science Бернар Эйвельманс Следы невиданных зверей ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 01:54:59 2007 1.0

Эйвельманс Бернар

Следы невиданных зверей

Бернар Эйвельманс

Следы невиданных зверей

ОТВРАТИТЕЛЬНЫЙ СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Шестого декабря 1951 года английскую прессу буквально охватила лихорадка: удалось сфотографировать следы снежного человека! После шестой попытки покорить Эверест знаменитый английский альпинист Эрик Шиптон вместе с напарником Михаэлем Вардом совершали маршрут по расположенному рядом хребту Гауризанкару (с ним шел носильщикнепалец по имени Сен Тенцинг). На юго-восточном склоне Менлунга-тзе они обнаружили на рыхлом снегу отчетливые следы огромных босых ног, напоминающих человеческие. Это произошло 8 ноября в четыре часа дня.

Покорители высот пошли по этому следу, но через 1600метров он уперся в морену, покрытую льдом и потерялся. Не имея возможности продолжать поиск таинственного существа, они сфотографировали самую отчетливую часть его трассы. Следы имели овальную форму и напоминали человеческие, но их размер был великоват для человека около 33сантиметров! "Они были большие, - уточнил Шиптон, - больше, чем следы наших тяжелых альпинистских ботинок". Если следы действительно принадлежали человеку, его рост должен был быть никак не меньше 2 метров 40 сантиметров, а снимках отчетливо виделся немного отставленный от остальных большой палец. Казалось что вот-вот появится подтверждение слухам и легендам, которые с незапамятных времен блуждали среди редкого населения Гималаев.

ПОРТРЕТ ЛЮДОЕДА

Начиная с 1896 года, в эпоху, когда естествоиспытателям, пытавшимся проникнуть в глубины Тибета, не обойтись было без инструкций паломников и странствующих торговцев, на Запад стали просачиваться слухи о человекоподобных гигантах обитающих среди ледяных высот Гималаев.

В своей книге "Среди Гималаев" полковник Л.А. Уоделл рассказывает, что в 1889 году он встретил на снегу на северо-западе от Сиккима следы непомерной длины. Английский исследователь Дуглас В.Фрешфилд встретил на высоте 5500 метров на восточном склоне Кангченьджа поражающие воображение следы, которые шли вверх и терялись в снежном поле.

Во время первой попытки покорить Эверест с севера, полковник Ховард Бюри, возвращавшийся к перевалу Лхапка-Ла, увидел вдалеке темные пятна, которые перемещались на уровне снежного покрова. Когда полковник вернулся через год на это же место, он наткнулся на высоте около 7000 метров на огромные следы: по его словам, они втрое превышали по длине средний след человека. Сопровождающие его тибетские кули рассказали, что - следы принадлежат существу по имени метох конгми, то есть "отвратительному снежному человеку". И они сообщили о нем следующее.

Снежные люди - огромные существа, это полулюдиполузвери, живут в высокогорных пещерах, покрыты темной шерстью. Руки их почти доходят до колен, как у человекообразных обезьян, но лицо скорее человеческое; ноги короткие и кривые, слегка косолапые. Обладая невероятной силой, эти существа способнывырывать с корнем деревья и поднимать над головой огромные глыбы. Самки легко узнаются по длинным грудям,которые они откидывают за плечи во время бега Этих чудовищ видели недалеко от буддистского монастыря, приютившегося на склонах Эвереста.

Считается, что основную пищу их составляют лохматые яки. Но иногда, в связи с приступами голода, они спускаются в долины, где ловят людей и с жадностью пожирают их. Они настолько жестоки, что во время голода самки начинают поедать своих мужей. Разумеется, люди обладают недостаточными сведениями об их жизни, так как встреча с людоедами почти всегда оборачивается худо для путешественника. Существует только один способ избежать смерти: броситься вниз со склона. Чудовище наклонит голову и его волосы упадут ему на глаза...

Другие же утверждают, что нравы этих существ гораздо безобиднее: они нападают только в ответ на прямую угрозу. Подобного рода рассказы о снежном человеке можно услышать на всем гигантском массиве Гималаев, на Тибе те, в Непале, Сиккиме и Бутане. В зависимости от диалекта меняется и его название. Ховард Бюри приводит тибетское название метох кангми, индийские пастухи называют его бханджакрис, непальские носильщики - йети. Среди других имен попадаются: мигу, мирка и уи-го.

ЗЛОВЕЩИЙ ТАМ-ТАМ

Одно из самых необычных свидетельств принадлежит, бесспорно, Жану Марко Ривьеру, который описал в книге "Индия: секреты и магия" - встречу не с одним, а несколькими снежными людьми. Рассказ этого образованного человека, паломника, знатока нескольких языков и исследователя, заслуживает того, чтобы быть воспроизведенным почти полностью,

"Во время одною из походов в тибетские монастыри, расположенные. вблизи от северной. непальской границы, меня пригласили присоединиться группе людей, которая отправлялась на охоту за снежным человеком. Восемь дней мы пробирались сквозь джунгли трехметровой высоты... однажды мы услышали что-то вроде продолжительного гудения. Над листвой уже виднелись горные вершины, покрытые снегами, и мы решили, что шум создает недалекий водопад. Но в нем все отчетливее слышалась ритмичность.

Решив, что поблизости находится племя аборигенов, мои спутники направились на звук, чтобы расспросить их о местности. Неожиданно один из нас увидел на влажной глине отпечаток огромной босой ноги, длиной около 60 сантиметров. Большинство участников охоты так перепугалось, что через минуту подле меня остались всего два человека, остальные сбежали. Мы решили идти вперед.

С большой осторожностью приблизились мы к месту, откуда доносился странный звук, и увидели такую картину: в естественном углублении скалы среди осыпей сидели в кругус десяток огромных человекообезьян. Одна из них неторопливо постукивала в тамтам, сделанном из пустою ствола дерева, но звук получался мощный, что говорит о недюжинной силе этих существ.

Их тела были покрыты шерстью, лица напоминали одновременно лицо человека и гориллы. Они были абсолютно голыми, несмотря на суровый климат здешних мест, а на их лицах застыло выражение глубокой скорби. Мы долго смотрели на этих людей неизвестного происхождения. Почему они избегают других людей? Откуда они пришли?"

Пусть читатель сам решает, верить или не верить зтому свидетельству.. Большая часть описаний снежных людей принадлежит простым людям: пастухам или носильщикам.. Последние как правило настолько запуганы слухами о людоедах, что отказываются продолжать путь после того как кто-либо обнаружит на снегу более менее крупные следи. Так Фрэнк Смит рассказывал, что во время экспедиции на Кангченджангу в 193О году появление обыкновенного яка вызвало панику среди носильщиков.

ПЕРВАЯ ВЕРСИЯ ЭТО ВСЕГО-НАВСЕГО ОБЕЗЬЯНА

Каким же образом объясняет наука появление странных следов и кому она их приписывает?

В 1937 году лондонская газета "Таймс" открыла дискуссию о происхождении загадочных следов. Воодушевленный описаниями, сделанными местными жителями горных массивов, доктор Ги Доллмэн из Британского музея заметил, что в горных областях Гималаев обитают две разновидности обезьян. Одна из них семнопитек (Semnopitecus schistaceus). Эта обезьяна встречается на высоте до 4 тысяч метров, ее характерными чертами являются плотное телосложение и густой волосяной покров. Другой примат, полюбивший горы - ракселланов ринопитек (Rhinopitecus roxellane), которого китайцы называют "снежной обезьяной". Он обладает еще более массивным сложением, чем предыдущая обезьяна. Его вздернутый нос придает всему лицу человеческое выражение.

Это очень редкие обезьяны, которых не содержат в не воле, а в музеях их чучела встречаются крайне редко. По этому встреча среди ледников с такими коренастыми созданиями должна быть весьма впечатляющей. Разумеется, их величина несопоставима с размерами снежного человека, если мы имеем о нем правильное представление, так как самые крупные особи этих обезьян не превышают 1 метра 40 сантиметров в выпрямленном состоянии. Что касается ринопитека, то его ареал не включает в себя области, где чаще всего попадаются следы снежного человека.

И все же многие ученые видят в этой версии верное объяснение загадочным следам. Сторонников ее поддерживает авторитет профессора Моррисона-Скотта, одного из хранителей Британского музея. Он настолько уверен в этом предположении, что даже уточнил подвид семнопитека, которого, по его мнению, принимают за огромного лю доеда. Им должен был быть Presbytes (т.е. семнопитек), обезьяна, рост которой в выпрямленном состоянии может превышать полтора метра. Ее встречали на высоте З600 метров в 80 километрах от Катманду в Непале. Это стройное четвероногое с очень грозным темным лицом и серебристой шерстью на голове и груди.

Оливер Джонс из Лондонского зоопарка предположил, что огромный след предполагаемою снежного человека мог принадлежать среднего размера обезьяне, если только след одной ступни состоял сразу из четырех отпечатков лап обезьяны. Такое вполне возможно, если обезьяна, перемещаясь скачками, упиралась в снег передними сведенными вместе лапами, а затем отталкивалась от того же места сведенными задними лапами.

Беда в том, что некоторые следы на фотографиях отразились на снегу так отчетливо, что можно различить не только очертания ступней, но и фрагменты большинства пальцев. К тому же цепь следов представляет собой не абсолютно ровную линию, а цепочку, звенья которой, чередуясь, чуть отклоняются друг от друга вправо и влево. Это убедительно свидетельствует, что животное шло шагом. Не говоря о том, что обезьяна наподобие семнопитека оставляла бы за собой след от хвоста. Но в любом случае не исключено, что путешественники неоднократно принимали за легендарного снежного человека повстречавшуюся им косматую обезьяну, столь неожиданную среди снежных просторов.

ВТОРАЯ ВЕРСИЯ: ЛЮДИ ПУГАЮТСЯ МЕДВЕДЯ

Защитники этой гипотезы, пожалуй, имеют больше оснований приписать следы снежного человека животному, чей внешний вид и нравы во многом соответствуют легендарному образу.

Если предположить, как это сделал знаменитый английский натуралист Р. Пококк, что следи оставил медведь, являющийся разновидностью обычного бурого медведя, то происхождение ужасающих легенд станет вполне объяснимо. Это зверь, рост которою может превышать два метра. Он оставляет следы длиной 33 сантиметра, которые очень напоминают человеческие, особенно от задних лап. Кроме того, он часто встает на задние лапы, а в голодную пору старые самцы становятся хищниками и могут нападать на человека.

Естественно, возникает вопрос о том, чем могут питаться звери, преимущественно вегетарианцы, на высоте свыше 4 тысяч метров. Майор Р.В. Хингстон, служащий медицинской службы колониальных войск, участвовавший в неудавшемся восхождении на Эверест, донес до нас важные сведения о флоре и фауне высокогорных районов Гималаев. От него мы узнали, что на высоте 5500 метров все еще можно встретить растения рода Parnassis, но выше этого уровня растения, по-видимому, не встречаются. Однако шведская экспедиция 1952 года нашла растительные остатки на высоте 6400метров. Травоядные животные высокогорий, следовательно, забираются так высоко только в поисках безопасного убежища.

Как, например, Ochotona wollastoni, крупная бесхвостая крыса, напоминающая внешним видом кролика. Выше растительного уровня забираются также кабаны, горалы, винторогие козлы, такины и тары; Кроме них некоторые разновидности ящериц рода Phrynocephalus и Leiolepis. Выше 6 тысяч метров можно встретить разве что только птиц, зато в большом количестве. Альпинисты утверждают, что галки попадаются на высоте свыше 8 тысяч метров. Если для хищников, находящих в себе силы спускаться почти каждый день на меньшие высоты, жизнь в высокогорных областях может быть сколько-то приемлемой, то для травоядных животных, у которых на насыщение уходит большая часть дня, она просто невозможна.

В случае с медведем проблема питания несколько смягчается. Как известно, медведи легко переносят длительные периоды без корма, при этом они могут впадать в оцепенелые или ведут малоподвижный образ жизни. Ничто не мешает предположить, что какое-либо животное из медвежьих не проводит зиму на недоступных высотах. Тем более, что почти все подозрительные следы были обнаружены осенью. Некоторые специалисты считают, что на снегу должны были бы оставаться следы когтей медведя. Но как я уже замечал выше, стопоходящие опираются в основном на заднюю часть ступни, так что их когти почти не касаются грунта. Тщательный анализ фотографий показал, что следы,встреченные Шиптоном, были оставлены животным, передвигающимся на двух ногах: отклоненные вправо отпечатки соответствовали правой ноге, а отклоненные влево - левой.

Другими словами, если перед альпинистами по снежному полю прошел медведь, то он шел на задних лапах. Известно, что медведи свободно принимают это положение, особенно если чем-то заинтригованы, но мне не верится, что медведь способен идти размеренной поступь сотни метров, да и к тому же по снегу, на задних лапах. По-моему, самым мудрым было мнение сэра Джона грехэма Керра, почтенного профессора университета Глазго: эти следы не принадлежат ни одному животному, из известных зоологам.

Но не стоит думать, что пройтись полтора километра по снегу на задних ногах было бы не под силу антропоиду. Так, шимпанзе может при случае довольно долго перемещаться только на задних ногах. Доктор Сидней Бриттон, антрополог из Вирджинского университета, решил познакомить однажды привезенного из Африки шимпанзе со снегом: "Сделав несколько шагов, животное выпрямилось и отныне передвигалось по снегу только таким образом". Этот опыт заставил американского ученого поверить это, что снег послужил решающим фактором в эволюции человека, заставив его избрать прямохождение.

КИНГ-КОНГ НЕ БЫЛ МИФОМ

Это произошло в 1934 году. Молодой голландский палеонтолог Ральф фон Кенигсвальд бродил по улицам Гонгконга в поисках лавочек китайских аптекарей. В одной из них его встретил старый китайский лекарь, который предпочитал иметь дело не с химической лабораторией, а со снадобьями природного происхождения, такими как порошок рога носорога и высушенные внутренности ящерицы. Кенигевальд рассчитывал присмотреть себе какую-нибудь любопытную вещицу, которыми так богаты подобные заведения. Находись уже довольно долго в Китае, он знал места, где можно встретить кости и шкуры редких животных, высушенных насекомых, раковины и фрагменты окаменелостей, продаваемые в качестве талисманов костей драконов.

В одном из кувшинчиков ученый нашел горсть различных зубов, машинально он стал перебирать их, с легкостью определяя животных, которым они принадлежали: медведь, тапир, орангутан, панда... Для специалистапалеонтолога зуб - находка, по которой легче всего определить принадлежность захороненных остатков. Неожиданно Кенигсвальд встретил поразивший его зуб. Это был явно человеческий зуб - молодой человек определил даже, что это третий коренной зуб из нижнего ряда - но величина его казалась невероятной: по объему он в пятьшесть раз превосходил нормальный человеческий зуб.

- Откуда у вас это? - спросил он аптекаря. Китаец ответил, что зуб достался ему от отца, а тому от деда. Должно быть, его принесли кому-то из его предков крестьяне, найдя в поле. Фон Кенигсвальд обследовал с тех пор все подобные аптеки края. Через два года в Кантоне, через пролив, он нашел другой такой же зуб - на этот раз первый коренной. И наконец, в 1939 - гиганта. Все зубы принадлежали примату ростом от трех с половиной до четырех метров! Казалось легенда о Кинг-Конге, гигантской горилле из голливудских фильмов, обрела реальную почву. Был ли то человек или обезьяна? Ведь их зубы так похожи. Сам Кенигсвальд окрестил великана гигантопитеком, то есть "гигантской обезьяной".

Немецкий ученый Франц Фейденрейх, который исследовал коллекцию своего голландского коллеги по его просьбе, решил, что зубы принадлежат человеку, которого он назвал гигантропсом.

РОДИНА ГИГАНТОВ

Откуда был родом китайский гигант? Фон Кенигсвальд установил, что окаменелые зубы других животных, которые находились в коллекции китайского лекаря, принадлежали тапиру, орангутану и стегодону, вымершему слону начала четвертичного периода.

Останки последнего были найдены в лессовых наносах некоторых пещер южнее Янцзы. Может быть, зубы гиганта нашли там же. В конце концов, в трещинах этих зубов найдены частицы желтой почвы, свойственной для тех захоронений, Р.П. Телхард и другие палеонтологи установили, что ее возраст датируется средним или нижним плейстоценом.

Основываясь на последнем факте, можно считать, что гигант заселял пещеры провинции Куангчи около 500 тысяч лет назад. Скорее всего, однако, он значительно "моложе" и жил даже позже, чем 100 тысяч лет назад. Изыскания фон Кенигсвальда не этом не остановились. Узнав о сенсационных находках новых останков питекантропа на Яве, он организовал с помощью голландского правительства экспедицию на этот остров и раскопал там в 1941 году фрагмент огромной нижней челюсти в которой сохранились еще три зуба. Они также выглядели человеческими, только длина их была на четверть меньше, чем у гигантопитека.

Согласно измерениям, существо, челюсть которого была найдена, имело рост от двух с половиной до трех метров. Его окрестили Meganthropus palejjavanicus, то есть "великан со старой Явы". Эта палеонтологическая находка, а также последующие, установили, что гиганты заселяли более обширную территорию, чем можно было предположить.

В апреле 1948 года Ж.Т. Робинсон, ассистент доктора Роберта Брума из Трансвдальского музея, извлек из Сварткранской пещеры (Южная Африка) часть огромной челюсти с тремя коренными и четырьмя малыми коренными зубами. На том же месте нашлись и зубы верхней челюсти;зуб мудрости, два резца и клык. Челюсть принадлежала мегантропу. Коренные и малые коренными зубы были в полтора раза длиннее человеческих.

Примечательно то, что зубы нижней челюсти, то есть резцы и клык, были сопоставимы по величине с зубами человека! Этого африканского кузена мегантропа, являющегося в некотором роде родственником некрупных австралопитеков, найденных в этом же районе, окрестили Paranthropuscrassidens. Последний оказался наиболее хорошо изученным из гигантских приматов. Брум и Робинсон извлекли из грунта в1949 и 1950 годах более десятка окаменелых останков, средикоторых два почти полностью сохранившихся черепа и таз, говоривший о более или менее выраженном прямохождении.

К сожалению, эти останки были погребены в слое очень плотного грунта, который приходилось взрывать динамитом, поэтому окаменелости дошли до нас не в целом виде. Тем не менее, общая структура черепа и лица парантропа была восстановлена. Лицо его не было таким вытянутым, как у нынешних антропоидов, но оно было широким, плоским и почти лишено носа. Самым удивительным в строении черепа являются огромные челюсти, величина которых странным образом контрастирует с относительно небольшой черепной коробкой. Стоит ли удивляться поэтому, что на черепе парантропа нашли выпуклости, напоминающие по форме черепной гребень взрослых самцов гориллы. Их предназначение связано, очевидно, с сильно развитыми мышцами жевательного аппарата. Измерения черепа показали, что заключавшийся в нем мозг имел объем свыше 900 кубических сантиметров.

"Вероятно, - писал Брум, - что объем мозга крупных самцов достигал и превышал 1000 кубических сантиметров, что соответствует мозгу Лейбница и Анатоля Франса". Из чего ученый заключил, что им найдено знаменитое "недостающее звено", промежуточная стадия между человеком и обезьяной. На возражение о том, что величина мозга сама по себе ничего не значит, если не уютен размер исследуемого животного, южноафриканский палеонтолог ответил смелым заявлением: существо, которому принадлежали найденные зубы и другие части черепа, имело тот же рост, что и человек или в крайнем случае горилла, только его челюсти были непомерно развиты. Высота черепа парантропа действительно не превышает высоту человеческого черепа. Однако в своей книге (последней, опубликованной перед смертью) "Антропоиды и человек" Вейденрейх подчеркнул: "В большинстве случаев, особенно там, где речь идет о приманках, крупные зубы требуют крупных челюстей, а крупные челюсти требуют крупного тела. В этом мы можем убедиться на примере изучения окаменелых останков гигантских лемуров Мадагаскара". Поэтому у нас есть не меньшие основания считать парантропа из Сварткранской пещеры человекообезьяной высокого роста с мощными челюстями, но малой черепной коробкой.

Что же касается гигантов из Китая и с острова Ява, то мы пока не можем ничего сказать об их челюстях, так как останков их лиц еще не обнаружено. Если их челюсти столь же сильно развиты по отношению ко всему черепу, как и у парантропа, то рост их должен колебаться от двух с половиной до трех метров. Заслуживают ли они тогда названия "гигантов"? В 195О году Вейнерт сообщил, что в1939 году в Таигаиьике доктором Колем-Ларсеном была сделана очередная находка, связанная с нашими гигантами, но разразившаяся вскоре война помешала исследованиям.

В сорока километрах от озера Ньяса немецкий врачобнаружил в четвертичных отложениях окаменелые небо, челюсти и носовые кости гигантского примата. Его зубы были сравнимы по величине с зубами мегантропа. Вейнертувидел а нем родственника как африканского гиганта Брума, так и яванского великана Кекигсвальда.

ГИГАНТОПИТЕК, ДОЖИВИШИЙ ДО НАШИХ ДНЕЙ?

Те, кто верит в дошедшие до нас легенды о снежном человеке, могут предположить, что эти существа - последние представители многочисленного и повсеместно распространенного когда-то племени гигантов, которые жили долгое время на Земле вместе с людьми. Вероятно, истребляемые неудержимо своими более развитыми сородичами, они тысячелетие за тысячелетием отступали в недоступные для своих противников районы, пока почти полностью не исчезли. Но для тех из них, кто обитал на территории современного Китая, нашлось недоступное убежище - горные высоты Гималаев. Там, вдали от многочисленных врагов, они могли сохраниться до наших дней, как сохранились орангутаны, их современники, среди заболоченных лесов Борнео и Суматры. Эта несколько фантастическая гипотеза дает нам в любом случае единственное убедительное доказательство существования "отвратительного снежного человека".

Продолжая развивать эту гипотезу, мы можем предположить, что не только китайскому гиганту, н о и мегантропу с Зондских островов удалось укрыться сред гор, особенно на Суматре. Ведь и там издавна ходит слух об огромных обезьянах, а на влажной почве находят отпечатки похожих на человеческие ступней, длина которых равна шестидесяти пяти, а ширина двадцати сантиметрам. Местные жители утверждают, что им встречался оранг гаданг - "большой человек", рост которого был около трех метров, у него была пышная шевелюра и голубая кожа.

ДВУХ ГИГАНТОВ НАБЛЮДАЛИ В ТЕЧЕНИЕ ДВУХ ЧАСОВ

До 1953 года я был, пожалуй, единственным зоологом, считавшим снежного человека каким-то крупным приматом, нашедшим пристанище среди скал. Кто-то вообще не верил в его существование, кто-то считал, что легенды порождены существованием горного медведя или даже доисторического человека. Но оказывается, были люди, которые не только верили в мое пред положение об обезьянах, но и видели их собственными глазами. В 1942 году группа людей в течение около двух часов наблюдала за парой йети, но опубликован рассказ об этом был только в 1954 году в "Daily mail" со слов одного из участников Славомира Равица.

В начале 1941 года он был отправлен в качестве политического заключенного в советский трудовой лагерь 4О2 в Сибири, который находился в трехстах километрах северо восточнее Иркутска. Однажды семерым узникам удалось бежать. Они совершили невероятный по трудности пере ход, По просторам, природа которых казалась более враждебной, чем преследующие их люди. Беглецам пришлось преодолеть более трех тысяч километров. Они пересекли часть советской территории, Монголию, китайскую провинцию Синцзян и Тибет, после чего вышли в июне 1942 года в Сикким. Там четыре истощенных до крайности беглеца - два поляка, американец и прибалт - были подобраны индийскими солдатами. Один из поляков, автор рассказа, попал в Англию, женился на англичанке и обосновался в Мидлзнде.

Встреча его с йети произошла в мае 1942 года на склонах горы недалеко от границы с Непалом, когда беглецов было еще пятеро. "Мы сделали привал и собрались было в путь, как вдруг заметили двух странных созданий высокого роста (2 метра 40 сантиметров приблизительно). Нас было пятеро, у нас были с собой нож и топорик, но мы были настолько слабы, что не помышляли ни о какой обороне. Мы надеялись, что существа пройдут мимо, не заметив нас, но вскоре поняли, что нас увидели. При этом звери не выказывали ни удивления, ни испуга.

В какой-то момент мне хотелось выйти из укрытия и подойти к ним поближе, но товарищи отказались идти со мной. Два часа мы наблюдали за ними. Один из них был по меньше, должно быть, то была самка. Они держались прямо, выпятив мощную грудь, руки свисали до колен. Уши были плоские, задний контур головы, в профиль, представлял прямую линию от макушки до самых плеч. Помню, что кто-то из товарищей сравнил их голову с "прусским затылком". Я и не понял, что это были за звери.

У меня было впечатление, что это помесь кого-то с медведем или орангутаном. Насколько позволяла дистаннция, отделяющая нас от зверей, я разглядел рыжеватый цвет кожи. Тела их были покрыты короткой шерстью, а на головах лохматилась рыжая шевелюра с серым оттенком. Пара топталась на месте, странно переваливаясь с боку на бок, а временами замирала на месте, как бы любуясь пейзажем. Они находились как раз по направлению нашего маршрута, и мы решили пойти а обход, что стоило жизни одному нашему товарищу: идя вместе с нами по узкому выступу, он сорвался и разбился. Позднее мы встретили на снегу следы двух человекообезьян: в длину они достигали шестидесяти сантиметров, а в ширину двадцати.

(Перевод опубликован в "Фигаро")

ПОЧЕМУ У СНЕЖНОГО ЧЕЛОВЕКА ЗАТЫЛОК "ПРУССКОГО ОФИЦЕРА"?

Прусский затылок, упоминаемый в рассказе, - одно из характерных определений встреченного существа, которого можно неоспоримо считать крупным приматом.

В описаниях горилл встречаются также упоминания о вытянутом заостренном затылке, напоминающем заостренный шлем. Если снежный человек имеет, как и его африканский собрат, парантроп, хорошо развитый жевательный аппарат без ярко выраженного прогнатизма, то у него, следовательно, должны быть хорошо развитые височные мышцы, которые в сном очередь должны крепиться на соответствующих выступах черепа, как у самцов гориллы.

Этот вывод, сделанный мной после анализа всех данных о форме головы снежного человека, подтвердился, как мне кажется, после обнаружения в одном из тибетских монастырей скальпа йети. Эта находка - самое важное вещественное доказательство, говорящее в пользу существования знаменитого снежного человека. Пусть этот "шлем" был единственной находкой, сделанной английской экспедицией, посланной в 1954 году по следам загадочного зверя, ее можно считать самой успешной.

Скальп был обнаружен палеонтологом Чарльзом Стонором в небольшом монастыре, находящемся на склонах Пангбоче на территории Непала. Как известно, на Тибете издавна были возведены в культ останки снежного человека, а ламы, по их утверждению, видели их живыми. В монастыре Стонор узнал, что скальп попал в храм вовремя правления пятидесятого со дня основания его, ламы. Так как нынешний лама был пятьдесят седьмым, то находку можно было считать приблизительно трехсот пятидесятилетней давности, если исходить из условных пятидесяти лет, приходящихся на каждого ламу Антропологу не разрешили забрать из храма объект культа, но позволили взять образец шерсти, который он отправил в Лондон для анализа. Ученый сделал превосходные фотографии и точное описание реликвии.

"...Кожа с нетронутыми волосами была снята с головы животного после симметричного надреза над ушами, следов от которых на образце не видно. Внутренняя сторона идеально отшлифована". Кому же принадлежал этот скальп, имеющий форму заостренного шлема? Стонор не смог указать принадлежность ни к одному животному, известному человеку. В высоту "шлем" был 19 сантиметров, 24,8 сантиметра в длину, 17,1 сантиметра в ширину. Ото лба до затылка, если измерять по середине скальпа - 43,8 сантиметра. Окружность головы 66,6,сантиметра. Все измерения соответствуют маркам человеческой головы.

Чтобы быть точным, напомню, что у человека окружность головы в среднем равна 55 сантиметрам, длина линии по медиане черепа не превышает 35 сантиметров. Необычной кажется в этом скальпе толщина кожи - до сантиметра в толщину.

"Кожа скальпа, - пишет Чарльз Стонор, - кажется хрупкой, она темного цвета. В основании скальпа - правильный овал. Наружная сторона его облезла, цвет волос от рыжеватого до темно-коричневого. Длина их несколько сантиметров. Характерной чертой этого скальпа является высокий гребень, который тянется от основания лба до вершины черепа, а затем спускается по затылку. Волосы, которые растут на нем, несколько топорщатся.

ЕСТЬ ЛИ НАУЧНОЕ НАЗВАНИЕ У СНЕЖНОГО ЧЕЛОВЕКА?

Учитывая скудность наших данных о снежном человеке, я предложил бы временно назвать его Dinopithecus nivalis, то есть "ужасная обезьяна снегов". Если в дальнейшем будут найдены какие-либо дополни тельные анатомические свидетельства, особенно зубы, которые подтвердят его родство с гигантопитеками, предварительное имя придется заметить, согласно приоритету, да Gigantopithecus nivalis, то есть современного гигантопитека, отличного, разумеется, от плеистоценового собрата.

Итак, мы вправе предполагать, что загадочный снежный человек - крупная антропоидная прямоходящая обезьяна ростом около двух метров сорока сантиметров, живущая в восточной части всего массива Гималаев. Большой палец ее ног широкий, но не противопоставлен другим пальцам, как у большинства обезьян. При ходьбе тело у нее несколько наклоняется вперед, длинные руки достигают уровня колен. Лицо ее плоское, челюсти значительно развиты в высоту, но прогнатизм слабо развит, лоб хорошо развит и переходит в снарядоподобный череп. Зубы, судя по всему, так же хорошо развиты. По крайней мере, у самцов имеется подобие продольного черепного гребня, которому соответствует полоска утолщенной кожи и щетинистых волос, по длине превышающих остальные. Тело обезьяны покрыто плотным мехом рыжего и коричневого цвета. Лицо, грудь и низ ног менее оволошены. Эти существа, вне всякого сомнения, всеядны, их пищу составляют корни, плоды, ящерицы, птицы, грызуны, а иногда и более крупная добыча. Объем мозга снежного человека предположительно сравним с человеческим, но его форма, заключенная в "ракетообразную" упаковку, судя по всему, не способствовала развитию тех качеств, которые обеспечили человеку превосходство над другими приматами.

В систематике животных этим существам пока не найдено места, как и другим гигантским приматам. Я бы не стал относить их к однородной группе, а выделил бы в отдельную семью приматов, родственную, возможно, орангутанам. К сожалению, попытки устроить облаву на снежною человека, не привели к успеху. Так, осталась ни с чем английская экспедиция, разделившаяся на четыре колонны, которые, двигаясь параллельно, охватили, будто клещами, огромную территорию.

В этом краю, по образному выражению участника другой экспедиции Ральфа Иззарда, группа людей так же хорошо видна издалека, как тараканы на белой скатерти. Не мудрено поэтому, что и условиях высокогорья привычные к крутым подъемам и разреженному воздуху животные легко могли ускользнуть от медлительных альпинистов. "Гораздо легче, по-моему, встретить снежного человека случайно, - писал Иззард, - чем устраивая на него массовые облавы. Группа в несколько десятков человек добьется лишь того, что разгонит на многие километры все живое, что встретится у нее на пути".

В заключение замечу, что та же проблема возникает и в других случаях обнаружения редких животных.

Айвен Сандерсон.

Твари.

М. 1991

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЧЕЛОВЕКОПОДОБНЫЕ ТВАРИ

Глава 8. МАРИКОКСИ

Уже несколько лет из разных, достаточно далеко расположенных обычно покрытых густой шерстью; среди этих человекообразных есть как пигмеи, так и существа нормального человеческого роста, и высказываются предположения, что, возможно, это стоящие на низкой ступени развития гоминоиды (а не первобытные люди). Однако они не столь многочисленные, как существа, обитающие в Северной Америке или Азии, и потому описания их очень скудные и в них отсутствуют скольнибудь серьезные подробности. И несмотря на это, ни , архивы местных газет, ни более серьезные научно-популярные журналы и издания, ни книги, публикующиеся в странах Южной Америки, не проявляют должного интереса к этой теме.

Иностранцы, путешествовавшие по этому континенту и написавшие об этом книги, ни слова не упоминают об этих существах, да и вообще складывается впечатление, что проблема в целом игнорируется. Основные источники поступающих сообщений, говоря языком географии, располагаются на восточных склонах северных Анд Колумбии и Эквадора, на высокогорьях Анд в Перу, Боливии и Чили, на юге Чилийских островов, а также в области Матто Гроссо.

В первом из отмеченных мной мест, помимо слухов о существе ростом с человека, говорят тактике о заросшем шерстью пигмее, которого местные жители называют Ширу. В следующем районе испокон веку ходят легенды о крупном, покрытом мехом человеке которого называют Диди. Из третьего поступили письменные показания, составленные по требованию полиции, о столкновениях с очень большим волосатым человекообразным существом ужасающей наружности, по описаниям очень похожим на гигантских сасквачей Канады.

Сообщения, приходящие из четвертого района, основывались на материале, опубликованном еще в ХV11 веке, но недавно получили подтверждения из иных источников. Пятую и последнюю область просто распирает от информации, и именно на ней мы и остановимся. Простого описания этих мест не получится, так как границы района практически не определены. Однако если попробовать провести линию, начав на высоте тысячи футов (300 метров) к югу от устья Амазонки, затем продолжив ее на юго-запад, параллельно долине Мадейры, затем повернув на юго-восток, вдоль бразильской границы и дальше, к двадцатой параллели, потом на восток к долине Парана и, наконец, на север, через Гояс, к долине Мараньян Токантинс и вниз, на север бразильской прибрежной низменности - мы очень грубо обозначим территорию, с которой приходят серии связанных друг с другом сообщений. В целом это сухой лесистый. район, но в северных его частях множество экваториальных лесов с высокими, сросшимися шатром деревьями - экваториальный лес захватывает низины и плоскогорья, а высокогорья представлены сухим кустарниковым лесом. Большая часть его расположена в штате Матто Гроссо, и до сих пор эта местность официально считается "терра ингокнита" несмотря на то, что на протяжении уже ста лет предпринимаются попытки освоить эту территорию с севера, юга, запада и востока, основная часть его практически не исследована.

Сейчас мы знаем абсолютно точно, что с незапамятных времен населявшие эту местность индейцы считали само собой разумеющимся, что бок о бок с ними здесь Проживают и самые разные первобытные люди, которых они рассматривали все-таки как своего рода "животных", а не как равных себе. При этом, однако, не следует забывать, что в этом плане южноамериканские индейцы не вполне соответствуют - или изначально не соответствовали - нашим представлениям о человеческой природе, как, впрочем, не попадают (или не попадали) в категорию животных или существ, отмеченных Богом. По-видимому, они олицетворяют органичное смешение этих трех составляющих - по крайней мере, в отдельных случаях; добавьте сюда еще целый набор качеств, которые мы склонны определять названием "духи", и мы получим среднестатистического южноамериканского индейца Таким образом, когда индейцев спрашивают: что это за существа, которых вы видели (при этом индейцы уже дали им название на своем языке)? - они вполне могут ответить, что, в соответствии с их системой социальных оценок, это просто животные, которые просто передвигаются на задних лапах. Это вновь говорит о том, что и данной области даже самые "передовые" (хотя еще и не избалованные контактами с пришельцами) индейцы не в состоянии провести различие между человеком и животным ни по одному из таких критериев, как использование языка, орудий труда или знакомство с огнем.

С появлением в этих краях португальцев сообщения о страшных и опасных первобытных существах (некоторые из них производили впечатление стоящих на низкой ступени развития гоминоидов) начали поступать с пугающей регулярностью. В большинстве случаев эта информация была необычайно смутной, неопределенной прежде чем попасть в руки образованных людей, она обрастала какими-то чудовищными подробностями, проходи через полуцивилизованных местных жителей, метисов и необразованных белых переселенцев. Где-то в этой цепочке описание существ обычно безнадежно терялось, а сведения об их поведении становились совершенно недостоверными и явно преувеличенными. В результате всех этих перемещений информации возникала байка с каким-нибудь интригующим названием, например, "Mapinguary". Но тем не менее эти истории носили очень необычный характер, хотя, в зависимости от источников происхождения, их можно четко разделить на несколько характерных типов. Одна из наиболее популярных и запоминающихся легенд рассказывает о существах, которые убивали домашних животных и вырывали их языки. До недавнего времени я считал, что ни образованные бразильцы, ни посещавшие страну иностранцы никогда не сообщали об этих чрезвычайно необычных первобытных людях или людях, стоящих на очень низкой ступени развития. Однако оказалось, что это совсем не так. Возможно, вследствие растущего интереса к теме существования в наши дни живых первобытных людей средства массовой информации и книжные издательства начали публиковать свидетельства очевидцев, и у читателя больше нет недостатка в информации из первоисточников.

Исследователи часто не обращают внимании на подобные материалы, но среди них попадаются весьма конкретные и категоричные заявления. А самые необычные и любопытные сделал не кто иной, как полковник П. Х. Фосетт, известный всему миру своим драматическим и все еще не получившим объяснения исчезновением вмест6 со старшим сыном именно в этих местах. До самой последней - и роковой - экспедиции полковник вел дневники, которые под названием "Затерянные тропы, затерянные города" опубликовал его младший сын Брайан Фосетт, выдержки, приводящиеся ниже, взяты мной из этих дневников.

В 1914 году полковник Фосетт отправился в экспедицию из Боливии в юго-западную часть Матто Гроссо; в этой экспедиции его сопровождали два англичанина, Мэнли и Коустин. В точке с координатами 14 градусов южной долготы и бО градусов западной широты они вышли на реку Гупоре, приток Мадейры, затем двинулись на север, потом повернули на восток и углубились в Кордильеры. Через несколько недель они повстреч.али индейцев, которые называли себя "максуби" они поклонялись богу Солнца и, судя по всему, были прямыми потомками гораздо более цивилизованной нации, так как придумали названия всем видимым планетам.

Некоторое время они провели с ними, а затем экспедиция несколько дней двигалась в северо-восточном направлении и попала в совершенно девственный, неисследованный лес. На пятый день они увидели тропу. Полковник Фосетт далее пишет: "Пока мы оглядывались по сторонам, решая, в каком направлении двигаться дальше, примерно в ста ярдах к югу от нас появились два дикаря - они шли быстрым шагом и оживленно переговаривались. Заметив нас, они встали как вкопанные и начали торопливо заряжать свои луки стрелами; я обратился к ним на языке максуби. Мы не могли хорошо рассмотреть их, так как дикари находились в тени, но мне показалось, что это крупные волосатые люди, с очень длинными руками, покатыми лбами и резко очерченными надбровными дугами, люди первобытного типа и совершенно голые.

Внезапно они развернулись и скрылись в чаще, и мы, понимая, что преследование обречено на неудачу, двинулись по тропе на север. Незадолго до заката мы услышали тихий, но очень характерный звук рожка. Мы замерли и стали прислушиваться. Вскоре послышался столь же тихий звук с другой стороны, он как бы отвечал первому рожку, и через некоторое время несколько рожков затрубили одновременно. В слабом свете угасающего вечера, под сводами высоких деревьев этого таинственного леса, куда еще не ступала нога цивилизованного человека, звук рожка производил впечатление увертюры к фантастической опере. Мы понимали, что это дикари и что они идут по нашему следу. Вскоре к резким звукам рожков добавились крюки и какое-то бормотание - этот чудовищный шум совершенно не соответствовал традиционному поведению дикарей, обычно передвигающихся скрытно и абсолютно бесшумно.

В лесу быстро темнело, хотя над вершинами деревьев еще виднелась светлая полоска неба. Мы начали торопливо искать место для стоянки, где можно было бы принять какие-то меры для нашей безопасности, и наконец нашли убежище в зарослях такуары. Сюда обнаженные дикари не рискнули бы сунуться: нас надежно защищали острые шипы длиной по меньшей мере в дюйм. Устраиваясь внутри естественного форта в своих гамаках, мы отчетливо слышали бормотание дикарей, но не отваживались выйти к ним. Позже, когда наступила полная темнота, они наконец ушли и больше мы их не слышали.

На следующее утро дикарей поблизости не было. Пройдя по хорошо утоптанной тропе, мы вышли на открытый участок, засаленный маниокой и папайей; на всем пути мы также не видели дикарей. Туканы с ярким оперением лакомились на пальмах плодами, и, почувствовав, что опасности больше нет, мы немного расслабились. К вечеру мы разбили здесь лагерь и, забравшись в гамаки, устроили концерт: Коустин солировал на губной гармошке, Мэнли играл на расческе, а я терзал флажолет. Может, это было и глупо с нашей стороны так афишировать свое присутствие, но за нами никто не гнался, поблизости не было никаких дикарей, и мы чувствовали себя словно в раю. Поутру, пройдя примерно четверть мили, мы увидели что-то вроде караульной будки с крышей из пальмовых листьев, потом еще одну.

Сделав еще несколько шагов, мы неожиданно оказались на совершенно открытом месте. Мелколесье окончилось, и прямо перед нами стояла деревня первобытных людей, некоторые из них сидели на корточках, и, Должен сказать, существ столь ужасающего вида я не видел никогда. Одни занимались изготовлением стрел, другие бесцельно бродили взад и вперед - огромные обезьяноподобные твари, явно еще не перешагнувшие стадию животных. Я свистнул, и из ближайшей норы вылезло громадное, волосатое, как собака, существо, встало на ноги, в мгновение ока вставило в свой лук стрелу и, переминаясь с ноги на ногу, двинулось в нашем направлении.

Примерно в четырех ярдах от нас существо остановилось. Издавая крики, что-то вроде "Юх! Юх! Юх!", оно пританцовывало перед нами, и вдруг со всего леса полезли огромные обезьянолюди, все ухающие "Юх! Юх! Юх!", все переминающиеся с ноги на ногу, все заряжающие луки стрелами. Ситуация становилась весьма деликатной, и у меня мелькнула мысль: а не конец ли это? Я попытался обратиться с дружеской речью на языке максуби, но они не обратили на это никакого внимания. Похоже, человеческая речь были выше их понимания.

Существо напротив нас прекратило свой танец, несколько мгновений стояло совершенно неподвижно, а затем принялось натягивать тетиву, пока она не оказалась на уровне его уха - тем временем заостренный наконечник его шестифутовой стрелы гулял на высоте моей груди, Я посмотрел прямо в его свинячие глазки, полуприкрытые чудовищными надбровными дугами, и понял, что еще какое-то время он не выстрелит. Так же медленно, как и поднимал, он опустил свой лук, исполнил еще один, не столь живой танец, издал еще одно "Юх! Юх! Юх!". Он снова навел на меня стрелу и натянул тетиву, и я понял, что и на этот раз он не выстрелит. Он опять опустил лук и еще сплясал. Но когда он поднял лук в третий раз и направил стрелу мне на грудь, я понял, что на этот раз он решил заняться делом, и, не мешкая, рванул с бедра маузер. Это большая, довольно неуклюжая штука и калибр ее представляются неуместными в лесу, но я приобрел именно эту модель, так как, если пристегнуть к рукоятке пистолета деревянную кобуру, сооружение превращается в самый настоящий карабин, только гораздо более удобный и легкий, чем обычная винтовка. Заряжается он патронами 38-го калибра, которые производят страшный грохот, совершенно несоразмерный с их величиной. Я не стал наводить пистолет на придурка вместо этого я нажал на курок, и пуля ударилась в землю у его ног. Эффект был поразительный и мгновенный.

На лице обезьяночеловека появилось выражение полнейшего недоумения, маленькие глазки едва не выскочили из орбит. Он бросил лук и стрелу и с проворством кошки спрятался за дерево. И тут а нас полетели стрелы. Мы несколько раз выстрелили по кустам, надеясь, что звуки выстрелов испугают дикарей и они отнесутся и нам более доброжелательно, но они были настроены против нас, и, не желая никому причинять вреда, расценивая ситуацию как безнадежную, мы перестали стрелять и ретировались по тропе, пока деревня не скрылась из вида. Никто нас не преследовал, но еще долго, двигаясь на север, мы слышали шум в деревне и слабые крики "Юх! Юх! Юх!".

Максуби называли этих существ "марикокси". Обитали они на северо-востоке этого района. Утверждалось, что в восточной части живут также низкорослые, покрытые шерстью темнокожие люди, являющиеся настоящими каннибалами - они охотились на людей, убивали их и использовали а качестве пищи, поджаривая тела своих жертв на бамбуковых вертелах. Максуби считали их совершенно презренными существами, уровня дорожной грязи. Во время последней экспедиции полковнику Фосетту рассказывали об "обезьянолюдях", которые живут в норах они также покрыты шерстью, ведут ночной образ жизни; в прилегающих районах их называют "мор сего" или "люди - летучие мыши". Испаноязычное население называет их "кабельюдо", или "волосатые люди", а несколько общин живущих здесь американцев - "татус", или "броненосцы", поскольку они обитают в норах так же, как и эти животные. Фосетт также пишет, что лесные индейцы рассказывали ему, будто морсего великолепно ориентируются по запаху - даже индейцы, эти прирожденные охотники, считали, что у морсего есть "шестое чувство"!

Истинное значение этих наблюдений и информации, которая в них содержится, на первый взгляд могут показаться не вполне очевидными. Они настолько "невероятные" при чтении вне контекста, что, когда их начинает анализировать человек, не искушенный в антропологии и этнографии, человек, который никогда не подозревал о возможности существования современных первобытных людей (или "обезьянолюдей", как их принято называть), эти важные детали вполне могут ускользнуть от его внимания.

Средний слушатель лекций о путешествиях, во время которых демонстрируются диапозитиаы и любительские фильмы, и даже попадающиеся среди таких слушателей более образованные люди, по-настоящему преданные науке, - даже они могут пройти мимо важнейших фактов и наблюдений Истинный уровень аналитических способностей среднего, достаточно хорошо образованного человека в областях, находящихся вне сферы его специализации, гораздо ниже, чем принято считать. Даже очень опытные специалисты со стажем могут не обратить внимания на значение заявлений в областях, которыми они не занимаются - при этом заявления действительно могут оказаться полнейшей чушью, но могут быть и поистине бесценными.

В то же самое время существует вполне оправданная позиция профессионала в данной области знаний, оправданная по крайней мере частично. Это естественный скептицизм, переходящий в полное отрицание значительности конкретного заявления. Я не нашел каких-либо опубликованных комментариев на приведенные мной фрагменты дневников Фосетта.

Это может означать только один из двух возможных вариантов, Либо ни один антрополог или специалист в этой области никогда не читал эти страницы, либо - если всетаки читал - не обратил на них внимания или счел настолько вопиющими, что принял за откровенную фальшивку. Неспециалисты, такие, как рецензенты книги, газетчики, писатели "науч-попа" и другие, либо пропустили этот материал полностью, не сумев понять и оценить его значения, и потому, не сумев принять его, решили "не связываться" либо отнеслись к нему как к вымыслу, не заслуживающему даже комментария.

Ни одна из этих позиций, занятых как специалистами, так и дилетантами, не может быть признана разумной. Необходимо давать надлежащую оценку.

Давайте начнем с автора этих дневников полковника Фосетта. Этот человек не был выскочкой. Получив образование в Англии, он поступил на службу в армию - нельзя сказать, что он предпринял зто с большим желанием, однако вскоре командование обратило внимание на инициативность и высокие морадьные принципы молодого офицера и стало продвигать его по службе. По рекомендации Королевского географического общества он был выбран для топографической съемки границ государств Южной Америки - отнюдь не по его просьбе и без каких-либо протекций. Много лет он работал на правительства Латинской Америки и получал от них жалованье - на это надо обратить особое внимание, поскольку для иностранца, особенно англосакса, подобное положение было уникальным, а Фосетт своими профессиональными навыками и результатами работы сумел удовлетворить даже самых темпераментных правителей.

Не забывали фосетта и на родине. Географическое общество, стоявшее у истоков его профессиональной карьеры, наградило офицера Золотой медалью, его высоко ценили как исследователя й человека, а также как опытного специалиста. Что же, все те, кто осыпал этого человека званиями, наградами и регалиями как отдельные люди, так и корпорации - были идиоты? Ошибались как в характере, так и в искренности, честности и знаниях этого человека? Они вновь и вновь продлевали его назначение в Южную Америку, зная или понимал, что он не более чем фикция? Честно говоря, это предположение абсурдно.

Но какая может быть альтернатива? Перси Харрисон Фосетт был надежным гражданином, серьезно относился к изучению того, что еще не знал, и стал подлинным мастером своего дела. Его ни в коем случае нельзя было назвать романтиком, в этом его не обвиняли даже те, кто почти не имел представления о его взглядах и убеждениях, но, как заметил один ученый, в определенном смысле считали его "охотником за лунным светом". В предисловии к дневникам отца Брайн Фосетт много пишет о нем, показывая этого человека с самых неожиданных сторон.

Из всего этого можно сделать вывод, что, несмотря на то, что он придерживался определенных взглядов на определенные вещи (вне своей профессиональной сферы), которые другие специалисты считали неприемлемыми, он ни разу не сделал заявления, что открыл нечто такое, что непосредственно подтверждало бы его теории. И тем не менее он всю жизнь собирал косвенную информацию по фактам, которые, как ему казалось, подтверждают его взгляды.

Будь бы он хоть на йоту шарлатаном, ему ничто не мешало бы выдать множество этих наблюдений за свои собственные и представить их как доказательства своих гипотез, так поступали, к сожалению, многие другие, Полковник Фосетт был профессиональным топографом, исследователем и географом. Он не был ни зтнографом, ни антропологом, ни археологом, но ему постоянно приходилось сталкиваться с этими науками, и приверженцы первой всегда относились к нему как к злейшему врагу. Во время своих длительных экспедиций по неисследованным землям он обнаружил несколько групп неизвестных науке людей, жил с ними, знакомился - часто достаточно основательно с их языком, записывал. их традиции и обычаи, пытался классифицировать корни их происхождения. Большая часть его наблюдений и за метаний вступала в противоречие с устоявшимися взглядами этнологов, а исторические теории Фосетта абсолютно не соответствовали тому, что было, и есть, принято.

И тем не менее, несмотря на резкую критику этих теорий, подлинность собранных им фактов никогда не подвергалась сомнению. Ошибочной считалась его трактовка их. Невозможно утверждать, что Фосетт не проявлял повышенного интереса к культурам, находящимся на низком уровне развития, или к поведению настоящих первобытных людей. Совсем напротив, главной темой и основой его поисков был сбор фактов и доказательств, касающихся существования в Южной Америке высокоразвитых цивилизаций, именно на этом основании его, как уже говорилось выше, обвиняли в погоне за призраком. Однако Фосетт никогда не выходил за рамки размышлений, Он откровенно признает, что помимо отмеченных всеми учеными фактов индейской археологии, касающихся таких больших сооружений из камня, как Мачу Пикчу и Тиауанако, все, чем он располагает в поддержку своей теории о существовании в горах Бразилии великой древней цивилизации - это старые, достаточно сомнительные документы, множество легенд и ряд указаний на то, что в прошлом некоторые племена покрыли себя славой, отголоски которой докатились и до наших дней.

Если бы он хоть раз заявил, что нашел один из больших затерянных городов которые он искал всю жизнь и не обнаружил ни одного свидетельства в пользу их существования, вот тогда его слова могли бы подвергнуть сомнению. Но он никогда не говорил ничего подобного. Встреча, о которой вы прочитали выше, абсолютно не стыкуется с главной темой его экспедиций того периода. Он искал неизвестную цивилизацию, находившуюся на высоком уровне развития, а не первобытных людей. Таким образом, его информация о заросших шерстью марикокси предстает в совершенно ином свете, не говоря уже о том факте, что его слова никогда не подвергали сомнению, с ним были два весьма надежных свидетеля, а то, что он видел до и после этого случая, всегда подтверждали другие - часто он получал сообщения очевидцев, которые описывали именно то, что видел он сам, правда, они ничего об этом не знали.

Следовательно, мы вынуждены принять это сообщение целиком и полностью, а это просто означает, что в год 1914-й к северо-востоку от реки Паресиз в штате Матто Гроссо обитало несколько племенных групп полностью поросших шерстью человекообразных, имевших облик первобытного человека И явно не происходивших и никоим образом не родственных индейцам и аборигенам этого континента.

Это ставит перед антропологами проблему, которую без знания того, что исследователи всего мира для простоты называют СЧО (аббревиатура словосочетания "Снежный человек отвратительный", от англ. "Abominal Snowman". Пер.; - так называют встречающихся в Гималаях представителей человекообразных, или гоминоидов), решить просто невозможно. Однако, если принять во внимание фактор СЧО, факты, кажущиеся в сообщении Фосетта невероятными, можно легко объяснить, хотя для этого потребуется в корне пересмотреть часть современной теории об истории гоминоидов. Антропологи всегда считали, что и Северная, и Южная Америка, будучи родиной некоторых низких приматов, таких, как Tarsioides, а также родиной или единственным прибежищем так называемых американских обезьян (или Platyrrhini) и мартышек, никогда не были населены высшими, формами приматов (подлинные обезьяны и человекообразные), вплоть до того периода, когда туда через Берингов пролив пришли эскимосы и индейцы, а это произошло на самой поздней стадии ледникового периода, и брать это в расчет бессмыслено.

Открытие Фолсомского человека привело к тому, что скрепя сердце ученые признали факт существования так называемых "ледниковых индейцев", которые населяли Северную Америку в период наступления последнего ледника. Однако современные методы исследования, такие, как, например, радиоуглеродный анализ, датируют вещественное доказательство существования в Северной и Южной Америке человекоподобных охотников (обитавших там до Фолсомского человека) значительно более ранним временем, средним или даже первым ледниковым периодом. Свидетельства, поступающие из Южной Америки, пока еще далеко не исчерпывающие и неконкретные, но по крайней мере там уже признают существование очень древних культур; их следы обнаружены даже на самой виной оконечности континента. Тем не менее пока еще нет ни одного доказательства - ни в ископаемом, ни в каком ином виде, что в Новый Свет попал или всегда обитал здесь хоть один высший примат или первобытный человек (например, неандерталец) или гоминид низшего уровня (такие, как австралопитек или питекантроп).

Более того, хотя вещественные доказательства, касающиеся человека, занимавшегося изготовлением орудий труда, датированы очень ранним периодом, свидетельства, обнаруженные на территории обеих Америк, относятся явно к более позднему времени, чем находки Старого Света. У нас нет никаких оснований полагать, что самые первые "люди", ступившие на землю Америки, были несовременными людьми или что они пришли каким-то иным путем, а не через Берингов пролив один лишь этот факт на первый взгляд исключает какую бы то ни было возможность того, что подобное может быть справедливо в отношении более примитивных форм человекообразных. Эта теория давным-давно стала. аксиомой, но насколько она обоснованна? Сейчас есть достаточные основания считать, что она вообще не очень убедительна." один лишь факт, что из Старого Света в Новый существовал единственный проход (Бериигов пролив), дает основания говорить, что возможно может быть, даже и вероятно, - что по крайней мере первобытные люди, а, может, даже и низшие гоминиды, попали в Северную и Южную Америку за долго до того как на сцене появился первый современный человек.

В то же самое время это позволило бы объяснить почем у так не поступили истинные обезьяны и человекоподобные обезьяны: и те, и другие представляют собой тропические формы, не переносящие холода, Оставим гипотезу о появлении в Новом Свете низших гоминидов, проанализируем ее в другой раз. Давайте сейчас сосредоточим наше внимание на тех первобытных людях, которых можно было бы рассматривать как эквивалент неандертальцев Евразии и других гоминидов аналогичного развития й генетического типа - таких родственных видов, как Rhodesian и Solo Sumen.

Подлинные неандертальцы в действительности были заметно развиты культурно, делали из камня удобные орудия и, вне всякого сомнения, имели представление о луке и стрелах, добывали огонь и владели речью на уровне человека. Кроме того, они обитали во всей западной Европе, на самом востоке Азии, такие жили на юге и в очень холодных районах крайнего Севера - и все это во время второй половины периода продвижения последнего ледника к югу. По сути дела, они были жителями предполярья.

Не придается особого значения и тому факту, что они были покрыты густой шерстью, но, несмотря на современную теорию о том, что волосатость не обязательно является особой формой защиты от холода, волосатость неандертальцев все же не совсем противоречит тому, что мы наблюдаем у других млекопитающих, таких, как мамонты и носороги. Следовательно, если первый современный человек мог еще очень давно пересечь Берингов пролив, и это сумели сделать эскимосы, я не вижу никаких аргументов против предположения, что миграция на юг через горы Центральной Америки в Анды, а оттуда в теплые области Южной Америки, не представлялась ни трудной, ни невозможной. Если первобытные люди достигли Нового Света и если сообщения о СЧО с этих континентов, в частности, из США, соответствуют действительности, это может означать, что они распространялись и в других направлениях, попав как и более холодные, так и в более теплые районы, чем те, к которым изначально привыкли.

Сообщения о поросших шерстью гоминидах с наружностью первобытного человека поступают отовсюду, начиная с северных районов Канады, кончая Лабрадором, с западных гор Аляски до Айдахо и Северной Калифорнии. Ходят о них легенды и на юго-западе Соединенных Штатов, в их существование верят Западная Сьерра-Мадре, Мексика, Гватемала. Как мы уже отметили, они разбросаны по всей Южной Америке, где в отдельных случаях спустились в сравнительно знойные и влажные лесистые низины, расположенные, как правило, в горах. Исходя из этих фактов - если это факты, сообщение полковника Фосетта и его описание встретившихся существ надо и должно рассматривать а совершенно ином свете. Из разряда невозможных оно переходит в, категорию как минимум вероятных, и я бы добавил, учитывая репутацию автора как человека в высшей степени педантичного и аккуратного в мелочах, поднимается до уровня максимальной возможности.

Более того, определенные детали, которые привел Фосетт, могут стать весьма материальным подкреплением этой мысли. Во-первых, его описание головы одного из этих марикокси - очень специфическое и не совпадает с характерными особенностями ни одного из обычных индейских племен. Упоминание о маленьких круглых глазках, расположенных близко друг к другу и смотрящих исподлобья вперед, как это принято у человекообразных обезьян, в точности совпадает с описанием тех, кто совсем в других частях света сталкивался лицом к лицу с СЧО и имел возможность наблюдать его с близкого расстояния. Не забывайте, что Фосетт не просто стоял в нескольких футах от этих существ. Использование луков и стрел, как мы уже могли убедиться, не противоречит "возможности" - не противоречит это и некоторым сообщениям о СЧО из Азии. Но, что самое значительное, это, вне всякого сомнения, упоминание (помните, при первом чтении это казалось почти смешным) об их болтовне.

Полковник Фосетт описывает или транслитерирует звуки, издаваемые марикокси, как "Юх! Юх! Юх!", то есть "Уух, Уух, Уух", только первая буква звучит как французская "ю" в слове "улица" (то есть сочетание "ue" в слове "rue"). Если это так, то это в точности соответствует описаниям звуков, которые издают канадские СЧО, известные как сасквачи. Во всяком случае, об этом сообщает мистер Алберт Остмен, которого, как он утверждает, эти существа держали в плену целую неделю. Мистер Остмен по происхождению швед и говорит с заметным акцентом. Он передает эти звуки как "Ух-ух ух", однако в интервью они звучали у него с первой французской "ue". Единственным выводом, который мы можем сделать из всего вышеизложенного, должно стать признание факта, что в 1914 году в штате Матто Гроссо существовали первобытные люди неандертальского типа.

И нет никаких оснований полагать, что точно так не могли поступить и первобытные жители предполярья только еще раньше. Даже если в те времена пролив был шире, чем сейчас а неандертальцы не знали лодок и плотов, они могли прекрасно перейти его зимой по льду.

Есть еще одно соображение. До открытий Дарта и Брума в Южной Америке и Лики в Восточной Африке складывалось очень странное, противоречащее логике впечатление, что низшие гоминиды были совершеннейшими скотами и не имели ни малейшего представления ни об орудиях труда, ни об оружии. Хотя после открытия неандертальцев специалисты нашли очень удобные и искусно сделанные орудия труда, которые были отнесены на счет неандертальцев, мысль о том, что некоторые доиндейские орудия, обнаруженные в Америке, также могли изготавливать аналогичные существа, просто не обсуждалась.

Если такие примитивные создания, как австралопитски могли делать орудия из кости, а зинджантропы - из камин, не может быть никаких возражений относительно того, что часть весьма грубых археологических экспонатов, найденных в нижних пластах Америки, создали как минимум первобытные люди. Попав и Северную Америку, первобытные люди имели достаточно времени, чтобы удобно расселиться на этом континенте до пришествия современного человека; однако надо помнить, что первый современный человек был, по-видимому, современником многих первобытных людей, а последние, похоже, всерьез "окопались" в горах восточной Евразии (см. "Отчеты специальной комиссии" Академии Наук СССР).

Несмотря на тот факт, что неандертальцы были жителями приполярья, они, видимо, так же Хорошо приспосабливались к условиям окружающей среды, как и современный человек, и, похоже, были еще выносливее и "крепче".

Г л а в а 9. ТУНИДЖУКИ

Уже довольно долго анализируется гипотеза о существовании в Северной Америке некоторых видов покрытых шерстью и мехом первобытных людей и, может быть, гоминидов, стоящих на низкой ступени развития.

Большинство сообщений об этих существах поступает с севера территории, которую можно было бы обозначить линией, проведенной примерно от 40-й параллели (то есть 80 миль севернее Сан-Франциско) к западному побережью Соединенных Штатов, затем к северу по восточным склонам Каскадных гор, вокруг предгорий Орегона., и Скалистым горам Айдахо, в район реки Салмон. Отсюда эта линия пересекает восточные хребты Скалистых гор в Монтане, затем идет назад, на север, к нижней части каньона Наханн и огибает реку Лиард на северо-западе Канады. От этой точки она идет на юго-восток, через северную часть Альберты и Манитобы, затем на юг, к заливу Джеймса (являющемуся частью Гудзонова залива), а отсюда на восток, к мысу Сент-Чарльз на самой восточной оконечности Лабрадора. Но одно сообщение пришло из абсолютно диких мест, расположенных к западу от озера Сьюпириор, что на самом севере Миннесоты. Поначалу сообщения касались главным образом местности, лежащей близ реки Фрейзер, Британская Колумбия, и в северной части побережья этой провинции. Бернс и другие исследователи сообщали, что неоднократно видели здесь как самих существ, так и их следы.

В этих местах их называют сасквачи - это имя образовалось в результате смешения нескольких аналогичных названий, которыми пользуются племена местных индейцев для описания данных существ. Индейцы никогда не сомневались в существовании очень больших, если не сказать поистине гигантских существ (более семи футов роста), а в последние годы это поверье широко распространилось и среди белых. На территории сплошь заросшей лесом полосы побережья и на многочисленных островах в них верят все без исключения, и надо отметить, что когда местные индейцы рассказывают об этих существах по-английски, то называют их "обезьянами", хотя и признают за ними некоторые человеческие способности, например, умение очень точно и с большой силой бросать камни. Необходимо заметить, что недавно профессор Кортландт выдвинул предположение, что на подобные действия способен лишь человек.

До недавнего времени вопрос о существовании сасквачей представлялся настолько запутанным, что антропологи не только не воспринимали его серьезно, но даже не считали нужным просматривать сообщения очевидцев - конечно, как правило, это были неспециалисты, без какойлибо научной подготовки, и, к сожалению, большая часть подобной информации публиковалась в ежедневных газетах и популярной прессе. Тем не менее, суть сообщений из Британской Колумбии, находящихся сейчас в моем архиве - в том числе официальные сообщения и свидетельства, подписанные под присягой, - представляется весьма серьезной, и слава Богу, для проверки фактов в 1962 году туда была отправлена первая научная экспедиция. Однако и в прошлом веке хватало слухов и непроверенной информации, касающихся аналогичных существ, и исходили они с более обширной территории практически из всех предполярных и полярных регионов Северной Америки, расположенных севернее проведенной нами линии, а также из других мест, от Аляски до Лабрадора и даже из Гренландии.

За двадцать лет исследовании феномена, который, к сожалению, стал весьма популярным в народе и сейчас известен как "снежный человек отвратительный" (мы недавно сократили это название до аббревиатуры СЧО), несколько сообщений привлекли внимание специалистов, но они всегда исходили из вторых рук, что, кстати, касалось даже их публикации. Поэтому не так давно было принято решение постараться добраться до оригиналов Предпринятые действия пролили свет на целый ряд важных пунктов, часть которых мы с вами уже анализировали, но ни один из них пока так еще и не был должным образом проверен и исследован, как мы увидим ниже. Тем не менее по каждому из них мы сделали ряд комментариев. Однако на данной стадии исследования прежде всего поражает обилие подобного, материала, а также потрясающая оперативность его публикации.

Тот факт, что данная информация - исходящая, кстати, от столь выдающегося ученого, как Кнуд В. Й. Расмуссен - была проигнорирована, представляется мне совершенно непонятным. Как будет показано ниже, примерно десять лет назад Глэдуин выдвинул гипотезу по некоторым аспектам совершенно неприемлемую, - что было несколько "волн" чрезвычайно низших человекообразных (в том числе, по его мнению, и некоторые карликовые), а также первобытных людей (на стадии неандертальцев) и, возможно, даже низших гоминидов, сегодня отнесенных к "питекантропической ветви" приматов, которые пере секли Берингов пролив и расселились в Северной и Южной Америках.

Если Глэдуин в целом был прав, то почти все, о чем мы будем говорить ниже, складывается в идеальную картину. Доиндейский человек (или преамеринд) жил в Северной Америке и, вполне возможно, в, Южной. Никто уже больше не может оспаривать этот факт, поскольку протоамеринды оставили слишком много доказательств своего существования, которые, как показал радиоуглеродный и, другие анализы, датируются гораздо более ранним временем, чем последний или даже предпоследний ледниковые периоды, сопровождавшиеся смещением полярных льдов, к югу. У нас нет никаких оснований полагать, что все преамериды были стерты с лица земли еще до наступления постледникового периода, у нас также нет доказательств, что их истребили, - но у нас есть достаточно серьезные доказательства того, что на огромных и неисследованных территориях Крайнего Севере они могли сохраниться и выжить.

У современных эскимосов сохранилось множество преданий о расселении примитивных народов, населявших эти территорий до того, как здесь появились эскимосы. Эти легенды живут на всем протяжении от Аляски до Гренландии, а также на арктических островах Канады. Сказания утверждают, что это были очень высокие существа, полностью поросшие густой шерстью, недалекие и туповатые, однако они жестоко сражались друг с другом, питались сырым мясом, не знали одежды и жили в круглых сооружениях, которые строили из большими, камней и китовых ребер, а крышу покрывали шкурами. Эскимосы говорят, что у них были очень грубые орудия из камня и кости. К северу от Гренландии и на Баффиновой Земле их сегодня называют "туниджуки", хотя западнее существует целый ряд других названий для этих существ. Об этих легендах говорили многие, в том числе и Расмуссен, и Катарин Шерман в своей книге "Весна на арктическом острове".

Расмуссен даже утверждал, что несколько таких существ живут а настоящее время в Гренландии и что эскимосы загнали их "в недоступные каньоны", Такое, как пишет Шерман, вполне возможно, поскольку внутренняя часть страны представляет собой поскольку внутренняя часть страны представляет собой сплошной ледниковый лед, окруженный узкой береговой полосой. Однако, несмотря на оживленные воздушные трассы, пролегающие над периферией Гренландии, огромная часть этой страны еще полностью не исследована. Кроме того, самая северная оконечность мыса Моррис-Джессеп не покрыта льдом, и вследствие изрезанности местности фиордами, сюда невозможно подобраться ни с материка, ни с моря. Эскимосы настаивают, что эти тунидиуки - гигантского роста, и привычки их весьма отвратительные. Якобы они предпочитают стухшее мясо, а чтобы ускорить процесс разложения, женщины тунидиуков носит его под одеждой (?) на теле. Поскольку туниджуки не знают, как выделывать шкуры, они просто мочат их в воде и затем напяливают на себя в таком виде и носят до полного высыхания; после этого шкуры используются в качестве подстилок.

Однако одной из самых странных привычек, приписываемых туниджукам, является, по словам Шерман, тот факт, что молодых людей зашивают в шкуру только что убитого тюленя, в которой полным полно "червей" (паразитов?): считается, что "черви" высасывавт избыток крови, вес человека уменьшается - и он становится быстроногим охотником. Эскимосы считают, что эти паразиты размножаются в разложившихся трупах птиц, и один такой птичий труп - гагары - видел и Гренландии Расмуссен. Он пишет, что местные эскимосы рассказали ему, что труп оставили несколько туниджуков, которые незадолго до появления Расмуссена скрылись в одном из "неприступных каньонов".

Рассматривая туниджукон как абсолютно примитивных человекообразных, молва тем не менее утверждает, что живут они в подземных домах (правда, без постелей), пользуются посудой - или, по крайней мере "горшками для стряпни" и оружием. Эскимосы Гренландии рассказывают, что туниджуки разгуливают обнаженными, но тела их сплошь покрыты похожей на мех шерстью; в более западных областях говорят, что они пользуются шкурами животных. Но все сходятся в одном: Туниджуки - отменные охотники; загоняя зверя, они подают друг другу команды голосом или, жестами и настолько сильные, что в одиночку справляются со взрослым тюленем. Помимо этих деталей, Шерман отмечает - на основании рассказов эскимосов севера Баффиновой Земли, которые записал агент комнании "Хадсон бей" П. Дж. Мердок, свободно владеющий местным эскимосским диалектом, что туниджуки не представляют опасности для эскимосов, напротив - они чрезвычайно пугливы и трусливы и, в частности, очень боятся собак, "смысл" которых им, видимо, совершенно непонятен.

Все утверждают, что они часто дерутся между собой, однако некоторые эскимосы настаивают, что их собственные предки охотились на туниджуков и постепенно истребили их, И тем не менее жители Гренландии уверяют, что они еще встречаются здесь, но ведут себя очень настороженно и относятся к людям с большим подозрением, чем животные.

Шерман пишет: "До 1902 года на острове Саутгемптон жило племя совершенно пещерных людей Туле, некоторые привычки и, обычаи которых встречаются (приписываются) у туниджуков". (Туле вместе с другими племенами, такими, как островитяне Дорсета и Sarquaq, представляют собой уже, давно известных обитателей Канадских островов и Крайнего Севера.) Шерман в 1955 году сама побывала в племени на острове Байлот, которое эскимосы Ваффиновой Земли называют туниджуки, и дает очень подробное описание этих существ.

В небольшом изолированном каньоне членам ее экспедиции показали несколько рядов круглых холмов. Как оказалось, они были сложены из очень больших камней, уже наполовину ушедших в вечную мерзлоту. каждый холм был обкопан по кругу и явно когда-то находился под крышей - входили а них через своею рода тоннель высотой три фута; внутренняя часть была выложена большими плоскими камнями, а в задней части имелись каменные скамьи. У стен были повсюду набросаны полуистлевшие кости гренландского кита.

Участников экспедиции поразила способность живших весь людей выкапывать столь глубокие ямы в вечной мерзлоте с помощью лишь грубых каменных и костяных инструментов; еще более удивительной казалась транспортировка этих огромных камней, явно не местного происхождения эскимосы рассказали, что туниджуки могли поднимать камни, к которым не подошел бы ни один нормальный эскимос - они также рассказали, что жилища Туниджуки покрывали китовыми ребрами и что туннель был сделан из двух китовых челюстей. Однако, как отмечает Шерман, по всему было видно, что здесь уже давно живут эскимосы.

Представляется очень важным, что описание этих круглых жилищ - почти в точности совпадает с "круглыми домами" периода неолита, обнаруженными на Шетландских и Оркнейских островах, а также на Гебридах, неподалеку от побережья Шотландии, где тоже нашли круглые сооружения, утопленные в почву примерно на три фута, окруженные каменными стенами высотой около трех футов над поверхностью земли и покрытые крышей из больших китовых ребер, поверх которых были уложены шкуры, слои торфа или иной теплоизолирующий материал. Эскимосы до сих пор строят каменные иглу, крыши которых кроют "нахлестываемыми" друг на друга каменными плитами, и входят в эти жилища через туннель - однако ни по размерам, ни по весу используемых при строительстве камней они нисколько не похожи на сооружения, которые якобы возводили туниджуки.

Еще интереснее описание расположенных неподалеку пирамид из очень больших камней; частично эти пирамиды уже осыпались. По словам очевидцев, внутри они полые, и в них оказалось множество костей, принадлежащих людям большого роста. Один из членов экспедиции забрался внутрь и извлек, как все решили, таз женщины, но поскольку в экспедиции не было профессиональных антропологов, они положили кость на место и снова замуровали пирамиду. Шерман буквально умоляет, чтобы туда выехали опытные специалисты прежде чем эти бесценные останки окончательно не превратились в прах; она заканчивает свои записки весьма уместным вопросом: "Помимо туниджуков, если они вообще существовали, кто еще мог побывать здесь?"

Единственной альтернативой, по ее мнению, могут быть только древние скандинавы - сложенные гораздо лучше эскимосов и более сильные-, склонные к взаимным распрям, они могли дать пищу для легенд, которые долгое время передавались от одних народов другим. Она подводит черту чрезвычайно серьезным замечанием, что, видимо, эскимосы знали о белых людях задолго до того времени, которым историки датируют это знакомство. Более того, продолжает Шерман: в 1632 году Люк Фокс, капитан судна "Чарльз", заявил, что заходил на остров, где не было ни одного живого человека, а лишь множество маленьких могил, в которых покоились крошечные скелеты длиной всего четыре фута, а вокруг них лежали луки, стрелы и костяные копья. Все это были взрослые люди, и, судя по его словам, не все они имели вид скелетов, некоторые производили впечатление замерзших тел.

Далее он в своем отчете пишет: "Этот остров лежит на широте 64 градуса 10 минут (1); и я пришел к выводу, что он находится на траверзе архипелага сэра Томаса (2), северо-восточная часть которого была примерно в десяти лигах от нас, но ни на востоке, ни на юго-востоке земли мы не видели, хотя вечер был на редкость ясный. Земля, которая была в поле зрения, простиралась с северовостока на юго-запад. Шлюпка, ушедшая на остров, вернулась, и мне доложили, что это - остров-усыпальница, где дикари хоронили своих мертвых (я не могу сказать "погребали"); так, как поверхность острова - сплошной камень и так как, копать здесь не было никакой возможности, они укладывали тела на камни, обносили их каменными стенами и крыли деревянными досками, похожими на боковины саней. Доски эти имели длину девять или десять футов, четыре дюйма толщиной.

По тому, как они были сделаны, можно было судить, что дерево либо срубили, либо спилили; поверхность досок была очень гладкой, а захоронения очень древние. И, как и в других местах этих стран, они хоронят все свое оружие луки, стрелы, тетивы, наконечники стрел, копья и другую костяную утварь. Самый крупный труп не превышал в длину четырех футов (3), и все они были обезглавлены. Может быть, это путешественники, как татары и Semoaid, и они считали, что если головы останутся вместе с телами, то в этом месте погибнут другими их соплеменники. В одном месте захоронение было обнесено не круглой стеной, а четырехугольной, длина каждой стены была четыре или пять ярдов; посередине лежали три камня, один на другом в высоту человеческого, роста. Мы решили, что это место, где совершается погребальный обряд". [Примечания: (1). На указанной широте нет никакого острова. Возможно, неправильно были определены ко-, ординаты места и речь идет об одном из островов у мыса Фуллертон. (2). Из описания создается впечатление, что Фокс прошел близ острова Том. Поскольку он не упоминает, что видел его, вероятно, этому помешала пелена тумана. (3). Похоже, это были миниатюрные люди. Упаси меня Бог от подобной участи!]

Более ничего об этой находке не известно, и больше никто на этом острове не был. И вновь Шерман замечает, что современные эскимосы Баффиновой Земли непоколебимо верят, что, прежде чем в Арктику пришли их предки, там помимо туниджуиов обитала раса очень маленьких людей, или пигмеев. И мы опять должны отметить, что на тех островах Западной Европы, где обнаружены "круглые дома" периода неолита, до сих пор ходят легенды о "маленьком. народце" (феи, эльфы, гномы и многие другие), который будто бы жил на здешних холмах. Мы также должны отметить, что теория Глэдуина предполагает, что одна из "Волн" гоминоидов, достигших Нового Света, представляла собой расу пигмеев, родственную предкам негритосов и карликовых негров, которые, в свою очередь, попали сюда после неандертальцев, но раньше америндов и зскимосов.

В этом нет ничего невозможного, так как пигмеи не нуждались ни в "черной" коже, ни в привычке и тропикам - и, напротив, тем, кто добрался до Арктики, отнюдь не нужна была светло-желтая кожа. Окрас кожи животных, видимо, в большей степени обусловлен степенью окисляемости, а не температурой, интенсивностью и периодичностью солнечного света (см. работу Фейджа, Деро, У. Д. и М, И. Бербанеков и Эдвадса по альбинизму пещерных животных). Первобытные существа мелкого телосложения - от четырех до пяти футов - могли иметь кожу любого цвета, а тот факт, что всем известные современные "пигмеи" - темнокожие, абсолютно ничего не значит.

В 1953 году в Нью-Йорке частным образом была опубликована небольшая книга с очень интригующим (и, повидимому, отчасти оправданным) названием "Самая странная из всех историй", которую мисс Вирдиииия Коулп издала под именем своего отца, Гарри Д. Коулпа. В предисловии мисс Коулп объясняет, что эти записки ее мать нашла среди прочих вещей покойного отца спусти несколько лет после его смерти. В небольшой брошюре, объемом всего 46 страниц, от первого лица рассказывается о событии, которое началось в 19ОО году и продолжалось до 1925 года. Рассказ опубликован без комментариев. В книге нет никаких доказательств происшедшего, и мы не смогли найти их в других источниках. Были предприняты попытки разыскать упоминавшихся в книге людей, но, как оказалось, все они джентльмены весьма преклонного возраста, и, кроме того, автор категорически заявляет, что сохранит их имена в тайне. (Вряд ли можно предполагать, что дочь нарушит эту клятву.)

Книга разбита на семь глав, в каждой из которых дается отчет о событиях, произошедших с целым рядом людей в дикой и отчасти изолированной местности к востоку от залива Томас - по-видимому, главные действия развивались в районе истоков реки Патерсон, на побережье Панхандл, Аляска. Залив Томас расположен напротив острова Куприянова, который лежит посередине между Джуно И Врангелем. Последний расположен чуть южнее устья реки Стикин, на северной оконечности острова Врангеля. История начинается в 19ОО году. Гарри Коулп жил тогда во Врангеле и работал на маленьком лесопильном заводе. У него было три товарища, которых он называет Чарли, Джон и Фред.

Первый узнал от старого индейца, что на каменистой осыпи, неподалеку, полно золотоносного кварца, и три товарища снабдили его лодкой и уговорили отправиться на разведку. Он отплыл в начале мая и вернулся только через месяц без вещей, в разорванной одежде - при нем были только лодка и весло. Он привез с собой кусок кварца, сплошь испещренного золотыми прожилками. 0 своем путешествии он рассказывать отказался, одолжил у знакомых деньги и навсегда уехал с Аляски. Однако перед отъездом он поведал о своих приключениях Коулпу.

Опуская неуместные подробности, суть сводилась к следующему: после нескольких дней поисков он залез на дерево, чтобы определить свое местоположение, и увидел группу покрытых густой шерстью человекоподобных существ, которые поднимались к нему по холму. Он описал их как "невероятно страшные создания. Иначе как дьяволами я их просто не могу назвать - это были не люди, не обезьяны, хотя походили и на тех, и на других. Они были совершенно бесполые (вероятно, свидетель не видел выступающих гениталий и молочных желез. Автор), их тела были покрыты длинной жесткой шерстью, за исключением тех мест, гм у них была какая-то короста и язвы". Чарли спустился с дерева, швырнул в ближайшее существо поломанное ружье и бросился к лодке, преследуемый страшными существами. Он не мог ясно припомнить, что было потом, но в конце концов пришел в себя: он сидел на дне своей лодки, солнце уже село - недолго думая, ой решил плыть назад к Врангелю.

Следующие пять глав книги касаются событий, произошедших с Джоном и Фредом: две поездки на то место Джона и автора, с интервалом три года; путешествие автора и человека по имени Буш; круиз автора в одиночку; поездка автора и какого-то норвежца, обозначенного в книге просто как Оле. Эти поездки предпринимались соответственно в июле 19ОО года (сразу же после возвращения и последующего отъезда с Аляски Чарли), в сентябре того же года, в 1906 году, в 19О8 году и в 1911 году.

В 1914 году мистер Коулп отправил на разведку двоих - полукровку русского и японца; в 1919 году туда поехали трое, но через две недели они вернулись, каждый со своей версией событий - один заявил, что они так и не попали в залив Томас, другой что они были в какой-то другой его части, а третий сказал, что они нашли нужное место в верхнем течении реки Патерсон и там было как описывал мистер Коулп, в том числе и два озера необычной формы, короче - все, кроме золота. Загадка этой последней поездки, видимо, и заставила мистера Коулпа прекратить расследование, длившееся почти четверть века. Полное несоответствие рассказов этих трех человек отнюдь не самое странное событие на фоне тех, которые, как утверждаются, происходили в этих местах, и не только с этими людьми, но и с самим мистером Коулпом, хотя складывается впечатление, что на него они оказали меньшее психологическое воздействие, чем на других. Эти события мы рассматривать не будем, отметим только, что они звучат не только как невозможные, но и как необъяснимые. Однако через все красной нитью проходит тема поросших шерстью и дурно пахнущих человекоподобных существ.

Однако наибольший интерес представляет последняя глава книги Гарри Коулпа. Здесь он между делом рассказывает историю траппера, который в 1925 году попал в те же места, но вышел к месту по реке Мадди, то есть с юга. О событиях рассказал местный фермер, разводивший Молочный скот в устье этой реки. На одном из упоминавшихся выше озер необычной формы траппер поставил несколько капканов, но вскоре был вынужден перенести их в другое место, так как на всех капканах пружина оказалась спущенной - охотник утверждал, что следы существа, которое это сделало, он не встречал ни разу в жизни.

Он попытался поймать это животное, но ничего не получилось, а однажды ночью послышался какой-то шум, собака траппера 1 залаяла, и больше он ее никогда не видел. Охотник пошел по следу и обнаружил, что параллельно собаке двигалось неизвестное существо - через некоторое время следы собаки внезапно оборвались. Траппер пошел по следам существа, но вскоре понял, что оно находится прямо перед ним, так как следы дважды совершили полный круг, возвращаясь к месту, где исчез пес! По словам траппера, это были следы двуногого животного, которое время от времени передвигалось на четырех конечностях. Отпечатки задних лап были "примерно семь дюймов длиной и выглядели как нечто среднее между следом двухлетнего медведи и стопой человека маленького роста. На концах пальцев отчетливо виднелись отпечатки когтей; такие выделялись подушечки и пятки; между подушечками и пяткой нога не так сильно вдавливалась в почву, словно ступня имела небольшой изгиб или подъем. Отпечатки передних лап напоминали следы крупного енота, только еще больше",

Необходимо. отметить, что индейцы, живущие в южной части этого побереиья, говоря по-английски, называют эти существа "о6езьянами", а гималайские непальцы несколько раз сообщали,! что видели СЧО (которого они называют Ме-Те (Meh-Teh), которые периодически встают на четыре лапы, как гориллы. Кроме того, следы передних лап енота отличаются от отпечатков ладоней тщедушного человека только наличием когтей. Утверждают, что траппер вернулся на место своей стоянки, но никто его больше не видел. Через три недели обнаружили его следы, а пружины большинства капканов оказались спущенными. За последние пятнадцать лет ваш покорный слуга получил множество писем, где приводятся описания СЧО, встречающихся как по всей территории Канады, так и в Скалистых горах, и на Лабрадоре.

За последние несколько лет я получил более ста таких писем, но только два из них оказались достоверными. Первое касается события, произошедшего примерно в 1911 году в самой северной части штата Миннесота, как сообщается (письмо написала дама, проживавшая в то время в тех краях), два охотника отправились в лес рядом с небольшим городком и наткнулись на странные следы. Двигаясь по следам, они обнаружили "гигантского человека с длинными руками, все тело которого было покрыто короткой [светлой] шерстью" (слово в квадратных скобках выделено мной), Один охотник остался наблюдать за непонятным существом, а второй побежал назад и вернулся с целой толпой граждан. Лес основательно прочесали, но ничего, кроме следов, не обнаружили. Северная Миннесота расположена в южной части громадного массива северных арктических лесов, и даже сегодня границей между ними служит небольшая шоссейная дорога, Если в 1910 году здесь существовали СЧО, нет ничего удивительного, что один из них решил прогуляться чуть южнее. Обращает на себя внимание цвет шерсти.

Эта информация совпадает с несколькими сообщениями о крупных сасквачах. Драим интересным моментом является ряд новыми выражений, которые появились в лексиконе северных лесных индейцев для описания природы знаменитых "вендиго" (Wendigo) или "вентиго"(Wentigo). Эти призраки, духи или демоны индейской мифологии всегда имели очень много общего с "троллями" Скандинавии и другими традиционными чудовищами из сказаний и легенд предполярья. В небольшой статье, которая была опубликована а одном канадском журнале, отставной охотник-промысловик дает описание вентиго со слов старого индейца по имени Джон Кастлер, жившего на озере Амиск. Здесь, как и в ряде других сообщений, утверждается, что вентиго являются существами с неуравновешенной психикой, на них не действуют заклинания местных шаманов, а будучи загнанными в леса, они приобрели сверхъестественные способности. Однако в описании Кастлера отмечается, что шаманы чувствуют их на значительном расстоянии; он также пишет, что вентиго передвигаются стаями, как лисицы, они избегают встреч с людьми, а когда на них нападают, защищаются, кусая своих противников. Индеец сообщает, что живут они под землей, а также, что его народ почти истребил их.

Создается впечатление, что в легендах о вендиго присутствует значительный элемент, характерный для описаний примитивных существ типа СЧО, - а легенды эти распространены по всей Канаде, (Эти существа называют и "врендиго", и "виндиго", и "витико", и "ледяной гигант".). Одно из самых необычных сообщений о СЧО, которое когдалибо попадалось мне на глаза, можно прочитать в книге Эллиотта Меррика "Подлинный север". Здесь дается описание некоторых событий, произошедших на реке Трдверспин, в том месте, где она впадает в реку Гамильтон, у самого залива Гус-Бей, Лабрадор, действие разворачивалось главным образом на ферме семейства Мишелин в 1913 году. Автор книги характеризует их рассказ как "историю с привидениями" и добавляет, что такое вполне возможно "в этих местах, где полно полуразвалившихся, брошенных домов и где царствует первобытный страх", Однако в свете открытий, сделанных уже после публикации этой книги, описываемые в ней события вполне можно рассматривать и под другим углом.

Лучше всего обратиться непосредственно к книге (автор благодарит издательство "Чарлз Скрибнер энд Сонз", Нью-Йорк,. за любезно предоставленную возможность процитировать отрывок из данного произведения). Итак: "Около двадцати лет назад маленькая девчушка играла на опушке и вдруг увидела, что из леса вышла огромная волосатая тварь с длинными, почти до земли, передними лапами. Существо было примерно семи футов в полный рост, но иногда оно приседало на все четыре лапы. На голове у него была светлая грива. Девочка рассказывала, что, когда оно ухмыльнулось ей, она отчетливо разглядела белые зубы. иногда существо направилось к девочке, она закричала и побежала к дому. Следы существа были повсюду - в грязи, на песке; позже их видели на снегу. Семья измерила следы, и отец с матерью вырезали из бумаги точные копии отпечатков, которы~ хранятся у них до сих пор.

Это очень странная ступня длина ее около двенадцати дюймов, узкая в пятке, а впереди раздваивающаяся на два широких полукруглых пальца. Иногда отпечатки были такие глубокие, что создавалось впечатление, будто существо весит не меньше 500 фунтов. В других случаях следы были не глубже человеческих. Они поставили медвежьи капканы, но безрезультатно. Существо обдирало кору с деревьев и выкорчевывало большие пни, словно искало червей. Они организовали охоту, а которой приняли участие несколько лесорубов, работавших тогда на озере Мад, - всю ночь они провели в засаде на тропе, но так и не сделали ни одного выстрела. Более десяти человек рассказывали мне, что видели следи своими собственными глазами, и они были в высшей степени необычные, эти люди никогда не видели ничего подобного.

Как-то в полдень один ребенок увидел, как это существо подглядывает в окошко, Девочка закричала, старая миссис Мишелин схватила ружье и бросилась к двери. Она только успела заметить, как голова существа исчезла в ивовых кустах. Она выстрелила в том направлении, и считает, что ранила животное. Она также говорит, что на макушке у него был клок белой шерсти. На ночь они подперли дверь березовым поленом и легли спать в комнате на втором этаже, прихватив с собой винтовки и топоры. Собаки тоже чувствовали это существо - семья слышала, как они заливаются лаем при его приближении. Видимо, однажды они загнали его в реку, так как утром шерсть всех собак была влажная.

Как-то ночью собаки столкнулись с существом, что называется, нос к носу, и оно швырнуло в них палку или бревно, которое ударилось в угол дома с такой силой, что строение задрожало. Отец и сыновья не расставались с оружием, но ни разу не столкнулись с этим существом, Так продолжалось две зимы. Семья и сегодня не сомневается, что это был один из наместников дьявола или, что по их мнению более вероятно, "сам Сатана".

Мне порекомендовал эту книгу мистер Брюс С. Райт, директор Северо-Восточного центра по наблюдению за дикой природой, работающего совместно с институтом по исследованию дикой природы, г. Вашннгтон, округ Колумбия, и университетом Нью-Брансуик, г. Фредериктон, провинция - Нью-Браисуик, Канада. Похоже, что, судя по приведенным выше случаям, а также на основании множества сообщений о сасквачах - они уже поступают более ста лет - и целом ряде других происшествий, о которых пишут со всей Канады, надо сказать следующее: в арктическом и предарктическом поясах Северной Америки одно время были широко распространены как минимум один или два типа (и случае, если будет подтверждена информация о скелетах пигмеев на арктических островах Канады) поросших шерстью первобытных людей или низших гоминидов.

Более того, а последнее время становится все сложнее и сложнее позитивно оценивать мысль, что ни одно из этих существ не могло дожить до наших дней. Возникает логичный - и весьма уместный - вопрос, что же это за существа? Мы уже упоминали имя Глэдуина. Этот человек, хоть и никогда профессионально не занимался антропологией или археологией, проделал огромную и весьма полезную работу - кстати, предисловие к первому изданию моей книги написал сам Эрнст Хутон. В этом предисловии Хутон утверждает, что, хотя несколько гипотез Глэдуина в то время не могли, исходя из традиционных воззрений, быть приемлемы, его основной тезис требует самого серьезного внимания. Глэдуин просто утверждает, что несколько "волн" гоминидов прошли из восточной Азии через Берингов пролив и расселились по всему Новому Свету. Его хронология этих волн такова: первыми прибыли низшие гоминиды (такие, как питекантропы), следующими были пещерные люди неандертальского типа, затем представители тех, кого мы называем первобытными людьми (сегодня они представлены бушменами, негритосами и карликовыми неграми), потом здесь появился первый современный человек, по его мнению, протобелого (Proto-Caucasoid) или австралоидного (Australoid) типа, и, наконец, монголоидные америнды и эскимосы.

Вряд ли можно согласиться, что все эти типы иммигрировали таким образом в Новый Свет: лишь совсем недавно было выдвинуто предположение, что в Северную Америку могли попасть какие-то другие гоминиды, не только современные монголоиды. Однако нельзя сбрасывать со счетов и вероятность того, что здесь оказались и первобытные люди, есть достаточно оснований полагать, что именно так и было. Пекинские питекантропы (Peking Pithecantropines) проживали на той же широте и в том же поясе растительности, что и "снежный человек" Канады, и профессор Б. Ф. Поршнев из Академии наук СССР сообщил, что "снежный человек" зафиксирован в самой восточной части Сибири. У нас нет никаких оснований настаивать, что подобные существа не могли перейти Берингов пролив. И если это произошло - либо в первый, либо в средний межледниковые периоды, - то почему позже более развитые типы, такие, как. неандертальцы (которых было множество в Восточной Азии), не могли сделать то же самое, а еще позже - негритосы и карликовыми негры, то есть пигмейский тип, затем протобелые или австралоиды, и, наконец, - монголоиды. С "приливом" каждой следующей волны более высокоцииилизованной расы, первые "иммигранты", видимо, вытеснялись в менее гостеприимные области. Именно из этих районов Южной; Центральной и Северной Америки поступают сегодня сообщения о поросших шерстью первобытных людях и других типах "снежного человека"!

Г л а в а 10. ВУДЕВАСА

В номере "Иллюстрейтед Лондон ньюс" от 3 июня 1961 года был помещен снимок вкладной иллюстрации из книги на темы английских средневековых сказок о животных, которая выставлялась на аукционе "Сотби" шестого числа того же месяца. В подписи к фотографии говорилось: "Инфолио 16 (английская единица измерения формата произведений живописи. - Пер.) на темы английских средневековых сказок о животных, ХV век, с. манускриптом и травником (17 на 11 дюймов).

Здесь изображены четыре существа: страус, держащий в клюве гвоздь (по средневековому поверью считалось, что Они едят железо), баран, волк и "дикий человек". Тело последнего покрыто шерстью - свидетельство еще одного средневекового поверья". Это "дикий человек" правой рукой сжимает змею, в левой держит, булаву, его руки и ступни "голые", то есть безволосые, у него длинные волнистые волосы, богатые усы и борода. Волосатость тела весьма условно передана волнистыми линиями, на человеке пояс - так что выглядит как бы облаченным в плотно прилегающую меховую накидку. Мы решили обратиться к организаторам аукциона, так как иллюстрация была в некотором роде аналогична монгольским рисункам хун-гурессу (Hun-guressu) или джин-сунг (Gin-Sung), то есть "человекомедведю" у китайцев, или дзу-те (Dzu-Teh) у непальцев - другими словами, здесь был изображен самый крупный из трех типов существ, которых сейчас повсюду называют обобщенно "снежным человеком"; судя по сообщениям, он обитает в восточной части Евразии. Мы надеялись получить дополнительную. информацию по иллюстрациям к средневековым сказкам, а также рассчитывали, что нам позволят взглянуть на документы.

Мы получили в высшей степени любезный и информационно насыщенный ответ от фирмы - организатора аукциона, в котором приводились чрезвычайно ценные и совершенно неожиданные сведения не только по заинтересовавшей нас иллюстраций, но и относительно всей темы "дикого человека" в системе воззрений средневековья, - проходящей через другие материалы. Организаторы обратили наше внимание на коллекцию, которую фирма продала на аукционе 9 декабря 1958 года под условным названием "Дайсон Перринс" - в частности, нам рекомендовали экспонат, проходивший по каталогу иллюстраций "Сотби" как инфвлио 82, вкладная иллюстрация 45. Как нам сообщили, высококачественная репродукция данной иллюстрации имеется в библиотеке Пьерпон Морган в Нью-йорке. Последовав совету, мы внимательно изучили этот документ и сразу же сделали целый ряд удивительных открытий. В этом нам очень помогла мисс Мэри Кенуэй, инспектор читательской службы библиотеки Пьерпон Морган, поскольку именно она обратила наше внимание на ряд других документов.

Кульминацией данного исследования стал тщательный анализ нескольких десятков оригиналов и репродукций рисунков VIII - ХVI веков, повторное изучение двух выдающихся книг - "Обезьяны и наука об обезьянах", 1952 год, Х. У. Диенсона из Уорберского института, Лондон, и "Дикие люди средневековья", 1952 год, Ричарда Бернхеймера из Гарвардского университета, - и, наконец, осмотр аналогичных изображений на гончарных изделиях римлян и этрусков, на старинной серебряной и бронзовой посуде, Есть по крайней мере одна причина назвать наши находки "открытиями": несмотря на то, что ученые давно составили каталог отдельных фигур на этих изображениях, их никогда не исследовали антропологи и зоологи, обладающие достаточными знаниями а области литературы, которая имеет дело с тем, что мы называем "снежным человеком" - термин совершенно неудачный, но тем не менее он относится ко всем существующим (или считающимися существующими) поросшим шерстью первобытным людям (неандертальцы и т. д.) и низшим гоминидам (питекантропы, австралопитеки и т.д.) или даже таким, как гигантопитеки.

В результате был пропущен целый ряд очень важных особенностей этих изображений дикого человека, а также многих других, где, как считается, изображены обезьяны. Более того, предельно критичное исследование этих изображений наводит на мысль, что европейские художники средневековья знали об анатомии и физиологии приматов гораздо больше, чем можно было бы предполагать; кроме того, они потратили значительные усилия на то, чтобы провести четкие различия между семью выраженными типами приматов. Это: (1) Лемуры, или Lemures, изображавшиеся как живые существа, в отличие от лемуроидных призраков римлян; (2) Мартышки - с подразделением на такие основные группы, как бабуины, Langur и Cercopithecoid; (3). Человекообразные обезьяны, среди которы~ они знали только орангутана; (4) "Лесные жители", или "вудеваса"; (5) просто Дикие Люди или "дикие человеки", которых они разделяли на различные типы, как, например, троглодиты и так далее; (6) люди, облачающиеся в маскарадные и карнавальные костюмы, играющие в театре и т. д., то есть подражание вудеваса; и, наконец, (7) Люди как таковые.

Более того, создавая свои произведения а духе аллегорий и с учетом требований мифологии, эти художники, по-видимому, с трудом проводили различия между реальностью и вымыслом. Достаточно привести один пример. Грубые булавы, являющиеся непременным атрибутом вудеваса, нсегда изображаются одной и той же формы и величины и почти всегда в левой руке, даже если правая свободна. Но еще более убедительная деталь - это та тщательность, с которой они выписывают ноги существ разных типов. Именно форма ступни в большей степени, чем какая-либо иная анатомическая деталь отражает различие между гоминидом и Pongid antropoid. Примером этого может служить иллюстрация из книги - она имеется в каталогах библиотек, а оригинал находится в библиотеке Моргана в Нью-Йорке, озаглавленной "Фолиант Дайсона Перринса". Подпись под иллюстрацией гласит (заглавная буква выполнена в виде фигуры животного): "Поклонение Маги; лесные жители спускаются по реке, а один из них, оседлавший золотую птицу и вооруженный булавой и щитом, сражается с серебряными русалками, верхняя часть тела которых закрыта защитными панцирями". Несколько фрагментов этой картины необычайно важны.

В верхней части изображены люди в одежде по моде того времени - они участвуют в псовой охоте на оленя. Слева - две фигуры чуть меньшего роста, обнаженные, заросшие шерстью и вооруженные, соответственно, луком со стрелами и копьем. По отношению к остальным действующим лицам полотна они находятся как бы "вне игры". Справа изображена река в перспективе, вытекающая из холма, а противоположный береге зарос густой растительностью. По реке спускаются три лесных жителя, а четвертый, оседлавший большую птицу с изогнутым клювом и длинным узким языком вооружен деревянной дубинкой и очень грубым щитом весьма примечательной конструкции. Дубинки, которыми вооружены лесные жители, намеренно и очень старательно выписаны как необработанные палки со скругленными Концами, и диаметр их несколько уменьшается к рукояткам. "Щит" сделан из двух деревянных пластин, соединенных, видимо, при помощи крестовины, - через две прорезные щели хозяин шита может следить за перемещениями противника. Такими щитами сегодня пользуются батуки (Batuck) предгорий Суматры - это фактически первобытное племя протомалайцев, которых племена более цивилизованных батуков вытеснили в горные районы.

Наука не дала горным батукам специального названия; внешне они похожи на меланезийцев и не знают никакого иного оружия, кроме луков, дротиков и этих "щитов" (которые они делают из прочных бамбуковых досок, прикрепляющихся лозами к трем легким крестовинам). Аналогичные орудия защити можно видеть на. наскальных рисунках, датированных каменным веком, которые были обнаружены в пещерах Испании (Cuevas del Civil неподалеку от Aibocacer Castellon). Что же касается орудия и "утвари", которые якобы есть у "снежного человека", то после анализа нескольких сот сообщений, поступивших от людей, которые утверждают, что видели подобные существа, становится ясно, что во всех случаях "снежного человека" видели исключительно с деревянными предметами; при этом под деревянными предметами мы обычно понимаем грубые дубины и примитивные луки и стрелы, подобные тем, которые описывал полковник Фосетт.

Лично я глубоко убежден, что одонтокератической (odontokeratic) и петролитической (petrolithic) фазам "культуры" гоминидов предшествовала древовидная (dendritic) фаза и что низшие гоминиды, обламывая ветки с деревьев, вначале обратили внимание на полоски коры, а позже пришли к мысли о тетиве для лука (а отсюда к примитивному плетению) - и все это происходило на очень ранней стадии, когда низший гоминид еще жил во влажных лесах. Морфология лесных кителей, изображенных на этой картине, представляется гораздо более важной, чем предметы, которые они держат в руках. Это люди небольшого роста, с короткими ногами и длинными руками. У них сравнительно крупные головы с густыми короткими волосами и окладистыми бородами, растущими под подбородком. У них выступающие и "нависающие" надбровные дуги, большой нос, широкий рот с пухлыми губами - отчетливо видно, что это чернокожие люди с блестящими, словно отполированными лицами.

Очень много усилий художник приложил для детальнейшего изображения семи рук и двух ног этих персонажей - одна из этих тщательно выписанных ног является левой ногой второй фигуры на заднем плане, стоящей на речном песке в фас. Другая нога принадлежит всаднику на птице - это передний план, нога показана в "полупрофиль". Эти ноги, точно так же, как и руки, совершенно человеческие, с прижатым (ни в коем случае не оттопыренным) большим пальцем, Другими словами, несмотря на,весьма анималистический способ передачи морфологии, по двум параметрам эти лесные жители предстают, вне-всякого сомнения, как люди это использование орудий защиты и нападения и форма ног. Значение последнего факта трудно переоценить.

Последним важным пунктом этой иллюстрации является письменное упоминание о "лесных жителях". Это название имеет вполне конкретный смысл, особенно если проследить его этимологию от "лесных жителей" к "лесным обитателям" (по-русски это разделение очень условно, хотя в английском языке это два разных слова, "wodehouse" и "woodwose". - Пер.), вследствие ассимиляции и трансформации языка последовательно изменявшегося: "водвосе", "водевосе" и "водвос", до позднего "вудеваса" у англосаксов (это название было в обиходе по меньшей мере до пятнадцатого века) и, наконец, превратившегося в "вуду васа" ("Wudu Wasa"), Первая часть этого комбинированного выражения представляет собой староанглийское написание слова "лес" ("wood"), слово "васа", как осторожно предполагают специалисты, означает нечто непонйтное, неясное, но истинный смысл и происхождение его неизвестны. Однако в сочетании "вуду-васа" или "вудеваса" означает "дикий человек леса", то есть дикарь, сатир или фавн. Позже так называли и тех, кто выступал в таких нарядах на сцене или участвовал в карнавалах и празднествах. Не так давно было выдвинуто предположение, что слово "васа" происходит от "vu'asear", в свою очередь, этимологически связанного с "assir" и "aesir", то есть "человек из Азии" или "азиат". Отсюда следует, что средневековые художники знали о вооруженных примитивным деревянным оружием "диких людях леса", которые обитали в Азии и защищали свою страну от облаченных в доспехи рыцарей-завоевателей - как а аллегорической форме изображено на иллюстрации из фолианта Дайсона Перринса.

Мартышки и единственный известный средневековым художникам представитель человекообразных обезьян орангутан - являются самымй обычными персонажами ранней европейской живоциси. Очень много изображений этих животных собрано в книге Х. У. Дженсона "Обезьяны и наука об обезьянах", критический анализ на основе современных знаний о "снежном человеке" показывает, что большая часть этих иллюстраций - действительно тщательно и в высшей степени детально проработанные изображения этих животных. Однако не все, хотя и они изображены не менее убедительно и столь же подробно.

На одной из таких картин показаны две антропоморфические фигуры, которые танцуют, взявшись за руку, - однако обе обнажены и полностью покрыты шерстью, о чем свидетельствуют условные волнистые линии. У них человеческие лица, но с очень низкими надбровьями и почти без подбородков; волосы на голове очень короткие. Руки почти как у людей, правда, с очень длинными пальцами; ступни же абсолютно человеческие, с прижатым большим пальцем - они показаны в четырех разных положениях и в четырех ракурсах. Нет никаких сомнений, что это гоминиды, а не понгиды (то есть человекообразные обезьяны), так как все понгиды изображены с заметно оттопыренным большим пальцем ступни. Авторство другой иллюстрации, из молитвенника Максимилиана, приписывается Гансу Дюрену. Предположительно здесь изображена семья поросших шерстью антропоидов - отец, мать и ребенок. Волосы на голове длиннее, чем на теле, а лица почти обезьяньи (у матери практически-собачья морда). У всех очень короткие ноги, однако художник изобразил большой палец плотно прижатым к остальным, хотя нижняя часть тела женщины прописана не очень отчетливо.

Самая впечатляющая иллюстрация - "Стоицизм, поражающий обезьяну" из собрания Бейлиол Колледж, Оксфорд. Здесь мы видим "Стоицизм", изображенный в виде человека, правда, обнаженного, в звериной шкуре и в шлеме с волнистым гребнем. "Стоицизм" попирает обезьяну, пронзенную тонким копьем в голову. Ноги главного персонажа абсолютно человеческие, с плотно прижатым большим пальцем; ступня обезьяны похожа на ладонь, с оттопыренным большим пальцем. Представляют интерес и другие иллюстрации в книге Дженсона. Первая (вкладная иллюстрация 11 В) демонстрирует "обезьянодьявола" из "Искушения Христа" (Puerta de las Platerias, Santiago de Compostela). Это барельеф с крылатой "обезьяной", облокотившейся на постамент. Несмотря на то, что поза ее совершенно неестественная, по всем пропорциям (принимая во внимание небольшие лапы и "выступающее" бедро) - это резус. Очень точно вылеплены голова, морда и особенно ступни. Впечатляет и другая картина, на которой изображен "Гомо сильвестрис - Ораиготан" (Homo sylvestris - Orang-otang) из собрания Тульпа (Observationumп med. libri tres; Амстердам, 1641 год). На этой картине очень точно нарисован орангутан, особенно его лапы. По одним лишь этим двум примерам мы можем судить, насколько хорошо и средневековье знали анатомию и морфологию обезьян и человекообразных и как старательно и точно художники воспроизводили мельчайшие детали их анатомии. Они не наделяли человека анатомическими признаками понгидов, или низших приматов, и наоборот.

На той же иллюстрации (номер LIII) в книге Дженсона под двумя стоящими фигурами есть соответствующие надписи: "Обезьяна Брейденбаха" из книги Геснера "История животных", Цюрих, 1555 гад, и "Орангутан" из книги Бонтиуса "История - живой природы", Амстердам, 1658 год. Первая представляет собой гротескное изображение обезьяноподобного существа, стоящего на коленях, с длинным хвостом и обезьяньей мордой в обрамлении прядей волос, несколько напоминающих "прическу" обезьяны Ваядеро (Wanderoo Monkey). У этого существа очень длинные пальцы ног, при этом большие пальцы явно оттопырены, а ступни развернуты внутрь. Это женщина с выраженной, хотя и отвисшей грудью; на теле ее нет волосяного покрова. Вторая фигура по лозе и внешнему виду - человек (также женщина), с обозначенными гениталиями и длинными волосами на голове; у этой женщины длинная борода, а бедра и ягодицы покрыты густой шерстью. Руки и ноги существа - человеческие. Это создание называется "оуранг оутан".

За семнадцать лет до публикации своей книги Бонтиус очень точно изобразил обезьяну, известную как миа (Mia), хотя в обиходе ее называют орангутаном, и иллюстрация также была издана в Амстердаме. Как отметил Бернар Эйаедьманс, название "оранг утан" на малайском языке означает просто "дикий человек", "органг утан" же (в протнаоположность "утан") означает "задолжавший человек". Б книге Хоппиуса "Антроиоморфизм" (Энларген, 1760 год,) также есть очень любопытная иллюстация. На ней изображены четыре антропоида, обозначенные соответственно как "Троглодит", "Люцифер", "Сатир" и "Пигмей".

Первые три стоят прямо, у Люцифера маленький хвостик, растительность на лице, волосы только на бедрах, а в правой руке он держит прямую палку (похоже, это также рисунок Геснера). Большие пальцы ног оттопырены. Сатир коротконогий, пузатый, с большой головой, нелепый, весь покрыт шерстью, а ступни у него - обезьяньи. Пигмей сидит на стуле, в правой руке держит прямую палку, тело его целиком покрыто шерстью, обезьянье лицо, длинные пальцы сложены почти в замкнутые окружности (часть пальцев изогнута внутрь, к ладоням, часть наружу), и, если сравнивать с приматами, его ступни напоминают конечности лангура (Langur). Однако троглодит (предположительно женщина) несомненно, человек, хотя и несколько тучный. Он (или она) гладко выбрит, на голове короткие курчавые волосы, у него (нее) человеческие руки и маленькие ступни.

На этой иллюстрации мы обнаружили свидетельство соединения анатомических деталей обезьян и мартышек, а также человека и обезьян. Люцифер и пигмей держат палки; однако и в остальном все, кроме троглодита, в той или иной мере наделены человеческими качествами, но все они по пропорциям и позам явно не люди. Здесь лишь троглодит, или же "пещерный человек", выступает как истинный дикий человек. И эта фигура, и иллюстрация Бонтиуса, несомненно, представляют собой изображения вудеваса, хотя и перенесенного н другие места действия и значительно более очеловеченного, чем на картинах раннего периода.

К XVI веку воспоминания об исходном вудеваса отчасти стерлись, а в сознании художников и натуралистов произошел настоящий переворот, поскольку из Африки и с Востока (и даже из тропической Америки) начался массовый ввоз различных приматов - на все эти события наслаивались легенды и мифы прошлого в сочетании с растущим скептицизмом и жесткими нормами, требовавшими безоговорочного следования библейской версии создания мира и человека. Однако до ХV века волосатых гоминидов продолжали считать самыми первыми жителями Европы, что подтверждает чудная картина в Британском музее, изображающая сценку, которая в псалтыре королевы Марии именуется просто "проказой": поросший шерстью, дикий человек убегает от собаки, а навстречу ему мчатся еще два пса.

Из этих и других примеров совершенно ясно, что, хотя обезьян и мартышек вначале знали не очень хорошо и не всегда изображали в реалистической манере, распознавать их качали с самого начала, тогда как класс совершенно иных существ - дикие, поросшие шерстью гоминоиды, или гоминиды, всегда считали либо продолжающим существовать (по крайней мере в центральной Европе), либо существовавшим раньше в западной части этого континента - то есть Европы. Вера в сатиров, троллей, фавнов и их маленьких товарищей фей, эльфов и гномов живет и сегодня, главным образом в горных районах Европы.

В Скандинавии сельские жители районов Крайнего Севера; примыкающих к горным лесам, верят, что вудеваса еще существуют, а Академия наук СССР информирует об аналогичных сообщениях с Кавказа - на поиски каптаров, или китеров, как их там называют, отправилось несколько научных экспедиций. Однако в средневековом искусстве в изображении поросших шерстью людей есть и не вполне понятные моменты. Это почти неизменное присутствие на полотнах людей, одетых в меховые одежды, которые изображают вудеваса на карнавалах, ярмарках и других празднествах. Мы считаем, что фигура из книги английских средневековых сказок о животных, которая описывалась в начале этой главы, представляет собой подобный персонаж. Эти фигуры являются базисом исследований Бернхеймера, и любопытно отметить, что в то время как Дженсон придерживается тезиса: большинство, если не все, таких изображений - обезьяны, этот автор предполагает, что все те, кто точно не обезьяны и мартышки, - люди в маскарадных костюмах. Третий вариант, что часть из них совершенно иные существа (вудеваса) или что маскарадные костюмы имитируют не обезьяну или человека, а именно этих существ, почтенным ученым, видимо, даже не пришел в голову.

Костюмированные представления говорят нам очень много о взглядах того времени на природу исходных "диких людей". Берйхеймер приводит. картину, которую сопровождает подписью "Карнавальная фигура из книги Шембарта" (Государственная библиотека Нюрнберга, ХVI век). На ней изображен высокий мужчина, бородатый, в облегающей меховой одежде, с короной и венком из листьев; на правом плече он несет маленькое дерево, к которому привязан либо некрупный мужчина, либо мальчик. На ногах гиганта надеты носки или какие-то шлепанцы, однако руки голые. Автор картины утверждает, что это участник карнавала, но работа производит впечатление скорее аллегорической, а не реалистической. Более того, в ней присутствуют определенные скрытые намеки.

Необходимо заметить, что в сообщениях о крупных или гигантских "снежных людях" не часто говорится о похищении людей, но в одном или двух таких сообщениях речь идет о молодых, мужчинах, и достаточно часто "снежный человек" похищал зрелых мужчин. Известны случаи, когда "снежный человек" нес мужчину на плече, один раз даже в спальном мешке. Также во многих сообщениях говорится, что крупный "снежный человек" вырывает с корнем небольшие деревья. Некоторые очевидцы рассказывают, что видели у "снежных людей" бороды - это были существа с большими мужскими руками, но пальцы всегда производили впечатление скрюченных, как на данной картине. И, наконец на первый взгляд их следы ничем не отличались от человеческих, но в некоторых местах было видно, что на ногах почти отсутствуют пальцы.

Бернхеймер приводит дне другие картины с изображенными на них людьми в карнавальных костюмах, и обе эти картины представляют интерес. На одной изображен святой, которого по ошибке приняли за "дикого человека" и схватили (гравюра на дереве из издания Файнера "Жития святых", 1481 год). Святой вылезает на четвереньках из-под береговой скалы, а рядом трубит в рог охотник и беснуются две собаки. У святого длинные волосы, развевающаяся борода, на теле также повсюду видны волосы, однако на руках и ногах волос нет, хотя, форму их определить невозможно. Эта фигура очень напоминает описание алмаса, или алмасти, из южной Монголии, которое дает Ринчен (см. буклеты Академии наук СССР). В прошлые века монахи Монголии канонизировали этих существ.

Другая иллюстрация, изображающая спектакль, называется "Смерть дикого человека". Эта гравюра на дереве Питера Брейгеля старшего. Здесь актер, загримированный как дикий человек, держит обычную дубинку вудеваса. Единственной наиболее характерной отличительной особенностью истинного дикого человека, или вудеваса, является форма его ступни; кроме этого, имеют значение величина стопы и положение большого пальца относительно других. Сейчас почти все понимают, что единственной неизменной и важнейшей характеристикой, по которой различают гоминидов и понгидов, является первый палец: у гоминидов он прижат, у понгидов - оттопырен. Все другие детали и характеристики, которые предлагали для проведения различий между этими двумя группами, со временем отпали - и анатомические, такие, как надбровные дуги, объем мозга, величина и форма зубов, - и культурологические, такие, как использование орудий, труда, вокабулярный аппарат и его интерпретация и так далее. Волосатость тоже не критерий, хотя на сегодняшний день мы не знаем ни одной расы гоминидов, представители которой были бы полностью поросшими шерстью.

Таким образом, однако, самые ранние изображения вудеваса какими бы зверьми по некоторым параметрам ни казались эти существа - становятся еще более убедительными, поскольку человеческий тип ступни и прилегающий первый палец провозглашают их гоминидами (а не понгидами), что также делает честь писавшим их художникам.

На основании этих открытий и подробного исследования средневековых полотен, а также учитывая анализ еще более ранних изображений на гончарных изделиях и иллюстраций в старых книгах по естественной истории, мы вынуждены сделать вывод, что самые первые художники были, осведомлены о типе - или типах первобытных, полностью поросших шерстью или мехом человеческих существ с длинными руками, выступающими надбровными дугами, темной кожей и знавших только деревянные орудия труда и оружие. Более того, об этом вплоть до ХIV века знали Во всей Центральной и Северной Европе, хоти, возможно, воспоминания об этих существах начали стираться в средние века.

С одной стороны, это...полностью совпадает с большинством западноевропейских легенд и фольклором, а с другой - не противоречит научному анализу данного предмета. Долгие годы утверждалось, что неандертальцы исчезли из Европы в конце последнего ледникового периода - подразумевается, что это дело рук современного человека, имевшего тогда форму (и вид) кроманьонца (Cro-Magnon Mап). Однако кроманьонец появился в общем-то внезапно, в самой западной части континента, и, видимо, другие люди позднего палеолита и начала мезолита также проникли в Средиземноморье с запада и исчезли с появлением иберов.

Хотя в 8000 году до нашей эры льды еще не сошли с горных долин Скандинавии, в то время в, центральной Норвегии уже жили люди, которые высекали изображения рыб и китов. В 4000 году до нашей эры в долинах Центральной и Западной Европы также были поселения, но оставались гигантские территории, поросшие густыми смешанными лесами, а м непроходимые горные чащи люди вообще пришли сравнительно недавно. Остаются значительные площади в северной Швеции и на Кавказе, которые еще практически не исследовались. Из Средиземноморья цивилизация распространялась на север, в Европу, и она стерла, поселения, Но чтобы охватить весь континент, потребовалось несколько тысяч лет - в этот период условия, возникшие сразу же после схода последнего ледника, оставались неизменными во многих местах до XIV века. Это видно по постепенному исчезновению фауны. Неандертальцы и другие низшие гуманоиды, или первобытные люди, вовсе не были истреблены, хотя часто их исчезновение относят на счет кроманьонцев и других рас. Они, скорее, растворились в некоторых районах, а из других по собственной инициативе снова вернулись в леса. Обладая развитым восприятием окружающей среды на уровне диких животных, а также определенным интеллектуальным потенциалом, эти существа были искусными ремесленниками, не отличаясь при этом очень большим объемом мозга, если этот показатель вообще можно рассматривать как критерий интеллектуальных способностей, - они, скорее всего, просто "ретировались" со сцены действия еще до появления современного человека, а не сражались с ним за место под солнцем.

Самое большое различие между неандертальцем и современным человеком заключается в том, что первый не жил. в племени, тогда как второй не мыслил себя вне общества себе подобных - таким образом, неандертальцы вступали в схватку, только когда на них нападали, и защищались поодиночке или семейными группами. Если сообщения о каптаре, поступающие сегодня с Кавказа, имеют под собой почву, это значит, что первобытные люди были, скорее, собирателями плодов и кореньев, а не охотниками и перемещались они. не семьями, а индивидуально или объединившись по возрастным и половым признакам. Жители Кавказа говорят, что существует три типа каптаров, отличающихся по величине и цвету шерсти, однако в одну группу входят только существа мужского пола, в другую исключительно женского, а третья группа разнополая, состоящая из особей меньшего размера. Мужчины живут отшельниками, женщины группами ходят за водой, а представители меньшего размера перемещаются небольшими стаями. Из этого можно сделать вывод, что все они принадлежат к одному виду, но при этом существа мужского пола предпочитают одиночество, женщины время от времени вступают в контакт с первой группой и другими женщинами, а подростки организованы в стаи по типу молодых львов.

Из этого, в свою очередь, можно прийти к выводу, что неандертальцы исчезали из Европы постепенно и в течение достаточно продолжительного периода, а некоторые "задержались" в Центральной Европе до самого средневековья и, возможно, продолжают существовать в двух крайне противоположных областях этого континента - в северной Швеции и на Кавказе. Пока нет сколь-нибудь веских аргументов против утверждения, что неандертальцы были полностью покрыты шерстью или мехом. Напротив, существуют достаточно веские доказательства, что так оно и было или, по крайней мере, должно было бы быть: они обитали в местах с холодным климатом, фактически на границе льдов. Исчезли же они лишь с появлением современного человека, постепенно проникавшего во все уголки. Европы. И разве это так странно, что уже на заре цивилизации - вначале в Средиземноморье (см. изображения этрусков), затем в Центральной Европе и, наконец, на ее окраинах (в последнем случае вплоть до средних веков) - современный человек уже знал об этих существах, знал, как они выглядит, каким оружием пользуются, как ведут себя и что их ступни ничем не отличаются от его собственных?

В этом нет ничего странного и не должно быть. Восприятие этой концепции затруднено исключительно вследствие значительного разрыва между антропологическим мышлением конца средневековья и подходом к этой проблеме в наши дни: к сожалению, этот разрыв превратился в пропасть, на дне которой находится скептицизм а сочетании с фантастической безграмотностью и прогрессирующим недоверием к традициям и документам прошлого. Таким образом, мы приходим к выводу, что вудеваса - это подробное и точное описание неандерталоидов (возможно, нескольких типов), которые жили в Европе к северу и югу от линии, проходящей через Ирландию, Британию, Германию, Австрию и Балканы к Дарданеллам - причем жили до сравнительно недавнего времени, а затем начали постепенно мигрировать в другие районы. Имеются достаточно веские основания полагать, что сегодня вудеваса обитают на кавказе, а также в горах северного Ирана, откуда через Памир проникают в Монголию и горные массивы восточной Евразии.

В свое время по неофициальным каналам поступил ряд сообщений от Б. Ф. Поршнева, где он приводил факты распространения их пи всем лесным районам. Восточной Сибири. Это полностью совпадает с имеющимися экологическими и историческими фактами: неандертальцы исчезли, при этом их не вытесняли а другие области и не истребляли. И, судя по изображениям в работах первых художников стран Евразии и описаниям того времени, это их называли троллями, гномами и разными другими именами, которые, как не так давно считали, имеют исключительно фольклорное происхождение. Самый серьезный- аргумент против утверждении, что вудеваса и другие дикие люди а действительности - неандертальцы, сводится к следующему: эта группа первобытных людей создавала удобную утварь и орудия из камня (типа мустье), из чего следует, что они ведут свое происхождение из дендритной фазы, причем очень давно, тогда как существа более позднего периода обладали лишь деревянными орудиями. Этот аргумент, хоть и весьма существенный в одном аспекте, с нашей точки зрения, не является убедительным и неопровержимым.

Во-первых, отнюдь не все неандертальцы, которые когда-то распространились по всей Европе и в несколько видоизмененных формах населили Африку, Восток и, может быть, даже Новый Свет, достигли стадии, отмеченной умением изготавливать каменные орудия мустьерского типа. Более вероятным представляется вариант, что некоторые из них не перешагнули границу культуры.

Во-вторых, если они в большей степени были собирателями плодов и кореньев, а не охотниками, самые малоразвитые представители их могли и не пользоваться каменным оружием, предпочитая скребки, мотыги и иные орудия мирной деятельности. Возможно, такие орудия были прерогативой женщин.

В-третьих, есть основания полагать, что первобытные люди, не владея территориями и вынужденные вернуться в леса, где камней практически не было или они попадались крайне редко, по берегам рек, прекратили пользоваться сложными орудиями труда и сосредоточились исключительно на деревянных. Немногочисленное таиландское племя пи-тонг-луанг (Pi Tong Luang) - его еще также называют "Призраки желтых листьев", - относящееся к монголоидной расе, не пользуется ничем иным, кроме бамбука.

И последнее. Что же касается исчезновения неандертальцев или других первобытных людей, которые стояли у истоков легенд о вудеваса, то надо заметить, что небольшие реликтовые группы с крайне низким уровнем культуры, особенно если они живут не племенами, однажды расколовшиеся и осевшие на ограниченных и постоянно сокращающихся территориях, обречены на постепенное вымирание, вследствие прогрессирующего падения рождаемости. Это наблюдалось среди бушменов и карликовых негров Востока. Таким образом, именно расчленение и освоение лесов, а не сознательное уничтожение другими, более цивилизованными расами при вело к исчезновению вудеваеа и "растворению" их в ес тественной природной среде. Однако леса на периферии Европы еще не полностью освоены, особенно в гор ных районах. Вудеваса вполне могли сохраниться там со времен средневековья.

Тайны веков. Книга третья. Сборник. М. "Молодая Гвардия" 1983

Владимир ПУШКАРЕВ, геолог ЧТО ЖЕ ЭТО - МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Новые свидетельства

"В старое-старое время, когда еще на берегах Печоры и Ижмы жили полудикие чудские племена, в дремучем лесу, окружающем одно из чудских селений, появился человек необыкновенный. Ростом он был с добрую сосну, по голосу, по виду дикий зверь. Лицо обросло черною как смоль бородою, глаза, налитые кровью, дико сверкали из-под густых бровей, одевался он в косматую одежду из невыделанной медвежьей шкуры..."

В 1972 году я работал в низовьях Печоры, бывал и на Ижме, где родилась эта старая легенда, и так уж вышло, что она надолго приковала к себе мое внимание.

Герой ее - Яг-морт в отличие от Верса, сказочного лешего, выступает как реальное существо. Да и название его в дословном переводе не что иное, как "лесной человек".

Я занялся сбором рассказов и легенд о Яг-морте. Меня поразила не только их свежесть, но и очень реалистическое описание наружности и поведения Яг-морта.

Вот одна из историй, рассказанная ветераном Отечественной войны Булыгиным Ефимом Ивановичем, русским по национальности, жителем села УстьЦильма: "В 20-м году, мне тогда было 15 лет, косили мы сено на реке Цильме, километрах в десяти отсюда.

Я, еще человек шесть мальчишек и двое взрослых в трехстах метрах от реки стоговали сено. Неподалеку стояла изба, где мы жили во времена сенокоса. Вдруг на противоположном берегу появились две непонятные фигуры. Один маленький, черный, другой огромного роста (больше двух метров), серый, белесый. Они всем были похожи на людей, но мы почувствовали сразу, что это не люди, и смотрели на них, не двигаясь с места. Они стали бегать вокруг большой ивы. Белесый убегал, а черный за ним гонялся. Вроде играли. Бегали очень быстро. Одежды на них никакой не заметили. Так продолжалось несколько минут, а потом они помчались к реке и исчезли. Мы тут же вбежали в избу и целый час не решались выйти. Потом, вооружившись чем попало и захватив ружье, поплыли на лодке туда, где они бегали.

Там нашли следы и большого и маленького. Особенно много их было вокруг ивы. У маленького следа пальцев не помню, но следы большого я рассмотрел хорошо. Они были очень большими, как от валенок. Резко выделялись пальцы. Их было шесть, примерно одинаковой длины. След очень похож на человеческий, но плоский, как у медведя, а пальцы не прижаты, как у человека, а немного расставлены в стороны".

Ефим Иванович рассказывает это тихо, немного смущаясь, будто боясь, что я не поверю. Его жена, Мария Ивановна, тоже помнит эту историю. Ефим Иванович по памяти нарисовал странные следы, будучи уверенным во всех деталях своего рисунка.

Подобные рассказы я слышал из уст Вокуевой Марии Николаевны из села Трусова, Тороповых Ивана Федоровича и Ульяны Ивановны из села Медвежка и многих других. Встреча с загадочными обитателями леса произошла и у супругов Харламовых из города Жигулевска Куйбышевской области, людей заезжих и случайных в этом крае, больших любителей туристских походов.

Во время одного из них, в 1956 году, на речке Айюва в Коми АССР, им встретились необычные существа, похожие на человека, которые по внешнему виду очень напоминали виденных Булыгиным. Странные лесные обитатели, по их описанию, отличались великолепным телосложением, высоким ростом, отсутствием одежды, длинными черными волосами, звонким нечеловеческим хохотом. Внезапно появились и так же внезапно исчезли, стремительно переплыв под водой реку, и подняли шум уже на другой ее стороне.

Тайна Югорской земли

В августе 1975 года я был в нижнем течении Оби. С Лукой Васильевичем Тынзяновым меня познакомила председатель Васяковского сельсовета Евдокия Федоровна Костила, рекомендовав его как надежного и умелого проводника, человека, на которого можно положиться всегда и во всем. Лука Васильевич и поведал мне одну из загадочных тайн древней Югорской земли. Его рассказ приведен дословно:

"Году в 60-61-м я шел вечером из Яраскогорта в Васяково по берегу Горной Оби. Со мной были две собаки. Они вдруг ощерились, залаяли и бросились вперед. Потом вернулись, потом опять убежали вперед и опять вернулись. Боязливо прижались ко мне и больше не лаяли. И сразу же из леса вышли два куля. Один высокий, больше двух метров, другой пониже. Я тоже испугался, потому что глаза у них горели, как два фонаря, темно-красным цветом. Они шли мне навстречу, и, поравнявшись, вдруг посмотрели на меня, только глаза сверкнули. Одежды совсем не было, на теле густая шерсть, но недлинная, короткая. И лицо и тело все черное. Лицо выдвинуто вперед, руки довольно длинные, длиннее, чем у человека, и они как- то странно размахивали руками. Походка у них была какая-то необычная, не такая, как у людей. Они немного выворачивали ноги при ходьбе. Когда кули прошли, собаки сразу бросились в поселок".

Мы слушали его с Викторией Пупко - доцентом Московского инженерно-строительного института и делали вид, что совсем не удивляемся.

- А кто этот куль, по-вашему? - спрашиваем в конце рассказа.

- Не знаю, - пожимает плечами проводник. - Утэнехти-аген - в лесу который бродит. Я его четыре раза видел. Два раза после войны сразу и два раза лет 15 назад.

На Нижней Оби, на реках Сыпя и Войкар подобные рассказы знает каждый, но не каждый станет их рассказывать первому встречному. Ханты - простой, доверчивый народ, очень осторожный и чуткий ко всякого рода прямолинейным расспросам и насмешкам.

Характерно, что рассказывали о лесном человеке не столько профессиональные сказители, сколько самые обычные люди - рыбаки и оленеводы, не знающие никаких иных "преданий старины глубокой".

В городе Салехарде мы познакомились с замечательной русской женщиной вдовой прославленного революционера, устанавливавшего на обском Севере Советскую власть, Марфой Ефимовной Сенькиной.

В прошлом сельская учительница, Марфа Ефимовна отдала много сил борьбе с неграмотностью местного населения, и поэтому услышать рассказ, проливающий свет на интересующую нас тайну, из ее уст было особенно важно.

"До революции я с отцом постоянно ездила на промыслы по всему обскому Северу и полуострову Ямал. Было мне тогда 20 лет, и постоянно мы жили в Салехарде. Нередко останавливались у одного старого ханты недалеко от селения Пуйко.

Помню, начался сентябрь, ночи были уже темные, и по ночам часто лаяли наши собаки. Однажды этот лай стал особенно ожесточенным. На вторую ночь такой остервенелый лай собак повторился. Я спросила нашего хозяина-ханты, на кого они так лают, и он шепотом сказал, что это приходит Землемер.

- Какой Землемер? - не поняла я.

- Этой ночью я покажу тебе, - пообещал он. - Но только смотри на него осторожно - сквозь пальцы.

В полночь мы вышли из чума. Уже висела луна, большая, красная. Ждали, наверное, с час. И вдруг снова лай собак. В нескольких десятках метров я увидела необычайно высокого человека. Наши чумы окружал двухметровый тальник. Голова и плечи человека возвышались над ним. Он шагал очень быстро, крупно, напролом через заросли. Глаза его горели, как два фонаря. Такого страшного и такого высокого человека я никогда не встречала. Собаки с лаем бросились к нему. Одна, воодушевившись нашим присутствием, подбежала совсем близко. Человек наклонился и, схватив ее, бросил далеко в сторону. Мы услышали только короткий визг и мелькнувшее в воздухе тело. Человек быстро удалился, ни разу не обернувшись.

- Это что, леший? - спросила я старика.

- Не смей говорить этого слова, - испугался тот. - Ты позовешь его. Зови просто Землемер. Он приходит сюда каждый год в это время.

Одной собаки мы наутро недосчитались".

Мы познакомились с десятками людей, лично видевших в разное время загадочное лесное существо, похожее на человека и в то же время ведущее странный, скрытный образ жизни. Но кто же он?

"Березовское чудо"

"Осенью 1845 года зверопромышленники остяк Фалалей Лыкысов и самоед Обыль в урмане убили необыкновенное чудовище: постав человеческий, росту аршин трех, глаза - один на лбу, а другой на щеке, шкура довольно толстой шерсти, потонее собольной, скулы голым, у рук имеете пальцев когти, у ног пальцев не имел, мужеска пола.

Отставной урядник Андрей Шахов послал об этом 16 декабря 1845 года доношение в Березовский земский суд". Ежегодник Тобольского губернского музея, Тобольск, 1907 год.

Так начинается одно из самых странных, неразгаданных дел, которые когда-либо велись в уголовной практике царской России. Документы о нем хранились в городе Салехарде в архиве краеведческого музея. Дело было донесено тобольскому губернатору и губернскому правлению. Далее следуют объяснения участников происшествия.

Обыль объяснил, что вместе с Фалалеем нашел в лесу какое-то чудовище, облаянное собаками, от коих он оборонялся своими руками. По приближении 15 саженей сбоку из заряженного ружья Фалалей стрелял в оное чудовище, которое и пало на землю. Осмотрели его со всех сторон, орудия при нем никакого не было, "ростом 3 аршина, мохнатой, не имелось шерсти только на носу и на щеках, шерсть густая, длиной в полвершка, цвету черноватого, у ног перстов нет, пяты востроватые, у рук персты с костями, для испытания разрезывали тело, которое имеет вид черноватой, и кровь черноватая, тело чудовища сего оставили без предохранения на том месте".

Земскому исправнику дано приказание найти тело существа, но местные жители долго отказываются показать место, где оно убито, а потом приводят на поляну, на которой не было никаких следов. Так и осталось дело под названием "Березовское чудо" нераскрытым.

В Салехарде три специальных средних учебных заведения. В них учатся юноши и девушки со всего ЯмалоНенецкого национального округа, выросшие в семьях оленеводов, не один год кочевавшие с родителями по бесконечным просторам тундры. И вот провожу анкетный опрос будущих педагогов, фельдшеров, зоотехников.

На первый вопрос анкеты: "Встречался ли у вас в тундре дикий человек?", из 60 опрашиваемых 48 отвечают утвердительно. 12 учащихся отвечают: "Не знаю".

Вопрос второй: "Как ненцы называют дикого человека?" На этот раз одинаково ответили все 60: "Тунгу".

Вопрос третий: "Кто сам или из близких родственников встречал его в недавнее время?" (Имелись в виду 60-70-0 годы.)

Четверо видели тунгу своими глазами, но на значительном расстоянии, в густых сумерках. Детали облика описать не могут.

У 10 учащихся его видели отец, дед или братья.

Вопрос четвертый: "Как описывают тунгу те, кто видел?" "Очень высокий и тонкий. Мохнатый, наверное, в шкуре. Оглушительно свистит и очень быстро бегает".

Встречали его практически по всему Северу от Оби до Енисея, и в тундре Гыданского полуострова, и значительно южнее, в лесах по Надыму и Тазу. В поселке Ныла Надымского района, где я продолжал опрос уже среди опытных оленеводов и рыбаков, не было ни одного, кто бы отрицал его существование.

Почему-то здесь все одинаково утверждали, что тунгу часто встречался еще 15-20 лет назад, а лет 10 уже совсем не встречается.

"Куда-то ушли, наверное, в леса, которые южнее", - говорили старики.

Вот типичный, обобщающий рассказ старого оленевода, пенсионера Евгения Григорьевича Тога:

"Тунгу - дикий человек, встречается осенью, когда темнеет в тундре. Очень высокий - два метра, наверное. Живет в лесу под корягой. Разговаривать не умеет, только свистит и кричит: "Ру-ру-ру". Иногда подходит к чумам, чтобы украсть девушку, В 62-м году к нам в чум кидал песок и свистел. Но никто не вышел к нему. Все боялись. Еще раньше, в 29-м году, в августе, я видел следы. Они длинные и узкие. Тунгу бегает быстрей оленя".

Характерно, что ненцы никогда не смешивают народность тунгусов (эвенков) и диких тунгу. Из опроса старых оленеводов Надымского района и из анкетного опроса учащихся Салехарда выяснилось, что встречи с тунгу были достаточно частыми еще в начале 60-х годов.

Если рассказы о тунгу считать правдивыми, то конец встречам положило бурное освоение этого края геологами и идущими по их следам строителями. Внешнее описание дикого человека - тунгу не позволяет его смешивать ни с одной из народностей Севера. Необычные, но характерные для него черты поведения - отсутствие речи, оглушительный свист, удивительная быстрота бега и исключительная, доведенная до совершенства адаптация в условиях северной и полярной природы - говорят за то, что перед нами новый, особый вид, чем-то похожий на человека и в то же время отличный от него.

Но откуда и когда неизвестный дикий человек пришел в эти суровые северные края? Как это произошло?

Якутская быль

Отправимся за пять тысяч километров от просторов Оби в просторы Якутии. Аналогичные исследования мы проводили здесь летом 1974 года и тогда также услышали удивительные рассказы о диком лесном человеке, именуемом здесь чучунаа.

В Якутии они имеют резко очерченный район распространения. Это горные массивы, расположенные к востоку от реки Лены и в междуречье рек Яны и Индигирки, но особенно Верхоянский и Полоустный хребты.

Вот типичный для южного Верхоянья рассказ, записанный нами на речке Хобойотту, в одной из оленеводческих бригад, со слов Татьяны Ильиничны Захаровой, 55 лет, эвенки по национальности:

"После революции, в 20-х годах, жители нашего села встретили чучунаа, собирая ягоды. Он тоже рвал ягоды и обеими руками засовывал их себе в рот, а когда увидел людей, встал во весь рост. Он был очень высок и худ, говорят, больше двух метров. Одет в оленью шкуру, босой. Имел очень длинные руки, на голове лохматые волосы. Лицо большое, как у человека, но темней. Лоб был маленький и выдавался над глазами как козырек. Подбородок большой, широкий, гораздо больше, чем у человека. А так похож на человека, только намного выше ростом. Через секунду он побежал. Бежал очень быстро, высоко подпрыгивая после каждого третьего шага".

В Центральной и Западной Якутии про чучунаа чаще вообще не знают, а если знают, то упрямо прописывают в далеком Верхоянье. Когда же мы приехали в селение Хайысардах Сайды-Верхоянского района, поехали на горные пастбища к оленеводам, рассказы о чучунаа посыпались на нас как из рога изобилия. И чем больше мы их слышали, тем образ чучунаа проявлялся все яснее, превращаясь из сверхъестественного во что-то почти реальное...

То он могучий, крепкий, ростом больше двух метров, страшный и опасный для человека, то очень высокий и очень худой - "наверное, больной", говорили очевидцы.

Поражает строгая приуроченность появлений чучунаа и к определенному времени. По всем рассказам, его особенно часто встречали в конце прошлого и начале этого столетия. В 20-З0-е годы встречи с ним стали значительно реже, а в 50-х годах нами зарегистрировано всего две встречи с чучунаа в районе реки Алычи. Чем объяснить, что этот район самый "урожайный" на рассказы о чучунаа? Здесь их количество возрастает в несколько раз. Прадеды современных оленеводов наблюдали даже детенышей чучунаа, переплывавших в ледоход реки и воровавших у них пищу.

И везде, во всех рассказах, удивляет подробное, чуть ли не анатомическое описание его внешности - внешности человекообразного существа, необычайно ловкого, сильного, приспособленного к суровым условиям жизни на Севере.

Полистаем "Уранхай Сахалар" - труд известного советского историка и этнографа Ксенофонтова Г.В. Вот что он пишет: "Чучунаа - человек. Питается охотой на диких оленей. Ест мясо в сыром виде. Говорят, с дикого оленя целиком сдирает шкуру, как мы сдираем шкуру с песца. Эту шкуру натягивает на себя. Он будто бы живет в норе, наподобие медведя. Голос у него противный, хриплый и трескучий. Свистит, пугает людей и оленей. Люди встречают его весьма редко, часто видят убегающим... Лицо у чучунаа черное, в нем нельзя разобрать ни носа, ни глаз. Чучунаа видят только в летнее время, зимой он не бывает". Ни в собранных нами рассказах, ни в описании известного советского ученого чучунаа не обладает фантастическими чертами, а выглядит скорее вполне земным существом. Ко всему сказанному следует добавить, что наряду с рассказами о чучунаа в Верхоянье ходят рассказы о редких находках скелетов человека необычайно большого размера, чаще всего адресуемых в бассейн реки Алычи. Что же является фактом из всего перечисленного? То, что в четырех совершенно разных огромных районах, разделенных между собой тысячами километров и естественными преградами в виде больших рек и гор, ходят были и совершенно свежие рассказы о непонятном диком лесном существе, похожем на человека.

Факт и то, что эти рассказы существуют у народов, относящихся к совершенно разным этническим группам, с совершенно различными языком и культурой.

Не только внешний облик таинственного обитателя леса идентичен в бытующих рассказах всех четырех районов. То же можно сказать и о его повадках, образе жизни. Это существо не владеет речью, но очевидцы отмечают его свист, раскатистый хохот, громкие нечленораздельные крики. Особенно характерна строгая приуроченность встреч с ним к определенным территориям.

В Коми АССР - это Усть-Цилемский район, верховья рек Пижмы и Цильмы; в Западной Сибири - труднодоступное пространство между Полярным Уралом и Обью, далее Надымский и Тазовский районы ЯмалоНенецкого национального округа; в Якутии - Верхоянские горы и их отроги, уходящие к востоку. В соседних областях живут люди той же национальности, того же рода занятий и той же степени образаванности, но подобных рассказов они не знают, а если и слышали, то адресуют их все в те же упомянутые районы.

В Якутии таинственного чучунаа встречали исключительно в летнее время, что при допущении правдивости рассказов говорит о его миграциях в теплый период года.

На Печоре и особенно в Зауралье встречи с "лесным великаном" отмечаются круглый год, за исключением двух самых морозных зимних месяцев. Эти удивительные закономерности проявляются и в том, что жители селений, расположенных между Обью и Уралом, встречали его периодически в 1951-1953 годах, 1959-1962 годах и, наконец, в 1967-1968 годах. Эта периодичность сразу бросалась в глаза при сравнении тех 50 рассказов, которые мы собрали в этом районе с Викторией Пупко. Рано делать конкретные выводы, но в заключение хочется сказать, что наш бескрайний суровый Север таит не меньше загадок и тайн, чем привлекающие к себе внимание снежные склоны Гималайских гор.

Тайны веков. Книга третья. Сборник. М. "Молодая Гвардия" 1983

Александра БУРЦЕВА, инженер

ЗОЛОТОЙ СЛЕД НА ЧУКОТКЕ

Вот уже 10 лет, как я в составе семинара при Дарвиновском музее занимаюсь проблемой реликтового гоминоида. В 1971 году мне довелось побывать на Дальнем Востоке, и, конечно, я не могла не собрать доступный мне материал, касающийся этой проблемы. Я беседовала с людьми разных возрастов, профессий и национальностей. В основном это были чукчи и ламуты, проживающие в Марковском районе Чукотского национального округа и работающие в оленеводческом совхозе. Вот некоторые из их рассказов.

"По преданиям, жило когда-то человекообразное существо. Большое, шеи нет. Скрытное, все поросшее шерстью. Мирыгды (плечистый) - называют его ламуты. Охотник убьет оленя, часть оставит, чтобы позже забрать. На следующий день туши уже нет: следы вокруг большие, шаг длинный. Питается мирыгды сырым мясом. Кушает не как волк, а отрывает кусок и кладет его в рот, кость выбрасывает. Люди на него не охотились, а зимой его никогда не видели", - рассказал Дьячков Семен Герасимович.

"Мой дед, он умер в 1939 году, говорил, что жил некогда килтаня (пучеглазый - название ламутское). Переносица у него тонкая, глаза большие, следы длинные (с локоть). Пятка тонкая, а пальцы нормальные.

Живет в горах, ест мясо. Ворует лопатки у убитых человеком оленей. Людей не трогает" - так вкратце передал мне рассказы деда Березкин Андрей Егорович. Милиционер П. Морозов, ламут, средних лет, рассказал мне следующее:

"Говорили, что незадолго до последней войны произошел такой случай. Старик со старухой жили в верховьях реки Майны. В ноябре или декабре месяце к нам две ночи подряд кто-то приходил: сильно лаяли собаки. Было темно, и они никого не видели, но вскоре обнаружили, что у них утащили много рыбы, а вокруг яранги много человеческих следов большого размера, с локоть".

По всей Чукотке подобное существо называют коразному: тэрык (человек, появляющийся на восходе солнца), гиркычавыльин (быстробегущий), мирыгды (плечистый), килтаня (пучеглазый), арынк, арыса (полевой), рэккем, джулин (остроконечная голова) и т. д. Названия, как видим, самые разнообразные и имеющие зачастую много значений.

Разобраться в них помогает В.Богораз - известный исследователь Севера, собравший огромный фактический материал по этнографии, истории религии и фольклористике на рубеже 19 и 20 веков. В своей монография "Чукчи" он разделяет духов (келет), о которых рассказывается в сказках и легендах, на три класса.

"К первому классу относятся злые духи. Невидимо витая в пространстве, они охотятся за человеческими душами и телами. Вторую категорию составляют кровожадные каннибалы, которые жили или до сих пор живут где-то на отдаленном берегу. Они вечно враждуют с чукчами. К третьему классу относятся "духи", которые прилетают на зов шамана и помогают ему в его колдовстве и врачевании". Дальше Богораз пишет: "Чукчи рассказывают также о существовании племени великанов, которые в отличие от келет не трогали людей. Они называются лолглый. Сказки о них во многом похожи на такие же сказки эскимосов. Один из рисунков, иллюстрирующих эти сказки, изображает великана по имени "Моржовым мясом одетый". Этот великан пришел изза моря в страну коряков. Он был так тяжел, что везде оставлял следы... Однажды он лег спать на открытом месте. Три человека увидели его и поймали, привязав канатами к кольям, вбитым в землю. Потом они убили его своими копьями..." Другой чукотский рисунок изображает двух волосатых каннибалов, пожирающих человеческого ребенка. Богораз пишет, что на подлинном рисунке вверху показаны родители, которые с ужасом наблюдают за этой сценой.

Среди различных изделий из моржового клыка можно найти очень интересные изображения великанов. Весь материал, которого я коснулась, заслуживает того, чтобы взглянуть на него с биологической точки зрения.

Подобная попытка была сделана профессором Б. Поршневым в большой монографии "Современное состояние вопроса о реликтовых гоминоидах". Описывая многочисленные рассказы, он предполагает, что в них идет речь о миграции гоминоидов на северо-восток до Чукотского полуострова и Берингова пролива.

Дмитрий БАЯНОВ, руководитель семинара по реликтовым гоминоидам при государственном дарвиновском музее;

Игорь БУРЦЕВ, кандидат исторических наук БИГФУТ ПОПАДАЕТ В КАДР! 20

октября 1967 года американский исследователь Роджер Паттерсон и его

помощник Роберт Гимлин ехали верхом на лошадях вдоль поросшего лесом ущелья Блафф Крик в северной Калифорнии.

Неожиданно у ручья исследователи увидели сидящее на корточках существо, которое, заметив людей, поднялось на ноги и стало уходить вдоль крутого склона ущелья в глубину леса. Паттерсон, соскочив с лошади, бросился наперерез, снимая движение существа кинокамерой. Ему удалось приблизиться к гоминоиду примерно на 40 метров. Здесь, укрывшись за поваленными деревьями, он продолжал съемку, пока не кончилась пленка.

Американские ученые не взялись за тщательное исследование фильма, а большинство антропологов отвергли его как подделку.

Не встретив понимания в Америке, коллега Паттерсона, Репе Дахинден, отправился в 1971 году в Лондон и в Москву для того, чтобы получить заключение европейских и советских специалистов. В Москве он передал фильм на экспертизу участникам Дарвиновского семинара. (Сам Паттерсон в то время был тяжело болен и вскоре в возрасте 39 лет скончался.)

В Москве к анализу фильма были привлечены специалисты по многим дисциплинам: криминалисты, ортопедыпротезисты, скульпторы, биомеханики.

Заключение о движении существа дал профессор Д. Донской, заведовавший кафедрой биомеханики Центрального института физкультуры. Вот вкратце его выводы:

"После многократного рассмотрения походки двуногого существа и детального изучения поз на фотоотпечатках с кинопленки остается впечатление о хорошо автоматизированной, высокосовершенной системе движений. Все частные движения объединены в единое целое, в хорошо слаженную систему... Шаг существа энергичный, широкий; нога выносится далеко вперед.

По широкому, маховому движению рук можно предполагать, что они у существа массивные, мышцы сильные.

Движения слаженные, повторяются одинаково от шага к шагу, что можно объяснить лишь устойчивым взаимодействием всех групп мышц.

Наконец, можно отметить признак, не поддающийся точному описанию - выразительность движений. "Целесообразное - прекрасно" - так можно охарактеризовать выразительность как показатель устойчивого приспособления движений к двигательной задаче. Это характерно для глубоко автоматических движений при их высоком совершенстве.

В целом наиболее, существенным можно считать непротиворечивость всех отмеченных особенностей. Они не только просто совмещаются, но и связаны многими взаимозависимостями. Все это вместе взятое позволяет оценивать походку существа как естественную, без заметных признаков искусственности, характерных для разного рода преднамеренных имитаций. Рассматриваемая походка существа для человека совершенно нетипична".

Если Д. Донской провел только качественный анализ движения существа, то английский биомеханик доктор Д. Грив использовал формулы, полученные для походки современного человека. Скептически относясь к проблеме реликтовых гоминоидов, он поставил свое заключение о подлинности фильма в зависимость от скорости, с которой тот был снят. "Возможность подделки исключается, если скорость съемки была 16 или 18 кадров в секунду. При этом условии нормальный человек не смог бы изобразить характер движения, какой мы наблюдаем в фильме, и это означало бы, что бигфут ("большая нога") должен обладать совершенно отличной от человека локомоторной системой". Тем самым снималось бы подозрение, что естественность движения существа достигалась комбинацией скорости съемки и воспроизведения фильма.

Проблема, однако, заключалась в том, что кинокамера Паттерсона имела четыре скорости: 12, 16, 24 и 32 кадра в секунду.

А сам Паттерсон признался, что впопыхах не обратил внимания на частоту кадров.

Нам нужно было найти, отрезок времени между какими-либо событиями на экране и по числу кадров между ними определить скорость съемки. Но на экране движется только бигфут, природа которого неизвестна. А что, если поискать эталон времени за кадром? При движении Паттерсона, снимавшего на ходу, кинокамера должна совершать вертикальные колебания, причем их частота должна соответствовать частоте шагов при съемке.

Для определения колебаний камеры фильм проецировался на экран, на котором отмечалось положение ветки или ствола на переднем плане каждого кадра. После построения графика перемещений предметов оказалось, что они совершали колебания с двумя периодами - 4 и 7 кадров.

Отсюда был сделан вывод, что более частые колебания соответствуют бегу Паттерсона, а менее частые - его ходьбе. Отсутствие колебаний в конце ленты говорит о том, что эту часть фильма Паттерсон снимал стоя.

Если Паттерсон снимал со скоростью 16 кадров в секунду (при меньшей скорости, съемки фильма движение существа невозможно по законам физики), то при беге он делал четыре шага в секунду (16:4) - чуть меньше результата спринтера (4,3 шага в секунду), а при ходьбе немногим более двух шагов в секунду (16:7). Если же предположить, что фильм снят со скоростью 24 кадра в секунду, то получилось бы, что Паттерсон превзошел в беге любого спринтера и делал по шесть шагов в секунду (24:4). Так было доказано, что фильм действительно снят со скоростью 16 кадров в секунду, и сомнения доктора Грива стали еще одним доказательством подлинности фильма.

Кадры фильма и свидетельства его авторов убеждают нас - на пленку снято существо женского пола. Однако Паттерсон не осмелился преследовать ее в лесу. Сам он объяснил это огромными размерами существа. Но это необходимо было уточнить. Паттерсон и Дахинден сделали это двумя способами: по длине следа стопы (около 38 см) и сняв в тех же условиях человека. Оба способа дали один результат - рост существа около двух метров.

Один из авторов этой статьи высчитал размеры существа, исходя из известного фокусного расстояния объектива кинокамеры и обмеров местности, выполненных канадским исследователем Репе Дахинденом. За основу был взят кадр из фильма. Репе Дахиндей измерил довольно точно лишь элементы треугольника, построенного около пней А и Б, расстояние между ними и разницу в их удалении от кинокамеры. Естественно, этих промеров оказалось мало, да и базис для определения всех остальных расстояний был слишком мал. Поэтому пришлось строить схему методом последовательных приближений: сделав план местности, выяснить не согласующиеся с кадром элементы, устранить ошибку и строить новый план. И так несколько раз.

В конце концов план был построен, на нем отмечена траектория движения существа. Р. Дахинден, ознакомившись со схемой, отметил высокую степень ее соответствия реальной обстановке.

Согласно этой схеме расстояние до существа было 40-43 метра, рост его 180-210 сантиметров. Таким образом, и геометрический расчет дал результаты, не противоречащие измерениям американских исследователей.

Тайны веков. Книга третья. Сборник. М. "Молодая Гвардия" 1983

Сергей КЛУМОВ, кандидат биологических наук

СОСТОИТСЯ ЛИ ВСТРЕЧА?

Помню, как это начиналось... Все происходило у меня на глазах. В начале пятидесятых годов были опубликованы первые сообщения о "снежном человеке" непонятном существе, следы которого обнаружены в Гималаях. Они сразу привлекли внимание общественности и вызвали жаркие споры. Как всегда и во всем, скептики все отрицали, энтузиасты поддерживали.

В 1958 году в "Известиях Всесоюзного географического общества" был опубликован первый серьезный анализ собранных сведений, проведенный крупным советским ученым-географом, членом-корреспондентом Академии наук СССР С. Обручевым, которого я хорошо знал.

Активное участие в обсуждении приняли профессора Б. Поршнев, А. Машковцев, Н. Ладыгина-Котс, М. Неструх и многие другие. Особенно нужно отметить живой и энергичный интерес, проявленный Б.Поршневым, который выдвинул его несколько позже в лидеры исследователей тогда еще очень спорного вопроса: существует ли "снежный человек", или это миф?

В январе 1958 года президиум Академии наук СССР, заслушав на своем заседании его доклад, образовал специальную комиссию по изучению "снежного человека" под председательством С. Обручева. Первым заместителем председателя был назначен Б.Поршнев. Выступивший на заседании президиума академик И. Тамм поддержал создание комиссии и сам стал ее членом.

Комиссия начала собирать, накапливать, суммировать все имеющиеся материалы, сообщения, письма, во множестве приходившие в редакции газет и журналов, в научные учреждения Академии наук СССР и ведомственные институты, на радио и телевидение. В 1958 году вышли и первые книги, переведенные с иностранных языков (Ч. Стопора, Р. Иззарда и др.). Словом, это был год официального начала исследований советскими учеными вопроса о "снежном человеке".

Комиссия просуществовала недолго. Уже в 1959 году С.Обручев, живший в Ленинграде, не захотел более быть председателем, передав все дела профессору Поршневу, а президиум АН СССР, организовав одну неудачную экспедицию на Памир, счел свои функции законченными. Однако комиссия как общественная организация продолжала действовать и в 1958-1959 годах, опубликовала четыре выпуска интереснейших и ценнейших "Информационных материалов". Число ученых, группировавшихся вокруг профессора Поршнева, понемногу увеличивалось, главным образом за счет притока молодежи.

В конце 1961 года в США вышла из печати монография известного американского зоолога, профессора Айвена Сэндерсона "Отвратительный снежный человек. Легенда оказалась былью". Причем автор отметил, что эта монография не могла быть написана, если бы он не ознакомился подробно с исследованиями советских ученых. Он очень высоко оценил работу Б. Поршнева и ученых, проводивших изучение "снежного человека" вместе с ним. Сэндерсон писал: "Эта советская деятельность пролила совершенно новый свет на весь вопрос и подняла его в целом на такой высокий уровень, что западные научные круги были вынуждены почти кардинальным образом изменить свою позицию по отношению к нему..."

Книга Сэндерсона была получена у нас в конце апреля 1962 года. К этому времени Б. Поршневым была уже закончена (в рукописи) его монография, посвященная тому же вопросу, но в совершенно новой постановке, о которой и писал Сэндерсон. В 1963 году монография Б. Поршнева вышла из печати в количестве... 180 экземпляров. Автор купил весь тираж, подарил эти книги своим единомышленникам - советским ученым, оставшиеся книги разослал иностранным ученым разных стран. В моей библиотеке хранится подарок Б. Поршнева с трогательной надписью.

Заключение, венчающее этот большой труд, начинается такими словами: "Название "снежный человек" совершенно не соответствует изучаемому существу. Как мы видели, оно не является "снежным", да и не является "человеком" в общеупотребительном смысле слова. Если придираться к словам, "снежного человека" не существует".

Кому же тогда посвящена монография? Опираясь на огромные материалы, собранные комиссией, полученные от ученых, добытые из архивов, присланные бесчисленными корреспондентами со всех концов Советского Союза, полученные от иностранных ученых из многих стран мира, автор доказывает, что таинственный "снежный человек" вовсе не "человек", а реликтовый гоминоид. Это название требует расшифровки. "Человекообразным обезьянам присвоено название антропоиды, то есть животные, похожие на человека. А как правильно назвать таких, которые как бы уже "оторвались" от антропоидов? Они уже не обезьяны, но еще не люди! Они как бы стали между человекообразными обезьянами и будущим человеком. Я говорю о древнейших обезьянолюдях, или питекантропах, синантропах и, наконец, о неандертальцах, продвинувшихся, на этом прогрессивном пути еще дальше. Все эти древние обезьянолюди, уже ходившие на двух ногах, и были названы Б. Поршневым "реликтовыми гоминоидами". Сюда же, в эту "компанию", Б. Поршнев отнес и так называемого "снежного человека". Мнения ученых разделились. Некоторые считали этого древнего предчеловека ближе к питекантропу, наиболее древнему гоминоиду, другие сближали его с неандертальцем, утерявшим ряд своих признаков и навыков. Этот вопрос вызывает и сейчас наибольшие дискуссии.

Советские читатели, интересующиеся реликтовыми гоминоидами (отныне будем называть "снежного человека" этим именем), вероятно, хорошо осведомлены о работах американских и канадских ученых, о результатах которых наша пресса довольно регулярно публиковала краткие сведения. Они собрали несколько тысяч визуальных наблюдений "саскватча" (так называли его индейцы), зафиксировали разными способами следы этого существа: многочисленные гипсовые слепки, зарисовки и фотографии. Р. Паттерсон и Р. Гимлин в глухом районе на севере Калифорнии сняли большеногого на кинопленку.

Этот кинофильм прошел длинную серию различных экспертиз. Ученые пытались установить достоверность ленты (и объекта съемки) или обнаружить подделку, если она имела место. О работе советских экспертов рассказали в своей статье Д.Баянов и И.Бурцев "Бигфут попадает в кадр!", в которой обоснованно приходят к положительному заключению.

Существование саскватча не вызывает сомнений и в Америке. В течение последних лет его изучением занимается ряд крупнейших ученых-антропологов США и Канады, хотя скептическое отношение к нему до сих пор преобладает. Один из них, доктор Гравер Кранц, профессор кафедры антропологии университета штата Вашингтон, неоднократно выступал в печати с серьезными научными статьями, посвященными проблеме существования и изучения реликтовых гоминоидов.

За истекшие 20 лет появилось много новых материалов: сделаны новые наблюдения в Европе, Азии, Северной Америке, Австралии и т. д., то есть значительно расширена область распространения реликтовых гоминоидов; дважды были сняты кинофильмы (в Северной Америке), сделаны новые наблюдения в Гималаях, обнаружены новые следы, которые зафиксированы учеными, опубликованы новые данные в научных статьях, книгах, монографиях... У нас активно работают Д. Баянов, И. Бурцев, А. Козлов и многие другие, в США и Канаде ушедших ученых также заменили молодые силы. Все они продолжают труд, начатый их предшественниками, и надо надеяться на новые открытия, новые серьезные научные исследования.

Но почему же вопрос об организации широких исследований считается срочным? Нужно отметить, что с каждым годом численность реликтовых гоминоидов и их ареал сокращаются. Еще 20-30 лет назад они встречались чаще, чем сейчас. А. Бурцева и В. Пушкарев также обращают на это внимание. В отдельных местах они исчезли уже на наших глазах! И тогда мы будем горько сожалеть о наших, увы, непоправимых ошибках, о нашем пренебрежении к этой очень важной научной проблеме.

И может быть, спустя несколько столетий наши потомки смогут найти ископаемые останки реликтовых гоминоидов, которые сейчас живут еще рядом с нами, и будут удивляться нашей нерадивости и нашему невежеству...

Представим себе, что организованы серьезные экспедиции. Но... скептики окажутся правыми. Ну и что же?! Если будет точно установлено, что искомые нами реликты не существуют, - это будет не поражением, а победой науки: еще один спорный вопрос будет разрешен.

Ученые не имеют права не отвечать на поставленные перед ними наукой и общественностью вопросы.

Но, не владея надежными, достоверными фактами, они не имеют права сказать "ДА!" так же, как не могут сказать и "НЕТ!". Они имеют право сказать только одно: "Не знаем... пока не знаем..." Вот почему любые наблюдения реликтов или составленные со слов очевидцев их описания приобретают огромное значение.

В.А. Мезенцев. Чудеса. Алма-ата 1990

ПРИЗРАКИ ПРИХОДЯТ ИЗ ПРОШЛОГО

Знанию всегда предшествует предположение. А. Гумбольдт

Сначала пусть говорят "свидетели". Рассказывает старый кабардинец Кошокаев Ержиб из пос. Старый Черек:

- До войны алмасты было у нас много, а сейчас редко встречают. Сам я видел их два раза. Первый раз это было в сентябре 1944 года. В то время у нас в республике были отряды добровольцев по поддержанию порядка, борьбе с бандитизмом и т. д. Я был членом такого отряда. Однажды мы ехали всем отрядом в степи, по конопляному полю, около Черной Речки. Я ехал вторым, а первым - человек из Аргудана, он умер теперь. Вдруг его лошадь резко остановилась, я чуть не наехал на него. Он говорит мне: "Смотри, алмасты!" Она стояла в нескольких метрах и забрасывала в рот верхушки конопли. Увидев нас, она очень быстро, на двух ногах, побежала в кош, который стоял недалеко.

Пока она бежала, несколько человек из отряда сорвали с плеч ружья и хотели стрелять. Но наш командир - русский из Нальчика - закричал: "Не стреляйте, не стреляйте! Давайте лучше возьмем ее живой". Мы спешились и окружили кош. Я оказался как раз напротив двери каша и видел все очень хорошо. Пока мы приближались, алмасты два или три раза выскакивала из коша. При этом она гримасничала, губы быстро-быстро шевелятся и бубнит чтото. Мы сомкнулись и шли локоть к локтю. Алмасты выскочила еще раз, вдруг закричала страшным криком и кинулась прямо на людей. Бежит она быстрее лошади. По правде сказать, мы растерялись. Она легко прорвала нашу цепь, прыгнула в овраг и исчезла. Какая она из себя? Лицо плохо было видно из-за волос. Грудные железы до низа живота. Вся покрыта длинными рыжими волосами, напоминающими волос буйвола. На ней был надет весь разорванный старый домотканый кабардинский кафтан.

Рассказывает Кумыков Фейза, колхозник, партизан гражданской воины:

"Алмасты я видел много раз. Сколько раз? Разве я могу сказать сколько раз, если я их видел все время! Целых пять лет, пока был на нагорных пастбищах. Однажды это было в каменистом месте, где есть пещеры. Их там много было. Есть разного возраста - побольше, поменьше. Пожалуй, женщин больше, чем мужчин. Алмасты - как человек: руки, ноги, как у людей, но волосатые. Шерсть, как у медведя, темная. Одетых в одежду не видел. Разговаривать они не умеют, только мычат. Людей не боятся, только собак. Бегают очень быстро. Два раза я видел алмасты совсем близко. Один раз шел в селение. К вечеру пошел дождь. Я зашел в пещеру, развел костер, постелил бурку. К ночи дождь усилился. Вдруг в пещеру вошел кто-то очень большой, мохнатый, на двух ногах. Сначала подумал, что медведь, потом вижу - нет, алмасты. Мне стало очень страшно. Оружия у меня не было, только один нож. Сделал вид, что ничего не вижу, а сам сижу ни жив ни мертв. Нож держу в руке. Потом немного успокоился, вспомнил, что старики говорили: если его не обидишь, и он не тронет. Алмасты сел у костра, боком ко мне, и выжимает волосы. Лотом подсел поближе к костру. То один бок огню подставит, то другой. Я осторожно отполз немного в сторону. Успокоился - потому что он не злой. Сказал ему несколько слов, потом заговорил с ним покабардински, по-балкарски, по-русски. Алмасты только мычит. Постепенно я задремал и уснул. А ночью услышал, что он что-то жует. Наверное, мои харчи. Но ничего не сказал. Утром я проснулся очень рано, алмасты уже не было. Торбочку он мою развязал и все съел, ничего не оставил" (записано в 1962 году).

Исрафимов Разаман, учитель географии средней школы селения Талы: "14 февраля 1959 года, будучи на охоте вдвоем с товарищем на горе Бухав (Буховуль) я увидел на снегу след босой человеческой ноги. Изумился, конечно, кто может в такое время ходить босиком по снегу? Пошел по следу. Длина следа 25-30 сантиметров. Передняя часть стопы шире человеческой. Все пять пальцев параллельны. Размах шага небольшой - существо шло не спеша. Следов когтей не было. После того как я прошел по следу два километра, я прекратил преследование - стало жарко и снег под солнцем начал таять. Я охотник и хорошо знаю следы зверей. Уверен, что это не был след медведя. И раньше я слышал о существовании в наших горах дикого человека, но не верил. Сейчас я убежден в том, что он существует, - я видел его след" (записано в 1959 году).

Мамедова Назмиат, 32 года, из селения Магамаллар, продавщица Госторга:

"Это было осенью 1953 года, кажется, в октябре. Мы ехали с мужем из Закатлы, везли домашние вещи. Я сидела в кабине, муж ехал в кузове. Была поздняя ночь. На подъеме от речки Катех-Чай на дороге появился каптар: ростом с высокого человека, весь покрыт длинной белой шерстью. На груди и на плечах волосы длинные, на предплечьях короче. Он прыгал на месте, как бы танцевал, и сильно махал руками. Шофер испугался, остановил машину. Мы видели каптара хорошо, фары его сильно освещали. Он стоял в 15 метрах от нас. Это был мужчина. Постоял он несколько мгновений, потом побежал в кусты. При этом очень громко закричал. Один раз увидела каптара - на всю жизнь запомнила, уж очень он страшный!"

Н. Я. Капанадзе, колхозник из села Грома:

"Это было осенью, кажется, в октябре. Мы жили вдвоем с одним стариком из Кавшири в глухом месте Гургенианского леса - заготавливали материал для колхоза. Наше жилье стояло в пятнадцати метрах от родника. Кроме него другой воды в этих горах нигде нет. Однажды рано на рассвете - я уже разжег костер и сидел возле него, курил - услышал шорох в лесу. Смотрю - идет кто-то: зверь не зверь, не пойму что. Сперва я подумал, что медведь, потом вижу - нет, человек. Но без одежды и весь покрытый длинной шерстью рыжего цвета. На спине шерсти больше, на животе меньше. Лицо тоже покрыто шерстью, но похоже на человеческое. Немного сутулый. Руки длиннее, чем у человека. Он шел к роднику. Очевидно, знал о нем, потому что шел прямо к нему. Подойдя к роднику, он опустился на колени и, руками опираясь о землю, как человек, нагнулся и стал пить. Это было в пятнадцати метрах от меня. Пил долго, очень долго, с краткими перерывами. Напившись, поднялся и пошел обратно туда, откуда пришел".

Пшуков Мухамед, кабардинец, строитель:

"Это было еще до войны, летом. Мы жили тогда в селении Батех в Зольском районе. Откуда-то в наш огород пришла алмасты и поселилась в нем, в кукурузе. Настелила там разных тряпок, траву. Прожила она у нас неделю. Все время находилась в нашем огороде. Кушала зеленую кукурузу. Вся волосатая, на голове длинные волосы. Ногти длинные. Глаза раскосые, красные, зубы крупнее, чем у человека. Днем она всегда лежала. Лежит обычно на боку, но все время переворачивается, долго в одном положении не лежит. К нам много народу ходило на нее смотреть. Если подойдет близко сразу несколько человек, она беспокоится, садится, кричит, встает, сама себе рвет волосы на голове. Кричит очень громко. Когда успокоится, если человек стоит близко, она тихонько подходит и начинает лизать его, как собака" (записано в 1964 году).

Работник Московского вагоноремонтного завода И.Колпашников в 1939 году во время халхин-гольских событий был начальником отдела одного из воинских подразделений. Ночью его срочно вызвали в расположение кавалерийской части Монгольской народно-революционной армии. Произошло там следующее: часовые заметили в темноте двух неизвестных, спускавшихся с горы, и открыли огонь, решив, что это японские разведчики. А рассмотрев убитых, поразились: это были обезьяноподобные существа. Прибыв в часть, Колпашников, по его словам, "почувствовал неловкость, что убитыми оказались два существа странного вида. Мне было известно, что в МНР нет человекообразных обезьян, и я задумался над вопросом, кто же это?" Только один старик монгол из местных жителей, которому переводчики показали убитых, сказал, что это "дикие люди". "Время было горячее, шел бой, подумать об отправке трупов в центр для исследования не было никакой возможности..."

Цена показаний

Итак, семь свидетельских показаний. Семь очевидцев Неизвестного. Естественно, прежде всего (и после всего) встает самый существенный вопрос, а можно ли доверять этим свидетельствам? Доверять?.. Значит, речь идет о недоверии. О том, что очевидцы, рассказавшие о необычном, попросту говоря, лгут?

Да, именно так! Когда выясняется истина, научная достоверность увиденного (или услышанного), для нас очень важно установить, а заслуживает ли полного доверия сообщение о том или ином факте.

Итак, доверие. Что это значит? Очевидно, прежде всего, уверенность в том, что человек, увидевший что-то, расскажет о нем только так, как было. Говоря еще прямее, мы должны быть уверены, что очевидец не сочиняет, не придумывает то, чего совсем не было (в данном случае не имеет большого значения, по каким соображениям человек дает заведомо ложные показания).

Такая постановка вопроса бесспорна, и нам остается высказаться, насколько искренни рассказы только что выслушанных нами свидетелей. Прежде всего пойдем, как говорится, от противного. Есть ли смысл всем свидетелям сочинять что-то заведомо ложное о неизвестных диких людях? Думается, нет. Далее, есть ли у нас сколько-либо серьезные основания заподозрить наших свидетелей в беспричинной сознательной лжи? Ответ здесь может быть еще более категоричным таких оснований нет.

Значит, мы можем доверять этим сообщениям? Подождите...

Вот какой интересный эксперимент был проведен на девятом Международном конгрессе психологов. Конгресс проходил в здании рядом с рестораном, в котором происходил карнавальный бал. Выступлениям ученых мешали громкие крики и музыка, смех, явственно слышные в зале заседания. Организаторы конгресса оправдывались: что поделать, аренда помещения стоит очень дорого, поэтому для психологов была снята только половина здания.

А тут произошло еще более неприятное, окончательно нарушившее порядок ученого заседания. Во время одного из докладов из дверей ресторана выскочил участник карнавала в костюме Пьеро. За ним с пистолетом в руках гнался Арлекин. Раздались выстрелы. Пьеро упал...

Когда порядок в зале был восстановлен, возмущенный председатель объявил перерыв и попросил всех очевидцев дать свидетельские показания, чтобы потребовать неустойку с владельцев здания, гарантировавших полный покои для успешной работы ученых.

Более ста психологов, прибывших на конгресс, дали письменные свидетельские показания о том, что произошло в зале заседаний. А на другой день в этом же зале разыгрался второй акт представления. Как сообщил ученый, доклад которого был прерван вчера, вся сцена с маскарадом в ресторане, а также между Пьеро и Арлекином была им заранее подготовлена для того, чтобы подтвердить, или оправдать основные положения его научного сообщения.

Свидетельские показания очевидцев полностью подтвердили точку зрения докладчика, утверждавшего, что воспоминалия каждого отдельного человека настолько субъективны, что в большинстве случаев не могут отражать полную истину - будь то показания на суде, личные впечатления об увиденному воспоминания.

Что же сообщили в своих показаниях люди о только что виденном собственными глазами?

Одни писали, что Арлекин, не догнав Пьеро, выстрелил ему в спину и тот упал. Другие утверждали: Пьеро просто упал, а Арлекин вскочил на него и выстрелил в воздух. Третьи уточняли: Пьеро упал после выстрела, а уже потом Арлекин поставил на него ногу и выстрелил в воздух. Сколько было выстрелов? Ответы: один, два, три...

Так описали происшествие, только что случившееся у них на глазах, люди, не заинтересованные в искажении истины. Выводы достаточно ясны. Даже если очевидец не заинтересован в сознательном искажении фактов, если он еще находится под свежим впечатлением увиденного и искренне стремится рассказать обо всем этом предельно точно и подробно, нужно всегда помнить о том, что человеческие восприятия субъективны. Два человека могут рассказать две различные истории об одном и том же, и оба будут клясться, что было именно так, как рассказал он.

Я сознательно заостряю внимание читателя на вопросе доверия к сообщениям, имеющим отношение к науке. Значение его особенно понятно, если вспомнить старое мудрое утверждение: "факты - это воздух ученого!" Видимо, и к приведенным выше свидетельствам очевидцев мы должны подойти с той меркой, о которой только что было сказано. Другими словами, нужно учитывать бессознательную ложь.

Все подобные сообщения необходимо оценить еще с одной стороны. Независимо от внешней неправдоподобности неизвестного нам явления, от его загадочности и даже оценки его на первый взгляд, как чуда, то есть чего-то необъяснимого естественными законами природы, мы должны поставить вопрос: а возможно ли такое явление с точки зрения диалектике материалистического взгляда на природу? Не противоречит ли оно известным нам законам природы? Не есть ли это по существу своему дань "потустороннему", дань идеалистическим представлениям о мире?

Оценивая приведенные свидетельства с этих позиций, мы никак не можем сказать, что они говорят о чемто мистическом, необъяснимом, противоречащем законам развития материи. Совсем нет. Речь может идти всего лишь, выражаясь языком антропологов, о реликтовых гоминидах, а проще говоря, о возможно существующих и в наши дни представителях тупиковых ветвей в родословной человека. Скажем, неандертальцев - не тех, которые являются нашими предками, а тех, развитие которых в силу ряда причин прекратилось, не дало прогрессивного потомства. Можно ли утверждать, что открытие этих примитивных людей, остановившихся в своем развитии на стадии далекой древности, будет противоречить законам природы, потрясет основы всей науки о происхождении человека, наконец, окрылит мистиков всех мастей? Отнюдь нет!

Если говорить о научном обосновании такого утверждения, то я позволю себе сослаться на вполне авторитетное мнение доктора исторических и философских наук Б. Ф. Поршнева. Вот что он писал о реликтовых гоминидах:

"Большинство антропологов и зоологов даже и не помнят сейчас, что первый ученый, отважившийся включить человека в систему классификации видов обитающих на земле животных, делил род человеческий на два разных вида: "человек разумный" и "человек троглодитовый" (или "человек ночной"). Это был величайший натуралист XVIII века Карл Линней... Прошло сто лет, и об этой рубрике линнеевой классификации многие вспомнили сразу после возникновения теории Дарвина. В "человеке троглодитовом" готовы были видеть пережиток "недостающего звена" между человеком и животным.

Но безапелляционные экспертизы виднейшего антидарвиниста Рудольфа Вирхова пресекли эти "еретические" мысли. Прошли еще десятки лет. В одном и том же 1907 году английский ботаник И Элуис доложил Королевскому географическому обществу об обитании в Тибете неизвестного вида - волосатого дикого человека, петербургский востоковед Б. Барадийн сообщил о встрече его экспедиции в песках Центральной Азии с необычным существом, почти человеком, но волосатым и скрывающимся от людей, которого монголы называют "алмас". Оба сообщения испытали одну судьбу: их даже не опубликовали, тексты ныне утеряны.

Почти то же случилось с сообщением, которое прислал в Российскую академию наук в 1914 году молодой зоолог В. А. Хахлов. Текст его я разыскал сравнительно недавно в архиве Академии наук СССР в презанятной папке "Записки, не имеющие научного значения". Автор сообщал, что путем сбора и анатомического анализа данных им установлено обитание в Тянь-Шане и Центральной Азии дикого вида, который он предложил назвать "первочеловек азиатский"... Суть предложенного решения загадки и состоит в том, что линнеевский "человек троглодитовый", как и хахловский "первочеловек азиатский" со всеми относящимися сюда древними и новыми описаниями наблюдателей - это остаточная, деградировавшая ветвь "человека неандертальского".

Такая мысль предполагает пересмотр двух принимавшихся ранее на веру постулатов.

Первое: считалось, что, как только появился "человек разумный", предыдущий вид, неандерталец, более или менее быстро исчез. Однако успехи археологии расшатали этот постулат. И кости, и изделия неандертальцев доказывают, что они очень долго сохранялись кое-где на земле после появления и расселения "человека разумного". Оказывается, такое "сосуществование" длилось десятки тысяч лет. Еще несколько тысяч лет, остающиеся до наших дней, - это уже не так-то много.

Второе: считалось, что раз от неандертальцев кое-где в земле остались каменные орудия, значит, все поголовно неандертальцы изготовляли такие орудия и были в полном смысле слова людьми. Но для того, чтобы называться человеком, изготовление орудий - условие необходимое, но далеко не достаточное. Легко представить себе, что эта способность была развита далеко не у всех, не во всяких условиях жизни. Те, которые развивались по пути труда, вполне очеловечились, а те, у которых труд не получил развития, остались животными и эволюционировали на путях животного образа жизни. Стоило критически прикоснуться к обоим постулатам, как они распались.

Таким образом, перед нами вполне, если можно так выразиться, закономерная антропологическая загадка: нет ли на земле живых неандертальцев?

Троглодиты живы?

Но возможно ли, чтобы в наши дни где-то обитали живые, неизвестные науке существа? Возможно, хотя и маловероятно, отвечают ученые. И действительно, все мы знаем, что время от времени в наш век вдруг обнаруживают животное, о котором ранее ученые ничего не ведали. Однако, когда речь заходит о существах, одновременно близких к обезьянам и к человеку, антропологи в большинстве своем считают, что такого быть не может: все подобные существа давно вымерли. В любом случае, когда кто-то встречается с "дикими людьми", он либо просто ошибается, принимая медведя или другого известного науке зверя за таинственного "дикого человека", либо встречает в самом деле одичавшего человека, как это бывало в послевоенные годы в некоторых районах земного шара.

Можно вспомнить, например, как еще в 1965 году, через двадцать лет после окончания войны на Тихом океане, на острове Гуам поймали двух "лесных демонов". До этого многие островитяне замечали, что в деревнях по ночам исчезают домашняя птица, пищевые продукты. Суеверные люди были убеждены в том, что это дело рук "лесных демонов". И вот их поймали. Два американских солдата столкнулись в лесу с голым человеком, размахивающим... мечом. Его обезоружили и привели в казармы. А затем в джунгли направили военный патруль, который обнаружил второго "демона". Оба были истощены до крайности, не говорили ни слова, издавая лишь нечленораздельные звуки.

"Дикими людьми" оказались японские солдаты, оставшиеся на острове со времен второй мировой войны. Двадцать лет они были пленниками собственного неведения: не зная, что война давно окончилась, японцы скрывались в тропических лесах острова, занятого американцами...

Однако рассказы о таинственных лесных существах можно услышать во многих районах земного шара, в частности, на Северном Кавказе, в Закавказье. В Грузии их называют цехи-скаци, в Азербайджане - пеше-адам, в ЧеченоИнгушетии алмасты, а у дагестанцев - каптар. В переводе все слова означают одно: "дикий", "лесной человек".

Если встретишь кого из них, предупреждают суеверные люди, не надо трогать; это шайтан, и он может отомстить. Лучше тут же уйти и никому не говорить об этой встрече. Как видим, перед нами ординарное суеверие. И большинство ученых делает из этого резонный вывод: за подобными суевериями нет ничего такого, что заслуживало бы внимания науки. Но в науке всегда и неизменно существуют различные точки зрения на одну и ту же проблему. И не только существуют, а и обогащаются все новыми доказательствами, каждая в свою пользу. А в результате выигрывает наука, побеждает научная истина.

Весьма показательным примером и может служить загадка живых реликтовых гоминидов, еще живущих на земле представителей тупиковых ветвей в родословной человека.

Подойдем к этой загадке с критики одной научной концепции. Об этом весьма убедительно пишет доктор биологических наук Б. Медников. Процесс нашего становления, говорит он, нередко рисуется вроде парада, в котором в затылок шагают - впереди "человек разумный", а позади дриопитек. Предшественников человека разделяют на три стадии: австралопитеков, архантропов и палеонтропов. При этом одна стадия переходила в процессе эволюции в другую. Такую концепцию назвали стадийной теорией.

"В целом, - замечает ученый, - это не очень похоже на дарвиновскую эволюцию: скорее напоминает ортогенез - целенаправленное стремление к созданию венца творения - "homo sapiens". И далее он пишет: "Все новые и новые факты убеждают, что "стадиальная" теория в основном своем принципе не права. Стадия австралопитеков, обезьянолюдей (архантропов) и первых людей (палеантропов) не сменяли друг друга, подобно тому как дети одного года рождения сменяют ясли на детсад и школу на вуз. Они продолжительное время могли сосуществовать, и сосуществование это порой не было мирным. Одна "стадия", более прогрессивная, или поглощала, растворяла в себе предыдущую, или же вытесняла в бесплодные местности, обрекая на вымирание, или же попросту истребляла физически. Одновременно жили разные человекоподобные... Фактов, подтверждающих эту точку зрения, накопилось более чем достаточно".

И действительно, вспомним того же "человека умелого". Он жил в одну эпоху с австралопитеками - зинджантропами. И, кстати говоря, успешно охотился на них с помощью каменных орудий. В результате австралопитеки были вытеснены в южные районы Африки, где дожили до появления обезьянолюдей типа питекантропа. А может быть, они дожили и до появления современных людей?

Среди населения Южной Африки до сих пор ходят легенды о том, что в самых диких горных лесах живут загадочные рыжие человечки - агогве. Некоторые охотники клянутся, что видели их; по описанию, агогве разительно схожи с австралопитеками.

Стоит вспомнить и так называемого "родезийского человека" (костные останки его были найдены в Африке). Этот палеонтроп жил, по-видимому, не позднее чем 30 тысяч лет назад, когда в Европе уже появились люди современного типа, кроманьонцы. Имея мозг, не уступающий по объему нашему, он, однако, обладал крайне примитивным черепом.

Очень любопытную картину далекого прошлого приоткрыли раскопки у реки Соло на Яве. В речных отложениях ученые обнаружили одиннадцать разбитых черепов, что свидетельствует скорее всего о людоедстве. Черепа, судя по форме, принадлежали очень древним людям, палеонтропам, близким к обезьянолюдям. А рядом находились гарпуны, сделанные из кости, - это уже орудия человека современного типа.

И наконец, возвратимся еще раз к находке антрополога Р. Лики, обнаруженной в 1972 году - ископаемому человеку, жившему около 3 миллионов лет назад. Объем мозговой полости у него - помните - около 800 кубических сантиметров. Значит, он превосходит объем черепной коробки "человека умелого", жившего миллион лет спустя. Более того, у него почти отсутствует надглазный валик; по этому признаку он стоит к нам даже ближе, чем неандертальцы...

"Кроме нескольких перекрещивающихся линий, ведущих к человеку разумному, - заключает Б. Медников, - в то же время существовали боковые, тупиковые ответвления. Таковы гигантские формы - гигантопитеки и мегантропы, много крупнее гориллы, останки которых найдены в Южной Азии, - современники архантропов, а может быть, и более поздних людей. В целом это никак не напоминает "стадиальную" теорию, согласно которой человек современного типа не мог увидеть неандертальца".

...Рони-старший в книге "Борьба за огонь", известной всем нам с детских лет, повествует о странствиях своего героя. Судя по всему, Нао - человек, близкий к современным людям, тип кроманьонца. С кем же он встречается? Людоеды - кзаммы, у которых он добывает огонь, весьма напоминают неандертальцев. А свирепо рыжие карлики - это уже не выше чем homo habilis. Фантазия писателя? Конечно. Но нет ли в ней "рациональных зерен" истины?

Однако у нас все же нет ответа на самый главный вопрос: существуют ли в действительности наши неудачные родственники. Тут мы можем пока говорить о "свидетельских показаниях". О цене таких показаний мы уже говорили. Ученый должен убедиться сам - увидеть, исследовать, сравнить, сделать выводы. Впрочем, свидетельства очевидцев иногда говорят о многом.

"Березовское чудо"

В 1907 году в ежегоднике Тобольского губернского музея были опубликованы материалы о "Березовском чуде". Дело касалось убийства охотниками неизвестного существа.

"Осенью 1845 года, - сообщалось в ежегоднике, - промышленники остяк Фалалей Лыкысов и самоед Обыль убили в урмане (в лесу - В. М.) необыкновенное чудовище: постав человеческий, росту аршин трех, глаза - один на лбу, а другой на щеке, шкура довольно толстой шерсти, потоннее собольей, скулы голыя, у рук вместо пальцев когти, у ног пальцев не имел, мужского пола. Отставной урядник Андрей Шахов послал об этом 16 декабря 1845 года доношение в Березовский земский суд".

По приказу тобольского губернатора охотников разыскали и с пристрастием допросили. Вот что сообщают об этом документы, сохранившиеся в архиве краеведческого музея города Салехарда:

"Обыль объяснил, что вместе с Фалалеем нашел в лесу какое-то чудовище, облаянное собаками, от коих он оборонялся своими руками. По приближении 15 сажень сбоку из заряженного ружья Фалалей стрелял в оного чудовища, которое и пало на землю. Осмотрели его со всех сторон, орудия при нем никакого не было, роста 3 аршина, мохнатой, не имелось шерсти только на носу и на щеках, шерсть густая, длиной в полвершка, цвету черноватого, у ног перстов нет, пяты востроватые, у рук персты с когтями, для испытания разрезывали тело, которое имеет вид черноватой, и кровь черноватая, тело чудовища сего оставили без предохранения на том месте. Земскому исправнику дано приказание найти тело существа, но местные жители долго отказываются показать место, где оно убито, а потом приводят на поляну, на которой не было никаких следов. Так и осталось дело под названием "Березовское чудо" не раскрытым".

Раскопал эти архивные документы геолог В. Пушкарев. Работая на Севере, он заинтересовался рассказами о "диких людях", якобы живущих там в лесах. Одну из историй он услышал в 1972 году от жителя села Усть-Цильма (в низовьях Печоры) Е. И. Булыгина:

"В двадцатом году, мне тогда было 15 лет, косили мы сено на реке Цильме, километрах в десяти отсюда. Я, еще человек шесть мальчишек и двое взрослых в трехстах метрах от реки стоговали сено. Неподалеку стояла изба, где мы жили во время сенокоса. Вдруг на противоположном берегу появились две непонятные фигуры. Один маленький, черный, другой огромного роста (больше двух метров), серый, белесый. Они всем были похожи на людей, но мы почувствовали сразу, что это не люди, и смотрели на них, не двигаясь с места. Они стали бегать вокруг большой ивы. Белесый убегал, а черный за ним гонялся. Вроде играли. Бегали очень быстро. Одежды на них никакой не заметили. Так продолжалось несколько минут, а потом они помчались к реке и исчезли. Мы тут же вбежали в избу и целый час не решались выйти. Потом, вооружившись чем попало и захватив ружье, поплыли на лодке туда, где они бегали.

Там нашли следы и большого и маленького. Особенно много их было вокруг ивы. У маленького следа пальцев не помню, но следы большого я рассмотрел хорошо. Они были очень большими, как от валенок. Резко выделялись пальцы. Их было шесть, примерно одинаковой длины. След очень похож на человеческий, но плоский, как у медведя, и пальцы не прижаты, как у человека, а немного расставлены в стороны".

Через три года геолог работал в нижнем течении Оби и здесь снова столкнулся с тайной неведомых лесных жителей. На нижней Оби, замечает В. Пушкарев, на реках Сыпя и Войкар, о них слышали все, но не каждый станет об этом рассказывать первому встречному. Ханты - простой, доверчивый народ, очень осторожный и чуткий ко всякого рода прямолинейным расспросам и насмешкам...

В Салехарде Пушкарева познакомили с М. Е. Сенькиной, учительницей, вдовой революционера, отдавшей много сил борьбе с неграмотностью местного населения.

"До революции, - рассказала эта женщина, - я с отцом постоянно ездила на промыслы. Мне было тогда двадцать лет, жили мы в Обдорске (ныне Салехард). Нередко останавливались у одного старого ханты недалеко от селения Пуйко. Помню, начался сентябрь, ночи были уже темные, и по ночам часто лаяли наши собаки. Однажды этот лай стал особенно ожесточенным. На вторую ночь такой остервенелый лай собак повторился. Я спросила нашего хозяина-ханты, на кого они так лают, и он шепотом сказал, что это приходит землемер.

- Какой землемер? - не поняла я.

- Этой ночью я покажу тебе, - пообещал он. - Но только смотри на него осторожно - сквозь пальцы.

В полночь мы вышли из чума. Уже висела луна, большая, красная. Ждали, наверное, с час. И вдруг снова лай собак. В нескольких десятках метрах я увидела необычайно высокого человека. Наши чумы окружал двухметровый тальник. Голова и плечи человека возвышались над ним. Он шагал очень быстро, крупно, напролом через заросли. Глаза его горели, как два фонаря. Такого страшного и такого высокого человека я никогда не встречала. Собаки с лаем бросились к нему. Одна, воодушевившись нашим присутствием, подбежала совсем близко. Человек наклонился и, схватив ее, бросил далеко в сторону. Мы услышали только короткий визг и мелькнувшее в воздухе тело. Человек быстро удалился, ни разу не обернувшись.

- Это что, леший?- спросила я старика.

- Не смей говорить этого слова! - испугался тот. - Ты позовешь его. Зови просто землемер. Он приходит сюда каждый год в это время.

Одной собаки мы наутро недосчитались". ТУНГУ И ЧУЧУНАА Все более

увлеченный загадкой северных реликтовых гоминидов, В. Пушкарев решает опросить учащихся средних специальных учебных заведений - будущих педагогов, фельдшеров, зоотехников. И что же? На первый вопрос: "Встречался ли у вас в тундре дикий человек?" - из 60 опрашиваемых 48 отвечают утвердительно, 12-"Не знаю".

На второй вопрос: "Как ненцы называют дикого человека?" - все 60 ответили: "Тунгу". На третий вопрос: "Кто сам или из близких родственников встречал его в недавнее время?" (имелись в виду 60- 70-е годы)-четверо ответили, что видели тунгу своими глазами, но на значительном расстоянии, в густых сумерках, детали облика описать не могут. У 19 учащихся его видели отец, дед или братья. И на вопрос: "Как описывают тунгу те, кто его видел?", - отвечали: очень высокий и тонкий, мохнатый, наверное, в шкуре; оглушительно свистит и очень быстро бегает. Встречали его практически по всему Северу от Оби до Енисея. И не только в этих краях.

В Якутии можно также услышать о "диких людях". Здесь их называют чучунаа. Тот же В. Пушкарев летом 1974 года записал несколько рассказов о чучунаа. Вот один из них.

Эвенка Т.И.Захарова, 55 лет, работник оленеводческой бригады в южном Верхоянье, вспоминает:

"После революции, в двадцатых годах, жители нашего села встретили чучунаа, собирая ягоды. Он тоже рвал ягоды и обеими руками засовывал их себе в рот, а когда увидел людей, встал во весь рост. Он был очень высок и худ, говорят, больше двух метров. Одет в оленью шкуру, босой. Имел очень длинные руки, на голове лохматые волосы. Лицо большое, как у человека, но темней. Лоб был маленький и выдавался над глазами как козырек. Подбородок большой, широкий, гораздо больше, чем у человека. А как похож на человека, только намного выше ростом. Через секунду он побежал. Бежал очень быстро, высоко подпрыгивая после каждого третьего шага".

Кстати, стоит вспомнить и книгу советского этнографа, знатока якутской земли Г. Ксенофонтова "Ураангхой Сахалар. Очерки по древней истории якутов".

"Чучунаа - человек, - рассказывает, например, А. Винокуров. - Питается охотой на диких оленей. Ест мясо в сыром виде. Говорят, с дикого оленя целиком сдирает шкуру, как мы сдираем шкуру с песца. Эту шкуру натягивает на себя... Он будто бы живет в норе, наподобие медведя. Голос у него противный, хриплый и трескучий. Свистит, пугает людей и оленей. Люди встречают его весьма редко, часто видят убегающим... Лицо у чучунаа черное, на нем нельзя разобрать ни носа, ни глаз. Чучунаа видят только в летнее время, зимой он не бывает".

В 70-х годах собкор газеты "Социалистическая индустрия" К). Свинтицкий разговаривал в одном из поселков Якутии с местным старожилом Христофором Стручковым:

- По нашим речкам и горам сам не ходи!

- Что так?

- Не ходи сам в темноту. Не ходи ночью к реке. Будь осторожен в горах. Живет такой человек - чучунаа. Совсем дикий такой. Ростом - как два Христофора. Сильный, как медведь. В шкуру одевается. Стрелы пускает. Очень трудно его заметить - хорошо прячется чучунаа. Очень трудно от него спастись - быстро бегает чучунаа...

- Красивая сказка, Христофор Михайлович!

- Не сказка вовсе! Сам видел. Два раза. Стрелять, однако, не стал. Видели мы друг друга, вот как я тебя. С ружьем я был - он ружья боится. Днем сам не нападает. Смотрит. Нюхает. Далеко чует чучунаа.

- Не веришь, - огорчился Стручков, - У нас многие якуты знают чучунаа. Меня ученые люди слушали. Рассказы стариков записывали. Они верят нам...

"Сначала совсем нелепым и фантастическим казался мне этот рассказ, пишет Ю.Свинтицкий - но вот что запомнил я со слов старого якута. То, что кто-то записывал легенды о чучунаа. Надо было поинтересоваться у специалистов".

...Вот свидетельство (1940 года) этнографа А. Савина - со слов 35-летнего Михаила Щелканова из Аллаиховского района. Тот рассказывает, что в округе водится чучунаа. Он велик ростом и очень худ. Имеет привычку подкрадываться к человеческому жилью и красть рыбу. Говорить не умеет, только свистит. Одежда на нем такая, что тесно облегает тело. Однажды Щелканов строил дом в Русском устье. Внезапно, когда Михаил работал, на него кто-то прыгнул. От неожиданности он выронил из рук топор. Но нападающий был очень слаб. Михаилу удалось повалить его и изо всей силы ударить ногой.

Еще один рассказ. Его оставил Г. Васильев со слов И. Слепцова. Запись была сделана в 1945 году в Абыйском районе, тоже в бассейне Индигирки. Слепцов поведал, что однажды был с другом на охоте. Присели отдохнуть, а карабины оставили в стороне. И вот чучунаа украл один затвор. А на другой день оставил его на пне.

Потом, когда Слепцов шел один по тропе, навстречу ему попался "не то черт, не то человек" и стал в него пускать стрелы, быстро, одну за другой, ранил охотника, но не опасно. Вслед за тем чучунаа метнул копье и попал в ногу. Тогда пришлось выстрелить.

Лицо у него, говорит Слепцов, длинное, спина короткая, руки и ноги длинные. А следы он оставляет большие, полукруглые, "как месяц". Одет в оленью шкуру.

А в 1948 году народный судья М. Попов записал рассказ Иннокентия Попова в Жиганском районе. Тот сообщил, что знал семью Очикасовых, у которых чучунаа похитил трехлетнюю дочь. Это сделал "большой человек, вышедший из леса", который затем скрылся в горах.

Через три года девочку нашли. Сначала ее не узнали - на ней была надета тесная мохнатая шкура. Только когда эту шкуру распороли и сняли, поняли, что перед ними пропавшая дочь, которая совсем одичала.

И вот журналист снова беседует с Николаевым.

- Я думаю, - говорит он, - что следует обратить внимание на ряд обстоятельств. Почти все свидетели сообщают о чучунаа как о реальности, без фантастических подробностей, свойственных легендам. В рассказах слишком много совпадений в деталях облика, манерах поведения чучунаа.

- Так что ничего необъяснимого здесь нет, - резюмирует Семен Иванович Николаев. - Ведь до сих пор в дебрях Бразилии, Филиппин и в некоторых других местах даже в наши дни находят неизвестные племена. Некоторые уголки Верхоянья по труднодоступности, думаю, могут поспорить с любыми малоизвестными областями. А по климатическим условиям - тем более. Вполне возможно, что здесь нас, ученых, могут ожидать сюрпризы..; Еще одна деталь. "Чучунаа"- это слово можно перевести с одного из местных речений как "беглый", "отверженный". Выразительная деталь!

"...Теперь я часто вспоминаю наш разговор с Христофором Стручковым, заканчивает Ю.Свинтицкий, - быстрые воды Индигирки, редкие лиственницы, холодные уступы гор, кинжалами упершиеся в небо. Видимо, есть еще у них свои тайны".

Что же получается? В разных районах, разделенных не одной тысячей километров, в народе бытует убеждение о существовании диких существ, похожих на человека, причем почти во всех сообщениях бросается в глаза сходство как во внешнем виде этих существ, так и в их образе жизни. Над этим стоит поразмышлять!

Следы "снежного человека" Действительно ли в каких-то уголках нашей

планеты обитает неведомый "родственник" человека, не поднявшийся с нами до высот цивилизации? - этот вопрос интересует многих. Но загадка остается еще не решенной. Ответа на него ищут исследователи многих стран. В том числе у нас в стране, при Академии наук СССР в 1958 году была создана специальная комиссия по изучению вопроса "о снежном человеке". Было издано несколько брошюр. Опубликована монография профессора Б. Ф. Поршнева "Современное состояние вопроса о реликтовых гоминидах". Проводилась организационная работа. Снаряжались экспедиции, во многих районах страны велись наблюдения.

В январе 1988 года газеты напечатали корреспонденцию Агентства печати Новости "В поисках "снежного" человека". В ней приводится рассказ участницы комиссии Ж. И. Кофман, которая и по сей день занимается изучением материалов, свидетельствующих о реальности загадочного существа. В конце 50-х годов, говорит она, в советской печати появились первые сообщения о наблюдениях за "снежным человеком", рассказы очевидцев о нем. В основном это были перепечатки из зарубежной прессы. Но в ответ на них пошли письма о встречах на территории нашей страны с "алмасты", "меше-адамом", "нас-насом", "тагыадамом" (у различных народов это существо называется поразному). Таких откликов было очень много, и стало ясно, что проблема требует самого пристального внимания.

Однако через некоторое время по неизвестным причинам указанная комиссия лишилась поддержки Академии наук и была вынуждена свернуть свою деятельность. В последующие годы исследования вопроса о "снежном человеке" велись исключительно энтузиастами на добровольных началах. В нескольких городах возникли самодеятельные группы, которые на свой страх и риск организовали ряд экспедиций.

Исследователи собрали многочисленные "улики", оставленные "снежным человеком": оттиски следов, отпечатки пальцев, фотографии, кинокадры и т. д. А главное - свидетельства тех, кому довелось встретиться с нашим "застенчивым" сородичем. Собрано более сотни заверенных протоколов и сообщений очевидцев. В числе наиболее интересных рассказ Маршала Советского Союза П.С.Рыбалко о том, что во время боев с японцами на Халхин-Голе в 1939 году он несколько суток вез в обозе такое существо.

Имеется свидетельство старого чекиста, генералмайора А. С. Топильского: после одной из операций против басмачей в Средней Азии он видел труп случайно подстреленного "снежного человека".

Еще одно сообщение: "У него на затылке что-то вроде пучка, как у женщины". Между тем в трудах по антропологии встречается понятие "шиньонообразный затылок" ("шиньон" по-французски означает "пучок волос"). Именно такой затылок у неандертальца. Словом, если проанализировать всю массу имеющейся информации, то, как на фотографии, появится реалистичная фигура, соответствующая и антропологическим данным, и предполагаемому образу жизни и поведения.

У тех, кто занимается поисками "снежного человека", ныне появились новые перспективы. В 1987 году под началом Министерства культуры СССР учреждено и действует Общество криптозоологов. У него есть свой устав, программа и фонды на приобретение необходимой аппаратуры ночного видения и фотографирования, средств связи, обездвиживающих препаратов и другого оборудования.

"Таги-адам" (дикий человек) замечен и в Казахстане. Республиканский молодежный журнал "Зерде" в январе 1989 года напечатал интересную статью о "снежном человеке", где наряду с другими фактами встречи с ним приводится рассказ Долды Кожабергенова, работавшего в конце 60-х годов охотинспектором в Тарбагатайском районе Восточно-Казахстанской области...

Дело шло к зиме, - говорит аксакал. - Местные чабаны, уже спускавшиеся с горных пастбищ в низину, на зимовья, сообщили о налетах волков на отары и указали на место, где это происходило. Приготовив ружье и боеприпасы, инспектор тут же сел на коня и отправился на поиски хищников. Увлекшись, не заметил, как уехал слишком далеко. Ночь пришлось провести в укрытии. Незадолго до утренней зари он заметил четыре тени. Подумал, что это не то воры, не то браконьеры. Насторожился и стал внимательно следить, что будет дальше. А когда брызнули первые лучи зари, буквально обомлел, заметив какие-то существа в шубах наизнанку. Занятые своим делом, незнакомцы оказались на очень близком расстоянии от инспектора, и он заметил, что они были вовсе не в шубах, а в собственной шкуре. Долда решил, что это и есть "таги-адам", о которых ранее приходилось слышать не один рассказ очевидцев. Казахи зовут их также "кси-киик" (человек-козел), "мешельадам" (недоразвитый человек). Шерсть на них была похожа на верблюжью, но темно-коричневого цвета. На спине и особенно на загривках гуще, а на руках и по бокам пореже. Глаза впалые, брови густые, надвинутые вперед. Руки свободно опускаются до колен. "Переведя дыхание, - говорит Кожабергенов, - присмотрелся, отчетливо различил мужчину и трех женщин. Бесспорно, это были дикари, но очень уж похожие на людей".

Ученые внимательно следят также за зарубежными сообщениями о наблюдениях реликтового гоминида. Весьма интересными кажутся исследования, проводимые в этом направлении в Китайской Народной Республике. Имеются сведения, что в горных районах Китая еще несколько десятилетий назад "лесные люди" мирно жили в глухих деревушках и даже помогали местным жителям по хозяйству. Экспедиция китайских ученых (100 человек, разделенных на 12 отрядов) с марта 1988 года проводит поисковые работы в отдаленном горном районе Шэньнунцзя (провинция Хубэй, Центральный Китай). Давно уже оттуда поступают сообщения о "странном существе, то ли человеке, то ли звере". Возможно, это все-таки следы "йети" "снежного человека"? Они отмечены и в других местах Китая: в ряде южных провинций, а также в горах Тибета. Сейчас более 600 китайских экологов, биологов и антропологов заняты исследованием загадки "снежного человека". На этот раз они решили предпринять концентрированные усилия, чтобы попытаться решить тайну легендарного "йети".

Еще одна новость. Как сообщило агентство Франс Пресс, в конце 1987 года австрийский альпинист и фотограф Клаус Майор сделал серию цветных снимков "снежного человека"". По его словам, это двуногое существо ростом около двух метров двадцать сантиметров, издающее горловые звуки и свист. Испуганный шумом кинокамеры Майора, "снежный человек" убежал, оставляя на снегу ясные следы, имеющие 37 сантиметров в длину и 17 сантиметров в ширину. Ссылаясь на австрийское прессагентство, Франс Пресс напоминает, что в 1986 году известный альпинист Рейнгольд Месснер сообщил о том, что он видел "снежного человека", но не успел его сфотографировать.

Поиски "снежного человека" идут в Монголии. Здесь его называют алмас. Местные энтузиасты утверждают, что он будет найден на территории Монгольского Алтая. Уверенность их основывается на том, что изображения алмаса можно обнаружить на рисунках всемирно известной пещеры Хойт-ценхэрийнагуй времен неолита. В некоторых ламаистских монастырях чучела алмаса в течение веков служили объектом поклонения.

"Большеног" в кадре

Но мы еще не добрались до самого убедительного свидетельства в пользу неуловимых гоминидов. В октябре 1967 года американскому натуралисту Р. Паттерсону посчастливилось заснять это существо на кинопленку. Дело было на севере Калифорнии. Скрываясь за поваленными деревьями, он приблизился к гоминиду примерно на 40 метров и снял его идущим по склону ущелья. Когда тот ушел в лес, Паттерсон не осмелился его преследовать. Тогда, двадцать лет назад, большинство антропологов решили, что им показали ловкую подделку. Разве нельзя нарядить человека в шкуру и снять его на пленку? Однако проведенное позднее изучение отснятых кадров показало, что подделка здесь исключается.

Кинопленка была передана на экспертизу советским специалистам коллегой умершего Паттерсона Р. Дахинденом. В Москве походку гоминида на пленке изучал профессор Д.Донской. Вот его замечания: "После многократного рассмотрения походки двуногого существа и детального изучения поз на фотоотпечатках с кинопленки остается впечатление о хорошо автоматизированной, высокосовершенной системе движений. Все частные движения объединены в единое целое, в хорошо слаженную систему...

Шаг существа энергичный, широкий; нога выносится далеко вперед.

По широкому, маховому движению рук можно предполагать, что они у существа массивные, мышцы сильные...

В целом наиболее существенным можно считать непротиворечивость всех отмеченных особенностей. Они не только просто совмещаются, но и связаны многими взаимозависимостями. Все это вместе взятое позволяет оценить походку существа как естественную, без заметных признаков искусственности, характерных для разного рода преднамеренных имитаций. Рассматриваемая походка существа для человека совершенно нетипична".

Наш разговор о реликтовых гоминидах хочется закончить словами кандидата биологических наук С.Клумова: "За истекшие 20 лет (19581978 гг.) появилось много новых материалов: сделаны новые наблюдения в Европе, Азии, Северной Америке, Австралии и т. д., то есть значительно расширена область распространения реликтовых гоминидов; дважды были сняты кинофильмы (в Северной Америке), сделаны новые наблюдения в Гималаях, обнаружены новые следы, которые зафиксированы учеными, опубликованы новые данные в научных статьях, книгах, монографиях... У нас активно работают Д. Баянов, И. Бурцев, В. Пушкарев, А. Бурцева, А. Козлов и многие другие, в США и Канаде ушедших ученых также заменили молодые силы. Все они продолжают труд, начатый их предшественниками, и надо надеяться на новые открытия, новые серьезные научные исследования".

Последние годы в нашей стране поисками реликтовых гоминидов активно занимается самодеятельная экспедиция из Киева. Возглавляет ее И. Ф. Тацл. В 1979 году участники экспедиции обнаружили в районе Гиссарского хребта явные следы загадочного двуногого существа. Длина его ступни составляет 34 сантиметра. "Интересный разговор, - писал в "Комсомольской правде" участник экспедиции И. Бурцев, - состоялся у нас с жителями поселка Хакими. Это сезонный поселок неподалеку от озера Темир-Куль. Люди живут там только летом. Наш провожатый - работник лесхоза Кубельбеддин Разджабов привел нас в дом егеря Гафара Джабирова. Хозяину около 60 лет, у него семеро детей. Началась беседа - о семье, о хозяйстве, о зверях, обитающих в лесу. Постепенно перешли к "одамиявои" ("дикому человеку"). Когда мы показали Гафару журнал "Техника молодежи" с изображением гоминида, он воскликнул: "Вот такого я видел сам и даже стрелял в него!"

По его рассказу, однажды весной в середине шестидесятых годов он пошел в ущелье в шести километрах от Хакими, чтобы накосить камыша. Он уже заканчивал косить, как вдруг почувствовал какоето беспокойство. Оглянулся - и видит: в пятнадцати метрах, на большом камне, сидит какойто дикий волосатый человек почти черного цвета и смотрит на него. Гафар испугался, схватил ружье, закрыл глаза и выстрелил в направлении существа. "Только через пять минут я открыл глаза и вижу - его уже нет", - закончил свой рассказ егерь.

Через год участники экспедиции обогатились новыми фактами. "Начну с рассказов очевидцев, - говорит И.Ф.Тацл - Чабаны Шукур Ташрипов и Вали Васиев рассказали, что им приходилось при перегонах овец на высокогорные пастбища видеть волосатого человека. Ташрипов наблюдал его метрах в двадцати, сидящим на корточках. Встревоженный лаем собак, волосатый человек встал и не спеша ушел. Точно так же вело себя и существо, увиденное Васиевым.

- Что ты сидишь? Я тебя не боюсь, - крикнул чабан. Одамиявои встал

и медленно ушел в заросли. Последний раз чабаны встречались с ним

в августе 1979 года. В тех же примерно местах таинственного незнакомца видели художник Г. Бурцев из Томска, пасечник Р. Соитов из Шахренау и его жена, учитель Л. Юнусов с сыном, управляющий отделением совхоза 3. Усманов. Заместитель главного охотоведа Таджикистана А. Чутков признался, что всегда скептически относился к рассказам о "снежном человеке", но, когда он сам в мае прошлого года увидел на песчаной речке отмели в урочище Комароу огромные следы босых ног, он изменил свое мнение.

Что касается следов, то участники нашей экспедиции наталкивались на них постоянно чуть ли не каждый день".

И еще одно авторское соображение. Не задумывались ли вы над тем, что распространение в народе всякого рода суеверных представлений далеко не одинаково? Одни из них бытуют в небольших районах, другие живут не столь уж долгую жизнь и уходят в небытие, а третьим обеспечены и долгая жизнь, и широкое распространение. Проходят целые века, а суеверие (поверие!) продолжает жизнь, более того, даже набирается сил.

Вот и стоит подумать: может быть, за теми повериями, которые веками живут в народе (и в народах), невзирая на прогресс научного знания, кроется не только невежество, не только суеверие, но и что-то реальное, еще не раскрытое наукой?

Ну а если окажется, что реликтовые гоминиды в действительности не существуют, это также будет важным выводом науки: разрешится один из спорных вопросов научного познания окружающей нас природы.