science Лев Скрягин Г. Нулин Из истории морского флота (подборка статей из журнала 'Морской флот' за 1981-86 годы)

Атлантика встретила приветливо.

Свежий попутный ветер быстро мчал корабли к Канарским островам. На острове Тенерифе запаслись свежими продуктами и водой. Через месяц после выхода с Канарских островов русские мореплаватели впервые пересекли экватор

ru
rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit, FB Editor v2.0 2007-06-12 Tue Jun 12 02:28:22 2007 1.0

1.0


Скрягин Лев и другие

Из истории морского флота (подборка статей из журнала 'Морской флот' за 1981-86 годы)

Лев Скрягин, Г.Нулин

Из истории морского флота

(подборка статей из ж. "Морской флот" за 81-86 гг.)

Плавание О.Е.Коцебу на бриге "Рюрик"

(1815-1818 гг.)

11/81

рис. mf001-m.jpg

ПЕРВОНАЧАЛЬНО предполагалось построить небольшое судно грузоподъемностью всего 80 тонн из дубового леса, поручив составление то чертежей опытному корабельному мастеру С. С. Разумову.

Но в Санкт-Петербурге на частных верфях сделать "то не удалось, да и 80-ти тонное судно для предполагаемой жспедиции было слишком мало. Потому решили строить судно грузоподъемностью 180 тонн.

Граф Н. П. Румянцев на свои средства поручил капитан-командору И. Ф. Крузенштерну заказать бриг такой грузоподъемности в Финляндии.

В начале 1814 года Крузенштерн вместе с О. Е. Коцебу посетили финский город Або и там по чертежам Разумова заказали требуемое судно.

Строительство велось "с особым тщанием" из выдержанного соснового леса под наблюдением самого Коцебу.

11 мая 1815 года бриг, нареченный "Рюриком", был спущен на воду, а через две недели вышел в Ревель, где получил часть грузов и мореходные инструменты, заказанные Крузенштерном в Англии специально для жспедиции. Двухмачтовый бриг "Рюрик" был вооружен пушками.

Мы не располагаем размерениями судна, но исходя из его грузоподъемности, можно предположить по аналогии с бригами подобной грузоподъемности, что длина его около 30 м, ширина 7,1 м и осадка 2 м.

По современным понятиям это слишком маленькое судно, условия для жизни и научной работы на нем были очень тяжелые, но сам Коцебу остался доволен бригом.

В своих записках он подчеркивал, что "Рюрик", имея малую осадку, мог легко подходить близко к берегам, а его удобное внутреннее устройство способствовало сохранению здоровья всего экипажа, состоящего вместе с исследователями из 34 человек.

К тому времени Отто Еветафьевич Коцебу был уже опытным мореплавателем, совершившим кругосветное путешествие на шлюпе "Надежда". Ему было предложено стать командиром брига и начальником научно-исследовательской кругосветной "кспедиции. Целью ее было "отыскание северо-восточного морского прохода" из Тихого в Атлантический океан.

В середине июля 1815 года покинули Кронштадт и проложили курс к южной оконечности Южной Америки - мысу Горн. После недолгой стоянки в бухте Консепсъон Коцебу пытался найти у 27-й параллели ю. ш. гипотетическую "Землю Девиеа". В северной части архипелага Туамоту он вторично открыл остров Румянцева, атоллы Спиридова и несколько других островов, открытых голландцами в XVII и XVIII веках.

Особенно подробно были обследованы Маршалловы острова, Крузенштерна и группа Гавайских островов.

Затем Коцебу решил направиться в Чукотское море. В июле-августе 1816 года у выхода из Берингова пролива были открыты и исследованы залив Шишмарева м остров Сарычева, залив Коцебу с бухтой Эшшольца и полуостровом Хорис и островом Шамисео.

Приближалась зима и бриг "Рюрик" повернул на юг. После посещения Калифорнии и Гавайских островов в январе - марте 1817 года жспедиция снова исследовала Маршалловы острова, открыла и изучила еще ряд обитаемых островов. Потом Коцебу снова перешел в северную часть Берингова моря, но из-за болезни решил возвратиться на родину. 23 июля 1818 года "Рюрик" отдал якорь на Неве.

За трехлетнее кругосветное плавание был собран огромный научный материал по географии, океанографии и "тнографии. Коцебу и его сотрудники написали трехтомный труд "Путешествие в Южный океан и в Берингов пролив для отыскания северо-восточного морского прохода, предпринятое в 1815-1818 гг. ...на корабле "Рюрик".

Высокохудожественное описание плавания дал в своей книге "Кругосветное путешествие... на бриге "Рюрик" участник жспедиции немецкий натуралист и поэт Адальберт Шамиссо. Молодые штурманы брига Г.С.Шишмарев и В.С.Хромченко впоследствии стали известными кругосветными мореплавателями.

Бриг "Рюрик" действительно оказался прочным и мореходным судном. Российско-Американская компания приобрела его у Румянцева и, груженный разными товарами, он был отправлен в Ново-Архангельек.

Его бывший командир О. Е. Коцебу в 1823 году предпринял свое третье путешествие уже на "Предприятии" снова в Тихий океан. Он продолжил ранее произведенные здесь исследования.

* * *

Плавания Витуса Беринга и Алексея Чирикова

2/81

рис. mf002-m.jpg

ПЕРВАЯ Камчатская экспедиция (1725-1730 гг.) по инструкции, написанной самим Петром (, должна была "на Камчатке или в другом месте сделать один или два бота с палубами и на оных ботах плыть возле земли, которая идет на Норд .... искать, где оная сошлась с Америкой... И самим побывать на берегу... и поставя на карту, приезжать сюды".

Другими словами, в задачу экспедиции, которую возглавили Витус Беринг и его ближайший помощник Алексей Ильич Чириков, входило разрешение векового спора ученых, есть ли пролив между Америкой и Азией. (Задолго до этой экспедиции, в 1648 году, Семен Дежнев и Федот Попов, плывя на кочах от устья Колымы на восток, обогнули азиатский северо-восточный мыс. Таким образом, совершили великое географическое открытие. Но ни царь, ни его приближенные не знали об этом. Достижением науки это открытие стало значительно позже).

И хотя экспедиция Беринга, состоявшая из 400 человек, за пять лет сделала немало: достигла пролива, открыла несколько островов, впервые нанесла на карту северо-восточное побережье Азии, закрепила за Россией эти земли и положила начало систематическому их изучению и освоению, но главного она не выполнила. Вопрос, сходится ли Америка с Азией или нет, пока оставался неразрешенным.

В 1733 году Витус Беринг был назначен начальником Второй Камчатской экспедиции или, как ее еще называют, "Великой Северной экспедиции" (1733-1743 гг.). По объему заданий, исследуемой территории и числу участников она действительно была великой. Необходимо было исследовать северную Азию и разыскать западное побережье Северной Америки. Работы были рассчитаны на шесть лет, но чтобы добраться от Петербурга до Охотска со всем снаряжением, потребовалось два года.

Там заложили пакетботы "Св. Петр" и "Св. Павел". Строили их три года 80 плотников по системе поперечного набора из хвойных пород дерева и перед спуском на воду осмаливали. При водоизмещении около 200 тонн наибольшая длина их составляла 32 метра, ширина 6,3 и осадка 3 метра. Парусное вооружение: на носу - два стакселя, кливер и блинда-сель, на фок-мачте прямой фок, марсель и летучий брамсель; на гротмачте - гафельный трисель, гротстеньги-стаксель, прямой грот, марсель и летучий брамсель. На шкафутах были установлены пушки. Суда управлялись при помощи штурвалов, и на каждом из них имелись по два магнитных компаса. Пакетботы были снабжены двумя гребными судами.

Экипаж "Св. Петра", которым непосредственно командовал В. Беринг, насчитывал вместе с учеными - 77 человек, а команда "Св. Павла" была на два человека меньше, возглавлял ее А. Чириков.

Из Охотска корабли перешли на Камчатку. Наступила осень, и Беринг решил остаться на зимовку у Авачинской губы, а Петропавловской гавани, названной так командором по именам судов экспедиции. Прошло восемь лет как экспедиция покинула Петербург, а рапортов о результатах не поступало. Обеспокоенная Адмиралтейств-коллегия неоднократно выражала неудовольствие медлительностью Беринга и требовала скорейшего отправления в путь. Лишь в начале июня 1741 года корабли поставили паруса и простились с удобной и прекрасной Петропавловской гаванью.

Сначала шли на юго-восток с надеждой найти мифическую "Землю Жуана-да-Гамы". Затем оба судна повернули на северо-восток и вскоре потеряли друг Друга из виду. Пакетбот "Св. Петр" продолжал путь курсом на восток.

Через полтора месяца плавания увидели снежный хребет огромной горы. То была Америка. Витус Беринг принимал поздравления от своих моряков с великим открытием, но радости особой не испытывал. Шестидесятилетний капитан-командор с тревогой думал о будущем: пассатные ветры могли помешать возвращению домой, а провиант уже был на исходе, да и место свое точно определить не могли. Высадиться на берег не представлялось возможным из-за слабого переменного ветра.,.

Беринг решает возвращаться на Камчатку. От острова Шумагина (названного Берингом по имени матроса, похороненного там) взяли курс на запад. Когда на севере появилась земля, моряки приняли ее за Америку, но это была Алеутская цель. Больной Беринг не поднимался с койки, командование принял лейтенант С. Ваксель.

Измученная команда с трудом управляла кораблем. 4 ноября моряки увидели землю и, не имея возможности определиться по Солнцу, решили, что это Камчатка. Стали на якорь вблизи берега. Кончалась пресная вода и провизия. Огромная волна вдруг приподняла корабль и перебросила его через камни и буруны в спокойную и глубокую бухту. Больных перевезли на сушу. Обследовали местность и поняли, что это необитаемый остров.

Вскоре 20 человек умерли, остальные болели цингой.

8 декабря 1741 года скончался Витус Беринг. Остров, к которому подошел "Св. Петр", впоследствии был назван именем Беринга, а вся группа островов - Командорскими.

В середине зимы умерли еще 10 человек. Оставшиеся в живых стали заниматься охотой, благо разного непуганного зверья на острове было достаточно. У берегов плавали огромные безобидные млекопитающие - морские коровы, мясо которых было вкусно и полезно. К весне пакетбол "Св.

Петр" разобрали и из его частей стали строить небольшое судно - гукор и назвали его также "Св. Петр". За две недели добрались на нем до Камчатки.

А какова же судьба другого корабля! После того, как 20 июня 1741 года Чириков потерял связь с Берингом, IS июля у "°ЗГ с. ш. моряки "Св.

Павла" увидели землю - остров вблизи южной оконечности Аляски.

Оттуда "Св. Павел" пошел на север до 59°. На обратном пути открыли несколько островов из группы Алеутских. 9 октября 1741 года пакетбот "Св. Павел" благополучно вернулся в Петропавловскую гавань.

Алексей Ильич Чириков вместе с Витусом Берингом стал первооткрывателем американского северо-западного побережья и Алеутских островов.

Его рапорт в Адмиралтейств-коллегию о результатах плавания стал первым в истории описанием северо-западных берегов Америки.

Остальные отряды "Великой Северной экспедиции" определили очертания и положили на карту побережья Северного Ледовитого океана от Архангельска до мыса Большой Баранов.

Сподвижники Беринга нанесли также на карту берег Охотского моря, остров Сахалин, Камчатку, Курильские острова, северные острова Японии и части внутренней Сибири. "Великая Северная экспедиция" была одной из самых результативных экспедиций.

Пятнадцать лет назад на Командорских островах были обнаружены остатки пакетбота "Св. Петр" - предметы такелажа, топор, старинные ружья... Там, где прошли последние дни капитана-командора, теперь стоит памятник. На нем надпись: "1681- 1741. Великому мореплавателю Витусу Берингу от жителей Камчатки. 1966".

* * *

Последний рейс "Пройссена"

6/81

рис. mf003-m.jpg

В ИСТОРИЮ мирового судостроения "Пройссен" вошел не только как один из самых больших парусников, но и как единственный пятммачтовый корабль. В отличив от барков, асе то пять мачт, включая бизаиь, несли реи с прямыми парусами.

Его построили в 1902 году в Гермаими в Геестемюнде по заказу гамбургской фирмы "Ф. Лайеш". Поистине это было гигантское судно! Достаточно сказать, что его длина (с бушпритом) достигала 145 м, ширина 16,3, высота борта - 9,9, осадка - 8,3 м. Водоизмещение превышало 10000 т, дедвейт - 7362, валовая вместимость - 5160 peг. т.

"Пронесен" имел 47 парусов общей площадью 5570 м2. Каждая из его пяти мачт, сделанных из стальных труб в одно дерево со стеньгами, несла по шести стальных реев. Нижние реи имели длину до 32 м при диаметре 0,65 м и весили почти по 7 т.

На оснащение исполинского корабля пошло почти 25 км стального троса, 17,3 км растительного, 700 м цепей, 248 винтовых талрепов и 1260 блоков. Следует добавить, что "Пройссен" не имел каких-либо механических установок кроме 8 ручных шпилей и 20 ручных лебедок, а экипаж составлял 47 человек.

За 8 лет "ксплуатации "Пройссеня совершил 10 удачных рейсов в Чили за селитрой вокруг мыса Горн и одно кругосветное плавание. Как правило, его средняя скорость на переходах составляла около 12, а максимальная достигала 17 узлов. Среди моряковпарусников начала нашего века "Пронесен" завоевал репутацию отличного ходока.

В начале ноября 1910 года "Пройссен" под командованием капитана Генриха Ниссена вышел из Гамбурга очередной рейс на Вальпараисо за чилийской селитрой. В трюмах находился генеральный груз и 100 концертных роялей фирмы "Беккер".

В ночь на 7 ноября судно при свежем зюйд-весте шло галфвинд левого галса, имея на лаге полных 11 узлов. Погода стояла туманная, типичная для Ла-Манша в "то время года.

То и дело слышались звуки паровых гудков, вой туманных сирен, горнов и надрывная трель судовых колоколов. Ночью впередсмотрящие "Пройссена" почти прямо по курсу заметили ходовые огни парохода, который следовал навстречу. Им оказался английский почтовый пароход "Брайтон", курсировавший на линии Ныохавен-Дьелп. Согласно правилам для предупреждения столкновений судов в море при сложившейся ситуации пароход обязан был уступить парусному судну дорогу. Но штурман "Брайтона" того почему-то не сделал. Капитан Ниссен, надеясь на благоразумие англичанина, ждал, что "Брайтон" уступит дорогу и продолжал следовать своим курсом. Задний ход "Брайтон" дал слишком поздно, тогда, когда расстояние между судами не превышало полкабельтова... Стальной бушлрит "Пройссена", как исполинское копье, вонзился в скулу парохода. Над ночным морем раздался скрежет металла и свист лопающихся стальных штагов, фордуиов и брасов. Острый форштеаень клином вонзился в борт "Брайтона". От сильного удара переломилась и рухнула за борт фор-брам-стеньга я Пронесена". К счастью, удар пришелся в район грузового трюма парохода, и дело обошлось без человеческих жертв.

В результате столкновения "Пронесен" потерял бушприт с пятью косыми парусами и пять парусов фок-мачты.

Бак и носовая палуба корабля представляли собой чудовищный лабиринт из километров стального троса, упавших реев, парусины и обломков. От удара таранная переборка корабля дала течь. У "Брайтона" в левом борту в носовой части образовалась пробоина ниже ватерлинии. Чтобы не подвергать жизнь пассажиров опасности, его капитан принял решение следовать в Ньюхавен.

Прибыв туда к 3 часам ночи, он сообщил о случившемся портовым властям. На помощь потерявшему управляемость паруснику вышел немецкий буксир "Алерт". Можно было надеяться, что судно без особых трудностей будет отбуксировано а ближайший порт. Но в Ла-Манше в то время начинался сильный шторм.

Западный ветер с возрастающей силой гнал беспомощный парусник в сторону английского берега. Не имея носовых парусов, корабль не мог ни привестись к ветру, ни лечь в дрейф.

Глубина под килем не позволяла стать на якорь.

Видя, что уже пройден мыс Данженесс, капитан Ниссен решил искать укрытия в заливе Ист-Бэй. Занесенный штормом в тот залив, парусник отдал якорь, и, хотя обе якорь-цепи были вытравлены до жвака-галсов, их звенья не выдержали порыва ветра: они лопнули и вместе с шеститонными якорями остались на дне. В то время к заливу Ист-Бэй подошли на помощь английские буксиры "Альбатрос" и "Джон Булл". Они буквально вырвали "Пройссен" из ловушки подводных рифов и повели в Дувр. Казалось, корабль был спасен. Но стихия не унималась! Сила ветра достигала почти 10 баллов. Спасатели не могли удержать раненого исполина на курсе: буксирные концы лопнули. "Пройссен" остался один. Теперь его уже несло к подножью Дуврских утесов.

Дно там у берега усеяно подводными рифами... На них и нашло свой конец единственное в мире парусное судно с пятью мечтами.

Экипаж и два пассажира были сняты с разбитого корабля на третьи сутки, когда шторм начал стихать. "Пройссен" так прочно засел на рифах, что самые отчаянные попытки стащить его на глубокую воду не увенчались успехом. Налетевший через несколько дней новый шторм превратил корпус стального исполина в груду металла, которую скрыли волны Ла-Манша.

* * *

"Океанская борзая" Джорджа Томпсона

8/81

рис. mf004-m.jpg

КОРАБЛИ, как и люди, уходят из жизни разными путями. Становятся они и жертвами роковых обстоятельств: войн, действий сил стихии, несчастных случаев. Естественная смерть корабля - разборка на демонтажной верфи. Кораблям, как и людям, иногда устраивают "похороны", скромные или пышные.

"Фермопилы" - один из самых прославленных английских чайных клиперов доживал свой век в качестве учебного судна португальского военно-морского флота под названием "Педро Нуньес". Когда клипер обветшал и больше не мог нести службу, у португальских моряков не поднялась рука разобрать его на дрова и они устроили ему торжественные "похороны".

В полдень 13 октября 1907 года два военных корабля вывели его на буксире на внешний рейд Лиссабона и на виду у всей "скадры выпустили по нему две торпеды. Под звуки государственного гимна расцвеченный флагами легендарный "гончий пес Семи морей" скрылся в водах Атлантики.

Редкий в истории мореплавания торговый корабль удостаивался такой чести!

"Служебная карьера" клипера "Фермопилы" началась блестяще: в первом рейсе из Лондона в Мельбурн он пришел на 60-й день. Такое время не показывал еще ни .один клипер.

Современное поколение наших моряков почему-то убеждено, что самым быстроходным парусным клипером, доставлявшим в Англию китайский чай и австралийскую шерсть, был "Катти Сарк". Такое мнение ошибочно. Английские моряки считают иначе. Например, известный британский морской историк Кэббл Чаттёртон в своей книге "Парусные суда и их история" (Лондон, 1909 г.) пишет:

"Двумя наиболее быстроходными кораблями из числа когда-либо построенных парусников были "Фермопилы" и "Сэр Ланселот"... "Катти Сарк" не был столь быстроходен, как они..."

Умалять достоинства ходовых качеств "Катти Сарк" было бы несправедливо. Этот великолепный корабль не один раз выигрывал гонку у "Фермопил", но в 70% из 100 лавры победителя доставались последнему.

В "чайных" и "шерстяных" гонках "Катти Сарк", как правило, не везло: трижды корабль терял руль, то попадал в тайфун, то его капитан проявлял излишнюю осторожность.

Но справедливости ради приведем цитату из морской энциклопедии "Спутник по морю и кораблям", изданной в Оксфорде под редакцией Питера Кемпа в 1976 году:

"Фермопилы" - знаменитый британский чайный клипер, построенный в 1868 году Худом из Абердина.

Неся корабельное вооружение на всех трех мачтах, имея вместимость 991 регистровую тонну, он был вечным соперником "Катти Сарки - единственного корабля, который серьезно мог оспаривать право называться самым быстроходным клипером мире".

"Фермопилы" проектировал Бернард Узймаут - в прошлом секретарь британского Регистра Ллойда - по заказу шотландской фирмы "Джордж Томпсон и сыновья". 19 августа 1868 года судно спустили на воду. По конструкции это был композитный клипер: набор - железный, обшивка и палуба деревянные.

Длина его составляла 64,6 м, ширина - 11 и осадка 6,5 м. В свои трюмы клипер мог принять 1000 тони груза и 250 тонн твердого балласта.

Ходовые испытания "Фермопил" показали, что обводы его корпуса, парусное вооружение и качество работы позволяют назвать этот корабль шедевром судостроения. Он оказался превосходным ходоком, но особенно заметно было его преимущество в ходу при слабых ветрах.

Английский исследователь истории парусных судов XIX и начала XX века Бэйзл Лаббок написал об атом свойстве "Фермопил" так: "Клипер был знаменит тем, что когда он шел семиузловым ходом, на его палубе можно было нести горящую свечу".

Слава о новой "океанской борзой" Джорджа Томпсона - "Фермопилах" облетела мир после его состязания в скорости с английским парусновинтовым военным фрегатом "Харибда". Однажды оба судна после стоянки в Мельбурне одновременно снялись с якоря и легли на один курс.

"Харибда", поставя паруса и подняв пары, устремился вперед и повел гонку. Но как только на "Фермопилах" закончили постановку всех парусов, клипер без труда догнал фрегат и начал его обходить, причем с подветренного борта, как "того требовал морской "тикет. Ни форсирование парусами, ни увеличение давления пара до предельного в котлах "Харибды" не смогли изменить положение: фрегат остался за кормой "шерстяного" клипера. И как только "то произошло, на мачте "Харибды" взвились флаги международного кода сигналов. Они означали четыре фразы: "До свидания. Вы слишком сильны для нас. Вы - прекраснейшее из судов, которое мы когда-либо видели. Сердце радуется, глядя на вас".

У первых своих владельцев - Томпсонов клипер "Фермопилы" оставался до 1890 года. За "то время он беспрерывно совершал рейсы в Китай или в Австралию, успешно соперничая с такими выдающимися судами, как "Тайпинг", "Серика", "Арюль", "Cap Ланселот", "Титания", "Лахлу", "Тайтсинг", "Флайинг Спар" и "Катти Сарк".

"Фермопилы" восхищал своим изящным внешним видом самых изысканных знатоков аристократической семьи клиперов. Его элегантный корпус выше ватерлинии был окрашен в темно-зеленый цвет, вдоль бортов шла золотая полоса, мачты, бушприт, реи и все блоки были белого цвета.

Белой была и носовая фигура, изображавшая вождя спартанцев Леонида героя битвы в Фермопильском ущелье.

Эта фигура считается одним из самых красивых носовых украшений парусного корабля.

Несмотря на приличный для парусного судна возраст - 20 лет и то, что площадь его парусности была значительно уменьшена, клипер в декабре 1888 года показал на пути из Англии в Сидней свое лучшее рекордное время: за 24 часа он прошел 358 миль.

Свой последний рейс под британским флагом клипер "Фермопилы" совершил в 189S году, после чего стал учебным судном Португалии.

Три рекорда "Фермопил": Лондон-Мельбурн - 60 дней. Мельбурн-Шанхай - 28 дней, ШанхайЛондон-91 день-остались непобитыми до наших дней.

* * *

"Астролябия", наследница "Астролябии"

9/81

рис. mf005-m.jpg

В ИСТОРИИ морского флотв - две "Астролябии", и обе совершили плавания, вписавшие новые строки в летопись географических открытий.

Правда, судьба одной из них более счастливая, хотя бы потому, что дольше был век корабля, длиннее маршруты... Это "Астролябия", которой командовал Жюль Себастьян Дюмон-Дюрвиль, но, рассказывая о ней, нельзя не вспомнить и другую. Судьбы двух "Астролябий" оказались тесно связанными, и одна как бы наследовала другой.

...1 августа 1785 года на палубах "Астролябии" и "Буссоли" раздались отрывистые слова команд.

Матросы начали выбирать якоря, а на набережных Бреста взлетело вверх множество шляп: в порту, несмотря на ранний час, собрались сотни, может быть, тысячи людей. Событие, происходившее в "тот день, было нерядовым суда уходили в плавание, которое должно было продлиться три или четыре года и принести французской короне новые, еще не открытые земли и острова. Вдобавок, предстояло обогнуть земной шар, а ведь до сих пор это удалось сделать лишь одному из французских мореплавателей - капитану Луи Антуану де Бугенвилю, совершившему кругосветное плавание в 1766-1769 годах на кораблях "Будез" и "Этуаль".

В открытом море "Астролябия" и "Буссоль" показали, что надежды, возлагавшиеся на их мореходные качества, оказались не напрасными.

Они не были, правда, столь быстроходны, как военные фрегаты или корветы, но отличались великолепной остойчивостью и прочностью.

Эти прежде обыкновенные грузовые суда были специально переоборудованы для дальнего плавания и теперь легко несли среди волн свой груз, который любому другому кораблю оказался бы непосильным.

Громадный запас продовольствия, десятки сорокаведерных бочек с водой и вином. Ядра, пули, порох. Парусина, веревки, тросы. Множество книг, инструментов, научных приборов. Для подарков или для обмена с туземцами семьсот молотков, тысячи пил, несметное число ножниц, ножей, рыболовных крючков, игл, булавок. Были и дешевые безделушки: бусы, кольца, ожерелья, бумажные цветы... Среди "того обилия грузов с трудом размещались 221 моряков - экипажи "Астролябии" и "Буссоли", кораблей капитана Жана Франсуа Лаперуза.

Пройдя Атлантику, обогнув мыс Горн и выйдя в Тихий океан, они открыли несколько островов, исследовали значительную часть западного побережья Северной Америки, побывали в русском городе Петропавловске. Ученые экспедиции вели обстоятельные океанографические и этнографические исследования, метеорологические наблюдения, собрали ряд ценных коллекций.

15 марта 1787 года "Астролябия" и "Буссоль", проведя несколько месяцев в одном из австралийских портов, вновь вышли в океан. Перед этим Лаперуз отправил французскому морскому министру де Кастри рапорт, в котором сообщал о своих дальнейших планах. "Я поднимусь вверх к островам Товарищества, выполню все, указанное инструкцией, в отношении Новой Каледонии и острова Санта-Крус..."

Этот документ оказался последней вестью об экспедиции Лаперуза. "Астролябия" и "Буесоль" не вернулись во Францию в назначенный срок, не вернулись и годы спустя...

В 1791 году начались их поиски фрегатами "Поиск" и "Надежда" под командованием адмирала д'Антркаето. Полтора года длились безрезультатные поиски. Затем они надолго прекратились - Францию одно за другим потрясали бурные события.

И лишь в 1826 году они были продолжены. На поиски кораблей Лаперуза вышла новая "Астролябия".

Впрочем, только перед самым началом плавания это судно получило имя одного из кораблей Лаперуза.

До этого оно называлось "Ракушкой".

Спущенное на воду в 1811 году, оно около десяти лет вело гидрографические работы в Черном и Эгейском морях. А в 1822-.1825 годах совершило под командованием Дюпре кругосветное плавание, судно (его основные размерения: водоизмещение - 380 т, длина - 30,8 м, ширина - 8,7, осадка - 3,65 м| показало себя с самой лучшей стороны.

Его следующим командиром стал молодой капитан . Жюль Себастьян Дюмо.н-Дюрвиль. В память об "Астролябии" Лаперуза он и дал "Ракушке" новое имя. А имя самого Дюмон-Дюрвиля было в те годы известно едва ли не всей Европе. Ведь это именно ему посчастливилось доставить во Францию Венеру Милоескую - дивной красоты античную статую, найденную греческим крестьянином в своем саду. Вслед за этим Дюмон-Дюрвиль совершил целый ряд больших плаваний, одно из которых было кругосветным.

Поиски следов исчезнувшей экспедиции Лаперуза были давней мечтой молодого моряка. Он был твердо убежден: "Астролябия" и "Буссоль" не могли исчезнуть бесследно, разгадку тайны надо искать на каком-то из островов Тихого океана.

И все-таки место, где трагически закончился маршрут Лаперуза, удалось обнаружить не Дюмон-Дюрвилю, а ирландскому капитану Питеру Диплому, причем, в то же самое время. Случайно услышав на одном из островов рассказ туземцев о том, что возле острова Ваникоро в НовоГебридском архипелаге когда-то в ужасную бурю потерпели крушение два больших корабля, он отправился туда. И моряки действительно нашли на острове детали астрономических приборов, топоры, якорь, подсвечники, молотки. Но Диллон спешил и быстро покинул остров.

Молва о находках Диллона облетела чуть ли не всю Океанию. ДюмонДюрвиль узнал о них, когда "Астролябия" стояла у берегов Тасмании.

Он взял курс на Ваникоро. И почти сразу же ему удалось найти точное место, где затонула "Астролябия" Лаперуза.

...Шлюпка медленно лавировала среди рифов, окружавших Ваникоро.

Один из вождей островитян, стоя на ее носу, пристально вглядывался в воду. Наконец он дал знак гребцам остановиться. С помощью островитян моряки подняли со дна якорь, пушку, бронзовый колокол. Все это было с одного корабля - "Астролябии". А где же затонула "Буссоль"!

Дюмон-Дюрвиль, несмотря на тщательные поиски, так и не сумел дать на это ответ. (Лишь в шестидесятых годах XX века обломки "Буссоли", разбившейся на рифах в нескольких милях от Ваникоро, нашла экспедиция аквалангистов.) Зато на берегу были обнаружены новые свидетельства произошедшей здесь , катастрофы - европейская посуда, эфесы шпаг. От островитян узнали, что моряки Лаперуза, добравшиеся до берега, построили из обломков судов новое судно и вновь отправились в путь, который окончился неизвестно где. Соорудив на острове памятник Лаперузу четырехугольную плиту из кусков коралла, участники экспедиции покинули Ваникоро.

"Астролябия" Дюмон-Дюрвиля благополучно завершила кругосветное плавание.

Прошло несколько лет, и Жюль Себастьян Дюмон-Дюрвиль отправился на "Астролябии" в новое плавание, на этот раз антарктическое. Земля Адели так и сегодня называется один из берегов ледяного материка, открытого в 1821 году Ф. Ф. Беллинсгаузеном и М. П. Лазаревым. Название дал в честь своей жены ДюмонДюрвиль, открывший этот берег во время антарктического плавания на "Астролябии" в 1837-1840 годах.

* * *

Первое кругосветное...

9/81

рис. mf006-m.jpg

ЭНТУЗИАСТ экспедиции Иван Федорович Крузенштерн дважды представлял проекты кругосветных плаваний, обосновывая их как наиболее выгодное прямое сообщение между Петербургом и Русской Америкой. В 1799 году проект был отклонен, и лишь спустя три года, при поддержке Российско-американской компании, правительство решило послать два корабля в кругосветное плавание.

7 августа 1803 года шлюпы "Надежда" и "Нева" (купленные в Англии, водоизмещением 450 и 370 тонн) покинули Кронштадтский рейд. С грузами Российско-американской компании они должны были следовать Балтийским и Северным морями, затем через Атлантику, вокруг Южной Америки,- в Тихий океан, к Гавайским островам. На "Надежде" находилось русское торговое представительство, которое необходимо было доставить в Японию. Далее идти на Камчатку, разгрузиться, взять пушнину и следовать в Китай. "Нева" от Гавайских островов самостоятельно шла к острову Кадьяк, и также с грузом пушнины - в Китай. Обратный путь в Петербург обоих кораблей проходил через Индийский и Атлантический океаны.

Руководитель экспедиции и командир "Надежды" И. Ф. Крузенштерн и его помощник командир "Невы" Ю. Ф. Лисянский были опытными моряками и прогрессивными людьми своего времени. Оба они окончили Морской корпус, участвовали в знаменитом Гогландском сражении, служили на кораблях английского флота. Понимая, что успех дела зависит не только от состояния и мореходных качеств кораблей, оба командира проявляли постоянную заботу о здоровье матросов и офицеров.

В то время океанские плавания из-за того, что быстро портились продукты, сопровождались повальным бедствием - заболеванием моряков цингой.

Поэтому командирц заранее продумали рацион питания, запаслись противоцинговыми средствами, а при первой возможности на стоянках пополняли запасы свежего мяса, овощей и фруктов, собирали дикорастущие лекарственные травы. Надо отметить, что подготовка к плаванию была большая и тщательная, и в дальнейшем служила образцом для подобных экспедиций.

После короткой стоянки в Копенгагене продолжили плавание. В проливе Скаггерак на корабли обрушился невиданной силы шторм. Мужество и искусство матросов и офицеров в первом серьезном испытании привели в восторг Крузенштерна. Он проникся уверенностью, что с такой командой задуманное предприятие должно быть успешным. После шторма "Надежда" дала сильную течь и в Фапъмуте ее пришлось конопатить.

Атлантика встретила приветливо.

Свежий попутный ветер быстро мчал корабли к Канарским островам. На острове Тенерифе запаслись свежими продуктами и водой. Через месяц после выхода с Канарских островов русские мореплаватели впервые пересекли экватор. Ю. Ф. Лисянский так описывает это событие: "Поелику еще ни один Российский корабль, кроме "Невы" и "Надежды" не проходил экватор, то желая отметить сей столь редкий случай, приказал на каждую артель зажарить по две утки, сделать по пудингу и сварить свежий суп с картофелем, тыквою и прочею зеленью, которая у нас велась от самого Тенерифа, прибавя к сему по бутылке портеру на каждых трех человек. Поднят был военный флаг, производилась пальба из всех пушек".

Впервые 26 ноября 1803 года русские моряки отметили праздник Нептуна.

Более двух месяцев продолжалось плавание через Атлантический океан.

В декабре достигли берегов Бразилии и встали на якорь у острова Св. Екатерины. Крузенштерн не намерен был здесь долго задерживаться, но вскоре стало известно, что фоки гротмачта на "Неве" пришли негодность. На замену мачт и оснастки ушло более шести недель. Впереди лежал самый тяжелый участок пути.

Плавание вокруг мыса Горн не без оснований в то время считалось опасным. Постоянные туманы и штормы сопровождали мореплавателей. Чтобы не потерять друг друга из виду, палили из пушек, жгли на палубах огни. 3 марта обошли мыс Горн, пользовавшийся у моряков дурной славой.

А вскоре корабли в тумане разошлись. По инструкции, если они разминутся в океане, следовало идти к острову Пасхи. Три дня простоял там шлюп Лисянекого, но встреча не состоялась. "Надежда" вышла к острову Нукагива (Маркизские острова), куда вскоре прибыла "Нева". (Момент встречи кораблей у острова Нукагива отобразил художник на третьей странице обложки).

В середине мая 1804 года корабли снялись с якорей ж пошли к Гавайским (Сандвичевым) островам. Стоянка здесь была недолгой. 10 июня после троекратного "ура" корабли разлучились. "Надежда" взяла курс на Камчатку, а "Нева" - к берегам Аляски.

Приход на Камчатку "Надежды" стал большим событием для жителей отдаленной окраины России. После разгрузки товаров и ремонта предстояло идти в Японию. Переход из Петропавловска в Нагасаки занял около месяца. Судно попало в тайфун. "Бесстрастие наших матросов, презиравших все опасности, действовало в сие время столько, что буря не могла унести ни одного паруса..., Ничто не могло противостоять жестокости шторма. Сколько я не слыхивал о тайфунах, случающихся у берегов китайских и японских, но подобного сему не мог себе представить... Каждое мгновение ожидали мы, что полетят мачты. Хорошая конструкция корабля и крепость вант спасли нас от сих бедствий",- писал И. Ф. Крузенштерн об этом тайфуне. Шесть месяцев находилась русская миссия в Японии, но никаких торговых отношений установить не удалось. Японское правительство упорно придерживалось закона, по которому никто из иностранцев не имел права подходить к берегам Японии.

На обратном пути в ПетропавловскКамчатский были положены на карту западное побережье островов Хондо (Ниппон), Хонсю и Хоккайдо, а также южная часть Сахалина. Кроме того, было обнаружено несколько еще не открытых Курильских островов. Затем Крузенштерн обследовал восточный и западный берега Сахалина. Ему не удалось пройти до конца Татарский пролив и он заключил, что Сахалин - полуостров. (Это географическое заблуждение просуществовало до 1849 года, когда Г. И. Невельской окончательно установил, что Сахалин является островом.)

От Камчатки с грузом пушнины "Надежда" отправилась в Китай и оттуда через Индийский океан, вокруг мыса Доброй Надежды, 19 августа 1806 года возвратилась в Кронштадт.

Двумя неделями раньше Крузенштерна прибыл на Кронштадтский рейд из Русской Америки шлюп "Нева".

Таким образом, успешно завершилось первое в истории русского флота кругосветное плавание. Оно дало большие научные и практические результаты. В северо-западной части Тихого океана были сделаны многочисленные измерения и проведены астрономические и метеорологические наблюдения. Кроме того, были собраны ботанические, зоологические и этнографические коллекции. Укреплены торговые связи России с Аляской и Китаем. Книги И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянекого о кругосветном плавании стали классическими произведениями русской географической литературы о путешествиях.

* * *

Корабли Колумба

11/81

рис. mf007-m.jpg

Слово "каравелла" в нашем сознании неотделимо от имени Христофора Колумба, стяжавшего вечную славу открытием Нового Света. Люди, незнакомые с историей судостроения, под словом "каравелла" понимают крошечное утлое суденышко, чуть ли не "скорлупку, на которой отважный гену"зец пересек Атлантику и открыл Америку.

Мы редко задумываемся, что такое каравелла, также как, почему Америка называется Америкой. Раз ее открыл Колумб, ей следовало бы именоваться Колумбией! История не совсем справедливо обошлась с великим мореплавателем. Географы присвоили открытому континенту имя другого человека.

Слово "каравелла", обозначающее тип судна, вопреки распространенному мнению, не испанского, а португальского происхождения.

В португальских манускриптах VIII века оно означало маленькую беспалубную рыбацкую лодку с латинским парусом. Ко времени же великого географического открытия каравеллы стали другими. Вот что писал о каравеллах XV века известный португальский мореход и историк Пантеро-Паитера: "Каравеллы очень легкие, ходкие суда, употребляемые португальцами. Они сравнительно невелики, имеют четыре мачты, на передней четырехугольный парус, над которым поднимается марсель; три остальные несут латинские паруса. С таким вооружением каравеллы ходят при всех ветрах не хуже французских тартан и отлично лавируют, поворачивая с одного галса - на другой, как если бы у них были весла. Они имеют одну палубу и больших грузов не поднимают".

Каковы были размеры каравелл?

Самые меньшие из них назывались каравеллятами, а большие "каравеллоне". По парусной оснастке (вне зависимости от числа мачт) каравеллы португальцев и испанцев разделялись на так называемые "каравеллы-латинас", оснащенные в основном косыми латинскими парусами, м на "каравеллы-редондас", с латинскими парусами лишь на бизани.

Один из трех кораблей первой экспедиции Колумба "Нинья" - типичная каравелла - латинас.

Такой вид судно имело при выходе из Палмаса 3 августа 1492 года. Поняв, что плавание будет с попутным ветром, при котором более выгодно иметь прямые паруса, Колумб, зайдя на Канарские острова, перевооружил "Ниныог на "каравеллу-редондас".

Время не сохранило нам ни чертежей, ни рисунков флагманского судна Колумба Санта Мария". Однако большинство историков мореплавания и судостроения пришли к выводу, что наибольшее их трех судов открывателя Нового Света "Санта Мария" не каравелла, а каракка. Это видно и из путевых записей и дневников самого Колумба. В отличие от двух других судов жспедиции она имела возвышенный ют с каютами и бак с треугольной платформой. Колумб в своих записях величает "Санта Марию" не иначе, как "набоб" - большой корабль.

Принято считать, что его длина составляла 22-24 м, ширина 7,3 - 8, глубина трюма - около 3 м.

Весьма подробно описал "Санта Марию" известный американский морской историк, профессор С. Э. Морисон, посвятивший изучению плаваний Колумба почти 5O лет жизни.

Вот небольшой отрывок из книги С Э. Морисона.

"Подлинная "Санта-Мария", по-видимому, обладала грузоподъемностью в 100 т, что означало способность принять в трюм 100 тоннелад, то есть больших бочек вина. Ее парусное вооружение было обычным для того времени, когда кораблестроители только начинали отходить от типичных для средневековья одномачтовых судов: грот-мачта длиннее всего корпуса, грота-рей по длине равнялся килю и нее громадный нижний парус. На него был главный расчет при движении. Над гротом поднимался еще один парус более скромных размеров грот-марсель.

Фок-мачта, длиной немного больше половины грот-мачты, имела лишь один, тоже прямой парус-фок. Бизанъ, помещавшаяся на высокой кормовой надстройке, несла (Небольшой латинский парус, а под бушпритом, выступавшим впереди судна, ставился маленький четырехугольный парус - блинд, выполнявший функции современного кливера".

Любопытно, что в мире было построено три копии флагманского корабля Колумба в натуральную величину. "Санта-Марию II" спустили со стапеля в Кадисе в 1892 году. Ее построили по проекту Дуроса и Моитеона в ознаменование 400-летия первого плавания Колумба в Америку.

Это оригинальное судно пересекло Атлантику, побывало на Багамеких островах, посетило Нью-Йорк и "кспонировалосъ на Всемирной выставке в Чикаго в 1893 году.

"Санта-Мария III" была построена в 1929. году также в Кадисе по проекту Хулио Гильеиа для испано-американской выставки в Севилье.

Третью копию легендарного корабля соорудили в 1951 году в Валенсии для съемок кинофильма "Рассказ об Америке". Сейчас "то судно-музей стоит в Барселоне, привлекая многочисленных туристов.

* * *

Барк "Седов"

12/81

рис. mf008-m.jpg

НА МОРСКИЕ просторы после длительного перерыва вновь вышел четырехмачтовый барк "Седов". Несмотря нв преклонный возраст (ему в этом году исполнилось 60 лет|, обновленный парусник готов снова спорить с ветром и волнами. Бврк "Седов" - один и" крупнейших учебных парусных кораблей в мире. Принадлежит он Министерству рыбного хозяйства СССР.

Корабль построен в 1921 году на верфи Круппа в Киле по заказу судоходной компании "Вмнненв. Все суда компании назывались по именам члемов семьи Виинен. Барк получил название "Магдалеиа Виннен". Корпус стальной, клепаный, водонепроницаемых переборок - шесть, непотопляемость одноотсечная. Наибольшая длина двухпалубного барка составила 117,1 м, ширина-14,6, высота борта - 8,7, осадка (средняя) - 6,3 м. Лолное водоизмещение около 6000 т. Четыре мачты несут 18 прямых и 14 косых парусов общей площадью 4192 м2. Скорость хода под парусами достигала 15-16 узлов, а под вспомогательным двигателем в 5OO л. с.- до 5-6 узлов.

Бврк был самым большим судном компании и входил в первую десятку крупнейших парусников мира. Он совершал рейсы с грузами шерсти и селитры в Австралию и Южную Америку, огибал мыс Гори и мыс Доброй Надежды. Но конкурировать с паровым флотом парусным судам было все труднее. Компании стало невыгодно содержать парусник.

Новым владельцем "Магдалены Виннен" в 1936 году становится Северогерманский Ллойд. Это крупное судоходное предприятие Германии исполняло классификационные функции и, кроме того, занималось подготовкой кадров для торгового флота. Барк под названием "Командор Янсон", хотя стал учебным судном - на его борту проходили практику до 70 курсантов морских училищ Германии, но по-прежнему продолжал перевозить массовые грузы. За практику курсанты должны были платить.

Барк совершал плавания в Южную Америку и Австралию, на острова Тихого океана. Последний раз он выходил в море в 1939 году.

После Великой Отечественной войны барк вошел в состав флота нашей страны и стал называться "Седов" в честь русского полярного исследователя. После ремонта и переоборудования грузы он больше не перевозил, а использовался в чисто учебных целях. Сначала барк плавал по Балтике, затем с курсантами на борту совершал длительные океанские плавания.

В 1957 году в связи с проведением 3-го Международного геофизического года "Седов" обеспечивал проведение научно-исследовательских работ по программе Академии наук СССР. На нем были установлены океанографические глубоководные лебедки и другое оборудование. Впервые под советским флагом барк пересек кватор в 19S8 году. Несмотря на обширную научную программу, которую должен был выполнить барк в различных районах Мирового океана, на его борту по-прежнему проходили практику курсанты. Командовал барком известный советский парусный капитан Петр Сергеевич Митрофанов.

Экспедиционным океанографическим судном "Седов" был до середины 60-х годов. Он прошел под парусами по морям и океанам свыше 210 тысяч миль. Его видели во многих портах Европы, Америки, Австралии, Африки...

Затем парусник длительное время не плавал. Барк старел, и ему требовался серьезный капитальный ремонт. Калининградские инженеры специального экспериментальноконструкторского бюро промышленного рыболовства разработали проект его восстановления и полного переоборудования. По "тому проекту кронштадтские судоремонтники полностью обновили судно. Перепланировали и заново отделали кубрики, каюты и учебные классы. Учебную штурманскую рубку и радиокласс оборудовали современными навигационными и радиотехническими приборами.

После завершения всех работ "Седов" превратился в современное учебное судно с библиотекой, актовым залом и собственным музеем.

Два комплекта новых парусов и вспомогательный двигатель в 1160 л. с.

обеспечивают ему хорошую скорость и безопасность плавания при сильном ветре и штиле. Обновленный барк может взять в рейс до 170 курсантов.

Он уже совершил пробные рейсы по Балтике с курсантами мореходных училищ Ленинграда и Прибалтики.

Командует барком опытный капитан В. Т. Роев.

Теперь в учебном флоте Министерства рыбного хозяйства СССР два крупнейших парусника мира "Крузенштерн" и "Седов". Они мало чем отличаются друг от друга по парусному вооружению. Оба четырехмачтовые барки. Конструкция, мачт, реев, марсовых и салинговых площадок, а также стоячий и бегучий такелаж у них практически одинаковы.

Правда, все реи у "Седова" несколько длиннее (на 40 см) и добавлен один парус - крюйс-брам-стень-стаксель.

* * *

Г.НУЛИН

Плавание Д. Л. Овцына на дубельшлюпке "Тобол" (1734-1737 гг.)

2/82

рис. mf009-m.jpg

ПОСЛЕ ТОГО, как Витус Беринг сделал отчет правительству о результатах Первой Камчатской экспедиции, он выдвинул проект дальнейшего исследования Охотского края и Камчатки, а также северных берегов Сибири.

План новой жспедиции тщательно обсуждался Сенатом и Адмиралтействколлегией, и в апреле 1732 года последовал указ о снаряжении Второй Камчатской жспедиции.

Вся жспедиция разбивалась на несколько отрядов, которым поручалось исследование Сибири, Камчатки, островов на севере Тихого океана и северо-западной Америки, Курильских островов и Японии. Сухопутная дорога через Сибирь на Камчатку была долгой и нелегкой, и одна из главных задач жспедиции состояла в том, чтобы выяснить, а нельзя ли через новоземельские проливы Северо-восточного прохода и Ледовитое море устроить сообщение с Камчаткой и Тихим океаном.

Общее руководство возлагалось на Витуса Беринга. По охвату исследуемой территории и количеству занятых людей, "оная жспедиция самая дальняя и трудная", рассчитанная на шесть лет, по праву стала называться Великой северной. Веем участникам выплачивалось двойное жалованье, а командному составу присвоили внеочередное воинское звание.

В феврале 1733 года из Петербурга началось отправление обозов на восток. С собой везли якоря, парусину, такелаж и все необходимое, чтобы на месте приступить к строительству кораблей. Вместе с участниками жспедиции двигалась большая армия мастеровых: кузнецов, плотников, конопатчиков, парусников...

Одним из первых простился со столицей лейтенант Дмитрий Леонтьевич Овцын. Он был назначен начальником второго отряда, в задачу которого входила опись побережья Карского моря между устьями рек Оби и Енисея. С великими трудностями достигли Тобольска. Построили дубелъшлюпку и окрестили ее именем "Тобол". На "том деревянном двухмачтовом судне длиной всего 21 метр, шириной около бис осадкой 1,6 метра предстояло плыть по неизведанным северным рекам и Карскому морю. Команда состояла из 56 человек.

В мае 1734 года, дождавшись, когда вскроется Иртыш, "Тобол", провожаемый жителями Тобольска, начал свой вояж вниз по реке. Обследование и съемку Обской губы отряд смог провести только до широты 70°14'.

Наступили холода и Овцын решил зимовать в Обдорске. Несколько моряков заболели цингой и их пришлось отправить в Березов. Туда же вскоре уехал вместе с офицерами и сам Дмитрий Овцын. Здесь он познакомился с семьей ссыльного князя Долгорукого...

На следующее лето вновь отправились в плавание. С трудом достигли широты 68°40'. От берега до берега Обской губы простирался невзломанный лед. Овцыи ждал до конца июля, но лед непреодолимой преградой стоял на пути отряда. Постоянная спутница всех полярных жспедиции того времени цинга - косила гкипаж. Болели почти все и сам начальник отряда.

Умерли четыре человека. Провели консилиум и постановили, что "того вояжю исполнить нынешнею компанию невозможно" и чтобы не помереть всем и не потерять судно, лучше возвратиться. Как только прибыли в Тобольск, Овцын с докладом поехал а Петербург.

В 1736 году сделали новую попытку пройти из Оби в Енисей и хотя достигли широты 72° 40', но из-за тяжелых ледовых условий пройти Обскую губу опять не удалось. Поистине надо было иметь великое терпение и ни с чем несравнимое мужество, чтобы из года в год, испытывая всевозможные лишения, холод и голод, предпринимать труднейшее путешествие на утлом суденышке с верой в успех и без надежды вернуться живыми.

И все-таки упорство русских первопроходцев увенчалось успехом. В 1737 году уже на другом судне - палубном боте "Оби почтальон" Дмитрий Овцын и Иван Кошелев, командующий "Тоболом", вышли наконец в Карское море.

На широте 74° 2' им даже посчастливилось увидеть кита. Обогнув Гыданекий полуостров, достигли Енисейского залива через пролив между островами Олений и Сибирякова. Они были первыми мореплавателями, совершившими морской переход из Обской губы в Енисейский залив.

Между тем наступала зима. Тяжелая зимовка прошла в низовьях Енисея.

Как только река вскрылась, Овцыи на "Тоболе" добрался до Енисейска.

Он спешил в Петербург, чтобы доложить о своем замечательном успехе первооткрывателя. Но в Тобольске его арестовали по доносу за связь с князем Долгоруким и разжаловали в матросы.

Вместо Овцыиа дальнейшие исследования берегов к востоку от Енисея продолжали участники его жспедиции - штурман Федор Минин и подштурман Дмитрий Стерлегов. После трех попыток на боте "Оби почтальон" Минин, выйдя из устья Енисея, обогнул с севера Таймыр и достиг в 1740 году северной широты 7S° IS'. Это место долгое время считалось крайним восточным пределом мореплавания в Карском море.

Помощник его Дмитрий Стерлегов на собаках произвел опись западного берега полуострова Таймыр от 73° 50' до 75° 25' широты.

Как же сложилась дальнейшая судьба Дмитрия Овцына! После ареста в Тобольске и разжалования в матросы его под конвоем отправили в Охотск.

Он участвовал в плавании к берегам Америки на пакетботе "Св. Петр", зимовал на острове Беринга. Когда "озвратился в Петербург, он был восстановлен в прежнем звании.

Именем первопроходца Арктики Дмитрия Овцына названы пролив между островами Олений и Сибирякова, мыс на полуострове Таймыр и современное гидрографическое судно.

* * *

7/82

Л. СКРЯГИН

ДВАЖДЫ РОЖДЕННЫЙ

рис. mf010-m.jpg

АНГЛИЙСКИЕ историки парусного судостроения в своих исследованиях пишут; "Любой клипер, построенный бостонцем Дональдом Маккеем, своим корпусом напоминает барракуду, его носовые обводы похожи на лезвие опасной бритвы, а высоченные, слегка наклоненные назад мачты, несут облако парусов".

Немало великолепных кораблей построил американский судостроитель прошлого ввка Дональд Маккей.

Любителям парусов хорошо знакомы такие названия, как "ртэг Хаунд", "Флайинг Клауд", "Флайинг Фиш", "Соверн оф де Сииз", "Увствард Хо", "Лайтнинг" и "Джеймс Вэйнс".

В течение трех десятилетий эти парусники не имели себе равных в скорости хода, В марте 1858 года клипер "Соверн оф де Сииа", огибая мыс Горн, показал невиданную дотоле для парусного судна скорость: за одни сутки он прошел 420 миль.

Известно, что за всю историю мореплавания лишь 1 4 парусных судов могли преодолевать зв сутки 400 миль, и 13 из них были построены в Бостоне американским судостроителем.

Дональд Маккей родился в НоваСкотии в 1810 году. Его детство прошло на верфи, где трудился отец.

В 16 лет Дональд поехал в Нью Йорк учиться судостроению у мастера Исаака Уэбба. После службы на верфях Нью-Йорка и Ныобарипорта он переехал в Бостон, где вместе с кораблестроителем Иноком Тройном открыл новую верфь. Тогда ему было всего 34 года, С 1845 по 1850 год Маккей построил 6 пакетботов, которые способны были совершать рейс из Ливерпуля в Бостон эа 12 дней.

Причем при хорошем ветре их скорость достигала 21 узла,

После этих пяти пакетботов Маккей спустил на воду огромный корабль "Нью Уорлд" - самое большое деревянное судно своего времени, воспетое Лонгфелло В поэме "Строительство корабля".

За два года до этого Маккей спроектировал деревянный клипер, превосходивший "Нью Уорлд". Его длина составляла 101,5 м, ширина - 16,2 м, глубина трюма - 10 м. Триста тысяч долларов, которые ушли на строительство этого гиганта, Маккею пришлось выложить из своего кармана: никто из судовладельцев Америки и Европы не хотел купить столь огромное судно.

Корабль спустили на воду в Бостоне в октябре 1853 года и назвали "Грейт Рипаблик". ЕГО тоннаж достигал 4556 регистровых тонн. На буксире его отвели в Нью-Йорк, где оснастили бегучим такелажем и парусами из белого хлопка, на пошив которых ушло 14 340 погонных метров ткани, а общая площадь парусов составила 6070 квадратных метров.

В истории судостроения ни один из парусников мира не имел таких высоких и длинных реев. От палубы до клотика длина второго грота достигала почти 70 метров, расстояние между ноками грота-рея равнялось 36,6 метра. "Грейт Рипаблик" был вооружен 4 мачтами корабельной оснастки. В вооружение клипера Маккей ввел новшество, сделав из-за огромной площади нижних парусов разрезные марсели и брамсели.

В канун 1854 года клипер под командованием капитана Лохлана Маккея старшего брата кораблестроителя - должен был сняться из Нью-Йорка в свой первый рейс на Австралию. Но этот рейс парусника так и не состоялся...

В ночь после рождества в Нью-Йорке, на набережной Саут-Стрит, где был ошвартован "Грейт Рипаблик", случился пожар - загорелся один из складов. Сильный ветер с полуострова Манхаттан перебросил пламя с го ревшего склада на смоленый такелаж клипера. Не прошло и 10 минут, как все четыре мачты корабля превратились в пылающие исполинские факелы. Струи воды из пожарных рукавов не достигали даже высоты салингов. Капитан "Грейт Рипаб лик", понимая, какую угрозу преднавляет его пылающее судно стоявшим рядом парусным кораблям, принял единственно правильное решение - срубить мачты клипера и свалить их за борт в воду.

Одна за другой со страшным гро хотом рушились огромные мачты. Па дая, они в щепки разбивали палубные надстройки, шлюпки и релинги.

Повалившаяся в сторону носа горев шая бизань-мачта пробила 3 из 4 па луб корабля, и из эа этого в трюме начался пожар. Теперь братьям Маккей остался лишь один выход из создавшейся ситуации: проломить днище и затопить клипер на двухсаженной глубине реки. Два дня не могли погасить горевшие палубу и надводный борт корабля. Корпус клипера сгорел до уровня поверхности воды.

Однако не все было потеряно: набор и обшивка клипера ниже уровня воды остались невредимыми.

За несколько дней Дональд Маккей составил оригинальный проект подъема корабля и его реконструкции. Потерпевшему фиаско корабелу фортуна улыбнулась, что называется, в последнюю минуту: фирма ливерпульских судовладельцев "Блек-болл Лайи" заказала его верфи сразу 6 клиперов, выплатив солидный аванс.

За 15 месяцев энергичный бостонец сумел не только восстановить сгоревший наполовину корабль, но и построить 9 клиперов.

Восстанавливая "Грейт Рипаблик", Маккей счел нужным уменьшить высоту мачт и длину реев. Вновь рожденный клипер уже имел вооружение 4-х мачтового барка. Регистровый тоннаж его составил 3357 тонн. Но тем не менее он имел право называться самым большим деревянным парусником в мире. Интересно, что на Темзе, куда первым рейсом прибыл "Грейт Рипаблик", не нашлось достаточно большого дока, который мог бы его принять.

В истории парусного кораблестроения "Грейт Рипаблик" остается одним из самых быстроходных клиперов. Он за сутки проходил 413 миль, идя со средней скоростью 17 узлов. И если бы не злополучный пожар, он мог бы оказаться рекордсменом не только по величине, но и по скорости.

Побывал этот корабль и в наших водах. Когда началась Крымская война, "Грейт Рипаблик" зафрахтовало французское правительство. Он стал военным транспортом, перевозившим солдат к осажденному Севастополю.

Во время урагана в ноябре 1854 года под Балаклавой, когда погиб леген дарный "Черный Принц", капитан "Грейт Рипаблик" сумел спасти свой корабль, обрубив якорные канаты и выйдя в открытое море.

С тех памятных времен прошло немало лет. В 1977 году наши водолазы подняли со дна Черного моря адмиралтейский якорь системы Перинга. Он весит около четырех тонн.

На нем видны клейма на английском языке. Эту историческую находку можно увидеть у входа в Севастопольскую панораму. На основании исторических хроник, повествующих о знаменитом урагане, следует полагать, что найденный якорь принадлежал "Грейт Рипаблик".

* * *

Л. СКРЯГИН

ЧЕРНЫЙ ДИСК НА МАРСЕЛЕ

рис. mf011-m.jpg

"ЗОЛОТО! В Калифорнии найдены золотые россыпи! Несметные богатства в прибрежных песках Сакраменто!" - эта весть облетела мир в самом начале 1848 года. И второй раз после открытия Нового Света вспыхнула "золотая лихорадка".

В далекую неведомую Калифорнию, на берега реки Сакраменто, устремились сотни тысяч людей, влекомых заветной мечтой - обрести богатство.

Перед золотоискателями, прибывшими в Северную Америку, были два пути: сухопутный - на фургонах через дикие прерии, широкие реки и Скалистые Горы и морской - вокруг коварного мыса Горн, cтяжавшего дурную славу у моряков своими жестокими штормами, подводными рифами и туманами. Каждый день из Нью-Йорка, Бостона и Филадельфии в Калифорнию отправляются парусники и пароходы.

Но не всем из них удается благополучно завершить этот путь... Многие гибнут на скалах, теряют в шторм мачты, пропадают без вести в тумане, а удачный рейс судна в Сан-Франциско заканчивается в среднем лишь на 160-й день плавания...

Но вот 24 июля 1850 года в проливе Золотые Ворота появился бостонский клипер "Си Уитч". Он доставил сюда несколько сот искателей золота и груз всего лишь за 97 дней!

Клипера американской постройки использовали не только для перевозки огромной армии искателей золота. Купцы Британии платили их владельцам двойной фрахт за доставку чая первого урожая из Китая в Лондон. "Владычица морей", как величала себя в те времена Англия, не могла оставаться равнодушной к успехам американских корабелов, и ее терпение, как говорится, лопнуло в 1850 году после одного рейса чайного клипера "Ориентал".

Это судно, построенное в Америке, было зафрахтовано лондонскими чайными магнатами. Когда оно доставило из Гонконга в столицу Альбиона 1100 тонн великолепного чая на 98-й день, в лондонских доках началась сенсация. Оказалось, что "американец" закончил рейс почти на месяц раньше, чем английские Sapmnepa, Понимая, что в конструкции корабля кроется какой-то секрет, Британское Адмиралтейство направило своих представителей в док, где стоял прибывший клипер, для снятия его размерений и обводов. Вскоре после этого английский кораблестроитель и владелец крупной верфи в Влэкуолле, Ричард Грин, заявил корреспонденту "Тайме": "Мы, британские судовладельцы, наконец-то решили начать честную, открытую игру с американцами, и клянусь богом, мы ее выиграем!"

Так началось состязание в скорости английских и американских клиперов, вписавшее в историю судоходства немало драматических страниц.

Океанские переходы клиперов по 10-15 тысяч миль, отчаянные гонки между ними, длившиеся нередко по 3 месяца, требовали от капитанов прекрасного знания всех тонкостей морского дела, особенностей своего судна, района плавания, железных нервов и хорошего здоровья.

В напряженной борьбе за скорость перевозок пальма первенства сначала оказалась у американцев.

Их клипера, построенные кораблестроителями Гриффитсом, Уэббом, Стиироом и Маккеем, не стесненными в своих проектах какими-либо рутинными ограничениями, получили громкую славу великолепных ходоков. Построенные из дерева мягких хвойных пород, они были рассчитаны на два-три рейса в условиях штормовых переходов вокруг мыса Горн и не отличались особой долговечностью. Но поскольку стоили дешевле английских и были более быстроходными, то сразу себя окупали.

Вспыхнувшая в 1851 году "золотая лихорадка" в Австралии стала трясти англичан так же, как калифорнийская трясла четыре года до этого американцев. На перевозку многотысячной армии старателей ливерпульский судовладелец Джеймс Бэйнс, заказавший американцу Дональду Маккею шесть клиперов, бросил свои самые быстроходные корабли. В историю судоходства Джеймс Бэйнс вошел как создатель фирмы "Блэк болл лайн" ("линия черного шара"). Каждое из его судов несло на клотике грота красный флаг с косицами, с черным шаром и названием фирмы, а некоторые клипера и пакетботы - нашитый на марсель черный диск диаметром два метра. Одним из судов, поставленных Вэйнсом на австралийскую "золотую линию", был клипер, носивший его имя. В плеяде "гончих псов океана" этот корабль занимает одно из почетных мест. В первом же рейсе из Бостона в Ливерпуль он установил рекорд по времени перехода - 12 дней и 6 часов.

Когда "Джеймс Бэйнс" впервые появился в Ливерпуле, английские газеты писали: "Вы хотите знать, что профессионалы говорят об этом корабле? Его сногсшибательный, блестящий переход через Атлантику привлек столь пристальное внимание англичан, что на его борту побывали самые выдающиеся инженеры Британии. Клипер столь прочен, так тщательно отделан и так красив, что даже самые завистливые конкуренты не могут найти в его конструкции каких-либо недостатков."

"Джеймс Бэйнс" имел следующие раамерения: длина габаритная 266 футов, ширина 45, глубина трюма 29 футов, валовая вместимость 2525 per. тонн. Клипер отличался от своих собратьев "маккеевского семейства" роскошной отделкой внутренних жилых помещений и элегантностью внешнего вида. Однако его главным преимуществом была скорость. В 1854 году он совершил плавание из Ливерпуля в Мельбурн за 63 дня. Этот рекорд держался 15 лет, пока английский клипер "Фермопилы" не показал на этой трассе время 60 дней. Но именно тот переход в Австралию принес "Джеймсу Вэйнсу" славу самого быстроходного клипера в мире: в течение 4 часов его лаг показывал скорость 21 узел.

Жизнь этого великолепного корабля была блестяща, но коротка.

21 апреля 1858 года он прибыл из Калькутты в Ливерпуль с грузом риса, джута и воловьих шкур. После того как были освобождены твиндеки корабля, в его нижних трюмах появился дым. Начался пожар (причина его так и не была установлена).

Пламя погасить не удалось - судно погибло, оно выгорело по ватерлинию. Подводная часть корпуса была использована для строительства одного из пассажирских пирсов в Ливерпуле, который стоит там и поныне.

* * *

Г. НУЛИН

ПЛАВАНИЕ ПЕРСЕЯ

10/82

рис. mf012-m.jpg

ВО ВРЕМЯ гражданской войны и интервенции судоходство в северных морях было прервано. Воспользовавшись трудностями молодой Советской Республики, империалистические державы стали проникать на наши северные острова с целью вывоза пушнины и других богатств Советской Арктики. Чтобы бороться с этим, необходимо было активизировать хозяйственную и научную деятельность советских организаций.

В начале августа 1920 года из Архангельска вышла Первая Карская экспедиция для товарообмена советского Европейского Севера с сибирскими портами Карского моря, расположенными в устьях Оби и Енисея.

10 марта 1921 года Совет Народных Комиссаров привял декрет, подписанный В. И. Лениным. В нем говорилось: о В целях всестороннего и планомерного исследования северных морей, их островов, побережий, имеющих в настоящее время государственно важное значение, учредить при Народном Комиссариате Просвещения Плавучий Морской Научный институт с отделениями: биологическим, гидрологическим, /нетеорологическим и геологическо-минераяогическим". Совнарком определил районом действия института Северный Ледовитый океан с его морями и устьями рек, островами и примыкающими к нему побережьями РСФСР в Европе и Азии.

Сначала для первой экспедиции Плавморнина был выделен ледокольный пароход "Малыгин". Плавание в Белом, Баренцевом и Карском морях продолжалось всего 47 дней, но за это время удалось пройти около 3 тысяч миль и выполнить 60 океанографических станций и других исследовательских работ. Результаты экспедиции высоко оценивались научной общественностью и архангельскими хозяйственными организациями.

Учитывая, что "Малыгин" был предоставлен институту только на одну экспедицию, переделывать чтолибо на нем запрещалось, что осложняло установку научного оборудования и устройства лабораторий. Ученые мечтали о своем специально оборудованном судне. И такое судно вскоре нашлось. Это была деревян| ная недостроенная зверобойная шхуна "Персей" купца Могучего. Строил он ее в Онеге, а затем отбуксировал в Архангельск. Купец хотел перегнать "Персей" в Норвегию для достройки (для чего припас и лес) и установки двигателя и палубных механизмов, но началась Октябрьская революция. Купец исчез, а брошенный, никому не нужный "Персей", обросший зелеными водорослями, стоял пришвартованный к свае в речке Лае.

Руководитель института профессор Иван Илларионович Месяцев вместе со своими молодыми сотрудниками критически осмотрел корпус "Персея" и решил, что в него можно вдохнуть жизнь. Вскоре было получено разрешение на использование его институтом. И началась работа. Главную машину и котел взяли с парового буксира, лежавшего на дне Северной Двины. Вспомогательные и палубные механизмы, якоря снимали со старых, брошенных судов. Не хватало научного оборудования, многие приборы изготовляли сами. Моряки и научные сотрудники без всякой сметы, на одном энтузиазме, но с помощью многих организаций Архангельска, все-таки построили первое советское научно-исследовательское судно.

Название решили не менять. На мачте взвился вымпел, придуманный одним из членов экспедиции: на ярко-синем полотнище семь главных звезд созвездия Персей, а на белой полосе, идущей вдоль внутренней шкаторины,- синие буквы ПМНИ (Плавучий Морской Научный институт). На трубе "Персея" также был изображен звездный вымпел.

В пятую годовщину Великого Октября на первом советском научноисследовательском судне был торжественно поднят Государственный флаг.

Персей представлял собой паруснопаровую шхуну, приспособленную для плавания во льдах. Его длина по палубе 41,5 м, ширина 8 м, средняя осадка в грузу около 3 м, водоизмещение S50 т, мощность главной машины 360 л. с" судно двухмачтовое с гафельным вооружением и далеко выстреленным бушпритом. Наибольшая скорость 8 узлов. Команда состояла из 24 матросов и 15 научных сотрудников. Первым капитаном стал Павел Ильич Бурков, уроженец Архангельской области.

Пробный рейс "Персей" совершил летом 1923 года по маршруту Архангельск-Мезень-КандалакшаАрхангельск. Он показал хорошие мореходные качества, все механизмы работали исправно. Теперь предстояло выполнить разрез по 41-му меридиану - от Святого Носа до южной оконечности Земли Франца-Иосифа и если будет возможность, то высадиться на мысе Флора, оттуда проделать разрез на мыс Желания и спуститься к югу вдоль Новой Земли.

Впервые на "Пересе" экспедиция, разработанная И. И. Месяцевым и Л. А. Зенкевичем, была комплексной.

На каждой станции наблюдения вели гидрологи и плантологи, гидрохимики и зоологи, грунтовики и ихтиологи...

Из-за нехватки угля и пресной воды достичь Земли Франца-Иосифа не удалось, пришлось повернуть к берегам Новой Земли. В конце октября благополучно возвратились в Архангельск. Первая экспедиция на "Пересе" выполнила 49 полных станций, получила обширный материал о температуре, солености, гидрохимических элементах и биологии водных масс, а также измерила много глубин.

А самое главное -- было положено начало систематическим, планомерным и комплексным исследованиям северных морей.

С 1923 по 1941 год "Персей" совершил 84 научные экспедиции в морях Северного Ледовитого океана.

Неоднократно бывал в районах Земли Франца-Иосифа, Новой Земли и Шпицбергена, обошел остров ЯнМайен в Гренландском море. Были проведены многочисленные серии разрезов по КОЛЬСКОМУ меридиану и собран обширный научный материал.

На огромном морском пространстве на карту нанесены глубины, характер грунтов, температура и соленость воды, данные о планктоне и распределении рыб. Своими работами Плавморнин внес ценный вклад в изучение Баренцева и Карского морей. Пополнились научные знания об Арктике в области метеорологии, гидрографии, гидрологии, гидрохимии...

За все время плаваний на борту "Персея" работали свыше тясячи научных сотрудников и студентов.

Здесь проводили исследования В. Г. Богоров, Л. А. Зенкевич, Н. Н. Зубов, И. И. Месяцев, В. В. Шулейкин и другие известные советские ученые.

Опыт работы "Персея" был потом перенят многими советскими научноисследовательскими судами.

"Персей" погиб в Мурманском порту во время бомбардировки немецкофашистскими самолетами. Первому советскому научно-исследовательскому судну в Онеге в 1979 году поставлен памятник.

* * *

Л. СКРЯГИН

ТАЙПИНГ ПРИХОДИТ ПЕРВЫМ

11\82

рис. mf013-m.jpg

6 СЕНТЯБРЯ 1866 ГОДА в 9 часов 45 минут английский клипер "Тайпинг", на 99 сутки после выхода из китайского порта Фучжоу, ошвдртовался у стенки Лондонского дока. Через полчаса после этого в Ост-Индском доке Лондонского порта отдал швартовы английский клипер "Ариэль", а в 23 часа 30 минут в Вест-Индском доке, за несколько минут до того, как закрылись шлюзовые ворота, стал к стенке английский клипер "Серика". Снявшись с якоря на реке Минь в один и тот же день эти три судна, пройдя-16 тысяч миль, вошли в устье Темзы с одним и тем же приливом. На следующие сутки в Лондон прибыл клипер "Файри Кросс", а 9 сентября - клипер "Тайтсинг", который вышел из Фучжоу на день позже.

Так закончилось это состязание в скорости пяти лучших британских клиперов, вошедшее в историю мореплавания под названием "Великая чайная гонка 1866 года". Зачинщиками этих гонок были чайные купцы.

В Англии в те годы считалось шиком подать к столу китайский чай нового урожая. На рынках Лондона он шел по высокой цене. Особенно модным считалось угощать гостей чаем, доставленным каким-нибудь знаменитым клипером. Лондонцы именовали чай не только "китайским", но и добавляли при этом такие определения, как "фалконский" (по названию клипера "Фалкон") или "ариэльский" (по названию клипера "Ариэль").

У большинства англичан гонки чайных клиперов были столь же популярны, как скачки, крикет и состязание гребных восьмерок. У клиперов были свои болельщики, которые держали пари на исход гонки, а судовладельцы, чайные купцы и капитаны клиперов бились об заклад немалыми суммами.

В 1868 году фрахтовые ставки для клиперов, грузивших в порту Фучжоу чай нового урожая, поднялись.

К началу мая того же года на рейде указанного порта стояли 16 самых выдающихся в истории британского судостроения клиперов. Все они ожидали подхода с верховья реки Минь барж с кипами чая нового урожая.

Среди них были, помимо перечисленных выше клиперов, такие быстроходные суда; как "Фалкон", "Флайинг Спар", "Влэк Приис", "Чайнамен", "Ада", "Кулнакайл", "Янтцзы", "Уайт Эддер", "Голдеи Спар" и другие.

Капитаны стоявших на реке Минь | судов решили, что снимутся с якоря в последний день мая и начнут гонку. Первым выбрал якорь "Ариэль" - новый клипер, построенный в Шотландии. Но пока он на буксире маломощного парохода добрался до входного бара реки, прилив кончился и ему пришлось ждать следующего дня.

Видя, как "Ариэль" снимается с якоря, капитан "Файри Кросса" Робинсон, даже не подписав коносамента, нанял мощный буксир, прошел благополучно бар реки и 29 мая вышел в открытое море на 14 часов раньше "Ариаля", "Файри Кросс", построенный в Ливерпуле, являлся самым старым из стартовавших клиперов. Под командованием Робинсона он был победителем чайных гонок 1861, 1862, 1863 и 1865 годов, "Ариэль" сумел пройти бар лишь в 10 часов 30 минут следующего дня, Спустя 20 минут за ним устремились "Серика" и "Тайпинг". В полночь 31 мая ваял старт и "Тайтсинг".

Первый этап гонки на 16 000 миль проходил по Южно-Китайскому морю, усеянному многочисленными мелями, рифами и островами, на которых в те годы еще обитали пираты.

Здесь каждый капитан шел своим маршрутом, руководствуясь личным опытом и знанием района плавания.

При легком северо-восточном бризе "Файри Кросс" сумел удержать место лидера, 8 июня его едва не обошел "Ариаль", который следовал противоположным галсом. Оба клипера умело использовали сильный ветер и шли долгое время вместе, Но 19 июня "Файри Кросс" вырвался вперед и на 20 часов раньше "Ариэля" прошел Зондский пролив.

За "Ариэлем" через несколько часов в пролив вошел "Тайпинг", затем "Серика" - 22 июня и "Тайтсинг" - 25 июня. На переходе через Индийский океан клиперы показали лучшую скорость, "Файри Кросс" 24 июня прошел 328 миль со средней скоростью 13,7 узла. Он по-прежнему оставался лидером и на 46 день плавания обогнул мыс Доброй Надежды. Следовавший за ним "Ариэль" шел с опозданием на день, "Серика" - на четыре дня, а "Таитсинг" - на семь. За три недели до пересечения экватора "Тайпинг" и "Серика" сравнялись, а "Тайтсинг" отставал от них на два дня. 9 августа "Тайпинг" и "Файри Кросс" встретились в океане у мыса Дакарм. В течение следующих 8 дней, в зоне "лошадиных широт", они держались вместе. Капитан "Тайпинга" сумел поймать легкий бриз с правого борта и оторвался от лидера, который остался без ветра еще сутки. Однако капитан "Ариэля" проложил у Дакара курс значительно мористее и, когда с океана задул ветер, оказался лидером гонки. "Тайтсинг", отставший перед мысом Доброй Надежды, сумел обойти "Серику", "Файри Кросс" и "Тайпинг", едва не перегнав "Ариэля".

С рассветом 6 сентября жители мыса Лизард увидели два клипера, ворвавшихся в Английский канал 16-узловым ходом на расстоянии пяти миль один от другого. Их узнали: "Ариэль" и "Тайпинг". Целый день а Ла-Манше шла напряженная борьба. То один, то другой клипер вырывался вперед, но никому не удавалось оторваться от противника более чем на милю. У мыса Дандженесс капитаны обоих судов приняли на борт лоцманов. Ветер стих, и суда шли 6-уаловым ходом на расстоянии мили друг от друга. На подходе к Дилу, что напротив Гудвинских Песков, "Тайпинг" отставал от "Ариэля" на 3/4 мили. "Серика" шла позади с опозданием на 4 часа. Обогнув мыс Норт Форленд, три клипера с одним и тем же приливом вошли в устье Темзы. Здесь их ждали буксиры, от которых теперь зависел результат гонки. Как уже говорилось, "Тайпинг" вошел в док первым и с его борта на причал была выброшена традиционная кипа китайского чая нового урожая. Это означало, что этот клипер первым доставил груз в столицу и выиграл гонку.

Победитель "Великой чайной гонки 1860 года" был построен, так же как и клипер "Ариэль", шотландским кораблестроителем Робертом Стиллом по чертежам его брата Уильяма Стилла в Гринокев 1855 году. Клипер имел железный набор корпуса и деревянную обшивку вместе с палубой. Его регистровая вместимость составляла 770 тонн, длина 183,5 фута, ширина - 31 фут, глубина трюма - 19 футов и 9 дюймов.

Среди прочих клиперов, построенных в Англии, "Тайпинг" считался самым лучшим ходоком при легких ветрах.

* * *

Л.СКРЯГИН

"БИГЛ" И ЧАРЛЗ ДАРВИН

1/83

mf014-m.jpg

5 СЕНТЯБРЯ 1831 ГОДА ЧАРЛЗ Дарвин, имя которого еще не было известно миру, получил от капитана Британского Королевского флота Роберта Фицроя приглашение приехать в Лондон, 32-летнему выпускнику Кэмбриджа предлагался пост натуралиста на корвете "Вигл" ("Гончая"), который Адмиралтейство снаряжало в кругосветное плавание.

Основная цель этого плавания заключалась в проведении гидрографических работ по съемке берегов Южной Америки, Новой Зеландии, Австралии и островов Тихого океана. Перспектива совершить кругосветное плавание и побывать на далеких островах Южных морей полностью завладела воображением молодого натуралиста, и он, ни минуты не колеблясь, дал свое согласие занять предложенный пост без содержания.

Встретившись в Лондоне, Фицрой и Дарвин отправились морем в Плимут, где переоборудовался "Вигл" - небольшой, но сравнительно еще новый и прочный корвет (постройки 1820 года) водоизмещением 236 тонн, вооруженный десятью пушками. Хотя длина корабля не превышала 30 метров, на его борту должны были разместиться более 70 человек.

Утром 21 декабря 1831 года корвет снялся с якоря и вышел из Плимута.

Плавание началось неудачно: сильный шторм заставил "Вигл" вернуться в порт. Погода улучшилась лишь 27 декабря, и корабль смог выйти в океан. Первые дни плавания показали, что Дарвин совершенно не переносит качки и подвержен морской болезни. Целыми сутками он лежал в подвесной койке у себя в каюте и страдал. Приступы морской болевни мучили молодого натуралиста в течение всего кругосветного плавания.

Несмотря на это, каждый день он упорно трудился, вел свой путевой дневник, сортировал и описывал собранные экспонаты. Нередко ему приходилось засиживаться за работой до глубокой ночи. Имея веселый и общительный характер, Дарвин быстро сдружился с офицерами и матросами корвета. Его любили и за глаза дружески называли "наш мухолов".

Зайдя на острова Сент-Пол, в 600 милях от берегов Бразилии, "Бигл" прибыл в Сан-Сальвадор, 18 марта 1832 года корвет отдал якорь в гавани Рио-де-Жанейро.

Здесь, в бразильских джунглях, собирая для коллекции новые образцы животного и растительного мира, он заболел тропической лихорадкой, которая мучила его всю оставшуюся жизнь. После продолжительной стоянки в Рио-де-Жанейро "Вигл" побывал в Буэнос-Айресе и заливе Байя-Бланко.

В устье Ла-Платы Дарвин снова съехал на берег и совершил за 10 недель две поездки в пампасы на 70 миль от берега. В районе Ла-Платы исследователь собрал более 1600 видов растений, насекомых, птиц и животных. Часть добытых экспонатов, тщательно упакованных в бутылки и банки, Дарвин отправлял с английскими кораблями в Лондон, а те, что не удавалось отправить, хранил у себя в каюте.

Говоря о напряженной и самоотверженной работе молодого натуралиста "Вигла", нельзя не сказать, что его жизнь на борту корабля омрачалась не только морской болезнью, приступами тропической лихорадки, но и личными отношениями с капитаном корвета. Большинство английских историков флота, отдавая дань Роберту Фицрою как выдающемуся моряку, известному гидрографу, метеорологу и позже вице-адмиралу Британского флота, члену английского парламента и губернатору Новой Зеландии, отмечают его крутой нрав и вспыльчивый характер. Некоторые исследователи даже считают его не совсем нормальным. При этом они ссылаются на следующий факт. Известно, что Фицрой организовал в Великобритании регулярную, метеорологическую службу. По разработанной им методике делались прогнозы погоды, В 1865 году, когда его прогноз погоды оказался ошибочным, вицеадмирал Фицрой бритвой перерезал себе горло. Отношения Чарлза Дарвина с командиром "Вигла" почти в течение пяти лет совместного плавания были весьма натянутыми. Дарвин и Фицрой оказались во всех отношениях абсолютно разными людьми - по своему темпераменту, характеру, политическим взглядам и религиозным мировоззрениям.

Во время пятилетнего плавания корвет выдержал немало сильных штормов и показал отличные мореходные качества. Фактически он потерпел лишь одну аварию, ударившись блиа порта Дезайр днищем о подводную скалу и сорвав часть фальшкиля.

После тяжелого плавания вокруг мыса Горн 22 июля 1834 года избитый штормами "Вигл" вошел в гавань Вальпараисо, откуда Дарвин совершил полуторамесячное путешествие в Кордильеры.

Судя по дневникам, самое сильное впечатление за время этого длительного и интересного плавания на Дарвина произвели Галапагосские острова с их уникальным животным миром. Он очень сожалел, что Фицрой снялся с этих островов столь быстро.

Спустя 25 дней, подгоняемый мощным пассатом и показывая на лаге почти десять узлов, "Бигл" прошел в Тихом океане 3200 миль и 15 ноября 1835 года подошел к острову Таити.

Потом он побывал на Северном острове Новой Зеландии, где Дарвину довелось увидеть скелет доисторической птицы моа.

После этого корвет побывал в Сиднее, на Тасмании, у Западных берегов Австралии и на острове Килинг, что в Индийском океане.

29 апреля 1836 года "Вигл" прибыл в Порт-Луи острова Маврикий и после двухдневной стоянки взял курс к мысу Доброй Надежды. Посетив остров Святой Елены, Фицрой снова направил корвет к берегам Южной Америки, чтобы завершить съемку берегов. Лишь 19 апреля 1836 года избитый штормами всех широт "Вигл" вошел в Английский какал. Дарвин сошел со своими бесценными дневниками и экспонатами на берег в Фалмуте. Молодой натуралист с честью выдержал все "рудности и невзгоды тяжелейшего пятилетнего плавания на небольшом неблагоустроенном судне. И только благодаря Чарлзу Дарвину "Бигл" вошел в историю.

Не будь путешествия на "Бигле", не было бы и великого Дарвина, давшего человечеству эволюционное учение биологии.

Обобщив результаты собственных наблюдений во время этого плавания и достижения современной ему биологии и селекционной практики, Дарвин вскрыл основные факторы эволюции органического мира. В 1859 году он опубликовал свой бессмертный труд "Происхождение видов путем естественного отбора". И, наконец,в книге "Происхождение человека и половой отбор" (1871 г.) выдвинул гипотезу происхождения человека от обезьяноподобного предка. Едва ли все эти работы вышли в свет, если бы Дарвин не провел пять лет в море.

* * *

Г.СМИРНОВ

ЗНАМЕНИТЫЙ ПАРОХОД ИЗАМБАРА БРЮНЕЛЯ

8/83

mf015-m.jpg

В 1836 ГОДУ НА ЗАСЕДАНИИ правления компании "Грейт Вестерн Реилвей", которая построила железную дорогу, считавшуюся тогда самой длинной в мире, один из присутствовавших начал сетовать на чрезмерную протяженность трассы. И тогда строитель дороги, знаменитый инженер XIX века Изамбар Брюнель (1.806-1869), высказал идею, воспринятую всеми как шутка. "А почему бы нам - сказал он, - не продолжить нашу линию еще дальше на запад и не построить пароход, который ходил бы между Бристолем и Нью-Йорком. И название ему уже есть - "Грейт Вестерн"!

Все рассмеялись: в 1830-х годах считалось, что пересечь океан под парами невозможно. Но Брюнель не шутил. 28 июля 1836 года он представил правлению проект парохода, превосходившего размерами крупнейшие суда того времени. А в апреле 1838 года "Грейт Вестерн" пересек Атлантику, доказав возможность регулярного пароходного сообщения между Старым и Новым Светом.

Ободренная этим небывалым успехом "Грейт Вестерн Шиппинг Компани" решила обзавестись еще одним пароходом, и Брюнель немедленно приступил к проектированию.

Заложенный в одном из бристольских сухих докор в 1839 году корпус еще небывалого в истории железного винтового парохода, получившего название "Грейт Брита", был готов 4 года спустя. 19 июля 1843 года бутылка шампанского была разбита о нос судна, раскрылись ворота дока и потоки воды хлынули внутрь. Запыхтели буксиры, и под звон колоколов бристольских церквей, под залпы салюта и гром оркестров "Грейт Бритн" вышел из дока.

Спустя полтора года, когда "Грейт Вритн" вошел в Темзу и стал в виду Лондона, он произвел фурор.

В нем поражало все: небывалые длина и водоизмещение, превосходившие аналогичные характеристики самых крупных кораблей британского военного флота; плавные обводы выкрашенного черной краской корпуса, плоское двойное дно и водонепроницаемые отсеки; 5-метровый винт с шестью лопастями, приводимый в действие уникальной паровой машиной мощностью 1500 л. с.

Вся лондонская знать во главе с королевой потянулась осматривать самый крупный и роскошный корабль в мире. Королева с восторгом прошествовала по салонам и каютам, украшенным бронзой, полированным деревом и коврами, но в машинное отделение спуститься не пожелала - Врюнель продемонстрировал ей работу машин на специально построенной модели. Казалось, все сулило успех новому детищу знаменитого инженера, но, увы, какой-то рок преследовал "Грейт Вритн".

Так, на переходе из Бристоля в Лондон он сел на мель, В первом рейсе в августе 1845 года выявилась недостаточная паропроизводительность котлов, что потребовало их переоборудования. А в сентябре 1846 года, когда "Грейт Вритн" со 180 пассажирами вышел с свой пятый рейс из Ливерпуля в Нью-Йорк, произошла катастрофа...

Это была ужасная ночь. Судно шло полным ходом, и вдруг после резкого толчка застыло неподвижно.

Волны загуляли по палубе, заскрежетало о грунт днище. В коридорах и каютах послышались крики женщин и плач детей. Забубнил молитвы пастор. Заухала сигнальная пушка.

А в рто время капитан Хоскен ломал голову над вопросом: где находится его судно? Когда занялся туманный рассвет, люди увидели необгятную песчаную отмель и зубцы гор над широким заливом: беспомощный "Грейт Вритн" лежал на отмели в заливе Дандрум на восточном берегу Ирландии...

Врюнель смог приехать сюда лишь в декабре. Он с горечью осмотрел свой великолепный корабль, завалившийся на бок и подставивший морю беззащитный борт. Холодная ярость охватила его при мысли, что "Грейт Вритн" обречен.

По приказу Врюнеля команда судна и нанятые не месте ирландцы начали сооружать 20-метровый волнолом для защиты кормовой части "Грейт Вритн". Он состоял из двух рядов березовых свай, пространство между которыми было заполнено б тыс. фашин, укрепленных, камнями, цепями и железными прутьями. Под защитой этого сооружения "Грейт Вритн" прекрасно перенес зимние штормы 1847 года, и в августе все было готово для снятия судна с мели.

27 августа 1847 года "Грейт Вритн" был наконец вырван из песчаного плена и началась поистине беспримерная буксировка судна в Ливерпуль, Хотя 120 моряков с помощью ручных помп непрерывно откачивали воду, ее уровень в машинном отделении все время поднимался.

Несколько раз рвались буксирные тросы, выходили из строя механизмы, ломался руль. Но 31 августа, преодолев туманы и течения, моряки привели "Грейт Бритн" в Ливерпуль.

Однако спасательная операция разорила компанию, которая поспешила продать оба брюнелевских корабля...

В 1862 году после основательной переделки и ремонта "Грейт Бритн" вышел на австралийскую линию.

Совершив за 23 года 32 рейса, он, казалось, навсегда исчез с морских путей. Но в 1882 году к удивлению бывалых моряков корабль снова появился в море: его корпус был зачемто полностью обшит деревом, и он ходил только под парусами. В 1886 году у мыса Горн судно отчаянно потрепал шторм и оно едва добралось до Фолклендских островов. Прослужив здесь еще 50 лет в качестве плавучего угольного склада, "Грейт Вритн" стал ненужным последним владельцам. Желая как-нибудь избавиться от него, они предложили британскому флоту использовать то, что осталось от "Грейт Вритн" на маневрах в качестве мишени. Но английские моряки отказались стрелять в прославленное судно в знак глубокого уважения к его создателю - Изамбару Брюнелю.

В 1937 году корпус "Грейт Вритн" был отбуксирован и затоплен на отмели Спарроу Коув, в нескольких милях от порта Стэнли, где и пролежал более 30 лет. В свежую погоду тяжкие океанские валы с гулким грохотом разбивались о каменистую отмель, и тогда раздробленные вскипающие пеной струи в хаотической пляске бесновались вокруг одинокого остова. В ясный же солнечный день, подойдя к железным останкам на лодке, можно было сквозь прозрачную толщу воды увидеть все еще сохранявшие былое изящество обводы.

В 1968 году небольшая группа энтузиастов составила комитет по спасению "Грейт Вритн". Тщательно осмотрев останки, специалисты убедились, что судно не выдержит океанской буксировки. Поэтому было решено поднять корпус на понтон и отбуксировать его в Англию. В 1970 г.

"Грейт Вритн" был доставлен в Бристоль и установлен в том самом доке, из которого он вышел в путь 127 лет назад...

* * *

Г. НУЛИН

ПЛАВАНИЕ Э.В.ТОЛЛЯ НА ЯХТЕ "ЗАРЯ"

9/83

mf016-m.jpg

Было ли то в 1886 г., когда я видел Землю Санникова, было ли это в 1893 г., когда, находясь на Новосибирских островах, я мысленно представил себе возможность достигнуть с острова Котельного Земли Санникова...

Как бы то ни было, фактически экспедиция началась сегодня, 21 июня 1900 г., в теплый ясный летний день, когда мы снялись с якоря и капитан Коломейцев вывел с большим мастерством "Зарю" без помощи буксира из устья Невы..." Это строчки из дневника Эдуарда Васильевича Толля, возглавившего Русскую полярную экспедицию на яхте "Заря" для поисков Земли Саниикова.

Теперь даже школьник знает, что такой земли не существует. Но в то время на картах Арктики еще не было ни огромного архипелага Северная Земля, ни других больших и малых островов. Перед экспедицией, организованной Российской Академией Наук, ставилась задача отыскать Землю Санникова, а также исследовать Новосибирские острова. После этого "Заре" предписывалось следовать через Берингов пролив во Владивосток.

По рекомендации Ф. Нансена в Норвегии купили китобойный трехмачтовый барк, имевший длину 43,9 м, ширину 10,1, осадку кормой в грузу 5,2 м, полное водоизмещение 1082 т, мощность машины 228 л. с. Поскольку судно в плавание вышло под флагом Петербургского яхт-клуба, оно стало именоваться яхтой. Толль считал, что "Заря" после необходимых переделок - самое подходящее судно для экспедиционных работ в полярных водах.

По образованию геолог, Толль был опытным арктическим исследователем. Он участвовал в экспедиции на Новосибирские острова, обследовал пространство между нижними течениями реки Лена и Хатанга.

В 1899 году по приглашению С. О. Макарова совершил плавание на "Ермаке" к берегам Шпицбергена. То, что существует Земля Санникова, у Толля не было сомнений. Более того, он даже знал ее предположительные координаты: между 77' и 78° с. ш. примерно в 150-200 километрах к северу от острова Котельный.

Итак, после захода в Александровск-на-Мурмане, где взяли на борт 20 собак, "Заря" пошла на восток вдоль берегов Сибири. После Диксона яхта с трудом продвигалась среди массивов льда. К концу августа достигли шхер Минина. Плавание в неиссле дованных проливах, полное риска сесть на камни, изматывало экипаж.

К тому же туман, сильные ветры, сплоченные льды не способствовали продвижению вперед. Иногда приходилось отступать, чтобы не попасть в ледовую ловушку. Запасы угля с каждой милей таяли, а ледовая обстановка не улучшалась. О дальнейшем продвижении на восток нечего было и думать.

У острова Таймыр "Заря" встала на зимовку. Участники экспедиции, разбившись на небольшие партии, приступили к изучению Таймырского полуострова и архипелага Норденшельда. Зимовка проходила нормально, если не считать нескольких случаев заболевания цингой и все более обострявшихся отношений между начальником экспедиции и командиром "Зари" лейтенантом Н. Коломейцевым, как теперь принято говорить, из-за психологической несовместимости.^Коломейцев был отличным моряком, но обладал твердым и неуступчивым характером. Толль для пользы дела решил от него избавиться.

Вскоре нашелся предлог. Начальник экспедиции поручает Коломейцеву вместе с С. Расторгуевым доставить почту на материк и организовать запасные склады угля на Диксоне и на острове Котельный. Капитаном "Зари" становится лейтенант Ф. Матисен.

Почти год находилась "Заря" в ледовом плену. Лишь в середине августа 1901 года яхта начала свою вторую навигацию. У мыса Челюскина выполнили астрономические и магнитные наблюдения, на берегу сложили гурий. Толль искал несуществующую Землю Санникова, а кто мог предположить, что к северу от мыса Челюскина находится огромный неизведанный архипелаг, который через двенадцать лет откроет экспедиция В. Вилькицкого.

До Новосибирских островов дошли почти по чистой воде, но севернее острова Котельный начались сплошные ледовые поля. Из-за густого тумана видимости никакой. В таких условиях можно пройти десять раз мимо земли и не заметить ее. Тогда Толль решил идти к острову Вен-' нетта с тем, чтобы остаться там на вторую зимовку. Остров был уже виден, но попытка в течение трех дней подойти к нему не увенчалась успехом. Находиться в дрейфующих паковых льдах ^становилось опасно - в любую минуту судно могло быть раздавлено. Оставалось повернуть на юг и следовать обратно к острову Котельный. Здесь в Нерпичьей губе началась вторая зимовка. К ней моряки, используя опыт прежней, хорошо подготовились. Запаслись плавником для топлива и постройки павильонов для наблюдений. Работы не прекращались. Выл выполнен комплекс гидрографических, физикогеографических и геологических исследований.

Толль понимал, что при крайне ограниченных запасах угля и тяжелой ледовой обстановке подойти к загадочной Земле Санникова на судне уже невозможно. Тогда он решил в сопровождении астронома Ф. Зееберга и охотников В. Горохова и Н. Протодьяконова достичь острова Беннетта. Этот остров был совершенно неисследован. Толль надеялся, что с острова Беннетта ему удастся пройти на собачьих упряжках и байдарах севернее и, быть может, открыть эту легендарную землю.

5 июня 1902 года группа Толля покинула яхту.

В середине июля 1902 года "Заря" вырвалась из бухты Нерпичьей, но подойти к острову Беннетта ей не удалось. Угля хватало лишь на то, чтобы добраться до бухты Тикси. И Матисен повернул на юг, выполняя инструкцию начальника экспедиции, чтобы доставить ученый персонал и экипаж на материк для следования на родину.

Спасательная экспедиция обнаружила на острове Беннетта некоторые вещи и записку Толля с датой посещения острова. Дальнейшие поиски экспедиция посчитала бесполезными и покинула остров. Судьба Толля и его спутников навсегда осталась тайной Арктики. Яхта "Заря" была разоружена и всеми покинутая долго стояла в бухте Тикси. Еще в тридцатые годы можно было видеть ее жалкие останки.

* * *

Г.НУЛИН

"ХЕДА" ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ЯПОНИЮ

11/83

mf017-m.jpg

ПОСЛЕ ГИБЕЛИ 7 ЯНВАРЯ 1855 года фрегата "Диана", попавшего в цунами в бухте Симода у острова Хонсю, положение спасшихся 500 русских моряков было не из легких. Шла Крымская война, на Дальнем Востоке англо-французская эскадра держала под контролем морские пути и блокировала порты. Возвратиться на родину не на чем и даже нельзя сообщить о постигшем их несчастье. Потерпевшие кораблекрушение добрались до бухты Хеда. Адмирал Е. Путятин обратился к японским властям за разрешением построить своими силами небольшой корабль. Власти дали согласие и даже заверили, что всячески будут содействовать этому.

С погибшей "Дианы" спасти почти ничего не удалось, но уцелела часть библиотеки. В журнале "Морской сборник" нашли описание и строительные чертежи небольшой двухмачтовой шхуны. Моряки принялись за дело. Начали с того, что соорудили простейший стапель и кузницу.

Японцы в то время не знали, как строятся морские парусные корабли.

Кроме плоскодонных джонок, флота у них тогда не было. Легко понять, с каким старанием японцы помогали строить корабль, используя возможность изучить русское судостроение.

Русские матросы с японскими плотниками изготовляли шпангоуты, бимсы, доски для обшивки. Во всю кипела работа в кузнице. Два японских чиновника все стадии постройки аккуратно записывали и делали эскизы всех деталей и частей будущего корабля. К удивлению русских, японцы, оказывается, не знали, как гонится смола и для чего она применяется. Одновременно шили из бумажной ткани паруса. Для вытачивания шкивов и других деталей сделали простейший токарный станок.

Одним словом, на берегу бухты Хеда образовалось совместное русско-японское адмиралтейство. Участвовало в работе большое количество людей, а еще больше было зрителей. Между русскими моряками и местными жителями сложились дружественные отношения. Несмотря на то, что японцы сами пострадали от землетрясения, они делились с русскими пищей и одеждой.

Не прошло и трех месяцев как корабль, нареченный именем бухты, был построен. В середине апреля 1856 года состоялся торжественный спуск на воду первого крупного судна, построенного на берегах Японии. Местные жители не представляли себе, как смогут русские спустить на воду такое большое судно, и на всякий случай отошли подальше. Для своих джонок они применяли катки, а это вдруг по команде само заскользило к воде по полозьям...

Командиром шхуны стал один из активных ее строителей лейтенант А.Колокольцев. Длина "Хеды" по палубе составляла 21,3 м, ширина - около 6 м. Это была двухмачтовая шхуна с гафельными парусами, стакселем и кливером. Для движения в штиле применили 6 больших весел.

В единственной надстройке поставили печь с котлом для приготовления пищи. По длине корпус был разделен на отсеки двумя переборками.

В кормовой части находились каюткомпания и помещение для офицеров, в среднем - провизия и бочки с водой, а выше на дощатом настиле - кубрик для матросов.

Шхуна могла принять на борт только человек 50, а для остальных пришлось зафрахтовать два иностранных судна. Сам адмирал Е. Путятин предпочел отправиться домой на "Хеде".

Ему все-таки удалось подписать русско-японский договор (1865 г.), положивший качало дипломатическим и торгово-экономическим отношениям между двумя странами.

Из Симоды получили сообщение о появлении французского военного корабля. Неприятель искал русских моряков и хотел перехватить шхуну.

Адмирал расплатился с гостеприимными японцами и приказал срочно выходить в море. При первом же испытании шхуна показала хорошие ходовые качества. Она легко входила на волну в при штормовом кливере развивала скорость свыше 10 узлов.

Русские моряки оказались неплохими судостроителями!

Через 12 суток показались покрытые снегом сопки Камчатки. На подходе к Ава чиненой губе всю ночь дул сильный ветер, а к утру заштилело и пришлось взяться за весла. Примерно в 8 милях прямо по курсу вдруг обнаружили два неприятельских корабля. Силы были явно неравны и положение для русских моряков становилось критическим. Но к счастью, так продолжалось недолго. Вскоре корабли, как потом оказалось, английские, изменили курс и скрылись за горизонтом.

Когда встали на якорь в Авачинской губе, то стало известно, что из Петропавловска русские корабли и войска две недели назад ушли к устью Амура. Запаслись пресной водой и рано утром снялись с якоря.

На переходе с Камчатки к Татарскому проливу "Хеда" несколько раз подвергалась преследованию неприятельских кораблей, но каждый раз, благодаря судьбе и умению,'русским морякам удавалось оторваться от них и наконец благополучно прибыть в Николаевский пост на Амуре.

14 сентября 1866 года шхуна "Хеда" в сопровождении корвета " Оливу ца" снялась с якорей в Николаевске и взяла курс к японским берегам.

В Симоде 25 ноября 1856 года состоялась ратификация договора. Русским судам были открыты три порта: Симода, Хакодате, Нагасаки и положено начало торговым отношениям Японии с Россией. Шхуну "Хеда" подарили японскому правительству в знак добросердечных отношений японцев к русским морякам, потерпевшим крушение на фрегате "Диана".

Теперь в гавани Хеда открыт музей советско-японской дружбы, в котором выставлены модели фрегата "Диана" и шхуны "Хеда", а также другие экспонаты, рассказывающие о событии исторической важности, заложившем основы дружественных отношений между Россией и Японией.

* * *

Г. НУЛИН

НА "ФРАМЕ" К ПОЛЮСУ

12/83

mf018-m.jpg

24 ИЮНЯ 1893 Г. ТРЕХМАЧТОВАЯ шхуна "Фрам" ("Вперед") покинула Христианин". На ее борту находились 13 (1) отважных норвежцев, рискнувших пройти на своем необычном судне через Центральный Полярный бассейн к Северному полюсу. Как известно, все экспедиции к вершине Земли, предпринятые до этого, заканчивались неудачей. Полярный бассейн был мало изучен, считалось, что в Центральной Арктике находится обширная суша.

Почти все полярные путешественники пришли к единому мнению, что Северный полюс недоступен из-за непроходимых тяжелых льдов.

Молодой норвежский ученый Фритьоф Нансен, возглавивший экспедицию на "Фраме", делает вызов своим предшественникам: они боролись со льдами и проиграли, а он решает полярные льды из врагов превратить в союзников.

Соотечественник Нансена профессор X. Мои высказал предположение о существовании постоянного течения, которое несет дрейфующие льды от берегов Восточной Сибири к Гренландии. И тогда у Нансена впервые зародилась мысль войти в это течение и с его помощью проникнуть в Центральную Арктику, а возможно, дойти и до полюса. Но для этого требовалось особое судно, способное выдержать любой натиск льда.

Известный норвежский кораблестроитель Колин Арчер на деньги, отпущенные правительством и собранные по подписке, построил такое судно. Его наибольшая длина 39 м, ширина 10,4, осадка 4,76 м, водоизмещение 800 т. Кроме парусов, на судне установили паровую машину мощностью 220 л. с. Но самое главное - обводам корпуса по предложению Цансена придали яйцевидную форму: при сжатии льдов судно должно выталкиваться наружу. Командовал судном капитан Отто Свердруп, совершивший с Нансеном лыжный переход через Гренландию.

Самые авторитетные полярники Запада заявили, что это "чистое безумие" или "бессмысленное самоубийство". В России, напротив, отнеслись к проекту благожелательно. Гидрографическое управление выслало Нансену все изданные в России карты северных морей, русские полярные исследователи адмирал С. О. Макаров и Э. В. Толль сообщили необходимые сведения о сибирском побережье и режиме северных морей, по своей инициативе создали склады с провиантом на Новосибирских островах и помогли в снабжении экспедиции ездовыми собаками.

Как было задумано, без особых препятствий во второй половине сентября "Фрам" достиг Новосибирских островов. Следуя вдоль кромки льда севернее острова Котельный, облюбовали большую льдину и пришвартовались к ней. И сразу стали готовиться к зимовке. Экипаж был готов к тому, чтобы в пассивном плавании провести несколько лет. Машину разобрали, руль вытащили, на палубе соорудили ветряк, чтобы вырабатывать электроэнергию для освещения.

Медленно тянулось время. И еще медленнее была скорость дрейфа. Как и предполагал Нансен, "Фрам" несло на северо-запад. В то время считалось, что Полярный бассейн мелководен. Измерения, проведенные на "Фраме", показали, что глубины колеблются от 2 до 3 км. Это был один из важных результатов экспедиции.

Миновал год, а судно, если считать по прямой, проделало всего около 200 миль и достигло лишь 81° 53' с. ш.

Наступила вторая зимовка. Ф. Нансен и Я. Иогансен, тщательно подготовившись, попрощались с товарищами и двинулись на север, имея запас продуктов на 100 дней.

С великими муками, преодолевая нагромождения торосов, путешественники очень медленно продвигались к полюсу. Через три недели пути благоразумный Нансен пришел к выводу, что полюса им не достичь, а если все же попытаться, то их ждет неминуемая голодная смерть. Утешало то, что они подошли к полюсу (86 °14' с. ш.) намного ближе, чем все их предшественники. Путь на юг был еще мучительнее. Через три месяца измученным полярникам удалось добраться до Земли ФранцаИосифа и в невероятно тяжелых условиях пережить зимовку, пока летом 1896 г. неожиданно не встретили английскую экспедицию Джексона, на судне которой возвратились в Норвегию.

Нансена очень беспокоила судьба "Фрама", известий о котором он уже не имел 17 месяцев. Но вскоре он узнал, что "Фрам" благополучно закончил дрейф в районе Шпицбергена И возвратился своим ходом в Тромсе.

Какова же дальнейшая судьба этого уникального судна? В 1898-1902 гг. под руководством Отто Свердрупа на "Фраме" работала акспедиция в Канадском арктическом архипелаге. Знаменитый соотечественник Нансена Руал Амундсен в 1909-1911 гг. совершил на нем плавание к берегам Антарктиды, завершившееся открытием Южного полюса. Теперь "Фрам" стал одной из главных достопримечательностей столицы Норвегии. Он превратился в корабль-музей, которым по праву гордятся норвежцы.

* * *

Г. СМИРНОВ

ВЕТРОХОДЫ АНТОНА ФЛЕТНЕРА

4/84

mf019-m.jpg

"ОДНАЖДЫ УТРОМ, ИДЯ КУРСОМ на Кюрасао, мы увидели на горизонте странное сооружение, показавшееся нам низкобортной баржей с двумя очень высокими трубами. Подойдя ближе, мы убедились, что перед нами ничто иное, как знаменитая новинка - роторное судно "Ваден-Ваден", построенное по проекту Антона Флеттнера". Так вспоминает один очевидец, впервые увидевший в 1926 г. судно, прославившее на весь мир имя его создателя. Справедливости ради следует сказать, что принцип действия флеттнеровского движителя был хорошо известен и изучен задолго до Флеттнера. Еще в 1892 г., когда прусские артиллеристы 'попросили берлинского профессора Г. Магнуса объяснить, почему иногда при выстреле пушечные ядра отклоняются в сторону, тот построил модель, в которой вращающийся цилиндр обдувался воздухом. Как оказалось, на такой цилиндр действует поперечная сила, направление которой зависит от направления вращения. Позднее эффект Магнуса изучали многие ученые, в том числе Рэлей, Лафе, Жуковский. В 1918 г. тщательными количественными исследованиями этого явления занялся немецкий гидродинамик Л. Прандтль, а спустя 5 лет а его лаборатории в Геттингене появился Антон Флеттнер.

После первой мировой войны этот бывший сотрудник немецкого конструктора дирижаблей Цепеллина решил с помощью достижений авиационной техники реформировать судоходство, заменив громоздкие архаичные паруса более совершенными металлическими крыльями, поставленными вертикально. При этом все управление судном сводилось к простому повороту крыльев вокруг вертикальной оси, что освобождало от необходимости держать на борту многочисленную команду. Однако был у этой простой и привлекательной на первый взгляд схемы один серьезный недостаток. Оказалось, что подъемная сила крыла лишь ненамного больше подъемной силы паруса такой же площади, поэтому размеры крыльев должны соответствовать размерам парусов. Но если при приближении шторма паруса можно убрать, то жесткое металлическое крыло не свернешь и не сложишь, а не успеешь повернуть крылья во флюгерное положение - шквал может легко опрокинуть корабль. Флеттнер стал искать способы уменьшения поверхности крыльев и их автоматического управления, однако в середине 1923 г. ему стало известно об исследовании роторов, проведенном в Геттингене.

Посетив Прандтля, он свернул все свои прежние работы и приступил к проектированию первого роторного судна. Геттингенские исследования свидетельствовали, что на цилиндре с дисками на концах при окружной скорости в 3-4,6 раза большей скорости ветра возникает подъемная сила в 9-10 раз большая, чем на парусе такой же площади!

Для переоборудования была выбрана трехмачтовая шхуна "Букву" (грузоподъемность 680 т, наибольшая длина 45 м, ширина 9 м, осадка 3,6 м).

У нее были срезаны мачты, а часть верхней палубы, ют и полубак продолжены и на них установлены две высокие колонны диаметром 1,6 м. На каждую из этих колонн были надеты полые цилиндры из листовой стали высотой 15 м и диаметром 2,75 м.

Каждый цилиндр приводился во вращение (частота его достигала 120 об/мин) с помощью двух электромоторов по 18 л. с. каждый, питаемых от автономного дизель-генератора.

На испытаниях 3 декабря 1924 г., двигаясь на гладкой воде с помощью вспомогательного дизеля, "Вукау" развил скорость 7 узлов. После включения роторов скорость повысилась до 10,5 уз - судно шло быстрее, чем ходило под парусами до переоборудования. Изменяя скорость и направление вращения роторов, можно было совершать все необходимые маневры. После нескольких рейсов в Англию через Северное море шхуна была переименована в "Баден-Баден" и отправлена в трансатлантическое плавание. Идя только под роторами, она пересекла океан без всяких происшествий за 38 дней со средней скоростью 6,8 уз. Этот рейс привлек к роторному движителю внимание немецкого флота, который заказал второе экспериментальное роторное судно "Барбара".

Оно сошло на воду в Бремене 28 апреля 1926 г., а в июле того же года начались его испытания. При грузоподъемности 2830 т судно имело наибольшую длину 89,5 м, ширину 13,2 м, осадку 5,4 м. Два дизеля суммарной мощностью 1120 л. с. позволяли "Барбаре" развивать скорость до 9 уз. Три ротора высотой 17 м и диаметром 4 м, приводимые в действие тремя электромоторами по 41 л. с. каждый, могли вращаться с частотой 160 об/мин и сообщали судну скорость б уз. При одновременной работе дизелей и роторов скорость могла достигать 13 уз 1

В августе 1928 г. "Барбара" была поставлена на средиземноморскую линию с двумя однотипными с ней теплоходами без роторов "Амальфи" и "Сорренто" для выяснения ее эксплуатационных характеристик.

И что же обнаружилось? При ходе только под дизелями она уступала другим теплоходам. Но стоило задуть крепкому штормовому ветру, включались роторы, и "Барбара" легко обходила своих соперников. Но, увы, это преимущество зависело от погоды, и "Барбара" не так уж часто могла пользоваться им. "Баден-Баден" эксплуатировался в водах Карибского бассейна и в 1927 г. попал в жестокий шторм, во время которого молния, попавшая в один из роторов, повредила судно. Оно было продано панамскому владельцу, переоборудовано в пароход и плазало под названием "Рио Нозара".

В 1931 г. получило флаг Коста-Рики и свое прежнее название, но вскоре погибло во время урагана у мыса Гаттерас.

Некоторые специалисты считают, что идея Флеттнера появилась на свет раньше своего часа, в эпоху, когда топливо было дешево, а о загрязнении окружающей среды никто всерьез не думал. Предложи он свои конструкции в наше время - их судьба мЬгла бы оказаться иной.

* * *

Г. НУЛИН

ИЗ ЕНИСЕЯ В ПЕТЕРБУРГ

4/84

mf020-m.jpg

Патриот русского Севера, крупный промышленник и общественный деятель Михаил Константинович Сидоров на свои средства предпринял несколько попыток организовать плавание из устьев Оби и Енисея в Европу. Освоение такого морского пути он считал "Великим делом не только для Сибири и всего Севера, но и для всего государства". Однако царские чиновники его не поддержали и даже Ф. П. Литке был против, считая, что плавать в Карском море невозможно. Энтузиазм Сидорова от этого не угас. Несмотря на неудачи и неверие скептиков, он еще с большей анергией берется за дело.

По его заказу в Енисейске построили деревянное судно "Северное сияние" водоизмещением около 100 т.

В плавание вышли только в сентябре.

Когда достигли Енисейского залива, уже начались морозы. Сильным встречным ветром сломало мачту и разорвало паруса. Капитан Давыд Иванович Шваненберг решил зазимовать на Малобреховских островах.

Он был опытным и отважным мореплавателем. В Крымскую войну плавал шкипером в Балтийском море, затем участвовал в гидрографических работах в Белом море и на Северной Двине. Зимовка проходила очень тяжело. Ближайшее селение находилось в 400 верстах. Трое матросов умерли от цинги и голода. Во время разлива Енисея судно погибло.

Новая неудача не обескуражила Сидорова. Он приобретает небольшую деревянную шхуну "Ибис" водоизмещением 50 т. Длина ее составляла 17,5 м, ширина 4,5, а высота борта 2,3 м. Однако охотников отправиться на таком судне в столь рискованное плавание не находилось.

Во всех приморских городах России сделали объявление через газеты.

Изъявил желание пойти в плавание матрос И. Куаик. Второго матроса А. Цыбуленко нашли уже в Сибири, он был ссыльным из Саратова. Кроме них, весь экипаж состоял из капитана Д. Шваненберга и двух штурманов Г. Нуммелина и Э. Мейвальдта.

Заменили часть такелажа, подновили рангоут и дали судну новое название "Утренняя заря". По тому времени навигационные приборы были весьма скудны: два малых секстана, один октан и магнитный компас.

На шхуну погрузили графит, меха, рыбу в небольшом количестве - как образцы сибирских товаров. Этому рейсу Сидоров особого коммерческого значения не придавал. Главное надо пройти и доказать, что морское сообщение из Сибири в Европу возможно...

Началось плавание из Гольчихи в начале августа 1877 года. В Енисейском заливе встретили немецкий пароход "Фразер". Его капитан, узнав о цели плавания и окинув критическим взглядом шхуну, взволнованно произнес:

- Вы с ума сошли! Я вас перевезу безвозмездно в удобных каютах!

Но гордый русский моряк Шваненберг не изменил своего решения.

Впоследствии он писал: "Мы хотели, однако, доказать, что для русских не опасно то, что опасно для немцев или англичан".

Карское море встретило отважных мореходов штормом и туманами. Приходилось идти чуть ли не на ощупь, постоянно бросая лот. Лавировали среди огромных льдин, то с трудом пробираясь вперед, то возвращаясь назад в поисках чистой воды. У острова Белый легли в дрейф и высадились на берег. Собрали образцы растений, установили русский флаг, а у флагштока оставили бутылку с запиской, где указали имена всего экипажа.

Сначала Шваненберг решил пройти в Баренцево море через Маточкин Шар, но из-за сплоченного льда вынужден был повернуть к Карским Воротам. В шторм повредило о льдину форштевень и сломало руль. Пришлось искать укрытие и делать срочный ремонт... Когда прошли Карские Ворота, тяжелые льды остались по корме. Но тут новая беда - упал ветер.

Медленно продвигались к острову Колгуев. У берегов Мурмана русские поморы-рыбаки поделились с моряками свежей треской.

В конце августа достигли берегов Норвегии и зашли в порт Варде. Далее путь шхуны от Варде до Стокгольма был настоящим триумфом.

Русских моряков горячо приветствовали в Норвегии, Швеции, Финляндии. В Стокгольме шхуну посетил А. Э. Норденшельд. Известный полярный исследователь послал Сидорову телеграмму: "Да рассеет "Утренняя заря" мрак, который до сих пор препятствовал верному суждению о судоходстве в Сибири".

После захода в Стокгольм шхуна благополучно прибыла в Петербург и отдала якорь у Васильевского острова. Весь рейс из Гольчихи в Петербург занял сто дней. Вскоре на борт шхуны явился жандармский офицер и арестовал матроса Цыбуленко.

Но благодаря ходатайству и поручительству Сидорова его через несколько дней освободили. М. К. Сидоров подарил шхуну "Утренняя заря" Петербургскому яхтклубу - "на память потомству". Весь экипаж и сам Сидоров были награждены за заслуги "на поприще торгового мореплавания".

В своем отчете о плавании "Утренняя заря" капитан Д. И. Шваненберг писал, что его спутники, "воодушевленные примерами прежних смелых, отважных русских моряковпромышленников, плававших на своих ладьях на Новую Землю и Шпицберген, осмелились плыть через Карское море и, смею думать, доказали, что и в настоящее время русские моряки не боятся ледяного моря".

* * *

М. ИРИНЕЕВ

ПОМОРСКИЙ ЭЛЛИНГ

3/86

mf021-m.jpg

Освоение русскими Севера начась более тысячелетия назад.

Чтобы успешно продвигаться по многочисленным и полноводным рекам, а также переходить из одной в другую, новгородцам потребовалось создать легкие и прочные суда новых, оригинальных типов. Первыми из них стали плоскодонные речные шитик и ушкуй.

Это были обычные наборные суда длиной до 15 м и грузоподъемностью до 30 т. Они оснащались мачтой с парусом, а также веслами.

Название "шитик" произошло от конструкции судна - при его строительстве обшивочные доски крепили к набору и соединяли одну с другой распаренной вицей, т. е., попросу говоря, шили. Другое название в исторической литературе связывают со словом "ошкуй" - поморским названием белого медведя, известного своей силой и ловкостью. По одному этому названию можно сделать вывод, что новгородские ушкуйники совершали на своих плоскодонных судах и полярные плавания.

К XII в., когда русские люди установили через Студеное море торговые связи со скандинавскими странами, они имели принципиально новые суда карбасы и раньшины, которые предназначались для плавания как по бурному морю, так и в ледовой обстановке. Будучи меньше ушкуев и шитиков, они отличались конструкционным новшеством, которое стало определяющим для поморского судостроения на целые столетия. Раньшина, например, имела яйцевидную форму подводной части корпуса, благодаря чему легко выжималась на лед и вновь погружалась в разводье.

Усовершенствованным видом раньшины стал на Севере коч, предназначенный для длительных ледовых плаваний в открытом море. Коч представлял собой деревянное однопалубное плоскодонное парусно-гребное судно длиной до 24 м и шириной до 8 м с несколько-приподнятыми носом и кормой. На судне размещалось до 30 человек, а также 25 т груза. Кочи имели дополнительную наружную ледовую обшивку, которая принимала на себя удары льдин и предохраняла от пробоин основную обшивку корпуса. Парусное вооружение коча состояло из одного-двух прямых парусов общей площадью до 100 м2. Вместо парусины нередко применяли выделанные оленьи шкуры, а вместо канатов ременные снасти, так как кожа меньше подвержена обмераанию и обледенению. Как правило, на палубе коча устанавливали один-два карбаса, которые использовались для связи с берегом, стаскивания коча с мели, ловли рыбы и зверобойного промысла.

Именно на кочах поморы дошли до Груманта (Шпицберген) и Матки (Новая Земля), ходили на них вдоль северного побережья Азии, бывали в Карском море и в устье Оби, у знаменитой Мангазеи. На таких судах совершил в 1648 г. свое плавание Семен Дежнев, открывший пролив между Азией и Америкой.

Интересные изменения претерпела в поморском крае и старинная русская лодья, превращенная здесь в чисто морское грузовое парусное судно длиной до 26 м, шириной до 8 м, грузоподъемностью до 200 т и более. Поморская лодья была палубным судном, разделенным поперечными переборками на три отделения, каждое из которых имело свой входной люк. В носовом помещении устанавливали кирпичную печь - здесь готовили пищу и размещали команду. В кормовой части судна устраивали жилье для кормщика, тут же хранили и мореходные инструменты. В средней части находился вместительный грузовой трюм. Рангоут судна состоял из трех мачт с прямыми парусами.

Общая площадь парусов достигала 460 м2. При попутных ветрах лодья делала переходы до 170 миль в сутки.

Известно, например, что московские послы Дмитрий Зотов в 1491 г. и Григорий Истома в 1493 г. использовали поморскую лодью для поездок морским путем из устья Северной Двины в Данию и обратно.

К концу XVI в. поморы еще более усовершенствовали старинную русскую лодью. Грузоподъемность лучших судов этого типа достигала 300 т.

Уместно вспомнить, что "Санта Мария", самая большая из трех каравелл, на которых Колумб совершил в 1492 г. свое историческое плавание к берегам Америки, имела в длину всего 22,5 м и грузоподъемность около 120 т. "Святой Антоний", на котором Магеллан в 1522 г. достиг берегов Южной Америки, имел грузоподъемность также около 120 т, а грузоподъемность "Винтохоута", на котором Варены пересек в 1597 г. море, названное впоследствии его именем, не превышала 200 т. По свидетельству очевидцев, поморские лодьи прекрасно лавировали и обгоняли англичан, не способных ходить в бейдевинд (против ветра).

Из поколения в поколение вплоть до петровских времен совершенствовали поморы искусство судостроения, пока им не запрещено было строить суда на "старый манер". Преобразователю России нужны были торговые и военные корабли для длительных плаваний по чистой воде, и он усмотрел в поморском судостроении препятствие для своих замыслов.

Согласно указу, изданному в 1715 г., на старых судах разрешалось ходить только три года. Но владельцы поморских верфей и корабельные мастера не так легко отказывались от старых конструкций и неохотно воспринимали новшества. Тогда последовал второй указ Петра I - в 1719 г., который предписывал архангельскому губернатору: "Дайте им доходить на судах старой постройки, а вновь отнюдь не делали бы, а кто станет делать после сего указу, тех с наказанием ссылать на каторгу, а суда их изрубить".

После этого поморские самобытные суда строили уже реже, и повсеместно начали создавать новые типы морских грузовых судов. Однако искусство древних поморов не умерло. Перестав строить кочи и лодьи, северяне продолжали делать промысловые боты, карбасы, рабочие шлюпки, мелкие гребные и парусные суда.

* * *

Л. СКРЯГИН

ДЫМ НАД ОКЕАНОМ

5/86

mf022-m.jpg

В разговоре о трансатлантиках-пионерах американцы не упустят случая лишний раз подчеркнуть, что первым в истории торгового мореплавания пароходом, который пересек Атлантику, была их "Саванна". Более того, дату 22 мая 1819 г. (день начала рейса) они отмечают как рождение своего торгового флота.

"Саванну" в принципе можно считать пароходом: имея паровую машину и гребные колеса, она действительно могла двигаться по воде без помощи парусов. Но достаточно лишь мельком просмотреть некоторые исторические документы, как становится очевидным, что претензия американцев на приоритет в паровых перевозках между Америкой и Европой по меньшей мере спорна.

Во всяком случае факт перехода этого судна через Атлантику под парами не принимается всерьез морскими историками Европы. Вот, например, что сообщает нам "Оксфордский спутник по кораблям и морю", изданный в Англии в 1976 г.:

"Во время перехода через Атлантический океан это судно фактически находилось под парами в течение лишь восьми часов, весь остальной путь им был совершен под парусами, и заявка на то, что оно является первым трансатлантическим пароходом обычно не признается".

Что собой представляла "Саванна"? Это был деревянный фрегат с усиленным гафельным вооружением вместимостью в 320 per. т, длиной 40 м и шириной 7,6 м. Построенное в Нью-Йорке в 1818 г. судно имело изящные обводы, клиперный нос с сильно изогнутым форштевнем и широкую транцевую корму. Вскоре после спуска на воду фрегат купил американский промышленник Вильям Скарбороу и со своим компаньоном, морским капитаном Моресом Роджерсом, решил превратить ее в пароход. Капитан Роджерс, который раньше командовал фультоновским "Клермонтом" ' и стивенсоновским "Фениксом", сумел убедить Скарбороу в том, что в период охватившей страну экономической депрессии их пароход принесет немалую прибыль. За полгода "Саванну" переделали в пассажирский пароход, сохранив ее парусную оснастку. На ней установили паровую машину мощностью 72 л. с. и гребные колеса из кованого железа, которые можно было убирать и складывать на палубе наподобие веера. Два шикарных салона и десяток кают были рассчитаны на перевозку 32 пассажиров.

На палубе позади фок-мачты возвышалась тонкая дымовая железная труба.

Ходовые испытания судна показали, что при спокойном море под парусами "Саванна" шла со скоростью 6 уз. в то время как при свежем ветре с убранными колесами лаг судна показывал 13-14 уз.

19 мая 1819 г. в газетах американского города Саванна штата Джорджия на Юго-Восточном побережье США появилось следующее объявление:

"Пароход "Саванна", капитан Морес Роджерс, безотлагательно отойдет в Ливерпуль завтра 20 мая. Пассажиры, если таковые окажутся, могут быть размещены с комфортом.

За справками обращаться на пароход".

Но напрасно капитан ожидал пассажиров, желавших "разместиться с комфортом" на его судне. В те годы пароход считали "чудовищем, извергающим огонь и дым" как в Америке, так и в Европе, люди еще не привыкли к пароходам и не желали рисковать своей жизнью. Судите сами. По официальным данным статистики США, в 1816-1838 гг. в стране погибло 260 пароходов, из которых 99 стали жертвой взрывов паровых котлов, при этом погибло более 2000 человек.

Прождав в порту два дня и погрузив на борт 75 т угля и 100 т дров, "Саванна" развела пары и 22 мая 1819 г. вышла в Атлантический океан, ваяв курс на Ливерпуль. Когда за кормой скрылся берег, капитан Роджерс погасил топки котла и убрал на палубу гребные колеса.

В том рейсе пар в котле разводили всего лишь шесть раз. Говорят, угля ему так и не хватило. Чтобы войти в устье Мерсея под парами с убранными парусами, капитан "Саванны" вынужден был сделать остановку в ирландском порту Кинсейл, где погрузил уголь. У Южного побережья Ирландии идущую под парами "Саванну" заметило таможенное судно "Кайт". Его моряки сочли, что на судне пожар и хотели оказать помощь.

Переход из Саванны до берегов Британии Роджерс совершил за 27 дней и 11 ч.

После месячной стоянки на Мерсее "Саванна" посетила Стокгольм и Копенгаген, а 13 сентября 1819 г. вошла в устье Невы.

Пребывание "Саванны" в СанктПетербурге вызвало живейший интерес морских кругов России. В русской столице ходили слухи, что "Саванна" пришла в Европу без пассажиров потому, что предназначалась для продажи царю. Но Александр I к американскому пароходу интереса не проявил, поскольку он не раз совершал плавания из Петербурга в Кронштадт на пароходе "Елизавета", который появился на Неве за четыре года до прихода туда "Саванны".

По возвращении в Америку владельцы "Саванны" пришли к выводу, что ввиду очень высокой стоимости эксплуатации, паровое судно, кроме убытков, принести им ничего не может. Они продали паровую машину, сняли котел, гребные колеса и снова превратили "Саванну" в парусное грузовое судно. Некоторое время на нем перевозили хлопок вдоль Атлантического побережья Северной Америки. 5 ноября 1821 г.

"Саванна" из-за навигационной ошибки погибла на подводных рифах у острова Фейр близ южного побережья Лонг-Айленда. О ней вспомнили, когда в США построили экспериментальный атомоход, названный в ее честь тем же именем.

Американцы надумали поместить на новом судне в качестве реликвии какую-нибудь деталь со старой "Саванны". Но никто не знал точного места ее гибели.

Американский грузовой атомоход "Саванна" мощностью 22 тыс. л. с., как и его исторический тезка, прибыли своим владельцам не принес.

После ряда аварий с реактором он был снят с эксплуатации.

* * *

Г. НУЛИН

К НОВОЙ ЗЕМЛЕ

6/83

mf023-m.jpg

Русские люди издавна промышляли морского зверя, ловили рыбу у берегов Новой Земли.

Первые сведения об этом обширном арктическом архипелаге относятся к XV веку. Однако до экспедиции штурмана Федора Розмыслова в 1768- 1769 гг. об островах Новой Земли представления были довольно скудные.

После неудачной экспедиции А. Лазарева к Новой Земле в 1819 г. Морское министерство решило организовать новую и доверить руководство ею молодому (23 года) лейтенанту Федору Петровичу Литке. Он прошел хорошую школу в кругосветном плавании на шлюпе "Камчатка" у опытного моряка В. М. Головкина, который и рекомендовал Литке в начальники экспедиции.

Бриг "Новая Земля", Предназначенный для плавания во льдах, строился в Архангельске из лиственницы с двойной обшивкой. Подводную часть корабля обделывали медью. Над палубой соорудили крышу из трех слоев просмоленной парусины. Две чугунные печи должны были согревать матросов в полярную стужу.

Длина брига составляла 24,3 м, ширина 7,6 м, водоизмещение 200 т.

Весь экипаж насчитывал 43 человека. Цель экспедиции, как писалось в инструкции, "не есть подробное описание Новой Земли; но единственно обозрение на первый раз берегов оной и познание величины сего острова по определению географического положения главных его мысов и длины пролива, Маточкиным Шаром именуемого, будь тому не воспрепятствуют льды или другие какия важныя помешательства".

Забегая вперед, надобно отметить, что никакие другие важные помешательства, кроме злейших врагов арктических мореплавателей - тяжелых льдов и тумана, ничто не помешало экспедиции выполнить намеченный план. Литке энергично готовился к плаванию. Он старался предусмотреть все: от морских хронометров, карт и гидрографических приборов до теплой одежды, продовольствия и дров для отопления. И хотя в инструкции было сказано, что ни при каких условиях экспедиция не должна оставаться на зимовку, на всякий случай погрузили бревна для избы и кирпичи для печки. От желающих участвовать в рискованном плавании не было отбоя, и Литке имел возможность выбора.

Из Архангельска вышли 14 июля 1821 г. Как только миновали Горло Белого моря, начались противные восточные ветры и постоянные туманы. Бриг держал курс к юго-западным берегам Новой Земли. Вскоре встретились первые льды, заслонившие весь горизонт. Меняя галсы, с каждой милей корабль приближался к Новой" Земле, но берегов ее все не было видно. Наконец рассеялся туман и показались долгожданные скалистые берега, но путь к ним преграждали плавающие льды. Решили обогнуть их с юга. Постоянно лавируя среди льдов, пробовали зайти в Маточкин Шар, однако обнаружить его не удалось. А время шло.

Литке пришел к неутешительному выводу: "И вообще единственным доселе плодом всех наших трудов и усилий было сведение, что от широты почти 72° простирается сплошная цепь льдов, делающая оный берег совершенно недоступным". Ничего не оставалось делать, как возвратиться назад. Единственным утешением было, что команда "переносила все тягости с тем веселием духа, которое отличает русского матроса".

Вторую попытку штурмовать Новую Землю Литке предпринял в следующем году. На этот раз ему предлагалось "постараться дойти до самой северной оконечности Новой Земли". Закончив описание мурманского берега, 3 августа снялись с якоря и, используя попутный ветер, покинули Кольский залив под всеми парусами. Делая опись берега к северу от Маточкина Шара, Литке в каждом новом мысе ожидал увидеть северную оконечность архипелага.

Но тяжелые льды снова встали на пути экспедиции и заставили повернуть к Маточкину Шару. Литке не стал описывать пролив, лишь определил астрономически вход в него с запада. После описи береговой черты от Гусиного Носа до мыса Нассау решили возвратиться в Архангельск.

В навигацию 1823 г. Литке закончил опись мурманского побережья и полуострова Рыбачий и взял курс к Новой Земле. Попытка пройти севернее мыса Нассау опять не увенчалась успехом. Огорченный Литке решил, что северо-восточной оконечности достичь невозможно из-за постоянного там льда. Пролив Маточкин Шар был положен на карту со шлюпки. При входе в Карские Ворота с запада бриг наскочил на каменистую банку. Моряки с ужасом наблюдали, как вокруг судна всплывали обломки киля, удары следовали один за другим, в любую минуту бриг мог развалиться на части. Но хвала архангельским корабелам!

Корабль выдержал и это чудовищное испытание. Однако на поврежденном судне дальнейшие экспедиционные работы вести было нельзя...

"С меня было довольно и трех экспедиций,- писал впоследствии Литке,- но я не отговаривался и от четвертой, хотя хорошенько не понимал, чего еще хотят. Кажется, что и Адмиралтейскому департаменту было это не совсем ясно, потому что мне предлагали самому написать себе инструкцию, за что я натурально поблагодарил". Цель оставалась прежней: достичь северной оконечности Новой Земли, описать также ее восточные берега и "сделать покушение к северу, на середине между Шпицбергеном и Новой Землею, для изведания, до какой степени широты возможно в сем месте проникнуть".

Сплошные льды помешали достичь даже мыса Нассау. "Сделать покушение к северу" тоже не удалось.

Бриг шел вдоль кромки пакового льда, тщетно пытаясь пробиться выше 76°5' с. ш. Попытка пройти через Карские Ворота в Карское море также не имела успеха...

Несмотря на то, что полностью выполнить намеченный план за четырехкратное плавание к Новой Земле экспедиции не удалось, однако научные результаты ее многое дали последующим исследователям Арктики. Когда же Ф. П. Литке предложили пятый раз возглавить экспедицию к Новой Земле, он отказался.

* * *

А. ОКОРОКОВ

ПУТЕШЕСТВИЕ НА "КАМЧАТКЕ"

9/86

mf024-m.jpg

В НАЧАЛЕ 1816 Г. АЛЕКСАНДР I утвердил доклад морского министра об отправке судна на Северо-Восточный океан (северная часть Тихого океана) в исследовательских целях.

Весной по приказу морского ведомства специально для экспедиции было заложено судно "по фрегвтскому расположению, с некоторыми только переменами, кои были необходимы по 'роду службы, судну сему предстоявшей", а 12 мая 1817 г. спущено на воду и наречено "Камчаткой". Командование им принял капитан 2-го ранга Василий Михайлович Головнин.

Судно длиной 130 фут имело грузоподъемность около 900 т.

Перед Экспедицией были поставлены три задачи: доставить в Охотск и Петропавловск морские и военные грузы, припасы и вещи, которые невозможно переправить в эти районы по суше, осмотреть и провести ревизию колонии Российско-Американской компании и выяснить отношение ее служителей к коренному населению; определить географическое положение островов и мест российских владений, ранее астрономически не привязанных, а также с помощью малых судов осмотреть и описать северо-западные берега Америки.

В "кругоземное путешествие" под командой Головнина шли 130 человек. В числе офицеров "Камчатки" были Ф. Литке и Ф. Врангель, Ф. Матюшкин, будущие известные мореплаватели.

Морской министр приказал снабдить шлюп лучшими морскими картами, книгами и инструментами.

26 августа 1817 г. "Камчатка" вышла из Кронштадта. Пополнив в Портсмуте и Лондоне запас продуктов, приобретя инструменты и "разные припасы, нужные для сохранения здоровья служителей", судно снова вышло в море. 3а несколько недель оно пересекло Атлантику и 5 ноября вошло в порт Рио-де-Жанейро.

Обогнув 16 января мыс Горн и пройдя вдоль западного берега Южной Америки, "Камчатка" 3 мая подошла к Петропавловской гавани я стала на якорь.

Путешествие от Кронштадта до Петропавловска длилось 8 месяцев и 8 дней.

Петропавловская гавань была покрыта льдом. Разгрузка судна задерживалась. Тогда решили прорубать проход. Работали все: и команда "Камчатки", и береговые службы.

Поздно вечером 12 мая сильным северо-восточным ветром шлюп неожиданно прибило к берегу. Он сел на мель. Опасаясь, что судно во время отлива может повалиться на бок, Головнин приказал подтянуть к "Камчатке" пустой охотский транспорт "Иоанн" и закрепиться с ним бортом и мачтами. В таком положении "Камчатка" оставалась до утра, пока не стих ветер и опасность не миновала.

После разгрузки и незначительных ремонтных работ шлюп вновь был готов к плаванию. 19 июня на рассвете "Камчатка" вышла из пролива и подгоняемая ровным южным ветром, взяла курс к Шипунскому мысу.

Одной из задач, стоявших перед аспедицией, было описание побережья Америки от 60° до 63° северной щироты. Однако, прибыв на место, Головнин узнал, что эту работу уже начал лейтенант Коцебу - капитан брига "Рюрик".

Получив предписание "оставить сию статью инструкции без исполнения", Головнин направил "Камчатку" к Командорским островам и потом проследовал вдоль гряды Алеутских островов,

Погода не благоприятствовала исследователям, но несмотря на ато, Головкину удалось астрономически определить местоположение и уточнить конфигурацию нескольких островов.

5 июля "Камчатка" подошла к острову Чирикова. Уточнив его координаты, Головнин направил судно к острову Кадьяк, потом я порт Ново-Архангельск, далее вдоль северо-западных берегов Америки...

2 марта 1819г. "Камчатка" прошла С.-Петербургский меридиан, совершив путешествие вокруг света. 10 марта, обогнув мыс Доброй Надежды, Головиин зашел на острова Св. Елены, Вознесения, Фаяла, а 20 мая отдал якорь в Портсмуте.

15 сентября 1819 г. "Камчатка" вернулась в родной Кронштадт.

* * *

Л. СКРЯГИН

"СОВЕТСКАЯ НЕФТЬ" СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

10/86

mf025-m.jpg

С раннего утра 17 мая 1932 года на парижских улицах раздавались крики газетчиков:

"Страшная катастрофа в Индийском океане", "Жорж Филиппар" охвачен пламенем!", "Драма плавучего крематория!", "Красный нефтевоз спасает полтысячи французов!"

Через день еженедельник "Бритиш Уикли" сообщил читателям: "Подобно тому, как подвиги ледокола "Красин" записаны в анналах исследования Арктики, действия танкера "Советская нефть" в Индийском океане найдут свое место в ряду бессмертных примеров мужества".

Вот уже более полувека подвиг "Советской нефти" волнует моряков всего мира. О нем написано немало статей, очерков и воспоминаний.

...Жара тропического полдня, душная, невыносимая, простерла свои объятья над Индийским океаном в районе мыса Гвардафуй. Наступил 2б-й день плавания, было 16 мая.

Танкер "Советская нефть" возвращался из Владивостока в Черное море.

До прибытия в Туапсе оставалось две недели плавания. Накануне вечером мимо прошел роскошный, новенький французский теплоход "Жорж Филиппар" лайнер регистровой вместимостью 17 360 т. С танкера без бинокля можно было различить купающихся в бассейнах и загорающих в шезлонгах пассажиров. Вечерний бриз доносил с палуб лайнера звуки танго.

Не прошло и шести часов, как в начале третьего ночи вахтенный штурман "Советской нефти" В. Шабля увидел слева по курсу, примерно в 20 милях, яркую светящуюся точку.

Ее размеры быстро увеличивались, и вскоре можно было уже ясно различить отдельные языки пламени, высота которых достигала 50 метров.

Почти в это же время радист танкера А. Свирский принял сообщение с маяка Гвардафуй: "На горизонте горящее судно. На мои сигналы оно не отвечает".

Танкер шел без груза, и его танки после сдачи бензина еще не были дегазированы. По всем канонам и устава" противопожарного дела такой танкер не должен был вообще подходить к горящему судну. Но капитан А. Алексеев считал, что это горит пассажирский лайнер, обогнавший "Советскую нефть" накануне вечером. Высокое пламя свидетельствовало о сильном пожаре. Увеличив до предела обороты двигателей, "Советская нефть" направилась к месту катастрофы. Команда задраила все люки и горловины танков, подготовила к действию пожарные насосы. Вынесли за борт все шлюпки и моторный бот, спустили в воду все имеющиеся трапы, шкентеля и грузовые сетки, разложили на палубе все спасательные принадлежности.

К четырем часам утра танкер подошел к горящему лайнеру. Его спардек был почти полностью охвачен огнем.

Зрелище было поистине ужасным. За сотни метров от горящего судна слышались душераздирающие крики и треск огня. Позже в своем рапорте капитан А. Алексеев писал "Ветер зюйд-вест 6 баллов, волнение - 6 баллов. В 4.00 было еще темно. Расстояние до горевшего судна - 300 саженей. На воде плавали светящиеся спасательные буйки, судно почти все объято пламенем..."

Пожар на французском лайнере начался по неизвестной причине одновременно в двух пассажирских помещениях. Капитан "Жоржа Филиппара" П. Вик был разбужен старпомом в 2 ч 15 мин. Он поставил лайнер против ветра и приказал застопорить машины, хотя пламя распространялось по спардеку с носа на ют.

Из-за жары все иллюминаторы кают были открыты, система вентиляции воздуха не выключена, двери противопожарных переборок вовремя задраить не удалось. Это привело к быстрому распространению огня. Через 10 минут после начала пожара из строя вышел вспомогательный дизель-генератор (на второй электрики почему-то не перешли). Поэтому радист успел послать в эфир "S0S" всего пять раз.

Его принял английский пароход "Махсуд". На лайнере загорелись 14 из 20 спасательных ботов, команда спустила на воду только шесть. Они отошли от борта полупустыми.

Когда "Советская нефть" подошла к "Жоржу Филиппару", на нем находилось около 800 человек. Весь экипаж нашего танкера, забыв о грозящей ему опасности, прилагал все силы, чтобы успеть спасти из огня оставшихся в живых людей. Для эвакуации пассажиров наши моряки, помимо своих шлюпок, использовали шесть уцелевших от огня ботов лайнера. Судовой лазарет танкера был забит до отказа. Обожженных и раненых размещали по каютам, в красном уголке, в столовой команды, в коридорах и на палубе. К восьми часам утра к борту "Советской нефти" подошел спасательный бот под командованием старшего помощника капитана Г. Голуба. В нем находились последние пассажиры и члены экипажа французского лайнера, которых удалось снять с борта. Был с ними и капитан П. Вик. Получив сильные ожоги лица и ног, он последним покинул свое обреченное судно.

Наши моряки спасли 437 человек, в том числе 261 пассажира (из которых 30 детей и 72 обожженных и раненых) и 176 человек экипажа. Шлюпки английских пароходов "Махсуд" и "Контрактор" спасли 160 человек.

Число жертв этой катастрофы составило более 70 человек.

Капитан "Советской нефти" А. Алексеев был награжден фирмой "Мессажери Маритим" именным секстаном и золотыми часами. Экипаж танкера получил золотой знак "Союзвода", Почетную грамоту и судовую библиотеку. Одиннадцать моряков "Советской нефти" были удостоены государственных наград Франции.

Посол этой страны Шарль Альфан, вручая награды морякам танкера, сказал:

"Я горд тем, что имею честь выразить вам признательность правительства и народа Франции за проявление удивительного самопожертвования и прикрепить на вашу грудь медаль "За спасение погибающих", являющуюся, может быть, самым прекрасным из знаков отличия, которыми Франция награждает сильных и храбрых... Не считаясь с опасностью, которой подвергались сами, вы спасли сотни жизней. Пусть не пропадет великий пример, поданный вами у мыса Гвардафуй".

Аравийское море... мыс Гвардафуй... Это не только географические понятия и названия в лоции, по которым судоводители определяют свое место на карте, они - немые свидетеля героических дел советских моряков, запечатленных в народной памяти.