sci_politics Мухин Игнатьевич Мухин Суд над Сталиным

8 октября в 14-00 в Басманном суде началось первое в России заседание по защите чести и достоинства Сталина. Иск подал внук Сталина Евгений Яковлевич Джугашвили (сын погибшего на фронте старшего сына Сталина Якова), инициативу представлять истца в суде взял на себя Л.Н. Жура, а я из-за болезни смог присоединиться к делу только на этой стадии начала его слушания. На этой же стадии представителем истца стал и С.Е. Стрыгин. Иск был подан к «Новой газете» за публикацию статьи А.Ю. Яблокова «Виновным назначен Берия».

Сталин, суд 2009-10-22 ru ru
Михаил Якушков Эшва eshva_news@hotbox.ru FB Editor v2.0 23 October 2009 http://forum.msk.ru/material/society/1457814.html 24499F63-F124-4DAD-BE23-B546DD824AAD 1.0

1.0 - создание файла


Суд над Сталиным

Ю. Мухин 09.10.2009

http://forum.msk.ru/material/society/1457814.html

8 октября в 14-00 в Басманном суде началось первое в России заседание по защите чести и достоинства Сталина. Иск подал внук Сталина Евгений Яковлевич Джугашвили (сын погибшего на фронте старшего сына Сталина Якова), инициативу представлять истца в суде взял на себя Л.Н. Жура, а я из-за болезни смог присоединиться к делу только на этой стадии начала его слушания. На этой же стадии представителем истца стал и С.Е. Стрыгин. Иск был подан к «Новой газете» за публикацию статьи А.Ю. Яблокова «Виновным назначен Берия».

Ранее, третьими лицами к ответчикам присоединился «Мемориал». В итоге, команда ответчиков, под руководством адвоката Г. Резника состоит из 8 человек мемориальцев, представителей «Новой» и их адвокатов.

Что возмутило сразу – Резник запротестовал против нашей просьбы к суду вести видеосъемку на том основании, что мы - сталинисты, и поэтому извратим суть судебного заседания! Это кто говорит? Он, также, не дал нам представить объяснения в виде видеофильма, на том основании, что заседания суда, видите ли, ведутся устно. А текст видеофильма – он какой, письменный?

Судья отказала нам в этом. Отказала в получении из Конституционного суда стенограммы по «делу КПСС», когда в Конституционном суде рассматривался вопрос о Катыни. Я подал такое ходатайство:

«Уважаемый суд!

Руководствуясь статьей 59, просим обязать ответчиков соблюдать относимость доказательств.

1. Ответчики утверждают: «Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков, избежали моральной ответственности за тягчайшее преступление». Просим обязать ответчиков представить законодательный акт либо нормативный документ тех лет, в котором указывается исполнителям расстреливать людей по решению Политбюро и Сталина.

Уважаемый суд!

Если я напишу, что для московских судей обязательны для исполнения решения Лужкова, то Лужков подаст в суд и его представитель в суде потребует от меня в доказательство документ об этой обязанности судей, а не опыт судебной практики московских судов. И Лужков выиграет дело, как уже бывало, причем, в суде любого иного города, поскольку обязанности должностных лиц безусловно указываются в нормативных документах. И мы требуем не более того, что потребовал бы Лужков, - законодательный акт либо нормативный документ, как доказательство этого утверждения ответчиков.

2. Ответчики утверждают: «Секретными протоколами к Пакту Молотова - Риббентропа было предусмотрено, что СССР, несмотря на действовавший с Польшей договор о ненападении, должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу. После того как 01 сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей, СССР, выполняя свои обязательства перед Германией, 17 сентября 1939 г. вторгся в Польшу».

Просим ответчиков положить на стол председательствующего текст пакта и секретного протокола и указать, где именно в этих документах вписано, что СССР «должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу», либо его «обязательства перед Германией» в этом.

3. Ответчики утверждают: «В ходе расследования было установлено, что в действительности 14 700 польских военнопленных из трех лагерей НКВД и 7 305 польских граждан, содержавшихся в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии, по постановлению Политбюро ВКП(б) в апреле-мае 1940 года были расстреляны сотрудниками НКВД СССР и захоронены на территории дач УНКВД и в других местах», - а также: «Впервые документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б) - по политическим и национальным мотивам как «закоренелых, неисправимых врагов советской власти, по национальности свыше 97% поляки».

В доказательство этих утверждений, ответчики просят суд в совместном Предварительном возражении: «Мы поддерживаем ходатайство представителя ответчика А.Яблокова об истребовании копий нескольких документов из Российского государственного архива социально-политической истории (ранее они хранились в Архиве Президента РФ), необходимых для подтверждения истинности утверждений Яблокова о роли Сталина и Политбюро в расстреле поляков и польских граждан весной 1940 г., которые оспаривает истец Джугашвили.

1) Записка Л.П.Берии И.В.Сталину (не позднее 5 марта 1940) с предложением расстрелять польских офицеров и других из трех спецлагерей для военнопленных и заключенных тюрем западных областей Украины и Белоруссии с резолюцией Сталина и других членов Политбюро;

2) Выписка из протокола решения Политбюро ЦК ВКП(б) №П13/144 от 5 марта 1940 г. о польских военнопленных и др.; 3) Записка Председателя КГБ при СМ СССР А.Н.Шелепина Н.С.Хрущеву № 632- Щ 1959 г. с проектом постановления Президиума ЦК КПСС об уничтожении дел по операции, санкционированной решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. № 632-Щ».

Мы также поддерживаем это ходатайство, однако настаиваем, чтобы из архива были получены копии всех документов из пакета, включая копию пакета и постановление Политбюро, адресованное Шелепину, сам протокол и остальные документы, всего 14 листов. Поскольку остальные документы пакета также относятся к утверждениям ответчика.

4. Ответчики утверждают: «Не смотря на подтверждающие правоту этих документов показания бывшего председателя КГБ СССР Шелепина, бывшего начальника Управления по делам военнопленных НКВД СССР Сопруненко, начальника УНКВД по Калининской области Токарева и других, подлинность этих документов была дополнительно тщательно проверена».

По данному утверждению относимыми доказательствами являются постановление следователя о назначении экспертизы указанных в пункте 3 документов из пакета, Заключение экспертов, полные протоколы всех допросов Шелепина, Сопруненко и Токарева.

5. Ответчики утверждают: «Обстоятельства этого массового убийства подтверждаются не только этими документами, но и показаниями свидетелей и материалами эксгумаций в местах захоронений».

Надлежащими доказательствами по этим утверждениям являются итоговые документы эксгумаций, проведенных следствием в Смоленской, Калининской и Харьковской областях. В связи со сказанным выше и основываясь на статье 57.1 просим суд предложить ответчикам представить указанные доказательства, а если от них последуют ходатайства о помощи, то оказать им содействие в их получении».

Не знаю, вы сильно удивитесь, узнав, что суд отказал мне и в этом, благодаря чему ответчики стали превращать рассмотрение дела в ток-шоу, в котором ведущий не соображает, о чем говорят выступающие, а зрители не понимают, зачем они включили телевизор.

Я не смогу описать ход всего заседания, длившегося почти без перерыва пять часов, дам с сокращением только свое объяснение:

«Уважаемый суд!

Ответчик Яблоков и примкнувший к нему «Мемориал», изворачиваясь, заявили в предварительных возражениях, что, дескать, клевета о пакте «Молотов-Риббентроп» и о Катынском деле не имеет отношения к Сталину и посему не может быть рассмотрена в рамках этого дела. …То есть, они считают, что раз в заявленных в иске клеветнических сведениях не содержится слова «Сталин», то к Сталину эти сведения не относятся.

…Уважаемый суд!

Лет сорок назад были проведены исследования среди всех групп населения. Испытуемым давали прочесть упрощенную газетную статью и просили пересказать, о чем она, и что автор статьи хотел в ней сказать, то сеть, цель, с которой автор написал статью. Выяснилось, что во всех группах населения, только 14% способны пересказать простую газетную статью, и только 8% способны понять, зачем автор ее написал. Из представленного ответчиками и «Мемориалом» предварительного возражения стало ясно, что ни в «Новой газете», ни в «Мемориале», ни то, что 8%, а вообще не осталось ни одного человека, способного понять, что Яблоков сказал в оспариваемом материале. И ответчики не понимают ни причинно-следственных связей в статье, ни логики ее написания. Поэтому, уважаемый суд, я вынужден в своих объяснениях зачитать этот короткий материал Яблокова и попробовать на пальцах объяснить стороне, какое отношение к Сталину имеют те клеветнические сведения, соответствие действительности которых они застеснялись доказать суду.

Материал Яблокова назван «Виновным назначен Берия». Уже из названия следует, что было совершено какое-то преступление, но истинного преступника прячут за менее значительным лицом. Поскольку более значительным лицом, нежели Берия, являлся Сталин, то знающим историю уже из названия статьи ясно, что статья посвящена какому-то конкретному преступлению Сталина. А малокультурным читателям предпослан подзаголовок: «Истинное отношение властных элит к сталинизму проявили решения по «Катынскому делу»».

«Сталинизм» - это порядки в СССР во времена, когда нашей Родиной руководил Сталин. Таким образом «Новая газета» разъясняется непонятливым, что Катынское дело – это преступление не Берии, а Сталина, и статья Яблокова будет об этом.

Материал имеет три части. Первая часть, написанная самим Яблоковым повествует (ядал первые четыре абзаца статьи http://www.novayagazeta.ru/data/2009/gulag03/01.html). …Из этой первой части следует вывод, что нынешняя власть в России благоволит чекистам - кровавым убийцам из КГБ и ФСБ - и держит в черном теле прокурорских работников. В частности, эта власть не давала следователю прокуратуры Яблокову совать нос туда, куда Яблокову хотелось, зато реабилитировала убийцу Судоплатова.

Сразу же возникает вопрос – почему некая «новая власть» России благоволит к КГБ даже больше, чем в свое время Советская власть? Кто это у нас такой в России во власти, и по какой причине он ценит убийц-чекистов больше, чем непорочных прокуроров? Яблоков не говорит прямо, предпочитая намеки, но это намек прозрачный и он выпирает в подтексте, поскольку в «новой власти» только Путин был чекистом - подполковником КГБ и директором ФСБ - и по этой причине любовь к убийцам КГБ может идти только от чекиста Путина.

Далее, во второй части статьи, Яблоков начинает распространять клевету на Сталина, но между первой и второй частью его статьи стоит такое вот клеветническое предложение: «Сталин и чекисты повязаны большой кровью, тягчайшими преступлениями, прежде всего против собственного народа». Поскольку Путин чекист и только что намеком было сказано, что он благоволит убийцам из КГБ, то у читателя подтекстом не может не возникнуть мысль, что и Путин, как и Сталин, повязан преступлениями против своего народа. Эдакая трусливая бравада Яблокова против Путина – показал Яблоков Путину кукиш в кармане. Однако видимая задача этого предложения – связать воедино первую часть статьи со второй. А во второй части своей статьи Яблоков начинает лить грязь гнусной клеветы на Сталина (здесь я зачитал остаток статьи http://www.novayagazeta.ru/data/2009/gulag03/01.html).

Как видит, уважаемый суд, в этой части своей статьи Яблоков кратко изложил историю и суть Катынского дела в интерпретации «пятой колонны» Польши в России. …Я не буду ее рассматривать, а сразу же рассмотрю причинно-следственные связи в этой части его статьи.

Следствие, ставшее выводом по второй части статьи, – Сталин является кровожадным людоедом, и ответчики, кстати, признают, что этот вывод относится именно к Сталину. А в чем причина такого вывода данной оспариваемой статьи? В том, что в СССР были убиты 22 тысячи поляков. Спору нет, человека, виновного в убийстве 22 тысяч человек, можно назвать кровожадным людоедом. Но в свою очередь, то, что 22 тысячи поляков были убиты, является следствием того, что Сталин, во-первых, в пакте «Молотов-Риббентроп» сговорился с Гитлером совместно напасть на Польшу, чтобы добраться до бедных поляков, а, во-вторых, после этого отдал приказ убить 22 тысячи взятых в плен польских офицеров и госслужащих. И вот если из этого текста убрать клевету ответчиков о пакте «Молотов-Риббентроп» и клевету об убитых в СССР поляках, то есть, считать, что эти сведения не имеют отношения к Сталину, то первое предложение второй части: «А о конкретном механизме сталинского террора мне удалось узнать в ходе расследования «Катынского дела» - и выводом по этой части: «Бывший отец народов, а в действительности кровожадный людоед признан «эффективным менеджером»», - пропадет причинно-следственная связь.

Читателям не будет понятно, как это автор пришел к таким выводам, поскольку между первым предложением и выводом нет ни малейших упоминаний, ни о какой иной вине Сталина, кроме сговора с Гитлером и убийства 22 тысяч поляков. При таком выводе о кровожадности Сталина, и при том, как даны в статье причинно-следственные связи, даже недалекий читатель автоматически понимает, что все приведенные выше сведения о злодеяниях относятся только к Сталину и ни к кому иному, поскольку в выводах не упомянут никакой иной преступник, даже пресловутые чекисты не удостоились внимания автора. «Новой газете» следовало бы попробовать научиться понимать, о чем говорят публикующиеся в газете авторы.

Заканчивается текст Яблокова общим выводом по двум частям: «Вот что я думаю о перспективах суда над Сталиным и сталинизмом в современной России». Поскольку в тексте статьи нет ни слова о необходимости суда над Сталиным, то этот эзопов язык читатели могут понять только так: Яблоков очень хочет провести суд над Сталиным, но Сталин – кровожадный людоед, повязанный кровью с чекистами, и Путин кровожадный людоед, повязанный кровью с чекистами, а кровожадный людоед кровожадному людоеду око не выклюет. Короче, бесстрашный Яблоков еще раз показал Путину кукиш в кармане.

Далее идет третья часть статьи, которая к предмету иска не относится, поскольку в ней Яблоков дает высказывание нескольких читателей на сайте «Новой газеты» по теме «Вождь народов или уголовный преступник?», выбрав их из почти 3000 откликов.

Уважаемый суд, с целью охарактеризовать клеветников на Сталина, прокомментирую, ну прямо таки кипящее, желание Яблокова организовать суд над Сталиным, и его прозрачный намек на то, что чекист Путин не даст этого сделать. Яблоков это тот самый следователь по Катынскому делу, который участвовал в следственных действиях с самого начала и возглавил следствие по этом делу с августа 1992 года. На этом деле он неплохо подкормился и заработал у Польши красивый Крест. А в июле 1994 года этот самый Яблоков, завершил следствие, но вместо того, чтобы подписать обвинительное заключение и отправить Катынское дело в суд, который бы судил Сталина, Яблоков прекратил Катынское дело, как он пишет, по основаниям статьи 5 пункт 8 УПК РСФСР за смертью виновных. Между тем, эта статья старого УПК гласила: «Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению …в отношении умершего,…».

Во-первых, если в отношении умершего дело прекращается во всех случаях и немедленно, то почему Яблоков, даже возглавляя следствие, два года продолжал производство уголовного дела против умерших, зарабатывая в Польше награды? Что, Яблоков не знал, что Сталина нет в живых уже 39 лет? Но эта статья УПК РСФСР, как и аналогичная статья ныне действующего УПК, имеет оговорку: «…за исключением случаев, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего…».

По этому делу два подозреваемых – с 1943 и до 1989 года это был Гитлер, а с 1989 года – Сталин. При рассмотрении Катынского дела в суде, кто-то бы из этих двоих был реабилитирован, следовательно, согласно, статье, на основании которой Яблоков закрыл дело, он обязан был это дело передать в суд! Таким образом, Яблоков совершил беззаконие, закрыв дело на Сталина и не передав его в суд.

А теперь посмотрите, как Яблоков объясняет читателям то, почему нет суда над Сталиным. Оказывается, в этом виноваты «властные элиты», читай, Путин. А ведь это полная аналогия с ежовщиной 1937 года! Тогда прокурор Рогинский творил беззакония, а сегодняшний председатель «Мемориала» Рогинский уверяет всех, что в беззакониях того ежовского Рогинского виноват Сталин. Тогда прокурорские работники были белые и пушистые, а в беззакониях виноват был Сталин, и сегодня прокурорские работники белые и пушистые, только в беззакониях виноват уже Путин.

Можно сказать, что прокурорские ни на грамм не изменились – творят беззакония сами, а обвиняют в этих беззакониях руководителей.

Уважаемый суд!

Должен повторить: если из текста оспариваемой статьи убрать клевету ответчиков о пакте «Молотов-Риббентроп» и клевету об убитых в СССР поляках, то есть, считать, что эти сведения не относятся к Сталину, то не только между первым предложением второй части оспариваемой статьи и выводом по этой части пропадет причинно-следственная связь, но и истцы лишатся возможности доказать не соответствие действительности оставшихся в иске сведений. Как мы покажем суду, что сведения о том, что Сталин был кровожадным людоедом, организовавшим убийство поляков, не соответствуют действительности, если нас лишить возможности показать суду, что сведения об этом убийстве поляков русскими не соответствуют действительности?

И должен заметить, что для ответчиков доказать, что Сталин организовал убийство 22 тысяч поляков, и что такое убийство действительно было, это пара пустяков. Они же пишут, что найдя на тюремном кладбище харьковской тюрьмы (перекопав его экскаватором) 62 черепа расстрелянных до войны советских преступников, они сумели сделать следственный вывод, что на этом кладбище похоронено 3 820 расстрелянных польских офицеров. А перекопав экскаватором кладбище тюрьмы Калинина и найдя 20 черепов расстрелянных советских преступников, сумели сделать следственный вывод, что там захоронено 6 511 расстрелянных польских полицейских и чиновников. Поскольку ответчики так быстро убедили в этом поляков, что теперь об этих черепах поляки преподают во всех польских школах, то наверняка у ответчиков не займет много времени убедить и суд в этом чудесном следственном непорочном размножении черепов с одновременной сменой их национальной принадлежности.

И что ответчикам стоит показать суду, в каком месте в протоколе к пакту о ненападении между СССР и Германией или в самом пакте записано о сговоре СССР и Германии о совместном нападении на Польшу? Ведь этот пакт и протокол к нему это всего четыре странички. Ответчики уже пять лет на весь мир вопят, что в России они лишены правосудия и посему не могут доказать вину Сталина в Катынском деле. Казалось бы, в этом суде ответчики должны броситься доказывать правдивость опубликованных им сведений об убийстве поляков русскими и об этом пресловутом пакте. Но они наотрез отказываются это делать. Трубить о вине Сталина всему миру не стесняются, а доказать суду соответствие своих сведений действительности, вдруг застеснялись.

Подытожим: ответчики в оспариваемой статье требуют суда над Сталиным, чтобы доказать его преступления. Так в чем же дело? Вот вам суд – доказывайте!»

В 19 часов судья прервала слушание до 10-00 утра 9 октября.

Суд над Сталиным: ответчики не собираются предъявлять суду фальшивки из «секретного пакета №1»

Юрий Мухин 11.10.2009

http://forum.msk.ru/material/lenty/1468198.html

Не могу понять истинных причин, но иск в защиту чести и достоинства Сталина в Басманном суде вызвал огромный журналистский интерес… на Западе. «Своих» видел только из «Коммерсанта» и «Эха Москвы». А западных было множество, только я давал интервью ВВС, «Ассошиейтед пресс», «Франс пресс», польскому и канадскому ТВ, каким-то немцам. Для Лимонова это были бы именины сердца, а меня злило, что как и что им ни говори, а все равно все скурвят и переиначат.

Судья явно играет в наши ворота, подыгрывает ответчикам и Резнику беззастенчиво. Вот пример.

Адвокаты, задавая вопросы противной стороне, если бы она имела время ответ обдумать. Резник 8 октября так мне вопросы и задавал, умные вопросы, типа: «Подтверждаете ли вы, что немцы совершили против Польши агрессию 1 сентября 1939 года».

Что знает! Выдающийся адвокат! Я на них отвечал без подготовки. Но 9-го пришло мое время задавать вопросы противной стороне, а я, используя опыт прошлых судов, как дурак, заготовил эти вопросы в письменном виде в двух экземплярах, второй – для секретаря суда, чтобы быть уверенным, что она мои вопросы не переврет и не «забудет» внести в протокол. Причем, даже когда противной стороной был прокурор, я не боялся этого делать – секретарь получала бумагу с вопросами, в которых я делал пробелы для внесения ответов, и работала с ней.

Но на этом суде произошло невероятное, что меня ошарашило. Судья перехватила вопросы у секретаря и поручила помощнице сделать ксерокопию, после чего вручила эти вопросы Резнику с предложением подготовиться к ответам! Я возмутился – почему нарушаются права сторон: почему судья не вручила мне вопросы Резника? И она нагло заявляет, что я ее об этом не просил! Но ведь и Резник при нас ее об этом не просил!

При таком наглом ведении процесса, тот факт, что она в качестве доказательств со стороны ответчиков присоединяет к делу макулатуру (списки 40 тысяч реабилитированных), книги с такими же списками, что совершенно не относится к предмету иска (автор оспариваемой нами статьи ничего об этом не писал и мы не требовали эти списки или реабилитацию опровергать), но не присоединяет к делу доказательства по предмету иска, уже можно считать пустяками.

Я начал задавать вопросы Резнику и тут мне вспомнилось, как вел себя Бухарин на процессе 1938 года. Он ни на один вопрос не отвечал прямо, а говорил, говорил, говорил. Наконец остроумный Вышинский не выдержал и начал в лоб спрашивать, признает ли Бухарин себя невиновным. Бухарин и тут ему не ответил прямо, а начал говорить, говорить, говорить. Это надо учитывать, чтобы понять итоговую фразу Вышинского: «Таков Бухарин — эта лицемерная, лживая, хитрая натура. Этот благочестиво-хищный и почтенно-злой человек, эта, как говорил Максим Горький про одного из героев из галереи «Бывших людей»,— «проклятая помесь лисицы и свиньи»».

Я не собираюсь повторять это определение в отношении Г.Резника, но он практически ни на один мой вопрос не ответил «да» или «нет»: он говорил, говорил, говорил. О чем угодно. О Мандельштаме и Троцком, о Ленине и проклятой партии, о том, что Сталин и в дворниках был бы вождем, но только не о том, о чем его спрашивали.

Я некоторые вопросы повторял трижды, но в ответ получал все новые и новые разговоры ни о чем. Л.Н. Жура задает ему простой вопрос в ответ на заявление Резника о том, что тех, кто не исполнял приказы Сталина, обязательно расстреливали, может ли он назвать фамилию хоть одного расстрелянного за неисполнение приказа Сталина? И в ответ речь на 5 минут, разумеется, без фамилии пострадавшего. Ну, очень талантливый адвокат!

В конце концов, судья бросилась ему на помощь и начала снимать мои вопросы. Конечно, когда мы расшифруем аудиозапись, то можно будет дать для примера образцы изящной словесности этого лауреата медали имени Плевако, а сейчас мне остается дать только свои вопросы.

Первыми были вопросы об утверждении ответчиков, что решения Сталина были обязательны для всех. Резник начинал свои вопросы словами «Признаете ли вы, что…», - и требовал только ответа «да» или «нет». Я тоже начал задавать ему вопросы в этой манере, и поскольку все мои вопросы начинаются так, то я вместо этих слов буду ставить троеточие. Начал я так.

«В доказательство того, что Сталин был кровожадным людоедом, вы привели два исторических эпизода, которые происходили по вашей версии с августа 1939 года по март 1940 года.

1. …в это время в СССР уже три года действовал Основной закон, принятый в 1936 году, и называемый практически официально «Сталинской» Конституцией? В ответ длинный разговор, что Конституция была фикцией.

2. …по Конституции СССР высшая (законодательная) власть в государстве принадлежала Верховному Совету? Ответ тоже про фикцию.

3. …возглавлял Президиум Верховного Совета СССР и, таким образом, был главой советской власти М.И. Калинин?

4. …по Конституции Верховный Совет избирал правительство СССР – Совет народных комиссаров и главу Советского государства – Председателя Совета народных комиссаров? Снова ответ о том, что Конституция не действовала.

5. …главой Советского государства (как Медведев сегодня) был В.М. Молотов?

6. Признаете ли вы, что, Конституция СССР не предусматривала государственную должность вождя СССР? В ответ речь о том, что Молотов не был главой государства.

7. …руководил ВКП(б) Центральный комитет в количестве 73 человек? Ответ: нет, не руководил!

8. …Устав ВКП(б) не предусматривал должность вождя? Я три раза задавал этот вопрос, объяснял, что Устав это такая бумага с обязанностями… Эффекта – ноль!

9. …единственная должность, которую занимал Сталин в описываемый вами период, называлась «секретарь ЦК КПСС»? В ответ перл Резника, что Сталин и дворником бы имел неограниченную власть.

10. …Сталин был одним из 5 секретарей ЦК ВКП(б)? Тут он честно ответил, что не помнит.

11. Признаете ли вы, что ВКП(б) в СССР не имела своих собственных (назначаемых партийными органами, а не Верховным Советом) министров иностранных и внутренних дел, судей, прокуроров, работников силовых структур, не мела свои тюрьмы и лагеря для военнопленных? Шум в команде ответчиков, но Резник от ответа уклонился.

12. …министры СССР, судьи и прокуроры, начальники лагерей и палачи, были государственными служащими государства, а не партии? В ходе длинной речи ответил, что не признает.

13. …Конституция СССР не предусматривала обязанность государственных служащих СССР нарушать законы СССР по указанию партийных органов ВКП(б)? Тут Резник приустал и начал читать выводы комиссии Поспелова о культе личности.

14. …Сталин, по полномочиям своей должности одного из пяти исполнителей решений Центрального Комитета ВКП(б), не имел никаких прав давать никаких государственных распоряжений, тем более, государственных распоряжений, нарушающих законы СССР? Речь: не мог, но давал.

15. …если Сталин вдруг дал преступное распоряжение государственному служащему и тот это распоряжение исполнил, то преступник не Сталин, а государственный служащий? Ответ: не исполнять было нельзя, а то убьют.

16. Даже сегодня, в России, все еще считается, что все же виноват чиновник, сотворивший беззаконие за взятку. Не могли бы вы объяснить логику своего мышления, то есть, логику оспариваемой статьи, по которой вы ответственность за действия госаппарата СССР (вне зависимости от их законности и правильности) возлагаете на Сталина, не имевшего права давать распоряжений госслужащим и не имевшего денег для взяток им? Судья сняла вопрос. Далее я начал задавать вопросы «об общеизвестности преступлений Сталина».

17. …Сталин не воровал сам, не прятал украденные деньги за границей, и не давал воровать никому в СССР? Судья сняла вопрос

18. Признаете ли вы, что при Сталине было немыслимо, чтобы деньги России для развлечения одного человека тратились на покупку футбольных клубов в Англии или самых дорогих яхт? Судья сняла вопрос

19. Признаете ли вы, что:

- во Второй мировой войне СССР под руководством Сталина сражался практически со всей Европой и уничтожил 75% вооруженных сил Германии и ее союзников, 15% уничтожила американская армия и 10% британская;

- Великая Отечественная война унесла треть тех богатств, что накопили все наши предки, начиная от Рюрика, и, тем не менее, СССР отменил карточки на продукты в 1947 году – через два года после войны, а Франция – в 1949, Англия – в начале 50-х.;

- через 5 лет после отмены карточек хлеб, мясо, сливочное масло в СССР уже стоили в 2,5 раза дешевле, чем до отмены карточек, сахар в два раза, а за эти же пять лет в США цены на хлеб выросли на треть, в Англии — в два раза, во Франции — более чем вдвое, при том, что цены на мясо в США увеличились на четверть, в Англии — на треть, во Франции — вдвое.

- по темпам экономического роста Сталинский СССР никто и никогда не опережал? Судья сняла вопрос

20. …в конце 2008 года в интернет-проекте «Имя России» шло свободное голосование, которое обобщило 44 миллиона голосов далеко не обездоленных и малограмотных граждан России, имеющих доступ к Интернету, и Сталин возглавлял список из 50-ти кандидатов и победил бы, если бы руководители проекта, в конце концов, не сфальсифицировали результаты, чтобы не допустить этого? Судья сняла вопрос, но Резник все же ответил в том плане, что по его мнению Сталин действительно победил в этом вопросе, но это потому, что люди плохо живут.

21. …ни один из тех деятелей, кто в своей жизни хулил Сталина, скажем, Хрущев, Ельцин, Горбачев или Сахаров, в этом Интернет-проекте даже близко не подошли к десятке лидеров? Судья сняла вопрос

22. …на сегодня, по итогам этого голосования, клеветники на Сталина – те, кто считают его кровожадным людоедом, то есть, хрущевские комиссии Поспелова, съезды народных депутатов, прокуроры-реабилитанты и прочие, считающие себя интеллектуалами, - это, в глазах народа России, инородное тело в России и пигмеи по отношению к Сталину? Судья сняла вопрос

23. …всему народу России общеизвестны не только клевета на Сталина, но и то, что я выше о нем сказал? Судья сняла вопрос, но он, все же, ответил, что люди во власти мифов.

24. …клевета остается клеветой, даже если она записана в учебники и клевещут много людей сразу? Судья сняла вопрос

25. …клевета остается клеветой, даже если клевещущие считают ее правдой? Судья сняла вопрос

Далее пошли мои вопросы, о праве называть Сталина преступником.

26. …назвать убийцей (организатором убийства), даже по нынешней Конституции может только суд? Ответ – нет, поскольку после длинной речи мы узнали, что если все говорят, что это преступник, то тогда можно.

27. …нужен суд, чтобы назвать человека убийцей потому, что судьи за вынесение заведомо неправосудного приговора по делу об убийстве многих лиц получат до 10 лет лишения свободы, и посему только судьи являются ответственными лицами в делах о преступлениях, а всякие комиссии, историки и журналисты – это безответственные болтуны? Судья сняла вопрос

28. … еще не было ни единого суда, который признал бы Сталина преступником? В ответ речь, но в общем, признал.

29. …вы называете Сталина преступником вопреки Конституции, вопреки закону и вопреки общепризнанному русскому обычаю? Судья сняла вопрос

После этого я задал вопросы к автору статьи А.Ю. Яблокову.

30. Вы сделали в оспариваемой статье заявление: «Впервые документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б)…». Признаете ли вы, что в расследовавшемся вами уголовном деле, среди десятков тысяч подлинных архивных документов, касающихся пребывания польских офицеров у нас в плену, больше нет упоминаний об этой тройке, якобы созданной Политбюро, и о том, что поляки были расстреляны? Этот тоже уклонился от ответа рассуждениями, что в деле много материалов.

31. … уже до 1991 года следствие и «Мемориал» нашли сотни подлинных документов, из которых следовало, что пленные польские офицеры были переданы для суда Особым совещанием при НКВД? И тут с помощью «мемориала» запутал ответ.

32. В те годы Особое совещание при НКВД не имело право расстреливать преступников, дела которых рассматривало, признаете ли вы, что к 1991 году следствие и «Мемориал» получили неопровержимые доказательства того, что в мае 1940 года, пленные поляки были осуждены к 5-8 годам лишения свободы и СССР их не расстреливал? Нет.

33 Признаете ли вы, что имея доказательства о том, что пленных поляков СССР не расстреливал, вы утаили это от прессы и общественности? Нет.

34. В книге с вашим соавторством «Катынский синдром…» на страницах 387-388 написано: «Какова была история их рассмотрения в Конституционном суде РФ? С ходатайством о приобщении к материалам по «делу КПСС» подборки из 37 документов (копий) по Катынскому делу из президентского архива выступил 14 октября 1992 г. представитель Президента РФ С.М.Шахрай. На основании этих совершенно секретных материалов он проинформировал как о подлинных событиях 1939— 1940 гг., о расстреле польских граждан, содержавшихся в лагерях НКВД и называвшихся военнопленными, так и о создании при помощи комиссии Н.Н.Бурденко лживой «официальной версии» и сокрытии истинной истории Катынского дела от собственного народа и международной общественности. Целью Шахрая, судя по его ответам на вопросы, было не столько выяснение сути и обстоятельств дела, сколько доказательство самого факта противоправного массового расстрела польских военнопленных на основании закрытого решения Политбюро ЦК ВКП(б) и последующего сокрытия этого факта». Признаете ли вы, что знали, что Шахрай на Конституционном суде пытался доказать факт «противоправного массового расстрела польских военнопленных на основании закрытого решения Политбюро ЦК ВКП(б)», то есть на основании тех же документов, которые в качестве доказательств приводите в оспариваемой статье и вы? Судья сняла вопрос

35. В книге с вашим соавторством «Катынский синдром…» на страницах 388-389 написано: «…При обсуждении документов Катынского дела уже 16 октября представители КПСС использовали очевидные или мнимые неясности, чтобы поставить под сомнение многие положения представленных документов, их оформление и даже подлинность, а также позиции ряда советских руководителей прежних лет». Признаете ли вы, что знали, что защита КПСС на Конституционном суде доказывала суду подложность документов из «пакета №1»? Судья сняла вопрос.

36. В книге с вашим соавторством «Катынский синдром…» на странице 389 написано: «…Горбачев в Конституционный суд не явился. Катынская линия «дела КПСС» заглохла. Катынские материалы были приобщены к делу, но в постановлении и особых мнениях не фигурируют, с окончательным вердиктом непосредственно не связаны». Признаете ли вы, что знали, что Конституционный суд, вопреки протестам защиты КПСС, СОГЛАСИЛСЯ рассмотреть обвинение Шахрая в «противоправном массовом расстреле польских военнопленных на основании закрытого решения Политбюро ЦК ВКП(б)», но НЕ ПРИЗНАЛ ВИНУ КПСС в этом – в Катынском деле? Судья почему-то вопрос не сняла, и Яблоков ответил, что он всего лишь соавтор и этих строк не писал.

37. …при написании оспариваемой статьи вы проигнорировали судебное решение по Катынскому делу и присвоили себе функции суда, более высокого, нежели Конституционный и предлагаете сделать то же самое и Басманному районному суду? Судья сняла вопрос.

Вопросы представителю «Новой газеты»

38. Признаете ли вы, что в оспариваемой статье нет упоминаний о никаких иных «преступлениях Сталина», кроме пакта «Молотов-Риббентроп» и Катынское дело? Зам главного редактора Хлебников не признал, так как по его мнению нужно читать не статью, а всю газету, а там еще было про преступления Сталина.

39. Вы сказали, что Европейская конвенция по правам человека защищает право журналиста иметь свое нелицеприятное суждение о политиках, - вашими бы устами, да мед пить! А защищает ли Европейская конвенция право журналиста лгать своим читателям? В ответ Хлебников дал нечто невразумительное типа нужно подавать в суд за клевету. Тут Хлебникова снова сменил Резник. Я продолжил со вступления: По поводу представления вами в качестве доказательства замыслов Сталина напасть на Польшу статьи 2 Протокола к договору о ненападении между СССР и Германией: «2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана. Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития».

40 …в 1937 году, Гитлер произвел социально-политическое преобразование Рейнской области без единого выстрела?

41. … в марте 1937 года, Гитлер произвел социально-политическое преобразование Австрии без единого выстрела? Судья сняла вопрос.

42. …в октябре 1938 года, Гитлер произвел социально-политическое преобразование Чехословакии без единого выстрела? Судья сняла вопрос.

43. …по аналогии с вышесказанными тремя примерами, в сентябре 1939 года, Гитлер мог убедить Польшу вернуть Германии вольный город Данциг и убедить Польшу предоставить ему коридор в Восточную Пруссию, то есть, провести социально-политическое преобразование Польши без единого выстрела? Судья сняла вопрос.

44. …в договоре о ненападении между СССР и Германией ни слова нет ни о совместном нападении на Польшу, ни об обязательстве СССР напасть на нее? Судья сняла вопрос.

45. …распространенные вами в оспариваемой статье сведения: «Секретными протоколами к Пакту Молотова - Риббентропа было предусмотрено, что СССР, несмотря на действовавший с Польшей договор о ненападении, должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу. После того как 01 сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей, СССР, выполняя свои обязательства перед Германией, 17 сентября 1939 г. вторгся в Польшу», - НЕ СООТВЕТСТВУЮТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ? Судья сняла вопрос».

Однако к концу вдруг выяснился крутой поворот дела: Ответчики не собираются предъявлять суду и приобщать к материалам дела те самые фальшивки из «секретного пакета №1», которыми они «доказывают», что Сталин и Политбюро дали приказ о расстреле поляков – свое единственное «доказательство» этого!

Отпали все сомнения, что следствие и прокуратура выполняли польский заказ и сфабриковали эти документы – они боятся показывать их в суде, чтобы официально не вскрылось, что это подделка!

А это означает, что все эти «борцы со сталинизмом» далеко не наивные дети и прекрасно знают, что эти документы поддельны, прекрасно понимают, что они предали Россию и возлагают на нее миллиарды долларов выплаты полякам. Ну, ну!

Следующее заседание суда по этому делу перенесено на 10-00 вторника 13 октября.

Суд над Сталиным: мы проиграли – это плохо! Но кто-то удивлен?

Юрий Мухин 14.10.2009

http://forum.msk.ru/material/society/1497634.html

Мы потерпели пораженье, но пересилили испуг…

А. Харчиков

Суд по защите чести и достоинства Сталина мы проиграли – это плохо! Но, кто-то удивлен? Мы могли его выиграть?

Немного жаль моих товарищей по процессу - Л.Н. Журу и С.Э. Стрыгина. У нас были настолько сильные козыри, что они, зная о московских судьях только понаслышке, не могли поверить, что мы можем проиграть. Жура даже поспорил со мною на литруху, что выиграем. Но, в конце концов, судья объявила решение – в иске отказать.

Немного комично было то, что Резник и Бинецкий драли глотки в прениях, чтобы рассказать суду, как при Сталине было страшно жить, а тут надо заходить в зал, выслушивать решение судьи, а она боится людей и распорядилась, чтобы дежурившие в зале человек шесть вооруженных приставов всех входящих в зал обыскали, а пара приставов встала между нею и людьми в зале. Мыслимо ли такое было при Сталине, когда в судах и не пахло судебными приставами, тем более, в бронежилетах, а милиция ходила в патрули без оружия? Ох, как сегодня стало жить «не страшно»!

Итак, мы проиграли – это плохо, но хорошо то, что мы провели репетицию Катынского дела – в реальном суде увидели, как эти уроды будут «доказывать» то, что поляков расстреляли русские. Я не могу комментировать решение судьи – его еще нет в окончательном виде, посему я даже гадать не буду, чем она мотивировала такое решение. Получу решение – прокомментирую его кассационной жалобой в Мосгорсуд, а потом и в Страсбургский, процессуальных нарушений было достаточно. А пока что серией статей расскажу подробности суда, длившегося 13 октября почти 11 часов подряд, благо они занимательны.

Сначала о нашей проблеме на утро 13 октября. Судья явно вывела процесс из предела тех исковых требований, что мы заявили, и в качестве доказательства того, что Сталин тиран и проводил репрессии, начала приобщать к делу от ответчиков объемную макулатуру. Сначала два диска с фамилиями 44 тысяч реабилитированных, толстенную книгу с такими же фамилиями и титульные листы списков реабилитированных из архивов. Резник и Бинецкий, выдающиеся юристы, авторитетно советовали молодой судье (29 лет) А.С. Лопаткиной, принять эти «неопровержимые доказательства» тирании Сталина.

Заседание 13 октября мы начали с того, что заявили судье ходатайство:

«Уважаемый суд!

В оспариваемой статье «Виновным назначен Берия» А.Ю.Яблоков в 2009 году написал: «Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков», «…документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б)», а установление судом несоответствия действительности указанных сведений, является предметом иска. При этом Яблоков знал, что еще в 1992 году данное дело и данные документы были рассмотрены Конституционным судом в ходе «дела КПСС», на котором защита доказала подложность указанных документов, а Конституционный суд не признал вины СССР в убийстве поляков.

Мы просим суд допросить в качестве свидетеля участника процесса по «делу КПСС» в Конституционном суде Слободкина Юрия Максимовича, который должен подтвердить следующие, имеющие значение для дела обстоятельства:

1. То, что защита КПСС протестовала против того, чтобы Конституционный суд рассматривал Катынское дело.

2. То, что обвинение, в лице представителей президента России, настояло на рассмотрении обвинения КПСС в Катынском деле.

3. То, что обвинение имело задачей доказательство самого факта противоправного массового расстрела польских военнопленных на основании закрытого решения Политбюро ЦК ВКП(б).

4. То, что защита сумела доказать подложность представленных доказательств – документов, ссылки на которые присутствуют в качестве доказательства в оспариваемой статье.

5. То, что в постановлении и особых мнениях Конституционный суд не признал вины КПСС, а значит и вины одного из пяти тогдашних секретарей ВКП(б) Сталина в расстреле польских военнопленных. Помимо несоответствия действительности указанных выше сведений, подтверждение данных обстоятельств докажет и умысел ответчиков оклеветать деда нашего доверителя».

Казалось бы, для выдающихся юристов Резника и Бинецкого настал звездный час – вот они сейчас продемонстрируют суду, как нужно допрашивать свидетеля, как умными вопросами выворачивать его наизнанку. Ну, вы же видели американские фильмы про суды, видели, как там опытные юристы это делают. Вот и Резник с Бинецким нам это продемонстрируют.

Ага! Разогнались они! Со стороны ответчиков понесся вой, что Слобдкина допрашивать никак нельзя, ну, никак! Судья, весь процесс смотревшая в рот Резнику, с ними согласилась, и Слободкин не был допрошен.

И раньше было понятно, что Резник хорош в заказном деле – когда ясно, что суд вынесет постановление в пользу той стороны, которую защищает Резник,- он поболтает, о чем попало, а суд заказ выполнит. И Резник совершенно бесполезен в делах, в которых требуется реальная борьба юристов. Он ленив, в дело не вникает, и даже процессуальный кодекс не знает.

Вот пример из нашего суда. Он взялся защищать ответчиков в иске в защиту чести и достоинства Сталина, ну так узнай хотя бы элементарное о Сталине, ну, к примеру, кем Сталин был. Сначала Резник «лепил суду горбатого», что Сталин был председателем Политбюро. Когда я его высмеял за незнание истории моей Родины, он начал говорить, что Сталин в войну был главой правительства, а после стал простым секретарем ЦК. Я его поправил, а он в прениях все равно молол чушь про простого секретаря ЦК. А кого стесняться? Вот я и решил ущучить Резника на «его поляне» - на незнании им процессуального закона.

Он с Бинецким стаскивали в дело огромные объемы информации в виде письменных доказательств, доказывающих то, что Сталин был тиран, при этом эти выдающиеся юристы просто не понимали, что они делают. И я обозлился: прекрасно, тащите – тащите! Но сначала я решил на всякий случай высказаться по поводу тирании Сталина и подал такое ходатайство.

«Уважаемый суд!

Председательствующий в заседании вышел за пределы наших исковых требований, и в нашем деле на настоящий момент нет ни единого доказательства, относимого к делу. Нам уже требуется переходить к исследованию доказательств, а исследовать по предмету иска нечего. Те письменные доказательства, которые председательствующий приобщил к делу, и раньше к предмету иска не относились, а после того, как адвокат Бинецкий совершенно бескорыстно, за счет своих клиентов, дал нам дельное предложение сократить исковые требования, эти доказательства в нашем деле вообще стали простой макулатурой.

Напомню суду, какие именно обстоятельства ответчики обязаны доказать. Истец, среди своих исковых требований заявил и такое - признать не соответствующим действительности следующее утверждение автора: ««Сталин и чекисты повязаны большой кровью, тягчайшими преступлениями, прежде всего, против собственного народа».

Но Яблоков во всей своей статье ни слова не говорит об этом «прежде всего» - о, якобы, преступлениях Сталина против своего народа, и нигде об этом не упоминает. Яблоков в статье говорит только о том, что было, так сказать, во вторую очередь, - об, якобы, убийстве 22 тысяч поляков, и о том, как Сталин, якобы, это убийство поляков организовал. Вот почему вторая половина данного предложения к предмету иска и раньше не относились, а уж после того, как Алексей Эдуардович Бинецкий, большое спасибо ему за это, подсказал нам убрать из данного искового требования слова «прежде всего, против собственного народа», наши исковые требования теперь уже ни на грамм не задевают так называемые «репрессии против советского народа».

Пусть «Новая газета» опубликует новую статью, в которой сообщит сведения о том, как именно Сталин повязан кровью с чекистами в репрессиях против собственного народа, обоснует это утверждение сведениями, и мы подадим иск, в котором мы заставим «Новую газету» расписаться в том, что и это ее утверждение - ложь, не соответствующая действительности. А в этом нашем деле доказать соответствие действительности утверждения - «Сталин и чекисты повязаны большой кровью», - ответчики обязаны доказательством соответствия действительности тех сведений, которыми Яблоков доказал это свое утверждение читателям «Новой газеты» в оспариваемой статье.

Однако, уважаемый суд, несмотря на очевидную неотносимость представленных ответчиками доказательств, эти доказательства продолжают оставаться в деле и это вынуждает нас представить доказательство, опровергающее те обстоятельства, на который ссылаются ответчики в вопросе репрессий против советских преступников.

Что это за обстоятельства. Это утверждение ответчиков, что Сталин давал обязательные для судов указания, расстрелять всех, поименованных в представляемых политическому руководству страны списках. Поэтому мы, во-первых, просим суд обозреть Уголовный кодекс сталинских времен, из которого мы просим принять и присоединить к делу в качестве доказательства текст статьи 58 «Контрреволюционные преступления». Если суд прочтет наказания, которые полагаются за преступления, предусмотренные статьями от 58-2 до 58-13, то за эти преступления предусмотрены две высшие меры наказания – высшие меры социальной защиты, как их тогда называли: «расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики, и тем самым гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов союза навсегда, с допущением, при смягчающих обстоятельствах, понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества».

Пусть суд представит себя на месте судей сталинских времен, которые заслушали конкретное уголовное дело и установили, что преступники заслуживают высшую меру наказания, например, за вооруженное восстание. А какое наказание суд должен назначить - расстрел или высылку за границу?

Суду легче – он назначит ту меру наказания, которую просят обвинители на процессе – прокурор или НКВД. А откуда прокурору или наркому НКВД знать, какую меру наказания просить? Это, действительно, не их дело – это дело политического руководства страны. Это нынешние политические деятели внесли в Уголовный кодекс смертную казнь и забыли об этом. А Сталинский СССР был гуманной страной – даже откровенных врагов он не спешил убивать. И политическое руководство СССР обязано было в каждом конкретном случае оценивать степень опасности данных контрреволюционных преступлений для Советского Союза в данный момент. Если большой опасности не было, то политическое руководство требовало от обвинителей, просить у судов высылку за границу. Но если стране угрожала война и угроза для народа СССР от таких преступлений возрастала, а преступник за границей мог усилить враждебные СССР силы, то тогда политическое руководство требовало от обвинителей просить у судов для преступников расстрел.

Таким образом, согласно Уголовному закону СССР, в каждом деле о контрреволюционных преступлениях обвинители обязаны были запросить у политического руководства, а политическое руководство обязано было дать ответы на два вопроса:

1. Предать ли суду данных людей?

2. Какое наказание назначать виновным, заслуживающим высшую меру наказания, – расстрел или высылку за границу?

В тяжелое для СССР время в ответ на эти вопросы резолюция политического руководства звучала кратко: «Судить и расстрелять», - или совсем кратко «Расстрелять», - поскольку такая краткая резолюция уже заведомо включала в себя и резолюцию о необходимости суда. В качестве доказательства обыденности такого сокращения всем политическим руководством СССР, прошу суд обозреть и присоединить к делу Протокол заседания комиссии Пленума ЦК ВКП(б) по делу Бухарина и Рыкова, это общеизвестный документ, описанный многими историками, фотокопия его находится в Интернете, например, по адресу http://stalinism.narod.ru/docs/pozdravlenia/protokol.htm.

Прошу суд обратить внимание, что Ежов – обвинитель Бухарина и Рыкова – запрашивает у политического руководства – Пленума ЦК, - что ему делать с предателями? В его формулировке запрос (в виде проекта резолюции) звучит полностью: о «предании их суду Военного Трибунала с применением высшей меры наказания – расстрела». А в предложениях выступающих эта резолюция уже сокращена, и если Буденный еще упоминает о предании суду и о выборе высшей меры наказания: «предать суду с применением расстрела», то Манульский, Шверник, Косарев и Якир сокращают формулу до вида, который для непонимающего человека звучит, как команда «убить»: «предать суду и расстрелять».

Вот что представляют из себя резолюции на представленных ответчиками списках – это разрешение на предание суду и указание одной из двух высших мер наказания, если преступники ее заслужили. Это указание политического руководства страны обвинителям, какую высшую меру просить у судов в случае, если они сочтут подсудимых заслуживающими высшей меры наказания. А суд уже выносил приговор на основании своего убеждения в вине подсудимого, а не по приказу Сталина и Политбюро.

Ответчики извращают дело до наоборот – Сталин исполнял свой долг гуманного руководителя, очень осторожно уничтожающего в стране «пятую колонну» - ту самую, которая в 90-х годах все-таки уничтожила СССР, - а ответчики представляют дело так, как будто Сталин каждое утро просыпался с мыслью, кого бы ему еще от нечего делать убить. Это сами ответчики, попав на место Сталина, убивали бы с удовольствием и от нечего делать, но Сталин - не ответчики, и приписывать ему свой уровень морального развития ответчики не имеют права.

Прошу суд приложить к делу ксерокопию статтьи 58 и ксерокопию упомянутого протокола в качестве доказательства того, что все эти списки казненных преступников, представленных ответчиками, не имеют отношения к обвинениям Сталина в репрессиях против невиновных. Преступников сажали в лагеря и казнили по решению суда, а не по решению Сталина, и если в этих приговорах были ошибки или преступный умысел, то это были ошибки или преступный умысел суда, а не Сталина».

Надо сказать, что ответчики начали горячиться и согласились приобщить эти документы к делу, дескать, они сами их используют для доказательства тирании Сталина. Далее они загрузили дело добавочной макулатурой – учебниками истории с описанием того, что Сталин тиран, двухтомником какого-то Сарнова, и т.д. и т. п. Мы протестовали – эта макулатура не имеет отношения к иску, а судья грузила дело и грузила. И тогда я заявил «невинное» ходатайство.

«Уважаемый суд!

Адвокаты, даже не такие выдающиеся, как у нас в деле, получают гонорары за отработанное время. По-другому мы не можем объяснить, почему оба адвоката ответчиков не объяснили ответчикам, что произойдет после того, как суд присоединит в качестве письменных доказательств ту макулатуру на бумаге и дисках, которые ответчики доставили в суд.

Теперь, когда наступает время исследования этих доказательств, статья 181 ГПК РФ требует, чтобы эти письменные доказательства были оглашены, как убедил суд адвокат Резник, «устно и непосредственно», без какого либо пересказа их содержания. В связи с этим, мы просим суд оглашать письменные доказательства приобщенные судом к делу, не более 6 часов в день с двумя перерывами, кроме того, просим суд оглашать доказательства громко и внятно, чтобы сторона истцов не пропустила ни одной буквы, могущей иметь значение для наших последующих объяснений по этим доказательствам».

У адвокатов ответчиков вытянулись физиономии – эти выдающиеся юристы, привыкшие помыкать судьями в заказных процессах, просто забыли, что закон требует от судьи, прежде чем опереться на письменное ходатайство, громко прочесть его в зале суда и заслушать замечания сторон. И теперь нашей судье надо было прочесть в зале все те книги, которые с энтузиазмом притащили Резник с Бинецким!

Эти светила начали кричать, что мы хотим затянуть суд, но причем тут мы? Разве это мы просили суд приобщить эту макулатуру к делу? Это Резник с Бинецким убедили суд в этом. Разве мы требуем суд огласить до буквы то, что написано в этой макулатуре? Это закон требует, и мы не виноваты, что Резник с Бинецким этого закона не знают.

Я любезно предложил судье выход из положения: «В связи с тем, что истцы уменьшили исковые требования, просим суд переоценить относимость доказательств, и те доказательства, которые перестали относится к обстоятельствам, подлежащим доказыванию оставшейся части иска, исключить из дела».

Судья сделала вид, что не услышала, но было видно, что она растерялась. Она начала имитировать оглашение письменных доказательств пересказом документов, начала утверждать, что давала нам время ознакомиться с дисками, даже повернула экран от себя к нам, чтобы мы могли видеть листаемые файлы, и еще любезно и поинтересовалась, хорошо ли нам видно?

Я возмутился – а зачем это нам? Это ведь не мы будем выносить решение по делу, это судья, прежде всего, для себя должна огласить эти доказательства, а уж потом и мы должны их услышать.

Начался бардак. Судья сначала разрешила Резнику выйти по нужде, а потом разрешила всем желающим, стороны вышли из зала и я тоже выкурил пару сигарет на улице и вернулся в зал только тогда, когда из компьютера уже вынимали второй диск. Вернулся и потребовал занести в протокол, что доказательства ответчиков, приобщенные к делу, не оглашались и не исследовались. Жура заявил, что информация на дисках не оглашалась потому, что суд хотел скрыть компрометирующую доказательства ответчиков информацию, находящуюся на этих дисках.

К примеру, некий Снегов числится в двух списках, на которых есть резолюция Сталина «расстрелять». Между тем, он пережил и Сталина, и Хрущева. После этого Жура вытащил ходатайство – раз суд приобщил к делу эти письменные доказательства ответчиков, то он просит суд затребовать в архивах следующие дела (штук 40) для опровержения всех доказательств ответчиков.

И тут судья отказала Журе так, что у знаменитых адвокатов снова вытянулись физиономии: она заявила, что не будет удовлетворять ходатайство Журы потому, что запрашиваемые им доказательства не относятся к предмету иска! А это означало, что и вся та макулатура, которую два дня таскали в дело Резник с Бинецким, теперь тоже не относится к предмету иска и судья не может опереться на нее в своем решении.

Я не знаю, чем она на самом деле будет мотивировать свое решение, но, исходя из этого ее отказа Журе, не теми доказательствами, на которые надеялись Резник с Бинецким. Ну, титаны мысли! Ну, светила адвокатуры!

Суд над Сталиным: кто такие антисталинисты?

Юрий Мухин 16.10.2009

http://forum.msk.ru/material/kompromat/1505767.html

Г. Резник в своем интервью РИА «Новости» сказал: «Истцы использовали процесс как трибуну своих сталинистских взглядов. Сталин умер, но сталинщина жива!», - и я не буду с ним спорить. Хотя, положа руку на сердце, мы все время старались повернуть процесс так, чтобы он шел о деле – о фактах по заявленным требованиям. И это ответчики весь суд мололи языком «вооще» об ужасах сталинизма. Как ни крути, но и мы вынуждены были отвлекаться и давать ответы и на эти ужасы.

Кстати, если вести речь о сталинизме, то на процессе ярко всплыло, что именно под этим подразумевает резникоподобная тусовка. Это не экономические, политические или идеологические аспекты. Во-первых, подобные вопросы им не по уму (подходящие слова-то они знают, а что эти слова обозначают – нет). Во-вторых, тут настолько велико преимущество сталинизма, что им и говорить не о чем. Но есть в сталинизме вещи, которые они и знают твердо и понимают с болезненной отчетливостью – при сталинизме такие, как они, в лучшем случае валили бы лес. И то - если бы им очень сильно повезло. Это крысы, загнанные в угол нынешней России своей же тупостью, подлостью и алчностью.

С ними понятно, но вот зачем антисталинизм Западу? Он-то почему вскормил и вскармливает этих мемориальцев и прочих правозаSHITников с их антисталинизмом? Почему оплачивает и почему сам ведет оголтелую клевету на Сталина? Ведь антисталинизм не вчера начался, а в 1956 году, когда шла яростная идеологическая борьба двух систем. И все, что признавалось в одной системе с плюсом, в другой оценивалось с минусом и наоборот. У нас бесплатная медицина, а у них она качественнее. У нас бесплатное образование, а у них оно тоже почти бесплатное, но лучше. У нас нет безработицы, а у них пособие по безработице больше, чем у нас зарплата. У нас Гагарин в космос полетел, а у них автомобиль в каждой семье, они на Луну высадились, а мы людей бережем. И так во всем. Мы называем свою родину СССР, а они – Россией. Я даже издевательский американский анекдот по этому поводу знаю. Два американца по телевизору смотрят футбольный матч с участием советских футболистов, у которых на футболках написано «СССР». И один второго спрашивает, какой страны это команда? Мексики, - авторитетно отвечает второй, - ты же видишь, что у них на футболках сокращенно написано: «Куку ру ку-ку, Палома!». (Так звучал припев популярной в США мексиканской песни).

А если серьезно, то те в Америке, кто говорил не «Россия», а «Советский Союз», считались левыми, да и были ими. И по формальной логике пропагандистской борьбы, если КПСС на XX съезде начала борьбу со сталинизмом, то Запад обязан был поддерживать Сталина. Но Запад формально не поступил, он радостно поддержал Хрущева и его «шистидерастов». Почему?

Давайте все разложим по полочкам. Запад враг? Да. А кто был самый страшный наш враг на Западе? Гитлер. Что он о нас внушал «цивилизованным»? Я много раз цитировал Гитлера, но есть вещи, которые нужно вбивать в русские головы. Гитлер писал, сам выделяя: «Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и на запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе. Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены».

Остановимся, чтобы осмыслить сказанное. Гитлер решил завоевать Россию (СССР). А почему? Что у нас есть какие-то земли, прекраснее, скажем, соседних Германии земель Франции или Голландии? Или у нас климат лучше и оливы с миндалем растут, как в Греции или Италии? Или у нас подмосковные крестьяне выращивают такие же прекрасные виноград и апельсины, как Испания и Португалия? Какого чёрта он к нам поперся? И Гитлер поясняет, что толкает его в сторону России не алчность, а… жалость к нам, русским.«Сама судьба указует нам перстом. Выдав Россию в руки большевизма, судьба лишила русский народ той интеллигенции, на которой до сих пор держалось ее государственное существование и которая одна только служила залогом известной прочности государства».

Если вы считаете, что Гитлер под интеллигенцией считал каких-то гумилевых-буниных, то ошибаетесь. Этих Гитлер и в грош не ставил. Он поясняет, кого лишилась Россия из-за большевиков. «Не государственные дарования славянства дали силу и крепость русскому государству. Всем этим Россия обязана была германским элементам превосходнейший пример той громадной государственной роли, которую способны играть германские элементы, действуя внутри более низкой расы. Именно так были созданы многие могущественные государства на земле. Не раз в истории мы видели, как народы более низкой культуры, во главе которых в качестве организаторов стояли германцы, превращались в могущественные государства и затем держались прочно на ногах, пока сохранялось расовое ядро германцев. В течение столетий Россия жила за счет именно германского ядра в ее высших слоях населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев, так и одни евреи не в силах надолго держать в своем подчинении это громадное государство. Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации. Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель».

Суть идеи Гитлера: мы, русские, - недочеловеки, мы не способны ни то, что изобрести что-нибудь полезное, мы не способны на элементарное – на то, на что способны были, скажем, эфиопы уже 2,5 тысячи лет назад, - на создание собственного государства. И если государство у нас и было, то только потому, что мы, русские, догадались попросить немцев нами править. Немцев большевики выбили из России, и русский народ вынужден был просить евреев им править. Ну, а что взять с рабов, недочеловеков? Хамы, быдло, ни на что не способны! И Гитлер вел немцев осчастливить нас: он начал против нас войну с гуманитарными целями – чтобы спасти нас, несчастных, заменив немцами евреев.

Вы, скажете, что немцы были больны расизмом, а я спрошу – а что, они уже выздоровели? Кто это сказал? Да и разве одни немцы больны? А англосаксы? Надо просто посмотреть, как в их фильмах изображены русские, и умному этого будет достаточно. А евреи Израиля? У них же расизм в самой тяжелой форме – они только сверху бело-голубые, а внутри коричневые. То, что Гитлер смотрел на нас, как на рабов, это не пропагандистский прием – это его, немца, суть, ему не надо доказывать и объяснять, что он имеет от рождения право стоять над русскими. Немец знает, что он самый умный, что ему русские должны, поскольку они только на роль рабов и годятся. Да, конечно, если расистам что-то надо, то они тебе польстят в глаза, назовут «культурным человеком», но они-то знают, кто ты на самом деле. Карикатурно, но верно по сути, это показано в романе Я. Гашека «Похождения бравого солдата Швейка»: «Разбудили также еврея в корчме, который стал рвать на себе пейсы и сожалеть, что не может услужить панам солдатам, а под конец пристал к ним, прося купить у него старую, столетнюю корову, тощую дохлятину: кости да кожа. Он требовал за нее бешеные деньги, рвал бороду и клялся, что такой коровы не найти во всей Галиции, во всей Австрии и Германии, во всей Европе и во всем мире. Он выл, плакал и божился, что это самая толстая корова, которая по воле Иеговы когда-либо появлялась на свет Божий. Он клялся всеми праотцами, что смотреть на эту корову приезжают из самого Волочиска, что по всему краю идет молва, что это не корова, а сказка, что это даже не корова, а самый тучный буйвол. В конце концов он упал перед ними и, обнимая колени то одного, то другого, взывал: «Убейте лучше старого несчастного еврея, но без коровы не уходите». Его завыванья привели писаря и повара в совершенное замешательство, и они в конце концов потащили эту дохлятину, которой погнушался бы любой живодер, к полевой кухне. Еще долго после, когда деньги уже были у него в кармане, еврей плакал, что его окончательно погубили, уничтожили, что он сам себя ограбил, продав им задешево такую великолепную корову. Он умолял повесить его за то, что на старости лет сделал такую глупость, из-за которой его праотцы перевернутся в гробу. Повалявшись еще немного в пыли, он вдруг стряхнул с себя всю скорбь, пошел домой в каморку и сказал жене: «Эльза, жизнь моя, солдаты глупы, а Натан твой мудрый!»

Немцы сегодня даже мудрее, чем при Гитлере, – тот требовал от них самим работать, а они сегодня в Германии, как евреи в Москве, – только на «умной работе». А у станков и на комбайнах все больше турки да югославы – недочеловеки. Вот, скажем, завизжал на советских ветеранов А. Подрабинек. Ну, чего? Что ветеранам Подробинек, что Подробинеку ветераны? Откуда эта тупая злоба: «Презрение потомков – самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима»? Да все оттуда: не могут простить подрабинеки «советскому режиму», что это русские (советские) в мае 1945 вошли в Берлин и всей Европе показали, кто в мире на самом деле сверхчеловеки. И ведь особенно обидно расистам, что в это время, словами поминальной молитвы раввината, подрабинеки «…шли, как овцы, на убой». В минуты опасности (если ее осознают) любой умный народ выдвинет вождем самого умного, самого справедливого вождя, и с ним победит и возвысится. А под чьим руководством мы, русские (советские) стали сверхчеловеками? Под чьим руководством возвысились? Задумайтесь об этом, и станет понятно, откуда ненависть к Сталину у Запада. Не Сталин страшен расистам, а мы, русские, когда мы становимся сверхчеловеками. Не Сталина поливают дерьмом свои и импортные резники. Что Сталину до их помоев? Кто они, и кто Сталин? Это же даже не смешно…

Клеветой на Сталина, простите за грубое, но точное слово, пидарасят наших предков, а посредством этого и нас. Ну, не были наши предки сверхчеловеками – не были!!! Рабами были. Должны были быть рабами немцев или евреев, да тем при Сталине не обломилось. Ну, так рабами Сталина были – все равно рабы! Рабы, рабы, рабы!!! Быдло! Ну, в самом деле, если 170 миллионов русских (советских) выполняли волю маленького, кровожадного, гнусного диктатора, то кто они? Правильно, рабы! И тогда 15 тысяч офицеров, которые 20 лет обжирали польский народ, а когда пришла война, трусливо сдались противнику и отказались воевать за Польшу, становятся храбрыми героями. Ну, разве можно, на фоне трусливых русских рабов, всей страной подчинявшихся одному-единственному человеку, сомневаться героизму польского генерала, который подчинился целому немецкому ефрейтору, да еще, небось, и со словами: «Мне присесть, герр ефрейтор, чтобы вам удобнее было мне в затылок выстрелить?».

Мне скажут, что есть и русские антисталинисты. Есть, а почему их не должно быть? Если люди по своему умственному развитию и воспитанию годятся только на то, чтобы их пидарасить, то почему бы их и не пидарасить? Это про них Подрабинек сказал: ««Презрение потомков – самое малое из того, что они заслужили». Но, должен сказать, их это презрение, как раз и не волнует, их волнует, чтобы резники называли их культурными. Они прямо млеют от похвалы резников. А резники похвалят, потом приходят домой и говорят: «Эльза, жизнь моя, гои глупы, а Натан твой мудрый!». Но, так ведь это так и есть.

Осталось обсудить, что такое сталинизм для нас, для русских (бывших советских). Сталинизм это – мы можем сами! Можем все! Драматург Корнейчук в 1952 году водил по Киеву итальянскую делегацию, и когда те увидели телевышку и узнали, что на Киев регулярно вещает телевидение, они опешили – в это время в Италии о телевидении еще и не помышляли. Откуда телевидение в СССР? Да оттуда, что при Сталине учили, что изобретателем радио был не итальянец Маркони, а русский Попов. И учили не потому, чтобы воспитать патриотизм, а чтобы внушить – ты, русский (советский), сам можешь все! И самого страшного врага победить, и создать все, что угодно. Сталинизм – это уметь все самому! Сталинизм – это быть сверхчеловеком.

А антисталинист? Это тот, кто пролез к власти руководить хозяйством страны, а потом объявил, что хозяйство страны должно работать без руководства. Тот, кто считает себя экономистом, а экономическую часть предвыборной программы ему пишут американцы. Тот, кто нахапал предприятий, а потом начал звать из-за границы менеджеров этими предприятиями управлять. Это тот, кто кичится своими телевизионными талантами, а вещает копии иностранных телепередач, вроде «Поля чудес». Кто сам не способен даже объяснить народу, зачем он нужен во власти, и нанимает американских специалистов провести выборы. Вот адвокат Резник – это да, это типичный антисталинист. Но вернемся к суду о защите чести и достоинства Сталина.

Суд над Сталиным: предав СССР, они теперь будут лгать и лгать

Юрий Мухин 17.10.2009

http://forum.msk.ru/material/lenty/1505770.html

В качестве преамбулы скажу, что нет большей ненависти, чем ненависть предателя к тому, кого он предал, и никто так нагло не клевещет на преданного, нежели предатель. Обрушивая клевету на преданного, предатель как бы возвышает себя в своих глазах и оправдывает себя, дескать, не такой уж он, предатель, и подлец, дескать, преданный был еще хуже, дескать, предатель, собственно, и не предал, а просто поменял убеждения. Это все, кроме предателя, понимают.

После маразма «исследования судом доказательств», я и С.Э. Стрыгин заявили суду о подложности доказательств ответчиков. Сначала заявление сделал я.

«Согласно статье 55 ГПК РФ объяснения сторон и третьих лиц могут быть доказательствами по делу, и данное заявление касается подложности именно этого вида доказательств в нашем деле. Председательствующий в суде откровенно нарушает равенство сторон, а в вопросе представления доказательств уже полностью ушел от предмета иска и не требует от ответчиков доказательств по заявленным требованиям, позволяя ответчикам грузить в дело неотносимые доказательства и подменять надлежащие доказательства лживыми кухонными сплетнями типа «это общеизвестно».

По закону мы не обязаны ничего доказывать, кроме унижающего характера лжи, но при таком поведении председательствующего и ответчиков, вынуждены сделать ряд заявлений. В качестве преамбулы скажу, что нет большей ненависти, чем ненависть предателя к тому, кого он предал, и никто так нагло не клевещет на преданного, нежели предатель. Обрушивая клевету на преданного, предатель как бы возвышает себя в своих глазах и оправдывает себя, дескать, не такой уж он, предатель, и подлец, дескать, преданный был еще хуже, дескать, предатель, собственно, и не предал, а просто поменял убеждения. Это все, кроме предателя, понимают.

К примеру, во времена СССР на Советский Союз вещала на русском языке пропагандистская британская радиостанция ВВС. И несколько десятков лет ее дикторы откровенно плохо говорили по-русски, порой с ужасным акцентом. Что – они не могли выучить русский язык? Нет, диктор с акцентом – это природный англичанин, ему русские могли поверить, а диктор без акцента - это русский предатель, а только дурак будет верить предателю. Это основы психологии и они ловко использовались англичанами, которые заставляли своих дикторов специально говорить с акцентом.

А что нам предлагают в суде ответчики? Сталин в 1952 году начал отстранять партию от государственной власти, Хрущев его предал, уничтожив все преобразования Сталина и придав КПСС чуть ли не абсолютную власть. Так как же можно верить суждениям о Сталине хрущевской комиссии под руководством хрущевского ставленника? А ответчики выводы комиссии предателей Сталина пытаются представить нам не в виде понятной любому человеку клеветы предателей на преданного, а в виде некой абсолютной истины.

Депутаты Съезда Советов предали своих избирателей – граждан СССР, которые не поручали им уничтожить Советский Союз, наоборот, эти граждане на референдуме 17 марта 1991 года подтвердили, что хотят жить в единой стране. Сколько нужно ума, чтобы поверить этим предателям-депутатам в их суждениях о договоре между СССР и Германией? А суду эти малограмотные и заведомо клеветнические суждения предателей-депутатов ответчики предлагают принять за истину. Пытаются внушить суду мысль, что если взять одного бесчестного подлеца, то это подлец, а если тысячу бесчестных подлецов, то это будет что-то честное. ВКП(б)–КПСС была не просто партия, для занятия государственных кормушек, как сегодня «Единая Россия», это была партия, которая, как и Иисус Христос строила для народа светлое будущее - Коммунизм. Строила, пока в нее не налезли негодяи, стремящиеся обогатиться за счет своего членства в партии, и предавшие партию, как только они увидели, что могут быстрее обогатиться за счет американских серебренников.

Горбачев, Ельцин, Путин – это те, кто предали свою клятву строить Коммунизм. Так как можно верить их суждениям по Катынскому делу или о Сталине?! Ведь ни один умный человек не будет интересоваться мнением Иуды Искариота об Иисусе Христе.

Уважаемый суд! Спросите ответчиков – они были членами КПСС? Если были, то я заявляю, что мнение иуд об Иисусе Христе настоящему суду не должны быть интересны, поскольку суду иуды будут лгать автоматически. Вот вам пример. Адвокат Резник с выдающимся апломбом заявил, что в те годы все обязаны были исполнять волю Сталина, иначе Сталин бы их убил. Мой коллега Л.Н. Жура предложил ему назвать хоть одного человека, кого убил Сталин за неисполнение своей воли. И в ответ адвокат Резник выдал спич, о чем угодно, но только не об этом виртуальном бедняге, пострадавшем за неподчинение Сталину. Почему так? Не только потому, что адвокат Резник как историк величина не нулевая, а отрицательная, но и потому, что адвокат Резник лжет автоматически.

Привожу в доказательство своих слов пример. Во время февральско-мартовского Пленума Центрального Комитете ВКП(б) «страшного» 1937 года для выработки проекта постановления по делу предавших народ членов ЦК Бухарина и Рыкова была создана специальная комиссия, председателем которой стал Микоян, а членами 34 человека, включая и Сталина, как рядового члена этой комиссии. Выслушали доклад о преступлениях Бухарина и Рыкова,и начали голосовать. Из фотокопии протокола комиссии (прилагается) следует, что первым выступил Ежов и предложил предать Бухарина и Рыкова суду с применением расстрела, если на суде выяснится, что они виновны. Затем Постышев предложил исключить их из состава кандидатов ЦК ВКП(б) и членов ЦК ВКП(б) и предать суду, но без применения расстрела. Затем Буденный потребовал суда и расстрела. И вот тут выступил Сталин и высказал свою волю, как убеждает суд Резник, непререкаемую. Он предложил исключить Бухарина и Рыкова из состава кандидатов ЦК ВКП(б) и членов ЦК ВКП(б), суду не передавать, а выслать. Ну и что – сколько человек бросились голосовать за предложение Сталина? Все, как вещает нам Резник? Нет, только Ульянова, Крупская, Варейкис, Молотов и Ворошилов. Зато Мануильский, Шверник, Косарев и Якир плевать хотели на волю Сталина и настаивали на суде с расстрелом. В свою очередь Постышев, Шкирятов, Антипов, Хрущев, Николаева, Косиор, Петровский и Литвинов тоже плюнули на волю Сталина и проголосовали за предание суду, хотя и без расстрела. В результате предложение Сталина не прошло, а прошло предложение передать дела Бухарина и Рыкова НКВД. Строго исполнивший «волю Сталина» хитрый Варейкис – расстрелян, как и крутые, жаждавшие крови Бухарина и Рыкова Косарев и Якир, но наплевавший на волю Сталина Хрущев почти сразу же стал главой одновременно и партийной, и государственной власти на Украине. Наплевавшие на волю Сталина стали: Буденный – маршалом, Шверник - в 1946 году первым лицом СССР, возглавив Президиум Верховного Совета, Шкирятов – главой партийного контроля, Мануильский - продолжал возглавлять Коминтерн, Николаева – ВЦСПС. Так как надо ломать грош, чтобы оценить сведения, сообщаемые адвокатом Резником?

Не предлагая суду текст договора между СССР и Германией в качестве доказательства, не предлагая ни одного иного документа, ответчики продолжают устно убеждать суд, что Сталин и Гитлер совместно договорились уничтожить Польшу.

Вот выписка из дневника начальника генштаба сухопутных войск Германии Гальдера (прилагается): «Поляки предлагают начать переговоры. Мы к ним готовы на следующих условиях: разрыв Польши с Англией и Францией; остаток Польши будет сохранен; районы от Нарева с Варшавой — Польше; промышленный район — нам; Краков — Польше; северная окраина Бескидов — нам; области (Западной) Украины — самостоятельны».

Так чего стоят утверждения ответчиков, если даже немцы к 7 сентября – через семь дней после начала войны - не предполагали ликвидацию Польши, и хотя они уже заняли своими войсками Краков, но собирались его Польше вернуть!

Вот сборник «СССР – Германия. 1939-1941» антисоветского издательства Telex, 1983 (прилагается). В нем рассказ о переговорох Гитлера с Молотовым 13 ноября 1940 года – времени, когда прошло уже больше года, как Польши не было – это было немецкое генерал-губернаторство. На стр. 113 Молотов делает замечания Гитлеру за изменениях карты Европы военной силой, на что Гитлер отвечает: «Так называемые «изменения силой оружия» вообще не были предметом соглашения». Тот есть, и Гитлер не знал того, что знают сегодня ответчики, под предводительством адвоката Резника, - что Гитлер, оказывается, заключил с СССР не договор о ненападении, а договор о совместных действиях «силой оружия». И глава советского государства Молотов, оказывается, не знал, что СССР с Германией поделили Польшу, поскольку на стр. 125 он требует от Гитлера начать переговоры о суверенитете Польши: «Советское правительство хотело бы знать, также - каковы намерения Держав Оси относительно Югославии и Греции, а также – какие у Германии намерения в отношении Польши. Касаясь будущего Польши, он напомнил, что подписанный Советским Союзом и Германией Протокол требует обязательного обмена мнениями».

Наконец, в ноте Германии об объявлении войны СССР, нарушения протокола к договору о ненападении явились группой главных поводов к войне. И в этой ноте прямо написано: «…Оккупация и большевизация Советским правительством территории Восточной Европы и Балкан, переданных Советскому Союзу правительством рейха в Москве в качестве сферы влияния, полностью ПРОТИВОРЕЧАТ МОСКОВСКИМ ДОГОВОРЕННОСТЯМ» (прилагается).

То есть, в понятии «сфера влияния» в договоре о ненападении между СССР и Германией, речь и близко не шла об оккупации сторонами какого-либо государства. Как же ответчикам можно так лгать об этом договоре?

Можно! Поскольку лгут предатели партии и Советского Союза. Они по-другому не могут: предав СССР, они теперь будут лгать и лгать.

Уважаемый суд! Я прошу вас спросить ответчиков, в каком году они вступали в КПСС, и в каком году они КПСС предали? Давали ли они воинскую присягу СССР, и в каком году эту присягу предали? Прошу поинтересоваться у представителя «Мемориала» Петрова и ответчика Яблокова, за что именно они получили кресты «Ордена заслуги перед Польской Республикой»? И убедиться, что эти люди не могут не лгать, говоря о Сталине или сталинском СССР, посему их данные суду показания и объяснения заведомо являются подложными.

Уважаемый суд! Согласно статье 186 ГПК РФ, в случае заявления о том, что имеющиеся в деле доказательства являются подложными (а такими доказательствами являются внесенные в протокол указанные выше сведения, полученные в объяснениях стороны ответчика), суд имеет всего два варианта своего решения: он может назначить экспертизу для проверки заявления о подложности или предложить стороне представить иные доказательства. Мы полагаем, что из двух этих вариантов суд должен предложить ответчикам, представить в качестве доказательств не объяснения ответчиков и ответчиками же изготовленные документы, а документы, к появлению которых ответчики не имеют отношения».

Суд над Сталиным: если есть работа, которую нужно сделать, то ее нужно делать

Юрий Мухин 19.10.2009

http://forum.msk.ru/material/society/1528278.html

В комментариях к серии этих статей неоднократно задавался вопрос – зачем мы затеяли это дело с защитой чести и достоинства Сталина, если заранее было понятно, что выиграть его невозможно? Во-первых, потому, что я сталинист, то есть, дурак, который не понимает, что есть вещи, которые невозможно сделать. Да, вы антисталинисты, вы – умные, вы понимаете, что сейчас ничего невозможно сделать, поэтому ничего и не делаете. А я дурак, я считаю, что если есть работа, которую нужно сделать, то ее нужно делать и не думать, осилишь ли ты ее. Но это так, присказка. Главное в том, что подобный вопрос не просто оскорбителен для того, кто его задает, такой вопрос является характеристикой любопытствующего.

Напрягитесь и представьте, что вы в окопе вдвоем с верзилой, вы знаете, что атаковать вас будут два врага и шансы справиться с ними вдвоем у вас высоки. Но вот верзила задает вам вопрос: «А зачем эти дураки защищали Брестскую крепость? Ведь ясно же было, что немцы ее возьмут. Надо было удрать или в плен сдаться».

Что вы сделаете? Я такого сдам в СМЕРШ – пусть его пошлют в бой специалисты штрафной роты, а ко мне в окоп пусть посадят хоть и хилого, но такого, который такие умные вопросы не задает.

Да, этот суд невозможно было выиграть, вернее, невозможно было получить от этой судьи решение в нашу пользу. Но разве это настоящий суд?

Да и что это такое – суд? Я был и остаюсь, крайне недоволен советскими судами (по моему мнению, и то были не суды), но все же, между теми и этими учреждениями огромная пропасть. Во-первых, выборность. Казалось бы, чепуха - кого выдвинут в судьи и народные заседатели партийные органы, за того совки и проголосуют. Нет! Ошибаетесь. Совки-то проголосуют, но не все. И когда на всех избирательных участках за кандидатуры судей голосуют 100%, а на этом из 1000 избирателей 10 человек проголосовало «против», то судья будет судьей, но вот будет ли оставаться в должности завотдела обкома тот, кто выдвинул его в судьи? Кандидатур в судьи полно, ты, завотдела, что – не мог подобрать из этих кандидатур того, кем люди довольны? Тогда на кой хрен ты нужен в обкоме, поскольку желающих работать в обкоме намного больше, чем штатных мест в нем?

Ведь вся эта партийная бюрократия как огня боялась любых народных недовольств. Не потому, что они приведут к восстанию, а потому, что желающих работать в партийных органах было очень много, а ЦК в Москве требовало одного – чтобы народ партией был доволен! В своей книге «Три еврея или как хорошо быть инженером» я на примере личного опыта рассказываю, что происходило, если выяснялось, что партийные и комсомольские органы «не держали руку на пульсе» - не знали истинного настроения народа и ошибались с предложенными к выборам кандидатурами.

Еще момент. Я в СССР ни разу не видел и даже не слыхал, чтобы судьей была женщина. Народных заседателей-женщин было полно, собственно, я только женщин в народных заседателях и помню, а судьи – только мужчины в возрасте за 40. А как же иначе? Ведь ум средней женщины совершенно не приспособлен искать истину. Женщины прекрасные работники, когда истина известна и ее надо воплотить в жизнь или сохранить. Ролевые функции мужчин и женщины в природе именно таковы. Поэтому в СССР практически не было ни женщин-следователей, ни женщин-судей, да, собственно говоря, в начале СССР их и в учителях было мало. А сейчас? Баба с соплями - это судья!

Прочел в Интернете хвастовство одной такой блондинки, судьи какого-то суда сельского района. Рассказывает: в суд подала иск хозяйка сельского борова за то, что владелица двух свиней подогнала тех к ее двору, как бы пастись. Боров сломал забор и покрыл свиней. И владелица борова просила суд заставить владелицу свиней отдать ей после опороса по поросенку от каждой покрытой свиньи. Эта стерва, в роли судьи, наорала на женщину и пригрозила, что возбудит против нее уголовное дело за то, что ее боров изнасиловал двух свиней. Бедная женщина забрала заявление и сбежала из суда, а эта, так сказать, судья теперь хвастается в Интернете своим чувством юмора.

Вот оцените, сколько ума и знания жизни у нынешних судей, на примере этой судьи. Сами судьи жрут? Жрут! И боров жрет! Жратва судей денег стоит? Стоит! И корм для борова денег стоит! Чем деньги на корм и содержание борова компенсируются? Натурой – отдачей владельцу борова поросят после опороса свиней. Так что же незаконного просила женщина у суда, чтобы над нею так поиздеваться? Эти соплячки-судьи о жизни не знают даже элементарного (о законах уже молчу – пусть вам это адвокаты расскажут), а их назначают судьями! Почему? Мужиков-юристов не осталось?

А как спасался от подобного судейского идиотизма СССР? – спросите вы. С помощью двух народных заседателей, которые судили вместе с судьей, и избирались точно так же, как и судьи, и имели все права судей. Дело в том, что они проходили как бы тройные выборы: сначала их намечал партком, потом их выдвигал их родной коллектив, а потом были выборы общенародные. Ну, какой коллектив, которому известно до подноготной, что представляют из себя эти их товарищи по работе, проголосует за сопливого судью? За неуважаемого? За бесхребетного?

И если вам приходилось читать воспоминания советских судей (большая редкость, я знаю всего одно), то вы не могли не обратить внимания на то, что для судьи эти заседатели были большой помощью, но и большой проблемой в случаях, если надо было выполнять заказ, скажем, во время кампании по борьбе с чем-то. Заседатели не соглашались просто так отправлять в тюрьму человека только потому, что партия начала, скажем, кампанию по борьбе с хулиганством или самогоноварением. Но давайте задумаемся о сегодняшнем дне. Почему у нас в судьях почти сплошь малолетние бабы? Как-то сообщалось, что за должность судьи Верховного суда нужно заплатить 2 миллиона долларов. Это понятно, а за что же кандидату платить такие деньги, как потом в должности судьи Верховного Суда эти деньги вернуть? Понимаете, судьи Верховного Суда всего лишь надзирают за работой нижестоящих судов, гражданские и уголовные дела по существу они не рассматривают.

Да, эти судьи могут за взятку отменить приговор, но что толку? Ведь после этого Верховный Суд отправляет дело снова в районный суд на новое рассмотрение, ну, а если там судья снова вынесет обвинительный приговор? Таким образом, чтобы все судьи вышестоящих судов могли «помочь» нужным людям в их делах, нужно помогать им на уровне районного суда – чтобы уже на этом уровне получить нужное судебное постановление, а уж потом пусть обиженные жалуются хоть в Страсбург. И для возможности такой «помощи», нужно иметь возможность позвонить непосредственному подчиненному и сказать – приговор по такому-то делу должен быть таким! А тот пусть позвонит подчиненным ему судьям и так до судьи районного суда. Отсюда, чтобы судьям всех уровней в судебной системе иметь «бабло», в этой системе и близко не может быть подчинения какому-то там закону. В этой системе все должны свято подчиняться только начальнику. И ключевой фигурой – наиболее покорной, абсолютно подчиняемой – обязаны быть судьи районных судов - судов первой инстанции.

Но наиболее легко слушаются начальников молодые люди – они просто не соображают, как надо поступать, – нет опыта, а юридические знания от «заушного» образования. (Да и очное не лучше.) Но с годами молодость и неопытность проходят, и судьям-мужчинам может захотеться самостоятельности, поэтому более надежными судьями являются женщины, поскольку они более внушаемы, нежели мужчины. Следовательно, идеальным районным судьей для нашей судебной системы является молодая послушная женщина. Но и этого для идеального судьи мало. Эта женщина должна быть еще и дурой в интеллектуальном плане. Почему? Дуре и внушать ничего не надо – в сложных делах она сама прибежит спрашивать, какое судебное постановление ей вынести. С ней и взяткой не надо делиться – она сама будет благодарна за то, что добрые начальники подсказали ей, как быть.

И еще, суд не мыслим без народа, вне зависимости от того, называется суд «народным» или нет. Понимаете, идея суда в демократическом обществе исходит из того, что судит не царь, а народ, – для демократии это самое главное. И только для того, чтобы при слушании дела избежать гомона и споров толпы, от народа выбирается один человек, который на глазах народа смотрит за спором сторон в суде и от их лица выносит приговор.

Голливуд снял уйму фильмов, в которых показываются американские суды. Дело даже не в том, что в США любое дело могут прямо рассматривать и дополнительные представители народа – присяжные. Обратите внимание на другое – на то, какие огромные залы американских судов. А как же иначе? Как народ примет участие в суде, если залы будут, как в московских судах, – на 12 человек? Я помню эпизод из своего детства, проходившего непосредственно в послесталинское время еще со всеми его порядками. На заводе, на котором работал мой отец, хулиганами был убит рабочий, и хулиганов два дня судили в клубе завода с залом на 300 мест.

Сталинские судьи народа не боялись, наоборот, они стремились, чтобы их работу видело как можно больше людей. Потом это как-то заглохло, но все равно во всех судах СССР, в которых я был, залы были не менее, чем на 50-60 мест. Куда эти залы подевались из судов с приходом «демократии»? Еще о демократическом взгляде на суд. Если вы внимательно смотрите вышеуказанные американские фильмы, то должны обратить внимание, что там не государство обвиняет, не прокуратура, а народ. А прокурор (тоже выборный) только помогает народу.

Вспомните объявление начала суда в этих фильмах, к примеру: «Народ штата Нью-Йорк против такого-то!». Вот в чем нужно отдать должное первым американцам, так это в их индивидуальной независимости, выраженной, в частности, в уверенности в своем праве судить. Это была правильная уверенность и за это им можно простить и ошибки суда Линча. В нынешней России ликвидированы не только судебные демократические наработки сталинского СССР - в России и начисто ликвидировано какое-либо участие народа в суде. (Наши присяжные не в счет – у нас это скорее способ переложить на народ ответственность за неправосудный приговор. Ведь если присяжные вынесут не тот приговор, что нравится режиму, приговор все равно отменят).

В России правосудие стало частным делом, по сути, иерархически организованной группировки, на мой взгляд, мало чем отличающейся от обычной ОПГ. Но не это обидно, - обидно то, что у нашего народа нет этого староамериканского подхода к жизни – судья это я! Ведь те, кто укоряет меня за этот формально обреченный на неудачу суд в защиту Сталина, не понимают главного. Не какая-то там 29-летняя Лопаткина, ни слова не понимающая из того, что в суде было сказано по существу дела, а вы сами судьи в этом деле. Вы судьи! Вы знаете и о Сталине, и о том периоде больше ее – вы настоящие судьи, а не она. Но из этого, в частности, следует, что когда дела Сталина (или дела его клеветников) будут рассмотрены в настоящем суде, а не в нынешнем российском, настоящими судьями, а не лопаткиными, то и сторона Сталина будет что-то говорить, и антисталинская тоже молчать не будет.

А что именно они будут говорить? Вот в Басманном суде и выяснилось, что именно. Это репетиция настоящего суда. И я вас на нее приглашаю. Судите! Так стоило ради этого в суд идти и там бороться? Я полагаю, что ради вас стоило. А что касается приговора, так, с одной стороны, еще не вечер, а с другой – насколько много чести было бы Сталину, если бы Басманный суд заступился за его честь? Насколько честному человеку приятно, если о нем хорошо отзывается мерзавец? На что ответчики должны Басманный суд во все места целовать за такое решение, но и то, радио «Свобода» сообщило: «Адвокат "Новой газеты" Алексей Бинецкий с иронией отметил, что впервые за последнее время Басманный суд, известный своими не слишком объективными приговорами по ряду громких процессов, принял справедливое решение».

А как же, Басманный суд специально для Сталина решил стать справедливым. Этот Бинецкий умеет пошутить, не приходя в сознание.

Ну, а если поэксплуатировать сослагательное наклонение – согласился бы Сталин явиться на суд? На суд своего народа – безусловно! Я уверен, что если бы в его время созрела идея суда народа над избранными народом органами власти – идея АВН, то Сталин внедрил бы такой суд в жизнь немедленно. А явился бы Сталин на суд Басманного районного суда? – спросите вы. Это не от Сталина зависело бы – для этого Басманному районному суду нужно было бы для начала стать судом. Кроме этого, народ Сталина уже судил самым действенным судом в 1941-1943 годах, когда народ принимал смерть на фронтах миллионами, когда его соблазняли изменить Сталину свои и отечественные мерзавцы, когда на руках народа было самое современное оружие. Но и тогда народ не поднял восстания и не сверг большевиков вместе со Сталиным. Какой приговор еще нужен?

Неужели приговор живущей «в этой стране» кучки отщепенцев, владеющих СМИ, которые по своей интеллектуальной и человеческой сущности даже в своей сумме не стоят плевка на асфальте у ног Сталина?

Я сообщил в предыдущей статье этого репортажа о том, что в своем заявлении просил суд: «Уважаемый суд! Я прошу вас спросить ответчиков, в каком году они вступали в КПСС, и в каком году они КПСС предали? Давали ли они воинскую присягу СССР, и в каком году эту присягу предали?».

Но прежде чем продолжить эту тему, в качестве преамбулы скажу, что могу согласиться делить народ на элиту и быдло, причем, по моему мнению, народ делит себя сам на элиту и быдло, совершенно свободно. Если человека заботят глобальные проблемы общества, государства или организации, если он мучится над их решением – то это элита общества, государства, организации. Востребована она или нет данными обществом, государством или организацией – это второй вопрос. Соответственно, быдло мучит только вопрос, как пожрать и поразвлекаться. Быдло тоже может поговорить на глобальные темы, но это для быдла вид развлечения между работой и жратвой. Элита, чтобы судить по теме, ищет и получает весь объем информации, тщательно обдумывает свое суждение, а быдло развлекается бряканием того, что быдло заучило, или что первое в голову стукнет. В результате мнение элиты и быдла на один и тот же вопрос не обязательно совпадают.

К примеру, в обсуждении предыдущей работы прочел такое сообщение комментатора. «Мне приходится иногда отмечать день рождения школьного друга в сауне, которую он для этого снимает. Там собираются предприниматели средней руки. Но одно время ходил и настоящий миллионер, причем американский. Звали его Джеймс. По-русски говорил без акцента. Занимался авиакосмическим бизнесом, в частности, запуском космических туристов на наших кораблях, а также производством здесь, в КБ Яковлева, летающих копий истребителей 2 МВ. И вот, как-то раз разгорелся подкрепленный водкой спор о Сталине. И я был очень удивлен, что я не остался в одиночестве на стороне ИВС. Меня поддержал Джеймс. Он сказал, что беседовал с дядей Дэвидом (Рокфеллером) о Сталине, и тот высказал к нему большое уважение как к экономисту, политическому и военному деятелю. Причем это мнение распространено в высших кругах американского бизнеса. Они с Джеймсом пришли к общему выводу, что без Сталина России не было бы уже к 50-му году, а то и к 40-му. Сначала по ней прошлись бы немцы, а потом американцы. И все. Конечно, такая откровенность возможна только для узкого круга. В СМИ это никогда не проникнет».

Но у быдла, разумеется, по вопросу Сталина свое мнение. Свобода есть свобода, в том числе и от мозгов. Так вот, адвокат Резник заявил, что он никогда не был членом КПСС! Остальные семь человек его команды застенчиво потупились. Но Резник меня не то, что удивляет, а скорее умиляет неспособностью удержать в голове разрозненные факты, важные для данного обстоятельства. Считается, что евреи обладают прекрасной памятью и скоростью мышления, способной быстро найти нужный факт, поэтому они считаются хорошими адвокатами. Но то ли Резник совсем загнил в либеральном быдляке, то ли он не еврей, но он как-то не соображал, какие еще факты присутствуют при обсуждении данного обстоятельства.

Забегая вперед. В прениях Резник гордо заявил: «Поэтому, ваша честь, сейчас, действительно этот процесс имеет идейную окраску, и за моей спиной сейчас находятся миллионы невинно осуждённых, расстрелянных, превращенных в лагерную пыль».

Я понимаю, что Цицероном быть не запретишь, но надо же как-то думать, перед тем, как что-то красивое брякать. Если бы такое сказал какой-нибудь «мемориалец», с детства сидящий на подачках Запада, и посему являющийся идейным единомышленником тех репрессированных при Сталине, то это куда ни шло. Действительно, ведь те репрессированные тоже стремились жить на подачки Запада, правда не у всех так хорошо получалось, как у «Мемориала», но все же.

Такой вот пример. В 1934 году некий Николаев застрелил главу Ленинграда и Ленинградской области, члена Политбюро ЦК ВКП(б) С.М. Кирова. А задумав это убийство, Николаев для начала сходил к немецкому консулу, предложил ему свои услуги и начал получать от него «помощь» в немецких марках, которую тратил в валютных магазинах. (Когда газеты сообщили, что Николаев убил Кирова, то бедный консул, который, видимо, даже не догадывался, кого он завербовал, не спросив требуемого разрешения, тут же удрал в Финляндию.) Но Германия - это держава, и то, что Николаев завербовался в шпионы к немцам, естественно, однако ведь Николаев не поленился сходить и в латышское консульство, и там тоже получил «помощь». Ну, вылитый диссидент-правозащитник! Поэтому в устах «мемориальцев», не брезгующих помощью и поляков, такой образ был уместен – «за нашей спиной миллионы невинных грантоедов превращены в лагерную пыль, а мы до сих пор на свободе!».

Но Резник в СССР работал в прокуратуре – в органе хрущевских репрессий, причем, всего четыре года работал следователем. Ну откуда за его спиной могут быть миллионы невинно осужденных за 4 года-то? Ну, так – десятка два. Причем, Резник на заседаниях суда несколько раз учил нас, неграмотных, что реабилитируют только невинно осужденных, а виновных амнистируют. Ну и подумал бы, чем вы с «Мемориалом» занимаетесь? Те репрессированные, которых вы стадом записали в невиновные, проявляли мужество в борьбе с советской властью, шли на риск, но боролось. А вы в кого их превратили поголовной реабилитацией? В тупых и безвольных невинных придурков, которые в животном страхе оговорили себя, родственников и товарищей? Что вы их портреты с себя пишите?

Примаков, герой гражданской войны, кавалерист, то есть по натуре не только храбрец, но и отчаянно дерзкий воин, оказывается из страха, что его побьют палкой, оговорил в НКВД себя, Тухачевского и несколько десятков сослуживцев в измене Родины и в заговоре. Пусть Тухачевский в военном смысле и полное дерьмо, но он, все же, маршал! А вы представляете его трусливой институткой, которая после часа допроса начала клеветать на себя и товарищей. И после этого заявляете, что Красная Армия под руководством этих трусов войну выиграла бы в 1941 году?!

В этом все наши доморощенные антисталинисты – пусть заграница даст им все и даже больше, чтобы они сделали дело, а они порученное дело все равно обгадят!

Вот и в вопросе с членством КПСС. Ну, объявил Резник, что он не был членом КПСС, ну и молодец – садись, пять! А он взялся выгораживать и свою команду, рассусоливанием вопроса о том, что были, де, герои, которые вступали в КПСС, чтобы подорвать ее изнутри. Ведь совершенно очевидно, что при таком повороте темы возникает вопрос – почему у него, члена президиума Российского еврейского конгресса с таким менталитетом единственный сын пошел в православные священники? Богу служить или подрывать РПЦ изнутри? Думаю, размышлений о суде и предательстве, хватит, будем переходить к Катынской теме.

Суд над Сталиным: в ход идут фальшивые документы

Юрий Мухин 20.10.2009

http://forum.msk.ru/material/kompromat/1539886.html

Как я уже упоминал, на вечер пятницы 9 октября сложилась странная ситуация. Ответчики на подготовительной стадии и в начале процесса просили суд запросить из архива, правда не все, а всего три документа из так называемого «пакета № 1», которые, якобы, доказывают, что Сталин и Политбюро весной 1940 года дали команду расстрелять пленных польских офицеров. Суд им отказал, что было, как мне кажется, игрой, заранее с ответчиками оговоренной. Однако для ответчиков этот «приказ Сталина убить поляков» был единственным обстоятельством, доказывающим кровожадность Сталина, - они обязаны были явить их в суде!!

Казалось, проблем у ответчиков не могло быть - эти «документы» давно опубликованы и у ответчиков, наверняка, были в копиях, поэтому представить их суду они легко могли в виде таких копий. Но время шло, а ответчики и не собирались этого делать. И в пятницу вечером мы начали зажимать их вопросами – будут ли они представлять эти документы или предложат суду принять решение без них?

Они нагло отказывались отвечать на этот вопрос прямо, начали говорить, что эти документы опубликованы, общеизвестны и чуть ли не сама судья может заглянуть в любую библиотеку и увидеть их там, а не на своем столе. Стало понятно, что ответчики боятся не то, что рассмотрения этих фальшивок, они бояться принести их в суд! И в понедельник С.Э. Стрыгин сам запросил архив и, немного опоздав, во вторник привез в суд копии всех «документов» из пакета №1.

Правда, к этому времени ответчики, загрузив суд в качестве своих доказательств современными учебниками истории (а почему не времен 1955 года?) и иной макулатурой, все же решились предложить суду и незаверенные копии трех документов, которые ответчики считали наиболее достоверными. Но Стрыгин уже привез сшитые вместе и заверенные архивом копии всего пакета, и мы предложили суду именно их, что суд и вынужден был сделать – не мог же он присоединить незаверенные копии, когда были заверенные…

В результате в деле оказались не три «достоверные» фальшивки, а все они вместе. И как только они оказались в деле, как доказательства ответчиков, Стрыгин заявил подготовленное нами заявление.

«Уважаемый суд! Доказательства, на которые опираются ответчики в оспариваемой статье и часть из которыех они просили суд затребовать из архива в качестве доказательства своей правоты, - это некая подборка якобы подлинных документов в виде «письма Берии», двух страниц из протокола заседания Политбюро, двух выписок с текстом решения Политбюро и «записки Шелепина» из так называемого «закрытого пакета» №1 по Катыни.

Все эти документы являются подложными. Руководитель Федеральной архивной службы России, член-корреспондент РАН В.П. Козлов написал книгу о разоблачении фальшивых исторических документов «Обманутая, но торжествующая Клио», в которой, частности дал понять, что после развала СССР из архивов России в прессу валом повалили фальшивые документы. Три таких фальшивки Козлов, в качестве примера, разоблачает в своей книге.

Обращаем особое внимание суда, что сегодня фальшивки из архивов России это вполне обыденное дело. Последняя по времени подобная фальшивка, получившая широкую известность, – поддельное «письмо Кобулова» №725/М от 24 марта 1941 г., разоблаченная «Комсомольской правдой» 20 сентября 2008 г.

Но мы хотим также обратить внимание суда, как именно разоблачаются фальшивые исторические документы, созданные с использованием технических средств и компьютерных технологий. Козлов пишет: «Можно сказать, что подлог всегда «фонит» нестыковкой своего содержания с действительными фактами прошлого, известными из подлинных источников, спорными внешними признаками, неопределенностью камуфляжа, неоднозначной общественной реакцией после легализации. Наличие такого «фона» является одним из признаков подлога. Собственно говоря, в ряде случаев именно этот «фон» является основным доказательством подлога, поскольку нам не известно ни одного случая самопризнания автора фальсификации в совершенном подлоге, а примеры обнаружения авторизированных подготовительных материалов фальсификаций редки».

В своей книге Козлов дает такой конкретный пример разоблачения фальшивки о том, что СССР, якобы, топил в Балтике отравляющие вещества. Козлов пишет: «…Ксерокопия «Справки» в официальном порядке была направлена в Росархив на экспертизу. Экспертизу проводили опытные сотрудники бывшего архива Общего отдела ЦК КПСС, много лет имевшие дело с документами, создававшимися в ЦК КПСС, и хорошо знакомые с порядком ведения делопроизводства. Уже 23 февраля 1993 г. ими был подготовлен акт делопроизводственной экспертизы «Справки», безупречно доказавшей ее фальсифицированный характер.

Согласно акту, фальсификатор допустил, по меньшей мере, семь ошибок, изготовляя подлог. Во-первых, в соответствии с содержанием документ должен был иметь высший гриф секретности – «Особая папка», а не «Совершенно секретно». Во-вторых, в делопроизводстве ЦК КПСС никогда не применялся делопроизводственный номер, подобный имеющемуся в «Справке». В-третьих, формула «Справка к записке» никогда в делопроизводстве аппарата ЦК КПСС не использовалась. В-четвертых, оказались недостоверными обозначения должностей и подписи. В 1989 г. в ЦК КПСС не было «организационного» отдела и «отдела оборонной работы», а имелись соответственно Отдел партийного строительства и кадровой работы ЦК КПСС и Оборонный отдел ЦК КПСС. В названных отделах и вообще в аппарате ЦК КПСС в 1989 г. ни Майданников, ни Письменник не работали. В-пятых, содержание опубликованного документа не соответствовало данному ему заголовку, поскольку в таком случае с ним должны были ознакомиться секретари ЦК КПСС, а значит, должен был, согласно правилам ЦК КПСС, стоять адресат – «ЦК КПСС». В-шестых, фальсифицируя документ, автор (или авторы) оказался невнимательным: в тексте дважды проскочило «считаю нецелесообразным», тогда как под документом имеются подписи руководителей двух отделов. В-седьмых, одна из фраз документа: «Подготовить справку-план... для доклада на Центральном Комитете Коммунистической партии Советского Союза...» совершенно не соответствовала ни делопроизводственной практике ЦК КПСС, ни устоявшимся в ней формулам: «справки-плана» как вида документа просто не существовало, так же как и раскрытой аббревиатуры ЦК КПСС».

Обращаем внимание суда, что такие признаки, как старение бумаги, подлинность подписей и печатей при определении подложности «документов», якобы найденных в архиве, специалистом по подделкам Козловым вообще не рассматриваются, поскольку по этим признакам качественно исполненную фальшивку обычный эксперт-криминалист не распознает. При сегодняшнем уровне развития техники и технологии можно воспроизвести и подпись, которую никто не отличит от настоящей, и искусственно состарить бумагу, и нанести на документ оттиски любых штампов и печатей. Подложность исторических документов определена в работе В.П.Козлова только по несоответствию текстов делопроизводственным правилам той эпохи, плюс, автор логично указывает на необходимость сравнивать текст документа с действительными историческими фактами.

А теперь просим уважаемый суд обратить внимание на то, сколько делопроизводственных и исторических признаков подделки находится в тех документах, на которые ответчики ссылаются, как на свое главное доказательство вины Сталина в убийстве поляков. Для удобства сгруппируем признаки поддельности по разделам и начнем с прямо указывающих на подделку, общих для всех документов неясностей места их хранения, сомнительных обстоятельствах обнаружения и легализации.

Раздел I.

Место хранения, обстоятельства обнаружения и легализации

1. Не ясны ни место архивного хранения документов «закрытого пакета» №1 до декабря 1991 г., ни обстоятельства их «чудесного обретения» сотрудниками архива Президента СССР. М.С.Горбачев утверждает, что до декабря 1991 г. он этих документов не видел, а в двух «закрытых пакетах» Политбюро по Катыни хранились совершенно другие документы – о виновности в катынском расстреле немецкой стороны. И что лишь за несколько дней до ухода Горбачева с поста Президента СССР 24 декабря 1991 г. архивисты, якобы по своей инициативе, передали ему через руководителя президентского аппарата Григория Ревенко папку с найденными документами. («Жизнь и реформы». Кн. 2, М., 1995, с. 348-349). А.Н. Яковлев в книге «Сумерки», а также в статьях и выступлениях неоднократно утверждал что до 24 декабря 1991 года и он этих документов никогда не видел. Кроме того, Яковлев сообщил такую важную деталь, что внутри переданной в этот день Горбачевым папки с документами по Катыни находилась также и некая «записка Серова». Однако в архивном перечне документов «закрытого пакета» №1, переданных 24 декабря 1991 г. от Горбачева к Ельцину, эта записка отсутствует. А ответчик по нашему делу А.Ю. Яблоков в своей книге «Катынский синдром…» на стр. 386 утверждает: «В июле 1992 г. в Архиве Президента РФ тогдашний руководитель президентской администрации Ю.В. Петров, советник Президента Д.А. Волкогонов, главный архивист Р.Г. Пихоя и директор архива А.В. Коротков просматривали его совершенно секретные материалы. 24 сентября они вскрыли «особый пакет № 1». То есть, кто-то лжет – или Горбачев с Яковлевым, утверждающие, что документы хранились у Горбачева и в начале зимы 1991 года были переданы последним Ельцину в присутствии Яковлева, или архивисты, утверждающие, что нашли этот пакет сами только осенью 1992 года. Однако в данном случае понятно, что лгут и те, и те – ни в каких архивах и пакетах эти документы не находили – их сфабриковали, но не сумели придумать единую легенду и заставить ее заучить всех фигурантов дела, особенно, больших начальников, посему каждый из них врал, что сумел запомнить.

2. Впервые данные документы были ведены в оборот осенью 1992 года на заседании Конституционного суда как доказательства вины КПСС в Катынском деле, но даже при беглом осмотре их судьями, вскрылась подложность этих документов, в результате Конституционный суд в своем итоговом постановлении даже не упомянул об этом эпизоде обвинения.

3. О подделке свидетельствует также и то, что эти действительно сенсационные «документы» не были сразу же представлены российской общественности после их обнаружения, хотя вся пресса была заполнена цитатами из них. После фиаско в Конституционном суде, текст некоторых из этих документов опубликовали только через 2 года, и не в известных исторических изданиях, а в подставном, как бы, периодическом издании – журнале «Военные архивы России». После выпуска № 1 журнала, в котором и было опубликована часть подделок в массе иных, подлинных документов из российских архивов, этот журнал вместе с редакцией бесследно исчезли.

4. В этой первой публикации «документов», публикаторы не указали, вопреки правилам, те делопроизводственные особенности этих документов, которые прямо подтверждали их фальшивость, то есть, сами публикаторы понимали, что публикуют подделки.

5. Номер журнала «Вопросы истории» № 1 за 1993 год, в котором впервые в России были описаны эти «документы», описал только три из пяти документов, но даже при таком сокращении этот номер до 1995 года не поступал подписчикам и в библиотеки.

6. В России до сих пор так и не был официально опубликован самый выдающийся по степени поддельности документ «закрытого пакета» №1 – так называемая «выписка для Шелепина». Это ещё раз подтверждает, что сами публикаторы прекрасно осознавали и осознают подложность публикуемых ими документов.

Раздел II.

Несоответствие сведений достоверным историческим фактам

7. В документах «закрытого пакета» №1 говорится о создании некой «специальной тройки НКВД», которая, якобы, приговорила поляков к расстрелу. Однако в массиве остальных, действительно подлинных архивных документов того периода нет ни малейших упоминаний ни об учрежденной, согласно указанных документов, «тройке», ни о том, что вообще какие-либо поляки в 1940 г. расстреливались в СССР во внесудебном порядке. Словами специалиста архивного дела А.П.Козлова, эти документы «фонят» «нестыковкой своего содержания с действительными фактами прошлого, известными из подлинных источников».

8. Реально работавшим в те годы судебным тройкам предписывалось судить, то есть, осуждать виновных, в зависимости от их персональной вины, и освобождать невиновных. А в «письме Берии» «тройке» не дается никаких судебных прав, а просто предписывается всех поляков расстрелять, то есть, «тройке» не определяется реальная судебная работа. Эта «тройка» была заведомой фикцией, позорящей придумавшего ее автора. Реальный Берия никогда не предложил бы Политбюро оторвать от реальных дел трех высокопоставленных работников НКВД, включая себя, для того, чтобы они сидели и расписывались на 22 тысячах бумажек, которых никто, кроме них, не увидит.

9. При создании «тройки» нарушен основной принцип создания судебных троек – из первых лиц НКВД и ВКП(б) с обязательным участием прокурора.

10. В «тройке» как коллегиальном органе нарушен принцип равноответственных членов – к двум высшим должностным лицам НКВД (наркому и его первому заместителю) добавлен начальник третьестепенного отдела. В реальных судебных тройках было недопустимо участие подчиненных кого-либо из членов тройки.

11. Берия не мог предложить создание «тройки», поскольку все судебные тройки были накануне ликвидированы совместным постановлением правительства СССР и ЦК ВКП(б), т.е. никакая «тройка» была уже невозможна с точки зрения судебного законодательства. После принятия указанного совместного постановления, ни один исполнитель не то, что не расстрелял бы, а и не арестовал бы никого по указанию незаконной «тройки», публично запрещенной в СССР правительством и партией.

12. Если считать эти документы «закрытого пакета» №1, подлинными, то Политбюро ЦК ВКП(б) превысило свои полномочия – приняло решение о создании «тройки», хотя руководящий орган партии - ЦК - их упразднил. Такое совершенно немыслимо. В Постановлении от 17 ноября 1938 г. Совета народных комиссаров СССР (правительства Советского Союза) и ЦК ВКП(б) – органа руководства партией, более высокого, нежели Политбюро, было приказано: «Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских управлениях РК милиции. Впредь все дела в точном соответствии с действующим законодательством о подсудности передавать на рассмотрение судов или Особого совещания при НКВД СССР».

13. В документах «закрытого пакета» №1 никак не учтены те 395 военнопленных офицеров, полицейских и пограничников, которые одновременно с отправкой основной массы пленных в исправительно-трудовые лагеря ГУЖДС были отправлены в лагерь военнопленных в Юхнов и далее в Грязовец.

14. «Решение Политбюро», заложенное в «документах», для Берия было невыполнимо: из элементарного чувства самосохранения его окружение нашло бы способ уклониться от исполнения заведомо преступного приказа наркома. Ведь именно за исполнение преступных приказов своего начальника в 1937-38 г.г. были расстреляны приближенные предшественника Берия на посту наркома внутренних дел – Ягоды. А незадолго до рассматриваемых событий, 4 февраля 1940 г., за то же самое были расстреляны заместители другого предшественника Берии – Ежова. О нахождении поляков в плену у СССР знал весь мир, и никто в высшем руководстве НКВД не рискнул бы исполнить противозаконный приказ об их расстреле, поступивший от Берия, проработавшего в НКВД всего полтора года, из которых на посту наркома чуть более пятнадцати месяцев.

Раздел III.

Внутренние противоречия.

15. В «письме Берии» предлагается расстрелять 25.700 граждан бывшей Польши, а «записка Шелепина» сообщает, что якобы были расстреляны лишь 21.857 человек. Никаких объяснений тому, на каком основании не были расстреляны 3.843 подлежащих безусловному расстрелу поляков, не приводится.

16. В «письме Берии» объявлены «неисправимыми врагами советской власти» 14.736 офицеров и 18.632 заключенных, но расстрелять предлагается 14.700 одних и 11.000 других без разъяснения, что делать с остальными «закоренелыми» врагами и как отделить одних от других. Таким решением полномочия «тройки» делегировались непосредственным исполнителям на местах и они самостоятельно должны были решать, кого именно осуждать к расстрелу, что немыслимо и чего в реальном предложении Берия быть не могло.

17. Согласно пометкам на оборотной стороне «выписки для Берии», в период с 5 марта 1940 г. по 15 ноября 1956 г. с неясными целями были отпечатаны два дополнительных экземпляра выписки, а 15 ноября 1956 г. два экземпляра уничтожены. В рамках версии о страшной секретности документов «закрытого пакета» №1 подобные манипуляции с экземплярами выписки, предназначенными неизвестно кому, рациональному объяснению не поддаются».

В следующей статье я продолжу цитирование заявления о подложности, сделанное суду Стрыгиным, в котором Сергей Эмильевич переходит к рассмотрению следующей группы признаков - индивидуальных признаков поддельности каждого документа из «закрытого пакета» №1.

Суд над Сталиным: выносившие неправосудные приговоры судьи заканчивали свою карьеру в лагерях

Юрий Мухин 22.10.2009

http://forum.msk.ru/material/society/1553419.html

Вынужден опять прервать репортаж о суде, чтобы вернуться к теме, которую уже затронул в своем третьем репортаже по этой теме (на ФОРУМе.мск он дан под заголовком «Суд над Сталиным: мы проиграли – это плохо! Но кто-то удивлен?» ).  Посетитель Аршинский 19.10.2009 возразил мне:

«Автор написал неплохой памфлет на тему "А судьи кто?", однако слишком, с лихом увлёкся обелением Сталина и Сталинской эпохи. Мой прадед, простой русский железнодорожный рабочий в Забайкалье осенью 1937 г. был арестован НКВД и осуждён как "японский шпион". Его жена, простая русская неграмотная деревенская женщина с несколькими малолетними детьми на руках была выслана в ссылку в г. Канск, где они жили впроголодь в землянке. Приговор об их ссылке как "врагов народа" относился напрямую и к этим детям, в том числе дошкольного возраста, - к каждому индивидуально, о чем свидетельствуют последующие дела об их реабилитации каждого отдельно - согласно послевоенным решениям так уважаемого автором Советского суда. Мой прадед умер (так записано официально) в лагере уже в 1938 г., и где он похоронен неизвестно. Старшая дочь в семье моя бабушка проявила настойчивость и после войны добилась в уважаемом автором Советском суде полной РЕАБИЛИТАЦИИ своего отца, по результатам которой моя прабабушка всю оставшуюся жизнь получала небольшую пенсию в качестве компенсации от Советского государства. Я это пишу не для того чтобы "очернить Сталина", а для того чтобы напомнить автору, что в СССР были репрессированы сотни тысяч, возможно миллионы, простых рабочих таких как мой прадед, были репрессированы по разнарядкам (типа, требуется "разоблачить" такое-то количество "японских шпионов" и т.п.). Эти разнарядки исходили в регионы напрямую из Москвы, и всё это массовое зверство происходило полностью с ведома Сталина, о чем свидетельствуют документы из архивов Политбюро. Может быть Сталин был "вынужден" репрессировать и уничтожать миллионы простых Советских рабочих, крестьян, включая малолетних детей -- пусть автор нам пытается объяснить, кто Сталина к этому принуждал. И желательно при этом, чтобы он не привлекал для своих объяснений Тухачевских, Резников и Лопаткиных. Достаточно простой человеческой совести. И по совести Сталин был людоед невиданных масштабов, оправдания которому нет и быть не может».

Начну с того, что Аршинскому можно было бы запросить в архиве дело своего прадеда и почитать его. Я такого сделать не могу, поскольку дела невинных жертв засекречены и их разрешено увидеть только родственникам, а среди, пожалуй, сотни моих прямых родственников (простых украинских крестьян), никто не пострадал от репрессий – не заработали. Правда половина моих дядьев погибла на фронте, отец и дядя Илларион вернулись израненными, ну да разве это повод для скорби в нынешней России? Это же не невинные жертвы репрессий, чего о них писать «книги памяти», какие пишет «Мемориал» о невинных страдальцах Сталина?

Я ведь долгое время думал точно также, как и Аршинский, - считал Сталина извергом, а его невинные жертвы считал героями (по своим же словам, был быдлом). Правда, не все было так просто, какие-то червячки сомнений все же были. Первым таким страдальцем, которого я увидел еще подростком, был живший у нас одно время на квартире литовец. Когда я узнал, что он реабилитирован, то пристал к нему с расспросами, и он неохотно рассказал примерно следующее:

«Когда в 1944-м русские начали наступать, мы с отцом стали уходить в Курляндию, а когда немцы там сдались, то меня призвали в Советскую Армию. Служил в Германии, а когда отслужил, то уехал на работу на Дальний восток и там меня арестовали по приказу хабаровского прокурора и этапировали в Белоруссию. А там две сумасшедшие старухи показали, что мы с отцом, якобы, расстреливали русских партизан. Меня посадили, а когда началось разоблачение культа личности, то один сидевший в лагере инженер помог мне написать письмо Хрущеву, и меня реабилитировали».

Помню, уже тогда меня покоробило, что он говорил не «наши наступали», не «наши партизаны», а «русские». И было непонятно, почему он после службы не в Литву вернулся, а дернул на Дальний восток? Но как не поверить? Ведь реабилитирован, невинная жертва!

Это уж потом, по мере того, как я собирал информацию, мнения о происходивших тогда событиях начали меняться и у меня. И не у одного меня такие сомнения возникают. Вот воспоминания лучшего аса Корейской войны Е.Г. Пепеляева о своем невинно пострадавшем командире полка майоре Казанцеве, который имел обычай здравить Сталина и свою жену в одном тосте.

«Вскоре я уехал из полка, получив назначение на должность инспектора-летчика соединения. Через некоторое время я узнал, что майора Казанцева осудили и дали несколько лет заключения. Так как это происходило на Дальнем Востоке, то ехать Казанцеву далеко не пришлось, места заключения на востоке были рядом. После войны, в Хабаровске, я случайно встретил начпрода (начальника продовольственной службы) того же АТБ. Он мне рассказал, что сидел одно время с Казанцевым, которого осудили и разжаловали якобы не за преступления и не за промахи в работе, а за то, что на одном из застолий он дискредитировал товарища Сталина, произнеся тост за здоровье Сталина и своей жены одновременно, поставив вождя на одну ступень со своей женой. Вот такая жуткая история случилась с майором Казанцевым на аэродроме Желтый Яр в начале 1943 года. Эта версия казалась вполне правдивой и подходит особенно ко временам перестройки, когда все хорошее, что было во время Советской власти, стали мазать грязью и черной краской. На самом деле, как я позднее узнал, майора Казанцева осудили не по политическим причинам, а за воровство. Вместе с ним осудили и отправили в лагеря начальника продовольственной службы батальона и начальника ГСМ батальона — этого за воровство и разгильдяйство: пропало более 30 тонн бензина».

Такие вот «невинные страдальцы». Не стоит считать японцев лохами, не догадавшимися создать разведывательную сеть в Забайкалье, поэтому Аршинскому стоит заглянуть в дело прадеда – возможно того действительно оклеветали «жертвы Сталинского террора», а, возможно, Аршинский узнает не то, к чему уже привык. Но проще выслушать не прикидывающегося невиновным «реабилитанта», а откровенного врага, скажем, Д. Панина. В 1940 году он сел по статье 58-10: «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений». А к чему призывали в «их кругу», Панин написал в своей, изданной на Западе (эмигрировал в 1972 году), книге «Лубянка-Экибастуз».

«Вопрос о возврате к капитализму в нашей стране не вызывал у нас никаких сомнений. Мы были бы согласны даже на его первоначальную форму девятнадцатого века. Все-таки рабства тогда не было, труд был добровольным, с капиталистами можно было бороться, парламент и филантропы помогали... …Гитлер обещал войну против Сталина, и это давало надежду и силы переносить жуткие условия существования, терпеливо дожидаясь своего часа. Разные слои населения ждали войны как освобождения, и им было все равно, кто ее развяжет. Мечтали только о том, чтобы она поскорей началась. Поддержка Гитлером антикоммунистических сил Испании говорила тогда в его пользу. …Мы, молодые люди тридцатых годов, хорошо знали обстановку в своей стране, но Запад представляли как единую цельную логически действующую схему. На Западе много писалось о желательности драки между Гитлером и Сталиным. Естественно, это приветствовали и мы. Ясно было, что ради этого Запад шел на многие уступки, вплоть до Мюнхенского соглашения, по которому Гитлеру была отдана Чехословакия. Но для реализации схватки между двумя деспотами нужна была общая граница, и с позиций Мюнхена непонятно, почему решили пожертвовать Чехословакией. Когда из-за нападения Гитлера на Польшу образовалась общая граница, многие решили, что война с Советским Союзом не за горами — народ был убежден в ее неизбежности. И вот Гитлер напал на Сталина. Черчилль, который за свою долгую жизнь не раз декларировал, что он борец против коммунизма, и даже обещал вообще покончить с ним, немедленно бросился к Сталину, заключил договор, а затем они вместе с Рузвельтом буквально спасли этот чудовищный режим».

Как видите, этому шакалу хотелось, чтобы Гитлер напал на СССР, да еще и СССР не имел бы помощи союзников, и ему глубоко плевать, что в так желанной им войне погибли более 23 миллионов советских людей, в том числе, и мои дядья. Этого шакала тоже, небось, реабилитировали.

Но вернемся к нашему делу. Надо сказать, что на суде ответчики сразу поперли на нас именно с посмертной реабилитацией – с тем, что начиная с хрущевских времен Верховный Суд реабилитировал сотни тысяч человек. Но ответчик Яблоков, до своей работы следователем по Катынскому делу, как раз и был тем прокурором, который реабилитировал. И нам осталось суду зачитать цитату из оспариваемой статьи Яблокова:

«Пересмотр дел репрессированных, хоть и осуществлялся в индивидуальном порядке, но во многом был процессом формальным, поскольку на деле прокуроры были заняты лишь оформлением политической воли руководства страны реабилитировать определенные группы репрессированных».

Так, что прадед Аршинского, как и все остальные реабилитанты, был реабилитирован не потому, что был невиновен, а потому, что такова была воля Хрущева. Аршинский задает мне ехидный вопрос:

«Может быть Сталин был "вынужден" репрессировать и уничтожать миллионы простых Советских рабочих, крестьян, включая малолетних детей -- пусть автор нам пытается объяснить, кто Сталина к этому принуждал?».

Думаю, что Сталина не надо было принуждать уничтожить «пятую колонну», но ради исторической точности и Аршинскому следует знать, что требование уничтожить ее исходило снизу, и не было идеей Политбюро. С одной стороны, надвигалась война, которую призывали все эти панины, с другой стороны, надвигались свободные выборы 1938 года, и требовалось, чтобы народ был доволен Советской властью, иначе он за нее не проголосует – не придет на выборы или проголосует «против». А будет народ доволен властью, если при этой власти вольготно чувствуют себя уголовники, старые враги власти, лица, призывающие Гитлера начать войну, уроды, которые вякают про то, что СССР нужен капитализм в его форме 19-го века? И требование предварительной очистки страны на пленуме ЦК был поднят снизу – секретарями обкомов.

Народ требовал очистить страну. «Демократам», ни во что не ставящим народ, и привыкшим считать «народом» только себя, этого не понять. Ну, представьте, что сегодня поставили бы на голосование вопрос: нужно ли вычистить Россию от олигархов, уголовников, продажных чиновников и политиков? Как бы проголосовал народ? Нет, не тусовка, которая вертится на экранах телевизоров, а тот народ, который сегодня не ходит на выборы? Поэтому Политбюро и Сталину оставалось принять меры, чтобы процесс чистки не затрагивал невиновных.

Немного фактов. Вот прочтите такой документ.

«ЦК ВКП(б) — товарищу Сталину И.В. 10 июля 1937 г.

Сообщаю, что всего уголовных и кулацких элементов, отбывших наказание и осевших в гор. Москве и Московской области учтено 41305 чел. Из них уголовных элементов учтено 33436 чел. Имеющиеся материалы дают основание отнести к 1-й категории уголовников 6500 чел. и ко 2-й категории — 5272 чел. Кулаков, отбывших наказание и осевших в г.Москве и районах области учтено 7869 человек. Имеющийся материал дает основание отнести из этой группы к 1-й категории 2000 чел. и ко 2-й категории — 5869 чел. Комиссию просим утвердить в составе тт.Реденс — Нач. Управления НКВД по М.О., Маслов — Зам.прокурора Московской области, Хрущев Н.С. — Секретаря МК и МГК с правом, в необходимых случаях, замены т.Волковым А.А. — вторым секретарем Московского Горкома. Секретарь МК ВКП(б) Н.Хрущев».

Как видите, Хрущев просил назначить себя членом судебной тройки, чтобы он мог лично приговорить к расстрелу только уголовников и кулаков 8 500 человек. Возможно, основываясь на более точных данных, а, возможно, просто из осторожности, Политбюро уменьшало запросы снизу, вводя «лимиты», то есть, пределы для репрессий. Политбюро не давало расстреливать столько, сколько просили все эти хрущевы.

К примеру, через месяц, приказом по НКВД №0047 от 30 июля 1937 года Хрущеву было разрешено расстрелять уголовников, кулаков, членов фашистских, повстанческих и бандитских организаций, а также не упомянутых им членов антисоветских партий всего 5000 человек, то есть, значительно меньше, чем Хрущев просил расстрелять только уголовников. Вот эти указания «репрессировать не более» сегодня выдаются, в том числе и Аршинским, за приказы Сталина «расстрелять».

Между тем, даже в упомянутом приказе Ежова № 0047 требуется:

«Утвержденные цифры являются ориентировочными. Однако наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превышать. Какие бы то ни было самостоятельные увеличения цифр не допускаются. В случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны представлять мне соответствующие мотивированные ходатайства».

Вот снизу, из областей и мотивировались ходатайства об увеличении лимитов, и, в конце концов, многие домотивировались до того, что Политбюро репрессировало и самих мотивировщиков. Но, тем не менее, эффект от репрессий был безусловный, видимый, так сказать, невооруженным глазом. Американский посол в СССР в 1937-1938 гг. Джозеф У. Девис после нападения Германии на СССР записал в своем дневнике (7 июля 1941 г.):

«…Сегодня мы знаем, благодаря усилиям ФБР, что гитлеровские органы действовали повсюду, даже в Соединенных Штатах и Южной Америке. Немецкое вступление в Прагу сопровождалось активной поддержкой военных организаций Гелена. То же самое происходило в Норвегии (Квислинг), Словакии (Тисо), Бельгии (де Грелль)… Однако ничего подобного в России мы не видим. «Где же русские пособники Гитлера?» — спрашивают меня часто. «Их расстреляли», — отвечаю я. Только сейчас начинаешь сознавать, насколько дальновидно поступило советское правительство в годы чисток».

Значит ли это, что в ходе предвоенных репрессий не пострадали невиновные? Пострадали, и очень многие. Только под руководством Берии и только в 1939 году было реабилитировано и выпущено на свободу 360 тысяч человек, а с учетом ссыльных – до миллиона. Надо же понимать бесхитростную тактику «пятой колонны» - оговорить как можно больше людей, исходя из принципа «всех не посадят». С другой стороны, члены «пятой колонны» во множестве были у власти, в том числе в судах, прокуратуре и НКВД. Они всячески стремились этими репрессиями дискредитировать Советскую власть. Давайте прочтем отрывки из книги высланного из СССР в США антисоветчика Петра Григоренко «В подполье можно встретить только крыс». Он подробно описывает террор в те годы, и пусть это и длинновато, но зато подробности делают это описание убедительным.

«В начале 1938 года приехал ко мне Иван, мой старший брат. Поздно вечером… он рассказал, что только сутки прошли с того момента, как его выпустили из запорожской следственной тюрьмы НКВД.. Его бросили в камеру, буквально набитую людьми. По разговорам он понял, что это все "враги народа", о которых говорили на заводских и цеховых собраниях. Он работал на заводе комбайнов "Коммунар" в литейном цехе инженером.

…Привели в следственную камеру в 8 часов вечера, увели в 4 часа утра - не допрашивали. Следователь предложил ему написать подробную автобиографию и оставил одного. В соседней камере пытали людей. Брату было слышно каждое слово, крик, стон; через дверь, общую для камер, заходил в пыточную следователь, оттуда выходили покурить и передохнуть пыточных дел мастера. Дверь при этом либо оставалась совсем открытой, либо только полуприкрывалась. И брата не оставляло ощущение присутствия на пытке. Когда брат вернулся от следователя, к нему подполз человек, вернувшийся с "выстойки" перед самым уводом Ивана на допрос. Этот человек, инженер с "Запорожстали", впоследствии подписал признание, что готовил взрыв на заводе. Он же, уже после того, как его следствие закончилось, сказал брату:

- Вас не пытают, значит, могут еще освободить. Это им тоже для чего-то надо; кое-кого освобождают. Если освободят, то старайтесь не забыть то, что здесь видели.

…И надо сказать, брат отлично выполнил завет этого инженера. Я был просто поражен количеством лиц, чьи фамилии, дела и пытки он запомнил. Мы просидели почти до утра, и я все писал о вымышленных диверсиях, терроре, шпионаже, биографии этих "врагов"", применявшиеся к ним пытки, зверские избиения, раздавленные пальцы и половые органы, ожоги от папирос на лице и теле, пытки выстойкой и светом (человека на многие часы ставят под мощную электролампу), жаждой. Я записал рассказ брата и сказал ему, что пойду с этим к генеральному Прокурору СССР Вышинскому.

…На следующий день я пошел пробиваться к Вышинскому. Приемная прокуратуры СССР была забита толпами людей и гудела, как потревоженный улей. Но майор в те времена был величиной, и дежурная по приемной очень быстро свела меня со следователем по особо важным делам. Часть приемной была разгорожена фанерными переборками на небольшие комнатки. В одну из таких загородок зашел и я. Приятный и любезный на вид мужчина приподнялся, указал на стул перед столом, подал руку, назвался: "Реутов".

- Ну, рассказывайте, какая нужда привела вас сюда? - заговорил он.

Я начал рассказывать, но рассказать ничего не успел. Как только он понял, о чем будет речь, движением руки остановил меня:

- Не будем здесь говорить об этом, - и он указал на перегородки.

Я замолчал. Он снял телефонную трубку и набрал номер:

- Лидочка! В понедельник прием состоится? А много у вас? Пятнадцать? Норма? Ничего не поделаешь, Лидочка, придется добавить шестнадцатого. Дело такое же, как минское. Тут очень симпатичный майор, генштабист. Но я прошу дописать его первым, Лидочка, первым.

…В понедельник я пошел на прием. Как и просил Реутов, меня Вышинский принял первым. Он, приветливо улыбнувшись, сказал:

- Вы не торопитесь, майор, у нас с вами времени достаточно. Рассказывайте спокойно.

И я сразу успокоился. Появилось чувство раскованности. Я изложил суть дела менее чем в 5 минут. Правда, ни фамилий, ни описания пыток в моем докладе не было. Но я сказал ему, что все это у меня есть. Выслушав, он вызвал своего секретаря и распорядился:

- Попросите Нину Николаевну.

После этого задал мне несколько вопросов. Пока я на них отвечал, зашла пожилая женщина в военной форме и со значком чекиста на груди. Вышинский, не приглашая ее садиться, сказал:

- Нина Николаевна, вот майор сообщает чрезвычайно важные факты из Запорожья. Запротоколируйте, пожалуйста, подробно его рассказ и доложите мне со своими предложениями. А вас, товарищ майор, я прошу рассказать Нине Николаевне со всеми подробностями, с фамилиями и описанием всего, что там происходило.

С чувством горячей признательности и глубокого уважения уходил я от этого человека, который, по моему разумению, принял близко к сердцу и хочет решительно пресечь те нарушения законности, о которых рассказал Иван. Это посещение убедило меня в том, что пытки - местное творчество. Правда - не единичное. Я ведь запомнил Реутовское: "такое, как минское". В общем, мне стало "ясно" - на местах много безобразий, но Москва с ними борется.

Мы дошли с Ниной Николаевной до ее кабинета. Здесь она сказала:

- А собственно, зачем мы вдвоем будем заниматься одним делом. Вы, майор, человек грамотный. Поэтому вот вам бумага, садитесь и все опишите, а я потом прочитаю и если что неясно, задам вопросы.

Так мы и поступили. Ушел я довольно поздно, утомленный, но с приятным чувством исполненного долга.

Читаю …письмо Ивана. В нем сообщается, что расследовать мое заявление приехал прокурор Днепропетровской области. Свою резиденцию расположил в здании областного НКВД. Вызывают лиц перечисленных в моем заявлении, спрашивают, каким образом сведения о них дошли до Москвы, принуждают опровергать. Вызвали и Ивана. Пропуск отобрали. Посадили в той же комнате, откуда слышны стоны и вопли истязуемых. Продемонстрировали, что приезд днепропетровского прокурора ничего не изменил. Потом допрашивали Ивана.

- Кто у вас в Москве?

- Младший брат.

- Кто он?

- Майор.

- А где служит?

- Где служит, не знаю. Чего он сам не говорит, я и не спрашиваю.

- А откуда он знает о том, что с вами произошло?

- Я рассказывал ему.

- Как же вы это сделали?

- А я ездил к нему.

- Когда?

- Сразу же, как вышел от вас.

- Вы что, может, хотите в соседнюю комнату попасть?

- То ваше дело. Но только я, прежде чем идти сюда, послал брату телеграмму о том, что вызван к вам. И если он завтра утром не получит от меня другой телеграммы, будет знать, что я арестован.

После этого Ивану был подписан пропуск, и он ушел. …По письму Ивана я снова обратился к Реутову. Я бил тревогу - в Запорожье перемен нет. Там по-прежнему пытают людей. Но к Вышинскому попасть было нельзя. Он выехал в Белоруссию. И Реутов направил меня к первому заместителю Вышинского Роговскому.

Когда я зашел в его приемную, там, кроме девушки-секретаря, сидели двое спортивного вида молодых людей, удивительно похоже одетых. Девушка попросила мой пропуск и положила его себе в папку. Идя в кабинет, по звонку оттуда, папку взяла с собой. Выйдя, пригласила меня зайти. Когда я зашел, Роговский, сидя в кресле с высокой судейской спинкой, даже не взглянул на меня. Рядом с креслом Роговского, опираясь плечом на его спинку, стоял маленький тщедушный человечек. Он на целую голову был ниже спинки кресла. Это был главный военный прокурор армвоенюрист Рогинский. Его присутствие здесь я расценил, как попытку давить его четырьмя ромбами на мои две шпалы.

- Ну, что скажете? - не глядя на меня, произнес Роговский.

- Дело в том, что в Запорожье ничего не изменилось. Там по-прежнему людей истязают.

- А откуда это вам известно?

- У меня там брат.

- А от нас туда был послан прокурор Днепропетровской области и он донес, что там были отдельные небольшие нарушения, они устранены, и законность полностью восстановлена.

- Это неправда. Ровно неделя прошла с тех пор, как брат лично слышал как истязали заключенных.

- Так вы что же верите брату и не верите областному прокурору?

- Да, не верю!

- Вы видите, - повернулся Роговский к Рогинскому, - для него областной прокурор, видите ли, не авторитет.

- А для него, видите ли, вообще авторитетов нет. Он видит старшего по званию, лицо высшего начальствующего состава и никакого внимания.

- Почитали бы вы, как он пишет. Никакого уважения, никакой сдержанности. Вот, послушайте, - Роговский достает мое заявление, которое я написал и оставил Нине Николаевне, и читает: - ...это не советская контрразведка, а фашистский застенок.

Я резко перебиваю:

- Но кому он это писал?

- Как кому? Разве не вы это писали?

- Нет, писал это я. Но я вас спрашиваю, кому я это писал? В "Нью-Йорк Таймс" или, может, товарищу Вышинскому?

- Да, конечно, Вышинскому. Но... тон.

- Тон я не подбирал. Вышинскому я могу писать в любом тоне. Я это не только написал. Я и говорил это ему лично. И он мне замечания не сделал. И вообще, я в одном учреждении вижу разные стили. Вышинский начал с того, что предложил мне стул. Затем успокоил меня и выслушал все, что я хотел сказать, а у вас я стою перед столом, как школьник, и мне бросают реплики, имеющие целью взвинтить меня. Вот и вы, товарищ армвоенюрист, упрекнули меня в неуважении. А ведь вы здесь гость. Я пришел к Роговскому, и всякий воспитанный гость должен, по крайней мере, не мешать хозяину этого кабинета заниматься делом, за которое он взялся, пригласив меня в кабинет. Или здесь моим делом заниматься не хотят? Тогда позвольте уйти, тов. Роговский. Вы что думаете, я не найду другого пути для решения моего вопроса?!

- Извините, товарищ Григоренко. Не надо обижаться. Садитесь. Вопрос сложный, занимался им сам товарищ Вышинский. Я не совсем в курсе дела и пытаюсь разобраться. Может, вопрос не так поставил. Оскорбить вас я этим не хотел. Но перейдем к делу. Скажите, чего вы хотите?

- Я хочу, чтобы мое заявление было проверено, чтобы пытки были прекращены, а виновные наказаны.

- Ну хорошо, я дам телеграмму Днепропетровскому областному прокурору, чтобы он еще раз внимательно проверил все дело и доложил.

- Я вам уже сказал, что не доверяю Днепропетровскому прокурору. По-моему, в самой Днепропетровской области дела обстоят не лучше. Поэтому он и не хочет вскрывать у соседей то, что прячет у себя. Я прошу назначить кого-нибудь другого.

…Я открыл двери, и в это время прозвучал звонок в приемной. Девушка, взяв папку, пошла мне навстречу и скрылась в кабинете. Через некоторое время вышла. Сделала какой-то знак "спортивным" людям, и они оба удалились из приемной. Девушка открыла папку, достала мой пропуск, поставила на него штамп, расписалась и вручила мне.

Вскоре я получил письмо от Ивана. Без всякой шифровки. В этом письме Иван сообщал, что прибыла новая поверочная комиссия, которая работает в помещении городской прокуратуры. Его вызывали, очень любезно разговаривали. Возглавляет комиссию Реутов из прокуратуры СССР. Все следователи, участвовавшие в пытках, арестованы. Арестован Запорожский городской прокурор и областной прокурор Днепропетровской области. Начали освобождать тех, кого я перечислил в своем заявлении. Иван уже встречался кое с кем из них, в частности, с инженером из "Запорожстали»».

…На втором этаже основного нашего здания, на Кропоткинской улице, 19, имелось относительно большое фойе. Его превратили в проходной зрительный зал, соорудив здесь сцену. В день, о котором я рассказываю, оба курса были собраны здесь на лекцию "Коварные методы иностранных разведок по разложению советского тыла". Читал какой-то чин (с двумя ромбами) из наркомата внутренних дел. Во время перерыва я вышел в тыльную часть зала, начал закуривать и вдруг за своей спиной слышу:

- Вы не могли бы мне показать майора Григоренко?

Я обернулся. Увидел, что вопрос этот задает сегодняшний лектор.

- Я Григоренко, - взглянул я на него.

- Вы не возражаете, если я задам вам несколько вопросов?

После паузы он спросил:

- Вы хорошо помните ваш прием у Роговского?

- Да, конечно.

- И Рогинский там был? С самого начала или потом пришел?

- Нет, был уже там, когда я вошел.

- А в приемной кто был?

- Девушка - секретарь Роговского и еще два каких-то, в гражданском.

- А пропуск у вас при входе отбирали?

- Да, девушка взяла его и положила в свою папку.

- Так, все правильно. А как вы думаете, почему вас не арестовали?

- А я не знал, что меня кто-то хотел арестовывать. И не понимаю, за что меня могли бы арестовать.

- Ну, арестовывали же и ни за что. Вы же сами об этом писали. Вот и вас должны были арестовать в тот день. Для этого и Рогинского пригласили. Он должен был ордер подписать, как главный военный прокурор. Вопрос об аресте был решен твердо. Не договорились только о том - принимать вас или забрать прямо из приемной. Потом, видимо, решили принять и арестовать по выходе в приемную. Но что-то им помешало. Что-то напугало их. Но что?!

- А почему бы вам не спросить об этом у них самих?

- Поздно. В свое время не спросили, а теперь поздно. Расстреляны».

Следует сказать, что Григоренко приукрасил эпизод, поскольку на самом деле упомянутый Григоренко Г.К. Рогинский в 1939 году был арестован, но не расстрелян. Он получил 15 лет лагерей за то, что (цитирую обвинительное заключение) «проводил вредительскую работу, умышленно извращая революционную законность. Давал необоснованные санкции на массовые аресты и сознательно, с целью вызвать недовольство населения против Советской власти, не принимал никаких мер по жалобам осужденных и их родственников». И то, что это действительно было так, антисоветчик Григоренко, как видите, подробно и убедительно показал.

Вот как из этого эпизода можно сделать вывод, что Политбюро давало разнарядку репрессировать невиновных? Наоборот, Сталин, опираясь на честных людей, в данном случае, на Вышинского, делал все, чтобы невиновные не пострадали.

Между прочим, о том, что Вышинский жестоко карал всех фабрикантов незаконных дел, рассказывает и другой антисоветчик, бывший бургомистр оккупированного Смоленска, а до войны адвокат Меньшагин. В Смоленске в годы репрессий устроили показательный суд над «вредителями», в первой инстанции судил облсуд, а обвинителем был облпрокурор. Приговорили невиновных к расстрелу. И Меньшагин описывает, практически, то же, что и Григоренко. Меньшагин, как адвокат, поехал с жалобой к Вышинскому, узнав, что дело расстрельное, его пропустили к Вышинскому без очереди. Тот исполнение приговора остановил, затребовал дело, в результате невиновных освободили, председателя областного суда выгнали, облпрокурора посадили.

Многие удивятся – как же так, мы же с детства слышали, что Вышинский требовал всех бить и пытать до тех пор, пока они не признаются в преступлении, которое не совершали. Это же он сказал, что «признание - царица доказательств».

Признание во все времена было и остается до сих пор царицей доказательств, а Вышинский – это пример того, как можно быдлу показывать на белое и говорить «черное». Дело в том, что в СССР признание на предварительном следствии не имело никакой доказательной силы. И именно Вышинский требовал, чтобы следствие на признание не ориентировалось. Вот его слова на мартовском пленуме 1937 года.

«Вышинский: Соприкасаясь с работой НКВД в течение ряда лет сначала в качестве заместителя прокурора Союза, а затем прокурора Союза ССР и в качестве работника, не только обвинителя, но человека, которому пришлось председательствовать в суде по таким делам, как «Шахтинское дело», «Дело промпартии», Дело электровредителей (Метро — Виккерс), я должен сказать, что в основе всех этих процессов лежал всегда материал вполне объективный, убедительный и добросовестный. Это же нужно сказать и о двух последних процессах. Но, однако, сплошь и рядом чувствуется, что в следственном производстве имеется целый ряд недостатков. В большинстве случаев следствие на практике ограничивается тем, что главной своей задачей ставит получение собственного признания обвиняемого. Это представляло значительную опасность, если все дело строилось лишь на собственном признании обвиняемого. Если такое дело рассматривается судом и если обвиняемый на самом процессе откажется от ранее принесенного признания, то дело может провалиться. Мы здесь оказываемся обезоруженными полностью, так как, ничем не подкрепив признание, не можем ничего противопоставить отказу от ранее данного признания. Такая методика ведения расследования, опирающаяся только на собственное признание, — недооценка вещественных доказательств, недооценка экспертизы .и т.д. — и до сих пор имеет большое распространение. Известно, что у нас около 40% дел, а, по некоторым категориям дел — около 50% дел кончаются прекращением, отменой или изменением приговоров. Против этой болезни и была еще в 1933 году направлена инструкция 8 мая. В чем заключается основная мысль этой инструкции? Она заключается в том, чтобы предостеречь против огульного, неосновательного привлечения людей к ответственности. Я должен добавить, что до сих пор инструкция 8 мая выполняется плохо».

И Сталин, Политбюро и Вышинский не просто требовали исполнения инструкций от тех, кто репрессировал невиновных, они их безжалостно наказывали за репрессии против невиновных. В книге военных юристов А.И. Муранова и В.Е. Звягинцева «Досье на маршала» (М: «Андреевский флаг», 1996) рассматриваются конкретные дела конца 30-х годов. Авторы ярые антисталинисты, тем не менее, они сообщают.

«Только в 1937 — 1938 годах были арестованы и тайно осуждены (как правило, несудебными органами) председатели военных трибуналов округов — А. И. Мазюк (ЛенВО), Я. К. Жигур (СКВО), А. Ф. Козловский (ХВО), А. Г. Сенкевич (ЗабВО), Ф. Я. Бауманский (Зап.-СибВО), Б. П. Антонов (ВТ ОКДВА), председатели военных трибуналов корпусов М. И. Ситников, И. В. Смирнов, Ф. В. Марков, члены коллегии трибуналов окружного звена К. Я. Петерсон, И. С. Чижевский, К. Г. Сеппе, многие другие руководители военно-судебных органов и рядовые судьи...».

Причем, поскольку в те годы судьи обязаны были руководствоваться собственным убеждением в виновности подсудимых, то доказать, что они вынесли заведомо неправосудный приговор было трудно, поскольку преступные судьи твердили, что таково было их убеждение. В результате судей судили Особым совещанием при НКВД. Этот орган был создан для социальной защиты от преступников, преступность деяний которых была понятна, но доказательств этой преступности не хватало для обычного суда. Так, скажем, царская прокуратура ни разу не собрала достаточное количество фактов, чтобы осудить Сталина за его революционную деятельность, и его семь раз отправляли на каторгу по решению Особого совещания при МВД царской России. Особое совещание было и в СССР, поэтому Муранов и Звягинцев сетуют: «Военных юристов пропускали через заседания Особого совещания, и они умирали в лагерях при невыясненных до конца обстоятельствах...».

Авторы этой книги все же вынуждены и объяснить, за что при Сталине отправляли судей в лагеря.

«Одним из таких судей и был И. С. Чижевский. Его арестовали 17 июня 1938 года. К этому времени Чижевский отдал правосудию два десятка лет. Работал в реввоентрибуналах Петроградского военного округа, Туркфронта, Каспвоенфлота. В 1926 году, после реорганизации системы военно-судебных органов, был уволен из армии и стал народным судьей Ленинграда. В период нарастания массовых репрессий вновь призван на службу. В трибунал ЛенВО пришел в самое мрачное время — в августе 37-го. Включился в работу. Рассматривал контрреволюционные дела, выносил по ним и смертные приговоры. Трудно понять причину, но по большинству из этих дел Военная коллегия приговоры отменила…»

Как видите, юристам нынешней России уже трудно понять, почему отменяла приговоры кассационная инстанция – нынешним юристам уже и в голову не приходит, что кассационная инстанция должна отменять неправосудные приговоры.

И авторы так заканчивают свой горестный рассказ о конце карьеры Чижевского.

«Одним из последних процессов под председательством Чижевского было дело начальника политотдела 16-й стрелковой дивизии бригадного комиссара Идельсона. Согласно обвинительному заключению, он являлся злейшим врагом Советской власти — бундовцем и троцкистом. В совещательной комнате Чижевский убедил народных заседателей в том, что дело следует возвратить на доследование. Они согласились и подписали определение. Однако сразу после процесса один из них, политрук А. Фокеев, написал на имя начальника особого отдела Смирнова заявление, что Чижевский «не судил, а беседовал с врагом народа Идельсоном», а также предложил ему написать на имя прокурора заявление о том, как его сажали в карцер, сутками мучили на допросах, лишали сна и избивали. Это заявление народного заседателя послужило непосредственным поводом для ареста Чижевского».

Как видите, при Сталине выносившие неправосудные приговоры судьи заканчивали свою карьеру в лагерях. Давайте зададимся вопросом, а безобидно ли мнение быдла о том, что в смерти невиновных в предвоенные годы виноват Сталин? Какая нам сегодня разница, что было более 70 лет назад?

Есть разница, и касается она не Сталина, а проблем сегодняшнего дня. Давайте рассмотрим поэтапно, как гибли невиновные. Их расстреливал, не Сталин, а палачи. Значит палачи виноваты? В те годы палачи назывались служащими коменданта Управления Внутренних дел, а сам комендант организационно входил в Административно-хозяйственный отдел Управления. Из-за трудностей в поисках палача, их было не много. Скажем, на Москву и Московскую область команда коменданта состояла из 12 человек. Кроме этого они, судя по всему, приводили приговоры в исполнение и в других городах.

Ответчик по нашему делу и бывший следователь А. Яблоков снисходительно пишет, что палачи НКВД были двуногими зверьми, полностью морально выродившимися. К этому мнению Яблокова, в фильме «Память и боль Катыни» присоединяются и семь генералов и полковников юстиции, упирая на то, что палачи НКВД, дескать, занимались этой работой потому, что им после расстрелов давали водку.

Должен сказать, что к такому выводу могли придти только те, кто сам за водку согласен убить кого угодно, если безнаказанность будет обеспечена. К своей работе советские палачи относились очень ответственно, что отмечают даже антисталинисты. Палачи делали все, чтобы по их вине ни один невиновный не пострадал. Общество «Мемориал» пишет:

«Непосредственно перед расстрелом объявляли решение, сверяли данные. Делалось это очень тщательно. Наряду с актами на приведение в исполнение приговоров, в документах были обнаружены справки, требующие уточнения места рождения, а нередко и имени-отчества приговоренного. При той поспешности, с которой велось тогда следствие, не приходится удивляться, что в Бутово для исполнения приговора могли привезти одного брата вместо другого или человека, приговоренного не к расстрелу, а к 8 годам заключения; причиной приостановки казни могло еще служить отсутствие фотографии, по которой сверялась личность приговоренного. Во всех этих случаях исполнение приговора откладывалось, людей возвращали назад в тюрьму. Эта скрупулезность на месте казни иногда действовала в интересах людей, но случаи отмены «высшей меры» были крайне редки».

Сталинисты злорадствуют — многие из палачей НКВД впоследствии застрелились. Да, застрелились! Как еще эти честные и совестливые люди могли воспринять хрущевские вопли о том, что при Сталине, дескать, убивали невиновных? Палачи ведь расстреливали преступников, в чем их уверяли бумаги, подписанные судьями и прокурорами. Что палачи должны были чувствовать, какой Шекспир опишет их переживания и муки?

Но кто ответит на вопрос, а сколько застрелилось тех подонков-прокуроров, которые требовали для невиновных смертной казни, сколько застрелилось судей, подписывавших смертные приговоры невиновным? Дождетесь вы этого от двуногих зверей! Прокуроры, которые фабриковали дела на невиновных, стали при Хрущеве фабриковать теперь уже реабилитационные дела на тех, кого они убили. А те же самые подонки-судьи, выносившие смертные приговоры, скажем, председатель военной коллегии Верховного суда А. Чепцов, начали посмертную реабилитацию. Твари без чести и совести!

Так кого мы выгораживаем, сваливая вину за невинно пострадавших на Сталина? Правильно - тех прокурорско-судейских уродов, которые и сегодня творят беззакония, уверенные, что когда их возьмут за горло, то они отбрешутся, что им, дескать, так начальство приказало. Антисталитнистское быдло не Сталина позорит, оно обеспечивало Хрущеву установление беззаконие в СССР, оно обеспечивает сегодняшнее беззаконие в России!