sci_history Джон Фуллер Фредерик Операции механизированных сил ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2007-06-12 Tue Jun 12 02:35:23 2007 1.0

Фуллер Джон Фредерик Чарлз

Операции механизированных сил

Фуллер Джон Фредерик Чарлз

Операции механизированных сил

Перевод с английского с примечаниями: Герман И.Г.

Предисловие: Фавицкий В.В.

Аннотация издательства: Настоящий труд Фуллера является развитием его идей, изложенных в других его трудах и в частности в его книге "Реформация войны", перевод которой выпущен Военгизом в 1931 г. В данном труде Фуллер подробно исследует формы будущей "механизированной войны", излагая свои соображения и предложения в форме лекций по 3-й части Полевого устава, фактически не существующей и нигде ещё не написанной, но которая, по мнению Фуллера, непременно должна быть создана и должна содержать все необходимые указания по применению в будущих боевых столкновениях новейших технических средств и достижений. Труд Фуллера представляет интерес не только для всего начсостава РККА, но и для широких кругов гражданских читателей, интересующихся развитием современного военного дела.

Содержание

Предисловие

Введение

ЛЕКЦИЯ 1-я. Глава I. Вооруженные силы, командование ими и принципы войны

ЛЕКЦИЯ 2-я. Глава II. Боевые войска, их характеристика и вооружение

ЛЕКЦИЯ 4-я. Глава IV. Бой

ЛЕКЦИЯ 5-я. Глава V. Разведка

ЛЕКЦИЯ 6-я. Глава VI. Охранение

ЛЕКЦИЯ 7-я. Глава VI Охранение (продолжение).

ЛЕКЦИЯ 8-я. Глава VII. Наступление

ЛЕКЦИЯ 9-я. Глава VII Наступление (продолжение).

ЛЕКЦИЯ 10-я. Глава VII Наступление (продолжение).

ЛЕКЦИЯ 11-я. Глава VIII.Оборона

ЛЕКЦИЯ 12-я. Глава VIII Оборона (продолжение).

ЛЕКЦИЯ 13-я. Глава IX. Ночные действия

ЛЕКЦИЯ 14-я. Глава Х. Операции в малоразвитых и полукультурных странах

ЛЕКЦИЯ 15-я. Главы XI, ХII и ХIII

Примечания

 

"нападение на СССР не может кончиться для них

так же просто, как это было в первый раз.

Пусть они вовремя подумают о своей судьбе..."

В. Молотов.

Предисловие

I. Фуллер - военный теоретик империалистической буржуазии

Каждое литературное выступление Фуллера заслуженно вызывает у советского военного читателя живой интерес. В противоположность подавляющей массе военных писателей буржуазного Запада он не замыкается в рамки опыта минувших войн. Его мысль непрерывно пытается преодолеть границы устоявшихся понятий, вековых традиций и общепринятых военных доктрин.

Фуллер, Лидель-Гарт, Дуэ, Зольдан, Гельдерс составляют целую плеяду трубадуров новой военной техники, певцов "войны будущего".

Нашему читателю нетрудно определить причины появления на свет экстремистских идей, проповедуемых основоположниками "гаражной и ангарной школы мыслей".

Они хотят войны и боятся ее.

Хотят, потому что они являются представителями своего класса, класса, пытающегося в новом туре империалистических войн и в первую очередь против СССР найти выход из общего кризиса капитализма.

Боятся, потому что свежи еще воспоминания о войне 1914-1918 гг., о грозных социальных бурях, ею вызванных. Боятся, потому что видят с каждым днем возрастающее обострение классовых противоречий, нарастание революционного подъема и братской солидарности трудящихся масс всего мира.

Лихорадочно готовясь к войне, империалисты хотят застраховать себя от надвигающегося грозного призрака революции. Историческая неизбежность превращения империалистической войны в войну гражданскую становится все очевиднее, и вполне понятен поэтому "их социальный заказ" военным теоретикам и практикам: сделать войну безопасной для капиталистического строя, сделать ее быстротечной и по возможности не требующей мобилизации массовых армий... \IV\

И Фуллер - признанный глава "гаражной школы мыслей"{1}, и Дуэ - бывший выразителем "ангарной школы мыслей" и все близкие им военные писатели пытаются создать новую "теорию войны будущего".

Они хотят решить войну единым стратегическим взмахом. В 36 часов их малочисленные армии поражают - с земли или с воздуха - политический центр, мозг, столицу противника и вынуждают его подписать мир. Через 36 часов после начала войны она уже закончена. Цели, поставленные войне, - достигнуты. Все решено раньше, чем мобилизационные потрясения, охватывая воюющие страны, начнут грозить опасными социальными сдвигами. Таков идеал войны. Такую войну, войну без массовых миллионных армий, без экономических катастроф и политических напряжений хотела бы вести буржуазия.

И "школы" и "школки" стараются угодить своим хозяевам. Возникающие "теории войны будущего" привлекают к решению поставленных задач все достижения современной науки и техники. Все быстродействующие средства - быстроходные танки, самолеты, электричество, химия - все мобилизуется и включается в систему вооруженных сил, призванную заменить медлительную и чреватую угрозой революции массовую армию.

Фуллеровская "массобоязнь", стремление заменить людские массы машиной вызывает оппозицию "старой школы". Ее представители начинают серьезно опасаться, что фуллеризм "демобилизует" массы. Не веря в возможность решения войны силами малой механизированной армии, они считают, что "гаражная школа мыслей" создает у массы населения искаженные представления о войне, как об уделе только профессионалов-военных. Они знают, что ближайшая война потребует мобилизации миллионов, и боятся, что фуллеровские идеи сделают эту мобилизацию непопулярной. Один анонимный автор в январском номере журнала "The Army Quarterly" за 1931 г., возражая теоретикам "гаражной школы мыслей", с нескрываемой тревогой пишет: "Подобные идеи через несколько лет могут сделать людей менее расположенными идти на войну, чем это есть в настоящее время..

Автор приведенных строк понимает разумеется, что "люди" (т.е. массы) и без фуллеровских проповедей становятся менее "надежными".

"Инвертордонский инцидент" в сентябре 1931 г., когда 16000 восставших матросов являлись фактическими хозяевами 40 кораблей, большей части британского атлантического флота, - показательный симптом. Мобилизованные массы могут оказаться еще менее "устойчивыми", чем отборные добровольцы-матросы. Они могут выйти из повиновения и обратить оружие против своих угнетателей очень быстро вслед за тем, как их принудят принять активное участие в новой кровопролитной войне. Это отлично понимают уже многие. \V\

Но совсем отказаться от мысли о возможности поднять на войну массовую армию, окончательно сделать ставку только на механизированную армию профессионалов-военных - буржуазия конечно еще не решается. "Буржуазия пытается всеми средствами создать надежную армию - путем муштровки, жестокой дисциплины, изолирования солдат от населения и запрещения им заниматься политикой, а в некоторых случаях даже путем обеспечения им привилегированного социального положения.

Но она не может избежать необходимости военизировать массы, ей удается лишь комбинировать наемные войска с "народными армиями" или же с военными организациями типа милиции.

Остановить процесс разрушения буржуазных армий она не может, она может лишь задержать его" (VI конгресс Коминтерна, тезисы).

Буржуазия не в состоянии помножить усовершенствованную военную технику на массу, цементировать эту массу современным вооружением так, как это делаем мы, так, как это может позволить себе только одна власть в мире - диктатура пролетариата.

Буржуазия ищет путей, позволяющих ей не подвергать себя риску быть сброшенной с трона собственной армией, трудящимися, вооруженными для войны.

Буржуазная литература последнего времени, и при том отнюдь не только военная, содержит очень много подтверждений сказанного выше.

Один из виднейших апостолов буржуазии и организаторов войны 1914-1918 гг. - Ллойд-Джордж - приступил к опубликованию своих воспоминаний об этой войне. "Знали ли мы, - пишет он, - что только одна империя выдержит и что другие самые блестящие империи мира разлетятся играх? Знали ли мы, что революция, голод и анархия пронесутся над половиной Европы и что угроза эта опалит остальную половину беспомощного континента? И разве уже все сказано в этом смысле? Кто может сказать?" Страх перед надвигающейся революцией, мрачное предвидение близкого конца сквозят в каждой строчке мемуаров бывшего английского премьера.

Буржуазии есть о чем подумать.

Сам Фуллер, работая над секретом победы в будущей войне, воспитывая у "молодых военных" веру в новое оружие, впадает иногда в уныние.

"I cannot understand anyone wishing to repeat the last war"{2} меланхолически замечает он.

Приходится сожалеть, что мы сравнительно мало знаем о том, какие отзвуки русская революция получила в армии Антанты. Ведь именно события последних полутора лет войны, т. е. периода, непосредственно следовавшего за Февральской революцией в России, и создали стойкий испуг перед массовой армией, до cих пор владеющий буржуазией и вряд ли могущий быть завуалированным бойкой проповедью ген. Фуллера. \VI\

Поль Аллар, военный цензор в период 1916-1917 гг. выпустил недавно в Париже книгу: "Подоплека войны в освещении секретных комитетов"{3}. Книга Аллара содержит чрезвычайно интересные сведения о революционном движении во французской армии в период с апреля до июня 1917 г., граничившем с всеобщим восстанием в основном ядре французских вооруженных сил. За этот период восстанием было охвачено 115 армейских единиц, в том числе 75 полков пехоты, 23 батальона военно-инженерных войск, 12 полков артиллерии и т. д. Главнокомандующий Петен подробно докладывал о событиях в армии и перечислял части, выбросившие лозунги: "Долой войну!", "Смерть ее зачинщикам!", и отказавшиеся идти в наступление. На одном из заседаний секретного комитета военный министр Пенлеве сказал: "Мы считали - и с каким беспокойством! - число свежих дивизий между Суассоном и Парижем, на которые можно было бы положиться. В течение нескольких дней, - прошу молчать об этом, - момент, когда можно было опасаться германской атаки, между Суассоном и Парижем находилась всего одна надежная дивизия!" Шестнадцать лет, отделяющие нас от 1917 г, принесли новые значительные изменения Целый ряд революций и восстаний, школа напряженной классовой борьбы и пример победоносного пролетариата СССР - неизмеримо усилили позиции единого фронта трудящихся в грядущей решающей схватке.

Ленинский лозунг превращения империалистической войны в войну гражданскую станет лозунгом дня, как только капиталистические правительства, играя "ва-банк", поднимут на войну свои армии.

Империалисты отчетливо понимают, что эта опасность грозит им при всякой войне, которая потребует мобилизации массовых армий. Они понимают еще лучше, что опасность эта удесятерится, если новый тур войн будет начат ими войной против Советского союза. Они понимают, что войну против первого в мире пролетарского государства трудно будет сделать популярной в широких массах трудящихся. Им очень хорошо известно, что "В результате успешного выполнения пятилетки нам удалось уже поднять обороноспособность страны на должную высоту" (Сталин).

И все-таки, несмотря на все это, Фуллер получает заказ на выработку "плана безопасной войны". И, верный слуга своей буржуазии, Фуллер добросовестно исполняет приказ. "Теоретические" изыскания неслучайно приводят его к оценке применения "механизированных армий будущего" на северо-западных границах Индии, на театрах севера России и на степных просторах ее южных окраин{4}.

Не случайно разумеется Фуллер, проповедник "гуманных" средств борьбы, рекомендует наиболее смертоносные и разрушительные методы войны против "нецивилизованных варваров". В словаре носителей буржуазной "цивилизации" для большевиков нет другого названия... \VII\

Английский империализм ревниво охраняет свои "права" истреблять заселение "отдаленных окраин" бомбардировкой с воздуха. Английская буржуазная пресса не стесняется прямо упоминать о советских портах, как о возможных объектах такой бомбардировки. "Каждый раз, когда капиталистические противоречия начинают обостряться, буржуазия обращает свои взоры в сторону СССР" (Сталин).

Наиболее наглядно Фуллер обнаружил антисоветскую и фашистскую сущность своего "учения" в работе "Зубы Дракона"{5}.

Свирепая ненависть классового врага к единственному и первому в мире пролетарскому государству сквозит там на каждой странице. Открытые призывы к "коренному изменению положения в современной Европе" полностью разоблачают классовый характер его проповедей. "Никакой демократии! Спасение только в установлении фашистской диктатуры - иначе, по словам Фуллера, - "западная цивилизация придет к гибели".

Вдохновитель антисоветской интервенции Черчилль считает, что "если миру суждено еще раз увидеть войну, военные действия будут вестись не тем оружием и не теми средствами, какие были приготовлены для кампании 1919 г., но средствами и оружием, значительно более усовершенствованными, дающими гораздо более гибельные результаты"{6}. И наивным вздором кажутся после такого заявления рассуждения Фуллера о всемогуществе газов, вызывающих зубную боль.

Читающему книгу Фуллера будет совершенно ясно, что английский генерал, разрабатывая теорию современной войны, готовится вести войну не только при помощи малочисленной механизированной армии фашистских наемников-профессионалов, но и массовой, технически оснащенной мобилизованной армией. Между строк, а местами и совершенно открыто, Фуллер рассматривает вопросы ведения войны не только на континенте Западной Европы и в британских доминионах и колониях, - его взоры нередко обращаются на СССР, а кое-какие признаки приводят к заключению, что его внимание привлекают и некоторые проблемы, связанные с гражданской войной и внутри собственной страны...

В самом деле, его "конек" - мотопартизаны - представляют собой военизированных шоферов с их гражданского типа автомобилями. Сам Фуллер признает, что действия мотопартизан на территории противника, вследствие трудности питания горючим, почти невозможны. Тогда зачем уделять им столько внимания и возлагать на них такие надежды? Зачем включать их как почти обязательный элемент в боевой порядок механизированных частей? Это можно объяснить только тем, что Фуллер имеет в виду мотопартизан, привлекаемых к борьбе главным образом в условиях гражданской войны. \VIII\

Для подавления революционных восстаний фуллеровские механизированные части, укомплектованные отборными фашистскими наемниками, будут разумеется привлекаться в первую очереди. В представлении Фуллера не исключены очевидно случаи, когда его танки будут посланы наводить "порядок" и в частях "большой армии", укомплектованной солдатами второго разряда{7}, менее "надежными". Уроки Одессы, Баку и Архангельска не прошли даром. И нет ничего странного в том, что боевое обеспечение такого рода операций Фуллер предполагает возложить на фашистских мотопартизан. Их роль может оказаться особенно значительной в борьбе с безоружным гражданским населением, переставшим повиноваться.

Фуллер проговорился, заметив, что "самой выгодной ареной их действия является собственная страна" (стр. 54). Особенно Англия, прибавим мы, так как далеко не все страны располагают такой богатой сетью дорог, без которых мотопартизаны - вообще бесполезны.

Совершенно ясно при этом, какой классовый отбор придется производить при формировании мотопартизанских отрядов. Под "каждым человеком, умеющим управлять автомобилем", Фуллер вряд ли подразумевает наемных шоферов, рядовых пролетариев. Гораздо ближе к истине будет предположение, что под этим неопределенным понятием ему рисуется образ представителя современной буржуазной молодежи, для которой "лидировать" собственную легковую машину обязательный вид развлечения и спорта.

Как бы ни вуалировал Фуллер свою "теорию войны будущего", как бы ни прикрывал ее трафаретной фразеологией "чистого" военного искусства - классовый характер ее очевиден и фашистское содержание очень резко выявлено.

Мировая буржуазия боится войны, но она сознает ее неизбежность и готовится к ней. Она готовится к схваткам внутри буржуазного лагеря, готовится к интервенции в СССР и к подавлению революции "у себя дома".

Выполняя социальный заказ буржуазии, Фуллер пытается стать теоретиком приближающихся, последних в истории человечества империалистических войн и последней и решительной схватки своего класса с побеждающей мировой революцией.

Читающему книгу Фуллера необходимо ни на минуту не упускать этого из вида.

2. Теория "войны будущего"

Свои теоретические взгляды Фуллер развивает с большой настойчивостью. Его послевоенные литературные работы в основном знакомы уже нашему читателю.

Теория "войны будущего" разрабатывается в них очень последовательно, и многие мысли неоднократно повторяются. Фуллер пропагандирует свои теории и силой убеждения вербует апологетов "новой школы". \IX\

В его работах "Сто проблем механизации", "Реформация войны", "О будущей войне", "Лекции о полевом уставе, ч. II" и других без труда можно найти одни и те же положения, мысли и фразы.

Его "Лекции по III ч. Полевого устава" - попытка систематизировать к свести в одно целое основные идеи из ранее им написанного.

Фуллер предлагает своему читателю "лекции по книге, которой нет, но которая должна быть и несомненно когда-либо будет".

Полемизируя с консервативной военной мыслью, находящейся в плену у прошлого, он настойчиво предостерегает генеральные штабы от постоянной их исторической ошибки - стремления готовить страну и армию не к будущей, а к прошедшей войне.

Маскируя истинные причины своей массобоязни, Фуллер обещает "набросать контуры новой теории войны, вызываемой в жизнь нефтяным двигателем" (стр. 5). Ему очень хотелось бы наводнить поля сражений машиной, заменить ею людские массы. Ему не удается однако развить эту "теорию" до конца. "Масса" (т. е. мобилизованные трудящиеся) не вытесняется с полей сражения в фуллеровских прогнозах, и почтенному генералу не удается свести концы с концами. Об этом ниже.

Но Фуллер усиленно рекламирует выгодность механизации армии и переход на малую армию. Сущность его идей в известной мере явствует из рассмотрения мероприятий последних лет в британской армии.

Великобритания, судя по официальным сведениям, представленным ею в комиссию по "разоружению", действительно сократила численность вооруженных сил со 176 600 чел. в 1914 г. до 144 500 чел. в 1931 г.{8}. Но... официальные же данные о цифрах военного бюджета показывают рост ассигнований на вооружения за тот же период вдвое: с 285 млн. долларов до 537 млн. долларов. Куда идут эти ассигнования, ясно из сопоставления цифр, свидетельствующих о росте вооружений. Количество пушек увеличилось в Англии с 900 в 1914 г. до 13 000 в 1931г., танков - от нуля до 460, аэропланов - с 230 до 1500{9}.

Разумеется этим далеко не исчерпывается все, что предпринимает Великобритания, готовясь к созданию своей армии для "большой войны". Голые цифры говорят много, но не все.

Однако лживость тезиса об уменьшении численности британской армии становится совершение явной, если взглянуть на организационные мероприятия Англии за пределами своего острова, например - в Индии. Даже по официальным данным численность англо-индийской армии после мировой войны увеличилась со 168 800 до 257 400 чел. Помимо этого в Индии созданы нерегулярные формирования общей численностью свыше 18 000 чел.

Комментарии излишни...

Не верит в самодовлеющую роль малой механизированной армии и сам \Х\ Фуллер. Он вынужден говорить об оккупационных операциях, охватывающих значительные территории (очень мало, кстати, свойственные масштабам западно-европейских театров), о жандармских формированиях, предназначенных для "контроля" в занятых областях, о необходимости солидных сил для ведения "длительной обороны"{10} - неизбежного спутника большой войны, спутника, порожденного массовой армией и неразрывно с ней связанного.

Война по фуллеровским взглядам будет развиваться по такой общей схеме.

Вторжение на территорию противника совершается из подготовленной для этого широко развитой базы. Такой базой может быть либо территория своей страны, либо серия портовых баз на берегу противника (чужой берег - граница Британии!).

Углубляясь в страну противника, фуллеровская механизированная армия будет бороться с сопротивлением обороны и на пути к намеченным объектам вынуждена будет проводить серию промежуточных операций Это требует организации питания мехармии на территории противника, т. е., переноса базы питания вслед за механизированной армией. Такая подвижная база будет нуждаться в специальных войсках прикрытия. Расположение такой базы на месте неизбежно вызовет необходимость создания обороны на территории ее расположения и в современных условиях - прежде всего обороны противоброневой, с ее сильной артиллерией и инженерными средствами. Подвижная база будет являться одновременно и базой воздушных сил, взаимодействующих с механизированной армией. Воздушная база с ее громоздкими тылами, объемистым имуществом и инженерными средствами для оборудования аэродромов и посадочных площадок также неизбежно потребует расширения территории и солидных сил для наземной и противовоздушной обороны этой базы. Фуллер грозит полной остановкой той армии, которая предпримет вторжение на территорию противника, не предусмотрев всех перечисленных мероприятий. Связывая оккупацию с неизбежной "длительной обороной" и необходимой для ведения ее массовой армией, Фуллер прямо заявляет, что основная проблема механизированной войны - сохранение наступательной подвижности на основе неподвижной укрепленной базы{11}.

Укрепленным базам Фуллер придает огромное значение, сравнивая их с неприступными замками. Организация таких баз, неприступных для танков - по его мнению - одна из важнейших проблем современного военного искусства. Фуллер допускает даже мысль, что их развитие может привести к бессилию механизированной армии решить войну. "Можно почти наверное сказать, что, подобно тому как центральной идеей массовой войны являлось развитие наступательной мощи, центральной идеей механизированной войны явится как раз обратное", пишет он, \XI\ плохо связывая это свое заявление с основной мыслью, центральным пунктом своей проповеди всемогущества малой механизированной армии. Там, где центральной идеей является оборонительная мощь, - там не обойтись без обширных территорий{12}, организованных для обороны силами и средствами многочисленных войск.

Фуллер сам таким образом демонстрирует свою беспомощность. Он бессилен предложить своей буржуазии рецепт, позволяющий вовсе отказаться от мускульных армий Вряд ли он может не замечать сам, что, оглушая всех своей проповедью малой армии, он невольно и неизбежно, приходит к утверждению необходимости массовой мобилизованной армии. Разорвать круг этого противоречия Фуллер не в силах, как не в силах капиталистический мир остановить развития глубочайших противоречий капитализма, влекущих его к неминуемой гибели.

Итак, Фуллер предвидит такое развитие противотанковой обороны, которое грозит привести к бессилию механизированных войск. Он видит единственный выход в применении мощных воздушных сил. Только они будут способны, по его мнению, преодолеть огромную силу будущей обороны. Только их атакам с воздуха и будут доступны противотанковые базы в будущей войне. Но для ВВС нужны базы, и не всегда эти базы можно будет располагать на своей территории. Операции ВВС во взаимодействии с механизированной армией - против укрепленных районов, где танки бессильны, и самостоятельные действия ВВС в глубине неприятельской страны потребуют прочных баз и обширных, хорошо обеспеченных районов. Он утверждает, что "... для самостоятельных воздушных операций, т. е. для атаки на гражданское население, первой предпосылкой будет организация длительной обороны"{13}. Певец малых армий не может сказать прямо, что применение сильной авиации без массовой армий невозможно. Но, в противоположность своему итальянскому коллеге, генералу Дуэ, Фуллер считает, что самостоятельно действующая авиация, так же как и механизированные войска, без поддержки крупных масс "мускульной армии" не в состоянии осуществить глубокое и эффективное вторжение на вражескую территорию. Массовая армия и здесь, как грозный призрак, стоит на пути теоретических устремлений Фуллера.

Предлагая свою схему организации вооруженных сил{14}, Фуллер наряду с фашистскими мотопартизанами и линейными механизированными войсками предусматривает и "второлинейные войска", стыдливо умалчивая об их численности и о том, что под этим универсальным термином и он сам подразумевает большую "мускульную армию". Он предпочитает ее, маскировать туманными определениями ее характера, как комбинации "сапер с жандармами", как "второй армии", составленной из "солдат второго разряда". \XII\

В схеме Фуллера фигурируют и воздушные силы.

Мы знаем уже, что Фуллер не склонен недооценивать их значения. Роль самостоятельных действий ВВС достаточно ярко выявлена им в его других работах, например в книге "Зубы Дракона". Британский капитализм, упорно отстаивая перед лицом всего мира в Женевской комиссии по "разоружению" свое право на воздушную бомбардировку, совершенно отчетливо показал, какое значение придается крупным воздушным сипам в лагере буржуазии.

Англия например только за последние 6 лет в пять раз увеличила число своих бомбардировщиков (с 120 самолетов до 600), доведя их процент в своем воздушном флоте до 52.

Фуллер прекрасно знает место ВВС в современной операции.

Но, пытаясь создать свою схему "малой армии", он сознательно говорит о ВВС лишь вскользь и отводит им в начальный период войны очень скромную роль вспомогательного средства для разведки противника{15}. Опять не желая упоминать о массовой авиации и о неизбежно сопутствующей ей массовой армии, Фуллер замалчивает и вопрос обеспечения разведывательной деятельности авиации в начальный период войны.

Ведь авиация должна получить право на разведку. Разведывательным полетам авиации неизбежно должны предшествовать крупные операции воздушных сил, долженствующие обеспечить необходимое, хотя бы местное превосходство в воздухе. Схема Фуллера таким образом должна значительно осложниться. Система военно-воздушных сил выльется в целую армаду воздушных кораблей самых разнообразных типов. Действуя в составе постоянных военно-воздушных соединений - эскадра авиационные силы будут в состоянии достигнуть превосходства в воздухе, прежде всего нападая на авиационные базы противника. Эта сложная проблема самостоятельной воздушной операции ждет еще своего теоретика и тщательной разработки. Фуллер же совершенно обошел ее: в его интересы не входит осложнение соблазнительно простой схемы организации его "малой армии". Агитируя за нее и усердно вербуя сторонников своего "учения", он намеренно упрощает вопрос, замазывая связанные с его теорией мало приятные подробности.

Нужно ли еще подчеркивать, что по вполне понятным причинам Фуллер совершенно обходит и вопрос о том, какие огромные массы населения, и прежде всего промышленного пролетариата, должны быть привлечены к работе на войну. Ведь не говоря уже о самой армии, которая, как бы Фуллер ни маскировал действительность, будет все-таки массовой армией, - за каждым самолетом, за каждым танком и пулеметом действующей армии необходимо встанут грозные в своей численности и, к великому сожалению буржуазии, необходимые массы рабочих рук на заводах, в ремонтных мастерских и на транспорте... . "Грядущая мировая империалистическая война будет не только механизированной войной, во время которой будут использованы \XIII\ громадные количества материальных ресурсов, но вместе с тем войной, которая охватит многомиллионные массы населения воюющих стран" (VI конгресс Коминтерна).

Неотвратимая перспектива эта не принадлежит к числу приятных, и Фуллер предпочитает о ней не говорить вовсе. В самом деле - зачем гадать о том, позволит или не позволит собственный пролетариат вести империалистическую войну? Зачем раздражать "общественное мнение" буржуазии лишним напоминанием о близящемся неизбежном конце ее господства? И Фуллер отмахивается от назойливых вопросов и противоречий, неразрешимых для буржуазии.

3. Тактические взгляды Фуллера

Фуллер - военный теоретик буржуазии послевоенного периода капитализма. Его теоретические построения не могли не отразить тех противоречий, которые раздирают умирающий буржуазный мир.

Экстремист и новаторствующий искатель новых форм войны будущего и организации современных вооруженных сил, Фуллер смело выдвигает "проблемные вопросы" и зовет генеральные штабы вперед, к новым формам военного искусства. Нужды нет, что его теории недоработаны и не могут быть доработаны. Преодоление противоречий капиталистического общества Фуллеру не по силам. Но ему нельзя отказать в оригинальности суждений.

Совсем иная картина получается, когда мысль Фуллера развивается вокруг вопросов вождения войск. Здесь, в области тактики, он сам в плену у оперативно-тактических идей эпохи мировой войны.

"Окопная беспомощность" наложила неизгладимый отпечаток на его тактическое мышление. Он плохо представляет себе бой как совокупность огня и движения, завершаемого ударом, схваткой с противником, уничтожением его. "Не бейся с врагом, а убей его!" - этот выразительный лозунг японской армии чужд Фуллеру.

Он утверждает, что "... физическое уничтожение, достигшее своего зенита в мировой войне, будет постепенно и все больше заменяться стремлением деморализовать волю противника в ее различных формах и тем не только дезорганизовать его армию, но и повлиять на его народ"{16}. И еще: "Самый бой может быть превращен в произведение искусства, а не в кровавую мазню"{17}.

Фуллер не без задней мысли идеализирует будущую войну с ее "гуманными" средствами борьбы. Черчиль значительно откровеннее.

Разумеется, будущая война с ее неслыханными орудиями истребления будет далека от "гуманности" и вряд ли будет кому-либо напоминать "произведение искусства". \XIV\

Но Фуллеру памятна пехота мировой войны. Он отлично помнит, как она отказывалась идти в атаку, если артиллерия и танки предварительно не превращали в пустыню впередилежащие позиции противника. В своих трудах он много раз возвращается к проблеме "последних 800 ярдов".

Он не верит в возможность пехотной атаки, он не верит в возможность рукопашного (близкого) боя, он не верит в солдата вообще.

Отсюда и стремление решить не только войну, но и бой - помимо воли солдата, без солдата.

Отсюда и ставка на моральное подавление противника, "воли нации".

В самом деле, какое моральное впечатление будет производить танк, если его появление на поле боя не связано с совершенно реальной угрозой учинить "кровавою мазню"? Моральный эффект, произведенный танками под Камбрэ, был весьма обоснован эффективностью их применения в предыдущих боях. И уже конечно не моральный эффект от появления танков привел к поражению Германии. Поражение было ей нанесено не на фронте .

Вуалируя истинное содержание вопроса, Фуллер предсказывает высокую моральную эффективность и своим излюбленным мотопартизанам. Они будут, по его словам{18}, сеять смятение и ужас Нетрудно представить себе, какими способами эти фашистские мотоволонтеры будут сеять ужас. Гитлеровские банды дали показательные уроки для всего мира.

Но их моральное значение вытекает из причин, о которых "гуманный" генерал предпочитает не упоминать. Зовя на войну, лучше не упоминать о крови...

Идейное наследие войны 1914-1918 гг. - тактическая беспомощность владеет Фуллером.

Он пытается заменить войсковой бой моральным подавлением воли. Не веря уже в возможность безнаказанного для офицеров сведения дерущихся частей ближе, чем на 800 ярдов, он мечется в поисках универсального средства замены и находит его в самодовлеющей подвижности. Это - реакция на тяжелые уроки позиционного сидения в окопах на полях Франции.

Участник англо-бурской войны Фуллер не забыл и ее уроков. Ему памятны буры - отличные стрелки и лихие подвижные партизаны. Он не может забыть, как 23 тысячи партизан Девета, Деларея и Луи Бота успешно сражались с двухсоттысячной английской армией. Впечатления, запавшие в сознание Фуллера в его молодости, властно приковывают его ум к идее создания партизанских формирований и преодоления при их помощи всех внутренних противоречий в войне будущего. Заменив буров, боровшихся за свою независимость, фашистскими молодцами, Фуллер намерен преодолеть кризис буржуазных армий.

Нельзя недооценивать значение подвижности и маневра. Германская армия после мировой войны очень ярко подчеркивает важность \XV\ тактического маневра. "Всегда надо стремиться использовать подвижность и скорость таким образом, чтобы тактическая цель действий достигалась скорее маневром, чем непосредственно боем", пишет германский военный писатель{19}.

Это конечно верно. Но заменять бой маневром, как это пытается делать Фуллер, - бессмысленно. Его отрицание боя - не случайная нотка. Он не верит в солдата и боится боя. Отсюда растет его тактическая беспомощность, его глубочайшая тактическая пассивность, совершенно очевидная, несмотря на его пышные декларации и трескучую фразеологию.

Чтобы уяснить себе это, достаточно познакомиться с его теорией наступления и встречного боя Фуллеровская трактовка этих наиболее активных видов боя насыщена пассивностью, нерешительностью.

Фуллер охотно "разводит" противников, не доводя столкновения до" боя. "Если местность неблагоприятна, пишет он{20}, а времени для достижения благоприятного района недостаточно, то та или другая сторона должна отказаться от боя" И далее: "Я не держусь мнения, что большие сражения произойдут уже вскоре после начала войны, вместо этого я предвижу мелкие стычки и маневрирование до тех пор, пока одна из сторон не допустит ошибки; когда же эта ошибка будет обнаружена другой стороной, тогда сражение и произойдет". Пример боя, приведенный на стр. 71, целиком подтверждает и ярко иллюстрирует эту доктрину, кстати очень сильно напоминающую метод вступления английской армии в войну 1914-1918 гг. Фуллеровская теория боя требует от войсковых начальников поистине куропаткинского "терпения".

Теория эта насквозь враждебна той, на основе которой воспитывается наша Красная армия. Вместо топтания и "маневрирования" в ожидании ошибки противника, мы требуем от командиров величайшей активности и смелого наступления, захвата инициативы. В нашем представлении командир сам должен выбрать и заняв, обеспечить местность, где он хочет дать бой.

"Очень трудно найти местность, - пишет Фуллер{21}, - на которой сочетались бы хорошие условия для ведения боя и для отхода (!), поэтому отсюда можно сделать вывод, что сражения, как сухопутные, так и морские - скорее будут исключениями, чем правилом".

Встречный бой, наиболее характерный вид боя для подвижных механизированных частей, Фуллером отрицается На стр. 70 он прямо заявляет, что редко может случиться, чтобы обе стороны решили принять бой.

Встретив противника, необходимо ждать его ошибки, вступая в бой" следует думать об отходе; даже преследуя противника (стр. 63), полезно почаще останавливаться и оглядываться (сборные районы Фуллер именует "объектами") вот квинтэссенция фуллеровской тактики. \XVI\

И ее не делают более приемлемой пространные рассуждения Фуллера о гибком маневре с целью отрезать противника от его базы и этим лишить подвижности.

Действия по тылам сами по себе, как самоцель, бессмысленны, если они не связаны с боевыми действиями на фронте.

В Красной армии господствует другое учение, прямо противоположное. Сковать противника, изолировать его отдельные группы, бить по частям и, завершая общий разгром, преследовать до решительного результата - вот наша схема, мало напоминающая фуллеровскую.

Тактическая робость свойственна концепции Фуллера и в вопросах оборонительных действий. Хотя им и упоминается{22} метод "заманивания" под удар как способ оборонительных действий, основного содержания, сущности и особенности обороны механизированных войск он не дает. Наиболее активный метод обороны - подвижная оборона - гибкое сочетание действий по фронту с решительным ударом во фланг и тыл{23}. И этот метод, наиболее подходящий для механизированных войск, обладающих величайшей подвижностью и огневой мощью Фуллером не показан.

Фуллеровские литературные работы дают богатый простор мыслям. Подвижность, маневренность воспеваются им на каждой странице. В этом и заключается между прочим ценность и значение его трудов. Мы всегда охотно работаем над свежими мыслями и теоретическими трудами, пытающимися поднять завесу, скрывающую будущую войну. Для нас особую ценность представляют те работы, в том числе и принадлежащие перу буржуазных военных авторов, которые развивают новые оперативно-тактические взгляды, основанные на опытном материале и на базе современной военной техники.

Нас не может не интересовать и теория мотопартизан Фуллера.

Мы хорошо знаем, как могущественно это оружие против современных громоздких массовых армий{24}.

Но мы решительно отвергаем учение Фуллера в той его части, которая носит на себе печать уроков позиционного сидения. Этой печатью отмечено значительное количество элементов его тактической доктрины, пассивной, беспомощной, резко нам враждебной и совершенно чуждой молодому организму революционной Красной армии.

4. Проблемы

В работах Фуллера немало ценного. Его литературные выступления по новым и совершенно неосвещенным вопросам, связанным с механизацией \XVII\ армии, вызывают заслуженный интерес. Многие из проблем, ими выдвигаемых, заслуживают того, чтобы над ними серьезно поработать. И эта его работа содержит ряд элементов, достойных самого тщательного изучения.

Они должны привлечь внимание читающего эту книгу.

Фуллер строит свои рассуждения на фоне трех возможных комбинаций: столкновения механизированных войск с немеханизированным, полумеханизированным и механизированным противником{25}. Обнаруживая некоторую склонность к схематизму, од решает эти три проблемы в рамках "8 принципов войны", легших в основу английского полевого устава. Схематизм приводит Фуллера к неправильным и им же самим впоследствии отвергаемым выводам.

Говоря о чрезвычайной легкости для танков разбить "простую" пехоту, он совершенно не упоминает о противотанковых средствах пехоты, которые в некоторых случаях сам склонен даже переоценивать. Научно-обоснованной оценки элементов боя Фуллер дать не в состоянии.

В борьбе с полумеханизированным противником он считает основным вопросом правильное использование местности. Думается, что и в остальных вариантах его схемы местность играет не менее важную роль. Там, где есть танки, местность всегда имеет решающее значение.

Фуллер любит сравнивать механизированные войска с морским флотом. Вряд ли эта аналогия может быть признана удачной, - ведь море всюду проходимо, а местность всегда будет диктовать танкам свои суровые "правила движения". Отсюда - важность проблемы местности и специальной топографической работы над созданием "танковых карт".

Проблему местности Фуллер решает и в другом разрезе путем постановки вопроса о создании танков с повышенной способностью самостоятельно преодолевать препятствия. Им резко ставится вопрос о необходимости введения на вооружение сухопутных крейсеров{26}, могущих без задержки следовать в избранном направлении, минимально считаясь с мелкими препятствиями, предвидеть которые не всегда будет возможно. Их роль для посылки в них партизан (можно и без дорог) и "пиратов" для действий в тылу противника, для глубокой разведки не может быть переоценена.

Сам несколько нарушая собственную классификацию танков{27}, Фуллер развенчивает (наконец-то!) идею универсального разведывательного танка. При атаке укрепившегося противника он уже не рекомендует посылать в разведку легкие танки. Наоборот - функции разведки выполняет первая волна мощных, хорошо вооруженных, с сильной броней, длинных штурмовых танков. Их разведка не будет прервана слабыми противотанковыми средствами противника - их броне не страшны мелкокалиберные пушки, их не остановят нормальные (созданные пехотой) противотанковые рвы и эскарпы. Они сделают гораздо больше, чем в состоянии сделать легкие \XVIII\ разведчики, страдающие от огня всякой пушки, останавливающиеся перед каждым рвом и поэтому, теряя подвижность, быстро выходящие из строя. В иных случаях разведчиками будут крейсера. Разумеется это не устраняет необходимости иметь специальные разведывательные машины - легкие подвижные амфибии. Но "проблема местности" срывает с них ореол универсальной машины, годной на все случай многообразной боевой действительности. Та же проблема ставит перед механизированными войсками еще немало "проклятых вопросов". Форсирование рек - предприятие очень сложное - Фуллером рассматривается недостаточно подробно. Преодоление водных преград неизбежно поставит перед механизацией задачу создания помимо амфибий и мостовых машин подводного танка, способного с задраенными люками передвигаться своим ходом по дну.

В связи с проблемой местности трактуется и боевой порядок механизированных частей. Фуллер образует его из двух "крыльев" - танкового и противотанкового{28}, несколько излишне схематизируя этот принцип. Очевидно учения в долине Салисбери утвердили некоторый шаблон: пехота всегда образует противотанковое крыло. Больше того - Фуллер склонен утверждать, что "соединение танков с пехотой равносильно запряжке трактора в пару с ломовой лошадью"{29}. Он упускает из виду очень большое количество случаев, когда танки не метут обойтись без пехоты. Действия в лесах, на водных преградах, борьба в укрепленных полосах - здесь всюду понадобится тесное взаимодействие пехоты с танками. Категорические утверждения, подобные приведенному выше, свидетельствуют только о схематичности мышления.

Крайний схематизм приводит Фуллера к некоему ложному стандарту и в построении системы охранения. И на марше и на остановках он рекомендует систему кольцевого охранения. В принципе против этого возражать не приходится. Но "проблема местности" и здесь потребует корректив - не везде дороги и местность позволяют иметь охранение со всех сторон, особенно на марше. Это во-первых. Во-вторых - схема Фуллера нуждается в существенной поправке. Она предусматривает единого начальника этого кольца{30}. С этим вряд ли можно согласиться. Ведь централизация всех органов охранения, иногда на очень большом обводе (в зависимости от радиуса кольца) - вещь не легкая и вряд ли нужная. О внезапном появлении противника охраняющие части должны немедленно донести прежде всего тем, кому в первую очередь грозит нападение, а вовсе не начальнику всего охранения, который быть может находится как раз на противоположной стороне кольца и донесение которому все равно запоздает. Если доносить и в один и в другой адрес, то к чему тогда сводится роль начальника охранения? Если ему остается только регулировать смену, усиление и т. д., то его роль с успехом может выполнить и штаб старшего начальника. Думается, что наша система секторального выдвижения и \XIX\ подчинения (тоже кругового в принципе охранения значительно более целесообразна.

Фуллер вообще недостаточно критически подходит к безраздельно господствующим в британской армии "8 принципами". Он слепо принимает старую систему охранения и механический применяет ее в новых (подвижных и бронированных) войсках. Ведь старая система охранения с ее авангардами, арьергардами, БО и пр., была рассчитана на выигрыш времени, необходимого для изготовления войск к бою. А механизированные войска по существу всегда готовы к бою. Броня защищает их от внезапного поражения дальним огнем, им не нужны длительные и сложные передвижения, чтобы принять боевой порядок: иногда простой поворот с дороги направо или налево позволяет уже вести атаку на появившегося на фланге противника. В этих условиях за охранением (имеется в виду марш) остаются две основных функции: 1) доразведывать противника и препятствовать его разведке и 2) быть сигнальным средством, звонком, предупреждающим о появлении противника (здесь сознательно не упоминается функция ПО - захватывать, упреждая противника, выгодные рубежи, - это особый вопрос). Нет никакого сомнения, что вопрос походного охранения механизированных войск нуждается в коренном пересмотре.

Другое дело - охранение отдыхающей мехчасти. Там уместно многое из обычной схемы. Охранение, оснащенное всеми средствами ПТО до "возимых крепостей"{31} вагенбургов - включительно, необходимо конструировать из расчета безопасности и выигрыша времени.

Вообще же охранение мехвойск надо строить главным образом при помощи соответствующих обстановке боевых порядков. Если на марше например противник угрожает с фланга, то охранение может быть создано двояко, в зависимости от основного решения. Если этого противника решено уничтожить, его нужно сковать пехотой, остановить средствами ПТО и разбить главными силами, нанося глубокий охватывающей удар. Другими словами - с угрожаемой стороны надо вести пехоту со средствами ПТО. Если же угрожающий противник не должен отвлекать всех сил от выполнения другой, основной задачи, от него надо заслониться. Это можно сделать либо нанеся ему короткий встречный удар частью своих танковых сил, либо создав из пехоты со средствами ПТО неподвижный заслон. В зависимости от принятого решения и следует строить боевой порядок. Эта гибкость и управляемость мехвойск и являются одной из их главнейших отличительных особенностей. Фуллер недостаточно глубоко проанализировал эту часть проблемы механизированной войны. Развивая свою теорию "выжидания ошибок противника", он прямо рекомендует, в случае если противник Действует в неожиданном направлении и ни один из заранее намеченных планов неприменим, приостанавливать действия и принимать оборонительный порядок{32}. Управления на ходу, \XX\ использования природной гибкости мехвойск - Фуллер не признает. Он проповедует инициативу подчиненных, но он не особенно верит в нее и явно опасается ее: лучше остановиться и потерять самое дорогое - время, чем распустить вожжи и предоставить ход событий инициативе подчиненных, - думает Фуллер.

Он ограничивает инициативу, считая ее уделом лишь избранных, исключительно из офицерского состава; по его мнению "действующие рядовые все более и более будут превращаться в части машины, тогда как их офицеры будут превращаться в частицы мозга командира"{33}.

Наш ПУ 29 требует "постоянной работы начальствующего состава в области воспитания в армии широкой самостоятельности". Инициатива сверху донизу при твердом руководстве - всегда сулит наибольший успех. И наша Красная армия всемерно поощряет инициативу и воспитывает широкую самодеятельность и бойца и командира.

Требуя "пластичности ума" только от офицеров, Фуллер, говоря о прошлых войнах, осуждает скованность тактической мысли командного состава. "Все командиры были научены думать и действовать одинаково и часто без учета действительной или возможной обстановки. В результате этого любая ошибка или непредусмотрительность могла выбить массы из колеи, как это и случилось в течение первых же недель мировой войны"{34}. Фуллер упускает из вида, что тактика буржуазных армий рождалась снизу, в окопах. Ему совершенно не приходит в голову мысль, что никакая инициатива командиров не могла заменить инстинкта приспособления к новым боевым условиям рядовых бойцов, солдат. Это они писали уставы, это они своей кровью и потом заполнили страницы теоретических курсов военного искусства.

Еще Энгельс в "Теории насилия" заметил, что "солдат опять оказался разумнее офицера, он инстинктивно нашел единственную форму борьбы, возможную под огнем заряжающихся с казенной части ружей, и успешно повел ее вопреки упорству своих начальников"{35}.

Так будет повторяться с каждым нововведением на войне. Инициатива масс всегда подскажет нужное решение. Нужно только уметь ее уловить и разумно использовать. Проблема инициативы - одна из сложнейших в области управления мехвойск. Но эта проблема наилучшим образом может быть разрешена только в нашей армии, где твердое руководство сверху может опираться и на инициативу снизу.

Фуллер вопросам управления уделяет немало внимания. Проблема чрезвычайно сложная, она представляет огромный интерес. Ставя очень интересные отдельные вопросы, Фуллер однако не разрешает их вполне и в их совокупности. Оно и понятно - это удел будущего, когда вождение мехвойск будет базироваться на более обширном опыте и проверенных на широкой практике средствах. Отметим лишь, что его предложение о \XXI\ применении буквенного кода, создаваемого для каждого боя и каждый день{36}, его требование отведении на вооружение танков компаса для вождения частей ночью, в тумане в лесу и дыму - заслуживают пристальнейшего внимания и изучения.

Не менее интересны и злободневны попытки Фуллера в области классификации (спецификации) танков и танковой артиллерии{37}, применения прожекторов{38} и в постановке ряда отдельных вопросов, обильно насыщающих настоящую его книгу.

* * *

Фуллер - один из виднейших военных теоретиков империалистической буржуазии. В его выступлениях отражены и ее смертельные недуги.

Читая Фуллера, нельзя не чувствовать его бессилия разрешить противоречия капиталистического мира. Он не в состоянии дать законченной теории "войны будущего".

Но некоторые тенденции установить можно. Теории Фуллера дают некоторые основания для выводов о тех путях, на которых империалисты будут искать решений в предстоящей войне.

Фуллер показывает, как при помощи фашистской части современной массовой армии может быть использована и применена новейшая военная техника. Он показывает, что буржуазные генеральные штабы намерены вручить эту технику надежной "малой армии", которой предстоит быть может стать последним оплотом умирающего буржуазного мира.

Эти тенденции нам нужно изучать. Мы должны хорошо знать, что предпринимает буржуазия, готовясь к новому туру войн. Мы должны внимательно присматриваться к ее "теориям войны будущего" и к тем методам, которыми она намерена применять новейшие достижения военной техники, ибо "международный империализм ставит вновь вопрос о разрешении исторического спора между капитализмом и социализмом путем войны... Опасность военной интервенции против СССР стала непосредственной опасностью для всего мирового пролетариата" (XI пленум ИККИ).

Красная армия, оснащенная современными средствами борьбы, не знает трудностей, свойственных природе буржуазных армий. Пути "овладения техникой" для нас не чреваты опасностями, спасения от которых тщетно ищет Фуллер.

Мы должны как можно быстрее, как можно лучше овладеть техникой, которую в изобилии дает нашей Красной армии могучая социалистическая индустрия Советского союза. \XXII\

"Если принять во внимание, что будущая война будет механизирована до последних пределов, что машине в этой войне будет принадлежать одна из главнейших, решающих ролей, станет совершенно очевидным ,что исход борьбы будет наиболее зависеть от умелого и наиболее продуктивного использования этой машины.

Новая техника требует от всех нас постоянной работы над собой, изучения этой техники, ее освоения, приобретения твердых навыков для боевой работы с этой техникой" (Ворошилов).

Помогут ли нашему читателю в решении этих задач лекции Фуллера? На этот вопрос следует ответить положительно.

Книга Фуллера изобилует интересными мыслями. Однако, как мы видели, много в ее содержании ложного, фальшивого и прямо нам враждебного. Много неверных и дискуссионных выводов.

Читателю придется, работая над этой книгой, мобилизовать свои критические способности и по достоинству оценить выдвигаемые Фуллером положения.

При этом условии чтение книги принесет пользу, познакомит нас с новейшими тенденциями в области развития буржуазного военного искусства и поможет нам в трудном деле освоения новой военной техники.

Книга заслуживает серьезного критического изучения.

В. Фавицкий.

Июнь 1933 г.

 

Введение

Данная книга, поскольку я знаю, является первым из когда-либо написанных полных наставлений о действиях механизированных сил. В нашей (британской) армии, правда, существует секретное наставление по бронесилам; но оно ни в каком смысле не является полным, а ввиду своей секретности не соответствует своему назначению, т. е. ознакомлению всех заинтересованных в этом вопросе. В настоящее время нужна именно книга не секретная, книга, которую можно достать везде, читать где угодно, и оставлять где угодно, а не книга, связанная всегда с ключом и замком, так как такая книга остается под замком и мало читается, а если и читается{1}, то больше из любопытства.

В течение нескольких лет я указываю на то, что для боевой тактической подготовки войск необходимы две книга - одна, в которой даются указания по ведению современной войны, а другая - о будущей войне. Я повторно указывал на то, что мы живем в переходную в военном деле эпоху, что, если война начнется завтра, мы будем плохо подготовлены к ведению ее, как бы хорошо мы ни знали действительные условия обстановки.

Первой из этих книг является Полевой устав, часть I-я, вторым доложен был бы быть Полевой устав, часть II-я; вот откуда взято заглавие данной книги лекции по книге, которой нет, но которая должна быть и несомненно когда-либо будет.

Не имея официального образца такой книги, я взял за образец мою предыдущую книгу "Лекция по Полевому уставу, часть 2-я" и, насколько возможно, "моторизовал" и механизировала каждую лекцию. Было бы легче сесть и написать совершенно новый Полевой устав; но тогда читателю не так легко было бы отличить настоящее от будущего и установить их взаимную зависимость. В новом уставе все изложение было бы более логичным; хотя данная книга представляет собой только серию заметок, она все же дает возможность читателю разбираться во всем вопросе ведения войны, однако лишь в том случае, если вести изучение в логическом порядке, т. е. сперва проработать официальный Полевой устав{2}, часть 2-я, затем мой труд "Лекции по Полевому уставу, часть 2-я", который разъясняет и дополняет устав, и наконец данную книгу, которая распространяет эти разъяснения и дополнения на будущее.

Я ни в коем случае однако не утверждаю, что такое изучение даст заинтересованному читателю полную картину будущего. Я не настолько самоуверен, чтобы считать, что все мои взгляды безошибочны, наоборот я понимаю так же хорошо, как и любой другой военный работник, что они достанутся теоретическими гипотезами, пока не будут проверены на практике в опытном порядке. Тем не менее я твердо убежден в том, что они заставят сомневаться в правильности современных истин и таким образом поставят новые проблемы, которые не могут быть просто отброшены, но должны быть так или иначе разрешены, т. е. они должны быть проверены на практике, насколько они правильны или неправильны или вернее даже недостаточно широко поставлены, а потому требуют дальнейшей разработки.

Применение мною при написании этой книги метода увязки ее со 2-й частью Полевого устава привело ко многим повторениям. Но если в книге, написанной па хорошо известную и разработанную тему, это можно было бы считать дефектом, то в данном случае указанное обстоятельство им не является. Повторение является основой обучения, и если в данном труде будут встречаться повторения, то только там, где так или иначе необходимо подчеркнуть важность определенных положений.

Более правильной критикой данной книги было бы указание, что я мало уделяю внимания авиации, которую многие считают решающим родом оружия будущего. Это верно, но я строго держусь пределов 2-й части Полевого устава. Авиация полностью моторизованный род оружия - по моему мнению будет иметь громадное будущее, но это будущее я надеюсь осветить когда-нибудь в другой книге, в подлинном уставе моторизованной и механизированной войны.

Другим критическим замечанием может быть указание, что осуществление моих предложений может оказаться настолько дорогим, что проведение их в жизнь явится практически невозможным. На это я отвечаю, что я не пытаюсь в данной книге дать проект реорганизации армии, но лишь даю материал для размышления мыслящим военным. Я пытаюсь показать, что может, случиться, но не то, что случится. Чистая наука не думает о стоимости, хотя прикладной науке придется делать это.

В данное время нам необходима не столько реорганизация нашей армии, сколько перестройка наших идей. Если здравый смысл требует, чтобы костюм был скроен с учетом наличного количества материала, то тот же здравый смысл требует иметь в голове, раньше чем покупается материал, идею, какого рода костюм нужен. Эта книга дает не столько выводы, сколько идеи, и если с помощью ее некоторые более молодые мозги в нашей apмии сделаются более податливыми к грядущим изменениям, то задачу этой книги можно считать выполненной, ибо решающую роль в армии будет играть подрастающее поколение военных.

Если нам придется в течение ближайших 25 лет снова принять участие в европейской войне, то именно люди этого подрастающего поколения будут руководить боями, и независимо от того, каким, родом войск они будут командовать и каким оружием их солдаты обучены владеть, они провалятся так же, наверняка, как провалились генералы 1914 г. в первые же дни войны, если их умы не будут столь же гибкими, как высшего качества сталь и столь же мягкими для принятия новых идей, как воск.

Такая пластичность ума недостижима во время войны; иметь ее может только случайный гений.

Главная же масса солдат не в состоянии изменить свое мышление, если оно набито догмами. Единственным путем для избежания окаменелости мышления является отказ от признания неизменности догм, учет того, что условия войны постоянно меняются и в связи с этим должны меняться организация, администрация, стратегия и тактика. Если в мирное время мы не можем менять их на практике, то по крайней мере сможем сделать это в теории, чтобы таким образом быть готовыми к изменениям, когда условия обстановки этого потребуют.

Слепое следование догмам уничтожило больше армий, проиграло больше сражений и понесло больше потерь, чем какие-либо другие причины. Человек с окаменелым мышлением никогда не будет хорошим полководцем, следовательно, если настоящие лекции - как бы гипотетично ни было на первый взгляд их содержание помогут раскрепостить умы от догм, то они написаны не впустую.

Фуллep

 

ЛЕКЦИЯ 1-я

Глава I. Вооруженные силы, командование ими и принципы войны

I. Введение

В настоящее время каждая организованная армия стоит на пороге величайшей революции, имевшей когда-либо место в истории сухопутной войны, революции, подобной той, какая была произведена паром в морской войне, а может быть и еще более решительной. Правда, сила пара хотя и привела к громадному увеличению размеров армий, к росту дальнобойности и разрушительной силы вооружений и к огромному расширению административной и стратегической мощи этих армий, но она не изменила радикально организации, так как, несмотря на усовершенствование оружия, тактика осталась почти без изменения.

Только с появлением двигателя внутреннего сгорания тактика начала принимать особенные формы. Во-первых изобретение и усовершенствование самолета породили совершенно новый род войск: во-вторых внедрение автомобиля в армию расширило в громадной степени административную мощь{3} армий и привело непосредственно к возрождению брони; наконец в-третьих отравляющие, раздражающие и разные иные химические вещества были окончательно приняты для применения их в качестве оружия. И если в течение XV и XVI вв. изменения в военной организации и снаряжении были вызваны порохом, а в течение XIX в. силой пара и химией, то сейчас, в XX в., радикальные изменения должны быть вызваны нефтяными двигателями и электричеством, которые совместно с силой пара, взрывчатыми веществами и химией должны вызвать настолько полные изменения во всем военном деле, что возникает необходимость в новом устройстве вооруженных сил.

Нельзя поэтому сомневаться в том, что сегодня мы стоим на дороге такой быстрой эволюции, такого развития в области администрации, стратегии и тактики, а через них и в области организации, управления и дисциплины, что эта эволюция фактически превратится в революцию, благодаря которой старое военное искусство окончательно устареет, и если мы не сумеем понять того, что несет с собой эта революция, то вступление в новую войну на основе старого военного искусства будет представлять собою гораздо большую опасность, чем вступление в нее, совершенно не зная этого искусства.

Основанием для этого вывода я считаю то соображение, что совершенно свободный от предрассудков ум сможет легче приспособиться к новым условиям обстановки, чем ум, забитый устаревшими знаниями, которому необходимо очиститься от старого хлама, прежде чем будет он в состоянии примениться к новым условиям окружающей его обстановки.

В настоящих лекциях я попытаюсь набросать контуры новой теории войны, вызываемой в жизнь нефтяным двигателем, теории, основанной на новой подвижности.

В течение XIX в. все передвижения основывались только на мускульной силе; за исключением перевозок по железной дороге войск и предметов снабжения они продолжали базироваться на той же основе вплоть до мировой войны, в которой грузовые и легковые автомобили сразу начали оказывать свое влияние на стратегию и тактику. Грузовой автомобиль в громадной степени увеличил радиус снабжения войск, соединяя выгрузочные станции с полями сражений и порождая этим не только гигантские артиллерийские дуэли, но и устройство полевых укреплений невиданной до того времени мощности. Легковой автомобиль в значительной степени расширил средства связи и личного общения; хотя генералы и их штабы и выступили на войну верхом на конях, но как только войска вошли в соприкосновение с противником, кони были заменены автомобилями, без которых личное общение командиров с подчиненными им войсками стало невозможным.

Естественным последствием легкового автомобиля явился бронированный автомобиль, а его непосредственным отпрыском - гусеничный бронеавтомобиль, или танк. Первый оказал большое влияние на стратегию, так как увеличил радиус разведки, второй же оказал гораздо большее влияние на тактику, так как устранил ружейную пулю, которая в старых формах войны была основным боевым средством. Если до этого пуля в обороне оказывалась значительно более мощной, чем в наступлении, то применение брони свело ее значение почти на нет; в результате этого основным опасным врагом для танка стала пушка, которая однако, пока будет оставаться небронированной, не сможет как следует защищать пехоту от танковых атак, ибо сама боится пули; таково же положение и с противотанковым орудием.

Возможно, что потенциальное наиболее важное изменение в военное дело было внесено мощью авиации, получившей свое развитие в мировой войне. В стратегии самолет открыл совершенно новое поле разведки, в тактике он не только радикально изменил способы действия артиллерии, но, будучи в состоянии перескакивать через сухопутные фронты, он смог атаковать в тылу их гражданские и военные цели. Он ввел в военное дело третье измерение; благодаря этому по мнению некоторых мыслителей открывается возможность того, что этот род войск вырастет в мощное орудие, способное совершенно устранить армии и морские флоты. Если даже этого и не будет, то все же авиация заставит внести в устройство вооруженных сил значительные изменения.

2. Природа войны

По мере изменения орудий войны изменяется и природа (характер) войны. Хотя это и является несомненным, тем не менее нельзя проглядеть и того обстоятельства, что орудия войны изменяются не сами собой, а в силу изменения цивилизации. В настоящее время войны возникают из-за экономических причин, ибо современная цивилизация основана на экономике и ее поворотной осью является машина в той или другой форме. А раз наш век - главным образом механический, то и войны этого века должны стать механизированными, так как военная организация неотделима от гражданской. Когда Европа была бездорожной, то конь был средством как гражданских, так и военных передвижений, а потому превалировала конница. Когда улучшилась дорожная сеть и развилось сельское хозяйство, то пехота стала автоматически главным родом войск. Так как сегодня промышленность быстро выдвигается на первый план и вытесняет сельское хозяйство с первого места по количеству занятого в ней населения цивилизованных стран, то ясно, что этому примеру должна последовать и военная организация и что армии будут все больше и больше базироваться на машине, которая уже является основной движущей силой современной цивилизации.

Что это означает? Это значит, что если до последнего времени наиболее стойкие и надежные солдаты вербовались из сельскохозяйственного населения, то уже в ближайшем будущем, если не сегодня, гражданское население, связанное в той или иной степени. С машинами, особенно с теми, которые могут быть немедленно использованы в войне, - автомобилями, грузовиками, автобусами, тракторами и самолетами, - будет представлять собой основной источник вербовки солдат.

Что это значит с тактической точки зрения?

Так как каждый человек, умеющий управлять автомобилем или другим средством механической тяги, может быстро пройти сокращенный курс стрелкового дела и научиться владеть винтовкой или пулеметом, то это значит, что в будущей войне мы можем встретиться с двумя формами ведения войны: ведение ее хорошо организованными армиями и ведение ее наспех сформированными партизанами. В англо-бурской войне 1899 - 1902 гг. каждый бур был всадником, а потому он был потенциально и конным стрелком. В настоящее время каждый водитель машины является потенциально моторизованным партизаном. Раз это так, то нельзя представить сие, чтобы в будущей войне такие иррегулярные силы (партизаны) не были бы использованы в самых широких размерах; наоборот по всей вероятности они будут применяться так, как использовались в XVIII в. кроатские, пандурские и тирольские вольные стрелки, заменяемые сегодня водителями автомобилей грузовиков и автобусов. Как использовать такие силы в наступлении и в обороне - эта проблема является одной из важных и новых проблем будущей войны.

Раз промышленность является основой механизации, то из этого логически вытекает, что в будущем только индустриализированные страны будут способны вести успешную войну. Когда война зависела от конской тяги, как например в средние века, тогда страна, имевшая незначительное количество коней, имела мало шансов против страны, владевшей громадным конским поголовьем. В те же времена страна, которая могла вырабатывать броню (латы), была значительно сильнее страны, не имевшей такого производства. Так же и сегодня страна, не имеющая развитой промышленности и большого количества механических повозок, фактически не будет в достоянии отразить вторжение противника в свои пределы.

3. Вооруженные силы

Если я прав в том, что сейчас промышленность является решающим фактором в войне, то из этого положения следует, что все наши современные понятия о вооруженных силах должны быть изменены и перестроены. Во времена, называемые мною "сельскохозяйственным периодом войны", мощь определялась количеством (численностью), которое ограничивалось в своем размере возможностями снабжения.

До появления паровоза и железных дорог армии были сравнительно малы, так как питание их зависело от конного транспорта. Но когда на помощь армиям пришла сила пара, их численность выросла до таких громадных размеров, что для управления их движениями, стратегии и тактике, которые сами зависят от возможностей снабжения, пришлось пересыщаться методичностью, а организация должна была к этому приспособиться. В XVIII в. часто решающим тактическим фактором была муштровка на учебных полях, а в конце XIX в. индивидуальная инициатива в целях удобства управления была в значительной мере заменена доктриной и догмой. Все командиры были научены думать и действовать одинаково и часто без учета действительной или возможной обстановки. В результате этого любая ошибка или непредусмотрительность могли выбить массы из колеи, как это и случилось в течение первых же недель мировой войны.

Моторизация и механизация армий производят переворот в процессе организации боя и мышления. Прежде всего, как я уже указывал, партизанские действия - наиболее примитивная форма ведения войны - по всей вероятности возродятся, а так как для борьбы с ними необходима высшая степень инициативности, то это качество должно быть внедрено командирам организованных войск. Во-вторых высокая стоимость механизированных армий ограничит их размеры. Если в мировую войну были мобилизованы миллионные массы пехоты, то в ближайшей войне едва ли какая-либо страна сможет выставить в поле более нескольких тысяч танков. Так как эти машины смогут двигаться значительно быстрее, чем пехота, то, чтобы быть способными захватить инициативу в самом начале войны, эти механизированные силы должны быть еще в мирное время в полной мобилизационной готовности. Это приведет нас к третьему выводу, а именно - что для ведения боя необходимы хорошо тренированные профессиональные армии, а не современные армии краткосрочной службы, комплектуемые на основе обязательной воинской повинности. Это не значит конечно, что обязательная воинская повинность должна исчезнуть, но комплектуемые этим путем люди должны превратиться в солдат так называемого "второго разряда", т. е. они будут бойцами второго разряда, задачей которых явятся занятие, закрепление и удержание районов, завоеванных механизированными силами. Из этого ясно, что главная масса таких солдат должна представлять собою комбинацию сапера с жандармом.

4. Использование вооруженных сил

До сих пор мы выявили три категории солдат, - не пехоту, конницу и артиллерию, а моторизованных партизан, механизированные перволинейные войска и небронированные второлинейные войска, часть которых будет перебрасываться на автомобилях, а другая часть - двигаться пешком. Мы имеем здесь странную картина, весьма сходную с организацией македонской армии Александра Великого. Моторизованных партизан можно сравнить с его легкой конницей; механизированную армию - с его тяжелой панцирной конницей и с фалангами панцирной пехоты, армию второй линии - с его вспомогательными частями, легкой пехотой и рабочими командами.

Здесь я сделаю небольшое отступление. Если слушатель захочет изучать возможности будущей войны, то я не смогу порекомендовать ему лучших эпох, чем классические войны, войны средних веков и XVIII в.; в последних особенно изобиловали рольные отряды (free bands) или партизаны{5}. И наоборот я не могу рекомендовать худшей эпохи, чем та, которую чаще всего изучают, а именно эпохи, начавшейся со Спихерна в 1870 г. и закончившейся боем v Камбрэ 20 ноября 1917 г{6}. В чем была наибольшая ценность танка у Камбрэ? В моральном эффекте. Он ясно показал, что не уничтожение, а устрашение является истинной задачей вооруженных сил. Иначе говоря: атаковать нервы армии, а через них: волю ее командира, много выгоднее, чем разрывать на куски тела ее солдат. Это доказал также самолет и даже еще более веско, так как он может атаковать не только волю армии, не трогая ее тела, но и политическую и национальную волю в тылу армии. Поэтому воздушные силы составляют четвертую категорию войск, которая никогда не может быть отделена от трех остальных.

На основании изложенных выше предпосылок, а именно способности авиации поражать гражданскою волю (civil will), способности механизированных войск поражать военную волю и способности моторизованных партизан сеять смятение и ужас, мы можем предвидеть, что физическое уничтожение, достигшее своего зенита в мировой войне, будет постепенно и все больше заменяться стремлением деморализовать волю противника в ее различных формах и тем не только дезорганизовать его армию, но и повлиять на его народ.

5. Вождение войск

Само собою понятно, что все эти перемены окажут глубокое влияние на вождение войск. Одно время - не дальше как во времена Крымской войны, мятежа в Индии и гражданской войны в Америке - было ясно, что наиболее опасный пункт был в то же время пунктом славы; именно к этому пункту и стремился инстинктивно полководец. С 1870 г. - главным образом вследствие возросшей численности армий и усложнения их организации - полководцы были вынуждены отказаться от этого почетного права и стали скорее администраторами, чем командирами Усложнение армий способствовало быстрому росту штабов, которые в свою очередь поглотили остаток искусства вождения войск. В результате этого мы видим в мировой войне старую справедливо отброшенную систему коллегиального командования, возрожденную под новыми, слегка завуалированными, названиями, вроде совещаний и комиссий специалистов{7}.

За всю мировую войну эта система не могла выдвинуть ни одного выдающегося вождя не потому, что не было подходящих людей, но потому, что обстановка, в которой они работали, сковывала инициативу. В войне машин авиации, двигающейся со скоростью 300 км в час, автомобилей - 60 км и танков - 30 км - такая система командования становится безумием. В мировую войну она, хотя и дорогой ценой, но действовала, в механизированной войне она просто окажется непригодной. Поэтому мы снова должны обратиться к прошлой истории - к временам, когда генералы действительно командовали и поднимали дух своих войск, разделяя с ними все опасности. Это не так трудно, как может казаться вначале, потому что механизация способствует уменьшению, а не росту численности армий; кроме того будет проведено более полное разделение между, как я их называю, солдатами первой и второй линии, т. е. теми, которые ведут бой, и теми, которые занимают местность. Если для управления последними еще будет требоваться администратор и высоко организованный административный штаб, то первым будет нужен высоко инициативный полководец с небольшим оперативным штабом.

Этот полководец будет находиться при своих боевых войсках и вместе с ними будет участвовать в бою, а не отсиживаться где-то в стороне от этого боя.

6. План командира

Поскольку инициатива в значительно большей степени, чем методичность, обладает секретом успеха во всех операциях, за исключением осадных и позиционных, постольку планы должны быть чрезвычайно простыми и гибкими. Многое должно быть предоставлено инициативе подчиненных командиров, следовательно все должны не только знать основную идею операции, но и учитывать изменение обстановки. Например: основная идея может заключаться в том, чтобы охватить правый фланг противника, который по имеющимся данным находится в А. Но если противник не скован основательно в А и если его войска моторизованы или механизированы, то он за час или два сможет передвинуть их в Б, и в таком случае план охвата его правого фланга окажется сорванным. Чтобы избежать этого, необходимо учесть следующие три возможности: во-первых, если противника можно сковать в А, то он не сможет передвинуться в Б; во-вторых, если его нельзя сковать, то следует держать под наблюдением, чтобы немедленно сообщить о его передвижении; в-третьих, если план не предвидит различных направлений действий, то с передвижением противника придется менять направление и значит потерять много времени, а каждые потерянные 5 мин означают 2 - 3 км на дебетовом счету плана.

Здесь нам представляется картина, близко напоминающая морскую операцию. Первоначальный план в основном представляет идею, выраженную в простейших словах. В соответствии с ним строится временный боевой порядок. Идея сообразуется с возможными направлениями противника - назовем их А, Б, В и Г; для каждого из этих направлений назначаются соответствующие части сил, которые я назову н, о, п, и х, каждый подчиненный командир знаком с общей идеей и этими возможными направлениями действий. Тогда, если противник двинется в каком-либо направлении, то последнее будет сообщено всем частям, которые и будут действовать согласованно. Тогда не будет задержки в наступлении или атаке, в преследовании или отходе, т. е. не будет потери времени. Короче, экономия времени во всех действиях станет душой всякого плана.

В операциях, в которых успех или экономия сил зависят от скорости движения, наша теперешняя система письменных и достаточно детализованных боевых приказов должна быть заменена системой, подобной той, которую я только что изложил. Так как положение часто будет таково, что нельзя будет предвидеть все направления, которые противник сможет использовать, иди что избранное противником направление совершенно опрокидывает общую идею, то я считаю, что на такой случай целесообразно иметь, как я называю, "вариант восстановления". Сущность его такова: если противник двинется в направлении, исключающем применение всех принятых вариантов, то не следует пытаться исправить положение, так как в моторизованных и механизированных войсках это может повести к замешательству и потере управления; в этом случае нужно приостановить действия и всем частям немедленно принять оборонительный порядок.

Короче говоря, план должен быть рассчитан на развертывание широчайшей инициативы без потери управления. Управление должно оставаться в руках командования и при измененных направлениях действий, которые своевременно будут сообщаться подчиненным командирам кодированными распоряжениями. Здесь устьями, на которых строится план, вместо методичности и точности в исполнении приказов, которые хороши только для медленно передвигающихся масс пехоты и артиллерии, должны быть свобода действий и авторитет.

7. Принципы войны

Я уже достаточно сказал о вероятных переменах в организации и в управлении, чтобы показать всю их революционность и отличие от того, чему мы сейчас обучаем армию. Может казаться, что все должно быть изменено. Но разве нет ничего постоянного, что можно было бы сохранить? К счастью, есть, это принципы войны. Совершенно ясно, что эти принципы составляют основу механизированной войны, точно так же как и войны мускульной. Выходит, что революция в действительности оказывается эволюцией. То, перед чем мы стоим, не есть новый тип войны, совершенно отличный от существующего типа, а лишь новая форма войны - форма, возникающая из двигателя внутреннего сгорания, который намного ускорил движение и увеличил грузоподъемность. Нет ничего абсолютно нового под солнцем; как я уже говорил, изучение истории покажет слушателю много фаз войны, которые снова повторяются почти в тех же формах. Немного изучения л размышления приведут нас к выводу, что вся стратегия и тактика прошлого сознательно или бессознательно, руководствовались принципами войны, а отсюда мы можем заключить, что господство этих принципов будет продолжаться. Экономия сил, сосредоточение, внезапность, обеспеченность, наступательные действия, движение и взаимодействие одинаково пригодны, состоит ли армия из пеших солдат, конных солдат, или же машинизированных солдат (machine soldiers). Помимо всего совершенно очевидно, что моторизация и механизация представляют собой изменения только в условиях войны, в инструментах, которые применяет полководец, а не в принципах его искусства. Все это настолько понятно, что я попрошу моих слушателей принять принципы войны, как они есть, без всяких изменений, и в дальнейшем руководствоваться ими при изучении военных действий, одинаково как прошлого и настоящего, так равно и будущего.

8. Применение принципов войны

Теперешняя революция, вызывающая изменения в условиях ведения военных действий, заключается в применении принципов войны, из этих условий двумя главными являются ускорение движения и усиление защиты, т. е. скорость и броня. Скорость возросла от конного галопа в 30 км в час до самолета, летящего 300 км в час, и от пешего марша в 6 км в час до автомобиля, двигающегося 60 км в час, или танка - 30 км в час. Броня окончательно победила пулю, как обыкновенную, так и бронебойную. Хотя в обстановке войны имеется много других перемен, но и этих двух вполне достаточно, для того чтобы показать всю глубину произошедшей в военном теле революции.

Применение принципов войны в значительной мере зависит от организации и вооружения противника.

Мы можем встретиться с тремя вариантами: 1) когда механизирована только одна сторона; 2) когда механизированы обе стороны, но частично, и 3) когда обе стороны полностью механизированы.

Против немеханизированного противника и на местности, пригодной для механизированных войск, механизированный противник очевидно сможет быстрее применить все принципы войны. Цель может быть легче достигнута, так как подвижность и обеспеченность дают возможность широкого применения сосредоточения сил, внезапности и наступления. Дальше экономия сил и взаимодействие могут быть успешнее обеспечены за счет отсутствия у противника защищенной от огня ударной силы. Против такого противника действовать настолько легко, что не стоит об этом распространяться. Мы в этом случае были бы подобны французскому королю Карлу VIII, когда он совершал поход на Италию в 1494 г{8}. Маккиавелли говорит, что он завоевал страну кусочком мела. Что он под этим подразумевал? Он хотел сказать, что так как у Карла была очень сильная артиллерия, которой не могли противостоять ни замки, ни укрепленные города, ни полевые армии, то все, что ему оставалось делать, это чертить на карте мелом: куда он хотел идти, туда он и шел. Механизированная армия, действующая против немеханизированной, будет делать то же самое. Это будет похоже на бой современных линкоров с трехпалубниками XIX в.

Когда обе стороны частично механизированы, решающим принципом является экономия сил. Применение этого принципа выразится в правильном распределении войск в соответствии с местностью. Немеханизированные войска обеспечиваются от механизированных атак, действуя в пересеченных и закрытых районах. В то же время механизированные силы развертывают свою подвижность на менее трудных пространствах, действуя на удалении, но еще находясь во взаимодействии с первыми, которые должны рассматриваться как база движения механизированных сил. Механизированные войска должны будут пытаться внезапно напасть на противника, сосредоточив ударную силу против его флангов или тыла. Когда же обе стороны полностью механизированы, то решающими принципами будут внезапность, подвижность и сосредоточение сил против объектов действий. Из этих принципов вытекают вытекают обеспеченность и ударная сила, которые во взаимодействии дают экономию сил. Поскольку подвижность вероятно, будет одна и та же у обеих сторон, то большее значение приобретает внезапность, а следовательно существенным фактором явится господство в воздухе.

 

ЛЕКЦИЯ 2-я

Глава II. Боевые войска, их характеристика и вооружение

9. Общие положения

Мудрости последней войны происходили от того, что мы переживали конец одной эпохи, а трудности настоящего времени - что живем вначале другой. Во время мировой войны оборона была настолько мощной, что пехотная атака сделалась невозможной без танков или без сильной поддержки артиллерии. Эта война ясно показала огромную сдерживающую силу старых родов войск; эта сдерживающая сила и привела к окопной войне . Как я уже указывал, главными особенностями новейших родов являются подвижность и обеспеченность от огня. Из этих особенностей мы можем заключить, что до тех пор, пока не окончится настоящий переходный период, от смешивания старого и нового ничего, кроме беспорядка и путаницы, не получится. Соединение танков с пехотой равносильно запряжке трактора в пару с ломовой лошадью. Требовать от них совместного действия под огнем абсурдно.

По какому признаку мы должны отделить эти роды войск один от другого, учитывая их главнейшие свойства? Ответом будет: по подвижности и защищенности от огня. Когда местность такова, что танки не могут действовать на ней или же могут только с большой трудностью, то ясно, что любую местность надо предоставить пехоте, где она не встретится с танками. В обстановке когда пехота не может быть атакована танками, например в крепости или в недоступном для танков районе, или когда вероятность танковой атаки мала, например когда пехота находится вдали от танков противника или вблизи своих танковых сил, ясно, что пехота сохранит свою ценность Но во всех других случаях, когда она подвержена танковой атаке, она не только бесполезна, но еще и становится постоянным источником беспокойства.

В районах, где танки могут действовать свободно, мы должны в полной мере отвлечься от тактики сегодняшнего дня, ибо бой будет совершенно иным. Во-первых, потеряют всякое значение пули - одно из главных средств боя, во-вторых тесное взаимодействие, которое мы видим между снарядами пулями, окажется невозможным, ибо сила наступления будет основываться не на пулях, а на снарядах - обыкновенных и бронебойных. В этом отношении бой между танками примет характер морского боя, но с той большой разницей, что корабли дерутся в море, а базируются на суше здесь же и дерутся и базируются только на суше. Что из этого следует? То что порты, гавани и береговые форты не могут следовать за кораблями в море, тогда как их земные подобия следуют за танками на их поле боя. Если бы на море можно было двигать защищенные гавани за флотом, то морской бой был бы очень похож на то, чем вероятно будет бой на суше.

В предыдущей лекции я уже касался этого вопроса. Я упоминал организацию армии Александра Македонского. Его тяжелая конница опиралась на его фаланги медленно двигавшуюся крепость из копий. Да и сейчас мы видим то же самое: пехота опирается на артиллерию. Но в танковом бою нет пехоты; там будет вестись борьба между самоходными бронированными пушками. На что же должны опираться эти войска? Они будут опираться на противотанковые войска, как я их буду называть. Эго - новейшие представители средневекового вагенбурга древней фаланги.

По моему будущее покажет нам, что механизированная армия или механизированные соединения должны быть организованы в два крыла: танковое для удара и противотанковое - для защиты. Первое будет состоять из самоходных машин, а второе - из возимых противотанковых орудий и средств, которые могут следовать за первыми и устанавливать новейший вагенбург в тылу или вблизи от первых. Я хотел бы, чтобы вы удержали в памяти эту картину, так как в дальнейшем я часто буду возвращаться к ней. Винтовка и пушка заменяются в настоящее время танком и противотанковыми средствами, так как броня устранила пулю.

10. Пехота

В бою между бронированными машинами пехота не может принять участия, стоящего того риска, которому она подвергается. Но, как я уже указывал, действия танков исключаются на местности гористой или густо поросшей лесом; кроме того танки никогда не будут настолько многочисленны, чтобы быть в состоянии занимать местность и контролировать ее. Так как горных и лесных действий избежать нельзя, то для них потребуется хорошо обученная пехота, вернее легкая пехота; с другой стороны, поскольку в 9 случаях из 10 будет необходимо занятие территории противника, а это всегда являлось видимым выражением победы, я предлагаю, чтобы для этой работы была введена категория бойцов второй степени (soldiers of the "second degree"). Таким образом мы получим две категории пехоты: перволинейную и второлинейную. Первая будет вооружена для "пулевой" войны, т. е. пулеметами и винтовками, а вторая, как я уже предлагал, должна быть снабжена для выполнения инженерных и полицейских задач. Главными задачами второлинейной пехоты в завоеванной местности будут охрана путей сообщения от рейдирующих войск и постройка укрепленных центров, а также защищенных баз.

11. Кавалерия и конные стрелки

В настоящее время кавалеристы представляют собой только конных стрелков, потому что сабля и пика являются не оружием а лишь традиционной oбузой. Пока приходится иметь дело с пехотными массами, существование конницы оправдывается, но как только эти массы будут моторизованы, хотя бы даже для частных целей, конница исчезнет. Основание к этому очевидно: если легко моторизовать человека, то труднее, а главное невыгодно делать то же с лошадью. Кавалерийская дивизия с сотнями конских транспортеров, перегруженная без того огромным количеством фуражных повозок и грузовиков, будет скорее кошмаром, чем боевым соединением.

Конница умрет медленной, хотя и естественной смертью, но идея кавалерии не умрет: она будет жить в форме моторизованного, а также и механизированного бойца. Что касается первого, то нужно различать моторизованного партизана от моторизованного кавалериста. Первый представляет собой иррегулярного бойца, появившегося только вместе с данной войной; задачи его как действующего в своей собственной стране имеют особый характер. Второй - хорошо обученный разведчик, являющийся частью организации первой линии, посаженный в легкий автомобиль; эти разведчики хоть и не смогут проникнуть всюду, куда может пройти лошадь, но зато они будут в состоянии покрыть значительно большее пространство с большой скоростью, т е. они за данное время смогут сделать значительно больше современного кавалериста. Это вполне возместит их второстепенные недостатки.

Для последних, т. е. механизированных кавалеристов, у нас есть бронеавтомобиль, о котором многие думают, что он совсем будет вытеснен легким танком как обладающим более высокой проходимостью. Это может случиться, но не следует забывать, что механизированная кавалерия всегда будет требоваться для дальней разведки, для налета на отдельные посты, посты, железнодорожные станции, аэродромы и штабы, а следовательно износ машин будет весьма значительным. Пока танк не будет более вынослив, чем сейчас, невыгодно по видимому произвести эту замену. Затем нельзя упускать из виду, что большинство объектов, разведка или атака которых будет возлагаться на механизированную кавалерию, будет находиться на дорогах и что в подобных действиях обычно потребуется большая скорость.

Другой задачей этого рода войск будет вероятно образование сильного ядра моторизованных партизанских сил. При поддержке эскадронами механизированной кавалерии партизаны будут более устойчивы; кроме того, поскольку дисциплина у них обычно невысока, легче будет удержать их от мародерства и прочей "партизанщины", что часто проявляется в поспешно созданных партизанских отрядах.

12. Артиллерия

Поскольку пуля в бронированном бою будет играть ничтожную роль, нужно ожидать коренных перемен в тактике артиллерии, а следовательно и в ее вооружении. Сейчас мы имеем четыре главных типа орудий: осадные (включая тяжелые и средние), горные, зенитные и полевые. Из них первые три будут необходимы и в дальнейшем, причем вероятно будут весьма близки к теперешним образцам. Четвертый очевидно станет иным, ибо современная 18-фунтовая{9} пушка и 4,5-дм. гаубица приспособлены для совместных действий с пехотой, а не с танками.

Следует помнить, что танк - не что иное, как установка для полевого орудия. Он снабжен пушкой малого калибра, вроде 3-фунтовой, потому что мощь этого орудия достаточна для пробития сравнительно тонкого броневого покрытия. По мере утолщения брони будет вероятно увеличиваться и калибр пушки.

Нужно ли нам более мощное орудие для взаимодействия с 3-фунтовым? Ответ на этот вопрос зависит от тактики. В современном бою 18-фунтовая пушка и 4,5-дм. гаубица прикрывают атаку пехоты издали, стреляя непрямой наводкой. Подобные поддержка или прикрытие, за исключением стрельбы дымовыми снарядами, не могут считаться надежными, ибо нельзя рассчитывать на результаты, стреляя подобным образом по танкам, из которых многие двигаются со скоростью от 30 до 60 км в час. Дым же как прикрытие более важен, и хотя сам танк может выпустить более густое облако дыма для собственного прикрытия, но тяжелые дымовые снаряды, направленные вперед машин, являются наиболее надежным средством. Отсюда мы можем заключить, что необходим танк, вооруженный гаубицей.

Дальше, танк может встретиться с укрепленным пунктом, фортификационным сооружением, строением, деревней и пр., против которых 3-фунтовая пушка недействительна. Здесь мы имеем другую задачу для гаубичного танка, а именно: бомбардировку этих пунктов и прикрытие танковой атаки против них Таковы поддержка и взаимодействие артиллерии в бою танков против танков. Но это только половина задачи; другая половина будет заключаться в артиллерийском огне противотанковой базы - подвижной крепости позади танков. Так как ее орудия будут передвигаться на собственном ходу за тягачами или перевозиться на машинах, то они должны быть достаточно легкими, а поскольку танк можно пробить сравнительно легким снарядом, то подходящим орудием будут пушки малого калибра. Поэтому мы можем остановиться на 3-фунтовых пушках, установленных на гусеничных лафетах с броневыми щитами или куполом. Стрелять они будут бронебойными снарядами; действительность огня будет зависеть от меткости.

Кроме меткости желательно иметь поток огня, особенно в бою на близких дистанциях. В этом отношении хотя и можно сконструировать автоматическую 3-фунтовку,но из-за трудностей в снабжении боеприпасами может оказаться более целесообразным остановиться на противотанковом пулемете, стреляющем бронебойными пулями калибра в 1 дм. или в 3/4 дм.,так как такой снаряд пробьет дюймовую броню с дистанции от 500 до 700 ярдов (ярд - 0,9 м).

Таким образом мы приходим к следующим видам оружия в танковом соединении:

- танковое крыло - 3-фунтовые пушки и полевые гаубицы;

- противотанковое крыло - 3-фунтовые пушки и противотанковые пулеметы.

Снаряды должны быть: 3-фунтовые - бронебойные, гаубичные - дымовые и фугасные, а для пулеметов - бронебойные пули.

13. Бронированные части

B отношении бронированных машин я в первую очередь хотел бы обратить внимание на неудачную официальную номенклатуру: средние, легкие танки и танки сопровождения; где только возможно, название должно соответствовать функции оружия. Говорить о среднем и легком так же разумно, как и о дорогом и дешевом. Сущность машин определяется ее функцией; уже в первоначальной идее заложена функция, и к этой идее должны быть приспособлены как конструкция, так и название. Какие же идеи должны направление конструкции? Это - отыскание противника, прикрытие и удар; значит нам нужны машины, могущие отыскать, могущие прикрывать и могущие наносить удар; другими словами - разведывательные танки, артиллерийские танки и боевые (штурмовые) танки.

Каким типом машины должен быть разведывательный танк? Ответ зависит от того, о какой разведке идет речь - о дальней или ближней. Если о первой, то нужна длинная машина, так как в этом случае большую роль играет скорость, а длинные машины на быстром ходу легче возьмут препятствия, чем короткие. Для целей ближней разведки иметь такую же машину будет во-первых расточительством, а во-вторых в ближней разведке чем менее заметна машина, тем меньше она уязвима; поэтому нужна будет машина, подобная нашему теперешнему легкому танку.

Что касается второй категории машин, то здесь по всей вероятности будет два вида: действующих издали и действующих вблизи. Первая, как я уже говорил, будет представлять собой самоходную бронированную артиллерийскую установку для гаубицы достаточно большого калибра для стрельбы как дымовыми, так и фугасными снарядами. Второй тип, я думаю, должен быть, как я называю, истребителем разведчиков, - машина более мощная, чем танк-разведчик, и вооруженная противотанковым пулеметом или полуавтоматической малокалиберной пушкой. Такая машина, могущая дать мощный сноп огня, будет особенно полезной в ближнем бою.

Третья категория - собственно боевые танки - должны, я думаю, состоять из двух типов машин: штурмовых танков, подобных теперешним нашим средним танкам, и машин преследования, которые возможно совпадут по типу с разведывательными машинами дальнего действия. Преимущество штурмовых танков над легкими машинами заключается в более тяжелой броне, большей способности в преодолении препятствий и кроме того в их большем моральном эффекте. Страх, который танк возбуждал в мировой войне, был хорошо признан немцами, но нами понят только отчасти, а сейчас почти забыт. Если значителен моральный эффект, производимый теперешним легким танком, вооруженным одним пулеметом, то он подавляющ от 16-т среднего танка, двигающегося со скоростью 30 км в час и стреляющего из 3-фунтовой пушки и 4 пулеметов. Это упускается из виду защитниками легких машин.

Из специальных машин трудно сейчас предвидеть все типы, ибо с дальнейшей механизацией армии несомненно потребуется множество типов. Позже, наверное можно сказать, что будут построены следующие семь типов: 1) плавающий танк; 2) тяжелая штурмовая машина; 3) танк снабжения; 4) мостовой танк; 5) химический танк; 6) миноукладчик и 7) тральщик мин. Что касается плавающих танков{10}, то по моему мнению все разведывательные машины и машины преследования должны обладать способностью передвигаться собственной силой по воде - в реке и в море. Тяжелую штурмовую машину я представляю себе подобной нашему опытному тяжелому танку; главным свойством ее должна быть не огневая мощь или скорость, а броня, могущая противостоять всем снарядам полевых орудий (кроме специально бронебойных). Прежде чем перейти, к следующему разделу, я хотел бы подытожить сказанное, чтобы мои слушатели могли ясно представить себе картину общей организации танкового соединения или армии.

Это соединение будет состоять из двух крыльев: противотанкового и танкового. На марше первое будет прикрываться вторым. На остановке оно немедленно развертывается и организует оборону района с помощью артиллерии, противотанковых пулеметов, минных полей и различных сооружений для создания укрытия не только для служб и вспомогательных частей, но и для танкового крыла. Отсюда танковое крыло выходит в бой и сюда же возвратится в случае сильного нажима или поражения со стороны противника. Это крыло будет включать разведывательные танки для дальней разведки, разведывательные танки для ближней разведки, танки-истребители и боевые, которые будут действовать с некоторым подобием морскому флоту.

14. Инженерные войска

Обращаясь к инженерным войскам, мы и здесь можем ожидать коренных перемен. В настоящее время инженерные войска являются по преимуществу полевыми; в их задачи входят: постройка укреплений и мостов, дорожное строительство, снабжение водой и работы по разрушениям. Все это так же необходимо механизированной армии, как и теперешней. Инженерные войска, я считаю, должны стать значительно ближе к механизированным родам войска, чем это имеет место сейчас. Они должны не только заниматься вопросами о содействии или противодействии подвижности танков, но и принять на себя ответственность за весь полевой ремонт машин, кроме малого, который является обязанностью танкового экипажа. Поэтому инженерные войска должны быть разделены на полевые инженерные части и механические части. Последние, будучи организованы в бригады или дивизионные роты и будучи снабжены каждая полевым складом запчастей и подвижными ремонтными мастерскими, должны производить полевой ремонт машин. Капитальный ремонт должен производиться частями артиллерийско-технического снабжения службы вооружений{11}.

15. Воздушные силы

Хотя воздушные силы полностью моторизованы, они не механизированы. Нетрудно было бы снабдить самолет соответствующей броней, но невыгодно, так как существенными свойствами самолета являются скорость и радиус действий. Этот род войск, обладающий способностью двигаться в трех измерениях, составляет особую силу, которой будущее сулит неограниченные возможности. Когда управление при помощи радио будет усовершенствовано, мы, несомненно, увидим настоящую воздушную армию. Как только будет изобретено точное оружие, война на сушей на море должна немедленно изменить формы. Сейчас наступательная сила авиации ограничивается трудностью поражения мелких целей. Воздушный бомбардировщик выбирает такие цели, которые он может поразить наверняка, как например: город, широко раскинувшийся склад, длинную колонну людей или отряд морских транспортов. Чем больше по размерам цель, тем выгоднее будет ее атаковать.

Могут сказать, что поразить колонну пехоты вовсе не легкая вещь. Это верно, если под поражением колонны понимать поражение людей, идущих в ней. Но люди имеют нервы, которые поражаются всякий раз, как только подан сигнал воздушной опасности. Одна лишь угроза воздушной атаки вынудит колонну немедленно рассыпаться и принять оборонительный, а значит статический порядок. Это поражение подвижности является не менее действительным средством, чем попытка уничтожить несколько живых существ, ибо постоянное и беспрерывное применение этого средства вызовет усиление деморализации живой силы и дезорганизацию плана противника, Механизированная колонна в сравнении с пешей значительно менее уязвима не только потому, что представляет меньшую и более расчлененную цель, но главным образом потому, что угроза поражения с воздуха в этом случае не вызывает необходимости остановки. Чтобы машине нанести поражение, нужно в нее попасть, причем если будет поражена одна машина, то другая от этого едва ли пострадает. Отсюда мы видим, что в данном случае ответом на воздушное нападение будет броня: броня косвенным образом оказывает на воздушную тактику большее влияние, чем огонь; пуля и снаряд могут сбить единичный самолет, броня же поражает самую сущность воздушной силы тем, что не испытывает морального эффекта от неточно сброшенных бомб.

Главное тактически уязвимое место в организации воздушных сил надо искать не в воздухе, а на земле, так как здесь находится их тыл. Последний подвержен нападению и с воздуха и с земли, причем из этих двух способов второй во многих случаях может оказаться настолько действительным, что аэродромы, базы и пр. должны будут оставаться возможно дальше в тылу, - те же из них, которые будут выдвинуты больше вперед, будут сильно укреплены против атак танков и бронемашин и притом укреплены настолько сильно, что вряд ли смогут часто передвигаться. Но чем менее подвижными. они станут, тем окажутся более уязвимыми для воздушного нападения.

Из этих нескольких замечаний мы можем увидеть, что между механизацией на земле и моторизацией в воздухе имеется тесное родство, танк и самолет взаимно зависимы друг от друга, а следовательно, придя к одному, мы едва ли сумеем успешно действовать без другого. Самолет, отыскав танки противника, дает возможность своему танку атаковать или задержать их и тем прикрыть аэродром. Без танка тыл авиации открыт, а без самолета фронт танков слеп. Отсюда вывод, что в будущей войне взаимодействие между танками и авиацией, по всей вероятности окажется не менее важным, чем взаимодействие танков с пехотой. Оно может оказаться настолько важным, что мы должны считаться с возможностью объединения танков и авиации в одно соединение, тогда как объединение пехоты и авиации в одно соединение является немыслимым, потому что их основные боевые свойства диаметрально противоположны.

Рассмотрим дальше проблему чисто оборонительной точки зрения; по моему личному мнению не приходится сомневаться в том, что артиллерия и другие средства ПВО станут настолько действительными, что создадут для авиации чрезвычайно большую угрозу при атаке сильно защищенного района. Но много ли районов можно сильно защитить? Ответом будет: очень мало. В борьбе, которая будет иметь место между промышленными, политическими центрами и военными центрами, последние скорее всего отойдут на второй план. Поэтому все усилия должны быть направлены на уменьшение численности и на ограничение размеров военных объектов, представляющих собой хорошие цели для авиации противника. Эго может быть достигнуто и целесообразно выполнено только путем сокращения размеров армий - заменой количества качеством.

Переходя к вопросу обороны на марше, мы можем придти к заключению, что современные армии с их огромными медленно двигающимися обозами не только представляют собой благодарную цель для воздушной атаки, но что и организация надежной ПВО в таких армиях, беспрерывно тревожимых моторизованными партизанами и находящихся под постоянной угрозой атаки мото-мехчасгей противника, становится неразрешимой задачей. Главная причина этого заключается в том, что организация и управление ПВО на марше представляют значительно большие трудности, чем на остановке или на постоянных позициях.

Таким образом мы видим, что как бы консервативна военная мысль ни была, влияние воздушных сил на старые роды войск настоятельно требует замены их такими, которые обладают большей способностью самозащиты, менее тяжеловесны и более подвижны, - такими родами войск, которые могут взaимoдeйcтвoвaть с авиацией, вместо того чтобы нуждаться в ней для сопровождения себя с одной позиции на другую. Род войск, нуждающийся в прикрытии, принадлежит к низшей боевой категории.

16. Дым

Дым. представляет собою прекрасный щит против прицельного огня, но против массового огня не дает достаточной защиты. Ясно, что если при пехотной атаке ослепить наблюдательные пункты противника, то атакующие будут защищены от артиллерийского огня; но ставить дымовое облако перед фронтом пехоты почти бесполезно, так как пулеметчики противника будут стрелять по облаку. Замените пехоту танками, и зашита станет действительной. Короче, дым и броня являются взаимно дополняющими друг друга факторами защиты. Что касается способа постановки дымовых завес, то во многих случаях выпускать дым из быстродвижущихся машин будет и тактически и экономически выгоднее, чем посредством стрельбы из орудий дымовыми снарядами. Один танк может выпустить густоt облако дыма длиною в милю буквально за несколько шиллингов, тогда как устроенное снарядами оно будет стоить тысячи фунтов стерлингов. Это не значит, что дымовые снаряды следует забросить, как я уже указывал, они должны оказать неоценимую услугу в танковом бою.

17. Отравляющие вещества (ОВ)

Влияние смертоносных и нарывных ОВ, а также слезоточивых веществ и ядовитых дымов на старые роды войск настолько ясно, что не нуждается в особом пояснении. Человек в маске является бойцом наполовину; в противогазовой одежде он еще хуже. Танк же, представляющий собою металлическую коробку на гусеницах, можно сделать газонепроницаемым, так же как можно сделать его водонепроницаемым: значит газонепроницаемым танкам нечего бояться газовой атаки, а в то же время они сами могут нести большое количество ОВ для нападения. Поэтому сам собой напрашивается следующий способ: приспособить сзади танка несколько больших баллонов с жидким газом и сбрасывать их при помощи специального сбрасывателя, который сразу же приводит в действие находящийся в баллоне прибор, подобный дистанционной трубке. Современный средний танк может легко везти с собою 10 центнеровых баллонов и следовательно в несколько минут может выпустить тонну газа. Поскольку танк может маневрировать с учетом ветра, чего не может делать снаряд, эта форма газовой атаки должна оказаться чрезвычайно сильной, особенно в случае фланговых действий.

 

ЛЕКЦИЯ 3-я

ЛЕКЦИЯ 3-я (сс.22-28) пропущена при сканировании из-за низкого качества оригинала. Если кто-то может прислать ее текст, будет очень хорошо.

 

ЛЕКЦИЯ 4-я

Глава IV. Бой

21. Общие положения

Цель стратегии - это подтверждение политического аргумента вместе военными средствами.

Обычно такое подтверждение осуществляется боем, основной задачей которого является не физическое уничтожение, но моральное подавление противника. Идея уничтожения противника законна лишь в том случае, если противник никчемен. Поэтому, если противник некультурный варвар, истреблена его в некоторых случаях будет благодеянием для человечества, но если он принадлежит к культуре, т. е. если он является полезным для мира, то истребление, если оно неизбежно, должно рассматриваться как несчастье, а если этого можно было избежать, то как преступление.

Очень важно понять это, ибо уничтожение как цель боя в настоящее время является догмой, приведшую союзников не к победе в войне над Германией, но к поражению цели самой войны, так как уничтожения и разрушения, произведенные в продолжение ее, настолько повлияли морально на народы, что и мир, заключенный в обстановке этого невроза, оказался не менее разрушительным.

Основание этой роковой догмы, лежит в забвении истинной цели войны, которая заключается в том, чтобы установить более совершенный мир.

Своей популярностью эта догма обязана умственной летаргии: думать подобно дикому зверю легче, чем мыслить подобно философу. Ее скрытая причина - это бессилие пехоты к наступлению, а усугубляющим ее вред фактором является пехотная масса, примененная в войне; во всей военной истории орда всегда была самым разрушительным.

Если. желательно достигнуть законной (целесообразной) цели войны, то стремление к разрушению должно быть изжито.

В результате малой подвижности пехотных масс и необходимости для них регулярного отдыха и питания метод изгнал оригинальность и поглотил искусство войны. В действительности средство (т. е. масса пехоты) оказалось настолько негодным, что не было способным выдержать напряжения смелых движений блестков искусства вождения войск, а вместо этого потребовало применения при пользовании им особого ритуала, в котором искусство вождения войск исчезло и было заменено методикой снабжения. Чтобы восстановить искусство вождения войск, нужно изменить средство, а чтобы заменить, не полностью конечно, но в большей части, физическую атаку атакой по моральному состоянию, т. е. атакой неожиданной, внезапной, средство должно быть высоко подвижным, а также насколько возможно малым по размеру, ибо чем меньше оно будет, тем меньшей будет и организация его питания, а чем меньше эта организация, тем, вообще говоря, удобнее ею пользоваться и легче ее защищать.

С небольшой, хорошо организованной и гибкой армией, армией, которая может выдержать напряжения самых неожиданных движений, армией, которая не будет постоянно привязана к единственной коммуникационной линии, вождение войск может быть доведено до высокой степени совершенства, а самый бой может быть превращен в произведение искусства. В этом отношении к нам на помощь приходят мотомеханизация, несущие с собой возможность восстановить искусство вождения войск путем изменения организации армий. Наиболее важными факторами этого изменения являются нижеследующие.

I. Броня. Как я уже указал выше, основой всех наших теперешних затруднений является пуля. Она препятствует рукопашному бою пехоты; она заставляет артиллерию держаться на почтительном расстоянии от передовой линии пехоты; она лишает кавалерию ударной силы. Броня в состоянии победить пулю, а потому такое оружие, как танк, может заменить в наступлении пехоту, ибо он в состоянии игнорировать пулю пехотной обороны. Он не может быть атакован пехотой, но сам может атаковать ее, если пехота не находится в таком районе, где невозможно движение механизированного орудия, или если она не вооружена таким оружием или средством обороны, против которых танк бессилен. Эго значит, что при столкновении с танками пехота лишается подвижности; из полевых войск она превращается в крепостные части.

Хотя броня побеждает пулю, но она сама побеждается снарядом, что не значит, что броня совершенно лишилась своей ценности, но что ее ценность является относительной по отношению к силе метательного снаряда.

Так как броня в состоянии задерживать только снаряды малого калибра, т. е. пули, но не снаряды, выпущенные хотя бы из орудий небольших калибров, то значит, что артиллерия получает все больший и больший перенес над пехотой, а так как артиллерия должна быть защищена от пуль, то орудия должны быть забронированы. Поэтому ответом на танк является танк, поэтому же современные пехотные бои должны быть заменены боями подвижной бронированной артиллерии; и хотя в этих боях применяемая броня не является защитой от снарядов, тем не менее она должна быть сохранена для воспрепятствования пуле восстановить свое положение.

II. Подвижность. В полевой войне защита теряет большую часть своей силы, если она не связана с подвижностью, и каждое изменение в подвижности, особенно в защищенной подвижности, несет с собой изменение в тактике. Если к защищенной подвижности прибавляется способность двигаться без дорог, то такие изменения являются радикальными, потому что существующая линейная тактика заменяется тактикой глубинной, пространственной, - об этом я уже упоминал выше. При пространственной тактике фронт армии уже не в состоянии защитить свои тылы и коммуникации так же основательно, как это имеет место в настоящее время. Атаки будут производиться против районов, а не против линий; они могут быть произведены с любой стороны. Как следствие этого возможность осуществления внезапности увеличилась в огромном размере, а потому усилилась и важность моральной атаки, имеющей своей целью осуществление дезорганизации скорее посредством деморализации, чем посредством уничтожения.

Так как атаки с тыла будут все более и более преобладать и явятся постоянной угрозой, то отсюда логически следует, что круговое охранение должно будет применяться не только на отдыхе, но и на походе. Тыловые склады должны будут укрепляться, а подвижные тыловые службы включаться в соответствующие порядки или линии сторожевого охранения; посадочные площадки, как и противовоздушная оборона, должны быть обеспечены против рейдирующих частей. Армия все более и более будет превращаться в статическую (неподвижную) крепость во время стоянок и в подвижную крепость - во время движения.

III. Местность. Связующим звеном между броней и подвижностью является, как я уже указывал, местность. По мере роста значения пространственной войны все более и более становится необходимым учитывать использование бронированных машин по отношению к местности. Так как экономия в бою достигается лишь тогда, когда каждое оружие приспособлено к характеру местности, и так как еще долгое время двумя основными боевыми родами войск останутся по-видимому танки и пехота, то поле боя может быть разделено на два района, а именно: на танковый район и на район пехотный, или противотанковый, т. е. на такие районы, на которых танки могут успешно действовать, и на такие, которые представляют укрытие для пехоты. Первые обычно являются местностью открытой, ровной или волнистой, вторые - лесистой, болотистой или гористой.

На основании приведенного выше анализа мы в состоянии нарисовать в общих чертах характер будущих боев: постепенная замена пехоты танками - подвижной бронированной артиллерией; последовательное подчинение пули снаряду; возрастающее значение элемента внезапности благодаря защищенной подвижности и бездоходности; вытекающее отсюда значение кругового охранения и наконец увеличивающееся значение местности и противотанковых препятствий. На этих факторах будет базироваться оперативное искусство будущего.

22. Продвижение вперед из района сосредоточения

Согласно принятому плану движение из района стратегического распределения, который заменит теперешний район сосредоточения, начнется непосредственно перед объявлением войны или же одновременно с объявлением войны. Если границы обеих воюющих сторон хорошо прикрыты противотанковой обороной, то едва ли можно ожидать попыток к прорыву до готовности главных сил к движению, конечно если оборонительные постройки заняты сильными гарнизонами. Но если они заняты недостаточными силами, то ни один миг не должен быть потерян; вперед должно быть выброшено большое количество моторизованных войск, снабженных противотанковым оружием, для занятия и укрепления подступов для танков и таких позиций, удержание которых важно для выполнения плана. Эти войска должны быстро подкрепляться сильными отрядами танков и бронеавтомобилей: первыми для прикрытия их, вторыми - для разведки впереди них совместно с авиацией.

Вследствие постоянной опасности атаки с фланга или с тыла колонны должны следовать в эшелонном порядке, как указано на схеме No 1.

От характера местности и количества дорог зависит, какой тип будет принят, ибо необходимо помнить, что хотя танки и им подобные машины обладают высокими способностями двигаться без дорог, однако, где только возможно, они двигаются по дороге, хотя бы лишь для того, чтобы избежать таких препятствий, как реки, леса, стены и заборы. Рели на правом фланге наступающих войск имеется непроходимое препятствие, то может быть принят порядок, показанный на фиг.1; если такого препятствия не имеется, а дорог немного, то принимается порядок фиг.2, а если дорог много, то порядок фиг.3. В каждом случае обоз и тыловые службы следуют или между походным порядком и препятствием или же внутри походного порядка. Вообще говоря, следует избегать больших масс машин, так как скорость движения изменяется в обратной пропорции к величине колонн.

Значительное количество небольших соединений, продвигающихся широким фронтом на дистанциях, обеспечивающих взаимную поддержку, ускорит движение без ущерба сосредоточению, ибо в 9 случаях из 10 основой сосредоточения является не способность массироваться, но способность двигаться.

23. Сближение

Сближение будет происходить под прикрытием выдвинутых вперед моторизованных частей не столько в походные порядках, сколько в порядках расчлененных, т. е. в виде значительного числа небольших колонн, использующих большое количество дорог, а иногда двигающихся и целиной, без дорог, и расположенных таким образом, чтобы являлось возможным поддерживать круговое охранение марша вместо движения несколькими большими колоннами, прикрытыми специальными отрядами и охранением. По достижении границы и по вторжении в страну противника, хотя ширина фронта наступления и может остаться без изменения, но для увеличения своей наступательной и оборонительной мощи колонны вероятно сомкнуться и образуют сильные группы на главных направлениях подхода, причем каждая группа будет прикрыта роем моторизованных партизан.

Я считаю, что нормальным построением этих групп должно быть или изображенное на фиг. 3 схемы 1 или показанное на фиг. 2 той же схемы, причем ближайшая к противнику группа должна играть роль авангарда.

Если принято второе построение, тогда (схема 2) как только а войдет в соприкосновение с противником, группы б и в или же части этих групп будут действовать против его флангов.

Важно помнить, что порядком для боя является расчлененный (пространственный) порядок, но не походный (линейный) порядок. Это значит, что войска должны двигаться в таких развернутых порядках, какие по всей вероятности потребуются, а не просто перебрасываться в безразлично каких порядках.

24. Первое соприкосновение с противником

Первое соприкосновение с противником произойдет очевидно между воздушными и выдвинутыми вперед моторизованными силами враждующих сторон и притом через некоторое же время после начала войны. Я полагаю, что скорее исключением, чем правилом явится тот случай, что какая-либо из этих сил одержит решительную победу. По моему мнению задачей их скорее является введение противника в заблуждение, чем поражение его. Поэтому результат их атак по всей вероятности будет скорее моральным, чем физическим.

Под прикрытием этого искусственно вызванного тумана войны передовые части (группа А схемы 2) двигаются вперед с наибольшей возможной скоростью, ставя себе единственной задачей атаку противника, но не с целью уничтожения его, а с целью сковывания, и не столько путем нанесения ему ударов, сколько путем завлечения его на затруднительную местность или к препятствиям. Пехота обычно сковывается огнем, но механизированные войска огонь может сковать лишь в редких случаях; последних приходится сковать маневром.

Здесь необходимо отметить, что порядки движения групп должны быть возможно более гибкими. Так как противника придется обычно сковывать маневром, то группа а может быть принуждена спешно двинуться в любом направлении; к такому движению группы и должны будут примениться. Здесь будет иметь место не автоматическое выполнение указания "следуйте за мной-", но вопрос о сохранении правильного расположения районе, одна сторона которого (группа А) быстро меняет направление. Если бы местность была подобна биллиардному столу, то сообразование движений было бы достаточно легко, как на море, но обычно она не похожа на стол, а бывает пересечена лесами, горами, долинами и т. п.

25. План боя

Развертывание представляет собою план в зачатке, боевые действия - план в полном расцвете. Быстрота, с которой боевые действия будут вероятно развиваться, может быть взята от 5 до 10 раз больше теперешней; поэтому каждый час, которым мы располагаем в настоящее время для составления плана, обработки его и отдачи приказов и распоряжений, сократится до 4-6 мин. Так как предвзятая идея неприменима, то идея плана должна быть гибкой, другими словами она должна охватывать несколько возможных способов действий. Здесь не может быть применения формальных методов атаки или обороны, хотя как общее правило может быть принято, что идеалом, к которому нужно стремиться, является атака, угрожающая противнику со всех сторон, и оборона, способная расстроить подобную серию атак.

Причиной этого является то обстоятельство, что в будущем бои Станут невидимому все более и более превращаться в глубинные операции, а не будут простыми линейными столкновениями.

Помимо действий противника главным фактором, оказывающим влияние на план, является характер местности, т. е. возможности и затруднения, которые она представляет для механизированного движения. Другими факторами являются ветер и солнце, ветер - в отношении ОВ и дыма, а солнце - в отношении видимости и огня. В будущем планы должны будут базироваться больше на движениях, чем на наступательных действиях; этим я не хочу сказать, что важность наступления уменьшится, но что эффект это будет больше зависеть от правильного и быстрого движения. Как только

откроется возможность удара, движение должно последовать немедленно и по сигналу, а не по оперативному приказу.

Установление форм атаки затруднительно, кроме того общего правила, что противник должен быть закупорен в каком-либо районе, прежде чем на него будет произведена решительная атака. Однако следующие построения стоит иметь в виду.

1. Прорыв. Если противник занимает оборонительную позицию, которая не может быть обойдена, то приходится произвести прорыв его фронта. Для этой операции наиболее удобным является ромбовидное построение, где группа а производит прорыв, группы б и в расширяют его, а группа г проскакивает вперед и атакует тыл противника.

2. Простой охват. Если противник оттесняется диагонально по направлению к препятствию, которое, он не в состоянии преодолеть или может преодолеть лишь с трудом, охват может привести к окружению его. Так если на фланге имеется болото (фиг. 2 схемы 3), то, в то время как группа а нажимает на противника с фронта, группа б, двигаясь по направлению к ж, отрезывает его путь отступления. Сходная операция может быть проведена и при отступлении путем заманивания противника к препятствию или в район между двумя препятствиями, где он таким же образом атакуется.

3. Двойной охват. Когда нет налицо препятствий, то их должны заменить механизированные группы. Так на фиг. 3 схемы 3, в то время как группа а наступает на противника к, группа б двигается по направлению к пункту ж, причем группа а прижимает противника к группе б, а группа в совершает движение на у.

Подобный же маневр применим и при отходе (фиг. 4): группа а отходит, увлекая за собой противника к, тогда как группы б и е остаются на своих местах и, как только к продвинется, смыкаются вовнутрь.

Эти операции являются скорее операциями по сходящимся линиям, чем охватывающими, так как в них применяются несколько групп, а не одна. Отсюда вытекает заслуживающий внимания вопрос о скрытии этих групп так, чтобы их появление было неожиданностью для противника. Это означает три вещи: 1) необходимость завоевания местного превосходства; 2) использование в качестве укрытий лесов и углублений местности; 3) применение для розыска этих укрытий моторизованных партизан.

26. Развертывание для боя

Развертывание, подобно имеющему место в настоящее время из колонн в линии, будет заменено вытягиванием или сокращением расчлененного для движения порядка в боевой порядок. Этот переход из одного порядка в другой производится с подходом к противнику. При движении обычных войск главное затруднение заключается в том, что при развернутых порядках невозможны быстрые передвижения, для этого необходимы походные колонны. Колонны развертываются для боя и свертываются для марша. Это затруднение в значительной степени преодолевается механизированными войсками, ибо хотя они и будут по мере возможности пользоваться дорогами при наступлении и отходе, однако передвижение по дорогам не является для них обязательным.

27. Организация тыла

В настоящее время проблема снабжения полевой армии является тактически простой, так как фронт армии обычно обеспечивает свой тыл. В пространственной же войне это обеспечение в значительной мере уменьшится, так как проведение фланговых и тыловых атак станет легче. Результатом этого явится то, что придется невидимому вернуться к системе снабжения, существовавшей в XVII и XVIII вв., а именно к системе защищенных полевых баз с курсирующими между ними обозами.

Само собой понятно, что в армиях, подвижность которых в значительной степени зависит от горючего, охранение обозов приобретает первостепенное значение, и что вследствие этого в состав действующей армии придется включить специальные подвижные части, прикрывающие линии подвоза. Система эта вероятно выльется в следующее: главная база, хорошо защищенная от воздушных атак, будет связана цепью укрепленных полевых баз с действующей армией.

Каждые группы или корпус снабжаются из передовой полевой базы и ответственны за прикрытие обозных колонн этой базы. Подобно прежней cтратегической коннице корпусам должны быть приданы двойные колонны снабжения, так чтобы в то время, когда порожняя возвращается для пополнения на базу, нагруженная колонна следовала с корпусом. Полевые базы на линиях подвоза должны иметь свои собственные прикрывающие части.

Хотя обычно пополнение баз будет производиться по железным или гужевым дорогам, операции могут иногда потребовать движения обозов вне дорог, следовательно в организацию частей на коммуникационных линиях должны включаться один или более транспортов для движения вне дорог, т. е. мощные тракторы, которые в состоянии тянуть за собой по обычной ровной местности до 100 т груза. Эти транспорты можно сравнить с конными транспортами, теперь вышедшими из употребления, но существовавшими в течение нескольких лет наряду с автотранспортами в качестве резерва на случай отказа автотранспорта.

Другим вопросом, о котором следует упомянуть, является вероятность введения опять фуражировок. Это было обычным явлением 100 лет тому назад, но было оставлено в более поздние времена, так как размеры армий увеличились настолько, что сбор средств снабжения превратился в незначительный фактор. Моторизованные же и механизированные армии будут не только меньшими по размерам, но и самое существование этих армий будет зависеть от горючих и смазочных материалов, а потому будут приняты все меры для захвата запасов этих материалов, имеющихся на территории противника. Почти в каждом городе и селении Западной Европы имеются одна или несколько бензиновых колонок, и не подлежит сомнению, что они будут во время войны использованы для увеличения имеющихся запасов горючего и для экономии таким образом транспортных средств.

28. Места командиров

Правильным местом каждого командира является пункт наибольшей важности, т.е. пункт, местонахождение которого постоянно меняется. Так, когда необходима подготовка, этот пункт там где подготовка может быть проведена лучше всего; когда проводится наступление, он будет как можно ближе к голове наступления; когда начался бой - в месте, самом удобном для наземной и воздушной связи; в случае катастрофы - впереди с расстроенными, частями или в непосредственном тылу их.

Так как механизированные соединения сравнительно небольшие, то при атаке (говоря вообще) командиры их должны лично вести в бой свои части. Фактически самое безопасное место для них - при своих частях, а не позади их. Адмиралу безопаснее на линейном корабле чем в гребной лодочке позади своего флота; подобно этому командир мехчасти должен находиться в танке, а не сидеть за много километров в тылу своей части.

 

ЛЕКЦИЯ 5-я

Глава V. Разведка

29. Осведомление. Общие принципы

Осведомленность является основой боя, а бой является главным тактическим действием, имеющим место между армиями; в итоге этого осведомленность изменяется в зависимости от характера участвующих в бою родов войск, их вооружения, средств передвижения и охранения, вообще в зависимости от их состава и общей организации. Например, в то время как массовая армия привязана к существующим м путям сообщения - грунтовым и железным дорогам, механизированная армия значительно менее зависит от них, - она может двигаться без дорог и снабжаться вне дорожным транспортом. Она меньше бросается в глаза, или вернее ее стратегия менее бросается в глаза, так как благодаря своей большой быстроте движения и меньшей зависимости от путей сообщения она может двигаться на более широком фронте и в более глубоких построениях. Она занимает район, а не ряд линий. Она может с большой быстротой передвигаться от укрытия к укрытию или скорее менять свои позиции под прикрытием темноты, чем "мускульная" армия.

До изобретения воздухоплавания одним из наибольших затруднений в массовой войне являлось обнаружение местонахождения противника. Но как только противник был обнаружен, дальнейшее наблюдение за ним становилось почти рутинным делом, так как размеры сил и медлительность движения не допускали возможности потерять из виду раз обнаруженную массу. Хотя при механизированных армиях и не составит большого труда обнаружить танковые и другие части, несмотря на их меньшую величину и большую скорость движения, но основной трудностью явится сохранение соприкосновения с ним. Это примет вид игры в прятки, если только не будет завоевано решительное превосходство в воздухе, но даже и тогда способность переменить местонахождение за одну ночь часто перехитрит воздушную разведку.

Другим затруднением, - особенно в начале кампании, - явится то что мото-мехчасти будут сильно разбросаны и что вследствие этого будет нелегко определить общее направление их движения. Далее будет и еще одно затруднение: тогда как в массовой войне стратегия, тактика и военная доктрина в общем формальны и находятся в зависимости от путей сообщения, в механизированной войне они будут менее формальными, - во всяком случае до тех пор пока наша теперешняя система картографии не потерпит радикальных изменений.

Существующие карты представляют стратегическую важность потому, что показывают пути сообщения, и тактическую потому, что показывают реки, горы и т. п. Но механизированной армии необходимо знать больше этого: ей нужно знать, какие районы подходят для ее движения и какие нет. Крутизна склонов, характер местности, берега рек, характер лесов - все это оказывает влияние на ее движение. Вообще говоря, она хочет знать, где танки могут свободно передвигаться, где - с трудом и где они вообще не могут двигаться.

Наконец последнее затруднение, возникающее перед механизированной армией, это - получение своевременных донесений о движениях противника и возможность использования этих сведений с выгодой для себя, ибо с увеличением подвижности сокращается продолжительность действительности полученных сведений. Часто воображают, что такие изобретения, как воздухоплавание и беспроволочная связь, в состоянии приподнять завесу тумана с театра военных действий. Верно то, что они в состоянии приподнять некоторые углы этой завесы, но по моему мнению основная масса тумана останется такой же густой, так как увеличенная подвижность вызывает быстрое изменение обстановки, а непрерывная и часто противоречивая информация с земли и с воздуха путает столько же, сколько полное неведение, почему заставляет быть осторожным. Наконец мне кажется, что увеличится значение отрицательной информации, так как знание того, что противника нет в известном районе, часто более важно, чем положительная информация противоречивого характера.

30. Разведка. Общие основания

Тогда как несколько лет тому назад средства разведки были ограничены конницей и пехотными дозорами, к ним теперь необходимо прибавить: 1) авиацию, 2) привязные аэростаты, 3) автомобили, 4) мотоциклы и 5) танки. Так как количество средств значительно увеличилось, то и распределение обязанностей должно быть точнее разработано, чтобы подучить в итоге большую экономию сил. Если прежде имелись две формы разведки - внешняя (стратегическая) и внутренняя (тактическая), причем первая зона была зоной действий конных соединений, а вторая - конных и пехотных частей, то теперь мы имеем их три: глубокая зона дальней воздушной разведки, сравнительно неглубокая зона охранения и между ними широкая тактическая зона. Первая из них является районом действий воздушных сил, вторая - районом действий танков, конницы (поскольку последняя сохраняет свое значение) и пехоты - пешком, на автомобилях и мотоциклах, а центральная - районом действий автомобилей и броневиков. Значение этого последнего района вряд ли может быть переоценено, ибо если я прав в своем предположении, что моторизованные партизаны будут играть значительную роль в следующей войне, то центральная зона будет занята целой армией этих партизан, их быстро движущимся роем, который не только будет разведывать район наступления, пикетировать мосты и тактические пункты, производить заграждение дорог и т. п., но и отгонять рой противника и таким образом очищать район наступления. Если противник усилит свою армию моторизованных партизан танками, другой стороне придется сделать то же, но, говоря вообще, я считаю, что танк является слишком ценным оружием, чтобы рисковать им в партизанской войне.

Внутри роя партизан должны будут двигаться станции воздушной связи или пункты, куда могут присылаться воздушные донесения и откуда в зависимости от обстановки будут отправляться дозоры из броневиков для разведки впереди роя и отражения моторизованных партизан противника.

Окруженная этим роем армия будет двигаться и отдыхать. По мере приближения к противнику рой делается тоньше на фронте и сгущается на флангах, пока с достижением соприкосновения с противником фронт не очищается совсем, за исключением немногих дозоров.

Хотя средства разведки и увеличились, но, как я уже указал, нельзя предполагать, что действительная работа ее сделалась много легче. Незначительная величина главных сил и вездесущность моторизованных партизан делают обнаружение их затруднительным, а суждение - трудным. Быстрота движения позволяет быстро осуществлять изменение направления; лесистая местность, туманный день или ночное передвижение могут расстроить все расчеты.

31. Воздушная разведка перед боем

В механизированной войне первой основой воздушной разведки является ее непрерывность. Воздушная информация о противнике должна добываться с момента объявления войны, и, чтобы не терять соприкосновения, последнее должно поддерживаться днем и ночью. Эго налагает на воздушные силы в высшей степени тяжелую нагрузку и делает настойчивые атаки городов и промышленных центров противника маловероятными, если только уже в начале войны одна из сторон не является значительно сильнее другой.

В поддержании соприкосновения главную роль будут играть моторизованные партизаны и броневики, - что самолет обнаружит, то они должны удержать. Так если авиация доносит днем о присутствии противника в пункте а, то задачей мотопартизан и броневиков явится образование роя вокруг этого района и занятие всех подступов и выходов из него, - на деле так закупорить противника, что в каком бы направлении он ни двинулся, его движение будет тотчас же обнаружено и беспрерывно наблюдаемо.

Если противник обладает мощными воздушными силами, то для завоевания свободы действий в воздухе может явиться необходимость применить более сильное разведывательное соединение из всех родов механизированного оружия, которое может продвигаться вперед независимо от главной армии, захватывать и удерживать посадочную площадку, укрепив ее зенитной артиллерией и прожекторами, и таким образом образовать защищенную базу для действий в воздухе. Такое соединение было бы в самом деле подвижной крепостью. Оно состояло бы из сильной группы зенитной артиллерии, прикрытой танками и подвижными средствами противотанковой обороны и охраняемой внешним кольцом мотопартизан и броневиков.

По системе, которая превалирует в настоящее время, воздушные силы двигаются из тыла армии через фронт для атаки своих целей. Хотя эта система несомненно и в будущем остается нормальной, но при атаке городов противника может возникнуть необходимость в выдвижении воздушной базы к фронту или, что более вероятно, к отдаленному флангу армии; в таком случае база должна быть самодовлеющей и самоохраняемой.

32. Наземная разведка до боя

Из того, что я сказал о воздушных силах, явствует, что наземная разведка должна быть такой же непрерывной, как и воздушная, и что эти два вида разведки взаимозависимы.

Я уже разобрал действия мотопартизан, но до сих пор мало касался броневиков и танков, обязанности которых я сейчас кратко очерчу.

Если рой будет задержан атакой автомобилей противника, то это неизбежно приведет к задержке главных сил армии внутри роя. Так как действия между мотопартизанами обычно будут фронтальными, то для того, чтобы ослабить давление, производимое партизанами противника, самым верным средством является атака их в тыл или во фланг разведывательными танками или броневиками, более вероятно - последними.

Предлагаемый мною способ объяснен на схеме 4: главная армия а окружена роем мотопартизан б; б и г - две группы броневиков. Когда а и б продвигаются вперед, в и г делают то же, но описывая снаружи два больших круга: г - очищая район, куда собираются передвигаться а и б, а в - курсируя кругом внешнего края б для атаки во фланг или тыл автомобилей противника, которые попытаются вклиниться или прорваться через б. Когда г прибывает в пункт д, а а и б вошли достаточно глубоко в район в, он выходит для следующего скачка, тогда как б, находясь теперь в первоначальном положении г, продолжает выполнение своих обязанностей курсирования. На самом деле круги конечно не будут такими правильными, как изображено на схеме, но будут следовать системе дорог непосредственно вне кольца б.

Другим весьма важным видом разведки является разведка местности.

Для правильного распределения механизированных частей командир их должен иметь подробные сведения о характере местности, по которой придется двигаться его машинам; следовательно разведка местности не должна ограничиваться общим описанием местности, но таким, в котором местность рассматривается с точки зрения возможностей движения по ней различных родов войск.

Эта работа по моему мнению должна быть проделана разведывательными танками, высылаемыми в районе, в то время как броневики описывают вокруг него круг. Броневики снабжают информацией разведывательные танки, а последние образуют центральный резерв для броневиков на случай атаки их танками.

Так как разведка должна быть постоянной, то она должна поддерживаться ночью. Этим я не хочу сказать, что должно быть поддержано беспрерывное движение. Последнее исключается, так как и люди и машины нуждаются в отдыхе, но разведка не должна терять соприкосновения с противником, обнаруженным днем. Это достигается, как я уже указал, лучше всего пикетированием его.

33. Разведка во время боя

Когда бой завязался и главная армия вступает в действие, то рой мотопартизан должен сосредоточиться на ее флангах и действовать против флангов и тыла неприятеля. Так как эта задача по всей вероятности явится весьма опасной ввиду близости механизированных сил противника, то главная разведка должна производиться разведывательными танками, а автомобили и броневики должны выдвигаться все дальше и дальше на фланги для наблюдения за всеми подступами и сообщения в тыл о наступлении машин противника.

Хотя во время боя чрезвычайно важно, чтобы было собрано возможно большее количество сведений о противнике, все же это представит небольшую ценность, если возможные действия противника не были предусмотрены и если не была произведена подготовка против них. Это не значит, что если возможны 6 вариантов действий противника, то нужно заготовить 6 законченных планов действий; вместо этого необходим один план с 6 одинаково хорошими решениями по указанным вариантам действий противника. Если этого не сделано, может случиться, что или армия будет раздроблена на мелкие группы или будет оставлен такой сильный резерв, что ударная сила армии пострадает. Чтобы исчерпать полностью все выгоды от любого возможного варианта действий противника и исключить те из них, которые противник не собирается применить, необходимо разведку вести по соответственно разработанному плану: только таким путем возможно поддерживать теснейшую связь между возможным маневром противника и действительным распределением сил. Если резервы противника не могут быть наблюдаемы с земли, то они должны находиться под постоянным воздушным наблюдением, причем разведывательная авиация поддерживает связь не только с командованием, но и со специальным отрядом автомобилей и броневиков, который действует по указаниям последнего.

Помимо этих различных видов разведки никогда не следует забывать, что каждая часть обязана вести разведку, так же как вести бой и охраняться. Это положение в механизированной войне усугубляется еще тем, что части очень часто расположены далеко друг от друга и передвижения совершаются быстро. Разведка сегодняшнего дня - сравнительно медленная и сложная. Отряд отправляется на разведку, затем посылает подробное донесение в штаб, где донесение переваривается и отдаются новые или измененные распоряжения. Но необходимо помнить, что, имея дело с машинами, двигающимися со средней скоростью 20 миль (30 км) в час, каждые полчаса могут перенести операцию в совершенно иной район, вследствие чего исключается возможность для боевых частей ждать распоряжений, а вместе с тем они должны действовать по плану. Каким же образом возможно осуществить здесь управление?

Я думаю, что решение вопроса заключается в следующем: все карты должны быть разграфлены на квадраты и каждый квадрат занумерован. Если это танковые карты, т. е. если они показывают, где танки могут действовать свободно, где с трудом и где совсем не могут, то тем лучше. План разрабатывается с вариантами, причем последние должны быть известны каждому боевому командиру. Операция началась, и машины скрылись в неизвестность. На какие же вопросы должен иметь ответы командир, чтобы быть в состоянии руководить действиями? Он должен знать вхождение подчиненных частей, местонахождение и силу противника, действия своих частей, действия противника и состояние каждой своей части. Имеются также и другие вопросы, но и этих достаточно для примера. Возьмите теперь для всего этого хотя бы следующий код: квадраты карты занумерованы и каждая часть имеет свой шифрованный вызов - "Ex","Zw" и т. п. Действия: А - атака, Б сковывание, В - отход, Д - движение и т. д. Сила указывается словами. Состояние: И - хорошее, К - нормальное, Л - плохое.

С фронта в тыл или в центр может быть послано донесение: "Ех 100 А Пр 101 50 Д 98 К", что читается: "Первый батальон в квадрате 100 атакует противника в квадрате 101, сила его оценивается в 50 машин, двигающихся по направлению к квадрату 98, его состояние нормальное.

В штабе командования, на открытом воздухе или в танке у командира также будет иметься карта, разграфленная, подобно шахматной доске; в каждом квадрате проделано несколько маленьких дырочек. Под рукой должна быть коробочка с цветными занумерованными и надписанными затычками или булавками. Карта развернута с началом операции, и писарь переставляет булавки по мере поступления сведений по радио, меняя номера и буквы в зависимости от получаемой информации. По мере развития операции командир вносит изменения в свой план посредством такого же кода, посылая свои кодированные распоряжения частям или группам частей и предоставляя выполнение их инициативе командиров на местах. Так, он может передать по радио: "Ех Еу А Ез Гх Б Гу Гэ Д 213 Нх Д 209", что значит: "I и II батальоны атакуют противника, Ш и IV сковывают его. V и VI батальоны передвигаются на квадрат 213, а VII батальон - на квадрат 209"{15}.

В этой системе наиболее важными являются два момента: 1) командир должен получать непрерывную информацию, и 2) подчиненные командиры должны действовать по собственной инициативе на основании общей идеи, а не разъясняющего приказа.

34. Информация от пленных и из захваченных документов

Так как информация представляет военную ценность только тогда, когда она своевременна, и так как в механизированной войне время часто может сокращаться в 5 или 6 раз, то отсюда следует, что многие из сведений, полученных от пленных и из захваченных документов, будут терять свою ценность. Далее, так как кодированные и устные приказы будут превалировать над письменными и разъясняющими приказами, то весьма возможно, что рядовой состав будет знать все меньше и меньше об операциях, в которых он участвует, или об идеях, лежащих в их основе. Действующие рядовые все более и более будут превращаться в части машины, тогда как их офицеры будут превращаться в частицы мозга командира{16}.

35. Сохранение тайны в отношении информации

Тактическая подвижность оказывает влияние как на ценность получаемых сведений, так и на сохранение тайны. До начала операции безусловное сохранение тайны является очень важным. Отчасти, как я уже раньше говорил, тайна может быть сохранена посредством ширины и глубины начального развертывания. В массовой войне вследствие сравнительной медленности движения, тайна сохраняется в продолжение всего боя, но в действиях между механизированными частями, когда уже имеют место тесное соприкосновение и бой, мудрый, смелый и уверенный командир бросит соблюдение тайны и использует сигналы открытого кода вместо сложного шифра за исключением распоряжений, касающихся движения резервов, охватывающих частей, штабов и снабжения. В этом имеется еще и другое преимущество, а именно введение противника в заблуждение ложными кодированными распоряжениями; запомните, что в будущей войне военные хитрости будут играть первенствующую роль, ибо чем быстрее двигается бой, тем острее должен быть ум генерала. К победе приводит столько же лисица в человеке, сколько и лев.

 

ЛЕКЦИЯ 6-я

Глава VI. Охранение

36. Общее обеспечение

Возврат к броне и широкое применение автомобиля с каждым днем все больше и больше меняют всю тактическую перспективу. Броня дает непосредственную защиту от пули, автомобиль делает эту защиту подвижной; отсюда возникает новая защитная база для наступательных действий, новый и более крепкий фундамент, который будет поддерживать значительно более мощное тактическое сооружение. В войне пулями защитным элементом являлась местность и кроме того - промежутки между стрелками, чтобы уменьшить цель. В механизированной войне подвижная броня заменяет неподвижную землю, а быстрота движения с одной позиции на другую увеличивает ценность растяжения боевых порядков. Тогда как прежде наступающему приходилось останавливаться, для того чтобы вести бой, теперь он может вести бой в движении, подобно кораблю в море.

Ценность автомобиля двоякая: он может быть использован с броней или без брони, являясь таким образом родоначальником двух видов войск механизированных и моторизованных, из которых первые являются защитным мечом вторых, а вторые - щитом первых.

Так как механизация дает неограниченные возможности для осуществления внезапности и так как при пространственной войне не существует четко очерченного фронта, находящегося под угрозой, то общее обеспечение и собственное охранение становится чрезвычайно важным. Сейчас армия не находится нигде в безопасности: она может быть атакована с больших дистанций воздушными силами и со значительных дистанций автомобилями и броневиками. Находясь на расстоянии 20 - 30 миль (50 км) от противника, она может быть также атакована танками; следовательно собственное охранение с каждым днем делается все более существенным, настолько существенным, что в будущих войнах явится совершенно недостаточным выставление незначительного количества полевых караулов и часовых.

Лагери, находящиеся на сотню и более миль в тылу, склады боеприпасов, головные железнодорожные станции и т. п. придется охранять не только от авиации, но и от налетов броневиков и автомобилей. Важность защиты штабов, тыловых учреждений и путей сообщения от воздушных и наземных атак вырисовывается с каждым днем все яснее; вместе с тем все более и более становится необходимым расположение их в противотанковых районах и укрытие их от наблюдения.

В наступлении первой проблемой обеспечения является правильная оценка местности по отношению к оружию; второй проблемой - правильное распределение артиллерии; под этими я подразумеваю, что орудия следует располагать так, чтобы они были в состоянии поддержать тот род войск, которому предстоит играть наиболее важную роль. В-третьих, противотанковое оружие должно быть расположено в тех районах, где противник должен быть задержан, и в-четвертых танки должны быть сосредоточены в тех районах, где предполагается развить наступление. Вся операция должна быть организована по плану, предусматривающему меры охранения, и должна опираться на защищенную базу; наступление ведется с этой защищенной базы.

Охранение в обороне очень сходно с охранением при наступлении, но так как инициатива находится в руках противника, то в высшей степени важно, чтобы был сохранен насколько возможно сильный резерв. Охранительная завеса, задачей которой является остановить и задержать противника, должна главным образом состоять из противотанкового оружия, а позади нее держится резерв из танков для немедленной контратаки противника во фланг или в тыл. Если охранительная завеса в состоянии остановить танки противника, то не обходимо помнить, что противник почти наверно направится против флангов и тыла, а потому и в этих направлениях должны быть приняты меры для встречи атаки.

Охранение на марше

37. Подвижные войска

Так как в механизированной войне фланги и тыл являются пунктами, которые постоянно находятся под угрозой, то ведение войскового соединения или части в одной длинной колонне представляется делом чрезвычайно рискованным, не только потому, что фланги увеличиваются с длиной колонны, но и потому, что такая колонна является хорошей мишенью для воздушных атак. Очевидно небольшие колонны, например бригадные, являются более подходящими и как я уже указал в одной из предыдущих лекций, они должны следовать поэшелонно с откинутым назад стратегическим флангом или же в построении стайкой или ромбовидном. Если одна из бригадных групп будет сильно атакована, то она должна принять оборонительное расположение, до тех пор пока одна или несколько бригадных групп не смогут быть посланы ей на помощь{17}.

Если мы обратимся к охраняющим частям, то увидим, что в их обязанности значительные изменения вносит введение роя мотопартизан. Вместо действий в качестве самостоятельных групп, они организуют сильные ядра внутри роя, подкрепляя его, когда требуется, а иногда прорывая оборонительные районы противника и другие препятствия с целью сохранения подвижности и цельности кольца.

Авангард

38. Сила и состав авангарда

Авангард механизированного отряда будет без сомнения состоять из машин всех категорий, а именно - разведывательных танков и танкеток, истребительных, боевых я артиллерийских танков, мостовых машин и броневиков. Ему наверное будут приданы самолеты для разведки и вероятно моторизованная пехота для действий по оккупации и удержанию районов местности. На значительном расстоянии впереди него двигаются самолеты и броневики, а на его флангах мотопартизаны, связывающие его с боковым охранением и арьергардом и таким образом завершающие защитное кольцо.

В отличие от применяемого в настоящее время авангарда он не будет двигаться от тактического рубежа к тактическому рубежу. Вместо этого рой с поддерживающими частями, среди которых ведущим является авангард, двигается от одного тактического района к другому; внутри этих районов тактически важные местные предметы являются лишь изолированными пунктами, так сказать островками внутри замкнутого моря или озера.

39. Командир авангарда

Хотя авангард, являющийся только крепким звеном в защитном кольце, я должен иметь своего собственного командира, однако было бы желательно, чтобы все кольцо находилось под командой одного человека и чтобы все остальные командиры различных частей охранения подчинялись ему, ибо если для охранения не будет установлено такого высшего командования, то защитное кольцо будет склонно к дезорганизации вследствие несогласованных действий. Я думаю поэтому, что должен быть общий командир кольца, которому подчиняются 4 командира охранения (авангарда, арьергарда и двух боковых отрядов) и командир партизанского роя. Его местонахождение будет зависеть от обстоятельств, но, говоря вообще, он сопровождает ту часть охранения, которая находится под непосредственной угрозой: иногда это будет авангард, иногда боковое или тыльное охранение.

40. Действия авангарда

По получении плана наступления первой задачей командира кольца является разработка плана порайонных продвижений и отдача предварительных распоряжений о последовательном занятии каждого из этих районов, в распоряжениях указывается задача каждого рода войск. В эти распоряжения должны быть включены указания по общему распределению сил, разведывательные задачи самолетов и броневиков, действия роя и действия сил охранения (головного, бокового и тыльного).

Что касается авангарда, его главной задачей является обеспечение движения защитного кольца в желаемом направлении. Целесообразным является следующее построение его: броневики выдвигаются на достаточное расстояние вперед, за ними следует головной отряд из разведывательных танков и танкеток и главные силы авангарда из боевых и разведывательных танков; в хвосте двигается противотанковое крыло. Когда произойдет встреча с противником, то противник немедленно оттесняется, а если это невозможно, то сковывается головным отрядом; танки главных сил авангарда выбрасываются на фланги, а противотанковое крыло выдвигается для закрепления района головного отряда и установления таким образом крепкой операционной базы. Из этой базы могут быть произведены тогда одна-две охватывающих атаки, подкрепленных на флангах мотопартизанами.

Если вместо этого задержаны партизаны на флангах авангарда, то последний должен замедлить свое движение я выслать один или несколько отрядов против фланга, или тыла противника. В каждом из этих случаев идея одна и та же, а именно - быстрый охват и отклонение от фронтального наступления, а тем более от фронтальной атаки.

41. Авангард при отходе

При отходе механизированной армии, преследуемой подобной же армией, главная опасность заключается в том, что противник может перерезать путь отступления. Поэтому, когда обстановка указывает на такую возможность, авангард, используя свое противотанковое крыло, подкрепленное танками, должен принять порядок, который я назову построением в виде воронки (см. схему 5).

Это значит, что он должен выбросить на свои фланги два отряда (а и б), имея между ними подвижной отряд (в) в полной готовности срочно выдвинуться через вершину воронки и атаковать во фланг или тыл противника, действующего против боков воронки.

42. Охранение развернутого порядка

Понятие развертывания в его обычном понимании неприменимо в механизированных войсках; я уже говорил о том, что механизированный отряд не столько развертывается из одного порядка в другой, сколько раздвигает или сокращает свой первоначальный порядок. Это сокращение или раздвижение происходит внутри защитного кольца, главной задачей которого является освобождение главных сил от обязанностей охранения на марше и на отдыхе. Чем дальше противник, тем шире кольцо, чем ближе подходим к противнику, тем больше оно сокращается, причем охраняющие части несколько выдвигаются за внешний край роя, чтобы лучше его прикрывать.

Боковое охранение

43. Состав и действия бокового охранения

В пространственной войне боковое охранение по своему составу должно очевидно напоминать авангард, так как там нет определенных фронтов; в любой момент на него может быть возложено выполнение обязанностей авангарда, и подобно авангарду оно представляет собой сильное ядро внутри защитного кольца. Следовательно его действия подобны действиям авангарда, а именно - отражение решительной атаки противника и воспрепятствование прорыву роя посредством атаки противника во фланг.

При движении нескольких механизированных соединений, если они следуют в эшелонном порядке, автоматически сокращается возможность фланговых атак. Например на схеме 6 а прикрывает фронт б, б прикрывает тыл а, в - правый фланг а и б, а левый фланг в прикрыт а и б, фронт и в также в значительной степени прикрыты этими группами, которые могут атаковать во фланг противника, атакующего в с фронта или с тыла. Когда часть останавливается, ее фланги должны по возможности опираться на естественные препятствия - противотанковые районы.

Арьергард

44. Действия арьергарда при отступательном движении

Арьергард отступающего отряда должен действовать так же, как авангард наступающего, т. е. он должен двигаться от района к району; но он не должен рассматриваться как отдельная часть, ибо, находится ли он в движении или на месте, в отступлении или наступлении, он составляет часть защитного кольца, цельность которого никогда не должна быть нарушена. Единственным исключением из этого правила является случай, когда армия, проходящая через дефиле, принуждена двигаться в линейном порядке. В этом случае защитное кольцо перестает существовать, и отдельный арьергард является необходимостью.

Построение, которое должен принять арьергард, является опять-таки воронкообразным; партизанский рой действует вне его и поддерживает соприкосновение с противником возможно дольше с целью задержать его продвижение. Схема 7 иллюстрирует типичную арьергардную операцию; фиг. 1 изображает первую фазу, а фиг. 2 - вторую.

На фиг. 1 рой все еще действует, хотя и подается уже назад. На фиг. 2 рой показан буквами а1 и а2 б1 и б2 являются противотанковыми частями арьергарда, в1,в2 и в3 - подвижными частями. Если бы противник г включился между б1 и б2, в2 может продвинуться и сковать его с фронта, тогда как в1 и в3 атаковывают его фланги и тыл. Если бы противник атаковал б1 то в1 может действовать против его правого фланга, тогда как в2 или часть этих сил будут действовать против его левого фланга. Выгодами этого построения являются: 1) организация оборонительной базы, с которой могут действовать подвижные части, и 2) вынуждение противника подставлять фланг для контратаки.

45. Действия арьергарда при тесном соприкосновении с противником

В механизированной войне одной из величайших опасностей является то, что внезапное изменение обстановки может повлечь за собой разгром, так как легче потерять управление над быстро двигающимися машинами, чем над медленно двигающимися войсковыми частями. В средние века кавалерийская атака часто имела своим последствием поражение одной или другой стороны; несмотря на это полный разгром являлся редкостью, так как каждая армия рыцарей обычно в своем непосредственном тылу устраивала вагенбург (защищенный лагерь), занимаемый пехотой. Эти вагенбурги{18} фактически являлись подвижными крепостями, куда рыцари отступали при поражении. Я не предлагаю полного применения такого простого способа избежать преследования, но я полагаю, что, где возможно, механизированная атака должна быть произведена с противотанковой базы, т. е. из района легко обороняемого против танков, или занятого противотанковым крылом. Если это применяется, то будет нетрудно прервать бой и отойти за противотанковые оборонительные сооружения для приведения в порядок или пополнения запасов.

Другим важным вопросом является сохранение резервов, так как без соответствующего резерва выход из боя становится почти невозможным.

Используемый для этой цели резерв не должен сосредоточиваться в тылу частей, подлежащих отводу, как это обычно имеет место в пехоте, но на их флангах, так чтобы противник по мере своего наступления попадал под угрозу с флангов.

46. Планы и средства разрушения для замедления продвижения противника

Если разрушения не подготовлены заблаговременно, то можно принять как правило, что для подготовки их не будет совершенно времени или его будет недостаточно. Взрыв мостов несомненно задержит противника, но если он имеет земноводные танки, то эта задержка не будет продолжительной. Лучшим способом задержки явилось бы устройство противотанковых постов и сооружений в глубоком тылу отступающей части. Ценность этих последних я освещу в другой лекции.

47. Арьергард при наступлении

Для отряда, наступающего по дружественной стране, арьергард играет пассивную роль. Он будет двигаться внутри партизанского роя, будучи прикрыт последним. Но как только отряд вступит во враждебную страну, необходимо учитывать вероятность атак с тыла, а следовательно арьергард должен быть готов для немедленных действий.

Если армия наступает, то она нуждается в крупном арьергарде, так как должен быть образован прикрытый район сообщений, и арьергард будет сопровождаться такими войсками, какие могут потребоваться в качестве гарнизона полевых баз и для конвоирования курсирующих между ними транспортов. Эту задачу я освещу в следующей лекции.

 

ЛЕКЦИЯ 7-я

Глава VI. Охранение (продолжение)

Охранение на месте

48. Общий характер сторожевого охранения

Очевидно, что увеличенная подвижность войск окажет влияние на охранение на месте. В настоящее время сторожевое охранение главным образом применяется пехотой и выставляется для прикрытия отдыхающих войск от кавалерийских и пехотных атак. Оно располагается на достаточном расстоянии, чтобы дать время отдыхающим войскам изготовиться. В моторизованной и механизированной войне эта картина изменится, так как сторожевое охранение должно быть готовым к отражению непрерывных атак автомобилей, за которыми в любой момент может последовать решительный удар бронированных частей. Ввиду того что оба эти вида атаки в высшей степени подвижные, линия сторожевого охранения должна быть выдвинута дальше вперед и быть подготовленной для отражения танковой атаки.

Так как в такой войне задачей сторожевого охранения является удержание противника от проникновения в избранный район, то слово "линия" является в действительности ошибочным и должно было бы быть заменено словом "круг" или в "окружность". Очевидно, что настоящими войсками для выполнения этой задачи является партизанский рой, подкрепленный авангардом, арьергардом и двумя боковыми отрядами. Общее расположение дано на схеме 8, где а представляет отдыхающую армию, а б - партизанский рой; авангард, арьергард и боковое охранение обозначены буквами в,г, д и е. От охранения или роя должны выдвигаться дозоры броневиков до глубины в 20 миль (около 30 км) - ж - и вне этого предела должно поддерживаться постоянное воздушное наблюдение - до з. Таким образом мы имеем 3 охранных ковра: самолеты, броневики и мотопартизаны. Глубина всего района зависит от удаления от противника. Если удаление небольшое, то включенный район будет небольшим, если противник далеко, то большим.

Kак только воздушные дозоры донесут о месторасположении противника, высылаются броневики или, при отсутствии их, автомобили для установления соприкосновения с противником и пикетирования всех подступов между его позицией и районом сторожевого охранения. По мере продвижения противника они отходят, а когда он станет приближаться к кольцу б , то они не отступят внутрь этого кольца, но останутся вне его на флангах. В это время охранение изготовляется для атаки во фланг противника, если он попытается прорваться внутрь кольца б.

Отсюда видно, что охранение на месте как правило почти ничем не отличается от охранения на марше. Единственной разницей является , что, находясь на месте, армия сможет лучше защищать себя от воздушных атак, так как ее средства ПВО огневые и световые находятся на месте.

49. Факторы, влияющие на охранительные мероприятия

Главными факторами, оказывающими влияние на охранительные мероприятия, являются: 1) подвижность противника, 2) характер местности, 3) превосходство в воздухе и 4) способность действительного пикетирования противника. Если превосходство в воздухе обеспечено, то дозоры из броневиков в состоянии действовать свободно, и эта свобода увеличивается в прямой пропорции, если способность к движению у противника ниже, чем у другой стороны.

Что касается характера местности, то идеальным для отдыха является район, обуженный реками и холмистой местностью, так как тогда мотопартизаны противника ограничены небольшим числом подступов, - а именно эти части, особенно при действиях во враждебной стране, обычно будут причинять больше всего хлопот.

Атака района сторожевого охранения в течение ночных часов вероятно явится скорее исключением, чем правилом, так как руководство такой oперацией всегда затруднительно, но нельзя упускать из виду, что танки противника могут приблизиться ночью и выждать в лесу до рассвета. Если подобные убежища имеются поблизости от района сторожевого охранения, то они должны быть заняты отдельными караулами.

50. Охранительные мероприятия, когда главные силы противника вне дистанции удара

Если противник находится вне дистанции удара, т. е. если он удален на расстояние свыше сотни миль, то, как я уже сказал, защитное кольцо как на отдыхе, так и на марше может расшириться. В этом случае должна высылаться вперед разведка до тех пор, пока не будет обнаружен занимаемый противником район; тогда все выходящие оттуда дороги должны быть запикетированы. При значительном удалении противника единственно вероятный вид атаки - это атака с воздуха; следовательно, чем глубже и шире расположение отдыхающих или двигающихся войск, тем легче оно может быть скрыто.

Если превосходство в воздухе неабсолютное, что редко будет иметь место, то как правило всегда следует принимать, что противник находится всегда на дистанции удара, ибо в настоящее время существуют бомбардировщики, имеющие радиус действия в 1 200 миль (ок. 1800 км). Тот факт, что армии в действительности никогда не будут вне дистанции удара с воздуха и редко вне дистанции удара автомобилей, в огромной мере увеличил значение проблемы охранения. Можно почти наверно сказать, что, подобно тому как центральной идеей массовой войны являлось развитие наступательной мощи, центральной идеей механизированной войны явится как раз обратное. Защита прокладывает себе дорогу все дальше и дальше вперед не только в форме брони, но и в форме укреплений и защитного расположения.

51. Охранительные мероприятия, когда главные силы противника находятся на дистанции удара

Эту проблему я уже отчасти освещал. Разница между нею и предыдущей заключается лишь в величине занятого армией района, а также в том, находится ли этот район во враждебной стране или нет. Этот вопрос я также уже затронул, но здесь я рассмотрю его более подробно, так как он представляет другую фазу проблемы охранения.

Очевидно, - если я прав в своем предположении, что моторизованным партизанам суждено играть в будущей войне такую важную роль, как я полагаю, что самой выгодной ареной их действия является собственная страна, ибо там они не только будут находиться среди друзей, но и вопросы снабжения их разрешаются много легче.

После вступления на территорию противника местные условия быстро скажутся как на охранении, так и на подвижности вторгающейся армии, которая будет стремиться к решительному бою вблизи границы, за исключением того случая, когда она значительно превосходит армию противника. Мы можем поэтому предполагать, что в будущем границы будут систематически прикрываться от моторизованных атак и что следовательно на них будут иметь место затяжные операции нерешительного характера, до тех пор пока не будет выиграно определенное преимущество. Это значит также, что когда это преимущество выиграно и когда одна сторона вторгается на территорию противника на его противотанковую зону, то вторгающейся армии придется не только двигаться внутри тесно охраняемого круга войск, но придется также и "окапываться" на отдыхе, - совершенно так же, как это делал Юлий Цезарь 2 тыс. лет тому назад и по тем самым причинам. Каков же будет характер таких оборонительных построек?

Эго не будут окопы, какими мы знали их в последнюю войну, которые вырывались для прикрытия обороняющегося, так как этот вид прикрытия теперь заменен броней, которая прикрывает не только обороняющегося, но и наступающего. Это будет развитием той же идеи, которая породила проволочные заграждения. Последние были сооружены для ограничения подвижности противника; подобным же образом при противотанковой оборонe объектом нападения является подвижность - наступающие машины должны быть остановлены.

Где они будут наступать? На этот вопрос дать ответ легко, так как по карте крупного масштаба, приготовленной для механизированной войны с одного взгляда можно будет определить подступы и районы, которые вероятно будут использованы машинами противника.

Для остановки и уничтожения их могут быть применены следующие оборонительные сооружения: минные поля, которые заменят проволочные заграждения и сеть опорных пунктов, а также в значительной мере заменят окопы. Эти опорные пункты выльются вероятно в две формы 1) в небольшие редуты или бетонные коробки и 2) в небольшие, портативные, непробиваемые пулей, а может быть и снарядом, куполы и щиты, которые могут перевозиться на прицепных повозках, перетаскиваемых мощными тракторами с места на место. Характера этих сооружений я коснусь болей подробно в другой лекции.

52. Охранение во время боя

Охранение во время боя очевидно будет изменяться в зависимости от обстоятельств. Характер местности может благоприятствовать или наступательным или оборонительным действиям. Если обе стороны стремятся к решению, то требуется открытая местность, т. е. хороший район для наступления, обычно однако этого не будет, и слабейшая сторона отступит на пересеченную местность или в подготовленную противотанковую зону. Охранение во время боя может быть следующих трех видов: 1) охранение механизированных родов войск, т. е. ударной силы; 2) охранение немеханизированных родов войск и тыловых служб 3) охранение против атак мотопартизан.

Из этих трех видов охранения мы получаем картину укрепления, или замка, окруженного кольцом наружных оборонительных построек, откуда может выйти бронированная вылазочная часть и атаковать противника в открытом поле. Картина очень похожая на картину из средневековых войн, а именно: укрепленный вагенбург, окруженный фуражировочными партиями и батальонами конных рыцарей в латах, вызывающих друг друга на единоборство вне своих укрепленных постов.

Тактической базой средневековой системы являлся лагерь (вагенбург); в механизированной системе это будет тоже лагерь, только в измененной форме: не укрепленный вагенбург, но противотанковое укрепление, - район, выбранный вследствие его естественных свойств и прикрытый цепью противотанковых орудий, защищенных бронекуполами и щитами. На некотором расстоянии и вокруг всей подвижной крепости располагается партизанский рой, - не в качестве неподвижного защитного образования, но подвижного, раздвигаясь наружу при отсутствии сопротивления и сжимаясь при нападении превосходных сил, а если необходимо - отступая во внутрь подвижной крепости.

Что касается прикрытия самой механизированной армии, то вследствие бронирования ее основное защитное свойство заключается в наступательных действиях. Местность, солнце, ветер - так же как и построение в таком порядке, что, когда бы она ни была атакована, фланги ее прикрыты, а она сама в состоянии атаковать противника во фланг, - все это является защитными средствами, которые должны быть приняты во внимание в плане боя. Будучи захвачена врасплох, вместо того, чтобы рисковать поражением, она должна отойти на подвижную крепость и или перестроиться под ее прикрытием или искать убежища внутри нее для приведения себя в порядок. Может показаться, что это способно повлечь за собой полное поражение посредством осады, но я полагаю, что подобная опасность явится исключением, ибо так как противник должен пополнить горючее и остальное снабжение, то вряд ли вероятно, что он будет в состоянии оставаться у крепости более нескольких часов, а возможно - день или два. Более вероятно то, что он попытается произвести ряд воздушных бомбардировок на скученный теперь гарнизон и одновременно стать между крепостью и его ближайшей передовой базой.

53. Командиры в системе сторожевого охранения

Я уже разобрал этот вопрос, указав, что так как в механизированной войне охранение должно быть кольцевое вместо линейного, то для управления охранительным кольцом потребуется один командир вместо многих. Теоретически главнокомандующий отвечает за обеспечение всей армии и ее служб. В современной войне легко назначить офицера для командования, так как разница между тактическими операциями не так велика, как это будет в механизированной войне. При этом типе боя будет четко выраженная разница между тактическими обязанностями командиров охранительного кольца, подвижной крепости и ударных войск; отсюда вытекает, что главнокомандующему потребуется 3 подчиненных командира; из них руководство сторожевым охранением падает на командира кольца, которому, как я уже указал, подчиняются 5 командиров - командир роя и 4 командира охранения (авангарда, арьергарда и двух боковых отрядов).

54. Разное

Под этим заголовком рассматривается обеспечение посредством ночных передвижений, под прикрытием дыма и путем ложных маневров.

Ночное время представляет два вида обеспечения: обеспечение от прямого наблюдения и обеспечение посредством возможности передвигаться незаметно от одной позиции к другой. По отношению к танкам не представит большого затруднения перебросить значительные силы на несколько миль в течение 2 часов под прикрытием темноты и таким путем спутать карты противника.

Использование дыма для создания искусственного тумана отлично осознано; поэтому при столкновении танковых частей значение его трудно преувеличить; дымовые облака используются не только для ослепления противника, но и для образования завес, за которыми могут производиться маневры.

По мере увеличения подвижности увеличивается также способность к производству ложных атак и выполнению ложных передвижений. Обеспечение может быть достигнуто ложным сосредоточением, ложным отступлением и т. п., которое введет противника в заблуждение и заставит его наделать всякого рода ошибок. При таком положении оборонительное наступление вероятно будет играть значительную роль в механизированной войне, когда противник сперва вводится в заблуждение и принуждается к принятию определенного порядка, а затем сильно атакуется в этом ложном положении. Движение пустой колонны машин иногда может явиться решающим фактором в бою.

Прочие обязанности по обеспечению

55. Прикрытие артиллерии

В настоящее время артиллерия, являющаяся хребтом наступления и обороны, обычно отделена от наступающего и обороняющегося значительным расстоянием. До автомобильной эры артиллерия была прикрыта от внезапных атак фронтом армии, т. е. развернутыми частями пехоты. С пришествием автомобиля и танка это прикрытие с каждым днем становится все проблематичнее. В случае применения партизанского роя прикрытие явится по существу автоматическим, так как орудия будут передвигаться и вступать в бой внутри прикрывающего кольца, а следовательно прикрытие из других войск явится излишним. Если рой не применяется, то в таком случае необходимо будет прикрытие, состоящее главным образом из противотанкового оружия, расположенного кольцеобразно вокруг артиллерийских позиций.

56. Прикрытие транспорта

На марше и на отдыхе тыловые службы будут расположены внутри охранного кольца, откуда к базе ведут одна или несколько коммуникационных линий. Эти линии должны быть прикрыты от атак партизан, следовательно, чем дальше армия уходит от своей базы, тем затруднительнее становится это прикрытие.

Организация коммуникационных линий вероятно выльется в следующее: базисный склад образуется в каком-либо крупном центре сообщений или в порту. Это будет сильно укрепленный район, недоступный для атак танков и автомобилей, тщательно защищенный от воздушных атак. По мере продвижения армии район, соединяющий ее с базисным складом, становится скорее районом коммуникаций, чем линией коммуникаций.

По мере приближения к противнику он вероятно примет коническую форму. В цивилизованной стране он будет включать в себя одну или несколько железных дорог и некоторое количество колесных дорог, в зависимости от потребностей снабжение армии. Из них одна или несколько будут избраны в качестве главной линии коммуникаций, а через каждые 60 миль (100 км.) или около этого будет образована полевая база. Если выбрана дорога, - а я полагаю, что в механизированной войне грунтовые дороги будут играть более важную роль, чем железные дороги, - то общее расположение коммуникаций будет, как изображено на схеме 9, где а является базисным складом, А - полевая армия, а б, в, г и д полевые базы. Для выполнения задач прикрытия можно предложить следующую схему: каждая база является импровизированной крепостью, имеющей ПТО и ПВО. При расположении в 60 миль (100 км) друг oт друга каждая ответственна за патрулирование половины расстояния от него до предыдущей и до следующей баз. Это патрулирование производится самолетами и автомобилями. Каждой базе придается отряд танков, состоящий главным образом из разведчиков и истребителей, которые сопровождают транспорты поста, расположенного на следующем полпути. Таким образом транспорт, вышедший из базисного склада, конвоируется последним до ж, где он передается конвою б, который сопровождает его до з и т. д., пока не достигнута полевая армия. Конвой может действовать двумя способами: он или сопровождает транспорт или же, что более вероятно, выдвигается на фланги его и пикетирует границы района. В том случае, когда не существует обороняемого района коммуникаций, транспорт и его конвой при остановке на ночь должны выбирать место, расположенное на противотанковой местности - например в изгибе реки или в лесистой местности, представляющее лишь ограниченное количество подступов. При выборе места расположения не должна быть забыта оборона против атак с тыла или с воздуха.

57. Прикрытие железных дорог

Прикрытие железных дорог будет напоминать по-моему мнению схему, принятую нами во время южноафриканской (англо-бурской) войны, с той разницей, что вместо сооружения линии блокгаузов по одной стороне дороги будут сооружены две линии блокгаузов по обеим сторонам дороги, и не около самой дороги, но на некотором расстоянии от нее. Задача этих двух линий - прикрыть район от автомобильных атак и воспрепятствовать обстрелу поездов со стороны снайперов. Ширина района будет изменяться в зависимости от характера местности, но обе линии должны находиться от железной дороги на расстоянии, достаточном для воспрепятствования противнику наблюдения в пределах дистанции пулеметного огня от дороги.

58. Прикрытие от воздушных атак

Так как механизированная армия является сравнительно небольшой и так как личный состав ее прикрыт броней, а построения ее более гибки, чем у современных массовых армий, то потребность ее в ПВО значительно сокращается; однако базисные и полевые склады также будут уязвимы. с воздуха, как и в настоящее время. Следовательно части ПВО должны быть главным образом использованы для прикрытия этих районов. Другим преимуществом мехармии является то, что сопровождающие ее части ПВО будут двигаться внутри охранного кольца, которое само в состоянии открыть пулеметный огонь по низколетающим самолетам.

Что касается ПВО вообще, то самым верным средством очевидно является завоевание превосходства в воздухе, - если не абсолютного, то хотя бы местного; следующее затем средство заключается в обнаружении расположения противника и последнее - в атаке его с целью принудить к обороне.

59. Укрытие от наблюдения с воздуха

Хотя укрытие от наблюдения с воздуха до завоевания превосходства в воздухе и является трудной задачей, но для механизированной армии она легче, чем для немеханизированной. В лесистой местности мехчасти могут передвигаться от укрытия к укрытию, а на открытой - менять свои позиции под покровом темноты.

 

ЛЕКЦИЯ 8-я

Глава VII. Наступление

60. Основные положения

С изменением природы оружия принципы войны не меняются; подвергаются изменению, в зависимости от силы оружия, только условия ведения войны. Поэтому какое бы оружие ни применялось, противник должен быть обнаружен, задержан и поражен, в то время как мы должны применить все силы для того, чтобы не быть обнаруженными, задержанными и пораженными. Между тем на каждый вид оружия влияют не только местность, время и пространство, но и другие средства борьбы - как противника, так и наши собственные. Ни один вид оружия не может быть применен без изменения условий ведения войны, а в то же время изменившиеся условия потребуют модификации в применении принципов войны.

Раз противник обнаружен, то вся теория наступления должна базироваться на тщательном изучении местности с точки зрения наступательных действий и охранительных мероприятий, а равно и времени, потребного обеим сторонам для преодоления пространства. Вследствие этого правильный учет движения во времени становится решающим фактором; следовательно, как я уже указал раньше, приказы и движения должны быть просты, ибо когда механизированные армии брошены в бой, управление ими будет представлять сложную проблему. Если местность неблагоприятна, а времени для достижения благоприятного района недостаточно, то та или другая сторона должна отказаться от боя. Такое положение я думаю будет встречаться часто, пока одна из сторон не достигнет значительного превосходства в подвижности или не будет настолько превосходить противника в силе, что будет в состоянии пойти на риск. Я не держусь мнения, что большие сражения произойдут уже вскоре после начала войны; вместо этого я предвижу мелкие стычки и маневрирование до тех пор, пока одна из сторон не допустит ошибки; когда же эта ошибка будет обнаружена другой стороной, тогда сражение и произойдет.

При наличии такого рода условий наступательные операции должны проводиться на обеспеченной базе. В свете современной войны артиллерия является базой пехоты; орудия, ведя огонь по пехоте противника, облегчают движение собственной пехоты. В сражении между танками основной базой будут противотанковые крепости, которые будут стратегической базой, если танковые силы будут на далеком расстоянии от них, и тактической, когда танковые силы будут находиться внутри их или оперировать в непосредственной от них близости. Здесь мы имеем почти точную картину средневековых крепостей с их стратегическим и тактическим использованием с той только разницей, что средневековые замки не могли передвигаться в места на место. Так как очень редко во время боя возможно будет менять расположение такой базы, то необходимость организации передовых тактических баз ляжет на артиллерийские танки, задача которых будет заключаться в облегчении движения и в прикрытии атакующих машин.

Хотя главная база и в состоянии защищать себя, но она не может гарантировать защиту приближающихся к противнику передовых частей. Они должны охраняться наступающими танками или, если это невозможно, специальной частью, выделенной для этой цели. Это значит, что наступающая часть во всех возможных случаях будет стараться вести бой в таком районе, из которого в случае неудачи она сможет отойти на свою противотанковую крепость или в дефиле, т. е. в район, имеющий на флангах противотанковые препятствия. Очень трудно найти местность, на которой сочетались бы хорошие условия для ведения боя и для отхода; поэтому отсюда можно сделать вывод, что сражения - как сухопутные, так и морские - скорее будут исключениями, чем правилом.

Когдa подобное сочетание благоприятных тактических условий будет достигнуто и можно рассчитывать на то, что противник примет бой, - а такой расчет может оказаться довольно смелым, если только противник сам не будет в благоприятном положении, - тогда следующая операция должна заключаться в вынуждении противника путем маневрирования перейти на такие позиции, на которых он, пытаясь выйти из затруднительного положения, должен будет принять бой. Подобные действия можно назвать сковывающим маневром, хотя в данном случае противник не приковывается к определенной позиции, но оттесняется маневром в "угол", откуда емy трудно найти выход. Цель такого маневра заключается не столько в разгроме противника посредством атаки, сколько в доведении его до сдачи в результате оттеснения от источников питания. Поэтому от характера местности того района, в котором противник будет окружен, будет в значительной степени зависеть способ нанесения ему поражения - атакой ли его боевых сил или же лишением способности к движению. В целом все эти операции будут зависеть в той же степени от умелого сбережения сил, сколько от их численности, т. е. для каждой операции должно быть выделено достаточное количество сил, а вместе с тем оставлен сильный резерв, до тех пока противник не попадет в ловушку или пока он не будет вынужден свои карты, т. е. свой план действий.

В механизированной войне значение резерва не может быть недооценено, так как в связи с увеличением подвижности повышается способность к нанесению внезапных и неожиданных ударов, и чем больше можно ожидать непредвиденных случайностей, тем сильнее должен быть резерв. Одна из больших трудностей будущего заключается в выявлении намерений противника, а также в выявлении его расположения. Следовательно, если не будет сильных резервов, то невозможно будет и справиться с неожиданностями. К тому же чем подвижнее становятся войска, тем труднее будет управление ими, а если резервов не будет, то управление может быть потеряно, и войска быстро превратятся в неуправляемую толпу.

61. Объекты действий и участки

В пехотной войне объекты действий обычно намечаются с целью повышения наступательной мощи одной стороны и понижения ее на стороне противника. В механизированной войне выбор объектов действий в значительной мере будет подчинен идее повышения и уменьшения подвижности, ибо пока не будет достигнуто превосходство в подвижности, наступательная мощь будет играть второстепенную роль.

Объекты действий не следует смешивать с решающим пунктом атаки, так как они фактически подобны ступенькам на лестнице, являясь лишь средством для достижения конечной цели. Место, где может быть достигнуто решение боя, называется решающим пунктом, и им в любой армии является то место, откуда идут коммуникационные линии к базам снабжения, т. е. обычно тыл армии. В прошлом было чрезвычайно трудно ударить в тыл противника, не подставив под его удар свои собственные коммуникационные линии; но поскольку механизированные силы обладают способностью двигаться быстро вне дорог, для них одинаково легко как менять свои коммуникации, так и атаковать быстро коммуникации противника. В то время как армии сегодняшнего дня маневрируют с целью прикрытия своей коммуникации, в механизированной войне часто придется маневрировать коммуникационными линиями с целью материального обеспечения армий и сохранения их свободы действий. Так как невозможно маневрировать железными и шоссейными дорогами, последние будут заменены двигающимися вне дорог тракторными поездами.

Если мехотряд используется для решительной атаки, то необходимо противника прежде всего сковать, т. е. понизить его подвижность, что в свою очередь приведет к ограничению его свободы действий. До тех пор пока это не достигнуто, обычно атака тылов противника не дает положительных результатов. Другими словами сначала противник должен быть скован, и только на основе такой сковывающей операции можно развернуть атаку тылов. Отсюда вытекает, что армию, обеспеченную тракторными поездами или обозами, двигающимися вне дорог и работающими в тыловом "пространстве", не так легко обнаружить и сковать, как армию, зависящую от железных и грунтовых дорог, у такой армии решающий пункт боя будет подвижным, - он не будет находиться в определенном месте, а передвигаться по пространству.

Имеются объекты, захват которых усиливает защитные или наступательные действия, но имеются также объекты, которые усиливают или ограничивают подвижность, к последним относятся такие районы, занятие которых раздвоит внимание противника и заставит его вести наблюдение больше чем за одним направлением. Действия, отвлекающие внимание противника, не являются ложными атаками. Это только операции, заставляющие его менять свои планы или ослаблять резервы, эти действия мы можем назвать подготовительными операциями. Объект, который обычно будет определенным районом, может быть намечен только после изучения подступов к его флангам и выявления, насколько они обеспечат подход и продвижение к нему. Если этого нет, то необходима организация флангового прикрытия. Помимо этого, объекты должны иметь связь между собой; каждый должен представлять собой ступень в выполняемом плане. Указание частям неопределенных объектов даже при преследовании необходимо рассматривать как ошибку; по существу объекты не должны быть расположены далеко друг от друга, дабы части могли часто собираться и приводить себя в порядок.

Перейдем теперь от объектов действий к участкам, которые по существу не являются линиями или расстояниями, но оперативными районами, включающими глубину и ширину, ибо без глубины не может быть обеспечения флангов, а без соответствующих мер обеспечения флангов атакуемый участок фронта теряет свою ценность. В механизированной войне фронт не является непрерывной линией, - он скорее будет полукругом, причем хорда, пересекающая основание его, при желании может быть занята отдельным отрядом.

Если во время марша сближения механизированное соединение двигается в ромбовидном построении с противотанковым крылом в центре, то в случае атаки одной или против одной их подвижных групп атакуемый фронт включит в себя эту группу, а также группы справа и слева. Таким образом схему 10 следует понимать так: если группа а атакует или будет атакована, то б и в немедленно развивают фланговые наступательные действия. Участки фронта поэтому будут двух категорий: первоначальный участок фронта, т. е. группа а, развернутая в боевой порядок, и потенциальные участки групп б и в с промежуточными районами между ними, которые с развитием операции будут увеличиваться или суживаться. По сравнении с пехотным боем мы здесь не находим определенных участков фронта атаки, так же как не находим их и в морском бою. В случае, когда действия развиваются быстро, очень важно сохранить первоначальное защитное построение сближения, до тех пор пока противотанковое крыло г не развернется и не организует базу действий. Пока это не сделано, группа д должна охранять противотанковое крыло, а после этого может составить общий резерв.

Установление соприкосновения

63. Особые соображения

Я уже касался вопроса установления соприкосновения, успешное выполнение которого может быть достигнуто соответствующей подготовкой в мирное время и быстротой передвижения и "тактического суждения", т. е. быстрой оценки обстановки. Фронтальных атак необходимо избегать; все попытки должны быть направлены к тому, чтобы захватить такой район, удержание которого заставит противника изменить свой план. Только таким путем возможно захватить инициативу. Дерзость, основанная на достоверной информации и умелом психологическом анализе в отношении высшего командования противника, будет верным залогом успеха.

Атака

63. Особые соображения

Соприкосновение является наиболее надежной информации. Встреченный противник - это противник, находящийся под постоянным наблюдением. Как обычно во всякой борьбе, после соприкосновения начинаются решительные действия.

Время все же остается решающим фактором: оно влияет на изменение планов в зависимости от информации, полученной в результате соприкосновения с противником. Экономить время значит в максимальной степени использовать его, но это будет зависеть не только от тактического глаза, но также и от хорошо работающего мозга. Знание характеристики противника вообще и в частности лиц высшего командного состава, морального состояния войск, мощи вооружения, машин и их тактических свойств, - все это будет способствовать сбору и обработке информации о противнике, так же как простота идей, точность плана действий и искусство командующего будут способствовать ускорению действий.

Я снова повторяю: применение оружия должно в каждом плане соответствовать местности, причем оружие должно быть распределено согласно идее плана, ибо бой ведется на местности, а не в воображении. Местность - это выбор, делающий идею рациональной, превращая ее в действительность.

Ход атаки в теории всегда прост, а именно - создание оборонительной и опорной точек, на основе которых организуется наступательный рычаг.

Другими словами создастся самоохраняющая база действий, из которой ведутся наступательные действия.

В механизированной войне встречные столкновения будут по-видимому более частыми, особенно в первоначальной стадии военных действий. Они будут иметь место между более мелкими частями, чем в прошлом, и будут представлять собою ряд столкновений, целью которых будет создание благоприятной стратегической обстановки для решительной атаки.

Такая операция предполагает, что противник или вынужден принять оборонительный образ действий, или отброшен в район, который он не хотел занимать, или же отступил в такой район, который по его мнению содействует поражению врага. С увеличением подвижности планомерные атаки будут по-видимому встречаться реже; но если они и будут иметь место, не следует думать, что их целью должен быть физический разгром противника, если последний будет поставлен в такие условия, которые заставят его сдаться вследствие истощения, то результаты будут более вескими, а сама операция окончится с наименьшими затратами. Истощение противника будет зависеть не столько от недостатка продовольствия, сколько от нехватки горючего. Заставить противника быть в постоянном движении, отрезать его баз питания, а затем oттеснить в район, из которого он не сможет ускользать - не из-за того, что район будет окружен препятствиями, а из-за нехватки горючего, - вот такие методы ведения боя будут по всей вероятности более эффективными, чем лобовая атака.

В такой войне, направленной больше против двигательной силы, чем против живой, большую и действительную помощь могут оказать мелкие комариные атаки моторизованных партизан против коммуникационных линий противника.

От преднамеренного боя я перейду к 3 другим видам боя, с которыми механизированные армии постоянно будут сталкиваться и будут вынуждены вести или пытаться избегать, т. е. к атакам населенных пунктов, лесов и речных преград.

Населенный пункт не является удобным объектом для действий танков потому, что в населенном пункте бронированные повозки привязаны большею частью к дорогам и могут быть выведены из строя гранатами, сбрасываемыми с верхних этажей жилых строений. В такой операции танки должны окружить населенный пункт и отрезать пути сообщения. Если же танки применяются для фронтальной атаки населенного пункта, они должны продвигаться под прикрытием артиллерии, которая должна быть готовой к немедленному открытию огня по противотанковым средствам противника, причем заградительный противотанковый пулеметный огонь должен быть направлен на все точки, в которых могут находиться противотанковые средства противника.

Лec не является подходящим объектом для действий танков более или менее крупных типов, но если он не зарос кустарником или подлеском, то в нем обычно могут действовать легкие танки-разведчики. Если же и эти машины не в состоянии преодолевать лесные участки, а могут передвигаться только по дорогам или просекам, то пехота должна следовать впереди машин по обеим сторонам пути движения и под прикрытием леса и быть готовой открыть огонь по противотанковым средствам противника, пытающимся блокировать дорогу. Здесь опять-таки танки должны при всякой возможности действовать на флангах и в тылу лесных пространств.

Непроходимая вброд река является определенным препятствием для танков за исключением машин-амфибий. Когда река должна быть форсирована, то первой задачей явится организация небольшого противотанкового предмостного укрепления, следующим шагом - переброска на паромах небольшого количества разведывательных танков. Последние немедленно должны расширить плацдарм, отжимая противника дальше от берега. Под прикрытием такого предмостного плацдарма необходимо приступить к наводке мостов для более тяжелых машин.

Хотя река и является определенным препятствием для танков, не следует забывать, что при наличии подвижности, которая присуща танкам, можно выявлять и использовать гораздо большее количество мест, годных для устройства переправ. Поэтому ложные атаки будут вероятно играть значительную роль в атаках речных преград.

64. Общий характер проведения атаки

Успешное проведение атаки будет зависеть от: 1) правильного распределения средств борьбы по районам и объектам и от настойчивого продвижения вперед, опираясь на сильную защитную противотанковую базу; 2) способности ограничить подвижность противника, закрывая ему некоторые районы и заставляя его передвигаться в другие, и 3) от сохранения управления над подчиненными подразделениями до того момента, пока не выигран бой.

В отношении второго условия артиллерийские танки будут играть значительную роль, так как, применяя дымовые снаряды, они смогут ослеплять наблюдательные пункты противника, а производя обстрел районов и подступов, создадут угрозу и затруднят противнику движение по ним. Артиллерийский заградительный огонь в таком виде, как он применялся в мировой войне, редко будет встречаться, - если только не будет крайней необходимости фронтальных атак или не возникнет необходимость блокировать устье дефиле, - но пулеметный заградительный огонь по противотанковым позициям будет применяться гораздо чаще в виде охранительного мероприятия. Обычно наступление по всей вероятности будет проходить по следующим этапам: 1) продвижение вперед от противотанковой базы; 2) маневрирование с целью занятия благоприятных позиций и производство демонстративных атак, заставляющих противника изменить план и подтянуть резервы; 3) оттеснение противника в угол, в котором он должен вести бой при неблагоприятных для себя условиях, или вынуждение его сдаться вследствие истощения запасов горючего; 4) продвижение вперед антитанковой базы и передача захваченных районов оккупационной армии.

Из многочисленных проблем, возникающих во время боя, пожалуй наиболее серьезной будет проблема сохранения управления. Радиотелефон безусловно окажет значительную помощь, но случаи перебоев будут довольно часты; отсюда следует сделать вывод, что на эти средства связи нельзя полагаться полностью. Еще раз повторяю: с точки зрения управления танками в бою план действий должен быть максимально простым и должен быть известен в деталях всем командирам, участвующим в операции. Движение вперед должно совершаться по карте по квадратам; части должны часто собираться и доносить о месте пребывания. Связь между соседними частями должна поддерживаться постоянно, а воздушная информация должна быть беспрерывной.

Дабы усложнить и ослабить управление противника, необходимо подвергать бомбардировке его штабы как стационарные, так и подвижные, а если есть возможность, то необходимо использовать партизанские группы, могущие проникнуть в тыловые районы противника, отвлекая его внимание и атакуя его нервы.

 

ЛЕКЦИЯ 9-я

ГЛАВА VII. Наступление (продолжение)

65. Пехота в наступательном бою

Во 2-ой лекции я обрисовал типы пехотных бойцов, могущих успешно участвовать в механизированной войне. Я указал, что пехота сегодняшнего дня совершенно не соответствует для действий в механизированной войне. В новый тип пехоты, отвечающий необходимым требованиям, должны войти: 1) полевые саперы, вооруженные противотанковым оружием и перебрасываемые на машинах повышенной проходимости с целью организации обороны для оккупационной армии; 2) полевая полиция, вооруженная пулеметами, винтовками и по возможности средствами для химической войны, используемая для оккупации и управления занятых районов и территорий. и 3) легкая пехота, вооруженная легкими пулеметами и винтовками, для действий в районах, неудобных для танков, как-то: в лесах, горах и т. п.

О первых я уже говорил довольно подробно, в этом же параграфе я буду говорить о третьих.

Современная пехота готовится для атаки, т. е. другими словами вся ее огневая тактика, пулемет и винтовка служат опорой для штыка. Возможность штыковой атаки открытой силой на открытой местности исчезла больше чем 70 лет тому назад; как определенная руководящая тактическая идея она неприменима для действий в лесах и горах, ибо штыковая атака требует сомкнутого строя, война же в лесах и горах требует действий отдельными группами, а не массовой стеной.

Секрет лесной и горной войны, т. е. войны легкой пехоты, аналогичен секрету механизированной войны, т. е. сохранению и защите подвижности. Построения легкой пехоты подобно танковым построениям должны обеспечивать фланги и прикрывать тыл; лучшими формами для подобных построений являются треугольник и ромб. В танковых соединениях танки-разведчики ведут разведку для боевых машин; в легкой пехоте стрелки разведывают поле боя для легких пулеметов. Продвигаясь вперед, они обследуют местность, выбирают позиции, а затем с выдвижением на позиции пулеметов переходят на фланги, занимая такие позиции, с которых они могут держать противника под огнем. После этого стрелки под прикрытием пулеметного огня опять продвигаются вперед, а за ними опять подтягиваются легкие пулеметы, - и так до того момента, пока противник не будет заключен в кольцо пулеметного и ружейного огня и не будет прижат к земле. Когда это достигнуто, то конечным актом будет не штыковая атака, а захват его путей отступления с целью принудить его к сдаче.

Из сказанного выше вытекает, что имеется значительное сходство между тактикой легкой пехоты и танков. Основная идея обеих тактик заключается в сохранении подвижности путем защитных мероприятий и путем удара по подвижности противника. Поскольку штыковая атака являлась полезной операцией, фронтальная атака в целом была небесполезной; но на протяжении всей истории войны штыковые атаки всегда обходились дорого, особенно же в современных условиях при наличии растущей мощи пули.

Фронтальная угроза и фронтальная сковывающая атака - это операции совершенно другого характера. Цель первой - принудить противника перейти к оборонительному образу действий; цель второй - заставить его держаться оборонительного образа действий, т. е. приковать противника к местности. Раз последнее достигнуто, настоящая атака будет проведена путем удара по флангам или тылу.

66. Артиллерия в наступательном бою

Будущее артиллерии с точки зрения ее участия в наступлении очень мало будет похоже на то, которое имеет место в условиях современного боя, ибо разница между артиллерией в механизированной войне и в современной войне является по существу разницей между подвижной и неподвижной формой боя. Я не хочу сказать этим, что мы не будем иметь неподвижных операций; наоборот - они будут встречаться, как я уже указывал, в виде организации противотанковых баз, опираясь на которые боевые силы будут вести наступление. Но обычно эти базы будут оторваны от подвижных операций и не смогут поддерживать их своим артиллерийским огнем. Фактически мы придем к положению, аналогичному войне на море, ибо если мы сравним танк с кораблем, то противотанковая база может быть сравнена с защищенным портом или гаванью с той однако разницей, что первая является полуподвижной, может сворачиваться и передвигаться с места на место, в то время как порт лишен этой возможности. Основная идея, определяющая современную тактику артиллерии, состоит в том, что артиллерия помогает пехоте в продвижении, в атаке и наконец в штыковом ударе. Штык уже давно вышел из употребления, будучи вытеснен пулей; но сейчас и пуля все более и более вытесняется броней, следовательно мы остались со снарядом как главным средством борьбы. Снаряд в состоянии пробить броню и вывести машину из действия, а раз последняя не в состоянии действовать, солдат окажется безоружным.

Логичным и не подлежащим сомнению результатом подобной эволюции в военном деле является то, что бой превращается в артиллерийские дуэли вместо перестрелки пулями. Что это значит? Это значит, что идея специального артиллерийского танка является по существу неправильной, ибо все танки должны быть артиллерийскими, т. е. подвижными бронированными орудийными установками. Основной разницей между ними будет разница в калибрах установленных на них орудий; последние же, как я указал раньше, будут соответствовать двум тактическим категориям - ближнему бою и дальнему бою. Если мы перейдем от этого положения к действиям артиллерии во время наступления, то мы сразу обнаружим, что это по существу будет действиями танков в наступательном бою, так как орудия противотанковой базы обычно будут принимать участие в бою не больше, чем артиллерия береговой обороны в морском бою. Хотя орудия противотанковой базы и будут моторизованы, если не механизированы, все же задача их будет заключаться в защите районов, а не в захвате последних. В случае осадной операции их действия будут другими, ибо тогда противотанковая база продвинется вплотную к позиции, подлежащей атаке, и, так же как в условиях современной войны, будет прикрывать атаку.

Из сказанного видно, что было бы совершенным абсурдом применять современную тактику артиллерии в механизированной войне. Управление артиллерией во время атаки в современной войне обычно централизовано; в механизированной же войне оно должно быть в той же мере децентрализовано, как децентрализован ружейный огонь. Не так давно мушкетный огонь батальона был так же централизован, как и артиллерийский огонь в настоящее время. Появление на вооружении винтовки децентрализовало огонь; подобно этому и введение подвижной брони децентрализует артиллерийский огонь вместе с его управлением.

67. Танки в наступательном бою

Проблема использования танков в наступлении не может быть легко разрешена, ибо мы не имеем практического опыта, на основа которого можно было бы обсуждать этот вопрос. В прошлой войне танки так тесно были связаны с пехотой, что мы из этого периода боев можем извлечь очень мало опыта. После войны идея танка настолько усложнилась вторжением других идей, - как например артиллерийским огнем прикрытия, противотанковой защитой, взаимодействием с пехотой и даже кавалерией, - что в конце концов она (идея) оказалась совершенно запутанной.

Чтобы разрубить этот Гордиев узел, нужно, мне кажется, в первую очередь набросать возможно простые схемы разнообразных действий, которые по всей вероятности будут предшествовать бою, а затем взять наиболее простой план боя и на основе его проработать могущие иметь место действия.

Первые сведения о приближении противника очевидно будут сообщены авиацией, а первое действительное соприкосновение между противниками выразится в столкновениях их бронеавтомобилей и партизанских сил. Если обозначим противника X, а его оппонента У, то какие действия могут последовать? Ясно, что Х не будет продвигаться вперед вслепую и что он не примет окончательного решения об определенном образе действий до того момента, пока соответствующие сведения о противнике не оправдают этого. А за это время будут иметь место мелкие стычки между бронемашинами и партизанскими группами, а возможно, что параллельно с этим. будут происходить некоторые ложные маневры и отвлекающие внимание противника передвижения. Если обе стороны решатся принять бой, что редко может иметь место, то обе должны выработать план атаки, основными моментами которого должны быть сила и состав противника, а также характер местности и позиций, занимаемых противотанковой базой, расположенной близко или далеко. Если обе стороны имеют приблизительно равные силы, то целью действий любой стороны будет один из следующих трех вариантов: 1) разгром танковых сил противника с последующей осадой его противотанковой базы; 2) изоляция его танковых сил от базы, чтобы заставить его сдаться вследствие истощения запасов горючего, и 3) вытеснение противника из района, в котором он оперирует, в какой-либо другой район.

На схеме 11 приведен простой пример действий Х и У. Х решает передвинуть свою противотанковую базу из пункта А в пункт В и произвести ложную атаку в направлении пункта С, дабы привлечь У в этот район, затем под прикрытием темноты передвинуться к пункту Д, откуда перебросить свои силы в пункт Е и занять позицию между танковыми силами У и его противотанковой базой. В данном случае целью действий Х будет второй из трех перечисленных вариантов, а именно - принудить противника сдаться в силу истощения запасов горючего.

При помощи своих партизанских отрядов У получает сведения о перемене места базы X, но, оценивая эту переброску с точки зрения топографической характеристики местности, он начинает подозревать, что атака сил Х в направлении С является ложной, следовательно, вместо того чтобы оставаться в районе Г, он оставляет здесь только небольшие части, а сам отходит с главными силами назад к пункту Е.

Х, не зная об этих движениях противника, рано утром на следующий дань двигается от Д в направлении к 3. Но У, предугадав это намерение, решил двинуть свои силы из района пункта Е, в направлении на Н, обойти правый фланг Х и отбросить его в болотистый и пересеченный район Б. Для выполнения этого маневра он распределяет свои силы следующим образом:

- группа танков дальней разведки, охраняемая на правом фланге и в тылу легкими разведывательными танками, направляется на З;

- отряд, оставленный в Г, должен увязать свои действия с левым флангом разведывательной группы и привлечь противника на себя;

- боевые силы продвигаются под прикрытием этого авангарда, правый фланг которого охраняется легкими танками-разведчиками; за этими силами следует резерв.

Задача боевых сил состоит в нанесении удара в левый фланг и тыл Х, когда он ввяжется в бой с авангардом.

Однако Х не поддался на эту ловушку. Столкнувшись с авангардными частями У, он не уверен, что они двигаются из Г, имея за собой главные силы, т. е. действует ли У в районе КСЛМ или в районе КРОМ. Выявив воздушной разведкой, что силы противника действуют во втором районе и не желая вести фронтальный бой, он постепенно отходит назад на свою противотанковую базу в пункте В.

Хотя небольшие столкновения и имели место, но решительного боя здесь не было, и ни одна из сторон не добилась результата; действия такого порядка, я считаю, будут встречаться в механизированной воине довольно часто.

От этого общего очерка боя я перейду к тактике и рассмотрю две операции детально, а именно: действия, предпринимаемые против движущегося и против остающегося на месте противника.

А. Проблема действия танка против танка

Так как эта проблема не может быть подкреплена практическим опытом, то о ней мы можем говорить только в порядке гипотезы. Обычно в танковом бою, поскольку мне кажется, должно получиться такое перемешивание танков, что трудно отличить свои танки от противника. Поэтому по существу весь вопрос сводится к сохранению управления. Если танки-разведчики двигаются впереди боевых машин, то очевидно легче сохранить порядок, так как боевым машинам легко держаться тогда своего построения. Однако наступит момент, когда разведчик должен будет встретиться с разведчиком, а это значит, что прикрывающая завеса должна будет развернуться в подвижную линию огня. Отсюда возникает вопрос, какой должна быть та теория общей тактики, на основе которой эта подвижная линия огня и боевые силы должны действовать совместно? Ответ на этот вопрос должен вытекать, я думаю, из общей конфигурации местности. Местность едва ли будет всюду ровной; местами она конечно будет неровной, а последнее обстоятельство будет способствовать образованию скрытых подступов. Из этого положения должна быть извлечена максимальная польза с целью обеспечения движения и прежде всего для выбора и захвата позиций, пригодных для открытия огня на месте. Другими словами искусство атаки в значительной мере будет состоять в образовании подвижных сильных точек, откуда можно будет вести прицельный огонь по машинам противника, в то время как другие машины должны оттеснять противника на эти огневые точки.

Схема 12 в очень простой форме иллюстрирует эту тактику, напоминающую старую тактику совместной работы конной артиллерии с конницей. Действует отряд из разведывательных, боевых и артиллерийских танков. Направление движения противника обозначено буквой а. Наши силы распределены следующим образом: в1,в2,в3 - разведчики , с - боевые силы и д - артиллерийские машины. Продвигаясь, противник ввязался в бой с в2, под прикрытием которого действует с, ведя бой на ходу. В то же время д, используя складки местности и под прикрытием в3 быстро продвигается к пункту е, в направлении которого с пытается оттеснить противника. Если действия с окажутся успешными, то противник попадет в сферу действительного огня из пункта е.

Хотя, как мне кажется, будет скорее исключением, чем правилом, то, что эта тактика даст быстрые и ощутимые результаты, но чем чаще такой маневр молота и наковальни будет применяться, тем больше будет нести противник потерь, а поскольку его наступательная сила будет слабеть, постольку это заставит его переходить из района в район, пока наконец он не окажется в углу и не будет принужден к сдаче.

Приведенный пример тактики боевых действий танков кажется очень упрощенным; то если с обеих сторон будут действовать несколько подобных отрядов, то конечно операция и тактика в значительной степени усложнятся.

Тогда будет понятно, что в целях сосредоточения усилий и предохранения рассеивания частей, на первое место выдвигается вопрос управления, которое становится чрезвычайно трудным, ибо согласно плану здесь должно быть налицо общее взаимодействие между несколькими группами или отрядами, участвующими на каждой стороне, а также индивидуальная связь между каждой группой и се соседями, причем на их действия громадное влияние окажут действия противника. Для того чтобы управлять одной группой против одиночной группы противника, воздушное превосходство может оказать большую помощь, но при управлении одной или несколькими группами против нескольких же групп противника воздушное превосходство становится проблемой первостепенной важности, ибо если даже местность на поде боя будет исключительно открытой, то все же будет почти невозможно обнаружить различные позиции противника и его движения одним только наземным наблюдением.

В этой тактике боя имеется один небольшой пункт, требующий разъяснения, а именно - каким образом танк будет вести бой с танком? Я думаю, что вообще отдельный танк не будет вести боя с отдельным танком, а вместо этого танковая единица - взвод или рота - будет вести бой с соответствующей единицей. Конечно при встрече двух отдельных танков между ними должна разыграться дуэль, но при наличии действительного управления такое положение будет скорее исключением, чем правилом, ибо большое число подобных столкновений будет свидетельствовать о потере управления.

С другой стороны, когда танковая часть ввяжется в бой с танковою частью, то огонь не должен открываться случайным путем, а должен быть в первую очередь сосредоточен по командному танку противника, если таковой обнаружен, или же по ведущей машине, а в случае вывода ее из строя - по следующей.

Б. Действия танка против противотанкового орудия

За исключением мин, пушка и бронебойный пулемет являются действительными орудиями противотанковой борьбы, - оба могут быть использованы в танке и вне танка. Когда они находятся вне танка, они теряют свою подвижность, но зато значительно выигрывают в меткости стрельбы, ибо не может быть даже сравнения между меткостью стрельбы со стационарной установки и с подвижной. Если движущийся танк вынужден атаковать не бронированную пушку на открытом месте, то наиболее опасной дистанцией будет расстояние между 1000 и 800 м, - хотя с более близкой дистанции танк будет представлять большую цель, но чем ближе он продвинется к пушке, тем действительнее будет его собственный огонь. Далее, если танк приближается по диагонали, т. е. под углом к линии огня орудия, то последнее быстро должно поворачиваться и менять прицел, и чем быстрее это делается, тем менее метким становится огонь. Если это делается на расстоянии 500 м от орудия, то в 9 случаях из 10 последнее будет подбито.

Но когда мы рассматриваем бронированное орудие, - будь то в танке или на месте под броневым куполом, - проблема его атаки становится гораздо сложнее, ибо хотя рассеивание огня у орудия во время перемены положения остается, но это уравновешивается наличием брони у орудия. Чем больше приближается танк, будь то облически, или иначе, - тем легче в него попасть. Эта проблема в значительной мере схожа с действиями флота, атакующего береговые укрепления. Проблема атаки кроме того усложняется в случае действия против бронированного противотанкового пулемета, так как это орудие, будучи сравнительно маленьким, может быть хорошо замаскировано и в состоянии открыть сильный неожиданный огонь на коротких дистанциях, - на таких дистанциях, откуда наверняка можно попасть в танк.

Отсюда вытекает, что фронтальной атаки следует избегать, если только она не подготовлена соответствующим образом, но так как на такую подготовку требуется время, а полевая атака протекает быстро, то очень редко будет достаточно времени на подготовительные мероприятия по прикрытию атаки.

Общий вывод из вышесказанного приводит к заключению, что бронированные стационарные противотанковые средства, расположенные на удобных позициях, являются невыгодными целями для атаки танков. Ведется ли атака фронтально или даже во фланг или тыл, следует помнить, что орудие или пулемет в танке, а также в броневом куполе, может быть в несколько секунд повернуто в нужную сторону и подготовлено к бою. Чем более подвижной является оборона, т. е. чем быстрее перемещается оружие в оборонительном районе, тем более оно могущественно, а следовательно наиболее могущественным противотанковым оружием является сам танк, оружие которого передвигается вместе с броней и может вести огонь на ходу и на месте.

68. Конница в наступательном бою

Хотя конница не играет никакой роли в условиях боя между бронированными машинами, все же никогда не следует забывать, что идея кавалерии чрезвычайно близка идее механизированной войны, и это потому, что броня дает возможность подвижности, которая в свое время была присуща только коннице, опять доминировать на поле боя, благодаря чему механизированная война является высшей стадией по отношению к пехотной войне.

В те времена, когда кавалерия главенствовала, конница могла оперировать как самостоятельный род войск; с точки зрения искусства кавалерийская тактика достигла зенита в тот момент когда конница была соединена с пехотой, так как последняя создавала защитную тактическую базу, опираясь на которую конница использовала свою подвижность и развивала наступательные действия.

Примеры можно найти в классических войнах, как например сражение той Арбеле (331 г. до Р. X.){19}, в средние века - сражение при Дуплин Мюйр (1332 г.){20} и не так давно в походах Фридриха Великого{21}. После эпохи этого великого полководца конница начинает терять свою ценность, а после введения винтовки она была оторвана от своей пехотной базы, так как ее наступательная сила в конном строю была значительно понижена винтовочной пулей.

Статический характер мировой войны объясняется тем, что подвижность не могла развиться на основе пехотных масс. Эго была война защитных тактических баз. В результате преобладала осадная, или позиционная война где, ввиду того что уже больше нельзя было использовать подвижность конницы, основанной на пехотной стабильности, делались попытки развить подвижность пехоты на основе стабильности артиллерии. Однако это изменение в тактических методах потерпело крушение, ибо для пехоты так же невозможно наступать против пуль современной винтовки и пулемета, как невозможно было коннице наступать против мушкета и картечи 100 лет тому назад. Для разрешения этой проблемы необходимы были непробиваемые пулей конь и всадник, - отсюда и появились бронемашина и танк.

Так как тактика кавалерии на протяжении всей истории была на высоте лишь тогда, когда ее подвижность была основана на защитной силе пехоты, то я и взял за основу комбинацию танковых сил с противотанковыми, причем действия танка в связи с противотанковыми действиями рассматриваю: одно - как боевой молот, а другое - как боевую наковальню, т. е. другими словами как взаимно дополняющие друг друга инструменты.

Если должен иметься сторонник и последователь танковой идеи, то им должен быть кавалерист, так как танковая идея сегодняшнего дня является кавалерийской идеей прошлого.

69. Инженерные войска в наступательном бою

В механизированном бою инженерные войска в полном смысле слова являются боевыми войсками, причем особое значение они приобретают в организации противотанковой обороны. Они должны намечать мероприятия по противотанковой обороне; они должны указывать, какие нужны оборонительные сооружения и минные поля, какие мосты должны быть построены или разрушены, какие сооружения нужны для ведения химической войны и противохимической обороны. В будущей войне по всей вероятности инженерные части будут снабжены механизмами, выполняющими самые разнообразные работы, как-то: для рытья окопов, для закладки мин, минными подрывателями, мостовыми машинами, танками с оборудованием для выпуска газов и дымов и танками-дегазаторами.

70. Авиация в наступательном бою

Работа авиации, действующей совместно с механизированными частями в наступлении, преследует 3 цели: 1) достигнуть местного преимущества в воздухе путем непосредственной атаки воздушных сил противника или путем отвлечения его из района действий посредством бомбежки дальних центров, важных для противника с точки зрения их защиты; 2) собирать сведения о расположении противника, поддерживать постоянное соприкосновение с ним, наблюдать за передвижениями противника и своевременно информировать о них; 3) обеспечивать наступающие войска путем тщательной разведки района и всей местности, на которой могут быть размещены орудия и противотанковые средства противника; если противник и местность не будут находиться под тщательным воздушным наблюдением, то танки не будут в состоянии развить всю свою боевую мощь.

Тактической базой деятельности авиации является не далекий тыловой аэродром, но противотанковая база, а потому в целях экономии времени и возможно полного использования добываемых сведений необходимо теснейшее сотрудничество между механизированными родами войск в воздухе и на земле. Следовательно в состав противотанковой базы войдут посадочная площадка и войска ПВО, ибо без последних не может быть создана защищенная от вероятных налетов авиации противника база воздушных сил.

Отсюда мы видим, что в целях наилучшего и наиболее эффективного использования всех сил, авиация не только должна быть тесно связана с частями ПВО, но и оба в той же мере должны быть связаны с полевой армией, наводиться под одним общим командованием.

 

ЛЕКЦИЯ 10-я

ГЛАВА VII. Наступление (продолжение)

Особые соображения при наступлении против организованной системы окопов

71. Особые условия

Особые условия вчерашнего дня часто превращаются в общие условия завтрашнего дня. Когда огнестрельное оружие было впервые введено, то явилось узкоспециальным оружием, но в течение 1-2 столетий оно стало общим оружием и совершенно изменило форму войны. До введения огнестрельного оружия война представляла собой ряд набегов из укрепленных пунктов. Рыцари производили вылазки из своих замков и вели сражения в открытом поле, а затем отходили обратно в замки, причем единственным путем преодоления этих операционных баз была долговременная осада, заставставлявшая их гарнизон сдаваться от истощения и голода, ибо стены замков не поддавались разрушению метательным оружием того времени. Затем появилась пушка, которая могла уже разрушать стены и бастионы, в результате чего наступление стало сильнейшей формой войны. Наконец появилась винтовка, которая в силу своего превосходства в дальности стрельбы и точности огня так расширила расстояние между воюющими, что штыковой удар, а в дальнейшем и атака вообще становились все менее и менее возможными. Но так как ни одна из сторон не могла оставить поля боя, не признав себя побежденной, то дабы сохранить свои позиции, она начинала зарываться в землю, другими словами она строила для себя замок, защищающий от пуль, и укрывалась в защитные от пуль окопы.

Мировая война неопровержимо доказала, что если с оружием 1914 г. было возможно делать вылазки из окопов, то чрезвычайно трудно было их разрушить даже при наличии мощного сосредоточенного артиллерийского огня. В результате война приняла резко выраженную осадную форму, причем целью, каждой из сторон было добиться истощения и измора другой стороны, благодаря чему мы возвратились к войнам XIII и XIV вв. Оборона вновь стала сильнейшей формой войны.

Последние стадии этой войны показали нам, что без нефти не может быть действительной подвижности, когда массовые армии стоят друг против друга. Сравнительно небольшие моторизованные силы, если даже они не бронированы, в состоянии довести до высшей степени изнуренности большую массовую армию, подобно тому как воробьиная стая в состоянии заклевать ястреба. Вот почему в 1-й части своих лекций я так сильно подчеркивал значение мотопартизанства, ибо, хотя в своих действиях партизаны и привязаны к дорогам, все же их подвижность настолько превосходит подвижность пехотинцев, что в то время, когда первые могут постоянно и в любое время атаковать, вторые будут всегда вынуждены только обороняться.

Основная сила моторизованного бойца заключается в том, что появление его может быть внезапным; его основная слабость состоит в том, что он не может подходить к противнику вплотную; он может беспокоить своего противника до изнурения, но задушить его он не в состоянии. Окружите его броней, и этот недостаток исчезнет; придайте его машине способность движения вне дорог, и его подвижность неимоверно возрастет. Таким образом автомобиль и танк восстанавливают наступление как сильнейшую форму войны. Но тем не менее этот факт не оправдывает положения, что подвижная (маневренная) война 6yдет существовать бесконечно, весьма возможно, что рано или поздно будут найдены средства, понижающие наступательную силу танка, и тогда опять появятся замки в модифицированной форме. Опять армии будут стоять лицом к лицу с осадной войной, но вопрос только - в какой форме?

Я думаю, ответ может быть такой. Имеются две формы обороны - линейная и пространственная. Первая будет применяться до тех пор, пока существуют массовые неподвижные армии, вторая же будет постепенно заменять первую по мере роста танковой идеи или, говоря точнее, противотанковой идеи. Первая будет состоять из системы окопов, известных нам по мировой войне, но усиленных противотанковым оружием и механизмами; вторая будет состоять из зоны взаимно поддерживающих друг друга противотанковых сооружений, которые не только создадут защиту против вторжения танковых сил противника, но, прикрывая все находящиеся в тылу за ними силы, образуют защищенную базу действий воздушных сил, из которой будут совершаться воздушные набеги на противника.

72. Отдача приказов, совещания и предварительные мероприятия накануне атаки организованной системы окопов

Мероприятия, рассматриваемые в этом параграфе, будут зависеть от того, подготовлялась ли противотанковая оборона в мирное время или в военное, а также от того, находятся ли обе стороны в равном положении , в смысле сил и истощения.

Если противотанковая зона подготовлена в мирное время, - что весьма сомнительно ввиду большой ее дороговизны, - тогда прорыв ее должен поручен соответствующим воздушным силам. Если же оборона создается в военное время, то первыми работами без сомнения будут те, которые блокируют главные пути подхода. Но так как такое ограничение подвижности будет вредно влиять на наступательную мощь, то можно ожидать сильных боев, которые будут иметь место с целью срыва работ по устройству таких укреплений. Таким образом, мы встречаемся с двумя формами одной войны: первая преследует цель прорвать укрепленную зону, подготовленную в мирное время, вторая - расстроить устройство менее сложной, военного времени. Другими словами могут явиться необходимыми или : атаки долговременных укреплений или атаки импровизированных фортифицикационных полевых сооружений.

В первом случае наступательные действия должны быть подготовлены в мирное время, причем целый ряд планов должен быть разработан в деталях , соответственно числу подлежащих атакам секторов. Во втором случае праны должны создаваться накоротке и потому, мне кажется, должны базироваться на создании угрозы в одном направлении и нанесении удара в другом. Хотя времени на подготовку таких атак будет больше, чем для организации атак в полевой войне, но едва ли будет достаточно много, чтобы допускать применение ритуальных методов подготовки прорывов мировой войны

73. Особые предварительные мероприятия при атаке организованной системы окопов

В позиционных операциях мировой войны, вплоть до сражения при Камбре (20 ноября 1917 г.){22}, метод вытеснял внезапность, а грубая сила - военную хитрость. В атаках на противотанковые пояса и зоны фортификационных сооружений метод должен идти рука об руку с внезапностью, а грубая сила должна быть подкреплена хитростью.

Несмотря на это, во всех операциях прорыва, - поскольку основной целью является прорыв серии укреплений, как связанных друг с другом, так и взаимно поддерживаемых, - подвижность должна быть подчинена наступательной силе, т. е. работа над укреплениями должна быть приостановлена или же укрепления должны быть разрушены, прежде чем возможно будет приступить к маневру. Для выполнения этого требуются два вида оружия: снаряды большой разрушительной силы и химические, а также аппараты для ведения химической войны. Это требует наличия осадных парков. Чем подвижнее будут такие парки, тем внезапнее будет их появление, а потому они должны быть вездеходными.

71. Общий характер атаки организованной системы окопов

Как я указал уже раньше, форма танковых атак в осадной войне будет зависеть от того, представляет ли собой оборонительная система противника укрепленный пояс или же зону фортификационных сооружений. Я буду рассматривать их по очереди.

1. Атака укрепленного пояса. В атаке такого пояса, представляющего собой несколько линий окопов, основными препятствиями для атакующих танков будут окопы и противотанковые орудия, которые сдерживают движение танков. Если окопы не будут преодолены, то ясно, что атака не будет иметь успеха, а если противотанковые орудия не будут задушены, то атакующий понесет значительные потери.

В сражении при Камбрэ первое затруднение было преодолено с помощью танковых фашин, т. е. больших связок обычных фашин, которые прикреплялись к носовой части танков и сбрасывались в окоп с целью поддержки хвостовой части танка при переходе через окоп. Позднее фашины, которые были очень тяжелыми, были заменены шестиугольными плетеными корзинами. Оба эти мероприятия дали возможность 26-футовому танку преодолевать 20 футовый ров. Вторая трудность была преодолена введением дымового снаряда.

В операциях такого порядка трудность заключается не столько в преодолении одной линии окопов, сколько в преодолении ряда окопных линии, а так как каждый танк в состоянии нести только одну фашину или корзину, то продвижение, конечно связано со сложным маневрированием. В сражении под Камбрэ это маневрирование выразилось в следующем.

Весь фронт, подлежавший атаке, был разделен на определенное число участков танковой атаки, причем границами каждого участка с фронта и с тыла были окопы, а на флангах - ходы сообщения. Так как здесь имелись 3 линии окопов, которые необходимо было преодолеть, то для каждого участка был выделен взвод из 3 танков, несших с собой фашины. За каждым взводом двигались 3 отдельных пехотных партии: 1) окопные заградители, которые останавливались в пунктах пересечения окопов и отсюда блокировали окопы; 2) партия по очистке окопа, которая под прикрытием танка загоняла противника в окопы влево до ближайшей партии заградителей, 3) партия, занимавшая окопы по мере их очистки и предъявлявшая собой резерв.

Работа танков показана на схеме 13. Головной танк, не имея за собой пехоты, продвигался вперед, прокладывая дорогу через проволочные заграждения, сбрасывал свою фашину, пересекал окоп и направлялся в центр своего участка, где и превращался в охраняющую часть (пост). Два следующих за ним танка - 2 и 3 - проходили по фашине, сброшенной танком 1. Танк 3 со своей партией пехоты продвигался прямо вперед, в то время как 2 со своей пехотой (чистильщики окопа), оставив в пункте пересечения заградительную партию, повертывался влево. Фашину для перехода второго сбрасывал танк 3, а затем, перейдя окоп, действовал так же, как и 2 т.е. повертывался влево со своей пехотой, оставив заградителей (пересечения). Танки 1 и 2 следовали за ним. Для перехода третьего окопа фашину сбрасывал танк 2 и т. д. (см. схему 13).

Из сказанного видно, что тактика атаки была чрезвычайно методичной, сама же атака оказалась внезапной.

Прежде чем перейти к модернизации этой тактики, я дам короткий обзор двух планов, разработанных в течение войны.

Цель первого сводилась к изоляции войск, занимавших передовую подле окопов, от их тыловых резервов путем переброски тапками пулеметчиков в тыл данного участка. Для этой цели были построены большие машины , каждая из них вмещала, кроме своей команды, 4 пулеметных группы по 5 человек. Они не были использованы не потому, что идея этой операции не была обоснованной, а потому, что моторы были слабы и скорость слишком незначительна.

Второй план имел целью создание группы мощных машин, способных прорвать укрепленный пояс и атаковать штабы противника в тылу в то время, когда фронт атакуется танками и пехотой по образцу Камбрэ. Идея плана сводилась к парализованию управления противника с целью превратить армию противника в небоеспособную. Этот план был положительный , но не был проведен в жизнь из-за окончания войны.

Имея в виду эти 3 метода: а) танковую и пехотную атаку Камбрэ, б) переброску в тыл пулеметчиков и в) парализование управления противника, - я попытаюсь показать, как с перечисленными выше машинами эти 3 формы могут быть объединены и вся атака значительно улучшена.

Первое, что сразу бросается в глаза, это - то, что с увеличением подвижности машин мы будем в состоянии значительно ускорить атаку. Из этого обстоятельства должны быть извлечены все выгоды. Во-вторых, - и это не так заметно, - если бы танки могли быть отделены от пехоты, то размер всего фронта атаки мог бы быть удвоен и даже утроен. Причина заключается в том, что без пехоты нет необходимости двигать танки в сомкнутом порядке, как это было при Камбрэ, но со значительными интервалами между танковыми группами, а равно и между объектами каждой группы. Это положение требует некоторого разъяснения.

Если мы обратимся к 10-й лекции в моем предыдущем труде "Лекция по 2-й части Полевого устава", то найдем там полное объяснение различий между пехотной атакой и атакой танковой, преследующую прорыв, причем одним из главных различий является то, что когда атакует пехота, то фланги наступления сгибаются во внутрь, тогда как при атаке танками последние могут действовать по расходящимся направлениям. В сражении у Камбрэ фронт атаки был непрерывным для того, чтобы сплошная "стена" танков при движении вперед была в состоянии прикрыть следующую за машинами пехоту. Если бы фронт был разделен на участки с перерывами, как указано на схеме 14, то противник имел бы возможность в неатакованных секторах, а именно б,г,е,з открыть продольный фланговый огонь по пехоте и тем самым сорвать план атаки.

Применяя атаку прерывчатого фронта и предполагая, что придется переходить через 3 главных линии окопов, таких же широких и глубоких, как у Камбрэ, нужно, по моему мнению, принять следующее распределение танков.

1-я волна. Цель ее - прорвать весь укрепленный пояс в кратчайшее время и подготовить наступление 2-й и 3-й волн. В состав 1-й волны должны войти машины: штурмовые (а), истребители (б) мостовые (в) и дымообразующие (г), как указано на схеме 15.

Штурмовые танки двигаются прямо вперед, преодолевая окопы при помощи фашин или без них, в зависимости от своей длины. За ними должны следовать мостовые машины, устанавливающие мостки для перехода окопов более короткими машинами. По этим мосткам перейдут танки-истребители имея своей задачей девствовать на флангах штурмовых танков и прикрывать их от противотанкового огня. Работа дымообразующих танков будет зависеть от ветра, причем наиболее благоприятное направление будет тогда, когда ветер дует прямо на противника, следующее - по направлению к атакующему и наименее благоприятное, когда ветер дует с фланга, т. е. под прямым углом к наступлению. В первых двух случаях эти машины должны двигаться на внешних флангах атаки, образуя дымовую завесу с обоих флангов, в третьем случае - впереди штурмовых, образуя занесу вдоль фронта. На мостовых переходах все машины смыкаются, но после перехода истребители и дымообразующие танки направляются немедленно на фланги.

2-я волна. Задача 2-й волны состоит: в очистке окопов, в защите 1-й волны от контратак и в создании передовой противотанковой базы. В ее достав должны войти боевые и разведывательные танки, противотанковые части и по возможности пехота в бронированных транспортах. Боевые танки очевидно должны действовать большими группами - от 2 до 3 на весь атакуемый фронт, а не на каждый отдельный участок или сектор атаки. Если будет 3 группы, то 2 из них вероятнее всего будут действовать на флангах всего наступления, а одна - в центре.

Под прикрытием боевых танков, а так же в зависимости от успехов 1-й волны, противотанковые войска должны создать противотанковую базу в занятом районе за прорывом. Эта база должна служить сборным пунктом, а также операционной базой и укрытием для боевых сил на тот случай, когда противник сосредоточит в данном районе более крупные танковые силы. Одновременно пехота и развед. танки производят очистку района.

3-я волна. Задача 3-й волны состоит в продолжении операции, т.е. в изоляции по мере возможности противотанковых баз противника от его подвижных сил, в противодействии перегруппировкам и в атаке его штабов и командования. Она должна состоять из разведывательных и истребительных танков и танкеток, а за нею должен двигаться общий резерв. Если противник сильно расстроен, то преследование должно вестись беспрерывно, не давая противнику времени для создания противотанковых баз или укрепленных противотанковых районов, из которых он смог бы возобновить операции.

2. Атака зоны противотанковых сооружений. Я объясню сущность и характер противотанковой зоны более полно в одной из следующих лекций. Она может быть сравнена с натянутой сетью, в которой каждый узел представляет собой противотанковое сооружение, а отходящие от узлов нити являются линиями огня. Если эти сооружения являются танконедоступными, - а они такими и должны быть, - т.е. если они не могут быть преодолены танками или значительно повреждены танковым вооружением, то необходимо применить другие средства, кроме танков, которые смогут их разрушить. При прорывах время является решающим фактором, ибо если только в такого рода операциях разрушение оборонительных работ не будет происходить быстрее, чем их возведение, то прорыв становится невозможным.

Разрушение должно быть комбинировано с действиями, заставляющими противника эвакуироваться, а это может быть блестяще выполнено двойной атакой выступа с целью его выгрызания. Таким образом на схеме 16 атака, проводимая из а, едва ли будет угрожать тылу района в; но если одновременно будет производиться другая атака из б, тогда тыл района в будет находиться под сильной угрозой, и если атаки из а и б продвинутся достаточно глубоко, то район в должен быть очищен противником.

Что касается ликвидации противотанковых сооружений, то здесь напрашиваются два метода: или они должны быть разрушены артиллерийским огнем или же их следует подвергнуть газовой атаке. Из них последний даст более быстрые результата, особенно если применены жидкие отравляющие вещества (стойкие ОВ).

Если окажется невозможным прорваться, сквозь противотанковою зону, то очевидно наступательные действия должны быть перенесены в воздух; при этом должны быть приложены все усилия к тому, чтобы деморализовать противника путем атаки его городов, индустриальных центров и гражданского населения. Если подвижная (маневренная) война означает наступательные операции против вооруженных сил, то позиционная война может привести только к одному - к атаке гражданской воли.

75. Конечные фазы наступательного боя

Общие соображения

Если прорыв на широком фронте увенчается успехом, то обороняющийся окажется без сомнения в критическом положении, ибо он не только будет вынужден задерживать или отбрасывать подвижные части противника, но одновременно должен будет выводить свои гарнизоны из противотанковой зоны, а при сильном давлении - оставить их в руках противника. Если общая обстановка позволит, то обороняющемуся лучше всего занять фланговые позиции под прямым углом к направлению наступления противника и заставить его таким образом свернуть направо или налево, вместо того чтобы двигаться прямо. Если он этого достигнет, то в его распоряжении может быть достаточно времени, чтобы оттянуть фланги прорываемого района назад и одновременно подготовить новую укрепленную зону поперек или немного позади выхода из прорыва.

76. Преследование

Общие положения

В механизированной войне преследование будет зависеть от того, является ли оно результатом полевого или позиционного боя. В первом случае задача преследующих отрядов будет заключаться в обгоне противника с целью недопущения организации противотанковой базы, где противник мог бы привести себя в порядок и возобновить запасы горючего.

В преследовании, как мы его понимаем сегодня, первой задачей отступающего является забота о выводе обозов, но для этого необходимо замедлить движение противника. В будущем преследовании мы встретимся с теми же трудностями, ибо основная проблема будет состоять в организации противотанковой базы достаточно глубоко в тылу отступающей армии; для этого тоже необходимо сдерживать наступающего противника.

Отсюда мы можем вывести следующее заключение: преследующий отряд должен делиться на две группы: в то время как одна нажимает на арьергард противника, другая должна обогнать отступающие силы и стать между ними и противотанковой их базой, не пытаясь атаковать эту базу. Здесь мы еще раз. видим, что целью подвижных войск должна быть атака себе подобных, а не действия против противотанковых частей и сооружений.

Если преследование явилось следствием успешного прорыва, то лучше всего не пытаться отрезать отступающие подвижные части противника, а вместо этого преследовать их по пятам и под прикрытием этой операции посылать отряды вправо и влево от прорыва, принуждая к сдаче оставшиеся гарнизоны противотанковых оборонительных сооружений путем перерыва их путей сообщения. Я предлагаю это по той причине, что если захвачена вся материальная часть укрепленной зоны, то возможно, что противник не будет в состоянии построить новую. Если это так, то противник будет лишен возможности возобновить осадную (позиционную) войну и будет принужден вести полевую (маневренную) войну, не имея прочной оперативной базы.

 

ЛЕКЦИЯ 11-я

Глава VIII.Оборона

77. Общие принципы обороны

В истории войн нам постоянно говорят, что пассивная оборона ведет неизбежно к поражению, но я не знаю ни одного писателя, который утверждал бы, что неограниченное наступление, - так называемое французское "offensive a outrance" (наступление во что бы то ни стало), - в 9 случаях из 10 не приводило бы к тому же самому. Причина этого лежит в том, что искусство войны зависит от теснейшего комбинирования обороны и наступления, - столь же тесного, сколько постройка здания зависит от связи кирпича с известью. А так как оборона является наименее эффективной формой борьба, то имеется тенденция, особенно в мирное время, недооценивать ее, между тем она так же необходима для регулирования наступательных действий, как необходим лук для стрелы. Вот почему я снова и снова подчеркиваю необходимость наличия прочной тактической базы для развития всех подвижных наступательных действий, и если я преувеличиваю ее значение, то это преувеличение делается мною в нужном направлении.

Так как искусство правильного ведения боя зависит от теснейшей увязки оборонительных и наступательных действий, то следовательно успешное сражение зависит от того, насколько подобная комбинация может быть выдержана. Можно почти утверждать, что победа неразрывно связана с сохранением этой комбинации, а поражение - с невозможностью ее сохранить. Следовательно, говоря вообще, целью боя является стремление оторвать наступательные действия противника от его оборонительной базы, т. е. выбить из-под его наступления фундамент.

То, что мы называем оборонительным боевым порядком, в свое время было тактическим боевым порядком классических и средневековых войн. Конница Александра Македонского базировалась на свою тяжелую пехоту, римская пехота на резервы ветеранов. В средние века рыцари базировались на свои замки или вагенбурги, пока наконец "вагенбург" гуситов не стал настоящей недоступной подвижной крепостью и убежищем для их тяжелой рыцарской конницы.

Я уверен, что изучение опыта гуситов может оказаться весьма полезным для механизированной войны, ибо секрет подвижной войны состоит в том, что если мы предполагаем вести наступательные действия, то должны в первую очередь думать об оборонительном факторе, а если предполагаем прибегнуть к обороне, то в первую очередь должны продумать наступательные возможности. Эго правило нужно соблюдать при всех действиях на марше, на отдыхе, в подвижном бою, в позиционной или осадной операции, при охранении обозов, при отходе и во время преследования. Короче говоря, должны быть и щит и меч, в механизированной войне щитом является противотанковая база в полевых операциях и противотанковая зона в позиционной войне.

Верно и то, что иногда оборонительный образ действия применяется с целью уклониться от боя, но не навсегда, а временно или на отдельном участке; уклониться от боя для того, чтобы возобновить его при более благоприятных обстоятельствах, или же избежать его на отдельном участке, чтобы вести его с большим напряжением на другом. Такой маневр стабилизирует бой, т. е. он создает ему, - если не сейчас же, то в будущем, - прочную основу. Отсюда следует, - и это надо помнить всюду и всегда, - что оборона есть основа наступления; отсюда же следует, - и мы не должны забывать этого, - что благоразумная оборона является основой победы.

78. Выбор оборонительной позиции

Какова цель обороны? Этот вопрос мы должны ставить перед собой всегда, когда решаем вопрос о выборе позиций. В проблеме выбора оборонительной позиции целью может быть одна из трех: 1) обеспечение базы для наступательных действий; 2) совершенная приостановка продвижения противника и 3) временная задержка противника.

В предыдущих лекциях я достаточно много говорил о 1-м пункте; поэтому здесь рассмотрю лишь 2-й и 3-й.

Вторая цель требует такого расположения позиции (или района), чтобы можно было атаковать только фронтально; третья цель требует, чтобы во время атаки противника его тыл или фланги были открыты для контратаки. Здесь опять фланги и тыл являются пунктами, которые определяют наше решение и руководят мыслями, когда мы разрабатываем план обороны. В обоих случаях наблюдение за противником является чрезвычайно важным, ибо поскольку выбор позиции в значительной степени будет определяться характером местности, на которой мы ведем бой, и поскольку лишь редкие районы будут представлять собой идеальные оборонительные участки. Постольку чем больше мы узнаем о противнике и его движениях, - а по его движениям мы можем судить о его намерениях, - тем полнее и лучше мы сможем организовать свою оборону.

B современных условиях ведения боя артиллерия является оборонительной базой пехотных действий; следовательно оборонительные позиции должны обладать хорошими артиллерийскими наблюдательными пунктами, так как огонь ведется с закрытых позиций. Но в механизированной войне наземное наблюдение не так важно, как воздушное, ибо базой подвижных войск, т. е. танков, является не артиллерия, а противотанковые войска. Эти войска редко будут прибегать к ведению огня непрямой наводкой, ибо для того, чтобы поражать цели, они должны их видеть.

Хотя наземным наблюдением не следует пренебрегать, но тем не менее оно не столь важно, как обнаружение направления движения противника. Раз последнее установлено, оборонительное расположение, если это необходимо, может быть изменено, так как при подвижной обороне эта задача вполне выполнима. Следовательно воздушная мощь является существенно важным для обороняющегося условием и только следующим по важности следует считать сохранение соприкосновения с противником посредством бронемашин и моторизованных партизан. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы на обороняемом участке была хорошая посадочная площадка. В сущности посадочная площадка будет много ценнее, чем целый ряд хороших артиллерийских наблюдательных пунктов.

Если оборонительный район выбран с целью полной остановки противника, то следует избегать выступа или выступов (выгнутых в сторону противника углов), но при задаче временной задержки выступ будет выгодным, особенно если оборонительная дуга проходит через его основание. Это положение указано на схеме 17.

Если абв является выступом, то противник может атаковать а - б, или б - в, или б. Если он атакует а - б, то его левый фланг подвергается опаснбсти из б в; если б - в, то из а - б , если б, то из а и в.

При выборе оборонительного района местность должна быть изучена в соответствии с задачами. При задаче остановить наступление противника в первую очередь следует изучить ее противотанковый характер; при задаче временной задержки противника необходимо обратить внимание на ее свойства с точки зрения передвижения танков. В первом случае следует выбирать местность с хорошим обстрелом, не только для того, чтобы машины противника можно было обстрелять с далеких дистанций, но и для того, чтобы противотанковые сооружения могли взаимно поддерживать друг друга. Противотанковые препятствия по возможности должны прикрывать фланги участка и фронт, - например река или дорога в выемке и т. д. Если эти препятствия не видны противнику, то они окажутся для него неожиданными. Так как, говоря вообще, такая комбинация препятствий редко может встретиться, то я считаю, что долины и дефиле будут играть значительную роль в будущей обороне, ибо если обороняющийся сможет расположить свои фланги на естественных препятствиях, то ему остается только подумать об организации искусственных препятствий на своем фронте. Такой тип обороны преобладал в классических войнах Греции.{23}

79. Подготовка к оборонительной операции

Основой всей подготовки является обнаружение противника или, если он уже обнаружен, сохранение соприкосновения с ним как по воздуху, так и на земле.

Оборонительные участки делятся на две категории: естественные и искусственные. В первом случае это будут холмы, реки, болота, леса и деревни; во втором - заболачивание, минные поля, противотанковые рвы и противотанковые сооружения. Минные поля, как я уже указал в одной из предыдущих лекций, по отношению к танкам являются тем же, чем являются проволочные заграждения по отношению к пехоте; первые приостанавливают движение машин, вторые - людей. Минные поля должны состоять из минных рядов, уложенных по диагоналям; их задача - преграждать или изменять направление движения противника. В общем, минные поля однако должны прикрываться огнем, т. е. они должны применяться в сочетании с противотанковым оружием. Для того что бы, по нем ходили люди и животные, их следует обнести проволочной изгородью и покрыть проволочными заграждениями. Конечно такие мероприятия могут открыть их расположение, но этот недостаток отчасти возмещается тем обстоятельством, что можно устроить много ложных минных полей для введения противника в заблуждение.

Противотанковые земляные препятствия могут иметь три формы, а именно: высокие крутые валы, широкие рвы и узкие ровики для захвата гусениц танка. Первые являются удобным препятствием там, где имеются крутые скаты, например: бока выемок на дорогах, железнодорожные насыпи, берега рек. Они могут быть легко устроены путем срезания скатов до отвесной стены вышиною в 6 - 7 фут. (2 м). Вторые являются серьезным препятствием, но лишь тогда, когда они шириной в 25 фут. (7-8 м) и глубиной 10 фут. (3 м). Это однако требует много времени и работы и едва ли практически осуществимо при организации обороны за исключением организации долговременных укреплений.

С точки зрения организации препятствий перед полевыми оборонительными сооружениями третья категория работ, т. е. ровики, наиболее легко осуществима и состоит из нескольких рядов канав длиной в 10 фут., шириной 2 фут. и глубиной в 3-4 фут., расположенных настолько близко одна от другой, что когда танк попытается пройти через них, то одна или обе гусеницы провалятся и танк не сможет сдвинуться, так как будет упираться корпусом в землю.

Наконец мы подходим к противотанковым сооружениям, могущими быть из земли, бетона или стали. Я уже касался их раньше, но здесь буду более подробно рассматривать их характер. Они могут быть разделены на две равных категории постоянные и перевозимые. Первые будут иметь форму мартелловских башен,{24} защищенных крутым валом, кольцом противотанковых рвов или минным полем, а иногда - всеми тремя вместе. Эти башни будут значительно ниже своих предков, и если будут окружены валом, то лишь едва будут высовываться из-за него. Они могут быть построены из земли и облицованы плетенками или турами, могут также строиться из бетона; будут вооружены по всей вероятности одной противотанковой скорострельной пушкой во вращающейся броневой башне, двумя противотанковыми пулеметами, могущими действовать одновременно по воздушному противнику. Для такого укрепления потребуется команда из 1 командира и 9 рядовых, т. е. в 10 чел., - примерно такое же количество людей, как в блокгаузе, применявшемся в англо-бурской войне.{25}

Что касается перевозимых средств обороны, то они могут иметь две формы. Одна будет представлять собой стальной купол, не пробиваемый пулями и возимый в разобранном виде, но довольно тяжелый по своему весу. Вторая - в виде полукругов, состоящих из обыкновенного гофрированного железа, могущих быть собранными в два круга, подобно стенам в южноафриканских блокгаузах; пространство между этими стенами заполнено гравием или землей. Такие противотанковые цилиндрические коробки в отличие от куполов не только легко перевозимы, но и дешевы в производстве. Так как они будут без крыш, то расположенное в них противотанковое оружие должно быть снабжено наклонным полукруглым щитом.

80. Организация обороны

Организация обороны очевидно будет зависеть от характера местности и имеющихся на ней естественных препятствий. Доминирующими факторами будут важнейшие подступы, а не пункты; поэтому, прежде чем принять окончательное решение, обороняющийся должен тщательно обследовать свои фланги и тыл.

Общая схема обороны во всех случаях должна включать противотанковые сооружения и подвижные силы для контратак; последние располагаются возможно глубже в тылу, но вблизи открытого фланга, - с таким расчетом, чтобы всякая попытка противника к обходу системы сооружений могла быть парализована атакой обходящего во фланг или тыл.

В отношении естественных препятствий наиболее важными являются: леса, реки и населенные пункты. Леса обороняются противотанковыми пулеметами, поддержанными артиллерией, ибо хотя густой лес и представляет собой определенное препятствие для атакующих танков, но в то же время он часто может явиться великолепным скрытым подступом и районом накапливания. Если танки приданы для поддержки лесных гарнизонов, то они должны располагаться так, чтобы быть в состоянии атаковать фланги противника в то время, когда с фронта его сдерживает противотанковый огонь.

Реки являются препятствием для всех машин за исключением амфибий, следовательно их значение для оборонительной войны возрастает. Они должны обороняться главным образом противотанковыми пулеметами при поддержке артиллерии; если же приданы танки, то последние должны располагаться сосредоточенно и на таких позициях, откуда имеется возможность атаки противника непосредственна после переправы. Танки не должны разбиваться на мелкие группы для наблюдения за мостам, бродами и т. п. Выполнение таких задач следует возлагать на противотанковые орудия.

Вообще говоря, населенные пункты не являются подходящими объектами для боевых действий танков, так как там их движение будет ограничено улицами и дорогами. Если танки приданы для обороны крупного населенного пункта, то они должны располагаться в центре его, в резерве, а если населенный пункт небольшой, то - в его тылу или на флангах, укрыто от наблюдения. Из этих позиций танки должны атаковать или переходить в контратаку против флангов противника, когда последний задержан огнем противотанкового гарнизона или уходит из-под огня.

81. Расположение на обороняемой позиции

Как я уже указывал, в обороне требуется наличие двух сил, а именно сковывающей и наносящей удар; в механизированной армии мы имеем соответственно противотанковые и танковые силы.

Каждый обороняемый район должен быть занят обеими этими категориями войск и следовательно должен состоять из подвижного и неподвижного секторов; последний, ставя противника в определенные каналы движения, направляет его в те районы, где он немедленно контрактуется танками.

Здесь мы имеем некоторую новую концепцию обороны, а именно, что контратака не является обязательно атакой противника, прорвавшего оборонительную систему, а чаще всего вовлеченного обороняющимся в такой район, где он может быть атакован с большими преимуществами для обороны. В следующей лекции я остановлюсь подробнее на этой оборонительной тактике паука и мухи.

Что касается неподвижных обороняемых районов, то я уже раньше говорил, что

они должны состоять из поясов или групп сооружений, взаимно поддерживающих друг друга; внутренние фланги занимающих их частей должны идти по диагонали, а не перпендикулярно к вероятному фронту атаки, для того чтобы каждая войсковая часть перекрывала фланги сооружений части, расположенной вправо или влево. Такое положение значительно усилит их.

Если обороняемый район окружен открытой местностью, тогда вся оборона должна иметь круговой характер; в этом случае подвижные силы должны держаться в кулаке и быть готовыми в нужный момент атаковать противника, пытающегося отрезать район от его базы питания.

Что касается распределения средств борьбы как в самых сооружениях, так и вне их, то следует руководствоваться правилом, что противотанковые пулеметы должны располагаться так, чтобы заставить атакующего попасть под продольный огонь артиллерий обороны, а огонь артиллерии должен оттеснить танки противника под удар контратакующих танков обороны.

82. Контратак и, контрнаступление в обороне

Касаясь вопроса о контратаке, я указал, что оборона и ее средства должны быть так расположены, чтобы способствовать проведению ее в намеченном районе, т. е. в таком районе, который не только даст преимущества контратакующим войскам, но и обеспечит неожиданность контратаки, а также поддержку участвующих в ней войск противотанковыми средствами обороны. Подобно противотанковым пулеметам, которые должны располагаться так, чтобы отбрасывать машины противника на артиллерию обороняющегося, а расположение артиллерии должно способствовать оттеснению противника в районы контратаки, и контратакующие части должны так располагаться, чтобы своей атакой отбрасывать противника на скрытые минные поля. Здесь мы имеем картину теснейшего взаимодействия между различными видами оборонительных и наступательных средств, и эту картину командование должно представлять себе ясно, когда принимает план обороны.

Перейдем теперь к контрнаступлению. Если противотанковая зона оборудована в мирное время, то можно извлечь большие выгоды, если противника заманить в действия по прорыву зоны Подобно этому в полевой войне, - поскольку механизированная армия состоит из двух сил: танковых и противотанковых, очень выгодно при всяком удобном случае занимать последними такую позицию, которую противник вынужден атаковать, исходя из своего плана; как только противник ослабил свои силы атакой, безразлично успешной или безуспешной, следует всеми силами обрушиться на него, т. е. вести контрнаступление.

Контрнаступление, вообще говоря, является вопросом здравого смысла, но помимо этого оно будет чрезвычайно широко применяться в механизированной войне. Если вам удастся заставить противника притупить свой меч ударами о ваш щит, то относительно настолько же становится острее ваш меч.

Поскольку обе стороны по сравнению с пехотой будут чрезвычайно подвижны, постольку они могут наступать и отступать почти как захотят. А так как подвижные силы обеих сторон поддерживаются противотанковыми силами, то для обеих сторон будет очевидно выгоднее заставить противника померяться силами с войсками, специально приспособленными для отражения атаки подвижных сил, чем бросить в атаку на него свои подвижные силы.

Подходя с такой точкой зрения, мы могли бы говорить о "наступательном контрнаступлении", т.е. о наступлении с целью завязать бой, затем отходе с целью завлечь противника на противотанковою оборону и снова о наступлении с целью удара по противнику, не давая ему времени привести себя в порядок. Таков был план Вильгельма Завоевателя в сражении при Гастингсе.{26}

83. Пехота в обороне

Та роль, которую при обороне будет играть пехота, - кhоме моторизированной пехоты, несущей гарнизонную службу в противотанковой обороне, - будет зависеть от характера местности. Если местность не пригодна для действий танков, т. е. лесистая или гористая, то пехота будет действовать в условиях лесной и горной войны, а ее тактика должна быть тактикой легкой пехоты. Если же она вооружена противотанковым оружием, то обычно последнее держится в резерве, чтобы пехота немедленно могла быть брошена к угрожаемому пункту.

84. Артиллерия в обороне

Артиллерия в обороне будет состоять из орудий, расположенных в противотанковых сооружениях, и из подвижного резерва в виде артиллерийских танков. Я уже объяснял значение первой категории этой артиллерии; что касается второй, то она предназначена для усиления угрожаемых пунктов, а кроме того что еще важнее - для прикрытия контратакующих войск, содействуя им с таких позиций, которые ограничивали бы маневренную способность противника Здесь опять-таки ясно видно, что защита может быть не прямой, т.е.

ее целью не должен быть обязательнo удар по наступательной силе противника, но скорее ограничение ею способности к маневру.

Эти подвижные орудия обычно будут вести огонь с остановкой на позиции, чтобы добиться большей меткости, в то время как разведывательные, боевые и другие машины будут вести огонь на ходу и по возможности оттеснять противника на танковую артиллерию.

85. Конница в обороне

Конница не может играть никакой роли в оборонительных операциях будущего. Она не пригодна для действия ни в механизированной войне, ни в лесных, ни в горных боях. Ее современная роль будет выполняться бронемашинами и вооруженными автомобилями Первые 6удут устанавливать соприкосновение с противником и вести за ним наблюдение; вторые - беспокоить его фланги и тыл.

86. Инженерные войска в обороне

Полевые инженерные войска должны быть использованы для возведения таких противотанковых сооружений, которые не могут быть построены противотанковыми войсками. Главная их работа будет состоять, как и в настоящее время, в постройке мостов, снабжения войск водой и производстве разрушений (для замедления продвижения противника). Как специальный род войск они должны быть использованы для специальных работ. Инженерно-механические части будут выполнять свою нормальную работу по ремонту машин и вооружения в полевых условиях.

 

ЛЕКЦИЯ 12-я

Глава VIII. Оборона (продолжение)

Соображения по организации длительной обороны

87. Особые условия

В механизированной войне длительная оборона на первый взгляд кажется анахронизмом, но я уже указывал в предыдущих лекциях, что подвижная война неизбежно приведет к статическим формам борьбы подобно войне 1914 - 1918 гг. с одной лишь разницей: в мировой войне мы имели линии окопов, в позиционной механизированной будем иметь укрепленные зоны. Хотя передвижения и будут применяться в довольно широких размерах, но только в пределах зон, а территория за ними будет так же хорошо защищена от наземного нападения, как это было в течение большей части мировой войны.

Могут указать на то, что такая прочная защита страны будет стоить очень дорого. Это верно, а также возможно, что дороговизна постройки таких зон заставит страны отказаться от устройства их в мирное время. Однако едва ли они обойдутся так же дорого, как дорого обошлась в мировую войну защита от вторжения, когда беспрерывные линии оборонительных сооружений тянулись на сотни километров и требовали для удержания их тысячи орудий, десятки тысяч пулеметов и сотни тысяч солдат.

Если же укрепленные зоны будут строиться заблаговременно, то можно быть уверенным, что громадная стоимость их сооружений явится сильнейшим препятствием в любой стране для организации одновременно гигантских механизированных армий, могущих быть из-за такой стены выпущенными на противника, как снаряд из дула орудия. Здесь мы встречаемся с довольно любопытной картиной: танк, являясь исключительно наступательным средством борьбы, окажет немедленно влияние на идею обороны и вызовет ее пересмотр. Идея обороны, требуя сооружения мощных укрепленных зон, в свою очередь вследствие громадной стоимости сооружения их окажет влияние на наступательную мощь, ограничивая количество наступательного оружия.

Есть еще другая причина, почему длительная оборона будет очень широко применяться в будущем, - и опять-таки это будет результатом тактического влияния мотора внутреннего сгорания, но не в форме танка, а в форме повседневного автомобиля. Как я уже указывал, моторизованные партизаны по всей вероятности будут использованы в громадных размерах в силу того, что их легко привлечь на службу. Я уже говорил, что эти войска по своей природе являются оборонительными; ведя бой в своей собственной стране, они будут в значительной безопасности, но эта безопасность будет исчезать по мере продвижения их в страну противника. Чем дальше они продвинутся во враждебную страну, тем меньше будут способны охранять механизированную армию и тем больше попадут в зависимость от последней в смысле охраны их самих, пока наконец не станет скорее обузой, чем помощью.

Когда создастся такое положение или когда мотопартизаны будут оттянуты по другой причине, тогда мехсилы должны изыскивать иные средства для собственного охранения. Если мехсилы будут иметь тысячи машин, то эта проблема разрешится легко. Но так как столь большие размеры мехсил едва ли возможны, то при наличии мотопартизан противника обеспечение сил и, что еще более важно, охрана коммуникационных линий и тыла вызовут такое напряжение усилий, что мехсилы будут вынуждены остановится . Но остановиться - это значит обороняться, а длительные периоды оборонительного боя требуют соответствующих оборонительных сооружений.

Решение этой проблемы лежит в организации защищенной базы действий для мотопартизан, так чтобы партизаны, а также мехсилы, при своем продвижении во враждебную страну могли иметь у себя в тылу, если не дружественную, то по крайней мере нейтрализованную, а не враждебную территорию. Вообще для того чтобы вести подвижную войну с успехом, боевые силы, как механизированные, так и моторизованные, должны иметь в тылу нечто вроде административной базы, которая одновременно будет играть роль и стратегический базы, так как не может быть вообще стратегии без соответственной работы снабженческих и эвакуационных организаций. В результате мы приходим к необходимости иметь оккупационную армию.

В то время как тактические базы, о которых я так много говорил, являются временно удерживаемыми для обеспечения отдельных боев или операций районами, стратегическая база является районом, удерживаемым вплоть до окончательной победы - конечного результата целого ряда отдельных боев и операций. Такая стратегическая база с одной стороны прикрыта государственной границей, а с другой - подвижной стеной войск, продвигающейся под прикрытием моторизованных или механизированных сил и устанавливающей закон и порядок в занятых территориях. Таким образом постепенно будет уменьшаться стратегическая база противника, пока наконец она не потеряет для него даже последнюю тактическую ценность.

Из вышесказанного мы видим, что в механизированной войне имеются две чрезвычайно важных тактических проблемы. Первая заключается в сохранении подвижности моторизованных и механизированных сил с целью постепенного захвата территорий противника; вторая - в предотвращении подобного захвата противником, заставляя его подвижные силы переходить к длительной обороне. Короче говоря, вся проблема сводится к развитию и к приостановке движения с целью оккупации или ее предотвращения. Если это будет понято, то не может быть никаких сомнений, что противотанковая оборона будет занимать значительное место в работе генеральных штабов на всем континенте. Но вместе с тем, раз эти штабы будут удовлетворены противотанковым состоянием своих границ, они поймут, что эти укрепленные границы явятся великолепными базами для проведения воздушных атак; по современным взглядам такое положение и есть основная проблема механизированной войны, т.е. сохранение наступательной подвижности на основе неподвижной укрепленной базы.

88. Организация длительной обороны

Нет никаких сомнений, - и история это подтверждает, - что наступательная война, т.е. подвижная война, основанная на полевых операциях, всегда значительно дешевле и менее разрушительна, чем оборонительная война. И только потому, что пуля в обороне была могущественней пули в наступлении, мировая война оказалась одинаково разрушительной как для побежденного, так и для победителя. Если бы было иначе, война окончилась бы в несколько недель, а ее стоимость и разрушения пропорционально сократились бы.

Поскольку моторизованные и механизированные армии в состоянии поддерживать свою подвижность, войны по всей вероятности не будут продолжительными, - но все же они едва ли будут настолько короткими, как некоторые думают, ибо не следует забывать, что если подвижные операции могут быть приостановлены на земле, то из этого совершенно не вытекает - аналогичного положения для воздуха. Если я прав в предположении, что длительная оборона является в сущности ведением войны в противотанковых зонах, то следует быть уверенным, что операции в них будут иметь целью не столько прорыв зоны противника, сколько стремление приковать его к ней, с тем чтобы обеспечить защищенную базу для воздушных сил, откуда они могли бы вести организованное и мощное воздушное наступление на жизненные и промышленные центры противника.

Я уже говорил в предыдущих лекциях, что воздушные наступательные действия могут быть предприняты в любое время, но только со следующей оговоркой. В начальной стадии войны ни одна страна не допустит, чтобы ее территория стала ареной действий партизанских и механизированных масс противника. Это может быть достигнуто возведением противотанковой зоны в мирное время или полевыми операциями. В первом случае наступит немедленно состояние длительной обороны во втором - будут делаться попытки разбить силы противника в поле и только в случае неудачи будет установлена длительная оборона. Хотя в первом случае по всей вероятности наступательный импульс будет сохранен путем применения воздушных сил, во втором несомненно в первую очередь решение будут искать подвижными наземными силами, причем воздушные силы будут им содействовать, прибегая к самостоятельным действиям в лишь очень редких случаях, если только одна из сторон не будет иметь громадного превосходства воздушных сил.

Обычно проглядывается тот факт, что, хотя воздушные силы и являются наиболее подвижным видом оружия в воздухе, на земле они наименее подвижны и едва ли представляют собой вообще средство борьбы. Больше того, их наземные учреждения - ангары, мастерские, посадочные площадки и т. п. в высшей степени неподвижны, - до такой степени, что, если эти учреждения не обеспечены наземной и воздушной защитой, их роль сводится почти к нулю. Хорошо организованное решительное воздушное наступление требует таких условий, которые существовали в мировой войне, а именно - позиционного фронта без открытых флангов и обеспеченности от атак с тыла. Только при наличии такой обеспеченности воздушный флот в состоянии развить максимально свою наступательную мощь, без наличия этих условий воздушные силы в значительной мере потеряют свою эффективность, потому что их базы будут незащищены или же будут находиться на далеких расстояниях от промышленных центров противника. Отсюда мы видим, что для самостоятельных воздушных операций, т.е. для атак на гражданское население, первой предпосылкой будет организация длительной обороны.

Что касается противотанковых зон, о которых я уже довольно подробно говорил, то здесь имеются несколько пунктов, требующих уточнения. Сама по себе зона будет включать в себя такую территорию, потеря которой может привести к сдаче. Глубина зоны может доходить до 200 миль (300 км). Ясно, что здесь не может быть и речи о покрытии такой площади сплошной сетью противотанковых сооружений. Поэтому я считаю, что главная зона будет делиться на два пояса - А и Б. А будет представлять собой пояс сооружений вдоль границы, а Б - остальную часть зоны. А можно сравнить с укреплениями береговой обороны, а Б - со средневековыми замками, блокирующими внутренние подступы: в ней будут защищены все стратегические центры, как-то: большие железнодорожные узлы, индустриальные центры, аэродромы и столица. Если зона А прорвана, то хотя прорвавшийся и не встретит сплошных поясов оборонительных сооружений, все же его движение будет ограничено противотанковыми и противовоздушными крепостями-замками. Они не только предоставят укрытие для боевых сил обороны, но и в большинстве случаев атакующий должен уничтожать их при проходе, ибо в противном случае его коммуникации будут находиться под постоянной угрозой. Короче говоря, длительная оборона в механизированной войне сводится к вовлечению противника в густую тактическую сеть, прорвавшись через которую, он окажется пойманным в более редкую, но более широкую стратегическую сеть. В случае отказа войти в эти сети действия обеих сторон приостановятся, и тогда вопрос наступательной подвижности будет решаться в воздухе, а целью будут действия, расшатывающие гражданский фундамент ведения войны

89. Контратаки в длительной обороне

Контратака в длительной обороне ничем не отличается от контратаки в полевой за исключением того, что в первом случае на стороне контратакующего будет больше преимуществ, так как база, опираясь на которую он атакует, будет сильнее. Что касается контрнаступления, то, как мы уже видели, его проведение будет поручено авиации и будет заключаться во- первых в достижении превосходства в воздухе, а во-вторых - в выборе одной или нескольких важнейших целей, например столицы противника или его промышленных центров, с целью их длительной бомбардировкой вынудить противника эвакуировать их, переключаясь после этого на новые объекты.

90. Пехота в длительной обороне

Главная масса пехоты в длительной обороне будет входить в оккупационную армию. Ее задачей будет ведение не подвижной (маневренной) войны, а неподвижной, причем ее главным оружием в обороне будут не винтовка и пулемет, а противотанковый пулемет и противотанковая мина.

Если противотанковая зона будет существовать в момент возникновения войны, то ее будет занимать пехота; если такой зоны не будет, то пехота станет ее создавать. Первая задача пехоты в районе, намеченном для противотанковой зоны, будет заключаться в остановке наступления партизанского роя противника. В случае же продвижения механизированных сил вперед, пехота продвигает противотанковую зону за ними и, постепенно занимая страну противника, устанавливает порядок в тылу продающейся армии.

91. Артиллерия в длительной обороне

За исключением артиллерии механизированных сил, вся остальная артиллерия в длительной обороне будет входить в состав оккупационной армии. Здесь мы будем иметь 4 категории пушек и гаубиц, а именно: осадные, противотанковые, зенитные и специальные орудия вроде "большой Берты" мировой войны, могущие вести беспокоящий огонь на дальних дистанциях.

92. Конница в длительной обороне

Я не вижу другого назначения для конницы в длительной обороне, чем выполнение обязанностей конной полиции и по регулированию движения на дорогах. По всей вероятности мотоциклисты и полевая полиция, возимая на легких машинах, окажутся эффективнее и дешевле.

93. Инженерные войска в длительной обороне

Очевидно, что большая часть инженерных войск будет в составе оккупационной армии. Вероятнее всего они будут делиться на две категории: инженерно-механические и полевые инженерные. Первые будут производить ремонтные работы по всем машинам полевой армии, а также и оккупационной; вторые будут нести ответственность за съемочные работы, планирование и разбивку фортификационных сооружений в противотанковой зоне

94. Организация разведки и связи в длительной обороне

Сведения о противнике в длительной обороне столь же важны, как и в полевой обороне. Основным средством разведки будет авиация, так как моторизованным частям редко удастся вести действия вне своей противотанковой зоны. Сооружения должны иметь проволочную и беспроволочную связь с командными пунктами секторов, а последние - с главным штабом зоны По существу вся связь в противотанковой зоне должна быть организована как в крепости.

95. Смена частей в длительной обороне

Очевидно система смены частей, применявшаяся в позиционные периоды мировой войны, едва ли может быть применена в длительной обороне механизированной войны. В мировой войне человеческая стена удерживала сплошной пояс оборонительных сооружений, причем у этого пояса не 6ыло открытых флангов, а потому задача живой силы пояса была тактически очень проста - не допускать прорыва. Однако напряжение окопных гарнизонов было очень велико; поэтому для поддержания морального и физического состояния требовалась частая смена и притом целыми войсковыми единицами. В будущем эта компактная стена будет разбросана в виде многих, но небольших противотанковых гарнизонов: в результате противотанковой пояс, вообще говоря, будет состоять из бесчисленною количества флангов, по зато иметь громадную глубину. Цель этих гарнизонов будет конечно заключаться в предотвращении прорыва всей зоны, но в силу большой ее глубины будет значительно больше простора для маневрирования. Если противник атакует отдельный пост или ряд постов, то обычно задачей гарнизонов постов не будет обязательное удержание их ценою жизни, но умелое и своевременное отступление из них. Конечно, если пост является жизненно важным пунктом, он должен быть удержан во что бы то ни стало, в противном же случае гарнизон должен отойти на другой пост в глубине зоны, как только противник развернется для атаки. Таким образом оборона будет чрезвычайно гибкой, и каждый успех, достигнутый противником, должен автоматически сгущать и усиливать оборону в тылу. Следовательно смена гарнизонов будет происходить в глубине тыла более или менее автоматически в зависимости от действий противника и как следствие его атак, в остальное время никакой смены происходить не должно, так же как не происходило смены гарнизона в крепости.

Выход из боя

96. Общие основы

Выход из боя в условиях полевой войны будет зависеть от того, в какой степени сохранена свобода движений, что в свою очередь зависит от силы резервов. Если сохранен порядок, т.е. силы не рассеяны и резервы сильны, то выход из боя обычно не будет трудной операцией. Нормальным методом действий будет переброска резервов на оба фланга выходящего из боя отряда, чтобы угрозой атаки флангов противника заставить его замедлить свое продвижение. Так например на схеме 18: а - противник, б - отряд, выходящий из боя, а в и г резервы, которые брошены на фланги.

Раз начался отход, б направляется в свою противотанковую базу, в то время как в и г обеспечивают его фланги. Достигнув базы, б будет приводить себя в порядок, а половина базы в это время снимается и направляется дальше в тыл, на новую позицию Другая половина будет отходить под прикрытием в и г, после того как б освободит последних от несения службы в качестве арьергарда.

Вопрос будет гораздо труднее в случае отступления с оборонительной позиции или отдельного участка ее, так как гарнизоны оборонительных сооружений не обладают высокой подвижностью. Здесь все же принцип остается прежним: подвижные части прикрывают отход. Наиболее удобным временем для очистки поста и отхода людей является ночь.

 

ЛЕКЦИЯ 13-я

Глава IX. Ночные действия

97. Общие основы

Нет никаких сомнений, что трудности, присущие ночным действиям, будут в той же степени влиять на механизированные силы, как они влияют на войска современного типа, поэтому за исключением авиации и мотопартизан ночные действия едва ли будут применяться чаще, чем применялись в прошлом.

Что касается мотопартизан, то их, если возможно, следует приучить к ночным действиям, потому что темнота является их наилучшей защитой. Так как мотопартизаны в состоянии одним скачком покрывать значительные расстояния то ночь дает им возможность скрытно перебрасываться на многие мили, - с одного фланга на другой, с фланга в тыл, и т. д. Если партазан не знает хорошо страны, то его важнейшей обязанностью является не столько чтение карты, сколько запоминание ее. Пехота прибегает к ночным движениям довольно часто с целью избежать пули противника, но эта причина редко будет являться основной в ночных движениях бронированных войск за исключением случаев атаки районов противотанковой обороны. Бронечасти будут предпринимать ночные передвижения не с целью зашиты самих себя, а с целью скрыть свои намерения. Меняя свои позиции под прикрытием ночи, они настолько спутают данные, имеющиеся у противника, что последний будет вынужден действовать с чрезвычайными предосторожностями в ранние часы следующего дня. Способность покрывать значительные расстояния, не будучи видимым, приведет вероятно к созданию особой тактики, могущей быть названной тактикой " игры в прятки"" и способствующей возрождению ложных атак, засад и внезапных нападений. Но это в свою очередь замедлит полевые операции, так как иначе мехсилы могут в любое время оказаться в таком положении, в каком Фламиний оказался на озере Тразимене{27}.

Я лично на основе опыта мировой войны не думаю, чтобы ночные передвижения были столь трудными, как многие считают, - особенно в том случае, когда танки снабжены хорошими компасами, а их команды хорошо тренированы в ночных действиях.

Что касается ночных атак, то я не имею основания считать, что они будут встречаться в будущем чаще, чем в прошлом, и не думаю, что они будут применяться при прорыве. Это однако не будет означать отказа от проведения ночных атак, имеющих моральный, а не физический эффект, ибо хотя ночью физическое влияние танков и бывает обычно незначительным, зато моральный эффект бывает большой. Используя их с такой целью, мы будем иметь возможность беспокоить противника, а при сохранении в наших руках инициативы, он будет постоянно находиться в состоянии сильного напряжения.

Следовательно можно придти к выводу, что к ночным атакам с целью физического воздействия придется обращаться тогда, когда не будет иных средств для достижения успеха. Моральные же атаки будут частым явлением в будущей войне, причем целью их будет расшатывание нервов противника путем лишения его покоя и удержания его в состоянии постоянного напряжения.

Движения ночью в тылу охраняющих войск

98. Общие соображения

Я уже говорил, что в механизированной войне охраняющие войска будут состоять из двух категорий, а именно: войск круговой завесы, состоящей из партизанского роя, и войск противотанковой зоны. При наличии последней ночные марши будут совершаться в условиях, более близких к условиям мирного времени; однако в обоих случаях основная трудность будет состоять в движении без света передних фар, а главная опасность будет угрожать с воздуха.

99. Организация ночных маршей

Ночные марши могут быть двух категорий: марши по дорогам и марши вне дорог. При проведении первых главная опасность будет заключаться в препятствиях на дорогах: минах, баррикадах и противотанковом оружии; при проведении вторых трудным является выбор пути. При передвижениях второй категории успех перехода будет зависеть от тщательной разведки. Аэрофотосъемка окажется чрезвычайно ценной, если страна покрыта живыми изгородями, дорогами, тропинками, рощицами и отдельными фермами (крестьянскими дворами). Аэрофотографии дают возможность заранее наметить курс движения зигзагами от одного местного предмета к другому, а так как расстояния между этими предметами известны, то ведущие танки должны только двигаться вперед по компаса, меняя направление при проходе местных предметов, остальные машины следуют за головными танками. В некоторых случаях танки могут двигаться по цветным световым сигналам или под определенными углами вправо или влево от этих сигналов; световые сигналы сбрасываются авиацией или выпускаются артиллерией. Так например, если фронт противника простирается от а до б, а его тыл - в в, то, отмечая эти пункты сигналами: красным - а, зеленым - б, желтым - в, можно оказать значительную помощь атакующему не с той целью, чтобы он продвигался непосредственно на этот сигнал, а с той, чтобы благодаря сигналам он знал, где находится позиция противника. Такие средства, дополненные аэрофотосъемкой и по возможности направляющими радиосигналами, в значительной степени сократят трудности ночных маршей. Не следует забывать и значения шума, производимого машинами при движении. Ночью шумы обычно очень обманчивы, и бывает трудно следить за их направлением, ибо малейшее движение воздуха изменяет их направление.

Войсковые соединения должны следовать в линиях колонн, причем в каждой колонне должно быть не больше роты; боковая связь между колоннами должна поддерживаться посредством боковых сигнальных фонарей. Передние фары обычно будут потушены, но задние фары на машинах должны гореть.

Движение ночью с собственным охранением

100. Ночные марши

Говоря вообще, во всех полевых операциях механизированные войска ответственны за свое собственное охранение, причем последнее, как я уже несколько раз повторял, должно быть круговым. Основной опасностью как ночью, так и днем будет возможность фланговой атаки. Ночные марши могут быть сравнены с действиями в лесу, ибо в обоих случаях основными отрицательными факторами будут недостаток видимости и возможность неожиданных нападений . Во избежание задержек в движении отряд должен двигаться в более плотных построениях; главные силы должны двигаться в одной или в нескольких колоннах, причем на обоих флангах колонн авангарда, арьергарда или главных сил должны двигаться небольшие боковые отряды. На некотором расстоянии от них и, если возможно, по параллельным дорогам должны двигаться два боковых авангарда и дозоры.

101. Наступление ночью

Ночное наступление требует чисто тактического построения, а не построения, обеспечивающего удобства снабжения и движения, так какого целью является атака противника ночью же или с рассветом. В течение мировой войны ночное наступление танков применялось часто; одним из наиболее известных является наступательное движение танков непосредственно перед атакой в сражении у Камбрэ. В этой операции танки двинулись из исходного положения к линии развертывания по заранее проведенным но земле направляющим линиям (белым лентам), но такой метод движения в будущей войне будет исключением ввиду необходимости движения на далекое расстояние. В этих операциях будут встречаться двоякого рода затруднения: во-первых - трудность сохранить построение частей после развертывания, во-вторых, если наступление должно быть секретным, - трудность избежать привлечения шумом танков внимания противника. Для преодоления первого затруднения необходимо применять небольшие компактные колонны, причем впереди должны двигаться разведывательные танки, а за ними остальные компактной массой. Преодоление второго непосредственным заглушением шума едва ли практически достижимо. В сражении при Камбрэ это было достигнуто медленным движением не свыше полумили (около 1 км) в час, но при этом следует иметь в виду, что только очень небольшому количеству машин необходимо было вообще покрыть больше 2 миль (3 км). Лучшим способом по всей вероятности будет движение с наибольшей скоростью, допустимой при необходимости сохранения боевого построения, причем одновременно следует проводить целый ряд ложных маневров; тогда шум машин в обширном районе введет противника в заблуждение и не даст ему возможности обнаружить направление намеченной атаки.

Весь вопрос выявления направления шума находится в зависимости от характера местности, движений воздуха, температуры и состояния атмосферы. Эта проблема до сего времени мало изучена и подлежит опытному изучению в мирное время.

102. Ночной отход

Очевидно в механизированной войне мы встретимся с двумя видами отхода, а именно: отход в противотанковую базу и отход из противотанковой базы. Первый обычно будет совершаться днем и будет представлять собой быстрый отскок назад или же медленное оттягивание поэшелонно. Второй лучше всего совершать под прикрытием темноты, причем сперва одна половина противотанковых войск должна быстро отходить в тыл, а вторая половина последует за первой несколько позднее, но уже под прикрытием подвижных сил.

Так как отходы в механизированной войне по всей вероятности будут иметь место столь же часто, как и наступательные движения, то в связи с этим возникают два соображения. Первое заключается в том, что противотанковые средства борьбы должны быть пригодны для перевозки на вездеходных машинах. Второе - что разведка путей отхода как на флангах, так и в тылу должна вестись беспрерывно, чтобы в случае получения приказа о перемене позиций не пришлось бы терять времени.

Ночные атаки

103. Общие основы

В механизированной войне ночные атаки едва ли будут иметь место, за исключением случаев когда позиции противника недоступны для атаки днем или когда противник оттеснен в такой район, из которого выход возможен только под прикрытием темноты. В первом случае атака потребует значительной подготовки, во втором - быстрого движения, обеспечивающего удар по главным силами противника в момент его попытки к уходу.

Когда принято решение об атаке, то план последней должен быть максимально простым, а намеченные объекты действий легко находимы и расположены на таком расстоянии друг от друга, чтобы избежать возможного столкновения между атакуемыми колоннами в темноте. Так как в ночное время бывает очень трудно различить друзей от врагов, то атакующие машины должны иметь яркие отличительные знаки.

Я опять повторяю, что основная опасность в этих операциях заключается в возможности потери направления, а не в огневой силе противника. Попадание ночью является почти всегда случайностью, но неправильный поворот представляет собой реальную опасность. Чрезвычайно интересным и подлежащим подробному испытанию представляется вопрос об использовании прожекторов в подобных атаках. В морских сражениях прожектора используются часто с целью ослепления противника, и я не вижу причин, почему они не могут быть использованы для той же цели в сухопутных боях. Ясно однако, что прожектора будут использованы в противотанковой обороне будущего не в меньших размерах, чем в противовоздушной обороне сегодняшнего дня; следовательно подвижные силы вероятнее всего будут снабжены прожекторами, которые со своей стороны внесут много новых проблем, усложняющих ночные действия.

104. Приказы на ночные атаки

Приказы на ночные атаки должны быть максимально просты. Для атак должны быть даны прямые направления движения и одновременно тщательно разработан план производства ложных атак, чтобы весь район, подлежащий атаке, находился непрерывно в тревожном состоянии, пока наконец не будет нанесен решительный удар. Каждый командир должен полностью понимать свою роль, а равно и те мероприятия, которые необходимо предпринять в случае неудачи его действий.

Ночные передвижения автомашин

105. Общие основы

Двигающимся ночью обозам опасность угрожает главным образом со стороны партизанских групп противника, так как только в исключительных случаях противник двинет ночью танковые части для атаки проблематичных обозов. Если не имеется партизанских групп противника, тогда ночь будет лучшим временем для передвижений, и если даже самолеты противника попытаются атаковать обозную колонну, попадания в цель будут далеко не точны. Обычно однако передвижения обозов ночью будут медленными, поскольку редко придется использовать освещение передних фар. Но когда присутствие партизанских отрядов противника установлено, - а они несомненно будут, если не раньше, то по крайней мере после вступления на его территорию, - тогда придется применять постоянное круговое охранение. Лучше всего это может быть достигнуто выделением двух охраняющих обозную колонну отрядов. Так например на схеме 19 а является обозной колонной, б и в будут охраняющими отрядами. Когда обозная колонна вступила, б выставляет круговое охранение района г, а б, продвигаясь вперед, делает тo же самое в районе д. Как только обоз войдет в район д, тогда пикеты и дозоры б немедленно передвигаются в район е, и т. д.

Обозная колонна любой глубины едва ли в состоянии двигаться - даже по дорогам - со скоростью свыше 8 миль (12 - 15 км) в час, - следовательно, величина диаметра кругов г, д и е будет зависеть от состояния дорог на флангах, по которым должны двигаться части отрядов б и в. Если принять решение о диаметре в 7 - 8 миль (12 - 15 км), то дороги должны быть такими, чтобы части отряда б смогли передвинуться из района г в е в течение 1 часа.

Если будут использованы обозы, могущие передвигаться вне дорог, то данная система охранения окажется вероятно неприменимой и потребуется сопровождающее обоз прикрытие из разведывательных танков.

 

ЛЕКЦИЯ 14-я

Глава Х. Операции в малоразвитых и полукультурных странах{28}

106. Общие замечания

Значительная, даже вернее большая часть пространства на земном шаре не находится в культурном состоянии и вероятно надолго еще такой останется, но тем не менее ее малокультурные районы сокращаются. Даже такие районы, как северо-восточная часть Индии, ежедневно изменяются под влиянием цивилизации, прокладываются дороги, по которым внедряется торговля, а следом за ней появляется роскошь, сопутствуемая нищетой.

Как в полуцивилизованных, но недостаточно развитых, так и в совсем диких странах будут в основном применяться военные операции двух категорий: 1) поддержание порядка и закона и 2) подавление восстаний.

В обоих случаях решающим фактором будут пространство и связанное с ним время. Настроения воинственного характера всегда будут иметь место там, где нет централизованного правительства. Экономическая неустойчивость, религиозные распри и родовые обычаи - все это импульсы, способствующие созданию воинственного настроения. Следовательно, если расстояния значительны и столь же значительно время, потребное на покрытие этих расстояний, то весь район или страна могут быть охвачены восстанием до принятия соответствующих мер для ликвидации восстания в самом зародыше.

Это положение может быть сравнено с лесным пожаром. Первая искра, обнаруженная во время, может быть потушена одним человеком; если нет ветра, огонь будет распространяться постепенно или даже потухнет сам собой; но если подует сильный ветер, то никто не сможет сказать, где окончится пожар, если своевременно не были приняты мероприятия к его ликвидации .

В отношении применения в подобных операциях малой войны механизированных и моторизованных войск многие держатся странного взгляда.

Они считают, что для действия в примитивных условиях обстановки следует применять такие же примитивные средства борьбы. Мне неоднократно указывали, что хотя танки могут быть превосходным средством борьбы в условиях Европы, но они мало применимы в Азии. Это нелогично. Верно то, что военная организация в целом должна быть соответственно приспособлена к существующим условиям, но неверно, что пехотинец или кавалерист в Азии могут совершить большие переходы или идти быстрее, чем в Европе. Я уже упомянул о том, что весь вопрос сводится в сущности к пространству и его преодолению, а это является по преимуществу проблемой в отношении машин, из которых наиболее пригодными являются самолет, автомобиль и легкий танк-разведчик. Что касается первых двух, то их дневной радиус действия превышает в 7-8 раз радиус действий пехотинца; а если возить танки-разведчики на шестиколесных грузовиках, то я не вижу основания, почему их подвижность была бы равной первым двум. В мае и июне месяце 1857г. вовремя восстания в Индии{29} особый отряд пластунов (corps of guides) выполнил экстраординарный переход в 600 миль (1 000 км) в 22 дня; ни на минуту не сомневаюсь, что это расстояние может быть покрыто тщательно организованной моторизованной частью в 3-4 дня. Многие военные не согласны со мной в отношении погрузки танков на грузовики. Они заявили об этом

когда я посетил севеpo-западную границу Индии, изучая там проблему применения танков, и это случилось потому, что никто из них не понял, что главная проблема применения танков в такой стране, как Индия, является не тактической, но скорее административной, зависящей прежде всего от возможностей организации питания и ремонта. Большие расстояния обозначают большой износ, особенно когда климат жаркий, а почва песчаная и пыльная. В таких странах каждый танк-разведчик должен быть погружен на грузовик и иметь 3 запасных команды из 3 человек, возимых на другом грузовике вместе с необходимым имуществом и запасами, как-то: палатками, продовольственными припасами, водой, маслом, горючим, боеприпасами и т. д.; тогда эта группа в составе 2 грузовиков с 1 танком и 10 человек будет являться основной тактической единицей. Если мы перейдем от таких деталей к рассмотрению первой из основных проблем, а именно - к проблеме обеспечения внутренней безопасности, первым мероприятием явится проведение такой организации в данном районе, которая допускала бы локализацию беспорядков и восстаний, т.е. позволяла бы быстро ликвидировать их местной полицией, а если бы полиция не справилась с этим делом в течение 24 часов, то применить военную силу. В отношении моторизованных войск это означает, что если пути сообщения хорошие, то войска могут находиться на расстоянии 150 миль (250 км), если же плохие, то это расстояние сокращается до 75 или 100 миль (120-160 км).

Возьмем чисто формальный пример: если обеспечиваемый район похож на такой, который часто встречается в средней Америке, а города и деревни расположены по системе сетки, то проблема организации будет чисто геометрической, как указано на схеме 20. Допустим, что район имеет в длину 800 миль, а в ширину 400 и содержит 45 городов, т. е. один населенный пункт в углу каждого квадрата; тогда количество потребных моторизованных и механизированных частей выразится в числе 8, как указано на схеме буквой а. Потребуется только 2 авиационных центра, отмеченные буквой б.

Если каждая буква а означает 250 чел., а 6 - 200 чел. летного состава и 800 чел. в резерве, то общее количество вооруженных людей на площади 320000 кв. миль будет 4000 чел. Эта схема организации является конечно только приблизительной, но и на самом деле в районе такого размера приведенные цифры людей едва ли будут далеки от действительности.

Причина потребности столь незначительного числа людей объясняется подвижностью их средств передвижения. В работе военной полиции большое число людей потребуется редко; чаще всего несколько человек будут быстро переброшены к нужному месту и, действуя решительно, практически окажутся в состоянии справиться со значительной по размеру толпой. При восстании в городах танки будут наиболее полезными для разрушения баррикад, а в случае снабжения их орудиями, выбрасывающими бомбы со слезоточивыми газами, они легко справятся с очисткой жилых строений и центров сопротивлений. Электрифицированные бронемашины несколько раз уже доказали свою способность к рассеиванию враждебных толп.

Говоря вообще, во время беспорядков и волнений пули не должны применяться, ибо целью является не убийство, а восстановление полицейского контроля. Следует применять несмертельные газы и дымовые завесы, и лишь тогда, когда эти средства не подействуют, следует прибегать к смертоносному оружию. Если бы такая политика применялась 15 лет тому назад в Индии, то жизней было бы потеряно очень мало, а волнения по всей вероятности были бы изжиты. В современных условиях расстрел толпы с целью подавления волнений является таким же варварством, как и ампутация ноги или руки без анестезии.

Перейдем ко второй проблеме, а именно - к разгрому восстания или боевой операции. Это уже будет военная, а не полицейская проблема. Малокультурные страны могут быть разделены на две категории: удобные и неудобные для действий моторизованных частей. К первой относятся пустыни и равнины, ко второй лесные и горные пространства. В местностях первой категории моторизованные войска со всей очевидностью в 9 случаях из 10 будут превосходить немоторизованные. Не так ясен вопрос, окажутся ли моторизованные силы применимыми в местностях второй категории? Причина этого лежит в том, что большинство солдат, рассматривая горную войну, настолько подавляются горными вершинами, что не замечают источников воды.

Вершина возвышенности имеет конечно известную тактическую ценность, до она не имеет почти никакой административной ценности. Вы можете наблюдать и стрелять с вершины, но вы редко найдете там каплю воды для питья и едва ли будете в состоянии выращивать там хлеб. Административной базой вершины является долина у ее подножья, так что если вы сможете отрезать долину от вершины, то находящиеся на вершине сойдут вниз и сдадутся. До сих пор сидение в долине было очень неприятным делом, так как человек на вершине мог стрелять с успехом в долину. Сделайте это невозможным, и вершина станет ловушкой. Этого можно добиться в значительной мере применением не пробиваемой пулями брони.

Горная война фактически именуется неправильно: ее правильное наименование должно было бы быть "долинная война".

107. Горная война

Горная война в настоящем смысле этого слова, а именно - карабкание вверх по склонам возвышенностей и ведение боя на склонах и вершинах, является непригодным видом действия для моторизованных и механизированных сил; но действия в долинах вполне им подходят Насколько я знаю, на северо-западной границе Индии большая часть долин и ущелий пригодна для действий танков, а многие из них удобны и для автомобилей; следовательно раз большинство населенных пунктов расположены в них, то они могут быть атакованы танками.

В XIV главе моей книги "Лекции по Полевому уставу, часть 2-я" я достаточно подробно разобрал тактику действий танков в ущельях и в населенных пунктах: поэтому считаю ненужным повторять это здесь. Вместо этого я хотел бы остановиться несколько подробнее на тактике действий воздушных сил.

До сих пор самолет оказался наилучшим и важнейшим средством разведки в этом виде войны, но он не является хорошим боевым средством потому, что применяет сильнейшее боевое средство - разрывные бомбы. Попасть с безопасной от пуль высоты в маленький населенный пункт, занимающий несколько сот квадратных метров, не очень легкая задача, и если даже бомба попадет в этот пункт, то едва ли более 3-4 мужчин, вдвое большего числа женщин и детей и нескольких коз будет задето осколками, так как во время войны большая часть бойцов наверняка находится вне населенного пункта. Нужно добиться того, чтобы каждая бомба, упавшая достаточно близко к населенному пункту, задела всех живущих в нем, но без смертельных последствий.

Еще во время мировой войны мы изобрели ядовитый дым, который вызывает сильнейшую боль во всех зубах, продолжающуюся несколько часов. Применяя это химическое вещество, а не взрывчатое можно нарисовать такую картину.

Война объявлена, и бойцы прощаются с женами и детьми. Они занимают склоны и вершины возвышенностей и будут ожидать хвоста карательной колонны. Но никакой колонны не появляется, а вместо нее прилетает бомбовоз, нагруженный полутонной химического вещества, вызывающего зубную боль. Он летит через их деревни, выливает это вещество с подветренной стороны и улетает. Не дождавшись колонны и проголодавшись, бойцы возвращаются вечером ужинать; их встречает не ужин, а толпа воющих женщин и детей, осыпающих их бранью, которая оказывает на них большее моральное влияние, чем пуля или бомба. После 6 таких бранных бомбардировок война наверняка, окончится. 3 тонны ядовитого дыма и небольшое количество бензина стоимостью в 100 фунтов стерлингов в течение нескольких дней добьются того, чего могла бы добиться лишь в течение 3 месяцев карательная экспедиция стоимостью в 2 млн. фунтов стерлингов.

Почему мы не применяем такого метода, оправдываемого здравым смыслом? Потому, что мы даем слишком мало места воображению, и потому, что мы не имеем смелости выступить против общественного мнения.

Бои в лесах

108. Условия, влияющие на ведение боя в лесистых районах

В дремучем лесу моторизованные войска вести бой не могут, но в лесистых районах они в известных пределах будут в состоянии вести его. Фактором, ограничивающим ведение боя в лесу, являются промежутки между стволами деревьев и густота подлеска и кустарника между деревьями. Я уже раньше говорил о том, что разведывательные танки должны иметь возможность пробиваться зигзагообразно через большинство типов леса, но конечно они не смогут делать это быстро; следовательно они вполне могут действовать там совместно с легкой пехотой, не жертвуя своей быстроходностью (подвижностью).

Операции в лесах можно разделить на две категории: 1) там, где весь театр войны покрыт лесом, как например на севере России{30}, и 2) там, где только часть театра войны покрыта лесными массивами, как например в Виргинской кампании ген. Гранта в американской гражданской войне 1864 г.{31} или в сражении при Кенинггреце в 1866 г.{32} и в Арденнах в 1914 г.{33}.

Если лесной массив обойти нельзя, то легкая пехота должна продвигаться впереди танков, которые в этом случае будут выполнять роль поддержек. Когда легкая пехота будет остановлена противником, то танки выдвинутся вперед и сломят его, после чего опять будут двигаться за пехотой. Схемы боевых порядков, могущих быть примененными в таких действиях, приведены в моей книге "Лекции по Полевому уставу, часть 2-я".

Если же лесные массивы можно обойти и если для обхода можно найти соответствующие пути, то чаще всего бывает выгодно частью сил занять и закрепить выходы из леса, а остальными двигаться дальше. Лучше изводить защитников голодом, воздушными и газовыми атаками, чем пытаться выбивать их живой силой, что очень часто будет замедлять остальные операции, а на войне тратить время нельзя, так как время там дороже жизни.

109. Обозные лагеря

В малокультурных странах главную проблему составляет питание войск. Там обычной задачей войск является охрана обозов, а не ведение боя; поэтому они в первую голову должны заботиться об охране своих тылов и обозов как на походе, так и на отдыхе.

На привале нормальный метод такой охраны состоит в устройстве защищенного лагеря, в котором небоевые части сосредоточены в центре, а боевые - по внешнему краю или в резерве, но в постоянной готовности немедленно выдвинуться и атаковать противника, прорвавшегося через линию сторожевых застав. Когда в этой операции применяются моторизованные и механизированные силы, то принципы действий будут те же, но методы применения этих принципов значительно упрощаются. Во первых грузовики со снабжением должны быть поставлены четырехугольником или кольцом моторными концами во внутрь, чтобы моторы были защищены от пуль, и в этой ограде будет лагерь небоевых частей. За этой оградой на достаточном расстоянии будут расположены бронеавтомобильные заставы, а в промежутках между заставами будут курсировать легкие разведывательные танки. Часть танков должна находиться в резерве в самом лагере.

Простой пример такого расположения показан на схеме 21. Ограда из грузовиков показана двойным внутренним кольцом А, причем черными квадратами показаны бронеавтомобильные бастионы Б, расположенные четырехугольником по кольцу. Дальше идет наружное кольцо В, на котором расположены бронеавтомобильные заставы Г. В промежутках между ними и между кольцами будут курсировать разведывательные легкие танки.

Выгоднее всего лагерь устроить в углубленной части местности, чтобы его не сразу можно было заметить. Если противник имеет танки, то необходимо найти такую местность, где имелись бы естественные препятствия для танков противника, а если он будет иметь авиацию, то части противовоздушной обороны должны быть приданы заставам по наружному кольцу..

Бои в пустынях

110. Общие принципы

В виду того что при операциях в пустынях решающую роль играют высокая подвижность противника и вода, ясно, что моторизация будет иметь решающее значение. Воду можно возить с собою в цистернах, а автомобиль, броневик и разведывательный танк обычно превосходят быстротой всадников. Учитывая эти преимущества, дополняемые воздушной разведкой, можно придти к заключению, что в будущем ведение операций в пустынях будет чрезвычайно упрощено.

Я предлагаю применять следующую тактику. Необходимы два вида войск: тактический "совок" и "метла". Первый должен состоять из моторизованной легкой пехоты, защищенной с обоих флангов группами бронемашин. Второю являются две колонны, каждая в составе бронемашин, легких разведывательных танков и небольшого количества моторизованной легкой пехоты; эти колонны должны быть выдвинуты далеко за фланги и вперед, как указано на схеме 22.

Воздушная разведка сообщает, что противник В обнаружен. Сейчас же "совок" А развертывается и будет медленно двигаться в этом направлении. В это время две "метлы" ББ быстро выдвинутся глубоким обходом в тыл противника, развертываются у него в тылу и, наступая широким фронтом, будут гнать противника на "совок". Если противник попытается прорваться с флангов аа, то бронегруппы закроют ему дорогу и будут теснить его обратно в замыкающееся кольцо. Эта тактика будет приблизительно той, которую применял Александр Македонский в действиях против скифов; она описана в моей книге "Лекции по Полевому уставу, часть 2-я".

 

ЛЕКЦИЯ 15-я

Главы XI, ХII и ХIII

Глава XI. Передвижение по морю, суше и воздуху.

Так как указанные выше главы 2-й части Полевого устава говорят только о рутинной административной работе, то я затрону их только кратко. Я делаю это не потому, что они не имеют важного значения, но потому, что значение настолько велико, что для рассмотрения их нужна целая книгa.

При рассмотрении главы XI нужно прежде всего отметить, что в течение последних 30 лет средства передвижения полностью изменились. За это время не только появился новый способ передвижения - по воздуху, но и в течение одного лишь нынешнего поколения вся цивилизация повернулась лицом к мотору. Все перспективы изменились так быстро, что наше мышление не смогло все это охватить сразу и отстало, и эта отсталость является причиной того, что на сборищах, подобных Женевской разоружительной конференции, люди несут невообразимую чепуху о новых средствах войны. Уничтожение танков и боевой авиации приведет только к тому, что их заменят сельскохозяйственные тракторы, обычные автомобили и гражданская авиация. Любой трактор за несколько часов может быть превращен в не очень плохой танк; грузовой автомобиль легко превратить в бронемашину, а гражданский самолет может стать неплохим бомбардировщиком. Они конечно будут качественно значительно ниже, чем сконструированные специально для этого боевые машины. Но эта качественная разница относительна, - она существует до тех пор, пока существуют танки, бронемашины и боевая авиация. Если же последние будут устранены, то исчезнет и разница в качестве, а импровизированные машины будут достаточно боеспособны. Истина заключается в том, что все подобные безнадежные предложения делаются людьми, у которых язык привешен слишком свободно, или теми, которые не понимают, что на протяжении всей истории мирные орудия всегда превращались в военное время в оружие. Как багор был отцом средневековой секиры, охотничий лук - военного лука, спортивное (охотничье) ружье - винтовки, так и гражданский аэроплан является отцом бомбовоза, легкий автомобиль - бронемашины и сельскохозяйственный трактор - танка. Если мы откажемся от сыновей, то отцы будут ввести бой, причем единственная разница будет в том, что война будет вестись по старому, а не по новому образцу. Этого быть не может; механизированное движение на море, на суше и в воздухе есть и остается до тех пор, пока оно необходимо для гражданской жизни.

Передвижение на море за последние 50 лет не изменилось, так что когда война была объявлена, то не было необходимости в специальных судах для перевозки армии. В механизированной войне оно остается таким же, за одним исключением. Если десанты должны делаться быстро, с использованием плавающих танков, то для их перевозки необходимо сконструировать специальные танконосцы по образцу хотя бы больших китобойных пароходов. Только танки будут нагружаться и выгружаться своим собственным ходом, вместо того чтобы втягиваться или выпускаться особыми приспособлениями. Корабль будет фактически только подвижным гаражом для таких танков.

Если возить танки в качестве груза, то главное затруднение, особенно с тяжелыми и громоздкими танками, состоит в трудности их погрузки в трюмы и выгрузки на палубу. На палубу и с палубы на пристань они легко могут идти своим ходом, если конечно имеется обрудованная для этого пристань.

Передвижения по суше могут в настоящее время производиться 3 способами: по железным дорогам, по грунтовым дорогам и вне дорог. По железным дорогам танки перевозятся так же легко, как и на морских транспортах, хотя для некоторых особо тяжелых танков необходимо сконструировать особого типа платформы большой грузоподъемности. Танки могут быть погружены по одному на платформу или на две платформы. Для погрузки или разгрузки их необходимы прочные мостки из железных балок или шпал. Хорошо обученная рота танков должна быть способной нагрузить свои 16 танков в 5 - 10 мин.

Грунтовые дороги обычно предоставляются колоннам моторизованных частей, а механизированные (т. е. гусеничные) части могут двигаться параллельно вне дороги, если это необходимо. Желательно иметь такую организацию моторизованных частей, которая соответствовала бы грузовику; я считаю, что такое небольшое подразделение, как взвод, должно состоять не из общепринятого числа людей и даже не из тактически необходимого числа, а из числа, удобного для перевозки, - сколько поместится на грузовике. Если грузовик подымет 20 чел., то и взвод должен состоять из 20 чел. Организованные таким образом части легко перевозить, причем организация будет соблюдаться во время движения.

Я уже выше говорил о передвижении грузовых поездов вне дорог. Их значение, поскольку я знаю, постоянно возрастает. Я указывал на то, что такие поезда с тягачами в будущем смогут поднять груз до 100 т и выше и двигаться со скоростью 12 - 15 км в час, или 150 км в 10 - 12 час. Я не считаю нужным останавливаться здесь на схеме снабжения войск этими поездами и обозами, так как я это обрисовал достаточно полно несколько выше.

Наконец, касаясь воздушного транспорта, мы видим, что его значение изо дня в день растет. Несколько лет тому назад проведение эвакуации нескольких сот человек из Кабула воздушным путем{34} было интереснейшим событием и показало, какие военные возможности дает воздушный транспорт. Нисколько не является слишком смелым предположение о перебросках в будущем воздушным путем значительного количества войск, снабжения и даже легких танков, так же как и то, что нормальным средством эвакуации раненых в малокультурных и бездорожных странах должен быть воздушный транспорт. Никакой, даже самый заядлый, гуманист и пацифист не сможет протестовать против постройки летающих госпиталей на 100 коек, но если запретить боевую авиацию, то без больших затруднений такой госпиталь можно превратить в 30-т. бомбовоз. Война вообще странное дело, но некоторые попытки разрешить мирные проблемы кажутся еще более странными.

Глава XII. Приказы и распоряжения, донесения и сообщения.

Выше я уже несколько раз подчеркивал, что приказы, распоряжения, донесения и сообщения должны потерять свой официальный облик. Задачей оперативного приказа является передача тех сведений, которые не могут быть переданы устно. Ими могут быть или отдельные слова - "двигайся", "остановись" - или же целые сочинения. И в том и в другом случае нет необходимости превращать этот приказ в ритуал. Все приказы и распоряжения должны быть по возможности короткими, но не формальными. Они должны быть обоснованы на четкой оценке возможностей и вероятностей и потому, как я неоднократно указывал, должны обычно предвидеть несколько вариантов действий в разной обстановке. Следовательно приказ должен быть приспособлен не к одной определенной операции, но к нескольким возможным видам этой операции. Он должен иметь основную идею и несколько путей, ведущих к конечной цели - к победе над противником.

Если мы хотим подготовиться к ведению механизированной войны, то уже пора отбросить существующие условности, благодаря которым здравый смысл заменяется ритуалом. Методический солдат может быть способен докопаться до всего, но гораздо важнее быть способным моментально все использовать - местность, танки, пехоту, - вообще все вплоть до последней мелочной вещички. Бойцу нужен прежде всего не мозг, работающий по заранее выработанным правилам, но мозг, способный быстро все схватить и немедленно действовать.

От приказов и распоряжений в значительной мере будет зависеть и быстрота действий. В будущем необходимо предоставлять больше инициативы каждому исполнителю. Необходимо только строго придерживаться центральной основной идеи, а сами действия должны быть настолько гибкими, насколько допускает обстановка. Донесения должны быть кратки и всегда, где возможно, указывать на дальнейшие возможные действия. Донесение о том, что противник сморкается, может быть интересным, но донесение о том, что он смотрит на восток и открыт для удара в спину с запада, является чрезвычайно важным. Сообщения должны быть зашифрованы, но если они посылаются из части в часть во время самого боя, то лучше, если они будут незашифрованными. Время, еще раз время и выигрыш во времени должны быть душой любого приказа и распоряжения, любого донесения и сообщения.

Глава ХIII. Связь

Последним вопросом, которым занимается 2-я часть Полевого устава является вопрос об организации связи. Этот вопрос должен быть разработан со всей тщательностью еще до того, когда возможно будет приступить к написанию 3-й части Полевого устава. Без тщательно разработанной системы связи не может быть хорошего управления, а без управления всякое увеличение быстроты движения углубляет и усиливает хаотичность в действиях.

Здесь я не могу привести определенные предложения по этому вопросу, так как хотя достаточно легко выработать разные системы связи, но без долгих периодов опыта и проверки невозможно установить, какая система лучше всего и подходит к данным условиям.

Вся проблема может быть рассматриваема по 4 разделам: 1) связь между отдельными лицами в самом танке; 2) связь между отдельными танками, 3) связь между танковыми частями и соединениями; 4) связь между передовыми и тыловыми штабами. Первый вопрос разрешен уже аппаратом, называемым ларингофоном. Что касается второго, то на опытных учениях с достаточным успехом применялись цветные флажки и сигнализация ими; во время войны для связи между танками ночью были использованы цветные фонарики; но ни сигнализация флажками, ни сигнализация фонариками пока еще полностью на опыте не проверены.

Последние два вопроса разрешатся по всей вероятности только применением радиосвязи. Это значит во-первых, что каждая небольшая группа танков должна управляться командным танком, имеющим приемно-передаточную радиостанцию; во-вторых - что танки каждой группы должны всегда действовать вместе в виде определенной боевой единицы и отдельные танки группы должны быть всегда в поле зрения командира группы.

Современные трудности в деле связи зависят больше от системы, чем от существующих средств. Когда будет выработана определенная танковая тактика, освобожденная от своевременной идеи обязательного взаимодействия с пехотой; когда атака (штурм) не будет обязательным концом всякого наступления; когда инициатива будет рассматриваться таким же обязательным качеством, как и исполнение приказа; когда командиры научатся думать быстрее и высказывать свои идеи (и намерения) короче и когда будут наконец изданы специальные карты, годные для ведения действий механизированными частями, - тогда, и только тогда, мы будем способны устроить имеющимися у нас средствами подлинную и реальную проверку, - проверку, которая докажет настоящую ценность механизированной войны по сравнению с медленно разворачивающейся пехотной войной. Важнейшей проблемой здесь, как и везде, является перестройка мышления, - отрыв нашего мышления от эпохи войны конной тяги, - чтобы мы смогли всмотреться в будущее открытым и свободным от предрассудков умом. С этим важнейшим военным требованием в качестве своего послесловия я и заканчиваю свои лекции по книге, которую, я надеюсь, все мы рано или поздно увидим.

 

Примечания

{1}Фуллер говорит здесь о "Наставлении для бронированных и механизированных соединений", изд. 1929 г., которое в 1931 г. было заменено наставлением "Современные соединения", изд. 1931 г. Наставление было издано английским генеральным штабом в секретном порядке, но в нем, поскольку можно установить по отдельным высказываниям в печати и литературе, мало говорится о боевых действиях подобных соединений. Больше внимания уделяется организационным вопросам штатного порядка, т. е. составу соединений, а также организации питания и проверке этой организации в полевых условиях. Правда, в ней были подчеркнуты некоторые основные положения о характере будущей войны, как например то, что в будущей войне наряду с войсковыми соединениями обычного типа должны появиться соединения полностью механизированные и бронированные, а также - что подобные соединения будут играть большую роль на открытой местности, причем возможно даже, что они будут вытеснять из таких районов соединения обычного типа.

В общем однако это Наставление не может служить полевым уставом для будущей войны между механизированными и моторизованными армиями и соединениями, а это обстоятельство как раз и подчеркивается Фуллером.

{2}"Английский Полевой устав, часть 2-я", 1929 г., уже имеется в русском переводе и издан Военгизом в 1932 г. В настоящей книге Фуллер строго придерживается этого устава, излагая свои мысли по каждой главе и статье в той же последовательности. Поэтому параллельно с чтением настоящей книги следует читать и устав.

{3}Под термином "административная мощь" Фуллер понимает всю совокупность управления, передвижения, размещения и снабжения армии. Конечно со введением мотора и автомобиля эта мощь неимоверно выросла.

{4}Александр Македонский, названный Великим вследствие его блестящих и победоносных походов, жил с 353 г. по 326 г. до нашей эры. Он был хорошим стратегом и тактиком и очень часто со своей малой, но хорошо обученной армией разбивал превосходные силы противника. Фуллер и его последователи во всех своих трудах ссылаются на его походы, на его боевые порядки и на тактику. Обычный боевой порядок, применявшийся македонской армией Александра, был следующим (см. схему на стр. 118).

В те времена, когда армии строились друг против друга и старались сбить друг друга прямым лобовым ударом, гибкий боевой порядок македонской армии и умелое маневрирование сковывающими и ударными частями конечно ставили Александра в более выгодное положение и увеличивали его шансы на победу. На схеме атаки интересно расположение сковывающих и охраняющих частей.

{5}Партизаны XVIII в. играли очень значительную роль в борьбе с регулярными армиями. При этом они как раз были такими, какими хочет их видеть Фуллер, т. е. организованными командованием и получающими от этого командований особые заданий; очень часто они даже действовали под руководством офицеров, выделенных из армии. Особое развитие партизаны получили в эпоху Силезских войн (австро-прусских) Фридриха Великого (середина XVIII в.) особенно же прославились австрийские партизаны. Их отряды из венгров, хорватов и сербов пронеслись через всю Германию и даже перебросились за Рейн. Они окружали армию противника, прерывали ее пути сообщения, затрудняли подвоз и ведение разведки и вообще сильно изнуряли регулярную армию постоянными налетами. Общие задания и направления давались им командованием своей армии. Часто они парализовали наступательные движения противника и нередко от их действий получались значительные стратегические результаты.

См. схему 23.

Тирольские вольные стрелки прославились борьбой против французского владычества во времена Наполеона Бонапарта (1809г.), когда в Тироле вспыхнуло народное восстание. Одним из вождей восстания был Андреас Гофер.

{6}Сражение на Спихернском плато в районе Саарбрюка 6 августа 1870 г. было одним из первых столкновений во франко-прусской войне. Французские силы под командой ген. Фроссара занимали очень сильную позицию, о которую могло разбиться наступление прусских сил, но ввиду того, что другие части французских сил не поддержали Фроссара, а прусские колонны немедленно сворачивали на выстрелы, он вынужден был с наступлением темноты прервать бой и быстро отойти.

Фуллер приводит этот пример как вообще характеризующий всю франко-прусскую войну 1870 - 1871 гг., где французы показали себя очень плохими полководцами. Не лучше по его мнению обстояло дело и с другими войнами более позднего периода (англо-бурская, русско-японская), в которых одна сторона своей неспособностью облегчала другой победу. Что касается мировой войны, то Фуллер считает ее наиболее неудачной войной в течение всей истории, особенно начиная с того времени, когда противники остановились друг против друга и засели в окопы.

В сражении у Камбрэ 20 ноября 1917 г. впервые были применены танки в большом количестве, и это дало очень большие результаты, которых однако союзники не сумели по мнению Фуллера полностью использовать Благодаря танкам там был осуществлен с небольшими жертвами очень крупный и глубокий прорыв. По мнению Фуллера это сражение и явилось поворотным пунктом мировой войны и предвестником грядущей механизированной войны.

{7}Система коллегиального командований довольно широко применялась в Австрийской империи в XVIII и XIX вв. Там командующие отдельными армиями и отрядами получали указания от Военного совета при императоре ("Гофкригсрат"). Так как между членами совета постоянно происходили трения и попытки подставлять ножку друг другу и такие же стремления существовали между разными командующими армиями, то и войска получали противоречивые приказы и часто их не исполняли, - благодаря этому армия терпела почти всегда поражения.

{8}Карл VIII был королем Франции с 1483 г. по 1498 г. В 1494 - 1495 гг. он вел войну с Италией. Его армия была снабжена громадным по тем временам количеством артиллерии (140 тяжелых мортир и большое число малых орудий), кроме того его конница и пехота были вооружены мушкетами. Благодаря этому армия без всякого труда забирала замок за замком, город за городом, которые не могли противостоять осаде с артиллерийской бомбардировкой. Поэтому Макиавелли (1469 - 1527), известный политик, дипломат и историк тех времен, и написал, что "Карл завоевал Италию кусочком мела", т. е. ему достаточно было отметить на карте мелом пункты и маршрут движения армии, и армия эти пункты немедленно занимала.

{9}Англичане называют пушки до средних калибров включительно по весу снарядов, выпускаемых из них. 18-фунтовая пушка имеет калибр 3,3 дм. (84 мм) и относится к полевой артиллерии. 13-фунтовая пушка представляет собою 3дм. (76-мм) орудие, укороченное и облегченное для конной артиллерии; 60-фунтовая пушка калибром в 5 дм. (125 мм) относится к средней полевой (тяжелой) артиллерии. 1 фунтовая пушка имеет калибр в 37 мм, 2 фунтовая - в 40 мм, 3-фунтовая - в 47 мм, 6-фунтовая - в 57 мм.

{10}Летом 1931 г. в Англии уже испытывался плавающий танк, построенный фирмой Виккерс по образцу Карден-Лойдовского легкого танка. Скорость движения танка по земле до 40 км, а по воде - 10 км в час.

{11}В английской армии имеются две службы снабжения с соответствующими частями и персоналом: квартирмейстерская служба, которая ведает всем интендантским и вещевым снабжением, и служба вооружения, которая ведает снабжением боеприпасами, вооружением, броневыми средствами и техническими средствами. В управлениях крупных соединений (в корпусах и выше) имеются даже отдельные самостоятельные штабы этих служб. Служба вооружения имеет свой персонал во всех частях, и этот персонал следит за состоянием вооружения. В соединениях она имеет специальные подвижные ремонтные мастерские, а в районе коммуникационных линий (армейский тыловой район) постоянные мастерские-заводы для большого капитального ремонта оружия и боевых машин. В ее ведении находятся также склады боевых припасов и вооружения, резервные депо машин и т. д.

{12}. Английская армия на протяжении всей своей истории вела самостоятельной войны с более менее серьезным противником. Все войны велись в союзе с одним или несколькими другими странами и их армиями. Например войны с Наполеоном велись в союзе с Пруссией, Австрией и Россией; война с Россией (Крымская) - в союзе с Францией, Италией и Турцией; война с Германией - в союзе с Францией, Италией, Россией и Соединенными Штатами Только колониальные войны велись ею самостоятельно, да и то не всегда вполне удачно Например войны с американскими колониями (1775 - 1776) привели к образованию Соединенных Штатов, англо-бурская война (1899 - 1902) тянулась 3 года и потребовала большого напряжения со стороны английской армии для подавления иррегулярной милиционной армии буров; даже афганские "дикие" (как их называют англичане) племена очень часто били английские экспедиционные карательные отряды.

{13}Для английской армии десантные операции играют чрезвычайно важную роль. Вследствие островного положения Великобритании ее армия не может попасть на какой-либо театр военных действий без перевозки по морю и высадки затем или в союзных портах или на побережье противника. В первом случае высадка не представит почти никаких затруднений, и потому Фуллер о такой высадке не говорит. Он рассматривает именно высадку на побережье противника.

{14}В качестве образца для танконосца Фуллер предлагает взять современные китоловные пароходы, которые имеют в корме специальные отверстия, через которые убитые киты втягиваются по наклонной площадке в трюм парохода, где они разделываются соответствующим образом. Если танконосец будет иметь такой наклонный спуск в корме, причем выходное отверстие будет частично уже под водой, то танкам-амфибиям будет очень легко спускаться своим ходом на воду и подниматься обратно на судно.

{15}Такая система кодирования легко применима, а вместе с тем для противника не так легко быстро, в течение самого боя, расшифровать ее, так как вызов частей, определение образа действий и даже квадраты на картах можно постоянно изменять, внося эти изменения хотя бы перед каждой операцией. Обычная система шифровки и расшифровки сообщений в бою трудно применима, так как требует довольно продолжительного времени на соответствующую обработку сообщений.

Этот вопрос стоит того, чтобы им заняться и выработать основы составления и применения подобных кодов.

{16}Еще одно доказательство "массобоязни" Фуллера и ему подобных . Рядовому составу даже не должно быть известно, зачем и для чего он вообще действует. И это в армии, которая должна состоять из высококвалифицированных и вероятно особо подобранных профессионалов. Едва ли однако рядовой состав такой высокой квалификации захочет остаться "серой скотинкой". Не подлежит сомнению, что история развития фуллеровской механизированной армии внесет в это положение соответствующие "непредвиденные" Фуллером коррективы.

{17}В английской армии бригады или бригадные группы соответствуют нашим полкам. Танковые или броневые бригады обычно состоят из 3 - 4 батальонов танков. Например танковая бригада на маневрах 1931 и 1932гг. состояла из 3 танковых батальонов смешанного типа и 1 батальона легких танков - всего около 200 танков разного типа. Согласно наставлению "Механизированные и бронированные соединения", 1929 г. (вероятно то же оставлено и в наставлении "Современные соединения", 1931 г.) бронебригада должна состоять из 3 батальонов танков (легких или средних) и из дивизиона танков сопровождения (24 артиллерийских танка).

{18}Вагенбург - укрепленный лагерь из повозок, поставленных в ряд в виде круглой или четырехугольной ограды. Внутри ограды находились копьеносцы (вооруженные длинными пиками или копьями) и лучники. Вагенбурги в первое время возникли как обозные лагеря для защиты обозов на ночлег, но в дальнейшем в средние века они превратились и в убежища для небольших отрядов. Особой известностью пользовались вагенбурги гуситов, за которыми укрывались целые (сравнительно небольшие) армии того времени. Тяжелая кавалерия в латах совершала вылазки и производила атаки из-за укрытия вагенбурга, а в случае неуспеха скрывалась в нем и приводила там себя в порядок. Только с изобретением огнестрельного оружия вагенбурги стали уже неприменимы в широких размерах, хотя для защиты обозов в колониальных войнах применяются и сейчас.

{19}Сражение при Арбеле (331 г до Р.X. , или при Гаугамеле, происходило между армией Александра Македонского и персидского царя Дария. В этом сражении особенно хорошо действовала конница Александра, нанося удары по флангам и тылу персидской армии, благодаря чему вызвала замешательство в ее рядах, чем воспользовалась тяжелая пехота (фаланги) македонцев и ударом по вообще малоустойчивому противнику опрокинула персидскую армию.

{20}Сражение при Дуплин Мюйр (1332 г.) происходило между англичанами и шотландцами. Шотландская армия была разбита, вследствие чего Шотландия в дальнейшем потеряла свою независимость. Интересной была тактика, примененная численно слабейшей английской армией. Ее тяжелая конница (рыцари) спешилась и вместе с пехотой составила "стену из копей", а лучники рассыпались по флангам. Когда шотландская армия перешла в атаку, то она была скована и задержана копьеносцами, а лучники с флангов осыпали ее тучей стрел. Здесь впервые английские лучники получили свою известность и в дальнейших войнах с Францией стали грозной силой

{21}Конница при Фридрихе II (1712 - 1786) достигла зенита своей славы Из 22 сражений Фридриха по крайней мере 15 были выиграны умелым применением конницы совместно с артиллерией и мушкетерами того времени. Конница в те времена атаковала компактной массой на галопе и почти всегда прорывала пехоту, после чего уже расстроенная пехота становилась легкой добычей конницы. Лучшими кавалерийскими начальниками у Фридриха были Зейдлиц и Цитен

{22}В сражении при Камбрэ (20 ноября 1917 г ) впервые были применены танки в больших массах. Всего в атаке участвовал 381 танк, и, несмотря на то, что артиллерийская подготовка не велась (а в этот период позиционной войны артиллерийская подготовка велась перед прорывом в течение нескольких часов, иногда и дней), атакующим удалось прорвать немецкие позиции на протяжении 10 км на глубину до 8 км. Однако недостаток резервов и небольшое количество участвовавших в прорыва сил (6 пехотных дивизий) не дали возможности развить успех, и после прибытия немецких резервов прорыв был ликвидирован, а атакующие отброшены в исходное положение.

{23}Оборона горных проходов в классических войнах Греции, особенно в период греко-персидских войн (546 - 466 гг. до Р. Х ), почти всегда приводила к успеху, благодаря чему грекам удалось отбить несколько попыток Персии завоевать Грецию. Наиболее известным является сражение в Фермопилах (480 г. до Р. Х ), где 10-тысячная греческая армия Леонида очень успешно удерживала горный проход против вдесятеро сильнейшего противника. По преданию этот проход был взят только благодаря предательству, когда часть персидских сил была проведена в тыл греческой армии.

{24}Мартелловские башни в конце XVIII и начала ХIХ вв. устраивались англичанами на побережье в качестве береговых укреплений. Подобная башня (деревянная с окружающим ее каменным валом) очень долго выдергивала атаку английского десанта численностью в 1 400 чел. на мысе Мартелло в Корсике в 1794 г. Когда башня наконец была взята, то в ней оказалось только 3 небольших пушки и 33 чел.

{25}Блокгаузы в англо-бурской войне (1899 - 1902) Применялись очень широко, особенно в последний период войны. Когда бурская армия потеряла большую часть своей артиллерии и перешла к тактике партизанской войны, англичане стали строить по всему театру войны сеть блокгаузов. Всего их было построено до 8000. При этом следует отметить, что блокгаузы строились из посланных из Англии листов гофрированного железа, так как других строительных материалов не было, и заполнялись землей и камнями. Сеть блогкаузов ограничила деятельность бурских партизан и помогла их вытеснению из страны, благодаря чему война закончилась победой англичан и присоединением бурских республик к Англии.

{26}В сражении при Гастингсе (14 октября 1066 г.) Вильгельм Завоеватель (Нормандский) впервые нанес серьезное поражение английской армии умелым применением конницы и лучников. После этой победы ему легко удалось занять всю Англию и провозгласить себя королем Англии. Вильгельм применил в этом бою тактику ударов и ложных отходов, благодаря чему английская армия частями бросалась преследовать убегавшего перед нею врага и попадала под удары резервной конницы и лучников Вильгельма. Таким образом армия была разбита по частям.

{27}Фламиний, римский полководец, в бою на озере Тразимене (217 г. до Р. X.) потерпел жестокое поражение от карфагенского полководца Ганнибала. Римская армия (около 30 тыс. чел.) двигалась без всякого охранения и попала в засаду в узком дефиле между озером и холмами, за которыми скрывалась армия Ганнибала. Вся армия была уничтожена (свыше 15 тыс. чел. были убиты, остальные попали в плен). По словам историков - это единственный случай в истории, когда целая армия попала в засаду.

{28}Для Англии как колониальной империи чрезвычайно большую роль играют операции на малокультурных театрах войн.

Чрезвычайно симптоматично то, что английская армия, проводя свою летнюю учебу (в самой метрополии) в 1932 г., очень много внимания уделяла действиям в условиях гористых, лесистых и пустынных районов.

Так например 3 - 5 сентября были проведены двухсторонние учения по борьбе с партизанами в лесистых и холмистых районах. В них участвовала одна пехотная бригада, усиленная артиллерией, авиацией, бронемашинами и т.д. Основной задачей была охрана путей сообщения и тыловых складов. 15 - 16 сентября были проведены занятия по охране в пустынной местности водопровода и колодцев. Под водопроводов очевидно надо понимать нефтепровод, так как протяжение трубной линии на участке одной пехотной бригады было около 25 км.

18 - 19 сентября почти такие же занятия проводились в другом округе с задачей защиты колодцев и оазисов в пустыне. Участвовали одна кавалерийская бригада и частично моторизованная пехотная бригада, усиленные артиллерией и бронемашинами. Наконец 22 - 24 сентября была проведена военная игра комсостава на картах по ведению горной войны, причем участвовал отряд в 67 тыс. чел., частично с вьючным обозом, частично с моторизованным; были приданы и танки.

{29}Восстание в Индии в 1857 г. доставило англичанам много хлопот и с большим трудом было подавлено. Фактически восстание началось в туземных войсках, состоящих на службе у Англо-индийской компании, но к ней присоединились многие туземные полунезависимые князья. Однако все же восстание носило местный характер (1-2 провинции центральной Индии), и британская армия совместно с туземными войсками после целого ряда напряженных боев и маршей подавила восстание.

{30}Фуллер здесь вспоминает интервенцию на севере России, откуда английские войска вынуждены были в спешном порядке эвакуироваться. В июле 1918 г. английская флотилия (4 монитора, 4 канонерских лодки и 2 вооруженных парохода) с десантом около 2 500 чел. оккупировала Архангельск и оттуда начала движение в сторону Вологды. В Мурманске тоже были английские, американские и другие иностранные силы. Они организовали там белую армию численностью до 14 тыс. чел., но весной 1919 г. среди белых началось разложение в связи с развившимся партизанским движением и отпором, полученным от наспех сформированных частей Красной армии. Ввиду этого, а также вследствие давления английских рабочих в самой Англии англичане вынуждены были эвакуироваться осенью 1919 г.

{31}Виргинская кампания генерала Гранта (1864 г.) являлась заключительной кампанией американской гражданской войны (1861 - 1865), которая довела южную армию генерала Ли до сдачи и этим закончила войну.

{32}Сражение при Кениггреце 1 июля 1866 г. было решающим в австро-прусской войне. Прусская армия в 220 тыс. чел. разбила наголову австрийскую в 215 тыс. чел., вследствие чего Австрия вынуждена была 22 июля 1866 г. принять мир на прусских условиях.

{33}Сражение в Арденнах является частью так называемых пограничных боев между французской и германской армиями. Оно продолжалось с 22 до 29 августа и окончилось успехом германской стороны, вынудившей французов к отходу на р.Эн.

{34}Во время восстания Баче-Сакао в Афганистане в конце 1928 г., когда восставшими был осажден Кабул (столица Афганистана), англичане из Индии перебросили несколько военных транспортных самолетов (тяжелых бомбовозов) в Кабул с целью эвакуации оттуда живших там англичан -сперва женщин и детей, а затем и других. Кроме того было эвакуировано и некоторое число европейцев других национальностей. Всего в течение 1-2 недель было эвакуировано 568 чел. Англичане использовали этот инцидент для сосредоточения некоторого числа своих боевых самолетов в Кабуле для "защиты" своих резидентов.