sci_politics Борис Юльевич Кагарлицкий Биография и книги ru Book Designer 5.0 17.06.2009 BD-806B6C-F238-6A46-5E9B-97A7-0CEE-C582AC 1.0

КАГАРЛИЦКИЙ БОРИС ЮЛЬЕВИЧ

Биография и книги

1

Родился 28 августа 1958 в Москве. Сын театроведа и литературоведа Юлия Кагарлицкого.

В 1975-80 гг. учился в Государственном институте театрального искусства им. А.В.Луначарского (ГИТИС) по специальности "социология культуры". Диплом защитил в 1988 г. Кандидат политических наук (1995 г.).

В 1980 году был исключен из кандидатов в члены КПСС и из института (с формулировкой "за антиобщественную деятельность"; формальной причиной исключения стало покаянное письмо Андрея Караулова, написанное им после беседы в КГБ, в котором Караулов признавался, что получал от Кагарлицкого антисоветские листовки).

В 1980-1982 гг. работал почтальоном, в 1983-1988 гг. - лифтером.

В 1977-1982 гг. был участником подпольного левосоциалистического кружка в Москве, состоявшего в основном из молодых научных работников - историков и социологов.

Издавал подпольный журнал «Левый поворот» ("Социализм и будущее"), участвовал в издании журнала «Варианты».

В начале апреля 1982 года был арестован по делу так называемых "молодых социалистов" (кроме него были арестованы Павел Кудюкин, Андрей Фадин, Юрий Хавкин, Владимир Чернецкий и другие, а позже - Михаил Ривкин).

После письменного обещания не заниматься более антисоветской деятельностью был освобожден вместе с Кудюкиным, Фадиным и некоторыми другими в апреле 1983 года. Решение о помиловании до суда было вынесено Президиумом ВС СССР (во главе с Юрием Андроповым). В июле того же года выступал в качестве свидетеля на суде над Михаилом Ривкиным. Хотя на суде Кагарлицкий заявил, что не считает контакты Ривкина с ним подпадающими под действие ст.70 Уголовного Кодекса, его показания были использованы для осуждения Ривкина, приговоренного к 7 годам лагерей и 5 годам ссылки.

Осенью 1986 г. вместе с Григорием Пельманом и Глебом Павловским участвовал в создании Клуба социальных инициатив (КСИ) - одного из первых неформальных образований периода Перестройки.

В 1987-88гг. - один из лидеров Федерации социалистических общественных клубов (ФСОК).

В 1989-1991 гг. - обозреватель агентства ИМА-пресс.

В 1988-1989 гг. один из лидеров Московского народного фронта (МНФ), член Координационного Совета МНФ.

Летом 1989 г. был одним из инициаторов создания Московского комитета новых социалистов (МКНС) - из числа последовательных социалистов в МНФ.

В 1990-93 гг. - депутат Моссовета, член исполкома Социалистической партии, один из лидеров Партии труда (1991-94 гг.).

С весны 1992 г. - обозреватель газеты профсоюзов «Солидарность», с марта 1993 г. работал экспертом Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).

После фактического прекращения в 1995 г. деятельности Партии труда занимается главным образом политической публицистикой.

Работал старшим научным сотрудником Института сравнительной политологии РАН (ИСПРАН - бывший Институт международного рабочего движения) (1994-2002).

В ноябре 2001 г. выступил одним из инициаторов антиглобалистского движения «Мир - не товар!».

Директор Института проблем глобализации (апрель 2002 - декабрь 2006).

С апреля 2005 г. - член Редакционного совета «Правды.инфо».

Летом-осенью 2005 - один из организаторов "Левого фронта" (ЛФ), 10 октября 2005 г. избран членом Московского горкомитета ЛФ.

C декабря 2005 - председатель стратегического совета Контролигархического фронта России КОФР).

С 2007 года - директор Института глобализации и социальных движений, председатель редакционного совета журнала «Левая политика».

За изданную в Лондоне книгу «Мыслящий тростник» (на английском языке) в 1988 г. по- лучил Дойчеровскую премию. В 1990-1991 гг. в Лондоне вышли на английском языке его книги «Диалектика перемен» и «Прощай, перестройка» (также издана на японском и турецком языках), в Берлине (на немецком языке) - книга «Квадратные колеса (Хроника демократического Моссовета)». В 1992 году издал в Москве книгу «Расколовшийся монолит» (на основе серии своих публицистических статей 1989-1991 годов), которая до русского издания выходила также на английском, немецком, шведском и финском языках.

Автор таких книг, как «Мыслящий тростник» (на английском языке) (Лондон, 1988; лауреат Дейчеровской мемориальной премии (Великобритания)), «Диалектика надежды» (Париж, 1988), «Диалектика перемен» (Лондон, 1989), «Прощай, перестройка!» (Лондон, 1990, также издана на японском и турецком языках), в Берлине (на немецком языке) - книга «Квадратные колеса (Хроника демократического Моссовета)» (1991), «Расколовшийся монолит. Россия накануне новых битв» (на основе серии своих публицистических статей 1989-1991 годов) (Лондон, 1992; М., 1992, выходила также на немецком, шведском и финском языках), «Реставрация в России» (М., 2000), «Глобализация и левые» (М., 2002), «Восстание среднего класса» (Екатеринбург, 2003), «Периферийная империя. Россия и миросистема» (М., 2004), «Марксизм: не рекомендовано для обучения» (М., 2005), «Управляемая демократия. Россия, которую нам навязали» (Екатеринбург, 2005), «Политология революции» (М., 2007).

Кагарлицкий печатается в различных западных левых журналах («New politics», пресса Итальянской соцпартии и др)… В России с 1991 года печатался в основном в газетах «Солидарность» и «Революционная Россия», а также в «Независимой газете», «Свободной мысли», «Новой Газете», «Компьютерре», «The Moscow Times», газете «Век» и др. Сейчас (2009 г.) печатается в основном в газете «Взгляд», журналах «Скепсис» и «Русская жизнь», а также на сайтах ИГСО, «Евразийский дом» и «Рабкор.ру». С 2000 года - член научного сообщества (fellow) Транснационального института (Амстердам).

Дата публикации на сайте: 08.09.2008

2

Летом 1990 г. произошел скандал. В майском номере журнала "Горизонт" появилась статья "Интеллектуалы против интеллигенции". Автор статьи - Борис Кагарлицкий посягнул на самое святое для российского общества - усомнился в способностях современной ему интеллигенции влияют на развитие событий в России, что она делала испокон веков, т.е. ее политической импотенции.

"За внешне видимыми кризисами (в литературе, театре, кино…)утверждал Борис скрывается другой более глубокий и серьезный - кризис интеллигенции. Изменились не только условия творческой деятельности, изменились стереотипы поведения, принципы, ключевые ценности. Почему еще 10 лет назад одни люди шли в тюрьму, распространяя "Архипелаг ГУЛАГ", даже если не соглашались с идеями автора, а другие столь жестоко преследовали за эту, как обнаружилось, не столь уже страшную деятельность? И те и другие верили в силу СЛОВА. И писатели и те кто преследовал писателей, затыкал им рот, верили, что CЛОВО всемогуче, оно может само по себе быть опасным. Это традиционное российское и восточное представление, увы, разрушается на глазах. На место культу СЛОВА приходят РЕПРЕССИВНАЯ ТЕРПИМОСТЬ - традиционный принцип либеральной культуры Запада: ты можешь говорить все, что хочешь, от этого все равно ничего не изменится. Писатель больше не преобразует мир. Он лишь поставляет товары на книжный рынок".

Борис, родившийся в Москве 29 августа 1958 года, на Патриарших прудах, генетически противником интеллигенции быть не мог. Его отец Юлий Иосифович (1926 г.р.) - профессор, доктор искусствоведения - известный специалист по английской литературе и истории театра. Популярны, даже в Великобритании его книги о Герберте Уэльсе. В конце 80-х годов в течение года на страницах газет обсуждалась его статья о кризисе советского искусствознания (так что Борис от яблони упал невдалеке). Мать - Померанцева Раиса Николаевна (1923-1989 гг.) - один из ведущих переводчиков классической английской литературы (Диккенса, Теккерея, комедий ХУП, ХУШ - Конгрива, Фаркера, Вичерли и др.). Дед Бориса Николай Николаевич Померанцев - известный реставратор.

У Кагарлицких были глубокие исторические корни. Они появились на Украине в 40-е годы Х!Х века, (в Кошеватом тогда жил Илья Кагарлицкий - преуспевающий предприниматель, арендовавший земли и создававший на ней, как сказали бы сейчас "фермерские хозяйства". После указа, запрещающего евреям заниматься сельским хозяйством, он взялся за торговлю зерном, на этом опять разбогател, возил хлеб в Швейцарию, Австрию. оставил он после себя вместо наследства - 14 детей, и целую улицу домов в Кошеватом. Потеря состояния радикализировала детей как и положено современной еврейской молодежи того времени - они стали социалистами, постепенно большинство из них оказываются в Глазго, где тогда же образовалась большая еврейская община, с синагогой, а Кагарлицкие поменяли фамилию на Коллинзов (и живут благополучно в Глазго до сих пор).

Бабушка Бориса Ана Матвеевна Кагарлицкая, она же Анна Коллинз, вернулась в Москву из Глазго в начале 20-х годов. Иосиф Вульфович Кагарлицкий дед Бориса жил в России, воевал на фронтах 1 мировой войны. Во время февральской революции был одним из основавших полковой совет. В 1917 г. он делегат 1 Всероссийского съезда советов, по списку меньшевиков. Октябрьская революция заставила его отказаться от политики и оказаться в Шанхае, где Иосиф списался с невестой и вернулся в Москву, поселившись на Патриарших прудах.

Семья интеллигентов-гуманитариев в начале 60-х годов "быстро становится благополучной" в 1961 г. она приобретает квартиру в известном писательском кооперативе на Аэропортовской улице, в "Царском селе".

Юлий Иосифович становится доцентом, а потом и профессором в Государственном институте театрального искусства, т.е. ГИТИСе, стал зам.заведующим кафедрой, что было для него - беспартийного еврея - потолком карьеры. В конце 1960-х он имеет смелость подписывать письма, в частности, в защиту Даниэля и Синявского (1966). Для Бориса - это значит, что "режим был не столь жестким, как сейчас его пытаются изобразить, второстепенных подписчиков просто забывали и не преследовали".

Благополучие омрачается в 1969 г. тяжелой болезнью Раисы Николаевны: полиартритом. Двадцать лет, которые мать проводит прикованной к кровати, Борис считает "важной частью своей жизни", сделавшей его "домашним" интеллигентным юношей, типичным для "детей Аэропортовской улицы", получивших достаточно хорошее образование. Как большинство из них, они закончил в 1975 г. английскую спецшколу (N 31).

Социалистом Борис стал рано, т.к. "Запад для него никогда не был вожделенной загадкой". "Люди из интеллектуальной элиты ездили не реже 2 раз в год за рубеж, так что разговор о железном занавесе" вранье. "Ездили они чаще как туристы и? в нем полные витрины, иногда увлекательные культурные события - не понимали западного общества. В нашей семье все было по другому. И отец хорошо вписывался в английскую интеллигенцию, когда бывал там, где он был не чужой. Часто они были у нас. И уже в детстве, я четко понял: вся английская интеллигенция, с которой я общался, все творческие, интеллектуальные люди настроены все? антикапиталистически, они все левые.

Для наших интеллигентов не существует проблемы проблемы "третьего мира", есть мы и Запад. Остальное "нечеловеки". Это как раз то, что никогда не было свойственно образованным людям Запада. Они понимали, что их благополучие тесно связано с нищетой в других странах мира, мучались угрызениями совести, вступая в политическую борьбу.

Наша интеллигенция возбудилась, лишь когда почувствовала, что сама попадает в "страну третьего мира", тогда она поняла, что в мире еще есть Индия, Африка, Латинская Америка.

В первой книге, вышедшей на Западе, об Уэльсе, Юлий Иосифович сделал замечание, которое полностью принимается сейчас его сыном: "анализ уэльсовской социологии это анализ марксиста… Я марксист, который живет в Москве, и жил в Москве в 1953, 1956 и в 1968". Кагарлицкий младший много времени проводит за чтением работ Ленина, Маркса, позже переходит к изучению Грамши и других марксистов. Для Бориса "марксизм дла определенный инструмент для понимания советского общества и обреченности той системы, которая называется "коммунистическим обществом". В этом я был убежден еще школьником". Убежденность юноши не поддерживали большинство знакомых интеллигентов "изображавшие сейчас из себя пророков" и диссидентов, вхожих в семью Кагарлицких, считавших свое поведение "скорее не осознанными действиями на подрыв системы,а просто выполнением морального долга".

Чуть позже в 1980 г. в книге "Диалектика надежды" (опубликована она будет во 2-й половине 80-х годов в Париже) Борис пишет: "Будут попытки перестройки, но попытки перестройки в период, когда система себя исчерпала, означают лишь распад". Его западные коллеги неоднократно говорили: "У тебя Борис, хрустальный шарик", отмечая частные попадания в предсказаниях - начала перестройки в конце 70-х гг., ее провала - в самый разгар повсеместной популярности Горбачева. В 1988 г. Кагарлицкий предлагает английскому издательству заказать у него книгу о Ельцине под названием "Будущие лидер России". Отказ был категоричным: "это невозможно. Это какая-то чушь". В 1990 г. Борис пишет статью "Жизнь после Горбачева", а в 1991 г. до августа "Мир без коммунистов", где предсказывает запрещение компартии.

Встретив в Швейцарии августовские события, Кагарлицкий 20 августа дал интервью стокгольмской газете "Дагенс нюхетер" сказав, что все закончится в течение 2-3 дней "что есть много признаков того, что хунта и Ельцин не являются жесткими оппонентами, как это было представлено на Западе. Что Ельцин и хунта наверняка имеют какие-то контакты и создают условия для компромисса… Боле того - я думаю, что с самого начала переворота этот компромисс был запланирован. Для Ельцина переворот явно не был неожиданностью. Хунта явно не старалась уничтожить Ельцина. И обе стороны заранее планировали возможность сговора. Другое дело, что Ельцин и его команда переиграла Крючкова, Пуго и компанию. Вместо компромисса получилась абсолютная победа российского руководства"…Члены ГКЧП - жертвы, их просто "подставили".

После окончания школы в 1975 г. Борис Юльевич поступает в ГИТИС, где преподает его отец, на театроведческий факультет. Осенью 1978 г. он знакомится в Павлом Кудюкиным, создавшим незадолго до этого с группой студентов МГУ - социалистическую тайную группу. Встреча произошла не случайно, Борис в то время искал единомышленников. Старший по возрасту Павел помогает ему найти необходимую литературу западных левых авторов. Кагарлицкий становится членом группы. Встреча с единомышленниками и поездка в Берлин в 1979 г., большую часть которой в спецхране Государственной библиотеки, за чтением запрещенных авторов, ("Хорошо быть представителем оккупационной державы, советский паспорт открыл студенту двери недоступные восточноберлинским профессорам" - шутит Борис Юльевич), влияние Маркузе избавляют Кагарлицкого от клише вульгарного, ортодоксального марксиста, он стал формироваться как "неомарксист", европейский марксист в первую очередь, это значит для него "отказ от вульгарного экономизма, убеждения что экономика напрямую руководит историей, культурой, осознание" что все экономические процессы воздействуют на культуру, политику, проходя через личность". Проблем с учебой у Бориса Юльевича не было - учился он без "четверок", был членом комитета комсомола, занимался научным студенческим обществом. В комсомол его принимал, кстати Павел Гусев, - секретарь Краснопресненского РК ВЛКСМ (ныне главный редактор газеты "Московский комсомолец"), он же курировал комитет комсомола ГИТИСа, "давал идеологические установки, следя, чтобы комсомольцы не поддавались провокациям идеологических врагов - это тогда его очень заботило" - вспоминает Борис Кагарлицкий.

Особенностью института театрального был сильный курс социологии, не популярной в то время науки, и не сравнимый с тем, что было в МГУ. Вел курс Геннадий Григорьевич Дадамян. Безусловно без последствий для Бориса это не могло остаться. В 1978 г. он вместе с друзьями начинает издавать журнал "Левый поворот" (в 1981-1982 гг. журнал выходил под новым названием "Социализм и будущее"). А с 1980 г. входит в редколлегию и другого социалистического теоретического журнала "Вариант", в котором авторы вели дискуссию "…по поводу судеб марксистского наследия и социалистических идей в современном мире, прежде всего в России, опыта западных социал-демократических партий, опыта сближений интеллигенции и рабочего класса".Журналы распространялись тиражом не более 100 экземпляров среди своих в Москве и еще 3-4 городах. Попытки издателей найти шрифты и создать тайную типографию не увенчались успехом.

В 1980 г. Борис на "отлично" сдает госэкзамен, после которого, по словам Кагарлицкого, по сигналу-доносу бдительных студентов Андрея Караулова (ныне известного ведущего исповедальной передачи "Момент истины") и Асафа Фараджева, его отвозят на Лубянку и 4 часа допрашивают. Не найдя убедительных доказательств вины, либо по каким-либо причинам отсидка ограничилась этими часами, однако из ГИТИСа его до получения диплома исключают "за распространение печатных материалов антиобщественного содержания". Кагарлицкий продолжает постигать правоту жизни, работая почтальоном. Следует отметить, что после августовских событий в 1991 г. и резкой статьи Кагарлицкого "У большевиков работала хотя бы ЧК" против него появилась разгромная статья Льва Радзиховского, а Андрей Караулов в газете "Куранты" назвал Кагарлицкого стукачом, "сдавшего" группу своих товарищей в КГБ, причем минимум 2 раза.[1]

6 апреля 1982 г. о Борисе вспомнили вновь и вместе с Павлом Фадиным, Владимиром Чернецким, Юлием Хавкиным, Михаилом Ривкиным и Андреем Шилковым забирают в Лефортовскую тюрьму, стены которой не уместят в будущем мемориальных досок. 13 месяцев, проведенных здесь являются пищей для взаимных обвинений участников этих событий, а особенно возможностью для нападок на Кагарлицкого его многочисленных идеологических оппонентов, всякий раз, когда Борис создавал очередную левую организацию. Сам же заключенный доволен проведенным в Лефортово времени: "Я читал книги, разговаривал с хозяйственниками, которые сидели там за крупные взятки, узнал как работает экономическая система, как принимаются управленческие решения".

Было бы недурно, если бы всех академических экономистов Гайдара, Ясина, Федорова посадить месяцев на 13-15 в Лефортовскую тюрьму со взяточниками. Они тогда по другому бы оценивали ситуацию в стране. Хотя может быть это все у них в будущем".

В связи с тем, что в то время было не принято судить коммунистов, вступившего перед этим событием кандидатом в члены КПСС в 1980 г. Бориса, предварительно исключают из кандидатов и предъявляют обвинения в нарушении статей 70 и 72 УК РСФСР ("антисоветская пропаганда"). По словам Кагарлицкого, "показания он дает только о себе, о других же лишь ознакомившись с их протоколами допросов, подтверждая или опровергая, уже сделанные показания. Ни один из подследственных претензий ко мне не предъявил". Обвинения, сделанные позже, уехавшим в Израиль, Ривкиным в журнале "Гласность", по словам Кагарлицкого, к нему не имеют отношения.

Помиловали "социалистов" после смерти Л.И.Брежнева. В октябре 1982 г. "следствие, составив 10 томов дела Кагарлицкого, с обвинениями в подготовке террористических актов", закончилось. Однако вместо обвинительного заключения подследственным принесли газету с некрологом. 5 марта 1983 г., в 30-летний юбилей смерти другого генсека, Бориса вызвал его следователь Балашов, за время следствия выросший из капитана в подполковники, и предложил написать прошение о помиловании, в связи с плохим состоянием здоровья родителей. 28 апреля Кагарлицкий вышел на свободу. По иронии судьбы второе знакомство со следователем произошло уже когда Балашова в начале 90-х гг., ставшего начальником следственного отдела ГУВД г.Москвы, представляли Борису Юльевичу - члену комиссии по законности Моссовета.

В 1983-1988 гг. Кагарлицкий работает лифтером в подъезде ЖК Союза писателей и пишет книги, пытаясь отправлять рукописи за границу. Отсутствие работы и денег не мешает ему жениться и стать в 1986 г. отцом. Писательский опыт убедил Бориса Юльевича в верности булгаковского убеждения, что "рукописи не горят". До ареста он успел написать 2 книги "Мыслящий тростник" и "Диалектика надежды". КГБ предпринял усилия уничтожить все экземпляры рукописей - их было мало и задача была вполне выполнимой. один экземпляр книги "Мыслящий тростник", лежавший дома у Бориса, он отдал на рецензию известному литературоведу Владимиру Яковлевичу Лакшину, упоминаемому в тексте. За несколько часов до того, как Кагарлицкий должен был вернуть, направившуюся Лакшину рукопись, его арестовали. Книга благодаря этому сохранилась. Аналогичная история произошла с "Диалектикой надежды". Один экземпляр совершенно случайно оказался "на руках". Пока Борис Юльевич проводил время в тюрьме, рукописи свершили свой путь и оказались - одна в Париже, другая - в Лондоне. Однако там они лежали без движения до начала "перестройки", когда возник интерес к нашей стране, до этого тратить деньги на перевод уже надоевшего на Западе "самиздата" не решались даже издательства левой ориентации. Первым интерес к Кагарлицкому проявил издатель Робер Блекборн.

Вожделенной мечтой Кагарлицкого долгое время была Дойчеровская премия. Ее учредитель - Айзек Дойчер, один из основателей марксистской социологии, был кумиром Бориса. Мечта материализовалась, когда книга "Мыслящий тростник" удостоилась почетной премии. Книгу публикует издательство "Версо", журнала?. Специально для этого издания Борис Юльевич пишет дополнительную главу, охватывающую период ранней перестройки. "Dreams came?", как говорят американцы. Книга стала "хитом сезона 1988-1989 гг" в категории историко-исторических работ, попав во все соответствующие магазины Европы. Кагарлицкий стал неожиданно богатым. "Мыслящий тростник" перевели на английский, турецкий и даже корейский языки.

10 ноября был избран первый "фронтовой" Координационный совет. Кагарлицкий вошел в него вместе с известными теперь Сергеем Станкевичем, Михаилом Шнейдером? (позже помощника Гаврила Попова, переданного по наследству Юрию Лужкову), Михаилом Малютиным (побывавшим практически во всех партиях времен "перестройки"), Анатолием Медведевым (будущим российским нардепом), Андреем Бабушкиным (будущим московским нардепом) и рядом других активистов. В марте 1989 г. среди координаторов появился Виталий Уражцев?, получивший всероссийскую известность, во время событий 3-4 октября 1993 г., тогда же Кагарлицкий становится одним из авторов Устава и Программы МНФ.

20 мая 1989 г. происходит учредительная конференция МНФ. Среди 13 членов Координационного совета - Кагарлицкий. Это безусловно время наивысшего расцвета фронта - он был практически единственной политической организацией, выступившей в поддержку, атакованной официальной прессой, Ельцина на выборах Съезда народных депутатов. Весной в Москве МНФ и Демократический Союз наиболее заметные неофициальные общественные организации.

В июне Борис создает Московский комитет новых социалистов (МКНС). Одним из главных оппонентов социалистического большинства фронта, лидером которого был безусловно Борис, в то время была "Демократическая фракция", одним из лидеров которой был - Михаил Астафьев.

23-24 декабря в Москве прошло Всесоюзное совещание социалистических групп Москвы, Самары, Иркутска, Ангарска, Краснодара, Кемеровской области и Воркуты под названием "Социалистическая перспектива и рабочее движение в СССР". МКНС был переименован во Всероссийский комитет за социалистическую партию.

В том же году Кагарлицкий окончательно переквалифицировался из лифтера в политического деятеля - по необходимости. Домоуправа раздражали интервью Бориса канадскому и французскому телевидению под лестницей вверенного ему в руководство дома. Кагарлицкий теряет работу. Материалы о "неформалах" помещают даже такие солидные издания, как "Таймс" и "Файненшил таймс". Борис Юльевич "в моде". Он кокетливо заявляет "что это его не радует, т.к. слава портит, мешает творческому росту".

Создание соцпартии занимает у Кагарлицкого большую часть 1990 г. Он делегат подготовительной конференции 9-10 июня в Ленинграде и учредительного съезда 21-24 июня.

Другим занятием Кагарлицкого в этом году были выборы в Моссовет. С избранием в него в марте 1990 г. пришлось, наконец, столкнуться с серьезной политической работой. Избранный от блока "Демократическая Россия", Борис Юльевич еще до выборов знал, что его главная задача бороться в Моссовете с правыми представителями движения, представляемыми Гавриилом Поповым, в победе которых никто не сомневался.

Вместе со своими сторонниками-социалистами Владимиром Кондратьевым и Юрием Храмовым Кагарлицкий выходит из "ДемРоссии" и произносит на сессии Моссовета, избирающей первого московского мэра, историческую речь??? Он заявил, что фракция социалистов голосовать за Попова не будет. Нарушается жестко насаждаемое единство демократов. Кагарлицкий считает, что, если в Моссовете у него был какой-либо авторитет, то приобрел его он именно после этого "путча".

Либеральный правый западнический путь для Кагарлицкого был неприемлем. Опять он встал против течения. В Моссовете он стал лидером фракции "Московские левые".

Московские акции Борис Юльевич совмещает с многочисленными поездками - Кузбасс, Самара… Он устанавливает связи, консультирует стачкомы. На его взгляд, именно 1989-1990 гг. являются настоящим переломом, когда "все стало ясно". Политики, "прозревшие в 1991 и 1992 годах, на его взгляд, "сильны лишь задним умом". Кагарлицкий пишет книгу "Прощай, перестройка!" и публикует ею в том же лондонском издательстве VERSO в 1990 г.

24 марта 1991 г. в Санкт-Петербурге состоялся П съезд Социалистической партии. Кагарлицкий стал одним из. членов исполкома. Тогда же он заявляет: "Проблема не в том, чтобы сменить государственную идеологию коммунистов на государственную идеологию антикоммунистов, а в том, чтобы создать условия для мирного сосуществования различных идеологий. Запад не менее идеологизирован, чем мы, но там эти условия созданы, а у нас нет".

Августовские события 1991 г. Борис Юльевич оценил следующим образом: "Крах КПСС просто расчистил поле для создания серьезной левой партии". Кагарлицкий предпринимает попытки создания "партии конкретных интересов - интересов наемных работников… партии политического обслуживания организаций социальной защиты населения".

30 августа образовалась инициативная группа в поддержку создания Партии труда. Кроме Кагарлицкого в нее вошли: главный редактор газеты Московских профсоюзов "Солидарность", в недавнем прошлом анархо-синдикалист Андрей Исаев, уже упоминавшийся В.Кондратов, представители группы "Марксизм-ХХ1" Александр Бузгалин и Андрей Колганов и члены руководства Московской федерации профсоюзов Михаил Нагайцев и Татьяна Фролова. Активно поддерживал группу председатель Моссовета Николай Гончар.

В ноябре был создан Московский, а 18 января 1992 г. Российский оргкомитеты партии. В оба попал Борис Кагарлицкий. Развитие событий в стране Борис Юльевич оценивает отрицательно: "Плюрализм власти и вакуум оппозиции. Плюрализм почему-то переместился в исполнительную власть - чего быть не должно. При этом в обществе он отсутствует - нет альтернатив данной исполнительной власти. В итоге - коридорная, интрижная борьба различных группировок в российском руководстве…".

Оргкомитет партии в декабре 1991 г. развертывает кампанию под лозунгом "Уходя, уходи", обращенным к мэру Москву Гавриилу Попову, неоднократно грозившего, подобно Ивану Грозному, москвичам собственной отставкой. Не видел Борис перспективы и других представителей новой власти: "Для вновь представляющие???, поразительно стары и коррумпированы. Большевики в свое время навели в России некий порядок, потому, что были новыми людьми, не скоррумпированными старой системой… У них что-то работало, нравится нам это или нет. Хотя бы ЧК. А этим нынешним, порядка не навести… По сравнению с нашим сегодняшним кризисом "великая депрессия" 30-х годов в США скоро покажется игрушкой".

Участие в работе над созданием Партии труда одно время Кагарлицкий совмещает с работой в Соцпартии. 26-27 октября 1991 г. он делегат Ш съезда, расколовшего и без того малочисленную партию (вряд ли превышавшую сотню-две членов). Делегаты не согласные с переходом в "трудовики" (Михаил Малютин, Владимир Лепехин, Ефим Островский, Александр Абрамович) создали позже партию "Новые левые". Группа же Кагарлицкого собрала 15 марта в поселке Салтыковка под Москвой 1У съезд Социалистической партии, на котором объявила о правопреемственности: "Партия труда принимает наследство Соцпартии". Член Российского оргкомитета ПТ с января по октябрь 1992 г., 9-10 октября на учредительной конференции стал членом Совета и Исполкома партии.

В 1993 г. Борис Юльевич остается оппозиционером. Соглашаясь с сожалением с тем, что "нынешний (весной 1992 г.) отечественный парламентаризм демонстрирует свои далеко не лучшие черты", Борис твердо убежден в перспективности парламентской республики: "Ельцин спекулирует на том, что парламентская республика ассоциируется с "говорильней, слабой властью и т.д. Однако именно европейские государства, имеющие жесткий правовой режим, дееспособное правительство, эффективную полицию, оказываются в большинстве своем либо парламентскими республиками, либо парламентскими монархиями. Из развитых государств чистая президентская система существует только в США… Вместе с этим либеральные реформы возможны лишь при полном уважении к праву при господстве права".

Не убедили Кагарлицкого даже итоги референдума: "Режим Ельцина после референдума похож на смертельно больного человека, которому неожиданно полегчало. Сам больной и его друзья стараются думать, что это начало выздоровления, но опытный врач понимает, что агония просто вступила в очередную фазу". Свои выводы "опытный врач" объясняет, "не только тем, что за Ельцина и его политику проголосовало лишь немногим более трети избирателей", а и тем, что "за доверие Президенту дружно проголосовали самые бедные слои населения, неквалифицированные рабочие, пенсионеры, студенты. Короче, те самые социальные слои, против которых в первую очередь направлена проводимая режимом экономическая политика… Здесь нет особого парадокса. "Низы" общества, самые забитые, наименее образованные и плохо информированные граждане России - становятся самыми удобными объектами пропагандистского манипулирования… эти люди все еще верят в чудо".

В августе у Кагарлицкого происходит охлаждение и к Партии труда, на его взгляд, ПТ не состоялась как партия. Борис ведет переговоры с Социалистической партией трудящихся о воссоединении.

В октябрьских событиях Кагарлицкий активного участия не принимал, если не считать того, что он 3 октября был задержан "вооруженными людьми в милицейской форме и в гражданском" у Октябрьского райсовета. Два депутата (второй - Владимир Кондратов) и пресс-секретарь Федерации независимых профсоюзов России Александр Сегал были обвинены в угоне "уазика" и избиты "профессионально: ногами, бронежилетами, резиновыми дубинками и прикладами автоматов". Отпущены "угонщики" были в 11 часов вечера 4 октября после вмешательства члена Президентского совета Сергея Караганова, российских и иностранных журналистов. Обвинение предъявлено не было, извинений то же. Побои объяснены классически "по-вдовьи" - бросались на батареи центрального отопления, чтобы скомпроментировать милицию. Столь "несерьезный эпизод" на фоне других более важных событий затерялся.[2] Повторно наказали Кагарлицкого, когда статью о его избиении введенная цензура изъяла из номера "Независимой газеты" за 6 октября.

27 ноября Борис Юльевич среди участников учредительной конференции Движения в защиту демократии и прав человека в России.

Кагарлицкий любит писать книжки. Написал и опубликовал на Западе: книг: "Мыслящий тростник" (Лондон, Verso, 1988), "Диалектика надежды" (Париж, "Слово", 1988), "Диалектика перемен" (Лондон, Verso, 1989), "Прощай, перестройка!" (Лондон, Verso, 1990) и "Расколовшийся монолит. Россия на пороге новых битв" (Лондон, Verso, 1992). Еще одну книгу "Лабиринты модернизации", посвященную сравнению опыта Восточной Европы и опыта стран третьего мира, Борис писал 10 лет и сейчас она готовится к публикации. Книги Бориса Кагарлицкого включены в списки обязательной литературы по истории и социологии СССР и России рядом университетов США. В 1992 г. в издательстве "Революционная Россия" (Москва) наконец вышла тиражом 5 тыс. экземпляров первая книга Бориса Юльевича на Родине - "Расколовшийся монолит. Россия на пороге новых бит". Кагарлицкий печатается в различных западных левых журналах (New politics, пресса Итальянской соцпартии и др.). В России с 1991 г. печатается в основном в газетах "Солидарность", "Революционная Россия".

"Книжным человеком" себя не считает. Иногда читает японские (и никакие другие) детективные рассказы и старается раз в 3 месяца перечитывать что-нибудь из нормальной, т.е. не политическую и не социологическую книгу. Любит китайскую и итальянскую кухни, никогда не отказывается от хорошего вина. Любит путешествовать.

"Любит заседания" и все то, что составляет жизнь политического деятеля, хотя часто это его и раздражает. "Очень нравится быть бюрократом". Когда он оказался рядом с внутренней вертушкой ФНПР, и почувствовал, что "может приводить в действие какие-то механизмы". Это доставляет ему удовольствие и, по его же словам, "это у него получается".

Кагарлицкий - атеист, свободно владеет английским языком.

Жена - Ирина Глущенко - журналистка (закончила МГУ), переводчица, обучала будущего мужа испанскому языку. Борис язык не выучил, но Ирину от прежнего мужа отбил.

В семье - сын Георгий (Гоша), 1986 года рождения, и дочь.

Казус Кагарлицкого

Владимир Волков

10 апреля 2006 г.

В конце марта - начале апреля этого года известный "левый" публицист и директор московского Института проблем глобализации Борис Кагарлицкий ненадолго оказался в фокусе общественного внимания, попал в большую прессу и спровоцировал своего рода скандал в кругах, относящихся себя к "левой" оппозиции российской власти. Поводом стал доклад "Штормовое предупреждение", разоблачающий коррупцию среди официальных оппозиционных партий России (КПРФ, "Яблоко", "Родина", СПС).

Доклад был выпущен от имени Контр-Олигархического фронта (КОФР) - организации, созданной в конце прошлого года и неимеющей внятной структуры. В качестве своих программных ориентиров КОФР заявил о целях, не выходящих за пределы стандартного набора либерально-демократических требований, однако в качестве главного приоритета была провозглашена борьба с транснациональными корпорациями как носителями "олигархического" начала - во имя защиты "национальных интересов" граждан России. Таким образом КОФР позиционировал себя как часть антиглобалистского движения, предлагающего услуги по защите национального (в данном случае российского) капитала от давления международной конкуренции.

Комментируя во время пресс-конференции содержание доклада "Штормовое предупреждение", Кагарлицкий выступил не только как его соавтор, но и как идеолог. Несмотря на то что собранные в документе разоблачения не содержат ничего, чего не было бы в открытых источниках, и обвинения в коррупции и нечистоплотности легальной Кремлю "оппозиции" вполне справедливы по сути, Кагарлицкий немедленно подвергся резким нападкам со стороны тех, кто, казалось бы, должен был его поддержать. Так повел себя, например, Илья Пономарев, выходец из "Юкоса" и глава так называемого Молодежного Левого фронта, или Анатолий Баранов, главный редактор интернет-сайта forum.msk.ru, являющегося информационным рупором одной их групп "красных" русских националистов.

Реакция фигур, подобных И. Пономареву, могла показаться неожиданной лишь тем, кто имеет несчастье верить их самоназваниям и формальным политическим этикеткам, поскольку в действительности они выступают в качестве агентуры правящей элиты в российском левом движении, и все их усилия направлены на то, чтобы не дать развиться самостоятельному революционному движению рабочего класса. Все эти лица вместе с их преимущественно номинальными "фронтами" и организациями работают на дезориентацию радикализированных и политизированных слоев молодежи и рабочих. Они пытаются канализировать их справедливый гнев в адрес существующего в России олигархически-бюрократического режима в безопасное русло и использовать эти протестные настроения в интересах той или иной фракции правящей элиты.

Однако "казус" Кагарлицкого состоит не только в том, что он добровольно и старательно играет роль респектабельной ширмы для реализации подобных сценариев. Он еще и искренно полагает, будто демократизация России должна начаться с "очищения" и "демократизации" официальной оппозиции. Между тем эта оппозиция не представляет собой никакой принципиальной альтернативы путинскому авторитаризму. Она опирается на те же социальные силы, что и кремлевская власть (прежде всего на "олигархов", спецслужбы и высшую бюрократию) и выступает как неотъемлемый и необходимый элемент функционирования социально-политической системы, главная цель которой - обеспечение частных прибылей за счет разграбления природных ресурсов страны и сталкивания большинства граждан на уровень бесправия и нищеты.

В самом деле, что такое "разоблаченные" в докладе КПРФ, "Яблоко", СПС и "Родина"? Компартия Зюганова стала de facto одним из главных кремлевских "проектов" 1990-х годов, сумев объединить вокруг себя - при помощи административных рычагов и государственной финансовой поддержки - значительную долю протестного электората, бесстыдно-лицемерно проповедуя под красными знаменами классовый мир, необходимость капиталистических реформ и оголтелый национализм. "Яблоко" - это политическая "крыша" для разочарованной беспределом 1990-х годов интеллигенции; организация, вовсю использующая демократическую риторику и настойчиво продвигающая ультралиберальную программу. "Яблоко" поддерживается крупным капиталом и спонсируется "олигархами" вроде Ходорковского, поддерживает американскую интервенцию в Ираке и выступает в качестве одного из элементов возможной "цветной" революции в интересах западного империализма. Союз Правых сил - просто нанятая олигархическим капиталом и высшей бюрократией лоббистская группа, так сказать политическая гвардия постсоветского либерального фундаментализма. Что же касается "Родины", то это относительно недавний кремлевский "проект", задуманный для перехвата части влияния КПРФ. Эта партия сочетает социальную демагогию с антикоммунизмом, ультраправым национализмом и верной преданностью политике капиталистических реформ.

Что можно ожидать от этой "оппозиции", кроме простой перемены лиц в креслах политического Олимпа и табличек на дверях кабинетов? Какие бы тактические разногласия ни отделяли все эти партии друг от друга и от той клики, которая сегодня верховодит за кремлевской стеной, эти разногласия имеют глубоко вторичный характер перед лицом тех общих целей, которые всех их объединяют. Победа одной из этих сил или их группы может частично изменить характер кремлевской политики, сделать ее, к примеру, более жесткой по отношению к Западу или, наоборот, более дружественной. Но это нисколько не изменит общего политического курса, нацеленного на дальнейшее проведение капиталистических реформ и являющегося кардинально враждебным интересам абсолютного большинства населения.

Однако все это выглядит совсем иначе для "левого" Кагарлицкого. Он считает, что именно от этих сил можно ожидать действительной демократизации России, только в них спасение. Выступая на пресс-конференции по поводу презентации "Штормового предупреждения", он заявил: "На мой взгляд, абсолютно необходима своего рода революция внутри оппозиции. Это главный вывод, к которому мы пришли… Если мы хотим демократических перемен в обществе, то начинать надо с самой оппозиции, нужна революция внутри самой оппозиции". Это приведет, продолжил он, к "повороту" в сторону "социальных интересов", в сторону "интересов большинства населения". Как это ни удивительно, но именно таково убеждение Кагарлицкого.

Защищая его от недобросовестных атак со стороны политически коррумпированного крыла "левых" и признавая, что его стремление бороться с политической коррупцией вполне справедливо и соответствует самым элементарным требованиям порядочности и здравого смысла, мы в то же время самым решительным образом осуждаем политическую концепцию, которая стоит за выраженной им позицией.

Борис Кагарлицкий с головой разоблачил себя как вульгарный демократ, мечтающий о "правильной", "настоящей" буржуазной демократии в то время, когда речь должна идти о радикальном сломе всей существующей политической надстройки вместе с ее фиктивной "оппозицией". Добиться демократизации России невозможно путем "обновления" политических структур, выросших в постсоветское время. Они прогнили и коррумпировались насквозь и притом безвозвратно, потому что вопрос не в субъективной честности и порядочности отдельных лиц, составляющих власть или оппозицию, а в самом механизме капиталистического режима, неудержимо ведущего в сторону все большего социального неравенства, все большей пропасти, отделяющей привилегированное меньшинство от абсолютного большинства. Коррупция выступает лишь формой, в рамках которой имущий слой реализует свои интересы, продвигая нужные решения через чиновничий аппарат или политические партии.

Действительная демократизация России возможна и мыслима только в рамках борьбы за коренное изменение социально-экономических основ общества, в котором интересы частных прибылей будут починены удовлетворению реальных нужд рядовых граждан. Для этого требуется создание нового массового движения рабочего класса, опирающегося на независимую революционную программу интернационального социализма. А это как раз перспектива, которую Кагарлицкий напрочь отвергает.

Надо сказать, что политическая биография Кагарлицкого знает эпизоды и страницы, вызывающие уважение; в особенности они относятся к тому периоду, когда он был социалистическим диссидентом при брежневском режиме. Уже тогда его политическое мировоззрение имело серьезные изъяны, - в том случае, конечно, если рассматривать Кагарлицкого в качестве фигуры, выступающей от имени марксизма. Но это могло быть отнесено к специфическим особенностям того времени: закрытости советского общества, трудностям в доступе к информационным источникам, тоталитарном прессе бюрократии, делавшем любое свободное слово поводом для свирепых репрессий, отсутствием политического опыта, наконец, необходимостью усвоения того идейного наследия, которое было накоплено международным социалистическим движением в течение послевоенного периода.

Однако то, что было до известной степени простительно тогда, в эпоху до горбачевской "перестройки", стало совершенно недопустимым - с точки зрения революционного марксизма - позднее, когда советское общество вступило в период бурного политического брожения и вскоре после этого, когда крах Советского Союза поставил все вопросы классовой борьбы в их более-менее "классический" контекст.

Мы не предполагаем представить подробную политическую биографию Б. Кагарлицкого или прокомментировать все его многочисленные писания. Достаточно охарактеризовать некоторые ключевые эпизоды его эволюции и дать критическую оценку наиболее важных идейно-политических вопросов, которые он затрагивает. Несмотря на определенные колебания, неизбежные для любого образованного, думающего автора, Кагарлицкий на всем протяжении последней четверти века оставался верен нескольким основным положения своего мировоззрения.

Эти общие черты характерны для мелкобуржуазного демократа и противоположны ориентирам революционного марксиста: нежелание бороться за идейную ясность, поощрение интеллектуальной аморфности и путаности - под видом "широты" взглядов; отказ от борьбы за построения независимой политической партии рабочего класса; вместо этого - стремление собрать вокруг себя как можно больше разношерстной радикализованной публики при неизменной ориентации на поддержку тех или иных слоев правящей элиты (бюрократии или буржуазии); подмена пролетарского интернационализма фразами о "солидарности" в духе морального сочувствия или организационной координации при общем стремлении к союзу с национально-ориентированными реформистами; всегдашний субъективизм оценок и дух группового сотрудничества вместо стремления к открытому и принципиальному выражению своей позиции.

Для того чтобы понять, каким образом сформировались основы мировоззрения Бориса Кагарлицкого как ведущего "легального" левого политика постсоветской России, необходимо кратко рассмотреть, какие процессы происходили в общественно-политической жизни Советского Союза в 1970-х - начале 1980-х годов прошлого века.

В СССР этот период принято называть брежневским "застоем", хотя само это понятие, вполне здравое по своему общему смыслу, требует более конкретного описания. "Застой", безусловно, был связан с кризисом советской экономики, которая бурно росла и развивалась в первые десятилетия после окончания Второй мировой войны, но вследствие своей ориентированности на создание "социализма в отдельной стране", то есть автаркического национального хозяйства, начала сталкиваться с растущими трудностями. Причина этого лежала в самих успехах советской экономики и соответствующим технологическим и организационным усложнением всего народно-хозяйственного механизма. Методы бюрократического командования и "планирования", дававшие относительные результаты на примитивном уровне экономического развития 1920-1930-х годов, не могли более обеспечивать дальнейшего движение вперед, - причем это справедливо как в отношении количественных показателей роста, так и применительно к качеству продукции, особенно потребительских товаров.

Невозможно говорить об экономическом кризисе в СССР 1970-х годов в том смысле, который приложим, например, к 1990-м годам, когда происходило масштабное падение производства, закрытие и банкротство целых отраслей промышленности и выброс на рынок труда десятков миллионов работников, ставших в одночасье ненужными. В позднебрежневский период кризис выражался скорее в общей стагнации, в исчерпанности прежних форм и методов хозяйствования, в накоплении диспропорций, - что представляло собой громадную угрозу, но само по себе не делало еще советскую экономику фатальным банкротом.

В социальной сфере продолжалось проведение мер в интересах широких слоев трудящихся. Условия труда носили относительно "цивилизованный" характер, если учитывать интенсивность и продолжительность рабочего дня и гарантированный оплачиваемый отпуск. "Массовый" советский человек имел достаточно широкий доступ к образованию, отдыху и медицинскому обслуживанию. Значительная доля семей могла перебраться в дешевое и относительно комфортное городское жилье. Словом, именно в этот период жизнь советского общества впервые стала обретать "нормальный" характер, а суровые тяготы и страдания поколений, прошедших годы индустриализации и коллективизации, а затем войны и первых послевоенных лет ушли, казалось, навсегда в прошлое.

Однако в духовной атмосфере и культурной жизни 1970-х годов - несмотря на очевидные и весьма значительные достижения в литературе, кино и театре - кризис ощущался весьма остро и имел наиболее выраженный характер. Он проявлялся во все большем массовом отчуждении от официально декларируемых целей, в разочаровании тем сортом "социализма", который строился под руководством привилегированной партийной номенклатуры. Сама она все глубже погружалась в пучину цинизма и коррупции.

Хрущевская "оттепель", казалось, открыла дорогу десталинизации, очищения социализма от "деформаций" периода "культа личности" и возрождения форм советского народовластия. Увы, эти надежды оказались быстро похоронены самой бюрократией, испытывавшей смертельный страх перед эгалитаристскими устремлениями советского народа, стремившегося демократизировать формы управления партией и государством. Жестокое подавление событий в Новочеркасске в 1962 году показало, что бюрократия будет беспощадно карать любой протест против ее властных привилегий, а ввод советских войск в Прагу в 1968 году окончательно похоронил надежды на то, что лицо "реального социализма" имеет более гуманный характер по сравнению с эпохой Сталина.

Идеологический кризис сталинизма

В общественном мнении резко усилились брожение и фрустрации. Значительная часть интеллигенции повернула в сторону отказа от самой социалистической перспективы в пользу примирения с буржуазной цивилизацией, притягательность которой усилилась благодаря эпохе послевоенного экономического бума и социальных реформ на Западе. Этот сдвиг главным образом и можно рассматривать в качестве основного вектора тех духовных перемен, которые происходили в эпоху "застоя".

Рука об руку с этим шла активизация сил, делавших ставку на русский национализм. В высших эшелонах советской бюрократии оформилось несколько центров, которые со второй половины 1960-х годов настойчиво и целенаправленно покровительствовали неофициальным формам проявления русского национализма, - как это хорошо показано в недавно вышедшей книге Н. Митрохина Русская партия: Движение русских националистов в СССР. 1953-1986 годы (М., 2003). Разумеется, русский национализм с самого начала был неотъемлемым элементом сталинизма как идеологии национальной бюрократической элиты, однако с конца 1960-х годов эта тенденция стала все более открыто выступать как нечто самостоятельное, в полном отрыве от идей социализма.

Что касается более широких слоев, то возможность социалистического обновления еще продолжала до известной степени служить путеводной нитью, а с началом "перестройки" даже получила новый временный импульс. Но все же в целом это было больше настроением, бессознательной привычкой, специфическим проявлением национальной психологии, нежели действительно осознанным пониманием исторического процесса и его всемирных альтернатив. К сожалению, характерной чертой советского общества в том виде, каким он вышел из кровавой трагедии Большого террора, - когда были физически уничтожены несколько поколений социалистической интеллигенции и рабочих, - было то, что живая связь с историей революции Октября 1917 года и ее политическими основами оказалась утрачена. Советские люди в широком смысле слова перестали осознавать "связь времен" и в результате этого стали маловосприимчивы к угрозе реставрации капитализма - перспективе, все более открыто проповедовавшейся не только прозападными диссидентами 1970-1980-х годов, но и, более косвенным образом, элитными отрядами самой бюрократии. Стоит напомнить, что Мих. Лифшиц, одна из крупнейших фигур советской теоретической мысли, еще в конце 1960-х годов говорил о "засилье либерала" в среде партийно-государственной элиты.

Усиление прозападно-либеральных и националистических тенденций объективно выступало в качестве двуединого процесса, в рамках которого происходил поворот в сторону от идей социализма. Необходимость выработки жизнеспособной альтернативы сталинизму слева в условиях этих господствующих тенденций стала как никогда острой. Объективно на карте стояло само существование Советского Союза. Но именно в этот период те оппозиционные силы и течения в СССР, которые считали себя социалистическими, переживали глубокий кризис. Наиболее значимой и символичной фигурой в этом отношении был историк Рой Медведев, с которым Кагарлицкий был лично знаком и который, по словам Кагарлицкого, оказал на него существенное влияние на рубеже 1970-80-х годов.

Рой Медведев

Выступив на арену общественно-политической борьбы в период хрущевской "оттепели", Рой Медведев занял вскоре место ведущего представителя социалистической оппозиции официальному сталинизму. Однако эта оппозиция радикальным образом отличалась от той Левой оппозиции, которая существовала в СССР в 1920-30-е годы и была связана с интернациональной программой Октября 1917 года. При всех драматических особенностях ее эволюции как массового течения в партии, она в целом ориентировалась на Льва Троцкого и его идеи. Если левая оппозиция двух первых послереволюционных десятилетий рассматривала сталинизм как отрицание наиболее фундаментальных принципов и целей революции, то в 1960-е годы оппозиция номенклатуре слева, по существу, не выходила за рамки "генеральной линии", представляя собой лишь наиболее левый фланг официальной государственной идеологии.

Взгляды Роя Медведева, сформировавшиеся в целом в период после "эпохи 1937 года", с самого начала впитали в себя ряд основных догматов сталинизма - прежде всего признание поражения троцкизма 1920-30-х годов исторической неизбежностью и ориентация на строительство социализма "сначала" в национальных рамках, чему соответствовало стремление к созданию "сильного" государства. Важной составляющей этой общей ориентации был русский национализм, хотя в случае Роя Медведева он принимал - по крайней мере, поначалу - достаточно просвещенную форму.

Не представляя собой какого-либо решительного разрыва со сталинизмом, Р. Медведев оказался неспособен выработать по-настоящему самостоятельную и, стоить добавить, марксистскую линию в момент усилившего брожения и дифференциации в среде советской интеллигенции и политических диссидентов. Его работы того времени показывают, до какой степени он, по существу, шел по пути последовательной капитуляции перед сталинизмом и русским национализмом.

Так, полемизируя в середине 1970-х годов с Солженицыным, с его в то время уже окончательно оформившимся креном в сторону крайних форм русского национализма, Рой Медведев в целом признавал законность общего направления мысли автора "Архипелага ГУЛАГ". Р. Медведев заявлял, что "национальная жизнь русского народа, как это ни странно, затруднена гораздо больше, чем, скажем, армянского, грузинского или узбекского народов" [1]. Продолжая размышлять на эту тему, он утверждал, что "наблюдающееся ослабление русских национальных начал не является в настоящее время ни закономерным, ни прогрессивным" [2], после чего задавался вопросом: "Каким образом следовало бы способствовать не только сохранению, но и развитию национальной самобытности русского народа?" [3]

Эта озабоченность вопросами русского национализма, исторически связанного с погромными традициями "черной сотни" и антисемитизмом, толкала Р. Медведева также и на признание общественно-значимой роли православной церкви. "Православная церковь в течение тысячи лет была важным элементом русской национальной жизни, - писал он, - и нелепо было бы отрицать, что она для многих продолжает им быть" [4]. Между тем исторически православие было прежде всего связано с деспотическим государством, преданно обслуживало интересы абсолютной монархии и воплощало все самое отсталое и реакционное, что было в русском обществе.

Не удивительно, что к концу 1970-х годов Р. Медведев уже в значительной степени отошел от своей роли левого диссидента и стал открыто поддерживать "прогрессивные" течения в сталинистском аппарате, идентифицируя их в определенный период с именем Ю. Андропова. Он завязал также тесные связи с некоторыми кругами в КГБ - теми, которые позднее патронировали М. Горбачеву. Все это были слои высшей советской элиты, которые со все большей нервозностью и опасением относились к советской политике в том виде, как она проводилась в годы позднего Брежнева.

В целом путь, по которому пошло развитие мировоззрения Р. Медведева, - начиная, по крайней мере, с периода "оттепели" - привел его уже в постветское время к активной поддержке политики В. Путина и неумеренным восторгам по отношению к мэру Москвы Ю. Лужкову. Злая ирония истории состоит в том, что нашедший свой путь примирения с новым русским капитализмом Рой Медведев был среди тех, кто в 1970-е годы вообще отрицал саму возможность капиталистической реставрации.

В 1974 году, например, он писал, что "перемены, которые произошли в нашей стране после Октября, необратимы" [5]. Чуть позднее в том же году он говорил об общественном сознании, "которое уже сложилось у нашего народа и которое не повернуть ни капитализму, ни к древнему православию" [6].

Такова была степень исторической слепоты и идейной путаницы, которой отличался даже такой нерядовой представитель левого диссидентства как Рой Медведев! Его эволюция как общественного деятеля является лучшим доказательством неотвратимого действия той закономерности, что любые попытки построить левую альтернативу сталинизму, не признавая исторической правоты троцкизма, обречены на провал и идейное перерождение.

"Реформы сверху под давлением снизу"

Кагарлицкий, хотя и испытал влияние Р. Медведева, пошел дальше влево. Однако вместо возвращения к политическим истокам русской революции - что требовало поворота в сторону восстановления ориентиров и принципов "троцкистской" оппозиции 1920-х годов, - он оказался под влиянием разнообразных "модных" в то время на Западе леворадикальных течений. Среди них, правда, был и троцкизм, однако лишь в лице его реформистских фракций, которые к тому времени порвали всякую реальную связь с революционным марксизмом и на свой лад искали примирения со сталинизмом, социал-демократией и профсоюзными бюрократиями. Это широкое явление, у которого Кагарлицкий заимствовал некоторые свои идеи, получило название паблоизма. Мы пока ограничимся только общей констатацией, а более полную характеристику паблоизма как международного феномена дадим позже.

Начав оппозиционную деятельность в конце 1970-х годов, будучи еще студентом, Кагарлицкий вскоре привлек внимание КГБ и был подвергнут репрессиям за "антиобщественную деятельность". В 1980 году он был исключен из кандидатов КПСС, а также из театрального института (ГИТИС), в котором учился. По существу, вся его жизненная карьера была вмиг сломана "ежовыми рукавицами" тоталитарной бюрократии. Как обычно, она била налево с гораздо большей свирепостью, чем направо.

В 1982 году он был арестован в числе группы из семи человек, связанных с изданием социалистических журналов "Варианты" и "Левый поворот" (вскоре переименованного в "Социализм и будущее"). Они были обвинены в "антисоветской пропаганде" и создании антисоветской организации, но почти все избежали суда после заступничества руководителей западных компартий и согласия "раскаяться".

По мнению Людмилы Алексеевой, высказанном в книге История инакомыслия в СССР (1983 г.), в лице группы, к которой принадлежал Кагарлицкий, новых сторонников нашло "социал-демократическое направление, господствовавшее в ранней самиздатской публицистике и почти замершее к середине 70-х годов".

Автор анонимной рецензии, написанной в те же годы, писал, что основополагающую идею круга единомышленников, к которому принадлежал Кагарлицкий, можно было сформулировать так: "Реформы сверху под давлением снизу". По свидетельству одного современного исследования, группа предпочитала относить себя к "еврокоммунистам", сочетая это с идеями левой социал-демократии и западных "новых левых" [7].

В коллективном ответе на вопросы французского журнала "Альтернативы" члены редакции "Вариантов" заявляли, что хотя "с современной властью не может быть никакого сближения", все же в отдаленной перспективе можно надеяться на то, что при достаточно остром кризисе властвующий блок расколется и определенная его часть пойдет на сотрудничество с оппозицией. При этом они ссылались на опыт Чехословакии 1968 года, Испании после 1976 года, Бразилии после 1978 года, Польши в 1980-1981 гг. и т.д. [8]

Таким образом, основной направляющей идеей Кагарлицкого и его единомышленников стало убеждение в возможности левого сдвига в рядах бюрократии, - хотя бы какой-то ее части, которая перешла бы на сторону социалистической оппозиции. Эта политическая концепция самым недвусмысленным образом порывала с одним из фундаментальнейших постулатов марксизма, а именно, что социализм может стать результатом лишь независимой и самостоятельной политической мобилизации рабочего класса. Эта мобилизация реализуется в виде борьбы за построения революционной партии пролетариата. Группа, к которой принадлежал Кагарлицкий, противопоставила этому идею давления на бюрократию снизу и слева, ожидая, что именно по инициативе самой привилегированной касты начнется возрождение социализма. Другим словами, рабочий класс сбрасывался со счетов в качестве революционной социальной силы. Скорее, он должен был своей пассивной поддержкой придать необходимый политический вес тем силам, которые стремились "убедить" бюрократию в выгодах "демократического социализма".

Это была, по существу, глубоко реформистская концепция. Но всякий реформизм неизбежно связан с национальным государством, в рамках которого проводятся реформы, а потому всякий реформизм по определению национально ориентирован. В итоге программа Кагарлицкого свелась к отказу от революционного интернационализма в пользу "реалистичной" тактики борьбы за частичные уступки и реформы сверху. Вся последующая политическая биография Кагарлицкого есть постоянное воспроизведение, с небольшими вариациями, этой самой перспективы, в которой реформистская "тактика" навсегда и полностью вытеснила революционную "стратегию".

В 1981 году Кагарлицкий обобщает свои исторические взгляды и через призму этого формулирует свое политическое кредо в книге Диалектика перемен (написанной под псевдонимом В. Краснов). В ней он излагает историю развития социалистических идей в России и их применение на практике, от создания социал-демократической партии и победы Октябрьской революции до наших дней.

Эта книга - наряду с другой, написанной позднее в 1980-е годы под названием Мыслящий тростник (The Thinking Reed), - стала как бы политической визитной карточкой Кагарлицкого, в особенности в кругах леворадикальной интеллигенции на Западе. Обе книги были переведены на английский язык и опубликованы издательством Verso Press, а за одну из них он получил премию Исаака Дойчера.

Диалектика перемен дает представление о том, какого сорта идеологическую альтернативу Кагарлицкий попытался предложить марксизму или, в определенном смысле, троцкизму.

Он писал, что среди левых сегодня троцкисты являются наиболее идеологически ориентированной группой. Среди всех радикальных течений они наиболее последовательно отвергают реформизм, рассматривая себя в качестве выразителя революционной воли рабочего класса и бескомпромиссных защитников чисто социалистической политики. Однако, продолжал он, в той степени, в какой рабочий класс в промышленных демократиях не выказывает какой-либо реальной революционной роли, троцкисты остаются небольшой группой с ограниченным влиянием на массы. Беда троцкистов не в том, что они слишком революционны, а в том, что они недостаточно диалектически понимают революцию.

Ссылки на диалектику имеют здесь, конечно, насквозь спекулятивный характер. Под разговоры про диалектику можно удобно проталкивать самые оппортунистические идеи, которые кажутся "ближе к жизни". Вообще, элементы интеллектуального и политического шарлатанства уже тогда были присущи методу аргументации Кагарлицкого.

Например, он попытался развить теорию "революционного реформизма", находя ее истоки в работах самого Маркса и говоря о существовании "откровенно реформистских тем" в Капитале, таких как рассмотрение английского фабричного законодательства.

Оказывается, с точки зрения Кагарлицкого, что Парижская Коммуна вызвала сильнейший кризис у Маркса. Под давлением активистов рабочего движения он, видите ли, был вынужден делать все больше и больше уступок старому утопическому социализму. Итогом стало то, что Маркс якобы отверг свои до того научные и по существу реформистские концепции.

Затем в Диалектике перемен Кагарлицкий взял под свою защиту Мильерана, французского социалиста, который стал министром в кабинете Вальдека-Руссо и был единодушно осужден всеми революционными социалистами своего времени, став символом предательства рабочего движения. Поставив вопрос о том, как добиться того, чтобы отдельные реформы могли перерасти из этапов улучшения системы до ее замены новым строем, Кагарлицкий заявил, что этот вопрос был решен Жоресом. При этом Кагарлицкий противопоставил Жореса Розе Люксембург. Если первого он назвал "реалистом", то Люксембург - "революционным романтиком".

После этого Кагарлицкий заявил, что к концу жизни реформистом стал и Ленин. Об этом якобы свидетельствует работа Ленина Детская болезнь левизны в коммунизме, где Ленин, по мысли Кагарлицкого, защищал парламентаризм и необходимость сотрудничества с реформистскими профсоюзами.

Однако апофеозом можно считать рассуждения Кагарлицкого о Народных фронтах 1930-х годов. Сталинистскую политику поддержки Народных фронтов он считает лучом света в царстве сталинистской системы. Эта линия содержала много "конструктивных элементов". Речь идет о том, что компартии должны были не только вступать в альянс с социал-демократами, но также и защищать каждый дюйм буржуазной демократии от фашизма и буржуазной реакции. Впервые, по мнению Кагарлицкого, был выдвинут лозунг критической поддержки социал-демократических реформ. Между тем этот альянс ГПУ с буржуазной демократией пришелся как раз на тот период, когда в СССР была проведена самая кровавая в мировой истории бойня революционеров.

В целом, если рассматривать книгу Кагарлицкого объективным образом, то есть с точки зрения условий того времени, когда происходил процесс внутреннего разложения идеологических и политических институтов сталинизма, то приходится признать, что это была попытка создать некое центристское движение, направленное против независимого движения рабочего класса.

Примечания:

1. Ж. Медведев, Р. Медведев, Солженицын и Сахаров. Два пророка. М., 2004, с. 279.

2. Там же, с. 279-280.

3. Там же, с. 280.

4. Там же, с. 282.

5. Там же, с. 277.

6. Там же, с. 287.

7. См.: Тарасов А.Н., Черкасов Г.Ю., Шавшукова Т.В., Левые в России: От умеренных до экстремистов. М., 1997, с. 14.

8. Л. Алексеева, История инакомыслия в СССР (1983 г.), глава "Социалисты".

© Copyright 1999-2008, World Socialist Web Site

2000 - Реставрация в России

Издательство "Эдиториал УРСС", 2000. 376 с. 91 руб.

117312, г.Москва, пр. 60-лет Октября, д.9, к.203,

Институт Системного Анализа РАН,

телефон/факс: (095) 135-4423, 135-4246

http://www.urss.ru

e-mail: urss@urss.ru

Содержание книги

Предисловие

I Необходимая реакция

1 Россия и Восточная Европа: новая периферия мирового капитализма

2 Логика реакции

3 Российская интеллигенция между "западничеством" и "почвенничеством"

II Беловежская Россия

4 Власть и ее герои

5 Лица власти

6 Народ

7 Оппозиция

III От стабилизации к катастрофе (1994 -1998)

8 Слово и дело

9 Корпоративная модель и социальный конфликт

10 Постсоветские левые

11 Путь к дефолту

IV Закат "Второй республики"

12 Левый дрейф

13 Война за кремлевское наследство

14 После Ельцина

Заключение

Для чего пишутся предисловия к книгам?

А для чего к дому пристраивают крыльцо? И как через крыльцо удобней входить в Дом, так и через Предисловие легче входить в Книгу. Кроме того, крыльцо - это своеобразная визитная карточка Дома, а предисловие - визитная карточка Книги. Несомненное преимущество предисловия в том, что оно короче. И его, соответственно, легче прочесть. И нередко предисловия бывает достаточно, чтобы опытный читатель смог определить: стоит ли читать труд автора.

Наверное, для усиления интереса было бы нелишне, чтобы предисловие к книге Б.Караглицкого написал Е.Гайдар или В.Новодворская, словом, человек, на 99 или на все 100% не согласный с позицией и основными идеями автора. Мне, в основном разделяющему оценки и видение происходящих в России (или точнее сказать с Россией?) процессов, написать предисловие-провокацию, скандально стимулирующее желание прочесть книгу, гораздо сложнее.

Попытаюсь, тем не менее, помочь потенциальному читателю, выделив те особенности книги и ее автора, которые противопоставляют их множеству аналогичных монографий и публикаций.

Во-первых. Эта книга не просто труд аналитика и публициста, черпающего суждения и оценки из газетных статей и политологических книг. Изощренный читатель всегда отличит академического политолога от человека, знающего политику не понаслышке. В данной книге рефлексия собственной политической деятельности автора, бывшего деятеля левого социалистического фланга, российского "неформального" движения времен Московского Народного Фронта, лидера Социалистической партии, одного из активистов Партии Труда, бывшего депутата Моссовета и т.д. Но не того "профессионального революционера" или "профессионального реформатора", сделавшего политическую активность способом бизнеса, которому все равно какую партию "лепить" и какие программы писать, лишь бы "навар" был погуще и гонорары повыше. Мне, например, не хватает фантазии, чтобы представить Кагарлицкого придворным аналитиком, спичрайтером или имиджмейкером какого-нибудь Мавроди (хотя некоторые из его бывших сподвижников зарабатывали деньги именно таким образом). Или в роли советника нижегородского плейбоя в ранге вице-премьера, типа Немцова. Для некогда "христианского демократа" и патриота Аксючица такие метаморфозы возможны, для Кагарлицкого, мне кажется, - нет. И дело даже не только в его принципиальности или порядочности, а в том, что идеи для Кагарлицкого - нечто большее, чем просто инструмент пропаганды или убаюкивания собственной совести. Кагарлицкий не "прагматик", имея в виду тот новый смысл этого слова, в которое новое поколение российских политиков оборачивают цинизм, полную беспринципность и идейную всеядность.

Во-вторых. Автор книги стоял у истоков зарождения российской политики как таковой. Под зарождением политики я имею в виду тот момент, когда понятия "политика" и "политика КПСС" перестали быть синонимами.

Многих из ныне действующих на политической арене лиц он знал или знает лично и знает им действительную цену. Автор не особенно стесняется в характеристиках, но эта не та беспардонность и безапелляционность, характеризующая многих авторов политологических и публицистических книг, для которых существует лишь два мнения: свое собственное и неправильное. Резкость Кагарлицкого в большинстве случаев представляется обоснованной и оправданной, будь то характеристики резидентов МВФ в России или думских оппозиционеров из КПРФ. Хотя оценки, скажем, правозащитников Ковалева и Якунина мне показались незаслуженно комплиментарными, трудно сочетающимися с их реальной политической и этической траекторией последних лет. Я объясняю эту неточность характеристик авторским опытом личного общения. Не призываю читателя верить Кагарлицкому на слово везде и во всем - он субъективен и не особенно скрывает своих симпатий и пристрастий. Но я хотел бы обратить внимание на то, что субъективность, которая у нас слывет чуть ли не ругательством или, по меньшей мере, синонимом предвзятости, антиподом "объективности", есть в данном случае не недостаток, но достоинство анализа и оценок автора. Выгодно отличающие авторскую позицию от рыбьей беспристрастности иных литераторов.

В-третьих. С исчезновением из вузовских программ философии, социально-политической теории (даже в вульгарно-догматических вариантах МЛФ или многократно изруганного научного коммунизма) приходится констатировать резкое падение методологического уровня подавляющего большинства постсоветских социально-политических работ. Авторы нередко демонстрируют журналистскую позитивистскую поверхностность, когда даже обилие импортных терминов и словечек не могут прикрыть смысловое убожество и бессодержательность текстов. А неуловимость сугубо российских проблем понятийным инструментарием, порожденным западными реалиями, объясняется заведомой иррациональностью и "неправильностью" "этой страны" и ее народа. С другой стороны, попытки заполнить возникший "методологический вакуум" разработками в русле сугубо отечественных теорий пассионарности Льва Гумилева или геополитических изысканий а-ля А.Дугин пока оказались практически бесплодными и скорее более запутывающими суть российской ситуации, нежели ее проясняющими. Книга Кагарлицкого не относится ни к жанру "переводы с английского", ни к паранаучным мистическим штудиям, несущим на себе отпечаток кондового провинциализма и непрофессионализма, появляющимся на лотках почти на каждом политическом мероприятии.

Книга написана в русле марксистской и неомарксистской традиций, которые официальные придворные аналитики и политологи поспешили объявить устаревшими. Но не того марксизма, который из-под палки "проходили" в вузах бывшие комсомольцы, а ныне министры и президенты банков. А марксизма как метода, как открытой системы, органично впитывающей все достижения передовой мировой социальной и, прежде всего, социалистической мысли. Для которой нет авторитетов кроме истины.

И это тоже не недостаток, а достоинство автора и книги, которого он не стесняется, но скорее гордится. Да и в самом деле, стоит ли отказываться от марксистского метода, если он подтвердился "на все сто" в эпоху после 1989-91 гг. Причем даже самые кондовые, вульгарные в духе схем "Краткого курса" марксисты нередко оказывались точнее в анализе, оценках, предвидениях развития страны и ее экономики, нежели эрудированные вице-премьеры и их советники, любящие к месту и не к месту ввернуть цитату из Поппера, Милтона Фридмана или фон Хайека.

Вообще вся книга призвана объяснить, почему объективно выход из российского рукотворного тупика находится "слева".

В-четвертых. Автор относится к числу немногих отечественных аналитиков, которые достаточно хорошо знают мировой контекст происходящих в России процессов. Он лично знаком с рядом зарубежных исследователей и политиков. Поэтому книга выгодно отличается от многих аналогичных работ, в которых российская ситуация выглядит специфично, изолированно, уникально даже в тех своих аспектах, где она уникальной не является. Впрочем, от подкрепления своих ключевых позиций ссылками на Валлерстайна или других достаточно авторитетных авторов книга не проиграла бы. Хотя нестрогость самого жанра книги - она и научная, и публицистическая - позволяет избежать строгих канонов научных монографий.

С авторской позицией, отдельными формулировками можно спорить. Например, с неизбежностью имевшего место варианта трансформации общества. Можно говорить о вероятности того или иного варианта, но история всегда многовариантна и не терпит всякого рода "иного не дано". И то, что Китай, Вьетнам, даже Белоруссия не пошли "российским путем", показывает, что на вызовы времени всегда существуют различные ответы - не обязательно выбирать наихудший. Поэтому мысль, что перед СССР в 1989 г. вопрос стоял только так: "или застой, или реакция" - представляется схематичной и облегченной. Равно как и дихотомичный вопрос, что бессмысленно даже ставить вопрос об ином варианте приватизации, кроме ваучерной - по Чубайсу (напомню, что вариант Верховного Совета РФ предполагал именные приватизационные чеки). Тот факт, что она была проведена Указом Президента и, по большому счету, в случае изменения политической ситуации ее законность и легитимность всегда может быть оспорена, доказывает, что стратегические издержки многих решений оказались важнее их кажущихся ситуативных преимуществ.

А вот разобраться почему иные варианты решений и тенденций заглохли, какую роль в выборе именно дикого неолиберального варианта "реформ" сыграли объективные и субъективные факторы, соотношение внутренних и внешних импульсов и давлений было бы крайне полезно для политиков и России.

Также повисает в воздухе и тезис о принципиальной нереформируемости советской системы. Вспоминается афоризм, что "Безвыходная ситуация - это ситуация, очевидный выход из которой кого-то по каким-то причинам не устраивает!" Автор сам признает, что "при тоталитаризме перестроек не бывает", что старые структуры "по технологическому и организационному уровню на порядок выше новых", что по критериям рационалистичности, криминализованности, гуманистичности поздний СССР был гораздо цивилизованней и модернизированней твердо вставшей на путь социального регресса и превращения в задворки "свободного мира" "ельцинской России". Но, словно опасаясь либеральных обвинений в апологетике "совка", автор ограничивается в характеристике разрушенного общества готовыми и не всегда достаточно аргументированными оценками. Хотя приводимые им же конкретные характеристики образования, здравоохранения, уровня культуры, тиражей "толстых журналов", показателей здоровья, такой интегральный показатель, как продолжительность жизни и, страшно сказать, даже в ситуации с "правами человека" сравнение "демократической России" с "тоталитарным СССР" также оказывается не в пользу первой. Многие другие детали также приходят в противоречие с одномерной и однозначно негативной оценкой "госсоциализма". Какой выбор сделал автор, если бы убедился, что альтернатива имитационному, периферийному, колониальному российскому капитализму - только госсоциализм советского типа со всеми его негативными чертами?

Читая книгу, трудно отделаться от впечатления, что автор не может простить советскому строю и КПСС то, что именно они вскормили нынешнюю власть и многих ее протагонистов. В частности, не могу солидаризироваться с автором в том, что касается Чеченского кризиса. На мой взгляд, логика оппозиционности нынешним "хозяевам России" сыграла с автором злую шутку, загнав его в двоичную черно-белую логику "или-или". Критикуя, местами метко и "по существу", "странность" и бездарность кремлевской чеченской политики, автор совершает ошибку, поэтическая формулировка которой звучит примерно так: "Из ненависти к собственным подонкам в объятия к чужим подонкам лезть?" Автор может обижаться, но под "Чеченской" главой книги могли бы подписаться и Лера Новодворская, и Константин Боровой.

Да, нынешний чеченский кризис и "Бандостан Ичкерия" создан деятелями того же ельцинского режима - Бурбулисом, Хасбулатовым, Полтораниным, Шахраем, усугублен Лебедем и Рыбкиным. Предательство со стороны Российской власти антидудаевской оппозиции и всех граждан Чечни и РФ (как чеченцев, так и русских и лиц других национальностей) привело к первой "чеченской войне". Но видеть в действиях Басаева или "советского офицера Масхадова" лишь справедливое сопротивление имперской политике или конфликт "Сибнефти" и "Транснефти" или ТОЛЬКО попытку использовать в электоральных целях "маленькую победоносную войну" - это пытаться с помощью неадекватной одномерной логики анализировать сложнейший многомерный конфликт. Сама реакция жителей того же Ставрополья и Дагестана, поддержавших вооруженный отпор местным и международным террористам и работорговцам, показывает, что действия Российского правительства могут соответствовать интересам и чаяниям простых граждан РФ независимо от национальности. Которые могут очень не любить местные и российские власти. Но свободолюбивых чеченских "сверхчеловеков с большой дороги" они не любят еще больше. В целом чеченская ситуация представляется более многогранной и сложной, нежели она предстает в книге.

Вообще анализ национальных отношений - не самая сильная сторона книги. Так, упрощенными мне представляются и оценки некоторых политических организаций, пытающихся использовать в политике русский фактор.

Характеристика КПРФ также представляется несколько однобокой и нормативной, равно как и оценки некоторых ее действий. Несправедливой, например, мне представляется оценка действий КПРФ как "предательство Примакова", поскольку "спасать Примакова" и его правительство против его воли и желания КПРФ не могла, да и не была заинтересована. А ситуация была именно такой.

Безапелляционностью грешат и характеристики иных политических организаций. Я бы не рискнул окрашивать КРО в фашистские или националистические краски. Равно как и радоваться, что "откровенные националисты" типа Бабурина или Рогозина не прошли в Думу. Кстати, Бабурин не прошел по причине неразрешимых противоречий с КПРФ, а Рогозин убедительно победил в одномандатном округе и возглавил Комитет по Международным делам. Что касается меня, то я бы предпочел, чтобы в Думе заседал "националист" Бабурин, а не олигархи-"западники" Березовский с Абрамовичем.

Нельзя солидаризироваться с автором и в оценке иных российских явлений: в том, чтобы видеть в любом недовольстве засильем и привилегиями финансовой и информационной олигархии (в которой секрет Полишинеля - доля еврейской диаспоры преобладающая) проявление черносотенного, иррационального антисемитизма. Такой взгляд простителен для А.Гербер, но не для Б.Кагарлицкого.

Другим облегченным сюжетом мне представляется анализ федерализма, в котором автор видит ТОЛЬКО становление региональных авторитетов, квалифицируя это как "касикизм". Можно согласиться с автором лишь отчасти, поскольку такая тенденция действительно присутствует, хотя и не во всех регионах она доминирует. В разных регионах ситуация складывается по-разному, нередко усиление самостоятельности региональных лидеров что-то сродни тому, что специалисты по компьютерной технике называют "FOOL PROOF" - защитой от дурака. Не стоит уточнять, кто в данной ситуации подразумевается под "дураком". Наверное, "презумпция виновности" или, наоборот, "невиновности" центра или регионов - не самая эвристическая и плодотворная методологическая установка для анализа федеративных отношений.

Несколько преждевременной мне представляется и насквозь пропагандистская, одномерная оценка "путинщины". Возможно, что Кагарлицкий окажется прав и та тенденция, которую он видит ведущей в деятельности нового премьера и кандидата в Президенты, будет доминирующей и в перспективе. Однако есть и другие потенциальные возможности и траектории развития и потенциальной трансформации нынешней российской власти и общества.

А.Юсуповский, советник информационно-аналитического управления Совета Федерации

2003 - Восстание среднего класса

Издательство: Ультра.Культура

Год издания: 2003

Эта книга написана одним из вдохновителей российского движения антиглобалистов, социологом и политологом Борисом Кагарлицким. Книга - исследование. Главный объект исследования - глобализация. На глазах автора мир интегрируется и превращается в единую живую материю. Он становить еще более тесным и близким. И две стороны процесса глобализации все более отчетливо вырисовываются. Одна сторона принадлежит миру корпораций, другая интернационалу трудового населения.

Понимая всю неотвратимость происходящего, наблюдая как старые формы управления и сдерживания, уже давно не выдерживающие нагрузки, заменяются новыми. Осознавая, что новый мир, навязанный сверху, оказывается еще более бесчеловечнее старого. Автор задается вопросом, а есть ли альтернатива? Какой мир придет на место нынешнего? И не стоит ли доверить процесс глобализации другим силам, а не мировой бюрократии и ТНК?

Социолог и политолог Борис Кагарлицкий в своей книге собрал огромное количество личных наблюдений. В роли хладнокровного судьи он смотрит и анализирует антиобщественный характер «глобализации сверху», выгодной элитам, и противопоставляет ей проект «глобализации снизу».

Но что станет толчком к глобализации снизу? Марксизм? Пролетарии? Либералы?

Ответом должно стать - восстание среднего класса!

Доказывая это на новейшем материале автор показывает как героями в борьбе за глобальную демократию становятся: хакеры, герои мультфильмов. Как и почему возникают биржевые кризисы, экологические и антиглобалистские выступления.

Легкость стиля и популярность изложения делает книгу обязательной для всех интересующихся будущим.

«Восстание среднего класса» - Борис Кагарлицкий, Издана: 30.06.2003.

Отрывки из книги «Восстание среднего класса»:

Опорой стабильности глобальной системы становится не только обещанное благосостояние среднего класса, но и его культурная интеграция. Это культура стандартизированного разнообразия. В начале 1990-х одна российская фирма рекламировала себя словами: «При всем богатстве выбора иной альтернативы нет». Это, в сущности, принцип всей культурной политики рубежа ХХ и XXI веков. Перед нами принципиально новое явление. Английский превращается в современный эквивалент латыни - язык, знание которого становится глобально необходимым требованием социальной жизни и условием доступа к информации. Люди, живущие в Лондоне, Дели, Москве и Буэнос-Айресе, оказываются удивительно похожи друг на друга. Они потребляют товары одних и тех же торговых марок. Они засоряют родные языки одними и теми же новообразованиями. Они смотрят одни и те же фильмы, слушают одинаковую музыку. Их дети играют в одни и те же игрушки!

Игрушки! Волны организованных эпидемий прокатываются по планете, заставляя детей поочередно требовать от родителей то новых платьев для Барби, то пластиковых черепашек-мутантов, то полную коллекцию покемонов. В 1995 году в Йоханнесбурге, войдя в дом одного из своих знакомых, я заглянул в детскую комнату и оцепенел: она практически не отличалась от комнаты моего сына в Москве. Не только игрушки, но и постеры на стенах были те же самые!

Музыкальная культура, растиражированная MTV, формирует однотипные вкусы у каждого нового поколения, невзирая на географические различия. Разумеется, десятка лучших клипов в Лондоне будет не та же, что в Москве, а московская разойдется с подобранной в Киеве, но клипы, из которых будут составлены все эти рейтинги, на половину, а то и на две трети будут одни и те же.

Важным инструментом культурной стандартизации становится компьютер. С того момента, как Microsoft внедрил Windows в качестве мировой операционной системы, миллионы людей стали пользоваться одними и теми же программами, узнавая одинаковые значки на экранах мониторов. Единый язык символов сохраняется, несмотря на то, что программы переводятся на десятки языков. После того как программы переводятся с английского на другие языки, они становятся «своими», окончательно усваиваются миллионами пользователей, превращаясь в часть их собственной культуры. Операционные системы и Интернет определенным образом организуют досуг, работу и даже мышление, заставляя бессчетное число людей по всей планете ежедневно проделывать одну и ту же последовательность операций, причем совершенно добровольно.

Развитая система электронных развлечений обеспечивает, на первый взгляд, надежный и эффективный механизм ухода от реальности. Компьютерные игры, телевизионные шоу и лживые новости создают многовариантный, но по-своему целостный мир иллюзорных псевдособытий. В свою очередь шоу-бизнес превращается в одну из наиболее прибыльных отраслей экономики, насквозь пронизанную духом капиталистического накопления и рыночного соревнования. Глобальные коммуникации придают ему новое измерение, делают его всепроникающим и агрессивным.

На искусстве всегда делали деньги. Пьесы Шекспира привлекали толпу не меньше, чем голливудские блокбастеры. Да и драматурги, писавшие для тогдашней лондонской публики, в большинстве своем были весьма далеки от уровня Шекспира. Но даже второсортный автор или актер той эпохи должен был завоевывать публику самостоятельно, опираясь только на свои способности. Современный шоу-бизнес обогатил создателей зрелищ, но одновременно поставил их в зависимость от технологии и капитала. Без денег нельзя снять фильм, но главное, его невозможно показать публике, не имея поддержки инвесторов. Совершенно бездарные авторы и посредственные исполнители могут быть «раскручены» с помощью мощной рекламной компании, посредственные актеры превращаются в «звезд», а по-настоящему талантливые исполнители могут быть привлечены для разыгрывания бездарного сценария. Более того, бездарный певец или актер на роль звезды подходит больше, нежели талантливый. Они удобнее, ими легче управлять. Чем меньше у звезды настоящих творческих данных, тем более она зависит от продюсера, от рекламы, от организации, гарантирующей «кумиру публики» его популярность и доходы.

Успех приходит туда, где есть деньги. Персонаж шоу-бизнеса превращается в предпринимателя. И продает он уже не себя, не свой талант, а свое имя. Его имя превращается в бренд точно так же, как любой другой бренд, продвигаемый на рынок рекламными кампаниями. Актеры, режиссеры, писатели продают свой бренд. Но сделать это самостоятельно они не в силах. Потому что, как бы ни были они богаты и знамениты, их успех полностью предопределен их взаимоотношениями с капиталом, контролирующим систему глобальных коммуникаций.

Отсюда отнюдь не следует, что искусство, стоящее за брендом, обязательно плохо, пошло или банально. Оно может быть и банальным, и новаторским, бездарным или талантливым. По большому счету, это для шоу-бизнеса не важно, и не это определяет успех бренда.

Маркетинговые кампании в свою очередь далеко не всегда удачны. Можно вложить деньги в раскрутку бренда и прогореть. Но успех или поражение подобной кампании к качеству творческого «продукта» не имеет никакого отношения. Главное - выйти на рынок в нужное время и найти там свою «нишу».

Персонаж шоу-бизнеса теряет право на самостоятельность. Человек становится придатком к своему бренду. Он обязан его обслуживать. У него не может быть ни личной жизни, ни индивидуальности, которые противоречили бы требованиям бренда. Если в прежние времена творческая личность считалась образцом независимости и свободы, то персонаж шоу-бизнеса становится предельно обезличенным. Не человек злоупотребляет местом, занимаемым им в обществе, а место употребляет человека, его занявшего.

Переход от искусства к шоу-бизнесу означает превращение творца из «неотчужденной личности» в существо, воплощающее принцип тотального отчуждения. Однако пустота персонажа не должна быть заметна публике. Ее скрывают за экстравагантностью, роскошью, внешними признаками интеллектуальности.

В свою очередь персонаж шоу-бизнеса превращается в культурную норму для среднего класса, ходячий образец. Точно так же, как реклама закладывает нормы потребительского поведения, шоу-бизнес и окружающая его квазитворческая среда создают нормы и стереотипы поведения культурного.

Формируя нормы для среднего класса, капитал одновременно провозглашает эти нормы общезначимыми. Им вынуждена следовать сама элита. Положение обязывает - элиты оказываются жертвой собственной пропаганды. Они начинают сами подражать среднему классу, воспроизводя его поведение, вкусы и предрассудки. Принцы крови надевают джинсы и бегают по дискотекам. Хозяева крупных компаний бессмысленно тратят время, просматривая идиотские блокбастеры. Толковая и пошлая роскошь шоу-бизнеса остается достоянием иллюстрированных журналов, в то время как элита все менее способна окружать себя изысканной и утонченной роскошью аристократического быта. Богатство больше не связано с красотой.

Увы, чем более всеобщей становится норма, тем труднее ее поддерживать. Повторение одних и тех же слов и поступков становится обременительным. А главное, требования жизни и «общепринятые правила» все более расходятся. Чем больше обнаруживается проблем у среднего класса, тем менее он соответствует собственной «норме». Люди начинают вести себя непредсказуемо. Происходит разложение «нормы».

Культура нового среднего класса - нечто среднее между «массовой культурой» 1960-х и традиционной «высокой культурой». Точнее, это соединение того и другого, это нечто, возникающее при их соприкосновении, на их границе. Эта культура уже не удовлетворяется примитивными поделками и убогими суррогатами. Она требует «уровня» точно так же, как новый средний класс требует уважения к себе. Но при всем том она не перестает быть массовой, общедоступной и легкой в употреблении. Отсюда, например, фантастический успех книг Дж. К.Ролинг (J.K. Rowling) про Гарри Поттера и других подобных произведений. Они представляют собой общедоступное чтение, не лишенное, однако, определенного литературного уровня. Оно не ставит перед вами серьезных вопросов, не заставляет мучиться размышлениями о смысле жизни. Но давать его своим детям и тратить на него свое время - не стыдно.

Среди левых критиков глобализации распространено мнение, будто культурный процесс, контролируемый крупными корпорациями, представляет собой как бы «улицу с односторонним движением», где все обречены двигаться по правилам Голливуда. На самом деле это не совсем так. Скорее можно говорить о двустороннем движении, но по очень странной улице, где на одной стороне имеется пять полос, а на другой - всего одна, да и по ней движение разрешено лишь в четные дни…

И все же встречные культурные течения, безусловно, здесь встречаются. Время от времени они даже овладевают массами и, соответственно, потребительским рынком. Развлечения, предназначенные для нового среднего класса, претендуют на разнообразие. В противном случае система не способна выполнить собственные обещания. Она предлагает постоянное обновление и динамизм, которые невозможно даже симулировать простым воспроизведением однотипной серийной продукции. Поэтому в сфере культуры постоянно допускаются различные «уклоны», нестандартные решения (чего в «классическом» варианте «масскульта» не может быть). Другое дело, что подобное разнообразие должно лишь поддерживать и укреплять общую динамику стандартизации.

Идеи и образы, возникшие в 1960-е годы в недрах контркультуры, в 1980-90-х осваиваются и перерабатываются новой массовой культурой. Мануэл Кастелс (Manuel Castells) писал, что компьютерная революция стала возможна в Калифорнии благодаря культурному перевороту, устроенному молодыми радикалами 60-х годов. Однако таким же точно образом господствующая система переваривала весь социальный и культурный материал великого антисистемного бунта. Формирование нового среднего класса было бы, в культурном отношении, невозможно, если бы поколение 60-х не дало западному обществу фантастический импульс обновления. Система переваривает не только идеи и образы, она использует и людей, превращая неудавшихся революционеров в удачливых менеджеров и благополучных интеллектуалов. Техника воспроизводится, образы тиражируются, а содержание выворачивается наизнанку. Музыка протеста становится шоу-бизнесом. Альтернативный стиль - господствующей модой, почти униформой. Индивидуальное противостояние общественным требованиям - конформистским индивидуализмом.

Это культурная реставрация, которая, как и всякая успешная реставрация, не отрицает достижения революции, а по-своему опирается на них. Ключевым моментом культурной реставрации становится реабилитация потребления. Бунт 60-х годов основывался на осуждении «консумеризма», критике «потребительского общества», в котором, как в болоте, потонули революционные идеалы европейского рабочего движения. Реставрация 80-х предполагала возврат к потреблению, но теперь уже - эстетизированному, разнообразному и индивидуализированному. Потребительская культура должна была одновременно стать и культурой самоутверждения. Приобретение товаров из механического действия превращалось в символическое самоутверждение личности. Многочисленные «бренды» должны были придать потреблению дифференцированный характер. Каждый «бренд» формировал собственную символику и эстетику, мало связанную с товаром как таковым, но принципиально важную для самооценки покупателя. Реклама превратилась в разновидность искусства, привлекающего в свои ряды художественные таланты и усваивавшего самые передовые эстетические идеи.

Для культурной реставрации 1980-х очень показателен феномен журнала «Wired»: радикальный стиль, порожденный революцией 60-х годов, оказывается здесь поставлен на службу консервативной политике. Это одна из характерных черт «калифорнийской модели», по которой строилось информационное общество 90-х. Радикальная культура или, по крайней мере, ее элементы успешно интегрируются в буржуазный, консервативный проект, придавая ему динамизм и видимость «прогрессивности».

Отныне стиль заменяет содержание. Идея коллективного социального освобождения (social emancipation) заменена радостью индивидуального самоутверждения (self-satisfaction). Другое дело, что, пытаясь опереться на антисистемные образы и традиции, система втягивается в рискованную игру. Классический консерватизм принципиально отвергал все подозрительное, все, в чем хоть как-то проявлялось критическое сознание. Неоконсервативная реставрация заигрывает с образами, порожденными критическим сознанием, ставит их себе на службу и тем самым частично легитимизирует нонконформизм.

Разумеется, контролируемый нонконформизм сам по себе угрозой для общества не является. Он лишь придает жизни вкус разнообразия. Но граница допустимого может быть нарушена стихийно и неожиданно. Особенно заметно это становится в Восточной Европе конца 90-х годов. Радикальный стиль, экспортированный из стран «центра» в страны «периферии» вместе с другими атрибутами новой культуры среднего класса, начинает там понемногу наполняться радикальным содержанием. Происходит это в значительной мере стихийно. Восточноевропейские общества, не пережившие революции 60-х годов, приобщаясь к культуре западного среднего класса, становятся восприимчивыми и к тому комплексу идей, представлений и чувств, которые дали ей первоначальный импульс.

Уже в 1970-е годы официальное искусство в «коммунистических» странах делается все более формальным и бездушным, а все живое становится в той или иной степени оппозиционным, однако в то же время понемногу теряет связь с питавшей его ранее культурной и идейной традицией. Поиски новых идей оказались не более результативны, чем поиски новой эстетики. Это была отчаянная попытка советских людей перестать быть советскими, не становясь ничем иным.

Культурный кризис 90-х годов часто описывается в экономических категориях: не было инвестиций в кинематограф, субсидии театрам стали нищенскими, крупномасштабные выставки стали редкостью и т.д. Но разразившийся кризис идентичности был гораздо страшнее, чем нехватка денег. И острота этого кризиса оказалась прямо пропорциональна усилиям самой творческой интеллигенции прикончить советскую традицию - единственную, какая у нее была. Этот фанатизм разрушения (возможно, последнее, что осталось живым из всей революционной культуры) оказался не просто наиболее сильным эмоциональным началом, но и стал единственной объединяющей идеей, тем самым сделав невозможным появление любых других творческих идей. Предполагалось, что идеалы свободного рынка автоматически породят новую культуру. Но такие наивные представления могли возникнуть только у советских людей, лишенных рыночного опыта, а потому не осознававших, что рынок и буржуазность враждебны культуре в принципе (именно поэтому все волны обновления западной культуры в XIX-XX веках так или иначе строились на антибуржуазности).

Распад советской культуры означал и конец антисоветской оппозиции в культуре. Интерес к андеграунду 70-х и 80-х годов начал стремительно улетучиваться, по мере того как эти культурные явления переставали быть андеграундом (это в равной степени относится и к «новому авангарду» с полулегальными художественными выставками и к самиздатским романам). Дело не в том, что эти произведения искусства были плохи - многие из них как раз были хороши. Но они выполняли определенную политико-культурную функцию, которая исчезла вместе с советскими порядками. Исключением является рок-культура 70-х и 80-х, которая продолжала развиваться и будучи легализованной. Большие деньги сыграли здесь такую же разлагающую роль, как и на Западе. Рок-идолы 80-х (такие, как Андрей Макаревич) к 90-м коррумпировались и превратились в образцы снобизма и безнадежной буржуазности, герои начала 90-х (будь то «Алиса», «ДДТ» или «Любэ») тоже скомпрометировали себя, зачастую утратив способность к новаторству. Но их с поразительной быстротой сменяли новые лица и имена. В данном случае картина мало отличается от общемировой. Шоу-бизнес способен коммерчески осваивать контркультуру и одновременно разрушать ее (в работах Тома Франка* дано блистательное описание этого процесса). Но в то же время, теряя одних героев, контркультура тут же порождает других, которых она, скорее всего, тоже в скором времени утратит. Существует питательная среда, способная воспроизводиться и порождать все новых и новых творческих лидеров, для самоутверждения которых, по крайней мере, на первом этапе, необходимо декларативно бросить вызов как официальным нормам, так и «продавшимся» и «развратившимся» представителям прошлого поколения. Этот перманентный бунт является формой существования контркультурной среды: ее полное поглощение не выгодно даже шоу-бизнесу, ибо сам он не способен порождать новые творческие идеи.

Почему именно музыкальная контркультура сохранилась и развивается на фоне кризиса и распада всего советского (от подцензурного кинематографа до самиздатовской литературы)? Скорее всего потому, что она никогда не была полностью и органично связана с советской традицией. Ее возникновение приходится на начало 70-х и никак не связано с продолжением или возрождением революционного импульса. Она возникла под влиянием западного рок-н-рола, была импортирована вместе с мини-юбками, джинсами и другими проявлениями западного протеста 1978-72 годов. Антибуржуазный смысл этого протеста оставался скрыт для большинства восточноевропейской молодежи, но обаяние стиля было неудержимо. Антибуржуазность заменялась упрощенным и порой весьма дешевым нонконформизмом, направленным уже против собственной консервативной бюрократии. Таким образом, «русский рок» с самого начала нашел и собственное, вполне органичное оправдание, и собственного врага. Он вполне прижился на российской (или украинской) почве, но показательно, что никогда не определял себя как часть советской или даже антисоветской культуры. Он просто развивался в это время и на этой территории.

После того как восточноевропейское культурное пространство «раскрылось» для западных веяний, оно в кратчайшие сроки начало обретать характерные черты провинциальности, восторженно воспринимаемой частью общества как доказательство модернизации и «приобщения к цивилизованному миру». Однако вместе с западными культурными стандартами на Восток были занесены и вирусы культурного радикализма. Спустя 10-15 лет обнаружилось, что эти вирусы попали на исключительно благодатную почву.

Эту книгу можно заказать на нашем сайте (по России, кроме Москвы) или приобрести по адресу: Книжный магазин "Фаланстер", Б. Козихинский пер.,10, 504-4795, http://www.falanster.ru, С 11 до 20, кроме вс.

2004 - Периферийная империя. Россия и миросистема

Издательство: Ультра. Культура, 2004 г.

Твердый переплет, 528 стр.

ISBN 5-98042-045-2

Тираж: 3000 экз.

Содержание книги:

Введение: ИСТОРИЯ КАК ПОЛИТИКА

Предмет и метод

Школа Покровского

«Цивилизационная школа»

Миросистемный анализ

«Центр» и «периферия»

Кондратьевские циклы

Русская судьба

ГЛАВА I. СТРАНА ГОРОДОВ

Время наводить порядок

Киев и его враги

Судьба Хазарии

Христианство и торговля

Древнерусская урбанизация

Расцвет торговли

ГЛАВА П. УПАДОК XIII ВЕКА

Виновато ли Татарское иго?

Монгольская империя

Запад в XIV веке

Под властью татар

«Разобщение» Руси

«Безмонетный» период

Немцы против новгородцев

ГЛАВА III. МОСКВА И НОВГОРОД

Партнеры Москвы: татары и итальянцы

Феодализм в России

Новгород: младший партнер Ганзы

Была ли «новгородская альтернатива»?

Падение Царьграда

Московия

ГЛАВА IV. «АНГЛИЙСКИЙ ЦАРЬ»

Англичане «открывают» Московию

Северный путь

«Московская компания»

Партнеры или конкуренты?

Стратегический союз

Ливонская война

Нарвское плавание

Опричнина

Катастрофа в Ливонии и успехи голландцев

Конец «английского царя»

ГЛАВА V. КРИЗИС XVII ВЕКА

Русская Смута и англичане

Английская революция и Московия

Англичане против голландцев

Кризис XVII века

Страна, где все торгуют

Иноземные промышленники

ГЛАВА VI. ПЕРИФЕРИЙНАЯ ИМПЕРИЯ

Капитализм и рабство

Крепостничество и рынок

Закрепощение

Подневольный труд

Освоение Сибири

Казачество

Борьба с Польшей

Доморощенная буржуазия

ГЛАВА VII. ДЕЛО ПЕТРОВО

Западное влияние

Европейский фасад

Империя расширяется

Самодержавие

ГЛАВА VIII. ЭКСПАНСИЯ XVIII ВЕКА

Государство Романовых

Английский капитал

Британцы на Каспии, французы в Петербурге

Разрыв с Англией

Промышленный подъем

Русский металл

Натиск на Юг

ГЛАВА IX. ЖИТНИЦА ЕВРОПЫ

Хлебный экспорт

Зерно как стратегия

Континентальная система

«Дворянское манчестерство»

Декабристы

Эпоха реакции

Конфликт с Британией

Отмена «хлебных законов»

ГЛАВА X. КРЫМСКАЯ ВОЙНА И МИРОСИСТЕМА

Хлебный вопрос

Экономический кризис

Война и блокада

Итоги войны

ГЛАВА XI. ЭПОХА РЕФОРМ

Вторая индустриальная революция

Россия в мировой реконструкции

Аграрный капитализм

Крестьянский вопрос

Рыночная депрессия и политическая реакция

Народники и марксисты

Российский колониализм

«Отсталость» или «периферийное развитие»?

ГЛАВА XII. РАСЦВЕТ РУССКОГО КАПИТАЛИЗМА:

От Витте к Столыпину

Эра Витте

Индустриализация на юге России

Импортированный капитализм

Русское правительство и иностранный капитал

Кризис 1899-1900

Надвигается революция

Буря 1905 года

Эпоха реакции и реформ: правительство Столыпина

1907-1914: Битва за Россию

ГЛАВА XIII. РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РАЗРЫВ

Большевизм

Новая экономическая политика

Советская Россия и мировой рынок

Проблема накопления

От авторитаризма к тоталитаризму

Кризис хлебозаготовок

«Великий перелом»

Все на продажу

Успех индустриализации

Сталинский Термидор и советский бонапартизм

ГЛАВА XIV. СОВЕТСКИЙ МИР

«Холодная война»

Попытки реформ

Эра стабильности

Стратегия компенсации

Компенсационные сделки

Разложение Восточного блока

Долги

От «застоя» к «перестройке»

ГЛАВА XV. ПОСЛЕ 1991: ПЕРИФЕРИЙНЫЙ КАПИТАЛИЗМ ЭПОХИ РЕСТАВРАЦИИ

Внешний долг

Топливная экономика и вывоз капитала

Деиндустриализация

Доля России в мировом ВВП

Олигархическое государство

Дефолт 1998 года

Кейнсианство по-русски

Вторая «стабильность»

Москва: между Берлином и Вашингтоном

Недостроенная нация

Жизнь не по средствам

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наконец-то вышла книга, которая рассматривает, что не типично для большинства издаваемых ныне исторических исследований, историю Государства Российского с точки зрения подлинно научного анализа. До сих пор, как и в последние годы существования СССР, так и в настоящее время, при написании работ по отечественной истории властвовал принцип чисто субъективного подхода. Даже школьные и вузовские учебники писались либо с либерально-мазохистских позиций, характерных для первых лет и «угара» перестройки, когда все русское, и тем более советское преподносилось как историческая аномалия, либо с все более и более модных позиций теорий, чуть ли не «Вlut und Boden», придающих событиям связанным с российским этносом мистический характер и трактующей нашу историю как череду сакральных волеизъявлений харизматических личностей. Не говоря уже о теории Фоменко-Носовского, суть которой, сводится к тому, что историческая наука, это - даже не конструктор «Лего», из которого можно собирать любую, самую фантастическую конструкцию, а кусок некой акреативной глины в руках интеллектуального отморозка.

Подход Бориса Кагарлицкого к анализу исторических процессов не является чем-то принципиально новым. Это дальнейшее развитие марксистского, диалектического подхода к осмыслению прошлого.

В своём переосмыслении отечественной истории автор опирается на доминировавшую в первые годы советской власти, так называемую «школу Покровского».

"Михаил Покровский был учеником выдающегося русского историка Василия Осиповича Ключевского. Покровский формулировал свои идеи в жестоком противостоянии с господствующими тогда в исторической науке идеями. Высоко оценивая сравнительно "нейтрального" Соловьева, он явно противопостовлял свои взгляды либеральным воззрениям на прошлое России и обещал реинтерпретировать русскую историю с материалистической точки зрения. Причем обращался Покровский, прежде всего к читателю «мозги которого не вывихнуты школьными учебниками истории».

Официальная историография отплатила историку той же монетой. Покровского официально вычеркнули из общеупотребительного списка русских историков.

Не случайно, что после отмены советской, цензуры, когда в массовом порядке стали переиздаваться работы многочисленных дореволюционных историков, включая второстепенных и третьестепенных, работы Покровского так и оставались неизвестными широкой публике».

На протяжении всей книги автор неоднократно приводит выдержки из работ Михаила Покровского касающиеся освещения тех или иных исторических аспектов. В предисловии Борис Кагарлицкий пишет, что: «Восстановление традиций школы Покровского» необходимо, по крайней мере, в интересах научной добросовестности и исторической справедливости. И все же простого возвращения к идеям Покровского недостаточно». И далее: «…переосмысление господствующих концепций русской истории должно быть даже еще более радикальным, чем у марксистского исследователя начала века».

Кроме идей Михаила Покровского в книге рассматриваются историко-экономические изыскания выдающегося русского экономиста Кондратьева, разработавшего свою теорию о цикличности развития мировой экономики. «Кондратьевские волны» были весьма враждебно встречены советскими марксистами, что не помешало западным ученым, в том числе Иммануилу Валлерстайну и Эрнесту Манделю применять и развивать концепции Кондратьева.

Красной нитью, через всю «Периферийную империю» проходит «крамольный» тезис о постоянной, начало которой теряется во глубине веков, зависимости российской администрации от иностранного капитала. Даже Октябрьская революция не решила этой вечной проблемы России. Тема эта вообще поднимается редко. А если поднимается, то масштабы зависимости значительно занижаются. Хотя если рассматривать русскую историю нового времени с учетом интересов международного капитала, то многие, до сих пор логически необъяснимые события приобретают четкое объяснение.

Вероятнее всего в связи с подобными «еретическими», идущими в разрез с официальной историографией, воззрениями Бориса Кагарлицкого на россискую историю, книга издана в скандальной (см. обложку) серии «Все, что ты знаешь - ложь».

Три книги из этой серии уже удостоились запрещения, одна судом, две другие Госнаркоконтолем. И купить их практически невозможно. А вот книга Бориса Кагарлицкого пока еще встречается на прилавках.

Яков Шустов

"Периферийная Империя" - единственный пока пример применения к российскому материалу метода "миросистемного анализа", основанного Иммануилом Валлерстайном, Самиром Амином и Андре Гундер Франком. Борис Кагарлицкий излагает историю России с сугубо марксистских позиций. И при таком взгляде оказывается, что вся история нашей страны сводится к поискам наиболее удобных путей движения товаров и капитала. Начинает он c утверждения, что почти мгновенное возникновение единой Киевской Руси в X веке из разрозненных племен было вызвано необходимостью обеспечить безопасность на торговом пути "из варяг в греки". Когда же в XIII веке Византия - конечная точка этого пути - стала приходить в упадок, а движение товаров переместилось в Балтику, Киевская Русь резко ослабла. И поэтому была разорена татаро-монголами. Именно так, а не наоборот.

Для автора эти полемические утверждения - не самоцель, а звенья в цепи доказательств тезиса, вынесенного в заголовок: Россия не хронически отстает от Запада, а просто издавна "встроена" в его периферию. Причем, увы, в качестве источника сырья. Сначала это были пушнина и воск для свечей, потом зерно (поэтому в XVII веке, когда оно стало товаром, Московия снова присоединила Украину с ее черноземом), потом - лес и пенька для парусников, сейчас - газ и нефть. А крепостничество XVIIIXIX веков - не пережиток феодализма, а необходимое условие участия России в мировой экономической системе, точно такое же, как рабство на американских плантациях.

Такой взгляд на русскую историю, мягко говоря, притупляет желание ею гордиться. Но автор все время подчеркивает: почти на каждом этапе у России был шанс превратиться в самостоятельную державу. Сейчас - тоже. Вопрос в том, насколько быстро мы это поймем.

Эту книгу можно заказать на нашем сайте (по России, кроме Москвы) или приобрести по адресу: Книжный магазин "Фаланстер", Б. Козихинский пер.,10, 504-4795, http://www.falanster.ru, с 11 до 20, кроме вс.

2005 - Марксизм. Не рекомендовано для обучения

издательство: Эксмо (все книги издательства)

cерия: Философский бестселлер

дата выхода: ноябрь 2005

ISBN 5-699-13846-3

тираж 3000 экз. страниц: 480; масса, г.: 480;

обложка: твердая

Содержание книги:

ОТ АВТОРА

КЛАССИЧЕСКИЙ МАРКСИЗМ

ЛИЧНОСТЬ И СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА

КАПИТАЛИЗМ

КЛАССЫ

ГОСУДАРСТВО

СВОБОДА

РЕВОЛЮЦИЯ

ЛЕНИН

РОССИЯ

ЛЕНИНИЗМ

СОВЕТСКИЙ МАРКСИЗМ

ЗАПАДНЫЙ МАРКСИЗМ

ТРОЦКИЗМ

ЛУКАЧ

ГРАМШИ

ФРАНКФУРТСКАЯ ШКОЛА И САРТР

МАРКСИЗМ В КОНТЕКСТЕ ЗАПАДНОЙ СОЦИОЛОГИИ

ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИЙ «РЕВИЗИОНИЗМ»

КОЛАКОВСКИЙ

РЫНОЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ

БУДАПЕШТСКАЯ ШКОЛА

ГРУППА «ПРАКСИС»

СОВЕТСКИЕ «ШЕСТИДЕСЯТНИКИ»

ГРОЗА 1968 ГОДА

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

КЕЙНСИАНСТВО

ПОТРЕБЛЕНИЕ И БУНТ

ОТЧУЖДЕНИЕ

РЕПРЕССИВНАЯ ТЕРПИМОСТЬ

МАОИЗМ

ДЕМОКРАТИЯ И МАССОВОЕ ДВИЖЕНИЕ

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ

МАРКСИЗМ И ПСИХОАНАЛИЗ

СОЛИДАРНОСТЬ, ВЛАСТЬ, АГРЕССИЯ

«ОБЩЕСТВО СПЕКТАКЛЯ»

АНАРХО-МАРКСИЗМ

НЕОТРОЦКИЗМ

ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ

КАПИТАЛИЗМ КАК МИРОСИСТЕМА

ОТ ПОЛИТЭКОНОМИИ К ЭКОНОМИКЕ

НОРМА ПРИБЫЛИ

КОЛОНИАЛЬНЫЙ КАПИТАЛИЗМ

НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА

ПЕРЕНАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА

ПРОБЛЕМА ОТСТАЛОСТИ

КОРНИ ЗАВИСИМОСТИ

DE-LINKING

КОНДРАТЬЕВСКИЕ ЦИКЛЫ

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

КАПИТАЛИЗМ И РЫНОК

НЕОЛИБЕРАЛИЗМ: БУРЖУАЗНАЯ РЕАКЦИЯ

КРОТ ИСТОРИИ ПРОДОЛЖАЕТ СВОЮ РАБОТУ

ДЕМОКРАТИЯ В МАРКСИСТСКОЙ И ЛИБЕРАЛЬНОЙ ТЕОРИИ

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ КОРНИ ТОТАЛИТАРИЗМА

ГРАЖДАНСТВО

ПЛЮРАЛИЗМ

ВЛАСТЬ И НАСИЛИЕ

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ

ТОТАЛИТАРИЗМ

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

ГЕГЕМОНИЯ

ИСТОРИЧЕСКИЙ КОМПРОМИСС

ПОСЛЕ ДЕМОКРАТИИ

ЧТО ТАКОЕ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ - ОЖИДАНИЯ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

ЛЕНИН, КРИТИКА СЛЕВА И ИСТОРИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

СОВЕТСКИЙ ТЕРМИДОР

ПОСЛЕ ТЕРМИДОРА

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ИСТОРИИ

РАЗЛОЖЕНИЕ СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЫ

НОВЫЙ РУССКИЙ КАПИТАЛИЗМ

ОТ КЛАССА- К ПАРТИИ

ПОСТАНОВКА ВОПРОСА

ПРОЛЕТАРИАТ ИЛИ РАБОЧИЙ КЛАСС

КОНСОЛИДАЦИЯ КЛАССА

ИСТОРИЯ И КЛАССОВОЕ СОЗНАНИЕ

ОТ КЛАССА - К ПАРТИИ

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ

ПАРТИИ НОВОЙ ВОЛНЫ

ВОЗВРАЩЕНИЕ АВАНГАРДА?

КАПИТАЛИЗМ, СОБСТВЕННОСТЬ, СОЦИАЛИЗМ

ПРОБЛЕМА СОБСТВЕННОСТИ

МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЕКТОР

РЕФОРМИЗМ

ПОРАЖЕНИЕ РЕФОРМИЗМА

МАРКСИЗМ И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

ИЗОБРЕТЕНИЕ НАЦИЙ

СТРАННОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ

ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИЙ

ИМПЕРИИ И НАЦИИ

ПРАВА НАЦИЙ

ЛЕНИНСКИЙ ФЕДЕРАЛИЗМ

ПОЛИЭТНИЧЕСКИЕ СООБЩЕСТВА И РАСИЗМ

АНТИСЕМИТИЗМ

РАЗБРОСАННЫЕ ПО ПРОСТРАНСТВАМ ЕВРОПЫ И АЗИИ

СИОНИЗМ

НОВЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ, ИСЛАМОФОБИЯ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ПРИЛОЖЕНИЕ: Карл Маркс и Фридрих Энгельс. МАНИФЕСТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

Марксизм не изучают в университетах. Официальные «ученые» говорят о нем, как о чем-то прошлом. Его называют источником зла. И даже «левые» политики предпочитают ему православие и державность. Но именно сегодня марксизм переживает свой исторический ренессанс. Он интересен и интересен, прежде всего, новому поколению поднимающейся революционной борьбы…

«Марксизм: не рекомендовано для обучения» - так называется новая книга Бориса Кагарлицкого, выпущенная издательством «Эксмо» в рублике «Философский бестселлер». Она посвящена марксисткой теории и написана на основе лекций прочитанных автором в Институте социологии РАН по классическому и современному марксизму.

В книге известный левый социолог, директор Института проблем глобализации (ИПРОГ), подробно останавливается на истории марксисткой теории и путях ее развития. Начиная с «классического марксизма», постепенно повествование идет к самым сложным и запутанным эпизодам XX века. Малоизвестные стороны коммунистической теории открываются одна за другой. Социально-экономическая природа СССР, связь его возникновения и распада с глобальными экономическими и общественными процессами, причины подъема и ослабления рабочего движения, взятые в оценке различных школ и мыслителей дают необыкновенно интересную картину эволюции марксисткой мысли в минувшем веке.

События 1968 года в Париже, Чехословакии, послевоенная модернизация капитализма в США и Европе, крушение колониальных империй, образование транснациональных корпораций, сопоставление теоретических позиций советского, западного и восточноевропейского марксизма и многое другое рассматривается в едином целом.

Давая оценку множеству явлений, интересным уже самим по себе, автор показывает? как связанны партийные структуры, классовая борьба, успехи и неудачи социализма, и циклические социально-экономические процессы капитализма. Насколько велика роль хозяйственных связей стран и отраслей, как она развивается, и какое влияние оказывает на классовую, культурную и политическую природу общества. Демократия в марксистской и либеральной теории, национальный вопрос, капитализм в современной России, различия формаций в истории, порождаемых ими социальных структур, понятия пролетариат и рабочий класс, также подвергаются анализу в книге.

В широкий спектр почти 500 страниц «Не рекомендованного марксизма» входит и анализ внутренней динамики рабочего класса на различных этапах истории. Четко понимая природу мирового разделения труда в капиталистической экономике, автор анализирует как интернациональное, так и локально-обособленное сопротивление глобальному капитализму.

Книга содержит массу малоизвестных примеров. В ней логично изложены взгляды многих теоретиков марксизма, с которыми российские левые пока еще мало знакомы. Автор ищет и находит множество ответов на волнующие современное коммунистическое движение вопросы. Он не останавливается перед шаблонами привычных объяснений, а идет дальше. Последовательно взвешивая факты, оценивая тенденции, Борис Кагарлицкий приходит к выводу, что все последние неудачи коммунистического движения тесно связаны с новым витком развития современного капитализма, рост противоречий которого в дальнейшем неминуемо ведет к возрождению революционных сил и победе социализма.

Василий Колташов

Критика книги (сайт Лефт.ру)

Опасный шарлатан выступает от имени марксизма

По поводу книги Бориса Кагарлицкого «Марксизм»

Дмитрий Якушев

Читая по необходимости в прессе бумажной и электронной статьи крупного левого интеллектуала Бориса Юльевича Кагарлицкого мне неоднократно приходилось ловить его на откровенной хлестаковщине, когда Борис Юльевич брался самоуверенно рассуждать о вещах, которых очевидно совсем не знает. Это неприятное открытие полностью отбило у меня желание читать книжки, выходящие время от времени из-под пера этого господина. Ведь согласитесь очень трудно заставить себя тратить время на автора, которому совсем не доверяешь. В общем, до сих пор мне было достаточно публицистики Кагарлицкого, которую, повторюсь, я вынужден регулярно отслеживать в силу политической необходимости. Но недавно мне пришлось сделать исключение из этого правила. Дело в том, что под авторством Кагарлицкого вышла книга «Марксизм», в которой Кагарлицкий по его собственным словам поставил перед собой задачу удовлетворить вновь возникающий спрос на марксизм, для чего потребовалось написать «новый курс, своего рода введение в марксистскую теорию». Что ж, заявка нешуточная. Тем более, что и объективная потребность в таком труде, похоже, действительно имеется.

Итак, известный как в России, так и на Западе, левый интеллектуал, признанный мэтр берется писать фундаментальный труд, ни больше ни меньше, как «новый курс, введение в марксистскую теорию». А это уже, согласитесь, тот случай, когда не читать просто нельзя. И вот я взял и прочел книгу Кагарлицкого под названием «Марксизм».

Скажу честно, выразить чувства, которые переполняли меня во время чтения этого произведения очень сложно, ибо такого соединения низкопробной халтуры, феноменальной наглости, невежества и бредовых фантазий в книге претендующей на научность никогда ранее встречать не приходилось. Для начала представьте себе более чем 400 страниц текста, который призван стать «новым марксистским курсом» практически полностью без цитат и соответственно без всякого отсылочного аппарата. Весь марксизм предстает в более чем вольной интерпретации Бориса Юльевича, мысль которого полностью избавленная от необходимости подкреплять себя цитатами и ссылками озорно резвится без всяких границ, порой закручивая такие сюжеты, что аж дух захватывает. Вообще, в книге мне удалось найти две цитаты: одну из Сталина, одну из Ленина, каких-либо цитат из Маркса и Энгельса в книге «Марксизм» мной не обнаружено.

Но и эти цитаты никак не сдерживают удивительные порывы автора. Он их и приводит-то не в подтверждение какой-либо мысли, а как повод для удивительной фантазии. Так вокруг цитаты из Ленина фантазии Бориса Юльевича разыгрались особенно буйно. Рассуждая о классах, Кагарлицкий берет следующее определение классов из одной известной работы Ленина:

«Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы - это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства».

А вот как, прямо скажем, свободно и неожиданно Борис Юльевич комментирует Ленина:

«Судя по всему, Ленин над этой формулировкой много лет думал, она ему сразу не давалась. Он искал подходящие слова, не находил. Ленин как мыслитель формировался под влиянием немецкой традиции, он искал четких и ясных определений. Эта идея его явно преследует… годами. И вдруг он пишет совершенно случайную статью… И вот оно! Нашел! Естественно, чтобы не забыть, он совершенно не к месту вписывает это в статью о паровозе. Так совершенно случайный журналистский материал становится социологической классикой» («Марксизм», стр. 29).

Вот так. Оказывается бедняга Ленин всю жизнь мучился вопросом, что же такое классы, сформулировать ответ на который он смог лишь к концу жизни в «случайной статье о паровозе». Естественно, он и записал его, куда не попадя, лишь бы не забыть. Как удивительно, однако, может разыграться фантазия Бориса Юльевича.

Между тем Ленин давным-давно понимал, что такое классы и умел это понимание формулировать. Иначе, как бы вообще он мог стать марксистом. Это вообще-то азбука марксизма, прекрасно известная и до Ленина. Еще будучи совсем молодым человеком, всего лишь 24 лет от роду Ленин писал в работе «Экономическое содержание народничества»:

«Действия «живых личностей» в пределах каждой такой общественно-экономической формации, действия бесконечно разнообразные и, казалось, не поддающиеся никакой систематизации, были обобщены и сведены к действиям групп личностей, различавшихся между собой по роли, которую они играли в системе производственных отношений, по условиям производства, и след., по условиям их жизненной обстановки, по тем интересам, которые определялись этой обстановкой, - одним словом, к действиям классов, борьба которых определяла развитие общества» (В.И. Ленин Соч. Изд. четвертое, т.1, стр.391).

Всё определение классов, как групп в системе производственных отношений здесь уже дано. Определение классов можно найти и в других работах Ленина и не только его, было бы желание. Да и искать не надо. Чисто логически понятно, что это не тот вопрос, который мог мучить великого человека всю жизнь.

Сама статья, из которой Кагарлицкий взял ленинское определение классов вовсе не «случайная статья о паровозе», как представляется Кагарлицкому. Это известная, большая и важная работа, выходившая отдельной брошюрой, с серьезными теоретическими обобщениями, в ней Ленин раскрывает разницу между коммунистическим и капиталистическим трудом, касается вопросов женского труда и отмирания классов, а вот как раз о паровозе в тексте Ленина ничего нет. Называется работа, о которой идет речь «Великий почин». Очевидно, Кагарлицкий не знает, о чем пишет и никогда статьи Ленина не читал, и даже не просматривал. О паровозе и все тут. Поэтому, конечно, и определение классов в этой статье по Кагарлицкому дано не к месту. Хотя любой, кто откроет томик Ленина с указанной работой, сможет убедиться, что определение классов там дано очень даже по делу. Ленин пишет о завоевании власти пролетариатом, о последующем отмирании классов и чтобы показать сложность пути к этому отмиранию ему потребовалось еще раз сказать о том, что такое класс. А вот про паровоз там ничего нет.

Но Кагарлицкому так нравится его нелепая фантазия, что он повторяет ее еще раз уже в конце книги:

«С этим вопросом мучился и Ленин. Отсюда и явное возбуждение, с которым он записывает внезапно озарившую его (и действительно гениальную) формулировку об общественном разделении труда, - в самом неподходящем месте, в статье о ремонте паровоза» (стр. 310).

Надо же так самозабвенно выдумывать такие удивительные глупости. По-моему, очевидно, что после такого ни одному слову Кагарлицкого верить нельзя. Никакой вы, сударь, не интеллектуал, а самый, что ни на есть настоящий шарлатан.

В книге Кагарлицкого нет ничего о происхождении марксизма, о его связи со всем предыдущим философским, научным развитием человечества, нет ни философии, ни политэкономии, есть только бредовые, бессвязные фантазии.

Естественно, больше всего место в книге уделено западному марксизму: Франкфуртской школе, Грамши, Парижу 68 года. Почему-то уверен, что знатоки этих тем, если наберутся сил ознакомится с книгой Кагарлицкого найдут там не мало забавных фантазий.

Легкость в мыслях у Кагарлицкого, что и говорить необыкновенная. Вот только некоторые заявления.

«Когда люди с высокой квалификацией выходят на рынок труда в секторе низкой квалификации, они наносят страшный ущерб тем, кто на этом рынке действует, потому что делают ту же работу лучше» (стр. 327).

Опять-таки нет никаких цитат, ни ссылок на какие-то исследования этого вопроса. Откуда что берется? А по-моему, все как раз наоборот. Я, например, очень сомневаюсь, что Кагарлицкий лучше вычистит мусоропровод и уберет подъезд, чем наша дворничка тетя Люба из Воронежа.

Или вот:

«Советские программисты умудрялись на менее мощных компьютерах получать результаты с той же скоростью, что американцы - на более мощных. Американцы просто полагались на свое «железо», а наши - нет, они его еще на программном уровне усовершенствовали».

Какие программисты, какие результаты, где и когда? Я вот слышал, что наши первые компьютеры были сильнее западных. Но это все пустые разговоры.

А вот о причинах плохого отношения Маркса к Герцену:

«И тем не менее в отношении Маркса к Герцену есть какой-то иррациональный страх. Его пугает то, что среди русских появились социалисты. У него есть ничем не обоснованное, нечетко сформулированное опасение, что в России может произойти какое-то противоестественное скрещивание социалистических идей с имперской идеологией» (стр. 53).

Где это «нечетко сформулированное опасение»? Все это опять совершенно голословные утверждения. Я вот именно таких опасений у Маркса по поводу России не припомню. Может быть они уж слишком «нечетко сформулированы»? Хотя я, например, прекрасно помню опасения классиков по поводу принятия за социализм любых мер государственного вмешательства в экономику. Вот, что пишет по этому поводу Энгельс Бернштейну 12 марта 1881 года:

«Это чисто корыстная, манчестерски-буржуазная фальсификация называть «социализмом» всякое вмешательство государства в свободную конкуренцию - покровительственные пошлины, гильдии, табачную монополию, огосударствление отдельных отраслей промышленности…» (МиЭ соч. т.35, стр. 140).

Или вот, что вдруг начинает утверждать Кагарлицкий от имени Энгельса:

«В другом же месте тот же Энгельс неожиданно и пророчески начинает размышлять о диктатуре партии. Если рабочий класс слаб, власть класса превращается во власть партии, а сама партия становится авторитарной. Это будет не диктатура пролетариата, а диктатура партии. В конце концов диктатура одной партии обернется господством одного лидера, диктатурой одного лица не только над пролетариатом, но и над самой партией» (стр.54).

Опять-таки, где эти размышления Энгельса. Все это больше похоже на размышления какого-нибудь современного замшелого троцкиста, но никак не Энгельса. Рискну утверждать, что таких размышлений у Энгельса нет. Кагарлицкий просто нагло врет, выдумывая от имени Энгельса всякие глупости.

Досталось от Кагарлицкого не только Марксу, Энгельсу и Ленину. Ни с того, ни с сего Кагарлицкий вдруг утверждает: «Любопытно, что Кейнс мало знал Маркса, но был знаком с работами Энгельса» (стр.208).

Бррр… Откуда взял? С какими работами Энгельса он был знаком? Работы Энгельса так тесно пересекаются с работами Маркса, что как можно знать одного и быть мало знакомым с другим? Все это какой-то бред. В народе говорят в таких случаях: язык, что помело.

Вопросы философии и политэкономии Кагарлицкий в своем «новом курсе марксизма» тщательно обходит. А там, где он вынужден хоть что-то сказать, он демонстрирует полное невежество. Вот пример совершенно наивно-обывательского рассуждения на полит-экономические темы:

«В руках собственников находятся орудия и средства производства - заводские здания, станки, сырье. Но это далеко не главное. Если нет денег, если деньги не превращены в капитал, то есть не инвестированы в экономику, все это превращается в бессмысленную груду предметов» (стр.22).

Как будто заводские здания, станки и сырье - это не капитал. Впрочем, понятно, что Кагарлицкий очень любит деньги и плату за свой труд по дискредитации и опошлению марксизма возьмет только в денежных знаках, а не частью тиража своей книги.

Приведенные здесь примеры лишь малая часть глупостей, вранья, подлогов, содержащихся в книге Кагарлицкого. Что ж, левая кодла имеет соответствующих лидеров: Тюлькин, Кагарлицкий, Зюганов - один стоит другого. Печально только, что книга Кагарлицкого получит некоторое распространение за ее пределами и возможно погубит некоторое количество невинных душ, навсегда отбив у них интерес к марксизму.

Кагарлицизм вместо марксизма

Рецензия на книгу Б. Кагарлицкого "Марксизм: не рекомендовано для обучения". М., Алгоритм, 2005.

Михаил Попов

Публикуя критическую рецензию Михаила Попова на книгу Бориса Кагарлицкого, нельзя не отметить неверное отнесение Кагарлицкого к троцкистам. На самом деле, Кагарлицкий в идейном плане тесно примыкает к такому значительно более широкому явлению западной левой, объединившему разнообразнейшие течения "новых левых" и "демократических социалистов", как левый антикоммунизм, с его фальшивым морализаторством на темы "тоталитаризма" и "демократии", и иллюзией нахождения "над схваткой", на практике обернувшейся поддержкой капитализма в Холодной войне. Только понимая исторический контекст возникновения и развития подобных идей, можно полностью осознать их реальную политическую роль в идеологической борьбе. И эта роль, к сожалению, еще не сыграна ими до конца…

Поскольку мне как профессору кафедры философии и культурологии Санкт-Петербургского государственного университета поручено читать спецкурс "Марксизм в современном мире", я не мог обойти вниманием толстенную, в 477 стр., книгу Б. Кагарлицкого, посвященную вроде бы изложению марксизма.

Сам автор на последней стороне обложки представляет себя неким изгоем, который "в 1978 году примкнул к подпольному марксистскому кружку" и который, похоже, остается подпольщиком-марксистом даже в постсоциалистической России, совмещая ныне эту деятельность с должностью директора Института проблем глобализации (ИПРОГ). Ведь опять ему не везет. "Марксизм сегодня, - пишет несчастный подпольщик, - учение не модное, подвергается анафеме, изначально отвергается всеми так называемыми современными политологами". Себя же Б. Кагарлицкий на обложке как раз и представляет как "известного социолога и политолога".

Это нагнетание страстей нужно, видимо, для рекламы книги. На самом деле как раньше никто не запрещал быть марксистом, так и теперь. Теперь даже условия для развития марксизма в определенном смысле лучше - он избавился от львиной доли конъюнктурщиков, карьеристов и прилипал, и его изучением и развитием занимаются те, кто понимает его методологическую, теоретическую и практически-политическую ценность. Систематические марксистские исследования ведутся в Институте философии АН РФ. Результаты марксистских исследований желающими обсуждаются на научных форумах. Так, на последнем философском конгрессе в Москве была марксистская секция. Традиционно марксистская секция работает и в рамках ежегодных Дней петербургской философии, проводимых философским факультетом Санкт-Петербургского государственного университета. В 2004 году в Киеве на базе Национального технического университета Украины "Киевский политехнический институт" состоялась международная научная конференция "Научное наследие К. Маркса и современные социальные процессы", по итогам которой издан прекрасный сборник, который вполне можно рекомендовать к изучению (Научное наследие К.Маркса и современные социальные процессы. Материалы международной научной конференции (Киев, 5-6 мая 2004 г.) / Под ред. Л.А. Гриффена и др. Киев: "ЭКМО", 2004. - 304 с.). Регулярно выходят марксистские по содержанию монографии, сборники и статьи.

Да и свою книгу с претензией на изложение марксизма Б. Кагарлицкий издал не подпольно, а как "философский бестселлер" тиражом в 3 тыс. экземпляров. Причем слова "философский бестселлер", то есть "лучший для продажи" стоят в колонтитуле каждой четной страницы книги. Так что и рассчитана книга не на подпольное распространение. Остается только решить, стоит ли ее рекомендовать для обучения марксизму.

Марксизм в книге есть. Во-первых, потому, что в ее конце опубликован "Коммунистический манифест" К. Маркса и Ф. Энгельса, а в этом манифесте марксизм есть точно.

Во-вторых, кое-что из марксизма есть и у самого Кагарлицкого. По крайней мере, в одном из десяти разделов книги, а именно, в разделе "Классический марксизм". Правда, в раздел "Классический марксизм" подсунут почему-то и такой подраздел, как "Троцкизм" (видимо, марксизм Кагарлицкий изучал по Троцкому и потому отнес его к классикам марксизма), а вот подраздела "Диктатура пролетариата", которая, как известно, является главным в марксизме, ни в этом разделе, ни в других нет и в помине. Уже этого достаточно, чтобы не рекомендовать книгу Кагарлицкого в качестве пособия для обучения марксизму. Но дальше - больше.

Находясь в духовном подполье, Б. Кагарлицкий, похоже, не смог одолеть "Критику Готской программы" К. Маркса и работу "Государство и революция" В.И. Ленина. Иначе он бы не написал таких нелепостей, что социализм в СССР, якобы, "не удалось построить" (с. 286) и не приплел бы ни к селу, ни к городу азиатский способ производства, который, как известно, имел место в восточных странах, базирующихся на поливной системе земледелия. Причем аргументирует он тем, что в Советском Союзе и после окончания переходного периода оставались явления негативного порядка. Но ведь согласно К. Марксу и В.И. Ленину социализм - это такой коммунизм, который еще только выходит из старого строя и во всех отношениях - экономическом, нравственном и умственном несет отпечаток того общества, из которого он вышел. Социализм - это незрелый, неразвитый, неполный коммунизм, и не понимать этого могут только те, кто в свое время наслушался сусловских ревизионистских бредней про "развитой социализм" и "общенародное государство", а истинное понимание социализма не усвоил. Отсюда и троцкистское заявление Кагарлицкого, что "на протяжении ХХ века экономический инструментарий социализма был активно и в разных вариантах опробован как на Востоке, так и на Западе, хотя это отнюдь не означает, что социализм как социально-экономическая система где-либо состоялся" (с. 371-372). Исходя из троцкистской установки о невозможности построения социализма в одной стране, Кагарлицкий пытается вычеркнуть из истории факт построения и развития социализма в СССР.

Да, в СССР после построения социализма и десятилетий социалистического развития произошла потеря социалистических завоеваний. Но если мы славим парижских коммунаров, продержавшихся всего 70 дней, то как высоко мы должны ставить подвиг поколений советских людей, выстоявших 70 лет во враждебном капиталистическом окружении, вынужденных после победы социализма вести непрекращающуюся борьбу с родимыми пятнами капитализма внутри страны и с постоянными попытками разрушить социализм, предпринимавшимися извне.

В истории, как учит марксизм, бывают взлеты и падения, движение вперед и возвращение вспять. Но это самообъявленному "марксисту" Кагарлицкому неизвестно, и он вместо памятника советским борцам и творцам социализма приготовил троцкистское клеймо, утверждая, что "задним числом тезис Троцкого о невозможности социализма в одной стране можно считать подтвержденным фактами" (с. 70). Но факты говорят о другом - о том, что пока власть в СССР руководствовалась марксизмом-ленинизмом, социализм существовал и развивался успешно, хотя и в одной стране. А когда социалистических стран стало много, но руководство Советского Союза, начиная с Хрущева, вступило на путь ревизионизма, социализм в СССР рухнул. Что это доказывает? Что путь ревизионизма, путь отказа от главного в марксизме - от учения о диктатуре пролетариата - это путь к реставрации капитализма. А антимарксистское рыночное понимание социализма - ускоритель движения по этому гибельному пути.

Значение социалистической революции в России Кагарлицкий вроде бы и признает, но так же, как Троцкий, - лишь в качестве фактора приближения мировой революции.

Кагарлицкий, ослепленный троцкизмом, демонстрирует свою полную неспособность рассуждать не только по-марксистски, но и просто логично. Ведь то, что основные средства производства в середине 30-х годов оказались в СССР в общественной собственности, - это исторический факт. А строй, основанный на общественной собственности, называется коммунизмом. Первоначально коммунизм из капитализма возникает по окончании переходного периода как неполный, незрелый, неразвитый, то есть как социализм, и от исторического факта построения в СССР социализма уйти невозможно.

В.И. Ленину принадлежит заслуга доказательства того, что государство при социализме остается формой диктатуры пролетариата до полного уничтожения классов, то есть до построения полного коммунизма. И подчеркнуто это Лениным в работе "Великий почин", которую Кагарлицкий не только упоминает, но прямо останавливается на ней в связи с определением классов и при этом умудряется обойти вопрос о диктатуре пролетариата. А ведь марксист лишь тот, кто доводит признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата.

А как вам понравится утверждение Кагарлицкого, что в России после революции "советы создавались по территориальному принципу" (с. 243), тогда как всем известно, что принцип их образования производственный - от заводов и фабрик, а не от улиц и площадей? Что это - некомпетентность или прямой обман?Да и вообще доверять Кагарлицкому в изложении марксистских истин нельзя. Как доверять, если он даже при цитировании занимается подтасовками. Делая вид, что он излагает позицию Сталина по национальному вопросу, он даже вроде бы процитировал его определение нации, но процитировал неверно, выбросив выделенные нами жирным шрифтом ключевые слова о том, что нация - это исторически сложившаяся общность людей, возникающая на базе общности языка, территории и т.д. И получилось, что нация - это не общность людей, а общность языка, территории и т.п., то есть полная абракадабра. И дается эта подтасовка на стр. 386 под заголовком "странности определения", хотя впору бы дать заголовок "странности цитирования". Соотношение нации и государства Кагарлицкий представляет в полной противоположности марксизму, заявляя, что "государство, в свою очередь, создает нации" (с. 390), тогда как процесс образования наций - естественно-исторический процесс, который никак не может быть сведен к созданию наций волей государства.

Можно ли после всего сказанного рекомендовать рецензируемую книгу для обучения марксизму? Да ни в коем разе. Автор и сам пишет: "В конце концов, я не философ и даже не экономист. Каждый должен писать о том, в чем разбирается" (с. 8). А можно ли разбираться в марксизме, не разбираясь ни в философии, ни в экономике? У марксизма есть три источника и три составных части, в числе которых диалектический материализм и политическая экономия, и без того, чтобы в них разбираться, стать марксистом невозможно.

Вот такие ущербные, не овладевшие ни марксистской политической экономией, ни диалектикой горе-политологи и политики привели к развалу великой державы.

Правда, при социализме Кагарлицкий был не при власти, а "в подполье". Да, похоже, так в теоретическом подполье и остался. Но наступили времена, когда не будучи философом и не разбираясь в философии, можно делать философские бестселлеры, то есть делать деньги, присоединившись, прислонившись, присосавшись к марксизму, популярность которого закономерно растет.

Если говорить словами Ленина, то "с учением Маркса происходит теперь то, что не раз бывало в истории с учениями революционных мыслителей и вождей угнетенных классов в их борьбе за освобождение. Угнетавшие классы при жизни великих революционеров платили им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой злобой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. После их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, так сказать, канонизировать их, предоставить известную славу их имени для "утешения" угнетенных классов и для одурачения их, выхолащивая содержание революционного учения, притупляя его революционное острие, опошляя его. На такой обработке марксизма сходятся сейчас буржуазия и оппортунисты внутри рабочего движения. Забывают, оттирают, искажают революционную сторону учения, его революционную душу. Выдвигают на первый план, прославляют то, что приемлемо или что кажется приемлемым для буржуазии" (В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, с. 5).

Встроившись в капитализм, автор рецензируемой книги рассуждает. что "нет ничего несправедливого, когда топ-менеджеру платят за легкий труд в офисе денег в сотни раз больше, чем рабочему, стоящему у станка или на буровой" (с. 20). И при этом Кагарлицкий "скромно" заявляет на стр. 113. что "к началу 1980-х появляется новое поколение марксистов, к которому принадлежат Александр Тарасов, Александр Бузгалин, Андрей Колганов и, разумеется, автор этих строк". Нет, уважаемый, не разумеется. Про таких, как Кагарлицкий, К. Маркс говорил, что если это марксисты, то я не марксист. А вот к новому поколению ревизионистов и троцкистов-путаников Борис Кагарлицкий смело может себя отнести.

Автор: доктор философских наук

http://www.rpw.ru/public/cagar.html

2005 - Управляемая демократия. Россия, которую нам навязали

издательство: Ультра-Культура (все книги издательства)

cерия: KlassenKampf

дата выхода: ноябрь 2005

ISBN 5-9681-0066-4

тираж 3000 экз. страниц: 576; масса, г.: 560; размеры (высота, ширина, толщина), см.: 21x14x4

обложка: твердая

В одном из анонсов книги “Управляемая демократия” было обещано, что автор (Борис Кагарлицкий) рассматривает “с марксистских позиций политическую историю постсоветской России”. Подобный анализ меня интересовал уже давно, и я купил эту книгу.

Прежде всего, автор построил картину того, что происходило с 1917 года до нашего времени в нашей стране (основное внимание уделено периоду 1985-2005 гг). Можно соглашаться с ним или не соглашаться, но в логичности и стройности его взгляда сложно усомниться. Автор выделяет те процессы, результатом действия которых стала реставрация 1991-1993 гг; описывает и анализирует важные политические события 1993-2005 годов и делает некоторые выводы о дальнейшем развитии нашей страны.

Стилистически книга написана современным языком (в отличие от большинства левой прессы).

В целом, “Управляемая демократия” заслуживает прочтения, хотя некоторые доказательства, на мой взгляд, недостаточны.

Новая книга Бориса Кагарлицкого, вышедшая в весьма почетной серии «Klassenkampf», тьфу, тьфу, тьфу, проколов ещё не было, представляет, по сути, политическую историю сегодняшней России. Автору удалось, в отличие от авторов множества подобного рода книг, пройти, так сказать по лезвию бритвы. То есть не увлечься различными теориями заговоров, заокеанскими масонами, православными чекистами, и прочей конспирологической белибердой в стиле альманаха «Третий глаз». И не превратить период конца XХ - начала ХХI века истории России в сплошную гангстерскую разборку. Подобного рода труды, особенно касающиеся русской истории, очень редки. Обычно рукой пишущего водят интересы, мало соответствующие объективному освещению событий. Крайне полезно для читателя, что при освещении политических событий, экономических процессов и их причин и следствий, автор руководствуется марксистским подходом к освещению истории. Поскольку подобная трактовка: во-первых, понятна людям, получившим советское и мало отличающего от него российское образование, а во-вторых, позволяет видеть историческую картину наиболее четко, и не замутнено, даже тем, кто относится к социальным концепциям марксизма с непониманием. Кто не верит, пусть попробует написать краткий курс истории РФ в стиле Шпенглера или Хаусхоффера, а потом его прочитать.

«В сложившейся ситуации, - пишет в своей книге Борис Кагарлицкий, - избранный российскими элитами курс на уничтожение собственной промышленности, разорение населения (удешевление рабочей силы), разрушение науки и превращение отечественной экономики в полуколониальную был совершенно логичным и по-своему правильным» ответом на вызов глобализации. Во всяком случае, иного способа безболезненно вписаться в открытое общество» и мировую цивилизацию у них просто не было. Другое дело, что, включив Россию в капиталистическую миросистему в качестве полуколонии, Запад, возможно, создал условия для новых глобальных потрясений в будущем».

Действительно, если взять такой аспект, как «удешевление рабочей силы», когда квалифицированные и социально адаптированные рабочие и служащие заменяются на никаких «гастарбайтеров» ради упрощения менеджмента и ежемоментной коммерческой выгоды, то локальное потрясение это может вызвать хоть завтра. А что касается глобального, то выращенный на одной шестой части суши так называемый Homo Soveticus уже принёс Западу неисчислимые беды и непонятки. Сейчас же, похоже, администрация РФ замутила новый приоритетный национальный проект - создать Homo Post-sovеticus’а, что-то вроде помеси Кинг-Конга с Анкой-пулемётчицей, видимо для того, что бы Запад окончательно содрогнулся.

И далее из книги «Победа над «русским коммунизмом» может оказаться для западного капитализма пирровой… Россия снова становиться «слабым звеном», «больным человеком» мировой капиталистической системы в конце ХХ века, как и в его начале. Россия должна экспериментировать или погибнуть. Она не просто должна отстоять свою автономию по отношению к капиталистической миросистеме, но, изменив себя, изменить и мировой экономический порядок.

Вырваться из состояния отсталости можно, лишь покончив с логикой периферийного капитализма (а другого капитализма при данных обстоятельствах в России быть, не может). Инвестиционный кризис в сочетании с кризисом государственности и культурным кризисом не может быть преодолён иначе как на основе новой мобилизационной модели. Опасность состоит в том, что до сих пор мобилизационная модель у нас ассоциируется со сталинским опытом, который повторить в современных условиях невозможно - к нашему глубочайшему счастью. Однако новый вариант мобилизационной модели должен быть найден, иначе стране предстоит десятилетиями прозябать на периферии мировой системы. Задача состоит в том чтобы, отказавшись от имитационных моделей «догоняющего развития сделать ставку на те технологии и структуры, которые станут лидирующими в XXI веке. Экономист Александр Бузгалин называет это «опережающим развитием». Мобилизация финансовых ресурсов должна задействовать главный потенциал - человеческий. Вместо того чтобы экономить на науке, необходимо превратить её в ведущую отрасль экономики. Новая экономическая модель потребует экспроприации олигархов в сочетании с реформой государства, резким повышением вертикальной мобильности для низов общества за счёт доступа к образованию здравоохранению престижным рабочим местам. Воссоздание сильного государственного сектора, ориентированного на передовые технологии, вполне может сочетаться с ростом свободного предпринимательства «снизу». И, наконец, ориентация на Запад должна смениться усилением хозяйственных, политических и культурных связей с большинством человечества - «третьим миром».

Как видно, книга Бориса Кагарлицкого не только «учебное пособие» по недавней, точнее текущей истории России, но и прогноз на её ближайшее будущее. Будущее без уродливого постсовкового бюрократического капитализма, который подразумевает под «строительством Империи», строительство особняков из испанского кирпича на Рублёвке.

Сейчас историческая ситуация благосклонна к России, но администрация вместо того чтобы слышать голос разума, слушает скрип лопатника. Скорый провал благих, но химерических социальных починов Кремля подтвердит правоту выводов сделанных в «Управляемой демократии».

Лев Рамштейн

Критика книги (сайт Лефт.ру)

Управляемая реакция

Юрий Дергунов

Все-таки, я не могу не завидовать работоспособности некоторых людей. Лицо нашей «неавторитарной» левой Борис Кагарлицкий разродился очередной книгой - и это после такой увесистой карикатуры на марксизм! Новая книга, на этот раз - о постсоветской России, представляет собой изрядно переработанную «Реставрацию в России» и теперь носит название «Управляемая демократия». Что ж, понятно: новые времена - новые политические задачи… Впрочем, вторая половина книги, посвященная последним годам, наименее интересна. Слишком уж предсказуемо было все, что напишет Кагарлицкий об этом периоде.

Лично для меня гораздо интереснее было начало «Управляемой демократии». Оно не дало ничего для понимания описанных в нем явлений, зато сделало понятным фигуру самого Кагарлицкого. Но придется сделать небольшое отступление…

Штампы и штаммы

У Кагарлицкого была статья «Визит к полковнику», повествующая о его поездке в Венесуэлу, о которой уже писала Алла Никонова, справедливо критикуя не только ее политический подтекст, но и откровенно пошлый и мещанский стиль, в котором она написана. Меня же, когда я читал ее более года назад, удивило в ней какое-то странное презрение крупного левого интеллектуала к венесуэльцам, обустраивающим собственную жизнь, местами, доходящее до откровенного социального расизма. «Это явно не потемкинская деревня. Всё слишком обшарпано…», - солидаризируется Кагарлицкий с мнением какого-то американского «революционного туриста». Разумеется, такому выдающемуся специалисту в области левой мысли уже заранее известно, как сделать, чтобы не было «обшарпано», и как должен выглядеть настоящий социализм, построенный в соответствии с последними достижениями друзей Кагарлицкого из числа западных теоретиков.

Можно сравнить этот левый меритократизм со словами испанского писателя и философа Сантьяго Альбы:

«Думаю, что стоит уже начать дополнять и опровергать эту идею, которая только что прозвучала: что интеллектуалы - это авангард, который должен проливать свет на альтернативные модели. В первую очередь, и говорю это, зная, что ко мне это тоже относится, интеллектуалы к этому плохо подготовлены, поскольку очень мало знают. В наши времена мы только толкаем политические процессы, разработанные кем-то другим. Процессы, как это происходит в Венесуэле, разработанные не интеллектуальными деятелями, а социальными и политическими. Скромно должен сказать, что не осмеливаюсь предложить альтернативную политическую парадигму. В то же время согласен, что это надо делать срочно - делегимитизировать или разрушать капитализм. И это уже делается, например, в Венесуэле. Занимаются этим люди очень умные, но в основном не интеллигенты, не те люди, которые целый день сидят в своей библиотеке, пока у них не пойдет дым из головы. Работает демократия участия, множество людей, думающих совместно и одновременно…Сам термин «интеллектуал» меня сильно раздражает. И я не чувствую, что мои выступления в крайне ограниченном общественном пространстве сильно важны. Если посмотреть, что сейчас происходит в мире, то моя работа ручкой или клавишами компьютера - что-то очень мелкое на фоне людей, борющихся, в том числе с оружием в руках, в других местах планеты».

(Не правда ли, разительный контраст во взглядах на роль интеллигенции и масс в деле социального освобождения? По сути, именно идейные противоречия такого фундаментального плана и являются главными в расколах левой, ведь на самом деле именно они предопределяют позицию по множеству текущих политических вопросов, ожесточенная борьба вокруг которых - это лишь следствие.)

Подобный подход Кагарлицкого дает знать о себе и в данной книге. Он в принципе не способен рассматривать массы как субъект истории, а лишь как «деклассированный» объект управления, сам страстно жаждущий его, что в результате делает его социологические построения карикатурами на реальность. Вот, например, как он описывает советский период:

«Общество разделилось на управляющих и управляемых. Естественно, рядовой гражданин существовал отныне только как объект управления. О каких гражданских правах может в подобном случае идти речь? Централизованный аппарат управления противостоял массе трудящихся. Но система держалась не только на страхе и репрессиях. После того, как традиционные формы самоорганизации общества и связи между людьми были разрушены, массы людей, по существу, деклассированны, население само нуждалось в централизованном государстве, без которого уже невозможно было обойтись…Общество в старом смысле слова просто исчезло. Была лишь «общественно-политическая система» (с. 21 - 22).

Вообще, данный этап в описании Кагарлицкого представлен всего лишь набором банальных штампов, где «новолевых», а где и откровенно либеральных. Для примера можно рассмотреть утверждение о «”классическом” тоталитарном режиме» (с. 15). Разве не странно для крупного левого теоретика повторять пропаганду времен Холодной войны, замешанную на псевдонаучных теориях Ханны Арендт, Збигнева Бжезинского и Карла Фридриха? Понятно, что как идеологический конструкт термин «тоталитаризм» был вполне удачен, так как давал пропагандистскому аппарату империализма возможность уйти от рассмотрения экономической природы разных систем и объединить под одной вывеской двух противников в страшнейшей из войн, один из которых был вполне органичным порождением капиталистической системы. Но как можно использовать этот термин как аналитическое понятие и при этом претендовать на звание марксиста - это действительно непостижимо. Поступая таким образом, подобные левые теоретики объективно (и нередко, вполне сознательно) выступают верными союзниками буржуазии в ее «крестовом походе» против коммунизма.

Или пример другого штампа - слова Кагарлицкого об империи, которой, по всей видимости, по его мнению, являлся СССР (с. 91). Что он в данном случае понимает под империей? Какой смысл вкладывает в это понятие? Стоит ли за ним хоть что-то кроме общих мест западного левого антикоммунизма, не блещущего теоретическими оценками и подменяющего анализ подобными образами? Единственной более или менее серьезной попыткой теоретического обоснования природы советского империализма были работы китайских и западных маоистов, посвященные теме «социал-империализма» или «неоимпериализма» в отношении Третьего мира и стран социалистического блока. Но они, во всяком случае, пытались связать его с оценками классовой природы СССР, которых у Кагарлицкого фактически нет (не считать же ими процитированный выше отрывок о «деклассированном обществе»), то есть пытались придерживаться рамок марксистского подхода, а не только поражать воображения читателей звонкими метафорами. Да и от этих работ после критики американского социолога Альберта Шимански, тщательно исследовавшего роль СССР в мировой экономики и его политическую и экономическую вовлеченность в дела Второго и Третьего миров, по сути, ничего не осталось.

Наконец, удивляет тотальный нигилизм Кагарлицкого в отношении данной страницы истории. При этом забавно наблюдать искреннюю уверенность автора, что его нигилизм разделял весь народ:

«…После смерти Сталина старые слова советского гимна были отменены и в течение некоторого времени оставалась одна лишь музыка. Потом все-таки догадались заменить слова “партия Ленина, партия Сталина” на слова “партия Ленина, сила народная”. Но сказать по правде, все это не имело никакого значения, ибо из всего гимна народ помнил только первый куплет про “Союз нерушимый”» (с. 152).

Очевидно, что подобный вирус нигилизма в отношении к Родине как к «этой стране», присущий нашему левому мещанину как социальному типу, очень способствует его интеграции в компрадорский лагерь. Где Кагарлицкий, собственно, и находится.

Старые песни о главном

Если начало книги представляло определенный интерес хотя бы с точки зрения мировоззренческой позиции автора, о второй половине этого сказать никак нельзя - чем ближе к современности, тем меньше у подобных авторов права на собственное мировоззрение и тем больше обязанностей по прямому выполнению заказа.

Здесь и бесчисленные оды правительству Примакова, в котором работали нынешние коллеги Кагарлицкого по ИПРОГ в лице «экономиста» Михаила Делягина, «политолога» Антона Сурикова и «журналиста» Анатолия Баранова (вообще, представители этой банды цитируются в книге очень обильно, при этом поводы для цитат обычно столь нелепы, что несведущий читатель и не поймет, к чему здесь вообще эти люди).

Конечно же, не обошлось и без традиционного для этой левой описания войны в Чечне как колониальной операции российского империализма. В подтверждение своих слов Кагарлицкий постоянно цитирует признанных авторитетов типа Политковской или Пионтковского (Мне в таких случаях постоянно вспоминались слова Александра Тарасова: «тексты Пионтковского вообще никем не читаются и всерьез не принимаются (я не встретил ни одного человека, который бы читал Пионтковского). Пионтковского печатают в “Новой” потому, что эти тексты проплачены американцами (уж не знаю, посольством, Госдепом, ЦРУ, да это и не важно) - всем это известно, поэтому никто его и не читает: зачем? - заранее же ясно, что он будет прославлять США и оправдывать действия тех, кто платит. Это как реклама (рекламу тоже никто не читает)». Тарасов ошибся: проплаченные американцами тексты очень нужны некоторым левым авторам). Показательно и то, что описывая начало второй чеченской кампании, Кагарлицкий вдруг «забыл» о роли в этих событиях своего нынешнего «подчиненного» Антона Сурикова, которую он сам же в свое время и открыл.

Ну и само собой, Кагарлицкий никак не мог забыть о Ходорковском и Касьянове. Первый, разумеется, оказывается невинной жертвой жуткой тирании, пострадавшей из-за собственной честности:

«Михаил Ходорковский и ЮКОС стали не только политически чересчур влиятельными, но и выступили пионерами «отбеливания» бизнеса. Причем делали они это не по согласованию с властью, в рамках некого общего соглашения о новых правилах игры, а самочинно, бросая вызов как бюрократии, так и коллегам по бизнесу» (с. 480).

Касьянов же в книге выступает в роли отчаянного борца, долгое время самоотверженно в одиночку тормозящего неолиберальные реформы. Естественно, победить Систему не под силу даже такому герою, так что «Касьянов стал очередной ритуальной жертвой, принесенной на алтарь либеральных реформ» (с. 489).

Время от времени, Кагарлицкий пытается действовать не столь топорно. Результат все равно оказывается плачевным. Например, сначала можно прочитать пламенное обличение продажности руководства КПРФ:

«С точки зрения Ходорковского, надеявшегося ограничить всевластие Путина с помощью расширения полномочий парламента, сотрудничество с КПРФ, ведущей партией думской оппозиции, выглядело вполне логично. Независимо от идеологии, тактическое совпадение интересов было налицо. Но руководство КПРФ со своей стороны тактический альянс с Ходорковским объяснить было не в состоянии. Оно вообще ничего не объясняло своим сторонникам, ибо руководствовалось не политической, а коммерческой логикой: услуги в обмен на деньги. Как ехидно заметил один из левых журналистов, лидеры партии продемонстрировали «психологию мелких лавочников». Парадоксальным образом в краткосрочном партнерстве коммунистов и Ходорковского именно первые пытались действовать как коммерсанты, а второй - как политик…Московский промышленник Савва Морозов вложил немалые деньги в партию большевиков. Однако революционеры того времени разительно отличались от думских политиков эпохи Ельцина и Путина…Проблема КПРФ состояла не в том, что они пытались получить деньги у Березовского, а получили у Ходорковского. Партийное руководство не просто брало деньги у олигархических структур, но делало это, не имея ни твердых принципов, ни четкой политики. В результате сотрудничество со спонсорами превращалось в вульгарную коммерческую сделку» (с. 465 - 468).

А немного дальше можно прочесть патетическую оду Илье Пономареву, появление которого в КПРФ крайне трудно отделить от акта ее продажи ЮКОСу:

«В свою очередь сторонники левого курса и обновления партии нашлись главным образом среди молодежи. Обновленцы стали группироваться вокруг Информационно-технологического центра (ИТЦ КПРФ), возглавляемого Ильей Пономаревым (журналисты тут же прозвали его “лидером молодежного крыла партии”). Вскоре после выборов партийное руководство расформировало ИТЦ КПРФ, но это уже не могло остановить назревавший бунт. В январе после начала парламентских выборов Союз коммунистической молодежи (СКМ) даже без особого влияния Пономарева отказался поддерживать партийного кандидата в президенты и выступил за бойкот выборов. Был создан Молодежный левый фронт, куда вошли также альтернативные коммунистические организации и троцкисты.

Как писала близкая к Молодежному левому фронту газета “Тюменский рабочий”, объединительный процесс стимулировал радикальные перемены во всех вовлеченных в него группах. Создание МЛФ привело “к отходу от идеологических баталий к баталиям классовым, к баталиям реальной политики”. В отличие от левых групп 1990-х гг., которые зачастую оставались идеологическими клубами, МЛФ стремился стать “корпорацией прямого действия”» (с. 518).

Что это, как не иезуитство?

Не обошлось и без упоминаний об Украине. Здесь тоже все совершенно прогнозируемо: американцы никакого существенного влияния на «оранжевую революцию» не оказали и оказать не могли по определению. Кагарлицкий даже включил в книгу свою статью «…И оранжевые станут красными», в которой он описывал «левый» курс украинского правительства и восславил мудрость «социалистки» Валентины Семенюк, грозящей отобрать у олигархов незаконно приватизированную собственность и передать ее в ведение государства. После приватизации «Криворожстали», над которой активно поработали и Ющенко, и Тимошенко, и даже грозная Семенюк, читать нечто подобное просто смешно.

Заканчивается книга тоже вполне прогнозируемо - призывом к «демократической революции» (с. 554). Кагарлицкий пишет о том, что она будет лишь ступенькой в революции социальной, но, зная, что подобные ему левые называют «демократией», можно смело сказать: для социалистической революции такая «демократия» - это не ступенька, а опасная угроза, несущая в себе потенциал куда большей реакции, чем нынешний режим. И сегодня во многом именно от ее предотвращения зависит судьба России, а значит и судьба ее будущих революций.

2007 - Политология революции

Серия: Левый марш

Издательство: Алгоритм, 2007 г.

Твердый переплет, 576 стр.

ISBN 978-5-9265-0401-6

Тираж: 4000 экз.

Формат: 84x108/32

Содержание книги:

От автора

Введение

Глава 1. Глобализация

Глава 2. Труд и капитал

Глава 3. Можно ли обойтись без Маркса?

Глава 4. «Пустая оболочка»

Глава 5. Альтернативы?

Глава 6. «Третья левая»

Глава 7. Поколение Сиэтла

Глава 8. Пылающий континент

Глава 9. Еще не музыка, уже не шум

Глава 10. Восточный фронт

Глава 11. Преимущество опоздавшего

Глава 12. Другой мир возможен

Заключение

От издателя В 1990-е годы, когда история многим казалась закончившейся, понятие "революция" почти полностью вышло из употребления интеллектуалов и политиков, используясь разве что применительно к событиям прошлого. Радикальное преобразование общества представлялось чем-то невероятным и невообразимым.

Между тем, жизнь отнюдь не стояла на месте, а общество менялось. И с точки зрения миллионов людей менялось далеко не к лучшему. Главное историческое достижение капитализма, видимо, и состоит в том, что благодаря ему появляется на свет революционная антикапиталистическая альтернатива.

Обо всем этом можно прочесть в книге известного политолога и общественного деятеля левого толка Бориса Кагарлицкого.