переводами; в частности, он перевел на французский язык поэтические произведения Ариосто и Горация.

135

О люди, слепые умом (лат.).

136

Платон, Зенон и Хрисипп оставили после себя буквы и слова; но Ликург оставил деяния (Плутарх, Жизнь Ликурга). Нет ни одной разумной идеи в мире морали и политики, которая укрылась бы от здравого смысла Плутарха. (Прим. Ж. де М.). Этого примечания нет в рукописи, оно добавлено в издании 1821 г.

137

Ни в коем случае оба Совета не могут собираться в одном и том же зале. — Конституция 1795 г., раздел V, ст.60. (Прим. Ж. де М.).

138

В старинном значении речи, сочиняемой школьником на заданную тему.

139

Her., IV, 89.

«Прочности первый залог — положенья обратного отдых». — Овидий. Героини. IV, 89 (пер. с лат. Ф.Ф. Зелинского).

140

Этот подсчет, произведений во Франции, привела одна иностранная газета в феврале 1796 г. Это число — 15479 законов за менее чем шесть лет — мне уже казалось весьма правдивым, пока я не обнаружил среди моих записей утверждение одного весьма любезного журналиста, безусловно полагающего в своих блестящих листках (Котидьен за 30 ноября 1796 г., № 218), что французская Республика обладает двумя миллионами и несколькими сотнями тысяч напечатанных законов и миллионом восьмистами тысячами ненапечатанных законов. — Что касается меня, то я с этим согласен. (Прим. Ж. де М.)

141

В своих Размышлениях о революции во Франции, 1790.

142

Конституции 3 сентября 1791 г., 24 июня 1793 г. и 5 фрюктидора III года (22 августа 1795 г.).

143

Да совершится! (лат.).

144

Один умный человек, у которого имелись свои причины для того, чтобы хвалить эту конституцию, и который движим абсолютным желанием представить ее памятником запечатленного разума, соглашается, однако, что, если не говорить об ужасе, внушаемом двумя палатами и ограничением вето, она содержит еще много других анархических принципов (20 или 30, к примеру). Читайте «Взгляд на Французскую революцию друга порядка и законов», сочинение Г-на М…(Г-н генерал де Монтескье. (Прим. Ж. де М.)) Гамбург, 1794, с.28 и 77. (Coup d'oeil sur la Revolution francaise, par un ami de l'ordre et des lois). Но то, что следует далее, более занимательно. Эта конституция, пишет автор, грешит не тем. что она содержит, но тем, что ей недостает. Там же, с.27. Само собой разумеется: конституция 1791 г. была бы совершенной, если бы она была создана: это Аполлон Бельведерский за вычетом статуи и пьедестала. (Прим. Ж. де М.)

145

11 октября 1792 г. Конвент назначил Конституционный комитет в составе девяти членов. Именно Кондорсе был докладчиком по проекту конституции и ее вдохновителем.

146

После государственного переворота 31 мая 1793 г. против Бриссо и Жиронды восторжествовавшие монтаньяры добились включения в Конституционный комитет, созданный 11 октября 1792 г., пяти новых членов. Ими были Эро де Сешель, Рамель, Сен-Жюст, Матье и Кутон. Написал новую Конституцию II года Эро де Сешель. Он представил ее 11 июня Конвенту, проект был принят тринадцатью днями спустя, т. е. 24 июня 1793 г.

Напомним, что Кондорсе как жирондист был арестован и в тюрьме покончил с собой (Прим. пер.)

147

Пяти членов Директории.

148

Перед этой фразой был следующий текст, зачеркнутый в рукописи:

«Своими собственными силами человек создает лишь автоматы, это Вокансон, подражающий творениям; чтобы быть Прометеем, надо вознестись на небеса».

149

Здесь находится текст, зачеркнутый в рукописи:

«Как поддерживает себя французское правительство? — тюремными заключениями, обысками на дому, проводимыми Военными комиссиями, проскрипциями, всеми революционными мерами. Оно выдаст карточку, по которой разрешается есть хлеб. Оно кормит шестьсот тысяч жителей Парижа как птиц в клетке, и еду они получают, как из клюва, с кончика штыка. Пушки, направленные на галереи для гулянья, поддерживают в них порядок и веселье; в сем спектакле правительство есть все: это оно его представляет, это оно поет, это оно аплодирует. Его солдаты окружают зал и всегда готовы взять его приступом. Ночью ли, днем ли солдаты следят за гражданами, а другие солдаты смотрят за этими солдатами. Города находятся на военном положении, и Военные комиссии затмевают собой суды. Какой громадный аппарат! Посмотрите, сколько людей заняты тем, что приводят в движение этот манекен! Шарниры, которыми снабдили все его сочленения, делают манекен слабым вместо того, чтобы сделать его гибким. Брусья, продетые под мышками, держат его в стоячем положении. Он поворачивает голову, когда рука ею вертит. Он идет вперед, движимый внешней силой, которая заставляет его передвигать одну ногу за другой. Но именно все эти умножающиеся подпорки доказывают его ничтожество. В них не было бы нужды, если бы дух говорил ему: Иди!».

150

Следующий текст был зачеркнут в рукописи:

«Наблюдатели, заблуждающиеся на этот счет, отдают дань традиции их века, смертный грех которого состоит в том что он разошелся с духовным миром. Если наша философия абсурдна, то потому, что она вся механистична».

151

Жак де Вокансон (1709–1782) был одним из величайших французских механиков. Он родился в Гренобле, где Местр мог его встретить. Бго автоматы, такие как Игрок на флейте, Игрок на тамбурине или Утка, сделали Вокансона знаменитым во всей Европе. Его изобретательный ум особенно хорошо развернулся в деле улучшения шелковых мануфактур и ткацких станков.

152

Руссо. Об общественном договоре, кн. II, гл. VII. Надо без устали наблюдать за этим человеком и застигать его каждый раз, когда он по рассеянности изрекает какую-либо истину. (Прим. Ж. де М.)

153

Члены Конвента с помощью Декрета о двух третях продлили свои полномочия законодателей: две трети депутатов, которых предстояло избрать, обязательно должны были состоять из выбывающих членов Конвента. Почти единственный в своем роде пример циничного презрения к обыкновениям в области конституционного права.

154

Илиада. 1, 178. (Прим. Ж. де М.)

«Всякая честь идет от Бога» — не совсем верный перевод полустишья.

Перевод Н.И. Гнедича: «Храбростью ты знаменит; но она дарование бога».

155

Согласно Конституции III года, общее число депутатов обоих Советов устанавливалось в 750 человек.

156

Депутат от департамента Буш-дю-Рон в Совете старейшин Симеон выразил свое отрицательное отношение к разводу 5 плювиоза V года (24 января 1797 г.).

157

Конституция III года установила размер годового жалования парламентариям в 3000 мириаграммов пшеницы.

Мириаграмм — вес в 10.000 граммов. (Прим. пер.)

158

Член Парламента — Member of Parliament (англ.).

159

Gens armis strenua indomitae intra se molis; at ubi in exteros exundat, statim impetus sui oblita: eo modo nec dui externum imperium tenuit, et sola in exitium sui potens. J.Barclaius, Icon. animanim, cap. III. (Прим. Ж. де М.)

160

См. выше, гл. IV.

161

Американская конституция 1787 г. заимствовала великие принципы английского либерализма; строгое разделение властей, двухпалатное пропорциональное представительство и т. д. Однако новым в ней было учреждение федерального устройства.

162

Целиком сочиненную федеральную столицу начали сооружать в 1791 г. по планам «на французский манер», составленным архитектором Пьером Л'Анфаном. В 1800 г. правительство туда переселилось.

163

Жозеф де Местр смягчил впоследствии свое неосмотрительное предсказание. В собственный экземпляр «Рассуждений» (второе издание, 1797 г.) он вписал, будучи в Санкт-Петербурге, следующее замечание к этому абзацу: «Вашингтон есть город скорее обозначенный, чем построенный. Ему понадобится еще 50 лет, чтобы значить хоть что-нибудь». В издании 1821 г. это замечание отсутствует.

164

Эта глава о старой французской конституции не понравилась Людовику XVIII (Напомним, что в 1795 г. умер в заточении сын казненного короля Людовик XVII; королем был объявлен брат Людовика XVI, граф Прованский, ставший Людовиком XVIII. (Прим. пер.)) и его окружению. Граф д'Аварей сообщил об этом Жозефу де Местру в переписке, и это сообщение стало источником многих огорчений для автора «Рассуждений». Д'Аварей требовал переработать текст, имея в виду второе издание. Жозеф де Местр отказался, ибо развивавшиеся им положения отвечали его глубоким убеждениям; однако он согласился написать Постскриптум, который вошел во второе и последующие издания. По этому вопросу см.: E.Daudet. J. de Maistre et Blacas, p. 3–47.

165

Конституанты, или монархиствующие, партия Неккера, Калонна, Лалли-Толландаля, Мунье, Малле дю Пана.

166

Конституционалисты, или убежденные монархисты (ультрароялисты), вроде д'Антрега, Монгайяра и др.

167

Тезис высшей королевской администрации, советников короля, интендантов, некоторых председателей парламентов, или судебных палат. В записках, донесениях или эссе (см. тексты Оже де Монтиона, Никола Жаннона) все они пытались доказать, что [для спасения монархии] достаточно было покончить с злоупотреблениями, затемнявшими мало-помалу, на протяжении истории, смысл «конституции», которая, не будучи писаной, тем не менее существовала. Жозеф де Местр в 1796 г. придерживался подобного же мнения.

168

Кардинал де Флери (1653–1743) был государственным министром, фактически — премьер-министром при Людовике XV (1726–1743).

169

Святой Оден (605–683), епископ Руанский, канцлер Дагобера I.

170

Святой Леже (616–678), епископ Отенский, советник королевы-регентши Св. Батильды во время малолетства Клотаря III.

171

Церковь и государство (англ.).

172

Луи Расин (1692–1763), сын Жана Расина, автор поэмы «Религия». (Прим. пер.)

173

Burger: verbum apud nos et ignobile (Бюргер: унизительное слово, которое гнетет нас и обесчещивает (лат.)). J.A.Emesti, in Dedical. Op. Ciceronis, Halae, 1777, p. 79. (Прим. Ж. де М.)

174

Руссо сделал нелепое замечание об этом слове гражданин в своем «Общественном договоре» (кн.1, гл. VI). Без тени смущения он обвиняет очень знающего человека в том, что тот допустил по этому поводу серьезную ошибку, хотя сам он, Жан-Жак, тяжко ошибается в каждой строчке; он выказывает равное невежество в отношении языков, метафизики и истории. (Прим. Ж. де М.)

«Очень знающий человек» — это Боден, которого Руссо обвинил в том, что тот спутал понятия буржуа и гражданина в первой книге «О республике», гл. VI. В действительности же Руссо говорил о положении дел в Женеве и обращался, видимо, к содержащему ошибки изданию Бодена (см. Rousseau ОС, III, ed de la Pleiade. Paris, 1963, p.1446, n.7).

175

В период между летом 1791 г. и 1792 г. магистраты ряда парламентов (Речь идет о судебно-административных учреждениях, которые до революции существовали в Париже (высшая апелляционная инстанция в стране) и в провинциях. Эти учреждения обладали правом регистрации актов королевской власти (после чего последние входили в законную силу) и правом ремонстрации, т. е. могли отклонить такую регистрацию. (Прим. пер.)) Франции неоднократно встречались в Германии и Люксембурге для подготовки, а затем и составления трактата об основополагающих принципах французской монархии Его передали членам королевской семьи в октябре 1792 г. 14 апреля 1793 г. старший брат короля посоветовал сохранить трактат в тайне. В сентябре того же года состоялось новое собрание магистратов, после которого в книгу были внесены замечания. Видимо, Никола Жаннон, бывший председатель парламента Бургундии, был человеком, который, несмотря на предупреждение королевской семьи, взял на себя инициативу публикации труда (без имени автора) под названием «Развитие основополагающих принципов французской монархии». - Developpement des principes fondamentaux de la monarchie francoise, s.1. (Neuchatel), 1795, in-8°, XXXII-385 p.

176

Если очень внимательно рассмотреть это выступление Нации, то увидишь в нем что-то меньше участия в законодательной власти и что-то больше простого согласия. Это пример из того порядка вещей, которые лучше оставить в некой неясности и которые не могут быть подвергнуты людским установлениям: это самая божественная часть конституций, если можно так выразиться. Нередко говорят: достаточно лишь создать закон, чтобы знать, как подходить к делу. Не всегда: существуют и особые ограничения. (Прим. Ж. де М.)

177

Fleuri: Droil Public de France. 1769, 2 vol.

Клод Флери (1640–1723), известный галликанский прелат, член Французской академии, духовник Людовика XV в 1716 г. Он написал «Церковную историю» (Hisloire ecclesiastique) в 20 томах. Местр часто цитирует Флери в своих книгах «О папе» и «О галликанской церкви» и судит его строго. (Cм. Ed. Vine, t.2, p.57, t.12, p.470.)

178

Глубоко ли мы проникаем в суть дела, выступая так громко против наследования судебных должностей? Такое наследование должно было бы рассматриваться исключительно как способ наследования; и проблема сводится к тому, чтобы узнать: могло ли правосудие в такой стране, как Франция, или такой, какой она была последние два-три века, отправляться лучше, чем наследственными судьями? Вопрос очень трудно разрешим; перечисление неудобств — ошибочный довод. То, что есть плохого в конституции, то, что даже должно ее разрушить, на деле, однако, выделяется как ее лучшая часть. Я отсылаю к словам Цицерона: Nimia potestas est tribunorum, quis negat («Сословие это да будет без порока и да служит оно примером для других». — Цицерон. О законах. Кн. III, 10. (Пер. В.О. Горенштейна)), и т. д. De leg., III, 10.(Прим. Ж. де М.)

Ж. де Местр был членом савойского Сената, который не знал практики наследования мест. Он всегда считал, исходя из своего опыта, что подобная практика лучше обеспечила бы независимость судейского сословия по отношению к королевской власти.

179

Разночтение с изданием 1821 г. В рукописи значится: «Это признак того, что он развращен и что нет больше лекарств». См. первое издание, 1797, с.131.

180

Макиавелли. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Кн.1, гл. VII. (Прим. Ж. де М.)

181

Я очень хотел бы знать его. (Прим. Ж. де М.)

182

Макиавелли. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Кн.1, гл. XVI. (Прим. Ж. де М.)

См. Макиавелли Н. Избранные произведения. М., 1982, с. 437–438, 413–414. Перевод с итальянского Р. Хлодовского.

183

Сэр Уильям Блэкстоун (1723–1780) считался лучшим законоведом современной ему Англии.

184

Аll the human govemements, particulary those of mixed frame, are in continual fluctuation. Hume, Hist. d'Angl., Charles I. chap. L. (Прим. Ж. де М.)

185

Человек, в котором я равно ценю личность и мнения (Покойный г-н Малле дю Пан. (Прим. Ж. де М.)), не разделяя мой взгляд на старую французскую Конституцию, взял на себя труд разъяснить мне толику своих идей в интересном письме, за что я ему бесконечно благодарен. Он указывает мне, среди прочего, на то, что книга французских судей, цитированная в этой главе, была бы сожжена в царствование Людовика XIV и Людовика XV как посягнувшая на основополагающие законы Монархии и на права Монарха. Я в это верю: равным образом книга г-на Делолма (Жан-Луи Делолм (1790–1806) швейцарский публицист и политический деятель, автор книги об английской конституционной системе (1771), переведенной на ряд европейских языков. (Прим. пер.)) была бы сожжена в Лондоне (быть может, вместе с автором) в царствование Генриха VIII и его жестокой дочери.

Когда составлено, с полным знанием дела, мнение по крупным вопросам, редко затем его меняют. Вместе с тем я стараюсь не доверять своим предубеждениям, но я уверен а собственной доброй воле. Легко заметить, что я не процитировал в этой главе ни одного из влиятельных умов нашего времени из опасения, дабы и самые уважаемые из них не вызвали бы подозрения. Касательно же судей — авторов «Развития основополагающих принципов…», если я и воспользовался их трудом, то исключительно по тем причинам, что не люблю повторять уже сделанное и что эти господа только ссылались на памятники, а именно это мне и требовалось. (Прим. Ж. де М.)

Данное примечание было добавлено ко второму изданию 1797 г.

186

Здесь следующие абзацы были вычеркнуты из рукописи:

«Многим угодно было осудить знаменитое обращение Людовика XVIII; но как раз в этом случае следует сказать: критика легка, искусство трудно. Хулителям пришлось бы очень потрудиться, чтобы сделать лучше или даже столь же хорошо, и когда страсти улягутся, все, вероятно, согласятся поставить этот славный документ рядом с завещанием Людовика XVI.

Люди должны были бы немного почаще напоминать себе, что бывают обстоятельства, когда невозможно поступить верно, то есть занять позицию, которая не влекла бы за собой заметных неудобств. Так, под определенным углом зрения, король может быть, дурно поступил, обнародовав свое обращение, он скверно поступил бы, составив его иначе, он плохо сделал бы, не обнародовав вовсе никакого обращения. Если бы он сохранил молчание, то насмешники сказали бы: он бессердечен; он не осмеливается наследовать.

Если бы он предложил полумеры, то изменил бы самому себе и точно уж не понравился бы Роялистам и истинным философам; заявив, что французская Конституция будет для него ковчегом Господнем (В ковчеге Господнем (ковчеге откровения, ковчеге завета) хранились священные скрижали (или десятисловие) как откровение Бога, выражение Его воли, основание (залог) завета с народом древнего Израиля. Даже приближение к ковчегу людей непосвященных наказывалось смертью. (Прим. пер)), он не понравился бы толпе конституционалистов. Что же тогда должен был сделать Король?

То, что он сделал. Я надеюсь, что все вскоре в этом убедятся. Если бы Французы хладнокровно вникли в суть дела, то они безусловно нашли бы в этом обращении, за что уважать Короля. В тех ужасающих обстоятельствах, в которых он находился, не было искушения соблазнительнее, нежели пойти на сделку с принципами, дабы вновь обрести свой престол. Столько людей говорят и столько людей верят, что невозможно вернуться к тому, что называют старым порядком. Сколько людей высказались, что король погубил себя, упорствуя в обветшалых идеях. Казалось столь естественным выслушать предложения пойти на мировую; особенно удобно было бы согласиться на эти предложения, сохранив в голове мысль о возвращении к прежним прерогативам, даже без лицемерия, без узурпации, одной только силой вещей; но требуется много искренности, много благородства, много смелости, чтобы сказать Французам: „Я не способен сделать вас счастливыми, я могу, я должен править только на основе старой Конституции, я больше не дотронусь до ковчега Господня“. Я умоляю людей здравомыслящих уделить пару минут этим соображениям».

Этот вычеркнутый из рукописи пассаж был развит в следующих разделах.

187

Послание Людовика XVIII, названное Веронским, датируется июнем 1795 г. Оно было напечатано Луи Фош-Борелем и широко распространялось по Франции.

188

Немецкий город Кобленц в 1792 г. стал одним из мест сбора эмигрантов под знамена «армии Конде» (герцога Людовика-Жозефа Бурбонского). (Прим. пер.)

189

Под «знаменитым римлянином» имеется в виду император Август. (Прим. пер.)

190

Тит Ливии. История Рима от основания Города. XXXIV, 49. (Прим. Ж. де М.) Точный текст цитаты: «Libertate modice utantur». «Пусть пользуются свободой с умеренностью». У Местра — «Свободой должно пользоваться с умеренностью».

191

Ж. де Местр в своих прелыдущих сочинениях ратовал за широкую амнистию, за исключением, однако, цареубийц, совершивших «преступление из преступлений».

192

О, люди, рожденные для рабства! (лат.).

193

Этой фразы нет в рукописи — она появилась в издании 1821 г.

194

23 вандемьера III года (5 октября 1795 г.) Баррас приказал расстрелять картечью на ступенях парижской церкви Сен-Рок колонну протестовавших против ратификации Декретов, в соответствии с которыми две трети депутатов нового законодательного собрания (оно было учреждено Конституцией III года) должны были выбираться из состава членов Конвента, чьи полномочия закончились.

195

Эти строки, касающиеся сторонников герцога Шартрского, не были вычеркнуты из рукописи. Они фигурировали и в первых изданиях (см. 1-е издание, 1797, с.145). Жозеф де Местр снял их из издания 1821 г. Они не были восстановлены и в издании Vitte, названном «Полное собрание сочинений», вне сомнения, для того, чтобы не оживить распри между двумя течениями французского роялизма. Менее понятно, почему Жоанне и Вермаль посчитали нужным опустить их в своем издании. Для нас же эти строки являются частью текста, так как они не были вычеркнуты автором; мы не хотели бы входить в суть обстоятельств, которые повлекли за собой их снятие.

196

Я перенес в Х главу параграф, касающийся амнистии. (Прим. Ж. де М.)

197

Жозеф де Местр высмеивает здесь бесплодный ирреализм ультрароялистов.

198

Эти шесть последних абзацев в первый раз появились в издании 1821 г.

199

Хотя Жозеф де Местр и приехал в первый раз в Париж только в 1817 году, он хорошо знал ее края, граничащие с Савойей: до революции он несколько раз проезжал через Прованс, посещал Гренобль и Лион. Кроме того, у Местра имелась собственность в Талисье, округ Беллей, где он бывал регулярно.

200

Позже, в июле 1817 г., Жозеф де Местр получил аудиенцию у Людовика XVIII.

201

В рукописи ошибочно значится «разрушение». На своем экземпляре «Рассуждений» (второе издание 1797 г.) Ж. де Местр исправил допущенную опечатку. Ни в одном из последующих изданий, включая даже публикацию 1821 г., не учтена эта правка, которая изменяет смысл фразы.

202

Эта глава, более чем все остальные, объясняет популярность «Рассуждений», начиная с 1815 г. Современники приписывали их автору дар пророчества, ибо он почти точно описал возвращение короля и реставрацию монархии за восемнадцать лет до этих событий.

Данная глава позволила Сент-Беву сказать, что «будущая Реставрация была (в ней) предсказана и почти точно описана в своих путях и средствах» (Lundis, ed. Gamier, IV, р.196).

Именно в IX главе Ж. де Местр возвращается к опровержению столь дорогих для Б. Констана тезисов, но не без некоторого духа начетничества, который особенно станет заметным в начале главы X.

203

В первом издании, точно по рукописи, было напечатано «революция». Местр исправил этот ляпсус в своем экземпляре «Рассуждений» (второе издание 1797 г.). В издании 1821 г. эта авторская правка не была учтена.

204

«Забота о вас не дает и всевышним покоя». — Вергилий. Энеида, IV, 379 (перевод С. Ошерова).

205

Жозеф де Местр напишет в октябре 1814 г. своему другу, губернатору Подолии графу Яну Потоцкому: «Я очень хотел бы, чтобы вы сейчас перечли мои „Рассуждения о Франции“, где к неслыханной радости все оказалось пророческим, вплоть до названий двух городов, которые первыми признали Короля, — Лиона и Бордо». (ОС, XII, р.461).

206

Продолжение этой фразы вычеркнуто в рукописи:

«Рядом с этой сияющей фигурой он видит лицо повешенного. Через немного дней он станет либо тем, либо другим: он колеблется».

207

Корнелий Непот. Жизнь Тимопеона, гл. IV: «Тимолеон был убежден: ничто на земле не происходит без Божиего повеления; так, он установил в своем доме алтарь, посвященный богине случая (древние переводили: посвященный Провидению), где он постоянно ей преклонялся». (Прим. Ж. де М.)

Тимолеон Коринфский — полководец, освободитель Сиракуз (IV в. до РХ.). (Прим. пер.)

208

Король Англии (1422–1461), объявленный королем Франции и Англии после смерти Карла VI.

209

Жанна д'Арк, которую англичане презрительно именовали служанкой, так как ее дядя был кабатчиком в Вокулере.

210

«Девственница» Шапелена (1656).

211

«Орлеанская дева» Вольтера (1762).

212

С 1793 г. Жозеф де Местр беспрестанно разоблачал отсутствие политического реализма у эмигрантов и опасность расчленения Франции, которое предусматривалось участниками коалиции.

213

«Пыли ничтожный бросок». — Вергилий. «Георгики». IV, 87. (Пер. С. Шервинского)

214

Книга пророка Исайи, 40:24 (Прим. Ж. де М.)

215

Местр намекает прежде всего на Б. Констана, но также и на мадам де Сталь.

216

Я имею в виду ее естественную конституцию, ибо ее писаная конституция — не более чем бумажный листок. (Прим. Ж. де М.)

217

Ж. де Местр намекает здесь на опасения тех, кто приобрел себе долю национального имущества, вроде Бенжамена Констана. От своих лозаннских друзей он знал о финансовых операциях этого друга мадам де Сталь.

218

Б. Констан завершил свою брошюру следующей фразой: «Речь идет о том, чтобы обрести покой в Республике, или вернуться обратно на страшный путь, пройденный Францией, и возвратиться к тирании, снова поднимаясь по реке крови, которая текла во имя свободы».

219

Намек на закон от 20 сентября 1792 г., разрешивший развод, в частности, по обоюдному согласию или даже по требованию одного из супругов.

220

Такие головные уборы (toque a mortier) были знаком принадлежности к высшему судейскому корпусу. (Прим. пер.)

221

Судебные должности были тогда выборными.

222

Ж. де Местр начал здесь со слов: «Эпиктет очень верно говорил: человека менее мучат сами вещи, чем представления, которые он создал себе о них».

223

«[Он] разрушает, строит, заменяет квадратное круглым». — Гораций, Элоды, I,1,100.

224

Морской бой на рейде Ог (или Уг) у берегов Контантена (департамент Ла Манш), где в 1692 г. адмирал Турвиль был разбит англо-голландским флотом.

225

Письмо Короля принцу Конде от 3 января 1797 г., напечатанное во всех газетах. (Прим. Ж. де М.)

226

Намек на казни генералов и офицеров в 1793 г.

227

Знаменитый закон, который не позволял лицам третьего сословия посыпать на военную службу, не мог быть соблюден: то просто была министерская несуразность, о которой пристрастно судили как о каком-то основном законе. (Прим. Ж. де М.)

228

Жозеф де Местр протестовал против того, чтобы его считали эмигрантом: его законным сувереном был король Сардинии, одна из частей королевства которого — Савойя — была захвачена силой. Местр полагал, что исход из Франции дворянства и духовенства, даже если он считался дорогой чести, тем не менее оказался политической ошибкой.

229

См. примечание 11. (Прим. пер.)

230

«…Мы и сами не прочь от подобной свободы И другому готовы дозволить ее; но с условьем, Чтобы дикие звери не были вместе с ручными, Змеи — в сообществе птиц, и с ягнятами — лютые тигры!»

(Этим строкам из «Науки поэзии» Горация, V, II, 13; перевод М. Дмитриева; предшествуют слова: «Знаю, поэт с живописцем — все смеют, и все им возможно / Что захотят». — Прим. пер.)

Это самое лучшее, что могут сказать некоторые кабинеты министров вопрошающей их Европе! (Прим. Ж. де М.)

231

Яков II, король Англии с 1685 по 1688 г., принял католичество в 1671 г. Он был свергнут с трона своим зятем, Вильгельмом Нассауским, принцем Оранским, и окончил свои дни во Франции.

232

Стюарты были католиками.

233

В Шотландии, где претендент на престол Чарльз-Эдуард Стюарт был разбит герцогом Камберлендским в 1746 г.

234

Пентархи, т. е. пять членов Исполнительной директории.

235

В Веронском обращении.

236

Ажио — лаж, т. е. повышение рыночной цены золота, курсов ценных бумаг по отношению к номиналу. (Прим. пер.)

237

Королевская хартия 1815 г. узаконит все приобретения национальных имуществ.

238

«Наблюдения за поведением держав-участниц коалиции» (Observations sur la conduite des puissances coalisees) графа д'Антрега, 1795, «Предисловие», с. XXXIV и след. (Прим. Ж. де М.)

239

Генерал Джон Ламберт (1619–1684) долгое время казался правой рукой Кромвеля. После смерти Лорда-Протектора он разогнал Парламент-охвостье (Парламент-охвостье, или куцый парламент — так называли остатки Долгого парламента, из которого Кромвель изгнал сторонников короля. (Прим. пер.)) и подавил выступления роялистов. Монк выступил против него и победил. Инголеби, бывший одним из судей Карла I, поспешил за Ламбертом. Ему удалось схватить Ламберта до того, как тот смог собрать войска. Приговоренный к смерти в 1662 г., затем помилованный, Ламберт окончил свои дни в тюрьме.

По мнению Жозефа де Местра и его друзей-контрреволюционеров, Пишегрю (Генерал Шарль Пишегрю (1761–1801) командовал Рейнской армией. Он установил контакты с роялистами, участвовал в заговоре, умер в тюрьме. (Прим. пер.)) должен был стать французским Монком.

240

Верховный суд, судивший Карла I, состоял из 133 человек, назначенных палатой общин, но его заседания никогда не собирали больше 70 судей. — См.: Юм. История Англии, т.5, с.425.

241

Священное масло — миро, которое используется при коронации.

242

Известна острота Карла II о двусмысленности английской формулы — АМНИСТИЯ И ЗАБВЕНИЕ: Я понимаю ее так, сказал он, что амнистия — моим врагам, а забвение — моим друзьям. (Прим. Ж. де М.)

243

События подтвердили все эти здравые предсказания. После того, как был закончен этот труд, французское правительство опубликовало документы двух раскрытых заговоров, участники которых судят о самих себе несколько по-разному: один — якобинский и другой — роялистский. На знамени якобинства было начертано: смерть всем нашим врагам, а роялистов — милосердие всем тем, кто примет его. Чтобы помешать народу сделать свои выводы, ему сказали, что Парламент-де отменит королевскую амнистию, но это беспредельная глупость: наверняка она не будет иметь успеха. (Прим. Ж. де М.)

244

Caver — по высшей ставке.

245

Принц де Конде.

246

Согласно Бернардену де Сен-Пьеру, люди становятся уродливыми по мере того, как их охватывает злоба: «красота лица есть… выражение гармонии души». CM. Etudes de la Nature. — ОС, P., 1818, t. 2, p. 193.

247

Автор «Поля и Виргинии» объяснял «альтернативными эффузиями полярных льдов» такие явления, как приливы и океанические течения, но также — почему бы и нет! — вращение Земли и смену времен года. См.: Etudes de la Nature. - Op. cit, t. I, p. 176, 183–184.

248

И даже способ, каковым человеческая власть используется в подобных ситуациях, всегда уничижителен. Это именно тот случай, когда можно адресовать человеку слова Руссо: Покажи мне могущество, и я покажу тебе твою слабость. (Прим. Ж. де М.)

249

Довольно часто можно услышать, что если бы Ричард Кромвель обладал гением своего отца, он сделал бы протекторат наследственным для своего рода. Это весьма неплохо сказано! (Прим. Ж. де М.)

250

Один итальянский ученый сделал оригинальное замечание. Указав, что дворянство является естественным охранителем, как бы депозитарием, национальной религии, причем это свойство тем более поразительно, чем ближе мы подходим к первоначалам наций и вещей вообще, он добавил: Таким образом, это великий знак того, что нация угасает, если дворянство ни во что не ставит отечественную религию. (Vico. Principi di scienza nova (Дж. Вико. Основания новой науки об общей природе наций.). Lib.2, Napoli, 1754, in-8° p.246)

Когда духовенство является политическим сочленом Государства и когда верховный церковный сан получает по преимуществу высшая знать, то в итоге мы имеем самую основательную и самую вечную из всех возможных конституций. Следовательно, всеразвращающий философизм сотворил свой шедевр, использовав французскую монархию. (Прим. Ж. де М.)

251

«Бог ему приказывает уйти, законы запрещают ему удалиться». Овидий, Метаморфозы, XV, 28.

252

Эмигранты не только в массе возвращались, но и многие роялисты были избраны или назначены на важные посты. Так, на выборах 1796 г. Кларе де Флерье, бывший морской министр Людовика XVI, был избран в Париже, Лион проголосовал за видного роялиста Эмбер-Коломеса. Совет старейшин избрал своим председателем Барбе де Марбуа, а Совет пятисот — генерала Пишегрю, ставшего сторонником монархии.

253

Hume, t. X, chap. LXII, 1660 (Прим. Ж. де М.)

Очевидно, имеется в виду Джон Гемпден (1594–1643) — один из лидеров оппозиции в парламенте, активный член Долгого парламента, обвиненный в 1642 г. Карлом I в государственной измене. (Прим. пер.)

254

Эдуард Гайд, граф Кларендон (1608–1674) — английский государственный деятель, лорд-канцлер в 1660–1667 гг., а также историк. В глазах Местраон был образцом непримиримого английского монархиста, одновременно реставратором божественного права королей и государственной религии, несмотря на ощутимые симпатии к римскому католицизму.

255

Я цитирую базельское издание на английском языке; 12 томов, in octavo, издательство Леграна, 1789. (Прим. Ж. де М.)

Местр выбрал этот наступательно анахронический заголовок, чтобы, наверное, возбудить любопытство своего читателя, но особенно потому, что, по его мнению, Французская революция показала удивительное сходство с революцией 1648 г. Эпиграф «Eadem mutata resurgo» проясняет его намерения. В трех рукописных списках и во всех прижизненных изданиях имелся этот заголовок.

Но в издании Витте, так называемом «Полном собрании сочинений», а за ним в издании Врена предпочтено было переделать заголовок на Отрывок из «Истории Английской революции» Дэвида Юма. Этот выбор спорен: помимо того, что он искажает формально выраженное намерение автора, он неудобен тем, что разрывает уже установленную связь этой последней главы «Рассуждений» с десятью предыдущими.

256

Каждый раз изменяясь, вновь возникаю (лат.)

257

Очевидно, имеется в виду принятый в 1645 г. билль, запрещавший членам парламента занимать руководящие посты. (Прим. пер.)

258

Новый образец (англ.). Название «армии нового образца» получили полки, сформированные Кромвелем. (Прим. пер.)

259

Очевидно, имеется в виду принятое в декабре 1647 г. палатой общин постановление — прервать отношения с Карлом I; отныне связь с королем рассматривалась как государственная измена. (Прим. пер.)

260

Таковыми были мысли и Людовика XVI. Смотрите историческое похвальное слово в его честь. (Прим. Ж. де М.)

261

Вспоминаются прочитанные в газете Кондорсе строки о хорошем аппетите Короля по возвращении его из Варенны. (Прим. Ж. де М.)

262

«Ушел худший тиран из королей» (лат.).

263

Образ государя (греч.).

264

«Мы хотим правления… где различия рождаются из самого равенства; где гражданин подчинен суду, суд — народу, а народ — правосудию». — Робеспьер. Смотри Монитор от 7 февраля 1794 г. (Прим. Ж. де М.)

Местр проводит здесь параллель между английскими левыми радикалами — левеллерами (буквально — уравнителями) и французскими радикалами — якобинцами, одним из вождей которых был Робеспьер. (Прим. пер.)

265

Эту черту, соответствовавшую [духу времени], не следовало бы оставить без внимания. (Прим. Ж. де М.)

266

Люди, которые вершили тогда делами, были настолько лишены законодательных талантов, что за четыре дня ухитрились смастерить конституционный акт, поставивший Кромвеля во главе республики, там же, с.245. (Прим. Ж. де М.)

Можно припомнить в данной связи сию конституцию 1795 г., составленную за несколько дней несколькими юношами, как говорили о ней в Париже после поражения рабочих. (Прим. Ж. де М.)

267

Речь идет о Карле II, который после казни отца выступил в качестве претендента на английский престол. (Прим. пер.)

268

В 1659 г. — за год до реставрации!!! Я склоняюсь перед волей народа. (Прим. Ж. де М.)

269

Вне всякого сомнения! (Прим. Ж. де М.)

270

Согласно этому же историку, четырьмя годами раньше, в 1659 г., роялисты жестоко ошиблись, вообразив, что враги правительства — это друзья Короля. (Прим. Ж. де М.)

271

В 1660 г.; но в 1665 г. гораздо большим было их опасение того, что монархия восстановится, чем ненависть к утвердившемуся правительству. (Прим. Ж. де М.)

272

Но годом раньше НАРОД, не колеблясь, подписался под обязательством поддерживать Республику. Значит, понадобилось самое большее 365 дней, чтобы заменить в сердце этого Суверена ненависть или безразличие на безграничное рвение. (Прим. Ж. де М.)

273

Хорошенько отметьте это! (Прим. Ж. де М.)

274

Об остальном ОСТАЕТСЯ ЖЕЛАТЬ (лат.). Так обыкновенно говорится о фактически законченном, но содержательно неполном труде, о не до конца выполненном исследовании. (Прим. пер.)

275

На последней странице рукописи стоит слово конец (с. 233). Не следует, однако, понимать загадочное «06 остальном остается желать» в прямом смысле. Труд закончен, даже если его финал и вызывает удивление. В 1797 году не хватало еще только заключительного акта Революции — появления французского Монка, восстанавливающего короля на французском престоле. Отсюда — легенда о незавершенности книги. Она возникла с первым читателем рукописи, Луи Винье дез Этолем, который взял на себя инициативу объявить в оглавлении двенадцатую главу: «Различие между английской и французской революцией — desiderantur». Неизвестно, действительно ли задумывал эту главу автор. В перечне глав первого издания книги и четырех «пиратских» его повторений упоминается об этой двенадцатой главе. Жозеф де Местр вычеркнул данное упоминание из второго издания книги.

276

Этот Постскриптум появился во втором издании, так называемом базельском (сентябрь 1797 г.). Жозеф де Местр написал его по настоянию Людовика XVIII (см. письмо графа д'Аварей от 30 июля 1797 г., опубликованное Э. Доде в работе «Жозеф де Местр и Блака»). Данный текст помешен во всех последующих изданиях «Рассуждений».

277

Это третье за шесть месяцев, считая только что увидевшую свет французскую подделку. Последняя в точности повторила бесчисленные ошибки первого издания, добавив к ним новые. (Прим. Ж. де М.)

278

Речь здесь идет о судебно-административных палатах дореволюционной Франции. (Прим. пер.)

279

«Этот маленький плут Констан в своем гнусном памфлете» (цит. по книге Э.Доде) (Напомним, что речь идет о брошюре Б. Констана «О мощи нынешнего правительства Франции и о необходимости принять его сторону»). И действительно, Б. Констан расточает проклятия в адрес этого труда, который рекомендует расценивать как одобренное свыше изложение роялистской доктрины: «В нем клеймится как ничтожное все то, что проделало Учредительное собрание, вплоть до права искоренения злоупотреблений… Знаменитое правило: Воля царя — закон там упоминалось и защищалось… Там прощают Людовику XVI его согласие на Конституцию 1791 года, но считают это согласие не имеющим силы». «Магистраты-эмигранты, — добавляет Констан, — называют Революцию бунтом самой низкой черни, они провозглашают божественное право королей», и так далее).

280

Joseph de Maistre. Ecrits sur la Revolution. Paris. Presses Universitaires de France, 1989, 246 p. Профессор Савойского университета (г. Шамбери) Жан-Луи Дарсель явился составителем и редактором этого сборника, автором вступительной статьи к нему. Перевод данной статьи публикуется здесь с сокращениями.

281

В числе работ, которые Ж.-Л. Дарсель называет в своей статье и в отдельном библиографическом списке, включенном в сборник: Cioran Е.М. Exercices d'admiration, Joseph de Maistre. Essai sur la pensee reactionnaire. P., 1986; Denizet J. Joseph de Maistre. P., 1988; Lebrun R. Joseph de Maistre, an Intellectuel Militant. Kingston and Montreal, 1988; Triomphe R. J. de Maistre. Etude sur la vie et sur la doctrine d'un materialiste mystique. Geneve, 1968.

Ж.-Л.Дарсель отсылает читателя также к ежегодным выпускам журнала «Revue des Etudes maistriennes», который выпускает Савойский университет с 1977 г.

282

Имя Местра встречается не только в современной научной литературе. Оригинальную оценку дает ему Умберто Эко в «Маятнике Фуко» устами одного из героев этого романа: «Если он и был реакционером, то лишь в назначительной степени. Странный человек. Заметьте, господа, этот защитник католической церкви именно в то время, когда папские буллы клеймят масонство, вступает в ложу под названием „Жозефус и Флорибус“. Более того, он принимает масонство, когда в 1773 г. папа выступает с посланием против иезуитов… Он — один из иллюминатов». (Цит. по киевскому изданию книги, 1995, с.501). (Прим. ред.)

283

«Долгое время мы совсем не понимали революции, свидетелями которой являемся: долгое время мы ее принимали за событие. Мы заблуждались- это эпоха». (Discours a marquise de Costa, 1794. Oeuvres completes. Lyon, Vine, 1884–1887, t.VII, p.273).

284

Пьер Симон Балланш (1776–1847) — французский писатель и поэт, монархист по своим политическим взглядам. Автор историко-философского труда о социальной палингенесии. (Прим. пер.)

285

«Размышления о революции во Франции». (Прим. ред.)

286

Durand J. Similitude hermetiquue el science de l'homme. - Eranos, 1973, vol.42, Leiden, E.J.Brill, 1975, p.469.

287

Столица Савойи, где родился и жил Местр. (Прим. ред.)

288

В Турине Местр провел несколько последних лет жизни. (Прим. ред.)

289

Формулировка, употребленная Эдмоном Шерером в исследовании, которое походит на сведение счетов: Melanges de critique religieuse, VII: Joseph de Maistre. Paris, 1860, p.269.

290

Carnets du comte Joseph de Maistre. Livre Journal 1790–1812. Lyon, Vine, 1923, p.24.

291

Cм. фундаментальный труд А.Молера Die Konservative Revolution in Deutschland 1918–1932. Darmstadt, 1972.

292

Joseph de Maistre. Paris, Lethielleux, 1914, p. 373.

Луи Вейо — французский журналист и писаггель (1813–1883), защитник идей ультрамонтанства. (Прим. ред.)

293

Местр уезжает из Шамбери после его захвата революционной армией в 1792 году, в Лозанне он живет с апреля 1793 по февраль 1797 г. (Прим. ред.)

294

«De la force du Gouvernement actuel de la France et de la necessite de s'y rallier».

295

Discours sur l'histoire universelle. - Oeuvres. La Pleilade, p.1024.

296

«Рассуждения о Франции», гл. II.

297

Burke Е. Reflexions sur la Revolution de France. Seconde edition. Paris, Laurent fils, 1790, p.421.

298

Les Soirees de Saint-Petersbourg. Neuvieme entretien. - Oeuvres completes. Lyon, Vitte, 1884, t.V, p.142.