science Иван Емельянов Зачем совершаются подвиги ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 01:50:05 2007 1.0

Емельянов Иван

Зачем совершаются подвиги

ЕМЕЛЬЯНОВ ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ

ЗАЧЕМ

СОВЕРШАЮТСЯ

ПОДВИГИ?

О войне 1812 года написаны тысячи книг у нас и за рубежом. Многочисленные исторические исследования, художественные произведения в стихах и прозе рассказывают о героизме наших предков. Каждый актор стремится передать свое мнение о войне и се участниках.

Большинство из нас знают о войне 1812 года из художественных произведений и из школьных учебников, В школе изучаются гениальные произведения о войне 1812 года: стихотворение "Бородино" М.К.Лермонтова и роман "Война и мир" Л.Н.Толстого. Великим писателям земли Русской удалось понять то, что недоступно многим ученьш-иеториким.

Но когда мы знакомимся в школе с этими произведениями, мы слишком молоды и нас не очень интересуют проблемы, не относящиеся непосредственно к нашей жизни. Мы еще мало знаем, чтобы понять глубину мьюш Л.Н.Толстого, наше внимание быстро утомляется из-за обилия в романе нешвеспмых нам фактов и явлений. В основном мы соглашаемся с тем, что нам толкуют учителя о событиях 1812 г. А учителя, как правило, знакомят нас с официальной точкой зрения: М.И.Кутузов одержал на Бородинском поле блестящую победу благодаря героизму русских солдат и полководческому искусству наших генералов, среди которых генерал А. Н.Ермолов занимает особое место.

Мы не замечаем, как скептически говорит о действиях Ермолова на Бородинском поле Л.Н.Толстой, не обращаем внимания, что и стихотворении "Бородино" М. Ю.Лермонтпк написал только о героизме русских воинов, сражавшихся на Бородинском поле. Старый солдат, от лица которого ведется рассказ сражении, говорит:

".. и умереть мы обеиииш,

и клятву верности сдержали

мы в Бородинский бой.

Вот смерклось. Были все готовы

Заутра бой затеять новый

И до конца стоять... "

Все были готовы драться до победы, но победы не было. Историки до сих пор спорят, кто победил на Бородинском поле.

КОГДА СОВEPШАЮТСЯ

ПОДВИГИ?

Когда говорят о героях Бородина, обычно вспоминают Н.Н.Раевского, А.П.Ермолова... Мы привыкли их считать рыцарями без страха и упрека. Но, к сожалению, в недавние времена мы оценивали заслуги генералов 1812 года по их отношению с декабристами: чем ближе генерал к декабристам, тем важнее его заслуги на поле Бородина. Но можно быть пламенным патриотом, не жалеть жизни в сражениях за Отечество и в то же время поддерживать монархию, быть верным слугой царю. Немало таких людей на Бородинском поле честно выполнили свой долг перед Отечеством, и они бесспорно достойны памяти потомков.

Генералу А.П.Ермолову повезло: он пользовался не только уважением декабристов, но и расположением Александра I.

И верноподданные историки и писатели не скупились восхвалять его подвиги, а потом и мы закрыли глаза на некоторые стороны его деятельности, ведь декабристы планировали включить его в свое правительство. Но если внимательно изучить действия А.П.Ермолова на Бородинском поле, поневоле приходит мысль, что прав был Л.Н.Толстой, который не считал его настоящим героем.

Достоверную информацию об историческом лице дают документы официального делопроизводства, переписка, мемуары, дневники современников. После сражения командиры рапортовали о действиях подчиненных им частей. Рапорты писались по горячим следам, и, как правило, имелись свидетели действий отдельных воинов и подразделений. Но нельзя не принимать во внимание и некоторую субъективность в изложении фактов, ведь очень часто видишь то, что очень хочешь увидеть. И, конечно, военачальники изображали действия так, как они им представлялись, как им было выгодно. Особенно же осторожно следует относиться к документам, которые отражают действия самого автора. Иногда нельзя составить объективного мнения о событиях, так как не все документы опубликованы и выявлены. Но и те документы, которые изданы, могут толковаться историками по-разному. Даже самые уважаемые историки не всегда способны быть объективными.

В 1843 году историк А.И.Михайловский-Данилевский готовил новое издание описания войны 1813-1814 годов. Современники считали, что историк выдвигает на первый план подвиги тех генералов, которые, занимая высокие посты, могли быть полезны автору. Однако случилось так, что в это время был отстранен от должности военный министр А.И.Чернышов. Ожидали, что его место займет П.А.Клейнмихель. Участник войны 1812 года князь А.С.Меншиков сказал по этому поводу: "Данилевский, жалея перепечатывать книгу, пускает ее в ход без переделки, но вначале сделал примечание, что все написанное о князе Чернышеве относится к графу Клейнмихелю". Конечно, это шутка, но доля правды в ней есть.

При изучении документов, рассказывающих о бое за Курганную высоту, обращает на себя внимание множество противоречий. Сам Ермолов А.П. по-разному описывал организованную им атаку на Курганную высоту в рапорте и в своих записках, причем в разное время изданных записках эта атака изображается неодинаково.

На первый взгляд действия начальника штаба 1-й армии генерала Ермолова А.П. были совершенно верны и продиктованы необходимостью: французы овладели Курганной высотой, проезжавший мимо генерал Ермолов взял свежие силы, лично повел их в атаку и отбил высоту.

Но если в этом деле все ясно и понятно, то почему генерал Ермолов А.П. так старательно оправдывается, даже ссылается на начальника главного штаба обеих армий Л.Л.Бенигсена, лишь бы доказать, что он, Ермолов А.П., вынужден был начать атаку?

Почему Ермолов А.П. прибегает к явной лжи, заявляя, что войска, защищавшие высоту, беспорядочно отступали, причем, по словам Ермолова А.П., отступали даже те войска, которые находились в то время в резерве.

Почему генерал Ермолов А.П. явно неверно указывает время атаки, перенеся ее на более поздний час?

Зачем понадобилось вмешательство генерала А.П.Ермолова, если на Курганной высоте находился генерал Раевский Н.Н., командующий 7-м корпусом, и командиры 26-й 12-й дивизий, входящих в этот корпус, И.Ф.Паскевич и И.В.Васильчиков, были живы и даже не ранены.

Почему генерал Раевский Н.Н. не спешил вводить в бой резервы?

Почему генерал М.Б.Барклай де Толли признал действия генерала А.П. Ермолова правильными?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно обратиться к самому началу войны 1812г...

12(24) июня 1812 года Наполеон начал переправлять через реку Неман свою огромную армию, которую называли Великой армией. Она намного превосходила численность русских армий, находящихся на Западной границе России, 1-я армия под командованием военного министра М.Б.Барклая де Толли и 2-я армия под командованием П.И.Багратиона, разделенные расстоянием, равным примерно 10 переходам, отступили в глубь России, преследуемые наполеоновской армией.

Огромные территории России с многочисленным населением были отданы без боя. Если М.Б.Барклай действовал по заранее разработанному плану: заманить врага в глубь России и там уничтожить его, то этот план не был понят современниками, не понятен он и нам, потомкам богатырей 1812 года.

Наполеон считал, что "война должна кормить войну". Российские территории, оказавшиеся под властью Наполеона, подверглись полному разорению. Великая армия требовала большого количества продовольствия. Многочисленная французская кавалерия нуждалась в фураже.

В несчастьях, обрушившихся на русскую землю, обвиняли М.Б.Барклая де Толли. Он как военный министр должен был защитить Россию от агрессора, но именно по его приказу русская армия, избегая сражения, отступала. Генералы открыто высказывали недовольство отступлением и самому М.Б.Барклаю де Толли и царю. Сторонником наступления был и командующий 2-й армией П.И.Багратион. Он писал о Барклае: "Я хотя и старее его, но государю не угодно, чтобы один командовал, а ему ведено все: стало, хоть не рад, да будь я готов. Я кричу вперед, а он назад. Вот и дойдем скоро до Москвы".

М.Б.Барклай де Толли и П.И.Багратион находились в одном чине, но Багратион получил чин генерала от инфантерии ранее М.Б.Барклая де Толли, следовательно, был старше его. П.И.Багратион считал, что М.Б.Барклай де Толли отступал, "потому что он трус, бестолков, медлителен и все имеет плохие качества".

П.И.Багратион не сомневался в победе, если бы было дано сражение: "Если бы я один командовал обеими армиями, пусть меня расстреляют, если я его (Наполеона. - И.Е.) в пух не расчешу".

Русское командование официально объявило: в силу превосходства наполеоновских войск надо отступать, "чтобы избежать главного сражения, доколе князь Багратион не сближится с первою армией".

В городе Смоленске обе русские армии соединились, но по-прежнему продолжали отступать даже и тогда, когда Барклай де Толли был заменен М.И.Кутузовым.

Долго искали позицию, которая была бы для русских наивыгоднейшей. И только на Бородинском поле в 120 км от Москвы решено было дать сражение отступать было некуда.

К тому времени соотношение сил между Францией и Россией изменилось в пользу русской армии. Наполеон вынужден был выделять для обеспечения флангов Великой армии ряд корпусов, ему необходимо было оставлять гарнизоны на захваченной им территории. Трудности похода вызывали многочисленные болезни в наполеоновской армии. Немало солдат, которых заставили идти воевать в чужую землю, дезертировали. Русская же армия успела получить подкрепление.

На Бородинском поле силы русских и французов немногим отличались друг от друга. В мемуарах современников, в исследованиях историков можно прочитать о том, что русским приходилось в Бородинском сражении драться с превосходящими силами неприятеля. Напрашивается вывод, что Наполеону должно быть удалось создать в нужный момент в нужном месте превосходство в силах, что, как правило, ведет к победе.

Главной целью Бородинского сражения была защита Москвы. В соответствии с целью были расставлены войска на Бородинском поле. Главные силы, 1-я армия под командованием М.Б.Барклая де Толли, должны были прикрывать новую Смоленскую дорогу на Москву. Эта армия заняла позиции на правом фланге, защищенном крутым берегом реки Колочи. 3-й корпус 1-й армии под командованием Н.А.Тучкова должен был преградить путь неприятелю на старой Смоленской дороге у деревни Утипы.

Левый фланг русской армии защищала 2-я армия под командованием П.И.Багратиона. На левом фланге русской армии очень хорошо был укреплен Шевардинский редут. Редут - это полевое замкнутое укрепление круглой, квадратной или другой формы с рвом и валом.

Позади Шевардинского редута у деревни Семеновское были построены флеши. Редут был более сильным укреплением по сравнению с флешами, которые представляли собой полевое укрепление стреловидной формы. Один из участников Бородинского сражения сказал о них, что их легко было взять, но очень трудно удержать. Багратионовы (Семеновские) флеши в ходе боя несколько раз переходили из рук в руки.

Русские войска пришли на Бородинское поле 22 августа (3 сентября). 24 августа (5 сентября) после полудня появилась наполеоновская армия. Войска, защищавшие Шевардинский редут, открыли огонь. Наполеон приказал взять редут.

Бой за Шевардинский редут продолжался до полуночи. М.И.Кутузов писал об этом сражении: "На моем левом фланге было дело адское; мы несколько раз прогоняли и удерживали место, кончилось уже в темную ночь. Наши делали чудеса..." В этом бою принимала участие большая часть 2-й Западной армии П.И.Багратиона. Ее силы были значительно ослаблены.

Из войск 2-й армии только 7-й пехотный корпус Н.Н.Раевского не принимал участие в сражении (правда, четыре полка из 7-го корпуса сражались за Шевардинский редут). Н.Н.Раевский должен был защищать батарею, расположенную на Курганной высоте, которая впоследствии стала называться батареей Раевского.

Французы называли высоту большим редутом. С Курганной высоты, которая представляла собой холм, возвышающийся над окружающей местностью, можно было подвергать обстрелу поле битвы вплоть до Семеновского ручья, протекающего по дну оврага в тылу флешей. Русское командование правильно оценило значение Курганной высоты как стратегического ключа позиции и решило поставить там сильную батарею.

Генерал Н.Н.Раевский, судя по тому, что он писал в "Записках об Отечественной войне", не считал высоту достаточно укрепленной. Сообщая о расположении своих войск, он писал: "... правое крыло опиралось на незаконченный редут".

Участник борьбы за Курганную высоту И.П.Липранди, разделяя мнение генерала Н.Н.Раевского, утверждал, что после отражения атаки французов на Курганную высоту валы укрепления осыпались.

Однако поручик пионеров (род инженерных войск в 1812 г.) Д.Богданов, принимавший участие в строительстве редута на Курганной высоте, считал, что укрепление было очень сильным, что всё указания Н.Н.Раевского были выполнены и будто бы генерал сказал: "... император Наполеон видел днем простую открытую батарею, а войска его найдут крепость". Думается, следует верить тем, кто дрался на батарее, а не тому, кто ее строил.

Наполеон проявил к Курганной высоте большой интерес. Не доверяя своим генералам, которые внимательно изучали батарею на Курганной высоте, император 25 августа (6 сентября) в 2 часа пополудни отправился сам в сопровождении небольшой свиты изучить позиции неприятеля. Будучи артиллеристом. Наполеон с сознанием дела оценил расположение русских батарей. Он так близко находился от батареи на Курганной высоте, что там его заметили и дали по нему несколько выстрелов, заставив императора вести себя более осторожно.

26 августа (7 сентября) французы открыли артиллерийский огонь и предприняли атаку на село Бородино, находившееся на расстоянии одного километра от Курганной высоты. Так началось Бородинское сражение.

Большинство наших историков считают, что французы трижды атаковали Курганную высоту. Первая атака, предпринятая силами дивизии Ж.-Б.

Брусье, была отбита. В результате второй атаки, осуществленной полками дивизии Л.-Ш.-А. Морана, французам удалось ненадолго взять Курганную высоту. Корпус Н.Н.Раевского вместе с отрядом А.П.Ермолова выбили французов. Третья атака французов увенчалась успехом: батарея была взята окончательно. Но какой ценой? То, что досталось французам, нельзя было назвать редутом. Все было разрушено и покрыто трупами. По выражению одного из французов, сражавшегося на батарее Раевского, русские даже мертвые, казалось, охраняли свой редут.

Чем больше историки изучают Бородинское сражение, тем больше возникает невыясненных вопросов. О многом историки продолжают спорить и в наши дни.

Но никто и никогда не сомневался в храбрости и самоотверженности русских солдат и офицеров, защищавших на Бородинском поле свое отечество.

Участник Бородинского сражения князь М.С.Воронцов писал в своих воспоминаниях о войне 1812 года: "Мы не совершали в ней великих дел, но в наших рядах не было ни беглецов, ни сдавшихся в плен". О мужестве, стойкости, выносливости русского солдата писали не только русские, но и те, кто с ними дрался на полях сражений - воины армии Наполеона.

Однако рапорт начальника штаба 1-й армии генерала А.П.Ермолова утверждает совершенно противоположное: "Стрелки наши во многих толпах не только без устройства, но уже и без обороны бежавшие, приведенные в совершенное замешательство и отступающие нестройно 18, 19 и 40 егерские* полки дали неприятелю утвердиться". Так писал генерал А.П.Ермолов о действиях русских войск, защищавших батарею Раевского.

Беспорядочное отступление на одном участке фронта одновременно нескольких полков - явление в русской армии неслыханное! Если бы рапорт не был написан одним из самых уважаемых в армии людей, этому бы никто не поверил.

Участник наполеоновских войн, герой Бородина, А.П.Ермолов был известен как человек властный, решительный, иногда резко высказывавшийся о вышестоящих начальниках и о своих сослуживцах. Обладающий сильным характером, остроумный и деятельный, он был незаурядной личностью. В 17 лет он уже имел орден Георгия 4-й степени.

Во время кампании 1812 года честолюбивый генерал А.П.Ермолов искал случая отличиться. И такой случай представился на батарее Раевского. Многие современники придавали атаке А.П.Ермолова огромное значение.

С восторгом писал о генерале А.П.Ермолове Н.Н.Муравьев, впоследствии генерал, который за взятие крепости Каре стал именоваться Муравьевым-Карским.

Свои "Записки" он написал в 1818 году, когда служил под командованием А.П.Ермолова на Кавказе.

В 1812 году Н.Н.Муравьеву было 18 лет. В качестве офицера свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части он во время Бородинского сражения находился в Горках при М.И.Кутузове и не был свидетелем атаки А.П.Ермолова на батарею Раевского.

В своих "Записках" Н.Н.Муравьев пишет, что А.П.Ермолов рассказывал ему о последних днях жизни графа А.И.Кутайсова, начальника артиллерии 1-й армии, погибшего на батарее Раевского во время атаки А.П.Ермолова. Значит, А.П.Ермолов рассказывал ему и об этой атаке.

Н.Н.Муравьев пишет о ней со слов генерала: "Он (Ермолов А.П.) собрал разбитую пехоту нашу в беспорядочную толпу и сам с обнаженною шпагою в руках повел оную сборную команду на батарею...

Отчаянная толпа, взбежав на высоту под предводительством храброго Ермолова, переколола всех французов на батарее (потому что Ермолов запретил брать в плен). Сим подвигом Ермолов спас всю армию".

В "Записках" Н.Н.Муравьева-Карского генерал Ермолов представляется неким былинным богатырем, которому одному оказалось по плечу сделать то, что не смог сделать ни генерал Н.Н.Раевский, ни И.Ф.Паскевич, ни И.В.Васильчиков, войска которых сражались на батарее.

Впервые о своей атаке на батарею Раевского генерал А.П.Ермолов рассказал в своем рапорте. Об этой атаке писал в рапорте М.Б.Барклай де Толли, писали о ней и в донесении М.И.Кутузова Александру I. В книге "Бородино. Документы, письма, воспоминания" донесение датируется составителями по содержанию августом месяцем. В сноске сообщается, что это "черновая рукопись без подписи,.. озаглавленная "Описание сражения при селе Бородине, происходившего 26 августа 1812 года". Однако по форме изложения это не описание, а донесение, сделанное от лица главнокомандующего М.И.Кутузова. Донесение это было, повидимому, подготовлено исполняющим должность генерал-квартирмейстера армий К.Ф.Толем для представления М.И.Кутузовым Александру I.

Подобные донесения писали на основе рапортов военачальников. Русские военачальники не могли написать свои рапорты в августе, так как у них для этого не было ни времени, ни сил. Уже на другой день после сражения ранним утром 27 августа русская армия покинула поле сражения. Русские военачальники не имели возможности даже позаботиться о своих раненых, оставив их на милость французов. С 27 августа по 1 сентября русская армия прошла путь от Бородина до Москвы, ведя арьергардные бои, преодолевая более чем по 20 км в сутки. Рапорты военачальников о действии войск в Бородинском сражении были написаны в основном в сентябре месяце. В частности рапорт А.П.Ермолова. Под рапортом стоит дата - 20 сентября. М.Б.Барклай де Толли написал свой рапорт 26 сентября, значит, донесение М.И.Кутузова Александру I было написано еще позже.

В рапорте М.Б.Барклая де Толли и в донесении М.И.Кутузова Александру I атака А.П.Ермолова на батарею Раевского описывается в одних и тех же выражениях, иногда повторяются без изменения даже целые предложения из рапорта А.П.Ермолова. Нет сомнения, что М.Б.Барклай де Толли и К.Ф.Толь, писавший донесение Кутузова М.И. Александру I, опирались на рапорт А.П.Ермолова, когда описывали сражение за батарею Раевского.

А.П.Ермолов в своем рапорте пишет:

"Взяв один только 3-й батальон Уфимского пехотного полка, остановил я бегущих и толпою в образе колонны ударил в штыки. Неприятель защищался жестоко, батареи его делали страшное опустошение, но ничто не устояло".

В рапорте М.Б.Барклая де Толли:

"Начальник Главного штаба 1-й армии генерал-майор Ермолов с обыкновенною своею решительностью, взяв один только 3-й батальон Уфимского полка, остановил бегущих и толпою в образе колонны ударил в штыки. Неприятель защищался жестоко, батареи его делали страшные опустошения, но ничто не устояло".

В донесении М.И.Кутузова Александру I написано следующее: "Начальник Главного штаба генерал-майор Ермолов, видя неприятеля, овладевшего батарей, важнейшей во всей позиции, со свойственною ему храбростью и решительностью, вместе с отличным генералом Кутайсовым взял один только Уфимского пехотного полка батальон, и, устроя сколько можно скорее бежавших, подавая собою пример, ударил в штыки. Неприяте/пь защищался жестоко, но ничто не устояло противу русского штыка".

Следовательно, высшее начальство судило об атаке Ермолова прежде всего по рапорту самого А.П.Ермолова. Однако ни в рапорте М.Б.Барклая де Толли, ни в донесении, ни в работах, написанных много позже - нигде не говорится об отступающих егерских полках.

А.П.Ермолов начинает описание атаки на батарею Раевского так: "Проезжая центр армии, я увидел укрепленную высоту, на коей стояла батарея из 18 орудий в руках неприятеля, в больших уже силах на ней гнездившегося. Батареи неприятеля господствовали уже окрестностью сея высоты и с обеих ее сторон спешили колонны распространить приобретенные им успехи".

В "Записках", изданых в 1864-1868 годах, атака Ермолова описана совершенно иначе, чем в рапорте: "Приближаясь ко 2-й армии, увидел я правое крыло ее на возвышении, которое входило в корпус генерала Раевского. Оно было покрыто дымом и охранявшие его войска рассеянные".

Итак, Ермолов из-за дыма не мог видеть, что происходило на батарее. Об этом писал и генерал Н.Н.Раевский:

"При приближении неприятеля на выстрел моих орудий пальба началась, и дым закрыл от нас неприятеля, так что мы не могли бы видеть ни расстройства, ни успехов его". Из слов Раевского можно заключить, что неприятель воспользовался мигом удачи: в пылу борьбы, в густом дыму защитники не заметили, как небольшой отряд прорвался на батарею.

Размеры укрепления, на котором стояли 18 орудий, не позволяли неприятелю "гнездиться на нем в больших силах". Генерал Раевский поставил на вершине кургана столько орудий, сколько можно было уместить. Больших сил неприятеля на укреплении не было и не могло быть.

Капитан Ш.Франсуа из 1-й пехотной дивизии Морана, силами которой неприятель предпринял атаку на батарею Раевского, был одним из немногих, кто вместе с генералом Ш.-О.Бонами овладел батареей и кому посчастливилось пробиться к своим. Ш.Франсуа умел не только храбро сражаться, но был и талантливым писателем. Его походный "Журнал", состоящий из 1000 страниц, был издан во Франции в 1903 и 1984 годах.

Капитан Франсуа пишет, что на батарею прорвался 30-й линейный полк с генералом Бонами. "Но другие полки, имевшие свои схватки с русскими, продолжает капитан Франсуа, - не последовали за ними, и нам помогает только один батальон 13-го легкого", 13-й легкий полк был известен своею храбростью. 24 июня 1812 г. он первым переправился через Неман и вступил на русскую землю.

Лейтенант Итальянской королевской гвардии наполеоновской армии Ц. Ложье де Белькур (1789-1871) не принимал участия в атаке Морана, так как королевская гвардия находилась в резерве.

Лейтенант имел возможность наблюдать за атакой Морана с холма, где была расположена итальянская батарея. В своем "Дневнике офицера Великой армии" Ложье пишет: "Несчастный полк, которым я только что восторгался, в данный момент подставляет себя на убой... Только несколько человек 30-го полка проникли в форт со своим генералом".

Согласно французским источникам, войска Наполеона сражались с достойным противником. Капитан Франсуа так описывает атаку на батарею Раевского:

"Русская линия хочет нас остановить; в 30 шагах от нее мы открываем огонь и проходим. Мы бросаемся к редуту, взбираемся туда через амбразуры, я вхожу туда в ту самую минуту, как только что выстрелили из одного орудия. Русские артиллеристы бьют нас банниками, рычагами. Мы вступаем с ними в рукопашную и наталкиваемся на страшных противников. Я участвовал ни в одной кампании, но никогда еще не участвовал в таком кровопролитном деле и с такими выносливыми солдатами, как русские".

Генерал Раевский Н.Н., защищавший Курганную высоту, был опытным, закаленным в боях воином. В 25 лет он стал полковником и командиром полка. Генерал хорошо зарекомендовал себя в Персидском походе В.А.Зубова в 1796 году, в наполеоновских войнах 1806-1807 годов, где командовал егерскими полками в авангардных и арьергардных боях под началом князя П.И.Багратиона, в шведской войне 1808-1809 годов, в войнах с турками 1787-1791 и 1806-1812 годов,, в войне 1812 года, до Бородинского сражения при деревне Салтановка, где дрался с французским "железным" маршалом Л.-Н.Даву. Подвиг генерала Раевского и двух его сыновей был широко известен в армии. 4 (16) августа генерал оборонял город Смоленск, который штурмовал один из талантливейших маршалов наполеоновской армии М.Ней.

Наполеон говорил о генерале Раевском Н.Н.: "Этот русский генерал сделан из материала, из которого делаются маршалы".

В 1814 году генерала Раевского Н.Н.

назначили комендантом Парижа. Бесспорно это был талантливый военный, считавший высшей честью для себя служение отечеству.

Всякий раз, когда читаешь в записках Ермолова А.П. об его лихой атаке на батарею Раевского, встает вопрос:

"Где же в это время был генерал Раевский Н.Н.?"

Существует мнение, что генерал Н.Н.Раевский командовал батареей, стоящей на Курганной высоте, и покинул свой пост, когда увидел французов поблизости. На самом деле генерал командовал корпусом, прикрывающем батарею, и ему совсем не обязательно было находиться рядом с артиллеристами. Генералу необходимо было разобраться в сложившейся обстановке.

Почему генерал Раевский не сделал того, что сделал генерал Ермолов, т.е. не ввел в бой резервы? Почему Ермолов всегда утверждал, что его атака на Курганную высоту имела место в 12-м часу, а большинство участников этой атаки считают, что она была раньше?

О продолжительности атаки А.П.Ермолов давал разные сведения. Согласно рапорту она продолжалась 15 минут. В записках, изданных в 1862 году, Ермолов утверждал, что атака продолжалась 10 минут, в записках, изданных в 1863 году, - не более получаса. О времени начала атаки он всегда писал одними и теми же словами: "Около полудня был я его светлостью послан на левый фланг осмотреть расположение артиллерии и усилить оную по обстоятельствам". Путь А.П.Ермолова на левый фланг проходил мимо Курганной высоты.

Время атаки Ермолова на Курганную высоту зафиксировал сам Барклай де Толли. Его адьютант В.И. фон Левенштерн в своих записках писал, что всегда спокойный М.Б.Барклай дс Толли разволновался, когда узнал, что два гвардейских полка из резерва его 1 -и армии были посланы без его ведома на подкрепление левого фланга, он воскликнул: "Следовательно, Кутузов и генерал Бенигссн считают сражение проигранным, а между тем оно едва только начинается. В 9 часов утра употребляют резервы, кои я не предполагал употребить в дело ранее как в 5 или 6 часов вечера".

Барклай дс Толли поспешил объясниться с М.И.Кутузовым и поскакал к Горкам. По словам В.И. фон Левенштерна, разговор М.Б.Барклая де Толли и М.И.Кутузова продолжался несколько минут. Возвращаясь, М.Б.Барклай де Толли сказал В.И. фон Левенштерну:

"По крайней мере не разгонят остального резерва". В это время они заметили, что на батарее Раевского "происходило какое-то необычайное движение". "Из-за дыма и пыли, - продолжает В. фон Левенштерн, - мы не могли видеть, какая была причина этого движения. Генерал поручил мне разузнать, в чем дело".

Итак, согласно В. фон Левенштерну, атака А.П.Ермолова была приблизительно в 10-м часу утра. Следует обратить внимание на мысль, высказанную М.Б.Барклаем де Толли. Если полководец вводит в бой резервы, значит, считает дело проигранным. Можно допустить, что Н.Н.Раевский надеялся спасти батарею задействованными силами. Поэтому и не ввел в бой резервы. Ведь сражение еще только начиналось. Исполнявший обязанности обер-квартирмейстера 6-го пехотного корпуса поручик И.П.Липранди был свидетелем атаки А.П.Ермолова на батарею Раевского. Впоследствии И.П.Липранди написал ряд работ о войне 1812 года. В статье "Краткое обозрение эпизода Отечественной войны (из сочинения А.И.Михайловского-Данилевского) с прибытия князя Смоленского к армии 17 августа до оставления Москвы 2 сентября" он указал: "Почти в начале битвы...

оба начальника главных штабов 1-й и 2-й армий Ермолов и Сен-При выбыли из фронта". Если допустить, что прав А.П.Ермолов, утверждая, что атака была предпринята в 12-м часу, то рану он получил в 14 часов (10 или 15 минут или полчаса длилась атака, полтора часа А.П.Ермолов приводил в порядок батарею, прежде чем его контузило. Следовательно, прошло два часа после 12 часов).

14 часов - это уже никак нельзя назвать началом сражения, ведь оно началось в 7 часов утра.

Адьютант А.П.Ермолова П.Х.Граббс так сообщает о гибели А.И.Кутайсова на батарее и о времени, когда это произошло: "Ему шел 29-й год жизни и 11-й час Бородинской битвы, когда он пал, не достигши полудня ни последней, ни первой".

Итак, П.Х.Граббе считает, что атака имела место в 11 часу, то есть на час раньше, чем указывает А.П.Ермолов.

Н.Н.Раевский также пишет о времени атаки на батарею: "С самого утра увидел я колонны неприятельской пехоты против нашего центра, сливавшиеся в огромную массу, которая, пришед потом в движение, отделила сильную часть от себя, направившуюся к моему редуту".

Известный прусский военный писатель и теоретик К.Клаузевиц во время Бородинского сражения исполнял обязанности обер-квартирмейстера 1-го кавалерийского корпуса и находился в свите своего корпусного командира-генерала Ф.П.Уварова в Горках, когда было получено сообщение о том, что в плен взят неаполитанский король (на самом деле взяли в плен генерала Г.-О.Бонами). Именно в это время М.И.Кутузов приказал Ф.П.Уварову "ударить французской армии во фланг и в тыл". "Решение относительно этой диверсии было принято между 8 и 9 часами утра", - пишет К.Клаузевиц. Значит, атака А.П.Ермолова была между 8 и 9 часами.

Согласно французским источникам, бой за батарею Раевскго начался не позже 9 часов.

"В 8 часов наш полк взобрался на холм и перешел Колочу... Мы строимся в боевую линию, и генерал Моран ведет нас на большую неприятельскую батарею", - так писал капитан Ш.Франсуа.

Если атака Ш.-А.Морана на батарею Раевского происходила утром между 9 и 10 часами, даже еще раньше, то понятно, почему генерал Н.Н.Раевский, увидев неприятеля у своей батареи, не спешил вводить резервы. Бой только еще начинался, и предстоял целый день борьбы.

Перед Бородинским сражением до сведения генералов было доведено распоряжение главнокомандующего 1-й Западной армии от 25 августа, подписанное начальником штаба А.П.Ермоловым, в котором, в частности, говорится: "Главнокомандующий особенно поручает господам корпусным командирам без особенной надобности не вводить в дело резервы свои..."

Историки Л.Л.Ивченко и А.А.Васильев, опираясь на русские и французские источники, убедительно доказали, что атака А.П.Ермолова на батарею Раевского не могла проходить в 12 часов.

Однако в своем рапорте М.Б.Барклай де Толли подтвердил то время начала атаки А.П.Ермолова на батарею Раевского, которое указал его начальник штаба.

"К полудни 2-я армия... была опрокинута. Вскоре после овладения неприятелем всеми укреплениями левого фланга сделал он... атаку на центральную батарею.

Все укрепления левого фланга взяты были неприятелем, который всеми силами угрожал левому нашему флангу и тылу 7-го и 6-го корпусов", - писал в своем рапорте М.Б.Барклай де Толли.

М.Б.Барклай де Толли одобрил действия своего начальника штаба и разделил его успех: "Генерал-майор Ермолов приблизился к бегущей 26-й дивизии с батальоном 24-й дивизии, сомкнутой в густую колонну, остановил ее и повел с мужеством к высоте, я отрядил между тем два других батальона справа для обхода левого крыла неприятельского и еще правее выслал Оренбургский полк ударить на левый фланг неприятельской колонны, я приказал всей находящейся в сем месте артиллерии действовать по оной же колонне; все сии меры увенчались желаемым успехом".

М.Б.Барклай де Толли ни словом не упоминает 12-ю дивизию И.В.Васильчикова, четыре батальона которой сражались на батарее Раевского. По словам М.Б.Барклая де Толли, успеха на этом участке боя добились только благодаря действиям 1-й Западной армии и ее командующего.

Желание показать, что действия 1-й армии в Бородинском сражении были более успешными, чем 2-й армии, заставило М.Б.Барклая де Толли признать правильность действий его начальника штаба и подтвердить время начала атаки, указанное Ермоловым А.П. Была и еще причина, по которой М.Б.Барклай де Толли поддержал действия своего начальника штаба. Непредусмотренная атака А.П.Ермолова на Курганную высоту дала повод М.Б.Барклаю де Толли лишний раз доказать, что его рано отправлять в отставку. Накануне сражения М.Б.Барклай де Толли обратил внимание М.И.Кутузова на то, что Курганная высота есть ключ позиции и предложил "построить на сем месте сильный редут". Об этом М.Б.Барклай де^Голли написал позднее в "Изцбражении военных действий 1-й армии в 1812 г."

М.И.Кутузов не последовал совету М.Б.Барклая де Толли, и на Курганной высоте поставили батарею. М.Б.Барклай де Толли дает понять, что он и его начальник штаба спасли всю армию (правда, А.П.Ермолов приписывал эту заслугу исключительно себе), так как французы легко завладели Курганной высотой, ключом всей позиции, и возникла угроза прорыва русской обороны в центре. "Последствие доказало, - пишет М.Б.Барклай де Толли, - что надлежащее укрепление сей высоты доставило бы сражению совершенно иной успех".

М.Б.Барклай де Толли явно преувеличивает и ценность своего совета, и значение действий своих и своего начальника штаба на Курганной высоте.

Силы дивизии Морана были не достаточно велики, чтобы сломить сопротивление корпуса Н.Н.Раевского и прорвать центр русской армии. Взятие генералом Ш.-О.Бонами Курганной высоты говорит скорее о безрассудной храбрости генерала, желающего одержать победу любой ценой, и об отсутствии у него боевого опыта.

Генерал UL-О.Бонами (1764-1830) начал службу в 1792 году младшим лейтенантом кавалерии. Он находился на разных адъютантских должностях до 1799 года, когда был произведен в генералы. Генерал принимал участие в войнах Французской республики. В 1800 году его уволили в отставку. Ш.-О.Бонами вернулся на военную службу только в 1811 году и был назначен командиром бригады дивизии Л.-Ш.-А. Морана. Таким образом, опытом наполеоновских войн генерал Ш.-О. Бонами нс обладал. Некоторым офицерам из бригады Ш.-О. Бонами пришлось побывать в испанском плену.

Бородинское сражение давало им возможность смыть позор плена, и они, не колеблясь, последовали за своим генералом. Горстка отчаянных храбрецов овладела батареей, но удержать ее у них не было сил. В бою за батарею 30-й полк был уничтожен почти полностью. Генерал Ш.-О. Бонами получил 15 ран. Когда ему грозила смертельная опасность, он крикнул: "Я неаполитанский король!" Жизнь ему была сохранена, но на этом война для генерала окончилась.

Бородинское сражение было испытанием для М.Б.Барклая де Толли. В тяжелое время отступления ему пришлось пережить многое: его обвиняли в нерешительности, в трусости. В Дорогобуже, не стесняясь присутствия адъютантов, великий князь Константин Павлович бросил М.Б.Барклаю де Толли страшные слова:

"Немец, ... изменник, подлец, ты продаешь Россию!"

В огне Бородинского сражения, под пулями, не жалея своей жизни, М.Б.Барклай де Толли доказал, что он верен своему долгу и способен командовать армией.

В рапорте и в "Изображении военных действий 1-й армии в 1812 г." М.Б. Барклай де Толли дает понять, что только благодаря его 1-й Западной армии русским удалось избежать разгрома на Бородинском поле, когда "2-я армия, весь 8-й корпус и сводная гренадерская дивизия, потеряв большую часть своих генералов и лишившись самого даже главнокомандующего своего, была опрокинута, все укрепления левого фланга взяты были неприятелем".

М.Б. Барклай де Толли точно указал время и место, где был написан рапорт:

26 сентября, город Калуга. Со дня Бородинского сражения прошел ровно месяц.

За это время М.Б. Барклай де Толли был официально снят с поста военного министра. 12 сентября рескриптом Александра I М.И.Кутузов был произведен в генералфельдмаршалы и ему единовременно было пожаловано 100 000 рублей. Таким образом, на долю М.И.Кутузова достались и чин, и богатство, а М.Б. Барклай де Толли получил орден Георгия 2-й степени. 16 сентября М.И. Кутузов объединил 1-ю и 2-ю Западные армии в одну. Хотя М.Б. Барклай де Толли и оставался на посту командующего армией, у него уже не было прежней власти и самостоятельности. Он подал прошение об увольнении из армии по болезни. 19 сентября М.И.

Кутузов сообщил Александру I об "увольнении от командования армией" М.Б.

Барклая де Толли.

Больной, в тяжелом душевном состоянии М.Б. Барклай де Толли покинул армию и отправился в имение своей жены.

В городе Калуге жители закидали его карету камнями с криками: "Изменник!"

Все это не могло не сказаться на том, как он излагал события Бородинского сражения. Непризнанный полководец вольно или невольно подчеркивал заслуги 1-й Западной армии и свои собственные. В рапорте он описал атаку на батарею Раевского сухо, по-деловому. М.Б.

Барклай де Толли не видел в действиях начальника штаба 1-й армии ничего героического, подчеркнув, что А.П. Ермолов действовал "с обыкновенной своей решительностью".

Адьютант А.П. Ермолова П.Х. Граббе утверждает, что успешными действиями на батарее Русская армия обязана только А.П. Ермолову. М.Б. Барклая де Толли во время атаки на батарею не было: "По утверждению за нами возвращенной батареи .Раевского Ермолов послал меня донести о том Барклаю де Толли. Я нашел его под картечью пешком; он что-то ел. С улыбающимся светлым лицом он выслушал меня, велел приветствовать Ермолова со знаменитым подвигом и уведомить, что Дохтурова корпус идет на подкрепление центру".

Записки П.Х. Граббе были опубликованы в 1873 году, когда их автору было 84 года. Со времени войны 1812 года прошло более полувека.

Историки, конечно, знают цену историческим документам, запискам, воспоминаниям. Жаль, что они печатают только тексты и часто удерживают свое мнение о них при себе, предоставляя читателям самим разбираться, где правда, а где выдумка. Чтобы установить истину, следует прочитать, что пишут об атаке Ермолова другие участники атаки.

Адьютант М.Б. Барклая де Толли В. фон Левенштерн в своих воспоминаниях пишет, что атаку на батарею Раевского с целью вырвать батарею из рук французов первым начал не А.П. Ермолов, а он, В. фон Левенштерн, именем командующего он поднял в атаку батальон Томского пехотного полка, потом к нему присоединился А.П. Ермолов и штаб армии. В. фон Левенштерн утверждает, что тогда, на Кургане, сам А.П. Ермолов признал его заслугу. Ни А.П. Ермолов, ни М.Б. Барклай де Толли, по словам В. фон Левенштерна, подоспевший на батарею во время стычки, об этом ничего не пишут.

В последней редакции своих "Записок", изданных в 1863-1864 годах, А.П.

Ермолов уже не писал об отступавших егерях. "Подойдя к небольшой углубленной долине, отделяющей занятое неприятелем возвышение, нашел я егерские полки 11-й, 19-й и 40-й, служившие резервом. Несмотря на крутизну восхода, приказал я егерским полкам и 3-му батальону Уфимского полка атаковать штыками... Бой яростный и ужасный продолжался не более получаса".

В рапорте и в "Записках" 1863 года А.П. Ермолов писал о 18-м, 19-м и 40-м егерских полках, а в последнем издании "Записок" появляется 11-й егерский полк вместо 18-го. Возможно, это опечатка.

11-й полк, согласно донесению М.И. Кутузова Александру I, во время Бородинского сражения находился в промежутке от 3-го пехотного корпуса до левого крыла 2-й Западной армии. По другим данным полк прикрывал Горкинские батареи.

18-й, 19-й и 40-й егерские полки входили в состав 1-й Западной армии. Так как П.И. Багратион взял часть полков из дивизии И.В. Васильчикова, то Н.Н. Раевский попросил подкреплений. Два егерских полка были переданы под его командование. М.Б. Барклай де Толли в своем рапорте не писал, что эти полки отступали, и не мог писать, так как эти полки вступили в бой за высоту только во время атаки А.П. Ермолова. Генерал Н.Н. Раевский не мог сразу бросить их в бой, так как они только что вернулись из боя за село Бородино. В своем рапорте Н.Н. Раевский писал о егерских полках: "Все сии войска я расположил таким образом позади редута, чтобы они при атаке оного неприятелем взяли бы колонны с обеих флангов".

Бригадный командир егерских полков полковник Н.В. Вуич был опытным военным. Он участвовал в русско-турецкой войне 1787-1791 годов. Под командованием А.В. Суворова штурмовал крепость Измаил. В 1806-1807 годах сражался с наполеоновскими войсками. Принимал участие в русско-шведской войне 1808- 1809 годов. Во время этой войны, находясь со своим 25-м егерским полком на одном из островов Балтийского моря, он подвергся нападению со стороны местных жителей и шведского десанта. Силы были неравные, полк был истреблен, а оставшиеся в живых попали в плен. Полковник сильно переживал случившееся с ним несчастье. Даже в 1812 году его можно было вывести из равновесия, напомнив ему о шведской войне. Во время Бородинского сражения полковник Н.В. Вуич рвался в бой, стремясь реабилитировать себя, и во вдохновляющем примере начальника штаба армии с обнаженной шпагой в руке явно не нуждался.

В 1812 году майор 1-го егерского полка М.М. Петров вел журнал военных действий своего полка. На основании этих записей он описал бой у села Бородина. Когда егеря, стоя по грудь в воде, уничтожали мост через Колочу, А.П.Ермолов стоял (пишет М.М. Петров) "на окраине берега над нами под убийственными выстрелами неприятеля". Именно по представлению А.П. Ермолова М.М. Петров был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Бок о бок с 1-м егерским полком сражались егеря полковника И.В. Вуича, о которых М.Б. Барклай де Толли писал в рапорте: "Я приказал полковнику Вуичу, начальнику егерской бригады 24-й дивизии, атаковать сего неприятеля в правый фланг. Сей храбрый офицер ударил в штыки, и в миг перешедший на наш берег неприятель был опрокинут". Егеря 1-го, 19-го и 40-го полков были посланы поддержать находившийся в селе Бородине лейб-гвардии егерский полк, который в очень невыгодной для него позиции подвергся атаке неприятеля, превосходившего его силами.

В. фон Левенштерн писал: "Барклай высказал, что этот отборный полк был употреблен в месте столь опасном и бесполезном для его целей, вопреки его желанию.

По его мнению, в этом пункте было бы достаточно иметь обсервационный пост.

Он обвинял в этом бедствии А.П. Ермолова, предложившего Л.Л. Беннигсену и М.И. Кутузову поставить тут этот полк.

Таким образом погиб безо всякой пользы один из лучших полков гвардии". А.П.

Ермолов лично наблюдал, как героически сражались егеря 19-го и 40-го полков Н.В. Вуича у села Бородина. Начальник штаба 1-й Западной армии не мог не знать, что для полковника Н.В. Вуича значило Бородинское сражение. Оно должно было восстановить его честь офицера, вернуть ему душевное спокойствие. А.П. Ермолов все это знал и все-таки написал в своем рапорте об "отступающих" егерях.

После того как атака Ш.А.Морана была отражена, защищать батарею Раевского по приказу М.Б. Барклая де Толли должна была 24-я пехотная дивизия П.Г. Лихачева, которая заменила понесший тяжелые потери корпус Н.Н. Раевского.

19-й и 40-й полки, входившие в 24-ю дивизию, продолжали сражаться за батарею; причем 19-й егерский полк под командованием Н.В. Вуича был включен в отряд генерала И.Д. Цибульского, который занял позицию впереди Раевского, а 40-й егерский полк находился в составе войск, оставшихся на самой батарее. Отряд И.Д. Цибульского первым принял на себя удар неприятеля во время решающего штурма батареи Раевского, Ему пришлось выдержать натиск одного из лучших полков наполеоновской пехоты, 9-го линейного, атаку которого возглавлял лично Евгений Богарне, пасынок Наполеона, командир 4-го корпуса Великой армии.

Атаку 9-го линейного полка поддержали значительные силы неприятеля: полки Ш.А. Морана, Ф.Э. Жерара и Ж.Б. Брусье. В ходе боя генерал И.Д. Цибульский был ранен, и командование отрядом принял Н.В. Вуич. Отряд нес тяжелые потери.

Французские полки тяжелой кавалерии, прорвавшиеся на батарею Раевского, после гибели их командира, генерала О. Коленкура, не выдержали сильного огня русской артиллерии и пехоты и вынуждены были покинуть батарею. Отступая, они столкнулись с отрядом Н.В.

Вуича. Отряд был так малочислен, что полковник не стал строить каре, а приказал солдатам лечь на землю, 19-й егерский полк пропустил через себя отступающих французских всадников. После войны в ноябре 1814 года 19-й егерский полк был награжден знаком на кивера с надписью "За отличие", 40-й егерский полк дрался на батарее Раевского, отражал атаки французской пехоты и кавалерии.

Полк понес огромные потери, даже большие, чем 18-й и 19-й егерские полки: было убито 286 унтер-офицеров и нижних чинов, 20 человек было ранено. За боевые заслуги были награждены 5 офицеров орденами и трое анненскими шпагами.

Перед атакой дивизии Морана на Курганную высоту 18-й егерский полк был расположен "пред самой батареи". Он был оттиснут колоннами Ш.-О. Бонами.

"Полк этот сильно пострадал от мужественного сопротивления наступающим, что пришел к батарее уже в самом незначительном числе", - так писал И.П.

Липранди. Несмотря на то что полк понес большие потери, приказа отвести его в тыл не последовало. И полк присоединился к резерву Н.Н. Раевского: к 19-му и 40-му егерским полкам. Во время атаки А.П. Ермолова на батарею Раевского фельдфебель 18-го егерского полка В.В.

Золотов взял в плен раненого генерала Ш.-О. Бонами, за что был произведен в подпоручики.

Многие офицеры 18-го егерского полка во время русско-шведской войны 1808-1809 годов служили в 25-м егерском полку под командованием Н.В. Вуича. И вместе с ним разделили печальную участь полка: плен, следствие. Это надолго омрачило жизнь офицеров. Александр I посчитал своих офицеров невиновными.

Полк был заново сформирован, но офицеры были распределены в другие полки.

Служившие ранее в 25-м полку, а в 1812 году в 18-м егерском полку офицеры: подполковник Т.И. Чистяков, капитан В.И. Бреер, штабс-капитан С.А. Эйсмонт, поручики А.И. Мей и А.Е. Мандерштерн (в роте которого служил фельдфебель В.В. Золотов), подпоручик П.И. Лытошин страстно желали сражения, чтобы восстановить свою честь. И имена этих героев можно найти в наградных списках, где были увековечены их подвиги. О героических действиях 18-го полка писал в своих рапортах М.Б. Барклай де Толли, писал в донесении Александру 1 полковник К.Ф. Толь.

26-я пехотная дивизия Паскевича И.Ф. сражалась на батарее Раевского в составе четырех пехотных полков: Нижегородского - шеф-полковник Н.Ф. Ладыженский, командир-подполковник Кадышев; Орловского - шеф И.Ф. Паскевич, командир-майор П.С. Берников; Полтавского - командир-полковник Бобоедов и Ладожского - шеф-полковник И.Я. Савоини.

Шеф Нижегородского полка Н.Ф. Ладыженский в сражении при деревне Салтановке 11 июля 1812 года был ранен в рот. У него была повреждена челюсть и язык. Несмотря на рану он остался в строю и командовал своим полком в Бородинском сражении.

Орловский полк в апреле 1813 был награжден серебряными трубами с надписью: "За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.", а также вензелями Александра 1 на знамена.

В бою при Красном 2 августа 1812 года Полтавский полк сражался в отряде генерала Д.П. Неверовского. Отряд потерял часть артиллерии и кавалерии. Его положение было крайне тяжелым. Неприятель нс раз предлагал сдаться, на что Полтавский полк отвечал: "Умрем, а не сдадимся!"

Нарвский пехотный полк, сражавшийся в 1-й бригаде 12-й пехотной дивизии И.В. Васильчикова, о которой в рапорте М.Б. Барклая де Толли вообще ничего не говорится, во время атаки А.П. Ермолова взял три неприятельских знамени, о чем написано в наградных документах нижних чинов.

Шеф Ладожского полка полковник И.Я. Савоини в бою за батарею Раевского был ранен, но своего полка не покинул.

Трудно поверить, чтобы такие люди могли бежать с поля боя, как утверждали А.П. Ермолов и М.Б. Барклай де Толли.

А.П. Ермолову понадобилось написать о больших силах противника, "гнездившегося" на батарее Раевского, и об отступающих стрелках и егерях, чтобы показать во всем блеске свою атаку на батарею.

В донесении Александру 1 полковник К.Ф. Толь придал этой атаке героический ореол. А.П. Ермолов был удостоен эпитета "храбрый". Генерал А.И. Кутайсов назван отличным генералом. Признав атаку А.П. Ермолова на батарею Раевского нужной и необходимой, М.Б. Барклай де Толли и К.Ф. Толь вынуждены были признать и тот факт, что имелись бежавшие с поля боя, так как иначе нельзя было оправдать действия А.П. Ермолова, который не выполнил приказ Кутузова М.И., пославшего его на левый фланг, и, введя резервы, ослабил в известной степени наши силы перед решающей атакой неприятеля на батарею, которая к вечеру оказалась в руках французов.

А.П. Ермолов в рапорте пишет о бежавших с поля боя стрелках и отступающих егерских полках. М.Б. Барклай де Толли уточняет, кто были бегущие стрелки: "Генерал-майор Ермолов приблизился к бегущей 26-й дивизии". В донесении Кутузова М.И. Александру I написано, что 26-я дивизия была опрокинута, то есть неприятелю удалось расстроить ее боевые порядки, но нигде не говорится о том, что 26- я дивизия бежала с поля боя. Складывается впечатление, что К.Ф. Толь пишет в донесении о бежавших, как бы создавая фон для атаки А.П. Ермолова, подчеркивая ее своевременность. В рапорте генерала Н.Н. Раевского вообще ничего не говорится о бежавших: "... без выстрела головы оных (колонн противника - И.Е.) перелезли через бруствер. В то же самое время с правого моего фланга генерал-майор Паскевич с полками атаковал штыками в левый фланг неприятеля, за редутом находящегося; генерал-майор Васильчиков то же самое учинил на их правый фланг, а генерал-майор Ермолов, взяв батальон егерей полков, приведенных полковником Вуичем, ударил в штыки прямо на редут, ще, истребив в нем всех находящихся, взял генерала, ведущего колонны, в плен. Генерал-майоры Васильчиков и Паскевич опрокинули в мгновение ока неприятельские колонны..."

О том, что на батарее Раевского войска бежали с поля боя, писали и некоторые современники, те, кто были знакомы или с самим генералом А.П. Ермоловым или с рапортами А.П. Ермолова и М.Б.

Барклая де Толли о действиях наших войск в Бородинском сражении. Участник Бородинского сражения будущий министр народного просвещения А.С. Норов писал в своих воспоминаниях о генералах А.П. Ермолове и А.И. Кутайсове: "Поравнявшись с центральною батареею, они с ужасом увидели штурм и взятие батареи неприятелем, оба бросились в ряды отступающих в беспорядке полков..."

В 1812 году А.С. Норову было 17 лет.

Он был прапорщиком и командовал взводом гвардейской артиллерии. Во время сражения первую половину дня его рота простояла в резерве рядом с Преображенским полком. Свидетелем атаки А.П. Ермолова он не был. "Клубы и завесы дыма, из-за которого сверкали пушечные огни или чернели колонны, как пятна на солнце, закрывали от нас все. А что может видеть фронтовой офицер, кроме того, что у него делается на глазах?" - так писал А.С. Норов в своих воспоминаниях, в которых решил высказать свое мнение о романе Л.Н. Толстого "Война и мир". Автор воспоминаний возмущается пренебрежительным отношением Л.Н. Толстого к генералу А.П. Ермолову и его атаке на батарею Раевского и приглашает великого писателя почитать реляцию (рапорт) Барклая де Толли. По-видимому, и сам А.С. Норов почерпнул свои сведения о Бородинском сражении из рапорта М.Б. Барклая де Толли.

В числе тех, кто считал, что значение атаки А.П. Ермолова было недостаточно оценено, был и поэт-партизан Д.В. Давыдов, который в Бородинском сражении не участвовал. После боя у Колоцкого монастыря он получил под свое командование 50 гусар и 80 казаков, с которыми и отправился партизанить. Пытаясь "защитить" генерала А.П. Ермолова, "коего мужество, способности и скромность в донесениях слишком всем известны", Д.В. Давыдов приводит в доказательство заслуг А.П. Ермолова рапорт М.Б. Барклая де Толли.

Полковник К.Ф. Толь, когда писал в донесении М.И. Кутузова Александру I о действиях войск на Бородинском поле и в частности на батарее Раевского, стремился представить действия участников сражения в героическом свете, отдать должное и А.П. Ермолову, и Н.Н. Раевскому, и М.Б. Барклаю де Толли. На Бородинском поле защитники Отечества честно выполнили свой долг. Многие из них погибли, многие получили увечья, только счастливцы остались в живых. И не было такой награды, которая была бы достойна их подвигов. И какие бы высокие слова ни нашел К.Ф. Толь для описания их подвигов, он все равно ни смог достойно описать доблесть и самопожертвование русских воинов.

"Года минули, страсти улеглись", и участники сражения посмотрели на свои действия как бы со стороны, глазами бесстрастного наблюдателя.

Дежурный штаб-офицер 6-го пехотного корпуса Д.Н. Болговский написал воспоминания о Бородинском сражении по просьбе историка А. И. МихайловскогоДанилевского в 1836 году. Д.Н. Болговский не ставил своей целью прославлять того или иного генерала, он написал о действиях русской армии на отдельных участках сражения без эмоций. О бое за батарею Раевского Д.Н. Болговский писал: "... мужественное сопротивление, оказанное генералами: Паскевичем - с 26-й дивизией, Ермоловым и Васильчиковым - с другой, привело в замешательство неприятельские массы, которые потерпели совершенную неудачу в своем предприятии - это была бойня, нежели бой". Д.Н. Болговский не выделил генерала А.П. Ермолова как единственного героя, которому армия была обязана спасением. В действиях генерала он не нашел ничего героического.

Подвиг А.П. Ермолова при ближайшем рассмотрении не кажется таким блестящим, как его представляет сам генерал А.П. Ермолов. Из его рапорта можно заключить, что на батарее Раевского вообще не было ни одного офицера: генерал А.П. Ермолов останавливает бегущих, вводит в бой свежие войска, выбивает неприятеля с высоты, приводит в порядок батарею и удерживает ее в своих руках, пока не получает контузию. Тут генерал должен удалиться. "Удаление Ермолова должно поставить в число роковых случаев этого дня, для него и для армии". Это мнение его адъютанта П.Х. Граббе.

Генерал Н.Н. Раевский не придавал атаке А.П. Ермолова большого значения.

В своих воспоминаниях Н.Н. Раевский писал: "Я полагаю, что неприятель сам причина своей неудачи, не устроя резерва для подпоры в колонны, шедшей на приступ".

Под городом Малоярославцем М.П. Ермолов попытался повторить свою блестящую атаку: без приказа М.И. Кутузова он вступил в бой с неприятелем. На этот раз обстоятельства не складывались для А.П. Ермолова так благоприятно, как на Бородинском поле. Сил у него было явно недостаточно, и он послал к М.И. Кутузову адьютанта просить подкрепления. По словам А.П. Ермолова, первый адьютант был отправлен М.И. Кутузовым обратно "без всякого приказания". Второй посланный имел также мало успеха.

"Он (М.И. Кутузов - И.Е.) с негодованием плюнул так близко к стоявшему против него посланнику, что тот достал из кармана платок, и было замечено, что лицо его имело более в том надобности".

М.И. Кутузов умел заставить себя уважать даже таких офицеров, которые пользовались расположением самого Александра I, каковым был и А.П. Ермолов.

М.Б. Барклай де Толли и К.Ф. Толь очень хорошо знали, насколько можно было верить словам начальника штаба 1-й армии: ни в рапорте М.Б. Барклая де Толли, ни в донесении Кутузова М.И. Александру 1 об отступающих егерях не говорится ни слова. Однако в наше время рапорт А.П. Ермолова и его "Записки", изданные в 1863 году и переизданные в 1988, повествуют о том, как бесславно вели себя егеря на батарее Раевского. Современные историки верят этому не сомневаясь. Например, в книге "Бородино:1812", изданной в 1987 году, при описании атаки А.П. Ермолова на батарею Раевского на странице 175 цитируется та часть рапорта А.П. Ермолова, где говорится об отступающих егерях, без каких бы то ни было комментариев. В сборнике "1812 год. Воспоминания воинов русской армии" (М., 1991) на странице 93 можно прочитать следующее: "А.П. Ермолов бросился на штурм батареи во главе батальона Уфимского пехотного полка, увлекая за собой отступавшие егерские полки".

Генерал Н.Н. Раевский писал своему сыну: "Я не люблю Ермолова, он никогда не был военным человеком, надеялся всегда на свою хитрость; обманы рано или поздно открываются, на них полагаться не должно".

Можно соглашаться или не соглашаться с генералом Н.Н. Раевским. А.П. Ермолов храбро дрался на полях сражений.

Он достоин славы, как и все, кто сражался за свое Отечество. Но нельзя допустить, чтобы слава А.П. Ермолова затмевала подвиги многих и многих солдат в офицеров, которые честно исполнили свой долг на Бородинском поле. Они достойны самой высокой награды - благодарной памяти потомков.

---------- * Егеря появились в русской армии в 1765 г. В егерские полки отбирались рекруты невысокого роста, наиболее смышленые, умеющие хорошо стрелять, способные действовать самостоятельно в рассыпном строю, максимально используя особенности местности.