sci_history Сергей Анчуков Валентинович Тайны мятеж-войны - Россия на рубеже столетий ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 02:30:18 2007 1.0

Анчуков Сергей Валентинович

Тайны мятеж-войны - Россия на рубеже столетий

С. Анчуков

Тайны мятеж-войны: Россия на рубеже столетий

ОГЛАВЛЕНИЕ:

От автора

ЗАМЕЧАНИЯ О "НЕИССЛЕДОВАННОЙ МЯТЕЖ-ВОЙНЕ"

Пролог - российская трагедия

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

"Перманентная война... или "война с продолжением" (русско-финский конфликт 1918-1944 гг.)

Авторское предисловие

Глава первая. Русско-финский военно-политический конфликт

"Карелию вернуть назад, но без населения"

Предыстория "зимней войны" 1939-1940 гг.

"Зимняя война" 1939-1940 гг.

Продолжение конфликта в "новой стратегической ситуации"

Глава вторая. Позиция Финляндии в преддверии "войны продолжения

Двусмысленность ситуации

Международная практика

Глава третья. Ситуация в Европе могла бы существенно измениться

уже в 1940 году

"Сослагательный вариант"

Безмерный гуманизм

Глава четвертая. Примеры гуманизма и доброй воли русского народа

Директива No02

Бомбы и письма

Финал

Особые отношения

Глава пятая. Объективности ради - малоизвестные свидетельства известного финского политика Финляндии

Перемирие и первые месяцы "большой войны"

Финляндия в сознании своей силы

Военное счастье переменчиво

Пораженческие настроения и "ура-патриотизм"

Мир

Глава шестая. Потери на Северо-западе СССР в 1939-1944 гг. - сравнительный анализ

Глава седьмая. Что стоила СССР- России мятеж-война, развязанная против народа в XX столетии?

Цена победы СССР над фашистской Германией

Какие потери нанесла Красная Армия противнику?

Боевые и демографические потери России в мятеж-войне XX столетия

Глава восьмая. О пользе дискуссий и вреде мифотворчества

О вреде мифов и мифотворчества

Перейдем к нашим баранам

"Мне не нужно уважение, хватит одного страха...

О кадрах и офицерах генерального штаба

Глава девятая. Пора и меру знать.

"Исторические водевили"...и боеспособность войск

Современные проблемы

"Германский генеральный штаб"

Глава десятая. Ответ "ученому соседу" на его предложения по реформированию ВС РФ

Вместо введения

Общие замечания по поводу "предложений"

Замечания по существу проблемы

Положение действительно нетерпимое и требует изменения

Глава одиннадцатая. И Катанандов не поможет (карельские заметки)

Все в прошлом

Лишь бы не забулькали...

Достижения и приобретения

Заключение к первой части. Пережиток "совкового сознания"?

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

"Битва за душу народа"

Вместо введения

Глава первая. "Размышления о стратегии" на примере советско-финской и Великой Отечественной войны

Основательно забытые истины

Почему не удалось предотвратить войну?

Можно ли было вывести Финляндию из войны?

Почему нас преследовали неудачи в первый период войны вплоть до конца 1942 года?

О нанесении превентивного удара

Перманентная война за душу воюющего народа

Заключение к первой главе

Глава вторая. Балканская война

Глава третья. Живые картинки: международные отношения на просторах СНГ и за его пределами

Глава четвертая. Глава третья. Некоторые аспекты "восстановления славянского единства"

Понимают ли "выдающиеся геополитики" о чем идет речь?

Русский вопрос и "самодостаточность", как условие обеспечения безопасности

Перспективы решения проблем русского народа

Дополнительные условия и задачи

Глава пятая. Кровавые демократии

Глава шестая. Стратегия уничтожения или искусство достижения условий стабильного мира?

Государственная цель и цель военных действий

Влияние Клаузевица

Военная цель по Клаузевицу

Развитие военной теории после Первой Мировой войны

Опыт Второй Мировой войны

Дальнейший пересмотр военной теории

Глава седьмая. Утраченные иллюзии или о том, где попранные традиций чести, долга и товарищества, могли бы принести неоценимые результаты (в качестве дополнения к Фуллеру, Лидделу-Гарту и Герасимову)

Глава восьмая..Между "странной войной" и "призрачным миром"

Глава девятая. Чеченская "государственность"

Нужна ли России Чечня?

Перспективы

Глава десятая. "Неподражаемый гуманизм и неоправданная жестокость" -2

Что имеют чеченцы?

Глава одиннадцатая. Чеченская война - реконструкция событий

"На войне, как на войне"

"Солдатами не рождаются, ими становятся"

"Око за око, зуб за зуб?"

Лорда Джада испугались

Глава двенадцатая. Бдительность по образцу Израиля, как условие "комфорта жизни" в современной России

Глава тринадцатая. Русский характер, как источник наших побед и причина наших поражений

Условие побед

Причины поражений

"Судьба человека" - судьба народа

Глава четырнадцатая. Национальная катастрофа - как предмет спекуляций и реальность

В чем существо проблемы для русских

Глава пятнадцатая. Особенности "национальной катастрофы" для чеченцев

Глава шестнадцатая. Только факты

Глава семнадцатая. Что из этого следует?

Глава восемнадцатая. "Ложь во спасение" или путь к катастрофе

Глава отдельная. Ни с того, ни с сего: "Иди и смотри..."

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Повторение пройденного - кризис Армии и Флота

Глава первая. Какие войны ожидают Россию в первой четверти 21 столетия

Предварительное резюме

Стратегический фон: прогнозы и предположения

Некоторые особенности войн для России в будущем

Глава вторая. Армия - живое воплощение души народа и русского государства

Непонятые уроки и сомнительные параллели

Достойные внимания проблемы и невольные заблуждения

"Давно известное и основательно забытое"

Глава третья. Будет ли Россия иметь "профессиональную и современную армию" к 2000-2005 году?

История вопроса, стратегия малых и массовых армий

Собственный опыт военного строительства в России

Опыт Красной Армии

Послевоенное строительство ВС СССР

Военные реформы в Российской Федерации 1991-2000 гг.

Как под красивыми лозунгами о "сохранении ядра" Армии "стихийные троцкисты" современности разрушают Вооруженные Силы России.

О формализме и творчестве в исследовании.

Может ли Россия немедленно перейти к профессиональной армии?

Современное российское общество в свете военной статистики.

Глава четвертая. Ломать - не строить, голова не болит.

Глава пятая: "К перевооружению через модернизацию"...?

(при участии доктора технических наук А.Н. Фомина)

Вопрос "сам собой не рассосется"...

Магистральный путь военно-технической политики

Некоторые соображения для понимания

государственных целей в ВТП

К перевооружению через модернизацию?

Глава шестая. Военная Доктрина РФ: утверждение - формальность, а исполнение - угроза безопасности

Глава седьмая. "Цели объявлены, задачи ясны..." (Проблемы национальной и военной безопасности России в первой четверти XXI столетия)

Условия реформ

"Военно-технические" и прочие государственные проблемы

Национальная сосредоточенность, расчетливость и организованность

Безопасность России это проблема ее осознания и появления ответственных политиков, реально влияющих на ситуацию

Глава восьмая. Двадцать семь вопросов "Независимой газеты" и "Независимого военного обозрения" Начальнику Генерального штаба ВС РФ генералу армии А.В. Квашнину

Вместо заключения

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Стратегия развития или очередная опасная утопия?

Вместо введения к четвертой части:

Глава первая. Путин В. В. - Президент и человек

Глава вторая. Очередная утопия? (О стратегии развития России в 21 веке, предложенной В. Путиным 26 декабря 1999 года)

Будем хорошо жить...Как в Европе?

О чем речь, господа?

Легкие заблуждения выдающихся экспертов

Пациент...скорее жив, чем мертв!?

"Священность и конституционная предопределенность..."

Мудрость вождей и претендентов

Молиться двум богам одновременно в России нельзя

Глава третья. "Новый Лефорт", еврейские рахдониты и торговцы ослятиной на московском "Кукуе" 21 столетия

Кукуй XXI столетия

"От мертвого осла уши"

Кто заказывает музыку на политическом "Кукуе"?

Есть ли причины для беспокойства?

Когда будет диктатура одного закона - совести?

Глава четвертая. Вопрос к вождям.

Глава пятая. "Если не удается уничтожить, то следует возглавить" (О малоизвестной программе реформирования Администрации Президента РФ)

Глава шестая. О власти и новой российской государственности

"Пути господни неисповедимы", - это доказывает российская история

Перспективы изменения власти в России (посильные соображения)

Глава седьмая. Опыт общения с В. Путиным в виртуальном пространстве вечером 7 июля 2000 г.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

"Слабость порождает только агрессию"

Вместо введения. Геополитика, как идеология имперского сознания и практика исторического процесса.

Созидающая империя

Методология геополитики

Экономическая и социальная география

"Географическая стратегия"

Глава первая. "Любим Россию и служим России"

Усы Пржевальского

Внук Николая II

В новых условиях

Феномен Сталина

В новейшие времена

Глава вторая. Геополитика для России

Геополитическая "парадигма" России

Осознанная необходимость

Ошибки или выгодная всем предопределенность?

Мировые геополитические проблемы

Геополитические перспективы для России

Глава третья. Чего "не знают" реформаторы России

Почему Россия не Америка

Географический детерминизм

Неурожаи бывают везде, а дураки у власти состоят только в России

Глава четвертая. Национальная безопасность России: проблемы настоящего и обеспечение в будущем

На развалинах большой России

Одни нелепости и величайшая ложь

Глава пятая. Русская армия - живое воплощение Российского государства - 2

Что имеем?

Прогноз развития ситуации

Перевооружение Армии и военно-техническая политика

Формирование качественно-нового облика ВС

Глава шестая. Геополитические итоги XX столетия,

или что не было сказано на VI "Славяно-евразийском конгрессе"

Глава седьмая."Новая Россия"

Глава восьмая. Некоторые проблемы обеспечения безопасности

Новой России

ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ. ПРОГНОЗЫ И ОБОБЩЕНИЯ

Прогнозный сценарий развития экономической и военно-политической ситуации в России до 2015 -2025 года

Авторское послесловие

Приложения

Библиография

Посвящается моему первому наставнику

Льву Николаевичу Сальникову

(события и посильные размышления офицера ГШ ВС России)

"Если желательно изменить жизнь целого народа, то существует ли средство более действенное, нежели война!"

Норман Додд, американский конгрессмен, 1909 год

Москва - 2000 год

Уважаемый читатель!

Предложенная твоему вниманию работа всего лишь приближение к оценке сущности мятеж-войны, наблюдения за событиями и посильные соображения неравнодушного человека.

Она не лишена определенных пристрастий.

Как я убедился на личном опыте, "ссылки на авторитеты", тем более на мнение современных политиков, экспертов и специалистов, действительно, "не довод" в оценке столь сложного общественного явления. Но было бы глупо в собственном самомнении, отвергая чужой опыт, претендовать на истину и надеяться "объять необъятное".

Рискую показаться не вполне последовательным в своем повествовании и приведу выдержку из древнейшего текста: "Не доверяй тому, что ты слышал; не доверяй традициям, так как их передавали из поколения в поколение; не доверяй ничему, если это является слухом или мнением большинства; не доверяй, если это является всего лишь записью высказывания какого-то старого мудреца; не доверяй догадкам; не доверяй тому, что вы считаете правдой, к чему вы привыкли; не доверяй одному голому авторитету ваших учителей и старейшин. После наблюдения и анализа, когда ты обнаружишь, что он согласуется с рассудком, способствует благу, пользе всех и каждого, - принимай это и живи в согласии с совестью". (Гаутама Будда - 400 г. до нашей эры)

Увы, по опыту собственного общения с предлежащими мира сего знаю, что их знания не распространяются далее того, о чем повествуют обозреватели "независимого радио и телевидения" России. Не слушайте их на ночь и перед обедом!

А поскольку самый большой недостаток наших вождей состоит в том, что они не имеют того, кто бы им сказал ПРАВДУ, то это представляет опасность для каждого из нас.

А нужна ли Правда, если жить по кривде гораздо удобнее, в то время как "наше, русское движение - это всего лишь неудобство в жизни!"

Оглавление:

От автора

ЗАМЕЧАНИЯ О "МЯТЕЖ-ВОЙНЕ"

Достойные оценки и заведомая ложь

Словесная эквилибристика и "концептуальные американизмы"

Легкая тенденциозность или тенденциозность заблуждений?

Суть и содержание мятеж-войны

Информационный террор

Мужественность и пацифизм, как условие победы и причина поражений

Субъекты "военного права" и бесправие мятежа

Еще немного о целях, средствах и способах

Что делать?

ВМЕСТО ПРОЛОГА - РОССИЙСКАЯ ТРАГЕДИЯ

От автора

"Что бы о тебе не думали, делай то, что считаешь справедливым".

Пифагор

На книжно-газетном развале чего только нет.

Здесь Л.Троцкий и В. Кожинов, здесь В. Шеленберг и Ф.Чуев. Предлагается Л.Млечин с его "Тайнами КГБ" и Калашников со "Сломанным мечем империи", Резун с его "мифами".... Здесь "Завтра", "Дуэль", "Правда" и "Правда России", "Досье", "Гласность" и "Трибуна", "Стингер" и "Спецназ", "Мегаполис" и "Русский вестник"... сны и сновидения, астрологические прогнозы и лекарственные травы. Идеи шовинистические и либерально-демократические, коммунистические и националистические, яд идеологический и физический.

Как говорится, "спрос рождает предложение".

Одним словом - рынок.

Назвал только малую часть печатной продукции, которая как говорится "на слуху". Заниматься перечислением авторов и названий книг, которые издаются мизерными тиражами, не имеет смысла. Большинство читателей просто никогда не увидят этих книг, только потому, что они тиражируются смехотворно малыми тиражами 3-5 тысяч экземпляров. В буквальном смысле - на душу населения в России из таких книг не приходится ни одной цельной мысли1 едва ли - больше одной строчки.

Как говорится, информация, однако....

Осенью 1999 году в руки попала книга Б. Соколова "Тайны финской войны", купил за тридцатку с мыслью: в год 60-летия той "незнаменитой войны" здесь найдется немало удивительного. И не не был разочарован в своих ожиданиях. Но поскольку несколько лет служил в Ленинградском военном округе и не плохо знаю Северо-западный театр военных действий, историю "зимней войны", ее продолжение в 1941-1944 гг. и подоплеку конфликта, пришло желание возразить "филологическому авторитету", который взялся за неизвестную ему историю.

Без преувеличения скажу, юг Карелии, северное Приладожье и Карельский перешеек проехал и прошел вдоль и поперек. Исследовал Алакуртинское и не однажды бывал на Мурманск-Киркенеском операционном направлении. За 11 лет службы в Ленинградском округе пришлось изучить печальный опыт предшественников на Петрозаводск-Ботническом операционном направлении и в северном Приладожье. Пришлось немало померзнуть в полевых поездках и на рекогносцировках в районах бесславной гибели партизанской бригады Карельского фронта на Ребольском направлении, неделями обитать в местах, известных всей стране по фильму и повести Б. Васильева "А зори здесь тихие".

По роду занятий должен был знать не только общую, но и военную историю. Уже в 1973-1976 году пришлось изучить боевой путь 168 Бондаревской стрелковой дивизии, дважды бравшей Сортавалу. Благодаря усилиям моего первого настоящего наставника, начальника оперативного отделения штаба дивизии Л. Н. Сальникова2 знал о "побоище" между Ладожским озером и Лоймолой в районе Суомусалми, и на Карельском перешейке. На учениях с 30 АК увидел наяву остатки "линии Маннергейма". Работа в штабе 6 Армии позволила многое узнать о военно-политической обстановке на Северо-Западном ТВД, ознакомиться с планом проведения самой сложной армейской операции ВС СССР, с особенностями тактики в лесисто-болотистой, горно-тундровой и таежной местности. На собственной шкуре понял, что такое "особые условия ведения боевых действий".

После окончания академии им. М.В. Фрунзе пришлось служить в должности старшего офицера Генерального штаба ВС СССР, затем начальником штаба полка в МВО и укрепленного района на Дальнем Востоке. Учеба в адъюнктуре, затем преподавание тактики в общевойсковом училище и возвращение в Генштаб ВС РФ для работы в Центре военно-стратегических исследований. В ходе более или менее длительных командировок в Прибалтику, на Урал, в Забайкалье, на западные рубежи и на Кавказ видел многое и многих. Еще больше думал.

И было о чем.

Б. Соколов утверждает, что "незнаменитая, зимняя война" хранила и хранит до сих пор немало тайн. Советские люди полвека не знали, почему возникла война с Финляндией, кто на кого первый напал, откуда в одночасье появилось и куда столь же быстро исчезло "Народное правительство Финляндской Демократической Республики".

Как так получилось, что огромный Советский Союз три с половиной месяца возился с крошечной Финляндией, да так и не смог сделать ее своей советской республикой? Во всем мире ломали голову: почему, коли, как в песне поется, "от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней", она так и не смогла одолеть финской армии, отнюдь не причисленной к первым армиям Европы и попросту не имевшей боевого опыта?

Отчего вдруг Сталин прекратил эту войну, согласившись на компромиссный мир тогда, когда линия Маннергейма была прорвана и, казалось, до победы оставался всего шаг?

Одна из самых больших тайн до недавнего времени: сколькими жизнями заплатила наша страна за безопасность ...Ленинграда?" Что привело к советско-финской войне? Как сражались и за что умирали советские и финские солдаты? Была ли эта война ошибкой, можно ли было избежать вооруженного столкновения, и могла ли война закончится с другими результатами?.."

Эти вопросы, помещенные в предисловии и на последней странице повествования Б. Соколова, остаются как бы без ответа по существу, а рассуждения автора, скрытые за свидетельствами и выписками из боевых документов, продолжают громоздить чужие мифы, ложь и его собственные заблуждения.

Очевидцев, способных полно изложить события, дать объективную оценку фактам и последствиям войны остается действительно все меньше. Между тем все больше становится тех, кто плодит мифы, верит мифам и готов добровольно заблуждаться3.

Более того, на фоне современных событий есть, что обсуждать. Хотя бы потому, что и в начале ХХ1 столетия советско-финская война действительно остается малоисследованным пятном в истории войн, стоит особняком и продолжает служить объектом для сочинения исторических водевилей.

История действительно не любит сослагательных наклонений...

Но в любых войнах и конфликтах вопрос, касающийся потерь и последствий, является мощнейшим информационным оружием, и простое чувство сопереживания с народом заставляет всякого пишущего на военную тему стремиться, не преувеличивая потерь, открыть значение победы.

Очевидно, что исследование возможных вариантов развития ситуации и потерь не только приближает нас к пониманию истинных причин поражений в прошлом, но и раскрывает существо проблемы обеспечения безопасности в будущем.

Не буду кривить душой, в прошлом мной были утрачены иллюзии лейтенанта и не реализованы возможности полковника Генерального штаба. Но одновременно с этим появилась независимость взглядов, известная беспристрастность личных суждений и стремление к объективной оценке событий.

Годы "политических баталий" в России не изменили моих позиций.

Более того, появилась убежденность и одновременно тревога за жизнь если не грядущих поколений, то обеспокоенность за судьбу моих детей, связанную с угрозой гибели русской культуры, к которой принадлежит большинство населения России.

Нет сомнения в том, что Народ не нуждается ни в назиданиях, ни в помощи, ни в слезливом сочувствии. Население должно испытать ужасы и самостоятельно осознать масштабы войны, понять опасность своего современного положения. Не следует ожидать понимания проблем населения и тем более народа властью. Сегодня это "понимание" на уровне "личности" ограничивается только инстинктивным чувством опасности за преступления, приоритетом собственных интересов над интересами народа и России.

Поэтому, в своих попытках протестовать, возражающие на безобразие власти, в лучшем случае уподобляются повару из басни И. Крылова.

И тем не менее, "мораль" для читателя одна - на рубеже столетий не составит труда сварить политическую похлебку, которую будет невозможно разлить в ломаные черепки федерализма и тысячелетней государственности России. Точно так же, как не составляет труда превратить в третьестепенное государство поставленную на разграбление великую державу.

Вполне понятно, что вопрос в безответственной власти, в отсутствии или в наличии политической воли народа, подмененной беззаконием.

Именно поэтому исследование коллизий и событий минувших дней имеет несомненную пользу для понимания постигшей нас катастрофы и осознания опасности положения.

Нет сомнения, что попытка осознания проблем будет полезной для ответа на вечный вопрос: Что... нет лучше, КАК ДЕЛАТЬ?

Но уважаемый читатель! Вообрази себе, что некий "маньяк" предложил опубликовать в одной из респектабельных русскоязычных газет (не говорю о газетах англоязычных) статью под названием "Источник зла", где в качестве этого источника выставлены чеченцы, негры, китайцы, немцы, американцы или даже израильтяне.

Не трудно догадаться что за этим последуют объяснения: такие публикации неприемлемы с точки зрения морали и социально опасны, что это поощрение преступлений, основанных на ксенофобии и наконец проявление шовинизма. В лучшем случае владельцу рукописи будет отказано даже в приеме статьи для "рассмотрения".

И это вполне объяснимо.

За попытку публикации такого рода статьи, газету затаскают по судам и разорят, а редактора "за потворство в разжигании национальной розни" посадят в психбольницу или даже в тюрьму. В этом мысленном эксперименте все твердо стоят на позициях "защиты прав" человека, маленьких, угнетенных, миролюбивых и беззащитных наций, народов, народностей, социальных групп, наконец, защиты "общечеловеческих ценностей" и безликой демократизированной до полной деградации личности.

Но если вернуться к реальной жизни, то оказывается, что дело с абструкцией "одиозных авторов" обстоит несколько иначе. Например, без всяких опасений заявления маньяка Новодворской тиражируются на многомиллионную аудиторию. Без всяких последствий, ее "проекты обустройства России" вполне серьезно печатают российские газеты, она не вылезает из "ящика", ее цитируют обозреватели. Та территории России чеченский лидер - Масхадов неоднократно заявлял, что "русских нужно резать, где бы они не находились и при этом получать удовольствие". Ему вторит Д. Корчинский на Украине и по существу то же самое говорит спикер финского парламента по совместительству председатель ПАСЕ Р. Уусикяйнен.

Более того, в газете Washington post от 10 мая 1999 года напечатана статья, в которой утверждается, что "источник мирового зла" XX века - это русские. Им нельзя доверять, лучшее, что можно для них сделать это выселить с территории современной России с подъемным пособием для первоначального размещения в других странах, где они смогут ассимилироваться и раствориться в местном населении. Для того чтобы собрать эти деньги, гуманисты предлагают распродать территорию России желающим странам. Для сохранения языка они (гуманисты!) согласны сохранить крошечный кусок территории вокруг Москвы с населением не более 10 миллионов.

Маньяки, будь то Новодворская, Корчинский, Масхадов или писаки из Washington post, и есть маньяки. Но никто не сажает их в тюрьму "за разжигание", тем более не тащит в суд в Нью-Йорке. Даже "тиражируют" в Москве и в России, в русском по определению государстве.

В связи с этим, возникает, по меньшей мере, несколько вопросов:

Первый - почему о русских можно печатать и публично говорить то, что абсолютно немыслимо по отношению к любой другой нации?

Второй - почему такого рода публикации и выступления маньяков не вызывают реакции правительства РФ, откликов и протеста мировой прессы, если это фактический призыв к уничтожению народа?

Спрашивается - почему не слышно о судах в штатах Мериленд, Вирджиния, в федеральном округе Колумбия, где распространяется Washington post, и живет не менее 100 тысяч русских?

Но более всего меня занимает вопрос - почему перед угрозой уничтожения, исходящей от "мировой цивилизации", мы не защищаем себя сами?

Или нас уже действительно купили, у нас уже нет ни власти, ни государства, ни территории, ни языка, ни газет, ни своих юристов, способных посадить маньяков?

"Спасибо за хорошие вопросы", как принято говорить у "друзей народа" демократов.

Над ними я предлагаю поразмышлять читателям при чтении книги о тайнах неисследованной "мятеж-войны", развязанной против русских, России и каждого из нас.

В основном книга написана в период с августа 1999 года по октябрь 2000 года и по замыслу автора рассчитана на широкий круг читателей, тех, кто любит думать.

Нет сомнения в том, что часть читателей примет написанное без возражений, будут и те кто увидит как существенные недостатки так и несомненные достоинства книги. Некоторые, находясь в постоянной депрессии, - испытают разочарование и страх.

Затрудняюсь в определении жанра собственной книги.

Скорее всего, это дневник событий, публичистический очерк в стиле key fakt. В отличие от стиля fakt fiction (факт фикция - авторские домыслы - мифы) широко известного "писателя" Резуна, в основе стиля key fakt была заложена линия факт-основание, анализ событий - выводы - посильные соображения. По существу эта книга о "стратегии в рассуждениях о нашей истории", о старых и давно забытых истинах.

Таким образом, никаких мифов и открытий в этой книге нет.

Поэтому надеюсь на понимание... и не только "людей длинной воли". Думаю, что каждый, кто не очерствел душой и болеет за Отечество, при чтении моего скромного труда найдет достойные внимания простые мысли, и в предложенном стиле key fakt самостоятельно займется анализом ситуации в России.

ЗАМЕЧАНИЯ О "МЯТЕЖ-ВОЙНЕ4"

Ссылки на авторитет не есть довод.

Спиноза

Нельзя не согласиться с тем, что "пушки большой войны умолкли в мае 1945 года, но мятеж ширился, развивался и, наконец, - приобрел такие масштабы, силу, напряженность и популярность, что не увидеть в нем новую форму применения вооруженной силы, "мятеж-войну" и "сражение за душу народа", невозможно..."

Последуем в своих соображениях за мыслями полковника Генерального штаба России Е.Месснера5, пятьдесят лет назад предвосхитившего реалии наших дней.

Тем более, что изложенное ниже так или иначе присутствует в коллективном сознании здравомыслящих офицеров уникальной в своем роде организации - ГШ России.

Случайно ли то, что именно ГШ в последние годы с такой лихорадочной и разрушительной поспешностью преобразуется либерал-реформаторами в "орган военно-стратегического руководства", по сути лишенный реальных рычагов управления и способности влиять на ситуацию?

Достойные оценки и заведомая ложь

Можно уверенно утверждать, что сегодня, не понимая сути современной мятеж-войны, антирусскую истерию назовут "проявлением патриотизма", а подвиг Российской Армии в Чечне "пережитком имперского сознания" или "бессмысленной жестокостью".

В любого рода комментариях современных событий присутствуют субъективные оценки, "версии" и заведомая ложь,. Пожалуй, по достоинству в них, никогда не было и никогда не будет оценено одно: даже в условиях открытого для вторжения пространства, русский народ в ущерб себе сотни лет был занят и по сию пору занимается "дипломатическими увещеваниями". В большинстве случаев при наличии силы и возможностей решить проблемы войны и мира при минимуме потерь для себя, русский народ всегда пытался вывести своих противников из игры с позиций гуманизма. Это в то время как они необоснованно считали возможным диктовать геополитические условия России с позиций "величия и могущества", при поддержке извне или в маниакальном непонимании собственного ничтожества.

Нет сомнения в том, что "после войны и проигравшие и триумфаторы" вынуждены помогать друг другу, если вообще остаются какие либо ресурсы и возможности". В самом деле, с противником в войне выгоднее иметь отношения в будущем не отягощенные ненавистью. Достичь такого состояния невозможно, ни безмерным применением военной силы, поскольку ни в одной горячей войне нет победителей и есть только проигравшие, ни дипломатией, которая есть только искусство возможного6. И поэтому война не может считаться успешной, если не имеет хотя бы удовлетворительных экономических последствий, или после ее окончания не достигнуты приемлемые условия мира, хотя бы для одной из сторон конфликта.

В этом смысле не исключение советско-финская война". Именно усилиями советской стороны, по большому счету "стратегией непрямых действий", были достигнуты выгодные для Финляндии и отчасти для СССР условия мира на более чем полувековой период. Именно поэтому "Финляндию не терроризировали ковровыми бомбежками", а советские войска ни разу не пересекали установленной договором границы, хотя для оккупации верного союзника Германии были все основания. Именно поэтому, что Россия считала необходимым обеспечить, не отягощенные ненавистью послевоенные отношения, Финляндия не была оккупирована, сохранила политический (территориальный) суверенитет, стала если не союзником, то надежным нейтралом и торговым партнером СССР.

Никто сегодня не будет возражать против того, что аксиома Литтдела-Гарта: "цель войны - добиться состояния лучшего мира, хотя бы для одной стороны" является универсальной. Но почему в конце XX столетия по прошествии двух мировых горячих и одной холодной войны она недействительна для России? Почему для русского народа актуальным становится вопрос о сути и смысле "мятеж-войны"7?

Но именно потому, что перспектива нового поражения на рубеже столетий стала вполне реальной, беспристрастные рассуждения прозревших диссидентов, политических растриг и проекты реформаторов мало волнуют большинство русского народа, получившего за горячей и холодной новую "неисследованную", но не менее жестокую и разрушительную "всемирную войну". Именно поэтому, авторитет современных политологов и исследователей войны не более, чем надутое величие, а "достойные внимания оценки" - злонамеренная ложь.

Словесная эквилибристика и "концептуальные американизмы"

Следует констатировать то, что в отсутствии дееспособных органов госбезопасности и Армии, в перманентной "всемирной войне" против законной власти народа политический, экономический и военный террор8 может стать главным способом решения "стратегических задач", а банальная до изумления "чеченская война", без цели и результата (по аксиоме Лиддела-Гарта), не может оценивается иначе как череда реальных событий осуществленного в ХХ веке далеко идущего в отношении России плана. О его существовании не стоит даже упоминать, но то что, например, Сталин предвидел продолжение войны против СССР но другими средствами вполне очевидноi.

Нет сомнения в том, что для мирового сообщества нет никаких перспектив достичь цели в горячей войне, развязанной против России. Впрочем как термоядерная, так и мятеж-война не может не оцениваться иначе как самоубийство Запада, поскольку физическое уничтожение русского народа приведет к непоправимым последствиям для мирового сообщества. Хотя бы потому, что в результате этой поистине глобальной и вневременной войны будет уничтожена единственная культура, способная противостоять прагматической западной демократии и догматической, восточной деспотии, которые, как оказывается, одинаково чужды идее сохранения мира и порядка.

Однако понимания этой "мистической роли России и недостает современным реальным политикам. Нельзя требовать от них запредельного, и остается только сожалеть, что утвержденные Президентом "Концепция национальной безопасности России" и новая "Военная доктрина РФ", как и "Концепция информационной безопасности РФ" грешат "излишним украшательством в оценках, терминологической тарабарщиной, американизмами и многословием".

Бесперспективно излагать идеологию безопасности России в американизированных документах с учетом прагматических оценок и "тенденций мировых процессов", развития внутренних угроз и классических принципов военного искусства. На рубеже столетий своим безмыслием "российские политики" создают реальную угрозу для окончательного поражения в мятеж-войне России и народа в "битве за собственную душу".

Отдаленные и, казалось бы, исторически никак не связанные события на Северо-западе шестидесятилетней давности и современная война на Кавказе это примеры того, как одерживались военно-политические победы для достижения выгодных условий мира в прошлом, и как сдают одну за другой позиции в "битве за душу русского народа" на рубеже столетий9.

За едва обозначенными контурами "войны третьего поколения" уже можно увидеть не только радикальное изменение характера военных действий и средств достижения стратегических целей, но и способов достижения политических целей в особых формах ведения всеобщей войны против России и в "битве за душу русского народа".

Очевидно, что уже давно пройдена черта милосердия в отношении к русским, как к нации, а стратегические ошибки, заложенные в "концептуальных документах", исправить в будущем вряд ли будет возможно. Особенно опасно то, что вследствие уже допущенных военно-политических ошибок Россия, находится на грани серьезного поражения, не только в защите своих материальных ресурсов, но и в битве за душу народа.

Легкая тенденциозность или тенденциозность заблуждений?

Отголоски "всемирной войны против России и русского народа" прослеживаются в версиях событий давно минувших дней. Но не трудно заметить "легкую тенденциозность" в статьях историков и специалистов-исследователей. Некоторые факты, как бы выпадают из поля зрения, а изложение стратегических, оперативно-тактических и политических аспектов послевоенной истории и современных событий приобретает характер мифов и злонамеренной лжи.

Это дает достаточно веские основания задать несколько неудобных для объяснения вопросов.

Например, почему в двух мировых войнах, в период между ними и, особенно в последнее время конфликты тесно сплетались с военными мятежами, а военные мятежи - с локальными войнами?

Почему их участниками все чаще выступают не столько регулярные вооруженные силы, правительства, полицейские силы и органы стратегического управления, сколько некамботанты, так называемые, "народные" движения и фронты, повстанческие формирования бандитского толка, полувоенные, адаптированные под власть и принимающие все более легитимный характер полукриминальные группировки и организации?

Почему этому явлению сопутствуют: беспричинная злоба и жестокость, полная безыдейность и путаница идеологий, принципиальный протест и бессмысленный бунт, демагогия о решительной силе ради свободы и полное отрицание справедливости?

Размышляя над этими вопросами, можно сделать весьма простой вывод: не зависимо от сферы действий и приложения антироссийских сил, все это иначе как мятеж-войной назвать нельзя, а все ранее испытанные средства и способы представляются навсегда утратившими силу архаизмами10.

Сегодня мы оказались непосредственными участниками всемирной "мятеж-войны" и свидетелями появления "новой формы военно-политических конфликтов XXI века".

Суть и содержание мятеж-войны

Наряду с прямой интервенцией, экспортом революций и мятежей, за современным миротворчеством, гуманитарными, антитеррористическими и иными "специальными операциями", за экономическими санкциями и наступлением криминалитета, за взрывами в мирных городах и политическими убийствами просматривается лик глобальной информационной войны. Ее контуры явно обозначились в стратегии и действиях НАТО. Но по-прежнему остается доктринально неопределенной военная стратегия России, и не исследована мятеж-война, как средство достижения политических целей воздействием на психику народа.

В качестве способа достижения политических целей психологическая война всегда принималась в расчет при достижении стратегических целей. Постепенно из вспомогательных действий она приобретала все большее значение. "Специальные действия" все более становились сопоставимыми по размаху и результатам с традиционными войсковыми операциями горячей войны. И если в прошлом устрашение террором, тактика "выжженной земли", "ковровые бомбардировки", "повстанческие" и подконтрольные извне подрывные действия "пятой колонны" только способствовали разгрому противника, то сегодня они приобретают значение решающего фактора достижения политических целей.

В своем повествовании для прояснения ситуации, мы еще вернемся несколько назад, когда было не вполне понятно, что ожидает Россию в XX столетии, но сейчас, на рубеже тысячелетий даже в обыденном понимании крупномасштабная война это прошлое, в то время как "всемирной мятеж-войны" это уже жестокое настоящее. В сфере ее действия оказались не только периферия пост советского пространства, но и вся территория России. Реалии наших дней свидетельствует о том, что для разделенного границами русского народа будущее может оказаться еще более удивительным и жестоким, чем это представляется в настоящем.

Всемирная война начата практически еще в те времена, когда русский народ впервые заявил о себе. Мятеж-война, объектом которой стала Россия в последнее столетие, продолжается и сегодня она действительно приобретает новые формы. Не только в мире, но и в собственной стране мы стали свидетелями зарождения новая стратегия подготовки и ведения специфических войн будущего.

Не упоминая об истинной цели мировой политики, следует отметить, - как и прежде неизменной целью войны остается разгром противника и достижение выгодных условий мира для сильнейшего.

При этом иерархия задач в террор-войне против России выглядит следующим образом:

-деморализация русского народа, в том числе тотальным подавлением его национального самосознания;

-идейный разгром национально мыслящей, активной части населения;

-экономический захват и контроль ключевых объектов, имеющих для русских жизненно-важное значение;

-развал сложившихся союзов прорусской (пророссийской) направленности;

-прямое уничтожение материальных объектов, на обширной территории России имеющих для русских значение системы обеспечения национальной безопасности и обороны.

Очевидно, что три первые задачи можно легко объединить одной подцелью идейное разоружение народа. Средством решения этой задачи является пропаганда словом и делом. "Пропагандистские акции", например устрашение прямым террором, приобретают сегодня решающее значение, а пропаганда словом оборачивается полномасштабной информационной войной.

Естественно, что современная война имеет противоположные по направленности цели и задачи в отношении собственных народов других стран, участниц конфликта. Если военный террор уже практически не маскируется и находит законные основания, то информационо-террористическая война скрыта за внешне респектабельными брифингами, обставленными фигурами прессатташе первых лиц, и строится на "двойных стандартах": одни слова и доводы предназначены для своих, другие - для чужих.

Информационный террор

"Слухи преувеличивают действия".

Екатерина Вторая, из письма к Потемкину

Пропаганда в точности по определению Геббельса становится все более глобальной, изощренной и многоликой, а вовлеченность населения в мятеж-войну поистине массовой. Это порождает полную безответственность ее организаторов и прямых участников, но, как ни странно, одновременно являет собой всенародную и "стопроцентную ответственность" за мировое зло для каждого из нас.

Действительно, в распространении "психопатических микробов" при современных возможностях СМИ для мятеж-войны не существует административно-территориальных, организационных и моральных границ. Для мятеж-войны уже давно нет различия между вооруженным населением и вооруженными силами, между правоохранительными структурами и "бандформированиями", между государственным аппаратом и оргпреступностью. В каком бы виде не выступали субъекты войны прямые участники или сторонние наблюдатели, все они активно используются в этой войне всех против всех для достижения целей весьма далеких от установления приемлемого для народов мира.

Очевидно, что, задавшись целью подавить мятеж против России, придется сражаться не только на "оккупированной" территории против военной силы в условиях террора, но и всерьез бороться против вездесущего, невидимого и по тому особенно опасного внутреннего врага - всеобщего разложения-либерализма, который знаменит спекуляцией на "самокопании-достоевщине". Но при этом практически никогда не упоминается, не менее знаменитое из того же Ф. Достоевского - "не коммунисты и евреи, а проклятый либерализм погубит Россию".

Розложение общественного сознания и морали за десятилетие правления либералов уже породило в душах людей равнодушие к Отечеству и собственной судьбе, отвращение к каким бы то ни было общественным обязанностям и военной службе. Появилась и особая категория людей поставивших своей целью разрушение государства и уничтожение, пока еще воюющей армии, - души русского народа. Отношение к Армии, даже больше чем "внимание к старикам, детям и собакам" характеризует состояние российского общества.

Именно поэтому в первую очередь нужно беречь Армию от "паразитов-политиканов", "малярийных комаров пацифизма", проповедующих и упорно продвигающих гнилые идеи разложения в население.

Мужественность и пацифизм, как условие победы и причина поражений

Нет сомнения в том, что осознанное на государственном уровне противодействие мятеж-войне требует продуманного обращения с психикой воюющего народа - главного фактора побед и поражений. Не только воинская дисциплина армии, но и мужественное поведение народа побуждает войска стойко переносить тяготы военных действий и временные неудачи на пути к ПОБЕДЕ. Примером мужества остается история советского народа в 30-40-годы.

Но, если дисциплина Армии и дух воюющего народа подорваны пацифизмом и псевдо демократией, разрушены падением авторитета власти и офицера, если патриотизм одиночек задавлен прагматизмом призывников, если идея защиты Отечества профанирована нервозностью политиков и обывателей, апатией бедных и эгоизмом богатых, если мужественность начисто смазана женоподобной истеричностью мужчин и распущенностью мужеподобных женщин, то можно с уверенностью предсказать поражение России не только в информационных, но и в военных сражениях "локального масштаба".

Нет сомнения в том, что никакими материальными благами не заменить народный дух и национальное сознание, которые народ, развивает на протяжении столетий всем своим бытом, вековыми традициями, ритуалом военной и ответственной гражданской службой Отечеству. В результате и получилась та самая "суворовская надежда на себя".

Что от неё осталось? Оглянитесь вокруг: оснований для надежды: - доблести, храбрости, стойкости, чести, героизма и ответственности до обидного мало в российской армии11 и совсем не осталось в современном российском обществе, которое поражено вырождениемii.

Субъекты "военного права" и бесправие мятежа

Может сложиться мнение, что все изложенное известно с древних времен. Ново лишь в то, что присутствует небывалое ранее разнообразие субъектов войны: на полях сражений присутствуют не только "доблестные соединения" армии и бесчестные банд формирования, но и "народные фронты", партии и движения, которые как оказывается в своем большинстве никакого отношения к народу и к его интересам не имеют.

Трагедия современных политиков заключается в том, что они невольно или умышленно, но незаметно для населения и собственных лидеров оказались "чужими среди своих и своими среди чужих". Наблюдая со стороны внешне эффектные военные действия, политики и президенты уже давно не видят народ и, не зная стратегии непрямых действий, принципы которой блестяще подтвердились в "холодной войне", главным своим занятием давно считают интриги и "подковерную политическую борьбу". И, тем не менее, еще в большей степени эффективность непрямых действий можно обнаружить именно в "мятеж-войне", ведение которой подразумевает полное отсутствие принципов в их старом понимании, как "руководящих правил, указаний, положений и основ соглашений о мире".

Любая стратегия, не исключение и стратегия мятеж-войны, всегда стоит перед выбором политических целей, а также способов их достижения и соответствующих средств12.

Очевидно, что незнание этих тривиальных истин и меры своей ответственности не освобождает "первого президента", как современного политика и военного стратега, проигравшего все сражения от ответственности и суда истории. Хотя бы ради собственной безопасности политик, должен с большой осторожностью направлять свой государственный и военно-политический воз. В условиях мятеж-войны военно-политическое руководство России вдвойне должно опасаться свалить его неосмотрительными действиями13.

Именно неосмотрительные действия политического руководства СССР создали ростки недовольства в прошлом и превратили советских людей в стихийных антисоветчиков и психопатов. Более того, именно политическое руководство проявило свою полную несостоятельность в 1991 году, а личная неприязнь двух "президентов" позволила мировому сообществу использовать этот субъективный фактор вместе с давлением на неустойчивое население. И цель - дестабилизация обстановки на территории Советского Союза с поистине катастрофическими последствиями для русского народа, была достигнута.

Разумеется, это было сделано для достижения выгодных условий развития США и их союзников по НАТО, а "политический воз" СССР перевернулся с непредсказуемыми последствиями для российских обывателей и диссидентов, советского руководства и разного рода безответственных советников.

Еще немного о целях, средствах и способах

Очевидно, что в условиях всеобщей глобализации практически всех мировых процессов и явлений формула "для войны нужны деньги, деньги и деньги", осмеянная в XVI веке Макиавелли, сегодня требует уточнения и осознания.

Для ведения современной мятеж-войны действительно нужны дух и мужество, но наши противники для подрыва духа в первую очередь используют большие деньги, отнятые у населения.

Известно, что Русский народ всю свою историю был воюющим народом... при недостатке ресурсов. Истощение ресурсов было немаловажной причиной поражения России в войнах прошлого, но более всего деморализует насилие, а деградации всегда приводят к подрыву и окончательному упадку духа народа. Не скудость ресурсов, а именно подрыв духа является главным условием разгрома СССР в недалеком прошлом и является причиной нарастания деградации общества в настоящем.

Нет сомнения в том, что упадок народного духа и отсутствии политической воли будут главными условиями окончательного поражения России в недалеком будущем.

Возвращаясь к основной теме "мятеж-войны" следует отметить, что стратегия непрямых действий, примененная Западом и в частности США, заключалась в проведении политики гонки вооружений направленной на истощение ресурсов России. Не смотря на некоторое ослабление пресса мирового сообщества на многонациональный Советский Союз созданием "лагеря социализма", перегруженный локомотив - под названием "Россия", неуклонно приближался к катастрофе, в форме бескровного разгрома "тысячелетней империи". На очереди Российская Федерация, в роли того же локомотива. Все условия для ее разгрома созданы: Россия не только почти утратила свои национальные черты14 и ресурсы, - она потеряла главное достояние великой империи - состояние полной самодостаточности.

Поскольку структурный кризис 80-90-х годов прошлого столетия, поразивший Россию, для нее был ничем иным, как следствием целенаправленной и во многом провокационной политики мирового сообщества, и прежде всего политики США в течение 50 лет "холодной войны", то выход из кризиса может быть только на пути разрушения мировой экономической и политической системы, глобализированной под интересы Америки. Не зависимо, что под ней понимается пресловутый "многополярный мир" или мировой порядок под эгидой США или НАТО.

Нет сомнения в том, что прямой путь России к достижению приемлемых условий "мирного сосуществования" в будущем, заключается в агрессивном восстановлении собственной самодостаточности, в спасительной сосредоточенности на собственных проблемах и в разумной самоизоляции от разлагающего влияния Запада.

Как такая политика будет воспринята мировым сообществом, которое считает за "богом данное почти полное и безраздельное господство в современной России", - другой вопрос. Уже сегодня только "самый ленивый" не говорит о необходимости преобразований, направленных на коренное изменение российской действительности на пути дальнейшей либерализации. При этом мало кто упоминает о тех объективно существующих условиях, которые только и позволяют говорить о русской культуре и России, как о самодостаточном, экономически и политически суверенном и самостоятельном государстве.

Имеют ли после этого какой-либо смысл рассуждения о прогрессивном значении демократических реформ в России?

Что делать?

"Жизнь - это экспансия"

приписывается А. Сахарову

Возвращаясь к полититике современной России, следует отметить, что важнейшим условием ее развития и сохранения мира, как и достижения выгодных для русского народа (если принять, в качестве неоспоримого тезиса его существование) условий является разумная конфигурация политического, военно-экономического и этно-социального поля России, в том числе в целесообразной конфигурации территории Новой России, исключительно в ее интересах.

Что имеется в виду под "разумной конфигурацией"?

Исходя из термина, следует установить, что "разумная конфигурация" в политической сфере подразумевает формирование политического поля, целесообразных союзов или в их отсутствии таковых, выгодного для России политического внешнего окружения и внутреннего состояния общества, которое для поддержания равновесия сил не требует сверх усилий и поддается регулированию, исходя только из национальных интересов и соображений собственной безопасности.

В военно-экономической области - это соответствие государственных целей средствам и способам их достижения, не выходящих за рамки возможного и допустимого риска перехода от мира к войне.

В этно-социальной сфере это формирование общественных отношений, не ущемляющих, а напротив устанавливающих равные права ответственности для всех народов и социальных групп общества на всей территории России с учетом ее разумной самоизоляции от разлагающего влияния Запада и деспотии Востока.

Очевидно, что реализация идеи "самодостаточности, безопасной конфигурации и разумной самоизоляции" касается всей территории постсоветского пространства, и может рассматриваться в качестве главного условия обеспечения мира и приоритета интересов России.

Нет сомнения в том, что в мятеж-войне стратегия ведения борьбы, это действительно появление "престижа духа", безусловная реализация Россией собственных и ничьих более интересов.

Но насколько, сочиняя бесчисленные концепции и доктрины, современные политики и стратеги бережно относятся к психике народа и способствуют сами требованиям реальной внешней и внутренней политики, достойных народа политических целей?

Насколько современные исследователи, аналитики и политологи соответствуют требованиям и условиям ведения мятеж-войны, развязанной против народа и за его душу?

Стратегия мятеж-войны это действительно отклонение от догм классического военного искусства. Это стратегия непрямых действий, в которой выигрывает не тот, кто одержал победу в горячей войне ценой невероятных потерь, а тот, кто обеспечил ПОБЕДУ до начала военных действий, в незримом сражении за душу народа.

Пока нас переиграли...

Именно поэтому сегодня требуется неординарный анализа прошлого, реалистический прогноз будущего и соответствие действий генеральной политической цели России - достижение приемлемых для русского народа условий мира.

Жизнь это экспансия, и спасение России только в ней. Но все зависит от нас, и нет ничего более эффективного для конструирования будущего, как только создание его реалистического прогноза в настоящем.

***

Думаю не ошибаюсь - к "мятеж-войне" имеют прямое отношение советско-финский военно-политический, этно-национальный конфликт 1939-1940 годов, "горячая, 1941-1945 годов и "холодная война", событиям августа 1991 и октября 1993 гг. К этой странной и непонятой войне против России имеют прямое отношение трагедия СФРЮ и Сербии, война на Ближнем Востоке и антитеррористическая операция на Северном Кавказе, территориальные претензии на цивилизованном Западе и "тихая агрессия" на традиционном Востоке, PR-акции на выборах и серия катастроф на море в наши дни.

Ситуация в России действительно непростая.

И с моей стороны было бы верхом самонадеянности претендовать на изложение всех проблем и аспектов мятеж-войны в силу многообразия ее участников, направлений применения, не менее разнообразных средств и способов достижения целей: от ядерного шантажа до "безобидной" рекламной акции на ТВ.

В заключение к тем пожеланиям, которые уже были высказаны, можно добавить следующие:

не стоит усложнять явление, нужно искать объяснение, наиболее простое из всех возможных;

не путай здравый смысл с так называемой очевидностью - она чаще всего представляет собой устоявшееся заблуждение;

используй аналогии, но будь осторожным, не навязывай реальности то, чего в ней нет;

*почаще обращайся к истории, так как в неведомое будущее лучше всего отправляться вооружившись знанием прошлого;

все подвергай сомнению, но не отрицай огульно того, что не знаешь, учитывай, что многое написано умными людьми еще больше написано графоманами;

* не сотвори себе кумира и уважать авторитет, но не ходить у них слепо на поводу;

знай, что "наука и чужой опыт сокращают мучительный опыт нашей собственной быстротекущей жизни".

ВМЕСТО ПРОЛОГА - РОССИЙСКАЯ ТРАГЕДИЯ

Что смеешься? Речь идет о тебе, стоит только переменить имя.

Гораций

По данным ЦСУ РФ на 1 января 2000 года численность жителей России составляло 145 миллионов 559 тысяч 200 человек. Глава миграционного комитета В. Каламанов заявил, что в последние годы Россия приняла 1,5 миллиона "вынужденных переселенцев".

Если учесть, что на момент развала СССР в Российской федерации проживало около 148,6 миллиона человек, то можно утверждать: в мирное время население Российской Федерации за десятилетие уменьшилось на 4 миллиона. Оказывается, что в современной России число родившихся на 1 тысячу - 8,6, умерших - 16,1, "общий прирост" - минус 7,5 человек, средняя продолжительность жизни мужского населения - 58 лет.

По меркам международного гуманитарного права налицо все признаки геноцида15 народа. Такое явление, как правило, объяснять мудреным понятием "демографическая яма" и "пролонгированием" неблагоприятной демографической ситуации прошлого". Но еще 15 лет назад показатели были прямо противоположными. Похоже, что это и есть главное, впрочем, не единственное, "достижение", так сказать, промежуточный итог реформ, точнее необъявленной, но вполне реальной войны против народа.

Летом 1999 года с моим случайным, но чем-то необъяснимо близким для меня попутчиком, я возвращался в Москву. Знакомство состоялось в очереди при покупке билетов - случай свел меня с недавно уволенным офицером, к тому же в одном звании со мной. Это и определило наше полное взаимопонимание в дороге.

Нашей единственной соседкой по купе в поезде "Шексна" оказалась разговорчивая, лет сорока пяти учительница из Череповца. Как выяснилось "подрабатывает челноком". В очередной раз "едет на Черкизовский рынок столицы за товаром". По ее словам "именно на нем все дешевле". Совмещая торговлю на базаре и преподавание "разумного, доброго, вечного" в школе, она обеспечивает "семью" - себя и мужа (в прошлом сталевара с "Металлурга", ныне безработного). Единственная дочь три года назад окончила педучилище и, по большой любви, вышла замуж за "какого то филолога из Германии". Немецкий зять два года изучал "русскую старину" в вологодской глубинке, где и познакомился с Наташей. "Онемеченная дочь" недавно приезжала в Череповец, учила "сиволапых аборигенов" иноземным порядкам и баварской кухне.

Наша попутчица на свою судьбу не жаловалась. Напротив, похоже была даже довольна собой, дочкой, безработным "мужем на содержании -не пьет" и "всем прочим" в своей жизни.

Мой новый знакомый, слушал ее "блекотанье" в пол уха, после затянувшейся паузы, с едва заметной иронией заметил: "русскому роду нет переводу..." и поведал свою немудреную историю семьи Русаковых.

...На кладбище приехали как положено, в первой половине дня, но в отрытой наполовину могиле оказался неподъемный по зиме валун. Труды пошли прахом, и копать пришлось заново.

Ожидание затянулось надолго.

Нехитрый кладбищенский ритуал закончился только в сумерки, за два часа до отхода его поезда на Москву. Но он еще успел без спешки и суеты помянуть покойного за нехитрым столом. Сергей Николаевич был последним из мужчин старшего поколения Русаковых и единственным близким ему родственником из когда-то многочисленной семьи.

Без лишних слов простился с невесткой.

Двоюродные братья молча проводили его до трамвая. Говорить было собственно не о чем: он никогда не одобрял разорительных попыток старшего, Александра, заняться "бизнесом", а с младшим, Алексеем, был почти незнаком.

Этой февральской ночью никто из троих еще не знал, что им уже никогда не суждено встретиться вместе.

Скорый поезд не задержался, и стоянка оказалась короткой.

Он быстро нашел свое место в вагоне и неожиданно для себя попал в общество двух кавказцев и блондинки лет тридцати. Соседство - не из приятных, но отступать было собственно некуда. Купленные в оба конца билеты и суета в проходе не оставляли выбора. Соседи инстинктивно почувствовали его скрытую отчужденность и на время прервали пустое общение малознакомых спутников.

С твердым намерением не подниматься до самой Москвы улегся на верхней полке. На фоне ритмичного стука колес уже через пять минут его уставшее сознание медленно ворочалось в ворохе событий, отмечая только отдаленную боль смерти и похорон...

Разбуженный толчком вагона он начал фиксировать отдельные слова и фразы попутчиков снизу. Пока бессознательно, но потом все более с явным беспокойством, начиная понимать, что каким-то странным образом разговор кавказцев и "окающей" блондинки касается его лично. На фоне, событий занимавших не последнее место в новостях с юга, постепенно проявился общий смысл разговора. Обсуждались "цены за услуги" снайпера в Чечне. Блондинка похвастала своими успехами в спортивной стрельбе, и чеченцы предлагали ей отправиться на войну для пополнения кошелька и отряда "белых колготок". Работа оценивалась "по сотне баксов за каждую большую и не менее тридцати за маленькую звезду на погонах убитого российского офицера".

За звоном посуды внизу он еще не воспринимал услышанное в всерьез. Но почти автоматически отметил, "голова лейтенанта 131 майкопской бригады (его бывшего и лучшего курсанта, погибшего в первую ночь этого злосчастного года), "не считая командировочных", стоила всего сто двадцать долларов.

Закипала тихая злость.

Он повернул голову и окинул взглядом доступную часть купе. В углу у окна, все так же поджав ноги, сидела миловидная блондинка. Рядом с ней - небритый чеченец. Другой, по всей видимости, расположился у окна напротив.

Почти невидящим взглядом мазнул расслабленную выпитым бабенку и остановил глаза на невзрачном, вертлявом чеченце рядом с ней. Поймал его глаза. Как-то само собой внизу наступило неловкое молчание, и он понял - без приключений до Москвы не доехать.

Еще не вполне сознавая, что будет дальше, без лишних движений оказался внизу. Стоя в дверях, еще раз окинул тесное пространство взглядом и к своему удивлению обнаружил еще двух небритых кавказцев в надвинутых до бровей кепках. Когда и как оказался в купе третий, память не зафиксировала. Эти двое были поздоровее первого,

"Идти на разборку сомнительными результатами было не в его правилах. Хорошо зная повадки чеченцев и нравы "транспортной милиции", счел за благо отступить и, как ему показалось, не теряя лица, бросил: "За капитана даете больше, чем за майора. Несправедливо. И моя голова стоит дороже ваших поганых шести сотен. Не торгуясь, даю пять минут на размышления и принятия разумного решения".

Поезд со скрипом, длинно притормаживал.

За окном тамбура потянулись заборы, едва освещенные станционные постройки. Показалось деревянное здание вокзала с надписью на криво повешенном транспаранте - "Чебсара". Где-то в подсознании мелькнула мысль - не далеко отсюда, в потемках февральской ночи доживала свой век брошенная всеми деревенька его детства.

Через окно в грязных потеках сажи среди немногочисленных пассажиров, проводников, станционной обслуги, нетрезвого мужика в окружении бесформенных фигур милиционеров с дубинками, на станционной платформе заметил три знакомые физиономии в нелепых для зимы кепках.

Посадка заканчивалась, толпа быстро редела...

Наконец поезд дернулся и, набирая скорость, двинулся к месту назначения, ближе Москве и югу. Туда, где шла война, и гибли под пулями "снайперов в белых колготках" его боевые товарищи.

Остаток ночи он провел в одиночестве и спасительной отрешенности от мира, с горьким осадком какой-то незавершенности собственной жизни и поступков.

Гремели железом фермы мостов и встречные поезда, мелькали огоньки редких станций, в непроглядной темени ночи едва угадывались, перелески, поля и селения спящей тяжелым сном России...

Весной того же года младшего из Русаковых, Алексея, призвали на службу, а следующим летом он был тяжело ранен в Грозном и, не приходя в сознание, скончался в московском госпитале.

Вслед за этим, в декабре, Александр "попал в автокатастрофу", как говорят, "преднамеренно устроенную его конкурентами и кредиторами". Стал полным, но официально не признанным инвалидом. Не работает - "живет как птичька божия". Невестка, похоронив мужа, а через год и любимого, младшего сына, никак не может найти себя от горя.

Прошло четыре года, и на днях он снова побывал на череповецком кладбище. Бывшая окраина "городского погоста" с длинным рядом могил, вырытых еще той зимой, расширилась и превратилась в "благоустроенный участок", последнее пристанище для многих его земляков. Теперь, у вынутого из земли и отмытого летними дождями многопудового валуна, под черными крыльями скромных памятников рядом лежат последний из старшего поколения рода Русаковых и младший из его сыновей.

Говорят "Алексей подавал большие надежды"...

***

Я слушал историю рода Русаковых с чувством незавершенности собственной жизни и задавал себе вопросы: чего ради на долгой дороге к "благоденствию" нескольких поколений русских в террор-войне потеряно безмерное число отцов, сыновей и братьев? Сколько не родилось детей в русских семьях за годы разрушительных реформ?

Что ждет русский народ в новом XXI столетии?

Анчуков Сергей Валентинович родился в Вологодской области, в 1949 году. Профессиональный военный, уволен из ВС РФ в звании полковник из Центра стратегических исследований ГШ ВС весной 1999 года. Академию им. М.В. Фрунзе окончил в 1982 году.

Проходил службу в войсках ЛенВО, МВО, ДВО. Более восьми лет работал в Генштабе ВС СССР и РФ.

Кандидат военных наук (1991 год).

Предложенные читателям материалы часть рукописи книги "Тайны неисследованной мятеж-войны: Россия на рубеже столетий". Книга написана в период с августа 1999 года по октябрь 2000 года с включением опубликованных ранее и существенно доработанных статей. Представляет собой дневник событий с комментариями автора.

1 Имею в виду, в том числе и книгу моего коллеги А. Паршева "Почему Россия не Америка?" (350 страниц по 40 строк, 5 тысяч экземпляров в два захода, итого 70 миллионов строк, по одной срочке на каждого дееспособного жителя великой России). О ней говорят, что "ее неплохо бы ввести в программу школьного и университетского образования, а семинары по ней провести со всеми "российскими чиновниками", включая министров с приемом зачетов. Это вам не пустозвонства о тайнах КГБ или мифотворчество Резуна. Последний, кстати, издается в России стотысячными тиражами. Именно поэтому "мысли Резуна" надутые ветродуями из ЦРУ известны очень многим дееспособным гражданам России. Разумеется эти "церэушные мысли" разделяются масовым читателем - "потому, что об "об этом все говорят" и пишут чуть ли не на всех заборах. Вспомните предвыборную компанию - "изверг Сталин" и "коммунистическая угроза" были любимой темой "пиарщиков" всенародно избранного впоследствии Б. Ельцына, они не слезали с экранов, говорили и строчили... с опорой на классика ЦРУ Резуна, простого как правда и подлого до изумления Млечина, и многозначительного до психопатии Радзинского.

И дело было сделано...

2 Сальников Лев Николаевич, подполковник, начальник оперативного отделения 111 мсд ЛенВо, в 1975 году уволен из ВС СССР по болезни, умер в г. Ивантеевка Московской области в возрасте 46 лет.

3 Характерными в этом смысле являются "свидетельства очевидца", бывшего полковника и ветерана 38 дивизии А. Лебединцева, опубликованные в НВО (No4 2001 г.). Уважаемый ветеран среди прочих соображений и "оценок" заявляет, что "во время советско-финской войны РККА потеряла в десять раз больше личного состава, чем финские вооруженные силы", а "в Курской битве, обороняясь, Красная Армия потеряли в четыре раза больше личного состава, чем наступавшие немцы". Так ли это, нам еще предстоит узнать, но поскольку "мифотворцы, очевидцы и готовые добровольно заблуждаться" в современном обществе преобладают, то возразить автору "Тайн финской войны" просто необходимо, тем более, что Б. Соколов издал книгу о тайнах второй мировой войны. Не читал последний опус "филолога", но по отзывам в том же НВО - наворотил знаток истории много такого, что позволяет оценить его труды, "как ничего общего с истиной не имеющие".

4 мятеж - вооруженное выступление, результат заговора, беззаконная попытка свержения (свержение) исторически сложившейся в интересах народа или установленной от его имени власти, в том числе с применением военной силы. В соответствии с этим прямая агрессия в виде мировой войны, интервенция в форме локальной войны или "братоубийственная гражданская война" с целью ликвидации легитимной власти может рассматриваться как мятеж-война против народа.

Именно таким образом могут быть расценены инспирированный извне и поддержанные частью населения, антиконституционный переворот, организованный "демократами" в 1985-1993 гг. с целью свержения в России конституционно установленной власти народа. Нет сомнения в том, что "приговор, якобы, вынесенный холодной войне" на Мальте на самом деле означал только переход к более эффективным способам ведения всеобщей мятеж-войны главным образом в сфере идеологии. Но так же верно то, что на территории России развязан террор, суть которого сознательное использование нелегитимного насилия со стороны нескольких антисоциальных групп, объединенных единой целью, достижение которой заведомо недостижимо законными способами.

В связи с этим, наверное было бы более удачным название книги "Тайны террор-войны", но оставим все как есть...

5 Месснер Бвгений Эдуардович (1891-1974 гг,). Полковник. Окончил Михайловское артиллерийское училище (экстерном] и ускоренный курс Академии Генштаба Участвик Пврвой мировой войны, Белого движения (последний начальник штабв Корниловской ударной дивизии) В эмиграции до 1945 г. жил в Югославии, затем - в Аргентине. В Бвлграде преподавал на Высших военно-научных курсах генерала Головина, где стал профессором. В Буэнос-Айресе с коллегами сездал южноамериканский отдел Института по изучению проблем войны и мира им Н.Н Головина. Много публиковался в военной печати зарубежья, а так же в общих эмигрантских изданиях. Был военным обозревателем ряда газет. С 1943 по 1944 гг. редактировал газету "Русское дело" (печатный орган Русского охранного корпуса) Активный сторонник и проводник идеи профессиональной (отборной, качественной) армии. В многочисленных локальных войнах и конфликтах, терроризме и политическом экстремизме второй половины ХХ в. видел основную форму вооруженной борьбы наступающего ХХ1 века.

6 Интересно то, что Президент США уже в ходе международной антитеррористической операции 2001 года заявляет: "... война ведется средствами дипломатии и разведки, мы сосредоточились на Афганистане, но война шире". Сами нью-йоркцы чувствуют себя на переднем крае борьбы, а в военнополитических кругах растет подозрение в части истинных целей операций США в Центральной Азии.

7 Сущность любой войны это столкновение интересов с применением крайних форм борьбы, одной из них является террор. В общем смысле террор оружие обоюдоострое, и если практически для всего мирового сообщества характерно использование прямого военного террора в форме вооруженного насилия, то для богатых (в том числе, высокоразвитых стран) экономические, дипломатические и прямые военно-террористические акции сегодня приобретают вполне законные формы, а для бедных (слаборазвитых стран "изгоев") - психологические способы воздействия имеют приоритетное значение. Однако смысл террора (и более всего политического) всегда остается неизменным - это достижение приемлемых социально-экономических условий существования путем изменения установленного силой или традициями порядка. При этом не исключается применение мятежа, войны или угрозы применения силы, а в отсутствии ресурсов давления на психику народных масс и правительств террористическими акциями различного масштаба.

8 Сегодня оказывается, что 1,5 тысяч пострадавших от террористических актов достаточно, для того чтобы многомиллионное, лишенное оборонного сознания и национальной идеи население Российской Федерации можно было поставить на колени. И при этом его же насиловать рассуждениями о "возрождении" и коллективной безопасности, о "гуманизме и доброй воле" внутри России и на разного рода международных саммитах.

9 Предваряя изложенное ниже, замечу, что отдаленные многими десятилетиями "зимняя война" на Северо-Западе, "большая война" 1941-1945 годов и трагические события на Кавказе в наше время подтверждают мысли русского военного теоретика и бывшего офицера генерального штаба императорской России Е. Месснера о сущности "всемирной мятеж-войны".

10 Сегодня издана масса воспоминаний сильно смахивающих на руководства к действию и руководств, действия по которым непременно приведут к поражению. Имею ввиду, например, книги Судоплатова и выдающегося диверсанта Старинова, а так же изложение учебника сержанта войсковой разведки под современным и как кажется авторам названием "Спецназ ГРУ" и т.д.

11 Еще меньше доблести и чести в "профессиональной армии", и совсем не может их быть в "пятой колонне", в политических движениях и бандформированиях.

12 Не исключение в этом смысле и катастрофа, постигшая США 11 сентября. Совершенно четко и здесь прослеживается политическая цель - уничтожить или создать условия для "уничтожения Америки, как исчадия ада для всего мира". И здесь средством избран апокалиптического масштаба политический террор направленный прежде всего против населения и народного, если так можно выразиться, самосознания американцев.

13 Не могу допустить самое страшное - предательство интересов народа.

14 В ближайшем будущем всякая попытка разрушить однополярную политико-социальную и экономическую систему, созданную при лидерстве США, не может привести к положительным для России результатам. Более того в рамках набирающего силу процесса всякая попытка усиления и восстановления России встретит дружное и согласованное противодействие мирового сообщества. Не будет преувеличением сказать так же и то, что любые попытки России встроиться в мировую систему могут повлечь за собой полное уничтожение РФ в качестве самостоятельного субъекта мирового права. Не стоит даже говорить о том, что коренные преобразования последнего десятилетия ведут к полному изменению культурной основы России, точнее к ее уничтожению.

15 Геноцид - (греческ. - genos, род + caedere, лат. - убивать ) буквально уничтожение отдельных групп населения по расовым, национальным признакам. В настоящее время, применительно к России, явно выхлдит за рамки общепринятого определения.

i И.В. СТАЛИН: О РЕЧИ ЧЕРЧИЛЛЯ В ФУЛТОНЕ

Ответы корреспонденту "Правды" , 14 марта 1946 г.

На днях один из корреспондентов "Правды" обратился к тов. Сталину с просьбой разъяснить ряд вопросов, связанных с речью г. Черчилля. Тов. Сталин дал соответствующие разъяснения, которые приводятся ниже в виде ответов на вопросы корреспондента.

Вопрос. Как Вы расцениваете последнюю речь г. Черчилля, произнесенную им в Соединенных Штатах Америки?

Ответ. Я расцениваю ее как опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами и затруднить их сотрудничество.

Вопрос. Можно ли считать, что речь г. Черчилля причиняет ущерб делу мира и безопасности?

Ответ. Безусловно, да. По сути дела г. Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И г. Черчилль здесь не одинок, - у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки.

Следует отметить, что г. Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Г-н Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит г. Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные, должны господствовать над остальными нациями мира.

По сути дела г. Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, - в противном случае неизбежна война.

Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство гитлеров господством черчиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие на английском языке и составляющие вместе с тем громадное большинство населения мира, не согласятся пойти в новое рабство. Трагедия г. Черчилля состоит в том, что он, как закоренелый тори, не понимает этой простой и очевидной истины.

Несомненно, что установка г. Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР. Ясно также и то, что такая установка г. Черчилля несовместима с существующим союзным договором между Англией и СССР. Правда, г. Черчилль для того, чтобы запутать читателей, мимоходом заявляет, что срок советско-английского договора о взаимопомощи и сотрудничестве вполне можно было бы продлить до 50 лет. Но как совместить подобное заявление г. Черчилля с его установкой на войну с СССР, с его проповедью войны против СССР? Ясно, что эти вещи никак нельзя совместить. И если г. Черчилль, призывающий к войне с Советским Союзом, считает вместе с тем возможным продление срока англо-советского договора до 50 лет, то это значит, что он рассматривает этот договор, как пустую бумажку, нужную ему лишь для того, чтобы прикрыть ею и замаскировать свою антисоветскую установку. Поэтому нельзя относиться серьезно к фальшивым заявлениям друзей г. Черчилля в Англии о продлении срока советско-английского договора до 50 и больше лет. Продление срока договора не имеет смысла, если одна из сторон нарушает договор и превращает его в пустую бумажку.

Вопрос. Как Вы расцениваете ту часть речи г. Черчилля, где он нападает на демократический строй соседних с нами европейских государств и где он критикует добрососедские взаимоотношения, установившиеся между этими государствами и Советским Союзом?

Ответ. Эта часть речи г. Черчилля представляет смесь элементов клеветы с элементами грубости и бестактности. Г-н Черчилль утверждает, что "Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София - все эти знаменитые города и население в их районах находятся в советской сфере и все подчиняются в той или иной форме не только советскому влиянию, но и в значительной степени увеличивающемуся контролю Москвы". Г-н Черчилль квалифицирует все это, как не имеющие границ "экспансионистские тенденции" Советского Союза.

Не требуется особого труда, чтобы показать, что г. Черчилль грубо и беспардонно клевещет здесь как на Москву, так и на поименованные соседние с СССР государства.

Во-первых, совершенно абсурдно говорить об исключительном контроле СССР в Вене и Берлине, где имеются Союзные Контрольные Советы из представителей четырех государств, а СССР имеет лишь 1/4 часть голосов. Бывает, что иные люди не могут не клеветать, но надо все-таки знать меру.

Во-вторых, нельзя забывать следующего обстоятельства. Немцы произвели вторжение в СССР через Финляндию, Польшу, Румынию, Болгарию, Венгрию. Немцы могли произвести вторжение через эти страны потому, что в этих странах существовали тогда правительства, враждебные Советскому Союзу. В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу, около семи миллионов человек. Иначе говоря, Советский Союз потерял людьми в несколько раз больше, чем Англия и Соединенные Штаты Америки, вместе взятые. Возможно, что кое-где склонны предать забвению эти колоссальные жертвы советского народа, обеспечившие освобождение Европы от гитлеровского ига. Но Советский Союз не может забыть о них. Спрашивается, что же может быть удивительного в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на будущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах существовали правительства, лояльно относящиеся к Советскому Союзу? Как можно, не сойдя с ума, квалифицировать эти мирные стремления Советского Союза, как экспансионистские тенденции нашего государства?

Г-н Черчилль утверждает далее, что "Польское правительство, находящееся под господством русских, поощрялось к огромным и несправедливым посягательствам на Германию". Здесь что ни слово, то грубая и оскорбительная клевета. Современной демократической Польшей руководят выдающиеся люди. Они доказали на деле, что умеют защищать интересы и достоинство родины так, как не умели это делать их предшественники. Какое имеется у г. Черчилля основание утверждать, что руководители современной Польши могут допустить в своей стране "господство" представителей каких бы то ни было иностранных государств? Не потому ли клевещет здесь г. Черчилль на "русских", что имеет намерение посеять семена раздора в отношениях между Польшей и Советским Союзом?..

Г-н Черчилль недоволен, что Польша сделала поворот в своей политике в сторону дружбы и союза с СССР. Было время, когда во взаимоотношениях между Польшей и СССР преобладали элементы конфликтов и противоречий. Это обстоятельство давало возможность государственным деятелям вроде г. Черчилля играть на этих противоречиях, подбирать к рукам Польшу под видом защиты от русских, запугивать Россию призраком войны между нею и Польшей и сохранять за собою позицию арбитра. Но это время ушло в прошлое, ибо вражда между Польшей и Россией уступила место дружбе между ними, а Польша, современная демократическая Польша, не желает быть больше игральным мячом в руках иностранцев. Мне кажется, что именно это обстоятельство приводит г. Черчилля в раздражение и толкает его к грубым, бестактным выходкам против Польши. Шутка ли сказать: ему не дают играть за чужой счет...

Что касается нападок г. Черчилля на Советский Союз, в связи с расширением западных границ Польши за счет захваченных в прошлом немцами польских территорий, то здесь, как мне кажется, он явным образом передергивает карты. Как известно, решение о западных границах Польши было принято на Берлинской конференции трех держав на основе требований Польши. Советский Союз неоднократно заявлял, что он считает требования Польши правильными и справедливыми. Вполне вероятно, что г. Черчилль недоволен этим решением. Но почему г. Черчилль, не жалея стрел против позиции русских в этом вопросе, скрывает от своих читателей тот факт, что решение было принято на Берлинской конференции единогласно, что за решение голосовали не только русские, но также англичане и американцы? Для чего понадобилось г. Черчиллю вводить людей в заблуждение?

Г-н Черчилль утверждает дальше, что "коммунистические партии, которые были очень незначительны во всех этих восточных государствах Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность, и стремятся всюду установить тоталитарный контроль, полицейские правительства превалируют почти во всех этих странах и до настоящего времени, за исключением Чехословакии, в них не существует никакой подлинной демократии".

Как известно, в Англии управляет ныне государством одна партия, партия лейбористов, причем оппозиционные партии лишены права участвовать в правительстве Англии. Это называется у г. Черчилля подлинным демократизмом. В Польше, Румынии, Югославии, Болгарии, Венгрии управляет блок нескольких партий - от четырех до шести партий, - причем оппозиции, если она является более или менее лояльной, обеспечено право участия в правительстве. Это называется у г. Черчилля тоталитаризмом, тиранией, полицейщиной. Почему, на каком основании, не ждите ответа от г. Черчилля. Г-н Черчилль не понимает, в какое смешное положение он ставит себя своими крикливыми речами о тоталитаризме, тирании, полицейщине.

Г-ну Черчиллю хотелось бы, чтобы Польшей управлял Соснковский и Андерс, Югославией - Михайлович и Павелич, Румынией - князь Штирбей и Радеску, Венгрией и Австрией - какой-нибудь король из дома Габсбургов и т. п. Г-н Черчилль хочет уверить нас, что эти господа из фашистской подворотни могут обеспечить "подлинный демократизм". Таков "демократизм" г. Черчилля.

Г-н Черчилль бродит около правды, когда говорит о росте влияния коммунистических партий в Восточной Европе. Следует, однако, заметить, что он не совсем точен. Влияние коммунистических партий выросло не только в Восточной Европе, но почти во всех странах Европы, где раньше господствовал фашизм (Италия, Германия, Венгрия, Болгария, Финляндия) или где имела место немецкая, итальянская или венгерская оккупация (Франция, Бельгия, Голландия, Норвегия, Дания, Польша, Чехословакия, Югославия, Греция, Советский Союз и т. п.).

Рост влияния коммунистов нельзя считать случайностью. Он представляет вполне закономерное явление. Влияние коммунистов выросло потому, что в тяжелые годы господства фашизма в Европе коммунисты оказались надежными, смелыми, самоотверженными борцами против фашистского режима за свободу народов. Г-н Черчилль иногда вспоминает в своих речах о "простых людях из небольших домов", по-барски похлопывая их по плечу и прикидываясь их другом. Но эти люди не такие уж простые, как может показаться на первый взгляд. У них, у "простых людей", есть свои взгляды, своя политика, и они умеют постоять за себя. Это они, миллионы этих "простых людей", забаллотировали в Англии г. Черчилля и его партию, отдав свои голоса лейбористам. Это они, миллионы этих "простых людей", изолировали в Европе реакционеров, сторонников сотрудничества с фашизмом, и отдали предпочтение левым демократическим партиям. Это они, миллионы этих "простых людей", испытав коммунистов в огне борьбы и сопротивления фашизму, решили, что коммунисты вполне заслуживают доверия народа. Так выросло влияние коммунистов в Европе. Таков закон исторического развития.

Конечно, г. Черчиллю не нравится такое развитие событий, и он бьет тревогу, апеллируя к силе. Но ему также не нравилось появление советского режима в России после первой мировой войны. Он также бил тогда тревогу и организовал военный поход "14 государств" против России, поставив себе целью повернуть назад колесо истории. Но история оказалась сильнее черчиллевской интервенции, и донкихотские замашки г. Черчилля привели к тому, что он потерпел тогда полное поражение.

Я не знаю, удастся ли г. Черчиллю и его друзьям организовать после Второй мировой войны новый поход против "Восточной Европы". Но если им это удастся, что мало вероятно, ибо миллионы "простых людей" стоят на страже дела мира, то можно с уверенностью сказать, что они будут биты так же, как они были биты в прошлом, 26 лет тому назад.

(Новый поход как известно был организован, и не без успеха для Запада в конце столетия. Будет ли Запад бит, покажет время, - С.А.)

ii Физические признаки вырождения

Глава из учебника "Психиатрия"

С.С. Корсаков

Данный материал - результат научно-исследовательского поиска ведущего рубрики "Архив расовой политики" Владимира Авдеева и является подарком редакции газеты "За Русское Дело" и ее читателям к 10-летнему юбилею газеты и к 4-летию рубрики, которая была открыта публикацией В.Авдеева "Свобода личности и расовая гигиена" в No5, 1997 года. Работа основоположника русской психиатрической школы Сергея Сергеевича Корсакова актуальна еще и тем, что после публикации широко известной Инструкции НКВД м.: сб. "Расовый смысл русской идеи", вып. 1, М.,2000 и "ЗРД" No7, 1999) со стороны разнообразных "специалистов", начиная от надиудейского "Предиктора" и кончая самоучками-"антропологами", раздались голоса о фальсификации Инструкции. Надеемся, что работа С. Корсакова, написанная в 1913 г., задолго до Инструкции, убедит наших оппонентов в высоком уровне знаний признаков дегенерации и вырождения русской психиатрической школы, с которыми, несомненно, были знакомы специалисты, приглашенные на работу в НКВД. Мы с гордостью можем заявить, что Инструкция НКВД сегодня лежит под стеклом или в папке действующих сотрудников МЦЦ и спецслужб.

С чем можем поздравить С.С. Корсакова, В. Авдеева и нас с вами, если Вы все же дочитаете до конца главу из "Психиатрии"!

В виду того внимания, с которым современная психиатрия относится к вопросу о дегенерации, нужно довольно хорошо знать те отклонения в строении организма, которые служат физическими признаками вырождения. Есть некоторые пороки развития чрезвычайно мелкие (как, например, неправильное строение нёба, неправильности зубов, ушей), на которые обыкновенный врач и не обратит внимания, но которые для психиатра имеют большое значение в смысле признаков, указывающих на почву заболевания.

1.Со стороны костей черепа.

а) Иногда он находится в зависимости от неправильного развития головного мозга (напр., при остановке развития мозга или при головной водянке.

б) Иногда в зависимости от неправильного процесса окостенения.

в) Иногда от страдания костей (напр., сифилиса, рахитизма).

г) Очень часто от раннего заращения того или другого шва или вследствие воспалительных процессов, или вследствие ранней облитерации сосудов черепных швов.

д) Иногда от расстройства в кровообращении под влиянием неправильного положения головы, или,

е) От неравномерной работы мышц, прикрепляющихся к черепным костям, или,

ж) От искусственного деформирования, напр., стягивания черепа в раннем детстве повязками, как это бывает у некоторых народов.

Наиболее частые морфологические особенности головы таковы:

а)Микроцефалия - малоголовие; при этом, если все части головы пропорционально уменьшены, то это будет наноцефалия; если же уменьшены кости черепного свода (лобные и теменные кости), а не основания черепа, то это голова типа "ацтеков".

6)Макроцефалия (в малых степенях - кефалония) - общее увеличение объема головы; при этом, если голова напоминает шар, суженный книзу, причем лицо сравнительно мало, то это чаще всего указывает на гидроцефалическое происхождение большеголовия.

в)Плагиоцефалия, или косоголовие; при этом голова несимметрична, напр., так, что передняя часть на одной половине более развита, чем передняя часть на другой. Косоголовие встречается довольно часто и обусловливается в большинстве случаев заращением одной половины венечного шва. По известному закону, установленному Вихровым, преждевременное заращение шва вызывает остановку роста костей черепа в направлении, перпендикулярном зарастающему шву; следовательно при заращении одной, напр., левой половины венечного шва будет остановка роста левой половины черепа в продольном направлении; правая же половина будет расти и иногда для компенсации развивается больше, чем следует; таким образом череп и выйдет косым.

г)Скафоцефалия (лодкообразная голова), голова очень длинная, напоминающая лодку или крышу, обусловливается заращением сагитального шва.

д)Оксицефалия - голова, сдавленная сзади и очень высокая, с перпендикулярным лбом.

е)Акроцефалия - голова, удлиненная в направлении темени, с очень наклоненным назад лбом.

ж)Платицефалия - голова очень низкая, плоская.

з)Трохоцефалия - круглоголовие, голова в виде шара.

и)Клиноцефалия - голова с седлообразным вдавлением на вершине.

к)Сфеноцефалия - клинообразная голова, удлиненная с выдающейся вершиной венечного шва и приплюснутым теменем; обусловливается ранним заращением заднего родничка.

л)Тригоноцефалия - голова, передняя часть которой похожа на треугольник, обращенный вершиной вперед: происходит от слишком раннего заращения лобного шва.

м)Пахицефалия - голова с чрезвычайно коротким затылком; некоторые, впрочем, называют этим термином черепа с очень толстыми гипертрофическими стенками.

н)Натицефалия - при этой форме задняя часть головы представляет в середине глубокую впадину, разделяющую правую и левую половины наподобие ягодиц. Чаще всего эта форма головы бывает при врожденном сифилисе.

Кроме этих типичных форм, голова больного может представлять и другие резкие изменения. Так, иной раз она бывает со слишком выдающимся вперед лбом (гиперортогнатизм).

2.Со стороны лица может быть:

а)ненормальная величина (по отношению длины и ширины) его сравнительно с черепом;

б)так наз. прогнатизм, т.е. чрезмерное выступание вперед переднего края челюстей (измеряется величиною так наз. "лицевого угла");

в)чрезмерное выступание подбородка или очень малое развитие его; г)несоответствие нижней челюсти с верхней, чрезмерное выстояние верхней или нижней челюсти;

д)чрезмерное развитие скуловых костей;

е)общий неправильный вид лица (монгольский или негритянский тип у людей кавказс- кой расы, тип ацтеков или кретиноидный);

ж)асимметрия лица (маленькая асимметрия бывает у многих людей, но у дегенерантов, идиотов, эпилептиков и др. Асимметрия иногда бывает чрезвычайно велика;

з)затем, одним из значительных признаков дегенерации считается возвышение на нижнем углу нижней челюсти (отросток Альбрехта) - атавистический признак, соответствующий строению челюсти у некоторых пород животных(напр., лему- ров).

З.Со стороны носа могут быть различные уродства в форме, длине, выстоянии и ширины, чаще всего скривление носа в одну сторону, отсутствие носовой перегородки, слишком широкий нос, седлообразно сжатый, обращенный ноздрями кверху, облитерация носового отверстия, иногда врожденное отсутствие носа. У дегенерантов иногда резко бросается в глаза ослабление чувства обоняния; бывает и полное врожденное отсутствие обоняния.

4.Со стороны глаз тоже существуют многочисленные признаки дегенерации. Так, очень нередко у дегенерантов бывает неправильное расположение орбиты: глаза или слишком близки друг от друга или слишком удалены; надбровные дуги могут быть слишком развиты. Со стороны век может быть сужение глазной щели, неравномерность ее на обеих сторонах, так наз. монгольский тип глаза, неправильный рост ресниц, их седина. Со стороны конъюктивы иногда замечается чрезмерное налитие ее, зачатки 3-го века, врожденный птеригион и пр. Самое глазное яблоко иногда слишком выдается и не закрывается, как следует, веками; иногда глаз слишком мал, иногда существует врожденный недостаток глаза. Роговая оболочка представляет иногда врожденные помутнения, аномалии кривизны (астигматизм). Иногда старческая дуга на роговице заметна у очень молодых дегенерантов и идиотов. Со стороны радужной оболочки может быть врожденный недостаток ее, положение зрачка, может быть несколько зрачков, отсутствие зрачка, врожденная неравномерность зрачка; утробная мембрана может существовать очень долго после рождения. Цвет радужной оболочки тоже может представлять неправильности; так, может быть альбинизм, неравномерность окраски, пятна на радужной оболочке, один глаз может быть одного цвета, другой - другого. Со стороны хрусталика могут быть врожденные катаракты, эктопия хрусталика и другие особенности. При офтальмоскопическом исследовании обнаруживается иногда "неестественная" пигментация и др., врожденные страдания сетчатки. Здесь же можно прибавить, что часто у дегенерантов бывает косоглазие, нистагм и другие расстройства в движении глаз. Очень нередко у дегенерантов замечается недостаточная зрительная способность, ослабление зрения, сужение поля зрения, дальтонизм, прогрессирующая близорукость, ведущая к слепоте.

6.Со стороны рта признаки дегенерации таковы:

а)Губы могут быть или чрезвычайно велики или слишком малы так, что не закрывают рта; они могут быть выворочены слизистой оболочкой наружу; отверстие рта может быть слишком узко; наконец, очень часто замечается заячья губа.

б)Твердое нёбо может быть или слишком низко или слишком высоко; оно может быть очень узко, ладьеобразно. Нередко замечается расщепление нёба.

в)Язык может быть слишком велик или слишком мал, отклонен в сторону; иногда замечается атрофия языка, односторонняя или общая. Тут можно отметить, что у дегенерантов замечается иногда значительное ослабление вкусовой чувствительности.

г)Очень большое значение имеют аномалии зубов. У дегенерантов время развития зубов часто бывает ненормальное. Так, некоторые дети в дегенеративных семьях рождаются с зубами, у других, наоборот, зубы являются только на З-м году. Молочные зубы могут остаться иногда слишком долго и не выпадать при появлении вторых зубов. Изменения зубов могут касаться:

а)Их числа: может быть, напр., отсутствие вследствие неразвития, резцов или коренных зубов (отсутствия клыков не наблюдалось). Иногда могут быть лишние зубы.

д) Может быть неправильное расположение зубов: напр., зубы сидят не на своем нормальном месте; может быть неправильное направление зубов (напр., зубы растут вкось, повернуты вперед краем и т.д.); иногда между зубами замечается слишком большое расстояние (особенно часто между резцом и клыком на верхней челюсти и между клыком и передним коренным зубом на нижней. Это расположение соответствует нормальному положению зубов у обезьян и у некоторых низших рас людей. с)Может быть изменение в объеме зубов (они могут быть слишком велики или, наоборот, слишком мелки).

б)Форма их может быть ненормальна. Особенно часто бывает зазубренность зубов и образование на них резких вертикальных бороздок по краю или полулунных вырезок, как бы выеденных ("зубы Гётчинсона", указывающие нередко на врожденный сифилис). Очень часто сами челюсти развиты неправильно: верхняя челюсть не соответствует нижней, вследствие чего нижние зубы выступают вперед, или обе слишком малы и пр.

Следует прибавить, что у дегенерантов нередко даже передние зубы поражаются кариозным процессом в самой ранней молодости.

Очень большое значение имеет развитие ушной раковины. Вообще, изменения органа слуха встречаются у дегенерантов и идиотов очень часто. Здесь мы остановимся главным образом на изменениях в строении ушной раковины. Т.к. мелкие неправильности в форме ушной раковины должны особенно интересовать психиатров, то я представляю рисунок нормальной ушной раковины, с обозначением названий отдельных частей ее. Как известно, в ушной раковине различают выпуклые части и углубления. Выпуклые следующие: завиток с его корнем; от последнего кзади иногда продолжается в горизонтальном направлении гребешок завитка; затем - противузавиток, который по направлению к верху разделяется на две ножки; наконец, два бугорка. Углубления ушной раковины три. Нижняя мягкая часть уха называется мочкой или сережкой уха.

Изменения со стороны строения ушей касаются:

1)длины и ширины его; ухо может быть слишком длинно или коротко, слишком широко; одно ухо может быть длиннее другого;

2)посадка и отстояния уха - оно может быть слишком оттопырено, стоять почти под прямым углом к голове или слишком прижато;

З)изменения могут касаться развития отдельных частей уха: а)может быть изменен завиток, иногда он бывает развит очень мало или одни части его более развиты, другие менее; на нем могут быть складки, его корень может быть развит слабо или сильно (так, что делит ушную впадину пополам). Задний отдел завитка неправильно развит (выворочен, приращен, направлен в сторону); его верхушка может быть остроконечная (верхушка сатира), на границе верхней и средней его части может быть возвышение (Дарвинов бугорок); б) противозавиток может быть вдавлен в уровень с ухом или выступать больше, чем завиток; его ножки могут быть плохо развиты; может быть третья или даже еще несколько прибавочных ножек противозавитка; в)козелок может быть очень мало развит или на нем можетбыть лишний бугорок; г)противокозелок может быть очень мал, может чрезмерно выдаваться, иметь неправильную форму; д)ушная сережка или мочка может быть очень мала или чрезмерно длинна; она может быть приращена своею внутренней поверхностью, может быть неправильно изогнута; на ней могут быть борозды; она, наконец, может быть раздвоена; е)наконец, иной раз бывают врожденные прободения уха, какие-нибудь прибавочные части; иногда уши покрыты волосами. Сочетания разнообразных изменений, находимых в ухе, дают ему своеобразные формы, которые и носят особые наименования (Морелевское ухо, ухо Вильдермута, ухо Дарвина); таких разновидностей можно насчитать десятки. Часто вообще неправильно развитые уши называются "Морелевскими" по имени Мореля, впервые обратившего на них большое внимание.

Очень нередко у дегенерантов замечается недостаточное развитие слуха, иногда полная глухота.

7.Что касается до строения туловища, то между дегенерантами попадаются великаны (гигантизм), карлики (нанизм) и люди с непропорциональными росту конечностями. Бывают заметны также искривления позвоночника (кифоз, лордоз, сколиоз), неправильности в строении грудной клетки (куриная грудь), недостаток ребер. Иногда может быть чрезмерное развитие хвостцовых позвонков (хвостатые люди), излишнее отверстие над задним проходом.

Тут же можно отметить изменения в щитовидной железе (отсутствие или чрезмерное развитие - зобатость). Бывает неразвитие грудных желез у женщин или развитие многих желез (полимастия) или чрезмерное развитие грудных желез у мужчин (гинекомастия). Иногда у женщин грудные железы располагаются слишком низко и неправильно.

8.Со стороны конечностей может быть: а)отсутствие той или другой конечности или отсутствие того или другого сегмента конечности, сращение пальцев между собою; б)полидактилия или излишнее развитие пальцев, синдактилия или сращение пальцев, брахидактилия - слишком короткие пальцы, гигантские пальцы, недостаток одного или нескольких пальцев, барабанные пальцы, неравномерное развитие их, напр., слишком короткий мизинец у идиотов, неправильная форма стопы, плоская стопа.

9.Развитие половых органов. У мужчин может быть слишком большой или слишком малый половой член, он может быть повернут неправильно. Часто бывает отсутствие яичек в мошонке, крипторхизм и монорхизм. Часто половые органы у мужчин развиваются слишком рано или слишком поздно; нередко форма члена у мальчика (в виде языка колокола свидетельствует об онанизме). У женщин может быть атрезия вагины, ненормальность места полового отверстия, отсутствие матки, увеличение больших и малых губ, увеличение клитора, отсутствие отверстия в девственной плеве. Между дегенерантами попадаются и гермафродиты. Как чрезмерно раннее развитие половых признаков у мальчиков и девочек(иногда в раннем детстве - появление грудей, волос на лобке, менструации в младенческом возрасте), так и слишком позднее - составляют также проявление дегенерации. Недоразвитие половых органов в возмужалом возрасте составляет главную особенность того изменения в общем строении тела, которое называется инфантилизмом. Различные аномалии половых влечений встречаются особенно часто именно у дегенерантов.

10.Со стороны кожных покровов у дегенерантов и идиотов часто бывает обильное количество родимых пятен, иногда микседема, иногда рыбья кожа или старческая кожа у молодых субъектов, кожа, чрезвычайно легко поднимающаяся в складки. У лиц невропатических, принадлежащих к дегенеративным семьям, очень заметна неустойчивость сосудодвигательной системы, вследствие чего является то резкое покраснение кожи, то побледнение, наклонность к дермографизму.

У дегенерантов часто находят на коже следы татуировки и рубцы, следы ранений как проявление странностей в их привычках и образе жизни. Нередко у них приходится отмечать различные аномалии кожной чувствительности, чаще всего ослабление ее. У одних дегенерантов бывает слишком мало волос, у других слишком много, и они растут там, где не следует; так, есть мохнатые люди, у которых все тело покрыто густыми длинными волосами, есть женщины с бородами и усами. Иногда бывает разный цвет волос на голове; иногда наступает слишком рано седина. Ногти у дегенерантов часто растут неправильно, испорчены бороздами, слишком ломки.

Часто голос у дегенерантов ненормален, напр., у мужчин сохраняется детский голос до старости; иногда бывает отсутствие голоса. Со стороны речи - часто у идиотов и дегенератов замечается немота (большею частью глухонемота) или неправильности речи в форме заикания, картавости, невозможности произносить некоторые звуки. Часто у дегенерантов речь развивается очень поздно.

12.Общий вид. Часто поражает непропорциональность в размерах головы и туловища, туловища и конечностей, чрезмерна туловатость и пр. Кроме гигантиз нанизма, нужно здесь иметь в так называемую микросоматию, при которой у человека очень малого, личьего роста, размеры головы ходятся в таком же отношении размерам других частей тела, людей высокого роста. Дело в что у обычных карликов голова чрезмерно велика по отношению к росту, или на человеке малого роста видим большую голову; а при микросомии размеры головы в отношении к туловищу сохраняют приблизительно то же сотношение, что у нормальных взрослых людей, но т.к. тело очень мало, голова поражает своею малою величиною, что придает субъекту птичий вид; таков показывавшийся в музеях человек-птица Добос Янос.

К аномалиям общего строения тела должна быть отнесена так называемая патологическая детскость (инфантилизм). Бываю субъекты, достигшие среднего возраста вполне сохранившие в своем теле все особенности детского строения: детские половые органы, отсутствие волос на лобке и под мышкой, отсутствие бороды и усов у мужчин, отсутствие грудей у женщин, также своеобразный детский склад сложения, детский голос и большею частью детскую степень развития. Это и есть суть инфантилики. Боль частью при этом бывает нарушена деятельности щитовидной железы вследствие чего развивается микседематозный инфантилизм или спорадический кретинизм, иной раз мы не замечаем у таких людей признаков микседемы, и они "грациозны и тонки" (инфантилизм Лорена). Иной раз бывает женское строение у мужчин, а мужское у женщин или соединение мужских и женских признаков в одном теле (гермафродитизм).

Затем, к общим морфологическим изменениям организма должно быть отнесено также извращенное положение органов (сердце с правой стороне, печень на левой стороне и пр.). Различные аномалии не всегда нужно причислять к признакам неправильного развития. Так, которые недостатки могут совершенно случайные, напр., осутствие пальцев, могущее быть результатом ранений, вдавление на черепе от ушибов головы.

Особенный интерес эти признаки представляют в виду существования того взгляда на дегенерацию, что вырождение характеризуется обнаружением в современном человеке тех свойств, которые были ему присущи в период его доисторического, почти дикого состояния.

Если сравнить чисто душевнобольных, у которых попадаются вышеописанные аномалии, и чисто душевно здоровых, то процентное отношение первых, к общему числу исследованных будет значительно больше, чем процентное отношение вторых. Это процентное отношение также больше у преступников, чем у непреступников. Именно поэтому эти признаки и носят название "физических признаков дегенерации".

Для заключения о дегенерации нужно констатирование нескольких достаточно важных физически признаков вырождения и на ряду с этим - психических признаков, характеристичных для вырождающихся. При этом нужно всегда взвешивать влияние расовых особенностей, исходя из того, что многое, что считается аномалией для людей одной расы, составляет явление нормальное для людей другой расы. (Последнее замечание Корсакова не совсем верно, т.к. уже никто не сомневается, что существует определенная иерархия рас, смысл которой установление степени общей дегенерации, а равно и развития, большой популяции людей, - С. А.).

Корсаков С.С. Курс психиатрии. Издание третье, посмертное переработанное автором. Под редакцией Комиссии Общества Невропатологов и Психиатров, состоящего при Императорском Московском Университете. Том 1-й, стр. 254-264. М., Типолит. В.Рихтер, Тверская, Мамоновск пер., соб. дом. 1913. Публикуется с сокращениями, публикатор Владимир АВДЕЕВ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

"Перманентная война... или "война с продолжением"

(русско-финский конфликт 1918-1944 гг.)

Высшая форма гуманизма на войне - жестокость.

Мольтке (старший)

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Введение

Глава первая. Русско-финский военно-политический конфликт

"Карелию вернуть назад, но без населения"

Предистория "зимней войны" 1939-1940 гг.

"Зимняя война" 1939-1940 гг.

Продолжение конфликта в "новой стратегической ситуации"

1941-1944 гг.

Глава вторая. Позиция Финляндии в преддверии "войны продолжения"

Двусмысленность ситуации

Международная практика

Глава третья. Ситуация в Европе могла бы существенно измениться уже в 1940 году

"Сослагательный вариант"

Безмерный гуманизм

Глава четвертая. Примеры гуманизма и доброй воли русского народа

Бомбы и письма

Финал

Особые отношения

Глава пятая. Объективности ради: малоизвестные свидетельства известного финского политика Финляндии

Перемирие и первые месяцы "большой войны"

Финляндия в сознании своей силы

Военное счастье переменчиво

Глава шестая. Потери СССР на Северо-западе за весь период с 1939 по 1944 гг. - сравнительный анализ

Во что обошлась "зимняя война" и участие в агрессии против СССР самой Финляндии

Глава седьмая. Что стоила СССР- России в XX столетии мятеж-война, развязанная против народа?

Цена победы СССР над фашистской Германией и ее сателлитами

Глава восьмая. О пользе дискуссий и вреде мифотворчества

О мифах и мифотворчестве

О кадрах и офицерах Генерального штаба

Глава девятая. Пора и меру знать.

"Исторические водевили"...и боеспособность войск

Современные проблемы

Глава десятая. Ответ "ученому соседу"

на его предложения по реформированию ВС РФ

Егорушка... мой свет...

Замечания по существу проблемы

Таблица 1

Положение действительно нетерпимое и требует изменения

Глава одиннадцатая. И Катанандов не поможет

(карельские заметки)

Все в прошлом

Лишь бы не забулькали...

Достижения и приобретения

Вместо заключения к первой части. Истоки и уроки перманентной войны или пережиток "старого сознания"

Введение

"Незнаменитая, зимняя война" хранит до сих пор немало тайн.

В книге Б. Соколова "Тайны финской войны" утверждается, что "советские люди полвека не знали, от чего возникла война с Финляндией, кто на кого первый напал, откуда в одночасье появилось и куда столь же быстро исчезло "Народное правительство Финляндской Демократической Республики".

Действительно, очевидцев, способных полно изложить события, дать объективную оценку фактам и последствиям войны остается все меньше. В то же время, описания событий шестидесятилетней давности грешат субъективизмом. Все больше становится тех, кто плодит мифы под видом исследований и тех, кто готов добросовестно заблуждаться, принимая на веру чужие домыслы и антирусские откровения новых историков и составителей хрестоматий.

В связи с этим, не возразить автору "Тайн финской войны" Б. Соколову, А. Тарасу и другим авторам демократической волны просто невозможно1.

Более того, на фоне современных событий есть, что обсуждать, хотя бы потому, что и в начале XXI столетия советско-финская война во многом остается белым пятном в истории всемирной мятеж-войны, развязанной против России в XX столетии2.

Как известно, в любых войнах и конфликтах вопрос о причинах и ходе войны, о последствиях и потерях является мощнейшим оружием в битве за душу народа.

В первой части "Мятеж-войны" мной не ставилась цель опровергнуть многократно повторенные, известные факты в части касающейся войны 1939-1940 гг. В своём посильном исследовании мной изложена цепь событий в их взаимосвязи с точки зрения геополитики и военной стратегии, которая в действительности является только "искусством согласования средств и способов достижения политической цели - приемлемого послевоенного мира".

Представляется, что русско-финский конфликт с советской стороны - лучшая тому иллюстрация именно с точки зрения его оценки в качестве не самого последнего эпизода всемирной войны, развязанной против русского народа в XX столетии.

Глава первая. Русско-финский военно-политический конфликт

Виляя хвостом, собака добывает пропитание, а гавканьем - только побои.

Восточная мудрость, неизвестная на Северо-западе.

Известный историк задает вопросы: "Как так получилось, что огромный Советский Союз три с половиной месяца возился с крошечной Финляндией, да так и не смог сделать ее своей советской республикой?

Во всем мире политики ломали голову: почему, коли, как в песне поется, "от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней", она так и не смогла одолеть финской армии, отнюдь не причисленной к первым армиям Европы и попросту не имевшей боевого опыта?

Отчего вдруг Сталин прекратил эту войну, согласившись на компромиссный мир, тогда, когда линия Маннергейма была прорвана и, казалось, до победы оставался всего шаг?

Одной из самых больших тайн до недавнего времени остаются вопросы: "Сколькими жизнями заплатила наша страна за безопасность ...Ленинграда? Что привело к советско-финской войне?

Как сражались и за что умирали советские и финские солдаты? Была ли эта война ошибкой, можно ли было избежать вооруженного столкновения, и могла ли война закончится с другими результатами?.."

Вопросы Б. Соколова в его книге остаются как бы без ответа.

Попробуем разобраться?

"Карелию вернуть назад, но без населения"

В качестве иллюстрации современных российско-финляндских отношений приведу два характерных примера.

Осенью 1999 года претендентка на пост президента Финляндии, спикер финского парламента (по совместительству еще и председатель Европарламента) Р. Усикяйнен недвусмысленно высказалась о возможном вступлении республики в НАТО. На вопрос о перспективах российско-финских отношений, она сделала весьма радикальное заявление о дальнейшей судьбе территорий, отошедших после "зимней войны" 1939-1940 гг. к Советскому Союзу. Ее предвыборный лозунг и "геополитический проект" был прост и понятен для трети финнов - "Карелию вернуть назад, но без населения". Стоит отметить, что ранее болезненная тема финско-русских отношений в Финляндии поднималась с большой осторожностью, и заявление главы законодательного органа вызвало некоторое замешательство в обществе и даже состояние легкого столбняка у части финской политической элиты.

К счастью президентом Финляндии на очередной семилетний срок стала "более умеренная" социалистка Тарья Халонен3. Она недавно побывала в России.

По словам Т. Халонен, Владимир Путин "знает о финнах больше чем они знают о себе сами"4. Что знает о финнах Путин неизвестно, но именно для более полного понимания и знания такого явления как "территориальные споры и необъяснимая расовая ненависть" как и смысла обидного для финского народа термина "чухонцы" в сноске мной приводится обширный отрывок из книги А. Кузнецова "Языческая топонимика Заволочья" (Журнал венедов).

Возможно, что Путин этого не знает истории Заволочья, как не знает и то, что Р. Уусикяйнен (второе лицо в Финляндской республике) на приеме чеченских эмиссаров летом 2000 года заявила: "Вопрос о Карелии следует передать для рассмотрения в суд Европарламента". Может быть, он не знает и того, что правительство Финляндии поддерживает сепаратистские движения на территории РФ и прямо вмешивается в дела России5. Но любопытно замечание Путина на прессконференции в ОУЛУ, уже летом 2001 года, по поводу неоднократно замеченной им "группы сопровождения" с плакатами "Карелию вернуть Финляндии". Владимир Владимирович в присутствии Тарьи Халонен и Риты Уусикяйнен заявил: Если мы начнем вспоминать историю российско-финских отношений, то никому мало не покажется.

И в самом деле, если вспомнить...

Однако вернемся к нашим эпизодам...

Летом 1999 году телевидением Карелии был преподнесен "потрясающий по правдивости" рассказ" престарелого финского летчика Лаус-Дей Сакселла. Оказывается в декабре 1942 года, выполняя боевое задание по уничтожению партизанской базы, командир летного звена 16-й дивизии, очарованный красотой Преображенской церкви на острове Кижи, не выполнил приказ и по личной инициативе отказался от ее бомбежки. "Настроение было хорошее, церковь понравилась. Снег был чистым и нетронутым".

Но, судя по его словам, главная причина отказа от бомбардировки была все же в другом. Гуманист-пилот "Фоккера-10D" с бомбами на борту просто "не увидел следов партизан вблизи собора" и принял "более целесообразное решение" отбомбиться 100 килограммовыми бомбами несколько восточнее, по кораблям на Онежском озере" (точнее по рыбачьим судам на зимовке).

Уже в 1999 году престарелый ветеран финских ВВС побывал на острове Кижи в качестве гостя Карельской общественности и, увидев "спасенную им церковь", заявил: "Да, она чертовски красива. Теперь я могу точно сказать, что хоть один раз (?) в жизни я сделал работу на совесть"6.

Казалось бы, все ясно: "пафос" заявлений популярного в финском народе политика Р. Уусикяйнен и телепередачи о "спасителе Преображенской церкви" заключается в том, что цивилизованные финны в годы войны проявили "добрую волю и гуманизм", которых так не хватало русским во все времена. Теперь "гуманисты финны в праве рассчитывать на удовлетворение своих территориальных требований". Более того, за обещанные 10 миллионов долларов финских инвестиций в экономику Карелии, разваленную реформами (заметим, не без помощи финских друзей), России следовало бы согласиться "на компенсацию убытков от передачи в состав СССР отчих финских земель".

Но остаются вопросы, совершенно в духе заданных Б. Соколовым.

Почему цивилизованные финны в 1942 году оказались в 400 км от границ Финляндии в небе русского Заонежья?

Почему именно сегодня поднимается тема территориальных претензий к России, и не только на северо-западе?

Предистория "зимней войны" 1939-1940 гг.

В конце XIX века внутри Империи образовалась "невидимая линия фронта", по одну сторону которой оказались национальные интересы цивилизованной по шведским образцам Финляндии, а по другую политические, военные и экономические потребности развития "большой России".

Не вдаваясь в подробности противоречивых "русско-финских отношений" от Гостомысла до Николая II, отмечу, что в начале XX столетия расовый национализм финнов и нарождающийся "пролетарский интернационализм" русских придали своеобразный расовый оттенок этому противостоянию, которое рано или поздно должно было привести к военно-политическому конфликту.

31 декабря 1917 года по инициативе Советского правительства "Великое княжество финляндское" получило полную и долгожданную независимость. Но добрая воля России не была оценена, финское правительство немедленно приступило к экспроприации российской собственности и к репрессиям против внутреннего врага.

В начальной фазе конфликта до масштабного вооруженного столкновения финских националистов и русской диаспоры (личного состава Балтфлота, военнослужащих ВМБ и воинских частей российской армии численностью 75-80 тысяч человек с семьями) в Финляндии дело все же не дошло. Зимой 1918 года разоружение русских войск и эвакуация Балтийского Флота из Гелсингфорса закончилась относительно благополучно только по тому, что Советское правительство пригрозило интернировать несколько десятков тысяч финнов на территории России. И все же более тысячи подданных России "пропало без вести", около двухсот русских было убито. Подведомственные России административные учреждения и Балтийский флот были вынуждены оставить на территории Финляндии практически все имущество, вооружение, корабельный состав вспомогательных соединений и оборудование военно-морской базы общей стоимостью более чем 25 миллионов золотых рублей.

Практически одновременно с этим при активном вмешательстве кайзеровской Германии7 разразилась гражданская война между "белыми и красными" финнами. В результате скоротечной "освободительной войны8" было убито более 5 тысяч пророссийски настроенных местных большевиков, "цивилизованно" казнено и умерло от голода в концлагерях еще около 20 тысяч "красных финнов". Консолидированная такого рода проявлениями демократии и "красной угрозой" со стороны Советской России, финская общественность, обратилась к Германии за военной помощью, а подкрепленный "расовой неприязнью" финнов к русским Сейм Финляндии без долгих дебатов и колебаний выбрал королем "Финляндии и Карелии" Карла Гессенского, зятя Вильгельма II. Уже в то время территориальные притязания к России на уровне законодательной власти Финляндии и в обыденном сознании финнов обозначились вполне определенно.

Очень скоро "изменение политической конъюнктуры" в Европе и революционные выступления в Германии заставили финское правительство поменять "геополитическую ориентацию". Однако это совершенно не изменило политику Финляндии в отношении Советской России. Финское правительство и общество согласованно пошли на сближение с Антантой.

В 1919 году Финляндия приняла участие в "походе на Петроград" для свержения власти большевиков в России. Благо до "северной столицы" бывшей империи было рукой подать. Такого рода политика соответствовала идее создания "Великой Финляндии от моря до моря" и стремлению Запада создать "санитарный кордон" из небольших стран Прибалтики, население которых питало "расовую ненависть" к русским.

Вследствие бесспорной военно-экономической слабости Финляндии и внутренних неурядиц, поход на Петроград провалился. Однако агрессивная геополитическая идея-формула приращения ресурса карликового государства за счет ослабленной революцией и войной России вылилась в затяжной конфликт весьма похожий на "мятеж-войну". Ее содержанием оказалось проведение "информационно-психологических и прямых вооруженных акций против России на границе и непосредственно на территории Карельской трудовой коммуны.

Так, в октябре 1921 года на Ребольском участке финско-русскую границу перешло несколько малочисленных, но хорошо оснащенных и подготовленных офицерами шюцкора отрядов "карельских борцов за независимость и финских "добровольцев. На "освобожденной территории" с участием финнов был совершен военный переворот, это послужило началом кровавого мятежа в нескольких волостях Карельской трудовой коммуны.

Общее руководство анисоветскими бандами на территории Карелии осуществлял некий финский майор "Илмаринен"9. При поддержке из-за рубежа в безвестной карельской деревне было сформированное "временное правительство", которое незамедлительно объявило о "создании свободной Карелии". В ее состав "включались": весь Кольский полуостров, русское Беломорье, Кемь, Повенец, Петрозаводск и Олонецкий край10.

Уже к середине ноября 1921 года вооруженные отряды "повстанцев" в северной и центральной Карелии насчитывали около тысячи человек. Успешная диверсионная акция по уничтожению железнодорожного моста через реку Онда в 300 км севернее Петрозаводска вызвала среди мятежников небывалую эйфорию, и в декабре под командованием еще одного финского майора Тулвенена была сформирована "отдельная карельская бригада" в характерно-экспансионистском составе. Она включала: 1-й Карельский и Архангельский(!) полки, Ребольский батальон финских ударников, нескольких диверсионных отрядов лыжников и батальон резерва. База материального снабжения была развернута на территории Финляндии в районе Лиекса. Через нее агентами международного лесопромышленного объединения "Гутцейт" военные действия обеспечивались всем необходимым.

В начале декабря, исходя из общей благоприятной обстановки, "правительство свободной Карелии" сделало вывод о необходимости расширения масштабов военных действий. Численность "вооруженных повстанцев" была доведена до 3100 человек.

Инициированный в Финляндии мятеж расширялся и приобретал масштабы локального военного конфликта.

По оценке командования Карельского боевого района, мятежники представляли собой хотя и незначительную по численности, но превосходно экипированную и основательно подготовленную для диверсионно-партизанских действий силу. "Финские боевики отлично маневрировали на местности, метко стреляли и отличались особенной жестокостью к русскому населению". По мнению советского руководства мятеж приобрел характер прямой угрозы "территориальной целостности" РСФСР. Это потребовало от Главного Командования Вооруженными Силами республики принятия экстренных мер "по нейтрализации конфликта". Для ликвидации набравшего силу мятежа в течение ноября - декабря была создана войсковая группировка РККА численностью около 10 тысяч бойцов при 21 орудии и 160 пулеметах.

Через три месяца с начала боевых действий 7 февраля 1922 года, взятием ст. Ухта, войсковая операция по разгрому "повстанцев" и "белофиннов" в основном закончилась, но боестолкновения с разрозненными бандгруппами в Центральной Карелии продолжались до конца февраля11.

Потери Красной Армии в "Карельской кампании" составили около 1250 человек, в том числе: 145 человек - убитыми, 471 - раненными. Более 500 человек было обмороженных и больных12.

Следует отметить, что финская военно-политическая акция 1921-1922 гг. на территории Советской Карелии имела широкую поддержку общественного мнения внутри Финляндии и за ее пределами. Однако, замысел создания "великой Финляндии" провалился, а финское военное вторжение 1922 года на территорию России было оставлено без последствий со стороны РСФСР.

Тлеющий русско-финский конфликт перешел в фазу провокаций с использованием третьих стран, шантажа, бесплодных дипломатических маневров и длительных переговоров".

"Зимняя война" 1939-1940 гг.

С 1927 года, в целом правильно оценивая ситуацию, финское правительство приступило к реформе армии, как "последнего (но не самого удачного, - С. А.) средства" решения проблем обеспечения безопасности маленькой Финляндии.

Организуется собственное, хотя и небольшое по объему производство вооружения (автоматы, минометы) и боеприпасов. Одновременно принимаются усилия по расширению существующих ВМБ и аэродромной сети, значительно превышающей потребности ВВС Финляндии.

На Карельском перешейке развертывается строительство так называемой "линии Маннергейма". Военные мероприятия в Финляндии финансируются правительствами Франции, Англии, Швеции, Германии и США. Строительство военных объектов на "линии Маннергейма" ведется с участием их военных специалистов.

В первой половине 1939 года Карельский перешеек посещают Главнокомандующий английской армии генерал Кларк, военный министр Швеции Шельд и начальник генерального штаба Сухопутных войск Германии генерал Гальдер. По сообщениям финской печати "высокие гости" проявили живейший интерес подготовкой Финляндии к войне. Особенное удовлетворение гостей Маннергейма вызвало "великолепное состояние беспримерной системы боевых сооружений на Карельском перешейке".

В свете традиционной антироссийской политики Финляндии и "заинтересованности Запада" в создании очага напряженности на северном фланге "борьбы с большевизмом" провокационность сооружения "линии Маннергейма" хорошо понимали все, в том числе и финское руководство. Иначе как удобным плацдармом для размещения войск ее расценить было не возможно.

Излишней "оборонной активности" в расчете на союз Финляндии с третьими странами трудно было не заметить.

Вполне естественно, что при весьма непростом развитии ситуации в Европе, руководство СССР не могло игнорировать военные приготовления Финляндии, а близость излишне милитаризованного Карельского перешейка не без оснований считалось фактором, способным дестабилизировать обстановку на Северо-западеi. Советское командование вполне обоснованно полагало, что расширение конфликта в Европе (при обострении отношений с Германией) могло создать прямую угрозу крупнейшему военно-промышленному центру СССР - Ленинграду с Севера, Именно об этом шла речь на секретных переговорах организованных по инициативе советского руководства - так называемое "дело седьмого апреля13". (Подробнее о "Деле седьмого апреля" в концевой сноскеii)

К 1939 году на основе простого лозунга "За дом, за религию, за родину" ранее разобщенная гражданской войной финская нация, наконец, обрела национальное единство, а неудачная пропагандистская кампания, затеянная советской стороной с целью привлечения внимания к проблеме, только взвинтила обстановку14.

В этих условиях перерастание ранее только тлевшего конфликта в фазу открытого военного столкновения с СССР казалось неизбежным. В предвидении войны с Германией и при наличии неопределенности в отношениях с Финляндией для советского руководства "времени на разговоры действительно не оставалось"15. Тем не менее, в начале марта 1939 года правительство Советского Союза инициировало переговоры по заключению договора с Финляндией о взаимопомощи и гарантиях от внешней агрессии со стороны третьих стран.

Однако при весьма умеренных советских требованиях конструктивных переговоров не получилось. Поощряемое Западом правительство Финляндии постепенно заняло непримиримую позицию и в середине октября 1939 года полностью свернуло всякую деятельность по выработке "взаимовыгодных соглашений". Ключевым пунктом отказа финского правительства от переговоров при обсуждении в сейме стал тезис о том, что "в случае военного конфликта Финляндия не будет в изоляции, и при поддержке мирового сообщества фактически только выиграет от войны с СССР". Это мнение "получило понимание в парламенте и нашло поддержку в народе".

В октябре на заседании сейма министр иностранных дел Финляндии заявил: "Мы не должны идти ни на какие уступки, и будем драться, во что бы то ни стало. Нам обещали поддержку Англия, Америка и Швеция". Финское правительство полагало, что "при широкомасштабном германо-советском конфликте в будущем и при неизбежном поражении СССР, своевременное заключение германо-финского союза "позволит возместить возможные территориальные потери" даже в случае неудачного исхода войны Финляндии с Советским Союзом "один на один".

"Расклад сил не особенно пугал Генштаб Финляндии". Финское военное руководство считало, что "захват болот и лесов Суоми даже для СССР непосильная задача, а с помощью энергичных работ по усилению обороны можно сделать решение этой задачи непосильной". Кроме того, финские "спецслужбы" уверяли, что "нищета в Карелии будет все больше пробуждать населения к недовольству, и это сыграет положительную роль в войне с Советским Союзом".

В связи с этим оперативные замыслы Генерального штаба Финляндии носили если не наступательный, то активный характер, и соответствовали долгосрочным планам аннексии Карелии в расчете на силовое решение проблемы и союз с Западом, особенно с Германией16.

В гипотетическом сценарии будущей "войны Давида и Голиафа" присутствовало мнение, что "СССР развернет на границе не более 15 дивизий". Соответственно замысел финского Генштаба на первом этапе войны с Советским Союзом предусматривал следующее.

В оборонительных сражениях на линии Маннергейма обескровить главные силы ЛенВО на Карельском перешейке и на севере Ладоги, сковывающими действиями измотать войска РРКА на других направлениях. С подходом обещанной помощи западных союзников перенести боевых действий на территорию СССР и вынудить советское руководство к заключению мира на приемлемых для Финляндии условиях. Финское военно-политическое руководство высоко оценивало подготовку своей армии, ее преимущества в ведении зимней войны и предполагало, что финские вооруженные силы будут способны в любом случае противостоять советским войскам как минимум полгода.

В целом трезвая оценка финнами ТВД и возможностей ведения наступательных действий в особых условиях ограниченной по составу группировкой РККА звучала диссонансом с первоначальными выводами финского ГШ о намерениях советского командования. Верно определенный состав советской группировки примерно в 45 дивизий (см. Приложение ___), развернутой на границе с Финляндией, характеризовался как "не превышающий принятых в РККА оборонительных нормативов". За этим следовал вывод о невозможности наступательных действий РККА осенью 1939 года.

Для реализации замысла финским военным командованием были развернуты 12 пехотных дивизий, из которых создавались четыре группировки на пяти операционных направлениях. Группировка финских ВВС насчитывали 270 боевых самолетов, ВМС - около 30 кораблей17. На Ленинградском направлении с учетом резервов была сосредоточена стотысячная группировка в составе семи пехотных дивизий, одной кавалерийской бригады и 22 отдельных батальонов18.

Следует отметить, что Франция "была готова" в течение 2-3 месяцев перебросить в Финляндию 50-ти тысячный экспедиционный корпус. Одновременно Швеция, Англия и Америка предприняли ряд мер для пополнения запасов военного снаряжения и техники финской армии.

В октябре открыто начались приготовления к осуществлению замысла военной кампании. Была организована провокационная эвакуация населения из предполья линии Маннергейма. Финляндии удалось провести войсковую мобилизацию, что позволило "поставить в строй" армии и военизированных резервов не менее 500 тысяч человек. По свидетельству того же Маннергейма численность сухопутных войск составляла 180-200 тысяч, а всего через ВС за три месяца войны прошло более 600 тысяч человек.

По одной из "темных, но наиболее логичных версий" война началась 26 ноября с обстрела советских войск артиллерией в районе деревни Майнила. По советской версии одновременно с этим нотой МИД СССР было предложено отвести финские войска на 20-25 км, чтобы исключить подобные инциденты в последующем. В ответном обращении МИД Финляндии предъявил требования об отводе советских войск на такое же расстояние в глубину территории СССР. С точки зрения советского руководства это было совершенно не приемлемым и противоречило всякому смыслу - Ленинград оставался без прикрытия с севера. Как оказалось в последствии, опасения были ненапрасными.

По официальной версии 29 ноября Советский Союз денонсировал заключенный ранее договор о ненападении и отозвал своих представителей с переговоров. В тот же день была предпринята вторая "провокационная попытка" обстрела советской территории, а 30 ноября войска ЛенВО "перешли в наступление от побережья Финского залива до Петсамо". Однако, активные действия были предприняты только на Карельском перешейке 7-ой армией, которая была единственным боеспособным и заблаговременно отмобилизованным объединением в составе округа19.

Очевидно, что оценивать действия советского командования как "шапкозакидательство и вероломство" было бы не верно.

Отступление первое. Существует красивое по форме, но не вполне правильное по сути определение: война - это оборона и превентивные удары. Следовало бы уточнить: война это оборона и наступление, а ее предупреждение это готовность к действиям, в том числе к нанесению превентивных ударов. По всей видимости, это не пустое манипулирование словами. Именно поэтому для Финляндии и Запада это "зимняя война", а для историков в России "военный конфликт 1939-1940 года". Уточнение формулы войны более всего необходимо сегодня, поскольку долгие годы идут пустые споры о "достаточности обороны", продолжается безуспешный поиск приоритетов, форм и способов действий ВС, определяется правомерность применения СЯС, идет выбор стратегии нанесения ударов, в том числе упреждающих, только силами общего назначения20.

Можно предположить, что, не обладая "расовой ненавистью" к финнам, И.В. Сталин ни в 1939, ни в 1941, ни даже в 1944 году совсем не намеревался разрушить экономику "маленькой Финляндии", а применение тактики "выжженной земли" было вообще немыслимо с точки зрения пролетарского интернационализма. Все действия РККА укладываются именно в стратегию сдерживания и нанесения ограниченных по целям и средствам превентивных ударов для достижения приемлемых условий мира. В течение перманентной войны наземные войска РККА дважды были остановлены по достижении рубежей, которые ранее составляли предмет переговоров и заключения последующих соглашений, неоднократно нарушенных Финляндией. Трижды не были использованы ВВС и линкоры КБФ для достижения целей с максимальной эффективностью и без излишних потерь.

Для убедительности относительно эффективности балтийских линкоров приведу выдержку из журнала "Военный парад" за 1995 год:

С середины 1935 года в СССР было начато проектирование новых линкоров типа "А" (вооруженных артиллерией калибра 406-457 мм) и "Б" (соответственно, 305356 мм). К началу 1938 года линкор типа "Б" трансформировался в линейный крейсер проекта 69 (головной - "Кронштадт"), а линкоры было решено строить только типа "А" по проекту 23. Программой на 1938- 1945 гг. предусматривалась постройка 15 таких линкоров, из них 6 - для Тихоокеанского флота, 4 - для Балтийского, 3 - для Черноморского и 2 - для Северного флотов. Однако возможности судостроительной промышленности и значительное увеличение производства вооружений для армии и ВВС не позволили осуществить эту программу. В июле 1940 года нарком ВМФ представил ЦК ВКП (б) программу кораблестроения на 3-ю пятилетку (1938-1942 гг.), согласно которой предполагалось построить 6 линкоров проекта 23. Фактически было заложено 4 линкора. Главный калибр этих линкоров составили три 406/50-мм (калибр 406 мм/длина ствола 50 калибров) трех орудийные башенные установки МК-1.

Дальность стрельбы снарядом весом 1105 кг составляла 45-50 км. Штатными снарядами пушки Б-37 заложенных линкоров были бронебойный и полубронебойный обр. 1915/28 г. Бронебойный снаряд на дистанции 5,5 км мог пробить по нормали броню 485 мм, оставаясь целым. С увеличением дистанции бронепробиваемость снаряда уменьшалась и для 38,5 км составляла 241 мм. При стрельбе по наземным целям полубронебойный снаряд на дистанции 5,5 км пробивал бетонную стену толщиной 6;57 метров. Наряду со штатными снарядами были разработаны и легкие зкстрадальние снаряды (бризантные, с массой ВВ - порядка 200 кг), предназначенные для стрельбы по берегу на дистанции около 100 км. Диаметр его воронки превышал 10 м, а ее глубина - 3,5 м. радиус поражения осколками и взрывной волной составлял 126 м.

С началом войны по постановлению Государственного комитета обороны от 10 июля 1941 года строительство линкоров проекта 23 и артиллерии к ним было прекращено.

С подходом немецких войск к Ленинграду орудия, находившиеся на заводах, были сведены в три батареи и подготовлены для контрбатарейной стрельбы. 406-мм пушка Б-37 линкора "Советский Союз" на установке МП-10 была включена в 4-х орудийную батарею М 1, куда, кроме нее, входили еще 356/52-мм, 305/52-мм и 305/40-мм пушки.

Для участия в боевых действиях испытательная установка МП-10 была переоборудована для кругового обстрела и бронирована. Первая стрельба по противнику на Колпинском направлении была проведена 29 августа 1941 года. Всего за время осады Ленинграда из МП-10 произвели 81 выстрел. Специально для этой установки было возобновлено производство 406-мм снарядов: так, в 1942 году от промышленности было получено 23 снаряда, а в 1943 году - 88 снарядов. Кстати, в войне с фашистами предельным калибром нашей армии и флота был 305-мм (305 мм морские и береговые орудия и 305-мм гаубица обр. 1915 г.) Единственное исключение представляли 356/52-мм железнодорожная батарея в Ленинграде и два морских орудия (406 и 356-мм калибра). В январе 1944 года во время прорыва блокады Ленинграда по врагу было выпущено 33 406-мм снаряда. Один из снарядов попал в трехэтажное кирпичное здание электростанции, занятое противником. В результате попадания здание было полностью разрушено. Рядом была обнаружена воронка от 406- мм снаряда диаметром 12 м и глубиной 3 м.

Против финнов корабельные орудия в ходе войны 1941-1944 гг. не применялись.

Известно, что немцы массированно применяли полевые орудия крупного и сверхкрупного калибра для стрельбы по осажденному Ленинграду. У гитлеровцев были планы соорудить сверхдальнобойное орудие в Нормандии для стрельбы по Лондону. Помешало только то, что в буквальном смысле "не хватило пороху", каждый выстрел требовал до 2 тонн, этого чрезвычайно дефицитного продукта, которого не хватало для патронов и полевой артиллерии.

Между прочим, американцы без проблем применили орудия главного калибра линкора ВМС США "Миссури" по объектам на ливанской территории. Всего лишь 20 лет назад линкор был выведен из резерва и использовался для поддержки стратегического союзника США - Израиля. Естественно под видом обеспечения мира в неспокойном регионе. Как говорят, для деревень и кварталов ливанской столицы последствия падения полутора сотен "чемоданов" с "Миссури" весом в 980 кг при стрельбе на дистанции 46 км были "ужасными".

Однако вернемся к 1939 году.

Далее события развивались "по худшему варианту" - правительство Финляндии объявило войну СССР. 14 декабря Лига наций квалифицировала действия СССР как агрессию и исключила Советский Союз из числа членов организации. Следует отметить, что уже в декабре потенциальными союзниками Финляндии была предпринята попытка "переключения военных действий на Скандинавию с целью активизации Норвегии и Швеции", а в январе - планирования согласованных операций против СССР. Французским руководством было инициировано "планирование десантной операции на Севере англо-франко-польского отряда" против советских войск, к тому времени уже контролировавших Петсамо. Конечной военной целью экспедиции было "окружение русских дивизий в северной Финляндии"21. Инициатор этого замысла командующий французским флотом адмирал Дарлан, очевидно имея в виду в том числе остатки "белой армии", заявлял: "Карелия станет базой, где постепенно смогут собраться антисталинистские национальные силы".

То есть речь шла опять таки о внешнем мятеже против законной власти в России. Но любопытно было бы знать, что имелось в виду под "Карелией и антисталинисткими силами" на Кольском полуострове в плане Дарлана22?

Отступление второе.

В этой связи следует упомянуть, по крайней мере, две любопытные детали этой давней истории. Незадолго до начала советско-финской войны Польское правительство в изгнании объявило СССР войну. Польская элита попыталась вести ее реально. "Польские партизаны" произвели несколько диверсий на территории Советского Союза, а с началом боевых действий на северо-западе польское правительство в эмиграции сформировало бригаду "подгальских стрелков" для отправки в Финляндию. (Бригада прибыть на фронт не успела - война закончилась капитуляцией финской армии.) Есть еще одна весьма показательная по своей фабуле история битвы за душу народа", так называемое "катынское дело". Она требует особого рассмотрения в рамках "неисследованной мятеж-войны", но представляется достаточно хорошо изученной, в качестве примера международной провокации против России с участием историков и демократов типа Волкогонова и Яковлева в период с 1987 по 2000 гг.

Что касается планов в части бомбардировок мирных городов СССР и гуманизма "кровавых демократий" Запада (к их оценке мы еще вернемся), то приведу в качестве примера следующее.

12 марта 1940 года (в день подписания договора между Финляндией и СССР), предлог для "наказания агрессора как бы отпал". Однако 22 марта генерал Гамелен, занявший пост союзными сухопутными войсками, представил новому премьер-министру Франции Полю Рейно докладную записку с изложением плана операции, "имевшей целью лишить Германию и СССР источников нефти на Кавказе.

Отвергнув все существовавшие ранее планы, он предложил свой, наиболее "эффективный и рентабельный": проведение воздушной операции против центров нефтяной промышленности СССР на Кавказе (Баку, Грозный, Майкоп) и порта Батуми. Вывод из строя Баку и Грозного, по мнению генерала "ставил Советы в критическое положение, поскольку Баку давал 80% высокооктанового авиационного бензина и более 90% керосина и тракторных масел. Кроме того, Германия будет лишена поставок нефтепродуктов с Востока. Гуманист не мог не знать, что подавляющее количество нефтепродуктов Германия получает из скандинавских и балканских стран. (С конца 1939 года по июнь 1941 Германия получила от СССР 865 тыс. тонн нефти, в то время как потребление составило только за один 1940 год более 7,5 миллионов тонн)

Генерал "смотрел вперед", он тешил себя надеждой (10 мая начало агрессии Германии против Франции было еще впереди), что Гитлер следом за Польшей попытается овладеть территорией СССР до Кавказа. Поэтому западным стратегам уничтожение Баку и Грозного представлялось важнейшей задачей. Этим "убивались два зайца": подрывалась мощь СССР в борьбе с Германией, а Германия лишенная нефти Кавказа, не сможет осуществить агрессию против Франции. План Гамелена был одобрен и зафиксирован в "протоколе" о намерениях от 4 апреля. Замысел операции расширял группу целей, предполагалось бомбить Одессу и Поти. Для участия в операции планировалось привлечь до 100 самолетов, за каждый вылет они могли взять до 70 тонн бомб. Аналогичный по сути план разработало командование английских ВВС, который предусматривал применение 4 групп бомбардировщиков "Бленхейм" и 5 групп "Глен-Мартин". На разрушение нефтепромыслов отводилось 12-15 дней. Трусливые генералы и худосочные ВВС прогнивших западных демократий более всего опасались появления на Кавказе немецких ВВС в качестве союзников СССР.

Однако следует заметить, что Гитлер не намеревался изменять замыслов в отношении главных противников на континенте (СССР и Франции). Но в принципе немецкие стратеги были заинтересованы в осуществлении плана Гамелена, поскольку война с Советским Союзом была "делом решенным".

Сталин это понимал и в любом варианте рассчитывал только на собственные силы. В течение двух лет на Кавказе была создана сильная группировка ПВО для защиты основных промышленных зон от нападения англо-французских ВВС с территории стран Ближнего востока, в то время как все понимали - главная угроза исходит на Западе со стороны Германии.

***

Расчеты финнов в 1940 году на помощь Запада не оправдались.

Потенциальные союзники Финляндии, как и в истории с Польшей, посчитали "нецелесообразным" прямое вмешательство в советско-финский военный конфликт.

Грандиозной схемы разгрома СССР с участием "западных союзников" в ходе войны, как это предполагалось, не получилось. Более того, в марте 1940 года ничто не мешало СССР "ограничить территориальный и политический суверенитет" Финляндии вводом своих войск на ее территорию. К окончанию войны группировка советских войск на северо-западе насчитывала более 850 тыс. человек (по численности это около четверти населения Финляндии). Такой группировки было более чем достаточной для осуществления оккупации южной части Финляндии. С оккупацией Финляндии стратегическая обстановка могла бы существенно измениться не только на северо - западе, но и в Европе.

Как бы то ни было, победа советской дипломатии и РККА в 1939-1940 гг. заставила задуматься многих.

8 марта в письме к Муссолини Гитлер писал: "Принимая во внимание возможности маневра и снабжения, никакая сила в мире не смогла бы, или если и смогла, то только после продолжительных приготовлений, достичь таких результатов при морозе в 30-40 градусов и на той местности, каких достигли русские уже в самом начале войны".

Ведущие газеты Америки отметили, что "победа СССР явилась ударом по престижу западных стран". Военный обозреватель газеты "Нью-Йорк Таймс" Д. Олдрич обратил внимание читателей в СЩА, что "прорыв Красной Армией линии Маннергейма... является самым выдающимся военным подвигом со времен прошлой войны".

Трудно не согласиться с такими оценками и сегодня. Но не следует упускать из виду то, что имели место и другие мнения. Порой из уст тех же лиц.

В связи с этим, "было бы верхом тенденциозности" по примеру "филолога" Б. Соколова утверждать, что прорыв "линии Маннергейма", как и крайне неудачные действия группировки РККА на Ухтинском направлении (сражение при Суомусалми) это "пример дурости сталинских маршалов и генералов".

Напротив, бросается в глаза вполне грамотное ведение боевых действий РККА и относительно небольшие потери в наступательной операции по прорыву подготовленной обороны на географически сложном ТВД, в исключительно трудных, зимних условиях.

Продолжение конфликта в "новой стратегической ситуации"

1941-1944 гг.

Как и следовало ожидать, в ходе Великой отечественной войны, конфликт перешел в третью фазу. В германо-финском союзе Финляндия "нашла возможность с лихвой возместить территориальные потери" полутора годичной давности. Уже 22 июня 1941 года финские подводные лодки приступили к минированию территориальных вод СССР, а немецким самолетом были переброшены финские диверсанты для подрыва шлюзов на Беломорско-Балтийском канале. На запрос МИД СССР о "состоянии и намерениях Финляндии" глава ее внешнеполитического ведомства Виттинг уклончиво ответил, что вопрос о войне "будет рассматриваться сеймом 25 июня". В то же время, Гитлер в речи 22 июня вполне определенно подчеркнул, что "в одном строю с немецкими войсками на Севере находятся наши финские братья по оружию", и фюрер имел на то основания.

В своих "Размышлениях перед казнью" уже в 1946 году Кейтель прямо указывает на длительные контакты германской верхушки с финским правительством и ГШ, которые "понимали особое значение Северо-запада и общность интересов Финляндии и Германии в будущей войне против СССР"23.

По данным советского командования, численность группировки немецких войск в Лапландии к началу войны составляла около 200 тысяч человек (больше чем мирное население этой финской провинции), а заранее отмобилизованные без объявления войны финские ВС во всех компонентах насчитывали 600-650 тысяч (18% всего населения из "патриотических побуждений" вступило в ряды армии). В составе сухопутных войск Финляндии было развернуто 16 дивизий и три бригады.

10 июля восстановленный в должности главнокомандующего маршал Маннергейм в приказе на наступление отметил, что "свобода и величие светят нам (финнам, С.А.) в огромном водовороте всемирно-исторических событий", он же определил в качестве задачи для ВС осуществление на деле лозунга - "Свобода Карелии и Великая Финляндия"24.

Выждав момент, немецко-финские войска согласованно начали наступление на Ленинград, Петрозаводск и на Мурманск. Соединения финской армии миновали старую границу и начали продвижение навстречу группе армий "Север" с целью замкнуть кольцо блокады вокруг Ленинграда.

В ноябре выходом на р. Свирь и западный берег Онежского озера финны оккупировали южную часть Карелии. Теперь Петрозаводск назывался Яанислинна, Олонец - Аунусом (!), а Медвежьегорск - Кархумяки.

Нет сомнения в том, что финские оккупационные войска на территории Советской Карелии и под Ленинградом вели себя "несколько скромнее" чем немецкие оккупанты в Белоруссии. Но, тем не менее, говорить о гуманности оккупантов на северо-западе не приходится.

В Карелии финское командование организовало соответствующий политическим целям режим, который предусматривал прямое уничтожение русского населения. Например, из 46 тысяч жителей Петрозаводска (это примерно 45% населения Карелии оказавшегося в оккупации) не менее половины прошло через концлагеря. После освобождения Петрозаводска в 1944 году в живых осталось только двадцать шесть тысяч25.

Чем закончилась в 1944 году третья "советско-финская война" известно.

Положение по границе было восстановлено. Финляндия была отрезана от Баренцева моря, "потеряла около 4% населения и не менее 10% национального достояния", но характерно то, что ее политический суверенитет, как и экономика в очередной раз не пострадали.

Следует упомянуть, что с учетом полученного зимой 1939 года опыта летом 1944 года советским войскам потребовалось менее двух недель для прорыва линии Маннергейма с "преодолением предполья" и выходом на оперативный простор, где их уже ничто не могло остановить до Хельсинки.

Отступление третье.

Подготовка войск, штабов, знание ТВД, местности, экипировка и оснащение, бесспорно, имеют значение, так же как условия ведения боевых действий имеют прямое отношение к уровню потерь. В самом деле, прорыв "линии Маннергейма" 7 и 13 армиями Северо-Западного фронта в период с 7 января 1939 по 13 марта 1940 года обошелся потерями в 190 тысяч, в том числе убитыми и умершими от ран на этапе эвакуации - 33 тысячи. Достижение тех же целей в период проведения Выборг-Петрозаводской наступательной операции с 10 июня по 9 августа войска правого крыла Ленинградского фронта (21 и 23 армии, всего: сд -15, тбр - 1, ур -2, 13 ВА) потеряли 32,7 тысяч, в том числе 6,7 тысяч убитыми (вместе с учтенными потерями КБФ и Ладожской флотилии). Соотношение собственных потерь войск в операциях было поразительным, 6 к 1 "в пользу" командования и личного состава РККА образца 1944 года.

Сыграли свою роль опыт и подготовка? Несомненно.

Но было ли искусство в ведении боевых действий и в достижении целей в войне 1939-1940 года? Конечно.

Не глупость "сталинских маршалов", как пишет Б. Соколов, не налаженные из рук вон плохо подвоз МТС и содержание разобщенных, слабо оборудованных коммуникаций, а удержание их под контролем в оперативном тылу действующей армии, особенно зимой в Карелии объективно было сложным и практически невозможным делом.

Одна из причин в том, что соотношение боевых и обеспечивающих войск 3:1, организационно заложенное в структуре соединений и частей, явно не соответствовало задачам и условиям ведения боевых действий на особом ТВД, в лесисто болотистой местности зимой.

В связи с этим уместен вопрос: был ли просчет с определением сроков проведения операции в 1939 году? Только с точки зрения подготовки, тактики и обеспечения войск в суровых условиях неожиданно морозной зимы. С точки зрения проведения ограниченных действий и стратегии нанесения превентивного удара для демонстрации силы в ноябре-декабре срок начала наступления в 1939 году определялся множеством внешних условий весьма далеких от "здравого военного смысла".

"Ограниченные действия", в том числе предпринятые силами 7-й армии и ВВС, собственно закончились преодолением полосы обеспечения глубиной от 20 до 60 км, действительно вылились в полномасштабную локальную войну на ТВД. Она потребовала развертывания группировки почти миллионной численности и создания полноценной системы обеспечения фронта.

На развертывание Северо-западного фронта и тыла потребовались усилия всей страны и около месяца по времени. Но в условиях традиционной неготовности России к любой войне, ожидать иного было бы просто невозможно.

Но это уже действительно традиция, которая находит объяснение не "дураками и дорогами", а имеет причины экономического и мобилизационного характера26.

Глава вторая. Позиция Финляндии в преддверии "войны продолжения"

Двусмысленность ситуации

Для понимания советско-финских отношений и позиции Финляндии в 1939-1940 гг. важно обратить внимание на "прощальный приказ" Маннергейма от 13 марта 1940 годаiii, в котором по существу были изложены установки на будущее: "Наша судьба сурова. Мы вынуждены оставить чужой расе, у которой иное мировоззрение и иные нравственные ценности, землю которую возделывали веками... У нас есть гордое сознание того, что на нас лежит историческая миссия, которую мы еще исполним. Эта миссия защищать западную цивилизацию, но мы знаем, что до последней монетки отплатим свой долг Западу27."

Советское руководство, правильно оценивая состояние РККА, ее успехи и неудачи, понимало позицию финского правительства, двусмысленность стратегической ситуации на Северо-запад. Тем не менее, граждане и руководство СССР жили надеждой, что "в преддверии войны с Германией дипломатия компенсирует выявленные недостатки в подготовке армии, а благоразумие и здравый смысл" возьмут верх в сознании политиков Финляндии. Но как оказалось, в своих ожиданиях ошиблись не только советские люди и "кровожадный Сталин", но и финские "политики-гуманисты".

Советско-финский конфликт не был исчерпан и расчет финских политиков на заключение выгодного союза с Германией очень скоро оправдался. В новой стратегической ситуации своевременно не выведенная из войны Суоми сначала предоставила свою территорию для развертывания немецкого горного корпуса в Лапландии и "встала в один строй друзей" Германии по агрессии, а затем во взаимодействии с вермахтом блокировала Ленинграда и оккупировала большую часть Карелии. Но самое удивительное в том, что сама Финляндия не только не была оккупирована после второй капитуляции, но и не подвергалась сколько либо значительным бомбежкам в ходе войны, как союзник и активный участник агрессии на стороне гитлеровской Германии.

Это и есть одна из больших тайн неисследованной "зимней войны" с продолжением ее в 1941-1944 гг.

Международная практика

Следует отдать должное, в 1940 году Финляндия действительно вела войну, которая по характеру и целям для народа была весьма похожа на три отечественных войны России. Но переход к наступательным действиям в союзе с Германией в 1941 году, немедленно превратил эту "священную войну против "оккупантов рюсси" в агрессию. Присутствие финских войск с насаждением финского порядка на территории южной части Советской Карелии уже не чем оправдать было невозможно.

Но, сегодня вряд ли есть серьезные возражения против тезиса о нанесении всего лишь превентивного удара РККА силами 7 армии, а так же оккупации южной Финляндии из благих соображений в 1940 году.

Как известно, советские оккупационные войска стояли в Румынии и в Венгрии. Именно ударами КА они были выведены из войны. Советские войска стояли в Австрии, Югославии и в Болгарии. Наконец, именно советские войска более 45 лет пребывали на территории Германии именно в качестве "оккупационных".

Почему же этого не произошло с Финляндией?

Есть ли чем сомневаться нашим историкам? Есть ли чем гордиться финским политикам, воображая о какой то мифической победе в "зимней войне", если только благодаря доброй воле русского народа и дальновидной политике сталинского руководства агрессия Финляндии "к счастью для финского народа" не закончилась "национальной финской катастрофой", ее "насильственным" присоединением к СССР в качестве "шестнадцатой союзной республики? Или даже превращением и без того не особенно богатой Финляндии в безлюдную пустыню варварскими бомбежками по типу американских ковровых бомбардировок28?

Оказывается, что такова "международная практика". Она соответствует стратегии достижения политических целей войны - достижению приемлемых условий послевоенного мира.

Нечто подобное мы видим и сегодня сплошь рядом.

В наше время для оправдания вторжения в пределы соседней республики Басаев с Хаттабом попытались создать некое подобие "шариатского правительства " на "освобожденной территории Дагестана". Заметим, в пределах территории РФ и вопреки действующей Конституции.

Была ли война России против Финляндии в 1939-1940 годах несправедливой?

Ответ не может быть однозначным и бесспорным, так же как не может быть оправдано "необъяснимое желание" маленькой Финляндии "во что бы то ни стало" воевать с СССР, при весьма умеренных и вполне справедливых требованиях со стороны большого соседа. Даже при явной перспективе обеспечить обоюдную безопасность, "без ущемления территориальной целостности и национального достоинства сторон" для СССР-России выходы за пределы "линии Керзона" в 1940 и в 1941 году, были действительно упреждающими действиями. Их целью была нейтрализация финского нацизма и продвижения "немецкого фашизма" к границам СССР для обеспечения безопасности на совершенно законных основаниях.

Если непредвзято анализировать события последней большой войны, то этими соображениями оправдывалось "вторжение" РККА на территорию Польши не только в 1939 году, но и в 1944 и в страны Центральной и Юго-Восточной Европы уже на заключительном этапе второй мировой войны.

Иного, в "географических и военно-политических условиях" того времени и быть не могло.

Справедливость восторжествовала. Фашизм был разгромлен в самой Германии с ее последующей длительной оккупацией, и при формировании дружественного СССР режима на трети германской территории.

Для финнов из политических соображений было сделано исключение. Но русский гуманизм не был оценен, своеобразный финский расизм сохранился в первозданном виде и выразился в претензиях спикера финского парламента к России и русским в "новой стратегической обстановке" 1999 года.

Дело даже не в версиях развития событий и не в "сослагательных вариантах", а в самом факте того, что "умеренные предложения" России были полностью удовлетворены на ее условиях после неоднократного и безрезультатного обращения к "механизму политического урегулирования". Увы, остается только сожалеть, и применением силы как "крайнего средства умиротворения" не знающей пределов собственной безопасности "геополитической соседки".

Но при этом не следует забывать, что никак не был ущемлен политический и территориальный суверенитет Финляндии, а политические цели были достигнуты в рамках достижения приемлемого для участников конфликта мира.

Глава третья. Ситуация в Европе могла бы существенно измениться уже в 1940 году

Представим себе, что усилиями советской дипломатии и РККА уже в 1940 году Финляндия, как потенциальный союзник Германии, все же была бы выведена из будущей войны на более выгодных для СССР условиях. Допустим - путем заключения договора о нейтралитете шведского типа с умеренно жестким контролем части территории Финляндии или под гарантии коллективной безопасности с участием ее друзей в США.

Очевидно, что в этом случае действительно никакой блокады Ленинграда и миллионных потерь при его обороне просто не могло бы быть, как не было бы "дороги жизни", оккупации Карелии. Не было бы и полумиллионных безвозвратных потерь РККА только в ходе операций советских войск на Северо-западе в 1941-1944 годах.

Во всяком случае, как вскользь замечает Б. Соколов: "если бы Финляндия оставалась нейтральной в 1941 году, то это сохранило бы жизни сотням тысяч ленинградцев". Но и это немало для оценки последствий ее участия в войне против СССР, как и усилий советского руководства по нейтрализации опасности войны с участием маленькой и безобидной Финляндии на стороне гитлеровской Германии.

"Сослагательный вариант"

Посмотрим на ситуацию с точки зрения военной стратегии и результатов военных действий.

В течение всей войны среднемесячная численность советских войск численность войск на Северо-западе составляла 400-460 тысяч человек. В группировке насчитывалось от 20 до 31 дивизий. Практически все годы активных действий на главном Западном направлении, против 300 тысяч финских войск и 200 тысячной немецкой группировки советское командование было вынуждено держать два фронтовых объединения, войска которых в принципе могли бы если не изменить весь ход войны уже в оборонительных операциях летом 1941 года, то существенным образом повлиять на оперативную обстановку в Прибалтике и битве за Москву.

Этот "сослагательный вариант" представляется не таким уж фантастическим, если учесть, что в течении свей войны в Европе против Японии и Турции, а также в Иране советское командование было вынуждено содержать Дальневосточную особую армию и Закавказский фронта общей численностью около миллиона человек, в составе 30-35 стрелковых дивизий.

Читатель может возразить: а была ли реальная возможность для "вывода Финляндии из войны" в 1940 или в 1941 году?

Безусловно, была (об этом подробно несколько ниже).

"Но случилось то, что случилось".

Отступление пятое.

Если судить по книге Б. Соколова, то "опасности для Ленинграда и тем более для большого Советского Союза со стороны маленькой Финляндии не было". По его словам, "даже если граница на севере от Ленинграда проходила бы в десяти километрах от окраин города, то Финляндия с ее военно-экономическим потенциалом не могла быть достойным стратегическим противником для России".

Имея в виду исключительно конъюнктуру современного толкования истории и отсутствие четких представлений о театре военных действий опасность ситуации 1938 года понять вряд ли возможно. Но если, учитывая "господствующее положение Финляндии в горле Финского залива", разобраться по существу проблемы, в том числе с точки зрения военной стратегии и тактики ведения боя в особых условиях, то "проблема обеспечения безопасности крупнейшего промышленного района страны, укрепления 1300 километровой границы" и обороны Северо-запада для "большого СССР" все же существовала. Весьма однозначные геополитические пристрастия Финляндии, ее последовательное участие в антироссийских коалициях и практические акции с амбициозными претензиями на величие "от моря до моря", не могло не вызывать обоснованной обеспокоенность советского руководства. В преддверии большой войны с объединенной Европой необходимость укрепления границ на Северо-запад с точки зрения интересов 200 миллионного народа России, большой политики и стратегии сомнений не вызывала.

Поскольку советско-финский конфликт 1939-1940 гг. - это всего лишь пик двухстороннего конфликта, а коллизии его трагического продолжения на всей 1300 километровой советско-финской границе, на Балтике, на северном фасе обороны Ленинграда, на Ладоге, в лесах Карелии и в Заполярье мы уже знаем, то вполне правомерным является вопрос: могла ли состояться и чем бы закончилась блокада Ленинграда, если бы иначе закончилась "та незнаменитая война 19939-1940 годов"?

Во всяком случае, вопрос требует более детального изложения, поскольку, как справедливо заметил историк Б. Соколов: "если бы Финляндия оставалась нейтральной в 1941 году, то это сохранило бы жизни сотням тысяч ленинградцев".

Представим себе, что усилиями советской дипломатии и РККА Финляндия, как потенциальный союзник Германии, все же была бы выведена из будущей войны на более выгодных для СССР условиях именно в 1940 году. Пусть даже не путем "ограничения территориального суверенитета", а заключением договора о нейтралитете шведского типа.

Очевидно, что в этом случае никакой блокады Ленинграда и миллионных потерь при его обороне просто не могло бы быть, как не было бы оккупации Карелии, "дороги жизни", полумиллиона убитых и пропавших без вести в ходе операций советских войск на Северо-западе в 1941-1944 годах. Мы еще вернемся подробно к анализу потерь, но сейчас отметим, что, если бы не Финляндия с ее претензиями на Карелию и ее непременное желание "оплатить долг Западу до последней копейки", то в июне 1941 года не существовало бы части Северного, в последствии Ленинградского Фронта (21, 23 А), 7 отдельной армии и Карельского фронта (14 и 32 А). То есть в ходе Великой отечественной войны могла бы быть свободной 400-600 тысячная группировка в составе 20-35 общевойсковых дивизий, которые были задействованы на Северо-западе практически до осени 1944 года29.

Сегодня никто не отрицает стратегическое значение маневра сибирскими дивизиями для исхода сражения под Москвой, никто не будет оспаривать значение для гитлеровской Германии вынужденного содержания группировки РККА из 20-30 дивизий в течение всей войны японской армии на Дальнем востоке. В связи с этим просто невозможно переоценить для Германии участие Финляндии в агрессии против СССР. Практически все годы напряженных действий на главном, Западном направлении против 300 тысяч финских войск и немецкой 20-й горной армии в Лапландии советское командование было вынуждено держать группировку, которая в принципе могла бы изменить весь ход войны уже в оборонительных операциях летом 1941 года. Тем более это представляется не таким уж фантастичным, если учесть, что всю войну против сателлита Германии, Турции, и в Иране советское командование было вынуждено содержать группировку Закавказского фронта в численности более 550 тысяч человек.

Безмерный гуманизм

Были возможности для создания "иной ситуации" путем "вывода Финляндии из войны" в 1940 и даже в 1941 году? Безусловно.

"Но случилось то, что случилось". Война "продолжение" с активным использованием финских войск и территории состоялась. Финляндия изменила своим "твердокаменным принципам нейтралитета" и, придерживаясь своей неизменной антироссийской позиции, вступила в войну против СССР как союзник Германии. И, как мы увидим далее, исключительно для "принятия мер", вполне четко обозначенных ранее в ноте внешнеполитическому департаменту правительства США, "мер, которые необходимы были уже в 1939 году, во время первой фазы войны, если бы только ее (Финляндии, - С. А) силы были для этого достаточны"30.

Проявленный гуманизм и добрая воля советского руководства в ходе советско-финском конфликте 1939-1940 года, в расчете на благоразумие Финляндии, не были оценены по окончании "зимней войны", и обернулись жестокостью к своим войскам и невероятными потерями. Именно для русского народа, который не стремился перенести ужасы войны на территорию благоденствовавшей практически всю войну Финляндии.

Однако заметим, что жестокие потери советских наземных войск в наступательных операциях на Северо-западе в 1944 году все же обеспечили, если не сомнительного союзника, то более или менее надежного нейтрала и стабильно добрососедские, взаимовыгодные отношения с Финляндией в течение 50 лет31.

Разве это не является существенным итогом затяжного этно-национального и военно-политического конфликта большой России и маленькой, но амбициозной Финляндии?

Стоит ли все начинать сначала, формировать новые антироссийские приоритеты в ущерб народу Финляндии и проявлять слабость, которая может вызвать агрессию и неоправданные потери русского народа в будущем?

Уроки прошлого не оставляют места сомнениям. Приближение НАТО к границам России, грядущее вступление стран Балтии и Украины в Северо-атлантический союз и создание плацдарма международного терроризма на Северном Кавказе далеко не безобидные акции партнерства ради мира. И сегодня они требуют не только озабоченности, но и прямых действий по нейтрализации грядущих угроз России.

Глава четвертая. Примеры гуманизма и доброй воли русского народа

Истина в оттенках.

Директива No02

Во всей совокупности событий 1917-1944 гг. их "оттенки" заключаются хотя бы в том, что в 1918 году без кровопролития из рук Советского правительства Финляндия получила полный политический и территориальный суверенитет. В последующем были "оставлены без последствий" совместный с Антантой поход на Петроград, "карельское восстание", участие в антироссийском блоке и в германской агрессии, Финнам "сошли с рук" блокада Ленинграда и оккупация советской Карелии.

При известной доле прагматизма в оценках, можно предположить: исключительно благодаря гуманности и доброй воле русского народа, как многим другим участникам агрессии, Финляндии, "не было воздано сторицей".

Не думаю, что в условиях полномасштабной войны 1939 года кому-либо придет в голову представлять варварством "нанесение бомбовых ударов по войскам, военной инфраструктуре и объектам тыла противника"32.

Невразумительность финских данных в оценке мощи налетов и собственных потерь объясняется не только неадекватностью перевода, но и желанием выдать за истину пропагандистскую ложь, которая по известным причинам кочует из одного "произведения" современных историков в другое.

Насколько реальной была перспектива вывода Финляндии из большой войны, предлагаю судить читателям. Командующий авиацией ЛенВО в 1941 году генерал А. Новиков вспоминал, что Директива НКО No2, доведенная до него 22 июня 1941 года, предписывала "наносить удары только гитлеровским войскам... Удары по Финляндии вообще запрещались". Но одновременно по его данным для первого удара в группировке ВВС округа было сосредоточено более 500 самолетов, в том числе около 250 бомбардировщиков и 200 истребителей. Предпринятые в своевременно превентивные действия, наверное, убедили бы финских политиков в необходимости соблюдать нейтралитет, а не мечтать о "войне продолжении33".

Для читателей приведу полный текст упомянутой директивы, которая характеризуется автором ряда статей по истории "советско-финского конфликта" А. Михайловым, как "директива благих намерений"

Вот она:

"ВОЕННЫМ СОВЕТАМ ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО

Копия: НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА

22 июня 1941 г. в 04 часа утра немецкая авиация без всякого повода совершила налеты на наши аэродромы и города вдоль западной границы и подвергла их бомбардировке.

Одновременно в разных местах германские войска открыли артиллерийский огонь и перешли нашу границу.

В связи с неслыханным по наглости нападением со стороны Германии на Советский Союз,

п р и к а з ы в а ю34:

1. Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу.

Впредь, до особого распоряжения, наземными войсками границу не переходить.

2. Разведывательной и боевой авиацией установить места сосредоточения авиации противника и группировку его наземных войск.

3.Мощными ударами бомбардировочной и штурмовой авиации уничтожить авиацию на аэродромах противника и разбомбить основные группировки его наземных войск.

4.Удары авиацией наносить на глубину германской территории до 100-150 км.

5.Разбомбить Кенигсберг и Мемель.

6.На территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать.

Тимошенко

Маленков

Жуков

22.6.41 г., 7.15

Удары советской авиации действительно состоялись, но значительно позднее. Бомбежке подверглись передовые аэродромы, узлы дорог и войска, сосредоточенные для наступления, а не мирные города и селения, как уверяет, например, Маннергейм. Его понять можно, давит на слезу, однако...

Отступление шестое.

"Оперативные несуразности" директивы (по определению наших публикаторов, например в НВО) объясняются не только этим. Можно себе представить, какие последствия могли бы быть для Финляндии, если бы советские ВВС по примеру "немецких братьев по оружию" подвергли "ковровым бомбардировкам" объекты ее экономики и Хельсинки. Только за одну ночь в подобного рода операциях немцами был полностью уничтожен Ковентри, а бомбежками США и Англии практически тремя налетами был стерт с лица земли Лейпциг. (При этом в этой акции устрашения приняло участие 1400 самолетов, сброшено более 3,5 тыс. тонн бомб. Было уничтожено около 135 тысяч жителей и разрушено 35 тысяч зданий. Это всего в два раза меньше чем численность жителей в "большом деревянном селении" финской столице).

Более высокими возможностями, чем авиация ЛенВО в 1941 году, обладали ВВС СССР в 1944 году во время Петрозаводск-Свирской наступательной операции. За один налет Дальней авиации можно было (по примеру США и Англии) "вбомбить" (терминология американцев времен вьетнамской войны) Финляндию в каменный век". Поводов для этого и в 1941 и в 1944 гг. было более чем достаточно. В связи с этим можно было бы предположить, что капитуляция Финляндии, возможно с полной и бескровной оккупацией могла бы состояться гораздо раньше. Возможно даже в 1941 году. СССР не имел бы Карельского и частично Ленинградского фронтов протяженностью в 1300 км, блокады Ленинграда. Правда от части это была бы разыграна воздушная карта "битвы за сознание финского народа". Говоря современным языком - "миротворческая операция". Но советское руководство отказалось от массированных бомбардировок Финляндии и положило в южной Карелии, под Ленинградом и в Заполярье более 130 тысяч солдат "применением адекватных мер" по уничтожению оккупантов наземными силами в тяжелейших оборонительных, а затем и в наступательных боях.

Бомбы и письма

"В 1941-1944 гг. Хельсинки почти не бомбили..."

Это в то время, когда подвергались жесточайшим налетам стратегической авиации союзников такие города Германии как Гамбург и Лейпциг, а в 1941 году Берлин подвергался неоднократным бомбардировкам советской авиацией.

В чем же дело, что это за особое отношение "к верному союзнику" Германии на Северо-западе в ходе большой войны?

7 ноября 1941 года, когда решалась судьба Москвы, У. Черчилль в ответном послании И. Сталину писал. "Объявление войны Финляндии, в том числе потому, что у нее много друзей в США, невозможно". По существу премьер министр Великобритании ставил под сомнение целесообразность даже формальное (!) выполнение союзнических обязательств в тяжелейшем для СССР году. По его же словам, Гитлер "использует Финляндию как слепое орудие и, если счастье обратится против этого головореза (Гитлера), то она вместе с Румынией и Венгрией легко может перейти на нашу сторону". (Все те же благие пожелания и чтение морали бандиту, - С.А.)

Продолжая тему, Черчилль сообщает, что "будет лучше для дела, если добиться от финнов прекращения военных действий, остановить их на месте (это в Петрозаводске, - С.А.) или отправить по домам, чем, если бы мы посадили их на скамью подсудимых вместе с виновниками - державами оси путем формального объявления войны". Не обсуждаю возможность "освободительного похода" англо-французских войск на севере Европы, - видимо это из области фантастики, но формальное объявление войны действительно мало что стоит.

Очевидно, что наличие "друзей" не позволило западным союзникам СССР предпринять стратегическую воздушную операцию против Финляндии силами собственных ВВС ни в 1941, ни в 1942 году ни гораздо позднее, когда проводились массированные бомбардировки Германии35. В то время, как РККА практически в один на один отражала агрессию Германии и ее многочисленных сателлитов. Имеется в виду и Финляндия, которая при всей "политической слепоте" не заблудилась в карельских лесах и финские дивизии точно вышли на определенную еще в 20-е годы "восточную границу".

Но за эту "словесную тарабарщину" премьера Великобритании и скрытую поддержку финской агрессии в США русские платили кровью, в то время как финны и не помышляли "расходиться по домам", оставаясь в Петрозаводске вплоть до августа 1944 года. Может быть, все пребывали в надежде, что в СССР не хватит сил освободить собственную территорию, или были какие то другие причины? Они, безусловно, были. Одна из них - "классовая ненависть" к Советской России представителей финской элиты подобных Маннергейму и зоологическая неприязнь финнов к русским36.

Финал

Впрочем, проблему нейтрализации маленькой, но агрессивной Финляндии можно и нужно было решить еще в 1939-1940 или с началом "войны продолжения" в 1941 году.

Возможно по примеру США и Великобритании, ковровыми бомбежками объектов ее экономики. Силы для этого были. Пример - три "не самых сильных ночных налета" ВВС СССР на Хельсинки37 в феврале 1944 года, которые побудили представителя президента Финляндии советника Паасикиви выехать в Москву через линию фронта (!) для переговоров с советским руководством. В конце марта того же года будущему творцу "мирной политики" в Москве действительно были переданы "Советские предложения мира с Финляндией". Уточненный вариант условий, полученных финским правительством ранее через советское посольство в Швеции предполагал:

-разрыв отношений с Германией, интернирование или изгнание немецких войск не позднее конца апреля;

-восстановление советско-финского договора 1940 года и отвод финских войск к границе;

-немедленное возвращение военнопленных и гражданских лиц, содержащихся в финских концлагерях;

-демобилизация 50% финской армии в течение мая и далее ее сокращение до 37 тысяч;

-возмещение убытков СССР в размере 600 миллионов долларов;

-возвращение СССР Петсамо.

При условии принятия этих условий Советский Союз считал возможным отказаться от прав на аренду Ханко без компенсаций.

Результаты переговоров государственного советника Паасикиви и представленные советским руководством предложения были рассмотрены на заседании сейма и правительства Финляндии. Парламент и правительство пришли к единодушному мнению, что согласиться на них нельзя, советские предложения по выходу Финляндии из войны "...неосуществимы по техническим причинам, их принятие в значительной степени нарушило бы условия, при которых Финляндия может оставаться самостоятельным государством". Финляндия осталась в одном строю с Германией, "предпочитая разделить судьбу гитлеровского рейха". Похвальная, более чем вассальная верность!

В связи с этим, можно было бы привести содержание бесед Маннергейма с канцлером Германии, и рехсминистрами Герингом и Гимлером, которые посетили финского главнокомандующего в дни его юбилея, в июне 1943 года. Как признается сам Маннергейм в этих беседах "почти не затрагивалась тема участия Финляндии в войне, она и так как верный союзник сделала многое для победы" над СССР. Ограничимся только мнение генерала Йодля, так же побывавшего с визитом в финской ставке проездом из Раваниеми от Дитля (командующего 20 немецкой армии) в изложении самого маршала Маннергейма:

"В октябре генерал Эрфурт передал мне письмо военного руководства Германии, в котором спрашивали, не могу ли я принять генерала Йодля, которому поручено сделать сообщение об общей военной обстановке. Несомненно, что главным мотивом визита была катастрофа в Италии, а также страх перед теми психологическими последствиями, которые, как полагали, она породит в Финляндии. Я с удовольствием принял генерала Йодля, которого знал как умного офицера, с симпатией относившегося к нашей стране.

Остановка наступления войск союзников на каком-либо подходящем рубеже в Северной Италии предотвратила бы последствия, вызванные крахом Италии, и ситуация стала бы терпимой. Об угрозе высадки войск в Западной Европе, прежде всего на побережье Франции, генерал Йодль сказал, что таковая высадка, очевидно, будет отражена примерно теми же силами, которые сейчас несут охрану побережья Атлантики. Если высадившиеся войска не будут отброшены на самом побережье и им удастся захватить плацдарм для разгрузки дополнительных сил, то есть возможность нанести союзникам решающий удар и после этого высвободить силы для остановки наступления русских.

Говоря о событиях на фронте под Ленинградом, генерал Йодль признал, что "неудача здесь создала для нас опасную обстановку". Одновременно он сказал, что военное руководство Германии уже обсуждало вопрос об отводе левого фланга восточного фронта в район Риги, однако отказалось от этого мероприятия, нацеленного на сохранение войск, прежде всего, учитывая то воздействие, которое оно оказало бы на Финляндию.

Генерал Йодль пишет, что ему было известно о попытках Финляндии установить контакты в целях выяснения возможности выхода из войны и в этой связи заявляет: "Ни у одной нации нет большего долга, чем сохранение своей страны. Все другие точки зрения должны уступить этому путь, и никто не имеет права требовать, чтобы какой-либо народ стал умирать во имя другого народа". Положение Финляндии, продолжал Йодль, в данный момент, несомненно, опасное.

Он задает вопрос: Какие возможности будут у Финляндии в ближайшем будущем? И отвечает на него: "Конечно, мы можем заключить сепаратный мир, но в этом случае Финляндии угрожает такая же судьба, какая постигла прибалтийские страны в 1940 - 1941 годах, страна будет большевизирована, а образованную часть населения отправят в ссылку. Если Финляндия считает, что победят западные союзники, она может заключить перемирие и принять участие на их стороне (в случае если англичане и американцы высадятся в Скандинавии) в выяснении отношений, которое, по его мнению, состоится между ними и Советским Союзом. И в этом случае Финляндия окажется вынужденной продолжать борьбу, которую она начала вместе с Германией, но тогда вести ее на стороне тех государств, которые сейчас являются ее противниками. Кроме всего прочего, имеется возможность, присоединившись в борьбе с немцами на заключительном этапе к русским, мы обретем для себя преимущества, которые едва ли будут достижимы при заключении мира. Однако он не верит, что финский народ изберет именно этот путь, поскольку он не совместим с понятиями чести и верности, присущими народам стран Севера. Последней альтернативой является продолжение войны вместе с Германией. Именно это Йодль считает наименее опасным. Высказывания генерала Йодля еще больше убедили меня и моих ближайших подчиненных в том, что он человек чести, который даже в моменты неудач принял во внимание наши трудности. Стратегические перспективы его сообщения все же не оказали влияния на мою точку зрения о сложившейся ситуации".

Очевидно, что читателей "Мемуаров" не могут не умилить слова немецкого генерала и финского маршала о "чести и верности", а также их прогноз развития ситуации на северо-западе. Но В. М. Молотов оказался прав, когда год спустя 22 апреля 1944 года заявил: "Финское правительство в своих отношениях с немецкими фашистами зашло так далеко, что уже не может, да и не хочет, порвать с ними. Оно не хочет восстановления мирных отношений".

Условия мира, переданные советским правительством последовательно через бельгийское посольство в Швеции, через Колонтай и Паасикиви, были отвергнуты финским сеймом. Советское военное командование было вынуждено провести две стратегические наступательные операции против немецко-финских войск на всем 1300 километровом фронте, от Ленинграда до Петсамо. Общие потери советских войск в двух успешных наступательных операциях составили 117 тысяч, в том числе безвозвратные - более 29 тысяч человек. Войска были в очередной раз остановлены на рубеже, определенном соглашением 1940 года.

Любопытно то, что в преддверии операций советских войск 22 июня 1944 года МИД Финляндии через свое посольство в Швеции начался "мирный зондаж послевоенных намерений" СССР. Но одновременно с этим в Хельсинки прибыл Риббентроп, и президент Финляндии Рютти "заключил личный пакт с Германией". Сознательное проявляя двурушничество, президент Финляндии обязался "не подписывать мирный договор с Советским Союзом без согласования с Германией".

Далее разразился правительственный кризис, и 1 августа Рютти подал в отставку, а его преемник маршал Маннергейм лишь 2 сентября и только после консультаций с представителем немецкого командования генералом Кейтелем созрел для принятия условий второй в своей карьере капитуляции.

16 сентября 1944 года будущий "творец мирной политики Финляндии" Паасикиви в своем дневнике записал: "Наше вступление в эту войну явилось колоссальной ошибкой... следовало бы вести политику таким образом, чтобы в июне 1941 года мы могли бы остаться вне этой войны". Но несколько раньше он же совершенно в духе упомянутой ноты финского МИД пишет: "...Рютти и правительство в 1941 году должны были перед военным руководством поставить вопрос: было ли оно (военное руководство финских ВС, - С.А.) уверено в том, что Германия выиграет войну и победит Россию".

Как видно из письма Маннергейма "идея капитуляции Финляндии" все же имела место в умах финских политиков уже в феврале 1944 года. Но только в октябре и лишь в результате проведения наступательных операций двух советских фронтов с целью освобождения советской территории от финских оккупантов она с трудом стала реальностью.

Нет сомнения в том, что благие пожелания У.Черчилля в 1941 г. относительно особых отношений к участнику гитлеровской агрессии и соображения руководства Запада в ходе войны не имели положительного для СССР эффекта до того времени, когда осенью 1944 года "Маннергейм созрел" до понимания катастрофы и необходимости второй капитуляции". Новая стратегическая ситуация послевоенного мира сложилась исключительно благодаря военным усилиям СССР: немецкие армии отступали в Белоруссии, а Финляндии хватило на три месяца "хорошей войны".

"Чуда не произошло". Так же как не произошло ожидаемых чудес для Германии и финнов ранее, под Москвой, под Ленинградом и под Мурманском. И с территории СССР финны были выдворены не чудесным образом и заклинаниями Черчилля, а исключительно военной силой.

Как это ни странно под Выборгом для Финляндии тоже ничего особенного не произошло. Имею в виду ожидавшуюся полную или частичную ее оккупацию, после очередной капитуляции Маннергейма и финского воинства.

Возвращаясь к событиям 1939-1940 гг. следует констатировать тот факт, что проявленный советским руководством гуманизм, в расчете на благоразумие, не был оценен по окончании "зимней войны", и обернулся двухмиллионными потерями для советского народа уже в ходе Великой Отечественной войны. Однако, в ходе затяжного русско-финского конфликта Финляндия (1918 - 1944 гг.) Финляндия не только ни разу не была оккупирована, и фактически, являясь агрессором и верным союзником Германии, не подвергалась серьезной бомбардировке или экономической блокаде.

Объяснение этому удивительному факту можно дать фантастически простое - по указанию советского руководства из политических соображений и вопреки оперативной целесообразности последний пункт упомянутой Директивы No2 фактически оставался в силе всю войну.

И это еще одна из "тайн" неизвестной войны?

Цель боевых действий советских войск - вывод Финляндии из войны под угрозой полной оккупации ее территории, все же была достигнута, но только в сентябре 1944 года.

Какой же ценой для русского народа?

Отступление седьмое.

В 1941-1944 годах активные боевые действия на Северо-западе (от Ленинграда до полуострова Рыбачий в Заполярьи) включали:

- стратегическую оборонительную операцию в Заполярьи и Карелии Северным (Карельским) фронтом (385 тыс. человек, в составе: восьми сд, одной тд, стрелковой бригады и семи УР);

- Ленинградскую стратегическую операцию правого фланга Северного фронта (153 тыс. человек, в составе: семи сд, двух тд, одной мсд, стрелковой бригады и пяти УР), 7-й отдельной армии при поддержке части сил КБФ и Ладожской ВФ;

- Выборг - Петрозаводскую наступательную операцию 21-й, 23-й армии правого крыла Ленинградского Фронта, 7-й отдельной и 32-я армии Карельского фронта (всего 390 тысяч человек, сд -31, сбр - 3, тбр - 3, УР - 4) при поддержке Ладожской, Онежской и Беломорской флотилии;

- Петсамо-Киркенесскую наступательную операцию 14-й армии Карельского фронта при поддержке сил СФ.

В боевых действиях в разной степени принимали участие 7 и 13 ВА, ВВС Северного и Балтийского флотов, части пограничных и внутренних войск. В той или иной мере принимавшие участие в боевых действиях войска насчитывали от 400 до 600 тысяч человек.

С учетом только потерь РККА и других войск за 1941-1944 годы цена сдерживания агрессии на Северо-Западе, как и цена участия Финляндии для СССР в войне на стороне Германии оценивается потерей более 900 тысяч солдат и офицеров КА, в том числе убитыми и пропавшими без вести - более 450 тысяч человек. Только общие потери армии и флота на Северо-западе в наступательных операциях по освобождению захваченной финнами территории СССР с 10 июня 1944 года по 29 октября 1944 года составили 117 тысяч, в том числе 27 тысяч убитыми в боях, умершими от ран в госпиталях и пропавшими без вести.

Следует прибавить к этому жертвы "упрямства" Финляндии, гуманизма к финнам и жестокости советского руководства к своему народу" в 1939 году - более 300 тысяч человек, в том числе более 90 тысяч убитыми, умерших в блокаде 600 тысяч ленинградцев и 26 тысяч человек уничтоженного мирного населения Карелии.

Всего от агрессии Финляндии прямо и косвенно как минимум пострадало около двух миллионов человек (подробнее об этом изложено в третьей главе).

Но это только часть цены, которой был оплачен" гуманизм к мирному населению и сохранение суверенитета маленькой, но агрессивной Финляндии" в 1940 и в 1941-1944 годах, когда она могла бы быть выведена из войны против СССР "ковровыми бомбардировками с минимумом потерь для своих войск".

Другая часть этой "цены" состоит в том, что необходимые для ведения боевых действий на Западном направлении силы и средства были задействованы на Северо-западе для нейтрализации группировки немецко - финских войск, а так необходимая для комплектования резервов численность - 900 тысячного резерва использовалась для содержания войск Северного и Карельского фронтов, 7, 21 и 23 армий. Именно этих 20-25 дивизий, развернутых на Северо-западе, не хватало на дальних подступах к Ленинграду и прорыва блокады, под Москвой для полного разгрома группы армий "Центр", под Сталинградом для нанесения решительного поражения Вермахту в 1942 году, в сражениях под Курском и Белгородом, для форсирования с ходу Днепра и овладения Киевом уже в сентябре 1943 года. Именно этих дивизий не хватало там, где при минимальном превосходстве решались не только стратегические, но и оперативно - тактические задачи, например под Смоленском и под Ельней, в Крыму и на Лужском рубеже.

Естественно, что в отсутствии резервов при невыгодном соотношении сил и средств на фронте войска несли неоправданно высокие потери в обороне. Это не позволяло развить достигнутый на тактическом уровне успех в наступлении и подчас полностью лишало командование возможности влиять на ситуацию для достижения стратегических результатов на главных направлениях и в решающих сражениях первого периода войны. И напротив, наличие свободных резервов, например трех армий (15-20 дивизий), позволило в октябре-декабре 1941 года "отстоять Москву, провести контрнаступательную операцию без "оперативной паузы" по разгрому немецкой группы армий "Центр". Следует иметь в виду, что даже в условиях относительного затишья необходимо было содержать резервы непосредственно на ТВД, осуществлять на деле противовоздушную и "территориальную оборону", поддерживать в готовности объекты военной инфраструктуры и пр. Фактически группировка на Северо-западе требовала постоянного содержания людских ресурсов в 1,5-2 раза больше, чем была ее среднемесячная численность38.

Можно спорить, что это и есть "классический пример безмерного гуманизма" руководства Советской России к условно мирному населению Финляндии. Можно утверждать, что это пример "уважения к демократическим ценностям свободолюбивого маленького финского народа", но невозможно отрицать то, что это также вопиющий пример "жестокости" по отношению к русскому народу. Как и то, что особые отношения с Финляндией присутствовали практически всю войну, как со стороны России, так и западных странах антигитлеровской коалиции.

В части оценки и понимания ситуации с позиции западных демократий более подробно мы еще коснемся во второй части книги, как говорится, "из первых рук", а пока в дополнение к оценкам заинтересованных сторон предлагаю читателям выдержку из публикации обширного и беспрецедентного по объему труда фельдмаршала Э. Фон Манштейна "Утраченные победы". Комментарии С. Переслегина (публикатора труда Манштейна со ссылкой на его мнение) к событиям на Северо-западе, как нельзя более кстати, в части оценки отношений СССР и Финляндии в годы "войны продолжения". С. Переслегин пишет: "Совокупность всех обстоятельств заставляет предположить существование некого тайного договора между Финляндией и СССР договора, который был заключен позднее сентября 1941 года. Он отвечал интересам обоих государств и был скрупулезно исполнен. Командующий войсками Ленинградского фронта Г. Жуков об этом договоре, несомненно, знал (когда "снимал все с северного направления", - С. А.)"39

Таково мнение публикатора со ссылкой на реплику Манштейна о позиции финнов в отношении Ленинграда. "Естественно, для нас имело значение, примут ли участие в наступлении финны, которые блокировали Ленинград с севера по Карельскому перешейку. Достаточно было бы, если они сковали стоявшие против них пять с половиной стрелковых советских дивизий. Однако соответствующий запрос, сделанный немецкому генералу Эрфурту представителю ОКВ в финской ставке, показал, что финское командование отклоняет это предложение". Эрфурт пояснил, что Финляндия с 1918 года придерживается мнения: ее существование не должно представлять угрозы для Ленинграда. По этой причине участие финнов в наступлении на город исключается".

Это мнение следует иметь в виду при чтении следующей главы книги, где известный финский политик комментирует события 1941-1944 года и раскрывает планы финнов в отношении Ленинграда после его захвата Германии все-таки с участием Финляндии.

Особые отношения

При всем том "особые отношения", конечно, существовали, и заключались они в "пролетарском интернационализме" русских и необычной "расовой ненависти" финнов.

Более того, можно с уверенностью утверждать, для окончания войны на оговоренных ранее рубежах были другие более веские причины, а именно достижение выгодного для России и Финляндии мира. Выгоды этого мира обеспечивались, в том числе "особыми отношениями40".

Отступление восьмое.

Своеобразие Северо-Западного театра военных действий (ТВД) известно. Ни кто не будет всерьез оспаривать его особенности. Но по настоящему это можно понять только в ходе службы в ЛенВО. Мне такая возможность судьбой была предоставлена. Разумеется, за всю мою службу в Заполярьи и в Карелии никаких военных действий не было. И, слава Богу.

Особенности ТВД постигал на учениях, в ходе боевой подготовки, в повседневной жизни в редких походах на рыбалку, по большей части не очень удачную. Для оживления повествования приведу несколько примеров, характеризующих ситуацию и условия ТВД.

Припоминаю учения с 54-й мотострелковой дивизией ЛенВО в районе Аллакурти, когда нашей роте для подтверждения расчетов была поставлена задача "реально совершить обход условного противника" по маршруту в 20 километров. Тогда это было модно, ни одно учение не проводилось без маневров по обходу и охвату противника. Большим любителем подобных экспериментов был генералитет, в том числе начальник штаба округа генерал Тоузаков. Не были исключением и упомянутые учения. Вместо трех часов рота на МТЛ-БВ (гусеничных бронетранспортерах) сутки ползла по болотам, сломали все бревна для самовытаскивания и прибыли к "шапочному разбору" - учения закончились без нас. Это в условиях учебно-боевой обстановки. Представим себе, что на маршруте оказалось бы 2-3 группы егерей с гранатометами и снайперскими винтовками. Для 56 офицеров и солдат 1 мср 251 полка этот поход был бы последним. 56 человек были бы причислены к пропавшим без вести, а егеря получили бы богатые трофеи. Нечто похожее произошло с целыми дивизиями (163, 84 и 44 сд) в 1939 году севернее Ладоги.

Такого рода решений с "широким применением обходящих отрядов" было море. Понимаю, что войска следует "учить в обстановке приближенной к боевой", но представим себе, что такие стереотипы применения войск сработают в будущей войне. Результаты как говорят, будут вполне предсказуемы. Они проявятся в виде неоправданных потерь и поражений там, где их не должно быть в принципе. На тех же учениях колонна 251 полка растянулась на 15 километров по северному маршруту Кандалакша-Аллакурти. Это при том, что только 50-60% техники и вооружения было выведено из парка. Так было предусмотрено полевым уставом Сухопутных войск 1964 года и руководящими документами по боевой подготовке того времени.

Приведу несколько характерных примеров.

В августе 1973 года в связи с проведением в Финляндии Совещания Глав государств Европы, США и Канады намеченные по плану учения с войсками ЛенВО несколько раз переносили. Случилось так, что заранее выдвинутая в район учений передовая группа батальона связи 111 дивизии осталась без хлеба, мяса, овощей и ГСМ.

Наш пресловутый "авось", надежды, лень, отсутствие связи и прочие беды "довели ситуацию до ручки". И когда "оперативный состав" штаба дивизии с главными силами батальона, наконец, добралась до места развертывания КП, то в аппаратных и в радиостанциях передовой группы боевых расчетов обнаружено не было. Правды ради, следует упомянуть, что кое-какое дежурство все же было налажено. Командир роты доложил, что весь свободный от службы личный состав занят добыванием "хлеба насущного". По тем временам невиданным делом было попрошайничество, дистрофия среди солдат и грабежи местного населения. Оказалось, что третьи сутки в передовой группе батальона на завтрак обед и ужин подают рыбу и только рыбу. Без хлеба.

Пошли на "инспекцию", и оказалось, что два десятка солдат и офицеров сидят на берегу озера с удочками и "ловят момент", когда клюнет. История анекдотическая даже для мирного времени в благополучном 1975 году, но представить себе подобную ситуацию в боевой обстановке зимой по меньшей мере трудно. Однако нечто подобное случилось с теми, кто оказался на маршрутах в районе Сортавалы и Суомусалми в "котлах организованных финнами" зимой без мяса, макарон и боеприпасов.

Через полгода, в оттепель с последующим легким морозцем при возвращении с других учений штаб 111 дивизии с тем же батальоном связи добирался до Сортавалы 12 часов, причем последние 40 из 200 километров (от Лахденпохьи до пункта дислокации) колонна ползла 7 часов при средней скорости 6-7 километров в час. Это при расчищенной дороге, при наличии в колонне только автомашин повышенной проходимости. На тех же учениях в результате ошибки "поводыря" при чтении карты колонна батальона связи оказалась в тупике. Машины и прицепы в буквальном смысле выносили на руках, потеряли четыре часа. С опозданием был развернут узел связи дивизии. Связи в полном объеме не было полсуток. Представим себе, что по соседству оказалась мобильная группа финских лыжников. Очевидно, что связи командир дивизии не дождался бы никогда и за потерю управления был бы как минимум отстранен от командования.

Не имея специальной техники, скажем танковых бульдозеров, нечего было даже думать оторваться от автомагистрали или "дорожного направления". Если мехвойска еще были способны кое-как продвигаться проселками, то колонны штабов от полка и выше, подразделения и части тыла в буквальном смысле забивали дороги, растянутые на многие километры, были и остаются прекрасным объектом для нападения малочисленных маневренных ДРГ с легким вооружением.

Ни для кого не секрет, что главная забота командира зимой не заморозить личный состав. Хорошо если в районе обороны, сосредоточения или сбора есть заранее подготовленные укрытия, но на учениях их, как правило, и не бывает. Для штабов проблема худо-бедно была решена наличием командно-штабных машин и "поларисов" - войсковых самопальных буржуек (благо солярки в те времена было море). Но это спасало, если только долго стояли на месте. И, тем не менее, при перемещении творятся все те же "хаос в верхах и отупление в низах". Пехота в подразделениях вынуждена бороться с изнуряющим душу холодом постоянно, без права на разведение костров. Сооружение укрытий возможно при мало-мальски длительном расположении на месте. Это если повезет, и ленивый командир полка воюет без спешивания в наступлении или тематика учений оборонительная.

Согреться можно в машине и бронетранспортере, но до тех пор, пока работает двигатель или обогреватель. В бронетранспортере экипаж сидит как в холодильнике при высокой влажности. При этом через некоторое время "в заброневом пространстве" начинается капель в результате конденсации. Выключение двигателя приводит к остыванию машины на 20 градусном морозе за 15 минут. Как и в годы советско-финской войны, в семидесятые годы танкисты спали под тентом, сложенным конвертом на разогретой бронеплите, закрывающей двигатель и трансмиссию сверху. В Заполярьи бойцы нашей разведроты в легкий танк ПТ-76 умудрялись устанавливать буржуйку. Изощряется, кто как может.

Как тут не вспомнить мудрость наших советских солдат: "лучше умереть от жары за полгода, чем подохнуть от холода за полчаса".

Через двое суток на морозе даже у офицеров, действительно, "наступает апатия и отупление". Но испытал ли что-либо подобное Соколов? Возможно, но есть ли нужда "сгущать краски и заниматься оглуплением" действительно сложной ситуации не зная условий на месте.

"Война, как говорят, фигня", главное - не замерзнуть41.

По большей части для наступающих войск РККА "не обошлось" в необычайно суровую зиму 1939-1940 гг. (Маннергейм в своих "Мемуарах" пишет, что такой зимы не было 112 лет).

Остается без ответа вопрос историка Б.Соколова: "неужели никто не читал донесений отупевших от мороза и непрерывных атак мобильных групп финских лыжников командиров дивизий и полков, растянутых на маршрутах в районе Сортавалы и Суомусалми в 1939 году"? Читали, но именно потому, и опыт учений 251 полка 54 дивизии тому подтверждение, были правы в оценках Северо-западного ТВД финны и только отчасти наши генералы. Реалии ведения боевых действий на Северо-западе заключаются в том, что вдоль одной дороги в боевых порядках могли одновременно действовать не более двух рот в двух батальонах первого эшелона. Более 15-20 дивизий с учетом дорожных направлений развернуть на всем 1300 километровом фронте зимой в первом, тактическом эшелоне невозможно. Все остальные находились в резерве в походных колоннах с претензиями на "единственную дорогу". Движение по целине, на лыжах с "мягкими креплениями" при нашей экипировке и в 1972 году (так же как в 1939 году по воспоминаниям того же Мерецкова) было возможно "со скоростью черепахи". Очевидно, что не могло быть никакого стремительного наступления до Ботнического залива без освоения занятой территории и создания местной инфраструктуры для войск (дорог, баз снабжения, пунктов приема и распределения МТС, ремонта техники) и, наконец, серьезных без мер по нейтрализации ДРГ просто было немыслимо рассчитывать на успех. Следует заметить, что оперативная ситуация в известной мере повторилась в северном Приладожье в 1944 году, но цели дойти до Ботнического залива 7 и 32 армии не ставилось, войска были остановлены на новой границе, а разработка контрдиверсионных действий и освоение территории войсками просто не планировалось.

Случись подобный конфликт в 70-е годы, исход сражений был бы примерно тот же, что в 1940 году.

Намеренно не останавливаюсь на особенностях организации управления, взаимодействия и ведения боя. Все хорошо известно и характерно для Россия и российской армии от Луостари в европейском Заполярьи до Приамурья и далее до Чукотки с еще большими чудесами.

Но мало кто задумывается, почему в 1941-1944 годах пленных финнов было всего около 2,5 тысяч. Только ли по тому, что они умели воевать и осуществляли планомерный отход?

Возможно, но главное в том, что осуществить охват и обход противника, тем более окружение в оперативно-тактическом масштабе при наличии на ТВД всего лишь нескольких дорожных направлений, разделенных сотней километров по фронту, практически невозможно.

Казалось бы, давно следует сделать выводы и возможно перейти на легкую пехоту обеспеченную соответствующими средствами передвижения и МТО, способную действовать в особых условиях в отрыве от главных сил и "коммуникаций".

Что же изменилось с 1940 года?

Да собственно ничего. Вечная борьба брони и снаряда при повышении защищенности войск и мощи поражающих средств, пожалуй, не улучшила положение Советской Армии. Даже напротив громоздкость дивизий и полков продолжала оставаться "ахиллесовой пятой" войск ЛенВО. А развернутые из дивизий сокращенного состава и укомплектованные техникой из народного хозяйства соединения действительно были бы пушечным мясом при столкновении с финнами на тех же направлениях, что и в 1940 году.

Что изменилось за 30 последних лет на Северо-западе, в ЛенВО?

Только то, что группировка сухопутных и прочих войск сокращена практически до пределов, близких к ее полной ликвидации. "Громоздкие дивизии" расформированы, войска перешли на бригадную организацию. Но остались все те же "кавалерийские уставы", проблемы ТВД, борьба с холодом, бездорожьем, неустроенность каждого солдата в отдельности и несоответствие организации войск условиям ведения боя в целом. Остались все те же кривые дороги, ограниченные по емкости операционные направления, морозы, снег, болота и прочие прелести, приправленные заботами о ГСМ (вместо овса и сена) для транспортных средств в виде так называемых боевых машин - ГТ-Т, ГТС-М и, в лучшем случае, МТЛ-БВ.

Похоже, что с нашим исследованиями и взглядами на ведение боевых действий, как и с оснащением войск, будет не до войны. Спасение в одном: - финны, норвежцы и шведы воевать на чужой территории генетически отучены. Натовских генералов, профессионалов из морской пехоты США и вояк из Бундесвера никогда в жизни никто не заманит на Северо-Западный ТВД. Они собираются вести операции "бесконтактным способом". Воевать зимой с нашей дурной пехотой, которая еще в состоянии как-то приспособиться к диким условиям, натовцы просто не в состоянии.

Север, это не Аравийский полуостров, не азиатские тропики и разумеется не благоустроенная Европа. Короткое лето вряд ли позволит особенно благоденствовать в ожидании победы и тем и другим.

***

Так есть ли чем гордиться финским ветеранам?

Стоит ли сегодня демонстрировать новые политические приоритеты Финляндии и напрашиваться на третью полу катастрофу или капитуляцию, в надежде, что демократическая Россия проявит слабость? Стоит ли в Финляндии рассчитывать в новой политической ситуации на союз с НАТО для осуществления своего столетнего геопроекта достичь восточной границы "Великой Финляндии" по западному берегу Онежского озера и Свири?

Нет сомнения в том, что приближение НАТО к границам России, грядущее вступление стран Балтии и Украины в Северо-Атлантический союз, провокационные заявления финского политика, как и создание плацдарма международного терроризма на Северном Кавказе, это далеко не безобидные "акции партнерства ради мира" и "демонстрация дружественных лиц".

Отступление девятое.

Финляндия традиционно придерживается нейтралитета и одновременно активно участвует в европейских интеграционных процессах". Североатлантический союз по мнению финских политиков является гарантом стабильности и безопасности Европы. Не исключается в будущем вступление Финляндии в НАТО и мы приобретем еще одно "дружественное лицо". Особое место во взаимоотношениях с Россией имеет вопрос территорий, которые отошли к СССР в 1940 году. Однако "на современном этапе руководство Финляндии не считает целесообразным официально ставить перед Россией вопрос об "утраченных территориях". На общественном уровне полемика по данной проблеме не стихает. В будущем политическая элита Финляндии не исключает решения проблемы в свою пользу".

Такова почти официальная оценка российско-финских отношений.

"Может быть Финляндия исключение, и в мире больше не существует подобных ей и даже более продвинутых в русофобии соседей?

Увы, это не так.

Одна из таких стран находится там же на Северо-Западе. Это - Норвегия, вывих природы и человеческой цивилизации, где ненависть к России и русским немногим слабее, чем в Чечне или в Финляндии. А истоки норвежской ненависти просматриваются в событиях так называемой "тюленьей войны" 1920 - 1923 годов, истории забытой и практически неизвестной.

Норвегией упорно не признавался факт изгнания иностранных интервентов и установление советской власти на севере России. Уже в апреле 1920 года произошло вторжение сотен норвежских промысловых судов во внутренние воды РСФСР - от Мурманска до Архангельска. Отдельные из кораблей вели хищнический бой тюленей даже в устье Северной Двины. Советские органы, не имея средств морской защиты, не могли остановить разгул браконьерства, а на ноту протеста НКИД РСФСР в Норвегии "не обратили внимания".

С началом нового промыслового сезона в апреле 1921 года в Белое море вновь вторглась армада норвежских промысловых судов. За сезон были истреблены тысячи тюленей. Уничтожалось все без разбора, включая самок и бельков (только что родившихся детёнышей тюленя). Катера погранохраны задержали несколько браконьерских шхун, а Совнарком РСФСР принял декрет "Об охране звероловных угодий Белого моря", которым устанавливалась "ответственность за иностранное вторжение на советскую территорию и за браконьерство на ней". Декрет СНК РСФСР "возмутил" МИД Норвегии, который в ответ направил хамскую ноту с требованием не только отменить декрет, но и вообще ликвидировать понятие "советские территориальные воды" для северных широт, сместить госграницы России к кромке побережья в Баренцевом и Белом морях и объявить всё Белое море и районы за полуостровом Канин нос "открытым морем".

В апреле 1922 года последовало очередное вторжение норвежских браконьеров. Советской погранохраной было задержано несколько десятков зверобойных шхун.

В следующем году в Белом море вновь появилась норвежская промысловая флотилия. На этот раз она пришла в сопровождении броненосца береговой обороны "Хеймдал", который огнём своих орудий разогнал советские пограничные катера, пытавшиеся помешать истреблению тюленей. Браконьерская акция 23-го года оказалась наиболее варварской. Норвежцами было забито свыше 900 тысяч голов тюленей, что подорвало их естественное воспроизводство, и беломорский тюлень стал исчезать. На ноту протеста СССР норвежский МИД нахально ответил, что Норвегия "вела и будет вести лов там, где ей нужно".

Нарастающая напряжённость в советско-норвежских отношениях была ликвидирована только после того, как Норвегия, скрипя зубами, признала СССР де-юре 15 февраля 1924 года. На несколько лет в наших водах установилось спокойствие.

Однако весной 1928 года сотни норвежских промысловых судов совершили прорыв за линию морской советской границы в направлении островов Колгуев Новая Земля. Несколько пограничных кораблей выдворили нарушителей обратно. Норвегия тут же пригрозила, что следующей весной её флотилия войдёт на промысел в советские воды "в сопровождении двух английских боевых кораблей".

Наш ответ был краток и понятен - ждём!

Этого вполне хватило, чтобы норвежцы забыли об англичанах, но решили захватить объявленную советской Землю Франца-Иосифа, поскольку там не было ещё ничьей полярной станции. Они опоздали на полторы недели. 29 июля 1929 года советскими полярниками над Землёй Франца-Иосифа был поднят флаг СССР.

Норвегия ответила тем, что в 1930-1932 годах её промысловые суда отдельными группами проникали в наши территориальные воды, где вели варварскую охоту на тюленей, моржей, белых медведей и похищали имущество русских поморов. Более того, в 1932 году фрегат "Фритьоф Нансен", прикрывая действия браконьерских шхун в Белом море, открыл огонь по нашим пограничникам.

Последний инцидент окончательно "достал" СССР и послужил одной из причин скорейшего создания Северного флота. С появлением на Баренцевом море в 1933 году первой группы боевых кораблей вторжения норвежцев в советские территориальные воды прекратились.

Едва успела наша страна дать по рукам наглым расхитителям социалистической собственности, как вскоре получила от Норвегии новую кучу гадостей. Так, во время зимней войны 1939-1940 годов несколько сот норвежцев воевало на стороне Финляндии, а норвежское правительство было готово пропустить через Норвегию на помощь финнам войска англо-французского экспедиционного корпуса. Даже в период гитлеровской оккупации Норвегии вместо борьбы с немцами, захватившими их страну, норвежцы собрали и отправили на осаду Ленинграда 2 тысячи своих добровольцев из "Норвежского легиона".

В 1949 году Норвегия одной из первых вступила в НАТО. Тем самым была дестабилизирована обстановка в Скандинавии.

И в настоящее время Норвегия настырно продолжает свою антироссийскую политику. Сын норвежского браконьера Кнут Воллебэк, известный чеченофил и русофоб, занимающий высокий пост в правительстве Норвегии, учит Россию, как нужно жить, любя нацменов и общечеловеческие ценности. Псевдоэкологическая организация "Беллуна" шпионит за Северным флотом и яростно защищает своего пойманного агента по фамилии Никитин, чернявого, унылого типа (благодаря либерализации российского законодательства и норвежскому давлению предатель ушёл от ответственности). Более того, чтобы шпионить за пусками наших ракет, в норвежском местечке Вардо ударными темпами идёт сооружение суперрадара "Пристальный взгляд", который будет держать под контролем огромную территорию вплоть до Архангельска. Никакой тайны из этого Норвегия не делает, даже, напротив, хвастает и утверждает, что "скоро узнает все русские военные секреты". Из статьи Виктора СТЕПАКОВ "Дуэль" No 52 - 2000 г.

Неистребимое желание соседей участвовать в антироссийских блоках, как и активизация "пятой колонны" в мятеж-войне требует не только озабоченности, но и прямых действий по нейтрализации грядущих, пока еще скрытых угроз России.

Прошлое не оставляет места сомнениям.

Нет маленьких стран, есть большая антироссийская политика с их участием. Нет изолированной и направленной против соседей российская стратегии, есть блоковая, направленная против России всемирная мятеж-война с элементами битвы за душу воюющего всю свою историю русского народа.

Глава пятая. Объективности ради: малоизвестные свидетельства известного финского политика Финляндии

"Выигрывает войну не тот, кто сильнее ударит, а тот, кто дольше выдержит ее тяготы. "Самая большая выдержка - у просвещенных демократов, так как они знают, во имя чего все выносят".

Фраза принадлежит мало знакомому читателям в России и по известным соображения в Финляндии Вяйнэ Войонмаа, финского общественного и государственного деятеля, пожалуй, с самым большим депутатским стажем из всех известных политиков и дипломатов Европы.

Не будем спорить насчет достоинств "демократии", но очевидно, что мнение "депутата со стажем" о "позиции" Финляндии в годы войны, изложенное хронологически точно, будет небесполезно узнать всем, кто устал от предложенного выше изложения событий. Тем более это будет полезно тем, кто пытается через тайны прошлого найти ключ к познанию настоящего и будущего. Нет сомнения в том, что "письма Войонмаа к сыну" будут показательными для тех, кто знаком с писаниями и тональностью книги Б. Соколова или книги "Финляндия в войнах", изданной в 1982, не самом плохом для советско-финских отношений году.

Итак, слово Вяйнэ Войонмаа, писавшего свои письма в самые трудные для Финляндии годы, сразу по следам событий 1940-1945 гг.

Перемирие и первые месяцы "большой войны"

18.3.1941 ...вчера вечером я долго просидел Юхо Кусти Паасикиви (посланник Финляндии в СССР), который рассказал, что предупредил Кивимяки о том риске, которому тот подвергает себя, если не сможет представить убедительных доказательств обещания со стороны Германии прислать сюда свои дивизии. Паасикиви считает донесения Кивимяки (посланник Финляндии в Германии) главным фактором той слепой веры, которая здесь господствует. Здесь все убеждены, что Германия и Россия будут воевать. А тогда и здесь (на Северо-западе, - С.А.) вступят в игру... Паасикиви не возражал бы против вступления в войну, если бы была уверенность в достаточно эффективной помощи Германии. Паасикиви несколько раз повторил, что он старый друг Германии, и указал, что немецкая гегемония в нашей стране означает внутриполитическую фашизацию. Указал на то, что у него нет оснований отвергать помощь Германии, даже если мир и безопасность будут обеспечены таким путем не более чем на два десятилетия.

Даже Маннергейм... уверен в помощи Германии.

26.5.1941 События развиваются здесь с такой быстротой, что у меня есть основания начать еще одно письмо к тебе. В.Таннер (председатель парламентской фракции социал-демократов, осужден в 1946 г. как главный виновник агрессии против СССР, - С.А.) полностью одобряет прогерманскую политику в качестве противовеса России. Я сказал, что присоединение к "оси" обязательно приведет к войне. Этого никто не отрицал.

Небольшой сюрприз. Генеральный секретарь Алтонен... вытащил из кармана документ с грифом "секретно, No053", в котором подробно перечисляются условия и преимущества вступления в СС. ...Вступающий должен иметь арийское происхождение. Четыре года службы дадут право на немецкое гражданство, а также на службу на железных дорогах, в почтовом ведомстве, таможне, на получение имения в 25 га в удобных для земледелия районах. Сначала немцы требовали 1200 человек, а после того как эта цифра была достигнута, есть опасность, что потребуют целый полк 5000 человек.

27.5.1941 Расскажу тебе кое о чем "в назидание и для развлечения". С инициативой относительно вербовки выступило германское правительство. Один батальон финнов в составе войск СС должен быть подготовлен в Германии (речь идет о "локштадских егерях", - А.С.) Германия хочет подготовить этих людей чисто в политическом плане. В Финляндии... собрана группа из 1200 человек под названием "егерское движение". Этих новобранцев обследовали немецкие врачи. Из 500 человек двое (по всей видимости "чухонцы", - С.А.) были отвергнуты, у них обнаружены "славянские черепа" (немцы знали толк в "черепах", - С.А.).

Таннер заявляет, что "финны готовы воевать всюду. (Как известно "лахштадские егеря" закончили свой поход в СС на высотах Сунженского хребта, вблизи Грозного, - С.А.)

19.6.1941 Получил приглашение явиться к председателю парламента... Потом взял слово Таннер... "Надо лишь знать факты. А они таковы, что Советская Россия озлобила Финляндию. Германия для нас противовес России. Неоправдано уже само существование России, и она должна быть ликвидирована. Но нам все же следует держаться в стороне от находящихся в Финляндии немцев (имеется ввиду лапландский корпус вермахта) и избегать нападения на Россию, за исключением того случая, когда Россия будет разгромлена. Тогда мы отберем - и никакая сила помешать этому не может - "по крайней мере, свои бывшие территории".

22.6.1941 Таннер не исключает возможности наступательных действий со стороны Финляндии, но больше боялся последующего нацистского периода. В отношении России он преисполнен ненависти и считает, что Ленинград следовало бы сейчас стереть с лица земли. Таннер высказал мнение, что теперь будут уничтожены как русское государство, так и большевизм, в отношении этого я выразил сомнение, считая, что нашим соседом всегда будет Великая Российская держава, с которой мы не можем постоянно воевать. Однако мы сошлись во мнении, что граница установленная Московским миром должна быть перенесена на линию Койвисто-Тайпеле (ныне Приморск и Подпорожский район Ленинградской области в межьозерье, на северном берегу р. Свирь, - С.А.).

Сегодняшний день прояснил многое. Финляндия снова ведет "священную войну", в которой повинна Россия. И никто не сказал, что немецкий военный плацдарм (в Лапландии и в округе Йоэнсу) мог дать основания русским объявить нам войну. "Военная партия" выступает в поддержку Германии и ради этого отказывается от демократии.

30.6.1941 Финляндия в состоянии войны. ...уже ясно, что это агрессивная война пока в ограниченных масштабах, за Ханко и Выборг. Маннергейм, подобно "магометанам" говорит о "священной войне", но уже ясно, что речь идет о полном участии в крестовом походе Германии (а вернее, в крестовом походе Европы) против "всемирной кары и чумного очага" (России и большевизма, - С.А.). Финляндия целиком и полностью государство "оси" и полным ходом скатывается к гитлеризму. Финны с воодушевлением затеяли кровавые потасовки на восточной границе. Но по настоящему большой прорыв произойдет, когда саксманы (прозвище немцев, -С.А.) выйдут к Финскому заливу и приблизятся к Москве. Здесь "железно" верят, что вот тогда-то граница будет установлена "окончательно" по линии Финский залив - Ладожское Озеро - Онежское Озеро - Белое море... У Финляндии снова будет "шальное счастье", так как это ее естественные геополитические границы. Причем миру легко было бы объяснить такую геополитику (как и "уничтожение русского государства" (?), - С.А.)

1.8.1941 На восток за границу продвинулись на 40-70 километров. Во избежание больших потерь ведется постепенное "размягчение"... и все же потери у нас есть. За первые три недели выбыло из строя 12 тыс. человек, из них 2400 убитыми и 800 пропавшими без вести. В прошлой войне за такое же время было потеряно 11530 человек.

3.9.1941 Самая большая сегодня сенсация - ожидание падения Питера. В это веруют, как в бога, да и следует верить. Многие привычно полагают, что на этом война для Финляндии закончится. Однако в парламентских кругах есть некоторые сомнения. ...мы могли бы заключить мир, если бы было с кем его заключать, кроме того Германия может потребовать от нас 30 тысяч человек для несения полицейской службы в Питере. Некоторые считают, что в этом не будет необходимости, поскольку Питер будет стерт с лица земли. Об этом мне всерьез говорил Таннер, а Хаккила (председатель финского парламента, - С.А.) просто в восторге от такой перспективы. По его мнению, тут никаких хлопот не будет, так как "москали" сами уничтожат свой город.

Об этом же пишут и газеты.

"Мы становимся свидетелями величайших побед". "Мы же сейчас вместе с Гитлером творим мировую историю".

25.9.1941 Стало известно, что выбывших из строя не больше 100 тысяч, из коих 18-20 тысяч убитых.

Русские, даже в свой самый трудный час, как оказывается, способны еще бомбить кое-какие объекты.

4.10.1941 После захвата Петрозаводска (1 октября)..., были подняты флаги... на флагштоках перед парламентом.

10.11.1941 Америка заявила, что еще один маленький шаг со стороны финнов, угрожающий Мурманской железной дороге, заставит США выступить против Финляндии. Таково реальное содержание меморандума США. Во втором меморандуме Шонфельда (посол США в Финляндии), заявил, что недавние военные действия Финляндии представляют из себя угрозу безопасности США. Финляндия лишится дружбы и поддержки США и сейчас и в будущем.

Представленный проект ответа был седьмым и необычайно длинным. В ответе подробно освещалось, как при вступлении в Карелию там были обнаружены значительные военные сооружения: пять железнодорожных веток, автодороги, аэродромы и т.п. И поэтому приход (!) наших войск служил оборонительным целям: ведь если можно отражать агрессию (обороной, - С.А.), то можно и уничтожить предназначенные для нападения базы противника (на его территории, так сказать, в превентивном порядке, - С.А.) Поэтому все это не что иное как "оборонительная война"... Нельзя делать различия между "возвращенными и захваченными районами". (Тут, на мой взгляд, забыли, что Россия могла начать укрепление Восточной Карелии на тот случай, который теперь имеет место, а именно если какая-нибудь великая держава нападет на Россию через Финляндию).

Никто, однако, не предложил отвести войска по требованию США, и никаких решений принято не было.

В заключении Рангель (премьер-министр Финляндии) сказал, что правительство намерено внести в парламент декларацию о денонсации Московского мирного договора (1940 года, - С.А.) и о воссоединении с отечеством отторгнутых от Финляндии территорий.

3.12.1941 И так я выступил... На эту новую войну нас заставила пойти Германия, введя сюда свои дивизии, заняв аэродромы и устроив на территории Финляндии важный плацдарм для нападения (на Россию, С.А.). Я попытался высказать мысль, что признание права Карелии на самоопределение (хотя бы как территории, находящейся под международным управлением либо присоединенной к Финляндии наподобии Аландских островов) явилось бы вместе с тем также и наилучшей для нас и для всего Севера гарантией стратегической безопасности.

19.12.1941 Положение с продовольствием быстро ухудшается... Обещанный Германией и в большей части уже поступивший сюда картофель (отобранный у голодающего народа Литвы) частично померз. Если бы не было запеканки из салаки, то не знаю как бы мы да и большинство населения Хельсинки, прожили бы...

У нас твердо верили в падение Питера и соответственно с этим были организованы отпуска... Питер все держится, и на Свири началось кровавое и "опасное" русское наступление.

...С войной следовало бы побыстрее кончать. Черту (Германии, -С.А.) был отдан мизинец тогда, когда без особой нужды германской армии были переданы аэродромы и вся Северная Финляндия и когда послали людей в "новое егерское движение" на воспитание в СС.

Я ни на грош не верю в мир на основе компромисса...

Финляндия в сознании своей силы

9.1.1942 Наши взаимоотношения с Германией представляются таким образом, что мы зависим от ее экономической помощи - 93% нашего экспорта идет либо в Германию, либо через нее, - и если Германия на нас рассердится, то Финляндии конец.

В заключении приведу попавший мне материал из последнего номера "Суомен кувалахти": "давайте предоставим Виттингу (министр иностранных дел Финляндии) и Пакаслахти заниматься внешней политикой страны (!!!), солдатам - воевать, и все остальные должны знать "свой шесток". Так что же тут говорить о демократии и тому подобной ерунде...

21.1 1942 Морозы не мешали военным действиям Финляндии в такой степени, как Германии. ... обмороженных немного - всего несколько сотен и лишь несколько замерзших до смерти...

Сегодня в парламентских кругах услышал, что весной этого года будут призваны даже 17-летние мальчики. На Украине погибло много финских солдат-эсэсовцев.

12.2.1942 Вчера, в парламенте речь шла об ужасной участи 55-65 тысячах ингерманландских финнов (финская национальность на территории Ленинградской области, так называемой "Ингерманландии"), живущих в ужасающих условиях на захваченной немцами территории. Германия не может прокормить всего населения (даже мороженную картошку отправили в Финляндию и в Фатерланд, - С.А.), так как нуждающихся хватает и в ее собственных пределах... Никто не хочет покидать своих домов, как пояснил Виттинг, это связано-де с тем, что большевистская пропаганда ослепила их бедолаг)...

17.4.1942 В дискуссионном клубе "отцы" провозгласили доктрину, согласно которой вопросы Восточной Карелии будут решать воины, инвалиды и "братья по оружию", а не мы депутаты. И воины уже сказали, что просто так из Восточной Карелии не уйдут. Не будет никаких мирных конференций, которые ее отберут (из цепких рук новой великой державы - Финляндии). Эти настроения укрепляются в связи с весенним наступлением и благодаря пропаганде.

Относительно внутренней обстановки в Восточной Карелии. ...из 20 тысячного русского населения Ээнислинна (Петрозаводска), 19 тысяч гражданского населения находятся в концлагерях и тысяча на свободе. Питание тех, КТО ПРЕБЫВАЕТ В ЛАГЕРЕ, НЕ ОЧЕНЬ ТО ПОХВАЛИШЬ. В пищу идут лошадиные трупы двухдневной давности. Русские дети перерывают помойки в поисках пищевых отходов, выброшенных финскими солдатами. Что сказал бы Красный крест в Генуе, если бы знал об этаком...

24.4.1942 Погибших и пропавших без вести до последних боев на Свири 27054 (то ли 28054) человек, в госпиталях свыше 6 тысяч полных инвалидов, включая 2 тысячи "зимней войны".

По-прежнему много тех, что верят в рождение "Великой Финляндии".

21.5.1942 Позавчера на приеме Рютти (президент Финляндии) показал мне наметки, нанесенные на карту. В них граница Финляндии проведена по Свири до Онежского озера и оттуда до Белого моря таким образом, что канал Сталина остается на финляндской стороне. Но, кроме того, на карте проведена и другая линия из района Питера прямо на восток, южнее Вологды до Урала. Хакцель изучил эти районы и сказал, что там живет два миллиона самых чистокровных "рюсся", а так же кое какие родственные финнам племена (народность коми или зыряне) и северные народности (самоеды и т.д.). Вот и следовало бы поменять состав населения таким образом, чтобы всех "рюсся" вытеснить в более южные районы, а на их место переместить оставшихся финнов и черемисов.

Этот большой северный район, таким образом, стал бы протекторатом Германии. Ясно, чья это идея: то ли Хакцеля и суометарцев (консерваторы), то ли самого Рютти...

Мы так же посчитали, что Финляндии не следует участвовать в захвате Питера. Самым лучшим было бы, чтобы Питер стал свободным городом, на подобии Данцинга... следует включить финские (?) районы Ингерманландии. Правительство свободного города ежегодно бы отчитывалось перед державами попечителями.

Некоторые поговаривают об уничтожении всего Питера. По мнению Рютти, было бы важным ликвидировать в Питере всей крупной, особенно, военной промышленности, но было бы печально, если бы нашим вкладом в историю стало эдакое "уничтожение Карфагена".

Я предложил, чтобы Питер стал крупным центром международных коммуникаций посредством передачи ему Мурманской железной дороги. Рютти поддержал эту идею, но "при провозглашении ее международной финны должны сохранить за собой некоторые должности по ее обслуживанию (что называется "поделили шкуру "неубитого медведя, - С.А.).

В отношении проведения границы по Свири, включая канал Сталина, у меня были сомнения, но спорить я не стал. С другой стороны, я считаю, что Кольский полуостров действительно следовало бы присоединить к Финляндии, так как после ввода в стой новых железнодорожных линий - к Салла и т.д. - ниоткуда не будет столь легкого и естественного доступа на Кольский полуостров, как из Финляндии. Рютти указал, что море у его северных берегов исключительно богато рыбой, о чем свидетельствует развитая рыбоконсервная промышленность Мурманска. Вблизи финляндской границы, в районе Кандалакши (точнее несколько южнее в Калевальском районе Карелии, - С.А.), найдено богатое месторождение железной руды (третье по качеству на территории Советского Союза). Вот это и было бы естественным расширением жизненного пространства Финляндии, лучшим, чем за счет Питера или на Урал (каковы гуманисты? - С.А.).

На следующий день состоялась дискуссия о малых народах. Паасикиви блеснул эрудицией. Главной его мыслью было то, что все великие державы проводят реальную политику, опираясь на силу. Немцы хороши тем, что они намерены создать великое жизненное пространство и обеспечить ему успех и мир при последующем руководстве Германии. В заключении Паасикиви выступил за права малых народов.

Были высказаны приемлемые для меня идеи о будущем сотрудничестве малых народов, и в этих условиях для Финляндии победа Германии - единственное спасение. Высказывались опасения, что мы можем оказаться в зависимости от нее, но все же наше положение будет лучше, чем при русских царях (так ли это на самом деле? - С.А.)

Продолжать не могу. Ты видишь, насколько запутаны у нас взгляды и мнения.

18.11 1942 Противник уже пересекал старую (1939 года) финскую границу, и нам был нанесен серьезный ущерб. Ленинград не взят. Его захват был бы ключевым событием для всего Севера.

Потери Финляндии в этой войне составляют 32 тысячи человек плюс 80 тысяч раненых. Военнопленных около 40 тысяч, из них 27 тысяч - в пределах Финляндии.

Военное счастье переменчиво

4.2.1943 Господа совершили крупный просчет, когда вознамерились за шесть недель повергнуть Голиафа и спасти отчизну, теперь им придется расплачиваться за свою "реальную политику".

В один из вечеров я присутствовал на собрании. Общество было небольшое, но с "перчиком". Речь зашла об истории. По своему обычаю Паасикиви взбеленился и, дрожа от злости, крикнул, что беда случилась еще в 1939 году, и что впереди новая поездка с шапкой в руке, если только теперь это вообще поможет.

12.4 1943 20 марта временный поверенный в делах США в Хельсинки Мак-Клинток передал меморандум Рамсаю, в котором США заявляют, что Финляндия не ответила на вопрос, намерена ли она по-прежнему воевать на стороне врагов США. В связи с этим Рамсай 24 марта передал письмо Мак-Клинтоку, в котором была выражена надежда на "добрую волю" США, а 26 марта он вылетел в Берлин с полным отчетом Риббентропу. Мнение Риббентропа:... Предложение США - шантаж. Финляндия может оказаться в тупике. Положение уже не то, но нужно дать понять США, что Финляндия не пойдет на заключение сепаратного мира за спиной Германии. Риббентроп угрожал Финляндии оккупацией, если она будет продолжать "сидеть на двух стульях".

После обсуждения вопроса, США был дан ответ, в том духе, что у Финляндии не остается другого пути, кроме как продолжения борьбы за независимость, свободу и демократию до тех пор, пока они не будут обеспечены. Финляндия считает для себя не возможным воспользоваться посредничеством США (в переговорах с СССР, - С.А.)

10.11. 1943 приходится слышать, как люди говорят: что тут поделаешь? Раз безоговорочно сдаваться и разоружаться нельзя, то остается драться.

Во всем этом единственная проблема - Восточная Карелия. "Стратегия" требует ее удержать, и вообще, какой болван добровольно отдаст хорошую позицию, когда предстоит бой.

Но другие хотят удержать ее как завоеванную территорию, так как переименование Петрозаводска в Ээванлинну, создание там финских школ и введение лютеранской церкви, вряд ли могут определяться стратегией.

В Финляндии фатально верят в то, что поскольку хуже быть уже не может, то перемена может быть только к лучшему.

Конечно, здесь еще весьма широко распространена вера в то, что Германия, в конце концов, победит, будет применено ее "новое оружие, а наши укрепления на Карельском перешейке и на Свири (будто бы нет других направлений, - С.А.) таковы, что "рюсся" их никак не пройдут.

Пораженческие настроения и "ура-патриотизм"

10.3.1944 Положение наше сейчас такое же, как осенью 1939 года. По какому пути не пойти - везде есть риск...

15.3.1944 На поступившие 29 февраля условия русских Финляндия дала "в примирительной форме" ответ через мадам Колонтай в Стокгольме. Он был краток и содержал ссылку на то, что условием нейтралитета Финляндии является то, чтобы "на ее территории не находились войска воюющей иностранной державы", то есть если немцы должны быть выведены из Финляндии либо интернированы, то иной подход не может быть допущен и в отношении советских войск. (Как видно финны не поняли ситуации, пытаются диктовать и при этом не взывают к "доброй воле" Великой державы СССР и великодушию презренных "рюсся", - С.А.)

Правительство единогласно решило направить отрицательный ответ. Оно сожалеет, что Советский Союз (?) перекрыл путь переговоров.

24.5.1944 В парламенте нельзя даже шепотом обмолвиться ни о возвращении СССР Восточной Карелии, ни о возможности границ Московского мира. Воображают, что так можно смягчить Россию, не учитывая то, что Советский Союз может и ужесточить свою позицию.

20. 6. 1944 Когда началось и приобрело трагический оборот наступление русских на Карельском перешейке (финны были застигнуты врасплох), 10-я дивизия отступала, вежливо говоря, в беспорядке, русские танки стали продвигаться с большой скоростью, а их артиллерия - громит все и вся. Выборг будет потерян немедленно, и, несмотря на вероятное ужесточение условий, переговоры о мире (отвергнутые в марте, - С.А.) становятся необходимы.

26.6 1944 Произошло нечто невероятное. Финляндия готовится вступить в военный союз с Германией, сделав публичное заявление, в котором она обяжется сражаться вместе с Германией до конца, не заключать мир, ни даже зондировать его возможностей без консультаций с Германией, то есть без ее разрешения.

27.6 1944 Таннер зачитал письмо Госовета подписанное президентом, соответствующего содержания, со ссылкой на помощь Германии, ... в том числе людьми и оружием, 10 миллионов (!) бомб уже спешно отгружаются в порты Балтийского моря.

3.8.1944 Мы в нашей дорогой Финляндии снова попали в политическую "чертову мельницу" (который раз в течение полувека?, - С.А.).

... однако для меня ясно, что если мы быстро заключим мир, то спасем демократию, наш исторически сложившийся строй и свободу, но если мы этого не сделаем, а по-прежнему будем слишком медлительны и консервативны, то добьемся русской оккупации и эпохи "шестерки".

Две недели назад немцы вывели с территории Финляндии все свои самолеты..., а теперь отводится и единственная та единственная пехотная дивизия, которую прислали на Карельский перешеек (122 дивизия, одна из тех, что в панике бежали из-под Питера к Нарве).

Мир

23.8.1944 Германия на всех парах катится в тартарары, а силы Советского союза, не смотря на все потери неисчерпаемы. Но и мы не были оставлены в неведении относительно конечного результата войны...

14.9 1944 ...на Севере начата обширная эвакуация. ...военные действия смещаются то на восток, то на запад, и это происходит в той части Финляндии, которая была передана в распоряжение немцев (с известной целью - организации наступления на Мурманск, - С.А.), на территории, не подпадающей (теперь, С.А.) под перемирие. Вывод: русские могут оккупировать Северную Финляндию, и здесь боятся, что Советский Союз заберет эту часть страны вплоть до Оулу.

13.9.1944 Затем были выслушаны новости из Москвы относительно "мирного похода" (как и предполагалось "с шапкой в руках", - С.А.).

3.11.1944 Стало известно, что накануне на мосту Лауттасари (в Хельсинки) неизвестными лицами был убит русский капитан, в связи с чем Жданов предъявил ультиматум, в соответствие с которым, если не будет наведен порядок (финнами) и наказаны военные преступники, Советский Союз позаботится об этом сам.

7.11. 1944 Говорят, что оппозиция (она становится признанным фактором государственной жизни!) хотела бы заполнить правительство людьми из общества "Финляндия-Советский Союз".

13.12 1944 К установленному сроку в Финляндии демобилизовано 457589 человек. Наша армия, которая по соглашению может быть численностью 37 тысяч, укомплектована не полностью.

Пеккала рассказывает, что был на обеде у Жданова (глава представительства СССР по демилитаризации Финляндии, - С.А.). Жданов был в отличном настроении, говорил о "хороших по сравнению с прошлым отношениях и выражал надежды на будущее.

5.8. 1945 Мы действительно находимся на крутом повороте, и успех нельзя ставить в зависимость от упрямых личностей и прогнивших законов.

13.11. 1945 Вчера был на обеде у премьер-министра. Паасикиви долго говорил об обстановке в стране. В области внешней политики важнейший вопрос взаимоотношения с СССР. Советский Союз считает, что в соседстве с ним должны быть государства, которым можно доверять. Что касается Финляндии, то Советский Союз испытывает определенные подозрения и стремится к такому положению, чтобы Финляндия никогда не оказалась на стороне его врагов. Сталин сказал Паасикиви, что "СССР не боится Финляндии (с ее партизанами, - С. А.), но опасается, что она может быть использована как плацдарм для нападения на Советский Союз какой либо великой державой". Паасикиви вспомнил "кадетов" в российской Думе (русские конституционные демократы были поумнее демократов наших дней и придерживались той же позиции, - С.А.).

13.12.1945 Обобщаю. В нашей стране формируются два мощных противостоящих друг другу фронта: один из них ориентирован на Западную Европу и уже ведет авансом "борьбу за права" против Советского Союза, а другой наученный опытом двух (наверное, все же трех, - С.А.) войн, стремится к прочной дружбе с Советским Союзом и хочет стать в ООН оплотом мира, и не только во имя собственного счастья, но и против всех тех, кто попытается отсюда (с финского Северо-запада, - С,А.) напасть на Советский Союз...

***

Любой прочитавший эти строки не будет возражать против того, что даже у "прогрессивного финского политического деятеля" можно увидеть признаки "необъяснимой расовой ненависти" к "рюсси" и обнаружить мысль о некоей "вине России" перед Финляндией42.

Остается надеяться, что финский народ помнит опыт последних войн и не изменит 50 годам мирного сосуществования со своим великим геополитическим соседом.

Но сравните, как в описании одного из главных участников событий выглялит окончание "войны продолжения", - слово маршалу Карлу Густаву Маннергеймуiv.

Глава шестая. Потери СССР на Северо-западе за весь период с 1939 по 1944 гг. - сравнительный анализ

"Помни войну..."

Адмирал Макаров

Касаясь исторических исследований, Г.К. Жуков выразился примерно так: "Упражняться в водевилях на исторических материалах, связанных с кровью, жертвами и подвигами народа, гнусно и пошло". Остановимся на том, что изучение проблем войны предполагает не только исследование "сослагательных вариантов" развития ситуации, но и происхождение реальных потерь и причин их появления, в том числе по признаку аналогий вариантов состава, численности и действий группировок.

На мой взгляд, применительно к анализу потерь следует добавить, что Сталин во время войны (в том числе на Северо-западе) в военном строительстве исходил из главенствующей роли политики и как стратег оказался на голову выше своих партнеров по антигитлеровской коалиции. И тем более, выше Гитлера с Маннергеймом. Потому он, в конце концов, и вышел победителем.

Однако обратимся к потерям, которые характеризуют соотношение политических и военно-стратегических мер при достижении победы.

Потери ВС СССР

Итак, развернутые на границе с Финляндией войска Ленинградского, а в последующем выделенные из его состава войска Северо-Западного фронта (7, 13 армии), и КБФ, за весь период советско-финского конфликта с декабря 1939 по март 1940 года имели среднемесячную численность - 848, 6 тысяч (Таблица 1.1)43.

Таблица 1.1

Среднемесячная численность действующих советских войск

в период советско-финляндского конфликта (30.11 1939 -13.3 1940 гг.),

тыс. военнослужащих

Наименование фронтов и армий

Всего в\сл

Период

Северо-Западный фронт

422,6

декабрь1939-март 1940 гг.

в том числе: 7-я Армия

245,3

"-"

13-я Армия

145,6

январь-март 1940 г.

8-я Армия

153,7

декабрь1939-март 1940 гг.

9-я Армия

93,6

декабрь1939-март 1940 гг.

14-я Армия

56,9

декабрь1939-март 1940 гг.

15-я Армия

117,8

февраль1940-март 1940 гг.

КБФ

62,8

ноябрь1939-январь 1940 гг.

Среднемесячная численность группировки войск

848,6

декабрь1939-март 1940 гг.

Примечание: По данным ИВИ МО всего в исходной группировке сов. войск насчитывалось 425 тыс. человек, 1476 танков, 1576 орудий и около 1300 самолетов. Балтийский и Сев. Флоты имели более 200 боевых кораблей и около 500 самолетов. Из четырех развернутых армий в полной готовности находилась только 7-я Армия. На первое января 1940 года действующая армия насчитывала 550,7 тыс. человек, а к первым числам марта - 760,6 тысяч.

Из статистического и действительно не имеющего аналогов по достоверности исследования Главного организационно-мобилизационного управления ГШ ВС СССР следует, что структура потерь РККА за период проведения боевых операций с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 гг. характеризуется следующими данными.

За 105 дней войны советские войска (по итоговым донесениям на 15. 3 1939 г.) потеряли в общей сложности 333,1 тысячи человек, в том числе:

-убито и умерло на этапе санитарной эвакуации - 65,4 тыс.(19,6%);

-пропало без вести 19,6 (5,8%);

-ранено, контужено, обожжено - 186,6 (56%);

-обморожено - 9,6 (3%);

-заболело - 51,9 (15,6%).

Касаясь пропавших без вести, следует отметить, что часть из них следует отнести к пленным. После подписания перемирия Финляндией было возвращено 5,5 тысячи советских солдат и офицеров. Таким образом, "безвозвратные потери" РККА по категории "пропавшие без вести" в "зимней войне" составили - 14,1 тыс. человек, которых следует считать все же убитыми. Кроме того, умерло в госпиталях от ран, контузий, обморожений и ожогов - 15,9 тысяч.

Учтенные отдельно потери ВВС составили свыше 900 человек, в том числе около 800 человек убитыми и пропавшими без вести.

Итого безвозвратные боевые потери за войну в РККА, ВМФ и ВВС составляют более 95 тысяч человек (28,8% от общих потерь). При этом среднесуточные безвозвратные потери составляли около 900 человек. За месяц группировка теряла около 27 тысяч, что соответствовало - 3,1% от общей численности войск на ТВД (Таблице 1.2).

Таблица 1.2

Боевой состав, средняя численность и потери сухопутных войск РККА по направлениям в 1939-1940 гг.

Наименование оперативных объединений

Б\с и численность к началу операции

Людские потери, чел.

боевой состав

Численность

безвозвратные

санитарные

Всего

ср\месячные. в %

Северо-Западный фронт (с 7.1-13.3 1940 г.), в том числе:

422,6

39,8

150,2

190,1

(45%)

20.5%

7-я армия за весь период

до 254.2

18.5

81.5

99.9

11.6%

13-я армия (26.12-13.3)

145.6

20.7

68.5

89.2

23.6%

8-я армия

153.7

13.1

31.8

44.9

8,6%

9-я армия

93.6

13.5

32.6

46.1

14.5%

14-я армия

57.0

0.2

0.4

0.6

0.3%

15-я армия

117.8

18.1

31.7

49.8

42.3%

Итого за весь период:

848,5

85.0

248.1

333.1

11.6%

Общие Потери за декабрь на Карельском перешейке (7 и 13 А) составили около 70 тысяч человек.

Из приведенных данных следует, что Северо-Западный фронт на главном направлении потерял убитыми и пропавшими без вести - 39,8 тыс. (20,9% от общих потерь - 190,1 тысячи). Общие за период боевых действий и среднемесячные потери соответственно составили 45% и 20,4% от численности фронта. В войсках фронта (7-я и 13-я армии) при больших потерях от численности отмечен наибольший удельный вес санитарных потерь -79,1%. Это объясняется близостью Ленинграда, наличием хорошей госпитальной базы и дорог на Карельском перешейке. В то же время, в других оперативных объединениях этот показатель был меньше на 9-13%. за счет умерших в условиях почти "абсолютным отсутствием развитой инфраструктуры" на этапе эвакуации и отнесенных к убитым.

Стоит обратить внимание на то, что особенно большие общие потери понесли 13-я армия (наступавшая на правом фланге Северо-Западного фронта), а не 7 армия, которая собственно и выполняла задачу по прорыву обороны на главном направлении, 9-я и 15-я армия. Общие потери в этих армиях были соответственно 61,2, 39, 4, 49,3 и 42,2% от среднемесячной численности, в том числе безвозвратные - 23,2, 7,2, 29,4 и 36,3%.

В печати давно используется несколько иная цифра "безвозвратных потерь" порядка 120 тысяч человек. По всей видимости, она основывается на добросовестных (1949-1951 гг.) подсчетах Генштабом, так называемых, "демографических потерь", с учетом данных именных списков частей, данных военкоматов и послевоенных запросов родственников.

Суммарные, уточненные данные - 126,9 тысяч. Однако 31 тысячи смертей к советско-финской войне может иметь лишь косвенное отношение, так как большая часть солдат и офицеров просто не вернулась по разным причинам в места призыва после демобилизации. Часть из них погибла в последующие годы на фронтах Великой отечественной войны.

Особый вопрос потери бронетанковой техники.

Следует напомнить, что в ходе советско-финской войны практически впервые именно на северо-западе были в применены танковые соединения зимой на особом ТВД, в том числе для прорыва подготовленной обороны, даже для оперативного маневра 10 танковым корпусом с целью захвата позиций в глубине и обхода оборонительных позиций танками по льду финского залива. В ходе военных действий проводились испытания опытных образцов танков Т-100 и СМК.

К моменту перехода границы 7 армия и группа Гренделя, в последствии переформированная в 13 армию, на девять стрелковых дивизий имели шесть танковых и одну стрелково-пулеметную бригаду и десять отдельных танковых батальонов, всего 1569 танков и 251 бронеавтомобилиль (здесь и далее приводятся данные из статьи М. Коломийца "Советские бронетанковые войска в Зимней войне", журнал "ТанкоМастер" No2\97). С ноября 1939 года по 1 февраля 1940 года на Карельском перешейке было потеряно 1110 машин, в том числе в боевых действиях 540 и по техническим причинам 570 танков, из них безвозвратно 118.

К 1 февраля количество танков на Северо-Западном фронте практически не изменилось. В то же время боевой состав увеличился на 20 ОТБ прибывших в состав фронта стрелковых дивизий. Всего в период до 25 февраля при прорыве главной полосы обороны и на подходах к второй полосе "Линии Маннергейма" было потеряно 1158 единиц бронетехники (746 единиц составили боевые потери, 411 вышло из строя по техническим причинам, в том числе безвозвратно - 150 единиц).

К началу штурма второй полосы на 28 февраля в составе войск фронта насчитывалось 2019 танков и 463 автомобиля. Увеличение числа танков произошло за счет прибытия на фронт 39 легких танковых бригад, семи танковых полков и пяти бронебатальонов. Последние в боях практически не участвовали. Всего с 25 февраля по 13 марта части 7 и 13 армий потеряли 912 танков, в том числе 294 машины по техническим причинам, из них безвозвратно - 90 единиц.

Таким образом, всего на Карельском перешейке РККА "потеряла" 3179 танков, в том числе 1904 машины в боях, а 1275 по техническим причинам, из них 358 безвозвратно. 35 машин пропало без вести.

Если взять за основу, что в среднем на фронте находилось 1500-1700 танков, то получается, что каждая из боевых машин дважды выходила из строя и восстанавливалась.

Это свидетельствует о весьма эффективной системе ремонта и хорошо поставленном техобеспечении танковых войск.

Без сомнения, в операциях на направлениях главного удара танковым войскам принадлежала, если не решающая роль, то одна из главных ролей, с которой командование и личный состав справились успешно. Даже если учесть неудачные действия танковых бригад в составе 9, 8 и 15 армий, прежде всего в следствие их слабости, недостаточного "массирования" и крайне неблагоприятных условий для применения танков на Сортавальском, Ухтинском и Калевальском направлениях.

Мы еще вернемся к способам применения и потерям бронетанковых войск в Великой отечественной войне. Но вот что пишет историк Соколов в своей книге "Тайны финской войны", создавая видимость правдоподобия своего труда: "с 30 ноября 1939 года по 1 февраля 1940 года, финнами было уничтожено и подбито 1100 танков, или 80% общего числа использованных в боях, при прорыве линии Маннергейма только 7 армия потеряла 1244 танка. По данным Управления бронетанковых войск, семь танковых бригад и многочисленные батальоны Северо-Западного фронта безвозвратно потеряли 358 танков... Еще 1545 танков были подбиты, 1275 вышли из строя по техническим причинам. Финны считали, что подбили 2 тысячи, и ...захватили 131 танк".

Если сравнить приведенные данные по "реперным точкам", совпадающим до единицы, то становится очевидным, что мы с Б.Соколовым пользовались одними источниками и архивными данными, но оценивали цифры по разным методикам. Известный историк как "бог на душу положит", у меня присутствует методика, принятая при учете потерь по донесениям установленной формы.

Нетрудно понять, где ложь и подтасовка, а где попытка разобраться с действительными потерями, учитывая подвиг вооруженного народа.

Что касается соотношения потерь СССР и Финляндии, то по уточненным финским данным ее людские потери в 1939-1940 гг. составляют 91 тысячу человек, в том числе 48 тысяч убитыми. Это косвенно подтверждается Маннергеймом в его мемуарах и данными ГШ Финляндии. Если принять за действительную цифру безвозвратных потерь в 48 тысяч, то исходя из статистически верного соотношения потерь убитых и раненых в операциях подобного рода как 1:3, общие потери ВС Финляндии могут быть оценены примерно 180-200 тысяч человек. За три месяца войны списочный состава финской армии из 15 дивизий сменился практически полностью). В то же время потери советских войск от среднемесячной численности примерно составили 50-60%)

Таким образом, в "зимней войне" соотношение общих потерь РККА и ВС Финляндии составляет 1,85:1, а безвозвратных - 2:1. Можно предположить, что в этом случае имеет место война на уничтожение со стороны Финляндии и жестокое обращение с пленными (не забудем о 14 тысячах пропавших без вести и отнесенных к убитым со стороны РККА), которых официально в финском плену погибло не менее 2-5 тысяч.

Как обстояло дело с потерями в "войне продолжении" 1941-1944 года, когда условия ведения боевых действий кардинальным образом изменились в пользу СССР?

В упомянутом издании "Гриф секретности снят" можно найти если не исчерпывающие, то вполне добросовестные данные об операциях и потерях советских войск на Северо-западе в этот период. Приведенные в Таблице 1.3 сравнительные данные по двум войнам дают не только общее представление о потерях советских войск, но и позволяет сделать ряд выводов. Так безвозвратные потери советских войск на Северо-западе в 1941-1944 гг. составили 137 тыс. человек, при этом на финском участке фронта действовало не более 30-50% от состава войск на этом стратегическом направлении. По признанию Маннергейма за тот же период потери финнов составили убитыми около 55 тысяч, в том числе около 30 тысяч на последнем этапе войны.

Естественно, финская сторона не заинтересована в раскрытии полных сведений о потерях своих войск и советских военнопленных. Так же как финская сторона умалчивает о "неконвенционных действиях" своих спецподразделений на оккупированной территории Карелии и в оперативном тылу советских войск уже в ходе "войны продолжения" 1941-1944 гг.44

Хотя по целям, содержанию, задачам, по времени и размаху операции в советско-финской войне 1939-1940 гг. и в "войне продолжении" 1941-1944 гг. имеют существенное различие, общие и безвозвратные людские потери СССР и Финляндии на Северо-западе в целом можно оценивать как вполне сопоставимые.

Таким образом, потери сторон в совокупности могут оцениваться как примерно равные.

Нет сомнения в том, что снижение потерь советских войск в среднем за сутки в 2-3 раза в наступательных операциях 1944 года показывает не только возросшее техническое оснащение, повышение уровня подготовки войск, качество управления и планирование операций, но и цену ведения боевых действий зимой 1939-1940 гг. в особых условиях лесисто-болотистой местности, на разобщенных направлениях, с прорывом подготовленной обороны.

***

Отступление десятое.

Основным содержанием операций РККА и ВМФ на Северо-западном стратегическом направлении в годы большой войны были боевые действия оборонительного характера практически на всем протяжении советско-финской границы в 1941 году и наступательные операции войск в 1944 году на тех же направлениях что и в 1939-1940 гг. Активные боевые действия на Северо-западе против немецко-финских войск продолжались с 9 июля по 10 октября в 1941 году и с 10 июня по 29 октября в 1944 году. В период с конца 1941 по начало лета 1944 года при наличии стабильной линии фронта активных действий не велось. В силу ряда причин (прежде всего "дикости" ТВД) даже партизанские и диверсионные действия, как с той, так и с другой стороны практически не велись.

Таблица 1.3

Боевой состав, численность и потери войск (сил) по направлениям в операциях на Северо-западе в 1941-1944 гг.

наименование оперативных объединений

Б\с и численность к началу операции

Людские потери, чел.

боевой состав

Численность

безвозвратные

санитарные

Всего

ср\суточные

Ленинградская стратегическая оборонительная операция 10.7-30.9 1941 г.

Левый фланг Северного фронт (с 23.8 1941 года Ленинградский фронт)

сд-7, тд-2,мд-1, сбр-1, Ур-5

153,0

40,5

15,0

55,5

1,2

Стратегическая оборонительная операция в Заполярье и Карелии 29.6-10.10 1941 г.

Северный фронт (с 23.8 Карельский фронт)

сд-8,тд-1, сбр-1, ур-7

358,4

36,8

35,7

72,5

1,3

Карельский фронт и 7-я А

29,9

32,3

62,2

1,2

Часть сил СФ и Беломорская ВФ

0,6

0,4

1,0

0,03

Всего

дивизий-8

бригад-8

66,7

68,0

134,7

Выборг-Петрозаводская стратегическая наступательная операция 10.6-9.8 1944 г.

Левое крыло Карельского фронта (7-я и 32 армии, 7-я ВА)

сд-16, сбр-3

отбр-2, ур-2

203,3

16,9

46,7

63,6

1,2

Правое крыло Ленинградского фронт (21-я и 23-я армия, 13-я ВА)

сд-15,отбр-1

ур-1

188,8

6,0

24,0

30,0

2,7

КБФ, Ладожская и Онежская флотилии

60,4

0,7

2,0

2,7

0,05

Всего:

Дивизий - 31

бригад,ур -10

451,5

23,7

72,7

96,4

1,6

Петсамо-Киркенесская наступательная операция 7-29 октября 1944 г.

Карельский фронт (14-я армия, 7-я ВА)

сд-8. сбр-5

отбр-1. ур-1

113,2

5,2

13,1

18,4

0,8

Северный Флот

20,3

0,8

2,0

2,8

0,1

Всего:

дивизий-8,

бр,ур-7

133,5

6,1

15,2

21,2

0,9

Итого в период проведения активных боевых действий*)

Дивизий -20-30,бр-10-16

500-600 тысяч

137.0

170.9

307.9

0.9-1.6

в том числе: в обор. опер.

1941 года

в наст. опер.

1944 года

дивизий -20

дивизий-31

500,0

600,0

107,2

29,8

83,0

87,9

190.2

117,6

1,2-1,3

0.9

1,6

*) Без учета потерь войск в межоперационный период. Вследствие малочисленности и незначительности понесенных потерь не учитывались потери пограничных, внутренних войск, а также партизанских отрядов, не входивших в состав группировки.

Всего это как минимум 1,9-2 миллиона человек.

Подведем итог.

Общие потери ВС СССР в войне на Северо-западе, как цена участия Финляндии в войне на стороне Германии, могут быть определены примерно в 600 тысяч человек, в том числе убитыми - более 270 тысяч.

Потери мирного населения в Ленинграде (блокадников) составили около 640 тысяч (по немецким данным более миллиона) из 2887 тыс. оказавшихся, по выражению того же Маннергейма, в "герметическом кольце". Сюда следует причислить 25-30 тысяч уничтоженных мирных жителей Карелии и Мурманской области.

Итого на северо-западе - более 950 тыс. только убитых и умерших граждан СССР.

Это и есть истинная цена упрямства Финляндии в 1939 году и гуманизма советского руководства к финнам в ходе "войны продолжения", а точнее, геополитического союза Германии и Финляндии в перманентной войне против СССР.

Во что обошлась "зимняя война" и участие в агрессии против СССР самой Финляндии

По данным Генштаба СССР к концу ноября 1939 года всего в вооруженные силы и военизированные формирования было мобилизовано около 18 процентов населения Финляндии - около 600 тысяч человек.

Собственно численность вооруженных сил соответствовала 320 тысяч, в том числе не менее 240 тысяч в группировке, развернутой непосредственно вблизи границы с Советским Союзом. Среднемесячная численность действующей армии не превышала 220-250 тысяч. На Карельском перешейке было сосредоточено более половины сухопутных войск Финляндии в ходе боевых действий. По финским источникам уточненные потери войск в "зимней войне" составляют только убитыми не менее 48 тысяч.

Участие в агрессии 1941-1944 гг. стоила финским вооруженным силам 84,2 тысячи убитыми. Учитывая обычное среднестатистическое соотношение убитых и раненых 1:3 в операциях второй мировой войны (включая и "зимнюю войну") можно предположить, что общие боевые потери ВС Финляндии все же составляют 520-530 тысяч, в том числе 132 тысячи убитыми, что "достоверно подтверждается" именными списками погибших.

Если учесть, что население Финляндии в 1939 году не превышало 2,7 миллиона человек, то за весь период страна потеряла 16-18% трудоспособного мужского населения, а каждый второй мужчина фактически был мобилизован на военную службу или выполнял задачи в интересах вооруженных сил.

Известно, что показатель потерь мужского населения СССР за всю войну превышает 20%. Поэтому, если имеет смысл говорить о "демографических ямах" для России, то они должны быть характерны и для Финляндии.

Однако с 1939 года население Финляндии увеличилось к 1976 году с 2,8 до 4,7 миллиона, прирост составил - 67 процентов. В 1989 году численность населения Финляндии составляла уже около 5 миллионов. Таким образом, прирост населения за 50 лет - 2,3 миллиона (82 процента).

Для России, за 35-летний период этот показатель не превысил 18%, а за 50 лет прирост населения в СССР составил около 90 миллионов (только 45%). В сравнении с 82% в Финляндии такого рода показатели требуют пояснения. Очевидно, что в России существует необычайно сильный демографический пресс. При относительно равных потерях с Финляндией, объяснить это можно не только высокими людскими потерями, но и резким снижением уровня жизни населения в послевоенные годы. Прежде всего, вследствие разрушений в ходе войны и необходимости повышенного расхода ресурсов на восстановление. Очевидно, что в отличие от СССР Финляндия дважды избежала "ужасов войны и оккупации", практически не понесла экономической ответственности за участие в агрессии и не столкнулась с проблемой полного восстановления разрушенного войной хозяйства.

О сумме выплаченных Финляндией репараций уже упоминалось.

Весьма своеобразные послевоенные отношения с Россией в сфере внешнеторгового оборота, поставок энергоносителей и готовой продукции по ценам весьма выгодным для финнов, позволили Финляндии сегодня иметь на душу населения 29 тысяч долларов дохода. В то время как в России тот же показатель в 1999-2000 гг. не превышал 1,0 тысячи долларов.

В этом один из секретов русско-финского военно-политического конфликта и особенных этно-национальных отношений России и Финляндии времен Наполеон I и Александра Суворова по настоящее время.

Глава седьмая. Что стоила СССР- России в XX столетии мятеж-война, развязанная против народа?

Что стоила народам СССР победа над фашистской Германией и ее сателитами? За что и как умирали советские солдаты на территории западной Европы и в Азии? На эти и другие вопросы до сих пор пытаются ответить историки и архивисты. В результате как бы открывается завеса "тайн"..., но одновременно плодятся домыслы и рождаются мифы.

Предлагаю читателям, данные многолетнего и действительно уникального статистического исследования потерь Советского Союза в годы Великой Отечественной войны, результат труда большого коллектива одного из ведущих подразделений ГШ ВС СССР - Главного организационно-мобилизационного управления.

Итак... уже упомянутая книга "Гриф секретности снят", 1993 год и дополнение к ней - 1995 года.

Цена победы СССР над фашистской Германией и ее сателлитами

Вторая мировая война унесла 26,6 млн. жизней граждан СССР. В числе жертв войны - 11,23 млн. военнослужащие и более 13,7 миллионов человек из числа гражданского населения страны.

Из числа гражданского населения:

-преднамеренно истреблено оккупантами - 7,4 млн.

-погибло на работах в Германии - 2,2 млн.

-вымерло от голода в оккупации - 4,1 млн.

Около миллиона человек не может быть в полной мере отнесено к какой либо категории жертв СССР в войне (например, дезертиры, предатели и добровольцы, бывшие советские граждане, воевавшие на стороне Германии).

Из общего количества уничтоженного населения около 30-35% женщин, в том числе 10-15% "репродуктивного возраста". Вследствие этого косвенные потери по этому показателю двух материнских поколениях могут оцениваться не менее чем в 15-20 миллионов.

Таким образом, потери от войны 1941-1945 гг. в целом могут оцениваться как минимум в 40-45 миллионов человек.

Всего с учетом кадрового состава в Вооруженные Силы за годы войны в СССР было поставлено в строй 34.476,7 тыс., в том числе мобилизовано в Армию и на Флот - 29.574,9 тыс. человек (около 4,9 миллиона - кадровый состав РККА и ВМФ, а также - НКВД, зачисленный в штат войск НКО).

Более 33% когда-либо надевавших шинели граждан СССР ежегодно находилось в строю, из них половина (5-6,5 миллионов) постоянно была в составе действующей армии на советско-германском фронте.

Численность фронтов, действующих против немецко-фашистских войск, была непостоянной и составляла: немногим более 3,0 миллионов человек в 1941 году и 6,7 миллиона человек в 1944 году (в среднем за месяц - 5.778 тыс. человек).

В Армию и на Флот было призвано - 490 тыс. женщин в качестве военнослужащих и более 500 тысяч вольнонаемного состава.

После окончания войны на 1 июля 1945 года по списку в ВС оставалось 11.390,6 тыс. человек, лечилось в госпиталях -1.046 тыс. человек и состояло на довольствии из других ведомств - 403,2 тыс. человек.

Таким образом, из общего количества кадровых военнослужащих и призванных из запаса 34.476,7 тыс. человек по разным причинам из Вооруженных Сил за все время войны убыло (убито, ранено, пропало без вести, осуждено, дезертировало и пр.) - 21,7 миллиона человек.

Общие (безвозвратные и санитарные) потери Красной Армии и Военно-Морского Флота за всю войну с Германией 1941-1945 гг. составляют - 29.592749 человек.

В том числе:

-убито и умерло на этапе эвакуации - 5.177410 чел.

-умерло от ран в госпиталях - 1.100327 чел.

Небоевые безвозвратные потери составили 540580 чел., в том числе: пропало без вести, попало в плен и неучтенные потери - 4.454709 чел.

Итого безвозвратные потери РККА (убитыми, пропавшими без вести, пленными и умершими от ран в госпиталях) составили - 11.273.026 человек45.

Санитарные потери составили - 18.319.723 засвидетельствованных ранений. Следует иметь в виду, что военные медики поставили в строй более 10 млн. человек, из них не менее трети с повторными ранениями. Всего число раненых, контуженных и обожженных солдат и офицеров за четыре года войны в РККА составило 15,2 млн., в т.ч. более 2,6 млн. человек стали полными инвалидами46.

Среднемесячные потери войск и флотов составляли - около 10,5% от численности действующей армии (более 20,5 тысяч человек в день, в том числе более 8 тысяч убитыми).

Наряду с личным составом Армии и Флота в боевых действиях принимали участие другие воинские формирования (НКВД, в т. ч. - пограничные войска), ополченцы, партизаны и подпольщики.

Например, всего в состав Армии влилось 40 ополченческих дивизий, из них 26 прошли через всю войну. Через народное ополчение в армию влилось более 2.0 миллионов человек. Сведенья о потерях ополчения учтены в численности Армии.

Всего за годы войны в тылу врага действовало более 6 тысяч партизанских отрядов, в которых сражалось более 1 миллиона человек. По неполным данным общие потери партизан определены ориентировочно и составляют не менее 650 тыс. человек.

В результате обобщения и анализа данных из различных источников определено, что за годы войны всего пропало без вести и попало в плен 4.559 тыс. советских военнослужащих, которые распределяются следующим образом:

-погибло в боях и отнесено к пропавшим без вести - около 500 тыс.

-вернулись из плена после окончания войны - 1.836 тыс.

-были призваны вторично в ВС - 939 тыс.

Таким образом, в немецком плену было около 4.059 тыс. военнослужащих, из них более 1,2 миллиона было преднамеренно убито или умерло в результате голода и пыток.

Эти цифры расходятся с "общепризнанными" (мифическими) данными о "советских пленных", которые приводит в своей статье например Ю. Гейко (автор газеты "Труд"). Английский историк Д. Фуллер утверждал, что "верить немецким коммюнике о победах нельзя, в них зачастую приводятся астрономические цифры". Например, немецкое командование сообщило, что восточнее Киева взято в плен 665 тыс. советских солдат и офицеров, в то время как численность Юго-Западного фронта к началу Киевской оборонительной операции составляла 627 тысяч человек, из которых 150 тысяч в окружении не находились. Однако немцы учитывали в качестве "пленных" всех мужчин на захваченной территории СССР в возрасте от 17 до 55 лет. По немецким данным количество военнопленных составляет 5,2-5,7 млн. человек.

По данным Генштаба РККА в первых операциях "в немецкий плен попало" более миллиона военнообязанных (тех, кто был призван военкоматами, но не попал в войска), в том числе, на территории Западного особого военного округа. В списках частей они никогда не были и в донесения о потерях из частей естественно не попали, но немцами были учтены как военнослужащие. Кроме того, особым приказом немецкого командования было определено, что "все мужское население завоеванных областей должно направляться в лагеря военнопленных, а оттуда на работы в Германию". Известна немецкая склонность к преувеличениям (пресловутый "немецкий колоссаль") о потерях противника и осторожность, а на последнем этапе удивительная неразбериха в учете собственных потерь. Вот откуда мифические цифры о советских пленных в "котлах" под Витебском, Могилевом, Оршей, Гомелем, Минском.

Тем не менее, сводные данные по донесениям войск и другим источникам (например, по именным спискам военкоматов и по архивным данным других источников) дают основания говорить об уничтожении в фашистских концлагерях более чем 3.6 миллиона советских граждан на территории Германии, в том числе под видом "военнопленных".

Что касается количества советских пленных в операциях первого периода войны, то предлагаю судить о них по данным ГШ ВС СССР.

Так в Белорусской стратегической операции (Западного Фронта) с 22 июня по 9 июля 1941 года при численности фронта 625 тыс. человек (всего 44 дивизии), безвозвратные потери (убитыми и пропавшими без вести) составили 341 тыс., санитарные - 76 тысяч. Всего - 417 тысяч человек.

В Ржевско-Вяземской стратегической наступательной операции (8 января-20 апреля 1942 года), первоначальная численность Калининского и Западного фронтов составляла 1060 тыс. человек (более 95 дивизий). Потери фронтов за 100 суток боев составили: убитыми и пропавшими без вести - 272 тыс., ранеными - 504 тысячи47.

Нет сомнения в том, что наши "писатели" присоединились к мировому хору и сочиняют "водевили на историческую тему" для наивных читателей в России. При этом никто из них в упор не видит подвига народа, который воевал практически со всей Европой48, не имея более или менее дееспособных союзников до лета 1944 года. Известен принцип американских политиков: "пусть они убивают как можно больше", но и после открытия второго фронта США и Великобритания не спешили уничтожать гитлеровские дивизии на западе. Этим объясняются их крайне незначительные потери. Они предпочитали "загребать жар чужими руками" и громить врага неимоверными усилиями "действующей армии" Советского Союза.

В этой связи вполне уместно задать вопрос: стоило ли "освобождение" восточной Европы и Германии (!) миллиона убитых в боях советских солдат и офицеров?

Освободительная миссия ВС СССР в 1944-1945 гг. стоила СССР 967594 человек убитыми49. Общие потери в операциях по освобождению от фашизма будущих "братских стран" составили - 3.889689 человек50.

Таблица 1.4

Потери РККА в "освободительной миссии" 1944-1945 гг.

(тыс. человек)

Государства

Убито, умерло от ран

Всего, в том числе ранеными

Польша

541,0

2.016,2

Чехословакия

122,4

551,4

Венгрия

112,4

484,3

Германия

102,0

364,8

Румыния

59,5

286,3

Австрия

23,1

94,2

Югославия

6,3

29,6

Норвегия

2,9

18,2

Болгария

0,2

12,8

Китай

6,7

29,9

Сев. Корея

0,5

2,0

Итого...

967,6

3.889,0

По данным ГШ ВС СССР за годы войны для РККА в тылу было произведено:

стрелкового оружия всех типов - 19.830,0 тыс. единиц;

танков и САУ всех типов - 98,3 тыс. штук;

орудий и минометов всех

типов и калибров - 525,2 тыс. штук;

самолетов всех типов -122,1 тыс. штук;

в том числе: боевых - 101,2 тыс. штук;

боевых кораблей основных классов - 70 штук.

Среднесуточные потери РККА в вооружении за все время ведения боевых действий достигали:

по стрелковому вооружению - до 11 тыс. единиц;

танков и САУ - до 70 штук;

орудий и минометов - до 220 штук;

самолетов - до 30 штук.

За всю войну ВМФ потерял -1014 боевых и вспомогательных кораблей, из них 314 кораблей 1,2,3 ранга.

9 мая 1945 года Красная Армия имела на вооружении:

танков и САУ - 35,2 тыс. (в действующей армии - 8,1 тыс.);

орудий и минометов калибра без 50 мм - 239,6 тыс. (в действующей армии 94 тыс.);

боевых самолетов бомбардировщиков - 47,3 тысячи (ДА - 22,3).

В среднем это в 2-2,5 раза больше чем в 1941 году.

Общие материальные потери СССР в войне составили 2 трлн. 569 млрд. долларов в ценах 1941 года51.

Какие потери нанесла Красная Армия противнику?

Людские потери Германии и Австрии только убитыми, включая и мобилизованное в ВС мужское население, составили - 13.448 тыс. человек, 75,1 процентов от числа поставленных в строй. При этом безвозвратные потери на советско-германском фронте составили 6.923,7 тыс. человек.

Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния и Финляндия) и "европейские добровольцы"52 при средней численности войск на советско-германском фронте 400-600 тысяч за четыре года потеряли безвозвратно 1.725,8 тыс. человек.

После 9 мая перед советскими войсками сложили оружие и сдались - 1.284 тыс. солдат и офицеров только немецких войск.

Таким образом, людские безвозвратные потери Германии и ее союзников в боевых действиях против СССР составили 8.649,5 тыс. человек53.

На Советско-германском фронте было разгромлено и полностью уничтожено более 2\3 состава ВС Германии.

По немецким, весьма противоречивым данным (особенно за 1945 год) из числа военнопленных (2,4 миллиона) вернулось в Германию - 1.939 тыс. человек. 450.6 тыс. немцев умерло в плену и пропало без вести. Сравнение с показателями по смертности советских пленных в Германии показывает невысокую смертность немецких военнопленных в советских лагерях.

По данным советского военного командования, главным образом по учетным данным НКВД и именным спискам немецких частей, общее количество пленных военнослужащих со стороны Германии составило - 3.777,3 тыс. человек.

Свыше 600 тысяч пленных разных национальностей со стороны Германии было освобождено непосредственно на фронте в фильтрационных лагерях по решению командования и органов контразведки.

Потери сателлитов. На стороне Германии в войне принимали участие различные иностранные и добровольческие формирования численностью до 600 тыс. человек. Потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев и фламандцев, власовской РОА, ОУН, прибалтийских и мусульманских эссовских и полицейских формирований составили около 230-250 тысяч только убитыми.

Общие безвозвратные потери (убитыми и пленными) ВС Германии, ее союзников и "добровольцев" только в боевых действиях на советском фронте составляют 8,6 миллиона человек против - 11.4 миллиона ВС СССР, то есть соотношение 1:1,3.

В основном это объясняется тем, что со стороны Германии война носила истребительный антирусский характер. Так в памятке немецкому солдату было написано: "убивай всякого русского, этим ты прославишься навек и обеспечишь безопасность своей семьи". Это так же объясняется отсутствием опыта в войсках КА при ведении операций в первом, оборонительном периоде войны.

В этом смысле можно сослаться на приведенные ранее минимальные потери при прорыве линии Маннергейма в 1944 году, а так же данные потерь при взятии "крепостей" Кенигсберг и Берлин в операциях заключительного этапа войны (Таблица 1.5).

Таблица .1.5

Сравнительные показатели состава, численности и потерь войск в операциях заключительного периода ВОВ

Наименование объединений,

Боевой состав и численность войск

Людские потери,

тыс. чел.

сроки их участия в операциях

К-во соединений

Числен-ность,

тыс. чел.

Безвозвратные

Санитарные

Всего

Ср\

суточные

Берлинская стратегическая наступательная операция

16 апреля- 8 мая 1945 г. Продолжительность операции 23 суток, ширина фронта б\действий - 300 км,

глубина продвижения войск -100-200 км. Штурмом взят Берлин.

2-й Белорусский фронт (без 5-й гв. ТА и 19-й А)

сд- 33, кд-3, тк -3,

мк- 1, отбр - 1, сабр-1

441,6

13,1

46,0

59,0

2,6

1-й Белорусский фронт

сд - 72, кд - 6,

тк - 5, мк - 2,

отбр - 6, сабр-2,

УР - 2

908,5

37,6

141,9

179,5

7,8

1-й Украинский фронт (3 и 5 гв. , 13, 52-я А, 3 и 4 гв. ТА, 2-я ВА)

сд-44 сд, кд - 3,

тк - 5, мк -4,

отбр -2, сабр- 3

550,9

27,6

86,2

113,8

5,0

Днепровская военная флотилия

5,2

16

чел.

11 чел.

27 чел.

1 чел.

ИТОГО

Дивизий - 161,

Корпусов -20,

Бригад -15,

УР -2

1906,2

78,3

274,2

352,5

15,3

1 и 2-я армии Войска Польского в течение всего периода

пд - 10, тк - 1,

кбр-1

155,9

2,8

6,0

8,8

0,39

Восточно-прусская стратегическая наступательная операция

13 января-25 апреля 1945 г. Продолжительность операции 103 суток, ширина фронта б\действий - 550 км,

глубина продвижения войск -120-200 км. Штурмом взят Кенигсберг.

3 Белорусский фронт

сд - 54, тк -2,

отбр - 6, УР - 1

708,6

89,5

33,2

42,2

4,1

2-й Белорусский фронт (13.1 - 10.2. 45 г.)

сд - 63, кд -3,

тк -5,

отбр - 3, УР - 3

881,5

36,4

123,1

159,5

5,5

43-я армия 1-го Прибалтийского фронта (13.1 - 20.1. 45 г.)

сд - 13, отбр -1

79,0

0,2

1,27

1,46

0,2

Балтийский флот

0,4

1,7

2,1

0,03

ИТОГО

дивизий - 133,

корпусов - 8,

бригад - 10,

УР - 4

1669,1

126,5

458,3

584,8

5,7

Примечание: Обращает на себя внимание то, что в составе войск в очень похожих условиях в приведенных операциях было соответственно 20 и 9 танковых и механизированных корпусов, а потери убитыми на 100 тыс. численности войск соответственно составили - 0,046 и 0,075 тыс. человек. Это показывает насколько массирование сил и танков снижает потери и повышает эффективность применения пехоты, в том числе в городских условиях.

Боевая мощь накопленная к концу войны и опыт, приобретенный на западе, позволили Советскому Союзу в короткий срок разгромить миллионную Квантунскую армию при весьма небольших потерях РККА. В период боевых действий против СССР (август-сентябрь 1945 г.) японская Квантунская армия потеряла убитыми 83,7 тысяч и - 640,1 тысяч человек пленными.

Потери КА (трех фронтов и ТОФ в численности 1,6 миллиона человек) в Маньчжурской стратегической операции с 9 августа по 2 сентября 1945 г. составили 36,5 тыс. человек, в том числе убитыми 12 тысяч (в 7 раз меньше чем в японских войсках). И это в наступательной операции!

Поставим вопрос несколько шире: Что стоила СССР- России мятеж-война, развязанная против народа в XX столетии? Каковы боевые и демографические потери России в мятеж-войне XX столетия?

Таблица 1.6

Итоговые данные о людских потерях ВС СССР в войнах, военных конфликтах и боевых действиях (1918-1989 гг.)

Войны, военные конфликты и боевые действия

Безвозвратные потери

Санитарные потери

Гражданская Война, 1918-1922 гг.

939755

6.791783

Борьба с басмачеством, 1923-1931 гг.

626

867

Советско-китайский конфликт 1929 г.

187

665

Военная помощь Испании в 1936-1939 гг. и Китаю в 1937-1939 гг.

353

нет данных

Отражение японской агрессии на оз. Хасан, 1938 г.

989

3279

Боевые действия на р. Халхин-Гол, 1939 г.

8931

15952

Поход в Зап. Украину и в Зап. Белоруссию

1139

2383

Сов.-финская война 1939-1940 гг.

126875

264908

Великая отечественная война

8668400

22326905

Война в Корее 1950-1953 гг.

299

нет данных

Оказание ВТП дружественным странам Азии и Африки 1962-1979 гг.

145

нет данных

События в Венгрии 1956 г.

750

1540

Ввод войск в ЧССР 1968 г.

96

87

Погр. ВК на ДВ и в Казахстане 1969 г.

60

99

Оказание военной помощи правительству РА, 1979-1989 гг.

14751

469585

Всего...

9.763326

29.878153

Итого потери

39.641479

И так, боевые потери ВС России за все годы советской власти составили 39.641479 человек, в том числе убитыми - 9.763.326 человек. В части "безвозвратных" "демографические потери" России (только в связи с данными по ВС) могут быть на 25-30% больше.

Нет смысла гадать, сколько потеряла Россия на "противоположной стороне" в лице "белогвардейских армий", сколько эмигрировало и было уничтожено в результате "красного террора". Но вполне очевидно, что ни одна из стран мира не понесла таких многомиллионных потерь в течение 80 последних лет.

Таким образом, только "боевые безвозвратные потери" СССР в этой всемирной войне XX столетия ориентировочно могут оцениваться 11-12 миллионами, а с учетом прямых потерь в войнах армии и народа демографические потери России в 1918-2000 гг., составляют - 50-60 миллионов человек. Из них не менее 35-40 миллионов приходится на РФ.

Если учесть потери в русско-японской, империалистической войнах, потери мирного населения от голода и лишений на стройках и при "подъеме из небытия" национальных окраин, то не может показаться преувеличением общая цифра демографических (пролонгированных на рубеж тысячелетий) потерь России вполне может быть оценена 90-100 миллионами погубленных и не рожденных душ.

Такая оценка потерь России подтверждается ее сопоставлением с данными прогноза Д. Менделеева по результатам первой всероссийской переписи. Он предполагал увеличение населения на территории России к 80-м годам 20 столетия до 420-450 млн. человек. Если фактически численность населения СССР на 1989 г. составила только 286,7 миллионов человек, то разница действительно измеряется полутора сотнями миллионов, в том числе сотней миллионов русских.

Это и есть цена относительно успешного противостояния России в мятеж-войне, развязанной против нее мировым сообществом, подъема национальных окраин и классовой борьбы на ее территории. Похоже, что такие потери подорвали человеческий ресурс нации. Его восстановление без принятия мер экстренного и даже непопулярного характера, в корне противоположных так называемым реформам, представляется крайне проблематичным54.

Глава восьмая. О пользе дискуссий и вреде мифотворчества

В 41 году другого Генштаба, как и других генералов не было.

И. Сталин

О мифах и мифотворчестве

Думаю не сильно ошибусь, если скажу: любое объяснение причин поражения РККА в советско-финском конфликте и в начальный период Великой отечественной войны будет неполным. Будь то неготовность армии, недоверие Сталина к докладам разведчиков, отсутствие реалистической военной стратегии или глупость сталинских генералов. Более того, неудачная попытка доказать "вовсе неочевидное", может оказаться профанацией верной в принципе мысли.

Имею в виду утверждение Ю Мухина, что "Сталин поднял войска по тревоге", которое не так уж далеко от истины по сути. Но опубликованные им в "Дуэли" документы ПрибОВО доказывают как раз обратное. Не мог Сталин в буквальном смысле поднять войска по тревоге, это действия тактические, которым предшествует сложная система оперативных мероприятий приведения войск в полную боевую готовность. Нет, и не было прежде соединения, в котором бы все было расписано Генштабом в его сов. секретных, с двумя нулями, директивах. На то есть прямые и непосредственные начальники. Их задача на месте определить и добиться исполнения мероприятий по повышению боеготовности войск в зависимости от нарастания угрозы в соответствии со степенями боевой готовности. Дело другое, что в низовых звеньях есть всякие люди, которые по своему разумению строят стратегию и тактику достижения задач. Естественно с разными результатами. Если "внизу" умные, то считай - повезло, если "не очень" умные вверху, моли бога, чтобы "пронесло военную грозу".

Сама по себе тема "подъема войск по тревоге" переходит в несколько иную плоскость, обсуждения форм, способов и средств доведения решений до подчиненных. От ВГК до солдата, с известной поправкой на реалии, глупость, массовость сопутствующих явлений и репрессии.

Но если бы что-либо подобное современным порядкам было в 1941 году, то стрелять нужно было бы всех без суда (а кто бы собственно стал судить?) от Верховного ГК до командующих ВО. Тогда в 41 году к счастью демократия в СССР была именно народной, было кому восстановить временно нарушенный порядок и судить. Поэтому обошлись малым. За "преступное бездействие и потерю управления войсками", повлекшие тяжелые последствия, расстреляли Героя Советского Союза командующего войсками Западного фронта генерала Д. Павлова с его бездарным генералитетом.

Генералу Кузнецову повезло только потому, что немцы нанесли главный удар южнее, в полосе его соседа Павлова. Но с такими писульками как вы, Юрий Игнатьевич, привели для доказательств, до полного разгрома и расстрела в полосе ПриОВО "было тоже рукой подать".

Специально для читателей привожу три из опубликованных в "Дуэли" боевых документов ПриОВО и КБФ:

ДИРЕКТИВА ШТАБА ПРИБАЛТИЙСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА

18 июня 1941 г.

С целью быстрейшего приведения в боевую готовность театра военных действий округа ПРИКАЗЫВАЮ:

4. Командующим 8-й и 11-й армиями:

а) определить на участке каждой армии пункты организации полевых складов, ПТ мин, ВВ и противопехотных заграждений на предмет устройства определённых, предусмотренных планом заграждений.

Указанное имущество сосредоточить в организованных складах к 21.6.41;

б) для постановки минных заграждений определить состав команд, откуда их выделять, и план работы их. Всё это через "начинжов" (так в первоисточнике, С.А) пограничных дивизий;

в) приступить к заготовке подручных материалов (плоты, баржи и т.д.) для устройства переправ через реки Вилия, Невяжа, Дубисса.

Пункты переправ установить совместно с оперативным отделом штаба округа.

30-й и 4-й понтонные полки подчинить военному совету 11-й армии.

Полки иметь в полной готовности для наводки мостов через р. Неман.

Рядом учений проверить условие наводки мостов этими полками, добившись минимальных сроков выполнения;

е)командующим войсками 8-й и 11-й армий - с целью разрушения наиболее ответственных мостов в полосе: госграница и тыловая линия Шяуляй, Каунас, р. Неман прорекогносцировать (!) эти мосты, определить для каждого из них количество ВВ, команды подрывников и в ближайших пунктах от них сосредоточить все средства для подрывания. План разрушения мостов утвердить военному совету армии.

Срок выполнения 21.6.41.

7.Командующим войсками армий и начальнику АБТВ округа.

Создать за счёт каждого автобата отдельные взводы цистерн, применив для этой цели установку контейнеров на грузовых машинах, количество создаваемых отдельных взводов - 4. Срок выполнения -23.6.41 г. Эти отдельные взводы в количестве подвижного резерва держать: Тельшай, Шяуляй, Кейданы, Ионова в распоряжении командующих армиями.

д)Отобрать из числа частей округа (кроме механизированных и авиационных) бензоцистерны и передать их по 50 проц. в 3 и 12 мк.

Срок выполнения 21.6.41 г.;

е)Принять все меры обеспечения каждой машины и трактора запасными частями, а через начальника ОСТ принадлежностями для заправки машин (воронки, вёдра).

Командующий войсками ПрибОВО

генерал-полковник КУЗНЕЦОВ

Член военного совета корпусной комиссар ДИБРОВА

Начальник штаба генерал-лейтенант Клёнов

ЦАМО, ф.344, оп.5564, д.1, лл.12-13. Подлинник.

РАСПОРЯЖЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА 8-Й АРМИИ ПРИБАЛТИЙСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА

18 июня 1941 г.

Оперативную группу штаба армии перебросить на КП Бубяй к утру 19 июня.

Немедленно готовить место нового КП. Выезд произвести скрытно, отдельными машинами.

С нового КП организовать связь с корпусами в течение первой половины дня 19 июня.

Начальник штаба 8-й армии генерал-майор ЛАРИОНОВ

ЦАМО, ф.344, оп.5564, д. 1, л. 16. Подлинник.

ДОНЕСЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО краснознамённым БАЛТИЙСКИМ ФЛОТОМ КОМАНДУЮЩИМ ЛЕНИНГРАДСКИМ И ПРИБАЛТИЙСКИМ ОСОБЫМИ ВОЕННЫМИ ОКРУГАМИ, НАЧАЛЬНИКУ ПОГРАНВОЙСК

20 июня 1941 г.

Части КБФ с 19.6.41 года приведены в боевую готовность по плану No2, развёрнуты КП, усилена патрульная служба в устье Финского залива и Ирбенского пролива.

Командующий КБФ вице-адмирал ТРИБУЦ

ЦАМО, ф.221, оп.1394, д.2, л.59. Подлинник.

К несчастью И. Сталин не оставил мемуаров, но его предвидение о лжи в его адрес оказалось сущей правдой. Современные интерпретаторы истории взялись громоздить ложь и сочинять мифы, в том числе о деятельности Верховного Главнокомандующего.

Именно поэтому не удержусь от пространной цитаты:

"Жертвы войны обязывают нас преодолеть заблуждения, ошибки и упущения прошлого. Они побуждают нас к обновлению... Свобода и независимость являются ... не только проблемой военной готовности, наличия новейшего вооружения, верных и решительных союзников, но и в не меньшей степени - проблемой поиска политических идей, проблемой укрепления общественного строя. В этом смысл традиций военной службы, чести, долга и товарищества смогли бы принести самые неожиданные и богатые плоды"55.

Добавить к этому нечего, в связи с актуальностью сказанного Г. Фриснером, немецким генералом в 1947 году.

Как говорится, не ведая того, Фриснер "попал не в бровь, а в глаз" российским реформаторам и военным строителям конца второго тысячелетия.

Эту цитату с вопросом: когда и кем это написано, я задал "в приличном обществе" военных патриотов. Не угадал никто. Ссылались на начало века, называли Малиновского, Василевского, Рокоссовского, даже с сомнением упомянули генерала Власова, дошли до современности и не нашли ни одного достойного этих слов.

Если бы у нашего советского офицерства, и генералов было бы побольше агрессивности и, в хорошем военном смысле, "лапидарной56 деловитости пруссаков" (выражение Г. Фриснера), то особая, сложная и на сегодняшний день весьма актуальная тема "о чести и достоинстве" не имела бы почвы для обсуждений даже в "Дуэли"57, и если уж был упомянут Власов, то читателям будет не вредно ознакомиться с отрывком из речи Г. Гиммлера с описанием обстоятельств его "пленения и предательства"v.

Перейдем к нашим баранам

Согласитесь, что "поднять по тревоге" и "привести в полную боевую готовность" не одно и то же. Это знает любой лейтенант.

Однако вне связи с этими понятиями, Мухин пишет, что, "приказ привести войска в боевую готовность был дан начальником Генштаба РККА Г.К. Жуковым за 4 дня до начала войны - 18 июня 1941 года" (что совпадает с датой Директивы штаба ПриОВО), и основывает свое утверждение предположением, что "этот приказ либо скрыт, либо уничтожен"58.

Даже от имени НКО Г. К. Жуков вряд ли мог отдать приказ на подъем войск по боевой тревоге. Тем более через голову НКО и НГШ это не мог сделать И. В. Сталин.

Однако, допускаю, что в приведенных Ю. Мухиным документах из соображений секретности и, в следствие установленного порядка изложения директивных указаний, опущены ссылки на устный приказ НКО (?), директиву ГШ или устные приказания НГШ РККА. На основании этого и были отданы указания, в том числе и в письменном виде, войскам округа, которые в письменном и устном изложении имели существенное различие.

И, тем не менее, представляется весьма сложным стереть из памяти причастных к делу людей такие важные детали и обстоятельства как приведение войск в полную (мое уточнение, - А. С.) боевую готовность и основания для проведения таких действий. Такого указания 18 июня не было, как бы этого не хотелось Ю. Мухину. Это следует из содержания приведенных документов.

Если бы военный читатель не прочитал перед ознакомлением с указанными документами статьи К. Колонтаева в том же номере "Дуэли", то эти бумаги вызвали бы у него сомнение в их подлинности. Не только по выше изложенным соображениям повышенной секретности (на всякое упоминание о характере приготовлений было наложено негласное "табу"), но по стилю изложения и по содержанию.

В самом деле, так изложить задачи в приказе можно только с похмелья или при наличии "кулацкого образования" на трехмесячных курсах. Я уж не говорю о терминологии, принятой в такого рода документах. Впечатление такое, что действительно стенографически точно переданы умные мысли импровизировавшего на тему отражения агрессии не совсем понимающего о чем идет речь "чурки нерусской". Кстати говоря, иногда нерусские начальники отличаются исключительно точной формулировкой мыслей по-русски (естественно, если они "образованы" вместе с русскими в училищах и в академиях и не страдают манией величия).

Примеров в предложенных вами документах предостаточно.

Впрочем, бог с ним. Мухин обвинит в излишней пристрастности к уважаемым людям.

Но что за формы общения с подчиненными применены здесь: устные указания, директивы штаба, приказы штаба или все же командующего ОВО?

Пусть будут ПРИКАЗЫ.

Однако я думаю, что это неудачное воспроизведение штабом еще менее удачных устных указаний КВО с получением устного распоряжения НГШ, туманного по сути, со ссылками на директиву о приведении войск в полную боевую готовность (пресловутый красный пакет"). И доведены эти указания были вполне возможно командующим лично до командующих армиями с записью офицерами штаба. В последствии слово в слово эти импровизации были задокументированы и оказались в "ЦАМО, ф. 344,оп 5564 и т.д.

Обычный "порядок", который и сегодня существует.

Что было, то было. В подлиннике, в копии, в восстановленном варианте или как то иначе, но о чем все-таки сии ПРИКАЗЫ?

Лично я, прочитав эти документы, становлюсь в тупик и задаю себе вопрос: имеет ли командующий армии, получивший эти указания, представление о цели действий войск РККА вообще и в частности в полосе округа на 18-19 июня (за четверо суток до величайшей войны), о замысле командующего округа, о силах и средствах, выделенных старшим начальником, о времени и характере действий, о важнейших для округа задачах его войскам?

Можно ли эти невразумительные указания, принимать за приказ поднять подчиненные войска по боевой тревоге (на чем настаивает Мухин) или командующему армией следует ограничиться выходом в "районы укрытия" (?) с приведением войск в полную боевую готовность, того хуже "руководить оборудованием полосы обороны... работу на которой усилить". А может быть ему вообще ничего не делать, в ожидании команды отставить или дождаться указаний на вскрытие "красного пакета"?

Что все это значит, какие я, командующий армией, должен отдать указания войскам, конкретизируя "ценные указания" переданные устно и записанные для документирования штабом?

Вот уж действительно, "Этот стон у нас песней зовется..."

Представьте себе невероятное и в то же время очевидное: наша военная наука вполне серьезно изучала весь этот бред под названием "опыт" и "делала научно обоснованные выводы" о необходимости совершенствовании системы боеготовности. Между тем все "осталось как при бабушке Екатерине Алексеевне".

Могу Вас заверить, все осталось как прежде. Именно потому, что незабвенный "унтер" существует, а лапидарной и так необходимой военной деловитости, агрессивности и войскового товарищества как не было, так и нет.

Поднять по учебной тревоге "современное соединение" проблема. И не по тому, что плохие солдаты и войска необучены действиям, а потому, что команды отдаются так же невразумительно, как и в 1941 году. Не везде и не всеми, но в принципе это общее место даже в сфере большой политики.

И если бы сегодня удалось побывать на разборе учений, то можно услышать много любопытного, как слышанного ранее: в том числе в 1940 году на известном совещании высшего командного состава с участием И. В Сталина. Вникните, кто, что и как докладывал на этом форуме светочей военной мысли, и станет ясно, что "история учит только одному, что ничему не учит".

Предвижу возражения о "танцорах, которым все мешает". Но они, "танцоры-словоблуды", действительно искали и ищут пристойные оправдания и причины для отказа от выполнения конкретных задач. Тех насущных задач, которые были в принципе "поставлены самим Сталиным". Не ищу причин, но хочу "понять маневр" наших поводырей, как суворовский глубоко уверенный в своем фельдмаршале солдат.

Долгие годы, имея дело на разных уровнях (от взвода до Генерального штаба) с приказами, директивами и указаниями "унтеров в звании генералов, полковников" и чинов рангом пониже, в полной мере сознаю, к чему приводит бестолковый приказ, глубоко убежденных в своей непогрешимости начальников. Приказ, который позволяет толковать его в меру собственного глупого понимания слов, военных терминов и ситуации. Со своей личной кочки на болоте. Понимать указания неглупого начальника в изложении его высокомудрых подчиненных (пораженных известным недугом "дучизма") иногда хочется прямо в противоположном смысле. Могло быть и по другому: "мысль" безграмотного начальника излагалась буквальным образом исполнительными подчиненными. Вариантов море, но все с одинаковым успехом приводят к бардаку в мирное время, к сокрушительным поражениям и необоснованным потерям в войне.

"Каков поп таков и приход", в жизни явление не редкое. Впрочем, и противоположное по смыслу утверждение не менее верно и так же не представляет исключения. Именно поэтому умный комдив Провалов (из статьи К. Колонтаева) потребовал письменного приказа для своего прихода-дивизии, а "унтера" Колпакчи и его начальник штаба отделались разговорами, которые ничего не объясняли в замысле его епархии-армии и не требовали от воинов, "окормляемых" военной мудростью командарма, стоять насмерть.

Как мог бы поступить Провалов? Понять невразумительные намеки Колпакчи буквально: сдать Сталино без боя с высокой вероятностью получить "заслуженное наказание"?

Поэтому не так уж и плохо "перебдеть", а еще лучше посылать бестолковых начальников молча, куда подальше, придумывая толковые объяснения своих действий для прокурора. И делать... дело. Так и поступил Провалов, обеспечивший более или менее организованный отход войск на фронте армии.

Но все-таки, "что написано пером того не вырубишь топором". "Написали" (?) Кузнецов с Кленовым приказ и, по сути, оказались в дураках. Колпакчи не написал, и все промолчали. Один Провалов возразил, его за это под трибунал.

Кто и как понимал указания (с каких кочек или высот) понять не сложно. Достаточно сравнить изложенное в ПРИКАЗАХ Кузнецова и в Донесении Трибуца. Слова были в РККА, и они обернулись большой кровью. Дела, как известно, были на Флоте, потери которого 22 июня оказались минимальными. Обратите внимание, сколько пустых фраз у Кузнецова и какая краткость в донесении (точнее в информационном сообщении) командующего КБФ вице-адмирала Трибуц.

Еще хуже ситуация со "словами и делами" была в ВВС.

"Там где начинается аэродром, там командует колхоз". Этот "колхоз" и был разгромлен в первый день войны.

Все не критиканство и водевили, а реальные события и дела. А подумать над этим нужно потому, что хреновыми бумажками ничего не докажешь, и слова в дело не пришьешь. А Мухин пытается бумажками и словами недоказуемое, как будто есть нужда доказывать необходимость прямых указаний И. В. Сталина, который по Мухину говорит с народом прямо и без затей: "в окоп шагом марш!"

Так ли это было просто на самом деле?

"Мне не нужно уважение, хватит одного страха...

Увы, "городов не оставлял и не брал".

Сожалею, не авторитет и приведу совершенно банальный по содержанию случай из своей тридцатидвухлетней службы в ВС СССР и РФ. Некоторое время служил в оперативном отделении штаба дивизии, хорошо был знаком с особенностями и содержанием работы управления и штаба соединения. Ни одно учение за все годы службы в 111 мсд (г. Сортавала, южная Карелия) "мимо меня не проехало".

Однажды на разборе учений, которые проводил командующий ЛенВО, заштатная дивизия, ничем себя особенно не отличавшая ранее, была отмечена в лучшую сторону по исполнению, а главное прохождению в срок разного рода отчетных и боевых документов (приказов боевых распоряжений, донесений и оперативных сводок). Поскольку это были КШУ на местности, то главным и объективным показателем работы штаба были показатели перемещения ПУ, развертывания узлов связи и документооборота. Связисты работали по полной программе сокращенными расчетами. Впрочем, и оперативное управление работало на пределе, т.к. вместо 9 человек по штату было всего трое. Остальные были призваны на время учений из частей. Они "подрабатывали" и невольно создавали хаос, но освобождали штатный состав, например, от несения службы оперативным дежурным.

Более чем лестные оценки командующего ЛенВО с подачи посредников при дивизии и при штабе армии объяснялись просто.

Вместо того чтобы писать пространные портянки на бланках телеграмм ЗАС, мне было разрешено диктовать их прямо с карты и по памяти телеграфисту в аппаратной. Оформлением документально можно было заниматься в свободное время. Например, объем оперативной сводки в штаб армии доходил до 8-9 листов писанины убористым почерком, периодичность отправки один раз в сутки, боевого донесения - 5-6 листов, дважды в сутки и по мере необходимости (например, после принятия решения или при "резком" изменении обстановки). То же происходило с боевыми распоряжениями полкам (оперативные группы которых на учениях выступали в роли "концевиков" в системе управления войсками). Все это фиксировалось посредниками в виде принятых по факту передачи адресатами документов, предусмотренных табелем донесений. Знатоки поставят под сомнение изложенное выше и скажут: "не может быть". Но так было, из этой "счастливой песни слова не выкинешь". И "попы" (командир дивизии Кулинский Е.А. и НШ Полторак Д. Ф.) были хороши и "приход" во главе с начальником оперативного отделения штаба Кононенко Мишей тоже не подкачал. Да собственно управление было сколочено, все работали на доверии и уважении мнений, исполнения приказов, распоряжений и указаний. Основной состав понимал друг друга почти с полу слова, работал не за страх, а за совесть.

Не скажу, что была идилия. Как-то на других учениях упомянутые Кулинский с Полтораком приговорили меня "к расстрелу" за срыв в выполнении задачи. И все же время советское было счастливое.

Не верьте тем, кто говорит, будто бы ему не дала ходу проклятая система. Если ты был не калдырь, не идиот и не самодур, то тебе была открыта дорога и продвижение.

Кстати говоря, через три года после выпуска из училища я беспартийный старший лейтенант был назначен на майорскую должность. Правда, по этому поводу в личной беседе с НШ 6-ой армии генералом В. Панкратовым был удостоен недоуменного вопроса: "Капитан, как ты оказался на этой должности, не имея партийного билета?"

Прошло немного времени, командир, как все неординарные люди от большого ума и "слабой воли", запил, и был снят "за развал боевой подготовки". Дивизия покатилась по наклонной. С прибытием нового комдива подполковника (!) из Киевского ВО "кадры начали разбегаться и изгоняться". Меня Д. Полторак, от греха подальше, выдвинул, отдал в полк на должность комбата.

Примерно через пол года, будучи дежурным по полку, мне пришлось до часу ночи сопровождать поход нового комдива по расположению части и выслушивать его мудрые указания для передачи командиру полка. Разумеется, часть из них для исполнения к утру. (Принцип "ночь кормить, к утру зарезать" действовал)

Одно из указаний заключалось в том, что к рассвету должны быть перекрыты завалами подъездные пути к казарме и к столовой со стороны штаба. По мнению комдива "в полку проходной двор, все ездят на чем попало и где попало". Из этого следовало, что "бардак с ездой нужно радикальным образом пресечь". Пользуясь личной известностью комдиву, я сделал попытку возразить, основывая это тем, что небезопасно перекрывать подходы к объектам с парадного въезда. Тактично высказал мнение, что такие указания не вызывают энтузиазма по срокам и не прибавляют уважения к начальству ввиду их явной дурости. На это последовала весьма твердая отповедь о вреде перереканий и заключение, что "ему (комдиву) уважение не нужно, достаточно того, что его все боятся".

Самое смешное и вместе с тем трагичное то, что история имела продолжение. Как говорится, "накаркал капитан". Дороги были перекрыты бревнами в виде "надолбов" (закопанных бревен), правда, с участием командира полка майора Гулина, который исполнил все буквально и без возражений. Трагичность заключалась в том, что буквально через две недели сгорела щитовая казарма, высохшая с окончания войны как порох и крашенная внутри бог весть сколькими слоями масляной краски. Занялся деревянный барак в течение 5 минут и сгорел ровно за полчаса, до головешек. Их даже заливать не пришлось, да собственно и залить было нечем. Все полыхало и взрывалось, пожарные машины стояли перед "надолбами", а когда сделанные на совесть с дурацкой исполнительностью завалы разобрали, то оказались перед другими заграждениями, сооруженными на пути теперь уже к пожарному водоему.

Вместе с казармой сгорело практически все имущество и вооружение двух рот. Погибли два пьяных приписника, которые без сил храпели в каптерке. В панике, когда выбирались через окна, о них забыли. По всей видимости, пьянчуги и были виновниками торжества, - "курение вредно для здоровья".

Согласитесь, что подобного рода примеры можно увидеть сплошь и рядом. Не только в Армии, но и на гражданке еще чаще и с большей дуростью.

То, что наших начальников иногда "дучит" от сознания собственной гениальности не секрет. Бывает и хуже, когда с похмелья отдают такие указания, что не то, что трезвый подчиненный не понимает о чем идет речь, но и сам протрезвевший начальник бывает весьма удивлен собственным приказам.

Далек от мысли, что накануне войны НГШ РККА и КВО вместе с ЧВС и НШ были в похмельном состоянии, когда отдавали приказы "своему приходу", то есть РККА и командующим армиями. Но, по всей видимости, вчерашние "унтера", поднаторевшие в "дучизме" сыграли злую шутку с вооруженным народом, который тоже в 41 году не здорово выглядел в отделениях, ротах, батальонах и полках. Не смотря на "высокую обученность приписного состава".

В этой связи к убийственной обостренной до предела по актуальности характеристике командных кадров русской армии, приведенной Колонтаевым, можно было бы добавить сказанное каким то немецким военным авторитетом: "в вермахте не было лучше солдат (и офицеров, - А.С.) чем в 41 году, а у советов не было лучше солдат (и командиров, -А.С.) чем в 45".

Присоединяюсь к мнению авторитетов. Командиры в 45 году были уже не "унтера". Для разгрома "миллионной Квантунской армии Японии" советским маршалам и офицерам с опытом войны на западе потребовалось чуть меньше месяца с помощью армии, личный состав которой на 50% состоял из солдат, четыре года сидевших в УРах .

А что были за приказы?

Думать нечего, "блеск и классика".

Не стоит впадать в крайности и обостренную характеристику русского офицерства, данную Степняком-Кравчинским, принимать за действительность. Но все кроме, быть может, "халатов и тапок" более чем узнаваемо и актуально сегодня.

О кадрах и офицерах Генерального штаба

Изложенное выше, безусловно, несколько обостренное восприятие событий давно минувших дней.

Кстати о тапках, халатах и "разночинцах". При всей его "столичности", МВО, пожалуй, самый удивительный по части указанных предметов и "разночинных кадров". Лапидарная деловитость офицерского корпуса МВО в части приобретений и угождения доведена до предела, а в "тапках и халате" офицер мог появиться в строю части. В ДВО другая болезнь - "долампизм" и одновременно высокая способность к выживанию в скотских условиях.

Разночинцы - двухгодичники поразили душу сухопутных войск еще в 60-е годы. На сегодняшний день шестой за восемь последних лет начальник Генштаба не кто иной, как бывший разночинец из двухгодичников. Не хочу оценивать его деятельность, эту тему следует отложит на 5-6 лет. Но то, что он перед всем миром без суда и следствия назвал "негодяем и преступником" своего однополчанина и, между прочим "первого офицера, награжденного "Орденом Мужества" на второй чеченской войне, командира 160 тп Ю. Буданова, кое о чем говорит.

А вот генерал В. Шаманов напротив заявил, что "родителям нечего стыдиться своего сына". Буданов ждет "справедливого приговора" осуждения пожизненное заключение, его жена живет в России как нелегал, боевики немедленно освобождаются за неимением улик. "Тракториста" Салаутдина Темирбулакова едва не оправдали, только наличие записи его личного участия в расстреле солдат российской армии не позволило освободить его из зала суда. Чеченские снайперши, подобно Эльзе Кунгаевой, невинной жертве Буданова, расстреливают русских солдат ее папаша в окружении своры московских адвокатов прибыл в Ростов-на-Дону.

Лично ни с Будановым, ни с его бывшими начальниками не знаком и не хочу продолжать тему преступлений и их преждевременной оценки.

Но имел удовольствие знать "спинжака" из студентов, заместителя командира 111 дивизии, который имел "садово-огородное образование" и продвигался по службе как объект эксперимента командующего ЛенВО генерала Грибкова. Последний писал диссертацию на тему о подготовке кадров и пользе разночинцев для ВС. Однажды его протеже, при докладе замысла, начал примерно так: "Мы тут посовещались и решили..." На это зам. командующего округа генерал Зарудин резонно заметил: "вы не в колхозе, и докладывайте по форме, как положено единоначальнику". Грубо, но точно.

Хороший командир действительно формулирует замысел и принимает решение сам в поте лица, но с участием и при помощи специалистов своего дела, на основе необходимых расчетов штаба. Он отвечает за принятое решение единолично и не переваливает ответственность за ошибки на подчиненных. Это если хороший командир. Такой ответственно докладывает: "Я решил..." Примерно так работал Е. Кулинский, и был порядок в танковых войсках.

Ленивый начальник на определенном этапе самоустраняется от работы и только изображает видимость деятельности. Все переваливает на НШ и замов. Ночью, когда штаб работает с наибольшим напряжением, он спит, и к назначенному сроку появляется посвежевший перед уставшими подчиненными со словами: "Где мое решение..." То самое, к которому отношение он лично имеет весьма приблизительное.

Это порождает безразличие у одних и возмущение у других. Мой непосредственный начальник в ответ на такое поведение командира однажды так разволновался, что попал с учений в госпиталь, в 43 года был комиссован и умер через три года с горечью и обидой на комдива.

Есть начальники другого типа, которые во все суют свой нос, отдают указания, повторяя известное из обязанностей подчиненных. Более того, стараются заняться делами подчиненных вплотную, возят простым карандашом и резинкой по карте часами, затягивая работу, в то время как нормативом установлено время принятия решения в полку в течение 2-3 часов, в дивизии 5-6 часов, в штабе армии - 10-12 часов.

Как правило, эти сроки не выдерживаются.

Причины разные, в том числе указанные выше. Например, на учениях требуется исполнить в красках картину Репина "Не ждали" 2х1,5 метра, то есть решение на карте с пояснениями и расчетами. Дело трудоемкое и, на мой взгляд, не нужное в боевой обстановке. Как отчетный документ для прокурора и во исполнение требований Наставления по службе штабов "решение" нужно. Но даже через 5 часов оно редко бывает готово.

Такого рода работа порождает организационный хаос, доводит офицеров до крайности. Нечто подобное случилось со мной. В ответ на нудные и совершенно ненужные указания начальника политотдела по моему ведомству в присутствии моих прямых начальников я проявил агрессивность и послал его по известному адресу. Комдив с НШ промолчали, а я нажил врага.

Действительно - "война фигня, главное маневры" на карте, а еще чаще между начальниками.

Свободен от этих штучек только высоко подготовленный профессионал, например офицер "Генерального штаба". Формально такой фигуры в войсках ВС России нет. Но фактически присутствие в дивизии или в полку толкового подполковника из ГШ вызывает необычайный эффект. Доказательств этого не требуется, а опыт свидетельствует, что наличие в дивизии начальника оперативного отделения в статусе "офицера Генерального штаба России" представляется необходимым.

Это пока фантазии офицера Генерального штаба ВС РФ, чувствуеш, читатель разницу в терминах.

Но приведенный выше пример с организацией "документооборота необычным образом" в 111 дивизии вопреки установленным правилам оказывает, что кое, что нужно изменить. Тем более, что появились компьютеры и другие средства автоматизации штабного труда.

Представьте себе что, например, стоит разработка оперативной сводки объемом в 9 страниц, с указанием десятков номеров частей, их состава, положения, состояния, обеспеченности, результатов выполнения задач, рубежей и районов.

Изложение 9 страниц телеграфом из головы требует нескольких часов, а сбор (добывание) данных с нуля, не усвоив принятого порядка изложения сводки, вообще немыслимое дело. Здесь нужен профессионал высокого класса.

Именно поэтому командиры организаторы и толковые штабные офицеры в большой цене. Если эти качества совпадают в человеке или в коллективе, то это величайшее счастье и тогда не будет проблем, хаоса, расстрелов и репрессий.

Знаю нелюбовь Ю. Мухина к офицерам Вооруженных Сил и, тем не менее, "если бы да кабы"..., да на всех руководящих шестках в России работали "деятельные командиры в связке с толковыми штабными офицерами", то хаоса в стране было бы поменьше.

Именно поэтому не было лучшей армии в мире, чем Советская Армия образца 1945 года, а ее Верховный Главнокомандующий заслуженно был удостоен звания Генералиссимус.

Невольно возвращаюсь к Г. Фриснеру: "...традиций военной службы, чести, долга и товарищества смогли бы принести самые неожиданные и богатые плоды". Сказано о послевоенной Германии, но насколько актуально звучит для разгромленной современной России.

Но для этого нужно избавиться от "дучизма новых унтеров", где бы они не появились.

Возможно ли это?

Глава девятая. Пора и меру знать.

Очевидцев, способных полно изложить события, дать объективную оценку фактам и последствиям войны остается действительно все меньше. Между тем все больше становится тех, кто плодит мифы, верит им и готов добровольно заблуждаться.

Характерным в этом смысле является "свидетельство" упомянутого ранее полковника и ветерана 38 стрелковой дивизии А. Лебединцева, опубликованное в НВО (No4 2001 г.) под заголовком "Все круги военного ада".

В контексте статьи ветерана, несколько слов о "боеспособности и боеготовности" войск в мирное время и ходе войны.

"Исторические водевили"...и боеспособность войск

В прессе периодически инициируются дискуссии о приказе No227 от 28 июля 1942 года, более известный под названием "Ни шагу назад". Он действительно носил шоковый, чрезвычайный характер и полностью соответствовал обстановке на фронте.

Суровые и беспощадные строки приказа, доведенные до каждого солдата, служили одной цели - остановить отход войск, так как дальнейшее беспорядочное отступление могло привести к катастрофе на всем трехтысячном фронте от Балтики до Кавказа.

Не смотря на очевидную необходимость приказа No227, споры о нем не умолкают.

Говорят, что этот приказ унижал человека и воина (по существу об этом же пишет Лебединцев в своей статье), утверждают, что никакие приказы не могут сделать труса героем, предателя патриотом. Отмечают, что под действие приказа попало множество мужественных людей, они были незаслуженно объявлены предателями, паникерами и осуждены для службы в штрафных батальонах.

Судят И.Сталина и приказ, за то что якобы в его основе был заложен порочный принцип - "лес рубят, - щепки летят".

И все же нельзя не признать, что приказ переломил не только настроения в войсках, но и оказался важнейшим условием для изменения ситуации на фронте. Отходившие ранее с темпом в 15-20 километров сутки, по сути бежавшие с поля боя войска начали планомерный отход, удерживая, насколько это было возможно, и оставляя каждый назначенный для обороны рубеж уже преимущественно по приказу.

Уроки выполнения этого приказа имеют непреходящее значение для понимания того, как человек выдерживает страх смерти и ужас войны, не теряя мужества и присутствия духа. В конечном счете, именно мужество каждого бойца непременное условие выполнения задачи подразделением, частью соединением и, наконец, фронтом. Без этого не может быть победы, а критика приказа и попытки его оспорить в боевой обстановке или по прошествии времени (речь идет не только о приказе No227) не могут расцениваться иначе как предательство и подрыв духа народа59.

Спрашивается, что могло помочь бегущим советским войскам в июле 1942 года?

Уж конечно не наступление союзников, которые только еще "собирались на войну".

И по сей день американцы считают, что из четырех "профессионально подготовленных" бойцов только один является "реальным участником боя", а трое явным или косвенным образом уклоняются от участия в боевых действиях. По разным причинам и под разными предлогами, включая страх, который можно подавить воспитанием психологической устойчивости или страхом неотвратимого наказания за предательство.

Без психологических наблюдений Ставка ВГК и ГШ пришли к выводу о необходимости "шоковых мер" в чрезвычайных обстоятельствах.

Морально-психологическое состояние войск, это один из факторов определяющих потери наряду с другими условиями. От части морально-психологическим состоянием личного состава наряду с приобретением опыта ведения операций РККА, объясняется "положительная динамика" изменения безвозвратных потерь по отношению к общим. В ходе войны наблюдается устойчивое снижении доли безвозвратных потерь войск по отношению к общим в операциях 1941-1945 года с 27,8% до 7,1%.

Как сегодня психологически готовят наших будущих защитников к военной службе и к выполнению воинского долга с риском для жизни, думаю, пояснять не нужно. В основе принятого сегодня процесса предпризывной подготовки только страх и неуверенность, а главная целевая установка семейного воспитания уклонение от службы любой ценой.

Не придется ли в определенных не самых трудных обстоятельствах издавать нечто похожее по содержанию на приказ No227?

Нельзя не согласиться с Лебединцевым, всего лишь повторившим известное: "войну выигрывает не солдат, а народный учитель в сельской школе". Именно он воспитывал вместе с семьей защитников Отечества в прошлом (сказано это, кстати говоря, о немецком учителе, каким то национал-фашистким деятелем).

Но, похоже, что сегодня положение радикальным образом изменилось.

Уже не семья и школа готовят мужчин, а улица и ТВ формируют субтильных мальчиков более похожих на девочек и хулиганов, более похожих на бандитов с большой дороги. Сужу об этом по московским школам.

Что будет, если школу переведут на 12 летний срок обучения60?

Кого мы воспитываем и ради чего?

Уважаемый ветеран среди прочих соображений и "оценок" заявляет, что "во время советско-финской войны РККА потеряла в десять раз больше личного состава, чем финские вооруженные силы", а "в Курской битве, обороняясь КА, потеряли в четыре раза больше личного состава чем наступавшие немцы".

К сведению очевидца, в Курской стратегической оборонительной операции за период с 5 по 23 июля 1943 г. три советских фронта потеряли убитыми и пропавшими без вести около 70 тыс. человек (около 6% первоначальной численности войск). В то же время немецкие войска потеряли безвозвратно около 186 тысяч (около 18% численности наступательной группировки). В двух стратегических наступательных операциях (Орловской и Белгородской) с 12 июля по 23 августа безвозвратные потери пяти фронтов РККА составили 190 тыс. человек (около 7,5-8% от первоначальной численности войск). Примерно за тот же период гитлеровские войска в оборонительных сражениях на этом направлении безвозвратно потери около 200 тысяч человек (20% от первоначальной численности наступательной группировки).

Таким образом, только безвозвратные потери немецких войск на курском направлении летом 1943 г. составили около полумиллиона человек. В течение лета немецкое командование поставило на фронт в виде резервов соединения и части общей численностью 450 тыс. человек и еще не менее 300-350 тыс. человек ОКВ наскребло на восполнение потерь в розницу. Потери порядка полумиллиона убитыми и пропавшими без вести в операциях лета 1943 г. немецкое командование уже не смогло компенсировать до конца войны.

Это и было одним из главных условий перелома в войне с Германией.

Что касается преимущества советских войск, то и здесь Лебединцев несколько преувеличил. Соотношение сил и средств на первом этапе было 1:1,3, а на втором - 1:2, в пользу советских войск. В такого рода операциях, это было обычным и почти закономерным на протяжении всей войны. Если на фронте в три тысячи километров совсем не обязательно иметь подавляющее или хотя бы 2-3 кратное превосходство, то на оперативном уровне создание в наступлении создание такого превосходства почти обязательно. Известно, что в тактике не мыслимо начинать наступление или атаку не имея 3-6 и даже 10 кратного огневого и численного превосходства. Это почти закономерность. Безусловно, были исключения, но в массе своей статистика операций и боев подтверждает именно это.

Очевидно, что по неведомым для читателей причинам А. Лебединцев привел "не вполне корректные цифры" соотношения численности войск и потерь в ходе операции, заявляя, что "при четырехкратном превосходстве наши войска имели в четыре раза больше потери".

Легкие подозрения в предвзятости имеют место и по отношению к самой редакции НВО, позволяющей на своих страницах (имею в виду не только статью Лебединцева) печатать суждения очевидцев, возведенные на страницах газеты в ранг некой закономерности.

Если бы приведенные выше "факты" были исключением в статье Лебединцева, то можно было бы не обращать на это внимание, но нечто подобное допущено им при оценке характера и потерь в советско-финской войне.

Действительно "демографические потери" СССР в советско-финской войне составили около 120 тысяч человек. При этом безвозвратные потери были порядка 95 тысяч (примерно 12-20% средней численности войск группировки РККА, развернутой на Северо-западе в конце и в начале операций).

Потери финских ВС за 105 дней войны составили по разным оценкам 48-60 тысяч (примерно 15-20% от средней численности войск на пяти операционных направлениях)

Таковы факты, которые не будут отрицать ни финны, ни немцы при их скромности в оценках подвигов своих головорезов, при вполне объяснимой скрытности в оценке потерь в войне с СССР.

Под стать написанному Лебединцевым прозвучало 4 февраля по РТР заявление о "2,5 миллионах павших под Ржевом в 1942 году и по сию пору не найденных воинах". Это в то время как средняя численность войск на всем советско-германском фронте от Заполярья до Ростова на Дону не превышала в то время 4,5 миллионов человек. (Речь, по всей видимости, идет о Ржевско-Вяземской стратегической операции, в которой принимали участие войска Калининского и Западного фронтов, развернутых на фронте 650 километров в период с 8 января по 20 апреля 1942 года).

Таких "ревов" было не менее тысячи на всем советско-германском фронте, а в полосе действий указанных фронтов - по крайней мере, пол сотни. И если потери одной армии, полегшей под одним единственным городом, при ее численности 60-80 тыс. человек составили 2,5 миллиона за два-три месяца боевых действий, то какие потери понесла РККА в боях за тысячи городов и деревень на территории России и Европы за четыре года войны?

В конце концов, нужно и меру знать.

На самом деле, два упомянутых фронта при освобождении Московской и Тульской областей продвинулись на 80-250 километров. На начало операции фронты имели общую численность - около миллиона человек, среднюю суммарно - не более 800 тысяч, безвозвратные потери фронтов составили 272 тысячи убитыми, раненых оказалось 504 тысячи.

Спрашивается, представляют ли репортеры и очевидцы сражений из Ржева о чем идет речь? Лебединцева следовало бы тоже спросить, чем объяснит столь разительное отличие потерь группировок КА в 1942 и в 1943 году? Наверное, не только тем, что летом немцы возили в обозе валенки для зимней кампании 1943-1944 года, а наши лейтенанты приобрели невероятный военный кругозор на "курсах младших лейтенантов".

Современные проблемы

Вынесенные Лебединцевым в подзаголовки статьи проблемы без сомнения имеют место и существенное значение для современной российской армии.

Здесь "превращение референтов в полководцы", материальная нищета одухотворенных офицеров и "отсутствие денег", без которых все же нет жизни войскам, и военная доктрина, которая не знает к чему готовить войска. Здесь потерянное поколение больных призывников, скороспелые лейтенанты без кругозора, которые за годы реформ стали подполковниками депутатами Думы, здесь "кадровая чехарда" в ГШ, где в последнее десятилетие сменилось шесть начальников.

В таком ракурсе трудно что-либо возразить ветерану.

Однако и меру знать все же нужно.

Даже если ты очевидец следует думать о чем пишешь, не давая повода для публикаций твоих писаний в качестве водевилей на историческую тему.

Именно о такого рода явлении, как известно, предупреждал Г. Жуков, называя мемуары некоторых очевидцев "историческими водевилями", в которых нет и намека на понимание величия подвига и тяжести потерь народа.

Впрочем, не все так плохо на Руси.

Близится годовщина подвига личного состава 6 роты псковских десантников, которые проявили удивительное мужество и присутствие духа. Погибли, но не отступили все, в живых осталось пол десятка солдат в возрасте от 19 до 23 лет.

В соответствии с полученным приказом 29 февраля 6 рота 104 полка 76 дивизии в составе трех взводов, группы авианаводчика и артбатареи усиления была десантирована в район Улус-Керт с задачей не допустить прорыва банды Хаттаба в тыл главных сил "Восточной группировки" российских войск. Судя по всему, численность десанта была не более 90 человек.

Днем 29 февраля 1999 года 6 рота 104 пдп 76 вдд сходу оседлала господствующую над ущельем высоту. Через три - четыре часа разведдозор вступил в боевое соприкосновение с бандой Хаттаба численностью до 1,5 тысяч человек, которая выдвигалась вдоль русла реки. В результате этого первого боя более 20 десантников не вышло в расположение роты, - разведдозор под командованием старшего лейтенанта Алексея Воробьева полностью погиб в неравном бою.

В распоряжении командира роты осталось не более 65-70 человек.

С наступлением сумерек начался ночной бой роты за высоту, который продолжался в окружении двадцатикратно превосходящего противника практически непрерывно до вечера 2 марта. С прорывом незначительной по численности группы резерва 104 полка 1 марта под командованием майора Доставалова ситуации не изменилась.

По словам командующего восточной группировкой Г. Трошева поддержка роты осуществлялась только артиллерией с дальности 7-10 километров, авиация и боевые вертолеты по погодным условиям бездействовали. Когда боевики ворвались на позиции и огневой бой перешел в рукопашную схватку, было принято мужественное и, как оказалось, последнее самое верное решение - "вызвать огонь на себя".

Ценой своей гибели десантники выполнили задачу. Прорыв боевиков в тыл "Восточной группировке" не состоялся. 3 марта из района боя в расположение полка было эвакуировано только шестеро живых десантников.

Погибшим героям никто не читал приказ No227 или "что-то похожее" на него, но, по всей видимости, у них были хорошие учителя в школе, еще те, что учили "краткий курс ВКПб и КПСС".

Не знаю поименно павших героев, вечная им память.

На ум приходит имя Героя России, лейтенанта Евгения Осокина, командира взвода печально известной 131 мсбр, павшего смерью храбрых 2 января 1995 года в бою за Грозный. В 1994 году он с отличием закончил Московское ВОКУ и мог бы выбрать для службы любой округ. Лейтенант поехал туда, где шла незримая, готовая превратиться в настоящую война.

Если на то пошло, то нашему народу давно приспело написать приказ "Ни шагу назад", поскольку ситуация более чем чрезвычайная и терапия нужна шоковая.

Но кто его напишет?

Путин, Зюганов? Сергеев, или может быт Квашнин.

С Евгением Осокиным в СКВО прибыло около 30 выпускников училища.

Где они дорогие мои ученики 1993-1995 гг. выпусков?

На мой, неуместный с точки зрения прагматиков и приверженцев прав человека пафос, кое-кто скроит кривую улыбку. До них, как немцев и финнов с их "объективным мнением" мне собственно не имеет значения. Но если наши "очевидцы" и реформаторы при поддержке "независимого и популярного в военных кругах издания" пытаются навести "тень на плетень" и уже десятка лет разлагают армию, то здесь не до улыбок. Это не может не вызвать ответной негативной реакции, хотя бы в память павших за идею и Отечество героев.

А если серьезно, то в пору воспользоваться опытом 1918 года, когда деморализованную пораженцами армию и население пришлось заново собирать и приводить в чувство весьма непопулярными мерами.

Отступление двенадцатое.

За неимением лучшего предлагаю современным офицерам ГШ ВС России перечитать нелишенные самолюбования, некоторой патетики и все же поучительные "Воспоминания солдата" Г. Гудериана, или хотя бы предлагаю ознакомиться с последней, приведенной в сокращении главой его книгиvi.

Глава десятая. Ответ "ученому соседу"

на его предложения по реформированию ВС РФ

Группа ученых, приближенная к "правым силам" и выдающая себя за элиту общества в сотрудничестве с институтом "исследования проблем переходного периода", в начала лета предложила и упорно продвигает "свое видение решения проблем Вооруженных Сил". Естественно, что официальные структуры выразили желание обсудить проблему в узком кругу, при участии Е.Т. Гайдара, руководства Совбеза и МО. Подробности изложены в "Новых известиях" 18 октября 2001 года в статье с подзаголовком "в Совбезе появились не только "ястребы", но и "голуби". Из нее следует, что "Путин почти согласен с предложениями СПС и готов к утверждению соответствующего указа".

Соображения и тех и других известны, и нет нужды пересказывать все сказанное, занимая внимание читателей. Но проекты и предложения ученых института переходного периода, академии военных наук и ведущих экспертов Госдумы дают повод для невеселых размышлений о проблеме ВС в частности, а так же о российской науке вообще и власти в целом.

Невольно на ум приходит рассказ А.П. Чехова "Письмо ученому соседу". Не буду пересказывать его содержание (каждый грамотный и любопытный читатель может с ним ознакомиться в ближайшей библиотеке). Оставим из рассказа Антона Павловича только то, что могло бы послужить введением к повествованию о прожектах онаученных (точнее прикормленных деньгами СПС) "колхозов-академий" под названием "гибель России".

Егорушка... мой свет...

"Не могу умолчать и не терплю когда ученые неправильно мыслят в уме своем и не могу не возразить Вам... Извените и простите меня старого старикашку и нелепую душу человеческую за то, что осмеливаюсь Вас беспокоить своим жалким письменным лепетом. Вот уж целый год прошел как Вы изволили поселиться в нашей части света по соседству со мной мелким человечиком, а я все еще не знаю Вас, а Вы меня стрекозу жалкую не знаете... Давно искал я случая познакомиться с Вами, жаждал, потому что наука в некотором роде мать наша родная, все одно как и цивилизацыя и потому что сердечно уважаю тех людей, знаменитое имя и звание которых увенчанное ореолом популярной славы, лаврами, кимвалами, орденами, лентами и аттестатами гремит как гром и молния по всем частям вселенного мира сего видимого и невидимого т. е. подлунного. Я не согласен с о. Герасимом касательно Ваших умственных идей, потому что живу и питаюсь одной только наукой, которую провидение дало роду человеческому для вырытия из недр мира видимого и невидимого драгоценных металлов, металоидов и бриллиантов, но все-таки простите меня, батюшка, насекомого еле видимого, если я осмелюсь опровергнуть по-стариковски некоторые Ваши идеи касательно естества природы. Вы сочинили сочинение, в котором изволили изложить не весьма существенные идеи на щот людей и их первородного состояния и допотопного бытия. Вы изволили сочинить что человек произошел от обезьянских племен мартышек орангуташек и т. п. Простите меня старичка, но я с Вами касательно этого важного пункта не согласен и могу Вам запятую поставить. Ибо, если бы человек, властитель мира, умнейшее из дыхательных существ, происходил от глупой и невежественной обезьяны то у него был бы хвост и дикий голос. Если бы мы происходили от обезьян, то нас теперь водили бы по городам Цыганы на показ и мы платили бы деньги за показ друг друга, танцуя по приказу Цыгана или сидя за решеткой в зверинце... Вы сочинили и напечатали в своем умном соченении, как сказал мне о. Герасим, что будто бы на самом величайшем светиле, на солнце, есть черные пятнушки. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Приежжайте ко мне дорогой соседушко, ей-богу. Откроем что-нибудь вместе, литературой займемся, и Вы меня поганенького вычислениям различным поучите."

Может, быть мы действительно стали обезъянами... и новые "Цыганы водят нас по площадям и циркам" на показ мировой общественности?

Впрочем, перейдем к делу...

Общие замечания по поводу "предложений"

С точки зрения предложенного способа решения проблемы военного реформирования предложения "института исследования проблем переходного периода", разработанные выдающимися учеными Академии военных наук представляют известный интерес, и не только для общественности. Нет никакого сомнения в том, что они (предложения) заслуживают внимательного изучения специалистами не только СБ и министерства обороны, но и Совета безопасности при Президенте РФ. Можно согласиться с выводами авторов о том, что "переход к комплектованию Вооруженных Сил на чисто контрактной основе, по меньшей мере, в ближайшие годы, является невозможным и нецелесообразным".

Можно согласиться с оценками роли "военно-обученных ресурсов, как важнейшего фактора сдерживания внешних угроз" и основы формирования массовой армии военного времени. И нисколько не преувеличивая значения реформ стоит отметить, что изменение системы комплектования ВС является ее главным звеном в настоящем и в перспективе ближайших 10 лет. Нет никакого сомнения в том, что с точки зрения задач мобилизации и мобилизационной подготовки система комплектования остается важнейшим фактором, определяющим условия формирования Вооруженных сил. Не менее важно то, что изменение системы комплектования сегодня приобретает особый политический смысл, поскольку армия действительно приобретает черты "рабоче-крестьянской", формируется личным составом из "бедных" и представляет собой социально опасный институт для "богатых".

Авторы совершенно справедливо отмечают, что "поспешный переход не учитывал бы реальных потребностей России в сфере обороны..., требовал бы значительных финансовых затрат, и создал бы дополнительное трудности" в формировании бюджета Российской Федерации".

Что называется, созрели даже такие фрукты, как...Е.Гайдар.

Пожалуй, это и есть самое главное в изысканиях института изучения проблем переходного периода и гареевской академии.

Последнему двоечнику ясно, что Россия не способна содержать современные ВС, аналогичные по возможностям и численности армиям НАТО и КНР. Возможно, что с точки зрения богатых в этом "нет никакой необходимости" - содержать армию вообще. Однако не секрет, что некоторые "цивилизованные страны мира" и впредь намерены решать проблемы с использованием "массовых армий" и высокоточных средств. Но в силу ряда других причин, в том числе реформ под руководством "известных деятелей от экономики и ученых", именно здесь наметилось отставание РФ, "если не на всегда, то на долго".

Как нам представляется, с этим тезисом никто спорить не будет, даже наши ученые соседи" из АВН под руководством М. Гареева.

Замечания по существу проблемы

Может показаться, что оставляя в неведении читателей о содержании предложений, в своих суждениях оппоненты Гайдару не вполне адекватно оценивают доводы и аргументы авторов проекта в пользу "новой системы комплектования". Однако это не значит, что пишущий эти строки не имеет своего мнения по существу проблемы, а для читателей будет недостаточным приведение "закавыченных слов и выражений", из которых нетрудно понять суть новаций деятелей СПС. Дело другое, что по разным причинам, в том числе политического характера, а так же по соображениям секретности, прочие варианты по сию пору не востребованы политическим руководством и законодателями, неизвестны широкой российской и мировой общественности.

А собственно много ли будет проку от осведомленности всякого рода НАТОвских прилипал о военно-стратегических аспектах действия существующей и перспективной системы комплектования и зачем с ними делиться новациями, действительно достойными внимания с точки зрения обеспечения безопасности?

И тем не менее, необходимо политическое (государственное) решение вопроса и, конечно, следует определиться в "направлениях строительства военной организации государства" на первую четверть ХХ1 столетия, а не до ближайших президентских выборов, руководствуясь только популистскими соображениями.

Будем исходить из того, что помимо "важнейших задач по борьбе с сепаратизмом и терроризмом" в антитеррористических операциях полицейского типа, существуют задачи сдерживания полномасштабной агрессии стратегическими группировками Вооруженных Сил, которые собственно для этого и предназначены. Это действительно подразумевает наличие "значительного по масштабам военно-обученного резерва", источником пополнения которого в настоящее время является военная служба, а численность ВС военного времени не сопоставима с численностью войск мирного времени. Известно, что формирование ВС военного времени регламентировано мобилизационными планами, которые пока имеют силу закона. Выполнение планов развертывания группировок требует соответствующей подготовки и гарантированного отмобилизования войск. В том числе с учетом крайне "ограниченных финансовых возможностей РФ" и в любых условиях стратегической и социально политической обстановки.

Если будет принято политическое решение на коренное изменение системы комплектования и ликвидацию существующей базы мобилизационного развертывания ВС (что, не вполне соответствует требованиям безопасности России, даже с учетом опыта, например, США), то в этом случае было бы возможно "постепенно перейти на комплектование ВС преимущественно по контракту". Но пока это фантазии ученых и "правых сил", основанные на общественном мнении и данных ВЦИОМ, а также соображения специалистов, разогретых соответствующими валютными вливаниями заинтересованных в реформах лиц.

С точки зрения здравых оценок ситуации, опасность войны для РФ все же существует и в перспективе может превратиться в прямую угрозу развязывания, по меньшей мере, агрессии локального типа. Тем более, что "военная реформа дело серьезное, и ее направления не могут определяться референдумом", а слабость может породить только агрессию.

Конечно, для тех, кто спит и видит себя в "цивилизованном обществе передовых стран мира" (например, в США) это не аргумент. Отсюда соответствующие предложения.

Не будем спорить с тем, что "изменения нужны", - поскольку под мудрым руководством либерал-реформаторов "заехали так далеко, что нужно искать радикальные средства выхода из тупика".

Но в своих "иновационных предложениях" уважаемые ученые, не слишком утруждая себя доказательствами, не учитывают ряд обстоятельств военно-стратегического характера, особенностей содержания видов, сложившейся и, как нам кажется не такой уж плохой, системы военного образования. Они не учитывают необходимость содержания в ВС (численностью 1 миллион военнослужащих) значительного количества вооружения в боеготовом (исправном) состоянии и подготовки не менее значительных военнообученных ресурсов для приведения его (вооружения) в действие в случае войны. Для этого нужны не только профессионалы-специалисты, но и вполне определенное (смеем заметить немалое) количество переменного состава в штатах боевых войск именно для накопления военнообученного резерва.

Кроме того, авторы предложений не учитывают или умалчивают о том, что военная организация РФ кроме МО насчитывает еще более десятка ведомств с численностью военнослужащих порядка 600 тысяч человек.

По всей видимости, авторы проекта не вполне представляют, что такое численность ВС и всех аспектов перехода на предлагаемые сроки военной службы по призыву. В соответствии с их предложениями и расчетами ежегодный призыв для ВС в 2004 году составит около 300 тысяч (152 тыс. х 2), это в то время как сегодня - не превышает 250 тысяч. Одновременно в войска других министерств и ведомств призывается ежегодно еще не менее 50-60 тысяч. При этом изъятие ресурсов по призыву составляет максимум 13% от потенциальной численности призывников очередного года. Это совершенно невероятная цифра. Даже в Германии и Швеции призывается от 60 до 80 процентов призывников очередного года. При существующей ныне системе льгот и отсрочек в перспективе обеспечить призыв на военную службу 50% юношей призывного возраста даже на 6 месяцев представляется более чем затруднительным. Тем более это представляется утопией, если знать, что к 2010 году контингент очередного года призыва снизится почти в 2 раза по отношению к 2000 году, и не превысит 700 тысяч человек.

Сам по себе срок службы - 6 месяцев, определенный для призывников авторами предложений, является беспрецедентным не только для России. Практически ни в одной из "цивилизованных стран" мира с системой комплектования подобной нашей ничего подобного не догадались учинить. Нельзя же всерьез рассматривать в качестве примера Швецию и Швейцарию в Европе и Сингапур в Азии.

Опыт показывает, что обучение специалистов и сержантов в учебных центрах это полдела. Настоящими специалистами их делает последующая служба в боевых войсках минимум в течение полугода. Нет сомнения в том, что за 6 месяцев службы в учебных центрах подготовить специалиста запаса для ВС практически невозможно, а сами учебные центры не могут быть основой для развертывания войск, выполняя одновременно функции "школы младших специалистов, баз хранения ВВТ и формирователей боевых соединений" с огромным объемом мобилизационных задач. В самом деле, ни один здравомыслящий руководитель в сфере экономики не базирует производственную деятельность предприятия на использовании только выпускников ПТУ. Для выполнения планов нужны кадровые рабочие и ИТР, которые и являются в полном смысле профессионалами, после овладения специальностью в реальном производстве, а не в "школе", как представляют авторы проекта. Не исключение и ВС, оснащенные сложнейшей техникой, с весьма специфическими "технологиями военного производства", говоря языком экономистов. И никакого тут противоречия нет, поскольку речь идет не только о выполнении боевых задач в мирное время, но и применении ВС в штатной численности военного времени, значительно превышающей численность войск, существующих в мирное время в сокращенных штатах.

И если в ВС РФ еще не растерян опыт подготовки высококлассных специалистов по основным ВУС в течение года службы по призыву, то почему, расчет должен строиться на использовании "условно военно-обученного ресурса", который будет готовиться в невиданных ранее учебных центрах? Для того чтобы в случае чего, сформировать "условно боеготовые войска" и бросить их на растерзание профессионалов? Кстати говоря, в достаточном количестве существующих уже в мирное время, например, в НАТО?

Предположим невероятное, призыв в объеме 350 тысяч будет обеспечен, и даже, за счет сверх интенсификации боевой подготовки выпусков учебных центров военнообученный резерв ВС будет ежегодно восполняться "качественно подготовленными за 6 месяцев военнообязанными запаса". Но будет ли это удовлетворять условиям формирования военно-обученного ресурса в необходимом для ВС военного времени объеме?

Простые расчеты показывают, что в случае принятия предлагаемой системы комплектования накопленный военно-обученный резерв 1 разряда не позволит рассчитывать на отмобилизование войск в установленные сроки и с высоким качеством, поскольку гарантией этого является превышение ресурсов в районах комплектования над потребностями не менее чем в 2-2,5 раза61. Уже сегодня по этим показателям можно ставить под сомнение возможность отмобилизования войск для создания оперативно-стратегических (оперативных) группировок. Очевидно, что в случае снижения численности военнообязанных запаса можно говорить о нецелесообразности содержания по меньшей мере двух третей существующего состава ВС.

Вполне логично задать вопрос: каким образом можно сконцентрировать ресурсы в районах отмобилизования при огромной миграции населения, при современной схеме базирования войск? В самом деле, войска, как правило, располагаются не там, где удобно, а там где необходимо, в местах весьма удаленных от цивилизации. И это вполне объяснимо с точки зрения оценки угроз, но не совпадает с требованием обеспечения удобства службы потенциальных защитников отечества. Для формирования мобресурсов в нужном объеме и качестве, необходимо сохранить целенаправленный призыв и экстерриториальный принцип комплектования, а их восполнение планировать в объеме не менее 400-450 тысяч ежегодно. Не трудно заметить, что последние 10 лет эти требования не выполняются, в том числе по причине неоднократного изменения системы комплектования, не вполне обоснованного сокращения численности ВС и сложившихся вопиющих диспропорций в категориях личного состава.

Не трудно понять, что предложенная авторами проекта схема комплектования ВС не удовлетворяет требованиям, по крайней мере, по нескольким важнейшим показателям: по объему и качеству военно-обученного ресурса, а так же по возможностям призыва.

Стоит отметить, что численность "учебных центров" (с учетом переменного и постоянного состава) будет не менее 200 тысяч, в то время как численность контрактников (рядового и сержантского состава) в боевых войсках будет, по мнению авторов проекта, не менее 400 тысяч человек. В настоящее время как известно ситуация несколько иная: в ВС содержится не более 150 тысяч контрактников и только около 500 тысяч солдат (сержантов) по призыву из расчета двух лет службы.

Очевидно, что авторы не вполне представляют структуру численности ВС. Исходя из их расчетов в "боевых войсках" (при численности 800 тысяч военнослужащих, исключая численность учебных центров) будет содержаться 400 тысяч офицеров, прапорщиков и курсантов ВУЗов МО. Численность последних ориентировочно можно определить в 50 тысяч. Таким образом, "боевых, регулярных войсках" будут содержаться в преобладающем количестве командный состав среднего и высшего звена (порядка 350 тысяч офицеров и прапорщиков), что подразумевает почти равное соотношении с ним рядового (сержантского) состава по контракту.

Возможно ли это, если сегодня в ВС содержится около 43% офицеров и прапорщиков, 52% рядовых и сержантов (в том числе 12% контрактников), а нормальный баланс численности по этим категориям характеризуется соотношением офицеров и рядовых (сержантов) как один к четырем?

В отмобилизованных до штатов военного времени войсках этот показатель составляет примерно 6-7 рядовых на одного офицера.

Очевидно, что при расчетном "балансе численности" не может быть и речи о полностью боеготовых "регулярных (по терминологии авторов проекта) войсках", а сами уважаемые исследователи и эксперты не вполне представляют сложную систему под названием "Вооруженные силы" не только с точки зрения практики, но и теории вопроса.

Приведу только один пример. Для охраны и обороны штатного ВВТ, заскладированных боеприпасов и других МТС, военных городков и обеспечения жизнедеятельности войск ежедневно заступает в караул и наряд около 86 тысяч рядовых и сержантов срочной службы. С учетом текущего некомплекта в конкретной части создать три смены наряда весьма сложно. Именно поэтому солдат в средней воинской части ходит в наряд "через день на ремень". Нагрузка на солдата настолько высокая, что неподготовленная психика не дает никаких оснований для бесконфликтной службы. И дело здесь не в офицерах - им по уставу, как и сержантам не положено ходить на пост в качестве караульного наравне с рядовыми. Но были времена когда капитаны охраняли склады с картошкой, майоры ходили разводящими, а "директорами караулов" по полмесяца бессменно стояли подполковники - в войсках образца 1995 года просто не было личного состава. Результат таких реформаторских подходов - полное разрушение ВС и, если хотите -безопасного хранения огромного количества вооружения и боеприпасов. К чему это ведет наверное не нужно пояснять, пример Чечни, где была разграблена брошенная на произвол судьбы часть запасов центра и вооружение двух дивизий в этом смысле показателен для всей РФ. Есть причина для беспокойства - даже если 10% стрелкового вооружения из числа брошенного на произвол судьбы запаса будет разграблено, то это будет означать террор-войну с действительно неведомыми для реформаторов последствиями. Это вам не кабинетная возня по ликвидации естественных для России монополий, а неуправляемый процесс уничтожения сотен тысяч людей без смысла и сожаления.

Можно вспомнить и более отдаленные времена, когда был провозглашены лозунги "Превратим войну империалистическую в войну освободительную" и "Мир народам". Что из этого получилось известно - четырехлетняя гражданская война вооруженного народа, который совершенно обоснованно не спешил расставаться с винтовкой против буржуазии. Сегодня времена иные, как бы огромное количество бесхозного вооружения при всеобщей демобилизации не оказались в руках деклассированных элементов и деструктивных сил. Перспективы войны на территории в 17 миллионов квадратных километров открываются замечательные и неведомо это только для Е.Т. Гайдара с его экспертами.

Однако вернемся к анализу предложений нашего ученого соседа.

В соответствии с расчетами авторов проекта численность контрактников к 2004 году возрастет на 250 тысяч по сравнению с тем, что имеется сегодня, т.е. примерно до 400 тысяч. Без учета планируемого повышения денежного содержания всем прочим категориям военнослужащих, только увеличение численности контрактников потребует при прочих равных условиях повышения ассигнований на содержание этой категории военнослужащих на 13 млрд. рублей ежегодно, а всех прочих еще не менее чем - на 40 миллиардов. (В настоящее время расходы на все виды довольствие для военнослужащих составляют около 50 миллиардов и при этом офицеры обеспечены ниже "уровня бедности") Итого довольствие личного состава по всем видам будет стоить по минимуму 100 миллиардов. Стоимость создания жилого фонда и модернизации казарм для содержания контрактников по нашим данным это будет стоить еще не менее 4-5 миллиардов в расчете на год.

Кроме того, должна возрасти "интенсивность боевой подготовки" как регулярных войск, так и будущих военнообязанных запаса в учебных центрах, что потребует повышения расходов по этому разделу не менее чем в 1,5-2 раза, что составит не менее 42 миллиардов рублей. (В настоящее время на боевую подготовку в 2001 запланированы расходы в объеме 29 миллиардов рублей, и это едва обеспечивает безопасный минимум подготовки личного состава)

Очевидно, что уже в 2004 г (как заявляют реформаторы) расходы только на содержание войск в расчете на год будет необходимо увеличить с 91 миллиарда рублей до 240 миллиардов, т.е. не менее чем в 2,5 раза по сравнению с уровнем 2001 года. Это в то время как в 2001 году весь военный бюджет, включая расходы на закупки вооружения (около 67 миллиардов), на НИОКР и капстроительство, едва превысил 203 миллиарда рублей, а его увеличение в последующие годы планируется в объеме "несколько более низком, чем предполагаемая инфляция".

Таблица 1

Оценочные данные существующих и планируемых разработчиками

ВС РФ

Наименование показателей

Существующие ВС РФ (2001 г.)

Предлагаемый проект (2004 г.)

Численность, млн. военнослужащих, тыс. человек

ок.1200,0*

1000,0

в т.ч.: офицеры, тыс.

350,0

250,0

прапорщики. тыс.

140,0

150,0

курсанты ВУЗов МО, тыс.

90,0

Ок.50,0

рядовые и сержанты "контрактники", тыс.

150,0

400,0

рядовые и сержанты по призыву, тыс.

490,0

150,0

Бюджетные ассигнования по ст. "Национальная оборона, млрд. руб. в знаменателе в % от ВВП

203,0

2,8

520-550,0**

ок. 5***

в т. ч. : - расходы на содерж. ВС (в знаменат. - по всем видам довольств. л.с.), млрд. руб.

91,0

ок. 50,0

240,0 (требуется)

миним. 100,0

- расходы на закупки ВВТ, млрд. руб.

Ок. 67,0

240,0 (реально - не более 60-70)

* наличная численность, штатная - 1350 тыс. военнослужащих;

** расчетный минимум исходя из равных пропорций на содержание и развитие;

*** при условии, если ВВП будет не менее 10,0 триллионов рублей (в настоящее время - около 7 триллионов).

Готовы ли чиновники из министерств финансов, экономики и развития повысить бюджет ВС до 400-450 миллиардов с учетом необходимости повышения "инвестиций на развитие" с 67 миллиардов как минимум до 100-150 миллиардов, в то время как заявлено, что "необходимо расходы по разделам содержание и развитие ВС нужно примерно уравнять, а в последующем существенно увеличить долю на закупки вооружений"? С учетом приведенных данных решение правительства и президента от 17 октября увеличить военный бюджет на 30 миллиардов, в том числе на 6 миллиардов по разделу содержание ВС не особенно впечатляет. Более того, для тех кто озабочен не только личной безопасностью возникает вопрос: а стоит ли политическое по сути решение Президента о сокращении расходов по содержанию "заморских баз и объектов" и на этой основе повышение содержания офицерам, если будут уничтожены "глаза и уши" России на Кубе и ликвидирована ВМБ в Камрани, а следовательно и офицеры будут не более чем "украшением природы"?

А может быть, все это неумеренные фантазии либерал реформаторов образца 1992 года в новом столетии под теми же лозунгами и обещаниями? Именно, что фантазии и схоластика обещаний, поскольку министерство экономики и развития не знает истинной стоимости российского ВВП и второй год блуждает в "коридоре оценок" от 260 до 450 миллиардов долларов. И не без оснований представляется, что по экономическим показателям принятие предложений СПС не позволит сформировать бюджет, сбалансированный по расходам на содержание ВС (обеспечение личного состава всеми видами довольствия, ремонт ВВТ, боевая подготовка) и "инвестициям" для их развития (закупкам ВВТ, НИОКР, капстроительство) ни сегодня ни в отдаленном будущем.

Цифры действительно впечатляют, но из "песни", то есть предложений, слова не выкинешь", а приведенные данные (пусть не вполне точные в силу весьма высокой неопределенности проекта и правительственных оценок) только подтверждают то, что реформа ВС весьма сложный и длительный процесс. Это комплекс государственных мер. Военная реформа, если о ней говорить серьезно, имеет не меньшее отношение к проблемам военная безопасности государства, чем экономика, поэтому она действительно не может основываться на результатах даже народных референдумов или базироваться на общественном мнении, "подтвержденном репрезентативными опросами граждан РФ".

Анализ данных таблицы в принципе показывает, что рано или поздно при таком хозяйствовании ВС будут окончательно развалены путем вынужденного сокращения до 450-500 тысяч, тем более, что никто не гарантирует ежегодного темпа прироста ВВП в 6-7%. Может быть это и будут наконец-то "войска, не способные защитить даже самих себя", поскольку вместе с рядовыми разбегутся и капитаны с майорами?62

Касаясь "справедливого распределения специфического по форме налога всеобщей воинской обязанности" (как сильно и замысловато сказано "экономистами-исследователями"?), то отметим тот факт, что существуют не только права личности, но и закрепленные Конституцией обязанности для всех без исключения "военнообязанных граждан" обязанности. Вместе с тем, с принятием начиная с 1991 года федеральных законов и подзаконнных актов сложилась такая система льгот и отсрочек, которая не позволяет (и по нашему мнению не позволит в будущем) качественно комплектовать ВС.

Сегодня действует простой принцип - "на тебе боже, что нам не гоже". Те что "неспособны воспользоваться льготами", как отмечают авторы, "бедные" идут служить по принуждению и, отметим, в большинстве своем достойно выполняют свой воинский долг, а прочие, по терминологии авторов - "богатые", любыми, в том числе и противозаконными способами, уходят от выполнения "конституционной обязанности". При этом общественное мнение говорит о "правах и свободах граждан", о "легализации того, что уже стало нормой" вопреки требованиям безопасности. Не стоит скрывать - часть граждан превращена в дезертиров от службы Отечеству именно усилиями тех, кто более всего сегодня шумит о патриотизме и спасении России.

Предложения авторы проекта на наш взгляд не решают проблемы: никаких достойных мотивов для службы в ВС гражданам России не предлагается.

Не зависимо от срока службы в современных условиях оплаты воинского труда, желающих служить по призыву и продолжить службу по контракту будет не много. (Это доказывает неуклонно убывающая численность современных "добровольцев-профессионалов" в ВС).

Более того, никаких моральных обязательств перед Отечеством сегодня граждане не испытывают. И не будут испытывать впредь, если вся система формирования общественного мнения, в том числе репрезентативными опросами ВЦИОМ, настраивает общественность на неприятие ВС в принципе.

Допускаем, что это "общая социально-экономическая тенденция переходного периода". Точнее - общественная болезнь, слабо контролируемая государством, и государственная немощь, порожденная больным обществом. Но из этого вовсе не следует, что ВС по факту перестали быть инструментом политики государства. В самом деле, России не нужны "войска", состоящие из псевдо профессионалов. Впрочем, для войск одинаково бесполезны и вредны безыдейные наемники и "солдатчина по принуждению".

Тем более, никому не нужны мыльные пузыри обеспечения социально-экономической безопасности. Никакой справедливости в том, что одни все те же "бедные" от безысходности добросовестно служат Отечеству и при этом побираются, а другие, как выражаются авторы "способные", за счет того же консолидированного налога с доходов каждого, повышают свои знания в народных университетах, исключительно индивидуально и для собственной пользы.

Положение действительно нетерпимое и требует изменения

И если речь идет о "справедливости и экономике", то почему бы, например, для реализации идеи "справедливого налогового обложения" не ввести специальный налог на тех, кто не хочет служить Отечеству. Почему бы не переложить бремя содержания личного состава с "консолидированного налога, распределенного равномерно на всех граждан России", на богатых в виде "прогрессивных откупных" от военной службы. Это позволило бы, по крайней мере, повысить уровень денежного содержания военнослужащих до официально "объявленной" средней заработной платы по РФ. Введение "откупных" было бы вполне оправданным, хотя бы потому, что по разным оценкам оборот необлагаемых налогом средства в теневой экономике (контролируемой богатыми и их челядью) составляет от 40 до 60 процентов ВВП.

Впрочем, и это не выход, поскольку в переходный период с 1992 года сложились такие условия, когда бюджет государства стабильно формируется исходя из 25-30% от потенциально возможного. Так сказать, с чистых "доходов" законопослушных граждан, в то время как существует "черный нал", уже получивший вполне законную прописку в финансовых планах и в законах, принятых Госдумой. Следует отметить, что ВВП по оценкам, например, некоторых экспертов Государственной Думы только на 6% состоит из продукта, произведенного в сфере материального производства. 94% - это виртуальные деньги, проедаловка того, что было построено в СССР и земельная рента, о развитии которой так суетится СПС. И очевидно не без оснований.

Формирование такого рода предложений для "института исследования проблем переходного периода" - действительно "проблема". Не можем сомневаться в том, что ученые экономисты знают свой предмет и эффективные способы перехода от социалистической организации народного хозяйства к рыночным отношениям. Но знают ли они избранный ими объект исследования - Вооруженные Силы?

Судя по содержанию предложений Е. Гайдара, это не вопрос.

Беда не только в том, что представления о предмете исследований случае весьма приблизительные, однако, эти идеи с удивительным упорством продвигаются под прирытием Академии военных наук, экспертов Госдумы, "благосклонности СБ" и данных ВЦИОМ. В результате - активно продолжается разрушительная деятельность либералов, исключительно исходя из личных, популистских соображений представителей отдельных групп общества.

Как говорится, государственные интересы здесь просматриваются с трудом.

Очевидно, что ключевыми вопросами при реформировании системы комплектования являются следующие условия:

-создание заинтересованности кадрового состава (офицеров, прапорщиков и рядовых (сержантов) - контрактников и призывников в прохождении действительной военной службы, а военнообязанных-резервистов в запасе, возможно с заключением контракта;

- изыскание средств на содержание оплачиваемого резерва ВС (в объеме финансирования примерно 12 - 25 миллиардов рублей ежегодно);

- перестройка жизни, быта, учебно-боевой деятельности войск, психологии штабов и сложившихся стереотипов в понимании проблем мобилизации в соответствии с новыми требованиями комплектования войск.

Но есть ли альтернатива предложенному проекту?

Безусловно есть, в том числе в тех или иных вариантах фрагментарно известных, например, из популярного в военных кругах еженедельника НВО.

В случае принятия принципиального решения на внедрение новой схемы комплектования ВС, подготовки и накопления резервов было бы целесообразным:

проработать и без промедления принять пакет законов регламентирующих прохождение военной службы от призыва до увольнения (исключения с воинского учета), в том числе разработать статус резервиста;

в течение 3-4 лет оптимизировать численность кадрового состава с ликвидацией диспропорций по основным категориям военнослужащих с учетом создания организованного резерва в штатах ВС;

постепенно нарастить численность организованного резерва до разумных пределов с учетом постепенного снижения возможностей по призыву;

по мере приобретения опыта содержания в войсках резервистов контрактной службы, следует отработать мобилизационную схему в оптимальном виде и вариант создания стратегических группировок в расчете на содержание формирований военного времени в составе войск мирного времени.

Эксперимент по исследованию предложенной схемы можно было бы провести в 2-3 округах с привлечением других министерств и ведомств в течение 2002 года при незначительном увеличением военного бюджета на проведение целевой программы "Резервисты по контракту".

При положительных результатах в течение последующих 2-5 лет можно было бы сформировать кадровый состав ВС в оптимальной численности., а так же организованный резерв в необходимом для войск объеме при минимальных затратах средств.

С учетом опыта мобилизационной работы, содержания войск, демографических и прочих условий, а так же - основ политики государства в сфере военного строительства, было бы целесообразным в общих чертах определить не только замысел военной реформы, но и направления развития системы комплектования, подготовки и накопления военно-обученного резерва с учетом оперативно-стратегических требований.

В связи с этим, почему бы по примеру Франции, при Совбезе не создать "стратегический комитет" по изучению проблемы перехода на новую систему комплектования ВС, не занимаясь научной схоластикой, весьма далекой от истинного знания проблем ВС?

Но пока все заняты научной схоластикой.

Глава одиннадцатая. И Катанандов не поможет

(карельские заметки)

Каждый год бываю в Карелии, где вырос и откуда много лет назад ушел в Армию и служил офицером более шести лет. Общаюсь с друзьями, знакомыми и "просто с народом" в будни и праздники, по поводу и без всякого повода. За двадцать последних лет внешне мало что изменилось.

И все же, что то не то...

Все в прошлом

Провал реформ "не в самой бедной" в прошлом советской республике очевиден. Не трудно заметить, что за последние 8-9 лет практически ничего не создано. Напротив, там где еще 15 лет назад, кипела работа сегодня запустение и ожидание нового пришествия. Сами петрозаводчане вспоминают последние 20 лет советской власти как время благоденствия и массовой застройки Куковки, Древлянки, Ключевой, развертывания уникального производства на Тяжбуммаше, достижений судостроителей "Авангарда", строительства еще много чего нужного для населения и социально-культурной сферы города.

По сей день на всем северо-западе Европы нет более мощного и оснащенного литейного производства, как только в Петрозаводске. Кто будет спорить, что еще 15 лет назад на подъеме была лесная промышленность? Ежегодно Карелия давала более 10 - 12 миллионов кубометров делового леса. Сегодня по слухам (!) около 7,5 и главным образом "кругляка". На Петрозаводском лесопильно-мебельном комбинате им. 50-ти летия Октября работало более 3,7 тыс. человек, сегодня едва наберется 600 рабочих. Коллектив "Христа ради трудится на "давальческом сырье", заготовленном в Суоярвском районе и оформленным по бешеным ценам как "лес из Финляндии". Купленная десять лет назад в Италии за 10 миллионов долларов линия по производству мебели ("пятая площадка") разграблена до основания. Дорогостоящее оборудование "трудящиеся" сдали в металлолом. Посчитали за благо "в тихаря" снести электродвигатели спекулянтам цветными металлами и сегодня перебиваются случайными заработками.

Мой хороший школьный товарищ токарь-карусельщик с Тяжбуммаша им. В. И. Ленина, "в те времена, получал по 500-600 рублей, точил литье весом по три тонны и не знал что такое простой" - обслуживал еще один станок. "Покурить некогда было". Сегодня "жду вызова на работу дома и молюсь, чтобы не сократили". Жена (экономист с ПЛМК) работает на побегушках в РЭУ - "платят не в пример мужу-карусельщику". Жена другого приятеля работает маляром на Тяжбуммаше: в огромном сушильном барабане из нержавейки для бумагоделательной машины третий год "вяжет шапочки для зим".

Еще один старый друг "работает" на трех работах, "несет доброе вечное" детям, подрабатывает фотографом "на торжествах" и ведет кружок любителей искусства в Совпрофе. Везде "что-то получает", по большей части обещаниями. "Слава богу, детей пристроили и наступило облегчение - жена вышла на пенсию. Регулярно получает 390 рублей". Их знакомая - товаровед в РайПО (по прежним временам организация не бедная), "получает аж 300 рублей, меньше чем уборщица". Регулярно "челночит". Торгует в Суоярви и по деревням, где по ее выражению "самые здравомыслящие люди старухи... если не пьют". Прочие с раннего утра озабочены "соображениями" далекими от производительного труда. По ее же словам, "цены и поборы такие, что вся езда туда сюда обратно едва окупает расходы".

И в самом деле - цены в Карелии приближены к московским.

Лишь бы не забулькали...

Налицо общая озабоченность "стабилизацией положения". Как сказал один мой просвященный знакомый: "Еще дышим... через соломинку, лишь бы не толкнули на дно очередной реформаторской идеей или не забулькали всплеском безумной чиновной деятельности".

Едут сумрачные жители Петрозаводска на обшарпанном троллейбусе No2 и любуются на лозунг метров в сто длиной. Вдоль крыши самого большого цеха бывшего гиганта тяжелого бумагоделательного машиностроения - "Вперед к победе коммунизма!" Народ бурчит, "у власти сил не хватает заменить плитку с вещими словами". На местном ДОКе не менее впечатляющая вывеска - "Ордена дружбы народов Деревообрабатывающий комбинат им. Октябрьской революции". Дальше больше - на месте мебельного цеха (помянутого ПЛМК) бывшей "пятой площадки с итальянским оборудованием" стоимостью 10 миллионов долларов, теперь открыли какой-то автобалаган.

Всюду следы перестройки и реформ...

Ехал с друзьями проведать после зимней спячки их дачу с огородом. Смеются и показывают на бывший лесопильный цех Над входом двусмысленного содержания плаката ".... ВСЕХ И КАЖДОГО". Не трудно догадаться, что это остатки известного перестроечного лозунга. "Дело рук и трудов" за последние годы, "дом без окон, дверей и людей".

Впрочем, никто не жалуется.

Подозреваю по причине уязвленной гордости. Именно поэтому не упоминаю фамилий, - кто захочет признаваться, что "сидим на мели по собственной дурости"? Попытки разговорить вызывают ответный вопрос: "А что, при коммунистах было лучше?", или того хуже, те от кого не ожидаешь агрессии превращаются в "стихийных антисоветчиков" и повторяют телеглупости.

Газеты не читают, думать не особенно расположены.

Результаты выборов президента, как говорят, впечатляют: 70 процентов электората "отдали свои голоса за продолжение реформ" и В.В. Путина. Мои друзья интеллигенты, каждый день любуются на эти достижения по 16 (!) TV каналам и голосуют, видимо из принципа... за Явлинского. Бывали они и в Финляндии. Впечатления такие: оба с высшим образованием там "чувствуют себя как дворники, в то время как дворник из Финляндии чувствует себя королем в Петрозаводске".

Идет суета вокруг патриотизма и культовых сооружений. Соорудили памятник Г. К. Жукову. Стоит на одноименной площади рядом с "крепостью налоговой службы" каменный постамент с заржавевшими буквами "Маршал Г. К. Жуков". Обещанного к 9 мая бюста (замечу для неграмотных - "Маршала Советского Союза") нет.

Зато блестит золотом купол отремонтированного храма святого Александра Невского. В здании бывшей школы за проливом полным ходом идет реставрация церкви. Соорудили даже протестантский храм. Говорят процветают общины кришнаитов, хлыстов и свидетелей иеговы.

Детей нет - опиум для народа есть.

"Слава богу, учителя Карелии с трудом, но отбили атаку на школу сеентологов и сексуально озабоченных реформаторов". Честь им и хвала, не перевелись еще здравые люди в глубинке. Спасибо учителям 6 средней школы Петрозаводска, которые без экзотики и глупостей учили мою дочь полтора года. Она не посрамила чести истинных профессионалов из глубинки в Москве, где, кстати, ей тоже повезло иметь дело со здравыми людьми и профессионалами - 11 классов закончила в Москве едва ли не круглой отличницей.

Достижения и приобретения

Отмечу, что за последний год столицу Карелии не заморозили (зима была теплая), и достроили "теремок с башенками на 16 квартир" по улице Ровио. (Теперь есть повод носиться с ним как "с писанной торбой", и носятся как с величайшим достижением. Хотя на вопрос: "Кто в теремочке живет?", ответа нет.)

За десять лет удалось достроить еще кое что из затеянного при советской власти. На федеральные средства отгрохали самый "лучший на 2000 тысячи км в округе теннисный корт с подогревом". Понятно для теннисиста в ранге Президента. Одно содержание в межсезонье обходится в круглую сумму. Что с ним делать не знают. Для прочих граждан "введено в строй 5 фонтанов из высококачественной нержавейки". По всей видимости это был грандиозный заказ для лежащего на боку Тяжбуммаша или Онежского тракторного завода, который тоже, увы, не процветает. (Своего нового ничего не изобрели. При существующих заказах неплохой и по нынешним временам трелевочник Т-55М с разными агрегатами для валки леса стал "золотым". Валочные машины в Карелию теперь будут возить с Алтайского тракторного завода или со свалок в Финляндии).

В ответ на мой вопрос "как поживает коллектив автоколонны 1123 (автобусный парк)", мой сокурсник по автодорожному техникуму заметил, что "жили раньше, когда из Венгрии получали в год по 15-20 первоклассных городских и комфортабельных междугородних автобусов с нуля, да своих столько же. Сегодня выживаем. Со шведской свалки в этом году прикупили десяток "Сканий" 20 летнего возраста. Конечно, они не украсили город. Впрочем, весь автопарк (теперь ООО) сплошная рухлядь, готовая для списания. Все изношено, обшарпано и..., залапано ручищами хапуг".

Не знаю какие чудеса и лозунги показывали В. Путину при его неожиданном посещении Петрозаводска в качестве и. о. Президента63, но скажу по правде: лично я в качестве частного лица посетил не все архитектурные и водопроводные достопримечательности столицы РК. Заметил одно - на пущенных раньше срока фонтанах 1 мая висели полуметровые сосульки.

Может быть, действительно стоит приукрасить фонтанами "один из наиболее чистых городов северо-запада", на берегу озера, где воды не меряно. Но к главе администрации Республика Карелия С. Катанандову еще в бытность мэра Петрозаводска прилепилась безобидная кличка - "Фонтанандов". Правды ради следует сказать, что "в народе его уважают", а иначе и быть не может. Наверное за дело. В отличии от предшественника-"руководителя", он "занят работой, пытается вытянуть "бегемота из болота".

В 1999 году свою выборную кампанию С. Катанандов выиграл в чистую у "бывшего головы", который "был занят представлениями, а не делом" и потерял всякое доверие электората64.

Народ надеется на свои огороды. Городит теплицы и корчует пни на болотах. И то дело, если не трактора, буммашины и сейнера, то хотя бы по "10 мешков картошки с 15 соток на зиму, тем и живем".

Известно, что за президентскую кампанию 2000 года нынешний голова С. Катанандов, якобы, получил орден. Может быть... И, наверное не все так плохо, если судить по статистическим данным опубликованным в местной правительственной газете "Карелия" к празднику "весны и труда". Не буду утомлять читателя скучными показателями. Проценты "по молоку и мясу" очень похожи на статистические данные развития демократической России.

Вот такие без всякого преувеличения и глупого столичного чванства достижения в Карелии.

***

Между тем, мой новый знакомый Иван Андреевич, на мое недоумение связанное с непонятным чувством дискомфорта в родном городе, заметил, что и ему такое чувство тоже знакомо: "город стал другим и становится все более чужим для его жителей". Трудно с этим не согласиться. Прежде действительно было веселее, и жизнь была со смыслом.

Понял и я почему город стал чужим для людей, которые считали его своим. Случилось это потому, что многое "залапано ручищами своих и иностранных хапуг, а так же, с позволения сказать, стихийных антисоветчиков".

Вот такие пироги.

Население пока смеется и пьет. Мечтает о забугорном рае, благо рукой подать65.

Народ конечно перемелет и эту напасть, но чего будет стоить восстановление к примеру хозяйства Советской Карелии?

Может быть я не прав?

Если меня поразила слепота и я не увидел признаков возрождения, то пусть меня поправят мои товарищи и жители Карелии.

Вместо заключения к первой части. Истоки и уроки перманентной войны или пережиток "старого сознания"

История учит тому, что ничему не учит.

На тему истоков и уроков написано много. Все претендуют на истину.

Не буду оригинален в утверждении: истоки этой перманентной войны Финляндии против России с удивительными для нее результатами стоит поискать, как в классовой сущности буржуазии, так и в необъяснимой расовой ненависти финнов к русским. Ее удивительные результаты могут найти объяснение в "русском идеализме" и в пролетарском интернационализме, которые на деле проявились в жестокости к себе и необъяснимом гуманизме к финнам, и не только к ним. Для России такой пролетарский гуманизм и пренебрежение к собственному народу обернулись тяжелыми потерями в "зимней войне".

И все же истоки войны следует искать в другом, - здесь экономический интерес: обеспечить выгодные для одной из сторон условия послевоенного мира и развития. Для финнов и англичан чрезвычайно выгодным было и остается осуществление геополитического проекта присоединения Карелии к Финляндии, "свои леса уже вырубили". Разумеется, в битве за душу собственного народа был в ходу лозунг - "Великая Финляндия от моря до моря", но кирпичи из Петрозаводска все же вывозили, и плакали, что 600 миллионов для Финляндии неподъемные репарации в счет возмещения материальных убытков России. Не говорю о двух миллионах потерь России на Северо-западе. О них как бы сегодня неуместно говорить - демократия и дружба капитала во всем мире! Как же 10 миллионов дает Финляндия на развитие... карельских семей, и возрождение угробленной с помощью тех же финнов своими ворами промышленности Советской Карелии, стоимость которой не менее 3 миллиардов долларов.

Что касается уроков войны, то и здесь не много новостей.

Все, что было сказано на совещании руководящего состава РККА в ЦК ВКП(б) 17 апреля 1940 года по поводу опыта ведения боевых действий и уроков войны с Финляндией можно было бы услышать на любом мало-мальски серьезном учении в ЛенВО 25 лет назад.

Более того, если бы в Новой России Верховным Главнокомандующим был не Борис Николаевич, а Иосиф Виссарионович, то на разборе полетов "первой чеченской войны" 1994-1996 гг. можно было бы воспроизводить стенограмму заключительного слова тов. Сталина на упомянутом совещании без всяких изъятийvii.

Можно с уверенностью утверждать, что сегодня распространяя заведомую ложь, антирусскую истерию назовут "проявлением патриотизма", патриотизм приравняют к фашизму66, а подвиг Российской Армии в Чечне назовут "пережитком имперского сознания" или "бессмысленной жестокостью".

В любого рода комментариях присутствуют субъективные оценки и "версии" событий. По достоинству в них, пожалуй, никогда не было и никогда не будет оценено одно: даже в условиях открытого для вторжения пространства, русский народ в ущерб себе сотни лет занимался и по сию пору занимается "дипломатическими увещеваниями" потенциальных агрессоров. И в большинстве случаев при наличии силы и возможностей минимумом средств вывести из игры каждого, кто имел или имеет неосторожность в собственном мнении о "могуществе", или в собственном ничтожестве при поддержке извне диктовать условия мира и войны России.

По существу ни в одной войне нет победителей. После войны и проигравшие и "триумфаторы вынуждены помогать друг другу. Если вообще остаются какие либо ресурсы. В любом случае выгоднее иметь с бывшим противником отношения не отягощенные ненавистью. Успешная война должна иметь экономические последствия и результаты. Очевидно, что аксиома Литтделла-Гарта: цель войны добиться состояния лучшего мира, хотя бы для одной стороны, является универсальным.

Не исключение и "зимняя война". Усилиями советской стороны по большому счету стратегией "непрямых действий" были достигнуты выгодные для Финляндии и СССР условия мира на более чем полувековой период. Именно поэтому Финляндию не бомбили, а советские войска ни разу не пересекали установленной договором границы. Именно поэтому Финляндия не была оккупирована, сохранила политический и территориальный суверенитет, стала если не союзником то надежным нейтралом и торговым партнером СССР.

Таковы реальные результаты войны СССР с Финляндией.

Следует констатировать то, что в незримой "всемирной войне в отсутствии дееспособной армии политический, экономический и военный террор может стать главным способом решения "стратегических задач" в банальной до изумления "чеченской войне", без цели и результата (по аксиоме Лиддела-Гарта).

Сегодня оказывается, что 1,5 тысяч пострадавших от террактов достаточно, для того чтобы многомиллионное, лишенное оборонного сознания и национальной идеи население Российской Федерации можно было поставить на колени. И при этом его же насиловать рассуждениями о "возрождении" и коллективной безопасности, о "гуманизме и доброй воле" внутри России и на международных саммитах.

Нет сомнения в том, что для мирового сообщества нет никаких перспектив достичь цели в мятеж-войне, развязанной против России. Она, как и термоядерная, не может не оцениваться как самоубийство Запада. И не в том смысле, что физическое уничтожение русского народа приведет к непоправимым экономическим последствиям для мира. В результате этой поистине глобальной и вневременной войны будет уничтожена единственная культура, способная противостоять механистической западной и догматической восточного типа цивилизации.

Отдаленные временем и, казалось бы, никак не связанные события "зимней войны" на Северо-западе и "современной чеченской" на Кавказе, это прекрасные примеры того, как одерживались военно-политические победы для достижения выгодных условий мира в прошлом, и как сдаются одна за другой позиции в "битве за душу русского народа" сегодня, на рубеже столетий.

Краткая справка об авторе. Анчуков Сергей Валентинович 1949 года рождения. Профессиональный военный. Академию им. М.В. Фрунзе окончил в 1982 году. Проходил службу в войсках ЛенВО, МВО, ДВО. Более восьми лет работал в Генштабе ВС СССР и РФ. Уволен в звании полковник из Центра стратегических исследований ГШ ВС весной 1999 года по выслуге. Кандидат военных наук (1991 год). Имеет более сотни публикаций самой широкой тематики в газетах и журналах.

Предложения: E-mail:- asw-949@mail.ru

1 Например, А.Тарас, редактор-составитель наиболее интересного по фактуре и комментариям сборника о советско-финской войне, в предисловии к нему характеризует Сталина, Молотова и других руководителей СССР как "бандитов и убийц", в то время как, участники конфликта с другой стороны только "патриоты и защитники нажитого за долгие годы". Так ли это нам еще предстоит разобраться, а пока отмечу, что практически все написанное и опубликованное в последнее десятилетие не может оцениваться в качестве добросовестных исследований, а сборники и комментарии грешат не только субъективными суждениями, но тенденциозно подобранными материалами. Не исключение в этом смысле и хрестоматия А. Тараса, который в кругах российских авторов слывет как недобросовестный публикатор. В своем сборнике он приводит практически все статьи финских авторов журнала "Родина", но при составлении сборника им упущена из виду ключевая для понимания ситуации статья Н. Барышникова "Всего одна нота..." (журнал "Родина", 1995.12).

2 История действительно не любит сослагательных наклонений..., "простое чувство сопереживания заставляет всякого пишущего на военную тему стремиться, не преувеличивая потерь, открыть значение победы" (Маршал Советского Союза Г.К. Жуков), а исследование возможных вариантов развития ситуации должно приблизить к пониманию истинных причин поражений в прошлом, современного состояния и проблем обеспечения безопасности в будущем.

3 В детстве Т. Халонен мечтала стать вагоновожатой, ее кумиром был "известный террорист" Че-Гевара. О вступлении Финляндии в НАТО не помышляет, "живет 15 лет гражданским браком со своим мужем полковником". Предполагает инвестировать в лесную промышленность Карелии 10 миллионов долларов. Во время визита Т. Халонен в Россию, после полуторачасового общения с ней В. Путин заявил, что у России и Финляндии территориальных споров нет, проблемы урегулированы на международно-правовом уровне и закрыты окончательно". Как говорится - "поживем - увидим".

4Недавние публикации вологодского археолога А.Н. Башенкина, основанные на материалах раскопок длинных курганов в бассейне реки Чагодоши, позволили датировать заселение юго-западных районов Вологодской области этносом кривичи еще в V - VII веке н.э. Кривичи, входившие в обширную балто-славянскую языческую общность, существовавшую в I тысячелетии н.э., уже тогда занимались подсечным земледелием. Хорошо известно, что язычество славян было религией земледельцев. Правда, в Заволочье кривичи не проникли, но, вполне возможно, только потому, что какой-то другой славянский этнос (те же славяне?) опередил их в освоении территории в бассейне реки Сухоны.

Итак, несколько выводов в заключение первой главы книги, которые буду надеяться, помогут читателям разобраться и в последующих сюжетах "Ведической топонимии Заволочья".

1.Финно-угорские этносы весь, меря, лопь, пермь, освоившие территорию, где сейчас находится Вологодская область, еще в I тыс. н.э., были язычниками.

2.Несмотря на официальное принятие христианства в княжеских центрах Руси в X веке, простой люд еще долго хранил языческие верования. Здесь уместно привести цитату из работы вологодского искусствоведа А. А. Рыбакова: "По археологическим данным, заселение северо-восточных земель в X - XIII веках осуществлялось славянами, по преимуществу язычниками. Но, в отличие от местного финно-угорского населения, они в развитии религиозных верований к тому времени в значительной степени миновали стадию анимализма, в их представлениях уже существовал пантеон антропоморфных божеств. Поэтому, если некоторое оживление древних анималистических и космогонических культов в их искусстве в XI - XIII столетиях и имело место, то оно объясняется, с одной стороны, процессами ассимиляции финно-угорских аборигенов и, с другой стороны, возникшей под влиянием финно-угорской культуры своеобразной "новой модой", причем изначальная символика всех этих коньков и уточек, очевидно, уже не всегда ясно осознавалась. В комплексе славянских женских украшений X - начала XI века, как правило, отсутствуют зооморфные декоративно-символические шумящие подвески, они появляются позднее, в XII - XIII столетиях. Выло высказано предположение, что возникновение и распространение анималистических и солярных амулетов оберегав в славянском быту являлось выражением своеобразного протеста против насильственно вводившегося христианства. Задача этой книги - найти следы этого протеста в географических названиях.

3.Одной из причин славянской экспансии в Заволочь была религиозная нетерпимость. Так же, как позднее староверы уходили в тайгу, люди, ранившие сохранить языческую веру, отправлялись за волока, где основывали поселения своеобразной Таежной Руси. Языческие традиции передавались из поколения в поколение и дальше, с языческими пережитками несмотря на противодействие православной церкви. Недаром большинство фольклорных материалов и произведений народного искусства с языческими пережитками в основе были собраны на Русском Севере.

4.Тайга в бассейне Сухоны к концу I тыс. н. э. была довольно плотно pасселена финно-угорскими этносами. Об этом говорит хотя бы такой факт, что почти 90% названий крупных и средних рек там имеют дославянское происхождение. Следовательно, трудно представить, чтобы в Заволочье переселялись значительные славянские коллективы.

5.Славянский этнос в конце 1 тыс. н. э. находился в фазе расцвета, тогда как упомянутые в 1 пункте выводов финно-угорские этносы приближались к завершающей фазе своего развития.

Вот главная причина парадоксального на первый взгляд явления, когда малочисленные, но активные славяне в течение короткого времени сумели передать свой язык и культуру финно-угорским этносам и те, незаметно для самих, тоже стали "славянами", позже - русскими. Подтверждается подобная ситуация и антропологическими данными. Современное население Заволочья, говорящее на диалектах русского языка и являющееся носителем русской культуры, по целому ряду антропологических показателей близко к вепсам, карелам, коми финно-угорским народам (по выражению А.С. Пушкина - "чухонцам") современности.

Нечто подобное происходило в XVII - XVIII веках, когда католики осваивали земли, впоследствии названные Латинской Америкой, а до них заселенные язычниками индейцами. Как известно, индейские этносы не исчезли без следа, а после усвоения испанского и португальского языков и культуры, пережили как бы вторую молодость.

Коми, карелы, вепсы, по сути дела, во II тыс. н. э. существовали на грани, и перехода грань, двуязычия. Следовательно, на территориях первоначального славянского освоения (Заволочь) все аборигенное население переняло славянский язык и постепенно утратило этническое самосознание, а этносы, или вернее, их части, на окраинах Заволочья возродились благодаря русским, когда вместе с ними все глубже стали врастать в пучину христианства. "Волхв" No1 (8) 1994 года).

5 В Финляндии существует программа финансирования карельских семей на территории РК в составе РФ. Финны нашли средства для премирования карелов: за каждого новорожденного им выплачивается премия в 1000 долларов. В настоящее время наблюдается рост численности карельских семей в сельских районах Калевальского и Лоухского районов. Расценить это иначе, как инвестиции в долгосрочный проект создания "навечно благодарных", которые в определенных обстоятельствах составят передовой эшелон продвижения к "восточным рубежам Великой Финляндии", просто невозможно.

6 Что касается "работы и совести" то прав В. Кожинов в своей характеристике немецких и прочих оккупантов. Приведу небольшую выдержку из его книги "Война и геополитика"

"Современный германский историк Р. Рюруп, приводя цитату из составленного в мае 1941 года "секретного документа", в котором уже совсем близкое нападение определено как "старая борьба германцев... защита европейской культуры от московито-азиатского потока", пишет, что в этом документе запечатлелись "образы врага, глубоко укоренившиеся в германских истории и обществе. Такие взгляды были свойственны даже тем oфицepaм и солдатам, которые не являлись убежденными или восторженными нацистами. Они также разделяли представления о "вечной борьбе" германцев... о защите европейской культуры от "азиатских орд", о культурном призвании и праве господства немцев на Востоке. Образы врага подобного типа были широко распространены в Германии, они принадлежали к числу "духовных ценностей"...

И это геополитическое сознание было свойственно не только немцам; после 22 июня 1941 года появляются добровольческие легионы под названиям "Фландрия", "Нидерланды", "Валлония" "Дания" и т. д., которые позже превратились в добровольческие дивизии СС "Нордланд" (скандинавская), "Лангемарк" (бельгийско-фламандская), "Шарлемань" (французская) и т. п," (последнее название особенно выразительно, ибо Шарлемань - это, по-французски, Карл Великий, объединивший Европу), Немецкий автор, проф. К. Пфеффер, писал в 1953 году: "Большинство добровольцев из стран Западной Европы шли на Восточный фронт только потому, что усматривали в этом общую задачу для всего Запада... Добровольцы из Западной Европы, как правило придавались соединениям и частям СС..." (вопрос: для чего, не уместен, - для зачисток с массовыми убийствами, особенно это было характерно для прибалтов - С.В.)

Тут следует добавить, что моя попытка опубликовать в Карелии статью с пояснением позиции Финляндии в 1939-1944 гг. обернулась провалом. Редактор правительственной газеты пояснил свой отказ тем, что "финны обещали выделить 10 миллионов долларов инвестиций для развития хозяйства Карелии, и посчитают недружественным актом публикацию подобного рода статьи". По его словам "за такую статью его не похвалят...".

Семисоттысячная краснознаменная и орденоносная Карелия стала подстилкой за какие то жалкие подачки. Это в то время как не без участия финнов экономика Карелии поставлена на колени как конкурент финскому и скандинавскому лесопромышленному комплексу. Это в то время как только оборудование одной "пятой площадки" ПЛМК, было закуплено в Италии в 1990 году за туже смешную по тем временам сумму. Сегодня пятая площадка лесопильно-мебельного комбината разграблена дотла, а на цехе до сих пор висит лозунг "Вперед к победе коммунизма. На ПЛМК сегодня работает только 600 человек из 3600 человек, работавших в прошлом. Ни совести, ни чести, ни у тех ни у других.

7 В чем интерес Германии на северных берегах Балтики, которыми владела Финляндия, читатель может понять из следующего отрывка "Политических требований..." генерала Фридриха фон Бернарди о завоевании русских прибалтийских губерний. Бернарди, уроженец прибалтийских губерний, анонимно издал эти требования в брошюре под названием "Videant consules...". Вот как формулируются им политические требования в Балтийском регионе, включающем Финляндию: "Нам необходимо более обширное побережье с большим населением для дальнейшего расширения военного и торгового флота. Мы нуждаемся в Балтийском море, оно должно стать германским морем, чтобы создать прочную основу для нашей торговли. Только в борьбе с Россией мы можем достигнуть желаемого. Все обстоятельства подталкивают нас к неизбежному конфликту. В России также признают эти обстоятельства. Грядущая историческая эпоха пройдет под знаком борьбы германского духа с панславизмом. Русские являются нашими национальными врагами, о чем мы уже говорили выше. Они грубо подавляют все немецкое."

Антирусская позиция (Германии, - С.А.) не является следствием сиюминутной оценки политического положения. Напротив, Бернарди пишет: "...сегодняшняя политическая ситуация, как сказано выше, подводит нас непосредственно к войне, которая станет необходимым выражением состояния, имеющего глубокие корни. Если это так - а это без сомнения так, - то вся наша политика должна быть пронизана основной мыслью: рассчитаться и помириться с Францией, чтобы бросить все силы народа на весы решения больших германских культурных задач в борьбе против России". Videant consules..., Кассель, 1890 г. с.361

8 Так ее именует маршал Маннергейм в своих "Мемуарах".

9 Псевдоним взят из народного карело-финского героического эпоса, явно в расчете на беспроигрышную "войну за душу воюющего народа".

10Такого рода взгляды на устройство "Великой Финляндии" основывались на популярных в 20-е годы идеях "Карельского Академического общества" при Гельсингфорском (Хельсинкском) университете. Финская "экспансия на Восток", замаскированная "карельским восстанием", также подогревалась крупными заказами на поставку карельского леса в Англию. Нет сомнения в том, что "геополитический проект для Финляндии" уже в то время имел экономическую подоплеку. Конечной целью вооруженной акции было овладение лесными богатствами Карелии и железнодорожной магистралью с незамерзающим портом Мурманск.

11 В итоговом донесении Командующий войсками Карельского боевого района А. Седякин указывал, что "полностью выполнить задачу по окружению и уничтожению мятежников на территории Карелии не удалось". В течение трех месяцев боевых действий банды белофиннов, "лесных братьев" и борцов за свободу были лишь частично разгромлены и вытеснены на территорию Финляндии. При отходе ими было уведено более 6-8 тысяч человек, а общие материальные потери Карельской коммуны превысили 2,6 миллиона золотых рублей.

12 По уточненным данным, опубликованным в 1993 году ГШ ВС СССР, общие потери оперативной группы войск в Карелии в ходе операции по пресечению "карельской авантюры" составили 1394 человека, в том числе безвозвратные - 352 человека.

13 11 июня 1938 года в ходе секретных переговоров (организованных по инициативе русских) Каяндер (премьер в финском правительстве) и Ярцев (и. о. посол СССР в Хельсинки) последний прямо указал, что "об экспансионистской политике Германии и ее попытке использовать финскую территорию известно. От выбора Финляндии будет зависеть многое. Очевидно, что сближение Финляндии и Германии вовлекло бы Хельсинки в опасные авантюры, а политический союз с Россией, напротив, сулит ей процветание". На это Каяндер несколько патетически ответил: Финляндия - нейтральная страна, и путь военных альянсов не для нее. Суоми никому не позволит нарушать ее нейтралитет и территориальную целостность". Ярцев отразил удар вопросом: "не сомневаюсь в ваших благородных намерениях. Только каким образом Финляндия защитит себя, действуя в одиночку?" Каяндеру нечего было возразить по существу, а о планах участия на стороне Германии было говорить преждевременно, тем более об этом не стоило говорить с русским. В заключении беседы Ярцев заявил следующее: "От имени СССР заявлю, что если Советский Союз получит твердые заверения. а не просто обещания в том, что немцам не будет предоставлены опорные пункты в Финляндии, а она сама не будет использоваться в качестве плацдарма в войне против России, то русские немедленно гарантируют неприкосновенность территории Суоми". Каяни повернул разговор о необходимости заключения торгового договора, оставляя за собой свободу маневра. На что Ярцев возразил, что "без заключения политического соглашения, торговый договор не будет эффективным. Без принятия политических решений это вряд ли возможно". Впрочем, оба прекрасно знали, о чем идет речь, тем более, что переговоры были санкционированы Сталиным. Условились встретиться, "но не в будущем году".

Дальше все пошло по пути проволочек, переговоры были поручены Таннеру, который придерживался неизменной позиции - "нейтралитет Финляндии должен нерушимо соблюдаться", появилась идея перенести переговоры в Москву и расширить круг вопросов, конкретизируя их по направлениям, обеспечения безопасности Ленинграда путем "усиления обороны Аландских островов" с участием или под наблюдением "секретных представителей России", а также использования ВМБ на острове Сур-Сари (Гогланд) и "оказания военной помощи Финляндии оружием в случае необходимости". В беседе с Таннером 11 августа Ярцев уточнил, что речь идет не о "посылке вооруженных сил в Финляндию или о каких либо территориальных уступках в пользу России". Не смотря на это, Таннер от имени правительства дал отрицательный ответ на предложения правительства СССР. (Цитируется по статье В. Пещерского, "Военно-исторический журнал" No1 1998 г.) Можно подвести итог этой истории с секретными переговорами: уже в то время финское правительство имело виды на союз с Германией и избрало путь проволочек в переговорах, даже не помышляя о заключении какого бы то ни было договора с Россией.

14 Действия советского руководства по созданию на территории СССР правительства "демократической Финляндии" вызвали в финском обществе волну антирусской истерии расистского толка, "маневры Кремля и правительства У.Кекконена" не нашли поддержки даже в среде финских коммунистов.

15 Так оценивал ситуацию В. Молотов.

16 В 30-е годы правящие круги Финляндии продолжали придерживаться прогерманской геополитической ориентации. Этому в немалой степени способствовало следующее обстоятельство. Еще в годы Первой мировой войны германский Генштаб рассматривал Финляндию как плацдарм для возможных военных действий против России, стремился использовать часть финского народа и его национально-государственную идею независимости в своих интересах. В 1914 году в Локштадте из финнов был сформирован так называемый "локштадский батальон". В течение 8 месяцев финские егеря проходили обучение в подразделениях этого батальона, в последствии именно они заняли руководящие должности на родине и способствовали проведению прогерманской политики. Не случайно уже в 1940 году имперским управлением безопасности для Гитлера был подготовлен доклад с анализом действий немецких разведслужб на территории иностранных государств, в котором прямо указывалось, что "в Финляндии существует влиятельная группа военных лояльно настроенных к Германии и готовых в случае войны проводить ее политику".

17 На начало войны "под ружье" (включая разного рода военизированные организации) в Финляндии было поставлено около 500-600 тыс. человек, в боевом составе ВС насчитывалось 900 орудий, 270 боевых самолетов, 27 боевых кораблей. В ходе войны Финляндии было завезено из Англии, Франции, Швеции, Норвегии и США: самолетов - 350, орудий -500, св. 6 тыс. пулеметов, около 100 тыс. винтовок, 650 тыс. ручных гранат, 2,5 миллиона снарядов, и 160 тыс. патронов.

18 По свидетельству Маннергейма к исходу октября 1939 года на Карельском перешейке была развернута группировка эквивалентная девяти пехотным дивизиям.

19 По существу войсками ЛенВО был нанесен превентивный удар частью сил в расчете не более чем для "демонстрации намерений" и на немедленное возобновление переговоров. В принципе это косвенно подтверждается выводом финского командования о состоянии противостоящей группировки РККА за неделю до начала войны: "наблюдения и полученные агентурные сведения не дают оснований предполагать, что (сов. командованием, - С.А.) сосредоточена наступательная группировка". То, что это была своего рода демонстрация силы, свидетельствует не только переход ЛенВО в наступление без отмобилизования и надлежащей подготовки войск в расчете на благоразумие финских политиков, но и то, что одновременно с переходом в наступление 7А финскому руководству было предложено заключить договор "о дружбе и взаимопомощи на самой широкой основе".

20 Следует напомнить, что в 1939 году И. В. Сталин был весьма ограничен в выборе средств достижения военной безопасности СССР на Северо-западе. И не только по тому, что он не имел "ядерной дубинки", а военная стратегия еще не предполагала проведение "ковровых бомбежек" стратегической (дальней) авиацией гражданских объектов для достижения военно-политических целей войны террором населения с воздуха. Это было еще впереди на территории Германии, Англии, Югославии, СССР и Японии.

21 По свидетельству Маннергейма план операции экспедиционного корпуса на Севере предполагал не только окружение "русских дивизий в районе Петсамо", но и захват железорудных шахт в Швеции.

22 Следует отметить, что в исследованиях иностранных историков Фуллера и Л. Гарта отмечалось, что эти англо-франко-польские, при участии друзей Финляндии в США, Норвегии, Даниии, Бельгии проекты объединяло одно отсутствие единства мнений, стратегической логики, реалистической оценки ситуации и знания ТВД.

23 В связи с этим Кейтель пишет следующее. "С началом военных действий на Востоке фюрер предпринял оперативное урегулирование командной власти на других театрах войны. В Финляндии, Норвегии, на Западе, в Северной Африке и на Балканах он принял ее на себя, т. е. передал ОКВ, чтобы таким образом разгрузить ОКХ. Боевые действия на этих театрах войны, находившихся в компетенции ОКВ, и в 1941 г. велись, собственно, лишь в Финляндии, Северной Африке и на Балканах, а на других царила только война против саботажа и диверсий. Причиной этой меры фюрера служил тот факт, что на данных театрах военных действий (за исключением Атлантического побережья) имели место коалиционные войны, для ведения которых Гитлер из политических соображений взял на себя руководство или взаимодействие с нашими союзниками, чтобы сохранить в собственных руках общение с главами государств и их генеральными штабами.

Из союзных и дружественных нам государств в походе против Советского Союза с первого же момента участвовали Румыния и Финляндия, а после начала войны [на Востоке - Италия, Венгрия и Словакия. В мае 1941 г. с начальником генерального штаба финской армии генерал-лейтенантом Хайнрихсом я, имея намеченный Гитлером маршрут, заключил в Зальцбурге основополагающее соглашение (с финнами, С.А.), которое затем было уточнено Йодлем в оперативном отношении и имело целью допуск на территорию Финляндии армии "Норвегия" под командованием генерал-полковника фон Фалькенхорста. Ни я, ни Йодль даже и не предполагали, что наша миссия явилась лишь подтверждением предварительных переговоров, которые за несколько месяцев до того вел в Цоссене с Хйнрихсом Гальдер. Генерал Хайнрихс проявил полное понимание наших желаний и с готовностью сказал мне, а позже и Йодлю, что соответствуюшим образом доложит все маршалу Маннергейму'. Хайнрихс произвел на меня положительное впечатление, о чем я доложил фюреру. Финляндия не упустит случая исправить результаты зимней войны 1939/40 г. Сразу же было принято ее предложение направить к маршалу Маннергейму (независимо от нашего военного атташе) генерала с широкими полномочиями. Им стал генерал Эрфурт, превосходно зарекомендовавший себя."

В дополнение к свидетельству Кейтеля приведу выдержку из служебной записки начальника партийной канцелярии НСДАП рейхслейтера Мартина Борманна от 16. 7.1941 г. Об отношении к территориальным притязаниям Румынии и Финляндии после победы немцев на Востоке. "Финны хотят Восточную Карелию, но из-за наличия богатых месторождений никеля Кольский полуостров должен отойти к Германии. С большой острожностью следует готовить присоединение Финляндии в качестве федерального государства. На территорию вокруг Ленинграда претендуют финны; фюрер хочет сравнять Ленинград с землей и только потом отдать его финнам".

Вот так без особых изысков со стороны "партайгеноссе" Бормана, все поделили и решили. А Кейтель "не знал о контактах на уровне "правительственных команд".

24 Целью операций финских войск было достижение восточной "стратегической границы" именно в той конфигурации, которая виделась "Карельскому Академическому обществу" еще в 1921 году. Она была вполне ясно обозначена ранее президентом Финляндии Р. Рютти.

25 В своих мемуарах Маннергейм сетует, что оккупационная администрация встретилась с невероятными трудностями, так как вся промышленность и половина жилого фонда были разрушены, а сельскохозяйственное производство обеспечивало норму в 125 грамм хлеба на душу. Маннергейм объясняет это дикостью советской власти и тактикой "выжженной земли", примененной советскими войсками при отступлении, а не финской агрессией и прямым уничтожением материальных средств в ходе войны. Кстати говоря, в последствии ущерб СССР был оценен в 600 миллионов долларов репараций с Финляндии. Правда, по доброте душевной (после нытья и слез маленькой Финляндии о "технической невозможности выплатить такую сумму без потери суверенитета") Россия из гуманных соображений согласилась на 300 миллионов, растянутых по срокам выплаты на 6 вместо определенных ранее 5 лет. Интересно то, что при планомерной эвакуации из Петрозаводска в 1944 году финны пытались вывести даже кирпичи с развалин сожженного города. В то же время Маннергейм гордится открытием за три года оккупации 14 здравпунктов, полутора десятков русскоязычных школ, сельскохозяйственных кружков, восхищается работой группы патронажных сестер по раздаче "витаминных таблеток". Восхищается лечением золотухи в населении, заботами о зубах аборигенов, "испорченных советами за 22 год", и прочими мероприятиями финской военной администрации. В том числе по возрождению промышленности в интересах 90 тысячного местного населения Южной Карелии. Но кирпичи с развалин, используя труд 20 тысяч заключенных шести лагпунктов в Петрозаводске, все же увозили финны. Русские ни одного камня из Хельсинки не вывезли ни в 1918, ни в 1944 году. А что касается репараций, то судя по обилию слез, с Финляндии можно было бы взять и побольше, чем не выплаченные, к стати говоря, 300 миллионов долларов репараций. Эти слезы и мизерные репарации, по существу и создали финское послевоенное чудо, вместе с "особыми отношениями" вплоть до настоящего времени.

26 Не в лучшем положении находилась и Финляндия. По поводу ее готовности к войне Маннергейм пишет следующее. "Полученный в войне опыт ясно показал последствия политики экономии, которой правительство придерживалось много лет. Экономия в мирное время была оплачена теперь кровью. Кадрового состава было недостаточно, и частично эти люди были измотаны многолетней тяжелой службой. Недостатки в обучении так же были весьма ощутимы. ...овладение современной техникой требовало гораздо больше времени, чем умение стрелять и ходить на лыжах. Самым тревожным фактором была наша слабая материальная подготовка. Относительно легкими экономическими жертвами мы могли бы добиться того, что... Москва решила бы не начинать этой войны. Если бы мы позаботились об укреплении восточной границы (Маннергейм представляет построенную и названную его именем оборонительную линию как "систему пулеметных гнезд, окопов и траншей, и совсем не упоминает о сооружениях именуемых ДОТами с артиллерийским вооружением, С.А.), то предпосылки более успешной обороны были повсюду совершенно иные. ...Восхищение вызывает то, что народ Финляндии...казалось бы в безнадежной ситуации оказался способным не только не пасть духом, но и еще больше окреп в своей самоотверженности и величии".

27 Забегая несколько вперед, следует отметить, что в ноябре 1941 года в ответной ноте правительству США по поводу участия Финляндии в агрессии против СССР, финский МИД указывал следующее: "Финляндия стремится (в союзе с Германией - С. А.) обезвредить и занять наступательные позиции противника, лежащие далее границ 1939 года. Было бы настоятельно необходимо... предпринять такие меры уже в 1939 году во время первой фазы войны, если бы только ее (Финляндии, - С. А) силы были для этого достаточны". Примерно то же было изложено в телеграмме посольствам Финляндии в июне 1941 года (за несколько дней до начала агрессии против СССР). Интересно то, что Маннергейм не упоминает об этом. В его мемуарах, изданных после войны, ни слова нет о наступательных замыслах с продвижением за пределы старой границы 1939 года, а оккупация южной Карелии выдается за освобождение финских земель. Однако факт остается фактом - финские оккупационные войска стояли в 200 км от этой границы и ничто кроме наступления Советской Армии не могло заставить финское руководство очистить территорию Советской Карелии от своего вооруженного присутствия.

28 Как известно, у здравомыслящего руководства СССР были и небезосновательные сомнения о целесообразности продолжения войны за пределами территории СССР и оккупации стран сателлитов Германии. Руководством СССР было инициировано создание разного рода более или менее легитимных "народных правительств" на территории оккупированных стран Восточной Европы в интересах безопасности России. Оказывается, что это не изобретение "хитрых и вероломных советских правителей". Теми же способами пытались оправдать вторжение и закрепить свое влияние "белофинны" в "карельской авантюре" 1922 года. Еще ранее нечто подобное проделало правительство кайзеровской Германии на Украине и в Прибалтике. К этому неоднократно прибегали Япония и США, Великобритания и Франция.

29 Насколько была велика эта группировка, предлагаю судить читателю: среднемесячная численность советских войск на Северо-западе составляла около 400 тысяч. Это 8-10% численности действующей армии на советско-германском фронте в 1941-1944 годах гг.(3-5,3 - 6,4 миллиона). Очевидно, что если бы ставка ВГК имела свободными 20-30 стрелковых дивизий, задействованных на Северо-западе, можно было бы в "иной ситуации" переломить ход военных действий на главном Западном направлении уже в начальный период войны.

30 Суть позиции Финляндии выражена в ноте финского правительства в адрес внешнеполитического ведомства США 11 ноября 1941 года. В ней говорилось следующее: "Финляндия стремится обезвредить и занять наступательные позиции противника, в том числе лежащие далее границ 1939 года. Было бы настоятельно необходимо для Финляндии и в интересах действенности ее обороны предпринять такие меры уже в 1939 году во время первой фазы войны, если бы только ее силы были для этого достаточны"'. Может быть, финское руководство вообще не ставило вопроса о выходе своих войск за пределы границы 1939 года и переносе ее в глубь советской территории? Потребовалось обратиться к архивным документам министерства иностранных дел Финляндии. Они-то и подтвердили истину. Именно 11 ноября 1941 года в телеграмме, направленной МИД Финляндии своим зарубежным посольствам, было дано следующее разъяснение: "Мы сражаемся не иначе как для обеспечения своей защиты, стремясь обеспечить себя от захвата противником наступательных позиций за пределами старой границы. Для Финляндии это было бы важно сделать еще во время "зимней войны", если бы силы имелись достаточные. Едва ли в этом случае были бы сомнения в правомерности наших операций".

Президент Р. Рюти тогда уже определял будущую восточную границу Финляндии. Она виделась ему проходящей по Неве, южному берегу Ладожского озера, Свири, Онежскому озеру и далее к Белому морю и Ледовитому океану (с включением Кольского полуострова). В финской ставке намечавшаяся граница была названа "стратегической". В этой связи естествен следующий вопрос: почему же осенью 1939 года на советско-финляндских переговорах в Москве, при постановке вопроса о том, чтобы в интересах обеспечения безопасности Ленинграда несколько удалить от него границу на Карельском перешейке (с соответствующей территориальной компенсацией). Но как мы понимаем, это не нашло понимания с финской стороны? Ведь для СССР разрешение данной проблемы также диктовалось стратегическими соображениями, касавшимися укрепления своей обороны на северо-западе страны. (Цитируется по статье Н. Барышникова Всего одна нота..., журнал "Родина", 1995.12)

31 Несомненно, порочность своей политики поняли ведущие деятели послевоенной Финляндии. Не случайно ни одного упоминания о содержании ноты финского МИД департаменту США со стороны финских историков и мемуаристов по сию пору нет. В "Мемуарах" Маннергейма отсутствует его провокационный "прощальный капитуляционный приказ". Навряд-ли возврат к политике конфронтации с Россией будет выгодным для Финляндии и любого другого государства - соседа РФ.

32 За три месяца зимней войны самими финнами было отмечено всего восемь "массированных налетов" советской авиации на Хельсинки, в результате которых погибло около 100 (!), человек включая военных. "Самой разрушительной атакой" за войну был налет восьми (!) ДБ-3 Балтфлота 30 ноября. По финским данным "было сброшено около 600 бомб, то ли на порт, то ли на центр города" и, якобы, от этого "пострадал густонаселенный район Хельсинки". Подобного рода неопределенность "масштабов и последствий" присутствует в зафиксированных финнами "массированных налетах" на 20 городов Финляндии. Всего по невразумительным финским данным советскими ВВС за время "зимней войны" было совершено около 84 тысяч "операций", сброшено 23 тысячи тонн бомб. В результате бомбардировок было убито 956 человек и около 1800 ранено. Разрушено около 250 каменных и 1800 деревянных зданий. (Вспомним о том, что практически дотла был сожжен Петрозаводск и в Ленинграде погибло только мирных жителей более 630 тысяч человек)

33 Стоит напомнить, что за 79 дней бомбежек СРЮ ОВВС НАТО нанесли 22 тысячи ударов, в каждом принимало участие от 2 до 10 самолетов. Интенсивность боевых действий характеризовалась 30-300 самолето\вылетов в сутки, в операции участвовала группировка в 1200 самолетов. Потери НАТО были незначительными, экономический ущерб нанесенный Сербии исчисляется миллиардами долларов, а "политический эффект, как известно, максимальными результатами" - режим Милошевича был свергнут. И не последнюю роль в этом сыграли террористические бомбардировки, которые существенно повлияли на сознание сербов.

34 Думаю, не приходится особенно сомневаться в том, что упомянутая Директива НКО No2 носила действительно больше политический, чем оперативный характер. Именно этим объясняется появление в ней подписи Маленкова.

35 Далее мы более подробно остановимся на истории "челночных операций" ВВС США, с использованием в том числе и территории СССР, в контексте изложенного в письме Черчиля, не трудно найти им аналогию в действиях Люфтфаффе с территории Финляндии уже в начале войны против СССР. Но удар советских ВВС по финским аэродромам и войскам немцев 26 июня 1941 года в Финляндии и сегодня толкуется как провокация и причина вступления Финляндии в войну на стороне Германии.

36 Уже 1944 г. в ходе русского наступления на финском фронте Черчиль так характеризовал ситуацию и будущее Финляндии. "Одинокая Финляндия, эта достойная восхищения, гордо сражающаяся страна, стоящая на пороге смертельной опасности, показывает, на что способны свободные люди. То, что Финляндия сделала для человечества, неоценимо. Мы не знаем, какая судьба выпадет на долю Финляндии, но, будучи свидетелями скорбной драмы, остальная часть цивилизованного мира не может равнодушно относиться к тому, что этот мужественный народ Севера будет разбит превосходящими силами и ввергнут в рабство, что хуже смерти. Если тот свет свободы, который так ясно пока еще сверкает на Севере, погаснет, это будет возвращением к временам, во мрак которых канут результаты двухтысячелетнего развития человечества, не оставив ни малейшего следа". Как видим, "кто про что, а буржуазный русофоб про черта".

37 Ч то касается бомбардировок, то это отдельная история, в том числе применения самых крупных авиабомб ФАБ-5000, "пятитоннок". Всего в течение войны такие бомбы применялись 13 раз, в однажды бомба была сброшена в исследовательских целях для определения эффекта. Для определения силы взрыва бомбы ее решили сбросить на полигоне. После вспышки взрывная волна в считанные секунды очистила от деревьев несколько гектаров леса, в момент взрыва все ощутили, как содрогнулась земля. Воронка диаметром около ста метров производила впечатление, и выполнение следующего сброса ФАБ-5000 запланировали на объект противника. Первое боевое применение "пятитонки" датируется 29 апреля 1943 года - самолет No 42029 (Пе-8 М-30Б), пилотирумый командиром корабля Перегудовым, штурманом Томкевичем, взял курс на Кенигсберг.

Уже в 1944 году 45 авиадивизия АДД в ночь на 7 февраля 1944 года с целью выведения Финляндии из войны и облегчения деблокады Ленинграда, подвергла Хельсинки бомбардировке. Два самолета 45 авиадивизии (командиры кораблей Ищенко, 25 Гвардейский авиаполк и Шамрай, 890 авиаполк) произвели сброс ФАВ-5000 на расположенные в Хельсинки военные объекты. Одна бомба разорвалась в районе кабельного завода, другая - в районе железнодорожных мастерских. К 28 февраля четыре корабля дивизии подготовили для повторного бомбометания "пятитонок" по целям в Финляндии, но вылет приказом командующего АДД Голованова по указанию ВГК был отменен - ожидавшийся эффект был достигнут предшествующими бомбардировками (7, 17 и 26 февраля). Увы двух "пятитоннок" оказалось мало чтобы убедить финское правительство в бессмысленности продолжения войны.

Справедливости ради следует отметить, что "пятитоннки" применялись и по территории СССР, временно оккупированной Германией. Так в конце мая 1943 года разведкой была установлена концентрация немецких войск в Могилеве. 45 авиадивизия получила приказ всеми исправными кораблями нанести удар по войскам противника. Первый вылет на это задание дивизия выполнила в ночь на 22 мая. А 27 мая 1943 г. среди прочих поднялись в воздух корабли с "пятитонками" в бомболюках, пилотируемые летчиками 746 полка Ищенко и Зеленским. В эту ночь бомбовый удар дивизии по Могилеву превысил 74 тонны. В ночь на 4 июня 1943 года ФАБ-5000 была сброшена экипажем 890 полка (командир корабля Шамрай) на железнодорожный узел Орел. В июле 1943 года было произведно 4 сброса ФАБ-5000. В ночь на 12 июля, перед началом наступления советских войск на Курской дуге, две "пятитонки" (с самолетов, пилотируемых Шатровым и Каминским) были сброшены на укрепрайоны противника на Западном фронте: одна - на поселок Прогресс, другая - на высоту 254,9 (1,5 км с.-в. д. Лески). Результаты, видимо, оказались неплохими, однако в дальнейшем подобные (т. е. тактического назначения) сбросы не проводились из-за слишком большой площади поражения, в которую мог ли попасть и свои войска. (очевидно, что применение ФАБ-5000 носило скорее психологический эффект) В ночь на 19 июля 1943 г. два бомбардировщика 746 полка взяли курс на Орел. Экипаж Додонова произвел сброс ФАБ-5000 на железнодорожный узел, экипаж Шатрова - на тот район города, где была замечена концентрация немецких войск. Орловский узел был полностью выведен из строя. Железнодорожные составы к фронту после бомбардировки могли идти только по тоненькой обходной ветке, проложенной восстановительной бригадой. Эта ветка, конечно, уже не обладала пропускной способностью крупного железнодорожного узла. Снабжение немецких войск было нарушено, что, несомненно, способствовало освобождению Орла 5 августа 1943 г. Высокая мощность взрывчатого вещества, созданного для ФАБ-5000, подвигла конструкторов вооружения на снаряжение им уже существовавших типов бомб: ФАБ-500, -1000, -2000; это повысило их мощность по сравнению с предшественницами, а соответственно - и силу бомбовых ударов, наносимых частями АДД (Журнал "Авиация и время", No2, 1996 г., Украина).

38 Для Германии Северо-западный ТВД (по нашей классификации) действительно выполнял роль своеобразного громоотвода на Европейском театре войны, так же как в интересах Германии Квантунская армия играла роль громадного силового магнита для удержания стратегической по составу группировки РККА. в 9 тысячах километров от главного для СССР театра войны практически в течение всей войны. 40 полнокровных дивизий (задействованных на Северо-западе и на Дальнем Востоке) отсутствии там, где в кровопролитной борьбе, в решалась судьба страны. Нечто подобное можно отметить и сегодня. Для НАТО не безразлично отношение к блоку Финляндии, а ее вступление в альянс существенным образом изменит ситуацию на северном фланге Европейского театра войны не в пользу Росси. Финская карта - один из козырных козырей в политической колоде США, Германии и Великобритании в игре против России.

39 "Финская армия неоднократно могла взять Ленинград. Проще всего ей это было сделать в сентябре 1941 года. Пытаясь остановить наступление противника на Пулковских высотах, Г. Жуков снял с северного направления практически все. Первоклассные финские дивизии имели значительное превосходство в силах, остановились перед таким незначительным препятствием, как река Сестра, причем наступление останавливается наскоро сформированными рабочими батальонами, вооруженными винтовками. Далее, в ноябре финны отказались от замыкания второго кольца блокады путем наступления через Свирь. Более того, сославшись на сложности с транспортом и снабжением, а так же нежелание создавать трудности Ленинграду (это по донесениям представителя ОКХ при ставке Маннергейма, - С.А) они (финны) не пропустили на этот участок фронта немецкие части, выделенные для содействия финской армии. В ходе блокады фронт на Карельском перешейке был самым спокойным участком всего Восточного фронта. Это даже породило анекдот: во всей Европе остались две невоюющие армии - королевская шведская и 23 советская. По воспоминаниям солдат (как представляет Манштейн, "советских", С.А), финская сторона снабжала их продовольствием. С другой стороны, условия перемирия, предъявленные в 1944 году разбитой вдребезги Финляндии, были очень умеренные. Страна сохраняла независимость, территориальную целостность и общественный строй. Никто из руководящих деятелей Финляндии не был репрессирован. В послевоенной советской литературе к ним относились подчеркнуто уважительно". С. Переслегин, комментарий к "Утерянным победам" Манштейна.

40Зная менталитет северных народов и условия ТВД, следует отметить, что не страх перед финскими партизанами и не угроза "тотальной обороны финских хуторов" остановили советские дивизии в 1944 году на границе с Финляндией.

41 Кому-то покажется преувеличением описание жизни, быта и боевой подготовки войск в изложении автора. Но это не преувеличение: предлагаю выдержку из воспоминаний главкома РВСН, бывшего командира 77 мотострелковой дивизии ЛенВО генерала армии Ю. Максимова:

"Два года прокомандовал я дивизией в Архангельске и считаю их наиболее значительными в своей командирской деятельности. К подготовке войск тогда относились серьезно, и все время было заполнено проведением различных учений, боевых стрельб, многочисленных корпусных и окружных проверок боевой готовности и боевой подготовки войск, которым подвергались части дивизии. Ротные, батальонные и полковые учения, в том числе и с боевой стрельбой, проводились в районе дислокации в своем учебном центре, с отработкой всей тематики как в летнем, так и в зимнем периоде обучения.

Особенно сложными были учения зимой, когда наряду с другими вопросами практически отрабатывались действия на выживание и решение задач в суровых условиях снежной зимы и сильных морозов. Обеспечить боеготовое состояние бронетанковой и автомобильной техники, исключить размораживание двигателей машин на учении, вождении и боевых стрельбах было не таким уж простым делом. Трудно приходилось танкистам при низкой температуре, когда пальцы рук буквально прилипают к броне, а лица командира и механика-водителя, находящихся в люке танка без подшлемника, при движении моментально могут быть обморожены. Дивизионные учения по теме "Марш и встречный бой" проводились зимой 1966 года как двухсторонние совместно с Вологодской дивизией (командир Д. Крутских) на маршруте Архангельск - Вологда.

На завершающем этапе учения погода резко ухудшилась, начались метель и заносы, потребовалось принятие немедленных мер для исключения обморожения личного состава и размораживания двигателей машин. Пришлось давать отбой и размещать людей по домам близлежащих деревень и хуторов, воспользовавшись радушием и гостеприимством замечательных северян. К счастью, все обошлось благополучно". ("Пришлось давать отбой...", но на войне отбой не дашь и, финнов не попросишь: "подождите, мы погреемся у костров (деревень и хуторов просто не было), потом будем воевать...". Не чушь ли, в связи с этим, вопросы Б. Соколова? - С. А.)

42 Любопытным представляется то, как меняется терминология политиков во времени от презрительного "рюсся", до "великого соседа - русского народа", от "братства по оружию с великой Германией и священного долга перед западом" до необходимости налаживания добрососедских отношений с "Советской Россией". Не с "советами", а именно с "Советской Россией".

43 Далее численность приводится округленно по уточненному второму изданию книги "Гриф секретности снят: потери Вооруженных сил СССР в войнах, и военных конфликтах. Статистическое исследование" (в 2001 году она издана под названием "Россиия и СССР в войнах ХХ века") Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андронников и др., Москва, Воениздат, 1993 г.

44 О неконвенционных действиях на Северо-западе. Наиболее известна операция 1-й партизанской бригады Карельского фронта численностью около 800 человек. Рейд партизанский бригады проводился летом 1942 года, примерно в том же районе, что и "карельская авантюра" Финляндии в 20-е годы. Бригаде были поставлены весьма масштабные задачи, в том числе, разгром штабов двух АК и ряд последовательных акций на коммуникациях в оперативной глубине обороны финнов. Ее действия оказались неудачными, по сути дела ни одна из задач не была выполнена. Практически в начале операции бригада была расчленена, а в дальнейшем без поддержки была уничтожена по частям незначительными силами финнов. В расположение наших войск после месяца блуждания по лесам и топям вышло около двух сотен до предела истощенных людей. Всего погибло и пропало без вести более 600 человек. Характерно, что всего в партизанских действиях принимало участие более 5 тысяч человек, из них погибло 975 человек.

Ход и результаты операции в отсутствии местных ресурсов и обеспечения с воздуха, показали полную бесперспективность действий "больших соединений на диком ТВД". Кроме того, достойных целей для масштабных рейдовых действий при незначительной маневренности также не было.

Наученное опытом командование Карельского фронта в последующем отказалось от проведения подобных акций и по существу ограничилось мелкими диверсионными операциями в тактической глубине силами специально подготовленных небольших групп из состава пграничников и войск "завесы" НКВД.

Следует отметить, что основной особенностью боевых действий "зимней войны" и войны 1941-1944 гг. было ведение фронтальных операций на отдельных направлениях, небольшой оперативной емкости, разобщенных сотнями километров.

Вместе с тем финны успешно применяли тактику ДРГ и действовали одинаково успешно как с фронта для сдерживания наступающих войск, так и с тыла по колоннам и резервам, не отрываясь от главных сил и баз снабжения более чем на 20-30 км.

В целом, боевые действия характеризовались сравнительно невысокими темпами планомерного отхода и фронтального наступления при глубине продвижения войск от 50 км и менее (в Заполярье), до 200 километров в Карелии за операцию в целом. Весьма примечательно то, что боевые действия авиации фронтов, 7-й и 13-й ВА отличались активностью на флангах против немецких наземных войск и флота. Можно констатировать, что применение авиации, флота и "неконвенционных, диверсионно-партизанских действий" против финских войск, а также по коммуникациям и объектам на территории Финляндии было более чем ограниченным.

45 Более 1,8 миллиона вернулось из плена, а 900 тысяч бывших пленных после освобождения было поставлено в сторой непосредственно после освобождения и после проверки фронтовыми органами "смерш". Это к теме о поголовных репрессиях против тех кто побывал в плену. В советских лагерях сидели только те кто был замечен в пособничестве лагерной администрации и в жестоком обращении к своим собратьям по несчастью.

46 Кстати говоря, "известный историк" Б. Соколов по всей видимости имел в виду общие потери РККА (29.592749 человек), когда 23 июля в фильме С. Сорокиной, приуроченном к началу войны, заявил о тридцати миллионах убитых солдат и офицеров. "Историкам" можно только посоветовать научиться отличать общие, безвозвратные и санитарные потери, как категории принятые в расчетах и методиках. Тогда не будет "водевилей" и журналистских фантазий в духе немецких коммюнике о победах.

47 И в том и другом случае о 600-800 тысячах пленных солдат и офицеров говорить трудно. Но журналист "Труда" Ю.Гейко с упорством маньяка будет твердить - "не верю" и повторять ставшие уже привычными измышления на страницах "Труда", и "доктор филологических наук" Б. Соколов в передачах на НТВ. Увы, к огорчению "историков" и профессиональных фальсификаторов, данные ГШ ВС не совпадают с данными гитлеровских оккупантов, которые сегодня "плетут лапти" о своих подвигах, не имея, кстати говоря, данных о миллионе своих солдат, неизвестно где прикопанных при поспешном отступлении на территории СССР.

48 Это ведь сегодня историки в своем большинстве пишут, что 22 июня 1941 г. на СССР напала Германия. Это ложь, поскольку в этот день на СССР напала вся остальная Европа за исключением воюющей с Германией Британии, да разве что еще сербов и греков. На СССР шли испанские дивизии и французские легионы, армии Италии, Румынии, Венгрии и Финляндии, скомплектованный в национальные соединения или соединения SS сброд всех национальностей. Оцените этот сброд по таблице национального состава пленных, взятых Красной Армией в войне с Гитлером и с японцами.

Да, конечно, собственно в войсках, напавших на СССР, было больше немцев, но зато на заводах, ковавших оружие для Гитлера, больше было остальных европейцев. К примеру, евреи, которых, кстати, и в гитлеровских войсках оказалось в четыре раза больше, чем официально воевавших с СССР финнов, производили на промышленных предприятиях Освенцима синтетический бензин и каучук для гитлеровских войск. Всего на немцев к началу войны с СССР работало 250 млн. человек.

Национальный состав военнопленных в СССР

в период с 22.06.1941 г. по 2.09.1945 г

Национальность военнопленных

Общее количество человек

Немцы

2389560

Японцы

639635

Венгры

513767

Румыны

187370

Австрийцы

156682

Чехословаки

69977

Поляки

60280

Итальянцы

48957

Французы

23136

Югославы

21822

Молдаване

14129

Китайцы

12928

Евреи

10173

Корейцы

7785

Голландцы

4729

Монголы

3608

Финны

2377

Бельгийцы

2010

Люксембуржцы

1652

Датчане

457

Испанцы

452

Цыгане

383

Норвежцы

101

Шведы

72

И, к слову о финнах и евреях, оцените такой факт ("Новый Петербург", N 11(2001), с.5): "Оказалось, что в осаждавшей Ленинград финской армии служило не менее трехсот не то что евреев, а верующих иудеев! Всем им, согласно демократическим законам Финляндии, была предоставлена возможность соблюдать свои религиозные обряды, для чего неподалеку от линии фронта, на реке Свирь, в разборном финском домике оборудовали походную синагогу.

Обрезанные финские парни сражались за грядущее торжество Третьего Рейха и Великую Финляндию до Архангельска не хуже, чем самые отборные эсэсовцы. Двое из них - майор Лео Скурник и унтер-офицер Соломон Класс были даже представлены немецким командованием к высшей немецкой награде - Железному Кресту I класса! Думается, и среди прочих военнослужащих-евреев Германии и ее союзников можно будет обнаружить еще немало столь же отличившихся".

49 Так, по сведениям, собранным тем же Б. Ц. Урланисом, в ходе югославского Сопротивления погибли около 300 тысяч человек (из примерно 16 миллионов населения страны), албанского - почти 29 тысяч (из всего лишь 1 миллиона населения), а польского - 33 тысячи (из 35 миллионов)", Таким образом, доля населения, погибшего в реальной борьбе с германской властью в Польше, в 20 раз меньше, чем в Югославии, и почти в 30 раз меньше, чем в Албании!..

По поводу участия американцев в освобождении Европы У. Черчиль пошутил следующим образом, "при освобождении Сицилии американцы имели потери в виде одного укушенного ослом, а прославились тем, что на своих танках малевали рекламу жвачки". Впроочем и сами "бобби" не особенно утруждали себя войной на континенте. Количество погибших британских военнослужащих: в 1939-1945-м - 264 тысячи. Тем не менее, западная пропаганда до сих пор пытается "приравнять" Сталинградскую битву и стычку у Эль-Аламейна, что, повторю, воистину смешно. Но поскольку других хоть сколько-нибудь заметных "побед" у Великобритании не имелось, без мифа об Эл-Аламейне пришлось бы признать, что она до 1944 года не воевала вообще... Дело обстояло именно так; английский историк войны Тейлор свидетельствовал: "В Англии до 1942 г. вероятность того, что солдат в армии получит телеграмму о гибели жены от бомбы, превышала вероятность того, что жена получит телеграмму о гибели мужа в бою", а "общее число убитых англичан во время воздушных налетов составило 60 тыс. за всю Вторую мировую войну...". То есть до Эль-Аламейна Англия действительно не воевала...

Об участии американцев в войне говорят следующие данные военнослужащих США; в 1917-1918-м - 37 тысяч, а в 1943 - 1945-м - 405 тысяч, то есть почти в одиннадцать раз больше, - несмотря даже на особенные, "американские" способы ведения войны. Это при том, что часть была покусана сицилийскими ослами.

50 Потери польских соединений и частей воевавших в составе фронтов РККА (за 1943-1945 гг.) на территории Польши составили 69 тыс. человек, в том числе убитыми всего 24 тыс. человек. Интересно то, что в процентном отношении доля убитых от списочного состава войск составляла в ВП в 2-3 раза меньше чем в войсках РККА. При этом следует учесть, что более 60% личного состава ВП (около 200 тысяч) были прикомандированные военнослужащие ВС СССР. От этих польских союзников было больше вреда, чем пользы. Известны их подвиги еще в рязанских лагерях при формировании, когда в 1943 году дивизию им. Тадеуша Костюшко едва смогли выпехнуть на фронт после месяца уговоров. Вот так, "спесивое панство" воевало за освобождение своей "любимой и многострадальной Родины". То же самое можно сказать относительно чехов, румын, болгар и монголов. Последние потеряли убитыми 72 человека, 0,5% списочной численности войск МНР за всю войну.

51 В годы оккупации немцами, итальянцами, венграми, румынами, финнами, испанцами, хорватами и прочими цивилизованными мародерами было прямо разграблено материальных ценностей на сумму 679,0 млрд. рублей в ценах военных лет. Для сравнения: материальные потери США за время войны составили чуть больше 2,5 миллиардов долларов, при этом каждый доллар военных расходов возвращался в Соединенные Штаты 25 центами прибыли. Кстати говоря, население Англии за время войны увеличилось на 3%. В РФ только за два первых года мирных "реформ" население уменьшилось на 2% и ежегодно уменьшается на 0,8 -1 млн. человек.

52 "Непосредственно после нападения на Советский Союз отчасти спонтанно, отчасти под влиянием немецкой пропаганды возникло "Движение европейских добровольцев" с целью ведения "Крестового похода Европы против большевизма". В военном отношении роль добровольческих союзов была невелика, но их пропагандистская значимость была довольно весомой. Особым успехом в Германии пользовалась испанская "Голубая дивизия", которую, правда, слишком поспешно посчитали первым шагом к вступлению Испании в войну. Важную роль, напротив, играли "германские" добровольцы для пополнения резервов боевых эсэсовских войск. Но лишь незначительное число лиц мужского пола в Бельгии, Нидерландах, Дании, Норвегии и Финляндии (о них уже сказано выше) записались добровольцами. И все же до конца войны в вермахте насчитывалось почти 500 000 иностранцев, главным образом, "фольксдойче" и жителей оккупированных стран Восточной, Центральной и Юго-восточной Европы. Все они служили в боевых подразделениях СС. Однако формирование этих частей происходило преимущественно из военнообязанных, а не из добровольцев." Комментарии к книге Курт Бланк-Маркарт, "Война Германии против Советского Союза 1941-1945, документальная экспозиция, Берлин, издание второе, русский вариант,1994 г.

53 Следует отметить, что по материалам "Справочной службы Германии" общее число захороненных на территории СССР и стран Восточной Европы военнослужащих составляет 3.226 тысяч. В том числе установлены имена только 2.395 тыс. захороненных солдат и офицеров. Таким образом, места захоронения примерно миллиона только немецких солдат и офицеров неизвестны. Как это не странно звучит, для Германии, как и для России по этому показателю война тоже не окончена. "Неизвестных солдат" с ее стороны хватает для работы на многие годы. Это не удивляет, так как в ходе отступления под ударами РККА в немецких частях тоже никто не думал собирать трупы и тем более хоронить их. В лучшем случае "прикапывали" и ставили березовый кол с надписью по-немецки.

54 По примеру известного теоретика русского национализма А. Севастьянова диалектически развитие ситуации можно было бы прогнозировать в оптимистическом или пессимистическом вариантах. Альтернативой полному уничтожению народа в течение жизни двух-трех поколений на пути к западным ценностям или попытке конкурировать со всем миром могут быть только меры "экстренного и даже непопулярного характера", сосредоточение исключительно на собственных, российских (русских) проблемах. Суть дела состоит все же в противоестественном выборе "исторического небытия" при движении по пути псевдо реформ или "развития России собственным путем", и непременно при сосредоточении на собственных проблемах русского народа.

55 Не успели похоронить оставшихся участников Второй мировой войны, уничтожить прежние книги о войне, выхолостить память о ней, новые правители всё поставили с ног на голову. Над Московским Кремлем (и торговыми палатками) поднят флаг гитлеровского холуя и предателя Родины Власова, россиянские военные и прочие "силовики" облачились в форму с эмблемами, каких не знала русская армия, орла-урода на головных уборах не носили даже генералы, адмиралы и генералиссимусы Империи. Новые историки вообще обнаглели: инициатором развязывания войны объявляется СССР; победителем фашистской Германии выводятся не менее фашистские США; вооруженными силами СССР командовал не И.В. Сталин, а его порученец Г.К. Жуков, хвастун, хапуга и бабник; все, что делалось советским руководством до войны, в войну и после объявлено глупым и бесчеловечным и т.д. и т.п. Где тут вспомнить о "чести, достоинстве и товариществе, тем более ожидать богатые плоды..."

Но вот как высказываются о роли СССР в разгроме объединенной фашистской Европы видные деятели военного времени, которых за язык никто не тянул и которых не заподозришь в симпатиях к коммунизму, Сталину, СССР.

"...Все наши военные операции, вместе взятые, проводятся в весьма незначительных масштабах по сравнению... с гигантскими усилиями России..." И там же: "...Сопротивление русских сломало хребет германских армий..." (Из доклада премьер-министра Великобритании У. Черчилля 20.01.1943 г. военному кабинету. Churchill W. Op cit., V. 4, р. 613, р. 352).

Оценивая действия на советско-германском фронте, министр США Инес писал в 1944 г.: "...Величайший дар, который русские преподнесли Объединенным Нациям, - это время, без которого Англия не смогла бы даже залечить раны, полученные в Дюнкере, а Соединенные Штаты не смогли бы развернуть военное производство и создать армии и флоты..." ("Красный флот", 27.06.1944 г.).

Генерал Шарль де Голль, 02.12.1944 г.: "...Французы знают, что сделала для них Советская Россия, и знают, что именно Советская Россия сыграла главную роль в их освобождении..." ("Советско-французские отношения во время ВОВ 1941-1945 гг.", М., Госполитиздат, 1952, стр. 340).

Стеттениус, крупный политический деятель США, 1949 г.: "Американскому народу не следует забывать, что он был недалек от катастрофы. Если бы Советский Союз не смог удержать свой фронт, немцы получили бы возможность захвата Великобритании. Они смогли бы также захватить Африку и в этом случае им удалось бы создать свой плацдарм в Латинской Америке..." (Л.М. Еремеев, "Глазами друзей и врагов", "Наука", 1966, стр. 150).

Японский военный историк Т. Хаттори, оценивая Сталинградскую битву: "...С этого момента инициатива на советско-германском фронте полностью ушла от немецких войск. Именно это в корне перевернуло планы трех стран..." (Германии, Японии, Италии. - Г.Б.) (Т. Хаттори, "Япония в войне 1941-1945 гг.", М., Воениздат, 1973, стр. 293, 294).

56 от латинского - lapidarius (каменный) - краткий, сжатый. выразительный, например слог, стиль, первоначально свойственный надписям на древнеримских каменных памятниках. Очевидно, что Фриснер имел в виду не только особенный стиль поведения, действий немецких офицеров, но и краткость изложения приказов, донесений, что свидетельствовало о деловитости и высоком профессионализме. Нет сомнения в том, что приведенные Ю. Мухиным документы в основном свидетельствуют об обратном.

57 Болтовня и пустословие - одна из главных причин неудачи 1991 и 1993 гг., вместо "лапидарной деловитости в ГКЧП и ВС РСФСР присутствовали растерянность, нерешительность и словесный понос. Это видимо тоже проявление нашего национального характера, - идеализация всех и вся.

58 Действительно, уничтожить подлинник и даже копии приказа можно. Скрыть такой приказ весьма трудно, вымарать или уничтожить ссылки на него в документах десятка округов и тридцати армий невозможно. Приведенные Мухиным в качестве, скажем прямо, косвенных доказательств существования ПРИКАЗА документы ПриОВО служить доказательством этого не могут, поскольку даже косвенного его упоминания и признаков существования на то время нет.

59 Этот вывод можно подкрепить исследованиями, проведенными американскими военными психологами. В течение 1942-1945 гг. они вели систематические наблюдение за поведением личного состава 400 рот из состава американских войск. Оказалось, что из бойцов, которые в каждый данный момент боевых действий должны были применять оружие и выполнять задачи в интересах взвода и роты, всего лишь 15% вели огонь по неприятелю. В этом одна из причин бегства американцев в Арденах под ударами немецких "желудочников" при наличии численного превосходства англо-американских войск. От разгрома в Арденах их спасло только наступление РККА на советско-германском фронте, проведенное по просьбе союзного командования без достаточной подготовки. И разумеется с излишними по этой причине потерями.

60 Не трудно предположить, что к окончанию школы за партами будут сидеть испорченные двадцатилетние недоросли, половина из них уже обремененной детьми, и конечно никто не будет иметь желания служить отечества. Картина достойная современной Америки, где великовозрастные школьники, что ни день стреляют своих товарищей пачками.

61 За 15 лет, средний срок службы военнообязанного в запасе 1 разряда, при ежегодном восполнении - 300 тысяч можно поддержать ресурс на уровне 4,5 миллиона. При этом не более 1,5 миллионов будет качественный ресурс, который собственно и определяет возможности комплектования ВСМ военного времени. Но достаточно ли 1,5 миллионов "обученных" и 3 миллионов "условно обученных", давно забывших все чему их учили в войсках? Какова вероятность того, что каждый на кого сегодня рассчитывают военнкоматы попадет по мобилизации в войска? Ответа на эти вопросы ученые соседи и не дают.

62 Кадровые лейтенанты от ужасов мирной жизни уже давно разбежались. При ежегодном выпуске из "военных институтов" (словосочетание какое придумано!) около 23 тысяч найдено решение - заполнить вакансии в войсках бывшими студентами - двухгодичниками. Что это значит, конечно не понимает доживший до маразма военный исследователь и ни дня не служивший в ВС законодатель Егор Гайдар.

63 Летом 2001 года специальная комиссия правительства и парламента Республики Карелия решала, что можно представить в "карельский павильон" отстроенный на ВВЦ в Москве для достойного представительства во всероссийском масштабе. Долго судачили и пришли к выводу, в качестве лучших продуктов местной промышленности отобрать: "Рябину на коньяке", "Клюковку", торт "Ожидание" и лахденпохскую фанеру. Народ шутит: "Жаль теперь не производим гвоздей, а то бы сколотили самолет и улетели к ...". А в самом деле, каков будет павильон из фанеры с "Клюковкой" и "Ожиданием"?

64 После отставки убыл на новое "место кормления". В народе говорят: "советует в органах Союза "Россия - Белоруссия". Творят политику в одном строю с П. Бородиным. "Такой не пропадет, гусь еще тот. Принимал Ельцина в Шуйской Чяупе, цеплял ему форель на президентский крючок. Клялся, что он за реформы, но в тихаря от кремлевских боссов показывал, что "не чужд красным идеалам и радеет за карельский народ". Как в народе говорят: "при этом порадел за "Витавит" (фирму медицинских шарлатанов "рога - копыта", где не последнюю роль играла его жена) и "построил фазенду под елками" в сопредельном капгосударстве: там, где "цивилизованно относятся к частной собственности и минимум риска поиметь национализацию".

65 Интересно то, что почему-то финны женятся на русских. Финляндия страна маленькая. Все население - 5 миллионов жителей. 2,5 тысячи финнов женаты на иностранках. Более двух третей из них - браки с русскими.

Но это данные официальные. На самом же деле финско-русских супружеских пар - зарегистрированных и гражданских союзов - гораздо больше. И число их с каждым годом растет. За что же финны (и не только они) так любят русских женщин? Послушаем, что говорят сами финны: мы беседовали под диктофон.

Матти П., 59 лет, из Коувола. Первый брак продолжительностью 25 лет "финский". Жена умерла около двух лет назад. Дети - сын и дочь - уже взрослые. Живут отдельно. На русской женщине из Таллина моложе его на шесть лет (у нее тоже взрослые дети и тоже второй брак) женат около года. Счастлив безумно! Почему? - Надя не пьет, не курит, прекрасно готовит, дома теперь всегда порядок. Чисто, уютно. Что еще надо? - объясняет Матти. Наш молодожен знает, что говорит: есть с чем сравнивать. Долгие годы понятия "дом" для него просто не существовало. Вместо супа покойная жена наливала ему тарелку koskelkorva (популярная финская водка). А закусить предлагала психотропными таблетками последние десять лет они у Нейи водились в избытке. А может, этот случай единичный, спросите вы.

Тогда познакомимся с моим вторым собеседником. Помните реконструкцию московского "Метрополя" в конце 80-х? 23-летний Петри оказался в те годы в бригаде финских строителей. Тогда-то в столичном ресторане "Арбат", что на Калининском, он и познакомился со Светой. "Девушка", между прочим, была старше его, на восемь лет и растила сына от первого брака. Петри же был тогда холостяком. Вместе вот уже 13 лет. И не просто сосуществуют - любят друг друга, как в первые дни знакомства. Растет очаровательная школьница-дочка с ямочками на щелях. Петри очень дружен со Светиным старшим сыном. Тот уже взрослый. Отслужив в финской армии, живет отдель от родителей, самостоятельной жизнью. И очень сильно говорит по-русски - с сильным финским акцентом. Вырос-то мальчик в Финляндии!

- Русские женщины красивые и очень душевны, - говорит мой третий знакомый, 55-летний Ханну З. Ярвенпаа. Вот уже восемь лет он женат на русской женщине экзотическим именем Гуля. Она моложе своего муж 12 лет. Первый брак у Ханну, как и у моего первогс беседника, "финский". Дети тоже взрослые и живу~ дельно. Кстати, очень это хорошая система в Финдии: смолоду жить отдельно от родителей. - Что значит "душевные", Ханну? - спраищваю?

- Ну как это объяснить? - задумывается он, - с русскими женщинами интересно: можно поговорить и посоветоваться. Они принимают участие в жизни мужа, в его проблемах, переживаниях. Они - друзья мужчин.

- А финки, что же, враги?

- Нет, конечно. Но слишком уж независимые, самостоятельные. Привыкли жить без проблем: все под рукой. Избаловались! И очень равнодушные: кроме собственной персоны и денег, их ничего не интересует

- Но Ханну, будем объективны: деньги, наверное, интересуют всех - и "наших", и "ваших".

- Согласен. И все же у русских денежный момент несамый главный. Вообще шкала ценностей совсем другая - человеческая какая-то. Сердечная! И мне это: симпатично.

Мария Темчина, Хельсинки - Москва

66 В августе 1991 года сразу после несостоявшегося "путча", ко мне домой зашел старый приятель, он был в Москве у родственников. За разговорами, мы с ним знакомы с первого класса, он упомянул о том, что в Карелии зреет общественное мнение о необходимости отделения от СССР и присоединения к Финляндии". По его словам этим серьезно занята группа депутатов ЗС РК, поддержанная широкой общественностью. Несколько озадаченный такого рода сообщением, я возразил вопросом: Куда я буду ездить к матери, в Финляндию? Или ее выселят как ненужный элемент? Куда собственно денут 600 тысяч русских благополучные финны с новыми карелами? Не спятили с ума от ужасов мирной жизни депутаты и карельская общественность? Вопросы явно не понравились моему приятелю, наполовину финну. Он назвал меня шовинистом и фашистом, я указал ему на дверь. На том и расстались.

История не закончилась, и в очередной отпуск, будучи в Петрозаводске, я зашел к моему товарищу и оппоненту. Мир был восстановлен. Более того, он бил себя в грудь и заявлял такое, от чего назвать его русским националистом было бы просто умалением накала страсти. Дело было в самые гнусные годы правления первого президента, карельская нищета, безденежье и тупость местных демократов достали всех. На мой вопрос: как в Финляндии принимали (мой приятель с женой-ингерманландкой имеют родичей в Суоми и часто ездят к ним в гости) супруга моего высокоученого друга (тоже не лыком шитая - имеет два высших образования) без обивняков заметила: "Мы в Хельсинки хуже дворников, а любой дворник из финского захолустья в Петрозаводске - профессор. Еще 10 лет назад все было несколько иначе, советский человек звучало гордо. Никто там нас не ждет и мы давно уже русские по духу. Жить там не можем, о переезде на историческую родину даже не помышляем".

Послушал я моих друзей и подумал: сколько таких заблудших душь совратили своими посулами свободы, равенства и братства, процветания в демократии? Миллионы! Они обученные и поднятые из первобытного небытия и стали стихийными творцами перестройки. Без их деятельного участия, ни Горбачев, ни Ельцын, ни Путин и шагу бы не ступили, это "при их невольном участии творятся самые гнусные преступления на свете".

i Историческая справка по Северо-западу России и ТВД в "зимней войне"

Корела - Русь изначальная

(статья Виктора Паранина, кандидата географических наук, в сокращении с комментарием - С. А.)

"Что же касается ар-Руси, то они живут на острове в море. Тот остров занимает пространство в три дня пути в то и другое направление. На острове леса и болота, и оккружен он озером. Они, русы, многочисленны и рассматривают меч как средство существования. Если умирает у них человек и оставляет дочерей и сыновей, то все имущество достается дочерям, сыновьям же дают только меч и говорят: "Отец твой добывал себе добро мечем, следуй его примеру...". И они народ силный и могучий, ходят в дальние места с целью набегов, а также плавают они на кораблях в Хазарское море (Каспий) нападают на корабли и захватывают товара. Храбрость их и мужество хорошо известны, так что один из них равноценен многим из прочих народов. Если бы у них были лошади и они были наездниками, то они были бы страшнейшим бичем человечества.

Ал-Марьязи. "Таба и ал-зайван".

Народ, который знают все.

История Руси, как известно, ведется с IX века, со времени, когда несколькими племенами были приглашены на правление никому доселе не известные варяги-русь. Однако почему возникновение и становление Руси связывается с неведомыми пришельцами? Может, они олицетворяли некий "административный опыт", необходимый для строительства государства? Но откуда, право, ему быть у скандинавов или западных славян, чья политическая организация в IX веке несопоставима с Русью? И какой смысл этим "варягам" отправляться за тридевять земель и создавать то, чего долго они еще не будут иметь у себя на "недозревшей" родине?..

Как отмечал известный польский историк Хенрик Ловмяньский,в своей книге "Русь и норманны", "первым подлинным упоминанием о руси, не вызывающим оговорок, мы готовы признать название hros (или hrus) в сирийском источнике VI века - "Церковной истории" Псевдо-Захарии. Название hros, попавшее в этот источник из армянских традиций, фигурирует там в конце списка "кавказских народов".

Многие склонны не верить в столь раннее существование руси, но в "Песне о Нибелунгах", созданной в середине XVIII века и имеющей в своей основе исторические предания, описываются события первой половины V века, когда на свадьбу Этцеля (Аттилы) съезжаются гости из разных концов земли и первыми в списке отмечены русы. Причем они не идентифицируются с "бойцами из Киевской земли", которые упомянуты в конце списка за печенегами.

Вспомним сообщение "Повести временных лет" (ПВЛ) о том, что киевляне стали прозываться русью после того, как Олег завоевал хазарский Киев. В другом месте летописец отмечает: "А словенский язык и русский одно есть, от варяг бо прозвавшася русью, а первое беша словене".

Таким образом, история Руси к моменту образования древнерусского государства уже насчитывала по крайней мере пять столетий. Это подтверждается и другими письменными источниками. Существуют достоверные данные о руси на Черном море в конце VIII - начале IX века. Они содержатся в жизнеописаниях двух византийских святых - Стефана Сурожского и Григория Амастридского. Хронологически достоверные данные о росах относятся к 838 году, когда к императору Феофилу II прибыли послы от "народа Рос". Они просили императора содействовать возвращению посольства из Константинополя на родину через земли варваров и контролируемых хазарами племен Поднестровья, что свидетельствует о трудностях пути и северной локализации руси.

О северном происхождении руси говорится в "Повести временных лет" главном письменном источнике нашей истории. Судя по "Повести..." формирование Древнерусского государства происходило в три этапа. Первый остался за пределами летописи, о нем известно лишь то, что где-то "за морем" существовало государство народа русь.

Ближнее "заморье" располагалось за Ладогой, точнее за Невой, которая воспринималась как пролив между Ладогой и Балтикой. Западное Приладожье, нынешний Карельский перешеек, занимало наиболее выгодное положение на торговых коммуникациях. Именно здесь и располагалась изначальная Русь. Территориально она представлял собой остров: система Вуоксы в районе Выборга соединялась с Финским заливом. Другой протокой, соединяющей Финский залив с Ладогой, была Нева, а между Невой и Вуоксой простирался остров, который и размерами, и ландшафтом, и географическим положением совпадает с островом Рус из арабских источников.

Руссы-россы - кто они?

В настоящее время местоположение Начальной Руси на севере признается большинством исследователей. Правда, многие ошибочно называют ее Верхней Русью, исходя из движения славян вверх по Днепру, и размещают ее в Приильменье и Поволховье, оставляя открытым вопрос, откуда русь сюда пришла.

Более того, какие такие веские основания позволяют историкам из поколения в поколение трактовать население Приильменья в качестве славянского начиная с VIII века, причем положение это принимается каждым последующим поколением исследователей как аксиома? Самым авторитетным аргументом в пользу этого является сообщение автора "Повести временных лет" о том, что новгородцы говорят на славянском языке. Но ведь оно фиксирует языковую ситуацию в регионе через 2 - 3 века после утверждения здесь руси. Два столетия - срок более чем достаточный для смены языка. Вторым основанием для причисления новгородских словен к славянам является сходство этих этнонимов. Но ведь никому и в голову бы не пришло утверждать, что в Ливнии, Ливане и Ливии говорят на ливвиковском диалекте карельского языка, хотя во всех приведенных названиях присутствует единый корень с одинаковым значением. Поэтому данный тезис представляется нам весьма ненадежным.

О неславянском происхождении руси свидетельствует и сочинение писателя XI века Аль-Бекри, и труд еврея Ибрагима, относящийся к середине X века, в котором говорится: "племена севера завладели некоторыми из славян и до сей поры живут среди них, даже усвоили их язык, смешавшись с ними". Отсюда следует, во-первых, что кроме руси в завоевании славян принимали участие какие-то другие народы, что подтверждает высказанную нами ранее версию.

Эти племена известны из русских летописей. Например, Новгородская 1 летопись сообщает: "и седе Игорь, княже, в Кыеве; и беша у него Варязи мужи Словене, и оттоле прочие прозвашася Русью". По крайней мере еще одно северное племя, а именно словене, участвовало в завоевании Среднего Поднепровья.

Косвенно подтверждается высказанное выше положение о близком родстве руси и приильменских словен, которые в качестве младших союзников участвовали в военных предприятиях руси в Восточной Европе. Таким образом, каких бы то ни было достоверных данных о славянском характере населения так называемой Верхней Руси не существует. В данном случае мы имеет дело с еще одним мифом, которыми так богата наша история.

Подробнее остановимся на особой близости новгородских словен к варягам,неоднократно подчеркиваемой в "Повести...". Так, под 862 годом сообщается: "Новгородцы же - те люди от варяжского рода, а прежде были славяне". Это место, одинаково непонятное как с позиций славянской концепции образования древнерусского государства, так и с норманнской (скандинавской), становится достаточно прозрачным, если за ним видеть языковую близость словен и варягов. Оснований для этого более чем достаточно. Во-первых, выражения "одного рода" и "одного языка" тождественны в русских летописях. Об этом свидетельствует В. В. Колесов в своей книге, посвященной исследованию социальных и этнических терминов, встречающихся в письменных источниках Древней Руси.

Во-вторых, в новгородской округе существует мощный пласт балтско-финской топонимики, свидетельствующей о неславянском характере населения этого района на ранних этапах его истории.

В-третьих, о языковой близости варягов и словен свидетельствует сходство, доходящее до идентичности, личных имен. Так, под 1024 годом "Повесть..." сообщает, что Ярослав для войны: со своим братом Мстиславом, на стороне которого выступали хазары и касоги, получил помощь от варягов во главе с князем Якуном. Но в той же летописи под 1140 годом упоминается новгородский посланник под тем же именем. И в четвертых, - часть новгородских берестяных грамот написана на карельском языке, что свидетельствует о том, что наряду с новым славянским государственным языком существовал народный, балто-финский, близкий к известному нам карельскому языку.

О том, что на севере русскому языку предшествовал балто-финский предполагал еще В. Н. Татищев. Однако он считал, что сначала западные славяне овладели народами сарматскими (т.е. финскими), русскими и другими, сами русами назвались и многое из языка их включили. Они же как колено Гостомыслово пресеклось взяли себе князем Рюрика из варягов или финнов.

Как Русь превратилась в Корелу.

На севере Восточной Европы немало этнических загадок, но наиболее интересны и масштабны, на наш взгляд, две: куда делась изначальная русь и откуда взялась корела? Каждый из этих вопросов в отдельности неоднократно поднимался в исторической литературе, однако никто до сих пор не рассматривал их во взаимной связи, хотя основания для этого имеются достаточные.

В начале XIX века получила широкое распространение концепция, согласно которой карелы первоначально обитали в Биармии, а на стыке прошлого и нынешнего тысячелетий продвинулись с Северной Двины и Белого моря к Онежскому и Ладожскому озерам и Финскому заливу. В начале XX века под влиянием роста национализма в Финляндии развились теории западнофинского происхождения корелы.

Во всех существующих концепциях присутствует вывод об относительно позднем формировании корелы (XI - XII века) на основе смешения нескольких этносов. Но, как справедливо отмечает С. И. Кочкуркина, анализ исторических, археологических и лингвистических данных свидетельствует о более раннем образовании корелы и корельской общины. Это убедительно подтверждается хотя бы тем, что основная часть сюжетов бесспорно карельского эпоса "Калевала" восходит к рубежу бронзового и железного веков, то есть к середине I тысячелетия до н. э. К XII веку корела выступает в качестве сложившегося и развитого этнического образования: оно имеет самобытнейшую материальную культуру, мощное воздействие которой ощущается на обширных пространствах Северной и Северо-Восточной Европы.

Что же касается руси-варягов, то последние упоминания о них в "Повести..." относятся к XI веку, когда варяги участвовали в походе Ярослава в Киев против печенегов (1036). Косвенным свидетельством этого служит сообщение о том, что Олег установил дань варягам от Новгорода "по триста гривен ежегодно ради сохранения мира, что и давалось варягам до самой смерти Ярослава".

Таким образом, промежуток времени между последним упоминанием о варягах и первым свидетельством о кореле невелик: 90 лет.

Если же верить Татищеву, то этот интервал сокращается до 64 лет. У Татищева находим, что варяги не упоминаются со времени правления второго сына Ярослава Мудрого Святослава (1073 - 1077).

Следовательно, за это время на Карельском перешейке варягов-русь "сменила" корела. Причем нет никаких оснований полагать, что на русь здесь напал мор или с нею приключилась иная напасть. Самое естественное объяснение заключается в смене этносом своего имени. Преемственность между варягами-русью и корелой прослеживается во многих областях.

Под 1042 годом ПВЛ сообщает, что Владимир Ярославич пошел на "Ямь и победил их". Летопись просто констатирует факт похода, не раскрывая, какими силами он был совершен. Участие таких естественных и традиционных союзников, какими были для Новгорода и всей Руси варяги, не всегда находило отражение в летописи, как это позже было с корелой.

Интересно, что первое упоминание о кореле связано с емью: "В то же лето ходиша корела на емь..." Совместные с Новгородом походы корелы на емь известны под 1186 и 1191 годами. В 1187 году корела совершила известный поход, завершившийся полным разрушением главного города Швеции Сигтуны на озере Мелар, в котором, как полагают некоторые исследователи, принимали участие и новгородцы, хотя прямо об этом не сообщается. Вместе с тем, в новгородском походе 1198 года против шведов в город Або, предполагается, принимала участие корела, "ибо такого рода мероприятия, совершаемые Новгородом, не обходились без нее".

Корела активно участвовала в походах Александра Невского. В Невской битве (1240) большую роль играла ижора, считающаяся одной из ветвей корелы, которая участвовала в изгнании немцев и шведов с Вотской земли и Невы. Известно, что корела и ижора вместе с Александром совершили, поход на Копорье. Такая согласованность военной деятельности Новгорода и корелы кроме общности внешнеполитических интересов имела под собой и нечто иное. В 1269 году новгородский князь Ярослав Ярославич в силу каких-то причин готовил поход на корелу, который, однако, так и не состоялся, поскольку "умолиша новгородци не ити на корелу". В следующем году новгородцы, как это часто случалось, поссорились с князем и изгнали его из города, после чего он попытался вернуться силой, но получил отпор, в котором принимала участие и корела. На наш взгляд, именно преемственность корелы от руси определяла ее особые отношения с Новгородом, Сам Новгород обладал относительной самостоятельностью в составе Русского государства. Корела была еще более независимой от Новгорода, будучи теснейшим образом связана с ним в экономическом, политическом и культурном отношении.

В "Слове о погибели Русской земли", где прославляется могущество добатыевой Руси, говорится: "Отсюда до угров и до ляхов, до чехов, от чехов до ятвягов, от ятвягов до литовцев, от литовцев до немцев, от немцев до корелов, от корелов до устюга..." Здесь обозначены границы Руси, и ясно, что в первой половине X века корела не включалась в состав русских земель и не входила в Новгородскую землю.

Об особых отношениях между новгородцами и корелой, но вовсе не о подчиненности последней, свидетельствуют договорные грамоты Новгорода с Ротским берегом, Любеком и немецкими городами (1262 - 1263), а также с городами Балтийского моря (1269): "Оже кто гостить в Корелу, или немцы или гтяне, а что си учинить, а то Новгороду тяжя не надобе".

Отношения эти были бесспорно союзническими, но при этом Новгород, жизненно заинтереcованный в европейской торговле, как явствует из приведенного отрывка, не мог регламентировать взаимоотношений корелы со своими торговыми партнерами. При этом следует учитывать то обстоятельство, что корела занимала ключевое положение на торговых путях из Европы в Новгород.

Существуют письменные свидетельства об отнюдь не пассивном участии корелы в военных предприятиях Новгорода. В 1256 году состоялся очередной поход против еми, возглавляемый Александром Невским. В нем принимали участие суздальские и новгородские полки князя, но основу войска, видимо, составляла корела: сообщая об этом походе папе, шведы подчеркивали особо активное участие в нем карельских военных сил. Шведский король Вальдемар даже обратился в Рим за помощью. Папа Александр IV издал буллу, в которой объявил главными виновниками нападения карел и в ярких красках изобразил учиненные ими жестокости. В булле содержался призыв к крестовому походу против язычников-карел. Сведения такого рода не согласуются с традиционным утверждением о подчиненности корелы Новгороду. Можно предположить, что сходными были и отношения с Новгородом ижоры и води, поскольку часто в источниках они стоят в одном ряду с корелой. Очень важным, на наш взгляд, доводом в пользу развития корелы из летописной руси служит материальная культура корелы. Особенно интересны археологические работы С. И. Кочкуркиной, которые содержат огромное количество фактических и пока не вполне обрабртанных материалов. Одним из доказательств происхождения корелы служит этноним karjfla. Он как бы повторяет название GARDARIKA (garda и rika по существу означает "земля-отечество-государство", а корень garda присутствует в огромном массиве русских слов: гордый, карта, гвардия, красный, красивый, более раннее - "украсна").

Нет сомнения, что хоронимы Корела и Русь несут в себе один и тот же смысл.

***

В качестве резюме к статье В. Паранина можно высказать вполне здравую мысль: на территории Карельского перешейка и Южной Карелии исторически с равным правом могут претендовать как русские так и финны. Но история распорядилась так, что в силу обстоятельств сегодня ими владеет Россия. И это справедливо - "больше всегда поглощает меньшее, растворят малое почти без остатка", и всякие попытки искусственно измерить ситуацию ведут к конфликтам и войнам.

Нужно отметить то, что сегодня понимается под "чухонцами" (обрусевшие финны, карелы, эстонцы и прочие прибалты) не вполне соответствует действительности. Северный этно-национальный котел сварил причудливую помесь народов Северо-западных территорий России, потомков "словен" и "руси", новгородцев и корелы, финнов, карелов, ингерманландцев и русских. В последнее время обозначился значительный приток крови белоруссов и украинцев. Но в принципе коренные жители вологодского заволочья, севера тверской области, частью новгородской, ленинградской, архангельской областей и Карелии имеют прямое отношение к, так называемым, "чухонцам". Типичным представителем этой условной этнической группы является В. Путин и автор "Мятеж-войны". (комментарий С. Анчукова)

Справка по ТВД в "зимней войне"

(статья А. ШИРОКОРАДА в "Независимом военном обозрении", 1998, No12)

Еще со времен Рюрика оба берега реки Невы принадлежали Господину Великому Новгороду. К 1054 г. угро-финские племена, проживавшие на всей территории современной Финляндии, платили дань Древнерусскому государству. Однако, воспользовавшись татаро-монгольским нашествием на Русь, шведские феодалы начали планомерный захват Финляндии и дошли до Невы. В 1610 - 1611 гг., воспользовавшись смутой на Руси, шведам удалось захватить русские земли на обоих берегах Невы. Через 100 лет Петр Великий вернул России территории на Карельском перешейке вместе с Выборгом. В 1743 г. к России был присоединен еще ряд территорий в современной Восточной Финляндии. В ходе войны 1808 - 1809 гг. вся территория Финляндии отошла от Швеции к России.

В последующем, Александр I, с одной стороны, дал населению Финляндии самоуправление и присоединил к ней Выборгскую губернию, которая была возвращена России еще при Петре I, а с другой - в манифесте от 1 октября 1809 г; заявил: "Новые владения наши всегда будут составлять твердую и незыблемую ограду Нашей Империи ".

Значение этой "ограды" для столицы России резко возросло после Крымской войны в связи с появлением броненосцев и возрастанием мощности и дальнобойности морских орудий. Еще Петр Великий назвал Выборг "крепкой подушкой Петербурга", и к 1870 г. крепости Свеаборг и Выборг на северном берегу Финского залива были соответственно второй и третъей по величине морскими крепостями России. Вместе с Кронштадтом они прикрывали подступы к Петербургу. Кроме того, Кронштадт и порты северного берега Финского залива являлись базой Балтийского флота.

В 1910 - 1915 гг. для защиты Петербурга и Кронштадта создаются два мощнейших в мировой истории рубежа береговой обороны. Первый рубеж представляет крепость Петра Великого, южная часть которой находилась в районе Ревеля, а северная - на противоположном берегу Финского залива. Второй рубеж обороны составляли форты Красная Горка (южный берег). Огромные 305-мм башенные установки перекрывали своим огнем Финский залив. В ходе первой мировой войны финское побережье было буквально нашпиговано береговыми батареями.

С началом революции в Финляндии, как и в остальной России, началась борьба между белыми и красными. Поначалу красные побеждали, но при поддержке германских войска, и белофинны одержали верх. Советское правительство, находившееся в отчаянном положении, 4 января 1918 г. признало независимость Финляндии в административных границах Великого княжества Финляндского.

С апреля 1919 г. командующий белофинской армией Карл Густав Маннергейм собирает войска для похода на Петроград. Борец "за единую и неделимую Россию" генерал Юденич обещал Маннергейму за взятие Петрограда отдать Карелию и Кольский полуостров. Но тут в дело вмешались англичане. В Финском заливе находилась мощная английская эскадра, которая эпизодически проводила боевые операции против кораблей и фортов красных. Англия была категорически против захвата финнами Петрограда. Угроза англичан с одной стороны, а с другой разгром красными Юденича заставили утихомириться ретивого маршала.

В первые годы советской власти близость финской границы не очень беспокоила большевиков. Но в конце 30-х гг., когда окончательно стало ясно, что вскоре в Европе разразится новая мировая война, этот вопрос стал сильно беспокоить советское правительство. Ленинград, где тогда производилось порядка половины военной продукции всей страны, находился в 20 км (неточно, 32 км, ред.) от финской границы. Единственная база Балтийского флота, Кронштадт, была в 15 км от финского берега, откуда в бинокль четко просматривались даже катера и автомобили.

Таким образом, и Ленинград, и Кронштадт могла обстреливать не только береговая, но и корпусная артиллерия финнов. Финны и эстонцы в любой момент могли минировать вход в Финский залив, используя десятки тысяч русских мин, оставленных в 1917 г. Финские и эстонские (бывшие русские) 305-мм пушки могли бить от берега до берега в устье Финского залива.

Фактически прорыв Балтийского флота в открытое море мог быть осуществлен лишь при занятии хотя бы одного берега Финского залива.

Вторая часть вопроса о безопасности Ленинграда состояла в следующем. Половина Ладожского озера принадлежала Финляндии, у которой здесь не было торговых коммуникаций. Зато Ленинград через Ладогу был связан с Белым морем и бассейном Волги. По договору от 1923 г. СССР не мог иметь на Ладоге корабли с орудиями калибром свыше 47 мм, зато 152-мм и 130-мм островные и береговые батареи финнов контролировали большую часть Ладоги. Под защитой финских батарей десятки быстроходных катеров финнов могли свободно прервать советские коммуникации на Ладоге.

Третье. При финансовом и технологическом содействии Франции, Германии, Швеции и других стран на Карельском перешейке финнами была создана мощная система долговременных укреплений - линия Маннергейма - протяженностью 135 км, глубиной до 90 км. Она состояла из 296 долговременных железобетонных, 897 гранитных и земляных оборонительных сооружений. Финские вооруженные силы вместе с обученным резервом составляли около 600 тыс. человек. Самолетный парк Финляндии к 30 ноября 1939 г. содержал 145 машин по финским и 270 - по советским данным. Любопытно, что военные аэродромы, построенные Финляндией к началу 1939 г., могли принять 2,7 тыс. самолетов. Таким образом, территория южной Финляндии представляла собой большую авиабазу, а оборонительная линия Маннергейма была удобным плацдармом для наступления на Ленинград с севера.

С началом войны (в том числе и в "зимней", С. А.) - к планированию десантных операций в Норвегии и Швеции подключалось французское правительство. Англия и Франция стремились одним ударом достичь нескольких целей изолировать советские дивизии на севере и создать антисталинский плацдарм (в ходе зимней войны), пресечь поставки шведской железной руды, которая имела стратегическое значение для германской промышленности, перекрыть Северное море для прохода германских военных и торговых кораблей в 1941-1944 гг. Союзники и не думали считаться с правительствами и народами скандинавских стран. По этому поводу Уинстон Черчилль заявил: "Малые нации не должны связывать нам руки, когда мы сражаемся за их права и свободу".

Параллельно к высадке в Норвегии готовились и немцы (с ее захватом в 1940 году по договоренности с Финляндией была развернута немецкая группировка в Лапландии численностью около 200 тысяч, - С.А.).

Об этих планах не могло не знать советское правительство.

ii Секретные переговоры И. В. Сталина с высшим руководством Финляндии

В. Л. ПЕЩЕРСКИЙ "Военно-исторический журнал", 1998, No 1.

(Данный фрагмент очерка построен автором на основе архивных дел внешней разведки НКВД-НКГБ (ныне архива СВР РФ), частности "Дела седбмого апреля", и известных ему личных воспоминаний 3. И. Рыбкиной.)

В Архиве Службы внешней разведки РФ обнаружены документы, из которых видно, что в 1938 г. по указанию И. В. Сталина разведслужба НКВД-НКГБ установила секретные контакты и вела тайные переговоры с высшим руководством Финляндии. Данные о ходе начавшихся весной 1938 г. советско-финляндских переговоров поступали из Хельсинки непосредственно Сталину, минуя Наркомат иностранных дел. О них не получало полной информации даже руководство разведки. В целях конспирации операцию закодировали, дав ей название "Дело седьмого апреля".

Рыбкина (Воскресенская) Зоя Ивановна (1907 - 1992) советская разведчи- ца, писательница. Родилась в семье железнодорожного служащего. С 1921 г. работала в органах ВЧК - ОГПУ; с 1932 г. - в органах внешней разведки НКВД - НКГБ. Выполняла задания в Харбине, Берлине, Стамбуле. С 1938 г замужем за Б. А. Рыбкиным. Накануне и в ходе Великой Отечественной войны вместе с ним находилась в длительных командировках в Финляндии и "веции. С 1944 г. - в центральном аппарате разведки. В 1953 г. уволена из органов МГБ. Впоследствии стала известной детской писательницей, написав, в частности, "Рассказы о Ленине".

Рыбкин Борис Аркадьевич (1899 - 1947) советский разведчик. Родился в крестьянской семье на Украине. С десяти лет работал наборщиком в типографии, окончил коммерческое училище. В 1920 - 1921 гг. воевал в рядах Красной Армии. С 1921 г. - в органах ВЧК - ОГПУ, с 1930 г. - в органах внешней разведки НКВД - НКГБ. Используя дипломатическое прикрытие, находился в длительных командировках в Иране, Финляндии, Швеции, затем работал в центральном аппарате разведки. Погиб в автодорожной катастрофе в Чехословакии. (В 1938 году под фамилией "Ярцев" Б. Рыбкин был вторым секретарем советского посольства и руководителем "легальной резидентуры" 5 отдела внешней разведки НКВД в Хельсинки. Заместителем "Ярцева" под крышей руководителя "Интуриста" была его жена З. Рыбкина.)

В 1938 году супруги Рыбкины только что вернулись из командировки в Финляндию, где жили уже три года. После одной из поездок в Кремль, поскольку жена была его непосредственным заместителем в резидентуре, Борис Аркадьевич рассказал ей о секретном поручении, в ходе выполнения которого Зое Ивановне предстояло сыграть определенную роль.

Он сказал, что был принят лично И. В. Сталиным. Расспросил о службе. Как бы между прочим задал вопрос, какой флот у финнов. Рыбкин ответил, что в строю финны имеют один эсминец, крейсеры "Вяйнямейнен" и "Ильмаринен"... Услышав эти названия, Сталин заметил, что Вяйнямейнен и Ильмаринен - герои "Калевалы".

"Калевала" - древний карело-финский эпос о подвигах и приключениях героев сказочной страны Калева, относящийся к памятникам мировой литературы (интересно знает ли об этом президент России В. Путин).

Далее Иосиф Виссарионович сказал, что назрела потребность в секретных переговорах с финляндским руководством. Очень важно, чтобы они проходили в обстановке строжайшей тайны. Основной целью конфиденциального диалога должно было стать достижение соглашения о переносе советской границы на Карельском перешейке подальше от Ленинграда. Рыбкин заметил, что финны в последнее время поддерживают тесные отношения с немцами и вряд ли захотят вести такие переговоры.

Сталин выпустил дым из трубки и спокойно произнес, что их следует заинтересовать в этом деле, предложив, например, обмен территориями, даже на условиях, что Советский Союз даст им больше, чем они смогут уступить. Затем добавил, что в центральной части Суоми вырублен почти весь лес, все деревообрабатывающие заводы стоят. Можно пообещать финнам дополнительные поставки леса из Советстского Союза (добрались таки финны до карельского леса, но уже в 1992-2000 гг., - А. С.) Сталин поинтересовался у В. М. Молотова и К. С. Ворошилова, присутствовавших в кабинете: не поручить ли эти переговоры Рыбкину? Те утвердительно кивнули. После небольшой паузы Сталин сказал, что посол и советник (его фактический заместитель) будут отозваны в СССР, и тогда Рыбкин, известный как второй секретарь посольства "Ярцев", автоматически станет временным поверенным в делах, получив таким образом возможность установить личный контакт с руководством Финляндии. О содержании переговоров будут знать два - три высокопоставленных финна, Сталин, Молотов, Ворошилов и Микоян. Через день Рыбкины выехали в Финляндию. Сразу по прибытии в Хельсинки 14 апреля 1938 года Ярцев из посольства позвонил в министерство иностранных дел Финлян- дии и попросил соединить его с министром Рудольфом Холсти.

Холстн Рудольф (1881 - 1945) - министр иностранных дел Финляндии в 1914 1922, 1936 -.1938 гг.

Когда в трубке послышался мужской голос, Ярцев поздоровался по-немецки. Многие финны знали этот язык, а разведчик неплохо владел им. "Господин министр, не могли бы вы срочно принять меня и обсудить с глазу на глаз один в высшей степени конфиденциальный вопрос?" - спросил он. "У вас, господин Ярцев, ко мне вопросы?" - удивился Холсти. "Считайте, что это так и что в ваших же интересах узнать их без промедления", - ответил советский дипломат. Холсти не отвечал какое-то время, видимо, обдумывая слова русского, затем сказал: "Вас устроит встреча сегодня?", - наступила снова пауза, - "после обеда". Ярцев поблагодарил и распрощался.

Холсти не без любопытства взглянул на вошедшего в кабинет Ярцева и предложил ему кресло у круглого стола, на котором скоро появились чашечки с кофе. "Нам предстоит, господин министр обсудить важную проблему улучшения отношений между Финляндией и Россией с учетом обстановки, складывающейся в Европе, особенно в ее северной части. Я наделен для этого исключительными полномочиями моего правительства", - заявил, приветствуя Холсти, советский резидент. "Не сомневаюсь в этом, иначе вы не пожаловали бы в мой кабинет", ответил Холсти. "Господин министр, непреложным условием таких переговоров должны быть их абсолютная тайна и гарантии от утечки информации", - сказал Ярцев. "Нельзя не согласиться и с этим, разумеется, если с вашей стороны последуют конкретные предложения", - заметил Холсти. Диалог предстоял очень трудный, тем более, что о многом Ярцев должен был до поры до времени молчать. Разведчик сообщил, что в Советском Союзе достаточно осведомлены о далеко идущих планах Германии в отношении СССР. По мнению советского руководства, вермахт готов осуществить десантную операцию на территории Финляндии для создания плацдарма и последующего нанесения удара по Советскому Союзу.. Советскую сторону интересует возможная реакция финнов в случае возникновения подобной ситуации. По мнению компетентных органов, Финляндия могла бы ответить на нарушение ее нейтралитета, избрав один из двух возможных вариантов.

Холсти, выслушав собеседника, для сохранения лица выразил сомнение в достоверности информации, полученной из неизвестных ему источников, однако тут же проявил готовность усльппать, что это за варианты.

Ярцев не преминул сразу изложить, как могут развиваться события. "Только то, что вытекает из конкретных проверенных фактов", - сказал он. - Прежде всего, можно допустить, что Финляндия, превратно истолковывая свои национальные интересы, выступит вместе с Германией и не будет препятствовать намерениям немцев? Достаточно лишь небольшой утечки информации о наших переговорах, чтобы фашистские элементы в Финляндии и их друзья за рубежом попытались организовать путч". "Вы в этом уверены? - спросил Холсти. "Это все, что я пока могу сказать, господин министр иностранных дел, - ответил Ярцев. Готовы ли вы продолжать переговоры по затронутым мною вопросам, разумеется, ни в коем случае не обращаясь к каким-либо иным лицам из числа советских дищтоматов?" "Господин Ярцев, - Холети слегка прикрыл глаза, - я не могу самостоятельно принять решение о продолжении переговоров, не получив санкцию президента Каллио. Я доложу ему о нашей беседе. Но предварительно хочу задать уточняющие вопросы".

Каллио Кюэети (1874 - 1940) премьер-министр Финлиндйи в 1922 - 1924, 1925 - 1926, 1929 - 1930, 1936 - 1937 гг. В 1917 - 1940 гг. - президент Финляндии. Примыкал к правому крылу партии Аграрный союз.

"Господин министр, уточнять эти и другие детали будет иметь смысл только в том случае, - возразил Ярцев, - если появится уверенность, что правительство Финляндии удержит нейтралитет и не откажется от предлагаемой Советским Союзом помощи". Холсти еще прикидывал, как задержать Ярцева и выведать у него более полную информацию, но разведчик прерван его размышленияния: "Господин министр, начинать надо с главного - с сути вопроса, а детали мы еще будем обстоятельно обсуждать. Я не говорю "прощайте" господин Холсти, я уверен - до скорой встречи".

Премьер-министр А. Каяндер и Холсти вместе проанализировали полученную от Ярцева информацию. Не вызывало сомнения, что правительство СССР опасается нападения Германии и питает надежду, что с помощью советско-финляндского договора сможет обеспечить безопасность своей страны с северо-запада. Предложения представляли интерес для Хельсинки. Но стоило ли все же идти на военно-политический альянс с русскими, ставя тем самым под вопрос отношения Финляндии с Францией, Англией, Германией, а также Швецией и Норвегией, которых вряд ли обрадовали бы советско-финляндские договоренности? Однако и торопиться с отклонением советской инициативы также не следовало: обстановка в Европе постоянно менялась.

Каяндер и Холсти сошлись во мнеях, что переговоры надо продолжить, ничего не обещая: собрать максимум сведений и понаблюдать, насколько далеко зайдут русские в своих предложениях о сотрудничестве.

Как теперь стало известно из публикации в печати скандинавских стран, руководители Финляндии оценили избранную советской стороной форму ведения переговоров как наиболее приемлемую в той обстановке, поскольку, минуя дипломатические каналы, было возможно обеспечить наибольшее сохранение секретности, а в случае непредвиденных осложнений никогда не поздно отрицать сам факт общения финских руководителей с неким "Ярцевым". После состоявшейся вскоре новой встречи с Холсти Ярцев (Рыбкин) отбыл в Москву, чтобы лично доложить И. В. Сталину о достигнутых результатах, которые оценил в своем докладе как "пока скромные". "Финны готовы слушать, но о своем решении предпочитают умалчивать", - доложил он.

"Главное, они согласились с вами на секретные переговоры, - констатировал Сталин. "Пообе- щайте им новые перспективы и, как хороший рыбак, постепенно тяните их из воды на себя. Вряд ли следует показывать финнам, что мы больше заинтересованы в переговорах, чем они. Пусть поймут, что им протянута рука, отталкивать которую было-бы довольно глупо. Мы надеемся на вас, Ярцев, и ждем результатов".

Из Москвы Ярцев возвращался в Хельсинки на этот раз через Стокгольм, где имен доверительную беседу с министром иностранных дел Швеции Р. Сандлером, который проявил большой интерес к вопросам безопасности Аландских островов, а также еще с рядом полезных лиц. В Хельсинки Ярцев поинтересовался у З. Рыбкиной, что нового слышно в столице Финляндии и заметил: "Прошло почти два месяца со дня моего визита к Холсти. Больше ждать нельзя. Кажется, пора подтолкнуть финнов к очередной встрече. Необходимо переговорить с нашими финскими друзьями насчет того, что Россия сделала Финляндии выгодное предложение. Но у меня такое ощущение, что профашистские молодчики и их зарубежные друзья попытаются сорвать начатый обмен мнениями". Поддерживавшие отношения с советской резидентурой финские влиятельные деятели провели в правительственных кругах определенную работу, и 11 июня 1938 года, на этот раз по инициативе финнов, состоялась встреча Ярцева с премьер-министром Каяндером.

Оба участника к ней тщательно подготовились. "Напомню, господин премьер-министр, - начал Ярцев, - что об экспансионистской политике Германии и попытках использования ею финской территории с целью последующего нападения на Россию я уже говорил. От выбора позиции Финляндии в этой непростой обстановке будет зависеть многое. Очевидно, что сближение с Германией вовлекло бы Хельсинки в опасные авантюры, а политический союз с Россией напротив сулил бы ей процветание". Несколько патетически Каяндер ответил: "Финлиндия нейтральная страна, и путь военных альянсов не для нее. Суоми не позволит никому нарушить ее нейтралитет и территориальную целостность". Ярцев отразил удар: "Не сомневаюсь в ваших благородных намерениях, господин премьер-министр. Только каким образом Финляндия защитит себя, действуя в одиночку?" Каяндер нервно поежился. Ему нечего было возразить по существу, а о возможных планах участия в войне на стороне Германии говорить было преждевременно, тем более не следовало этого говорить русскому - ведь подобные замыслы уже тревожили умы экстремистски настроенных политиков Финляндии. "Если война, которой финны не желают, все же разразится, финский народ сохранит твердость духа и сделает все для спасения отечества, - наконец произнес он. - Обращаю ваше внимание, что Финляндия в равной мере выступает против использования ее территории любыми крупными державами и надеется, что СССР со своей стороны также будет уважать неприкосновенность финской территории".

"Господин Каяндер, - заметил Ярцев, - вы отлично знаете, кто проводит политику агрессии, а кто выступает против нее. От имени Советского правительства заявляю, что если Советский Союз получит твердые заверения, а не просто обещания в том, что немцам не будут предоставлены опорные пункты в Финляндии, а она сама не будет использоваться в качестве плацдарма в войне против России, то русекие немедленно гарантируют неприкосновенность территории Суоми".

Каяндеру очень хотелось не говорить ни да, ни нет. Подобная неопределенность освобождала бы финскому правительству руки. Как опытный политик, он попытался закрыть неудобный вопрос, выдвинув встречный вариант. "Иногда цель достигается скорее, если к ней продвигаются окольными, но более надежными путями. Например, было бы важно стимулировать финско-советские торговые переговоры", - сказал он. "Торговое соглашение между СССР и Финляндией, господин премьер-министр, будет заключено и сможет успешно функционировать, если политические отношения наших стран будут ясны и определенны, - парировал попытку финского премьер- министра уклониться от обсуждения щекотливой темы его собеседник. "Без подписания политического договора и принятия конкретных обязательств сторонами это вряд ли осуществимо". "Опять о советско-финляндском альянсе? - недовольно поморщился Каяндер, я же сказал, что нейтралитет для финнов - непоколебимый принцип". "Господин премьер-министр, сегодня нам, по-видимому, нечего добавить к уже сказанному, и разговор лучше продолжать в следующий раз, но не в будущем году" - подвел черту советский резидент. "Согласен с вами, господин Ярцев". (Здесь и далее все диалоги воспроизводятся по документам Архива Службы внешней разведки РФ).

На прощание разведчик в деликатной форме еще раз напомнил, что должна соблюдаться абсолютная секретность переговоров и они могут вестись только с ним, минуя других официальных лиц из советского полномочного представительства. Тем самым Ярцев хотел подчеркнуть, что нити переговоров прочно находятся в его руках. Вместе с тем это была и подстраховка, если по каким-то причинам все-таки произошла утечка информации, а также попытка прикрыть связанных с советским резидентом людей, организовавших лоббирование в верхах желаемого советско-финляндского соглашения.

После ухода Ярцева Каяндер, как стало позднее известно советской резидентуре, пригласил к себе члена кабинета министров А. Таннера, видного политического деятеля страны, вскоре сменившего Холсти на посту министра иностранных дел, и обсудил с ним ситуацию.

Каяндер поручил Таннеру продолжить переговоры и уточнить недостаточно ясные вопросы.

Таннер Вяйне Альфред (1881 - 1966) - премьер-министр Финляндии в 1926 1927 гг., министр иностранных дел в 1939 - 1940 гг. В 1946 г. за военные преступления приговорен к тюремному заключению.

Ярцев же вскоре послал шифротелеграмму Сталину, в которой доложил, что "финны упорно не желают заключать политический договор. И тот факт, что вести с ним переговоры поручено уже третьему по счету должностному лицу (Таннеру), свидетельствует о намерении придерживаться тактики проволочек". Правительство Финляндии, сообщал далее Ярцев, не придало серьезного значения и демаршам влиятельных представителей финской общественности, настаивавших на необходимости заключения советско-финляндского договора. Телеграмму резидент закончил заверением, что будет настойчиво добиваться от финнов ответов на все поставленные перед ними вопросы.

5 августа 1938 года состоялась очередная встреча Ярцева с Таннером. Советский разведчик в сжатой форме изложил свое видение обстановки в северном регионе, указал на возможные альтернативы в выборе политического курса Финляндии и складывающейся ситуации и реакцию на них советской стороны. Он заверил собеседника, что если финны пойдут навстречу пожеланиям Москвы, Советское правительство даст твердые гарантии безопасности Суоми и создаст благоприятный климат для развития торгово-экономических отношений на выгодных для Финляндии условиях. Таннер не менее упорно настаивал на предлагавшемся Каяндером и несколько дополненном им лично варианте урегулирования советско-финляндских отношений. Его предложения сводились к достижению ряда промежуточных договоренностей по предотвращению пограничных конфликтов, по условиям торгового соглашения и т. п.

Вопрос о военно-политическом альянсе Таннер не затрагивал, на что и обратил его внимание в ходе беседы Ярцев. По его мнению, частные проблемы следовало обсуждать после решения главной (о союзном договоре) непосредственно в Москве, чтобы привлечь к участию в них представителей соответствующих ведомств. "Смысл наших с вами переговоров я вижу в том, чтобы сначала подойти к решению принципиально важного и актуального вопроса о политическом сотрудничестве", - заключил советский пред- ставитель.

Таннер энергично возразил: "Поскольку секретные переговоры начались в Хельсинки, продолжать их целесообразно здесь же. В Москве, несомненно, больше шансов привлечь к ним внимание посторонних глаз, а связь и консультации членов деле- гации с правительством Финляндии были бы затруднены". "Я доложу в Москву о вашем мнении, господин Таннер", - сказал Ярцев и распрощался.

11 августа Ярцев вновь встретился с Таннером. Разведчик передал финскому министру, что советское руководство считает необходимым провести в Москве обсуждение вопросов, дополнительно выдвинутых финнами и просит уточнить списки участников финской делегации. Ярцев еще раз напомнил, что "обсуждение важных и взаимовыгодных вопросов в Москве будет результативнее, если предварительно удастся решить коренной вопрос о военно-политическом сотрудничестве".

"Что же, господин Ярцев, вы нам конкретно предлагаете?" - снова попросил уточнить Таннер. "По-моему, я недвусмысленно высказался на этот счет. Если финское правительство не считает, что оно может в настоящее время заключить полномасштабное соглашение с Россией, то Москву удовлетворило бы закрепленное в устной форме обязательство Финляндии быть готовой к отражению возможного нападения агрессора и с этой целью принять военную помощь СССР". "Сооружение фортификационных укреплений на Аландских островах, - продолжил свою мысль Ярцев, - необходимо с точки зрения безопасности Финляндии. Однако укрепления на островах не меньше нужны и для обеспечения безопасности Ленинграда. Это очевидно, и Москва может дать свое согласие на укрепление Аландских островов, если России предоставят возможность принять в этом деле участие, а также, если будет позволено направить туда своего наблюдателя, контролирующего ход инженерных работ и последующее использование крепости по ее назначению. Разумеется, деятельность этого наблюдателя должна носить секретный характер".

Аландские острова (Ахвенанма) - около 6,5 тыс. гранитных островов и шхер в Балтийском море, у входа в Ботнический залив, общей площадью около 1,5 тыс. кв. км. До 1809 г. Аландские острова, будучи частью Финляндии, входили в состав Швеции, по Фридрихсгамскому мирному договору 1809 г. вместе другими финскими землями отошли к России. 20 октября 1921 г. представителями ряда европейских государств была подписана Конвенция о демилитаризации и нейтрализации Аландских островов. Правительство РСФСР, которое не пригласили для участия в выработке и подписании Конвенции, в специальной ноте протеста 13 ноября 1921 г. объявило ее "безусловно несуществующей для России" (см.: Дипломатический словарь. Т. 1. М.: Наука, 1984, с. 20). Накануне Второй мировой войны Финляндия в нарушение Конвенции 1921 г. возвела на островах военные укрепления, которые были срыты после окончания советско-финляндской войны. 11 октября 1940 г. СССР и Финляндия заключили соглашение о демилитаризации Аландских островов, нарушенное финской стороной в связи.со вступлением ее в войну против СССР в союзе с фашистской Германией. В послевоенные годы в соответствии с заключенным 10 февраля 1947 г. мирным договором поддерживается статус Аландских островов как демилитаризованной зоны.

Лицо Таннера отразило внутреннее напряжение.

"В Москве также надеются,- сказал разведчик,- что финское правительство позволит СССР сотрудничать с Финляндией в использовании военно-морской и авиационной базы на острове Сур-Сари (Гогланд)". Ярцев сделал паузу, чтобы оценить, какое впечатление на собеседника произвели сделанные им предложения, но Таннер молчал. Тогда он продолжил: "Принятие Финляндией предложенной программы сотрудничества в военной области было бы одобрено и активно поддержано Москвой". "Каким образом?" - осведомился Таннер. "СССР гарантировал бы нерушимость нынешних границ Финляндии, прежде всего морских, - подчеркнул разведчик.- В случае необходимости будет оказана помощь оружием на выгодных условиях. Советский Союз пойдет на подписание взаимовыгодного торгового соглашения с Хельсинки, что стимулировало бы в дальнейшем развитие ее промышленности и сельского хозяйства". "Минуту, господин Ярцев, - прервал собеседника Таннер. - Что такое "русская военная помощь"?"

Советский представитель ответил: "Я не имею под этим термином в виду посылку советских вооруженных сил в Финляндию или какие-либо территориальные уступки со стороны вашего государства. Как видите, господин Таннер, мы сделали выводы из предыдущих замечаний финнов и пошли им навстречу". Таннер удовлетворенно кивнул, однако тут же заметил, что его личная позиция относительно сделанных предложений все равно остается отрицательной. Премьер-министр Каяндер, которому Таннер доложил о советских инициативах, в беседе с ним отметил, что "русские сделали некоторые уступки в целях сближения с финнами", но в целом был настроен столь же негативно, утверждая, что предложения СССР даже в новом варианте подрывают политику нейтралитета Финляндии.

Действуя в соответствии с полученными от Каяндера распоряжениями, Таннер пригласил Ярцева в МИД и сообщил об отрицательном ответе Хельсинки на предложения Советского правительства от 11 августа. Затем пустился в отвлеченные рассуждения о пользе торговли и важности урегулирования пограничных споров. Ярцев дал понять собеседнику, что тот непродуктивно использует служебное время, и распрощался. 15 сентября 1938 года Таннер вновь принял Ярцева.

По словам финского дипломата, его правительство еще раз проанализировало советские предложения и подтверждает отрицательное к ним отношение.

Ярцев подробно информировал об этом Москву. По его мнению переговоры зашли в тупик, в этом немалую роль сыграли западные "друзья и союзники Финляндии". О прекращении секретных переговоров не стоит извещать финнов, ответственность за их неудачный исход должна взять на себя финская сторона.

В середине октября 1938 года Р. Холсти, вернувшийся с переговоров в Лиге Наций, вызвал Ярцева и сообщил ему, что в Женеве в присутствии наркоминдела М. М. Литвинова и министра иностранных дел Швеции Сандлера достигнута договоренность о том, что вопрос об укреплении Аландских островов обсудят участники договора об их демилитаризации (в их числе были немцы, англичане, французы, итальянцы и многие другие, но не было советского представителя). Финский министр подчеркнул также, что его заявление является исчерпывающим ответом Хельсинки.

Холстен вскоре вышел в отставку.

21 ноября 1938 года Ярцева уже принял временно исполняющий обязанности министра иностранных дел В. Войонмаа. Вопрос касался направления в Москву финской торговой делегации, в состав которой были включены торговые советники и два политических эксперта. В Москве получили информацию разведчика и отчет о его последней встрече с Холсти. Б. А. Рыбкин выехал в Центр, чтобы при необходимости выступить в роли эксперта, а также получить дальнейшие инструкции. Несмотря на кажущуюся безрезультатность секретных переговоров Рыбкина (Ярцева) с представителями руководства Финляндии, ему тем не менее удалось втянуть финнов в деликатный обмен мнениями и довести до их сведения позицию Советского правительства, подкрепив ее весьма убедительными аргументами.

7 декабря 1938 года финская делегация была дважды принята наркомом внешней торговли СССР А. И. Микояном. Однако проект торгового соглашения согласовать не удалось, так как позиции сторон были слишком различными.

Стало ясно, что продолжать секретные переговоры не имеет смысла, а следовательно, резиденту нецелесообразно возвращаться в Хельсинки. Вскоре Рыбкин получил новое назначение и выехал с женой в Швецию. Там он должен был руководить "легальной" резидентурой.

Б. Рыбкину предстояла большая работа по налаживанию связей, сбору разведывательной информации и укреплению позиций Советского Союза в скандинавских странах, нейтралитет которых подвергался значительному испытанию со стороны фашистской Германии. Переговоры между Финляндией и СССР в дальнейшем возобновились 5 марта 1939 года. С советской стороны в них принимал участие наркоминдел М. М. Литвинов, с финской - посланник Коскинен.

Обмен мнениями протекал вяло и нерегулярно, что можно объяснить в первую очередь неуступчивой позицией правительства Финляндии, все более подпадавшего под влияние нацистского рейха.

В октябре 1939 года Кремль, учитывая резкое изменение обстановки на Европейском континенте, в жесткой форме поставил перед финским правительством вопрос об уступке острова Гогланд одной из береговых военных баз и полосы к северу от Ленинграда в обмен, на такую же или даже значительно большую территорию в Советской Карелии.

Финны еще более решительно отвергли советские требования, уповая прежде всего на обещанную помощь Запада. Политические круги Франции и Англии были на стороне Хельсинки. Германия, официально занявшая "нейтральную" позицию, тайно поставляла финнам оружие и исподтишка подталкивала правительство Финляндии на авантюристические действия, рассчитывая, видимо, посмотреть, какова будет в деле Красная Армия.

Это не являлось секретом для Москвы, так как советская разведка получала исчерпывающие сведения. Контакты, осуществлявшиеся через наделенного большими полномочиями и дипломатическим рангом представителя советской политической разведки, сыграли определенную роль в установлении будущих добрососедских связей.

Проводившийся при участии Б. А. Рыбкина (Ярцева) секретный зондаж имел и морально-политическое значение, поскольку помог убедиться советским руководителям, что все средства мирного разрешения конфликтной ситуации в советско-финляндских отношениях практически исчерпаны и в преддверии надвигающейся войны с нацистской Германией не остается ничего другого, как прибегнуть к вооруженной силе с целью укрепить границу на северо-западе.

iii Приказ Маннергейма от 13 марта 1940 г.

Солдаты доблестной армии Финляндии!

Мир заключен между нашей страной и Советской Россией, суровый мир, уступивший Советам почти что все поля брани, политые вашей кровью во имя всего того, что для вас дорого и свято. Вы не желали войны, вы любили мир, труд, прогресс, но вам была навязана борьба. В ней вы свершили подвиги, которые вечно будут блистать на страницах истории.

Более 15000 из вас, тех, кто пошел на войну, уже не вернутся, чтобы увидеть родной дом, а очень многие из вас навсегда остались инвалидами. Но вы также нанесли крепкие удары, и если теперь двести тысяч ваших врагов покоятся под ледяным покровом или уставились своими потухшими взорами в наше звездное небо, то вины на вас нет. Вы не ненавидели их, вы не желали им зла, вы только соблюдали жестокие законы войны: убить или пасть самому.

Солдаты!

Я сражался на многих полях битв, но еще ни разу не видел воинов, подобных вам. Я горжусь вами, как если бы вы были моими детьми, я равно горд солдатами из тундр Севера, как и сынами широких равнин Похьянмаа, лесов Карелии, улыбчивых общин Саво, богатых хуторов Хяме и Сатакунты, парнями шумных березовых рощ Уусимаа и варсинайс Суоми. Я равно горд жертвой, принесенной как фабричным рабочим и парнем из бедной избушки, так и богатым человеком. Я благодарю вас всех - офицеров, унтер-офицеров и рядовых, но особо хочу подчеркнуть мужество офицеров резерва, их чувство долга и то профессиональное выполнение ими дела, в действительности не являвшегося их делом. Так что их жертва была в процентном отношении самой большой в войне, но они принесли ее с радостью, ни разу не изменив долгу. Я благодарю офицеров штабов за их искусство и неустанный труд и, наконец, благодарю своих ближайших помощников, начальника Генерального штаба и главного квартирмейстера, командующих армиями, а также командиров корпусов и дивизий, часто делавших невозможное возможным.

Я благодарю армию Финляндии (все ее рода войск с самого первого дня войны совершали прекрасные подвиги) за ту храбрость, с которой они выступали против многократно превосходящих сил неприятеля, частично вооруженного даже незнакомым оружием, и за то упорство, с которым они цеплялись за каждый кусок родной земли. Уничтожение более 1500 русских танков и более 700 самолетов свидетельствует о подвигах, которые нередко совершались в одиночку.

С радостью и гордостью думаю я о лоттах Финляндии и их вкладе в борьбу их самопожертвовании и неустанном труде в различных областях, который высвободил тысячи людей для огневых линий. Их благородный дух воодушевлял и поддерживал армию, чью благодарность и признательность они в полной мере заслужили. Почетное место принадлежит тем тысячам рабочих, которые в жестокое военное время верно и часто добровольно, под воздушными налетами, стояли у своих машин, изготовляя для армии необходимые ей материалы, как и тем, кто без устали под огнем противника трудился на фортификационных работах. Я благодарю вас всех от лица родины. Несмотря на свою отвагу и самопожертвование, правительство было вынуждено заключить мир на тяжелых условиях, что, однако, имеет объяснение.

Наша армия была небольшой, резервы и кадры недостаточными.

Мы не были готовы к войне с великой державой.

В то время как отважные воины обороняли наши границы, приходилось чрезмерными усилиями доставать то, чего не хватало, строить линии обороны, которых не существовало, пытаться получить помощь, которая не приходила. Нужно было достать оружие и снаряжение. И зто в то время, когда все страны лихорадочно вооружались перед бурей, которая теперь несется над миром. Ваши подвиги вызвали восхищение во всем мире, но и после трех с половиной месяцев войны мы остаемся все столь же одинокими.

Из-за рубежа, кажется, мы получили только два усиленных артиллерией и самолетами батальона на свой фронт, между тем наши собственные солдаты, сражаясь днем и ночью бессменно, должны были отражать атаки все новых и новых вражеских формирований на пределе физических и психических сил. Наступит день, и история этой войны будет написана. Мир должен увидеть, какие подвиги вы совершали. Без той щедрой помощи, которую нам оружием и снаряжением оказали Швеция и западные державы, мы не смогли бы так долго бороться с бесчисленными пушками, танками и самолетами, брошенными против нас.

К сожалению, данное нам западными державами обещание грандиозной помощи не могло быть исполнено, так как наши соседи, заботясь о самих себе, отказали в разрешении транзита войск. После шестнадцатинедельных кровопролитных боев и днем, и ночью, без отдыха, наша армия и сегодня стоит, непобежденная, перед врагом, который, несмотря на колоссальные потери, численно только рос. Наш тыл, где бесчисленные воздушные налеты сеяли ужас и смерть среди женщин и детей, остался непоколебим. Наши сожженные города и лежащие в развалинах села далеко за линией фронта, вплоть до нашей западной границы, очевидное доказательство того, что этот народ смог выдержать прошедшие месяцы.

Наша судьба сурова, так как мы вынуждены оставить чужой расе, у которой иное мировоззрение и иные нравственные ценности, землю, которую мы в тяжелом труде возделывали веками.

Но на том, что остается, мы должны подготовить дом для тех, кто остался без крова, и наилучшие условия для существования всех; нам следует, как никогда быть готовыми защищать эту ставшую меньшей землю отцов с той же решимостью и силой, с которыми мы защищали нашу неразделенную родину.

У нас есть гордое сознание того, что на нас лежит историческая миссия, которую мы еще исполним, - защищать западную цивилизацию, она издревле была нашей наследственной долей. Но мы также знаем, что до последней монетки отплатим свой долг Западу.

iv Теперь наступило время вступить в контакт с Москвой

(выдержки из "Мемуаров" К. Маннергейма с подзаголовками автора "Мятеж-Войны")

25 августа наши представители поинтересовались у посла СССР в Стокгольме, какие существуют предпосылки для переговоров о мире. В ответе госпожи Колонтай говорилось что советское правительство готово к мирным переговорам при двух условиях: разрыв отношений с Германией и вывод немецких войск из страны в течение двух недель, во всяком случае до 15 сентября. Если немцы не пойдут на это, то следует интернировать их войска. Эти условия, говорилось в ответе, выдвигаются так же и от имени Великобритании, они одобрены правительством США.

Правительство, вновь желавшее приступить к переговорам, к своему удовлетворению констатировало, что военные и политические усилия минувшего (1944 года) лета привели к отказу русских от требования безоговорочной капитуляции и что установлен срок, хотя и короткий, для представления немцам возможности добровольно покинуть страну.

Предложения правительства начать переговоры были одобрены парламентом на закрытом заседании 2 сентября (думали больше недели, - С.А.)

Послу Германии в Хельсинки в этот же день была вручена нота, которой дипломатические отношения разрывали и предлагали вывести немецкие войска из Финляндии в течение двух недель.

Письмо фюреру

Через генерала Эрфурта я послал германскому фюреру и главнокомандующему Адольфу Гитлеру письмо следующего содержания:

"В момент предстоящих трудных решений я испытываю необходимость сообщить Вам, что пришел к убеждению, что спасение моего народа обязывает меня найти способ быстрого выхода из войны. Неблагоприятное развитие общей военной ситуации все сильнее ограничивает возможности Германии в грядущие моменты еще больших бедствий оказать нам в достаточных размерах и в нужное время помощь, в которой мы неизбежно нуждаемся и которую Германия, по моему мнению, искренне хотела бы предоставить нам. Даже переброска в Финляндию одной - единственной немецкой дивизии займет столько времени, что в течение его наше сопротивление может быть сломлено под нажимом превосходящих сил противника. К тому же, как я понимаю, обстановка не позволяет специально держать в Финляндии достаточное количество немецких дивизий; готовых к действиям.

Опыт прошедшего лета подтверждает это предположение.

С оценкой военной обстановки, изложенной здесь, соглашается все больше и больше избранников народа Финляндии. Хотя лично я был бы склонен придерживаться иного мнения, тем не менее конституция не оставляет мне возможности не принимать во внимание эту явную и постоянно растущую волю большинства народа. Когда господин генерал-фельдмаршал Кейтель по вашему поручению нанес мне недавно визит, он подчеркивал, что народ Великой Германии, несомненно, сможет, если того потребует судьба, вести войну еще десяток лет. Я ответил, что хотя, как надеюсь, это и соответствует действительности для девяностомиллионного народа, все же мы, финны, полностью осознаем, что даже физически не способны выдержать эту войну дальше. Генеральное наступление русских в июне лишило меня всех резервов. Мы не можем больше позволить себе такого кровопролития, не подвергая постоянно опасности дальнейшее существование всего небольшого народа Финляндии. - Я хотел бы особо подчеркнуть, что даже если судьба и не подарит успеха вашему оружию, Германия все равно выживет.

Этого нельзя утверждать, говоря о Финляндии. Если наш, всего лишь четырехмиллионный, народ будет побежден силой оружия, можно не сомневаться, что его изгонят из страны или доведут до вымирания. Я не могу поставить мой народ перед такой угрозой. Хотя едва ли я могу надеяться, что Вы посчитаете правильным или одобрите эти мои соображения и мотивировки, все же я решил послать Вам эти строчки до окончательного решения.

Вероятно, вскоре наши дороги разойдутся. Но память о немецких братьях по оружию в нашей стране будет жить. Ведь в Финляндии немцы были не представителями чужеземного ига (видимо имеется в виду русское иго, С. А.), а помощниками и братьями по оружию. Но и в таком виде положение чужеземцев трудное и требует многого.

Могу засвидетельствовать, что за все последние годы не случилось ничего, что дало бы нам повод смотреть на немецкие войска как на чуждых пришельцев и угнетателей. Уверен, что отношение немецкой армии, находящейся в Северной Финляндии, к населению и официальным органам страны, пожалуй, войдет в нашу историю как исключительный пример корректности и сердечности отношении, сложившихся в такой обстановке.

Считаю своим долгом вывести мой народ из войны.

По своей воле я никогда не мог бы и не хотел бы повернуть оружие, которое было нам передано в таком обилии, против немцев. Надеюсь, что Вы, хотя и не одобрите этого моего послания, все же попытаетесь, как и я и все финны, прийти к окончательному уяснению существовавших до сих пор между нами отношений, всеми способами избегая их ненужного обострения".

Братья по оружию

Поскольку парламент одобрил предложение правительства о начале мирных переговоров, в Хельсинки и в Ставке надо было принимать срочные меры, ибо немцы должны уйти из страны в течение каких-то двух недель.

Генерал Дитль молодцеватый и храбрый командующий немецкими войсками, несколько месяцев тому назад погиб в Германии во время авиационной катастрофы. Его преемник генерал-полковник Рендулич представлял собой совершенно иной тип человека. Вежливый и внимательный, но, видимо, более суровый и трудно идущий на сближение. Перед самым вручением ноты послу Германии генерал-полковник Рендулич нанес мне визит в Хельсинки. Он сказал, что не может не выразить мне большой озабоченности по поводу того оборота, который принимают события. За короткое время пребывания на командной должности в Лапландии он успел убедиться, что финны хорошие воины, но тут же заметил, что никто не может отрицать факта, что и немцы являются бесстрашными бойцами, а при необходимости даже наглыми в военных действиях. При столкновении финнов и немцев война станет жестокой и кровавой.

Несмотря на этот угрожающий намек, мы расстались по традиции любезно. То, что немцы уже догадываются, в какую сторону идет развитие событий, ясно было уже из того, что, по сведениям нашей разведки, они приступили к широкому строительству промежуточных рубежей для ведения сдерживающих оборонительных боев.

Лично я не боялся, что предстоящий разрыв отношений с Германией вызовет кризис в оборонительных силах, а тем более среди гражданского населения. Народ Финляндии за последнее время научился думать реалистически. На своем опыте он смог убедиться, что и наша страна была пешкой в политической игре великих государств и что ни одно великое государство не побрезговало использовать малую страну в своих интересах.

Лучшим свидетельством этого являются колебания в позиции Германии. Сначала немцы, будучи союзниками русских, принесли нас в жертву на алтарь своего русского союзника, потом, преследуя собственные интересы, поддерживали нас в период между войнами в 1940 - 1941 годах. Обстоятельства привели к тому, что эта поддержка превратилась в братство по оружию. Хотя мы и в этом качестве отказывались от ведения операции, которые были не в интересах Финляндии, и боролись только во имя своих собственных целей, все же отношения между обеими армиями оставались корректными. Кроме того, общая борьба против Советского Союза уменьшила то горькое чувство, которое было вызвано позицией Германии перед Зимней войной и во время ее.

Шаг, который мы были вынуждены предпринять сейчас, был мучительным. Но выбора у нас не было!

Если учесть, что 20-я горная армия состояла из девяти дивизий (плюс специальные войска) и в целом в ней насчитывалось около 200 000 человек, а также то, что на территории ее дислокации были сосредоточены огромные склады, становится ясно, что вывод ее в столь короткий срок был невозможен уже чисто по техническим причинам. Самая южная группа из трех дивизий, находившаяся в полосе Ухта - Кестеньга, была в 200 километрах от ближайшей железнодорожной станции, а расстояние по железной дороге до портов Ботнического залива составляло 400 километров. Наземные пути в Норвегию были относительно хорошими, но от Рованиеми через Ивало, от Торнио через Ивало и от Торнио через Муонио до норвежской границы надо было проехать 400 километров, а осенние дожди вскоре превратили дороги в месиво.

Я не был уверен и в том, что генерал-полковник Рендулич и его начальство пожелают облегчить наше положение и отвести войска в установленный срок.

Уже 3 сентября я отдал приказы о переброске шестой дивизии с Карельского перешейка в Каяни и о передислокации 15-й бригады в район южнее Оулу. Обстановка была сложной и неприятной. Еще не было заключено даже перемирие, не говоря уже о мире, а нам уже пришлось ослаблять нашу группировку на фронте против Советского Союза и отправлять войска на север.

Перед тем как наши отношения с немцами были разорваны окончательно, я хотел попытаться ускорить уход германских войск, по возможности без военных столкновений с ними. Поэтому утром 5 сентября я пригласил к себе генерала Эрфурта, в способность критического мышления которого я привык верить, и попросил его воздействовать на генерал-полковника Рендулича, чтобы он ускорил отступление. Я заверил его, что мы со своей стороны сделаем все возможное для облегчения перевозок немцев. Генерал сообщил мне, что незадолго до нашего разговора он связался с генерал-полковником Рендуличем, и тот уже начал отвод войск. Это было радостное известие.

Если немцы пожелают быстро покинуть нашу страну и пожертвовать частью своих запасов, у нас появится возможность избежать печальных событий новой войны. Но такого счастливого случая нам не выпало. К моей радости, и в этом случае генерал Эрфурт полностью понял наше трудное положение. Его симпатия к нашей стране до конца осталась неизменной. Я и раньше считал, что назначение такого получившего высшее гуманитарное образование и по характеру самостоятельного генерала представителем немецкого командования ко мне в Ставку, являлось счастливым решением. Когда на одной из стадий был поднят вопрос о его замене другим, который, как мы полагали, мог бы более жестко проводить линию своего работодателя, я дал понять германской Ставке, сколь высоко оценил бы решение оставить генерала Эрфурта на посту офицера связи между нами. Теперь, когда дороги наши расходились, я выразил ему свою искреннюю благодарность за ту широту взглядов и тактичность, которую он проявлял в своей нелегкой работе.

Переговоры о перемирии

Руководителем делегации, которая должна была вести переговоры о мире, назначили премьер-министра Хакцелля. Остальными членами делегации стали генералы Вальден, Хейнрихс, а также О. Энкелль. Я сказал о мире, но на самом деле мы не знали, будут ли переговоры касаться вопроса о мире или перемирии, или разговор пойдет о том и другом. Для того чтобы переговоры происходили в благоприятных условиях и дальнейшее кровопролитие было прекращено, я через Стокгольм предложил генералиссимусу Сталину приостановить военные действия в предложенные им день и час.

В ночь на 4 сентября, которую я проводил у себя на квартире неподалеку от Миккели, министр иностранных дел, позвонив по телефону начальнику генерального штаба, сообщил, что Сталин принял мое предложение. Если подтвержденный ответ доставят в посольство СССР в Стокгольме до двух часов этой ночи, то русские прекратят огонь в 7.00 на следующее утро. Прежде чем генерал Хейнрихс разбудил меня, он постарался убедиться, что приказ о прекращении огня можно довести до всех частей до установленного срока. Около часа ночи связались с министром иностранных дел и поручили ему сообщить о моем согласии с предложением. Спустя несколько минут он передал это сообщение далее, следовательно, мой ответ должен был поступить в посольство СССР в Стокгольме заблаговременно. Приказ о прекращении огня на суше, на море .и в воздухе передали в части в 7.00 4 сентября, После того как часы пробили семь утра, нам стали поступать донесения, из которых явствовало, что русские продолжают боевые действия, как будто ничего не произошло. В течение дня они предпринимали многочисленные попытки углубиться в наши позиции и даже атаки с предшествующей артподготовкой. Некоторые командиры, послав делегатов, установили контакт с русскими, которые сообщили, что им ничего не известно о прекращении боевых действий.

В этой неприятной обстановке нам пришлось дать новое распоряжение, согласно которому вся боевая деятельность запрещалась, за исключением случаев, когда войска противника попытались бы проникнуть на наши позиции, которые нам, пока обстановка не прояснится, следовало рассматривать в качестве демаркационной линии. Так прошел день и следующая ночь. Сразу после 7.00 следующего утра поступило первое донесение о том, что противник прекратил огонь.

Обстановка на севере была неопределенной. Она вызывала серьезное беспокойство. 7 сентября был отдан приказ об эвакуации Лапландской ляни, откуда необходимо было перевести население либо в районы южнее реки Оулуйоки, либо же в Швецию. Благодаря помощи шведских официальных органов и прекрасной организации, мучительное перемещение населения через государственную границу прошло лучше и быстрее, чем мы позволяли себе надеяться. Снова дети, женщины и старики вынуждены были покинуть свои дома, и снова впереди была война и гонения.

В ночь на 15 сентября, когда мой поезд стоял на станции Коувола, из Ставки позвонили по телефону. Немцы потребовали сдачи гарнизона на острове Гогланд, и, когда требование было отвергнуто, они пошли на остров в наступление. Командир береговой обороны генерал-лейтенант Валве приказал гарнизону перейти к обороне. После жестокого боя, в котором 700 немцев было взято в плен, подполковник Миеттинен вынудил наступающих отойти. Дело кончилось тем, что после того, как защитники острова умело отразили наступление немцев, русские их интернировали. С одной стороны, я поблагодарил генерал-лейтенанта Валве за его решительное вмешательство в дело, а с другой - мог лишь констатировать тот факт, что немцы своей безумной попыткой облегчили наше положение именно в тот момент, когда Финляндия была вынуждена выгнать их из страны с помощью вооруженных сил.

Посол СССР в Стокгольме дала понять, что нашей делегации следует как можно скорее выехать в Москву. Прибыв в Москву 7 сентября, делегация все же была вынуждена ожидать целую неделю приглашения в Кремль. Вечером 14 сентября, за день до первого совещания, премьер-министра Хакцелля разбил инсульт, что вызвано его отзыв (по прошествии нескольких месяцев, это привело к концу его деятельную жизнь).

На переговоры, следовательно, пошли генералы Вальден, Хейнрихс, а также О. Энкелль. Руководителем делегации после премьер-министра Ханцелля был назначен министр иностранных дел Карл Энкелль, который тут же отправился в Москву. Из донесений, полученных в те дни, постепенно стали ясны условия перемирия русских. Большинство из них мы знали и ранее.

Новым было то, что русские вместо Ханко потребовали аренды на 50 лет основной части области Киркконумми, расположенной в непосредственной близости от столицы, с входящим в эту зону мысом Порккала, а также частей трех соседних областей, так называемой территории Порккала-Удд. Кроме того, мы были обязаны передать весь район Петсамо, что означало лишение Финляндии единственного порта на Северном Ледовитом океане. Размер репараций с 600 миллионов был снижен до 300 миллионов долларов США, и нас обязывали выплачивать их поставками товаров в течение шести лет. Армию необходимо было отодвинуть на границу 1940 года (это следовало сделать за пять суток) и перевести ее на мирное положение в течение двух с половиной месяцев со дня подписания соглашения о перемирии. Это означало также, что в ходе демобилизации нам следует изгнать из страны или интернировать немецкие войска. Далее, для облегчения достижения полной победы над Германией, мы должны были предоставить Советскому Союзу право использовать порты и аэродромы Южной Финляндии, а также наш торговый флот вплоть до окончания мировой войны.

За выполнением всех этих пунктов должна была наблюдать союзническая (русская) контрольная комиссия. Соглашение о перемирии вступало в силу в момент его подписания. Это означало, что это нельзя было ратифицировать в соответствии с существующим порядком и что одобрение его парламентом. должно было произойти авансом. Правительство собралось на заседание 18 сентября с целью определить свое отношение к условиям перемирия. Тем же вечером я беседовал с бывшим министром иностранных дел Рамзаем, который сказал, что условия ужасны, но если мы не примем их, то последствия могут оказаться роковыми. Однако уже в ранние часы следующего утра мы получили из Москвы сообщение, что советское правительство требует подписания соглашения до 12 часов следующего дня.

Трудные решения

Поэтому я созвал правительство в 5.00 19 сентября.

В резиденцию правительства были также приглашены генерал-лейтенант Айро и полковник Гаасонен, выделенные в качестве технических экспертов в помощь правительству.

Я информировал правительство об ультиматуме русской стороны, а затем предоставил слово генерал-лейтенанту Айрол. Из его доклада стало ясно, что Финляндия при благоприятных условиях может продержаться всего лишь три месяца.

Полковник Паасонен, в свою очередь, заметил, что наступление русских, как на Карельском перешейке, так и в полосе севернее Ладоги, уже миновало кульминацию и что оборону, прежде всего северо-восточнее Выборга, облегчают необычайно выгодные условия местности. То обстоятельство, что большая часть соединений, принимавших участие в наступлении, переброшена на фронт в Прибалтике, указывает на то, что наступления, во всяком случае, крупного, ожидать не приходится. Однако противнику потребуется не больше двух недель для сосредоточения новой превосходящей в силах группировки на Карельском перешейке. Кроме того, стратегическое положение нашей страны значительно ухудшится, если русские овладеют южным берегом Финского залива.

После выступлений военных экспертов я предоставил слово исполняющему обязанности премьер-министра фон Борну, который временно замещал на этом посту уехавшего в Москву Энкелля. Барон фон Борн не стал выступать против принятия условий перемирия, однако выразил в своем полном пессимизма заявлении огромную скорбь и обеспокоенность присутствующих по поводу судьбы, которая сейчас ожидает народ Финляндии. В моем присутствии правительство, испытывая тяжелые чувства, решило внести в парламент проект решения об утверждении условий и предоставлении полномочий для подписания перемирия.

Парламент, созванный на заседание в то же утро в 7.00, без долгих разговоров утвердил проект решения.

Когда делегация вернулась в Финляндию, я узнал, что информация о решении парламента не успела поступить вовремя, поскольку соглашение подписывали между 11 и 12 часами дня. Правда, посол Швеции Седерблум через Стокгольм сообщил, что он слышал об утверждении условий перемирия как правительством, так и парламентом, но официального подтверждения этому не поступило.

Эвакуация и переход к мирной жизни

В эти тяжелые дни наша полномочная делегация встретила в Москве со стороны посольства Швеции необыкновенную доброжелательность и готовность оказать помощь. Выборгская ляни опять оказалась в составе России, и народ Карелии вместе со скотом и всем движимым имуществом вновь отправился в путь на Запад. Благодаря теплой погоде и существовавшей у нас возможности пароходных перевозок по озерам, эвакуацию на этот раз смогли организовать лучше, чем в ноябре 1940 года. На дорогах тех времен, не расчищенных от снежных заносов, можно было видеть скорбь и печаль, несчастье и беспорядок: завязшие в сугробах сельскохозяйственные машины и рогатый скот, который едва мог двигаться. И все же шествие изгнанных из своих домов жителей Карелии сейчас, если можно так выразиться, производило еще более горестное впечатление, чем в прошлый раз.

Район Порккала-Удд, старую окультуренную территорию, где хозяйства процветали, а воды изобиловали рыбой, сейчас необходимо было освободить в течение суток до прихода гарнизона русских. Помимо того, что здешние жители потеряли свои дома и унаследованные от предков хозяйства, передача этой территории порождала большие трудности в снабжении столицы продуктами питания: перерезала прямые шоссейные и железные дороги, идущие в юго-западные районы Финляндии, оказались перерезанными.

Тот факт, что с этого момента столица была доступна для прямого обстрела русской полевой артиллерией, представлял собой серьезнейшую угрозу.

Второй раз за четыре года наши войска отступали на линию границы, установленную противником. И сейчас армия была вконец измотана в борьбе против превосходящего противника, но, как и в 1940 году отходила в боевом порядке, не разгромленная и сохранившая свою духовную твердость. Она не была разбита и могла бы при необходимости продолжать борьбу. Свидетельством этого являлись последние успешные бои под Иломантси. Однако общая ситуация требовала, чтобы боевые действия были прекращены и народ получил мир.

С гордо поднятой головой финский солдат мог отправляться домой, хорошо выполнив свою задачу.

Свобода и на этот раз досталась нам дорогой ценой.

Свидетельством этого служат 55 000 белых деревянных крестов на наших погостах.

Правительство Хакцелля сразу, после выполнения своей задачи и заключения мира, ушло в отставку. Нелегко было подыскать подходящую кандидатуру, которая согласилась бы осуществлять руководство новым кабинетом министром, задача которого, несомненно, была более трудной по сравнению с любым из предыдущих правительств. Напрасно я обращался то к одному, то к другому парламентариям.

Наконец это тяжелое бремя согласился взять на себя президент верховного административного суда У. Кастрен.

Сейчас нужно было засучив рукава приступать к работе по восстановлению страны, возвращению торговых отношений и вообще к запуску производственного механизма, и все это нужно было проделать наряду с вооруженной борьбой против нового противника, причем своего решения ждали и социальные проблемы, и прежде всего поиск жилья для перемещенных лиц. Трудности, казалось, были непреодолимыми, если их рассматривать на фоне огромных экономических обязательств, предъявляемых репарационными требованиями.

Правительство Кастрена работало недолго, поскольку противоречия среди социал-демократов привели к сужению базы, на которую правительство опиралось. Уже 17 ноября оно посчитало необходимым уйти в отставку.

За неполных два месяца кабинет министров под руководством Кастрена проделал значительную работу, на которую наложила печать принципиальная позиция премьер-министра в неравной борьбе за соблюдение интересов страны.

24 сентября русские захватили Таллинн, а спустя несколько дней в их руках оказалась почти вся Эстония. В связи с этим Германия не смогла предпринять против нас тех же мероприятий, к каким она прибегла годом раньше в Румынии и Венгрии, но все же военные действия против немцев приносили нам огромные трудности. 15 сентября, еще до подписания соглашения о перемирии, истек исключительно короткий срок, который нам дали.

В разговоре с Рюти 2 февраля я положительно ответил на вопрос президента, считаю ли я, что офицерский корпус в любых условиях будет подчиняться приказам. Так и произошло. После смены фронта не было замечено каких-то фактов не- подчинения приказам, хотя, многие офицеры, в особенности младшие, сражавшиеся бок о бок с немцами против общего врага, несомненно, оказались в эмоционально щекотливом положении.

Выдворение бывших союзников по агрессии

Если же принять во внимание известное недоверие к русским, которое господствовало не только в офицерском корпусе - можно сказать, что его испытывало огромное большинство народа, - едва ли стоит удивляться тому, что многие боялись возникновения внутренних конфликтов в результате военных действий на севере страны. Тем не менее, бесцеремонное ведение немцами боевых действий, завершившееся разрушением всей Лапландии, привело к тому, что все поняли необходимость освобождения Финляндии от армии, массовое присутствие которой продлевало нетерпимую ситуацию. После вступления в силу соглашения о перемирии началась переброска на Север дополнительных войск, насколько это позволяла пропускная способность железных дорог.

Так, в Оулу были передислоцированы бронетанковая дивизия, а также 3-я и 11-я дивизии. Бригаду егерей-пограничников перебросили в район севернее Каяни. Трудную задачу изгнания немцев из страны поручили генерал-лейтенанту Сииласвуо, чей командный пункт расположился в Оулу. Концентрацию войск было трудно осуществлять, поскольку одновременно полным ходом шла эвакуация гражданского населения из Лапландии. Тем временем немцы приступили к выводу своих войск с полосы Ухта-Кестеньга, русские даже и не попытались связать их (а какая нужда было это делать?- А. С).

Немцы развернули фронт против юга и под его прикрытием начали постепенно отводить войска в Норвегию. До завершения сосредоточения наших сил группировка немцев в составе трех дивизий успела укрепить все коммуникационные линии севернее Оулу и Каяни.

Это обстоятельство поставило нас при начале наступления в весьма невыгодное положение. 6-я дивизия и 15-я бригада получили приказ двинуться на север еще до прихода наших основных сил. Немцы отступали, минируя дороги и уничтожая на своем пути все, даже малые мосты на шоссейных дорогах и путепроводы, не говоря уже о железнодорожных мостах через могучие реки Северной Эстерботнии. В связи с этим преследование шло медленно, и чем дальше продвигались наши войска, тем труднее было организовывать их снабжение.

Появилась и еще одна неприятность, когда русские войска, не объясняя ничего, перешли границу в районе Суомуссалми, а немного ранее, укрепленную границу в Кусамо. Необыкновенно огромные трудности, которые были у наших войск в попытках настичь и связать отступающего противника (то есть бывших братьев, - С.А.), породили мысли о высадке десанта в тылу немцев.

Эта задача была поручена генерал-майору Паяри и его 3-й дивизии. Генерал-лейтенант Сииласвуо наметил проведение этой операции на 30 сентября, а пунктом высадки морского десанта выбрал город Кеми. Вблизи его один батальон финских сил еще до начала боевых действий занял позиции, прикрывая промышленные предприятия в районе Карихаара. Хотя в распоряжении десантируемых войск был плацдарм в тылу немцев, тем не менее проникновение в Кеми морем представляло собой опасную попытку. Сам город был оккупирован немцами, и на побережье имелись их артиллерийские позиции. Поскольку глубинный порт был приведен в негодность путем затопления в его водах железнодорожных вагонов и различного металлолома, то десантирование должно было происходить с пересадкой войск на внешнем рейде с крупных на малые суда.

29 сентября вечером, когда войска уже готовы были к отплытию из порта Топпила близ Оулу, разыгралась жестокая буря и воспрепятствовала осуществлению идеи о высадке десанта в Кеми. Отсрочка же, в свою очередь, таила в себе опасность того, что внезапность, с которой замышляли провести операцию, могла оказаться утраченной. Войска получили приказ произвести высадку в ночь на 1 октября не в Кеми, а в порту Реютя близ Торнио. После овладения городом одной части десанта было приказано перекрыть пути отступления немцев в долине реки Торнио, а другой - наступать в направлении Кеми, атакуя немцев с тыла. Одновременно по группировке в Кеми должны были нанести удар и с юга.

Высадка десанта в Реютя без поддержки авиации была рискованной затеей, поскольку можно было полагать, что германская авиация, в распоряжении которой были все аэродромы этого участка, эффективно вмешается в дело. Следует считать заслугой талантливого руководителя генерал-майора Паяри то, что высадка и захват города Торнио, несмотря ни на что, прошли успешно. Успеху сопутствовало и то, что шюцкоровцы города Торнио и солдаты, находившиеся в отпусках, организовали что-то вроде народного восстания против немцев. Когда же к немцам подошло подкрепление, за удержание города пришлось вести упорные бои.

Свидетелями боев за Торнио стали в числе прочих и иностранные журналисты, которые были посланы убедиться на месте в том, сколь необоснованны были угрожающие обвинения русских, будто бы мы воюем с немцами лишь для отвода глаз. Они получили возможность наблюдать за высадкой десанта, за тяжелыми боями и за народным восстанием и даже оказались под бомбовым ударом, нанесенным немецкой авиацией. С полным правом они могли засвидетельствовать, что наша война против немцев на Севере вовсе не была похожа на игру.

Второй эшелон, 11-ю дивизию генерал-майора Хейсканена, все еще из-за продолжавшегося шторма удалось высадить только 6 октября. В упорном бою, продолжавшемся двое суток, войска немцев севернее Торнио были разбиты.

8 октября мы овладели городом Кеми. Операция по высадке десанта в соответствии с планом прояснила обстановку в прибрежной полосе, и сейчас 'можно было начать преследование противника в направлении на Рованиеми и вдоль долины реки Торнио.

Генерал-лейтенант Сииласвуо в эти дни получил в свое распоряжение еще одно соединение, 15-ю дивизию, снятую с Карельского перешейка. Продвигаясь вперед из Торнио и Кеми, наши войска встречали упорное сопротивление, прежде всего на промежуточных позициях, которые немцы выстроили по долинам рек.

Местность - обширные болота и голые каменистые горы - требовала иных методов ведения военных действий, а не тех, к которым наши войска привыкли в южных районах страны. Особо утомительны были обходные маневры, требовавшие огромного времени, и как только немцы обнаруживали, что им угрожает окружение, их пехота немедленно отступала, минируя местность и взрывая за собой дороги. Редкие наземные пути были раскатаны до непригодности, а распутица, порожденная осенними дождями, довела их до еще более скверного состояния.

Дни становились короче, и долгие марши и беспрерывные бои все больше изнуряли войска. Когда поселок Рованиеми, превращенный немцами в пепел, был 16 октября взят, группировка немцев в долине реки Торнио во избежание удара со стороны Киттиля была вынуждена отступить. Сожженное село Муонио было освобождено 30 октября, и там встретились наши колонны, двигавшиеся из Рованиеми и Торнио. По петсамской дороге поспешили на высоты Лаанила. Противник был уже отброшен на 400 километров на север от своего исходного рубежа, но три самых северных финских коммуны - Инари, Утсйоки и Энонтекие все еще находились в руках немцев.

В соглашении о перемирии предусматривалось, что при необходимости русские примут участие в ускорении изгнания немецких войск.

Содействие русских войск в операциях, несомненно, сократило бы военный поход и позволило бы нам избежать значительных потерь (каков гусь, - русские и тут оказались виноватыми в их "значительных потерях", - С.А.). Если бы они на начальной стадии войны в Лапландии активизировали свои действия против трех немецких дивизий в полосе Ухта - Кестеньга, то это заставило бы немцев отступать быстрее. Даже фиктивное наступление с направления Петсамо, захваченного русскими 15 октября, заставило бы немцев поспешить с отходом, поскольку они были бы вынуждены опасаться, что их коммуникации, проходящие через Ивало, могут оказаться перерезанными. Когда я предложил контрольной комиссии, чтобы какая-нибудь небольшая часть русской дивизии, стоящая на новой границе в 70 километрах от Ивало, захватила бы перекресток дорог, ведущий в Инари, то получил ответ: предложение слишком запоздало (действительно, об этом следовало подумать в марте, или даже еще раньше, в 1941 году, - С.А.).

Однако потом, когда мы 4 ноября овладели населенным пунктом Ивало, оттеснив немцев в направлении Инари, русские не стали медлить с переходом границы и продвижением в направлении Ивало. После этого русские, держа палец на спусковом крючке, большими группировками севернее Бивало, в Кусам и Суомуссалми взяли контроль над обстановкой на всей территории Северной Финляндии.

Установленный в соглашении о перемирии срок демобилизации армии заканчивался 5 декабря, и этого придерживались жестко, хотя мы и просили о продлении. Вопрос демобилизации тех частей и подразделений, которые участвовали в лапландской операции, превратился в необыкновенно сложную проблему.

Одновременно с демобилизацией солдат старших возрастов, более молодых бойцов свели в части, соответствующие по своему составу войскам мирного времени. И эта молодежь должна была вести борьбу против немецких ветеранов, которые за четыре года войны успели привыкнуть к условиям Лапландии и ведению военных действий в глухих местах.

Просто чудо, что демобилизация не парализовала военную деятельность.

В январе 1945 года только что сформированные войска были готовы продолжать наступление в северо-западном направлении на так называемый "рукав" Финляндии, который протянулся к общему пограничному столбу между Финляндией, Швецией и Норвегией, находящемуся в горах в нескольких десятках километров от атлантического побережья Норвегии.

В этих неприветливых открытых всем ветрам местах немцы до апреля 1945 года продолжали удерживать в своих руках последний клочок финской земли.

В декабре 1944 года наступление против немцев продвинулось настолько далеко, что мое присутствие в Ставке уже не было необходимым. В середине этого месяца я перевел свой командный пункт в Хельсинки и одновременно передал непосредственное руководство военными действиями начальнику генштаба генералу от пехоты Эрику Хейнрихсу. На пороге следующего года его официально назначили командующим оборонительными силами. За его заслуги во время войны в качестве начальника генерального штаба, а также за искусное руководство военным походом в Восточную Карелию я наградил Хейнрихса Крестом Маннергейма первой степени.

Второй капитуляционный приказ Маннергейма

Последний приказ в качестве главнокомандующего я отдал 31 декабря 1944 года.

Он звучал так: "Солдаты Финляндии! Покидая, теперь уже в последний раз, активное руководство оборонительными силами Финляндии, но будучи президентом республики и оставаясь главнокомандующим, я мысленно обращаюсь к воспоминаниям о последнем пятилетии и об обеих войнах, которые вынужден был выдержать финский народ. С гордостью и благодарностью я вижу перед собой те бесчисленные серые ряды, которые, неколебимо верные своей задаче, оказали мне доверие и поддержку. Самые теплые мысли приходят ко мне, когда я думаю о тех, кто после стольких лет борьбы и испытаний, выполнив до последнего свой долг, вернулся к мирным делам, а также о молодых людях, продолжающих служить в рядах оборонительных сил. С глубоким благоговением и почитанием вспоминаю я тех из нас, кто не вернулся с полей сражения. Сейчас все это уже позади, остались лишь следы, нанесенные обществу военными годами, а также славная память о победах финских мужчин и женщин.

Народы мира стоят на пороге нового времени. Из ужасов войны поднимается иной мир, которому свойственны человеческие испытания и страдания, но который, уверенно можно сказать, принесет с собой прогресс и новые достижения. Тяжелым будет время для народов, пока не наступит день, который объединит нации военном согласии и заложит основу мирного труда и взаимопонимания.

Перед нами встают бесчисленные проблемы, порожденные перемирием и послевоенным временем. Трудности могут показаться непреодолимыми, но сейчас как никогда нам, финнам, следует непрерывно проявлять те наши свойства, которые в прошедшие годы были нашей силой: солидарность и самообладание.

Отдавая все наши силы настойчивому и бескорыстному труду, мы сможем выйти победителями из бурь современности и обеспечить существование и будущее нашего независимого государства. Закаленные во многих боях бывшие солдаты, вернувшиеся сейчас в свои дома! Вам подлежит повсюду в стране поддерживать дух того взаимного доверия и товарищества, который родился в общих испытаниях войны, а также воспитывать в своем окружении уверенность и веру в будущее.

Мои братья по оружию!

Я часто, как и сейчас, призывал вас постоянно напрягать силы, требовал от вас почти невозможного, и никогда мои призывы не оставались напрасными. Благодарю вас за блестящие действия на войне, которые не может затмить ничто в мире.

Благодарю каждого руководителя в наземных, морских и воздушных силах, от высших командиров до рядового - офицеров, унтер-офицеров и солдат, не забывая высказать слова благодарности медицинскому персоналу, врачам и медицинским сестрам. Особо благодарю моих ближайших товарищей по работе, начальников генерального штаба, главного квартирмейстера, инспекторов и командующих родами войск, чье умение и прилежность облегчали мою ответственность. Выражаю свою благодарность и командующим армиями и группами, руководителю работ по инженерному укреплению рубежей, а также командирам ВМС и ВВС, ополчений, зенитной обороны, корпусов и дивизий, которые самозабвенно и успешно справлялись с поставленными перед ними задачами.

Выражаю свою теплую благодарность тем десяткам тысяч рабочих, которые на фронте и в тылу, часто рискуя жизнью, трудились на благо нашей обороны. Их заслуги невозможно переоценить.

Благодарю железнодорожников, которые не уклонялись ни от опасностей, ни от трудностей. В заключение шлю свою благодарность всем тем безымянным людям, которые самозабвенно работали в различных учреждениях и организациях на благо нашего общего дела и невозможное превращали в возможное.

От имени наших оборонительных сил - уверен, что выражаю мнение каждого солдата, - и от всего сердца я благодарю всех членов организации "Лоттасвярд", чья жертвенная деятельность даже в самых опасных точках навеки останется благородным примером для всех финских женщин.

Желаю вам всем успехов и счастья, которое рождается на почве свободного отечества.

Пусть высшая судьба служит процветанию Финляндии".

Демократический финал

Перед концом рокового 1944 года я побывал в Миккели, городе, который в течение трех войн гостеприимно принимал у себя высшее руководство оборонительными силами, и передал орден Креста Свободы для укрепления его на гербе Микаели на вечную память. В 1945 году глава финского государства и правительство вынуждены были выполнять в наших условиях сложные задачи.

В это время мне оказал огромную помощь премьер-министр Паасикиви, который, начиная с 17 ноября 1944 года, необыкновенно опытно и гибко выполнял трудные обязанности руководителя правительства. На другого опытного государственного деятеля, который был моим помощником начиная с освободительной войны, на генерала Рудольфа Вальдена, я уже не мог больше опираться после того, как его в ноябре 1944 года хватил удар. От этого удара Вальден уже не оправился.

Важнейшим вопросом, который предстояло решить в ближайшем будущем, были выборы в парламент. Выборы не проводились с 1939 года, и после перемещения населения выборы технически требовали огромной подготовки, быстрая организация которой была неизбежностью. Выборы состоялись 17-18 ноября без каких-либо помех. Поскольку коммунисты на основе соглашения о перемирии получили право выступать в качестве политической партии, они создали вместе с левыми социал-демократами группу "народных демократов", которая получила 49 мест в парламенте. Социал-демократы получили 50 мест, аграрный союз - 49 мест, коалиционная партия - 28, шведская народная партия и левые шведы - в целом 15 мест и, наконец, прогрессивная партия - 9 мест. Как только стали ясными результаты выборов, правительство по сложившейся традиции сложило свои полномочия и подало в отставку.

vИз речи перед рейхсляйтерами и гауляйтерами в Познани

Генрих Гиммлер

6 октября 1943 г.

Теперь мы обнаружили русского генерала Власова. С русскими генералами дело особое. Наш бригаденфюрер Фегеляйн взял в плен этого русского генерала. Я гарантирую вам, из почти каждого русского генерала мы сможем сделать Власова! Это будет стоить неслыханно дешево. А этот русский, которого мы взяли в плен, нам вообще ничего не стоит. Он был командующим одной ударной армией.

Наш бравый Фегеляйн сказал своим людям: попробуем-ка пообращаться с ним так, будто он и взаправду генерал! И лихо встал перед ним по стойке смирно: "господин генерал, господин генерал!..." Это ведь каждому приятно слушать. И здесь это тоже сработало. Все-таки этот человек как-никак имел орден Ленина за номером 770...

Итак, с этим генералом обращались должным образом, ужасно вежливо, ужасно мило. В соответствии со своими особенностями, славяне охотно слушают, когда им говорят: "Это вы знаете намного лучше нас", любят быть любезно выслушанными, немного подискутировать. Этот человек выдал все свои дивизии, весь свой план наступления и вообще все, что знал.

Цена за эту измену? На третий день мы сказали этому генералу примерно следующее: то, что назад вам пути нет, вам, верно, ясно. Но вы - человек значительный, и мы гарантируем вам, что, когда война кончится, вы получите пенсию генерал-лейтенанта, а на ближайшее время - вот вам шнапс, сигареты и бабы. Вот как дешево можно купить такого генерала! Очень дешево. Видите ли, в таких вещах надо иметь чертовски точный расчет. Такой человек обходится в год в 20 тыс. марок. Пусть он проживет 10 или 15 лет, это 300 тыс. марок. Если только одна батарея ведет два дня хороший огонь, это тоже стоит 300 тыс. марок.

Но опасно делать из славянина большую политическую программу, которая в конечном счете может обернуться против нас самих. Во всем этом деле пропаганды Власова я испытывал большой страх. Вообще-то я не пессимист, да и возбуждаюсь редко. Но это дело показалось мне опасным. Оно показалось мне опасным в тот самый момент, когда я стал получать от немецких солдат письма, в которых говорилось: мы недооценивали русского человека.

Он - не робот и не ублюдок, как мы знаем из нашей пропаганды.

Это - не знающий порядка народ, который подвергается угнетению. Мы должны привить ему национал-социализм и создать русскую националистическую партию. У русских есть свои идеалы. А тут подоспели идеи г-на Власова: Россия никогда не была побеждена Германией; Россия может быть побеждена только самими русскими. И вот эта русская свинья г-н Власов предлагает для сего свои услуги. Кое-какие старики у нас хотели дать этому человеку миллионную армию. Этому ненадежному типу они хотели дать в руки оружие и оснащение, чтобы он двинулся с этим оружием против России, а может, однажды, что очень вероятно, чего доброго, и против нас самих!

(Да уж, предавший однажды не изменит своим "принципам" и в другой раз. Но сколько таких "власовых" обнаружилось в рядах "советских генералов", готовых отказаться от орденов, и не в 1942, а, например, в 1991-1993 гг. ? - ред. Впрочем об этом подробнее в Третьей части книги)

vi "Германский генеральный штаб"

(заключительная глава из книги немецкого генерала Г. Гудериана "Воспоминания солдата")

Германский генеральный штаб был создан Шарнгорстом и Гнейзенау. У его колыбели, как крестные отец и мать, витали дух Фридриха Великого и воля к освобождению, вдохновлявшая войну против угнетателя Германии Наполеона. После освободительных войн с наполеоновской Францией Европа вступила в период продолжительного мирного развития. Нужно было восстановить ослабленное войной народное хозяйство, поэтому европейские государства были вынуждены сократить военные расходы. В этой мирной Европе прусский генеральный штаб ничем не проявлял себя и жил незаметной жизнью.

Но именно в это спокойное время появилось выдающееся произведение, военной литературы - книга директора Прусской военной академии Карла фон Клаузевица "О войне". Эта книга, которую очень немногие читали, но многие критиковали, представляет собой первую попытку создать философию войны, дать объективный, квалифицированный анализ ее особенностей. Она имела большое значение в теоретической подготовке офицерских кадров германского генерального штаба. Она побудила к стремлению трезво и профессионально оценивать людей и события, что являлось характерным для всех виднейших офицеров германского генерального штаба. Она укрепила патриотизм и идеализм, одухотворявший этих представителей генерального штаба.

Если Шарнгорста, Гнейзенау и Клаузевица можно назвать духовными отцами прусско-германского генерального штаба, то фельдмаршала графа фон Мольтке следует признать его величайшим и наиболее последовательным сыном. Мольтке и его школу можно охарактеризовать словами Шлиффена: "больше делать, меньше говорить, быть большим, чем ты кажешься другим". Выдающиеся качества Мольтке как государственного деятеля (1855-88 гг., 30 лет был начальником германского генерального штаба) позволили ему выиграть три войны и оказать содействие делу объединения немецкого государства и немецкого народа. Одновременно он создал авторитет своему орудию - генеральному штабу.

После смерти Мольтке, на рубеже двух веков, на германский генеральный штаб не могли не оказать влияния происходящие события. Рост могущества Германии после победоносных лет эпохи объединения не мог не отразиться на офицерском корпусе и генеральном штабе. Достигнутое Германией положение великой европейской державы привело к появлению чувства самоуверенности, которое нашло себе наиболее яркое выражение в настроениях особого круга немецких офицеров офицеров генерального штаба. С этим чувством генеральный штаб и вступил в первую мировую войну. В этой войне он выполнил свой долг.

Если в первой мировой войне генеральный штаб больше, чем в предыдущие годы, вмешивался в управление боевыми действиями, то в этом виноват не генеральный штаб, а генералы, командовавшие соединениями, которые зачастую сами устранялись от принятия решений либо были слишком стары, не знали военной техники и являлись специалистами только в области строевой подготовки.

И вот начались разговоры о гипертрофии генерального штаба при Людендорфе, но огромная творческая энергия Людендорфа многое дала генеральному штабу немецкой армии. Людендорфа нельзя обвинять в поражении, которое Германия в конечном счете потерпела в первой мировой войне, в борьбе с превосходящими силами противников. Он занял ответственный пост начальника генерального штаба уже в августе 1916 г., в момент, когда без его вмешательства и вмешательства Гинденбурга война была бы уже проиграна. Эти два великих полководца взяли на себя почти сверхчеловеческую и, во всяком случае, совершенно неблагодарную задачу. Было бы несправедливо ставить им это в вину.

Несмотря на плохой исход войны и на раздоры послевоенного периода, вызванные поражением страны, Гинденбург и Людендорф остались выдающимися представителями старого германского генерального штаба. Правда, тяготы войны часто вынуждали их, особенно Людендорфа, принимать суровые, даже жестокие меры.

Впоследствии некоторые ученики Людендорфа объявили эту обусловленную крайней необходимостью сторону деятельности своего учителя обязательным качеством офицера генерального штаба. Они взяли за образец именно эту нехорошую черту военной практики Людендорфа. Так возник тип сурового своевольного карьериста, который производил неприятное впечатление и, к сожалению, подрывал авторитет генерального штаба в войсках и в народе. Но если мы посмотрим на ряд выдающихся личностей, которых следует признать типичными для прусско-германского генерального штаба, то мы не увидим среди них описанного выше типа.

Шрангорст, сын крестьянина из Нижней Саксонии, молчаливый, вдумчивый, самоотверженный, храбрый, скромный, неподкупный и некорыстолюбивый человек. Организатор прусской армии во время освободительной войны, создатель генерального штаба. Умер от тяжелого ранения, полученного на поле боя.

Гнейзенау, начальник штаба Блюхера, в 1806 г. руководил обороной Кольберга (Колобжег), энергичный и темпераментный человек, одаренный большими способностями, являлся советником главнокомандующего во многих удачных и неудачных сражениях. Он побудил Блюхера после поражения под Линьи 16 июня 1815 г. выступить на помощь союзным английским войскам. Этот марш Блюхера решил исход битвы при Ватерлоо 18 июня 1815 г. между союзными державами и Наполеоном.

Клаузевиц, которому в период войны не приходилось занимать руководящих постов, написал книгу "О войне". Это был тихий замкнутый ученый, которого нередко можно было встретить среди офицеров германского генерального штаба. При жизни он был мало известен и надеялся оказать влияние на грядущее поколение.

Мольтке - самый значительный начальник генерального штаба германских сухопутных войск, всемирно известный мыслитель, стратег и гениальный полководец. По характеру он был сдержанный человек, оказывающий влияние на окружающих в силу своего умственного превосходства. Он создал свою собственную школу. Мольтке был не только великим полководцем, но и благородным человеком, выдающимся писателем, вдумчивым наблюдателем нравов и обычаев других народов.

Шиффен - благородный, умный человек с холодным, саркастическим умом. Он был вынужден составлять свои планы в период неустойчивой политики и мало влиятельного рейхсканцлера. Ясностью и категоричностью своих военных планов он пытался компенсировать и нерешительность политических деятелей, и отсутствие у них целеустремленности. Так же, как и Мольтке, он понимал важность техники в современную эпоху. Четкость и убедительность его мыслей оказали столь сильное влияние на его преемника Мольтке-младшего, что оперативный план Шлиффена с незначительными изменениями был сохранен и после смерти его творца и использован в 1914 г. в условиях изменившейся обстановки. В провале так называемого плана Шлиффена виновен не сам Щлиффен, а его эпигоны. Шлиффену не пришлось проявить себя на полях сражений.

Гинденбург - простой, здравомыслящий, решительный человек, благожелательно и по-рыцарски относящийся к людям. Тем, кому он доверял, он предоставлял полную свободу действий; он хорошо разбирался в текущих событиях, понимал и знал людей. Это ему принадлежат слова: "Если бы сражение под Танненбергом было проиграно, не стоило бы спорить из-за того, кто должен нести ответственность за поражение".

Людендорф - человек сильной воли, с чудовищной работоспособностью и с выдающимся организаторским талантом. Пламенная любовь к отечеству придавала ему титанические силы в борьбе с надвигавшимся поражением германского народа. Он очень многое совершил в самое тяжелое для Германии время.

Сект - вдумчивый, хладнокровный человек с ясным умом, до некоторой степени боявшийся общественного мнения. Он был одаренным стратегом и организатором, однако не понимал значения техники так глубоко, как это понимали Мольтке и Шлиффен. После поражения в 1918 г. создал стотысячную армию Веймарской республики. Но Версальский договор запрещал этой армии иметь свой генеральный штаб, и Сект вынужден был уступить этому требованию. Однако он нашел путь к тому, чтобы сохранить в период разоружения страны у штабных офицеров дух старого германского генерального штаба. Его стремление отделить армию от политики в свое время было совершенно правильным, но постепенно привело к тому, что офицерский корпус вообще и офицеры, которые могли быть использованы для службы в генеральном штабе, в частности, перестали интересоваться вопросами внешней и внутренней политики. В этом была слабость его системы.

Бек - высокообразованный, спокойный, благородный человек; Он недооценивал роль техники, авиации, моторизации и радиосвязи в современной войне, не менее отрицательно относился он и к новым методам ведения войны, обусловленным развитием техники, и пытался затормозить их внедрение. Бек не признавал и политическую революцию национал-социалистов. Он был консервативным человеком по своей натуре, вел выжидательную политику; эти черты характера и погубили его.

Из характеристики этого небольшого числа выдающихся представителей германского генерального штаба можно понять его дух.

В течение продолжительного времени своего развития генеральный штаб воспитывал и обучал полноценных в умственном и моральном от- ношении офицеров, способных руководить германскими вооруженными силами в тяжелых условиях, в которых они обычно вынуждены были сражаться. Необходимыми условиями для получения должности в генеральном штабе были целостность характера, безупречное поведение на службе и в быту. Далее принимались во внимание военные способности, фронтовой стаж, тактическая и техническая под- готовка, организационный талант, физическая и духовная выносливость, прилежание, трезвость ума, решительность. При подборе офицеров с учетом этих требований в первую очередь принимались во внимание умственные качества, а затем уже свойства характера и душевные качества, ибо последние труднее поддаются точному определению. Большая часть офицеров генерального штаба, особенно старых офицеров, понимала важность этих традиционных особенностей.

Конечно, это не означает, что именно эти офицеры занимались вопросами подбора кадров для генерального штаба. Да если бы они и занимались ими, то это еще не значит, что они обладали достаточным знанием людей и были гарантированы от ошибок при подборе кадров. Но вне всякого сомнения, старая традиция имеет огромное моральное значение для армии.

Приведенные выше характеры видных офицеров старого генерального штаба могли бы быть взяты молодым поколением за идеальный образец. Этот образец не должен ограничивать новые качества, обусловленные развитием военного искусства, и тем более не должен исключать их.

Однако в действительности старая традиция не всегда рассматривается как идеальный образец. Часто в ней усматривают только практический пример, считая, что достаточно слепого подражания, чтобы добиться успеха даже в том случае, если условия и средства совершенно изменились. Такое неправильное понимание традиции присуще каждому старому учреждению. Прусско-германская армия и ее генеральный штаб также неоднократно допускали эту ошибку.

Несомненно, между неправильно понимаемой традицией и новыми задачами существовало внутреннее противоречие. Эти новые задачи были обусловлены самыми различными причинами: изменившимся положением Германии, новым соотношением сил в Европе и во всем мире, растущим влиянием техники, превращением войны в "тотальную", расстановкой политических сил во всем мире. Конечно, не все офицеры генерального штаба видели эти изменения в обстановке. Это относится в первую очередь к некоторой части старых офицеров, занимавших ответственные посты. Новая обстановка требовала новой организации всех вооруженных сил и особенно создания единого верховного командования. Но именно это требование, обусловленное всем ходом политического, военного и экономического развития, не было реализовано германским генеральным штабом до начала второй мировой войны. Напротив, довоенное руководство генерального штаба препятствовало не только своевременному созданию полноценного и всеобъемлющего верховного командования вооруженных сил, но и образованию самостоятельных, способных выполнять оперативные задачи военно-воздушных сил, тормозило развитие только что созданных бронетанковых войск в составе сухопутных войск.

Довоенный генеральный штаб сухопутных сил недопонимал и недооценивал важности новых родов войск в современных условиях боевой действительности, так как он боялся умалить значение сухопутных войск и старых видов вооружения. Традиционная замкнутость офицеров генерального штаба в чисто военных делах препятствовала развитию их политического кругозора. Развитию офицеров препятствовал также принцип Гитлера: только узкий круг специалистов должен быть посвящен в дела каждой отдельной отрасли хозяйства, каждый должен знать ровно столько, сколько необходимо для выполнения своих обязанностей. Право иметь общее представление обо всей обстановке Гитлер оставил за одним собой, что наносило большой вред общему делу. Молодые офицеры генерального штаба острее старых генштабистов чувствовали противоречия, возникшие между традициями и новыми задачами, и пытались ликвидировать их. Это стремление с неприязнью встречалось старыми офицерами. Новое поколение офицеров считало, что не следует терять времени. В противоположность им поборники старых традиций стояли за постепенное развитие и настойчиво проводили свои принципы в жизнь. Генеральный штаб, неправильно отстаивая старые традиции, вступил в противоречие с Гитлером, пробудил в нем неверие в способности и объективность офицеров генерального штаба и создал на долгое время конфликт, оказавший роковое влияние на ведение войны.

Образ идеального офицера генерального штаба характеризуется следующими чертами: принципиальностью, высоким интеллектуальным развитием, скромностью, способностью подчинять свои личные интересы общим интересам, твердостью убеждений, способностью излагать свое мнение начальнику в тактичной форме.

Офицер генерального штаба должен иметь достаточно самообладания для того, чтобы подчиниться приказу начальника, даже если он с ним не согласен, и выполнять этот приказ. Он должен понимать требования войск, любить войска и неустанно о них заботиться. Он должен знать оперативное искусство, тактику и современную технику, причем последнюю он не обязательно должен знать в деталях, но иметь представление, достаточное для того, чтобы определить значение техники для ведения войны.

Само собой разумеется, что у офицера генерального штаба должны быть в высшей степени развиты профессиональные качества, присущие каждому солдату и офицеру: мужество, решительность, готовность взять на себя ответственность, находчивость, физическая выносливость, выдержка, а также достаточное прилежание. Каждый офицер генерального штаба должен непрерывно проходить стажировку в войсках на различных должностях, совершенствоваться в искусстве вождения войск. Для этого он должен использовать также систематические командировки на фронт. В этом очень важном вопросе действительность последних предвоенных лет больше всего отошла от идеала. Это объясняется прежде всего недостатком офицеров генерального штаба, вызванным строгим выполнением тех статей Версальского договора, которые запрещали Германии иметь генеральный штаб. Этот серьезный недостаток в подготовке офицеров генерального штаба еще более увеличился в период войны, теперь уже по вине высших штабов, которые, не желая лишаться своих хороших работников, держали их у себя всеми правдами и неправдами. Эти порочные методы культивировались прежде всего верховным командованием вооруженных сил и главным командованием сухопутных войск. В этих учреждениях имелись офицеры, которые в течение почти шестилетней войны ни разу не выезжали на фронт.

Генеральный штаб вырабатывал у своих офицеров единые методы оценки тактической и оперативной обстановки. В силу своего особого географического положения Германия была вынуждена вести боевые действия на "внутренних рубежах", чередуя оборону с наступлением. "Отныне Европа представляет собой одну семью, поэтому трудно какому-нибудь члену семьи оставаться в стороне от семейных раздоров, особенно если "его квартира расположена в середине дома". Этими словами граф Шлиффен метко охарактеризовал положение нашей страны, из-за которого (и очень часто против нашей воли) мы вынуждены участвовать в каждом европейском конфликте. Немецкий народ ничуть не воинственнее других народов Европы, но он живет "в середине дома", поэтому в течение всей своей большой богатой событиями истории ему очень редко удавалось уклониться от участия в конфликтах между его соседями. При таких условиях перед руководителями нашего государства и нашей армии вставали трудные, часто неразрешимые задачи. Учитывая ограниченность своих материальных возможностей, Германия всегда была заинтересована в том, чтобы как можно быстрее уладить любой конфликт, избежать продолжительной и изнурительной войны и не допустить вмешательства непричастной третьей стороны. Эта задача мастерски была решена государственной политикой Бисмарка и стратегией Мольтке. По мнению Шлиффена, после поражения в первой мировой войне командование сухопутных войск состояло исключительно из офицеров кайзеровской армии, ибо других не было. (Совсем как у Сталина "другого ГШ как и других генералов в 1941 году не было", - С.А.)

Эти офицеры были на службе у Веймарской республики, хотя они и не были полностью согласны со всеми порядками, установленными в результате замены монархии республикой. Они вынуждены были отказаться от многих привилегий и излюбленных традиций и сделать это для того, чтобы не дать грозно надвигавшейся уже в то время волне большевизма захлестнуть свое отечество. Но Веймарская республика не сумела превратить этот брак по расчету в союз по любви. Между новым государством и офицерским корпусом не было установлено внутреннего контакта, хотя к этому и стремился, вкладывая все силы ума и души, такой деятель, как престарелый, заслуженный министр рейхсвера доктор Гесслер. Это имело большое значение для дальнейшего отношения офицерского корпуса к национал-социалистам.

Правда, некоторые правительства Веймарской республики дали небольшой немецкой армии все, что они могли дать в этой обстановке, учитывая внешнеполитические обязательства и тяжелое финансовое положение Германии. Но они не смогли установить внутреннего контакта с офицерским корпусом и вдохновить армию своим политическим идеалом. Армия осталась внутренне чуждой новому государству.

Позиция Секта - человека холодного логического мышления - еще больше усилила и без того присущую офицерскому корпусу склонность к аполитичности. Этому в значительной мере способствовали также действия управления сухопутных войск рейхсвера будущего генерального штаба. Как только в стране появились национал-социалисты со своими новыми националистическими лозунгами, молодежь офицерского корпуса сразу же загорелась огнем патриотизма, который предложила им национал- социалистская партия Германии.

Отсутствие у Германии вооруженных сил в течение многих лет удручающе действовало на офицерский корпус. Не удивительно, что начавшееся вооружение страны было встречено одобрением, так как оно обещало после пятнадцатилетнего застоя снова возродить немецкую армию. Влияние национал-социалистской партии Германии усилилось еще и по тому, что Гитлер в начальный период своей деятельности вел себя дружественно по, отношению к армии и не вмешивался в ее внутренние дела.

Существовавший до того времени пробел в политическом ориентировании армии был изжит, у военнослужащих появился интерес к политическим вопросам, интерес, правда, односторонний и своеобразный и совсем иной, чем его представляли поборники демократии. При таком положении дел командование вооруженных сил после прихода национал-социалистов к власти уже не могло, даже если бы оно и хотело, остаться в стороне от политики национал-социалистской партии. В этом развитии политического сознания вермахта генеральный штаб не играл ведущей роли, скорее можно утверждать обратное. Основным выразителем скептицизма в генеральном штабе был генерал Бек. Он имел приверженцев в центральном аппарате, но не пользовался влиянием ни в армии, ни в вооруженных силах в целом.

Хотя Бек и его преемник Гальдер пытались воспрепятствовать проникновению политики в центральные военные учреждения, однако политика в целом делалась без генерального штаба и вопреки его мнению. Германия снова, как и накануне первой мировой войны, оказалась в положении политической изоляции, которое с самого начала должно было затруднить борьбу или даже сделать ее бесперспективной. Снова солдаты и возглавлявшие их генералы и офицеры генерального штаба должны были примириться с исходным положением, в создании которого они не принимали никакого участия.

Все обвинения, которые немецкий народ и международный суд задним числом предъявили руководящим деятелям германских вооруженных сил, не учитывали того решающего обстоятельства, что политика делалась и делается сегодня не солдатами, а политическими деятелями, что солдаты вынуждены мириться с тем политическим и военным положением, которое создается в стране к началу войны. К сожалению, эти политики предпочитают не подставлять свои головы под пули. Обычно они укрываются в надежных убежищах и предоставляют солдатам право "продолжать политику другими средствами". Политика государства определяет мысли солдат в период подготовки воины - в так называемый период идеологической войны. Судебные процессы, проведенные в последние годы международными трибуналами, показали, что до 1938 г. германский генеральный штаб разрабатывал только планы ведения оборонительной войны. Действовать в другом направлении ему не позволяло внешнеполитическое и военное положение Германии.

Несмотря на то, что с 1935 г. Германия начала вооружаться, военным специалистам генерального штаба было ясно, что потребуется много времени для приведения немецких вооруженных сил в полную боевую готовность. Это относилось в первую очередь к новым средствам борьбы: авиации и бронетанковым войскам. И только по приказу Гитлера, политического руководителя государства, вопреки советам старых солдат, генеральный штаб был вынужден работать в другом направлении.

До осени 1938 г. в сухопутных войсках действовал принцип совместной ответственности командующего и начальника штаба на принятые решения. Такой принцип проводился вплоть до армейских корпусов. Гитлер снял эту ответственность с начальников штабов.

Это вызвало коренные изменения в положении начальников штабов вообще и начальника генерального штаба сухопутных войск в частности. Принцип совместной ответственности начальника штаба и командующего перешел из старой прусской армии в стотысячный рейхсвер, а затем в вооруженные силы третьей империи. Во время первой мировой войны это часто приводило к тому, что некоторые начальники штабов буквально подменяли командиров корпусов.

Руководствуясь своим широко рекламируемым идеалом вождя, Гитлер приказал возложить всю ответственность исключительно на командующего. Став верховным главнокомандующим, он полностью возложил ответственность за действия вооруженных сил на себя и снял ее с генерального штаба. Как уже упоминалось, генеральный штаб сухопутных войск не разделял мнений командования вооруженных сил. Если бы они работали согласованно, то мы имели бы перед второй мировой войной в лице генерального штаба вооруженных сил и верховного командования эффективные руководящих военные органы, а не какие-то карикатуры.

К верховному командованию вооруженных сил главнокомандующие видов вооруженных сил относились как подлинные республиканцы. Из всего вышесказанного логически вытекает и отношение генерального штаба к верховному командованию вооруженных сил - детищу генерала фон Рейхенау, который сумел заинтересовать своей замечательной идеей Гитлера и Бломберга, но потерпел поражение вследствие непреклонного отрицательного отношения главнокомандующих всех трех видов вооруженных сил, особенно генерального штаба сухопутных войск. Пока Рейхенау был начальником главного управления вооруженных сил, дела еще кое-как, но все-таки двигались вперед. Стоило занять этот пост Кейтелю, как сразу движущая сила исчезла. Он не мог сломить сопротивления главнокомандующих видов вооруженных сил.

Теперь можно сказать несколько слов о верховном командовании вооруженных сил. Фельдмаршал Кейтель был неплохой человек и добросовестно старался выполнять свои обязанности; но вскоре он подпал под влияние Гитлера и чем дальше тем больше терял способность сопротивляться его гипнозу. Свою нижнесаксонскую преданность он сохранил до самой смерти. Гитлер знал, что он может полностью положиться на этого человека, поэтому он и держал Кейтеля на такой должности, хотя и знал, что он не блестяще разбирается в вопросах стратегии. Фельдмаршал не оказывал влияния на ход операций; он больше занимался административными вопросами, т. е. выполнял функции бывшего военного министерства. Несчастье Кейтеля было в том, что он не находил в себе сил протестовать против приказов Гитлера, противоречащих международному праву и морали. Только этим можно объяснить, что так называемый "приказ о комиссарах" и директива "Ночь и туман" были спущены в войска. За эту слабость он и поплатился в Нюрнберге своей жизнью; его семье не разрешили даже оплакать урну с его прахом.

Генерал-полковник Иодль, начальник штаба оперативного руководства вооруженными силами, осуществлял с апреля 1940 г., со времени кампании в Норвегии, фактическое руководство операциями вооруженных сил. Так же, как и Кейтель, он был порядочным человеком, но поддался влиянию Гитлера. Однако не был так сильно зачарован последним, как Кейтель, и поэтому более критично относился к фюреру. После спора с Гитлером в период Сталинградской битвы Иодль весь погрузился в работу, которую он выполнял в основном самостоятельно, не прибегая к помощи технических сотрудников. Он был замкнут и уступил в вопросе о реформе военного и политического руководства, а также в вопросе реорганизации генерального штаба. И только в последние дни войны он в корне изменил свои взгляды. Иодль разделил горькую участь Кейтеля. Оба эти генерала смогли бы многое предотвратить в судьбе нашего народа, если бы они по-другому относились к Гитлеру. (Вероятно, имеется в виду секретная директива верховного командования вооруженных сил от 16.12.1942 г. М 1А 1388/42 "О борьбе с бандитами" (так гитлеровцы называли советских партизан), подписанная Кейтелем, - ред.). Фюрер шел на уступки, когда видел перед собой единый фронт.

Но так как военные руководители никогда не выступали против Гитлера единым фронтом, последнему удавалось "прижимать к стенке" главное командование сухопутных войск и отвергать все возражения сего стороны. Что касается главного командования сухопутных войск, то его роль была заметна только во время польской кампании. Но уже в тот период между Гитлером и главным командованием сухопутных войск наметились разногласия, побудившие фюрера возложить непосредственное руководство кампанией в Норвегии на штаб оперативного руководства вооруженными силами, а не на главное командование сухопутных войск. Разногласия, возникшие в 1940 г. при обсуждении оперативных планов войны против западных держав, обострили эти противоречия. Во время кампании в России дело дошло до серьезных недоразумений, а в декабре 1941 г. и до разрыва между Гитлером и главнокомандующим сухопутными войсками фельдмаршалом фон Браухичем. Браухич был высокообразованным офицером генерального штаба. Но, к сожалению, ему трудно было работать с таким партнером, как Гитлер. На первых порах своей деятельности он сразу попал в зависимое положение от фюрера. Это чувство зависимости влияло на его поведение и сковывало его энергию. С уходом Браухича главное командование сухопутных войск фактически прекратило свое существование. Принадлежать к командованию, значит, как показывает само название, иметь командную власть. После 19 декабря 1941 г. командная власть полностью перешла в руки Гитлера. Практически это означало, что генеральный штаб старой прусско-германской закалки прекратил свое существование.

15 лет я с гордостью носил форму генерального штаба. Среди моих учителей и начальников имеется немало образцовых людей, которым я бесконечно благодарен. Среди моих коллег было много хороших и верных друзей, среди подчиненных много великолепных помощников и советников. Всех их я сердечно благодарю. Дважды проигрывали мы в мировых войнах, дважды распускали победители наш генеральный штаб. Эти действия стран-победительниц говорят об их непроизвольном уважения к этому великолепному военному органу. "Нам осталось молчание".

"Быть или не быть? Вот в чем вопрос!"

На этом я заканчиваю свои воспоминания. Мне очень трудно было писать о том, что дважды приводило нас к катастрофе, о том, что мне пришлось лично пережить. Я слишком ясно видел недостаточность всякой земной воли, чтобы не признать ошибок наших учреждений и наших недостатков.

В тяжелые дни один принц прусского королевского дома прислал мне небольшой портрет Фридриха Великого, на котором были написаны слова, сказанные великим королем в момент величайшей опасности своему другу маркизу д'Аржан: "Ничто не изменит внутреннего существа моей души, я пойду своим прямым путем, буду делать все, что сочту полезным и честным". Я утерял этот портрет, но запомнил слова короля и руководствовался ими в своих действиях. Я не мог предотвратить поражения своего отечества, хотя и прилагал все свои усилия.

Никто не может сомневаться в моей доброй воле.

Я выражаю свою благодарность, как погибшим, так и уцелевшим моим старым солдатам. К вам, моим старым солдатам, я и обращаюсь с заключительными словами. Воспряньте духом, выше голову, как некогда на параде, мои боевые друзья! Вы не должны стыдиться своих деяний.

Вы были достойными солдатами.

Будьте же сегодня достойными гражданами своего народа!

Не опускайте рук и не отказывайте в помощи своему отечеству в такое тяжелое для него время! Соберите все свои физические и духовные силы и отдайте их делу восстановления родины, каждый должен работать там, куда забросила его судьба, одинаково тяжелая для всех нас.

Никакая, даже самая черная работа не позорна, если она делается от всего сердца и чистыми руками. Не унывайте, если вам будет трудно.

Если мы будем трудиться вместе на благо нашего народа, то взойдет и для нас солнце успеха и Германия снова возродится. Не забывайте стихотворения Богислова фон Зелхова, бывшего кайзеровского морского офицера, уроженца Померании:

Ты должен верить: настанет год

Воскреснет Рейх и твой народ!

Ты должен верить непоколебимо

Во все, что свято, тобой любимо.

Борись упорно: от ратных дел

Зависит Родины удел.

Будь терпелив: страны дорога

В твоих руках по воле бога.

И далее - слова, особенно актуально звучащие сегодня:

Единство, право и свободу

Дадим германскому народу!

***

Сегодня, на рубеже столетий, думаю, что ВС России еще "не распустили" только по тому, что нет даже и тени "непроизвольного уважения" к российской Армии. Уважать собственно нечего и некого. Нисколько не сомневаюсь, что внимательное ознакомление с "Воспоминаниями", без особой идеализации "танкового генерала" и прочитанного отрывка из его воспоминаний, подвигнет многих офицеров ГШ России увидеть в описании германского генерального штаба известные аналогии с тем, что мы видим сегодня в наших ВС. Российская Федерация, которая так же как Веймарская республика, в свое время, сегодня "лежит в развалинах" в ожидании если не своего фюрера, то без сомнения "твердой руки". Ни сколько не умаляя значения ГШ ВС России можно согласиться с мнением советского военного авторитета Б.М. Шапошникова, который очень много сделал для становления и развития советского Генерального штаба, всемерного поднятия его роли. Но, подчеркивая большую роль Генерального штаба, он писал: "Если "оперативный" генеральный штаб можно приравнять к прежнему мозгу армии, то "экономический" и "политический" генеральные штабы должны составить, по нашему мнению, "мозг страны", а "сверхгенеральным штабом" может быть одно только правительство. Одним словом, мы считаем, что руководство подготовкой к войне на политическом и экономическом фронтах должно быть представлено особым органом государства, а не армии, и отнюдь не генеральным штабом. В общем и целом войну подготавливает, ведет ее и несет ответственность за успех или неудачу не генеральный штаб, а правительство, которое или само по себе или через особый орган (Совет обороны) цементирует подготовку на различных направлениях"

Гудериану, как и всякому немцу, свойственно преувеличение и завышенная самооценка всего немецкого. Чтобы у читателя не создался комплекс безмерного почитания "немецкого порядка" отсылаю желающих к последней главе 2 части "Иди и смотри...". В ней приведены весьма нелестные слова генерал-майора фон Трескова о гитлеровском руководстве и ГШ Германии времен третьего Рейха. Они будут, если "не ложкой дегтя", то необходимой долей объективных оценок и лекарством от современных заблуждений.

vii Совещание в ЦК ВКПб начальствующего состава по сбору опыта боевых действий против Финляндии.

17 апреля 1940 г.

Заключительное слово И.В. Сталина

(Стенограмма)

Я хотел бы, товарищи, коснуться некоторых вопросов, которые либо не были задеты в речах, либо были задеты, но не были достаточно освещены.

Первый вопрос о войне с Финляндией. Правильно ли поступило Правительство и Партия, что объявили войну Финляндии? Этот вопрос специально касается Красной Армии. Нельзя ли было обойтись без войны? Мне кажется, что нельзя. Невозможно было обойтись без войны. Война была необходима, так как мирные переговоры с Финляндией не дали результатов, а безопасность Ленинграда надо было обеспечить безусловно, ибо безопасность есть безопасность нашего Отечества.

Не только потому, что Ленинград представляет процентов 30 - 35 оборонной промышленности нашей страны и стало быть от целостности и сохранности Ленинграда зависит судьба нашей страны, но и потому, что Ленинград есть вторая столица нашей страны. Прорваться к Ленинграду, занять его и образовать там, скажем, буржуазное правительство, белогвардейское, - это значит дать довольно серьезную базу для гражданской войны внутри страны против Советской власти.

Вот вам оборонное и политическое значение Ленинграда, как центра промышленного и как второй столицы нашей страны. Вот почему безопасность Ленинграда есть безопасность нашей страны.

Ясно, что коль скоро переговоры мирные с Финляндией не привели к результатам, надо было объявить войну, чтобы при помощи военной силы организовать, утвердить и закрепить безопасность Ленинграда и стало быть безопасность нашей страны.

Второй вопрос: а не поторопилось ли наше Правительство, наша Партия, что объявили войну именно в конце ноября - начале декабря, нельзя ли было отложить этот вопрос, подождать месяца два-три-четыре, подготовиться и потом ударить? Нет. Партия и Правительство поступили совершенно правильно, не откладывая этого дела и, зная, что мы не вполне еще готовы к войне в финских условиях, начали активные военные действия именно в конце ноября - начале декабря. Все это зависело не только от нас, а скорее всего от международной обстановки.

Там, на западе, три самые большие державы вцепились друг другу в горло, когда же решать вопрос о Ленинграде, если не в таких условиях, когда руки заняты и нам представляется благоприятная обстановка для того, чтобы их в этот момент ударить. Было бы большой глупостью, политической близорукостью упустить момент и не попытаться поскорее, пока идет там война на западе, поставить и решить вопрос о безопасности Ленинграда. Отсрочить это дело месяца на два означало бы отсрочить это дело лет на 20, потому что ведь всего не предусмотришь в политике. Воевать-то они там воюют, но война какая-то слабая, то ли воюют, то ли в карты играют. Вдруг они возьмут и помирятся, что не исключено.

Стало быть благоприятная обстановка для того, чтобы поставить вопрос об обороне Ленинграда и обеспечении государства была бы упущена. Это было бы большой ошибкой. Вот почему наше Правительство и Партия поступили правильно, не отклонив это дело и открыв военные действия непосредственно после перерыва переговоров с Финляндией.

Третий вопрос. Ну, война объявлена, начались военные действия. Правильно ли разместили наши военные руководящие органы наши войска на фронте? Как известно, войска были размещены на фронте в виде пяти основных колонн. Одна наиболее серьезная колонна наших войск - на Карельском перешейке. Другая колонна наших войск и направление этой колонны - было северное побережье Ладожского озера с основным направлением на Сердоболь (Сотавала, - С. А.). Третья колонна - меньшая - направлением на Улеаборг. Четвертая колонна - с направлением на Торнио и пятая колонна - с севера на юг, на Петсамо. Правильно ли было такое размещение войск на фронте?

Я думаю, что правильно.

Чего хотели добиться этим размещением наших войск на фронте?

Если взять Карельский перешеек, то первая задача такая. Ведь на войне надо рассчитывать не только на хорошее, но и на плохое, а еще лучше предусмотреть худшее. Наибольшая колонна наших войск была на Карельском перешейке для того, чтобы [исключить] возможность для возникновения всяких случайностей против Ленинграда со стороны финнов. Мы знали, что финнов поддерживают Франция, Англия, исподтишка поддерживают немцы, шведы, норвежцы, поддерживает Америка, поддерживает Канада. Знаем хорошо. Надо в войне предусмотреть всякие возможности, особенно не упускать из виду наиболее худших возможностей. Вот исходя из этого, надо было здесь создать большую колонну - на Карельском перешейке, что могло прежде всего обеспечить Ленинград от всяких возможных случайностей.

Во-вторых, эта колонна войск нужна была для того, чтобы разведать штыком состояние Финляндии на Карельском перешейке, ее положение сил, ее оборону две цели.

В-третьих, создать плацдарм для того, чтобы, когда подвезем побольше войск, чтобы они имели плацдарм для прыжка вперед и продвижения дальше.

И, в-четвертых, взять Выборг, если удастся.

Во всяком случае, расположение войск на Карельском перешейке преследовало три цели: создать серьезный заслон против всяких возможностей и случайностей против Ленинграда; во-вторых, устроить разведку территории и тыла Финляндии, что очень нужно было нам; и в-третьих, создать плацдарм для прыжка, куда войска будут подвезены.

Следующий участок - севернее Ладожского озера. Наши войска преследовали две цели, тоже цель разведки, собственно три цели, цель разведки войсковой, я говорю о разведке штыковой, это очень серьезная и наиболее верная разведка из всех видов разведки. Создание плацдарма для того, чтобы с подвозом войск выйти в тыл линии Маннергейма. Вторая основная цель - создание плацдарма и выхода в тыл, если это удастся. Третья группа имела такую же цель - разведка территорий, населения, создание плацдарма и при благоприятных условиях сделать подход к Оулу. Это возможная задача, но не вероятная, не вполне реальная.

Четвертая группа в сторону Торнио, нужно разведать в этом направлении, создать плацдарм для войск, которые потом подвезут и при благоприятных условиях подойти к ... (имелось в виду не сказанное - КЕМИ, - С. А.).

Пятая группа Петсамовская. Разведка - создание плацдармов, сделать удар по городу.

Все эти группировки преследовали одну конкретную цель - заставить финнов разбить свои силы. Резерв у нас больше, чем у них, ослабить направление на Карельском перешейке, в конце прорвать Карельский перешеек и пройти севернее к Финскому заливу. Группа севернее Ладоги ставила перед собой задачу - взять Сердоболь, зайти в тыл. Группа Улебовская - занять Улебо. Группа Кондопожская - пойти на Торнио, группа Петсамовская - соединиться с группой Кондопожской.

Мы не раскрывали карты, что у нас имеется другая цель - создать плацдарм, произвести разведку. Если бы мы все карты раскрыли, то мы расхолодили бы наши армейские части. Задача была такая.

Почему мы так осторожно и с некоторой скрытой целью подходили к этому вопросу, почему нельзя было ударить со всех пяти сторон и зажать Финляндию? Мы не ставили такой серьезной задачи, потому что война в Финляндии очень трудная.

Мы знаем из истории нашей армии, нашей страны, что Финляндия завоевывалась 4 раза... Мы попытались ее пятый раз потрясти. Мы знали, что Петр I воевал 21 год, чтобы отбить у Швеции всю Финляндию. Финляндия была тогда провинцией у Швеции, именно тот район, который мы теперь получили - район Куолаярви и Петсамо.

Это не в счет, весь Карельский перешеек до Выборга, включая Выборгский залив, причем Петр не получил тогда полуострова Ханко, но он воевал 21 год.

Мы знали, что после Петра I войну за расширение влияния России в Финляндии вела его дочь Елизавета Петровна два года. Кое-чего она добилась, расширила, но Гельсингфорс оставался в руках Финляндии.

Мы знали, что Екатерина 11 два года вела войну и ничего особенного не добилась. Мы знали, наконец, что Александр I два года вел войну и завоевал Финляндию, отвоевал все области.

Точно такие же истории происходили с войсками русских тогда, как теперь, окружали, брали в плен, штабы уводили, финны окружили, брали в плен то же, что и было. Всю эту штуку мы знали, и считали, что возможно война с Финляндией продлится до августа или сентября 1940 г., вот почему мы на всякий случай учитывали не только благоприятное, но и худшее, и занялись с самого начала войны подготовкой плацдармов в пяти направлениях. Если бы война продлилась, и если бы в войну вмешалось какое-либо соседнее государство, мы имели в виду поставить по этим направлениям, где уже имеются готовые плацдармы 62 дивизии пехоты и 10 в резерве, 72 всего, чтобы отбить охоту вмешиваться в это дело. Но до этого дело не дошло.

У нас было всего 50 дивизий. Резерв так и остался резервом - 10 дивизий, но это потому, что наши войска хорошо поработали, разбили финнов и прижали финнов. Перед финнами мы с начала войны поставили два вопроса - выбирайте из двух одно - либо идите на большие уступки, либо мы вас распылим и вы получите правительство Куусинена, которое будет потрошить ваше правительство.

Так мы сказали финской буржуазии. Они предпочли пойти на уступки, чтобы не было народного правительства. Пожалуйста. Дело полюбовное, мы на эти условия пошли, потому что получили довольно серьезные уступки, которые полностью обеспечивают Ленинград и с севера, и с юга, и с запада и которые ставят под угрозу все жизненные центры Финляндии. Теперь угроза Гельсингфорсу (Хельсинки)смотрит с двух сторон - Выборг и Ханко. Стало быть большой план большой войны не был осуществлен и война кончилась через 3 месяца и 12 дней только потому, что наша армия хорошо поработала, потому что наш политический бум, поставленный перед Финляндией, оказался правильным.

Либо вы, господа финские буржуа, идите на уступки, либо мы вам даем правительство Куусинена, которое вас распотрошит, и они предпочли первое.

Еще несколько вопросов. Вы знаете, что после первых успехов по части продвижения наших войск, как только война началась, у нас обнаружились неувязки на всех участках. Обнаружились потому, что наши войска и командный состав наших войск не сумели приспособиться к условиям войны в Финляндии.

Вопрос, что же особенно помешало нашим войскам приспособиться к условиям войны в Финляндии? Мне кажется, что им особенно помешала созданная предыдущей компанией психологии в войсках и командном составе - шапками закидаем. Нам страшно повредила польская компания, она избаловала нас. Писались целые статьи и говорились речи, что наша Красная Армия непобедимая, что нет ей равной, что у нее все есть, нет никаких нехваток, не было и не существует, что наша армия непобедима. (Речь идет об освободительном походе Красной Армии в сентябре 1939 г. в Западную Украину и Западную Белоруссию, - С. А.)

Вообще в истории не бывало непобедимых армий. Самые лучшие армии, которые били и там, и сям, они терпели поражения. У нас, товарищи, хвастались, что наша армия непобедима, что мы всех можем шапками закидать, нет никаких нехваток. В практике нет такой армии и не будет.

Это помешало нашей армии сразу понять свои недостатки и перестроиться, перестроиться применительно к условиям Финляндии. Наша армия не поняла, не сразу поняла, что война в Польше - это была военная прогулка, а не война. Она не поняла и не уяснила, что в Финляндии не будет военной прогулки, а будет настоящая война. Потребовалось время для того, чтобы наша армия поняла это, почувствовала и чтобы она стала приспосабливаться к условиям войны в Финляндии, чтобы она стала перестраиваться. Это больше всего помешало нашим войскам сразу, с ходу приспособиться к основным условиям войны в Финляндии, понять, что она шла не на военную прогулку, чтобы на ура брать, а на войну.

Вот с этой психологией, что наша армия непобедима, с хвастовством, которые страшно развиты у нас - это самые невежественные люди, т. е. большие хвастуны - надо покончить. С этим хвастовством надо раз и навсегда покончить. Надо вдолбить нашим людям правила о том, что непобедимой армии не бывает.

Надо вдолбить слова Ленина о том, что разбитые армии или потерпевшие поражения армии очень хорошо дерутся потом. Надо вдолбить нашим людям, начиная с командного состава и кончая рядовым, что война - это игра с некоторыми неизвестными, что там в войне могут быть и поражения. И поэтому надо учиться не только как наступать, но и отступать.

Надо запомнить самое важное - философию Ленина. Она не превзойдена и хорошо было бы, чтобы наши большевики усвоили эту философию, которая в корне противоречит обывательской философии, будто бы наша армия непобедима, имеет все и может все победить.

С этой психологией - шапками закидаем - надо покончить, если хотите, чтобы наша армия стала действительно современной армией. Что мешало нашей армии быстро, на ходу перестроиться и приспособиться к условиям, не к прогулке подготовиться, а к серьезной войне.

Что мешало нашему командному составу перестроиться для ведения войны не по-старому, а по-новому? Ведь имейте в виду, что за все существование Советской власти мы настоящей современной войны еще не вели.

Мелкие эпизоды в Маньчжурии, у оз. Хасан или в Монголии, - это чепуха, это не война, это отдельные эпизоды на пятачке, строго ограниченном. Япония боялась развязать войну, мы тоже этого не хотели, и некоторая проба сил на пятачке показала, что Япония провалилась. У них было 2 - 3 дивизии и у нас 2 3 дивизии в Монголии, столько же на Хасане.

Настоящей, серьезной войны наша армия еще не вела. Гражданская война - зто не настоящая война, потому что была война без артиллерии, без авиации, без танков, без минометов. Без всего этого - какая же это серьезная война?

Это была особая война, не современная. Мы были плохо вооружены, плохо одеты, плохо питавшиеся, но все-таки разбили врага, у которого было намного больше вооружений, который был намного лучше вооружен, потому что тут в основном играл роль дух.

Так вот, что помешало нашему командному составу с ходу вести войну в Финляндии по-новому, не по типу гражданской войны, а по-новому? Помешали, по-моему, культ традиции и опыта гражданской войны. Как у нас расценивают комсостав: а ты участвовал в гражданской войне? Нет, не участвовал. Пошел вон. А тот участвовал? Участвовал. Давай его сюда, у него большой опыт и прочее. (Интересно, что сегодня можно было бы сказать то же самое, тем более интересно почитать записку С. Буденного "О возможности использования стратегической кавалерии в Финской войне", - С.А.)

Я должен сказать, конечно, опыт гражданской войны очень ценен, традиции гражданской войны тоже ценны, но они совершенно недостаточны. Вот именно культ традиции и опыта гражданской войны, с которым надо покончить, он и помешал нашему командному составу сразу перестроиться на новый лад, на рельсы современной войны.

Не последний человек у нас товарищ командир, первый, если хотите, по части гражданской войны, опыт у него большой, он уважаемый, честный человек, а вот до сих пор не может перестроиться на новый современный лад. Он не понимает, что нельзя сразу вести атаку без артиллерийской обработки. Он иногда ведет полки на ура. Если так вести войну, значит загубить дело, все равно - будут ли это кадры первый класс или нет, все равно загубит. Если противник сидит в окопах, имеет артиллерию, танки, то он бесспорно разгромит.

Такие же недостатки были в 7-й армии - непонимание того, что артиллерия решает дело.

Все эти разговоры о том, что жалеть нужно снаряды, нужны ли самозарядные винтовки, что они берут много патронов, зачем нужен автомат, который столько патронов берет, все зти разговоры, что нужно стрелять только по цели - все это старое, эта область и традиции гражданской войны. Это не содержит ничего современного.

Откуда все эти разговоры? Разговоры не только там велись, разговоры и здесь велись. Гражданские люди - я, Молотов - кое-что находили по части военных вопросов. Невоенные люди специально спорили с руководителями военных ведомств, переспорили их и заставили признать, что ведем современную войну с финнами, которых обучают современной войне три государства: обучала Германия, обучает Франция, обучает Англия.

Взять современную войну при наличии укрепленных районов и вместе с тем ставить вопрос о том, что только по целям надо стрелять - значит несусветная мудрость (точнее "мудрачество, - С. А.).

Разговоры о том, почему прекратили производство автоматов Дегтярева. У него было только 25 зарядов. Глупо, но все-таки прекратили.

Почему? Я не могу сказать.

Почему минометов нет? Это не новое дело.

В эпоху империалистической войны в 1915 г. немцы спасались от западных и восточных войск - наших и французских, главным образом, минами. Людей мало мин много. 24 года прошло, почему у вас до сих пор нет минометов? Ни ответа, ни привета.

А чем все это объясняется? Потому что у всех в голове царили традиции гражданской войны: мы обходились без мин, без автоматов, что ваша артиллерия, наши люди замечательные, герои и все прочие, мы напрем и понесем.

Эти речи напоминают мне красногольдеров в Америке, которые против винтовок выступали с дубинами и хотели победить американцев дубинами, винтовку победить дубиной - и всех их перебили. Вот этот культ традиции и опыта гражданской войны развит у людей, и отнял от них психологическую возможность побыстрей перестроиться на новые методы современной войны.

Надо сказать, что все-таки недели через 2 - 3 - 4 стали перестраиваться: сначала ... потом 13-я армия.

Штерну тоже удалось перестроиться, тоже не без скрипа.

Хорошо повел себя тов. Фролов, 14-я армия. Хуже всех пошло у тов. Ковалева. Так как он хороший боец, так как он герой гражданской войны и добился славы в эпоху гражданской войны, то ему очень трудно освободиться от опыта гражданской войны, который совершенно недостаточен. Традиции и опыт гражданской войны совершенно недостаточны, и кто их считает достаточными, наверняка погибнет. Командир, считающий, что он может воевать и побеждать, опираясь только на опыт гражданской войны, погибнет как командир. Он должен этот опыт и ценность гражданской войны дополнить обязательно... дополнить опытом современной.

А что такое современная война? Интересный вопрос, чего она требует? Она требует массовой артиллерии. В современной войне артиллерия - это Бог, судя по артиллерии.

Кто хочет перестроиться на новый современный лад, он должен понять: артиллерия решает судьбу войны, массовая артиллерия. (Интересно, какой массовый вид вооружения решает судьбу войны сегодня? - С. А.) И поэтому разговоры, что нужно стрелять по цели, а не по площадям, жалеть снаряды, это несусветная глупость, которая может загубить дело. Если нужно в день дать 400 - 500 снарядов, чтобы разбить тыл противника, передовой край противника разбить, чтобы он не был спокоен, чтобы он не мог спать, нужно не жалеть снарядов и патронов.

Как пишут финские солдаты, что они на протяжении четырех месяцев не могли выспаться, только в день перемирия выспались. Вот что значит артиллерия. Артиллерии - первое дело.

Второе - авиация, массовая авиация, не сотни, а тысячи самолетов. И вот, кто хочет вести войну по-современному и победить в современной войне, тот не может говорить, что нужно экономить бомбы. Чепуха, товарищи, побольше бомб нужно давать противнику для того, чтобы оглушить его, перевернуть вверх дном его города, тогда добьемся победы. Больше снарядов, больше патронов давать, меньше людей будет потеряно. Будете жалеть патроны и снаряды - будет больше потерь.

Надо выбирать. Давать больше снарядов и патронов, жалеть свою армию, сохранять силы, давать минимум убитых или жалеть бомбы, снаряды.

Дальше танки, третье, тоже решающее, нужны массовые танки, не сотни, а тысячи. Танки, защищенные броней - это все. Если танки будут толстокожими, они будут чудеса творить при нашей артиллерии, при нашей пехоте. Нужно давать больше снарядов и патронов по противнику, жалеть своих людей, сохранять силы армии. Минометы - четвертое, нет современной войны без минометов, массовых минометов. Все корпуса, все роты, батальоны, полки должны иметь минометы 6-дюймовые обязательно, 8-дюймовые.

Это страшно нужно для современной войны. Это очень эффективные минометы и очень дешевая артиллерия. Замечательная штука миномет. Не жалеть мин!

Вот лозунг. Жалеть своих людей! (Оказывается это не слова - это философия Сталина, - посмотрите приведенный в книге эпизод с утверждением замысла на проведение Берлинской операции, - С.А.)

Если жалеть бомбы и снаряды, не жалеть людей, меньше людей будет. Если хотите, чтобы у нас война была с малой кровью, не жалейте мин.

Дальше - автоматизация ручного оружия. До сих пор идут споры, нужны ли нам самозарядные винтовки с 10-зарядным магазином? Люди, которые живут традициями гражданской войны, дураки, хотя они и хорошие люди, когда говорят: "А зачем нам самозарядная винтовка?" А возьмите нашу старую винтовку 5-зарядную и самозарядную винтовку с десятью зарядами. Ведь мы знаем, что - целься, поворачивай, стреляй, попадается мишень - опять целься, поворачивай, стреляй. А возьмите бойца, у которого 10-зарядная винтовка, он в три раза больше пуль выпустит, чем человек с нашей винтовкой. Боец с самозарядной винтовкой равняется трем бойцам. Как же после этого не переходить на самозарядную винтовку, ведь это полуавтомат?! Это страшно необходимо, война показала это в войсках армии. Для разведки нашей, для ночных боев, в тыл напасть, поднять шум, такой ужас создается в тылу ночью и такая паника, мое почтение. Наши солдаты не такие уж трусы, но они бегали от финских автоматов.

Как же это дело не использовать?!

Значит - пехота, ручное оружие с полуавтоматом-винтовкой и автоматический пистолет - обязательны.

Дальше. Создание культурного, квалифицированного и образованного командного состава. Такого командного состава нет у нас или есть единицы. Мы говорим об общевойсковом командире. Он должен ставить задчи, т. е. руководить авиацией, артиллерией, танками, танковой бригадой, минометчиками. Но возможно это, если он не имеет хотя бы общего представления об этом роде оружия, какие он может дать указания? Нынешний общевойсковой командир - это не командир старой эпохи гражданской войны, там винтовка, 3-дюймовое орудие (в тексте пулемет).

Сейчас командир, если он хочет быть авторитетным для всех родов войск, он должен знать авиацию, танки, артиллерию с разными калибрами, минометы, тогда он может давать задания. Значит нам нужен командный состав квалифицированный, культурный, образованный.

Дальше. Требуются хорошо сколоченные и искусно работающие штабы. До последнего времени говорили, что такой-то командир провалился, шляпа, надо в штаб его. Или, например, случайно попался в штаб человек с "жилкой", может командовать, говорят - ему не место в штабе, его на командный пост надо. (Здесь вполне уместно вспомнить о термине "офицер генерального штаба", - С. А.)

Если таким путем будете смотреть на штабы, тогда у нас штаба не будет. А что значит отсутствие штаба? Это значит отсутствие органа, который и выполняет приказ и подготавливает приказ. Это очень серьезное дело. Мы должны наладить культурные искусно действующие штабы. Этого требует современная война, как она требует и массовую артиллерию и массовую авиацию.

Затем требуются для современной войны хорошо обученные, дисциплинированные бойцы, инициативные. У нашего бойца не хватает инициативы. Он индивидуально мало развит. Он плохо обучен, а когда человек не знает дела, откуда он может проявить инициативу и поэтому он плохо дисциплинирован. Таких бойцов новых надо создать, не тех митюх, которые шли в гражданскую войну.

Нам нужен новый боец. Его нужно и можно создать: инициативного, индивидуально развитого, дисциплинированного.

Для современной войны нам нужны политически стойкие и знающие военное дело политработники. Недостаточно того, что политработник на словах будет твердить: "партия Ленина - Сталина", все равно что "аллилуя-аллилуя". Этого мапо, этого теперь недостаточно. Он должен быть политически стойким, политически образованным и культурным, он должен знать военное дело. Без этого мы не будем иметь хорошего бойца, хорошо налаженного снабжения, хорошо организованного пополнения для армии.

Вот все те условия, которые требуются для того, чтобы вести современную войну нам - советским людям, и чтобы победить в этой войне.

Как вы думаете, была ли у нас такая армия, когда мы вступили в войну с Финляндией? Нет, не была.

Отчасти была, но у нее, что касается этих условий, очень многого не хватало. Почему? Потому что наша армия, как бы вы ее не хвалили, и я ее люблю не меньше, чем вы, но все-таки она - молодая армия, необстрелянная. У нее техники много, у нее веры в свои силы много, даже больше, чем нужно. Она пытается хвастаться, считая себя непобедимой, но она все-таки молодая армия.

Во-первых, наша современная Красная Армия обстреливалась на полях Финляндии, - вот первое ее крещение.

Что тут выявилось? То, что наши люди - это новые люди. Несмотря на все их недостатки очень быстро, в течение каких-либо 1,5 месяцев преобразовались, стали другими, и наша армия вышла из этой войны почти вполне современной армией, но кое-чего еще не хватает. "Хвосты" остались от старого.

Наша армия стала крепкими обеими ногами на рельсы новой, настоящей советской, современной армии. В этом главный плюс того опыта, который мы усвоили на полях Финляндии, дав нашей армии обстреляться хорошо, чтобы учесть этот опыт.

Хорошо, что наша армия имела возможность получить этот опыт не у германской авиации, а в Финляндии с Божьей помощью.

Но, что наша армия уже не та, которая была в ноябре прошлого года и командный состав другой и бойцы другие, в этом не может быть никакого сомнения.

Уже одно появление ваших блокировочных групп (до штурмовых групп еще не дошли, - С. А.) - это верный признак того, что наша армия становилась вполне современной армией.

Интересно после этого спросить себя, а что из себя представляет финская армия? Вот многие из вас видели ее подвижность, дисциплину, видели, как она применяет всякие фокусы, и некоторая зависть сквозила к финской армии.

Вопрос, можно ли ее назвать вполне современной армией? По-моему, нельзя.

С точки зрения обороны укрепленных рубежей, она, финская армия, более или менее удовлетворительная, но она все-таки не современная, потому что она очень пассивна в обороне и она смотрит на линию обороны укрепленного района, как магометане на Аллаха. Дурачки, сидят в ДОТах и не выходят, считают, что с ДОТами не справятся, сидят и чай попивают. ( Пожалуй, тут Сталин перегнул палку, не зная особенностей ТВД, на котором финны успешно контратаковали и упорно оборонялись, и стоило бы задуматься уже нам почему ничего подобного не случилось в Центральной Европе пять лет спустя - С. А.)

Это не то отношение к линии обороны, какое нужно современной армии. Современная армия не может относиться к линии обороны, как бы она не была прочна, пассивно. Вот эта пассивность в обороне и вот это пассивное отношение к оборонительным линиям, оно характеризует финскую армию как не вполне современную для обороны, когда она сидит за камнями.

Финская армия показала себя, что она не вполне современна и потому, что слишком религиозно относится к непревзойденности своих укрепленных районов. Как наступление финнов, то оно гроша ломаного не стоит. Вот три месяца боев, помните вы хоть один случай серьезного массового наступления со стороны финской армии? Этого не бывало. Они не решались:даже на контратаку, хотя они сидели в районах, где имеются у них ДОТы, где все пространство вымерено, как на полигоне, они могут закрыть глаза и стрелять, ибо все пространство у них вымерено, вычерчено и все-таки они очень редко шли на контратаку, и я не знаю ни одного случая, чтобы в контратаках они не провалились (случаи такие были уже в 1944 г., например, под Иматрой, - С.А.).

Что касается какого-либо серьезного наступления для прорыва нашего фронта, для занятия какого-либо рубежа, ни одного такого факта вы не увидите.

В этой армии главный недостаток - она не способна к большим наступательным действиям, в обороне она пассивна и очень скупа на контратаку, причем контратаку она организует крайне неуклюже и всегда, по крайней мере всегда, она уходила с потерями после контратаки.

Вот главный недостаток финской армии. Она создана и воспитана не для наступления, а для обороны, причем обороны не активной, а пассивной. (Интересно, что в основе современной военной стратегии финнов положены соображения Сталина - ведение активной территориальной обороны, а что касается наступления, то финны в отсутствии ресурсов могут вести его только в союзе с Германией или при подпорках из советских дивизий при выдворении гитлеровцев из Лапландии, как это было в 1944 году, - С. А.)Оборона с глубокой фетишизированной верой, верой в неуязвимый край. Я не могу назвать такую армию современной. На что она способна и чему завидовали отдельные товарищи? На небольшие выступления, на окружение с заходом в тыл, на завалы, свои условия знают и только. Все эти завалы можно свести к фокусам. Фокус - хорошее дело хитрость, смекалка и прочее. Но на фокусе прожить невозможно. Раз обманул -, зашел в тыл, второй раз обманул, а третий раз не обманешь. Не может армия отыграться на одних фокусах, она должна быть армией настоящей. Если она этого не имеет, она неполноценна. Вот вам оценка финской армии.

Я беру тактические стороны, не касаясь того, что она слаба, что артиллерии у нее мало. Не потому, что она бедна, ничего подобного. Но она только теперь стала понимать, что без артиллерии война должна быть проиграна. Не говорю о другом недостатке - у них мало авиации. Не потому что у них не было денег для авиации. У них довольно много капитала, у них развиты целлюлозные фабрики, которые дают порох, а порох стоит дорого. У них больше целлюлозных фабрик, чем у нас, вдвое больше: мы даем 500 тыс. тонн в год целлюлозы, от них получили теперь заводы, которые дадут 400 тыс. тонн в год, а вдвое больше осталось у них (что называется - "поделились, - С. А.). Это богатая страна.

Если у них нет авиации - это потому, что они не поняли силу и значение авиации. Вот вам тоже недостаток.

Армия, которая воспитана не для наступления, а для пассивной обороны; армия, которая не имеет серьезной артиллерии; армия, которая не имеет серьезной авиации, хотя имеет все возможности для этого; армия, которая ведет хорошо партизанские наступления - заходит в тыл, завалы делает и все прочее не могу я такую армию назвать армией.

Общий вывод

К чему свелась наша победа, кого мы победили, собственно говоря?

Вот мы 3 месяца и 12 дней воевали, потом финны встали на колени, мы уступили, война кончилась. Спрашивается, кого мы победили? Говорят, финнов. Ну, конечно, финнов победили. Но не это самое главное в этой войне. Финнов победить - не Бог весть какая задача. Конечно, мы должны были финнов победить.

Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей немецкую оборонительную технику победили, английскую оборонительную технику победили, французскую оборонительную технику победили.

Не только финнов победили, но и технику передовых государств Европы. Не только технику передовых государств Европы, мы победили их тактику, их стратегию. Вся оборона Финляндии и война велась по указке, по наущению, по совету Англии и Франции, а еще раньше немцы здорово им помогали, и наполовину оборонительная линия в Финляндии по их совету построена.

Итог об этом говорит.

Мы разбили не только финнов - эта задача не такая большая.

Главное в нашей победе состоит в том, что мы разбили технику, тактику и стратегию передовых государств Европы. Представители, тех, которые являлись учителями финнов.

В этом основная наша победа.

(Бурные аплодисменты, генералитет встает, крики "Ура!)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

"Битва за душу народа"

От автора

По словам Р. Хазбулатова Дудаев "татский еврей из горной части Чечни, а эта чеченская группировка всю жизнь была под контролем партии". Мало того, оказывается, что Дудаевым и Масхадовым "управляет лейтенант из военной разведки - ГРУ". С этим согласились все маразматики, участники передачи теледурачка А. Караулова 24 июня 2001 года на ТВЦ. С тем, что Дудаев "татский еврей", пожалуй, можно согласиться, - им, евреям, виднее. Что касается ГРУ ГШ, то тут явный оговор от беспримерной тупости всех, кого переметная сума Караулов "имеет честь" опрашивать каждую неделю на ТВЦ. Начитались бедалоги басен об НКВД-МГБ и плетут лапти с умным видом выдающихся деятелей, аналитиков и историков. Не зная, что сказать, пересказывают плохо усвоенные демстрашилки от давно забытого Бурбулиса и басни скрытого русофоба Кадырова, пересказывают обвинения "представителя нового божьего народа" Аслаханова. И фонтан фантазий этих "горных обрезков под контролем семьи" заткнуть никак невозможно - "это кому-то нужно!"

Уж не ГРУ ли в самом деле?

Тогда и спецслужбами России тоже управляют не больше не меньше как ставленники Березовского, обрезка не по слухам, а по талмудическому закону, и тут нам, действительно, - кранты.

Что касается татов, горских евреев, то действительно "шумерский нос" весьма широко представлен на Кавказе и, особенно, среди обитателей современной Чечни, которые являются прямыми потомками иудеев, бежавших из разгромленного в X веке Святославом Итиля - столицы Иудейской Хазарии. После военных походов Святослава и последующих погромов учиненных печенегами Иудейская Хазария перестала существовать - большая часть ее территории отошла к Руси. Языком интернационального общения на обширных пространствах леса и степи стал русский, а слово "тат" из хазарского языка перекочевало в русский - в последующие столетия под "татем" на Руси не без основания понимались воры, разбойники и душегубы.

Интересно то, что в самой Ичкерии в годы бандитского правления Дудаева-Масхадова были серьезные дебаты о принадлежности к евреям некоторой части тейпов и самого "чеченского народа". Дебаты ни к чему собственно не привели: антисемитизм на словах вылился в дружбу до гроба с семитом Хаттабом, а на практике в типичную для Хазарии деятельность в сфере экономики работорговлю. Не только Хазбулатов, бывший главный бандитский имам Кадыров и просвященные представители чеченской диаспоры "слышали звон" о своем древнем происхождении, но и русские во время восстания в Москве в 1993 году были осведомлены о принадлежности Хазбулатова к татам. Именно поэтому перспектива получить татского еврея и скрытого русофоба в качестве президента РФ воспринималась ими в то время без особого энтузиазма.

Позднее другой хазарский отпрыск из оренбургских степей (как две капли воды похожий на немецкого еврея и канцлера Германии времен Горбачева) некто Черномырдин, создатель "Нашего дома России", по всей видимости вообразил, что после Будёновского рейда "дорогого Шамиля" Россия снова принадлежит Хазарии, т.е. иудейской Чечне. И с этим, пожалуй, следует отчасти согласиться, поскольку как в Чечне, так и в Москве при власти сидят все те же таты (горские евреи), сафарды (норманизированные иудеи), ашкенази (немецкие евреи) и прочие "шумерские носы". Достаточно взглянуть на галерею наших правителей последнего десятилетия, чтобы убедиться в этом. Думаю перечислять этих современных душегубов, разбойников и работорговцев нет необходимости их "хазарские лица и шумерские носы" говорят сами за себя.

Может быть, - этого не знает Путин, "знаток" заблудившихся в собственной истории "финнов-чухонцев", полной противоположности горских евреев?

Вся эта татско-чухонская история настолько запутана, что понять её весьма трудно, но необходимо, именно нам русским.

Иначе нам под руководством современных татей действительно придут кранты.

Сосредоточенность - вечная тайна всякого совершенства.

Стефан Цвейг

Оглавление:

Вместо введения

Глава первая. "Размышления о стратегии" на примере всемирной и такой "неизвестной войны"

О нанесении превентивного удара

"Перманентная война" за душу воюющего народа

Заключение

Глава вторая. Балканская война

Глава третья: Живые картинки: международные отношения на просторах СНГ и за его пределами

О "параше"

Перспективы решения проблем русского народа

Глава пятая. Кровавые демократии

Глава шестая. Стратегия уничтожения или искусство достижения условий стабильного мира?

Глава седьмая Утраченные иллюзии или о том, где попранные традиций чести, долга и товарищества, могли бы принести неоценимые результаты

Глава восьмая. Сто лет между "странной войной" и "призрачным миром"

Глава девятая. Чеченская "государственность"

Глава десятая. "Неподражаемый гуманизм и неоправданная жестокость" -2

Глава одиннадцатая. Чеченская война - реконструкция событий

Глава двенадцатая. Бдительность по образцу Израиля, как условие "комфорта жизни" в современной России

Глава тринадцатая. Русский характер, как источник наших побед и причина наших поражений

Глава четырнадцатая. Национальная катастрофа - реальность или предмет спекуляций

Глава пятнадцатая Особенности "национальной катастрофы"

для чеченцев

Глава шестнадцатая. Только факты

Глава семнадцатая. Добровольная депортация" как признак "национальной катастрофы"

Глава восемнадцатая. "Ложь во спасение" или путь к катастрофе

Глава отдельная. Ни с того, ни с сего: "Иди и смотри..."

Вместо введения

Российский обыватель живет по понятиям, а "мыслит" по авторитетам.

"Мы нация на закате", - заявил министр труда и соцзащиты Починок и одновременно с завидной настойчивостью на всех каналах ТВ повторяет, что знает рецепт спасения России от поразившего ее зла, а министр культуры Швыдкой "искренне благодарит" пророка от имени зрителей, т.е. народа, за эти "божественные откровения".

Но Уважаемый читатель! Вообрази, что некий "маньяк" предложил за собственные деньги опубликовать в одной из респектабельных русскоязычных газет (не говорю о газетах англоязычных) статью под названием "Источник зла и как с ним бороться", где в качестве этого самого источника выставлены израильтяне, негры, китайцы, немцы, американцы или даже чеченцы. В статье предлагается для них ввести ограничения в России или, допустим невозможное, в самих США, в этом сборище отребья всего мира. Не трудно догадаться какая реакция последует за этим предложением. Маньяку объяснят, что такие публикации неприемлемы с точки зрения морали, социально опасны, это поощрение дискриминации, нацизма, ксенофобии и т. д. и т. п. В лучшем случае на такое предложение по вполне понятным причинам последует отказ.

И в самом деле, за публикацию подобного рода материалов газету просто затаскают по судам и разорят исками, а редактора за разжигание национальной розни посадят в психбольницу или даже в тюрьму.

В этом мысленном экспирименте все твердо стоят на позициях "защиты прав" человека, маленьких, угнетенных, миролюбивых и беззащитных наций, народов, народностей, социальных групп, наконец, защиты "общечеловеческих ценностей".

Но если вернуться в реальную жизнь, то оказывается дело обстоит несколько иначе. Например, заявления маньяка, русофоба Новодворской тиражируются на многомиллионную аудиторию, без всяких для нее и редакторов последствий. Ее проекты вполне серьезно и без всяких опасений печатают так называемые российские газеты. Чеченский лидер Масхадов на территории России неоднократно заявлял и заявляет (находясь в Ингушетии под бдительным оком ФСБ), что "русских нужно резать, где бы они не находились и при этом получать удовольствие".

И подобные заявления уже никого не смущают.

Более того, Дудаеву и Масхадову вторили и вторят Д. Корчинский на Украине и Новодворская в России. По существу рекламой маньяков самого разного толка занимается телевидение, то же самое говорит спикер финского парламента, по совместительству председатель ПАСЕ, Р. Уусикяйнен и наши правозащитники.

Чтобы не быть голословным приведу в качестве напримера статью из Washington post от 10 мая 1999 года, в которой утверждается следующее. "Источник мирового зла" XX века - это русские. Им нельзя доверять, а лучшее, что можно сделать это выселить их с территории современной России с подъемным пособием для первоначального размещения в других странах, где они смогут ассимилироваться и безопасно раствориться в массе местного населения". Для того чтобы собрать деньги на переселение, гуманисты из Washington post предлагают распродать территорию России желающим странам. а для сохранения русского языка они согласны сохранить крошечный кусок территории вокруг Москвы с населением не более 10 миллионов.

Маньяки, будь то Новодворская, Корчинский, Масхадов или "журналисты" из Washington post, и есть маньяки. Но никто не сажает их в тюрьму "за разжигание", тем более не тащит в американские суды, и даже "тиражируют" в России, в русском по определению государстве.

В связи с этим возникает по меньшей мере три вопроса:

Первый - почему о русских можно печатать и публично говорить то, что абсолютно немыслимо по отношению к любой другой нации?

Второй - если это фактически призыв к уничтожению целого народа, то почему публикации и выступления маньяков не вызывают протеста правительства РФ и соответствующей реакции мировой прессы,?

Спрашивается - почему не слышно о судебных процессах в штата Мериленд, Вирджиния и в фелеральном округе Колумбия? Там, где распространяется Washington post и живет не менее 100 тысяч русских.

Но более всего меня занимает вопрос - почему мы, русские, не защищаем себя при явной угрозе уничтожения, исходящей от "мировой цивилизации"?

Или нас уже действительно купили, у нас уже нет ни власти, ни государства, ни территории, ни языка, ни газет ни своих наконец юристов, способных посадить маньяков на скамью подсудимых?

Над этим я предлагаю поразмышлять читателям при чтении книги о тайнах "неисследованной мятеж-войны", развязанной против русских, России и каждого из нас в ХХ столетии.

Глава первая. "Размышления о стратегии" на примере всемирной и такой "неизвестной войны"

"...все содержание стратегии, по существу, размышления над военной историей."

А. Свечин

Основательно забытые истины

Действительно, Г.К. Жуков говорил: "История не любит сослагательных наклонений..., но простое чувство сопереживания заставляет всякого пишущего на военную тему стремиться, не преувеличивая потерь, открыть значение победы". Сегодня к этому можно было бы добавить, что исследование возможных вариантов развития ситуации должно приблизить нас к пониманию истинных причин поражений в прошлом, современного состояния России и проблем обеспечения ее безопасности в будущем.

Тем более, что всем вполне понятна никем в истории не опровергнутая старая римская истина - "Хочешь мира, готовься к войне".

Здесь уместно напомнить, то что - "агрессию порождает только слабость", а "жестокость - есть высшая форма гуманизма на войне".

Очевидно, что приведенные выше и не лишенные глубокого смысла римские истины, сентенции немецкого фельдмаршала, а так же идеи Шлиффена и доктринальные соображения Гитлера в полной мере были реализованы Германией в виде стратегии войны применительно к Польше, Франции и к СССР в 1939-1941 году. Если не быть предвзятым, то эти основательно забытые сегодня истины имеют отношение к характеристике внешнеполитических факторов, существенно влияющих на положение современной России.

В то же время, не вызывает сомнения то, что в основе предвоенной советской политики и военной стратегии лежали не только идеи мировой революции, пролетарского интернационализма и опыт гражданской войны, как это представляется современным исследователям. Советская военная стратегия со всеми ее недостатками базировалась на русских традициях и на вполне реалистических оценках возможного развития ситуации. Именно об этом говорят "Соображения о стратегическом развертывании ВС СССР на Западе и Востоке", предложенные НКО и ГШ РККА летом 1940 г.

Однако, кое что все же требует пояснений. Думаю следует обратить внимание читателей на мало известное в наших военных кругах определении: военная стратегия это искусство согласования средств и способов для достижения политических целей.

Именно с учетом этих соображений постараюсь изложить ряд соображений по некоторым вопросам, имеющим отношение к Великой Отечественной войне и нашей современности.

Некоторые аспекты подготовки и развязывания войны Германией

Одной из причин того, что война стала неотвратимой, на мой взгляд, была политика умиротворения вполне соответствующая по целям и отношению к Германии (с ее союзникам по оси - антикоминтерновскому пакту) со стороны явных и потенциальных противников гитлеризма. Имею в виду прежде всего предвоенные годы сложившееся состояние неотвратимости войны, и не только в силу временной слабости СССР, но и в силу намеренно созданных мировым сообществом военно-политических условий выгодных для развязывания Германией агрессии на Востоке, против СССР через оккупацию Польши, связанную к стати договорами о взаимной безопасности с Францией и Великобританией.

В принципе это общеизвестно.

Однако, замечу, что без "обеспечения флангов" ударной группировки на Северо-западе и Юге не могло бы состояться нападение Германии на Советский Союз летом 1941 года и даже в более поздние сроки на центральном участке советско-германского фронта.

Если с Польшей все понятно - ее захват обеспечил Германии продвижение на Восток и развертывание наступательных группировок непосредственно у границ СССР, то в отношении "обеспечения флангов" необходимо вернуться несколько назад, и проследить динамику развития международных отношений СССР стран Северо-запада и Юга Европы, а также Западной Азии и Дальнего Востока.

Именно для обеспечения флангов в 1940 году Германией была оккупирована Норвегия. В результате достигнутого соглашения с Финляндией на ее территории была создана корпусная, а затем армейская группировка немецких войск в Лапландии, нацеленная на Мурманск. Нечто похожее произошло на Юге, имеются в виду обстоятельства создания группировки на территории Румынии с участием ее ВС.

К этому следует добавить, что нейтрализация прогерманских настроений на южном фланге Западного театра войны, потребовала от СССР развертывания отдельной армии ПВО для прикрытия Бакинского нефтеносного района, а в последующем создания Закавказского фронта против Турции и содержания в Иране оккупационного корпуса советских войск. На восточном театре войны для сдерживания Японии и нейтрализации ее Квантунской армии потребовалось в течение всей войны с Германией содержать многочисленную группировку РККА.

В среднем в течение Великой отечественной войны численность фланговых группировок РККА составляла:

Закавказского Фронта (1941-1942 гг.) - 450-500 тыс. человек, в том числе иранский корпус 40-60 тыс.;

21, 23 армий правого крыла Ленинградского фронта (1941-1944 гг.) - 130-190 тыс.;

Карельского фронта (1941-1944 гг.) - от 300 до 460 тыс. человек;

Следует добавить, что на потенциально опасном Восточном театре войны практически всю войну содержалась группировка численностью до 550 тыс. человек.

Итого, при численности действующей армии 2,9-5,6 миллионов общая численности группировок на второстепенных участках советско-германского фронта и на Востоке в отдельные годы достигала 1,2 миллиона человек и более. В составе этих группировок содержалось в среднем не менее 40-45, а в 1941 году - 86 общевойсковых дивизий, что требовало отвлечения значительных материальных ресурсов и сил, которые были необходимы для отражения германской агрессии на главном, Западном направлении.

Приведу более подробные данные по Северо-западу: численность Карельского фронта в среднем за весь период войны составляла 300 тыс., а при проведении наступательных операций в 1944 году доходила до 460 тыс. человек.

Против финских и немецких войск на Сев.-Западе в разные периоды войны было задействовано от 20 до 30 дивизий, объединенных в пять армий.

За четыре года войны на Северо-Западе только в одной оборонительной и в двух стратегических наступательных операциях ВС СССР потеряли более 100 тыс. убитыми и пропавшими без вести, около 150 тыс. было ранено. Вместе с умершими в блокированном Ленинграде (более 600 тыс. человек и порядка 26-30 тысяч погибших из числа мирного населения в Карелии и Мурманской области) союз Финляндии и Германии только на северо-западе стоил СССР около 1 миллиона человек убитыми и умершими.

Поддержание группировки РККА на Северо-западе в боеспособном состоянии требовало содержания в готовности к призыву общего резерва в тылу численностью до 900 тыс., которые тоже могли бы быть использованы на других фронтах в 1941-1943 гг.

Таким образом, союз Германии и Финляндии оказался одним из важнейших условий для развязывания войны против СССР, а прямое участие Финляндии в агрессии на северо-западе (так же как участие в войне Румынии, Италии, Венгрии) позволило Германии успешно вести наступательные операции на главном направлении Западного театра войны вплоть до 1943 гг.

Можно ли было вывести Финляндию из войны?

Вопрос вполне правомерен. Но ответить на него можно только рассматривая союз Германии с Финляндией и ее участие в агрессии против СССР в 1941 году в контексте советско-финских отношений в предшествующие Великой Отечественной войне годы и в первые месяцы после ее начала. Имею в виду некоторые странности в отношениях СССР и Финляндии в преддверии большой войны.

Не углубляясь в историю непростых русско-финских отношений, можно отметить следующее: по существу стратегическая незавершенность "зимней войны" 1939-40 гг. не позволила вывести Финляндию из состояния ожидания выгод заключения союза с Германией при изменения стратегической ситуации в пользу Финляндии. Вполне определенно об этом говорилось в первом капитуляционном приказе Маннергейма от 13 марта 1940 г. Следует отметить, что не произошло полной оккупации Финляндии советскими войсками в результате "зимней войны" 1939-1940 гг. Более того не было нанесено превентивного удара по ее территории и войскам в июне 1941 года, когда вполне ясно обозначились финские замыслы по отторжению части территории России.

Безусловно, в 1940 году в советских правительственных кругах присутствовали политические соображения, был расчет на благоразумие финских политиков и надежды на заключение прочного мира и продолжение сотрудничества на взаимовыгодных условиях.

Такая позиция советского руководства в 1940 году была принята за слабость и породила надежды на осуществление планов аннексии Карелии и части Мурманской области в новой стратегической ситуации 1941 года. О существовании твердого намерения финнов добиться исполнения своих геополитических планов после "зимней войны" свидетельствует ответ на запрос внешнеполитического ведомства США (адресованный МИД Финляндии) уже в октябре 1941 года по поводу ее участия в агрессии против СССР на стороне Германии.

По существу вопроса финский МИД в ответной ноте США дал следующие разъяснения: "Финляндия стремится (в союзе с Германией - С. А.) обезвредить и занять наступательные позиции противника, лежащие далее границ 1939 года. Было бы настоятельно необходимо... предпринять такие меры уже в 1939 году во время первой фазы войны, если бы только ее (Финляндии, - С. А) силы были для этого достаточны". Это было сказано в то время, когда финские войска во взаимодействии с группой войск "Север" фактически блокировали Ленинград, стояли на рубеже р. Свирь, зап. берег Онежского озера, Медвежьегорск, Ухта, когда ими было полностью парализовано движение по Кировской железной дороге, когда финны были близки к овладению Беломорско-балтийским каналом от Повенца до Беломорска.

То же было изложено в телеграмме МИД Финляндии посольствам за рубежом в июне 1941 года (за несколько дней до начала агрессии против СССР). Перед этим было полтора года приготовлений и достижения договоренностей о сотрудничестве, но не с СССР, а именно с Германией в расчете на оккупацию и последующее присоединение Карелии при изменении на ТВ ситуации в целом. Об этом ясно дает понять, например, Кейтель, указывая на ставшие ему известные "контакты правительственных команд" в мае 1941 года.

Как водится, планы согласованной германо-финской агрессии на северо-западе связывались с созданием "Великой Финляндии от моря до моря" при разделе сфер влияния и ресурсов советского Заполярья.

Ни Маннергейм в своих мемуарах, ни ведущие финские политики не упоминают о содержании приведенной выше ноты по сути разъяснений финской позиции в отношении СССР. Наверное, упоминания об этом не было из простых соображений "не будоражить финскую общественность" и сохранить стабильность (или ее видимость) в послевоенном мире".

Но интересно то, что те же намерения и ожидания присутствовали в сознании советского военно-политического руководства не в послевоенных мемуарах, а в директивах войскам с началом агрессии Германии. Так, уже когда немцы бомбили территорию СССР и атаковали по всему фронту западную границу Советского Союза, утром 22 июня командование ЛенВО получило директиву НКО No02, в которой последний пункт гласил следующее: "На территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать", подпись - Тимошенко, Маленков, Жуков (22.6.41 г., 7.15). Думаю, не приходится особенно сомневаться в том, что упомянутая Директива носила действительно больше политический, чем оперативный характер. Именно этим объясняется появление в ней подписи Маленкова.

Именно эти ожидания политиков, закрепленные в "оперативных директивах", необъяснимых для действующей армии и являются одной из причин наших поражений в первом периоде войны.

"Особых распоряжений" о бомбардировке объектов на территории агрессоров (Румынии и Финляндии), так и не последовало.

По признанию даже финских историков "территорию Финляндии фактически не бомбили" как, например, территорию Германии. Однако, как пишут финны "в феврале 1944 года состоялось три не самых сильных ночных налета на Хельсинки", но именно эти демонстративные по масштабам действия ВВС СССР, подвигли финское руководство к мысли о выходе из войны. В марте специальный представитель президента Финляндии - советник Паасикиви по договоренности с советским руководством выехал в Москву через линию фронта для выяснения условий заключения мира.

Однако, налеты оказались не достаточно "убедительными" для сейма Финляндии, чтобы решиться на разрыв с Германией. Война на северо-западе продолжалась до октября 1944 года.

"Но Финляндию, опять, не бомбили..."

И только проведение на северо-западе двух стратегических наступательных операций (Петрозаводск-Выборгской и Петсамо-Киркинеской) наземными войсками ВС СССР летом-осенью 1944 г. окончательно убедило руководство Финляндии в необходимости очистить оккупированную территорию Советской Карелии и Ленинградской области. Но это стоило РККА и флоту СССР 117-тысячных потерь в личном составе, в том числе около 30 тысяч убитыми. Можно было убедить финское руководство за счет решения проблемы вывода Финляндии из войны другим способом, по примеру США и Великобритании. Но советское руководство проявило гуманизм и естественно были неоправданные с точки зрения стратегии потери.

Возможно, с точки зрения "гуманитарного права" здесь не место рассматривать политические ожидания и последствия "ковровых бомбежек" или "превентивных ударов" для вывода из войны прямого агрессора или потенциального участника агрессии. Но очевидно, что "жестокость - есть высшая форма гуманизма на войне", если действительно иметь в виду "не исторические водевили, а миллионные потери и подвиг народа".

И желательно, чтобы в будущем было поменьше жестокости к своему народу, а для того чтобы проявлять модный ныне гуманизм следует осуществлять жесткую политику к потенциальным агрессорам в интересах России и всеобщей безопасности. Пока видим неоправданный гуманизм к агрессору, что оборачивается жестокостью к своим войскам и к собственному народу.

Стоит ли удивляться, что борьба с бандитизмом требует массового героизма со стороны войск и невероятных жертв народа, а специфические приготовления организованных банд к ведению полномасштабных действий воспринимаются как безобидные действия мирного населения и миграция от ужасов войны?

Вспомним хотя бы образование 200 тысячного контингента беженцев на территории Ингушетии, по существу это было отселение бесполезного для войны чеченского населения из зоны боевых действий при условии его содержания "федералами". Можно напомнить уже основательно забытые терракты в Москве осенью 1999 года с целью оказания давления на психику народа и "сражение" 6 пдр 76 вдд в марте 2000 года. Действительно, слабость порождает агрессию, а ничем необъяснимый гуманизм к "условно мирному населению" - только жестокость к собственным войскам и русскому народу.

В России такие соображения стали каким то странным правилом политики и стратегии.

Но соответствует ли подобное "правило" интересам народа?

Почему нас преследовали неудачи в первый период войны вплоть до конца 1942 года?

Можно найти объяснение этому "внезапностью нападения". Но внезапность может быть только тактической, когда тебя застали врасплох, неподготовленным к бою. Примеров можно привести множество от бомбардировки немцами целых авиадивизий на аэродромах базирования мирного времени, до обстрела казарм со спящим мирным сном личным составом дивизий, своевременно не выведенных в районы сосредоточения или боевого применения.

Но всё упорно переводится на "стратегическую внезапность", как будто бы война "грянула как гром с ясного неба".

Так ли это?

Наверное нет, все понимали неотвратимость столкновения с объединенной гитлеровской Германией Европой. Но креститься начали после того как своевременно не были предприняты меры исключающие тактическую внезапность. На фоне ошибок стратегического звена управления и общей неготовности страны и ВС к отражению агрессии многие по сию пору открещиваются от того, что была проявлена элементарная нераспорядительность в низовых звеньях управления в 1941 году.

Действительно, можно все ошибки свалить на политическое руководство и лично Сталина, который "не дал прямого указания на вывод войск по тревоге из военных городков".

Но так ли велика вина Сталина, при наличии ГШ и НКО, если в войсках Западного особого округа в результате нераспорядительности дело дошло до "стратегической внезапности и невосполнимых потерь личного состава в казармах"?

Для России действительно характерна "общая неготовность к войне" - такова ее специфика и особая стратегия отражение агрессии "массовой армией". Прежде всего в расчете на ее отмобилизование в течение 1-3 месяцев. Но факт и в том, что на флотах, встретили войну в боевой готовности и понесли минимальные потери, для них тактической внезапности не было.

Опыт войны и современных военных конфликтов показывает, что наша система тревог и степеней повышения боевой готовности не соответствует условиям и требует пересмотра, примерно так же как это случилось в 1976 году, по инициативе НГШ Маршала Советского Союза Куликова. Правда, тогда обошлись "косметическими мерами" модернизацией системы БГ, исходя из политических соображений и "собственного опыта войны". На этом ситуация с модернизацией системы перевода войск с мирного на военное положение была заморожена и поэтому сегодня с полным правом можно говорить о том, что мобилизация превратилась в исторический анахронизм для НАТО, а мы топчемся на месте, не понимая, что в основе реформ должна быть существенная перестройка именно мобилизационной системы ВС и государства в целом.

Следует отметить, что в 1976 году правоприменение ВС в силу непонимания общего замысла перевода войск на военное положение на низовом звене для исполнителей было усложнено до предела. Вместе с тем, одни и те же недостатки в боеготовности повторялись и повторяются по сию пору. То, что было услышано когда - то на разборе учений (25-30 лет назад) слышится и сегодня. Практически без изменений повторяются формулировки недостатков процесса перевода ВС с мирного на военное время тогда и сегодня.

Современное положение ВС до крайности усложнилось, а застаревшие проблемы остались и приобрели характер неразрешимых противоречий по несоответствию численности и состава войск мирного и военного времени, условий содержания войск и способов комплектования, требований мобилизационного развертывания и наличных ресурсов. Здесь можно отметить рассогласование средств и способов достижения политических целей государства в военно-экономической сфере: дальнейшее содержание армии становится опасным для государства, но ее ускоренный демонтаж с благими намерениями еще более опасен для общества в силу неуправляемости процесса ликвидации избыточного вооружения. Рассогласование настолько велико, что ни только об искусстве, но и самой стратегии говорить не приходится.

И тем не менее, сегодня как в 1941 году вопрос заключается даже не в наличии или отсутствии руководящих указаний, а в практике применения предусмотренных мер повышения боеготовности в соответствии с обстановкой и состоянием войск.

Дело в инициативе, которая не должна быть связанна ожиданием указаний, дело в ответственности правоприменителей и условий для применения войск, в отсутствии нормальной нормативно-правовой базы существования ВС, законов военного времени.

Дело в общих подходах к решению проблем отражения агрессии с точки зрения интересов России, а не опасения спровоцировать войну или решения проблем миротворчества из гуманных соображений с оглядкой на интересы НАТО.

И речь не о том, что создание "профессиональной полностью боеготовой и компактной армии" неприемлемо для России. Напротив, можно согласиться с тем, что опасность консервации архаичного облика как раз и заставляет рассматривать перспективу развития ее ВС из современного состояния в духе мировых тенденций, которая практически безальтернативна. Но есть ли возможность перейти к новому качественному состоянию ВС РФ в ближайшее время или надеяться на отражение агрессии Североатлантического блока, который в мирное время способен создать стратегические группировки объединенными вооруженными силами без всякого отмобилизования?

Однозначного ответа на вопрос нет.

Действительно, сегодня положение в целом весьма похожее на ситуацию 1940-1941 гг.

В связи с этим, следует остановиться на нескольких "проблемных" для российской стратегии вопросах.

Во-первых, о продвижении НАТО на восток.

Во-вторых, о правомерности превентивных действий для обеспечения безопасности России.

В-третьих, о военно-технической политике России на ближайшие 10-12 лет и в перспективе до 2025 года.

Что касается взаимоотношений с Северо-Атлантическим союзом, то здесь политика уступок и умиротворения без сомнения не может быть полезной для России и не принесет желаемых результатов мировому сообществу.

Как бы не хотелось предполагать лучшее, - НАТО создавалось в качестве противовеса СССР и, по большому счету, против России. Как и в тридцатые годы процесс стратегических натовских новаций канализируется в восточном направлении. Более того, он приобретает действительно глобальный характер, и речь уже идет не только о флангах, если в перспективе НАТО может оказаться в районе Запорожье-Харьков-Мелитополь и в Грузии.

В этих условиях для России есть только два пути.

Первый - безоговорочная капитуляция и ликвидация всего оборонного потенциала, и тогда нужно немедленно переходить к профессиональной немногочисленной армии, не мучая население рассуждениями о национальной безопасности России. При безусловном доминировании США о безопасности и политической самостоятельности России в этом случае и речи быть не может. Не нужно заблуждаться, даже при сдержанном продолжении современной политики через 2-3 года возможности для проведения самостоятельной российской внешнеполитической линии будут существенно ограничены.

Второй путь - сильная политика, исходящая из интересов России. Пока еще это возможно.

Отсюда, совершенно ясно, что все должны знать: в России есть все средства для отражения агрессии и в случае необходимости они будут неотвратимо применены в соответствии с масштабом угроз. А для того чтобы существующая военная опасность не превратилась через "миротворчество" неожиданно в прямую угрозу уничтожения народа и, так сказать, мировой цивилизации, все должны знать о возможности нанесения превентивного удара всеми средствами, включая и ядерное оружие.

Безусловно это опасное, но одновременно наиболее сильное средство сохранения мира. Но средство доступное и не более опасное сегодня для России, чем многолетняя "холодная война", которая собственно привела к разгрому СССР. Никто наверное не забыл, что это была наша Родина, великое Отечество, большая Россия.

Нельзя допустить, чтобы началась новая гонка вооружений, и наверное мало кто в мире имеет намерение повторить подвиг США и СССР по наращиванию потенциала до безумных пределов 70-80 годов.

Но нельзя не заметить, что на фоне все более уменьшающегося военно-экономического потенциала РФ выстраивается политика достижения выгодных условий мира для одной стороны с позиции победителя (США) по отношению к слабейшему - России.

Для государственной политики стратегия действительно должна превратиться в искусство согласования средств и способов достижения политических целей России, а не целей НАТО под вывеской "партнерство ради мира".

Что касается военно-технической политики, то положение действительно представляется почти полной аналогией предвоенному, незавершенность войны в Чечне, реформирование армии на фоне падения ее технического потенциала, в отсутствие сколько либо состоятельных союзников. Восстановить разрушенное в сфере мобилизации будет практически невозможно. Следует напомнить, что в 1941 г. РККА едва оправилась от милиционной системы (принятой при реформировании РККА в 1925 году в качестве основы военной реформы).

Но это является одной из причин поражений в начальный период войны при столкновении с заранее отмобилизованной гитлеровской машиной.

Очевидно, что государственная политика в военной сфере это улица с двухсторонним движением. Однако сегодня все стараются ехать в кажущемся выгодным направлении - сокращения ВС ради достижения экономической безопасности. Тали это выгодно, если при этом, как то забывается, о военной безопасности России, которой "сегодня ничто не угрожает".

Ястребы из ГШ не должны просто рассуждать об уроках войны. В рассуждениях по поводу истории должна проводиться стратегически выгодная для России линия. Здесь не уместны рассуждения о выгодах мирового сообщества, НАТО и США, которые все же объективно заинтересованы в ослаблении стратегических позиций РФ.

О нанесении превентивного удара

Осторожно отмечу, такие соображения, безусловно, присутствовали в правительстве и в Генеральном штабе СССР, - не утвержденная политическим руководством "карта-решение на превентивный удар" действительно была. Но ее существование не говорит о том, что советское руководство было озабочено "продвижением идей коминтерна и мировой революции в Европу" (к этому времени "коминтерн" прекратил свое существование, а идея мировой революции, говоря современным языком, превратилась в некое виртуально-идеологическое клише).

"Соображения" о создании оборонительно-наступательных группировок для нанесения упреждающего удара естественно укладывались в рамки общепринятой военной стратегии, и вполне соответствуют ее принципам. Они никак не противоречили военно-политической ситуации, создавшейся вокруг СССР в предвоенные годы и принципам стратегии1.

Попытаюсь пояснить эту мысль примером из той же финской войны, как преддверия Великой Отечественной.

Досужие исследователи бесконечно задают вопрос: "почему большой Советский Союз три месяца возился с маленькой Финляндией, а первый период войны 1939-1940 гг. был более чем неудачным для РККА?

По мнению некоторых исследователей, простой ответ на него это наличие в руководстве "шапкозакидательских настроений" и "дурость сталинских генералов".

Однако анализ ситуации и фактов показывает, что не все было так просто как это кажется даже военным аналитикам.

Так оценивая группировку советских войск в октябре-ноябре 1939 года финский генштаб делает вывод о том, что !"она (группировка) не превышает обычных нормативов характерных для обороны" и не способна решать задачи наступательной войны. Последующие военные действия показали, что финны не ошиблись в оценке исходного состава и возможностей развернутых на ТВ войск ЛенВО.

Более того, не вызывает сомнения тот факт, что в составе ЛенВО только одна из четырех, а именно 7 армия была более или менее боеготовой. Она и наносила "главный удар" на Выборгском направлении, все остальные имитировали активность, в расчете на скорое заключение перемирия. По сути это был превентивный удар ограниченными средствами, который совсем не преследовал цель достижения полного разгрома ВС Финляндии и ее оккупацию, как представляется. Цель состояла в другом -демонстрацией намерений заставить финское правительство пойти на уступки и достич взаимовыгодного мира малой кровью и без разрушения финской экономики.

Разумеется, попытка решить наступательные задачи оборонительными группировками не могли привести к успеху, а потери войск превысили все допустимые пределы. Следует напомнить, что 30 ноября в день перехода границы советскими войсками, правительством СССР было предложено немедленно возобновить мирные переговоры. На эти предложения последовал отказ в категорической форме и войска были вынуждены в течение месяца преодолевать предполье, на ходу проводить перегруппировку и перестраивать не только управление группировкой с образованием Сев.-Зап. Фронта, но создать полноценную систему обеспечения при доведении состав войск действующей армии до 48 дивизий (в резерве было развернуто еще не менее 10 соединений) с общей численностью 860 тыс. человек (исходная численность войск - была около 350 тыс.)

Замечу, что в условиях своеобразного северного ТВД, зимой и этого оказалось мало.

Однако факт заключается в том, что созданное только в конце войны 3 кратное общее превосходство по личному составу, опыт и проявившиеся преимущества в технике позволили средствами и способами военной стратегии добиться мира на условиях СССР. При этом без разгрома финских ВС, в отсутствии какого бы то нибыло воздействия на финскую экономику и при осозанном отказе от оккупации Финляндии. Казалось бы все условия мирного сосуществования были достигуты

По существу это было главным политическим результатом войны.

И такие итоги не удивляют, поскольку они были естественным продолжением последовательной политики СССР на сохранение хотя и призрачного но мира. Дело другое, что расчет финских политиков строился на других политических основаниях. В Финляндии присутствовали надежды на помощь Запада и скорое заключение выгодного союза с Германией против великодушного соседа, а так же соображения о возможности продолжения войны в новой стратегической ситуации и достижения односторонне выгодных целе войны против СССР.

В известной мере ожидания финского руководства оправдались. Но это не говорит о том, что подчиненная политике советская военная стратегия потерпела фиаско, и не о том, что сталинские генералы были дурные. Дело в том, что не оправдались политические ожидания руководства СССР о возможности наладить дружественные отношения с соседями на приемлемых для всех условиях.

Так могла ли Красная Армия нанести превентивный удар в 1941 году?

Думаю, что для нанесения такого удара по немецким войскам были все основания, но удар не состоялся и планы остались не утвержденными по нескольким причинам.

Во-первых, овладение временно инициативой в отсутствии достаточных сил, не могло привести к заключению даже сомнительного мира. Во-вторых, так же как в случае с Финляндией, это немедленно "толкнуло бы Германию в объятья мирового сообщества" - империалистов США, Англии и Японии. Расстановка политических сил в мире в связи с этим изменилась бы не в пользу СССР и привела бы к согласованной антироссийской стратегии объединенной Европы и США.

В этом смысле даже выигранное превентивное сражение с гитлеровской армией в 1941 г. было бы для СССР равносильно проигрышу войны с империалистическим окружением. Это прекрасно понимал Сталин. Потому планы ГШ остались на бумаге. Кроме того, в 1941 г. просто не было сил, нужно было ждать и всемерно оттягивать неизбежную агрессию Германии на более поздний срок. Именно поэтому карта решение не была утверждена.

Понимал ли ситуацию при всем его авантюризме Гитлер, когда решился развязать "превентивную войну" с СССР именно весной или в начале лета 1941 года? Безусловно. И здесь присутствовали не только прусские стратегические идеи, но и точный расчет при планировании войны на временную слабость СССР, вооруженные силы которого оказались на этапе, если хотите реформирования, в том числе в части переворужения и организационной неразберихи после ликвидации милиционной системы формирования РККА.

Германскому верховному командованию было известно состояние ВС СССР и перспектива встретиться с реорганизованной КА на нейтральной территории при весьма туманных надеждах достижения приемлемых условий послевоенного мира никак не устраивала Германию. Кроме того, прусская военная мысль не допускала возможности серьезно оспаривать тезисы Гитлера о "колоссе на глиняных ногах" и скорой победе "в краткосрочной компании". Во второй раз в июне-октябре 1941 г. в Германии успешно, но временно сработал авантюристический план ведения "победоносной войны на два фронта".

Исход известен, "бесспорный военный успех и победа в приграничных, якобы, в "превентивных сражениях" 1941 г. по существу привели к стратегическому поражению и к полной капитуляции Германии в 1945 году. Но от разгрома и полного уничтожения Германию спасла не только капиталистическая солидарность, но еще в большей степени гуманизм советского народа, стратегия Сталина, и желание обеспечить длительный мир для России при наличии союзников в Европе. В рамках этой политики вполне объяснимо создание соцлагеря и ОВД, но одновременно это причина наших поражений, как следствие истощения собственных ресурсов в холодной войне с США.

Наверное не нужно напоминать о послевоенном состоянии СССР, ФРГ и ГДР. Если ФРГ это результат действия плана Маршалла для будущего союзника Америки, а ГДР "витрина социализма", то СССР - стал "гуманитарным козлом отпущения" в "холодной войне" и потерпел сокрушительное поражение, несмотря на то, что была победа народа в самой жестокой схватке с передовым отрядом империализма 56 лет назад.

В связи с этим, не лишнее задать вопрос: оправдаются ли политические ожидания о преемлемых условиязх мирного сосуществования сегодня, в новой для России стратегической ситуации. То что она является новой и весьма невыгодной для России сомнений нет, а продолжение политики с позиций слабости не сулит ничего хорошего ни с либерализованой экономикой, ни с военной стратегией в русле мировых тенденций при отсутствии средств на содержание ВС.

Играть в войну конечно не стоит, но прикидываться непонимающими о чем идет речь тоже не имеет никакой перспективы.

"Перманентная война" за душу воюющего народа

Вполне понятно, что гитлеризм был непримиримым врагом "советов и коммунизма". Но если бы два "диктатора договорились о мирном сосуществовании," то могло ли это устроить США и Англию? Скорее всего нет, потому, что гитлеровская Германия на то время была авангардом мирового империализма, а его политическая цель без сомнения состояла в уничтожении стремительно набиравшей мощь России, как антипода созданной ныне западной цивилизации, называемой в то время и сегодня - "свободным миром".

В то же время, в полном смысле слова с закономерностью проявляется известное: "у России только два неизменных союзника - Армия и Флот, а также "в политике нет союзников, есть только национальные интересы".

Что изменилось на рубеже столетий?

Только то, что немцам, финнам и прочим претендентам на российские ресурсы "двумя капитуляциями" привито стойкое отвращение к завоеваниям чужих территорий военной силой". Впрочем, так ли стойко это отвращение? Но разве разрушение СССР, на фоне объединения Германии и интеграционных процессов в мире и Европе не доказывает того, что цель мировой политики в отношении России и стратегия НАТО остается неизменно агрессивной. Даже при условии прикрытия ее "миротворчеством".

И неважно, что будет причиной агрессии: польские (финские, китайские) притязания, немецкий реваншизм, прусский милитаризм или американский агрессивный глобализм, продвижение германских экономических интересов на Украину, потворство этому на территории России, исламский фундаментализм и его проникновение на Волгу до Ярославля или "тихая агрессия Востока" в Приморье.

Суть этих явлений одна - разгром России и обеспечение активными действиями якобы выгодных условий развития "мирового сообщества", в том числе занятием более выгодных стратегических позиций приемом в НАТО новых членов.

Из стратегических соображений в 1939-40 гг. никакой военно-политической альтернативы наступательному продвижению России на Запад за пределы границы СССР не было.

Более того это было необходимо в 1944 году для обеспечения прочного мира и обретения союзников (в лице народных демократий стран послевоенной Европы). Если бы это было возможно, то эти проблемы должны были бы быть решены для СССР еще в 1941 году как ответ на германскую агрессию.

Конечно худой мир лучше доброй ссоры", но "выигранное сражение в горячей войне не всегда ведет к победе и доброму миру". Западные страны извлекли из этого уроки и сделали вывод. Мы до сих пор не в состоянии оценить собственную стратегию. Более того наша политика сегодня базируется на том, что вместе с разрядкой международной напряженности наступило благоденствие, "нам ничто не угрожает кроме терроризма и сепаратизма".

Но следовало бы понять, что политический терроризм и агрессивный сепаратизм всего лишь проявление превентивной и перманентной войны против Великой России. Эта война никогда не прекращалась, она только перешла в другую форму всеобщей войны и, действительно, во всех сферах.

Цель этой войны даже не уничтожение ВС России и ее граждан в горячих войнах, это сражение за душу воюющего народа, что для России во сто крат опаснее обычной войны.

Военная стратегия сегодня из средства буквального разгрома армий и убийства людей действительно превращается в искусство согласования самых разнообразных средств и способов для достижения политических целей, а именно условий, приемлемых для развития России или по крайней мере существования народа.

А если это сражение и перманентная война на уничтожение (не стоит заблуждаться, это так) специфическими средствами и способами, то и стратегия должна быть серьезная, без игрушек в сражения, хотя бы и подобных тем, что мы видим 60 лет назад, в Ираке 1991 и в СРЮ 1999 года.

Заключение

Думаю, не будет преувеличением сказать, что сегодня, том числе на фоне уроков войны, 1941-1945 гг. речь идет о формировании стратегии России на первую половину 21 столетия.

Вполне оправдано возвращение к истории начала и даже преддверия последней большой войны с учетом того, что во многом повторяется ситуация начала Второй мировой войны и локальной советско-финской, несправедливо забытой и мало исследованной историками. Ее коллизии во многом продолжение политики великих держав того времени. То, что мы имеем сегодня порождение событий десяти-пятнадцатилетней давности, с участием тех же мировых держав.

Разрешение проблем России и "неотвратимость" войн будущего во многом зависит от принятия сегодня безошибочных политических решений, от определения целей и стратегических направлений развития России в ближайшие годы.

Было бы большим заблуждением думать, что все известно и не должно быть никаких сомнений. Тем более в военной науке, которую движут только сомнения и сомневающиеся. Всякий кто пытается исследовать военную тематику, должен с величайшей осторожностью подходить к военной истории народа, тем более русского, поскольку он всегда был и остается воюющим народом.

Думаю, что не ошибусь в предположении - сегодня ситуация развивается в весьма невыгодном для Росси направлении. Поэтому изложенное не может расцениваться как дезинформация или исторический водевиль. Некоторая вольность и сослагательность возможных вариантов развития ситуации вполне извинительны, поскольку сегодня обращают на себя внимание некоторые видимые "стратегические несуразности", которые находят объяснение в "большой политике", но никак не соответствуют нормальной военной стратегии.

По существу выбор российской военной стратегии хотя бы в части реформы ВС, в качестве инструмента ее осуществления действительно сделан.

Но отвечает ли он интересам России?

Не придется ли нам исправлять ошибки и платить большой кровью за допущенные сегодня просчеты в будущем?

***

Если бы нам в свое время давали основы стратегии в академии, сегодня было бы гораздо больше тех, кто понимает смысл и суть происходящих перемен. Не случайно, вам предложены старые, основательно забытые или неоцененные нашей наукой истины.

К сожалению из приведенных выше стратегических соображений начальников германского генерального штаба Мольтке, Шлиффена, Секста и Гальдера мы многое не знали.

Но так же мало мы знали о стратегии как искусстве согласования средств и способов достижения целей государственной политики России. Только сегодня мы решились несколько иначе взглянуть на предвоенную советскую стратегию, которая уже тогда в силу подчиненности политике преследовала весьма гуманные цели достижения прочного мира выгодного не только одной стороне. И как оказывается не разгромом и оккупацией, как это представляется многим, а гуманным отношением даже к агрессору, побежденному в сражении им же и навязанном.

А знать особенности советской, русской стратегии следовало бы, чтобы не повторять прошлых ошибок, со знанием дела принимать решения и главное добиваться приемлемых условий мира для развития России в настоящем и будущем.

За неимением пока лучшего приведу слова сказанные Г. Фриснером, немецким генералом в 1947 году: "Жертвы войны обязывают нас преодолеть заблуждения, ошибки и упущения прошлого. Они побуждают нас к обновлению... Свобода и независимость являются ... не только проблемой военной готовности, наличия новейшего вооружения, верных и решительных союзников, но и в не меньшей степени - проблемой поиска политических идей, проблемой укрепления общественного строя. В этом смысл традиций военной службы, чести, долга и товарищества смогли бы принести самые неожиданные и богатые плоды".

В связи с их актуальностью, добавить к этому нечего.

Как говорится, не ведая того, в 1947 году Фриснер "попал не в бровь, а в глаз" российским реформаторам и военным строителям конца второго тысячелетия.

Глава вторая. Балканская война

Политика невмешательства

"...созвездие маневров и мазурки..."

Фонвизин, "Горе от ума"

Последняя Балканская война оценивается политологами как "событие без продолжения", как конфликт, локализованный исключительно благодаря "эффективным миротворческим действиям НАТО", пример "конструктивной политики невмешательства" России в военные действия и даже как верный политический выбор народа СРЮ.

Однако, практически никто не возражает против того, что цели миротворческой операции НАТО не достигнуты, экономике балканских стран нанесен значительный ущерб, а югославская экономика получила колоссальный удар. При этом предпосылки для углубления этно-национального конфликта остаются, а "гарантии мирных соглашений" не исключают террористических акций и силовых операций НАТО против пока еще легитимной власти Милошевича в СРЮ. Немаловажно и то, что это "событие без продолжения" по политическим итогам 2001 года для России явление удручающее. "Балканский регион может стать одним из плацдармов для осуществления далеко идущих военно-стратегических планов некоторых государств (имеется в виду прежде всего США, Германия и Турция, в том числе и в отношении России" i.

Не секрет, что Россия конкурировать с ЕЭС и США в восстановлении СРЮ не в состоянии, а в Югославии не забыли уроки восстановления европейской экономики после второй мировой войны. Запад из политических соображений найдет способ выделить кредиты для балканских стран в объемах больших, чем это может себе позволить РФ, и кредиты будут с благодарностью приняты сербами на выгодных Западу условиях. "Новый план Маршала для Балкан" и, возможное, вступление СРЮ в альянс уже не представляется химерой. При этом для СРЮ выбор в пользу НАТО приобретает вполне конструктивные и реальные очертания. Тем более, что эти идеи, если судить по результатам выборов президента СРЮ, нашли поддержку почти половины населения Югославии.

Более того, необходимый для изменения ситуации политический ресурс в ходе президентских выборов ЕЭС и США уже направлен на СРЮ и будет массировано использоваться в последующем.

В то время как правительство РФ по-прежнему "придерживается политики невмешательства", российские "патриоты" в очередной раз стали свидетелями поворота общественного мнения наших "исторических союзников и единокровных братьев" на Балканах. Не за горами еще более удивительное и обескураживающее для России развитие отношений СРЮ с Западом2.

Впрочем, не приходится сомневаться в том, что события последнего времени в Югославии, укладываются в логику общего процесса глобализации экономики и политики по западному варианту при активном участии США, ЕЭС и НАТО. Но очевидно так же и то, что в течение ближайших 10 лет это неизбежно закончится мировым кризисом во всех сферах, не исключая и военную.

Отступление первое.

На глазах всего мира уже состоялась убедительная демонстрация "решительной силы" с применением новых "военных технологий и средств поражения XXI века" на ближнем Востоке и на Балканах. Используя печальный опыт Югославии, не так уж трудно представить характер и последствия такого конфликта для России.

Противопоставить вторжению противника на суше, в море и в воздухе адекватные по возможностям оборонительные группировки Россия вряд ли сможет. Практически любой конфликт с участием ее ВС на самой ранней стадии может закончиться подписанием мира на условиях агрессора. Принимать какие бы то ни было дипломатические и экономические меры, тем более воевать ради суверенитета и территориальной целостности ни Правительство России, ни ее население не готовы и вряд ли способны.

С точки зрения стратегии всерьез рассчитывать на внутренние войска, ОМОН, СОБР и ВДВ не приходится. Это формирования созданы действительно для "внутреннего употребления", против населения или банд формирований. По своей природе они абсолютно не способны противостоят тяжеловооруженной пехоте и бронетанковым войскам, тем более дистанционному применению высокоточных средств воздушного и морского базирования. Как и в СРЮ, их контр использование в ответ на воздушный террор и блокаду едва ли состоится. В силу отсутствия современного вооружения (оно уже составляет едва ли 10%), профессионально подготовленного личного состава, или хотя бы подготовленного, "военно-обученного" резерва. Группировки ВВС, ПВО и СВ развернуть не удастся.

В этой связи, вполне ясно, что умиротворение агрессора не может быть прочной основой для самостоятельной национальной политики. Следование порочным традициям времен лорда Керзона, как и подписание соглашений "ради мира" любой ценой с НАТО, никакого отношения к национальным интересам России и безопасности ее народа не имеют.

Державная риторика представителей Президента в ходе бомбардировок СРЮ и удивившая многих показная демонстрация маршевых возможностей "миротворческих рот" является только свидетельством слабости России.

Нечто подобное характерно для ослабленной и разделенной Югославии. Не секрет, что военно-техническая отсталость югославской армии в прошлом пролонгированная в настоящее позволила НАТО вести войну "бесконтактным способом" и почти без потерь.

Предлагаю читателям оценить техническую подготовку Армии СРЮ и соотношение сил в последней Балканской войне по следующим данным:

НАТО выставило против СРЮ до 1200 самолетов и вертолетов, включая стратегические бомбардировщики, в том числе ультрасовременный В-2 Spirit. В зоне конфликта в разное время находились 7 авианесущих кораблей (CVN-65 Enterprise, CVN-71 Т. Roosevelt, R-99 Foch, R-05 Invincible, А-135 Argus, LHD-3 Kearsarge, LHA-4 Nassau, имевшие на борту от 42 до 82 самолетов и вертолетов), 4 крейсера, 9 подводных лодок, 11 эсминцев, 16 фрегатов и еще более 40 кораблей. По югославским данным силы НАТО выпустили свыше 1000 крылатых ракет, совершили 25 тысяч самолето-вылетов, нанесли 2300 ударов по 995 объектам. В среднем в каждом налете по объектам удара участвовало не менее 10 самолетов и вертолетов.

Всей этой армаде Югославия могла противопоставить 15 - МиГ-29, 2 -МиГ-29УБ, около 70 - МиГ-21бис.ум, 50 - легких штурмовиков G-4 Super Galeb, 20 устаревших G-2 Galeb, 50 легких штурмовиков J-22 Orao, несколько эскадрилий вертолетов: ударных и транспортных Ми-8, Partisan, SA-341Н Gazelle; противолодочных Ка-25, Ка-27, Ми-14ПЛ, а также учебные, транспортные, пожарные самолеты. Югославский флот имел несколько сторожевых кораблей, 2 устаревшие ПЛ, ракетные и торпедные катера.

Войска ПВО СРЮ имели на вооружении устаревшие около 50 ЗРК советского производства С-75, С-125, С-200. Эти комплексы в связи с их ограниченной подвижностью сербы использовали не очень активно.

Основная тяжесть отражения налетов НАТО легла на армейскую ПВО, имевшую на вооружении 6 батарей советских зенитно-ракетных комплексов "Куб" (точнее, его экспортный вариант "Квадрат"), Стрела-1, Стрела-3, Стрела-10. По некоторым сведениям войсковая ПВО имела несколко сравнительно новых ЗРК "Бук" и "Тор". Также в войсках имелось достаточное количество ПЗРК "Стрела-2" и "Игла-1", 20 и 40 мм зенитных пушек и ЗСУ на базе БТР ВОV с 3-мя 20мм или 2-мя 30мм пушками.

Очевидно, что преимущество альянса было подавляющим не только "количественно", но и "качественно". Это и позволило ВВС НАТО при полном господстве в воздухе 79 дней практически безнаказанно бомбардировать объекты на территории СРЮ по выбору.

В плане извлечения уроков для России следует констатировать то, что военно-техническая слабость югославской армии позволила НАТО вести войну в 1999 году "бесконтактным способом". Именно военно-техническая отсталость армии, созданной на основе весьма сомнительного нейтралитета СФРЮ с креном на Запад еще во времена благоденствия между западным изобилием и социдеологией, была одной из причин падения "режима Милошевича" и обусловила необъяснимый дрейф "наших единственных союзников на Балканах" в сторону НАТО.

Для европейских стран альянса, чувствительных к боевым потерям, именно безнаказанность ведения военных действий - одна из причин "необъяснимой" агрессивности. Безусловно присутствовал расчет на достижение политических целей путем нанесения неприемлемого ущерба гражданскому сектору экономики СРЮ и снижение привычного уровня жизни "прозападного в своих настроениях населения". Дестабилизация обстановки террором "народных масс" и было одним из главных условий заключения крайне невыгодных для Югославии соглашений по Косово в 1999 году, дестабилизации политической обстановки и в конечном счете "бескровного демократического переворота" в октябре этого года.

Политический диктат, террор с применением вооруженной силы, замаскированные под демократические требования и миротворчество, и есть так называемые "новые военно-политические технологии XXI века". В югославском варианте они показали суть политики альянса не только в военно-политической и экономической сферах, но и в области идеологии - уничтожения народной демократии "руками самого народа"3.

Как видим, согласованные с политикой глобализации методы террора, диктат и подкуп были успешно опробованы в Югославии, но еще раньше они были применены в войне против СССР и России. Нечто подобное происходит в Белоруссии и отчасти на Украине.

В связи с этим необходимо обратить внимание на то, что лишенная союзников, современной армии и поддержки друзей Югославия в полной мере подтвердила стратегический принцип: "слабость порождает только агрессию". Но примениттельно к России об этом ниже, а здесь речь о наших "вечных союзниках и братьях".

Есть и более близкие территориально примеры конструктивных отношений Запада и бывших союзников России. Не секрет, что руководство Украины не оставляет мысль "интегрироваться в структуру альянса". И разумеется на антироссийских позициях. "Мы будем там, где нет России" - для РФ весьма симптоматичный принцип украинской политики. По мнению лидер УНА-УНСО Д. Корчинского Северный Кавказ это зона жизненных интересов Украины, и России там делать нечего. Корчинскому вторит Новодворская, по ее словам русским нет места не только в мире, даже на собственной территории.

Разумеется, существование "разделенного русского народа" считается "политической реальностью, с которой следует согласиться", и никто не вспоминает о происхождении русских в северных областях Казахстана. Дальний Восток уже едва ли "не отрезанный ломоть" в силу отдаленности, а Калининградская область, отрезанный анклав и "будущее яблоко" раздора не может существовать иначекак свободная экономическая зона. Она сама "просится в Европу", так как на сегодняшний день 80% ее жителей по 5-6 раз в году бывают в Польше, Германии, у друзей в "странах Балтии", и ни разу не были за последние десять лет на "исторической родине", в России.

Глава третья: Живые картинки: международные отношения на просторах СНГ и за его пределами

Невероятным для любого здраво мыслящего русского было бы услышать о сражении под Прохоровкой объединенной группировки войск НАТО (под командованием немецкого фельдмаршала Шмундта и генерала Грицка Кавуна) против группировки российских войск (под командованием генерала П. Дорошенко или А. Пархоменко). Однако, увы, это не так уж далеко от реальности, и провокационные маневры ВС РУ с участием войск НАТО не такая, как может показаться обывателю, невидаль. Пример, учения "Морской бриз - 97" и "Казацкая степь - 2000", по сценарию которых украинские генералы под ручку с натовскими вояками "огнем и мечом" усмиряют этнический конфликт, разоружают незаконные вооруженные формирования и создают буферные зоны на границе с северным соседом.

Летом 1999 года газета Министерства обороны РУ "Флот Украины" настойчиво убеждала своих читателей в том, что ее "независимость" под угрозой, опасность нависла со стороны тех, кто привык общаться на русском языке". Тех что привык общаться на русском примерно 75% населения. Оказывается, что они "нiсведомi об опасности такого общения". Для создания фона украинские журналисты "предупредили об угрозе фашизма на полуострове, в некоей "желтой республике", а для поднятия духа жевто-блакитного воинства и натовского контингента газета сообщила, что "Россия не пойдет войной на Украину, поскольку последняя не Чечня, имеет авиацию и артиллерию4.

Но представим себе, что какой нибудь "бабицкий" удобно расположив зад в Москве злорадно на все страны СНГ комментирует: "Сейчас, в это чудное утро 6 июля русские ребята из Чугуева и Рязани готовятся убивать и рассматривают друг друга в танковые прицелы, сделанные в колыбели трех русских революций, на "ЛОМО" в Ленинграде... Очень скоро в гигантском встречном сражении, хи-хи, на поле русской славы столкнутся 1500 танков и бронемашин 2 гвардейской, Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова Кантемировской дивизии со стороны России и 56 общевойскового корпуса сухопутных войск РУ, переброшенного из-под Ровно". При этом "бабицкий" злорадно поясняет: "56 корпус - это бывшая 8 гвардейская, Краснознаменная, железная, им. героя гражданской войны Гая мотострелковая дивизия, отреформированная по натовским стандартам."

Это может показаться фантастикой, но дело зашло так далеко, что по некоторым данным официальные органы РФ при приеме на работу от соискателя на должность требуют указывать Украину в числе иностранных государств вместе с Литвой, Латвией и Эстонией.

Понять это с учетом перспективы ее вступления в НАТО можно, но не нужно лукавит: заигрались наши политики настолько, что начисто забыли об интересах единого еще десять лет назад народа5.

***

Отступление второе.

18 апреля, во время визита в Крым вмесите с Л. Кучмой, отвечая на вопросы журналистов, В. Путин заявил: "как и следовало ожидать на предложение о вступлении России в НАТО последовал отказ. Россия там (т. е. в НАТО) не нужна", и явно для Л. Кучмы добавил: "Мы будем возражать против приближения НАТО к нашим границам".

При посещении флагмана ВМС РУ СК "Гетман Сагайдачный" В. Путину были вручены тельняшка и бескозырка со словами: "это традиционные символы доблести наших отцов и дедов." Каких дедов имел ввиду матрос ВМС Украины при вручении символов остается тайной.

На открытии чеченского информационного Центра "Кавказ" Д. Корчинский заявил, что России нечего делать на Кавказе, это зона жизненных интересов Украины. Центр расположен буквально в 500 метрах от собора св. Владимира в Киеве. В связи с этим буквально все озабочены "военной конфронтацией" России и Украинской Республики.

1-2 марта впервые за всю историю НАТО высший орган альянса заседает в стране, которая не является его членом. Руководящие чиновники военных и внешнеполитических ведомств во главе с Генеральным секретарем НАТО, Джорджем Робертсоном, собрались в Киеве, для обсуждения проблем, "которые представляются важными для развития отношений стран Европы и мира". Руководство НАТО серьезно озабочено проблемами вооруженных сил Республики Украина. "Заинтересованность НАТО это не просто желание помочь РУ в решении ее проблем. Это больше чем "Партнерство ради мира", - говорит Генсек альянса и, продолжая, замечает: "Это демонстрация Украине девятнадцати дружественных лиц". Ему поддакивает Министр обороны РУ: "Мы готовы солидарно разделить ответственность НАТО за мир и стабильность в Европе".

Высокопоставленные иностранные участники заседания в сопровождении военных экспертов и местных "кавунов" разъехались по городам восточных областей "для оценки ситуации и выработки рекомендаций"пану" Леониду Кучме". Читатель не ошибется в собственных предположениях. Натовцы исследуют возможность успешного проведения всенародного референдума "о вступлении Украины в антироссийский блок". И где же будет проводиться референдум? На Харьковщине и Днепропетровске, в самом центре "большой России"!

В страшном сне не приснится такое.

Стоит напомнить, что во время гражданской войны сложилось примерно такое же положение, как и сейчас. В Киеве, сменяя друг друга, сиделиПетлюра, Директория, немцы и еще черт знает кто. Правили не долго. Сидение петлюровцев и прогерманской Директории закончилось в результате бескровного наступления Красной Армии. Вся эта "жовто-блакитная братия" вместе с немцами бежала без оглядки. При взятии Полтавы войска 5 Армии "красных" потеряли 4 или 5 (!) человек убитыми. "Боевые потери" петлюровцев составили 148 человек убитыми, в том числе более сотни было переколото в копнах с сеном русскими бабами, вооруженными вилами.

С точки зрения нормальной "конфликтологии" нет сомнения в том, что сама постановка вопроса о возможности военной конфронтации России и Республики Украина в отсутствии объективных причин (ну нечего нам делить с русскими в восточных областях и на правобережной Украине) имеет провокационный характер. Даже в случае "вступления Кучмы и его окружения" в альянс дело до военного столкновения России и Украины вряд ли дойдет.

Вместе с тем, полностью исключать возможность возникновения российско-украинского конфликта в силу упорного стремления Украины в НАТО все же было бы неверно. Тем более, при вполне очевидной химеричности идеи военного противостояния в отсутствии сколько либо основательных причин национального, религиозного и территориального характера.

Кстати говоря, если для "галичан", не вполне понимающих кто они такие, привычно пребывание в неопределенном состоянии, то для большинства русских ощущение себя в качестве людей второго сорта не было характерно во все времена.

Допустим, что конфликт все же будет спровоцирован, тогда искусственная самостийность для большей части Украины без всякой гражданской войны действительно будет под угрозой. Дело закончится новым "освободительным походом" на территории, по праву принадлежащие России. "По дорогам знакомым... с героем наркомом..."

Представь читатель, что произойдет, если 1 общевойсковая армия ВС РФ из района Воронежа двинется по знакомым дорогам с развернутыми Красными знаменами по направлению к Харькову, Запорожью и к Полтаве под звуки "сталинского гимна"?

Страшно даже подумать для наших и киевских демократов!

Но в этом случае русские бабы непременно возьмутся за вилы на большей части СНГ. По обе стороны "позорной границы" между частями единого народа. В самом деле как могут быть "братьями" части одного народа, искусственно разделенного в интересах нового панства и бандитских кланов?

Прости Господи!

В своем ли уме и "партнеры по НАТО" и сам Леонид Кучма, сын погибшего от ран солдата гвардейского минометного полка времен Великой отечественной войны?

Агрессия России против Украины в принципе невозможна. Но в противовес пронатовской политике Киева "активная политика" России в отношении Украины (как средство позитивного давления для достижения нужного результата) желательна и просто необходима.

Именно в отсутствии такой политики со стороны России в Киеве построен "паровоз пронатовских настроений". Антирусская политика прозападной верхушки и галицийской селянщины еще не вполне поняты в спящих политических кругах на просторах СНГ. Но вряд ли такие настроения и тенденции, как и референдум о вступлении в НАТО, будут с воодушевлением восприняты населением Причерноморья, Крыма, восточных областей, среднего и нижнего Приднепровья.

Этого не следует ожидать даже к 2050 году, после "выхода в тираж" двух на сегодняшний день активных поколений "советского народа". Даже дети на Украине это понимают. Но клятвопреступники паны во главе с главгетманом лезут в НАТО... и, как говорят ", флаг им в руки".

Язвительный читатель на Украине может возразить: "Ваш и.о. президента помнится не так давно сделал сенсационное заявление о возможности вступления России в НАТО и при этом с уважением сослался на авторитет Иосифа Виссарионовиса. Сталин, судя по словам В. Путина, был тоже не против вступления СССР в Североатлантический союз, и даже через МИД обратился к руководству НАТО с соответствующей просьбой.

Как говорят: "слышали звон, да не знают о чем он."

Председатель Совета министров СССР генералиссимус И. В. Сталин знал, что делал и предполагал какая реакция последует на его предложение (заметим предложение, а не просьбу). Естественно последовал отказ. Но именно это показало чего стоят заявления учредителей "оборонительного союза". Создание НАТО с момента его основания преследовало осуществление антироссийской политики на деле, а членство СССР превращало эту затею в абсурд. Своим сильным дипломатическим ходом советское правительство заставило "раскрыть карты". Маски были сорваны. И. Сталин показал, что скрывается за "демонстрацией дружественных лиц" и миролюбивой риторикой руководства блока. Уже никто не сомневался в необходимости создания оборонительного союза соцстран. Еще в 1949 году Сталин увидел за ужимками "натовской обезьяны" личину агрессора и, судя по всему, не ошибся.

Эта обезьяна под видом "миротворца" уже в наши дни много чего натворила в Европе непохожего на "демонстрацию дружеских лиц".

Далек от мысли, что В. Путин этого не знает. И "россиян" не очень интересует, что Путин имел в виду в нашумевшем интервью, в беседах с тем же Д. Робертсоном и премьером Великобритании. Но вопрос в том, насколько он искренен в своих заявлениях перед народом России?

Любопытно то, что невразумительные, совершенно в духе петлюровцев и фашистских недобитков, комментарии наших лицедеев на ТВ последовали незамедлительно... и все попали "пальцем в небо".

Кто старое помянет тому глаз вон, а если забудет, то оба.

И все же забыли.

Впрочем, предателю первый кнут.

Международные отношения и "современная политика" на пост советском пространстве

Не склонен к официозу и весьма осторожен в предположениях как о "скором воссоединении", так же как о неизбежной консервации искусственного разделения России, Украины, Белоруссии и сев. областей "Казахстана.

Очевидно, что с учетом определенных особенностей истории и современного состояния "Малороссии-Украины" "украинская действительность" представляет "специфический интерес для исследований в России", т. к. является лишь частным, но весьма показательным случаем общественно-политической и экономической жизни на пост советском пространстве.

Нет особых сомнений в том, что самоутверждение политиканов как на Украине, как и проблемы личной безопасности власть имущих в России представляются многим главным. В то же время именно эта возня в свете проблем народа и больших перемен в будущем, не представляет интереса для анализа ситуации по существу. В России действительно мало кто озабочен "анализом ситуации на Украине" в силу ничтожности вопроса и отсутствия "перспектив "межгосударственных, российско-украинских отношений". Об этом можно судить по освещению прошедших выборов президента на Украине. Они крайне мало волновали как "политическую элиту" России так и ее население. Не менее безразлично отнеслась к выборам президента Украины мировая общественность. Об этом можно судить по количеству, сколько либо заметных публикаций с украинской тематикой в российской и зарубежной прессе.

Объяснение такого непонятного и "обидного для Киева феномена" состоит во-первых, в "исторически сложившейся периферийности и подчиненности политики "украинского руководства"; во вторых, в искусственной государственности современной Украины; в третьих, в надуманности ее проблем и в "серости", как самого действующего президента, так и его конкурентов, участников "предвыборной гонки".

Л. Кучма "явно не тянет" даже на тень "отца сомнительной самостийности Украины" в прошлом, "не может блеснуть" "талантами", характерными "для современных деятелей демократии". (В этом смысле он не чета Путину, который хотя и не вполне легитимный, но все же Президент великой державы. Кучма президент не только мирового, но теперь и русского захолустья, которое не без успеха используется противниками России.

Кучма просто никак не воспринимается "российской общественностью". Левая российская оппозиция не отождествляет его фигуру даже с явно негативной для российских социал-коммунистов фигурой Мазепы, и тем более с "совершенно не известными", но не менее "значимых в истории Украины личностями". "Новые правые", как и "центристы", в силу отсутствия собственных исторических кумиров, не в состоянии найти подходящие аналогии Кучме даже в ряду таких деятелей как Петлюра, Скоропадский и Бандера6.

Говорить об оценках Л. Кучмы российскими национал-радикалами вообще не приходится. Они его просто не замечают.

Феномен Кучмы анекдотичен. Это тот самый "неуловимый Джон, который потому и неуловим, что никому не нужен".

При всей его серости, президент второго срока Л. Кучма показал образец современного двурушничества, и все же практически никем не воспринимается как "деятель современного типа", лидер, способный к "сильным ходам", политическим импровизациям и тем более к результативным интригам. Как, например Б. Ельцын. Кучма "недалекий в помыслах, но привычный для большинства тип обывателя в высокой должности"7.

Не имея "собственного лица и мнения", Л. Кучма плывет по течению и вся его деятельность "канализирована весьма тривиальным для современных политиков и легко узнаваемым окружением". Предугадать его политику не составляет труда ее существо показная русофобия. Его мысли не сложно предвосхитить, они прямолинейны и примитивны как идея "незалежности".

Подведенная к нему с Запада в лице Бжезинского и его сынка "команда" вполне успешно компенсирует недостатки "формального лидера демократии Украины" и "национал-простоту" Кучмы в ее худшем проявлении. Личная президентская идея Кучмы прагматична и проста как тыква - "не высовывайся и плыви по течению".

Поэтому серьезного информационного и политического противоборства идей и собственно работы президента не было, и нет. От него невозможно ожидать "резких телодвижений", конфронтации на грани переворота, расстрела парламента и прочих неординарных действий в силовой борьбе с ветвями власти и оппозицией.

Но никто не сомневается в том, что Кучма, не по чину "обремененный наследством Российской империи (Крым, Причерноморье, Восточные области и правобережное Приднепровье)", при всех своих весьма незавидных качествах, может принести России вреда гораздо больше чем Мазепа.

В целом Кучма это "ни рыба, ни мясо", абсолютный "политический нуль". Впрочем "нуль", устраивающий по ряду причин многих. В отличии от суетливых противников, изображающих оппозиционность и державность (там где их нет и быть не может исторически) именно в поддержке обывателя сила его позиций.

Но именно такая серая личность "лидера действующей украинской громады", как и весьма пустое президентское окружение устраивает обывательскую массу с ментальностью "украинского селянина прошлого века и сегодня неспешно едущего на тех же ленивых волах". Не менее приятен Кучма и "вороватому, мелкотравчатому, хуторскому панству", у которого всегда хватало суеверий, забугорной спеси и глупого самомнения, но не было "желания поднять глаза выше крыши своего крытого соломой куреня".

И это все прекрасно понимают.

Очевидно, что Л. Кучма является "демпфирующим проамериканским политиком". Его правление будет связано с дальнейшим углублением общенационального кризиса с расширением временной зоны экономической депрессии. И все это по указке партнеров по НАТО и советников с сомнительной деловой репутацией (других просто нет).

Поскольку все изложенное в традициях "украинского общества от Мазепы до Хрущева, общества, упавшего до "обывательщины и панства" в их худшем виде, то осенью 1999 года уже можно было смело говорить о том, что Л. Кучма будет избран президентом на второй срок8. Справедливости ради следует заметить, что подобная ситуация складывалась весной 2000 г. в "демократизированной" России, которая неожиданно "упала в собственном самосознании" едва ли не ниже Украины. До уровня откровенного мракобесия, политического бандитизма плутократии и диктатуры воров в законе, как на львовщине или в Киеве все же не дошло.

По всей видимости, нечто подобное с "мракобесием на национальной почве" еще ожидает Украину с Кучмой повсеместно, и погромы все же будут. Но только примерно такого плана как описан выше, с вилами и топорами по обе стороны границы9.

Можно понять украинскую элиту. Но вполне понятно и то, что "украинская политика" как таковая сегодня отсутствует за ненадобностью, так же как не находит употребления "украинская весьма специфическая мова", и никогда не было востребовано украинское (!) дворянство (были лишь сановные и хуторские холуи с предателями вождями).

Вся "политика самостийной Украины" (назовем так процесс, отдаленно похожий на политику) формировалась ранее в Польше и Австро-Венгрии. О национальной политике Украины в составе России говорить вообще не имеет никакого смысла. Сегодня вся "украинская политика" с разным успехом делается в Москве и в Вашингтоне. В Москве антироссийским лобби, в виде абсолютно ушербной для России, да и Украины. Российская линия поведения - экономическое умиротворение новоявленного безнационального панства ("ни вам пан, ни нам холоп "по-москальски"). Она формируется исключительно из чувства корпоративности далеких от народа социальных прослоек, новой буржуазии, для которой "деньги не пахнут". За океаном в основе политики - мелкие подачки и обещания, усиленные деятельностью спецслужб США, и, разумеется, только в интересах Америки.

Именно здесь "лежат ключи" от "внешне политических департаментов Киева". Можно даже не замечать готовности украинского руководства влезть в НАТО. всего лишь по той причине, что искусственно "привитые традиции Мазепы и Бандеры", абсолютно чужды основной массе населения. Но глупо не реагировать на замаскированные попытки организовать новый поход на восток путем присоединения Украины со всем ее незаконным "советским наследством" к НАТО с учетом "антирусских настроений" львовских обывателей. Глупо не замечать энергичных усилий по ограничению "интересов России" уплотнением границ с участием Германии, которая уже выделила определенные средства на эти цели. Вряд ли может понравиться эта поддержка 60 процентам, тех кто стабильно высказывается за "воссоединение" и 30 процентам тех, кто категорически не согласен с "бандеровцами".

И тем не менее, учитывая растущие антиамериканские настроения в России крен украинского руководства на запад создает весьма двусмысленное положение украинской власти в рамках ответа на вопрос: "Способен ли президент понять, не то чего хочет народ сегодня, а то, что он захочет завтра". По всей видимости на него пока нет ответа ни в России с Путиным, ни на Украине с Кучмой.

Не будет преувеличением отметить, что не менее безрадостное (чем Украину) будущее ожидает Россию, которая слишком далеко зашла в "своих кардинальных реформах". Даже не смотря "на более высокий уровень жизни населения". Но в отличии от Украины, Россия имеет вполне реальные перспективы при смене внутренних ориентиров реформ. Для Украины без ресурсов это "виртуальная реальность". Ни кто всерьез не думает инвестировать средства в промышленность Украины - все равно растащат. Как ни крути, а без существенного изменения внешней политики не приходится думать о благополучии игнорируя интересы ближайших соседей. И тут будет не лишним вспомнить, что до США далеко, а до России "рукой подать".

Но попытка строить из себя геополитического гиганта с манерами простого как правда и весьма хитрого в своих глазах селянина с лозунгом "не зьiм, то надкушу и много!", вызывает только раздражение и тихую усмешливую злость в России. Украине и "щiрым украiньцям" еще придется пожалеть об уничтожении русского флота и производства "Сатаны" на "Южмаше", об учиненном погроме русских в Крыму и в Николаеве, о собственной твердолобости и беспрецедентной русофобии не только во Львове, на всей территории от Полтавы до Харьковщины.

Нужно иметь в виду, что Украина с ее товарами западу не нужна уже сегодня. Но в условиях полной дезинтеграции она будет не нужна и России. И было бы напрасной тратой сил пытаться услышать мотивы воссоединения в политическом оркестре Украины. Ни присягнувший на русофобии бендеровщины Л. Кучма, ни "сторонник экономической интеграции с Россией на радикальное изменение ситуации в пользу "воссоединения братских народов" никогда не пойдут.

Не будет преувеличением сказать, что на фоне последних событий и "растущего самосознания русского народа", следует ожидать ужесточения российской политики в отношении бывших республик СССР. Украине не стоит даже надеяться далее "условно процветать" в партнерах ЕЭС, занимаясь экономическим шантажом России и разбазаривая советское наследство. При наличии много миллиардного долга за ворованные газ и нефть это просто немыслимо.

При разумном применении санкций не составит труда существенным образом изменить направленность украинской политики. Без сомнения это будет с пониманием встречено как населением России, так и Украины. Даже при известных издержках для населения последней и при естественном "не понимании этого "львовской селянщиной".

"Холодок национально-территориального отчуждения пробежал" по границе именно западных областей Украины. Многие политики в России понимают, что за этим могут последовать помянутые погромы.

Никто не желает повторения уроков прошлого.

Но ради призрачного мира России не стоит подыгрывать населению "российских задворок". Тем более пытаться угадать "Что хочет панство и временные господа положения в Киеве". Политикам, претендующим на успех, популярность и признание народа следует понять: "Что хочет Народ "большой России"?

Понимают ли это Л. Кучма и В. Путин, покажет время.

Вполне извинительны некоторая грубость приведенных выше формулировок. При усмешливой злости, "при простоте, дурости и даже преступности помыслов руководства России и Украины" эти недипломатические характеристики вполне допустимы.

И простота и дурость были бесхитростно продемонстрированы тем же Л. Кучмой во время первого срока президентства, в том числе и для "россиян". Но просто неподражаемую наглость демонстрируют "западенцы"...

Пьяная потасовка принявших изрядную дозу горячительного дебоширов в центре Львова, закончилась смертью "известного и популярного в среде украинских рокфанатов композитора И. Белозира". Ее инициаторами, якобы, "были русские (то есть москали), напавшие на добропорядочных украинских граждан". Драка уже 15 июня имела несколько неожиданное продолжение. Местные законодатели запретили употребление русского языка в общественных местах, а показ "русскоязычных фильмов" теперь должен обязательно сопровождаться переводом на "украинскую мову".

Запрещено также транслировать в СМИ песни на русском языке без перевода, распевать их на улицах неорганизованными гражданами, а в ночное время и в собственных квартирах их владельцами. Кроме того, по мнению местных законодателей из городской практики должно быть исключено всякое публичное общение на русском языке, в том числе в выступлениях на митингах10.

Интересно, что реакция на эти события из Киева и комментарии, так сказать центра на законодательные инициативы Львова последовали незамедлительно. Государственные мысли членов правительства РУ можно истолковать вполне однозначно: "по-русски теперь не запрещено общаться только по индивидуальному телефону и под семейным одеялом". При этом государственные мужи предлагают утешиться извесным: "что не запрещено, то разрешено".

"Постгшие истину, - обретут свободу"!

Недаром последний тезис- украшает вход в ЦРУ США и принадлежит Библии. Как говорится, "ищите и обрящете"11,

По всей видимости, это и есть пресловутая демократия с "украiньскiм душком"12. Это не особенно удивляет, но весьма возмущает тех, кто знаком с обстановкой в западных, да и в восточных областях "дорогой Украины...".

Глава русской общины в Львовской области А. Свистунов выразил не только возмущение. Он предложил "самостийной Украине и Львовщине отказаться вместе с русским языком, от русского газа и русской нефти". Тем более, что "за русское слово" в некоторых районах Украины можно получить не только "по паспорту, но и по физиономии". Он же отметил, что "если дело дойдет до русских, именно русских, погромов, то общине ныне "национального меньшинства" есть, чем ответить". (Впрочем, любопытно было бы узнать чем?)

Между тем, "цивилизованные" львовяне, как и прочие "щiрые украiнцi" остаются дотационной областью13, продолжают жарить шкварки именно на русском газе, украденном из трубы под названием "Дружба". А простоватый Кучма заявляет - "воровали и воровать будем миллиардами".

Проблема русских и русского языка существует не только на Украине, но и в других ныне суверенных республиках, где на свое горе оказались энтузиасты подъема национальных окраин и целины в прошлые годы. Более того, это происходит там, где веками проживали коронные русские. Заметим, на принадлежащих им землях в Новороссии, в Крыму и даже на правобережье Днепра. Упоминать о Харьковщине и Приазовье даже не хочется.

Содружество по-азиатски

Примерно в это же время в ходе официального визита в Москву на заседание глав стран СНГ Н. Назарбаев заявил "на высшем уровне": "Проблемы русскоязычных в Казахстане нет. Русский язык казахам нужен как хлеб". Он же сам себя вопрошает: "На каком бы языке говорили казахи, если бы не было русского языка, одного из шести официальных языков ООН?" Ему, интелектуалу, гуманисту и "отцу "казахстанской нации", конечно лучше знать, "на каком"...

Что касается "эксплуатации космодрома Бойканур", то здесь Назарбаев высказывает вполне прагматично, без словоблудия. Дальнейшая эксплуатация космодрома связывается им с дележом "прибыли от запуска экологически чистых русских ракет, с предоставлением возможности обучения национальных космонавтов, летчиков и прочих национальных кадров в ВУЗах России. Разумеется, стабильность российско-казахских отношений связывается с перекачкой 16 миллионов тонн казахской нефти по российским трубопроводам.

Практически единодушно 21 июня главы государств СНГ одобрили создание единого антитеррористического центра. Насколько своевременна и эффективна такая мера покажет будущее при столкновении с терроризмом не мнимым, а реальным.

Между тем, в русскоговорящем суде Усть-Коменогорска (Восточно-Казахстанская область, ныне Республика Казахстан) в середине июня оглашен окончательный приговор, "участникам террористической группы". Оказывается, что "они имели целью свержение конституционно установленной власти с образованием в этом регионе русской автономии - Алтайской республики".

Как следует из обвинительного заключения в последствии "террористы" хотели присоединить эту автономию к Российской Федерации. Руководитель группировки, некто Виктор Казимирчук (Пугачев), приговорен к 18 годам лишения свободы с конфискацией имущества и к штрафу в размере 362 тысячи тенге (около 24 тысяч долларов). Его ближайшие помощники К. Семенцов и В. Чернышев приговорены к 17 годам лишения свободы, тоже с конфискацией имущества и к штрафу в размере 217 тысяч тенге каждый14.

Как говорится: "суду все ясно".

Только у нас, непросвященных, остаются вопросы: отчего граждане России, Казахстана и Молдовы оказались на террритории РК и, "ни с того ни с сего", озаботились "присоединением региона к Российской Федерации"? Любопытно, что сам Казимирчук, якобы, "имеет польские корни" и прописан в Москве. Никакого ущерба группа Казимирчука к счастью не принесла, но "попала на казахскую каторгу" практически пожизненно. По всей видимости, именно на квартиру в Москве и претендует праведный суд обнищавшей РК для возмещения издержек.

Впрочем, нечего удивительного в этом изуверском приговоре нет. Дело политическое. Казахский суд "на все сто процентов русский" по составу усмотрел в действиях "террористов" (точнее в приготовлениях, не имевших никаких последствий) "угрозу конституционному строю РК и нарушение интересов "казахстанской (!) нации".

Не так давно в Махачкале (Дагестан) завершился суд над братьями Хачалаевыми, которые летом прошлого года организовали и фактически совершили попытку антиконституционного переворота со стрельбой и массовыми беспорядками в столице Дагестана. Оба они были приговорены к мизерным срокам и освобождены из-под стражи в зале суда. (Видимо в силу незначительности совершенных ими деяний)

Можно было бы продолжить описание судов и приговоров, весьма удивительных по своему смыслу и содержанию для русского населения на пост советском пространстве в качестве "примеров демократии, законотворчества и правосудия".

"Проблем для сущих ныне языков в странах СНГ нет!"15

Но от Вашингтона до Тельавива слышен вселенский гвалт о жертвах террора Генпрокуратуры безвинных евреях гусинских и потаниных. В самом деле, "они же никого не убили, угрозы режиму не создают". Они всего лишь цивилизованно и на законных основаниях обобрали государство, своими действиями довели миллионы сограждан до последней черты, а сегодня разливают идеологический яд и ведут мятеж-войну против русского народа.

О "параше"

В 1994 году волей случая оказался на сочинском рынке. Это сегодня Сочи известен как место сбора разного рода сомнительной публики, от президентов до воров в законе. Тогда он был известен теплым морем, гостеприимными аборигенами "рубль койка", фруктами и тропиками, куда изредка ездили в основном нормальные русские люди с северов.

Вместе с достойными базара пищевыми продуктами (без участия проходимцев всех мастей и национальностей) местные жители на лотках продавали праздной публике и "духовную" пищу: газеты, журналы, всякого разного рода недорогую печатную продукцию. Демократия, однако уже укоренялась и здесь!

На одном из убогих базарных лотков обнаружил "Словарь южно-русской фени". Не трудно догадаться о содержании этого произведения, примечательного для ранне демократического периода. Это был сборник уголовных "понятий" для широкой публики (тех самых по которым мы живем сегодня).

Покупать эту чушь желания не было, но ради любопытства открыл на первой попавшейся странице, и, как говорится, обомлел. На букву "п" - обнаружил пояснение слова "ПАРАША". Думаю не стоит пояснять, что означает на уголовной (даже не южно-русской) "фене" сиё словечко. И все же воспроизведу по памяти пояснения составителей словаря: "ПАРАША - специальный сосуд для отправления естественных надобностей заключенными в камере".

Думающий читатель задаст вопрос: "С чего тут можно обомлеть? Параша и есть параша, кто бы на ней не сидел." Действительно, ничего удивительного в этом слове нет, но любопытно другое.

Наряду с такого рода определением, в уголовном словнике было и другое его значение - "явная злонамеренная чушь, глупость и дичь".

Но, уважаемые господа, не это вызвало мое удивление, которое заметила даже базарная торговка.

Дело в том, что в это же время мне довелось читать "Жизнь Исуса Христа", автор - известный на западе английский "богослов-экзегет и архидиакон" В.Ф. Феррар (перевод с английского А. Лопухина, С.-Петербург, 30-е издание книготорговца И. Тузова, 1893 г.) В 1991 году "Жизнь Iисуса Хрiста" в изложении Феррара была издана в СССР тиражом 100 тыс. экземпляров. Книга эта до сих пор хранится в моей личной библиотеке.

В ней черным по белому на 124 странице написано следующее: "Богослуженiе в синагоге было простое. После молитвы обычно прочитывалось два места из Пiсанiя, одно из закона, называемое "параша", и одно из пророков, так называемая гефтера..." и далее: "Параша или чтенiе из Пятикнижия (ТОРЫ), очевидно было уже кончено, когда Iисус вошел на ступени бимы (высокое место с сидением для чтеца или священника, сиволизирует восхождение израиля на Синай, - С.Ж.). Видя, что Он хочет исполнiть почетную обязанность мафтiра или чтеца, хазан (синагогальный прстав) отдернул шелковую занавесь от раскрашенного ковчена, в котором находились священные свитки, и подал ему мiгелла...содержащiй дневное гафтара или чтение."

Как видимо читатель уже понял, меня изумило "знаковое" и одновременное ознакомление с произведениями наших демократов и английского богослова, на одну и туже тему. Действительно "нужно книги читать", и желательно "до того как, а не после" свершившегося чуда озарения, тогда и удивляться будет нечему.

Не говорю о том, что и сама южно-русская "феня" имеет далекое от русского происхождение. Сварганили ее нелюбимые "Дуэлью" израильтяне, которые из синагоги (после того как их посадили в ГУЛаг) перенесли на нары специфический язык ростовщиков и сбытчиков краденного. Недалекие русские "зеки" ее восприняли и сегодня кичатся некоей особенностью происхождения своего специфического свойства "ботать непонятным для быков и лохов языком".

Гордиться собственно нечем, ни раввинам в синагогах, ни их последователям на нарах - уркам, ни латвийцам в рижских музеях (нашлась таки "нация с древностями", открывшая "музей репрессарий"). Как впрочем и нам, кондовым патриётам, гордиться нечем и удивляться тоже нечему.

Все от "богоизбранного народа." Даже - "ПАРАША".

Впрочем, почему "ДАЖЕ"?

Он "божий народ", как говорят, везде и в языке и на папаше первый. Миллионы честных евреев горбатятся в шахтах, жарятся у печей, рискуют, гоняя плоты по северным рекам", и даже

"в Третьяковской галерее

На стене одни евреи.

Среди трех богатырей

Илья Муромец - еврей!"

Даже говорить не приходится о том, что все "созеянное" демократами (от "эРэФии до ГосДумы), как и все написанное (от "словарей и энциклопедий с Кирилом и Мефодием" до Концепции национальной безопасности и "Конституции РФ"), сегодня ВСЁ сплошная ПАРАША (без всяких кавычек в ее современном значении - злонамеренная глупость). Еще более страшно то, что все по обыкновению богоизбранных доведено до абсурда. В самом деле, примеров абсурда, море. Приведу только несколько.

Еще в 1874 году в России из благих намерений (чтобы стереть грань между "правами" православного и прочего населения империи) была введена всесословная воинская повинность. Она практически существует и по сей день. Интересно то, что новейшая "Концепция национальной безопасности" и "строительство ее военной системы" обеспечивается призывом исключительно рабочих и крестьян, поскольку, система законодательно установленных льгот и отсрочек устроена так, что жидов и евреев в ВС быть просто не может, а призвать на военную службу можно только 13% потенциальных призывников. Система укрывательства от военной службы божьего народа существовала всегда, а сегодня вопреки здравому смыслу прикрывается рассуждениями о насущной необходимости создания профессиональной и добровольной армии. (Как говаривал В. Розанов: "трудно вообразить себе еврея, летящего в атаку с шашкой на голо или сидящим на кочке среди болота на бекасиной охоте". И в самом деле... трудно).

Однако, и слава Богу, что "немцовы, боровые" и все представители правых сил не призывались и не призываются в ВС. Подобного рода "благо для избранных", как и черта оседлости, спасло нас от преждевременного разложения и всегда объективно работало на безопасность государства. Если бы их всех по закону удалось поставить в строй, то Армия и Флот СССР превратились бы в их воровскую лавочку не сегодня, а гораздо раньше. Тогда бы мы проиграли все войны в защиту Отечества. Исключения, безусловно, были и бывают.

Говорят, что в 40 армии было зафиксировано четыре легальных (по паспорту еврея). Их было конечно больше, но базара и гевелата (т.е. "демократии"), в Афгане не было. Именно потому, что существовало негласное указание "в Афган не посылать". (Это только в фильме "Афганский излом" можно услышать рассуждения о перспективе службы в израильской армии в случае эммиграции из СССР, на самом деле, если такие разговоры и были, то исключительно конфиденциально, а не вовсеуслышание.) И хлопот с "женевским отстойником" перемещенных лиц, в том числе дезертиров из "ограниченного контингента" в те времена для МО было поменьше.

Что касается действующей Конституции РФ, написанной деятелями типа Шахрай16, Шабад и Сабчак в 1993 году, то ее принятие превратило Россию в большой еврейско-уголовный общак, со всеми его атрибутами, включая и парламентский гевелат (говорильню, ор) по всякому поводу, а строительство капитализма с неизбежностью переехало на рельсы строительста объективного коммунизма для перечисленных выше и субъективного капитализма для прочих. (Итенно от народного капитализма как от чумы шарахались демократы в 1991 году). Подумайте сами, по правде сказать, все принципы коммунизма у нас осуществились наяву: грань между городом и деревней почти стерта наличием буржуек в квартирах и подсобных хозяйств у горожан; деньги, правда явочным порядком, как и заработная плата почти отменены, все получают по потребностям (правда минимальным) из общака, и работают по большей части за удовольствие. Коммунизм, но только субъективный для большинства, и капитализм объективный для меньшинства

Ну не капитализм ли это, доведенный до коммунистического абсурда.

Что касается прошлого без смешков и абсурда, то по свидетельству например латвийских страдальцев, русские действительно быстро обучили этих антисоветчиков хорошим словам: "посланник", "путешествовать", "торжественный", "пособлять" (в смысле помогать), "оборудовать", "надежда", "вера" и "сотворить". И если это плохие слова, то это только в извращенном уме латвийских недоумков, создателей "музея-репрессариев" и их собратьев по "Мемориалу".

Мы думаем несколько иначе: то время было такое прекрасное, что "даже из чухонских обезьян без особого труда делали людей".

В современной Российской Федерации с помощью представителей "божьего народа" наши демократизированные дебилы поразительно быстро обучили русскоязычных противоположным "понятиям" из лексикона древних фарисеев. Тех самых, которых обличал Исус Христос еще 1968 лет назад.

Отвратительно то, что бывшие советские люди ускоренно превращаются в жидов и евреев, а их словарь успешно пополняется еврейскими жаргонными словами: уже упомянутыми "феня" и "параша", а так же прочими - "хава", "халява", "хавера", "барак", "пацан", "потц", "гешефт", "гевелат", "швах", "хазан", "приватизация" и т. д. Можно было бы добавить сюда, как это ни странно, "исконно" русское слово "падаль". Его истинное значение - "служка в синагоге", - при похоронах умерших девственниц выполнял весьма специфические обязанности. Всякий не ленивый может узнать в подробностях о диких законах синагогальной братии из трилогии В. Крестовского "Тьма египетская", "Тамара Бендавид" и "Торжество Ваала". За открытие этих "жутких тайн" "пречистый кагал" сжег его типографию и сжил со света самого генерала русской армии.

Культура, однако...

Плохо то, что вместе с "еврейской феней" внедряется новое мышление не только на нарах. Пожалуй уже никто в России и не мыслит вне рамок заданных еврейскими говорунами. Перспективы незавидные - уже есть все признаки появления вместо "настоящих Человеков" "настоящих обезьян", без достойного настоящего и с явно уголовным будущим. Из Человека-думающего наши дети действительно могут превратиться в скотов, живущих инстинктами и жидовскими понятиями, по их "пшату" - еврейскому здравому смыслу.

Называть продукт "современного этапа общественного" развития России, это подобие образа божия, "козлом" было бы не верным и оскорбительным для весьма полезного человеку животного. Пора уже и "Дуэли" отказаться от применения термина "козел", иначе и этот литературно-газетный прием будет доведен до абсурда - Народ действительно превратится в "сборище козлищ" без ума, совести и чести.

И это будет уже не смешно.

Но вообрази читатель, - лет через 25 (если переживем "тьму египетскую", еврейскую мерофию (право эксплуатации российской собственности жидами, приобретенное ими у мирового кагала) и художества родного "морейне адоне-гаарец" (угодных кагалу, невежественных правителей России) мы будем слышать и читать нечто подобное, как приведенное выше в отрывке из книги Феррара.

"Сионизация", твою мать!

Написано под впечатлением статьи В. Чуманова "В музее" ("Дуэль" No7, 2001 года).

А что "за бугром"?

Не приходится сомневаться в том, что в XXI столетие Российская Федерация вступит без стратегических союзников в Центральной и Южной Европе. В более отдаленной перспективе Россия может лишиться даже потенциальных прилипал на всем евроазиатском пространстве. Она останется "один на один": на Западе с воинственными, набирающими силу соседями "под зонтиком" НАТО, на Юге - "с вооруженными идеями терроризма исламистами", а на Востоке с Японией на нищих островах и "многомиллионным Китаем", которому просто некуда деваться, кроме как начать новое переселение в Сибирь.

Для иллюстрации дрейфа геополитических прилипал (о прочих пока помолчим) достаточно взглянуть на политику прибалтийских карликов, а чтобы понять опасность исходящую от самостийной Украины приведу дословный перевод прессрелиза Комиссии "НАТО-Украина" после встречи руководства 8 июня 2000 г. в штабквартире НАТО в Брюсселе:

1.Министры обороны приветствовали положительное развитие сотрудничества между НАТО и Украиной, и в частности отметили, что это проявилось во встрече на уровне послов в Киеве в марте 2000 г., в посещении Председателем Военного комитета НАТО Украины в мае и во встрече премьер-министра Украины с Генеральным секретарем НАТО в Брюсселе.

2. Комиссия положительно оценила усилий президента Леонида Кучмы и правительства Украины в обеспечении отношений с НАТО. Министры выразили удовлетворение сотрудничеством с Украиной в KFOR и предложили развернуть украинский батальон в Косово в июле 2000.

3. Комиссия положительно оценила роль взаимодействия НАТО и Украины в обеспечении европейской безопасности, а также успешное участие Украины в программе учебного центра НАТО на Украине (это Явровский полигон 8 гв. мсд им. героя гражданской войны Гая, - С.А.), и отметила, что это существенный шаг вперед в развивитии практического сотрудничества, включая будущее использование этого центра в интересах двух стран.

Министры приветствовали будущие учения с 19 по 30 июня 2000 г. в Центре, гостеприимно предоставленном Украиной.

4. Комиссия отметила обзор министром Кузьмуком схем перестройки Вооруженных Сил Украины. Союзники (по НАТО надо думать? - С.А.) вновь подтвердили свои обязательства помогать развитию Вооруженных Сил Украины, в соответствие с требованиями и запросами будущего. Они одобрили решение Совета Безопасности Украины по модернизации Вооруженных Сил и, в этом контексте, призывали Украину проводить этот процесс далее.

Комиссия обратила внимание на прогресс во взаимодействии командования ВС, отмечая с особым удовлетворением развивающиеся связи между Национальной академией обороны (Киев) и НАТОвским Колледжем обороны в Риме. Положительно встречено введение в сентябре 2000 г. в курс Национальной академии обороны для украинских служащих трехнедельных занятий, специально посвященных НАТО. Министры обсуждали приоритеты объединения усилий Украины и НАТО, приветствовали намерения руководства организовать повторную встречу на высшем уровне, которая состоится несколько позже, уже в этом году.

5. Министры выразили удовлетворение программой сотрудничества между НАТО и Украиной и подтвердили важную роль НАТОвского Бюро по связям и Центра документации на Украине в развитии сотрудничества. Комиссия также поддержала схему действия, одобренную НАТО и Украиной, "Статус и главные направления развития сотрудничества НАТО и Украины в области вооружений".

Читать эти "натовские" изыски выше сил.

Русским бабам, в отсутствии мужиков, пора браться за вилы!

Свобода по-американски

С началом "кардинальных демократических реформ" в России политики США впервые осознали, а затем под лозунгом обеспечения "свобод и прав человека" в полной мере реализовали претензии Соединенных Штатов на гегемонию в мире. Разумеется, на основе безраздельного контроля за ресурсами "для блага всего цивилизованного мира". Началось строительство "нового мирового порядка" по американским рецептам и стандартам.

Лживость американской благотворительности давно доказана.

Следует напомнить, что одним из главных потребителей мировых благ сегодня являются именно США. При 5% населения именно США потребляют от 35 до 40% ежегодно добываемых ресурсов, не менее 55-60% отбросов в мире это тоже Соединенные Штаты. Но если только треть населения земли будет обеспечена на уровне населения США, то потребуется увеличить добычу сырья и объем производства в 90-100 раз, не возобновляемых ресурсов земли при столь интенсивном потреблении хватит лишь на 20-25 лет. Современная мировая экономика не в состоянии обеспечить средний уровень потребления характерный для США даже десятой части населения земли. Интернетом и компьютерными технологиями сыт не будешь, но именно они являются монопольными продуктами поставляемыми миру американцами миру. Высокие технологии, компьютеры и интернет в принципе не имеют значения для 99% населения земли и насильственно навязаны, так называемому, "золотого миллиарду". Подумать только, личное владение Б. Гейтса в оценках приближается к 100 миллиардам долларов, а годовой объем продаж фирмы "Mikrosoft" с численностью занятых 100-250 тысяч человек превышает валовой внутренний продукт 143 миллионой России!

Вполне понятно, что американская благотворительность совсем не имеет целью "подтянуть всех" прочих к своим потребительским стандартам. Напротив цель США, навсегда "экономически вбомбить" 90% населения земли в каменный век с созданием иллюзии приобщения к ценностям цивилизации. Но известно, что простым людям, занятым трудом в поисках хлеба и средств к существованию, ничего кроме разложения эти глобальные новации не несут. В этом заключается призрачность "американского образа жизни для прочих". В этом состоит подоплека всеобщей организованной против России плутократией США "мятеж-войны", поддержанной ныне отнесенными к "золотому миллиарду" народными массами цивилизованных стран Запада и Востока.

Действительно, временно создана иллюзия преимущества США. Но эти преимущества будут существовать только до тех пор, пока в общественном сознании присутствует предопределенность прогресса по-американски. Как только под воздействием объективных условий наступит прозрение, новая глобальная революция духа разрушит, казалось бы, незыблемый сегодня порядок "однополюсного мира", так же как превратит в дым мечты о создании многополюсной конструкции миропорядка по американски.

Обещаниями, подкупом, угрозами и прямой силой США будут пытаться сохранить или хотя бы не допустить существенного изменения парадоксальной экономической ситуации, сложившейся в мире. В традициях Америки "загребать жар чужими руками" и воевать наемниками-профессионалами, на чужой территории, непременно превращенной в пустыню. В этом видятся истоки американской показной добропорядочности и агрессивности, как и "миротворчества" НАТО с позиции заокеанской силы.

В этих условиях не только желание сохранить относительно высокий уровень жизни для стран Запада, но и слабость военно-стратегических позиций противоположной по смыслу цивилизации, действительно могут стать причиной прямой военной агрессии.

Подтверждением этого является не только Югославия, но и Россия, которая при значительных природных ресурсах, обладая весьма экономичной "схемой потребления" в прошлом. Для "золотого миллиарда" Россия представляется всего лишь "собакой на сене"". Поэтому для США и "правых радикалов в России" весьма выгодна ее капитализация и форсированный процесс демократизации. Естественно под обещания не достижимых для большинства благ. Но именно это позволит США организовать по своему усмотрению контроль не только за ресурсами и потреблением, но и численностью населения на ее территории. Вот где кроется причина резкого снижения и без того низкого уровня жизни для подавляющей части населения развивающихся и отсталых стран. Вот в чем подоплека мятеж-войны, развязанной против многомиллионной России.

В ходе балканского конфликта косвенно уже проявилось военно-техническое превосходство Запада. Добавлю, есть все основания утверждать, что в перспективе может проявиться преимущества набирающего силу Востока. При наметившемся уже сегодня отставании, к 2010 году количественные преимущества возможных противников России закономерно превратятся в "абсолютное" количественное превосходство практически во всех сферах и на качественно иной основе. Прогноз развития политической и социально-экономической ситуации в РФ указывает именно на это.

Глава четвертая. Некоторые аспекты "восстановления славянского единства"

Не будем спорить о понятиях.

Но, несомненно, то, что для понимания стратегии России в пост советский период и самого термина "самодостаточность", в контексте достижения условия безопасности" важнейшее значение имеет "русский вопрос".

Тем более, что не только на мой взгляд, сам русский народ пока еще существует, как культурный антипод прагматической западной и деспотичной восточной цивилизаций.

Понимают ли "выдающиеся геополитики" о чем идет речь?

Живем по понятиям, думаем по указке...

Полностью согласен с выводом А.К. ДМИТРИЕВ в статье "Эти колхозы остались": "кооперация наших современных "ученых" имеет целью: во-первых, убедить нас силой своего авторитета, что созданная в стране ситуация естественный процесс, а не злой умысел; и в итоге - во-вторых, скрыть или оправдать псевдонаучной болтовней преступный режим.

Все они - колхоз "Гибель России".

В рамках Съезда славянских народов 1 - 2 июня проводилось заседание секции "Геополитических проблем". Работа секции была организована между пленарными заседаниями Съезда.

Впечатление осталось, скажем прямо, не самое лучшее, - руководство на этапе подготовки "не въехало в тему". (А. Палий и В. Петров, оба действительные члены корреспонденты Академии геополитических проблем, той самой, о которой уже шла речь в "Дуэли", как организации пустопорожней и даже вредной)

1 июня присутствующим без особых дебатов были предложены основополагающие теоретические документы: "Геополитика восточно-славянской цивилизации, план-концепция", "Геополитика глобализма и безопасность восточно-славянской цивилизации" и проект "Резолюции" Съезду.

Ведущий, А.И. Палий отметил, что "проблема единения славян ставится так широко и обстоятельно - практически впервые". Если судить по тексту "Резолюции"17, то увидеть, что было "впервые поставлено" и, более того, "выдвинуто" по меньшей мере затруднительно. Проблема славян существует в осознанном виде уже, по крайней мере, 150 лет, а всякий неленивый в наше время мог бы вспомнить за последние 10 лет не менее дюжины съездов, конгрессов, соборов и пр. с аналогичной повесткой дня.

Во всяком случае, две трети из рядов присутствовавших "выдающихся, видных" и просто здравомыслящих "геополитиков" этой новизны в предложенной резолюции не обнаружили. Впрочем, некоторая несколько озадачившая публику, "новизна в подходах к разрешению проблем славянства" все же была.

Обсуждение геополитических проблем, которые были поставлены "через пень колоду", как это водится у славян, сразу превратилось "в разговор не о чем". Выступающие похвалили проект Резолюции, признали "необходимость противопоставить американской глобализации срыв попыток сил Запада и олигархии установить мировое господство под флагом мондиализма", поведали о продуктивности идеи "единения славян от Ла-Манша до Владивостока", посетовали на дискриминацию русского языка и культуры, выразили обиду на Россию и надежду на бога, наконец, пообещали предпринять решительные меры на местах, но только если их деятельность (например, "фирмы по распространению медицинских знаний") будет известна" во всем геопространстве...

Общее мнение было такое: "нет денег, а то бы мы развернулись, в СМИ, занялись бы печатанием альманахов, и вообще бы хорошо жили", с нашим ителлектуальным ресурсом "нам все нипочем". Насчет "развернулись" - навряд ли, но жить на халяву, имея приличные "бабки", наверное, можно хорошо и без ресурса. Одним словом проблема "при исключительной духовности славян" не в деньгах, а в их количестве. Мысль не новая и оригинальностью не отличается.

Все давно пройдено, все пути по мнению руководства и ведущих геополитиков ведут "к вожделенному счастью справедливого мироустройства", а по цитируемому на секции А. Зиновьеву выходит, что "оппозиция режиму опоздала, по крайней мере, на лет на пять - шесть". Добавим, судя по общему характеру прений, "если не навсегда, то надолго".

Выступающие отметили неприятный факт отсутствия внимания со стороны первых лиц", которые не соизволили "почтить..." Правда, это относилось только к Кучме, остальные послали дежурные приветствия в адрес устроителей и, не менее дежурные, пожелания успехов в работе "уважаемым славянам".

Но все катилось своим обычным порядком - "по-славянски - хотели как надо, а получилось - как обычно", без особых успехов.

Справедливости ради следует отметить, что в зале царил "дух скрытого недовольства": нужно было "брать быка, то есть проблему, за рога". Все пребывали в ожидании перелома. Некоторые из выступающих предлагали "вернуться к проблеме геополитического единения", но высказываясь в лучших традициях о "наболевшем" (подчас "глубоко личном"), "хлопали крыльями и токовали", не соблюдая регламента.

Изрядное количество продолжало задавать вечные вопросы: "Кто виноват?", "Что делать, как спасать славянские народы", которые явно не желают спасаться вместе? (Социологические опросы показывают, что на Украине идею объединения "трех народов" разделяет не более 23%.)

Вполне внятных предложений в Резолюцию сделано не было, как не было и ответов "на животрепещущие вопросы" в документах заранее предложенных вниманию собравшихся. Все уже определено и премудрые точки расставлены - виноваты "книжники-фарисеи", "ессеи" и от части некие "саддукеи" (что применительно к этому геополитическому спектаклю - в принципе верно), а "Инструментами (надо думать единения) могут быть "Национальная идея и Государство". Оказывается, что нам жизненно важно "вести духовную борьбу" с англосаксонской цивилизацией и американской глобализацией... на основе "закрепленных ценностей Православия и Ислама". Похоже, что "геополитических рогов" академики не видят сами. В предложенном "проекте" Резолюции их просто не было, а в ходе обсуждения, как и следовало ожидать, не выросло.

В самом деле, кому это "единение" нужно?

По сути говоря, - "разделенному Народу". Но его, выражаясь одесским жаргоном, "и рядом не стояло". Нужно ли единение "славянской публике" на Съезде - она пришла сюда в большинстве своем не за этим, просто по привычке ходить по званым обедам. Самоназванным "академиткам, членкорам, докторам и прочим ученым" совсем не нужно говорить "по сути", - будешь много говорить по делу - сионизированное мурло, "коспонсор политического процесса", "за базар" отнимет корыто, а этого допустить нельзя ни под каким видом. Ну, а устроителям, Г. Селезневу и компании, вся эта околополитическая тусовка до фонаря, шумовой фон для антуража, "пар в свисток". Похоже, что было прямое указание "из высших креатур Съезда" - "Провокаций не допускать, провокаторов нейтрализовать, ни в коем случае не касаться конкретных вопросов, затрагивающих интересы Власти, а в резолюции ограничиться общими рассуждениями".

Публика грустила, президиум надувался сознанием эпохальности и одновременно пребывал в растерянности, в "тему явно не въехали". За спиной президиума явно "маячило сионизированное и онаученное мурло" олигархии. "Докторская клиника" Академии геополитических наук проступала в самом явном и неприглядном виде. Мрачные предположения все более переходили в твердое убеждение: "там, наверху" реалистически-адекватные предложения нужны как зайцу известные детали (тем более, что и в кулуарах секции ученые писания оценивались как бред "Сивой кобылы").

И в самом деле создавалось впечатление, что "все и всюду проштамповано, пронумеровано"... и предложено "нашей интеллигенцией18", которая давно заболела известной венерической болезнью - КОСМОПОЛИТИЗМОМ и русофобией. В связи с этим один из выступавших В. Алдонясов прямо отметил, что нужен закон о защите русского народа от этого явления, запрещающий заниматься его проблемами тем, кто не имеет отношения к русским по определению19. К терминологии еще вернемся, а пока - никаких перспектив единения ни в ближайшем, ни в отдаленном будущем "разделенный русский Народ" (если бы он здесь присутствовал) не увидел. Даже, если бы проявил терпение и сильно захотел увидеть то чего нет.

Однако продолжим...

Если геополитика все же "наука об управлении геополитическим пространством", то наверное стоило бы вести речь по крайней мере об" управлении применительно к объекту - территории пост советского пространства с его людскими и прочими ресурсами", что само по себе предполагает хотя бы определение цели "политики и стратегии славян", средств и способы их достижения.

Но все погрязло в "зауми ученых абстракций и откровенном маразме".

Следует заметить, что для загадочности и повышения "сакральности" в текст сопроводительных документов введена некая "секретная (закрытая) глава: специальная деятельность". Нужно полагать нам, "сиволапым русакам с куцым умишком" не понять глубины "мысли о главном, скрытом завесой тайны". Об этом никто и не вспомнил от деликатности или от невнимательности. Для этого как выяснилось "нужны десять посвященных, которые разжуют правителям, те создадут доктрину, а нам, сиволапым, только и нужно, что по ней жить и таскать каштаны из огня во имя "справедливого мироустройства в рамках неизбежной глобализации". И вообще, в "сфере сакрального влияния на процесс" быдлу рядом с ведущими геополитиками делать нечего.

Мурло, однако...

И оно, это мурло явно нарисовалось, вместе с прихлебателями разного рода и уровня от бюрократов-помощников депутатов до академиков общественных (то есть безответственных в своих советах и рекомендациях) научных контор. Правда, вся эта братия исправно потребляет народные деньги, и развелось этих колхозов на беду народа "немеряное количество". Обнаружилось, что при каждом министерстве образована 1-3 академия каких либо наук. "Ввиду чрезвычайной важности" и в интересах "ихнего дела" поступили даже предложения "укрупнить", сделать, так сказать весь этот бедлам "международным и вселенским"

"С чувством глубокого разочарования и с твердыми намерениями переломить ситуацию публика покинула зал заседаний, разъехалась по домам, частью отправилась на "концерт мастеров искусств" во МХАТ.

Так закончился первый день.

Второй акт "геополитической трагедии", точнее фарса был продолжен с утра 2 июня. Заседание началось как обычно с получасовым опозданием, и первые полчаса продолжилось в том же духе околонаучных рассуждений на общие темы.

Нет нужды обращаться к цитированию "геополитического авангарда".

Но примечательными и резко отличными по содержанию и смыслу были выступления нескольких ораторов.

В их числе можно отметить замечания к Резолюции с кратким обоснованием предложений А. Лукьянченкова, который предложил: провести предварительную оценку мнения населения по поводу объединения России, Беларуссии и Украины в единое самодостаточное государство. Действительно, 210 миллионов население, неисчерпаемые ресурсы и пока еще существующая производственно-научная база могут быть для этого хорошей базой. На основе предварительной репрезентативной оценки и внедрения идеи в массы, не затягивая дело, заставить законодателей инициировать процесс восстановления России, в качестве экономически, политически и стратегически самодостаточного государства. "Сегодня ни одна из существующих славянских республик таким качеством не обладает, и в перспективе не будет обладать, в то время как единство обеспечит решение многих если не всех проблем. Отсюда вывод - объединение России, Белоруссии и Украины жизненно необходимо". Лукьянченковым было справедливо отмечено, что "проблема разделенного русского народа заключается во власти". И если она не способна и по каким-то причинам не хочет проводить политику в интересах народа, то ей нужно помочь или заставить это сделать любым доступным способом. Задача объединения трудная, "но иного пути ее достижения, например, посредствам народного референдума при поддержке власти (чего пока, увы, не видно) нет". С известной долей надежды и сомнения А. Лукьянченков продолжил: "Если этого не удастся сделать в ближайшее время, то нужно оставить попытки решить проблему объединения на усмотрение следующих поколений, не обремененных воспоминаниями по счастливому советскому прошлому". В связи с этим, им было отмечено, что "решать эту проблему через 20-25 лет, вполне вероятно, будет просто некому". Логически построенные предложения Лукьянченкова были пропущены "мимо ушей" президиума. Руководство, надо полагать, "не имело желания конкретизировать ради сохранения единения власти и руководства Съезда", а зал не особенно понял, о чем идет речь в ровном, без истерии и благоглупости выступлении оратора. (По всей видимости, нам действительно не хватает "настоящих буйных", способных одной фразой ввести публику в состояние шока. "Не орел" - А. Лукьяненков, впрочем, и среди других выступавших таковых не нашлось.)

Развил выступление Лукьянченкова следующий оратор - экономист с Украины, который прямо указал на необходимость достижения условия экономической самодостаточности единого славянского государства за счет концентрации ресурсов, по крайней мере, трех недееспособных ныне обрубков геополитически самодостаточного СССР20.

И тут появился К. Сивков, доктор наук и "специалист в области стратегии и военной политологии", член корреспондент Академии геополитических наук, судя по всему один из авторов "Стратегии славянства в ХХ1 столетии", ранее предложенной вниманию публики в виде приложения к Резолюции.

Выступал громко, но с общими фразами о "духовной борьбе", совершенно в духе изданной им в соавторстве с К. Соколовым брошюры с названием "Духовный кризис" (Воениздат, 1999 г., 150 с., Москва). Он пояснил, что "хотим мы или нет, глобализация мира это естественный процесс слияния народов путем интеграции во всех важнейших сферах: экономической, информационной и духовной". Он научил всех "методологии принятия решения" и "обратил внимание", что всякому позитивному действию (имеется в виду "неизбежная и осознанная глобализация славян в рамках особой стратегии славянства", - С.А.) должна предшествовать "соответствующая работа по определению целей, средств (ресурсов) и способов их использования для достижения целей" (Не буду утомлять читателей собственными изысканиями в этой сфере и предлагаю ознакомиться со статьей В. Никифорова, которая приводится здесь с небольшими сокращениямиii) В части "методологии и алгоритма принятия решения" возразить, что либо трудно, об этом знает каждый лейтенант, не то что капитан первого ранга. Но в заключении "за неимением времени" капраз К.В. Сивков ограничился буквально следующим несколько неожиданным заявлением: "Мы (то есть они, посвященные в детали и замыслы академики, - С.А.) работаем не для бабушек, а для ученых (?), которые должны разобраться, развить наши наработки и предложить результаты правительству в виде идеологической доктрины, а затем они же (ученые) должны сформировать понятные для бабушек лозунги". По его мнению "разработка идеологической доктрины, преобразование ее в стратегию и создание духовной структуры общества займет не более двух лет" (поспеет как раз к выборам, С.А.) Поэтому в области политики важнейшей задачей "считается - концентрация антиатлантических сил из наших (?!) структур, в экономике - "воссоздание единой экономической системы", и, наконец, "в военной сфере - это создание единого оборонного пространства". (В тех же кулуарах, один из присутствующих определил выступление доктора К. Сивкова как "лишенную всяких научных основ схоластическую смесь паталогического невежества, крайней самоуверенности и безмерной спеси")

Как говорится, "ищите да обрящете...рога и копыта".

В дополнение к "вещим словам" К.Сивкова с изложением теории идеологии и глобально-верной методологии "построения мира на основе справедливости" выступил его соавтор по "Духовному кризису" (ныне помощник по геополитике самого Г. Селезнева) кандидат технических наук, "системщик" - К. Соколов. Он прочитал лекцию о вреде пресловутых фарисеев-книжников-саддукеев и относительной пользе современных ессеев (или наоборот?). Впрочем, один черт, как его малюют, это сионистское мурло.

Мурло, оно и есть мурло.

Затем слово было предоставлено депутату "непризнанной" Приднестровской республики, который под лекий одобрительный шумок в зале выразил недоумение происходящим, обратил внимание на "холодность встречи и явное непонимание в около политических кругах проблем единственной части русских, которые твердо стоят на позициях России". Весьма интересным было его замечание на тему развития взаимоотношений ПМР и РМ в связи с избранием "коммуниста" В.Воронина президентом Молдовы. Оно только подтвердило мои предположения, возникшие ранее при просмотре интервью новоиспеченного президента А. Караулову: "хрен редьки не слаще". Так думают и приднестровцы. По данным депутата за "молдаванина Воронина" голосовало 60% русскоязычных жителей республики, а в парламенте МР сегодня заседают стопроцентные "румыны" без всяких кавычек, с вожделением взирающие на работающую русскую экономику ПМР (свое румыны уже все разграбили и увезли на историческую родину). Похоже, это и есть момент истины. Чего же удивляться "холодности приема" представителей непризнанной республики, если в Москве у власти сидят такие же "румыны, лица известной национальности и прочие "с вожделением взирающие"? При единении власти РФ, устроителей Съезда славянских народов, скрытых русофобов, "коммунистов" и телеманипуляторов типа Караулова теплого приема не дождемся никогда и мы местные русские, "давно ставшие федеральными бомжами" (цитирую предыдушего оратора В. Алдонясова).

Выступление следующего оратора было встречено с не меньшим одобрением. По его мнению - "Время для пустопорожних разговоров в среде "русских по определению21" давно прошло, - Россия лежит и готова к расчленению". Им прямо было заявлено, что "наши проблемы в пустозвонстве и болтовне, которые губят славянский мир ежедневно и ежечасно. Пока мы занимаемся болтовней, сионизированные на 100% министерства РФ будут делать и делают свое дело. Нужны прямые действия".

Выступление мэтра политического бомонда незабвенного С.Н. Бабурина, было "взвешенным и выдержанным". Он обратил внимание публики на то, что "многие в правительстве не понимают о чем идет речь", когда говорят "славянские народы". По существу первым признаком грозящей катастрофы в прошлом было "разделение единого русского народа на собственно русских, украинцев и белорусов" (добавим еще раньше на великороссов, малороссов и белороссов, - С.А.). До тех пор пока не будет соответствующего понимания проблемы на уровне "понятий" дело не сдвинется ни на шаг, более того грозит разрушением России. Трудно с этим не согласиться по сути, но как сказал один умный человек: "живем по понятиям, думаем по указанию... паханов". А кто собственно помешал Бабурину научно определиться в понятиях. Вот уж действительно пока мы разберемся с "уголовной словесностью" в криминальной среде и "сформируем лозунгации для бабушек" проблему в России решать будет некому.

Следом за С. Н. Бабуриным на трибуне появился некто в клетчатом пиджаке, который представился членом корреспондентом славянской академии корреспондентских наук. Сей фрукт предложил "немедленно отказаться от применения силы" и переквалифицировать все силовые ведомства в лесников и экологов... "для восстановления разрушенного войнами ландшафта". Идея не нашла поддержки и была оценена как неуместная шутка не вполне здорового академика.

Это последнее, что я услышал (обстоятельства помешали продолжить лично присутствовать на почтенном собрании).

Впрочем, думаю, ничего не потерял.

В начале второго дня заседаний был роздан очередной проект Резолюции, который практически слово в слово повторял первый ее вариант.

Он и был к всеобщему удовлетворению предложен Съезду.

Как выясняется, руководителем секцией был назначен небезызвестный ведущий геополитик, консультант и руководитель соответствующего Центра в Госдуме - А. Дугин. Но он "наводит мосты с Японией" и пребывает в стране восходящего солнца, а поэтому руководство секцией было возложено на президента АГП А. Палия.

А что собственно мог бы предложить "создатель "Евразии" некого антипода славянства? Не вошли бы его проекты в противоречие с мнением большинства присутствующей публики и даже с мнением руководства Съезда?

Спрашивается: "кто хорек в доме, и кто в наших русских делах принимает несоразмерное своим интеллектуальным возможностям участие во вред народу?

Ни сколько не сомневаюсь, что нечто подобное происходило и на заседаниях других полутора десятков секций, и такие же вопросы возникали в рядах присутствующих.

Почему нет сомнений?

Потому, что совершенно ясно: ИНТЕРЕСЫ и ЦЕЛИ народа, который все же был более или менее представлен на съезде депутатами с мест (800 участников - "это не кот начхал"), и власти, представленной тоже не в малом количестве "руководством" (например, Лужковым и его "ОВРом"), абсолютно РАЗНЫЕ.

Интересно то, что на заключительном заседании Съезда, вечером 2 июня некоторые предложения все же получили известность. Имею ввиду, например, идею инициации референдума по объединению России, Белоруссии и Украины. Г. Селезнев (спикер парламента!), "скрипя зубами", был вынужден согласиться включить этот пункт в итоговый документ Съезда.

Что на самом деле будет записано в это постановление - одному богу известно.

С этими псевдо научными и "народными организациям" - "колхозами" нужно бороться и обязательно побеждать. А власть, если не понимает или не хочет, заслуживает того, чтобы ей, как жирному и наглому безнациональному коту, без суда и следствия дали под зад хорошего пинка.

Впрочем, давно известно: "славяне есть, а славянства (в отличии например, от дурновкусицы современного славянофильста и евразийства) - "нет"!

И это правильно. А поэтому думать нужно о другом.

Русский вопрос и "самодостаточность", как условие обеспечения безопасности

Следует отметить, что в трех республиках СССР (РСФСР, БССР, УССР), в нескольких областях северного Казахстана и в Приднестровье, действительно в основном и было сосредоточено более 95% русского населения. В прошлом для этой территории было характерным:

национально-культурное единство народа, географического и военно-стратегического пространства, а так же высокая кооперация оборонно-промышленного комплекса и развитые коммуникационные связи;

высочайшая концентрация (около 85%промышленного потенциала СССР), интеграция и специализация производственных мощностей и науки во всех сферах, включая оборону;

в целом удовлетворяющая требованиям безопасности и соответствующая условиям организация государства и всех его институтов, в том числе ВС.

При наличии населения в 220 миллионов человек, неисчерпаемых природных ресурсов и второй по мощи экономики в пределах русского геополитического пространства для русского этноса в основном обеспечивались: экономическая, военная и культурная самодостаточность. Объективно для СССР (в том числе, для трех упомянутых республик) были созданы такие военно-стратегические условия, которые гарантированно обеспечивали приемлемые условия самодостаточности для развития русского и других народов22.

С точки зрения обеспечения безопасности и геостратегии химеричность идеи национального суверенитета для Российской Федерации, Республики Белоруссии и Республики Украина, воплощенная в реальность, не вызывает особых сомнений, а принцип "национальное самоопределение вплоть до отделения", как оказалось, служит всего лишь прикрытием для осуществления замыслов малочисленной, но не лишенной влияния в славянских странах, "пятой колонны" мирового сообщества внутри геополитического ядра некогда единой нации.

Более того, проблему в целом имеет смысл рассматривать только при абсолютной констатации "искусственно разделенного русского народа", составными частями которого беспорно остаются: белоруссы, украинцы и "собственно русские", оказавшиеся в пределах ныне суверенных ныне государств (имеются в виду также Северо-Казахстанские области) на своей земле "никому не нужными".

По разным причинам ни одна из перечисленных ныне суверенных республик не является политически, экономически и военно-стратегически самодостаточным государством. Не одна из них не отвечает требованиям обеспечения безопасности и не в состоянии обеспечить даже условия существования и элементарного выживания населения.

Не требует особенных доказательств, что это характерно и для самой мощной из республик - Российской Федерации. Даже при наличии огромных природных запасов и производственных мощностей сейчас она не имеет вполне достаточных для освоения территории, развития и защиты людских ресурсов.

Стоит ли продолжать, если при наличии относительно высокого людского потенциала Украина не имеет природных ресурсов, а Республика Белоруссия, обладая, пожалуй, самым высоким производственным потенциалом на душе населения, имеет сравнительно небольшой людской ресурс и практически не имеет сырья и энергоносителей.

Таким образом, современные проблемы русского народа от части могут рассматривается как последствия своеобразного решения в прошлом русского вопроса23, безосновательного и в значительной степени искусственно спровоцированного распад Большой России - СССР в 1991 году. В настоящем положение русских характеризуется как близкое к критическому: явно имеет место направляемый извне на продолжение дробления нации региональный и национальный сепаратизм; возрастает опасность возникновения военных конфликтов, полного разрушения материальной основы жизни 200 миллионного русского народа24 и традиционного геополитического пространства большой России.

Следует отметить, что в отсутствии политической воли и ответственной перед народами власти чрезмерно усиливается влияния чужеродных "цивилизаций и культур" не только на периферии, но и в традиционно русских регионах при явном ослаблении русского влияния в центре.

Анализ ситуации показывает, что без принятия решительных мер со стороны организованной силы процесс разложения25 продолжится и в течение ближайших 20-25 лет неизбежно приведет к национальной русской катастрофе, а попытка прямого противоборства с прагматичной Западной и традиционной Восточной цивилизациями в ближайшее десятилетие может спровоцировать окончательный распад русского геополитического пространства.

В настоящее время геополитические проблемы русской культуры в целом могут и должны рассматриваться только в контексте проблем ныне существующих, искусственно разделенных и созданных в качестве исторической химеры "ново государственных образований".

В связи с этим представляется жизненно необходимым для народа создание предпосылок, а затем и условий мирного развития нации на своей по праву земле. Возможно, будет необходима государственная политики разумной самоизоляции при безусловном восстановлении самодостаточности национального ядра путем объединения России, Белоруссии и Украины (в определенных условиях и северных русских областей современного Казахстана).

Перспективы решения проблем русского народа

Создание единого государства Новой России с восстановлением национально-государственной и культурной самодостаточности до норм соответствующих условиям большой России - главная целевая установка славянской политики. Для ее достижения должны быть реализованы, по меньшей мере, три взаимосвязанные задачи:

- политическое, а в последующем разумное территориально-географическое конфигурирование русского геополитического пространства путем объединения трех республик России, Белоруссии и Украины, прежде всего в интересах достижения полной самодостаточности Новой России;

- восстановление в полном объеме производственной базы, экономических и прочих связей в пределах территории ныне суверенных республик, а также русского политического влияния на всей территории русского геополитического пространства;

- обеспечение приемлемых условий мира с Западом и Востоком, динамичного развития единого государства на основе обретения сильных экономических и военно-стратегических позиций.

Нет сомнения в том, что варианту американской глобализации мы должны противопоставить свой глобальный проект создания общества, организованного в соответствии с русскими традициями, идею построения социально-справедливого, истинно демократического, основанного на мощной экономике и полном уважении прав всех наций единого государства с учетом исторических особенностей всех его народов,

Не требует доказательств, что выполнение этих задач потребует минимума ресурсов и средств в сравнении с попыткой осуществить проект прямого противоборства с золотым миллиардом, "уже объединенным идеей достижения мира на обломках СССР.

Необходимо главное - осознание грозящей катастрофы в обществе, появление новых идей и проявление наконец политической воли Верховной Власти, организованной только в интересах народов.

Даже при решении части задач не может быть и речи о включении России в глобальную экономику Запада. Опасность втягивания в орбиту доминирующего влияния США будет маловероятной, а угроза развязывания агрессии против объединенной России в силу ее и политической состоятельности и военно-стратегической мощи - практически минимальной.

Сильное и самодостаточное государство немедленно приобретет союзников, или, по крайней мере, надежных партнеров. Будут решены проявившиеся в последнее время проблемы: "соотечественников за рубежом", международного терроризма, регионального и национального сепаратизма. Будут надежно подавлены всякие тенденции распад национальных культур, так называемых, субэтносов, в том числе украинского и белорусского.

Целесообразно сконфигурированное русское геополитическое пространство Новой России гарантированно обеспечит на территории Евразийского континента безопасное развитие не только русского, но и других дружественных ему народов.

Дополнительные условия и задачи

Можно сколько угодно говорить о необходимости интеграции, спасительном объединении и о безопасной конфигурации. Но для этого необходимо осознанное намерение власти и пресловутой политической воли уже завтра начать работу в интересах подавляющего большинства народа, для которого Россия Отечество, гарантия жизни в настоящем и будущем 3-4 поколений, Россия для большинства не просто геополитическое пространство, сконфигурированное по злой воле Ельцына, Шушкевича и Кравчука, или теоретиками на съездах, а Родина - Великая держава.

Другого и быть не может.

Или Великая России или не будет никакой.

По большому счету проблема в России одна - власть. Она может быть организована "только для народа". Пока мы видим противоположное - народ существует для власти, которая представляет интересы сравнительно узкого круга лиц и "верхнего слоя" населения.

Понимаю, что соборы, съезды и конгрессы ничего не решают и решить не могут. Но другого пути, в рамках конституционно установленных правил, кроме как законно инициировать процесс объединения - нет.

Существует множество людей, которые могут повлиять на ситуацию. Задача лишь в том, чтобы каждый отбросил свои собственные и как ему кажется единственно верные суждения, о новом федерализме, о евразийстве, от Ла-Манша до Владивостока, государственной самости и прочие глупости.

Нужно в буквальном смысле занялся решением проблем народа, а не собственным благоустройством и обеспечением семейной самодостаточности вне национальной территории. В конце концов, при желании президенты трех республик по аналогии могут собраться в бане и подписать соглашение о "воссоединении", поставив "ручные парламенты" перед фактом необходимости его ратификации.

Это было бы во благо народа, и за такую инициативу их никто не посмел бы осудить.

Таблица 2.1

Общая численность населения, в том числе: русских, украинцев и белорусов на территории СССР и современных суверенных республик, млн. человек (по данным переписи 1989 года)

Национальность

Численность населения

на территории

В том числе численность населения на территории:

СССР, всего

России

Украины

Белоруссии

Казахстана

Общая численность населения,

285,7

147,4

51,7

10,2

16,5

в т.ч. -русские

145,6

121,0

11,5

1,4

6,3

-украинцы

44,2

4,4

38,0

0,3

0,9

-белорусы

10,0

1,2

0,5

7,9

0,2

Итого в пределах пространства СССР русских, украинцев и белорусов единого народа

более 200,0 млн.

(70%)

126,6

(86%)

49,0

(94,7)

9,6

(94%)

7,4

(45%)

Оценивая ситуацию, можно считать, что в ближайшее время могут быть созданы условия для проведения референдумов по определению реалистических границ "ядра нации", и реальной "территориальной конфигурации " Новой России на основе:

безусловного возврата в состав России практически всей Украины (за исключением нескольких ополяченных областей Галиции и Прикарпатья);

возвращения в состав России Приднестровья, юго-восточных, русских районов Прибалтики, всех областей Белоруссии и по меньшей мере одиннадцати русских областей Северного Казахстана;

безусловного отделения Ичкерии-Чечни, но без - равнинных, надтеречных районов, а также возможного отделения других территорий (включительно до района, имеющего внешние границы), где население этого потребует на референдумах большинством не менее 75% от численности его дееспособной части.

Считается, что объединение "нации-земли" в таком составе внутреннее дело России. Это выгодно для всех, встречная миграция будет минимальной, а спорных территорий практически не будет.

Прогнозный расчет показывает, что территория Новой России26 может составить 20 млн. кв. километров, население - 205-210 млн. человек, в том числе:

русских - 141,0 млн.

украинцев - 40,0 млн.

белорусов - 12,0 млн.

булгар - 5,7 млн.

чеченцев - 0,05 млн.

евреев - 0,8 млн.

армян - 0,6 млн.

казахов - 0,9 млн.

При этом численно русское население (с учетом украинцев и белорусов) будет преобладающим и может составить около 93-94% населения.

ВВП в перспективе (к 2020 г.) может составить не менее 32000 млрд. рублей, а ресурсов России, при современном уровне развития технологий и умеренном потреблении будет достаточно для безопасного развития 5-6 поколений населения численностью 300-350 миллионов.

Именно это создаст такой потенциал, который позволит противостоять не столько в горячей войне против НАТО и США, но и в борьбе против нашествия восточной цивилизации на русскую культуру.

Глава пятая. Кровавые демократии

Военно-стратегические и политические установки НАТО на будущее с определенностью свидетельствуют о том, что "в качестве вероятного противника рассматривается некая страна, на вооружении которой имеются спутники, крылатые и баллистические ракеты, а политический строй все более скатывается к тоталитарным формам правления".

Не трудно догадаться что за страна имеется ввиду.

Когда при достижении целей в международную практику НАТО и США все более входят массированные бомбардировки мирного населения, нет смысла обсуждать вопрос, насколько террор в стратегическом масштабе является новостью для политики западных "кровавых демократий". Однако для полноты впечатления приведу главу из книги Дж.Фуллера27.

Полагаю, ссылка на авторитет здесь будет уместной для оценки характера прошлогодней балканской и перспектив будущей европейской войны.

Итак слово Фуллеру (воспроизводится по интернет версии)...

Англия

При том положении вещей, какое было в 1939 г., постановления, принятые в 1922 г. Вашингтонской конференцией по ограничению вооружений (статья 22, часть II, "Правила войны"), сохраняли свою силу. Они гласили: "Воздушные бомбардировки с целью терроризирования гражданского населения или разрушения и повреждения частной собственности невоенного характера, или же причинения вреда лицам, не принимающим участия в военных действиях, воспрещаются".iii

Кроме того, 2 сентября 1939 г., на следующий день после германского вторжения в Польшу, английское и французское правительства заявили о том, что только "строго военные объекты в самом узком значении этого слова" будут подвергаться бомбардировкам (совсем как в Директиве НКО СССР No02 от 22 июня 1941 года, - С.А.). Весьма похожее заявление было сделано также германским правительством. Спустя шесть месяцев английский премьер-министр Чемберлен, выступая в палате общин 15 февраля 1940 г., снова сказал: "Что бы ни делали другие, наше правительство никогда не будет подло нападать на женщин и других гражданских лиц лишь для того, чтобы терроризировать их".

Но вот 10 мая Черчилль стал премьер-министром - и немедленно были применены стратегические бомбардировки. В 1940 г. он являлся де-факто, если не де-юре, главой английских вооруженных сил, и хотя ему нельзя было лично отправиться в поход, однако он мгновенно преодолел это затруднение, решив вести свою собственную войну, используя бомбардировочную авиацию английских воздушных сил в качестве своей армии iv. Уже 11 мая в Бадене подвергся бомбардировке Фрейбург.

По этому поводу Дж. Спейт писал: "Мы (англичане) начали бомбардировки объектов в Германии раньше, чем немцы стали бомбить объекты на Британских островах. Это исторический факт, который был признан публично... Но так как мы сомневались в психологическом влиянии, которое могло оказать пропагандистское искажение правды о том, что именно мы начали стратегическое наступление, то у нас не хватило духа предать гласности наше великое решение, принятое в мае 1940 г. Нам следовало огласить его, но мы, конечно, допустили ошибку. Это великолепное решение. Оно было таким же героическим самопожертвованием, как и решение русских применить тактику "выжженной земли" v.

Таким образом, по свидетельству Спейта именно от рук г-на Черчилля сработал взрыватель, который вызвал взрыв - войну на опустошение и террор, небывалые со времен вторжения сельджуков.

В это время у Гитлера были связаны руки во Франции, и он не нанес ответного удара. Но не может быть сомнения в том, что бомбардировка Фрейбурга и последующие налеты на германские города натолкнули его на мысль напасть на Англию. Это видно из его речи 4 сентября 1940 г. при открытии "кампании зимней помощи".

О том, что наступления стратегической бомбардировочной авиации в течение трех лет оказались совершенно бесплодными, свидетельствует сенатор Килгор в своем "Отчете о состоянии германской промышленности", составленном на основании "Официального доклада германского министерства вооружений и военной промышленности за 1944 г.". Следующие немногие выдержки из отчета говорят сами за себя:

"В документе графически показано, что, несмотря на бомбардировки союзников, Германия была в состоянии восстанавливать и расширять заводы и увеличивать выпуск военной продукции до окончательного разгрома германских армий. Германская промышленность никогда не теряла своей огромной способности к восстановлению". "Доклад показывает, что в 1944 г. в истерзанной войной Германии было произведено в 3 раза больше броневых боевых машин, чем в 1942 г.".

"В 1944 г. выпуск бомбардировщиков-истребителей в Германии в 3 с лишним раза превысил уровень 1942 г." "В 1944 г. ночных истребителей было произведено в 8 раз больше, чем в 1942 г.".

"В 1944 г. в Германии военное производство выросло не только по сравнению с предыдущими годами; по некоторым видам продукции отмечалось увеличение выпуска в последнем квартале 1944 г. по сравнению с первым кварталом этого же года".

От наступления на экономику перейдем теперь к рассмотрению психологического наступления, целью которого было, как указывалось на конференции в Касабланке, "подорвать моральный дух германского народа". Официально это наступление началось в ночь на 29 марта 1942 г. сокрушительным налетом на Любек.

Особенно сильной была бомбардировка Гамбурга. В последнюю неделю июля 1943 г. на город было совершено шесть налетов ночью и два налета днем. Сброшено 7500 т бомб. Как сообщается в отчете Управления по изучению результатов стратегических бомбардировок, город был разрушен на 55-60%, причем 75-80% этих разрушений явилось следствием пожаров. Город совершенно выгорел на площади 12,5 кв. миль; на площади 30 кв. миль были повреждены здания, погибло от 60 тыс. до 100 тыс. человек; уничтожено 300 тыс. квартир. Без крова оказалось 750 тыс. человек. Об огромном пожаре в городе мы читаем:

"Когда пламя прорвалось сквозь крыши множества зданий, возник столб раскаленного воздуха. Он поднялся на высоту более 2,5 миль и имел диаметр, как оценивалось в самолете, летевшем над Гамбургом, 1-1,5 мили. Этот воздушный столб находился в бешеном движении; его питал стремительный приток более холодного воздуха у основания. В 1-1,5 мили от пожара эта тяга воздуха увеличила силу ветра с 11 до 33 миль/час. У границ площади, охваченной пожаром, скорость воздуха по-видимому была еще больше, так как там были вырваны с корнем деревья диаметром 3 фута. Температура быстро достигла точки воспламенения любых горючих материалов, и вся зона пылала. Выгорело все без остатка. Не осталось и следа от всего, что могло гореть. Только через два дня можно было приблизиться к зоне пожаров". Это ужасное истребление людей, которое опозорило бы самого Аттилу, оправдывалось ссылками на военную необходимость. Говорили, что нападению подверглись только военные объекты.

В Англии эти налеты взял под свою защиту архиепископ Йоркский, исходя из того, что они могли "сократить войну и спасти тысячи жизней". Эттли, заместитель премьер-министра, оправдывал их, говоря: "Никаких бомбардировок без разбора нет (возгласы одобрения). В парламенте неоднократно говорилось, что бомбардировкам подвергаются объекты, чрезвычайно важные с военной точки зрения (возгласы одобрения)". Четыре дня спустя капитан Г. Бальфур, заместитель министра авиации, заявил: "Мы будем совершать бомбардировочные налеты до тех пор, пока народы Германии и Италии будут терпеть у себя нацизм и фашизм" Это могло означать лишь то, что целью бомбардировок было заставить немцев и итальянцев поднять восстание. (Очевидно, что в этом и заключается смысл бомбардировок германских городов - психологический эффект, а не разрушение экономической основы фашистской Германии был главным, что волновало руководство западных демократий, - С.А.) А вот что говорится обо всем этом в отчете Управления по изучению результатов стратегических бомбардировок: "Считалось, что налеты на города представляют собой средство для подрыва морального духа германских граждан.

Считалось, что, если удастся повлиять на моральное состояние промышленных рабочих, если удастся отвлечь их от работы на заводах и заняться другими делами, например, попечением о семьях, ремонтом своих поврежденных домов,.. то германское военное производство потерпит ущерб". Далее в отчете сообщается о том, что "почти одна четверть от общего веса сброшенных бомб, или почти вдвое больше, чем использовано против всех промышленных объектов, приходится на большие города... По разрушительности эти налеты далеко превзошли все другие формы нападения".

Несмотря на это эффект налетов в моральном отношении был диаметрально противоположен тому, что предсказывали Дуэ и его последователи. Развал германской военной машины наступил не сразу, а приближался мучительно медленно. При этом надо учесть следующее: в результате бомбардировок в 61 германском городе с населением от 100 и более тысяч человек и с общим количеством жителей, равным 25 млн., "3600 тыс. домов было разрушено или сильно повреждено, что составляло 20% всего жилого фонда Германии; 7,5 тыс. человек осталось без крова, около 300 тыс. было убито и 780 тыс. человек ранено...". Реакция германского народа на воздушные нападения является примечательной. Под беспощадной властью нацизма немцы показали удивительную стойкость, несмотря на ужасы и бедствия, которые несли с собой повторяющиеся воздушные налеты: разрушение домов, уничтожение имущества и трудные условия жизни (весьма примечательное замечание Фуллера в рамках темы нашего исследования, - С.А.). Их моральный дух падал, их надежда на победу или на приемлемые условия мира исчезала, их доверие к своим вождям пошатнулось, но они продолжали производительно трудиться до тех пор, пока сохранялись материальные средства производства. Нельзя недооценивать власть полицейского государства над народом". (Любопытно, какие определения можно было бы применить к государствам устроившим все это, С. А.)

Стоило ли производить эти опустошительные, устрашающие налеты? Другими словами, являлись ли они стратегическими налетами? Нет, они не являлись таковыми, потому что вся стратегия понималась Черчиллем и его советниками неправильно, если вообще у Черчилля была какая-либо стратегическая концепция.

Конечно, психологическое и экономическое воздушное наступление на Германию потребовало мобилизовать на защиту половину германской авиации и заставило использовать около миллиона человек в системе противовоздушной обороны, а следовательно, ослабило Германию в наступательном отношении. Однако Англии это наступление стоило того, что, согласно отчету, она была вынуждена "заставить свое военное производство на 40-50% работать на одну авиацию". Значит, только 50-60% приходилось на флот и сухопутные силы. (По всей видимости это одна из причин открытия второго фронта только летом 1944 г., -С.А.) Это подтверждается тем, что 2 марта 1944 г. военный министр Джеймс Григг, представляя парламенту проект бюджета армии, сказал: "Для выполнения плана английских воздушных сил уже занято больше рабочих, чем для выполнения плана вооружения армии, и я беру смелость сказать, что на изготовлении одних только тяжелых бомбардировщиков занято столько же рабочих, сколько на выполнении плана всей армии"vi.

Если бы Черчилль уяснил, а он должен был уяснить то, что в свое время хорошо понял и осуществил его великий предок-первый герцог Мальборо, что для Англии проблема была прежде всего морская стратегия, после которой стояла сухопутная, то он не стал бы расходовать половину ресурсов страны на то, чтобы "заставить противника сгорать в огне пожаров и истекать кровью"vii, а распределил бы ресурсы государства в порядке очередности для решения следующих задач:

-создание достаточного количества истребителей и истребителей-бомбардировщиков, чтобы завоевать и сохранить господство в воздухе и этим обеспечить безопасность Британским островам и прикрыть действия морских и сухопутных сил;

-создание достаточного количества высадочных средств, чтобы использовать господство на море, которое уже было у Черчилля, первого лорда Адмиралтейства и премьерминистра;

-создание достаточного количества транспортных самолетов, чтобы снабжать сухопутные силы и поддерживать их подвижность сразу, как только они будут высажены.

И только после всего этого можно было выделить ресурсы на "стоящий затрат эксперимент" Черчилля - на стратегические бомбардировки.

Вследствие того, что вторая и третья из указанных задач не были решены в достаточной мере, как мы увидим ниже, почти все кампании, проводившиеся после окончательного захвата союзниками инициативы на Западе в ноябре 1942 г., были ограничены из-за недостатка высадочных средств или в результате нехватки транспортной авиации. Вот почему вывод, может быть только один: как эксперимент - стратегические бомбардировки Германии вплоть до весны 1944 г. были расточительным и бесплодным мероприятием. Вместо того, чтобы сократить войну, они только затянули ее, ибо потребовали излишнего расхода сырья и рабочей силы. (Но с точки зрения западной морали Черчиль был прав: высшая форма гуманизма к своему народу, - это жестокость к войскам и мирному населению противника, - С.А.)

США

Стратегический центр тяжести Германии был в ее вооруженных силах, ибо, пока не были истощены эти силы, уничтожить ее экономическое могущество можно было только морской и воздушной блокадой, а этот путь, как мы видели, был мучительно медленным. Стратегический центр тяжести Японии, отделенной от ее экономически жизненно важных районов морями, лежал в ее военно-морском и торговом флотах.

Погибни флот - и Япония должна была погибнуть так же несомненно, как погибла Германия, как только была истощена мощь ее армии. Следовательно, основная проблема американской стратегии заключалась в том, как уничтожить военный и торговый флоты Японии? Ясно, что для этого нужно было, во-первых, добиться господства на море и в воздухе и, во-вторых, использовать захваченную инициативу для разгрома японских морских сил.

Если этот вывод является логичным, в таком случае тактическая задача американской авиации заключалась в разгроме во взаимодействии с флотом японских военно-морских сил, а ее стратегическая задача - в уничтожении торгового флота Японии, а не в распылении сил на удары по японской промышленности и городам, не связанным непосредственно с морским могуществом Японии.

В начале войны и на всем ее протяжении действия против японского судоходства в основном возлагались на американские подводные лодки. Именно они, а не бомбардировочная авиация взялись за выполнение задачи подорвать торговое судоходство Японии.

Стратегическая бомбардировочная авиация создавалась не для того, чтобы подорвать японское судоходство, а для нападений на города и крупные промышленные объекты. В отчете указывается: "Общий вес бомб, сброшенных союзными самолетами в войне на Тихом океане, равнялся 656 400 т. Из них 160 800 т, или 24%, сброшено на острова собственно Японии. При этом авиация военно-морского флота сбросила 6800 т, армейская, исключая самолеты В-29, 7000 т и самолеты В-29 (стратегической авиации) - 147 тыс. т". Из общего веса бомб, сброшенных на Японию, "104 тыс. т сброшено на 66 городов, 14 150 т - на авиационные заводы, 10 600 т - на нефтеочистительные заводы, 4608 т - на арсеналы, 3500 т - на разные промышленные объекты; для поддержки действий на острове Окинава сброшено на аэродромы и базы морской авиации 8115 т и поставлено 12 054 мины". Эти цифры ясно показывают, где была сброшена главная масса бомб.

Вплоть до весны 1945 г. стратегические бомбардировки вследствие главным образом дальности расстояния были в большой мере безвредными. Они начались осенью 1943 г. налетами В-29, базировавшихся в Китае, на промышленные объекты Маньчжурии и Кюсю. Хотя ущерб был нанесен, в частности сталелитейным заводам, однако, говорится в отчете, "общий результат не оправдывал затраченных сил". В то время как в 1944 г. на Японию совершали налеты одновременно не более 100 бомбардировщиков, в начале августа 1945 г. в одном ночном налете участвовало 801 самолет "Суперфортрес"; бомбовая нагрузка самолета увеличилась с 2,6 т в ноябре 1944 г. до 7,4 т в июле 1945 г. В июле самолеты В-29 сбросили на Японию 42 тыс. т бомб. В июне 1945 г. было намечено сбросить в течение следующих 9 месяцев 850 тыс. т зажигательных бомб.

Самолеты были очень дорогими. "Первый бомбардировщик В-29 стоил 3 392 396 долларов". Когда В-29 пустили в массовое производство, стоимость снизили до 600 тыс. долларов. На изготовление такой машины расходовалось 57 тыс. человеко-часов. Чтобы держать в воздухе одновременно 550 бомбардировщиков, требовалось 2 тыс. самолетов стоимостью 1200 млн. долларов, а стоимость всех В-29 составляла 4 млрд. долларов.

Оправдывали ли себя такие большие затраты? Нельзя ли было израсходовать эти огромные суммы более выгодно? Из отчета явствует, что результаты не соответствовали усилиям и что средства можно было использовать более выгодно. Вот факты. Хотя в 66 городах, подвергавшихся налетам, было разрушено 40% застроенной площади, однако "заводов, специально подвергавшихся бомбардировкам фугасными бомбами, оказалось немного", а "на железнодорожную систему существенные налеты вообще не производились, и она ко времени капитуляции была в достаточно хорошем состоянии. Случаи разрушений, которые мешали бы движению на главных линиях, были редки. Через 48 час. после взрыва атомной бомбы над Хиросимой через город уже шли поезда. Однако ущерб, причиненный местному транспорту, серьезно нарушал перевозки грузов как внутри городов, так и между ними, а поэтому мешал производству, восстановительным работам и рассредоточению запасов и оружия". В отчете далее говорится, что 97% запасов орудий, снарядов, взрывчатых веществ и других военных материалов японцы тщательно укрыли на рассредоточенных обычных или подземных складах, и они были неуязвимы для воздушных налетов".

В сущности, это было уничтожение не только военного, но и мирного потенциала Японии. Вот почему, поскольку речь идет о победе в войне, последнее являлось напрасной тратой сил: стратегически это было неэкономично. Значит, объединенный комитет начальников штабов не сумел правильно определить центр тяжести проблемы. Если бы он понял, что главная задача - воспретить перевозки, а не сжигание города, то, конечно, он поступил бы иначе, так, как следовало бы поступить по мнению участников группы, написавшей отчет.

Теперь обратимся к моральному эффекту бомбардировок Японии. Самое поразительное в них то, что, несмотря на ужасающие разрушения, упадок морального духа происходил чрезвычайно медленно и бомбардировки не играли в этом главную роль. По японским оценкам в Японии убито 260 тыс., ранено 412 тыс., осталось без крова 9200 тыс. человек. Кроме того, разрушено или сожжено 2200 тыс. домовviii. Большинство убитых - это сгоревшие заживо. Однако, несмотря на все это, главной причиной деморализации был недостаток продовольствия и только во вторую очередь - разгром вооруженных сил.

6 августа Трумэн сделал публичное заявление: "16 часов назад американский самолет сбросил одну бомбу на Хиросиму - важную базу японской армии. Мощность этой бомбы больше мощности взрыва 20 тыс. т тринитротолуола. Ее взрывная сила более чем в 2 тыс. раз превышает силу английской бомбы "Гранд слэм" - самой большой бомбы, когда-либо применявшейся в истории войн... Речь идет об атомной бомбе.

Это было использованием сил, лежащих в основе вселенной. Силы, которые являются источником энергии солнца, были сброшены против тех, кто развязал войну на Дальнем Востоке... Мы пошли на азартную игру - израсходовали 2 млрд. долларов на величайшее в истории научное изобретение, хотя еще не знали, получится ли что-нибудь. И мы выиграли". 8 августа Сталин объявил войну Японии, а на следующий день русские пересекли маньчжурскую границу.

В этот же день вторая атомная бомба была сброшена на Нагасаки - город с населением в 260 тыс. человек. Вероятно было убито 40 тыс., столько же ранено; город разрушен на площади 1,8 кв. мили. Хотя эта бомба была сильнее первой, но неровности местности ограничили площадь максимальных разрушений долиной, над которой взорвалась бомба.

Таким образом, двумя бомбами было убито и искалечено четверть миллиона человек. В этот самый день, 9 августа, президент Трумэн выступил по радио перед своими соотечественниками со следующими набожными словами: "Мы благодарим бога за то, что она появилась у нас, а не у наших противников, и мы молим о том, чтобы он указал нам, как использовать ее по его воле и для достижения его цели". Влияние бомбы на моральное состояние населения было в значительной степени обратным тому, которое ожидалось. Так, в отчете говорится: "Влияние бомбы на отношение к войне в целом по Японии, однако, было менее заметным, чем в городах, подвергшихся атомной бомбардировке... Существенное влияние отмечалось только в группе ближайших городов, находящихся в пределах 40 миль от Хиросимы или Нагасаки...

Надо отметить, что даже в городах, подвергшихся атомным бомбардировкам, атомные бомбы не смогли уничтожить боевой дух японцев. Жители Хиросимы и Нагасаки не стали пораженцами в большей мере, чем жители других японских городов. В целом военные потери и поражения, например, на Сайпане, на Филиппинах и Окинаве, вдвое больше способствовали распространению уверенности в неизбежности поражения, чем атомные бомбы. В этом отношении другие налеты на Японию были втрое важнее. Нехватка продовольствия и недоедание также в большей мере убеждали народ в том, что продолжать войну нельзя"ix.

Мораль и война

Война отличалась двумя главными особенностями: она была удивительно подвижной и небывало жестокой. Ничего подобного мир не видел со времен Тридцатилетней войны. Первая особенность была обусловлена развитием науки и промышленности, вторая - упадком религии и появлением того, что, за неимением общепринятого названия, можно назвать "кадократией".

Век незаурядных людей прошел, и вместо него наступил век черни. Джентльмен - прямой потомок идеализированного христианского рыцаря, образец для многих поколений - вытеснен грубым, необразованным человеком. Рыцарство уступило место изворотливости, и повсюду господствует своекорыстный кадократ. Вот почему в своей основе эта война была в такой же мере слепым бунтом против христианской культуры, как и крестовым походом. Бунтом, который вылился в форму стычки между бандами индустриализированных и механизированных кадократов, которые в борьбе и погоне за экономической, территориальной и финансовой добычей затоптали духовные и нравственные ценности, хотя только они могли придать цену награбленному Добру.

О первой особенности войны писалось уже так много, что теперь осталось добавить немногое. Подвижность, как мы видели, является в основном следствием применения двигателя внутреннего сгорания как на земле, так и особенно в воздухе, ибо именно самолет определил характер войны, придав объемность не только полю боя, но и целому театру военных действий. Хотя, как было показано, выгоднее всего подвижность использовалась, когда воздушные силы тесно объединялись с сухопутными или морскими силами, однако способность самолета действовать самостоятельно вложила в руки людей, слепых в нравственном и политическом отношении, оружие почти безграничной разрушительной силы.

Критикуя доводы генерала Митчелла в пользу применения бомб и газа против гражданского населения противника, капитан американских военно-морских сил У. Пай, дававший показания комиссии, заявил, что поступать так, значит "подрубать корни цивилизации". Спейт также писал в 1930 г., что появление на вооружении самолета-бомбардировщика никоим образом "не стерло старое различие между войсками и мирным населением..." "Нельзя, - писал он далее, - убивать и наносить раны мирным гражданам для того, чтобы сломить моральный дух народа вражеской страны... Фактически ваше право на применение человеко-убийственных средств основывается только на том, что представляет собой объект атаки". Несмотря на это, в 1944 г. Спейт начал говорить совсем другое. "Бомбардировщик, - писал он, - это спаситель цивилизации... я твердо уверен, что цивилизация была бы уничтожена, если бы в этой войне не было бомбардировок. Именно самолет-бомбардировщик более чем какое-либо другое средство помешал восторжествовать силам зла".

Как ни странно, этот возврат к войнам первобытной дикости был совершен Англией и Соединенными Штатами - двумя великими демократическими фракциями кадократии, а не Германией и Россией, двумя великими деспотическими фракциями того же самого культа. Не потому, что последние две оказались более цивилизованными, но, как правильно замечает капитан Лиддел Гарт, они в большей мере мыслили по-военному, "...немцы, - пишет он, - лучше изучив войну, чем большинство других народов, поняли отрицательную сторону разрушения городов и промышленности и тот вред, который оно причиняет послевоенному положению..."x. Почти то же самое можно сказать и о русских. Ясно, что они не видели никакой выгоды в разрушении городов, которые они надеялись обобрать (весьма спорно, хотя бы по потому, что Германия и Финляндия не только не были обобраны, но последняя никогда не была оккупирована, - С.А.).

Далее Лиддел Гарт указывает:

"Континентальные государства, имеющие уязвимые для вторжения сухопутные границы, естественно, в большей мере видят отрицательные стороны опустошительной войны, чем страны, опоясанные морем, которым относительно редко приходилось испытывать действие такой войны. Вот почему на континенте всегда было стремление к взаимному ограничению в военных действиях. Как показывает история, на протяжении столетий наша практика войны была иной. Под влиянием нашей относительной неуязвимости мы были склонны разрушать чужую экономику с большей безжалостностью и безрассудством, чем другие. Военные люди, воспитанные в континентальных традициях, подходят к методам войны с точки зрения законности. Наша же умеренность в войне в большей мере объясняется гуманностью отдельных лиц или джентльменством...".

С исчезновением джентльмена - человека чести и принципов - как костяка правящего класса в Англии, политическая власть быстро перешла в руки демагогов, которые, играя на чувствах и невежестве масс, создали постоянный военный психоз. Для этих людей политическая необходимость оправдывала любые средства, а во время войны то же самое делала военная необходимость.

Дж. Ф.С. ФУЛЛЕР

"Вторая Мировая война 1939-1945 гг."

Глава шестая. Стратегия уничтожения или искусство достижения условий стабильного мира?

Если читатель знаком с содержанием первой части книги, то для полного понимания "стратегии союзников" и советского руководства будет полезно ознакомиться с одной из глав "Стратегии непрямых действий" известного историка и военного теоретика Б. Лиддел-Гарт.

Государственная цель и цель военных действий

Изучение проблемы достижения успеха в войне должно начинаться с политики и ею заканчиваться. Говоря о цели войны, необходимо хорошо представить себе различие между политической и военной целями. Они цели различны, но тесно связаны между собой, ибо страны ведут войну не ради самой войны, а ради достижения политической цели. Война является только средством достижения политической цели. Следовательно, политическая цель должна определять цели военных действий, а основным условием достижения политической цели является постановка осуществимых военных задачи. Здесь было бы лучше пользоваться терминами "цель", когда речь идет о политике, и "военные задачи", говоря об использовании вооруженных сил в интересах политики.

Цель войны - добиться лучшего, хотя бы только с вашей точки зрения, состояния мира после войны. Следовательно, при ведении войны важно постоянно помнить о том, какой мир вам нужен. Это относится в одинаковой степени как к агрессивным странам, в основе политики которых расширение своей территории, так и к миролюбивым государствам, которые борются за суверенитет над своей территорией и самосохранение. Разумеется, взгляды агрессивных и миролюбивых стран на "лучшее состояние мира", весьма различны.

История показывает, что достижение военной победы само по себе не может быть равносильно достижению цели политики. Но так как вопросами войны занимаются в основном военные, то "естественно забывать" о политической цели государства и отождествлять ее с военной целью. Вследствие этого всякий раз, когда начиналась война, политика слишком часто определялась военной целью. Последняя считалась конечной целью, а война оказывалась более чем средством достижения политической цели. Нередко война становиласть основой политики и естественно она не могла привести к "лучшему состоянию" послевоенного мира.

Хуже того, вследствие непонимания правильного соотношения между политическими и военными целями, между политикой и военной стратегией, военная цель извращалась и слишком упрощалась.

Для правильного понимания сложной проблемы соотношения государственной политики и военной стратегии необходимо выяснить, как развивалась военная мысль в этом вопросе за последние два столетия и какие были концепции.

В течение более ста лет полагали, что настоящей целью войны является "уничтожение главных сил противника на поле боя". Это было всеми признано, записано во всех военных уставах, изучалось во всех штабных школах и считалось основным каноном военной доктрин практически всех государств. Если какой-либо государственный деятель позволял себе усомниться в соответствии военной цели при всех обстоятельствах цели государства, то на него смотрели как на человека, нарушающего Священное писание.

Это видно из анализа официальных документов и мемуаров военных руководителей стран, воевавших в XIX столетии и в Первую Мировую войну, а также отчасти и в период после нее.

Такое почти абсолютное правило политической практики удивило бы знаменитых полководцев и военных теоретиков, живших до XIX веке. В отличие от политиков и стратегов XIX столетия и первой половины XX столетия они считали практически необходимым и разумным ставить военные цели (задачи) в зависимость от проводимой политики, государственных целей и наличных сил.

Влияние Клаузевица

Положение о том, что истинной целью войны является уничтожение главных сил противника на поле боя, стало догмой главным образом в результате влияния Клаузевица (а после смерти - его книги "О войне") на прусских полководцев и, в частности, на Мольтке). Победы Пруссии в 1866 и 1870 г. способствовали тому, что это положение было принято всеми армиями мира, которые копировали многие характерные черты прусской военной системы. Поэтому очень важно рассмотреть теорию Клаузевица.

Общей судьбой пророков и мыслителей во всех областях науки является неправильное истолкование их учения. Как очень часто бывает в истории, последователи Клаузевица довели его учение до такой крайности, которой сам Клаузевиц и не предполагал. Не разобравшись в вопросе о целях войны, преданные своему учителю ученики Клаузевица причинили больше вреда его первоначальной концепции, чем даже предубежденные и недальновидные его противники.

Однако нужно признать, что и сам Клаузевиц больше, чем кто-либо другой, вызвал неправильное истолкование своей теории. Будучи учеником Канта, он овладел философской формой изложения, не являясь философом в полном смысле этого слова. Его теория войны изложена слишком абстрактно и путано, и поэтому обычный военный, привыкший мыслить конкретно, сбивался с толку, следуя за ходом его аргументации, которая часто возвращалась назад и уводила в сторону с направления, по которому, казалось, вела. Находясь под впечатлением довольно путаных формулировок Клаузевица, он хватался за яркие, броские фразы, постигая только их поверхностный смысл и упуская из виду более глубокое содержание мыслей Клаузевица.

Выражая протест против модной в то время геометрической школы стратегии, он показал, что человеческий дух безгранично важнее, чем линии и углы оперативных построений. Величайший вклад Клаузевица в теорию войны состоял в подчеркивании значения психологических факторов. С глубоким пониманием он анализировал влияние на военные действия опасения и усталости, значение смелости и решительности. Однако именно ошибки Клаузевица оказали значительное влияние на последующий ход военной истории. Клаузевиц слишком переоценивал сухопутные силы, что не давало ему возможности правильно оценить значение морской мощи. Он проявил известную близорукость, ибо на самом пороге механизированного периода войны заявил о своей уверенности в том, что превосходство в численности приобретает с каждым днем все более решающее значение.

Превращенная в догму, такая заповедь военного авторитета только усилила инстинктивный консерватизм военных, их сопротивление использованию новой формы качественного превосходства, которая становилась все более возможной в связи с изобретением машин. Она также дала мощный толчок к повсеместному введению воинской повинности как самого простого средства обеспечения максимально возможной численности войск военного времени. А поскольку психологические факторы и подготовка войск игнорировались, то это означало, что армии стали больше подвержены панике и внезапному развалу. Раньше, хотя и не всегда, все же стремились формировать войска из хорошо вымуштрованных (подготовленных) солдат.

Клаузевиц не внес каких-либо новых и ярких прогрессивных идей в тактику и стратегию. Он не творил, не двигал мысль вперед, а только систематизировал проблемы. Его учение не оказало такого революционного влияния на ведение войны, как внедрение дивизионной системы, созданной в XVIII веке или появление теории использования подвижных бронетанковых войск в XX столетии. Но то чрезмерное внимание, которое Клаузевиц уделял изучению некоторых отсталых форм войны при попытке обобщить опыт наполеоновских войн, способствовало тому, что можно назвать "революцией наоборот" - поворотом назад к межплеменной войне.

Военная цель по Клаузевицу

При определении военной цели Клаузевиц увлекся формальной логикой. Он писал, что "цель военных действий заключается в том, чтобы обезоружить противника" и что "это определение является необходимым для теоретического понимания войны".

"Чтобы заставить противника выполнить нашу волю, мы должны поставить его в положение более тяжелое, чем та жертва, которую мы от него требуем при этом. Конечно, невыгоды этого положения должны, по крайней мере на первый взгляд, быть длительными, иначе противник будет выжидать благоприятного момента и упорствовать. Таким образом, всякие изменения, вызываемые продолжением военных действий, должны ставить противника в еще более невыгодное положение. По меньшей мере таково должно быть представление противника о создавшейся обстановке. Самое плохое положение, в какое может попасть воюющая сторона, это полная невозможность сопротивляться. Поэтому, чтобы принудить противника военными действиями выполнить нашу волю, мы должны фактически обезоружить его и поставить в положение, очевидно угрожающее потерей всякой возможности сопротивляться. Отсюда следует, что цель военных действий должна заключаться в том, чтобы обезоружить противника, лишить его возможности продолжать борьбу, т. е. сокрушить его".

Влияние Канта можно проследить в дуализме Клаузевица. Клаузевиц верил в совершенный (военный) мир идеалов, признавая "временный мир", в котором эти идеалы могли быть достижимы не полностью. Он указывал на различие между военным идеалом и тем, что он назвал "изменениями под влиянием действительности".

Клаузевиц, например, писал, что, "витая в области отвлеченных понятий, рассудок никогда не находит пределов и доходит до последних крайностей. Совершенно иная картина представляется в том случае, когда мы от абстракции перейдем к действительности". В то же время он понимал, что "если абстрагироваться, то цель войны, т.е. полное разоружение врага, далеко не всегда достигается и не является необходимым условием для мира". Склонность Клаузевица к крайностям видна и в его рассуждениях о бое как о средстве, с помощью которого можно достигнуть цели войны. Он начинает с удивительного утверждения, что единственным средством окончить войну является борьба: "Средство только одно - бой".

Пространной аргументацией он доказывает, что при любой форме военной деятельности "бой является начальным пунктом, от которого исходят все явления войны". Тщательно доказав то, во что большинство готово поверить без доказательств, Клаузевиц заявляет, что "цель боя не всегда заключается в уничтожении участвующих в нем вооруженных сил и может быть достигнута без действительного столкновения посредством одной постановки вопроса о бое и складывающихся вследствие этого отношений". Кроме того, Клаузевиц считал, что "затрата собственных вооруженных сил - тем значительнее, чем больше ориентированы наши намерения на уничтожение неприятельских сил. Опасность этого средства заключается в том, что высокая действенность, которой мы добиваемся, обратится в случае неудачи против нас со всеми ее величайшими невыгодами".

Здесь Клаузевиц сам пророчески предсказал, что должно было случиться с теми, кто придерживался его принципов в Первой и Второй Мировых войнах. Ибо для потомства сохранилась идеальная, а не практическая сторона его учения о бое. Он помог внести путаницу, заявляя, что все другие средства применяются только для того, чтобы избежать риска боя. Он внушил своим ученикам неверное представление о действительности, делая упор на абстрактном идеале. Мало кто мог проследить за его сложными логическими построениями и не дать сбить себя с толку жонглированием философскими терминами. Но каждому запомнились такие звучные фразы Клаузевица, как:

"Война обладает только одним средством - боем";

"Кровавое разрешение кризиса, стремление к уничтожению неприятельских вооруженных сил - первородный сын войны";

"Лишь крупные бои общего характера дают крупные результаты"; "Мы и слышать не хотим о тех полководцах, которые будто бы побеждали без пролития человеческой крови".

Многократным повторением таких фраз Клаузевиц затуманил суть своей и без того не ясной философии войны, превратив ее в простой припев прусского гимна, который воспламеняет кровь и отравляет мозг милитаризмом.

Таким образом, философия Клаузевица стала доктриной, годной для подготовки капралов, но не генералов. Его учение, согласно которому бой есть единственная настоящая форма военной деятельности, лишает стратегию ее сущности и снижает военное искусство до техники массовой резни. Более того, философия Клаузевица побуждает генералов стремиться к бою при первой возможности, вместо того чтобы попытаться сначала создать благоприятные условия для него.

Клаузевиц способствовал последующему упадку военного искусства и такими часто цитируемыми словами: "Некоторые филантропы могли бы, пожалуй, вообразить, что обезоружить и сокрушить противника можно искусственным образом, без особого кровопролития и что к этому именно и должно было бы стремиться военное искусство. Как ни соблазнительна такая мысль, тем не менее она содержит заблуждение, и его следует рассеять".

Очевидно, когда Клаузевиц говорил это, он не задумался над тем, что все мастера военного искусства, включая самого Наполеона, считали истинной целью военного искусства как раз то, что Клаузевиц открыто осуждал.

Изречением Клаузевица и впредь будут прикрываться бесчисленные путаники, чтобы найти извинение своим прямым действиям, приводящим к бесполезным жертвам, и даже оправдать их. Вредное влияние теории Клаузевица было усилено вследствие той настойчивости, с которой он постоянно подчеркивал решающее значение численного превосходства.

Однако, он же с большой проницательностью указывал, что "внезапность лежит более или менее в основе всех предприятий, ибо без нее численное превосходство на решительном пункте, собственно, является немыслимым". Но его последователи под впечатлением более частого подчеркивания Клаузевицем значения численности стали рассматривать в качестве основного средства для достижения победы одну только массу войск.

Еще более вредное воздействие на развитие военного искусства оказало теоретическое изложение и превозношение Клаузевицем идеи "абсолютной" войны. Путь к успеху, по его мнению, лежит через неограниченное применение силы. Доктрина, которая начинается с определения войны только как "продолжения политики государства другими средствами", привела к противоречию, сделав политику рабом стратегии, и притом плохой стратегии.

Эта тенденция стимулировалась прежде всего изречением Клаузевица, что "введение в философию войны принципа ограничения и умеренности представляется полнейшим абсурдом". Война является актом насилия, доведенного до крайней степени.

Это заявление послужило основой для нелепейшей современной тотальной войны. Выдвинутый Клаузевицем принцип применения силы без всякого ограничения и без учета того, во что это обойдется, годен только для толпы, доведенной ненавистью до бешенства. Это отрицание искусства управления государством и разумной стратегии, которая старается служить целям политики, и если война является продолжением политики, как об этом заявил Клаузевиц, то она должна вестись с расчетом на обеспечение послевоенных интересов. Государство, которое тратит свои силы в войне до истощения, делает несостоятельной собственную политику.

Клаузевиц сам смягчил свой принцип "неограниченного применения силы" признанием того факта, что политическая цель как первоначальный повод к войне должна быть мерой как при определении цели, которая ставится перед вооруженными силами, так и при определении усилий, которые нужно приложить. Еще более многозначительной является его мысль, что стремление к логической крайности привело бы к тому, что средства потеряли бы всякую связь с конечной целью, а приложение максимальных усилий в большинстве случаев сделало бы невозможным достижение цели под давлением внутренних противодействующих сил.

Классический труд Клаузевица "О войне" был результатом двенадцатилетних напряженных размышлений. Если бы автор мог посвятить еще больше времени размышлениям о войне, он, возможно, пришел бы к более логичным и четким выводам. По мере изучения вопроса его мысли становились иными, более глубокими. К сожалению, смерть от холеры в 1830 г. не дала ему возможности закончить свою работу.

Труд Клаузевица был опубликован женой только после его смерти. Рукописи были найдены в нескольких опечатанных пакетах с многозначительным пророческим пояснением: "Если преждевременная смерть прервет эту мою работу, то все, что здесь написано, справедливо может быть названо бесформенной массой идей. Подвергшись превратным толкованиям, они могут послужить материалом для злословия многих незрелых критиков".

Если бы не преждевременная смерть от холеры, то труды Клаузевица не причинили бы столько вреда. Ибо имеются важные указания на то, что в результате постепенной эволюции своего мышления Клаузевиц подошел к отказу от первоначальной концепции "абсолютной войны" и к пересмотру всей своей теории на более здравой основе. В результате была создана благоприятная почва для возникновения значительно больших, чем предчувствовал сам Клаузевиц, искажений его учения.

Всеобщее признание теории неограниченной войны причинило большой вред цивилизации. Учение Клаузевица, воспринятое без достаточного его осознания, оказало значительное влияние на причины и характер Первой Мировой войны.

Будет вполне логично сказать, что оно же привело и ко Второй Мировой войне.

Развитие военной теории после Первой Мировой войны

Ход и результаты Первой Мировой войны дали достаточный повод для того, чтобы усомниться в справедливости теории Клаузевица, по крайней мере в интерпретации его преемников.

На суше было проведено бесчисленное множество боев и сражений, которые не дали решающих результатов. Но ответственные руководители не торопились согласовать свою цель со сложившимися условиями или разработать новые средства, дающие больше возможностей для достижения цели. Вместо того чтобы заняться возникшими перед ними новыми проблемами, они все свои надежды возлагали на теорию Клаузевица, доведя приложение ее до крайних пределов, чрезмерно истощив свои силы в погоне за идеалом - достижением полной победы с помощью боя и сражения.

Но идеал так и не был достигнут.

То, что одна из воюющих сторон была окончательно разгромлена, объяснялось главным образом нехваткой продовольствия вследствие морской блокады, а не потерями живой силы в сражениях.

Однако следует отметить, что кровь, пролитая в бесплодных немецких наступлениях 1918 года, и упадок духа в связи с явными неудачами немецкого командования ускорили поражение Германии. Если противостоящие государства благодаря этому добились подобия победы, то их усилия при достижении этого как в моральном, так и в физическом отношении оказались настолько перенапряженными, что они, эти кажущиеся победители, не смогли закрепить свои позиции после войны. Стало очевидным, что с теорией или, по крайней мере, с ее применением на практике было не совсем благополучно в отношении как тактики, так и стратегии и политики.

Ужасные потери, понесенные при тщетном стремлении достигнуть "идеальной" цели, и послевоенное истощение номинальных победителей показали, что необходим тщательный пересмотр всей проблемы политической и военной цели. Кроме этих негативных факторов, были также и некоторые позитивные соображения, побуждавшие к пересмотру военной теории. Одним из них является та решающая роль, которую военно-морские силы оказали, не проводя решающих сражений на море, на поражение центральных держав, производя на них экономическое давление.

Возникает вопрос, не была ли основная ошибка Англии в том, что, отойдя от своей традиционной морской стратегии, она переключила большую часть своих усилий на сушу (которые обошлись ей страшно дорого) на длительную попытку добиться решающей победы сражениями на континенте?

Имеются еще два других соображения.

В связи с развитием военно-воздушных сил появилась возможность наносить удары по экономическим и политическим центрам противника без предварительного уничтожения его главных сил на поле боя. Военно-воздушные силы могут достигнуть прямой цели непрямым путем, избегая сопротивления, вместо того чтобы сначала преодолеть его. Вместе с тем развитие бензинового мотора и гусеничного движителя открыло перспективу создания высокоподвижных механизированных сухопутных войск. Механизация войск, в свою очередь, увеличила шансы разгрома главных сил противника без необходимости ведения крупных сражений.

Разгром противника стал возможным благодаря нарушению механизированными войсками линий снабжения и управления противника прорывом танков в глубокий тыл противника. Механизированные сухопутные войска нового типа, так же как и военно-воздушные силы, хотя и в меньшей степени, могут наносить прямые удары в сердце и по нервной системе противоположной стороны. Если военно-воздушные силы могут успешно наносить прямые удары с помощью особой формы непрямых действий - вертикальным маневром через линию фронта, то танки могут совершать их путем непрямых действий по земле, обойдя "препятствие" - армию противника.

Обратясь к аналогии, можно сказать, что военно-воздушные силы представляют собой нечто вроде коня на шахматной доске, а действия бронетанковых войск подобны ходам королевы. Эта аналогия, конечно, не передает их значения в полной мере, так как военно-воздушные силы сочетают способность коня ходить через головы других фигур со способностью королевы ходить во всех направлениях. С другой стороны, механизированные сухопутные войска, хотя они и не могут ходить подобно коню, способны удерживать территорию, которую они захватили.

Развитие воздушных сил и механизированных войск с неизбежностью оказали глубокое влияние на военную цель и выбор объектов в будущей войне. Они увеличили возможность военных действий против гражданских объектов, экономических и моральных, причем эффект этих действий повысился за счет возрастания досягаемости в боевых действиях против военных объектов. В свою очередь это сделало возможной победу путем нейтрализации жизненно важных органов противостоящей армией, вместо ее физического разгрома в тяжелом сражении. Сведение на нет сопротивления путем парализации способности сопротивляться обеспечивает гораздо большую экономию сил, чем фактическое преодоление сопротивлении, которое всегда является более длительным процессом и обходится победителю дороже. Военно-воздушные силы создали новые возможности для такого паралича вооруженного сопротивления, не считая способности военно-воздушных сил обходить препятствия и наносить удары по гражданским объектам во вражеской стране.

Суммарный эффект такой возросшей подвижности как на земле, так и в воздухе привел к увеличению мощи вооруженных сил и повышению значения стратегии по сравнению с тактикой. В будущих войнах высшие командиры в отличие от их предшественников будут стремиться достигать решающих результатов скорее всего движением, а не сражениями. Хотя значение успеха решающего сражения не исчезает и шансы к этому с появлением новых подвижных средств возрастают, все же само сражение не будет иметь старой, традиционной формы. Оно станет более похожим на естественное завершение стратегического маневра. Поэтому называть такую завершающую операцию "сражением" совершенно неправильно.

К сожалению, те, кто возглавлял армии после Первой Мировой войны, не торопились признать необходимость нового определения цели войны в свете изменившихся условий и средств войны.

К сожалению, и те, кто возглавлял военно-воздушные силы, также чересчур беспокоились о том, чтобы отстоять свою независимость, и, таким образом, слишком узко сосредоточивали свое внимание на использовании возможностей ударов по гражданским объектам, невзирая на то, что эти удары дают ограниченные и даже отрицательные результаты.

Полные естественного энтузиазма в отношении нового вида вооруженных сил, представителями которых являлись, они были чрезмерно уверены, что военно-воздушные силы своими ударами смогут вызвать быстрый подрыв морального духа населения противной стороны или осуществить экономическую блокаду интенсивнее и быстрее, чем военно-морские силы.

Опыт второй Мировой войны

Когда началась война, небольшие по количеству новые сухопутные войска механизированного типа, которые были созданы, полностью оправдали возложенные на них надежды, показав, что могут дать решающий эффект при использовании их для нанесения ударов на большую глубину по стратегическим объектам. Сопротивление Польши прекратилось через несколько недель, главным образом в результате действий только шести немецких танковых дивизий. Только десять танковых дивизий немцев, еще до того как вступила в действие основная масса пехоты немецкой армии, в сущности решили исход так называемой "Битвы за Францию". В результате этого стало почти неизбежным падение всех западных государств.

Завоевание Запада было закончено всего лишь в течение одного месяца, причем оно удивительно дешево обошлось победителю. "Кровопролитие" было весьма незначительное, а на решающем этапе и вообще пустяковое по стандартам Клаузевица.

Хотя эта молниеносная победа и была достигнута в результате действий против военных объектов, однако главную роль сыграли маневры, имевшие скорее стратегический, чем тактический характер.

Более того, эффект от нарушения коммуникаций противника и его системы управления при продвижении на большую глубину с трудом можно отделить от сопутствующего ему эффекта - падения морального духа населения и нарушения устоев гражданской жизни.

Словом, это можно считать доказательством, хотя бы частичным, новой эффективности действий против гражданских объектов. То же самое можно сказать и в отношении еще более быстрого завоевания Балкан в апреле 1941 г., которое еще раз продемонстрировало парализующее действие новых средств войны и их стратегического применения.

Сражения при завоевании Балкан не играли значительной роли, и успех был достигнут чем угодно, но только не уничтожением войск противника.

Когда дело дошло до вторжения в Россию, была сделана попытка применить другой метод. Многие из немецких генералов, особенно начальник Генерального штаба Гальдер, выражали недовольство тенденцией Гитлера наносить удар скорее по экономическим, чем по военным объектам. Однако анализ оперативных приказов и собственные заявления генералов не подтверждают это обвинение.

Хотя Гитлер и был склонен думать, что удар по экономическим объектам оказался бы более эффективным, однако ясно то, что в критический период кампании 1941 г. он согласился с мнением Генерального штаба о необходимости решительных сражений. Такие действия не дали решающих результатов, хотя немцы одержали несколько больших побед, причем русским были нанесены огромные потери. Остается открытым вопрос: дало бы более решающие результаты сосредоточение усилий против экономических объектов?

Некоторые немецкие генералы считают, что шансы разгрома Советской России были потеряны в результате того, что немцы пытались выиграть сражения "классическим" путем, вместо того чтобы как можно быстрее прорваться к политическим и экономическим центрам страны, какими являются Москва и Ленинград, что и предлагал сделать Гудериан, выдающийся представитель новой школы механизированной маневренной войны. В этом основном вопросе Гитлер встал на сторону ортодоксальной школы.

При проведении немцами молниеносных наступательных операций их военно-воздушные силы действовали совместно с механизированными войсками, парализуя и морально подавляя войска противника и его народ. Эффект действий авиации был огромен, и можно с уверенностью сказать, что он во всяком случае был не меньше эффекта действий танковых войск.

При любой оценке условий, которые сделали возможным появление нового вида молниеносной войны - блицкрига, эти два средства войны нельзя противопоставлять друг другу. Еще больший результат был достигнут английскими и американскими военно-воздушными силами, обеспечившими успехи союзных армий и военно-морских сил на последних этапах войны.

Именно благодаря действиям военно-воздушных сил союзников стала возможной высадка союзных войск на континенте Европы, а затем их уверенное наступление, завершившееся победой. Своими действиями против военных объектов, особенно коммуникаций, союзная авиация оказала решающее влияние на способность немецких войск организовать отпор наступлению союзников. Однако штабы военно-воздушных сил союзников никогда не проявляли особого стремления к проведению воздушных операций совместно с наземными войсками. Напротив, они предпочитали самостоятельные операции против "гражданских" объектов, т. е. наносить удары по промышленным центрам противника.

Целью этих ударов являлось оказание непосредственного экономического и морального воздействия на противоборствующую страну в надежде, что это приведет к более решающему и быстрому результату, чем совместные действия против вооруженных сил противника. Хотя авиационные штабы союзников и называли эти операции "стратегическими бомбардировками". Однако этот термин по существу был неправильным, так как такая цель и такие действия относятся к области большой стратегии. Такие бомбардировки было бы более правильно называть "бомбардировками в целях большой стратегии" или, если этот термин кажется слишком громоздким, "промышленными бомбардировками". Такое название охватывает как моральный, так и экономический эффект.

Действительный эффект таких бомбардировок с точки зрения вклада в победу оценить очень трудно, несмотря на весьма подробные исследования. Оценка значения этих бомбардировок как их сторонниками, так и противниками по тем или иным причинам весьма противоречива. Кроме этого, правильной оценке мешало и делало ее почти невозможной наличие большого количества факторов, не поддающихся учету, которых при воздушных бомбардировках даже больше, чем при любых других видах военных действий.

Пожалуй, будет правильным сказать - даже при сравнительно положительной оценке действий стратегической авиации по промышленным объектам, - что все же они были менее решающими, чем действия авиации против стратегических объектов в военной сфере. Во всяком случае, решающий характер их результатов был гораздо менее очевиден. При детальном изучении этапов войны становится также ясным, что результаты действий стратегической авиации против промышленных цент- ров всегда оказывались значительно ниже тех, на которые рассчитывало командование стратегических ВВС.

Еще виднее исключительно вредное влияние бомбардировок промышленных центров на послевоенную обстановку. Кроме колоссальных разрушений, которые трудно восстановить, бомбардировки оставляют внешне менее заметные, но сохраняющиеся в течение более продолжительного времени социальные и моральные последствия. Такого рода действия авиации неизбежно создают серьезную угрозу сравнительно непрочным основам цивилизованной жизни. Эта общая опасность в настоящее время значительно возросла в связи с появлением атомной бомбы.

Здесь мы подошли к основному различию между стратегией и большой стратегией. Если стратегия имеет дело только с проблемой обеспечения военной победы, то большая стратегия должна смотреть вперед, так как перед ней стоит задача обеспечить мир после войны. Так рассуждать - значит не поставить телегу впереди лошади, а просто внести ясность, где место лошади, а где - телеги. Действия авиации против объекта, который по существу является "гражданским", относятся к области большой стратегии. Поэтому их и надо рассматривать под таким углом зрения. По своему характеру гражданские объекты не должны подвергаться бомбардировке. Поэтому было бы нецелесообразным использовать эти объекты в качестве военных целей даже в том случае, если бы решающее значение их подавления было более убедительно доказано (или, по крайней мере, более ясно продемонстрировано).

Дальнейший пересмотр военной теории

При попытке пересмотреть ту или иную теорию и приспособить ее к новым условиям необходимо изучить ее источники, если имеется желание внести коррективы в выводы. Насколько известно автору этой книги, он первым после войны 1914- 1918 гг. пересмотрел широко распространенные взгляды на цели войны, унаследованные от Клаузевица. После того как автор критически разобрал взгляды Клаузевица в ряде статей, опубликованных в военных журналах, он более подробно осветил этот вопрос в своей книге "Paris? Or the Future of War", вышедшей в 1925 г.

Эта небольшая по объему книга начинается с критики тех действий, с помощью которых воюющие страны пытались достичь в Первую Мировую войну своей ортодоксальной цели - "уничтожения главных сил противника на поле боя". В ней отмечается, что эти действия привели к взаимному истощению воюющих стран, причем решающих результатов достигнуто не было.

Далее речь идет о преимуществах "моральных целей" и показано:

1) как танковые войска могут наносить решительные удары по "ахиллесовой пяте" армии противника - по его узлам связи и крупным штабам, которые составляют нервную систему противника;

2) как военно-воздушные силы, кроме взаимодействия с сухопутными войсками в этих стратегических действиях, могут самостоятельно наносить решающие удары по нервной системе государства - по его "крупным гражданским центрам" промышленности.

Генеральный штаб дал указание, чтобы книга "Paris? Or the Future of War" использовалась в качестве учебного пособия для офицеров первых экспериментальных механизированных войск, которые были сформированы двумя годами позже (в 1927 г.). Штаб военно-воздушных сил, естественно, использовал эту книгу еще полнее, так как тогда отсутствовали учебники по стратегии военно-воздушных сил, а развивавшиеся взгляды командования ВВС по этому вопросу совпадали с выраженными в книге. Начальник штаба военно-воздушных сил направил экземпляры этой книги нижестоящим начальникам авиационных штабов. Мысли, которые я излагаю сейчас, после длительных размышлений, представляют собой пересмотр того, что было написано мною четверть века назад, признание ошибок, допущенных в то время. Это показывает, как, пытаясь исправлять излишний крен в одну сторону, легко впасть в другую крайность.

Т. Э. Лоуренс в письме, которое он адресовал мне в 1928 г., писал: "Система взглядов Клаузевица слишком уж логична. Она сбивает с толку его последователей, по крайней мере тех из них, которые предпочитают драться оружием, а не ногами... В настоящее время вы пытаетесь (при очень малой помощи со стороны тех, кто обязан думать о своей профессии) устранить крен сразу же после оргии последней войны. Когда вам это удастся (примерно в 1945 г.), ваши послушные последователи перейдут границы, установленные вами, и пойдут назад под влиянием нового стратега. Мы движемся то вперед, то назад".

В 1925 г. я сам зашел слишком далеко, доказывая преимущества нанесения воздушных ударов по гражданским объектам. Однако вскоре я несколько исправил свою ошибку, подчеркнув, что важно эту задачу выполнить таким путем, чтобы "постоянный ущерб был по возможности наименьшим, так как сегодняшний противник завтра будет нашим покупателем, а послезавтра - нашим союзником". Тогда я был убежден, что "решительное воздушное нападение причинит меньше разрушений, чем длительная война, и меньше истощит силы противной стороны, которые ей понадобятся в будущем для восстановления разрушенного".

При дальнейшем изучении этого вопроса я пришел к выводу, что воздушное нападение на промышленные центры не может дать немедленный решающий результат. Такое нападение, вероятнее всего, приведет к появлению новой формы продолжительной войны на истощение, которая, возможно, принесет меньше жертв, но будет более разрушительной, чем война 1914-1918 гг.

Однако штаб военно-воздушных сил был гораздо менее склонен соглашаться с пересмотренным выводом, чем с прежним. Он продолжал лелеять надежду на достижение быстрого решения. Когда опыт войны заставил их отказаться от этого, они бросились в другую крайность: стали рассчитывать на промышленное истощение противника. Военно-воздушные силы начали проводить бомбардировку промышленных центров с таким же рвением, с каким в Первую Мировую войну Генеральный штаб проводил операции на истощение людских ресурсов.

Тем не менее осознание того, что бомбардировка гражданских объектов приводит к отрицательным результатам, не означает восстановления старого понятия о "сражении" как о глав- ной цели. Отрицательные стороны формулы Клаузевица в до- статочной степени выявились в ходе Первой Мировой войны. В противоположность этому Вторая Мировая война показала преимущества и новые потенциальные возможности непрямых, или стратегических, действий против военных объектов, достаточно подтвердив то, что предсказывалось в этом отношении. Даже в далеком прошлом некоторые великие полководцы эффективно проводили такие непрямые действия, несмотря на ограниченность средств войны в то время. Но в настоящее время с появлением новых средств войны эти действия приобрели еще большее значение, невзирая на увеличившуюся силу тактического сопротивления. Новая, более высокая подвижность войск привела к увеличению гибкости при выборе направления удара и создания угрозы, что дало возможность "обезоруживать" тактическое сопротивление противника.

Пришло время снова пересмотреть взгляды на такие понятия, как объект или военная цель, в свете последнего опыта и современных условий. Весьма желательно, чтобы это было сделано совместными усилиями армии, флота и авиации, которые должны выработать согласованное решение, ибо в настоящее время имеется опасное расхождение взглядов на военную доктрину. Основные положения пересмотренной теории удовлетворяют современным условиям, и автор надеется, что в процессе обсуждения этого вопроса представление о теории стало более полным. Основная мысль заключается в том, чтобы ввести термин "стратегическая операция" вместо термина "сражение", который является старым понятием, потерявшим в настоящее время свое значение.

Сражения могут иметь место и в будущем, но они не должны рассматриваться как самоцель. Повторим ранее сделанный вывод, который полностью подтвердился во время Второй Мировой войны: "Истинная цель войны состоит не столько в том, чтобы навязать противнику сражение, сколько в том, чтобы создать такую выгодную стратегическую обстановку, которая если сама по себе и окажется недостаточной, чтобы привести к победе, то посредством сражения обеспечит победу на верняка".

***

Судя по всему в прошлую мировую войну истинным джентельменом и гуманистом оказался И. Сталин. Он же прекрасно сознавал необходимость обеспечения преемлемых для России условий мира без ущемления прав соседей.

Но вот замечание В. Герасимов, популярного на сайте belmir.ru автора. Оно замечательно уже тем, что иллюстрирует "стратегию" и реакцию населения США на любую, в том числе мифическую угрозу.

"Каждая заморская война приносила Америке немалые заказы, прибыли и прочие блага процветания. После заморских войн поступали заказы на восстановление разрушенных стран. Затем американцы поджигали новые кострища зарубежных войн. Таким образом, Америка поддерживала жировую прослойку на стабильно-свинячьем уровне из поколения в поколение. Если бы самую заселённую и промышленно развитую треть американской территории хотя бы раз сравняли с землёй, попутно сократив молодое мужское население миллионов на двадцать, - посмотрели бы мы, как скоро и каким образом поднялась бы Америка с карачек.

Не могла появиться и медаль "За оборону Нью-Йорка".

В годы Второй мировой войны некий местный радиожурналист помутил, выдав в эфир сообщение о высадке немецкого десанта в окрестностях города. Что началось! Паника охватила всё Восточное побережье страны. Местные жлобы спешно паковали имущество и устремлялись подальше от берега. На дорогах образовались гигантские "пробки", тысячи жлобов квасили друг-другу морды, пытаясь пробить дорогу к спасению. Хотя никто не слышал ни одного выстрела, не видел ни одного немца. Панику усмиряли три дня. Журналисту, естественно, не поздоровилось. Зато в истории остался факт, достойный запоминания".

Добавить к цитируемому можно только самый минимум соображений в духе В. Герасимова. Современные американские жлобы, весьма крутые в боевиках, на самом деле всего лишь "жировая прослойка", восьми поколений потомков портовых проституток и пиратов. Они пошли на все, чтобы уничтожить военную мощь СССР и сегодня в страхе за свою жизнь предпринимают "героические" усилия, чтобы руками наших геростратов уничтожить остатки военной мощи России.

В ряду этих деяний западных джентельменов стоят заседания ПАСЕ, поездки лорда ДЖАДА на Кавказ, заседания Госдумы с обсуждением "чеченского вопроса" в присутствии крикливых чеченок, заключение договоров о "разоружении России" и "убийство "Курска".

Но для того чтобы американцы подняли руки, не нужно бомбардировать их территорию ракетами с ядерными зарядами, достаточно нанести удар по американцам на территории например Сомали, откуда американские пиндосы в панике бежали под натиском толпы местных оборванцев организованных "генералом".

Впрочем для победы действительно нужны решительные генералы, поддержанные хотя бы двумя сотнями патриотов своей родины из аборигенов.

Где они в России?

Глава седьмая Утраченные иллюзии или о том, где попранные традиций чести, долга и товарищества, могли бы принести неоценимые результаты

(в качестве дополнения к Фуллеру и Герасимову)

Должен сразу оговориться.

Звание полковник и отсутствие личного знакомства казалось бы не позволяют мне давать оценку своим "товарищам по оружию" и высшим офицерам ВС.

"Не суди, да не судим будешь".

Однако, именно чрезвычайность ситуации, прямое участие моих сверсников по учебе в ВУЗАх МО, "товарищей по оружию", в событиях без преувеличения исторических позволяют мне высказать свое, возможно, не вполне приятное мнение о некоторых ключевых фигурах и "слоях общества" в событиях августа 1991 и осенью 1993 года.

Попранные традиций чести, долга и товарищества

Не скажу что, могу похвастать близким знакомством с генералами как "старой, советской формации", так и "новой демократической волны". Однако, кто-то из них сыграл лично в моей судьбе весьма заметную роль, кто-то произвел на меня весьма сложное и противоречивое впечатление, а кто-то не может быть оставлен без внимания в связи с обстоятельствами необычными и даже мистическими.

Почему для меня это так важно?

Потому, что все мы, офицеры Советской Армии, связанные Присягой и многолетней службой, по неведомым для многих причинам действительно оказались "по разные стороны баррикад", как "наследники отцов-победителей" оказались по выражению А. Пушкина "славных дедов внуками погаными".

По словам Ельцына утром 19 августа 1991 года по Москве "сплошными колоннами шли бронетранспортеры и танки".

С юго-запада по Киевскому шоссе в столицу входились подразделения гвардейской таманской дивизии. В экипаже одной из командирских БМП "мирно спал" заместитель начальника штаба одного из полков майор Евдокимовов. Тот самый который спустя сутки сыграет не последнюю роль в "обороне Белого дома". Именно он в качестве "спящего мешка" будет доставлен заблудившимся командиром танковой роты к Дому правительства и в буквальном смысле, как старший по званию, окажется "спасителем молодой российской демократии".

Так бывший не самый лучший командир танковой роты 418 полка 32 дивизии (в дислоцированной в Калинине), мой бывший однополчанин и майор Евдокимов, окажется "героем демократии" и прямым пособником разрушения СССР в 1991 году28.

Но что могло бы приключиться, если бы на его месте оказался другой майор, и танковая рота не заблудилась и не вышла бы "в нужный для демократии момент" к Белому дому?

Сколько таких "спящих евдокимовых" мы вырастили в Советской Армии?

Как случилось, что их оказалось слишком много, в то время как "ответственных перед народом" - до обидного мало?

Именно так, из миллиона советских офицеров до "обидного мало", хотя все они без исключения произносили слова Военной Присяги: "Я, гражданин Советского Союза, перед лицом своих товарищей торжественно клянусь"...

Эти слова Присяги в свое время произносили все, в том числе генералы, мои ровесники. Впрочем, многие из них не случайно, и не "во сне" оказались там, где было нужно, для демократии. И кровавой осенью 1993 года, не взирая на совесть, честь и слова присяги, их "на полную катушку" использовали "демократы".

Думаю, не имеет особого смысла повторять имена тех, кто позволил себе, прикрываясь приказом, поднять оружие на безоружных москвичей. Подчеркиваю, не случайно, прикрываясь приказом и должностными обязанностями.

Для солдата приказ действительно "должен быть выполнен точно и в срок". Но речь идет не о рядовых, которые вьехали в центр Москвы, не в полной мере представляя что они творят. Под веселое улюлюканье толпы, покуривая, они, герои, выпустили по одному боекомплекту в защитников Конституции и спокойно удалились в казармы, не особенно раздумывая о воинском долге, совести и морали.

Недавно в подземном переходе на Пущкинской площади установлена памятная доска в память о жертвах терракта 8 августа 2000 года.

Но кто вспомнил о том, что 29 сентября 1993 года, на том же самом месте произошло еще более безобразное действие, в котором не последнюю и гнусную роль сыграли подразделения специального назначения ВВ МВД, а пострадавших при этом могло быть гораздо больше, чем при недавнем террористическом акте.

История такова. После того как резиновыми палками с применением спецсредств была разогнана многочисленная толпа протестантов перед блокированным Белым домом, часть избитых у метро "Баррикадная" москвичей кинулась к обычному в то время месту "демтолковищ", к памятнику Пушкина.

Власть тоже не терялась и одновременно подогнала два автобуса с ОМОНом. Площадь была оцеплена и, не взирая на степень причастности, всех, включая случайных прохожих и детей омоновцы загнали в тот самый подземный переход. Затем после непродолжительной накачки "бойцов" и устащения "бунтовщиков", подземелье было забросано дымовыми и хлорпикриновыми гранатами. В дело были пущены дубинки и как водится излюбленные для "людей без башни" приемы борьбы ногами.

Началась паника. Толпа человек в 500 кинулись к двум действующим турникетам и через них к эскалаторам сорокаметровой глубины. Началась давка, по лестницам понеслись наиболее сильные, прочие теряя сумки просто покатились вниз. Где их уже ждала "народная милиция", в обязанности которой входило "отправить всех по домам". Они это делали весьма своеобразно, тоже ногами и дубинками, не взирая на опасность движения поездов.

И только случай не привел к жертвам. Ответственные контролеры метро все же догадались остановить эскалаторы. А бабий вой остановил разбушевавшихся ментов. Разумеется, никто "не заявил и не обратился", понимая, что это будет "себе дороже", поскольку речь шла всего лишь о Конституции никому не нужного государства.

Повторюсь, 3 октября 1993 года, уже после расстрела безоружной толпы в Останкино, я сознательно оказался на маршруте выдвижения гвардейской таманской дивизии. В мои намерения входило, если не предотвратить назревавшее беззаконие, то хотя бы выяснить цель выдвижения войск и в случае негативного результата развеять иллюзии руководства Верховного Совета РСФСР. Иначе поступить не мог. Самые худшие предположения подтвердились. И я оказался "один на один" с группой обеспечения выдвижения из спецназа ВВ МВД, настроенных весьма решительно.

Так в 22.30 3 октября 1993 года при въезде в Москву меня, действующего полковника Генштаба ВС России, ногами и автоматами сознательно, зная кто я такой, охаживала свора из семи спецназовцев, с повадками чеченских "трактористов"29.

Били "воины без башни, обладатели черных беретов, профессионально, со всей "пролетарской" ненавистью. "Общее руководство" при активном личном участии осуществлял, как помнится, офицер в черном берете (спасибо, что попался не "краповый"). Если бы не вмешался подполковник-"таманец", забили бы насмерть (отделался легко - всего двумя месяцами госпиталя и годом медицинской реабилитации).

Через некоторое время в разговоре с генералом, моим сокурсником по академии, выяснилось, что в то время когда я пытался выяснить намерения командования гвардейской дивизии, мой "собрат по оружию" и однокашник по академии "ответственно выводил" войска, в том числе и таманцев на исходные позиции для стрельбы по Верховному Совету. (Что и было успешно проделано 4 октября на глазах у мирового сообщества и праздной московской публики. И никто "не усомнился", не устыдился и не вспомнил о Присяге, данной "перед лицом своих товарищей...")

Мой генерал "ответственно думал о выполнении приказа", успешно управлял колоннами при выдвижении по ночному городу, не заблудился. По существу именно он дал нетрезвому Ельцыну и его подельникам повод думать, что позволено все. Вплоть до применения против народа 125 милиметровых танковых пушек, боевых вертолетов, террористов-снайперов неизвесной национальной принадлежности и безответственных рядовых ВВ, "людей без башни".

Я не называю здесь имени своего сокурсника генерала, "о павших или хорошо или никак".

Но тогда, в 1993 году, генерал "даже не подозревал", что своими действиями помогает инициировать то, что сегодня называется "государственным и международным терроризмом". Более того, он не мог даже предположить того, что сам окажется жертвой террора. Через три года на инспекции в Осетии его машина будет обстреляна из засады, и он будет убит теми, кто почувствовал вкус к безнаказанному убийству на глазах у просвященного человечества, а его начальник в прощальной речи на Троекуровском кладбище даст клятву отомстить за смерть "боевого товарища".

Не думаю, что участие генерала в этом позорище был выбор, "убежденного сторонника демократии".

Прочих участников расстрела ВС, например, П. С. Грачева, других генералов и офицеров МО и МВД, судьба миловала. Правда не всех, кто-то даже испытал прелести общения с бандитами в 1995 году после неудачного штурма Грозного. Но именно они прямым образом способствовали выполнению замыслы преступного "военного переворота" и лично практиковали террор, как метод устрашения населения.

Могли бы они стать "народными героями"? Возможно, если бы даже "авторитетом вооруженной силы" заставили протрезвевшего к утру 4 октября Ельцына, его экстремистское окружение и осажденный Верховный Совет начать переговоры. (И цивилизованный народ это понял бы правильно)

Вот где "...забытые традиций военной службы, чести, долга и товарищества смогли бы принести самые неожиданные и богатые плоды".

Увы, традиции были отброшены. Высокие чины, в их числе и те что заседают сегодня в Думе, поступили совсем не так как должны были поступить "русские генералы". И они оказались не только по форме, но и по сути больше похожими на "латиноамериканских горилл", чем на российских офицеров.

Наверное, что-то повредилось в нашем государстве, и к несчастью не сегодня...

Мы подавали руку тем, кто не имел совести и чести...

Замечу, что советская военная, как и школа в целом, учили нас жить среди людей, а воевать с достоинством и честью в расчете на честностость противника. В перспективе вечного мира и всеобщего благоденствия это было от части правильно. Но действительно к несчастью эта школа не сумела воспитать в нас чувство опасности войны и ощущение того, что среди нас есть в людском обличье "волки алчные", те самые, которые сегодня сбилось в воровские шайки и "незаконные вооруженные формирования".

И сегодня "совковые (по мнению демократов) традиции" не срабатывают. И это правильно, потому что приходится жить в обществе все более похожем на волчью стаю, а воевать на самом деле все более - со "зверьем" и без "достаточной подготовки".

Думаю, на это трудно, что-либо возразить.

Но зададим себе вопрос: нужен ли был смертельно опасный жизненный и военный опыт в условиях страны почти абсолютно безопасной для жизни простых людей? Для абсолютно всех "простых и граждан" такой опыт может быть все же был бы лишним, но для офицеров Армии такие чувства опасности и ощущения угрозы были нужны и даже необходимы.

Однако, "программой подготовки" общества воспитание офицеров-защитников в таком духе не было предусмотрено.

Конечно можно услышать возражения: это ко мне отношения не имеет, я хороший... Весьма спорное и неосмотрительное утверждение... в отсутствии жизненного опыта, связанного с риском для жизни по идейным соображениям, а не по прихоти начальства или из соображений материального плана.

Однако неоспоримо то, что слабость Советской Армии и советского общества, проявилась через культуру и цивилизованность отношений, существовавших внутри армии и в самого народа. Было и своего рода "табу" на определенные темы. О заговоре против нации говорить было не принято, все буквально тряслись от слов национальное самосознание и геноцид, в то время как советский народ уже начал вымирать. Нецивилизованными считались любые проявления природной русской опасливости при существовании некой интернациональной идеи. (Опасливость нужно изживать, и для начала предлагаю читателям ознакомиться с приведенной в сноске статьей "Будет ли для России XXI век последним?"xi)

В Русской армии было долгом чести подать рапорт о переводе или отставке, если начальник каким либо образом даст понять, что не полностью доволен тобой. Но всякое искреннее проявление эмоциональности, волевой напряженности и дееспособности, умение дать отпор или подать рапорт считались патологией и проявлением психической неполноценности30.

Сам по себе любой конфликт и даже теоретическая дискуссия в армейской среде расценивались как отклонение от уставных правил.

Пусть это не покажется странным, но, опасаясь скандалов, мы подавали руку тем, кто не имел совести и чести...

Последствия такого воспитания мы имеем сегодня. "Непугливые люди простого звания постепенно оказались не в почете, их "стало до обидного мало".

***

У всякого народа, как и у отдельных его представителей, есть свои понятия о чести, о долге, о предназначении армии и ее задачах. Это обусловлено историей, собственным военным опытом народа, условиями организации обороны и возможностями государства, а так же морально-психологическим состоянием и социальным составом общества.

В качестве оценки современной ситуации и в оправдание заголовка приведу несколько осовремененное из цитированного выше Дж. Фуллера.

"Век незаурядных людей прошел, и вместо него наступил "век черни". Офицер - прямой потомок идеализированного рыцаря, образец для многих поколений вытеснен грубым, необразованным "профессионалом". Рыцарство уступило место изворотливости, и повсюду господствует своекорыстный кодократ (кодократия власть людей, владеющих некими тайными знаниями, - С.А.)

С исчезновением человека чести и принципов - как костяка правящего класса, политическая власть быстро перешла в руки демагогов, которые, играя на чувствах и невежестве масс, создали постоянный политический, военный и террористический психоз.

Вот почему в своей основе эта война, развязанная против народа, в такой же мере - слепой бунт против (русской, - С.А.) культуры, как и крестовй поход против мировой цивилизации.

Сегодня эта мятеж-война вылилась в форму стычки между индустриализованными, механизированными и компьютеризованными бандами, которые в погоне за экономической, территориальной и финансовой добычей затоптали духовные и нравственные ценности целого народа, хотя только эти ценности и могли бы придать цену разграбленному добру.

Для этих людей, называющих себя "демократами", политическая необходимость оправдывает любые средства"...

Они растопчут каждого, кто стоит на их пути и перешагнут через любые ценности ...

Можно ли надеяться, что наша военная, а вместе с ней и долгожданная русская элита имеют или будут иметь хотя бы каплю тех сокровенных знаний, которые так нужны России в ее борьбе?

Вопрос не праздный...

Глава восьмая. Сто лет между "странной войной" и "призрачным миром"

Ничто не ново под луной

Примером несколько иного рода, чем проблема СРЮ, является проблема Ичкерии. Она раздута средствами массовой информации до невероятных пределов, но следует согласиться с тем, что в начале нового тысячелетия, здесь мы, как и прежде, находимся между "странной войной" и "призрачным миром".

Немногие сегодня знают, что в истории нашей страны уже были в новое время примеры проведения "спецоперации" на территории Чеченской Республики. Недавно в стенах Российского государственного военного архива обнаружены уникальные документы, проливающие свет на малоизвестные страницы истории России, связанные с событиями на Северном Кавказе в 1925 и 1932 годах в точном соответствии со стратегией мятеж-войны и специальных операций по аналогии с карельской кампанией 1922 года.

Отступление третье.

Вот как реконструирует события того времени начальник военно-исторической группы отдела оперативного управления Главного штаба ВВС ВС России, подполковник А. Ю. Лашков.

К 1925 г. в Северокавказском регионе сложилась нестабильная обстановка, выразившаяся в разгуле бандитизма и заметной активизации националистических настроений у части горских народов, проживавших на территории Чечни, Ингушетии, Осетии, Дагестана и других областей Северного Кавказа. В связи с этим Советское правительство приняло решение о проведении операции по разоружению населения указанных республик и областей и ликвидации имеющихся бандитских группировок. Основным объектом операции стала Чеченская Автономная Республика РСФСР, на территории которой были сконцентрированы значительные силы бандформирований.

Причины возникновения ситуации. По окончании Гражданской войны в России начался трудный процесс становления Советской власти. Зачастую утверждение новой власти на местах приводило к открытому, порой вооруженному противостоянию населения органам государственного управления. В то же время состояние относительного безвластия, царившего в годы Гражданской войны во многих регионах страны, и наличие большого количества оружия у мирных жителей породило формирование многочисленных бандитских групп "всех мастей и расцветок". И Северный Кавказ не стал исключением.

Причины активизации бандитизма в Северо-Кавказском регионе следует искать в братоубийственной войне, которая полыхала на бескрайних просторах России долгих пять лет. Обострение ситуации на Кавказе также провоцировали тяжелое экономическое положение, темнота масс, бытовые навыки, острая вражда между горцами и терцами, несправедливость и поборы местной администрации.

С той стороны, на территории ряда Северо-Кавказских областей делались попытки создать "независимую Горскую республику" под протекторатом Турции. Она должна была стать неким буфером против России. С этой целью Чечня, Ингушетия, Дагестан наводнялись оружием, реакционная часть мусульманского духовенства активно разжигала в горских народах откровенные антироссийские настроения.

Наиболее ярым сторонником борьбы с российским влиянием на Кавказе был бывший духовный лидер горцев Нажмутдин Гоцинский. В декабре 1917 г. он провозглашается имамом Северного Кавказа. В этот период деятельность Гоцинского была направлена на установление шариатской монархии, имамата, под верховным покровительством турецкого султана. Некоторое время он сотрудничал с белогвардейской администрацией.

Затем отказался возглавить повстанческое движение в Чечне и Дагестане на стороне Вооруженных сил Юга России. В ноябре 1920 г. Гоцинский поднял восстание против Советской власти в нагорном Дагестане, а после его поражения (в мае 1921 г.) укрылся в Чечне.

В специальном докладе заместителя председателя Реввоенсовета СССР Иосифа Уншлихта в Политбюро ЦК РКП (б) от 7 сентября 1925 г. была дана оценка социально-политической ситуации в горной Чечне и наличия в ней бандитских элементов. К началу операции расклад по имеющимся банформированиям на территории Чечни, условно разделенной на 6 районов, выглядел так:

Первый - база налетного чеченского бандитизма в районе рек Терек и Сунжа и "вотчина" бандита Темир-Хана-Шипшева.

Второй район - большая часть равнинной Чечни. Здесь сконцентрировались "различные кулацкие группы и оппозиционное к Советской власти местное духовенство".

В третьем районе не было установлено Советской власти, он служил базой для налетов на территорию Грузии со стороны банформирований Гоцинского и Темир-Хан-Шипшева.

Шароевский округ, который по боевому разграничению входил в четвертый боевой район, являлся основной базой Гоцинского, очагом налетов в сторону Грузии. Здесь укрывались как сам Гоцинский, так и его ближайший сподвижник Атаби Шамилев. Кроме того, там находились и другие бандитские вожаки.

В пятом боевом участке "окопался" шейх Ансалтинский, скрывавшийся в районе аула Дай со своим сподвижником шейхом Каим Ходжи. Отсюда бандиты совершали и вылазки в Дагестан.

Шестой район характеризовался наличием реакционных групп мусульманского духовенства, а в части, прилегающей к Дагестану, - присутствием местной власти Гебертиева, бывшего наиба Гоцинского.

Подготовка операции. Командование Северо-кавказского военного округа и ОГПУ приняли решение начать одновременную - на 5 участках - зачистку территории от бандформирований и изъять оружие и боеприпасы у местного населения.

Для недопущения проникновения бандитских групп в соседние республики и области по дагестано-чеченской границе были выставлены специальные заслоны, в Ботлихском районе сформирован специальный отряд для предотвращения возможного прорыва чеченских боевиков на территорию Дагестана.

К охране терско-чеченской границы на севере республики привлекли добровольцев из числа местных казаков. Но с учетом того недоверия, которое питало Советское правительство к казачьему сословию, впоследствии от их помощи отказались.

На грузино-чеченской границе был выставлен специальный заградительный отряд из состава частей Кавказской Краснознаменной Армии и местных сотрудников ОГПУ. В период планирования операции осуществлялось тесное сотрудничество и взаимодействие органов безопасности и войск РСФСР и Республики Грузии. Ниже приведен текст одного из важнейших документов, предваривших начало операции:

"Для закрытия перевалов и проходов в Чечню из состава армии (Кавказская Краснознаменная армия. - Авт.) выделяем три отдельных отряда, которые с 21 августа и примерно по 10 сентября включительно будут располагаться: Паромский отряд в составе 80 человек в районе Парома, Шатильский - 80 человек в районе Шатиль и Ахмельский - 50 человек в районе Ахмель-Амга. При отрядах назначены ответработники Грузчека, знающие районы и местные условия. Они будут освещать как занятые отрядами пограничные районы Грузии, так и смежные районы самой Чечни, поддерживая связь между отрядами и начальником чекистских групп Чечотдела Мироновым в Итум-Кале. Задача указанных отрядов и приданных им групп: первое - служить заслоном на случай перехода на территорию Грузии контрреволюционных деятелей Чечни или провоз оружия. Второе - оказать быструю поддержку частям, оперирующим в Чечне на участках, граничащих с Грузией, на случай осложнений, третье - предотвращение возможности нападения на безоружных чеченцев со стороны горских племен для сведения своих счетов. Подробно сообщено Ростов и Грозный Евдокимову и Миронову все пункты расположения наших отрядов. Потребные расходы составляют 5000 рублей".

В качестве резерва войсковой группировки в Чечне в городе Грозном были размещены: артиллерийский полк с приданием к нему бронепоезда и 2-я бригада 5-й кавалерийской дивизии.

Одновременно органы ОГПУ провели чистку центрального аппарата власти Чеченской Автономной Республики, в ходе которой были выявлены пособники главарей бандформирований и ярые противники Советской власти. Среди них оказались довольно крупные фигуры из числа высшего руководящего состава ЧечЦИКа республики. Они заранее оповещали бандитов о готовящихся действиях частей Красной Армии в нагорной и равнинной частях республики, распространяли среди населения провокационные слухи, в том числе об объявлении войны иностранными державами Советскому Союзу из-за операции на Северном Кавказе и т.д. В некоторых районах Чечни представители органов самоуправления активно поддерживали бандитов и оказывали им содействие.

Ход операции. Санкционированная Советским правительством операция по разоружению Чеченской Автономной Республики и ликвидации бандитизма была осуществлена войсками Северокавказского военного округа и органами ОГПУ.

Сосредоточение войск на территории республики производилось под видом участия в предстоящих маневрах.

Сущность операции заключалась в следующем. Войска, сосредоточившись на северной, восточной и западной границах Чечни, одновременно двигались в центр республики, разоружали население и осуществляли зачистку. Южная граница республики (со стороны Грузии) перекрывалась особыми заградительными отрядами из состава Кавказской Краснознаменной Армии. Войска, участвующие в операции, были разделены на 4 группы и 2 отряда. Общая численность полевых войск Северокавказского военного округа, принимавших участие в операции, составила: бойцов пехоты - 4840 человек, кавалерии - 2017 человек. Что касается оружия, то показатели были таковы: станковые пулеметы - 130 шт., легкие пулеметы - 102 шт., орудия горные - 14 шт., орудия легкие - 8 шт. Кроме того, отряды ОГПУ имели в своем составе 341 человека из состава Кавказской Краснознаменной Армии и 307 человек от полевых войск и НКВД.

Предварительно операция была основательно подготовлена по линии ОГПУ. Первоначально планировалось охватить лишь нагорную часть республики, но в последующем боевые действия распространились и на равнинную часть Чечни.

Операция началась 23 августа 1925 г. В некоторых аулах горной Чечни местное население оказывало войскам вооруженное сопротивление. В ответ войска применяли артиллерийский огонь (аулы Кереты, Мереджой-Берем, Бечик, Дай и др.) и бомбометания с аэропланов (Зумсой, Дай, Тагир Хой, Акки Боуги, Ошни, Химой, Нижелой, Рагехой, Урус-Мартан и Ножай-Юрт). Наиболее активное сопротивление красноармейцам оказал 3-й условный район. В то же время некоторая часть местного населения добровольно сдавала имеющееся оружие и даже помогала войскам в проведении операции, что дало возможность сформировать в Шатойском округе чеченский конный отряд. По завершении операции и убытию войск в места постоянной дислокации его планировалось использовать в качестве вооруженной опоры для аппарата местной Советской власти в Чечне.

По оценке командования Северо-кавказского округа, военная операция дала определенные положительные результаты. Местное население стало более лояльно относиться к Советской власти.

Во время проведения операции командование в значительной мере учитывало уже имевшийся опыт борьбы с бандитизмом в других районах страны (Туркестанский фронт, Украина, Тамбовская губерния и т.д.). В то же время Реввоенсовет СССР полагал, что военный нажим в Чеченской Республике сможет дать прочный результат лишь в том случае, если будет сопровождаться мероприятиями политико-экономического характера: советизацией края, усилением советских и партийных аппаратов надежными работниками и, наконец, экономической помощью населению.

В ходе проведения операции на территории Чечни действовали 5 специальных групп из состава Красной Армии и сотрудников ОГПУ. Общее руководство операцией осуществлял командующий войсками Северо-кавказского военного округа Иероним Уборевич, по линии ОГПУ - Евдокимов. Полевой штаб объединенных сил, возглавляемый начальником штаба Зиновьевым, первоначально размещался в населенном пункте Шатой; с 5 сентября, с переносом боевых действий в равнинную часть Чеченской Республики, он был переведен в город Грозный.

В своем докладе в Политбюро ЦК РКП(б) от 7 сентября 1925 г. зампред Реввоенсовета СССР Уншлихт подробно раскрыл состав и действия специальных групп Красной Армии и ОГПУ в указанных территориальных участках Чечни.

В четвертом районе действовала 1-я группа войск под командованием командира 5-й кавалерийской дивизии Иосифа Апанасенко в составе 3-й бригады кавалерийской дивизии, 38-го стрелкового полка 13-й стрелковой дивизии, 82-го и 84-го стрелковых полков 28-й стрелковой дивизии. Всего в группе было: 480 кавалеристов и 1922 стрелка при 39 станковых пулеметах и 6 горных орудиях. Наибольшее сопротивление, которым руководил род Атаби Шамилева, одного из главарей чеченских бандитов, оказали жители аула Зумсой. Чтобы приобрести оружие и боеприпасы для обороны аула, местное население даже продавало свой скот. Зумсой войска брали с боем. Атаби Шамилеву удалось скрыться, и на его поимку был брошен вновь сформированный 1-й Чеченский Революционный отряд под командованием Джуакаева.

Добившись к началу сентября известного перелома в ходе боевых действий, командование военной группировки потребовало от населения Шароевского района сдать известного бандита Гоцинского. При этом 40 человек из числа почтенных стариков были взяты в заложники. Однако требование о сдаче Гоцинского в назначенный срок не было удовлетворено, поэтому войска прибегли к усиленным репрессиям.

За два дня на район сбросили 22 пуда бомб. Только после этого 5 сентября 1925 г. Гоцинский был выдан. Тяжело больной, морально подавленный, духовный лидер Северного Кавказа не предпринял никакого сопротивления в момент своей поимки.

7-8 сентября группа комдива Апанасенко разоружила местное население селений Шали и Шатой. 2-я группа под руководством командира 28-й дивизии Козицкого в составе бригады 5-й кавалерийской дивизии (без одного эскадрона), 83-го стрелкового полка 28 стрелковой дивизии (кавалеристов - 500, стрелков 816, тяжелых пулеметов - 34, горных орудий - 2) проводила операцию в пятом боевом участке. Эта группа встретила наибольшее сопротивление в ауле Дай. Первоначально из-за сильного тумана авиаудару ошибочно подверглось соседнее селение Чубахкимерой. От обстрела и бомбометаний аул Дай существенно пострадал: 20 домов оказались разрушенными, были немногочисленные человеческие жертвы. 2 сентября шейх Ансалтинский сдался блокирующим селение войскам. В дальнейшем группа комдива Козицкого проводила зачистку юго-западной горной части Чеченской Республики. В условном третьем районе действовал Владикавказский отряд под начальством Буриченко. В состав отряда входили: Национальная кавалерийская школа, Владикавказская пехотная школа, Владикавказский дивизион ОГПУ и эскадрон 28-й дивизии (бойцов кавалерии - 308, стрелков - 150, станковых пулеметов -12, горных орудий - 2).

Войска отряда действовали в чрезвычайно трудных условиях. Почти всюду красноармейские части встречали сопротивление жителей, в районе аула Кереты подразделение под командованием начальника штаба отряда Тасуй попало в окружение и было выручено подоспевшим взводом кавалерии. Из-за трудных местных условий часто приходилось отказываться от артиллерийских орудий и обращаться за помощью к военной авиации.

В первом районе действовала 4-я группа объединенных войск в составе 66-го стрелкового полка (стрелков - 807, тяжелых пулеметов - 2 и полевых орудий 2). Операция началась с окружения аулов Ачхой-Мартан, Шалажи и Мереджой Берем. 4 сентября, ввиду упорного сопротивления жителей аула Гехи, войска прибегли к обстрелу шрапнелью из артиллерийских орудий. Днем раньше огонь открывался при разоружении селения Катыр-Юрт возле Ачхой-Мартана.

8 сентября в селении Урус-Мартан были блокированы лидеры бандформирований равнинной части Чеченской Республики во главе с шейхом Бела Хаджи. Для их уничтожения пришлось прибегнуть к артиллерийскому огню и бомбовым ударам силами 3-го и 5-го авиационных отрядов. После этого руководство Урус-Мартана пошло на уступки и выдало бандитов 9 сентября.

Группа под руководством командира 13-й стрелковой дивизии Шуванова в составе двух полков, одного эскадрона 5-й кавалерийской дивизии и легкой батареи (пехоты - 1145, кавалерии - 65, тяжелых пулеметов - 17, горных орудий - 4, полевых - 6) должна была разоружить население в районе между рекой Аксай и границей Северного Дагестана. Позднее задача была расширена. Группе удалось разоружить район восточнее реки Аксай, далее - весь район между Аксай и Хулкулая, а также аул Ведено. По представленным оперативным данным, лишь в одном только селении Гурдалы было изъято 3050 винтовок. 9 сентября в районе аула Ножай-Юрт, на востоке Чечни, были окончательно разгромлены остатки банды бывшего наиба Гебертиева, имевшей в своем составе около 100 сабель. Сам Гебертиев сдался частям Красной Армии.

Во втором районе, согласно ранее разработанному плану, разоружение началось с окончанием действий в 4-м и 5-м районах. Тут операция проводилась совместными действиями группы комдива Козицкого и кавалерии из группы комдива Апанасенко.

После успешной операции в горной Чечне командование Северокавказского военного округа с 4 сентября принимало меры по переброске высвобождающихся частей для их действий в равнинной части на севере республики. Результаты проведения разоружения горной Чечни частично отражены в нижеприведенном документе:

"5 сентября (1925 года). Операция в Шароевском районе закончилась удачно. После 5 дней репрессий, агентурной работы сегодня в 14 часов через самолеты получено донесение, что Гоцинский взят. В этом же районе изъято до 400 винтовок. Продолжается энергичная поимка Атаби Шамилева, причем значительная часть населения содействует поимке.

Таким образом, с поимкой главарей, значительной части крупных и рядовых бандитов надо считать операцию в горной Чечне удачно законченной.

В остальных районах Чечни продолжается разоружение, причем за 3 и 4 сентября, по неполным сведениям, вновь изъято свыше 2000 винтовок, поймано несколько видных бандитов, в том числе Астемиров.

Производим перегруппировку войск с гор для операции в плоскостной Чечне, которая начнется в центральном районе 7 сентября. Полевой штаб сегодня переходит в Грозный.

Уборевич, Евдокимов, Володин".

9 сентября 1925 г. было начато разоружение Теречного района вместе с примыкающими казачьими станицами от города Грозного до Моздока. 12 сентября проведение войсковой операции по разоружению Чечни завершилось.

С ликвидацией очага напряженности в Чеченской Республике командование Северокавказского военного округа и ОГПУ предприняли соответствующие меры по разоружению населения и ликвидации бандформирований в других областях и районах Северного Кавказа.

Причина благополучного окончания операции - внезапность ее проведения. Местное население не успело даже принять какие-либо контрмеры против разоружения. А военный нажим окончательно убедил всех в твердости проводимого решения.

24 сентября 1925 г. командующий войсками Северокавказского военного округа Уборевич приступил к операции по разоружению Ингушетии и Осетии. В начале октября состоялось подведение предварительных итогов действий Красной Армии и органов ОГПУ на Северном Кавказе.

В дальнейшем были проведены военные операции еще в двух северо-кавказских республиках (областях): Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

Действия авиации в ходе операции. Для проведения специальной операции по разоружению Чечни из состава Северокавказского военного округа (СКВО) были выделены 2 авиационных отряда (3-й и 5-й). Общее руководство действиями авиации в Чеченской Республике осуществлял начальник ВВС СКВО Иван Петрожицкий.

Перед началом операции авиационные отряды перевели в Грозный, откуда они совершали боевые вылеты в горные районы Чечни. В число основных задач авиации входило: проведение бомбардировок населенных пунктов и районов, где осуществляется наиболее открытое сопротивление войскам; обеспечение связи между группами войск; проведение разведки местности и осуществление демонстративных полетов с целью устрашения бандитов и их пособников. Также самолеты использовались в пропагандистских целях - для разбрасывания листовок с воззваниями или ультиматумами к местному населению сопротивляющихся селений и аулов.

В ходе проведения операции самолеты 3-го, а с 6 сентября - и 5-го авиационных отрядов наносили авиаудары по аулам Зумсой, Дай, Тагир Хой, Акки Боуги, Ошни, Химой, Нижелой, Рагехой, Урус-Мартан и Ножай-Юрт.

Сегодня в статье Лашкова обращает на себя внимание то, что операция была проведена решительно, внезапно, с мерами маскировки. Она была проведена в самое короткое время и минимумом сил. Именно поэтому, не так уж глупым может показаться предложение П. Грачева разрешить ситуацию в Чечне через 70 лет после проведения первой спецоперации двумя парашутно-десантными полками. Если бы такая операция была надлежащим образом спланирована и обеспечена в соответствии с особенностями ведения мятеж-войны, то вполне можно было бы рассчитывать на успех. Этого не было сделано в 1995 и в 1999 году. Результаты известны. Группировкой в 50-100 тысяч, проведением многомесячных полномасштабных войсковых действий цели не были достигнуты или достигнуты частично.

Голосуют ногами

Проблема современной Чечни это действительно внутреннее дело России, и она похоже уже решена радикальным способом самими чеченцами. Они не только "проголосовали ногами " за то, чтобы никогда не состоялась суверенная Ичкерия (как это планировалось соглашениями 1996 года), но и полностью ликвидировали всякие возможности самостоятельного существования на ее территории31.

При состоявшейся дефакто своеобразной самодепортации чеченского населения, в отсутствии экономических основ для существования и каких либо признаков цивилизованной местной власти, "чеченская государственность" остается выгодной для политических спекуляций темой и по существу не имеет перспективы разрешения. Чечня была, есть и в обозримой перспективе будет политико-социальной и экономической занозой в теле России.

Проблема "чеченской государственности" требует осознания, в том числе, самими чеченцами, и кардинального решения в рамках Федерации.

Глава девятая. Чеченская "государственность"

Обстановка на Северном Кавказе, в том числе ее развитие в 1999 - 2000 годах, подтверждает выводы о несостоятельности "благих пожеланий" установления мира в регионе переговорами с "конструктивными силами", выборами, экономическими и политическими мерами.

Видимо, не имеют особых оснований надежды демократической общественности на благоразумие чеченского народа в составе России. Но также очевидно и то, что Россия не может пойти на полное отделение Чечни именно из соображений собственной безопасности. Более того, даже автономия Чечни в пределах минимизированной территории в составе Российской Федерации сегодня представляет угрозу для ее целостности и суверенитета. Дело не в двухсотлетней войне "свободолюбивого народа". Его интересы, при столь настойчивом желании обрести "полную независимость" заслуживают уважения.

Но не требует доказательств то, что на Северном Кавказе столкнулись стратегические интересы России и определенной части мирового сообщества, которое теперь включает и "чеченскую цивилизацию". Для России жизненно важно не допустить расширения очага сепаратизма на Северном Кавказе, в то время как антироссийские силы рассматривают Чечню в качестве удобного плацдарма для расширения собственного влияния на юг России и в Поволжье сохранением постоянной напряженности, угрозы террора и состояния "странной войны". Разумеется, здесь присутствует стратегии создания санитарной зоны из небольших и зависимых от Запада народностей, консолидированных идеей приобретения государственности в расчете на слабость российских позиций в мире. Имею в виду развал Большой России и попытку суверенизации Чечни в 1922 году.

Несмотря на то, что Чечня в прошлом, по ряду причин была и в будущем останется условным "субъектом федерации". И не только по тому, что Чеченская республика традиционно дотационный субъект, а в том что, искусственно созданное в советский период именно на принципах федерализма национальное образование, без каких бы то ни было признаков экономической и национальной самодостаточности.

Отступление четвертое.

События в Чечне 1992-1999 года в части организации своеобразного производственного процесса на основе не менее своеобразного понимания чеченской государственности не новость. Трения между отдельными национальными группами не удалось избежать в царское время, но с приходом на Кавказ советской власти они превратились в настоящую войну. Приведу выдержки из письма, хранящегося в архиве и впервые опубликованного в журнале Родина в 1994 году.

События 1921 года сопровождавшие создание, так называемой, Горской республики (в состав которой были впервые включены 17 станиц с 65 тысячным казачьим и крестьянским русским населением) описываются как "невыносимые, ведущие к полному разорению и выживанию последних. Полное экономическое разорение края несут постоянные грабежи и насилия. Выезд на полевые работы даже за 2-3 версты от станиц сопровождается с опасностью лишиться лошади и упряжи, быть раздетым до нага и ограбленным, а зачастую убитым или угнанным в плен и обращенным в рабство. Если и удается посеять, то невозможно собрать, посеянное будет вытоптано горскими табунами. Скот вынужден топтаться у станиц. Например в Асиновской за 1920 год убито на полевых работах 10 человек, из них 2 женщины, ранено - 4 человека, пленено 5 человек. Угнано крупного рогатого скота - 378 штук, лошадей - 130, баранов - 955. Увезено и потравлено посевов на 180 десятинах... Дело не в малоземелье, а в национальной политике направленной на вытеснение русского населения".

Это только по одной станице. Таких разоренных станиц перечисленно 10, в их числе ныне существующие в составе "Ичкерии", в том числе Ильинская, Самашкинская, Ермоловская, Сунженская, Калиновская и прочие, уничтоженные "национальной политикой" и хрущевскими экспириментами.

"Русское население обезоружено, продолжают авторы письма, в то время как аулы переполнены оружием. Каждый житель, включая подростков... имеет револьверы и винтовки. Существуют как бы две группы населения, поставленные в разные условия.

Местные власти, зная все это, никаких мер не принимают. Наоборот поощряют пропапаганду поголовного выселения русских из пределоы Горской республики. Станицы причисленные к национальным округам, находятся в состоянии завоеванных и порабощенных местностей. Всякие жалобы русских властей Сунженского округа остаются без внимания."

Неистребимый идеализм и вера в добрососедские отношения заставляют авторов письма в 1921 году предложить из Грозненского промышленного и Сунженского земледельческого округов создать единый промышленный район как организационно самостоятельную губернию, которая кроме того обеспечила бы безопасный транзит по железнодорожному коридору Ростов - Баку.

Не правда-ли знакомая картина. История повторилась и в 1956 году с возвращением репрессированных народов. В очередной раз три русских района Ставропольского края были присоединены к восстановленной ЧИАССР, и естественно, что в 1999-2000 году, прямо встает проблема их выделения из Чечни и Ингушетии.

Кто гарантирует, что метастазы сепаратизма не расползутся по Кавказу, а президент Ингушетии из миротворца не превратится в представителя одной из сторон конфликта и не окажется "объектом федерального розыска"? Сколько могут продолжаться эксперименты с мнимой государственностью и с новыми федеральными принципами?

***

Дорога к собственной государственности в рамках независимой или полусуверенной Чечни для чеченцев, повязанных обычаями кровной мести, религиозными и родоплеменными традициями, тейповыми связями, обидами и ненавистью - недостойная внимания химера. В обозримом будущем чеченцы не в состоянии жить собственным трудом и не могут рассчитывать на существование в виде самодостаточной национальной республики. Пока не разложится первобытно-родовой строй, кажущийся сегодня силой чеченцев, Чечня будет только пародией на цивилизованное государство.

Даже в виде "диаспоры" по своему менталитету чеченцы не могут сблизиться с русскими (как чуваши, башкиры или казанских татары), настолько, чтобы бесконфликтно существовать с ближайшими соседями и "братьями по вере". Это показали не только события в Дагестане.

В то же время, существование севернее Большого Кавказского хребта "суверенной Ичкерии" представляется крайне опасным для России.

Нужна ли России Чечня?

При свойственном нам идеализме, мы пытаемся ответить на вопрос: нужна ли России Чечня? Естественно, в надежде на то, что обеспечение за счет России "внешней защиты, правопорядка и просвещения" для чеченцев приведет к постепенному установлению спокойствия и безопасности, к созданию на территории Чечни благоприятных условий для хозяйственного развития и привлечения инвесторов. Но что с того, что Басаев - бывший московский студент, Удугов комсомольский вожак, Масхадов - подполковник СА, а Дудаев - в бытность свою генералом командовал дивизией стратегических (!) бамбардировщиков. Повлияли как-нибудь просвещенность и образованность на их горский менталитет? Смешно даже думать, что сомнительные чеченские бизнесмены в Москве или инвесторы из США согласятся вкладывать капиталы в строительство школ и больниц в Чечне. Тогда чего ради тратить силы и средства России на образование и просвещение в российских ВУЗах представителей разбойничьих тейпов с их своеобразным пониманием собственного значения, прав и обязательств?

Чего ради призывать в ВС чеченцев, умиляясь их боевыми качествами в качестве "российских офицеров", обученных в Ввузах МО на русские деньги?

Это в то время как, Басаев, Удугов, Масхадов и многие тысячи других "непримиримых" действительно могут удовлетвориться собственным величием в глазах Запда, итогами двухсотлетней "священной борьбы" против России и русского народа. Но неоспоримым фактом является то, что "здравомыслящие население" в подавляющем большинстве действительно сбежало из Чечни" задолго до начала "антитеррористической операции". Не в арабские Эмираты, не в Саудовскую Аравию и тем более не в Афганистан. Тысячи чеченцев добровольно эмигрировали в области центрального нечерноземья, в Россию. Туда где жизнь в корне отличается от привычных для них условий. Они сбежали туда, где можно жить не бедно и безопасно, среди радушных хозяев, игнорируя их законы, на основе своих родовых связей, тейповых порядков, по законам адата и кровной мести. Но это чеченское большинство одновременно не возражало против устроенной режимом Дудаева резни и депортации 300 тысяч русских. Это же "чеченское большинство" сегодня не горит желанием вернуться на историческую родину для восстановления разрушенной их стараниями и войной экономики. Той самой экономики, что была подарена "незаконно репрессированному народу" вместе с частью территории Ставропольского края и со всем ее русским населением в качестве рабов.

Во времена хрущевской оттепели тоже надеялись на здравомыслие и мудрость старейшин, принимали решения из благих побуждений и не думали, что в конце 20 века действительно возродится самая худшая из форм производственных отношений - рабство.

В силу своеобразного понимания свободы и особенностей характера, где бы они ни обитали, чеченцы, организованные в соответствии со своими традициями своими авторитетами, всегда будут потенциально опасны для соседей. При наивности русского населения, вполне объяснима отчужденность, и даже определенная бытовая неприязнь к чеченцам, как и к прочим "гражданам России кавказской национальности".

Отступление пятое.

В подтверждение этого тезиса приведу выдержку из книги известного чеченского "идеолога и писателя" Магомеда Тагаева, изданной на Украине 10-ти тысячным тиражем под названием "Наша борьба (!), или Повстанческая армия Имама" (комментарии военного обозревателя Б. С. Голышева).

Больше всего в этом 100-страничном опусе поражает то, как дается оценка русскому народу. "Русская нация - это симбиоз финно-угорских, славянских и тюркских племен, вспыленных в сибирских, среднеазиатских и кавказских анклавах, никогда не имевшая национальной территории и конкретно очерченных национальных границ. Она никогда не представляла из себя цельной нации. Русские - это нация без прошлого и нация без будущего... России как национального русского государства никогда не было..." И далее: русским "надлежит забыть и оставить Таганрог, Астрахань, Ростов..." А затем (в случае, если "предложение" чеченского маньяка не будет принято) следуют прямые угрозы: "тогда вопросы номинального освобождения будем решать силой, прессингом против русских по всей территории их обитания... Здесь только один выход: мечом и огнем сжечь все дотла и дорезать, кто осался жив, чтобы ни один не уполз, кто не успел уйти за очерченные нами границы в установленный нами срок". Тагаев считает, что вместе с "Ичкерией" будут Татарстан, Башкортостан, Калмыкия, Украина, Белоруссия, Молдавия, республики Средней Азии. "Одряхлевшую и деградировавшую" империю он вообще собираются ограничить "рамками Садового кольца". Стоит ли принимать во внимание оскорбительные оценки и угрозы в адрес русского народа? Стоит.

В то время, когда был великий, могучий Советский Союз, бред этого исламского теоретика не взялись бы печатать ни в одном уважающем себя государстве. А теперь лев лежит побитый, израненный и всякая шавка норовит его укусить.

Было бы полбеды, если только такие оголтелые националисты и русофобы скалили зубы. О том, что делать с Россией, давно уже думают в Римском клубе, куда входят могущественные и богатые люди планеты, бизнесмены, общественные деятели, ученые. Именно там рождаются планы переустройства мира. Такой глобальный проект "демографической коррекции" реализуют Всемирный банк, Всемирная организация здравоохранения, Американское агентство международного развития и некоторые другие организации. В 1998 году в докладе генерального секретаря ООН вполне серьезно сказано, что No 2050 году в России должен проживать 121 млн. человек (сейчас 147 млн. чел.). Население же США должно увеличиться на 75 млн. человек. Как видите, под руководством хунты Б. Ельцина Россия двигалась в указанном направлении ускоренными темпами и уже сократила население на 8 млн. чел. Если такими темпами пойдет и дальше, то задание ООН выполним и к 2026 году, досрочно.

В западных средствах массовой информации активно обсуждается "русский вопрос". Нас обвиняют в том, что мы сами виноваты в постигшей нас беде и не можем даже прокормить себя. Например, авторитетная американская газета "Вашингтон пост" считает, что и "после поражения в войне "X" (они ее не исключают.- Б.Г.) в России достаточно иметь 50 млн. жителей, чтобы обеспечивать своим сырьем благополучные страны". Газета рекомендует НАТО "оставить на месте России только маленькую "Московию" с населением 10 млн. человек". "Остальных выселить, а земли продать. Россия навсегда должна исчезнуть с политической карты мира. В том случае она не возродится через 20 столетий, как это было после татарского нашествия".

Это не бред шизанутого русофоба. Он повторяет то, что уже было заложено в плане А. Гитлера "Ост". Госпожа М. Тетчер тоже с этим согласна и считает: что "на территории СССР экономически оправданно проживание 15 млн. человек". Идеолог вашингтонской власти З. Бжезинский без обиняков заявляет: "Новый мировой порядок при гегемонии США создается против России, за счет России и на обломках России". Если бы это была болтовня полоумных отставных политиков, то не стоило бы обращать внимание. Но названные идеи реализуются в конкретные установки президента США. Еще в феврале 1992 года Б. Клинтон подписал директору No 13, в которой говорилось: "... Цель НАТО в будущем ввести миротворческие силы в регионы этнических конфликтов и пограничных разногласий от Атлантического океана до Уральских гор" Тем самым дана отмашка не только на нанесение ударов, но и на оккупацию нашей земли подобно тому, что произошла с Косово.

Обеспокоили ли эти воинственные призывы и провокационные действия США хозяев Кремля? Нет. Б. Ельцин вместе с П. Грачевым в это время крушили наши Вооруженные силы и оборотный комплекс под лозунгом "военной реформы" (а бывший первый заместитель министра обороны А. Кокошин называл это "демилитаризацией") А. Бокатин и С. Стенашин таким же образом ломали через колено систему государственной безопасности (последний утверждал, что у России теперь внешних врагов нет). Е. Гайдар и В. Черномырдин так разорили российскую экономику, что она перестала производить для страны самое необходимое, удушили науку, медицину, образование и впервые лишили Россию продовольственной независимости. А. Чубайс, А. Кох, В. Белов, Г. Греф и другие раздали за бесценок (в том числе иностранцам) крупнейшие и самые современные предприятия стратегического оборонного значения. Например, единственный в стране завод по производству турбин для атомных подводных лодок находится под контролем немцев. Новые хозяева, в том числе и западные, купили производственные мощности только для того, чтобы выжать из них последние соки, разорить и тем самым ликвидировать конкурента. Так произошло, к примеру, с самым современным Балахнинским целлюлозно-бумажным комбинатом (его купила англичанка, будущая жена Бревнова, бывшего и скандально известного руководителя РАО ЕЭС).

Алюминиевая промышленность, которую создали на ударных стройках комсомольцы всего Советского Союза, захватили граждане Израиля. Господа с паспортом этого же государства захватили центральные телеканалы, газеты, журналы и т.д.

Какими бы аргументами ни мотивировали свои действия эти господа, они враждебны России и большинству ее трудового народа.

Огромной кровоточащей раной на теле России стала Чечня. Хорошо известно, что банды Дудаева вооружали генералы Шапошников и Грачев. Бесплатно снабжал горючим и электричеством Черномырдин, помогал финансами Б. Березовский и некоторые другие деятели. Очевидно, что конфликт был искусственно создан для обработки населения в пользу кремлевской власти и успешно использован уже в двух президентских кампаниях.

В "умиротворении" чеченских бандитов свою незавидную роль сыграли А. Лебедь, И. Рыбкин, С. Степашин, В. Гусинский, С. Юшенков, А. Памфилова и другие политические деятели. Например, ближайший соратник В. Жириновского, теневой министр иностранных дел А. Митрофанов вообще предлагал отдать Кавказ "тем силам, которые наведут там четкий порядок... Я имею в виду иранцев и турок". И далее, "большую роль могли бы играть чеченцы. Чечня, приобрела такой боевой опыт, что могла бы быть на Кавказе сверхдержавой"... Более того, он предлагал: "Надо открыть границу. И ничего плохого нет ни в талибах, ни в антиталибовской группировке". Что у пятой колонны в уме, то у думского дурачка на языке.

"Пятая колонна" в России живет и здравствует почти открыто. (Цитируется по газете "Правда России")

Уважаемый русский читатель!

Не представляется ли тебе, что приведенные рекомендации Тагаева, Митрофанова и "Wachington post" вполне согласованный замысел, осуществление которого уже не бред "шизанутых", а самая настоящая реальность.

Нужна ли России Чечня?

Это не вопрос для 120 миллионов русских.

Это проблема тех, кто в великом государстве претендует на многое, составляя его ничтожное меньшинство, и по выражению генерала Ермолова "не поддается воспитанию".

Перспективы

Чем мрачнее предсказание, тем точнее оно сбывается.

Изложенное выше дает основания сделать вывод о том, что ситуации будет развиваться по худшему и, как представляется, неизбежному для России варианту. Мы обречены на существование в соседстве с "горной Чечней" на условиях всего лишь "призрачного мира". Но одновременно не можем себе позволить повторения рецидивов террора, заложничества и бандитизма исходящего из Чечни.

Не приходится сомневаться в том, что нейтрализация терроризма не закончится достижением целей "антитеррористической операции" с ложным перевоплощением бандитов в блюстителей федеральных законов и подписанием договоренностей за счет русского народа.

Недавняя история показывает, что всякие попытки быстро решить проблему политическими средствам обречены на провал.

В самом деле, ради кого и каким образом должна быть установлена законная власть, если на сегодняшний день далеко за пределами Чечни находится не менее 50% чеченцев, а численность объединенной группировки войск почти сопоставима с численностью милитаризованной до крайности и страдающей расовой ненавистью части ее населения?

"Пособническая база..."

Не стоит особенно рассчитывать на то, что чеченский узел может быть развязан экономическими мерами. Представим себе, что с окончанием военных действий на территорию Чечни вернутся из соседних республик 130-150 тысяч беженцев. "Население республики" с учетом численности войск будет на 30% состоять из военнослужащих, и если учесть, что "коренное население" представляет собой на 99% "пособническую базу бандитизма" и "условно мирное мужское население" (от 10 до 60 лет - около 50-60 тысяч), то восстанавливать экономику будет просто некому.

Чтобы разворовать уже выделенные из бюджета миллиарды рублей нужно немного - с участием "конструктивных сил", "демократическими выборами" (под бандитскими стволами или под охраной федералов), по тейповым и семейным признакам сформировать местную власть. Что собственно и сделано, если судить по грызне Кадырова с Биктемировым. Но чтобы освоить такие средства при умеренной заработной плате нужно 100 тысяч специалистов-профессионалов, которых в Чечне нет. Следовательно, ее население, пусть и временно, должно быть увеличено на 100-120 тысяч человек за счет "мобилизованных" из русских областей безработных. Мобилизация в таком объеме будет успешной, в этом сомневаться не приходится. Правительство и Н. Кошман еще зимой разработали "план восстановления Чечни" с применением военно-строительных отрядов.

Может случиться так, что страх оказаться в заложниках не прибавит энтузиазма русским строителям светлого завтра обновленной Ичкерии. Но чуда исправления "горского менталитета" в одночасье тоже произойдет. В очередной раз, оставаясь на 100% дотационной, Чечня с ее коренным населением, развращенным войной, может превратиться в "поставщика трупов", в зону работорговли, заложничества и бандитизма. И никакие выборы не помогут, а представительство Чечни в Думе будет всего лишь легализованным рупором вахкабизма. Единственная альтернатива это консервация ставшей уже привычной схемы "военно-административного управления" на равнинной части Чечни и полная блокада горных районов с периодической их зачисткой в ответ на бандитские вылазки. Но вполне вероятно, что "период созидания" при условии частичного вывода российских войск может оказаться повторением 1996 года.

Чтобы обеспечить какое-то подобие мира в Чечне, не знающей другого авторитета кроме непреодолимой силы, действительно потребуется формирование военно-административной системы управления с чрезвычайными полномочиями при полной изоляции местных авторитетов. Но ее эффективная работа может быть обеспечена только при наличии подавляющего военного превосходства. И здесь одной 42-й дивизией МО и 46 бригадой ВВ не обойтись.

Таким образом, условием относительного мира на Кавказе является сохранение на "потенциально мятежной" территории подавляющего превосходства российской военной силы, твердое управление Центра и военно-административных комендатур. И никаких поползновений на власть со стороны чеченцев быть не может. Тем более, что претендентов на сомнительные лавры миротворцев и непримиримых борцов с "имперскими амбициями" России может оказаться не в пример больше чем мы ожидаем. И не только на Кавказе.

Захочет ли чеченский народ вернуться в горы, на землю обетованную подобно библейским евреям? Возможно.

Но право на самоуправление в полном объеме после того, что "сделано" чеченцами в течение последних восьми лет нужно заслужить не угрозами, террором и шантажом, а трудом. Но самой большой проблемой для населения Чечни как раз и будет "возвращение к мирному труду" на основе полной и повсеместной демилитаризации на основе полного отказа от создания национальной власти в каком бы то ни было виде, будь то наместничество муфтия-растриги Кадырова или полубандитская власть Гантамирова.

Перспективы такой власти "в свете обычаев гор" сам бывший главный муфтий бандитского государства Ичкерии-Чечни определяет вполне однозначно. Как говорится, обратимся к первоисточнику:

Ахмад-Хаджи, как вы оцениваете результаты обращения президента к боевикам?

- На этот счет делается много спекуляций. Я не предполагал, что большинство боевиков сложат оружие. Предмет разговора один: в обращении президента говорится только о сложении оружия, о переговорах речи нет. Я думаю, что сейчас после обращения военные должны как-то активизировать свои действия.

Вы по-прежнему считате, что с Масхадовым нельзя вести переговоры?

- Я никогда не говорил, что с Масхадовым нельзя вести переговоры. Только предмет переговоров может быть одним - сложение полномочий и извинение у своего народа. Он должен заявить всем, кто его слушает, а таких, кто его слушает совсем немного, - чтобы они тоже сложили оружие. После двухлетней войны с ним вести переговоры бессмысленно. Масхадов издал приказ об убийстве всех, кто сотрудничает с властями. Вся ответственность, по шариату, ложится на Масхадова, так как он считает себя президентом. Люди его не простят, даже если его не станет, его дети, его внуки получат возмездие. Кровной мести никто в Чечне не отменял, она всегда была и даже в советский период. Она не уйдет, пока есть чеченская нация. Поверьте, я не призываю к мести. Но кровная месть всегда была сдерживающим фактором.

Евгения ЧУБАРОВА, Известия, 01.10.2001

Итак, столетняя кровь, на основе горских обычаев и законного права "око за око", распространенных на всю Россию. Именно поэтому в интересах русского и чеченского народа осуществление жестокого протектората России над ничтожной по экономическому значению, но геополитически опасной территорией Чечни, "железобетонной русской рукой", без каких либо намеков на демократию.

Отступление шестое.

Попытки спекулировать на мифах о репрессиях, геноциде и созданных своими руками проблемах приниматься в расчет не могут. Чеченцы, как и всякий народ, могут претендовать на индивидуальность и собственную культуру в объеме того, что они производят и как оценивается их труды с точки зрения общественной пользы и на благо России. Если чеченцы не поймут этого, то ради чего России держаться бедных и обезлюдевших кавказских предгорий, с поголовно безработным населением и морем спрятанного оружия? Ради чего "дотировать" безнадежное дело возрождения условно национальной экономики и даже "автономии" готовой к полному отделению?

Может быть самым лучшим для чеченцев (но не для русских) будет сохранение многотысячной диаспоры, рассеянной на территории России. Обитание чеченских общин среди русских, в отсутствии каких бы то ни было льгот и при самом жестком контроле их деятельности принесет свои плоды. Через 25-30 лет при сохранении известных традиций и самобытности, образованные в русских школах и просвещенные в наших университетах чеченцы, приобретут способность бесконфликтно существовать за собственный счет и будут в состоянии претендовать на государственность по типу никому не нужного обособленного горами "государства Манако".

Но стоит ли двухсотлетнее умиротворение и обустройство Чечни, решение проблем "чеченской государственности" усилий русского народа, а будущее просвещение диаспоры" в течение 100 лет жизни тысяч русских солдат и сверх усилий русского народа ради удовлетворения амбиций нескольких тысяч "новых чеченидов" сегодня?

Были ли примеры решения проблемы "мирным способом"?

23 февраля представители СМИ обычно надрываются и стонут о страданиях выселенных 56 лет назад чеченцев. В памятном для демократов только "репрессиями" 1944 году" действительно произошла депортации чеченского населения. Но шла Великая Отечественная война, егеря дивизии "Эдельвейс" в одном строю с финским спецбатальоном СС еще не так давно стояли в предгорьях, на подступах к Грозному и штурмовали Эльбрус. Естественно, что из оперативной зоны боевых действий Северо-Кавказского фронта были депортированы ВСЕ ЧЕЧЕНЦЫ, так как именно они составляли основу для развертывания диверсионно-разведывательной деятельности в тылу советских войск в интересах Германии.

Игорь Шафаревич этот классический антисоветчик и новый славянофил как-то заявил: "Сталинская депортация чеченцев и ингушей в 1944 г. была организованным зверством, народ в 24 часа был погружен в составы и вывезен". ("Правда", 13.04.95).

Но даже "Независимая газета" 29.02 2000 под названием "Куда делись жертвы?!", опубликовала подлинные документы 1944-1946 гг. и здесь открывается "страшная тайна" дебит-кредита народонаселения и притеснений репрессированного народа.

О масштабах и способах спецмероприятий предлагаю судить по приведенным ниже документам.

Государственный Комитет Обороны

тов. Сталину 1 марта 1944 г.

Докладываю об итогах операции по выселению чеченцев и ингушей.

Выселение было начато 23 февраля в большинстве районов, за исключением высокогорных населенных пунктов.

По 29 февраля выселены и погружены в железнодорожные эшелоны 478479 человек, в том числе 91 250 ингушей. Погружено 180 эшелонов, из которых 159 эшелонов уже отправлены к месту нового поселения.

Сегодня отправлены эшелоны с бывшими руководящими работниками и религиозными авторитетами Чечено-Ингушетии, которые использовались при проведении операции.

Из некоторых пунктов Галанчожского района остались не выселенными 6 тыс. чеченцев, в силу большого снегопада и бездорожья вывоз и погрузка которых будет закончена в 2 дня. Операция прошла организованно, без серьезных случаев сопротивления и других инцидентов.

Проводится проческа и лесных районов, где временно оставлено до гарнизона войск НКВД и опергруппа чекистов. За время подготовки и проведения операции арестовано 2016 человек антисоветского элемента из числа чеченцев и ингушей. Изъято огнестрельного оружия 20 072 единицы, в том числе винтовок 4868, пулеметов и автоматов 479..."

Л. Берия

Сравните, 1925 год с 1999-2000 гг. и будет оправдано воспроизводство в полном объеме статьи Лашкова. Добавлю, к 1989 году численность чеченцев и ингушей только на территории ЧИАССР возросла до 900 тысяч, то есть почти в 2 раза, тогда как численность русских на территории СССР за тот же период возросла только в 1,25 раза.

Вот такие "зверства".

СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР

ПОСТАНОВЛЕНИЕ No 1927

от 28 июля 1945 г. Москва, Кремль.

О льготах спецпереселенцам

Совет Народных Комиссаров Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Освободить в 1945 и 1946 гг. спецпереселенцев с Северного Кавказа, из Крыма, Грузинской ССР и калмыков в новых местах их поселения:

а) от обязательных поставок сельскохозяйственных продуктов государству;

б) от уплаты сельскохозяйственного налога, подоходного налога, по доходам от сельского хозяйства в городских поселениях.

2. Списать с упоминаемых спецпереселенцев задолженность по сельскохозяйственному налогу подоходному налогу по доходам от сельского хозяйства в городских поселениях и по обязательным поставкам сельскохозяйственных продуктов государству, образовавшуюся за ними в местах нового поселения.

(Постановление дается в сокращении)

И вот что докладывает по исполнению данного решения министр внутренних дел СССР С. Круглов ровно через полгода:

Товарищу Сталину И.В.

Товарищу Молотову В.М.

Товарищу Берии Л. П.

Товарищу Маленкову Г.М.

31 января 1946 г.

Спецпереселенцы с Северного Кавказа (чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы) в количестве 131 480 семей - 498 870 человек расселенные в Казахстане и Киргизии, в своем большинстве хозяйственно устроены и все трудоспособные вовлечены в трудовую деятельность.

Из общего числа 205 000 человек трудоспособных занято на работах в промышленности, на строительстве и в сельском хозяйстве 194 800 человек. Остальные 10 700 человек не работают по уважительным причинам.

Все спецпереселенцы расселены в сельской местности. 81 450 семей вступили в члены колхозов.

55260 семей получили в собственность отдельные дома за счет нового строительства и покупки пустующих помещений у местного населения. 47930 семей устроены на жительство по месту работы, в домах предприятий, каждой семье бесплатно выдан скот, отпускались долгосрочные ссуды. Выделено для этого 4796 тыс. рублей. Все спецпоселенцы освобождены от обязательных поставок сельскохозяйственной продукции и от уплаты сельскохозяйственного и подоходного налогов.

За два года им было выделено 33 965 т продовольственного зерна, муки и крупы, 78 тонн сахара, 582 тонны стали.

Чеченец Магомед Хутуев, колхозник колхоза "10 лет Октября" Джалал-Абадской области Киргизской ССР, на общем собрании колхозников отмечал: "Благодарю тов. Сталина, что он проявляет о нас, спецпереселенцах, большую заботу. Мы считаемся одной семьей Советского Союза. В этих выборах мы будем принимать участие и голосовать за кандидатов нашей родной Коммунистической партии..."

Мулла Алиев, проживающий в колхозе Свердловского района Джамбульской области, призывал спецпереселенцев не участвовать в голосовании, мотивируя тем, что в составе выдвинутых кандидатов в депутаты Верховного Совета СССР нет представителей чечено-ингушей...

Нарком внутренних дел Союза ССР С. Круглов

Но что предшествовало столь суровым мерам в отношении чеченцев и ингушей?

Вот выдержка из донесения командования Северокавказского фронта датированная 1943 годом.

В условиях приближения фронта "антисоветские авторитеты... организовали вооруженные выступления в Шатоевском, Чеберлоевском, Итум-Калинском, Веденском и Галанчожском районах.

В марте 1942 года из14576 человек мобилизованных дезертировало и уклонилось от службы 13560 человек, которые ушли в горы и присоединилиь к бандам.

На 1 ноября 1943 года в республике оперирует 35 банд. Свыше 4000 тысяч участников вооруженных выступлений 1941-1942 гг. в тылу действующей армии прекратили активную деятельность, но оружие не сдают, укрывая его для нового вооруженного выступления, которое будет приурочено ко второму наступлению немцев на Кавказ."

Нет сомнения в том, что чеченский бандитизм в то время и сегодня имеет одно свойство - политический террор с национальной, расовой окраской". Вполне понятно, что тезис "у преступности нет национальности", - неуместен. Любой из чеченских бандитов в ответ на вопрос "Что им движет?" не задумываясь ответит: "Ненависть к русским и России".

Нисколько не сомневаюсь, что положить конец войне на основе двойных стандартов, при подавлении самосознания русских (большого народа) и возвеличивания "титульных наций" не удастся.

Наш враг хорошо разбирается в наших слабостях.

Их ненависть сильнее привитого нам "интернационального сознания". Но их ненависть - "палка о двух концах". Ненавистная даже себе самой, "Ичкерия" неизбежно будет повержена. Но нельзя уповать на то, что "мы большой народ и все само собой образуется".

Идет война, и рассматривать события стоит не только по суждениям рыбаковых, Киселевых, ковалевых и прочих вечных деситдентов, а через призму военной стратегии, из чувства истинного гуманизма к своему народу.

Разумеется, идеологические оппоненты ненавидят все 70 лет Советской власти. Но особенно - 1943-1945 годы. Но именно потму, что они стали периодом победы русского народа в мятеж-войне организованной против России в форме прямой агрессии с запада, периодом разгрома "пятой колонны" внутри страны, в тылу воюющего народа.

Глава десятая. "Неподражаемый гуманизм и неоправданная жестокость" -2

Три вещи, которых нельзя достичь:

- человеколюбия без скорби;

- знания без заблуждения;

- храбрости без страха.

Конфуций

Пока идет странная и одновременно настоящая война, превратное представление о которой складывается по информационному ряду, весьма далекому от того чтобы претендовать на объективность суждений как с той, так и с другой стороны.

Забывать о том, что стоила эта война русскому народу видимо не стоит, и поэтому, начиная только с 1991 года, к чеченским бандитам должен быть, предъявлен особый счет по законам военного времени с учетом:

300 тысяч ограбленных русскоязычных беженцев;

25-30 тысяч вырезанных русских;

Более 6 тысяч убитых и 18 тысяч раненых (в том числе не менее 3 тысяч полных инвалидов) из числа военнослужащих;

Около 400 человек убитых и не менее 1 тысяч раненых среди гражданских лиц в результате террактов за пределами района конфликта;

5 тысяч заложников, в том числе более 500 убитых в чеченском плену;

увеличения количества тяжких преступлений в Москве на 12-15%;

1-1,5 миллиарда долларов прямых и косвенных убытков и еще до 4 миллиардов рублей на ведение антитеррористической операции, содержание беженцев, затрат на пособия, лечение и пр.

Говорят, что восстановление Чечни потребует 10-12 миллиардов рублей (как показала годичная практика под видом помощи республике к осени 2000 года уже разворовано 14 миллиардов рублей).

В качестве справки по потерям сторон приведу в сокращении статью Михаила Антохина, опубликованную в интернете в первой декаде августа 2000 года.

"Заместитель начальника Генерального штаба Валерий Манилов нарушил свои правила и дал конкретный прогноз относительно срока окончания контртеррористической операции (КТО) в Чечне. По его словам, специальная часть КТО завершится "до конца этого лета", а к ноябрю все значительные бандформирования будут разгромлены и уровень бандитизма в Чечне будет доведен до среднего по России.

Манилов напомнил, что первоначально боевиками была сформирована "регулярная террористическая армия" численностью 24-26 тысяч человек. Более 13.000 боевиков, по данным Генштаба, было уничтожено в результате войсковой части КТО. Сейчас активное сопротивление продолжают около двух тысяч боевиков, из них около 500 наемников. Генерал тут же поспешил предостеречь "так называемых аналитиков и прочих скептиков" от подсчетов и выводов. По его словам, в ходе специальной части КТО было уничтожено еще 500-600 боевиков, более 2000 добровольно сложили оружие, 200 были задержаны, но попали под амнистию, часть "сумели улизнуть". Впрочем, эти объяснения все равно мало помогли понять, куда же делись еще 8-9 тысяч членов бандформирований (это то самое "условно мирное население", активная в прошлом и законсервированная сегодня часть бандформирований, - С. А.). То ли действительно свершился некий исход боевиков из Чечни (судя по масштабам, стройными рядами и с песнями), либо что-то у нас не так с арифметикой, однако.

Впервые за последний месяц с лишним, видимо по случаю годовщины КТО (4 августа, - С. А.), Манилов предал гласности потери федеральной группировки за год боевых действий.

Картина такова: со 2 августа прошлого года убито 2585 человек (1673 - со стороны Минобороны, 912 - из МВД), ранено 7505 (из Минобороны - 4629, из МВД 2876). Потери за последнюю неделю составили 11 человек убитыми и 55 ранеными. "Для такой войны это приемлемые потери, они свидетельствуют о высочайшем профессионализме наших солдат и офицеров", - заявил Манилов, заметив, что федеральным войскам противостояло немало профессиональных "солдат удачи", понюхавших пороху в Косово и в Афганистане.

Впрочем, генерал все-таки назвал эти потери "безмерной ценой", однако подчеркнул, что "если эту цену не заплатить, то потерять можно все".

Когда въедливые журналисты попросили Манилова прокомментировать объемы потерь, опубликованные Комитетом солдатских матерей (вдвое превосходящие цифры Генштаба), генерал назвал это провокацией (и правильно сделал, - С. А.). По его словам, у КСМ просто нет достаточно репрезентативной методики, в отличие от Генштаба, который все проверяет и перепроверяет многократно. И вообще, по словам Манилова, те немногие активисты, которые занимаются составлением альтернативных списков потерь, на самом деле "преследуют совсем другие цели", а их количество "крайне незначительно".

Сравнивая приведенные данные с потерями по первой чеченской кампании, Манилов сообщил, что по всем показателям (средние суточные, недельные и т.д.) нынешние потери федеральных сил вдвое ниже тех, что были в 1994 - 1996 годах. Манилов заверил, что Генштаб учел все ошибки предыдущей войны, отметив, что и террористы в этот раз подготовились гораздо лучше. При этом Манилов считает, что нынешняя ситуация не имеет ничего общего с раскладом лета 1996 года и никаких предпосылок к подписанию соглашений наподобие Хасавюртовских сейчас нет. Манилов заявил, что в Чечне нет ни одного района и ни одного населенного пункта, который бы находился под контролем бандформирований. Правда, он все же признал, что около 500 боевиков (это из числа тех самых "условно мирных", - С. А.) передвигаются по Грозному "практически свободно", особенно по ночам.

В очередной раз Манилов напомнил, что никаких переговоров с Масхадовым не ведется и вестись не будет до тех пор, пока тот не "повинится" и не "осудит". В то же время генерал опроверг недавнюю информацию о якобы имевшей место попытке проведения спецоперации ВДВ по захвату Масхадова, Басаева и Хаттаба. По словам замначальника Генштаба, никакой операции по захвату главарей бандформирований ВДВ, как и другие части объединенной группировки, не выполняли. Такая задача перед ними не ставилась. "Это задача спецслужб, они работают в этом направлении", - отметил Манилов.

Но вернемся к потерям.

Стоит ли ненавистная себе "чеченская цивилизация" этих потерь России и не является ли безрассудством дорогостоящая реанимация народности, составляющей всего 0,4% численности населения России, народности, дошедшей до полного самоуничтожения?

Стоит ли носиться с Чечней как "с писаной торбой", рыдать о правах человека, бесконечно, неимоверными жертвами и сверх усилиями восстанавливать вопреки жизненным интересам русского народа и России то, что ненавистно самим "здравомыслящим чеченцам"?

И это притом, что, блуждая в дебрях собственной "российской государственности", мы приведены к черте, за которой маячит призрак абсолютной политической несостоятельности в отсутствии "русской души" в разного рода правительственных концепциях и проектах обустройства России XXI столетия.

В событиях на Кавказе прослеживается известное сходство с действиями натовских практиков применения "новых технологий" и средств. В первую очередь в части организации беспощадного, устрашающего террора против мирного населения для достижения стратегических целей под угрозой дестабилизации обстановки в государстве. На Балканах и на Северном Кавказе с разной степенью эффективности разыгран сценарий и предпринята попытка прямого политического диктата с использованием силы против СРЮ и России.

При минимуме потерь Армия, внутренние войска и подразделения охраны правопорядка выполнили задачи антитеррористической операции. Войска МО вели и ведут боевые действия по уничтожению по военному организованных банд группировок при поддержке внутренних войск и милиции способами характерными для "ооновского миротворчества" на российской почве. То чему мы являемся свидетелями, вполне соответствует понятию "всемирная мятеж-война" и уже не соответствует традиционному понятию "полномасштабная война" не только по сути, но и по уровню потерь.

Так, за четыре года Великой отечественной войны в среднем за месяц безвозвратные потери действующей армии составляли около 240 тысяч человек, в советско-финской "зимней войне" 1939-1940 гг. - около 30 тысяч человек. В Афганистане ограниченный контингент терял около 130 человек в месяц. В первой чеченской войне только за первые четыре месяца активной фазы операции среднемесячные потери федеральных войск составляли убитыми примерно 800-900 человек. На конец апреля 2000 года общие потери объединенной группировки войск в Чечне составили более 8 тысяч человек, в том числе убитыми 2200 человек. Среднемесячные безвозвратные потери за все время ведения антитеррористической операции составляют около 200 человек. Стоит заметить, что соотношение безвозвратных и санитарных потерь и в этом случае не превышает среднестатистическую норму 1:3. Это свидетельствует о том, что в этой войне действуют те же законы распределения потерь и существует весьма высокая организация медицинского обеспечения, и в частности эвакуации раненых.

Приведенные цифры не бездушная арифметика, а статистика, отражающая меру жестокости и гуманизма на войне. Впрочем, если то, чему мы являемся свидетелями можно назвать "войной" в полном смысле этого слова.

Отступление седьмое.

При численности около 4 миллионов ВС СССР еще в конце 80-х в мирное время имели в среднем за год 12-13 смертей на 10 тысяч личного состава (всего около 5000 человек в год). На этом основании разного рода правозащитные организации и комитеты подняли шум об опасности военной службы, о дедовщине и "неумении офицеров организовать жизнь и быт их сыновей". (К стати говоря, в Армии США этот показатель в последние годы не был ниже чем 190-200 погибших на 100 тысяч личного состава) В конечном счете, оборонное сознание в советском обществе было подорано. Положение в российской армии нисколько не улучшилось, более того сегодня можно с полным основанием утверждать - оборонное сознание в российском обществе полностью разложено. При численности 1,5 миллиона человек смертельные потери в мирное время в войсках составляют около 14-15 человек на 100 тысяч личного состава. Только в 1996 году более 460 человек покончили жизнь самоубийством, в том числе более 250 офицеров.

При том что в силу собственной специфики ВС - зона повышенного риска, стоит отметить следующее: сегодня и всегда, было значительно опаснее жить в "открытом обществе". Например, только на дорогах России в последние годы гибнет ежегодно около 26-30 тысяч, еще не менее 30 тысяч погибает на производстве, около 28-36 тысяч граждан кончает самоубийством, итого порядка 85-90 тысяч смертей, то есть около 58-60 смертей в год на 100 тысяч живущих.

Не говорю о численности увечий, но 130 и 60 смертей, это несопоставимые цифры при том, что военная служба - особоопасный род "трудовой деятельности", связанный с риском для жизни. Очевидно, что именно это и является главным для правозащитников - в открытом для критики обществе, но они предпочитают вести борьбу с армией во взаимодействии с реформаторами. Их главная мысль: "сделаем армию профессиональной" и наши сынки не будут погибать в армии". Возможно, что их сынков не будут "призывать", так же как их дети никогда не будут варить сталь, сплавлять плоты по бурным рекам, водить автомобили по горным дорогам.

Но если учесть, что особенности профессиональной армии США и ее способности вести регулярные действия "весьма впечатляют", то кто же будет нести службу по защите отечества и неизбежные потери в российской армии?

Ответ не вызывает сомнений. Конечно не голландцы. Это будут сынки рабочих и крестьян.

Впрочем, это приблизит нас к понятию народная армия, одна дивизия которой в мятеж-войне будет надежнее, чем корпус профессиональных говорунов, журналистов и правозащитников.

Войска в Чечне показали, что умеют воевать. Но неподражаемый "гуманизм" к непримиримым боевикам-профессионалам, к "условно мирному населению", и "миротворческий процесс", ставший политическим стержнем военной стратегии РФ на Кавказе, оборачивается неоправданной "жестокостью" для российских войск. В результате они несут излишние потери там, где их не должно быть. Но не слишком ли дорого обходятся попытки правителей достичь "соглашений" за счет коренных интересов русского народа, если мировым сообществом "добрая воля и гуманизм" русских принимаются за слабость, а противник, не знающий слов "честь и достоинство", неизменно выдается за "невинную жертву" неадекватного применения мощи российской армии?

Что имеют чеченцы?

Бандформирования понесли невосполнимые потери (по разным данным 12-15 тысяч убитыми). Вполне вероятно, что раненых насчитывается в 3-4 раза больше. "Бандитские формирования на территории Ичкерии" разгромлены, частично заперты в бесперспективных для боевых действий и пополнения запасов районах. Не трудно заметить, что чеченское руководство применяет ранее отработанные приемы и готовится к "затяжной партизанской войне". Однако в силу ряда обстоятельств навряд ли реально ожидать ее развертывания в предполагаемых масштабах. Осенью 1999 года "чеченскому руководству" удалось мистифицировать мировую общественность и создать видимостью гуманитарной катастрофы.

Напомню: осенью 1999 года в Ингушетию на содержание "федералам" в сопровождении боевиков валом повалили члены их семей. На их обустройство в качестве "временно перемещенных лиц" правительством было потрачено около миллиарда рублей, тогда как не обремененные многочисленными домочадцами отцы и братья, обеспеченные ресурсами за счет 200 тысяч "беженцев", приступили к уничтожению благодетелей под крики о "неадекватном применении силы" и под прикрытием "живого щита" из 20-25 тысяч русских, преднамеренно задержанных в Грозном.

Весной 2000 года "разгрузка бандитских обозов и тылов" происходила сдачей в "накопители МВД" бесполезного для мобильных, партизанских действий "пушечного мяса" под прикрытием полной "амнистии участникам конфликта", передачей в российские госпиталя безнадежных для лечения в полевых условиях раненых, а также расстрелом "заложников, не представляющих ценности".

Нужно признать, и в первую очередь самому чеченскому народу, то, что есть все признаки национальной катастрофы и более того очевидна ее неизбежность. Экономика и инфраструктура ЧР разрушена на 50%, Грозный превращен в "мертвый город", территория обезлюдела. Перспективы на восстановления экономики в этих условиях весьма сомнительные.

Закат "чеченской цивилизации" близок как никогда. И не удивительно, существование любой цивилизации, ненавистной даже своему населению, как правило закончится национальной катастрофой.

Глава одиннадцатая. Чеченская война - реконструкция событий

По отношению к врагу все позволено.

(Положение обычного права)

С пленным врагом обращайся сурово,

Его отпустить ты не должен живого.

Абу Шакур Балхи, афганский поэт, X век

26 лет прослужил в ВС СССР и 8 лет в ВС РФ, но никогда не мог себе представить, что доведется увидеть такое. До глубины души потрясли кадры расправы "Тракториста" над российскими солдатами. Эти животные могли бы и мне как барану перерезать горло?

"Контрактников", которые хрипели под ножом "Тракториста", по-солдатски жаль. Натуральные картинки, показанные на РТР поздно ночью 21 марта вызывают сильного чувство. То, что русского солдата как барана режут и пинают ногами на всей территории демократической России, это больше чем садизм.

"Родина-мать зовет. Заряжай!"

В "Чистилище" Невзорова это последние слова командира танка под прицелом бандитских гранатометов. Но это всего лишь хорошо сыгранная сцена. На самом деле, трудно ожидать мужества от пленного солдата под пистолетом в руках у "животного". Это тот случай, когда лучше встретить смерть на коленях, чем с "чеченским чулком" на голове продлить собственную агонию на час.

Не передать чувства, когда тебя бьют подонки и ничего сделать не можешь. Но хотел бы я посмотреть в глаза тому офицеру СН МВД, который "в семером одного не боится". тоже. Хотел бы услышать интервью "Тракториста" с петлей на шее, перед лицом смерти не по произволу подонка-покурора, а по приговору народного трибунала.

"На войне, как на войне"

Идет война. И не стоит судить о событиях со слов людей, которые за ужасом войны не видят вещей более глубоких чем "окопная грязь, кровь и прошу прощения... вши. Комментарии из Москвы, может оправдать только то, что командир 76 воздушно десантной дивизии генерал-майор С. Семенюта комментирует события со слов Командующего Воздушно-десантных войск генерал-полковника Г. Шпака. Как известно, последний тоже не присутствовал на поле боя. Тем не менее, реконструкция и осмысление событий позволяет восстановить картину ожесточенного трехсуточного боя и героической гибели 86 десантников на высоте 776.0 в районе селения Улус-Керт.

В соответствии с полученным приказом 29 февраля 6 рота 104 полка 76 дивизии в составе трех взводов, группы авианаводчика и батареи усиления была десантирована в район Улус-Керт с задачей не допустить прорыва банды Хаттаба в тыл главных сил "Восточной группировки" российских войск. Судя по всему, численность десанта была не более 90 человек.

Днем 29 февраля рота сходу оседлала господствующую над ущельем высоту. Через три - четыре часа разведдозор вступил в боевое соприкосновение с бандой Хаттаба численностью до 1,5 тысяч человек, которая выдвигалась вдоль русла реки. В результате этого первого боя более 20 десантников не вышло в расположение роты. Разведдозор под командованием старшего лейтенанта Алексея Воробьева полностью погиб в неравном бою. В распоряжении командира роты осталось не более 65-70 человек. С наступлением сумерек начался ночной бой за высоту, который продолжался в окружении двадцатикратно превосходящего противника практически непрерывно до вечера 2 марта. С прорывом незначительной по численности группы резерва 104 полка 1 марта под командованием майора Доставалова ситуации не изменилась. По словам командующего восточной группировкой Г. Трошева поддержка роты осуществлялась только артиллерией с дальности 7-10 километров, авиация и боевые вертолеты по погодным условиям бездействовали. Когда боевики ворвались на позиции и огневой бой перешел в рукопашную схватку. Майором М. Евтюхиным было принято мужественное и, как оказалось, последнее самое верное решение - "вызвать огонь на себя". Ценой своей гибели десантники выполнили задачу. Прорыв боевиков в тыл "Восточной группировке" не состоялся. 3 марта из района боя в расположение полка было эвакуировано 86 человек убитых и только шестеро живых десантников.

О потерях банды достоверных сведений нет. Однако Хаттаб прекратил атаки в направлении дагестанской границы Сельментаузен - Ведено. Разрешение капитулировать было дано части банды, блокированной в районе Улус-Керта, лично Хаттабом. 5 марта 70 боевиков сложили оружие, и уже 8 марта из аргунского следственного изолятора все "были амнистированы как мирные жители" по хадатайству самого Кадырова.

Нужно было брать их в плен32?

Между тем в течении двух недель марта потери войск составили почти 150 человек, что превышает средние на 40-50%. Это стало возможно только в результате: непростительных ошибки в организации и управлении операцией; беспечности и надежды на авось; ведения боя на полное уничтожение. Последнее наиболее вероятно. Есть все основания предполагать, что раненые десантники, а таких было не менее 40-50, были добиты боевиками после овладения высотой.

Представить в деталях, что происходило 3-5 марта на высоте 776.0, пока она была под контролем боевиков Хаттаба, пока не представляется возможным. Это выяснится после проведения следственных действий в отношении "реабилитированных очевидцев" из числа бандитов. Но следствие молчит, а очевидцы - амнистированы.

Смешно сравнивать этих "воинов аллаха" даже с гитлеровцами. В июле 1941 года, командир немецкой 45 пехотной дивизии устроил парад в честь русских солдат, последних выживших защитников Брестской крепости.

Какой "парад" устроил Хаттаб русским солдатам на высоте 776.0 догадаться не трудно. "Трактористов" в его подчинении хватает и поныне.

"Десантники своих не бросают..."

По примеру И. Сергеева остается только "простить прощения за то, что не оказали своевременной помощи" героической 6 роте 104 пдп 76 гв. вдд всеми силами российского государства, вплоть до нанесения ударов дальней авиацией.

Этого не случилось и можно только сожалеть, что в войне с бандитами русскому народу повсеместно необходимо проявлять мужество, массовый героизм, нести потери, которых не должно быть в принципе, и проявлять ничем не оправданный гуманизм к извергам.

А как же другие причины необычайно высоких потерь российских войск за две первые недели марта?

"Солдатами не рождаются, ими становятся"

Орел мух не ловит.

Действительно это так. Но если повезет выжить в течении недели боев или "зачисток" под прицелом чеченских снайперов. И не стоит искать предательство и заговор там, где присутствуют беспечность и просчет.

Вернемся к приведенному ранее примеру. Два года назад в Осетии-Алании погиб мой хороший знакомый, высокопоставленный генерал Генерального штаба ВС Виктор Прокопенко. Случай для Генерального штаба дикий. Ехал на инспекцию блокпоста практически без охраны и сопровождения. Попал в засаду чеченских боевиков. В результате расстрела практически в упор, он был убит сразу. Еще один офицер - тяжело ранен. Спас от традиционного для бандитов "добивания на месте" только случай. На маршруте случайно оказался КАМАЗ с безоружным экипажем, но это спугнуло боевиков. Они посчитали за благо исчезнуть в "зеленке". Розыскные мероприятия местного МВД, естественно, результатов не дали. Говорят, что мой знакомый ехал по маршруту, который был отрекогносцирован для Начальника ГШ (его группа работала в то время на Северном Кавказе).

Но спрашивается, где была голова у тех, кто планировал поездку высокопоставленных чинов? О чем думали профессионалы, когда без сопровождения и охранения, без проведения спецмероприятий отправили генерала на верную смерть?

До какой степени нужно быть лично беспечным, чтобы ни за что погибнуть от пули подонка, который и по сей день прикидывается стасусом мирного жителя и мило улыбается при "мягких зачистках". Тем более эта беспечность непростительна, если неподражаемая исполнительность могут привести к тяжким последствиям и гибели людей, отданных под твою ответственность и командование33.

Есть и другая сторона медали, - начальственная безответственность. Вспомним П. Грачева, который в новогоднюю ночь ради своего дня рождения, по существу без подготовки и без какого либо разумного замысла загнал в Грозный 131 мотострелковую бригаду. И она вся полегла на проспекте Лермонтова и на подходах к вокзалу. В течение двух суток из 1200 человек вырвалось из Грозного только 78 человек. Остальных безнаказанно резали боевики и ели голодные собаки.

Вспомним, наконец, генералов Романова и Шпигуна. Их политическая наивность стоила жизни пяти сотням солдат и офицеров в Грозном уже летом 1996 года.

Не нужно далеко ходить за примерами - разгром колонны подмосковных омоновцев в том же Грозном весной 2000 года это не только вопиющая безграмотность и результат недостатков подготовки спецвойск МВД (налицо отсутствие взаимодействия, всякой осторожности, полная профнепригодность, местные условия - это не Москва с безоружными пенсионерами в качестве противника), но и беспечность. 29 человек убитыми в течение первых 15 минут боя, который продолжался с применением гранатометов на зачищенной территории в течение 4 (!) часов. За это время можно было стянуть войска со всей Чечни. Никто ухом не повел. Где же те комендантские роты или мобильные батальоны? Где ополченцы Гантемирова, опора и надежда военных комендантов?

Все это так, но интересно то, что подмосковные омоновцы были расстреляны из подготовленной "братьями по оружию таких же омоновцев" засады и по "наводке" чеченских милиционеров34.

Не рано ли вывели войска и позволили "условно мирному населению" на отдельных участках создать двадцатикратное превосходство в силах? В расчете на богатырские силы, сверх усилия и массовый героизм русского солдата в малочисленных гарнизонах?

Смешно об этом говорить.

Результат "миротворчества по-российски" все тот же - героизм и потери там, где их не должно быть.

***

Отступление восьмое.

Весьма удручающая картина в области подготовки командиров, штабов и войск, нарисованная Б. Соколовым в книге "Тайны финской войны", не является секретом, как нет секрета в том, что изложенное, мягко говаря, не совсем соответствует действительности. Изжить недостатки позволяет боевой опыт, который приходит со временем, но не теория и не боевая подготовка в условиях мирного времени. Тем более, если наука подчинена авторитетам, а боевая подготовка организована через пень колоду и проводится на пальцах, условно. Это доказала не только "неизвестная война", ее продолжение и вся военная история, включая наше не менее удручающее настоящее.

Впрочем речь идет о недостатках, которые оборачиваются большой кровью, что требует беспристрастного обсуждения.

Зададим себе вопрос: где, в каких родах и видах войск объективно подготовка наиболее соответствует требованиям?

Ответ прост там, где условия подготовки войск наиболее приближены к боевой действительности, там, где войска занимаются делом в мирное время.

Не думаю, что ошибусь, если по степени подготовки расставлю приоритеты следующим образом:

ракетные войска, и части ПВО, в том числе СВ, особенно те, что несут боевое дежурство;

корабли и морские части ВМФ;

части войск связи оперативного звена;

подразделения и части артиллерии СВ;

авиационные соединения и части ВВС и ПВО;

части СН ГРУ и ВДВ;

подразделения технического обеспечения;

подразделения специальных войск и тыла всех видов;

танковые, мотострелковые и разведывательные подразделения СВ.

Иерархия в этой весьма условной системе соответствует статусу войск. Очередность расположения может быть иной в зависимости от состояния, степени боеготовности или качества подготовки командования.

Но главное заключается в том, что наиболее сложными в подготовке являются именно пехотные и танковые войска на уровне роты, батальона и полка. Безусловно существует иерархия в ракетных войсках стратегического назначения, в которых как ни странно, никакой тактики в обычном понимании не существует (есть специальная и техническая подготовка).

Например, не могут идти ни в какое сравнение войска постоянной готовности и сокращенного состава в сухопутных войсках, тем более развернутые из состава кадрированных частей. Войск сокращенного и скадрированного состава в РВСН как известно нет, зато существенно различаются по сложности подготовки полки оснащенные мобильными ПУ и полки БСР, оснащенные ракетами шахтного запуска.

Бесспорно сегодня подготовка войск зависит от уповня ее обеспечения. Если лимиты на керосин в авиационных полках обеспечивают налет за год одного летчика в среднем 4 часа вместо 100, необходимых безопасной эксплуатации сложной боевой техники, а проведение дивизионного учения с 3 мсд МВО практически парализует боевую подготовку всех Сухопутных войск, то о высокой выучке личного состава и слаженности войск говарить просто не приходится.

Не углубляясь в проблему можно с полным основанием утверждать - высокая боевая подготовка войск и сил это по большей части блеф. Не случайно все знают о том, что служба это из года в год устранение выявленных недостатков и борьба с ними от проверки до проверки.

Нет сомнения в том, что существуют элитные части с высочайшей практической подготовкой во всех видах и родах войск.

Приведу несколько характерных примеров.

В той же 111 дивизии на окружных учениях мне впервые пришлось выполнять обязанности старшего помощника начальника оперативного отделения. После того как мной было исполнено боевое донесение, я был вызван к начальнику штаба, и тот с пристрастием начал распрашивать меня о порядке изложения и содержании этого боевого документа. Получив мои невнятные объяснения по сути поставленных вопросов, мой прямой начальник поставил задачу к концу учений "выучить и сдать зачет". Зачет был сдан, а в последующем, года через два, на подведении итогов учений "в лучшую сторону" был отмечен штаб 111 дивизии, который "точно и в срок представлял оперативные сводки и боевые донесения". Секрет был прост - в нарушение правил начальник штаба разрешил офицерам оперативного отделения диктовать телеграфисту текст телеграммы ЗАС прямо с карты с последующим оформлением установленным порядком. В самом деле, трудно представить себе другой способ выполнения на морозе и на коротких остановках рутинной, но необходимой работы. В те же времена было модно готовить так называемые "формализованные бланки" приказов, распоряжений и донесений на все случаи жизни. Но не помню случая, чтобы они использовались и соответствовали обстановке. Было вполне достаточно твердо знать последовательность изложения и представлять обстановку. Для подготовленного офицера то и другое было по силам и не представляло труда. Но только для подготовленного и опытного. Новичкам обычно не могли помочь самые подробные инструкции и бланки.

А теперь представьте себе ситуацию: "новички", все от комкора до призванного из запаса взводного. Зная работу штаба полка и дивизии не по наслышке, берусь утверждать, что проведенная историком (а не военным специалистом) Б. Соколовым работа по изучению боевых донесений и журналов боевых действий это "сюзифов труд". Собранные и просуммированные им совместно с Аптекарем данные о потерях по бумагам в архивах и впечатлениям теоретиков не соответствуют действительности и мало что стоят в сравнении с исследованиями участников войны проведенными по горячим следам. Поэтому у меня больше веры специалистам ГОМУ ГШ в части потерь и своему войсковому опыту.

В бытность начальника штаба 3 УР 43 АК ДВО пришлось участвовать на учениях под Белогорском. Кто придумал вывести управление укрепрайона, не приспособленную к ведению мобильных действий часть, на КШУ с обозначенными войсками за 800 км от пункта дислокации вопрос второй. Но случилось то, что случилось, "танковый батальон укрепрайона в сравнении с прочими полевыми войсками показал "высокую, управляемость, выучку и боевую слаженность подразделений". Батальон получил в подарок от командующего округа Д. Т. Язова аккордеон. Батальон "гремел" год, был признан передовой частью округа, ему вручили боевое знамя. Между тем, стреляли танкисты безобразно, "выезжали, но не попали". Просто были хорошие навыки вождения у механиков и перед учениями "натаскали" командиров танков тактико-строевыми занятиями на плацу. Честь и хвала командирам. Навыков в стрельбе, в отсутствии танкового огневого городка и возможности стрелять штатным снарядом стреляющих, как и понимания тактики, инициативы, уверенности в действиях у офицеров все же не было.

Неужели можно всерьез помышлять, что этот передовой танковый батальон не был бы разгромлен финнами или китайцами даже при наличии аккордеона и боевого знамени в лесах Карелии или на высоких берегах Амура? Даже при наличии 76 миллиметровой пушки, дизельного двигателя и радиостанции Р-123м на каждом танке.

И случись сегодня советско - финский конфликт при тех же условиях, исход операций в части достижения целей, минимизации потерь и осознанного применения войск был бы вполне предсказуем, хотя бы по описанию "зимней войны".

Впрочем, за примерами на Дальний восток ходить не нужно.

Сражение по овладению Грозным, организованное генералитетом российской армии в 1995 году, является примером именно такого рода. Город был взят, правда, не с первого раза, потери в бронетехнике составили более 200 единиц за одни сутки. Угробили до 40% личного состава в одной только 131 мсбр.

Положим, опыта не хватало. Но разве не было известно П. Грачеву, что "города танками не берут". Захотелось повторить подвиг Г. К. Жукова, который из весьма странных, с точки зрения опытного генерала, соображений "загнал танковые армии в каменные джунгли Берлина под огонь "фаустпатронов"?

Но почему маршал Жуков Г.К. "предвосхитил" подвиги генералитета образца 1995 года? Никакой загадки и тайны здесь нет. Все предельно просто. И можно только привести почти дословные указания Верховного на проведение Берлинской операции. В связи с сомнениями Г.К. Жукова о целесообразности массового использования танков в большом городе. И. В. Сталин предложил "не жалеть танки в боях на улицах Берлина, поскольку война заканчивается, нужно максимально сохранить людей, а танки все равно пойдут в переплавку".

Вот вам пример стратегического мышления и понимание тактики. Действительно, танк в условиях города это мощное средство непосредственной огневой поддержки пехоты и штурмовых групп. По эффективности, защищенности и маневренности танк или САУ безусловно не чета 45 мм ПТО и даже 203 мм орудиям НПП. И совершенно естественно, что тысяча танков примененных в большом городе против миллионной группировки противника по сути предопределила успешное решение задачи при минимуме потерь в стрелковых войсках. В течении недели (из 23 суток операции) такое применение танков вопреки канонам позволило добиться капитуляции гарнизона Берлина. Общие потери трех фронтов в Берлинской стратегической операции составили 352 тыс. человек, в том числе 78 тысяч убитыми. Эти потери сопоставимы с потерями в "зимней войне", но при этом состав войск одного только 2 Белорусского фронта превышал в 2 раза состав группировки, развернутой в 1940 году против финнов. Для сравнения приведу потери советских войск в Восточно-Прусской стратегической операции (по условиям весьма похожей на Берлинскую). Общие потери за 100 суток составили 584 тысячи, в том числе 126 тысяч убитыми и пропавшими без вести. С учетом условий и наличия сил политически верный замысел и разгром противника в его логове с применением танков на улицах города миллионника, были великолепно реализовано при минимуме потерь. (Таблица 2.1)

Таблица .2.1

Сравнительные показатели состава, численности и потерь войск в операциях заключительного периода ВОВ

Наименование объединений,

Боевой состав и численность войск

Людские потери,

тыс. чел.

сроки их участия в операциях

К-во соединений

Числен-ность,

тыс. чел.

Безвозвратные

Санитарные

Всего

Ср\

суточные

Берлинская стратегическая наступательная операция

16 апреля- 8 мая 1945 г. Продолжительность операции 23 суток, ширина фронта б\действий - 300 км,

глубина продвижения войск -100-200 км. Штурмом взят Берлин.

2-й Белорусский фронт (без 5-й гв. ТА и 19-й А)

сд- 33, кд-3, тк -3,

мк- 1, отбр - 1, сабр-1

441,6

13,1

46,0

59,0

2,6

1-й Белорусский фронт

сд - 72, кд - 6,

тк - 5, мк - 2,

отбр - 6, сабр-2,

УР - 2

908,5

37,6

141,9

179,5

7,8

1-й Украинский фронт (3 и 5 гв. , 13, 52-я А, 3 и 4 гв. ТА, 2-я ВА)

сд-44 сд, кд - 3,

тк - 5, мк -4,

отбр -2, сабр- 3

550,9

27,6

86,2

113,8

5,0

Днепровская военная флотилия

5,2

16

чел.

11 чел.

27 чел.

1 чел.

ИТОГО

Дивизий - 161,

Корпусов -20,

Бригад -15,

УР -2

1906,2

78,3

274,2

352,5

15,3

1 и 2-я армии Войска Польского в течение всего периода

пд - 10, тк - 1,

кбр-1

155,9

2,8

6,0

8,8

0,39

Восточно-прусская стратегическая наступательная операция

13 января-25 апреля 1945 г. Продолжительность операции 103 суток, ширина фронта б\действий - 550 км,

глубина продвижения войск -120-200 км. Штурмом взят Кенигсберг.

3 Белорусский фронт

сд - 54, тк -2,

отбр - 6, УР - 1

708,6

89,5

33,2

42,2

4,1

2-й Белорусский фронт (13.1 - 10.2. 45 г.)

сд - 63, кд -3,

тк -5,

отбр - 3, УР - 3

881,5

36,4

123,1

159,5

5,5

43-я армия 1-го Прибалтийского фронта (13.1 - 20.1. 45 г.)

сд - 13, отбр -1

79,0

0,2

1,27

1,46

0,2

Балтийский флот

0,4

1,7

2,1

0,03

ИТОГО

дивизий - 133,

корпусов - 8,

бригад - 10,

УР - 4

1669,1

126,5

458,3

584,8

5,7

Примечание: Обращает на себя внимание то, что в составе войск в очень похожих условиях в приведенных операциях было соответственно 20 и 9 танковых и механизированных корпусов, а потери убитыми на 100 тыс. численности войск соответственно составили - 0,046 и 0,075 тыс. человек. Это показывает насколько массирование сил и средств, танков в том числе, снижает потери и повышает эффективность применения войск.

Вывод из этого состоит в том, что танки, пушки и парашютисты, должно быть применены к месту, во время, с толком и по делу. Иначе, зачем они бестолковым политикам, а политики, в свою очередь - мертвым солдатам?

Очевидно так же и то, что не лишены смысла соображения П. Грачева об "упущенных возможностях" по взятию Грозного двумя парашютно-десантными полками 76 вдд (когда-то лучшим общевойсковым соединением в мире по подготовке, это признание американских экспертов 1985 года). Дело не только в пушках, танках и самолетах. Скорее дело в людях. И советские воины, как и советские военноначальники это неоднократно доказывали не только финнам и немцам в Европе, но и американцам в Азии.

Логика этих, возможно, спорных суждений вполне применима не только для СА, но и для РККА, Вермахта и к финской армии образца 1939-1940 года.

Существуют весьма эффективные способы "приблизить боевую подготовку к боевой обстановке". Например, в японской армии всем было известно, что на 1000 холостых боеприпасов в ходе тактических учений выдается один боевой патрон, а в Советской армии существовало правило, что если учение закончилось без происшествий, то подразделение к всеобщей радости уже заслуживает оценки "удовлетворительно". Отсюда родилась своеобразная формула - на учения собирались, но не выезжали - оценка "удовлетворительно", из парка выезжали оценка "хорошо", в цель стреляли, но не попали - оценка "отлично". Это называется ужасы мирной жизни.

Увы, это не анекдот, а традиционная повседневность для современной российской армии.

Не стоит заблуждаться, примерно такое же состояние подготовки войск у наших вероятных противников, и примерно та же "иерархия в системе приоритетов подготовки". Идеализировать американских "профи" и судить о их подвигах по пропагандистским фильмам не стоит. Подготовка немецкого солдата тоже далека от идеала, тем более не стоит говорить о подготовке голландцев, бельгийцев и прочих националов из состава войск НАТО.

Любопытно то, что разработанная американскими программистами стратегическая игра более высокого уровня, чем известный "Panzergeneral II" при моделировании советско-финской войны 1939 года неизменно давала ответ, что "прорвать линию Маннергейма невозможно", а достичь, сколько либо удовлетворительных результатов в операциях на других направлениях "чрезвычайно проблематично". Потери объективно превышают все допустимые нормы. Программируют люди, что заложили, то и получили. Но это по американским понятиям "не возможно", а советская армия свою задачу выполнила при сравнительно низких потерях и зимой и летом, под управлением не гениев военной мысли, потомственных дворян и баронов, а "малограмотных сталинских генералов", по большей части "академиев не кончавших".

"Кинжал хорош и к лицу тому, кто умеет им владеть".

Сегодня таких в высших эшелонах российской власти не много.

Потому и кинжал заржавел, весь в зазубринах.

Правда, слов и поучений много, именно от тех, кого представить себе в окопе просто невозможно. Потому пацифизм, разъедающий душу воюющего с бандитами народа, дошел до предела. Потому имеем большие потери, массовый героизм и дезертирство одновременно там, где их не должно быть.

Не готов наш народ к победам, он уже запрограммирован на поражение35.

Впрочем, не все так плохо.

Советская военная, как и "советская школа в целом", учила жить среди людей, а воевать с достоинством и честью в расчете на честность противника. Но к несчастью эта школа не сумела воспитать в нас чувство опасности и ощущение, что в и людском обличье есть волки. Сегодня "совковые традиции" не срабатывают, потому что жить приходится в обществе все более похожем на стаю, а воевать с чеченским "зверьем" и разного рода собственным сбродом, которое сбилось в вооруженные шайки и "незаконные вооруженные формирования". А собственно нужен был такой жизненный и военный опыт в условиях абсолютно безопасной для жизни простых граждан страны?

Для "простых граждан", может быть и нет. Но для офицеров Армии такие чувства и ощущения были нужны на уровне национальной безопасности. "Программой подготовки" их воспитание в таком духе не было предусмотрено.

Слабость подготовки офицеров проявлялась в культуре и цивилизованности отношений в самой нации. О заговоре против народа говорить было не принято. Все тряслись от слов национальное самосознание в то время как народ уже начал вымирать. Нецивилизованными стали считать любые проявления природной опасливости. Существовали своего рода "табу на определенные темы. Всякое искреннее проявление эмоциональности, волевой напряженности и дееспособности, умение дать отпор считались проявлением психической неполноценности и патологии. Сам по себе любой конфликт и даже теоретическая дискуссия расценивались как отклонение от уставных правил. Пусть это не покажется странным, но, боясь скандалов, мы подавали руку тем, кто не имел чести...

Последствия такого воспитания мы имеем сегодня36.

Неоднократно наблюдая за иностранными делегациями, составил себе определенное мнение о "типажах наших вероятных противников". Однажды довелось участвовать в российско-американском семинаре, а затем общаться с американскими офицерами в неофициальной обстановке. Им не откажешь в знании предмета и в здравомыслии. В то время как наши соглашались с явно глупыми мнениями и предложениями, помощник министра обороны США по подготовке кадров, заявил, что "американский опыт организации службы по контракту на российской почве следует употреблять весьма осмотрительно". Наши современные реформаторы "всегда готовы" выполнить любое начальственное указание, "обоснованное мировым опытом и рекомендациями" иноземных советников. Своего мнения наш генералитет, как правило, не имеет, инициативы не проявляет. Более того, стремится ее подавить даже в области исследований, где, казалось бы, начальственное мнение должно играть второстепенную роль.

Так при разработке направлений реформирования ВС, начиная с 1992 года, все было подчинено принципу "чего изволите". Именно по этому оценка проводилась в статике, а динамизма в прогнозах не было вовсе. Появление компьютеров усугубило ситуацию. Исследователи перестали мыслить. Математика и математические методы разработки вариантов заменили мыслительные процессы. Формализация на основе математических расчетов стала главным. Между тем, никто не опроверг известного: "от живого созерцания к абстрактному мышлению, а от него к практике"37.

Примеров подобной формализации процесса познания тьма. Чего стоит появление "новой хронологии" истории и даже специальной теории относительности, продукции сионизированных институтов.

Поэтому и "концепций военного строительства" в последние 10 лет было разработано не менее десятка с перспективой развития ВС по необходимости, не более чем на 2-3 года, а все математически точные модели состава и применения ВС полетели в корзину. Но под разработку откровенной ереси выделяются средства, выплачиваются премии, создаются должности и приобретается популярность. Кто позвольте спросить заполняет эти бессмысленные и вредные институты?

Такое состояние науки не удивляет. Но соответствует ли оно существу "идеократического государства - России"?

При общении с преподавателями и курсантами военных школ из США, Франции Италии, Бельгии, бросается в глаза прагматизм, расчетливость и умение жить (естественно по законам потребительского общества) и, как ни странно, исключительная наивность и беспомощность в пустяковых житейских ситуациях. В подготовке явно преобладал гуманитарный уклон, слабость практической подготовки, отсутствие элементарных навыков солдата и полевой жизни. Поэтому не могут удивлять результаты моделирования советско-финского конфликта.

В 1992 году глава итальянской делегации, бригадный генерал, с искренним сожалением говорил о разрушении нашей системы военной подготовки, по его мнению, лучшей в мире. Его слова в полной мере можно отнести и к нашей системе образования.

Не случайно американцы из Вест-Пойнта (училища сухопутных войск ВС США) с удовольствием стреляли из всех видов оружия на занятиях по огневой подготовке с ротой курсантов-кремлевцев, катались в качестве десанта на БМП и в последствии говорили, что ничего подобного на родине не имеют.

Один из моих знакомых офицеров из ВДВ поведал, что при близком знакомстве с американскими офицерами испытываешь разочарование, в то время как по его же словам один из них в порыве откровенности, после "представления", устроенного в одной из частей "миротворческих сил" России, заявил, что "русские десантники страшные люди".

Курсанты нашего училища неоднократно бывали в странах НАТО с ответными визитами, присутствовали и принимали участие в учениях. При всем внушительном антураже и богатстве, оказалось, что по уровню подготовки курсант второго курса Московского ВОКУ был выше, чем курсантов третьего курса подобного колледжа французской армии. Подготовка наших курсантов в среднем оказалась значительно выше курсантов факультета спецвойск ВС Франции.

При всем том, нужно видеть и недостатки.

Приведу выдержку из статьи профессора М. Чернышева - полковника, доктора военных наук. "К сожалению, в учебных программах командных военных училищ и общевойсковых академий России времени на изучение современной методологии военно-научного исследования совершенно не отводится. Сторонники прикладного обучения. Действительно, остается поздравить современных руководителей Вооруженных сил и высшей военной школы с назревшим теоретическим тупиком.

Разрушать легче, что в последние годы и происходит с Вооруженными силами, владеть и овладевать методологией приэтом не надо. Скоропалительные реформы как раз на этом и стоят. Объяви, что проводишь реформы, и разрушай. Все будет оправдано. Люди же будут верить, что это созидание.

Но именно методологически подготовленные кадры способны вывести Вооруженные силы из тупика и провести военную реформу"38. В связи с этим, не трудно согласиться, что в то время как "русский солдат обладает высокими боевыми качествами", командный состав "обременен инертностью мышления, склонен к формализму, штампам" и рефлексии. Это по меньшей мере, в действительности дело обстоит еще хуже.

Но пока еще есть герои, есть умные командиры, хорошие наставники и есть надежда, что наконец-то президент в России появится такой, которому к лицу ядерное оружие, Армия и Флот, как неизменные союзники мощное средство достижения целей в интересах народа. Он как первый офицер должен показать образец подготовки и пример знания искусства их применения.

И странная война продолжается.

Призрачный мир остается недостижимой мечтой. Строить на этом политику в ЧР, уповать на самоуправление и понимание со стороны чеченцев не приходится.

"Око за око, зуб за зуб?"

После кадров расправы "Тракториста", Салаутдина Темирбекова, над беспомощными пленными солдатами, навряд ли у кого либо будет желание говорить о гуманизме. Как следствие из этого: непременно должен быть отменен мараторий на смертную казнь и приведение приговора международного трибунала России в исполнение должно быть проведено на месте преступления. Не взирая на возражения ПАСЕ39.

Если в очередной раз, народ проявит малодушие и необоснованный гуманизм, испугается взглянуть в глаза неотвратимой смерти по приговору совести, то ему не место на земле. А "православному спецназу" и правительству, допустившему безнаказанное надругательство дикой орды "животных" над своими солдатами и друзьями не будет прощения.

Большая глупость брать в плен недобитков и дикарей. Было бы лучше, если бы этих "трактористов" в плен не брали, а "мочили" без сожаления и дебатов в их поганом логове. Если этого не сделает правительство президента Путина, то из 120 миллионов русских найдется сотни две храбрецов, которые на деле применят известное: "Око за око, зуб за зуб".

Если кто-то мечтает о мире в Чечне, который придет вместе с социальными программами трудоустройства, то глубоко заблуждается. Чеченцы, так же как и русские в своем большинстве, теперь уже понимают, что не смогут жить в добром соседстве. Между ними пролегла кровь большой и ожесточенной войны. Но горский обычай личной кровной мести с неизбежностью будет распространен на русских и станет убийственным для чеченцев, поскольку не менее жестокий обычай "око за око" существовал в среде русских. Его реанимация может стоить чеченцам невосполнимых жертв. Следущей войны со 120 миллионным русским народом 900 тысяч чеченцев, даже приподдержке всего мусульманского мира просто физически не переживут. А их отсутствие проблемы для русских не составляет и не будет составлять. И если в масштабах Земли кому-то мерещится интернациональное братство бандитов всех наций, то почему бандитские сообщества именуются в Москве не иначе как соответствующими "национальными общинами"? Если цивлизованные чеченцы или азербайджанцы не имеют отношения к бандитам, то почему бы им не стать патриотами России, а не исторической родины?

Если представить себе на минуту, что в России установлена бандитская власть, то значит ли это, что не начнутся разборки по национальному признаку?

Безнациональной преступности в конкретном месте не бывает, а собственные ренегаты в сто раз хуже бандитов кавказской национальности. Именно в этом для нас и заключается скрытая рассуждениями о безнациональной преступности опасность национальной катастрофы. А если слишком много развелось бандитов с русскими физиономиями на нашей русской земле то это наши, а не чеченские проблемы.

Читатель может спросить, "чего же мы полезли в чеченские пределы?"

А потому и "полезли, что они чеченские бандиты хотели всегда хорошо по закону жить у себя, и не менее хорошо грабить, получая удовольствие, в Москве.

"Посеявший ветер, - пожнет бурю". Тем более, что злые "чеченские ветры" для русских, при их многочисленности, могут оказаться не более, чем "дуновением эфира", а русские ветры для чеченцев превратятся в национальную катастрофу.

К проблеме "национальной катастрофы" мы еще обратимся подробнее несколько ниже, а пока можно констатировать то, что предсказанный осенью 1999 года "закат Ичкерии" состоялся. Цивилизация пожрала сама себя. Не менее 20-35% дееспособного мужского населения выбито, и не в состоянии обеспечить содержание многочисленных членов бандитских тейпов и собственные семьи без подпитки извне.

Второму президенту России следует отбросить всякие иллюзии. Никакого президентского правления в чистом виде с авторитетным "представителем-чеченцем" не может быть. Создание оптимального для охраны из-вне анклава с самообеспечением собственным трудом 500 тысячного населения и с тейповым самоуправлением - лучшая перспектива для полного перевоспитания трех поколений чеченцев их собственными руками. Вот уж действительно "труд или смерть нации".

Но верно и то, что до тех пор пока Президент не поймет место иноверцев, в том числе идейные растриги в среде русских, в качестве врагов России, его правление не принесет счастья народу. Нельзя ради интересов мировой демократии, жертвовать спокойствием 200 миллионного народа и надеяться на его процветание в условиях России.

Лорда Джада испугались

Когда двое дерутся, радуется третий.

От страха перед мировой общественностью КПЗ в Чернокозово за одну ночь покрасили от фундамента до конька крыши. Лорда Джада после Грозного, где он упал в обморок от увиденного, чуть ацетоном не уморили. Это пока он расспрашивал заключенных о пытках. Но оказалось, что и в ацетоновой атмосфере жить можно, а вчерашних бандитов кормят, если не обсыпными булочками (как Радуева в Лефортовской тюрьме), то вполне сносно. Оказалось, что уши и горло никто им резать не собирается. "Завтра на свободу с чистой совестью" и с новым российским паспортом, к своим женам, детям и к автоматам.

Не к плугами, станкам и тракторам, а к АВТОМАТАМ и ПУЛЕМЕТАМ!

И на хижине вчерашнего боевика будет написано непереводимое и непонятное для англичан: "Аллах над нами, козлы под нами". Путин пояснил, что "козлы это все мы". Кого он имел в виду, не вполне ясно и русским.

В относительно комфортных условиях, приодетый в галоши, под охраной целого десантно-штурмового батальона и в сопровождении целой Думской рати, этот "Кук" сделал вывод "о неадекватности" и пригрозил поведать о том, что видел и нюхал в ЧР и РИ, дядям и тетям в Европе.

А видел он из-за спин омоновцев и русских парашютистов не много. У страха глаза велики, и он наплетет, "бог знает что" в своей Европейской ассамблее.

То, что его пустили в Чечню и то, что красили КПЗ правильно.

Но перед этим следовало бы его свозить в Москве на улицу Гурьянова и в Волгодонск. Спустить в "зиндан", где держали его соотечественников в ожидании миллионного выкупа, а не дождавшись просто отрубили им головы. Стоило бы невзначай этого Джада-"Кука" оставить наедине с "условно мирными аборигенами". Они бы не стали разбираться, под его бормотание о свободе и правах, насадили бы его на вертел и съели. Как его знаменитого соотечественника на островах Полинезии съели дикари. Но там были первобытные нравы и 17 век. У нас на дворе 2000 год, и вроде бы относительно цивилизованное общество. Не имею ввиду Чечню, которая хуже первобытного рабства в сто раз и волей судьбы оказалась в центре народа, никогда не имевшего восточного рабства. И все те же первобытные нравы и канибализм.

Впрочем, сравнивать Хаттаба, Басаева и Радуева с полинезийскими каннибалами, значит погрешить против совести и смертельно обидеть потомков "дикарей". Плохо то, что на всей территории СНГ развелось в немерянном количестве цивилизованных бандитов-президентов. Паханы сидят там и тут. В том же Пскове, негласной столице ВДВ, правят в судах и прокуратурах сомнительные личности, если не сказать больше. Нет спасения народу, и он обязан "проявлять героизм" и нести потери в борьбе с бандитами. Появились "томогавки" и новые террористические технологии, а вместе с ними появились гробы и новости телевидение и "миротворчество". Из-за спин ОМОНОВЦЕВ представители ООН, ОБСЕ, СЕ, ПАСЕ, наблюдают и поучают как договариваться с Хаттабом и приводить в чувство боевиков адекватными мерами. "Без превышения и без жестокости, только исключительно гуманными средствами". И с полной реабилитацией чеченских "трактористов", "докторов наук", "генералов". Их в Чечне не меньше 20 тысяч и еще столько же в центре России.

Не слишком ли много, вопреки безопасности 145 миллионов в РФ уделяется внимания "чеченской цивилизации", которая от ненависти к себе разогнала собственный народ, позволила себе уничтожить все продуктивное мужское население и предпочитает жить на русских хлебах, вдали от родины, даже не помышляя об ее обустройстве своими руками?

Любовь, конечно, украшение жизни, но она не защищает от нашествия. И если сегодня от обсуждения вопроса Чечни в ПАСЕ "зависит судьба России", то следует подумать о вещах не столь прекраснодушных, как любовь к чеченцам и мировому сообществу.

Глава двенадцатая. Бдительность по образцу Израиля, как условие "комфорта жизни" в современной России

Берегись милиции, воров, огня и либералов!

Традиционный возглас ночных сторожей в Китае.

О международном терроризме как глобальном явлении и способе достижения "собственных интересов" в межнациональных отношениях говорить, казалось бы, не стоит. Сказано и написано достаточно много. Но, пожалуй, впервые за последние пятьдесят лет своей истории Россия столкнулась с широкомасштабным, разнузданным и устрашающим террором против многомиллионного русского народа.

Следует констатировать факт необычайного спокойствия, с которым москвичи встретили известие о трех подряд терактах, унесших более 200 жизней в течение недели. На этом фоне странно выглядели призывы Г. Явлинского "не допустить погромов на национальной почве". Кроме него о них никто и не вспомнил. Тем более не могут показаться убедительными попытки навязать мысль будто бы "можно жить комфортно, как в Израиле, научившись бдительности и способности "видеть в каждом подозрительном прохожем потенциального террориста". Именно такие рецепты дает нам герой громких заявлений на ТВ "майор Измайлов". Будем справедливы не он один.

Осенью 1999 года Николай Карлович Сванидзе в специальном выпуске "Зеркала" с подачи МВД РФ продемонстрировал многомиллионной аудитории секретный по содержанию "фильм-страшилку" о результатах проверки УВД Москвы. Расценивать его показ иначе как инструкцию диверсантам, пособничество преступлению и провокацию просто невозможно.

По горячим следам высказались все сколько либо доступные для прессы официальные лица от руководителя пресс-службы ФСБ до президента РФ. Все дают советы и предлагают "меры по обеспечению комфорта" перед лицом не вполне осознанной опасности терроризма. Издана даже брошюра под названием "Терроризм - это должен знать каждый".

Но в ней ни слова не говорится о его истинных причинах.

Нет сомнения в том, что истоки политического и межгосударственного терроризма нужно искать не в Чечне. Мы должны признать то, что вместе с "демократическими реформами" и свободным рынком часть населения России заодно приобрела жажду наживы и практически все вместо закона получили безмерную власть денег.

Именно это поразило Россию в самое сердце.

Все мы превратились в заложников чванливых ничтожеств, которые решили добиться своей цели интригами, шантажем и террором.

Главное видимо в том, что на территории России действительно сложилась преступная система власти, создан грабительский капитализм, накрепко сросшейся бюрократии и бандитских сообществ.

Вот уж действительно: "украдешь булку - сядешь в тюрьму, украдешь железную дорогу - будешь в конгрессе."

Взрывы в Москве, вызвавшие резонанс в СМИ, действительно трагедия для москвичей. Не меньшая трагедия терракты для жителей Кисловодска, Владикавказа, Буйнакска, Волгодонска, Санкт-Петербурга, десятков тысяч городков и селений России.

Но верно ли будет, как это представляется руководством МВД, делать различие между "криминальным и политическим" террактом? Их суть одна массовая гибель людей, которые имеют весьма отдаленное представление об истинных целях развязанного против них террора. И это не зависит от его формы будь то разборка местных бандитов или акция устрашения 120 миллионного "русского народа". Не верно будет видеть в основе терроризма "безнациональную безработицу" и бедственное положение граждан, рассматривать терроризм безотносительно к такому понятию как совесть, рассматривать его как "продолжение экономики иными средствами".

Исходя из этих классических посылок, для нейтрализации террора, как полагают многие, достаточно изменить экономические условия. От части это правильно, если, например, за попытками "взять под контроль международной мафии нефтеносный шельф Каспия и "обходную трубу" упорно не замечать замыслы "чеченского руководства" создать "великий имамат" при поддержке Запада и вопреки интересам России.

Очевидно, что террор против много миллионного русского народа имеет несколько иные с точки зрения здравого смысла мотивы - достижение стратегического успеха там, где его раньше не могло быть с применением других способов.

В самом деле, только экономическими санкциями, воздушной блокадой и созданием зоны безопасности можно было бы давно привести в чувство и население и руководство Ичкерии. Только в течение последних двух лет из Чечни беспошлинно перекачано несколько миллионов тонн нефти. Через Турцию, Грузию и Азербайджан транспортной авиацией в Ичкерию безконтрольно ввезено более 20 тыс. тонн грузов, в том числе, оружия и боеприпасов на сотни миллионов долларов. В среднем за год в аэропорту Грозного до недавнего времени совершало посадку не менее пятисот "бортов" с грузом для боевиков. Именно поэтому при всеобщем отвращении к производительному труду "накачка Чечни бюджетными средствами" для решения социально-экономических проблем безработного населения не имеет никаких перспектив. Тем более это несостоятельно при явном поощрении подавляющим большинством населения Ичкерии заложничества, как доходной статьи бюджета, и террора, как наиболее эффективного способа достижения Ичкерией успеха "в международных делах".

Если речь идет о терроре против "русского народа" на обширной территории РФ, то из 300 тыс. "титульной нации" Чечни и не менее чем 300 тыс. человек, так называемой "диаспоры" за ее пределами, всегда можно найти 600-800 человек, способных подготовить и провести серию из 150-200 террактов по всей территории России. Тем более можно успешно это сделать при наличии русскоязычных пособников на местах и 2-3 тонн взрывчатки оставленной ротозеями. (Только в течение двух первых недель в результате операции "Вихрь-Антитеррор" предотвращено 16 взрывов, изъято 550 тонн, целый эшелон, неучтенных взрывчатых веществ).

Как показывает "практика" помешать террору в этих условиях весьма сложно. И почти невозможно в отсутствии дееспособных контртеррористических организаций.

Действительно можно и нужно в допустимых пределах "мобилизовать население", утратившее за годы безбедной жизни инстинкт самосохранения и чувство опасности. Но пойдет ли на это демократическая власть сама установившая либеральные и весьма "комфортные" для различного рода бандитов условия (будь то в Чечне или на московских фондовых и прочих рынках)? На сигналы населения нужно будет реагировать и совершенно конкретно. Без оговорок и попыток "сидеть на двух стульях".

Но, если откровенный бандитизм и государственный террор практически в любой сфере, включая экономику, коммунальные услуги и выплату зарплаты, уже превратились в неотъемлемые и законные символы жизни, если они воспринимаются "как само собой разумеющееся", то способна ли власть "вооружить население" мыслью о необходимости тотальной борьбы с террористами?

Возможно ли уничтожить "безмерную власть денег и чванливых ничтожеств", а по сути вернуться на 20 лет назад, когда не то что об автоматах, о "демократизаторах" в руках милиции никто и не думал? Возможно ли уничтожить власть тех самых ничтожеств, с "похожими голосами", что одновременно крадут комбинаты и железные дороги, субсидируют боевиков и обеспечивают безбедную жизнь прогнившей насквозь российской верхушке?

Созданная властью обстановка всеобщего благодушия, попустительства, безответственности и разгильдяйства и есть главное условие проведения успешных ретрактов давними противниками России, малограмотными, спившимися и зависимыми от обстоятельств субъектами по указке "стратегов террор-войны" с целым народом. И только лишь для организации хаоса и паники, исключительно в политических целях, для захвата власти и сохранения существующего "экономического порядка"40.

Какие выдающиеся разоблачения узрели СМИ в словах главы пресс-службы ФСБ с показом "схемы связей"? Все преступники, кроме нанятых "пропойц и болванов с русскими физиономиями", сразу после террактов в Москве спокойно выехали за границу, а "связи и концы" давно утеряны нашими органами безопасности?

Никто не удивился этому и, возможно, мы видим только цветочки41.

Но какие нужны доказательства? Каких прокуров и законов не хватает у наших правохранителей и претендентов на должность "отцов нации", чтобы обуздать преступность?

Сколько еще банд подобных описанной Измайловым проинструктировано Басаевым и Хаттабом? Сколько еще готовится террористов-маршагентов и "шахидов" в лагерях по всему миру на деньгии по инструкциям Бен Ладена, Запада, саудовских шейхов и спонсоров из РФ?

В конце концов, не в чеченских бандах дело.

Нет никаких оснований для заявлений об "опасности погромов на национальной почве", если в Москве хватает местных бандюг, контролирующих финансовые, нефтяные, бензиновые и валютные потоки. Вполне справедливо будет утверждение, что "по национальному признаку" пока что расстреливают в Чечне и делят достояние русского народа на всем постсоветском пространстве. Впрочем, хватает и среди нас бессмысленного отребья с российской пропиской и славянской внешностью. Хватает в наших городах пьяни, что "за тридцать серебрянников готова продать мать и Родину в придачу".

Но с учетом событий в Дагестане, в Чечне и в Москве, зная то, что в последние годы количество мечетей и "школ" при них в Татарстане увеличилось в 200 раз, закрывать глаза на то, что Ингушетии и в Набережных Челнах (в самом центре России) уже зреет новый рассадник сепаратизма и "вахкабизма", будет крайне неосмотрительно. Этим давно следовало бы заняться власти. Следовало бы отбросить опасное для России и народа приобретение - либерализм и его порождение слабость государства. Такого рода приобретения выгодны лишь для кучки больных манией величия мошенников, отщепенцев и помешанных на правах человека и мировых ценностях умствующих интеллектуалов.

Понимает в чем дело даже "криминальный мир".

Не случайно в результате антитеррористической операции "Вихрь" преступность в Москве снизилась в три раза. Но не понимает этого власть, которая решила организовать "проверки на дорогах" и закупорила движение на самых оживленных магистралях в городе силами не в меру исполнительных сотрудников ГИБДД. Она решила провести перерегистрацию и дала повод говорить о несуществующей в народе "античеченской истерии". Организованная властью повторная проверка подвалов и чердаков, превратилась в массовые походы нетрезвых работников коммунальных служб по местам ими же созданных и узаконенных свалок42.

Сколько в тесных двориках Москвы стоит автомашин, сколько сотен тысяч поставлено "ракушек", каждая из которых может быть сдана в наем и начинена тонной взрывчатки?

Можно ли было вообразить, что-либо подобное еще 10 лет назад? О чем думала демократическая власть, когда сквозь пальцы смотрела на разрушение системы безопасности, ради популистских лозунгов и осуществления, как оказалось весьма вредных, "идей либерализации отношений"? Может быть, она всерьез думала о пресловутой и "единственной детской слезе, которой нет ничего дороже на свете"?

Что ж теперь не приходится говорить о дороговизне "предпринимаемых мер" при море пролитых за десять последних лет слез и 2,5 тысяч убитых "солдатиков" только в течение последнего года.

Более всего это касается именно русского и никакого другого народа. Решить проблему развязанного против него террора он должен только сам. Без советов и помощи тех, кто имеет "богатый опыт как в достижении соглашений, так и в организации международного террора при обеспечении комфортной жизни в его условиях".

* * *

Помочь народу справиться с развязанным против него террором могут только личное мужество, выдержка, твердость и даже временная жестокость по отношению к тем, кто избрал терроризм в качестве образа жизни. На войне как на войне. И тут не уместны библейские заповеди с "односторонним движением". "Всякий кто поднял руку с мечем, от него может и должен погибнуть". Это будет справедливо для всех. Это будет возможно только в том случае, если население осознает себя народом. Только в том случае, когда вернется национальное самосознание и понимание того, что террор развязан не против москвичей на улице Гурьянова, а против русского народа. И ответ на него должен быть адекватным. Одна только демонстрация силы и намеки на возможность применения всей мощи ВС уже подвигли непоколебимого Масхадова и "старейшин" к активному зондированию условий переговоров, а "мирное население" к массовому бегству из Чечни.

Жить "комфортно, по примеру Израиля", в условиях России с мерзлыми окопами вокруг каждого дома, в отдельной квартире, похожей на карцер, более того в организованной по типу военного лагеря стране не получится.

Собственно в этом не будет никакой необходимости, если от власти в РФ и Чечне будут устранены помешанные на своем величии ничтожества, а деньги в России превратятся из главного условия жизни и смерти населения в средство для "упрощения оборота товаров".

И не более того.

Но именно это и представляется полной утопией, поскольку манией величия в собственном ничтожестве страдает каждый второй, а на западе таких две трети.

Население России с катастрофической быстротой избавляется от "недостатков советов и социализма", таких химер как мораль, честь и совесть. Особенно в этом преуспели представители творческой интеллигенции и так называемые "корреспонденты и телекомментаторы" в просторечье - "патефоны".xii

Доказательство тому - превращение великого государства за шесть лет президентских реформ в большую помойку, криминальное сообщество воров и воришек, повязанных круговой порукой, "черным налом", темными делишками и, наконец, запуганных террором обывателей.

Николай Карлович это понимает, но с упорством маньяка добивается ответа на вопрос - кто виноват?

Отступление девятое.

Весной 1998 года Ельцин в свойственном ему стиле преподнес сюрприз чекистам. "Сюрприз" прибыл из Кремля в виде нового шефа ведомства на Лубянке.

"И чуть ли не первое, что он сделал, - расформировал управление, занимавшееся борьбой с организованной преступностью и бандитизмом. Вместе с ним рухнула почти вся агентурная сеть, ценой огромных усилий созданная в ближайшем окружении лидеров криминального мира. Узнав об отстранении от дел начальника этого подразделения генерала Хохолькова, на многих "малинах", в том числе и в Чечне, были накрыты праздничные столы. По имеющимся данным, в крупнейших городах России ныне действует глубоко законспирированная сеть чеченских боевиков. К ним можно было бы подобраться, отрабатывая их связи с легально действующими фирмами и банками, осуществляющими отмывание бандитских денег и финансирующих бандформирования... Вслед за тем новый хозяин ФСБ затеял столь масштабную реорганизацию, что она на долгие месяцы парализовала работу оперативных служб... Многие говорят о том, что структуры ФСБ и МВД, занимающиеся кавказской проблематикой, ослаблены бездумными (хотя вопрос: бездумными ли?) реорганизациями. Среди сотрудников бытует мнение, что оперативную информацию о реальной ситуации давать верхам бесполезно. Она там никому не нужна". (1).

О ком же это так гневно пишет политический обозреватель Павел Вощанов? Что за враг пробрался к руководству контрразведки? Батюшки! Да это же... Путин.

Совсем другой вопрос: для чего же понадобилось Владимиру Владимировичу, а значит - команде Ельцина, "парализовывать" работу контрразвекдчиков и ослаблять "кавказское направление"? Ответов здесь будет несколько. Во-первых, ФСБ слишком активно занималась расследованием махинаций членов правящей "семьи". С приходом Путина разработка "кремлевского дела" была прекращена. Во-вторых, ельцинские стратеги начинали подготовку к парламентским и президентским выборам. Чечня становилась их главной картой в приближающейся политической борьбе. Разыграть эту карту предстояло новому директору ФСБ.

В конце мая 1999 года Шамиль Басаев получил приглашение на переговоры с важным кремлевским чиновником. Но предлагалось ему приехать не в Москву, а во Францию, на Лазурный берег. Трудно предположить, что Басаев не догадывался о "повестке дня" секретных переговоров. Его боевики уже несколько месяцев строили укрепления на территории Дагестана, причем строительство шло на деньги, присылаемые из Москвы.

Как бы там ни было, в назначенный срок Басаев приехал на средиземноморскую виллу арабского миллионера Хашогги. Туда же прибыл и руководитель президентской администрации Волошин.

Александр Стальевич предложил захватывающую игру. Люди Басаева устраивают провокацию на границе с Дагестаном, после чего российская армия теснит боевиков вглубь Чечни.

"Были оговорены основные детали военного представления. Предполагалось, что российская армия освободит северные районы Чечни, в которых и останется на зимовку. Весной, ближе к президентским выборам, будут проведены показательные "сражения" еще в нескольких районах республики, чтобы у российского общества сложилось полное впечатление о близкой и неминуемой победе над ужасными "террористами". (2).

За безопасность встречи Волошина и Басаева отвечал тогдашний глава ФСБ Владимир Путин.

Именно к нему, наверное, адресовал свой вопрос боевой российский генерал, показывая журналистам железобетонное укрепление на территории Дагестана: "Это же целый год строили, а то и больше. Непонятно, куда смотрели местные жители? Куда смотрела ФСБ?" Эпизод с генералом относится к началу "второй чеченской кампании". Из тех самых укреплений только что выбили бородатых ваххабитов.

Сентябрь 1999 года. Кремль, наконец, определился с кандидатурой нового президента. Ради него Ельцин устроил очередной правительственный кризис, пожертвовал своим любимцем Степашиным. Владимир Владимирович вышел на стартовую площадку - он теперь премьер-министр. Еще один прыжок - и... вместе с "президентством" он получает полную независимость от своих товарищей по закулисной борьбе.

Два страшных взрыва в Москове унесли жизни нескольких сот человек. Новый премьер принялся утешать напуганных граждан и посылать гневные проклятия в адрес террористов. Этого оказалось достаточно, чтобы завоевать любовь электората: рейтинг Путина устремился вверх.

"22 сентября 1999 года в подвале жилого дома на окраине Рязани были обнаружены мешки с неизвестной смесью, снабженные боевым взрывателем с часовым механизмом. Газовый анализатор показал наличие в найденных мешках гексогена. Жители дома были эвакуированы, а найденный заряд обезврежен".

"А на следующий день, когда больницы приняли первых пациентов, поступивших с сердечными приступами и гипертоническими кризами, а все ведущие газеты и телевидение радостно сообщили, что террор в Рязани не прошел, в эфире появился директор ФСБ Патрушев и с солдатской невозмутимостью сообщил, что никаких террористов в Рязани не было. Что это просто учения с целью проверить местное УВД". (3).

"В демократической стране такой эпизод вызвал бы огромный скандал, отставку правительства, приостановку "антитеррористической операции" и гласное судебное расследование и самого эпизода, и его возможной связи со взрывами в российских городах, которые были главным психологическим оправданием для военных действий в Чечне". (4).

"История с "учениями" в Рязани обязательно должна быть детально и с пристрастием изучена Генпрокуратурой. В любой нормальной стране руководитель службы безопасности, совершивший подобный позорный проступок, обязан уйти в отставку. К сожалению, Путин как бы "не замечает" нелепых действий своего бывшего подчиненного".

"Редакция "Новой газеты" провела собственное расследование рязанских "учений", результаты которого прямо указывают на то, что в сентябре 1999 года рязанским милиционерам действительно удалось предотвратить очередной террористический акт". (5).

"22 сентября в Рязани была предпринята всамделишная попытка взорвать дом!" (6).

"Любой чеченский командир в качестве мести стал бы взрывать генералов или наносить удары по зданиям Министерства внутренних дел, по складам оружия или ядерным станциям. Он никогда не выбрал бы в качестве целей простых и безвинных людей. Цель Кремля состоит в том, чтобы создать атмосферу массового террора, дестабилизации, которая позволила бы в нужный момент сказать: ты не должен идти на выборы, иначе рискуешь взлететь вместе с урнами для голосования". (7).

В венской газете "Der Standart" за 10 августа 2000 г. приведена таблица, в которой сведены основные данные о взрывах, совершенных террористами в Российской Федерации:

1. 11.06.96 г. - московское метро - погибло 4 человека;

2. 16.11.96 г. - жилой дом в Каспийске - погибло 64 человека;

3. 19.03.99 г. - центральный рынок во Владикавказе - погибло 52 человека;

4. 31.08.99 г. - торговый центр в Москве - погиб 1 человек;

5. 04.09.99 г. - жилой дом в Буйнакске - погибло 64 человека;

6. 09.09.99 г. - жилой дом в Москве - погибло более 99 человек;

7. 13.09.99 г. - жилой дом в Москве - погибло более 100 человек;

8. 16.09.99 г. - жилой дом в Волгодонске - погибло 17 человек;

9. 08.08.00 г. - пешеходный переход на Пушкинской площади - погибло 17 человек.

Источники, приведенные в предложенной выборке:

1. Павел Вощанов. "Деловой вторник", N 247

2.Михаил Круглов. "Новая газета",N 573

3. Павел Волошин. "Новая газета"

4. Владимир Городецкий. "Труд"

5. Вадим Белоцерковский. "Новая газета"

6. Александр Портнов. "Советская Россия"

7. Александр Лебедь. "Фигаро"

Глава тринадцатая. Русский характер, как источник наших побед и причина наших поражений

Даже имея золотой характер, нужно иметь железную выдержку.

В. Прудовский

Я русский, я универсален....

Виктор Боков

Согласен с тем, что "наши просторы и история сформировали самобытный национальный характер народа, который впитал в себя многое"..., для него "характерны доброта, совестливость, отзывчивость, общительность...". Впрочем, неоспоримо и то, что "в каждом из нас хватает качеств, как на святого, так и на грешника". Вопрос только в том, что преобладает, и в какой степени эти качества определяют наши победы и поражения43.

Примем за аксиому то, что, несмотря на комичность "прославленных фильмов" и персонажей в исполнении небездарных актеров, так же как "русская охота и рыбалка" особенный русский характер, все же пока существует.

Отступление десятое.

Не могу претендовать на истину в части разработки темы "русского характера" и тем более "еврейского счастья". На то были классики, упомянутые ниже, и есть знатоки вечного для России вопроса, например, уважаемые профессора С. Боцанов, Б. Хорев и неуважаемый мной Радзиховский. В принципе меня занимает русский характер - как главное условие наших побед и причина наших поражений. Более того, меня интересует - долго ли будут продолжаться сражение без побед. Пусть это не покажется странным, но именно поэтому не могу согласиться с мнением уважаемых академиков Ф. Углова, Б. Искакова и примкнувшего к ним того же Б. Хорева. Имею ввиду опубликованные в "Правде России" No 12 статьи "Депопуляция в России" и "Наследие Бориса II...". Нарисованная ими средствами математики с примесью эсхатологии и пропаганды ужаса картина гибели русского этноса не вдохновляет, и... возможность такого исхода лично для меня даже математически представляется сомнительной.

Несклонен к позитивному фатализму, но именно в силу качеств "русского характера" и как ни странно, не законы демографии, все же не путины и ельцыны определяют судьбу народа. Речь по большому счету все же идет о мере исторической справедливости для русского народа в рамках жестокой формулы Ф. Углова - "выжить или спиться, отрезветь или погибнуть"44. Мера справедливости для русского народа в этом удручающем прогнозе определяется пределом терпение большинства в бедности и алчности меньшинства в богатстве, а перспектива выживания связана только с инстинктом самосохранения, свойственного по крайней мере бедному большинству с той самой горькой судьбой русского народа.

Понимаю, что термин "Мера справедливости" в современной России употреблять столь же опасно сколь и неуместно, поскольку доходы бедных и среднеобеспеченных соотносятся как 1 к 20, а среднеобеспеченных и богатых как 1 к 100. В так называемых цивилизованных странах соотношение доходов в крайних позициях обычно не превышает "пятикрат". Увеличение разрыва до 7 свидетельствует о нарастании социальной напряженности опасной для общества и чреватой взрывом. Еще в 16 веке Бэкон говорил: "Сколько в государстве разоренных, столько готовых мятежников...", добавим, готовых, судя по всему, добровольно заблуждаться и проявлять непонятную реакционность в ущерб собственной безопасности.

Спрашивается, где мера терпения и алчности, законопослушания и готовности к мятежу в российском обществе?

Когда мы окажемся свидетелями социального взрыва, похожего на "бессмысленный и кровавый русский бунт"?

Душевное состояние наших сограждан уже действительно пугает и озадачивает45.

Дело не только в претензиях на "доброту, совестливость и отзывчивость". С равным успехом на них претендуют практически все народы. Дело в вещах более глубоких, чем представляется при несколько упрощенном подходе к анализу "национального характера и судьбы русского народа". Следует согласиться с тем, что национальный характер проявляется не в том, что народ способен более или менее успешно копировать достижения других, а в том, что он, в силу своих национальных особенностей, может делать недоступное прочим или то же, но другим способом. Это в равной степени имеет отношение как к русским, так и к представителям других народов.

Если внимательно изучить приведенный в книге иллюстративный ряд в части техники и вооружения от экспериментального "крейсерского танка" времен финской войны до стратегического бомбардировщика Ту-160 конца столетия, то можно заметить, что все эти образцы ВВТ были и являются непревзойденными в свое время другими народами, пожалуй исключая американцев и только в последнее время.

Думаю возразить на это что-либо трудно, почти невозможно.

Однако, далее речь пойдет исключительно о русских.

Условие побед

Не побоюсь заметить, "культура духа", в противоположность "сомнителной культуре естества цивилизованных наций" составляет главную отличительную черту "русского характера". Известна одна его интересная особенность. В жизни она проявляется в отношении одного из самых мощных инстинктов, в чувстве самосохранения. И не только в том, что в тяжелейших условиях "российской действительности" самоубийства составляли ничтожную в сравнении с другими народами долю от общего количества смертей46.

Заметить проявление этой черты можно в том, что для русских обращение к духу в самых трудных ситуациях - традиционный способ решения глобальных проблем. В годы великих войн России неоткуда было ждать помощи и правительство обычно обращалось к русскому народу, который в принципе был лишен даже этой возможности. Народ, мог уповать только на свои силы и обращался к себе, так сказать, лично - "Если не ты, то кто?" Это требовало мужества и выдержки.

В связи с этим не так уж странно и сегодня звучит известное "лучше смерть стоя, чем и жизнь на коленях". Можно привести малоизвестный в истории факт того, что на 100 тысяч военнопленных именно русские давали неизменно более высокий показатель по количеству смертельно опасных побегов, чем все другие народы. Это показала как первая мировая, так и Великая Отечественная война. Очевидно, что верное действие этого свойства характера сопряжено с крайним напряжением сил, связано с преодолением страха смерти. Вековая привычка к напряженной нравственной и физической работе вместе с пережитой не самой легкой судьбой наложили особый отпечаток на характер.

Пожалуй, никто не будет отрицать, что "типичными чертами русского характера" являются: мировая уходящая в себя скорбь, как некое охранное чувство, терпение, как напряжение воли в обыденной жизни, самообладание, как проявление величия духа и, наконец, стойкость, как способность без суеты и истерик переносить несчастья и превратности судьбы. Обратите внимание поведение на наших соотечественников, пораженных страшными взрывами в Москве и Волгодонске и вы увидите именно эти качества.

Было бы странным не отметить наиболее поразительную черту русских идеализм, который имеет корни в особой "русской чувственности к природе" и в способности сочувствовать другим народам, людям и даже животным. Русскому характеру одинаково чужды немецкая сентиментальность и мелочная "благотворительность" европейцев, прагматизм, торгашество и расчетливость хапуг "нового света", восточная изощренность и жестокость. Совсем не характерны для русского характера алчность и продажность. Для русских не понятой остается мечта американца - "деньги, слава и удовольствия"47.

Все эти качества в соединении с миролюбием и искренностью послужили основанием традиционных семейных начал русских и необычайно высокому положению в семье русских женщин.

"Тонкость чувств", дает возможность русским проникнуть в глубь и видеть вещи в их истинном свете, делает русских истинно свободными и поддерживает в их душе непоколебимую уверенность в лучшее будущее. А известная беспристрастность к себе и справедливость позволяли русским установить правильные отношения с другими нациями. Можно по примеру Н. Данилевского назвать это "всечеловечностью и терпимостью", по примеру современника Ф. Достоевского, профессора И. Сикорского - "добродетелью гостеприимства, примером усвоения лучшего из чужой культуры и готовностью делиться всем, что есть лучшего в распоряжении русских".

Действительно, по большому счету гуманизм и человечность всегда отличали славян. Чтобы не говорили, к ним сегодня, можно отнести только известную часть русских, белорусов и пожалуй сербов. (Можно только поражаться насколько типично поведение сербов и русских в трагических для них ситуациях 1999 и 2000 годов.) Такие качества без сомнения могли вызвать только восхищение других народов и приносили победы не только русским, но и их друзьям в прошлом.

Согласимся с Верой Коломейцевой, "у русского народа, каким бы он ни был, какими и сколькими бы пороками ни был отягчен, есть своя глубинная таинственная жизнь, не подверженная ни малейшему чуждому народу влиянию; эта жизнь совершенно непостижимая для всех, его не любящих, недоступная им, неподвластная, независимая от их воли, странно-прекрасная и неистребимо-сильная. Странно-прекрасна и неистребимо-сильна она тем, что бессознательна как присущая народному естеству, тем, что просто есть и все. В огромной мере благодаря этому русский народ непобедим и бессмертен."

"Сам себя не похвалишь...", не возгордишься, не покаешься, не покаешься богу не угодишь. Но послушаем, что о нас говорят наши противники в борьбе "мировоззренческих позиций ХХ века", немцы, на протяжении без малого целого столетия.

Национальные предрассудки: характеристика русских в школьном учебнике кайзеровского рейха, 1908 г.

Национальный характер русского народа определяется глубиной чувств и национальной гордостью. Русским присуща смена настроения от веселья до тоски. Велики их лукавство и вежливость. Неодолимая суровость природы сделала их неприхотливыми, терпеливыми и раболепными, однако им присущ и фатализм, который лишает их жизненной активности, если исключить из общей массы великорусское казацкое племя.

Долгая зима способствовала развитию ремесел и появлению мастеров высокого класса, развитию торговли и деловой сметки, но также привела их к пьянству и лени. Русские - зто полуазиатские племена. Их дух не является самостоятельным, чувство справедливости и реальности заменены слепой верой, им не хватает страсти к исследованиям. Раболепие, продажность и нечистоплотность - это чисто азиатские черты характера.

Национальные предрассудки: характеристика русских в пропагандистском издании времен первой мировой войны, 1916 г.

Известен ли вам национальный характер русского народа? Мнения по поводу характера великороссов различны. С одной стороны, у великоросса имеется много положительных, трогательных черт характера, за счет которых он располагает к себе. С другой стороны, часты проявления жестокости и бессовестности, так что невозможно понять, как столь разные черты характера уживаются в одном индивидууме. В русском характере мы находим контраст между меланхолией, чисто славянским благодушием и жестокими кровожадными инстинктами азиатских кочевников. Чтобы понять это противоречие в русском характере, необходимо обратиться к историческому развитию русских. Русский характер обусловлен в своей основе влиянием татарского ига, деспотической формой правления в России и, в первую очередь, крепостным правом. Эти три момента в национальной жизни русских в течение веков оказали чрезвычайно отрицательное влияние на их характер. E. von Seyditz: Geograpfie Breslau 1908 s.243

Национальные предрассудки: характеристика русских в школьном учебнике Веймарской республики, 1925 г.

Итак, несмотря на многочисленные многовековые материальные и людские жертвы, несмотря на достойные восхищения, смелые дела сибирских и манджурских строителей железных дорог, России не удалось занять желаемое "место под солнцем". И так как она стремилась распространить свою мощь в основном за пределы своих границ и едва ли заботилась об укреплении экономических и социальных условий, то не выдержала и рухнула под тяжестью испытаний мировой войны.

Русский дух как таковой, видимо, не приспособлен к творческой созидательной деятельности; почти всем, что создано Россией во внешних и внутренних делах, она обязана немцам, состоявшим на русской службе, или прибалтийским немцам.

Как говорится "не в бровь, а в глаз". Но так ли все это?

Правы ли спесивые потомки псов рыцарей, не раз битых русскими, если были и другие "соображения"48?

Почему спесивые германцы, по меньшей мере, трижды были разгромлены именно русскими, при этом в последний раз в ответ на уничтожение 14 миллионов мирных жителей России, в том числе не менее 8 миллионов детей и женщин, "азиаты" не применили известный принцип мести: "око за око"?

Вопрос не уместен... для русских. Именно поэтому мы терпим поражение за поражением, от тех, кто не чужд жестокости, как главного условия сомнительных побед, хотя бы и временных.

Причины поражений

"Не делай добра и не получишь зла".

Но "посмотрим правде в глаза" и с полной беспристрастностью отметим некоторые особенности "русского характера" в качестве причин наших поражений в настоящем.

К числу основных отрицательных качеств русских часто относят нерешительность или "слабость характера". Это качество по научному называется "рефлексией" - склонностью к самонаблюдению, самоанализу, сдерживание дальнейших действий, а точнее, "по-русски", это склонность к "самокопанию на пустом месте".

Но по большому счету для массы русских "рефлексия" проявляется не как боязнь, страх смерти или наказания, а как выжидание в опасении сказать неверное слово, показаться смешным, тем более совершить действие вопреки совести (Вот уж чего не скажешь о "вождях", партфункционерах и бюрократах). Выжидание превращается в пассивность, которая, по мнению многих, допускает спасительный возврата в исходное состояние. Понятно, что при этом самим русским довольно трудно определить такое состояние души как недостаток характера. Но именно этими качествами успешно пользуются конкуренты. Именно осторожность выжидания, подчас переходящая всякие границы здравого смысла, вместе с доверчивостью и готовностью сострадать убогим часто были причиной поражений для русских.

Еще более удивительна способность русских - жертвовать собой ради чужих и даже абсолютно чуждых интересов. Примеров этому можно привести сколько угодно, в том числе в нашей новейшей истории. Именно нерешительность "вождей", чрезмерная осторожность, жертвенность и доверчивость "масс" привели к поражению народ в 1991 и 1993 году. Именно "осторожность выжидания", пресловутое - "как бы чего не вышло", и не менее популярное "авось" - причины поражений на Северном Кавказе в 1996 году, событий в Дагестане и в Чечне 1999-2001 гг.

Но осторожность выжидания и всечеловечность49 принимается за слабость, это порождает агрессию, наглость и беспринципность со стороны противника.

Впрочем, не стоит прикрывать откровенное предательство и преступное бездействие власти осторожностью народа.

Большая часть русского народ "проявляет терпение и выдержку, не суетится и стойко переносит превратности собственной судьбы. Пока народ действительно "выжидает и безмолвно взирает на вороватых (если не сказать больше), склонных только к интригам и предательству "вождей".

Действительно, все еще впереди и "современная национальная идея" только формируется, но совсем не в кремлевских дворцах администрацией президента, не "новыми русскими" в кампании с "Мабитекс", не в помпезных храмах и не на политических предвыборных тусовках.

"Судьба человека" - судьба народа

Не случайно говорят, что "русский - это судьба", а против судьбы не попрешь. Судьба и характер русского народа давно определены М. А. Шелоховым. Характер народа в "тельняшках солдат и офицеров", штурмующих позиции боевиков, на беретах липецких омоновцев и на гюйсах североморцев с атомохода "Комсомолец". Судьба народа под Орлом и Курском. Она в скорбном памятнике матери, безвозвратно отдавшей шестерых сыновей для священной войны в Защиту Отечества.

Русский характер там, где есть преодоление разрушения созиданием и страха смерти силой духа.

Казалось бы, время выбора пришло. Формально выборы состоялись, и... победила алчность.

Уже после выборов президента мной была высказана кощунственная мысль о том, что в принципе не составляет труда представить, что следует ожидать от В. Путина "русского мужичка", по мнению некоторых этакого "чухонца" тверского разлива. Не трудно, потому, что я тоже чухонец, только вологодского разлива и, зная себя, вполне определенно могу смоделировать поведение президента с подобным менталитетом, как и возможность "реализации" ужасной картины, нарисованной академиками, с Путиным или без него. Важно кто Путину прокладывает "идеологические рельсы", Чубайс, Греф, госдепартамент США или патриоты России. Еще более важно понимает ли он сам, народ, свою судьбу и характер50.

***

Отступление одиннадцатое.

Не далее как прошлым летом в русской глубинке был открыт памятник былинному герою - Илье Муромцу, "сиднем сидевшему 33 года" и поднятому силой идей, "обращенных к его глубинным чувствам". И можно быть уверенным - в своем движении вперед русский народ пойдет по своему пути, руководствуясь простым и в то же время тонким чувством нравственного и физического самосохранения

Не спрашиваю - обладают ли этим "тонким чувством" вожди, назначенные русскому народу волей злого рока в поводыри. Ответ ясен. Наблюдая суету "русского правительства" и президента РФ в Москве, говорить о русском характере не имеет смысла.

Не много хорошего может услышать русский народ от власти, от, так называемой, "народной интеллигенции", от вождей, тем более от народов "большой России - СССР", наконец получивших или упорно добивающихся "свободы" любой ценой.

Думаю, все же найдется тот, кто после великих потрясений скажет: "Спасибо Великому Русскому Народу, вынесшему на своих плечах всю тяжесть перестройки и реформ, победившему в великой войне духа и грубого прагматизма, бескорыстия и алчности, милосердия и жестокости, созидания и разложения. Спасибо Народу, который своим терпением, святой верой в будущее и неоправданными потерями обеспечил стабильность и мир!"

Не знаю, будут ли оценены по справедливости и поняты всеми народами России "особенности русского характера".

Я "русский человек" и не боюсь показаться смешным.

Важно, самим понять кто мы такие, "тонкость собственных чувств" и русского народа, который все же составляет большинство населения Российской Федерации.

Остается напомнить старую и весьма парадоксальную для обыденного понимания истину - "жестокость есть высшая форма проявления гуманизма на войне", и добавить - едва ли "Меру" жестокости, и гуманизма в обеспечении собственных интересов может определить народ России, "потерявший свою русскую душу". "Высшую меру" жестокости к себе и гуманизма к противнику выбирает русский народ. Другие обходятся малым, предпочитая бомбардировки с безопасной дистанции и террор мирного населения. И поэтому вряд ли возможна наземная операция НАТО в России, а действия по выводу из строя ее экономики террором из космоса, в силу ослабления ее позиций, в перспективе вполне возможны.

Не смотря ни на что, в традициях России присутствует стремление решать конфликты на основе "договоренностей и политическими мерами". Но только престиж духа и твердость предполагает успех в мятеж - войне. "Договоренности" в ущерб интересов народа в политике должны быть отброшены.

Прошлое действительно не оставляет места сомнениям.

Всемирная мятеж-война диктует свои законы. Для нее нет изолированной и направленной против соседей российской стратегии, есть блоковая, направленная против России всемирная мятеж-война с элементами битвы за душу воюющего русского народа. Для мятеж-войны нет маленьких стран и территорий, есть большая политика с участием их населения и с использованием особенностей русского характера.

Есть ли основания надеяться, что в течение ближайших пяти лет менталитет и характер народа изменится? Вряд ли это возможно даже в течение первой четверти грядущего столетия, "когда вымрет поколение с рабской психологией". Если перевоспитание одного взрослого человека вещь совершенно невозможная, то по И. Солоневичу - "перевоспитание" тысячелетней нации есть совершеннейший абсурд".

И с этим трудно не согласиться, но надлом произошел, и траектория развития русского народа коренным образом оказалась скорректированной самым действенным способом - войной в сфере политики, экономики и информации.

В самом деле, "если желательно изменить жизнь целого народа, то существует ли средство более действенное, нежели война!" (Норман Додд, американский конгрессмен, 1909 год)

Глава четырнадцатая. Национальная катастрофа - реальность или предмет спекуляций

Ненавистная даже к себе цивилизация неизбежно движется к своему закату.

Шпенглер

В последнее время все больше входят в лексический оборот определения, устрашающие сознание, но, разумеется, было бы неверным игнорировать само понятие "катастрофа". Оно существует и действительно объективно отражает "события, связанные с несчастными и трагическими последствия". Но его употребление подчас превращается в "формулу страшилки" для обывателя, более того, носит характер политических спекуляций и приобретает провокационный смысл преднамеренных действий в целях дестабилизации ситуации. Более того, это становится характерным, не только для описания ситуаций, связанных с глобальными действиями людей. Когда к месту и не к месту в сочетании с понятием "катастрофа" применяются такие уточняющие определения как "экологическая", "техногенная", "гуманитарная" и "национальная", это действительно становится провокацией опасной для мира.

До недавнего времени понятие "катастрофа" употреблялось крайне осторожно. Оно было характерным для оценки событий, связанных с аварией техники, сооружений, природных явлений с человеческими жертвами. Произошло землетрясение с разрушительными и катастрофическими последствиями для тысяч жителей Нефтегорска на Сахалине. По неизвестным причинам разбился самолет с экипажем и пассажирами над Атлантикой. В результате взрыва 100 тонн "безобидных хлопушек" на пиротехническом складе фирмы производителя разрушен целый квартал в голландском городке Энцеле. Последствия действительно трагичны: 20 человек погибло, 600 ранено, 200 пропали без вести. Никто не будет возражать против того, что в приведенных случаях налицо все признаки катастрофы. Определить подобного рода трагические события в качестве национальной или назвать их соответственно авиационной или производственно-бытовой катастрофой - дело ответственности, понимания существа явления или "дело вкуса" и добросовестности комментаторов. Но очевидно одно, падение самолета с тремястами пассажиров на борту, или даже разрушение нескольких кварталов голландского городка с многочисленными человеческими жертвами для США и Голландии "национальной катастрофой" не является. При известных обстоятельствах можно назвать их "национальной трагедией". Но катастрофических последствий для нации они иметь не будут и поэтому такие события именовать "национальной катастрофой" было бы по меньшей мере не верным.

Великий русский язык не оставляет места сомнениям на сей счет, история подтверждает это с полной определенностью, а факты и статистика являются критерием объективной оценки и уместности применения устрашающих сознание определений.

Насколько важно определить грань между страшилками и провокациями против мира предлагаю судить самим читателям после прочтения обзора народонаселения РФxiii и на нескольких конкретных примерах.

В чем существо проблемы для русских

Не верь, не бойся, не жалей.

Приведу классический пример "национальной, если так можно выразиться, катастрофы. В 9 веке с территории будущей России навсегда исчезло государство, а вместе с ним и народ. Имею ввиду Хазарский каганат, простиравший свое влияние на западе до Киева, а на востоке до границ современного Китая, и хазар, обитавших на значительной территории в нижнем течение Волги.

Известно по меньшей мере два неоспоримых факта: во-первых, катастрофические для хазар последствия были вызваны необычайно быстрым и мощным подъемом уровня воды на Каспии, что повлекло существенное изменение условий жизни народа; во-вторых, это разрушительная война на истребление, практически совпавшая по времени с экологической катастрофой. Не останавливаюсь на причинах разразившейся войны, но в результате уже через два столетия не осталось ни государства, ни языка, ни культуры, ни писаной истории. Сегодня как память о некогда могучем государстве существуют малоизученные руины Саркела и, в перемешку с домыслами, легенды о хазарах. Никто не будет возражать против того, что исчезновение Хазарского каганата действительно пример национальной катастрофы глобального масштаба. И так, в результате катастрофического стечения обстоятельств более тысячи лет назад исчез в небытие многочисленный народ.

Ровно год назад создание натовским руководством провокационной страшилки для общественного сознания под названием "гуманитарная катастрофа" стало поводом для операции "Решительная сила" с трехмесячной бомбардировкой территории СРЮ. Но если "гуманитарная катастрофа для 700 тысяч албанцев" в Косово сегодня уже забыта, то кто говорит о "национальной трагедии" для 9 миллионов сербов, которые лишились значительной части национального достояния, территории и части своих граждан? Если в результате десятилетней войны цветущая страна разодрана на части, миллионы людей лишились родины, крова и средств к существованию, то не будет ли это "национальной катастрофой" для сербов в XX столетии, сравнимой разве что с турецким игом и его последствиями для славян во времена правления малоазиатских султанов в центре Европы?

Впрочем "как для кого". И здесь не только причины, но и трактовку событий нужно искать в том кому выгодно создание стращилок, провокаций и соответствующего информационного фона для формирования общественного мнения.

Кстати говоря, слышал ли кто либо из уст здравомыслящих сербов о "национальной катастрофе"? Кто-нибудь может сказать, что их руководство занималось и занимается политическими провокациями, трубит о "национальной катастрофе" и буйствует в ПАСЕ, как это делает "противоположная сторона" и участники прямой агрессии против Югославии?

Можно ли вообще говорить о какой то катастрофе для косовских албанцев, если их численность за время существования СФРЮ (примерно за 50 лет) увеличилась в Косово едва ли не в трое. Они стали преобладающей нацией в крае и уже претендуют на территории за его пределами? Может быть, все это есть преднамеренная и хорошо спланированная акция, на завершающем этапе, как и следовало ожидать, из трагедии превращенная в фарс?

Большое часто видится в малом и приведенный пример с СРЮ является натурной моделью претворения концепции, так сказать, "войны за душу народа", хотя и не вполне завершенной в действительности, но с очевидной перспективой ее завершения, близкой к состоянию "национальная катастрофа".

Не побоюсь сказать, что на пороге благополучно-объединенной после 50 лет мира процветающей Европы тоже стоит "национальная катастрофа". И Европа стоит к ней гораздо ближе чем Сербия. Именно потому, что европейцы под впечатлением гуманитарных страшилок поддались на провокации США, "миротворцев" из НАТО, демократических кликушь на Балканах и защитников прав человека. "Что посеешь, то и пожнешь". Посеянный ветер раздора, будет причиной европейской национальной бури. Но еще более страшным предвестником заката является создание "социально-истерического типа" общества "Западной цивилизации", в объятья которой так стремятся наши либерал-демократы.

Впрочем, применение терминологии катастрофа в отношении Западной Европы именно в этом аспекте пока представляется фантастическим предположением, далеким от реальности. Но это предположение имеет все основания даже при наличии Евросоюза, НАТО, ОБСЕ, ПАСЕ и видимого процветания.

Остановимся на этом несколько ниже, а здесь позволю себе привести для нас примеры более близкие, но не менее основательные.

Имеет ли смысл рисовать русскому народу картины "национальной катастрофы" для перевоспитания страхом? Не единожды ее признаки были на устах политиков и академиков, а "голая, сермяжная правда" апокалиптических пророков о конце света обращалась в ложь и при этом снижала потенциал сопротивления и осложняла путь к выходу из рукотворного тупика. Представим себе, что в результате массированной информационной атаки на воюющий народ в 1941 году сомнение в возможности победы стало бы преобладающим в народном сознании, а потери в первый период войны преподносились бы как катастрофическое преддверие неизбежного поражения. Наверное, не стоит пояснять, что в этих условиях России выйти с победой из четырехлетней войны бы невозможно или весьма затруднительно. Обывательский ужас не может стать основой массового героизма и самопожертвования, а страх перед властью и палкой не заставит умирать ради идеи.

Можно согласиться с тем, что признаки геноцида, вымирания, депопуляции или "полной алкоголизации" населения в России имеют место, и никаких возражений здесь быть не может. Но испугать этим российского обывателя невозможно. Он пил во времена сухого закон и тотальной борьбы за трезвый образ жизни, пил с радости и в горе. Сегодня смысл национальной трагедии русских заключается в том, что за тысячу лет своей истории русские как нация впервые оказались разделенным народом на собственной территории с весьма плохими перспективами на выживание в ближайшие 50 лет51. Русские лишились единого государства, значительной части народного достояния и производственной базы, отброшены в развитии на полвека назад. Впервые за тысячелетия истории уставший народ застыл в безысходности и безмолвствует, его жизненные ресурсы оказались на пределе исчерпания.

Может ли понять обыватель, что вслед за горячей (на уничтожение населения) и "холодной" (на истощение ресурсов) против России, развязана новая, как сегодня говорят, информационная война, и позволю себе уточнить в духе "битвы за душу народа"? Может ли понять население России, что по сути "холодная война" послужила одной из причин трагедии и не последним средством решения на территории СССР проблем "мирового сообщества" и его союзников? Наконец, то, что в война против СФРЮ, а затем и против Сербии, это всего лишь последствия глобальной катастрофы, постигшей созданную русскими политическую систему Советский Союз?

Если людские и материальные потери от горячих и холодных войн не представляются необратимыми и в какой то мере могут быть восполнены упорным трудом всего населения в течение 3-4 или 10-12 лет, то последствия современной "всеобщей войны" с элементами "битвы за душу народа" могут стать для русских действительно катастрофическими. Прежде всего в силу необратимости результатов борьбы именно в духовной, а не в материальной сфере. Если в ближайшее время народ будет лишен своей души, окончательно утратит чувство самосохранения и способность к сопротивлению, то "всякие мечты о восстановлении России" нужно будет забыть навсегда. Расчлененная злонамеренно соседями или "по доброй воле" населения ее территория действительно будет сырьевым придатком Европы, США, Японии и возможно Китая.

Не уверен, что Россия действительно превратится в безлюдную "пустыню", выгодную для передела ресурсов в интересах "золотого миллиарда". Вопрос только в том, насколько быстро наступят катастрофические для русского народа последствия перестройки и реформ.

Но так же далек от мысли, что списанные с европейских точняков конституции и законы, будут "гарантией для демократии и главным условием" безопасного существования населения России в первой четверти 21 столетия. В том числе для восстановления благосостояния россиян, которое, якобы, зависит от интенсивности и "необратимости кардинальных экономических реформ"52.

Именно эти мировые точняки и "необратимость реформ" действительно грозят национальной катастрофой, депопуляцией и резким снижением численности населения в следствии вымирания. Пусть это не покажется упрощением, но в условиях беспрецедентной по масштабам попытки встроиться в чуждую цивилизацию со своей культурой, четырехкратного снижения уровня жизни и двухкратного падения производства с разрушением созданной ранее материальной основы жизни и отнюдь не безоблачного существования, кому придет в голову заводить нормальную семью из пяти человек.

Тем более, что с начальных классов современному поколению внушаются мысли противные человеческому существу и продолжению рода, а "модной ячейкой общества" сегодня является семья из трех человек. Идеология депопуляции подкрепляется созданием соответствующих экономических условий, внедрением "социальных программ и политических концепций" нового тысячелетия.

Если такие идеи и практика преобладают, насаждаются государством, то что можно ожидать в будущем?

Речь идет уже не о "потерянном", а скорее об "уничтоженном поколении". И если сегодня для нас важнейшим из искусств и предметом поклонения является TV, на котором присутствует насилие, грабежи, рукотворные катастрофы, социальный эгоизм, безумствуют бесчеловечные идеи и разврат, то можно ли рассчитывать на формирование здорового общества и полноценной семьи, как гарантии процветания?

И это уже не смешно.

Можно написать десятки и сотни хороших статей о геноциде, депопуляции и алкоголизации. Можно иметь тома и "своды законов". Но ни то ни другое не улучшит показатели "рождаемости и естественного движения народонаселения" ни сегодня, ни через 10 лет. Но не менее противна мысль, что русский народ подошел к краю пропасти или перешел черту милосердия, из-за которой нет возврата.

Предположение, что через два поколения численность русского населения в России в результате депопуляции, пьянства и усилий власти сократится два раза, на мой взгляд, не вполне соответствует принципу историзма в исследовании. Даже если в теории депопуляционных процессов присутствует математика и неубиенная статистика, что порождает "научность страшилок" и бездействие в ожидании неизбежного. Это опровергает история России, и пример с хазарами - скорее исключение, чем правило. Дело даже не в катастрофическом подъеме воды на Каспии и даже не в истребительной войне развязанной против русских. Дело в состоянии народа, который в силу ряда причин полностью исчерпал себя в системе существовавших в то время этносов. В более сложных условиях при прямых потерях за четыре года горячей войны более 26 миллионов человек "большая Россия" к моменту распада СССР смогла не только восстановить, но и на 100 миллионов увеличить численность населения. Конечно, показатели народонаселения по РСФСР за 50 послевоенных лет значительно скромнее, как верно и то, что некоторые народности в ее составе и в национальных республиках далеко превзошли русских в приросте численности. В том числе за счет неравноценной миграции именно русского населения "для экономического подъема и развития отсталых национальных окраин".

Современное состояние русского этноса действительно вызывает тревогу. Явные признаки "русской катастрофы" существуют и требуют повышенного внимания общественности к этой проблеме. Но очевидно, что для нейтрализации негативных факторов (снижение уровня жизни, пьянство, вырождение, депопуляция и вымирание) требуется прямое вмешательство власти, полностью сознающей опасность и высокую вероятность превращения ее в прямую угрозу национальной безопасности. Вопрос лишь в том, насколько власть сознает ответственность и способна ли она к действиям в этом направлении.

Очевидно, что существует по крайней мере две альтернативы существования России.

Во-первых, это интеграция в мировую цивилизацию на правах побежденной, третьеразрядной державы с перспективой навсегда расстаться с национальными особенностями. Очень скоро население превратиться в некий конгломерат остатков народов на денационализированной территории, без родного языка и собственной культуры.

Во-вторых, можно пойти по пути полной изоляции, в расчете на развитие России с опорой только на собственные силы и ресурсы. Но это вряд ли возможно в силу сложившихся в связи с распадом СССР условий для обеспечения самодостаточности государства с открытыми границами.

Впрочем, ни тот ни другой вариант не могут стать реальностью в обозримой перспективе, поскольку усилий реформаторов для этого явно недостаточно, глобальное похолодание нам не грозит, а полное разрушение, например, систем жизнеобеспечения больших городов в результате ядерной войны представляется фантастикой... Правда, до определенного предела, поскольку не только убыль населения, но и ежегодная эмиграция 100 тысяч русских в страны дальнего зарубежья без всякой перспективы на возвращение это непреложный факт, а новые технологии ведения войн будущего уже обкатаны и ждут своего часа. Но нет сомнения в том, что условия для эффективного действия внешних факторов наступят не ранее, чем состоится полное разоружение России с утратой способности к защите и в связи с накоплением в необходимых объемах оружия 21 столетия противоположной стороной.

Очевидно, что решение проблемы русского народа пока лежит за пределами возможного и как ни странно требует третьего пути: разумной самоизоляции, повышения людского и произведенного ресурса государства, для обеспечения приемлемых подавляющей части населения условий обитания в России.

Вопрос опять таки в том, кто заинтересован в необратимости реформ или напротив развития России как самодостаточного государства в безопасных границах. В последнем конечно не заинтересована современная правящая элита, интересы которой не распространяются далее обеспечения условий временного обитания на территории России, но продолжение разрушительных реформ с катастрофическими последствиями для 95% населения - полностью соответствует интересам ее обогащения. Будет ли она, эта элита способствовать "возрождению России"?

Здесь не должно быть заблуждений. При существующих порядках мы неотвратимо будем двигаться к национальной катастрофе. Ее угроза будет приобретать все более реальные очертания, если не произойдет полной смены государственной идеологии. Только в этом случае можно рассчитывать на успех в войне за душу народа, в борьбе с "депопуляцией и пьянством".

Если "большое видится в малом", то в рамках изложенного действительно существует больная тема "национальной катастрофы чеченского народа". В последнее время она все более приобретает характер проблемы международного масштаба и также служит примером для прочих народов. Дело даже не в том, что европейская политическая тусовка под названием ПАСЕ с завидным упорством старается унизить Россию, вытолкнуть представителей РФ в шею из Европейского союза. Такое, уже помнится, было в 1939 году, когда СССР был исключен из Лиги наций. Следует напомнить, что несколько ранее и после того "миротворческие процессы" игры с гитлеровской Германией закончились печально для их организаторов. Чем закончилось "изгнание" Советского союза из Лиги наций, мы тоже помним.

Сейчас ситуация несколько иная хотя бы по составу участников, но очень похожая по сути. Повторение пройденного в современных условиях это уже глупость, граничащая с шизофренией и даже злонамеренная провокация. Европейская глупость должна быть наказана, американская шизофрения подвергнута лечению, а провокаторам должно быть воздано по заслугам.

Очевидно, что провокаторами катастрофы выступают чеченские "лидеры, народная элита и надежда нации". Об этом в свете обозначенной темы разговор особый.

Глава пятнадцатая Особенности "национальной катастрофы"

для чеченцев

Мы злы, были злыми и будем злыми.

Сенека

Обсуждение кандидатуры премьер-министра в Госдуме 17 мая неожиданно обернулось скоротечной дискуссией на тему "русский вопрос" в России. Депутат А. Буратаева обвинила Г. Зюганова в предвзятом подходе к изложению национального вопроса, что по ее мнению "ведет к дискриминации остальных народов РФ" с высокой трибуны Госдумы.

Однако, если справедливо то, что нет малых народов, но так же верно то, что есть большая политика, в которой они играют свою роль. Тем более, что нерешенный русский вопрос с неизбежностью превращается в проблему для дагестанцев, калмыков, ингушей и всех прочих из "129 народов России".

Допустим, что Г. А. Зюганов заблуждается и проблемы русских в России не существует, как ее нет в Казахстане, на Украине, в Таджикистане, и для начала обратимся к волнующему всех "чеченскому вопросу".

Опасность жизненным интересам наций существует всегда, даже если намеренно создана иллюзия мирного сосуществования. Дело другое насколько опасной представляется угроза поглощения небольшого народа более многочисленными соседями. Какие территориальные потери, утрату какой части производственных ресурсов считаются критическими, чтобы говорить о катастрофе. Утрата чего в сфере языка и культуры является невосполнимой?

Есть ли, наконец, угроза чеченской государственности и самому существованию нации.

Существовала ли для чеченцев подобная опасность в прошлом?

Есть ли прямая угроза для чеченской нации? Если есть, то в чем причина создавшегося критического положения и где выход из тупика?

Собственно речь об утратах может идти, если есть что терять.

Что потеряли чеченцы за 200 лет пребывания в составе России? Язык и культуру? Напротив, они приобрели свою письменность и не потеряли самобытность в рамках естественного процесса приобщения к российским, социалистическим и даже к мировым ценностям. Может быть они потеряли территорию и производственные ресурсы? Напротив, они спустились с гор и были с пониманием встречены равнинными народами. Они приобрели благодатные земли в предгорьях, помощь русских специалистов и Грозненский нефтеперерабатывающий комплекс. Впервые в годы Советской власти чеченцам была обеспечена возможность самодостаточного экономического развития. Только, прибыли от добычи на месте 4 миллионов и переработки еще 8 миллионов тонн нефти за глаза хватило бы не одному, а пяти миллионом чеченцев и русских специалистов, созданной в СССР автономии. Идею "национального процветания всех" оценены не были. Вопреки здравому смыслу, чеченцы выбрали другую альтернативу, многолетней и бессмысленной войны против многомиллионного народа. Вспомним историю юга России XIX века и события нашего советского периода, и окажется, что причина конфликта даже не в географии, не в том, что Россия и "россияне" создали своим присутствием на Кавказе опасность для чеченцев. В Чечне всегда было достаточно местных "князей" и дельцов, которые только национальное обособление считали удобным основанием для безраздельной власти и собственного процветания, а "народные обычаи" превратили в средство прикрытия и достижения своих целей.

Чтобы понять это не требуется исторических изысканий, достаточно ознакомиться с современными указами ныне покойного первого президента Ичкерии и его преемника Масхадова о методах борьбы с "неверными". С теми самыми, что создали условия для "экономической самодостаточности" в результате культурного похода России на Кавказ "с книжками, разумом, песнями и хлебом" (так рекомендует русским решать проблемы другой президент, вождь почти суверенной Ингушетии, а пока криминального предбанника Ичкерии "российский генерал" Р. Аушев). Содержание этих "государственных указов и рекомендаций" следует расценивать как провокацию и понимать как войну против русского народа.

Сегодня стало модным говорить о государственности, не имея для этого ни экономических оснований, ни географических условий. И что же, чеченцы потеряли государственность? Но была ли она при первобытно-общинном строе, при тейповой организации об