sci_history Василий Колташов Контрреволюция и реставрация в СССР ru Book Designer 5.0 23.04.2009 BD-956237-8E77-E047-C49E-36C2-C58C-E52685 1.0

Василий Колташов

Контрреволюция и реставрация в СССР

1. Связь двух революций

Советская контрреволюция не произошла в 1991 году. Отнесение момента ее совершение к этому времени - распространенное заблуждение. 1991 стал лишь годом реставрации дореволюционного строя, заключительной частью длинной цепи контрреволюционных этапов. Контрреволюция в СССР началась не с приходом к власти Михаила Горбачева. Ее не открывал XX Съезда КПСС, на котором Никита Хрущев выступил с умеренной критикой сталинских преступлений, «облив грязным потоком лжи отца подлинного социализма» как утверждают многие сталинисты. Контрреволюция в СССР ведет отсчет с начала 1920-х годов, когда еще был жив Ленин.

Реставрация старого общественно-экономического строя и контрреволюция не синонимы. Контрреволюция и реставрация также не одно и тоже, когда речь идет лишь о восстановление (пусть и неполном) дореволюционного политического порядка, как это было во Франции 1814 и 1815 годов. Реставрация представляет собой некий завершенный процесс, означающей восстановление порядков и отношений низвергнутых входе крупных общественно-политических потрясений. Реставрировать можно революционный либо реакционный общественный строй. Контрреволюция - процесс, нацеленный на удушение наиболее передых общественных сил, отмену многих революционных изменений.

Контрреволюция не обязательно ведет к реставрации. Наоборот она может быть направлена против восстановления прежнего строя. Одновременно она непременно ориентирована на ликвидацию части революционных завоеваний, «излишних» по мнению правящих верхов. Именно такой была контрреволюция во Франции конца XVIII века. От термидорианского переворота в 1794 года, даже от разгрома якобинцами своего левого крыла, она развивалась к провозглашению Бонапартом империи. Силы французской контрреволюции были враждебны как демократической республике якобинцев, так и феодальной монархии Бурбонов. Иной была контрреволюция в СССР.

Великая Французская революция уничтожила феодальные пережитки, вырвала власть у феодального дворянства и передала ее в руки буржуазии. Создав собственную государственную машину, класс капиталистов делал все возможное, чтобы не допустить реставрацию старого порядка. Французская буржуазия переняла у аристократии ее дворцы, кареты, балы и банкеты, но она не могла сама стать классом, который свергла, несмотря на придуманные Наполеоном титулы. В СССР выросшая на почве отсталости партийная бюрократия никогда не являлась отдельным классом, но, политически экспроприировав пролетариат, она со временем подошла к осознанной необходимости самой стать буржуазией. Реализация этого намерения привела СССР к реставрации капитализма. Но подготовляться это событие началось задолго до 1991 года, в ходе сменявшихся волн внутренней контрреволюции.

Французская и русская революции связаны не только культурным родством якобинцев и большевиков. В судьбе революций есть много общего. Эту связь не раз подчеркивал Троцкий. Как и во Франции в советской России контрреволюция взяла верх изнутри, жестоким ударом наиболее революционные силы. Ленин не раз говорил, что большевиков и якобинцев роднят традиции революции, но их объединила еще и трагедия.

Однако, взяв верх, контрреволюция, даже если она не выходит за рамки нового общественного строя, всегда исторически обречена. Она неминуемо терпит поражение. До этого момента совершенные на революционном пике перемены кажутся многим неспособными на триумф, навсегда раздавленными реакцией. Так в католической и монархической Франции Людовика XVIII и Карла X мало кто верил в новое торжество республики, всеобщее избирательное право (для мужчин) и либеральные свободы. Но спустя 40-50 лет эти «невероятные вещи» оказывались уже реальностью, несмотря на любые «неодолимые» преграды.

Вера в возможность возвращения Октября, торжества его идей и возрождение завоеваний пока очень слаба. Такое развитие событий выглядит нереальным даже для многих коммунистов. На фоне всесилия буржуазной бюрократии и капитала, повсеместной религиозности, мощи полицейской машины кажется безумием говорить о том, что капитализм спустя немногие годы окажется низвергнут. Отбросив страх и сомнения это «немыслимое дело» сделают те самые массы, глядя на которые левый сектант все еще не замечает надвигающихся перемен.

Невообразимое сегодня, очень скоро может стать реальностью.

Незрелость революционных сил для окончательной победы еще не означает отсутствие исторической перспективы победить. Потерпев поражение в 1920-1930-х годах, уничтоженный террором контрреволюции, большевизм не исчез навсегда. Недостающие условия окончательного торжества революции неизбежно подготовляются всей системой мирового капитализма, подготовляя также политическое возрождение большевизма. Подготовляя новую революцию.

2. Термидор и реставрация во Франции

9 термидора 1794 года пала якобинская диктатура во Франции. Революция с этого дня пошла по нисходящей кривой. Сразу после совершенного умеренными депутатами национального Конвента переворота были казнены вожди якобинцев Робеспьер, Сен Жюст, Кутон. За ними на гильотину последовали другие видные деятели якобинской партии. Но разгром монтаньяров (партии горы, как еще называли якобинцев) не был простым делом. Имея широкую сеть революционных клубов по всей стране, якобинцы располагали и беспримерным авторитетом. Даже противники признавали принципиальность, искренность, преданность убеждениям, а также веру в торжество идей Руссо большинства из них. Ниспровергая такую партию, термидорианцы должны были решить массу проблем.

Простой риторикой можно было объяснить казнь «тирана» - Максимилиана Робеспьера, стоявшего во главе Комитета общественного спасения, фактического правительства республики. Но тысячи сторонников идей якобинцев оставались трудностью, не устранив которую нельзя было завершить начатый 9 термидора контрреволюционный поворот. В любой момент монтаньяры могли попытаться взять реванш. Флерону, Барассу и другим лидерам термидорианской партии нужно было не просто обезглавить якобинцев, требовалось искоренить само явление радикального республиканизма, морально разоблачив его приверженцев.

Существует мнение, что якобинский террор почти на 70 лет отсрочил торжество идей буржуазного республиканизма в Европе. Верно ли оно? Действительно, свыше 300 тысяч человек было казнено на гильотине за период революционной диктатуры во Франции. Однако такое немалое количество жертв (все население Франции насчитывало тогда 27-28 миллионов), как и революционный террор в России 1917-1920 годов, объяснялось необходимостью сохранить завоевания революции. В то же время террор монтаньяров, направленный, прежде всего, против представителей класса феодалов, не отталкивал сторонников от революционной Франции.

В рейнской Германии, на севере Италии, в Бельгии и Нидерландах революция находила немало приверженцев. Под знаменами республики сражались иностранные формирования, такие как Польский легион. В Германии, в городе Майнце заседал даже собственный Конвент. На других освобожденных территориях действовали свои, национальные клубы радикальных буржуазных республиканцев. Угнетенные многих стран симпатизировали и, где могли, оказывали помощь революционной Франции. Террор нацеленный против контрреволюции не вызывал отторжения приписанного ему задним числом.

Падение якобинской диктатуры было логичным, хотя оно могло произойти и несколько позднее. Диктатура якобинцев остановилась в продвижении по пути революции, гильотину начали использовать и против крайнего крыла монтаньяров. Массы, проблемы которых оставались нерешенными, теряли доверие к якобинцам. Буржуазия больше не хотела терпеть «кровавую диктатуру горы». Все это и привело в движение депутатов болота, не без основания опасавшихся за свою жизнь и, как правило, недавно приобретенное имущество. 9 термидора в ходе восстания в Париже диктатура пала.

Какое решение проблемы якобинства нашла партия термидора? Для обличения многочисленных французских революционеров, арестовываемых повсюду новыми властями, были применены амальгамы: обвинения смеси. Монтаньяров объявляли скрытыми сторонниками монархии, стремящимися восстановить во Франции феодальный строй. Нелепость подобных обвинений была очевидна. Но в смеси с приписываемым якобинцам желанием установить вместо «республики свободы» тиранию, оно вполне могло обмануть многих. Революционерам также приписывали шпионаж в пользу Англии - главного врага республиканской Франции. Других способов подорвать авторитет якобинцев среди народных масс у термидорианцев не было.

Одновременно с разоблачением «предателей и английских шпионов» контрреволюция должна была решить куда более сложную задачу. Народные выступления в Париже голодной зимой 1794-1795 годов показали Конвенту, что если массы и безмолвствовали 9 термидора, то это не означает, что они, почувствовав ухудшение своего положения не способны на новое выступление. Вставшие на сторону народа левые термидорианцы были казнены или брошены в тюрьмы, уже переполненные революционерами. Страшный призрак якобинского реванша замаячил на горизонте и потребовал от термидорианцев новых мер. Необходимо было физически уничтожить само опасное явление: не оду группу вождей, а целое поколение революционеров, истребив вместе с этим и якобинскую традицию.

Термидорианцы «отменившие безумный террор» не могли позволить себе массовых казней якобинцев. Политические клубы были закрыты, а опасный враг находился в руках у контрреволюции. Совсем немного монтаньяров и близких к ним левых революционеров оставались на свободе, действуя подпольно. Решение партии термидора оказалось неожиданным - убивать якобинцев должны были «роялисты». По всей стране вновь полилась кровь. При переводе монтаньяров из одной тюрьмы в другую, на заключенных нападали переодетые мятежниками полицейские и солдаты. Их не интересовал конвой - они убивали узников-якобинцев. В официальных отчетах все выглядело как налеты врагов республики, стремящихся отбить своих. Неизвестно кем придуманный способ оказался на редкость эффективным. Отправка «врагов республики» на верную смерть во французскую Гвиану, прозванную сухой гильотиной, не шла с ним ни в какое сравнение.

Термидорианский переворот во Франции привел к власти финансовую буржуазию, сколотившую состояния в годы конфискаций и террора. Однако политические вожди термидора, безжалостно уничтожив левый фланг, вскоре сами оказались на нем. В период Директории сменившей термидорианский Конвент якобинцами стали называть тех, кто в 1794-1795 годах боролся с реальными якобинцами. Незадолго до бонапартистского переворота 18 брюмера возрожденная партия якобинцев получила на выборах немало голосов. Но во главе ее стояли люди причастные к уничтожению многих революционеров. Однако страх даже перед такой оппозицией толкнул французскую буржуазию еще далее вправо - в крепкие объятия Наполеона Бонапарта.

Приход к власти генерала Бонапарта знаменовал новый виток контрреволюции во Франции. Политический строй, что он установил, вел беспощадную борьбу с «революционной заразой» в лице якобинцев. Но что это были за революционеры? Якобианами, которых так яростно ненавидел Наполеон, были уже не монтаньяры 1793 года. Ими являлись довольно умеренные буржуазные республиканцы образца 1799 года. Это, разумеется, не было одним и тем же.

Суровые меры, принятые Наполеоном, как и меры термидорианцев, оказались действенными. Когда в 1814 году на штыках интервентов во Францию возвратилась старая монархия, республиканцы были совершенно не в силах даже попытаться поднять народные массы на борьбу. Показательно, что Наполеон - «спаситель буржуазии», как назвал его французский историк Жан Тюлар, - оказался предан не только классом собственников, но также своей военно-политической опорой: маршалами и значительной частью государственного аппарата. Оставившие его на условиях сохранения неприкосновенности собственности обретенной во время революции, определенных прав и привилегий буржуазные силы помогли возвращению династии Бурбонов. Только народ, даже после поражение при Ватерлоо продолжал верить, что Наполеон не отступит. Однако вторично (в 1815 году) обнаружив себя оставленным буржуазией, император сдался врагу.

Низшие слои французского общества не смогли выдвинуть в 1815 году новых революционных вождей, хотя были готовы продолжать борьбу. Одной из главных причин такого бессилия являлись многолетние вычищения якобинцев и республиканской традиции. Рабочий класс был еще слаб, крестьянство разрозненно, а мелкобуржуазные слои города политически задавлены, обескровлены десятилетиями продолжавшимся террором и репрессиями. Совсем не многие якобинцы (главным образом образца 1799 года) смогли в ссылках и тайных убежищах пережить термидорианцев, директорию и Наполеона.

Вернувшись из иммиграции, роялисты обрушили на Францию белый террор. Сторонникам феодальной монархии не терпелось отомстить взбунтовавшимся низам за синий террор (цвет мундиров солдат республики был синим, монархии - белым). Спасая свои жизни, некоторые роялисты, привыкшие к хорошей кухне, вынуждены были от голода даже съесть свои сапоги. Восстановленный старый порядок не тронул собственности, перешедшей в новые руки. За все заплатить предстояло народу: на французское крестьянство наложили выплату одного миллиарда франков, суммы по тем временам фантастической. Эти деньги были переданы в качестве компенсации дворянству, а оно промотало их без всякой оглядки.

Владычество старой аристократии было настолько ненавистно народу, что период наполеоновской империи стал казаться хорошей эпохой. Вслед за феодальной реакцией Европы многие простые французы начали видеть в Наполеоне Робеспьера на коне. Оказались забыты голодные годы, полицейский режим, возвращение попов, произвол бюрократии, «налоги кровью» которых требовала война и дефицит многих товаров. Только к середине 1820-х годов республиканские традиции начали оживать. Несмотря на преследования тайной полиции Людовика XVIII, а затем Карла IX среди студентов и образованных мелкобуржуазных слоев стали расти тайные революционные группы. Даже оставаясь очень умеренными, они были намного радикальней либералов, партии состоятельной буржуазии официально допущенной в парламент.

Новым республиканцам недоставало самостоятельности. Они плелись в хвосте у либералов, во главе которых стоял маркиз де Лаффает, не однократно предававший революцию. Республиканцы не имели четкой программы и часто не видели связи между собой и «кровавыми ужасами якобинской тирании». Они верили в республику, как общее дело всего народа, но оставались чуждыми ее радикальным методам.

В июле 1830 года после нового витка реакции восстал Париж. В течение трех дней в городе гремели баррикадные бои. Народ победил. Карл IX бежал в Ангилию, а роялисткой режим пал. Студенты с оружием в руках боровшиеся с войсками короля требовали республики. Все были убеждены, что теперь во Франции будет править народ. Однако либералы, видя организационную и политическую слабость республиканцев, сумели перехватить инициативу. Лаффает сыграл на своем авторитете: на трон почти беспрепятственно взошла новая династия - династия банкиров. Королем стал Луи Филипп. Политические преобразования оказались незначительны и не затронули основной массы населения. Молодые республиканцы получили тяжелый урок.

Дороги неоякобинцев и буржуазных либералов разошлись. Французские республиканцы признали родство не только с умеренным Дантоном, но Маратом и Робеспьером. Они продолжили борьбу против буржуазно-монархического режима, добиваясь республики - панацеи от всех бед. На протяжении 1830-1840 годов буржуазные революционеры создавали тайные организации, вели агитацию, пытались восставать. Никакие неудачи, репрессивные законы и усилия полиции Луи Филиппа не смогли их сломить. Историческая традиция была восстановлена. Республиканцы чувствовали социальную почву под ногами даже не подозревая, насколько она изменилась за 50 лет.

Новые якобинцы не стеснялись революционного террора и «чрезмерности» совершавшихся в 1793-1794 годах перемен. Конституция 1793 года была для них образцом, а мелкая собственность - экономическим идеалом. Однако исторические условия середины XIX века оказались совершенно иными, чем условия Франции конца XVIII века. На политическую сцену выходила новая сила - рабочий класс, в котором неоякобинцы поначалу не видели ничего особого, выделяющей его из пестрой массы французского народа.

3. Термидор и реставрация в СССР

3.1. Март 1919 и февраль 1934

В марте 1919 года, в самый разгар гражданской войны в Москве прошел VIII Съезд РКП (б). На нем после живой дискуссии была принята новая программа партии большевиков. Она охватывала множество насущных вопросов продолжающегося преобразования общества, но в ней не было ни единым словом сказано о задачах либо цели построения социализма в одной отдельно взятой стране. Это была революционная программа революционной партии являющейся одной из национальных фракций международной партии - Коминтерна.

В заключительном слове по докладу о партийной программе Ленин говорил: «Неужели мы ограничимся только тем, что скажем всем этим массам, которые сейчас идут с нами: “Дело партии только проводить социалистическое строительство. Коммунистическая революция сделана, осуществляйте коммунизм”. Такая точка зрения не состоятельна в корне, теоретически не верна» [1]. Ленин отрицательно оценил желание ряда большевиков придать программе партии международный характер, однако подчеркнул, что «в программе речь идет о социальной революции в мировом масштабе» [2].

После завершения съезда делегаты вернулись к своим боевым местам в тылу и на фронте. Гражданская война продолжалась, а принятая партийная программа стала мощным пропагандисткам оружием, так необходимым для победы.

В голы гражданской войны никто из новых якобинцев - большевиков не подозревал, что спустя всего несколько лет пролетарскую республику ждет не триумф программных замыслов революции, а термидор. Заглядывая вперед невозможно было подумать о том, что удар по завоеваниям Октября нанесет не белый генералитет, а переродившийся аппарат партии. Еще немыслимее было тогда предположить, что за термидором последует кровавый бонапартизм, который через уничтожение сотен тысяч коммунистов проложит дорогу к восстановлению капитализма.

В 1934 году (с 26 января по 10 февраля) в Москве состоялся XVII Съезд ВКП(б), вошедший в историю как «съезд победителей». Это был последний съезд партии все еще сохранявшей связь с большевистской традицией, несмотря на уже явно аппаратный характер организации. На Съезде присутствовало 1966 делегатов: 1227 с решающим голосом, 739 с совещательным голосом. Оптимистический доклад Сталина вызвал бурю аплодисментов. Однако на фоне показного триумфа индустриализации и всеобщей коллективизации, а также невиданного восхваления Сталина на Съезде шла скрытая борьба.

На квартире Серго Орджоникидзе тайно прошло совещание старых большевиков. Речь шла о снятии «отца народов» с поста Генерального секретаря. Этот вопрос также кулуарно обсуждался многими делегатами, отдававшим себе отчет в том насколько бедственным является положение страны, в которой только что пирровой победой закончилась беспрецедентная война с крестьянством. В ходе выборов ЦК Счетная комиссия обнаружила, что против Сталина было подано около 300 голосов [3]. Однако было объявлено, что против Сталина подано на один голос меньше, чем против Кирова (последнему предлагали стать новым Генеральным секретарем, о чем тот доложил Сталину).

«Великий вождь» не забыл полученный на Съезде урок. В последствии из 1996 делегатов НКВД арестовал 1108 человек. 848 из них были расстреляны [4]. Однако исторический урок состоял в ином. ВКП(б) перестала быть партией, в которой не только ее члены, но и делегаты Съезда, региональные функционеры могли хоть как-то влиять на состав и линию руководства. Старые большевики, так уверенно полагавшие в 1920-е годы, будто реальная власть в ВКП(б) принадлежит им, оказались пленниками новой бюрократии, которую сами поддержали и в которую сами вошли. Отныне в истории партии и Советского Союза открывался новый этап и открывал его Сталин.

3.2. Ленин и триумвират

Три человека - Григорий Зиновьев, Лев Каменев, Иосиф Сталин - объединили свои усилия в 1923 году, образов в политбюро ЦК триумвират. Его острие (при пассивной поддержке Бухарина) они направили против Троцкого, второго по авторитету после Ленина члена ВКП(б). На смену открытой партийной борьбе приходила закулисная, аппаратная. Ее суть состояла не в противостоянии персоналий боровшихся за личную власть (хотя это вполне относится к личным мотивам Зиновьева и Сталина). Речь шла о бюрократическом повороте в партии, которого так опасался больной Ленин, без успеха пытаясь убедить Льва Троцкого стать заместителем председателя Совнаркома, а также возглавить на XII Съезде атаку против Сталина. Впоследствии Троцкий признал, что отказ выступить против триумвиров на Съезде где преобладали сторонники ленинской линии стал его главной ошибкой: не получив отпора вожди бюрократии укрепили свое положение.

Начиная с 1922 года, Сталин и Зиновьев взялись расширять материальные привилегии руководящего состава партии. Они всеми силами продвигали своих сторонников на важные посты, отодвигая неугодных. В это время между Сталиным и Лениным открылось острое противоречие по вопросу путей образования СССР, то есть по национальному вопросу. Сталин настаивал на вхождении в союз национальных республик на правах автономий, Ленин считал, что союз должен быть образован как равноправное объединение независимых республик. Сталинский проект являлся не только шовинистическим, но и открывал новые возможности для роста власти бюрократии. К тому же встретив сопротивление коммунистов Грузии, Сталин и Орджоникидзе избрали способ грубого продавливания своего проекта.

Ленин, уже тяжело больной, выступил с критикой бюрократического шовинизма, настаивая на равноправии республик и праве выхода их из союза. Реализация неравноправного, великорусского проекта СССР, означала серьезные затруднения в образовании всемирного Советского Союза. Новые страны, где могла победить революция, оказывались в условиях выбора: независимость или подчиненное вхождение в СССР. Навязывания народам такого выбора Ленин считал несправедливым и вредным. Однако благодаря сложным маневрам именно сталинский проект был реализован на практике, а статья Ленина по этому вопросу увидела свет только в 1956 году [5].

Вместе с завершением гражданской войны и началом НЭПа бюрократия стала испытывать растущую потребность в комфорте. Вместе с тем она нуждалась в лидерах способных его обеспечить. Ни Ленин, ни Троцкий на эту роль подойти не могли. В конце 1920-х годов, когда процесс раздачи привилегий зашел уже довольно далеко, а расправа над оппозицией шла полным ходом, Крупская констатировала, что если бы Ильич был сейчас жив, он сидел бы в тюрьме.

Еще на VIII Съезде РКП (б) Ленин говорил, что бюрократии не избежать пока массы до единого человека не будут втянуты в процесс управления государством. Но он также понимал насколько отсталой и истощенной войнами является Россия, насколько слаб ее пролетариат. Поэтому Ленин стремился всеми силами поставить партийный и государственный аппарат под рабочий контроль, не дав ему переродиться, став штабом ползучей контрреволюции.

Еще в 1919 году Ленин отмечал: «…низкий культурный уровень (трудящихся масс, прим. В.К.) делает то, что Советы, будучи по своей программе органами управления через трудящихся, на самом деле являются органами управления для трудящихся через передовой слой пролетариата, но не через трудящиеся массы» [6]. Преодоление этой проблемы Ленин видел в «длительном воспитании», которое оценивал как непомерно трудную задачу. Он также говорил: «Бюрократию можно потеснить только организацией пролетариата и крестьянства в гораздо более широком размере, чем до сих пор, наряду с действительным проведением мер по привлечению рабочих к управлению» [7]. В 1920-е годы эта мысль стала одной из главных для левой оппозиции. Однако тонкий слой сознательного, политически активного пролетариата, на который большевикам следовало опираться, был беспощадно сметен сталинской фракцией. Его представители отправились в ссылки и лагеря.

В 1920-е годы принято было отождествлять угрозу контрреволюции в СССР с мелкобуржуазностью крестьянства и аппретами нэпманов, новой буржуазии. Однако, как показала история, главная угроза исходила от растущей советской бюрократии. Меньшевики, со злобой присматриваясь к происходящему в СССР переходу к НЭПу, заключали: большевизм боролся против капитализма, а теперь, когда без капитализма развитие оказалось невозможным сам вынужден его возрождать. Реставрации капитализма с Советской России неизбежна, она уже началась - таким был их вывод. Однако интересы партийно-государственной бюрократии и мелкой буржуазии (как городской, так и сельской - кулака) вскоре разошлись.

3.3. Внутрипартийная борьба

Сразу после смерти Ленина внутрипартийная борьба приобрела новую остроту. Пользуясь бездействием Троцкого на XII Съезде РКП (б) триумвиры перешли в наступление, укрепив свое положение. «Политическое завещание Ленина» (письмо в котором он предлагал снять Сталина с секретарского поста) легло под сукно. После съезда Сталин и Зиновьев усилили работу по продвижению своих ставленников на руководящие посты в партии. Партия большевиков оказалась на переломе: официальные декларации о торжестве ленинских принципов все явственнее расходились с реальностью.

«Другая несомненная победа триумвирата и набиравшей силу партийной бюрократии состояла в том, что в резолюции съезда по организационному вопросу оказалось выхолощенным содержание ленинский идей о внутрипартийной демократии и повышении роли ЦКК» [8]. Центральная контрольная комиссия (ЦКК) была увеличена до 50 человек. Однако она только на треть состояла из рабочих, в то время как Ленин требовал полностью сформировать этот орган из представителей пролетариата. В ней была также создана двухступенчатая чисто аппаратная надстройка: Президиум и секретариат. Эти структуры сыграли в дальнейшем важную роль при борьбе со всеми партийными оппозициями.

Результатом Съезда стало сохранение в партии и стране бесконтрольной власти Политбюро, где господствовали триумвиры. Политика триумвиров была направлена против инакомыслящих и, прежде всего, против сторонников Троцкого. Вожди бюрократии видели в последнем потенциальную опасность. Постепенно они начали оттеснять Троцкого, занимавшего пост Народного комиссара по военным и морским делам, от управления в Красной армии (РККА) и флоте. В 1924 году он был смещен с этого поста, а с 1927 года перестал официально числиться членом Политбюро ЦК. Вместе с этим Сталин и Зиновьев отправили в дипломатические ссылки ряд неугодных им большевиков.

Однако вожди нарождающейся бюрократии занятые кадровыми перестановками проглядели кризис. В 1923 году по стране прокатилось несколько волн забастовок: резкий рост цен на промышленные товары привел к падению сбыта, на многих предприятиях рабочим нечем было платить зарплату. Недовольство рабочих росло. В октябре бастовало 165 тысяч человек. Крестьяне также страдали от экономической ситуации. Они вынуждены были платить продовольственный налог, но не могли покупать промышленные товары. В РКП (б) усилились оппозиционные настроения. Члены партии даже принимали участие в стачках. Политбюро не предложило стране никаких действенных мер по борьбе с кризисом, но добилось от ЦК решения о мерах против «оппозиционных группировок».

Отказ от открытой дискуссии по насущным для Советской России вопросам привел к осложнению внутрипартийной ситуации. В то же время во многом благодаря противоречивым указаниями Коминтерна, возглавляемого Зиновьевым, потерпело поражение восстание в Германии. Триумвиры также отклонили просьбу немецких коммунистов направить для руководства революцией Троцкого, опасаясь роста его влияния в случае успеха.

Между тем хозяйственный кризис усиливался. Политбюро пыталось бороться с ним административным командованием ценами и, на чем настаивал Сталин, введением государственной монополии на продажу водки. Отказ от сухого закона (легализация водки) вел к спаиванию рабочих, означавшему падение производительности труда и реальной заработной платы трудящихся. Троцкий, возглавивший оппозиционно настроенных членов РКП (б), выступил с резкой критикой подобных мер. Он также заявил, что бесплановый подход к экономике только усугубляет ситуацию. По оценке складывающейся левой оппозиции кризис в значительной мере был вызван плохой, формальной реализацией намеченных партией экономических мер.

После смерти Ленина триумвиры организовали «ленинский призыв», привлечение в партии массы людей, не только не зрелых идейно, но подчас откровенных карьеристов. На эти кадры Зиновьев, Сталин и Каменев делали ставку. Приток новых членов размывал партию изнутри, большевики, прошедшие революционную школу оказывались в меньшинстве среди массы новых партийцев. Среди новых членов РКП (б) оказывалось немало бывших меньшевиков, некоторые из которых сыграли в судьбе революции зловещую роль. Одной из подобных фигур был Андрей Вышинский, будущий Генеральный прокурор СССР и обвинитель на московских процессах. При временном правительстве Вышинский подписал ордер на арест Ленина, объявленного немецким шпионом. В 1930-е годы без всякого колебания этот человек помог Сталину по фальсифицированным обвинениям отправил на смерть многих бывших революционеров.

Триумвиры совершили то, против чего так отчаянно боролся Ленин, добивавшийся в последние годы вычищения из партии чуждых элементов. Среди руководящих кадров РКП (б) резко возросло число назначенцев. В 1924-1925 годах повсеместно назначались (голосовались по предложению руководства) даже секретари первичных партийных организаций. Ухудшался внутрипартийный режим: свертывалась демократия и ликвидировалась свобода дискуссий. Обращение к партийным массам не от лица официальных руководящих органов, к которому неоднократно прибегал Ленин, из нормальной формы внутрипартийной жизни перешло в разряд «нарушений партийной дисциплины». Рос формализм управления, когда приказные методы все чаще заменяли реальный авторитет руководящих кадров. В результате сложилась новая система партийного управления - система бюрократического, а не демократического централизма.

Левая оппозиция резко критиковала проведение в РКП (б) подобных изменений, требуя действенных мер по проведению индустриализации и коллективизации, единственно способной создать альтернативу кулаку в товарном производстве продуктов. Однако в условиях, когда уровень развития сознания рабочих масс не позволял советам стать «органами управления через трудящихся», а сам пролетариат оставался тонкой прослойкой общества, борьба с нарождающейся бюрократией оказывалась неравной. Несмотря на попытки апеллировать к рабочему классу, левая оппозиция вынуждена была главным образов вести борьбу в рамках перерождающейся партии.

В последние месяцы жизни Ленин не случайно добивался создания институтов способных поставить под контроль рабочего класса бюрократические органы партии и государства [9]. Промедление было опасно: Ленина понимал, насколько непредсказуемой может оказаться эволюция аппарата в России. Он видел рост шовинистического уклона и административного всевластия. Все это вело к бюрократической деформации диктатуры пролетариата, а со временем грозило обернуться реставрации капитализма. Однако вряд ли разработанные Лениным меры могли надолго сдержать этот процесс, даже если бы Троцкий не бездействовал на XII Съезде, а добился их проведения. Набирающая силу и осознающая свои особые интересы бюрократия со временем нашла бы способ убрать с дороги или подорвать изнутри органы пролетарского контроля.

Незадолго до 9 термидора, Сен Жюст разработал и предложил Робеспьера меры способные предотвратить падение якобинской диктатуры. Сен Жюст понимал: опасность исходит от Конвента в котором большинство составляли люди чуждые идеям революции. Конвент нужно было очистить от «изменников и корыстолюбцев», сделав его опорой якобинцев. Опереться в этом деле Сен Жюст предлагал на Комитет общественного спасения. Потом при поддержке очищенного Конвента и Коммуны Парижа можно было убрать из Комитета ненадежных членов, укрепив и его. Только доказавшие свою преданность республике борцы могут продолжить дело революции, пока не завершится война, не будет воспитано сознание нации и не укрепятся республиканские институты - таков был план Сен Жюста. Робеспьер отклонил его.

Глава Комитета общественного спасения, считал, что в борьбе с нависшей угрозой термидорианского заговора нужно искать поддержки у Конвента. Робеспьер верил что депутаты - избранники народа и «честные республиканцы» - все поймут и поддержат его, а он укрепит Комитет, а затем с его помощью основы нового политического строя. Замысел этот с треском провалился, только ускорив падение монтаньяров. Но что было бы реализуй якобинцы план Сен Жюста? Имея в своих руках тайную полицию (основателем ее был Сен Жюст), национальную гвардию Коммуны и многое другое они сумели бы раздавить термидорианскую партию в Конвенте. Остановили бы эти меры внутреннюю контрреволюцию? Нет! Они только на время отложили бы ее триумф, показав истории другой путь победы правых республиканцев.

Якобинская диктатура не могла устоять, она добилась изгнания интервентов и победы над феодальной контрреволюцией - у французской буржуазии не было оснований терпеть ее дальше. Социальная опора революционной диктатуры уже весной 1794 года стала очень узкой. Монтаньярами были недовольны крестьяне-собственники желавшие хозяйственного покоя, а не реквизиций хлеба, беднейшие слои деревни - они не получили земли, рабочие - диктатура не улучшила их положения: они бедствовали по причине продовольственного дефицита и низких расценок за работу. Даже мелкая буржуазия хотела стабильности и нормального рынка. Во многом схожим было положение большевиков в Советской России в начале 1920-х годов.

Революция 1917 года была необходимой, объективно обусловленной. Противоречия, раздиравшие царскую Россию, требовали разрешения. Немногочисленный, но сознательный боевой рабочий класс города оказался сильнее либеральной буржуазии, которая, получив власть в феврале 1917 года, ничего не могла предложить стране. Крестьяне требовали земли, рабочие - остановки развала промышленности и человеческих условий труда. Никому кроме капиталистов не нужна была война.

Старый порядок был опрокинут, а потом разгромлен в гражданской воне, несмотря на помощь, оказанную ему империализмом. Но, взяв власть и удовлетворив требования угнетенных классов, большевики столкнулись с целым рядом проблем порожденных отсталостью страны и разрухой вызванной двумя войнами. Массы небыли «достаточно культурны», что активно включиться в управление. Даже пролетариат не мог еще превратить советы в органы своей власти по сути, а не по форме. Бюрократизм был неизбежен. Понимая это, Ленин всеми силами стремился поставить его под контроль наиболее сознательной части пролетариата.

Чтобы не потерять власть большевики вынуждены были в начале 1920-х готов повернуть от Военного коммунизма к политически контролируемому рынку - НЭПу. Свобода в экономике расширялась, но в политической сфере она урезалась, чтобы снизить угрозу контрреволюции. Это, безусловно, было отступлением революции, вырванное крестьянством - мелкобуржуазным классом. После победы над белым движением, грозившим вернуть землю в руки помещиков, крестьяне больше не считали допустимым изъятие у них хлеба в ходе продовольственных разверсток. Они требовали «нормальных условий», рынка, чтобы обернуть в свою пользу недавно полученную землю.

Условия НЭПа открыли широкий путь для роста бюрократии. Одновременно шло срастание партийной и государственной бюрократии, которая больше и больше забирала власть в свои руки. Лучше всех подходил по характеру и своим ценностям на роль лидера бюрократии - Иосиф Сталин. Благодаря отсутствию «революционных предрассудков» он скоро отодвинул Зиновьева и Каменева в сторону. Место главного идеолога партии занял Бухарин объявивший о врастании «кулака в Социализм», а затем подаривший миру теорию о социализме в одной отдельно взятой стране. Вождем ВКП(б), РКП (б) - именовавшейся теперь Всероссийской, и все более делавшееся партией аппаратчиков стал Сталин. «Сталин - это Ленин сегодня!» - гласил более поздний партийный лозунг призванный замаскировать контрреволюционный переворот, совершившийся в партии и СССР.

Левая оппозиция была административно разгромлена, ее представители отправились в ссылки, Троцкий был незаконно выслан в Турцию. Зиновьев и Каменев, примкнувшие к оппозиции (с их участием была создана Объединенная оппозиция), «разоружились перед партией», покаялись и на третьих ролях были взяты на время под бюрократическое крыло. Как вспоминал впоследствии писатель Виктор Серж, активно участвовавший в оппозиционной борьбе, массы задавленных материальными трудностями рабочих не откликнулись на призыв большевиков-ленинцев. Те из рабочих - наиболее сознательная, наиболее передовая их часть - кто поддержал троцкистов (так были официально наименованы оппозиционеры) были сурово наказаны. Даже пройдя ссылки и лагеря, они уничтожались бюрократией в 1930-е годы.

3.4. Победа термидора

Рубежом термидора и революции стал XII Съезд РКП (б). События после него развивались по наклонной, несмотря на все усилия оппозиции. Контрреволюция в СССР началась. Открывал ее не приход к власти Горбачева, Брежнева или Хрущева как полагают некоторые «исследователи». Первым актом контрреволюции явился аппаратный, незаметный на первых порах триумф триумвиров. Второй акт состоял в исключении Сталиным, целиком завладевшим партийным аппаратом, Зиновьева и Каменева из числа соправителей и повороте в сторону кулака, якобы способного «постепенно врасти в социализм». Идеологом этого курса был Бухарин.

После кризиса сбыта 1923 года хозяйственную ситуацию в СССР удалось стабилизировать. Правительство снизило цены на многие промышленные товары, повысив цены на часть сельскохозяйственной продукции. Результатом таких мер стало торможение промышленного развития, и без того происходившего крайне медленно. Платежеспособный спрос в 1925-1926 годах начал опережать производство промышленных товаров. На смену кризису сбыта пришел товарный голод. Для индустриализации не хватало средств, а накопления деревни росли. Однако правительство продолжало снижать сельскохозяйственный налог: в 1926 году он сократился с 313 до 245 млн. рублей. Выигрыш от такой политики, прежде всего, получали кулаки и спекулянты города. Коллективизация в селе буксовала, а зависимость города от кулака - главного производителя товарного зерна - росла.

Левая оппозиция считала проводимый партией хозяйственный курс ошибочным, вредным для развития страны и способным привести к буржуазной реставрации. Преодоление индустриальной слабости СССР, утверждали большевики-ленинцы, невозможно без использования накоплений буржуазных слоев (кулачества, прежде всего) и коллективизации.

В 1924-1927 годах травля объединенной оппозиции (в нее вошли Зиновьев и Каменев, признавшие правоту троцкистов) сторонниками «генеральной линии» нарастала. Раскол в партии был налицо. Членов партии заподозренных в симпатиях к большевикам-ленинцам тысячами исключали из РКП (б). Мнения партийного меньшинства не только не учитывались, как это всегда было при Ленине, но объявлялись зловредными, направленными на разрушение «партийного единства». Одним из главных обвинений сторонников Сталина направленных против оппозиционеров была «фракционная деятельность».

На X Съезде РКП (б) ввиду кризисной ситуации для Советской России (в самом разгаре находился Кронштадтский мятеж, тревожной была ситуация в деревне) фракции в партии были временно запрещены. В предложенном Съезду варианте резолюции «О единстве партии» говорилось, что отказ от фракций необходим в данных условиях в связи с угрозой проникновения в нее контрреволюционных элементов. Также большинством делегатов критически оценивалась деятельность «рабочей оппозиции», считавшим, что она является анархо-синдикалистским, мелкобуржуазным уклоном в партии. Однако в 4 пункте резолюции говорилось: в партии должна строго соблюдаться свобода критики, при условии открытого, а не узкогруппового обсуждения тех или иных предложений и замечаний. Все имевшиеся на тот момент фракции Съезд объявил распущенными [10].

По мнению Ленина, такое единство внутрипартийной свободы мнений с наложением запрета на фракции должно было защитить РКП (б) от разъедающей буржуазной стихии НЭПа в условиях, когда пролетариат еще слаб. Но отказ от фракционной свободы обернулся выгодой не стоящим на ленинских позициях коммунистам, проглядевшим термидорианский переворот на XII Съезде, а бюрократической контрреволюции. Она же в лице триумвиров первой образовала замкнутую группу с внутренней дисциплиной, направив ее против троцкистов - «разрушителей партийного единства». Первое заседание этой фракции состоялось в августе 1924 году во время пленума ЦК РКП (б). На нем не было выработано никакой идейной платформы (в этом не имелось нужды), зато участники заседания избрали собственное руководство - «семерку». В нее, прежде всего, вошли Сталин, Зиновьев и Каменев.

Многие деятели оппозиции настаивали на легализации партийных группировок, указывая, что без этого внутрипартийная демократия не может существовать, а диктатура пролетариата обречена на деградацию. Однако бюрократия, превратившись в закулисную фракцию, все более отрывалась от рабочего класса. Она не желала оглашать своих меркантильных интересов. Сторонники «сталинского курса» никогда не имела собственной платформы, предпочитая действовать аппаратно, опираясь на демагогическую защиту «партийного единства». Вместе с тем она все более разбавляла РКП (б) приспособленцами, темными и карьеристки настроенными элементами. В такой среде проще было развернуть разнузданную травлю оппозиции.

Уже на XIII Съезд РКП (б) не было ни одного делегата оппозиционера с решающим голосом. После него критиковавших Политбюро большевиков стали исключать не только за «моральные изъяны», но также за фракционную деятельность. В 1920-е годы правящая фракция превратила «антифрикционную борьбу» в форму устранения инакомыслящих и закрепления своего господства. Вместо сохранения партийного единства, возможного только при учете мнения меньшинства, и размежевания партийных и государственных органов, как желал Ленин, - получилось наоборот. В руках группировавшихся вокруг Сталина аппаратчиков оказалась вся власть в стране.

Мощнейшие теоретические разногласия в 1926-1927 годах были вызваны в партии вопросом о возможности победы социализма «в одной, отдельно взятой стране» [11]. Сталиным и Бухариным объявлялось, что социализм может быть построен в СССР до победы революции в более развитых капиталистических странах. Между тем левая оппозиция (уже загнанная в подполье) критиковала этот постулат, утверждая: начатое в СССР социалистическое строительство не может быть завершено в отрыве от остального мира, в отрыве от мирового хозяйства. Сталинская фракция выворачивала эти аргументы, превращая их в якобы отказ оппозиции от строительства социализма в СССР, делая затем лживый вывод о желании троцкистов реставрировать капитализм.

Большевики-ленинцы указывали: пока развитие производительных сил в рабочем государстве не превысит наиболее развитых капиталистических стран, все разговоры о построенном социализме - преждевременны. В новом обществе сила государственного принуждения должна смениться силой добровольного общественного самоуправления трудящихся, т.е. происходит отмирание государства. При социализме не может существовать даже следов гегемонизма и неравноправия как между нациями внутри отдельных социалистических стран, так и между странами, образующими социалистическое содружество. Социализм также предполагает бесповоротное движение к социальному равенству, т. е. равенству общественного и материального положения всех слоёв населения [12]. Только при достижении всего этого уместно говорить о завершении стадии диктатуры пролетариата.

История доказала правоту левой оппозиции. В стране, где недостигнутым оставался более высокий, чем в передовых капиталистических странах уровень производительности труда нельзя было объявлять социализм построенным, иначе как обманывая трудящихся. Даже в 1970-е годы уровень жизни рабочих в капиталистической Европе оставался более высоким, чем в СССР и других странах «реального социализма». Объявляя о построении «основ социализма» при Сталине, «социализма в основном» при Хрущеве и «развитого социализма» при Брежневе партийно-государственная бюрократия стремилась выдать строй своего господства за социализм, о котором говорили Маркс, Энгельс, Ленин и за который боролся русский пролетариат. Такой обман подрывал авторитет нового общества в глазах рабочего класса во всем мире.

Желание сталинской фракции строить социализм «в одной, отдельно взятой стране» было вызвано не объективной возможностью его построить, а изоляционистским стремлением бюрократии. Мировая революция, чем дальше, тем больше становилась неудобным, лишним лозунгом для управленческого слоя СССР.

Со временем из курса на строительство социализма в отдельной стране был сделан вывод: дело революции - есть дело рабочего класса каждой отдельной страны, а не всего международного пролетариата. Мировая революция объявлялась ультрареволюционным, мелкобуржуазным и чуждым коммунистической идеологии лозунгом. Марксистское понимание классовой борьбы во всемирном масштабе, где рабочий класс противопоставлен и буржуазия, отвергалось.

Революции, являясь торжеством угнетенных классов, вызывали у бюрократии большую тревогу. Они могли всколыхнуть массы советских трудящихся, приведя в обществе к левому повороту, а значит к концу всевластия аппаратчиков. Поэтому уже в 1920-е годы советская бюрократия с помощью Коминтерна стремилась поставить под контроль мировое коммунистическое движение, очистив партии Интернационала от самостоятельных революционных кадров. Даже там, где отковался революционный процесс - он должен был контролироваться советской бюрократией.

В международной революционной политике в 1920-е годы сталинская фракция взяла курс на травлю социал-демократии, особенно ее левого крыла. На первый план выдвигалась теорию социалфашизма, согласно которой социал-демократические партии являлись прямыми пособниками фашизма. Резолюция V Конгресса Коминтерна гласила: «при всё прогрессирующем распаде буржуазного общества все буржуазные партии и особенно социал-демократия принимают более или менее фашистский характер, прибегая к фашистским методам борьбы с пролетариатом… Фашизм и социал-демократия составляют два острия одного и того же оружия диктатуры крупного капитала. Социал-демократия поэтому никогда не может быть надёжной союзницей в борьбе пролетариата с фашизмом» [13]. Последствиями левацкого курса Коминтерна стали укрепление режима Муссолини в Италии и приход к власти Гитлера. В Германии после многолетней вражды коммунисты и социал-демократы так и не смогли объединить усилия, чтобы остановить нацистов. Призывы Троцкого создать рабочий фронт и остановить «немецкого Корнилова» небыли услышаны.

После краха борьбы с социалфашизмом, Коминтерн сделал резкий поворот вправо, отказавшись от революционной агитации и подчинив компартии буржуазным демократам и социал-демократии. Новой стратегией Интернационала стал курс на создание Народных фронтов. Однако, несмотря на все примирительные усилия компартий в условиях революционного подъема 1936-1938 годов (особенно во Франции и Испании) партии буржуазной демократии видели в рабочем классе и Коминтерне непреходящую угрозу.

Уступкам трудящимся, которых добивались Народные фронты, буржуазия предпочитала «торжество порядка». «Лучше фашизм, чем Народный фронт!» - таким был лозунг «демократического» капитала. Политика Народных фронтов обернулась новыми поражениями: буржуазные круги предали идею пресловутого народного единства против фашизма. Политики Франции и республиканской Испании капитулировали перед Гитлера и Франко.

В 1920-е годы произошла «большевизация» компартий. Сложившийся в РКП (б) режим был перенесен во все секции Коминтерна. В партиях III Интернационала установился жесточайший централизм, проводилась линия на полное подчинение Коминтерну, целиком контролируемому вначале триумвирами, а затем сталинской фракцией. Прошли чистки партий и их руководства, нередко в нарушении всех установленных норм назначавшегося из Москвы. Именно благодаря установлению режима полного подчинения зарубежных компартий советской бюрократии, вычищению из них всех самостоятельно мыслящих коммунистов и оказались возможны многочисленные неудачи в политике III Интернационала, а затем его ликвидация в 1943 году.

Захватившая власть советская бюрократия не была особым классом. Она представляла собой определенный общественный слой, в силу отсталости страны сумевший узурпировать всю власть. В руках партийного аппараты находили Советы, профсоюзы и все рычаги исполнительной власти. Бюрократии было свойственно понимание собственных интересов: победив оппозицию, она получила в свои руки многочисленные привилегии. Был отменен партмаксимум, ограничивавший материальное вознаграждение членов РКП (б) занимавших ответственные посты.

Зарплата коммуниста согласно партмаксимуму существенно уступала оплате не состоявшего в партии специалиста. Для человека интересующегося своим материальным выигрышем вступление в РКП (б) не оборачивалось повышением доходов. Наоборот - означало сокращение зарплаты. Директор завода не состоявший в партии мог получать значительно больше, чем руководитель предприятия коммунист. Сталинская бюрократия устранила эту неудобную для нее норму.

Однако в среде расправившихся с троцкизмом партийных аппаратчиков были живы традиции большевизма. Даже отправляя своих недавних товарищей в ссылки, политические изоляторы и лагеря, сторонники Сталина продолжали оставаться идейно и исторически связанными с великим октябрем 1917 года, подпольной борьбой и духом революционного марксизма. Противоречие между одержавшим верх бюрократическим путем «построения социализма» и носителями традиций большевизма должно было разрешиться. Устранение «старых большевиков» оказывалось неминуемо в процессе развития контрреволюции, финальным актом которой явился 1991 год.

Оценивая совершившийся переворот, Троцкий впоследствии писал: «Бюрократия победила не только левую оппозицию. Она победила большевистскую партию. Она победила программу Ленина, который главную опасность видел в превращении органов государства «из слуг общества в господ над обществом». Она победила всех этих врагов - оппозицию, партию и Ленина - не идеями и доводами, а собственной социальной тяжестью. Свинцовый зад бюрократии перевесил голову революции. Такова разгадка советского Термидора» [14].

3.5. Перемены в СССР

Триумф политики Бухарина оказался коротким. В 1927-1928 году разразился новый кризис - кризис хлебозаготовок. Одной из его причин были все те же «ножницы» (разница цен между промышленными и сельскохозяйственными товарами). Политика административного снижения цен на промышленные изделия привела к их дефициту. Накапливая денежные средства, крестьяне не могла их потратить. В 1927 году заплатив государству маленький налог, деревня решила подождать с продажей зерна до весны, пока цены не подрастут. Возникли трудности со снабжением городов.

В ответ на «кулацкую хлебную стачку» руководство СССР подняло налог и снизило цены на зерно. По всей стране началось изъятие излишков хлеба. Крестьян отказывавшихся сдавать зерно по государственным ценам преследовали в уголовном порядке как спекулянтов. ВКП(б) в экстренном порядке взяла курс на сплошную коллективизацию. По сути это означало признание краха бухаринско-сталинской линии в деревне, усиливавшей кулака и не развившей коллективные хозяйства.

Блок бюрократии и кулака - оказавшегося одним из победителей революции - виделся в 1920-е годы убедительной перспективой. Однако ее решительно разрушил мировой экономический кризис, обостривший хозяйственные противоречия в СССР. Бюрократия, сельская, а с ней и городская буржуазия оказались противопоставлены друг другу. Кулак и середняк не нуждались в термидорианской администрации мешавшей свободному использованию земли, а бюрократия видела, что не может дальше рассчитывать на мелкого буржуа. В силу своей революционной природы, а также материальных интересов она не могла капитулировать перед возрождающейся буржуазией, сойдя затем с исторической сцены. Поэтому столкновение оказалось неизбежно.

В 1925-1927 годах согласно мысли Бухарина колхозы не считались «столбовой дорогой» к социализму. В политике второй после триумвирата правящей фракции эта идея являлась руководящей. Но предполагавшееся мирное врастание капиталистических элементов, прежде всего кулаков, в социализм при финансировании за их счет индустриализации обернулось многолетней войной против мелкобуржуазной деревни. Отказавшись продавать хлеб по государственным расценкам, крестьяне тем самым отказались финансировать индустриализацию по выработанной ВКП(б) стратегии. «Экспорт зерна резко упал: с 2177,7 тысяч тонн в сезон 1926-1927 гг. до 344.4 тысяч тонн в 1927/1928» [15]. Вместе с тем в связи с начавшимся новым мировым экономическим кризисом цена хлеба на мировом рынке также стремительно снизилась.

Руководство СССР оказалось в тупике. Кризис хлебозаготовок вызвал новое размежевание в партии. Бухарин признал ошибки в ценовой политике, предложив: поднять закупочные цены, увеличить направляемую в деревню товарную массу и сократить экспорт зерна заграницу. Осуществить эти меры (первоначально приятые партией) в полном масштабе оказалось объективно невозможно. Заготовка хлеба в 1928 году вновь стала «чрезвычайной», а число отданных под суд «спекулянтов» возросло в разы.

Сталин и его группа сделали эмпирический поворот влево, объявив причиной кризиса саботаж кулака. Следующим шагом на этом пути стали «сплошная коллективизация» и «ликвидация кулачества как класса». Выступившие с критикой возведения чрезвычайных мер в систему «правые», во главе которых стояли Бухарин, Рыков и Томский, быстро потерпели поражение. Сталин загнал их в оппозицию, сделав виновными в провалах политики в деревне. Бухаринцы вынуждены были капитулировать, «разоружившись перед партией». На изъятие зерна и принудительную коллективизацию крестьяне ответили массовым убоем скота и вооруженными мятежами.

Вместо того чтобы создавать и поддерживать колхозы, поднимая их долю в производстве товарного хлеба, бюрократия потеряла несколько лет на бесплодные игры во «врастание кулака в социализм». В результате: индустриализация страны продвигалась медленно. Требования оппозиции незамедлительно перейти к плановой индустриализации правящая фракция игнорировала. Только в 1928-1932 году в СССР была осуществлена первая пятилетка. Она проходила в сложнейших условиях принудительной коллективизации, а по сути гражданской войны с деревней, хронической нехватки продовольствия и денежных средств.

Методы коллективизации и индустриализации в СССР в годы первой и последующих пятилеток носили бюрократический, даже тоталитарный характер. Чтобы покрывать затраты на индустриализацию из колхозов часто изымался практически весь хлеб, что и вызвало голод в 1932-1933 годах на Украине, Северном Кавказе, Нижней Волге и Казахстане. Местные условия, такие как неурожай, не брались в расчет - требовалось полное выполнение планов. Все шло на экспорт, связь СССР с мировым капиталистическим рынком возросла.

Затраты на индустриализацию также покрывались денежной эмиссией вызывавшей инфляцию и сокращение реальной зарплаты рабочих. Была увеличена продажи водки. Вместе с тем больше становилась пропасть между рабочими, колхозниками и слоем советской бюрократии, все более усиливавшей нажим на трудящихся.

В результате первой пятилетки страна вырвалась вперед. Были созданные новые отрасли, построено более 1500 крупных промышленных предприятий. Ввоз оборудования из-за рубежа сокращается, его начинает замещать отечественное машиностроение. Однако завышенные плановые показатели производства небыли достигнуты, а выпуск основных видов продукции легкой промышленности в 1933 году оставался почти таким же, как в 1927 году. В колхозах гигантскую убыль рабочего скота только в незначительной мере удалось компенсировать применением машин.

После коллективизации и ликвидации НЭПа в городе хозяйство СССР оказалось полностью государственным. Колхозы лишь формально считались «независимыми». Подчиненность колхозников государственной машине была даже большей, чем у рабочих. До 1950-х годов сельские труженики не имели паспортов, свободного права ухода из колхоза и переселения в город. Трудодень вместо формы распределения колхозной прибыли по труду был раздачей оставленной бюрократией малой части урожая. Положение колхозников было схоже с положением государственных крепостных. При Сталине практиковалось прикрепление деревень к крупным государственным сановникам, например маршалам. Такое «дарение» деревень часто означало для колхозников облегчение их положения.

«Командные высоты в экономике» - национализированную промышленность 1920-х годов - в 1930-е годы сменило полное огосударствление промышленности, сельского хозяйства и торговли. В управлении экономикой, как и в ВКП(б), утвердился бюрократический централизм, с первых лет ставший постоянной болезнью экономики СССР. Одновременно произошло вынужденное отделение СССР от мирового рынка. «Он был вызван хронической нехваткой средств и угнетенным (после коллективизации) состоянием сельского хозяйства, раннее выступавшего в роли основной экспортной отрасли» [16].

В годы первой пятилетки бюрократия полностью освободила себя от контроля со стороны трудящихся. Политические перемены в СССР к 1934 году были налицо: вместо удостоверений личности были введены паспорта и отмена свобода передвижения и проживания граждан, повсеместно, ГПУ окончательно встало над партией, фактически подчиняясь лично Сталину. Последние остатки советской демократии были ликвидированы - всюду стали господствовать административно-командные методы управления. Насилие над массами превратились в главный инструмент политики бюрократии и одновременно форму сохранения ей своих привилегий. В СССР установился тоталитарный режим, который можно в эти годы по праву назвать бонапартистским.

Как и во Франции XVIII века Термидор в Советской России означал отстранение масс от политического руля. Судьбу трудящихся отныне решала бюрократия. Однако, как и во времена Великой французской революции в 1920-1930-е годы белая эмиграция напрасно трактовала контрреволюционные перемены в свою пользу. Ни французские термидорианцы, ни термидорианская бюрократия в СССР не желали восстановления старого строя. Наивно приняв истребление Сталиным большевиков в 1937-1938 годах за сигнал возвращаться в «очищенный рай», многие бывшие белогвардейцы угодили в самое пекло. Несмотря на проявленный «пролетарский» интернационализм в войне с Франко на Пиренеях они оказались в секретных тюрьмах НКВД в Испании или ГУЛАГе. Немногие смогли пройти через плотное сито НКВД: остаться в живых и вернуться на родину.

В 1928-1933 году термидорианская фаза контрреволюции в СССР завершилась. Контрреволюция не пошла по пути срастания бюрократии с буржуазией деревней к реставрации капитализма, как предполагала левая оппозиция. Под давлением внутренних хозяйственных противоречий и мирового кризиса аппаратная прослойка СССР оказалась вынуждена осуществить коллективизацию и ускорить индустриализацию СССР. Вместе с тем она решилась на полую ликвидацию своих недавних союзников - кулаков и нэпманов.

Сделанный бюрократией под руководством Сталина поворот, несмотря на всю левизну прикрывавшей его фразы, означал по отношению к социально-экономическим, политическим, культурным завоевания трудящихся новый - бонапартистский - этап контрреволюции. Устранив мелкую буржуазию, правящий слой продолжал изменяться, угрожая со временем стать новым классом капиталистов. Только две преграды оставались у него на пути: традиция большевизма, носителем которой он еще был, и пролетариат, поставленный под жесткий контроль, но способный со временем потребовать обратно свои права. Соединение двух этих угроз грозило бюрократии политическим падением, а значит лишением всех привилегий.

3.6. Сталин и сталинистская оппозиция

В 1934 году «старая гвардия» попыталась снять Сталина с поста Генерального секретаря, не избрав его в ЦК. Но инициатива «ленинских кадров», большевиков с дореволюционным стажем провалилась. На XVII Съезд ВКП(б) со всей очевидностью проявилось аппаратное могущество Генерального секретаря. Не популярного в массах из-за восьми лет «чрезвычайщины», но зато ставшего бюрократически более могущественным. Результаты тайного голосования были фальсифицированы, Сталин сохранил свой пост. Его позиции в ЦК (главным образом за счет новых выдвиженцев) укрепились. Чем же было вызвано такое поведение свыше десяти лет поддерживавших Сталина партийных кадров, среди которых имелись и такие его давние товарищи как Серго Орджоникидзе?

1934 год стал первым мирным годом для страны прошедшей тяжелейший период принудительной коллективизации. Гражданская война с деревней завершилась полной победой аппарата, закончилась первая пятилетка. Весь нелегкий период с 1927 по 1934 год в ВКП(б) внешнему наблюдателю не было заметно никаких крупных столкновений, за исключением разгрома в партии «правого уклона» Бухарина-Рыкова. Однако в эти годы политический режим в стране претерпел серьезные изменения: стал еще более жестким, еще более централизованным и антидемократичным. Внутренняя демократия в партии сжалась до последнего предела. Первоначально экстренные меры превратились в норму.

Все происходящее воспринималось многими старыми большевиками как меры необходимые для выхода СССР из кризисного состояния, но не более того. После победы над трудностями виделось разумным вернуться к более мягкому бюрократическому режиму, образца 1926-1927 годов. Старое большевистское ядро ВКП(б) не было готово к продлению и усилению чрезвычайщины, не считало ее целесообразной. Между тем в период повальной коллективизации в партии также существовали и, более того, скрыто нарастали оппозиционные настроения.

«Ленинские кадры» в ВКП(б) сочувствовали рабочим, оказавшимся в тяжелейших материальных условиях, и критически оценивали насильственные методы коллективизации. Высказывались мнения, что, убрав с главного партийного поста Сталина, можно затем легко устранить и всех его ближайших сподвижников. Косвенно признавая правоту левой оппозиции по многим вопросам, оппозиция «старых большевиков» не считала свои действиями по ее разгрому неверными. Оставаясь на более правых позициях, чем подвергнутые репрессиям сторонники Троцкого, оппозиционные к линии Сталина кадры оказывались новой «левой оппозицией» в ВКП(б).

Упразднение «ленинских принципов» во внутрипартийной жизни также беспокоило «старую гвардию». Многие признавали: Сталин изменил делу революции, его реакционная политика уничтожает ее завоевания одно за другим. Отторжение вызывал также все более масштабный и уродливый культ личности бюрократического вождя. Видный не троцкистский деятель оппозиции Мартемьян Рютин писал: «Задача заключается в том, чтобы сейчас же приступить к мобилизации сплочению партийных сил на почве марксизма-ленинизма, на почве подготовки к уничтожению диктатуры Сталина. Партия и рабочий класс в своём подавляющем большинстве против Сталина и его клики. Надо только эти распылённые и терроризированные силы объединить, вдохнуть веру в это дело и начать работать по устранению сталинского руководства» [17].

Однако политические условия начала 1930-х годов не позволяли левым сталинитам вести борьбу за сохранение и возврат «истинных основ большевизма» иначе как скрытым, наполовину заговорщическим путем. Но против таких методов сопротивления значительной части аппарата Сталин имел мощное оружие - политическую полицию ОГПУ. Сосредоточив за годы коллективизации и первой пятилетки в своих руках еще большую власть, «отец народов» был практически неуязвим для уставных методов устранения от государственного руля. Со всей наглядностью это и продемонстрировал XVII Съезд ВКП(б). Боровшиеся в 1920-х годах с троцкизмом большевики-аппаратчики с революционным прошлым сами очень скоро могли оказаться в положении «троцкистских вредителей» или даже «контрреволюционной шпионской своры».

В годы после коллективизации действительно возникли условия для некоторого смягчения политического режима. Многим большевикам виделось разумным больше внимания уделить развития производства товаров широкого народного потребления, которых после ликвидации НЭПа стало страшно недоставать. Дальнейшее расширение привилегий казалось «старой гвардии» нецелесообразным, чуждым принципам пролетарской революции, только дискредитирующим идеи социализма. Считалось возможным смягчить режим для заключенных, перековав их для новых будней строящейся страны. Материальное положение рабочих требовалось улучшить. На этом в частности настаивал Киров и ленинградская группа, дошедшие до конфликта с целиком лояльными Сталину членами Политбюро.

Однако в партии и бюрократических органах с 1927 по 1934 год окрепли и иные силы. В еще более разросшемся государственно-партийном аппарате имелось множество несвязанных с революционной традицией кадров, часто молодых беспринципных карьеристов. На них все чаще делал свою ставку Сталин, не видевший надежной опоры в рядах «старой гвардии». Среди наиболее заметных новых выдвиженцев были такие фигуры как Николай Ежов, Никита Хрущев, Лев Мехлис и Лаврентий Берия. Кроме приближенных к «отцу народов» лиц имелись еще сотни тысяч молодых людей мечтавших о бюрократической карьере, означавшей привилегии и невероятно роскошную в сравнении с положением трудящихся жизнь. Но на пути к ней стояли «ленинские старики» (в действительности еще совсем не пожилые люди), занимавшие большинство управленческих постов.

Из выступления оппозиционных делегатов на XVII Съезда ВКП(б) Сталин сделал вывод о невозможности для него сохранения своего положения без устранения всего старого большевистского ядра партии. Закаленные в подполье, связанные крепкой дружбой возникшей в годы эмиграции, ссылок и тюремных заключений, двух революций и гражданской войны эти люди не могли стать надежной опорой для нового политического режима в СССР. Сам бюрократический режим должен был либо сделать новый шаг вправо, либо стабилизироваться на достигнутом к концу 1920-х годов уровне. На это были направлены усилия оппозиции «старых большевиков».

Однако победа «ленинских кадров» советской бюрократии означала для Сталина конец безграничной власти и политической карьеры. Он нес прямую ответственность за многочисленные хозяйственные провалы, неудачи международного коммунистического движения, голодную смерть миллионов крестьян, создание непереносимого внутрипартийного режима и многое другое. Большевистское ядро ВКП(б) не доверяло «гениальному руководителю, великому другу и учителю советского народа». Эмпирические, не продуманные коллегиально (даже в бюрократическом смысле коллегиальности), резко меняющиеся методы сталинского руководства дорого обходились СССР. Всего этого было более чем достаточно, чтобы отстранить Сталина от руководства страной и партией, одновременно восстановив «ленинские» коллегиально-бюрократические принципы управления.

Совершенно в ином виде представал «отец народов» перед глазами молодых аппаратчиков. Для них он являлся распределителем всех жизненных благ, безошибочно-мудрым, все знающим и понимающим руководителем. Не связанные с революционными идеями бюрократические кадры были готовы цинично принять любые повороты в судьбе страны и ВКП(б) если получали от этого материальный выигрыш. Они представляли собой огромную безликую силу, которую превосходно сумел оценить Сталин. С ней ничего не могли поделать «старые большевики», сами вскормившие ее на борьбе с троцкизмом. Совершившийся в СССР 1928-1933 годов радикальный перелом существенно поднимал значение этого молодого партийно-государственного болота.

Субъективные интересы не желавшего расставаться с властью Сталина и молодого поколения аппаратчиков совпадали. Именно этим, а не только наличием в руках «отца народов» аппарата подавления объясняется его успех в борьбе с «ленинской гвардией». НКВД, прокуратура и милиция могли и не сработать. Руководимая кадрами гражданской войны РККА могла вмешаться и изменить баланс сил. Риск был велик. Поэтому Сталин тщательно продумал свой план расправы над реальной и потенциальной оппозицией в ВКП(б) замаскировав его своей якобы готовностью к компромиссам. Шедевром сталинского обмана стала новая Конституция СССР, никогда не действовавшая, но сразу объявленная самой демократической в мире. Одновременно генсек усилил аппаратную работу по подбору новых выдвиженцев.

3.7. Канун новой контрреволюции

После XVII Съезда ВКП(б) Сталин принял решение истребить всех стоящих на его пути членов партии, без оглядки на их число и последствия для СССР. Это также должно было помочь ему окончательно расправиться с все еще существовавшей левой оппозицией. Несмотря на свирепые репрессии, она продолжала действовать в подполье. Левая угроза оставалась для Сталина крайне опасной.

Троцкизм имел политическую программу и располагал наиболее системной и последовательной критикой существующего в СССР режима, который с осени 1936 года официально именовался «социалистическое государство рабочих и крестьян» [18]. Чтобы идейно обезвредить его правящая бюрократия изменила градус критики левых оппозиционеров. Они лживо объявлялись предателями дела коммунизма, вредителями и шпионами империалистических держав. Однако остановить происходившее в середине 1930-х годов политическое оживление оказывалось не простым делом для НКВД, освобожденного от контроля даже со стороны партийных аппаратчиков. В цехах все чаще появлялись листовки левой оппозиции, один за другим возникали студенческие кружки.

Молодежь принималась внимательно изучать работы Ленина, Троцкого и других революционеров. В 1935 году подпольная организация возникла даже в святая-святых ВКП(б) - Высшей партийной школе. В ВПШ по рукам ходили листовки с изложением троцкистской программы. «Студентам ВПШ, изучавшим Маркса и Энгельса "по первоисточникам", становилось ясно, что "троцкизм", заклейменный Сталиным как ересь, в действительности представляет собой подлинный марксизм-ленинизм» [19].

Всюду в городах росли протестные настроения. Нередко происходили забастовки. Призывы к «затягиванию поясов» исходившие от привилегированной бюрократии, ведущей роскошную жизнь, только усиливали возмущение рабочих, на плечи которых ложились главные тяготы форсированной индустриализации. На заводских стенах появлялись гневные надписи, направленные против Сталина. «Любимого отца народов» рабочие называли «кровопийцей», «поганой контрой» и «палачом революции». В ответ бюрократия усиливала нажим на трудящиеся массы. В дело шли не только ресурсы политической полиции - НКВД, и всей репрессивной машины, но и обвинение боровшихся с реакционным режимом в троцкизме, а значит - террористическом пособничестве всем внешним и внутренним врагам СССР.

«Оппозиционные настроения в стране носили по большей части коммунистический характер и зарождались прежде всего в партийной среде. Поэтому Сталин на протяжении 1933-1936 годов провел партию через три официальные чистки, выбросившие из ее рядов сотни тысяч человек» [20]. Эти меры подготовили следующий шаг его политики - уничтожение всех связанных с революционной традицией деятелей, включая многих лиц, входивших в его собственное окружение. После провала попытки снять Сталина на XVII Съезде ВКП(б) «старые большевики» ничего не смогли этому противопоставить. Как отмечал Троцкий, «после того, как бюрократия подавила внутреннюю жизнь партии, сталинская верхушка подавила внутреннюю жизнь самой бюрократии» [21]. Следующий этап контрреволюции приближался.

Нараставшему в 1934-1936 годах абсолютистскому террору оппозиционные «старые большевики» были не властны противостоять. С одной стороны они оставались противниками левой оппозиции, заклейменного троцкизма. С другой - не могли встать во главе недовольных масс против режима, частью которого сами являлись. Бюрократическая «старая гвардия», как и положено сыгравшей свою роль промежуточной контрреволюции, оказалась отрезанной со всех сторон. Она не могла оказать Сталину серьезного сопротивления. Социально изолированная, потерявшая веру в себя «ленинская гвардия», а с ней и широкая масса членов ВКП(б) вскоре должна была стать жертвой нового этапа контрреволюции в СССР. Ей предстояло погибнуть вместе с теми, против кого она так беспощадно боролась более десяти лет - вместе с десятками тысяч левых оппозиционеров, большевиков-ленинцев.

В СССР накануне большого сталинского террора «функция управления сосредотачивается в руках все более тесного круга лиц» [22]. После массового уничтожения большевиков, Сталин соберет всю полноту власти в своих руках, месяцами не созывая заседаний Политбюро. Исчезнет партийная традиция регулярных Съездов, заседания ЦК ВКП(б) окончательно превратятся в формальные аппаратные мероприятия. Интернационал надолго перестанет быть гимном партии, а с идей мировой революции также будет покончено. Ее объявят троцкистской, ультрареволюционной и чуждой подлинному коммунизму, забыв строки гимна Коминтерна: «…на смену единый всемирный Советский Союз».

Национальный «социализм» укрепит свои позиции. В 1943 году будет распущен III Интернационал, как якобы выполнивший возложенные на него задачи. Переписанными окажутся учебники историки. Имя великого историка-большевика Михаила Покровского втопчут в грязь собственные ученики. Его знаменитый массовый учебник истории России, блестяще написанный с марксистских позиций, содержащий глубокий классовый анализ начнут изымать еще в середине 1930-х годов, превратив в наши дни в библиографическую редкость. Под массовое изъятие попадут и другие вредные для тоталитарного режима книги. Федор Раскольников, вождь революционных матросов 1917 года и видный советский дипломат в 1930-е годы, вспоминал, как сильно был потрясен, увидев рассылаемые советским библиотекам огромные списки книг подлежащих немедленному уничтожению. «Против фамилий многих авторов значилось "уничтожить все книги, брошюры и портреты"» [23].

К прежним просчетам и контрреволюционным преступлениям Сталин добавит новые. После массового уничтожения командного состава РККА, отказа от выработанных военных доктрин (будут расформированы танковые корпуса - гордость расстрелянных красных маршалов Тухачевского, Блюхера, Егорова), СССР окажется неготовым к войне. В первые недели войны фашистская авиация сможет почти безнаказанно бомбить сваленные на полевых аэродромах по команде Берии (курировавшего строительство постоянных аэродромов) советские самолеты. Сотни тысяч красноармейцев попадут в плен по вине высшего руководства. Их приравняют к изменникам родины. На ходу стране придется восстанавливать военную организацию близкую отмененной после 1937 года. Потери СССР и разрушения народного хозяйства окажутся колоссальны. Только великое мужество советского народа обеспечит победу.

В 1935-1936 годах не все еще было решено. В ячейках ВКП(б), среди комиссаров и командиров РККА, среди управленческих кадров в промышленности преобладали оппозиционные Сталину и его политике настроения. Именно поэтому в ужасные годы контрреволюционного террора бюрократии в числе жертв оказались не только коммунисты и рабочие, но инженеры, врачи, учителя, директора, деятели искусства.

Подготовляя свой сокрушительный удар, Сталин ощущал себя после 1934 года все уверенней. Он твердо решил уничтожить весь идейно связанный с революцией слой общества, не оглядываясь на страшные хозяйственные, военно-политические и культурные последствия для СССР. Его противники были раздроблены. Одни, правые коммунисты из «старой гвардии», упустили свой шанс в 1934 году, понадеявшись на соблюдение уставных норм, в действительности уже не имевших значения. Их опутывали шпионские сети НКВД, мешая действовать единственным оставшимся - заговорщическим методом. Другие, левая оппозиция, были дезорганизованы репрессиями, лишены центрального руководства и связи с Троцким, высланным из СССР. Многие видные деятели левой оппозиции капитулировали перед бюрократией, сложив идеологическое оружие. Для Сталина это явилось крупной победой. Несмотря на рост оппозиционных настроений в городе и недовольство коллективизированного крестьянства, массы не располагали достаточной силой.

Количественно выросший за первые годы индустриализации пролетариат состоял преимущественно из недавних крестьян. Они не имели ни опыта дореволюционных рабочих, прошедших суровую школу классовой борьбы, ни их боевого сознания. Опираясь на бюрократизированные и целиком подвластные профсоюзы, НКВД, всю административную машину власти и псевдореволюционную пропаганду сталинская бюрократия смогла подавить возмущение трудящихся. На заводах где появлялись оппозиционные листовки, НКВД незамедлительно проводило аресты. Партийные аппаратчики повсеместно дополняли нажим демагогическими мерами. Однако главной причиной неудач красных оппозиционеров 1920-1930-х годов являлась не растущее могущество контрреволюционной бюрократии, а слабость рабочего класса. Будь ситуация в отношении пролетариата иной, даже из обломков левой оппозиции могла бы возникнуть единая революционная сила.

3.8. 18 брюмера Иосифа Сталина

Развязку узла противоречий детонировало убийство Кирова, организованное НКВД по приказу Сталина. За ним последовали аресты, а также потрясшие СССР и весь остальной мир открытые судебные процессы. Тщательно подготовленные в «лабораториях» НКВД они должны были доказать шокированным советским гражданам, иностранным рабочим и коммунистам, что все трудности в Советском Союзе порождены не политикой клики Генерального секретаря, а повсеместными вредительством, предательством и терроризмом. Главной идеологической мишенью процессов была левая оппозиция и находившийся в изгнании Лев Троцкий.

В дело пошли новые амальгамы - фальшивые обвинения, сплетавшие воедино прошлую или настоящую, подлинную либо приписываемую оппозиционность с измышленным желанием восстановить капитализм. На скамье подсудимых как «злобные враги советской власти», «шпионы империалистических держав», «подлые троцкистские предатели» оказались видные деятели революции, партии и правительства СССР. Они на глазах всего мира сознавались в нелепых и абсурдных преступлениях. Мало кто знал, что те из обвиняемых на процессах 1936-1937 годов, кто отказывался признавать правоту обвинений, не выводился на открытый суд. Однако тем и другим была уготована неминуемая гибель. Обещание сохранить жизнь в обмен на «спасительную ложь» во имя дальнейших побед социализма было обманом. Никто из подготовляемых НКВД к открытым процессам коммунистов не пережил сталинской эры.

Вслед за публичными процессами быстро наступило время массового террора. Не рассчитывая в полной мере на старые кадры НКВД, Сталин сменил руководство комиссариата. Место Ягоды занял Ежов. Опираясь на новые кадры, он, спустя несколько месяцев после своего назначения, произвел беспрецедентную по масштабу, тщательно подготовленную чистку. Руководители НКВД, следователи и другие сотрудники были застигнуты врасплох. На смену еще хоть как-то связанным с революционными идеями сотрудникам пришло молодое поколение беспринципных, исполнительных, жадных до привилегий людей. Мучения совести подготовлявших открытые процессы чекистов Сталин разрешил одним ударом, просто уничтожив весь старый костяк Наркомата внутренних дел. «План физического уничтожения всех сотрудников НКВД, кто знал зловещую закулисную сторону московских процессов, был разработан Сталиным и Ежовым с тщательностью, достойной военной операции» [24]. Вслед за находившимися в СССР чекистами пришла очередь сотрудников НКВД работавших заграницей.

Опираясь на новые кадры НКВД, Сталину легко было перейти к решению главной задачи: ликвидации старых большевиков и полному подчинению партии. В 1937-1938 году развернулась компания исключений из ЦК. Один за другим пленумы ЦК ВКП(б) исключали из руководящего органа и партии десятки коммунистов. Многие из них к этому моменту были уже арестованы. Ни по одной кандидатуре не проводилось персонального разбирательства, кроме Бухарина и Рыкова, исключенных до большой компании чисток в ЦК. «После февральско-мартовского пленума 1937 года решения об исключении членов ЦК принимались в опросном порядке и утверждались списком» [25]. В ходе трех пленумов (в июне и октябре 1937 года и в январе 1938 года) путем голосования списками исключению подверглось более половины состава ЦК: 75 человек, из них 36 членов и 39 кандидатов [26]. Все они были объявлены врагами народа.

Не верно считать, что ЦК ВКП(б) позволил беспрепятственно уничтожит себя. Сопротивление сталинскому террору возникло на пленуме ЦК, состоявшемся 23-29 июня 1937 года. Отрыл пленум доклад Ежова о раскрытом грандиозном заговоре, охватывавшем видных партийных и государственных деятелей. Обсуждение этого вопроса продолжалось первые четыре дня пленума. Однако в работе пленума не принимало участие 46 членов и кандидатов, избранных на XXVII Съезде [27]. Но даже среди допущенных к работе плену членов ЦК нашлись коммунисты, осмелившиеся выступать против сталинского террора.

Почти ничего неизвестно о том, что происходило на июньском пленуме. Заседания не стенографировались. Пленум стал единственной, предсмертной для ЦК, попыткой сопротивления «старой гвардии». Ежов потребовал предоставить НКВД чрезвычайные полномочия. Доклад и требование Ежова, а также предложение Сталина всем участникам пленума рассказать об известных им преступлениях товарищей поразили ЦК. Коммунисты высказывали недоверие аппарату Ежову, требуя проверки органов внутренних дел. Озвучивались цифры арестованных НКВД большевиков. Со смелой критической речью выступил старый большевик Осип Пятницкий, заведовавший одним из отделов ЦК ВКП(б). Коммунисты указывали на массовую фальсификацию обвинений и применение НКВД к подследственным незаконных методов воздействия. Во время перерывов обсуждался вопрос о необходимости отстранения Сталина от власти. Все это не входило в планы «отца народов», державшего аппарат НКВД наготове.

Победа над ЦК была одержана Сталиным благодаря применению мощнейшего давления на участников пленума, сочетавшегося с арестами между заседаниями большевиков-оппозиционеров. Уже на другой день после выступления люди пропадали из зала, а часто официально объявились арестованными врагами народа. Прошедшее беспрецедентную чистку ЦК предоставило Ежову чрезвычайные полномочия. НКВД также давалось позорное право применение пыток [28]. По итогам Пленума Политбюро сформировало областные и республиканские «тройки», предназначенные для вынесения внесудебных приговоров. В их состав входили: начальник Управления НКВД, начальник Управления милиции и областной прокурор. Одержанная Сталиным победа над ЦК открывала широкий путь для массового террора, без оглядки на нормы советского права.

«Из 139 членов и кандидатов в члены ЦК, избранных на XVII съезде, в 1936-1940 годах было репрессировано 98 человек, в том числе 44 (из 71) члена ЦК и 55 (из 68) кандидатов в члены ЦК» [29]. Свыше 80 % из них на момент ареста были моложе 50 лет. «За период между XVII и XVIII съездами состав ЦК уменьшился на 108 человек или на 78 процентов» [30]. То есть большая его часть была истреблена. От расстрела не спасся ни один человек. Свыше половины репрессированных кандидатов и членов ЦК подверглись групповым расстрелам. По отношению к политбюро ЦК окончательно превратился после 1937 года во вторичный, подчиненный орган формального утверждения решений. В таком виде он остался вплоть до ликвидации КПСС в 1991 году.

Вслед за ЦК репрессии обрушились на весь партийный, комсомольский и государственный аппарат, а затем на массы рядовых коммунистов и зараженных недовольством беспартийных. «Масштабы истребления аппаратчиков достигли небывалых размеров в период проведения выборов в Верховный Совет СССР, названных Сталиным "самыми свободными и действительно демократическими выборами, примера которых не знает история"» [31]. Важным результатом развернувшегося в 1937-1938 годах уничтожения старого аппарата стало облегчение дальнейшего хода контрреволюции в СССР. Когда в начале 1990-х годов в Советском Союзе произошла реставрация капитализма, то никакой смены государственного аппарата не потребовалось. Практически в готовом виде он перешел в новую хозяйственную систему. Только идеологическое крыло КПСС оказалось невостребованным капитализмом. Но критики троцкизма и певцы развитого социализма, «окончательно победившего в СССР» не оказались без дела. Они нашли свое место в руководстве и аппарате КПРФ.

В 1937-1938 годах охота на «врагов народа» захлестнули не только партию, где НКВД волнами проводила массовые аресты, но и гордость страны - Красную Армию. Из РККА тысячами увольнялись опытные, проверенные гражданской войной военные. Репрессии в первую очередь обрушились на цвет командного состава. «Во время партийных чисток 1933-19336 года советская печать восхваляла надежность и чистоту подбора кадров армии» [32]. Этими и другими мерами Сталин старался понизить бдительность комсостава РККА, избежав опасного вмешательства военных в намеченный разгром ВКП(б).

Старт чисткам командного состава Красной Армии дала расправа над восемью генералами, казненными в июле 1937 года по подложным обвинениям в измене родине и шпионаже в пользу Германии. Среди первых осужденных оказались легендарные красные командиры, гордость страны и ее вооруженных сил. Суд над военными продолжался всего один день и не являлся открытым. Вслед за вынесением приговор последовал незамедлительный расстрел. Советский Союз лишился таких выдающихся людей как маршал Тухачевский, командармы 1-го ранга Якир и Уборевич, а также других видных военноначальников. В 1938-1939 годах от рук сталинских палачей погибли еще два из пяти красных маршалов: Егоров и Блюхер. Не давшись НКВД, застрелился накануне ареста начальник Политуправления РККА Гамарник.

В статье «Обезглавление Красной Армии» Троцкий писал: «"Старая гвардия", от имени которой открылась в 1923 году борьба против "троцкизма", политически ликвидирована давно. Ее физическое истребление завершается ныне в сталинском стиле, сочетающем садическое зверство с бюрократическим педантизмом. Красной армии он (Сталин - прим. В.К.) нанес во всяком случае страшный удар. В результате нового судебного подлога она сразу стала ниже на несколько голов. Морально армия потрясена до самых основ. Интересы обороны принесены в жертву интересам самосохранения правящей клики» [33]. Однако находящийся заграницей лидер создаваемого IV Интернационала не мог точно знать причины побудившие Сталина нанести по командному составу РККА столь сокрушительный удар.

Среди истериков продолжается спор о том, существовал ли заговор военных против Сталина или инициатива полностью принадлежала «вождю». Прямых доказательств наличия заговора комсостава РККА не обнаружено. Однако есть основания считать, что подготовка военного переворота в СССР с целью отстранить Сталина и его клику от власти имела места. Ускользнувший от сталинской расправы глава НКВД в Испании генерал Орлов утверждал, что группа высших военноначальников и партийных руководителей готовилась свергнуть «вождя».

Горалы находились еще на стадии собирания сил и не выработали окончательного плана переворота, когда «отец народов» нанес свой опережающий удар. «Нам даже была известна дата заговора»,- вспоминал впоследствии Молотов [34]. Знали в сталинском кругу и многие детали замысла военноначальников, включая сведения о том, кто и когда должен был убить Сталина, Ворошилова, Молотова и Кагановича. Тухачевским предлагалось захватить Сталина на военном совещании и расстрелять, перекрыв затем двумя специально отобранными полками Красной Армии подступы к Кремлю войскам НКВД. Станислав Косиор, видный партийный и государственный советский деятель, считал нужным немедленно созвать пленум ЦК, представив на нем доказательства связи Сталина с царской охранкой, которыми, вероятно, располагали заговорщики [35]. Вопрос о том являлся ли Сталин провокатором или нет, остается все еще открытым. Но независимо от тех ответов, которые может принести здесь время, Сталин остается подлинным вождем бюрократической контрреволюции 1920-1950-х годов.

Подготовлявшийся военно-политического переворот не являлся правым, реакционным, направленным на восстановление дореволюционного строя, как его бездоказательно пытаются изобразить некоторые сталинистские «исследователи». Напротив, в случае успеха красных генералов, действовавших совместно с частью «ленинских кадров», контрреволюционный процесс мог быть остановлен в СССР, затруднив в дальнейшем осуществленную бюрократией реставрацию капитализма. Однако расстановка сил в 1937 году не оставляла красноармейской и партийной «старой гвардии» больших шансов. Оппозиционные «вождю» силы приступили к активным заговорщическим действиям относительно поздно, когда инициатива целиком находилась в руках Сталина.

Немедленно после вынесения приговоров генералам подверглись арестам и в своем большинстве были расстреляны все их близкие и родственники. Легкость, с которой были получены признания арестованных военноначальников, очевидно, не является простым следствием пыток и морального давления, а связана с тем, что они действительно готовили военно-политический переворот. Возможно, следователи НКВД, обрабатывавшие военноначальников, сумели убедить их признать правоту обвинении, используя как аргумент полный провал заговорщиков. «Едва ли когда-нибудь будут обнаружены свидетельства лиц, непосредственно причастных к "военному заговору". Все люди, которые могли знать о нем, были уничтожены в годы большого террора (уже через девять дней после процесса генералов число арестованных по обвинению в сопричастности к этому заговору достигло почти тысячи человек)» [36].

В РККА развернулась истерическая травля «врагов народа». Вооруженные силы захлестнула волна самоубийств. Ожидая ареста, многие красные командиры предпочитали свести счеты жизнь, раньше, чем попасть в ежовые лапах НКВД. С 1937 по 1938 год в РККА было зарегистрировано 1560 случаев самоубийств и покушений на самоубийство [37]. Зв эти годы были расстреляны 3 маршала из 5, 3 командарма I ранга из 5, 10 командармов II ранга из 10, из 57 комкоров - 50, из 186 комдивов - 154, из 16 армейских комиссаров I и II рангов - 16, из 26 корпусных комиссаров - 25, из 64 дивизионных комиссаров - 58, из 456 командиров полков - 401. Общее число жертв террора в армии и флоте исчислялось десятками тысяч. В 1941 году организованный Сталиным разгром командного состава вооруженных сил обернулся для СССР колоссальными потерями живой силы и техники.

За 1937-1938 годы в ВЛКСМ было арестовано 96 из 128 членов и кандидатов в члены ЦК. По всем региональным комсомольским организация прокатились массовые чистки. Мощный удар обрушился на руководящий состав зарубежных компартий и аппарат Коминтерна. Люди еще недавно считавшиеся «верными ленинцами и сталинцами» неожиданно превращались во «врагов народа», «фашистско-троцкистских предателей», «вредителей и шпионов трех разведок». Вместе с тем на тысячами освобождавшиеся посты выдвигались кадры, выражавшие личную преданность Сталину и рассматривавшие идеологию лишь как инструмент. Формально они клялись с трибун в верности заветам Октября, на деле - были готовы принять и оправдать любой политический поворот, исходивший от руководства. Мотивы личной выгоды сделались главными, не противореча в сознании новых аппаратчиков идеалам коммунизма, как это было со «старой гвардией».

Бюрократия обращала к массам лозунг: «Сперва думай о Родине, а потом о себе!» Внутри господствующей прослойки это призыв к массам самоотверженно трудиться превращался в поговорку обратного смысла: «Думай о себе и не забывай о родине». Так звучал девиз новой, предельно циничной бюрократии, над которой массы трудящихся не имели никакой даже моральной власти.

В 1939 году Сталин мог вздохнуть спокойно. Его власть сделалась абсолютной. Троцкистская оппозиция была уничтожена кровавой машиной НКВД, идеи большевиков-ленинцев исковерканы и дискредитированы миллионными тиражами газет, журналов, книг и брошюр. Вся «вредная» литература была изъята и уничтожена. История партии свелась отныне к «Краткому курсу истории ВКП(б)» подготовленному при активном участии Сталина и лживо возвеличивавшему его роль в революции. «Старой гвардии» больше не существовало. Из дореволюционного поколения большевиков на свободе и оставались только немногие партийные иконы или совершенно безопасные люди, многие из которых чудом пережили террор Ежова.

Массы коммунистов, левых сталинистов по своим взглядам, были расстреляны, умерли от пыток или погибала в голодных лагерях. После выполнения грязной работы по расправе над коммунистами аппарат НКВД был обновлен. Его возглавил Лаврентий Берия, лично преданный «вождю» человек. «Сталинский карлик» - Ежов был убит в тюрьме. «Вождю» больше никто не говорил «ты» или «Коба» (партийная кличка Сталина), за глаза приближенные называли его «хозяин». Не только ЦК и Съезд ВКП(б), но даже заседания Политбюро можно было проводить не тогда когда требовал устав, а когда это считал необходимым «вождь».

Чтобы подкрепить преданность бюрократической прослойки Сталин ввел порядок выдачи денег в конвертах. Помимо официальных окладов и полагавшихся по должности немалых привилегий важные аппаратчики получали ежемесячно крупную сумму в конверте. Такая система «премирования» была отменена при Маленкове, в середине 1950-х годов, но вплоть до реставрации капитализма она вызывала в бюрократической среде приятные воспоминания.

К 1939 году в СССР завершился новый - бонапартистский этап контрреволюции. Иосиф Сталин совершил собственный переворот 18 брюмера. Жертвами бонапартистской контрреволюции оказались не только «вечные враги коммунизма» - левые оппозиционеры, но и огромное число мешавших ей советских термидорианцев - «старых большевиков». Террористические удары НКВД были также нанесены по всем структурам советской власти, общественным и международным организациям. В 1937-1938 годах ликвидирован SEU (общество эсперантистов). Большинство его руководителей и активистов репрессированы и заклеймены как «мелкобуржуазные космополиты». Под ударом репрессий оказались также члены Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, закрытого в 1935 году.

Вместе с истреблением левых бонапартистский режим в СССР существенно изменил официальную идеологию, полностью порвав с марксисткой идеей мировой революции. Только в результате истребления коммунистов в 1939 году оказалось возможным позорное сближение СССР и фашисткой Германии. Но то, что считала для себя неприемлемым термидорианская «старая гвардия», не являлось проблемой для бонапартистской бюрократии. Новые аппаратчики, вошедшие в историю под названием «выдвиженцы 1937 года», легко обращались с идейно-нравственными инструментами. Ничего общего с марксизмом и большевизмом они не имели. Наоборот, Сталин и шедший за ним бюрократический слой выступали не предельным, но отчетливым воплощением контрреволюции.

3.9. Личность Сталина и бонапартизм

Диктатура пролетариата в СССР не была ликвидирована к 1939 году. Пока нетронутой оставалась национализированная промышленность, контрреволюция в Советском Союзе оставалась незавершенной. Рабочее государство сохранилось, но приобрело деформированный характер. Власть в нем сосредоточилась в руках бюрократии, а массы трудящихся были низведены до положения исполнителей ее воли. Не аппарат являлся в СССР подчиненным пролетариату механизмом, а лишенный политической власти рабочий класс должен был безропотно выполнять команды бюрократии. Сталин проявил беспрецедентную жестокость в расправе над коммунистами. Однако он не стремился реставрировать капитализм.

Британский марксист Тед Грант назвал установленный в СССР режим «пролетарским бонапартизмом» [38]. Примечательно, что Сталин, как и Наполеон, являлся представителем культурно более отсталого народа. Он был глубоко пропитан патриархальными традициями и мало связан с этикой большевизма. Именно такие особенности психики позволили ему, не играя заметной роли в революционных событиях, в период бюрократической контрреволюции возглавить наиболее реакционные на тот момент силы бюрократии. Также терявшийся на трибуне Наполеон со своими клановыми представлениями корсиканца больше всего подходил для удушения революции, чем для торжества ее идей. Руссоист и республиканец в молодые годы, он быстро сделался буржуазным монархистом, заполучив власть.

В отличие от СССР бонапартизм во Франции не вел к отмене экономических завоеваний революции. Напротив, в интересах буржуазии он пытался оградить их от феодальной реставрации и «наглых поползновений» слева, репрессируя якобинцев. Империя Наполеона по меркам Европы начала XIX века была очень прогрессивной, на начисто лишенной духа революционной солидарности. Советский Союз также вплоть до своего распада оставался для многих народов образцом возможных достижений. Однако он не являлся социалистическим, а неравномерно развивавшиеся в нем контрреволюционные процессы вели к реставрации капитализма.

Борьба Наполеона против якобинцев, служила укреплению победившей буржуазии. Способствовала концентрации богатств, росту крупного производства. В конечном итоге французский бонапартизм создавал условия для вызревания нового класса - пролетариата. На следующем этапе французской истории уже не мелкобуржуазные республиканцы противостояли сплотившейся вокруг военной диктатуры крупной буржуазии. Весь класс капиталистов был противопоставлен новому политическому субъекту - пролетариату.

Борьба Сталина с большевизмом открывала путь к восстановлению прежнего общественно-экономического строя. То есть была лишена прогрессивных начал, поскольку создававшиеся трудящимися материальные блага бюрократия не собиралась обращать на пользу политически экспроприированных масс. Все материальные и социальные улучшения трудящиеся получали в СССР под собственным нажимом, грозившим бюрократии потерей контроля над ситуацией. По мере вызревания своего сознания, аппаратная прослойка советского общества все отчетливей видела выгодные перспективы буржуазной реставрации. Восстановление капитализма означало для нее не возврат из иммиграции старых помещиков и банкиров, а собственное превращение в неограниченных хозяев богатств Совестного Союза.

3.10. Ликвидация большевизма

Сталин хорошо подготовил террористический удар по партии. С 1933 года по 31 декабря 1934 года прошла «генеральная чистка» ВКП(б). В мае 1935 года она была возобновлена, исключения продолжились. По итогам чистки компартия недосчиталась 18,3 % членов (численность партии до этого составляла 1916,5 тысяч человек). Сразу после чистки в ВКП(б) открылась «проверка партийных документов», продолжавшаяся по декабрь 1935 года. Она добавила ещё 10-20 тысяч исключённых. 14 января 1936 года было объявлено о «замене партийных документов». По итогам обмена партийных билетов исключенными оказались 18 % членов ВКП(б) [39].

По мере увеличения неравенства в СССР, противоречие между массами трудящихся и привилегированной бюрократией также росло. Однако этот процесс вызывал усиление противоречия между бонапартистской частью бюрократии и термидорианской «ленинской гвардией». Возглавлявший молодое бюрократическое болото, Сталин стремился устранить мешавших его личной власти старых большевиков. Лозунгу возврата к ленинским заветам партийной жизни он противопоставлял требование «монолитности» в следовании партии «генеральной линии». Располагая мощным аппаратно-полицейским ресурсом «вождь» в 1936-1938 годах суме без особого сопротивления сломить «старую гвардию» отправив в лагеря и на расстрел тысячи коммунистов.

Итогом великой чистки стало превращение ВКП(б) из коммунистической партии (пускай аппаратно-термидорианской) в «орден меченосцев», полностью подчиненный воле «гениального вождя». В ходе сталинского террора в ВКП(б) были уничтожены последние следы централистской демократии. Гибель связанных с революцией партийных кадров устранила неоднородность правящего слоя, укрепив его политические позиции. Бюрократия сплотилась вокруг Сталина, видя в нем опору своего положения.

Особенно жестокий удар Сталин обрушил на все еще сохранявшуюся в лагерных застенках левую оппозицию. Тысячи большевиков-ленинцев были истреблены НКВД или умерли от голода, пыток и изнурительного труда. Репрессировались не только бывшие или настоящие оппозиционеры, но и члены их семей. Проходившие в 1930-е годы по делам с пометкой КРДТ (Контрреволюционная троцкистская деятельность) лица шансов выжить практически не имели. «Наиболее масштабная операция по массовому уничтожению троцкистов получила название "воркутинской трагедии"» [40]. В ее ходе был расстреляно 2901 заключенный. Все они являлись коммунистами, вступившими в партию до 1917 года или в период революции.

Повальное уничтожение троцкистов в 1938-1938 годах привело к разрыву революционной традиции. Даже спустя десятилетия после истребления находившихся в лагерях большевиков-ленинцев правящая бюрократия не встречала в стране столь же сплоченной и идейно последовательной оппозиции. Террор НКВД с корнями вырывал революционные силы способные со временем возглавить массы, предотвратив капиталистическую реставрацию.

В результате репрессий в 1937-1938 годах, согласно справке председателя Комиссии Президиума ЦК Шверника, составленной в начале 1963 года, было арестовано свыше 1 372 329 человек [41]. Больше половины из них были расстреляны, многие погибли в лагерях. В 1936 году по политическим обвинениям было расстреляно 1 118 человек. В 1937 году - 353 074 человек. В 1938 году - 328 618 человек. За 1939-1940 годы был расстрелян 4 201 человек [42]. «Число расстрелянных в 1937-1938 годах более чем в 7 раз превышает число расстрелянных за остальные 22 года господства сталинизма» [43]. За 1930-1936 и 1939-1953 годы было расстреляно 94 390 человек [44].

Более половины всех жертв составляли коммунисты. Из общего числа арестованных в 1936-1938 годах члены партии и исключенные большевики насчитывали свыше 1,2 млн. человек. В живых из них осталось не более 50 тысяч. Остальные были расстреляны либо погибли в лагерях [45]. Общее число коммунистов погибших в кровавых жерновах бонапартистской машины колоссально. Нигде и никогда в истории ни один реакционный режим не производил столь массового уничтожения коммунистов.

3.11. Реставрация капитализма в СССР

К началу Второй мировой войны СССР преодолел абсолютное отставание от передовых капиталистических стран по выпуску основных видов промышленной продукции. «Производство электроэнергии, топлива, стали, цемента в 1940 году превзошло соответствующие показатели Германии, Англии и Франции или вплотную приблизилось к ним» [46]. Возникли новые отрасли: авиационная, автомобильная, алюминиевая промышленность, производство подшипников, тракторостроение и танкостроение. В 1937 году объём промышленной продукции производимой в СССР составил 429 % от уровня 1929 года, в то время как в капиталистических странах он всего на 4% превысил докризисный уровень [47].

Совершенно иной была ситуация советском сельском хозяйстве. Несмотря на возросшее применение техники в предвоенные годы, стоимостная оценка валовой сельскохозяйственной продукции в последние предвоенные годы превышала соответствующие показатели конца НЭПа лишь на 5 %. Потери в поголовье скота вследствие массового его убоя в годы принудительной коллективизации восстановить не удалось. К началу 1941 года поголовье рогатого скота достигло 54,5 млн. голов, что было на 3,7 млн. голов меньше, чем на 1 января 1929 года [48]. Все это сказывалось на продовольственном снабжении выросших городов.

«Даже в реконструированных или заново созданных отраслях тяжёлой и оборонной промышленности СССР производительность труда была существенно ниже, чем в США и странах Западной Европы, хотя техническая оснащённость этих отраслей, оборудованных импортированной новейшей техникой, немногим уступала американской или западноевропейской» [49]. Колоссальный урон советской экономике нанес сталинский террор. По темпам роста промышленного производства 1936 год был наиболее удачным. Однако в результате массовых арестов управленческих и инженерных кадров в 1937 году они упали как минимум вдвое. Еще радикальней производительность труда снизилась в предвоенные годы. В 1939-1940 годах возникла тенденция к уменьшению производства основных видов промышленной продукции. Выпуск стали, проката и чугуна сократился в 1939 году по сравнению с предыдущим годом. В 1940 году упало в сравнении с 1939 годом производство автомобилей на 28 %, тракторов - на 25 % [50].

Плановое ведение хозяйства в СССР обеспечивало экономике высокие темпы роста. В годы Второй мировой войны оно стало важным фактором победы, позволив Советскому Союзу быстро поднять военное производство, кратно покрыв потери в вооружении. Однако успехи советской экономики 1941-1945 годов и периода восстановления народного хозяйства в первую очередь достигались благодаря народному энтузиазму. Советские люди сражались с фашизмом и работали для фронта не ради привилегий партийной бюрократии. Они стремились защитить оставшиеся завоевания революции и искренне надеялись на перемены к лучшему после победы. Столкнувшись с угрозой гибели СССР, советская бюрократия в годы войны пошла на временное смягчение отношений в обществе. Однако она опасалась массового подъема и стремилась всюду держать его под своим контролем. Правящая прослойка старалась подменить классовый характер вооруженной борьбы лозунгами защиты отечества от иностранного завоевателя. Испытывая страх перед революцией, сталинская верхушка пошла на тайный сговор с Англией и США. Под давлением из Москвы коммунисты Франции, Италии и Греции стали оружие буржуазным правительствам. Несмотря на поддержку масс, они позорно отказались от продолжения дальнейшей борьбы.

Установленная в СССР бюрократическая система управления не допускала никакой производственной демократии, «которая представляет не какой-то отвлечённый принцип, безразличный к развитию экономики, а единственно возможный механизм для успешного развития подлинно социалистической системы хозяйства» [51]. Управленческие решения принимались не в результате демократических дискуссий, а исключительно посредством аппаратного волюнтаризма. Бюрократия не допускала никакого открытого обсуждения различных хозяйственных вопросов, путей повышения эффективности управления экономикой. Интересы производителей и потребности производителей не находили своего выражения, поскольку никакой «развернутой демократии производителей и потребителей» не существовало [52]. Сталинская бюрократия не могла ее позволить ни до ни после мировой войны, не утратив своей власти и не перестав беспощадно обирать трудящихся. Только политическая революция в СССР, могла сбросить административные оковы, сдерживавшие экономическое развитие страны.

По абсолютному объему производимой продукции на 1940 год только США опережали Советский Союз. Доля СССР в мировом промышленном производстве достигла почти 10%. Однако душевая доля промышленной продукции в СССР составляла от 1/5 до 2/3 уровня достигнутого передовыми капиталистическими странами [53].

За годы трех первых пятилеток социальный состав населения СССР серьезно изменился. Численность рабочего класса возросла с 8-9 млн. человек в 1928 году до 23-24 млн. в 1940 году. Численность промышленного пролетариата увеличилась 4 до 10 млн. человек [54]. Удвоилось население городов. Доля занятых в сельском хозяйстве страны упала с 80% в 1928 году до 54% в 1940 году [55]. С 1928 года по 1940 год заметно выросла численность интеллигенции (особенно инженерно-технической).

На фоне экономических успехов СССР положение трудящихся города и деревни не изменилось за три первых пятилетки к лучшему. Жилищные условия основной массы рабочих оставались крайне плохими. В 1940 году на каждого городского жителя приходилось чуть более 6 кв. м полезной и около 5 кв. м жилой площади [56]. Это было «примерно столько же, сколько до революции, и почти в полтора раза меньше, чем в середине 20-х годов» [57]. Доходы трудящихся сократились по причине инфляции. Государственные розничные цены выросли с 1928 года по 1940 год в 6-7 раз, в то время как средняя нормальная зарплата рабочих и служащих увеличилась лишь в 5-6 раз. При средней ежемесячной зарплате рабочего в 300-350 рублей, доходы колхозника в 1940 году составляли порядка 200 рублей, половина их относилась к результатам труда в подсобном хозяйстве [58]. Материальное положение сельских жителей было значительно хуже, чем до коллективизации.

Колхозы не функционировали как предприятия, где доход по труду делится между трудящимися, такими они были лишь в теории. В качестве своей доли в «доходах колхозов» крестьяне получали часть того немногого, что оставляло колхозам государство. Расценки на закупку продовольствия были занижены, а плановые задания колхозам завышены. Колхозники платили государству высокие налоги за приусадебные участки и личный скот. До середины 1950-х годов беспощадная эксплуатация деревни оставалась одним из главных источников финансирования индустриализации.

«В середине 30-х годов рабочий класс был лишён имевшихся у него образовательных льгот (преимущественных условий при поступлении в вузы). Эта тенденция в сфере образования достигла кульминационного момента в 1940 году, когда была введена плата за обучение в старших классах средней школы и в высшей школе» [59]. В СССР были введены трудовые книжки, где отмечалась причина увольнения работника и установлен режим прикрепления трудящихся к месту проживания - прописка. Свобода самостоятельно выбирать места проживания была жестко ограничена. Колхозников вообще лишили паспортов и права переселяться из деревень без официального разрешения.

В конце 1930-х годов в стране были установлены уголовные наказания за опоздания на работу и иные нарушения трудовой дисциплины. Продолжительность рабочей недели возросла с 40 до 48 часов и выше, был сохранен только один выходной день в неделю. В стране существовал хронический дефицит предметов первой необходимости, чтобы приобрести которые требовалось выстаивать многочасовые очереди. Жители села не имели даже такой возможности. Бюрократия не считала необходимым решать проблемы рабочих. Вместо этого на предприятиях был установлен режим тотального террора и доносительства. В таких условиях забастовки оказывались невозможны. Социальный протест рабочих проявлялся в растущей апатии к труду, недоверии к официальной пропаганде.

Созданная в результате бюрократической контрреволюции хозяйственная система СССР могла сохранять эффективность только до определенного предела. Рост советской экономики объективно вызывал ее кризис, требуя изменения методов управления, отношений на производстве, создания механизмов материальной заинтересованности в труде. Все это непосредственно касалось условий существования рабочих и колхозников. Широко практиковавшееся повышение интенсивности труда, через понижение расценок вело к росту брака и снижению качества продукции, хотя официально провозглашалось ростом производительности труда.

Хорошо известен советский анекдот, в котором рабочий, сколачивавший деревянные ящики, объяснил в отделе кадров причину своего увольнения, тем, что на четырех гвоздях ящик держаться не будет. Каждый раз как администрация завода вдвое снижала расценки за работу, рабочий во столько же раз сокращал число гвоздей вколачиваемых в ящик. Когда предел оказался достигнутым, он написал заявление об уходе. Повышая требования к работникам, снижая расценки без технического переоснащения производства, бюрократия получала в ответ пассивный протест трудящихся. Переход советской экономики от экстенсивного роста к интенсивному развитию оставался с 1940-х годов главной проблемой, решить которую бюрократия не могла. Несмотря на отдельные успехи (прежде всего, в военно-промышленном комплексе) после «большого рывка» 1928-1940 годов народное хозяйство СССР накапливало отставание.

С 1936 года активно шел процесс дробления наркоматов. После войны возросло количество министерств. Система управления бюрократизировалась, по мере того как росла экономика. По завершении послевоенного восстановления народного хозяйства потребность в совершенствовании системы управления народным хозяйством возросла. В марте 1953 году были резко увеличены полномочия министерств. Однако модернизация бюрократических схем не могла дать экономический эффект без улучшения положения трудящихся, отказа от повседневного репрессивного давления. Требовалось также развернуть социальные программы, включающие развитие жилищного строительства, торговли, здравоохранения, ослабить цензура, предоставив большую свободу культурной жизни. Объективные условия вынудили бюрократию пойти на все эти уступки, нашедшие выражение в реформах Маленкова и Хрущевской оттепели. Однако правящий слой резко взял назад, едва почувствовав угрозу. Мощным сигналом для контрреволюционной бюрократии стали выступления рабочих 1956 года в Венгрии и Польше (Познанское восстание).

Проблемой номер один для советской экономики являлось сельское хозяйство. Массовым явлением к началу 1950-х годов стало бегство людей из деревень, несмотря на наличие паспортного режима в городах. С 1949 по 1953 год количество трудоспособных колхозников в колхозах (без учета западных областей страны) сократилось на 3,3 млн. человек. Глубокий кризис сельского хозяйства создавал угрозу голода. Нехватка продовольствия усиливала напряженную обстановку в промышленных центрах. Плановые снижения розничных цен каждой весной закономерно вели к разбалансировке торговли, не хватало простейших потребительских товаров.

Низы не желали жить по старому. В конце 1940-х начале 1950-х годов вновь начали возникать подпольные коммунистические кружки молодежи. В них по рукам ходили чудом сохранившиеся документы левой оппозиции, политическое завещание Ленина. Советская бюрократия всерьез опасалась, зайди кризис народного хозяйства дальше, столкнуться с подъемом рабочего движения, во главе которого могли стать молодые троцкисты. Несмотря на беспощадный сталинский террор, выхолащивание марксизма, фальсификацию истории, цензуру и тотальный полицейский надзор, революционные идеи вновь находили дорогу. Чтобы помешать их превращению в серьезную силу, бюрократия должна была пойти на уступки массам, сочетая их с репрессивными мерами против левого подполья.

Перемены начались сразу же после похорон «великого вождя». За их осуществление взялись те же самые люди, что помогали Сталину в годы самого страшного террора. Чтобы преодолеть кризис в деревне советское правительство пошло на повышение закупочных цен. Розничные цены понизились. Развернулась компания освоения целины, обеспечившая решение вопроса продовольственного дефицита. Расширение применения техники, остававшееся бюрократически расточительным, резкое увеличение добычи нефти позволили покрыть сокращение трудоспособного населения в деревне ростом производства. Были отменены жесткие меры, направленные против тружеников села. Колхозники получили паспорта, как и остальные советские граждане. Они смогли более свободно переезжать в города для работы или учебы. Материальное положение сельских жителей резко улучшилось.

В 1953 году прошла реформа рабочего времени. Рабочий день был нормализован во всех учреждениях. Медленно, но начался рост производства предметов потребления. Капиталовложения в легкую и пищевую промышленность увеличились. Материальное благосостояние народа стало улучшаться. Отказ от сталинской репрессивной политики дал толчок росту народного хозяйства. Еще до прихода к власти Хрущева произошло смягчение политического режима, снижены военный расходы, затраты на аппарат Министерства госбезопасности (МГБ). Специальным приказом Берия следователем запрещалось применять пытки. Из лагерей было освобождено около 1млн. 200 тысяч человек.

После смерти Сталина в верхах бюрократии развернулась борьба за власть. Всесильный глава политической полиции Лаврентий Берия был убит [60]. Другой соратник Сталина и друг Берия Георгий Маленоков снят с поста Председатель Совета Министров. Предпринятые им меры по ослаблению партийной и усилению хозяйственной бюрократии отменены. Политическая власть оказалась в руках Никиты Хрущева, подержанного аппаратом КПСС. Ряд приближенных Сталина лишились своего положения, подверглись исключению из партии и были отправлены на «заслуженный отдых».

Неудачной оказалась попытка при Хрущеве децентрализовать управление экономикой, создав советы народного хозяйства (совнархозы). Никакого реально учета мнения трудящихся, даже как потребителей она не предполагала. Наоборот бюрократия не единожды применяла войска для подавления стихийных выступлений рабочих, чье материальное положение к 1962-1963 году ухудшилось. В Новочеркасске войска расстреляли мирную рабочую демонстрацию, сила применялась и в других частях страны. Массовые беспорядки имели место также в Муроме, Бийске, Александрове, Краснодаре, Кривом Роге и Сумгаите. В тюрьмах оказалось много коммунистов подпольщиков, распространявших листовки и агитировавших рабочих за свержение переродившейся бюрократии, предавшей идеалы революции. В большинстве своем коммунисты тех лет не имели ясного представления о том, что совершилось в СССР в 1920-1930-е годы.

Расправляясь с «пособниками империализма» правящая прослойка действовала не как особый класс общества, которым она не являлась. Применяя жесткие меры, бюрократия старалась их скрыть, сохранив видимость того, что ничего не произошло. Расстреливая рабочих, бросая в тюрьмы и психиатрические лечебницы Министерства внутренних дел (МВД) борцов подполья, аппаратная прослойка продолжала подчеркивать свою приверженность идеалам коммунизма. В случае дальнейшего роста рабочего движения, его радикализма и самоорганизации цинизм бюрократии мог стать очевидным для всех. Это вновь грозило господствующему слою падением. Чтобы упредить зревшее выступление масс требовались новые, более значительные, чем прежде уступки. Опираясь на экономику в старом виде осуществить их было нельзя. Пока контроль над ситуацией не ускользнул из рук партийно-государственного аппарата, жесткий и упрямый «волюнтарист» Хрущев был снят со всех постов. Главой партии и страны стал Леонид Брежнев.

В середине 1960-х годов началась реформа Алексея Косыгина, председателя Совета министров СССР. Она предусматривала перевод предприятий на хозрасчет. Давала право самим определять покупателей и поставщиков, устанавливать договорные цены, позволяла расходовать на развитие производства и стимулирование коллектива часть прибыли. Сокращалось число спускаемых предприятиям сверху плановых показателей. По-прежнему сохранялось административное ценообразование, но плановая убыточность и ценовые перекосы стали рассматриваться как исключение. Совнархозы упразднялись и восстанавливались отраслевые министерства [61].

Реформа Косыгина расширила применение рыночных механизмов, положительно отразилась на материальном положении рабочих, улучшила ситуацию на товарном рынке. Она одновременно была призвана поднять эффективность советской экономики и осуществить уступки рабочему классу СССР, после прокатившейся в 1962-1963 году воны забастовок. Еще в 1962 году бюрократия не считала нужным реформировать хозяйство. «Работать нужно лучше, вот и вся реформа!»- сказал на встрече с итальянскими коммунистами секретарь ЦК Андрей Кириленко. Однако после массовых выступлений пролетариата, подавлять которые пришлось силой, советская бюрократия оказалась вынуждена начать экономические реформы.

Без улучшения работы предприятий оплатить уступки трудящимся оказывалось нечем. Осознавая необходимость уступок, как меры сохранения политической системы, бюрократия пошла в 1964 году на беспрецедентное повышение зарплаты рабочих. В этот год средние темпы роста оплаты труда скачкообразно возросли почти в 2,5 раза [62]. С 1968 года рабочие в СССР получили второй выходной в неделю. Впервые с 1920-х годов в стране установилась 40 часовая рабочая неделя. В 1965 и 1966 годах произошел скачек жилищного строительства. С 1967 года стало расти производство легковых автомобилей. Резко увеличилось производство, холодильников, пылесосов, телевизоров. Пошло вверх производство предметов повседневного спроса: одежды, обуви, тканей и трикотажных изделий. С 1969 года быстро стало расти число санаториев, пансионатов и домов отдыха [63].

Пойдя на уступки трудящимся, партийно-государственный аппарат оставил их по-прежнему политически бесправными. КГБ решительно припекало любые попытки создания марксистских кружков, как среди рабочих, так и в кругу интеллигенции. Распространенной была практика помещения оппозиционных коммунистов в психиатрические клиники, находившиеся в ведении МВД.

После 1973 году, когда на мировом рынке резко подскочила цена на нефть, бюрократия свернула экономические реформы, но не отказалась от политики умиротворения масс за счет материальных уступок. СССР начал массово экспортировать нефть и газ в Западную Европу. Были построены трубопроводы, обеспечившие большой приток в страну иностранной валюты. Эти средства пошли на поддержку консервации общественных отношений в Советском Союзе.

Объективно необходимое для развития народного хозяйства расширение хозрасчета вело к отказу от административных методов принуждения к труду и включению механизмов экономической заинтересованности работника. Обеспечивая развитие внутреннего рынка СССР, это также способствовало росту экономического сознания рабочих. Сталинские управления экономикой строилось на приоритете внеэкономического принуждения к труду и контроле выполнения заданий. Материальная заинтересованность в форме сдельщины существовала, как правило, по отношению к отдельному рабочему. В ходе реформы 1964-1973 годов начал широко применяться метод бригадной работы с коллективной экономической заинтересованностью. Он положительно отражался на производительности труда, но нес в себе опасные для власти господствующего слоя начала.

Столкнувшись с угрозой массового восстания трудящихся в 1963 году, правящая прослойка сознавала, насколько опасным для нее является пробуждение масс. Рост экономического сознания рабочих вполне логично подталкивал их и к политическому анализу, что в дальнейшем вело к политической революции. Подкупая трудящихся уступками, бюрократия стремилась развратить их, лишить классового сознания, приучив к государственной опеке и «общенародности» государства. Именно нефтяное десятилетие после 1973 года обеспечило перелом в сознании трудящихся, сделав их в большинстве беспомощными наблюдателями, когда бюрократия перешла к реставрации капитализма.

Годы хозрасчета оказали существенное влияние на сознание партийно-государственного аппарата. Предоставление предприятиям большей хозяйственной самостоятельности и инициативы позволяло управленцам создавать лазейки для присвоения части их доходов. На многих предприятиях создавались подпольные цеха, выпускавшие неплановую продукцию, полученная от продажи которой прибыль шла в карманы директоров и их приближенных. Рост оборотов в розничной торговле вел к многочисленным нарушениям в этой сфере, когда руководство магазинов все больше заботилось о собственных экономических интересах. В условиях господства бюрократической машины распространение хозрасчета вело к дальнейшему перерождению бюрократии.

Свертывание реформ Косыгина после скачка цен на нефть в 1973 году не только не остановило этот процесс, но наоборот ускорило его. Рост связей СССР с мировым рынком еще более способствовал изменению сознания правящего слоя. Как только «непрактичная» брежневская когорта аппаратчиков сошла в могилу, а цены на нефть пошли вниз, перемены не заставили себя долго ждать. Общественная система СССР оказалась в глубоком кризисе. Началась перестройка. Реставрация буржуазного общественного строя стала вопросом ближайших лет.

С 1968 по 1973 годы реформы продвигались «со скрипом». После 1973 года, когда в мировой экономике наметился перелом, усилилось отставание СССР от передовых капиталистических стран. Сделанные советской наукой разработки не внедрялись в производство. Бюрократия могла строить заводы по западным образцам, но оказалась неспособна на технологическое перевооружение экономики, даже имея под боком все необходимые открытия. Она отмахнулась от предложения внедрить электронные системы хозяйственного управления, позволявшую резко сократить численность аппарата, активно включив рабочих в процесс принятия решений на производстве. Разработки в примышленной робототехнике также большей частью легли под сукно.

Брежневская бюрократия боялась как обуржуазивания собственного слоя, так и возможных выступлений пролетариата. Дальнейшее развитие советской экономики требовало расширения рыночных отношений, что при условии отстраненности трудящихся от власти ускоряло собственническую эволюцию бюрократии. Брежневская верхушка стремилась сдержать этот процесс, одновременно любой ценой не допустив рабочих к управлению. Но, несмотря на отказ от дальнейшего распространения хозрасчета, даже свертывания его применения, консервативная часть бюрократии не могла долго балансировать на грани.

В середине 1970-х годов правящий советский слой оказался перед дилеммой. Дальнейшее развитие советской экономике вело к обострению противоречия между бюрократией и рабочим классом, включавшим теперь многие привилегированные в сталинские годы профессии. Либо пролетариат возвращал себе отобранную в 1920-е годы власть, либо аппаратная прослойка должна была завершить контрреволюционный процесс, реставрировав капитализм. Разрешение вопроса отсрочили высокие мировые цены на нефть. Приток нефтедолларов избавил консервативную советскую бюрократию от необходимости проводить реформы.

Благодаря расширению связей СССР с мировым рынком, бюрократия сделала новый шаг в своей эволюции к классу. Когда цены на нефть пошли вниз, СССР был уже совершенно другой страной, нежели в 1962 или 1973 годах. Консервативные сталинистские силы в КПСС значительно ослабли, а рыночные настроения усилились. Вместе с тем массы трудящихся оказались избалованы социальной опекой государства и неспособны на решительное сопротивление буржуазной реставрации. Преследовавшиеся и в материально благополучные 1970-е годы левые были очень слабыми. Трудящиеся массы легко поддавались либеральной пропаганде, демонстрируя слабость своего классового сознания.

В 1968-1982 годах СССР упустил реальный шанс вырваться вперед, став самой передовой страной на планете. В этот период мировая экономика вошла в полосу кризисов знаменовавших смену глобальных хозяйственных волн. Продолжавшийся с 1945 года период дорогой рабочей силы и дефицита капиталов заканчивался. Начиналось время, когда вместо технологического обновления производства буржуазия искала удешевления рабочей силы, через пролетаризацию миллионов и миллионов крестьян периферии. Разворачивался перенос производства в «третий мир». Располагая большим портфелем научных открытий, Советский Союз мог модернизировать свою экономику, радикально улучшив условия жизни трудящихся. Однако для этого требовался приход рабочего класса в политику, полностью экспроприированную бюрократией. Сама же управленческая прослойка сделала все возможное, чтобы не дать этому сценарию реализоваться.

Рабочий класс советского общества не случайно оказался неспособен вернуть потерянную власть, восстановив завоевания революции. Слабость левых организаций 1940-1980-х годов вполне отражала слабость классового сознания пролетариата. Только в последние годы перестройки возникли независимые от бюрократии профсоюзы, от преследуемых КГБ подпольных коммунистических групп начался переход к строительству партийных структур. Новые профсоюзы легко стали заложниками рыночных обещаний подготовлявшей реставрацию бюрократии. Рабочее движение, особенно шахтерские выступления, помогло либеральному большинству правящего слоя отстранить консервативных аппаратчиков от власти. Попытки левых пробудить в массах революционное сознание остались безрезультатны, наткнувшись на глухое непонимание или раздраженное возмущение «надоевшим тоталитаризмом». Однако неверно было бы считать, что классовое сознание пролетариата размыли только годы брежневского нефтяного застоя.

Рабочий класс СССР к моменту реставрации был очень молодым и незрелым. Он не завершил еще превращение в класс в себе, чтобы вновь стать классом для себя. Становление классового сознания рабочих тормозил противоречивый характер советского государства, осуществившего массу прогрессивных преобразований, модернизировавшего общество, но не предполагавшего участия простых людей в управлении. Угнетение пролетариата бюрократией осуществлялось не в виде эксплуатации, когда один класс по всем законам (своим собственным) присваивает результаты труда другого, а в форме обворовывания трудящихся их же собственными наемными управляющими, забравшими себе всю политическую власть. Чтобы избежать расплаты бюрократия периодически шла на уступки трудящимся, формируя у них привычку к патерналистской опеке. Пресекая любые организованные либо индивидуальные выступления против себя, советская бюрократия прикрывалась ни своим «естественным правом», а лживыми обвинениями в адрес левых оппозиционеров. Она приписывала им желание восстановить капитализм, уничтожив социализм, или просто объявляла сумасшедшими, действительно сводя людей с ума или калеча в больницах МВД.

На протяжении всей советской истории, начиная индустриализацией и заканчивая 1991 годом, массы городских трудящихся неуклонно расширялись за счет перемещения рабочей силы из деревни, снова и снова приносивших с собой мелкобуржуазные представления. Страстью миллионов советских рабочих оставалось малопроизводительное ковыряние в земле, демонстрирующее насколько недалеко ушла их психология от идеалов крестьянства. Даже в первое десятилетие реставрации вместо борьбы за улучшение своего материального положения массы трудящихся старались решать проблемы за счет перекапывания огородов, на выделенных им государством земельных участках. Не получая зарплату люди продолжали ходить на работу, выживая за счет натурального хозяйства. До определенного момента такое «аграрное помешательство» вполне устраивало буржуазию. Конец ему был пожен, когда капиталу потребовалось полное вовлечение наемного работника в процесс производства. В годы экономического подъема, последовавшего за кризисом 1998-1999 годов, огромное число участков было заброшено.

Легкость, с которой либеральные экономические иллюзии прижились в умах советских рабочих и интеллигентов объясняется глубокой связью советских людей с мелкобуржуазной психологией деревни. Истребить ее колхозный строй никак не мог, поскольку лишь подавлял собственнические инстинкты крестьянина, но не искоренял их. На лестнице эволюции организации производства колхозы занимали промежуточное положение между простым кооперативом и промышленным предприятием, сельскохозяйственным конвейером в котором нет крестьян, а если лишь наемные работники. Обещания удовлетворить потребительские мечты оказалось вполне достаточно, чтобы миллионы отдали формально принадлежащие им средства производства, а с ними и многие социальные права, новой буржуазии - бывшей советской бюрократии.

Из обломков СССР возникли современные буржуазные государства. Реставрация разрушила экономические структуры советского общества, вписав бывшие союзные республики в мироэкономику как периферийные страны, экономически зависимые от центров капитализма - США, ЕС и Англии. Глубокий хозяйственный кризис России 1991-1999 годов почти на два десятилетия прервал процесс становления классового сознания, возобновившийся уже в новых условиях.

Толчок к возрождению рабочего движения и революционной борьбы дал экономический кризис 1998-1999 годов, после которого начался быстрый экономический рост. Эпоха капиталистического подъема России породила экономические иллюзии масс, крушение которых сделалось возможным уже под ударом нового глобального кризиса.

[1] Ленин В.И. Избранные произведения в 4 томах. М. Политическая литература. 1988 г. 3 т. С. 409.

[2] Ленин В.И. Избранные произведения в 4 томах. М. Политическая литература. 1988 г. 3 т. С. 408.

[3] Роговин В.З. Сталинский неонеп, М., 54-55 с.

[4] Исторический архив. 1994. № 2. С. 40.

[5] Роговин В.З. Была ли альтернатива: http://trst.narod.ru/rogovin/t1/ix.htm

[6] Ленин В.И. Избранные произведения в 4 томах. М. Политическая литература. 1988 г. 3 т. С. 406.

[7] Ленин В.И. Избранные произведения в 4 томах. М. Политическая литература. 1988 г. 3 т. С. 406.

[8] Роговин В.З. Была ли альтернатива: http://trst.narod.ru/rogovin/t1/xii.htm

[9] См. Как нам реорганизовать Рабкрин (Предложение XII Съезду партии)

[10] Ленин В.И. Избранные произведения в 4 томах. М. Политическая литература. 1988 г. 4 т. С. 283-286

[11] Роговин В.З. Была ли альтернатива: http://trst.narod.ru/rogovin/t1/xxxviii.htm

[12] Роговин В.З. Была ли альтернатива: http://trst.narod.ru/rogovin/t1/xxxviii.htm

[13] Коммунистический Интернационал в документах, М., 1933. С. 448.

[14] Троцкий Л.Д. Преданная революция: http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl001.htm

[15] Кагарлицкий Б.Ю. Периферийная империя: Россия и мировая система. М. Ультра. Культура. 2004. С. 423.

[16] Кагарлицкий Б.Ю. Периферийная империя: Россия и мировая система. М. Ультра. Культура. 2004. С. 453.

[17] Рютин М.Н. Сталин и кризис пролетарской диктатуры: http://scepsis.ru/library/id_951.html

[18] Конституция (основной закон) СССР: http://www.hrono.ru/dokum/193_dok/cnst1936.html

[19] Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. С. 73.

[20] Роговин В.З. Сталинский неонеп. Глава XXIV. Оппозиционеры в подполье: http://web.mit.edu/people/fjk/Rogovin/volume3/xxiv.html

[21] Бюллетень оппозиции. 1935. # 41. С. 10.

[22] Бюллетень оппозиции. 1935. # 41. С. 6.

[23] Антология самиздата. Т.1, кн. 2. С. 240

[24] Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. Ликвидация чекистов: http://trst.narod.ru/orlov/xix.htm

[25] Роговин В.З. Партия расстрелянных: http://web.mit.edu/fjk/Public/Rogovin/volume5/xxii.html

[26] Известия ЦК КПСС. 1989. # 12. С. 87.

[27] Роговин В.З. 1937: http://web.mit.edu/fjk/Public/Rogovin/volume4/index.html

[28] Роговин В.З. 1937: http://web.mit.edu/fjk/Public/Rogovin/volume4/lv.html

[29] Роговин В.З. Партия расстрелянных: http://web.mit.edu/fjk/Public/Rogovin/volume5/xxii.html

[30] Роговин В.З. Партия расстрелянных: http://web.mit.edu/fjk/Public/Rogovin/volume5/xxii.html

[31] Роговин В.З. Партия расстрелянных: http://web.mit.edu/fjk/Public/Rogovin/volume5/xxiii.html

[32] Роговин В.З. Партия расстрелянных: http://web.mit.edu/fjk/Public/Rogovin/volume5/xxiv.html

[33] Троцкий Л.Д. Обезглавление Красной Армии: http://www.wonder.ru/alex/leon/trotm406.htm

[34] Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. С. 441-442.

[35] Life. 1956. Vol. 40. # 17. P. 37-38.

[36] Роговин В.З. 1937: http://web.mit.edu/people/fjk/Rogovin/volume4/lii.html

[37] Коммунист. 1990. № 17. С73.

[38] Википедия. Грант, Тед: http://ru.wikipedia.org/

[39] Википедия. Сталинские репрессии: http://ru.wikipedia.org

[40] Роговин В.З. Партия расстрелянных: http://web.mit.edu/people/fjk/Rogovin/volume5/xxxiv.html

[41] Источник. 1995. # 1. С. 120.

[42] Отечественные архивы. 1992. № 2. С. 28.

[43] Роговин В.З. Партия расстрелянных: http://web.mit.edu/people/fjk/Rogovin/volume5/pii.html

[44] XX съезд КПСС и его исторические реальности. М., 1991. С. 54.

[45] Вопросы философии. 1990. # 2. С. 13.

[46] Роговин В.З. Мировая революция и мировая война: http://trst.narod.ru/rogovin/t6/i.htm

[47] XX съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчёт. T. I. M., 1956. С. 11.

[48] Наука и жизнь. 1989. № 4. С. 42.

[49] Роговин В.З. Мировая революция и мировая война: http://trst.narod.ru/rogovin/t6/i.htm

[50] Некрич A.M. 1941 22 июня. М., 1965. С. 70.

[51] Роговин В.З. Мировая революция и мировая война: http://trst.narod.ru/rogovin/t6/i.htm

[52] Бюллетень оппозиции. 1938. № 66-67. С. 19.

[53] Роговин В.З. Мировая революция и мировая война: http://trst.narod.ru/rogovin/t6/i.htm

[54] Гордон Л. А., Клопов Э. В. Что это было? С. 63.

[55] Труд в СССР. М., 1968. С. 20.

[56] Гордон Л. А., Клопов Э. В. Что это было? С. 98-99.

[57] Роговин В.З. Мировая революция и мировая война: http://trst.narod.ru/rogovin/t6/iii.htm

[58] Роговин В.З. Мировая революция и мировая война: http://trst.narod.ru/rogovin/t6/iii.htm

[59] Роговин В.З. Мировая революция и мировая война: http://trst.narod.ru/rogovin/t6/iii.htm

[60] Как убили Берия: http://www.contr-tv.ru/common/2455/

[61] "Косыгинская" реформа: http://business.cifrovik.ru/news/article04A69/default.asp?news=19049

[62] Социальные аспекты "косыгинской" реформы середины 1960-х - 1970-х годов. Анализ динамики показателей уровня жизни населения: http://www.hist.msu.ru/Labs/Ecohist/OB8/slavkina.htm

[63] Социальные аспекты "косыгинской" реформы середины 1960-х - 1970-х годов. Анализ динамики показателей уровня жизни населения: http://www.hist.msu.ru/Labs/Ecohist/OB8/slavkina.htm