sci_politics СтивенЭллиотт Сценарии дальнейших вторжений США. Официальные документы Пентагона

При чтении текста у нормального, при этом не очень-то информированного человека поначалу не может не возникнуть подозрение, что это фальшивка, изготовленная ненавистниками США. Однако не только специалисты, но и просто внимательные читатели американских газет знают, что это лишь сконцентрированное, лишенное маскировки изложение вполне реальной политической доктрины абсолютного американского гегемонизма. Вздор вроде международного права - побоку! Мнение союзников по НАТО никого не интересует, разве что Израиль пригодится. Иран, Пакистан, Узбекистан, Сирию, Судан, Венесуэлу, Северную Корею - освободить и осчастливить любыми средствами. Мелочи тактики от страны к стране отличаются, но стратегия одна: сконструировать образ врага, подсчитать жалкие ресурсы сопротивления, победить и осчастливить. Некоторые из описанных в книге сценариев США уже начали воплощать в жизнь.

Сборник документов под редакцией Стивена Эллиотта.

2009ru
Litres DownloaderLitres Downloader 19.02.2009litres.rulitres-1781321.0

Сценарии дальнейших вторжений США

Официальные документы Пентагона

«Спустя примерно десять дней после атак 11 сентября я прошелся по Пентагону, встретившись с госсекретарем Рамсфелдом и заместителем госсекретаря Вулфовицем. Я спустился вниз, чтобы поздороваться в Генштабе с теми, кто в свое время работал у меня, и тут один из генералов зазвал меня к себе. Он сказал: „Сэр, обязательно зайдите ко мне на секундочку“. Я возразил: „Но вы так заняты“. Он настоял, и когда я зашел к нему, сказал: „Мы приняли решение начать войну с Ираком“. Это было примерно 20 сентября...»

«Я снова зашел к нему несколько недель спустя, и к тому времени мы уже бомбили Афганистан. Я спросил: „Мы все еще собираемся воевать с Ираком?“ Он ответил: „Все гораздо хуже“. Затем протянул руку через стол, взял какую-то бумагу и сказал: „Я только что получил это сверху, – он имел в виду из кабинета министра обороны. – Это краткое резюме, в котором говорится, как мы сведем счеты с семью странами за пять лет“».

Генерал Уэсли Кларк

ИРАН

Иран работает над созданием тактического ядерного оружия, поощряет атаки на вооруженные силы США в Ираке и Афганистане и развивает отношения с известными террористическими группировками. Необходимо принять прямые решительные меры.

Краткий обзор

• Исламская республика Иран является деспотическим, теократическим и абсолютистским режимом, ставящим своей целью поддержание нестабильности и конфликтов в соседних странах, а в конечном итоге – региональное доминирование.

• Иран стремится дестабилизировать как Афганистан, так и Ирак в рамках общей стратегии утверждения своего влияния на эти государства.

• Известно, что Иран симпатизирует наиболее жестоким террористическим организациям в регионе, оказывая им поддержку как в материально-техническом, так и в финансовом плане. Иран активно сотрудничает с «Хамас», «Хезболлой» и «Аль-Каидой».

• В настоящее время Иран стремится к созданию собственного ядерного оружия, бросая прямой вызов договору о нераспространении ядерного оружия.

• Наличие у Ирана ядерного оружия подтолкнет иранское правительство к противодействию дипломатическим усилиям Соединенных Штатов. Хуже того, это оружие может быть передано одной из многочисленных террористических организаций, спонсируемых ныне этим государством, и использовано против Израиля, Европы или даже США.

• Структурные особенности иранских государственных властных структур делают эту страну почти невосприимчивой к традиционной дипломатии. В то время как Иран якобы является республикой, реальная власть в ней монополизирована теневой группой идеологов, как избранных, так и не избранных народом.

Введение

Без вмешательства со стороны США Иран с большой вероятностью будет обладать ядерным оружием к концу этого десятилетия. Учитывая его антагонизм в отношении Соединенных Штатов, а также риторику его нынешнего правительства и его открытую поддержку антиамериканских террористических организаций, Иран представляет катастрофическую угрозу для наших интересов и наших граждан внутри страны и за ее пределами.

Махмуд Ахмадинежад (слева) с командующим Иранской революционной гвардией Мохаммедом Аль Джафари на военном параде в Тегеране

Давно заявленной целью Ирана является доминирование в регионе. Обладание ядерным оружием почти наверняка подтолкнет его к более решительным действиям, направленным на достижение желаемого положения, и приведет к увеличению и без того немалой прямой поддержки исламистских группировок на Ближнем Востоке.

Наши санкции против Ирана максимально жестки. Дипломатия оказалась совершенно неэффективной в вопросе об иранской ядерной угрозе. Нет признаков того, что Иран намеревается по собственной воле разрывать контакты с антиамериканскими повстанцами в Ираке и Афганистане или с негосударственными террористическими организациями, такими как «Аль-Каида» или «Хезболла». Каждый новый месяц ожидания приносит разочарование.

Обзор угрозы

Революция как политическая тактика

Подобно тому, как Советский Союз в свое время проводил политику глобального коммунизма, сутью официальной иранской внешней политики является активный и даже агрессивный экспорт революции. Иранский режим рассматривается его лидерами в качестве единственной законной формы власти для любой части света. Глобальная исламская теократия, основанная на шиитской интерпретации Корана, является их идеологическим фундаментом. Зарубежные иранские предствители продолжают вести подрывную революционную работу в странах Ближнего Востока, используя для этого специальные военные силы и сеть тесно связанных доверенных организаций. В соответствии со своими целями иранское руководство является дестабилизирующей силой на мировой арене.

Пособники террора

В настоящее время Иран является главной мировой державой – пособником терроризма. «Хезболлу» вооружил и обучил Иран, он же продолжает обеспечивать ее оружием и осуществляет духовное руководство. «Хамас» получает значительную долю своего финансирования из Ирана, несмотря на то, что является суннитской террористической организацией. Иранскую помощь также получают и антитурецкая Рабочая партия Курдистана (РПК), и настроенный против Америки иракский идеолог Моктада аль-Садр, чьи отряды почти полностью финансируются и вооружаются агентами Ирана. Боевики Моктады несут ответственность за большое количество убийств американских военнослужащих в Ираке, а также за действия шиитских «эскадронов смерти», разжигающих пламя сектарного насилия и подрывающих процесс создания мирного единого иракского государства.

Стражи исламской революции

Поддержка Ираном «Аль-Каиды» имеет давнюю историю. Несмотря на то, что у этих игроков разные цели в регионе, они объединили свои усилия в вопросах взаимной безопасности. В настоящий момент Иран предоставляет убежище высокопоставленным членам «Аль-Каиды» в рамках более широкого соглашения.

Одним из основных проводников иранской поддержки этих образований является Корпус стражей исламской революции (IRGC). Он представляет собой особого рода идеологическую вооруженную группировку, состоящую примерно из 125 тысяч крепких бойцов, которым вверено дело защиты революции. Он стоит отдельно от регулярной армии и имеет свои собственные вооруженные силы, флот и сам по себе является террористической группировкой.

Сама регулярная армия Ирана не представляет никакой угрозы для национальной безопасности США, однако контролируемые Ираном организации несут такую угрозу. «Хезболла» объявила, что «они могут угрожать интересам США по всему миру, даже в самих Соединенных Штатах... [Иранское] руководство и его лидер [Хаменеи] сейчас сдерживают наши действия, но как только они дадут нам зеленый свет, в мире не останется безопасного для американцев места».

Ирак и Афганистан

Иран внес существенный вклад в теперешний хаос в Ираке и Афганистане. В последние месяцы Иран увеличил поддержку большинства иракских радикальных военных групировок, снабжая их бронебойными снарядами (вид фугаса, способного пробивать броню Хамви[1] ), бронебойными пулями и другим оружием. Существует много свидетельств, что Корпус стражей исламской революции руководит атаками на американские силы, включая атаку января 2007 года в Кербале.

Эти прямые атаки свидетельствуют об изменении тактики Ирана – о переходе от косвенного влияния иранского парламента к нанесению непосредственного урона самим Соединенным Штатам. По-видимому, эта цель ныне возобладала над традиционной иранской шиитской солидарностью; иранские бомбы сейчас можно обнаружить и в суннитских районах Ирака, и в Афганистане, где Иран издавна враждует с «Талибаном» – теперь он поставляет этой группировке оружие. Поддержка «Талибана», так же как и поддержка «Хамас», делает понятным, насколько далеко готов пойти Иран, чтобы воспрепятствовать достижению американских целей в этом регионе.

Ядерное оружие

О существовании тайной ядерной программы Ирана стало широко известно шесть лет назад. В той или иной форме эта программа существовала по крайней мере с 1970-х годов, однако считалось, что от нее отказались. Тем не менее в 2002 году мир узнал, что у Ирана есть каскадная центрифуга в Натанзе, а также завод по производству тяжелой воды в Араке. Завод тяжелой воды и центрифуга являются ключевыми компонентами программы разработки ядерного оружия, которые позволят Ирану добывать, очищать, использовать и утилизировать свои собственные ядерные продукты. Иран последовательно препятствовал появлению инспекторов на этих и других важных объектах. Не так давно подозрительная строительная активность была отмечена также на ракетном полигоне в Парчине.

Парадная церемония в честь Дня армии

Учитывая, что Иран может добывать 21 тонну уранового концентрата в год, можно не сомневаться, что эта страна обладает необходимым сырьем для ядерного оружия. По оценкам ЦРУ, Иран получит боеспособную ядерную бомбу к 2010 году. Другие разведывательные службы опасаются того, что Иран продвинулся гораздо дальше и уже провел испытания пусковых механизмов, необходимых для детонации ядерного устройства. Моссад считает, что Иран будет обладать ядерным оружием уже через год.

Химическое и биологическое оружие

Иран способен производить как химические, так и биологические компоненты для военных целей. Известно, что химические заводы существуют в десятках разных мест по всей стране, и каждый из них способен произвести по тысяче тонн нервно-паралитических и отравляющих веществ, пригодных для размещения в ракетных боеголовках. Кроме того, существует мощная сеть фармацевтических компаний и ученых-исследователей, работающих над созданием еще более опасных биологических средств, и считается, что Иран уже произвел первые партии готовых к употреблению биологических веществ.

Посредники террористов

«Аль-Каида» мечтает заполучить ядерное оружие, чтобы использовать его против США. «Хамас» и «Хезболла» стремятся распространить угрозу ядерного уничтожения на Израиль. Иран может с легкостью передать ядерное оружие любой из этих группировок. Транспортировка на перекладных имеет явное преимущество над техническими средствами доставки боезарядов, и, кроме того, это также обеспечивает иранскому режиму некоторую возможность уйти от ответственности.

Весьма вероятно, что на данный момент внутри нашей страны уже существуют законспирированные ячейки, ожидающие своего часа. Ядерное оружие можно легко привезти контрабандным способом по морю вместе с большинством грузов, доставляемых в Соединенные Штаты без тщательной проверки. Такое оружие может произвести в тысячу раз больший урон, чем атаки на Всемирный торговый центр.

Ядерное оружие может быть передано одной из этих группировок даже вопреки намерениям иранского руководства – ядерная программа Ирана контролируется не его правительством, а Революционными стражами.

Халифат, замаскированный под республику

Чтобы правильно оценивать наши возможности в Иране, мы должны знать историю и состав иранского руководства.

Аятолла Рухолла Хомейни

Современная Исламская Республика Иран была построена на антиамериканизме. Америка была главным помощником шаха, бывшего правителя Ирана, она помогла ему прийти к власти после свержения в 1953 году популярного националистического политика Мохаммеда Моссадека.

Шах ушел в изгнание в 1979 году, а к власти пришел харизматичный духовный лидер Рухолла Мусави Хомейни. Он был неистовым, маниакальным антиамериканистом, и антиамериканизмом пронизан буквально каждый аспект его революционной идеологии.

Сторонники жесткой политики контролируют правительство со времен революции Хомейни. Шиитский ислам – религия большинства граждан Ирана – относится с глубочайшим доверием к высшим духовным лицам. Исторически они были вне политики, оставляя дела государства его правителям. Хомейни стер эту грань, когда создал ту квазитеократию, которой является Иран сегодня.

Если судить по конституции страны, Иран напоминает парламентскую демократию, но концентрация власти в руках религиозных лидеров оставляет избранным чиновникам чисто номинальные позиции. Народ избирает парламент и президента, который является главой государства, назначает министров и формулирует политику. Однако никем не избираемое теократическое руководство имеет гораздо больше влияния и власти. Совет по определению политической целесообразности, состоящий из духовных лиц – членов Совета стражей конституции, глав трех подразделений правительства и назначенцев верховного лидера, является гораздо более могущественным органом, чем парламент.

Также существуют институты, которые являются выборными лишь отчасти. Совет стражей состоит из шести юристов, одобренных парламентом, и шести мулл, назначаемых лично Верховным лидером. Совет имеет полномочия временно приостанавливать законы и накладывать вето на парламентские кандидатуры, что на деле означает, что политикам, встающим в оппозицию к Совету, зачастую отказывается в праве быть избранными на государственные посты.

При наличии подобной системы очевидно, что обычные дипломатические средства здесь успеха иметь не могут – ведь институты, взаимодействующие с дипломатами, представляют лишь небольшую часть реального руководства.

Нынешний верховный лидер аятолла Али Хаменеи – ревностный проповедник революции. Прогресс Ирана на пути разработки собственного ядерного оружия является следствием его прямых директив. Хаменеи был фактически отставлен в сторону в 1999 году, после выборов, на которых победил президент-реформист Мохаммед Хатами, однако в ответ на давление в их адрес Хаменеи и другие сторонники жесткого курса ответили закрытием некоторых газет и убийством заместителей Хатами.

Новый иранский президент Махмуд Ахмадинежад – ставленник сторонников жесткого курса и пришел к власти в результате сфальсифицированных выборов. Он пообещал вернуть Иран к истокам ранних дней революции, добавив к этому новый важный фактор – ядерное оружие.

Махмуд Ахмадинежад

Возможные меры

Внутренние возможности

В Иране не существует подходящих внутренних возможностей. Несмотря на то, что в иранском населении преобладает молодежь – средний возраст равен 25,8 года (для сравнения: в США средний возраст населения равен 36,6 года), – и в целом молодежь желает больших свобод, однако Совет и различные военные и полицейские структуры держат народ под полным контролем. Нет смысла ожидать какого-либо значительного изменения политического курса. Сторонники жесткой линии держат все государственные институты под жестким контролем, а Совет будет продолжать «пропалывать электоральные поля». Существует несколько оппозиционных групп, однако они находятся под неусыпным контролем и абсолютно бессильны.

Принимая во внимание ярые антиамериканские настроения, любые действия внутри этой страны должны предприниматься с крайней осторожностью. Внутри Ирана бытует представление о том, что ЦРУ вмешивается в иранские внутренние дела. Население очень чувствительно к малейшему намеку на иностранное вмешательство. Любую конспиративную группу пришлось бы создавать с нуля, в атмосфере строжайшей бдительности, которая господствует сейчас в стране.

Организации в изгнании

Национальный конгресс, сплотившийся вокруг фигуры наследника шаха, Реза Пехлеви, является наиболее активной иранской организацией за пределами страны. Во главе ее стоит харизматичный лидер, и она имеет сторонников внутри страны. Однако поражение Ахмада Чалаби и Иракского национального конгресса для подобного варианта не предвещает ничего хорошего. Большинство таких групп не имеют электората внутри Ирана, многих из них активно осуждают как предателей и лицемеров. Тем не менее они обладают непосредственным знанием культуры и могут быть полезными, тем более что у некоторых из них остались связи внутри страны. Именно они являются отправными точками для проникновения ЦРУ.

Одна из вооруженных иранских групп в изгнании

Переговоры

Со времен революции в отношении Ирана действуют самые жесткие санкции. Включение в переговорный процесс будет означать ослабление санкций и разрешение свободной торговли в обмен на изменение режима.

Эту стратегию были готовы применить еще во времена администрации Рейгана. Однако нынешнее руководство Ирана не предрасположено руководствоваться логичными и четкими ориентирами, оно даже не стремится уладить потенциальный конфликт мирным путем на основе всестороннего соглашения.

Упреждающий удар

В 1981 году израильские военные самолеты нанесли сокрушительный удар по ядерным амбициям Саддама Хусейна, нанеся «хирургический удар» по реактору «Осирак» в Ираке. На основании разведданных было установлено, что Ирак находился на пороге создания ядерной бомбы, и его надо было немедленно остановить.

Иран сейчас также приближается к прорыву в деле создания своей собственной ядерной бомбы. Уничтожив объекты ядерной программы, можно предотвратить возникновение этой проблемы и подтвердить решимость Соединенных Штатов не допустить того, чтобы ядерное оружие попало в руки экстремистских режимов. Такое действие будет иметь качественно измеримые результаты, так как почти наверняка вызовет свертывание других незаконных программ разработки вооружения по всему миру.

Истребители F-14, состоящие на вооружении иранских ВВС

Удар будет нанесен по заводу по производству тяжелой воды в Араке, а также по Исфаханскому центру ядерных технологий, исследовательской лаборатории в Карадже, обогатительному заводу в Натанзе, перерабатывающему заводу в Парчине, реакторам в Бушере, нефтеперерабатывающему заводу в Ардакане и урановым шахтам в Анараке, Сагханде и Гчине.

Дополнительные удары можно легко нанести по заводам по производству ракет и химического оружия в Исфахане, Дамгхане, Парчине, Карадже и Казвине, а также по казармам и центрам управления. Хорошо спланированный бомбовый удар может послужить катализатором крупномасштабного восстания против правящего режима.

Прямое нападение на Тегеран

Очень эффективной может оказаться ударная атака мобильными силами на Тегеран, минуя другие города ради быстрейшего захвата верховной власти, за которой последует вторжение основных сил, задачей которых станет приведение к власти нового руководства. Иранский народ гораздо более, нежели иракский, гордится своим прошлым и этнически однороден. Гражданская война между различными религиозно-этническими группами в Иране маловероятна, а региональные конфликты быстро исчерпают себя.

Полномасштабное вторжение

Полномасштабное нападение на эту страну под надлежащим прикрытием с воздуха и с моря осуществимо. Однако оно потребует привлечения значительных сил и приведет к большим потерям среди военнослужащих США.

Уже пять лет разрабатываются серьезные планы вторжения в Иран. Существуют по крайней мере два плана операции по вторжению, и были составлены еще по крайней мере два концептуальных плана. Различия стратегий состоят в необходимом для их осуществления оборудовании, людских ресурсах и стратегических целях. Иран – крупная страна размером с Аляску с непростым рельефом местности.

Хузестанский гамбит

Хузестан – крупнейший нефтедобывающий район Ирана, отделен от остальной территории страны горным массивом Загрос, что делает его легкодоступным для сил, находящихся в Ираке и в устье Шатт-аль-Араб, а также в пределах дальности американских авианосцев. Хузестан соединен с остальным Ираном лишь несколькими горными проходами. Молниеносная оккупация территории с последующим перекрытием переходов может нанести серьезный удар по режиму.

Лишившись доходов, иранское руководство не сможет содержать свои службы безопасности или поддерживать социальные программы, которые делают его популярным в народе. Кроме того, без нефтезаводов иранская армия не сможет передвигаться. При четком исполнении этой стратегии можно ограничить потери, однако данная стратегия потребует больших временных затрат.

Вывод

Сдержать Иран в его нынешней конфигурации невозможно. Его риторика в точности повторяет риторику времен сверхагрессивной внешней политики начала 1990-х, и есть основания предполагать, что его действия вскоре станут развиваться в том же направлении. Обладая ядерным оружием, Ирану больше не нужно будет бояться карательных мер. Нападение на ядерную державу создаст огромные риски; а нападение на ядерную державу, связанную с террористами, может привести к попаданию ядерного оружия на территорию США с катастрофическими последствиями.

Хузестан – крупнейший нефтедобьтающий район Ирана

Ядерный Иран будет иметь свободу действий на Ближнем Востоке. Необузданный Иран с большой вероятностью нападет на Израиль, побудит к восстанию шиитов везде, где эта религиозная группа составляет большинство, будет угрожать Саудовской Аравии и Пакистану и начнет войну против стран, расположенных на противоположном берегу Персидского залива. Иранская бомба неизбежно приведет к распространению ядерного оружия в регионе, так как другие страны поспешат нейтрализовать иранское преимущество. Решение проблемы все еще доступно, но времени остается мало.

ПАКИСТАН

Пакистан – единственная в мире ядерная держава с преимущественно мусульманским населением – служит убежищем и командным центром для террористических группировок и черным рынком ядерного сырья и технологий. Нестабильный диктаторский режим слишком слаб, чтобы противостоять представляющим ему угрозу образованиям, которые он ныне укрывает.

Над пакистанским режимом нависает угроза триумфа исламских экстремистских фракций внутри правительства, армии и населения в целом. В отсутствие военного вмешательства США Пакистан в лучшем случае продолжит оставаться де-факто штаб-квартирой терроризма. В худшем случае он превратится в джихадистскую ядерную державу, которая будет активно обеспечивать безопасность, поставлять рядовых солдат и ядерное оружие для «Аль-Каиды» и ее собратьев.

Краткий обзор

• В распоряжении Пакистана – около 80 ядерных боеголовок, прошедшие испытания ракеты с радиусом действия 1500 миль и подверженная коррупции система ядерного снабжения.

• Северные регионы, особенно Северный Вазиристан и Кашмир, служат убежищем и базой для «Аль-Каиды» и «Талибана». Возможно, что Усама бен Ладен сейчас находится именно там.

• Первез Мушарраф,[2] военный диктатор Пакистана и официальный сторонник Соединенных Штатов, рискует потерять контроль над страной, уступив его исламо-фашистскому большинству. Несмотря на занятую им официальную позицию, он практически ничего не сделал для ликвидации «Аль-Каиды» и «Талибана» в Пакистане.

• Правительство Мушаррафа связано с известными террористическими группировками и черным рынком ядерных технологий.

Введение

Исламская Республика Пакистан расположена на берегу Аравийского моря и граничит с Ираном, Афганистаном, Китаем и Индией. Это вторая в мире по численности населения исламская страна (77 % суннитов, 20 % шиитов); ее население состоит из нескольких этнических групп, среди которых можно назвать панджаби, синдхов, пуштунов (патанов), балоч и мухаджиров. Этническая раздробленность продолжает быть бичом этой страны, являясь причиной наличия широкой сети разрозненных опорных пунктов, которые ни одному центральному правительству не удавалось подчинить своему контролю, а тем более – объединить в одно целое. Таким образом возникла «зона беззакония», которую поспешили захватить экстремисты, а вместе с тем выросла и угроза того, что ядерное оружие попадет в руки тех, кто использует его против нас.

Стремительная стратегическая операция со стороны США, подкрепленная дипломатическими маневрами, направленными на то, чтобы сохранить умеренных пакистанских политиков у власти, необходима для установления безопасности в Афганистане, предотвращения возникновения террористического микрогосударства в Центральной Азии, а также для того, чтобы не допустить попадания ядерного оружия в руки террористов. Более того, тем самым будет уничтожено самое активное террористическое гнездо в мире, устранена верхушка «Талибан» и «Аль-Каиды» и появится шанс на то, что Усама бен Ладен предстанет перед правосудием.

Обзор угрозы

Террористическое микрогосударство (FATA)

Гористые ландшафты Территории племен федерального управления (FATA) простираются вдоль афганско-пакистанской границы. Это государство, на территории которого не действует закон, включает в себя Северный и Южный Вазиристан, а также племенные территории, протянувшиеся до Мохманда и Баджаура. Именно здесь «Аль-Каида» и пуштунский «Талибан» создают новое террористическое государство, набирают новых солдат для джихада, а также вводят своих людей в руководство местных пуштунских племен и привлекают туда все новые исламские военизированные группировки со всего мира.

Территории племен

Считается, что Усама бен Ладен и его заместитель Айман аль-Завахири руководят сетью террора именно оттуда; также вполне вероятно, что там находятся лидеры «Талибана» мулла Мохаммед Омар и Джалалуддин Хаккани. И «Талибан», и «Аль-Каида» используют Территории племен в качестве базы для повстанческой войны против американских военных в Афганистане. Следы террористических заговоров в Германии и Дании в 2007 году вывели на базирующееся на этой территории активное, хорошо организованное и полностью боеспособное подразделение. Совсем недавно к этим группировкам присоединились боевики, связанные с Кашмирской армией Мухаммеда (JEM), которых порой называют «панджабским Талибаном». Для этих группировок «Аль-Каида» служит идеологическим центром, источником финансирования и местом боевой подготовки.

Совет старейшин Вазиристана

Было предпринято несколько неудачных попыток оказать воздействие на анклав Территории племен федерального управления. Плохо оснащенная пакистанская армия понесла там огромные потери, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением племен. 6 сентября 2006 года пакистанское правительство согласилось заключить мирный договор с движением «Талибан», которое подписало соглашение о прекращении огня от имени Исламского Эмирата Вазиристан. В результате этого договора число нападений на силы НАТО в Афганистане увеличилось втрое.

Карта территориального деления Кашмира

Кашмирская пороховая бочка

Королевство Джамму и Кашмир расположено на северо-востоке Пакистана, на границе с Индией. Обе страны претендуют на эту территорию, и контроль над нею разделен между ними. Джихадистские группировки в Кашмире издавна используются пакистанскими военными в качестве агентов влияния, которых они обучают и снабжают оружием. В период с 1989 по 2002 год в регионе Кашмир погибли 80 тысяч человек.

Королевство служит террористам из Южной и Центральной Азии важным инкубатором, транспортной артерией и дорогой для отступления. По некоторым оценкам, на территории Кашмира рассредоточены пять тысяч боевиков «Аль-Каиды»; в июне 2007 года индийская база «Аль-Каиды» сообщила, что начинает операции в этом регионе. Многие из боевиков, связанных с «Аль-Каидой», оккупировавших Красную мечеть в Исламабаде, жили и обучались в Кашмире. Эти террористические гнезда сейчас становятся самодостаточными. Ландшафт, подобный королевству Тора-Бора, и идеологическая уязвимость населения препятствуют любым попыткам пакистанского руководства осуществить полицейский контроль над регионом.

Связи государства с терроризмом

Активность террористов не ограничивается северными провинциями. В 2002 году машина, начиненная взрывчаткой, взорвалась у американского консульства в Карачи, унеся жизни 12 пакистанцев и пробив укрепленный забор вокруг здания. Пытки и убийство американского журналиста Дэниела Перла подтвердили, что террористы сохраняют значительное присутствие в Исламабаде и Карачи.

Усама бен Ладен

Еще большую тревогу вызывают подтвержденные связи между террористическими организациями и отдельными представителями государственного аппарата Пакистана. Некоторые сотрудники Межведомственной разведки (ISI) – разведывательного управления Пакистана, напрямую связаны с «Армией Мухаммеда», организацией, ответственной за похищение Перла и несколько взрывов в Индии и в Джамму и Кашмире за последние пять лет.

Межведомственная разведка работает практически независимо от правительства и уже давно спонсирует «Аль-Каиду» и «Талибан».

Прибегнув к помощи нескольких высокопоставленных чиновников, Межведомственная разведка неоднократно позволяла командованию «Аль-Каиды» пересекать пакистанскую границу, когда те спасались от преследования американских военных в Афганистане. Есть сообщения о том, что Межведомственная разведка Пакистана получает от «Аль-Каиды» плату за предоставление информации о действиях ЦРУ.

Характерной чертой нынешней ситуации является арест в марте 2003 года третьего лица в командовании «Аль-Каиды», Халида Шейха Мохаммеда, вместе с другим важным лидером. Их обнаружили в доме пакистанского члена партии «Джамаат аль-ислами» («Исламская группа») в окрестностях Исламабада. Незадолго до ареста их обоих видели свободно разгуливающими по городу, в окрестностях которого расположена крупная пакистанская военная база. Партия «Джамаат аль-ислами» наряду с исламской политической коалицией под названием «Объединенный фронт», связанной со школами – поставщиками боевиков для афганского джихада, контролирует крупные блоки внутри Национальной ассамблеи.

Поддержка террористов среди народа

Недавний опрос пакистанского населения показал, что оно существенно выше оценивает Усаму бен Ладена, чем Мушаррафа или американское правительство. Симпатизирующее террористам гражданское население Пакистана помогало им и скрывало их, особенно в тех районах, где сконцентрированы пуштунские группировки. Талибская версия шариата (исламского права, которое регламентирует каждый аспект повседневной жизни) ныне пользуется все большей популярностью среди этих людей – она предписывает отдаление женщин от общественной жизни и учреждение исламских религиозных школ, называемых медресе.

В неконтролируемых медресе создается герметичный климат для глубокого идеологического воздействия на умы. В школах бесплатно кормят и одевают беднейших жителей Пакистана, и таким образом студенты медресе пополняют резерв сторонников агрессивного антиамериканизма. Студентов медресе окунают с головой в экстремистскую пропаганду, заставляя верить в то, что демократия и ислам – взаимоисключающие вещи. В некоторых случаях медресе используются в качестве тренировочных баз для террористов; а в других – являются вербовочной базой для «Аль-Каиды», Фронта освобождения Джамму и Кашмира (JKLF) и других группировок. По крайней мере один из виновников взрывов в лондонском метро в 2005 году (52 погибших, 700 раненых) был связан с пакистанским медресе.

Непрочное и ненадежное диктаторское правление

Мушарраф держится у власти, заручаясь благосклонностью экстремистских исламских партий. На него было совершено шесть попыток покушений в 2002 году, две из них – с участием террористов-смертников. Несмотря на декларируемый им альянс с Вашингтоном, за время его правления активность террористов стремительно возросла. Мушарраф не пользуется широкой народной поддержкой. Ссыльные лидеры возвращаются в страну, а известный оппозиционер, Джавед Хашми, посаженный в тюрьму за государственную измену в 2004 году, вновь превратился в политическую угрозу.

Игра Мушаррафа основана на том, что США будут и далее опираться на его поддержку в качестве единственного гаранта того, что власть в стране не захватят джихадисты. По мере того как он делает все больше уступок экстремистам, становится очевидно, что США должны продумать альтернативные варианты действий.

Мусульманская бомба

В 2004 году доктор Абдул Кадыр Хан, отец пакистанской ядерной программы, признался в продаже чертежей и материалов Северной Корее, Ирану, Саудовской Аравии, Ливии и Малайзии. Мушарраф простил его на следующий же день. Израильская разведка перехватила переговоры между Ираном и Пакистаном, которые дают дополнительные свидетельства причастности к этому администрации президента. На основании этих данных можно предположить, что именно президент давал указания Межведомственной разведке и Хану распространять ядерные технологии, чтобы уравновесить баланс сил в мусульманском мире. Инспекция ядерной программы Ливии обнаружила сырье, произведенное по системе Хана, а также сделанные Ханом чертежи 500-киллограмовой ядерной бомбы – слишком тяжелой для ракетной боеголовки, но прекрасно помещающейся в большую машину.

В распоряжении Пакистана имеется от 25 до 50 ядерных боеголовок, содержащих высокообогащенный уран (HEU). Он может быть быстро переработан и использован для изготовления «грязных бомб», которые можно доставить к месту назначения с помощью целого ряда легкодоступных устройств, и террористы могут немедленно воспользоваться этими средствами, не обладая знаниями высоких технологий и не прибегая к помощи специалистов. Присутствие в Пакистане высшего руководства террористов, роль режима Мушаррафа в распространении ядерных технологий, а также реальная возможность перехвата власти проталибским режимом представляют реальную опасность. В своей совокупности эти факторы делают Пакистан самым вероятным местом для попадания ядерного устройства в руки террористов, если США вовремя не вмешаются.

Первез Мушарраф

Возможные меры

Укрепление и придание законной силы умеренному режиму

Экстремистские исламские партии, такие как «Джамаат аль-ислами» и Объединенный фронт должны быть отстранены от власти. Соглашение с умеренными пакистанскими политиками о разделении власти – оно уже готовится при посредничестве Великобритании и ООН – должно быть заключено до начала любых военных операций США, направленных на стабилизацию режима Мушаррафа.

Тайные дипломатические меры могут позволить правительству Мушаррафа занять публичную позицию, не одобряющую действия США, при этом он получит поддержку среди националистов. Договор о выводе войск, предложенный США в ответ на «ультиматум» Мушаррафа после окончания наших операций, а также зарубежная помощь, идущая под видом репараций, должны предоставить режиму Мушаррафа кредит на установление сильного суверенного правления перед лицом «незаконных» действий США. Взамен Соединенные Штаты обеспечат необходимую экономическую и военную поддержку режиму.

Поиск и уничтожение террористов на Территории племен федерального управления (FATA)

Эффективность военных операций в Пакистане напрямую зависит от надежности разведданных. Межведомственная разведка Пакистана является ненадежным источником. Нужно налаживать прямые контакты с местными племенными вождями, предоставляя им материальную помощь и гарантии безопасности. Нужно наладить контакты с пуштунскими лидерами, а также со всеми теми, на чью власть покушаются муллы. Необходимо любой ценой наладить новые разведывательные каналы. Перед началом американских операций нужно также изучить возможности снабжения «Аль-Каиды» ложной информацией через Межведомственную разведку.

В то же время нужно подготовить новое элитное подразделение, безусловно преданное Мушаррафу. Это подразделение может тайно проходить обучение вместе с американскими ударными соединениями. Вооруженные оперативными разведданными и плотной поддержкой с воздуха, они могли бы войти со стороны Афганистана и атаковать террористические лагеря, находящиеся на Территории племен федерального управления, тесное сотрудничество с вождями племен даст им возможность быстро перемещаться через границы в обоих направлениях. Те террористы, которые не будут уничтожены, должны быть всеми средствами выдавлены через границу в Афганистан, где американские военные могут действовать свободно. Это должен быть быстрый широкомасштабный бросок, преследующий две цели: уничтожение террористических ячеек и захват бен Ладена.

Хотя данная операция не будет являться полномасштабным вторжением, для такой зачистки потребуется немало подразделений – это должны быть хорошо обученные силы, владеющие навыками ведения военных действий в горной местности. Нанесение любых ударов должно рассматриваться как точечные микрооперации, которые хотя и не придутся по душе многим пакистанцам, уже стали для них привычными новостями с севера. Как только в прессу начнут просачиваться сообщения о более масштабных операциях, правительство Мушаррафа начнет публично протестовать против нарушения государственных границ Соединенными Штатами. Между тем, операции будут беспрепятственно продолжаться. Когда будут достигнуты основные цели, США выведут свои основные силы, увеличив при этом активность отрядов специального назначения в целях зачистки и преследования.

Пакистан – слишком большая и сложная страна, чтобы очистить ее от экстремистов военными методами. Однако подобные действия приведут к ликвидации верхушки «Аль-Каиды» и «Талибана». Это – наилучший и, возможно, единственный шанс для США, чтобы бен Ладен предстал перед правосудием. В результате Центральная Азия избавится от одного из наиболее опасных террористов, а Пакистан сможет стать более стабильным государством, во главе которого будут стоять проамериканские лидеры, пользующиеся поддержкой народа.

Захлопнуть кашмирскую дверь

Кашмир представляет собой проблему, с которой не могут справиться ни военные силы, ни идеологи. Группировки, подобные Фронту освобождения Джамму и Кашмира, раздают автоматы Калашникова солдатам-подросткам; будет трудно контролировать исламских экстремистов, действующих в демилитаризованных зонах.

Несмотря на присутствие рассредоточенных в пакистанском и индийском Кашмире боевиков «Аль-Каиды», возможность широкомасштабной военной операции не рассматривается. Однако одновременно с атаками на Территории племен небольшие штурмовые отряды при поддержке с воздуха, сфокусировавшись на тех районах, где с наибольшей вероятностью будут укрываться бегущие из Территории племен террористы, могли бы заняться поиском и уничтожением террористических гнезд. Возможно, в условиях неразберихи небольшим отрядам и спецназу будет проще работать, не привлекая к себе внимания. В любом случае, нужно тщательно выбрать цели операций, чтобы не ввергнуть Кашмир в полномасштабную гражданскую войну.

Воздушные удары в случае чрезвычайных обстоятельств

Самый мрачный сценарий, безусловно, подразумевает переход пакистанского ядерного арсенала под контроль исламо-фашистского режима. В этом случае очень эффективным будет являться удар по пакистанским арсеналам и военным объектам. Среди таких целей может быть завод по переработке плутония в Равалпинди, урано-обогатительные заводы в Голра Шариф и Сихала, военные объекты в Кахуте и Вахе, а также другие объекты инфраструктуры в Кундиане, Чашме, Лаке, Исса-Хель, Хушабе, Лахоре, Мултане и Дера-Гази-Хан. Хотя эти меры и будут экстремальными, но они устранят ядерную угрозу для Запада со стороны контролируемого террористами Пакистана.

Вывод

Для Соединенных Штатов Пакистан уже давно является «опасным компромиссом». Мы поддерживали умеренный режим в надежде на то, что Пакистан может стать партнером в борьбе с терроризмом и поможет не допустить экстремистов к ядерному оружию. Эта надежда и компромисс провалились. Самая мощная террористическая цитадель только становится крепче, а яростно настроенные против США исламисты стремятся к власти.

Если ничего не делать, то режим Мушаррафа падет. Наш лучший и последний шанс захватить Усаму бен Ладена может быть упущен. Новое правительство использует ядерную угрозу, чтобы воспрепятствовать военным действиям на пакистанской земле, одновременно заключив терпимые соглашения с «Аль-Каидой» и «Талибаном». Многократно возрастет роль Пакистана в качестве командного центра и базы для нападений террористов. В определенный момент террористы в Пакистане получат ядерное оружие и используют его где угодно, и тогда их будет не остановить. Необходимо срочно разрабатывать новые стратегии.

УЗБЕКИСТАН

Узбекистан превратился в тихую гавань для радикальных исламистских террористических группировок. В данный момент это наиболее нестабильное государство во всей Центральной Азии, представляющее серьезный риск для себя самого и одновременно являющееся ключевым полем битвы в глобальной войне с терроризмом.

Краткий обзор

• Узбекистан служит гнездом и тренировочной базой для радикальных исламских группировок, включая связанное с «Аль-Каидой» Исламское движение Узбекистана (IMU) и «Хизб ут-Тахрир», которые намерены основать в Узбекистане исламское государство.

• Широко известный как один из самых худших диктаторов в мире, узбекский президент Ислам Каримов остается у власти в течение последних семнадцати лет благодаря фальсификации выборов, убийству своих оппонентов и массовым расправам над протестующими.

• Географическое положение Узбекистана (между Ближним Востоком, Россией, Пакистаном и Китаем) делает его ключевой территорией в глобальной войне с терроризмом. Однако отношения США и Узбекистана переживают критическую стадию. Каримов прогнал американцев с воздушной базы Карши-Ханабад – базы, которая служила жизненно важным звеном в операции по освобождению Ирака и доставке гуманитарной помощи в Северный Афганистан.

• Это обнищавшее государство страдает от всевозрастающего урезания прав человека и свободы слова. Эту зловещую тенденцию лучше всего иллюстрирует кровавая расправа над сотнями недовольных президентом Каримовым демонстрантов в Андижане в 2005 году.

• Узбекистан страдает от наркоторговли и наркотерроризма. Эта страна служит перевалочным пунктом для талибского канала поставки героина из Афганистана через Азию в Европу.

Введение

Узбекистан сегодня – это пороховая бочка нестабильности и исламского экстремизма. Эта по большей части пустынная страна размером с Калифорнию находится в сердце Центральной Азии, она граничит с Афганистаном, Туркменистаном, Таджикистаном, Казахстаном и Кыргызстаном. Несмотря на то что Узбекистан получил независимость от СССР в 1991 году, он десятилетиями являлся одним из главных мест производства и хранения оружия, и в этой стране до сих пор хранится советское вооружение массового поражения, а также якобы выведенный из эксплуатации крупный завод по производству химического оружия. Президент Каримов, оказавшийся между своенравным населением с одной стороны, и связанными с «Аль-Каидой» группировками – с другой, не может больше рассматриваться в качестве надежного хранителя этого арсенала. Наши действия должны быть направлены на свержение этого неэффективного разрушительного режима и на его замену лидером, который стабилизирует Узбекистан, искоренит исламский экстремизм в Ферганской долине, а также предоставит гарантии безопасности в отношении материалов, пригодных для производства ядерного оружия и запасов природного газа.

Обзор угрозы

Крупное хранилище оружия массового поражения

Несмотря на заключенные соглашения о сокращении угрозы со стороны «бесхозного ядерного оружия», узбекское оружие массового поражения далеко не безопасно. Кроме того, в Узбекистане остаются запасы материалов, пригодных для производства ядерного оружия, и местонахождение некоторой их доли неизвестно. Несмотря на все усилия США улучшить отчетность, риски остаются пугающе высокими.

Ислам Каримов

Преступные элементы во всем мире считают, что в бывших республиках Советского Союза проще всего раздобыть оружие массового поражения. В этом контексте Узбекистан занимает стратегически важное место – непосредственно между теми странами (Россия и Украина), которые обладают внушительными запасами ОМП, и теми, которые активно стремятся развить свои возможности по производству ядерного и химического оружия (Иран, Сирия и другие). Система таможенного и пограничного контроля в Узбекистане плохо финансируется, ей не хватает оборудования, а персоналу – профессионализма. Уже есть свидетельства тайной переброски радиоактивного материала за пределы страны.

Деспотия «президента» Ислама Каримова

Военнослужащие армии США на военной базе Карши-Ханабад в Узбекистане

Ислам Абдуганиевич Каримов был назначен президентом Узбекской Советской Социалистической Республики Верховным Советом СССР 24 марта 1990 года. Опираясь на советские методы пыток, цензуры, фальсификации выборов и уничтожения своих граждан, он сохраняет свою власть до сих пор.

В 1995 году Каримов продлил свой срок до 2000 года при помощи раскритикованного всеми референдума. 9 января 2000 года Каримов был «переизбран» 91,9 процентами голосов, эти выборы были названы Госдепартаментом США «нечестными и несвободными... не дающими узбекским избирателям возможности настоящего выбора». Единственный кандидат от оппозиции, Абдулхафиз Джалалов признался, что он принял участие в выборах только для того, чтобы они выглядели демократическими, и сам он голосовал за Каримова. По тому же принципу 27 января 2002 года Каримов «победил» на другом референдуме, продлевающем срок его президентских полномочий с пяти до семи лет.

После атак 11 сентября 2001 года Узбекистан считался одним из наших стратегических союзников в борьбе с терроризмом. В Узбекистане, на воздушной базе Карши-Ханабад, находились восемьсот американских военнослужащих. Эта база, известная также как «К2», являлась одним из мест сосредоточения войск для вторжения в Афганистан в 2001 году. Но Каримов выдворил США из Узбекистана в июле 2005 года, после того как администрация Буша раскритиковала его методы решения серии внутренних конфликтов с исламскими экстремистами (подробнее об этом – в следующем разделе). За несколько месяцев до этого, 13 мая 2005 года, с санкции Каримова произошла расправа над сотнями практически безоружных протестантов в городе Андижане. Он отказался от войны с террором, начав вместо этого беспорядочно бороться с собственными гражданами, и вернулся к альянсу с Россией. Он поддерживает конспирологические теории, обвиняя западные правительства и основные международные СМИ, такие как Би-би-си, в том, что они помогли спланировать и осуществить попытки восстания в руководимой им стране.

Стало совершенно ясно, что Каримов заинтересован только в сохранении своей власти, во что бы это ни обошлось его стране. Ради этого Каримов готов пожертвовать добрыми отношениями с Соединенными Штатами и соблюдением фундаментальных прав человека в своей стране. На протяжении последних семнадцати лет в борьбе со своими политическими оппонентами и диссидентами он орудует железным кулаком, и он будет действовать в этом же духе столько, сколько сможет.

Систематические пытки

При Каримове пытки стали обычной практикой в узбекских тюрьмах. Похоже, что они санкционированы в качестве стандартного метода дознания. В 2003 году Guardian сообщил, что «в год в Узбекистане совершается более 600 арестов по политическим мотивам, и в застенках оказалось 6500 политических узников, некоторые из которых были замучены до смерти, а двое заключенных даже были сварены живьем».

Госдепартамент США и организация Human Rights Watch издавали бесчисленные доклады, рассказывающие об узбекской системе произвольных арестов и пыток, использовании психологического давления, побоев, переломов костей, электрического шока, засовывания иголок под ногти, удушения, изнасилований, погружения в кипящую воду и других ужасных деяний. Несмотря на то что эти методы запрещены конституцией Узбекистана и ратифицированными международными договорами, узбекская полиция и другие структуры используют их безнаказанно.

Коррупция и деспотичная жестокость ослабили государство и создали атмосферу беззакония в стране. Это беззаконие, в свою очередь, за счет радикализации мусульман-узбеков привело к расширению рядов террористических группировок.

Последствия событий в Андижане

Контроль над СМИ

Цензура в узбекском информационном пространстве напоминает советское время – она эффективно пресекает все внутренние каналы оппозиции и возможность ненасильственных реформ. Практически невозможно найти критические отзывы в адрес правящего режима Каримова. Из семи основных газет пятью управляет либо владеет государство; остальные две принадлежат и управляются политической партией Каримова. Национальная телерадиокомпания контролируется государством, также как и многие другие радиостанции и новостные агентства. Журналисты, рискнувшие опубликовать в местной или международной прессе критические статьи о режиме Каримова, попадают в тюрьму либо «исчезают». В этих условиях народ остается в неведении, люди дезорганизованы и склонны поддаваться манипуляциям экстремистского меньшинства.

Расширяющееся присутствие исламского терроризма

Социальная реформа в Узбекистане потерпела ужасающий крах. Каримов (экономист по образованию) не только позволил бедности и коррупции выйти из-под контроля, он даже не смог создать простейших основ системы социального обеспечения, позволив прийти в упадок тому, что досталось в наследство от советской эпохи. Неуклонное обнищание населения Ферганской долины привело к возникновению закономерной тенденции – к росту экстремизма.

У Исламского движения Узбекистана (ИДУ) и «Хизб ут-Тахрир» – дочерних группировок «Аль-Каиды» и «Талибана» – заметно прибавилось членов, они стали более активными в регионе. Обе группировки преследуют две цели: уничтожение светского режима президента Каримова и содействие возглавляемой «Аль-Каидой», «Талибаном» и Усамой бен Ладеном международной борьбе против Соединенных Штатов. «Аль-Каида» рассматривает Узбекистан как ценный с культурной точки зрения регион – вследствие богатого исламского прошлого, кроме того, этот регион стратегически важен в качестве перевалочной базы для боевиков и оружия. Близость Узбекистана к Афганистану делает его особенно значимым в контексте войны с терроризмом.

Исламское движение Узбекистана и «Хизб ут-Тахрир» являются частью более широкой сети исламских экстремистских организаций. По данным разведки, «Талибан» помогал Исламскому движению Узбекистана в 1990-х, предоставляя убежище боевикам и обеспечивая их тренировочными базами в Афганистане. Кроме того, Исламское движение Узбекистана, предположительно насчитывающее тысячи последователей, получало прямую финансовую помощь от «Аль-Каиды». В 2001 году информация о планировавшихся тогда атаках на Всемирный торговый центр была получена из перехваченного разговора между «Аль-Каидой» и одним из лидеров Исламского движения Узбекистана Тахиром Юлдашем. В то время Юлдаш скрывался в Афганистане вместе с бен Ладеном.

С начала 1990-х повстанцы и те, кто проходил у них обучение, постоянно перемещались через узбекско-афганскую границу в обе стороны. Бывший лидер Исламского движения Узбекистана Джума Намангани, убитый в первые дни операции «Несокрушимая свобода», в последние месяцы жизни тренировал боевиков «Аль-Каиды» в Северном Афганистане, где он основал лагерь. В 2000 году он организовал «передовую оперативную базу» в Баткене (Кыргызстан), а в декабре того же года Намангани перебросил три сотни хорошо вооруженных боевиков в новый лагерь в Таджикистане. Источники разведки утверждают, что примерно в 2001 году Намангани был даже назначен «заместителем» бен Ладена. В мае 1999 года Тахир Юлдаш получил разрешение от «Талибана» организовать в Северном Афганистане лагерь Исламского движения Узбекистана, предназначенный для подготовки боевиков, а также доставки оружия и обмена информацией между Афганистаном и Узбекистаном.

Тахир Юлдаш

В последние годы атаки Исламского движения Узбекистана были сфокусированы на узбекско-кыргызской границе, что указывает на стремление разжечь обширный региональный конфликт. Все чаще боевики Исламского движения Узбекистана атакуют открыто, отступая затем в деревни и маскируясь там под местных жителей, между тем как раньше они уходили в Ферганскую долину или в горы. Другими словами, они чувствуют себя все увереннее.

В течение следующих пяти лет террористические организации, такие как Исламское движение Узбекистана и «Хизб ут-Тахрир», разовьются и окрепнут настолько, что станут крайне опасными как для самого Узбекистана, так и для всего региона. Подобная ситуация содержит в себе две непосредственные угрозы нашим интересам: 1. Исламские экстремисты станут достаточно сильными для того, чтобы свергнуть режим Каримова, и на его месте возникнет агрессивное исламское государство, похожее на Афганистан периода правления «Талибана». Это будет означать не только то, что регион откатится далеко назад в своем развитии, но и будет представлять серьезную угрозу нашим солдатам в Ираке и Афганистане. Результатом такого поворота событий станет широкомасштабное насилие, а может быть, и гражданская война в Узбекистане.

2. Даже если переворота не случится, значительное увеличение численности Исламского движения Узбекистана и «Хизб ут-Тахрир» приведет к тому, что между Узбекистаном и Афганистаном значительно увеличится поток оружия и обмен опытом ведения боевых действий. Некоторые из вооруженных экстремистов будут убивать американцев на афганском фронте. Другие, обученные узбеками в Афганистане или Узбекистане, неминуемо попадут в Ирак, где будут преследовать наших солдат и мирных иракцев. Наконец, некоторые из них вскоре доберутся до Европы и США.

До тех пор пока эта террористическая активность продолжает безнаказанно разрастаться в Узбекистане – наши войска и наши интересы в опасности.

Растущий наркотерроризм

Узбекистан является главным транзитным государством для опиатов, поступающих из Афганистана. Хорошо отлаженные торговые маршруты упрощают движение этих наркотиков в Россию и Европу, а затем и по всему остальному миру. Существует растущий рынок наркотиков из Афганистана, вместе с которым растут и проблемы наркозависимости, контрабанды наркотиков и распространения СПИД/ВИЧ (из-за употребления героина).

Невзирая на многочисленные договоренности, обязывающие Узбекистан бороться с торговлей наркотиками, эта страна сделала очень мало. После того как соседний Туркменистан закрыл свои границы, запретив импорт и экспорт любого рода товаров, Узбекистан превратился в наиболее предпочтительный транзитный путь через Центральную Азию. В августе 2007 года Управление ООН по наркотикам и преступности (UNODC) выпустило отчет, в котором Афганистан был назван «практически эксклюзивным поставщиком самого смертоносного наркотика в мире (93 % глобального опиумного рынка)». В докладе Управления ООН по наркотикам и преступности далее сообщается, что «культивация опиума в Афганистане тесно связана с повстанческим движением», что «Талибан» «черпает в наркоторговле экономические ресурсы для приобретения оружия, материально-технических нужд и вознаграждения боевиков». Соответственно Узбекистан способствует продолжению конфликта непосредственно у своих границ.

Связанное с «Талибаном» Исламское движение Узбекистана также использует наркоторговлю для финансирования своих террористических операций. Его лидеры регулярно обеспечивают масштабное вооруженное сопровождение транспортируемых наркотиков через Северный Афганистан и Ферганскую долину. Вызывающее тревогу расширение культивируемых опиумных площадей (на данный момент вплоть до 193 000 га) в сочетании с талибским наркотрафиком через Узбекистан означает, что перед США стоит экстренная задача предпринять решительные меры.

Возможные меры

Необходимо отметить, что узбекские вооруженные силы плохо финансируются и недостаточно оснащены; общая численность личного состава армии и военно-воздушного флота составляет лишь 40 тысяч солдат. Большая часть военного оборудования досталась Узбекистану в наследство от советской эпохи и с тех пор плохо обслуживалась. В отличие от других бывших советских республик, позволивших российским пограничникам патрулировать их границы, Узбекистан отказался от помощи Москвы. Воздушная атака на Узбекистан с целью поражения горячих точек в Ферганской долине будет довольно простым делом. Однако неясно, насколько эффективной будет такая карательная операция для уничтожения менее централизованных военных сил и террористических ячеек. Необходима более проработанная стратегия.

Экономические санкции

Соединенные Штаты должны убедить международное сообщество прекратить все торговые и финансовые связи с Узбекистаном. Эти санкции затормозят узбекскую экономику, сделав находящееся в изоляции правительство Каримова бессильным. Санкции приведут к тому, что Каримову будет нечем платить своей армии, ВВС, своим собственным подчиненным. Сокращение финансирования, несомненно, затруднит деятельность Исламского движения Узбекистана и других террористических группировок.

Подстрекательство к народному восстанию

По примеру поддержанных США «цветных революций» в Восточной Европе и Центральной Азии, а также более поздних постсоветских «демократических движений» в Сербии, Грузии и Кыргызстане, продуманно поддержанное народное восстание против диктатуры Каримова может быть крайне эффективным, особенно если к тому времени центральное правительство уже будет ослаблено санкциями. Для этого граждан Узбекистана потребуется обучить и побудить прибегнуть к современным методам массового сопротивления. Также посредством масштабных медиакампаний и использования «сарафанного радио» необходимо вызвать массовые забастовки трудящихся. Инфраструктура Узбекистана будет парализована до тех пор, пока Каримов не отойдет от власти.

Воздушные атаки

Используя уже существующие американские базы в соседних странах, наши ВВС смогут нанести внезапные удары по Узбекистану. Все необходимые плацдармы, которыми владеют или распоряжаются США или доступные для использования, уже имеются в Украине, Афганистане, Израиле, Турции и в других странах, желающих вступить в НАТО, в частности, расположенных в Восточной Европе.

Ударами с воздуха будут поражены военные объекты – противовоздушная оборона, казармы, склады, тренировочные полигоны, базы и блиндажи, особенно те, которые находятся вдоль узбекской границы и вокруг Ташкента, столицы Узбекистана. Вскоре за первой вторая волна воздушных атак обрушится на военные объекты, расположенные в следующих населенных пунктах: Бухара, Ургенч, Самарканд и Нукус, или возле них. Необходимо учитывать наличие в Узбекистане оружия массового поражения, поэтому воздушные атаки не будут затрагивать химические и ядерные объекты, эти объекты будут демонтированы после наведения порядка в стране. Вторая волна атак с воздуха должна также сконцентрировать огонь на Ферганской долине, нанеся парализующий удар по главным трассам, железнодорожным станциям и аэропортам, а также уничтожив тренировочные полигоны Исламского движения Узбекистана.

Если первые волны воздушных атак не принудят террористов к капитуляции, наши ВВС начнут третью волну атак с целью нанесения ущерба экономической инфраструктуре. Эта серия атак должна поразить доки в Аральском море, склады снабжения, заводы и различные правительственные учреждения. Воздушная блокада остановит все коммерческие и пассажирские воздушные перевозки и торговлю с Узбекистаном, то есть все те связи, которые еще будут продолжать действовать после применения экономических санкций. В то же время разрушение приграничных дорог, ведущих в Афганистан, поможет прекратить финансирование наркотерроризма и импорт оружия в Ферганскую долину.

Военно-транспортный самолет С-130 «Геркулес» ВВС США

Вывод

Принимая во внимание наличие запасов оружия массового поражения и мощностей для его производства, а также факт постоянного усиления политического гнета и, как следствие, дальнейшее ожесточение населения, рост традиции попустительства наркоторговле и исламскому терроризму, ситуация в Узбекистане чревата несколькими опасными сценариями развития. В любой момент в ближайшем будущем террористы, радикальные исламские секты или теневые элементы из таких стран, как Северная Корея или Иран, могут с легкостью заполучить «бесхозное ядерное оружие» в Узбекистане. Помимо этого они могут использовать Узбекистан в качестве перевалочной базы для вывоза смертоносного оружия из региона и транспортировки его прямо в руки террористов.

Подобный сценарий чреват катастрофой. Узбекистан, используемый террористами в качестве перевалочного пункта или поставщика, грозит оказаться важнейшим звеном в цепи заговора, который может завершиться атаками масштаба 11 сентября 2001 года. Сейчас для США самое время вмешаться и утвердить безопасность в этом регионе, прежде чем свержение Каримова или дальнейшие кровавые репрессии вынудят Узбекистан окунуться в пучину хаоса.

ВЕНЕСУЭЛА

Купающийся в нефтяных доходах президент Венесуэлы Уго Чавес – весьма нестабильный лидер, склонный к усилению своей диктатуры и стремящийся окунуть свой народ, а также и весь окружающий регион в хаос. Бездействие США по отношению к нему дестабилизирует наши стратегические позиции во всем мире.

Краткий обзор

• Чавес заявил о себе как о главном поборнике «боливаризма» – национальной версии социализма, целью которого является объединение народов Центральной и Южной Америки в идеологически единый независимый политический блок с центром в Венесуэле.

• Венесуэла открыла свои двери террористическим группировкам и активно развивает отношения с антагонистически настроенными по отношению к США странами, а также с негосударственными террористическими организациями.

• Границы Венесуэлы становятся все более прозрачными для торговцев людьми, которые обогащаются за счет сексуальной эксплуатации женщин и детей.

• Снисходительная позиция Венесуэлы по отношению к торгующим наркотиками террористическим организациям способствует активному распределению доходов между ними и этим государством.

• Военный бюджет Чавеса и его возможные ядерные амбиции являются фактором риска как для соседних стран, так и для самих США.

Введение

Расположенная всего в тысяче миль к югу от Флориды, Венесуэла находится на северном побережье Южной Америки и граничит с Бразилией, Гайаной и Колумбией. Ее президент Уго Чавес, будучи глубоко религиозным человеком (и, несомненно, суеверным), считает себя реинкарнацией борца за социальную справедливость Эсекиэля Саморы, проявившего себя во времена Федеральной войны Венесуэлы в середине 1800-х. Он также считает себя идеологическим наследником Симона Боливара, героя Южноамериканской войны, заслугой которого является освобождение Венесуэлы и других стран. Чавес настолько влюблен в Боливара, что всегда оставляет для призрака Боливара в своем кабинете и залах заседаний свободный стул.

Все это, тем не менее, противоречит его реальной репутации авторитарного коррумпированного лидера, который промотал национальные ресурсы и обманул электорат. Сегодня Чавес фантазирует на тему приближающегося экономического коллапса Соединенных Штатов и намерен подготовить свою страну к этому событию. Он утверждает, что поможет построить в Латинской Америке «боливарианскую ось», которая свяжет Венесуэлу с Кубой, Аргентиной и Бразилией, что позволит ограничить американское влияние в регионе. Используя все более воинственную антиамериканскую риторику, Чавесу удалось убедить венесуэльцев, что они должны быть готовыми защитить себя от американской угрозы. В июле 2006 года он подписал соглашение о военном сотрудничестве с Беларусью на сумму более чем в 1 миллиард долларов.

Обзор угрозы

Наркотерроризм

Широко известно, что Венесуэла является тихой гаванью и транзитным коридором для торговли наркотиками и оружием. В 2005 году Уго Чавес формально разорвал все связи с американским Управлением по борьбе с наркотиками, назвав его «наркокартелем». До 200 тонн кокаина (четверть всех глобальных поставок) ежегодно пересекает границы Венесуэлы; торговцы наркотиками в регионе называют Венесуэлу «воротами в рай».

Венесуэла не только является транзитным коридором для наркотиков, эта страна стала также приютом для наркобаронов. Различные наркотеррористические группировки, включая такие колумбийские организации, как Революционные вооруженные силы Колумбии (FARC) и Армия национального освобождения Колумбии (ELN), значительно представлены в Венесуэле. Объединенные силы самообороны Колумбии (AUC) – правая военизированная контрреволюционная сила, повинная в большем количестве жертв, нежели любая другая организация в регионе, – заявляет о том, что 70 процентов ее средств поступает от наркоторговли, несомненно ведущейся при посредничестве венесуэльских властей. Контрабандисты зачастую на глазах у всех грузят кокаин в самолеты в коммерческих аэропортах.

Последствия венесуэльской наркоторговли ощущает весь мир. «Талибан» получает большую часть своих доходов от наркоторговли, причем Венесуэла служит основным портом доставки опиума из Афганистана и других регионов Ближнего Востока.

Конфискованный французской таможней кокаин

Троянский конь Ирана

Венесуэла при Чавесе, особенно в последние годы, активно развивает вызывающие тревогу связи с террористическими организациями и странами, благосклонно относящимися к террористам. Помимо таких символических акций, как визит к Саддаму Хусейну в Ирак и Муаммару Каддафи в Ливию, Чавес тайно предоставляет помощь целому ряду террористических группировок в Южной Америке и на Ближнем Востоке и ставит Венесуэлу в ряд печально известных стран, которые содействуют, поддерживают и даже выступают в защиту структур, совершающих чудовищно жестокие преступления. Одновременно Чавес продолжает критиковать усилия США, направленные на проведение демократических реформ в Ираке и Афганистане, и проводит свою политическую линию вразрез с американской войной против терроризма. В результате Венесуэла стала одной из серьезнейших угроз безопасности США в Западном полушарии.

15 февраля 2006 года Николас Мадуро, министр иностранных дел Венесуэлы, стоя плечом к плечу со спикером иранского парламента Голямом-Али Хаддадом Аделем, заявил: «Всей душой мы чувствуем братство наших стран, и вместе с нашими народами мы высоко поднимаем флаг достоинства и суверенитета». Осенью того же года иранский президент Махмуд Ахмадинежад посетил Каракас и провозгласил там, что обе страны имеют «общее мышление и общие интересы». Правительство Чавеса заключило ряд соглашений с Ираном, касающихся инвестиций, культурного обмена и взаимопомощи в случае военной агрессии – это было очевидно сделано в качестве предупреждения Соединенным Штатам. Когда Ахмадинежад приехал в Венесуэлу, его встречали как героя, воздавая ему воинские почести.

Ворота для стран-изгоев и опасных негосударственных игроков

В августе 2006 года Чавес посетил Сирию, где провозгласил, что он и сирийское правительство едины в своей оппозиции по отношению к Соединенным Штатам. Альянс Чавеса с Сирией углубился, когда он сравнил израильские атаки на боевиков «Хезболлы» с холокостом и отозвал венесуэльского посла из Израиля.

Северная Корея также обхаживала Венесуэлу, и Чавес ответил взаимностью, предложив коммунистической диктатуре прочные экономические и политические связи. В 2005 году заместитель председателя Верховного народного собрания (парламента) Северной Кореи Янг Хионг Соп похвалил правительство Чавеса за то, что оно способствовало достижению «важных результатов в деле созидания социализма XXI века» в Венесуэле. В ответ Чавес заявил, что будет продолжать укреплять «стратегический альянс» с Пхеньяном, и открыто поддержал развитие северокорейской ядерной программы.

Еще более тревожными, чем альянсы с государствами-изгоями, являются контакты Венесуэлы с такими негосударственными террористическими организациями, как «Хамас» и «Хезболла» – обе организации чувствуют себя весьма свободно на венесуэльском острове Маргарита в Карибском море. С Маргариты «Хезболла» осуществляет пропагандистское радиовещание на арабском языке – это единственная подобная радиотрансляционная точка во всем Западном полушарии. Кроме того, «венесуэльская» «Хезболла» поддерживает веб-сайт, на котором изображен логотип – кулак, сжимающий автомат, и размещен список насильственных планов организации.

Лихорадочное вооружение и далеко идущие ядерные планы

Благодаря наращиванию военного бюджета до 4,3 миллиарда долларов (с 2005 года) Венесуэла стала самым крупным покупателем оружия в Латинской Америке. Для сравнения: в том же году Пакистан потратил 3 миллиарда долларов на военные цели, Иран – 1,7 миллиарда. Чавес заставляет своих солдат готовиться к «партизанской войне» против Соединенных Штатов – внутри своей регулярной армии, насчитывающей 82 300 солдат, он учредил специальное подразделение (20 000 человек) для внутренних операций.

Су-30

В прошлом году Венесуэла стала пятым по величине покупателем оружия у Москвы. Чавес уже закупил сотню тысяч автоматов Калашникова АК-103, 24 реактивных истребителя Су-30 и 53 российских вертолета; существует информация, что он собирается приобрести пять неатомных подводных лодок проекта 636. Эксперты ВМФ США единодушны в своей оценке этого приобретения как представляющего безусловную угрозу Соединенным Штатам и их интересам.

Защищая право Ирана на развитие своей ядерной программы (Чавес голосовал против включения вопроса о действиях Ирана в повестку Совбеза ООН), он сказал, что в конце концов создание такой программы было бы совсем неплохой идеей для самой Венесуэлы. Громогласная поддержка ядерных программ Ирана и Северной Кореи, похоже, содержит подтекст «услуга за услугу», так как Чавес лелеет надежды, что ядерный потенциал в свое время «перетечет» в его страну.

Торговля людьми

Чавес позволяет Венесуэле служить источником, перевалочным пунктом и пунктом назначения для женщин и детей, перевозимых с целью сексуальной эксплуатации и рабского труда. Торговля людьми – по сути, современный вид рабства – является угрозой глобального масштаба. Торговля людьми служит серьезным источником дохода для организованной преступности. Женщины и дети из Бразилии, Колумбии, Перу, Эквадора, Доминиканской Республики и Китая доставляются в Венесуэлу или провозятся через нее. В стране не предусмотрено никаких стандартных мер для борьбы с этим явлением и не предпринимается каких-либо значимых шагов в этом направлении. Чавес должен принять законы, соответствующие международным стандартам, или продемонстрировать честное намерение расследовать и пресекать торговлю людьми.

Авторитарный президент

Чавес был избран в 1998 году с предвыборной программой, обещавшей полную реструктуризацию правительства и изменение конституции. Его новая конституция была разработана и одобрена народным референдумом, она вступила в силу с декабря 1999 года, радикально усилив полномочия президента. В результате более поздних реформ основные государственные институты оказались под его контролем: судебная власть, избирательный совет, вооруженные силы, а также (вопреки воле народа) – государственная нефтяная компания Petroleos de Venezuela (PDVSA). Чавес был переизбран на свой пост в декабре 2006 года.

Чавес родился в бедной крестьянской семье. Семнадцатилетним курсантом офицерской школы в 1971 году он отправился в армию, где попал под влияние левых революционных идей. Он принимал участие в социалистическом движении, одновременно получая военное образование, и в конечном итоге принял участие в формировании «Боливарианского революционного движения-200» (MBR-200). С самого начала это был прокубинский проект, сочетавший в себе влияния левых военных и венесуэльского национализма. По мере продвижения по службе Чавес пришел к убеждению, что все гражданские политики коррумпированы, и сохранил эту уверенность на всем протяжении своего пути к власти.

Уго Чавес в Гватемале

В 2002 году общественная оппозиция всколыхнулась, когда Чавес попытался реквизировать компанию Petroleos de Venezuela. Это широко обсуждаемое событие сплотило правительство и военных чиновников против антидемократических авторитарных действий Чавеса. Оппозиция мобилизовала гражданский протест, в котором участвовало по разным оценкам от 400 до 600 тысяч венесуэльцев – они прошли по центру Каракаса с требованием отставки Чавеса.

В ходе протестов правительственные войска произвели десятки выстрелов по толпе, в результате чего более двух десятков человек были убиты и более сотни человек получили ранения. Так, был застрелен репортер Хорхе Тортоза, в руках у которого была камера и на котором был надет жилет, идентифицировавший его как сотрудника прессы. Очевидцы свидетельствуют о том, что в Тортозу с крыши городской ратуши прицельно стрелял военный снайпер.

Вслед за демонстрациями военные лидеры попросили президента уйти со своего поста. По непроверенным данным, Чавес подал в отставку и был арестован, после чего временно исполняющим обязанности президента стал глава Ассоциации предпринимателей Венесуэлы Педро Кармона. Однако небольшая группа принадлежащих к правому крылу военных лидеров взяла правительство под свой контроль, и высшее командование армии вернуло Чавеса к власти. Чавес незамедлительно начал репрессии против своих политических оппонентов.

Возможные меры

Санкции и блокады

Санкции сделают Венесуэлу недоступной для любого рода зарубежных инвестиций, не повлияв при этом на гуманитарные, контрнаркотические и некоторые другие виды помощи. Такие меры одновременно усугубят экономические трудности режима Чавеса и усилят внутриполитические требования перемен.

Мы можем еще больше изолировать Венесуэлу, если применим полную морскую блокаду. Блокада изолирует побережье Венесуэлы, ослабит политический режим и затруднит возможность его взаимодействия с нашими врагами. Крейсеры, авианосцы и подводные лодки военно-морских сил будут входить в венесуэльские воды (возможно на расстояние до 5 миль от берега), прерывая тем самым судоходство и морской транзит Венесуэлы до тех пор, пока Чавес не уйдет в отставку.

Чавес опасается такой блокады и, чтобы быть готовым к такому развитию событий, приобретает субмарины в России и Восточной Европе. Другими словами, он знает, что является уязвимым местом.

Тайная поддержка военного переворота

В то время как внимание общественности будет обращено на возможность введения экономической и инфраструктурной блокады против Венесуэлы, ЦРУ следует наладить связь с теми офицерами и солдатами, которые симпатизируют смене режима. Брожение в рядах армии повсеместно, поскольку высокопоставленные чины недовольны деспотической социалистической программой Чавеса. Возникшая в апреле 2002 года ситуация граничила с мятежом, и когда военные чины – от высших до низших – отказались выполнять приказы Чавеса, стало ясно, что глубокое недовольство распространилось на всю армию. ЦРУ должно выявить и поддержать – в обстановке полной секретности – тех высокопоставленных военных, которые возглавят переворот, а также тех солдат, которые жаждут демократии и готовы участвовать в перевороте. ЦРУ может предоставить финансирование, подготовку, разведданные и стратегический план. Таким образом смена режима хотя бы внешне будет выглядеть как результат действий сил внутри страны.

Поддержка революции Чавеса остается поверхностной и в нефтяной индустрии, а также среди бюрократии – эти два сегмента венесуэльского общества созрели для оппозиционных действий. Отсюда следует ожидать общественной поддержки военного переворота в форме обличительных кампаний против режима Чавеса и его холодящих душу преступлений.

Усиление военного присутствия в соседних странах

При любом из этих сценариев потенциально представляют интерес в данном контексте Колумбия и Перу. Хотя и желательно, чтобы смена режима была инспирирована силами внутри Венесуэлы, не исключено, что лидеры переворота будут приветствовать незамедлительную военную помощь со стороны США с целью сохранения стабильности и стабилизации нового режима в период его становления. Войска и техника могут быть переброшены на существующие (и, если понадобится, расширенные) военные позиции через Колумбию и Перу, поскольку обе эти страны благосклонно относятся к военному присутствию США. Если возникнет необходимость нашего военного вмешательства – по прямому приглашению со стороны руководителей переворота или же если переворот сам по себе не будет успешным, – у нас будет возможность действовать.

Многостороннее действие через Организацию американских государств

Яростное революционное подстрекательство Чавеса в регионе вызвало тревогу во многих соседних странах, большинство из которых являются членами Организации американских государств (ОАБ). Эти страны опасаются действий Чавеса, которые он может предпринять, как только почувствует, что обладает необходимой силой и полномочиями для расширения тоталитарного мандата Боливарианского революционного движения. Гайана, например, которая граничит с Венесуэлой на востоке, выразила глубокие опасения по поводу угрозы, которую представляет Венесуэла в отношении по меньшей мере одной трети территории этого государства. В то же время правительство Колумбии продолжает обвинять Венесуэлу в оказании поддержки разрушительным и насильственным действиям Революционных вооруженных сил Колумбии. Даже Бразилия, во главе которой стоит левонастроенный президент, публично выражающий определенное одобрение политических мер Чавеса, видит в нем серьезную угрозу своим государственным интересам. Таким образом, способствуя проведению в жизнь санкций, оказывая поддержку внутренней оппозиции и, если понадобится, прямому вторжению и сдерживанию угрозы со стороны Венесуэлы, Организация американских государств может сыграть важную роль в регионе.

Поддержка Организацией американских государств любого наземного вторжения будет крайне необходимой, в особенности если режим Чавеса окажется более жизнеспособным, чем это кажется. Военная операция, за которой будут стоять авторитет и ресурсы Организации американских государств, станет окончательной, бескровной и несравнимо более быстрой, чем односторонние меры.

Вывод

В 1830 году Симон Боливар писал: «Америка неуправляема... Те, кто служит делу революции, вспахивают море». Хотя его слова относятся к тому, что в тот момент казалось ему крахом революционного эксперимента США, они в полной мере относятся и к Венесуэле наших дней. Именем Боливара Уго Чавес безрассудно погрузил Венесуэлу в болото тирании и терроризма. Его Боливарианское революционное движение провозглашает своей целью дать венесуэльцам свободу, возможности и соответствующие ресурсы, в реальности же эти идеалы не просматриваются. Вместо этого Чавес создал опасный очаг напряженности в регионе.

Печальной правдой является тот факт, что боливарианизм – утопическая, недостижимая и ложная мечта, и свидетельство тому – отказ Чавеса от борьбы с такими наркотеррористическими организациями, как Революционные вооруженные силы Колумбии и «Хезболла», а также его симпатии к таким странам-отщепенцам, как Иран и Сирия. Для этого лидера характерны жестокость к собственному народу и радушие в отношении всякого рода негодяев со всего света, а благополучие его режима зиждется на высоком уровне милитаризации, что неизбежно обернется угрозой войны против соседей Венесуэлы. Мы должны раскрыть, чем на самом деле является эта опасная фантазия.

СИРИЯ

Сирийская Арабская Республика – государство, спонсирующее глобальный терроризм, являющееся базой для «Хамас», Палестинского исламского джихада и «Фатх аль-Ислам», а также источником вооружений для «Хезболлы». Эта страна добровольно взяла на себя роль перевалочного пункта для иранского оружия, направляющегося в Ливан, и радикальных джихадистов – в Ирак. Известно также, что Сирия обладает запасом химического и биологического оружия. Последние двадцать лет Сирия была занята попытками получить в свое распоряжение ядерное оружие, а в прошлом году вплотную приблизилась к осуществлению этой цели.

Краткий обзор

• Поддержка Сирией террористических группировок международного масштаба представляет прямую угрозу интересам США. Среди прочих организаций «Хезболла» спонсируется и обучается Сирией, а также поддерживается сирийскими военными.

• Граница Сирии с Ираком протяженностью в 600 километров фактически является прозрачной для джихадистов, стремящихся атаковать наших солдат.

• Помимо производства химического и биологического оружия Сирия в последние годы проявляла растущий интерес к ядерным технологиям. В страну были приглашены инженеры из Северной Кореи, были осуществлены контакты с членами группы Абдул Кадыр Хана, а также началось строительство необходимых сооружений. Эти действия опасны тем, что ядерное оружие может оказаться в непосредственной близости от вооруженных сил США в Ираке, густонаселенных центров Израиля, Турции и большей части Европы.

• Сирия играет дестабилизирующую роль на Ближнем Востоке. Она давно вмешивается во внутренние дела Ливана, принимала участие в трех войнах против Израиля. Трибунал ООН обвинил высокопоставленных сирийских чиновников в убийстве в 2005 году бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири.

• Начиная с 1970 года, беспощадная династия Асад подавляет демократию через планомерное и массовое заключение в тюрьмы своих политических оппонентов, применение к ним пыток и «похищений», а также путем почти полной отмены гражданских свобод.

• США предпринимали чрезвычайные меры по налаживанию дипломатического диалога с режимом Асада, включая две недавние делегации конгресса и переговоры между высокопоставленными ответственными лицами. Однако, несмотря на эти усилия, Сирия по-прежнему не выказывает желания по доброй воле отказаться от своей воинственной позы или же добровольно взять под свой контроль границу с Ираком.

Введение

Президент Башар аль-Асад – глава правящей партии Баас, руководящая роль которой закреплена в конституции страны; его отец, Хафез аль-Асад, правил страной с 1970 по 2000 год. После смерти отца Башар был избран на пост президента в ходе фиктивных выборов, на которых он получил 97 процентов голосов. Вскоре после этого началось жестокое преследование оппозиционных элементов и подавление свободы слова. На сегодняшний день режим Башара – один из самых злостных нарушителей прав человека в арабском мире.

Сирия была замешана во всех региональных конфликтах последних пятидесяти лет. Она является одним из главных препятствий на пути установления мира на Ближнем Востоке и продолжает оставаться угрозой для военных сил США и их союзников в регионе. Альянс Сирии с Ираном, поддержка «Хезболлы», «Хамас» и «Аль-Каиды» в Ираке, а также нежелание принять необходимые меры для пресечения потока повстанцев, направляющихся в Ирак, – все это свидетельствует о том, что эта страна представляет собой слишком большую угрозу, чтобы по отношению к ней можно было ограничиться мягкими мерами и средствами дипломатии.

Башар аль-Асад

Обзор угрозы

Проницаемая граница

Америке никогда не удастся закончить свое дело в Ираке установлением прочного мира, пока Сирия не закроет свои границы для повстанцев. Радикальные джихадисты попадают в Ирак через Сирию, а ее граждане в массовом порядке пополняют ряды иракских повстанцев в качестве наемников. Эти радикалы неиракского происхождения презирают ценности жизни и свободы, напрямую или опосредованно подчиняются «Аль-Каиде» и не заинтересованы в мире или переговорном процессе, так как рассчитывают на возникновение исламской диктатуры из пепла и хаоса творимой ими бойни. Силы коалиции, а также американские дипломаты многократно требовали от Сирии принять меры к пресечению потока повстанцев и их финансирования, но эта проблема так и не была решена.

КПП на границе Сирии и Ирака

Сирия также предоставляет надежное убежище бывшим иракским баасистам, которые ныне с территории своего нового спонсорского государства в полной безопасности координируют повстанческую активность в Ираке. Следы крупных террористических актов в Ираке ведут к сирийскому заводу взрывчатых веществ. Захваченные в плен повстанцы признались в том, что прошли курс подготовки в лагерях на западе Сирии. Перехват телефонных разговоров в 2003 году дал подробную картину роли Сирии как канала для наемников и транзита финансовых потоков между Европой и Ираком, которые часто проходили через международный аэропорт Дамаска. Несмотря на международное осуждение бездействия сирийских властей, а также на то, что контроль этого транспортного узла не представляет трудности для структур безопасности, правительство этой страны не предприняло никаких мер.

Перемещение между Сирией и Ираком настолько просто, что многие наемники-повстанцы из других стран, также граничащих с Ираком, все же предпочитают перебираться в Ирак через Сирию. Завербованные в других странах Ближнего Востока, Северной Африки и Европы экстремисты, как правило, встречаются со своими инструкторами в Сирии, где их обучают технике проведения громких террористических актов, вызывающих массовые жертвы среди сил Коалиции и гражданского населения. От 80 до 90 процентов атак террористов-смертников в Ираке совершается именно такими иностранными наемниками.

Спонсируемый государством терроризм и беспорядки в регионе

Наряду с Ираном Сирия предоставляет прямую поддержку «Хезболле» – самой хорошо вооруженной и координированной негосударственной военной организации в мире. На «Хезболле» лежит ответственность за взрывы казарм в Бейруте в 1983 году, унесшие жизни 241 американского военнослужащего. Кроме того, эта организация проявила готовность и желание наносить удары американским интересам по всему миру. Несмотря на это, Сирия продолжает способствовать поставкам оружия для «Хезболлы» из Ирана и позволяет агентам этой организации беспрепятственно пересекать свою границу с Ливаном.

Другие террористические группировки, включая «Палестинский исламский джихад» и «Хамас», базируются в Сирии и находятся под защитой сирийского правительства. Сирийские разведывательные структуры предоставляют оружие и поддержку «Фатх аль-Ислам», дочерней организации «Аль-Каиды» на севере Ливана, основатель которой, Шакер аль-Абси, замешан в убийстве американского дипломата Лоренса Фоли в Иордании в 2002 году. Недавние столкновения боевиков «Фатх аль-Ислам» с ливанской полицией привели к вынужденному перемещению более 40 тысяч человек.

Поддержка «Аль-Каиды»

Выживание «Аль-Каиды» в Ираке зависит от финансирования со стороны глобальной сети организации, большая часть которого проходит через Сирию. Сирийские ячейки «Аль-Каиды» включают в себя группировку «Джунд аш-Шам», идеологическая установка которой направлена на насильственную аннексию Ливана и Израиля в пользу «Великой Сирии». Сирийская террористическая ячейка «Абу аль-Хадия» разделяет ответственность за самые яркие кровавые злодеяния, совершенные «Аль-Каидой» в Ираке, включая взрыв мечети Аль-Аскари в Самарре и теракты смертников в штабе ООН. Даже круглосуточный телевизионный канал «Аль-Каиды», «Аль-Заура», базируется в Сирии, призывая оттуда к нападениям на американцев.

Партнерство с Ираном

Альянс Сирии с Ираном представляет долговременную и серьезную угрозу. Не будет преувеличением сказать, что «Хезболла» является совместным ирано-сирийским террористическим проектом, а содействие Сирии исключительно важно для поставки Ираном оружия своим сателлитам. При поддержке Сирии Иранская революционная гвардия содержит учебный лагерь для боевиков «Хезболлы» в долине Бекаа в Ливане.

Асад с союзниками

После падения Саддама Хусейна Сирия и Иран явно осознали появившуюся возможность взять контроль над регионом в свои руки. Их объединяет общая цель – создание укрепленной ядерным потенциалом оси влияния, которая протянется от Персидского залива до Средиземного моря.

Вооруженные силы и оружие массового поражения

Считается, что режим Асада располагает арсеналом более тысячи ракет класса «Скад-В» и «Скад-С» с дальностью поражения до 600 километров. С помощью Северной Кореи Сирия также разработала ракеты «Нодон»/«Скад-Б» с большим радиусом поражения. Ракеты и пусковые установки хранятся в хорошо укрепленных объектах в горах неподалеку от Дамаска и в регионе Пальмира и могут быть быстро доставлены к театру военных действий.

В течение последних десяти лет режим Асада оборудовал сотни таких ракет боеголовками с зарином и табуном, а также кластерными боеголовками с бомбами малого калибра, начиненными боевым отравляющим веществом Ви-Экс. Сирия никогда не ратифицировала Конвенцию по биологическому и токсическому оружию от 1972 года, а сейчас приступила к производству антракса (сибирская язва), ботулинуса и рицина для использования в бомбах и боеголовках ракет класса «Скад». По оценке ЦРУ, биологические боеголовки, имеющиеся в распоряжении Сирии, обладают способностью поражения, аналогичной 50—100-килотонному ядерному заряду.

Мобильная установка для запуска ракет «Скад»

Однако Сирия не удовлетворилась таким потенциалом. С начала 1990-х годов эта страна приобрела ядерные технологии у Китая и Северной Кореи, а также предприняла попытку закупить тысячи тонн уранового концентрата в Намибии. Существуют данные, что в рамках сокращения ядерной программы Северная Корея начала передавать свои запасы Сирии, а вместе с ними – и опытных инженеров. Шестого сентября 2007 года, с согласия США, израильские военные самолеты нанесли бомбовые удары по Дайр аз-Звару, ядерному объекту на севере Сирии, построенному с помощью Северной Кореи. Относительно приглушенная реакция Сирии на эту атаку свидетельствует о том, что она не желает расследования ООН на данном объекте, а также более пристального внимания к другим подобным объектам. Хотя ядерная программа Сирии, по-видимому, далеко отстает от иранской, Сирия явно стремится сократить этот разрыв.

Нарушения прав человека

Гражданские права

С 1963 года в Сирии введено чрезвычайное положение, которое накладывает жесткие ограничения на свободу слова, собраний и объединений. Права женщин ущемлены. Сирийская партия Баас подавляет инакомыслие путем проведения массовых арестов, установлением запретов на оппозиционные собрания, а также широким распространением пыток в застенках органов безопасности. Сирия по сути является полицейским государством, где заключение в тюрьму без суда и доступа к медицинской помощи – обычное дело. По оценке Amnesty International и других групп защиты прав человека, в Сирии за последние годы «бесследно исчезло» по меньшей мере 17 тысяч политических активистов и оппозиционеров.

Средства массовой информации

Все сирийские СМИ находятся под контролем государства. Запрещена критика президента и его семьи, а зарубежные репортажи подвергаются тщательной цензуре. Услуги Интернета предоставляются исключительно Государственной телекоммуникационной организацией Сирии (STE), которая закрывает доступ к оппозиционным сайтам.

Ущемление прав меньшинств

В Сирии крайне жестко подавляется курдское меньшинство. Сконцентрированным в гористых регионах севера и на востоке от Алеппо курдам запрещено пользоваться своим языком и называть детей курдскими именами, им отказывают в получении паспортов и праве голоса на выборах. Они обязаны носить при себе личные документы, не имеют права вступать в брак с сирийскими гражданами и фактически лишены возможности найти работу вне отведенных им курдских анклавов. Примерно 65 тысячам лишенных регистрации курдов закрыт доступ к школам и общественным службам, они также лишены юридической защиты.

Торговля людьми

По последним данным Госдепартамента США, Сирия является страной – получателем женщин (из Азии, Европы и других арабских стран), которые используются как домашняя прислуга и проститутки. Женщины и дети из иракских общин беженцев становились жертвами коммерческой сексуальной эксплуатации в самой Сирии, а также экспортировались в Кувейт, Ливан и ОАЭ для принудительной проституции.

Возможные меры

Контроль границ

Нашей приоритетной задачей является прекращение потока оружия и перемещения боевиков в Ирак. Комплексная стратегия должна включать в себя: издание резолюций Совета Безопасности ООН, призывающих Сирию ужесточить контроль своих границ, усиление сил Коалиции на иракской стороне границы, замораживание сирийских активов и счетов за рубежом для прекращения движения финансовых потоков в эту страну и кроме того – бойкот международного аэропорта Дамаска до тех пор, пока там не будут введены более строгие меры контроля. (Многие европейские авиаперевозчики до сих пор обслуживают Дамаск.)

Сирийский город Абу Камаль, расположенный на расстоянии всего нескольких миль от иракской границы, является для повстанцев одним из основных центров организации и планирования. Внезапное нападение небольшими силами Коалиции будет достаточным, чтобы взять город под контроль – этот шаг вряд ли встретит возражения со стороны международного сообщества, в особенности, если Сирией не будут выполнены требования ООН по усилению безопасности границ. Абу Камаль может впоследствии быть использован в качестве базы для дальнейших операций внутри Сирии.

Поддержка оппозиционных групп

Четыре десятилетия деспотии и жестокости вызвали рост оппозиции режиму Асада как внутри страны, так и за ее пределами. В 2001 году между различными группами диссидентов была подписана «Декларация Бейрут—Дамаск», призывающая к обширным переменам в правительстве Сирии. США должны активно поддерживать эти группы, в особенности сейчас, когда есть признаки того, что подписавшиеся под этой декларацией стороны находятся под угрозой жестких репрессий. В настоящее время нет очевидного лидера оппозиции, который мог бы сплотить и скоординировать эти группы, следовательно США должны собственными средствами собирать разведывательную информацию, чтобы определить и поддержать способного кандидата, фактически выбрав сторону, которая будет использована в дальнейшем для оживления сопротивления режиму.

Широко представлена оппозиция и вне Сирии, ее основные центры расположены в Лондоне, Париже и Бейруте. В сентябре 2007 года для координации действий этих разрозненных образований, чтобы они могли озвучивать свою позицию как единое целое за пределами Сирии, был создан Генеральный секретариат, который возглавил Мамун аль-Хомси. Хомси в прошлом был репрессирован режимом Асада и пользуется поддержкой среди сирийских политэмигрантов. Хорошо организованный Сирийский национальный совет также должен рассматриваться в качестве возможной основы для новой администрации.

Смена режима изнутри

Внутри сирийской правящей элиты ширятся диссидентские настроения; несколько высокопоставленных официальных лиц были отстранены от власти, а недавно был убит Гази Канаан, который, по слухам, готовил переворот вместе с бывшим вице-президентом и главой военного ведомства. Асад находится в полной зависимости от все более сужающегося внутреннего круга приближенных, и есть сведения о напряженных отношениях между ним и его братом Махером, а также мужем его сестры Асефом Шаукатом – оба этих человека имеют значительное влияние в стране. Наращивая силы оппозиционных групп, США должны использовать возможности наладить контакт с членами правящей элиты, а также с находящимися в изгнании бывшими официальными лицами, симпатизирующими целям США и ожиданиям сирийского народа. В случае переворота США должны быть готовы незамедлительно и, если это понадобится, агрессивно поддержать новую администрацию.

Мобилизация курдского населения

Подверженное наибольшему угнетению курдское население Сирии сосредоточено на северо-востоке страны и обладает для нас стратегической важностью. Северные провинции Ирака, находящиеся под контролем Регионального правительства Курдистана (KRG), стали более стабильными и политически независимыми после 2003 года и ныне служат примером для других частей региона. В качестве надежного союзника США эта организация несомненно поддержит любые дипломатические или иные меры, направленные на освобождение сирийских курдов, а войска Коалиции могут рассчитывать на всестороннее сотрудничество со стороны курдских партизан по обе стороны границы между Сирией и Ираком. Проведение в жизнь этой стратегии может произвести двоякий эффект: с одной стороны, это приведет к дестабилизации режима Асада, а с другой – продвинет вперед усилия США по установлению мира в Ираке и во всем регионе в целом.

Региональному правительству Курдистана может быть обещан суверенитет в освобожденном курдском регионе Сирии в обмен на отказ от своих претензий на «курдскую Турцию». Такой компромисс может убедить Турцию присоединиться к американо-курдской коалиции, целью которой будет отнять у Дамаска «курдскую Сирию». Если Асад потеряет контроль над столь значительной частью территории Сирии, то он потеряет и поддержку высших военных чинов, а также консервативно настроенных слоев населения, что чрезвычайно облегчит дело свержения режима. Если такой подход увенчается успехом, то его можно будет применить и в отношении курдских районов на северо-западе Ирана.

Точечные удары

Коалиционные силы могут нанести ограниченную серию воздушных ударов по сирийским военным объектам со своих баз в Ираке и авианосцев США в Средиземном море. Сирийские ВВС не отвечают современным требованиям, а их ПВО слаба. ВМФ Сирии страдает от неумелого управления и устаревшей техники. Силы США фактически не встретят сопротивления.

Первая серия ударов будет нанесена по известным объектам производства и хранения химического и биологического оружия, в том числе по бетонным бункерам в регионе Пальмира, пещерам недалеко от Дамаска и объектам по производству антракса вблизи города Хомс, а также по местам предполагаемых запасов ядерного сырья. Во вторую очередь следует нанести удары по объектам ПВО, а затем по складам ракет, базам снабжения «Хезболлы» и их лагерям подготовки, по лагерям иностранных наемников поблизости от границы с Ираком и по нефтяным месторождениям.

Недавние удары израильских военных самолетов показали, насколько легко могут быть осуществлены такие задачи; Израиль может выступить в роли партнера в любой из будущих операций.

Вторжение

Хотя полномасштабное вторжение и является наименее желательным из возможных путей, США должны быть готовы к тому, что воинственность Сирии сделает этот вариант неизбежным. Осуществление плана вторжения начнется с расширенной серии воздушных ударов, нацеленных на вышеперечисленные цели, а также на артиллерийские и танковые группировки, заводы по производству ракет вблизи Алеппо и Хама, а также на полигоны. Как только угроза ответного удара будет снижена, наземные силы двинутся через Ливан и Голанские высоты, стремительно наступая на Дамаск, в то время как базирующиеся в Ираке силы коалиции и курдские партизаны перейдут границу и пойдут на юг и восток. Турецкая помощь с севера тоже может быть рассмотрена как возможность.

Сирийская армия плохо обучена и плохо вооружена. Моральное состояние войск находится на низком уровне, не хватает опытных и эффективных полевых и штабных офицеров. Коррупция носит характер повального явления. Можно ожидать, что многие сирийские подразделения сдадутся в плен или обратятся в бегство, а те, кто предпочтет дать бой, будут легко подавлены. Перед лицом вторжения с трех сторон и опустошения своих военных объектов с воздуха Дамаск, скорее всего, падет быстрее Багдада.

Ливанский танк в лагере беженцев во время столкновений с бойцами «Фатх аль-Ислам»

Население Сирии, страдавшее под гнетом преемственной диктатуры Асадов на протяжении тридцати восьми лет, вряд ли будет возражать против смены режима. Важно сохранить нетронутыми водоснабжение, электроснабжение, канализацию и транспортные службы в центрах сосредоточения населения, а также наладить сотрудничество с местными администрациями в целях наведения порядка. Широкомасштабные столкновения между различными национальными и религиозными группами населения маловероятны, так как сирийцы в подавляющем своем большинстве сунниты, а курдские войска должны быть предупреждены о последствиях экспансионистских действий. Быстрый разгром Асада позволит вывести войска США в течение нескольких недель или месяцев, избежав таким образом тех трудностей, с которыми мы столкнулись после вторжения в Ирак.

В рамках этого сценария возможен вариант вступления «Хезболлы» в наземные сражения. Однако можно рассчитывать на то, что Армия обороны Израиля (IDF) минимизирует участие этой организации в боях.

Вывод

Оккупация Ирака придала храбрости Сирии. Наряду с Ираном эта страна стала активно поддерживать повстанцев, рассчитывая установить свой контроль над регионом после ухода США. Пролитая в Ираке кровь американских солдат и затраченные на это средства окажутся напрасными, если в результате мы будем иметь несколько обладающих ядерным оружием и спонсирующих террористов государств, целью которых является нанесение ущерба западным интересам везде, где только возможно. Окруженный обладающими ядерным оружием Ираном и Сирией, новый Ирак будет чрезвычайно уязвимым, что потребует постоянного присутствия большого контингента американских войск. Даже сложившееся положение – свободно текущий поток оружия и боевиков из Сирии в Ирак, постоянная поддержка «Хезболлы», разработка оружия массового поражения и невыполнение требований международного сообщества – уже является неприемлемым.

США должны внимательно рассмотреть варианты своих действий в отношении Сирии. Режим Асада ставит своей приоритетной задачей воспрепятствовать установлению мира и стабильности. Свержение этого режима – единственный способ разогнать грозные тучи над регионом.

СУДАН

Поддержка правительством Судана террористических группировок представляет прямую угрозу глобальной безопасности. Связанный с геноцидом кризис в Дарфуре и на востоке Чада требует незамедлительной гуманитарной интервенции.

Краткий обзор

• Судан контролируется исламистским режимом, прочно связанным с терроризмом. Столица страны, Хартум, был центром для воинствующих исламистов со всего света, и в недавнем прошлом здесь находил прибежище бен Ладен.

• Режим президента страны Омара аль-Башира апеллирует к идеологии превосходства арабов. Он сосредоточил в своих руках власть и богатство, придерживаясь политики систематического насилия против неарабского населения Судана.

• На протяжении многих лет суданское правительство рекрутировало и вооружало ополченцев «Джанджавид»,[3] поручая им жестокие расправы над беззащитным гражданским населением. Эти конные боевики терроризируют беженцев, убивая и насилуя без разбора, блокируют гуманитарную помощь, вызывая тем самым повсеместные смерти от голода и недоедания.

• В суданском регионе Дарфур в результате этих набегов погибло более двухсот тысяч человек. Два с половиной миллиона суданцев были вынуждены бежать в соседние страны, а число беженцев внутри страны исчисляется миллионами. Эта гуманитарная катастрофа стала тяжелым бременем и для соседних с Суданом девяти стран, дестабилизировав ситуацию в регионе Африканского Рога (Северо-Восточная Африка).

• Будучи раздробленным и нестабильным государством, Судан позволил ячейкам террористов вновь обосноваться на своей территории. Группировки, связанные с «Аль-Каидой», сегодня проводят в Судане подготовку повстанцев, которых они затем посылают в Ирак.

• В правительстве Судана доминирует клика радикальных исламских фундаменталистов, невосприимчивых к международной дипломатии. Они будут продолжать наносить серьезный ущерб Судану и всему региону до тех пор, пока не будут отстранены от власти.

Введение

После четырех лет геноцида в Дарфуре на США лежит моральная, этическая и правовая обязанность вмешаться и установить мир в регионе. Гуманитарное бедствие выходит из-под контроля – суданское правительство редко дает разрешение на доставку гуманитарной помощи в обширные лагеря беженцев в Дарфуре и Восточном Чаде, из-за чего сотни тысяч людей оказываются в край не непредсказуемой ситуации относительн питания и безопасности. С уходом организа ций, оказывающих гуманитарную помощь снова начал расти уровень насилия в отноше нии беженцев и перемещенных лиц. К том же за последнее время вырос и масштаб не прекращавшейся правительственной поддержки международных террористически группировок и джихадистских организаций «Аль-Каида» возобновила свое присутствие Судане, в этой стране проходит подготовк повстанцев для войны в Ираке.

Омар аль-Башир

Обзор угрозы

Исламофашизм

Экстремистская суннитская исламистская организация «Мусульманское братство» контролирует все рычаги государственной власти в Судане. Эта организация предана делу установления мусульманского права (шариата) в границах этого государства и распространения военизированного ислама за его пределами. Религиозным главой Судана является радикальный клерикал Хасан аль-Тураби, известный тем, что ввел на всей территории Судана жесткую форму шариата, предполагающую ампутации и повешение в качестве наказания за мелкие правонарушения. Аль-Тураби – влиятельный лидер в мире военизированного исламизма и призывает к полной перестройке современного общества на фундаменте радикального ислама. «Я признаю, что мы представляем угрозу для существующего мирового порядка, – заявил он. – Мы стремимся исправить мировой порядок».

Геноцид

В 2003 году две неарабские африканские группы в Дарфуре – Армия освобождения Судана (SLA) и Движение за справедливость и равенство (JEM) – бросили вызов правительству Башира, что явилось реакцией на десятилетия пренебрежения и гнета. Правительство ответило тем, что вооружило тысячи арабских кочевников-наемников, разделявших расистскую идеологию властей, и приказало им атаковать неарабские деревни. Мусса Хиляль, человек «вне закона», который ныне стоит во главе отрядов «Джанджавид», в редком, записанном на видеопленку интервью для Human Rights Watch подтвердил роль правительства в происходящих событиях: «Действиями всех этих людей руководят высшие армейские чины... Эти люди получают приказы из западного штаба и из Хартума».

Творимое «Джанджавид» насилие направлено против определенных этнических групп. Точно так же, как в Руанде насилие было направлено против тутси, в Дарфуре целенаправленно уничтожаются три неарабских чернокожих племени: загава, массалейт и фур. При прямом содействии суданского правительства (средствами и разведданными), а также во взаимодействии с наземными войсками и ВВС Судана, отряды наемников уничтожают целые племенные сообщества в Дарфуре. Десятки тысяч безоружных граждан были убиты, замучены и изнасилованы.

Лагерь беженцев в Дарфуре

Отряды «Джанджавид» действуют абсолютно безнаказанно, а в качестве вознаграждения суданское правительство позволяет им захватывать столько земли и скота, сколько они могут взять. Организации гуманитарной помощи, наблюдающие за развитием ситуации, сообщают об ужасающих преступлениях: расчленениях, массовых казнях, групповых изнасилованиях, сожжении детей на кострах. В рамках проводимой правительством политики выжженной земли, чтобы лишить людей средств к пропитанию и источников воды, уничтожаются урожаи посевов, а в колодцы сбрасываются трупы.

Проводимая Хартумом программа этнических чисток в данный момент находится на новой стадии: в качестве новых поселенцев правительство перемещает на земли, где проживали ныне уничтоженные или изгнанные представители народностей загава, массалейт и фур, этнических арабов. Конечной целью режима является полная социальная и политическая реорганизация региона. Если этим действиям не будет положен конец, то суданское правительство никогда не позволит миллионам изгнанных дарфурцев вернуться домой. Это приведет к катастрофическим последствиям для региона.

Беженцы

События в Дарфуре унесли жизни по меньшей мере двухсот тысяч человек, но это может быть только началом. Спасаясь бегством, более двух с половиной миллионов выживших дарфурцев осели в соседних странах в лагерях беженцев. Еще несколько миллионов человек находятся в лагерях для перемещенных лиц в самом Судане. Жизни трех с половиной миллионов человек в регионе ныне зависят от своевременного поступления гуманитарной помощи. Однако группы беженцев по-прежнему продолжают подвергаться террору со стороны боевиков «Джанджавид» и правительственных войск. Боевики регулярно окружают лагеря, нападают на женщин, осмеливающихся отойти от лагеря в поисках дров для очага, и насилуют их. Суданские военные до сих пор, несмотря на международные санкции, жестоко нападают на своих собственных граждан. Вот некоторые факты: в 2007 году военные самолеты и вертолеты перекрасили в белый цвет, сделав их похожими на гуманитарную авиацию ООН, чтобы заманить дарфурцев под бомбовые удары.

Беженцы из Судана в Чад

В то же время президент Башир безжалостно блокирует гуманитарную помощь, направляемую в Дарфур. Сотрудники гуманитарных организаций зачастую подвергаются преследованиям, им отказывают в доступе к некоторым из самых неблагополучных районов, где гражданское население находится в наиболее плачевном положении. Когда в результате такого давления Мировая продовольственная программа была вынуждена сократить вдвое объем своей помощи для Дарфура, 350 тысяч человек остались без пищи. Сотрудники организаций, занимающихся вопросами оказания помощи, также постоянно подвергаются нападениям. В июле 2006 года ООН и некоторые другие организации начали вывод своих сотрудников из Дарфура по причине возросшего насилия.

Хрупкой инфраструктуре гуманитарной помощи угрожает крах. Если это случится, то количество смертей станет на порядок больше, чем это было до сих пор.

Права человека

Список нарушений прав человека со стороны суданского правительства ужасает. В Судане до сих пор существует древняя практика рабовладения – на протяжении многих лет арабы с севера страны держат в качестве рабов африканцев с юга. По оценкам на 2007 год, число чернокожих немусульман, все еще находящихся в рабстве, достигает двухсот тысяч человек.

Тем временем тайная полиция использует тактику гражданского террора – люди в гражданских одеждах задерживают поздно ночью политически неблагонадежных и доставляют в неофициальные тюрьмы, так называемые дома духов в Хартуме, Эль-Обейде, Порт-Судане и более удаленных городах. Задержанных судят военным трибуналом или не судят вообще, пытки являются обычной практикой. Те, кому удалось сбежать из «домов духов», рассказывают о том, что их пытали электрическим током, жестоко избивали, насиловали, пытали водой, инсценировали казнь и выдергивали ногти. Обычно же это заканчивается тем, что жертвы «пропадают» или подвергаются казни без суда.

Хартумский режим не соглашается на международные расследования этих зверств, и правозащитникам, как правило, отказывают в посещении таких объектов. Подлинный размах творимых в «домах духов» преступлений нельзя будет оценить, если не вынудить режим Башира предъявить полный список объектов и заключенных в них людей, а также привести ситуацию в соответствие с международными нормами.

Региональная нестабильность и нападения за пределами страны

Дарфурский кризис коснулся всех девяти граничащих с Суданом государств и угрожает нарушить хрупкий политический баланс в Африканском Роге. Волны беженцев из Дарфура захлестнули Чад, Эфиопию, Кению, Центрально-Африканскую Республику, Демократическую Республику Конго, Египет и Уганду – этим странам пришлось предоставить кров суданским беженцам. Наплыв беженцев из Судана возлагает тяжелейшее бремя расходов на соседние страны, истощая их ресурсы и обостряя региональную напряженность.

Однако беженцы – не единственная проблема. Насилие распространилось и за пределы Дарфура, захлестнув, в частности, неуправляемые территории на востоке Чада. Суданское правительство сейчас поддерживает повстанческое движение против правительства Чада в Нджамене, организуя атаки на эту страну из Дарфура. Отряды «Джанджавид» нападают на гражданское население Чада, и более ста тысяч граждан этой страны были вынуждены покинуть свое место жительства. В Чаде широко распространилось насилие против женщин и детей. Атаки из Судана разожгли этнические столкновения внутри Чада – боевики «Джанджавид» содействовали организации отрядов арабских боевиков в Чаде, которые нападают на неарабских граждан.

Если не предпринять решительных и незамедлительных мер, вся Северо-Восточная Африка будет ввергнута в хаос. Следующий кризис, подобный дарфурскому, может разразиться на востоке Чада.

Поддержка «Аль-Каиды»

За последнее десятилетие Судан приобрел статус центра панисламистской экспансии. В 1990-х в Судане начали проходить ежегодные собрания террористических лидеров, стремившихся объединить антиамериканские группировки боевиков Северной Африки и Ближнего Востока в единую силу, сплоченную делом международного джихада. Особо стоит отметить давние связи режима Башира с «Аль-Каидой».

Усама бен Ладен создал в Судане разветвленную террористическую сеть. Режим Башира принимал его на своей территории с 1991 до 1996 года. В 1998 году члены «Аль-Каиды», обосновавшиеся в Судане, устроили взрывы американских посольств в Кении и Танзании, убив 224 человек. В 2000 году суданское правительство предоставило деньги, оружие, взрывчатку, материально-техническое обеспечение, дипломатические паспорта и другие материалы для операции «Аль-Каиды» в Йемене, которая завершилась подрывом эсминца ВМС США «Cole» и гибелью семнадцати американских военнослужащих. В 2001 году гражданин Судана был арестован при попытке подложить бомбу в посольство США в Нью-Дели. Взрывные компоненты устройства были переданы ему суданским правительством. В мае 2003 года вновь начал функционировать лагерь «Аль-Каиды» на западе Судана, в котором велась подготовка завербованных в арабском мире исламистских боевиков. Режим Башира позволил им вести свою работу вопреки тому, что официальная политика правительства после атак 11 сентября стала якобы нетерпимой к терроризму.

Суданское правительство также использовало поддержку исламистских группировок для проведения политики геноцида в Дарфуре.

С момента обострения конфликта в этом регионе Усама бен Ладен и другие лидеры «Аль-Каиды» неоднократно призывали джихадистов вступить в борьбу на стороне суданского правительства. В конце 2006 года на севере Дарфура в районе Эль-Фашер – Кабкабийя были обнаружены три лагеря «Аль-Каиды», в них арабских боевиков готовили к военным действиям наряду с боевиками отрядов «Джанджавид».

Лагеря подготовки в Судане также служат трамплином для боевиков, стремящихся присоединиться к повстанческому движению в Ираке. Несчетное количество суданцев и граждан других стран, попавших транзитом через Судан в Ирак, было поймано там с оружием в руках.

Боевики отрядов «Джанджавид»

Возможные меры

Дипломатия и санкции

Все средства международной дипломатии в отношении режима Башира были исчерпаны. Следует незамедлительно применить всеобъемлющие и многосторонние санкции в отношении Хартума, а также высокопоставленных официальных лиц, ответственных за геноцид в Дарфуре. Они должны включать в себя строго проводимое в жизнь эмбарго на поставки оружия, а также адресную блокаду Порт-Судана, чтобы остановить поставки вооружения из Китая и России. Следует повысить безопасность границ, чтобы прекратить поток оружия, атаки на соседние страны и свободную миграцию повстанцев в Ирак. В идеале эти усилия должны быть инициированы Советом Безопасности ООН, однако Китай и Россия, скорее всего, наложат вето на применение комплексных мер.

Гуманитарная интервенция

Семитысячный контингент миротворческой миссии Африканского союза (размещенный в Судане в 2005 году) был крайне плохо оснащен, а также не имел достаточной подготовки, финансирования и мотивации. Миротворческая миссия работала в условиях постоянных диверсий со стороны отрядов «Джанджавид» и подвергалась манипуляциям суданского правительства. Недавно поступило предложение расширить контингент миротворческих сил до 26 тысяч человек, однако этого тоже вряд ли будет достаточно. Тем временем гражданское население Дарфура охватил голод.

Вместо того чтобы ждать адекватных действий ООН, США должны быстро установить мир в Судане. Там, где предыдущие миротворческие силы ждал провал, возглавляемая США мощная гуманитарная миссия должна принести успех. Наша цель не будет отличаться от предыдущих планов; на самом деле совместная резолюция ООН и Африканского союза по совместному миротворческому контингенту (UNAMID) содержит наглядную программу для гуманитарной интервенции в Дарфур, а широкая поддержка, которой она пользуется в Совбезе ООН, служит стимулом для ее внедрения. США могут провести интервенцию, ссылаясь на то, что они проводят в жизнь уже существующую резолюцию.

Имеет место общее согласие касательно того, что если бы подобная акция была предпринята в Руанде, можно было избежать геноцида 1994 года. Международное сообщество едино в своей поддержке дела прекращения насилия в Дарфуре, и интервенция США будет поддержана в рамках широкой международной коалиции. Великобритания и Франция уже предлагали конкретные действия по Дарфуру, и можно рассчитывать на то, что государства – члены НАТО направят туда своих миротворцев.

Заручиться региональной поддержкой африканских стран будет несложно. В материально-техническом плане роль Чада будет ключевой – базы ВВС Франции в этой стране удобно расположены для проведения воздушных операций, а США располагают значительными военными силами в столице Чада Джибути. Французские и канадские войска уже дислоцированы вдоль восточной границы с Дарфуром. Президент Чада Идрис Деби поддерживает совместную миротворческую операцию Африканского союза и Организации Объединенных Наций, и Чад, вероятно, присоединится к возглавляемому США гуманитарному легиону.

Нынешнее военное присутствие США в Африке довольно значительно: базы расположены в Уганде и Дакаре, а в Алжире и Мавритании имеются форпосты. Военное сопровождение США обеспечит безопасную доставку помощи в ходе любой операции, а наземные войска смогут защитить работников гуманитарной миссии от атак. Коридоры доступа гуманитарной помощи будут заново открыты и укреплены, что позволит беженцам по безопасным дорогам вернуться в родные места.

Бесполетные и буферные зоны

Миротворцы США должны принудить стороны к прекращению огня и следить за выполнением данного условия, одновременно обезопасив лагеря беженцев и защитив гражданское население Дарфура. Следует установить бесполетную зону над пострадавшими регионами на западе Судана, где суданские самолеты до сих пор бомбят деревни в преддверии атак отрядов «Джанджавид». Установление бесполетных зон прекратит атаки с воздуха и помешает доставке припасов для боевиков. Установить бесполетные зоны будет достаточно легко – для этого понадобится десяток-другой истребителей из Чада при поддержке ВВС НАТО.

Вооруженные силы должны будут обеспечить демилитаризацию территории Дарфура путем установления буферных зон вокруг лагерей. Эти силы будут патрулировать буферные зоны и устанавливать блокпосты для обеспечения безопасности беженцев и защиты от нападений. Местные силы полиции задействуют женщин-полицейских, которые составят доклады о случаях преступлений против женщин и помогут побороть широко распространенное сексуальное насилие.

Воздушные удары по террористическим группировкам

Неотъемлемой частью гуманитарной интервенции является искоренение всех террористических ячеек «Аль-Каиды» в Судане. Любая интервенция должна включать в себя стратегические воздушные удары по лагерям подготовки террористов, за которыми последуют наземные операции с целью захвата лидеров террористов. Это нарушит связи отрядов «Джанджавид» с группировками повстанцев и в целом облегчит ход гуманитарной интервенции США. Стремительные и неожиданные атаки американских спецподразделений на лагеря вблизи Эль-Фашер – Кабкабийя будут необходимы для полного прекращения присутствия «Аль-Каиды» в регионе.

Меры, направленные против режима

Стабильность в Судане может быть достигнута разумной ценой. Государственная армия Судана невелика и безыскусна – на протяжении многих лет она опиралась на лояльные правительству отряды боевиков. Хотя эти конные отряды и способны уничтожать безоружное гражданское население, они дезорганизованы и слабы; их разоружение и демобилизация станет центральной и элементарной установкой миротворческой операции. Возглавляемые США силы смогут обнаружить и нейтрализовать все вооруженные формирования Судана – как регулярные, так и нерегулярные – в течение первых нескольких недель интервенции. Каналы поставки будут перерезаны, а тяжелое вооружение конфисковано.

Решающим фактором в операции в Судане станет авиация. Упреждающие бомбардировки ключевых взлетно-посадочных полос, ангаров и центров оперативного управления быстро сведут на нет военную мощь Судана. НАТО может предоставить существенную помощь в этом деле, и, вероятно, вклад ВВС США ограничится несколькими сотнями самолетов, оснащенных высокоточным оружием и дюжиной самолетов-заправщиков. Расположенные на Ближнем Востоке, в частности на территории Саудовской Аравии, американские базы, а также авианосцы в Красном море облегчат эту задачу.

Вклад США в наземную операцию также будет минимальным. После геноцида в Руанде стало ясно, что около полутора тысяч солдат смогли бы предотвратить смерть восьмисот тысяч человек. Возглавляемая США операция в Судане при поддержке Африканского союза и миротворцев ООН будет проводиться военными подразделениями НАТО и других заинтересованных стран всего мира. Великобритания в любой момент готова направить в Дарфур тысячу своих солдат, более пятидесяти стран уже направили туда своих миротворцев. В крайнем случае США понадобится направить туда десять тысяч солдат.

Вывод

После многих лет неподчинения Хартума и провала гуманитарных миссий кризис в Судане может разрешить только военная интервенция. Международное сообщество, по традиции, откликается на геноцид обещанием, что «это никогда не повторится вновь». Именно эти слова мы сегодня слышим о Дарфуре, несмотря на то, что бесчинства в этом регионе продолжаются и под угрозой находятся еще сотни тысяч жизней. Если мы хотим сохранить в регионе хоть какую-то стабильность, операциям по оказанию гуманитарной помощи должны быть обеспечены гарантии безопасности, а дарфурцы должны вернуться в свои дома. Кризис беженцев угрожает сейчас обернуться войной между Чадом и Суданом, что ввергнет в хаос всю Северо-Восточную Африку и превратит этот регион в благодатную почву для врагов Америки. Суданское правительство будет продолжать подталкивать развитие событий в этом направлении до тех пор, пока человеконенавистнический режим Башира не будет отстранен от власти.

СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ

Северная Корея – безрассудное искалеченное государство, связь которого с черным рынком ядерных технологий давно доказана. Лидер страны, Ким Чен Ир, – безумный безжалостный диктатор, который стремится к господству в Восточной Азии. Опираясь на силы тайной полиции и коррумпированную армию, которая руководствуется скорее целями самообогащения, чем идеологией, Ким сохраняет полный контроль над голодающим, угнетенным и полностью отрезанным от внешнего мира населением. Под его руководством Северная Корея ставит перед собой одну цель – усиливать свое могущество любым из возможных способов, включая продажу ядерных технологий, массовые убийства своих граждан и изощренный государственный террор.

Краткий обзор

• Северная Корея располагает четвертой по величине в мире армией. Страна активно развивает свою ядерную программу, которая уже прошла стадию испытаний ракетоносителей.

• Северокорейцы живут под тоталитарным гнетом, в условиях полной международной изоляции, постоянной угрозы оказаться в концентрационном лагере и испытывая сильную нужду и нехватку продовольствия.

• Коррумпированная элита, тайная полиция и военное руководство страны живут на доходы от контрабанды наркотиков, торговли оружием, подделки денежных знаков и других незаконных занятий.

• Режим Кима оказался невосприимчивым к мерам дипломатического воздействия, и в течение долгого времени Ким манипулировал США и их союзниками. Он заинтересован только в укреплении своих собственных позиций.

• Ким Чен Ир готов к любым мерам ради сохранения своей власти, в том числе и к передаче ядерных технологий террористам, убийству собственных граждан, а также нанесению ядерных ударов по территории Южной Кореи, Японии и США.

• Искусная ликвидация Кима с последующими экономическими переговорами, направленными на свертывание ядерной программы страны, позволит нейтрализовать северокорейскую угрозу, сдержать разрушительные тенденции и дать гражданам Северной Кореи надежду на будущее.

Введение

Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР) была образована в 1948 году, три года спустя после того, как ООН – в условиях угрозы конфликта между СССР и США по вопросу о совместной опеке – приняла решение о разделении Кореи по 38-й параллели. Северная Корея занимает северную часть Корейского полуострова и граничит с Китаем и Россией на севере и Южной Кореей вдоль демилитаризованной зоны.

После распада СССР Северная Корея лишилась основного поставщика продовольствия, экономической базы и идеологического союзника. Оказавшись в изоляции, КНДР может рассчитывать только на собственные силы. Эта страна не имеет достаточного числа торговых партнеров, а пригодные для земледелия почвы составляют лишь 18 процентов ее территории.

Все эти факторы способствовали тому, что в 1990-х годах КНДР оказалась банкротом. Наводнения, засухи и голод, по некоторым оценкам, погубили около двух миллионов граждан КНДР в период с 1990 по 1997 год. В разгар этого кризиса и пришел к власти «Уважаемый руководитель»[4] Ким Чен Ир.

Северокорейские военнослужащие в демилитаризованной зоне

Однако, вместо того чтобы обратиться к стоящим перед страной проблемам, Ким Чен Ир начал проводить политику «первоочередного обеспечения военных нужд», что привело к возникновению двух разных Северных Корей: пользующейся исключительными привилегиями коррумпированной военной элиты и голодающего большинства, которое держат в повиновении с помощью концентрационных лагерей, тюрем, казней и идеологического террора. Ресурсы страны тем временем были направлены на осуществление ужасающих целей. В октябре 2006 года Северная Корея произвела испытание своего первого ядерного заряда, доказав наличие прогресса в программе разработки ядерного оружия. В 2007 году КНДР произвела испытание ракеты дальнего действия.

Обзор угрозы

Ядерная держава и провал дипломатии

Северная Корея ради приобретения, создания и развития своей ядерной программы ввергла себя в бедственное положение и испортила отношения с соседями. Западные разведывательные источники единодушны в том, что секретная программа по выработке высокообогащенного урана стартовала три года спустя после прихода к власти Ким Чен Ира – в 1997 году. Развитие ядерной программы под прикрытием недобросовестных, рассчитанных на выигрыш времени дипломатических маневров беспрепятственно продолжалось в течение многих лет и было ненадолго приостановлено только в 2002 году, после того как США предъявили КНДР свидетельства, что ее ядерная программа продолжает активно развиваться вопреки многочисленным обещаниям и договоренностям. Северная Корея с готовностью признала наличие у нее такой программы. США не сумели предпринять решительные действия на этом этапе и снова оказались втянутыми в непродуктивный переговорный процесс. В очередной раз были потеряны годы.

На данный момент в Северной Корее в активной стадии находятся как минимум две ядерные программы. Одна из них сосредоточена на плутонии и является достаточно продвинутой, чтобы Северная Корея могла изготовить от шести до двенадцати ядерных боеголовок. Вторая программа базируется на оборудовании для обогащения урана, которое, по всей видимости, было приобретено у создателя пакистанской бомбы Абдул Кадыр Хана.

Парад в честь 60-летия образования КНДР

Последние десять лет были отмечены сложными дипломатическими маневрами, в результате которых Северная Корея в качестве платы за прекращение своей ядерной программы добилась ослабления санкций и выделения экономической помощи. Ни встречи госсекретаря Мадлен Олбрайт в Пхеньяне, ни «Политика солнечного света» Южной Кореи, ни совместная декларация премьер-министра Японии Юнихиро Коидзуми и Кима, ни сокращение субсидий со стороны Китая, ни серия трех– и шестисторонних переговоров, начиная с 2003 года, ни санкции ООН не дали никаких результатов в пользу прекращения ядерной программы Северной Кореи. Пользуясь недостаточностью улик, Северная Корея снова и снова фактически нарушала все принятые на себя перед международным сообществом обязательства. На каждом этапе этого процесса КНДР подходила все ближе к созданию угрозы ядерной агрессии.

Доведенный до отчаяния народ

Уже миллионы людей погибли от голода в Северной Корее – в этой стране недоедание носит характер эпидемии. По оценке негосударственных организаций, около трехсот тысяч человек рисковали жизнью в попытке покинуть эту совершенно изолированную от внешнего мира страну. Подавление оппозиции и свободы слова в КНДР является абсолютным. За прошедшие тридцать лет массовые убийства гражданского населения имели место в Чхонджине, Хамхыне, Мусане, Онсоне и Сонниме.

Концентрационные лагеря и трудовые колонии используются режимом Кима для подавления малейших признаков несогласия. Уровень смертности в этих лагерях оценивается в 4—20 процентов, а прошедшие через них заключенные рассказывают об избиениях, голодных смертях и насильственных прерываниях беременности.

Несмотря на эти меры, граждане Северной Кореи продолжают рисковать жизнью, совершая акты гражданского сопротивления. В ноябре 2006 года появились сообщения о вспышке массовых протестов в Хверёне после того, как власти попытались закрыть работающий на законных основаниях рынок – возможно, это были самые крупные протесты после подавленных танками рабочих демонстраций в Сонниме в 1998 году. Доведенный до крайнего отчаяния народ все чаще выказывает признаки неповиновения, что является дестабилизирующим фактором для Кима и потенциальным клином, к которому можно приложить усилия извне.

Повальная коррупция в армии

В начале 2007 года японская неправительственная организация описала процедуру подкупа северокорейских пограничников с целью доставки контрабандным способом гуманитарной помощи в провинцию Хамгён-Пукто (Северный Хамгён). Растущий поток беженцев в Южную Корею и Китай также свидетельствует о том, что людям становится все проще бежать из Северной Кореи, подкупив пограничников. Как следствие коррупции среди пограничников усилилась утечка информации из Северной Кореи, в том числе документальных видеозаписей и репортажей, которые затем попадают на Запад.

Системный характер приобрело такое явление, как личное обогащение коррумпированных чиновников за счет санкционированной государством контрабанды наркотиков, торговли оружием и грабежа. Северокорейское пиратство не прекращается с 1990-х, а сообщения посольства США о мятеже в армии в 1995 году рисуют картину столкновений различных фракций внутри элиты, вызванных дележом доходов от торговли опиумом. Зарубежные партнеры-контрабандисты сообщают, что с ними охотно сотрудничают северокорейские чиновники все более высокого ранга, и это несмотря на рост числа казней осужденных за контрабанду. Было не раз подтверждено использование дипломатической почты для транспортировки и продажи наркотиков и другой контрабанды.

В сумме эта нелегальная активность дает представление об упрямом корыстном правящем классе, заинтересованном не столько в принципиальном сопротивлении, сколько в собственных привилегиях. В то же время основам этой коррупционной экономики был нанесен ущерб. По сообщениям из Южной Кореи, после шести лет роста вопреки изоляции экономика Северной Кореи сократилась в 2006 году на 1,1 процента. Исследование, о котором сообщал журнал Newsweek, объясняет это введенными санкциями против контрабандной экономики, а именно: закрытием базировавшегося в Макао банка, в котором отмывались деньги; действиями, направленными на сокращение продаж ракет клиентам в Сирии, Иране, Пакистане и других странах; пресечением ряда операций с фальшивыми деньгами; сокращением рынка находящихся под угрозой исчезновения видов животных; а также направленными против контрабанды действиями общего характера. Прибыль от торговли оружием и контрабанды могла составлять чуть ли не половину государственного дохода Северной Кореи от экспорта, до того как предпринятые за последние несколько лет меры сократили эту долю на две трети. Элита на этот раз оказалась в затруднительном положении и может приветствовать изменение обстоятельств.

Всемогущий диктатор со связями с терроризмом

Известный своему народу как «Уважаемый руководитель», Ким Чен Ир носит официальный титул Председателя государственного комитета обороны КНДР, Верховного главнокомандующего Корейской народной армии и Генерального секретаря Рабочей партии Кореи. Хотя в официальной биографии местом его рождения называется тайный лагерь на вершине самой высокой в Корее горы Пэктусан, а его появлению на свет якобы сопутствовали «двойная радуга и рождение на небе новой звезды», на самом деле он родился в рыбачьем поселке Вятском на востоке России, где его отец и предшественник Ким Ир Сен жил в изгнании.

Ким Чен Ир

Статус Кима определяется идеологией, его миссией «живого бога» и разного рода национальными убеждениями, к которым относится и политика самодостаточной экономики, или чучхе. Ким имеет отношение к взрыву в Рангуне[5] в 1983 году, при котором погибли 17 официальных лиц из Южной Кореи, в том числе четыре члена кабинета министров, а также к взрыву самолета Корейских авиалиний в 1987 году. Уже подтверждено, что похищения японских граждан в конце 1970-х и в 1980-х годах были выполнены по приказу отца Кима. Недавние преступления лежат уже на совести сына – к ним относятся похищение двух южнокорейских знаменитостей, которые понадобились Киму для старта северокорейской киноиндустрии, а также похищения молоденьких девушек для его услады.

Ким пережил пять известных покушений на свою жизнь; в 1994 году он приказал сжечь на костре десять офицеров, планировавших его убийство. Сообщалось, что у него есть как минимум два двойника для появлений на публике. Чтобы защитить себя, свою власть и то, что он считает местом своей семьи в истории, Ким дал понять, что готов применить ядерное оружие.

Ядерный комплекс Йонбен

Продажа ядерного огня

В 2007 году Израиль нанес воздушные удары по Сирии, их целью были объекты, содержащие элементы ядерной программы, предоставленные Северной Кореей. Бывший высокопоставленный чиновник администрации Буша, который одно время имел полный доступ к разведданным по обеим странам, выступая на условиях анонимности, дал «крайне отрезвляющую оценку ситуации, назвав Северную Корею главным распространителем ядерных технологий в мире, страной, готовой продать все, чем она обладает».

Доказано, что Северная Корея торгует наркотиками, ракетами, информацией, похищает людей, но самым худшим из ее поступков является то, что она готова торговать результатами развития своей ядерной программы на черном рынке. Именно таким образом Северная Корея в свое время сама приобрела эти технологии и навыки, а сейчас Ким Чен Ир и его коррумпированная элита вынуждены искать возможности сбыта этого товара. Северная Корея готова при первой же возможности продать свои ядерные технологии тому, кто больше заплатит.

Плата за бездействие

На протяжении полувека бюрократы и политики жили надеждой на то, что ситуация в Северной Корее разрешится сама собой. Теперь мы вынуждены расплачиваться за это, имея дело с несговорчивым, нестабильным государством и не имея каких-либо приемлемых вариантов наземного вторжения. Хотя мы и одержим победу в тотальной войне, южнокорейские и американские войска понесут потери, которые для нас неприемлемы. Сеул находится в легкой доступности для северокорейской артиллерии – сотен 170-миллиметровых самоходных орудий типа КОКСАН (М-1978) и реактивных установок залпового огня с химическими снарядами. В случае полномасштабного военного столкновения столица Южной Кореи будет разрушена в считанные часы. К тому же в распоряжении Северной Кореи – 600 ракет типа «Скад», а ее ракеты большой дальности типа «Нодон» могут долететь до Японии. Наземные подразделения могут произвести вплоть до сотни тысяч артиллерийских выстрелов по южнокорейским линиям обороны и 39 тысячам американских военнослужащих, базирующихся в демилитаризированной зоне. По одной из оценок военного ведомства США – не берущего в расчет вполне реальную возможность использования ядерного оружия, – силы Южной Кореи и США могут потерять до полумиллиона служащих в течение первых 90 дней военных действий, не считая сотен тысяч гражданских жертв.

Возможные меры

Убить Ким Чен Ира

Ким Чен Ир олицетворяет центр распространения ядерных технологий среди врагов Америки. Даже теперь, когда страна разлагается на глазах, Ким не намерен расстаться со своими ядерными амбициями. По мере того как тает ручеек доходов от наркотиков, продажи обычного оружия и другого рода нелегальной торговли, возможность получения астрономических сумм от продажи ядерных товаров террористам остается наиболее привлекательной и осуществимой из всех, которыми располагает этот режим.

Даже если сам Ким откажется от этого варианта, коррумпированные военачальники и элита – эти «Сопрано»[6] Северной Кореи, по меткому выражению U. S. News and World Report, – могут взять дело в свои руки. Они не испытывают подлинной преданности государству и в поисках экономической выгоды уже прибегали к террору, грабежам и наркоторговле; они занимают высокие посты и располагают хорошими связями, что позволяет им тайком торговать ядерным сырьем, технологиями и чертежами.

Как свидетельствует история, перед лицом угрозы потери лояльности подчиненных и контроля над ядерным козырем Ким будет действовать чрезвычайно агрессивно. Он не колеблясь выберет для себя и своего народа судьбу мученика, но не смирится с потерей власти или поражением. Под его руководством ядерные удары со стороны Северной Кореи вполне вероятны, а продажа ядерных технологий почти неизбежна, что, в свою очередь, неизбежно приблизит конец эпохи ядерного сдерживания.

Кима надо убить. США следует направить к нему таких убийц, мотивы которых будут якобы носить «внутренний» характер, по крайней мере они должны иметь возможность правдоподобно отрицать свою связь с зарубежными заказчиками убийства. Если их первое покушение провалится, они, возможно, смогут повторить попытку – факт наличия предыдущих заговоров, родившихся в армии и северокорейских подпольных движениях, режим тщательно утаивает.

Увертюры для северокорейских «Сопрано»

После убийства Кима США вместе с Китаем, Россией, Японией и Южной Кореей следует начать переговоры с коррумпированной северокорейской элитой, признав ее руководящее положение, с тем чтобы не допустить перехода власти к сыновьям или прихвостням Кима. Поводом для таких переговоров может быть благовидный предлог – попытка начать с нового листа выяснение позиций Северной Кореи по таким ключевым вопросам, как разоружение, санкции, международный статус страны и программы помощи.

Тайные переговоры будут вестись задолго до этого – через косвенные каналы контрабандистов. Еще до убийства Кима следует выделить из числа его коррумпированных подчиненных наиболее инициативных и предприимчивых, с тем чтобы открыть для них каналы получения выгоды. Нашими самыми многообещающими партнерами станут региональные боссы, обладающие одновременно достаточной автономией, амбициями и тесными связями с внутренним кругом приближенных Кима.

После смерти Кима может возникнуть склонный к конфронтации радикальный культ «Уважаемого руководителя», однако трения внутри армии свидетельствуют о том, что Ким всем порядком надоел, и мотивацией для большей части руководства Северной Кореи является скорее власть и выгода, нежели идеология и мученичество.

Усилить внутреннее и внешнее давление на режим после смерти Кима

Тайно оказывая поддержку подпольным группам внутри страны и ужесточая меры, направленные на удушение северокорейской нелегальной экономики, США смогут оказывать на будущий режим постоянно усиливающееся, хотя и «мягкое» давление. Факты указывают на то, что среди населения растет желание перемен, а кончина Кима и необходимость сохранения контроля, несомненно, потребуют от северокорейской верхушки и армии жестоких репрессий против своего собственного народа и ужесточения пограничного режима.

В рамках такого сценария как Китай, так и Южная Корея поспешат укрепить безопасность своих границ, однако суверенитет Северной Кореи должен быть сохранен любой ценой. На этом этапе, хотя новый режим и окажется в ситуации, по многим причинам более сложной, нежели та, в которой находится Ким сейчас, этот режим получит широкие возможности для улучшения своей экономической ситуации, контроля населения, а также снятия угрозы блокады и дальнейших военных действий против этой страны.

Применить программу «атом за мзду»

Сотрудничая с региональной шестисторонней группой, ведущим игроком которой будет Китай, США в качестве единственного выхода из экономического и дипломатического болота могут предложить новому руководству Северной Кореи масштабный пакет помощи, торговых соглашений и инвестиционных проектов при условии, что Северная Корея «продаст» свою ядерную программу этой группе стран.

На видимом уровне этот пакет позволит новому режиму справиться с тяжелыми экономическими трудностями и нехваткой продовольствия, а также обеспечит ему будущее, гарантировав дальнейшее финансирование мощному военному аппарату и сохранив в целостности элиту. США же за кулисами добавят к этим выплатам огромные поощрения наличными средствами для отдельных боссов. Шестистороннее соглашение также закрепит суверенитет Северной Кореи, предоставив гарантии этого со стороны США и Китая. После кончины Кима Китай не захочет оказаться перед лицом угрозы массовой миграции беженцев на свою территорию – Китай так же заинтересован в независимой Северной Корее, которая сможет обеспечивать свое собственное население.

Во многих смыслах бесчестные боссы – идеальные лидеры на период перехода от нынешней изолированной Северной Кореи к более вовлеченной в мировую экономику коммунистической стране. Они понимают ситуацию в мире и видят позицию Северной Кореи в мировой политике без прикрас. Они отдают себе отчет в том, какой потенциал несет в себе ликвидация единственной общей угрозы для США и Китая, и постараются ухватиться за шанс столкнуть нас друг с другом в целях обеспечения прочной безопасности и колоссальных доходов. Под угрозой нависшей над ними блокады эти боссы, несомненно, постараются спекулировать на возможности обналичить свой ядерный козырь в масштабах, превышающих все их прежние самые смелые расчеты.

Подготовиться к нанесению упредительного удара в чрезвычайных обстоятельствах

Соединенные Штаты, конечно же, уже подготовились к наихудшему сценарию. Если Северная Корея проявит намерение нанести ядерный удар после неудачного покушения на жизнь вождя или ожесточения нового режима, мы нанесем упредительные удары по всем военным объектам и известным пусковым площадкам.

Воздушные и ракетные удары имеют большие шансы полностью уничтожить северокорейскую ядерную программу и системы доставки средств поражения, однако масштаб сопутствующего урона при этом трудно оценить. Радиоактивные материалы с разрушенных ядерных объектов широко распространятся по территории Северной и Южной Кореи, а также Японии и США, вызвав масштабное загрязнение среды и жертвы среди гражданского населения. Сеул, по всей вероятности, будет разрушен. Ракеты средней дальности «Нодон», если их удастся вовремя запустить, могут ударить по Японии и по базам США, а ракеты дальнего действия «Тэйподон» или их аналоги могут долететь до США.

Вывод

Самая неустойчивая на данный момент ядерная держава в мире, Северная Корея, готова стать главной силой, способствующей глобальному распространению ядерных технологий. Наши попытки вести добросовестные переговоры, оказывать дипломатическое давление, налагать санкции и предлагать материальные стимулы никак не повлияли на ход развития ядерной программы и намерения этой страны и не принесли никаких результатов в деле облегчения продолжающегося там гуманитарного бедствия.

Под самодовольным руководством Кима Северная Корея скоро станет продавать ядерное оружие врагам Америки в лице отдельных государств или негосударственных формирований. Ким Чен Ир – самый опасный из ныне живущих людей, он неуравновешен и беспощаден. Ради безопасности США и их друзей во всем мире его нужно лишить жизни.

Примечания


1

Армейский вездеход повышенной проходимости. – Здесь и далее примечания редактора.

2

Ситуация в Пакистане претерпела серьезные изменения в период, когда этот текст готовился к печати. 18 августа 2008 года «нестабильный диктаторский режим» прекратил существование – президент Первез Мушарраф «добровольно» ушел в отставку. Вполне очевидно, что американский сценарий для этого государства уже начал осуществляться. Президентом Пакистана с 9 сентября 2008 года является Асиф Али Зардари, представляющий оппозиционные Мушаррафу политические силы.

3

«Джанджавид» – принятое в западных СМИ название арабского проправительственного ополчения в Судане, известного по конфликту в Дарфуре.

4

Ким Чен Ир имеет и другие «титулы», среди них, например: «Великий руководитель», «Яркое солнце чучхе», «Солнце социализма», «Отец народа», «Яркая звезда Пэктусана» и др.

5

В современной транскрипции – Янгон.

6

Имеются в виду персонажи американского сериала «Клан Сопрано».