sci_history Александр Шабалов ОДИННАДЦАТЫЙ УДАР ТОВАРИЩА СТАЛИНА

Интереснейшая книга развенчивающая множество "перестроечных" и "постперестроечных" о товарище Сталине и его времени. Автор убедительно и доказательно, с приведением документов, подробно разбирает множество сказок о "злодействах", совершённых товарищем Сталиным или по его приказу. Прочитав её вы узнаете как Крупская помогла Сталина обмануть, что говорил о Сталине Гитлер, почему Сталин не поверил Зарге и по кому был нанесён Одиннадцатый Сталинский удар.

ru
Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 18.07.2009 FBD-6EC382-6315-AA43-CEB7-52B3-4485-503982 1.0

Александр Шабалов

ОДИННАДЦАТЫЙ УДАР ТОВАРИЩА СТАЛИНА

Краткое содержание

– от автора

– как Крупская помогла Сталина обмануть

– как и за что убили Кирова

– как Бухарин приводил к власти Гитлера

– Гитлер о Сталине

– Масоны о Сталине

– как Шолохов узнал о заговоре Тухачевского

– «Реабилитация»

– как разрушали СССР

– как хорошо, что Сталин Зорге не поверил

– Сталинград

– Предавший однажды

– как из-за Солженицына зеков постреляли..

– Сталин и Хрущев

– Одиннадцатый удар товарища Сталина

Обманут вас или не обманут

Вот в чем вопрос!

Если вы обмануты, -

Вас уничтожат,

Если вы знаете правду, -

Вы будете жить!

НАЗЫМ ХИТМЕТ

ОТ АВТОРА

Мысль написать эту книгу появилась сразу после знакомства со школьными учебниками по истории. Ну, посудите сами, каково было узнать, что Сталинградскую битву мы выиграли лишь потому, что в неразберихе; боев не было четких и ясных приказов командования и солдаты, предоставленные самим себе, «освободились от пут скованности, подчиненности, безынициативности, свойственных тоталитарному сознанию!?» Выходит, на войне генералы лишь мешают и путаются под ногами?! Каково было узнать, что изобретатель «Катюши» – Лангемак! Что Троцкий – никакая не проститутка, а душечка! И прочее, прочее, прочее… Можно ли молчать, когда извращаются очевидные факты и события? И так ли уж безобидна историческая ложь? Мы покажем, как она используется для разрушения нашей страны, как за истину выдается самое беззастенчивое вранье. В основном, все нападки «демократов сконцентрированы на Сталине и так называемом сталинизме.» Не откладывая, как «хрестоматийный пример», приведем отрывок из "Непридуманного романа" Юлиана Семенова, где Сталин умывается любимым земляничным мылом, которое впервые пользовал в «… Берлине, в 1907 г., когда помогал Красину готовить операцию по спасению Камо из тюрьмы… Золотой был человек Камо, но его уход был угоден истории, ибо он знал все. Именно Берия тогда доказал впервые свою преданность, именно он организовал трагедию с Камо, больше доверить в ту пору было некому…» 99,9% читателей проглотят эту туфту о злодее Сталине, не задумываясь. Только один из тысячи увидит, что здесь что ни слово, то шедевр лжи! Сталин, как делегат Лондонского съезда, весной 1907 года, конечно, мог бы быть в Берлине, но истории было угодно, чтобы Лондонский съезд проходил именно в Лондоне, а не в Берлине, Париже или Нью-Васюках. Камо, которого ехал выручать Сталин, появится в Берлине лишь осенью, 19 октября 1907 года. А что же Красин? Он тоже появится осенью, но уже… следующего, 1908 года. Сталин в это время будет отбывать сольвычегодскую ссылку. Самого впору спасать! Камо погибнет 14 июля 1922 года, так и не дождавшись 1931 года, когда Сталин познакомится с киллером Берией! А что же такое знал Камо, чтобы стоило убивать его? Оказывается, он знал, что Сталин знал… завещание Ленина. Тут уже Юлиана подвел сам Владимир Ильич, так как начал диктовать это завещание в декабре 1922 года, через пять месяцев после гибели Камо… Хотя мертвые сраму не имут, не будем до конца выяснять, какое мыло любил Сталин: земляничное, яичное или хозяйственное. Пусть в памяти у миллионов почитателей подобного чтива Юлиан Семенов останется непререкаемым авторитетом, вроде Мойдодыра, хотя бы по гигиеническим вопросам. Примерно такие мыльные истории и легли в основу школьных учебников! Весь этот бред вываливается на нас для того, чтобы мы через сравнение не смогли осмыслить преступность происходящего ныне. Не смогли даже в мыслях вернуться к идеям социализма! Ложь о Сталине демократы превратили в мощное оружие, которым была уничтожена наша Великая Держава. Но сможем ли мы восстановить разрушенное ими, если позволим школьникам учиться по книгам Волкогонова, Солженицына, Сороса. Позволим им забрать души наших детей…

КАК КРУПСКАЯ ПОМОГЛА СТАЛИНА ОБМАНУТЬ

Ленинское завещание "Письмо к съезду" (т. 45, стр.346) обсуждалось на XIII съезде партии (май 1924г.) (История Отечества, в дальнейшем – ИО, 10 класс, стр.268)

Начиная анализировать "Письмо к съезду" хронологически, невольно делаешь ошеломляющее открытие – писал его Ленин не к XIII съезду партии, на котором оно было оглашено, а к XII, который предстояло провести в апреле 1923 года! Вряд ли он думал, что выживет – состояние здоровья резко ухудшилось, наступил паралич правой руки и правой ноги. Письмо просил огласить в случае его смерти. Каким было самочувствие Владимира Ильича видно по тому, что 23 декабря 1922 года он лишь 4 минуты диктует Володичевой, 24 декабря – 10 минут, немного 25-го и 15 минут – 26 декабря. Продолжить он смог лишь через две недели, 4 января 1923 года, диктуя добавление к "письму".

Затем ему стало лучше, он пишет работы "Как нам реорганизовать Рабкрин", "Лучше меньше, да лучше". Внимательно наблюдает за дискуссией, навязанной троцкистами. Практически руководит XII съездом партии. Врачи, правда, запретили на нем выступать.

О том письме, хранящемся у Крупской, Ленин, скорее всего, забыл. Ведь смещение Сталина после XII съезда уже потеряло смысл. Гарантом единства партии служило не это, а увеличение членов ЦК и ЦКК. Ленин живет еще более года, но вопроса о смещении Сталина не только не поднимает, напротив, всегда принимает его сторону. Подсчитано, что Троцкого Ленин 219 раз в своих письмах, телеграммах, статьях обозвал пустозвоном, свиньей, негодяем, подлецом из подлецов, иудушкой и – как венец всему этому – проституткой! Сталина – ни разу! Даже во время недоразумения с Крупской (Сталин отчитал ее за нарушение режима, приведшее Ленина к инсульту) он писал: «Уважаемый т. Сталин…»

Крупская же, скорее всего, не забыла грубости Сталина…

После смерти Ленина она выждала 4 месяца и лишь за несколько дней до открытия XIII съезда партии (23 – 31 мая 1924 г.) передала это письмо как "завещание" в ЦК ВКП(б). Возможно, ее на это надоумили троцкисты, желающие сместить Сталина. Но мог ли Ленин, по словам Крупской, этого требовать, если для него, умирающего в декабре 1922 года, очередным мог быть только XII съезд!? Для чего тогда он, характеризуя членов ЦК, предупреждал: Конечно, и то и другое замечание делаются мною лишь для настоящего времени? В заблуждение был введен даже сам Сталин. Это ясно видно из его слов:

«Было доказано и передоказано, что никто ничего не скрывал, что «завещание» Ленина было адресовано на имя ХШ съезда партии…» (Сталин, т. 10, стр. 173)

И еще один факт. Ленин, диктуя «завещание» 24 декабря, просит, по свидетельству секретаря Володичевой, «чтобы письмо это хранилось строго секретно в архиве, может быть распечатано только им или Надеждой Константиновной и должно было быть предъявлено кому бы то ни было лишь после его смерти». Володичева же с тем, что он диктовал на протяжении 4 минут 23 декабря, уже ознакомила Сталина, Троцкого, Бухарина, Орджоникидзе, Каменева… Им же немедленно и сообщила об этой просьбе. Все знакомые с началом «письма к съезду» договорились никому «ни словом, ни намеком», и в первую очередь Ленину, не говорить о том, что они его прочитали. Что диктовал Ленин впоследствии, никто не знал. Этим также воспользовались. Судя по всему, начало этого письма съезду не представили, так как в этом случае Сталин, с его феноменальной памятью, безусловно бы догадался, что это лишь продолжение написанного перед XII съездом.

По решению президиума, это письмо оглашается по делегациям, фактически доводится до сведения всего съезда. Сталин тут же просит отставки, но все единогласно обязывают его оставаться на этом посту.

Вторично сплетню, уже по поводу «скрытого завещания Ленина», пустил Истмен, американский коммунист, впоследствии изгнанный из партии. Потолкавшись в Москве среди троцкистов и набравшись всяческих слухов, он издает книгу «После смерти Ленина», где не жалеет красок для очернения нашей страны. В ней муссируются слухи о «завещании Ленина». Члены Политбюро потребовали у Троцкого, который некоторое время находился в связи с Истменом, публично от него откреститься, что тот и сделал:

«Никакого «завещания» Владимир Ильич не оставлял, и самый характер его отношений с партией, как и характер самой партии, исключали возможность такого «завещания». Под видом «завещания» в эмигрантской и иностранной буржуазной печати упоминается обычно одно из писем Владимира Ильича, заключавшее в себе советы организационного порядка…

Всякие разговоры о скрытом или нарушенном «завещании» представляют злостный вымысел и целиком направлены против фактической воли Владимира Ильича и интересов созданной им партии».

(«Большевик», № 16, 1.9.1925г.)

Это пишет сам Троцкий! Сталин, тем не менее, ленинское письмо публикует 10 ноября 1927 года в «Правде», оно входит в 10-й том его сочинений. Казалось бы, вопрос исчерпан. Оказывается, нет. На XX съезде КПСС именно «завещание» Хрущев положил в основу своей антисталинской кампании.

«Для многих делегатов съезда стало открытием процитированное ленинское «завещание» с оценкой личности Сталина, запрещавшееся на протяжении десятилетий». (ИО, 11 класс, стр. 155)

В докладе на этом съезде в ночь с 24 на 25 февраля 1956 года (о многом говорит, что этот «тайный доклад» еще раньше был прочитан западными радиоголосами и на второй день появился в американской газете «Нью-Йорк Тайме»!) Хрущев снова цитирует «добавление к письму Ленина, но уже в своей редакции: «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в отношениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на его место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д. Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что…» Здесь ленинский текст разрывается многоточием, и далее: «…это не мелочь или такая мелочь, которая может получить решающее значение».

Хрущев изъял ключевую ленинскую фразу: «Но я думаю, что, с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношениях Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение».

Ленин грубость Сталина замечал лишь сквозь призму его отношений с Троцким, да и то в период до XII съезда партии. Сталин не спорил:

«Да, я груб, товарищи, в отношении тех, которые грубо и вероломно разрушают и раскалывают партию… Но грубость не есть и не может быть недостатком политической линии или позиции Сталина».

И действительно, Ленин никогда не говорил о политических ошибках

Сталина! Как тут не вспомнить ленинские характеристики остальным вождям! Небольшевизм Троцкого, неслучайность октябрьского эпизода Зиновьева и Каменева, не вполне марксистские воззрения Бухарина, невозможность в политическом плане положиться на Пятакова-Жизнь подтвердила правильность ленинских оценок. Политическая неустойчивость не случайно бросила их в объятия к Гитлеру. Страну они решили спасать по-своему: сдавшись на милость победителя…

На процессах подсудимые даже и не оправдывались…

Зиновьев: «Что я могу сказать в свою защиту, если слева от меня на скамье подсудимых сидят троцкистско-фашистские террористы, засланные в СССР из Германии, Натан Лурье и Моисей Лурье, а справа – В. Ольберг, тоже засланный в СССР из Германии? Мы, троцкистско-зиновьевское подполье, превратились в филиал гестапо.»

Рыков: «В своем последнем слове я подтверждаю то признание в своих чудовищных преступлениях, которое я сделал на судебном следствии. Я совершил тягчайшие государственные преступления. Я изменил Родине. Эта измена выразилась в сношениях с заклятыми врагами Советов, в ставке на поражение…»

Пятаков: «Я слишком остро сознаю свои преступления, и я не смею просить у вас снисхождения. Я не решаюсь просить у вас даже пощады. Через несколько часов будет вынесен ваш приговор. И вот я стою перед вами в грязи, раздавленный своими собственными преступлениями, лишенный всего по своей собственной вине, потерявший самого себя… Не лишайте меня одного, граждане судьи. Не лишайте меня права на сознание, что в ваших глазах, хотя бы и слишком поздно, я нашел в себе силы порвать со своим преступным прошлым.»

Каменев: «Я вместе с Зиновьевым и Троцким был организатором и руководителем террористического заговора, замышлявшего и подготовлявшего ряд террористических покушений против руководителей правительства и партии нашей страны и осуществившего убийство Кирова. 10 лег, если не больше, я вел борьбу против партии, против правительства Советской страны, лично против Сталина. В этой борьбе я использовал, мне кажется, весь известный мне арсенал политических средств – открытую политическую дискуссию, попытки проникнуть на фабрики и заводы, нелегальные прокламации, подпольные типографии, обман партии, выход на улицу и организацию уличных выступлений, заговор и, наконец, террор.

Я изучал когда-то историю политического движения и не могу вспомнить такой формы политической борьбы, которую мы не проводили бы за последние 10 лет. Нам в нашей политической борьбе пролетарская революция предоставила такой срок, какой никогда ни одна революция не предоставляла своим врагам. Буржуазная революция 18-го века давала своим врагам недели и дни, а затем уничтожала их. Пролетарская революция 10 лет предоставляла нам возможность исправиться и понять свои ошибки. Но мы этого не сделали. Я трижды был возвращен в партию. Я был возвращен из ссылки по одному лишь моему личному заявлению. После всех моих ошибок мне доверялись ответственные поручения и посты. Я сейчас стою в третий раз перед пролетарским судом по обвинению в террористических намерениях, замыслах и действиях. Дважды мне была Сохранена жизнь. Но всему есть предел, есть предел и великодушию пролетариата, и этот предел мы исчерпали…»

Каменев был прав – предел они исчерпали, злодейски убив Кирова.

УБИЙСТВО КИРОВА

Школьный учебник, конечно, не обходит этот вопрос:

«Впоследствии было установлено (как того и хотел Сталин), что убийство Кирова организовано неким ленинградским террористом и «троцкистско-зиновъевским центром». Убийство Кирова было использовано Сталиным для расправы с теми, кто ему был неугоден». (ИО, 10 класс, стр.297)

Не успеют детки npизадуматься о том, кто же был неугоден Сталину, как авторы учебника их сразу же бьют по неокрепшим головкам фактом:

«Факт. В 1934 г. состоялся XVII съезд ВКП(б), на котором при выборах в ЦК С. Киров получил больше голосов, чем Сталин. Из 1966 делегатов XVII съезда было арестовано 1108 делегатов, из 138 членов и кандидатов в члены ЦК было репрессировано 98 человек».

Не захочешь, а догадаешься, что Сталин мстил депутатам, которые голосовали за Кирова. И всю этугалиматью с юных лет вбивают в головы миллионам школьников!

Но истина и состоит в том, что такого «факта» в истории нашего Отечества не было! Авторы, видимо, перепутали учебник со сборником одесских анекдотов. Это видно и по тому, как они сравнивают Троцкого и Сталин.

Снимите шляпу и помолчите – здесь надсмеялись над истиной…

Слово писателю-фронтовику Владимиру Бушину:

«Напомним Рыбакову, Шатрову, Новогрудскому (мы со своей стороны – авторам учебника Л.Жаровой, И.Мишиной, А.Овсянникову, В.Островскому, В.Старцеву, Б.Старкову, Г.Смирнову) и другим московско-голливудским калекам, твердящим, будто Сталин говорил скучно, монотонно, уныло, аж спать хотелось, – напомним, что доклад прерывался 48 раз и в стенограмме это имеет такие пометы:

10 раз – «Аплодисменты», 7 – «Продолжительные аплодисменты», 4 – «Долго не смолкающие аплодисменты», 6 – «Бурные аплодисменты», 6 – «Гром аплодисментов».

Такое одобрение советскими людьми на советской земле своего руководителя – коммуниста можно сравнить по силе и радости разве что с тем, как ныне в английском парламенте и американском конгрессе сытые толстосумы приветствуют Ельцина, заявляющего, что с коммунизмом покончено.

Сама атмосфера съезда опровергает всякие домыслы об антисталинском заговоре. Явный вздор и то, что против Сталина будто бы голосовали 292. Больше всего голосов «против» собрал нарком земледелия Яковлев -181 голос. А Сталин – всего три (Киров – четыре). Это подтверждают документы съезда, опубликованные в журнале «Известия ЦК КПСС», № 7 за 1989 год, выходившем под личным досмотром Горбачева, Яковлева, Медведева.

И еще несколько слов о докладе. Кроме аплодисментов, ему сопутствовало и кое-что другое: 6 раз в него вторгались возгласы из зала «Правильно!», 5 раз в стенограмме стоит помета «Смех», 2 раза – «Общий смех», 1 – «Общий хохот», «Хохот всего зала». Так он говорил. Так его принимали…

Во время речей Ельцина толстосумы не смеялись. Они делали это про себя или хохотали во все горло, уже придя домой. Почему я так думаю? Да потому, что, когда Власов стал добиваться встречи с Гитлером, тот потирая руки, сказал Гиммлеру: «Примите его. И передайте, чтобы ко мне эта перебежавшая свинья больше не совалась» – И захохотал…» Браво, Бушин!

А вот что в ноябре – декабре 1941 года в своем дневнике записал великий мыслитель В.И.Вернадский: «…Мне вспомнились высказывания Ивана Петровича Павлова…0н определенно считал, что самые редкие и самые сложные структуры мозга – государственных деятелей Божьей милостью, если так можно выразиться, прирожденных. Особенно ясно для меня становится это, когда в радио слышится Сталина речь… такая власть над людьми, и такое впечатление на людей… По-видимому, он готовил себе заместителем Кирова, убийство которого партийными кругами может быть, – смертельный удар для партии…».

Так думал Вернадский. Нам же приходится разбираться со слухами о том, что Кирова убил Сталин!

Подступаясь к этой теме, мы, вполне естественно, поинтересовались мнением на этот счет компетентных органов. Ответ был получен следующий:

«Нам неизвестны официальные документы каких-либо следственных или судебных органов, которые опровергали бы материалы судебных процессов связанных с убийством С.М. Кирова.

Высказанные на XXII съезде Н.С. Хрущевым подозрения, основанные на рассказах отдельных лиц, подтверждения не получили.

В связи с тем, что по этому вопросу прямых обвинений в адрес И.В. Сталина не высказывается, опровергать их нельзя…»

Интересно получается. Клеветать можно – опровергать нельзя! Ну что же, нам придется впервые за 40 лет рассказать о ходе официального судебного расследования. Слово Василию Федоровичу Алексееву. На тех знаменитых московских процессах был политруком роты охраны. Впоследствии блестяще закончил две академии, аспирантуру. Он до сих пор не может смириться с лживостью реабилитации троцкистов, стучится во все инстанции. Его свидетельские показания засняли многие телекомпании мира. Правда оказалась не нужна лишь в родном Отечестве Итак:

«31 января 1934 г. проходил XVII съезд большевистской партии С.М. Киров выступал на этом съезде. Он разоблачил лидеров право-троцкистского подполья, как «просидевших в обозе». Он высмеял Зиновьева Каменева, Рыкова и т.д. В этой речи Киров произнес такие слова, которые окажутся для него впоследствии роковыми:

«Когда-то Троцкий… – тут он запнулся, помолчал и продолжил: – Вспоминаешь имя этого человека и сразу нехорошо на душе становится. Будь он трижды проклят, чтобы имя его произносить на наших съездах!»

Троцкий в это о время находился в Осло. В феврале он прочитал в газете речь С.М. Кирова, пришел в бешенство и через связного троцкиста Путну, который был военным атташе в Берлине, дал команду право-троцкистскому подполью в первую очередь убить Кирова. В апреле 1934 года на даче у Зиновьева в Ильинском (под Ленинградом) состоялось совещание при участии Каменева, Зиновьева, Евдокимова, Мрачковского, Бакаева и других троцкистов. На этом совещании обсуждалась практическая сторона убийства С.М.Кирова.

Стремление троцкистов ликвидировать Кирова было вызвано тем, что Киров разоблачал их постоянно, на каждом съезде. Еще в 1926 году, перейдя на новую позицию, троцкисты свили в Ленинграде гнездо, а «Ленинградскую правду» превратили в свой фракционный орган. Прибыв в Ленинград на работу, Киров уже в 1927 году заявил: «Шлагбаум для троцкистско-зиновьевской оппозиции на дороге в Ленинград закрыт раз и навсегда!»

На совещании в Ильинском троцкисты, разрабатывая план по ликвидации Кирова, создали две террористические группы. В одну из них входил Николаев. Общее руководство этими группами было возложено на Бакаева. Бакаев троцкистско-зиновьевским блоком был определен на пост наркома внутренних дел СССР. Ягода же метил на пост Председателя Совнаркома. Николаев начал подготовку к акции с того, что в своем блокноте расчертил маршрут передвижения Кирова из его дома в Смольный. По первому варианту разрабатывался план убийства на улице, с тем чтобы удобнее скрыться с места преступления. При помощи латвийского консульства Николаев должен был покинуть пределы страны и продолжить за границей борьбу против Советской власти. Второй вариант – убийство якобы из чувства личной мести человеком, доведенным до отчаяния тем, что он никак не может устроиться на работу. Этот вариант предусмотрен на случай, если Николаева застигнут на месте преступления. Подготавливалось и алиби. Николаев нигде не работал и обращался по вопросу трудоустройства именно в те организации, где его не могли взять на работу. При обращении в различные организации Николаев требовал для себя такие условия, которые не могли быть удовлетворены. Каждый раз на его заявление накладывалась соответствующая резолюция об отказе в приеме на работу из-за невозможности осуществления требуемых условий. Николаев собрал кучу таких заявлений. Эти документы демонстрировались потом на суде.

28 ноября 1934 года закончил свою работу Пленум ЦК ВКП(б), на котором было принято решение с 1 января 1935 года отменить в стране карточную систему на продовольствие. Это решение являлось гигантским событием в жизни нашей страны, величайшим подтверждением торжества социализма. А ведь троцкисты раньше доказывали невозможность построения социализма в одной стране. А тут такие колоссальные успехи Зиновьев понимал, что Киров в Ленинграде будет делать доклад на собрании партийного актива по этому вопросу и постарается на нем идейно добить троцкистов-зиновьевцев.

28 ноября Киров из квартиры Сталина позвонили Ленинград в Смольный и дал указание назначить собрание партийного актива на 1 декабря на 18 часов по вопросу «О задачах коммунистов по обеспечению отмены карточной системы». Доклад должен был делать сам Киров. Киров вернулся в Ленинград окрыленный и тут же начал готовиться к докладу. И Зиновьев дает команд) – не допустить выступления Кирова во Дворце им. Урицкого с тем чтобы обеспечить себе защиту от полного идейного разгрома, то есть убить Кирова именно 1 декабря. Вот почему Николаев заменил план убийства Кирова на улице на план убийства в Смольном за полтора часа до собрания партийного актива.

Ягода: Во-первых, убийство Кирова. Как обстояло дело? В 1934 году, летом, Енукидзе сообщил мне об уже состоявшемся решении центра «право-троцкистского блока» об организации убийства Кирова. В этом решении принимал непосредственное участие Рыков. Из этого сообщения мне стало известно, что троцкистско-зиновьевские террористические группы ведут конкретную подготовку этого убийства. Енукидзе настаивал на том, чтобы я не чинил никаких препятствий к этому делу, а террористический акт, говорил он, будет совершен троцкистско-зиновьевской группой. В силу этого вынужден был предложить Запорожцу, который занимал должность заместителя начальника Управления НКВД, не препятствовать совершению террористического акта над Кировым. Спустя некоторое время Запорожец сообщил мне, что органами НКВД был задержан Николаев, у которого были найдены револьвер и маршрут Кирова Николаев был освобожден. Вскоре после этого Киров был убит этим самым Николаевым.

Таким образом, я категорически заявляю, что убийство Кирова было проведено по решению центра «право-троцкистского блока»…

Ягода, как «чекист», не реабилитирован. А это означает, что все его показания, как в отношении себя, так и в отношении остальных подсудимых, остаются в силе!

Например, такие:

«ВЫШИНСКИЙ: Имели к этому убийству отношение, в частности, Рыков и Бухарин?

ЯГОДА: Прямое».

В Ленинград срочно выехали И.В.Сталин, В.М.Молотов, К.Е.Ворошилов. Современное поколение вряд ли знает то, что в партии и в стране у И.В.Сталина не было более близкого и более родного человека, чем С.М.Киров. Он был фактически членом семьи товарища Сталина. Об отношении тов. Сталина к Кирову свидетельствует его дарственная надпись на книге «О Ленине и ленинизме»: «Другу моему, брату любимому от автора». Тов. Сталин готовил себе заместителем именно Кирова. И вот эта трагедия. Это величайшее, невыносимое горе для Сталина. Он сразу же начал вести на месте расследование. Он не знал, что Ягода дал команду Запорожцу – не мешать совершению террористического акта. У Ягоды был свой повод ненавидеть Кирова. Будучи в Казахстане, Киров столкнулся с варварским отношением органов ГПУ к высланным переселенцам кулацких семей и гневно высказал свое недовольство Ягоде.

Когда Николаев изучал маршрут передвижения Кирова, чекисты задержали его с тетрадью, в которой был расчерчен этот маршрут, и с револьвером. Они доставили Николаева в НКВД и вскоре по требованию Запорожца отпустили. Второй раз он был задержан около Смольного, вблизи автомобиля, в котором приехал Киров. И снова при нем оказались все та же тетрадь с маршрутом и оружие. Запорожец вновь освободил Николаева. Когда начали вести следствие, встала необходимость вызвать на допрос именно тех чекистов, которые задерживали Николаева. Понятно, Ягода не мог допустить, чтобы они были допрошены, ликвидировав их через преднамеренную аварию».

Сталин, видя подозрительное поведение Ягоды, дал команду опечатать все архивы НКВД и только после этого объявил ему о перемещении на пост наркома связи СССР. Предчувствия не обманули – в комнате отдыха Ягоды, из его личного сейфа, был изъят секретный архив Рыкова и Бухарина, содержащий списочный состав подпольной организации правых, с соответствующими документами на его членов.

ВЫШИНСКИЙ: Вам не известно, где хранился секретный архив Рыкова?

БУЛАНОВ: У Ягоды.

ВЫШИНСКИЙ: Заговорческий архив?

БУЛАНОВ: Если бы он не был заговорческий, едва ли Рыков такое надежное место искал.

Ну вот, а нас убеждают, что подсудимых осуждали бездоказательно, лишь на основании самооговора!

В этом же сейфе находились личные дела из архивов царской охранки на провокаторов Зубарева, Зеленского, Иванова и др. Зубарев – председатель Центросоюза СССР, Зеленский – секретарь московского комитета партии, Иванов – Северо-Кавказского крайкома партии.

«Земляка» всегда интересно послушать:

«Иванов: По заданию Бухарина я в 1928 году пытался организовать кулацкую повстанческую вандею на Северном Кавказе. В 1932 году, по его же установкам, я включился в восстание по свержению Советской власти на том же Северном Кавказе, где я в то время работал. В 1934 году он, Бухарин, говорил со мной о необходимости ориентироваться на агрессивные фашистские страны, в первую очередь на Германию и Японию.

В соответствии с этим, группа правых в Северном крае, под моим руководством, развертывает террористическую, диверсионную и шпионскую деятельность. После всего этого мне странно было слушать здесь заявление Бухарина о том, что он будто бы лишь «чистый теоретик» и занимается только «проблематикой» и «идеологией». Только в процессах контрреволюционеров возможна такая вещь, когда руководители переносят свою ответственность на практиков, уклоняясь от нее сами.

Да, я делал чудовищные преступления, я за них отвечаю Но я их делал вместе с Бухариным- и отвечать мы должны вместе. Нужно потерять последние остатки совести, чтобы отрицать нашу ставку на пораженчество и установку фашистской диктатуры. Но по вопросу о пораженчестве вспоминаю еще одну характерную подробность, как разговор с Бухариным в 1936 году. Бухарин, утверждая необходимость радом диверсионных и террористических ударов сорвать оборону страны, говорил о том, что правые в Северном крае очень лениво готовят повстанческие кадры, и приводил следующее: конечно, за помощь придется заплатить уступками окраин. Даром не дают, не помогают. Но, в конце концов, не обязательно России быть одной шестой частью мира, она может быть и одной десятой. Ведь не в этом главное, говорил Бухарин, и этого не понимают люди лишь боящиеся страшных слов.

К массам трудящихся мы, люди подполья, относились трусливо, злобно Мы, заговорщики, издевались над честными людьми…»

С 1934 по 1938 год первым секретарем Северо-Кавказского, затем по мере реорганизации, Азово-Черноморского крайкома и, наконец Ростовского обкома партии был Евдокимов, ярый троцкист. За 1937 – 38 г.г. было расстреляно 12.445 человек, более 90 тысяч репрессировано. Именно такие цифры высечены обществом «Мемориал» в одном из ростовских парков на памятнике жертвам… сталинских (?!) репрессий.

Впоследствии проверкой было установлено, что в Ростовской области лежало без движения и не было рассмотрено более 2,5 тысяч апелляций. А сколько их было не написано! Уничтожались лучшие партийные кадры опытные хозяйственники, интеллигенция…

Похоже, что Арон Симанович (личный секретарь Григория Распутина), правильно записал слова Троцкого:

«Мы должны превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания это будет не справа, а слева, и не белая, а красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами. Если мы выиграем революцию, то на погребальных обломках ее укрепим власть сионизма н станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния…

А пока наши юноши в кожаных куртках – сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы – о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть все русское! С каким наслаждением они физически уничтожат русскую интеллигенцию – офицеров, инженеров, учителей, священников, генералов, академиков, писателей…» («Воспоминания», А.Симанович.)

Вот на пути этих людоедских планов и встал Сталин. И его можно винить лишь в одном – почему он (10 лет, если не больше, – по словам Каменева) терпел эту кровавую оппозицию, не расправившись с ней раньше.

А почему мы сами не можем остановить геноцид нашего народа, хотя уже великолепно видим, кто и как это делает?!

После прошедших процессов стали пересматривать дела на осужденных. Достаточно сказать, что за 1937 -1938 гг. из тюрем и лагерей было выпущено 644.403 человека. На 1 января 1938 года там находилось 996.367 осужденных. Но лагеря не пустовали. Палачи и жертвы менялись местами. Этому всячески сопротивлялся аппарат НКВД, сплошь состоявший из соплеменников Троцкого. (Посмотрите на его национальный состав). Они продолжали осуждать невиновных, доводя до абсурда шпиономанию. Делать это было просто, так как в связи с разгромом троцкистского подполья внутри страны шпионы действительно сотнями забрасывались извне. Вдумайтесь в следующий факт – только один (!) пограничник Карацупа за службу задержал 338 нарушителей и 129 уничтожил из личного стрелкового оружия!

В ноябре 1939года, после прошедших московских процессов, в интересах безопасности страны органам госбезопасности было разрешено применять к подследственным меры физического воздействия. Конечно, троцкисты пользовались и этим обстоятельством.

Интересны в этом плане воспоминания известного поэта Николая Заболоцкого:

«В моей голове созревала странная уверенность в том, что мы находимся в руках фашистов, которые под носом у нашей власти нашли способ уничтожать – советских людей, действуя в самом центре советской карательной системы. Эту свою догадку я сообщил одному старому партийцу, сидевшему со мной, и с ужасом в глазах он сознался мне, что и сам думает то же, но не смеет никому заикнуться об этом. И действительно, чем иным могли мы объяснить все ужасы, которые происходили с нами…»

Еще раньше все это объяснил январский (1938 г.) Пленум ЦК ВКП(б), который, отмечая «провокации во всесоюзном масштабе», потребовал:

1. Разоблачать карьеристов-коммунистов, стремящихся отличиться… на репрессиях.

2. Разоблачать искусно замаскированного врага, старающегося криками о бдительности замаскировать свою враждебность и сохраниться в рядах партии- стремящегося путем проведения мер репрессий перебить наши большевистские кадры, посеяв неуверенность и излишнюю подозрительность в наших рядах».

В ноябре 1938 года за подписями Сталина и Молотова вышло совместное постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР (до сих пор не опубликованное!), клеймившее безответственное отношение к следственному процессу и грубое нарушение установленных законом процессуальных правил.

Сейчас уже доподлинно известно, что за 30 лет сталинского правления в тюрьмах, лагерях, поселениях перебывало 3,8 миллиона человек. Много это или мало? Давайте сравним.

28 июня 1990 года в центральных газетах появилось интервью замминистра МВД СССР:

«Нас буквально захлестывает волна уголовщины. За последние 30 лет под судом, следствием, в тюрьмах и колониях перебывало 38 миллионов наших сограждан. Это же страшная цифра! Каждый девятый…»

Это в 90-м году. А что творится сейчас? Вся страна «Гулаг по месту жительства»!

Сталин лично возвращает из заключения С.П. Королева и изобретателя знаменитой «Катюши» Ивана Платоновича Граве.

«Погиб талантливый конструктор, один из творцов знаменитых «Катюш», Г.Э.Лангемак, многие годы провели в лагерях выдающиеся конструкторы ракетной техники С.П.Королев, В.П.Глушко».

(ИО, 11 класс, стр. 12, 13)

Лангемак и близко не стоял у создания «Катюши»: – он «творил» газодинамические (турбинные) орудия. Их разработка зашла в тупик. Уж не потому ли Тухачевский так носился с идеей сокращения в два раза (и это перед войной!) нашей артиллерии и заменой ее на газодинамические орудия. Широко известен случай, когда он прятал от правительственной комиссии легендарную пушку В.Г. Грабина. Только личное вмешательство Сталина позволило поставить ее в серию – она и ныне на вооружении!

«Катюшу» Иван Платонович Граве (1874 -1960 гг.) изобрел еще до революции, но патент смог получить лишь в ноябре 1926 года – мешали троцкисты. Они дважды сажали талантливого изобретателя в тюрьму.

На запрос И.П. Граве об испытании газодинамических орудий, технический штаб начальника вооружений РККА 3.09.1930г. ответил:

«Испытываемые в настоящее время снаряды хотя и устроены на принципе ракеты с применением зарядов бездымного пороха, но наличие этих признаков, по причинам, указанным выше, не сопряжено с нарушением прав ни Ваших, как обладателя патента, ни кого бы то ни было другого.

Что касается устройства снарядов, то и по идее и по форме выполнения они ничего не имеют общего с ракетой, описанной в Вашем патенте».

Как видите, ничего общего с изобретением «Катюши» Лангемак не имел. Но его авторы учебника, как «жертву», все же связывают с именем Королева. Мы не спорим, связь здесь действительно существует. Это подтвердил и сам С.П. Королев.

15 сентября 1939 года с прииска Мадьяк он писал А.Я. Вышинскому:

«Меня подло оклеветали директор института Клейменов, его заместитель Лангемак и инженер Глушко…»

Вот мы и продемонстрировали вам классический пример подтасовки. Авторы учебника, кидалы от истории, умышленно смешивают жертвы с палачами. Их цель – запутать народ, реабилитировать «своих», свалив их преступления на Сталина. Об этом же на вечере памяти своего великого деда, погибшего в 1937 году, говорил его внук П.А.Флоренский:

«Недавно в «Огоньке» были перечислены страстотерпцы за правду: Чаянов, Бухарин, Вавилов, Тухачевский, Флоренский, Пастернак, Платонов и еще кто-то. Смешение семян и плевел, жертв и убийц, осужденных и палачей – это попытка отбеливания кровавых пятен с белых одежд преступников, вот что это такое. Способ проверенный…»

Как только начинаешь разбираться, кто палач, а кто жертва, конструкция «Сталин – злодей» тут же разваливается:.

Именно Сталину мы обязаны тем, что был остановлен сионистско-троцкистский террор против советского народа. Одним из первых от этого террора пострадал Владимир Ульянов, партийная кличка Ленин…

ЗОЛОТОЕ ДИТЯ РЕВОЛЮЦИИ

«До сих пор «главным» в борьбе был Троцкий. Теперь Бухарин далеко «обогнал» и совершенно «затмил» его, создав совершенно новое соотношение в борьбе, ибо договорился до ошибки, во сто раз более крупной, чем все ошибки Троцкого, вместе взятые. Как же Бухарин договорился до разрыва с коммунизмом?

…Чем дальше будет Бухарин защищать явно-неверное теоретически и обманное политически уклонение от коммунизма, тем печальнее будут плоды упрямства…» (Ленин, т.42, стр.242, 303)

Нет, не прислушался Бухарин к этому предупреждению. Для него Ленин не был авторитетом. Еще 1918 году, перед заключением Брестского мира, он с Троцким и левыми эсерами готовил против Ленина, как главы советского правительства, заговор. На процессе Бухарин пытался отрицать это, но на пяти очных ставках его уличили во лжи. После этого он буквально взвился со своего места и завизжал: «Нет! Нет, я говорил только арестовать его!» И действительно, в начале планировался временный арест Ленина на 24 часа, затем… по обстоятельствам.

А теперь вопрос. Мог ли такое кричать человек невинный?

Впрочем, по законам того времени, за давностью (прошло 20 лет) это преступление Вышинский не вменил в вину Бухарину. Но на суде неопровержимо было доказано, что у истоков выстрелов Каплан стояло «золотое дитя».

На совести Бухарина и его единомышленников лежит организация голода в 1933 году во многих районах нашей страны, в том числе и на Северном Кавказе. Голод они решили использовать для массового недовольства Советской властью, подняв с его помощью кулацкие восстания. В помощь Иванову (мы о нем уже говорили) для превращения Северного Кавказа в «русскую Вандею» Бухарин командирует Слепкова.

«ВЫШИНСКИЙ: У вас ставилась задача организовать повстанческое движение?

БУХАРИН: Повстанческая ориентация была.

ВЫШИНСКИЙ: Ориентация была? Вы на Северный Кавказ посылали Слепкова для организации этого дела? Посылали вы в Бийск Яковенко для этой же.цели?

БУХАРИН: Да.» Все это происходило на глазах нашего великого земляка:

«В 1933 году враги народа из краевого руководства бывшего Азово-Черноморского края – под видом борьбы с саботажем в колхозах – лишили колхозников хлеба. Весь хлеб, в том числе и выданный авансом на трудодни, был изъят. Многие коммунисты, указывающие руководителям края на неправильность и недопустимость проводимой ими политической линии, были исключены из партии и арестованы. В колхозах начался голод. Группа партийных работников северных районов Дона обратилась с письмом к товарищу Сталину, в котором просила расследовать неправильные действия краевого руководства и оказать ряду районов продовольственную помощь. Через несколько дней от товарища Сталина была получена телеграмма: «Письмо получил. Спасибо за сообщение. Сделаем все, что требуется. Назовите цифру». В районах начали кропотливо считать, сколько понадобится хлеба, чтобы дотянуть до нового урожая. Снова было послано письмо с расчетами, выкладками и указанием необходимого количества продовольственной помощи для каждого района. В ответной телеграмме товарищ Сталин сообщил, какому району и сколько было отпущено хлеба, и упрекнул за промедление: «Надо было сообщить не письмом, а телеграммой. Получилась задержка времени».

Тысячи честных колхозников были спасены от нужды. Люди, пытавшиеся уморить их голодом, впоследствии были расстреляны…»

(М.А. Шолохов «О простом слове»)

По указанию Бухарина члены право-троцкистского подполья систематически обеспечивали Троцкого валютой за счет Советского государства. Через Ягоду по линии НКВД, через Гринько по линии Наркомата финансов СССР, через Розенгольца по линии Внешторга. Самый малый перевод был достоинством в 20 тысяч долларов, самый крупный – 300 тысяч. 100 тысяч долларов, 150 тысяч, 200 тысяч и т.д. перечислялись систематически. Все это было доказано документально. Но комиссия по реабилитации, возглавляемая А.Н. Яковлевьм, стыдливо умолчала об этом.

Как известно, Эрнст Тельман в 1944 году физически был уничтожен Гитлером. Но до этого в 1928 – 29 годах правые силы Германии вместе с Бухариным пытались это сделать политически. Бухарин, в то время член Исполкома Коминтерна, активно включился в клеветническую травлю Эрнста Тельмана (дело Видкоффа), всячески способствуя исключению его из коммунистической партии.

Вопрос об этом на апрельском (1929 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) резко поставил И.В. Сталин:

«И что же? Они отстранили Тельмана от руководства, стали обвинять его в коррупции и опубликовали «соответствующую» резолюцию без ведома и санкции Исполкома Коминтерна. Мы, конечно, не могли согласиться с Бухариным, не имея на руках ровно никаких документов, подтверждающих требования Бухарина».

Бухарин никаких документов, конечно же, и не мог предоставить.

Уже после войны на следствии перед Нюрнбергским процессом, до своего самоубийства, один из главнейших нацистских преступников Лей расскажет, как Бухарин, нейтрализовав Эрнста Тельмана, помогал прийти к власти Гитлеру…

Нам не хочется больше говорить о Бухарине…

ГИТЛЕР О СТАЛИНЕ

«Сила русского народа состоит не в его численности или организованности, а в его способности порождать личности масштаба Сталина. По своим политическим и военным качествам Сталин намного превосходит и Черчилля и Рузвельта. Это единственный мировой политик достойный уважения.

Наша задача – раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина больше не появлялись».

Свою задачу Гитлер не выполнил даже с помощью оружия. Это мирно осуществили через полвека его последователи с помощью фарисейского лозунга: "Берите суверенитета – сколько проглотите". Оружие пошло в ход уже позже…

МАСОНЫ О СТАЛИНЕ

Перед вами интереснейший исторический документ. Письмо посла временного правительства России в США Бахметьева Кусковой. (Оба видные масоны). ЦГАОР, Фонд 5865, опись 1, дело 41, март 1929 г.

Печатается в сокращении.

«Я лично думаю, что Сталин – искренний коммунист. Должен сказать, что его речи и заявления на 10 голов выше по логике и аргументации, чем все, что исходит от других его коллег. Делать то, чего пожелает делать правый уклон, – это значит признать, что коммунистическая карта бита. Это значит вступить на путь ликвидации революции как таковой.

Вы скажете: правоуклонцы этого не ощущают. Я скажу: вероятно, нет. Пути человеческой массовой психологии, как она развертывается в исторических событиях, в большинстве случаев развертываются в областях неосознанных и не додуманных до конца… Только отдельным, более чутко мыслящим и видящим вождям дано видеть лучше и глубже, и я не могу отказать Сталину в той способности предвидения и анализа, которой я не замечаю ни у Рыкова, ни у других подобных более мягких коммунистов…

У правого уклона нет вождей, чего и не требуется, нужно лишь, чтобы история покончила со Сталиным, как с последним оплотом твердокаменности. Тогда власть останется в руках мягких максималистов v Рыкова и К¦, которые будут пытаться нести дальше большевистское знамя, но фактически будут игрушкой жизненной стихии, уступая и колеблясь Под давлением жизни.

Послесталинский период власти слабых большевиков, мне представляется, будет периодом, когда внутри русского тела будут нарастать и откристаллизовываться те группировки и бытовые отношения, которые в известный момент властно потребуют перемены правящей верхушки и создадут исторические силы и исторические личности, которым суждено будет внешне положить конец большевистскому периоду и открыть следующий…

Гадать о том, будет ли это военная диктатура или организованное меньшинство в духе фашизма, сейчас преждевременно, хотя все вероятности за то, что эта власть будет носить характер олигархический»

Письмо датировано 1929 годом, а какова сила предвидения! Тогда, к нашему счастью, победил Сталин. Но прогноз Бахметьева сбывается со времен «слабых большевиков», со времен «кукурузной оттепели»…

ЗАГОВОР В РККА

«С помощью грязных подлогов вы (Сталин) инсценировали судебные процессы… Вы убили самых талантливых полководцев…» (ИО, 10 класс, стр. 300)

ВЫШИНСКИЙ: Вы стояли, как и Рыков, на пораженческой позиции?

БУХАРИН: Нет, но я отвечаю за это.

ВЫШИНСКИЙ: Что вы отвечаете, это дело другое. Мне нужно установить факт, был ли у вас разговор с Рыковым и Томским относительно открытия фронта?

БУХАРИН: Был не с Рыковым, а с Томским.

ВЫШИНСКИЙ: О чем?

БУХАРИН: Был разговор с Томским, он сказал относительно идеи открытия фронта.

ВЫШИНСКИЙ: Был разговор с Томским об открытии фронта? Кому открывать фронт?

БУХАРИН: Против СССР…

ВЫШИНСКИЙ: Кому открывать фронт?

БУХАРИН: Германии… Что же это означает?

БУХАРИН: Это означает государственную измену.

ВЫШИНСКИЙ: А как открывать фронт, кто с вами об этом говорил?

БУХАРИН: Говорил об этом Томский, что есть такое мнение у военных.

ВЫШИНСКИЙ: У каких это военных?

БУХАРИН: У правых заговорщиков.

ВЫШИНСКИЙ: Конкретно?

БУХАРИН: Он назвал Тухачевского…

Можно ли было выиграть войну, имея в руководстве армии заговорщиков? Конечно, нет. Вы думаете, что Хрущев реабилитировал Тухачевского и К?? Нет, он лишь подтвердил предательство вырванными из его дела документами и байкой о якобы подкинутых немцами компрометирующих его документах! А кто их видел? Да если бы эти документы существовали, тем более были фальшивыми, Хрущев обязательно их на съезде вытащил бы как компромат на Сталина.

А может быть, документы были не фальшивые и не подброшенные?! Зачем Гитлеру разоблачать своих? Ведь он мог получить Советы на блюдечке?!

Вот что по этому поводу рассказывает В.Ф.Алексеев:

«Я рано пришел – Шолохов еще в трусах расхаживал. Сразу к делу:

«Михаил Александрович, обращаюсь к Вам как к члену ЦК. Я категорически против реабилитации Тухачевского».

Шолохов удивился: «О чем вы говорите! Я сам слушал Хрущева на XX съезде!» – Ну я ему и дал прочитать, что он слышал от Хрущева о Тухачевском: «Как-то в зарубежной печати проскочило сообщение, будто бы Этот документ, якобы секретный…»

Имея под рукой все архивы, заявлять: «Как-то… будто бы…якобы…».

Сразу все понял Шолохов, заругался, забегал по комнате:

«Он же обманул всю партию, весь наш советский народ!»

Еле успокоившись, спросил: «А что нужно знать о Тухачевском?»

Я подробно рассказал о процессах, сообщил содержание уничтоженных протоколов его очных ставок с Радеком, Путной, Медведевым и других заговорщиков».

Видимо, наш разговор подтолкнул Шолохова вскоре заявить следующее:

«Нельзя оглуплять и принижать деятельность Сталина в тот период. Во-первых, это нечестно, во-вторых, вредно для страны, для советских людей. И не потому, что победителей не судят, потому, что «ниспровержение» Сталина не отвечает истине».

Сталин не боялся своих архивов – правды панически боялся Хрущев. Придя к власти, он первым делом организовал сверхсекретную комиссию по их уничтожению. Нам удалось найти ее участника…

В войну, свой первый орден «Красного Знамени» юный разведчик получал лично от командующего фронтом: «Все, отвоевался, хлопчик! Теперь только учиться. Говоришь, моряком хочешь быть…» В школьном музее этот орден рядом с орденом Ленина, врученном ему уже как командиру советской атомной подводной лодки.

«В комнате нас работало человек 30. Контакт друг с другом абсолютно исключен. Вкратце записывали содержание документов и сжигали. Ходившие между столами чекисты изредка подходили и указывали на документы, которые нельзя было даже упоминать…»

Удивительная память у Владимира Ивановича! Прошло столько лет, а он по памяти цитирует целые страницы интереснейших материалов, ведь через него прошло досье на самого… Никиту Сергеевича!

Когда мы обрабатывали его воспоминания, он признался, что убежденным сталинцем стал, уничтожая его архивы…

Кто задумывался над следующим фактом: почему военных заговорщиков реабилитировали еще при Хрущеве, а компанию Бухарина лишь полвека спустя?

Дело в том, что, в связи с секретами предвоенного времени, процессы над военными были закрытыми, неизвестными широкой публике. Эти же процессы были открытые. На них присутствовали сотни иностранных дипломатов, юристов, журналистов. В зале сидели лучшие рабочие Москвы и области- новаторы производства, стахановцы… На улицу были выведены громкоговорители, стенограммы процессов ежедневно публиковались всеми газетами. Георгий Димитров, присутствовавший на процессах, по их окончании, 26 августа, выступил со статьей: «Защищать подлых террористов – значит помогать фашизму!» Вдумайтесь в этот факт! Димитрова невозможно было обмануть, сфальсифицировав процесс. Кто такие фашисты, он знал не понаслышке. Даже Черчилль, и тот, выступая в Париже, сделал официальное заявление, в котором указал, что деятельность троцкистов финансируется германскими фашистами. Можно ли было провести реабилитацию, когда были живы очевидцы происходящих процессов? Безусловно, нет!

В книге «Триумф и трагедия» Волкогонова говорится об уничтоженном 36761 человеке командного состава. Ложь! В вышедшей при Сталине книге «Военные кадры Советского государства в Великой Отечественной войне 1941 -1945 гг.» дается большая цифра – 36898. Но не уничтоженных, как нам вбивает в голову целая рать «туфтогоновых», а уволенных по следующим мотивам: 1) по возрасту, 2) по состоянию здоровья; 3) по дисциплинарным проступкам; 3) за моральную неустойчивость; 5) по политическим мотивам арестовано было 9579 человек. Многие из них подали жалобы – специальная комиссия их рассмотрела. В итоге к 1 января 1941 года в армию было возвращено почти 15 тысяч командиров. Из арестованных было выпущено более 1,5 тысяч человек. К сожалению, из расстрелянных оказалось много запутавшихся героев Гражданской войны…

примаков: «Я должен сказать последнюю правду о нашем заговоре. Ни в истории нашей революции, ни в истории других революций не было такого заговора, как наш, ни по целям, ни по составу, ни по тем средствам, которые заговор для себя выбрал. Из кого состоял заговор? Кого объединило фашистское знамя Троцкого? Оно объединило все контрреволюционные элементы, все, что было контрреволюционного в Красной Армии, собралось в одно место, под одно знамя, под фашистское знамя Троцкого. Какие средства выбрал себе этот заговор? Все средства: измена, предательство, шпионаж, террор. Для какой цели? Для восстановления капитализма. Путь один – ломать диктатуру пролетариата и заменять фашистской диктатурой. Какие же силы собрал заговор для того, чтобы выполнить этот план? Я назвал следствию больше 70 человек – заговорщиков, которых я завербовал сам или знал по ходу заговора…

Я составил себе суждение о социальном лице заговора, то есть из каких групп состоит наш заговор, руководство, центр заговора. Состав заговора из людей, у которых нет глубоких корней в нашей Советской стране потому, что у каждого из них есть своя вторая родина. У каждого из них есть персонально семья за границей. (Как у правительства перестройки – авт.) У Якира – родня в Бессарабии, у Путны и Уборевича – в Литве, Фельдман связан с Южной Америкой не меньше, чем с Одессой, Эйдман связан с Прибалтикой не меньше, чем с нашей страной…»

Можно ли осуждать после этих слов Сталина в том, что перед войной он заменял высший командный состав, наркомов и т.д. на, скажем так, представителей коренной национальности. Если остался Мехлис – так ведь отчаянно смел и предан делу! А можно ли было выиграть войну без такого наркома путей сообщения как еврей Каганович!?

Все газеты того времени, стенографические отчеты процессов, все книги Калинина, Дзержинского, Орджоникидзе, Кирова, где они разоблачали связавшихся с фашистами троцкистов, изымались из библиотек и сжигались на кострах хрущевской инквизиции. Лишь когда выросло поколение, не знающее этих процессов, появилась возможность его одурачить и довести дело разрушителей нашей страны до конца.

Но у истории есть свои законы – документы и рукописи не горят!

«РЕАБИЛИТАЦИЯ»

«Основным и, по сути дела, единственным доказательством вины делалось, вопреки всем нормам современной юридической науки, «признание» самого обвиняемого, причем, это «признание», как показала потом проверка. получалось путем физических мер воздействия на обвиняемого». (ИО, 11 класс, стр. 162-163)

Чтобы лучше разобраться в процессах над троцкистами, давайте представим, что судили не Бухарина, Рыкова, Ягоду, Тухачевского, а Ельцина, Чубайса, Ерина, Грачева… Уже понятней?

Ну а теперь представьте, что Наина Иосифовна Ельцина через полвека вспомнит, совсем как Ларина-Бухарина, политическое завещание своего дражайшего супруга:

«Я всегда был предан идеям марксизма – ленинизма! На всех высоких партийных постах думал лишь о благополучии простого человека – труженика! За его интересы готов был сутками лежать на рельсах. С партбилетом мог летать даже вокруг статуи Свободы, ничуть не опасаясь за свою коммунистическую целомудренность. В октябре 1993 года всего 4-мя танками смог продемонстрировать руководящую и направляющую силу президентской партии. В отличие от деспота Сталина, депортировавшего чеченский народ – решал все его проблемы на месте…»

И предстанет перед потомками Борис Николаевич, как ныне перед нами Бухарин, аки агнец божий…

Ну вот, когда вы все это представили, можно начать разговор о реабилитации. Странное это дело! Процессы были открытые, а реабилитация проходит секретно, в тайне от народа. Вначале Горбачев политически реабилитирует троцкистов в своем докладе к 70-летию Советской власти, и лишь затем А.Н. Яковлев осуществляет это юридически. Почему не наоборот? Как это принято в «цивилизованном мире»!

Почему ничего не говорится о показаниях сотен свидетелей, проходивших по этим делам? Почему в материалах комиссии нет ссылок на закрытые заседания суда (27.01.37г., 9.03.38г.). В 30-е годы их нельзя было публиковать, а почему это не сделать сейчас? Закрытые заседания, где как раз, по просьбам самих подследственных, они рассказывали о своей шпионской деятельности, говорят о том, что никаких репрессий, пыток по отношению к подсудимым не было. Но общественное мнение всячески ориентируют, что подсудимых избивали.

В пример же приводят лишь один случай. После объявления обвинительного заключения Н.Н. Крестинский не признал свою вину и председательствующий якобы объявил перерыв, во время которого его (Крестинского) зверски избили, чтобы добиться соответствующего признания. Как доказательство приводят показания Розенблюм, бывшей начальником санчасти Лефортовской тюрьмы, сделанные ею в 1965 году (Сложно, наверное, было отказать последышам Хрущева).

Она показала, что когда к ним поступил Крестинский, то «он был тяжело избит, вся спина его представляла сплошную рану, на нем не было ни одного живого места. Пролежал он в санчасти три дня в очень тяжелом состоянии». («Известия ЦК КПСС»,№ 1,1989г.)

Как было на самом деле, снова вспоминает непосредственный свидетель процессов В.Ф. Алексеев:

«Никакого перерыва никто не объявлял. Ни на сутки, ни на трое. История отрицания Крестинским своей вины была следующая. Второго марта 1938 г. начался судебный процесс над «правотроцкистским блоком». Он начался с оглашения обвинительного заключения. Когда оно было зачитано, председательствующий начал задавать один и тот же вопрос каждому из подсудимых: «Признаете ли Вы себя виновным в предъявленных Вам обвинениях?» Все 20 подсудимых, в том числе и Бухарин, ответили:

«Да, признаю». Крестинский же промямлил: «Нет, не признаю». После того, как Крестинский произнес эти слова, суд зафиксировал в протоколе судебного заседания, что все подсудимые признали себя виновными кроме одного – Крестинского.

После этого начался перекрестный допрос, и Бессонов, Гринько, Розенгольц, Рыков и Чернов убедительно доказали, что Крестинский «был троцкистом и остается им».

На следующий день, зная, что Крестинский снова начнет путать показания, Вышинский обратился к суду с просьбой сначала допросить Раковского. Раковский убедительно доказывает, что «Крестинский были остается троцкистом». На процессе демонстрируются переписанные рукой Крестинского письма Троцкого, в которых он призывал поддерживать «ясное солнышко» Адольфа Гитлера!

ВЫШИНСКИЙ: Эти копии с письма Троцкого переписаны вашей рукой.

КРЕСТИНСКИЙ: Да, моей.

ВЫШИНСКИЙ: Вы такую копию со своей дочерью посылали Раковскому в Саратов?

КРЕСТИНСКИЙ: Да, такую.

ВЫШИНСКИЙ: Подсудимый Крестинский, как же тогда понимать ваше заявление, что вы не троцкист?

КРЕСТИНСКИЙ: Все, что здесь сказал Раковский, – правда.

Вот и подумайте, мог ли «тяжело избитый человек», со спиной, «представляющей сплошную рану» все это время дискутировать, давать перед огромным залом свидетельские показания, зафиксированные в протоколах во всех газетах того времени. Как мог он, «три дня пролежавший в бессознательном состоянии», на следующий день виниться?

КРЕСТИНСКИЙ: Вчера (Слышите: не три дня назад, а вчера – авт.) под влиянием смутного острого чувства ложного стыда, вызванного обстановкой скамьи подсудимых и тяжелым впечатлением от оглашения обвинительного акта, усугубленным моим болезненным состоянием, я не в состоянии был сказать правду, не в состоянии был сказать, что виновен. И вместо того, чтобы сказать – да, я виновен, я машинально ответил – нет, не виновен.

ВЫШИНСКИЙ: Машинально?

КРЕСТИНСКИЙ: Я не в силах был перед лицом мирового общественного мнения сказать правду, что я вел все время троцкистскую борьбу против советской власти. Прошу суд зафиксировать мое показание, что я целиком признаю себя виновным во всех тягчайших обвинениях, предъявляемых лично мне, и признаю себя полностью ответственным за совершенную измену и предательство.

Вот и лопнул единственный мыльный пузырь об избиении подсудимых, несмотря на то, что на помощь к Крестинскому Юлиан Семенов срочно откомандировал самого Штирлица: «Штирлиц был счастливейшим человеком, так как был знаком с Николаем Николаевичем Крестинским». (Ю.Семенов, «Приказано выжить»)

Был бы жив Юлиан, не избежать Штирлицу членства в «Выборе России», смелых рейдов по захвату дудаевского дворца…

Да мало ли куда могла завести легендарного разведчика просионизированная фантазия писателя!

Конечно, уличать во лжи необходимо, но гораздо важнее понять кому она выгодна. На процессах троцкистов обвиняли в том, что своей целью они ставили «свержение существующего в СССР социалистического общественного государственного строя, восстановление в СССР капитализма и власти буржуазии путем диверсионно-вредительской, шпионо-изменнической деятельности, направленной на подрыв экономической и оборонной мощи Советского государства и содействия иностранным агрессорам в поражении и расчленении СССР». Вы считаете это наговором?

Реабилитация потребовалась как раз для того, чтобы все это осуществить и довести дело троцкистов до конца. И совсем не случайно «великая криминальная революция» в августе 1991 года по дате совпала с началом первого процесса над антисоветским объединенным троцкистско-зиновьевским центром (19-24 августа 1936 г).

Детки мстят за своих казненных отцов. Но самое поразительное то, что все эти шабаши происходят под стенания обывателей… о злодеяниях Сталина!

И пока эти заблуждения будут сидеть в людских головах, мы всегда будем «жертвами обмана и самообмана…»

КАК РАЗРУШАЛИ СССР

«К исходу дня был подписан советско-германский договор о ненападении, а вместе с ним и секретный протокол… Это было тайное соглашение за спиной третьих стран, суть которого – разграничение сфер влияния». (ИО, 10 класс, стр. 310, 11 класс, стр. 17}

Особое место в предвоенной истории занимает договор о ненападении, заключенный между Германией и Советским Союзом 23 августа 1939 года. Нет сомнений, эта блестящая победа советской дипломатии во многом предопределила итог второй мировой войны. Нам не пришлось воевать со всем миром. Лопнули все планы англичан, заигрывавших с Германией.

Это был как раз тот случай, о котором Черчилль, много лет спустя, по случаю 80-летия со дня рождения И.В. Сталина, скажет: «Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих врагов, заставлял даже нас, которых называл открыто империалистами, воевать против империалистов»

Наибольший шок от подписания этого договора перенесла Япония. Никогда, ни до, ни после, в истории не было случая, чтобы правитепьство уходило в отставку по причине заключения договора между собой других государств. Здесь же отставка последовала незамедлительно. А «потерявший лицо» барон Хиранума, горячий поклонник Гитлера, в качестве комментария на известие о германо-советском договоре произнес лишь одно слово: «Непостижимо!»

Текст этого договора Гитлер через Геббельса передала тюрьму Эрнсту Тельману, чтобы морально его сломить. Однако Тельман заявил: «Я целиком согласен со Сталиным, ибо убежден, что все, что делает Сталин, он делает в интересах международного рабочего коммунистического движения».

Договор осуждают лишь те, кто жалеет, что на нас одновременно с Германией не напали и Япония, и Турция, что в войне нам помогали Англия и Америка и мы получили два «лишних» мирных года для подготовки к ней.

Этот договор спас нас. Но через полвека разрушители нашей страны использовали его для того, чтобы ее расчленить. С Запада нам стали подбрасывать «копии с фотокопий» «секретного дополнительного протокола», из которого следовало, что якобы Гитлер и Сталин, поделив зоны влияния, решали за спинами народов их судьбы.

Этот «протокол» был назван «важнейшим политическим документом XX века» и обсуждался на первых двух съездах народных депутатов СССР. В итоге А.Н. Яковлев, председатель комиссии по правовой оценке договора о ненападении, уговорил-таки депутатов проголосовать за его существование. Это и позволипо договор о ненападении между Германией и Советским Союзом признать незаконным!

«Такой пересмотр ставит под вопрос законный характер существующих границ СССР. Это будет означать утрату советского суверенитета над тремя прибалтийскими республиками, западными областями Украины н Белоруссии, Северной Буковины и Молдавии, северной частые Ленинградской области (Карельский перешеек и северный берег Ладожского озера) и частью Карельской АССР.

Признание договора 1939 года незаконным с самого начала соединяется с непризнанием правовой основы пребывания советских войск на территориях, расположенных к западу от советской границы на 23 август 1939 года и впоследствии включенных в состав СССР.

Признание договора 1939 года противоправным позволяет поставит; под сомнение законность пребывания на землях Прибалтики и других западных территориях миллионов советских граждан, переселившихся туда после 1939 года.

(Газета «Советская Россия», 6.07.89 г)

Комментарии к этому прогнозу излишни. С отрывом Прибалтики? республик начался развал Советского Союза, закончившийся беловежским договором. Кому еще надо объяснять значение сфабрикованного протокола? На то, что это фальшивка, ясно указывает уже первая строчка:

«По случаю подписания Пакта о ненападении…» Ведь с Германией 23 августа 1939 года мы подписали не пакт, а договор. Пакт более значителен в международном плане. Допустим, с Литвой, где мы не имели возможности строить военно-морские базы, мы заключили договор, а с Латвией и Эстонией, где арендовали порты, острова, – пакты.

Договор с Германией перерос в пакт лишь 16 сентября (19.09.39г. впервые «Правда» договор назвала пактом), после принятия решения начать военные действия против Польши – ведь в результате мы получили с Германией общую границу и начали определять не только судьбы малых суверенных государств, но и судьбы мира в Европе.

Подмена понятия договор на пакт потребовалась для того, чтобы «секретный протокол» вывести из несекретного договора, чтобы он как самостоятельный документ существовала составе какого-то мифического «пакта».

При жизни Молотов всегда мог опровергнуть «секретный протокол», и поэтому «копии с фотокопий», элементарно изготавливаемые заурядным фотографом, начали нам подбрасывать лишь после его смерти. Нет сомнения, что фабриковался «секретный протокол» уже после произошедших исторических событий, поданных как умышленный провокационный сговор советских политиков с руководителями фашистской Германии.

Но о каком сговоре Сталина и Гитлера можно говорить после следующих строк «протокола»: «…северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР» и что «в этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими сторонами». «В этой связи» ясно указывало на то, что в сферу влияния Германии должны входить Вильно и Вильненская область. Но ведь, войдя в Польшу, советские войска начали с их захвата и тем самым как бы грубо нарушили пункт 1 «секретного протокола». Это еще и показывает, как справедливые действия Советского правительства по передаче в 1939 году Вильно и Вильненской области Литве, незаконно отторгнутых в 1919 году Польшей, можно представить как сговор. Почему-то националисты не вспоминают, как 13 июля 1940 года Сталин и Молотов «просили» германское правительство «найти возможность отказаться от этого небольшого куска территории Литвы». Речь шла о юго-западной территории Литвы с центром в г. Сувалки, за которую Советскому правительству пришлось заплатить 7,5 млн. золотых долларов. Если уж признавать договор 1939 года незаконным, то, может, вернуть Польше Вильненскую область, а нам доллары, истраченные на литовскую территориальную целостность?

Фраза о том, что «сферы влияния Германии и СССР будут разграничены приблизительно по линии рек Нарев, Висла и Сан», является безграмотной, т.к. река Нарев связана с рекой Вислой через Буг. Но в эту географическую безграмотность фальсификаторы вложили определенный смысл, который заключается в следующем. Чтобы захватить Варшаву, немцы с нашего разрешения форсировали Вислу и Буг и прошли демаркационную линию, установленную дан германских войск по германо-советскому коммюнике от 22 сентября 1939 года. Граница стала проходить от реки Нарев, далее по сухопутному участку Варшавского воеводства до реки Висла. Чтобы те, кто через много лет будет читать «секретный протокол», не спрашивали, как это Гитлер и Сталин смогли обеспечить такое точное соблюдение сухопутного участка на польской территории, и появилось слово «приблизительно», явно указывая, что написана эта фраза опять же после известных исторических событий.

Так же и в отношении Польши и Бессарабии – сначала была история, а потом, после ее событий, появлялись пункты в «протоколе», рассчитанные на негативную реакцию поляков и молдаван по отношению к деятельности Советского правительства.

И совсем нелепо выглядит последний, 4-й пункт: «Данный протокол рассматривается обеими сторонами как строго секретный». Если протокол секретный, зачем же в конце писать «строго секретный»? А что, есть документы «не строго секретные», «наполовину секретные», «почти секретные»? В практике нашего государства применялись три категории секретности: секретные, совершенно секретные, особой важности.

Как еще одно доказательство тому, что с вопросами секретности у фальсификаторов не ладится, может служить «служебная записка», которую А.Н. Яковлев извлек на II съезде народных депутатов СССР. Кстати, в первый день обсуждения, 23 декабря, не удалось убедить и взять депутатов малой кровью, и пришлось ему «служебную записку» наутро «найти».

Надо же, полгода работала комиссия и не находила никакой «записки», а тупа ночь отыскалась! Наверное, с Божьей помощью – ведь в комиссию по правовой оценке договора о ненападении 1939 года включили и Редигера (Алексий II). Не зря говорится: «По плодам их узнаете их».

В «служебной записке» якобы фиксировалась в апреле 1946 года передача заместителем заведующего Секретариатом Молотова Смирновым старшему помощнику Министра иностранных дел Подцеробу подлинного секретного протокола с тремя копиями на русском и немецком языках вместе с еще четырнадцатью не относящимися к этому делу документами.

Данный акт опубликован в газете «Известия» от 27.12.89г. Кто мало-мальски знаком с работой с секретными документами, просто ужаснется. Несекретный акт (даже служебная записка!) по передаче секретных и несекретных документов от одного другому! Нет уж, извините, -таких неграмотных людей в ведомстве Молотова не было. Да и какими же надо быть идиотами нашим руководителям, чтобы оставить против себя такую неопровержимую улику, да еще и растиражированную в копиях! Кстати, а кто заверял «найденные» в ночь с 23 на 24 декабря Александром Николаевичем копии?! Ведь Молотов подписывал лишь главные экземпляры документов государственной важности. И уж никак не «по-аглицки», как нам демонстрировали на некоторых подбрасываемых фальшивках! После разоблачения их тут же называли «сохранившимися» вариантами протокола…

Чтобы уничтожить секретный документ, необходимо уничтожить массу сопутствующих ему секретных оформительских документов. Где гарантия, что какой-нибудь уцелевший документ не укажет людям на фальшивку? Потому и была сфабрикована несекретная «служебная записка», продемонстрировав которую можно было смело говорить депутатам:

«Куда они (протоколы) исчезли, ни комиссия, никто об этом не знает…»

И каково же было удивление, когда 29 октября 1992 года в программе «Новости» диктор С. Медведев радостно сообщил, что советский оригинал «секретного дополнительного протокола» к договору (После разоблачающих статей в журнале «Молодая гвардия», №7, 1991г. они сделали выводы и слово пакт заменили на договор.) о ненападении найден. Надо же, десятки лет искали и не нашли. А тут такой прорыв!

Перед телезрителями долго размахивали «секретной разграничительной картой» с подписями Сталина. А он на ней всего-то лишь уточнял расположение советских войск относительно линии Керзона, являющейся общепризнанной в мире границей между Польшей и РСФСР! Кто мог помнить, что эту «секретную разграничительную карту» официально печатали 23 сентября 1939 года в газете «Правда»!?

И если уж закончить с картой, то как понять слова Яковлева на II съезд народных депутатов СССР: «Существует разграничительная карта/. Карта разграничивает точно по протоколу». Он что, запамятовал, что его коллеги по развалу СССР в «секретном дополнительном протоколе» написали: «…сферы влияния Германии и СССР будут разграничены ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО…»?

Наверное, достаточно разбирать этот «важнейший политический документ XX века». Следует потребовать, уж коли он «найден» его тщательной экспертизы. Остановить все более наглеющих националистов Прибалтики, Молдавии, Украины, которым он дал «паво на выход) из СССР и дискриминацию «оккупантов»

Для разжигания национальной вражды в ход пускаются все новые и новые фальшивки. Сколько шума было поднято о расстрелах заключенных войсками НКВД в Куропатах. Но ведь мало кто заметил, что комиссия, идейными вождями которой были небезызвестные Коротич да Адамович, проглядела один факт своего же сообщения – в эксгумированном захоронении обнаружены гильзы образца 1939 года. Одной такой гильзы достаточно, чтобы перевесить тонны лжи и неопровержимо доказать, что в 1937-1939 гг. в Куропатах никаких расстрелов органами НКВД не производилось, ибо невозможно расстрелять боеприпасами, которые еще не изготовлены и не поступили в войска!

Как еще один пример беззастенчивой фальсификации можно привести дело о расстреле польских офицеров в Катыни. Среди прочих «архивных» материалов, неоднократно озвученных по телевидению (!), на божий свет была вытащена и «Записка Шелепина Хрущеву», в которой есть и такие строчки:

«…Вся операция по ликвидации указанных лиц проводилась на основании Постановления ЦК КПСС от 5 марта 1940 года. Все они были осуждены к высшей мере…»

С ума сойти!!! Ведь в 1940 году страной руководила не КПСС, а ВКП(б)! КПСС появится лишь через 12 лет! Можно было бы просто посмеяться над этим, если бы на основании подобных «документов» не произошло резкое охлаждение отношений с дружественным польским народом. Теперь один из главных национальных праздников у них – разгром Тухачевского под Варшавой. Страна вступает в блок НАТО, который все тесней сжимает кольцо вокруг нас. И помогает этому «пятая колонна» лжеисториков, безнаказанно действующая на уже почти оккупированной территории бывшего СССР…

ВОЙНА ЗА ПРАВДУ О ВОЙНЕ

«Точную дату нападения Германии на Советский Союз сообщил в Москву Р.Зорге. Разведке удалось установить основные направления предполагаемых наступлений немецко-фашистских армий». (И0.11 класс, стр. 14)

О войне написано много. Учебник «История Отечества» – не исключение. А давайте мы сами проведем маленькое исследование хотя бы ее начала. Для этого положим перед собой карту Советского Союза, план «Барбаросса», донесения Рихарда Зорге и книгу Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления».

Имел ли право Жуков писать о войне? Безусловно, поскольку некоторые поля сражений буквально прополз на животе, определяя, как лучше ударить по врагу, пройдут ли танки. Был при этом ранен.

А имел ли он право делать следующие выводы: «И.В. Сталин поверил этим фальшивым заверениям Гитлера… он переоценил свои возможности, шел дальше по ложному пути… но сталинское руководство ошибочно считало… Сталин строил свои расчеты на сомнительной основе… К сожалению, у Сталина не хватило чувства реальности…»?

Видимо, чтобы такое заявлять, надо располагать всей полнотой разведывательной информации, осмыслить ее.

Как в действительности обстояло дело, тут же читаем у самого Георгия Константиновича:

«Я до сих пор не знаю, что и как докладывал Ф.И. Голиков, и не могу сказать, как он (Сталин) относился к его информации, которую получал лично. По долгу службы я пытался выяснить, почему военному руководству не дается та информация, которая направляется И.В. Сталину и другим членам Политбюро.

Мне ответили: – Таково указание товарища Сталина.

Мы как-то с С.К. Тимошенко рискнули серьезно поговорить с И.В. Сталиным. С присущим ему лаконизмом он ответил:

– То, что вам следует знать, вам будет сообщено.

Я не могу сказать точно, правдиво ли был информирован И.В. Сталин, действительно ли сообщалось ему о дне начала войны».

Интересно получается – «до сих пор не знаю…не могу сказать точно…», а безапелляционные выводы уже сделаны!

Отображение плана «Барбаросса» в нашей литературе не имеет ничего общего с его немецким прообразом. Обычно перед глазами привычно возникают стрелки, утирающиеся в Ленинград, Москву и Киев. В общественном сознании так же прочно укоренилось мнение, что его разработка велась в генеральном штабе сухопутных войск Германии (OKX). Но это не так.

Параллельно с ОКХ работа над планом войны с СССР велась и в штабе верховного главнокомандования вермахта (ОКВ). Первые планировали удар по флангам, от Черного и Балтийского морей, с поворотом к центру, чтобы заставить окруженные в котел советские войска сражаться с перевернутым фронтом. Вторые планировали прорыв в центре, севернее и южнее Пинских болот, с последующим отворотом в стороны вышеуказанных морей, то есть создание и разгром уже двух котлов. «Лишь после выполнения этой неотложной задачи, следует приступить к операциям по взятию Москвы…» Такая медлительность в плане «Барбаросса» явно не устраивала авторов учебника и они желаемое выдали за действительное: Особое значение отводилось захвату Москвы». (ИО, 11 класс,стр.11)

План ОКХ План ОКВ

Первый вариант плана был отвергнут еще в декабре 1940 года, но немцам крайне необходимо было, чтобы наши войска сконцентрировались на флангах, желательно севернее Пинских болот, и попали в ловушку. Для этого они и допустили «утечку секретной информации» по первому варианту фланговых ударов. Вот ее-то добросовестно и добывали наши разведчики.

«…немецкое наступление начнется во второй половине июня. Наиболее сильный удар будет нанесен левым флангом германской армии». (1 июня. Рихард Зорге.)

На поверку оказалось, что в Прибалтике самый слабый фланг. Вы можете не найти в современных публикациях эту фразу из шифровки Зорге. Чтобы выставить Сталина идиотом, ее зачастую изымают.

А давайте подумаем, почему эта ложная информация о направлении удара давалась немцами с относительно правдивыми сроками нападения?

Сам Гальдер, начальник генерального штаба, указывал на то, что «с первых чисел апреля и самое позднее с середины этого месяца скрыть от Советского Союза подготовку Германии к войне станет невозможно». Сроки для них были не так важны, главное, что, поверив им, мы легче бы проглотили «дезу» о направлении удара и попали в котлы.

Если подобную дезинформацию германская контрразведка распространяла даже в генеральном штабе и штабе ВМФ Германии, то уж германскому послу в Японии Отто и немецкому атташе в Бангкоке Шолю, от которых питался Зорге, просто входило в служебные обязанности «поощрять всякие фантазии» о сипе немецкой армии. «Указания» ОКВ от 6 сентября 1940 года, содержащие «материалы для разведывательной службы», предписывали разные варианты по дезинформации противника, в том числе «Преувеличивать состояние соединений, особенно танковых». В начале июня Зорге передает, что «на границе сосредоточено от 170 до 190 дивизий. Все они танковые, либо механизированные». (В вермахте на начало войны было 19 танковых и 14 механизированных дивизий). За пять дней до войны Зорге сообщает, что на советско-германской границе удар нанесут лишь численностью в миллион человек, остальные втянутся постепенно. Нет и намека на блицкриг, на направление главного удара. (Спи спокойно, товарищ Сталин!) Немцы же в свой первый удар вложили все силы, оставив в резерве командующих групп лишь 4,5% дивизий от общей численности 4,6 млн. человек.

Мы ни в коей мере не обвиняем разведчиков, не ставим под сомнение их героизм и преданность. Их дело сообщить информацию и ее источник. Все остальное решается в центре.

Из страха или угодливости руководитель Разведуправления Красной Армии Голиков, передавая Сталину информацию разведчиков, квалифицировал ее как дезинформацию.

(ИО, 11 класс, стр.14) Как доказательство приводится заключение Ф.И.Голикова:

«Слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо рассматривать как дезинформацию, исходящую из английской и даже, может быть, германской разведки».

Школьники, скорее всего, и не замечают, что Филипп Иванович, светлая голова, абсолютно прав – войны-то весной не было!!! Она началась летом!

Как ни крути, а помог их обмануть и сам… Жуков(!), с осуждением поместивший, даже выделив жирным шрифтом, это заключение Ф.И. Голикова в свои «Воспоминания и размышления». Более того, далее в этой книге еще одна 100%-ная «деза¦. Военно-морской атташе в Берлине капитан первого ранга Воронцов сообщал о том» «…что, со слов одного германского офицера из ставки Гитлера, немцы готовят на 14 мая вторжение в СССР через Финляндию, Прибалтику и Румынию».

Отмечая «исключительную ценность» этих данных, Жуков обрушивается на адмирала Н.Г. Кузнецова, который «дезинформировал Сталина» по поводу этой информации следующим выводом: «Полагаю, что сведения являются ложными и специально направлены по этому руслу с тем, чтобы проверить, как на это будет реагировать СССР». Ну а далее у Жукова, как итог, снова безапелляционный вывод:

«И.В. Сталин допустил непоправимую ошибку, доверившись ложным сведениям, которые поступали из соответствующих органов».

И можно было бы согласиться с этим, если бы не один немецкий документ от 11 марта 1941 года. На секретном совещании в ОКВ был принят ряд решений о подготовке войны против СССР. Среди них и следующее:

«Штаб верховного главнокомандования вермахта желает подключить к осуществлению дезинформационной акции русского атташе (Воронцова) в Берлине».

Комментарии, как говорится, излишни. Это еще раз подтверждает, как бережно надо относиться к истории и не спешить с выводами, даже если ты прославленный маршал.

Не выдерживает критики и свидетельство Жукова о том, что накануне войны ему с трудом удалось разбудить Сталина. Молотов утверждает, что в начале третьего часа ночи позвонил немецкий посол граф Шуленберг и сообщил, что ему необходимо вручить важный правительственный документ. Молотов разбудил Сталина и сказал:

«Коба, Шуленберг идет ко мне в наркомат с меморандумом об объявлении войны».

Принять меморандум немедленно означало признать, что Германия напала на нас не внезапно, не по-бандитски, а как того требует международное право – объявила войну и только потом начала вторжение. Сталин приказал принять посла только после того, как военные сообщат о вторжении, сам же сразу поехал в Кремль, вызвав туда членов Политбюро.

Молотов вот как объясняет ошибочность версии Жукова. После того как Сталин уехал в Кремль, Жуков, получив донесение о нападении, позвонил на дачу. Но дежурный, а им, по Жукову, оказался заспанный генерал Власик (Его что, у тумбочки, как «молодого», поставили солдаты охраны?!) не имел права сообщать, что Сталин куда-то уехал. Жуков положил трубку, и ему тут же позвонил Сталин. Жуков, конечно, не спрашивал Генсека, откуда тот звонит, но у него создалось впечатление, что Сталин еще в Кунцево.

Для чего такое накрутил Жуков, остается загадкой. Но выходит, что лишь он не проспал начало войны. А почему бы ему не написать о том, как он справился с возложенными на него накануне войны обязанностями по обеспечению войск топливом и связью? Почему директиву о возможном нападении немцев, отданную Сталиным 21 июня в 9 часов вечера, смог передать в войска (да и то не всем) лишь к часу ночи?

Впрочем, давайте поговорим о сроках нападения, проследим динамику рождения и подготовки агрессии Германии против Советского Союза.

22 июля 1940 года Гитлер настаивает начать войну осенью 1940 года.

18 декабря подписанная директива о плане войны «Барбаросса» предусматривает нападение 15 мая.

3 апреля срок нападения перенесен на 4 недели.

30 апреля выяснилось, что железнодорожные возможности не позволяют провести запланированную переброску войск.

30 мая Гитлер заявил, что днем начала операции «Барбаросса» пока остается 22 июня…

Гитлер колеблется, и Сталин делает все возможное, чтобы он еще раз перенес начало агрессии. Известное сообщение ТАСС от 14 июня было специально приурочено к совещанию у Гитлера по «Барбароссе» с докладами командующих группами армий!

Уже одно это говорит, что Сталин давал понять Гитлеру, что следит за каждым его шагом и дипломатическим способом пытается затруднить ему нападение на нашу страну.

Анализируя предвоенную обстановку, конечно же, необходимо учитывать интересы и намерения всех втянутых в войну стран.

Давайте это сделаем и мы.

Германии было выгодно, чтобы на нас напали Япония и Турция. Войну натри фронта мы бы, безусловно, не выдержали. Германии также крайне необходимо было перемирие с Англией. Вспомним прыжок Гесса на «территорию условного противника». Гитлер понимал, что именно этим он по-настоящему обеспечит вступление в войну Японии. А Япония? Ее действия будут в значительной степени зависеть от поведения Англии. Выйдет она из войны – и Япония в связи с усилением ее флота на Тихом океане, вероятнее всего, нападет на СССР, остается Англия в состоянии войны с Германией – Япония нападет на США.

Получается, что для нас на первое место выходит позиция Англии. Если она воюет – у нас один фронт и автоматический союзник Англия, а в перспективе – и тесно связанные с ней США. Если она заключает перемирие, наше поражение становится неизбежным. Но вероятнее всего, что Англия не выйдет из войны, если Германия нападет на СССР. Для нее это будет просто позорно! А если наоборот? А если мы нападем на Германию?

Как видим, судьба нашей страны стала зависеть от, казалось бы, сакраментального вопроса «Кто на кого нападет?». Мы нападать не собирались, но нас могут сделать агрессорами искусственно. Накануне войны с Полыней немцы разгромили собственную радиостанцию, подбросив трупы в польской военной форме, и дали все это запечатлеть корреспондентам. Кто хотел поверить в агрессию Польши, тот поверил. Англичанам будет очень выгодно поверить в нашу агрессию против Германии и с полным правом заявить о нейтралитете.

Следовательно, на месте Сталина надо сделать все возможное, чтобы не попасться на такую провокацию. По сравнению с тем, что поставлено на карту, никакие антипровокационные мероприятия не являются дорогими, никакие сбитые самолеты не компенсируют поражения в войне. Жуков в это время сетовал на категорический запрет ведения воздушной разведки.

И насколько этот вопрос важный, видно даже из попыток Резуна (Суворов) в книгах «День М», «Ледокол» и т.д. даже сейчас, через столько лет, когда уже установлен факт вероломного нападения фашистской Германии, убеждать наев обратном! Почему этот изменник западными спецслужбами ориентирован на это, мы еще скажем.

22 июня весь мир ясно увидел, что Гитлер является агрессором. И в этом величайшая заслуга Сталина.

Вот и давайте решать, что делать. Поднимать войска по тревоге и даже напасть первыми, как это предлагал Жуков? Или поднимать их со многими оговорками и тогда, когда провокация уже не могла осуществиться? Сталин ставил своей целью выиграть войну, Жуков – сражение. К сожалению, Жуков эту разницу не понял даже ко времени написания своей книги.

Сталин имел полное право на эту дипломатическую игру еще и потому, что колебания Гитлера по поводу нападения на СССР продолжались вплоть до 21 июня! В тот день он пишет своему «другу» Бенито Муссолини:

«Если я Вам, Дуче, лишь сейчас направляю это послание, то только потому, что окончательное решение будет принято сегодня в 7 часов вечера. Я пишу Вам письмо в тот момент, когда длившиеся месяцами тяжелые раздумья, а также нервное ожидание закончились принятием самого трудного в моей жизни решения».

ВОЙНА!!!

Знал ли Сталин о ее приближении, если еще в 1927 году на Объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) высмеивал Зиновьева: «Кто «толкнул» Зиновьева написать статью о возможности войны теперь, когда война становится неизбежной? (Смех)»?

На оборону шла почти половина бюджета.

Троцкий в том же 1927 году, потерпевший на навязанной им же дискуссии сокрушительное поражение, также знал о приближающейся войне. Именно тогда он выдвинул программный тезис, что брать власть в стране следует, когда враг подойдет на 80 км к столице.

Готовился ли Сталин к войне, если была проведена скрытая мобилизация и уже за десять дней до нее началось минирование мостов и дорог, вывод фронтовых управлений на основные командные пункты?

Готовился ли Сталин к войне, если даже Гальдер 7.04.41 года записал в своем дневнике: «Анализ группировки русских войск заставляет признать, что их группировки вполне позволяют быстро перейти в наступление».

Как-то, собрав своих троих сыновей, Сталин сказал: «Ребята, скоро война, и вы должны стать военными». Яков и Сергеев (приемный сын Сталина) стали артиллеристами, Василий – летчиком. «В первый же день войны Сталин позвонил, чтобы нас немедленно взяли на фронт. И это была единственная привилегия от него, как от отца», – впоследствии напишет один из них.

Для нападения Гитлер выбрал самый длинный день в году. Это как бы символизировало величие и вечность третьего рейха.

Сталин в насмешку Парад Победы проведет 24 июня 1945 года, когда день начнет сокращаться…

Вот как описал состояние Сталина в начале войны придворный историк Волкогонов: «В течение нескольких дней был подавлен и потрясен, находился в глубоком психологическом шоке, почти параличе». Мы разгадали секрет этой фразы. Дело в том, что в своей жизни генерал-пропагандист не командовал ни одним солдатом, но, чтобы вжиться в образ Сталина, представил, что ему предложили командовать ротой. Свое состояние и перенес на вождя, даже не заметив от потрясения, что уже обнародован дежурный журнал приемной Сталина, в котором с 21 июня 1941 года зафиксированы сотни посещений. Принимались десятки важнейших решений, отдавались один за другим приказы и распоряжения. Сталин не только не сложил ни одной из прежних высоких обязанностей (Генерального секретаря ЦК, Председателя СНК), но именно в эти первые, самые страшные дни войны взял на себя новые ответственнейшие обязанности председателя ГКО, члена, а затем и председателя Ставки, Народного комиссара обороны и Верховного Главнокомандующего. 3 июля Сталин произнес мужественную, исполненную веры в победу речь.

Если это шок и паралич, то что такое твердость, энергия и мужество?

Не получилось у нас вначале бить врага малыми силами на его территории. Своих врагов на их территории, в горах Кавказа, удалось бить лишь Ельцину, но опять же силами не малыми…

Может быть, Сталину надо было воспитывать войска в духе пораженчества? Нет! И еще раз нет! Ведь именно об эту несокрушимую веру в Победу, об эти яростные крики: «За Родину! За Сталина!» разбились хваленые армии Гитлера.

Странно получается. Кутузов, сдавший Москву, – герой, а Сталин, ее отстоявший,-негодяй?!

«Если мы примем все это во внимание, то нам не покажется проявлением глупости или недальновидности тот факт, что Сталин не спешил дать отпор врагу до тех пор, пока Гитлеру не удалось, благодаря внезапному нападению, продвинуться далеко в глубь России… Вскоре после начала войны военные обозреватели заявили, что русские разгадали секрет блицкрига. Гитлеру была навязана затяжная война, которую вряд ли могла выдержать экономика Германии».

(Анна Луиза Стронг, «Эра Сталина»)

А наша не только выдержала, но и убедительно доказала свои преимущества. Именно экономикой социализма, а не «завалив немцев трупами», выиграли мы ту войну. Утверждающие последнее, по логике, должны еще и доказать, что Жуков, Рокоссовский, Василевский и другие выдающиеся полководцы – недоумки, не умеющие воевать.

СТАЛИНГРАД

Я помню бой, напоминавший ад,

Друзей, что спят в окопах Сталинграда,

И говорю я в память тех солдат:

Нет для меня на карте Волгограда!

Марат Зубовленко

Мы уже говорили, что опровергнуть всю ложь невозможно, но как пройти мимо такого: «Страх и одновременно вера в непогрешимость Верховного сыграли свою роль. Главный порок принятого решения состоял в несоединимости двух одновременных задач: сразу и наступать, и обороняться. Что же касается определения летнего наступления германских войск, то Сталин считал, что оно снова будет на Москву. Видимо, здесь успешно поработала гитлеровская разведка, которая провела операцию по дезинформации под кодовым названием «Кремль». Сложными путями до Сталина дошли сведения, что якобы главный удар летом 1942 г. будет нанесен группой армий «Центр» на Москву. Поверив этому, Сталин распорядился сосредоточить под Москвой значительную часть танковых сил и авиации и тем самым обескровил наступавшие части на юго-западном и других направлениях.

На самом же деле стратегия Гитлера на лето 1942 г. сводилась к тому, чтобы разгромить наши войска на юге, овладеть районами Кавказа, выйти к Волге, захватить Сталинград, Астрахань…»

(МО, 11 класс, стр.34)

Ничего не скажешь, – красноречивый отрывок. Опять умный Гитлер надул простачка Сталина. А почему авторы не говорят, что итогом всему была победоносная Сталинградская битва?!

Сталин снова, как и в 1941 году, взял себе в помощники надежных союзников – пространство и время. Он специально подыгрывает дезинформации «Кремль», чтобы направить фашистские полчища в степные, бескрайние просторы юга и в горы Кавказа. А там, измотав и обескровив их, путем неожиданного контрудара разгромить вклинившуюся группировку. Роль Сусанина взяли на себя войска южного направления. Приказы требовали не цепляться за территорию, отходить, сохранять войска.

В Сталинграде приказ был другой – № 227: «Ни шагу назад».

Немцы, удивляясь отсутствию пленных, со значительным опозданием поняли, что судьба Кавказа (да и всей летней кампании) будет решаться у стен Сталинграда. Сталин же правильно оценил его стратегическую роль и накопил там огромные резервы для решающей битвы. Можно ли было это сделать скрытно не переселив поволжских немцев, не парализовав тем самым агентурную сеть фашистов? Вопрос вопросов!

Судя по мемуарной литературе Сталин, как и вначале войны, не посвятил никого в свой тайный стратегический замысел. Жуков, Василевский и др. были лишь его великолепными военно-техническими исполнителями.

Подыгрывая дезинформации «Кремль», Сталин допустил широкое обсуждение планов ведения войны на весенне-летний период 1942 года не только в Ставке, но и военными советами направлений. Общеизвестно, чем шире состав привлеченных к обсуждению, тем больше вероятность утечки информации…

Авторы учебника идут на явную подтасовку, лгут нашим детям! А давайте их за это высечем! И пусть это сделают наши бывшие враги. Непосредственный участник тех событий, Иохим Видер:

«И все же для наступательной операции таких масштабов мы захватили до удивления мало пленных, оружия и снаряжения. Создавалось впечатление, что русские, действуя по намеченному плану, упорно уклоняются от решающих сражений и отходят в глубь своей территории…

Я и поныне глубоко убежден, что отход советских соединений летом 1942 года был блистательным достижением традиционной военной тактики русских, которая в данном случае хотя поставила страну на грань гибели, но в конечном счете все же оправдала себя».

А вот что ответил на Нюрнбергском процессе фельдмаршал Фридрих Паульс на вопрос о его преподавании стратегии в советской военной академии:

«Советская стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским хотя бы для того, чтобы преподавать в школе унтер-офицеров. Лучшее тому доказательство – исход битвы на Волге, в результате которой я оказался в плену, а также и то, что все эти господа (военные руководители фашистской Германии – ред.) сидят сейчас в от здесь, на скамье подсудимых».

И наконец, вот как оценивал стратегический план Гитлера по захвату наших важнейших экономических районов на юге страны виднейший немецкий историк Курт Типпельскирх:

«Решающее значение такая стратегия, преследующая в первую очередь экономические цели, могла приобрести только в случае, если бы Советский Союз использовал большое количество войск для упорной обороны (этого хотели авторы учебника?! – ред.) и при этом потерял бы их. В противном случае было бы мало шансов удержать обширную территорию во время последующих контрударов русских армий… Для запланированного немецкого наступления попытка русских помешать ему была бы только желанным началом…

Сталин со злобной радостью следил за наступлением немецких войск на Сталинград и Кавказ. Он расходовал свои резервы очень экономно и только тогда, когда было действительно необходимо помочь обороняющимся в их крайне тяжелом положении. Вновь сформированные, а также отдохнувшие и пополненные дивизии пока не вводились в бой; они предназначались для того, чтобы, как карающим мечом Немезиды, разгромить слишком растянутый фронт немецких армий и их союзников и одним ударом внести коренной перелом в положение на юге».

Подобных сталинских ударов было десять, после чего обгорелая челюсть Гитлера, лучшего друга авторов учебника, стала валяться в каком-то пыльном мешке второстепенного фонда… На эту драгоценную реликвию натолкнется, добывая компромат на Сталина, кажется, Волкогонов, генерал от агитпропа…

ПРЕДАВШИЙ ОДНАЖДЫ…

(Глава написана до кончины вышеозначенного)

«Но какая ирония судьбы! Я помню лекции Волкогонов, академии, когда он частенько цитировал Сталина. И знаете убедительно цитировал. Теперь цитирует Троцкого».

Е.Я.Джугашвили

«Сколько мы знаем себя, воскрешая в своей памяти солнечн детство, мысленно оглядывая дороги, пройденные нами и наши) отцами, всегда с нами в сердце было имя Ленин. Наша идейная убежденность зиждется на идеях великого вождя о будущем, том, как «учиться коммунизму», какой должна быть Hal нравственность, как защищать Отечество. Кто овладел ocнoвaми ленинизма, как показывает социальный опыт, тот всегда одержит верх в любой идейной схватке с классовым врагом».

(Д.Волкогонов, 1987)

«Самый глубокий шрам на челе нашей Родины оставил именно он. Все корни бед России – от Ленина и ленинизма». (Д.Волкогонов, 1994г.)

Для чего вступил в партию Сталин? Чтобы всю жизнь посвятить борьбе за народное счастье. А для чего это сделал Волкогонов? Чтобы пользоваться плодами завоеванной победы, сладко есть и пить. Потому смена его убеждений равна количеству генсеков и президентов, а жизненный путь причудливо повторяет траекторию баночек с красной икрой у власть предержащих. Такие обо всем судят лишь из своих, исключительно гастрономических, пристрастий. Любит, допустим, Волкогонов вареных раков, значит, в его шедеврах, чавкая, их будет высасывать Сталин. Позволяет ему воспитание при этом вытирать руки о скатерть, не сомневайтесь – это будет делать и Коба. Замлел генерал от поднесенного балычка. Какой разговор! В блокадном Ленинграде у Жданова от него будут ломиться полки. В психиатрии это известно как перенос своего комплекса неполноценности на других. Как правило, пациенты выбирают для этой цели великих? Трудности с сексом? Такой моментально заползает под кровать непременно к вождю мирового пролетариата – а вдруг Арманд придет. (Ну и сидел бы там, не выползая на экраны телевизоров!)

Вспоминается эпизод, когда Сталину доложили, что один из будущих прославленных маршалов на фронте устраивает с медсестрами вечеринки. На вопрос ретивых исполнителей: «Что делать будем?», – долго расхаживал, попыхивая трубкой. – «Что делать?» – И, улыбнувшись, лукаво ответил:

«Завидовать будем!»

Вот ответ, достойный настоящего мужчины!

В свое время Волкогонов носился с «доносом» Г.К Жукова, который якобы явился причиной казни маршала Егорова. На возмущение дочерей прославленного маршала надменно заявил, что «документ» сомнений не вызывает. Те обратились во Всесоюзный НИИ судебных экспертиз МО СССР. Заключение эксперта от 17 ноября 1989г.:

«Подпись от имени Жукова – выполнена не самим Жуковым Георгием Константиновичем, а другим лицом, вероятно, с подражанием подлинным подписям Жукова Г.К.».

Теперь видите, кто допущен в ленинские архивы! Да он же за него все 55 томов перепишет! Да он же за «SNICKERS» любой триумф превратит в трагедию!

К сведению волкогоновских поклонников – уже становятся известны его новые исторические изыскания.

Окажется, что в Ленина стреляла не Каплан, а переодетый в женскую одежду Сталин! Готовится сенсационное заявление, что найденный в царских останках пальчик принадлежит не кому иному, как… Борису Николаевичу Ельцину! Это подтвердили и английские ученые, проводившие экспертизу. Жив цесаревич! Наконец объяснится необычное пристрастие бывшего партийного бонзы к монархической символике!

Только не вздумайте все это опровергать. Бесполезно!

Дело в том, что у нормальных людей мысли рождаются в голове, у «туфтогоновых» же замыслы рождаются в желудке и мочевом пузыре и только лишь под воздействием деликатесов со стола «борцов с привилегиями».

Вы слышите урчание и сытую отрыжку? Знайте – скоро появится очередная книга…

СОЛЖЕНИЦЫН

Мертвого льва может лягать и осел.

Прекрасные слова сказаны А.И. Солженицыным: «Жить не по лжи». Вот мы и перескажем содержание книги «Не сотвори кумира» (ВИЖ № 9 -12,1990 г.), чтобы увидеть, как же сам Александр Исаевич придерживался этого принципа. Ее автор, бывший редактор власовской газеты Л.А.Самутин, честно отсидевший свой срок в воркутинском лагере, по сути, был соавтором некоторых страниц книги «Архипелаг Гулаг». В семидесятых годах по просьбе Солженицына прятал у себя эту рукопись. Самутин хранил верность Солженицыну лишь до того момента, когда работники КГБ у него эту рукопись изъяли. За три недели до этого в органы госбезопасности была вызвана их общая знакомая Елизавета Денисовна Воронянская – она все печатала Солженицыну и была с ним, как говорится, в отношениях «особо тесных». Перепугавшись, женщина повесилась, и Самутин, проанализировав обстоятельства ее гибели и своего ареста, делает однозначный вывод – донес на них не кто иной, как. -сам Солженицын! Это позволяло ему поднять на Западе шум вокруг «Архипа» и в предисловии заявить: «Но теперь, когда госбезопасность все равно взяла эту книгу, мне ничего не остается, как немедленно опубликовать ее».

Реакция самого Самутина на «Архип» вначале была восторженная:

«Клевета, ну и пусть! Зато влепил им А.И. пощечину!» Но затем восторг сменился на бешенство – идеолог власовской армии увидел, что в роман перекочевали материалы из геббельсовского министерства пропаганды.

«Кто поверит в эту «туфту»? (Еще как поверили!!! – авт.) Из каких шепотков на нарах, от каких жалких личностей слышал Исаич, а потом силой своего авторитета попытался возвести в ранг непреложной истины эти «открытия»? Но, пожалуй, самое большое разочарование вызвали у меня, как это ни странно, те немногие страницы «Архипелага», где автор писал правду».

Самутину стало ясно, что ради спасения своей шкуры Исаич шел на все. Чтобы избежать фронта… Впрочем, давайте прошагаем с Исаичем по его фронтовым дорогам.

В армию попал не с начала войны, как нас убеждают, а лишь во второй половине октября – ездовьм в Сталинградский округ, находившийся тогда в глубоком тылу. Затем училище, и лишь с мая 1943 года служба в АИР (артиллерийская инструментальная разведка). Это в определенном смысле «кабинетный шпионаж», требующий лишь умения чутко работать с акустическими приборами. Исаич в состоянии был выписать на «передовую» даже свою жену Наталью Алексеевну Решетовскую, с которой героически бил «по воробьям и воронам».

Можно было бы такую службу ему в упрек не ставить, если бы и она не тяготила нашего «героя». Были известны десятки случаев, когда людей откомандировывали в глубокий тыл по самым невероятным причинам: то мать гречанка, то скрыл, что был на оккупированной территории… Вот и начал Исаич строчить из частей «особой секретности» письма с трескучими фразами: «Превращение войны отечественной в войну революционную… Война после войны…», – короче говоря, вперед – до Ла-Манша! Даешь Париж! Даешь Европу!… Повторение «троцкистских бредней» противоречило официальным установкам того времени, но большой провинностью не было. Существ овал вариант закончить войну в каком-нибудь запасном артполку, охраняя мост где-нибудь на Волге… Однако весь этот блистательный план с треском провалился после лишь одного окрика следователя: «Солженицын, вы не искренни со следствием!» У Исаича наступило, по его же словам, «затмение ума и упадок духа», и он оговорил своих ни в чем не повинных школьных товарищей – Виткевича и Симоняна, получивших, соответственно, «и по ногам и по рогам».

В лагере Исаич не бедствовал, так как сразу предложил свои услуги лагерного стукача. Ему была присвоена и признана им письменно кличка «Ветров». На случай разглашения органами этого факта, Солженицын «проговаривается» об этом во втором томе своего «Архипа» (стр.346). Сохранилось его «сов. секретное донесение» о якобы готовящемся побеге. На самом деле заключенные лагеря «Песчаный», находящегося вблизи Караганды, намеревались 22 января 1952 года обратиться к руководству лагеря с просьбой об улучшении режима. Но из-за доноса «Ветрова» их встретили автоматными очередями. Многие были убиты, оставшиеся в живых получили «положенные» 25 лет.

Как мог в своих книгах трус и лагерный стукач описывать поведение Сталина в ноябре 1941 года? Конечно, «его Сталин» в страхе уезжает в Куйбышев и из бомбоубежища неделю названивает: сдали ли Москву? «Поверить нельзя было, что остановят, – остановили! Молодцы, конечно, молодцы. Но многих пришлось убрать: это будет не победа – если пронесется слух, что Главнокомандующий временно уезжал. Из-за этого пришлось седьмого ноября небольшой парад зафотографировать!…»

Вот ведь как! И парада не было, и речь Сталин не говорил!

Жаль, не могут встать из братских могил и плюнуть Исаичу в жалкую бороденку, в его бесцветные от злобы глазки те, кто, пройдя у Мавзолея, сразу уходил в свой последний бой…

До какой же низости может опуститься человек! Да, не пророк. Порок!

Своей гулаговской «туфтой» он заменил в сознании советских людей пусть не простой, но прекрасный и созидательный период жизни нашей страны. Но разве можно историю великой Державы писать лишь по томам уголовных дел, видеть ее глазами лагерных шестерок?!

А где же был Стаханов Алексей, Ангелина, Изотов и Бусыгин, И миллионы по России всей – Великие, веселые, простые? А кто же строил город Комсомольск, Магнитку, Уралмаш? Кто сеял в поле? Шел впереди в рядах испанских войск? Кто покорял тогда пески и полюс? Кто вкладывал тогда душевный жар В широкую страну мою родную? И как же создал лишь один Гайдар Тимуровскую армию такую? И отчего же был энтузиазм И чкаловские авиаполеты, И творческий порыв единый масс, Дерзания идей, открытий взлеты…

А.Голенков

В школьный учебник включены рекомендации Солженицына для человека, пожелавшего «жить не по лжи».

«С этого дня он: – впредь не напишет, не подпишет, не напечатает никаким способом ни одной фразы, искривляющей, по его мнению, правду…»

Как раз во время написания этого Исаич наперегонки с Роем Медведевым за премию в 5 тысяч «баксов» бросился доказывать, что автор «Тихого Дона» не Шолохов.

«живописно, скульптурно, фотографически… не изобразит ни одного искажения истины, которое различает…» (ИО, 11 класс, стр.220)

Выяснилось, что многие «жалостливые зековские» фотографии Исаич фабриковал уже после отсидки.

Еще один факт бесстыдства. Тутуже не выдержали работники Госархива:

«Если подсчитать количество арестованных по статье 58ж, то получишь, что в исправительно-трудовых лагерях побывало около двух миллионов человек. Два миллиона – много это или мало? Конечно же, много, но кому-то это кажется мало, и они доводят цифру до 110 миллионов».

(Для справки: Геббельс, утверждающий, что, чем невероятнее ложь, тем быстрее в нее поверят, смог «осилить» лишь 14 млн. репрессированных.) Работники Госархива высмеяли фразу Исаича:

«Я не дерзну писать историю Архипелага. Мне не довелось читать документов».

«Приезжайте в Москву. Эти документы ждут вас», – с сарказмом пригласили они «живущего не по лжи». Архивы Гулага открыты! (Знание – народу, № 6,1990г.)

Но недосуг ему теперь этим заниматься. Еще недавно он писал:

«Нет на свете нации более презренной, более покинутой, более чуждой и ненужной, чем русская». Еще недавно он вымаливал у ЦРУ Нобелевскую премию: «Мне эту премию надо. Как ступень в позиции, в битве! И чем быстрее получу, тем тверже стану, тем крепче ударю!»

Время ударов по «чуждой и ненужной» нации прошло: Союз лежит в развалинах, по рекомендации Исаича «отпущены» Прибалтика и Средняя Азия, по всей стране кровь, беженцы… Теперь Россию надо обустраивать для новых хозяев. А те знают, что лучший наркоз, чтобы «презренная нация» при этом не взбунтовалась, – антикоммунизм.

Солженицын хорошо выполняет эту работу. Бывшему сексоту не привыкать работать на «хозяина».

СТАЛИН И ХРУЩЕВ

Как оценивается руководитель страны? Видимо, по тому.что сделал для страны, какой ее оставил.

Большевикам страна досталась, битая во всех последних войнах, без Аляски, с царскими долгами после Гришки Распутина… Кстати, не они скинули царя – первьм терпение лопнуло у кадетов. Об авторитете власти можно было судить даже по тому, что в России был запрещен показ агитационного ролика о награждении Николая II георгиевским крестом. Не было случая, чтобы во время сеанса кто-нибудь под издевательский хохот не объявлял: «Николай с Георгием, а царицка с Григорием». Это вспоминает сам В.Н.Коковцев! (После убийства Столыпина он совмещал должности министра финансов и председателя СМ).

А какую страну оставил Сталин? Оснащенную атомным оружием, без долгов, в политическом, военном и экономическом отношении совершенно независимую! Успехи были столь грандиозны, что иных слов, чем «русское чудо», не находилось! Что стоила одна уверенность в завтрашнем дне! Мы ее оценили, лишь… потеряв.

Начало нашему развалу положили хрущевские реформы, густо замешанные на ненависти к Сталину. Его внук Е.Я. Джугашвили это объясняет так:

«У Хрущева от первого брака был сын Леонид. Одним из его развлечений была стрельба по бутылке, стоящей на голове человека. Кстати, этим увлекались и некоторые немецкие офицеры. Только подопытным материалом у них были военнопленные. В одном из таких упражнений Леонид вместо бутылки попал в голову своему товарищу и убил его. Об этом стало известно Сталину. Хрущев, как член Военного совета одного из фронтов, Первый секретарь ЦК КП(б) Украины, начал спасать сына от наказания. На встрече с Хрущевым Сталин спросил его: «Вы ходатайствуете о своем сыне как член Политбюро или как отец?» – «Как отец», – ответил Хрущев. Тогда Сталин задал ему вопрос: «А Вы думали о том отце, сына которого убил Ваш сын? Что он скажет?»

Война диктовала законы военного времени, и они бьпи законом для всех. Леонид из офицеров был разжалован в рядовые и направлен в штрафной батальон. Вскоре попал в плен. Немцы, узнав, что среди пленных сын члена Политбюро, стали использовать его для агитации в прифронтовой полосе: выступая по радио, он агитировал советских солдат и офицеров сдаваться в плен.

Дело приняло политический характер. Сталин дал указание начальнику Центрального штаба партизанского движения П.К. Пономаренко выкрасть сына Хрущева у немцев. Когда Сталину доложили, что Леонид доставлен в расположение одного из партизанских отрядов, и попросили самолет для отправки его в Москву, то Сталин ответил: «Не надо рисковать еще одним офицером, судите Леонида Хрущева на месте». Сын Хрущева бьл расстрелян как изменник Родины.

Хрущев после смерти Сталина тщательно скрывал этот факт, и даже бьш пущен слух, что летчик Леонид Хрущев погиб смертью храбрых в бою с несколькими немецкими истребителями. У нас умеют распускать слухи. Сам Хрущев, будучи членом Военного совета Юго-Западного направления, то есть армий, сражающихся под Харьковом, в критический момент, когда немцы окружили наши войска, бросил фронт и бежал в Москву. Ему грозило попасть под суд Военного трибунала. От наказания его спас Молотов. Ну и в одном из послевоенных выступлений Сталин назвал Хрущева придурком. Может быть, все это вылилось потом, после смерти Сталина, в открытую ненависть к Сталину, и Хрущев стал насаждать ее в народе. Хрущев бьл мстительный человек…»

Вот когда Хрущев свою мстительность перенес в большую политику, это и стало «вредно для страны, для советских людей».

Конечно, это немного упрощенный подход. Скорее всего, неискушенного в большой политике Хрущева просто «вели», используя его личные слабости, западные спецслужбы, обставляя нужными людьми. Их потом назовут агентами влияния…

Мы не будем смеяться над программой построения через 20 лет коммунизма. Это была реальная программа. В 1971 году Госпланом СССР была издана книга, содержащая доказательства, что к 1980 году действительно мы могли жить при коммунизме, если бы сохранились… сталинские темпы!

Народа это поверил еще и потому, что до того времени все, что говорила партия, выполнялось неукоснительно! Вот по ней-то и нанес Хрущев свой первый удар, исключив из партийной программы следующие положения:

«В napтии не может быть двух дисциплин – одна для руководителей, другая для рядовых… Быть правдивым и честным перед партией, не допускать сокрытий и искажений правды. Неправдивость коммуниста перед партией и обман партии являются тягчайшим злом и несовместимы с пребыванием в рядах партии… На любом посту коммунист обязан подбирать кадры по признакам политических и деловых качеств. Не допускается подбор кадров по признакам родства и кумовства, землячества, личной преданности. Нарушение этих норм: подбор работников по признакам приятельских отношений, личной преданности, землячества и родства – несовместимы с пребыванием в рядах партии».

Без этих положений партия аджубеев, горбачевых, ельциных превратилась в организацию, которой действительно можно было пугать маленьких детей.

Из Конституции СССР Хрущев изымает 131 статью:

«Каждый гражданин обязан беречь и укреплять общественную, социалистическую собственность, как священную и неприкосновенную основу советского строя, как источник зажиточной и культурной жизни всех трудящихся. Лица, покушающиеся на общественную, социалистическую собственность, являются врагами народа».

Вот и отыскался первый приватизатор! О таких и писал Сталин:

«Они чуют как бы классовым инстинктом, что основой советского хозяйства является общественная собственность, что именно эту основу надо расшатать, чтобы напакостить Советской власти».

На рубеже 40-50-х годов была нащупана базисная конструкция экономики социализма, так называемая, «двухмасштабная система цен». Самая эффективная в истории человечества, она прекрасно действовала на основе общественной собственности на средства производства. Прибыль (доход от производственной деятельности) извлекалась из цены не промежуточного, как сейчас, а конечного продукта (товары народного потребления).Цена на промежуточный продукт фактически была на уровне себестоимости изделий. Доход от производственной деятельности государство пускало на расширенное воспроизводство, на общественные фонды потребления и передавало трудящимся в форме регулярного централизованного крупного снижения цен на продукты и услуги. И все!!! Вот такая простая, элегантная система. Она вся была нацелена на снижение себестоимости продукции, экономию затрат у потребителя, на снижение базовых потребительских цен. Все это поворачивало производителя к научно-техническому прогрессу. Отсюда колоссальное развитие фундаментальных наук, бурный всплеск изобретательства и рационализаторства. При снижении себестоимости продукции в одном месте волна эффективности пробегала по всей технологической цепочке. Интересы потребителя и производителя полностью совпадали!

Снижение цен, проводившееся регулярно при Сталине, было не просто благое действие нашего государства по отношению к гражданам, это структурный стержень экономической системы социализма.

По существу, «двухмасштабная система цен» представляла собой механизм самоликвидации товарно-денежных отношений. Не зря Сталин спустя всего 5-6 лет после начала ее полнокровного функционирования заговорил о близости перехода к прямому продуктообмену, даже Наркомат торговли был уже переименован в Наркомснаб. Цены ведь можно снижать лишь до отмирания денег, до реализации ленинского определения:

«Что касается социализма, то известно, что он состоит в уничтожении товарно-денежных отношений». Капиталисты, как частные товаропроизводители, это смогли сделать лишь внутри своих фирм. Мы же планировали это осуществить в масштабах всей страны!

В этой связи вспоминается осень 1991 г. Тогда в СССР, в Москве, в Академии труда и социальных отношений состоялся советско-американский симпозиум, на котором были и японцы. Вот что сказал там японский миллиардер Хероси Теравама в ответ на разглагольствования наших экономистов и социологов о «японском чуде»:

«Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 1939г. вы, русские, были умньми, а мы, японцы, дураками. В 1949г. вы стали еще умнее, а мы были пока дураками. А в 1955 году мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той лишь разницей, чтоу нас капитализм, частные производители, и мы более 15% роста никогда не достигали, а вы же – при общественной собственности на средства производства- достигали 30% и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры».

Из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод:

Аитисталинская кампания преследует цель – не допустить народ к воссозданию экономической системы, которая позволит очень быстро сделать нашу страну независимой и могучей.

Нельзя говорить о «70 годах Советской власти» вообще. Ясно прослеживаются следующие этапы:

1917 – 1918 г.г. Установление Советской власти.

1919 – 1920 г.г. Гражданская война, удержание Советской власти.

1921 – 1933 г.г. Подготовка социалистического строительства.

1934 – 1940 г.г. Строительство социализма.

1941 – 1945 г.г. Великая Отечественная война.

1946 – 1953 г.г. Продолжение строительства социализма.

1954 – 1964 г.г. Дезорганизация социалистического строительства.

1965 – 1985 г.г. Скрытая реставрация капитализма.

1986 – 19… г.г. Легальная реставрация капитализма.

Главное преступление Хрущева заключалось в том, что с 1961 года он отменил контроль и поощрение за снижение себестоимости и объявил сталинскую политику систематического снижения цен авантюрной.

Эхом новочеркасских событий отозвалась эта «либерализация цен». Именно тогда с подачи Г.Е. Либермана главной целью нашей экономики стала ПРИБЫЛЬ.

«Цель социалистического производства не прибыль, а человек с его потребностями, то есть удовлетворение его материальных и культурных потребностей» – предупреждал Сталина своей последней работе «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952г).

Она действительно стала последней – никто из последующих «вождей» сам уже не писал.

При Сталине прибыль играла лишь вспомогательную роль – вроде спидометра на автомобиле. Хрущев спидометр поставил вместо мотора. По инерции мы еще двигались вперед, но лишь до 1958 года – последнего года последней сталинской пятилетки…

«Если взять рентабельность не с точки зрения отдельных предприятий или отраслей производства н не в разрезе одного года, а с точки зрения всего нарядного хозяйства и в разрезе, скажем, 10-15 лет, что было бы единственно правильным подходом к вопросу, то временная непрочная рентабельность отдельных предприятий или отраслей производства не может идти ни в. какое сравнение с той высшей формой простой и постоянной рентабельности, которую дают нам действия закона планомерного развития народного хозяйства, избавляя нас от периодических экономических кризисов, разрушающих народное хозяйство и наносящих обществу колоссальный материальный ущерб, обеспечивая нам непрерывный рост народного хозяйства с его высокими темпами».

Эта сталинская цитата бьет не только по хрущевским реформам. Ее бы надо было высечь на лбах всех «наших» реформаторов, которые через механизм искусственного банкротства передают всю нашу промышленность Западу.

Самое время задать вопрос. Почему за последние 40 лет не было издано ни одно произведение Сталина?

Да потому, что его особенность в том, что он прям и однозначен, его невозможно извратить, расчленить и препарировать. Даже в «золотой период» гласности сталинские материалы остались за семью замками и по-прежнему недоступны читателям.

Спросите же новых «демократических вождей»: – почему?

Да потому, что прежняя правда бьет по ним еще больнее. Ведь они сами -наглядное доказательство тех опасностей, которые предсказал и с которыми боролся Сталин.

Все разрушительные эксперименты, начатые Хрущевым, вобрала в себя экономическая реформа 1965 года, основной смысл которой был – «Дают ли фонды прибыль»?

Чем отличается это от капиталистического принципа прибыли на капитал? Фактически ничем! Просто «совокупными капиталистами» стали выступать предприятия. Социалистическая терминология осталась лишь для маскировки затратного, ублюдочного экономического механизма, который под вопли о «тупиковом пути развития» и стали выдавать за социализм.

Удивляться приходится лишь одному – как 40 лет смогла более-менее сносно прожить страна с ножом хрущевских реформ в самом сердце. Крепкие все-таки основы заложил Сталин!

Во всех уродливых явлениях, которыми нам пытаются «колоть глаза», виноват не социализм, а, напротив, – грубейшие отступления от его устоев.

Как же мешал реформаторам сформулированный Сталиным основной закон социализма:

«Обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического общества на базе высшей техники».

Целая рать экономистов «легкого поведения» занялась его постепенной подменой.

1966 год. Д.э.н., профессор С.С.Дзарасов:

«Основной экономический закон социализма можно сформулировать так: обеспечение полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества путем непрерывного роста совершенствования общественного производства».

1978 год. Д.э.н. В.В.Радаев:

«Обеспечение полного благосостояния и свободного всесторонне! развития всех членов общества посредством их совместного труд использующего общественные средства производства – таково содержание основного экономического закона социализма».

1988 год. Академики Л.Абалкпн, С.Шаталнн, В.Медведев идр:

«Производство в интересах повышения благосостояния и свободного развития ассоциации трудящихся и каждого ее члена – таково содержание основного экономического закона социализма».

Вот и все! Добили закон академички. Очень скоро эти мутанты от МВ<1 отбросят социалистическую терминологию и поведут страну в рабство, капитализм XVIII века, реализовывать задумки Даллеса:

«Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим во что имеем, чем располагаем… все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание люде способны к изменению. Посеяв хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить! Как? Мы найдем своих единомышленников… своих союзников, помощников в самой России.

Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа…»

Кому теперь не ясно, что все эти абалкины и шаталины, либерманы и киперманы, восхваляемые школьными учебниками петраковы, лисичкины, шмелевы давно являются «найденышами»…

Можно ли было все это остановить? Да, такой шанс история нaм предоставляла.

Группа Молотова (ее потом назовут «антипартийной») «с примкнувшим к ним Шепиловым» выступила против проводимой политики и безусловно бы добилась смещения Хрущева, если бы силой армии Никиту Сергеевича не поддержал… Г.К. Жуков! Непобедимый на поле брани, он оказался совершенно недальновидным политиком, фактически отдал страну на растерзание реформаторам.

Через 4 месяца он будет и сам отправлен в отставку, так и не дождавшись от Хрущева обещанных должностей. Затем сядет за «Воспоминания и размышления»: «Но сталинское руководство ошибочно считало… у Сталина не хватило чувства реальности…»

А хватило ли его у самого Георгия Константиновича?

Он что, не видел, как ревизионизм Хрущева оттолкнул от нас великого и дружественного соседа – Китай? Какие бы планы мы смогли совместно осуществить!

Он что, не видел, что в 1957 году, заменив отраслевую систему управления на территориальную, Хрущев провел первую репетицию развала СССР?

Уничтожалось коневодство, отбирались приусадебные хозяйства и личные подворья, дававшие 70% продуктов питания (за исключением зерновых) на стол горожан. Сельское хозяйство развивалось лишь в период реализации решений сентябрьского Пленума 1953 года, подготовленного Сталиным. Даже комбайнер Миша Горбачев вынужден был признать:

«Вспомните сентябрьский Пленум 1953 года… Так вот, сентябрьский Пленум дал огромный толчок развитию села, все тогда пошло. Я работал в то время механизатором МТС, живо помню – это было возрождение деревни. Но уже к 1958 году все захлебнулось…»

МТС Хрущев передал в собственность колхозам, в который раз подтвердив опасения Сталина: «… предлагая продажу МТС в собственность колхозам, т.т. Санина и Венджер делают шаг назад в сторону отсталости и пытаются повернуть назад колесо истории… Это значит вогнать в большие убытки и разорить колхозы, подорвать механизацию сельского хозяйства, снизить темпы колхозного производства».

Так и случилось. Вот где основная причина вечной дотационности и отсталости нашего сельского хозяйства, позорных закупок хлеба!

На глазах Жукова произошло безжалостное уничтожение армии. Его славные воины без пенсий и пособий выбрасывались на улицу. Уничтожались лучшие в мире самолеты и корабли, наметилось отставание в космонавтике. Не удивляйтесь, вспоминая первый спутник и полет Гагарина. Просто к тому времени сработали программы, заложенные Сталиным. После смерти Королева во главе советской космонавтики и вовсе станет Глушко. Да-да, тот самый, о котором Королев с прииска Мадьяк писал: «Меня подло оклеветали…и инженер Глушко».

«Цифры свидетельствуют о том, что с 1950 года национальный доход и производительность труда росли высокими темпами, но после 1958 года темпы начали снижаться и к 1980 году уменьшились в три раза…» – такие выводы сделал выступивший против разрушительной политики «рыночников» академик В.А.Трапезников. Редактор газеты «Правда» после этой публикации (7 мая 1982г.) три часа навытяжку стоял в ЦК.

Резко падал авторитет страны на международной арене. Если раньше, чтобы устрашить империалистов, достаточно было вполголоса говорить, попыхивая в паузах трубочкой, то теперь пришлось орать во все горло, стуча при этом по трибуне башмаком.

Вот какую политику не только поддержал, но и защитил Г.К.Жуков! Уж не потому ли «реформаторы» делают его единственным победителем в минувшей войне, совершенно умалчивая о Сталине – Верховном Главнокомандующем? Безусловно, при этом о победе они думают другой -одержанной над нашей страной в хрущевские времена…

Обидно, что им помог человек, в 1953 году сместивший самого Берию!!! А война против нас не заканчивалась ни на минуту. Она просто приобрела другие формы. Вступая на пост президента США, Кеннеди заявил прямо:

«Мы не сможем победить Советский Союз в обычной войне. Это неприступная крепость. Мы можем победить Советский Союз только другими методами: идеологическими, психологическими, пропагандой, экономикой».

В этой войне участвуют и авторы учебников. Извращая исторические факты, подменяя духовные ценности, они внушают детям ненависть к социализму, к своей стране, заставляют их на все смотреть глазами озлобленных лагерных стукачей, космополитов. После такой обработки вряд ли они поймут слова Пушкина: «Мой друг, Отчизне посвятим души прекрасные порывы…» В Ростове эти слова уже срубили с фронтона одного из центральных зданий. Впрочем, возможно из-за меди, так необходимой «новым русским».

Да, совсем забыли про изменника Резуна, который, цинично прикрывшись дорогим и близким для каждого русского человека именем – Суворов, убеждает, что мы за малым не напали на Германию. Для чего это делается?

Дело в том, что после второго этапа приватизации наша страна в форме акций будет полностью захвачена. Это, несомненно, повлечет за собой пересмотр итогов второй мировой войны, перекройку границ и т.д. Чтобы все это красиво обставить идеологически, и надо сделать нас агрессорами. Западные спецслужбы великолепно знают, что главное внедрить это в сознание людей, заставить их в это поверить.

Остальное дело техники…

ОДИННАДЦАТЫЙ УДАР ТОВАРИЩА СТАЛИНА

Мы знаем, в 1944 гоу десять сталинских ударов от Баренцева до Черного морей сокрушили немецкий фронт, отбросив фашистов далеко на запад. За 40 лет антисталинской пропаганды про них немного подзабыли. Ничего, напомним.

1-й В январе 1944 года – под Ленинградом. Ленинградский фронт (г.а. Говоров), Волховский фронт (г.а. Мерецков).

2-й В конце января-феврале – освобождение Правобережной Украины. 1 -и, 2-й и 3-й Украинские фронты (маршалы Жуков и Конев).

3-й В апреле-мае – освобождение Крыма. 4-й Украинский фронт (г.а. Толбухин).

4-й В июне – на Карельском перешейке. Ленинградский фронт (г.а. Говоров) и Карельский фронт (маршал Мерецков).

5-й В июле – в Белоруссии и Литве. 1 -и Белорусский фронт (маршал Рокоссовский), 2-й Белорусский фронт (г.а. Захаров), 3-й Белорусский фронт (г.а. Черняховский), 1 -и Прибалтийский фронт (г.а. Баграмян).

6-й В июле и все лето 1944 года – освобождение Западной Украины. 1 -и Украинский фронт (маршал Конев) и партизанские соединения Ковпака, Вершигоры.

7-й В августе – разгром Ясско-Кишиневской группировки, овладение Румынией. 2-й Украинский и 3-й Украинский фронт (г.а. Малиновский, маршал Толбухин).

8-й В сентябре-октябре – освобождение Прибалтики. Ленинградский фронт и Балтийский флот.

9-й С сентября-октября 1944 года по февраль 1945 г. v удар войсками 4-го Украинского фронта между Тисой и Дунаем, овладение Венгрией, соединение с войсками союзной Югославии (маршал Тито) и освобождение Закарпатья.

10-й В октябре 1944 года – удары войск и Северного флота на севере. и в Заполярье, начало разгрома немцев в Норвегии.

Сложно после этого спорить, что Гитлер не жертва сталинских репрессий.

А кто задумывался, почему на протяжении десятилетий не прекращается злобная клевета на Сталина, и в основном со стороны сионистов? Нам думается, что причина этому – одиннадцатый сталинский удар.

Нанесенный в мирное время по основам еврейского мирового капитала, он был настолько мощным и сокрушительным, что, похоже, Сион за малым не распрощался с идеей мирового господства. Тысячелетиями он стремился к этой мечте, грабя и разрушая государства.

«Злоупотребления в торговле, равно как и дерзкая, бесчестная погоня за наживой, потрясли у народа чувство правды и патриархальный строй. Наступил период упадка… Наглое стремление к приобретению богатств во что бы то ни стало и беспредельная страсть к наслаждениям привели к полному разладу общественных отношений…»

Не правда ли, так похоже на происходящее у нас рыночное безумие?!

А расшифровали эту древнюю надпись в Египте. Его жители, как, впрочем, имы, имели неосторожность допустить в свою экономику «сионских мудрецов».

Особо циничный механизм грабежа народов стали осуществлять в начале XX века. В 1916 году лондонский Сити Банк созвал совещание, где предложил проект отмены приоритета золота с целью передачи мерила стоимости английскому фунту стерлингов.

Став господином на мировом рынке, бумажный фунт, благодаря ловким махинациям, стал рассматриваться как золотой – ведь никто не спрашивал о его золотом покрытии. Это вызывало зависть банкиров США, оборот которых на мировом рынке имел большие размеры. Включились тайные и явные рычаги, и в июле 1944 года в Бреттон-Вудсе состоялась «Юнайтед Нейшен Монетари энд Файненшенал Конферинс», где было принято решение, что «приоритет» в мировой торговле от фунта стерлингов переходит к доллару.

«На этой конференции были организованы Международный Валютный Фонд и Международный Банк реконструкции и развития. Но Советский Союз не стал их членом. МВФ и Банк реконструкции и развития стали не органами международного сотрудничества, а подсобными органами государственного департамента США. Они используются в цепях экспансии американского капитала, усиления давления доллара на валюту других стран, закабаления этих стран».

(БСЭ, 2 изд., стр.91)

В 1964 году французский министр финансов, принимавший участие в утверждении проекта Сити Банка в 1916 году, на старости лет, чувствуя угрызения совести, рассказал президенту Франции де Голлю корыстную выгоду существующей системы:

«Представьте, на аукционе продается картина Рафаэля и идет битва за нее между немцем Фридрихом, арабом Абдулой, русским Иваном и янки Джоном.

Каждый из них предлагает за картину свои товары: араб – нефть, немец -технику, Иван – золото, а янки Джон с веселой улыбкой предложил двойную цену, вынул кошелек с пачкой новеньких стодолларовых банкнот, отсчитал, забрал картину и ушел». «Где же трюк?» – спросил де Голль.

«Трюк в том, что янки выложил сто стодолларовок, а фактически заплатил 3 доллара, потому что стоимость бумаги на одну банкноту в 100 долларов – 3 цента…»

Все богатство мира, все его золото текло в обмен на бумажки! Узнав это, де Голль собрал 750 млн. бумажных долларов и в 1967 году во время официального визита в США со скандалом, но обменял их на золото.

Он проживет после этого лишь два года, Сталин, еще раньше нанесший сокрушительный удар по основам грабительской системы, при весьма лранных обстоятельствах скончается через три…

«Прекратить с 1 марта 1950 года определение курса рубля по отношению к иностранным валютам на базе доллара и перевести на более устойчивую, золотую основу, в соответствии с золотым содержанием рубля».

Этим Постановлением Советского правительства резко снижались курсы иностранных валют и поручалось Госбанку СССР и впредь соответственно менять курс рубля в отношении к другим иностранным валютам. Сталин одним махом сорвал с доллара бумажные одежонки. «Голый король» беспомощно-ожидательно опустился на четвереньки. Рубль становился властелином мира! Но не стал…

В 1961 году Хрущев проводит денежную реформу, согласно которой курс рубля по отношению к доллару был уменьшен в 2,2 раза! Было от чего ликовать Америке и кудахтать о добром Хрущеве и злом Сталине деткам XX съезда. Именно тогда было опробовано разрушительное действие на экономику нашей страны дефляции (изъятие денежных средств из оборота). Главный обман нашего времени и состоит в том, что ее выдают а инфляцию. Но о какой инфляции можно говорить, если цены, а с ними? товарная масса (в денежном выражении) со времени «радикальной экономической реформы» растут на порядок быстрее денежной массы! первые на это обратил внимание тут же ставший покойным руководитель группы экспертов при Президенте России профессор Игорь Нит. После его фразы «Мы имеем дело с дефляционной политикой, уничтожающей производственный потенциал России…» его место занял неугомонный борец «инфляцией» А. Лившиц.

Подробнее об этом можно узнать из нашей статьи «Инфляции в России нет» (Газета «Советская Россия» от 3 марта 1994 года.).

До недавнего времени на каждом рубле, в отличие от доллара, красовалась надпись: «Банковские билеты обеспечиваются золотом, драгоценными металлами и прочими активами Государственного банка». Изъяв деньги с этой надписью, вручив нам бумажки, выкрашенные в цвет власовского предательства, и запустив дефляционные процессы, «перестройщики» завладели вышеперечисленными богатствами. Только золота, накопленного Сталиным, было вывезено на Запад более 2-х тысяч тонн.

Народ великой державы лишился основы своей жизнедеятельности. После этого с рублем, как, впрочем, и со всей страной, можно было делать все что угодно… И делают! В ближайшей перспективе – Россия во мгле…

Разве такие планы стояли у нас при Сталине! В 1952 году планировалось «…сократить рабочий день до 6, а затем и до 5 часов Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени для получения всестороннего образования. Для этого нужно, далее, ввести общеобязательное политехническое обучение (Япония только сейчас подходит к этому – ред.), необходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо профессии. Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшать жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления.

Таковы основные условия подготовки перехода к коммунизму…» (Сталин, «Экономические проблемы социализма в СССР»)

Величие сталинских дел на фоне творящегося беспредела все более отчетливо осознается большинством ограбленного и униженного народа. Очевидным становится и то, что наше спасение и сила лишь на пути социализма. Именно этого и боятся наши заокеанские «друзья», бросая миллиарды на оболванивание молодежи, на антикоммунизм, на те же школьные учебники…

Трудный будет у нас путь прозрения – страданий и унижений мы хлебнем вдоволь, но ведь придет и время, когда на своих школьных досках кто-то будет старательно выводить: «Мы не рабы, рабы не мы…» Им мы и хотели помочь этой книгой…

Использованные материалы

1. Судебный отчет по делу антисоветского "правотроцкистского блока" Москва, 1938 г.

2. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, изд. 7, 1953 г.

3. Движение лагерного населения Гулага, АиФ № 45,1989 г.

4. Сталин И. Сочинения, ОГИЗ,1947 г.

5. Известия ЦК КПСС, № 1, 6,1990 г.

6. Жуков Г. Воспоминания и размышления, Москва, 1990 г.

7. Голенков А. Предлагаю "объяснить" Сталина, Москва, 1994 г.

б.Сахаров В. Крушение мифа, МГ, №10,1991 г.

9. Назаров Г. Отец и лжеотцы "Катюши", МГ № 3, 4, 1990 г.

10. Калабухов Ю. Белые пятна и мифы истории, МГ № 7, 1991 г.

11. Джугашвили Е. Эпоха борьбы и побед, МГ №3, 1991 г.

12. Мухин Ю. Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно, 1994 г.

13. В/фильм "Свидетель" с участием В.Ф.Алексеева. В книге также использованы материалы В. Бушина, Н. Гришина,К. Корниенко, А. Румянцева, И. Стаднюка,|Т. Хабаровой, В.Чередника, Ю.Емельянова.

Об авторе

Шабалов Александр Аркадьевич

Уроженец Дона, 40 лет, инвалид войны в Афганистане, ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС, в 1976 году закончил институт, в 1995 году, изучая политику губительных для страны реформ, отлично защитился на кафедре рыночной экономики РГАС по специальности "Менеджер проекта", имеет сертификат эксперта МВФ, редактор газеты "Вести с Дона", известен по ряду публикаций в советской и зарубежной прессе.