sci_philosophy Владимир Егоров Сергеевич Философия открытого мира ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:38:04 2007 1.0

Егоров Владимир Сергеевич

Философия открытого мира

Егоров Владимир Сергеевич

Философия открытого мира

Эта книга рассказывает о философии открытого мира, понятие которого связано с идеями бесконечности и открытости, присущими современному состоянию цивилизации. Представление об открытом мире - это новое миропонимание. Оно порождено такими реалиями наших дней, как кризис философии, очевидная многосущность мира, несводимого к материальному и идеальному, открытие антивещества и понимание информации как содержания, получаемого извне. Автор убедительно показывает, что материализм, идеализм и дуализм "в чистом виде" лишены перспектив, а сущностные проявления мира бесконечны. Книга - фундаментальное исследование мира в момент, когда меняется его научная картина под воздействием новых открытий, в связи с превращением информации в основной стратегический ресурс общества. Автор предлагает выход из кризиса науки, видя такой выход в интеграции разных областей знания.

Книга В. С. Егорова адресована тем, кто стремится исследовать мир в единстве его составляющих, - для философов, историков, культурологов и исследователей других областей знания.

Главный редактор Д. И. Фельдштейн

Заместитель главного редактора С. К. Бондырева

Члены редакционной коллегии:

A. А. Бодалев

Г. А. Бордовский

B. П. Борисенков

С. В. Дармодехин

А. А. Деркач

Ю. И. Дик

А. И. Донцов

И. В. Дубровина

Л. П. Кезина

М. И. Кондаков

В. Г. Костомаров

О. Е. Кутафин

В. С. Леднев

В. И. Лубовский

Н. Н. Малафеев

Н. Д. Никандров

A. И. Подольский

B. А. Поляков

В. В. Рубцов

Э. В. Сайко

В. А Сластенин

И. И. Халеева

В. М.Тиктинский-Шкловский

Рецензенты: доктор философских наук, профессор Жовтун Д. Т., доктор философских наук, профессор Митрошенков О. А.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение..............................................................3

Раздел I. Открытый мир и современное миропонимание....................9

1. Становление синергийно-информационного видения мира................9

1.1. Размытые контуры мировоззренческих подходов......................9

1.2. Агония мономатериализма.........................................15

1.3. В поисках выхода................................................18

1.4. "Новая рациональность" - старый рационализм.....................22

1.5. Системный подходи его мировоззренческая ограниченность..........27

1.6. Открытый мир и синергийно-информационный подход.................33

2. Синергетика и философия...........................................39

2.1. Исходные понятия теории

диссипативных структур в теории И.Пригожина.....................39

2.2. Синергетика и системный подход: мировоззренческие пределы.......42

2.3. Материальное и идеальное сущностное содержание мира.

Проблема времени и пространства.................................49

2.4. Фундаментальные категории философии открытого мира..............53

3. Философские проблемы постнеклассической науки.....................58

3.1. Бытие и становление.............................................58

3.2. Материя и хаос как субстанция и процесс.........................61

3.3. Хаос и порядок..................................................62

3.4. Становление как единство хаоса и порядка........................65

3.5. Детерминизм и индетерминизм.....................................66

а) Восходящая и нисходящая казуальность в учении К. Поппера........67

б) Философия нестабильности в учении И. Пригожина..................68

3.6. Материя и "ничто"...............................................70

3.7. Интерфейс между материей и духом................................73

3.8. О смыслопорождении как проявлении объективного идеального.......74

4. Открытость мира и субстанциональность.............................75

4.1. Предельность материи как природной субстанции

и мировоззренческого понятия....................................75

4.2. Открытость мира и понятие его сущностных основ..................82

4.3. Понятия мегауровня в структуре мировоззрения....................86

4.4. Антиматерия и ее сущностная определенность......................87

4.5. Понятие антиматерии с позиций субстанционального,

системного и синергийно-информационного подходов................92

5. Открытость мира как его безначальность и бесконечность............96

5.1. Мировоззренческий смысл понятия бесконечности...................96

5.2. Бесконечность и материальность мира.............................99

5.3. Бесконечность вселенной........................................102

5.4. Антиматерия и бесконечность мира...............................104

5.5. Хаос и порядок как характеристики бесконечности................105

5.6. Бесконечность как проблема естествознания и философии..........107

5.7. Природная упорядоченность, энергия, информация.................109

Раздел II. Открытый мир и человек...................................117

1. Человек как миропроявление и миропонимание.......................119

1.1. Миропроявление - активность природы............................119

1.2. Человек как миропроявление.....................................120

1.3. Биологизация человека и общества - производное

мономатериализма и системного подхода..........................123

1.4. Общество как надбиологическая и сверхприродная целостность.....125

1.5. Становление человека как развитие его естественной природы.....127

1.6. Расшифровка наследственного кода - подтверждение

информационной природы человека................................130

1.7. "Генетическая революция" и проблема бессмертия человека........132

2. Эволюционные теории и проблема "готового" человека...............134

2.1. Происхождение живого из неживого

как логическое следствие мономатериализма......................134

2.2. "Искусственная жизнь" и "искусственный интеллект"..............135

2.3. Эволюционная теория............................................137

2.4. Синергия природных начал и эволюция............................141

2.5. Самоорганизация и эволюция.....................................144

2.6. Информационное содержание эволюции.............................145

2.7. Человек "готовый" и человек становящийся.......................149

2.8. "Готовый" человек и антропный принцип..........................156

2.9. Концепция "готового" человека и ее мировоззренческие следствия.159

3. Человек энергетический и человек информационный..................161

3.1. Информационная природа человека................................161

3.2. Человек информационный

человек познающий - человек становящийся.......................167

3.3. Становление человека как приращение его разумности.............170

3.4. Биосоциальные корни человеческой индивидуальности..............171

3.5. Человеческая субъективность как объективная реальность.........173

4. Объективное идеальное и человеческая духовность..................175

4.1. К становлению понятия объективного идеального..................175

4.2. Индивидуальное сознание - производное природного идеального....177

4.3. Идеальное, сознание и познание.................................179

4.4. Мозг человека - орган адаптации к объективному идеальному......181

4.5. Познавательная потребность и деятельная активность.............183

4.6. Структура человеческой духовности:

психика, разум, сознание, интеллект, язык......................185

4.7. Функциональная асимметрия мозга и

информационная природа сознания................................188

4.8. Феномен сознания...............................................189

4.9. Натуралистическая трактовка сознания...........................193

4.10. Сознательное и бессознательное, рациональное и иррациональное.194

Раздел III. Открытое общество - информационное общество.............200

1. Исходная открытость человека и общества..........................200

2. Физикализация и биологизация общественных процессов..............203

3. На пути к созданию теории открытого общества.....................207

3.1. Тектология А. А. Богданова.....................................207

3.2. Открытое общество К. Поппера...................................209

3.3. "Расширенный порядок человеческого сотрудничества" Ф. Хайека...215

3.4. Развитие Д. Соросом представления об открытом обществе.........217

4. Становление информационного общества.............................225

4.1. Развитие фондового рынка и процесс экономической глобализации..225

4.2. Экономическая глобализация и современное общество..............227

4.3. Информатизация и интернетизация общества.......................237

5. Энергетическая и информационная основы

регулирования общественных процессов.............................246

6. Характер постиндустриального общества и проблемы его становления.250

6.1. Постиндустриальное общество как коммунизм......................251

6.2. Справедливое общество Дж. Гэлбрейта: всеобщая приватизация

так же неприемлема, как и сплошная национализация..............254

6.3. Посткапиталистическое общество П. Дракера:

превращение знания в главный ресурс общества...................255

6.4. Последствия модернити: переориентация

с материальных ценностей на нематериальные.....................258

6.5. Проблема пределов рынка и переход к социуму,

основывающемуся на созданной знанием стоимости.................262

6.6. Попытки преодолеть экономический детерминизм

и рыночный фундаментализм......................................264

6.7. Информационная доминанта постиндустриального общества..........266

7. Современная Россия в контексте становления открытого общества....275

7.1. Индивидуальное и коллективное начала

человеческой общности и их теоретическая идеализация...........276

7.2. Выживание народа как проблема национальной безопасности........277

7.3. Менталитет российского народа и государственный патернализм....281

7.4. "Уход" государства из экономики и растущее

безразличие власти к социальным проблемам......................285

7.5. Потеря управляемости и необходимость

изменения экономического курса.................................288

7.6. Государственное регулирование и контрактная экономика..........295

7.7. Изменение экономического курса и

необходимость реформирования властной вертикали................298

7.8. Правовые основы российской государственной власти..............305

7.9. Россия в условиях экономического глобализма....................308

7.10. Национальная идея и национальное возрождение..................310

Заключение..........................................................312

2

Введение

В этой книге осуществлено развитие идей, выдвинутых автором в предыдущих изданиях: "Диалектика общественных отношений". - Киев, 1987 г.; "Философский реализм". - М., 1994 г.; "Рационализм и синергизм". - М., 1997 г.; "Социальный реализм". - М., 1999 г. В них формируется мировидение, опирающееся на современную научную основу и интеграцию науки с другими способами постижения человеком мира: мифом, религией, математикой, философией, литературой и искусством.

Оно противоположно рационализму как мировоззренческому субъективизму, который имеет самые различные формы проявления - от материалистической теории отражения до крайнего идеализма и мистицизма.

Рационализм - это философия закрытых систем, соответствующая классической науке и механистическому представлению о мире. Она связана с вынесением человека за пределы природы и представлением о нем как о самодостаточной сущности.

В течение последних 300 лет новейшей истории представление человека о мире и о его месте в мире основывалось на классической науке и философии рационализма, связанных в первую очередь с именами Ньютона и Декарта.

Это мировоззрение основывалось на суверенности человеческого разума по отношению к природе и связанном с ним отношением субъект-объект, человек-природа, активная роль в котором принадлежит человеку, а природа рассматривается как объект познания, преобразования и, в конечном счете, покорения человеком. Неклассическая наука не вывела человеческое познание за пределы мировоззренческого субъективизма.

Мировоззренческий субъективизм вместе с наукой в настоящее время переживает глубокий кризис.

Речь прежде всего идет о том, что в современных условиях уже не "работает" субстанциональное представление о сущностных основах мира, как в материалистическом, так и идеалистическом вариантах. (Далее: в мономатериалистическом и моноидеалистическом).

3

Исчерпывает свои возможности и системный подход, который и по сей день до конца не утратил своей роли и стягивает науку жестким мировоззренческим корсетом. Все это превращается в тормоз человеческого познания и требует нового мировоззренческого подхода, отвечающего современным реалиям.

Этот новый подход должен преодолевать мировоззренческий субъективизм, связанные с ним субстанциональность и системность, и исходить из объективного представления о мире.

Мир в предельном мировоззренческом значении представляет собой миропроявление. Понятие миропроявления означает мировоззренческий подход с позиций открытости мира, то есть с объективных позиций. Это самый абстрактный, мировоззренчески предельный уровень, выражающий безначальность и бесконечность мира.

Современное понятие о мире, связанное с его бесконечностью и открытостью, лежит в основе соответствующего миропонимания, противоположного рационализму как мировоззренческому подходу.

Это и есть философия открытого мира. Ее конституирующим принципом является исходная синергия материального и идеального начал природы, которая отражает достигнутый человеком уровень миропонимания.

Наличие природных и общественных систем выражает более конкретный уровень миропроявления, связанный с достигнутым уровнем познавательной способности человека.

Именно в силу субъективного характера представление о закрытых системах постоянно меняется (срок жизни систем различен: на микроуровне он измеряется тысячными долями секунды, а на мегауровне - миллиардами лет). Понятие же открытости мира является предельным как выражение его бесконечности.

Итак, философия открытого мира на мегауровне исходит из открытости мира и миропроявления как предельных мировоззренческих понятий. Открытость человека находит свое выражение в представлении о нем как о природном существе, в котором на макроуровне проявляются сущностные основы мира. С этим связана информационная природа человека. Информационный человек в его общественных связях представляет собой открытое, информационное общество.

4

Подчеркнем, что открытое общество не может быть неинформационным.

Как с материализмом, так и с идеализмом связан жесткий детерминизм, причинная обусловленность явлений и событий в природе и обществе. Это в конечном счете ведет к представлению о возможности полного миропостижения человеком. Задача заключается лишь в познании (открытий) законов, описывающих природный и общественный процессы.

В этих условиях вероятность и случайность выступают лишь как незакономерные отклонения от детерминизма.

Все это опиралось на многовековую философскую традицию: материализм и идеализм были известны людям еще в глубокой древности, как только они сумели вычленить общее начало трех окружающих их сред: земли, воды и воздуха, а дуализм появился вместе с классической наукой и новым представлением о природе и человеке как объекте и субъекте, связанным с именами Ньютона и Декарта. Столь же древней является и идущая от Платона и Аристотеля традиция коллективизма и индивидуализма в обществознании. Власть этих традиций над умами и чувствами людей огромна. Не случайно даже гении, совершившие эпохальные научные открытия, выходящие за рамки такого миропонимания, продолжали оставаться в его власти. Известно, что А. Эйнштейн, ссылаясь на Бога, который не играет в кости, до конца жизни отрицал вероятность как фундаментальное понятие, на котором построена, в значительной мире связанная с его именем, квантовая физика. Теперь принято называть данный этап развития. науки неклассическим именно на этом основании.

Позднее, уже в середине XX века, наука вступила в следующую постнеклассическую стадию, связанную с тем, что в качестве фундаментального понятия здесь принята случайность.

Можно слышать, что о каких-либо изменениях логично говорить лишь в пределах материи и сознания, пространства и времени. Такая точка зрения вполне соответствовала религии, как господствовавшему способу постижения человеком мира в средние века, а затем науке на ее начальной классической ступени развития, другими словами, начальному, неразвитому состоянию человеческой познавательной способности. Представление о мире как составленном раз и навсегда, декларирует конечность мира и его познания человеком, что противоречит исходным позициям как материализма поскольку лишает материю и ее познание важнейшего свойства, так и идеализма, поскольку отнимает бесконечность не только у человека, но и у Бога. Но главное не только в логической противоречивости, а в том, что эти представления не соответствуют и последним научным данным.

5

А на сегодня данным является то, что информация есть содержание, получаемое нами извне и не являющееся ни материей, ни энергией, ни идеей, реально превращается в основной стратегический ресурс общества.

Сейчас появляется все больше данных, свидетельствующих о многосущности мира, признание чего устранило бы преграду на пути развития этого процесса.

Отсутствие не только этой, но и любой другой мировоззренческой альтернативы моносущностному представлению о мире сковывает мышление требованием единомыслия на уровне выработки (образование) и применения (наука) самых общих мировоззренческих понятий.

Энергия тоже представляет собой содержание, получаемое нами извне. Но это материальное содержание. Оно, в частности, ограничено пределами солнечной системы. Другие космические объекты непосредственно энергетического воздействия на человека не имеют. Во всяком случае никаких прямых свидетельств этого у нас нет. А если это так, то положение о материальности мира оказывается ложным в самом основании, или мир должен быть ограничен солнечной системой на основании чего, собственно, и выдвигалась это положение. Сейчас, когда речь идет даже не о множественности, а о миллиардах Вселенных, делать вид, что это ничего не меняет в существе подхода к пониманию мира - значит занимать страусиную позицию.

Связывать представление о сущности мира с представлением, сложившимся на основе познания, да и то частичного и далеко неполного, сущности одной из миллиардов вселенных ошибочно по определению, ибо распространяет на целое понятие части, да еще и статичное, рассматриваемое вне развития. А если учесть космические масштабы и различные темпомиры, то такое представление не только архаично, но и реакционно.

Представление о многочисленности вселенных и многосущности мира принципиально иное миропонимание по сравнению с мономатериализмом и моноидеализмом, которое должно раскрепостить человеческое мышление и явиться мощным ускорителем решения проблем в конкретных областях научного знания и других способов постижения человеком мира.

6

Информация как содержание, получаемое нами извне, в отличие от энергии не сводится ни к материи, ни к идее как природным сущностям более общего уровня. Она представляет собой самостоятельную, причем более глубокую, природную сущность.

Информация распространяется мгновенно, является универсальной и общедоступной. Ее сущность, как миропроявление в - управляющем воздействии на природные и общественные процессы как без посредства человека, так и при появлении человека, как управляющего природного устройства, наделенного субъективными характеристиками.

Природная информация лишена системной замкнутости и ограниченности и поэтому представляет собой всеобщий язык природы, характерный для космоса вообще, а не только его понимания как солнечной системы или нашей галактики.

Загадка жизни и человека как ее наиболее совершенной формы до открытия информации была связана с энергией (включая тепловую смерть вселенной вследствие действия второго закона термодинамики).

Открытие информации в корне изменило ситуацию: энергия уступает информации место как более глубокой природной сущности и основному стратегическому ресурсу общества.

В этих условиях оставаться на позициях моносущности мира: материализма и идеализма - значит игнорировать факты, не затруднять себя связанными с ними размышлениями и плыть по традиционному мировоззренческому течению, что проще и спокойнее, но в то же время, как показывает исторический опыт, безнадежно бесперспективно.

Задача в связи с этим заключается в том, чтобы миропонимание, соответствующее постнеклассической науке, сделать общепонятным и общепринятым. Без этого мы будем вынуждены блуждать в потемках ввиду отсутствия современной стержневой основы миропонимания.

Постнеклассическая наука и вытекающее из нее представление об информационной природе человека предполагают постоянное его развитие как приращение разумности.

7

Поэтому задача государства заключается в том, чтобы не просто поддерживать существование человека как основного средства производства, а в том, чтобы превратить его развитие в приоритетную ценность. Без этого не может состояться информационное общество.

Доказательству этих, казалось бы, вполне очевидных истин посвящена эта книга.

Логика рассуждения при этом такова: открытость мира тождественна его безначальности-бесконечности. Последняя предполагает преодоление мировоззренческого представления о материальности мира, поскольку важнейшим свойством материи является дискретность (прерывность, раздельность его частей), а значит, конечность, то есть качество, противоположное бесконечности. Материя дискретна, то есть конечна как в частностях, так и в целом как субстанция. Поэтому субстанция, противоположная материи, антиматерия, - не есть вещество с противоположными характеристиками, а собирательное понятие нематериальных сущностей.

Сам поиск антиматерии ставит под сомнение основное положение материализма о материальном мире.

Конкретные достижения современной науки, связанные с открытием античастиц и антивещества, являются подтверждением этой гипотезы, правда, пока в пределах материи, фиксируя лишь ее принципиально новые свойства, противоположный заряд и т.д.

Многосущность мира может быть обнаружена уже при проведении различия между материальным и идеальным. Этому мешает то, что идеальное рассматривается, как субъективное проявление человека при материалистическом подходе, и как божественный промысел в рамках классического идеализма, а не как объективная природная сущность. Понятие объективного идеального означает выделение второй природной сущности, наряду с материальной и, тем самым, движение человеческого познания от моносущностного представления о мире к многосущностному. Следующий шаг в понимании многосущности мира связан с открытием информации, как содержания, получаемого нами извне, и не являющейся ни материей, ни энергией, ни идеей.

Информация не имеет границ, не связана со скоростью света в вакууме, распространяется мгновенно, общедоступна и универсальна. Именно это лежит в основе превращения энергетического человека в информационного, а информации - в основной стратегический ресурс общества.

РАЗДЕЛ I

Открытый мир и современное миропонимание

1. Становление синергийно-информационного видения мира

1.1. Размытые контуры мировоззренческих подходов

Желание человека понять сущность мира и свое место в мире вполне естественно. Это "любопытство" имеет основой естественную, генетически заложенную познавательную потребность, с которой связана его разумность как родовое качество.

Однако до сих пор процесс познания сталкивается с множеством препятствий, что свидетельствует о настоятельной необходимости выработки новых мировоззренческих подходов. Они связаны с преодолением представления о закрытости и системной замкнутости мира и его составляющих. А это значит, что все основные мировоззренческие проблемы сегодня связываются с открытостью - и прежде всего с открытостью мира. Поэтому выяснение этого понятия приобретает основополагающее значение.

Мировоззрение - это представление о мире и месте человека в нем, соответствующее уровню развития познавательной способности.

Мировоззренческая составляющая рационализма - субъективизм. В его основе лежит представление о суверенности и активности человека и его разума по отношению к природе. Она же рассматривается как косное вещество и является объектом познания, преобразования и, в конечном счете, покорения человеком.

9

Частные, исторически преходящие представления о закономерностях развития природы и общества в этом случае возводятся в ранг всеобщих, вечных, объективных и кладутся в основу жизненной ориентации и поведения отдельных людей и социальных групп как "руководство к действию".

Это идеи, "которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, - это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить, лишь подчинившись им" [1].

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.1. - С. 118.

Мировоззрение в философии рационализма - идеологизированное понятие, содержащее извращенное представление о реальной действительности, которое закрепляется в качестве господствующего представления о мире и месте человека в мире и контролируется различными социальными институтами и властными структурами.

Жак Коэнен-Хуттер, профессор социологии Женевского университета, подчеркивает: "Процесс достоверного социологического анализа стал возможен благодаря способности исключать из теоретической работы идеологический компонент.

В течение XIX века существовала устойчивая тенденция... отдавать предпочтение объяснениям - будь то экономическая структура, ценности, религия, расы и подобное, - в соответствии с выбранными приоритетами (то есть с тем, что та или иная социологическая школа ставит на первое место). Школы при этом делились на материалистические и идеалистические и либо одобряли, либо критиковали друг друга, исходя из этих "ярлыков..." [2].

2 Коэнен-Хуттер Ж. Социология и проблемы современного общества // Социология на пороге XXI века. - М., 1999. - С. 242.

Мономатериализм и моноидеализм являются противоположными мировоззренческими подходами, с помощью которых с давних пор описывается природа как исходная самодостаточность того или иного качества (материального или идеального) вплоть до самих основ мира.

В этом случае они предстают как некая исходная замкнутость, закрытость, завершенность, и в этом качестве - объективная реальность. Эти подходы отжили свой век, так как к началу XX века материя "исчезла", а идеалистические концепции все больше вырождались в игру ума, не связанную с практикой.

10

Такие взгляды не соответствовали классической науке, были подорваны, но не преодолены. Начало было положено австрийским ученым Л. Берталанфи (1901-1972), который перенес центр тяжести в определении мировоззренческого подхода с контрпозиции материального и идеального в рамках замкнутых образований в область соотношения закрытых систем, изучаемых классической физикой, и открытых систем, изучаемых биологией.

Рассмотрение всех природных процессов с позиций открытости замкнутости в рамках общей теории систем означало выход на новый уровень научного мировоззрения, позволяющий описывать явления физической реальности с учетом достижений неклассической и постнеклассической науки.

Почти одновременно новые мировоззренческие идеи были выдвинуты в неравновесной термодинамике (И. Пригожин), лазерной физике (Г. Хакен), молекулярной биологии (М. Эйген) и др.

Естествоиспытатели шли от эксперимента, опыта, фактического материала науки, и их теоретические выводы можно представить как мировоззренческое ядро постнеклассической науки.

Объяснение глобальных природных и общественных процессов в рамках системного анализа, несмотря на серьезные достижения естествознания в рамках теории катастроф, кибернетики, синергетики, в конце концов также показало свою ограниченность.

Это связано с тем, что самоорганизация представляет собой лишь иной вид системной упорядоченности в отличие от организации.

Открытость системы означает подвижное равновесие, при котором все ее макроскопические параметры остаются неизменными, хотя непрерывно продолжаются процессы обмена веществом и энергией с внешней средой.

Другими словами, открытость рассматривается как преодоление исходной закрытости, в то время как мировоззренчески все должно обстоять прямо противоположным образом.

Потеря своих позиций мономатериализмом и моноидеализмом не означала и не означает конца философии как метафизики. Напротив, наряду с системным анализом получила развитие метафизическая проблематика, связанная с выделением объективного идеального начала природы.

11

Континуум материального и идеального, о котором в этом случае идет речь, нельзя путать с дуализмом. Последний означает признание не единства, а независимого существования, материального и идеального причем не как природных начал, а как объективной и субъективной реальности. Декарт, например, разделял бытие на мыслящую субстанцию (дух) и протяженность (материю). В более общем выражении философия нового времени исходит из противопоставления познающего субъекта познаваемому объекту при сохранении субстанциональности в качестве мировоззренческой предпосылки.

Открытость мира в его безначально-бесконечном качестве несовместима с любой ограниченностью, в том числе и системностью как мировоззренческим подходом. Поэтому развитие постнеклассической науки чем дальше, тем больше обедняется тем, что осуществляется в рамках системного подхода. Открытость системы трактуется как преодоление закрытости, а не исходная открытость. Все это обостряет внимание к мировоззренческим проблемам современной науки как важнейшему средству повышения ее эффективности. Системность как мировоззренческий подход связана с закрытостью, законченностью представления о системах всех уровней, вплоть до уровня мира в целом.

В последнее время наука откровенно становится на путь субъективного описания природных процессов ввиду фундаментальной роли случайности и невозможности ее объективного постижения на квантово-механическом уровне. Этим исключается и мировоззренческое представление о природных процессах как объективных.

Выход из этого положения - в преодолении системного подхода, который невозможность развития познавательной способности человека, постижения тех или иных объективных природных процессов возводит в абсолют и переносит в плоскость невозможности подхода к анализу природных процессов с объективных позиций вообще. Именно поэтому вьщеление мировоззренческого уровня анализа приобретает особый смысл не только в философии, но и в науке.

Итак, исторически сложилось три основных мировоззренческих подхода: моноидеализм, мономатериализм и дуализм.

На основе субстанционального (сущностного) подхода развивались все философские системы начиная с глубокой древности.

12

К более высокому уровню сущностных основ мира относятся и другие известные (информация, антиматерия) и возможные составляющие, что связано с развитием познавательной способности человека в условиях сегодняшнего дня и обозримого будущего.

Субъект-объектный подход отождествляет мировоззрение и соответствующий ему рационализм, превращает человека в самодостаточную сущность наряду с объектом (природой) и представляет собой мировоззренческий субъективизм. С точки зрения субъект-объектного подхода, к рационализму относятся как различные идеалистические, так и материалистические философские концепции. Мировоззренческий субъективизм идеалистического толка развивался и продолжает развиваться как в рациональной, так и в иррациональной форме. Субъект-объектный мировоззренческий подход связан с выяснением места и роли субъекта (человека) и его разума в познавательном процессе.

Активность субъекта (живого разумного человека) в отношении объекта (неживой, инертной, косной природы) ставит его в положение "хозяина" природы и придает особый смысл выяснению не только возможностей разума, но и внерациональных (прямо не связанных с разумом) качеств человека, меры и структуры субъективности в отношении "субъект-объект".

Системный подход - обоснование системной организации природных и общественных процессов от микро- до мегауровня. Введение понятия открытости разрушило представление классической науки о замкнутости систем и связанного с этим понятия обратимости.

В современных условиях все эти три подхода не могут рассматриваться изолированно друг от друга, а представляют собой единство, мировоззренческим стержнем которого является субстанциональность.

Предельные мировоззренческие категории, которые выражают представление о субстанциональных (сущностных) основах мира на нынешнем уровне развития познавательной способности человека, - это материя и дух, материальное и идеальное начала природы. Такое представление об общем исходит и наглядно проявляется в частном: человек является единством телесности и духовности, что усваивается каждым индивидом вместе с молоком матери. Существование человека имеет начало и конец, выражаемые понятиями рождения и смерти, развитие в соответствии с этим имеет однонаправленный характер, не выходящий за пределы линейности.

13

Осознание многосущности мира представляет собой принципиально новое миропонимание. Движение к нему связано с преодолением представления об исходной моносущности мира - материальной или идеальной, в результате чего одна из этих сущностей порождает другую.

Это нашло свое выражение в трактовке материального и идеального как исходно равноположенных начал природы. Этим преодолеваются мономатериализм, моноидеализм и дуализм как мировоззренческие подходы, но миропонимание сводит все многообразие мира к материальной и идеальной сущностям.

В то же время развитие науки, особенно в последнем столетии, показало, что в прокрустово ложе известных сущностей не вмещаются новые понятия антиматерии (антивещества), безмассовых элементарных частиц кварков, глюонов, фотонов, неизвестного пока содержания "черных дыр" и т.д.

Отсутствие новой теории и сохранение старых подходов имеют своим следствием попытку трактовать эти новые явления по аналогии с известной нам, "нашей" материей. Это ведет к несоответствиям чисто прикладного, опытного свойства, не говоря уже о том, что представляет собой мировоззренческий нонсенс.

Уже сегодня можно говорить об антиматерии как о явлении, находящемся на начальной стадии верифицируемости. А если так, то сущностная основа мира приобретает принципиально иной смысл по сравнению с материальностью.

Больше того, понятие антиматерии как мировоззренческое выходит за рамки нынешнего о ней представления. Антиматерия в этом смысле - это совокупность нематериальных сущностных основ мира, безграничная по своей природе и несводимая ни к материальному, ни к идеальному началу природы.

Вместе с принятием исходной контрпозиции материи и антиматерии должны претерпеть коренное изменение и все миропонимание.

Антиматерия не может исчерпываться отрицательным зарядом; во-вторых, если даже допустить это, все сводится во многом к количественному соотношению материи и антиматерии, то есть выяснению того, почему они не аннитилируют. Но речь не идет о сущности антиматерии, антивещества.

14

А принципиально важно и существенно именно это.

К этому же сводится и наделение информации материальным содержанием, хотя она, по авторитетному мнению Н. Винера, не является ни материей, ни энергией. Но это не значит, что она может быть сведена и к идеальному, даже объективному. Об этом свидетельствует превращение, буквально на наших глазах, информации в основной стратегический ресурс современного общества.

Речь идет о том, что новые известные и неизвестные природные сущности не могут и не должны рассматриваться в рамках материальной и идеальной сущностей, рядом с ними, или сводиться к ним.

Это принципиально новый, более глубокий уровень сущностного проявления мира, который может рассматриваться лишь вместо старого (материально-идеального) представления о мире.

Преодоление представления о материальном и идеальном (материи и идее, материи и сознании, материальном и духовном) как единственных и неизменных сущностях мира (мировых субстанциях) и переход к его многосущностной трактовке лишают науку монополии на вещественную составляющую мира, связанную с рациональным знанием, а религию - монополии на духовную составляющую, связанную с верой.

Другими словами, это не может оставить неизменными и способы постижения человеком мира, вызывает необходимость перехода от дифференциации к интеграции сложившихся способов (науки, математики, философии, религии, искусства и т.д.), а затем и к формированию новых.

Это приведет к преодолению кризиса как науки, так и религии, связанного с традиционализмом, фундаментализмом и догматизмом при понимании их места в обществе.

1.2. Агония мономатериализма

А. Эйнштейн считал, что ученого заставляют заниматься философией концептуальные трудности его науки. В качестве подтверждения этой мысли можно сослаться на лазерную физику, неравновесную термодинамику, молекулярную биологию, концептуальные трудности которых породили концептуальный же ответ, которым мы обязаны Г. Хакену, П. Пригожину, М. Эйгену и другим ученым, которые составили новую эпоху в постнеклассической науке.

15

С характером философствования, связанного с осмыслением данных конкретных естественных наук, связаны как его достоинства, так и недостатки, которые отражают ограниченность, идущую от специфического характера объекта исследования.

Это отрицательно сказалось на разработке собственно философской проблематики, что в свою очередь стало тормозом в развитии научного знания. Показательным в этом смысле является застой в отечественной философии.

Осмысливая диалектический материализм в статье с аналогичным названием, Т. И. Ойзерман пишет: "Естественно, что... философия, осмысливающая человеческий опыт и научные данные, может быть только материализмом" [1].

1 Ойзерман Т. Я. Опыт критического осмысления диалектического материализма // Вопросы философии. - 2000. - № 2. - С. П.

В соответствии с этим представлением автор в 2000 году говорит о существовании универсальных (то есть вечных и неизменных) законов природы и приводит в качестве примера закон всемирного тяготения, подчеркивая, правда, что его действие не распространяется на общество, подсознание и мышление.

В отличие от законов фундаментальных наук "законы диалектики" трактуются им как сущностные отношения, определяющие процессы, которые происходят в неживой и живой природе, в общественной жизни, а также в мышлении.

"Законы природы, законы общественной жизни, законы познавательной деятельности людей, - несомненно, качественно отличающиеся друг от друга законы, что, однако, не исключает существенно общего между ними, поскольку все они представляют собой законы и каждый из них является законом движения, изменения, развития... Наличествует существенное единство всего многообразия известных науке законов, единство, которое стремится выявить и выразить диалектику как философское учение... Материалистическая диалектика есть... общая теория движения, изменения, развития, обобщающая специальные теории движения, изменения, развития" [2].

2 Там же. - С.14-15.

16

И хотя автор пускает критические стрелы в адрес марксизма и его основоположников, - это смотрится скорее как дань моде, чем сущностное развитие их учения или его переосмысление и преодоление. Дальше "Диалектики природы", "Анти-Дюринга", а тем более "Капитала", который лишь упоминается в тексте статьи, он не пошел. А ведь прошел век, причем век научного прогресса, информационного и демографического взрыва, невиданных социальных потрясений, что не может оставить вне развития и саму философию.

Исключительно значимо и то, как автор представляет "поставленные, но не решенные проблемы". Критикуя ленинское определение материи как чувственно воспринимаемой объективной реальности и справедливо усматривая в нем исходный момент субъективности, Т. И. Ойзерман видит основной его порок в том, что "оно ничего не говорит о первичности материи по отношению к сознанию, мышлению, духовному вообще" [1].

Он подчеркивает, что философское определение материи, данное Лениным, "нельзя признать удовлетворительным, принципиально размежевывающим несовместимые противоположности - материализм и идеализм" [2].

Другими словами, демонстрируется еще более ортодоксальная и непримиримая мономатериалистическая мировоззренческая позиция, чем даже ленинская, что зримо обнаруживает в ней дыхание уже не просто прошлого, а теперь уже и позапрошлого века.

Характеризуя диалектическую концепцию развития, автор подчеркивает ограниченность марксистского подхода: "Указывая на диалектические процессы в развитии капиталистического строя, основоположники марксизма не применяют (за редким исключением) основных понятий диалектики в своих высказываниях о докапиталистическом развитии человечества, так же, как и в своих характеристиках будущего человечества, определяемого как коммунистическая формация" [3].

1 Ойзерман Т. И. Опыт критического осмысления диалектического материализма // Вопросы философии. - 2000. - № 2. - С. 18.

2 Там же.

3 Там же. -С. 21.

И опять критика марксизма осуществляется с еще более левых позиций: как бы последовательнее подвести историю человечества под понимание столетней давности?

17

1.3. В поисках выхода

Попытка привести диалектический материализм в соответствие с современной постнеклассической наукой содержится в исследовании А. М. Ковалева. Эта, на наш взгляд, фундаментальная и нужная с позиций мировоззренческого плюрализма работа свидетельствует об исчерпании возможностей мономатериализма как мировоззренческого подхода.

Исходя из рационалистически-механистического миропонимания, классическая наука и философия рационализма, по мысли автора, создали бездушную модель природы. В процессе познания наука расчленяет объекты, абстрагируясь от целостной картины мира, включающей в себя человека. Мономатериализм редуцирует соответствующее миропонимание до уровня элементарных частиц.

А. М. Ковалев пишет: "В "элементарных частицах" не содержится всей картины мира, во всей ее конкретности, сложности и своеобразии. Но в них заключены общие тенденции, которые определяют характер и коренное направление развития и самоорганизации материи. Это обусловлено, по всей вероятности (выделено мной. - В. Е.), тем, что сами элементарные образования имеют детерминированный характер, что и предопределяет развитие всего мироздания лишь в определенном заданном направлении. Поэтому, несмотря на наличие в мире случайностей и не-предсказуемостей, несмотря на бифуркации и т.д., все эти процессы совершаются в рамках определенной необходимости и не могут выйти за ее пределы. ...Каждое материальное образование обладает своей основой, которая определяет направление его эволюции" [1].

1 Ковалев Л. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. - Т. 2. - М 1999. - С. 9.

Соответственно этой логике общие тенденции, заложенные в элементарных частицах, определяют характер и направление самоорганизации материи. (Именно материи, а не природы.)

Осечка связана с тем, что согласно логике этого рассуждения сами элементарные образования должны быть чем-то детерминированы. Но ответа на этот вопрос у автора нет, да и быть не может при мономатериалистическом подходе. В поисках выхода А. М. Ковалев апеллирует к активности материи. "В основе всякого изменения и развития в конечном счете лежит активность, органически присущая материальной субстанции, которая содержится во всех явлениях и процессах материального мира.

18

...Неживые тела, живое, человек - суть различные ступени активности, присущей всей природе.

Более высокоорганизованные материальные системы преодолевают прежний порог активности более низких образований и создают новый, более высокий" [1]. Степень же активности материальных систем он ставит в прямую зависимость от характера их организации и структуры.

Итак, активность тоже должна иметь свой источник, и он сводится к организации и структуре систем, но тогда все возвращается на круги своя, и самоорганизация материи как таковой выводится из структуры и организации конкретных материальных систем, то есть общее понятие выводится из частного.

Это является показателем философской несостоятельности мономатериализма.

Мономатериализм самым непосредственным образом связан с субъект-объектным подходом. В отношении человек- природа человек выступает в качестве активного преобразователя и покорителя природы, а не ее составной части.

"Вся общественно-трудовая деятельность человека, - пишет А. М. Ковалев, - направлена в конечном счете на то, чтобы преодолеть устойчивость тех или иных материальных форм. А если бы не было этой устойчивости, не нужен был бы и человеческий труд" [2].

С точки зрения мономатериализма хаос рассматривается как беспорядочное нагромождение материальных сил, а переход от простого к сложному - как строгая закономерность и приспособляемость, которой соответствует линейность развития.

Мономатериализм исходит из того, что тенденция к организованности и порядку носит доминирующий характер. Природный мир - это мир не только устойчивости, но и динамизма, не только равновесности, но и неравновесности, не только порядка, но и хаоса.

Если бы мир состоял только из твердых устойчивых структур, то он был бы вовсе лишен возможности своего развития [3], - пишет А. М. Ковалев.

1 Ковалев А. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. - Т. 2. - М., 1999.- С. 14-15.

2 Там же. - С. 17.

3 Там же. - С. 25.

19

Этим так или иначе признается тот факт, что материя как субстанция есть субстрат, лишенный источника развития. В явном противоречии с этим находится утверждение о том, что "будущее мира... проекция заключенного в его основании материального субстрата" [1].

Попытка развития мысли в этом направлении явно бесплодна: "Самоорганизация твердых тел проявляется в сохранении своей структуры, живые же системы способны не только к самосохранению, но и к самовоспроизводству и творчеству".

А как же тогда быть с материальным субстратом, лежащим в основе мира и его будущего?

Это в свою очередь находит выражение в трактовке понятий самоорганизации и энтропии. Они рассматриваются как общее содержание процесса развития, вне связи с закрытостью и открытостью систем.

"По нашему мнению, - пишет А. М. Ковалев, - в науке существует определенный разрыв понятий энтропии и самоорганизации, и даже их противопоставление друг другу. На самом деле и энтропия, и самоорганизация две стороны единого процесса развития, в основе которого лежит активное обеспечение динамического равновесия. Энтропия растет не сама по себе, а лишь, как спутник процесса самоорганизации, при этом чем выше самоорганизация, тем выше и энтропия" [2].

Рассматривая проблему доминирующей тенденции в развитии природного мира, А. М. Ковалев пишет: "По этому вопросу существуют самые различные точки зрения. Нередко встречаются представления, согласно которым доминирующей тенденцией в развитии мира выступает тенденция к энтропии, в то время как поступательное развитие - частный случай энтропии, направленный на то, чтобы преодолеть энтропийные тенденции, характерные для нашей вселенной".

"Противоречие между самоорганизацией и энтропией - наиболее общее противоречие, характеризующее общий процесс изменения материального мира" [3]. Такое понимание автором энтропии не соответствует научному содержанию этого понятия и вносит дополнительную неясность в содержание фундаментальных категорий. Право на такое утверждение мне дает, в частности, трактовка автором моего понимания энтропии.

1 Ковалев А. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. Т. 2 - М 1999. С.26.

2 Там оке. - С. 21.

3 Там же, - С. 315.

20

И, наконец, трактовка с позиций мономатериализма понятия конечности и бесконечности. Вселенная "базируется на некоторых неисчерпаемых элементарных частицах, с определенными, присущими им общими свойствами, из которых вытекают законы мироздания. Эти законы относительно постоянны. Они не могут быть уничтожены при переходе от одной формы движения к другой, им подчиняются все явления и процессы, которые имеют место в природе. Вместе с тем, вселенная бесконечна, так как ее элементы не имеют предела порождения нового (форм, сочетаний, проявлений) на основе активности, присущей каждому материальному объекту как во времени, так и в пространстве" [1].

Итак, бесконечность вселенной сводится к материальности мира как неисчерпаемости элементарных частиц, что является сейчас тупиковой, неверифицируемой позицией, и этим подчеркивается бесперспективность мономатериализма как мировоззренческого подхода.

Дальше А. М. Ковалев, хотя и не совсем последователен, становится на путь преодоления мономатериализма.

"По нашему мнению, - пишет он, - следует рассматривать весь мир, как содержащий в самом себе творческое разумное начало, причем различные его формы проявления - это различные формы существования материи, в том числе жизни и разума, все - от низших элементарных форм до высших" [2]. И далее он заключает: "Таким образом, вся материя, или природный мир, обладает закономерностью, которая определяет все процессы мироздания. При этом не исключено, что природный мир, возможно, обладает и сверхразумом" [3]. Думается, что это можно рассматривать как попытку прийти к пониманию идеального начала природы, не решаясь порвать до конца путы мономатериализма.

1 Ковалев А. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. Т. 2. - М., 1999. - С. 314.

2 Там же. - С. 367.

3 Там же. - С. 369.

И, наконец, автор приходит к заключению, которое перечеркивает мономатериализм: "Как нет особого духа, возникшего или существующего до и помимо объективного мира.., так и нет абсолютной материи, существующей без духа. ...Видимо, в основе лежит некая единая субстанция, ...которая содержит в себе как возможность и материю, и дух в неразрывном органическом единстве" [1]. Это и есть природа, и тогда все становится на свои места.

21

И далее: "...Целесообразность и красоту мира создает не Бог, существующий вне и независимо от материи,.. и не бездуховная материя, как считают атеисты и материалисты, а материально-духовная субстанция, включающая в себя... идуховное, и материальное начала.

Именно таким образом может быть снята противоположность... материализма и идеализма..." [2].

Другими словами, речь идет о материальном и идеальном началах природы как исходном континууме, и если это так, то это полностью соответствует нашей позиции и означает, что к такому пониманию приходят представители самых различных философских направлений - естественно, каждый своим специфическим путем.

Есть и другое направление в современной российской философии модификация традиции рационализма.

1.4. "Новая рациональность" - старый рационализм

Поиски "новой рациональности" означают модификацию старого мировоззрения - философского рационализма.

Наиболее прямо и откровенно эта идея изложена в статье В. С. Степина "Саморазвивающиеся системы и перспективы техногенной цивилизации" [3]. Начав с очевидных истин, заключающихся в том, что фундаментальные ценности и мировоззренческие ориентиры имеют ряд общих признаков, хотя и обладают в различных национальных культурах и видах общества соответствующей спецификой проявления, он сводит деятельную активность человека к "преобразованию и переделке (выделено мной. - В. Е.) внешнего мира, в первую очередь природы, которую человек должен подчинить своей власти. Идея преобразования мира и подчинения человеком природы была доминантой в культуре техногенной цивилизации на всех этапах ее истории вплоть до нашего времени" [4].

1 Ковалев А. М. Изменяющийся и самоорганизующийся мир. Т. 2 - М 1999.-С. 391.

2 Там же. - С. 392.

3 Степин В. С. Саморазвивающиеся системы и перспективы техногенной цивилизации // В сб.: "Синергетическая парадигма". - М., 2000 - С. 12-128.

4 Там же. - С. 14.

22

Что же касается традиционных обществ, то здесь деятельностное отношение к миру оценивалось с принципиально иных позиций. В качестве примера приводится принцип древнекитайской культуры "у-вэй", требующий невмешательства в протекание природного процесса и означающий минимальное действие, согласованное с природными ритмами. Причем характерным для западного философского эгоцентризма является сведение указанного принципа, как и восточной культуры вообще, к умалению роли личности, к поглощению ее той или иной социальной общностью.

Характерным для западной культуры, считает В. С. Степин, является то, что "человек... жестко не привязан к той или иной социальной структуре, не сращен с ней, а может, и способен гибко строить свои отношения с другими людьми, погружаться в различные социальные общности, а часто в разные культурные традиции" [1].

Во-первых, последнее неправильно по существу: западный индивидуализм, как антитеза восточному коллективизму, - это производная от соответствующего миропонимания идеологизация. Никогда и никуда западный человек "свободно не погружался", равно как и восточный не являлся и не является полностью растворенным в коллективе; во-вторых, подтверждать этим конкретным примером мировоззренческую идею высшей степени абстрактности о мире и месте человека в мире, по крайней мере некорректно, ибо ставит проблему с ног на голову.

В-третьих, необходимость пересмотра прежнего отношения человека к природе, ориентированного на отказ от идеала "господства человека над природой", имеет своей основой отнюдь не "опыт традиционных восточных культур", заранее неприемлемый ввиду указанного отношения к человеку, а ошибочность исходного тезиса рационализма.

Позиция же В. С. Степина - позиция защиты рационализма и, естественно, его исходного тезиса: "Я думаю,.. что человек по-прежнему будет видоизменять природу... Окружающая нас природная среда все больше будет аналогичной искусственно созданному парку или саду и уже не сможет воспроизводиться без целенаправленной деятельности человека" [2].

1 Степан В. С. Саморазвивающиеся системы и перспективы техногенной цивилизации. Всб.: "Синергетическаяпарадигма". - М., 2000. - С. 16.

2 Там же. - С. 20.

Что можно сказать по поводу этого заключения?

23

История уже знала подобного рода "садовников", в том числе и из числа философов. Известно, чем закончились попытки покорять, преобразовывать, улучшать природу, не говоря уже о превращении человека в демиурга, без которого немыслим сам мир. Не перебор ли это? Думается, что сомнений в этом быть не может. А вот как быть с ответственностью перед человечеством за подобного рода нарциссизм?

Следуя философии рационализма, человечество за три столетия пришло к глобальному кризису и находится на грани катастрофы. Неужели это не аргумент, который может и должен заставить нас мыслить более конструктивно?

В то же время в современной западной философии наметилась тенденция к расширительному толкованию понятия рациональности. Рациональность понимается прежде всего как метод познания действительности, основанный на разуме. В структуру рациональности все чаще включаются элементы иррационального, разум все больше дополняется чувственностью, интуицией, всей субъективностью человека.

С нашей точки зрения, рациональность связана с разумом, чем определяются как достоинства, так и недостатки ее трактовки. Лишь от разума напрямую зависит достигнутый уровень познавательной способности человека, в то время как неотделимые от него воля, интуиция и прочие проявления человеческой субъективности (иррациональное, запредельное и т.д.) такой связи не имеют. И в этом нужно видеть не только их ограниченность, "вторичность" по отношению к разуму, но и преимущество, своего рода "дополнительность", которая делает необходимым интеграцию различных способов постижения человеком мира, превращение их в единый процесс человеческой деятельности: творчества, познания, созидания. Понятие рациональности наполняют чувственностью, на наш взгляд, ввиду кризиса рационализма, начальная конструкция которого строилась на основе противопоставления разума и чувственного восприятия.

В отечественной и зарубежной литературе в трактовке рациональности существует множество точек зрения: от отрицания самого понятия до столь расширительного его толкования, при котором им охватывается по сути вся философская проблематика.

24

Понятие рациональности производно от латинского слова ratio, rationalis - разум, разумный. Следовательно, в самом общем виде рациональность можно определить как разумность. Но это лишь перевод термина. Разумность является понятием, выражающим родовое качество homo sapiens человека разумного, и нет нужды в его дублировании. Если же разум рассматривается с позиций человека как субъекта по отношению к природе, то он превращается из общего понятия, характеризующего родовое качество человека, в мировоззренческое.

Понятие субъекта употреблялось уже Аристотелем в смысле, тождественном субстанции, - некой сущности, лежащей в основе всего (Бог, природа, вещество), то есть имело иной философский смысл и значение. Только с XVII века понятие субъекта начинает использоваться в современном смысле, как содержание познавательного отношения (субъект-объект, человек-природа), с которым связан рационализм как философский подход. Он представляет собой мировоззренческий субъективизм, который обнимает все материалистические и идеалистические течения и школы нового времени.

Материалистическое и идеалистическое представления о мире так или иначе связаны с человеческим разумом как самостоятельной, противостоящей природе сущностью. В первом случае определяющая роль материального начала по отношению к идеальному не имеет реального обоснования, ибо без активной роли природы тождественная ей материя является косной и инертной, неспособной к самоорганизации и саморазвитию, которые на дочеловеческом уровне декларируются вопреки содержанию понятия вещества, материи, субстанции.

Во втором случае идеализм субъективный является производным от человеческого разума по определению, а объективный - связан с отчуждением человеческого разума и превращением его в демиурга в виде Бога, абсолютной идеи, всемирного разума и т.д., ибо в этом случае понятие природы вытекает из веры, которая присуща только человеку.

Указанные несоответствия в трактовке основополагающих мировоззренческих основ в результате привели к путанице во всей системе понятий и категорий и, в конечном счете, кризису современной философии.

Попытки выхода из него на основе сохранения прежней мировоззренческой основы находят свое выражение в поиске "новой рациональности", "нового рационализма", "нового понятия материи" и т.д.

25

Возможности познания мира рациональными средствами, опытным путем, чем дальше, тем более ограничены, поскольку ограничен рост научного знания на основе дифференциации как одностороннего процесса.

Налицо кризис научной рациональности, до которой к концу XIX века, как справедливо подчеркивает П. Гайденко, было сужено понятие человеческого разума. К этому привело рассмотрение философией рационализма человека как самодостаточного субъекта наряду с объектом - природой.

Представление о постоянном развитии человека как о приращении его разума принципиально меняет мировоззренческий подход и точку зрения на человека и общество.

Перспективам научной рациональности в XXI веке был посвящен недавний круглый стол "Независимой газеты" [1]. Его участники пытались противопоставить философской позиции П. Гайденко технократическое видение проблемы, заранее скажем, в явно неубедительном и мировоззренчески ничтожном исполнении.

1 См.: НГ-Наука. - 2000 г. - № 2. 16 февраля. - С. 9, 12-13.

Чего стоят такие утверждения участников этого действа, как "Мы вошли в мир, где ничего кроме технического нет. И из этого мира не может выскочить никто". "Мы до сих пор представляем дело так: есть природа, мы ее познаем. Какая природа? Природы той давно уже нет...". "Никакой природы самой по себе, вне нашей интеллектуальной и практической деятельности не существует".

"Культура существует только в связи со знаковыми и языковыми системами, а они уже порождают реальность"?!

Мировоззренческий субъективизм здесь представлен как безальтернативная позиция, и именно это являет собой угрожающую науке и философии перспективу. Это требует нового подхода и в осмыслении таких принципов, как рационализм, редукционизм, детерминизм, эволюционизм.

Рационализм - научный принцип, исходящий из приоритета разума, как самостоятельной субъективной реальности, имеющей свои логические законы и принципы, которые, собственно, и являются объектом изучения. Конструкции разума рассматриваются как внешние по отношению к природе и по сути "предписываемые" ей. Этот научный принцип, связанный с именами Декарта, Лейбница, Спинозы, выражает определенный уровень естест

26

веннонаучного знания, для которого были характерны резкое противопоставление и разрыв между субъектом и объектом. Квантовая механика поставила под сомнение этот разрыв, указав на то, что все окружающее нас и мы сами лишь элементы единой системы, в которой выделить тот или иной объект и локализовать его можно далеко не всегда, да и то весьма условно.

Рационализм неразрывно связан с другим принципом классической науки принципом редукционизма, который предполагает сведение сложного к простому, игнорируя тот факт, что каждая новая степень сложности имеет свои качественные особенности, выражаемые новыми системными свойствами, не говоря уже о несистемных. Оба эти принципа неотделимы от принципа детерминизма как способа реализации природных и общественных связей в условиях силового взаимодействия. Принцип детерминизма предполагает линейное развитие в соответствии с объективными законами.

Современные физические представления исходят из неравновесности, неустойчивости, нелинейности, то есть из отрицания этих принципов. Думается, что это означает кризис мировоззренческих подходов, которые обобщенно выражались материализмом и идеализмом. Отрицание как материалистического, так и идеалистического монизма как односторонней мировоззренческой позиции означает отрицание монизма в качестве научного метода.

1.5. Системный подход и его мировоззренческая ограниченность

Система обычно определяется как "объединение некоторого разнообразия в единое и четко расчлененное целое, элементы которого по отношению к целому и другим частям занимают соответствующие им места" [1]. В другом случае система трактуется как "целое, составленное из частей, соединение, совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которая образует определенную целостность, единство" [2] и т.д.

1 Краткая философская энциклопедия. - М., 1994. - С. 415.

2 Философский энциклопедический словарь. - М, 1983. - С. 610.

27

Эти определения, как и общая теория систем Л. Берталанфи, исходят из структурирования системы снизу вверх, от частного к общему, от отдельных элементов к целому - в конечном счете от субъективного к объективному, и предполагают исходно данной их замкнутость, закрытость.

Согласно второму закону термодинамики, в закрытых системах макроскопический порядок должен исчезнуть и замениться гомогенным состоянием, означающим хаотическое движение на микроскопическом уровне . Эта тенденция к максимальному хаотическому состоянию на микроскопическом уровне и структурированному состоянию на макроскопическом уровне сформулирована на основании утверждения, что энтропия системы стремится к максимальному значению. Однако это утверждение относится только к закрытым системам, которые не обмениваются энергией или веществом со средой. Берталанфи считал, что биологические системы являются открытыми системами, чьи структуры и функции сохраняются притоком энергии и вещества либо в форме солнечного света, что характерно для растений, либо в форме пищи и кислорода, которые используются животными. Он ввел понятие равновесия потока для того, чтобы характеризовать этим состояние живой материи. Все системы могут быть рассмотрены как открытые и таким образом удовлетворять парадигме самоорганизации, - подчеркивает Г. Хакен.

При характеристике закрытых и открытых систем необходимо исходить из того, что их понятия выражают достигнутый уровень миропонимания, который соответствует освоению природной реальности на уровне отдельных фрагментов вселенной, что принципиально не может быть исчерпывающим.

Поэтому и представления о закрытой и открытой системах не являются законченными характеристиками природной реальности.

В конечном счете сам системный подход (в том числе и рассмотрение систем как открытых) неизбежно будет преодолен, так как понятие системы и открытости в конечном счете является логически противоречивым. Система как исходное понятие связана с той или иной граничностью, параметрами, конечностью и т.д.

И если системы обмениваются между собой и средой веществом и энергией, то это уже не первичная открытость, а производное явление. Поэтому первичная открытостъ не может проявляться и характеризоваться на уровне систем.

28

Первичная закрытость - это замкнутость и субординированность материального и идеального, первое из которых отождествляется с природой, а второе - с человеком и его разумом, сознанием, духом. Первичная открытость это открытый мир и представление о материальном и идеальном как исходном единстве.

Более высокого уровня конкретности исходных понятий в философии до сих пор нет. Поэтому понятие открытости не может не быть связано именно с этими понятиями, которые в исходном виде не представляют собой систему, а в качестве таковой выступают лишь отдельные фрагменты природы, но не единое целое, которому они только и принадлежат как начала. А поскольку исчерпывающая характеристика природы может быть дана не на любой ступени человеческого познания, то только этим можно объяснить исходную открытость мира как безначальную бесконечность. Последняя может выражаться понятием целого, целостности, но не системы.

Абсолютизация системного подхода находит свое завершение в системной трактовке материи. "Материя - это бесконечное множество всех существующих в мире объектов и систем с присущими им любыми свойствами, связями, отношениями и формами движения. Системная организация материального мира лежит в основе существования материи. Система - это совокупность элементов, объединенных единством цели или функционального назначения. Вне системы материя не существует. Понятие "материя" синонимично понятию "система" (выделено мной. - В.Е.). Из таких простейших систем формируются системы более сложной структуры" [1]. Не система из материи, а материя из системы таков смысл этого представления. Мировоззренческий субъективизм в системной трактовке материи представлен наиболее наглядно.

1 Шемакин Ю. И. Романов А. А. Компьютерная семантика. - М., 1995. - С. 1-14.

29

Ограниченность системного подхода в последнее время отмечается многими авторами. Так, И. Б. Новик и А. Ш. Абдуллаев приходят к выводу о том, что "весь разработанный концептуальный арсенал классической общей теории систем и кибернетики оказался достаточным только для того, чтобы описать системы, не изменяющиеся во времени, линейные по структуре организации и жестко детерминированные" [1]. Другими словами, речь идет о закрытых системах. Открытость при помощи системного подхода описанию не поддается.

И. С. Добронравова подчеркивает, что "системный подход не только не соответствует эволюционному подходу новой парадигмы, но и противоречит квантовым и релятивистским принципам самим по себе" [2].

Системный подход основывается на отождествлении материи с природой и ее самодвижении. "Синергетика исследует некие универсальные принципы спонтанной самоорганизации материи, - пишет, например, В. В. Василькова. - Материя не инертна, ей присущи источники самодвижения и внутренней активности" [3].

И далее: "...Древняя индийская и китайская философии сохранили систему воззрений, согласно которым мир (природа) есть не атомарная совокупность предметов, а единая нерасчлененная, вовлеченная в движение реальность, живая и органическая, идеальная и материальная одновременно" [4] (выделено мной. В. Е.). И это, на наш взгляд, совершенно верно. Но буквально следующей фразой исследовательница фактически перечеркивает сказанное и ищет "обусловливающие движение силы... внутри самой материи" [5].

1 Новик И. Б., Абдуллаев А. Ш. Введение в информационный мир. - М., 1991. - С. 4.

2 Добронравова И. С. На каких основаниях осуществлено единство современной науки?// Московский синергетический Форум. - М., 1996. - С. 52.

3 Василькова В. В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: Синергетика и теория социальной самоорганизации. - СПб.: Издательство "Лань".-1999. - С. 18,30.

4 Там же. - С. 39.

5 Там же.

Этим, по сути, отождествляется мир (природа) с материей. Мировоззренчески такой подход означает мономатериализм.

30

Представление о материи как единственном исходном активном начале, с которым связана ее самоорганизация, приводит автора к отождествлению открытости и закрытости систем с открытыми и закрытыми системами, что создает искаженное представление об их соотношснии, взаимосвязи и субординации: "Новая неклассическая (или постнеклассическая) картина мира... признает, конечно же, наличие в мире замкнутых систем, действующих как механизмы, но они в контексте нового миропонимания составляют лишь незначительную часть мировых явлений. В основном мир состоит из открытых систем, которые интенсивно обмениваются энергией, веществом, информацией с окружающей средой, и, следовательно, характеризуется совершенно иными принципами - разупорядоченностью, разнообразием, неустойчивостью, неравновесностью, нелинейными соотношениями" [1]. Если мир состоит из открытых систем, то необходимо прежде всего дать исходное определение, отличающее их от закрытых систем. Но этого сделать нельзя, поскольку при таком подходе исходным является понятие закрытой системы.

1 Василькова В. В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: Синергетика и теория социальной самоорганизации. - СПб.: Издательство "Лань". - 1999. - С. 27.

Исходная открытость и системность - взаимоисключающие понятия, поскольку системность предполагает граничность и закрытость.

На исходном уровне не материя, а природа как целое имеет внутренний источник активности, самодвижения и саморазвития. Материальное представляет собой лишь одно из начал природы. Таким исходным началом, составляющим вместе с материальным неразрывное природное единство, является идеальное начало. Внутренний же источник активности материи никто и не пытается обнаружить, ибо она (активность) предполагает внутреннюю противоположность, которой в составе материи нет. Именно на основе представления об исходной материальности мира и конструируется абсолютизированное понятие открытых и закрытых систем. Представление о материальности мира как ложная исходная посылка стало явным после открытия антиматерии и нематериальной природы информации. В этой связи важно отметить неправомерность включения обмена информацией, наряду с материей и энергией, в число признаков открытых систем. В этом случае объектом обмена выступает вторичная, производная информация, преломленная в субъективном восприятии.

Представление о материальности мира всегда сопровождалось системным представлением как о целом, так и о его составляющих.

31

Важное свойство материальности - дискретность - лежит в основе системного подхода. Мономатериализм - субстанциональная основа системного подхода независимо от времени его происхождения. Понятие системы, системности является характеристикой дискретности материальных образований самых различных уровней. Если убрать дискретность как признак материальности, потеряет смысл, лишившись своего основания, и системность. Поэтому системный подход есть продолжение и развитие субстанционального мономатериалистического.

Для материальных систем различных уровней (вплоть до глобального) характерны связь между дискретными частями и силовое взаимодействие между ними.

Гравитационное взаимодействие (всемирное тяготение) было принято Ньютоном в порядке допущения и развито затем в стройную физическую теорию, наличие которой помогло открыть наряду с гравитационным и другие виды взаимодействия. До сих пор их не удается увязать в теорию "всего", но работа в этом направлении продолжается.

Информация как нематериальная природная сущность имеет несистемный характер, она распространяется мгновенно, поскольку не ограничена скоростью распространения света в вакууме.

В силу этого для информации характерно несиловое взаимодействие. Другими словами, в системности выражается дискретность материальных образований и силовое взаимодействие между ними. Для нематериальных природных сущностей, имеющих исходно всеобщий характер и несиловое взаимодействие, понятие системности неприемлемо.

Поэтому представление о системности как универсальном мировоззренческом подходе, характеризующем как материальные, так и нематериальные природные сущности, - глубоко ошибочно, ибо ведет к рассмотрению нематериальных сущностей по аналогии с материальными, а значит, закрывает путь к выяснению их специфики.

Общая теория систем Берталанфи содержит в себе этот коренной порок. Правда, его теория прямо не связана с субстанциональностью и исходит из противопоставления биологических и физических систем как открытых, так и закрытых. Гравитация и информация как материальное и нематериальное, силовое и несиловое взаимодействие, не перекрывают и не отрицают, а дополняют друг друга на субстанциональном уровне.

32

Попытка обнаружить внутренний источник развития материальной субстандии на системном уровне привела к созданию теории самоорганизации как содержательного наполнения открытых систем. Поскольку за мировоззренчески исходное здесь принята материальная субстанция как всеобщая и единственная сущность мира, то и открытые системы и их самоорганизация относятся лишь к этой субстанции. В то же время для их характеристики привлекаются и такие нематериальные сущности, как информация - обмен системы с окружающей средой веществом, энергией и информацией.

Больше того, на исходном уровне материальное оторвано от идеального, без чего (то ли в виде Бога, то ли иного демиурга) не могут обойтись ни математика, ни физика, ни биология.

Самоорганизация имеет место лишь в рамках систем. За пределами систем, то есть на исходном уровне, это уже не самоорганизация, а миропроявление, выражающее открытость мира.

На более конкретном уровне миропроявление принимает системное выражение, связанное с дискретностью материи. А идеальное в этом случае выражает взаимодействие дискретных материальных образований и тем самым источник их саморазвития, самодвижения.

В рамках системности теория самоорганизации не представляет самостоятельного мировоззренческого подхода, а лишь наследует его ограниченность, поскольку его исходное начало - мономатериализм - исчерпал себя не только на умозрительном, но и на верифицируемом уровне.

1.6. Открытый мир и синергийно-информационный подход

Открытый мир как мировоззренческое понятие не совместим с понятием системы, поскольку в противном случае пришлось бы допустить возможность конечного представления о бесконечном. В этом гносеологическая сущность и ограниченность системного подхода.

33

С позиций системности, сам мир представляет собой лишь наиболее общую систему по сравнению с другими, частными. Этим исключается открытость на исходном уровне, то есть как мировоззренческое понятие.

Поскольку научная аргументация в неравновесной термодинамике, лазерной физике, молекулярной биологии и других областях, которые являются правофланговыми в постнеклассической науке, связана с микроуровнем, открытость рассматривается как открытость систем, то есть как преодоление закрытости на микроуровне, и лишь затем распространяется на другие (макро- и мега-) "этажи" мироздания, исходным же понятием здесь является закрытость.

Это тот случай, когда мировоззренческий и научный уровни исследования не совпадают. С этим связано понятие новой активности материи, сингулярности, доприродного существования стрелы времени и т.д.

С позиций современного миропонимания открытость является исходным понятием, исключающим всякую ограниченность, замкнутость, предельность и означающим безначальность и бесконечность мира, и миропроявление как ее выражение.

В соответствии с достигнутым уровнем познавательной способности человека мир представляется имеющим вещественно-энергетическую основу.

Исходная дискретность вещества и энергии предполагает структурирование природных и общественных процессов на уровне системной организации, что представляет собой определенную мировоззренческую позицию.

На макроуровне это связано с поиском "кирпичика" мироздания элементарной частицы, а на мегауровне с попыткой определить самую глобальную систему, то ли в виде нашей галактики, то ли в виде вселенной, включающей и другие галактики, то ли в виде ансамбля вселенных. Завершается эта конструкция "Большим Взрывом", которым фиксируется начало, а значит, и предполагается конец мира. Другими словами, эта мировоззренческая позиция последовательно исходит из закрытости систем и конечности мира. И поэтому все противоречащие ей последние данные постнеклассической науки рассматриваются как преодоление исходной закрытости, но не как исходная открытость. В результате открытость рассматривается как открытость систем, то есть как обмен между системами,

34

или системы со средой веществом и энергией в каждой точке. Однако в этом случае разрушается само понятие системы, ибо она теряет свои основные признаки: закрытость, замкнутость и упорядоченность. Именно поэтому, оставаясь в пределах системного мировоззрения, понятие открытости связывается в конечном счете с системой более высокого уровня, где понятие организации трансформируется в понятие самоорганизации, означающее лишь более высокий уровень системной организации или упорядоченности.

Самоорганизация представляет собой самоорганизацию, то есть организацию, или внутреннюю упорядоченность, системы более высокого уровня. Но в этом случае за пределы исходной системности, организации, замкнутости на любом уровне выйти невозможно. Другими словами понятие самоорганизации выражает мировоззренческое представление об исходной системности, замкнутости, упорядоченности, которое с современных позиций представляется устаревшим.

Постнеклассической науке соответствует синергийно-информационная концепция миропонимания. Согласно этой концепции безначальность и бесконечность мира предполагают исходное единство хаоса и порядка, а не хаос, порождающий порядок, который в этом случае вопреки логике объявляется детерминированным.

Материалистическое представление об ограниченности мира вещественно-энергетическим содержанием (исходная первичность материального) предполагает силовое взаимодействие (гравитационное, электромагнитное) на всех уровнях природных связей. Объединить эти силовые взаимодействия в "теорию всего" не удается, как по причине того, что гравитация была принята Ньютоном как произвольное допущение, так и потому, что основы мироздания материальным или вещественно-энергетическим содержанием не ограничиваются. Начиная с исходного уровня, материальное начало неотделимо от идеального, существует с ним в неразрывном единстве. Чем дальше, тем больше появляется убедительных свидетельств этому. Наиболее существенным и практически значимым является открытие характера информации как "содержания, полученного из внешнего мира" [1]. Информация транслирует идеальные значения природных связей и отношений, вплоть до самых глубинных и наиболее общих, в том числе и принципиально недоступных человеческому познанию.

1 Винер Н. Кибернетика и общество. - М., 1958. - С. 31.

35

Самоорганизация, как и организация, выражает материальную (вещественно-энергетическую) основу и силовое взаимодействие. Информация же характеризует принципиально новый способ взаимодействия - несиловой. Информация не является ни материей, ни энергией и не имеет отношения к формам ее движения. Она исходно открыта, универсальна; общедоступна, а вследствие этого принципиально отлична от форм реализации энергетических основ. Это связано прежде всего с тем, что распространение информации, поскольку она нематериальна, не ограничивается скоростью света и осуществляется моментально.

Именно это свойство информации предполагает возможность безграничного развития познавательной способности человека.

Констатируя всевозрастающую неудовлетворительность мономатериалистического, моноидеалистического и системного подходов в качестве основы современного мировидения, необходимо подчеркнуть, что их ограниченность является препятствием в развитии постнеклассической науки и общественной практики. Дискретность материи как ее важнейшее свойство является основой системности - единства целого и составляющих его частей.

Последняя в своих предельных значениях завершается представлением о мире, как наиболее обшей системе, имеющей начало и конец. Отсюда - теория "Большого Взрыва", поиск исходного начала материальности в "ничто", попытки вывести материю из пространства и времени и т.д.

Другими словами, содержанием системности является материальность, единством которой, как всеобщей мировой сущности, определяется системное единство как совокупность свойств и принципов.

Принцип редукционизма предполагает распространение представлений о частном на целое, представления о познанном фрагменте вселенной на мир в целом, наделение его качествами, соответствующими достигнутому уровню познавательной способности человека, как общими, вечными и неизменными. Отсюда - субъективизм, незыблемость представления о материальности мира, его системной организации и т.д.

36

Развитие науки и других способов постижения человеком мира повседневно преодолевает эти представления.

Постнеклассической науке соответствует синергийно-информационный подход как современное миропонимание, неразрывно связанное с миропроявлением, а посему идущее от объективного - природы, а не субъективного - человека.

В этом смысле миропонимание, говоря словами М. Шелера, "вбирает чистую сущность физических, психических и идеальных вещей, независимо от того, как совершается их осознание".

Миропонимание непосредственно связано с развитием познавательной способности человека, которое осуществлялось до сих пор путем дифференциации различных способов постижения человеком мира, причем наиболее впечатляющие результаты были получены в результате выделения и обособления науки и научного знания. Эффективность качественно нового скачка в развитии познавательной способности человека в XXI в. связана с интеграцией различных способов постижения человеком мира.

Миропонимание представляет собой субъективное качество человеческого сознания, имеющего объективную основу в миропроявлении. Конкретное индивидуальное сознание является не просто продуктом индивидуального мышления и его органа - мозга, а есть одновременно и частный случай проявления идеального начала природы.

Природа осознает себя через человеческое сознание, которое всегда имеет конкретных носителей, а следовательно, конкретно и субъективно.

Именно поэтому человеческое сознание, помимо общеприродного идеального, всегда имеет вполне конкретное содержание, связанное с достигнутым уровнем познавательной способности человека. Поскольку познавательная способность человека в каждый данный момент ограничена, мир принципиально не может быть схвачен человеческим познанием как нечто целое, законченное. Он рассматривается как открытая система, которая обменивается с внешней средой веществом и энергией, что составляет источник ее развития.

37

В этом случае в качестве внешней среды предполагается квантовый вакуум как некое предматериальное состояние, имеющее явно гипотетический характер, или "ничто", которое и есть ничто, если мы не наполним его содержанием, тем или иным смыслом, имеющим субъективное происхождение.

Представление о мире как глобальной системе, то ли закрытой, то ли открытой, мировоззренчески неудовлетворительно.

Синергийно-информационный подход исходит из открытости мира как его безначальности и бесконечности. Последнее по определению исключает представление о материальности мира, производности идеального и т.д. Поэтому первый вывод, который следует из открытости (бесконечности) мира, - это признание равноположенности материального и идеального в качестве сущностных основ мира или начал природы, поскольку преодоление дискретности материи на исходном уровне невозможно без идеального, отрицающего любую дискретность, ограниченность, предполагающего беспредельность и разнонаправленность изменений. А это и есть проявление безначальности и бесконечности. В условиях континуума материального и идеального информация выражает и транслирует природные различия и размерности. Другими словами, на этом уровне познания материальная субстанция и ее субстратная форма еще в значительной мере представляются всеобщим и единственным содержанием мира. В этих условиях в основе представления человека о сущностных основах мира лежит контрпозиция материи и антиматерии. Понятие антиматерии хотя и не выходит за пределы вещественности, но подчеркивает (в этих рамках) наличие некоей принципиально новой сущности, которая на современном уровне развития познавательной способности человека может быть выражена лишь понятием нематериального субстанционального качества в самих основах мира. С этим связано понятие информации как их выражения и трансляции, а также безначальности и бесконечности мира, в том числе, и это главное, беспредельности, бесконечности его сущностных основ.

Подчеркнем, что наш подход, как и все иные мировоззренческие подходы, в значительной мере носит гипотетический характер. Однако его бесспорное преимущество заключается в том, что он отрицает всяческий догматизм и идеологизацию и открывает путь мировоззренческому и методологическому плюрализму - предпосылке эффективности естественнонаучных и гуманитарных исследова

38

ний. Именно потому, что в сущностном освоении мира наряду с материальным имеют место и идеальное начало, и их синергия, а выражает и транслирует их различие и континуум-информация, соответствующий этому мировоззренческий подход называется синергийно-информационным. В отличие от системного он исходит из открытости мира как безначальной бесконечности.

Углубление представления о сущностных основах мира является беспредельным.

Мономатериализм и моноидеализм исключают всякое представление о сущностной основе мира, выходящее за их рамки, то есть предполагают неизменное представление о мире на вечные времена. Думается, что сама такая постановка вопроса есть приговор мировоззренческой позиции материалистического и идеалистического монизма.

Закрывать путь к развитию представления человека о мире - значит лишать его возможности реализовать свое природное предназначение.

Необходимость принципиально нового мировоззренческого подхода предполагает более глубокое, чем существующее, проникновение в сущностные основы мира. Последнее является не только следствием развития познавательной способности человека, но и его предпосылкой.

Ни субстанциональный (мономатериалистический и моноидеалистический), ни системный подходы этим качеством не обладают.

Эти подходы не учитывают развития познавательной способности человека, ее качественно нового состояния но сравнению с началом и даже серединой XX века. Даже открытие информации как содержания, поступающего к нам из внешнего мира, не внесло принципиальных изменений в эти подходы. Мы связываем мировоззренческий прорыв с синергийно-информационным подходом.

39

2. Синергетика и философия

2.1. Исходные понятия теории диссипативных структур в теории И. Пригожина

Для классической и неклассической физики характерны детерминированность и обратимость. Для постнеклассической - случайность и необратимость. С классикой связан статический взгляд на природу: согласно классической динамике, время низведено до роли параметра, будущее и прошлое эквивалентны.

Первая перчатка, брошенная классической динамике, - теория теплопроводности Фурье - описание явления немыслимого в классической динамике необратимого процесса.

Появление термодинамики и ее второго начала означало введение в науку стрелы времени. В основе термодинамики лежит различие между обратимыми и необратимыми процессами, которые не зависят или зависят от направления стрелы времени.

Энтропия возрастает только в результате необратимых процессов.

Термодинамика XIX в. - равновесная. Ныне в основу кладутся неравновесные процессы, в условиях которых совершается переход от беспорядка, теплового хаоса, к порядку; могут возникать новые динамические состояния материи, отражающие взаимодействие системы с окружающей средой, это диссипативные процессы, которым соответствуют диссипативные структуры. Они возникают спонтанно вдали от равновесия.

Ключевые понятия для описания диссипативных процессов: нелинейность, неустойчивость, флуктуация. Для них характерен переход от равновесных к неравновесным условиям, от повторяющегося общего к уникальному, специфичному, переход от состояния материи, которому свойственна повторяемость, к самоорганизации, образованию новых структур.

Существенную роль в отборе механизма самоорганизации играют внешние воздействия.

В условиях неравновесности предполагается свойство материи, означающее возможность описывать структуры как формы адаптации к внешним условиям.

Таким образом, в неравновесных условиях материя обретает возможность воспринимать и "учитывать" в своем функционировании внешние условия, поля. В состоянии же равновесности материя "слепа".

С этих позиций жизнь есть своеобразное проявление тех самых условий, в которых находится биосфера, в том числе сильно неравновесных, налагаемых солнечной радиацией.

40

Такие системы как бы "колеблются" перед выбором одного из путей эволюции. Небольшая флуктуация может послужить началом эволюции в совершенно новом направлении.

Традиционный взгляд на необратимость означает не более чем приближение. Время в лишенную времени вселенную ввел человек.

Необратимость может быть источником порядка, организации, когерентности (согласованности).

А. Эйнштейн считал, что "время (как необратимость) - не более чем иллюзия". Он повторил Джордано Бруно, который в XVI в. писал, что вселенная бесконечна, неподвижна, она не движется в пространстве, не рождается, не может умножаться или увеличиваться.

Стрела времени является проявлением того факта, что будущее не задано; с точки зрения механики как классической, так и квантовой, не может быть эволюции с однонаправленным временем.

"Сильно неравновесные необратимые процессы, - пишет И. Пригожин, могут быть источником когерентности... Это вынуждает нас пересмотреть понятие "системы" [1] (выделено мной. - В. Е.). "Пересмотр понятия системы" - мировоззренчески то же самое, что и "новое понимание материи".

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 67.

Если в состоянии равновесия или вблизи равновесия поведение системы полностью определяется граничными условиями, то вдали от равновесия ситуация коренным образом изменяется.

С одними и теми же условиями оказывается совместимым множество различных диссипативных структур. Это - следствие нелинейного характера сильно неравновесных ситуаций. Малые различия могут приводить к крупномасштабным последствиям.

Следовательно, граничные условия необходимы, но не достаточны для объяснения причин возникновения системы. Необходимо также учитывать реальные процессы, приводящие к "выбору" одной из возможных структур. Именно поэтому мы наделяем такие системы определенной "автономией", или самоорганизацией.

Думается, что в этом случае резоннее говорить не о пересмотре понятия системы, а о неприемлемости самого системного подхода.

41

"В точках бифуркации, то есть в критических, пороговых точках, поведение системы становится неустойчивым и может эволюционировать к нескольким альтернативам. .. В этом случае мы можем иметь дело только с вероятностями и никакое "приращение знания" не позволит детерминистически предсказать, какое поведение изберет система" [1]. И это не вызывает сомнения.

Однако И. Пригожин выходит на самый высокий уровень своей мировоззренческой патетики, когда берет в союзники Р. Тома, что, по крайней мере, неубедительно, учитывая судьбу теории катастроф. И. Пригожин - дитя рационализма, а не просто рациональности, о которой он рассуждает с позиций ее перспективности и научной неприкосновенности. Это же можно сказать и о Г. Хакене и о других классиках синергетики.

Мономатериализм и мировоззренческий субъективизм, то есть рационализм, - это те шоры, которые не позволяют двигаться вперед современной науке. Это то, что не позволяет современному человеку подняться на уровень самопознания и миропостижения.

Думается, что с этим неразрывно связана современная идеологизация философии, попытка представить рационализм в качестве философского фундаментализма, который имеет свои рецепты для всех времен и народов.

2.2. Синергетика и системный подход: мировоззренческие пределы

Г. Хакен называет основной идеей синергетики "рассмотрение качественных изменений в макроскопических масштабах" [2].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Указ. соч. - С. 70.

2 Хакен Г. Основные понятия синергетики // В сб.: "Синергетическая парадигма". - М., 2000. - С. 34.

Амплитуды растущих конфигураций он называет параметрами порядка, которые описывают макроскопический порядок, или макроскопическую структуру системы.

"...Центральная теорема синергетики (выделено мной. - В. Е.)... утверждает, что поведение не только растущих, но и затухающих конфигураций однозначно определяется параметрами порядка. Отсюда следует, что и все пространственно-временное поведение... управляется параметрами порядка. В этом и состоит принцип подчинения в синергетике" [1].

42

Поскольку число параметров порядка намного меньше числа компонентов системы, переходом к параметрам порядка достигается сокращение степеней свободы и происходит значительное сжатие информации.

Совершая коллективное действие, индивидуальные части системы сами воздействуют на параметры порядка, что получило название круговой причинности.

"Все элементарные процессы в химических реакциях, - пишет Г. Хакен, имеют квантово-механическую и, следовательно, случайную природу. Согласно нашим физическим представлениям, эти случайные события фундаментальны и не могут быть предсказаны, даже если впоследствии будет разработана более подробная теория" [2]. Но существует случайность и другого рода, продолжает свою мысль Хакен, когда решение вопроса о случайности событий "зависит от принятого нами уровня описания".

Другими словами, этот вопрос переносится из плоскости объективной реальности в плоскость человеческого знания, конкретно - математики. Поэтому параметры порядка и принцип подчинения - это сугубо умозрительные конструкции, мировоззренчески даже не претендующие на объективность. "Примеры применения синергетических идей были заимствованы нами из области физики, но делать на основании этого вывод о том, будто бы синергетика представляет собой разновидность физикализма... было бы ошибочно, поскольку в синергетике мы исходим из абстрактных математических соотношений (выделено мной. - В. Е.), которые затем применяются к многочисленным системам самой различной природы, в том числе и к физическим системам. ...Поскольку физические системы относительно просты по сравнению с биологическими системами, они особенно пригодны для иллюстрирования смысла математических принципов синергетики" [3].

1 Хакен Г. Основные понятия синергетики // В сб.: "Синергетическая парадигма". - М., 2000. - С. 36-37.

2 Там же. - С. 33.

3 Там же. - С. 43.

Как бы продолжая эту мысль Г. Хакена, К. Майнцер в статье, представленной на Московский синергетический форум (1996 г.), пишет: "Теория нелинейных сложных систем стала успешным подходом к решению проблем в естественных науках... Самоорганизация здесь означает четко определенный фазовый переход, происходящий в условиях теплового равновесия, вблизи или вдали от него.

43

...Специалисты, работающие в социальных и экономических науках, политике и гуманитарных науках, сознают, что основные проблемы человечества также отличаются глобальностью, сложностью и нелинейностью... Однако применение самоорганизации к социоэкономическим процессам отнюдь не означает какой-либо разновидности "социальной физики" и ... аналогий между социальными и физическими науками. ...Приложения самоорганизации имеют своей целью создание математических моделей,.. призванных помочь в решении сложных проблем организации, прогнозирования и принятия решений" [1] (выделено мной. - В. Е.).

Другими словами, то, что Хакен называет "абстрактными математическими соотношениями", Майнцер именует математическими моделями, но суть и в том, и в другом случае одна: их исходная роль первозданность по отношению как к естественным, так и к социальным системам, их "применяемость к системам любой природы". А значит эти абстрактные математические соотношения, являющиеся конструкциями человеческого ума, являются первичными по отношению к физическим и социальным системам, что тождественно проявлению мировоззренческого субъективизма.

"В теории систем, - пишет К. Майнцер, - сложность означает не только нелинейность, но и огромное число элементов с большим числом степеней свободы, ...Поведение отдельных элементов в сложных системах с огромным числом степеней свободы не может быть ни предсказано, ни прослежено в прошлом. Детерминистическое описание отдельных элементов может быть заменено эволюцией распределений вероятности" [2].

1 Майнцер К. Сложность и самоорганизация. Возникновение новой науки и культуры на рубеже века // В сб.: "Синергетическая парадигма". - М., 2000. С. 56.

2 Там же. - С. 59

Равновесность системы как исходное понятие это если не равенство материально-вещественных условий или распространения энергии, - то это равенство распределения вероятности, - считает К. Майнцер. Этим он доводит развитие идеи исходного равенства и равновесности систем классической науки до логического конца.

44

Итак, если в синергетике мы исходим из абстрактных математических соотношений (или моделей), а в основе этих соотношений лежат параметры порядка, которые, в свою очередь, в качестве центральной идеи опираются на тепловое равновесие, то все возвращается на круги своя. Где же в этом случае конструктивная роль неравновесности и прочих "не"?

Понятие самоорганизации для Хакена неотделимо от понятия системы. Под самоорганизацией он понимает связанное с изменением внешних или внутренних управляющих параметров резкое изменение системой своего макроскопического состояния.

Тенденция к максимально хаотичному состоянию на микроскопическом уровне и бесструктурному состоянию на макроскопическом уровне в термодинамике формулируется как возрастание энтропии до предельного значения.

Но это, подчеркивает Г. Хакен, характерно лишь для замкнутых систем, не обменивающихся энергией или веществом с окружающей средой.

Л. Берталанфи, определив биологические системы как открытые, для их описания предложил термин "текущее равновесие".

Г. Хакен считает, что все системы, рассматриваемые в синергетике, могут считаться открытыми и тем самым удовлетворяют необходимому условию самоорганизации, способности образовывать пространственно-временные структуры.

Это, в свою очередь, он связывает с тем, что сложную динамику всей системы оказывается возможно описывать с помощью небольшого числа параметров порядка, которые в точности удовлетворяют уравнениям детерминистического хаоса.

Представление о детерминистическом хаосе, о порядке из хаоса и о самоорганизации как реализации исходно-конструктивной роли хаоса напрямую связано с мономатериализмом как мировоззренческой позицией.

Материя - исходная субстанция, хаос - исходное состояние субстанции. И то, и другое согласно мономатериализму обладает самодостаточностью, отсюда идеальное как порождение материального, порядок как порождение хаоса.

45

Поэтому со времен досократиков фундаментальная проблема заключалась в том, чтобы показать, каким образом из сложных хаотических состояний материи возникает порядок.

Исходным уровнем материи и хаоса предполагается микроуровень, ибо именно он характеризует его материальную основу как кирпичик мироздания. Поскольку все элементарные процессы фундаментальны и имеют квантовомеханическую, а следовательно, случайную природу, фазовый переход на макроуровень представляет собой самоорганизацию в условиях теплового равновесия, вблизи или вдали от него.

Это и рассматривается как образование пространственно-временных структур, означающее переход от хаоса к порядку.

Поскольку же этот процесс преобразования хаотического состояния в устойчивое зависит от принятого уровня описания, то и характер возникшей упорядоченности исходит из абсолютизации известных абстрактных математических соотношений, таких, как равенство-равновесие. Последнее дает наиболее наглядное (начиная с весов) представление об упорядоченности, гармонии.

Однако, будучи положенным в основу системного подхода, практически отождествившего систему с равновесием, это понятие оказалось ограниченным, пригодным лишь для описания замкнутости, закрытости, системности, обратимости, в то время как неклассическая, и особенно постнеклассическая наука, все больше сталкивалась с иным классом процессов, характеризующихся открытостью, необратимостью, конструктивной ролью информации.

Наиболее простой выход из этой ситуации был найден в противопоставлении закрытым системам систем открытых, постоянно и в каждой точке обменивающихся с внешней средой веществом и энергией. То, что в этом случае понятие системы лишается своих конституирующих признаков (граничности, автономности), просто не принималось, да и сейчас не принимается во внимание.

В случае системного подхода весь мир структурируется от самых нижних (элементарных) до самых глобальных (вселенная как метасистема) этажей как изначально материальный, и только материальный.

Идеальное вовсе не обязательно, да и просто не нужно для описания системного мира, или мира систем.

46

Другими словами, это сугубо мономатериалистическая конструкция, которая на каждом шагу натыкается на апории, логические провалы, несоответствие реальному природному и общественному процессам.

Попытки вырваться за пределы вполне очевидных несоответствий предпринимаются многими авторами. К. Майнцер, например, различает два вида фазовых переходов (самоорганизации): консервативная самоорганизация означает фазовый переход обратимых структур в состоянии теплового равновесия; диссипативная самоорганизация ~ фазовый переход необратимых структур вдали от теплового равновесия. Макроскопические паттерны возникают в результате сложного нелинейного взаимодействия микроскопических элементов, когда энергетическое взаимодействие открытой системы с окружающей средой достигает некоторого критического значения. "Философски говоря, устойчивость возникающих структур обеспечивается балансом нелинейности и диссипации" [1], - пишет Майнцер (выделено мной. - В. Е.).

1 Майнцер К. Указ. соч. - С. 60.

С философией, как видим, связывается оправдание любой неясности в понимании самоорганизации как ключевого понятия синергетики.

Как только нужно нагнать побольше тумана и скрыть несовершенство самой синергетической парадигмы в союзники привлекается философия.

Если уважительно относиться к философии, то у нее свой, прежде всего, мировоззренческий аспект проблемы. Она должна, возможно, раньше науки, но, естественно, на ее базе, ответить на главный вопрос: как строить мост вдоль реки или поперек? В нашем случае это решение вопроса "снизу-вверх" или "сверху-вниз": от микроуровня к мегауровню или наоборот. Почему это важно?

В первом случае мы пользуемся сложившимися в рамках классической науки и философии рационализма представлениями, которые при известных обстоятельствах не позволяют преодолеть старые мировоззренческие шоры, что неизбежно отражается на результатах конкретных исследований. Во втором случае неизбежно введение в арсенал описания понятий и категорий, полученных на основе анализа принципиально нового класса явлений, что соответствует новому уровню миропонимания. Это относится прежде всего к понятиям материального и идеального, хаоса и порядка.

Спор о том, что из чего: порядок из хаоса или наоборот, - восходит к древним грекам и не решен до сих пор.

47

Однако сегодня есть все основания предположить, что ограничить, причем раз и навсегда, мир материальным содержанием и исходным хаосом как его проявлением, по меньшей мере, несовременно. Это мировоззренческий уровень, который был допустим с позиций почти полувековой давности. С позиций же постнеклассической науки и ее мировоззренческого осмысления нужно исходить не из материальности мира, хаоса, системности, диссипативной самоорганизации, а из открытости мира, миропроявления, как исходного единства хаоса и порядка.

Упорядоченность как имеет известные нам формы проявления, так и скрывает еще большее количество неизвестных. Главным при этом является понимание того, что упорядоченность, несмотря на разнообразие ее форм, существует не наряду с хаосом, тем более не является порождением его, а представляет с ним равноположенное единство, в котором порядок и хаос существуют в определенных, постоянно меняющихся пропорциях, определяющих характер каждого этапа развития природы и общества. На исходном уровне отсутствие упорядоченности (определенных количественных соотношений между материей и антиматерией) немедленно привело бы к их аннигиляции. Это отрицает понятия исходного хаоса, порядка из хаоса, детерминированного хаоса и т.д.

Таким образом, исходное единство хаоса и порядка представляет собой конституирующий принцип миропроявления. Миропроявление, синтезирующее хаос и порядок, при этом не исключает, а предполагает изучение их внутренних тенденций, механизма интеграции и т, д.

Самоорганизация и организация представляют собой более конкретный уровень реализации природной упорядоченности. Причем, если самоорганизация в рамках системного подхода не представляет собой принципиально новой мировоззренческой позиции, это не значит, что она не годится и как категория более широкого подхода.

В условиях открытости мира и миропроявления как предельных мировоззренческих понятий, характеризующих безначальность-бесконечность мира, самоорганизация является одной из основных категорий, при помощи которой описывается новое качество состояния и развития природных и общественных процессов.

48

В самом общем виде самоорганизация характеризует системную упорядоченность как иное качество по сравнению с открытостью мира, которое является одной из основных форм ее проявления.

Следующий уровень - упорядоченность, связанная с внешним управляющим воздействием на систему - организацией. Самоорганизация и организация, как различные виды упорядоченности характеризуют степень закрытости природных и социальных систем.

2.3. Материальное и идеальное сущностное содержание мира. Проблема времени и пространства

Материя (лат. materia - вещество) - понятие, которое первоначально означало тождественность пространственной телесности без противопоставления ее идеальному, духовному, и только в результате ряда исторических превращений развившееся в понятие мертвого, инертного вещества, противостоящего как основополагающее, первичное, сознанию человека.

Материя представляет собой субстанцию, вещественный субстрат, включающий элементарные частицы и различного рода поля (гравитационное, электромагнитное, ядерных сил). Энергия и вещество сливаются в понятие поля. Напряжение поля - на сегодня единственная его физическая характеристика. Материя ввиду исчерпания возможностей добраться до "кирпичика" мироздания, во всяком случае на уровне современных научных представлений, рассматривается в своем основании как узлы поля. Понятие материальности как вещественности сохраняет свою значимость, несмотря на попытки связать ее сущность с опространствованием времени - (А. Эйнштейн) и овременением пространства (И. Пригожин). Не меняет дела и "новое представление" о материи, связанное с возникновением материи из предматериального квантового "вакуума".

Для современного представления о материи важное значение имеют выдвинутые И. Р. Пригожиным положения о том, что "сегодня наука не является ни материалистической, ни редукционистской, ни детерминистической", и что "в наши дни основной акцент научных исследований переместился с субстанции на отношение, связь, время".

Согласно современным естественнонаучным представлениям об открытом мире и характере природных и общественных систем, материя и материальное не могут рассматриваться как единственное исходное начало природы, так как в ее основании лежат размерности, константы, связи и отношения, которые имеют идеальный характер.

49

Материальное и идеальное составляют природный континуум, который в качестве миропроявления определяет и сущность человека. Однако понятия материального и идеального недостаточны для того, чтобы охватить всю глубину сущностных основ мира.

Непознанными, а возможно, и принципиально непознаваемыми, являются не только элементы, но и сами основы мира, ибо наши представления о природной реальности на уровне науки производны от физической реальности, соответствующей достигнутому уровню познавательной способности человека. Другими словами, в этом случае природная реальность и ее фундаментальные понятия трактуются в значительной мере субъективно, и в будущем можно ожидать сначала их дальнейшего уточнения, а затем и изменения. Уже сейчас, наряду с материей, выражаемой понятиями субстанции и субстрата, существуют и иные понятия. Это содержание черных дыр, предматериальный вакуум и, наконец, антиматерия. Все они не могут не иметь места в самой мировой основе, но в современные представления о физической реальности они не вписываются, в связи с чем они не рассматриваются и как природная реальность.

Безграничны и проявления идеального в основании мира. И если время и пространство, несмотря на существенные различия в их понимании, были известны еще в глубокой древности, то связанные с ними различного рода природные размерности и константы были открыты значительно позже, а явление информации - лишь в середине XX в.

Мир в будущем будет открываться человеку все больше, материя и идея, материальное и идеальное в их сегодняшнем понимании будут все больше растворяться в бесконечности, уступая место новым, все более глубоким сущностям. Не могут не претерпеть изменения и пространство и время как всеобщие формы существования материи.

М. Планк писал, что согласно теории относительности, пространство не создается из мира, но только затем уже привносится задним числом, и именно в метрику четырехмерного многообразия, которое возникает благодаря тому, что пространство и время связаны в единый (четырехмерный) континуум посредством скорости света [1]. Такой подход порождает ряд несоответствий.

1 Plank M. Vom Relativen zum Absoluten. - 1925.

50

Поскольку материальная основа этого многообразия при достижении скорости света прекращает свое существование, логично предположить, что в этом случае не будет места и указанной четырехмерности, все рассыплется в прах и превратится в ничто. Но тот факт, что скорость распространения информации превышает скорость света, не вписывается в этот сценарий, выходит за его пределы.

Печать субъективизма лежит и на трактовке времени. Из того, что время рассматривается в качестве четвертой из координат, делается вывод о том, что в материальном мире нет никакого времени, а следовательно, в нем ничего не может происходить. В этой связи А. Венцль пишет, что единственным реальным событием являются переживаемые (одно за другим) восприятия субъекта, переходящего в континуум "вдоль мировой линии своего тела". В этой связи явно не стыкуются понятия конечности "исторического времени" и бесконечности "космического". Преодолению субъективизма способствуют представления, связанные с современным видением мира. Если принять во внимание, что понятие антиматерии несовместимо с постулатом мономатериализма о материальности мира, то и понятия времени и пространства как всеобщих форм бытия материи оказываются неудовлетворительными.

Выход в рамках постнеклассической науки на случайность как фундаментальное понятие, введение в научный оборот хаоса и порядка как предельных мировоззренческих понятий в значительной мере подорвали позиции научной и философской классики, но остались в пределах системного подхода. Представление о хаосе и порядке, наряду с материей и антиматерией, информацией как глобальным языком природы, придает новый смысл философским понятиям бытия, времени и пространства. Они уже не могут быть предельными мировоззренческими понятиями, как и сама материя, и "обслуживают" более конкретный уровень анализа.

Понятие бесконечности (безначальности) несовместно как с длительностью фиксируемой лишь субъективно в понятиях прошлого, настоящего и будущего, так и с протяженностью, которая обязательно предполагает начало и конец события, явления.

51

В концепции классической физики Ньютона абсолютное пространство и абсолютное время понимались как самостоятельные сущности, не только оторванные, но и существующие в виде предпосылки и своеобразного вместилища материи, которой они не покрываются. А раз так, то их сущность должна быть более глубокой. Но они не имеют другого наполнения, кроме материальной сущности.

В случае бесконечности материальная сущность природы не предельна. Бесконечность предполагает бесчисленное множество сущностных основ мира, которые раскрываются по мере развития познавательной способности человека и приращения его разумности. Пространство и время как характеристики бытия материи выражают ее исходную замкнутость, закрытость, системность, как мировоззренческую конечность и ограниченность материальной субстанции.

Длительность и протяженность выражаются в предельных метрических и временных понятиях и другого содержания не имеют, что свидетельствует о их субъективном характере. Бесконечность же имеет главной характеристикой беспредельность, которая основывается именно на таких понятиях, которые отрицают всякую предельность.

Бесконечность и ее характеристики, исходный хаос и порядок, носят вневременной и внепространственный характер, означающий беспредельность. Такой подход означает преодоление исходной субстанциональности всей предшествующей философии и выход на уровень новых природных сущностей, постоянно изменяющихся в связи с развитием познавательной способности человека. Речь, однако, идет не об отрицании идеального и материального начал природы как исходных понятий, выражающих сущность мира, а лишь о возможности и необходимости выхода за их пределы на мировоззренчески более высокий уровень.

Если нельзя утверждать, что мир материален, то и пространство и время как формы бытия материи не могут быть всеобщими формами содержания сущностных основ мира, безотносительно к степени постижения последних человеком.

Больше того, пространство и время могут рассматриваться как всеобщие формы бытия материи лишь в случае допущения, что мир материален, и материальность является единственным и всеобъемлющим содержанием сущностных основ мира. В противном случае пространство и

52

время представляют собой субъективные понятия. В рамках материальности мира можно говорить о космическом и историческом времени, о пространстве как протяженности, связанной с наличием полей, и о пространстве как квантовом вакууме.

Этому уровню соответствуют предельность и конечность как всеобщих форм, так и их материального содержания, как исходно дискретного, ограниченного, предельного, конечного. Поэтому представление о материальности мира связано с силовым взаимодействием, скрепляющим дискретные составляющие в единое целое. Гравитация, электромагнитные и другие взаимодействия теоретически могут быть объединены в единое целое - "теорию всего", хотя до сих пор это не получается.

Пространство и время потому и являются в мономатериализме всеобщими формами бытия материи, что описывают именно силовое (материальное) взаимодействие и вне его не существуют. В современных условиях на смену силовому взаимодействию приходит несиловое - информационное. Последнее связано с тем, что информация распространяется мгновенно, со скоростью, превышающей скорость света, а значит, исключает материальность. В последнее время выдвинута теория о том, что "существует неизвестный ранее квантовый информационный канал, способный мгновенно (за нулевое время) связывать все объекты вселенной в одно общее информационное поле". Из этого следует, что информация (несиловое нематериальное взаимодействие) имеет более универсальный и всеобщий характер по сравнению с гравитацией. Это не исключает законов механики, равно как и материального содержания мира, но выходит за их пределы, выражая, например, соотношение между материей и антиматерией в содержании сущностных основ мира. Здесь нет места понятиям бытия, пространства, времени, хотя на более конкретном уровне, выражающем дискретность, замкнутость, системность материальных образований, они сохраняют свой смысл и значение.

53

2.4. Фундаментальные категории философии открытого мира

Представление о сущностных основах мира как материальном или идеальном его содержании связывает с ними бытие как предельное мировоззренческое понятие [1]. Поэтому изменение представления о сущностных основах Мира неминуемо влечет за собой изменение места и роли бытия, как в гносеологическом, так и в онтологическом смысле.

1 "Бытие - это последнее, о чем еще допустимо спрашивать. Но последнее никогда не может быть определено. Определять можно, только используя в качестве основы что-то другое, что находится позади искомого. Однако последнее таково, что за ним уже ничто не стоит". (Hartmann N. Zur Yrundlegung der Ontoiogie. - 1941).

54

Понятие бытия, неразрывно связанное с материальной или идеальной субстанцией, оказывается преодолеваемым мировоззренческим понятием.

"Позади" бытия, пользуясь выражением Гартмана, стоит расширенное за рамки материального и идеального содержание сущностных основ мира, бесконечность и открытость мира и миропроявление, как предельные мировоззренческие понятия, которые не сковывают миропонимания раз и навсегда установленным представлением.

В философии открытого мира становление из производного от бытия понятия, означающего переход от одной определенности к другой, становится впереди бытия и характеризует само миропроявление. Бытие же оказывается производным от миропроявления понятием, выражающим закрытость природных и общественных систем как конкретный уровень миропроявления.

С исходной замкнутостью, закрытостью, системностью как мировоззренческим подходом, имеющим своей основой классическую науку и философию рационализма, связаны, в качестве исходных и фундаментальных, понятия закрытых систем, организации, детерминизма, линейности, равновесности, стабильности, обратимости и т.д. В рамках системного подхода в качестве категорий, означающих преодоление исходной замкнутости, вводятся понятия открытых систем, самоорганизации, индетерминизма, нелинейности, неравновесности, нестабильности, необратимости.

В отличие от системного мировоззрения, которое можно было бы определить как философию закрытых систем, философия открытого мира использует в качестве исходных иные понятия и подходы.

Порядок с этой точки зрения не является порождением хаоса, не вытекает из хаоса, а противостоит ему как исходная, самостоятельная и противоположная характеристика миропроявления.

Понятие детерминированного хаоса является противоречием в самом себе. Детерминизм в этом случае превращается в исходное понятие, а хаос в производное, то есть все возвращается на уровень системной закрытости как исходного понятия, и претензия синергетики на новый мировоззренческий подход теряет всякий смысл.

Это же касается и других ключевых понятий системного подхода. Так, самоорганизация имеет своим основанием организацию. Необратимость, неравновесность, нестабильность, нелинейность, индетерминизм по определению представляют собой отрицательные значения коренных понятий, и не более того.

Это свидетельствует о том, что системный подход исключает содержательное развитие понятий на мировоззренческом уровне. В его рамках теория самоорганизации не имеет самостоятельного мировоззренческого значения.

Бесконечность мира - его безграничность, бессистемность. Понятия "трансфинитного" (абсолютно бесконечной тотальности), "инфинитного" (не имеющего конца), "индефинитного" (неограниченного) означают приблизительно то же, что в русском языке "бесконечное", "бесконечность". Это предельное мировоззренческое понятие, наряду с открытостью мира и миропроявлением. Мономатериализм связывает бесконечность с неисчерпаемостью материи, моноидеализм - с Богом.

С позиций современной науки и философии бесконечность не может выражаться субстанционально, как, например, бесконечность материи или идеи, взятые сами по себе в качестве предпосылки одна другой. Материя дискретна, а потому, взятая изолированно, сама по себе конечна. Идея как изолированная субстанция, взятая вне связи с материей, является не только надматериальным, но и надприродным образованием, тождественным Богу, а мир в этом случае представляется как ограниченный "твердым небесным сводом", то есть тоже как конечный.

Преодоление античной и средневековой ограниченности в трактовке бсконечности связано с именами Николая Кузанского и Джордано Бруно. Г. В. Ф. Гегель различал истинную (качественную) и дурную (количественную) бесконечность, что сыграло свою роль в становлении этого понятия.

55

В своих работах по общей теории относительности (1918 г.) А. Эйнштейн пришел к выводу о пространственной замкнутости, а следовательно, и о конечности мира. Однако уже в 1922 году А. А. Фридман показал, что если отказаться от предположения А. Эйнштейна о неизменности метрики во времени, то получится модель бесконечно расширяющейся Вселенной.

Как открытость мира проявляется через закрытость частных природных систем, так и бесконечность мира проявляется в конечном. Через познание конечного, отдельных фрагментов природы человек идет к постижению бесконечности мира.

Открытость мира является предельным мировоззренческим понятием, исключающим всякую ограниченность, замкнутость, предельность, и означающим безначальность и бесконечность мира и миропроявление, как ее выражение. Открытость мира как предельное мировоззренческое понятие реализуется на более конкретном уровне в самоорганизации и организации как конкретных формах системной упорядоченности.

Самоорганизация при таком подходе представляет собой исходный вид системной упорядоченности, реализации открытости мира или миро проявления, включая до-человеческий уровень, как единство таких сущностных основ мира, как материя и антиматерия, информация. Организация в этих условиях представляет собой вид системной упорядоченности, связанный с целесообразной деятельностью человека, его управляющим воздействием на природные и социальные процессы.

Обсуждая трудности в определении понятия самоорганизации, Ю. Д. Климонтович подчеркивает, что одна из главных причин этого - в отсутствии до настоящего времени количественной меры организованности, упорядоченности (или, напротив, хаотичности) различных состояний открытых систем.

Не хаос, а миропроявление является тем активным созидающим началом и конструктивным моментом, который ведет к новому, более высокому уровню организации, названному И. Пригожиным диссипативной структурой. Моменты неустойчивости, малые возмущения-флуктуации могут вызвать макропроцессы. В точках ветвления (бифуркации) проявляется предопределенность развития процессов не только и не столько прошлым, сколько будущим, что связано с представлением о структурах-аттракторах (то есть устойчивых состояниях системы в фазовом пространстве).

56

Для сложноорганизованных систем в этих точках открывается не один, а одновременно несколько путей развития в будущем, и эти пути не могут быть предопределены заранее.

Мировоззренчески самоорганизация и организация являются формой исходной упорядоченности, характерной для системного подхода. С его мировоззренческой ограниченностью связана и ограниченность понятия самоорганизации. Для любой системы характерна исходная замкнутость, закрытость. Поэтому представление об открытости систем конструируется как преодоление их исходной закрытости, замкнутости.

Поскольку исходной системности, упорядоченности не существует, не может быть ни исходной организации, ни самоорганизации. Они существуют как производные понятия, выражающие миропроявление.

Поэтому нет оснований для существования особой теории самоорганизации, представляющей собой иной мировоззренческий уровень по сравнению с организацией в рамках системного подхода. Будущее синергетики не в особой теории самоорганизации в рамках системного подхода, а в его преодолении, в выходе на исходную открытость, которая может быть представлена лишь как открытость мира, а ее реализация - как миропроявление.

Такое соотношение самоорганизации и организации выражает принципиально иной подход по сравнению с бытующим в рамках синергетики представлением об открытости и самоорганизации как преодолении исходной закрытости систем. Механизм самоорганизации задается информацией в неизвестных нам пока формах, а в случае организации - через посредство человека, аккумулирующего, перерабатывающего и использующего природную информацию.

Философия открытого мира с описывающими ее категориями открытости мира, миропроявления, безначальности и бесконечности мира, материи и антиматерии, хаоса и порядка, информации как глобального языка природы, открытости и закрытости систем, материального и идеального начал объективного идеального, де

57

терминизма и индетерминизма, самоорганизации и организации как производных форм упорядоченности, линейности и нелинейности, стабильности и нестабильности, устойчивости и неустойчивости, однонаправленности и разнонаправленности природных процессов, особого темпомира, диссипативных структур, флуктуаций, бифуркаций, аттракторов, фракталов, информационной природы человека, его познавательной потребности и способности, становления человека как приращения его разумности и т.д. - представляет, на наш взгляд, современное миропонимание, соответствующее постнеклассической науке.

И лишь в качестве характеристики миропроявления теория самоорганизации может обрести мировоззренческую основу и перспективу развития.

3. Философские проблемы постнеклассической науки

3.1. Бытие и становление

С позиций как мономатериалистического, так и моноидеалистического субстанционального подхода за исходное начало принимается бытие материи или идеи. Именно поэтому в качестве противоположности бытию материи как объективной реальности рассматривается сознание как реальность суъективная.

Системный подход противопоставляет паре бытие-сознание пару бытие-становление. Смысл этого в превращении закрытости и открытости систем в мировоззренческие понятия.

В рамках системного подхода становление как динамика противопоставляется бытию как статике. Но это возможно лишь в случае исходной закрытости систем, ибо только при этом бытие может рассматриваться как исходная категория.

Начиная с античной философии в понятие бытия вкладывается различный смысл, что отражается на всем содержании той или иной философской системы.

58

Так, сократики, в частности, Парменид, считали бытие неизменным, неподвижным, вечным. Гераклит, напротив, отрицал неизменное бытие и признавал лишь постоянно меняющийся мир. Платон перевел понятие бытия в плоскость его истинности, то есть определения того, что есть бытие, а не каков его характер. Платон считал истинным бытием чистую идею, а чувственное бытие - производным. В "Софисте" он приходит к заключению о единстве бытия и становления. Аристотель, приняв сам подход к определению бытия, занял противоположную позицию: опираясь на принцип взаимосвязи формы и материи, он структурирует бытие по уровням, с чувственного вплоть до идеального. Этот подход был воспринят практически всеми последующими западными философскими школами.

В качестве крайности противоположного порядка можно отметить отрицание бытия неопозитивизмом как метафизической псевдопроблемы.

В марксистской философии проблема бытия сводится к основному вопросу философии, в соответствии с чем бытие представляется как реальность, существующая объективно, то есть независимо от сознания человека. В этом случае бытие по сути отождествляется с бытием материи.

Неклассическая и постнеклассическая наука и современная онтология сделали попытку придать понятию бытия новый смысл, который сводится к его предельности. Мировоззренческая предельность бытия еще в с древности занимала умы в связи с тем, существует ли ничто, то есть обладает ли небытие бытием. Налет схоластики не снимает мировоззренческой значимости проблемы предельности бытия. И если мы сегодня, не прибегая к игре ума, зададимся этим вопросом, ответ будет более конкретным, чем ранее: бытие характеризует материю и дух как исходные субстанции, чему соответствует их мировоззренчески предельный уровень.

Три великих кризиса математики поставили три великие проблемы, которые и сейчас не решены: проблему непрерывности, проблему существования и проблему ничто.

С позиций мономатериализма с "ничто" связано представление о "внешнем" пространстве. "Расширение вселенной или изменение радиуса кривизны пространства предполагает наличие некоторого внешнего пространства, в котором происходит расширение,.." [1] - пишет С. Т. Мелюхин.

1 Мелюхин С. Т. Материя в ее единстве, бесконечности и развитии. - М., 1966. - С. 199.

59

"Пока наблюдательные данные таковы, что оставляют вопрос о метрической конечности и бесконечности метагалактического пространства открытым" [1]. В соответствии с теорией Большого Взрыва предполагается возникновение материи, а следовательно, и ее бытия, из "ничто".

Идя от обратного, "ничто" часто определяют как небытие. Но ведь не "ничто" производно от бытия, а бытие возникает из "ничто" в результате Большого Взрыва, что предполагает обратное превращение вселенной в ничто. В этом случае становление и развитие рассматриваются как восходящее, а затем нисходящее движение от возникновения к концу вселенной.

И классическая, и квантовая механика основана на произвольных начальных условиях и детерминистических законах (для траекторий или волновых функций). В некотором смысле законы делают явным то, что уже присутствует в начальных условиях. Иная ситуация возникает с появлением необратимости: начальные условия возникают как результат предыдущей эволюции и при последующей эволюции преобразуются в состояние этого же класса.

Начальные условия, воплощенные в состоянии системы, ассоциируются с бытием, а законы, управляющие изменением системы во времени, - со становлением. Нам представляется более перспективным в качестве исходного и мировоззренчески предельного понятие открытости мира и миропроявления как воплощение его безначальности и бесконечности.

Противопоставление бытия и становления как статики и динамики природных и общественных процессов сохранилось до сих пор. Причем становление рассматривается как исходный хаос, порождающий сам из себя порядок (бытие).

"Хаос приводит к включению стрелы времени в фундаментальное динамическое описание... Хаос позволяет разрешать парадокс времени,.." [2] считают И. Пригожин и И. Стенгерс.

1 Наан Г. И. Понятие бесконечности в математике и космологии. "Бесконечность и Вселенная". - М., 1969. - С. 66.

2 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 9.

В этом явно просматривается попытка возвести в абсолют исходную и конструктивную роль хаоса.

60

3.2. Материя и хаос как субстанция и процесс

"Материя" и "хаос" - понятия неразрывно связанные, описывающие с позиций мономатериализма исходное состояние как субстанцию и процесс. В пределе сам процесс обретения материей физического бытия, согласно некоторым современным теориям, связан с хаосом и неустойчивостью.

В стандартной космологической модели материя задана: она эволюционирует только в соответствии с фазами расширения вселенной. Неустойчивость возникает, стоит нам только учесть проблему рождения материи. Таким образом, особая точка Большого Взрыва заменяется рождением материи из кривизны пространства-времени. Стрела времени становится принципиально важным элементом, лежащим в основе самих определений материи и пространства времени. Эта модель не соответствует рождению времени из "ничто". Космологическая стрела времени уже предполагается неустойчивостью квантового вакуума, из которого возникла вселенная.

Гипотеза Большого Взрыва поставила физику "перед ее величайшим кризисом". Стивен Хокинг высказал предположение о том, что Большой Взрыв мог иметь чисто геометрический характер. В этом случае космологическое время было бы иллюзией: различие между временем и пространством исключалось путем введения "мнимого" времени, которое должно было рассматриваться как реальное. Такой подход привел бы к окончательному уничтожению всякой связи между бытием и становлением. Как пишет Хокинг о вселенной, "она просто должна быть, и все" [1].

1 Хокинг С. От большого взрыва до черных дыр. Краткая история времени. - М., 1990. - С. 123.

Предположение об отсутствии космологического времени высказывалось и раньше. Наиболее ярким примером этого является "пустой" мир Минковского. Отсутствие в нем событий служит основанием для вывода об отсутствии времени во вселенной. Оно приобрело особый смысл после того, как теория относительности "опространствовала" время, сведя его к четвертой координате пространственного измерения.

Вневременность мира - вывод, вытекающий из современной теории пространства, в которой время выступает в качестве четвертой оси координат. Согласно этой теории, между событиями различных движущихся систем не может быть никакой одновременности, потому что в материальном мире нет никакого времени.

61

Поскольку в "мире Минковского" нет времени, то там не может ничего происходить. Блистательная, хотя и неконструктивная мысль А. Венцля, которую он высказал до Хокинга, сводится к тому, что для физикалистского мира как объекта восприятия не подходит больше никакая временность, в нем ничего не происходит, он просто есть.

Согласно теории относительности, и пространство не создается из мира, а только затем привносится задним числом в метрику четырехмерного многообразия, которое возникает благодаря тому, что пространство и время связаны в единый (четырехмерный) континуум посредством скорости света. "Шаг, который нам приходится делать, в некотором смысле напоминает шаг, который был вынужден сделать Эйнштейн, чтобы установить связь между пространством-временем, с одной стороны, и материей - с другой,.. никакой связи между "содержимым" (материей) и "оболочкой" - (пространством и временем) в ньютоновском описании не было.

В отличие от Ньютона, геометрия в общей теории относительности Эйнштейна перестает быть эвклидовой, она зависит от распределения материи [1].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 16-17.

Отсутствие космологического времени в современной физике сопровождается введением "мнимого" времени вместо реального. В этом случае физикализм неразрывно связан с философским субъективизмом.

3.3. Хаос и порядок

Нам представляется ограниченной и односторонней трактовка хаоса как детерминистического, системообразующего начала природы. Так, утверждения о том, что "хаос приводит к включению стрелы времени в фундаментальное динамическое описание", что "хаос позволяет разрешить парадокс времени", [2] исходят из мономатериализма, ибо ставят материю и хаос как способ ее проявления впереди времени и его стрелы. Как порождение хаоса рассматривается вероятность, а в конечном счете и порядок. Почему, спрашивается, хаосу придается такой универсализм и первопричинность по отношению к остальным фундаментальным явлениям? Прежде всего потому, что раз мир материален, а материя всеобъемлюща и фактически равна природе, то ее самодостаточность порождает и самодостаточность изначальной формы ее проявления.

2 Там же.

62

В этом случае выход за пределы исходной замкнутости, вплоть до вселенной как метасистемы, нелогичен, что делает несовершенной всю предлагаемую конструкцию.

Это еще больше загоняет мировоззренческую позицию в тупик. Раньше материальное являлось исходным началом всего, вплоть до идеального. Сейчас это "углубляется" тем, что хаос рассматривается как исходное начало стрелы времени, порядка и т.д.

"Именно квантовый хаос, а не акт наблюдения, опосредствует наш доступ к природе. Элементы, включающие в себя хаос, стрелу времени и решение квантового парадокса, приводят нас к... единой концепции природы, в которой становление и "события" входят на всех уровнях описания... Теперь мы понимаем, что детерминистические законы соответствуют только весьма частным случаям. Они верны только для устойчивых классических и квантовых систем. Что же касается несводимых вероятностных законов, то они приводят к картине открытого мира (выделено мной. - В. Е.), в котором в каждый момент времени в игру вступают все новые возможности" [1].

Трудность возникает при описании явлений того типа, которые мы можем связать с "рождением вселенной". Что такое сингулярность в "стандартной модели" космологии, или неустойчивость?

Большой Взрыв как сингулярность представляет собой космологическую модель, в условиях которой не существует выделенного направления времени. Расширение вселенной с равным успехом может быть заменено ее сжатием. В отличие от этого представление о неустойчивости, своего рода фазовом переходе, переводящем вселенную из одного состояния в другое, выдвигает на первый план необратимость. И вот как объясняется необратимость: "Что может быть более необратимым, чем возникновение материи из некоего предматериального "вакуума"?.. Вселенная не является замкнутой системой. Она погружена в квантовый вакуум. Его рождение следует не детерминистическому закону, а реализует некую "возможность" [2].

1 Пригожин К., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. -С. 10-11.

2 Там же. - С. 20.

63

"Все законы физики, - утверждается далее, - в конце концов относятся к возможностям... Реализация мира, каким мы его знаем, с генетическим кодом и человеческим разумом, является результатом этих возможностей. Но никакое теоретическое знание, будучи продуктом деятельности человеческого мозга, никогда не может выйти за рамки открытых вероятностных характеристик той истории, которые привели к ее созданию (выделено мной. - В. Е.).

Будущее при нашем подходе перестает быть данным; оно не заложено больше в настоящем" [1].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 10-11.

Несмотря на блестящий заключительный пассаж, выделенный в тексте, рассуждение о происхождении материи и вселенной из предматериального вакуума и превращении хаоса в творца не только порядка, но, по сути, и самой материальной субстанции и ее вещественного субстрата, представляет собой опирающуюся на последние достижения естествознания попытку втиснуть мир в прокрустово ложе мономатериализма. Но это так же бесперспективно, как и вековой давности попытка А. Эйнштейна совместить теорию относительности с материалистическим мировоззрением.

Если же исходить не из материальности мира, а предположить, что сущностные основы мира не могут быть сведены к материи, так как помимо ее существует антиматерия, а между ними так или иначе поддерживается определенное соотношение, которое не позволяет им аннигилировать, то возникает принципиально иная картина мира.

И так же, как материя, не является единственным исходным началом мира, так же не является единственным исходным миропроявлением хаос. Порядок исходно заложен в сущностных основах мира как изначальная упорядоченность. С чем это связано, нам также не дано (по крайней мере сегодня) знать, как и многое другое. Можно (и это логично в большей мере, чем выводить материю из "предматериального вакуума", а порядок из хаоса) предположить, что порядок (упорядоченность), как и хаос, есть свойство бесконечности мира. Порядок и беспорядок являются неотъемлемыми составными частями и продуктами эволюционных процессов.

64

Но если так, то как возникает тут одно из другого, например, порядок из хаоса? "Под названием "диссипативные структуры" принято понимать организованное (выделено мной. - В. Е.) поведение, которое может при этом возникнуть, знаменуя поразительную взаимосвязь двух противоположных аспектов равновесной термодинамики: диссипации, обусловленной порождающей энтропию активностью, и порядка, нарушаемого, согласно традиционным представлениям, этой самой диссипацией" [1].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Указ. соч. - С. 60.

Если порядок противостоит диссипации, значит, она понимается как хаос. Диалектика хаоса и порядка прослеживается, таким образом, и на уровне диссипативных структур - главного открытия неравновесной термодинамики. А значит, эта контрпозиция еще дальше продвигается на исходный уровень.

3.4. Становление как единство хаоса и порядка

Становление есть единство хаоса и порядка, интедерминированности и детерминированности природных процессов. В этом случае нет необходимости представлять будущее как абсолютную вероятность или случайность.

К этим процессам не сводится миропроявление, конструктивной составляющей которого является упорядоченность. Хаос изначально деструктивен, и попытки представить его конструктивным началом свидетельствуют о мировоззренческой беспомощности мономатериализма.

Пытаясь освободиться от "объективных", неизменных, действующих с фатальной неизбежностью законов природы и общества, мы впали в другую крайность, крайность отрицания очевидного - реальной упорядоченности, которая с позиций открытости мира всегда временна, ограниченна, но неизбежна и реальна.

В познании этого и состоит смысл науки и других способов постижения человеком мира. В этих, и именно в этих пределах есть место замкнутости, закрытости, системности, природной и общественной иерархии.

Анри Бергсон в "Творческой эволюции" [2] почти век назад подчеркнул, что наука успешно развивалась тогда, когда ей удавалось "открыть" детерминистические законы природы и терпела неудачу, когда пыталась в качестве со-зидающего начала исходить из времени.

2 Бергсон А. Творческая эволюция. - М.-СПб., 1914.

3. Заказ № 3284.

65

Попытки Пригожина приспособить философию Бергсона к доказательству первичности стрелы времени и необратимости не имеют подтверждения в соответствующих текстах его произведений. По мнению Бергсона, "прожитое время" не противопоставляет нас миру; наоборот, оно выражает нашу погруженность в природу, наше единство с реальностью. Бергсон стремился показать, что целое имеет такую же природу, как и "Я", и что мы постигаем целое путем все более глубокого постижения "Я".

В этом гениальность Бергсона, увидевшего в человеке миропроявление, а не субъективизм его философии, что хотели бы подчеркнуть его оппоненты. Но как понять физические рамки всепроникающего отношения между бытием и временем?

И. Пригожин и И. Стенгерс, отвечая на этот вопрос, отсылают читателя к своей более ранней книге "Порядок из хаоса" (русский перевод 1986 года). Согласно одной из двух концепций, которые они называют, время восходит к динамике (XVII-XVIII вв.), и термодинамике (XIX в.). С точки зрения динамики время отнюдь не означает становления. С точки зрения термодинамики вселенная неуклонно движется к тепловой смерти, где налицо негативный результат процесса, перечеркивающий смысл становления.

Выход из тупика был найден Ч. Дарвином, который показал, что начинать надо не с изучения отдельных особей, а популяции в целом. Этот же подход пытался применить к исследованию физических процессов Л. Больцман, но безуспешно, поскольку любая попытка объяснить необратимость в терминах обратимых процессов ошибочна с чисто логической точки зрения. Другими словами, смысл становления, его корни нужно в конечном счете искать в основании мира, а не исходить из анализа так или иначе случайно соотнесенных конкретных фактов микро-, макро- и мегауровней. И в этом случае становление не есть просто динамика в отличие от статики. Это реализация упорядоченности природных процессов как выражение исходной открытости мира.

66

3.5. Детерминизм и индетерминизм

"Физика с самого начала была зачарована возможностью овладения своего рода сверхъестественнным знанием мира. Знанием, которым обладал бы Бог, если бы он существовал" [1], - пишут Пригожин и И. Стенгерс. Как подчеркивал еще Лейбниц, если бы мы могли установить "полную" причину и "полное" следствие, наше знание было бы сравнимо с совершенством знания Богом сотворенного им мира.

В наши дни Рене Том утверждает, что мы не можем избежать обращения к Богу, но к Богу детерминизма. Так что попытка видеть мир вне связи со стрелой времени имела место раньше и имеет все основания существовать теперь.

а) Восходящая и нисходящая каузальность в учении К. Поппера

Идея индетерминизма присутствовала еще в выдвинутой в "Zogik der Forschung" (1934) К. Поппером методологии фальсификационализма.

Нужно сказать, что он всегда относился к этой идее осторожно, предостерегая от абсолютизации индетерминистского подхода. Следует признать, - писал он, - что каузальные связи могут носить как жесткий, так и пластичный характер, выражаться и в инвариантных законах, и в вероятностях, и в не открытых еще закономерностях. "Мы живем в открытой Вселенной... Она частично каузальна, частично вероятностная и частично открытая: она эмерджентна... " [2].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Указ. соч. - С. 40.

2 Popper К. The Open Universe. An argument for Indeterminism. Totova. N.Y., 1992. - P. 130.

Согласно холистско-эмерджентной трактовке, новое качество появляется из некоей мировой основы, состоящей из пространственно-временных точек, благодаря "выносящему на поверхность развитию". Но такое представление возможно лишь в случае мировоззренчески исходной материальности мира, ибо только в этом случае время и пространство являются исходными всеобщими формами ее бытия. Только это принципиально, а остальное относится к разряду современных метафизических иллюзий.

Сводить все к эмерджентности явно ошибочно, но не это главное в позиции Поппера. Подчеркивая открытость вселенной, Поппер имеет в виду ее открытость для разных непредсказуемых возможностей.

67

Исходя из посылки о закрытости вселенной, классическая наука пользовалась понятием восходящей каузальности, то есть однолинейной обусловности вышестоящих уровней нижестоящими. Это полностью относится и к человеческой деятельности. Обосновывая индетерминизм, Поппер предлагает дополнить принцип "восходящей" каузальности принципом "нисходящей" исходя из известного в физике положения о том, что макроструктура в определенной мере регулирует события, происходящие на микроуровне, ее функционирование, может воздействовать на нижние уровни. Имеет место взаимодействие, обратная связь между "восходящей" и "нисходящей" каузальностью, результаты которой не всегда предсказуемы. "Каузальность - это только частный случай предрасположенности..." [1], - так обычно комментируют К. Поппера. Разработка Поппером понятия предрасположенности вылилась в конечном счете в концепцию становления.

Подобно ньютоновской гравитации, предрасположенности невидимы, но так же, как силы притяжения, реальны и действенны. Реальность в этом случае связана с возможностью, которая может реализоваться, а может и не реализоваться. Это "реальность в становлении". "И в той мере, в какой эти возможности могут и частично будут реализовать себя во времени, открытое будущее с его множеством конкурирующих возможностей уже наличествует в настоящем... Нас принуждают не удары сзади, из прошлого, а притягательность... будущего и его конкурирующих возможностей... И именно это держит и жизнь, и мир в состоянии разворачивания" [2].

1 Юдина Н. С. Философия Карла Поппера: Мир предрасположенностей и активность самости // Вопросы философии. - 1995. - №10.- С. 47.

2 Popper К. World of Propensities. - Bristol, 1990. - P. 20-21.

Так Поппер в своей концепции индетерминизма предвосхитил понятие аттракторов развития, вышел на понимание того, что не прошлое подталкивает настоящее, а его "временит" будущее.

б) Философия нестабильности в учении И. Пригожина

И. Пригожин подчеркивает, что "идея нестабильности не только в каком-то смысле теоретически потеснила детерминизм, она, кроме того, позволила включить в поле зрения естествознания человеческую деятельность, дав, таким образом, возможность более полно включить человека в природу. Соответственно, нестабильность, непредсказуемость,.. время.. стали играть немаловажную роль в преодолении той разобщенности, которая всегда существовала между социальными исследованиями и науками о природе" [1]. Причем современная наука "несводима ни к материализму, ни к детерминизму" [2].

68

В то же время детерминистские идеи "задали тон практически всему западному мышлению, разрывающемуся между двумя образами: детерминистический внешний мир и индетерминистический внутренний" [3]. Известно, что закон роста энтропии был сформулирован еще в XIX в., но при исключении времени из научного описания он рассматривался лишь как закон роста беспорядка. Сегодня мир предстает как исходное единство хаоса и порядка. Порядок и беспорядок существуют как два аспекта одного целого. Исходя из этого, мы должны признать, что не можем полностью контролировать окружающий нас мир нестабильных феноменов, как не можем полностью контролировать социальные процессы (хотя экстраполяция классической физики на общество долгое время заставляла нас поверить в это).

"...Наше знание - всего лишь небольшое оконце в универсум... Из-за нестабильности мира нам следует отказаться даже от мечты об исчерпывающем знании.

Заглядывая в оконце, мы можем, конечно, экстраполировать имеющиеся знания за границы нашего видения и строить догадки по поводу того, каким мог бы быть механизм, управляющий динамикой универсума. Однако нам не следует забывать, что хотя мы в принципе и можем знать начальные условия в бесконечном числе точек, будущее, тем не менее, остается принципиально непредсказуемым" [4].

1 Пригожим И. Философия нестабильности // Вопросы философии. - 1991. №2. - С.47.

2 Там же.

3 Там же. - С. 49.

4 Там же. - С. 51.

При исследовании того, как простое относится к сложному, - пишут И. Пригожин и И. Стенгерс, - мы выбираем в качестве путеводной нити понятие "аттрактора", то есть конечного состояния или хода эволюции диссипативной системы. В прошлом считалось, что все системы, эволюция которых связана с аттракторами, одинаковы.

Ныне господствующей является противоположная точка зрения, а именно, понятие аттрактора связано с разнообразием диссипативных структур. Аттрактор представляет собой финальное состояние любой траектории в пространстве. В других случаях мы получаем не точку и линию, а поверхность или объем. В отличие от линии, эти аттракторы являются фрактальными объектами и называются странными. Термин "фрактал" был введен Бенуа Мандельбротом, который впервые идентифицировал этот новый класс геометрических объектов.

69

Открытие фрактальных объектов позволило по-новому взглянуть на удивительный мир природных форм. Большинство не является правильными геометрическими объектами, но может быть охарактеризовано дробными размерностями.

Их открытие позволяет перенести содержание явления из пространства форм на поведение объектов во времени.

Аттракторы с фрактальными размерностями порождают типы поведения, которые нельзя ни предсказать, ни воспроизвести.

В результате начальные условия, сколь угодно близкие, но не совпадающие, порождают различные эволюции.

С мировоззренческих позиций теория аттракторов исключает обусловленность настоящего и будущего прошлым и находит источник движения в притяжении настоящего будущим. Но поскольку соответствующий ход эволюции диссипативной системы не может быть просчитан и предсказан заранее. Это, по существу, означает замену детерминизма индетерминизмом.

Но ведь еще в "Порядке из хаоса" авторы предостерегали от подобного противопоставления, обращая внимание на то, что индетерминистические процессы имеют место лишь вблизи точек бифуркации. В остальном же преобладают детерминистические процессы.

Больше того, индетерминизм, взятый сам по себе, ничего не объясняет. Не случайно при определении исходных позиций авторам приходится выводить происхождение материи из предматериального вакуума, а вселенную, чтобы уйти от представления о ней как метасистеме, погружать в квантовый вакуум. А что это, как не детерминация исходных понятий? Из этого следует старый как мир вывод о бесперспективности замены одной крайности другой.

70

3.6. Материя и "ничто"

Стандартная модель вселенной связывает ее начало с особой точкой, в которой сосредоточены "вся энергия и вся материя Вселенной". Однако законы физики не применимы к этой точке, что говорит или о кризисе физики или о несущественности такой точки. Попытки преодолеть его зачастую носят характер необоснованной самоуверенности.

"С точки зрения общей теории относительности, - пишут И. Пригожин и И. Стенгерс, - и пустая Вселенная, и наша реальная Вселенная, содержащая энергию и материю, одинаково (выделено мной. - В, Е.) возможны: общая теория относительности требует только сохранения энергетически материального содержания вселенной, каким бы это содержание ни было" [1]. Но кто сказал, что общая теория относительно не подрывается, а подтверждается этим "одинаково"? Если математическое и физическое решения проблемы являются самодостаточными, если они не соответствуют действительной природной реальности, нет необходимости выдумывать различные возможные продолжения.

Начальный энтропийный Большой Взрыв и обратное сжатие в исходную точку - это типичная обратимая модель, которая противоречит по существу необратимости как стержневому понятию становления. Попытки доказать обратное запутывают и без того запутанные представления людей о мире и месте в нем человека. Пригожин же считает, что, следуя его гипотезе, Большой Взрыв можно рассматривать как чистой воды необратимость.

"В самом деле, - пишет он, - что может быть более необратимым, чем процесс перехода из "ничто" (квантового вакуума) в нашу вселенную с ее материей - энергией. Но необратимость есть следствие неустойчивости. Следовательно, наша главная проблема сводится к рассмотрению неустойчивости, которая... может быть вызвана взаимодействием гравитации и материи... Это взаимодействие может индуцировать неустойчивость" [2].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С 217.

2 Там же, - С. 218.

Не говоря уже о существе этой проблемы, решение которой отнюдь неоднозначно, где же здесь "новая физика", "переоткрытие" времени, если все составляющие взаимодействие и их характер описываются в рамках ньютонианства? А переход из "ничто" в материю-энергию - не доказательство необратимости, а гадание на кофейной гуще, ибо никто не знает, что такое "ничто", способное породить что-то, и вследствие чего это может произойти!

71

Поля флуктуируют даже в квантовом вакууме. Это означает, что в любой момент времени виртуальные пары частиц-античастиц рождаются только для того, чтобы исчезнуть в следующий же момент.

Но черная дыра может поглотить одну из частиц, образующих виртуальную пару, прежде чем та исчезнет, а вторая частица в это же время может удалиться в бесконечность.

Хокинг показал, что такой процесс приводит к притоку отрицательной энергии в черную дыру и оттоку положительной энергии (или материи) из черной дыры.

В результате взаимодействия с квантовым вакуумом черная дыра распадается. Таким образом, черные дыры растут, поглощая все, что пересекает их горизонт, и распадаются из-за своего взаимодействия с квантовым вакуумом. Черные дыры действуют как своеобразные термодинамические преобразователи: они поглощают все, что попадает в область их влияния. Но обратного процесса не существует, и это говорит о том, что черные дыры представляют собой крайний случай необратимости.

Для того, чтобы преодолеть трудности, связанные с Большим Взрывом, Стивен Хокинг предложил ввести в фундаментальное описание вместо реального "мнимое" время [1].

С таким подходом не согласен И. Пригожин. При распаде черные дыры весьма вероятно рождают столько же материи, сколько и антиматерии. "Для объяснения преобладания в современном мире материи над антиматерией необходим какой-то дополнительный механизм, приводящий к большому содержанию материи" [2], - считают И. Пригожин и И. Стенгерс. Думается, однако, что никакого "дополнительного" механизма, кроме исходной природной упорядоченности наряду с хаосом, нет.

1 Хокинг С. От большого взрыва до черных дыр. Краткая история времени. - М., 1990. - Гл. 8.

2 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 237.

И. Пригожин, поясняя свою модель рождения материи и вселенной из "ничто", подчеркивает, что "квантовый вакуум - это отнюдь не "ничто". Он наделен универсальными постоянными...". Но если так, то чем он отличается от материи?

Да это и не соответствовало бы мономатериализму как мировоззренческому подходу. "Вводимый нами, - пишут авторы, - космологический механизм приводит к необратимому "разделению фаз" между материей и гравитацией.

72

В первоначальном вакууме они смешаны, в существующей ныне вселенной мы наблюдаем материю, перенос к гравитации, "плавающей" в пространстве времени... В этом смысле время предшествует существованию вселенной" [1]. Что же в этом случае представляет собой время, и как быть тогда с материальностью мира, контрпозицией материи и сознания и т.д.?

Налицо тупиковая ситуация, выход из которой указывают И. Пригожин и И. Стенгерс в книге "Время, хаос, квант": "То, что возникает буквально на наших глазах, - пишут они, - есть описание, промежуточное между двумя противоположными картинами - детерминистическим миром и произвольным миром чистых событий. Реальный мир управляется не детерминистическими законами, равно как и не абсолютной случайностью. В промежуточном описании физические законы приводят к новой форме познаваемости, выражаемой несводимыми вероятностными представлениями. Ассоциируемые теперь с неустойчивостью,.. несводимые вероятностные представления оперируют с возможностью событий, но не сводят реальное индивидуальное событие к выводимому, предсказуемому следствию. Такое разграничение между тем, что предсказуемо и управляемо, и тем, что непредсказуемо и неуправляемо, возможно, удовлетворило бы эйнштейновский поиск познаваемости" [2].

На этой ноте сегодня вполне допустимо перевести дух и подчеркнуть необходимость дальнейшего осмысления философской проблематики, связанной с постнеклассической наукой.

3.7. Интерфейс между материей и духом

Поль Дэвис в книге "Новая физика" пишет: "Проблемы физики очень малого и очень большого трудны, но, быть может, именно здесь проходит граница своего рода интерфейс между духом и материей" [3]. В такой общей постановке это не более чем практически малозначимая конструкция ума, однако ее яркая форма будит воображение. "Интерфейс между духом и материей" лежит в самом центре парадокса времени, - считают И. Пригожин

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 237.

2 Там же. - С. 262-263.

3 Davies P. The New Physics: a Synthesis. - Jn: The New Physics. Ed H. Davies. - Cambridge: University Press, 1989. - P. 67.

73

и И. Стенгерс. Если стрела времени должна быть связана с человеческой точкой зрения на мир, управляемый симметричными во времени законами, то самая возможность познания становится парадоксальной, поскольку любой акт измерения означает необратимое взаимодействие с миром.

Очевидно, что пытаться в рамках парадокса времени решать проблему интерфейса между духом и материей - значит абсолютизировать время в качестве не только научной, но и философской категории.

И. Пригожин выходит за эти рамки, рассматривая проблему наблюдателя в постнеклассической науке: "Наблюдатель более не играет активной роли в эволюции природы или, по крайней мере, не большую роль, чем в классической физике. И в том, и в другом случае мы можем претворить в действие информацию, получаемую из внешнего мира (выделено мной. - В. Е.). Но эта роль... далека от роли демиурга, которой квантовая физика наделяет наблюдателей, считая их ответственными за переход от потенциальной возможности к актуальности" [1].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Время. Хаос. Квант. - М., 1994. - С. 215.

Как видим, важнейшую мировоззренческую проблему, восходящую еще к нашумевшему в начале века спору Бора и Эйнштейна, Пригожин решает уверенно и самостоятельно, не прибегая к аргументации, связанной с "переоткрытием" времени.

На наш взгляд, интерфейс между материей и духом проходит по линии разграничения между материей и антиматерией и между материальным и идеальным началами природы.

3.8. О смыслопорождении как проявлении объективного идеального

Г. Хакен пишет: "Классическая интерпретация процесса познания подразумевает, что смысл в той или иной форме изначально присутствует - либо в мире платоновских идей, либо в априорных механизмах разума, либо он вписан в конфигурацию устройства природы и т.п. ...При этом сам источник смыслов также может быть представлен в виде некого выделенного "центра" (природы, Бога, трансцендентального "Я" и т.п.), с которым по мере возможности устанавливается устойчивая связь.

74

Однако нарисованная картина справедлива с точки зрения стабильного статичного бытия. Если же встать на точку зрения бытия становящегося, то следует, очевидно, признать, что у мироздания нет изначальных смыслов, и принять... процесс смыслопорождения" [1]. Признание того, что нет изначальных смыслов, как и принятие положения о смыслопорождении, не выводят, на наш взгляд, понятие "смысла" на объективный уровень. Последний, при сегодняшнем миропонимании, связан с материальной или идеальной основой, которая отвечает на вопрос о сущности, а не о смысле.

1 Хакен Г. Информация и самоорганизация. Макроскопический подход к сложным системам. - М., 1991. - С. 50.

Смысл выражает субъективное представление о сущности объективного процесса, является продуктом сознания, имеющего основой объективное идеальное. Процесс смыслопорождения при этом не только неотделим от субъекта, но и вносит новое качество в понимание объекта.

В этом случае объективная основа субъективных смыслов находится внутри природы. Значит, внеприродные "центры" - Бог и трансцендентальное "Я" исключаются из объективной основы.

4. Открытость мира и субстанциональность

4.1. Предельность материн как природной субстанции и мировоззренческого понятия

Мировоззренческое положение о материальности мира и сейчас оказывает существенное влияние не только на философов и обществоведов, но и на естествоиспытателей. Не удивительно, что творцы неравновесной термодинамики говорят о новом содержании материи, новом материализме и т.д. В результате философские выводы, которые следуют из достижений современной физики, химии, биологии, входят в противоречие с материалистическим монизмом как миропониманием.

Тезис о материальности мира выдерживает критику лишь если представлять мир как закрытую систему.

В современной физике понятие предельности материи становится общепризнанным. О предельности материи совершенно определенно говорит У. Р. Эшби: "Все материальное не может характеризоваться числом, превышающим 10 в 100 степени" [1].

75

Космологические теории о начале и конце мира свидетельствуют о предельности его материальной сущности. Теория Большого Взрыва - это теория возникновения и уничтожения материи как субстанциональной сущности мира. Значит, возникновение и исчезновение материи должно быть принято как исходный факт. Но в таком случае ни материя, ни материальность мира не являются предельными мировоззренческими понятиями.

"Ничто" в такой роли выступать не может, поскольку ничего, кроме отсутствия чего-либо, не означает.

Остается предположить, что понятие мира связано с его открытостью и бесконечностью, беспредельностью его сущностных основ, не сводящихся к материальности, вещественности, субстратности, дискретности как предельным мировоззренческим понятиям.

Эти понятия мировоззренчески неразделимы и выражают совершенно определенную единую природную сущность.

В этой связи представляется неоправданным противопоставлять дискретным волновые свойства субстрата, вещество и поле. Завершается это попыткой объединить вещество и поле на уровне "единого мирового субстрата вещества-поля" [2], что выражает мономатериалистический смысл этой конструкции.

1 Эшби У. Р. Общая теория систем. - М., 1966. - С. 174.

2 Арлычев А. Н. Проблема познания процесса в философии и науке // Вопросы философии. - 1999. - № 3. - С. 95.

С понятием материальности мира связано представление о вечности и неизменности сущностной основы мира независимо от уровня развития познавательной способности человека.

С позиций теории "Большого Взрыва" мир представляется в одной линейной плоскости (сингулярность, взрыв, разбегание галактик и т.д.), что связано с понятием материальности мира, взаимодействием его элементов, и исключает в итоге понятие бесконечности, а следовательно, и представление об иных мирах, формах жизни и познающих существах.

Поэтому прорыв в бесконечность видится в объемном фрактальном представлении о мире, в преодолении исходного значения материи, пространства и времени как всеобщих форм ее бытия и выходе на понимание беспредельности сущностных основ мира и новых форм его проявления.

76

Поиски кирпичика мироздания остановились в современной физике на кварках, а в связанной форме их существования - на кваркглюонной плазме. Последняя представляет содержательное наполнение "черных дыр" и имеет принципиально иные характеристики, чем известная нам материя. 13 января 2000 г. агентство "Рейтер" сообщило, что в центре нашей галактики обнаружены три гигантские черные дыры, которые находятся от нас на расстоянии от 50 до 100 млн. световых лет и масса каждой из которых больше массы Солнца в 100 млн. раз. Такое "соседство" еще более усилило интерес к содержанию черных дыр.

В результате экспериментов американских ученых в Брукхэвенской национальной лаборатории была получена новая природная сущность, состоящая из странных кварков, которая принципиально отличается от известных нам материальных проявлений. По мнению таких всемирно известных физиков, как Шелдон Глэшоу и Ричард Вилсон, она представляет собой по сути антиматерию.

Энергия в современном понимании представляет собой общую сущность различных форм материальных взаимодействий: механической, тепловой, электромагнитной, химической, ядерной, гравитационной. При переходе энергии из одной формы в другую ее общее количество не меняется, что получило название закона сохранения энергии. Он был развит в закон энергии-массы, согласно которому энергия превращается в массу и наоборот по формуле: энергия равна массе, умноженной на квадрат скорости света Е=mс в квадрате.

Еще в 1852 г. Томсон открыл универсальную тенденцию к деградации механической энергии, а Клаузиус в 1865 г. ввел понятие энтропии. Энтропия означает неупорядоченность, связанную с тем, что часть внутренней энергии любой замкнутой системы, вплоть до вселенной, не переходит в другую форму в соответствии с законом сохранения энергии. В частности, тепловая энергия не превращается целиком в механическую работу, согласно первому началу термодинамики. При обратимых процессах величина энтропии остается неизменной, при необратимых - возрастает, что должно привести в конечном счете к "тепловой смерти" вселенной.

77

В конечном счете рост энтропии связан со скоростью распространения сигналов в материальном мире, ограниченной скоростью света в вакууме, что является порогом самого существования материи. С позиций мономатериализма на этом нужно ставить мировоззренческую точку, но, кроме мировоззренческой ограниченности самого мономатериалистического подхода, это ничего не означает, ибо указанное ограничение распространяется на материю и энергию, но не распространяется на информацию ввиду ее нематериального характера.

Таким образом, информация превращается в фундаментальное понятие, более адекватно выражающее бесконечность мира. Время как длительность и пространство, как протяженность, связано с субъективным представлением о природных процессах на основе их измерения с помощью принятых и признанных человеческой практикой метрических и астрономических показателей. Так, согласно теории Большого Взрыва, наша галактика образовалась 10-15 млрд. лет тому назад, что совпадает с возрастом наблюдаемой части вселенной. Но это не более чем субъективное представление об объективном процессе.

Человек (наблюдатель) может иметь дело лишь с наблюдаемой частью Вселенной, которая представляет собой ничтожно малую величину по сравнению с ненаблюдаемой. Согласно этой же теории Солнечная система образовалась 5 млрд. лет тому назад. Жизнь на земле возникла 3 млрд. лет тому назад. И это уже воспринимается как объективный факт.

Известно, что Эйнштейн предполагал вселенную статичной, но буквально через 5 лет на базе его же уравнений вселенная стала рассматриваться как "пульсирующая", находящаяся то в сжатии, то в расширении. Открытие в 1965 г. реликтового излучения позволило физикам сделать вывод о расширяющейся Вселенной, начало которому положил Большой Взрыв "Big Bang".

Из этого И. Пригожин делает вывод о том, что фотоны, которые пронизывают всю наблюдаемую вселенную, являются продуктами, сопровождающими расширение вселенной, и не свидетельствуют о том, что материя есть физическая данность. В то же время считается установленным, что фотоны позволяют измерить издержки энтропии: наша вселенная содержит 10 в 8 степени -10 в 9 степени фотонов на 1 барион - материальную структуру, организованную так же, как протон или нейтрон.

78

В результате гипотезы Большого Взрыва "тепловую смерть" вселенной в виде энтропического взрыва пришлось переместить с конца ее истории в начало, но не исключить. Это означает мировоззренческое представление о вселенной как закрытой системе, имеющей начало и конец.

Ограниченность (дискретность, граничность, конечность) системной организации вплоть до вселенной, связанная с ограничением сущностных основ мира материально-вещественным содержанием, свидетельствует об ограниченности самого такого мировоззренческого подхода.

Безначальность-бесконечность мира этим подходом исключается, ибо Большой Взрыв означает его начало, а значит, предполагается и конец.

Концепция "Большого Взрыва" предполагает возникновение материи и энергии из "ничто" и конечное превращение материи и энергии в "ничто", а это выводит исходное рассуждение за пределы материально-вещественного и энергетического содержания и предполагает "ничто" в качестве исходного начала.

Однако это означает одновременно и конец самого философствования, так как из "ничто" никаким рассуждением нельзя сделать "что-то" по определению, ибо иначе оно перестанет быть "ничто", а если это "что-то", то необходимо выяснить его содержание.

Попытки обнаружить его в пространстве (А. Эйнштейн) и времени (И. Пригожин), связав с ними происхождение материи, ведут в мировоззренческий тупик, ибо содержание выводится из его свойств.

Эта апория может быть преодолена лишь заменой основополагающей роли энергии (как общего содержания всех форм движения и связанного с этим силового взаимодействия) нематериальным качеством природы, или содержанием, поступающим к нам извне, - информацией.

Информация не является ни материей, ни энергией, не ограничена связанной с ними дискретностью, а значит, и системным, разграниченным, начально-конечным представлением о мире. Именно поэтому она по определению выражает его безначальность и бесконечность.

79

Это принципиально иное миропонимание по сравнению как с системностью, так и с моноидеализмом и мономатериализмом. Из него следует, что не может выдвигаться в качестве непререкаемой истины ни одна из гипотез, объясняющих сущность мира, в том числе и возможность его "происхождения", "возникновения".

В этих условиях наличие природных констант и открытие новых, расширяющих наше представление о вселенной, свидетельствует не только о наличии, но и об особой актуальности проблемы природного (объективного) идеального.

Если бы в природе объективно не существовало идеальное, то не могло бы быть и его субъективного образа. Вполне возможно, что человеческий разум уникален, и сознание является единственной формой его реализации, как и то, что во вселенной возможно проявление разума в формах, не тождественных человеческому сознанию. Все эти предположения, однако, основываются на том, что в фундаменте природы существует для этого некая объективная основа.

В то же время представление об объективном идеальном не может складываться на основании аналогии с человеческим сознанием и тем более отождествляться с ним.

Объективное идеальное в различных философских системах отождествляется с Мировым разумом, Мировым духом, надприродным божественным началом, задающим природе организацию и порядок и являющимся в связи с этим первичным по отношению к материи как неживой природе и т.д. С современных научных позиций над природой и вне ее нет и не может быть ничего. Она самодостаточна и выступает как единство материального и идеального, от исходных форм до конкретных проявлений.

Познание сущностных основ мира безгранично, представление о них принципиально не может быть исчерпывающим.

А если о фундаментальных основах мира у человечества не может быть законченного представления, то таковыми являются и понятия хаоса и упорядоченности природных процессов. Это значит, что они не могут быть мировоззренчески предельными понятиями. Можно сказать, что открытость мира и означает бесконечность его сущностных основ.

Почему, собственно, антиматерия является собирательным понятием нематериальных сущностей в современном миропонимании? До недавнего времени единственной известной нам нематериальной сущностью являлась идея, идеальное.

80

Материалистами идеальное представляется как производное материи, материального. Причем материальное выступает в качестве объективной реальности, а идеальное - в качестве субъективной. Этим идеальное, которое сводится материалистами к человеческому сознанию, получает в материальном объективную основу и возможность варифицирования в той или иной мере. Идеалисты же доказательностью своих представлений не озабочены, поскольку они основаны не на разуме, рациональном мышлении, а на вере.

С этим связана непримиримая противоположность религии и науки. В итоге они пришли к глубочайшему кризису, который характеризует их теперешнее состояние. Он связан с тем, что сущностное представление о мире как контрпозиции материального и идеального изжило себя.

До начала прошлого века вопрос о предельности материальной и идеальной сущностей мира не возникал, так как для этого не было соответствующих оснований. Думается, что таковые появились в процессе мировоззренческой оценки кризиса физики на пороге XX века. "Материя исчезла" - вот ее главный тезис. И несмотря на утверждения, противников такого подхода о неисчерпаемости материи, XX век не принес убедительных подтверждений этого.

Получившее признание утверждение о безмассовости (то есть невещественности) кварков, глюонов, фотонов свидетельствует о предельности материи. В пользу этого говорят и попытки связать на мегауровне возникновение материи с "ничто", временем, пространством, предматериальным вакуумом и т.д.

Важнейшее значение имеет выдвинутое А. Эйнштейном положение о скорости света в вакууме как границе физического существования материи.

Открытие на элементарном уровне античастиц, а затем и антиатома водорода дает основание для вывода о наличии в мире антивещества, антиматерии. И хотя пока ее содержание конструируется по аналогии с известными характеристиками вещества, это по определению нематериальная и, что очень важно, верифицируемая природная сущность.

В условиях предельности материального идеальное как нематериальная сущность лишается своего критерия и, тем самым, также оказывается предельным понятием.

81

Важным доказательством предельности материально-идеального сущностного представления о мире явилось открытие в середине XX века информации содержания, поступающего к нам извне и не являющегося в сущностном смысле ни материей, ни идеей.

Информация является новой самостоятельной сущностью, выражающей принципиально иной мировоззренческий уровень по сравнению с материально-идеальным.

Информация может быть представлена как антиматерия, то есть нематериальная сущность, но не на структурном, а на содержательном уровне.

Именно в этом смысле мы говорим об антиматерии, как собирательном понятии нематериальных сущностей на постматериально-идеальном мировоззренческом уровне.

Все категории рационализма как мировоззренческого субъективизма, начиная от бытия, материи и сознания, так и само это направление философии необходимо существенно переосмыслить, а в конечном счете заменить другим, соответствующим постнеклассической науке и интеграции с ней других способов постижения человеком мира.

4.2. Открытость мира и понятие его сущностных основ

Открытость мира, его безначальность и бесконечность предполагают, что его сущностные основы столь же неисчерпаемы, как и он сам. Это позволяет представить неисчерпаемость как находящуюся за пределами материи, сущность которой выражается понятиями вещественности, субстратности, а важнейшим свойством которой является дискретность. Материя в этом случае не является самодостаточной, и чем глубже проникновение человека в тайны природы, тем большее значение приобретают характеристики мира, лежащие за пределами материальности, вещественности. В неразвитом виде, на уровне сегодняшнего уровня развития познавательной способности человека, преодоление мономатериализма связано с проблемой природного идеального.

82

В. Д. Захаров в этой связи подчеркивает: "Как и в общей теории относительности (ОТО), идеальное (выделено мной. - В. Е.) (ненаблюдаемое) оказалось реальнее материального: именно оно описывает все наблюдаемое в материальном мире. И описывает, как выяснилось, не естественной причинностью или, по крайней мере, не одной ею" [1].

1 Захаров В. Д. Метафизика в науках о природе // Вопросы философии. 1999. - № 3. - С. 109.

Показательно, что всякие попытки обнаружить природное идеальное немедленно и без всякого доказательства объявляются мономатериалистами уступкой религии и мировоззренческим дуализмом, а моноидеалистами осовремененным и облагороженным материализмом. В научном мире преобладает противоположная тенденция. Так, президент РАН Ю. Осипов на Соборных слушаниях по теме "Вера и знание: наука и техника на рубеже столетий" в 1998 году заявил: "Создание любой стройной научной системы неизбежно приводит к мысли о существовании, как говорят в нашей среде, Абсолютного Разума".

А вот мнение на этот счет другого солидного ученого, академика Е. П. Велихова: "Мне абсолютно ясно, что вся деятельность человека - не просто плесень на поверхности маленького земного шарика, что она чем-то определяется свыше (выделено мной. - В. Е.).

Такое понимание и восприятие Бога у меня есть, есть чувство прошлого, будущего и связи между ними. В этом смысле я могу понимать вопросы бессмертия души. Ведь какая-то часть нашего бессмертия сидит в молекулах ДНК, в генах. Другая - в системе передачи информации от поколения к поколению...".

Такое представление является прорывным в случае мировоззренческого представления о материальности мира. А как быть, если прошлое и будущее, время и пространство вместе с понятием материи и ее бытия не покрывают сущностных основ мира? Тут и понятием "своего" Бога не обойдешься. Беспредельная сложность природных объектов, их структурирование, качественное разнообразие составляющих, функциональные особенности частей и целого, их согласованность и целесообразность, наиболее ярким примером чего является человек, должны, помимо вещественности (субстратности), выражаться многими сущностями. Сегодня, на начальной стадии преодоления представления о материальности мира, эти сущности по аналогии с исторически сложившимся понятием, противоположным материальному, определяются как природное идеальное.

83

Идеальное в этом смысле - это исходная противоположность материального - не материальное, не вещественное, отношение, связь - по Пригожину. Идеальное в этом случае не ограничивается понятием идеи, духа, разума, хотя не исключает их.

Другими словами, к объективному идеальному мы относим то, что противоположно вещественности, субстратности материального начала природы.

Сегодня мы можем воспринимать объективное идеальное лишь собирательно и обобщенно. На мегауровне - это исходная упорядоченность наряду с хаосом, это природные размерности и выражающие их мировые константы, точная согласованность которых обеспечивает беспредельное миропроявление. На макроуровне - это человек, составляющие организма которого согласованы физиологически и функционально столь удивительным образом, что обеспечивает его разумность и ее приращение.

На микроуровне - тайна фазовых переходов как превращений неживого в живое, живого в разумное и т.д. Идеальным является и исходное соотношение между материей и антиматерией, которое не позволяет им аннигилировать.

До достижения этого уровня познания нет возможности преодолеть эмпирически и верифицируемо представление о материальности мира и ввести понятие объективного идеального.

Только получив подтверждение на сущностном уровне мира, понятие объективного идеального приобретает мировоззренческий смысл и значение для характеристики природных и общественных процессов в современных условиях. Это, если можно так выразиться, объективный срез проблемы. Но есть и субъективный: бесконечность сущностных начал мира предполагает и бесконечность проявлений субъективности. Это и возможность безграничного углубления человеческой субъективности, связанной с приращением разумности. Это и наличие идеального начала в условиях других планет и вселенных, вполне возможно, по форме отличающегося от человеческой телесности и разумности.

84

Обобщенное и упрощенное представление об идеальном связано с достигнутым уровнем познания и зиждется в основном на субъективных представлениях и ощущениях: рождение и смерть человека - начало и конец мира; аналог жизни - линейность и однонаправленность природного процесса; телесность и духовность человека - земная твердь и мировой дух, материальное и идеальное и т.д.

По мере развития познавательной способности человека понятие объективного идеального будет углубляться, конкретизироваться и развиваться содержательно. Понятие же материального в смысле его вещественности, субстратности остается неизменным и содержательно ни природного процесса, ни развития познавательной способности человека не выражает.

Может возникнуть вопрос: а почему бы не отнести к материальному все то содержательное наполнение, которое мы вычленяем из него как объективное идеальное? Ведь это его структура, внутренняя принадлежность, без чего она теряет целостность и качественную определенность.

Дело в том, что, если поступить таким образом, материя окажется единственной сущностной основой мира (раз на исходном уровне ей ничего не противостоит), и весь природный процесс будет сведен к развитию материи, все остальное будет носить производный от материи вторичный характер.

С материальностью мира неразрывно связаны принципы детерминизма и редукционизма, а следовательно, представление о линейности развития и др. характеристики, уже не только поставленные под сомнение, но и преодоленные постнеклассической наукой.

Известно, что мономатериалистический подход допускает развитие представлений о мире как развитие представлений о самой материи: это поиск кирпичика, к которому можно редуцировать понятие вселенной и тем самым получить законченное представление о мире. Другими словами, с этим подходом связано представление о мире как закрытой системе, что мировоззренчески ограничивает познание, предполагает его конечность, завершенность, причем в рамках материальности. Это ставит преграду на пути поиска иных, нематериальных сущностей, о наличии которых догадывались и высказывались уже древние.

В то же время объективным идеальным представление об исходных нематериальных сущностях мира ограничено быть не может.

85

4.3. Понятия мегауровня в структуре мировоззрения

В научной и философской литературе имеет место отождествление, смешение, в лучшем случае недостаточно четкое разграничение понятий мегауровня: Мир, Космос, Природа, Универсум, Вселенная. И это не имело существенного значения, пока в рамках философии рационализма человек как самодостаточная субъективная реальность противостоял объективной реальности, за которой и скрывались все эти понятия.

Не имеет это значения и при системном подходе, в рамках которого они представляют конечную, наиболее общую систему.

Если учесть, что в мировоззренческом смысле системный подход не выходит за пределы рационализма, остается констатировать, что их безразличие к выяснению указанных понятий связано с существенностью для разработки ими лишь понятия субъекта как познавательно и деятельно активного члена отношения субъект-объект. Объект в этом случае представляет неорганическое, инертное тело, лишенное активности. Другое дело, если понятие объекта наполняется иным содержанием, включающим в себя наряду с материальным и идеальное начало, и рассматривается в силу этого как исходная активность, в том числе и по отношению к субъекту и его активности.

В этом случае различные стороны объективной реальности должны выражаться различными понятиями. С учетом сложившихся представлений, на наш взгляд, их можно классифицировать следующим образом.

1. Открытость, то есть безначальность-бесконечность как исходное качество выражается понятием мир.

2. Бесконечность как разнообразие или разнообразие бесконечного может быть представлена понятием универсума.

3. Понятием вселенной (которое совсем недавно соответствовало нашей метагалактике, а сегодня включает миллиарды мегаобъектов) обозначается все существующее в соответствии с достигнутым уровнем развития познавательной способности человека.

4. Космос представляет собой характеристику безнача-льности и бесконечности мира с точки зрения космических объектов (вселенных).

5. Природа содержит понятие сущностных основ мира (материя, идея, антиматерия, информация и т.д.).

Материальная и идеальная субстанции соответствуют познавательной способности человека, достигнутой за весь предшествующий исторический период. До последнего времени как содержание природы рассматривалась лишь материальная субстанция, а идеальная связывалась или с Богом, или с человеком как самодостаточными сущностями. Сейчас есть все основания представить природу как исходное единство материального и идеального начал. Однако и такое представление о природе не является мировоззренчески предельным.

Наиболее глубоким природным проявлением на сегодня являются исходная противоположность и дополнительность материи и антиматерии, хаоса и порядка.

Их наличие в сущностном основании мира соответствует безначальной бесконечности мира и определяет характер всех его более конкретных проявлений и превращений.

4.4. Антиматерия и ее сущностная определенность

В самом общем виде антиматерия - это не материя, не вещественность, не субстратность; другими словами, противоположность материи. Вначале это неразвитое представление о нематериальной сущности, имеющей место наряду с материальной, идет от субъективных, точнее, житейских представлений человека, связанных с его противоположностью телесности и духовности. Абсолютный дух, всемирный разум и т.д. - порождения этого неразвитого представления. С ними связывалось наличие чего-то не просто нематериального, но и конструктивного, созидающего начала в мире неорганического, мертвого материального безмолвия. Это в значительной мере умозрительные, неверифицируемые представления об антиматерии. Человек же всегда стремился докопаться до доказательного уровня своих самых общих и подчас невероятных озарений, открытий. Это наиболее наглядно проявляется на микроуровне. Сейчас внимание исследователей привлекают качественно отличающиеся от известной нам материи - понятия темной, или черной материи, кваркглюонной плазмы как предполагаемого содержания "черных дыр" и, наконец, разрабатываемое в физике понятие античастиц, антивещества, антиматерии, в частности, совершенное недавнее открытие антиводорода.

87

Ученым крупнейшей в Европе лаборатории недавно удалось экспериментально получить 9 атомов антиводорода - субстанции, которая идентична водороду, но в которой каждая из частиц имеет противоположный заряд.

К этому можно относиться с изрядной долей скептицизма, но повод для оптимизма вселяет то, что уже сравнительно давно обнаружены античастицы с противоположным зарядом: антипротон, антинейтрон, антиэлектрон (позитрон). Совершенное в ЦЕРН открытие опровергает многие существующие физические представления. По словам руководителя этой работы немецкого физика Вальтера Оелерта, большую часть физики придется переписать заново.

С экспериментальным обнаружением ядер антивещества (антигелия и антитрития) связываются глобальные научные достижения ученых института физики высоких энергий (Протвино). Больше того, они стояли у истоков открытия вместе с физиками Брукхэйвенской национальной лаборатории (Г. Аптан, штат Нью-Йорк, США), нового вида внутриатомных частиц - так называемых "экзотических мезонов".

Последние, в отличие от ранее считавшихся элементарными протонов и нейтронов, состоящих из трех кварков, скрепленных глюонной основой барионов, - составлены из пар "кварк-антикварк". И те и другие объединяются понятием адронов. Другими словами, понятие антивещества переносится на более глубокий элементарный уровень - на уровень кварка и антикварка. Характерно, что сами кварки не обнаружены в чистом виде, а проявляют себя лишь при посредничестве глюонов, которые "склеивают" кварки в адроны и не позволяют им разлетаться.

В этом смысле понятие антикварка еще более условно и виртуально. Оно связано с теоретической возможностью существования частиц, состоящих из одних глюонов (так называемых глюболов) и различного рода гибридов, состоящих из глюонов и кварков.

88

Это позволяет сделать вывод о том, что исследования в области физики элементарных частиц имеют продолжение, но развиваются в рамках сложившихся представлений о материи и веществе. Но тот факт, что в этом отношении резервы еще не исчерпаны, не говорит, однако, о неисчерпаемости материи как о бесконечности.

Существование античастиц предположил в 1928 году П. Дирак.

Различие между частицами и античастицами, которые имеют, по существу, одинаковые характеристики, заключается в противоположном электрическом заряде: электрону - отрицательно заряженной частице - соответствует антиэлектрон, или позитрон - частица с положительным зарядом. Отрицательно заряженный антипротон соответствует положительно заряженному протону. Антиэлектрон и антипротон были первыми античастицами, открытыми в 1932 и 1955 гг. По аналогии с существованием античастиц предполагается, что характер заряда определяет и существование антиядер, антиатомов, антиматерии (антивещества).

Открытие антиматерии отрицает материальность мира на основе уже не только теоретических предположений, но и экспериментальных данных. Материалистическое представление об идеальном как производном материального также отказывается неудовлетворительным.

Ставится под сомнение и эволюционная теория в ее нынешнем виде, как порождение в конечном счете материальным идеального.

А главное, - если антиматерия существует, то исходным является ее известное количественное соотношение с материей, которое не допускает аннигиляции. Это соотношение не может не иметь идеальных характеристик. Такой подход дает наиболее глубокое на сегодняшний день представление об открытости мира,

С антиматерией связано и то, что существующие понятия пространства и времени неприемлемы в качестве характеристики сущностных основ мира. В противном случае пришлось бы изобретать некий параллельный антимир, в котором время и пространство, по аналогии, являлись бы свойствами антиматерии, и о которых, кроме того, что они противоположны свойствам материи, ничего сказать нельзя. Кроме того, параллельный антимир невозможно представить иначе как закрытую систему, погра-ничность которой с материальным миром предполагает аннигиляцию. А если мир един, а материя и антиматерия являются лишь его противоположными характеристиками, то должны быть и иные формы этого единства, чем время и пространство. Информация сохраняет роль выражения и трансляции этого наиболее общего различия.

89

Говоря об антиматерии, необходимо иметь в виду, что ее пытаются обнаружить на микроуровне, в качестве устойчивых атомов антивещества с "посаженным" на оболочку антипротона позитроном (антиэлектроном). Но это лишь "укрупненный" вариант античастиц с противоположным зарядом, а не антиматерия, то есть нечто с прямо противоположными, но присущими ей характеристиками, включая строение, заряд и проч.

Выделение антиматерии в пределах субстратности и вещественности - это, на наш взгляд, попытка дать определение новой природной сущности, не совпадающей с существующим представлением о материи.

Логическим завершением такого представления является концепция симметричной вселенной, согласно которой миру, состоящему из "обычного" вещества, должен соответствовать параллельный антимир, состоящий из антивещества со своим антивременем, антипространством и т.д. В 60-е гг. Г. И. Наан выдвинул концепцию "вселенной как целого", согласно которой она представляет собой множество "миров" и "антимиров", частным случаем чего является "симметричная вселенная" - метагалактика и сопряженный с ней "антимир".

В этой связи И. Пригожин и И. Стенгерс пишут: "Антиматерия стала обычным предметом исследования в физике элементарных частиц. При столкновении частицы и античастицы они аннигилируют с выделением фотонов безмассовых частиц света. Если бы частицы и античастицы сосуществовали в равных количествах, то все вещество аннигилировало бы. Имеются веские основания полагать, что в нашей галактике антиматерия не существует, но не исключено, что она существует в других галактиках... Вероятно, что мы живем в несимметричной вселенной, в которой материя преобладает над антиматерией... Модель, объясняющая наблюдаемую ситуацию, была предложена А. Д. Сахаровым в 1966 году..." [1].

Однако чем дальше, тем больше становится ясно, что такое представление об антиматерии и прочих "анти" мировоззренчески не продвигает нас ни на шаг вперед. А противоречивость конструкции не вносит ясности в направление поиска новых элементарных образований в рамках материи и выяснение новых сущностных оснований мира.

1 Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. - М., 1986. -С. 295-296.

90

Антиматерия (антивещество) представляет собой своего рода акциденцию несущественное свойство, случайное, преходящее состояние соответствующей субстанции, поскольку мировоззренчески не выходит за ее пределы. Мировоззренчески смысл понятия антиматерии (антивещества) заключается в том, что оно объединяет все нематериальные сущности, являясь ступенью в преодолении моносущностности мира.

Наглядное подтверждение этому - информация-содержание, получаемое нами из внешнего мира, не являющееся ни материей, ни энергией. Такое понимание впервые было сформулировано Н. Винером, К. Шенноном, У. Р. Эшби лишь в середине XX века, и на его основе был сделан вывод о превращении информации в основной стратегический ресурс общества, лежащий в основе понятия постиндустриального, информационного общества, с которым связано все современное обществознание.

Причем необходимо иметь в виду, что, определяя информацию и другие возможные сущностные проявления мира как антиматерию, мы исходим из достигнутого уровня развития познавательной способности человека. Сегодня она является наиболее общим выражением противоположного материи качества. Но это скорее идет от неразвитости понимания сегодняшним человеком сущностных основ мира. Информация - это субстанция, отличная как от материи, так и от идеи, что свидетельствует о более глубоком проникновении человека в сущность мира. И наши усилия должны быть направлены на выяснение, а не на отрицание такого понимания.

Примерно таким же образом происходило становление материальной и идеальной субстанций.

Наивно полагать, что представление о материальной и идеальной субстанциях мира появилось вместе с человеком и является данным раз и навсегда. Первоначально человек воспринимал сферы своего обитания - землю, воду, воздух на основе непосредственного ощущения, не абстрагировал их общую сущность. И лишь в результате многотысячелетнего развития познавательной способности человека эта общая природная сущность была зафиксирована в понятиях материи (вещественности) и идеи - невещественной субстанции.

9)

Понятия трех природных сред сохранилось, но мировоззренчески новый смысл связан с выделением материи как их общей сущности и идеи нематериальной сущности. Это был первый мировоззренческий прорыв в истории человечества.

С открытием информации связано начало второго: преодоление представления о моносущности мира и движение к познанию его многосущностности.

"Наступление" на тотальное господство материи (материальность мира) идет на мега- и микроуровне. Но самый главный плацдарм этого "наступления" макроуровень, а именно живое как гигантский скачок к человеку и его разуму, а тем самым к подрыв всеобщности материального (живая материя) в самой основе. Живое - это уже не только материальное, а и идеальное в высшем его проявлении, включающем человеческий разум. Живая природа, живой организм это континуум, в котором конструктивная, творческая, животворящая роль в самом общем виде - на стороне нематериального.

Его сущностная природа пока не раскрыта до конца. Но уже сейчас доказано, что человеческое сознание нельзя рассматривать как материальное, пересаженное в человеческую голову; все больше свидетельств в пользу информационной природы человека и его сознания.

4.5. Понятие антиматерии с позиций субстанционального, системного и синергийно-информационного подходов

Материю и антиматерию можно рассматривать как мировоззренчески предельную исходную противоположность субстанционального уровня.

В этом случае по аналогии с поиском материального кирпичика мироздания в рамках материальности мира хотят найти и антикирпичик. При определенных условиях они аннигилируют, что выражает смысл этой противоположности. Такая конструкция не выходит за пределы мономатериализма.

На любом, в том числе и на микроуровне, антиматерия по определению является субстанциональной противоположностью материального. И чем дальше будет углубляться человеческое познание, тем больше понятие антиматерии будет удаляться от аналогии с такими характеристиками материи, как строение, заряд и проч.

92

Уже сегодня понятия предматериального вакуума, кварк-глюонной плазмы, происхождения материи из "ничто", времени и пространства, при всем их несовершенстве, содержат в себе нематериальные, хотя и недостаточно четко выраженные характеристики. Дело в том, что граница материи, при системном о ней представлении, становится все больше размытой. Это является, с одной стороны, показателем ограниченности системного подхода, а с другой свидетельствует о том, что понятие материальности мира оказалось ограниченным, и развитие человеческого познания требует введения в структуру миропонимания новых нематериальных представлений.

С системных позиций на макроуровне готовый, прекративший развитие человек, рассматривается как венец природы, а значит, и ее завершенность и законченность. Это свидетельствует о том, что системный подход, как и субстанциональный, не является удовлетворительным мировоззренческим подходом с современной научной точки зрения.

На мегауровне представление о метасистеме меняется лишь количественно, от нашей галактики вплоть до миллиардов вселенных. Отсюда - теория Большого Взрыва и обратного сжатия всего мира в точку с нулевым радиусом.

Попытка модернизировать миропонимание на основе современного научного знания была предпринята в рамках синергетики. "Синергетика дает принципиально новое видение мира и новое понимание процессов развития' природы и общества... И вызвала глубокую и масштабную научную революцию" [1].

Возникает вопрос: в чем же это "принципиально новое"? Вместо ответа следует утверждение: "В основе синергетики лежат идеи системности или целостности мира" [2]. Другими словами, синергетика как принципиально новое мировидение отождествляется с системностью, а последняя с целостностью мира. Что же тут мировоззренчески нового, тем более принципиально? Системный подход, как известно, утвердился до синергетики, и как целостное видение мира он означает нечто противоположное достижениям постнеклассической науки, поскольку соответствует научной классике и философии рационализма. Каким же образом при этом раскрывается синергетика содержательно?

1 Волков Ю. П., Поликарпов В. С. Человек: Энциклопедический словарь. М., 1999. - С. 203.

2 Там же.

93

Синергетика "в различных по своей природе процессах (физических, химических, биологических, социальных и т.д.) выявляет общие механизмы самоорганизации (какие именно? - В. Е.). Именно эти механизмы позволяют управлять процессами, где уже не действует классический детерминизм... В данном случае адекватным является управление, ориентирующееся на представление (??! - выделено мной. - В. Е.) о сложном характере природной, технической и общественной системы, целостность которой обусловлена когерентным взаимодействием частей системы между собой. Эти сложные системы отличаются... малодейственной причинно-следственной связью в виде однозначного реагирования на стимулы внешней среды" [1]. А далее следует, разрушающий все предыдущее построение, вывод: "...Поведение системы любой (выделено мной. - В. Е.) природы не может быть запрограммировано единственным, однозначным способом". Если это характерно для любой системы, то в чем тогда смысл принципиально нового системного мировидения, характерного для "сложных" систем? Это один, но характерный пример того, что никак не удается придать понятиям, категориям и закономерностям синергетики, как теории самоорганизации, мировоззренческий характер.

1 Волков Ю. П., Поликарпов В. С. Человек: Энциклопедический словарь. М., 1999.

В физике зачастую, говоря о самоорганизации, мировоззренчески исходят из самоорганизации материи. О самоорганизации речь идет тогда, когда при неизменных внешних условиях в системе самопроизвольно нарушается макроскопическое состояние.

Развиваемая в пределах системного подхода синергетика - теория самоорганизации - чем дальше, тем больше сталкивается с неразрешимыми мировоззренческими проблемами.

Самоорганизация, как и организация, - это системное свойство от микродо метасистемы, то есть свойство, представляющее исходную закрытость, а не открытость. Самоорганизация в рамках этого подхода характерна для открытых систем, организация - для закрытых.

В качестве исходного начала принимается закрытость, а открытость рассматривается как ее преодоление.

94

Так обстоят дела на микро- и макроуровнях. Мегауровень с ними явно не согласуется. За исходное для метасистемы принимается хаос в качестве характеристики открытости, порождающий сам из себя порядок, который по логике вещей отождествляется с закрытостью.

Итак, на микро- и макроуровнях - исходная закрытость, системная упорядоченность, организация, а на ме-гауровне - исходный хаос, неупорядоченность, самоорганизация.

Ответа на вопрос, почему вопреки логике разным уровням соответствуют противоположные основы, нет, да и не может быть.

Синергийно-информационный подход устраняет указанное несоответствие мировоззренческих подходов. Он характеризуется представлением о безначальности-бесконечности мира как о предельном мировоззренческом понятии. С ним неразрывно связаны такие представления, как открытость мира, миропроявление, синергия материального и идеального начал природы, материя и антиматерия как исходная противоположность, диалектика открытости и закрытости, как миро-проявления, включающего как исходную упорядоченность так и организацию и самоорганизацию как упорядоченность производную и т.д. и т.п.

Антиматерия - нематериальная (по нынешним понятиям) субстанция. Тот факт, что антиматерию пытаются трактовать пользуясь понятийным аппаратом классической науки и философии рационализма, в конечном счете мономатериализма, говорит о начальной ступени формирования понятия нематериального и о попытке вывести его на верифицируемый уровень.

Сколь бы ни было противоречивым введенное в научный оборот физиками понятие антиматерии, антивещества, античастиц, антимиров ит. д., сам этот факт (даже сугубо формально логически) отрицает постулат о материальности мира, коль скоро существуют в любом их понимании эти "анти", которые означают сущности, противоположные материи.

Не обратить внимания на противоречивость указанной мировоззренческой позиции могут физики, но не могут, во всяком случае, не должны философы. Именно для них это противоречивое начало, связанное на верифицируемом уровне физической реальности с сущностью, противоположной материальности (вещественности), представляет предмет специального философского (в отличие от физического и математического) осмысления природной реальности.

95

Поэтому независимо от уровня содержательности понятия антиматерии, достигнутого физиками, перед философами возникает необходимость осмысления мира в терминах, включающих природные сущности, противоположные материи.

Современные представления об открытости и бесконечности мира, неразрывно связанные с уровнем кварк-глюонной плазмы на элементарном уровне и миллиардами вселенных на мегауровне, хотя и парадоксальны для нашего понимания, но тоже не конечны. Однако уже они дают основание предположить наличие множества природных сущностей вместо единой - материальной.

Поэтому исходное положение философского материализма о материальности мира оказывается безвозвратно ушедшим в прошлое.

5. Открытость мира как его безначальность и бесконечность

5.1. Мировоззренческий смысл понятия бесконечности

С понятием бесконечности дети знакомятся уже в начальной школе, где с удивлением узнают, что наибольшего числа не существует. Сколько ни прибавляй к бесконечному, оно остается все тем же бесконечным. В бездне бесконечного все исчезает бесследно. С этим связано понятие "ужаса бесконечного". Бесконечное в математике часто противоречит здравому смыслу, например, аксиоме "целое больше своей части". Бесконечное множество, в частности, определяется как то, что равно не совпадающей с ним части.

Попытки постигнуть бесконечность связаны с преодолением апорий, антиномий, парадоксов, противоречий. Это и двигало вперед познание. Г. Вейль по этому поводу сказал: "Математика была названа наукой о бесконечном; действительно, математика изобретает конечные конструкции, посредством которых решаются вопросы, по самой своей природе относящиеся к бесконечному" [1]. Окончательно установленного понятия бесконечности нет и быть не может.

96

Оно непрерывно изменяется и лишь приблизительно отражает реальную бесконечность, отражающуюся в математических, физических, космологических абстракциях бесконечности.

Здравым смыслом как содержанием понятия бесконечности, во всяком случае, нельзя ограничиться.

Характерно, что последним крупным трудом, посвященным философскому анализу проблемы бесконечности, является книга "Бесконечность и вселенная" [2], изданная еще в 1969 году по материалам симпозиума, проведенного Научным советом по философским вопросам естествознания в 1965 году.

1 См.: Вейль Г. О философии математики. - М.-Л., 1934. - С. 9, 90.

2 Бесконечность и Вселенная. - М., 1969. - 325 с.

Это, на наш взгляд, одно из наиболее глубоких исследований в области философских проблем естествознания. В состав авторского коллектива входили Г. И. Наан, Г. И. Рузавин, В. В. Казютинский, В. С. Тюхтин, А. С. Кармин, В. И. Свидерский, А. Л. Зельманов и др. крупные ученые и философы. Многие положения, выдвинутые ими, не утратили своего значения и поныне.

Однако по тем временам анализ проблемы так или иначе должен был проводиться "с позиций материалистической диалектики", что подчеркнуто в предисловии. Это, так сказать, его мировоззренческая ограниченность.

Не менее существенна ограниченность фактическая. За истекшие почти 40 лет в науке, и прежде всего в физике произошли поистине революционные изменения, которые обобщенно можно характеризовать как их вступление в постнеклассическую стадию. Понятие бесконечности обогатилось новыми фактами и теоретическими выводами на микро-, макро- и мегауровнях, стержневым можно считать вывод о наличии наряду с материей и иных природных сущностей, что подрывает основной постулат философского материализма.

Из этого вытекает необходимость переосмысления всего категориального аппарата философии. Понятие бесконечности как беспредельности и неисчерпаемости материального мира с современных научных позиций является некорректным, поскольку само понятие материальности мира успешно преодолевается введением в научный оборот понятия антиматерии (антивещества) и информации как нематериальной сущности.

97

Считать время и пространство понятиями, выражающими бесконечность, поскольку "их конец не может мыслиться", тоже непродуктивно в силу того, что в таком подходе явно просматривается мировоззренческий субъективизм. Больше того, время и пространство как всеобщие формы материи вместе с ней как исходной субстанцией теряют свои позиции всеобщности и универсальности. А это значит, что многообразие сущностного проявления мира за пределами материальной (вещественной) субстанции не может ограничиться и всеобщими формами существования последней. Они характеризуют материальность мира и ее развитие как линейный однонаправленный процесс, в то время как нематериальные сущностные проявления мира характеризуются нелинейностью и разнонаправленностью. Думается, что именно это позволило И. Пригожину заявить, что "время в лишенную времени вселенную ввел человек".

Еще в связи с созданием общей теории относительности А. Эйнштейн пришел к выводу о замкнутости Вселенной и ее конечности.

Это означало, что материальность мира и ее всеобщие свойства: пространство и время - не являются предельными понятиями для универсального описания всего многообразия сущностных проявлений и связей в мире.

А они становились все более явными, что нашло подтверждение уже в 1922 г. в предложенной Фридманом модели бесконечно расширяющейся вселенной, в открытии реликтового излучения, постоянной Хаббла, создании теории "Большого Взрыва" и др. Последняя мировоззренчески не является последовательной, ибо она исходит из начала - Большой Взрыв и предполагает конец - обратное сжатие мира в одну точку. То есть в качестве вывода приходит к той же предельности, конечности мира.

И. Пригожин оценивает соотношение достоинств и недостатков концепций конечности и бесконечности вселенной как 50:50. Может быть, с точки зрения естествознания так оно и есть, но мировоззренчески все концепции конечности вселенной бесспорно проигрывают, поскольку представление о статичной и неизменной вселенной предполагает и конечность нашего знания, полученного на основе изучения одного из ее фрагментов, что ставит преграду на пути развития не только философии, но и конкретных областей науки.

98

5.2. Бесконечность и материальность мира

Проблема бесконечности представляет мировоззренческий интерес именно в связи с основным тезисом мономатериализма - о материальности мира. В советской философии решение этой проблемы было идеологизировано. Если материя, равная вселенной, конечна, то, следовательно, все, что стоит за этим, нематериально, а это отступление от диалектического материализма.

Из этого делался вывод, что бесконечность материального мира - понятие более широкое, чем бесконечность вселенной. Другими словами, все так или иначе сводилось к мономатериализму как мировоззренческому представлению, независимо от словесного признания или отрицания этого факта.

Удивительно при этом, что зарубежная наука и философия, как и наша, ныне раскрепощенная от идеологической зависимости, вооруженная новыми методами и современной техникой исследований, так или иначе остаются в плену мономатериализма. По-иному трактуется лишь происхождение материи. И если в начале XX века А. Эйнштейн происхождение материи связывал с пространством, то в конце века И. Пригожин связывает происхождение материи со временем. И в том, и в другом случае сущность материи выводится из ее свойств, а свойства эти поглощают друг друга: Эйнштейн говорит об опространствовании времени, а Пригожин - об овременении пространства.

С одной стороны, утверждение Пригожина о том, что современная наука не является ни материалистической, ни детерминистической, ни редукционистской, прямо отрицает мономатериализм; с другой - он говорит о новом понятии материи, из чего следует, что он по-прежнему связывает с ней мировоззренческую проблематику. В этом можно увидеть попытку установить границу между наукой и философией, а можно и обнаружить противоречие системы, нестыковку ее исходных понятий. Нам представляется более вероятным второе допущение.

99

За пределами всеобъемлющей материальности мира и мономатериализма как его мировоззренческой концепции не обязательно видеть идею и идеализм, или теологическое представление о сотворении мира Богом, или его современную телеологическую версию.

Почему бы, например, не подумать о том, что это лишь более широкое и глубокое представление о мире, сущностные основы которого уже сейчас на верифицируемом уровне не могут быть сведены к материи?! В ее понятие не вмещается не только антиматерия, но и информация. И чем дальше, тем больше будут расширяться сущностные основы мира за пределы материи, обнаруживая все очевиднее односторонность мономатериалистического подхода.

Положение о материальности мира не согласуется, например, с понятием сингулярности, согласно которому вселенная имеет исходную точку с нулевым радиусом, из которой в результате Большого Взрыва образовались материальные массы разбегающихся галактик. Для того чтобы доказать образование материи из "ничто", приходится допускать происхождение материи из пространства или времени.

Когда И. Пригожин говорите происхождении материи из времени (имеется в виду существование стрелы времени до Большого Взрыва и возникновения вселенной) предполагается его исходная самодостаточность. Однако такое представление не имеет достаточных оснований, как, впрочем, и сама теория возникновения вселенной в результате "Большого Взрыва". Ведь с понятиями ее начала и конца, связаны однонаправленность и необратимость времени, в то время как вселенная характеризуется сосуществованием прошлого, настоящего и будущего в одном темпомире.

Представление, согласно которому понятие материи отождествляется с материальным миром, а тот - со вселенной, делает последнюю не только целостной, но и качественно единой. И тогда представление о плюралистической вселенной исключается.

Но как же тогда быть с антиматерией, множественностью вселенных, природа которых не может быть a priori ограничена известными нам понятиями гравитации, метрического пространства и времени, структуры и т.д.?

Первоочередное значение приобретает преодоление мировоззренческого представления о материальности мира. А это означает и кардинальное изменение не только математических и физических понятий, но и самих принципов этих наук.

100

Академик РАН Н. С. Кардышев считает, что мы слишком переоцениваем наши знания о строении вселенной, "возможно, бесконечной в пространстве и во времени и в многообразии форм и законов". "Достаточно вспомнить, - пишет он, - что современная астрономия изучает лишь менее 5% средней плотности окружающей нас материи, а более 95% составляет скрытая масса (выделено мной. - В. Е.), проявляющаяся только по ее гравитационному воздействию. Скрытая материя, возможно, составляет основную долю массы нашей и других галактик и доминирует в межгалактическом пространстве...".

А вот еще более интересное утверждение: "Современная физика элементарных частиц принимает в качестве гипотетического фундамента (выделено мной. - В. Е.) симметрию между правым и левым: каждая элементарная частица имеет зеркальный аналог, то есть могут быть зеркальные электроны, позитроны, нейтроны, мезоны, нейтрино, фотоны, глюоны, кварки и др. - все виды известных частиц.

"Наши" частицы могут взаимодействовать с зеркальными... только гравитационно. Из этих частиц могут быть образованы зеркальные атомы, звезды,.. галактики и их скопления. Не исключено, что где-то там существуют и внеземные цивилизации. В зеркальной вселенной должен быть свой, невидимый для нас, спектр электромагнитного излучения... Значительная часть скрытой массы является зеркальным веществом (выделено мной. - В. Е.)". Автор не выходит в своем понимании зеркального вещества, вплоть до зеркальной вселенной, за рамки мономатериализма. Однако уже сейчас доказана относительность замкнутости природных объектов. Из этого следует, что они не могут описываться математикой и физикой прошлого столетия.

В этой связи представляется тупиковой теория вселенной со сложной топологией и туннелями, о которой говорит Н. С. Кардышев. "Система из двух туннелей, обеспечивающая движение в прямом и обратном направлении, для внешнего наблюдателя будет весьма сходной с двойной системой, состоящей из черной и белой дыр. Через аналог черной дыры будет возможен проход из нашей мини-вселенной в другую... мини-вселенную. Через аналог белой дыры от

101

крыт доступ в наш мир (выделено мной. - В. Е.)" [1]. Механистическое представление о мире здесь представлено во всей его полноте: если раньше речь шла о силовом взаимодействии различных систем и структур единого материального мира, то сейчас это переносится в область взаимодействия между "настоящими" и ненастоящими материальными структурами и соответствующими мирами и антимирами.

5.3. Бесконечность вселенной

Проблема бесконечности вселенной была сформулирована еще древними философами. К ней, как мировоззренчески предельной, всякий раз возвращаются наука и философия при пересмотре и углублении картины мира.

С позиции материалистического монизма понятие вселенной в конечном счете сводится к материи (материальному миру) [2]. Классическая наука и философия рационализма рассматривали вселенную как замкнутую систему, поскольку вне материи "нет ничего".

1 Карбышев Н. Ненулевая вероятность зеркального Мира. НГ-Наука. №1.19.01.00. - С. 4.

2 См.: Казютинский В. В. Понятие "Вселенная" // В кн.: "Бесконечность и Вселенная". - М., 1969. - С. 116.

Релятивистская космология принципиально не вышла за рамки такого понимания вселенной. В рамках того же самого объекта, что и у классической космологии, Эйнштейн выдвинул постулат однородности и изотропности вселенной, а также положение о ее стационарности. Однако он отождествлял последнюю с метагалактикой и считал ее единственной и последней.

Другими словами, замкнутость вселенной распространилась на еще более высокий уровень, но не была преодолена принципиально.

В 70-е гг. А. Л. Зельмановым была сформулирована космологическая проблема, согласно которой метагалактика является частью физической системы большего масштаба, из чего делалось предположение о существовании других вселенных.

В 70-е гг. В. А. Амбарцумян говорит уже о существовании других вселенных как об астрономической гипотезе. Им же была выдвинута космогоническая теория, из которой вытекает предположение о существовании сверхплотных тел.

102

В 90-е гг. американские ученые выдвинули положение о множественности вселенных, а в последнее время - о миллиардах вселенных.

"Любая космологическая теория способна описывать лишь определенные фрагменты неисчерпаемого материального мира. ...Материя (материальный мир) не может быть объектом космологии" [1], - считает В. В. Казютинский. Материя, таким образом, превращается в сугубо гносеологическое понятие, что еще раз свидетельствует о несостоятельности мономатериализма.

1 Казютинский В. В. Указ. соч. - С. 124.

Особую актуальность проблема бесконечности приобрела в релятивистской космологии. Согласно этой теории, бесконечность "искривленного" пространства не тождественна его безграничности (безграничным может быть и конечное пространство!). В релятивистской космологии теоретически возможно построить "миры" как с конечными, так и с бесконечными пространственными сечениями, которые имеют начало во времени. С созданием неэвклидовых геометрий, релятивистской теории гравитации и космологии выяснилось, что так называемая метрическая бесконечность имеет различный характер в эвклидовых и неэвклидовых пространствах. Для эвклидова пространства бесконечность и безграничность совпадают. Неэвклидово же пространство, будучи безграничным, может быть замкнутым, конечным. В замкнутом пространстве нет ни начала, ни конца, но оно является конечным.

Или возьмем заключение о нестационарности пространственной метрики, которое является следствием теории Большого Взрыва. В этом случае, пишет Г. И. Наан, существуют две возможности с точки зрения характера эволюции. Началом эволюции в том и в другом случае является взрыв сверхплотного вещества, находящегося в точке с нулевым радиусом. (В случае отрицательной или нулевой кривизны R не является радиусом чего бы то ни было.) Скорость изменения масштабного фактора R(t) вначале неограниченно велика. Со временем R(t) замедляется. Далее есть две возможности. Если кривизна пространства отрицательна или равна нулю, то расширение продолжается неограниченно; если же кривизна положительна, то расширение сменяется сжатием, которое завершается сжатием в точку. В первом случае пространство метрически бесконечно, во втором - конечно. Пока дан

103

ные наблюдений оставляют вопрос о метрической конечности-бесконечности вселенной открытым. Мы не можем быть уверены в том, что метрическая характеристика бесконечности достаточна. Уже в первые годы существования релятивистской космологии ставился вопрос о том, что у нас нет никаких данных о топологии пространства, а ведь только при ее наличии по знаку кривизны пространства можно судить о его конечности-бесконечности [1].

1 См.: Наан Г. И. Понятие бесконечности в математике и космологии. Бесконечность и Вселенная. - М., 1969. - С. 65-66.

За истекшее время концепция "Большого Взрыва" приобрела, пожалуй, больше противников, чем сторонников. Так, школа академика РАН А. Логунова отрицает понятие космической сингулярности, когда вся материя имеет бесконечную плотность, сосредоточенную в одной точке, и предлагает рассматривать объекты с совершенно конкретными характеристиками массы, плотности энергии.

Гипотеза возникновения вселенной в результате Большого Взрыва неубедительна, поскольку наши знания макромира и соответствующие законы не работают уже при плотности, превышающей 10 в 23 степени г/см в кубе, а именно за этими пределами скрыты тайны "начальных условий" и новых, еще не известных нам взаимодействий.

5.4. Антиматерия и бесконечность мира

Выделение антиматерии как одной из сущностных основ мира наряду с материей уже не предположительно, а доказательно свидетельстует о бесконечности мира. Количественное соотношение материи и антиматерии изначально дано в такой пропорции, которая позволяет поддерживать в рамках мира известную упорядоченность. Адана эта пропорция может быть лишь самой безначальностью-бесконечностью мира как единственно возможным способом ее саморегуляции.

Антиматерия исключает время и пространство как всеобщие формы бытия материи, как и саму материю и ее бытие. Отсутствие начала и конца мира исключает однонаправленность, а вместе с ней и развитие, становление, прогресс (от начала к концу, от низшего к высшему и т.д.).

104

В этих условиях фундаментальными мировоззренческими понятиями наряду с материей и антиматерией являются хаос и порядок, а также объективное идеальное и информация, понятия, выражающие и транслирующие сущностные связи мира этого уровня. Можно предположить, что в безначально-бесконечном мире происходит появление и исчезновение составляющих его вселенных. С этой точки зрения можно предположить возникновение нашей вселенной вследствие Большого Взрыва и появление в связи с этим в известные сроки Солнечной системы, Земли, жизни, человека с его сознанием и т.д. Это наш темпомир. Очевидно, для других вселенных могут быть характерны и иные.

Но поскольку все они находятся в рамках безначально-бесконечного мира, они могут рассматриваться лишь как его частный случай и не могут быть предельными мировоззренческими понятиями, как и материя, бытие, время и пространство в качестве всеобщих форм существования.

Предельным мировоззренческим понятием является открытый, безначально-бесконечный мир. Это понятие допускает и даже предполагает бесконечность неизвестных нам сущностных основ мира, скрытых пока за понятиями материи и антиматерии, бесконечности вселенных и их качественного разнообразия. И не допускает перенесения представления об этих и любых других частных проявлениях мира на мир в целом. Целое в данном случае - это нечто законченное, системное образование.

О мире ничего кроме того, что он открыт и в этом смысле безначально-бесконечен, сказать нельзя.

Такое представление о мире - тоже, конечно, лишь гипотеза, но ее бесспорное преимущество в том, что она исключает нарциссизм человека и превращение понятий о мире, соответствующих достигнутому уровню его познавательной способности, в завершенную конструкцию, их абсолютизацию. "Окошечко в мир", о котором писал И. Пригожин, оказывается в этом случае еще меньше. Но это не исключает, а предполагает оптимизм в смысле реальной оценки человеком своих возможностей, определения своего места в мире, сосредоточивая внимание на развитии человеческого в человеке, на первостепенной важности совершенствования его познавательных способностей и приращения разумности.

5.5. Хаос и порядок как характеристики бесконечности

Представление об исходной упорядоченности вырабатывалось веками.

105

По представлениям древних греков, исходным является хаос, открытая, зияющая пропасть. Это - неупорядоченность, бесформенность, бессистемность. В древнегреческой космогонии это первовещество, из которого возник упорядоченный мир, - Космос. Первоначально Космос мыслился как упорядоченное единство (в противоположность хаосу). Впервые мир назвал Космосом в западной философии Пифагор, обративший внимание на царящий в нем порядок и гармонию.

Итак, первовещество, как его ни понимай: то ли как нечто предшествующее материи, то ли как саму материю, - представляется как хаос, из которого возник порядок (космос). Другими словами, в этом случае как хаос, так и порядок являются формами проявления материи.

В соответствии с современным мономатериализмом материя является единственной основой мироздания, хаос - ее изначальным проявлением, а порядок представляет собой лишь тенденцию хаоса. Это так же далеко от истины, как и предположение древних, ибо однозначно сводит исходную субстанцию к материи. Если бы хаос как форма реализации материальности мира предшествовал порядку и существовал самое незначительное время самостоятельно, материя в тот самый момент аннигилировала бы, поскольку исходное соотношение между материей и антиматерией и есть тот порядок, который является исходным миропроявлением наряду с хаосом.

Переход от понятия упорядоченности, относящегося к качественно определенной области, к универсальному философскому понятию совершается путем отвлечения от определенных способов (типов, классов) упорядоченности и через формирование понятия "упорядоченности вообще".

Тот факт, что объективное содержание понятия "упорядоченности вообще" не может быть эффективно математизировано, так как средства математики могут выражать лишь конкретные виды упорядоченности, не является аргументом в пользу отрицания упорядоченности. Больше того, есть все основания предположить, что упорядоченность наряду с хаосом относится к числу предельных мировоззренческих понятий открытого мира.

Проблема хаоса и порядка, вернее, их соотношения в объективном природном процессе, не может быть решена в рамках мономатериализма, поскольку материальностью содержание сущностных основ мира раз и навсегда ограничено быть не может. Не может быть решена эта проблема и в рамках моноидеализма, поскольку его предельная мировоззренческая позиция сводится к сотворению мира и относится не к знанию, а к вере.

106

Больше того, и тот и другой субстанциональные подходы и выражающие их исходная системность, замкнутость, закрытость, являются отживающими способами миропонимания.

Если мир вечен и бесконечен, то превращение, сохранение и рассеивание энергии, несмотря на это, характеризуют его как закрытую систему.

Как понятие закрытости систем связано в конечном счете с гравитацией как силовым взаимодействием, так и понятие открытости должно опираться на подобного рода центральный факт, которым является понятие информации, выражающее открытость мира и миропроявление как несиловое взаимодействие.

Перспектива, на наш взгляд, связана с исходной открытостью мира и миропроявлением как предельными мировоззренческими категориями, выражающими современный уровень постнеклассической науки и ее интеграции с другими способами постижения человеком мира.

5.6. Бесконечность как проблема естествознания и философии

Г. И. Наан считает, что у вселенной есть некая объективная черта, свойство, особенность, атрибут, называемый реальной бесконечностью. "Те бесконечности, которыми оперирует математика, точнее естествознание, философия, суть научные абстракции, отражающие в нашем сознании эту единую объективную реальность с неисчерпаемым множеством сторон, аспектов, переходов, проявлений" [1].

"С нашей точки зрения, - пишет В. В. Казютинский, - бесконечность материального мира - это его неисчерпаемость, обусловленная, с одной стороны, несотворимостью и неуничтожимостью материи, бесконечной превращаемостью ее форм, то есть бесконечным многообразием материального мира, и, с другой стороны, неполной адекватностью его отражения и знания" [2]. Здесь проблема из плоскости рассмотрения бесконечности как черты, присущей материальному миру "самому по себе", переносится в плоскость взаимодействия субъекта и объекта в познавательном процессе.

1 Наан Г.И. К проблеме бесконечности //Вопросы философии. - 1965. - № 12. - С. 69.

2 Казютинский В. В. О бесконечности материального мира и бесконечности вселенной. Бесконечность и вселенная. - М., 1969. - С. 229-230.

107

"Философия, - пишет В. В. Казютинский, - не может изучать материальный мир вне и помимо этого взаимодействия, более того, изучение этого взаимодействия является основным ее вопросом" [1]. Таким подходом вся человеческая мысль и ее кваитэссенция - представление человека о Мире и о себе в нем, - загоняются в прокрустово ложе рационализма, а издержки и несовершенство познания конкретного уровня (вплоть до сегодняшнего) возводятся в абсолют и распространяются на познавательный процесс как таковой. Онтология же превращается в проекцию гносеологии.

В. В. Казютинский так обозначил эту проблему: "Проблема бесконечности материального мира - это проблема его неисчерпаемости. Неисчерпаемость является не чертой, присущей материальному миру, а результатом взаимодействия субъекта и объекта познания. Она обусловлена как бесконечным многообразием материального мира, так и неполной адекватностью его отражения в знании. Это - пограничная проблема естествознания, математики и философии [2]. Может показаться странным, что почти за полвека не произошло сколько-нибудь существенного продвижения в философском осмыслении проблемы бесконечности. Однако иного не может и быть при сохранении мономатериализма как мировоззренческого подхода.

В отличие от математики и конкретных наук философия исторически сформировала свое понятие бесконечности под влиянием теологии и поэтому связывала его с Абсолютом-Богом и представляла его как единственно "истинную" бесконечность.

Декарт считал, что понятие бесконечности нужно "сохранить для одного бога" [3].

По Лейбницу, "истинная бесконечность... заключается лишь в абсолютном..." [4].

1 Казютинский В. В. О бесконечности материального мира и бесконечности вселенной. Бесконечность и вселенная. - М., 1969. - С. 230.

2 Там же. - С. 231.

3 См.: Декарт Р. Избранные произведения. - М., 1950. - С. 438.

4 Лейбниц Г. В. Новые опыты о человеческом разуме. - М.-Л., 1936. - С. 140.

108

"Бесконечное в его простом понимании, - пишет Гегель в "Науке логики", - можно рассматривать как новую дефиницию абсолютного..." [1].

1 Гегель Г. В.Ф. Сочинение. - Т. V. - С. 136.

Исходя из своего "превосходства", философия противопоставляет свою "истинную" бесконечность количественной, математической, "дурной", по определению Гегеля, бесконечности.

Однако указанное противопоставление "дурной" математической бесконечности "истинной" философской бесконечности сводит последнюю к аморфному понятию, воплощающему в себе лишь обыденный здравый смысл. А со здравым смыслом, как известно, в таких областях миропостижения, как бесконечное, делать нечего.

И все же философское понятие бесконечности существует и имеет реальное содержание, отличное от научного. Для философии бесконечное - это вовсе не Абсолют, а безграничное, беспредельное и неисчерпаемое.

И хотя это лишь постулат, который не имеет и не может иметь эмпирического подтверждения, без него наше представление о мире не может соответствовать развитию познавательной способности человека, а следовательно, служить ускорителем научного познания.

"С давних пор, - писал Д. Гильберт, - никакой другой вопрос так глубоко не волновал человеческую мысль, как вопрос о бесконечном; бесконечное действовало на разум столь же побуждающе и плодотворно, как едва ли действовала какая-либо другая идея; однако ни одно другое понятие не нуждается так сильно в разъяснении, как бесконечность".

Этот блестящий пассаж требует, однако корректировки с позиций сегодняшнего видения этой проблемы: "разъяснение" предполагает ясность, как минимум, для самого разъясняющего, а бесконечность относится к такому классу проблем, которые не могут претендовать на эту ясность на любом этапе развития человеческого познания. И в этом как раз и состоит философская значимость проблемы бесконечности.

5.7. Природная упорядоченность, энергия, информация

Исходная природная упорядоченность, равноположенная с хаосом, представляет собой антихаос и никак не может быть его производной.

109

Как проявление открытости каждый конкретный уровень упорядоченности имеет временный характер: она или деградирует в хаотическое состояние, или становится более высокой формой упорядоченности. На микро- и мега-уровнях конкретная упорядоченность существует миллионные доли секунды и миллиарды лет, что трудно схватывается человеческим воображением, как объективная реальность, и поэтому представляется как исходная и постоянная закрытость, как исходная природная системность.

Чем глубже человек проникает в сущностные основы мира, тем более подвижными для него становятся границы закрытости, тем в более приближенном к объективной реальности виде предстают миропроявление, необратимость, упорядоченность. Причем упорядоченность любого более конкретного уровня рассматривается как проявление исходной упорядоченности, равноположенной с хаосом. Самоорганизация реализуется лишь в рамках конечности, закрытости, замкнутости, системной ограниченности вплоть до вселенной как метасистемы.

Если самоорганизацию представить как реализацию открытости мира, то пришлось бы упорядоченность субстанционального уровня ("самоорганизацию материи") сделать предельной мировоззренческой категорией, то есть вернуться к мономатериализму в том его виде, когда он благополучно обходился без самоорганизации. Конечность материи и материальность мира на микроуровне это возможность сохранения материей своей вещественной определенности лишь до предела, определяемого скоростью света.

На мегауровне конечность материи - это понятие метасистемы метасистем. А что же за этой конечностью? Почему и из чего появилась материя? В качестве попытки решить проблему появилась теория "Большого Взрыва", концепция появления материи из "ничто", пространственный и временной варианты происхождения материи. Их неубедительность была обоснована ранее.

Принципиально иной мировоззренческий подход связан с открытым миром. Сущностные основы мира в этом случае безграничны, не говоря уже о том, что не сводятся к его материальности. Не "порядок из хаоса", а порядок и хаос как исходное миропроявление - основа нового миропонимания, связанная с углублением представления о сущностных основах мира.

110

По мере развития познавательной способности человека меняется его представление о мире, о конкретных видах природной упорядоченности. Наиболее ярким примером за последние 300 лет является развитие представления человека о внешнем мире, начиная с геоцентризма, за которым последовал гелиоцентризм, понятие о галактике как Солнечной системе, затем объединение уже в XX веке последней со "звездным миром" в понятие метагалактики - нашей вселенной, затем появление теории других вселенных, множества вселенных, ансамбля вселенных и, наконец, миллиардов вселенных. Несмотря на исключительную грандиозность, все эти изменения рассматривались внутри мономатериализма и системности, то есть неизменного мировоззрения.

И. Пригожин и И. Стенгерс пишут: "Порядок и хаос связаны между собой сложными отношениями: упорядоченные... режимы чередутся с хаотическими... Во многих случаях довольно трудно провести четкую границу между такими понятиями, как "хаос" и "порядок"... Какой бы конкретный смысл мы ни вкладывали в термины "порядок" и "хаос", ясно, что в некоторых случаях последовательность бифуркаций приводит к необратимой эволюции, и детерминированность характеристических частот порождает все большую случайность, обусловленную огромным числом частот, участвующих в процессе" [1].

"...Вблизи бифуркаций основную роль играют флуктуации... В интервалах между бифуркациями доминируют детерминистические аспекты" [2].

1 Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. - М., 1986. - С. 241.

2 Там же. - С. 234.

Если самоорганизация является единством детерминистических и индетерминистических процессов, случайности и необходимости, порядка и хаоса, то она и есть системообразующая основа понятия материи. Больше того, материя, кроме вещественности, не имеет тогда содержания, отличного от самоорганизации.

Однако объяснить в пределах мономатериализма, почему происходит самоорганизация и развитие инертной, косной материи, представляется невозможным ввиду отсутствия в ее пределах противоположности, являющейся источником развития. Самоорганизация материи, таким образом, является не более, чем декларацией.

Предельность материи как сущностной основы мира, открытие антиматерии и информации как нематериальной сущности позволяет представить основы мира принципиально иным образом в их бесконечном множестве и разнообразии.

Человек всегда пытался найти источник природной упорядоченности и ее движущую силу: мировой дух, мировой разум - в философии, Бога - в вере. Выделение науки в самостоятельный способ постижения человеком мира резко изменило ситуацию: человек стал видеть упорядочивающую силу (в том числе и по отношению к самой природе) в самом себе, в познании законов природы и ее покорении на этой основе. Этот нарциссизм питал человеческую гордыню до тех пор, пока мир не был поставлен перед лицом катастрофы, а человечество - на грань самоуничтожения. Это свидетельствует, что действительная упорядоченность должна иметь принципиально иные, не субъективные, а объективные корни. Они заложены в самих основах мира и могут реализоваться лишь как объективная реальность.

Информация, как содержание, получаемое нами извне и не являющееся ни материей, ни энергией, представляет одну из первых известных нам нематериальных природных сущностей. Информация выражает и транслирует природные различия и разнообразие самых различных сущностных основ мира.

Миропроявление реализуется через информацию. Лишь получая и перерабатывая информацию, идущую от вселенной, мы можем получать и объективное представление о сути процессов, происходящих на уровне более частных систем. В. И. Вернадский в статье "Два синтеза" писал, что явления "жизни и мертвой природы" являются проявлениями единого процесса. Для понимания единства живого и неживого уравнения Э. Шредингера подготовили математическую основу, эволюционная теория Дарвина - биологическую, неравновесная термодинамика - физическую.

Открытие информации выявило единую информационную природу неорганического и органического, неживого и живого, материальной природы и человека, скрепило их единым стержнем. В этой связи Н. Винер констатировал, что "передаваемая рядом сигналов информация является мерой организации". Это содержание выражает связи и отношения материального мира, но "информация не есть ни материя, ни энергия" [1].

112

Энергия, как и материя, таким стержнем являться не может, так как она относится к самому понятию материи и материальности мира как одно из его важнейших проявлений. Информация представляет собой свойство природы (но не материи!).

Информация в этом смысле отличается от знания как порождения человеческого интеллекта. Интеллект не только порождает знания, но и обеспечивает их целенаправленное использование в процессе жизнедеятельности. Кроме того, знания сочетаются и с такими "параметрами" функционирования человеческого интеллекта, как воображение, интуиция, воля, эмоции, экзистенциалы и пр. Уже по этой причине знание оказывается величиной многомерной и многообразной, но субъективной. Выделяют научные, теоретические, практические, эмпирические, художественные и другие виды знаний. Знание, однако, неотделимо от информации и строится на основе ее как природного свойства.

Французский ученый Р. Пассе считает, что "информация пришла на смену энергии в качестве основной движущей силы развития. В период неолита человечество вступило в энергетическую эру; кочевые общины собирателей, охотников, рыбаков, оседая на земле для того, чтобы заниматься сельским хозяйством и скотоводством, начали систематически использовать ее в качестве накопителя и преобразователя солнечной энергии. Все последующие великие революции человечества были революциями энергетическими. Сегодня мы подошли к моменту, когда движущая сила развития перемещается из энергетической сферы в сферу информации. Это гигантская революция, которую я готов сопоставить с революцией неолитической" [2].

1 Винер Н. Кибернетика. - М., 1964. - С. 34.

2 Мировая экономика и международные отношения. - 1989. - № 2. - С. 61-62.

Выделение больших эпох в становлении человека, одна из которых связана с энергией, другая - с информацией, - позволяет в соответствии с ними характеризовать и человека как энергетического и человека информационного.

Энергия занимает центральное место в классической динамике. Понятие энергии в современном смысле было введено в науку после того, как Джоуль обнаружил, что связь между выделением и поглощением тепла, электричеством, магнетизмом, протеканием химических реакций, а также между биологическими объектами носит характер чего-то общего, его сохранения и превращения. Эта величина в последующем стала называться энергией.

113

Энергия (греч. energeia - деятельность). У Аристотеля наряду с энтелехией она означает актуальную действительность, отличную от потенциальной возможности. Энергия в современном понимании представляет собой общую меру различных форм материальных взаимодействий: механического, теплового, электромагнитного, химического, ядерного, гравитационного. При переходе энергии из одной формы в другую ее общее количество не меняется, что получило название закона сохранения энергии. Последний в последующем был развит в закон энергии-массы, согласно которому энергия превращается в массу и, наоборот, по формуле: энергия равна массе, умноженной на квадрат скорости света: Е = mс в квадрате. 1 кг массы соответствует энергии в 25 миллиардов КВт/час.

В квантовой физике энергия является также первичным понятием. Она квантуется, проявляется порциями, в виде излучения, когда система переходит из одного состояния в другое. М. Планк выдвинул гипотезу о том, что обмен энергией между веществом и излучением происходит дискретными порциями, пропорционально универсальной постоянной (h), которая служит мерой энергии. Эйнштейн выдвинул радикально новое понятие "волна-частица" и предположил, что свет может быть одновременно и волной, и частицей.

Природная (в том числе солнечная) энергия не превращается непосредственно в энергию человека, а вначале аккумулируется в неких материальных объектах (например, в земле).

Аккумуляция других видов природной энергии - ветра, приливов и отливов и т.д. - требует специальных сооружений (ветряные мельницы, электростанции). В течение последних трехсот лет выделение науки в самостоятельный, а затем и определяющий способ постижения человеком мира открыло новую эру в энергетическом прогрессе. Энергия пара, электричества, наконец, атомная и термоядерная энергия венчали и венчают развитие научного знания от классической механики до неравновесной термодинамики.

114

Если энергия представляет собой "нечто общее", являющееся содержанием различных форм движения материи, то информация, не являющаяся ни материей, ни энергией, не имеет отношения и к формам ее движения. Она исходно открыта, универсальна, общедоступна, а вследствие этого принципиально отлична от энергии. Это связано, прежде всего, с тем, что распространение информации, поскольку она не материальна, не ограничено скоростью света в вакууме и осуществляется моментально.

Именно это свойство информации предполагает возможность нового качества человека на каждом данном отрезке времени. Но это упирается в ограниченность развития познавательной способности, реализацию возможностей человека как субъекта в отношениях с природой, которые осуществляются не просто индивидуальной человеческой особью, а человеком в его общественных связях.

Система экспортирует в окружающую среду энтропию и импортирует негэнтропию, что переводит ее в качественно новое состояние более высокого уровня упорядоченности, называемое диссипативной структурой. Понятие негэнтропии связано с информацией, которая не является лишь дополнительной характеристикой преодоления неупорядоченности, а представляет собой новый (несиловой) тип взаимодействия и самой упорядоченности, в связи с чем она превращается в основной стратегический ресурс общества.

Становится ясным, что бесконечность и открытость мира предполагают его многосущность, в пределе - бесконечность сущностного проявления. Если ограничивать сущностное проявление мира материей и идеей, то понятия бесконечности и открытости мира лишаются содержательного наполнения, ибо такой трактовкой предполагается конечность и закрытость.

Представление о материи как единой и единственной бесконечно разворачивающейся сущности неудовлетворительно прежде всего потому, что чем дальше, тем больше оно не находит практического подтверждения. Так, на микроуровне вещественность элементарных частиц не фиксируется. Конструировать "новое" понятие материи вне вещественности - то же самое, по определению, что и вне материальности.

Из понимания того, что мир безначален и бесконечен, следует, что он не может сводиться к материальности или идеальности, и даже материальному в единстве с идеальным.

115

Бесконечность мира - это в конечном счете и бесконечность его сущностных проявлений, без чего лишается смысла само понятие бесконечности. Материальное и идеальное, как предельные мировоззренческие понятия, связанные с субъективным восприятием человеком мира, идут от его телесности и духовности.

Вырваться за пределы этого представления, выдвинутого еще древними философами Востока и Запада, не удается до настоящего времени, поскольку человек в его общественных связях представлен как венец развития материальной, вещественно-энергетической основы - единственного сущностного проявления мира.

Представление о сущностном многообразии мира на современном уровне развития познавательной способности человека выражается понятием антиматерии.

То, что материя или идея - единственная сущностная основа мира на все времена, - очень примитивное представление. Материальное и идеальное, материя и антиматерия не равнозначные пары. Вторая из них представляет более глубокий мировоззренческий уровень по сравнению с первой.

Бесконечность в конечном счете означает беспредельность проявления сущностных основ мира.

Раздел II

Открытый мир и человек

Человек, как и мир, многосущностен, и познание его как миропроявления безгранично. Открытие информации, как нематериальной и неидеальной новой, неизвестной доселе сущности, позволяет с новых позиций рассматривать происхождение и саму сущность человека.

Однако это не означает, что она может быть этим информационным содержанием ограничена на вечные времена.

Но по сравнению с разумностью, духовной сущностью человека, понятие его информационной сущности - это продвижение на более глубокий и более конкретный уровень.

Представление о том, что разум является свойством и порождением материи, в этом случае непригодно принципиально: информация - это не материя и не энергия, но и не идея в чистом виде, взятая сама по себе вне связи с материей. Поэтому и представление о происхождении человека как эволюции косной, инертной материи в живую, а последней в человека, обладающего новым нематериальным качеством-духовностью, оказывается несостоятельным.

Информационная сущность человека отрицает его единовременное возникновение в "готовом" виде как в результате акта божественного творения, так и в виде эволюции материального в идеальное. В происхождении информационная сущность человека, не отрицая орудийного признака его разумности, фиксируется в появлении и развитии языка.

Языковой признак, в отличие от орудийного, позволяет рассматривать разумность в развитии, с точки зрения ее постоянного приращения. И, что особенно важно, это позволяет рассматривать появление машинных языков с позиций приращения разумности человека, а не устранения его с исторической арены неодушевленным соперником.

117

Орудийный признак в этом случае беспомощен: он дает возможность говорить о происхождении человека, да и то в "готовом" виде, но не дает основы для представления о человеке в развитии.

Выяснение информационной сущности человека, то есть сегодняшнего уровня осознания миропроявления, позволяет прийти к выводу о том, что информация превращается в основной стратегический ресурс общества.

Если раньше эту роль играло использование природной энергии и физических возможностей самого человека, то теперь место энергии занимает информация. Это значит, что от приращения разумности все больше зависит эффективность человеческой деятельности; больше того, она, эта деятельность, ставится в прямую от этого зависимость.

В восприятии, переработке и реализации природной информации - всеобщего языка природы - заключены безграничные возможности человека, как органа ее самосознания и самопознания. Если использование природной энергии ограничено физическими возможностями человека, то возможности человеческого разума безграничны, как и заложенная в информации безграничность природного разнообразия.

Совершенствование ЭВМ, всеобщая компьютеризация и информатизация открывают перед человечеством вдохновляющие перспективы. Однако, подчеркнем еще раз, информацией сущностное содержание человека ограничено быть не может.

Развитие его познавательной способности еще не раз приведет к открытию новых, еще более глубоких и в то же время более конкретных сущностей, которые чем дальше, тем больше будут выходить за пределы современных представлений.

Кроме этого, и скрытые возможности самого человека не ограничиваются возможностями его разума. Это не только рациональное, но и иррациональное, не только трезвый расчет, но и интуиция, не только предельное, но и запредельное видение и т.д.

О последнем пытаются вообще не говорить, поскольку оно не соответствует материализму в сложившемся виде, и объявляют все соответствующие попытки антинаучными. Об этих и сопутствующих проблемах нам предстоит поговорить в последующих разделах.

118

1. Человек как миропроявление и миропонимание

1.1. Миропроявление - активность природы

Миропроявление наиболее полно воплощено в человеке, ибо лишь в нем идеальное начало природы выступает в виде познания, сознания, самосознания, самопознания. С этим связано принципиально новое качество, характеризующее человека, - миропонимание и относительная самостоятельность субъективности и субъективного. Миропонимание никогда в полной мере не может соответствовать миропроявлению, поскольку им принципиально не может быть схвачено все богатство и неисчерпаемость последнего. Однако, поскольку в миропонимании выражается и реализуется идеальное начало природы, можно говорить о самосознании природы посредством человека. Природа в этом случае рассматривается как исходное начало, а человеческий уровень оказывается производным.

Это позволяет исходить из природы в ее объективном смысле, а не из человека в его субъективном качестве.

Только в конце XX века созрели условия для принципиально нового философского, мировоззренческого подхода, исходящего из открытости мира, миропроявления. С миропроявлением связано понятие активности природы.

Она из инертного, косного объекта превращается в активное первоначало. Активность природы нельзя понимать упрощенно, как деятельную активность по аналогии с активностью человека. Эта активность связана с заложенными в основании природы сущностями, в малой мере известными, в большей неизвестными. На уровне сегодняшних научных представлений можно утверждать, что активность природы выражает исходное единство ее материального и идеального начал. Активность природы на мегауровне наблюдаема во взрывах старых и рождении новых галактик, в аннигиляции многомиллиардотонных масс звездной материи в черных дырах и т.д. На макроуровне активность природы проявляется в деятельности человека, в предметной и познавательной сторонах которой реализуются ее материальное и идеальное начала. На микроуровне природная активность - это превращение вещества и энергии. Однако на этом уровне она все больше ускользает от наблюдателя во многом благодаря неплодотворности поиска первичного кирпичика вселенной в материальном или идеальном обличий.

119

Открытость мира, миропроявление, активность природы - однопорядковые явления, ставящие во главу угла природу как единство материального и идеального начал, а не противопоставляющее их и не выводящее одно из другого.

Мировоззренчески миропроявление представляет собой процесс, включающий материальное и идеальное начала на исходном уровне и различные формы реализации этого единства. Человек - одна из таких форм, которой впервые свойственно миропонимание. В дочеловеческих природных формах материальное и идеальное начала реализуются в других формах.

Человек представляет собой природное существо, специфика которого заключается в миропонимании. Поэтому физическая организация человека подчинена его духовности, разумности как качеству, определяющему специфику вида.

1.2. Человек как миропроявление

Сегодня есть все основания для вывода о космическом измерении человека, информационной трактовки его природы. Если признать справедливой попытку генетически трактовать познавательную потребность и соответствующую способность человека (а об этом говорит наличие в геноме человека, так называемых "умных" генов, а также обособление физиологической основы логико-вербального, левополушарного мышления), то это вносит существенную корректировку в понимание человека, выводя его на уровень самопознания природы. Это не "отменяет" понимания природы человека как единства телесности и духовности, но придает этому пониманию принципиально новый смысл, поскольку человек рассматривается как миропроявление, а не как равноположенная с природой самодостаточная сущность.

Поскольку человек появился в ходе эволюции биосферы, а последняя испытывает непосредственное влияние Космоса, личность приставляет собой космопланетарный феномен.

120

До конца XIX в. была общепринятой концепция самозарождения жизни из неживой материи. Л. Пастер высказал предположение о вечности жизни во вселенной (что не относится, однако, непосредственно к планете Земля). В. И. Вернадский сформулировал гипотезу о вечности космической жизни. Современная наука дает основание для вывода о том, что жизнь представляет собой результат естественной эволюции вселенной, что все живое неразрывно связано с космосом.

Выдвинут ряд концепций происхождения земной жизни: нефизического происхождения жизни на основе законов, отличных от законов физики и химии; классической панспермии, направленной панспермии, творческой роли Высшего Разума и т.д.

Существует ряд современных гипотез о происхождении человека в результате взрыва сверхновой звезды, что могло вызвать мутации в клетках мозга некоторых животных или рост самого мозга, что привело к формированию разумных мутантов; в результате естественного отбора среди гоминоидов в условиях экстремального теплового стресса и т.д.

Все эти теории и гипотезы страдают одним существенным недостатком: жизнь и человек в них возникают неэволюционным путем, в готовом, так сказать, виде, больше того, не предполагается и их дальнейшее развитие. Например, нобелевский лауреат Ф. Крик, расшифровавший вместе с Д. Уотсоном код ДНК, считает, что "мыслящее существо (homo sapiens) служит только орудием, упаковкой, неким космобусом для распространяющегося Истинного разума, скрывающегося в разумной и победоносной крупинке рибонуклеиновой кислоты. Это ДНК творит цивилизацию. Наше тело и разум вместе с их физическими и духовными "усилителями" - это только орудия того... зародыша, который имеет задачу овладеть нашей Галактикой или нашей частью Вселенной. А в дальнейшем будущем - встреча с теми, которые его занесли на нашу Землю". Ф. Крик признает, что это фантастическая гипотеза. Тем не менее то, что человек с таким именем в науке позволил себе ее обнародовать, говорит о многом.

Мировоззренческий подход, предполагающий возникновение жизни неэволюционным путем, человека в готовом виде, представляет собой типичный мировоззренческий субъективизм, тождественный философии рационализма. Его несостоятельность заключается в несоответствии объективному природному процессу и его информационному выражению.

121

Субъективное представление о природе как объекте познания предполагает ее как метасистему в развитии, а ее проявления - жизнь и разум в готовом виде, то есть вне развития. Этим отрицаются очевидные факты становления природной основы человека, которые свидетельствуют об их постоянном развитии: смена поколений, а не бессмертие человека, которое вытекает из представления о его "готовости" на уровне происхождения; развитие познавательной способности человека, которое сопровождает весь его исторический путь, что задано на генетическом уровне наличием у человека познавательной потребности. Обучение и воспитание являются средством "образования" каждого приходящего в этот мир нового человека на основе накопленного человечеством опыта путем развития субъективности и коммуникативности. "Образованный" таким образом человек является продуктом всего предшествующего развития человечества, а не готовым homo sapiens.

Наконец, в условиях единой основы жизни и разума земная жизнь и человек как разумное существо представляют уникальное явление во вселенной, что не отрицает возможности внеземных цивилизаций и других проявлений космического Разума (по утвердившейся терминологии), а более точно - идеального начала природы. "Через человека природа познает самое себя" [1].

Об этом свидетельствует и космологический принцип Маха. "Принцип Маха, - пишет И. А. Акчурин, - один из немногих действительно фундаментальных принципов Западного естествознания, которые указывают конкретные пути реализации точными экспериментальными науками нашего времени глубоких, диалектических идей философии Востока о всеобъемлющей мировой гармонии, о совершенно новых принципах детерминации локальных процессов и явлений всей мировой тотальностью, всей космической целостностью" [2].

1 Герасимова И. А. Природа живого и чувственный опыт // Вопросы философии. - 1997. - № 8. - С. 123-124.

2 Акчурин И. А. Концептуальные основания новой - топологической физики. Философия физики элементарных частиц. - М., 1995. - С. 17.

Проблема Всемирного Разума тесно связана с проблемой внеземных цивилизаций. Отсутствие их очевидных проявлений, с чем связывается само наличие вездесущего сознания, ничего не доказывает. Согласно С. Лему, мы можем не замечать присутствия Разума не потому, что его нет, а потому, что "он ведет себя не так, как мы ожидаем".

122

Однако отождествление идеального с сознанием, разумом, смыслом не позволяет выйти на убедительное решение проблемы морфогенеза.

1.3. Биологизация человека и общества - производное мономатериализма и системного подхода

Академик Н. М. Амосов в статье "Мое мировоззрение" [1] попытался по-своему определить такие вечные понятия, как Истина, Разум, Человек, Общество. Что из этого получилось?

1 См.: Вопросы философии. - 1992. - № 6. - С. 50-75.

К сожалению, за пределы мономатериализма и системного подхода его рассуждения не выходят и даже усугубляют материалистическое мировоззрение в направлении евгеники. Он исходит из того, что мир материален. В его рамках создаются и распадаются структуры, которые обмениваются частицами вещества и энергии, что означает усложнение и самоорганизацию. Важнейший этап появление биологических систем. В них циркулируют не только вещество и энергия, но и сигналы, несущие информацию.

В клетке - разум из генов ДНК, сигналы из РНК. В организме - разум из клеток органов регулирования - эндокринной, нервной систем, - организованных по этажному принципу.

Каждая "разумная" система действует в среде, состоящей из систем подобной же, низшей или высшей организации. "Где-то на самом низком уровне, на уровне простейших микроорганизмов, - грань разума. Ниже - только простая физика - частицы и энергия" (выделено мной. - В. Е.). Центральным понятием разума являются модель, система, отражающие разными средствами некий оригинал - другую систему, ее структуру, функции, качества.

123

Итак, разум для Амосова - это генетическая информация, характерная лишь для биологического уровня, которая усложняется на уровне клетки, организма и распространяется на общество. Из этого ясно, что объективной основы на добиологическом уровне разум не имеет, а информация характерна только для субъективного уровня, так как "ниже - простая физика, частицы и энергия". Все элементы разума, по представлению Амосова, материальны и структурны.

Высшим этапом развития разума является "сообщество разумных индивидов", или Коллективный Разум.

Общество, по его представлению, - высшая система, стоящая над человеком. Очень трудно разделить человека и общество, потому что прямые и обратные связи одинаково важны. По мере развития цивилизации вес общества в этой связке возрастает, и человек все более превращается в "элемент" высшей системы. Большинство людей утратило непосредственную связь с природой и не могут выжить в одиночестве. Так же теряли свою независимость и клетки в процессе формирования многоклеточных организмов.

Общество существовало благодаря отношениям "справедливого" обмена. Прогресс выразился в его детализации. Например, сколько труда отдавать за собственность, сколько вождю за руководство и безопасность. Одновременно множились предметы обмена, расширялись его пространство и временные границы. Речь, оружие и собственность увеличивали возможности управления и выживания, возможность реализации властолюбия вождей. Стая превратилась в племя, затем - в народ, в страну, отграниченную от "чужих" своим языком, традициями, идеологией, самоутверждением властителя.

Первая идеология, настроившаяся на стадный инстинкт, выражалась запретами - "табу". Они ограничивали разрушительные для большого сообщества "изобретения" разума: ложь, воровство, убийство. Для укрепления "табу" создавали авторитеты - богов.

Представление о будущем

Естествознанию будет обеспечено неограниченное развитие. Точные науки поглотят психологию и теорию познания, этику и социологию, а следовательно, не останется места для рассуждений о духе, сознании, вселенском Разуме и даже о добре и зле; будет сохраняться несовпадение интересов, продуцируемое эгоизмом и агрессивностью на всех уровнях общественных структур. "Особенно опасными в этом смысле станут бедные страны". Все это оставляет впечатление идеологической шпаргалки Бушу-младшему.

124

Исправление генов зародышевых клеток в соединении с искусственным оплодотворением даст новое направление старой науке - евгенике - улучшению человеческого рода.

Это развернутое изложение мировоззренческой позиции автора.

А вот как он сам формулирует свои основные идеи.

# Мир материален и воспроизводим, включая разум: духовность - тоже его функция.

# Каждое живое существо эгоистично. Принцип удовольствия незыблем.

Природа задала нам программы: "для себя", "для рода", "для вида". Иначе: себе, семье, всем людям. Взрослому программы уже не переделать, можно только рассчитывать разумом, как жить с максимумом приятного.

Чтобы получить больше отдачи за свое доброе отношение к людям, нужно хорошее общество, но биология человека его не допускает: люди слишком жадны, завистливы и ленивы, а лидеры все еще любят власть и агрессивны. Биология выбирает частную собственность. Это является условием благополучного общества. Именно такое общество нужно, хотя оно и далеко от идеалов мира и добра, но реально, и обеспечивает человечеству будущее. Не безоблачное, если учесть недостатки разума и груз инстинктов, но надежное, позволяющее переждать, пока наука евгеника не улучшит человека.

Этот манифест биологизации человека и общества сыграл свою роль в "научном" обосновании рыночных преобразований в России и Украине 90-х гт. XX столетия, в создании общества грабительского капитализма, насаждении бездуховности, бессовестности и бесстыдства, что поставило страну на грань национальной катастрофы.

1.4. Общество как надбиологическая и сверхприродная целостность

Другой крайностью является представление, отрывающее человека и его общественные связи от естественной природы.

125

До последнего времени эксплуатируется представление о том, что "общественные отношения имеют надличностный, надындивидуальный характер. Не индивид с его задатками и склонностями определяет общественные отношения, а, наоборот: человек, рождаясь, застает уже сложившиеся, функционирующие общественные отношения" [1] (выделено мной. - В. Е.).

В качестве примера можно привести изданную в 1999 году хрестоматию, в целом представляющую интересный опыт подготовки бакалавров экономики на модульной (блочной) основе [2]. В этом издании обучаемый жестко ориентируется на мономатериалистический подход, согласно которому эволюция человека завершилась 50 тыс. лет назад, и с тех пор его "поведенческое амплуа" определяется обществом и практически не связано с биологической природой, а раз так, то и с разумом тоже.

"Генетические программы, определяющие поведение животных, фиксируются в молекулах ДНК. Главными же средствами передачи программы, определяющей поведение людей, являются язык (членораздельная речь), показ и пример. Место генетических инструкций занимают нормы, место наследственности в строгом смысле слова - преемственность. В большинстве современных антропологических, этнографических и социальных теорий специфичное для человека нормативно-преемственное программирование поведения называется культурой. Ученые разных направлений сходятся в признании того, что именно культура... играет решающую роль в определении человеческих поступков. Культура же признается исходным отличительным признаком и самого типа сообщества, характерного для homo sapiens.

... Общество - это целостность надбиологическая (выделено мной. - В. Е.) общества в точном смысле слова нет там, где нет культуры, то есть сверхприродной (выделено мной. - В. Е.) нормативно-ценностной системы, регулирующей индивидуальное поведение" [3].

1 Введение в философию. Учебник для вузов. В 2 ч. Ч. 2./ Под общ. ред. И. Т. Фролова. - М.: Политиздат, 1989. - С. 542.

2 Бакалавр экономики: Хрестоматия. Изд.: Триада, 1999.

3 Там же. - С. 362-363.

Таким образом, раз общество и культура являются "надбиологическими" и "сверхприродными" образованиями, то человек и его социальная природа отрываются от биологической, "общество и общественное" представлены как нечто самодостаточное по отношению к человеку.

126

1.5. Становление человека как развитие его естественной природы

Развитие человека проявляется не только в развитии его разума, но и в изменении физиологии. Примером этого может служить последнее достижение американских ученых Джерри Шея и Вудринга Райта из Юго-Западного Медицинского центра Техасского университета, которые в конце 1997 г. открыли способ прекратить старение клетки человека, выделив фермент теломеразу, который управляет этим процессом. Известно, что теломеразный механизм старения клетки еще в 1971 г. был обнаружен нашим соотечественником А. М. Оловниковым..

Или такой факт: после того как в феврале 1997 г. шотландские генетики из Эдинбургского исследовательского института Рослина получили путем клонирования овцу Долли, было доказано, что млекопитающие, к которым относится и "человек разумный", могут размножаться путем точного генетического копирования. В ближайшее время предполагают клонировать человека, что в январе 2001 г. было одобрено палатой лордов Британского парламента.

Безграничные возможности человека в познании природы и в самопознании и свидетельствуют о том, что развитие его мышления, создания, интеллекта не является непосредственной функцией общества.

Более того, общественные отношения и социальные закономерности зримо попадают в прямую зависимость от развития человека. Если указанные и заявленные ранее научные сенсации в ближайшее время найдут свое подтверждение, то это произведет настоящий переворот в мировоззрении людей, в их потребностях, интересах, характере общественных связей.

Одно дело если жизненная позиция человека в конечном счете связана с ограниченностью его существования в этом мире несколькими десятилетиями, и совсем другое, - если эти пределы раздвигаются или даже растворяются. Определяющая роль материального интереса, потребительства и связанного с этим социального эгоизма выглядит в этом случае явным атгавизмом.

Изменения в физиологии человека повлекут за собой и коренные изменения в его психологии, вызовут к жизни иные, преимущественно духовные, потребности и интересы, которые будут реализовывать еще не открывшиеся, а лишь предполагаемые (ныне потенциальные) возможности человека, что дает ему реальную перспективу и позволит не уповать в качестве единственной духовной перспективы на загробное существование.

127

Представление о человеке как неразвивающемся, являющемся продуктом и объектом общественных отношений и действия их закономерностей, лежит в основе всех теоретических и практических концепций, предполагающих путем изменения общества изменить условия жизни и саму сущность человека. Нереальность этих положений связана с упованием на развитие производства и создание на основе его условий для справедливого в той или иной форме распределения материальных благ.

Другими словами, возможность коренных общественных преобразований декларируется вне связи с развитием человека и раскрытием его естественных возможностей. Человек предполагается "готовым", интересы его в основе своей связаны с удовлетворением естественных (животных) потребностей. Все остальное надстраивается над ними и в конечном счете зависимо от них. Уповать на то, что замена или совершенствование тех или иных (а то и всех) социальных институтов изменит сущность человека, - значит впадать в иллюзию.

Развитие человека связано с расшифровкой в рамках науки и других способов постижения мира, соответствующей природной информации. Эта информация в той или иной мере была всегда, но возможности постижения ее человечеством были и остаются ограниченными. Это во-первых. Во-вторых, каждый шаг в освоении природной информации является и шагом в развитии человека, а не только наших о нем представлений, поскольку со степенью ее освоения связано реальное место человека в мире и в обществе, его отношение к природе, к себе и подобным и т.д.

"Готового" человека нет, как не может быть о нем и "готового" представления, что было бы равнозначно окончательному постижению природы и ее закономерностей. Постижение природы и человека - это взаимосвязанный процесс, неотделимый от их постоянного становления, развития. И именно изменение естественной природы человека, означающее в исходном смысле его становление, развитие, лежит в основе общественного развития и общественных преобразований.

128

Однако необходимо иметь в виду, что такие новации, как клонирование, кроме позитивного начала, имеют едва ли не большее негативное. Во-первых, критики дружно говорят о нарушении в этом случае биоэтнических норм. Что ж, в этом есть резон, хотя нужно иметь в виду, что это нормы сегодняшние, и с их позиций нельзя безоговорочно определить перспективность тех или иных теоретических схем и практических действий. Во-вторых, что более существенно, генетическому копированию можно подвергнуть опять же лишь современного человека, то есть придется увековечить его сегодняшнюю ограниченность и ущербность. Вряд ли это явится вдохновляющей перспективой для человечества.

Но если подходить к клонированию не с глобальных позиций нового способа размножения людей, а с позиций генетического улучшения потомства, борьбы с заболеваниями, наконец, продления жизни человека, то клонирование можно использовать не во вред, а во благо человечества. Этот подход исходит из развития человека, и если направить управляющее воздействие, то в точке бифуркации можно ожидать, что дальнейшее развитие будет осуществляться в перспективном направлении.

Известно, что многие видные ученые и философы прогресс науки в XXI веке связывают с выходом биологии на позиции научного лидера. Думается, что это в первую очередь связано с тем, что необходимость доказать изменение, развитие естественной природы человека, подготовленная развитием физики и ряда других естественных и общественных наук, превратилась в первоочередную задачу.

В этой связи И. П. Меркулов пишет: "Сейчас становится все более ясным, что человеческая способность извлекать и обрабатывать когнитивную информацию генетически детерминирована. ...Связь генов с культурой осуществляется опосредованно в сочетании с обратной связью от культуры к генам. Культура и культурные феномены формируют специфические когнитивные механизмы, хотя эти механизмы коренятся в программах развития нервной системы" [1].

1 См.: Вопросы философии. - 1997. - № 10. - С. 142.

Э. Эзер считает, что наш познавательный аппарат обусловлен не только органическо-генетической эволюцией,

129

но также молекулярно-химической и физико-космологической эволюцией, что мы несем в себе также космологическую информацию, к которой мы не имеем, однако, прямого доступа. Информация, идущая от открытого мира, включая генетическую, представляет собой миро-проявление. Реализуя природное идеальное начало через познание, сознание, мышление, человек открыт окружающей его среде, то есть непосредственно осуществляет свое познавательное предназначение.

Значит, новое общественное устройство будет представлять собой не трансформацию известных порядков, а их принципиально новое качество, являющееся по сравнению с трудовой деятельностью иным типом активности, отличающимся значительными элементами творчества. Это может произойти в массовом масштабе тогда, когда "если не все, то по крайне мере большинство людей станут более креативными в своих действиях, чем они являются сегодня" [1].

1 Hage Powers Ch. H. Post Jdustrial Lives: Roles and Relationships intherest. - Century. Newbury Park, (Ca). - 1992. - P. 72.

Информационный подход к человеку, предполагающий постоянное развитие его естественной природы и "приращение разумности", представляет ядро современной естественнонаучной и социальной парадигмы.

Исходя из требований постнеклассической науки, целью современного общества должны стать развитие человека, его продолжающееся становление и образование в самом широком смысле. Оно должно создавать условия для раскрытия нереализованных интеллектуальных возможностей человека, мобилизации резервов его мозга, психики, мышления, развития познавательной способности, творческого потенциала, креативности, разнообразных проявлений духовности, нравственного и физического здоровья. Это будет способствовать реализации информационной природы человека и тем самым становлению информационного общества.

130

1.6. Расшифровка наследственного кода - подтверждение информационной природы человека

В начале 2000 г. обнародовано сообщение об открытии, которое не оставляет никаких сомнений в информационной природе человека, в том, что "человек информационный" не только теоретически, но и практически уже в принципе состоялся. Международный проект "Геном человека" и частная американская корпорация "Celera" объявили, что практически расшифровали наследственный код, занесенный в человеческие гены. Открытие уже причислили к одному из величайших в человеческой истории.

В проекте расшифровки генома участвовали ученые двадцати стран, в том числе России. Удалось распознать "зоны ответственности" пятидесяти тысяч генов и картировать 97 процентов генетического кода, то есть систематизировать около 3 миллиардов единиц генетической информации.

Черновой вариант секвенса (последовательности всех генов) завершен. Каждая точка на спирали ДНК определена не менее трех раз. При этом возможна одна ошибка на 1000 нуклеотидных пар. "Чистовой" вариант генома будет готов к 2003 году, число ошибок в нем сократится в 10 раз.

Природа закодировала в ДНК инструкции о том, как клеткам выживать, как реагировать на внешние воздействия, как должно происходить развитие тела, как стареет организм, как предотвратить поломки частей клеток, и множество других сведений.

Оптимисты считают, что теперь можно будет лечить ранее неизлечимые болезни - все без исключения. Что от человечества отступится сама смерть и homo sapiens обретет бессмертие. Пессимисты опасаются последствий открытия, того, что оно может причинить большее зло, чем благо, предоставив возможность избранным манипулировать человеческой природой.

Думается, что первыми берется завышенная планка, а вторые этой планки не хотят видеть вообще.

Несомненно одно: в ближайшей перспективе возможно улучшение физических возможностей и расширение резервов мозга человека.

А это меняет коренным образом не только научные представления, но и наше миропонимание.

В этом случае, едва ли не впервые в практике великих открытий, реализуется принцип общедоступности информации, выражающий ее природу.

Руководители проекта заявили, что патентоваться ни геном в целом, ни его отдельные части, не будут и что информация будет распространяться совершенно свободно.

131

Показательно, что решение проблемы жизни, связанное с установлением связи между генетическим кодом и информацией, было намечено еще в 1944 г. Эрвином Шредингером в работе "Что есть жизнь".

1.7. "Генетическая революция" и проблема бессмертия человека

Из расшифровки генома делается много выводов, вплоть до обещания человеку бессмертия.

Показательно, что об этом говорят не только падкие на сенсацию журналисты и околонаучные прорицатели, но и видные специалисты и даже авторитетные научные учреждения.

В этой связи показательно, что еще в 1997 году на заседании президиума Российской академии медицинских наук академик Ю. Лопухин заявил: "XXI станет веком не атома, а гена. Терапия, лечение самого гена позволяют теоретически ставить вопрос не только о продлении жизни людей, но и о принципиальной возможности достижения их бессмертия..." [1].

1 Веста медицины. - 1997. - № 10-12.

Понятна заинтересованность каждого из землян в такой перспективе. Более 99,9% всего времени своего существования на Земле люди существовали с продолжительностью жизни в 30 лет и меньше. Значительно увеличить ее удалось только за последнее столетие: с 45 в 1900 году до 75 лет в 2000-м. Даже при идеальных условиях "запас прочности" человеческого организма рассчитан не более чем на 125 лет.

Поэтому все религии мира для преодоления чувства обреченности обещают человеку то ли загробную жизнь, то ли второе рождение...

А тут сама наука всем своим авторитетом обещает удовлетворить желание людей жить вечно!

Не означает ли это сближения целей науки и религии, причем в главном, что раньше их разъединяло? В этом нет в конечном счете ничего выходящего за рамки исторически уже известного, хотя и краткосрочного, совпадения взглядов науки и религии. Да и сами ученые и богослужи-тели часто выступали в одном лице. Вызывает удивление другое: а где же позиция философии? Не с ее ли нынешним кризисным состоянием связано отсутствие четкой мировоззренческой позиции ученых? Ни мономатериализм, ни моноидеализм, ни дуализм не могут служить искомой мировоззренческой основой.

132

На наш взгляд, мировоззренческое решение проблемы связано с информационной трактовкой природы человека. Прежде всего это означает генетическую основу его потребностей, которые группируются вокруг видового признака человека - его разумности. Ему соответствует в качестве системообразующей потребности познавательная, вытекающая из его природного предназначения - самопознания природы. С познавательной потребностью связана познавательная способность человека, которая является показателем уровня развития разумности и ее приращения. Именно поэтому вокруг познавательной потребности формируются все остальные, обеспечивающие выживание человека (потребности в пище, одежде, жилье), а также направленные на приращение разумности человека.

Последнее связано с совершенствованием всего организма как средством развития познавательной способности. Для этого необходимо постоянное "обновление крови" всего человечества. Это достигается сменой поколений, что также заложено генетически.

С этим связано и разделение людей по половому признаку. Потребность в половом общении отражает прежде всего этот факт как природное предназначение полов. Именно в силу этого половая любовь имеет столь высокий смысл. Бессмертие разрушило бы всю эту мудрую конструкцию, генетически запрограммированную природой. А это привело бы человечество к катастрофе, поскольку стагнировало бы теперешнее состояние и обрекло на вечное существование поколение, которое, как и все предыдущие, не имеет источников развития, кроме смены поколений, а его нынешнее несовершенство не смогло бы "породить" или "открыть" принципиально новые источники.

Более того, попытки методами генной инженерии решать проблемы бессмертия являются проявлением нарциссизма человека, нашедшего свое выражение и обоснование в философии рационализма, выносящей человека как самодостаточную сущность за пределы природы и ставящей его в положение ее хозяина и покорителя.

133

2. Эволюционные теории и проблема "готового" человека

2.1. Происхождение живого из неживого как логическое следствие мономатериализма

С противопоставлением материального и идеального связано их понимание как объективной и субъективной реальности. "Если материальное означает объективную реальность, то тогда идеальное должно означать субъективную реальность" [1].

Но даже такой подход некоторым особо ортодоксальным сторонникам мономатериалистического подхода кажется отступлением от философского материализма [2]. Все это свидетельствует о тупиковом характере мономатериализма, как и моноидеализма.

1 Дубровский Д. И. Категория идеального и ее соотношение с понятиями индивидуального и обшественного сознания // Вопросы философии - 1988. - № 11. - С. 15.

2 См.: Вестник Московского ун-та. Сер.7. Философия. - 1999. - № 1 - С. 21-37

Противоположность материального и идеального обычно описывается множественностью терминов, что свидетельствует о ее условности как исходного принципа формирования мировоззренческих основ.

Ряд, который выстраивается на основе такой исходной посылки: материальное - природа, физическое, объективное; идеальное - сознание, мышление, психическое, духовное, субъективное. Такое многообразие обозначений одного и того же означает существенность лишь противопоставления и малосущественность оттенков, а это свидетельствует об ограниченности, а по большому счету и неправомерности подхода, обязательно выводящего одно из другого (идеальное из материального и наоборот).

Ю. Г. Волков и В. С. Поликарпов утверждают, что "биология установила естественные условия происхождения жизни из неживой материи (выделено мной. - В. Е.) (даже удалось воспроизвести биогенез экспериментальным путем в лаборатории" [3]. В этом случае, судя по всему, разделяемое указанными авторами понимание человека как высшей ступени развития материи приняло бы вид понимания че-ловека как высшей ступени развития неживой материи.

3 Волков Ю. Г., Поликарпов В. С. Человек // Энциклопедический словарь. - М., 1999. - С. 53.

134

Из этого следует, что неживая материя является всеобъемлющим и единственным содержанием сущностных основ мира.

Поэтому указанное "достижение" биологии вызывает большое сомнение, даже если принять во внимание ссылку на экспериментальное подтверждение.

Если бы неживая материя обладала самодостаточностью, то не было бы оснований и для понятий "космического Разума", "океана мыслящей плазмы", "разумной плесени", космических или природных оснований всего живого, в том числе оснований и разумного, и многих других понятий, которыми оперируют указанные авторы.

2.2. "Искусственная жизнь" и "искусственный интеллект"

Современное решение проблемы жизни связано с установлением связей между генетическим кодом и теорией информации. Еще в 1944 г. в работе, озаглавленной "Что есть жизнь?", Эрвин Шредингер писал о том, что жизнь это борьба организма с распадом (максимальной энтропией) путем поглощения негативной информации из окружающей среды. Гены описывались им как центры, хранящие негативную информацию. Это давало возможность анализировать проблемы генетики с точки зрения теории информации и кибернетики.

Самая великая загадка для человечества - жизнь, и еще больше - жизнь разумная. Эта загадка принципиально неразрешима, но не исключает усилий человека по пути ее решения. Важнейшее направление познания жизни и человека - поиски жизни в Космосе. Жизнь существует если не в рамках нашей, то в других вселенных, но, что не исключено, и даже скорее всего, в других, неизвестных нам формах.

"Еще немного - и человек сможет обойтись без самого себя" [1]. К этому сводится футурологический прогноз кибернетических романтиков. В этом случае удачные эксперименты по непосредственному соединению мозга человека с компьютером пытаются немедленно представить как создание искусственного интеллекта, способного заменить в недалекой перспективе интеллект человека. Так, профессор кибернетики университета Рединга (Великобри-1 Кибернетический романтизм тождествен научному абсолютизму и технологическому детерминизму.

135

тания) Кевин Уорвик считает, что уже через пять лет появятся роботы с интеллектом кошки, а через 10-15 лет роботы превзойдут человека. "Мозг улитки, - пишет он, - содержит от 50 до 100 нейронов, пчелы - 10 тысяч, собаки - 10 млн., человека - 100 млрд. У моих роботов - 50 эквивалентных нейронов, у персонального компьютера - 10 тыс. Через 5 лет нейронный эквивалент ПК составит 10 млн. в том же объеме и при том же энергопотреблении, что и сегодня. Как только появится первая машина с интеллектом, близким по мощности к человеческому, у нас уже не будет возможности ее выключить. Бомба с часовым механизмом начнет отсчитывать последние минуты господства человечества. И тогда мы уже не сможем остановить наступление машин" (выделено мной. - В. Е.). При этом не учитывается то, что машина действительно играет важнейшую роль в приращении знания, но абсолютно беспомощна в приращении разума, который она может конструировать лишь на манер человеческого.

Многие солидные ученые, такие, как академики А. Н. Колмогоров и С. Л. Соболев, в 60-е гг. XX в. утверждали, что кибернетические автоматы могут воспроизводить все виды человеческой активности, включая эмоции. И это находилось в рамках традиционного материалистического монизма.

Развитие кибернетики в последующие годы показало значительный спад эйфории по поводу создания искусственного интеллекта, привело к преобладанию умеренных подходов в теории информации.

В итоге ученые пришли к выводу, что создание искусственного интеллекта было бы великим научным событием; если же будет доказана его принципиальная невозможность, - это будет иметь значение, по важности сходное с доказательством невозможности вечного двигателя.

Существо проблемы упирается в решение вопроса о природе информации. Норберт Винер считал, что "информация - это не материя или энергия", это просто "информация" [1]. У. Р. Эшби также предостерегал от попыток рассматривать информацию как материальную вещь, которая может содержаться в другой вещи [2].

1 Винер Н. Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине. М., 1968.

2 Эшби У. Р. Введение в кибернетику. - М., 1959. - С. 216.

Этим вопрос о природе информации переносится в плоскость нематериальной природной сущности.

136

2.3. Эволюционная теория

Подход к человеку с позиций его информационной сущности и соответствующей перспективы породил и специфически информационную ретроспективу. Последняя, однако, не должна отрицать эволюционной теории, которая за последние 100 лет действительно постарела, но пока не утратила своей научной жизнеспособности.

Исключение составляет фазовый переход от неживого к живому и от живого к разумному. Но это показатель общего состояния науки, а не только неспособности решения в ее рамках этой конкретной проблемы. Не следует отбрасывать любые хотя бы относительно верифицируемые теории происхождения человека при появлении новых, перспективных идей и теорий.

Проблема фазовых переходов ждет своего решения в рамках постнеклассической науки, а направление этого решения, которое связывают с теорией самоорганизации, пока не продвинуло решение проблемы происхождения человека, как и многих других, за пределы достижений эмпирических наук и тоже находится в состоянии гипотезы.

В современных взглядах на проблему происхождения человека можно выделить две точки зрения. Одна из них связана с единовременным появлением готового человека разумного современного типа (homo sapiens). Родовая организация является первой наиболее древней формой общества. Вся предшествовавшая этому история - есть история превращения обезьяны в человека. Изготовление орудий деятельности в этом случае не принимается в качестве решающего признака, выделяющего человека из животного мира. Такой подход уводит от главного - формирования познавательной способности человека.

Согласно второй, - конституирующим признаком человека является орудийная деятельность, материализующая человеческое познание, которое, однако, имеет в этом случае чисто субъективную природу.

Современная эволюционная теория представляет интерес с позиций развития верифицируемых представлений о происхождении человека.

137

"От своих предков - обезьяноподобных существ - первобытные люди унаследовали жизненно необходимые духовные и телесные навыки поисков, захвата и ручной обработки предметов. Кроме того, они с самого начала должны были обладать совершенно исключительной способностью познания, происшедшей от более обобщенного, чем у большинства крупных млекопитающих, типа добывания средств существования с присущим первобытным людям специфическим телосложением и привычками. Эта была комбинированная способность рук и глаз совместно со способностью познавать, которая сделала возможным использование орудий: сначала случайно подобранных, затем специально отобранных и приспособленных для работы камня или палки" [1].

Орудийный признак раздвигает исторические границы существования людей и их сообществ, между "последней" обезьяной и "первым" человеком пролегал глубокий качественный рубеж, который до сих пор не познан наукой.

Сущность человека как органа самосознания природы - познавательная, а не просто деятельная сущность. С этих позиций все остальные личностные качества человека группируются вокруг познавательного начала деятельности. И анализ деятельности, прежде всего исторический, сводится к появлению и развитию познавательной способности человека, которая закрепляется в орудиях труда, в связи с чем орудийная деятельность большинством ученых считается конституирующим признаком человека. В конце прошлого века считалось доказанным, что человек и человеческое общество возникли примерно 40 тыс. лет назад [2].

1 Бернал Дж. Наука в истории общества. - М., 1956. - С. 43.

2 Следует иметь в виду, что недостаток исторического материала еще совсем недавно не позволял более широко посмотреть на историю развития человека и общества. "О первоначальной истории человечества нам совершенно ничего неизвестно, ровно так же, каку нас нет никаких сведений о той форме, которая послужила переходом между высшими животными и человеком". (Бернштейн Эд. Экономическая эволюция. - СПб., Невский проспект. - № 40. - С. 6). Энгельс подчеркивал, что "В 1847 году предыстория общества, общественная организация, предшествовавшая всей писаной истории, почти совсем еще не была известна" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 4. - С. 424).

Это в значительной своей части совпадает с периодом писанной истории, что обусловило подход к нему с мерками современного общества и связано с определяющей ролью материального производства. Однако в последние десятилетия появились веские основания для того, чтобы указанное представление было пересмотрено.

138

Современные данные о происхождении человека и че-ловеческого общества связаны с достижениями таких наук, как физика, химия, история, археология, антропология, этнография, биология, социология, психология и др. Применение калий-аргонового, фторового, радий-карбонового и других методов позволило с достаточной точностью определять возраст находок, которым миллионы лет.

Археологические и палеоантропологические открытия последних десятилетий расширили временной период антропогенеза примерно в 10 раз, с 350-500 тыс. лет до 3 млн. лет. Раскопки в Олдувайском ущелье в Танзании, приведшие к открытию останков "человека умелого" - homo habilis вместе с остатками примитивных орудий, - показали, что древнейшим обезьяноподобным существом, изготовлявшим каменные орудия, был не питекантроп, живший около 350-500 тысяч лет назад, а восточно-африканский "человек умелый". Эта дата удлинила процесс антропогенеза более чем втрое, но она оказалась не окончательной. Помимо открытия в Олдувае, в Эфиопии и Кении были обнаружены ископаемые формы человекообразных обезьян (зинджантроп), датировка которых колеблется в пределах 2,5-5 млн. лет.

Исключительная сложность проблемы происхождения и становления человека и человеческого общества обусловила значительные расхождения во взглядах ученых как в определении границ этого процесса, так и в понимании его содержания. Одни связывают начало этого процесса с появлением рамопитека (20 млн. лет), другие - австралопитека (5 млн. лет), третьи - "человека умелого" (около 3 млн. лет).

В 1982 году при раскопках в районе Диринг-Юриях, в 140 км от Якутска, были обнаружены каменные орудия, возраст которых определен в 1,8-3,2 млн. лет. Следовательно, можно со всей определенностью допустить, что возникновение человека на Земле происходило не в одном очаге, а одновременно в нескольких: в Экваториальной Африке, почти у Полярного круга и, возможно, в Южной Азии. А если так, если предшественники человека - протогоминиды и гоминиды - обитали на планете не в одном районе, а сразу в нескольких местах, то спрашивается, по какой причине у них всех появляется то новое свойство, которое мы называем разумностью человека? "Homo habilis" хабилисы - были создателями первой из известных на сегодняшний день культур - олдувайской. Однако они еще не имели внешнего вида современного человека, не до конца освоили прямохождение, объем их мозга (от 633 до 800 см в кубе) был меньше, чем у питекантропов, не говоря уже о кроманьонцах.

139

Некоторые специалисты утверждают, что это был человек, логично ссылаясь на орудийную деятельность как его главный признак [1]. Другие же считают, что до появления человека современного типа (неоантропа) существовали не люди, а животные. Следовательно, питекантропы тоже были животными, а их объединения носили чисто биологический характер [2]. В этой позиции критерий орудийной деятельности применительно к древнейшей истории вообще не принимается во внимание.

1 См.: Семенов В. С. Интернационализм и общественный прогресс. Опыт историко-социологического исследования. - М., 1978. - С. 67.

2 См.: Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории: Проблемы палео-психологии. - М.: Мысль, 1974. - С. 104-105; С. 373-379.

Еще одна позиция связана с концепцией "двух скачков", первый из которых был ознаменован началом изготовления орудий, переходом от стадии животных предшественников человека - к стадии формировавшихся людей (питекантропы) (1-1,5 млн. лет назад), а второй - сменой формировавшихся людей (палеоантропов) людьми современного физического типа (неоантропами) - "Homo sapiens" (40-50 тыс. лет назад). Сам человек и его объединения (стадо, орда) представляли собой формирующееся человеческое общество. Большинство исследователей считают, что с появлением неоантропа развитие человека как биологического вида прекратилось и стало безраздельно определяться общественными закономерностями.

Необходимо иметь в виду, что в последнее время получены данные, которые ставят под сомнение эволюционную теорию происхождения человека, по крайней мере в ее нынешнем виде. Недавно профессор С. Табо из Мюнхенского университета и его сотрудники извлекли из останков неандертальца давностью около 30 тыс. лет фрагмент ДНК, и при сравнении с ДНК современного человека убедились в том, что он не имеет с ним ничего общего. Другими словами, оказалось, что неандерталец, который в современной эволюционной теории занимал промежуточное место между питекантропом и кроманьонцем, и был ближайшим предшественником современного человека, не имеет отношения к человеческой ветви.

140

Таким образом, из эволюции человека выпало существенное звено, что говорит о том, что современная материалистическая эволюционная теория по меньшей мере не является законченной, а по большей - вместе с местом, отводимым ею человеческому предку в обезьяньем гнезде на дереве, является столь же спорной, как и различные эволюционные теории идеалистического и религиозного толка.

2.4. Синергия природных начал и эволюция

В рамках классических научных представлений и философии рационализма человек и природа представляют собой разнопорядковые и самодостаточные закрытые системы как члены отношения "субъект-объект". Человек и его сознание рассматриваются как продукт эволюции неорганической неживой природы в живую, которая в конечном счете выделила мыслящее существо - человека. Согласно такому подходу, конституирующий человека признак - Разум связывается только с последним уровнем эволюции, а предшествующие уровни представляются лишенными не только разума, сознания, но и каких-либо их исходных начал в сущностных основах мира.

Понятие природы в этом случае предполагает различные ее уровни как самодостаточные системы, эволюционирующие от исходного (неорганического) к органическому, в конечном счете - к человеческому сознанию. Другими словами, в этом случае материальное и идеальное разводятся как противоположности, не представляют собой их дополнительность и не могут выражать процесса миропроявления как исходного понятия.

Понятие эволюции в этом смысле выражает мировоззренческую позицию, согласно которой идеальное заключено в материальном, сознание - в материи. Этим понятия идеального и сознания лишаются самостоятельного смысла и значения, а сама монистическая мировоззренческая конструкция - логического стержня.

При таком понимании человек является завершением процесса развития, венцом природы. Из такого подхода вытекает представление о завершенности уже в современной науке процесса познания. В качестве крайности можно сослаться на утверждение о том, что "современная нау

14]

ка... смогла создать целостную, притом непротиворечивую картину мира. Все устойчивые элементы природных структур уже познаны. Не исключено, что это последняя из научных картин мира, завершающая в основных чертах его познание" [1]. В этом четко просматривается живой до сих пор мировоззренческий субъективизм, замешанный на крайнем сциентизме.

1 Вопросы философии. - 1997. - № 10. - С. 142.

Термин "эволюция" происходит от латинского evolutio, что означает "развертывание", и имеет самое широкое содержание. Его не следует отождествлять с биологическим понятием эволюции, сложившимся в XIX веке в рамках классической науки. Биологическим системам присуща необратимость, в то время как физические системы описывались классической и неклассической наукой как закрытые и обратимые.

Эволюционную теорию Дарвина нет никаких оснований отрицать и сейчас, что, кстати, широко практикуется, но в то же время нет и оснований считать ее мировоззренческой основой происхождения человека и его сознания, их функционирования и развития. Эволюционная теория являлась достижением передовой естественнонаучной теории XIX-XX веков.

Во второй половине XX века принципы эволюционизма были пересмотрены постнеклассической наукой. И если, согласно классической термодинамике, вследствие накопления энтропии (роста неупорядоченности) закрытая система эволюционирует в ничто, а вселенную в конечном счете ожидает тепловая смерть, то эволюционный смысл, вытекающий из неравновесной термодинамики, противоположен и явно оптимистичен: открытая, находящаяся вдали от равновесия система экспортирует в окружающую среду энтропию и импортирует оттуда свободную энергию, имеющую негэнтропийный характер, что может означать развитие. Эволюция начинается, когда критическая функция толкает сильно неравновесную систему еще дальше от теплового равновесия.

Если система эволюционирует, то одна из множества флуктуации подвергается "нуклеации", то есть быстро распространяется и охватывает всю систему. В этом случае у всей системы появляется новая эволюционная ветвь. "Возмущение, случайное взаимодействие критических флуктуаций и бифуркация таковы ключевые моменты, которые определяют интерактивную динамику, отвечающую за эволюцию сильно неравновесных систем в природе" [1].

142

"Неразумно считать, - пишет Э. Ласло, - что процессы физической, биологической и даже социокультурной эволюции подчиняются принципиально различным законам. Одни и те же фундаментальные законы, функционирующие в качестве природных алгоритмов, могли бы создать интерактивную динамику, на базе которой во Вселенной начала бы строиться сложность" [2]. Это представляется возможным, если природные алгоритмы связать с диссипативными структурами и их усложнением, в том числе и на границах неживого и живого. Но это уже уровень открытости, который предполагает единство материального и идеального на всех ступенях природных превращений.

1 Ласло Э. Основания трансдисциплинарной единой теории // Вопросы философии. - 1997. - № 3. - С. 81.

2 Там же - С. 82.

С этой точки зрения эволюция человека, как и эволюция природы, это бесконечный процесс, вехи которого могут быть установлены только на информационной основе. Решение проблемы эволюции в условиях сегодняшнего дня непосильно для одной науки. Речь идет о необходимости интеграции различных способов постижения мира, различных стилей мышления, языков и методов для решения этой задачи.

Итак, согласно эволюционной теории классического естествознания, простое превращается в сложное, неорганическое - в органическое, неживое - в живое, живое - в человека с его разумом линейным путем, что исключает их общую сущностную мировую основу как противоположность и дополнительность материального и идеального. Перед нами типичная механистическая картина классической науки: одно замкнутое самодостаточное целое эволюционирует в другое, а в конечном счете материя порождает сознание.

Современная эволюционная теория - это теория нелинейных превращений материального и идеального начал природы, непрерывного усложнения диссипативных структур вплоть до сверхсложных систем, одной из которых является человек.

143

2.5. Самоорганизация и эволюция

В вышедшей в 1980 г. книге "Самоорганизующаяся Вселенная: научные и гуманистические следствия возникающей парадигмы эволюции" Эрих Янч пишет, что сегодня жизнь уже не рассматривается как биологическая суперструктура, надстроенная над безжизненной физической реальностью.

Живое и неживое в эволюции человека опосредуются диссипативными, то есть с точки зрения термодинамики неравновесными структурами, существующими за счет обмена веществом и энергией с окружающей средой.

В этих условиях эволюционные процессы характеризуются следующими основными чертами:

а) специфической системной макродинамикой;

б) непрерывным метаболизмом и коэволюцией с окружающей средой;

в) самотрансценденцией, то есть эволюцией самих эволюционных процессов.

Специфика макродинамики в условиях самоорганизации связана с открытостью систем по отношению к среде, их значительной неравновесностью, усилением возникающих в них флуктуации. Эти системы характеризуются самовоспроизведением, самообновлением, сохранением относительной автономии по отношению к окружающей среде, или, употребляя терминологию У. Р. Матураны, - автопоэзисом. Относительный характер автономии систем делает эволюционный процесс непредсказуемым, подобным ветвящемуся дереву решений, в каждой точке которого реализуется акт случайного выбора. Такой выбор фиксируется эволюционной системой так, что она "запоминает" свой путь эволюции. Это говорит о целостности и глобальном характере эволюционного процесса.

Способность к самоорганизации различного рода систем, структур и сред исходит из открытости мира и имеет информационную природу. Движение информационных потоков от общего к частному сообщает всем частным системам свойство открытости, а частичная автономия означает временную упорядоченность на уровне конкретных структур. Это касается как первичных метаболических коммуникаций, древних генетических процессов, так и переноса информации в нейронных структурах, характеризующего мыслительную деятельность самого высокого уровня.

144

Благодаря свойству целостности историческая память эволюционной системы посредством информации как глобального языка природы подключена к опыту глобальной эволюции. Тем самым результаты эволюции предстают в виде многоуровневой реальности, где эволюционные звенья автопоэтических уровней существования оказываются включенными в некий иерархический порядок, который устанавливается "сверху вниз".

Человек принадлежит одновременно большому числу уровней, сформировавшихся в процессе эволюции, и поэтому не может рассматриваться как нечто венчающее природу, ее высшее проявление, которым может быть лишь она сама.

2.6. Информационное содержание эволюции

Если исходить из миропроявления как принципа, то возникновение человека должно прежде всего связываться с первичностью его взаимосвязи с окружающей средой, в конечном счете с природой, частью которой он является, а не с обществом. В этом смысле его возникновение и развитие имеет информационную природу. Информационный подход к эволюции органического мира был впервые предложен И. И. Шмальгаузеном. Он считал, что эволюция есть процесс изменения различных видов живых существ, регулируемый на надорганизменном уровне организации живого, - в биогеоценозе, который играет роль управляющего устройства.

Механизм преобразования наследственной информации в свойства организма (фенотип) осуществляется через первый канал связи - процессы развития признаков в онтогенезе. Преобразованная обратная информация передается на уровне особи и реализуется ею в обмене веществ.

Каждый вид организмов содержит в геноме закодированную в структуре ДНК информационную программу своего воспроизведения (наследственная генетическая информация). Кроме того, для выживания каждый организм постоянно обменивается информацией с окружающей средой (адаптационная информация). "Биологический энциклопедический словарь" (1990) определяет жизнь как самовоспроизводящийся процесс, осуществляемый на основе обмена веществ матричного синтеза, и вытекающей из него биологической эволюции.

145

Информационные процессы характерны как для глобального мирового уровня, так и для уровня живой клетки. Развитие человека, его мозга и сознания связано с накоплением и изменением генетической информации, в то время как многие современные теории исходят из готового человека и неизменного генетического кода.

Вещественно-энергетическое и информационное взаимодействие обеспечивает равновесность (хотя и относительную) природных и общественных систем, получившую название гомеостазиса. С этим взаимодействием связан корректирующий механизм входной обратной связи, сходной с управляющим воздействием в технических устройствах. Обратная связь как физиологическое явление является необходимым условием возникновения и существования живых организмов. В ходе эволюции их реакция на воздействия окружающей среды постепенно усложнилась, что привело к развитию мышления и психической деятельности.

Это представление принципиально отличается от широко распространенного, когда информация рассматривается как свойство материи или связывается с теми или иными ее свойствами.

С информацией напрямую связан процесс природной и общественной самоорганизации. Н. Винер писал: "Реакция нелинейных систем на случайные входы дает нам ключ к способности физиологических процессов организовываться в определенную синергетическую деятельность" [1].

1 Винер М. Мое отношение к кибернетике: Ее прошлое и будущее. - М., 1969. - С. 19-20.

В условиях самоорганизации энтропия (неупорядоченность), характеризующая направленность имеющих вещественно-энергетическую природу тепловых процессов погашается противоположной по знаку, извлекаемой из внешней среды информацией. Количество информации, изменяющее состояние системы, определяется Н. Винером как семантически значимая информация, что в свою очередь позволяет провести четкую грань между термодинамическим и информационным аспектами энтропии.

В связи с этим возникает основание для выделения информационной природы человека, представляющей со-бой наиболее общую основу для периодизации природного эволюционного процесса вообще, и эволюции живого и человека в частности.

146

Человеческий язык в самой общей форме является субъективным выражением природной информации как глобального языка природы. Человек обретает самосознание, то есть становится самим собой, развивая способность общаться с другими людьми. Средством этого общения является язык. Понятие языка включает в себя естественные и искусственные языки. Естественные языки - это и так называемый кинетический язык, и различного рода знаки, сигналы, и членораздельная человеческая речь, и языки науки, математики, искусства и т.д. Искусственные языки - это различные машинные языки, используемые при программировании в компьютерных системах.

Появление искусственных языков на первых порах не внесло нового качества в природу человека, его интеллекта и общественной коммуникации. И лишь на современном этапе создание человеко-машинных систем основывается на одновременном использовании различных естественных и искусственных языков.

На необходимость использования нескольких языков для описания сложных явлений указывали уже творцы неклассической науки. Это непосредственно вытекает из выдвинутого Н. Бором принципа дополнительности и лежащего в его основе понятия синергии. Единство естественных и искусственных языков в постижении мира открыло новое качество человеческого разума.

Технико-технологическая база этого была подготовлена современными достижениями компьютерной техники, появлением ЭВМ, которые позволяют производить уже до триллиона операций в секунду. Это итог развития искусственных средств хранения и передачи информации, главными вехами которого являются письменность, книгопечатание, почта, периодическая печать, телеграф, телефон, фотография, радио, телевидение, ксерография, ЭВМ всех поколений, интегрированные системы связи и информационные сети. На очереди появление ЭВМ на биокристаллах и оптических транзисторах, а также торсионных вычислительных машин, которые на порядки увеличат их быстродействие. С созданием биологических средств обработки данных информатика окажется безбумажной и безмашинной.

147

Эволюция человека в общепринятом на сегодня смысле на основе информационно-языкового признака может выглядеть следующим образом:

1. Период, где общение обслуживалось на биологическом, сигнальном уровне.

2. Кинетический язык [1].

3. Устный звуковой язык, или членораздельная человеческая речь.

4. Появление сменяющих друг друга естественных языков, мифа, религии, науки, дифференциация которых продолжается поныне.

5. Открытие Н. Бором в начале XX века принципа комплиментарности (дополнительности) различных языков науки и других способов постижения человеком мира.

6. Использование искусственных языков для получения, переработки и использования информации, поступающей к нам извне. Расшифровка, переработка и использование природной генетической информации, характеризующей развитие человека и его естественной природы.

1 См.: Марр Н. Я. Избранные работы. - т. III. - № 34. - С. 99.

Биологическая сигнализация представляет собой начальный способ переработки, хранения и использования информации. Она осуществляется посредством звука, жеста, позы, взгляда, окраски и т.д. и обслуживает в более или менее совершенном виде различные животные сообщества. Человеческая звуковая речь, основной единицей которой является слово, представляет собой гораздо более совершенный вид коммуникации.

Письменная форма речи появилась на рубеже IV-III тысячелетий до н. э., она явилась более совершенной, чем устная, ибо позволила передавать, сохранять и использовать информацию более эффективно. Поэтому переход от устной к письменной речи явился переходом на качественно новый информационный уровень и означал новое качество в развитии самого человека.

Появление книгопечатания произвело очередную революцию в фиксировании и распространении информации, предопределив на столетия вперед прогрессивные изменения человека, его мышления и сознания. Создание искусственных языков для машинной переработки информации многократно усилило возможности человека, значительно продвинув вперед его познание и самосознание.

148

И, наконец, расшифровка, освоение и переработка природной генетической информации уже в XXI веке позволит продлить жизнь человека и коренным образом изменить общественные условия его жизни. Эволюция человека на основе информационно-языкового признака приобретает все большую убедительность.

И все же, на наш взгляд, не прав Л. Мемфорд, который информационную трактовку происхождения человека, связанную с возникновением языка, противопоставляет орудийной деятельности, явившейся в конечном счете материализацией его познавательной способности.

Он считает, что "возникновение языка... тонкое взаимодействие многих органов, необходимое для создания членораздельной речи, явилось намного более поразительным достижением,.. чем набор орудий труда в Египте или Месопотамии. Ибо только тогда, когда знание и практика могли бы быть накоплены в символических формах и передаваться при помощи произнесенного слова от поколения к поколению, стало возможным сохранять каждое новое культурное приобретение от разрушения течением времени... В противовес стереотипу, в котором доминировало орудие труда, данная точка зрения утверждает, что человек является главным образом использующим ум, производящим Символы, самосовершенствующимся животным" [1].

1 Мэмфорд Л. Техникам природа человека. Новая технократическая волна на Западе. - М., 1986. - С. 229-230.

2.7. Человек "готовый" и человек становящийся

Как при материалистическом, так и при идеалистическом миропонимании человек представляется или верхним пределом эволюции неживого в живое, связанным в конечном счете с превращением обезьяны в человека, или результатом божественного творения. И в том, и в другом случае предполагаются известными (хотя и с разных позиций) происхождение и сущность человека.

Такой мировоззренческий подход проецирует понятие завершенности, закрытости, замкнутости и на общество. Человек представляется, говоря словами Энгельса, как "готовый человек", эволюция которого завершена с появлением человека современного типа. В этом случае за основу принимаются не существенные, а внешние (морфологические) признаки. "Есть основания думать, - пи

149

шет Н. Н. Моисеев, - что наш общий предок - кроманьонец, уже 30-40 тысяч лет тому назад не только физиологически был таким же, как современный человек, но и возможности его мозга вполне сравнимы с возможностями современного человека... Начиная с предледниковой эпохи, интеллект индивидуума практически перестал развиваться" [1]. Другими словами, эволюция на "готовом" человеке завершается. Такое понимание природы и человека соответствует классической науке.

1 Моисеев Н. И. Информационное общество, как этап новейшей истории. Информация и самоорганизация. - М., 1996. - С. 4-5.

С позиций же постнеклассического научного знания и вытекающей из него открытости мира, незавершенность развития человека, продолжение его эволюции являются отправными мировоззренческими положениями. Прежде всего отметим, что термин "эволюция" употребляется в двух смыслах: во-первых, как понятие, тождественное развитию, развертыванию, и, во-вторых, для обозначения характера развития: поступательного в отличие от скачкообразного. С позиций этого подхода понятия эволюционного и революционного характеризуют линейное развитие, в то время как нелинейное осуществляется принципиально иным образом, когда направление последующего развития не может быть предсказано заранее и зависит от крайне незначительных и случайных коллективных и индивидуальных флуктуаций. Именно поэтому новое качество здесь достигается не путем непрерывного прогресса, а путем образования новых диссипативных структур, отличительный признак которых - растущее усложнение организации и снижение энтропии. Это относится и к происхождению, и развитию человека.

В этом случае новое качество появляется как результат выбора одного из возможных направлений, которые коренным образом изменяют не только направление общественных преобразований, но и саму сущность человека.

В настоящее время мозг человека используется лишь на 10%. Следовательно, резерв огромен. Но только ли в резерве мозга заключены резервы человека? Развитие человека как развитие его разума предполагает прежде всего интегративное использование обоих полушарий головного мозга для наиболее эффективной реализации стратегий мышления (логико-вербальной и образной). В нынешних условиях упование в основном на рациональное научное

познание ведет к тому, что однобоко развивается одно из полушарий мозга, а это не может не сказываться на эффективности постижения мира.

150

В этом процессе необходимо интегрировать науку, философию, искусство, религию и мифологию. Кроме того, должны быть целенаправленно освоены и использованы различные иррациональные и "запредельные" формы человеческого познания, связанные с освоением мира. Этот переход имеет качественный характер, так же, как и более ранний переход от господства мифологического восприятия мира к религиозному, а затем от него - к научному. Кризис научного мышления является показателем того, что достигнута (или достигается) точка, которая предполагает смену господствующей формы мышления и интеграцию различных способов мышления и постижения мира. Это может опираться на изменение самой естественной основы.

Если согласиться с тем, что человек продолжает развиваться, что лежащее в основе многих общественных теорий представление об определяющей роли общества по отношению к человеку оказывается явным заблуждением. А именно это имеет место, если человек рассматривается как "готовый", ибо в этом случае он превращается в функцию общественных отношений. Наиболее характерным в этом смысле является положение о том, что сущность человека представляет собой совокупность общественных отношений. В большинстве общественных теорий индивидуализм или коллективизм общественного строя даны как единственно возможные варианты развития, что отражено еще в аристотелевской и платоновской философских традициях.

Поэтому новое обществознание должно исходить из приоритета человека. Форма общества, покоящаяся на принципах постнеклассической науки, не может представлять собой некий "третий путь", то ли в качестве конвергенции известных социальных систем капитализма и социализма, то ли в виде какой-либо иной общественной формы. Последняя так или иначе будет общественной формой, стоящей над человеком, и в этом качестве не может выйти за пределы индивидуализма и коллективизма. Подход, основанный на идее развивающегося человека, исходит из господства разума, а не силы, и не может определяться той или иной формой присвоения.

151

Развитие человека - это развитие его главного существенного признака разума. Представление о развитии человека как о развитии его разума не вписывается ни в материалистическую, ни в идеалистическую концепцию. В материалистическую - потому, что исходит из идеального, в идеалистическую потому, что развитие человеческого разума рассматривается как функция развития природы, ее самопознания и самосознания, а не как результат божественного творения.

Возражение против развития человека как исходного понятия зачастую связано и с тем, что человекявляется человеком только в общественных связях. Из этого делается вывод, что он является их функцией, что они в совокупности представляют сущность человека, и, следовательно, чтобы выяснить сущность человека, нужно исходить из содержания общественных отношений.

На поверхности явлений дело именно так и обстоит. Но на мировоззренческом уровне в качестве исходного понятия выступает именно человек, а не общество, - в силу того, что здесь определяющим является его место не в обществе, а в мире. Только в этом качестве человек может рассматриваться как природное существо, столь же сложное, как и сам мир. В этом случае человек в своем исходном качестве является функцией природы, а не общества. Поэтому и общество мировоззренчески представляет собой функцию природы, рассматривается как человек в общественных связях, а не как нечто самодовлеющее. Когда выделяют в общественных отношениях производственные в качестве определяющих, а в них - отношения собственности, - связь с человеком в исходной точке теряется окончательно. В других экономических и социальных теориях, опирающихся на классическую науку, за основутакже принимаются общественные отношения, а в них в качестве определяющего фактора выделяется собственность. Связь с человеком здесь доказывается тем, что собственность является производной не уровня развития производительных сил, а склонности человека к собственности, выражающей его естественную природу, эгоизм, обособленность в обществе.

Но в этом случае человек и его естественная природа рассматриваются в статике, человек - как "готовый человек", его естественная природа, как нечто данное, неразвивающееся. Причем в качестве определяющих естественных качеств выделяются те, которые идут от животной природы человека (зоологический индивидуализм, территориальный императив и т.д.).

152

Думается, что это произвольное допущение, идущее от мировоззренческого положения о завершении человеческой эволюции, о "готовом человеке", которое превратилось в общее место различных теорий, ввиду приемлемости для различных институтов общества: государства, церкви, политических партий и организаций, - ибо это позволяет им сохранить свое господствующее положение.

Человек как составная часть находящейся в постоянном развитии природы не может быть "готовым", представлять собой нечто данное, лишенное развития, всецело определяемое закономерностями общества, которое рассматривается как нечто внешнее по отношению к нему. Человек, - утверждает Тейяр де Шарден, "созидает свою душу на всем протяжении своего земного существования, и в то же время он участвует в другом созидании, в другом "деянии", которое бесконечно превосходит перспективы его личного становления и вместе с тем направляет их, тесно переплетаясь, - в становлении мира" [1].

В настоящее время все больше западных ученых и философов приходят к отрицанию вывода о неизменности человека как биологического вида. Так, Е. Минард считает, что благодаря информационной революции появится новый, более совершенный подвид homo sapiens [2]. По его мнению, управляя своей эволюцией, потомки современного человека будут иметь более совершенный мозг и иммунную систему, а также врожденные качества альтруизма и любознательности.

Положение о человеке как демиурге вселенной еще живо. Так, Г. В. Гивишвили считает, что "только человек может быть единственной и достойной альтернативой богу", только человек может выступать в качестве "единого стержня, скрепляющего и цементирующего собой различные явления и сущности, придающего целенаправленность и осмысленность эволюционному движению вселенной как единой системы" [3].

1 Шарден Т. Божественная среда. - М., 1992. - С. 21.

2 См.: Минард Е. Эволюция богов. - М., 1996.

3 Гивишвили Г. В. "Есть ли у естествознания альтернатива богу?" // Вопросы философии. - № 2. - С. 44.

153

Он считает, что гибель старых и рождение новых метагалактик осуществляется благодаря человеку - мыслящей субстанции. "Неизвестно никаких природных механизмов, способных случайным образом произвести гигантскую флуктуацию плотности и температуры вещества - излучения энергии, требуемую для создания космологической соизмерности. Поэтому... представляется весьма вероятным, что явление Большого Взрыва, породившее нашу метагалактику было инициировано антропогенной деятельностью в предшествующей ей метагалактике" [1].

Далее автор прямо говорит о "способности человека быть активным творческим элементом (демиургом) вселенной, что разум его в состоянии не только прогнозировать будущее,.. но и конструировать это будущее... Человек воспроизводит и поддерживает вечное движение природы" [2].

Такое представление о месте человека в мире - типичный рационализм, когда человек и его разум ставятся не только рядом с природой, но и по сути над ней. Такой подход отбросил бы науку и философию не на одно столетие назад. Поэтому, думается, прав американский профессор А. Грюнбаум, который крайне резко выступает против креационизма. Он подчеркивает, что сингулярность Большого Взрыва по сути исключает его из физических событий, происходящих в конкретный момент времени. При таком толковании модели Большого Взрыва отличаются тем, что являются неограниченными (открытыми) во времени и в прошлом. Несмотря на ограниченную длительность прошлого, совершенно не могло быть времени, когда физический мир еще не существовал. Поэтому можно утверждать, что вселенная до Большого Взрыва существовала всегда, хотя ее возраст лишь 15 млрд. лет [3].

1 Гивишвили Г. В. " Есть ли у естествознания альтернатива богу?" // Вопросы философии. - № 2. - С. 45-46.

2 Там же. - С. 46-47.

3 Грюнбаум А. Происхождение против творения в физической космологии. Вопросы философии. - 1995. - № 2. - С. 56-57.

Эти выводы, кроме всего прочего, являются следствием того, что и сама версия "Большого Взрыва" имеет много недосказанного и необъяснимого.

Немецкий биолог X. Дитфурт связывает возникновение человека и его сознание с теорией Большого Взрыва. В первые секунды нашей вселенной, считает он, - уже существовало все, что потом должно было появиться, то есть в атоме водорода был заключен весь наш мир. Из такого понимания начала человеческой истории вытекает его гипотеза о существовании сознания и разума, памяти и воображения, даже творческой способности и обучения до появления мозга человека.

154

Мозг является лишь неким интегратором разума, воображения и памяти, которые существовали в природе до возникновения человека, а сознание может быть понято как комбинация уже готовых элементов, причем они относятся к "вневременному и внепространственному потустороннему миру".

В конце концов имеет право на существование и такая позиция. Однако вряд ли стоит спорные утверждения, выражающие крайний антропоцентризм и отрицающие эволюционный путь возникновения и становления человека, объявлять соответствующими современному научному знанию [1].

1 Волков Ю. П., Поликарпов В. С. Человек: Энциклопедический словарь. М., 1999. - С. 42.

Утверждения о том, что история вселенной - это история водорода, а человек является венцом эволюции водорода, а также о существовании сознания и разума, памяти и воображения в распыленном виде в космической материи, не только не соответствуют современному научному знанию, но и вообще далеки от науки. К этому приводит в качестве мировоззренческой и философской основы системный подход, а в науке - теория Большого Взрыва с ее произвольным допущением возникновения вселенной из "ничто" и ее обратного превращения в "ничто".

В связи с этим возникает вопрос: как быть с открытостью на досингулярном уровне, в условиях "ничто"? Поскольку ничто не может быть системой, оно не может быть и открытой системой, как его ни понимай, вплоть до потустороннего мира. Итак, в случае Большого Взрыва открытость появляется после образования вселенной, как метасистемы, то есть если это система, то изначально она закрыта. А если в начале - закрытая система, то как быть с исходным хаосом? Все это никак не складывается в логически стройную и последовательную теорию.

А о самореализующейся вселенной на исходном уровне в точке с радиусом "О" не может быть и речи, ибо в "ничто" заложена вселенная в готовом виде, раз метасистема возникает в результате взрыва. И дела не меняет то, что она продолжает расширяться по сей день.

Если самоорганизация может возникнуть вместе со Вселенной, то есть закрытой метасистемой, то есть опять же в результате взрыва и образования готовой системы, значит, на исходном уровне она не выражает открытости, хотя с ней связывается само ее понятие.

155

Итак, в теории Большого Взрыва на исходном уровне нет места ни открытости, ни хаосу, ни самоорганизации, которые и составляют мировоззренческую суть теории самоорганизации (синергетики).

Все это говорит о том, что на достигнутом уровне познавательной способности человека Большой Взрыв не дает мировоззренчески плодотворного, ни теоретического, ни практического продолжения. Больше того, связанное с ним представление о начале и конце вселенной закрывает дорогу инакомыслию, чего нельзя сказать о мировоззренческих следствиях концепции безначально бесконечной вселенной.

2.8. "Готовый" человек и антропный принцип

С представлением о современном человеке как "готовом" связан "антропный принцип". Человек является органом самопознания и самосознания природы. Однако природа могла и не выделить человека в сегодняшнем виде. Могли и могут быть другие органы ее самопознания и самосознания. С позиций постнеклассической науки нет никаких оснований для антропоцентризма и антропного принципа.

А. Уоллес в конце XIX века выдвинул концепцию, согласно которой вселенная эволюционирует в соответствии с присущей ей целью породить человека как высший продукт. Другими словами, антропный принцип исходит из того, что в самих основах мира заложена необходимость выделения мыслящего существа, под которым, по сути, понимается современный человек. По сходному поводу И. Кант писал, что дело обстоит так, как если бы мир явлений был специально придуман каким-то иным рассудком сообразно нашим познавательным способностям.

И если слабый антропный принцип заключался в том, что мир, который мы можем наблюдать, должен удовлетворять условиям, необходимым для присутствия человека в качестве наблюдателя, то выдвинутый Ф. Топлером "финалистский антропный принцип" уже связывает вечность жизни человека с преобразованием космоса постсоциальным обществом. И хотя дальнейшее развитие познания отвергло антропоцентризм, антропный принцип с коррекцией в формулировках обсуждается и в рамках пост-неклассической науки [1].

156

Слабый и сильный антропный принцип предполагает перспективность принципов целесообразности, случайности и самоотбора. С этими принципами связывается уникальное сочетание основных физических констант, приводящее к возникновению и сохранению жизни и разума.

Значит, мир и человек предполагаются известными, данными. "В рамках сложных систем, - пишет К. Майнцер, - возникновение жизни не случайно, а необходимо и закономерно - в смысле диссипативной самоорганизации. Лишь условия для возникновения жизни (например, на планете Земля) могут возникать в природе случайным образом. ...Аристотелевская телеология целей в природе может быть интерпретирована в терминах аттракторов в фазовых переходах" [2].

Как видим, и здесь терминология, связанная с самоорганизацией, весьма искусственно накладывается на классическую научную и философскую системы, в результате чего в понятии аттракторов интерпретируется все та же телеология целей.

Г. Б. Жданов прямо заявляет, что самоорганизация способна заменить "представление о наличии целеполагающей деятельности Создателя Мира" [3]. Однако есть и более последовательные и перспективные точки зрения. К их числу, думается, относится предположение К. Поппера о том, что жизнь возникала множество раз, прежде чем нашла среду, к которой оказалась приспособленной [4]. Можно предположить, что и мыслящее существо, существо, наде-ленное разумом, не сразу возникло в том виде, в каком мы сегодня его себе представляем. А, следовательно, и существующее представление об эволюции человека может рассматриваться лишь в качестве одной из гипотез.

1 См., например: Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии. - 1997. - № 7: "Антропный принцип, - пишут они, - оказывается принципом существования сложного в этом мире". Однако "в стране и мире до сих пор не найдено последовательное решение задачи морфогенеза, задачи усложнения, перехода от простых форм (структур) к сложным" (Там же. - С. 64). Авторы подчеркивают, что "понимание антропного принципа и лежаших в его основе поисков общего корня организации мира продвигает нас к разгадке чуда познаваемости мира" (Там же. - С. 68).

2 Майнцер К. Сложность и самоорганизация // Вопросы философии. 1997. - №3. - С. 51.

3 См.: Вопросы философии. - 1997. - № 10. - С. 144.

4 См.: Поппер К. Теоретико-познавательная позиция эволюционной теории познания // Вестник Московского университета. Серия "Философия". - 1994. - № 5. - С. 19-20.

157

В последнее время Г. В. Гивишвили выдвинул понятие "сверхсильного" антропного принципа [1]. Сразу подчеркнем, что развиваемая им гипотеза о том, что "вселенная такова, какова она есть, потому что человек составляет необходимый элемент ее бытия" [2], не является перспективной, да и не вносит ничего принципиально нового в содержание этого понятия. Но, несмотря на это, ряд положений, и, прежде всего трактовка граничных условий космологии, заслуживают внимания.

Говоря о граничных условиях, он подчеркивает, что "указанная проблема есть не столько физическая, сколько философская, ибо связана с толкованием пространства, времени и бытия вселенной, далеко выходящим за рамки узко физических представлений" [3].

Это имеет особый смысл потому, что проблема граничных условий в мировоззренческом смысле тождественна системному подходу.

"Представление о вселенной как о единой саморазвивающейся системе (выделено мной. - В. Е.) может быть справедливым только при условии ее конечности, то есть при конечных ее массе, времени жизни, а также объеме и средней плотности на данный момент.

В случае пространственно-временной бесконечности она перестает быть связанной (гравитационно, информационно и т.д.). При этом развитие каждой из отдельных ее частей может происходить по одним и тем же (общим) законам, но автономно и независимо от других частей" [4].

1 Гивишвили Г. В. О "сверхсильном" антропном принципе // Вопросы философии. - 2000. - № 2. - С. 47-50.

1 Там же. - С. 43.

3 Там же. - С. 47.

4 Там же.

Логично при этом представить, что эти отдельные части, не являясь составляющими иерархической структуры вселенной как единой системы (что хотя и не сводит части к целому и наоборот, но предполагает обязательную внутреннюю связь и зависимость), представляют собой самостоятельные закрытые образования - системы, в рамках безначально бесконечной вселенной, то есть исходной открытости, которая выражается понятием миропроявления.

158

Исходная открытость мира и миропроявление реализуются через закрытость, системность, которые носят временный нестабильный характер, и как формы реализации открытости предполагают постоянный переход к все более высоким формам упорядоченности. И. Пригожин назвал их диссипативными структурами. Открытость не имеет других (чистых) форм реализации.

Закрытость в ее наиболее общем виде характеризует системную организацию и самоорганизацию. Другими словами, в случае миропроявления открытость характеризует динамику, а закрытость - статику систем.

Расширение-сжатие, то есть пульсация вселенной, может продолжаться неопределенно долго, но в конечном счете вселенная закончит свое существование, "растворившись в бесконечно протяженном пространстве" [1] (выделено мной. - В. Е.).

1 Гивишвили Г. В. Указ. соч. - С. 47.

Другими словами, теория Большого Взрыва предполагает пространство более широким и выходящим по существу за пределы материи.

Таким образом, речь идет об опространствовании времени. Современный эквивалент этого - овременение пространства в теории И. Пригожина.

Думается, что и то, и другое - научные и мировоззренческие крайности, связанные с представлением о конечности вселенной.

Аргументы в пользу бесконечной вселенной смотрятся гораздо предпочтительнее конечной, рождающейся единожды и гибнущей навсегда модели.

2.9. Концепция "готового" человека и ее мировоззренческие следствия

Рассмотрение человека как прекратившего развитие (мозга, интеллекта) еще со времен доледниковой эпохи предполагало и предполагает противопоставление биологической и социальной природы человека. Иными словами, человек рассматривается не как биосоциальное существо, а как биологическое существо (животное) или как социальное существо (человек).

159

Он в этом случае подчиняется действию социальных закономерностей, превращается в функцию общества. А поскольку исследование зрелого общества начинается с производства материальных благ для удовлетворения естественных потребностей в пище, одежде, жилище, то и само возникновение человека связывается с изготовлением орудий труда, с орудийной деятельностью. Эта позиция разделяется большинством философов, археологов, этнографов, социологов, историков, экономистов самых разных мировоззренческих ориентации.

Представления, исходящие из "готового человека" и его естественных потребностей, предполагают материальные (потребительские) ценности данными и неизменными. Из этого следует, что естественная, а по сути, животная природа человека лишь ограничивается и управляется социальной системой.

С позиций этого подхода человек и общество рассматриваются как закрытые системы. Из них лишь общество является активной, развивающейся (хотя и линейно) системой, человек же рассматривается как объект социальных отношений, его сущность представляется как взятая вне связи с естественной природой совокупность общественных отношений.

В этом случае для покорения природы противостоящий ей человек, согласно классической науке и философии рационализма, создает и использует орудия и средства, начиная от грубо отесанного камня, кончая "думающими" машинами, тем самым "сдавая" разум неодушевленному "противнику".

Понятие "искусственный" применительно к человеческому интеллекту, то ли в виде искусственного (машинного), то ли в виде естественно-искусственного, человеко-машинного интеллекта, означает перенесение понятий, связанных с производством, на характеристику сознания и познавательных возможностей человека: преодоление ограниченности психофизиологических возможностей "готового человека" при помощи рукотворных орудий и общественной коммуникации.

Прежде всего возникает вопрос: в чем в таком случае смысл эволюции? Если живое - продукт развития природы, а человек - продукт живого, обладающий уникальным качеством - разумом, то что, кроме движения по неэволюционному пути, может означать создание думающих машин, искусственного интеллекта? Об этом, правда, не принято говорить, поскольку эволюция природы в этом случае подменяется так называемой эволю

160

цией материи: от неорганической формы к органической (включающей разумное начало), а от нее - к социальной, которая рассматривается как завершающая форма движения материи. Соответствующее этой форме движения материи общество основывается на производстве, использующем механические орудия, автоматические приборы, многократно усиливающие физические возможности человека.

По аналогии, как усилитель умственных возможностей человека, предлагается рассматривать и различные средства получения, хранения, переработки и использования информации, начиная от простого письменного до компьютерного вариантов. Нетрудно заметить, что в этом случае интеллектуальная деятельность, связанная с переработкой информации, рассматривается лишь как надстройка над физическим трудом.

Этот сценарий связан с классической наукой и пониманием человека, общества и природы как закрытых систем ("человек готовый", общество выражающее его естественные потребности, природа - кладовая его богатства и безответный объект покорения). Он уже доказал свою бесперспективность во всех возможных вариантах.

Не говорит ли все это о том, что в основу понимания происхождения человека, его сущности, характера общественных связей и перспектив развития должен быть положен иной подход? Развитие естественного человеческого интеллекта безгранично, а использование технических средств необходимо для его развития и умножения возможностей. Безгранично с этих позиций, стало быть, и развитие самого человека.

3. Человек энергетический и человек информационный

3.1. Информационная природа человека

Человек содержит максимум информации о вселенной. В этом смысле он представляет собой макроскопическое существо, пользующееся преобразованной информацией о явлениях и объектах других уровней (низших и высших).

161

Таким уровнем является уровень макроскопического существования человека потому, что здесь проявляется максимум информации, выражающей сущность природы. Именно на этом уровне появляются разум и Homo Sapiens как его носитель.

Живое вещество уже на начальных этапах становится биологической силой, оказывающей воздействие на атмосферу, что становится условием его самовоспроизводства. Организм человека функционирует на основе биологической информации, закодированной в генах, и поскольку код ДНК представляет собой сообщение, очерчивающее направление эволюции, он хранит всю историю жизни на Земле. Расшифровка генетического кода показала, что он универсален для всех живых организмов, начиная с вирусов и кончая человеком.

Вся исходная информация, на основе которой строится и функционирует организм, сосредоточена в ДНК и закодирована в виде уникальной последовательности нуклеотидов - субъединиц ДНК. Однако до сих пор неясно, как при морфогенезе формируется макроскопический порядок.

В современной науке человек рассматривается как многоканальная система взаимосвязи с окружающим миром. В центральной нервной системе человека происходит селекция информации: из 10 млн. единиц воспринятой информации осознается только одна, остальное не осознается и фиксируется в сфере бессознательного, с которой связана креативность, без чего невозможно развитие познавательной способности.

Пока неизвестно, как мозг человека расшифровывает и воссоздает образ внешнего мира, то есть не установлен код работы мозга.

Строение организма той или иной особи генетически предопределено. Возникает, однако, вопрос, на который до сих пор нет убедительного ответа: почему при одинаковых генах получаются разные клетки? [1].

1 В человеческом организме 250 различных типов клеток, и парадокс состоит в том, что все они содержат в своей ДНК одинаковые гены.

В общем виде установлено, что это зависит от того, какие гены "включаются", а какие "выключаются", благодаря чему оплодотворенная яйцеклетка превращается в растение, животное или человека. Поэтому сейчас интенсивно изучаются химические сигналы, регулирующие процесс клеточной дифференциации.

162

Американские ученые А. Уилсон и В. Зарич в результате сравнительных биохимических исследований человека, шимпанзе и гориллы установили, что каждый из этих видов отличается от других всего на 1-2% в последовательности генетического алфавита, кодирующего различные белки, и это при колоссальном различии между обезьяной и человеком! Развитие генной инженерии может привести к непредсказуемым результатам даже при 1%-ном изменении человеческой ДНК.

Развитие человека, его мозга и сознания, связано с накоплением и изменением генетической информации, в то время как эволюционная теория исходит из готового человека и неизменного генетического кода. Информационная неисчерпаемость и открытость связаны с неисчерпаемостью и открытостью мира.

Переход от энергетической основы жизнедеятельности к информационной, который начался в конце XX века, означает принципиально новый характер общественного взаимодействия, новую парадигму человека и общества. Речь идет о наступающей эпохе несилового информационного общественного взаимодействия и об информационном человеке как его персонификации. В этих условиях человек из функции общества превращается в исходное начало и подлинный субъект общественных отношений.

Человек рассматривается не как таковой, не как готовый продукт эволюции, а в становлении, в развитии его мышления, сознания, интеллекта, познавательной способности, то есть, в конечном счете, с позиций приращения разумности.

Признанный современный ученый, руководитель кафедры прикладной математики Кембриджского университета Стивен Хокинг так представил информационную природу происхождения живого, в том числе и человека, в своей лекции в Белом Доме в октябре 1998 года: около трех с половиной миллиардов лет назад появилась (как и почему, мы не знаем) высокоорганизованная молекула ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты), которая стала основой жизни на Земле.

Открытая в 1953 году Ф. Криком и Д. Уотсоном, ДНК (двойная спираль) существует на основе реализации принципа самокопирования, в процессе которого возможны случайные ошибки в порядке расположения аминокислот вдоль спирали. В большинстве случаев это ведет к прекра

163

щению самокопирования. Но в отдельных случаях эти ошибки (мутации) приводили к таким изменениям ДНК, которые не нарушали ее возможности выживать и воспроизводиться. На основе этого механизма построен естественный отбор, который эмпирически был открыт Ч. Дарвином еще в 1857 году. Таким образом, информация, зашифрованная в последовательности нуклеиновых кислот, обеспечивает постепенную эволюцию и нарастающее усложнение.

Поскольку биологическая эволюция основана на случайных процессах, она развивалась очень медленно, миллиарды лет. В течение по крайней мере последних десяти тысяч лет существенных изменений в ДНК человека не произошло. Но теперь, как считает С. Хокинг, мы находимся в начале новой эры, когда у нас появилась возможность увеличить сложность нашей ДНК, обгоняя биологическую эволюцию с помощью генной инженерии.

Возможность такая действительно появилась, и, скорее всего, она будет реализована, несмотря на то, что может быть использована во вред человечеству ввиду несовершенства нынешнего человека и соответствующей социальной организации.

Если человек хочет оправдать свое предназначение, он должен постоянно совершенствоваться, чтобы вписаться в стремительно возрастающую сложность мира. Для этого, правда, нужны более совершенная техническая база и соответствующие информационные технологии. Однако уже сегодня есть все основания утверждать, что они могут быть созданы в будущем столетии, а тем более тысячелетии.

Будут ли это "разумные машины", как считает Хокинг вслед за "компьютерными романтиками" XX века, или они обеспечат невиданное приращение естественной человеческой разумности, - вот в чем вопрос.

Основное и бесспорное сомнение, которое должно охлаждать наш пыл вмешательства в естественные основы жизни человека, заключается в том, что мы не знаем (а может быть, нам и не дано знать) того, что лежит в основе мира, как возникла вселенная, почему появилась жизнь на Земле, что есть человек и его разум, и т.д.

164

Современный этап развития науки характеризуется изменением представлений о фундаментальных основах природы. От представления об исходной материальности мира и закрытых материальных системах, объединенных на основе внешних и внутренних силовых взаимодействий, осуществляется переход к открытости мира и миро-проявлению; от детерминизма к индетерминизму, от равновесности, устойчивости, от обратимости к неравновесности, неустойчивости и необратимости.

Сущность и место человека в мире в этих условиях связаны с миропроявлением, то есть проявлением в человеке и его деятельности исходного единства материального и идеального начал природы. В познавательном отношении, выражающем миропонимание, человек выступает как результат миропроявления, а не как субъект первичного, исходного отношения "человек природа", что обеспечивает мировоззренческий подход с объективных позиций.

Информационный человек - это не "киборг" и не "кибернетический человек" Э. Фромма, понятие которых связано с выработкой машинного стиля мышления и общения и практическим уничтожением всего человеческого в человеке. Его становление - объективный процесс, основанный на объективном характере приращения разумности как развитии родового качества человека.

Превращение информации в основной стратегический ресурс общества коренным образом изменяет место и роль материального производства. Уже сейчас в развитых странах доля физических усилий человека в общем объеме энергозатрат на производство составляет меньше 1%. Количество занятых в сфере услуг и применения информационных технологий уже перешагнуло 50-процентный рубеж и в ряде стран приближается к 80-90%. (В США - 3% - в сельском хозяйстве, 10% - в промышленности, 85% - в сфере услуг и информатики). Однако уже сегодня ясно, что в полной мере информационное общество не может состояться даже на основе постнеклассической науки, которая по-прежнему строится по принципу прогресса за счет дифференциации научного знания, а значит, что и при сохранении силовой основы регулирования.

Лишь интеграция различных способов постижения мира может явиться основой развития познавательной способности человека, адекватной информационному обществу.

165

Рациональное мышление как содержание познавательного процесса необходимо дополняется в условиях господства науки образным, интегрируются западный и восточный способы мировосприятия и стили мышления.

Информация, как фиксация различий природных объектов, их размерности и структурирования, выступает в качестве глобального языка природы. Поэтому и субъективное восприятие информации, ее переработка и трансляция имеют объективное содержание, в связи с чем только и возможно превращение информации в основной стратегический ресурс общества.

Синергийно-информационный подход позволяет выявить новые грани феномена информации. Информация представляет собой главный фактор, определяющий развитие всех эволюционных процессов, а также структуру и упорядоченность возникающих при этом природных и социальных систем.

Информационные процессы характерны как для глобального мирового уровня, так и для живой клетки. Информационную основу имеет как живое вообще, так и человек и его сознание. Развитие человека, его мозга и сознания, связано с накоплением и изменением генетической информации, в то время как классическая эволюционная теория исходит из готового человека и неизменного генетического кода.

На мировоззренческом уровне в качестве исходного понятия выступает природа. Человек является ее первичным производным, а его общественные связи выражаются понятием общества. В связи с последними достижениями в области генной инженерии можно говорить о безграничных возможностях человека вне непосредственной связи с действием общественных закономерностей. Более того, общественные отношения и социальные закономерности в этом случае зримо попадают в прямую зависимость от развития человека.

Таким образом, современное обществознание мировоззренчески должно исходить из приоритета человека, а не общества. Подход, основанный на идее развивающегося человека, представляет собой принципиально новую стратегию общественного развития, исходящую из господства разума, а не силы, и не может определяться той или иной формой присвоения.

166

Синергийно-информационный подход предполагает нелинейное развитие по бифуркационному сценарию, когда новое качество человека и общества не представляет собой результата закономерного поступательного развития, а является следствием выбора одного из возможных вариантов развития под влиянием коллективных и индивидуальных взаимодействий, которые коренным образом изменяют направление не только общественных преобразований, но и саму сущность человека.

Человек из функции общественных отношений превращается в фундаментальную системообразующую категорию естественных и общественных наук, а затем и различных способов постижения мира.

3.2. Человек информационный - человек познающий - человек становящийся

Деятельность человека в ее самом общем значении представляет собой самопознание природы, что выделяет в ее структуре, в качестве определяющей, познавательную сторону. То, что человек, прежде чем познавать, должен есть, пить, иметь одежду и жилище - выступает с этих позиций лишь как условие существования, а не в качестве конституирующего признака человека.

Академик Д. И. Блохинцев писал: "Стремление к познанию природы заложено в глубинах человеческого разума и составляет важнейшую суть Человека. Эта деятельность Человека... является предпосылкой всего прогресса человечества - духовного и материального... Открытие огня, паруса, колеса было результатом великих озарений, посещавших разум доисторических гениев. Именно эти великие открытия доисторического и древнего Человека были теми ступенями, шагая по которым, человеческая природа отрывалась от животного мира" [1].

"Человек - это самосознание природы. Созидательная, преобразующая способность и деятельность человека - это не что иное, как сознательная созидательная способность и деятельность самой природы" [2]. К такому выводу приходит Ю. К. Мельвиль, осмысливая место человека в эпоху освоения космоса.

1 Блохинцев Д. И. Предпосылки научно-технического прогресса // В кн.: Современные проблемы физики. - М., 1976. - С. 6-7.

2 Мельвиль Ю. К. Человек и эпоха. Человек в эпоху космических полетов. - М., 1964. - С. 161.

Человек не является чем-то внешним по отношению к природе, не противостоит ей, а выступает как составная часть природы, выделенная ею самой из себя.

167

О возрастании познавательного начала деятельности и превращении его в определяющее свидетельствуют и мысли В. И. Вернадского: "Появление разума и наиболее точного его выявления - организации науки - есть первостепенный факт в истории планеты, может быть, по глубине изменений превышающий все нам известное, раньше выявляющееся в биосфере. Он подготовлен миллиардом лет эволюционного процесса" [1].

1 Вернадский В. И. Размышления натуралиста / Научная мысль, как планетное явление. - М., 1972. - С. 43.

Вместе с тем познавательная способность как конституирующий признак человека практически не выделяется ни в отечественной, ни в зарубежной литературе. Говорят о "homo economicus" (экономическом человеке); о "homo fabег" (человеке труда), "homo sociologicus" (социологическом человеке), о "homo utopis" (утопическом человеке), о "homo consumens" (человеке-потребителе), но никак не о "познающем человеке". А именно это понятие выражает информационную сущность цивилизации, что крайне важно с современных позиций.

Большинство указанных определений человека не имеет существенного значения. Представляется, что больше других заслуживают внимания определения человека, связанные с его происхождением и становлением. С происхождением человека связывают понятия "homo habilis" (человек умелый) и "homo sapiens" (человек разумный).

Согласно последним научным данным, человек появился в результате сложного эволюционного процесса 3-5 млн. лет тому назад. Этот период связывается с человеком умелым - homo habilis. Думается, что в этой связи отрывать, как это сейчас принято, разумность как основной признак человека от хабилисов и переносить его на гораздо более поздние сроки нет смысла ни теоретически, ни исторически.

Поскольку проблему происхождения человека нельзя считать решенной раз и навсегда, можно предположить, что будут совершенствоваться и понятия, выражающие этот процесс.

Так, Эрнст Кассирер считал, что разум - очень "неадекватный" термин для всеохватывающего обозначения форм человеческой культурной жизни во всем ее богатстве и разнообразии. Он предложил определить человека не как рациональное, а как "символическое животное" [1]. Поскольку символизм связан с иррациональным и бессознательным, то не оставляет сомнения, что философ одно ограниченное, на его взгляд, понимание сущности человека, заменил другим, но еще более ограниченным.

168

В. В. Михеев из института Дальнего Востока РАН выдвинул понятие "хомо интернешнл", которое вынес даже в название большой монографии [2]. "Человек интернациональный" (homo international), - пишет он, - человек, связывающий удовлетворение своих потребностей не со "своим" государством, а с мировым сообществом в целом... Ключевым моментом анализа является предположение о существовании аналитически вычисляемой зависимости между распространенной в данном обществе структурной потребностью человека, средствами и степенью их насыщения, с одной стороны, и потенциалом агрессивности страны, ее склонности к компромиссному мышлению и поведению и готовности к вовлечению в процессы глобализации мировой экономики и персонификации международных отношений, с другой" [3].

1 Кассирер Э. Избранное. Опыт и Человек. - М., 1958. - С. 472.

2 Михеев В. В. Хомо-интернешнл. Теория общественного развития и международной безопасности в свете потребностей и интересов личности. - М., 1999.

3 Там же. - С. 12-13.

Из этого следует, что удовлетворение потребностей такого человека и соотношение их не со "своим" государством, а с мировым сообществом в целом связывается со склонностью к компромиссному мышлению и готовностью к вовлечению в процессы глобализации мировой экономики как условием что, почему-то определяется агрессивностью страны.

Другими словами, не только такому человеку, но и странам наподобие России не остается ничего, кроме того, чтобы приспосабливаться к существующему мировому экономическому порядку и "прогибаться" под мировой капитал и его персонификацию в лице США А если не так, то тебя еще объявят агрессором. Вот вам и гомо-интернешнл!

Становление человека в самых общих чертах можно описать, отправляясь от других крупных эпох, с которыми связано его существование: энергетической с конца неолита (5-8-тысячелетий до н.э.) вплоть до наших дней, и информационной, которая разворачивается на наших глазах.

169

Поскольку энергия как основа человеческих взаимосвязей предполагает силовое взаимодействие" это выражается в терминах труда и присвоения, а общее понятие человека, характеризующее эту эпоху, - человек энергетический.

Информационная эпоха и информационная природа человека выражаются понятием "человек информационный", или "человек познающий". Последнее более точно характеризует человека с точки зрения характера его деятельности, а первое - с точки зрения его природы.

3.3. Становление человека как приращение его разумности

Развитие человека и связанное с этим растущее проявление его информационной природы превращает на наших глазах информацию в основной стратегический ресурс общества, отодвигая на второй план, но не умаляя значения энергетической составляющей. Это является наглядным выражением возрастания роли духовно-познавательных ценностей по сравнению с материальными (потребительскими).

Другими словами, объективная основа регулирования общественных процессов как на энергетической, так и на информационной основе существовала всегда, но изменение их взаимоотношений в этом регулировании связано с развитием человека, возрастанием роли его разумности.

Открытие информации как "содержания, поступающего к нам извне", в отличие от информации как продукта человеческой деятельности позволяет непосредственно сомкнуть в информации объективный (природный) и субъективный (человеческий) уровни, в связи с чем упорядоченность достигается несиловым путем, для характеристики которого понятия организации и самоорганизации не подходят.

Упорядоченность в обществе на энергетической основе означала и означает общественную организацию или самоорганизацию системы как установление порядка за счет внешнего или внутреннего силового воздействия. Многовековое господство представлений о мире с этих позиций, сохраняющееся и по сей день, с одной стороны, приняло характер устойчивого предрассудка, а с другой загнало в тупик человеческую мысль и поставило человечество на грань катастрофы.

170

Постоянное приращение разумности по мере освоения объективного идеального через природную информацию означает принципиально новый вид упорядоченности, по своей природе исключающий присвоение в любой форме. Это предполагает приоритетное значение всего того, что способствует приращению разумности человека [1].

1 Человек в данном случае рассматривается как собирательное понятие, тождественное человечеству.

Новые проявления упорядоченности, отличные от организации и самоорганизации, характерной для системности, исходной закрытости, - это понятия активности природы, континуума ее материального и идеального начал, открытости как миропроявления, человеческой субъективности как объективной реальности, сознания человека как субъективного проявления объективного идеального, человеческого познания как самопознания природы.

3.4. Биосоциальные корни человеческой индивидуальности

Нет данных, которые позволили бы говорить о прекращении эволюционного развития мозга у современного человека. И дела не меняет тот факт, что его размеры у современного человека практически не изменяются за последние 40-50 тысяч лет. У австралопитеков, обитавших в Африке от четырех до двух миллионов лет назад, размеры головного мозга составляли 500-600 кубических сантиметров. У питекантропов (1,90-0,65 миллиона лет назад) размеры мозга увеличились до 900 кубических сантиметров, у синантропов (400 тысяч лет назад) - до 1000 кубических сантиметров. У современного человека средние размеры мозга составляют 1400 кубических сантиметров у мужчин и 1279 - у женщин. У современного человека амплитуда изменчивости размеров мозга возросла, причем нет определенной зависимости между его величиной и индивидуальной одаренностью. Из одаренных людей, насколько известно, самый маленький мозг имел французский писатель Анатоль Франс, у которого размер мозга немногим превышал 1000 кубических сантиметров, самым же большим мозгом обладал И. С. Тургенев (2012 кубических сантиметров). Совершенно очевидно, что на основании этого делать какие-либо выводы об относительном умственном развитии И. С. Тургенева и А. Франса было бы неправильно. Для того, чтобы пройти путь от кроманьонца до современного человека, ему не по

171

надобился более крупный мозг. Отсюда часто делается совершенно неправомерный, по нашему мнению, вывод, что весь прогресс человечества был обеспечен и продолжает обеспечиваться чем-то находящимся за пределами развития отдельного человека. Это в свою очередь связывается с тем, что прогресс познания, развитие познавательной способности, познавательных потребностей и интересов связаны с коллективом, обществом. И в этом смысле понятие человеческого разума, интеллекта по мере развития человека все больше выходит за индивидуальные пределы, и реальностью становятся коллективный разум, интеллект как носители этого прогресса.

Нам представляется, что понятие коллективного разума, "третьего мира коллективного знания" и т.д. не должно заслонять собой индивидуальности. Поскольку каждый человек представляет собой неповторимость, этим качеством обладают и различные человеческие общности, вплоть до общества как совокупности национальных и региональных сообществ. Именно поэтому свободное развитие индивидуальности и выступает в качестве основного устоя общественного богатства в самом широком смысле, а также основы общественных связей людей в открытых системах. Представление о коллективном (в том числе и коллективном разуме), погашающем индивидуальное, характерно для закрытых систем, которые рассматриваются как статичные, ибо не имеют внутреннего источника развития. Человеческая индивидуальность будет определять общественную организацию и при смене ценностно-мотивационных парадигм.

Человеческая индивидуальность чем дальше, тем больше связана с продуктивностью мышления, его культурой и творческим характером, что неотделимо от качественных особенностей мозга, связанных как с биологической основой, так и с социальными условиями (образование, воспитание и т.д.).

Неравновесность процессов (в том числе общественных) как исходный принцип предполагает абсолютно новые подходы в обществознании, смысл которых заключается в том, чтобы за исходное начало бралась не система как целое в ее статичном состоянии, а человек с его неповторимостью как постоянный источник стихийности и неупорядоченности общественной системы, порядок и равновесие которой вытекают из его биосоциальной природы.

172

Неповторимость каждого человека имеет биосоциальные корни. И если от животного происхождения для него характерны индивидуализм и групповой эгоизм, которые закрепляются в тех или иных видах экономической обособленности и формах собственности, то человеческое разумное начало все больше проявляется в приоритете общечеловеческих интересов и ценностей, которые находят выражение в познавательной деятельности. В понятии неравновесности как исходного общественного состояния наряду с экономическими условиями играют роль и различные физические, национальные, половые и другие субъективные особенности каждого человека, природная среда его обитания и т.д.

Состояние общественной неравновесности и связанная с ней непредсказуемость событий во многом зависит от субъективных человеческих проявлений и не позволяет рассматривать экономику как самодовлеющую, базисную силу, анализ которой и выбор путей ее дальнейшего развития может быть дан исходя только из самой себя.

Поэтому споры о макро- или микроэкономическом подходе в поисках выхода из кризиса исходят из догмата об определяющей и самодовлеющей роли экономики, который соответствует мировоззрению, исходящему из представления о замкнутом характере исследуемых систем, равновесности и строгой детерминированности происходящих в них процессов.

Такой подход не соответствует современной картине мира, исходящей из открытости мира, необратимости времени, неравновесности природных и общественных процессов.

3.5. Человеческая субъективность как объективная реальность

Положение о том, что сознание человека является производным материального органа человеческого тела - мозга, - призвано доказать производный характер идеального вообще и искажает неразрывную связь материального и, идеального начал природы на исходном уровне.

173

Сущность человека должна быть определена не через противопоставление материального и идеального, что характерно для материализма и идеализма, а через их единство на природном и человеческом уровне.

Единство телесности и духовности человека отражает единство материального и идеального начал природы. Если на исходном уровне не выделяются в качестве равнозначных материальное и идеальное начала природы, то нет и объективной основы для появления человека как мыслящего существа.

Можно спорить о закономерном, предопределенном или случайном характере появления человека, но без реального основания заложенных в природе в виде материального и идеального начал его появление было бы невозможно в принципе. Связанное с таким подходом понимание человеческой субъективности как объективной реальности дает возможность вписать ее в современную научную картину мира.

Человеческое общество характеризуется неустойчивостью, неравновесностью, хаотичностью как результатами стохастических процессов, направляемых человеческой субъективностью. Субъективность же в ее исходном значении производна не от общественных отношений, а от отношения человека с природой в качестве первоосновы, на что затем наслаиваются общественные отношения, в том числе и производственные. В этом и состоит понятие человеческой субъективности как объективной реальности.

Человеческая духовность в условиях господства материальных ценностей не имеет самодостаточности, а выступает в качестве субъективного внутреннего мира человека, всецело зависимого от внешних материальных условий существования.

Вместо развития духовности человека, имеющей безграничные возможности, общество материальных ценностей пытается смоделировать лишь познавательную способность человека, заменить человеческий интеллект искусственным, а его духовность отсечь как нечто второстепенное, а то и вовсе ненужное. В этом и состоит главная причина кризиса, поставившего под угрозу само существование человечества.

Человеческая субъективность, внутренний мир человека гораздо шире того, что часто отождествляется с его разумом. В этом случае воля и чувства человека остаются за кадром. По существу остаются без внимания такие экзистенциалы, как Страсть, Страх, Вера, Любовь, Ненависть, Эрос, Тоска и др., а следовательно, обескровливаются духовность и человек в целом.

174

В трансцендентальной феноменологии место природы занимает проекция вовне трансцендентального "Я". "Пока мы не освободимся от ставшего сегодня почти всеобщим убеждения, что смысл вносит в мир человеческая субъективность,.. пока не вернем природе ее онтологическое значение, каким она обладала до того, как технотронная цивилизация превратила ее не только в "объект", но и в "сырье", мы не сможем справиться ни с проблемой рациональности, ни с экологическим кризисом" [1], - пишет П. П. Гайденко, и она, безусловно, права.

Вывод один: без того, чтобы выяснить объективную природу человеческого разума, невозможно современное понимание человека и мира.

1 Гайденко П. П. Научная рациональность и философский разум в интерпретации Эдмунда Гуссерля // Вопросы философии. - 1992. - № 7. - С.135.

4. Объективное идеальное и человеческая духовность

4.1. К становлению понятия объективного идеального

Понятие идеального идет от идеи. Она в истории философии имеет как субъективный, так и объективный смысл. Так, Демокрит называл идеями атомы; для Платона это метафизическая сущность вещей, лишенная телесности и в этом смысле являющаяся подлинно объективной реальностью; Аристотель мыслил идею как силосозидающее и формообразующее активное начало - энтелехию; неоплатонизм - как излучение высшего мирового принципа; средневековое христианство - как "божественную мысль". В последующем идею начинают трактовать все более субъективистски. Начиная с Декарта и Локка, идея означает лишь "образ вещи, создаваемый духом". Эмпиризм связывал идею с ощущениями и восприятиями людей, а рационализм - со спонтанной деятельностью мышления.

175

Однако уже в немецком классическом идеализме намечается обратный процесс: Кант называл идеей разум, которому нет места в нашей чувственности; по Фихте идеи - это имманентные цели, согласно которым "Я" творит мир; для Гегеля идея является объективной истиной, совпадением субъекта и объекта, венчающим процесс развития.

Для такого понимания идеи и идеального характерна та же односторонность, что и для понимания материи и материального. Но природный, независимый от человека срез этих понятий существовал всегда.

Движение к объективному идеальному имеет своей основой преодоление классической гносеологии и исходного субъект-объектного отношения. Его начало в рамках феноменологии заложил Гуссерль, который рассматривает в качестве исходной реальности не сознание и не материю, а жизненный мир, предшествующий субъект-объектному отношению.

Согласно Хайдеггеру, акту сознания, в котором субъект противополагает себя объекту, предшествует изначальная вовлеченность мыслящего в то, что им мыслится. Способ, которым осуществляется это, есть понимание, а оно реализуется через истолкование, интерпретацию. Тем самым был осуществлен переход от трансцендентальной феноменологии к герменевтической. Для последней важно не определение тех условий, при которых познающий субъект может нечто понять, а то, как устроено сущее, бытие которого выражается пониманием.

Дальнейшее движение к онтологизации понимания совершил Гадамер. Субъективизм в трактовке сознания Гадамер назвал иллюзией "идеализма сознания", связав с ним всю европейскую философию от Декарта до Гуссерля. В связи с этим Гадамер подчеркивает несводимость истины к тому понятию, которое сложилось в рамках европейской науки. Он считает, что истина является характеристикой не познания, а самого бытия. Поэтому она не может быть "схвачена" познающим субъектом, а может лишь приоткрыть себя пониманию. Это различие принципиально, поскольку в первом случае логика идет от субъекта, а во втором - от объекта.

Думается, что это еще один шаг к объективному идеальному.

176

Стремясь преодолеть мистичность гегелевского "абсолютного духа", Гартман вводит понятие объективного духа, который в отличие от человеческих индивидуальностей представляет собой их всеобщую, отчужденную и обезличенную форму. Объективный дух, по его мнению, - это целостность, обладающая собственной структурой и принципами, из которых складываются его специфические проявления в виде науки, философии, искусства, религии, мифа и т.д.

Этим самым, начиная с Гартмана, в новейшей истории философии четко определяется традиция отношения к объективному идеальному как по всеобщему надындивидуальному.

Сегодня одной из разновидностей подобного представления является концепция коллективного разума, предложенная Н. Н. Моисеевым, и понятие осознающей себя вселенной, выдвинутое В. В. Налимовым.

Они опираются на данные естествознания, и прежде всего физики, которые раздвинули и качественно изменили само понятие физической реальности.

Совершенно определенно против объективного идеального высказывался В. И. Ленин: "Всякий человек знает - и естествознание исследует - идею, дух, волю, психическое как функцию нормально работающего человеческого мозга; оторвать же эту функцию от определенным образом организованного вещества, превратить эту функцию в универсальную, всеобщую абстракцию, "подставить" эту абстракцию под физическую природу, - это бредни философского идеализма, это насмешка над естествознанием" [1]. Такое понимание вытекает из мономатериализма, предполагает исходным положение о материальности мира. Сторонников такого понимания и сейчас немало.

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. - Т. 18. - С. 241.

С точки зрения современных научных представлений вещественно-энергетическое содержание природных процессов не является определяющим.

В частности, открытие природы информации как содержания, полученного нами извне и не являющегося ни материей, ни энергией, дает основание утверждать, что в сущностных основах мира обнаружена новая субстанция.

177

4.2. Индивидуальное сознание - производное природного идеального

Человеческая субъективность не является закономерно предопределенной, а представляет собой результат бесчисленного количества возможностей для выбора. "Если бы каждый из нас в отдельности оценил вероятность браков наших достаточно далеких предков, - пишет Б. Оливер, - то пришел бы к заключению, что появление на свет каждого из нас - событие совершенно невероятное" [1].

Больше того, эта невероятность заложена даже в жизненном цикле одной родительской пары: вероятность появления конкретного "Я" от этой пары родителей - один шанс приблизительно на сто триллионов (100000000000000) таково число возможных генных комбинаций родительских половых клеток [2].

1 Проблема СЕТУ. Связь с неземными цивилизациями. - М 1975 - С.121.

2 Философские науки. - 1991. - № 9. - С. 75.

Это свидетельствует о том, что конкретное индивидуальное сознание не просто производно от индивидуального мышления, конкретной мыслящей материи мозга, а есть и частный случай общеприродного идеального. Именно потому, что через человека осуществляется самосознание природы, его разум есть одна из космических форм идеального, составляющего наряду с материальным природу.

Социальная сущность человека на всем протяжении истории добавляет социальные факторы к биологическим. Социальную окраску приобретают естественные различия в способностях людей и их личных качествах.

Так, известно, что способность двигать вперед человеческое познание характерна лишь для одного-трех процентов людей, и именно они занимаются собственно творчеством, или производством нового знания. Уровень же познания каждого поколения связан с современной научной картиной мира как готовым результатом научного творчества, которая усваивается большинством людей в процессе обучения и воспитания. Соответственно различаются продуктивный и репродуктивный способы и стили мышления. Определяющее место в человеческой субъективности занимает роль отдельных индивидов в миропонимании как освоении природного идеального.

Составляющие человеческой субъективности хотя и неразрывно связаны, но имеют и качественные особенности. Так, если эффективность миропонимания тем выше, чем больше в нем отражается природное идеальное, то в духовных экзистенциалах, в иррациональном, отражаются наиболее глубокие пласты сознания и подсознания, которые выходят за пределы рационального мышления.

178

Именно поэтому комплекс ценностей, составляющий ценностно-мотивационную парадигму, идущую на смену парадигме материальных ценностей, наиболее правильно будет назвать парадигмой духовно-познавательных ценностей. Третьей составляющей человеческой субъективности являются личностные качества (воля, характер, мораль, нравственность и др.), благодаря которым реализуются познавательная способность и духовность человека. Именно в единстве всех трех составляющих человеческая субъективность является первичной, исходной по отношению к обществу, к общественным, в том числе и производственным отношениям.

Человеческая субъективность лежит в основе общественных отношений, которые связаны через нее, и только через нее, с природной реальностью как с первичным отношением. Различные формы экономической и социальной обособленности (материального производства, форм собственности, производственных отношений, товаропроизводителей, классов и др.) являются поэтому не первичными (и в этом смысле объективными) по отношению к человеку, а вторичными производными.

Каждый человек как биосоциальный организм неповторим, и именно этот факт, который выражает его сущность и не может быть заменен никакими изменениями внешних условий и общественных связей людей, лежит в основе современного понимания общества.

4.3. Идеальное, сознание и познание

Человек - существо природы, ее сознательный феномен, что и обусловливает специфический характер его взаимоотношения с природой. Содержанием человеческого сознания является идеальный образ природной реальности. В настоящее время достоверно известен единственный способ субъективного производства идеального - человеческое мышление. Однако нельзя отрицать и того, что в прошлом, настоящем и будущем возможно существование других существ, наделенных сознанием, производство которого коренным образом отличается от человеческого мышления, равно как способ существования может не совпасть с человеческим бытием.

179

Со времен Декарта познание рассматривалось в качестве определяющего момента всякой философской системы, являясь лишь одной из функций сознания. Последнее же само есть составная часть человеческой жизни, характеризующейся не только разумностью, но и настроениями, чувствами, инстинктивными побуждениями и т.д.

Философия должна исходить из целостного жизненного субъекта.

При этом могут быть широко использованы принципы кантовского трансцендентализма, трансцендентальной феноменологии Гуссерля, аналитики человеческого бытия Хайдеггера, философской антропологии Шелера и Плесснера, философии жизни, экзистенциализма. Но подчеркивая значение эмоционального, инстинктивного и бессознательного в жизни человека, не следует впадать в другую крайность и изолировать человека от его объективных связей, превращая в основу его существования иррационально-жизненное становление бытия, в результате чего во главу угла ставится жизнь, понимаемая или биологически, как стремящиеся к освобождению жизненные силы и порывы (Ф. Ницше), или как интуитивное познание живого в его динамическом течении (А. Бергсон), или как попытка философских антропологов объяснить природу человека, исходя из его подсознательных биопсихических импульсов и устремлений.

Не отвечает истине и попытка противопоставить деятельности человека "запороговые" и прочие аргументы, идущие от бессознательного и превращающие его в определяющий фактор. Включение этих факторов обогащает анализ, но не может заменить его плюралистической основы.

Освоение человеком мира природы осуществляется как в рациональной форме познания, которое представлено наукой, так и в других формах постижения природы и человека, которые представляют специфический вид по сравнению с рациональным познанием. Это философия, религия, литература, искусство и другие виды духовности человека.

При этом следует иметь в виду, что субъективное идеальное не возникает из самого себя, а непосредственно связано с постижением объективного идеального, заложенного в природе. Этому нет рационального объяснения, нет конкретных доказательств, так же, как их нет и у материадиетической и идеалистической мировоззренческих позиций.

180

Деятельность человека отличается от жизнедеятельности животных не наличием идеального, которое в ней содержится, как и в любом природном объекте (биоритмы, жизненный цикл и т.д.), а тем, что человеческое сознание есть способность к познанию и самопознанию.

4.4. Мозг человека - орган адаптации к объективному идеальному

Ясно, что сознание каким-то образом связано с мозгом. Но каким? Что значит мозг, рассматриваемый в качестве органа сознания и исследуемый в этом качестве современной физиологией, нейрофизиологией, биохимией и т. Тт.?

Прежде всего необходимо отметить способность мозга обеспечивать наше мышление, именно мышление, а сознание выступает уже как его продукт. Анализ химических механизмов не приблизил нас к расшифровке или, точнее сказать, к возможности перекодирования биохимических данных непосредственно в продукт мышления и, таким образом, к раскрытию феномена сознания.

Работы Ч. Шеррингтона открыли впервые возможность современного изучения мозга на основе его физического и математического описания. Еще в 30-е годы были получены экспериментальные данные о взаимосвязи сигнала и рецептора. Механизм генерации нервного импульса оказался совершенно обычным физико-химическим процессом.

Практически параллельно с этим появилось математическое описание теории нейронных сетей. Эта теория, созданная Макколаком и Питцем в 40-е годы, декларировала, что мозг работает в принципе как универсальный вычислитель, поскольку существует некий нейрон - сумматор электрических влияний. Эта идея была математически оформлена еще до того, как было показано, что у нейронов действительно есть и возбуждающие, и тормозные синапсы. Однако дальнейшее движение в этом направлении привело в тупик. До сих пор так и не удалось доказать экспериментально, что мозг действительно работает как "машина", состоящая из нейронов - сумматоров возбуждающих и тормозящих влияний.

181

Более перспективно поставил вопрос в отношении мозга Д. Хьюбел: "Что он такое - гигантский компьютер или какая-то иная гигантская машина, или же нечто большее?" [1]

1 "Мозг". - М., 1984. - С. 9.

Интересное предположение высказал академик В. П. Казначеев: У протогоминида головной мозг достаточно развит и количество нейронов достигает 8-10 млрд. Если в каждой клетке-нейроне сосуществуют белково-нуклеиновые и полевые формы жизни, то до определенного уровня белково-нуклеиновые структуры нейронов, связанные первыми проводниками, работают, как компьютер проводникового типа. Представим себе, что во внешней среде возникает некая физическая или географическая аномалия. Все поля нейронов, которые работали в мозаике контактного компьютера, в один момент могут объединиться в едином кооперативном поле: компьютер проводникового типа перескакивает на организацию полевого типа. К чему это ведет? Существо-носитель такого компьютера начинает воспринимать окружающий мир по-новому. Для этого скачка биологических мутаций не нужно.

К чему привел предполагаемый скачок? До него протогоминиды могли общаться только с помощью сенсорных сигналов - речи, зрения, обоняния и т.д. Но достаточно, что их "компьютеры- перешли с проводниковой на полевую организацию, как все они естественным образом оказались связанными дальнодействующей полевой связью. Выходит, то, что мы называем телепатией, было обязательной фазой, обязательным свойством на самой ранней стадии эволюции.

Свой мозг человек получает по наследству от предков, а вместе с ним - и информационную природу сознания. Знания же приобретаются в опыте, в учении, то есть соматически не наследуются. Поэтому и говорится, что мыслит (приобретает знания и оперирует ими) не мозг, а человек с помощью мозга.

Человеческая жизнедеятельность рефлексивна. Так возникает отношение к себе, к другим, к предметам совместной деятельности - к необозримому миру реальной действительности. Животное же в этом смысле вообще к самому себе никак не относится. Другими словами, процесс жизнедеятельности человека это единство сознания, знания и коммуникации. И только тогда объективный мир противостоит субъекту в качестве предмета познания.

182

4.5. Познавательная потребность и деятельная активность

Понятие разумности, являющееся конституирующим признаком человека, в современной философии и психологии раскрывается через познание и его активность. Посредствующими звеньями при этом являются психика, восприятие, мышление, ум, воля, чувства, память, внимание, эмоции, мотивы.

Отсутствие единого стержня этих понятий приводит к тому, что в этот стержень превращается сама активность: психическая активность, умственная активность, интеллектуальная активность, познавательная активность, исследовательская активность, творческая активность. Психика, ум, интеллект и т.д. являются понятиями, выражающими одно и то же содержание, применительно к которому активность является лишь одной из характеристик.

Думается, что изучение разумности как конституирующего качества человека может стать плодотворным через выявление его информационной природы. В основе информационного подхода к выяснению природы разумности лежат генетическая предопределенность и обусловленность познавательной потребности, которая является объективной (природной) основой познавательной способности человека как его субъективного качества. Последняя реализуется как познавательная активность, или познавательная деятельность.

В отличие от информационного подхода, трактующего познавательную активность как объективно обусловленную, многие современные философские и психологические школы исходят из ее субъективистской трактовки, которая стала становиться преобладающей на грани XIX и XX веков. Гуссерль, например, считал, что познавательная активность состоит в интуитивном постижении трансцендентального в виде открытия чистых сущностей сознания, освобожденных от конкретных форм.

Ф. Брентано утверждал, что "всякое психическое есть некоторое объединение психической активности и феноменального поля".

А основатель вюрцбургской школы Кюльпе выдвинул положение о безббразном активном характере мышления, определяемом "монархизмом" целостного "Я".

183

Познавательная активность трактовалась и трактуется с этих философских позиций практически всеми основными психологическими школами: гештальтизма, необихевиоризма, пиажизма, когнитивизма, метакогнитивизма. Их издержки обычно, пытаются компенсировать апеллированием к социальной стороне: "Логика развития психологического изучения мышления и познавательной активности обнаружилась в закономерной эволюции указанных школ от сугубо интеллектуал истической трактовки механизмов мыслительного процесса к необходимости ее преодоления путем учета личностной обусловленности и социальной детерминации познавательных процессов" [1], - отмечает И. Н. Семенов в обобщающей работе.

Психическая активность, включая познавательные процессы, в этом случае рассматривается как "производное от целостности социального субъекта". Другими словами, решение проблемы в этом случае переносится из природной в социальную плоскость.

И. Н. Семенов характеризует как общепризнанное в отечественной психологии следующее понимание психического, а также связи его когнитивного и личностного аспектов: "Потребность познания выступает как фактор, мотивирующий все формы психической деятельности, начиная с процесса ощущения, кончая пониманием... Подчиняясь специфической мотивации, познавательная деятельность порождает и богатую гамму эмоций, аффектов и чувств человека ...Психическая деятельность мотивируется (выделено мной. В. Е.) не порождением психических образований, но познанием окружающего мира" [2].

1 Семенов И. И. Тенденции психологии развития мышления, рефлексиии познавательной активности. - Москва-Воронеж, 2000. - С, 12.

2 См.: Анциферова Л. И. Принцип связи психики и деятельности или методологии психологии. Методологические и теоретические проблемы психологии. - М.: Наука, 1969.- С. 57-117.

Во-первых, понятие "окружающего" мира свидетельствует о субъективистской антропоцентристской мировоззренческой позиции. Во-вторых, если есть такая мотивация, в конечном счете связанная с познавательной потребностью, то необходимо определить ее основу. Именно в этом главное. Но этот вопрос остается без ответа, и по серьезному счету такого ответа быть не может в рамках этого подхода, и выяснение причины переносится в производную, социальную область. В-третьих, в пределах самого "общепризнанного" утверждения доказательство имеет характер порочного круга: в начале рассуждения потреб

184

ность познания мотивирует все формы психической деятельности, а в заключительном пассаже психическая деятельность мотивируется познанием окружающего мира (подчеркнем, что не потребностью познания, а познанием). Не добавляет ясности в решение проблемы и следующее утверждение: "Познавательная активность занимает в деятельности структурное место, близкое к уровню потребности. Это состояние,.. которое предшествует деятельности и порождает ее" [1]. Другими словами, здесь понятия "познавательная потребность" и "познавательная активность" практически не разводятся.

Но совершенно определенным фактом является то, что познавательные потребности являются исходным началом человеческой активности, имеющим генетическую предопределенность.

4.6. Структура человеческой духовности: психика, разум, сознание, интеллект, язык

Психика - это то, что определяет качественное своеобразие человека, его субъективность. Она проявляется в виде ощущений, восприятий, представлений, мыслей, чувств, воли и т.д. Человеческое сознание есть субъективный способ реализации объективного идеального.

Разум представляет собой специфически человеческую (субъективную) способность к реализации объективного (природного) идеального, к восприятию и переработке природной информации.

Развитие этой способности как приращения разумности безгранично, с чем связана специфика человека как животного вида. В понятии интеллекта подчеркивается уже не способность, а характер и способ переработки информации. Поскольку разумность является исключительно человеческим качеством, при конструировании понятия интеллекта обычно пользуются человеческими мерками.

Обобщение наукой огромного фактического материала позволило развить представление о психике, выдвинуть ее новое понимание.

Психика выражает не только биологические и социальные, но и общеприродные закономерности [2].

1 См.: Вопросы психологии. - 1982. ~ № 4. - С. 22.

2 Ершова-Бабенко И. В. Проблема методологии исследования психики как системы синергетического порядка // Московский синергетический форум. - М., 1996. - С. 56.

185

Другими словами, современное понятие психики неразрывно связано с природным началом, то есть с природным идеальным.

Человек отличается от других природных объектов наличием разума, сознания, как субъективным проявлением и реализацией объективного идеального, которое в силу этого не подвержено тленности, как человеческая телесность, материальная форма. Именно это служит основой того, что идеальное начало человека воспринимается как его бессмертная душа.

Представление об изначальной одухотворенности природы по аналогии с человеческим сознанием связывается со смыслом, который в той или иной форме присутствует либо в божественном промысле, либо в мире платоновских идей, либо в априорных механизмах разума, и т.п.

Источник смыслов (Бог, трансцендентальное "Я" и т.п.), с которым по мере возможности устанавливается устойчивая связь, свидетельствует об идеалистическом подходе. Главная отличительная черта человеческого (естественного) интеллекта - в неразрывной связи с понятиями человеческого разума, сознания, познания.

Существует точка зрения, согласно которой для определения интеллекта необходимо освободить его от гомоцентрических значений. В связи с этим интеллект представляется как свойственный всем живым организмам способ и механизм переработки природной информации, их целенаправленной реализации во взаимодействии со средой. Сознание и разум не являются конституирующими понятиями при таком понимании интеллекта, в то время как сам его перевод с латыни означает ум, рассудок, способность мыслить.

Двигаясь дальше в этом направлении, с интеллектом пришлось бы связать и различные способы трансляции и переработки информации в пределах неживой природы. Ведь информация - это именно то, что в рамках фазового перехода размывает "китайскую стену" между неживым и живым.

Думается, что было бы более правильно интеллект как человеческий способ восприятия и переработки информации "оставить" за человеком и не пытаться сделать его универсальным понятием, означающим механизм переработки информации.

186

Наличие языка у человека и отсутствие его у животных устанавливает четкую грань между интеллектом человека и механизмом переработки информации животных, и тем более в неорганической природе. С этой точки зрения наличие интеллекта у кошки и вороны лишь количественно предпочтительней, чем "интеллект" травы и камня.

Всякий издаваемый животными сигнал, наделенный коммуникативным содержанием, не требует ответа. В соответствии с этим "язык" животных в отличие от человеческого языка не ориентируется на конкретного "собеседника", не стремится достичь возможно полного понимания. Адресат "говорящего" носит всеобщий характер. Такой язык не связан с опытом, который можно было бы передавать во времени и пространстве, а именно это является определяющим признаком разумности и человеческого интеллекта.

Любое положение математики, логики или любой другой науки всегда есть производное от естественного языка. Если бы человек не обладал естественным языком, он не смог бы создать никакой, даже самой простой формулы. Между машиной и человеком всегда стоит язык, через который машина не сможет переступить. Чтобы порождать новые знания, нужен язык, а своего собственного языка машина не способна создать, и, используя человеческий язык (в любой его форме), она оперирует выраженными им человеческими знаниями.

В. Гейзенбер приводит в своей книге "Часть и целое" следующее высказывание Н. Бора: "Язык в какой-то мере представляет собой сеть, которая связывает людей, и мы с нашим мышлением и с нашими возможностями познания оказываемся в этой сети". Н. Бор писал, что "никакое настоящее человеческое мышление невозможно без употребления понятий, выраженных на каком-либо языке, которому всякое поколение должно учиться заново" [1].

1 Бор Н. Атомная физика и человеческое познание. - М., 1961. - С. 45.

Язык играет роль средства коммуникации и общения, в процессе которого формируется то, что можно обозначить как психосферу человека. Возникая в результате формирования и консолидации человеческого общества, психосфера оказывает обратное воздействие на развитие естественной природы человека, в том числе на приращение его разумности. Искусственной психосферы компьютер создать не может, поскольку она включает такие не поддающиеся формализации составляющие (помимо механизма переработки информации), как воля (в том числе и общественная воля - власть), альтруизм, эмоции и прочие экзистенциалы.

187

Пока человек остается человеком, он будет находиться в "кругу" порождаемых им самим психосфер, которые, какими бы они нам ни представлялись, будут устанавливать границы власти компьютерного ига. Психосфера и есть та величина, через которую не способна перешагнуть никакая машина. Интеллект есть мыслительная способность человека, совокупность его умственных функций (понятия, суждения, заключения), которые превращают восприятие в знание.

Последнее предполагает формализацию природных и общественных процессов, которая может иметь как естественную, так и искусственную основу. С последней связана проблема так называемого "искусственного интеллекта", понятие которого имеет чисто фигуральный смысл и значение.

4.7. Функциональная асимметрия мозга и информационная природа сознания

Информационная природа мышления и сознания связана с межполушарной церебральной асимметрией головного мозга человека. Ей соответствуют два типа мышления и два способа переработки информации: логико-вербальный, преимущественно связанный с активностью левого полушария, и пространственно-образный, связанный с активностью правого полушария.

Левополушарное мышление так организует материал, что при этом из всех бесчисленных реальных связей между предметами и явлениями активно отбираются только некоторые, наиболее существенные для упорядоченного анализа реальной действительности.

Отличительной же особенностью правополушарного, пространственно-образного мышления является одномоментное "схватывание" всех имеющихся связей, что обеспечивает восприятие реальности во всем ее многообразии.

Мозг, разумеется, функционирует как единое целое, интегрируя оба типа мышления как взаимодополняющие компоненты.

188

Развитие общения, необходимость передачи сложной информации привели к тому, что имеющаяся у животных ограниченная способность к анализу трансформироваласъ у человека в мощный аппарат логико-вербального мышления со способностью к абстрагированию. Абстрактное мышление и есть субъективное "включение" в объективное идеальное. С помощью абстрактного мышления человек преодолевает ограниченность конкретного мира, данного ему в ощущениях, конструирует универсальные понятия.

Логико-вербальное и образное мышление представляют собой не просто два разных способа переработки информации, но и два способа постижения мира. Обе стратегии мышления имеют познавательную направленность, связь и в единстве составляют познавательную деятельность.

Развитие функциональной асимметрии полушарий головного мозга в процессе развития, обучения и воспитания свидетельствует о приращении разумности в процессе исторического развития как генеральном направлении становления человека.

4.8. Феномен сознания

Выяснение сущности сознания и закономерностей его становления и развития начинается с его происхождения, что неразрывно связано с проблемой возникновения самого человека. Однако наши знания о возникновении человека до сих пор не переросли стадии гипотезы, что не позволяет абсолютизировать представления о существе проблемы в целом и представлять их как окончательно установленные.

Материалистическая трактовка сознания неразрывно связана с эволюционной теорией Ч. Дарвина, интерпретированной применительно к человеку и обществу Л. Морганом и Ф. Энгельсом и взятой на вооружение в XX в. многими историками, философами, психологами, археологами, этнографами и др.

Попытки даже таких видных физиологов, как И. Павлов, связать "производство" сознания непосредственно с деятельностью мозга не дали убедительных результатов, и сейчас мы так же далеки от "расшифровки" тайны сознания, как и столетие назад.

189

Ф. Крик говорил, что мы знаем, как двойная спираль синтезирует белок, но почему она начинает жить, - непонятно. Так и с сознанием: можно изучить сложные процессы в каждом участке мозга, а с появлением позитронно-эмиссионной томографии и функционально-магнитного резонанса наблюдать мозг в объемном виде, но как бы мы ни знали мозг, все равно остается тайна качественного перехода к сознанию человека в результате то ли божественного творения, то ли панспермии, то ли антропного принципа, то ли эволюции неживого в живое, а живого в разумное, и т.д.

Человеческое сознание не может быть представлено ни как результат эволюции материального в идеальное (материализм), ни как нечто внеприродное, не связанное с материей на исходном уровне и выступающее по отношению к ней в качестве первоосновы (идеализм). Человеческое сознание (как и сам человек) представляет собой миро-проявление, особую форму объективного идеального, которое изначально присуще природе.

Можно выделить три основных философских подхода при объяснении феномена сознания:

а) Моноидеалистический, объединяющий субъективный и объективный идеализм, в условиях которых идеальная субстанция как в виде объективной идеи, так и в виде трансцендентального "Я" противостоит как первичное, исходное, определяющее, материальной субстанции.

б) Мономатериалистический, или отражательный. Здесь первичной субстанцией является материя (тождественная природе), которая не только определяет, но и порождает идеальное и в конечном счете индивидуальное сознание, как субъективную реальность, в отличие от объективной. Этот подход выдвинут философией рационализма и исходит из противопоставления субъекта и объекта в познавательном отношении, в котором активная роль на стороне субъекта.

в) Синергийно-информационный, который отрицает как идеалистический, так и материалистический монизм, предполагает единство и дополнительность материального и идеального как равнозначных исходных природных начал, где объективное идеальное выражает природные различия, размерности, связи и отношения. Сознание в этом случае представляет собой составную часть и выражение объективного идеального.

190

XXI век - век завершения перехода человечества к постиндустриальному, информационному обществу. Массовое внедрение информационных технологий во все сферы человеческой деятельности обусловит коренное изменение всей картины общественных связей и самой природы человека, переход от энергетического человека к информационному.

Мих. Лифшиц в статье "Об идеальном и реальном" одним из первых среди советских философов подчеркнул "важность преодоления столь непривычной для обыденного сознания мысли о принадлежности идеального миру объективных вещей и отношений, а не формально-логическим или социально-психологическим явлениям сознания" [1].

И далее: "В природе самой по себе, в том числе природе человека, как биологического существа, идеального нет", - пишет Э. Ильенков. Но так ли это? Если идеальное есть форма человеческой деятельности, то она существует также в природе, а не вне природы. И откуда бы человеческий труд мог извлечь нечто идеальное, если бы он не был полезной общественному человеку стилизацией процессов природы? ...Идеальное есть во всем, оно есть и в материальном бытии и в сознании, оно есть и в обществе, и в природе, или же его нет нигде" [2].

1 Лифшиц М. Об идеальном и реальном // Вопросы философии. - 1984. - № 10. - С. 123.

2 Там же. - С. 123.

Рассмотрение сознания в рамках различных отраслей научного знания неизбежно опирается на определенную мировоззренческую позицию. В современной западной и отечественной литературе доминируют материалистические и идеалистические концепции возникновения сознания и связи сознания и мозга. В случае материалистического истолкования природы сознанию не находится места в сущностных основах мира, а идеалистический подход (с позиций как объективного, так и субъективного идеализма) отрывает сознание от материи, мысль от мозга, душу от ее психофизиологической основы.

Объективному природному идеальному на человеческом уровне соответствуют мысль, разум, сознание, которые представляют собой его частные проявления.

Действительно, если идеального нет в сущностном основании мира, откуда оно берется в природном существе, которым является человек? Традиционный ответ на этот вопрос связан с понятием эволюционного развития неорганической материи в живое вещество - и в конеч

191

ном счете в человека с его разумом и сознанием. Другими словами, возникновение идеального связывается с превращением материального в идеальное и фиксируется в человеческом мышлении, разуме, сознании. Такое понимание эволюции является механическим и до сих пор не имеет убедительного подтверждения.

Природа и человек в этом случае представляются разносущностными системами: природа отождествляется с материальным, человеческий разум - с идеальным, что соответствует классической науке и философии рационализма.

С позиций постнеклассической науки в основе миропонимания лежит открытый мир в его самодостаточности. Поэтому если с позиций закрытости систем теоретически можно допустить переход от материальной системы к идеальной, то с позиций открытости мира это даже теоретически сделать нельзя, ибо разрушает само исходное понятие открытости как открытости мира.

Наиболее общим выражением открытости мира на достигнутом уровне познавательной способности человека является континуум материального и идеального, их единство и равноположенность. Поэтому не могут эволюционировать друг в друга материальное в идеальное, равно как и материя возникать из пространства или времени. Разум человека - частный случай природного идеального, и его возникновение связано с миропроявлением, то есть с проявлением в человеке материального и идеального начал природы, которое может иметь, как космическое (панспермия), так и земное (эволюционное) происхождение. Нельзя исключить и другие возможные варианты. Кроме того, современное понимание органического и неорганического, живого и неживого связано с ограниченностью наших знаний. Известно, например, что в современных условиях живое и жизнь уже не трактуются как способ существования белковых тел, что казалось абсолютно неоспоримым несколько десятков лет назад.

Итак, эволюционный подход в смысле превращения неживого в живое, которое в свою очередь порождает разум, другими словами, представление об эволюции как превращении материального в идеальное не имеет ничего общего с глобальным эволюционизмом, который исходит не из противопоставления материального и идеального, а из их исходного единства и дополнительности.

192

4.9. Натуралистическая трактовка сознания

В статье Е. П. Велихова, В. П. Зинченко, В. А. Лекторского "Сознание: опыт междисциплинарного подхода" [1] сознание рассматривается как нематериальное вневременное и внепространственное образование и в то же время как духовный организм, оснащенный самостоятельными органами, к числу которых, ссылаясь на К. Маркса, авторы относят различные формы сознания: индивидуальное, групповое, коллективное, классовое, национальное, мифологическое, религиозное, научное, правовое, политическое, профессиональное и т.д. и т.п.

"Психическая реальность... выступила как система функциональных органов индивида, своего рода "духовный организм", имеющий не менее сложное строение и представляющий собой не менее увлекательный и имеющий практическое значение объект исследования, чем мозг (выделено мной. - В. Е.).

Таким же организмом является и индивидуальное сознание, порождаемое в совокупной деятельности индивидов и становящееся органом этой деятельности. На определенных этапах развития или в определенных обстоятельствах сознание может отслоиться, автономизироваться от деятельности, от породившего его социума" (выделено мной. - В. Е.) [2].

Понятие духовного организма, оснащенного функциональными органами, пытаются обосновать ссылками на К. Маркса: "Каждое из его человеческих отношений к миру - зрение, слух, обоняние, вкус, хотение, деятельность, любовь - словом, все органы его индивидуальности... существуют как общественные органы, - являются в своем предметном отношении, или в своем отношении к предмету, присвоением последнего, присвоением человеческой действительности" [3]. Думается, что смысл сказанного заключается в отношении к предмету и присвоении предметной деятельности, а не в выделении понятия органов, выражающих понятия индивидуального и общественного как предметных функциональных понятий.

1 См.: Вопросы философии. - 1988. - № 11. - С. 3-30.

2 Там же. - С. 15.

3 Там же. - С. 11.

193

Авторы рассуждают иначе. "Не только к моторной, но и когнитивной сфере можно подходить как к органу или органам, организованным в более или менее сложную систему... Эти органы обладают свойством предметности... Их нельзя непосредственно осязать, ощущать, хотя они так же, как и орудие труда, входят в схему нашего тела" [1]. Память, восприятие, мышление, таким образом, рассматриваются как предметные свойства реальности наряду с физиологическими.

Авторы хотят видеть в своем подходе преодоление "примитивного разделения души и тела" [2]. Но все их аргументы говорят об обратном: они направлены на конструирование души по типу тела, психического по типу физиологического.

1 Вопросы философии. - 1988. - № 11. - С. 14.

2 Там же. - С. 16.

4.10. Сознательное и бессознательное, рациональное и иррациональное

Характерный для современности концептуальный мировоззренческий плюрализм в значительной степени усугубляется тем, что достоянием широкой научной общественности сегодня стали многочисленные парапсихологические феномены, традиции восточной психотехники, а также экспериментальные данные о существовании измененных состояний сознания, которые явно не укладываются в традиционные стандарты европейской научной рациональности.

Это вызывает настоятельную необходимость в создании универсальной концепции сознания. На сегодняшний день в научной литературе можно насчитать несколько десятков определений сознания. Существуют попытки определить его как субъективную реальность, противостоящую реальности объективной, как идеальную деятельность, противоположную деятельности предметно-материальной; как функционирование особой сложно организованной материальной системы человеческого мозга. Все чаще сознание связывается с информационно-биомолекулярными процессами, лежащими в основе психической деятельности.

Если попытаться выделить общее, что объединяет все подходы, то обнаружится, что термин "сознание" употребляется в двух смыслах: широком (сознание есть все, что существует в психическом мире человека) и узком (сознание есть то, что может осознаваться и контролироваться нашим "я").

194

Подобное единство исходит из безоговорочного отнесения сознания к явлениям чисто субъективного характера.

В этой связи прежде всего выделяется та сфера сознания, которая может быть названа перцептивной сферой. К ней относятся ощущения, восприятия и конкретные представления, с помощью которых человек получает первичную информацию о внешнем мире. Другими словами, уже на этом уровне сознание рассматривается как основной способ получения и переработки информации из внешнего мира.

Следующей сферой являются логико-понятийные компоненты сознания. С этой сферой связываются способности человека к мыслительному постижению свойств и связей внешнего мира на основе рефлексии. Это следующая ступень в постижении объективного идеального.

С помощью мышления человек выходит за пределы чувственно данного в сферу абстрагирования существенных связей и выработки общих понятий.

Указанные сферы сознания применительно к мозгу можно назвать левополушарными.

К правополушарным относится эмоционально-афективный компонент сознания. Это: а) инстинктивно-аффективные состояния (неотчетливые переживания, предчувствия, смутные видения, галлюцинации, стрессы); б) эмоции (гнев, страх, восторг и т.д.); в) чувства, отличающиеся большей отчетливостью, осознанностью (наслаждение, отвращение, любовь, ненависть, симпатия, антипатия и т.д.).

К ценностно-смысловому компоненту относятся высшие мотивы деятельности и духовные идеалы личности, а также способность к продуктивному воображению, интуиция различных видов. С интуицией непосредственно смыкается уровень психической деятельности, определяемый как сверхсознание. Последнее является субъективной формой объективного идеального, наиболее непосредственного освоения информации как глобального языка природы. Сверхсознание означает непосредственное слияние сознания с объективным идеальным.

К проявлениям сверхсознания относятся явления непосредственного постижения, озарения или откровения, проницательности (инсайта). К числу субъективных психических проявлений относится и бессознательное.

195

Понятие бессознательного было впервые сформулировано Лейбницем, трактовавшим его как низшую форму душевной деятельности, лежащую за порогом осознанных представлений, возвышающихся, подобно островкам, над океаном темных перцепций (восприятий). Э. Гартман, вслед за А. Шопенгауэром, возвел бессознательное в ранг универсального принципа и основы бытия.

Исследования в области психопатологии, особенно французской психиатрической школы (Ж. Шарко и др.), позволили зафиксировать психическую деятельность, не осознаваемую человеком. Продолжением этой линии явилась концепция Фрейда, начавшего с установления прямых связей между невротическими симптомами и бессознательными переживаниями. Отказавшись от физиологических объяснений, Фрейд представил бессознательное в виде могущественной иррациональной силы, антагонистической сознанию. Бессознательные влечения, по Фрейду, могут выявляться и ставиться под контроль сознания с помощью техники психоанализа. Учение Фрейда о бессознательном получило развитие в неофрейдизме, шизоанализе, психосоматике, американской культур-антропологии, а также оказало влияние на этнографию, литературоведение. Юнг ввел понятие коллективного бессознательного. Концепция бессознательного преломилась в теории и практике различных современных художественных течений.

С бессознательным связан парапсихологический феномен - душевное состояние, которое не может быть объяснено известными законами природы, а также знания, полученные иначе, чем обычными сенсорными путями. Реальность парапсихологических феноменов (ясновидение, телепатия, экстрасенсорное восприятие, особенно, телекинез) продолжает быть предметом дискуссий, что не отменяет наличия самого их предмета и не снижает интереса к их научному объяснению. Не исключено, что научное объяснение этих и иных феноменов явится еще одним подтверждением существования объективного идеального.

П. Гуревич в статье "Вселенная по имени человек" пишет: "Исследования показали, что наша психика гораздо богаче, неисчерпаемее и глубже, нежели это представляли себе 3. Фрейд и К. Г. Юнг. Зона бессознательного кажется беспредельной. Она вбирает в себя беско

196

нечное множество феноменов, раскрывающих мир психического, духовного... В экстатическом состоянии человек преодолевает собственное "я". Он выходит на такие пласты "видений", которые не являются его индивидуальным достоянием. Пациент, например, начинает говорить на древнем языке, который известен современным специалистам в самых общих чертах... С помощью такой практики добывается некое знание... Вместе с тем традиционные методы теории познания здесь отсутствуют... Человек - единственное существо, которое, судя по всему, обладает способностью раскрыть целостность материального и идеального, воссоздать, воспроизвести единство бытия и духа" [1]. Понятие сознания человека как субъективной формы объективного идеального здесь прочитывается наиболее рельефно.

1 См.: Свободная мысль. - 1991. - № 14, - С. 62.

Информационную природу человека нельзя отождествлять с символическим мышлением и языковой коммуникацией в отрыве от деятельности. Символическое мышление и язык - это субъективный человеческий механизм восприятия и переработки информации как объективного содержания, получаемого нами извне. Однако он не дает представления об уровне развития познавательной способности человека.

На начальных этапах человеческой истории эту роль выполняют орудия человеческой деятельности, в которых она нашла свою материализацию. Это связано с тем, что на данном этапе развитие материального производства является основой человеческого общежития и главным критерием общественного прогресса.

В дальнейшем в определении уровня познавательной способности все большую роль начинают играть памятники материальной культуры (вавилонская башня, египетские пирамиды, замки, крупные города и т.д.). Уровень познавательной способности человека начинает связываться напрямую с развитием средств передачи информации: изобретение письменности, книгопечатания, средств передачи информации на большое расстояние, электронных машин и торсионных генераторов.

Все это не должно и не может противопоставляться мышлению и языку, как готовые результаты процессу и механизму их получения. Более того, мышление и язык, как орудие познания, как познание в целом, не имеют, во всяком случае пока, четких самостоятельных критериев, являющихся показателем уровня их развития.

197

Человек есть миропроявление, в котором в наиболее общем виде реализуются сущностные основы мира.

Постижение мира осуществляется человеком различными способами: образное восприятие, рефлексия, рациональное познание, вера. На различных этапах человеческой истории тот или иной из этих способов был преобладающим. В XVII-XVIII веках решающую роль начинают играть рациональное познание, наука, с выделением которой связан наиболее резкий скачок в развитии познавательной способности человека. Выделение науки как рациональности, отличной не только от образного мышления, но и от философской рефлексии, и растущая дифференциация научного знания внутри науки явились наиболее общей характеристикой развития познания в последние три столетия. Однако возможности рационального познания тоже оказались предельными и уже сейчас близки к своему исчерпанию, что проявляется во множестве апорий и тупиковых ситуаций, с которыми сталкивается наука на микро-, макро- и мегауровне.

Научная рациональность, или опытное, верифицируемое знание, приемлема лишь для решения определенного класса проблем. Ряд проблем не может быть решен только рациональным способом. К их числу относятся такие основополагающие мировоззренческие проблемы, как возникновение вселенной, появление живого, человека и человеческого разума и ряд других.

Из этого вытекает необходимость интеграции способов постижения человеком мира как условие дальнейшего развития познавательной способности человека в XXI в.

Синтез науки, философии, искусства, религии в этом контексте связан с введением иррациональных моментов в описание природной реальности, там, где она не объяснима с помощью физической реальности, и рациональное исследование сталкивается с непреодолимыми трудностями.

Идея глобального бутстрепа, согласно которой природные основания носят не вещественный, а событийный характер, все более укрепляющая свои позиции, противоположна не только классическому анализу, но и самому рациональному способу освоения действительности. Новый способ будет совершенно иной формой человеческого интеллектуального усилия, которое не только будет лежать вне области физики, но даже не сможет описываться в рамках научного (рационального) способа постижения человеком мира.

198

Подведем итог. Главным для нас в этом разделе являлось преодоление представления о человеческом разуме, сознании, субъективном идеальном лишь как о субъективной реальности, противостоящей объективной реальности материи.

Поэтому основное внимание было уделено разработке понятия сознания, как субъективного идеального имеющего объективную основу в объективном идеальном, как природной сущности равноположеннои материальному началу природы.

Это, однако, самое общее о нем представление в рамках противоположности материального и идеального. Дальнейшая разработка представления о человеческом сознании связана с его информационной природой. Последняя не отрицает идеального содержания сознания, а развивает его на уровне более глубокой природной сущности.

Раздел III

Открытое общество - информационное общество

1. Исходная открытость человека и общества

Исходная открытость человека связана с тем, что он является результатом миропроявления и выражает открытость мира. Фиксацией открытости человека его аналогия с миром исчерпывается. Многосущностность исключает редуцирование мира, природы, космоса к человеку, именно поэтому понятие микрокосмоса некорректно по отношению к человеку. Лишь весьма условно можно рассматривать сведение материального и идеального начал природы к телесности и духовности человека.

Тот факт, что в действительности понятие своей телесности и духовности человек распространяет на познаваемый им внешний мир, подчеркивает субъективную ограниченность этого представления о мире, который, как безначальная бесконечность, этими сущностями ограничен быть не может.

Информационный человек и информационное общество адекватно выражают открытость мира и соответствуют достигнутому лишь ныне уровню развития познавательной способности человека. Открытие информационной природы человека позволяет на исходном уровне обнаружить неразрывную связь разума, мышления, языка и коммуникации.

Лишь в общественных отношениях человека проявляется, реализуется и развивается его разумность как родовое качество. Вне общества, общественных связей новорожденный не может стать человеком, ибо он на начальной ступени tabula rasa - чистая доска в полном смысле, у него на ранних этапах онтногенеза даже не выражена функциональная асимметрия полушарий мозга. И лишь под влиянием общения, воспитания и образования начинает доминировать логико-знаковое мышление.

200

Различные функциональные особенности мозга по переработке информации и связанная с этим способность человека к абстрактному мышлению помогают ему преодолевать ограниченность восприятия мира на основе ощущений, которые есть и у животных, и выражаются в способности конструировать максимально общие понятия, то есть приобретается способность к анализу и синтезу. Способность человека к восприятию и переработке информации как глобального языка природы свидетельствует о генетически заложенной в нем познавательной потребности и познавательной способности, то есть о его информационной природе.

Тот факт, что информационная природа человека реализуется лишь в его общественных связях, говорит и об информационной природе общества.

Общественные связи человека согласно эволюционной теории исторически представляют различного рода закрытые обособленные системы (семья, род, племя, орда, община, государство и т.д.). Эти зависимость и обособленность имеют биологические и социальные корни. Коренной родовой признак человека его разумность - характеризует человеческое общество, состоящее из отдельных неповторимых индивидуальностей. Это является причиной общественной нестабильности и флуктуации. Обособленность и замкнутость общественных систем как социальное явление связаны с энергетической (силовой) основой социального взаимодействия.

Присвоение (собственность), отношение, являющиеся превращенной формой отношения субъект - объект (человек - природа), заменяют в нем разум на силу и в виде экономической детерминанты определяют весь строй общественных отношений с первобытных времен вплоть до нынешнего состояния человека и общества.

Суть этого превращения заключается в том, что общественное взаимодействие, являясь исходно информационным, исторически-конкретно выступает как энергетически-силовое. Различные теории описывают общественный процесс исходя из силового взаимодействия как всеобщего содержания общественных форм. Это формационный и цивилизационный подход, модернизм и постмодернизм и т.д.

Все они исходят из либеральных ценностей, которые имеют "естественное" происхождение и поэтому являются "священной коровой", не подлежащей сомнению и преодолению. Это частная собственность, свободная конкуренция, рынок, материальные (потребительские) ценности, лежащие в основе открытого общества. Цена этой "открытости" доказана опытом человечества, особенно последнего столетия. Человек в этом контексте рассматривается как функция общества, а не наоборот.

"Человек как микрокосм общества, - пишут авторы статьи в энциклопедическом словаре "Человек", - модель, согласно которой человек воспроизводит в сжатом виде мир общества. Социальные отношения - основа развития интегрального человека... Общество образует личностные отношения" [1].

1 Волков Ю. П., Поликарпов В. С. Человек: Энциклопедический словарь. М., 1999. - С. 219.

202

Общество, представляющее собой человека в его связях и взаимодействии с себе подобными, - принципиально иное понятие по сравнению с обществом как агрегатом людей, сущностью каждого из которых является совокупность общественных отношений.

В первом случае исходное - человек, во втором - общество. И это принципиально. Открытость мира - в его бесконечности. Открытость человека в том, что он представляет собой миропроявление. Открытость общества - в том, что оно представляет собой форму реализации разумности, как конституирующего качества человека.

Общество предполагает образование в широком смысле каждого пришедшего в этот мир человека. Каждый индивид представляет собой единство миропроявления и социализации.

Таким образом, открытость общества играет роль социализирующего начала в становлении человека. Это исходное качество общества в последующем реализуется в различных формах системной замкнутости и закрытости, поскольку давление груза, связанной с ними социальной наследственности, превращает человеческое общество в закрытое, которое исторически сложилось и которое мы наследуем в готовом виде. Именно поэтому понятие открытого общества исходно связано с общечеловеческими стратегиями его становления и образования как наполнение каждого конкретного индивида духовным достоянием всех предшествовавших поколений.

Открытость общества, в этом смысле являясь его непреходящей общечеловеческой характеристикой, представляет собой нечто само собой разумеющееся, находящееся за естественной запретительной чертой, посягать на нарушение которой противоестественно и просто не принято. В условиях конкретных социальных форм это рассматривается как естественная предпосылка и никак не сказывается на характеристике общественных отношений.

Факт исходной открытости общества был "опущен" или не принят во внимание во всех общественных теориях, имеющих силовую, энергетическую основу, и, именно поэтому социальность стала представляться как исходная замкнутость, закрытость. Открытое общество является исходным понятием и не может рассматриваться как преодоление закрытости общественных систем.

2. Физикализация и биологизация общественных процессов

Утверждение Г. Хакена о том, что "в синергетике мы исходим из абстрактных математических соотношений", которые представляют собой лишь "принятый нами уровень описания" природных явлений, свидетельствует о том, что физические, биологические и социальные системы лишь иллюстрируют смысл математических принципов синергетики и в лучшем случае лишь приблизительно выражают сущность реальных природных и общественных процессов.

Параметры порядка и принцип подчинения - это синергетические конструкции, которые не могут в неизменном виде прилагаться к системе того или иного рода, особенно к такой сверхсложной системе, какой является человеческое общество.

Вот один из примеров подобного упрощения.

Ю. Аверин связывает переосмысление концептуальных основ социального управления с "теорией самоорганизации (синергетикой) и социальной энтропией" [1].

1 Аверин Ю. Обновление концепции социального управления в контексте современного научного знания// Социология на пороге XXI века. - М., 1999. С. 230.

203

"Социальный порядок - ключевое понятие теории социальной энтропии, пишет он. - Энтропия - это свойство системы, характеризующее направленность протекания в ней самопроизвольных процессов и являющееся мерой их необратимости (очевидно, имеется в виду: неупорядоченности. - В. Е.). К самопроизвольным относятся про - цессы, которые не обусловлены функциональным взаимодействием элементов системы. По отношению к социальной системе такими процессами может считаться все то, что нарушает установленный порядок действий люден (выделено мной. - В. Е.).

Понятие социальной энтропии выражает меру организованности (?! - В. Е.) социальной системы, меру социального порядка.

Чем стабильнее регулярность в повторении действий, тем стабильнее социальный порядок, тем ниже энтропия. И, наоборот: то есть социальная энтропия выступает как мера социального беспорядка. В свою очередь регулярность в повторении действий зависит от степени следования существующим в обществе правилам и нормам" [1].

Другими словами, "социальная энтропия и ее ключевое понятие социальный порядок" сводятся, по сути, к общественному порядку. Такое понимание порядка лишь формально совпадает с синергетическим, и попытки представить это как новое слово в обществознании, в частности, в социологии, лишь уводят в сторону от рассмотрения явлений общественной жизни по существу.

Нужно ли говорить о том, что представление автора об энтропии в приведенном рассуждении не выражает самой сути этого понятия, да еще и прямо экстраполировано на социальность.

Во главу угла ставится социальное целеполагание, из чего следует вполне логичное продолжение: "Социальное управление есть инструмент установления социального порядка" [2]. Далее следуют новации из синергетического арсенала: "Механизм его (социального порядка. - В. Е.) установления позволяет определить синергетические концепции самоорганизации. Ее стержень составляет идея динамической неустойчивости, неравновесности системы открытого типа. Ее равновесие рассматривается как частный случай, как момент существования системы. Равновесие относительно, неравновесие - абсолютно. В любой системе действуют два противоположных начала - "создающее" и "размывающее" порядок".

1 Аверин Ю. Обновление концепции социального управления в контексте современного научного знания // Социология на пороге XXI века. - М., 1999. С. 231.

2 Там же. - С. 232.

204

...Определяющим фактором развития становятся флуктации, случайные отклонения от нормального состояния [1].

А объясняется это тем, что необходимость и случайность как факторы развития общества уравниваются в правах. В состоянии относительного равновесия определяющим фактором выступает необходимость, а в состоянии неравновесия - случайность" [2].

В основе разграничения созидающего и размывающего процессов лежат, по сути, юридические акты и правовые предписания, а следовательно, в основу общественной жизни кладется субъективный фактор.

Из всего этого следует рекомендация о том, что "социальное управление не должно быть настолько "жестким", чтобы сильными воздействиями подавлять все "размывающие" процессы... Важнейшей функцией социального управления становится поддержание в обществе необходимого соотношения между "создающими" и "размывающими" процессами. Это означает, что в нем должны существовать достаточно большие зоны социальной самоорганизации, не подверженные прямому воздействию субъекта управления. Эти зоны есть питательная среда для социальных флуктуации и механизм развития способности людей к самоорганизации, к развитию социального порядка" [3] (выделено мной. - В. Е.).

1 Аверин Ю. Обновление концепции социального управления в контексте современного научного знания // Социология на пороге XXI века. - М., 1999. С. 232.

2 Там же.

3 Там же.- С. 237.

Поэтому дело сводится к необходимости слабого резонансного воздействия на объект управления.

Еще один пример того, как в социологическом анализе за модной терминологией теряется смысл рассматриваемых общественных процессов и явлений.

Ключевая точка зрения, вытекающая из новой парадигмы эволюционизма, считают А. Субетто и С. Григорьев, связана со становлением системной генетики, а на ее базе социальной генетики и эволюционной социологии.

205

"Системогенетика, - пишут они, - раскрывая меха-низм действия комплекса системогенетических законов в эволюции любых систем (законов системного наследования, инвариантности и цикличности развития, дуальности управления и организации систем, генерохронии и системного времени или неравномерности развития любого целого, спирального развития, необходимого разнообразия системогенофонда, спиральной фрактальности системного времени или обобщенного (?! - В. Е.) закона Геккеля и др. фактически определяет "внутренние механизмы" действия любой системной эволюции. Важным здесь (выделено мной. - В, Е.) является то, что системогенетика по отношению к рефлексивному миру приобретает содержание рефлексосистемогенетики (из текста это никак не следует. - В. Е.), позволяющей глубже осмыслить роль рефлексии в социальной детерминации и механизмах "социальной генетики на базе общественного интеллекта"...

Социальная рефлексосистемогенетика (уже социальная. - В. Е.), показывающая возможности рефлексивноциклического управления социальным развитием со стороны общественного интеллекта, фактически привносит в пространство социологии новую, неклассическую гносеологию, включающую в себя "теорию наблюдателя". Новый неклассический эволюционизм... придает новый смысл антропным принципам, в которых теперь уже отражается закономерность эволюционного становления человека-наблюдателя (как закон интеллектуализации космической материи) и необходимость расширения "принципов деятельности" до масштабов корректировки любых знаний через систему рефлексии по поводу общественной природы наблюдателя. Появляется... "теория относительности гносеологии, которая приобретает особое значение по отношению... к социологии" [1] (выделено мной. - В. Е.).

1 Суббето А., Григорьев С. О внутренней линии генезиса неклассичности социологии - социогенетики // Социология на пороге XXI века. - М., 1999. С. 71-72.

Итак, из награмождения так называемых системогенетических законов важным является то, что из них не следует, а именно то, что системогенетика по сути заменяется в своем исходном значении рефлексосистемогенетикой, что, в свою очередь, выдвигает рефлексию на определяющее место в "социальной детерминации", а это лежит в основе управления социальным развитием со стороны общественного интеллекта.

206

Подмена тезиса здесь используется для того, чтобы поставить "на научную основу" субъективизм, как мировоззренческий принцип.

Но авторы не ограничиваются этим. Они вторгаются и в заповедное поле собственно философии, когда под видом новой, неклассической гносеологии, включающей в себя "теорию наблюдателя", расширяют субъективизм до масштабов корректировки любых знаний, на основании чего сама гносеология объявляется относительной, то есть субъективизм не только отрывается от познавательной способности человека, но и ставится впереди ее.

И этого подтекста не отменяет выдвинутое авторами положение об эволюции человека-наблюдателя как законе интеллектуализации космической материи, представлении столь же далеком от истины, как и сам антропный принцип, с которым они его связывают. А коль скоро все это имеет особое значение (а по тексту даже является прерогативой) по отношению к социологии, дела ее явно плохи - ибо она таким подходом дальше других не только естественных, но и общественных наук отодвигается от объективной реальности.

3. На пути к созданию теории открытого общества

3.1. Тектология А. А. Богданова

Теоретическая база открытого общества разрабатывалась и в рамках тектологии - всеобщей организационной науки, название и основные понятия которой в 1913 году были предложены А. А. Богдановым. К их числу относятся: 1) приоритет целого над частями, центростремительных тенденций над центробежными; 2) относительная самостоятельность каждого элемента организации и обязательное выполнение им функций, необходимых для существования организации в целом; 3) конъюгация (сотрудничество, общение) первичный момент, порождающий возникновение, изменение, развитие и разрушение организационных форм; 4) ингрессия - соединение элементов системы посредством вводных комплексов; 5) дезингрессия - нейтрализация соединительных активностей; 6) подвижное равновесие - обмен веществом и энергией между

207

системой и внешней средой; 7) возрастание активности комплекса и изменение соотношения между ассимиляцией и дизассимиляцией; 8) достижение относительной устойчивости равномерным распределением активностей между элементами целого; устойчивость целого зависит от наименьших сопротивлений всех его частей; 9) всякое системное восхождение заключает в себе тенденцию развития, направленную к дополнительным связям, там, где она не выдерживается, существуют пункты пониженного сопротивления; 10) явление агрессии - концентрации активности; 11) разделительные и кооперативные процессы, интеграции и дезинтеграции, иерархия элементов структуры в пределах организации.

Впоследствии эти принципы были использованы в кибернетике и синергетике.

Понятие организации как внутренней упорядоченности, взаимосвязи и взаимодействия элементов системы, или частей целого, обусловленное их строением, а также совокупностью процессов или действий, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого, было выработано в условиях господства классической механистической научной парадигмы и применялось для характеристики закрытых систем с присущей им обратимостью, равновесностью и жестким детерминизмом.

Мировоззренческий подход с позиций организации и организационной науки уже не соответствует современной научной картине мира, в центре которой находится открытый мир с присущей ему необратимостью, нелинейностью, неравновесностью, нестабильностью, индетерминизмом природных процессов. Ключевым понятием здесь является самоорганизация.

Попытка А. А. Богданова подойти к анализу с позиций современной ему научной картины мира встретила резкую критику со стороны В. И. Ленина. В. И. Ленин писал: "Богданов занимается вовсе не марксистским исследованием, а переодеванием уже раньше добытых этим исследованием результатов в наряд биологической и энергетической терминологии. Вся эта попытка от начала до конца никуда не годится, ибо применение понятий "подбора", "ассимиляции и дезассимиляции" энергии, энергетического баланса и проч. и т.п. в применении к области общественных наук есть пустая фраза. На деле никакого исследования общественных явлений, никакого уяснения метода общественных наук нельзя дать при помощи этих понятий" [1].

208

Сегодня ясно, что то научное и философское знание, которое стремился освоить Богданов, отражало дух времени, выходило за рамки классических представлений, соответствовало квантово-релятивистскому пониманию физической реальности, а следовательно, и прогрессивному направлению ее философского осмысления.

Прямолинейное объяснение социальной жизни действием природных закономерностей, бесспорно, несостоятельно. Однако попытки рассматривать социальные явления вне связи с современной научной картиной мира и даже в отрыве от нее, да еще и выдавать это за признак хорошего тона в философии, ничуть не лучше.

3.2. Открытое общество К. Поппера

Понятия открытого и закрытого общества были введены К. Поппером в связи с критикой историцистского подхода. Смысл его состоит в том, что "история управляется особыми историческими или эволюционными законами, и открытие их дает возможность пророчествовать о предопределенной человеку судьбе" [2].

С этих позиций человек рассматривается как пешка, а главными действующими лицами на сцене истории являются "либо Великие нации и их Великие вожди, либо Великие классы, либо Великие идеи". Задача состоит в том, чтобы открыть законы исторического развития и на этой основе предвидеть будущее.

"Бескомпромиссный и последовательный историцизм утверждает, что человек не может изменить законы исторического предназначения, даже если он и открыл их" [3]. Однако сам К. Поппер, рассматривая общество как открытую систему, находился в плену классического представления о природе как закрытой системе, о ее законах как естественных, вечных, неизменных.

"...Закон природы, - считает он, - описывает жесткую неизменную регулярность... Закон природы неизменен и не допускает исключений" [4]. А поскольку "в общественных науках также существуют естественно-истори

1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. - Т. 18. - С. 348.

2 Поппер К. Открытое общество и его враги. - Т. I. - М., 1992. - С. 38.

3 Там же. - С. 53.

4 Там же. - С. 91-92.

209

ческие законы, которые мы будем называть "социологическими законами" [1], логично предположить, что и их он наделяет теми же характеристиками, что и законы природы.

Действительно, если общество управляется естественными, неизменными законами, то вся суть дела - в заданной идеологической позиции, которая на свой лад трактует их сущность и действие: в основе независимый частный собственник или подавляющее эту независимость общество (государство). Отсюда все, кто стоял за ограничение частной суверенности индивида начиная от Платона, независимо от оттенков, рассматриваются как ретрограды, покушающиеся на святая святых. Причем не принимаются во внимание ни исторические условия, ни мера этого ограничения.

Больше того, такая позиция теоретически исключает не только государственное ограничение индивидуализма, но и его ограничение как таковое. А если принять во внимание, что он базируется на обособлении материального интереса, на господстве материальных ценностей, - это означает увековечивание такого состояния, углубление социальной дифференциации.

Правда, К. Поппер, как бы заранее предполагая возможность таких упреков, пишет: "Говоря о социологических законах, или о естественных законах общественной жизни, я имею в виду не гипотетические законы эволюции,.. хотя если такие регулярности исторического развития на самом деле существуют, то, несомненно, они должны относиться к категории социологических законов. Я говорю и не о законах "человеческой природы", то есть не о психологических и социопсихологических регулярностях человеческого поведения. Я имею в виду законы, которыми оперируют современные экономические теории... Социологические законы связаны с функционированием социальных институтов и играют в нашей общественной жизни роль, аналогичную той, которую в механике играет, скажем, принцип рычага... Подобно механизмам, им требуется умный присмотр со стороны тех, кто понимает, как они действуют" [2] (выделено мной. - В. Е.).

1 Попер К. Открытое общество и его враги. - Т. I. - М., 1992. - С. 97.

2 Там же. - С. 102.

210

Если за исходное принимается экономика, с ее объективными законами, определяющими общественное развитие, то действия отдельных лиц уже в исходном пункте анализа приобретают такой характер, а следовательно, строго детерминированный характер приобретает и вся система, как имеющая начало и конец, прошлое и будущее.

Раскрывая свое понимание противоположности индивидуализма и коллективизма, К. Поппер ссылается на Платона: "Бытие возникает не ради тебя, а наоборот, ты ради него". Из этого он делает вывод, что, "по Платону, единственной альтернативой коллективизму является эгоизм. Он просто отождествляет всякий альтруизм с коллективизмом, и всякий индивидуализм с эгоизмом" [1].

Платон утверждает, что военная дисциплина должна господствовать в обществе и в мирное время. "Самое главное здесь следующее, - пишет он. Никто никогда не должен оставаться без начальника - ни мужчины, ни женщины... Пусть человеческая душа приобретет навык совершенно не уметь делать что-либо отдельно от других людей и даже не понимать, как это возможно... безначалие должно быть изъято из жизни всех людей и даже животных, подвластных людям". В этих фрагментах из "Законов" Платон обнаруживает вид "вульгарного понимания коллективизма, который не может не вызвать справедливого отвращения".

Ему К. Поппер противопоставляет "объединенный с альтруизмом индивидуализм", который стал основой западной цивилизации. Это ядро христианства, а также всех этических учений, получивших развитие в цивилизации и ускоривших ее прогресс. Это и категорический императив Канта ("Всегда относись к другому человеку как к цели, а не как к простому средству достижения своих целей"). "Ни одна другая мысль не оказала такого мощного влияния на нравственное развитие человечества" [2], - пишет он.

К. Поппер подчеркивает гуманизм своего понимания индивидуализма, его духовное начало. Больше того, он прямо выводит его из природы человека. "Природа человека такова, пишет К. Поппер, что люди по крайней мере некоторые из них не могут жить одним лишь хлебом насущным, но стремятся к высшим духовным идеалам. Таким образом, мы можем вывести подлинные естественные цели человека из его подлинной природы, а она духовна и социальна" [3].

1 Попер К. Указ. соч. - С. 139.

2 Там же. - С. 140-141.

3 Там же. - С. 108.

211

И все же, несмотря на пафос и высокий нравственный смысл этого утверждения, оно представляется с философской и социологической точек зрения недостаточно последовательным, а потому и убедительным. Как известно, К. Поппер считает наиболее совершенным и прогрессивно реформируемым социальной инженерией лишь капиталистическое общество, то есть общество, основанное на господстве материальных ценностей, в его законченном виде. Стремление людей к высшим духовным идеалам в этом случае относится к сфере нравственности, в отрыве от экономики и политики. Оказывается, что "подлинная духовная природа" человека и связанная с ней социальность не определяют сегодня, да и в принципе не могут определять, характер общественно-экономической жизни, раз они связываются с обществом, основанным на господстве материальных ценностей.

"Для Платона, - пишет далее К. Поппер, - существует лишь один окончательный критерий - интерес государства. Важно, кто выражает этот интерес государства "как всеобщий". Из этого вытекает "принцип руководства". Он исходит из того, что "пока люди остаются людьми, не может быть абсолютной и неограниченной политической власти... Даже самый могущественный тиран зависит от своей секретной полиции, от своих приспешников и палачей. Такая зависимость показывает, что, как бы ни была сильна его власть, она не является неконтролируемой, и он должен идти на уступки, натравливая одну сторону на другую..." [1].

К. Поппер делает вывод о необходимости институционального контроля над правителями. "Мне кажется, - утверждает К. Поппер, - что правители редко поднимались над средним уровнем как в нравственном, так и в интеллектуальном отношении, и часто даже не достигали его... По-моему, было бы безумием основывать все наши политические действия на слабой надежде, что мы сможем найти превосходных или хотя бы компетентных правителей" [2].

1 Попер. К. Указ. соч. - С. 162.

2 Там же. - С. 163.

Кроме того, нужно иметь в виду, что трудно найти человека, которого бы не испортила власть. Как говорит лорд Эктон, всякая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно.

212

К. Поппер считает, что альтернативная этому теория демократического управления основывается не на учении о доброте и справедливости правления большинства, а на представлении о низости тирании. Точнее, она опирается на решение или на согласие избегать тирании и оказывать ей сопротивление.

Извечный конфликт между общественным и индивидуальным Платон замыкает на государстве, власти и ее представителях, предполагая с их помощью добиться его преодоления. К. Поппер стоит на противоположных позициях, защищающих индивидуализм как подход, исходящий из естественной природы человека, которая в своих лучших проявлениях подавляется обществом и государством.

Единственным рациональным и "методологически безупречным", по мнению Поппера, выходом является постепенная, поэтапная инженерия, которую он противопоставляет платоновскому утопическому подходу. Суть ее в использовании метода частных социальных решений, который позволяет использовать "разум, а не страсти и насилие", достигая разумного компромисса и улучшая политическую ситуацию с помощью демократических методов. Напротив, утопическая попытка создания идеального государства "требует сильной централизованной власти и, как правило, ведет к диктатуре".

"Утопическая инженерия претендует на рациональное планирование всего общества, хотя мы вовсе не располагали эмпирическим знанием, необходимым для того, чтобы реализовать это честолюбивое намерение, так как не обладаем достаточным практическим опытом в такого рода планировании, а предвидение социальных фактов должно основываться именно на таком опыте. В настоящее время просто не существует социологического знания, необходимого для крупномасштабной инженерии" [1]. К. Поппер отмечает, что в этих условиях постановка социального эксперимента по построению социализма в рамках целого, пусть даже небольшого государства, не оправдана.

1 Указ. соч. - С. 204.

Однако и метод постепенных социальных преобразований имеет свои погрешности и не является методологически безупречным, как считает К. Поппер. Во-первых, он не учитывает того, что для истории характерны не только постепенные, но и революционные социальные изменения. Во-вторых, постепенные преобразования он связывает с капиталистическим обществом как закрытой системой.

213

В результате открытое общество К. Поппера оказывается ограниченным господством материальных ценностей, существенно не связанным с "подлинными целями человека", вытекающими из его "подлинной природы", то есть с духовными ценностями.

В главе десятой книги "Открытое общество и его враги" он пишет: "в дальнейшем... племенное или коллективистское общество мы будем именовать закрытым обществом, а общество, в котором индивидуумы вынуждены принимать личные решения, открытым обществом" [1]. И далее: "Возможность рациональной рефлексии по поводу встающих перед человеком проблем вот что составляет коренное различие этих двух типов обществ" [2].

Из приведенных утверждений ясно, что их автор справедливо отдает предпочтение открытому обществу, основанному на личной ответственности, перед закрытым обществом, в котором такая ответственность отсутствует. Но это различие, согласно Попперу, представляет собой содержание исторического процесса, как такового, а не его определенной стадии.

Открытое общество рассматривается как исторически конечная, то есть закрытая система. Личная инициатива и личная ответственность, характерные для открытого общества, представляют большую ценность по сравнению со своими антиподами. Но к чему они ведут, что представляет собой общество, в основе которого лежат эти ценности?

К. Поппер пишет: "...Наши современные открытые общества функционируют в основном при помощи абстрактных отношений таких, как обмен или кооперация. Необходимо подчеркнуть, что анализом именно абстрактных отношений главным образом и занимаются современные социальные теории, например, экономические теории" [3].

1 Указ. соч. - С. 218.

2 Там же. -С 217-218.

3 Там же.

Получается, что автор увековечивает эти абстрактные отношения, равно и материальные ценности, как определяющие. А где же тогда место человеку, его духовному потенциалу? В рамках абстрактных отношений духовное начало человека является производным и всецело зависимым от материальных условий. Если таким представить идеал или лучший тип общественного устройства, то чело-вечество ждет безрадостная перспектива.

214

Противопоставление индивидуализма и коллективизма у Поппера носит абсолютный характер. Он превращает частнособственническую форму индивидуализма в универсальную и противопоставляет ее коллективизму как таковому. В простой, классической форме это не вызывает возражения. Но распространять ее на все известные и будущие* формы общественного устройства представляется некорректным упрощением. Конкретно-исторические общественные отношения всегда богаче этой простой схемы, и чем дальше, тем больше они усложняются. Поэтому сегодня уже трудно, а иногда и практически невозможно все реальные общественные формы, прежде всего экономические, свести к индивидуальным или коллективным, частным и общественным.

3.3. "Расширенный порядок человеческого сотрудничества" Ф. Хайека

Ф. Хайек ввел для обозначения современной цивилизации новый термин "расширенный порядок человеческого сотрудничества".

Ключевая для "расширенного порядка" проблема - это проблема координации знаний, рассредоточенных в обществе с развитым разделением труда среди бесчисленного множества индивидов. Концепция рынка как механизма аккумуляции рассеянного знания является крупнейшим научным открытием Ф. Хайека, которым он влил новые силы в экономический либерализм. В экономических процессах определяющая роль принадлежит личностным, неявным знаниям, специфической информации о местных условиях и особых обстоятельствах. Такие знания воплощаются в разнообразных конкретных умениях, навыках и привычках, которыми их носитель пользуется, порой даже не сознавая этого. Их первостепенное значение отменяет сциентистский предрассудок, сводящий любое знание исключительно к научному, теоретическому знанию.

Рынок представляет собой особое информационное устройство, механизм выявления, передачи и взаимосогласования рассеянных в обществе знаний. Он обеспечивает их лучшую координацию и более полное использование по сравнению с централизованным плановым руководством.

215

В условиях расширенного порядка сотрудничества индивид располагает защищаемой законом сферой частной жизни, в пределах которой он вправе самостоятельно принимать любые решения на свой собственный страх и риск, причем как положительные, так и отрицательные последствия его действий будут сказываться непосредственно на нем самом. Он поэтому заинтересован в учете всей доступной ему информации и может использовать свои конкретные знания и способности в максимально полной мере.

Взаимосогласование разрозненных индивидуальных решений обеспечивается с помощью ценового механизма. Цены выступают как носители абстрактной информации об общем состоянии системы. Они подсказывают рыночным агентам, какие из доступных им технологий и ресурсов (включая их "человеческий капитал") имеют наибольшую относительную ценность, а значит, куда им следует направить усилия, чтобы добиться лучших результатов. Подобный синтез абстрактной ценовой информации с конкретной личностной информацией позволяет каждому человеку "вписываться" в общий порядок, координируя свои знания со знаниями людей, о существовании которых он чаще всего даже не подозревает. Рыночная конкуренция оказывается, таким образом, процедурой по выявлению, координированию и применению неявного личностного знания, рассеянного среди миллионов индивидуальных агентов.

В рамках же централизованного планирования огромная масса информации оказывается невостребованной, а координация - чрезвычайно неэффективной. Поэтому централизованная экономика обречена на расчетный, или калькуляционный хаос.

Ф. Хайек считает, что только с помощью конкуренции можно достигнуть подлинной координации. Легко контролировать или планировать несложную ситуацию, когда один человек или орган в состоянии учесть все существенные факторы. Но если таких факторов становится настолько много, что их невозможно ни учесть, ни интегрировать в единой картине, тогда единственным выходом является децентрализация. А децентрализация сразу же влечет за собой проблему координации, причем такой, которая оставляет за автономными предприятиями право строить деятельность в соответствии с только им известными обстоятельствами и одновременно согласовывать свои планы с планами других. И так как децентрализация была продиктована невозможностью учитывать многочисленные факторы, зависящие от решений, принимаемых боль

216

шим числом различных участников процесса, то координация по необходимости должна быть не "сознательным контролем", а системой мер, обеспечивающих индивида информацией, которая нужна для согласования его действий с действиями других. А поскольку никакой мыслимый центр не в состоянии всегда быть в курсе всех обстоятельств постоянно меняющегося спроса и предложения на различные товары и оперативно доводить эту информацию до сведения заинтересованных сторон, нужен какой-то механизм; автоматически регистрирующий все существенные последствия индивидуальных действий и выражающий их в универсальной форме, которая одновременно была бы и результатом прошлых, и ориентиром для будущих индивидуальных решений.

3.4. Развитие Д. Соросом представления об открытом обществе

Дж. Сорос идет гораздо дальше Джеймса Бьюкенена (лауреата Нобелевской премии за 1986 год, автора "Теории общественного выбора"), считающего, что "экономическая теория по сути своей индивидуалистична - следовательно, нет смысла привносить в нее концепцию общественных целей" [1].

Определяющее мировоззренческое влияние на взгляды Д. Сороса оказала теория открытого общества К. Поппера. Однако концепция "открытого общества" Поппера исходит из принципов рыночного фундаментализма, отрицание которых декларирует Сорос.

Открытость, по мнению Дж. Сороса, означает исходное несовершенство общества, и лишь капитализм обладает неограниченной способностью совершенствовать его.

Для этого Дж. Сорос выдвигает свою концепцию рефлексивности, противостоящую современной экономической науке, покоящейся на вытекающей из ньютоновской физики теории равновесия [2]. Он нигде не ссылается на неклассическую и особенно постнеклассическую науку, но охотно заимствует и уместно применяет их выводы и положения. Это как раз и отличает его от других теоретиков-экономистов, которые не владеют современными достижениями науки и философии.

1 Бьюкенен Джеймс. Соч. // Перевод с англ. - М., 1997. - С. 20.

2 "При попытках описать изменения макроэкономического масштаба анализ равновесия оказывается абсолютно несостоятельным. Ничто не является столь далеким от реальности, как допущение, что участники основываются в своих решениях на совершенном знании. Люди на ощупь пытаются предугадать будущее с помощью любых возможных ориентиров. Результат, как правило, отличен от ожиданий, что ведет к постоянному изменению ожиданий и к постоянно меняющимся результатам. Процесс является рефлексивным (Сорос Дж. Алхимия финансов. - М., 1996- - С. 54).

217

"Я, - пишет Сорос, - подхожу к мировому капитализму как к незавершенной и искаженной форме открытого общества" [1]. "..После распада советской системы открытое общество с акцентом на свободу, демократию, главенство закона в значительной степени потеряло привлекательность... Капитализм, опирающийся исключительно на рыночные силы, представляет другую опасность открытому обществу ...Рыночный фундаментализм представляет сегодня большую опасность для открытого общества, чем тоталитарная идеология" [2] (выделено мной. - В. Е.).

"Существует двусторонняя связь между настоящими решениями и будущими событиями, эту связь я называю рефлексивностью. Это двустороннее рефлексивное общение между тем, что участники ожидают, и тем, что происходит на самом деле, является основным моментом для понимания всех экономических, политических и общественных явлений" [3].

Если так, то это подрывает сами основы рынка, или по крайней мере до неузнаваемости трансформирует их. "Рыночные силы, если им предоставить полную власть, даже в чисто экономических и финансовых вопросах вызывают хаос и в конечном итоге могут привести к падению мировой системы капитализма. Это - мой самый важный вывод в данной книге" [4], - пишет Дж. Сорос.

1 Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. - М., 1999. - С. XV.

2 Там же. - C. XVII-XXI.

3 Там же. - С. ХХ-ХХI.

4 Гол же. - С. XXIII.

Сорос приходит и к еще более важному выводу: "Мы вновь оказываемся перед лицом опасности сделать неверные выводы из уроков истории. На этот раз опасность исходит не от коммунизма, а от рыночного фундаментализма. Коммунизм отменил рыночный механизм и ввел коллективный контроль над всеми видами экономической деятельности. Рыночный фундаментализм стремится отменить механизм коллективного принятия решений и ввести главенство рыночных ценностей над политическими и общественными. Обе эти крайние точки зрения - ошибочны. На самом деле нам нужен правильный баланс между политикой и рынками, между созданием правил и игрой по этим правилам" [1].

1 Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. - М., 1999. - С. XXIV.

218

Открытость национальных экономик должна была бы завершиться открытостью мировой экономики. Однако Соединенные Штаты Америки, которые, оставшись единственной сверхдержавой, не желают считаться ни с какими теоретическими положениями, в том числе и теми, которые "работают" на них, в частности, с понятием открытого общества и открытой экономики. А либеральные идеологи, в том числе и Сорос, не мыслят современного мира без руководства со стороны Соединенных Штатов Америки. Именно для этого "суверенитет государств должен быть подчинен международному праву и международным институтам".

Сорос выступает за то, чтобы дальше трансформировать и совершенствовать капитализм, лечить его болезни, преодолевать несовершенство. И средством этого он видит коллективные решения на мировой арене, исходящие от международных экономических организаций, построенных по типу политических национальных образований - нынешних суверенных государств. Другими словами, он, как и его оппоненты, отождествляет экономические отношения с рыночными и предполагает политическую альтернативу в виде чего-то похожего на всемирное государство и его наднациональные органы.

Исходя из представления о тождестве экономических и рыночных отношений, Сорос рассматривает систему фундаментальных ценностей как данность, не подлежащую изменениям, а открытое общество как единственно правильное общество. Исключением является то, что он считает неправомерным распространение рыночного подхода и рыночных ценностей на "нерыночный сектор", под которым он понимает "коллективные интересы общества", и поэтому характеризует рыночный фундаментализм как "идеологический империализм".

Империализм идеологический, однако, немыслим без империализма экономического. Превращение США в единственную сверхдержаву, реализующую свои интересы в ущерб всем остальным, чем дальше, тем больше сопровождалось отрывом сферы обращения от сферы производства, укреплением позиций доллара как мировой валюты на основе плавающего курса, введенного Никсоном, и на этой основе бурным ростом финансово-валютного пузыря в системе мировых хозяйственных связей.

219

Современная международная банковская система поражена своеобразной раковой опухолью. Помимо риска потенциальных убытков, отраженного в собственных балансовых отчетах, банки занимаются покупкой иностранной валюты в обмен на национальную, с последующим ее выкупом, операциями с производными ценными бумагами на межбанковском рынке, то есть между собой и клиентами. Эти операции не отражаются в балансовых отчетах банков. Они постоянно соотносятся с состоянием рынка, и любая разница между себестоимостью и рыночной стоимостью компенсируется переводом наличных средств. Масштабы рынков Свопа, форвардных и производных бумаг, - огромные суммы, с которыми совершаются операции, во много раз превышают капитал, реально используемый в коммерческой деятельности. Операции образуют цепочку со многими посредниками, каждый из которых имеет обязательства перед своими партнерами и не знает того, кто еще вовлечен.

Эта система пережила сильное потрясение после развала банковской системы ряда азиатских и латиноамериканских стран, а также России. В итоге на пороге серьезнейшего кризиса оказались и США. Ведь безразмерно раздутый финансовый пузырь рано или поздно должен лопнуть. Последствия этого никто не может предсказать. Единовременно будут выведены из обращения десятки трлн. долларов. Такого еще не было в практике международных финансово-валютных отношений. Развал мировой финансовой системы неминуемо будет сопровождаться развалом и всей системы международной торговли. Как тут не задуматься о судьбах открытого общества!

Сорос предчувствует, что мировая капиталистическая система не выдержит нынешнего испытания. "Я предсказываю неминуемый распад системы мирового капитализма" [1], - пишет Дж. Сорос.

1 Сорос Дж. Указ. соч. - С. 113.

220

Однако, выступая против рыночного фундаментализма, он имеет в виду не сами эти ценности, то есть частную собственность, свободный обмен, рыночную конкуренцию, а необходимость найти наиболее эффективные средства их сохранения и использования, особенно в сфере мировых финансов и межгосударственных валютных отношений. Он просто видит дальше других сторонников капиталистической системы, в том числе направляющих политику ведущих стран Запада, и прежде всего США, предупреждает об угрозе самому существованию мирового капитализма и сам активно борется за сохранение либеральных ценностей.

Его действия отмечает точный экономический и политический расчет, и это нужно иметь в виду, не только оценивая его практическую деятельность, но и читая его книги.

Это относится, прежде всего, к России. Теперь уже не стесняясь Сорос признает, что через Фонд "Открытое общество", который был создан в 1979 году, он был "тесно вовлечен в процесс дезинтеграции советского общества" [1]. (NB - в этой связи стоит задуматься над тем, какой смысл вкладывает Сорос в понятие открытого общества).

1 Сорос Дж. Указ. соч. - С. 8.

В результате демократических преобразований 90-х годов Россия открыла себя и сделалась частью мирового экономического сообщества, что как альтернативу закрытости и неразрывно связанному с ней тоталитарному режиму можно было только приветствовать. Однако следование идее открытого общества поставило Россию в зависимость от США и международных финансовых организаций, от состояния мировых финансов, происходящих в них неподконтрольных государствам и международным организациям стихийных разрушительных процессов. С этим была связана внутренняя макроэкономическая политика, которая в конце концов и привела к "черному августу" 1998 года.

Монетаризм - это не просто и не только рыночная система международных экономических связей, а прежде всего - политика экономической экспансии на базе доллара как мировой валюты. Попытки представить дело таким образом, что всякое проявление экономической самостоятельности - это изоляционизм, выходящий за рамки рыночных отношений, - типичная идеологическая подтасовка, призванная оправдать экономическую политику и практику развитых стран, и прежде всего США, реализацию их экономических интересов. Сейчас мировая финансово-валютная система находится на грани развала, и привели ее к такому состоянию стихийно-рыночные закономерности, а отнюдь не развитие экономической самостоятельности стран, входивших ранее в долларовую зону.

221

Запад сегодня официально признает, что российская экономика разрушена. Но рассчитывать на то, что чья-то помощь спасет страну, нереально в принципе. По некоторым подсчетам, для подъема экономики России необходимо не менее 4 трлн. долларов. Таких средств нам никто никогда не даст. Значит выход один: необходимо рассчитывать на свои силы и возможности, на собственные ресурсы. К такому выводу приходят сегодня многие исследователи, да и политики тоже.

На апрельской сессии 2001 года МВФ и ВБ в Вашингтоне Россия заявила о прекращении обращения в эти международные организации с просьбой о предоставлении кредитов. У нашей страны нет никакого другого серьезного способа осуществления реформ, кроме как рассчитанного на собственные, внутренние силы.

Возникает вопрос: будет ли это движением к закрытости экономики и общества? Думается, что нет, ибо самостоятельность и закрытость неоднопорядковые понятия.

Самостоятельность - это и есть открытость в условиях тотальной закрытости, являющейся основой рынка и покоящейся на частной собственности. Открытость - это и есть экономическая свобода, которая никак и никогда не может быть достигнута путем привязки национальной экономики к иностранной валюте.

Главное, что сделает экономический курс "новым курсом", - это дедолларизация экономики, введение жесточайшего валютного контроля, предполагающего ограничение конвертируемости национальной валюты обслуживанием внешнеторговых операций.

Переход на регулирование внутреннего экономического оборота на основе национальной валюты - основополагающий принцип "нового курса". Следующий резерв: контроль над денежным обращением.

Многочисленные оценки денежной системы России можно свести к тому, что сегодня она состоит из 10% рублевой зоны, 30% - долларовой, 60% - бартер и денежные суррогаты. Государство контролирует, да и то относительно, лишь рублевую зону, все остальное находится вне его влияния.

222

Без установления (или восстановления) монополии национальной валюты не может быть развития экономики на собственной основе.

Как добиться того, чтобы только рубль обслуживал товарооборот, чтобы работать с ним стало выгоднее, чем с долларом?

Одни предлагают "вкачать в Россию деньги перегретой финансами Америки, но не политизированные средства МВФ и Всемирного банка". Другие думают о деньгах частных вкладчиков. Деньги есть в зарубежных банках и в оффшорных зонах. Важный источник - долги государства населению. Восстановление рубля как национальной валюты, без административно вводимой дедолларизации, невозможно. Поскольку экономики и сами судьбы отдельных стран в современных условиях в решающей степени зависят от состояния мирового финансового рынка, это как общий принцип не может не иметь отношения и к России.

Дж. Сорос считает, что "Россия бросилась из одной крайности, жестко закрытого общества, - в другую крайность - общество, не подчиняющееся законам капитализма. Резкость перехода мог бы смягчить свободный мир, если бы он... был действительно привержен идеалам свободного общества. Самая всепроникающая и закрытая социальная система из когда-либо существовавших в мире распалась, и никакая другая система не заняла ее место. В конечном счете из хаоса постепенно начал возникать порядок, но, к сожалению, он слабо напоминал открытое общество" [1].

"Ростки нового экономического строя - это... разновидность капитализма, но разновидность довольно странная,.. (которую) вполне можно охарактеризовать как грабительский капитализм, поскольку наиболее действенный путь накопления частного капитала в исходном моменте, близком к нулю, заключается в присвоении государственных активов" [2] (выделено мной. - В. Е.). Сорос считает, что "связь между капитализмом и демократией в лучшем случае незначительная... Международные банки и многонациональные корпорации зачастую чувствуют себя более комфортно с сильным автократическим режимом" [3]. Они и в позиции России и ее руководства уважают лишь готовность следовать в форватере интересов и тех людей, которые готовы это делать, не считаясь ни с чем.

1 Сорос Дж. Указ. соч. - С. 167-168.

2 Там же. - С. 168-169.

3 Там же. - С. 121.

223

Демократизацию и рыночные реформы в России осуществлял слой, далекий по генезису, культуре и психологии от заявленных ценностей, да и от интересов народа. Его абсолютные приоритеты: господство и собственность.

Правительство США российские дела рассматривало и рассматривает только через призму своих интересов, и для него спасение утопающего-дело рук самого утопающего, а правительство России, попав в ловушку рыночного фун даментализма, так разбалансировало экономику в ходе так называемых реформ, что не может и подумать о самостоятельной экономической политике.

В том случае, когда российские власти проводят экономическую политику, отвечающую интересам США (что означает в конечном счете превращение России в сырьевой придаток, третьеразрядную страну), это так или иначе до сих пор устраивало обе стороны. Однако когда дело пришло к логическому концу, то есть Россия пришла к экономическому краху, - относиться к ней как к равному партнеру даже внешне и по форме потеряло всякий смысл.

И тогда российские власти, проводившие эту самую проамериканскую политику, были разрекламированы на весь мир как коррумпированные, а российское государство - как гангстерское.

Но стоит ли на этом основании поднимать вопрос о том, что это является "шагом к изоляции России", установлением "железного занавеса", "холодной войной"? Здесь явно поменялись местами первичное и вторичное, причина и следствие. Никакой это не "железный занавес" и не "холодная война". Это продолжение Штатами той же политики, которую, пока их не затронули, одобряли российские "реформаторы". Просто они ведут себя по законам рынка и свободной конкуренции и добивают поверженного противника. То ли еще будет, если мы не вспомним о своем национальном достоинстве и громогласно не заявим об этом!

Для этого необходимо менять экономический курс, поставив во главу угла национальные интересы России, и в соответствии с этим выстраивать экономические и социальные приоритеты. Нужно четко поставить вопрос о реальной национальной экономике, приоритете национальных интересов, дедолларизации российской экономики.

224

Отмена конвертируемости рубля по текущим операциям должна явиться начальной стадией дедолларизации российской экономики и преодоления инвалютного монетаризма. Помимо чисто экономического оздоровления, этот шаг необходим для развития экономики России в русле ее национальных интересов. Дедолларизация явится важнейшим средством снижения социальной напряженности и предотвращения социального взрыва, серьезной преградой на пути распространения международного терроризма. Без этого нельзя предотвратить растущий сепаратизм регионов (особенно национальных), ведущий к неминуемому развалу федеративного государства. Если внутренний экономический оборот будет осуществляться на базе национальной валюты, в значительной мере потеряет остроту и вопрос о частной собственности на землю и ее купле-продаже, ибо земля в этом случае остается национальным достоянием независимо от смены собственника.

Решение насущных экономических задач предполагает новое качество самого государства.

Итак, концепция открытого общества от К. Поппера к Дж. Соросу претерпела существенные изменения: от отождествления его с капитализмом как рыночным фундаментализмом - до отрицания последнего и требования общественного (со стороны наднациональных организаций) регулирования для предотвращения краха мирового капитализма. А значит, в рамках экономического фундаментализма, как в рыночной, так и планово-централизованной формах, открытое общество не может не только быть построено, но и смоделировано.

225

4. Становление информационного общества

4.1. Развитие фондового рынка и процесс экономической глобализации

С появлением первых банкнот возник новый уровень обмена - фондовый. Первая фондовая биржа была открыта в Амстердаме в XVII веке. Промышленная революция подняла процесс обмена на более высокий уровень. К концу XIX века на биржах всего мира - особенно на нью-йорской Уолл-Стрит - брокеры ежедневно покупали и продавали миллионы акций, что принципиально изменило природу образования капитала. Товарная биржа трансформировалась - благодаря информационной революции - во фьючерсную товарную биржу, на которой брокеры начали спекулировать информацией о товарах, а не самими товарами.

К началу XX века фондовые и фьючерсные биржи в основном сформировались, поэтому уже происходило создание новых форм и инструментов инвестирования капитала и расширение инвестиционной базы. Сейчас 100 млн. частных лиц в США владеют таким количеством акций, паев и опционов, что они вполне могли бы считаться держателями контрольных пакетов по отношению к институциональным инвесторам. И это только часть глобального феномена: каждый день мировая финансовая система пропускает через себя более 1,5 трлн. долл. - в десять раз больше, чем так называемая реальная экономика.

В конце XX века была создана биржа нового типа: NASDAQ, которая специализируется на акциях компаний, разрабатывающих новые технологии. NASDAQ пользуется массивными базами данных и высокоскоростными системами связи и по сути представляет собой фондовую биржу, но оперирующую только данными, без традиционной торговой площадки и рабочих мест брокеров.

Новая мера стоимости - интеллектуальный капитал как система измерения включает в себя более широкий круг объектов: она применима не только к коммерческим предприятиям, но и к правительственным и некоммерческим организациям. Неизбежно возникновение новой системы обмена, в которой будет использоваться эта мера стоимости.

Возникновение интеллектуального капитала вполне закономерно, ибо только он пригоден для оценки современного производства. Эксперты ЮНЕСКО подсчитали, что на долю США приходится более 65% потока информации, циркулирующей в каналах коммуникаций всего мира.

Но спекуляции фиктивным капиталом осуществляются в отрыве от материального производства, что неизбежно ведет к развалу мировой финансовой системы. Уже в 1998 г. ежедневный объем мировой торговли физическими товарами составлял 12 млрд. долларов, а объем финансовых сделок - 420 млрд. долларов. Такого нагромождения до сих пор не знала мировая финансовая система.

226

С 1986 по 1994 гг. мировой рынок дериватов (вторичных ценных бумаг) вырос с 1,1 трлн. долл. до более чем 45 трлн., то есть среднегодовой темп его роста составляет 59%. Это и представляет основу грядущего в ближайшем будущем мирового финансового кризиса.

13 июля 2000 г. "Би-Би-Си" сообщило, что А. Гринспен выступил с предостережением в связи с тем, что в ближайшее время не исключены финансовые потрясения, аналогичные азиатскому кризису 1998 года. Нечто подобное было озвучено им в связи с итогами президентских выборов в начале 2001 года.

4.2. Экономическая глобализация и современное общество

Понятие глобализации характеризует создание единой мировой экономики, мирового рынка, в конечном счете мирового сообщества, преодолевающего (взрывающего) границы национальных государств путем идеологической, политической и экономической экспансии Центра - экономически развитых стран во главе с США как единственным мировым лидером и сверхдержавой, в отношении периферии - развивающихся и посткоммунистических стран - стран третьего и четвертого мира.

Теоретически глобальный рынок можно представить как развитие идеи Хайека о рынке как информационном механизме, аккумулирующим рассеянное знание, практически же он представляет собой самодвижение по собственным, в конечном счете саморазрушительным законам финансового рынка, который исторически является продолжением и надстройкой над товарным.

Создание глобального мирового рынка сопровождалось разрушением национальных границ за счет прежде всего преодоления таможенных барьеров. Если до Второй мировой войны таможенные тарифы составляли 60%, то сейчас 6-7%, то есть уменьшились в 10 раз. Это сопровождалось возрастанием роли доллара, как мировой валюты и снижением роли национальных валют. Это означало и снижение конкурентоспособности товаров стран периферии и усиление их зависимости от развитых стран, спо

227

собствовало превращению Соединенных Штатов в единый и единственный центр мировой экономики и созданию возможностей для проведения политики идеологического и экономического империализма. Многие наши экономисты и политологи вслед за западными исследователями при этом отождествляют глобализацию и открытый мир.

Какой же это открытый мир, если в результате глобализации наблюдается возрастающий разрыв между развитыми и развивающимися странами? В докладе ООН за 1999 год "Глобализация с человеческим лицом" подчеркивается, что соотношение между доходами пяти самых богатых и пяти самых бедных стран составляло в 1960 году 30:1, в 1990 году-60:1, в 1997 году-74:1.

Кофи Аннан, раскрывая понятие глобализации, пишет: "В сущности это взаимодействие групп и отдельных индивидуумов напрямую друг с другом через границы, без обязательного, как 5ыло в прошлом, участия в этом процессе государства". Однако, признает он, "глобальный рынок еще не руководствуется правилами, в основе которых лежали бы общие социальные цели". Поэтому "ограничиваться восхвалением достоинств свободного рынка, призывая развивающиеся страны присоединиться к нему, сущее лицемерие".

"Развитые страны больше всех выигрывают от глобализации, и в их собственных интересах сделать так, чтобы этот процесс развивался устойчиво".

Глобализация мировой экономики имеет следствием то, что пятая часть населения мира пытается выжить на сумму менее одного доллара в день. Об этом Кофи Аннан заявил в марте 2001 года, накануне Брюссельской конференции ООН, посвященной проблемам выживания населения 49 наименее развитых стран, в которых проживает свыше 10% мирового населения. Плюс к этому по статистике МВФ и ВБ еще 2,8 млрд. человек живут на 2 долл. в день. Таким образом, 4 млрд. человек из 6 млрд. населения Земли влачат, по сути, нищенское существование.

В настоящее время фермеры бедных стран сталкиваются с высокими пошлинами на импорт. Тарифы, введенные промышленно развитыми странами на такие товары, как мясо, сахар и молочные продукты, почти в пять раз превышают цены производителей. Тарифы ЕЭС на мясные продукты достигают 826%.

228

Чем большую стоимость развивающиеся страны вкладывают в свои товары в ходе их производства, тем более высокие тарифы на них устанавливаются. Например, в Японии и странах ЕЭС полностью произведенные продовольственные товары облагаются тарифом в два раза большим, чем продукты на первом этапе производства. "Иными словами, - подчеркивает генсек ООН, - промышленно развитые страны, воспевающие достоинства свободной и справедливой торговли, на практике осуществляют протекционистскую политику, которая делает совершенно бессмысленным развитие собственной промышленности бедными странами".

В этой связи заслуживает внимания заявление Дж. Буша о том, что "сельское хозяйство является не только составной частью нашей экономики, но и важной частью нашей внешней политики". Новый министр сельского хозяйства Анна Венеман развила эту мысль следующим образом: "Американские фермеры кормят и одевают не только людей нашей страны, но и народы всего мира". Она намерена "настойчиво работать в направлении расширения мировых рынков продовольствия и других видов сельхозпродукции", что не сулит ничего хорошего развивающимся странам.

Интеграцию в мировую экономику развивающихся и посткоммунистических стран Билл Гейтс связывает с "необходимостью выработать здоровые стратегии развития, а не просто большой скачок в кибернетическое пространство". В качестве условий передачи информационных технологий выдвигаются создание "последовательных стратегий роста", наличие базовых достижений в области образования и способствующий успеху либеральный регулирующий режим.

Другими словами, условием интеграции в мировую экономику новых стран является принятие ими сложившихся правил игры, в результате которых она регулируется и контролируется из единого центра, которым являются США и их национальная валюта.

Директор Института проблем глобализации М. Делягин определяет глобализацию как "процесс стремительного формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на базе новых, преимущественно компьютерных технологий".

Думается, что тут не вполне корректно объединены финансы и информация. Это неоднопорядковые явления.

229

Финансы представляют собой отношения между экономическими субъектами, обусловленные обращением с использованием денег. То есть это чисто экономическая категория, которая не исключает и даже предполагает использование информации, но не в равноположенном качестве, а в качестве инструмента.

Такое положение характерно для современного постиндустриального общества, в котором энергия сохраняет роль главного фактора, определяющего стратегию развития. Как его ни назови, - это общество, основанное на господстве материальных (потребительских) ценностей, где рынок является основным механизмом экономического регулирования. Другими словами, это не информационное общество. Последнее предполагает превращение информации в основной стратегический ресурс общества, основанный на несиловом регулировании в отличие от энергии.

Информация в данном случае берется в качестве содержания, полученного нами извне, и только в этом виде представляет основу открытого информационного общества.

Глобализация к этим характеристикам отношения не имеет, ее характеризует закрытость экономических систем вплоть до глобальной, общемировой, поскольку они не могут быть ни универсальными, ни общегосударственными. Больше того, третий и четвертый мир не может быть равноправным членом мирового экономического сообщества и, по определению, является периферией, играет роль питательной среды и сырьевого придатка глобального центра.

Ввиду неудовлетворительности определения основного понятия к глобализации относятся и глобальное телевидение, и кризис глобальной экономики в 1997-1999 гг., и "Интернет", виртуальная реальность и интерактивность. Главным в глобализации объявляется влияние новых информационных технологий на общество и на человечество в целом. Информационная составляющая отрывается от финансовой и превращается в единственную, определяющую.

Еще больше запутывает представление о глобализации попытка видеть главным в ней преобразование человеческого сознания (как индивидуального, так и коллективного), в отличие от преобразования мертвых вещей, являвшихся предметом труда на протяжении многих тысяч лет.

230

И вот это изменение сознания, которым занимается "практически каждый фабрикант собачьих консервов", по мнению М. Делягина, качественно изменило природу бизнеса, поскольку PR-технологии приспосабливают в отличие от маркетинга не товар к предпочтениям людей, а наоборот, людей к имеющимся товарам. В итоге формирование сознания превращается в наиболее выгодный бизнес.

Подобные социальные изменения характеризуют "информатизированное общество", в то время как "информационное сообщество" отождествляется с людьми, осуществляющими формирование сознания в его пределах. Но как же быть в таком случае с информационным обществом? Ему не находится достойного места при характеристике не только современного, но и будущего человечества.

Обособление групп людей, работающих с "информационными технологиями", в "информационное сообщество", неизбежно ведет к постепенной концентрации этого сообщества (в силу факторов материальных - в том числе потому, что интеллект, хотя и выживает, но не воспроизводится в условиях бедности и опасности) в наиболее развитых странах.

Тем самым создается объективно обусловленный технологический разрыв между развитыми и развивающимися странами. Это по сути означает признание фактически фатальным разделение мира на богатство и бедность, безнадежное положение или оправданное присвоение достижений научно-технического прогресса. Такой "глобализм" имеет многих предшественников и предсказателей, но есть ли смысл повторять их ошибки? Собственно, что нового означает в таком случае глобализм? Соединение капитализма на стадии финансового империализма с компьютерными технологиями, то есть изобретение новых подпорок для старой социальной системы?!

Больше того, из технологических подпорок со временем метатехнологии превращаются во "вторую природу", которая будет задавать условия развития личности и человечества, постепенно заменяя рыночные отношения и отношения частной собственности и присвоения. Деньги и финансы теряют свое значение, так как конкурентоспособность заменяется технологиями, которых нельзя купить. Эта "технологическая" революция знаменует собой переход к "информационному" обществу. Может ли социальная сущность отношений быть заменена технологической, хотя бы и метатехнологической?

231

Противопоставление социальной и технологической сущностей неправомерно по определению. Этим узаконивается и увековечивается противопоставление богатых и бедных, поскольку последние технологически не могут догнать первых, ибо "информационное сообщество" в бедных странах обречено на вымирание, по заключению М. Делягина. Превращение конкуренции в орудие уничтожения контрагентов свидетельствует о ее вырождении.

Глобальная конкуренция должна быть заменена синергией участников производственного процесса - как в рамках национальных государств, так и в мировом масштабе.

Глобалистические устремления единственной великой державы, не имеющие ничего общего с открытым обществом, дополняются в этом смысле теориями антиглобализма, одной из которых является так называемый "российский проект в глобальном контексте". Те, кого называют державниками или патриотами, выступают за то, чтобы Россия была особой, замкнутой страной, - считает В. Третьяков. Либералы, по его мнению, борются за то, чтобы Россия вошла в западный мир на равных. Он считает, однако, что и то и другое - абсолютная неправда и все дело в том, как встроиться России в западную модель. У России нет ни либерального, ни консервативного проекта будущего. Нужно искать третий проект. И вот как он, либерал и демократ, видит его: жизнь есть экспансия. Каждый, в том числе и каждая страна, выживает за счет других. Из этого следует, что нужно побеждать того, кого можно победить, брать, что можно взять. В сфере "геополитического выживания" нужно проводить предельно циничную политику по типу американской. Поскольку то, что находится в сфере американских интересов, нам сегодня недоступно, "мы можем победить за счет других незападных стран, стран СНГ. Восстановление Советского Союза... есть приоритетная сфера нашего геополитического выживания" [1].

1 Независимая газета. - 2001. 11 апреля. - С. 12.

"Для меня, - пишет В. Третьяков, - различие коммунизма и фашизма в том, что коммунизм жертвовал своими ради чужих, а фашизм чужими ради своих". Это не только цинично, но и глубоко античеловечно. Жертвовать людьми единственный смысл такого геополитического мышления, которое не может быть иным и при решении внутригосударственных проблем. "Жизнь - экспансия" этому научил В. Третьякова, по его собственному свидетельству, Б. Березовский - известный "гуманист и человеколюб". И это все ставит на свои места.

232

Березовским взята на вооружение эта "мудрость" вполне осознанно, для того чтобы оправдать "первоначальное накопление" и свои претензии на власть, как не менее осознанно создавал условия для этого тогдашний "гарант" Б. Ельцин. А вот зачем это нужно для сегодняшней российской политики, - большой вопрос. Объективно - это самоубийство для страны, у которой кроме духовных ценностей не осталось ничего, но и те хотят отнять.

А сведение геополитической проблемы России к тому, как удобней "лечь под Запад", даже в столь вульгарном варианте авторской мысли исходит из силы: "Если ты сильный, то часть того хорошего, что у тебя есть, ты сможешь передать другим, компенсировав тем самым то, что ты "подлег" под этот самый гнусный меркантильный западный мир. А если ты слаб, то тогда... лег и лежи в надежде, что ты получишь удовольствие...". Думается, однако, что для настоящей политики любого, даже слабого государства, мало приемлема логика представительницы самой древней профессии.

Такая логика опирается на то, что "в мире никто никогда никому ничего не должен, ни одна страна никого не ждет, всем на всех наплевать, все всех ненавидят" (Радзиховский).

Либералы, по определению, включены в глобальный мир, предоставив своей идеологией Штатам территорию в виде объекта добровольной оккупации. "Для них, - говорит А. Мигранян, - понятия "государство - страна - народ" просто не существуют... Логика заключается в уничтожении России как субъекта, как государства, превращение ее просто в территорию, а народа - в ресурс".

В настоящее время главная забота новой администрации Дж. Буша состоит в сохранении позиций доллара в мировой экономике. Это связано с тем, что "мир в настоящее время более взаимосвязан, чем в прежние времена. .. Наша экономика и жизненный уровень всех американцев зависят прежде всего (выделено мной. - В. Е.) от наших позиций в мире". Это и есть программа экономического и идеологического империализма, а в современном обличье глобализации мирохозяйских процессов.

233

"Администрация Клинтона, - пишет Стивен Коэн, - если бы действительно стремилась к стабильности, то никогда не стала бы настаивать на эксперименте "шоковой терапии".

"Дискуссии о том, какой тип "смешанной" экономики должен возникнуть на месте традиционной, давно уже велись в России, приобретя особую остроту в 1998 году, после очевидного краха поддерживавшейся США и проводившейся администрацией Ельцина политики. Этим дискуссиям суждено шириться и углубляться в ходе начавшейся деельцинизации. И решение предстоит принять не Западу, а России", - заключает С. Коэн. И приходится удивляться тому, что столь очевидные мысли не посещают многих наших экономистов и политиков. А в них содержится направление первоочередных действий не только тактического, но и стратегического характера.

Это, так сказать, внутрироссийские проблемы становления открытого общества. Внешние связаны с внешнеполитической стратегией страны в условиях глобализации.

Американский вариант не выходит за пределы превращения России в сырьевой придаток и третьеразрядную страну, а то и прекращения ее существования в конечном счете как самостоятельного федеративного государства. Переориентация на Европу не решает проблему кардинально ввиду ее конечной зависимости от Штатов как следствие глобализации. "Кошмарный" для Запада сценарий - заключение стратегического альянса России с Китаем и Индией, в результате которого 2 млрд. их населения приобретают устрашающую техническую мощь России. Некоторые западные специалисты считают, что это будет катастрофой для Соединенных Штатов.

Думается, однако, что в наш век нельзя зацикливаться на любом из вариантов, а следует выработать комплексный подход к решению проблемы. Бесспорно ясно и одно: коренным условием успеха является опора на собственные силы, первоочередное развитие экономического, технологического и духовного потенциала нации.

234

Оценивая положение в мире, связанное с глобализацией, Н. Н. Моисеев в конце жизненного пути написал: "По моему глубокому убеждению, то, что произошло в нашей стране, - лишь фрагмент общей перестройки мировой системы и, прежде всего, ее экономической составляющей". Суть дела в том, что сегодня миропорядок, утвердившийся в послевоенные годы на Западе, который принято называть PAX AMERICANA, рухнул, как и Советский Союз, и вследствие этого мир надолго потерял стабильность. Но, в отличие от того, что было с Советским Союзом, разрушение PAX AMERICANA происходит пока без видимых катаклизмов.

Дело в том, что вся планета, как и наша страна, находится на пороге неизвестности и непредсказуемости. "Антропогенная нагрузка на биосферу, считает Н. Н. Моисеев, - стремительно возрастает, и, вероятно, близка к критической. Один неосторожный шаг - и человечество сорвется в пропасть, Одно необдуманное движение - и биологический вид homo sapiens может исчезнуть с лица Земли. Такая катастрофа может случиться не в каком-то неопределенном будущем, а, может быть, уже в середине наступающего XXI века".

Для того, чтобы найти выход, потребуется предельное напряжение творческого гения человечества, бесчисленное количество изобретений и открытий. Поэтому необходимо как можно скорее максимально раскрепостить личность, создать возможности для раскрытия ее творческого потенциала.

Открытость общества не может быть достигнута при господстве материальных (потребительских) ценностей. Им соответствуют разобщенность, обособление материального и идеального, при определяющей роли материального, от отдельного человека до мирового сообщества. Лишь благодаря тому, что духовно-познавательные ценности выйдут на первый план, можно будет говорить как об открытости человека, так и об открытости общества.

Этот процесс А. И. Солженицын определяет как победу духа над материей. "Я, - заявил он при вручении ему 13 октября 2000 года Большой премии Французской Академии морально-политических наук, - верю в преимущество духа над бытием".

XX век показал, что человеческое общество, ставящее во главу угла материальные ценности, запуталось в неразрешимых противоречиях. В этих условиях необходима смена ценностно-мотивационной парадигмы. Современный уровень развития, связанный со сменой вещественно-энергетической основы производства на информационную, выводит нас за пределы тех представлений, в основе которых лежали коллективизм и индивидуализм.

235

Общественное устройство XXI века предполагает новое основание. Не труд, а информация становится здесь системообразующим фактором.

Объединяемое единой инфосетью человечество будет иметь общую цель и развиваться на высоком уровне индивидуальности и самоконтроля. Принципом синергетизма заменится принцип конкуренции. Материальные (потребительские) ценности уступят свою господствующую роль ценностям духовно-познавательным.

Мы отдаем себе отчет в том, что новая парадигма, как и все представления о будущем, является лишь возможной теоретической конструкцией, поскольку в ближайшей точке бифуркации могут стать реальностью как другие продолжения, так и стагнация прежней системы ценностей. Поэтому представления о будущем следует рассматривать как возможные варианты, а не как объективно, закономерно необходимое развитие сегодняшних общественных отношений.

Но это не значит, что нужно пассивно наблюдать за развитием событий. Для перехода к новой ценностно-мотивационной парадигме необходима переориентация всей системы общественных связей и отношений, что потребует четко определенных, целенаправленных и скоординированных воздействий.

"Великий акт человеческой свободы или эмансипации, - писал М. К. Мамардашвили, - заключается в том, чтобы порвать с законами причинности, то есть условно заданными правилами, по которым решается проблема каждой отдельной ситуации. Многие из них стремятся превратиться в ситуации закрытого типа (выделено мной. - В. Е.), - в вечное повторение одних и тех же условий. Попав в такую ситуацию, человек не может увидеть себя со стороны как участника условной игры и не осмеливается покуситься на ее правила" [1].

1 Мамардашвили М. К. Мысль под запретом (Беседа с А. Э. Эпельбуэн) // Вопросы философии. - 1992. - № 5. - С. 106.

Если за исходное принимается экономика, то строго детерминированный характер приобретает и вся обще-ственная система, как имеющая заведомо известные начало и конец, прошлое и будущее, и направляемая объективными законами развития.

236

Из экономического детерминизма исходили и продолжают исходить представители самых различных экономических школ. Эти же мировоззренческие принципы лежат в основе теоретических концепций как сторонников рыночных реформ, так и государственного регулирования экономики у нас.

4.3. Информатизация и интернетизация общества

В последнее время много говорят об обвале американских фондовых рынков. Для его объяснения была выдвинута теория двух экономик - "старой" и "новой". К "старой" относятся традиционные отрасли, которые дают рядовому инвестору 10-12 процентов прибыли в год. "Новая", основанная на достижениях высокой технологии, является гораздо более прибыльной.

Действительно, характерной чертой последних десятилетий стало стремительное, беспрецедентное по темпам развитие (прежде всего в странах-лидерах мирового хозяйства) современных информационных технологий (ИТ), включающих средства обработки информации и новые способы коммуникаций.

Одновременно происходят процессы резкого снижения цен на товары и услуги, связанные с современными технологиями. В 1970-1990-е гг. цена компьютеров (и полупроводников) снизилась более чем в 10 000 раз, а в среднем ежегодно на 30-40%. Такой темп падения цен значительно превосходит имеющиеся исторические аналоги. Так, цены на телефонную связь уменьшились в XX в. в 3-7 раз, а на электричество - в 20-25 раз.

Огромными темпами увеличивается в мире число пользователей сетью "Интернет" - с 3 млн. в 1993 г. до 100 млн. в 1997 г. и примерно 200 млн. в 2000 г. Поток информационного обмена в "Интернет" практически удваивается каждые 100 дней, что составляет свыше 700% в год.

Быстрое распространение ИТ в передовых государствах (прежде всего в США) в 80-е гг. привело к определенному повышению темпов экономического роста и производительности .

237

Однако в дальнейшем быстрый рост информации привел к ее избыточности в условиях сохраняющегося господства материально-вещественных условий производства и стоимостного регулирования. Это начало мешать принятию рациональных решений в экономике, замедлило рост производительности и эффективности. В сфере ИХ прежде всего происходит ускоренное обесценение капитала, программных продуктов и технологий. Примерно 3/5 расходов американских корпораций идут на возмещение устаревшего оборудования и программного обеспечения. Компьютеры, цены на которые стремительно падают, а срок эксплуатации невелик, в 1998-1999 гг. составляли в США всего 2% основного капитала страны по остаточной стоимости.

Стремительная интернетизация финансовых рынков США привела к увеличению их доли в рыночной капитализации всего мира с 1/3 в 1990 г. почти до 3/5 в 2000 г.

Американское общество оказалось втянутым в биржевую игру. Если в 1989 г. акциями владели 28% семей и в 1992 г. - 33%, то в 1999 г. - 54% (для сравнения: в Германии только 6% семей имеют акции). Широкое распространение получила практика маржинальной торговли, когда биржевые игроки берут в долг, чтобы оперировать суммами, во многом превосходящими собственные средства. Все это резко увеличивает риск финансовых операций.

Отмеченные факторы активизировали формирование огромных масс спекулятивных капиталов. При этом нельзя забывать, что интернетизация является пока "встроенной" в мировой процесс и не играет роли решающего фактора экономического роста. Именно поэтому непосредственно не связано с ней то, что резко повысилась неустойчивость процесса воспроизводства в мире. Непосредственные причины нарастающего напряжения коренятся в "старой экономике". Стагнация в Японии, медленные темпы технологического обновления в ЕЭС, спекулятивный ажиотаж на фондовых рынках США - важнейшие проявления нарастающего кризиса мирового капитализма.

В условиях существования ИТ функционирование и само понятие фондового рынка и рынка как такового претерпевают существенное изменение. И совершенно логично, что такие столпы либерализма, как Дж. Сорос, не могут найти объяснения совершающимся метаморфозам. Естественно, что это связано с тем, что его фонд "рухнул" на одну треть (с 22 до 14,4 млрд. долл.). "Возможно, я перестал понимать рынок", - заявил он.

238

Думается, что нечего в этом и сомневаться, так как спекуляция на рынке ценных бумаг в ее классическом виде, доставшемся нам в рамках постбреттонвудской системы, вместе с ее принципами и закономерностями, себя изжила. Именно поэтому старое понятие рынка не соответствует современному.

В современных условиях общественная полезность информации выясняется на товарно-рыночной основе, что искажает как информационную, так и товарно-денежную составляющую рынка.

Первая ведет к его наполнению "воздушными" деньгами, перегреву экономики и, в конечном счете, к локальным и мировому экономическому кризису. Ярким примером этого является развитие пиар-индустрии. PR-индустрия уже сейчас становится наиболее успешным бизнесом. За последние 15 лет доля стоимости репутации, которую создает PR, в общей стоимости продукции западных компаний возросла с 18 до 82%. А повышение репутации на 1% приводит к росту рыночной стоимости акций на 3%.

С другой стороны, перестают быть эффективными механизмы "старой" экономики, что ведет к тем же последствиям.

Сейчас финансовые рынки переживают то, что Шумпе-тер называл "созидательным разрушением". Меняется сложившаяся в 70-е и 80-е годы структура рынка, появились новые факторы спроса и предложения. Это связано прежде всего с глобальным технологическим перевооружением финансовых рынков на основе Интернет-технологий, которые стирают национальные границы между ними.

В США 60% всего объема ежегодных инвестиций в экономику вкладывается в развитие информационных технологий.

Однако в последнее время на Западе, в первую очередь в США, выбор объекта для инвестиций идет гораздо более придирчиво. Такая уважаемая исследовательская компания, как "Gartner Group" уже не испытывает большого оптимизма по поводу "голого" электронного бизнеса во всех проявлениях, не только в области интернет-коммерции. Результаты ее исследований говорят о том, что всего через четыре года 75% компаний, работающих в сфере электронного бизнеса, в первую очередь в сфере электронной торговли, прекратят свое существование. Для того чтобы обеспечить им выживание, необходимо, как здесь считают, совмещение электронного и традиционного бизнеса. С этой целью даже введено в оборот понятие "кликобетонного предприятия".

239

Развитие "Интернета" можно рассматривать как реакцию на изолирование социального субъекта, и прежде всего, производителя в условиях становления информационного общества. Во многих средних и мелких фирмах США до 90% штата работают на дому, используя компьютерные терминалы. Это лишь один из способов преодоления с помощью Сети экономической атомизации общества и рынка в классическом смысле.

Для достижения реального социального эффекта число пользователей "Интернетом" должно достичь не менее 10% населения. В число стран, где "Интернет" уже превратился в социальную реальность, входят (данные на начало 1999 года): США - 40%; Канада - 36%; Австралия - 28%; Нидерланды - 22%; Германия - 20%; Великобритания - 20%; Япония -12%. На подступах находится Франция - 9%.

Россия же едва дотягивает до 3%.

В наступающем веке вычислительная техника сольется не только со средствами связи и машиностроением, но и с биологическими процессами, что откроет такие возможности, как создание искусственных имплантантов, интеллектуальных тканей, разумных машин, "живых" компьютеров и человеко-машинных гибридов. Если закон Мура [1] проработает еще 20 лет, уже в 2020 году компьютеры достигнут обрабатывающей мощности человеческого мозга. Одной вероятности подобной перспективы достаточно, чтобы отбросить любые опасения по поводу применения био- и генной инженерии для расширения способностей человека.

1 Закон Мура гласит, что плотность транзисторов в микросхеме удваивается каждые 1,5 года.

"Я не верю в научную фантастику типа "Звездного пути", где через 400 лет люди остаются прежними, - сказал Стивен Хокинг, выступая в 1998 году в Белом Доме. - По-моему, человеческая раса и сложность ее ДНК очень скоро начнут меняться".

Однако для этого вычислительная техника будущего столетия должна вобрать в себя все новейшие технологии.

240

Стратификация современного социума отражает становление информационного общества. Грани старых социальных классов и групп размываются, создаются новые социальные образования. Наиболее перспективные из них связаны с новыми информационными технологиями, проектированием и производством компьютеров и их программного обеспечения: инфотариат, а в более перспективном смысле инфострат. Это не интеллигенция и тем более не малый бизнес. Но именно здесь могла бы преуспеть та социальная и политическая сила, которая претендует на будущее.

Для нас освоение "Интернета" - одна из технологий, для которой нет расстояний, а это обращает в достоинство России ее вековое проклятие. Через "Интернет" обеспечивается информационное, а вместе с ним и экономическое единство мира. Определение рынка как механизма аккумуляции рассеянного знания получает реальное наполнение в рамках коренной трансформации самого рынка. Это уже механизм непосредственной, а не опосредованной, как было до сих пор, аккумуляции рассеянного знания. А это означает и новый характер экономических связей, не опосредующий деньгами движение материальных потоков как в национальном, так и в мировом масштабе. И если пока мировой финансовый центр использует компьютерные сети для навязывания своей воли мировому сообществу (примером этого могут служить современные компьютерные технологии, применяемые на товарных, фондовых и валютных рынках), то будущее - за их использованием в экономических расчетах непосредственно, без облачения материальных средств в товарно-денежную форму.

Это будет, однако, означать не уничтожение самого механизма аккумуляции рассеянного знания, а лишь его коренную трансформацию как социально-экономического института.

Индивидуальная обособленность как основание рынка имеет и естественные корни, и поэтому до конца она не может быть преодолена. Необходимость выражать в меновой форме через третий товар - деньги, - содержащийся в товаре абстрактный общественно необходимый труд, и дает понятие рынка. Это исторически преходящий социальный механизм, который на всем протяжении своего существования включает и понятие более общее - общественный механизм аккумуляции рассеянного знания. Он нужен всегда, даже в том случае, когда преодолевается социальная форма обособленности, а вместе с ней и рынок в его сегодняшнем понимании.

241

"Интернет", - новый тип внутригосударственных и мирохозяйственных связей, способствующий интеграции отдельных составляющих, при сохранении их обособленности, имеющей биосоциальную основу. Являясь современным средством межличностной и межсистемной коммуникации и средой интерактивного общения "Интернет" представляет собой в известной мере самоорганизующуюся и саморазвивающуюся систему.

Это очевидно хотя бы в силу того, что, раз возникнув, Сеть в известном смысле порабощает пользователя, поскольку экран компьютерного монитора становится как бы частью его мозга. Это ведет к отрыву сознания от реальности, открывая дорогу виртуальному миру и виртуальному сознанию. И, думается, это не просто издержки начального этапа становления Всемирной паутины, а и ее сущностный признак.

"Интернет" может и со временем должен изменить принципы и характер рынка. Преодолением проблем, сдерживающих развитие электронной торговли, все более серьезно занимаются компании, специализирующиеся в области информационных технологий.

Они создали союз содействия развитию "Интернет" в Европе. Участники союза надеются объединенными усилиями разработать методику решения финансовых вопросов (тари фов и налогов), а также выявить проблемы доступа в Сеть.

Сейчас с использованием "Интернета" работает треть всех европейских компаний, в Сети объединены более 5,1 млн. корпоративных серверов. По прогнозу, сделанному на основе опроса 500 европейских компаний, в ближайшие пять лет число серверов, использующих Интернет-технологии для широкого диапазона, и корпоративных приложений, достигнет 10,6 млн.

Пока подавляющая часть операций в "Интернете" связана с передачей сообщений, просмотром вэб-страниц и поиском информации, но через несколько лет половина европейских компаний будет использовать сеть для продажи товаров и услуг: к 2003 году их станет 3 млн., причем этот вид деятельности обеспечит им почти четверть дохода.

242

Генеральный директор Московской межбанковской валютной биржи А. Захаров подчеркивает, что "рынок России развивался как узко-спекулятивный, нацеленный на интересы незначительного количества западных инвестиционных компаний с расчетами через оффшорные счета. Эта политика потерпела очевидный крах, и ее приоритеты должны быть изменены, в том числе в интересах противодействия утечки капитала за рубеж. Рынок с расчетами в рублях и в России должен стать основой развития обращения корпоративных ценных бумаг" (выделено мной. - В. Е.).

При этом нужно учитывать то, что сложившаяся в послевоенный период валютная система, основывающаяся на долларе, будет эволюционировать в сторону валютных противовесов. Кризисная нестабильность лишь сделала более очевидной целесообразность этих процессов.

Известно, что в качестве мировых валют наряду с долларом выдвигаются евро и иена. Международные инвестиционные и коммерческие банки постепенно снижают долю долларовых активов в своих вложениях. Это связано с тем, что в настоящее время американский финансовый рынок "перегрет" больше, чем даже перед "Великой депрессией". Компании "новых технологий" оцениваются рынками в десятки раз более высоко, чем компании "традиционных" отраслей, и именно раздутые "новые акции" могут лопнуть в первую очередь. Доллар с учетом американского госдолга в настоящее время обеспечен в США резервами менее чем на 5%.

Очевидно, что России следует принимать во внимание эти процессы и при осуществлении своих внешнеэкономических операций использовать различные валюты. Но этим нельзя ограничиться. Специфика России несовместима с существующей на Западе философией выхода из валютного кризиса.

Считается, что ситуацию можно выправить более жестким контролем и усилением централизации, в условиях которой страны-участницы по сути отказываются от права проводить автономную экономическую политику, передавая главные рычаги такой политики в центральный надгосударственный орган. В Аргентине, в Мексике, в Перу и в ряде других стран основные банки контролируются иностранными инвесторами. В Чехии более 50% банковского капитала принадлежит иностранным участникам, в Польше эта величина составляет 60%, а в Венгрии - около 70%. Очевидно, что такие банки определяют и приоритеты экономического развития этих стран, контролируя значительную часть финансовых ресурсов.

243

В России доля иностранных банков в капитале банковской системы составляет около 14%. Если главным каналом в будущем станут внешние рынки, то российские банки будут постепенно оттесняться и занимать все более периферийные позиции в финансовой системе страны.

Такое оттеснение предполагает использование долларов во внутриплатежном обороте, что делает денежную сферу зависимой от внешней конъюнктуры и от позиции доллара на мировых рынках.

Такая "философия" валютных отношений неприемлема для России. Принимая доллар в качестве внутренней валюты, мы кредитуем не свою, а американскую экономику.

В мире налицо тенденция к государственному регулированию, к укрупнению собственности, а не к ее атомизации. Если накануне XX века в мире в среднем было 18% государственной собственности, то сегодня, по данным ООН, порядка 40%.

Для того чтобы экономика и политика не были разно-оснбвными, в условиях России выход из экономического тупика, в который зашла планово-централизованная экономика, может быть, заключался бы в комплексном развитии, наряду с частной собственностью и рынком, государственного менеджеризма; в трансформации государственной собственности, являющейся экономической основой СССР, в государственную собственность рыночного типа.

"Государство и рынок - не антиподы, - пишут А. Лебедев и А. Некипелов. - Сегодня важнейшие функции государства в становлении подлинно рыночных отношений в России - это... содействие формированию рыночных институтов. Большая роль принадлежит государству в создании конкурентной среды. Эта деятельность значительно важнее для нормального функционирования рынка, чем приватизация" [1]. Из этого следует, что более эффективный путь рыночного преобразования экономики, опирающейся на государственную собственность, не приватизация и, по сути, разворовывание собственности, а превращение ее в значительной части в государственную собственность рыночного типа, взаимоотношения между отдельными частями которой в качестве первого этапа разгосударствления осуществляются на конкурентной, а не на планово-централизованной основе.

1 Лебедев А,, Некипелов А. Как утолить инвестиционный голод // Известия. - 2000. 7 марта. - С. 6.

244

В этом случае и приватизация, в качестве следующего этапа, не имела бы таких катастрофических последствий, ибо по определению должна была бы "латать дыры" разгосударствления, а не заменить его единовременно и всесторонне.

Недавно шесть американских экономистов, нобелевских лауреатов, обратились с письмом к российскому правительству. Они считают, что политика невмешательства государства в экономику себя не оправдала; более того, она привела к ужасающим социальным последствиям.

У нас сегодня в частной собственности 83% предприятий. Эффективность же производства почти везде снизилась. В этой связи обращает на себя внимание рост популярности концепции госкапиталистического развития России, которая предполагает отказ от скомпрометировавших себя монетаристских методов управления экономикой и нашла широкий резонанс в обществе.

Универсальный характер, общедоступность информации предполагают ее открытость, что сопровождается, в частности, изменением функций, принципов и самого понятия рынка.

Общественные отношения предполагают обособленность, в основе которой лежит человеческая индивидуальность, имеющая биосоциальную природу. С ней связана невозможность непосредственной централизованной аккумуляции рассеянного в обществе знания посредством любого общественного механизма, даже оснащенного самой совершенной вычислительной и организационной техникой, и использующего самые передовые информационные технологии.

На товарном рынке аккумуляция рассеянного в обществе знания осуществляется опосредованно, через обмен товаров, качество и конкурентоспособность которых зависят не только от затрат физического труда, но и от умственных усилий, реализации знаний, умений и навыков производителя в труде по производству конкретного товара.

Переход с вещественно-энергетической на информационную основу регулирования производства предполагает сущностное изменение и понятия рынка. Оно должно быть связано с трансформацией рыночного механизма аккумуляции знания применительно к новой информационной основе.

245

В соответствии с этим характер управления в будущем обществе в большой мере будет представлять несиловое регулирование путем резонансного воздействия на общественные процессы в точках роста. Это принципиально новый уровень по сравнению с современным силовым управлением, имеющим экономическую, рыночную основу.

5. Энергетическая и информационная основы регулирования общественных процессов

Многовековая история человечества знает две основы регулирования общественных процессов: энергетическую и информационную, силовую и несиловую. Энергия представляет собой основной ресурс общества, общую меру силового взаимодействия на основе частной и коллективной форм собственности. Информация выражает несиловое взаимодействие на основе ее универсальности и общедоступности, исключающей присвоение в любых формах, и в этом качестве приходит на смену энергии.

Переход от индустриального к постиндустриальному, информационному обществу, от энергетической к информационной основе регулирования, начался только в конце XX века и представляет собой длительный эволюционный процесс. Присвоение как выражение энергетического (силового) общественного взаимодействия будет постепенно уступать место таким общественным формам, в которых могла бы реализоваться общедоступность информации как несиловое общественное взаимодействие.

Попытки консервировать присвоение как вечную, естественную основу общественных отношений, и подходить к информации с мерками индустриального общества, имеющими энергетическую силовую основу, являются выражением экономического лжелиберализма и политического авторитаризма.

В информационном обществе регулирование общественных процессов будет осуществляться на основе свободного доступа к информации государственными и над-государственными органами непосредственно на основе аккумулирования, переработки и использования информации с помощью ЭВМ новых поколений и торсинных генераторов, информационных систем и сетей, включая глобальные, вплоть до "Всемирной паутины".

246

Каждые полтора года плотность транзисторов на кремниевом кристалле увеличивается вдвое - соответственно возрастает мощность микропроцессоров. Мощность микрочипа "Pentium R-II", которыми "Интел" буквально завалил мировой рынок, превосходит совокупную производительность всех ЭВМ, которыми пользовались СССР и США во время старта первых орбитальных станций и полета человека на Луну. Сегодня этим процессором может пользоваться любой школьник.

Технологический прогресс в компьютерных технологиях на основе силиконовых чипов впечатляет. Например, "Интел" начал производство процессоров с памятью в миллиард бит в одном чипе, что в 16 раз превосходит возможности типового ПК.

К 2010 году появится чип с тактовой частотой 10 гигагерц, который будет выполнять 100 миллиардов команд в секунду. Однако к 2010 году дальнейшая миниатюризация процессоров по существующим технологиям станет невозможной.

Перспектива связана с созданием молекулярного компьютера, в котором элементами служат химические процессы в молекулах. В зависимости от положения в них электронов молекулы находятся в том или ином состоянии. Проблема заключается в том, как управлять этими процессами. Идея не новая, она разрабатывалась многими учеными, но пока без существенных результатов.

21 июля 1999 г. американский научный журнал "Сайенс" сообщил о том, что создан компьютерный чип размером с молекулу. Сенсационное достижение сделано учеными компании "Хьюллет- Паккард" и Калифорнийского университета. Это открытие - первый шаг на пути создания компьютера, который будет в 100 миллиардов раз мощнее самого мощного современного ПК. Новые компоненты станут намного меньше самых маленьких современных транзисторов. На этой основе со временем все сто компьютерных станций, работающих в космосе, будут заменены компьютером размером с крупицу соли. Следующий этап - отработка химических процессов для создания сверхтонких проводников, равных нескольким атомам по диагонали. Эти "провода" будут соединять молекулярные чипы в цельные компьютерные схемы.

247

Переход к информационному обществу - это не единовременный акт, а длительный процесс, в условиях которого новое содержание, особенно вначале, будет вызревать в старых формах, включая и присвоение. Важно, однако, не абсолютизировать эти формы, видеть их преходящий характер и использовать в меру соответствия новому содержанию.

Регулирование общественных процессов в индустриальном обществе осуществляется на трудовой основе. Энергия, в том числе и трудовая (деятельность человека), дает возможность количественного соизмерения общественных взаимодействий на основе редукции труда: сведения сложного труда (в том числе и умственного) к простому. Ареной и механизмом этого соизмерения является рынок.

Развитие производства в условиях индустриального общества означает рост производительности труда, средством чего выступает рост энерговооруженности. К началу 80-х гг. XX столетия, по оценке академика П. Л. Капицы [1], в развитых странах физический труд составлял 1% всех энергозатрат. Все остальное уже к тому времени являлось продуктом человеческой головы, овеществленной силой знания. Однако знание не имеет четкого количественного измерения. Оно может осуществляться лишь в качестве редукции умственного труда к самому простому физическому. Это искажает смысл знания и является показателем того, что, как субъективное проявление (результат труда), оно играет подчиненную роль и не может претендовать на роль главного ресурса общества.

1 Капица П. Л. Влияние современных научных идей на общество // Вопросы философии. - 1979. - № 1. - С. 66.

Иной подход возможен в результате научного открытия, сделанного Н. Винером. Он определил информацию как содержание, получаемое нами извне, а значит, выступающее, по сути, в качестве глобального языка природы.

Теория информации исходит из простейшей двоичной характеристики любых природных различий и в целом природного разнообразия, что позволило соизмерить их в понятиях бита, байта и т.д. Это создало основу для количественного измерения информационных процессов. Создание и применение ЭВМ дало возможность осуществлять механизированную обработку информации. Совершенствование ЭВМ привело к тому, что наиболее сложные из них осуществляют до 1 трлн. операций в секунду, а практическое применение торсинных генераторов увеличит их быстродействие на несколько порядков.

248

Оптимисты предполагают, что к середине XXI века машины достигнут возможностей человеческого мозга.

Этого может в указанные сроки и не случиться, но суть дела не в этом. Думается, что все встанет на свои места, если вести речь не о замене естественного интеллекта искусственным, а о возможности приращения разумности человека в оптимально-прогрессивном режиме. Это и будет означать практическую реализацию идеи "информационного общества", выдвинутой еще в середине XX века.

Эта концепция исходит из того, что в отличие от индустриального общества, представляющего собой "тяжелую" конструкцию, нацеленную только на материальные ценности, информационное общество будет основано на нематериальных ценностях, а именно на невидимой информационной инфраструктуре. Объединенное единой инфосетью человечество выработает общую цель. Оно будет развиваться в одном направлении динамично, добровольно, с высоким уровнем индивидуальности, самоконтроля. Право собственности будет заменено правом пользования, принцип синергетизма заменит принцип конкуренции и станет основой взаимоотношений между природой и обществом. Конечным идеалом будет деятельность человека в гармонии с природой.

Телевидение, телефония и "Интернет" практически сольются в единое целое. Сейчас телевизионное производство состоит из четырех звеньев: создателя программ, вещателя, сетевого оператора и потребителя. Сетевой оператор скоро будет обеспечивать двустороннюю связь между производителем программ и телезрителем. Этот информационный процесс называется персональным телевидением. Телезритель лично будет выбирать видео- и аудиоинформацию, и она будет компоноваться специально для него.

Персональное телевидение изменит все информационное поле вокруг человека. Оно соединит спутниковый, кабельный и телефонный информационные потоки с различными домашними устройствами. Для этого необходимо, во-первых, увеличить пропускную способность информационных каналов и, во-вторых, создать устройство, собирающее информацию в единый поток.

249

Считается, что в США персональное ТВ практически создано, Европа догонит США через год-два. Проектируется и стагнация нынешнего уровня отставания России. Поэтому у нас один выход: на уровне самых передовых информационных технологий совершить прорыв и догнать передовые страны.

Основная тенденция современного общества - превращение информации в основной стратегических ресурс и главный источник общественного богатства. Предпосылки информационного общества формируются уже сегодня.

В экономической сфере - это преодоление силового взаимодействия, переход от присвоения (собственности) к несиловой, информационной коммуникации; трансформация рынка - аккумуляция рассеянного знания на основе "Интернета".

В социальной сфере - коренное изменение социальной стратификации общества, появление нового социального слоя инфострата-инфотариата, становление нового понятия гражданского общества.

В политической сфере - переход от представительной к прямой демократии.

В духовной сфере - преодоление главенствующей роли материальных ценностей и постепенное превращение духовно-познавательных ценностей в определяющие.

В сфере идеологии - переход от классового представления о явлениях общественной жизни к социальному реализму.

В области миропонимания - становление синергийно-информационного миропонимания, переход к интеграции способов постижения человеком мира: науки, математики, религии, мифа, философии, литературы, искусства. Миро-постижение уже не ограничивается рациональным мышлением, а реализуется в единстве с такими способами мировосприятия, как рефлексия, образное мышление, вера, и т.д.

6. Характер постиндустриального общества и проблемы его становления

В современной литературе существует довольно большой разброс мнений по поводу понимания постиндустриального общества. В. Л. Иноземцев в книге "За пределами экономического общества" [1] характеризует складывающуюся в мире социальную систему как постэкономическое общество.

1 Иноземцев В. Л. За пределами экономического общества. - М., 1998. 640 с.

250

Автор приходит к выводу о преодолении труда и становлении творческой деятельности как главного фактора общественного богатства. Система экономических связей характеризуется подрывом рыночных отношений, появлением новых форм собственности, преодолением традиционно понимаемой эксплуатации.

6.1. Постиндустриальное общество как коммунизм

А. В. БузгалиниА. И. Колганов связывают понятие постиндустриального общества с коммунизмом: "Коммунизм рождается как постиндустриальное и постэкономическое общество" [1].

Ю. В. Яковец считает эпицентром в становлении новой постиндустриальной парадигмы Россию [2], поскольку этот идеал выстрадан ею и воспринят народными массами [3].

Думается, однако, что для отождествления "идеала" постиндустриального общества с коммунизмом и постсоветской Россией нет достаточных оснований.

Точка зрения, согласно которой постиндустриальное общество отождествляется с коммунизмом, разделяется и авторами статьи "Социализм" энциклопедического словаря "Человек": "Сейчас происходит становление постиндустриального общества, которое по своим основным параметрам не отличается (выделено мной. - В. Е.) от коммунистического общества, в современной научной литературе оно получило название "белый коммунизм" [4].

1 Бузгалин А., Колганов А. Социалистические революции XXI века // Свободная мысль. - 1997. - № 10. - С. 73.

2 Яковец Ю. В. Формирование постиндустриальной парадигмы: Истоки и перспективы // Вопросы философии. - 1997. - № 1. - С. 14.

3 Яковец Ю. В. История цивилизаций. - М., 1995. - С. 415.

4 Волков Ю. П., Поликарпов В. С. Человек: Энциклопедический словарь. М., 1999. - С. 206.

Этим, по сути, постиндустриальное общество "награждается" всеми существенными характеристиками коммунизма в его классическом понимании, как высшей и заключительной ступени общественного прогресса (пятой общественно-экономической формации), как общества, основанного на общенародном, а фактически государственном присвоении средств производства, определяющей роли ма-териальных условий, экономического базиса, материальных (потребительских) ценностей, как эгалитарного общества в производстве и распределении.

251

Как показала практика, общество, программные цели которого - всеобщее равенство, распределение по потребностям, уничтожение частной собственности и государства, товарного производства и рынка - неосуществимо не только сейчас, но и в принципе.

Но главное в том, что этим обедняется понятие будущего, поскольку уровень познания ушел далеко вперед по сравнению с временами Маркса, и сейчас возвращать теорию к коммунизму (хотя бы и "белому") - значит не считаться с тенденцией перехода общества от энергетической (силовой) к информационной (несиловой) основе функционирования.

В. Л. Иноземцев считает, что "теория постиндустриального общества представляет собой весьма серьезную и глубокую социологическую доктрину, которая в значительной мере построена на том же фундаменте, на котором была создана и марксистская теория, и формировалась в противостоянии с нею, результатом чего, однако, стали скорее элементы взаимного сходства, нежели принципиальные и резкие отличия" [1]. На это обращалось внимание еще в работах основоположников постиндустриализма и творцов его ранней стадии Г. Кана и Д. Белла. Так, например, Д. Белл говорил о себе и своих коллегах как о "постмарксистах" [2]. На этой стадии сходство действительно имело место и заключалось в том, что в центре внимания как тех, так и других находилось материальное производство. Отличие же заключалось лишь в степени социализации и идеологизации технологии и производства, распределения и обмена. В результате марксизм за основу принимает способ производства, классовый характер общества, вопросы эксплуатации и политической власти, из чего складывается формационная теория исторического процесса, а сторонники постиндустриального общества рассматривают историю как последовательную смену аграрной, индустриальной и постиндустриальной стадии; по О. Тоффлеру первую, вторую и третью волны цивилизации [3].

1 Иноземцев В. Перспективы постиндустриальной теории в меняющемся мире. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. - С. 34-35.

2 Bell D. The Coming of Post-Industrial Soviety. - N.-Y. - 1976. - P. 55.

3 См.: Toffler A. The Third Wave. - N.-Y., 1980.

252

Исходя из такого понимания, трактовка постиндустриального общества как формационного представляется попыткой "определить новое состояние цивилизации через анализ его отдельных признаков,.. непосредственно не определяющих общество как социальное целое" [1]. "Наиболее известная попытка такого рода связана с введением в научный оборот в начале 60-х гг. фактически одновременно в США и Японии Ф. Махлупом и Т. Умесао термина "информационное общество", положившего начало теории, развитой такими известными авторами, как П. Порат. И. Масуда, Т. Стоуньер, и др. Такой подход лежит в русле того направления европейской философии, которое рассматривает эволюцию человечества сквозь призму прогресса знания" [2].

Это написано в 1998 году и свидетельствует о том, что сторонники "классического" представления о постиндустриальном обществе не собираются его менять даже по прошествии почти половины самого динамичного для развития человеческого познания XX века. Нетрудно догадаться почему. Во-первых, как пишет В. Иноземцев, "производственный" критерий близок российским обществоведам" [3], а во-вторых, скажем мы, является основой идеологизации мировоззренческих и методологических подходов в обществознании, которая стала привычной и незаменимой теоретической дубинкой в руках авторитарной и тоталитарной власти.

В. Иноземцев, отдавая должное теории информационного общества, развиваемой в рамках постиндустриализма, считает, однако, что "идея информационного общества в силу ее излишней зацикленности на технологических проблемах развития общественного производства вряд ли могла претендовать на характер целостной социальной теории, какой представляется нам теория постиндустриализма" [4].

Находясь в пределах определяющей роли социальных проблем, то есть беря за отправную основу не человека, а общество, он тем не менее подчеркивает, что "именно роль и значение человека как субъекта производства и активной личности определяет основные характеристики социальной системы будущего, где доминирующая роль материального производства окажется в общем и целом преодоленной" [5].

1 Иноземцев В. Указ. соч. - С. 20.

2 Там же. - С. 20-21.

3 Там же. - С. 35.

4 Там же. - С. 39.

5 Там же. - С. 59.

253

Нельзя представить себе постиндустриальное общество в качестве социальной теории в отрыве от его информационной сущности, выражающей качественно новый (несиловой) характер общественного взаимодействия.

В произведениях крупнейших западных экономистов, социологов, политологов, футурологов Э. Гидденса, П. Дракера, Ф. Фукуямы, Ч. Хэнди, П. Туроу, Д. Гэлбрейта, Р. Инглегарта, А. Этциони, О. Тоффлера, А. Турена, А Гора, Д. Мидоуза, Э. Вайцзеккера и др. содержится много новых интересных мыслей, развивающих понятие постиндустриального общества в перспективном направлении [1].

Рассмотрим положения их трудов, которые характеризуют движение западной мысли в направлении открытого общества.

6.2. Справедливое общество Дж. Гэлбрейта: всеобщая приватизация так же неприемлема, как и сплошная национализация

Джон К. Гэлбрейт в книге "Справедливое общество. Гуманистический взгляд" [2] пишет: "С развитием экономики социальные меры и государственное регулирование становятся все более важными, несмотря на то, что социализм в классическом понимании утрачивает свое значение".

1 См.: Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В. Иноземцева. - М., 1999. - 640 с.

2 Galbraith J. К. The Good Society. The Humane Agenda - Boston-N -Y 1996.

После того как идея всеобъемлющего социализма утратила свое значение, возникла противоположная доктрина. Речь идет о приватизации - возврате государственных предприятий и функций в руки частных владельцев и предпринимателей - и переходе к рыночной экономике. В качестве общего правила, считает Гэлбрейт, всеобщая приватизация сегодня так же неприемлема, как и сплошная национализация. Существует огромная область хозяйственной деятельности, в которой роль рыночных механизмов не подлежит сомнению и не должна оспариваться; но есть и не менее обширная, постоянно разрастающаяся по мере роста экономического благосостояния область, где услуги и функции государства представляются весьма целесообразными с социальной точки зрения. Поэтому приватизация, по его мнению, в качестве основного направления государственной политики ничуть не лучше социализма. Распределяются материальные блага и доходы в высшей степени неравномерно. В США 40% националь

254

ного достояния страны в 1989 году принадлежало богатейшим семьям, которые составляли один процент населения; совокупная доля 20% самых богатых американцев составляла 80% национального достояния. На 20% наименее обеспеченных граждан США приходилось лишь 5,7% совокупного дохода после уплаты налогов; доля 20% наиболее обеспеченных составляла 55%.

В справедливом обществе при решении подобных вопросов действует одно главное правило: в каждом конкретном случае решение должно приниматься с учетом конкретных социальных и экономических условий. Мы живем не в эпоху доктрин, а в эпоху практических решений, подчеркивает Дж. Гэлбрейт.

Из сказанного можно сделать следующий вывод: в справедливом и разумном обществе стратегия и действия не подчинены идеологическим доктринам. Действия должны основываться на анализе преобладающих фактов и обстоятельств каждого конкретного случая.

Это и есть разделяемая нами позиция социального реализма.

6.3. Посткапиталистическое общество П. Дракера: превращение знания в главный ресурс общества

Питер Дракер в книге "Посткапиталистическое общество" [1], которая систематизирует и развивает идеи, выдвинутые в его более ранних работах ["Будущее индустриального человека" (1942), "Теория корпорации" (1946), "Невидимая революция" (1976), "Менеджмент в эпоху перемен" (1980), "Новые реалии" (1989)3, будущее человека связывает с преодолением традиционного капитализма как трансформацией либеральных ценностей, и прежде всего частной собственности.

1 DruckerP. F. Post Capitalist Societi. - N.-Y., 1995.

Его наиболее важный и перспективный вывод заключается в том, что сегодня основной импульс прогресса исходит не от социальной структуры, а от отдельного индивида. Трансформация частной собственности означает постепенное возвращение индивидуальной обособленности значения исходного и определяющего начала, имеющего биосоциальную основу, что означает превращение человека из функции общественных отношений в их конституирующий фактор.

255

Это связано со становлением информационного общества, что отражено в названии первой главы книги "от капитализма к обществу знания". П. Дракер считает, что сегодня "знание быстро превращается в определяющий фактор производства, отодвигая на задний план и капитал, и рабочую силу... Нынешнее общество еще преждевременно рассматривать как "общество знания"; сейчас мы можем говорить лишь о создании экономической системы на основе знания (knowledge society). Однако общество, в котором мы живем, определенно следует характеризовать как "посткапиталистическое".

Проблеме "человека индустриального" посвящена работа С. Керра, Дж. Данлопа, Ч. Маейрса и Ф. Харбисона "Индустриализм и индустриальный человек. Проблемы труда и управления в условиях экономического роста" (Кеrr С, Dunlop J., Myers Ch., Harbison E H. Industrialism and Industrial Man// The Problems of Labor and Management in Economic Growth (MA), 1960).

Применение знания к организации труда обеспечило взрывной рост его производительности. Она стала повышаться ежегодно на 3,5-4%, то есть удваиваться примерно за восемнадцать лет. Это явилось основой повышения материального благосостояния и улучшения качества жизни населения передовых стран.

Примерно половина этой дополнительной производительности воплотилась в увеличении покупательной способности населения, то есть, другими словами, привела к повышению жизненного уровня. Но от одной трети до половины роста производительности реализовалось в увеличении продолжительности свободного времени. Еще в 1910 году рабочие развитых стран трудились столько же, сколько и во все прежние эпохи, - не менее 3 тысяч часов в год. Сегодня японцы работают 2 тысячи часов в год, американцы - около 1850, немцы - 1600, а почасовая производительность их труда в 50 раз выше, чем восемьдесят лет назад. Другими проявлениями роста стали развитие системы здравоохранения (доля расходов на медицинское обслуживание в объеме валового национального продукта развитых стран выросла практически с нуля до 8-12%), а также на образование (рост соответствующего показателя составил от двух до десяти процентов).

256

Сегодня рабочий автомобильного завода в США, Японии или Германии, являющийся членом профсоюза, работая всего лишь сорок часов в неделю, зарабатывает, с учетом дополнительных льгот и выплат, 50 тысяч долларов в год, что приблизительно в восемь раз превышает стоимость нового недорогого автомобиля.

Производительность новых классов - классов посткапиталистического общества - можно повысить путем интенсивного применения знания к процессу труда

В начале XX века девять рабочих из десяти были заняты физическим трудом и в добывающей, и в обрабатывающей промышленности, и в сельском хозяйстве, и на транспорте. Производительность труда таких рабочих и сегодня увеличивается теми же темпами, что и в прошлом, - на 3,5-4% в год. Но революция в производительности труда уже закончилась. Сорок лет назад, в 50-е годы, рабочие, занятые физическим трудом, составляли большинство во всех развитых странах. К 1990 году их доля сократилась до 20% от общего числа занятых. К 2010 году она будет составлять не более одной десятой. Отныне значение имеет только повышение производительности труда людей, не занятых физическим трудом. Для этого требуется применение знания к знанию, пишет П. Дракер.

Знание стало сегодня основным условием производства. Традиционные "факторы производства" - земля (то есть природные ресурсы), рабочая сила и капитал - не исчезли, но приобрели второстепенное значение. Знание в новом его понимании означает реальную полезную силу, средство достижения социальных и экономических результатов.

Все эти изменения являются необратимым процессом: знание теперь используется для производства знания. П. Дракер считает, что использование знаний для отыскания наиболее эффективных способов применения имеющейся информации в целях получения необходимых результатов - это, по сути дела, и есть управление.

В настоящее время знание систематически и целенаправленно применяется для того, чтобы определить, какие новые знания требуются, является ли получение таких знаний целесообразным, и что следует предпринять, чтобы обеспечить эффективность их использования.

Изменение роли знания можно определить как революцию в сфере управления. То обстоятельство, что знание стало главным, а не просто одним из видов ресурсов, превратило общество в посткапиталистическое. Данное обстоятельство коренным образом изменяет его структуру. Оно создает новые движущие силы социального и экономического развития. А это влечет за собой новые процессы и в политической сфере.

257

6.4. Последствия модернити: переориентация с материальных ценностей на нематериальные

В книге одного из видных британских социологов Э. Гидденса "Последствия модернити" [1] подчеркивается процесс изменения ценностей современного человека, их переориентация с материальных на нематериальные. Главное открытие двадцатого века, считает он, заключается в том, что сложные системы, подобные современным экономикам, не могут быть эффективно подчинены кибернетическому контролю. Детальная и постоянная сигнализация в них должна исходить скорее "снизу", чем быть направляемой "сверху".

Если это справедливо на уровне национальных хозяйственных систем, то еще более верно в мировом масштабе. Рынки обеспечивают сигнальные устройства в сложных системах обмена, но они также поддерживают или активно обусловливают главные формы отчуждения. Выход за пределы капитализма, рассмотренный лишь с позиции преодоления отчуждения, не решает всех проблем рынка как механизма аккумуляции рассеянного знания.

Чарльз Хэнди в книге "Алчущий дух за гранью капитализма: поиск цели в современном мире" [2] пишет: "Развитие личности идет по поступательной от поиска средств к существованию, через ориентацию на внешний мир к ориентации на мир внутренний (выделено мной. - В. Е.). Это соответствует теории Маслоу и других ученых, занимающихся психологией развития, и подтверждается опытом жизни значительной части человечества. Если мы хотим управлять своей судьбой, было бы глупо подчинять свои желания моде, продиктованной другими. Нам следует как можно быстрее настроиться на восприятие жизни, которое в основном определялось бы ориентацией на внутренний мир".

1 Jiddens A. Conseguences of Modernity. - Cambridge, 1996.

2 Handi Ch. The Hunqry Shirit. Beyond Capitalism - A Quest for Purpose in the Modem World.-L., 1997.

258

Вацлав Гавел, нынешний президент Чешской республики, по этому поводу сказал следующее: "Спасение нашего мира - лишь в сердце, умении думать, смирении и ответственности человека. Без глобального переворота в человеческом сознании ничто не изменится к лучшему, и катастрофа, к которой стремится этот мир, станет неизбежной".

Чарльз Хэнди считает, что капитализм, каких бы успехов он ни достиг, никогда сам по себе не сможет дать исчерпывающего ответа на вопрос: "Зачем мы живем?". Мы можем искать выход либо в разработке более совершенных теорий управления, которые принимают в расчет как пределы возможностей человечества, так и его потенциал, либо в создании новой экономики, которая учитывает реальную ценность предмета, а не только его стоимость. Однако эти преобразования могут быть проведены (если это вообще возможно) лишь в том случае, если мы поймем, чего хотим от жизни для себя и для других. В конечном счете нам необходимо новое понимание жизни, отдающее деньгам должное, но не более того.

"Правительствам не под силу, - пишет он, - справиться со стихией капитализма. Только мы сами можем поставить ее под контроль. Чтобы рынок стал нашим слугой, а не хозяином, понадобится коллективная воля большинства. Для этого людям надо четко понять, кто они, зачем живут и чего ждут от жизни. К сожалению, это легче сказать, чем сделать, но это необходимо, если мы хотим управлять своей собственной жизнью и нашим обществом".

Актуальность проблемы пределов потребительства отмечают и Эрнст фон Вайцзеккер, Эймори Б. Ловинс, Л. Хантер Ловис. В книге "Фактор "четыре". В два раза больше богатства из половины ресурсов" [1] они утверждают, что наше общество страдает от болезни, которая называется "потребительством" и которая заставляет свои жертвы идти по пути бессмысленных трат. "Сегодняшний экономический туберкулез не пожирает ни наши тела, ни наши ресурсы, однако его воздействие на людей, целые народы и всю планету, подобно заразной болезни, имеет столь же убийственный характер и обходится столь же дорого", - заключают они.

1 Weiczaeker E., von, Lovins Л. D., Lovins L. H. Factor Four. Doubing Wealth-Halving Resource Use. - L., 1997.

259

К задачам, связанным с созданием цивилизации, выглядящей более привлекательно, они относят следующие:

# более глубокое понимание соотношения между экономическим ростом и реальным благосостоянием;

# более эффективная организация международного обмена;

# более глубокое понимание неэкономических и нематериальных ценностей, являющихся неотъемлемыми элементами удовлетворения потребностей человека.

Рынки должны быть эффективными, а не самодостаточными; сегодня им свойственна алчность, им чуждо понятие справедливости. Перед ними никогда не ставилась задача обеспечения общности, целостности, красоты, справедливости, устойчивости, не говоря уже о святости. Они весьма и весьма далеки от общей цели человеческого существования.

Весьма показателен предпринятый Робертом Райхом в книге "Труд наций. Готовясь к капитализму XXI века" [1] анализ деструкции традиционных отношений собственности и форм контроля. Внимание обращено на условия, когда важная часть общественного богатства, представленная усвоенными информационными и образовательными услугами (in-person services), становится неотделимой от самой активной личности.

Растущую одухотворенность экономической деятельности подчеркивает в своих последних исследованиях Ф. Фукуяма. Главный вывод, который он делает в книге "Доверие. Социальные добродетели и созидание благосостояния" [2], состоит в том, что постиндустриализм неотделим от нового качества общества и самого человека.

1 Reich R. В. The Work of Nations. Preparing Ourselves for 21st Century Capitalism. - N.-Y., 1992.

2 Fukuyama F. Trust. The Social Virtues and the Creation of Prosperity - N.-Y., 1996.

Индивидуализм имеет глубокие корни в политической доктрине о правах человека, лежащей в основе Декларации Независимости и Конституции США. Эта конституционно-правовая структура представляет собой Gesellschaft ("общество") в американской цивилизации. Но в США существует и столь же древняя традиция, связанная с религиозными и культурными корнями страны и составляющая основу ее как Gemeinschaft ("общность"). Если индивидуалистическая

260

традиция во многих смыслах играла доминирующую роль, то традиция общности выступала в качестве сдерживающего и смягчающего фактора, препятствовавшего импульсам индивидуализма в достижении его логического завершения. Успехи американской демократии и экономики нельзя относить на счет только индивидуализма или только общности: они объясняются взаимодействием этих противоположных тенденций, - пишет Фукуяма.

В книге "Конец истории и последний человек" Фукуяма подчеркивает, что историю человечества можно понять как взаимодействие двух больших сил. Первая сила - разумное желание, при котором люди пытаются удовлетворить свои потребности путем накопления материальных благ. Вторая, не менее важная движущая сила исторического процесса, - это то, что можно называть "борьбой за признание", то есть стремление всех людей к тому, чтобы их сущность как свободных и нравственных людей была признана другими.

Стремление к признанию - чрезвычайно мощный элемент психики; такие чувства, как гнев, гордость и стыд, служат основой для политических страстей и создают мотивацию многих процессов политической жизни.

Естественные нужды и потребности немногочисленны, и удовлетворить их довольно легко, особенно в условиях современного индустриального хозяйства. Наша трудовая мотивация и стремление к зарабатыванию денег гораздо более тесно связаны с признанием, которое приносит нам такая деятельность, а деньги становятся символом не материальных благ, а социального статуса и признания. В своей книге "Теория нравственных чувств" Адам Смит подчеркивает: "Нас интересует тщеславие как безбедное существование или удовольствие" [1].

1 Smit Ad. Theory of Moral Sentiments. - Indianapolis (ID). - 1982. P. 50.

В современном мире мы наблюдаем не только обуржуазивание прежней культуры воителей и замену страстей интересами, но и растущую "одухотворенность" (spiritualization) экономической деятельности, наделение ее той соревновательной энергией, которая прежде питала жизнь политическую. Зачастую люди поступают не в соответствии с интересами разумного увеличения полезности в ее узком понимании, но вкладывают в хозяйственную деятельность морально-нравственные ценности, присутствующие в общественной жизни.

261

6.5. Проблема пределов рынка и переход к социуму, основывающемуся на созданной знанием стоимости

Чарльз Хэнди в книге "Алчущий дух за гранью капитализма: поиск цели в современном мире" [1] обращается к проблеме пределов рынка. Ни Адам Смит, ни (за редким исключением) его последователи не считали, что задачи государства следует полностью отдать на откуп рынку. Тем не менее мода на приватизацию предполагает, что рыночная философия должна быть внедрена во все без исключения сферы жизни. В этом подходе скрыта опасность извращения целей.

Коммерческие предприятия живут и умирают по воле рынка. Это отличный механизм, автоматически подающий сигнал о том, где наметилась нехватка, а где есть ненужные излишки. Он, со всеми присущими ему побудительными и сдерживающими факторами, является стимулом изобретательности и отражает стремление к совершенствованию, хотя многие не выдерживают этой гонки.

Срок жизни даже крупных корпораций редко превышает сорок лет, а многие компании начинают деградировать намного раньше. В то же время школы, больницы и социальные учреждения нельзя закрыть, даже если они работают неэффективно, поскольку заменить их нечем.

"У рынка есть свои пределы, свои непредвиденные последствия. Он представляет собой лишь механизм, а не философию. Рыночные законы срабатывают не везде. В частности, они не действуют там, где результат не имеет денежного выражения, где предложение ограничено или действует распределительная система". Рынок хорош тем, что увязывает цену с затратами, но он срабатывает лишь тогда, когда покупатель знает цены и имеет возможность выбора.

Рынок работает, если дает покупателю информацию о ценах и предоставляет ему возможность выбора. Уберите одну из этих двух составляющих, и в конце концов вы будете обслуживать бюрократа, а не клиента.

Тайичи Сакайя в книге "Стоимость, создаваемая знанием, или История будущего" [2] задается вопросом: "Неужели люди будут по-прежнему стремиться к тому, чтобы потреблять все больше и больше материальных благ, как то диктует существующий порядок?". Неужели наши вкусы, наши ценности, наша нравственность по-прежнему останутся основанными на предпосылке, гласящей, что безудержный рост потребления отвечает высшим интересам цивилизации?

1 Handy Ch. The Hungry. Beyond Capitalism - A Quest for Purpose in the Mo-den World. - L., 1997.

2 Sakaiya T. Knowledge-Value Revolution, or A History of the Future. N.-Y., 1991.

262

Сторонники современной индустриальной идеологии верили в способность человечества дойти в своей эволюции до состояния homo economicus, поведение которого подчинялось бы законам объективной рациональности. Социалистическая система представляла собой попытку административного воплощения именно этого принципа, и в качестве таковой она оказалась плохо приспособленной как к восприятию создаваемой знанием стоимости, которая в значительной степени опирается на субъективные факторы, так и к решению проблемы диверсификации потребительского спроса, характерной для общества, в основе которого лежат подобные ценности, - пишет Т. Сакайя.

Изучение наметившихся тенденций показывает, что революция, порожденная создаваемой знанием как стоимостью, распространяется по всему миру. Человечество уже начало свой переход от индустриального общества к новому социальному строю.

Воздействие современных компьютерно-коммуникационных технологий на общество по своему характеру резко отличается от влияния, которое некогда оказали на него двигатель внутреннего сгорания, электричество или химическая промышленность. Изобретения прошлого отвечали превалирующему в то время стремлению к количественному увеличению материальных благ. Большинство технических инноваций, свидетелями прогресса которых мы являемся сегодня, направлено на уменьшение зависимости от материальных ценностей путем обеспечения все большего и большего роста масштабов информационных услуг. Именно такой характер имеют инновации, реальная роль которых заключается в закреплении успехов, достигнутых на пути роста стоимости, создаваемой творческим знанием.

Созданная знанием стоимость генерируется путем субъективных восприятий (группы людей или же общества в целом), получающих определенное распространение в обществе. Подобный вид социальной субъективности отличается неустойчивостью и подвержен быстрым изменениям.

263

Созданная знанием стоимость слагается из такого мимолетного набора переменных факторов, что обладает определяющим значением для понимания того, почему она не имеет прямого и даже косвенного отношения к издержкам, связанным с его созданием.

Разработка универсальной концепции (подобной теории трудовой стоимости), применимой в отношении созданной знанием стоимости, невозможна; более того, трудно представить себе и то, каким образом теория полезности способна объяснить характер такой ценности. Понесенные производителем расходы в своей основе не имеют никакого отношения к стоимости созданного знанием продукта; помимо этого, отсутствует то традиционное движение, которое сближает цены с затратами. В этом заключено фундаментальное отличие созданных знанием ценностей от материальных товаров и услуг.

Переход от индустриального общества к социуму, основывающемуся на таком виде ценности, будет связан не столько с изменением носителя стоимости, сколько прежде всего - с модификацией структуры той совокупной ценности, которую он содержит. Поэтому, считает Сакайя, мы никогда не сумеем понять общество, основанное на созданной знанием стоимости, если будем рассматривать его возникновение как реализацию тенденции к преобладанию нематериальных благ или как элементарный отход от производства материальных благ как таковых.

Хотя Сакайя остается в плену мономатериализма, определяющей роли материального производства и материальных ценностей, он сделал немало для их внутреннего подрыва. Ведь дальше он прямо утверждает, что будущее общество будет основано на новом виде ценности. А созданная знанием стоимость - уже не стоимость, а основанный на ней рынок сохраняет сходство с традиционным рынком лишь как механизм аккумуляции рассеянного знания.

6.6. Попытки преодолеть экономический детерминизм и рыночный фундаментализм

Альберт Гор в книге "Земля на чаше весов в поисках новой общей цели" [1] пишет: "Поскольку мы полагаемся исключительно на возможности экономической системы и начинаем мыслить в ее рамках, то считаем, что классическая экономическая теория способна дать исчерпываю

264

щие ответы на все без исключения возникающие вопросы. Но так же, как глаз воспринимает лишь узкую полоску светового спектра, экономическая наука не видит, а тем более не может оценить все то, из чего состоит наш мир. Мы способны разглядеть и измерить лишь весьма ограниченную часть широкого спектра утраченного и приобретенного в результате наших экономических решений. И, соответственно, мы не задумываемся о том, что выпало из нашего поля зрения".

1 Gore Л. Earth in the Balance. Forging a New Common Purpose. - L., 1992.

Переход от материалистических ценностных приоритетов к постматериалистическим выводит на авансцену новые политические проблемы и во многом служит импульсом для новых политических движений.

Рональд Инглегарт в книге "Культурный сдвиг в зрелом индустриальном обществе" [1] подчеркивает, что развитие постматериалистической мотивации (которое, по всей вероятности, является важнейшей составляющей в процессе формирования постэкономического общества) есть сложное явление, имеющее в большей мере социопсихологическую, нежели экономическую природу. Именно развитие постматериалистических ценностей во многом обусловливает хозяйственный и культурный прогресс западных стран в последние годы.

В долгосрочной перспективе переход к постиндустриальному строю выведет духовные ценности на первый план.

Лестер Туроу в книге "Будущее капитализма. Как экономика сегодняшнего дня формирует мир завтрашний" [2] подчеркивает, что нынешняя эпоха отмечена такими трансформациями традиционного капитализма, в результате которых изменяются трудовые отношения, устраняется частная собственность в традиционном понимании, информация становится доминирующим производственным ресурсом, меняются роль и значение рыночной инфраструктуры, а горизонты производственных и коммерческих решений становятся все уже.

Донелла Мидоуз, Деннис Мидоуз и Йорген Рандерс в книге "За пределами допустимого: глобальная катастрофа или стабильное будущее?" [3] приходят к выводу, что с технической и экономической точек зрения общество, способное сохранять устойчивость за счет разумного ограничения при использовании своих внутренних ресурсов, имеет все шансы на будущее.

1 Inglehart R. Culture Shift in Advanced Industrial Society. Princeton (NY), 1990.

2 Thurow L. С The of Capitalism. How Todays Economic Forces Shape Tomorrows World. - L., 1996.

3 Meadows D. H., Meadows D. L., Renders Y. Beyond the Limits: Global of Sustainable Future? - L., 1992.

265

Переход к нему требует тщательно взвешенного сочетания долгосрочных и краткосрочных задач, акцента на самодостаточность, справедливость и качество жизни, а не на количественный рост промышленного производства. В своем нынешнем виде, без переориентации на новые, не чисто рыночные задачи, без пересмотра многих ценностей, техника и рынок вряд ли смогут привести нас к более рациональному обществу, разумно ограничивающему использование ресурсов пределами, которые необходимы для его нормальной жизнедеятельности.

С системной точки зрения наше общество, снабженное информационным, социальным и институциональным механизмами, необходимыми для контролирования положительных контуров обратной связи, ответственных за прирост населения и увеличение капитала, должно быть отрегулировано таким образом, чтобы уровень материального благосостояния всех граждан был достаточно высоким и стабильным. Однако никто не знает, как совершить революцию для перехода к обществу устойчивого роста. Оно сложится из представлений о будущем, интуитивных догадок, экспериментов и действий миллиардов людей, а не явится результатом усилий одного человека или группы подвижников.

6.7. Информационная доминанта постиндустриального общества

Олвин Тоффлер в книге "Адаптивная корпорация" [1] предвосхитил некоторые важные тенденции становления информационного общества. "Сокращение расходов на передачу информации, уже приведшее к широкому распространению индивидуальных средств связи, сделает ненужной концентрацию рабочих в нескольких центрах и будет способствовать дальнейшему рассредоточению производства и переносу его в домашние условия, в офисы, конференц-залы и центры оперативной связи, где взаимодействующие группы специалистов будут встречаться для решения задач текущего характера.

1 TofflerA. The Adaptive Corporation. - Aidershot, Gower, 1985.

266

По мере того как все большие объемы работы начнут зависеть от личных усилий и манипуляций символами, громадные индустриальные объединения станут рушиться. Вполне возможно, что мы приблизимся к новой форме "кустарного промысла", основанной на суперсовременной технологии.

Конечно, это не означает, что фабрики исчезнут или что массовое производство прекратится. Это лишь значит, что они перестанут играть главную роль в нашей жизни и как производительная сила, и как модель для других институтов", - пишет О. Тоффлер.

Организационная форма наиболее эффективна, если строится не по бюрократическому принципу, а по принципу адхократии, когда каждый организационный компонент представляет собой модуль, созданный для решения одной конкретной задачи, и взаимодействует со многими другими по горизонтали, а не только в соответствии с вертикальной иерархией; решения, принимаемые в компании, подобно товарам и услугам, не стандартны, а индивидуальны.

Информационное общество исключает иерархическую структуру власти. В его условиях централизованные институты власти должны уступить место децентрализованным структурам, связанным между собой неформальными отношениями.

По мнению американского футуролога Дж. Нэсбитта, традиционные ячейки общества постепенно будут уступать господствующее место структурам другого рода, которые призваны ускорить поток информации, укреплять самопомощь, способствовать обмену ресурсами.

В качестве примера обычно приводят пример "ИНТЕЛ -корпорейшнл" ведущую компанию по производству полупроводников, где уже не существует иерархической структуры. Здесь небольшие группы талантливых сотрудников сами организуют свою работу. Эти позволяет личности проявлять свой творческий потенциал и добиваться поразительных результатов.

Такой неформальный стиль становится, однако, возможным лишь в силу того, что в его рамках осуществляется жесткий контроль над издержками и качеством продукции.

267

В настоящее время доминирующие в обществе функции и процессы все больше оказываются организованными по принципу сетей. Мануэль Кастельс в книге "Становление общества сетевых структур" [1] утверждает, что сетевая логика влечет за собой появление социальной детерминанты более высокого уровня, нежели конкретные интересы, находящие свое выражение через формирование подобных сетей: власть структуры оказывается сильнее структуры власти. Принадлежность к той или иной сети или отсутствие таковой вместе с динамикой одних сетей по отношению к другим выступают в качестве важнейших источников власти и перемен в нашем обществе. Таким образом, мы вправе охарактеризовать его как общество сетевых структур (network society), характерным признаком которого является доминирование социальной морфологии над социальным действием.

1 Castells M. Rise of the Network Society. Maiden (Ma) - Oxford, 1996.

Сетевая структура, по определению, представляет собой комплекс взаимосвязанных узлов. Конкретное содержание каждого узла зависит от характера его сетевой структуры.

Сети представляют собой открытые структуры, которые могут неограниченно расширяться путем включения новых узлов, если те способны к коммуникации в рамках данной сети, то есть используют аналогичные коммуникационные коды.

Сети оказываются институтами, способствующими развитию таких областей, как экономика, сфера культуры, политика, социальная сфера и т.д. Морфология сетей выступает в качестве источника далеко идущей перестройки общественных отношений.

Новые экономические формы строятся вокруг глобальных сетевых структур капитала, управления и информации, а осуществляемый через такие сети доступ к технологическим умениям и знаниям составляет в настоящее время основу производительности и конкурентоспособности.

Общество сетевых структур является сегодня разновидностью капитализма и коренным образом выделяется на фоне своих исторических предшественников. Его отличают два главных признака: оно носит всемирный характер и в значительной степени строится вокруг сети финансовых потоков.

Однако, чтобы финансовый капитал мог работать и конкурировать, он должен опираться на знания и информацию, получающие обеспечение и распространение благодаря информационным технологиям.

268

Капитал либо изначально носит глобальный характер, либо получает его с целью приобщения к накоплению в условиях экономики, строящейся вокруг электронных сетей. Кто же тогда в этих новых технологических, организационных и экономических условиях выступает в качестве капиталистов? Можно ли объединить их в класс? Ни социологически, ни экономически такой категории, как глобальный класс капиталистов, не существует. Вместо него над многообразием буржуа во плоти, объединенных в группы, представляет некий обобщенный образ капиталиста, созданный из финансовых потоков, управляемых электронными сетями.

Сети сливаются друг с другом, образуя метасеть капитала, объединяющую капиталистические интересы на глобальном уровне, вне зависимости от сфер и участков деятельности; это не может не сопровождаться конфликтами, однако подчиняется это одной и той же общей логике.

Думается, что "безличный капитализм", - это попытка его идеализации, увести мировую общественность от персонификации глобальных хозяйственных финансовых связей, настроенных американским капиталом на долларовой валютной основе в своих интересах.

В рамках комплексных, глобальных сетей, которые взаимодействуют друг с другом, производственные процессы объединяются в одно целое. Одновременно происходит и дифференциация трудовых процессов, расслоение работников, расчленение труда в мировых масштабах. Жизнь глобального капитала все меньше и меньше зависит от конкретного труда и все больше и больше от накопленного объема труда как такового, которым управляет небольшой мозговой центр, обитающий в виртуальных дворцах глобальных сетей. За этой двойственностью по-прежнему кроется значительный объем социального многообразия. В условиях сетевого общества капитал скоординирован в глобальном масштабе, тогда как труд индивидуализирован.

Процессы преобразований выходят за пределы социальных и технических производственных отношений и глубоко вторгаются в сферы культуры и власти. Проявления культурного творчества абстрагируются от исторических и географических факторов. Их обусловливают скорее сети электронных коммуникаций, взаимодействующие с аудиторией и в конечном счете формирующие оцифрованный аудиовизуальный гипертекст. Коммуникация в основном распространяется через диверсифицированную, всеобъемлющую систему средств информации, и поэтому игра все чаще и чаще разыгрывается в этом виртуальном пространстве.

269

Мануэль Кастельс рассматривает формирующуюся сегодня в глобальном масштабе социальную структуру как "сетевое" общество. Его важнейшей чертой выступает даже не доминирование информации или знания, а изменение направлений их использования, в результате чего главную роль играют глобальные, "сетевые" структуры, вытесняющие прежние формы личной и вещной зависимости. Исследователь подчеркивает, что такое использование информации и знаний ведет к социальной трансформации, к возникновению "информационализма".

Обращаясь к анализу социальной структуры возникающего общества, Кастельс строит свое исследование вокруг противопоставления социума и личности, причем отмечает, что их взаимоотношения с наступлением информационной эры не только не гармонизируются, но скорее становятся все более напряженными. По его мнению, современные общества во все возрастающей степени структурируются вокруг противостояния сетевых систем (Net) и личности (Self). Подзаголовок своей книги "Могущество самобытности" [1] он обозначил как "Социальные преобразования в обществе сетевых структур".

На заре информационного века, пишет он, кризис легитимности лишает институты индустриальной эпохи их смысла и функций. Современное национальное государство, над которым начинают давлеть глобальные сети богатства, могущества и информации, переживает значительное сужение своего суверенитета.

Основной силой, обнаруженной при изучении социальных движений, является сетевая, децентрализованная форма организации и вмешательства, которая служит отражением и противовесом доминирующей логике сетей в информационном обществе.

В последней книге американского экономиста Томаса Стюарта "Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций" [2] выделяются главы "Интеллектуальная компания", "Интеллектуальный работник" и "Экономическая теория информации".

1 Castells M. The Power of Identity. Maiden (Ma). - Oxford, 1997.

2 Stewart T. A. Intellectual Capital. The New Wealth of Organizations. - N.-Y.-L., 1997.

270

Если изобразить динамику капитальных затрат "промышленного" и "информационного" века в виде графиков, - пишет, он, - то будет видно, что обе линии пересекаются в 1991 году, когда расходы на приобретение промышленного оборудования составили 107 млрд. долл., а на закупку информационной техники - 112 млрд. долл. Его можно считать первым годом информационного века. С этих пор компании расходуют больше денег на оборудование, необходимое для сбора, обработки, анализа и распространения информации, чем на машины, предназначенные для штамповки, резки, сборки, погрузки и иного рода действий с материальными предметами.

Интеллектуальная компания превратилась в качественно иную разновидность организации. Традиционная фирма представляет собой совокупность основных фондов, являющихся собственностью капиталистов, которые нанимают работников для приведения этих фондов в действие. Интеллектуальная компания - это во многих отношениях нечто совсем иное. Ее основные фонды не имеют материальной формы, и вообще не всегда ясно, кому они принадлежат и кто отвечает за их содержание.

В самом деле, интеллектуальная компания может вообще не располагать фондами в традиционном смысле. Материальные активы вытесняются интеллектуальными таким же образом, как текущие активы вытесняются информацией.

Некоторые из фирм, добившихся огромного успеха, практически не располагают никакими материальными активами. Можно было бы утверждать, например, что компании "Виза Интернэшнл" не существует, хотя она и осуществляет финансовые сделки на сумму в треть триллиона долларов в год. "Виза" является членской организацией, союзом банков и других финансовых учреждений. Каждая компания-член владеет только той частью предприятия, то есть портфелем держателей кредитных карточек, которую создала сама.

Для интеллектуальных компаний характерно стремление освобождать свои балансы от основных фондов. Штаб-квартира размещается в арендованном помещении; банки обращают ипотечные закладные в ценные бумаги; вместо того чтобы содержать собственные грузовые парки, производственные компании пользуются

271

для перевозки продукции нанятым автотранспортом; вертикальная интеграция уступает место виртуальной организации. Интеллектуальной компании не нужны активы. Поистине, чем меньше активов, тем лучше; пока у нее есть интеллектуальный капитал, она может получать доходы, не обременяя себя ни управлением активами, ни необходимостью оплачивать их содержание. Треть своих прибылей крупные банки получают от беспроцентных операций, таких, как обработка данных, продажа ценных бумаг, обеспеченных закладной, и от комиссионных за оказание услуги.

"Поскольку знания и информационные активы сегодня обрели реальность существования, доступной и важной задачей любой организации становится управление интеллектуальным капиталом. Большинство организаций едва приступило к ее решению. Они заменили товарно-материальные запасы информацией, а основные фонды - знаниями. Но это только ожидаемые, планируемые выгоды от нововведений, направленные на сокращение издержек, первые веяния информационного века", - пишет Т. Стюарт.

По расчетам Стивена Барли, в 2001 г. доля американцев, чей труд связан главным образом с материальными предметами (сельскохозяйственные рабочие, механики, чернорабочие, ремесленники) и оказанием непрофессиональных услуг (работники гостиниц и ресторанов, рабочие, занятые в сфере распределения, розничные торговцы, домашняя прислуга, парикмахеры, косметологи, работники оздоровительных учреждений и т.п.), сократится более чем в два раза, с 83% в 1990 году до примерно 41%. Доля же тех, кто работает прежде всего с информацией (в торговле, на управленческих и административных должностях, в свободных профессиях, в промышленности, в учреждениях), увеличится с 17% до 59%.

Знания отличаются от денежных, природных, трудовых и технических ресурсов. Знания не убывают по мере их использования. Они неотчуждаемы. На стоимость создания знаний не влияет, сколько человек будут пользоваться ими впоследствии. Знания и их оболочка - не одно и то же. Кроме того, средства их воспроизведения - магнитофоны, ксероксы, телевизоры, компьютеры - часто находятся под контролем потребителей, а не производителей. Производственные же возможности, по существу, ничем не сдерживаются. Знания существуют вне зависимости от пространства. Подобно квантовым частицам, они могут находиться в нескольких местах одновременно.

272

Но если знания в целом не ограничены пространством, некоторые их формы чрезвычайно чувствительны к фактору времени - даже в большей степени, чем материальные активы.

Второе различие между знаниями и прочими ресурсами заключается в изобилии знаний.

Несмотря на отсутствие надежного способа измерения запасов знаний, накопленных в мире, самые разные показатели указывают на то, что их объем продолжает увеличиваться.

Парадоксальным образом знания обретают качество долговечности именно в силу своей нематериальности и неустойчивости. Постоянство знаний является проявлением их способности проникать через границы, недоступные для материального. Как писал Виктор Гюго в романе "Собор Парижской Богоматери", пока Гутенберг не изобрел наборный шрифт, человечество пыталось сохранить знания, высекая их в камне. Архитектурные памятники, - например, соборы, были "великой книгой" человечества, в чьих порталах и скульптурах с помощью резца и краски было запечатлено интеллектуальное и духовное наследие рода человеческого - наследие твердое, как камень, и на вид несокрушимое. И тем не менее сила знаний возрастает, когда они освобождаются от этой материальной оболочки. Гюго писал: "В виде печатного слова мысль стала долговечной, как никогда: она крылата, неуловима, неистребима. Она сливается с воздухом. Во время зодчества мысль превращалась в каменную громаду и властно завладевала определенным веком и определенным пространством. Ныне же она превращается в стаю птиц, разлетающихся на все четыре стороны, и занимает все точки во времени и в пространстве... Разрушить можно любую массу, но как искоренить то, что вездесуще?" [1].

1 Виктор Гюго. Собор Парижской богоматери // Собрание сочинений в 15 томах. - М., 1953.-Т. 2.-С 187-188.

Цифровая революция, освободившая знания от остатков материальной оболочки, превратила их в информацию и сделала еще более доступными и несокрушимыми.

273

Джеффри Сакс в "Project Syndicate" в июне 2000 г., подводя итоги 8-летнего пребывания Билла Клинтона на президентском посту, подчеркнул, что главное достижение его администрации состоит в том, что она сформировала своеобразную "индустриальную политику" новой экономики, основанной на знаниях. Раньше большинства политиков и экономистов Клинтон осознал, что сила американской экономики порождается сочетанием науки, технологических инноваций и высококачественного образования. Его правительство стимулировало генерацию и распространение знаний во всех сопутствующих сферах.

Во-первых, в Америке была усилена правительственная поддержка науки, а расходы на ее финансирование возросли примерно до 85 млрд. долл. в год. Поддерживаемые правительством научно-исследовательские программы в областях информационных технологий и биотехнологий помогли США завоевать в них всемирное лидерство.

Во-вторых, поощрялось развитие и распространение "Интернета" как непременной основы экономического роста. Клинтон добился значительных налоговых послаблений для занимающихся электронной коммерцией компаний. Его администрация приняла нормативные акты, направленные на быстрое принятие и распространение "Инернета". Она боролась за претворение в жизнь программ по подсоединению к "Интернету" общеобразовательных школ и библиотек, отстаивала либерализацию выдачи иностранным специалистам в области интернет-технологий разрешений на работу.

В-третьих, нельзя не отметить появление различных программ, направленных в США на поддержку высшего образования. В настоящее время доля американских студентов, продолжающих образование после окончания средней школы, составляет 67%, что на 10% превышает соответствующий показатель десятилетней давности.

Это, конечно, представления с позиций интересов Соединенных Штатов. Здесь ничего не сказано, за счет каких средств и как это сделано. Тем не менее налицо последовательная работа по созданию информационного общества. Так бы и нам не мешало мыслить и действовать, а не выдумывать всяческие оправдания своему национальному унижению.

274

7. Современная Россия в контексте становления открытого общества

Преодоление представления о моносущности мира (материальной или идеальной) и появление в качестве "первой ласточки" новой сущности информации - позволяет говорить о становящемся обществе как информационном. Приведенные выше положения видных современных зарубежных ученых являются подтверждением этого.

Общий смысл совершающегося на наших глазах превращения - смена энергетической основы общества информационной. Не может в этих условиях не претерпеть коренного изменения и философская, и социальная традиция.

Ведь именно материальность (вещественность), рассматриваемая в качестве моносущности мира, создает возможность и предполагает присвоение материальных благ в качестве фундаментальной основы общества. Разница лишь в форме, в которой это осуществляется: индивидуальной или коллективной. Превращение информации в основной стратегический ресурс общества, в виду ее универсальности и общедоступности, исключает присвоение из числа фундаментальных понятий экономической теории.

Индивидуализм и коллективизм, а также соответствующие им либеральные ценности и приоритет общих интересов, олицетворяемых государством, оформленные идеологически, лежат в основе противостояния главных политических сил современного общества: правых и левых.

По сравнению с другими государствами это противостояние у нас окрашено российской ментальностью и связано с историческим опытом XX столетия, в течение которого страна явилась полигоном для проверки жизнеспособности сначала коллективистских, а затем либеральных идей. Чудовищные испытания, связанные с этими социальными экспериментами, выпавшие на долю россиян, лишь подчеркивают объективную обоснованность и значимость выводов, следующих из этого исторического опыта.

Тенденция к деидеологизации и социальному реализму просматривается с средины XX столетия, когда наиболее дальновидные ученые и философы стали употреблять понятия "открытого общества" (К. Поппер), "расширенного порядка человеческого сотрудничества" (Ф. Хайек), "смешанного общества" (С. Фишер) общества политической и экономической свободы (М. Фридмен) и др.

275

Как следует из нашего обзора, в конце прошлого века уже практически общепринятым является определение постиндустрального общества, как посткапиталистического и даже постэкономического, а Д. Гэлбрейт четко формулирует позиции экономического и социального реализма.

В этих условиях без четкого представления об историческом опыте России последнего столетия и особенно его двух последних десятилетий невозможно объективное осмысление мирового исторического процесса.

7.1. Индивидуальное и коллективное начала человеческой общности и их теоретическая идеализация

Теоретические концепции, исходящие из чистых форм индивидуализма и коллективизма, в том числе капитализм и социализм, показали свою ограниченность и нежизнеспособность. Практика пошла по пути трансформации как капитализма, так и социализма. И если трансформация первого, хоть она и теоретически отрицалась, несмотря на это, идет до сих пор относительно успешно, то трансформация социализма представлялась как нечто противоестественное не только теоретически, но и практически, в результате чего он и рухнул как социальная система.

В основе общественных отношений лежит индивидуальное человеческое начало, которое, усложняясь и приобретая превращенные формы, выступает как совокупность реальных общественных отношений.

Коллективное начало не может быть противопоставлено индивидуальному как исходное, взятое вне связи с ним, поскольку без индивидуального оно просто не существует.

Человеческий индивид - не просто вид животной особи, а разумное существо, с развитием познавательной способности которого связано общественное развитие, да и само человеческое в человеке.

Поэтому никакой спецификой России и российского менталитета нельзя объяснить отсутствие индивидуального начала в основании общественных форм, как исходного и определяющего. Это привело в СССР к абсолютизации коллективистских форм, что подорвало мотивационную основу производства. Другой крайностью является культ индивидуализма и связанного с ним экономического либерализма. Российские реформы 90-х гг. показали бесперспективность и этого подхода.

276

Модель общественных преобразований должна не противопоставлять, а объединять индивидуальное и коллективное начала общественных форм. Общественный строй в результате этого был бы неким новым качеством, а экономический процесс осуществлялся бы в сочетании рыночного и государственного регулирования.

Единство индивидуального и коллективного в экономической политике предполагает социальный реализм и государственный патернализм. Это освободит экономическую политику от идеологической зацикленности и даст возможность осуществлять общественные преобразования в интересах народа.

7.2. Выживание народа как проблема национальной безопасности

Основная функция любого общества - обеспечение простого воспроизводства народонаселения страны, то есть выживания нации.

Альтернатива одна: сокращение населения, вымирание народа - прямая угроза национальной безопасности, поскольку жизнь людей является высшей ценностью для любого современного государства и мирового сообщества в целом.

Выживание человеческой популяции, как и других животных видов, регулируется на инстинктивном уровне. Специфически человеческим является сознательный рациональный уровень регулирования выживания. Он предполагает выход за рамки воспроизводства вида, что выражается понятием достойного существования, которое включает, помимо материальной, и духовную составляющую.

С изменением роли информации присвоение и связанное с ним силовое взаимодействие уступает место информационному несиловому взаимодействию, которое означает открытость общества, идущую от открытости мира, то есть имеющую объективный характер. В этих условиях понятие достойного существования наполнится качественно новым содержанием, поскольку материальные (потребительские) ценности уступят свою определяющую роль духовно-познавательным.

277

Стабильность соседствует с нестабильностью, равновесность с неравновесностью, организация с самоорганизацией, управление с самоуправлением. Понимание этого ставит на принципиально иной мировоззренческий и методологический уровень проблему соотношения цели и средств общественного регулирования. Посмотрим, как это происходит в России.

В годы ельцинских реформ величие страны, жизнь и достоинство ее граждан были принесены в жертву политическому безрассудству. Младореформаторы вместо теории планового хозяйства взяли на вооружение теорию экономического либерализма и старались привести в соответствие с ней жизнь.

Другими словами, одной формой экономического детерминизма заменили другую. То, что это явное проявление большевизма, не могло остановить режим, для которого свержение и искоренение всех признаков "реального" социализма превратилось в навязчивую идею и любые итоги этого ниспровержения казались оправданными.

Обобщающим итогом проводимых в последнее десятилетие экономических реформ явилось растущее вымирание нации. За последние 8 лет население России сократилось со 148,7 млн. человек до 145,8 млн. чел., причем убыль населения имеет устойчивую тенденцию к росту. Если в последние годы ежегодно население России сокращалось на 750 тыс. человек, то за первое полугодие 2000 года оно сократилось на 425 тыс. человек, что свидетельствует о том, что мы приближаемся к рубежу потерь в миллион человек в год. При сохранении этой тенденции в России к 2050 году останется меньше 100 млн. чел., а к концу века - меньше 50 млн. человек.

При этом неминуемы развал Федерации и потеря страной самостоятельности, чего с нескрываемым нетерпением ожидают наши "друзья" на Западе. Бжезинский считает, что России хватит и 30 млн. населения, а Тэтчер - 15 млн. человек. Збигнев Бжезинский следующим образом сформулировал понимание нового места и роли России в современном мире: "Россия - побежденная держава. После 70 лет коммунизма она проиграла титаническую борьбу. И говорить "Это была не Россия, а Советский Союз", - значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена... А претендовать на роль сверхдержавы - иллюзия. Россия

278

сейчас бедная, примитивная страна. За пределами нескольких городов Россия - как Индия". К нам откровенно относятся как к поверженному противнику. В этих условиях разговоры о глобальном открытом обществе, либеральных ценностях как единственном и безоговорочном приоритете , при определении стратегического курса страны и тактических решений выглядят по меньшей мере кощунством. Если не остановить вымирание, мы - обреченная нация. Чтобы предотвратить угрозу, мы должны подчинить этой цели все имеющиеся в распоряжении государства и общества средства.

В послании Президента Путина В. В. Федеральному Собранию Российской Федерации от 3 апреля 2001 года подчеркнуто, что "ключевой вопрос любой власти - это доверие граждан к государству".

Первым шагом на этом пути, чтобы одномоментно переломить ситуацию, на наш взгляд, должна быть реализация не материальной, а ментально-психологической составляющей, - преодоление чувства безысходности и незащищенности, вызванного фактическим отказом государства от выполнения патерналистской функции в отношении своего народа, для которого она является жизненно важной, вселяющей надежду, а она, как известно, уходит последней.

Проводимые в стране с 1992 г. реформы убили эту надежду. А это гораздо важнее теоретических споров об абстрактных преимуществах индивидуализма или коллективизма, капитализма или социализма, рыночного или государственного регулирования. Раздавленным оказалось то, что под влиянием природных и социальных обстоятельств веками формировалось как народное качество и национальный приоритет. По меньшей мере самонадеянно, а по большей просто неразумно было не считаться с этим.

Поэтому, если мы хотим предотвратить неминуемую беду самоуничтожения, нужно не бояться посягнуть на так называемую стабильность общества, которой нет и быть не может без включения народа в созидательный процесс, на основании исторически сложившихся форм существования и социального взаимодействия.

279

В этой связи заслуживает внимания точка зрения профессора Калифорнийского университета В. А. Лефевра, автора концепции рефлексивного управления. Применительно к нашей проблеме и нашей стране его доводы выглядят следующим образом: "Группа гарвардских спет циалистов, приглашенных для разработки проектов российских экономических реформ, основывала свои рекомендации на идеях традиционной макроэкономики, в фундаменте которой лежит модель рационального субъекта (существа, стремящегося максимализировать свою выгоду. - В. Е.). После ухода государства (из экономики. - В. Е.)... люди стали чувствовать себя глубоко униженными, началась массовая моральная депрессия. Нельзя исключить, что именно в этой депрессии кроется причина демографического кризиса" (выделено мной. - В. Е.)".

Сейчас много говорят о "мобилизационной экономике". Одни, с позиций неолиберализма, - о ее неприемлемости. Другие с позиций планово-распорядительной экономики выступают за ее введение, опираясь на имеющийся советский опыт. Нельзя не заметить, что это насквозь идеологизированные подходы, в основе которых лежит различие во взглядах, а не нужды народа и общества.

Мартин Шаккум - президент фонда "Реформа" - считает, что никакие мобилизационные модели сегодня работать не будут, потому что "они немыслимы без некоего морально-политического единства нации". Подтверждается это ссылкой на единство советского народа, с одной стороны, и современное деление людей на "две нации", - с другой. Из этого делается вывод: "Соответственно не просматривается и мобилизационная идеология, приемлемая для большинства населения (выделено мной. - В. Е.). Все дело в том, как понимать то, что приемлемо .для большинства населения. Наверняка для этого большинства неприемлемо ни возвращение к планово-распорядительной экономике и "морально-политическому единству нации" на этой основе, ни продолжение либеральных реформ, поставивших страну на грань катастрофы, а население России - на грань вымирания.

Думается, что вряд ли кто-нибудь станет возражать против того, что для большинства народа неприемлемы деградация и вымирание нации, принимающие в последнее время все более зловещий характер.

Какая еще нужна "идеология" для консолидации нации и ее единства?

Меры для прекращения этого процесса должны носить экстраординарный характер. В этом смысле, и именно для этого случая, и экономику не грех назвать мобилизационной.

280

В противном случае нужно уповать лишь на чудо экономического либерализма, которое может прийти только с Запада.

В статье под характерным названием "Исповедь предателя", подчеркнутым самим автором, Л. Радзиховский написал: "Никакой альтернативы этой (западной. - В. Е.) лицемерной, жесткой, но все-таки по-человечески справедливой системе (выделено мной. - В. Е.) все равно нет. По крайней мере сегодня никто (выделено мной. - В. Е.) этой альтернативы не знает. Значит, вопрос один (выделено мной. - В. Е.): иметь капитализм более или менее свинский... Борьба с Западом для России ...куда опаснее, чем влияние Запада. ...Тогда в чем страшная угроза Запада России? В том, что Запад слишком медленно к нам идет - вот все (выделено мной. - В. Е.), в чем западный бизнес перед нами виноват".

7.3. Менталитет российского народа и государственный патернализм

К началу XXI века жизненной позицией россиян становится социальный реализм, означающий деидеологизированный подход в экономике и политике, обеспечивающий безотлагательное решение социальных проблем большинства населения: прекращение вымирания нации, ее выживание, возрождение и достойное существование. Это и есть современная российская национальная идея.

В конечном счете это означает не противопоставление, а оптимальное для сегодняшних условий сочетание индивидуализма и коллективизма, либерализма и государственного регулирования, при перспективной ориентации на социальные формы, соответствующие становлению информационного общества.

Иными словами, социальный реализм это здоровый прагматизм [1], исходящий из интересов нации и направленный на ее возрождение. Он опирается: а) на развитие исторического процесса в направлении информационного общества (всеобщий характер и общедоступность информации подрывают уже сейчас господствующую роль присвоения, с которым связано социальное расслоение и противостояние); б) на национальные особенности населения стра

281

ны и его исторический опыт; в) на естественную природу человека, которой присуще чувство альтруизма, забота о ближних, защита слабого, и т.д. Здесь нельзя не отметить роль нашего выдающегося соотечественника П. А. Сорокина в создании концепции "созидающего альтруизма".

1 Понятию прагматизма необходимо возвратить его изначальный смысл действия, направленного на достижение полезных результатов. В этом смысле стоит вспомнить Канта, который называл прагматическим действие, которое служит нравственным целям.

А для того чтобы управлять другими людьми, необходимо и особое качество, имеющее естественные корни. Академик Симонов провел эксперименты, которые показали, что две трети подопытных животных сильнее реагируют на собственную боль. Но одна треть - на чужую. Это идеальное соотношение для выживаемости вида. Во главе стаи обычно стоит особь, которая сильнее реагирует на чужую боль. Если лидером становится тот, кто больше беспокоится о себе, - все сообщество обречено на гибель. Это находит подтверждение и в человеческом обществе.

Большинство населения России всегда жило и живет на грани выживания. Отдаленность от жизненных и культурных центров, суровый климат, социальная безысходность и беззащитность не могли не породить особого менталитета российского народа.

Россияне всегда искали себе защитника (заступника) от разрушительных стихийных и социальных сил, и одновременно строгого, требовательного, но справедливого наставника (идущее от патриархального общества понятие "отца родного"). И находили его в той форме социальной организации, которая представляла и представляет господствующую в обществе социальную силу, в государстве.

Вопреки фактам, логике и здравому смыслу, россиян в отношении к государству отличает не рациональный подход, а вера. Вера в барина, который приедет и рассудит, "доброго царя-батюшку", вера в партию и правительство и, наконец, надежда на гаранта. Все это виртуальность, но одновременно и наша российская действительность.

Особую роль исторического и национального фундамента в становлении российской национальной идеи сыграли такие уникальные формы российской государственной и общественной организации, как новгородское вече, сельская община, соборность, и т.д. В более широком смысле это связано с решающей ролью внешнего источника благополучия для россиян по сравнению с национальной идеей, исходящей из равных возможностей.

282

Таким образом, российский менталитет неотделим от государственного патернализма в самом широком смысле слова: защиты народа и обеспечения его выживания и достойного существования. Именно этим должна руководствоваться власть, решая задачу национального возрождения. Основными средствами ее достижения являются: а) оптимальное сочетание индивидуализма и коллективизма; б) социальный реализм; в) государственный патернализм.

Отношение народа к власти в развитых странах Запада - это отношение большинства народа. Здесь большинство народа - это средний класс. В Америке к среднему классу причисляют себя 95% населения. В Европе так думают о себе 60-70%. Статистика относит к среднему классу приблизительно такой же процент населения.

В большинстве стран принадлежность к среднему классу определяется такими признаками, как владение недвижимостью, высокий уровень образования, возможность создать своим детям предпочтительные условия жизни и учебы, наличие одного или более автомобилей, возможность влиять на общественное мнение, и т.д. В России подобным набором обладают от силы 3-5% населения.

Правда, последняя перепись населения была у нас 11 лет назад (ближайшая ожидается в 2002 году). За это время радикально изменилось все, что можно и чего нельзя. И сильнее всего та группа населения, которая научилась зарабатывать деньги. Поэтому аналитики, пользуясь разными критериями, относят к среднему классу от 4% (в среднем по России) до 20% (в мегаполисах - Москве и Санкт-Петербурге) наших сограждан. Это примерно от 6 до 30 млн. россиян.

Во всяком случае, это далеко не большинство населения, а именно они вместе с совсем незначительной "группой успешной адаптации" имеют реальную способность выживания и достойного, хотя бы по нашим меркам, существования.

В последние 10 лет образовалась пропасть между бедностью и богатством российского населения. Так, например, в Москве децильный коэффициент (соотношение достатка 10% самых богатых и 10% самых бедных) на июнь 2000 г. равен 47.

Для нормального функционирования общества он не должен превышать 10. В Китае этот показатель составляет 3; в Японии - 4; Германии - 7; в Швеции 11; в США - 14 раз.

283

По своей социальной природе средний класс это резерв и питательная среда крупного капитала, поэтому он тянется за крупными собственниками и, в наших условиях почти поголовной бедности населения, не выражает позицию и волю большинства населения страны. Да и не может выражать даже перспективно, ибо в его состав входят высшие и средние чиновники, предприниматели и обслуга. Здесь почти нет основных производителей представителей физического и умственного труда, деятелей науки и работников сферы образования и культуры, а главное - незначительно представлены те, кто создает и эксплуатирует информационные системы, сети и технологии, то есть те, за кем будущее страны и мировой цивилизации.

Такое положение означает наличие серьезных ошибок в направлении экономических преобразований и структурной перестройки, коль скоро они не создают средний класс как большинство населения. Именно потому, что большинство населения развитых стран составляет средний класс, уровень жизни которого соответствует не только выживанию, но и достойному существованию, государство здесь выполняет свою стабилизирующую роль, не нарушая, а охраняя и защищая фундаментальные ценности.

"Идеалы республики, - считал Рузвельт, - не могут вечно мириться ни с незаслуженной бедностью, ни с самодостаточным богатством". У нас же никогда не было и нет подобного в силу географического положения страны, характера исторического наследия, перманентно несовершенной общественной организации и т.д. и т.п. В совокупности на сегодняшний день это свыше 90% населения оставляет на пороге выживания, а не достойного существования.

Поэтому огромное большинство населения не может ограничиваться надеждой на собственные силы и вынуждено уповать на защиту и помощь то ли Бога, то ли государства. А поскольку последнее не только ближе, но и зависит в определенной мере от их поддержки, они вправе не только просить, но и требовать его участия в своей судьбе. Таковы специфика отношений народа и власти в России и объективные основы государственного патернализма.

284

7.4. "Уход" государства из экономики и растущее безразличие власти к социальным проблемам

Вопреки надеждам народа, либеральные реформы изначально предполагали уход государства из экономики, а значит, и потерю решающего влияния на социальную сферу.

Ключевой является проблема "власть - собственность".

Сегодня Россия имеет крошечную экономику. Наш годовой ВВП составляет 170 млрд. долларов, бюджет - чуть больше 30 млрд. долл. Пятьдесят компаний платят почти 80% всех налогов, поступающих в казну. Два процента компаний являются собственниками нашего фондового рынка. Эти 50 компаний, хотим мы этого или не хотим, диктуют всем нам условия не только экономической, но и политической игры.

Частную собственность у нас породило государство, продав за бесценок или просто раздав куски государственной собственности. Получив такой "подарок" из рук государства, причем далеко не всегда честным путем, новоявленные средние и крупные частные собственники генетически зависимы от него и породивших их чиновников.

Эту уродливую помесь власти и собственности не удалось до сих пор, да и не удастся в будущем превратить в частную собственность европейского типа. Вот мы и движемся методом проб и ошибок, не решаясь покуситься на либеральные принципы, с одной стороны, и единовластие с другой.

Сегодня годовой доход десяти крупных собственников больше годового бюджета российского государства. Известно, что это рукотворное соотношение. Это не может не волновать всех здравомыслящих людей. Однако, когда один из претендентов на пост президента написал в своей программе: "пересмотр итогов незаконной приватизации", - он тут же поплатился за это. Пересмотр итогов приватизации, даже в ее безусловно криминальной части, будет непросто сделать не только по идеологическим причинам.

Сегодня выровнялись по численности армия государственная и армия "частная". В охранных службах банков, корпораций и в личной охране сегодня более 1 млн. человек. Это прекрасно обеспеченные материально, хорошо вооруженные; как правило, имеющие опыт боевых действий люди.

285

А Вооруженные Силы России, насчитывающие миллион двести тысяч человек (с перспективой сокращения до 800 тыс.), - плохо обеспеченная, вооруженная старыми образцами оружия армия.

Можно ли спокойно взирать на такое положение?

Поэтому у нас нет и не может быть гражданского общества, которое вырастает естественным путем на базе исходной независимости частного собственника от государства. Причем большинство этих собственников - средний класс. Ау нас он - жалкое и весьма хрупкое меньшинство. В условиях же, когда большинство населения - живущая на грани выживания беднота, - невозможно и "социальное государство" в общепринятом смысле.

Но абсолютно необходим государственный патернализм, как хотя и малоэффективное, но единственное средство проведения социальной политики, сокращающее пропасть между народом и властью. В этой связи не поддается разумному объяснению тот факт, что экономическая программа Грефа откровенно игнорирует государственный патернализм. "Вместо социального государства (патернализма) и приватизации социальных функций (радикального либерализма) создается "субсидарное" государство, которое обеспечивает социальные гарантии в той мере, в которой общество не может этого сделать самостоятельно". Помимо вновь изобретенного термина, за которым скрывается неправильный перевод иностранного слова - субсидарный (лат. - резервный, вспомогательный, а государственная помощь - от лат. слова subsidium помощь, поддержка), здесь свалены в кучу различные понятия.

Во-первых, теоретически неправильно отождествлять патернализм и социальное государство. Во-вторых, патернализм здесь рассматривается как социальное иждивенчество со стороны народа и подрывающая мотивацию труда благотворительность со стороны государства. За основу в этом случае принимаются выработанные применительно к другим условиям и странам понятия. Но самое удивительное то, что в этом пассаже государство вытеснено за пределы общества и противопоставлено ему.

"Сценарий модернизации позволяет достичь цели радикального повышения уровня жизни населения. Эта цель и является целью стратегии России до 2010 года. На основе неравенства... своей цели нужно добиваться за собственный счет и собственными усилиями". Но как сравнить

286

собственный счет бюджетника, живущего на зарплату, которую к тому же он далеко не всегда вовремя получает - и, к примеру, счет Гусинского, получившего от государства "НТВ" чуть ли не в подарок? Вот эти правила игры, установленные в свое время государством, новорусские собственники и не хотят менять.

Греф предлагает продолжить приватизацию и практически свернуть госсектор в промышленности, "распространить ее на банковскую систему", находящуюся пока в ведении государства. Выходит, что "новые" экономисты в качестве основы экономической политики не выходят за пределы либерализма, не оправдавшего себя в России, то есть подсовывают политическому руководству заведомую ложь, чтобы оправдать разноосновность экономики и политики: экономика будет саморегулироваться рынком, а политическая власть, свободная от "химеры" социальных обязательств перед народом, получает возможность самодвижения на авторитарной основе.

В итоге самоустранения государства из экономики произошло снижение жизнеспособности нации, что привело к ее растущему вымиранию. После обвала 1998 года ВВП вырос ко второй половине 2000 года почти вдвое. Однако доходы граждан с этим ростом никак не корреспондируются. Больше того, реальные располагаемые доходы населения за все это время так и не достигли уровня начала 1998 года.

Аэто значит, что проводимая государством экономическая политика до сих пор не имеет своей целью повышение жизненного уровня населения. В условиях сокращения населения такая позиция не соответствует не только демографическим показателям, но и прямо противоречит интересам национальной безопасности страны.

Разве можно говорить о последовательном курсе на укрепление государства, если в качестве стратегической задачи на перспективу до 2010 года определяется дерегулирование экономики?

Это относится, прежде всего, к попытке расчленения и приватизации естественных монополий. В отличие от России, где до сих пор рассматриваются варианты дробления компаний, реформы в электроэнергетике Германии, начатые в 1996 году привели к укрупнению основных компаний. Сейчас 4 энергокомпании (RWE, Preisen, Elektra, Steag) производят 90% электроэнергии. Это привело к снижению ее стоимости, что сказалось на повышении конкурентоспособности товаров во всех отраслях промышленности и сельского хозяйства.

287

Об этом же говорит положительный опыт англичан и отрицательный (калифорнийский) американцев. То есть мировой опыт, как говорится, учит, но... только не нас. Наши "экспериментаторы" во главе с Чубайсом, естественно, добьются противоположных результатов, но спросить в итоге будет не с кого, по сложившейся практике. Это и есть главный плод представления о разноосновности экономики и политики. А из ошибок в макрорегулировании плюс рыночного безразличия к проблемам населения и складывается бездушие социальной политики государства.

Характерно, что вице-премьер и министр финансов А. Кудрин признал, что правительство, хотя и вынужденно, но, проводит политику социального цинизма. В действующей Конституции народ прописан как субъект власти, но не как ее объект, а следовательно, не зафиксирован тот договор между народом и государством, о котором так модно сейчас стало говорить. В Конституции нет понятия национальной идеи, не отражены обязательства государства по отношению к народу как целому: обеспечение его неприкосновенности (внешняя функция государства), его сохранения и воспроизводства (внутренняя функция).

7.5. Потеря управляемости и необходимость изменения экономического курса

Гибель в августе 2000 г. лучшего подводного корабля российского военного флота и пожар на Останкинской телебашне - это лишь вершина айсберга, показатель того, в каком состоянии находится вся страна, насколько неподвластны воле государства экономика и социальная сфера.

На железных дорогах степень износа оборудования - 55,3%. Две трети судов и две трети автомобильного парка подлежат списанию.

Фактический срок службы наших станков - 33 года (нормальный срок по мировым стандартам - 8-9 лет). Средняя степень износа - 70%.

К 2005 году выйдет из строя 37% мощностей электроэнергетики.

288

В 1988 году в России была добыта пятая часть мировой добычи нефти - 596 млн. тонн. С тех пор добыча падает. За 8 месяцев 2000 года, поданным министерства энергетики, в России было добыто 212,3 млн. тонн. (300 млн. тонн - порог национальной безопасности).

При этом отрасль находится в катастрофическом положении. В нефтедобыче износ основных фондов сегодня превышает 60%, в нефтепереработке - 80. Чтобы сохранить отрасль, нужно использовать на ее поддержание до 40% всех доходов. Мы тратим не более 10-20%. Если ничто не будет меняться, через 10 лет Россия из экспортера нефти превратится в импортера. Однако при самом лучшем раскладе нельзя бесконечно проедать национальное богатство.

В России проживает около 3% населения земного шара, на которое приходится примерно 30% мировых природных богатств. Но и они не бесконечны. Поэтому необходимо развитие наукоемких отраслей, высоких технологий, интеллектуальных продуктов, а сделать это на базе либеральных ценностей, открытости экономики и национальной валюты - сателлита доллара, невозможно.

Важно прекратить бегство капитала: каждый год из России вывозят ценности на сумму, равную ее годовому бюджету. За последние 6 лет отток ресурсов, просчитанный по платежным балансам России, суммарно составил 110 млрд. долларов. (Справочно: сумма займов России за 10 лет составила 50 млрд. долларов).

Поданным Минэкономразвития, утечка капитала из России в 2000 году составила 28 млрд. долл., а Стенли Фишер утверждает, что вывоз превышает 30 млрд. долл., что близко к расходной части российского годового бюджета.

По сравнению с 1999 годом вывоз увеличился минимум на 4 млрд. долл. Справочно: в 1998 году, несмотря на то, что цена на нефть опустилась до 8 долл. за баррель и экономическая конъюктура после дефолта была предельно низкой, из страны было вывезено не больше 20 млрд. долл.

Получается, что улучшение экономической ситуации и беспрецедентный рост производства в последние годы ведет к усилению бегства капитала из страны. Это алогичное явление, для присечения которого правительство не принимает необходимых мер. Без трезвого экономического расчета в бюджет 2001 года заложена цена на нефть 21 долл. за барель, а в бюджет 2002 года - 23,5 долл. Учитывая то, что падение цен на нефть весьма вероятно, такое решение может привести к экономической катастрофе.

289

Необходимо реструктурировать с учетом катастрофического положения страны национальный долг. Но главное, - сегодня нужен новый курс, а не модификация прежнего, в основу которого были положены идеи рыночного фундаментализма и монетаризма.

На наш взгляд, нужно четко поставить вопрос о реальной - как говорил Витте, - национальной экономике. Это предполагает прежде всего приоритет национальных интересов на основе дедолларизации.

Россия - одна из самых долларизированных стран в мире, у нас доллар является массовым средством накопления. По разным оценкам, "в чулке" у россиян - от 24 до 70 млрд. долларов. Спрашивается, зачем нам западные кредиты, если мы располагаем такими деньгами? Предполагают договориться с собственным населением, причем в основном с той его частью, которая добыла эти деньги, мягко говоря, не совсем легитимным путем. Ждать, что они будут при любых словесных гарантиях государства инвестировать свои средства в реальный сектор экономики, то есть превращать их в "длинные" деньги, наивно, ибо это не в их интересах и не в их правилах. Владельцы же небольших накоплений, которых за минувшие Шлет как минимум 3-4 раза подчистую обобрали, будут всячески держаться за твердую валюту, не доверяя ее никому, кроме собственного чулка.

Это и есть неосознанные сторонники долларизации. Нужно сделать их сторонниками соответствующей государственной политики, а затем уже объявлять дедолларизацию как ее содержание.

Утверждают, что в России не доверяют национальной валюте, не доверяют власти. При хождении в стране 60-70 млрд. долл. их только в бумажной форме больше, чем всех рублей, включая форму безбумажную. Степень долларизации (денежная масса в стране в долл. США) достигла примерно 70%".

А если народ доверяет не национальной валюте, а американской, и это "объективный" факт, с которым нужно считаться, - то народу нужно и такое правительство, которое исходит из приоритета интересов США, без реализации которых стабильность и привлекательность американской валюты - пустой звук. Из этого и растут ноги американизма российской внешней политики, монетаризма, долларизации экономики и т.д.

290

Национальное достоинство страны должно начинаться с экономической сферы и материально обеспечивать все остальные. Это напрямую связано с дедолларизацией экономики России.

Политика "привязывания" курса национальной валюты к доллару провалилась везде, где проводилась. В Мексике в 1994 г. она закончилась экономическим кризисом. В 1997 г. тоже произошло в странах Юго-Восточной Азии: Таиланде, Индонезии, Малайзии, Южной Корее, в августе 1998 г. - у нас, в 1999 г. - в Бразилии, в 2001 г. - в Турции.

Один из распространенных мифов состоит в том, что деньги, которые дают МВФ или Мировой банк, нам якобы помогают. Но это всего лишь миф.

Кстати, теперь уже и Штаты, как заявил новый президент Д. Буш, не намерены, как предыдущая администрация, раскошеливаться на дальнейший развал России и подкармливание "пятой колоны" в лице чиновничества и новорусского капитала.

И дело вовсе не в том, что республиканская администрация желает нам добра: она просто рассчитывает на то, что, учитывая глубину нашего падения (в прямом и переносном смысле) и уже состоявшуюся привязку к мировому капиталу, все решится само собой. Другими словами, мы погибнем естественной смертью без постороннего вмешательства. Глубочайшей иллюзией было бы полагать, что существует возможность достичь самого элементарного взаимопонимания между народом и властью, если государство не даст объективную оценку разграблению государственной собственности в 1992 и последующие годы и не будут пересмотрены в цивилизованном законодательном порядке результаты так называемой ваучерной приватизации. Сохранять ее нынешнее состояние, значит не лечить "болячку", а загонять ее вглубь. Пересмотр итогов приватизации как признание неправомерности ее принципов не означает огульного передела собственности. Он может осуществляться только в судебном порядке и при установлении нарушений действовавших тогда законов.

Новое законодательство о приватизации должно исключить как минимум генетическую наследственность криминальной приватизации. И это уже немало для восстановления доверия народа к власти. Если же кто-то думает, что можно переломить народное неприятие криминальных начал "новорусской" собственности "через колено", не посчитавшись с этим как изъяном национального менталитета, тот глубоко заблуждается.

291

Состояние подавляющего большинства "новых русских" нажито неправедно, путем прихватизации государственной собственности, при безразличии, а то и при прямом содействии правящего режима. Поэтому 45,2% россиян готовы поддержать изъятие "неправедно нажитых состояний, даже с помощью насильственных мер" [1]. Сегодня эта тенденция еще более усилилась.

1 Тихонова Н. Жизненные ценности россиян: Меняется ли наш менталитет? // Власть. - 1996. - №5. - С. 50.

Нельзя не признать социальным извращением попытки представить неправедно присвоенное как результат обладания узкой групп лиц уникальными личностными качествами. Власть не должна идти на поводу у этой неправды, ибо в этом случае ей придется закрыть глаза на самое чудовищное изобретение их "таланта" - вымирание нации в массовом и всевозрастающем масштабе. Рано или поздно это найдет единственно возможную квалификацию - преступление перед народом.

В этой связи экономическая программа, принятая на вооружение властью, представляется малоубедительной.

В своем предновогоднем интервью В. Путин обозначил ее основные политико-экономические параметры. Комментируя выход на плоскую шкалу подоходного налога в 13%, он признал, что с "социальной точки зрения это не очень справедливо" (и это-то в условиях рассматриваемой ситуации! - В. Е.).

"Но здесь мы руководствовались не соображениями социального характера, а экономической логикой" (выделено мной. - В. Е.). Из этого следует, что президент противопоставляет понятия социальной целесообразности и экономической логики. Это и есть основанное на экономическом детерминизме представление о первичности и самодостаточности экономического фактора и вторичности социального. Но ведь известно, что экономический детерминизм как составляющая самых различных экономических систем в XX веке уже доказал свою несостоятельность. Какой же смысл наступать на те же самые грабли в очередной раз?

292

"Выведение из тени значительной части экономики страны" напрямую связывается в интервью не с установлением нормального нравственно-экономического климата в стране, а лишь с "увеличением массы поступающих в казну налогов". Это перевод проблемы из политико-экономической в чисто экономическую плоскость, и ожидать, что все это породит в обществе "социальные ожидания позитивного характера", - просто наивно.

Полностью уничтожить теневую экономику пока не удавалось никому. В условиях германского фашизма и советского тоталитаризма ее удавалось сжать до 3-5% ВВП, но лишь при полном свертывании всяческих экономических и политических свобод.

Сегодня в развитых странах теневая экономика составляет примерно 12% ВВП; в странах с переходной экономикой - 23%; в развивающихся странах - 39%.

У нас теневой сектор занимает 40%. Это 6-е место в мировом рейтинге после Нигерии, Египта, Грузии, Азербайджана и Македонии.

При оценке не только масштабов, но и роли "тени" в экономике различных стран важно различать уголовнопреследуемую "черную тень" - и "серую", где работают с виду и по документам законопослушные граждане, которые лишь в ряде случаев отклоняются от "уважения уголовного кодекса". Но эти отклонения иногда наносят обществу не меньший ущерб, чем "черные" теневики. Всяческого рода финансовые "пирамиды", включая государственные, - яркий пример этого. Больше того, эксперты считают, что сейчас практически весь российский бизнес имеет теневые компоненты. Для того, чтобы перейти на рельсы цивилизованного ведения хозяйства, нам необходимо различными путями и средствами, не исключающими легитимное насилие, вывести большую часть экономики из тени, а это значит решить и важную часть проблемы по борьбе с криминализацией экономики, коррупцией в государственном аппарате, проблемы оздоровления морального климата страны.

Однако наиболее показательным является представление президента о государственном регулировании экономики. Признав, что это "одна из основ нашей деятельности", он так изложил суть проблемы: "Я полагаю, что эта часть экономической политики... должна заключаться в том, что мы максимальным образом должны обеспечить экономическую свободу граждан и юридических лиц. А под регулирующей ролью государства мы должны понимать способность государства обеспечить выполнение тех правил и условий, которые оно само вырабатывает".

293

Другими словами, государственное регулирование сводится к обеспечению основ либерализма. Нельзя не заметить, что это сужает роль государства, а главное, лишает его деятельность всякой связи с нуждами народа, не вмещающимися в рамки либеральных ценностей и механизмов.

Картина государственного регулирования в интервью президента дополняется пониманием олигархов как "представителей крупного бизнеса, которые из тени, за спиной общества, стараются влиять на принятие политических решений. Вот такой группы людей в государстве быть не должно. Но представители крупного бизнеса, владельцы российского капитала, не только имеют право существовать, но и рассчитывать на поддержку государства". Иначе говоря, те, кто не лезет в дела власти, а занимается бизнесом, "имеют право" и "вправе рассчитывать".

Очевидно, что за этим стоит не желание власти разбираться с природой российского капитала, а принятие его таким, какой он есть. Но ведь это очередная наивность - полагать, что есть "капитал-бяка" и "хороший" капитал, который может оставить власть в покое и заниматься экономикой! Дело в том, что капитал в принципе не может находиться в стороне от власти. Другое дело - не отдать ему решающие позиции во власти, а это возможно лишь в случае реального участия государства в экономическом процессе, а не "ухода" из него.

Президент решительно высказался против государственного капитализма, подчеркнув еще раз свое понимание роли государства как гаранта экономической свободы отдельных граждан и юридических лиц. За этим просматривается и его позиция по поводу реструктуризации естественных монополий "по уму", то есть их фактическое расчленение и приватизация основного производства (генерирующих и добывающих предприятий, подвижного состава на транспорте и т.д.), то есть в конечном счете "по Чубайсу".

Очевидно, что такое видение экономического блока проблем не является перспективным, особенно в условиях необходимости решительно переломить ситуацию с выживанием нации.

294

7.6. Государственное регулирование и контрактная экономика

В условиях господства либеральных ценностей государству отводится роль ночного сторожа, о чем ностальгизирующие либералы мечтают и сейчас. Особенно усилилась роль государства в последней трети XX века, когда все большую роль в расходной части бюджета стали занимать социальные расходы.

В настоящее время происходит переориентация государственного влияния от вмешательства к его эффективности и степени удовлетворения потребностей населения. При этом США и западноевропейские страны вводят в государственное регулирование рыночные механизмы и рыночную мотивацию. Одновременно государство формирует общенациональные приоритеты, механизмы стимулирования за лучшее выполнение контрактов. Современная экономическая практика развитых постиндустриальных государств давно уже не отождествляет государственное регулирование с государственным сектором экономики.

Государство посредством развитой системы контрактных отношений полностью определяет развитие частного сектора экономики. Это предполагает подход, связанный с оценкой реального государственного влияния.

К областям такого влияния относятся:

| отрасли социальной сферы: социальная поддержка и страхование, образование и здравоохранение;

| оборонный и научно-технический комплексы, включая фундаментальную науку и высокие технологии (в том числе информационные);

| аграрный комплекс, обеспечение продовольствием;

| космос, мировой океан, охрана окружающей среды и природных ресурсов;

| топливно-энергетический комплекс;

| инфраструктурные отрасли: транспорт, связь и телекоммуникации.

В России в 2000 году расходы консолидированного бюджета составили около 30,9% ВВП, по бюджету 2001 года - 29,5% ВВП. Таким образом, даже по доле государственных расходов в ВВП Россия значительно уступает США, не говоря уже о Западной Европе. В странах Восточной и Центральной Европы эти показатели не опускались ниже 40-45%.

Механизм государственного влияния и регулирования, выполнения федеральных заказов для нужд государственного потребления получил на Западе название - федеральной контрактной системы. Правовое регулирование федеральной контрактной системы в США осуществляется не гражданским кодексом, а особым разделом права - федеральным контрактным правом, которое разрабатывается и совершенствуется уже в течение восьмидесяти лет.

Основными механизмами государственного регулирования и программирования экономики, науки и техники, а также решения социальных проблем в США и других странах Запада являются федеральный (государственный) бюджет, федеральная (государственная) налоговая система и федеральная контрактная система. Эти три хозяйственных механизма составляют фундамент государственного управления, опираясь на который, государство осуществляет свои главные экономические функции.

Федеральная налоговая система служит инструментом сбора и поступления доходов в государственную казну; федеральный бюджет - инструментом аккумулирования и перераспределения государственных доходов в различные сферы национальной экономики; федеральная контрактная система - инструментом реализации этих средств казны в экономике страны в виде контрактов на товары и услуги для нужд государственного потребления. ФКС также является для государства главным инструментом регулирования и управления рынком товаров и услуг. Современная постиндустриальная экономика пронизана контрактными отношениями. В этой связи она может быть определена как контрактная экономика.

Чтобы оценить ее масштабы, отметим, что в 1999 году объем ВВП США составил около 9,3 трлн. долл., доходы федерального бюджета - 2,1 трлн. долл., или 22% ВВП, расходы - немногим более 1,9 трлн. долл., при этом доля государственного потребления федерального правительства составила в расходах 589 млрд. долл., или 31% расходной части федерального бюджета, или 6,3% ВВП. Доля же государственного потребления федерального правительства, штатов и местных органов достигла в 1998-1999 годах более 32% ВВП США.

В нашей хозяйственной практике пока еще господствует идеология государственного заказа - своеобразного рудимента планово-распределительной системы. Однако в современных условиях он не обеспечен ресурсами, обязательства государства и поставщика четко не определены, госзаказ не встроен в рыночный механизм и зачастую неэффективно использует бюджетные средства.

296

Между тем без государственного регулирования экономики в России невозможно обеспечить стабильное поступательное развитие. Это регулирование должно строиться на основе федеральной контрактной системы с учетом общенациональных и государственных потребностей. Постепенное развертывание федеральной контрактной системы обеспечит единство финансово-экономической, научно-технической, инновационной и промышленной политики государства в восстановлении и реконструкции на постиндустриальной основе нашего промышленного, научно-технического и экономического потенциала.

За минувшие два столетия капитализм подвергся такой трансформации, что теперь уже исключать государственное регулирование экономики - значит хлопать одной рукой (Самуэльсон). "Уход" государства из экономики результат догматического следования либеральным рецептам. В развитых странах господствующей является противоположная тенденция [1]. Естественно, речь идет не о росте государственной собственности и государственного сектора экономики, хотя в некоторых странах и это имеет место. Развитие рыночных механизмов не исключает, а предполагает формирование государством общенациональных приоритетов, поддержку тех отраслей экономики, которые обслуживают стратегические общегосударственные потребности.

1 Если доля государственных расходов в конце XIX века в ВВП капиталистически развитых стран составляла в среднем 8%, то в 20-е гг. XX столетия этот показатель вырос до 15%, в 60-е - до 28%, в 80-е - до 43%, в 90-е - до 50%. Доля государственного потребления в 1998-1999 гг. в США достигла 32% ВВП. В России в 2000 г., они расходы консолидированного бюджета составили около 31 %, в 2001 г. они планируются в размере 29,5%. И это при том, что на сегодняшний день ВВП России равен десятой части ВВП США.

Механизмом выполнения федеральных заказов для нужд государственного потребления в США является федеральная контрактная система (ФКС). Она является главным инструментом регулирования рынка товаров и услуг. Заключаемый на конкурсной основе федеральный контракт представляет собой детально прописанное соглашение между государством и предприятием-подрядчиком, которое содержит взаимные обязательства сторон и их ответственность.

Заказы размещаются как непосредственно через центральный государственный аппарат управления, так и через 12 региональных подразделений правительства в крупнейших городах США.

297

Общенациональный аппарат управления федеральной контрактной системой состоит из 80 тыс. человек в центральном аппарате и свыше 300 тыс. человек в регионах и на местах.

В конечном счете система ФКС обеспечивает рыночную ориентацию всех секторов экономики (частного, смешанного и государственного) на удовлетворение потребностей населения.

В этой связи следует заметить, что при разработке экономических реформ опыт Запада в создании ФКС нашими реформаторами был полностью проигнорирован. Между тем только на этом пути в условиях рыночной экономики можно добиться решающего влияния государства на решение основополагающей проблемы национальной безопасности - выживания и достойного существования граждан.

7.7. Изменение экономического курса и необходимость реформирования властной вертикали

Уход государства из экономики сопровождается такими административными мерами, которые свидетельствуют о дальнейшей бюрократизации экономической сферы. Предусмотрено, в частности, создание федерального органа по дерегулированию хозяйственной деятельности. Другими словами, властный ресурс государства, рассчитанный на управление экономикой, перекачивается в дерегулирование, то есть в официально декларируемое разрушение государственного управления экономикой в любой форме: влияния, вмешательства, регулирования и т.д.

Средством достижения этой цели выступает оторванная от объекта управления должностная иерархия с ее самодостаточностью как властной вертикали. Этим самым государственная служба из обслуживания общества трансформируется в самообслуживание.

Ввиду своей самодостаточности должностная иерархия антиобщественна по определению. В отличие от феодальной (сословной) иерархии, основанной на личной зависимости, она основывается на личной независимости, но предполагает всестороннюю зависимость, связанную с присвоением властных функций внутри и посредством единой в пределах страны властной иерархии.

298

Соподчинение должностных функций и образует властную вертикаль, существующую наряду с управленческой вертикалью и практически подминающей и подменяющей ее. Это связано с тем, что должностную и управленческую вертикали образуют одни и те же люди, сущность которых раздваивается между личной выгодой, являющейся результатом выполнения должностных функций, и достижением общественно значимого результата и общественно полезного эффекта. Выполнение должностных и управленческих функций далеко не всегда совпадает, и тогда, как правило, общественные интересы приносятся в ущерб личной выгоде.

Государственная служба - это служба обезличенному неодушевленному государству (или единовластию, что в принципе одно и то же), которое распространяет свой авторитет и властный ресурс на конкретных чиновников, принимая на себя ответственность за их деятельность, в том числе за ее общий результат, в обмен на безоглядную преданность и послушание.

Основой должностной иерархии является присвоение и осуществление полномочий государства, которые рассматриваются как должностные, а не управленческие функции, ибо вне зависимости от эффекта последней чиновник вместе с должностью получает материальное вознаграждение и материальное благополучие, стабильность положения, общественное признание.

И в первую очередь в своей деятельности он отрабатывает именно это, а не думает о решении общей управленческой задачи. Кстати, опросы показали, что большинство чиновников вообще не представляют, что такое интересы общества. Об этом свидетельствует сохранение в рамках госслужбы партноменклатурой традиции, когда распорядитель материальных благ внутри госаппарата (управделами, руководитель аппарата) имеет большее влияние на чиновников, чем на только их непосредственные, но и самые высокие руководители в управленческой иерархии.

И это несмотря на то, что при всех изъянах нашей демократии, они все же зависимы от избирателей, а значит, хотят того или не хотят, должны уважать и ставить на первое место интересы народа. Совершенно бессмысленно об этом напоминать чиновнику - жизнь ежедневно и ежечасно берет свое - и, к нашему общему несчастью, в итоге общественные интересы приносятся в жертву личным, групповым, клановым.

299

Однако все это еще полбеды. Настоящая беда - в том, что должностная иерархия поражает государственную власть метастазами коррупции и криминала. А это смертельная болезнь государства и общества.

Должностная иерархия неизбежно связана с получением так называемой "статусной" ренты, а говоря прямо - взяток. Такой способ существования власти представляет собой угрозу для общества и для государства". Это слова президента из его последнего послания Федеральному Собранию.

При этом, как подчеркивает президент, "число работников власти и управления выросло с 882 тыс. в 1993 году до более чем миллиона в настоящее время", то есть количество "кормящихся" "статусной" рентой, а иными словами - чиновников, берущих взятки, - не уменьшается, а растет.

И дело не в конкретном чиновнике, а в самой системе, - говорит президент. - Сейчас она устроена так, что тормозит, а во многих случаях просто останавливает преобразования". О какой уж тут реформе государственной службы может идти речь?

Этот институт порождает взяточничество и коррупцию по определению и не подлежит реформированию. Единственный способ исправить положение - вырвать его с корнем из тела общества и заменить администрацией, формируемой не на основе "табели о рангах", а на основе контрактно-конкурсного принципа.

Сегодня зарплата чиновников нижнего и среднего звена составляет 70-200 долл. в месяц. Это даже по нашим меркам немного, особенно когда чиновник не только испытывает соблазн, но и имеет возможность заставить поделиться доходами не только теневиков, но и вполне легитимных бизнесменов. Обеспечение же высших государственных служащих составляет более 10 тыс. долл. в месяц. Это не только зарплата, а и рыночная цена льгот и услуг, им предоставляемых. А рыночная стоимость государственных портфелей на высших этажах колеблется от 1 до 50 млн. долларов.

Естественно, что "правят бал" именно те, кто определяет эту стоимость и приобретает эти портфели явно нелегитимным образом, а не совокупная масса остальных. Поэтому государственная служба в итоге имеет вид структурированной еще более жестко, чем общество, иерархии, в условиях которой низшие и средние слои представляют количественно подавляющее большинство, а решающее влияние на экономический и политический процесс оказывает ничтожное меньшинство в своих собственных интересах.

300

Любое единовластие не может обойтись без структуры, параллельной государственному управлению. В советское время такой структурой был аппарат партии. В постсоветских условиях ее место заняла Администрация президента. Несмотря на 5 ее реформ, в ней по-прежнему свыше 1000 человек.

Действующие сегодня параллельно органы исполнительной власти, Администрация президента и правительство, дублируют и подменяют друг Друга. А в действительности Администрация президента выполняет надзорные функции и по сути мешает работать правительству. Отсюда интриги, подковерная борьба и т.д. И все это под флагом кадровой политики, которая является главным рычагом осуществления президентской власти. Связанная с государственной кадровой политикой практика характеризуется тем, что за последние десять лет сменилось 50 вице-премьеров, 200 министров и более 1,5 тысячи руководителей федерального и местного уровней, состав правительства менялся 98 раз. А лишь за последний год своего нахождения у власти Ельцин сменил 5 премьеров.

Система устроена так, что для решения любого вопроса требуется непременное согласование всех со всеми, причем часто с людьми, которых эти вопросы мало касаются. Образовался целый класс чиновников, работа которых сводится исключительно к согласованию. Как подчеркивалось в прессе, в Минэкономразвития у министра для этой цели было 50 замов!

Каждый день в России выпускают в свет 1-2 федеральных закона, 3-5 указов президента, 5-7 распоряжений и постановлений. Большинство из них (примерно 38%) касается проблем социально-экономического развития страны. По данным Главного контрольного управления президента, Указы президента выполняются в среднем на 54%.

Период ельцинских реформ стал периодом катастрофического разложения чиновничества, что свидетельствует о кризисе и нежизнеспособности не только института государственной службы, но и самого режима власти.

301

По мнению экспертов, в настоящее время наш бюрократический аппарат превышает соответствующие его значения в развитых западных странах на целый порядок, а за последние 10 лет по сравнению с СССР он вырос вдвое при таком же уменьшении населения и территории страны, и в десятки раз - уменьшении экономической и социальной сферы как объекта государственного регулирования.

В результате правительственные чиновники теряют ответственность за принятие решений, больше думают о своем благосостоянии и обеспеченном будущем, чем о народе и обществе. С этим неразрывно связаны коррупция и криминализация органов власти и управления. В этих условиях центральная власть, будучи не в состоянии осуществлять государственное управление, под видом развития рыночных отношений и демократии отдавала региональным лидерам в удельное управление государственную собственность и прерогативы государственной власти.

Как могло получиться, что властная должностная иерархия, явно противоречащая существу рыночных преобразований - фундаментальной роли частной собственности, свободе рынка, конкуренции и т.д., - не только не отрицалась и не отрицается "реформаторами-рыночниками", а, наоборот, практически ими утверждалась и утверждается. Ведь они, эти реформаторы, играли далеко не последнюю роль в этой иерархии, занимая на протяжении последних лет посты премьеров, вице-премьеров, губернаторов и т.д.

Дело в том, что так называемые либералы получили из рук власти возможность реализовать свои рыночные теории и тем самым по существу обязались осуществлять рыночные преобразования в ее пределах. "Рыночники" это лишь их амплуа в российском театре экономического и политического абсурда - так же, как и у оппозиции, беспомощной и бесплодной в период проведения "либеральных" преобразований.

Крайне необходимая современному российскому обществу реформа власти и управления, и прежде всего - его центрального звена, ограничивается пока укреплением властной вертикали, без тесной увязки с совершенствованием государственного управления экономикой. А это значит, что и без увязки проводимых преобразований с нуждами населения страны. И это при том, что, согласно опросам большинство россиян считают, что необходимо кардинально изменить экономический курс.

302

Сегодня "либералы" готовы не только оправдать милый сердцу властолюбцев авторитаризм, но и представить его теоретическое обоснование. В основу кладется идея разноосновности экономического и политического курсов: экономический либерализм и политический авторитаризм. Вряд ли кто-то верит в реальность такого совмещения. Важно выиграть время и так расшатать экономические основы общества, чтобы справиться с рыночной стихией уже не мог никакой авторитарный режим. Это неминуемо, хотя и незапланированно, приведет к тоталитаризму. Такой логический конец неизбежен при отрыве экономического курса от политического и наоборот. Это "теоретическая" основа единовластия, которое всегда заканчивается тоталитаризмом. Для "либералов", однако, и это не аргумент. Для них главное - сохранение экономического господства. Подобные примеры в различных вариантах знает новейшая история.

Это, однако, курс, на основе которого нельзя претендовать на перспективные решения в экономике и политике. Авторы - бывшие помощники, имиджмейкеры и спичрайтеры Ельцина - в новой книге пишут: "В стране стойко работали старые бюрократические инстинкты (думается, что лучше было бы говорить о принципах. - В. Е.). И среди них главный (выделено мной. - В. Е.) - служение начальнику (не обществу, не государству)".

Единовластие не может не опираться на служебную иерархию как на главное средство самосохранения и реализации. Вспомним, что в послании Президента РФ (которым тогда был Ельцин) Федеральному Собранию 1998 года была подчеркнута необходимость "превращения государственной службы из службы "государевой" (как это традиционно было и сохраняется в нашей стране) в службу подлинно гражданскую".

Это осталось благим пожеланием по вполне объяснимым причинам: сама суть должностной иерархии противоположна служению государству, обществу, народу. Для чиновника это абстрактные понятия, которые заменены его вышестоящим начальником.

Выделение и самодостаточность властной вертикали отдаляют и отделяют ее от служения народу. Федеральная власть "уходит" из экономики, представители президента в округах не вмешиваются в содержательную деятельность губернаторов, региональная власть не влияет на местное самоуправление, которое предоставлено самому себе, органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

303

Как может властная вертикаль служить народу, если она отделена от экономики, с которой связано в решающей мере удовлетворение потребностей населения?

В результате налицо - потеря управляемости страной, и эта потеря лишь усугубляется последними новациями правительства в виде стратегической задачи дерегулирования экономики.

Да и откуда взяться разумным решениям, если начавший реформы бывший президент, как пишут авторы упомянутой книги, не был "ни теоретиком, ни мыслителем", а просто "любил власть" и опирался на "политический рефлекс". В результате "Ельцин стал для многих слепцом, не ведающим, куда идет сам и куда ведет других". Поэтому народ "не только ждал, но и требовал смены руководителя".

А значит, продолжение провалившихся либеральных реформ, стагнация разноосновности экономики и политики, усиление самодостаточности властной вертикали для обеспечения единовластия - явно неблагодарная и бесперспективная задача.

Есть еще одна важнейшая составляющая ельцинизма как политики последних десяти лет - прозападная, а точнее, проамериканская ориентация. О ней очень убедительно пишет Стивен Коэн в своей последней книге "Провал крестового подхода. США и трагедия посткоммунистической России" (М., 2001 г.). Американские политики привыкли считать, что "настоящие" российские реформаторы - это только те, кто "оказывает услугу Соединенным Штатам". "Крайняя зависимость - психологическая, политическая и финансовая руководства Ельцина от Запада и в особенности от Соединенных Штатов выглядит аберрацией на фоне российской истории. Вряд ли когда-либо вновь на этом посту появится столь же уступчивый и нуждающийся в поддержке лидер" (выделено мной. - В. Е.).

Говоря о "провалившейся прозападной политике, которая проводилась Ельциным в 90-е годы", С. Коэн подчеркивает, что руководство, которое надеется стабилизировать страну, должно находить поддержку в собственной стране, а не в Соединенных Штатах, а его политика должна делаться в Москве, а не в Вашингтоне.

Именно эта зависимость не признавалась, а точнее говоря, утаивалась нашими реформаторами во главе с главным, ибо за этим стоят не просто потеря самостоятельности и следование американскому диктату, но и зловещие процессы, разъедающие страну и лишающие ее нормальной перспективы, не говоря уже об утраченных позициях сверхдержавы.

304

С. Коэн считает, что России необходим новый тип руководства. Этим руководством "в центр внимания должно быть поставлено экономическое восстановление страны и благосостояние ее граждан". Удивительно, что мы сами не только не можем так просто и доходчиво сформулировать свои цели и задачи, но и не в состоянии их усвоить и реализовать на практике.

Все дело в том, что это голос разума, а не политического руководства США, а он, в отличие от последнего, денег не платит.

7.8. Правовые основы российской государственной власти

Заместитель председателя Совета Федерации В. П. Платонов недавно заявил, что президент "не имеет никакого отношения ни к законодательной, ни к судебной, ни к исполнительной власти. Он над всеми ветвями власти". В этом случае президент отдаляется не только от управления, но и от реальной власти, сохраняя за собой некую ее абстракцию. Однако вопрос о том, что же это за "гарант" без ресурса реальной власти, остается в таком случае без ответа. Президенту, таким образом, навязывается позиция, несовместимая не только с жизнью страны, но и действующей Конституцией, при всем ее несовершенстве.

В ней вполне определенно сказано следующее:

Ст. 10: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны".

Ст. 11: "Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации".

Из содержания этих статей не следует, что они ставят президента над ветвями власти, а только подчеркивается его особая, объединяющая и направляющая роль в континууме власти, ветви которой самостоятельны. Об этом прямо говорится в пп. 2 и 3 ст. 80, гл. 4 Конституции: "Президент Российской Федерации... обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти,.. определяет основные направления внутренней и внешней политики государства".

305

Кроме того, президентская власть имеет свою серьезную нишу в законотворчестве (право законодательной инициативы, право вето и др.), в судебной системе (инициирование новаций в судоустройстве и судопроизводстве, право помилования и т.д.) и ее основная деятельность бесспорно связана с исполнительной властью, которой принадлежит, по разным оценкам, 80-85% всего властного ресурса.

Не говоря о непосредственном руководстве силовыми ведомствами, которое президент не разделяет ни с кем, он реализует управленческую функцию власти в хозяйственной и социально-культурной областях.

Все это следовало бы отразить в Конституции, хотя бы в виде поправки, с тем, чтобы действия президента, направленные на реализацию интересов народа, даже не прописанные конкретно, имели легитимную основу, а с другой стороны, поставили преграду волюнтаризму и авторитаризму.

Сторонники "надвластного" гаранта стремятся сделать его властные полномочия эфемерными: надвластие по сути тождественно безвластию. Президентская власть в этом случае рассматривается как властная вертикаль в отрыве не только от управления, но и от самой власти в единстве ее законодательной, исполнительной и судебной ветвей. А если так, то президенту навязывается позиция, согласно которой прерогатива его властных полномочий рассматривается как нечто первичное по отношению к экономике, политике и даже самой власти.

Более последовательно решается вопрос государственной (в том числе и президентской) власти в Конституции Соединенных Штатов Америки. Уже в преамбуле указывается источник власти: "Мы, народ Соединенных Штатов...".

Статья I, раздел 1, гласит: "Все законодательные полномочия, сим установленные, предоставляются Конгрессу Соединенных Штатов...".

Статья II, раздел 1, устанавливает, что "исполнительная власть предоставляется Президенту Соединенных Штатов Америки".

Статья III, раздел 1, говорит о судебной власти в Соединенных Штатах.

Таким образом, ветви власти описаны в этой конституции четко и последовательно. И никто не мешает и нам не

только четко понимать их место и роль, но и отразить это в Конституции. И это существенно, ибо "согласно действующей Конституции у Президента нет ни одного рычага в отношении неконституционных, незаконных действий глав субъектов Федерации". Института Федерального вмешательства просто не существует.

В тексте принятой Татарстаном Конституции лишь одна статья соответствует российскому Основному закону. "Де-факто Татарстан ушел из-под юрисдикции России", - говорит один из главных разработчиков Конституции РФ 1993 года С. Шахрай.

Из этого следует, что коренная реформа государственного управления насущная задача, причем не на уровне совершенствования имеющейся структуры, а в форме ее радикального преобразования - создания качественно новых форм и средств государственного управления. Президент в своем новогоднем интервью внес ясность в направление решения этой задачи.

Известно, что современные "государственники" представляют президентскую власть как единовластие, освященное всенародным доверием. Кадры, то есть они сами, являются порождением и продолжением власти. Очень удобная позиция, которая является теоретической основой государственной службы, как государевой в своей исходной основе. Контрактные и трудовые отношения здесь рассматриваются как нечто противоестественное, разрушающее святость власти. Это закреплено существующим законодательством.

Президент же подчеркнул, что хотел бы видеть себя не только избранным народом, но и "как человека, которого наняли на работу для исполнения определенных функциональных и профессиональных обязанностей на определенный срок, и воспринимали бы как человека, с которым заключили трудовой договор на четыре года". Для того чтобы переломить ситуацию в понимании природы государственной власти и управления в российском варианте, нужно начинать именно с подобной позиции, которая несет в себе базовое понимание перевода аппарата государственного управления на контрактную основу. В подобном случае не будет места должностной иерархии и самому институту государственной службы.

307

Президент высказал и несколько исключительно важных идей в отношении местного самоуправления. Он заявил, что "местное самоуправление должно составлять на определенном уровне единое целое с государственным уровнем управления в субъектах федерации". Такое понимание местного самоуправления выходит за рамки и значительно дополняет соответствующий раздел Конституции. Тем самым открывается возможность дальнейшего развития понимания вертикали власти, без чего она представляет собой лишь обрубок, с которым суждено ковылять по стране, а не вершить судьбы народа.

7.9. Россия в условиях экономического глобализма

Как на первый взгляд ни странно, но именно идеологизация способствовала функционированию бреттон-вудской и последующих мировых валютных систем в режиме единства сфер производства и обращения. И как только потенциальный противник пал, производственные составляющие потеряли былой смысл, - в качестве цели и средства системы стало выступать обращение. В конце 80-х и в 90-е годы обращение, а точнее, валютные и финансовые спекуляции, превратились в самоцель в рамках мировой системы хозяйственных связей. В этих условиях трижды неразумно следовать в фарватере монетаристской политики США и МВФ.

На наш взгляд, нужно прямо заявить, что продолжать реформы, которые привели страну к национальному унижению, экономическому краху и развалу государственности, мы не можем и не будем.

Некоторые экономисты призывают не списывать все наши беды на государственный долг. Известно, мол, что государственный долг США составляет 5,5 трлн. долларов, а американская экономика при этом успешно функционирует, а совокупный государственный долг России составляет примерно 150 млрд. долларов (из этого 103 млрд. - долги СССР), и ее экономика пришла к фактическому краху. Это называется наводить тень на плетень, подыгрывая США и МВФ, ибо в условиях долларовой основы мировых хозяйственных связей СШАдолжны в конечном счете самим себе, а мы, как и другие страны, - им.

308

Россия не отказывается от выплаты задолженности по международным обязательствам, но при этом должны быть уточнены условия выплаты долгов СССР, а также проведена реструктуризация выплаты долга России, учитывая мексиканский опыт 1982 г. Это закономерно и оправдано, поскольку свою долю ответственности за выросший словно снежный ком российский долг должны нести и те, кто, пользуясь ситуацией, навязывал российской стороне такие условия займов, которые не могли не привести к столь плачевному финалу.

Когда сознательно банкротили страну, нужно было думать о последствиях. Ведь наверняка видели и знали, что бездумное следование в фарватере экономической политики США не выражает долговременных национальных интересов России.

А раз владели обстановкой, - значит, осознанно шли на риск. А по законам рынка за риск нужно платить. Ведь вполне логично, что прежде чем отдавать внешние долги, мы должны хотя бы по минимуму ликвидировать внутренний долг - долг перед народом: прекратить вымирание нации. Мы не должны позволить навязать себе представление о том, что международное право - право сильного, что сильный всегда прав, а слабому не позволительно не только высказывать, но и иметь свое собственное мнение.

Выход из этой ситуации на путях очередной трансформации, если пока не полностью исключен, то существенно ограничен. Почти до дна уже исчерпан основной ее ресурс: создание социального благополучия отдельных стран и народов. Созданное в США "общество потребления" как "общество всеобщего благоденствия", основанное на поклонении материальным ценностям, в современных условиях изжило себя, показателем чего являются указанные мутации экономической системы.

В связи с изложенным выше в первой половине XXI века человечеству грозит глобальная катастрофа. Выход в этих условиях не может связываться с упованием на магическую роль информации, на переход к информационному обществу, который снимет все проблемы, качественно изменив саму основу производства. Он должен быть найден в рамках вещественно-энергетической основы производства, путем приобретения нового качества не только обществом, но и самим человеком, его самоидентификацей, тождественной включенности в глобальный эволюционный процесс.

Это означает развитие (или приращение) разумности человека как его конституирующего качества. А с этим связано самопознание и самосознание, самоограничение, саморегулирование и самоуправление, что в свою очередь означает переход к господствуюшеи и регулирующей роли духовно-познавательных ценностей.

309

Поэтому продолжать сводить все современные проблемы к экономике значит не видеть тех качественных сдвигов, которые характеризуют новый век и новое тысячелетие, в котором эти тенденции получат полномасштабное развитие.

7.10. Национальная идея и национальное возрождение

Национальная идея должна лежать в основе и быть критерием общенациональных приоритетов при определении стратегических линий экономического и социального развития, совершенствовании законодательства, развитии науки и культуры. С ней связан духовный потенциал народа, обеспечивающий заряд социального оптимизма, без которого невозможно решение исторической задачи национального возрождения.

Определяющая роль национальных особенностей при формулировании национальной идеи не вызывает сомнений.

И все же особый случай представляет национальная идея народа, находящегося за гранью выживания, в процессе прогрессирующего вымирания. В этом случае национальная идея ничего, кроме немедленного прекращения этого процесса, означать не может.

Государство в этом случае должно не уповать на инициативу самих граждан (хотя это, в конечном счете, является очень важным условием выживания и прогрессивного развития нации), а взять ее в свои руки, мобилизовав как соответствующие, так и не соответствующие прежним идеологическим установкам резервы.

Кстати, именно так поступал и Ф. Д. Рузвельт, выводя Штаты из Великой депрессии 1929-33 гг., и Де Голль после Второй мировой войны. Проще всего уйти от активных действий под предлогом того, что всемогущий рынок расставит все по своим местам, - как считал Б. Ельцин. Но последствия такого рода страусовой политики налицо. И нет никакой необходимости новому руководству повторять этот печальный опыт.

Положение России, хотя и не объявленное чрезвычайным, является таковым по сути. И поэтому сейчас нет столь же важного критерия в оценке действий власти, экономистов, политиков, предпринимателей, всего активного населения, как прекращение вымирания нации. Эта проблема сейчас превратилась из демографической в политическую, в проблему национальной безопасности.

310

Дилемма, стоящая перед российским руководством, заключается в следующем: или поставить любыми средствами, невзирая ни на какую идеологию, преграду на пути вымирания нации, или выполнять абстрактные требования американской школы экономического либерализма и международных финансовых органов, контролируемых США.

Это и есть политика экономического и социального реализма.

Наши либералы не устают повторять, что в Америке лучшая экономическая система и поэтому мы должны у нее учиться. Это действительно так.

Однако для решения наших проблем нужна специфическая экономическая система. И она не должна и не может даже походить на американскую, поскольку мы решаем принципиально разные задачи. И та, и другая исходят из своей национальной идеи.

К. примеру, сейчас у нас много спорят о том, нужны ли округа и в них полномочные представители президента. Губернаторы обижаются на неблагодарную федеральную власть, которая по сути пустила регионы "в самостоятельное плавание" напутствием Ельцина: "Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить". И вот когда они правдами и неправдами все же решали региональные проблемы, в том числе и социальные, их пытаются не только подмять под себя, но и сменить как неугодных.

Фактически и то и другое правда, но только наполовину. Если не мерить деятельность региональной, как и федеральной власти, национальной идеей, то разобраться в том, кто прав, кто виноват, невозможно в принципе. С этих позиций громадье региональных свершений может рассматриваться и как государственное дело, и как региональное местничество.

Задача представителя президента в округе состоит в объединении деятельности федеральных служб в регионе, в координации региональных властей, налаживании повседневной связи, в исполнении федеральных и региональных полномочий. Важно определить, с какой целью все это делается. Для этого необходима общероссийская программа выживания и возрождения нации как документ, определяющий единомыслие и единодействие власти и граждан на всей территории страны.

311

В условиях сегодняшней России приоритетной задачей должно стать прекращение вымирания нации, обеспечение выживания, а затем - достойного существования граждан. Для этого необходимы разработка и последовательное осуществление программы национального возрождения России, имеющей силу закона, утверждаемой парламентом и определяющей достижение этих целей как стратегических.

Все остальные среднесрочные и краткосрочные программы экономического и социального развития должны иметь подчиненное значение и обеспечивать выполнение основной задачи.

Заключение

Главный итог и основная новация этой книги - выдвинутое в ней положение о многосущности мира. Этому выводу предшествовала разработка автором в течение ряда лет во многих статьях и трех монографиях проблемы объективного идеального.

Введение понятия объективного идеального в отличие как от божественного промысла, так и человеческого сознания явилось началом преодоления мономатериализма и моноидеализма как моносущности мира.

Мир не материален и не идеален. Он многосущностен.

Этот вывод коренным образом меняет представление о мире и месте в нем человека. Раньше для этого не было фактических оснований.

В настоящее время эти новые сущности (субстанции) мира представлены понятиями антивещества (антиматерии) и информации. Сегодня мы знаем о них не очень много, но и этого достаточно для того, чтобы сделать вывод о неприемлемости сведения мира к единой сущности. Это связано с преодолением моноидеализма и мономатериализма и разработкой представления о мире как исходной равноположенности материального и идеального начал природы.

Сегодня, однако, приходится констатировать мировозренческую ограниченность и это подхода: попытка свести сущностные основы мира к единству материального и идеального начал является рубиконом в движении от моносущности к многосущности.

312

Но последняя этим не может быть ограничена. Так, информация не может быть сведена только к идеальному, равно как и только к материальному Это принципиально иная природная сущность, с которой должно сооброзовываться и современное представление о сущности человека, его общественных связях и отношениях.

Моносущностное понимание, связанное с господством материальных ценностей и превращением личной выгоды и потребительства в квинтэссенцию общественных отношений, на границе XX и XXI веков исчерпало свой ресурс и превратилось в препятствие на пути раскрытия сущностных сил человека и реализации его природного предназначения.

Это поставило человечество на грань катастрофы. Для выхода из тупика необходима не стагнация старых моносущностных представлений, а раскрытие новых доселе неведомых природных сущностей. Ведь только с ними могут быть связаны принципиально новые общественные связи, имеющие в отличие от господствовавшей веками силовой, иную - несиловую основу.

Сегодня это и есть новая информационная сущность мира, человека и общества, являющаяся базисом нового миропонимания. Дальнейшее понимание человеком мира будет связано с открытием других, еще не познанных сущностей.