sci_history Ю Фельштинский Г По поводу статьи Ю Г Фельштинского 'Тайна смерти Ленина' ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 03:20:45 2007 1.0

Фельштинский Ю Г

По поводу статьи Ю Г Фельштинского 'Тайна смерти Ленина'

Письма в редакцию

По поводу статьи Ю.Г.Фельштинского "Тайна смерти Ленина"

Вопросы Истории:

8/99 ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ

(Вопросы истории, 1999, No 1).

Третий раз я пишу об определенном методологическом направлении, о многочисленных ошибках фактического порядка, содержащихся в статьях Ю. Г. Фельштинского -- доктора исторических наук, обосновавшегося в США.

Первый раз мое внимание привлекла публикация экономиста и многоопытного политикана Гавриила Попова, вдруг обратившегося к исторической проблематике. В статье о левоэсеровском мятеже в 1918 г. в Москве, помещенной в газете "Известия" (см. Известия, 14.VIII.1998), он, доверившись Фельштинскому, допустил около... 10 фактических ошибок.

В январе 1999 г. в "Независимой газете" уже сам господин Фельштинский в сочинении под указующим названием: "Сомнительный исторический прецедент. Союз России и Белоруссии должен быть незамедлительно дезавуирован", позволил себе издалека и, как мне показалось, по чьей-то указке советовать президенту России и гражданам нашей страны ни в коем случае не вступать в союзные отношения с Республикой Беларусь. Идеи автора и в данной статье основываются на фальсифицированных исторических фактах. Одна ошибка из истории Белоруссии следует за другой (см. ст. "Непрошенный советчик". Независимая газета, 14.11.1999, приложение "Содружество").

Казалось бы, что у редколлегии и редакции журнала "Вопросы истории" такой автор должен был вызвать настороженность. Тем более, что свой опус о "тайне" смерти Ленина Фельштинский уже успел опубликовать в американском журнале (Новый журнал. Нью-Йорк. 1998. No210), о чем, по-видимому, не поставил в известность "Вопросы истории".

Вдохновившись публикацией в "Вопросах истории". Фельштинский вскоре в газете "Коммерсантъ" (17.IV.1999. No65) под интригующим названием. "Гаврилушка, меня отравили...", с подзаголовком: "Малоизвестные и совсем неизвестные свидетельства о смерти Ленина" -- тиражирует свои домыслы, однако во вводке к статье, очевидно, ради осторожности, вскользь сказано, что факт отравления Ленина является "гипотезой".

Обратимся к самой публикации в "Вопросах истории". Но прежде оговорюсь: твердо придерживаюсь позиции, что историк, как и ученый любой другой отрасли знаний, волен выдвигать свою концепцию. Однако при этом должно быть соблюдено непременное условие: факты, на которых строятся версии, должны быть достоверными, а не к ним подогнанными или, хуже того, сфальсифицированными. Данная обмолвка общеизвестна, но она, как мне представляется, необходима, чтобы избежать попыток Фельштинского и в будущем путем искажения исторических событий и фактов выдавать свои домыслы в качестве "научных открытий" и "сенсаций".

Начну с источниковой основы статьи. Ее автор не счел для себя необходимым обратиться к архивным материалам, отражающим жизнь и деятельность В. И. Ленина. Я имею в виду прежде всего Второй (Ленинский) фонд бывшего ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, а ныне РЦХИДНИ, 130-му фонду Совнаркома РСФСР ГАРФа, а также к пока доступным материалам из Президентского архива. Автором статьи полностью проигнорирована и десятитомная "Биохроника В. И. Ленина", и прежде всего последние тома этого издания, связанные с 1922--началом 1924 года. И уж совсем непростительно то, что в тексте статьи нет ни слова о довольно обширной литературе, в том числе и медицинской, непосредственно посвященной "тайне" смерти Ленина. Почему, на мой взгляд, так поступил Фельштинский, скажу ниже.

Основным источником для Фельштинского явилась белоэмигрантская газета право-кадетского направления "Руль", издававшаяся в Берлине. О ее политической "физиономии" говорит, например, тот факт, что она считала П. Н. Милюкова "недостаточным кадетским ортодоксом". Мимоходом Фельштинский, правда, оговаривается о "недостаточной информированности" этого издания (с. 41). Но, несмотря на это, прямые выписки из "Руля" занимают около четвертой части статьи.

Другим источником стали отдельные материалы, собранные писателем А. Беком и содержащие, в частности, данные о последних месяцах жизни Ленина в записях его секретарей -- Л. Фотиевой и А. Володиче-вой. Кстати, Володичева в своих воспоминаниях путалась и в своих рассказах далеко не все честно передавала.

В примечаниях к статье Фельштинский ссылается на некоторые труды Ленина, Троцкого и отдельных современных историков. Но все это лишь ради фона. Повторим: основной материал взят из "Руля" и перепечаток на его страницах из зарубежной периодики. В этом плане заявление Фельштинского в "Коммерсанте" о том, что его статьи в газете и журнале вводят в научный оборот "труднодоступные и забытые" документы, является прямым обманом. Мистификацией и саморекламой является и утверждение, что журнальная статья -- "первая аналитическая статья в российской научной печати".

Гипотетически можно написать статью и по одному или двум источникам. Но профессиональный историк знает о такой части источниковедения, как "критика источника" со всеми известными ее требованиями. Однако этого или сознательно, или по недостаточной исторической образованности в работе Фельштинского нет. Отсутствие этого критерия при анализе исторического материала вызывает у читателя не только недоумение, но и сомнение в честности авторской интерпретации излагаемых событий.

В центре рассматриваемой статьи два вопроса: смерть Ленина, как результат его отравления, и государственный переворот, осуществленный якобы его соратниками.

Им уделю главное внимание.

Итак, вопрос об отравлении Ленина. К этому сюжету автор подбирается "издалека" -- со всеобщего стремления руководящего ядра ЦК РКП(б) и ВЦИК РСФСР отстранить Ленина от занимаемой им должности Председателя Совнаркома РСФСР и фактического руководителя РКП(б). Первым, кто отважился на "это дело", по утверждению Фельштинского, стал Я. М. Свердлов. Почему же именно он? Уже на второй странице статьи (с. 35) автор пишет, что Свердлов был лично заинтересован в немедленном расстреле Ф. Каплан, которая стреляла в Ленина (эта версия и сегодня не доказана). Автор прямо не утверждает, что Председатель ВЦИК организовал это покушение, но его намеки на этот счет достаточно красноречивы. Он пишет: Ленин "мешал" Свердлову. Именно Свердлов, по утверждению автора, выступает инициатором "ссылки" Владимира Ильича вместе с Надеждой Константиновной в Горки. "Ленин,-- читаем в статье,--рвался в Кремль. Его не пускали". Не пускал его Свердлов. Наконец, Фельштинский проговаривается: "Основной задачей Свердлова было продемонстрировать партактиву, что советская власть может обходиться без Ленина" (с. 36). А дальше целый набор фактических ошибок. Утверждается, что Свердлов был не только Председателем ВЦИК и Секретарем ЦК, но и занимал такие должности, как Председатель Политбюро и Председатель ЦК. Известно, что подобающих "званий" в партии ни тогда, ни впоследствии не было. Это, во-первых. Во-вторых, Свердлов познакомился с Лениным летом 1917 г. и был одним из преданнейших ему соратников. Между ними была, говоря словами одного из современных политических деятелей, "настоящая мужская любовь". О дружбе между Лениным и Свердловым и беспредельной преданности последнего делу Ленина и ленинизму убедительно, на большом фактическом материале, в том числе и архивном, показано в книге Е. Н. Городецкого и Ю. П. Шарапова "Свердлов" (ЖЗЛ, М. 1971). Не менее убедительны свидетельства Е. А. Преображенского. Между Лениным и Свердловым,-- пишет он,-- "была изумительная слаженность в работе". Свердлов "почти не задумывался над тем, что предлагал Владимир Ильич"... "там, где председателем был Свердлов, "решение принималось такое, какое постановил принять Центральный комитет" (см. История политических партий России. Энциклопедия. М. 1996, с. 594). О дружеских отношениях этих людей говорит и такой факт, вопреки советам и предосторожностям близких людей Ленин, узнав, что Яков Михайлович болен, находится в тяжелом физическом состоянии, навестил его буквально за час до смерти, хотя прекрасно понимал всю опасность соприкосновения с человеком, больным "испанкой" Такое отношение возможно только к самому близкому и дорогому человеку

После смерти Свердлова в числе "борцов" против Ленина оказывается Дзержинский Фельштинский пишет "Дзержинский единственный (подчеркнуто мною -- A3) партийный руководитель, открыто претендующий на пост Ленина" На чем же основывается это утверждение? Оказывается, на заметке из все той же газеты "Руль". О конкретных действиях Дзержинского по устранению Ленина автор не пишет Не пишет потому, что об этом ничего не сказано в "Руле" Не убедительны и слова автора о том, что Дзержинский затаил обиду на Ленина якобы из-за того, что Владимир Ильич во время голосования на Политбюро о создании комиссии "для восстановления прочного мира в Компартии Грузии" отказался голосовать за Дзержинского в качестве ее председателя Неужели Фельштинский не понимает, что это по крайней мере несерьезно? Из-за обиды--устранить Ленина и самому встать во главе Государства Через несколько строк опять искажение исторических фактов Автор пишет, что 12 декабря 1922 г. "Дзержинский получил от Ленина согласие свернуть свои дела в Кремле и фактически уйти в отставку" (с 43--44) Но в эти дни Ленин много и успешно работает по подготовке Пленума ЦК партии, пишет письма Троцкому с просьбой защитить и поддержать его позиции по вопросу внешней торговли. Занимается он и другими делами

Небезынтересны и такие факты не без ведома и, вероятно, по инициативе Ленина Дзержинский с августа 1919 г назначается Наркомом внутренних дел, а в 1922 г Председателем ГПУ--ОГПУ

И уж совсем абсурдно (именно так!) звучит запись о том, что против Ленина выступает и Нарком здравоохранения Н А Семашко Доказательств опять, конечно, никаких

Наконец, на авансцену вступает И Сталин "Сталин задумал отравить Ленина" Эта мысль является одной из ведущих в рассматриваемой статье. О том, что Ленин просил Сталина дать ему яд, в советской и зарубежной литературе упоминалось многократно Уточним лишь некоторые аспекты этого вопроса Впервые такая просьба прозвучала 30 мая 1922 года. Сталин проинформировал об этом Марию Ильиничну Ульянову В дальнейшем Сталин оповестил об этом членов Политбюро-- Зиновьева Каменева и даже Троцкого которых Фельштинский квалифицирует как людей нашедших "выгодным для себя вступить в сговор со Сталиным, преследовавшим свою цель-- устранение руководителя партии" (с 61)

Существуют и другие мнения Сошлемся на книгу "Тайные страницы истории" (М. 1955) американского историка Б И Николаевского, в целом единомышленника Фельштинского Николаевский пишет "Самый факт обращения Ленина с этой просьбой (о яде-- А 3) к Сталину вызывает большие сомнения, в это время в конце 1923-- начале 1924 г -- A 3) Ленин уме относился к Сталину без всякого доверия и непонятно, как он мог с такой интимной просьбой обратиться именно к нему" Приводя эту цитату в статье в газете "Коммерсантъ Фельштинский нисколько не смущается что она противоречит его главной идее Лишь бы бездумно что-то написать -- вот позиция нашего лениноведа!

В чем же "вклад Фельштинского в освещение "тайны смерти Ленина"? Во-первых, этот сюжет изложенный в манере детектива содержит ряд путаных заявлений. Судите сами автор пишет что Ленин "не намерен был пассивно ожидать смерти от руки Сталина (с 45 и в то же время в очередной раз просил яд у Сталина. Следовательно Ленин не намерен умирать от руки Сталина и просил v него яд Где же здесь историческая логика? Во-вторых, Ленин просит у Сталина яд в 1922 г затем, как я уже отмечал якобы повторяет свою просьбу, а Сталин выжидает целых полтора года. Но не таков был характер Сталина, чтобы кому-нибудь рассказать о своей заветной мечте -- захватить власть в партии и стране. В-третьих Фельштинский пишет, что Сталин уже в 1922 г вынес смертный приговор не только Ленину но и Троцкому Это известно только одному Фельштинскому! Мало того, отравить Ленина, по Фельштинскому, считала необходимым и Н К. Крупская. В доказательство этой версии автор ссылается на "рапорт" Сталина в Политбюро, опубликованный в 16-м томе его собрания сочинений, который был издан в США (писал ли Сталин рапорты?). "Пора отравить Ленина настала",-- так звучат слова Крупской в передаче Сталина (с 55) Так Фельштинский причисляет Надежду Константиновну к сонму убийц Ленина.

Учитывая, что этой новой версии никто ранее не писал, историк обязан был перепроверить ее, дополнительным материалом, учитывая, что она принадлежит такому мастеру мистификаций, каким был Сталин. Но Фельштинский этого не сделал, считая свое "открытие" (не свое, а сталинское) большой своей научной удачей

В-четвертых, Сталин "травит" Ленина, по Фельштинскому, в январе 1924 г, но уже руками Г Ягоды Откуда это стало известно автору? Оказывается, из обрывков отдельных фраз, услышанных в кабинете Сталина не то помощником Сталина Г Канером, не то другим его помощником-- Б Бажановым Такая интерпретация приводится в книге Ива Дельбарса "Подлинный Сталин"

При чтении этой новой детективной истории возникает ряд сомнений в мемуарах Бажанова, написанных за рубежом, после бегства из СССР, этот эпизод не упоминается Сталин, как опытный конспиратор и весьма подозрительный человек вряд ли допустит бы в момент, когда он давал тайное задание Ягоде по умерщвлению Ленина, чтобы кто-либо входил в его кабинет

Зная варварские методы Сталина по уничтожению всех прямых или косвенных свидетелей его деяний, он не мог оставить Ягоду в живых вплоть до 1938 г когда последний был приговорен к расстрелу по так называемому "Право-центристскому блоку"

Я уже писал об источниковой базе статей Фельштинского Наступила пора сказать, что автор обошел вниманием общедоступную книгу академика медицины Ю М Лопухина Болезнь, смерть и бальзамирование В И Ленина" (М 1977) В сноске эта книга упоминается Значит, автор знает о ней и обошел ее вниманием вовсе не случайно, а прежде всего потому, что в ней приведен текст медицинского заключения после вскрытия тела Ленина, которое есть основание здесь привести, ибо оно наносит "смертельный" удар по ведущей "концепции" Фельштинского

Вот содержание этого скорбного документа "Основой болезни умершего является распространенный атеросклероз сосудов на почве преждевременного их изнашивания (Abantangsscerose) Вследствие ссужения просвета артерий мозга и нарушения его питания от недостаточности подтока крови, наступили очаговые размягчения тканей мозга объясняющие все предшествующие симптомы болезни (параличи, расстройства речи) Непосредственной (подчеркнуто мною -- А 3) причиной смерти явились 1) усиление нарушения кровообращения в головном мозгу, 2) кровоизлияние в мягкую мозговую оболочку в области четверохолмия" (с 43 ук соч Ю М Лопухина)

Внимательное прочтение медицинского заключения показывает, что в нем даже нет намека на присутствие в организме Ленина яда Но, может быть, Сталин, Ягода или кто-нибудь третий все сделали, чтобы скрыть этот факт? Нет! И еще раз нет! Хотя бы потому, что заключение подписали, наряду с российскими медиками -- Осиповым, Розановым, Обухом, их зарубежные коллеги Форстер, Готье и другие, на которых воздействие власти и Сталина не распространялось К тому же Сталин начала 1924 года-- это еще не Сталин 30-х годов

Особо следует выделить ту часть врачебного заключения, в которой констатируется, что болезнь и смерть Ленина были вызваны его невиданной работоспособностью и как следствие переутомлением Достаточно открыть любую страницу "Биохроники", чтобы понять, как и сколько дел успевал он выполнить в течение дня

Возьмем последние дни февраля 1921 года Десятки совещаний, встреч с людьми, работа с документами, письмами, решение внутренних и международных проблем, подготовка и участие в заседаниях Политбюро и СНК Только перечень ленинских дел с 20 по 28 февраля составил более 20 страниц Фантастически, немыслимо -- скажет сегодняшний читатель, имея в виду современных руководителей России, доклады, речи, тексты постановлений и даже реплики которым пишутся спичрайтерами, а сами они появляются на своем рабочем месте на час-другой

И еще о некоторых наблюдениях медиков, говорящих о феномене Владимира Ильича несмотря на тяжелейшую болезнь мозга, он сохранил свой могучий интеллект, о чем, в частности, свидетельствуют его последние статьи, письма и выступления, охватывающие период с 23 декабря 1922 г по 2 ноября 1923 года

В подтверждение сошлемся на мысль Ленина, сформулированную в первом абзаце "Письма к съезду" так "о необходимости предпринять ряд перемен в нашем политическом строе" (ЛЕНИН В И Полн собр соч , т 45, с 343) Предлагаемые "перемены" частично раскрываются и в других статьях этого периода, особенно в статье "О кооперации" (замечу они недостаточно расшифрованы, недостаточно показана и возможность их осуществления в условиях диктатуры пролетариата, которую Ленин считал необходимым сохранить)

Нельзя забывать, что члены Политбюро, в том числе Сталин, Троцкий, Зиновьев, Каменев и другие, были согласны с идеями Ленина его взглядами на эволюционное развитие разноукладной экономики России Я солидарен с предположением доктора исторических наук В С Лельчука о том, что "будь Ленин здоров и энергичен, каким его знали в 1917--1921 гг, история (России -- А 3) могла бы пойти другим путем Курс, в конечном итоге осуществленный под руководством Сталина, не был единственно возможным и неизбежным" (см Предисловие В С Лельчука к монографии Орлова И Б "Новая экономическая политика история, опыт, проблемы" М 1999, с 193)

Однако вернемся к Фельштинскому Чувствуя шаткость своей позиции, он пишет "Для меня, как историка, новостью стало не то, что Ленина отравил Сталин, а то, что был заговор Дзержинского и Сталина" И сенсационным, "абсолютно сенсационным", как подчеркивает автор в "Коммерсанте", стало письмо секретаря ЦК Л П Серебрякова наркому соцобеспечения А Н Винокурову от 10 июля 1922г, позаимствованное из того же "Руля", из которого явствует, что "Дзержинский и Смидович (член Президиума ВЦИК) охраняют Ленина, как два бульдога и никого не допускают к нему" И в этой, повторим, "абсолютной сенсации" снова ошибки, позаимствованные Фельштинским из "Руля" Назовем некоторые из них

Серебряков Секретарем ЦК РКП(б) являлся с 1919 по 1920 годы, 13 января 1922 г становится начальником ПУРа РККА, а в мае 1922 г назначается на должность заместителя Наркомпути, исполняет обязанности Наркома Винокуров был Наркомом соцобеспечения с 1918 по 1921 гг, а в 1922 г он уже на другой государственной работе Ошибки в биографических данных Серебрякова и Винокурова вызывают сомнение в достоверности самого письма Автор пишет, что оно первоначально было опубликовано в "Times", затем в "Руле", а через строчку читаем, что лично им этот "документ" обнаружен в единственном экземпляре (подчеркнуто мною -- А 3 ) в университете Беркли в Сан-Франциско Письмо публикуется в газете, затем в единственном экземпляре обнаруживается в Беркли Где же правда? И еще авторитетнейший в США университет, в котором я имел честь читать лекции, находится не в Сан-Франциско, а в Беркли и называется Университет Калифорнии в Беркли Живущий в США много лет господин Фельштинский это знает Но он, в малом и большом, преднамеренно путает читателя, а возможно, для него важно любым способом заявить о себе в России, а не искать Истину Так Фельштинский неоднократно говорит, что вокруг Ленина во время его болезни Дзержинским и другими создавалась обстановка полной изоляции, но, например, достоверно известно, что в ноябре -- декабре 1923 г Ленина в Горках навещали Н И Бухарин и Е А Преображенский Первый из них в это время отдыхал в Горках в пансионате, был в близких отношениях с семьей Владимира Ильича и, естественно, часто бывал у тяжело больного Ленина

Кратко остановимся на вопросе о так называемом государственном перевороте

Фельштинский пишет "Поскольку отставка Ленина, объявленная одним лишь "Рулем", произошла негласно и сам Ленин об этом не знал, мы вправе (т е автор --A3) назвать происшедшее государственным переворотом" (с 42)

Этот пассаж из статьи я прочитал несколько раз и был крайне удивлен, когда понял, что о мнимой отставке Ленина известно только газете "Руль", Фельштинский же придает этому "факту" значение открытия, утверждая, что это была не только отставка, но и прямой государственный переворот

Когда произошел этот "переворот", кто его организовал, кто заменил Ленина на посту Председателя Совнаркома и много других не менее важных вопросов не прояснены Они и не интересуют автора Его задача "погромче крикнуть"

По существу же вопроса можно сказать следующее государственный переворот (об этом знает каждый второкурсник университета) предполагает смену государственного строя, отстранение от власти существующего правительства и назначение или самопровозглашение нового Всего этого не произошло в РСФСР в начале 20-х годов Более того, сам Ленин не знал и не мог знать об этой ситуации Несмотря на периодическое обострение болезни, он продолжал осуществлять свои обязанности председателя Правительства О том, что в нашей стране произошел государственный переворот, знали только в "Руле" Именно на его страницах появились дополнительные, хотя и противоречивые, сообщения о том, что на пост Председателя СНК предполагаются такие фигуры, как Бухарин, Сталин, Крестинский, Каменев и даже Семашко, а временно эту должность передали Рыкову (кто передал Рыкову?)

Безответственность Фельштинского дошла до того, что он в сюжет о перевороте "для полноты картины", как он пишет, включил без каких-либо комментариев перепечатку из "Руля", содержащую сообщение о том, что Ленин в июне 1922 г был "отравлен в поезде во время поездки на Кавказский курорт, а его труп был выброшен из поезда при пересечении моста через реку Дон, под Ростовом" (с 42) Вовсе не для "полноты картины" потребовалась Фельш-тинскому явная фальшь, а для придания еще большей сенсационности "научному" опусу, опровергать который нет даже необходимости. Ленин никогда не был на Минводах, никогда не путешествовал по Кавказу, и, естественно, никакого "трупа" не было

Еще более фантастической выглядит приведенная автором тут же заметка из "Associated Press", о том что некий член Исполкома II! Интернационала является сообщником убийства Ленина и выступает в роли Советского Премьера Фельштинский по этому поводу лишь стыдливо оговаривается "Правдоподобного в этой истории было мало" Но уже через несколько строк замечает "Сущность эксцентрической заметки, однако, абсурдной не была" И все! Понимай, как хочешь Круг, как говорят, замкнулся

Подведу общий итог В политической биографии Ленина, как и многих других вождей, имелись и, вероятно, имеются до сих пор тайны Некоторые из них не разгаданы и не объяснены Но вместе с тем ясно, что этот харизматический лидер не был заложником истории, а являлся ее творцом Предложенная же Фельштинский история "тайны смерти" Ленина, построенная, как я пытался показать, на недостоверных и частично сфальсифицированных фактах, оказалась мыльным пузырем, лопнувшим при соприкосновении с действительно мученической смертью Ленина.

А И Зевелев,

доктор исторических наук, профессор

Мой ответ А. И. Зевелеву

Из заметки А И Зевелева, профессора, доктора исторических наук, обосновавшегося в России, с очевидностью следует, что он не читал моих основных работ Абсолютно недопустимой и некорректной, противоречащей научным нормам, следует назвать критику Зевелевым моих исторических концепций без цитирования моих книг "Большевики и левые эсеры Октябрь 1917-- июль 1918" (ИМКА-Пресс, Париж 1985) и "Крушение мировой революции Брестский мир Октябрь 1917--ноябрь 1918" (Терра М 1992)

Я не берусь судить о том, сколько ошибок сделано в статье в "Известиях" от 14 августа 1998 г, написанной не мною, а, как справедливо указывает Зевелев, Г Поповым. Я готов к дискуссии по вопросу об организации Дзержинским и его сотрудниками заговора с целью убийства германского посла графа Мирбаха 6 июля 1918 г и о разгроме большевиками 6--7 июля партии левых эсеров Я готов провести эту дискуссию на страницах любого журнала, за любым круглым столом, Но с условием, что она будет проводиться профессором Зевелевым не на том младенческом уровне, когда он ограничивается чтением статьи Попова Критиковать авторов через чужие статьи позволяла себе лишь сталинская историография

В январе 1999 г меня попросили высказать мнение по вопросу о российско-белорусском союзе Я его высказал в "Независимой газете" Я утверждал и утверждаю, что это мертворожденное уродливое детище, не решающее ни одного из существующих вопросов, стоящих перед Россией и Беларусью, а только создающее новые, не осознаваемые сегодня народами двух государств проблемы, от геополитических до конституционных В частности, создание нового государства может означать отсрочку президентских выборов в России

Само название ответной статьи Зевелева "Непрошенный советчик" --указывало на дискриминационный характер его подхода ко всему тому, что я делаю Для Зевелева я прежде всего идеологический враг, иностранный ученый (с учетом антиамериканской истерии в России из-за военной кампании НАТО против режима Милошевича можно было бы добавить ученый страны -- члена НАТО) Считать аргументом в споре со мною паспорт в моем кармане-- прием столь же недостойный, как и указание на ту или иную национальность автора Я слишком многое сделал для историографии России, чтобы люди, подобные Зевелеву, безнаказанно имели право называть мои советы "непрошенными"

В 1978 г с третьего курса исторического факультета, я уехал из России, так как не в состоянии был выносить ежедневную ложь, которой кормили меня Зевелев и ему подобные Это были не "около 10 ошибок" статьи Г Попова, и даже не "около ста" Это была ложь, уродовавшая наши жизни, калечившая наши души, мешающая нам думать, понимать, анализировать Десятки тысяч страниц, потоки информации, безликие книги по советской истории, в которых, если вырвать титульные листы не отличишь одного автора от другого И ни слова правды. Если я и "обосновался" в США, то только для того, чтобы заниматься историей своей страны не под диктовку Зевелева, чтобы быть свободным человеком, писать и говорить то, что думаю Но никогда, ни в эмиграции, ни позже, в России, когда мои книги выходили стотысячными тиражами, я не позволял себе сводить счеты с советскими историками, хотя ох как легко и просто это было сделать, пользуясь их абсолютной растерянностью в горбачевские и ельцинские годы.

Когда самые первые из них (из вас, господин Зевелев) приезжали в Стенфорд или Гарвард, никто не слышал от меня ни одного упрека Любой мог рассчитывать на мою поддержку Не будем называть имен Те, кому я помогал, это помнят

Мы вместе прошли через этап Тяжелый этап в нашей жизни По разные стороны океанов мы делали то, что считали нужным Не мне вас судить И первым я бы не бросил камень в Зевелева

Сменилась эпоха Сменялись правительства Пришел 1991-й Прошел 1993-й Я хотел бы, чтобы в эти слова вчитались все те, кому дорога наша история, кто относит себя к историкам России Я хотел бы, чтобы эти слова услышал и осознал профессор Зевелев, хотя мы принадлежим к разным поколениям, и я далек от мысли, что та или иная моя статья или десяток аналогичных других в чем-то убедят этого человека мы победили Мы -- это те, кто боролся с господством коммунистической идеологии в мире, в России, в истории. И никогда-- слышите, господин Зевелев, -- никогда мы не допустим возврата к власти коммунистов и подчинения историографии партийным интересам узкого круга лиц. Никогда больше в истории не будет монопольного хозяйничания одной партии. Не мечтайте об этом. Очнитесь. Вы живете уже в другом мире. В этом мире господствуем мы. Пришло наше время.

Сделав это отступление, я хотел бы вернуться к статье Зевелева и объяснить, почему у журнала "Вопросы истории" такой автор, как я, не вызывает настороженности, несмотря на резкость моих концепций и их принципиальное отличие от всего того, к чему привык бывший советский (нынешний российский) читатель

История -- уровень приближения к истине Плохой историк всегда неизмеримо далек от заветной цели Хороший-- ощутимо близок Но никому из нас не дано описать историю во всей ее полноте, красоте и уродливости Эта задача--нечеловеческая Историк перед собой таких задач ставить не должен Я старался и стараюсь быть первопроходцем Я разрабатывал крупнейшие западные архивы по русской истории Впервые на русском языке опубликовал сборник советско-германских документов 1939--1941 годов Впервые-- полное собрание речей П А Столыпина в Государственной думе и Государственном совете, десяток томов архивов Троцкого, несколько монографий Общий тираж моих книг превышает полтора миллиона В 1993 г защитил докторскую диссертацию в Институте истории РАН Против моей защиты в те дни выступила "Правда", опубликовавшая на первой странице статью "Что защищал Ю Фельштинский?" Чтобы совсем огорчить Зевелева, добавлю, что в России докторская степень (не "почетная", а реальная) была присуждена иностранному гражданину впервые Мое сотрудничество с "Вопросами истории" началось в 1991 году Почему же после всего этого в 1999-м я должен "вызывать настороженность"?

Все предпосылки статьи Зевелева необъективны и ложны. Даже та, что я "не поставил в известность" редакцию "Вопросов истории" о том, что сокращенный вариант статьи "Тайна смерти Ленина" публиковался в нью-йоркском "Новом журнале".

В интервью газете "Коммерсантъ", которое проводили по телефону, журналист перепутал Стенфордский университет с Калифорнийским университетом в Беркли и написал от моего имени, что единственный экземпляр газеты "Руль" хранится в Беркли. Это была досадная ошибка, которую я обнаружил после выхода газеты. Только болезненное воображение заставляет Зевелева предполагать, что я "намеренно путаю читателя", не сообщая, что газета хранится в Стенфордском университете и утверждая, будто в архиве в Беркли хранится письмо Л. П. Серебрякова об участии Дзержинского в заговоре против Ленина. (В статье в "Вопросах истории" четко написано, что письмо опубликовано в "Руле" со ссылкой на "Times")

Поскольку то что я пишу, основано на источниках, Зевелев пытается внушить, прежде всего самому себе, что источники, на которые я опираюсь, в общепризнанном смысле вообще не могут считаться источниками. Поразительно, что в 1999 г нам предлагают вернуться даже не в брежневские, а буквально в сталинские времена, когда к самим источникам применяется классический классовый подход.

Я не использовал "Второй (Ленинский) фонд бывшего ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС", "130-й фонд Совнаркома РСФСР", "доступные материалы президентского архива" (Все остальные историки разумеется, проштудировали эти небольшие фонды, на которые нужно положить жизнь не одному человеку, а вот я, двоечник, проигнорировал столь важные материалы) Использовал "лишь ради фона" некоторые труды Ленина и Троцкого Не использовал книгу Е Н Городецкого и Ю П Шарапова "Свердлов" (серия ЖЗЛ М 1971) и другие столь же яркие и правдивые произведения советских историков Если бы я это сделал, то, по мнению Зевелева, наверняка смог бы написать стотысячную аморфную книгу о Ленине для серии ЖЗЛ брежневских лет

Однако вместо этого я дерзнул использовать "газету правокадетского направления" "Руль" (в 1999 г мурашки по коже должны пробежать от такой наглости использовать правокадетскую газету!) Я использовал очень не выгодные для Зевелева воспоминания секретарей Ленина Л Фотие-вой и А Володичевой Поэтому Зевелев сообщает, что Володичева в воспоминаниях "путалась" и "далеко не все честно передавала" (в отличие, видимо, от всех остальных членов партии, никогда в своих воспоминаниях не путавшихся и всегда все честно передававших) И что совсем возмутительно я использовал многочисленную мемуарную литературу, изданную на иностранных языках за границей В отличие от замечательных советских мемуаров о жизни не менее замечательных людей, безупречно честных и внушающих Зевелеву абсолютное доверие (кроме невыгодных кусков из Фотиевой и Володичевой), зарубежная мемуаристика наводит критически мыслящего Зевелева на "ряд сомнений", и эти сомнения столь серьезны, что мне советуют использовать очевидно более правдивую книгу академика медицины Ю М Лопухина (М 1977), в которой честный ученый в самый разгар брежневского мракобесия рассказывает нам о смерти Ленина абсолютную правду, опираясь на документы, сфабрикованные еще в 1924 году

Познания лениноведа Зевелева в этой части биографии Ленина столь велики, что русского врача Ф А Гетье он называет "зарубежным коллегой Готье" А основной его аргумент против возможного устранения Ленина Сталиным "Сталин начала 1924 года-- это еще не Сталин 30-х годов" Естественно, ему еще есть с кем бороться В 1924 г умирает Ленин (я утверждаю, что его отравили) В августе 1925 г во время командировки в США тонет заместитель Троцкого Э М Склянский, фактический руководитель Красной Армии (осмелюсь предположить, что его утопили) В августе того же года во время операции умирает М Фрунзе (тут я не одинок в мысли, что его зарезали) В 1926-м внезапно умирает Дзержинский Опубликованная стенограмма заседания 1937 г дает все основания предполагать, что его убрали В 1927-м уничтожают левую оппозицию Тут уже даже слепой увидит, что пахнет кровью Это уже Сталин 30-х годов Оппозиционеров исключают из партии, арестовывают или ссылают Дело Рютина, расстрел Блюмкина-- это тоже Сталин 30-х годов Хочется верить, что мы уже переросли тот период своего инфантильного развития, когда все негативные моменты советской истории начинались 1 декабря 1934 г, а кончались непременно в день известной речи Хрущева на XX съезде партии На доперестроечном уровне умственного развития у нас, надеюсь, остался только профессор Зевелев

По этой причине от почтенного профессора я выслушиваю детсадовские рассказы (для детей дошкольного возраста, так как школьники в это уже не поверят) о "настоящей мужской любви" (со ссылкой на правдивую книгу из ЖЗЛ) между Свердловым и Лениным и о столь же трепетной любви к Ленину Дзержинского А Брестский мир? А левые коммунисты? А снятие Дзержинского с руководства ВЧК после убийства Мирбаха? А грузинское дело?

Зевелев не верит, что Сталин уже в 1922 г вынес смертный приговор Троцкому? Цитируем Троцкого "Во второй половине января 1924 года я выехал на Кавказ в Сухум, чтобы попытаться избавиться от преследовавшей меня таинственной инфекции, характер которой врачи не разгадали до сих пор" Это и была первая попытка исполнения сталинского смертного приговора. Она не удалась Пришлось убирать Троцкого поэтапно травля Троцкого в 1924-м, снятие с поста военного комиссара в 1925-м, исключение из Политбюро в 1926-м, исключение из партии в 1927-м, ссылка в Алма-Ату в 1928-м, высылка из страны в 1929-м постепенное убийство всех детей Троцкого, неудавшееся покушение и, наконец, убийство в августе 1940 года Это все не доказательства? Что я должен предъявить Зевелеву письменный приказ Сталина в 1922 г убить Троцкого? И тогда он объявит его подделкой и все равно будет утверждать, что Сталин никого не хотел убивать!

"Утверждается, что Свердлов занимал такие должности, как Председатель Политбюро и Председатель ЦК Известно, что подобающих "званий" в партии ни тогда, ни впоследствии не было"

Не было? Переписка секретариата ЦК РКП(б) с местными партийными организациями Том 3 М 1967, с 48 11 апреля 1918 г Подпись "Председатель ЦК, Секретарь ЦК" Там же с 108 3 июля 1918 г Подпись "Председатель ЦК Свердлов" Том 4 М 1969, с 22 "Вологодскому комитету РКП(б) 26 августа 1918 г С товарищеским приветом Председатель ЦК РКП Я Свердлов" Том 5 М 1970, с 19 "Постановление ЦК РКП(б) 26 ноября Подпись "Председатель ЦК Я Свердлов" Там же, с 61 Циркулярная телеграмма ЦК РКП(б) от 17 декабря Подпись "Председатель ЦК Свердлов"

Нет ошибки и в должности "Председателя Политбюро" Эта должность, официально не объявленная, существовала и после смерти Свердлова В 1922--1923 годах председателем Политбюро был Каменев

Неловко указывать, но Зевелев даже не понял основного тезиса статьи Я доказываю, что Ленин не мог просить у Сталина яда и что весь этот сюжет выдуман и сфабрикован Сталиным для обеспечения алиби Такого же мнения придерживался Б И Николаевский, которого я цитирую "Самый факт обращения Ленина с этой просьбой к Сталину вызывает большие сомнения" Зевелев комментирует: "Фельштинского нисколько не смущает, что она противоречит его главной идее Лишь бы бездумно что-то написать Вот позиция нашего лениноведа" Увы, бездумно читает и бездумно пишет сам Зевелев, ослепленный идеологическими предрассудками, не сумевший разобраться даже в том, где и когда был издан так не устраивающий Зевелева материал из собрания сочинений Сталина, которому нечего противопоставить Поэтому Зевелев прибегает к старинным методам советской историографии передергиванию мыслей, обрыванию цитирования, топорному пересказу, неправильным трактовкам

Но самое неприятное для Зевелева сообщение я оставил на конец Только что в издательстве "Терра" вышла моя книга "Вожди в законе" Глава "Тайна смерти Ленина" является в ней основной и, по сравнению с журнальным вариантом, значительно расширена Зевелеву читать ее без валидола я не рекомендую Там не будет ничего, с чем он согласится.

Ю. Фельштинский

СОДРУЖЕСТВО Н Г No 1, 1999, СТР. 6

СОМНИТЕЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРЕЦЕДЕНТ

Союз России и Белоруссии должен быть незамедлительно дезавуирован

Юрий Фельштинский

РОССИЙСКАЯ империя распалась, не выдержав революции на фоне Первой мировой войны. Неповиновение властям, охватившее империю к 1917 г., наступало на российские территории с окраин. Оно было сильнее всего развито там, где революционная активность совпадала с национально-освободительной борьбой: в Финляндии, Прибалтике, Польше. Поддерживаемый большинством революционеров лозунг самоопределения народов вместе с еше одним, уже большевистским лозунгом о национализме малых наций, стали идеологической базой альянса национальных антирусских движений и интернациональных антиимперских партий.

К. 1918 г., когда закончилась Первая мировая война, ни один народ, имевший территориальную обособленность в рамках Российской империи, не планировал оставаться частью новой России. Финляндия, Польша, Латвия, Литва, Эстляндия, Украина и Закавказье, фактически или юридически получившие суверенитет в 1917-1918 гг., намеревались оставаться независимыми как в случае победы советской власти в России, так и в случае ее поражения.

Это был единственный вопрос, в котором, видимо, не было расхождений ни между большевиками и эсерами, ни между странами Четверного союза и Антантой, ни между националистами и интернационалистами. Тогда всем было ясно, что время всех империй прошло: и Российской, и Австро-Венгерской, и Оттоманской. Сила нации -- не в безграничности земель. Метрополия без груза государственной ответственности за протектораты будет монолитнее и сильнее.

Стремительность, с которой Россия в 1917--1918 гг. "скидывала" с себя окраины, была лучшим свидетельством того, что для нее это был оздоровительный, а не убийственный процесс. Во взглядах на геополитику ленинское правительство всегда исходило из того, что важны не территориальные приобретения, а полный контроль, пусть и над малым пространством. Нагляднее всего это было продемонстрировано Брест-Литовскими соглашениями и созданием "буферной" Дальневосточной республики. Ленин понимал, что, если территории нельзя по-настоящему контролировать, они становятся обузой: "Лучше меньше, да лучше", помните?

Создание в 1923 г. СССР было, казалось, отступлением от этих установок. Но сегодня ни для кого не секрет, что ленинский план создания союза равных республик, некое подобие которого сегодня можно усмотреть в СНГ, был существенно скорректирован Сталиным. Из равноправных республики де-факто стали автономными. История и последствия сталинской национальной политики хорошо известны. И в 1991 г. мы вернулись на рубеж 1918 г. в национальном вопросе.

Если опыт истории чему-либо учит, так это тому, что проблема самоопределения народов поистине вечна. Межэтнические конфликты в период распада СССР и нескольких лет после него, иррациональные и жестокие, --лучшее тому доказательство. Но при их разрешении по-прежнему не наблюдается особой дипломатичности, не говоря уже о простой деликатности, весьма желательной в таких вопросах. Возьмем последний, казалось бы, неочевидный случай: российско-белорусские отношения. Их всегда и с полным основанием приводили в пример как самые теплые и действительно братские. Хоть общий исторический опыт наших народов и богат содержательными эпизодами, особенно в истекающем столетии. Последним историческим казусом вполне может стать предновогодняя попытка "дальнейшего единения" России и Белоруссии. Здесь вполне уместно заметить, что русские и белорусы никогда не считались единым народом и что случаев добровольного и равноправного слияния народов в истории пока не зафиксировано.

В чем же плюсы и минусы этого Союза, которым так неуклюже маскируется планируемое объединение двух государств?

Внутренние проблемы Белоруссии вызваны прежде всего ее экономическим кризисом. Политическая нестабильность России также во многом определена печальным положением ее экономики. Будут ли экономические проблемы решены объединением двух стран? Нет - утвержденный Госдумой бюджет РФ на 1999 г. не предусматривает расходов на рождественскую сделку двух президентов. Логичным будет предположение, что все затраты, связанные с долгожданным актом единения, будут покрываться за счет денежной эмиссии в России, что потянет за собой все прелести инфляции. Уже по этой причине "процесс всеобъемлющей интеграции" послужит серьезным дестабилизирующим фактором во внутриполитической ситуации в России.

Если послушать Александра Лукашенко, объединение проводится главным образом по экономическим соображениям, причем выиграют от этого все. Иными словами, белорусский президент навешивает на Россию то, чем действительно сегодня располагает, -- белорусские проблемы. Новая ноша на плечах российского налогоплательщика может очень быстро сделать реальностью движение за обратное отделение Белоруссии от России. Очень вероятно, что и в Белорус

сии, и в России найдется достаточное количество людей, которые, справедливо или нет, будут утверждать, что ухудшающееся экономическое положение, вызванное инфляцией, - результат поспешного и бездумного присоединения Белоруссии, которую теперь вынуждена кормить Россия.

Для пропагандистской войны у всех сторон всегда находятся аргументы. В Госдуме и прессе мы только и будем слышать о том, что федеральные деньги уходят в Белоруссию. В Минске же будут обсуждать, как белорусские налоги уходят на обустройство чиновников в Москве. Мы вернемся в порочный круг, из которого вышли в 1991 г.

В предновогодней декларации "О дальнейшем единении России и Белоруссии" говорится, что проект договора будет вынесен на всенародное обсуждение до середины 1999 г. Однако там нет ни слова о том, что это обсуждение будет проводиться через референдум. В застойные годы методология всенародных обсуждений предполагала публикацию во всех газетах сначала текстов, а потом многочисленных откликов трудящихся, что создавало видимость обсуждения документов. Если именно так собираются "обсудить" и будущий договор, то, очевидно, какая-то часть населения начнет требовать референдум.

Все это приведет к росту оппозиционных настроений и в Минске, где многие уже считают объединение незаконным. Да и сам институт референдума не всегда может выявить истинное мнение граждан, грустным подтверждением чему является современная практика проведения референдумов в самой Белоруссии.

Теперь о возможных международных последствиях злополучного Союза. Прежде всего, его создание означает конец СНГ в той форме, в которой оно существовало с момента своего образования. Если независимость одной страны Содружества может быть в одночасье ликвидирована подготовленным втайне соглашением, можно ли вообще говорить о взаимном уважении суверенитета как основополагающем принципе Содружества? Как бы его ни называли, "исторический шаг по пути единения двух братских стран и народов" будет восприниматься лишь как попытка возрождения СССР, что даст толчок к резкому усилению антироссийских настроений на постсоветском пространстве. Если белорусский президент росчерком пера может отдать свое дотоле независимое государство под власть России, не стоит ли опасаться того, что Россия в состоянии сначала провести своих марионеток на посты президентов и в других бывших республиках СССР, а затем так же их присоединить?

В таком коварстве можно не подозревать нынешнего президента России, но кто из сегодняшних "серых кардиналов"

российской политики станет президентом после 2000 г.? Ближнее и дальнее зарубежье будет рассматривать новый союз не иначе, как поглощение Белоруссии Россией с целью выхода на новые западные рубежи. Поскольку экономических выгод для России в таком объединении не просматривается, но очевидны будущие убытки, следовательно, она готова пойти на расходы ради территориальных приобретений, необходимых для выхода к границам Польши и Литвы. Конечно, по идее, Москва заинтересована усилить свое стратегическое положение на западном направлении, чтобы ослабить потенциальную угрозу со стороны НАТО. Но не станет ли следующим шагом России, уже в период полномочий нового президента, создание коридора, соединяющего Россию с ее калининградским анклавом? Те, кто все эти годы настаивал на необходимости расширения НАТО, получат наконец необходимые аргументы для принятия в Североатлантический блок не только Чехии, Словакии и Венгрии, но и Польши, Литвы, а возможно, Латвии и Эстонии. Буферная зона, во многом гарантировавшая "партнерство ради мира", может быть ликвидирована.

Новогодний сюрприз, о котором говорил Лукашенко, если называть веши своими именами, скорее похож на сговор двух президентов за спиной своих народов, своих законодательных органов и мировой общественности. Вряд ли подобные полномочия предусмотрены конституциями двух стран.

В цивилизованном мире подобная декларация могла быть подписана президентами только после референдумов, проведенных как в одной, так и в другой стране, или, по меньшей мере, после открытой и детальной дискуссии в парламентах двух стран. Иначе откуда известно, что народы России и Белоруссии действительно жаждут единения?

Если белорусский президент может своим указом передать свою страну под юрисдикцию России, то для чего вообще нужна Конституция? Может ли президент Украины передать в иностранное подданство население своей страны? Может ли президент России всеобъемлюще проинтегрировать Курилы с Японией? Может ли Молдавия после секретных переговоров с правительством Румынии войти в ее состав? Может ли Таджикистан по внезапному распоряжению своего президента объединиться с Ираном? Наконец, может ли президент Чечни вывести свою республику из России? Можно ли вообще перекраивать карту мира президентскими указами? Часто приводимая в пример интеграция в Европе даже не предполагает объединения на уровне слияния бюджетов и избирательных систем. Никто даже не заикается о том, чтобы Европа избирала общего президента. Процесс интеграции в ЕС, опирающийся на результаты национальных референдумов по каждому вопросу в каждой участвующей стране, длится уже несколько десятилетий, поскольку мотивируется именно экономической целесообразностью. И даже такая модель вызывает много споров и сомнений. Очевидно, что ни одно уважающее себя государство не идет на объединение, если есть хоть малейшее подозрение в том, что оно убыточно для собственного народа. Но на это удивительным образом, и опять "впереди планеты всей", оказывается способным российское руководство.

Создающая сомнительный исторический прецедент, объединяющая народы белорусско-российская декларация гласит, что отказа от международных договоров и государственной независимости двух стран не будет. Но такое уложение в лучшем случае -- наивность, а в худшем - обман. Чем еще, как не избирательными правами, определяется суверенитет в современном мире? Только это, как лакмусовая бумажка, наглядно демонстрирует, чьими гражданами являются жители той или иной страны. Если Белоруссия отказывается от своей национальной валюты и распространяет на свою территорию действие российского избирательного права, что остается от ее суверенитета? И каким образом в этих условиях белорусское правительство собирается выполнять свои международные финансовые обязательства? Или же предполагается, что их просто возьмет на себя Россия?

Кроме того, "развивая интеграционный процесс" с Россией, Белоруссия уже сейчас откровенно претендует на особое положение в составе Российской Федерации. В результате чего сама Россия может получить сильнейший центробежный импульс. Президенты Татарии и Ингушетии подняли вполне закономерный вопрос: почему новый субъект Федерации, каковым Белоруссия по воле своего руководителя стремится стать, должен иметь какой-то особый статус?

Если же для ослабления центробежного движения регионов Россия встанет на путь финансового поощрения послушных субъектов, это также не приведет ни к чему, кроме ослабления государства и распада страны.

Союз России и Белоруссии в той форме, в которой он предполагается, очевидным образом не решает ни одного из наболевших вопросов ни одного из объединяющихся государств. Но явно создает новые проблемы, последствия которых могут стать катастрофой.

Даже если на данном этапе белорусско-российский союз не пойдет дальше пустых деклараций, он все равно будет дамокловым мечом для российской внешней и внутренней политики. Он должен быть дезавуирован с той же поспешностью, с которой был заключен.

-----------------------------------

Юрий Фельштинский -- доктор исторических наук.

Приложение к дискуссии

(C) RUS-SKY, 1999 г.

ГЕРМАН НАЗАРОВ

Какое-то безумие тлело в нем...

Архивные находки Германа Назарова заставляют усомниться в хронике болезни и последних дней Ленина.

Официально считается, что, хотя кратковременные головокружения и даже отключения сознания случались с В. И. Лениным и раньше, его таинственная болезнь впервые проявилась явственно в Горках 25 мая 1922 года.

В этот день после ужина он почувствовал изжогу, а перед сном слабость в правой руке: утром разразилась сильнейшая головная боль, была рвота. Он с трудом объяснялся с окружающими; не мог читать; пробовал писать, но сумел вывести только букву "м"; ослабела правая рука и нога. Через час неприятные ощущения прошли, и врачи приписали их гастриту. Но вечером 27 мая последовал повторный, более сильный удар, и профессор Кремер впервые заподозрил у Ленина мозговое заболевание, характер которого, однако, представлялся врачам весьма загадочным.

В отличие от обычного атеросклероза, при котором идет непрерывное прогрессирующее нарастание раз возникших болезненных процессов, у Владимира Ильича после довольно частых ударов наступали улучшения состояния с восстановлением профессионального интеллекта. Это обстоятельство заставило врачей предположить, что болезнь Ленина есть следствие сифилитического изменения сосудов мозга. Они решили, что если это сифилис, то есть надежда на выздоровление! И хотя исследование глазного дна этой догадки не подтвердило, Ленина на всякий случай стали лечить инъекциями мышьяка.

Сам Владимир Ильич довольно мрачно оценивал свое состояние. Говорят, 30 мая 1922 года он даже пригласил к себе Сталина и просил его принести цианистый калий, чтобы в случае чего покончить с собой. Но потом он от этой мысли отказался.

Хотя в течение всего лета 1922 года "кондрашка", как говорил сам Владимир Ильич, хватал его время от времени, в целом его состояние постепенно улучшалось, и врачи разрешили ему приступить к работе с 1 октября. Он с радостью окунулся в работу: председательствовал в Совнаркоме, заседал на пленуме ЦК, в Политбюро и Совете труда и обороны и даже выступил на сессии ВЦИК и на IV конгрессе Коминтерна. Но прежней работоспособности у него, по собственному признанию, увы, уже нет.

13 декабря в Горках его настигает новый сильнейший удар, 15 и 16 декабря его состояние резко ухудшается, и консилиум врачей убеждает Ленина временно совершенно отказаться от работы. 18 дека бря Политбюро возлагает на Сталина ответственность за соблюдение режима, установленного врачами для Ленина. И вдруг Сталин узнает, что, несмотря на запрет, Владимир Ильич продолжает вмешиваться в политическую жизнь и что Крупская 21 декабря передала какое-то ленинское письмо Троцкому. 22 декабря взбешенный Иосиф Виссарионович сказал Надежде Константиновне по телефону что-то такое, от чего она, по словам ленинской сестры Марии Ильиничны, "была совершенно не похожа сама на себя, рыдала, каталась по полу и пр.". А в ночь на 23 декабря Ленина разбил паралич правой части тела.

По всей видимости, этот инцидент побудил Сталина собрать лечивших Ленина врачей и 24 декабря 1922 года в присутствии Каменева и Бухарина провести совещание, на котором было принято решение: "Владимиру Ильичу предоставляется право диктовать ежедневно 5-10 минут, но это не должно носить характера переписки и на эти записки Владимир Ильич не должен ждать ответа. Свидания запрещаются. Ни друзья, ни домашние не должны сообщать Владимиру Ильичу ничего из политической жизни, чтобы этим не давать материала для размышлений и волнений".

Судя по тексту этого решения, в болезни Ленина политические проблемы играли не меньшую роль, чем медицинские. Действительно, в то самое время, когда соратники разрабатывали процедуру его политической изоляции, сам Владимир Ильич "диктовал" один за другим важнейшие политические документы, в том числе и пресловутое "завещание", в котором он предлагал XII съезду обдумать, как бы половчее сместить Сталина с поста Генерального секретаря. Конец этим таинственным диктовкам положил удар 10 марта 1923 года, после которого Ленин стал настоящим инвалидом: произносил не более десятка слов ("вот-вот", "иди", "вези", "веди", "аля-ля" и почему-то "гут морген "), утратил способность писать, мог передвигаться только в инвалидной коляске.

21 января 1924 года Ленина настиг последний удар. У него заклокотало в груди, взгляд стал бессознательным. Временами он глухо стонал, судороги пробегали по телу. Врачи впрыскивали ему камфару, делали искусственное дыхание. Но все было напрасно. Он умер в 18.50...

* * *

Как и все, я верил официальной версии вплоть до того момента, пока не натолкнулся в архиве на никогда прежде не публиковавшийся документ. Это было письмо Ленина Дзержинскому. В своей переписке с соратниками Ленин часто использовал гриф "Совершенно секретно". Не преминул он прибегнуть к нему и на этот раз. Под грифом "Совершенно секретно" он писал:

"Дорогой Феликс!!! Все, что со мной произошло, как мне кажется, дело рук Сталина и тех, кто с ним. Это ужасно. Меня фактически изолировали от партии и общества. Вчера охрана была удвоена. Сейчас их насчитываю что-то около ста человек. Мне даже тропинки отвели, по которым я должен, видите ли, прогуливаться. По другим дорожкам просто не положено!!! Как Вам это нравится. Это разве нормальное отношение, когда какой-то жлоб из В.Ч.К ., или уж не знаю кто, заявляет, что имеет специальные инструкции: не разговаривать со мной, не принимать от меня никакой почты, не рассказывать мне ничего и т. п. Это что? Как прикажете это понимать? Я неоднократно за последнее время требовал встречи с Вами, тов. Калининым, Влад. Бонч-Бруевичем, Каменевым, не говоря уже о тех, кого мне просто хотелось бы увидеть.

Вот уже три месяца ко мне никого не пускают. Полная изоляция. Отключили телефон. Барышня со станции говорит, что с Москвой нет связи. Какая херня, прости Господи. Я стал намного лучше себя чувствовать. Мне кажется, что меня отравят или убьют. Убьет охрана. Отравят врачи. Что же мне делать? Бежать? Невозможно. Смотрят за каждым шагом. Говорят, что все из благих соображений. Я не верю. Я понимаю, что все скоро кончится. Кто бы знал, не поверил бы. Врачи смотрят на меня и разговаривают со мной, как с умалишенным, как с ребеночком, глупеньким маленьким ребеночком. Это заговор. Это приведет к диктатуре одной группы в партии над всеми, и кончится все большой кровью.

Я не понимаю, имею ли я сейчас в правительстве вес, что с моим кабинетом в Кремле? Почему я лишен связи? Я ничего не понимаю. Я первое лицо в государстве, меня никто не отстранял от исполнения обязанностей. Моя болезнь просто превратилась в изоляцию. Меня вылечили и изолировали. По-другому это никак не назовешь. Если можно предпринять какие-либо меры??? К примеру, перевести меня в первую градскую, в Москву. Я не могу больше жить в лесу. Я медленно схожу с ума. Я предчувствую, что со мной хотят что-то сотворить. Мне никто не верит, все действуют по одной инструкции. Тех, кто со мной находит общий язык, убирают, и более я не вижу этих прекрасных людей. Куда они делись, к примеру: Шишкин, Лазарев, Апаев. Где они? Живы, или их уб рали? (Здесь Ленин делает вставку: "Необходимо провести проверку, выяснить, где на самом деле эти люди. Если их убрали, то это будет основанием того, чтобы привлечь к ответственности Сталина и других". - Г. Н.)

Мне необходимо созвать Политбюро. Я уже обращался с открытым письмом к товарищам, но Сталин ухмылялся. Он обозвал Наденьку дегенераткой и проституткой !!!! (Последние два слова Ленин подчеркнул. - Г. Н.). Как Вам это нравится! И главное, после требования извинений отношения между нами стали просто невыносимыми. Я превратился в его личного врага. А ведь у него кавказский темперамент.

Феликс, Наденька говорит, что до нее дошли сведения, что Сталин произнес фразу, будто бы педерастам в Кремле пришел конец. Конечно же, это было произнесено более грубо и ругательно, но, как я сделал выводы, это имеет отношение прямо ко мне и моим товарищам. (Этот абзац Сталин, просматривая это письмо, подчеркнул красным карандашом и написал: "Ильич совсем тронулся"- Г. Н.)

Я располагаю сведениями, что без моего ведома происходят перестановки. И везде ставит он. Одобряет ЦК. Что же творится в ЦК ??? Я читаю газеты, и все вроде бы нормально, на первый взгляд. Стало быть, пресса в его руках. Это конец. Будь проклят тот день, когда я дал свое согласие на стационарное лечение в Горках. Будь оно все проклято. Нет ничего отвратительнее этой наигранной изоляции. Сотни дебилов из В.Ч.К., здоровенные такие парни. Мне с ними тяжело говорить. Постоянно приходится задирать голову. Я требую уменьшить охрану. Зачем такое количество. Можно обойтись и меньшим числом.

Потом, на первом этаже расположились несколько уполномоченных. Чем они занимаются, ума не приложу. На вопросы не отвечают. Говорят, что приставлены ко мне, чтобы я побыстрее выздоравливал.

Очень прошу, предпримите меры, привезите меня в Москву. Я хочу в столицу. Я давно не общался с рабочими коллективами. Я стал отставать от жизни.

Горячо обнимаю, твой Ульянов (Ленин). 20.12.1921 г.".

Самое ошеломляющее в этом письме - дата! Оказывается, Ленин был изолирован уже в 1921 году, когда широкие массы слыхом не слыхивали ни о какой его болезни! Официальная версия кем-то сдвинута на целый год!

Я стал внимательно просматривать ленинские биографические материалы и в воспоминаниях М. И. Ульяновой нашел подтверждения тому, что говорилось в письме. Так, сильные головные боли, головокружения и бессонницы начали мучить Владимира Ильича еще в январе-феврале 1921 года. В конце лета его осмотрел главный врач Боткинской больницы Ф. Готье, нашел у него небольшое расширение сердца и посоветовал на две недели поехать в Горки. И эти "две недельки" действительно растянулись на три месяца - до конца декабря 1921 года! Мы-то считали, что Ленин в Горках отдыхал, а он, оказывается, находился там едва ли не под арестом!

А что же Дзержинский? Как он реагировал на крик ленинской души?

В архивной папке сохранился и "ответ" Феликса Эдмундовича: на следующий же день он переслал ленинское письмо Сталину с небольшой запиской.

"Строго секретно. Из Горок продолжает поступать корреспонденция от Ленина. По-прежнему в письмах Ильича речь идет о готовящемся заговоре против него. С одной стороны - медперсонал, с другой - охрана. Предлагаемые меры:

Посетить Ленина делегацией из десяти человек. Развеять его мысль о готовящемся заговоре. Нанести товарищеский визит. (Возле этого предложения Дзержинского Сталин делает пометку: "Можно !" - Г. Н.)

Разрешить пользоваться связью. Соединять его с одними и теми же абонентами, которых предварительно заинструктировать. Контролировать звонки.

Целесообразно рассмотреть вопрос о переводе Ленина в первую городскую клинику. (Возле этих двух предложений Сталин красным карандашом подчеркнул: "Нельзя !"- Г. Н.) Пред. В.Ч.К. Дзержинский".

Чуть ниже подписи Дзержинского последовала резолюция Сталина: "Заменить охрану, сменить поваров! Всех! И. Сталин. 30.12".

Мы знаем, что позднее в связи с временным улучшением здоровья Ленину дали возможность выступить на II съезде партии, проходившем с 27 марта по 2 апреля 1922 года, и выступление это показало, что вождь с трудом поддерживал связную речь. Он даже не смог участвовать в прениях по своему докладу. А 3 апреля Сталин был избран Генеральным секретарем партии.

Из впервые публикуемого у нас письма Ленина Дзержинскому вытекает сенсационный вывод, заставляющий коренным образом пересмотреть всю официальную версию. Ведь из него следует: Владимир Ильич прекратил свою деятельность как глава партии и государства в декабре не 1922-го, а 1921 года; и все, что официально сообщалось о его дальнейшей жизни, было лишь прикрытием страшной тайны - его многолетней политической изоляции.

* * *

Благостную официальную картину последних дней Ленина в Горках, в которой живописуется, как Владимир Ильич учился заново говорить и писать, как он стремился следить за политическими событиями, как устраивал деревенским детям новогоднюю елку и заботился об обслуживающем персонале, полностью перечеркивает еще одно страшное письмо, хранящееся все в той же архивной папке с грифом "Особой важности". Его написал Сталину один из лечащих врачей Ленина в Горках.

"Товарищу Сталину И. В.

Москва, Кремль.

Строго конфиденциально.

Уважаемый Иосиф Виссарионович!

За последние несколько дней здоровье нашего пациента заставляет проявлять серьезное беспокойство, и речь идет не об осложнении общих терапевтических особенностей, а о более тревожном, о полном расстройстве психики пациента, что, на мой взгляд, никак не связано с ранением и лечением, и изоляцией в том числе.

Пациент стал излишне чудашлив. Это выражается в громком, продолжающемся смехе, который переходит в кашель и рвоту. Причем причины, которые могли бы вызвать этот смех, самые нелепые - кошка, сторож за окном, уборка снега, разговор с поваром на кухне и т. п. Пациент долго спит. Он просыпается в 14, а иногда в 15 часов. Примерно через час после пробуждения он приходит в чувство. Начинает расспрашивать работников и обслугу, медперсонал о происходящих в стране событиях. Подолгу ищет газеты, журналы, сразу пишет письма в ЦК. За последние две недели им написано более 300 писем, причем пишет он их постоянно, днем, вечером, глубокой ночью и вплоть до 4-5 часов утра. (В этом месте, на полях пометка Сталина красным карандашом: "300-150=150 где еще 150 писем?"; Сталин продолжал пристально следить за Лениным и "отлавливать" его письма на волю. - Г. Н.)

Товарища Баштанова он не устает расспрашивать о подробностях, как он, Баштанов, передавал его письма, кому и кто, что говорил, как смотрел, что спрашивал и т. п. Некоторые письма он прячет под матрац, в шкафах, в других укромных местах. Т. о. постоянная писанина писем и указаний, употребление в тексте нецензурной брани и т. п., рассовывание писем в тайниках вызывают серьезные опасения в том, что при нормальной динамике общих выздоровительных процессов имеет место развитие болезни головного мозга, т. е. психического расстройства.

Пациент совершенно не отдает себе отчета, что гражданская война окончилась, что наступила мирная созидательная жизнь. После того, как коммутатор не стал соединять пациента с Кремлем и внешним миром, пациент требует или просит работников и обслугу, медперсонал самим позвонить, подозвать к телефону нужного абонента, а затем часами разговаривает с ним, дает указания и т. п. Вчера, при таком обмане медсестры Прохоровой Н. Ф., он сумел поговорить с Рыковым. (Здесь пометка Сталина: "Убрать, заменить". - Г. Н.) Просил его забрать из пансионата, рассказывал о том, что его травят ядами, ртутными парами и т. п. Действительно, пациент в последнее время ведет себя плохо. Все лекарства, которые ему выписывают вовнутрь, он пробует на вкус. Фактически не расстается с кошкой. Кладет ее в постель, постоянно носит на руках. Часами плачет, с каждым днем срывы учащаются. Если раньше, примерно полгода назад, он плакал 1-2 раза в неделю, то в настоящее время он стал плакать по 1-2 раза в день. Странным образом ведет себя и супруга пациента. Она обвиняет медперсонал в заговоре против пациента. Во всем ему подыгрывает.

На основании изложенного прошу вашего разрешения о создании медико-психиатрического консилиума для освидетельствования пациента и выставления медицинского диагноза, поскольку еще стоило бы раз повториться, что при общем выздоровлении терапевтического характера за последние несколько месяцев у пациента развивается, если не прогрессирует психическая болезнь, для диагностирования которой необходимы специальные познания в области психиатрии. (Возле этого абзаца пометка Сталина: "Разрешаю !" - Г. Н.)

К примеру, пациент на протяжении нескольких суток отказывается чистить зубы. Он считает, что в зубном порошке яд, который проявится после выпитого чая или кофе. Изо рта пациента исходит жуткий неприятный запах. На вопрос врачей о происхождении запаха пациент отвечает, что специально не будет чистить зубы, чтобы сбивать с ног контру и заговорщиков, которым он будет дышать в лицо.

Пациент убивает время в постоянной писанине, которую затем распихивает по тайникам. Его письма сотрудники и медперсонал находят в самых неприличных местах. Я прямо-таки устал изымать эти конверты с бесчисленными указаниями. После пробуждения пациент, как правило, старается попасть к телефону. Когда ему отвечают, что с Москвой нет связи, он впадает в истерику. Т. о. он испортил 4-й телефонный аппарат. После истерики, как правило, безмолвствует, это длится на протяжении часа, полутора. Затем еще несколько часов ходит по дому, гуляет мало. Ест плохо. Много пьет воды и постоянно ходит в уборную, через каждые 20-40 минут. По дому мочится.

Лечащий врач: (подпись неразборчива)

Горки, дня 16 XII 1923 года".

Так вот она, самая страшная и наиболее тщательно скрываемая тайна Ленин сошел с ума!

Но когда это произошло? В декабре 1923 года? Или летом 1921-го? Как мог политик Сталин установить этот медицинский факт раньше профессиональных врачей?

* * *

Когда в конце 1917 года известный революционер Г. Соломон (Исецкий) впервые встретил Ленина, в семью которого он был вхож еще с дореволюционных лет, он был поражен произошедшей во Владимире Ильиче переменой.

- Помните: того Ленина, которого вы знали десять лет назад, больше не существует, - говорил Владимир Ильич . - Он умер давно, с вами говорит новый Ленин... Я буду беспощаден ко всему, что пахнет контрреволюцией!.. И против контрреволюционеров, кто бы они ни были, у меня имеется товарищ Урицкий... Не советую вам познакомиться с ним!

"В словах его, взгляде, - вспоминал Соломон, - я почувствовал и прочел явную неприкрытую угрозу полупомешанного человека... Какое-то безумие тлело в нем"...

И это безумие не замедлило проявиться в нем в самых ужасающих формах в ближайшие три года. Если непредвзятым, незашоренным глазом посмотреть на ленинские резолюции, предписания, телеграммы, невозможно не ужаснуться их болезненной кровожадности. "Ссылайте на принудительные работы в рудники", "наводите массовый террор", "запирайте в концентрационные лагеря", "отбирайте весь хлеб и вешайте кулаков", "без идиотской волокиты и не спрашивая ничьего разрешения расстреливайте, расстреливайте, расстреливайте". Расстреливайте всех и за все- капиталистов за утаивание денег, кулаков за сокрытие хлеба, офицеров за неявку на регистрацию, проституток за спаивание солдат, солдат за невыход из вагонов, демобилизованных за хранение винтовки, крестьян за нерасчистку снега.

И рядом с этим какая-то непостижимая жалостливость: "12 французов пленных от холода страдают. Одеть + пища". И в этом же 1919 году беспрецедентная по кровожадности резолюция, обнаруженная мной на никогда не публиковавшемся письме Дзержинского Ленину.

"В Ростове захвачены в плен 300 000 казаков войска Донского, - писал Феликс Эдмундович 19 декабря 1919 года. - В районе Новочеркасска удерживается в плену более 200 000 казаков войска Донского и Кубанского. В городе Шахты, Каменске удерживается более 500 000 казаков. За последнее время сдались в плен около миллиона казаков. Пленные размещены следующим образом: в Геленджике - около 150 000 человек, Краснодаре - около 500 000 человек, Белореченская - около 150 000 человек, Майкопе - около 200 000 человек, Темрюк - около 50 000 человек. Прошу санкции.

Председатель В.Ч.К. Дзержинский".

Резолюция Ленина на письме: "Расстрелять всех до одного. 30 декабря 1919 г.".

В мае 1919 года предсовнаркома Ленин нашел время, чтобы дважды напомнить железнодорожной ЧК в Жлобине о необходимости вернуть реквизированный велосипед аптекарю Г. Рабкину. И в этом же месяце он подписал чудовищный, до сих пор скрываемый от народа документ, который мне удалось обнаружить в архиве:

"1 мая 1919 г.

Председателю В.Ч.К. No 13666/2 тов. Дзержинскому Ф. Э.

УКАЗАНИЕ

В соответствии с решением В.Ц.И.К. и Сов. нар. комиссаров необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией.

Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше.

Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады.

Председатель В.Ц.И.К. Калинин

Председатель Сов. нар. Комиссаров

Ульянов (Ленин)".

И опять совмещение несовместимого - именно 1 мая, в День международной солидарности трудящихся, Ленин подписывает документ, требующий "расстреливать беспощадно и повсеместно" тех, кто молится Богу.

Допускаю, что именно это патологическое соседство сентиментальности и зверства как раз и навело Сталина на догадку, что вождь невменяем. В таком случае он стал для Ленина поистине бичом Божьим, обрекшим его на унизительное и мучительное умирание.

О том, что Сталин не забыл ленинского "указания" об уничтожении русского православного духовенства, свидетельствует еще один найденный мной документ. Это адресованная Берии Выписка из протокола No 88 заседания Политбюро ЦК от 11.11. 1939 г.

"- По отношению к религии, служителям русской православной церкви и православноверующим ЦК постановляет:

Признать нецелесообразным впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей РПЦ, преследования верующих.

Указание тов. Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 г. за No 13666-2 "О борьбе с попами и религией", адресованное председателю ВЧК т. Дзержинскому, и все соответствующие инструкции ВЧК-ОГПУ-НКВД, касающиеся служителей РПЦ и православноверующих, - отменить...

Секретарь ЦК И. Сталин".

Это решение сделало православную церковь союзницей советской власти в годы Великой Отечественной войны. Энергично разрушать этот союз стал еще через двадцать лет верный ленинец Хрущев...

"ЧП" No 6, 1999 г.