sci_history Василий Колташов Византийская армия IV-XIII веков. ru Book Designer 5.0 26.04.2009 BD-18D1CC-A17A-8F4E-088B-D0E2-536D-9DB3B6 1.0

В.Г. Колташов

Византийская армия IV-XIII веков.

Вступление.

Большой интерес к проблеме Византийской военной истории подвиг меня попытаться написать эту работу. Я уже много лет с увлечением изучаю историю военного искусства, и чем меньше известно по той или иной теме, тем больший интерес она вызывает. Такой мало изученной областью военной истории являются военные силы Византийской империи, небольшое число источников многие из которых почти недоступны, затрудняет широкому читателю доступ к знаниям по этой теме. Собрав, как мне кажется, достаточно материалов я взял на себя смелость написать книгу по истории военных сил Византии.

Данная работа включает в себя не только много интересных материалов по Византийской армии, ее организации, численности, тактике и стратегии. Книга снабжена богатым иллюстративным материалом, который призван дополнить практически отсутствующее в ней описание вооружения. Так же работа содержит целый ряд интересных расчетов и предположений.

1. Византийская армия IV-VII веков.

После смерти императора Феодосия в 395 году распалась Римская империя. Ее части возглавили сыновья императора Гонорий и Аркадий. Гонорию досталась Западная ее часть, а Аркадию Восточная. С этого времени и ведет свою историю Византийская империя. Вместе с разделением некогда великого государства была так же разделена на две части и его армия. Какими были военные силы новообразовавшейся Восточной Римской империи, из кого и как они формировались, какими военными приемами пользовались? На все эти вопросы мы попытаемся найти ответы в этой главе.

Не многим известно, какой была армия появившейся в восточном средиземноморье державы, и хотя отечественными и зарубежными историками проделана огромная работа, но собранные ими источники едва ли можно назвать богатыми. Но прежде чем перейти непосредственно к военным силам Византии остановимся на время на том периоде в военной истории Византии, который нам предстоит рассмотреть. Это было время, когда Восточноримская империя еще не утратила многих своих латинских корней, и государственным языком был не греческий, а латынь. Отделившись от запада восточный Рим, располагал обширными владениями от Дуная до Нила, такими, каких он после уже никогда не имел. Еще существовал опасный давнишний сосед Византии Сасанидский Иран, еще не вторглись в империю из-за Дуная славяне, а из Аравии неудержимые полчища арабов, еще существовал старый римский мир.

Распад Римской империи стал следствием углубляющегося кризиса рабовладельческого общества, оно умирало, но сопротивлялось из последних сил. Материальное производство того периода переживало заметный упадок, это сказывалось во всем в предметах роскоши, быта, оружии, и если сравнивать качество вооружения римских воинов I-II века и воинов IV-VII веков, то сравнение будет не в пользу последних. Конечно, можно отметить не только тенденцию упадка связанную с распадом рабовладельческого способа производства, но и тенденцию развития, так в IV веке появилось стремя, что заметно повлияло на все тогдашнее, и последующее военное искусство, поскольку позволило кавалеристу лучше держаться в седле, в значительной мере освободило его руки. Разуметься не стремя, а общее состояние тогдашнего общество определило преобладание в войне кавалерии над пехотой.

Рис. 1. Воины Восточной Римской империи V-VI веков: легко и тяжело вооруженный пехотинцы и катафракт.

До нас дошло немало источников по Византийской армии того периода, правда, все они по отдельности дают довольно мало информации, за исключением одного, пожалуй, самого ценного. Это Notitia dignitatum - список войсковых частей обеих империй конца IV века. С него, по-видимому, и стоит начать. Поскольку нас интересует, прежде всего, Византийская империя, то мы не станем останавливаться на армии Западной Римской империи и сразу перейдем к Востоку. Помимо гвардии, на которой мы остановимся отдельно, Восточноримская империя имела армии следующих магистров:

I Магистра in praesenti

II Магистра in praesenti

Магистра армии Востока

Магистр армии во Фракии

Магистр армии Иллирика

Под началом магистров этих армий находились следующие подразделения (см. Табл. 1). Все это были постоянные войска, находившиеся на службе у императора за денежное жалование, то есть это были наемные войска. Должность магистра армии (от лат. magis - глава, начальник) - командующего хотя и применялась в Римской империи со времен императора Константина, однако для обозначения командующего приведенными в Таблице 1 армиями стала применяться примерно с 360-х годов, когда при императоре Валентиниане возникла потребность в увеличении числа магистров, которых при Константине было два один для пехоты и один для конницы. К моменту разделения Римской империи на западе было три магистра, на востоке пять. [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 1, стр. 64-68]

Рис. 2. Византийский всадник и пехотинец полевых войск IV-VII веков. Таблица 1: Постоянные войска Восточной Римской империи на конец IV века. Рис. 3. Византийский всадник IV века.

Помимо постоянных наемных войск Восточная Римская империя располагала еще и пограничными войсками, расположенными в некоторых провинциях (см. Табл. 2). Эти войска в отличие от военных сил магистров представляли собой ополчение, сгруппированное в армии, и находились под командованием дуксов (лат. dux - вождь, позднее «duke» - герцог). Исключение составлял Египет и Ливия (?) где территория делилась на сектора за которые отвечали prepositi limitis (наместники границы) над которыми стоял comes limitis (командир границы) [Греция и Рим, М., 2000, стр. 253; Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 1, стр. 64-68].

Таблица 2: Пограничные войска (limitanei) Восточной Римской империи на конец IV века.

В обеих приведенных выше таблицах мы видим уже готовые численности полков и армий, однако тут необходимо внести пояснение. «Что касается численности людей в военных частях различных наименований, то прямых, ясных и вполне определенных данных для этого времени у нас нет, в противоположность предшествующему» [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 1, стр. 67]. Во времена расцвета Римской империи легион насчитывал порядка 10 тысяч человек, в него входили помимо 10 когорт по 600 человек, делившихся на манипулы и центурии, одна ала (лат. alae - крыло) конницы (от 480 до 960 человек), делившаяся на турмы по 30 или 40 человек, вспомогательные войска (auxilia): алы конницы, когорты пехоты и смешанные когорты, 10 катапульт и 55 аркбаллист [Словарь античности, М., 1993, 704 с.]. Так было в эпоху Принципата, вплоть до начала периода Солдатских императоров. Римская империя, пройдя период своего наивысшего расцвета и могущества, начиная с конца II века, вступила в полосу углубляющегося кризиса. Этот кризис не был случайным, причиной его был достигнутый предел развития рабовладельческого способа производства. В III веке Империя сотрясалась бесконечными военными конфликтами, постоянно сменялись императоры, временно отпадали многие провинции. Итогом развивающегося кризиса рабовладельческого строя стал упадок городов, денежного хозяйства, в государстве активно развивалось натуральное (основанное на труде колонов) хозяйство. Финансы Рима были расстроены, легионам задерживалось, а порой и не выплачивалось жалование, при этом военные расходы непрерывно возрастали. До нас дошло очень мало сведений о том, как римская армия из постоянной превратилась в полу милиционную. Принято считать, что военные реформы Диоклетиана и Константина произвели разделение войск на мобильные (полевые) и пограничные (оккупационные), но эти военные преобразования были направлены лишь на упорядочение уже существующего разделения. За беспорядочные годы бесконечной смены императоров и непрекращающихся гражданских войн многие войска были поселены или расселились сами и превратились в милиционные формирования, к тому же легионы утратили свое прежнее значение, поскольку из них постоянно забирали, алы и когорты и перебрасывали в самые различные направления. «Со времен Александра Севера (222-235) вошло в обычай предоставлять пограничным солдатам завоеванные на границе земли для обработки, с возложением обязательной военной службы по наследству на их потомство» [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 1, стр. 63]. В итоге в IV веке легионы как военные единицы заметно ослабели, часть их посадили на земли, превратив в ополчение, частью перебросили в другие, порой очень отдаленные провинции. Состав пехотной части не превосходил одной тысячи человек, а часто бывал и меньше. «Так, в 397 году армия отправленная в Африку против Гильдона, состояла из семи легионов, которые дали в общей сложности пять тысяч человек, а шесть полков восточной армии, прибывшие в Равенну в 409 году, состовляли только четыре тысячи человек» [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 1, стр. 67-68]. Конные полки имели обыкновенно пятисотенный состав, как это было в схолах. По сей день остается спорным вопрос о составе пограничных войск, но мы, тем не менее, будем считать их численность, так же как и в полевых войсках. В списке Notitia dignitatum встречаются когорты, вспомогательные отряды (auxilia), команды разведчиков и граничар (riparienses), их численность мы будем принимать за 500 человек, хотя возможно эта цифра слишком велика [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 1, стр. 67; Греция и Рим, М., 2000, стр. 254]. У читателя могут возникнуть некоторые сложности с латинскими терминами, приведенными в таблицах, поэтому мы попытаемся их разобрать. В Таблице 3 приведены расшифровки некоторых используемых латинских слов.

Таблица 3: Некоторые латинские термины. Рис. 4. Легионер IV века.

Завершив подсчет численности восточноримской армии, мы можем сказать, что она располагала 113 тыс. постоянных солдат, без учета гвардии и 186 тыс. милиционных войск. Однако, у византийцев была еще и гвардия, она состояла из схол, эскувитов, дместиков и протекторов. В таблице 4 мы приводим данные об этих формированиях.

Таблица 4: Гвардейские формирования Византийской империи IV-VII веков.

Итак, попытаемся подсчитать общее количество воинов императорской гвардии: в семи схолах насчитывалось 3500 человек, кандидаты имели 500 человек, эскувиты - 300, доместики - 1000 и протекторы то же 1000. В общей сложности на конец V века в различные гвардейские формирования входило 6300 человек, в VI веке, при Юстиниане, эта цифра возросла до 8300 человек. В более ранний период, в конце IV века, когда некоторые отряды еще не существовали, численность гвардейских формирований составляла 5000 человек. Это число мы и используем для подсчета общей численности армии Империи в конце IV начале V века. Постоянные, наемные войска в этот период насчитывали 118 тысяч человек, а расположенные на границах милиционные части 186 тысяч человек. Таким образом, общая численность вооруженных сил Византии достигала 304 тысяч человек, и, если добавить сюда предполагаемое число пограничных войск в Ливии (допустим, что их было 16 тысяч), то мы получим общую численность византийских войск в 320 тысяч. Велика ли эта цифра? Могла ли Византийская империя содержать такую армию? Проверить это не так уж просто, но мы все же попытаемся это сделать.

Рис. 5. Византийские шлемы IV-VII Веков.

Для многих поколений историков вопрос о численности населения Византийской империи оставался не ясным, данных практически не сохранилось, а подсчеты различных ученых крайне различны. Так, профессор Карл Кеннех (Kenneth W. Harl) из Нового Орлеана считает, что население обеих империй в конце IV века достигало 56 миллионов человек. Данные его расчетов мы приводим в таблице 5. Другой зарубежный историк Рассел считает, что численность населения тогдашнего цивилизованного мира не превышала 50 миллионов человек [Transactions of the American Philosophical Society, 48, parte 3Є, 1958]. Данные его расчетов мы приводим в таблице 6. Все эти цифры, показанные в таблицах 5 и 6 на наш взгляд слишком велики для того периода, нельзя забывать, что, достигнув максимума в 60 миллионов человек к середине II века нашей эры, население Римской империи только сокращалось. Причиной тому были постоянные эпидемии и бесконечные гражданские войны, и набеги варваров. Хотя на востоке это сокращение населения сказалось в меньшей степени, к тому же сокращалась и доля рабов в общей массе населения, что означало относительное увеличение налогооблагаемой базы [Всемирная история, Минск, 1996, том 6, 170-193; Словарь античности, М., 1993, стр. 374]. Принимая во внимание все эти факты, мы произвели свой расчет населения (См. Таблицу 7), и получили, что численность населения Западной империи должна была составлять 11,45 миллионов человек, а население Восточной 14. Общая сумма населения двух империй составляет примерно 27,6 миллионов человек, что означает более чем двукратное сокращение населения с середины II по начало V века. В таблице 8 показана динамика изменения численности населения в землях на пространстве Римской империи по Расселу, из нее мы видим, что население в позднеантичном и раннесредневековом мире Европы продолжало сокращаться, что не могла не сказаться и на численности Византийской армии, но об этом позже. Мы получили численность населения Византийской империи в 15 миллионов человек, по другим подсчетам она колеблется от 23,9 до 34,5 миллионов. Последние две цифры кажутся мне чрезвычайно высокими, и если полагаться на них то получается, что население Римской империи с момента начала ее кризиса не сокращалось вовсе или сокращалось не значительно, что противоречит другим историческим источникам. Следовательно, мы принимаем наши расчеты. В различные исторические периоды численность постоянной, наемной армии редко превышала 1 % от общей численности населения страны (эту особенность обнаружил еще Карл фон Клаузевиц), исходя из этого факта, при населении в 15 миллионов человек Византийская империя должна была располагать 150 тысячной наемной армией. В наших подсчетах мы получили 118 тысяч солдат регулярных сил и 202 тысячи милиционных войск. Если принять во внимание, что расходы на содержание милиционных частей в несколько раз ниже чем расходы на содержание постоянных наемных контингентов, то, приняв разницу в три раза, получим, что 202 тысячи милиционных солдат по расходам равны примерно 67 тысячам постоянных солдат. Сложим получившиеся у нас 67 тысяч с имеющимися 118 тысячами, и получим, что 185 тысячи условных постоянных солдат. Разница между 150 тысячами номинально возможных постоянных солдат и полученными 185 тысячами составляет 35 тысячи человек, или 23,3 %, что, в общем, не так уж и много. Вполне возможно, что нами допущены ошибки в подсчете численности Византийской армии, или населения Византийской империи, однако может быть и так, что империя содержала, находясь в постоянном напряжении, войск больше номинально возможного количества, ведь времена были очень трудные. Это, пожалуй, скорее всего.

Таблица 5: Численность населения Восточной и Западной Римской империи на конец IV века по подсчетам профессора Кеннеха. Таблица 6: Численность населения Восточной и Западной Римской империи на конец IV века по подсчетам Рассела. Таблица 7: Наши подсчеты населения Восточной и Западной Римской империи в конце IV начале V века. Рис. 6. Византийские пехотинцы V-VI век. Таблица 8: Динамика изменения численности населения в землях на пространстве Римской империи по Расселу.

Рассмотрев проблему численности Византийской армии самое время немного остановиться на том из кого и как она комплектовалась. Еще в период поздней Римской республики в вооруженные силы стали активно привлекать варваров. Сперва они служили только в коннице и вспомогательной пехоте, затем их стали активно включать в число легионеров, и гвардейцев, так при особе императора даже существовал особый германский конный отряд Батавов. Затем уже большая часть воинов на службе Рима состояла из варваров. Так произошло потому, что в Римской империи сокращалось население, развивались латифундии и колонат, разорялись и пустели города. Если до этого в I-II веке свободное население перемещалось из сельской местности в города, а уже от туда попадало в армию, то с III века процесс повернулся в обратную сторону. Разрушалось денежное хозяйство, сокращались заказы ремесленникам, в сельской местности верх брали натурально хозяйственные тенденции, к тому же происходил процесс закрепления колонов. Императоры же нуждаясь в ремесленниках, старались не допустить их бегства из города и проводили политику закрепления сословий, по сути, это была консервативная рабовладельческая политика. Изменялась и психика людей, активно формировались феодальные ценности, одним словом шла беспощадная борьба феодальных и рабовладельческих тенденций. Империи невского было формировать войска кроме варваров, поскольку свободного готового служить в армии населения в империи нахватало. Все это унаследовала и Византийская империя, и хотя в рядах ее войск было тоже много варваров, но их все же было первоначально несколько меньше чем в рядах армии Западной римской империи, поскольку на востоке сохранились и процветали многие большие города и в немалом числе имелись свободные земледельцы, да и рабов было меньше. То есть доля относительно свободного населения была выше, и самого его было больше.

Рис. 7. Византийский конный лучник V века.

Армия Византии имела три рода войск кавалерию, пехоту и артиллерию. Воины империи делились на несколько классов вооружения: тяжелая кавалерия (катафракты), конница среднего и легкого класса, тяжелая, легко вооруженная пехота. В постоянных войсках были представлены все эти классы, а в пограничных, милиционных, скорее всего только легкая конница и пехота. Это тем более вероятно, если учесть что все это были крестьяне. Разумеется, боевые качества пограничных войск были не велики, мы находим этому массу подтверждений в истории. Постоянные, полевые войска, хотя и не шли не в какое сравнение с воинами эпохи принципата, наголову превосходили по своим боевым качествам своих «посаженных на землю» товарищей. К сожалению, мы не знаем точно, и можем только предполагать, какие их перечисленных в Notitia dignitatum формирований могут быть отнесены к какому классу вооружения. Скорее всего, к классу катафрактов могут быть отнесены конные гвардейские полки vexillations palatinae и конные линейные полки, в таком случае этот класс кавалерии должен был насчитывать 13 тысяч воинов. Остальная постоянная конница скорее всего относилась к оставшимся двум классам кавалерии и насчитывала 8,5 тысяч воинов. Постоянные пешие подразделения на наш взгляд должны были в преобладающей мере состоять из тяжело вооруженных воинов, но среди них имелось и немалое число легких пехотинцев. Держать их в постоянных пехотных контингентах было необходимо, поскольку легкая милиционная пехота была очень плоха. Гвардейские формирования состояли из тяжеловооруженной пехоты и конницы среднего класса. О Византийской артиллерии у нас нет, сколько ни будь цельных, данных и мы можем предположить, что со времени принципата она в значительно сократилась и заметно утратила свое значение. Она, несомненно, существовала, хотя и была немногочисленна, находилась она при армиях магистров и активно использовалась в основном для осад городов [Греция и Рим, М., 2000, стр. 302-303]. Практически не встречаются описания ее применения в полевых сражениях.

Помимо полевых и пограничных войск Византийская империя располагала еще и ополчением Константинопольских дим (политизированные партии ипподрома), которое собиралось в крайних случаях. Их было четыре, они именовались по цветам, в которых выступали возничие на ристаниях, голубые (венеты) и зеленые (прасины), красные (русии) и белые (левки), но ополчение выставляли только первых две, остальные такого веса не имели [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 2, стр. 255, 265; С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 334]. Это ополчение хотя и созывалось императором, но носило довольно вольный характер, и далеко не всегда было политически надежным, к тому же его боевые качества были ничтожны [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 2, стр. 255]. Начиная с V века, всеобщее распространение получает институт букеллариев, личных дружин полководцев и частных лиц. Чаще всего они набирались из варваров и существовали только во время военного похода, поскольку содержание их было делом довольно дорогим. В сущности, в распространение института букеллариев выразился общий упадок военных сил империи, который происходил в первую очередь из ухудшения ее финансового положения, сокращалось население, разрушалось денежное хозяйство империи. Постоянно снижались поступления денег в казну, к тому же они поступали не постоянно, это приводило к длительным задержкам жалования, не редко императоры сами стремились не расходовать имеющиеся у них деньги и производили умышленные задержки жалования. К тому же жалование должно было повышаться в размерах с выслугой лет, выслужившие же свой срок солдаты имели право на вознаграждение, права эти действовали, но чиновники, ведавшие выплатой, повышением окладов, привилегиями и вознаграждением ветеранов заботились только о сокращение расходов и собственной наживе. Все это не могло не сказаться на состоянии вооруженных сил страны, оно постоянно ухудшалось, пограничные войска лишались своего статуса, превращались в обычных земледельцев, наемные войска уже не надеялись на жалование и превращались в ремесленников и крестьян, и когда Юстиниан упразднил пятилетний донатив (денежный подарок воинам) ранее выдаваемый императорами при вступлении на престол, и затем раз в пять лет, это никакого протеста среди армии не вызвало. Постепенно стиралась разница между солдатами действующей армии (comitatenses и palatini) и пограничниками (limitanei) [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 2, стр. 241-255]. Процесс распада армии непрерывно шел в империи вплоть до фемной реформы. Некоторые императоры пытались изменить положение, так Юстиниан даже издал запрет, но это ничего не изменило. К тому же Византийские императоры, пытаясь одной рукой остановить разрушение армии, упорядочив выплаты жалования и восстановив дисциплину, другой рукой губили ее постоянно лишая ее льгот, так Юстиниан после заключения мира с державой Сасанидов перестал выплачивать жалование, а впоследствии (еще до 550 года) вообще лишил их военного звания [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 2, стр. 252-253]. Постоянно нуждаясь в деньгах, императоры V-VI веков лишали поселенные войска налоговых льгот, превращая их тем самым в обыкновенных подданных, налогоплательщиков. Итогом всего этого стало сильное сокращение армии к концу VI века.

Рис. 8. Воины auxilia palatina - вспомогательных гвардейских формирований IV-V веков.

Кроме букеллариев и ополчения дим в Восточной Римской империи существовал еще институт федератов. В военном отношении дружины федератов представляли собой гораздо более серьезный элемент Византийской армии, чем полевые и пограничные войска. Федератам были варвары-поселенцы, размещавшиеся согласно договору (foedus) на приграничных территориях империи и обязаны были нести военную службу за деньги или довольствие. Они состояли на учете в списках военного ведомства и имели общего начальника комита федератов. В места жительства федератов назначались офицеры, имевшие звание оптиона (optio) и заведовавшие выдачей жалования. По своему этническому составу федераты представляли смешанное население, это были готы, гунны, аланы и другие племена, однако преобладающим элементом были готы. Большинство федератов жило во Фракии. Федераты составляли дружины, возглавляемые их собственными вождями, которые содержали их на свой счет. Деньги, предназначенные федератам, через оптиона передавались их вождю, который и ведал их распределением. Отношения между вождем и его дружиной основывались на присяге; но эту последнюю дружина приносила не только своему командиру, но и Византийскому императору, как верховному начальнику военных сил империи. Все дружины состояли из наездников преимущественно вооруженных луками. Кроме всех уже перечисленных военных с давних времен существовала еще одна, приобретавшая при Юстиниане наравне с федератами и букеллариями все большую важность и значение. То были ополчения, выставляемые варварскими племенами за деньги путем дипломатических сношений с главой племени. Они именовались союзники, summacoi. Такие дружины вербовались из гуннов, славян, гепидов, эрулов и других племен и народов. Разумеется, управлять такой армией было крайне непросто. [А. Меньшиков, византийский военный словарь; Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 2, стр. 242-251]

Прежде чем перейти к непростому делу подсчета численности Византийской армии на период правления Юстиниана, ненадолго еще раз остановимся на том, как она была организована. В таблицах 1-2 мы привели для обозначения конных и части пеших подразделений термин полк. На самом деле было бы более правильно называть конные полки вексиллационами (vexillatio от лат. vexillum - боевое знамя), а пешие полки, не обозначенные как легион, когорта или отряд, вероятно, были когда-то сформированными группами из нескольких когорт и со временем превратились в постоянные войсковые единицы (по сути, это были те же легионы). Все вексиллационы (вексилляции) по-видимому, состояли из нескольких ал, которые были небольшими (не более 116-118 человек), или сразу из турм (30 или 40 человек) [Греция и Рим, М., 2000, стр. 251-252; Словарь античности, М, 1993, стр. 94]. Со временем, примерно к середине VI века исчезают пышные наименования полков, легионов и когорт, остается лишь один общий термин для их наименования слово: numerus, ariJmoz, а общим термином для обозначения командира полка давно уже служило слово трибун tribunus [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 2, стр. 244]. Пешие полки Восточной Римской империи (numerus) делились на центурии, хотя, по-видимому, кое-где продолжали существовать и когорты. Манипулы в то время уже не существовали упраздненные еще при Адриане (117-138) [Словарь античности, М, 1993, стр. 330]. Теперь, когда мы несколько разобрались в организации византийских частей самое время перейти к подсчетам численности армии империи в середине VI века, то есть к моменту завершения правления Юстиниана.

Как мы уже неоднократно отмечали выше, численность населения в тот период продолжала сокращаться, сокращалось число налогоплательщиков, ремесленники, мелкие рабовладельцы и свободные крестьяне разорялись тем самым, ухудшая и так не простое финансовое положение империи. Конечно, сокращалась и византийская армия, ведь ей попросту нечем было платить. Но все же, каким было население Византийской империи в середине VI века? Из довольно близких к нашим расчетам, расчетов населения Европы сделанных Расселом, мы примерно знаем динамику сокращения населения и по аналогии можем рассчитать сколько насчитывало население Византийской империи на период его максимального сокращения, примерно 650 год, и на период правления Юстиниана 550 год. Итак, в таблице 9 мы приводим полученные результаты. При этом нужно отметить, что темпы сокращения населения на территории Западной Римской империи в этот период должны быть несколько ниже чем на востоке, поскольку рабовладельческий строй потерпел уже в этих странах полное поражение и в них свободно начинают развиваться более передовые феодальные отношения. Исключение должны составлять только Африка и Италия, находившиеся под властью византийцев.

Таблица 9: Наши подсчеты населения земель Восточной и Западной Римской империи на середину VI и VII века.

Теперь самое время приступить к примерному подсчету численности византийской армии соответственно на 550 и 650 год. В середине VI века когда империя восстановила свое господство в Италии и Африке ее население должно было составить 17,6 миллионов человек, что давало возможность выставить постоянную армию размером в 176 тысяч человек, то есть приблизительно 100 тысяч наемников и 228 тысяч милиционных солдат. Но к середине VII века владения в Италии были наполовину потеряны и население империи теперь составляло 11,4 миллионов человек, что позволяло содержать 70 тысяч постоянных воинов и 132 тысяч ополченцев. Рисуя в воображении картину армии VI-VII века нужно учитывать что, многие пограничные войска перестали существовать, а их в бюджете империи заменили федераты. Таким образом, к моменту последней войны с Сасанидами и вторжения арабов, Византийская империя при всей ее огромной протяженности могла выставить не более 202 тысяч воинов, причем большей частью плохого качества. У некоторых читателей может возникнуть недоумение по поводу выбранной мной расчетной даты (650 год). Разумеется, она довольно условно, поскольку в это время империя не имела уже стабильной ситуации и непрерывно вела войны с державой Сасанидов, Аварским каганатом и вторгавшимся в ее пределы славянами и другими племенами.

Рис. 9. Вид византийской крепости в наши дни.

Стратегия византийской армии строилась на ее слабостях, имея военные силы такого не высокого качества нельзя было полагаться на результат полевых сражений, и нельзя было проводить смелые наступательные операции. Рассчитывать можно было только на методичное наступление с постепенным овладением вражескими крепостями, закреплением в занятых районах. К полевым сражениям можно было прибегать только в случаях, когда был очевиден перевес над противником, в случаях, когда этот перевес отнюдь не был очевиден, необходимо было маневрировать, производить небольшие нападения на неприятеля, заманивать его на неудобную позицию, а самим пытаться занять удобную. Нужно было внимательно следить за передвижениями врага и не допускать с его стороны вытеснение византийской армии с занятой территории, захват важных стратегических объектов. В обороне империя полагалась на расположенные вдоль границы на важных узлах коммуникаций крепости (см. рис. 9). Помимо них укрепления имели практически все города империи, славился неприступностью своих стен Константинополь (рис. 10). Все эти укрепленные пункты и расположенные у границы кордоны из пограничных войск должны были препятствовать проникновению сил варваров и соседних держав (Сасанидская держава, варварские королевства) в пределы Византии. Роль крепостей непрерывно возрастала по мере пропорционального снижения боевых качеств еще римской армии, активно возводил укрепления и Юстиниан, принято даже считать, что при нем было возведено гораздо больше крепостей на границе чем при его предшественниках. Располагая большим количеством крепостей, Восточная Римская империя вынуждена была держать и многочисленные их гарнизоны, полагаться на пограничные войска было в этом деле нельзя, по-видимому, они защищали только небольшие крепости, а в крупных укрепленных пунктах стояли гарнизоны из полевых войск, однако, со временем, эти гарнизоны стали мало отличаться друг от друга.[Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 2, стр. 176-177]

Рис. 10. Стены Константинополя (современное состояние).

Сродни стратегии была и тактика, ее проявления можно наблюдать в описаниях походов Велизария и Нарсеса, выдающихся полководцев эпохи Юстиниана. Тактика византийской армии IV-VII веков строилась на превосходстве кавалерии над пехотой, последней вопреки римской традиции отводилась зачастую пассивная роль, в то время как тяжелые и легкие кавалеристы производили нападения на неприятеля в центре или на флангах. Выше я разделил конных воинов на три класса вооружения, но тактически существовала только тяжелая конница, носившая хорошо защищенные доспехи даже на лошадях вооруженная пиками и мечами, иногда даже луками и легкая кавалерия не всегда имевшая хорошее защитное вооружение (класс легких кавалеристов) и вооруженная луками, копьями и мечами (рис 1-3, 7). Отличительном моментом этих классов, разумеется, были и лошади, так тяжелые кавалеристы (катафракты, клибанарии) имели больших и сильных коней. Тактика легкой конницы строилась на стрельбе из лука, она должна была измотать противника, прежде чем катафракты произведут нападение. Византийцы старались располагать свои силы плотным порядком, так чтобы реализовать максимальное взаимодействие не слишком стойких отрядов, к тому же их действия в таком случае легче было контролировать. В обороне главный удар должна была принимать на себя тяжелая пехота. Общей формулой сражения был малоподвижный центр и активные фланги, как правило, полководцы выделяли еще и резерв, расположенный за главными силами. Особое место в тактике византийцев того периода занимает легкая пехота, состоявшая из пращников, метателей дротиков и лучников, последние имели особое значение. Легкая пехота активно применялась как в обороне, так и в нападении, она могла располагаться как впереди, так и позади своих тяжеловооруженных товарищей, которые тоже не редко были вооружены луками. [Ю.А. Кулаковский, История Византии, М., 1996, том 2, стр. 248-249; История войн, М., 1997, том 1, стр. 240-242]

Рис. 11. Византийские пехотинцы VI-VII века.

Вот так выглядели, были организованы и такими морально боевыми качествами обладали войска Византийской империи, самого могущественного западного государства того времени. Конечно, эта армия не шла ни в какое сравнение со староримской, однако она существовала, сражалась, одерживала победы и терпела поражения. Имея именно такие войска, Византийская империя встретила последнюю войну с Сасанидами и нашествие Арабов в VII веке.

2. Византийская армия VII-XI веков.

Начавшиcь, VII век принес Византии одни невзгоды, невероятно тяжелой и продолжительной оказалась война 602 - 628 годов с Сасанидским Ираном, к тому же из-за Дуная неудержимым потоком хлынули и расселились на землях империи славяне, жестокие захватчики пришли с юга, из Аравии. На севере Балканского полуострова образовалось Болгарское царство, на юге могущественный Арабский халифат, была потеряна большая часть Италии, Африка, Месопотамия, Сирия, Палестина попали под владычество арабских завоевателей, Византия утратила большую часть своих владений, ее сотрясали внутренние неурядицы, разорились и опустели многие города, сильно пострадали многие поместья. Хозяйство было разорено, торговля подорвана, система управления расстроена. Под натиском восстаний рабов и колонов, городских выступлений плебса и иноземных завоевателей пал рабовладельческий строй, значительная часть земель была отнята у крупных землевладельцев, в стране появилось много свободных крестьян, в том числе и из славян. Спасти положение после длительной борьбы Византийские императоры все же сумели, но они должны были принять те перемены, которые произошли в стране. По сути, в VII веке Восточная Римская империя пережила феодальную революцию, и власть в государстве захватили представители новой феодальной знати. Начиная с Ираклия (610-641) императорами были произведены значительные преобразования в государственном устройстве, полностью изменился облик Византийской армии. Государство теперь приобрело греческий, а не латинский облик. [Всемирная история, Минск, 1996, том 2, стр. 289-293]

Рис. 12. Византийские всадники VI-VII век, катафракт и гунн.

Начиная с VII века, ведет свою историю фемное устройство Византийской империи, прейдя на смену старой организации военных сил, оно строилось на полной власти командующего военным округом ( фемой) стратига. В фемах (thema) не существовало прежнего, типичного для IV-VI веков, разделения гражданской и военной властей, стратиг возглавлял военную и гражданскую администрацию, ему подчинялось ополчение, собираемое в округе - фемы. Фемное ополчение набиралось главным образом из свободных крестьян. Фема, делилась на три турмы (по некоторым источникам от 2 до 5), каждой из которых командовал турмарх (turmarch). Стратиг и турмарх относились к высшим офицерам и назначались императорским распоряжением. Турма (turma) состояла из нескольких банд, во главе каждого из которых стоял комит или друнгарий банда (drouggarios ton bandon). Численность банда (bandon) колебалась в разное время от нескольких десятков до нескольких сот человек, по «Стратегикону» Псевдо-Маврикия (VII век) она насчитывала 100-200 человек, по другим источникам 300-400. Банды небыли исключительно кавалерийскими подразделениями, существовали и пешие банды фем. Основу фемного войска оставляли легко вооруженные всадники, но была и пехота, она, так же как и конница формировалась из свободных крестьян общинников. Воины фем - стратиоты (stratiotai), были, как уже говорилось, крестьянами, владевшими землей на условии несения военной повинности, всадник стратиот выставлялся с участка стоимостью 4 литры, солдат и моряк - в 2-4 литры. Причем стоимость имущества моряка была заметно больше стоимости пехотинца, а стоимость имущества моряка, приписанного к фемному флоту, должна была быть больше, чем у моряка царского флота, т.к. первые должны были снаряжать корабли на свои средства. В Византийской империи существовало разделение армии и флота на фемные и императорские. Войска, находившиеся в непосредственном подчинении императора, назывались «государевыми войсками». Одна литра (либра, римский фунт), являясь мерой веса, составляла около 327,45 грамм. Из одной либры золота чеканилось 72 номисмы, одна полновесная номисма (солид, иперпир) составляла 4,55 грамм золота. Разумеется, далеко не все крестьяне обладали таким солидным имуществом стоимостью в 360 номисм, или 1638 грамм золота и если участок дробился, воина снаряжали совладельцы в складчину («синдота»). Пехота фем была легковооруженной, и, как и конница, была организована в банды только большей численности, допустим, до тысячи человек (номинально 600), в то время как номинальной численностью конного банда можно считать 300 человек. Банды делились на сотни гекатонтархии (кентархии), лохи, полулохи и декархии (десятки) каждым из которых соответственно командовал гекатонтарх (кентарх), лохаг, гемилохит и декарх. Очень схожую структуру имели постоянные пехотные формирования империи, разница состояла лишь в том, что банд заменяла другая воинская единица (см. ниже). [Византийские очерки, М.,1996, стр. 130-142; С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 337-340; История войн, М., 1997, стр. 306; Всемирная история, Минск, 1996, стр. 476; А. Меньшиков, Византийский военно-исторический словарь]

Рис. 13. Византийский конный лучник фем X века.

После рассмотрения армии Византии IV-VI веков, может показаться, что военная организация VII и последующих веков была совершенно иной и никак не связана с предыдущей. Однако это не совсем так, конечно многое изменилось, исчезли старые названия, поменялась структура, но даже в этих серьезных переменах можно проследить эволюцию. В прошлой главе мы говорили, что ко времени Юстиниана общепринятым наименованием частей стал numerus, которым командовал трибун. Так вот этот нумер, со временем превратился в банд, а трибун в друнгария. Численность воинов в нумере в ходе VI-VII веков непрерывно снижалась, а сами войска империи превращались в поселенцев. [История войн, М., 1997, стр. 306] Однако мы должны остановиться на трактате «Тактика и стратегия», который приписывается императору Маврикию (582-602), где содержатся некоторые интересующие нас моменты относительно организации Византийской армии. «Итак, Стратегом (Главнокомандующим) называется тот, кто начальствует над всем войском и управляет им по своему усмотрению. Гипостратег - помощник Главнокомандующего - второй после него. Мерарх тот, кому вверена власть над мерой. Мериарх - начальник мерии; его называют также - dux. А мера, или друнгус - это отряд, составленный из трех мерий. Мерия же состоит из известного количества тагм или номеров или банд (от Готского band - hominum turba sub certo duce vel vexillo collecta). Начальник тагмы, или банды, или номера - носит название Комеса или Трибуна. Хилиархом - называется первый из Гекатонтархов (Центурион), следующий сейчас же за Комесом или Трибуном. Гекатонтарх - начальник сотни мужей. Декарх - начальник десятка. Пентарх над пятью; Тетрарх - он же и надзиратель - называется Урагос - последний в градации начальников. Бандофор - знаменщик банды, он сопровождается ассистентами. Таксиархами - называются Мериархи оптиматов.»,- из первого отрывка мы видим, что к концу VI началу VII века в армии Восточной Римской империи существовала уже заметно отличная от периода IV-VI веков военная организация. [Маврикий, Тактика и стратегия, С-П., 1903, Книга 1, глава 3.] Появление этой организации и прежде всего таких ее единиц как мера и мерия не было случайным, утратил свое прежнее значение легион, численность нумера сократилась, чтобы улучшить управление войсками императоры вынуждены были ввести большую военную единицу. По видимому, мера и мерия были формированиями временного характера, то есть создавались только на время войны, поскольку невозможно было оперативно командовать большим количеством отрядов в 200-400 человек, косвенное подтверждение этому мы находим у Маврикия. Возможно данная система была введена в середине VI века Юстинианом, однако в дальнейшем мы не встречаем упоминаний о ней в более поздних источниках, что указывает на то, что с фемной реорганизацией Византийской армии меры и мерии утратили свое значение. Приведем теперь второй отрывок: «Когда все будут вооружены и снаряжены как следует, заготовлено все необходимое для войска, разъяснены названия, которые каждый из вождей и воинов должен употреблять, тогда нужно разделять войско на известные тагмы и отряды и дать им умных и опытных начальников. Тагмы должны быть различного состава от 300-400 воинов: их свести в мерии или хилиархии, силой в 2000 или 3000 челов., смотря по величине всего войска; назначить достойных Мериархов (дуксы), а также Хилиархов - разумных и опытных. Из этих мерий составить три равные Меры, назначить им Мерархов, которые называются также Стратилатами, - благоразумных, спокойных, опытных и по возможности грамотных. Особенно осмотрительным надо быть при выборе начальника средней меры - Гипостратега, так как он, в случае надобности, заступает место Главнокомандующего. Вот каким образом устраивается войско: сначала разделяют всадников на тагмы, из тагм составляются мерии или хилиархии; из них три равные меры - средняя, правая и левая, образующие все войско под начальством Стратега. Тагмы не должны быть силой более 400 чел., за исключением банд оптиматов, также мерии не более 3000 чел. и меры не более 6000-7000 чел… Если же воинов в войске будет более против означенного числа, то лучше всего излишек строить отдельно в резерве, во второй линии или употреблять для поддержки мерам с фланга или с тыла, или для засад, или для обхода в тыл неприятелю. Не надо, чтобы меры и мерии были более означенного числа потому, что в противном случае команды не будут слышны и произойдет беспорядок в строю. Тагмы тоже не следует делать одинаковой численности, для того чтобы неприятелю из числа банд не сделалась ясной сила всего войска. В особенности же надо наблюдать за тем, чтобы в каждой тагме было не более 400 чел., как сказано, и не менее 200.» [Маврикий, Тактика и стратегия, С-П., 1903, Книга 1, глава 4.].

Рис. 14. Византийская пехота таксиархий IX-XI век: военачальник, тяжелый и легкий пехотинец.

Свое начало фемный строй ведет от императоров Ираклийской династии 610-717 годов, первоначально фемы создавались в приграничных районах и были довольно большими, затем их становилось больше, а сами они становились меньше. Всеми фемами командовали стратиги, исключение составляла только фема Кивирреотов (эта фема не выставляла солдат, зато давала более половины флота империи [История войн, М., 1996, том 1, стр. 311]), начальник которой носил звание друнгария и часто командовал всем флотом фем, и фема Опсикий, которую возглавлял комит [А.А. Васильев, История Византийской империи (время до Крестовых походов), Санкт-Петербург, 1998, стр. 307; А. Меньшиков, Византийский военно-исторический словарь]. Если создание первых фем произошло во времена Ираклийской династии, то свое окончательное оформление они получили во времена Исаврийской или как ее еще называют Сирийской династии (717-802) В этот период империя вела многочисленные тяжелые войны, внутри ее не прекращалось движение иконоборчества, в сумме это негативно влияло на культуру страны. Но уже при последних императорах Аморийской династии (820-867) начался период общего социально-экономического и культурного улучшения, стабилизировались к тому времени и границы Византии (см. рис. 15). При императорах Македонской династии (867-1185) Византийская империя достигла своего второго расцвета [С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 11-13]. Однако именно в этот период начался упадок фемного строя.

В конце VII века Византия имела 13 фем: 7 - в Малой Азии, 3 - на Балканах и 3 - на островах и в прибрежных раинах Средиземного и Эгейского моря [История войн, М., 1997, стр. 306]. К началу X века в империи уже насчитывалось 26 фем: 10 в Европе, 16 в Малой Азии [С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 16-17].

Рис. 15. Византийская империя в середине IX века.

Кроме милиционных фемных войск Византийская империя располагала еще постоянной пехотой и гвардией. Пехота Византийской империи была организована в таксиархии, отряды по 1000 человек. По стратегикону конца X века «De castrametatione» в подчинении у таксиарха - командира таксиса находилось 500 скутатов, их так же называют гоплитами, 200 метателей дротиков и 300 лучников и пращников ( сфендонитов (sfendonetes) - легкий пехотинец, пращник.). Все таксиархии находились под началом гоплитарха (oplitarhes). По традиции таксиархии делились на сотни - гекатонтархии, которыми командовали гекатонтархи (ekatontarhes), или кентархи по другим источникам («Тактика Льва»). Звание кентарх (kentarhos) - сотник идентично римскому званию центурион. Гекатонтархии делились на лохи и полулохи, которые в свою очередь подразделялись на декархии. Лох, находившийся под командованием лохага, состоял из нескольких десятков воинов (по некоторым данным до 100, что конечно невероятно) По всей видимости, такое деление было типичным для всей Византийской армии того периода. [А. Меньшиков, Византийский военно-исторический словарь; С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 16-17] Все таксиархии находились под началом оплитарха (гоплитарха) [А. Меньшиков, Византийский военно-исторический словарь]. Всего таксиархий было 16 [Некифор Фока (?), De castrametatione (Об устройстве лагеря), 1898]. Существует различные мнения относительно того, были ли воины таксиархий наемниками, или милицией. Некоторые сравнивают пехоту таксиархий с Русским стрелецким войском XVII века, и возможно доля истины в этом есть. Пехота таксиархий явилась преемницей Византийской пехоты V-VI веков, и вероятно сохранила ее полупостоянный характер. То есть воины находились на службе, получали жалование, занимались военной подготовкой, но при этом имели свое хозяйство, занимались торговлей, ремеслом, земледелием и основное время отдавали этому. В пользу того, что именно так оно и было, говорит тот факт, что воины таксиархий были подданными империи, и мы не встречаем упоминаний о том, что среди них встречались иноземцы. Это означает, что жалование не было настолько большим, чтобы привлечь на службу человека, не имеющего иных источников дохода.

Рис. 16. Ламинарный доспех византийских воинов X-XIII века.

Гвардия Визхантийских императоров называлась тагмы, которые делились на конные, схолы, эскувиты, арифм, иканаты, и пешие, нумера и стен, помимо них существовала еще наемная иноземная гвардия - этерия и дворцова стража, кувикуларии, кандидаты и виглы [С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 339; А. Меньшиков, Византийский военно-исторический словарь]. В порядке убывания статуса мы приводим все гвардейские тагмы в Таблице 10, так же там приведены другие гвардейские части. Свое общее название - тагмы гвардейские формирования получили, скорее всего, не случайно, тагмой в период VI-VII веков назывался отряд пехоты или кавалерии. После фемной реорганизации Византийской империи этот термин исчез из армии, но сохранился в гвардии, численность ее при этом заметно сократилась. По сравнению с периодом IV-VII веков в ней, однако, появились новые формирования. Всеми тагмами, кроме арифм командовали доместики, вообще же звание доместика носил адъютант стратига [А. Меньшиков, Византийский военно-исторический словарь]. Тагма схол Помимо всех причисленных тагм с X веа упоминаемся еще некая тагма стратилатов ( Стратилат - главнокомандующий на том или ином участке фронта или правитель той или иной части империи (сродни римский титул magister militum). Может являться синонимом стратига, доместика и т.п.) [А. Меньшиков, Византийский военно-исторический словарь]. В завершение рассмотрения гвардейских частей мне хочется внести некоторое уточнение, существовавшие звания доместика схол Запада и востока к тагмам и вообще к императорской гвардии отношения не имеют, а являются фактически званиями командующих войсками этих областей империи [С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 184, 334].

Таблица 10: Гвардия Византийской империи VII-XIII веков. Рис. 17. Императорская гвардия - этериоты (викинги и славяне).

Попытаемся сосчитать, сколько воинов насчитывали подразделения императорской гвардии. Кавалерийские тагмы имели в своем составе 900 человек, пешие 600, этерия насчитывала 2000 воинов, а прочая дворцовая стража 600 человек. В сумме получается 4100 воинов, при этом мы учитываем, что исчезнувших кандидатов заменила тагма стратилатов.

Рис. 18. Стены Константинополя (реконструкция).

Многим своим победам Константинополь был обязан прекрасной тяжелой коннице - катафрактам. Этот вид кавалерии, составлявший часть конного фемного войска (примерно треть), был, по-видимому, организован в отдельные банды, хотя возможно это могли быть и турмы. Катафракты в отличие от остальных стратиотов были мелкими феодалами и являлись самыми состоятельными представителями фемной милиции. Катафрактам, как и всем стратиотам земельные наделы предоставлял император, и продавать их они не имели права. [С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 188, 200] Византийские катафракты мало походили на Западноевропейское рыцарское ополчение, они были достаточно дисциплинированы, организованы в постоянные части, и даже имели (это было общей чертой Византийской армии) элементы униформы: плащи и пучки конских волос на шлемах определенного цвета, обозначавшего принадлежность воина к тому, либо иному подразделению [История войн, М., 1997, стр. 308].

Рис. 19. Византийские катафракты IX-XI века.

Стратегия Византийской армии не претерпела за период с VII по XI век серьезных изменений, она по-прежнему оставалась больше оборонительной, чем наступательной. Ее оборонительная часть дополнилась приемами партизанских действий со стороны фемного ополчения, которое должно было своими действиями тревожить неприятеля, препятствуя его продвижению в глубь страны, пока основные военные силы империи не соберутся и не выступят против него. Методика таких действий изложена в дошедшем до нас трактате «De velitatione bellica», и хорошо разобрана В.В. Кучмой. [Византийские очерки, М., 1996, стр. 130-142]

Рис. 20. Доспехи византийских катафрактов X века: ламинарный, кольчуга.

За период господства фемного строя выработалась новая тактика, которая впрочем, по своему характеру, мало отличалась от тактики предыдущего периода. Однако в ней произошли и некоторые перемены, вот какое описание ее мы находим в современных источниках: «Во время кампаний византийская армия представляла собой равную пропорцию из кавалерии и пехоты, хотя и чисто кавалерийские армии для Византии были не в диковинку. Имперская тактика была основана на наступательных и оборонительно-наступательных действиях и предусматривала большое число последовательных координированных ударов по врагу. Стандартный боевой порядок (в зависимости от обстоятельств значительно менявшийся) состоял из пяти основных элементов (см. рис):

1) Первая линия центра;

2) Вторая линия центра;

3) Резерв (охрана тыла), обычно представлявший собой две группы, размещенные позади каждого франга;

4) Фланговые отряды охранения, в боевую задачу которых входили также охват и окружение противника;

5) Отряды дального охранения и прикрытия, в боевую задачу которых входили также охват и окружение противника.

Два первых элемента составляла пехота - скутаты в центре, лучники на флангах, три остальных всегда были кавалерийскими. Если пехоты было мало, она могла образовывать только вторую линию центра или в качестве дополнительного резерва размещаться позади двух кавалерийских линий.

Рис. 21. Построение Византийской армии.

Когда противостоящая армия являлась преимущественно кавалерийской, а византийская - пехотной, передовая линия ожидала атаки врага. Уверенные, что их тыл и франги надёжно защищены кавалерией, скутаты выдерживали натиск кавалерии не хуже римских легионеров, а на фланги атакующего противника незамедлительно обрушивались византийские фланговые отряды охранения. Вслед за тем второй, ещё более сокрушительный, удар по вражеским флангам и тылам наносили отряды дальнего охранения и прикрытия. Если тактика подобных контрударов не достигала цели и византийская первая линия вынуждена была отступить, она выполняла этот маневр через просветы, в соответствии с традиционной римской схемой, оставленные для этой цели во второй линии. Отряды охранения и окружения оттягивались, перегруппировывались и атаковали вновь. Наконец, если вторая византийская линия терпела неудачу, а прежняя передовая ещё не успевала перестроиться, положение ещё могло быть спасено контратакой свежих резервных отрядов, почти всегда применявшихся скорее для двойного окружения, чем для фронтальной атаки.

Ясно, что при таком наборе компонентов существовало много вариантов использования их в бою - это в равной мере зависело от количественных и качественных войск противника. Здесь важно отметить наличие стандартной тактической доктрины: упор на окружение противника, взаимодействие родов войск, а также на сохранение свежего резерва, которым нередко и выигрывалось сражение.

Хотя роль пехоты и была вспомогательной по отношению к кавалерии, однако византийская доктрина не предусматривала её пассивности. При любом противостоянии с вражеской пехотой - во взаимодействии со своей кавалерией или чисто пехотных действиях на пересеченной местности - скутаты при поддержке лучников и дротикометателей должны были захватывать инициативу и наступать. Нормальный строй скутатов достигал 16 человек в глубину, а отдельные нумерии (основное административное и тактическое подразделение, 300-400 воинов) могли перестраиваться, растягивать и смыкать ряды подобно старым римским когортам. Атакуя, они кидались на врага и перед самым столкновением с его боевыми порядками метали копья, опять-таки подобно римской когорте. Таким образом, нумерии скутатов сочетали свойства легиона и фаланги, хотя им и не хватало высокого боевого духа, так много способствовавшего успехам пехоты Александра Македонского и Цезаря.

Кавалерийские нумерии обычно строились в линии по 8-10 всадников в глубину. Византийцы признавали, что этот строй, возможно, не совсем оптимален, но они были готовы пожертвовать гибкостью, получая в замен большее чувство безопасности и устойчивости, которое имеют люди в глубоком строю.» [Tevton, Tактика и вооружение византийских полевых армий со времен Последней персидской войны (610-628 гг.)]. Дополняя описание тактики Византийской армии, хочу отметить, что, участвуя во многих походах, византийцы, всегда останавливаясь, разбивали военный лагерь по определенному плану, где каждая военная часть была отделена от другой, а гвардейские части располагались в центре вокруг палатки императора. Размер лагеря всегда определялся в зависимости от численности действующей армии. [Некифор Фока (?), De castrametatione (Об устройстве лагеря), 1898]

Рис. 22. Византийская империя к 1025 году.

Описав Византийскую армию, ее стратегию и тактику самое время перейти к ее численности. Опираясь на уже ранее произведенные расчеты, и зная, что население Византии с середины VI века не сокращалось, а только возрастало, пусть и довольно медленно мы можем примерно рассчитать, какими военными силами располагала Византийская империя в различные периоды своей истории. Ниже (См. Табл. 11) приведены необходимые для подсчетов численности Византийской армии данные моих расчетов численности населения империи на различные исторические периоды. Эти цифры получены опираясь на приведенные в предыдущей главе данные различных ученых и наш критический их разбор.

Таблица 11: Численность населения Византийской империи в VII-XII веке.

Нам хорошо известно, что в средние века в Европе феодалы составляли приблизительно 3% от общей массы населения. Принимая во внимание слабую развитость феодальных отношений в Византийской империи в период VIII-IX века мы будем считать, что феодалы составляли в то время 2% населения. Для периода же X-XI века, когда феодальные отношения в империи получили дальнейшее развитие, и произошло заметное сокращение численности свободных крестьян, мы будем использовать для расчетов численность феодалов в 3%. Так же мы знаем, что в феодальном ополчении могло служить 20% от общей численности класса феодалов, составлявших взрослых мужчин способных сражаться в качестве тяжеловооруженных кавалеристов, то есть 1/5 часть от общего числа феодалов. Итак, рассчитав, сколько человек, могло быть выставлено в империи в качестве феодального ополчения, мы получим следующие цифры: для 800 года 30 тысяч, для 1025 года 55,5 тысяч человек.

Количество фем мы будем считать для 800 года, как и для 1025 года 26, пологая, что если и количество фем изменялось, то общая численность воинов в них не изменялась. Хотя число фем в 26 и относится к первой половине Х века, но, зная, что в присоединенных к империи землях новых фем не образовывалось, а, в крайнем случае, увеличивались прежние, мы оставим это количество фем. Так же для расчетов фемного войска нам понадобится примерная численность каждой фемы. Ее мы определим так, количество всадников в трех турмах мы возьмем для каждой фемы в 3 тысячи, считая для 1025 гола катафрактами одну треть, а для 800 года только одну пятую (чтобы отразить процесс превращения фемного ополчения из крестьянского в феодальное [С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 180, 188]). Фемную пехоту мы будем считать в 1 тысячу человек на каждую фему. Таким образом, мы получим примерную численность войска фемы в 4 тысячи человек.

Количество гвардии Византийской империи подсчитано нами выше, и мы просто приводим его, что же касается численности воинов в 16 таксиархиях, то она составляла 8 тысяч скутатов и 8 тысяч легких пехотинцев, метателей дротиков и лучников.

Теперь, когда расчеты закончены и сведены в Таблицу 12, стоит уточнить, с какой целью я рассчитывал процент способных к военной службе феодалов. Это было сделано с целью, показать, какая часть этого класса находилась на службе у Византийского государства в качестве катафрактов, а какая была от этого свободна. Итак, на 800 год мы получили, что из 30 тысяч способных к военной службе феодалов катафрактами были почти 12 тысяч, а на 1025 год из 55,5 тысяч 26. К тому же для нашего анализа важно, что в IX веке феодальные отношения в империи еще были крайне слабо развиты, а свободных крестьян общинников имевших свою землю было довольно много. В X-XI веке положение постепенно меняется, что с одной стороны ведет к увеличению доли феодалов находящихся на военной службе у императора, а с другой к разрушению социально-экономической опоры сильной государственной власти. Мы так же видим, насколько заметно выросло население империи к началу XI века, и на сколько мало изменилась численность ее армии. Так произошло потому, что, присоединяя к себе соседние земли, Византия только усиливала за счет новых земель феодалов империи, которые отнюдь не были заинтересованы в существовании сильного государства.

Таблица 12: Численность Византийской армии на 800 и 1025 год.

Что касается тех феодалов, которых мы оставили за скобками, не причислив к катафрактам, то они вполне могли быть вассалами динатов и участвовать в смутах. Если в IX веке феодальные дружины были еще очень слабо представлены в политике, да и знать сохраняла в основном гражданский характер, то в X, а еще больше в XI веке динаты все больше начинают напрямую участвовать во внутренней политике. В обход императорских указов они заводят собственные военные отряды, к тому же многие разбогатевшие стратиоты сами становятся динатами. Фемный строй распадается все труднее собрать необходимые военные силы, богатые катафракты не охотно отправляются в военные экспедиции, динаты не желают платить налоги, много меньше становится свободных крестьян налогоплательщиков. Все меньше денег поступает в казну.

Завершая оценку военных сил империи и наших расчетов, хочу отметить, что помимо своих сил Византия прибегала еще и к найму войск у своих соседей. Это были отряды, какого либо государства, которые за деньги, долю в добыче или иную выгоду привлекались империей для ведения войны. Особенно часто стали прибегать к услугам таких наемников в X-XI веке, когда своих сил уже нахватало. Так в середине IX века император Никифор Фока привлек для войны с Болгарией Русского князя Святослава. Союзник дорого обошелся империи, и новый император Иоанн Цимисхий с трудом сумел изгнать его за Дунай. Впрочем, период второй половины X начала XI века был для империи не только периодом еще не очевидных трудностей, но и периодом усиления Византии, периодом успешных завоеваний.

Время с VII по XI век оказался для византийской истории не простым. Пережив трудную полосу, Византия в VII-X веке смогла не только устоять под натиском Арабов, Болгар, Киевской Руси, различных кочевых народов и других беспокойных соседей, но и укрепить свое положение. Достигнув в X веке своего второго расцвета, Византийская империя сумела к началу XI века присоединить к себе Болгарию, Сирию, расширить свои владения в Италии и в Азии. В вассальной зависимости от нее находились: Сербия, обширные области южной Италии, некоторые районы Армении. Однако, благополучие Византийского государства уже подтачивал распад фемного строя, разорялись свободные крестьяне и стратиоты попадая в зависимость к крупным землевладельцам динатам, некоторые стратиоты-катафракты сами богатея превращались в динатов. Дальнейшее углубление этих процессов, несмотря на усилия императоров Македонской династии, привели в середине XI века империю к глубокому финансово-административному и военному кризису.

3. Военная реформа Комнинов; в изантийская армия XI-XIII веков.

3. Военная реформа Комнинов; в изантийская армия XI-XIII веков.

К середине XI века стало понятно, что у изрядно выросшей за правление Василия II (976-1025) Византии есть серьезные проблемы, все больше и больше стратиотов разорялось, и все могущественнее становились динаты, доходы фиска падали, слабела военная сила империи. Трон переходил из рук в руки, один узурпатор сменял другого, а положение не изменялось к лучшему. Некоторые императоры, такие как Исаак I Комнин (1057-1059) и Роман IV Диоген (1068-1071) пытались исправить ситуацию, они отнимали земли у аристократии и проводили политику расширения императорского домена, однако 1071 году Роман IV был разбит сельджуками в сражении при Манцикерте и попал в плен. В короткий период времени империя потеряла почти все свои владения в Малой Азии. Положение удалось спасти императорам династии Комнинов.

Рис. 23. Византийская империя в XII веке.

Военная и административная реформа, а так же энергичная политика императоров этой династии позволила постепенно возвратить империи часть ее владений в Малой Азии (См. Рис.). В ходе своих преобразований первый император этой династии Алексей I (1081-1118) упразднил часть ведомств государственного аппарата, резко сократив число чиновников, так же он стал активно пользоваться пронией - пожалованием на определенный срок какой либо области своего домена в управление (с правом получения дохода с нее) при условии военной или административной службы прониара императору [С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 245, 338]. Пришедшая в упадок фемная система формирования войска была заменена на прниарную, стратиотское ополчение уже практически не существовало, в замен его император собирал ополчение из прониаров [С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 243, 338]. Однако ополчение прониаров, ядром которого были катафракты, не было похоже на ополчение фем, оно было мало дисциплинировано, плохо организовано и сильно походило на рыцарское ополчение Западной Европы [С.Б. Дашков, Императоры Византии, М., 1996, стр. 245]

Рис. 24. Византийские воины XI-XII веков.

Помимо прониаров империя распологала еще сохранившейся гвардией, из которой самой лучшей частью были наемники этериоты набиравшиеся из славян, англо-саксов и скандинавов. Так же Византия активно привлекала на службу германских и франкских рыцарей, турок, арабов, славян и половцев. Эти наемники не находились на службе все время, а нанимались только для участия в каком либо походе и после его завершения возвращались домой. Такое наемное войско было по сути привлеченным за деньги или добычу ополчением из соседнего государства либо области. [Анна Комнина, Алексиада, М., 1965] Сохранилась в то время и пехота таксиархий, хотя численность ее видимо заметно сократилась, поскольку для содержания этих частей требовалось немало денег.

Рис. 25. Скутат и катафракт прониар XII-XIII веков.

Стратегия XI-XIII века была преимущественно оборонительной, полностью исчезли ее элементы, построенные на фемной военной системе. Серьезные перемены претерпела тактика, она все больше походила на тактику соседних феодальных государств, отличаясь стихийностью и плохим управлением. Войска плохо держали строй, были мало обучены и недисциплинированны. Однако византийцы были большими мастерами защиты, осад и взятия городов, сохранилось, хотя и претерпело по сравнению с VII-X веком некоторый упадок искусство взятия укреплений. Активно применялись осадные башни, машины, механизмы и различные хитроумные приема [Анна Комнина, Алексиада, М., 1965].

Мне очень сложно судить о численности Византийской армии XI-XIII века, поскольку в то время уже фактически не существовала фемная система, да и не известно, что стало с таксиархиями, хотя гвардия продолжала существовать. Установившаяся феодальная система, тем не менее, позволяет нам подсчитать, сколько войска могло быть в империи, но при этом нужно помнить, что львиная доля военных сил принадлежало в то время уже не императору, а феодальной аристократии. Зная численность населения империи на 1150 год и то, что класс феодалов составлял 3% населения страны, а воинами могла быть лишь 1/5 его часть, мы можем определить численность феодального ополчения Византии. Итак, получается 28,5 тысяч человек. Эта цифра отражает лишь общее количество катафрактов, но не дает полной картины численности феодального ополчения империи. Сюда нужно еще добавить такое же количество легких всадников и 57 тысяч пехотинцев, которых приводили с собой прониары. Мы получим 114 тысяч человек феодального ополчения, если добавить к этой цифре 4 тысячи гвардейцев и тысяч 6 воинов таксиархий (их количество вероятно сильно сократилось из-за финансовых проблем империи), то мы получим 124 тысячи человек. Эта цифра вполне реалистична и показывает, каким военным потенциалом располагала Византийская империя в не лучшие годы своей истории. Однако эта военная сила была практически не доступна императорам, под своей рукой им редко удавалось собрать больше 20-30 тысяч воинов, большая часть ополчения находилась в руках аристократии, которая к концу XII века не была заинтересована в сильной власти императоров. Даже в критический для всего государства момент, в 1204 году, ни кто из нее не пришел на помощь Константинополю. Пока при Комнинах происходила ликвидации свободного крестьянства и раздачи проний, динаты еще терпели государственную власть, но как только этот процесс завершился, императоры стали помехой для феодальной знати.

Реформы Комнинов принесли империи относительную стабилизацию, Византия отвоевала часть Малой Азии использовав в своих интересах I Крестовый поход, смогла отразить натиск норманнов из Италии, набеги половцев и печенегов. При всем этом иссяк к концу XII века потенциал реформ, все отчетливее проявлялась тенденция феодальной раздробленности страны. Разбитая при Мариокефале (1176) турками сельджуками империя потеряла не только цвет армии, но и господство в Малой Азии. Теперь Византия, погрузившись в новый кризис, после смерти императора Андроника I Комнина пытавшегося справиться со знатью при помощи жестоких репрессий, власть в стране перешла к династии Ангелов. В 1186 году восстала Болгария, а уже 1187 году Византия была вынуждена признать II Болгарское царство, не прекращались и внутренние неурядицы.

Углубление кризиса ромейского государства нашло свое выражение в событиях начала XIII века, империя оказалась не способна оказать сопротивление захватчикам латинянам. В 1204 году Константинополь был захвачен крестоносцами. На долгие десятилетия прекратила свое существование Византийская империя, держава остававшаяся великой и несокрушимой на протяжении многих столетий. Возродившись потом из Никейской империи, Византия окончательно перестала существовать в 1453 году пав под турецким натиском.

Список использованных источников и литературы:

1. Анна Комнина. Алексиада. М., 1965.

2. Маврикий. Тактика и стратегия. СПб., 1903.

3. Никифор Фока (?). De castrametatione (Об устройстве лагеря), 1898.

4. Васильев А.А. История Византийской империи (время до Крестовых походов). СПб., 1998.

5. Византийские очерки. М., 1996.

6. Всемирная история. Минск, 1996. Т. 6, 7.

7. Греция и Рим. М., 2000.

8. Дашков С.Б. Императоры Византии. М., 1996.

9. История войн. М., 1997. Т. 1.

10. Кулаковский Ю.А. История Византии. М., 1996. Т. 1-2.

11. Меньшиков А. Византийский военно-исторический словарь.

12. Словарь античности. М., 1993.

13. Tevton. Tактика и вооружение византийских полевых армий со времен Последней персидской войны (610-628 гг.).

14. Transactions of the American Philosophical Society. 48. Parte 3(a). 1958.

Источник иллюстраций - сайт Los ejercitos de Bizancio.