sci_history У Джейкобс У Старые капитаны (рассказы) ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-10 Mon Jun 10 22:10:06 2013 1.0

Джейкобс У У

Старые капитаны (рассказы)

Джекобс У.

СТАРЫЕ КАПИТАНЫ

Рассказы

Перевод с английского БЕРЕЖКОВА А.Н.

В этих рассказах читатель найдет все, чему положено быть в классических повествованиях об отважных пенителях морей. Есть здесь отчаянный голодный бунт на борту и сорванец, пустившийся в море на поиски приключений, есть тайная охота за исчезнувшим сокровищем и коварный заговор команды против своего капитана, есть пылкая любовь помощника к капитанской дочке и вообще паруса, кубрики и трюмы, набитые порохом. Правда, борта кораблей здесь не окутываются пушечным дымом и не взвиваются на мачтах черные флаги с черепом и скрещенными костями, и капитаны здесь не из тех, кто распевает:

Пятнадцать человек на сундук мертвеца.

Йо-хо-хо, и бутылка рому!

Пей, и дьявол тебя довезет до конца.

Йо-хо-хо, и бутылка рому!

Да и откуда взяться в этих рассказах пушечной пальбе и пиратам, если действие их происходит не в восемнадцатом веке, а во второй половине девятнадцатого, и не в далеком Карибском море, а на реках и у берегов доброй старой Англии! Капитаны, помощники и сорванцы, о которых пойдет речь, плавали на непритязательных барках и шхунах, доставляя скромные грузы из оптовых складов где-нибудь на Темзе в лавки, мастерские и заводики заштатных городков на побережье Уэлса или Корнуэла, и в глаза не видели золота с испанских галеонов, вполне удовлетворяясь скромным жалованьем, которое отсчитывалось им наличными прямо из выручки за фрахт. Экипажи их состояли из помощника, двух-трех матросов, кока да юнги, а то и вообще из одного только помощника, выполнявшего по совместительству все прочие судовые обязанности. Впрочем, и этим труженикам малого каботажа приходилось переживать много занимательных приключений, и об этом-то и повествует в своих рассказах известный английский писатель-юморист Уильям Уаймарк Джэкобс (1863 - 1943).

Следует отметить, что даже на самом маленьком барке поддерживалась самая суровая морская дисциплина и субординация. Рядовые матросы жили в тесных, дурно пахнущих кубриках на носу корабля, и им категорически воспрещалось без дела или без вызова появляться на корме, где находился штурвал и располагалась каюта капитана и помощника. Снабжение матросов продовольствием лежало целиком и полностью на совести капитана, который лично закупал для них те продукты, которые считал нужным, то есть "числом поболее, ценою подешевле". Нарушения дисциплины жестоко карались либо вычетами из мизерного жалованья, либо тюремным заключением в первом же порту.

Как увидит читатель, Джэкобс великолепно знал жизнь на борту этих маленьких торговых судов. Его нельзя назвать писателем социальной темы, но он любил своих героев - грубых, невежественных, доверчивых моряков, в поте лица зарабатывавших каждый медный грош, и комические ситуации, создавать которые Он так умел в своих рассказах, неизменно вызывают сочувствие к простодушно-хитрым капитанам, забулдыгам матросам и, конечно, к мальчишкам-юнгам.

ПРОСОЛЕННЫЙ КАПИТАН

- Старый Уэппингский причал? - произнес косматый тип, взвалив на плечо новенький матросский сундук и сразу перейдя на рысь. - Есть, капитан, место известное. Ваше первое плавание, сэр?

- Угадал, друг, - отозвался владелец сундучка, маленький худосочный подросток лет четырнадцати. - Только не беги так на своих ходулях, слышишь?

- Слушаюсь, сэр, - сказал мужчина. Замедлив шаг, он повернул голову и пригляделся к своему спутнику. - Нет, не первое это ваше плавание, сэр, - с восхищением в голосе проговорил он. - Быть этого не может. Я вас сразу раскусил, едва увидел. И что вам за охота втирать очки бедному работяге?

- Что ж, в морских делах я разбираюсь неплохо, это верно, - сказал мальчишка самодовольно. - А ну, право руля! Еще немного право руля!

Мужчина незамедлительно повиновался, и таким манером, к большому неудовольствию прохожих, двигавшихся навстречу, они прошли оставшееся расстояние.

- И всего делов-то на какую-то паршивую полукрону, капитан, - сказал мужчина. С этими словами он поставил сундук на верхнюю ступеньку причала и благодушно расселся на нем в ожидании платы.

- Мне нужно на "Сюзен Джейн", - обратился мальчишка к перевозчику, который сидел в своей лодке, придерживаясь рукой за нижнюю ступеньку.

- Ладно, - сказал тот. - Давай сюда твое добро.

- Грузи его на борт, - сказал мальчишка носильщику.

- Слушаюсь, капитан, - сказал тот, весело улыбаясь. - Только сперва, если вы не против, я хотел бы получить свою полукрону.

- Ты же сказал на станции, что шесть пенсов, - возразил мальчишка.

- Два шиллинга и шесть пенсов, капитан, - по-прежнему улыбаясь, произнес носильщик. - Это у меня голос такой хрипловатый, и вы, наверное, не расслышали про два шиллинга. Полукрона у нас - обычная цена, сбивать ее нам никак не разрешается.

- Ничего, я никому не разболтаю, - пообещал мальчишка.

Отдай человеку его полукрону, - с неожиданной злостью вмешался перевозчик, - и кончай отлынивать. А мне ты заплатишь восемнадцать пенсов, понял?

- Хорошо, - с готовностью согласился мальчишка. - Это недорого. Я не знал, какие здесь цены, только и всего. Но я не смогу с вами расплатиться, пока не попаду на корабль. У меня с собой только шесть пенсов. А на корабле я попрошу капитана, чтобы он отдал вам остальное..

- Кого попросишь? - взревел носильщик.

- Капитана.

- Слушай-ка, - сказал носильщик, - ты лучше отдай мне мою полукрону, а иначе я спихну твой сундук в воду и тебя следом за ним.

- Тогда погодите минутку, я сбегаю и разменяю деньги, - поспешно проговорил мальчишка и скрылся в узком переулке, ведущем к причалу.

- Он разменяет полсоверена, а то и весь соверен, - заметил перевозчик. - Требуй с него все пять шиллингов, приятель, не стесняйся.

- Ты тоже не теряйся, сдери с него побольше, - любезно откликнулся носильщик. - Ох ты, ну и... Это же надо...

- Слазь с сундука! - приказал огромный полисмен, явившийся вместе с мальчишкой. - Бери свои шесть пенсов, и чтоб духу твоего здесь не было! Если я еще раз поймаю тебя на этом...

Не закончив фразы, он взял носильщика за шиворот и дал ему свирепого тычка на прощание.

- Плата перевозчику - три пенса, - сказал он мальчишке, между тем как человек в лодке, сделавши каменное лицо, принял от него сундук, - И я постою здесь, пока он не доставит тебя на судно.

Мальчишка уселся в лодку, и перевозчик, дыша сквозь зубы, погреб к стоявшим в ряд кораблям. Он поглядел на мальчишку, затем перевел взгляд на могучую фигуру на причале и, с видимым усилием подавив сильнейший позыв произнести несколько слов, яростно плюнул за борт.

- Какой он молодец, верно? - сказал мальчишка. Перевозчик притворился, будто не слышит, взглянул через плечо и с силой загреб левой к небольшой шхуне, с палубы которой двое человек разглядывали маленькую фигурку в лодке.

- Это тот самый мальчик, - произнес капитан, - и вы должны твердо запомнить, что наш корабль - пиратское судно.

- Да уж пиратов у нас на борту предостаточно, - свирепо проворчал помощник; он повернулся и принялся оглядывать команду. - Экая куча лентяев, бездельников, тунеядцев, негодяев...

- Это задумано ради мальчика, - прервал его капитан.

- Откуда он взялся? - спросил помощник.

- Сынишка одного моего приятеля, и я беру его в плавание, чтобы в доме у него вздохнули свободнее, - ответил капитан. - Ему, видите ли, хочется стать пиратом, ну, и я, чтобы сделать отцу приятное, сказал, что мы-де занимаемся пиратством. Если бы я так не сказал, он бы нипочем сюда не явился.

- Ну, я ему покажу пиратство, - проговорил помощник, потирая руки.

- Он по всем статьям сущее наказание, - продолжал капитан. - Забил себе голову дешевыми книжонками про приключения и совсем от них свихнулся. Начал с того, что сделался индейцем и удрал из дому с двумя другими ребятишками. Когда он решил стать людоедом, остальные двое воспротивились этому и выдали его полиции. После этого он совершил несколько ограблений, и его старику пришлось выложить немало денежек, чтобы замять эти дела.

- Хорошо. Ну, а вам-то он на что понадобился? - проворчал помощник.

- Я хочу выбить из него всю эту дурь, - тихо ответил капитан, Когда лодка подошла к борту шхуны. - Ступайте на ют и расскажите команде, что от них требуется. Когда мы выйдем в открытое море, это уже не будет иметь значения.

Помощник с ворчанием отошел, а маленький пассажир взгромоздился на банку и перелез через борт. Перевозчик передал следом за ним сундук и, опустив в карман медяки, без единого слова оттолкнулся веслом и погреб обратно.

- С благополучным прибытием, Ральф, - сказал капитан. - Как тебе нравится мое судно?

- Удалой корабль, - отозвался мальчишка, с большим удовлетворением оглядывая потрепанную старую посудину. - А где же у вас оружие?

- Тс-с-с! - сказал капитан и приставил палец к кончику носа.

- Ладно, ладно, - сказал юнец раздраженно. - Мне-то уж могли бы сказать.

- Все в свое время, - терпеливо пояснил капитан и повернулся к команде.

Матросы подходили, волоча ноги и пряча ухмылки под ладонями.

- Вот вам новый товарищ, ребята. Он мал ростом, но он не подведет.

Новоприбывший подобрался и оглядел команду с некоторым разочарованием. Для отпетых негодяев они выглядели слишком уж добродушными и разболтанными.

- Что это с тобой, Джем Смизерс? - осведомился капитан, злобно уставясь на громадного рыжеволосого детину, который вдруг загоготал ни к селу ни к городу.

- Это я вспомнил о том парне, которого я прикончил в последней стычке, сэр, - ответствовал Джем, снова напустив на себя серьезный вид. - Я все время смеюсь, когда вспоминаю, как он визжал.

- Слишком много ты смеешься, - строго сказал капитан и положил руку на плечо Ральфу. - Вот с кого бери пример, вот с этого молодчика! Он не смеется. Он действует. Проводи его вниз и укажи ему койку.

- Соблаговолите следовать за мной, сэр, - сказал Смизерс, спускаясь по трапу в кубрик. - Здесь, конечно, несколько душновато, но тут уж виноват Билл Доббс. Наш Билл -старая морская лошадь, он всегда спит одетым и никогда не моется.

- Ну, это в нем еще не самое ужасное, - произнес Ральф, благосклонно озирая закипающего Доббса.

- Попридержи язык, приятель! - сказал Доббс.

- Ничего, не обращай внимания, - сказал весело Смизерс. - Никто не принимает старину Доббса всерьез. Если тебе нравится, можешь даже стукнуть его. Я за тебя заступлюсь.

- Мне бы не хотелось начинать с ссоры, - серьезно сказал

Ральф.

- Да ты просто трусишь, - сказал Джем насмешливо. - Этак тебе сроду у нас не прижиться. Дай ему, я заступлюсь, ежели что.

Побуждаемый таким образом, мальчишка приступил к делу. Вначале хитроумным маневром головой, всегда вызывавшим восхищение у соседских мальчишек и почитаемым за образец ложного выпада у них же, он отвлек внимание Доббса к области желудка, а затем ударил Доббса по лицу. В следующее мгновение кубрик огласился шумом и гамом, Ральф был брошен поперек Доббсовых коленей и неистово воззвал к Джему, напоминая ему об обещании.

- Непременно, - утешил его Джем. - Я непременно заступлюсь за тебя. Он тебя и пальцем не тронет.

- Как же не тронет, когда он уже трогает! - вопил мальчишка, - Ты что, не видишь, что ли?

- И то верно, - сказал Джем. - Но ты погоди, вот я подстерегу его на берегу и так отделаю, что его родная мать не узнает.

В ответ мальчишка разразился потоком визгливых поношений, направленных по преимуществу на некоторые дефекты физиономии Джема.

- Экий ты, братец, грубиян, - сказал матрос, ухмыляясь.

- Если ты покончил с этим молодым джентльменом, Доббс, - произнес Джем с изысканной вежливостью, - будь любезен, передай его мне на предмет обучения хорошим манерам.

- Он не хочет к тебе, - ухмыльнулся Доббс, между тем как Ральф изо всех сил вцепился в него, - Он знает, кто к нему добрый.

- Погоди, я еще с тобой посчитаюсь! - разрыдался Ральф, когда Джем все же оторвал его от Доббса.

- Господи боже мой, - проговорил Джем, с удивлением его разглядывая. Смотри-ка, да ведь он ревет, прямо слезами исходит! Ну, Билл, много я повидал в своей жизни пиратов, но этот какого-то нового сорта.

- Оставьте парнишку в покое, - вмешался кок, толстый добродушный мужчина. - Иди сюда, иди ко мне, старина. Не плачь, они ведь это не со зла.

Обретя у кока покой и безопасность, Ральф от стыда скрипел зубами, пока этот достойный человек, поставив его к себе между колен, вытирал ему глаза каким-то предметом, который называл своим носовым платком..

- Все будет хорошо, - приговаривал кок. - Ты и глазом моргнуть не успеешь, как станешь таким же молодцом пиратом, не хуже любого из нас.

- Ничего, ничего, - рыдал мальчишка. - Погодите только до первого дела. Не моя будет вина, если кое-кто не заполучит пулю в спину.

Матросы переглянулись.

- Так вот обо что я расшиб руку, - медленно произнес Доббс. - А я-то думал, что это перочинный нож.

Он протянул длань, бесцеремонно ухватил мальчишку за воротник и подтащил к себе, после чего извлек у него из кармана небольшой дешевый револьвер.

- Ты только погляди на это, Джем, - сказал он.

- Сперва сними палец с курка, - отозвался тот сердито.

- Выброшу я это за борт от греха, - сказал Доббс.

- Не будь дураком, Билл, - сказал Смизерс. Он взял револьвер и спрятал в карман. - Вещь стоит денег, и на несколько кружек пива мы за нее получим. Эй, посторонись, Билл, его пиратское величество желают выйти на палубу!

Билл шагнул в сторону, уступая мальчишке дорогу к трапу, а когда тот поднялся на несколько ступенек, поддал ему снизу плечом. Парень вылетел на палубу на четвереньках, со всей возможной поспешностью вновь вернул себе приличную позу и, отойдя, склонился над бортом - с надменным презрением наблюдать суету рабов на пристани и на реке.

Они отплыли в полночь и рано на рассвете прибыли в Лонгрич, где к ним подошел лихтер, груженный бочками, и мальчишка ощутил вкус романтики и тайны, когда узнал, что в бочках содержится порох. Десять тонн пороха погрузили они в трюм, после чего лихтер отошел, люки были задраены, и они снова двинулись в путь.

Это было его первое плавание, и он с живейшим интересом разглядывал суда, которые шли навстречу. или обгоняли их. Он помирился с матросами, и те угощали. его чудовищными рассказами о своей пиратской жизни в тщетной надежде запугать его.

- Это просто маленький мерзавец, и больше ничего! - с негодованием отозвался о нем Билл, поразив однажды себя самого мощью собственного воображения. - Подумать только, я рассказываю ему, как младенца бросили акулам, а он хохочет во все горло!

- Да нет же, он мальчик как мальчик, - тихонько сказал кок. - Вот погоди, Билл, когда у тебя будет семеро таких.

- Что ты здесь делаешь, юнга? - осведомился капитан, когда Ральф, забрел, засунув руки в карманы штанов, на корму.

- Ничего, - ответил мальчишка, вытаращив на него глаза.

- Твое место на том конце судна, - резко сказал капитан. - Ступай туда и помоги коку с картофелем.

Ральф поколебался, но ухмылка на физиономии помощника решила дело.

- Я здесь не для того, чтобы чистить картошку, - сказал он высокомерно.

- Ах, вот оно что, - вежливо произнес капитан. - А для чего же, если мне позволено будет узнать?

- Сражаться с врагами, - коротко ответил Ральф.

- Подойди сюда, - сказал Капитан. Мальчишка медленно приблизился.

- Теперь слушай меня, - сказал капитан. - Я намерен вбить в твою глупую башку немного здравого смысла. Я знаю все о твоих дурацких выходках на берегу. Твой отец жаловался, что не может управиться с тобой, и теперь я попытаюсь сделать это, и ты на собственной шкуре убедишься, что иметь дело со мной будет потруднее. Подумать только, он полагает, будто здесь ему пиратское судно! Да в твоем возрасте любой сопляк понимает, что в наши времена таких вещей не бывает!

- Вы сами сказали мне, что вы пират! - сказал мальчишка яростно. Иначе бы ноги моей здесь не было!

- Потому я так и сказал, - возразил капитан. - Только мне и в голову не приходило, что ты такой дурак и поверишь этому. Пират! Да разве я похож на пирата?

- На пирата вы не похожи, - сказал мальчишка с ухмылкой. - Вы больше всего похожи на...

- На кого? - спросил капитан, подступая ближе. - Ну, что же ты замолчал?

- Я забыл, как это называется, - ответил Ральф, доказывая этим ответом, что здравый смысл ему отнюдь не чужд.

- Не смей врать! - сказал капитан. Смешок помощника вывел его из себя. - Выкладывай, живо! Даю тебе две минуты.

- А я забыл, - упрямо сказал Ральф. Ему на помощь пришел помощник.

- На мусорщика? - подсказал он. - На уличного разносчика? На трубочиста? Ассенизатора? Воришку? Каторжника? Старую прачку?..

- Я буду вам очень обязан, Джордж, - произнес капитан сдавленным голосом, - если вы вернетесь к исполнению своих обязанностей и не будете впредь мешаться в дела, которые вас не касаются. Итак, юнга, на кого же я похож?

- Вы похожи на вашего помощника, - медленно сказал Ральф.

- Не ври! - злобно сказал капитан. - Забыть такое слово ты не мог.

- Я не забыл, конечно, - признался Ральф. - Только я не знал, как это вам понравится.

Капитан с сомнением поглядел на него и почесал лоб, сдвинув фуражку на затылок.

- И еще я не знал, - сказал Ральф, - как это понравится помощнику.

С этими словами он отправился на камбуз и уселся за котел с картошкой, выведя таким образом капитана из неловкого положения. Некоторое время хозяин "Сюзен Джейн" глядел ему вслед бессмысленным взором, а затем повернулся к помощнику. Тот кивнул.

- Да, с ним ухо нужно держать востро. Вот так облает тебя, а придраться не к чему.

Капитан промолчал, но, едва была почищена картошка, он направил своего юного друга чистить корабельную медь, а после этого - прибрать в каюте и чистить кастрюли и сковородки на камбузе. Тем временем помощник спустился в кубрик и обревизовал его сундук.

- Вот откуда он набрался всей этой чепухи, - объявил он, вернувшись на корму с большой связкой грошовых книжонок. - Одни названия чего стоят: "Лев Тихого океана", "Однорукий корсар", "Последнее плавание капитана Кидда"...

Он присел на. светлый люк каюты и принялся листать одну из книжек, время от времени зачитывая Капитану вслух поразившие его "жемчужины" фразеологии. Капитан слушал вначале с презрением, а затем нетерпеливо сказал:

- Ни бельмеса не понимаю, что вы мне там читаете, Джордж! Кто такой этот Рудольф? Читайте уж лучше сначала.

Получив это приказание, помощник нагнулся, чтобы капитану было лучше слышно, и прочел подряд от корки до корки первые три выпуска одной из серий. Третий выпуск заканчивался на том, как Рудольф плыл наперегонки с тремя акулами и полной лодкой людоедов; объединенные усилия капитана и помощника найти остальные выпуски успеха не имели.

- Ничего иного я от него не ожидал, - сказал капитан, когда помощник вернулся с пустыми руками после повторных поисков в сундуке мальчишки. Ничего, на этом судне его приучат к порядку. Ступайте, Джордж, и заприте все остальные книжки у себя в ящике. Больше он их не получит.

К этому времени шхуна вышла в открытое море, и это начинало чувствоваться. Впереди открывался синий простор, испещренный изрыгающими дымы трубами и белыми парусами, спешащими из Англии в края романтики и приключений. Что-то вроде этого кок сказал Ральфу, стараясь убедить его подняться на палубу и взглянуть своими глазами. Кроме того, он порассуждал немного - с наилучшими намерениями, конечно, - о целительных свойствах жирной свинины в смысле спасения от морской болезни.

Последующие несколько суток мальчишка делил между тяжкими приступами морской болезни и усердной работой, каковую шкипер почитал за вернейшее лекарство от пиратства. Раза три-четыре Ральфа слегка побили, и еще - что было хуже колотушек - ему пришлось в утвердительном смысле отвечать на вопросы шкипера, чувствует ли он, что понемногу набирается здравого смысла. На пятое утро они подошли к Фэрхейвену, и, к своей радости, он снова узрел дома и деревья.

Они простояли в Фэрхейвене ровно столько, сколько понадобилось, чтобы освободиться от некоторой части своего груза, причем Ральфу, раздетому до рубашки и штанов, пришлось работать в трюме наравне с остальными, а затем судно направилось к Лоупорту, небольшому местечку в тридцати милях дальше, где им надлежало выгрузить свой "порох".

Был вечер, и был отлив, так что они бросили якорь в устье реки, на которой стоял городок.

- Ошвартуемся у пристани часа примерно в четыре, - сказал капитан помощнику, разглядывая кучку домиков на берегу. Затем он повернулся к мальчишке - Что, юнга, тебе ведь лучше теперь, когда я выбил из тебя немного этой дури?

- Гораздо лучше, сэр, - почтительно ответствовал Ральф.

- Веди себя хорошо, - сказал капитан, направляясь к трапу, ведущему в каюту, - и тогда можешь остаться с нами, если пожелаешь. А сейчас ступай-ка спать, потому как утром тебе снова придется попотеть на разгрузке.

Он спустился к себе, а мальчишка остался на палубе. Матросы сидели в кубрике и курили, и только кок еще занимался своими делами на камбузе.

Часом позже кок тоже спустился в кубрик и стал готовиться ко сну. Остальные двое уже храпели на своих койках, и он совсем было собрался улечься, когда заметил, что койка юнги над ним пуста. Он вышел на палубу, огляделся, затем вернулся вниз и, почесав в задумчивости нос, потряс Джема за руку. Где мальчик? - спросил он

- Э? - произнес Джем, пробуждаясь. - Который мальчик?

- Да наш мальчик, - сказал кок. - Ральф. Я что-то нигде не вижу его. Уж не свалился ли он за борт, бедняжка?

Джем отказался обсуждать этот вопрос, и кок разбудил Доббса. Доббс благодушно обругал его и снова погрузился в сон. Тогда кок опять поднялся на палубу и принялся искать мальчишку в самых неподходящих местах. Он даже покопался в сложенном такелаже, но, не обнаружив там никаких следов пропавшего, волей-неволей пришел к заключению, что произошло несчастье.

- Бедный парнишка, - трагически пробормотал он, перегибаясь через борт и вглядываясь в спокойную воду.

Покачивая головой, он медленно побрел на корму. Там он тоже заглянул через борт и вдруг испуганно вскрикнул и протер глаза. Корабельной шлюпки за кормой не было.

- Ч-то? - сказали оба матроса, когда он растолкал их и сообщил, эту новость. - Ну, пропала шлюпка и пропала, нам-то что?

- Может, пойти и сообщить капитану? - спросил кок.

- Ну чего ты суетишься? - отозвался Джем, сладко мурлыкая под одеялом. - Это же его шлюпка, пусть сам за ней и присматривает. Спокойной ночи.

- А нам спа... на... - проговорил Доббс зевая. - Не забивай себе голову вещами, которые тебя не касаются, кок.

Приняв совет к сведению, кок быстро покончил с несложными приготовлениями ко сну, задул лампу и прыгнул в свою койку. В ту же секунду он ахнул, снова выбрался из койки и, нашарив спички, зажег лампу. Минутой позже он разбудил своих приятелей в третий раз, чем довел их до белого каления.

- Ну, как я тебе сейчас... - начал Джем разъяренно.

- А если не ты, то я уж наверняка! - подхватил Доббс, стараясь достать до кока стиснутыми кулаками.

- Это письмо - оно было приколото булавкой к моей подушке, проговорил кок дрожащим голосом, поднося ближе к свету клочок бумаги. - Вот послушайте...

- Мы не желаем слушать никаких писем! - сказал Джем. - Заткнись, тебе говорят!

Но было в поведении кока нечто такое, что заставило матросов прекратить ругань. И когда они замолчали, кок стал читать с лихорадочной поспешностью:

- "Дорогой кок! Я смастерил адскую машину с часовым заводом и спрятал ее в трюме возле пороха, когда мы стояли в Фэрхейвене. Я думаю, она взорвется между десятью и одиннадцатью сегодня вечером, но я не уверен насчет точного времени. Не говори этим скотам, а прыгай через борт и плыви к берегу. Я беру шлюпку. Я взял бы тебя с собою, но ты сам рассказывал мне, что однажды проплыл семь миль, так что ты легко сможешь..."

На этом чтение прекратилось, так как слушатели выскочили из своих коек и, вылетев на палубу, с ревом ворвались в кормовую каюту, где, задыхаясь и перебивая друг друга, выложили содержание письма ее изумленным обитателям.

- Что он засунул в трюм? - переспросил капитан.

- Адскую машину, - сказал помощник. - Это такую штуковину, которой взрывают парламенты.

- Сколько сейчас времени? - взволнованно осведомился Джем.

- Около половины десятого, - весь дрожа, отозвался кок. - Надо кликнуть кого-нибудь с берега...

Они перегнулись через борт и послали через воды могучий оклик. Большая часть населения Лоупорта уже улеглась по постелям, но окна в гостинице еще светились, и виднелся свет в верхних окнах двух или трех коттеджей.

Они снова оглушительно заорали хором, в ужасе оглядываясь на трюмные люки, и вот в тишине с берега слабо донесся ответный крик. Они орали вновь и вновь как сумасшедшие, пока их чутко прислушивающиеся уши не уловили сначала скрежет лодочного киля по береговому песку, а затем и долгожданный скрип уключин.

- Да быстрее же! - орал во всю мочь Доббс навстречу лодке, медленно выплывавшей из тьмы. - Чего вы так медленно?

- В чем дело? - крикнул голос из лодки.

- Порох! - неистово завизжал кок. - Здесь на борту десять тонн пороха, и он вот-вот взорвется! Скорее!

Скрип уключин прекратился, послышалось испуганное бормотание; затем на лодке резко загребли одним веслом.

- Они поворачивают назад, - сказал вдруг Джем. - Я догоню их вплавь. Эй, на лодке! - закричал он. - Готовьтесь подобрать меня!

Он с плеском погрузился в воду и стремительно поплыл за лодкой. Доббс был неважным пловцом и последовал за ним после секундного колебания.

- А мне и шага не проплыть! - вскричал кок, клацая зубами.

Капитан и помощник, будучи в точно таком же затруднении, вслушивались, перегнувшись через борт. В темноте пловцов не было видно, но их продвижение было нетрудно проследить по шуму, который они производили. Джема втащили на лодку первым, а минутой-двумя позже слушатели на шхуне услыхали, как он помогает Доббсу. Затем до их слуха донеслись звуки борьбы, глухие удары и бранные слова.

- Они возвращаются за нами, - сказал помощник и перевел дух. Молодчина Джем!

Лодка, гонимая могучими ударами весел, устремилась к ним и скоро остановилась у борта. Трое оставшихся на судне торопливо ввалились в нее, Джем и Доббс взялись за весла снова с необычайным старанием, и обреченное судно сразу растаяло во мраке.

На берегу уже собралась небольшая кучка людей; узнав новости, они забеспокоились о безопасности своего городка. Общее мнение было таково, что уж окна-то, во всяком случае, находятся под угрозой, и были тут же отряжены гонцы предупредить жителей, чтобы окна держали раскрытыми.

Между тем покинутая "Сюзен Джейн" ничем не давала о себе знать. Часы на маленькой церквушке позади городка пробили двенадцать, а судно все еще было цело и невредимо.

- Что-то у них там не получилось, - сказал старый рыбак, не умевший правильно выражать свои мысли. - Сейчас самое время кому-нибудь отправиться туда и отбуксировать ее подальше в море.

Добровольцев не нашлось.

- Чтобы спасти наш Лоупорт, - продолжал этот оратор с чувством. - Если бы я был лет на двадцать помоложе...

- Это как раз дело для пожилых людей, - возразил чей-то голос.

Капитан ничего не сказал. Все это время он, напрягая глаза, вглядывался во мрак, в ту сторону, где стояло на якоре его судно, и мало-помалу он начал думать, что в конце концов все обойдется благополучно.

Пробило два часа, и толпа начала рассеиваться. Более отважные обыватели, из тех, кто не любил сквозняков, позакрывали свои окна; неспешно привели обратно детишек, которых подняли с постелей и вывели на ночную прогулку подальше от берега. К трем часам стало ясно, что опасность миновала, а тут и рассвело, и все увидели покинутую, но по-прежнему невредимую "Сюзен Джейн".

- Я отправляюсь на борт, - сказал вдруг капитан. - Кто со мной?

Вызвались Джем, помощник и городской полицейский. Взяв все ту же лодку, они быстро погребли к кораблю; там они с невероятной осторожностью открыли люки и принялись искать. Вначале они нервничали, а затем понемногу привыкли;

более того, ими овладело некое подозрение, вначале слабое, но постепенно все усиливавшееся, и это придавало им храбрости. Еще позже они стали стыдливо переглядываться.

- По-моему, ничего такого здесь нет, - сказал полисмен, сел и неистово расхохотался. - Этот мальчишка просто надул вас!

- Похоже на то, - простонал помощник. - Теперь мы станем посмешищем для всего города!

Капитан, стоявший к ним спиной, ничего не сказал; вдруг с громким возгласом он нагнулся и вытащил что-то из-за сломанного ящика.

- Вот она! - вскричал он. - Всем отойти!

Он торопливо выкарабкался на палубу, держа свою находку в вытянутой руке, а затем, отвернув лицо, зашвырнул ее далеко в воду. Громовое "ура" наблюдателей с двух лодок приветствовало это деяние, и далекий отклик послышался с берега.

- Это и была адская машина? - прошептал на ухо помощнику смущенный Джем. - А мне показалось, будто это самая что ни на есть простая банка мясных консервов...

Помощник покачал головой и искоса взглянул на полисмена, который жадно вглядывался в водную гладь.

- Ну что ж, бывало, что люди гибли и от консервов, - произнес он с ухмылкой.

В ПОГОНЕ ЗА НАСЛЕДСТВОМ

- Есть у моряков свои слабости, чего там говорить, - честно признал ночной сторож. - У меня у самого они были, когда я ходил в море. Но чтобы беречь деньги - такая слабость водится за ними редко.

Я как-то сберег немного денег - два золотых соверена провалились в дырку в кармане. Две ночи я провел тогда на улице и не имел во рту ни крошки, пока не нанялся на другое судно, и нашел я эти самые соверены в подкладке своей куртки, когда до ближайшего кабака было уже больше двух тысяч миль.

За все годы, что я проплавал, я знал только одного скрягу. Его звали Томас Геари, мы ходили вместе на барке "Гренада", который возвращался из Сиднея в Лондон.

Томас был человек в летах; я думаю, ему было под шестьдесят, и вообще он был старым дураком. Он копил больше сорока лет и, по нашим подсчетам, сберег что-то около шестисот фунтов. Очень ему нравилось разговаривать об этом и тыкать нам в нос, насколько он богаче всех остальных.

А через месяц, как мы вышли из Сиднея, старина Томас заболел. Билл Хикс объявил, будто это из-за полупенса, которого он недосчитался; но Уолтер Джонс, у которого семья была всегда больна и он думал, что в таких делах разбирается хорошо, сказал, что-де он знает, какая это болезнь, да только не может вспомнить, как она называется, а вот когда мы придем в Лондон и Томас покажется доктору, тогда-де и мы увидим, как он, Уолтер Джонс, был прав.

Так или иначе, но старику становилось все хуже и хуже. Пришел в кубрик капитан, дал ему каких-то лекарств и посмотрел его язык, а затем посмотрел наши языки, чтобы увидеть, есть разница или нету. Затем он оставил кока ходить за больным и ушел.

На следующий день Томасу стало хуже, и скоро всем, кроме него самого, стало ясно, что он отдает концы. Сначала он нипочем не хотел этому поверить, хотя и кок убеждал его, и Билл Хикс убеждал его, а у Уолтера Джонса совершенно таким же манером умер дедушка.

- Не буду я помирать, - говорит Томас. - Как это помру и оставлю все свои деньги?

- Это будет благо для твоих родственников, Томас, - говорит Уолтер Джонс.

- Нет у меня родственников, - говорит старик.

- Тогда для твоих друзей, - этак тихонько говорит Уолтер.

- И друзей нету, - говорит старик.

- Ну как же нету, Томас, - говорит Уолтер с доброй улыбкой. - Уж одного-то я мог бы тебе назвать.

Томас закрыл глаза, чтобы его не видеть, и принялся жалобно рассказывать о своих деньгах и каким тяжким трудом он их скопил. И мало-помалу ему делалось все хуже, и он перестал нас узнавать и принимал нас за шайку жадных пьяных матросов. Уолтера Джонса он принимал за акулу и так ему прямо и сказал, и как Уолтер ни старался, разубедить старика ему не удалось.

Помер он на другой день. Утром он опять плакался насчет своих денег и обозлился на Билла, когда тот напомнил ему, что с собой он их все равно не унесет, и он выудил у Билла обещание, что похоронят его, в чем он есть. После этого Билл поправил ему одеяло и, нащупав на старике парусиновый пояс, понял, чего тот хочет добиться.

Погода в тот день была ненастная, слегка штормило, и потому все были заняты на палубе, а смотреть за Томасом оставили юнгу лет шестнадцати, который обычно помогал стюарду на корме. Мы с Биллом сбежали в кубрик взглянуть на старика как раз вовремя.

- Я все-таки унесу их с собой, Билл, - говорит старик.

- Ну и правильно, - говорит Билл..

- Камень с моей души... теперь свалился, - говорит Томас. - Я отдал их Джиму... и велел выбросить их... за борт.

- Что? - говорит Билл, вытаращив на него глаза.

- Все правильно, Билл, - говорит юнга. - Так он мне велел. Это была маленькая пачка банкнотов. Он дал мне за это два пенса.

Старина Томас, похоже, слушал. Глаза его были открыты, и он этак хитренько глядел на Билла, словно бы потешаясь, какую он сыграл с ним шутку.

- Никому... не тратить... моих денег, - говорит он. - Никому...

Мы отступили от его койки и некоторое время стояли, уставясь на него. Затем Билл повернулся к юнге.

- Иди и доложи капитану, что Томас готов, - говорит он. - И гляди, если тебе шкура дорога, не сболтни кому-нибудь, что ты выбросил деньги за борт.

- Почему? - говорит Джим.

- Потому что тебя посадят за это, - говорил Билл. - Ты не имел права это делать. Ты нарушил закон. Деньги положено кому-нибудь оставлять.

Джим вроде перетрусил, а когда он ушел, я повернулся к Биллу. Гляжу это я на него и говорю:

- Что это ты затеял, Билл?

- "Затеял"! - говорит Билл и фыркает на меня. - Просто я не хочу, чтобы несчастный юнга попал в беду. Бедный парнишка. Ты ведь тоже когда-то был молод.

- Да, - говорю я. - Но с тех пор я немного вырос, Билл, и, если ты не скажешь мне, что ты затеял, я сам расскажу, капитану и всем ребятам тоже. Ему велел старина Томас, так чем же мальчишка виноват?

- И ты думаешь, Джим его послушал? - говорит Билл, скривив свой нос. Этот змееныш расхаживает теперь с шестью сотенками в кармане. Держи только язык за зубами, и я о тебе не забуду.

Тут до меня дошло, что затеял Билл.

- Идет, - говорю я, а сам гляжу на него. - За половину я молчать согласен.

Я думал, он лопнет со злости, а уж наговорил он мне столько, что я едва успевал отвечать.

- Ладно, раз так, - говорит он наконец. - Пусть будет пополам. И никакого грабежа тут нету, потому как деньги никому не принадлежат, и они не мальчишкины, потому как ему было сказано выбросить их за борт.

На следующее утро беднягу Томаса похоронили, а когда все кончилось и мы пошли обратно в кубрик, Билл взял юнгу за плечо и говорит:

- Теперь бедняга Томас ищет свои деньги. Интересно, найдет или нет? Большая была пачка, Джим?

- Нет, - говорит юнга, качая головой. - Их там было шестьсот фунтовых билетов и два соверена, и я завернул соверены в билеты, чтобы они потонули. Ведь это подумать, Билл, - выбросить такие деньги! Это грех, как ты считаешь?

Билл ему не ответил, и после обеда, пока в кубрике никого не было, мы взялись за мальчишкину койку и обшарили ее всю как есть, однако ничего не нашли, и в конце концов Билл сел и объявил, что он, должно быть, носит их на себе.

Мы дождались ночи и, когда все захрапели кто во что горазд, прокрались к мальчишкиной койке, обыскали его карманы и ощупали подкладку, а затем мы вернулись на свои места, и Билл шепотом рассказал, какое у него мнение о Джиме.

- Наверное, он привязал их к животу прямо на голое тело, как Томас, говорю, я.

Мы стояли и шептались в темноте, а затем у Билла лопнуло терпение, и он на цыпочках снова отправился на поиски. Он весь так и трясся от волнения, да и я был не лучше, и тут вдруг кок с ужасным хохочущим визгом подскочил на своей койке и завопил, что кто-то его щекочет.

Я мигом забрался на свою койку, Билл забрался на свою, и мы лежали и слушали, как наш кок, который страшно боялся щекотки, излагает, что он намерен сделать, если это повторится еще раз.

- Ложись и спи, - говорит Уолтер Джонс. - Тебе все это приснилось. Сам подумай, кому взбредет в голову тебя щекотать?

- Слово даю, - говорит кок. - Кто-то подкрался ко мне и принялся меня щекотать, и рука у него была с баранью ногу. У меня до сих пор мурашки по всему телу.

В эту ночь Билл утихомирился, но на следующий день, сделав вид, будто считает, что Джим растолстел, схватил мальчишку и истыкал пальцем всего с головы до ног. Как ему показалось, что-то такое он нащупал у него вокруг пояса, но увериться в этом он не успел, потому как Джим издавал такие вопли, что остальные ребята и заставили Билла оставить его в покое.

Целую неделю мы искали эти деньги и ничего не нашли, и тогда Билл сказал, что с некоторых пор Джим постоянно околачивается на корме и это подозрительное обстоятельство наводит его на мысль, что мальчишка спрятал их где-нибудь там. Но как раз в это время, поскольку рабочих рук на судне теперь не хватало, Джима отрядили на нос палубным матросом, и тут стало ясно, что он просто избегает Билла.

Наконец однажды мы застали его одного в кубрике, и Билл обнял его, усадил на рундук и напрямик спросил его, где деньги.

- Да я же выбросил их за борт, - говорит юнга. - Я же тебе сказал уже. Что у тебя с памятью, Билл?

Билл взял его и разложил на рундуке, и мы тщательно обыскали его. Мы даже сняли с него башмаки, а пока он снова обувался, еще раз осмотрели его койку.

- Ежели ты не виноват, - говорит Билл, - почему ты сейчас не орал и не звал на помощь, а?

- Потому что ты велел мне помалкивать об этом деле, Билл, - говорит юнга. - Но в следующий раз я заору. И очень даже громко.

- Слушай, - говорит Билл, - скажи нам, где они, и мы поделим их на троих. Каждому достанется по двести фунтов, и мы расскажем тебе, как их разменять и не попасть в беду. Мы ведь умнее тебя, и ты это знаешь.

- Знаю, Билл, - говорит юнга. - Но зачем я буду врать? Я выбросил их за борт.

- Ладно, раз так, - говорит Билл и поднимается. - Пойду и расскажу все капитану.

- Ну и рассказывай, - говорит Джим. - Мне-то что!

- Как только ты сойдешь на берег, тебя обыщут, - говорит Билл, - и обратно на судно больше не пустят. Из-за своей жадности ты потеряешь все, а если ты поделишься с нами, у тебя будет двести фунтов.

Я видел, что мальчишке это в голову не приходило, и, как он ни старался, скрыть свои чувства он не смог. Он назвал Билла красноносой акулой, и меня он тоже как-то назвал, только я уже забыл.

- Подумай хорошенько, - говорит Билл, - и не забудь, что полиция схватит тебя за шиворот и обыщет, едва ты сойдешь с трапа.

Интересно, а кока они тоже будут щекотать? - говорит

Джим злобно.

И если они найдут деньги, ты пойдешь в тюрьму, - говорит Билл и дает ему затрещину. - А там тебе придется не по вкусу, за это я тебе ручаюсь.

- Что же тебе там так не понравилось, Билл? - говорит Джим, держась за ухо.

Билл поглядел на него и пошел к трапу.

Больше трепать с тобой языком я не намерен, дружок, - говорит он. - Я иду к капитану.

Он стал медленно подниматься, и едва он ступил на палубу, как Джим вскочил и позвал его. Билл сделал вид, будто не слышит, и мальчишка выскочил на палубу и побежал за ним следом; немного спустя они оба вернулись в кубрик.

- Ты хотел мне что-то сказать, дружок? - говорит Билл, задирая голову.

Да, - говорит юнга и ломает пальцы. - Мы поделим деньги, если ты будешь держать пасть на замке.

- Хо! - говорит Билл. - А я-то думал, ты их выбросил за

борт.

- Я тоже так думал, Билл, - говорит тихо Джим, - но когда я вернулся в кубрик, они оказались у меня в кармане штанов.

- Где они сейчас? - говорит Билл.

- Это неважно, - говорит юнга. - Тебе до них все равно не добраться. Я и сам не знаю теперь, как их взять.

- Где они? - снова говорит Билл. - Я сам их буду хранить. Тебе я не доверяю.

- А я не доверяю тебе, - говорит Джим.

- Если ты сию же минуту не скажешь мне, где деньги, - говорит Билл и снова идет к трапу, - я иду и рассказываю капитану. Они должны быть у меня в руках, по крайней мере моя доля. Почему бы не поделить их прямо сейчас?

- Потому что их у меня нет, - говорит Джим, притопнув ногой, - вот почему, и это все из-за ваших дурацких штучек. Когда вы ночью устроили мне обыск, я перепугался и спрятал их.

- Где? - говорит Билл.

- В матрасе второго помощника, - говорит Джим. - Я прибирал на корме и нашел в его матрасе снизу дырку, засунул туда деньги и затолкал их палкой поглубже.

- Как же ты думаешь достать их обратно? - говорит Билл, почесав затылок.

- Вот этого я и не знаю, ведь на корму мне теперь не разрешается, говорит Джим. - Кому-то из нас придется рискнуть, когда мы придем в Лондон. И гляди, Билл, ежели ты попробуешь здесь смошенничать, я сам всех выдам.

Тут как раз в кубрик спустился кок, и нам пришлось прекратить разговор, но я видел, что Билл очень доволен. Он был так доволен, что деньги не выброшены за борт, что совсем упустил из виду, как же теперь до них добраться. Ну, через несколько дней он уразумел положение так же явственно, как и мы с Джимом, и тогда он мало-помалу совсем озверел и стал бегать на корму при всяком удобном случае и этим наводил страх на нас обоих.

Трап в кормовые каюты был как раз напротив штурвала, и спуститься туда незаметно было так же затруднительно, как незаметно вынуть у человека изо рта вставную челюсть. Один раз, когда у штурвала стоял Билл, Джим спустился туда поискать свой нож, который он якобы там оставил, но едва он скрылся внизу, как выскочил снова в сопровождении стюарда со шваброй в руках.

Больше мы ничего не могли придумать, и нас прямо-таки с ума сводила мысль о том, что второй помощник, маленький человечек с большой семьей, никогда не имевший за душой ни гроша, каждую ночь спит на матрасе с нашими шестью сотнями фунтов.

Мы разговаривали об этом при каждом удобном случае, причем Билл и Джим едва удерживались от взаимных грубостей. Юнга считал, что во всем виноват Билл, а Билл все сваливал на юнгу.

- Я считаю, что есть только один выход, - говорит как-то юнга. Пускай Билла хватит солнечный удар, когда его будут сменять у штурвала, и пускай он свалится вниз по трапу и покалечится так, что его нельзя будет переносить. Тогда его поместят внизу в какую-нибудь каюту, а меня, может быть, приставят за ним ходить. Так или иначе, он-то уж будет находиться там, внизу.

- Хорошая мысль, Билл, - говорю я.

- Хо! - говорит Билл и глядит на меня так, словно готов сожрать со всеми потрохами. - А почему бы не свалиться по трапу тебе самому, если так?

- По мне, лучше, если это будешь ты, Билл, - говорит юнга. - А вообще-то мне все равно, кто из вас. Можете бросить жребий.

- Иди отсюда, - говорит Билл. - Иди отсюда, пока я чего-нибудь тебе не сделал, кровожаждущий убийца!.. У меня у самого есть план, - говорит он, понизив голос, когда юнга вылетел из кубрика. - И, ежели я не придумаю чего-либо получше, я пущу его в ход. Только гляди, ни слова мальчишке.

Ничего получше он не придумал, и однажды ночью, как раз когда мы входили в Ла-Манш, он пустил в ход свой план. Он был в вахте второго помощника, и вот он облокачивается на штурвал и говорит ему тихим голосом:

- Это мое последнее плавание, сэр.

- О, - говорит второй помощник, никогда не гнушавшийся беседой с простым матросом. - Почему же?

- Я нашел себе койку на берегу, сэр, - говорит Билл, - и я хочу попросить вас об одном одолжении..

Второй помощник буркнул что-то и отошел на шаг-другой.

- Мне нигде не было так хорошо, как на этом судне, - говорит Билл. - И остальным ребятам тоже. Прошлой ночью мы говорили об этом, и все сошлись, что это из-за вас, сэр, и из-за вашей к нам доброты.

Второй помощник кашлянул, но Билл видел, что это ему понравилось.

- И вот я подумал, - говорит Билл, - что, когда я покину море навсегда, хорошо бы унести с собой что-нибудь на память о вас, сэр. И мне пришла мысль, что, если бы я заполучил ваш матрас, я бы вспоминал о вас каждую ночь в своей жизни.

- Мой... что? - говорит второй помощник, вытаращив на него глаза.

- Ваш матрас, сэр, - говорит Билл. - Я бы предложил вам за него фунт, сэр. Мне хочется иметь что-нибудь из ваших вещей, и это был бы для меня лучший памятный подарок.

Второй помощник покачал головой.

- Мне очень жаль, Билл, - говорит он мягко, - но я не могу отдать его за такую цену.

- Я лучше дам тридцать шиллингов, чем откажусь от него, сэр, смиренно говорит Билл.

- Я уплатил за этот матрас большую сумму, - говорит второй помощник. Не помню, сколько именно, но сумма была велика. Ты понятия не имеешь, какой это дорогой матрас.

- Я знаю, что это хорошая вещь, иначе вы не стали бы ее держать у себя, - говорит Билл. - А пара фунтов вас не устроит, сэр?

Второй помощник мекал и экал, но Билл поостерегся набавлять еще. Со слов Джима он знал, что красная цена этому матрасу была не больше восемнадцати пенсов - для того, кто не очень брезгливый.

- Я спал на этом матрасе годы и годы, - говорит второй помощник, а сам глядит на Билла краем глаза. - Не знаю уж, смогу ли я спать на каком другом. Но, чтобы уважить тебя, Билл, я отдам его тебе за два фунта, если ты оставишь его у меня до берега.

- Спасибо, сэр, - говорит Билл, едва удерживаясь, чтобы не заплясать от радости. - Я передам вам эти два фунта, как только нас рассчитают. Я буду хранить его всю свою жизнь, сэр, на память о вас и о вашей доброте.

- Только смотри, никому ничего не рассказывай, - говорит второй помощник, которому не улыбалось, чтобы об этой сделке узнал капитан, потому что иначе ко мне начнут приставать другие желающие купить что-нибудь на память.

Билл со всем пылом пообещал ему молчать, и когда он мне об этом рассказывал, то чуть не плакал от счастья.

- И заметь, - говорит он, - я купил этот матрас, закупил его весь целиком, и к Джиму это не имеет никакого отношения. Мы с тобой уплатим по фунту и разделим то, что внутри, пополам.

Он в конце концов убедил меня, но этот мальчишка следил за нами, как кот за канарейками, и мне простым глазом было видно, что уж его надуть будет нелегко. Похоже, к Биллу он относился более подозрительно, нежели ко мне, и чуть что, все приставал к нам, как мы решили с этим делом.

Из-за встречного ветра мы четыре дня проболтались в проливе, пока нас не подцепил буксир и не привел в Лондон.

Переживания у нас напоследок были ужасные. Прежде всего нам нужно было заполучить матрас, а затем нам нужно было исхитриться и избавиться от Джима. Билл было предложил, чтобы я увел его с собой на берег. Сказал бы, что Билл-де подойдет попозже, и там удрал бы от него. Но я на это заявил, что, пока я не получу свою долю, мне не вынести расставания с Биллом хотя бы на полсекунды.

И, кроме того, Джим нипочем бы не ушел без него. Весь путь вверх по реке он торчал возле Билла и то и дело спрашивал, что же мы собираемся делать. Он так переживал, что чуть не плакал, и Билл даже испугался, как бы это не заметили остальные ребята.

В конце концов мы отшвартовались в Истиндских доках и сразу повалили в кубрик помыться и переодеться в выходную одежду. Джим все это время не спускал с нас глаз, а затем он подходит к Биллу, кусает ногти и говорит:

- Как же это сделать, Билл?

- Держись поблизости, когда все уйдут на берег, и надейся на удачу, говорит Билл и поглядывает на меня. - Посмотрим, как пойдут дела, когда получим аванс.

Мы пошли на корму получать по десять шиллингов на карманные расходы. Я с Биллом получил раньше всех, и тогда второй помощник, незаметно подмигнув, с этаким беспечным видом вышел за нами следом и вручил Биллу матрас, завернутый в мешок.

- Вот тебе, Билл, - говорит он.

- Премного благодарен, сэр, - говорит Билл. Руки у него так тряслись, что он едва не выронил этот мешок, и он хотел сразу уйти, пока Джим не поднялся на палубу. Но болван помощник останавливает его и произносит перед нами маленькую речь. Дважды Билл порывается идти, но помощник кладет ему руку на плечо и все рассказывает, как он всегда старался ладить с командой и как это ему всегда удавалось, и вот пожалуйста - в самый разгар этого представления появляется мистер Джим.

Он весь так и задрожал при виде свертка с матрасом и широко раскрыл глаза, а затем, когда мы двинулись на нос, он взял Билла под руку и обозвал его всеми бранными словами, какие только знал.

- Ты даже молоко из блюдца у кошки готов спереть, - говорит он. - Но только знай, ты с этого судна не уйдешь, пока я не получу свою долю.

- Я хотел сделать тебе сюрприз, - говорит Билл, силясь улыбнуться.

- Можешь подавиться своими сюрпризами, Билл, мне они не по вкусу, говорит юнга. - Где ты собираешься вспарывать его?

- Я думаю вспороть его у себя на койке, - говорит Билл. - Ежели мы понесем его через пристань, нас может остановить полиция и спросить, что там внутри. Так что пошли в кубрик, старина Джим.

- Ну да, держи карман шире, - говорит юнга и кивает ему. - А там уж вы что-нибудь придумаете, когда я останусь с вами один. Ничего, мою долю ты выбросишь мне сюда, а затем ты сойдешь с судна прежде меня. Ты понял?

- Пошел к черту! - говорит Билл.

Мы поняли, что последний шанс у нас пропал, спустились вниз, и он кинул сверток на свою койку.

В кубрике оставался только один парень. Он повозился минут десять со своей прической, кивнул нам и убрался.

Через полминуты Билл распорол матрас и принялся шарить в набивке, а я зажигал спички и приглядывал за ним. Матрас был не так чтобы очень велик, и набивки в нем было не так чтобы очень много, но мы никак не могли найти эти деньги. Билл ворошил набивку снова и снова, а затем выпрямился, посмотрел на меня и перевел дух.

- Может, помощник нашел их? - говорит он охрипшим голосом.

Мы снова перетряхнули набивку, и тогда Билл поднялся до середины трапа и тихонько окликнул Джима. Он окликнул его три раза, а затем вылез на палубу, и я следом за ним. Юнги нигде не было видно. Увидели мы только судового кока, который мылся и причесывался перед выходом на берег, да капитана, который стоял на корме и разговаривал с владельцем.

Мы никогда больше не видели этого юнгу. Он не вернулся за своим сундучком и не пришел получать жалованье. Вся остальная команда была, конечно, тут, и когда я получил свои деньги и вышел на палубу, я увидел беднягу Билла. Он стоял, привалившись спиной к стене, и пристально глядел на второго помощника, а тот с доброй улыбкой осведомлялся, как ему спалось.

Бедный парень засунул руки в карманы штанов и со всей мочи старался ответить улыбкой на улыбку. Таким я в последний раз видел Билла.

В ПАВЛИНЬИХ ПЕРЬЯХ

Капитан "Сары Джейн" пропадал уже два дня, и это обстоятельство наполняло радостью всех на борту, если не считать юнги, которого никто не спрашивал. До этого капитан, чью натуру можно было бы, вероятно, определить как беспорядочную, дважды опаздывал к отплытию своего корабля, и прошел слух, будто третий раз будет для него последним. Место было выгодное, и на него претендовал помощник, а на место помощника целился матрос Тед Джонс.

- Еще два часа, и я отчаливаю, - озабоченно объявил помощник матросам, которые стояли, облокотившись на борт.

- Да, примерно два часа, - отозвался Тед, наблюдая, как прилив медленно заливает полосу прибрежного ила. - Интересно, что со стариком?

- Не знаю и знать не хочу, - сказал помощник. - Стойте за меня, ребята, и нам всем будет хорошо. В последний раз мистер Пирсон ясно выразился, что, ежели капитан опять опоздает к отплытию, пусть больше не появляется на судне, и он прямо перед стариком приказал мне, чтобы я не ждал ни одной лишней минуты, а прямо отчаливал бы.

- Старый дурень, - сказал Билл Лох, другой матрос. - И никто не пожалеет о нем, кроме как юнга. Все утро он как на иголках, я даже дал ему пинка во время обеда, чтобы он смотрел бодрее. Вон, поглядите на него.

Помощник бросил в сторону юнги презрительный взгляд и отвернулся. Юнга не подозревал, что на него обратили внимание.

Забравшись за брашпиль, он извлек из кармана письмо и внимательно перечитал его в четвертый раз.

"Дорогой Томми, - начиналось оно. - Я беру в руку перо сообщить тебе, что нахожусь тут и не могу уйти попричине что вчера вечером я праиграл маи адежды в карты и еще деньги и все остальное. Негавари ниадной живой душе об этом потомукак помощник целит на мою должность а сабери какойнибудь адежды и принеси мне неговоря никому. Пойдет адежда помощника потому - что иной какой у меня нет и не гавари ему. Про наски небеспокойся как мне их аставил. Галава у миня так балит что я тут канчаю. Твой любящий дядя и капитан Джо Бросс. Еще непападись наглаза памощнику когда пойдешь а то он тибя непустит".

- Еще два часа, - вздохнул Томми, засовывая письмо обратно в карман. А как мне взять одежду, когда она вся под замком? И ведь тетка приказала присматривать за ним, чтобы он не попал в беду...

Он сидел, глубоко задумавшись, но тут команда по приглашению помощника сошла на берег пропустить по стаканчику, и юнга опять спустился в каюту и снова тщательно обыскал ее. На виду была только одежда, принадлежавшая миссис Бросс, которая вплоть до этого рейса плавала вместе с капитаном, чтобы самой присматривать за ним. Юнга уставился на платье.

- Возьму это и попробую махнуть в обмен на что-нибудь мужское, - решил он и принялся сдирать платье с вешалки. - Тетка не станет браниться.

Он поспешно скатал женские туалеты в сверток и вместе с парой ковровых туфель капитана засунул в старый короб из-под сухарей. Затем, взвалив эту ношу на плечо, он осторожно вышел на палубу, спрыгнул на берег и пустился бегом по адресу, указанному в письме.

Путь был долгий, а короб был тяжелый. Первая попытка совершить товарообмен закончилась неудачно, ибо хозяина ломбарда незадолго до этого навестила полиция и он пребывал в столь разрушительном состоянии духа, что юнга едва успел подхватить свой груз и выскочить из лавки. Встревоженный, он поспешно зашагал дальше и свернул в какой-то переулок, и тут взгляд его упал на булочника скромной и добродушной наружности, который стоял за прилавком в своей лавчонке.

- Ежели позволите, сэр, - произнес Томми, входя и ставя короб на прилавок. - Нет ли у вас какой-либо бросовой одежды, которая вам не требуется?

Булочник повернулся к полке, выбрал черствую краюху, разрезанную пополам, и одну половинку положил перед юнгой.

- Мне не нужен хлеб, - сказал Томми в отчаянии. - Но у меня только что померла мать, и отцу нужен траур для похорон. У него есть только новый костюм, и если он сможет, обменять вот эти вещи матери на какой-нибудь поношенный, он тогда продаст свой новый и выручит деньги на похороны...

Он вытряхнул одежды на прилавок, и жена булочника, которая только что вошла в лавку, не без благосклонности их осмотрела.

- Бедный мальчик, ты, значит, потерял свою мать, - сказала она, переворачивая какой-то предмет туалета. - Это хорошая юбка, Билл.

- Да, мэм, - сказал Томми скорбно.

- А отчего она умерла? - осведомился булочник.

- От скарлатины, - со слезами в голосе сказал Томми, потому что это была единственная болезнь, о которой он слышал.

- От скар... Забирай сейчас же это барахло! - вскричал булочник, сбрасывая одежду на пол и отбегая следом за женой в противоположный угол лавки. - Забирай это сейчас же отсюда, негодяй ты этакий!

Голос его был столь громок, а поведение столь решительно, что перепуганный юнга, не пытаясь спорить, кое-как запихал одежду в короб и отчалил. Прощальный взгляд на часы привел его почти в такой же ужас, в каком пребывал булочник.

- Времени терять нельзя, - пробормотал он и пустился бегом. - И пусть старик надевает это либо пусть остается там, где он есть.

Он достиг цели, совершенно запыхавшись, и остановился перед небритым человеком в заношенном грязном платье, который стоял перед дверью и с видимым удовольствием покуривал короткую глиняную трубку.

- Капитан Бросс здесь? - пропыхтел он.

- Наверху, - ответствовал человек со злорадной ухмылкой. - Сидит во власянице, посыпав голову пеплом, и пепла на нем больше, чем власяницы. Ты принес ему во что одеться?

- Послушайте, - сказал Томми. Он уже стоял на коленях и открывал крышку короба, совершенно в стиле бывалого торговца вразнос. - Отдайте мне за это какой-нибудь старый костюм. Торопитесь. Вот прекрасное платье...

- Чтоб мне провалиться! - произнес человек, вытаращив глаза. - Да у меня есть только то, что на мне! За кого ты меня принимаешь? За герцога?

- Ну, тогда достаньте где-нибудь, - сказал Томми. - Если вы не достанете, капитану придется идти в этом...

- Забавно, на что он будет тогда похож, - сказал человек, ухмыляясь. Чтоб мне сдохнуть, я непременно приду наверх поглядеть!

- Достаньте мне одежду! - умолял Томми.

- Да я за пятьдесят фунтов доставать не стану! - сказал человек с возмущением. - Так и норовит испортить людям удовольствие! Ступай, ступай, покажи своему хозяину, что ты ему приволок, а я послушаю, что он тебе на это скажет. Он с десяти утра бранится на чем свет стоит, но уж об этом он должен сказать что-то совсем особенное.

Он повел отчаявшегося юнгу вверх по голой деревянной лестнице, и они вошли в маленькую грязную комнатушку, в центре которой восседал капитан "Сары Джейн" в носках и в газете за прошлую неделю.

- Вот юный джентльмен пришел и принес вам одежду, капитан, - сказал небритый человек, забирая у юнги короб.

- Ты чего так долго? - проворчал капитан, поднимаясь. Небритый человек запустил руку в короб и извлек платье.

- Что вы об этом думаете? - произнес он выжидающе. Капитан тщетно пытался произнести хоть слово, ибо язык его из милосердия отказался служить ему и предпочел застрять между зубами. В мозгу капитана гремели выражения, предающие анафеме зло и пороки.

- Ну, хоть поблагодарите, если вам нечего больше сказать, - предложил небритый человек с надеждой в голосе.

- Ничего другого не было, - поспешно сказал Томми. - Все вещи были под замком. Я попытался сменять это на что-нибудь подходящее и чуть было не попал за решетку. Одевайтесь поскорее, пожалуйста.

Капитан облизнул губы.

- Помощник отчалит сразу же, как только шхуна будет на плаву, продолжал Томми. - Одевайтесь же, надо испортить ему удовольствие. Сейчас идет дождик. Никто вас не заметит, а на борту вы займете одежду у кого-нибудь из матросов.

- Платье самое модное, капитан, - сказал небритый человек. - Господи, в вас будут влюбляться с первого взгляда!

- Скорее же! - сказал Томми, пританцовывая от нетерпения. - Скорее!

Совершенно обалдевший капитан стоял смирно, дико ворочая глазами, а двое помощников обряжали его, пререкаясь по поводу деталей туалета.

- Говорят тебе, его нужно туго зашнуровать, - сказал небритый человек.

- Да нельзя же туго зашнуровывать без корсета, - презрительно возразил Томми. - Уж вам-то надо бы знать.

- Ну да, нельзя, - в замешательстве пробормотал небритый человек. Ты-то уж что-то много знаешь для своих лет... Ладно, тогда обмотаем его шнурком.

- Шнурок искать некогда, - сказал Томми, привставая на цыпочки, чтобы закрепить на голове у капитана капор. - Обвяжите ему шарф вокруг подбородка, чтобы, закрыть бороду, и нацепите эту вуаль. Слава богу, что у него нет усов.

Человек повиновался, а затем, отступив на два шага, полюбовался на дело рук своих.

- Не мне, понятно, говорить, но глядеть на вас - одно удовольствие, провозгласил он гордо. - Ну, молодчик, бери его под руку. Веди его по задним переулкам, а если заметишь, что на тебя кто-нибудь глазеет, назови его мамой.

Будучи реалистом от рождения, небритый человек попытался на пороге сорвать у капитана поцелуй, и парочка пустилась в путь. К счастью, шел проливной дождь, и, хотя некоторые прохожие поглядывали на них с любопытством, никто на пути к пристани к ним не приставал. На пристань же они явились как раз в ту минуту, когда шхуна отчаливала.

Увидев это, капитан задрал юбки и припустил бегом.

- Эхой! - заорал он. - Стойте!

Помощник бросил на необычную фигуру изумленный взгляд и отвернулся, но в этот момент корма шхуны оказалась на расстоянии прыжка от пристани, и дядя с племянником, движимые единым порывом, обрушились на палубу.

- Вы почему не задержались, когда я вас окликнул? - набросился капитан на помощника.

- А откуда мне было знать, что это вы? - угрюмо возразил помощник, осознавший свое поражение. - Я, может, думал, что это русская императрица.

Капитан яростно уставился на него.

- Впрочем, мой вам совет, - продолжал, помощник, с ядовитой улыбкой, оставайтесь в этой одежде. Вы никогда еще так мило не выглядели.

- Я хочу занять у вас какую-нибудь одежду, Боб, - сказал капитан и пристально на него поглядел.

- А где у вас своя? - спросил помощник.

- Не знаю, - сказал капитан. - Прошлой ночью у меня был приступ. Боб, и, когда сегодня утром я очнулся, одежды на мне не было. Кто-то воспользовался моим беспомощным положением и раздел меня.

- Весьма возможно, - сказал помощник. Он отвернулся и крикнул команду матросам, которые возились с парусами.

- Ну, так где же она, старина? - спросил капитан.

- Откуда мне знать? - удивился помощник.

- Я говорю о вашей одежде, - сказал капитан, быстро утрачивая терпение.

- А, о моей... - сказал помощник. - Ну, честно говоря, не люблю я одалживать свою одежду. Я, знаете ли, очень брезгливый. А вдруг у вас в ней случится приступ?

- Так вы не одолжите мне вашу одежду? - спросил капитан.

- Нет, не одолжу! - произнес помощник очень громко и значительно поглядел на настороживших уши матросов.

- Очень хорошо! - сказал капитан. - Тед, иди сюда. Где твоя запасная одежда?

- Очень сожалею, сэр, - проговорил Тед, неловко переминаясь с ноги на ногу и поглядывая на помощника в поисках поддержки, - она будет совсем вам не по вкусу.

- Об этом лучше судить мне, - резко сказал капитан. - Неси ее сюда.

- Сказать по правде, сэр, я вроде помощника, - сказал Тед. - Я всего только бедный матрос, но свою одежду я не одолжу и королеве Англии.

- Неси сюда одежду! - взревел капитан, срывая с головы капор и швыряя его на палубу. - Неси сию же минуту! Ты хочешь, чтоб я так и ходил в этих юбках?

- Не дам, - упрямо сказал Тед.

- Очень хорошо, я возьму одежду у Билла, - сказал капитан. - Только имей в виду, приятель, ты у меня за это жестоко поплатишься. Билл - вот единственный честный человек на борту. Дай мне твою руку, Билл, старина.

- Я с ними заодно, - сказал Билл хрипло и отвернулся. В ярости кусая губы, капитан поворачивался то к одному, то к другому, а потом, разразившись проклятьями, зашагал на ют. Но Билл и Тед опередили его, и, когда он спустился в кубрик, они уже сидели рядом на своих сундуках лицом к нему. Угрозы и мольбы они выслушали в каменном молчании, и отчаявшемуся капитану пришлось в конце концов вернуться на палубу все в тех же ненавистных юбках.

- Пошли бы в каюту и прилегли, - предложил помощник. - Я бы принес вам добрую кружку горячего чаю. А то ведь вас так кондрашка хватит.

- Заткнитесь, а то я вам все зубы повыбиваю! - сказал капитан.

- Это вы-то? - весело сказал помощник. - Силенок не хватит. Вы лучше поглядите на того вон беднягу.

Взглянув в указанном направлении, капитан раздулся от бессильной злости и яростно погрозил кулаком краснорожему мужчине с седыми бакенбардами, который посылал ему бессчетные воздушные поцелуи с мостика проходящего парохода.

- Правильно, - одобрительно сказал помощник. - Их нужно отшивать. Любовь с первого взгляда ломаного гроша не стоит.

Ужасно страдая от подавляемых эмоций, капитан ушел в каюту, а команда, подождав немного и убедившись, что он больше не появится, тихонько приблизилась к помощнику.

- Если в Бэтлси он прибудет в таком виде, все будет в порядке, сказал тот. - Стойте за меня, ребята. На борту у него только туфли и зюйдвестка. Выбросьте все иголки за борт, иначе он попробует сшить себе одежду из старого паруса или чего-нибудь другого. Если мы доставим его в этих юбках к мистеру Пирсону, все в конце концов выйдет не так уж и плохо.

Пока наверху договаривались об одних мероприятиях, внизу капитан и юнга обсуждали другие. Все поразительные проекты захвата матросской одежды, выдвинутые капитаном, были отвергнуты мальчиком как совершенно противозаконные и, что хуже всего, непрактичные. Битых два часа обсуждали они пути и способы, но завершилось это всего лишь монологами по поводу гнусного поведения команды; в конце концов капитан, чья голова еще трещала после вчерашних излишеств, впал в состояние мрачного отчаяния и замолчал.

- Клянусь богом, Томми, я нашел выход! - вскричал он вдруг, выпрямляясь и ударяя кулаком по столу. - Где твоя запасная одежда?

- Да она ведь такого же размера, что и эта, - сказал Томми.

- Давай ее сюда, - сказал капитан, кивая со значительным видом. Хорошо, так. А теперь ступай в мою каюту и сними то, что на тебе.

Ничего не понимая и опасаясь, что великое горе повредило разум его родственника, Томми повиновался и вскоре возвратился в кают-компанию, завернутый в одеяло и с одеждой под мышкой.

- Ты понял, что я собираюсь сделать? - спросил капитан, широко улыбаясь.

- Нет.

- Теперь давай сюда ножницы. Так. Теперь ты понял?

- Вы хотите разрезать два костюма и сделать из них один! - догадался Томми и содрогнулся от ужаса. - Постойте! Не надо!

Но капитан нетерпеливо отпихнул его и, разложив одежду на столе, несколькими удалыми взмахами ножниц расчленил ее на составные части.

- А я что теперь буду носить? - спросил Томми, принимаясь всхлипывать. - Об этом вы подумали?

- Ты? Что будешь носить ты, себялюбивый поросенок? - строго произнес капитан. - Ты вечно думаешь только о себе! Иди и принеси мне несколько иголок и нитки. Если что-нибудь останется и ты будешь хорошо себя вести, я погляжу, что можно будет сделать для тебя.

- Нету иголок, - прохныкал Томми, вернувшись после затянувшихся поисков.

- Ступай тогда в кубрик и принеси ящик с парусными иглами, - сказал капитан. - И смотри, чтоб никто не заметил, зачем ты пришел, и не забудь нитки.

- Чего же вы не сказали раньше, когда у меня одежда была цела? простонал Томми. - Как же я теперь пойду в этом одеяле? Они же будут смеяться надо мной!

- Иди сейчас же! - прикрикнул капитан. Он повернулся к юнге спиной и, тихонько насвистывая, принялся раскладывать на столе куски материи.

- Смейтесь, ребята, смейтесь! - весело произнес он, когда взрыв хохота возвестил о появлении Томми на палубе. - Подождите еще самую малость.

Но ждать пришлось ему самому, и притом целых двадцать минут, после чего Томми, наступив на край одеяла, скатился по трапу и упал у его ног. Поднявшись и ощупав голову, он торжественно провозгласил:

- На борту нет ни единой иглы. Я обыскал все.

- Что? - взревел капитан. Он поспешно спрятал обрезки ткани и позвал: - Эй, Тед! Тед!

- Здесь, сэр, - сказал Тед, сбегая в каюту.

- Мне очень нужна парусная игла, - произнес капитан. - У меня, видишь ли, порвалась юбка.

- Последнюю иглу я сломал вчера, - сказал Тед со злой ухмылкой.

- Тогда дай какую-нибудь другую, - сказал капитан, сдерживаясь.

- Вряд ли такие вещи имеются на борту, - сказал Тед, который в точности выполнил дальновидные указания помощника. - Да и ниток у нас нет. Я только вчера докладывал об этом помощнику.

Капитан вновь погрузился в бездну мрачного отчаяния. Отослав Теда взмахом руки, он присел на край рундука и угрюмо задумался.

- Очень жаль, что вы все делаете с такой поспешностью, - мстительно произнес Томми. - Насчет иголки вы могли бы побеспокоиться и раньше, до того, как испортили мою одежду. Теперь вот вдвоем будем ходить курам на смех.

Капитан "Сары Джейн" пропустил эту дерзость мимо ушей. В минуты глубочайших переживаний сознание человека, обыкновенно прикованное к вещам низменным, обращается к проблемам высокой морали. Потрясенный бедой и разочарованием, капитан сунул правую руку в карман (ему понадобилось время, чтобы отыскать его), попросил обмотанного одеялом отрока присесть напротив и начал:

- Ты видишь, мальчик, к чему приводят карты и пьянство. Вместо того чтобы твердой рукой сжимать кормило своего корабля, соревнуясь в навигационном искусстве с капитанами других судов, я вынужден прятаться здесь, как какая-нибудь... э... какая-нибудь...

-... актриса, - подсказал Томми. Капитан оглядел его с головы до ног. Томми, не подозревая, какое он нанес оскорбление, честно смотрел ему в глаза.

- Что бы ты сделал, - продолжал капитан, - если бы в разгар веселья почувствовал, что принял уже слишком много, и, задержав кружку с пивом на полпути ко рту, вспомнил обо мне?

- Не знаю, - сказал Томми, зевнув.

- Что бы ты сделал? - повторил капитан, повысив голос.

- Наверное, засмеялся бы, - произнес Томми после недолгого раздумья.

Звук оплеухи огласил каюту.

- Гнусный, неблагодарный жабенок! - яростно сказал капитан. - Ты не заслуживаешь того, чтобы о тебе заботился такой хороший, добрый дядя!

- Пусть лучше заботится о ком угодно, только не обо мне! - рыдал негодующий племянник, осторожно ощупывая ухо. - И вообще вы больше смахиваете на тетю, а не на дядю!

Выпалив этот последний выстрел, он скрылся, только одеяло мелькнуло, а капитан, подавив мгновенно вспыхнувшее желание разрезать его на части и затем вышвырнуть за борт, снова уселся на рундук и закурил трубку.

Когда судно вышло из устья реки в море, он вновь появился на палубе и, не без труда игнорируя хихиканье матросов и колкости помощника, взял команду на себя. Единственным изменением, которое ему удалось внести в свой наряд, была зюйдвестка, сменившая капор, и в таком виде он выполнял свои обязанности, в то время как обиженный Томми кутался в одеяло и уклонялся от своих. Три дня в море были кошмаром для всех. Так алчен был взгляд капитана, что матросы то и дело хватались за свои штаны и, проходя мимо него, наглухо застегивались на все пуговицы. В грот-парусе он видел только куртки, из кливера выкраивал себе призрачные брюки и в конце концов принялся бессвязно лепетать что-то о голубой сарже и о шотландском сукне. Презрев гласность, он решил войти в гавань Бэтлси глухой ночью; однако намерению его не было суждено исполниться. Неподалеку от дома ветер упал, и Бэтлси, серый берег справа по носу, показался на горизонте, когда солнце было уже высоко.

Капитан держался, пока до гавани осталась миля, а затем руки его, сжимавшие штурвал, ослабели, и он озабоченно огляделся, ища взглядом помощника.

- Где Боб? - крикнул он.

- Помощник очень болен, сэр, - ответил Тед, покачивая головой.

- Болен? - Испуганный капитан даже задохнулся. - А ну, возьми штурвал на минуту...

Он передал управление и, подхватив подол, торопливо отправился вниз. Помощник полулежал на своей койке и уныло постанывал.

- Что случилось? - спросил капитан.

- Я умираю, - сказал помощник. - У меня внутри все узлом завязалось. Я не в силах выпрямиться. Капитан кашлянул.

- Тогда вам лучше снять одежду и немного отлежаться, - сказал он благожелательно. - Давайте я помогу вам раздеться.

- Не стоит... беспокоиться, - сказал помощник, глубоко дыша.

- Да нет же, никакого беспокойства, - сказал капитан дрожащим голосом.

- Пусть моя одежда будет на мне, - тихо проговорил помощник. - Я всю жизнь лелеял мечту умереть в своей одежде. Может быть, это глупо, но ничего не поделаешь.

- Ваша мечта исполнится, будьте покойны! - заорал взбешенный капитан. - Вы негодяй! Вы притворяетесь больным, чтобы заставить меня ввести судно в порт!

- А почему бы и нет? - спросил помощник тоном наивного удивления. Вводить судно в порт - это обязанность капитана. Ступайте, ступайте наверх. Наносы в устье все время меняются, знаете ли.

Капитан сдержался огромным усилием воли, вернулся на палубу и, взяв штурвал, обратился к команде. Он с чувством говорил о послушании, которым матросы обязаны своим начальникам, и об их моральном долге одалживать оным свои брюки, когда последние требуются таковым. Он перечислил ужасные наказания, следующие за мятеж на борту, и со всей очевидностью доказал, что предоставление капитану вводить судно в порт в юбках есть мятеж самого злостного свойства. Затем он отослал матросов в кубрик за одеждой. Они послушно скрылись внизу, но их так долго не было, что капитан понял: никакой надежды нет. А тем временем бухта уже раскрылась перед кораблем.

Когда "Сара Джейн" приблизилась к берегу на расстояние оклика, на набережной было всего два или три человека. Когда она прошла мимо фонаря в конце причала, там было уже две или три дюжины, и толпа росла со скоростью в три человека на каждые пять ярдов, которые она проходила. Добросердечные, исполненные истинного гуманизма граждане, блюдя интересы своих ближних, подкупали мальчишек медяками, посылая их за своими друзьями, дабы те не пропустили такого грандиозного и дарового зрелища, и к тому времени, когда шхуна подошла к своему месту у причала, уже большая часть населения порта собралась там, лезла на плечи друг дружке и выкрикивала дурацкие и развеселые вопросы в адрес капитана.

Новость достигла ушей владельца шхуны, он поспешил в порт и явился туда как раз в тот момент, когда капитан, не обращая внимания на горячие увещевания зевак, готовился уйти к себе в каюту.

Мистер Пирсон был человеком быстрых решений, и он появился на пристани, кипя от гнева. Затем он увидел капитана, и его обуяло веселье. Трое крепких парней поддерживали его, чтобы он не упал, и чем мрачнее становился капитан, тем тяжелее становилась их работа. Наконец, когда он совершенно ослабел от истерического хохота, ему помогли подняться на палубу, где он последовал за капитаном в его каюту и ломающимся от эмоций голосом потребовал объяснений.

- Это самое восхитительное зрелище, какое я видел в жизни, Бросс, сказал он, когда капитан закончил свой рассказ. - Я бы не пропустил его ни за что на свете. Я чувствовал себя неважно всю эту неделю, но теперь мне значительно лучше. Уйти с корабля? Не болтайте глупостей. После всего этого я ни за что не расстанусь с вами. Но если вы пожелаете взять себе нового помощника и набрать новую команду, это ваша воля. Ну, а если бы вы согласились сейчас пойти ко мне домой и показаться миссис Пирсон... она, видите ли, заболела... я бы дал вам пару фунтов. Надевайте ваш капор, и пойдем.

БЕДНЫЕ ДУШИ

День был прекрасный, а легкий ветер, дувший в старые залатанные паруса, нес шхуну со скоростью всего в три узла. Невдалеке снежно сияли два-три паруса, в воздухе за кормой парила чайка. И никого не было на палубе от кормы до камбуза и от камбуза до неряшливой груды такелажа на юте, кто мог бы подслушать беседу капитана и помощника, обсуждавших зловредный дух мятежа, который с недавнего времени обуял команду.

- Они явно делают это назло, вот что я вам скажу, - заявил капитан, маленький пожилой человечек с растрепанной бородой и светлыми голубыми глазками.

- Явно, - согласился помощник, личность от природы немногословная.

- Вы бы нипочем не поверили, что мне приходилось есть, когда я был юнгой, - продолжал капитан. - Нипочем, даже если б я поклялся на Библии.

- Они лакомки, - сказал помощник.

- Лакомки! - с негодованием воскликнул капитан. - Да как это смеет голодный матрос быть лакомкой? Еды им дается достаточно, что им еще надо? Вот, глядите! Взгляните туда!

Задохнувшись от возмущения, он указал пальцем на Билла Смита, который поднялся на палубу, держа тарелку в вытянутой руке и демонстративно отвернув нос. Он притворился, что не замечает капитана, расхлябанной походкой приблизился к борту и соскреб пальцами в море еду с тарелки. За ним последовал Джордж Симпсон и тоже тем же возмутительным манером избавился от еды, которая, по мысли капитана, должна была насытить его организм.

- Я им отплачу за это! - пробормотал капитан.

- Вон идут еще, - сказал помощник.

Еще двое матросов вышли на палубу с застенчивыми ухмылками и тоже расправились со своим обедом. Затем наступила пауза - пауза, в течение которой и матросы, и капитан с помощником чего-то, видимо, ждали; это что-то как раз в этот самый момент старалось собраться с духом у подножия трапа в кубрике.

- Если и юнга туда же, - произнес капитан неестественным, сдавленным голосом, - я изрежу его на куски.

- Тогда готовьте нож, - сказал помощник. Юнга появился на палубе, бледный как привидение, и жалобно поглядел на команду, ища поддержки. Их грозные взгляды напомнили ему, что он забыл нечто весьма существенное; он спохватился, вытянул перед собой тощие руки на полную длину и, сморщив нос, с превеликим трепетом направился к борту.

- Юнга! - рявкнул вдруг капитан.

- Есть, сэр! - поспешно откликнулся мальчишка.

- Поди сюда, - строго сказал капитан.

- Сперва выбрось обед, - произнесли четыре тихих угрожающих голоса.

Юнга поколебался, затем медленно подошел к капитану.

- Что ты собирался сделать с этим обедом? - мрачно осведомился тот.

- Съесть его, - робко ответил парнишка.

- А зачем тогда ты вынес его на палубу? - спросил капитан, нахмурив брови.

- Я так думал, что на палубе он будет вкуснее, сэр, - сказал юнга.

- "Вкуснее"! - яростно прорычал капитан. - Обед хорош и без того, не так ли?

- Да, сэр, - сказал юнга.

- Говори громче! - строго приказал капитан. - Он очень хорош?

- Он прекрасен! - пронзительным фальцетом прокричал юнга

- Где еще тебе давали такое прекрасное мясо, как на этом судне? произнес капитан, личным примером показывая, что значит говорить громко.

- Нигде! - проорал юнга, следуя примеру.

- Все, как положено? - проревел, капитан.

- Лучше, чем положено! - провизжал трусишка.

- Садись и ешь, - скомандовал капитан.

Юнга сел на светлый люк каюты, достал складной нож и приступил к еде, старательно закатывая глаза и причмокивая, а капитан, опершись на борт спиной и локтями и скрестив ноги, благосклонно его разглядывал.

- Как я полагаю, - произнес он громко, налюбовавшись юнгой всласть, как я полагаю, матросы выбросили свои обеды просто потому, что они не привыкли к такой хорошей пище.

- Да, сэр, - сказал юнга.

- Они так и говорили? - прогремел капитан. Юнга заколебался и взглянул в сторону юта.

- Да, сэр, - проговорил он наконец и содрогнулся, когда команда отозвалась тихим зловещим рычанием.

Как он ни медлил, еда на тарелке вскоре кончилась, и по приказанию капитана он вернулся на ют. Проходя мимо матросов, он боязливо покосился на них.

- Ступай в кубрик, - сказал Билл. - Мы хотим поговорить с тобой.

- Не могу, - сказал юнга. - У меня много работы. У меня нет времени на разговоры.

Он оставался на палубе до вечера, а когда злость у команды несколько поулеглась, он тихонько спустился в кубрик и забрался на свою койку. Симпсон перегнулся и хотел схватить его, но Билл отпихнул его в сторону.

- Оставь его пока, - сказал он спокойно. - За него мы возьмемся завтра.

Некоторое время Томми лежал, мучаясь дурными предчувствиями, но затем усталость сморила его, он перевернулся на другой бок и крепко уснул. Тремя часами позже его разбудили голоса матросов; он выглянул и увидел, что команда ужинает при свете лампы и все молча слушают Билла.

- От всего этого меня так и подмывает объявить забастовку, - закончил Билл свирепо, попробовал масло, скривился и принялся грызть сухарь.

- И отсидеть за это шесть месяцев, - сказал старый Нед. - Так не пойдет, Билл.

- Что же, шесть или семь дней сидеть на сухарях и гнилой картошке? яростно воскликнул тот. - Это же просто медленное самоубийство!

- Хорошо, если бы кто-нибудь из вас покончил самоубийством, - сказал Нед, оглядывая лица товарищей. - Это бы так напугало старика, что он бы сразу очухался.

- Что ж, ты у нас старше всех, - сказал Билл со значением.

- И ведь утопиться прямо ничего не стоит, - подхватил Симпсон. - Ну чего тебе еще ждать от жизни в твои годы, Нед?

- И ты бы оставил капитану письмо, что тебя, мол, довела до этого плохая пища, - добавил взволнованно кок.

- Говорите по делу, - коротко сказал старик.

- Слушайте, - сказал вдруг Билл, - я вам объясню, что надо делать. Пускай кто-нибудь из нас притворится, будто бы покончил самоубийством, и напишет письмо, как предложил здесь Слаши: что мы, дескать, решили лучше попрыгать за борт, нежели помереть от голода. Это напугает старика, и он, может, позволит нам начать новые припасы, не заставляя сперва доесть эту тухлятину.

- Как же это сделать? - спросил Симпсон, вытаращив глаза.

- Да просто пойти и спрятаться в носовом трюме, - сказал Билл. - Там ведь груза не много. Нынче же ночью, когда кто-нибудь из нас будет на вахте, мы откроем люк, и тот, кто захочет, пойдет и спрячется внизу, пока старик не очухается. Как вы полагаете, ребята?

- Мысль, конечно, неплохая, - медленно произнес Нед. - А кто пойдет?

- Томми, - просто сказал Билл.

- Вот уж о ком я не подумал? - с восхищением сказал Нед. - А ты, кок?

- Мне это в голову бы не пришло, - сказал кок.

- Понимаете, что хорошо, если это будет Томми? - сказал Билл. - Даже если старик об этом узнает, он всего-навсего задаст Томми трепку. Мы не признаемся, кто закрывал за ним люк. Он там устроится с какими хотите удобствами, ничего не будет делать и будет спать сколько пожелает. А мы, само собой, ничего об этом не знаем и не ведаем, мы просто хватились Томми и нашли на этом вот столе его письмо.

Тут кок наклонился, с довольным видом оглядывая своих коллег, и вдруг поджал губы и многозначительно мотнул головой в сторону одной из верхних коек: через ее край заглядывало вниз бледное и встревоженное лицо Томми.

- Хэлло! - сказал Билл. - Ты слышал, что мы здесь говорили?

- Я слышал, что вы будто бы собираетесь утопить старого Неда, ответил Томми осторожно.

- Он слышал все, - сердито сказал кок. - Ты знаешь, Томми, куда попадают мальчики, которые лгут?

- Лучше попасть туда, чем в носовой трюм, - сказал Томми и принялся тереть глаза костяшками пальцев. - Не пойду я. Все расскажу капитану.

- Ты ничего не расскажешь, - строго сказал Билл. - Это тебе наказание за все, что ты сегодня наврал про нас, и еще считай, что ты дешево отделался. А теперь вылезай из койки. Вылазь, пока я сам не вытащил тебя!

Парнишка с жалобным воплем нырнул под одеяло. Он отчаянно цеплялся за края койки и конвульсивно отбрыкивался, но его подняли вместе с постелью и усадили за стол.

- Перо, чернила и бумагу, Нед, - сказал Билл. Старик представил требуемое. Билл стер с бумаги комок

масла, приставший к ней на столе, и разложил ее перед

жертвой.

- А я не умею писать, - объявил неожиданно Томми. Матросы в смятении переглянулись.

- Врет, - сказал кок.

- Честно говорю, не умею, - сказал мальчишка с пробудившейся надеждой в голосе. - Меня и в море-то послали потому, что я не умею ни читать, ни писать.

- Дерни его за ухо, Билл, - сказал Нед, которого оскорбила эта клевета на благороднейшую из профессий.

- Это ничего не значит, - сказал Билл спокойно. - Я сам за него напишу. Старик все равно не знает моей руки.

Он уселся за стол, расправил плечи, с плеском погрузил перо в чернила и, почесав в голове, задумчиво уставился на бумагу.

- Побольше ошибок, Билл, - предложил Нед.

- Ага, - сказал тот. - Как ты полагаешь, Нед, как бы мальчишка написал слово "самоубийство"? Старик подумал.

- Са-ма-ву-бйс-тво, - сказал он по слогам.

- А как же тогда будет без ошибок? - озадаченно спросил кок, переводя взгляд с одного на другого.

- Напиши лучше просто "убил себя", - сказал старик. - Наверное, мальчишка все равно не стал бы писать такое длинное слово.

Билл склонился над бумагой и медленно написал письмо, стремясь, видимо, всячески учитывать пожелания своих приятелей не писать слишком грамотно.

- Ну как? - спросил он, отодвигаясь от стола.

"Дарагой капитан я беру мое перо в руку паследний раз сообщить вам что я немог дальше есть жудкие памои кторые вы называете еда я утопился это боле лекая смерть чем помирать сголоду я оставил мой складной нож билу и мои сиребряные часы ему тяжело помереть таким маладым томми браун".

- Прекрасно! - сказал Нед, когда Билл закончил чтение и вопросительно оглядел слушателей.

- Насчет ножа и часов я вставил, чтобы еще больше походило на правду, - сказал Билл со скромной гордостью. - Но если хочешь, я оставлю их тебе, Нед.

- Мне это не нужно, - великодушно сказал старик.

- Одевайся, - сказал Билл, поворачиваясь к всхлипывающему Томми.

- Не пойду я в этот трюм! - сказал Томми в отчаянии. - Так и знайте, ни за что не пойду!

- Кок, - спокойно сказал Билл, - давай сюда его барахло. Ну-ка, Томми!

- Говорю тебе, я не пойду! - сказал Томми.

- И еще вон тот линек, кок, - сказал Билл. - Он у тебя как раз под рукой. Ну-ка, Томми!

Самый молодой член экипажа перевел взгляд со своей одежды на линек и снова с линька на одежду.

- А как меня будут кормить? - мрачно спросил он, принимаясь одеваться.

- Сейчас ты возьмешь с собой бутыль воды и несколько сухарей, ответил Билл, - а по ночам мы будем опускать тебе немного мяса, которое так тебе по вкусу. Прячь все это среди груза и, если услышишь, что люк открывают днем, сразу прячься сам.

- А как насчет свежего воздуха? - осведомился приговоренный.

- Свежий воздух будет тебе по ночам, когда поднят люк, - сказал Билл. - Не беспокойся, я обо всем позаботился.

Наконец приготовления были закончены. Дождавшись, пока Симпсон не сменил у штурвала помощника, они вышли на палубу, то волоча, то легонько подпихивая сопротивляющуюся жертву.

- Он у нас будто на пикник собрался, - сказал старый Нед: юнга мрачно стоял на палубе, держа в одной руке бутылку, а в другой - сухари, завернутые в старую газету. - Помоги-ка, Билл. Потихоньку...

Двое моряков бесшумно сняли с люка крышку, и, поскольку Томми наотрез отказался участвовать в этой процедуре, Нед первым спустился в трюм, чтобы принять его. Билл взял отчаянно брыкающегося юнгу за шиворот и подал его вниз.

- У тебя? - спросил он.

- Да, - отозвался Нед придушенно и, выпустив мальчишку из рук, поспешно выкарабкался наружу, вытирая ладонью рот.

- Ты что, приложился к бутылке? - спросил Билл.

- Врезал каблуком, - коротко объяснил Нед, - Давайте крышку.

Установив крышку на место, Билл и его сообщники тихонько вернулись в кубрик и не без некоторого страха перед завтрашним днем улеглись спать. Томми тоже свернулся в углу трюма и заснул, подложив под голову бутылку, ибо проплавал в море достаточно долго и научился принимать вещи такими, как они есть.

Лишь к восьми часам следующего утра хозяин "Солнечного луча" узнал, что у него пропал юнга. Он задал коку вопрос, сидя за завтраком, и тот, будучи человеком весьма нервным, побледнел, уронил на стол кружку с кофе и пулей вылетел наверх.

Некоторое время капитан громогласно призывал его в самых изысканных выражениях, какие приняты в открытом море, а затем, весь кипя, поднялся за ним на палубу, где обнаружил смущенных матросов, сбившихся в тесную кучку.

- Билл, - встревоженно сказал капитан, - что с этим проклятым коком?

- Его постиг удар, - сказал Билл, покачивая головой. - И нас всех тоже.

- Сейчас вас постигнет еще один, - пообещал капитан с чувством. - Где юнга?

На секунду собственная дерзость повергла Билла в смятение, и он беспомощно оглянулся на товарищей. Те поспешно отвели глаза и уставились в море за бортом, и тогда капитаном овладел панический ужас. Он молча взглянул на Билла, и Билл протянул ему грязный листок бумаги.

В полном остолбенении капитан прочел письмо с начала до конца, а затем передал помощнику, который вышел на палубу за ним следом. Помощник прочел и вернул капитану.

- Это вам, - сказал он кратко.

- Не понимаю, - сказал капитан, качая головой. - Ведь только вчера он ел свой обед вот здесь, на палубе, и приговаривал, что нигде еще не получал такой хорошей еды. Вы ведь тоже слышали, Боб?

- Слышать-то я слышал, - сказал помощник.

- И вы все слышали его, - сказал капитан. - Ну что же, у меня есть пятеро свидетелей. Видимо, он просто сошел с ума. Никто не слыхал, как он прыгнул за борт?

- Я слышал всплеск, сэр, во время моей вахты, - сказал Билл.

Почему же ты не побежал и не посмотрел, что там такое? - спросил капитан.

- А я подумал, это кто-нибудь выбросил за борт свой ужин, - ответил Билл.

- А! - произнес капитан и закусил губу. - Вот как? Вы все время скулите из-за еды. Что с ней такое?

- Это отрава, сэр, - сказал Нед, качая головой. - Мясо ужасное.

- Оно вкусное и питательное, - сказал капитан. - Ладно, коли так. Можете брать мясо из другого ящика. Теперь довольны?

Матросы несколько оживились и принялись подталкивать друг друга локтями.

- Масло тоже плохое, сэр, - сказал Билл.

- Масло плохое? - сказал капитан, нахмурившись. - Как это так, кок?

- Да я его не порчу, - сказал кок беспомощно.

- Давай им масло из бочонка в моей каюте, - проворчал капитан. - Я твердо уверен, что ты плохо обращался с юнгой. Еда была прекрасная.

Он ушел, забрав письмо с собой; за завтраком он положил письмо на стол, прислонив к сахарнице, и потому ел без всякого аппетита.

В этот день матросы катались как сыр в масле, по выражению Неда: в дополнение к прочим роскошным блюдам им выдали еще и пудинг - угощение, которым они лакомились прежде только по воскресеньям. На Билла смотрели как на хитроумнейшего благодетеля рода человеческого; радость и веселье царили в кубрике, а ночью крышка люка была поднята, и пленника попотчевали отложенной для него порцией. Благодарности он, впрочем, не выразил, вместо этого он задал скучный и неуместный вопрос: что с ним будет, когда плавание кончится.

- Мы тайком переправим тебя на берег, не бойся, - сказал Билл. - Никто из нас не собирается оставаться на этом старом корыте. А тебя я возьму с собой на какой-нибудь другой корабль... Что ты сказал?

- Ничего, - солгал Томми.

Каковы же были гнев и растерянность команды, когда на следующий день капитан снова вернул их на прежнюю диету. Вновь выдали старую солонину, и прекратились роскошные поставки с кормы. Билл разделил судьбу всех вождей, дела которых пошли плохо, и из кумира своих сотоварищей превратился в мишень для их насмешек.

- Вот что вышло из твоей замечательной мысли, - 'презрительно проворчал за ужином старый Нед, с треском разгрыз сухарь и бросил обломки в свой котелок с чаем.

- Да, ты не так умен, как о себе думаешь, Билл! - заявил кок с видом первооткрывателя.

- И бедный мальчишка ни за что ни про что сидит взаперти в темном трюме, - сказал Симпсон с запоздалым сожалением. - И коку приходится работать за него.

- Я не собираюсь сдаваться, - мрачно сказал Билл. - Старик вчера здорово перепугался. Нужно устроить еще одно самоубийство, и все будет в порядке.

- Пусть Томми еще раз утопится, - легкомысленно предложил кок, и все расхохотались.

- Двоих за одно плавание старику хватит выше головы, - продолжал Билл, неблагосклонно взглянув на дерзкого кока. - Ну, кто у нас пойдет следующим?

- Мы и так уже доигрались, - сказал Симпсон, пожимая плечами. - Не зарывайся, Билл.

- А я и не зарываюсь, - возразил Билл. - Я не желаю сдаваться, вот и все. Тот, кто пойдет вниз, будет жить без забот, приятно и легко. Будет спать весь день, если захочет, и вообще ничего не делать. Вот у тебя, Нед, за последнее время очень усталый вид.

- О? - холодно произнес старик.

- Ну ладно, побыстрей разбирайтесь между собой, - сказал Билл беззаботным тоном. - По мне, все равно, кто из вас пойдет.

- Хо! А как насчёт тебя самого? - удивился Симпсон.

- Меня? - возмущенно спросил Билл. - Да ведь мне нужно оставаться здесь и все устраивать!

- Ничего, мы здесь останемся и все сделаем за тебя, - насмешливо сказал Симпсон.

Нед и кок расхохотались, и Симпсон присоединился к ним. Тогда Билл поднялся, подошел к своей койке и извлек из-под тюфяка колоду засаленных. карт.

- Младшая карта - самоубийство, - объявил он. - Я тоже тяну.

Он протянул колоду коку. Тот заколебался и поглядел на остальных двоих.

- Не валяй дурака, Билл, - сказал Симпсон.

- Что, трусите? - насмешливо ухмыльнулся Билл.

- Говорят тебе, это глупость, - сказал Симпсон.

- Ну и что же, мы все сидим в ней по уши, - сказал Билл. - Только вы все перепугались; вот в чем дело. Просто перетрусили. Юнгу туда отправили, а как дело дошло до самих, тут-то вы и сдрейфили.

- А, была не была, - сказал Симпсон бесшабашно. - Пусть будет так, раз Биллу хочется. Тяни, кок.

Кок повиновался с видимой неохотой и вытянул десятку;

Нед после долгах пререканий вытянул семерку. Симпсон с королем в руке прислонился спиной к рундуку и небрежно разгладил бороду.

- Валяй, Билл, - сказал он. - Поглядим, что выйдет у тебя.

Билл взял колоду и перетасовал ее.

- Мне нужно взять не меньше семерки, - медленно проговорил он.

Он вручил колоду Неду, вытянул карту, и остальные трое залились громким хохотом.

- Тройка! - сказал Симпсон. - Браво, Билл! Письмо за тебя напишу я, иначе он узнает твой почерк. Что в нем написать?

- Пиши что хочешь, - резко ответил Билл, у которого дух занимался при мысли о трюме.

Горько и насмешливо улыбаясь, он отодвинулся от стола, а остальные трое весело уселись за сочинение, и, когда Симпсон спросил его, не желает ли он присовокупить к письму поцелуи, он ответил презрительным молчанием. Письмо передали ему на освидетельствование, и он сделал только одно замечание.

- Я-то думал, что ты пишешь грамотнее, Джордж, - заявил он высокомерно.

- Да я же писал за тебя, - сказал Джордж. Тут надменность Билла куда-то пропала, и он снова стал самим собой.

- Если ты хочешь получить в глаз, Джордж, - сказал он с чувством, - то ты так и скажи, понял?

Настроение у него было настолько скверное, что половина удовольствия от вечера была испорчена, и церемония препровождения его в убежище не сопровождалась ни колкими словечками, ни жизнерадостным смехом, а больше всего походила на похороны. Последние штрихи добавил Томми, который, совсем сомлел от ужаса, узнав, кто теперь будет его сожителем.

- Для вас еще одно письмо, - сказал утром помощник, когда капитан, застегивая жилет, вышел из своей каюты.

- Что такое? - проговорил тот, бледнея.

- Оно у старика Неда, - продолжал помощник, ткнув большим пальцем в сторону трапа на палубу. - Не понимаю, что это на них нашло.

Капитан ринулся на палубу и механическим движением принял из рук Неда письмо. Прочитав его от начала до конца, он некоторое время постоял словно во сне, затем спустился, пошатываясь, в кубрик и обшарил все койки, не преминув заглянуть даже под стол, после чего вернулся на палубу и, склонив голову набок, остановился возле люка. Матросы затаили дыхание.

- Что все это значит? - проговорил он наконец, не поднимая глаз, и безвольно опустился на крышку люка.

- Плохая еда, сэр, - сказал Симпсон, ободренный видом капитана. - Так нам и придется рассказывать, когда мы сойдем на берег.

- Об этом вы должны молчать! - сказал капитан, моментально вспылив.

- Таков наш долг, сэр, - возразил Нед с выражением.

- Послушайте меня, - сказал капитан и поглядел умоляюще на остатки своего экипажа. - Довольно с нас самоубийств. Старая солонина уже кончилась, и вы можете приняться за свежую, а когда мы придем в порт, я возьму на борт свежего масла и овощей. Только не надо никому говорить о том, что пища была плохая, или об этих письмах. В порту я просто скажу, что эти двое исчезли, пропали куда-то, и вас я прошу говорить то же самое.

- Это невозможно, сэр, - строго сказал Симпсон. Капитан поднялся и подошел к борту.

- А как насчет суммы в пять фунтов? - спросил он тихонько.

- Это несколько меняет дело, - осторожно сказал Нед. Капитан взглянул на Симпсона. Лицо Симпсона выражало готовность принять самое добродетельное решение. Капитан снова взглянул себе под ноги.

- Или по пяти фунтов каждому? - все так же тихо сказал он. - Больше я дать никак не могу.

- Пусть будет двадцать фунтов на всех - и по рукам. Как вы считаете, ребята? - осведомился Симпсон у приятелей.

Нед сказал, что это дело, и даже кок забыл о своих нервах и объявил, что раз уж капитан захотел их облагодетельствовать, они, само собой, будут на его стороне.

- А чьи это будут деньги? - спросил помощник, когда капитан спустился к завтраку и изложил ему, как было дело. - От меня, к примеру, они ничего не получат.

Светлый люк был открыт; капитан взглянул на него, затем нагнулся к помощнику и что-то прошептал ему на ухо.

- Что?! - проговорил помощник.

Он сделал попытку подавить хохот горячим кофе и беконом; в результате ему пришлось выскочить из-за стола и терпеливо вынести увесистые тумаки, которые капитан нанес ему по спине.

Имея в перспективе целое богатство, матросы взялись за дополнительную работу дружно и весело; кок работал за юнгу, а Нед и Симпсон поделили между собой долю Билла. Когда же наступила ночь, они снова подняли крышку люка и стали не без любопытства ждать, что скажут их жертвы.

- Где мой обед? - прорычал алчно Билл, выбравшись на палубу.

- Обед? - удивленно сказал Нед. - Нет для тебя никакого обеда.

- Что? - произнес Билл с яростью.

- Понимаешь, капитан выдает теперь еду только на троих, - сказал кок.

- Почему же вы не оставили немного для нас?

- Нам самим ее не хватает, Билл, - сказал Нед. - Нам теперь приходится работать больше, и нам не хватает даже самим. У вас же есть сухари и вода, чего вам еще?

Билл выругался.

- Хватит с меня, - сказал он злобно. - Я выхожу, и пусть старик делает со мной что хочет. Мне наплевать.

- Не стоит, Билл, не надо, - сказал Нед успокаивающе. - Ведь все идет прекрасно. Ты был прав насчет старика, а мы были неправы. Он ужасно напугался, и он дает нам двадцать фунтов, чтобы мы ничего не разболтали, когда будем на берегу.

- Десять фунтов из них мои, - сказал Билл, несколько просветлев. - И оно того стоит. Поди-ка попробуй просидеть целый день там, внизу. У меня из-за этого уже черти в глазах мерещатся.

- Да-да, конечно, - согласился Нед, незаметно пнув кока, который уже раскрыл было рот, чтобы высказаться по поводу такого способа дележки.

- Старик проглотил все и не поморщился, - произнес кок. - Он совсем обалдел. Забрал все твои вещи и одежду и Тома тоже и собирается передать их твоим друзьям. В жизни не слыхал такой забавной шутки!

- Дурак ты, - коротко сказал Билл. Он раскурил трубку, отошел и присел на корточки на носу, отчаянно борясь с дурным расположением духа.

В течение следующих четырех дней все шло как по маслу. Погода стояла прекрасная, и потому ночную вахту несли матросы, и каждую ночь им приходилось переживать пренеприятные минуты, когда они поднимали крышку люка и из трюма, подобно чертику из коробочки, выскакивал Билл. Выслушивать его бесчисленные жалобы и обвинения в бессердечии было поистине тяжким испытанием, а убедить его вернуться на рассвете в свое логово можно было только столь же бесконечными воззваниями к его здравому смыслу и напоминаниями о его доле в деньгах.

Так без всяких происшествий они обогнули Лэндс-Энд. День выдался сырой и душный, но к ночи подул свежий ветер, и шхуна стала набирать хороший ход. С облегчением покинув спертую атмосферу трюма, узники сидели на юте и страдали от аппетита, который еще сильнее давал себя чувствовать на ночной прохладе.

Нед стоял на штурвале, остальные двое спустились в кубрик и улеглись спать, и тихие жалобы голодных слушать было некому.

- Глупая получилась игра, Томми, - сказал Билл, качая головой.

- Игра? - Томми презрительно фыркнул. - Ты мне лучше скажи, как мы выберемся отсюда, когда придем в Нортси.

- Предоставь это мне, - сказал Билл. - А старый Нед, кажется, здорово простыл, - добавил он.

- Он прямо задыхается от кашля, - сказал Томми, наклоняясь вперед. Гляди, он машет нам рукой!

Они торопливо вскочили, но удрать им не удалось: капитан и помощник, поднявшись на палубу, уже направлялись в их сторону.

- Вы только посмотрите, - произнес капитан, поворачиваясь к помощнику и указывая рукой на преступников. - Вы и теперь не будете верить снам?

- Невероятно! - отозвался помощник, протирая глаза. Билл стоял в мрачном молчании, ожидая дальнейших событий, а несчастный Томми прятался за его спиной.

- Мне приходилось слышать о чем-то подобном, - продолжал капитан с выражением, - но я никогда не думал, что мне доведется увидеть это своими глазами. Теперь уже вы не скажете, Боб, что не верите в привидения.

- Невероятно! - повторил помощник, покачав головой. - Совсем как живые.

- На борту привидения, Нед! - воскликнул капитан глухим голосом. - Вон они, души Билла и юнги, стоят против брашпиля!

Старый матрос от смущения промолчал; меньший из призраков засопел и вытер нос рукавом, а тот, что был крупнее, принялся тихонько насвистывать.

- Бедные души, - проговорил капитан, обсудив с помощником это невероятное происшествие. - Вы видите брашпиль сквозь юнгу, Боб?

- Я вижу их обоих насквозь, - насмешливо сказал помощник.

Они достояли на палубе еще немного, а затем пришли к заключению, что их присутствие здесь ничем не поможет и даже, кажется, смущает ночных гостей, и вернулись в свои каюты.

- Что это он затеял? - спросил Симпсон, осторожно выбираясь на палубу.

- Не знаю, будь он неладен! - свирепо сказал Билл.

- Может, он и впрямь решил, что вы привидения? - неуверенно предположил кок.

- Держи карман! - сказал Билл с презрением. - Он что-то такое затеял. Ладно, я иду к себе на койку. Ты тоже ступай, Томми. Завтра все выяснится, можешь быть уверен,

Утром кое-что действительно выяснилось, ибо после завтрака кок испуганно прибежал на ют и сообщил, что мяса и овощей выдано только на троих. Все погрузились в оцепенение.

- Пойду поговорю с ним, - произнес Билл, проглотив слюну.

Капитан и помощник над чем-то от души хохотали, но, когда матрос к ним приблизился, капитан замолчал, отступив на шаг, и принялся холодно его разглядывать.

- Доброе утро, сэр, - сказал Билл, шаркая ногой. - Нам хотелось бы знать, мне и Томми, будут ли теперь выдаваться на нас обеденные пайки, как раньше?

- Обеденные пайки? - сказал капитан с изумлением. - А зачем вам нужны обеды?

- Чтобы есть, - сказал Билл, глядя на него с упреком.

- Чтобы есть? - сказал капитан. - Да какой же смысл кормить привидения обедами? Вам же некуда их поместить.

Огромным усилием воли Билл заставил себя улыбнуться призрачной улыбкой и похлопал себя по животу.

- Это все один сплошной воздух, - сказал капитан и отвернулся.

- Тогда позвольте хоть получить наши вещи и одежду, - сказал Билл, скрипнув зубами. - Нед сказал, что вы их забрали.

- Ничего вы не получите, - сказал капитан. - Я доставлю их домой и передам вашим ближайшим родственникам. По закону ведь так следует, Боб?

- Так, - отозвался помощник.

- Они получат ваши вещи, - а также ваше жалованье по ту ночь, когда вы совершили самоубийство, - сказал капитан.

- Не совершали мы никакого самоубийства, - сказал Билл. - Мы же на борту живые и здоровые.

- Ничего подобного, - возразил капитан. - В доказательство у меня в кармане ваши письма: ну, а если вы действительно живы и здоровы, мне придется по прибытии в порт немедленно отдать вас под стражу за дезертирство.

Он переглянулся с помощником, и Билл, постояв сначала на одной ноге, потом на другой, побрел прочь. Остаток утра он провел в кубрике, где показывал младшему привидению дурной пример безудержным сквернословием и угрожал своим собратьям самыми ужасными карами.

До обеда капитана никто не беспокоил, но едва он поел и раскурил трубку, как на палубе послышался топот, и через секунду в каюту вломился старый Нед, красный и рассерженный.

- Билл отнял у нас обед, сэр! - выпалил он, не переводя дыхания.

- Кто? - холодно спросил капитан.

- Билл, сэр. Билл Смит, - ответил Нед.

- Кто? - спросил капитан еще более холодно.

- Призрак Билла Смита! - рявкнул Нед. - Он отнял у нас обед, и теперь он сидит в кубрике с призраком Томми Брауна, и они жрут наш обед, не разжевывая, с ужасной скоростью!

- Гм, право, не знаю, чем я тут могу помочь, - лениво проговорил капитан. - Как же вы это ему разрешили?

- Вы же знаете Билла, сэр, - сказал Нед. - Я уже стар, кок ни на что не годится, а Симпсону теперь нужен кусок сырого мяса, чтобы приложить к глазам, иначе он неделю не будет видеть.

- Чепуха! - весело сказал капитан. - Вот еще новости - трое взрослых мужчин испугались одного привидения! Нет, я вмешиваться не стану. Но ты знаешь, что нужно сделать?

- Нет, сэр! - живо сказал Нед.

- Ступай наверх и почитай ему молитвенник, и он сразу исчезнет, как клуб дыма, - сказал капитан.

Секунду Нед безмолвно взирал на него, затем вышел на палубу, перегнулся через борт и принялся ругаться. Кок и Симпсон, тоже выйдя наверх, почтительно слушали и лишь время от времени оказывали ему поддержку, когда стариковская память подводила его.

Весь остаток плавания два преступника претерпевали разнообразные неудобства, связанные с утратой гражданства. Капитан нарочито не замечал их, а в двух или трех случаях вел себя прямо-таки вызывающе, пытаясь пройти сквозь Билла, когда тот появлялся на палубе. Много предположений было высказано в кубрике относительно судьбы привидений, когда они прибудут в порт, и, только когда на горизонте показался Нортси, капитан раскрыл свои карты. Он появился на палубе с их вещами, аккуратно упакованными в два узелка, и бросил эти узелки на крышку люка. Команда выжидательно смотрела на него.

- Нед! - резко сказал капитан.

- Сэр? - откликнулся старик.

- Как только мы ошвартуемся, - сказал капитан, - ступайте на берег и пригласите сюда управляющего и полисмена. Я пока не решил, кто из них нам понадобится.

- Слушаюсь, сэр, - пробормотал старик.

Капитан отвернулся и, переняв у помощника штурвал, повел судно в гавань. Он был так погружен в свое дело, что, по-видимому, не замечал, как Билл и Томми украдкой пробирались поближе к своим узелкам и как нетерпеливо они ждали, пока шхуна приближалась к причалу. Затем капитан повернулся к помощнику и разразился громовым хохотом, когда преступники, подхватив узелки, перевалились через борт, спрыгнули на берег и пустились наутек. Помощник тоже расхохотался, и слабое, но совсем невеселое эхо донеслось с другого конца шхуны.

РОМАНТИЧЕСКОЕ ПЛАВАНИЕ

Облокотившись на борт шхуны, помощник капитана лениво разглядывал солдат в красных куртках, слонявшихся по Тауэрской набережной. Осторожные моряки вывешивали отличительные огни, а бесшабашные лихтеры пробирались вверх по реке, отталкиваясь от судов, стоявших на дороге. Зарываясь в пенистые "усы", с пыхтением прошмыгнул мимо буксир, и слабый испуганный вскрик донесся с приближающегося ялика, который подбросило на волне.

- Эй, на "Джессике"! - проревел голос на ялике, когда он подошел к шхуне.

Помощник, очнувшись от задумчивости, механически подхватил чалку; в одном из пассажиров ялика он узнал дочь своего капитана, и, прежде чем он успел оправиться от изумления, она была уже на палубе со своим багажом, а капитан расплачивался с перевозчиком.

- Это моя дочь Хетти, вы уже, кажется, знакомы, - сказал капитан. - В это плавание она пойдет с нами. Ступайте вниз, Джек, и постелите ей на свободной койке в чулане.

- Есть! - послушно отозвался помощник и повернулся, чтобы идти.

- Спасибо, я сама постелю! - сказала шокированная Хетти, поспешно заступая ему дорогу.

- Как хочешь, - сказал капитан и направился к трапу. - Зажгите-ка свет, Джек.

Помощник чиркнул спичку о подошву и зажег лампу.

- Кое-что отсюда придется убрать, - заметил капитан, открывая дверь. Куда нам деть этот лук, Джек?

- Для лука место найдется, - уверенно сказал помощник, стаскивая с койки мешок и водружая его на стол.

- Я не желаю здесь спать, - решительно объявила гостья, заглядывая в каморку. - Фу, вон какой-то жук! Фу!

- Так он же дохлый, - успокоил ее помощник. - Живых жуков у нас на борту я сроду не видел.

- Я хочу домой, - сказала девушка. - Ты не смеешь принуждать меня, раз я не хочу!

- Надо было вести себя как следует, - наставительно сказал ее отец. Как насчет простыней, Джек, и насчет подушек?

Помощник уселся на стол и задумался, ухватив себя за подбородок. Затем его взгляд упал на хорошенькое негодующее лицо пассажирки, и он моментально потерял нить размышлений.

- Придется ей обойтись моими вещами, - сказал капитан.

- А почему, - спросил помощник, снова взглянув на девушку, - почему бы не устроить ее прямо в вашей каюте?

- Моя каюта нужна мне самому, - холодно ответствовал капитан.

Помощник покраснел за него; девушка оставила их решать эту проблему, как им заблагорассудится, и они с грехом пополам устроили ей постель. Когда они поднялись на палубу, девушка, объект любопытства и почтительного восхищения всей команды, которая к этому времени возвратилась на борт, стояла у камбуза. Она оставалась на палубе до тех пор, пока шхуна не вышла на более широкие водные просторы, где задул свежий ветер, а затем, коротко пожелав отцу спокойной ночи, скрылась внизу.

- Как видно, она надумала идти с нами совсем неожиданно, - сказал помощник, когда она удалилась.

- Ничего она не надумала, - сказал капитан. - Это мы с женой надумали за нее. Весь замысел наш.

Для укрепления здоровья? - предположил помощник.

- Здесь вот какое дело, - произнес капитан. - Видите ли, Джек, есть у меня один друг, крупный торговец провиантом; так вот, он задумал жениться на нашей девчонке. Мы с женой тоже хотим, чтобы он на ней женился, а она, конечно, хочет выйти за другого. Ну, мы с женой пораскинули умом и решили, что дома ей сейчас быть ни к чему. Видеть Таусона она все равно не желает и, чуть мать отвернется, удирает гулять с этим сопляком клерком...

- Красивый парень, наверное? - несколько встревоженно осведомился помощник.

- Ни капельки, - уверенно сказал капитан. - У него такой вид, словно он сроду не ел досыта. Вот мой друг Таусон совсем другое дело - фигура у него почти как у меня самого.

- Она выйдет за клерка, - объявил помощник.

- Спорим, что нет, - сказал капитан. - Я ведь человек страшный, Джек, и если чего-нибудь задумаю, то добьюсь непременно. Разве смог бы я ужиться в мире и согласии со своей женой, если бы не управлялся с нею по-своему?

Было уже темно, и помощник позволил себе ухмыльнуться:

все управление капитана в семейном кругу состояло в рабском повиновении.

- У меня с собой его большой фортиграфический патрет, - продолжал коварный отец. - Таусон мне дал его с целью. Я поставлю его на полку в каюте. Хетти будет все время видеть его, а не этого клерка и помаленьку начнет думать по-нашему. Иначе я ее отсюда не выпущу.

- Хитро вы это придумали, капитан, - произнес помощник в притворном восхищении.

Капитан приставил палец к носу и заговорщицки подмигнул грот-мачте.

- Я кого угодно перехитрю, Джек, - тихо отозвался он. - Кого угодно. Но вы тоже должны помочь мне. Надо, чтобы вы как можно больше разговаривали с нею...

- Есть, сэр, - сказал помощник, подмигивая грот-мачте в свою очередь.

- Все время расхваливали бы патрет на полке, - продолжал капитан.

- Непременно, - сказал помощник.

- Рассказывали бы ей, как все ваши знакомые девушки повыходили замуж за молодых людей в годах и с каждым днем влюблялись в них все больше и больше, - продолжал капитан.

- Достаточно, - сказал помощник. - Я понял, чего вы хотите. Насколько это будет зависеть от меня, за клерка она не выйдет.

Капитан крепко пожал ему руку.

- Если вы когда-нибудь сами будете отцом, - проговорил он с чувством, - пусть возле вас окажется человек, который встанет за вас горой, как вы встали за меня!

Увидев на следующее утро портрет Таусона на полке, помощник с облегчением вздохнул. Он пригладил усики и сразу почувствовал, что с каждым новым взглядом на эту образину будет казаться себе все красивее.

После завтрака капитан, простоявший у штурвала всю ночь, отправился к себе в каюту. Помощник вышел на палубу, принял вахту и стал с большим интересом следить за действиями пассажирки, которая заглянула на камбуз и учинила коку разнос за его способ мытья посуды. Потом она подошла и присела на светлый люк каюты.

- Вы любите море? - вежливо осведомился помощник.

- А что мне остается делать? - проговорила она, уныло покачав головой.

- Ваш отец кое-что рассказал мне об этом, - осторожно сказал помощник.

- Коку и юнге он заодно не рассказал? - спросила мисс Олсен, вспыхнув. - Что он вам говорил?

- Ну, говорил о человеке по имени Таусон, - сказал помощник, оглядывая паруса, - и о... еще об одном человеке.

- Я морочила голову одному, чтобы отделаться от другого, - сказала девушка. - Вовсе он мне не нужен. Я не понимаю девушек, которым нравятся мужчины. Громадные неуклюжие уроды! - Значит, вы его не любите? - спросил помощник.

- Разумеется, нет! - Девушка вскинула голову.

- - И все же вас отправили в море, чтобы разлучить с ним, - сказал помощник раздумчиво. - Ну что ж, вам, остается только...

В этот критический момент смелость покинула его.

- Продолжайте, - сказала девушка.

- Я ведь вот что подумал, - сказал помощник, кашлянув. - Они отправили вас в море, чтобы разлучить с этим парнем... ну, а если вы влюбитесь в кого-нибудь здесь, на корабле, вас немедленно отправят домой.

- Правильно! - живо воскликнула девушка. - Я притворюсь, что влюбилась в этого красивого матроса, которого зовут Гарри! Вот будет здорово!

- Я бы не стал этого делать, - сказал помощник сурово.

- Почему? - удивилась девушка.

- Это нарушение дисциплины, - очень строго произнес помощник. - Никуда не годится. Его место на носу, в кубрике.

- А, понятно, - сказала мисс Олсен презрительно.

- Да нет, вы меня не так поняли, - сказал помощник, заливаясь краской. - Нужно только делать вид. Я хотел только помочь вам...

- Ну да, разумеется, - сказала спокойно девушка. - Ладно, а как мы должны будем вести себя?

Помощник сделался совсем багровым.

- Не очень-то я разбираюсь в таких вещах, - проговорил он наконец. Нужно будет бросать друг на друга взгляды и все такое прочее...

- Что ж, я не возражаю, - сказала девушка.

- Мы будем действовать постепенно, - сказал помощник. - Я думаю, помаленьку мы привыкнем, и дальше нам будет легче...

- Все что угодно, лишь бы вернуться домой, - сказала девушка, поднялась и медленно пошла прочь.

Помощник взялся за роль влюбленного, не теряя ни минуты, и больше уже не спускал глаз с предмета своих чувств, так что едва не налетел на какой-то шлюп. Как он и предполагал, дальше ему стало легче, и в течение дня у него появились и расцвели пышным цветом новые симптомы влюбленности, как-то: потеря аппетита и пристрастие к ярким расцветкам в одежде. Он пять раз умывался между завтраком и чаем и едва не довел капитана до точки кипения, пытаясь удалить с пальцев смолу сливочным маслом из судовых запасов.

К десяти часам вечера помощник впал в глубочайшую меланхолию. Девушка до сих пор не удосужилась бросить на него ни единого взгляда, и, стоя у штурвала, он искренне сочувствовал несчастному Таусону. Его горестные размышления были прерваны появлением на палубе легкой фигурки; секунду поколебавшись, девушка подошла и заняла прежнее место на светлом люке.

- Тихо и спокойно на палубе, - сказал он, несколько обеспокоенный ее молчанием. - И звезды нынче какие яркие и красивые.

- Не смейте разговаривать со мной! - резко произнесла мисс Олсен. Почему это несчастное суденышко все время подпрыгивает? Вы это нарочно с ним проделываете!

- Я? - изумился помощник.

- Да, вы! Вот этим колесом...

- Уверяю вас... - начал помощник.

- Я так и знала, что вы станете оправдываться, - сказала девушка.

- А вы бы попробовали сами встать за штурвал, - сказал помощник. - Вы бы тогда увидели...

К его несказанному удивлению, она подошла к нему и, мягко опершись о штурвал, взялась за рукоятки. Помощник принялся объяснять ей тайны компаса. Воодушевившись, он отважился положить ладони на те же рукоятки, а затем, совершенно уже осмелев, стал поддерживать ее за талию всякий раз, когда шхуна давала крен.

- Благодарю вас, - холодно произнесла вдруг мисс Олсен, отстраняясь. Спокойной ночи.

С легким смешком она удалилась в каюту, и перед помощником возникла громадная темная фигура, мужественно выскребающая из глаз остатки сна костяшками пальцев.

- Ясная ночь, - прогудел матрос, берясь за штурвал тяжелыми лапами.

- Ужасная, - невпопад отозвался помощник и, подавив вздох, спустился вниз и улегся.

Некоторое время он лежал с раскрытыми глазами, затем, удовлетворенный ходом дел за день, повернулся на бок и заснул. Проснувшись утром, он с радостью обнаружил, что за ночь волнение улеглось и что на шхуне не слышно никакого движения. Пассажирка была уже за столом с завтраком.

- Капитан на палубе, я полагаю? - начал помощник, намереваясь возобновить беседу с того места, на котором она была прервана прошлой ночью. - Надеюсь, теперь вы чувствуете себя лучше.

- Да, спасибо, - сказала она.

- Со временем из вас вышел бы хороший моряк, - сказал помощник.

- Ну уж нет, - сказала мисс Олсен, которая решила, что сейчас самое время загасить искорки нежности, отчетливо сияющие в глазах помощника. - Я не стала бы моряком, даже если бы была мужчиной.

- Почему? - спросил помощник.

- Не знаю, - задумчиво произнесла девушка. - Но почти все моряки такой ничтожный малорослый народец...

- Ничтожный? - ошеломленно повторил помощник.

- Я бы уж скорее стала солдатом, - продолжала она. - Мне нравятся солдаты - они такие мужественные. Хотелось бы мне, чтобы здесь сейчас был хоть один солдат.

- Это зачем же? - спросил помощник, надувшись, словно обиженный школьник.

- Если бы сейчас здесь был такой человек, - задумчиво сказала мисс Олсен, - я бы подговорила его намазать горчицей нос старику Таусону.

Что сделать? - спросил пораженный помощник.

- Намазать горчицей нос Таусону, - повторила мисс Олсен, переводя взгляд с судка с горчицей на портрет.

Только секунду колебался влюбленный по уши помощник, а затем потянулся к судку, выхватил из горчичницы ложку и мстительно ткнул ее в классические черты торговца провиантом. Поведение подстрекательницы не принесло ему облегчения: вместо того чтобы вознаградить его за проявленную храбрость, она только захихикала с самым глупым видом, прижав к губам платок.

- Отец! - вдруг сказала она: наверху застучали каблуки. - Ну, сейчас вам достанется!

Она вскочила из-за стола, посторонилась, чтобы пропустить отца, и выбежала на палубу. Капитан грузно опустился на рундук, взял чайник и налил себе чашку чая, после чего отлил чаю в блюдце. Подняв блюдце к губам, он вдруг тупо уставился на портрет и снова поставил блюдце на стол.

- Кто... что... кто, черт подери, это сделал? - осведомился он внезапно охрипшим голосом.

- Я, - сказал помощник.

- Вы? - проревел капитан, - Вы? Зачем?

- Не знаю... - смущенно сказал помощник. - Что-то на меня вроде бы накатило, и я вдруг почувствовал, что мне надо это сделать.

- Но для чего? Зачем это? - спросил капитан. Помощник только покачал головой.

Что это за глупая выходка? - заорал капитан.

- Не знаю я, - упрямо сказал помощник. - Ну сделал и сделал, и нечего об этом больше разговаривать. Онемев от бешенства, капитан глядел на него.

- Вот вам мой совет, Джек, - проговорил он наконец. - Я давно уже замечаю, что с вами что-то неладно. Так вот, когда мы придем в порт, пойдите и покажите вашу голову доктору.

Помощник промычал что-то нечленораздельное и отправился утешаться на палубу, но там выяснилось, что мисс Олсен вовсе и не собирается благодарить его, и он отошел от нее, тихонько посвистывая. И тут появился капитан, вытирая ладонью рот.

- Вот что, Джек, - сказал он грозно. - Я там поставил, на полку другой патрет! Он у меня последний, и потому зарубите себе на носу: если он хотя бы запахнет горчицей, я устрою вам такой разнос, что вы сами себя за шумом слышать не будете. Он с достоинством удалился, и тогда его дочь, которая слышала каждое слово, бочком приблизилась к помощнику и очень мило ему улыбнулась.

- Он поставил там другой портрет, - тихонько сказала она.

- Горчица в судке, - холодно отозвался помощник. Мисс Олсен поглядела вслед отцу, а затем, к удивлению помощника, без единого слова отправилась вниз. Помощник сгорал от любопытства, но он был слишком горд, чтобы вступить в переговоры, и потому удовлетворился тем, что подошел к трапу.

- Послушайте! - послышался снизу тихий шепот. Помощник равнодушно озирал морские просторы.

- Джек! - позвала девушка еще более тихим шепотом. Его бросило в жар, и он немедленно спустился в каюту. И он увидел, что мисс Олсен со сверкающими глазами, с горчичницей в одной руке и с ложкой - в другой, исполняет воинственный танец перед новым портретом.

- Не надо! - встревоженно произнес помощник.

- Почему? - спросила она, приближаясь к портрету вплотную.. - Он подумает, что это сделал я, - сказал помощник.

- Для этого я вас и позвала, - сказала она. - Уж не думаете ли вы, что мне захотелось вас видеть?

- Положите ложку! - сказал помощник, которому нисколько не улыбалось еще одно интервью с капитаном.

- А вот не положу! - сказала мисс Олсен. Помощник подскочил к ней, но она увернулась и обежала вокруг стола. Он перегнулся через стол, схватил ее за руку и притянул к себе; ее раскрасневшееся смеющееся лицо оказалось совсем близко, он забыл обо всем и поцеловал ее.

- О! - негодующе сказала Хетта.

- Теперь вы отдадите мне ложку? - произнес помощник, обмирая от собственной храбрости.

- Берите, - сказала она.

Помощник снова потянулся к ней, и тут она злорадно шлепнула его ложкой - раз, другой и еще раз. Затем она бросила ложку и горчичницу на стол, а помощник, испуганный шагами за дверью, повернул к вошедшему капитану пылающую физиономию, украшенную тремя мазками горчицы. Ошарашенный капитан не сразу обрел дар речи.

- Великий боже! - произнес он. - Теперь он мажет горчицей уже собственную личность! Сроду я не слыхивал о таких штуках. Не подходи к нему близко, Хетти. Джек!

- Что? - отозвался помощник, вытирая саднящую физиономию носовым платком.

- Вас раньше никогда так не разбирало?

- Конечно, нет, - сказал уязвленный помощник.

- Он еще отвечает мне "конечно, нет"! - взревел капитан. - Да на вас впору смирительную рубаху надеть! Нет, я пойду и поговорю с Биллом, как быть. У него родной дядя в сумасшедшем доме. И ты тоже ступай отсюда, красавица!

Он отправился искать Билла и не заметил, что дочь его не последовала за ним, а только дошла до дверей и там остановилась, с состраданием разглядывая свою жертву.

- Вы уж простите меня, - сказала она. - Очень жжет?

- Немного, - сказал помощник. - Вы не беспокойтесь обо мне.

- Это вам за то, что вы плохо себя вели, - рассудительно сказала мисс Олсен.

- Так ведь это того стоило, - произнес помощник, просияв.

- Боюсь, как бы не распухло. - Она подошла к нему и, склонив голову, с видом знатока обозрела поврежденные места. - Три отметины, - сказала она.

- А пострадал я только за один, - напомнил помощник.

- За какой такой один? - спросила Хетти.

- А вот за такой, - сказал помощник.

И он снова поцеловал ее - прямо на виду у капитана, который в этот момент осторожно заглянул в светлый люк, чтобы удостовериться, что предполагаемый сумасшедший все еще находится в каюте.

- Ты можешь идти, Билл, - сказал капитан эксперту охрипшим голосом. Ты слышишь? Убирайся отсюда и смотри, никому об этом ни слова!

Эксперт с ворчанием удалился. Отец, снова заглянув в светлый люк и убедившись, что дочь его удобно прильнула к плечу помощника, тоже удалился на цыпочках, мрачно раздумывая над новым осложнением. Кто-нибудь другой на его месте немедленно помчался бы вниз и разогнал парочку, но капитан "Джессики" был уверен, что достигнет своих целей при помощи дипломатии. И столь осторожно он повел себя, что влюбленные даже не заподозрили, что их тайна ему известна: помощник покорно выслушал лекцию о симптомах начальной стадии идиотизма, которую капитан счел уместным прочесть.

До обеда следующего дня капитан не выдал себя ничем. Пожалуй, он был даже более обходителен, чем обычно, хотя гнев так и закипал в нем, когда он замечал, какими взглядами обмениваются через стол молодые люди.

- Да, кстати, Джек, - произнес он вдруг, - а как у тебя с Китти Лони?

- С кем? - спросил помощник. - Кто это Китти Лони? Теперь очередь вытаращивать глаза настала для капитана, и он проделал это превосходно.

- Китти Лони! - сказал он, делая удивленное лицо. - Это девушка, на которой ты собираешься жениться...

Под взглядом, брошенным через стол, помощник густо покраснел.

- О чем это вы? - проговорил он.

- Не знаю, что это с вами такое, - сказал капитан с достоинством. - Я говорю про Китти Лони, про эту девушку в красной шляпке с белыми перьями, которую вы представили мне, как свою будущую супругу.

Помощник откинулся назад и уставился на него в испуганном изумлении, приоткрыв рот.

- Да неужто вы бросили ее? - продолжал безжалостно капитан. - Вы же брали у меня аванс на обручальное кольцо. Вы же купили ей кольцо?

- Ничего я не купил, - сказал помощник. - Я... Да нет же... Ну разумеется... Господи, о чем вы говорите?

Капитан поднялся из-за стола и поглядел на несчастного с жалостью, но строго.

- Прошу прощения, Джек, - чопорно произнес он, - если я сказал что-нибудь такое или оскорбил вас в ваших чувствах. Разумеется, меня это не должно касаться. Но может быть, вы скажете, что вы никогда и не слыхивали о Китти Лони?

- Конечно, не слыхивал! - проговорил ошеломленный помощник. - В жизни не слыхивал!

Капитан сурово оглядел его и покинул каюту, не сказав более ни слова.

"Если она в свою мамашу, - сказал он себе, хихикая, - то дело сделано".

После его ухода в каюте воцарилась неловкая тишина.

- Не знаю, что вы теперь думаете обо мне, - произнес наконец помощник, - но я понятия не имею, о чем здесь говорил ваш отец.

- Я ничего не думаю, - сказала холодно Хетти. - Передайте, пожалуйста, картофель.

Помощник поспешно передал картофель.

- По-моему, это он так шутил, - сказал он.

- И соль, - сказала она. - Благодарю вас.

- Не верьте этому, - жалобно сказал помощник.

- Не валяйте дурака, - холодно сказала девушка. - Какое это имеет значение - верю я или нет?

- Очень большое значение, - мрачно сказал помощник. - Для меня это вопрос жизни и смерти.

- Чепуха, - сказала Хетти. - Она не узнает о ваших шалостях. Я не скажу ей.

- Уверяю вас, - сказал помощник в отчаянии, - никакой Китти Лони никогда не было! Как вы можете подумать об этом?

- Я могу думать, что вы очень низкий человек, - сказала девушка с презрением. - И вообще я вас прошу больше не разговаривать со мной.

- Ну, как угодно, - сказал помощник, потеряв терпение. Он оттолкнул свою тарелку и вышел, а девушка, злая и возмущенная, переложила картофель обратно в кастрюльку.

Последние дни плавания она обращалась с помощником очень вежливо и доброжелательно, и сквозь эту стену доброжелательства пробиться ему не удавалось. К удивлению Хетти, отец не возражал, когда она попросила разрешения вернуться домой поездом. Вечером накануне ее отъезда они засели в каюте за вист, и помощник капитана в самых безразличных тонах говорил о трудностях предстоящего пути по железной дороге.

- Да, поездка будет долгая, - сказала Хетти, которая все-таки была слишком влюблена, чтобы отказаться от мелких уколов. - Какие у нас козыри?

- Ничего тебе не сделается, - заметил ее отец. - Пики. Он выигрывал третий раз и, радуясь удаче, решил окончательно доконать удрученного помощника.

- А ведь от карт вам придется отказаться, когда вы поженитесь, Джек, сказал он.

- Совершенно верно, - отважно сказал помощник. - Китти терпеть не может карт.

- А мне было сказано, что Китти никогда не было, - заметила девушка, взглянув на него с презрением.

- Да, она терпеть не может карт, - продолжал помощник. - Помните, капитан, как мы здорово покутили с нею в тот вечер в "Хрустальном дворце"?

- Да, это было здорово, - подтвердил капитан.

- Помните карусель? - сказал помощник.

- Помню! - весело отозвался капитан. - В жизни эту карусель не забуду.

- Вы и эта ее подружка, Бесси Уотсон, - продолжал помощник как бы в экстазе. - Господи, как вы тогда веселились!

Капитан вдруг напрягся в своем кресле.

- О чем это вы говорите? - резко осведомился он.

- Бесси Уотсон, - сказал помощник тоном невинного удивления. - Та девушка в синем платьице, которая была с нами.

- Да вы пьяны! - Капитан заскрипел зубами: он увидел ловушку, в которую угодил.

- Вы разве не помните, как вы с нею потерялись и как мы с Китти искали вас по всему парку? - вопросил помощник во власти сладостных воспоминаний.

Он поймал взгляд Хетти и с трепетом различил в нем нежное и уважительное восхищение.

- А ты, конечно, все маме расскажешь! - вскричал взбешенный капитан. Тебе то известно, какая она у нас. Только знай, что все это дурацкая выдумка.

- Прошу прощенья, капитан, - произнес помощник, - если я сказал что-нибудь такое или оскорбил вас в ваших чувствах. Разумеется, меня это не должно касаться. Но, может быть, вы скажете, что вы никогда и не слыхивали о Бесси Уотсон?

- О ней услышит мама, - сказала Хетти, между тем как ее родитель только беспомощно хватал ртом воздух.

- Может быть, вы скажете нам, кто эта самая Бесси Уотсон и где она живет? - спросил наконец капитан.

- Она живет там же, где Китти Лони, - ответил помощник просто.

Капитан поднялся, и вид у него был столь грозный, что Хетти инстинктивно бросилась под защиту к Джеку. И тот прямо на глазах у капитана обнял ее за талию, и так они стояли перед капитаном некоторое время в полном молчании. Затем Хетти подняла глаза.

- А домой я поеду морем, - сказала она.