sci_history Николай Маркевич История малой россии - 3

Маркевич Микола (1804-60), історик, етнограф, поет і музика-композитор, приятель Т. Шевченка, народився у селі Турівці на Прилуччині, де жив і помер; студіював у Петербурзі (у пансіоні при Педагогічному Інстетуті), і в Москві (вчився музики у Дж. Фільда). Близький до декабристських літ. кіл. (писав вірші, перекладав на російську мову Шекспіра й Байрона тощо), Маркевич з великим захопленням зустрів поезії К.Рилеєва, присвячені визвольній боротьбі України в минулому. вся літературна й наукова творчість Маркевича була просякнена патріотичним духом. 1831 р. він видав у Москві свої "Украинские мелодии", де у віршах російською мовою оспівував героїчне минуле України. Протягом довгих літ Маркевич збирав матеріали до історії України, м. ін. в архівах, зокрема в чернігівських. Проте основним джерелом для нього була "Історія Русів" (тоді ще не опублікована), під ВПЛИВОМ якої написаний головний твір Маркевича

"История Малороссии" (закінчений 1838, надрукований у 5 томах у Москві 1842-43; 1–2 том — основний текст, а 3–5 том. — документальні додатки, примітки, опис джерел, списки полків, сотень січових куренів, реєстр володарів України, списки ген. старшини, полковника, вищого духовенства, хронологічні таблиці тощо). Хоч "История Малороссии" з боку науково — методологічного вже не відповідала тодішньому станові історія науки, своєю схемою історії України, яку Маркевич розглядав як самостійний і безперервний процес розвитку від найдавніших часів аж до сучасности, твір Маркевича мав не абиякий вплив на сучасників (зокрема на Шевченка, який присвятив Маркевичу вірш "Бандуристе, орле сизий") і українську історіографію 19 в., а документальні додатки до нього збергають певне значення и досі.

Издание книгопродавца О.И. Хрусталева.

М О С К В А.

В типографии Августа Семена,

при Императорской Медико — Хирургической Академии.

1842.

Печатать дозволяется

с тем, чтобы по напечатании представлены были в Ценсурный Комитет указанное число экземпляров. С. Петербург. Май 7 — го дня 1840 года.

Ценсор П. Корсаков.

ru
rvvg FB Editor v2.0 14 December 2009 http://library.kr.ua/elib/markevich/tom3/index.html 2CFFB10B-8462-48FD-88AC-ADF4F04D8208 1.0

1.0 — создание файла


Листи…

I. Слово с привылья Короля Владислава Барнинского выбранное. 1443

А прото кядыж за ласкою и справою духа светого церковь Восточная набоженства Греческого и Русского, которая ахнестысь, через час долги в-неякой разности и в-расколе веры светое, и светых сакраментов, не без утраты, изгубы многих спасению одъединости, светое Рымское церкви, хвеялася, которое единости, отцеве наши и овшем увесь люд Католический за часов наших видети же дали, тепер вже за милосердьем Божим и сузнаньем светейшего Пана Евгения Папы четвертого и иных многих отец веры светое горливых з-оною светою Рымскою и вселинскою церковью, преведена есть до единости давно пожеданое, а для тогож абы тая церковь Восточная и ее приложеные и все духовенство набоженства Греческого и Русского, в шырокости Панств наших и панованью нашему подлеглых, а где кольвек мешкаючи, которые и первой за тою разностию и розорваньем не яко утисненье поносили. А бы за прыверненьем им вольности хвале Божой служити, и ласки Збавителя нашого, о спанение верных душ. И светое веры утверждение в-сладости покоя об-фитей просити могли. На честь и на память Бога вседержителя, который нас откупил дорогою своею кровию, всим церквам и их Епископом, альбо владыкам, приложенным духовным и иным особам церковным тогож набоженства Греческого и Руского тые вси права волности, способы звычаи, и всякие свободы вечными часы дати позволили есьмо, и тым листом нашим позволяем, таких же яковых в Кролевствах наших Польском и в Венгерском вси костелы, и их Арцибискупове, Бискупове, приложеные, и иные особы костельные, звычаю Римского церкви заживают из них веселятся. А над то хочем мсти, и сим листом нашим сказуем, а бы от сего часу жаден з-дикгнитаров, старост, врядников и обывателей панств сподданных наших, якогож колвек стану и достоинства быти мели. Азвлаща Королевства нашого Польского Верхуменского, а особливе земель наших Руских и Подольских, и иных прилеглых, владцы пререченных Епископов, владык, и иных преложоных тогож набоженства Греческого и Руского, а ни судов их поповских, азвлаща в справе разводов малженских, от сего часу нияким способом не прекажали, хотя бы теж и невем якие звычае в землях помененных противные до селя заховалися ино тому противни быти не мают. А надто абы тыеж Епископове, албо Владыкове, и иные приложенные особы церковные, помененного набоженства Греческого и Руского маючи слушное поживенье ку отправлению хвалы Божое, тым способнейшие быти могли, им самым, и их церквам всим, где кольвек в панствах наших будучим, вси села и державы якиеж кольвек и якими кольвек имены названые которы з-стародавна до оных церквей належали, и через якиеж кольвек особы, и где кольвек в панствах и поветех наших аж деселя держаны суть зо всими их нравами побожною тихостью умыслили есмо привернути, якож и приворочаем сим нашим листом на часы вечные и потомные, а на сведецство тых речей и печать наша до сего листу нашего есть прывешено. Деялосе и дано в будцыно в пятницу близкую перед неделею третею великого посту. — Року Божого (1443).

II. Письмо Князя, Константина Острожского, Воеводы Киевского, Маршалка земли Волынской старосты Володымирского, к Ипатию, Епископу Володымирскому и Берестенскому, и ответы Епископа

Лист Княжати Его милости перший дати з Люблина Июня 21 дня року 1593.

Велебный, милостивый отче, Владыко Володымерский, Господине и приятелю мне вельцеласкавый.

Всяк человек, во всем времени жития своего, по спасении своем, должен есть тщатисе о сем, дабы мог быть размножителем и любовником фалы Божее. А ще же кто и до конца быть не может, ино, абы приобщителем, альбо участником быть мог, и я иж, за великими трудностями моими, маючи на собе бремя тяготивнншних вещей, хотя-ж не мог быть конечным милосником, и упразнителем, альбо забавцою, около помноженыя фалы Божее, однак же повинности моее християньское от давных часов была у мене хуть такая, которая и до тых часов еще неустает, и овшем ее роспаляет, а бых в таком упадку, знищенью и опущенью матки нашое церкве, светое, соборное, Апостольское, Восточное, угляжовал и розваживал и размышлял, упатруючы и вынайдуючы такий способ и початок и приступ, через который бы Церковь Хрыстова, всих церквей началнейшая, до першого своего пункту, целю и клюбы, прийти и застановити могла. Але як вижу достойными достойная созидати ее, и честными честная совершати ее обыче, и презгодных людей годные речы бывают справованы. Так же и мне, або в том несчастье загородило, а боли теж негодность в так высоце фалебных речах не допустила до того прийти, же бым куначалу якому благому тое речы повод слушный взяти мог; однак же я пред се почувалом в собе залог письма светого мовячого, сила Божия внемощи совершается, и зась от человек не возможная, Богу возможна суть на которые слова, яко на напевнейшый цел, пиледаючы, мало прешедших времен, не славы ради житейское, Бог весть, но не токмо ситующы падения церкве Хрыстовы, але и на ругания ради Еретик, и тых самых отторгнувшысе Рымлян, яже иногда нам, беша братия, дерзнув або важыл се есми был спасевином Папы Рымского о некоих нужных речах писания светого, не сам, но своими старшыми и презвитери совитоватни гадательствовати. Богу же неизволившу, нашея ли ради пользы, и блага, или зла, не вем, и тако собысть се, яко годе Богу, бе. Я и тепер не могучи устать от такового тщания, яже о церкве Божые лмаючы, тот пред се взятя своего умысл, абыж до там тых краин, в которых по недалеку обретает се и Папа Рымский, для улеченья здоровя своего телесного, на час некоторый отехать мог, там же, если бы было на то прозволение Божие, до того, если бы была на то воля вашей мости, нашых Духовных, жебы сте вельможы теперь на том соборе вашом духовным вси одностайне о том промышляли и радилы и на мовяли, абысе мог такий прыступ вынайти до такового поводу, через который бы ее могли склоняти початки, дозгоды, и улацненья, и померкованья; так великих незгод и заятреня а праве внутр нее брани вцеркве Божой. Где был и я, втых краех будучи, за помочью Божею, и за началом и благословенством Вашей мости, яко духовных, не за нехал з щырости и хути моее против церкве Божой старанья, я зна болшым усилованьем моим, такового чинити, якое бы можность и годность моя зносити могла, иж бы се доякое слушное згоды изедноченья схилиты могло. Якож здаетми се за реч слушную, же бысь вельможне-милостивый отче, Епископе Володымерский, сам, особою своею намовившыся, з его милостью преосвященным отцем Архиепископом, из их милостью, велебными Епископы, до Великого Князя Московского, за дозволеньем и листом Его Королевское милости, ехать працы не литовал, а там с Князем Великим Московским и з духовными земли тамошнее, порозумевшысе и достаточне намовивши, и оказавши и донесши то им все якое гонение, преслидованье, и нарушенье и уничтоженье народ тутошний Руский, впорадках и канонах, церемониех церковных терпит и поносит, просечы и уживаючи их, абы о том тщание сотворившы, яко уды единое главы Христа, един единому с страждающе, купне и едьностайне з нами, так тому забегили, и вто тряфяли, же бы больше церков Христова такого разорванья, и внутрнего замешания, и народ Руского рожая, гонения и озлобления нетерпел. Пильне о том Вашу мость, яко вельцеласкового Господина и прыятеля, паче же, тщателя теплого влюбве веры Христовы, прошу абысь Ваша мость, хутливе до того се вложити, и за то се всею силою и моцью взяти, и там на том соборе спильностью старатисе веспол з их милостью рачыли, же бы який слушный початок и застановенье, если бы юж не до, якое згоды што есть, реч напреднейшая, себо рече: коль добро и коль красно, но еже жити братии вкупе. Тогды кто потом неподлейшая до полепшенья животов людьских, застараньем и початком Вашей мости мог, бо то есть явно вам мостям всим, яко се люде нашое релии згоршили, и так сут внабоженствах своих оспали, лениви недбали, иж не только, абы мели постерегать повинности своее християньское, и застановятися за Церков Божую и за веру свою старожытную, але еще се сами многие насмеваючи знее и опускаючи, до розмаитых сект утекают, чому, если Ваша мость забегати, и о том дбати не будете, и сами Ваша мость ведаете, хто за то слово и ответ воздати будет повинен, кровей бо рече их отруку вашею изыщу. Вы бо есте вожди, наставници и пастуси паствы Христовы, и ни для чого иншого нирозмножылося межы людми такое ленивство, оспальство, и отступенье от веры, яко на большей для того, иж устали учители, устали проповедачы слова Божого, устали науки, устали казанья; А з тым наступило знищенье, и уменшенье фалы Божое, церквей его, наступил голод слуханья слова Божого, наступило за тым отступенье от веры и закону, прышло на остаток на нас тоиж юж незостает нам на мнейшее речы, скоторое бых мосе тешити взаконе своем мели, лучше бысь мо тепер могли слова пророцкие вспоминати, мовечы— хтож дасть голове нашей воду и очыма нашыма источник слез, абых мо могли оплакивати упадку изнищенья веры и закону своего вдень и вночы, все опроверглосе, упало, зо всих сторон скорб, ситование и беда, и если се далей почувать не будемо, Богу весть, што знами за конец будет. Я зстороны моее повторе и потрете прошу, Бога ради, так Ваша мость, для повинности своее пастырское, яко и для боязни и помсты Божое вто потрафяйте, же бысте там што доброго справити и застановити, и початок який добрый уделати могли. Прочееже, вздравии телесном, и вдуше спасительном пребывании долгоденствовати, от Господа Бога Вашей мости желаю. Писан у Люблине, месяца Июня 21 дня року 93.

В.М. зычливый приятель, сын и слуга послушный,

Костантин, Княжа Острозкое, Воевода Киевский, власною рукою.

При котором листе послал, его милость, Пан Воевода, и артикулы, своею власною рукою написанные до тое единости, што бы вней вировати потреба было.

А то суть тые.

а

На первей; абых мо при всих обрадках своих, яко церков восточная держит, вцале зостали.

в.

Абы Панове Рымляне церьквей наших и наданя их на свое Костелы не оборочали.

г.

Абы за постановеньем згоды, если бы се напотом хто знаших до Рымского Костела удати хотел, не прыймовали, а ни примушали, Азвлаща при отдаванью малженства, яко то звыкли чынити.

д.

Абы духовные наши втаковом же пошанованью, яко и их были, азвлаща Митрополит, и владыкове враде и на Сеймиках местце мели, хотя не вси.

е.

Потреба бы и Патриархов обослать, же бы се до згоды склонили, же бысь мы единым серцем и едиными усты Пана Бога хвалили. Потреба и до Московского и до Волох послати, же бы се на одно знами згодили, аздалобы ми се наслушней до того ужить до Москвы, его милости, отца Епископа Володимерского, а до Волох, отца Епископа Львовского.

п.

Потреба теж поправить некоторых речей в церквах наших, азвлаща около сакраменту и иншых вымыслов людских.

з.

О закладаньи школ и наук волных, азвлаща для цвиченья духовным, пильно потреба же бых мо мели учоные презвитери и казнодее добрые, бо за тым, иж наух нет, великое грубианство внаших духовных умножилося.

III. Лист другий Владыки Володымерского, писанный, до его милости, Пана, Воеводы Киевского з Володымера, дата Марца 25 дня року 1595

Освецоное Княжа, а мой милостивый Пане, службы и молитвы мое залецам ласце, Вашей мости моего милостивого Пана.

Не отпысуючы ничого на так широкое писанье вашей мости, вкотором мя, Ваша мость, упоминати рачиш, покорне только за престрогу дякую и чуюся дасть Бог втом же не так много для пожытков своих, и вывышенья дальшого, яко больше для помноженья фалы Божое, видел бым тую згоду быти пожиточьную, а ведьже не такую, же бысмы ся мели претворити зовсим во иншый образ, але зоставши вцале, а только некоторых речей поправивши, вчом больше упору, а нижли истинны держимося, згодитися стыми, скоторыми есмь, и перед тым в единоцтве были, а дал бы то, Пан, Бог, же бы и вси згодне, на которых больше належит, але выдечы што ся деет вся надея, яко бачу уставает, бо тые хотя бы подобно и ради, не могут. А мы опять можем, але не хочем, а только Богом лудимо, просечы о соединение веры. Недыв теды коли источники высхнут, же и реки уставают, а за тым, а ни уних, а ни у нас, не только науки, але и порядку пусто, припоминать, ми Ваша мость, речеш: сыноды Берестейские зстороны школ и друкарни и иншых речей Церькви Божой потребных, же ся тому досыт недеет, ино ачь колвек то еще не за моего пастырства становилося, але до речи так светобливое и доброе не дал-бым ся ни кому упередить и не жаловал бым и остатка убогое маетности, хоням вней вже немалую диру деткам своим учинил, двое именье продавши, а пустки, которыем застал направуючи, не уфольварках, але вцеркви, аштож пак на таковые речы кгрунтовные. Чым и фала Божая множиться, и лепшый порядок в церкви Божой деется, не жаловал бым и тот остаток поживенья моего убогого разделить было бы кому доброму, а не таковым превратником, которые больше за пожитком убегаются, яко и тепер штося стало у Берести, же ся школа разорила через, самых же Професоров школьных, которые за лакомством удавшися довольни на сытшые пироги отбегли, а тут и у большой ганьбе, и жалю убогого Хрестиянства на уруганье противников наших все покинули, без жадное слушное причыны, а тож колыбы ку доброму не жаловал бым, и самого себе оскудевши, наложить, але иж и того внас оскудно, вшак Ваша мость сам того дознаваеш, з якою трудностью то вашей мости приходит, хотясь на всем Паном Великим а предся, якобы потреба не можеш ся ни то зобрать, а штож пак, нам калекам, будучи по среде волков, наконец и церымоней церковных забороняют порадне отправовати, о чом бых много до Вашей мости мел писати, штося вмоей Епископии Берестейской деет, якое утяженье терпят хрестияне внекоторых местах, отож еще бы ся тым чоловек тешил, кгдыбы тот крыж хотели скромне терпети и зносити; але то горшая, же отпадают не по одному, але громадами видчынашу непотужность, а потом то ведает с ким ся зостанем. (штося дотычет новин краковских, итые бачу же непевные, але хотяжбы и певные были, того Ваша мость о моей особе нерач розумети) бо не только о Кардынальстве, албо Митропольни не мышлю, але и с тым што на собе ношу частей, проплакиваю на себе жемся того поднял, а подобно и на того, хто мя в то вправил, азвлаща видечистося на свете деет. О мамрамех ни яких неведаю; бом их никому ни на што не даровал. Але и я теж по части ведаю, а подобно певнейшие речы, и бы ми ся годило папирови зверить, указати бым то Вашей мости, же тые новины Краковские напевны суть.

О тоже, если ся хто за светого удает, а нас видить, вшак не есть ни чого так тайного, же бы на потом не было явного. То толко вем, жем не было початком до жадное речы, але если же все пойдут а за чым добрым и без образы сумненья и я бым не хотел на заде зостати, много бым мел з Вашим мостею, моим милостивым Паном, речей, велми пыльных и потребных мовити, але Бог то ведает, яко рахлося з. Вашим мостею увижу. А через папер таковых речей великих небезпечно отправовать; а што ми Ваша мость рачиш залецати порядок иноверцов, бы был налепшый, коли не на правом фундаменте все то засметье стоит, и школы их и друкарни и множество казнодеов, Бо если же сами суть неприятельми сына Божего и лупежцами фалы маестату его Бозького певне, и овощы тыи не суть приятны Богу, и все будованье их, яко на песку, а не намоцной опоце, которая есть Хрыстос сын Божый, Бог и человек правдывый. Бо яко то есть истинная правда, же есть человеком правдывым во всем нам подобным опрочь греха, так, кто есть истанная правда, же есть Богом правдивым, прироженым, неучыненным не з божоным, албо боством дарованным, нестворенным, але пред всими веки, з Бога отца уроженым, хто такового исповедания и веры не мает, не на камню але на песку и на се не будует, водлуг оных слов: всяка плоть сено. Также оные слова: проклят, который надею свою в человеце покладает, и другие значнейшые прокляти Боговеко, которые неба и земли не сотворили. А пророк Исия именем Божим мовит, яко Бог перший и остаточный передо мною не был Бог иный, и по мне небудет. А не докладает того, яко они мовет, то есть, таковый Бог, яко я. А на другом местцу мовит фалы моее ни кому не дам, отож если Христос не есть прирожоным Богом, и тогож существа, которого отец; а як же то правда будет, што мовит: по мне иный Бог небудет. Также и то фалы моее ни кому не дам; понеже дал ее, яко они мовет, человеку Христу, з Марии девицы нарожденному, и учинил его другим по себе Богом; а так не зазру я им того их порядку. Бо где бы ся еще тая трутизна тым медом не осолодала, певне бы ото тые убогие мухи на ней не лнули. Але иж ся идявол звыкл в Ангела светлисти пременять, и волцы в скуру овечую оболокать. Не треба им верити. А если же то по собе берут, же зовощов их познавати кажут. Ино и то часто трафляется, же зверху бывают красный а внутр полный смроду и червей. И тож, яко сам оних не благоволю, так и Вашу мость перестерегаю лепей ся згожати, справдивыми фалцами Бога во тройце единого а ниж ли зблюзнерцами и явными неприятельми сына Божого. Лепей з Иваном Евангелистою, а ниж ли сцеринтом — Лепей з-отцы светыми, а ниж ли з Арием проклятым; лепей зо всим християнством, а ниж ли з Юлияном, апостатою, который Христа называл Нотус, а тоиж поведа, не будучи прирожоным сыном Божим, чинился тым, то для того до Вашей мости пишу жеми ся не подобают овые присмаки, которые Ваша мость у них упатруеш, и не помалу мися серце ужасает, слышаны то от Вашей мости. Але маю я надею вмилосердью Божом иж он сам, яко почал так и до конца Вашу мость стеречи будеть, абысь неотразил о тот камень, не только сумненья свого, але и ноги своее, о што Пана Бога уставичне вмолитвах моих просечы. Ему же самому Вашу мость у вопеку и в оборону поручаю, а себе милостивой извыклой ласце Вашей мости оферую. Дан з Володымера, 25 дня Марта року 1595

IV. Лист Владыки Володымерского до Его Княжецкое милости Пана Воеводы Киевского, писанный з Рожанки Июня 16 дня року 1495

Освецоное Княжа Пане а пане мой милостивый, службы мое на нижшые и молитвы уставичные убогие чернецкие ласце вашей Княжацькой милости покорне залецам.

А ижем через так час долгий до вашей мости, своего милостивого Пана, ничого не писал, иншая причина того не есть, одно тая, и жем ничого певного у себе еще немел, хотя ж то люде тыми часы непевные новины у нас всех розсевали, яко бых мовже до Рымское веры на всем пристать, мшу служить и опреснока их заживати мели, што все правда ли есть, сам то Ваша мост, яко Пан мудрый и Богобойный, обачивши здальшого писанья, уважити и осудити можеш, бо если же чоловеку приватному, который немаючи в пороченью своем душ людских, але только сам о своем пекучисе, и так мает се, на што розмышляти, якобы души своей ни якого ущербку не учинил, яко далеко большей тым, которые не только свое, але и иншых людей души впороченью своем от Бога мают, старатисе потреба, же бы и своего и людского сумненья не завести, ведаючи, иж и наменшое светых Пан Бог зрук наших смотрети будет, а кутому вспомневши на Христа збавителя своего, который мовил в Евангелии своем, што запожиток чоловеку, хотя бы и увесь свет собе позыскал, а еслиже души своей який ущербок учинит, и якую отмену даст за душу свою, то теды все ныньшне, местцатым подобные, вписме светом маючи пред очима своима, и хтож бы ся неулекнул, и хтож бы так запаметалым был, же бы для куска марное роскоши, альбо пожитку сего светнего, который яко тень мимо идет, мельбы запомнивши Бога и повинности своее хрестиянское, што такового противку сумненью чинити, чым бы и маестат Божый образивши и сумненья людские заведши, собе вечную погибель позыкати, про то не рач Ваша мость всему верити, хотя ж вем иж не маю новин непевных до ушью Вашей мости благочестивых о некоторых знас донесет, яко бых мо што противного вере и церкве нашой становити мели, а хотя еще ничого не сталося, не только лихого чого Боже уховай, але и доброго, а то ли есьмо так нещастливи, же нас за отщепенцы и за геретики люде удают, и ни якого старания и обмышляляванья о церкви Божой и о покою ее чинити не допущают зезды наши и иншые справы, церкви Божой потребные, за подзорные мают, а то надивнейшая, иж всим геретиком, якоеж кольвек секты вольно зеждчатися, порядок в соборищах своих становити, наконец не только противко веры и релией Христианских але и противно маестатови Божому, и превечной хвале одинеродного сына Божого, писма заразливше, выдавать, людей христианских от старожытное веры и от хвалы Божое на свое проклятые ереси наворочать, не маючи ни якое порадное зверхности церковное, а наш ркомо то горким Епископом, которые сукцесию свою почитавши от Христа самого, найвысшого пастыра, и его апостолов его светых порядную, и не разорваную маем, не мает быти вольно о порядку Церкви Божои, о покою ее промышлять и радить, яко бы мо не только сами тепер во в покою могли запомочью Божею церкви свое и веру православную вцале задержать, але и потомком нашим што доброго на прышлые часы справити, азвлаща маючи еще Благочестивых Господарей и Панов потроше веры нашое; тут втом Панстве его Королевское милости Господара нашого, межи которыми ваш Княжацкую милость на преднейшее светило релии нашое, без всякого похлебства признавати мусим а так, гдебыс Ваша мость, яко Пан и оборонца наш милостивый, мел нам до всего доброго допомогати, и побудкою до всего быть, тут, яко нас слухи доходят, немилостиве и не ласкове нас слуг и Богомольцов своих вспоминати рачиш, ачь не див за такими непевными новинами такого мниманя о нас быти, але кгды Ваша мость, отложивши на сторону гнев свой, пильне втую справу угленуты будеш рачыл, так разумею о благочестию Вашей милости, же нам и сам до того ласкаве допоможеш для хвалы имени Божого, и для задержанья втых злых и не безпечных часех веры и Релии нашой, ту теж и для славы своее несмертельное, прикладом оных светобливых предков своих, которые в тых панствах Фундаторми тое светое Релии Церкви светое Восточное были. А так я, слуга и Богомолец Вашей Княжецкое милости, паметаючи на ласку Вашей милости, и на то, жем з воли Божее, за усилованьем твоим благочестивым, на той убогой столицы Епископской усел, паметаючи теж и на повинность мою, которая та есть, абым о порядку церкви Божое промышлял и то, што се вней нарушило, изыншими братьею своею за помочью Божею о ниправу ее спильностью старал не садечисе на благий разум и довстип свой, але маю чи уста вичне пред очима своима писмо светое а видечи иж нам барзо малый ратунок од восточников наших. Так вписме, яко и внауках Церкве Божой потребно, а не див бо тиранство поганьское и неволя через так долгий век все вынищила, иж тепер чого у себе не маем, всего у противников наших позичати и доведыватися мусим, поколь теды ничого певного межи нами еще не было, Вашей милости своему милостивому Пану ознаймити не моглем, але тепер што межы собою маем, и на што згажаемсе, то Вашей мости, своему милостивому Пану на письме посылаю, при котором писме и сам рад бым был и Вашей мости, своему милостивому Пану, то ясне указал, для чого то чиним, паметаючи, теж и на упоминание Вашей мости, и не до Берестя на писме через Пана Василия, Суразского Наместника посланое, где нас, Ваша мость, напоминати рачиш, а бых мо се о згоду с — Костелом Рымским старали, и якобы без нарушения веры и релии нашое быти могла. Даи же то Пане Боже, абысь Ваша мость и теперь тоее-ж хути будучи, и нам, яко слугам и богомольцам своим, до того ласкаве допомог и по важностью зацного имени своего до тое справы старанье прыложил, о што унижене и слезне прошу, и именем Божим, яко сына церкви Божое милого и благочестивого, упоминаю, не обрушай се гневом, але спокойным, а умиленным умыслом прочитай тые артыкулы, обачиш, иж ни чого нового, але зсторони веры нашое нет, опрочь только единого календара, и тот не есть артыкул веры, але церемония такая, которую безнарушенья сумненья церков Божая одменити может. О чом всем ширшую справу и выводы, на каждую речь досконалые, дал бым кождому, хтобы того потребовал, иж мало не все вруках своих маем, только не бачым, альбо видечи розумети не хочем. Дал бы то Пан Бог, абым се звашей милостью, моим милостивым Паном, где видети мог пред одеханьем моим до Его Королевское милости, у которого не мешкаючи за росказаньем его милости, Господарским быти мушу, ведь же первей бывши в — Люблине у Трибуналу, для убогих справ своих, бо мене борздо, але добре сусиди мое мыти починают, притом прошу покорне, абы ми, Ваша мость, на тое писанье мое, если ласка Вашей милости будет, отписати рачил, а мене змилостивое ласки своее, яко слугу и богомольца своего, уставичного опущати не рачил и противного мниманья о мне быти не хотел. Писан у Рожанце 16 Июня року 95.

V. Похвальная Грамота (в списке) Государя Царя Михаила Феодоровича, Гетману Петру Конашевичу и всему войску Запорожскому, за их усердие и готовность к поискам над Крымскими Татарами, с уведомлением о посылке к ним в награждение денежного жалованья, и о прекращении такових поисков по случаю примирения с Ханом. Писана 1620 года Апреля 21

Божиею милостию, от Великого Государя, Царя и Великого Князя, Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, и могих государств Государя и Обладателя, Запорожских Черкас Гетману, Петру Конашевичу, и Атаманам и Сотским, и Ясаулам и всему войску, наше государское милостивое слово. В нынешнем во 128 году присылали еще к нашему Царскому Величеству ото всего войска посланцев своих, Петра Одинца с товарищи, с грамотою, а в грамоте своей к нашему Царскому Величеству писали есте, и речью нашего Царского Величества приказным людям те ваши посланцы говорили, что вы, памятуючи то, как предки ваши Запорожские гетманы, и все войско прежним Великим Государям Царям и Великим Князьям Российским повинность всякую чинили и им служили, а за свои службы он них Государей милость и жалованье к себе имели, в той же повиности вы и ныне нашему Царскому Величеству быти хотите, и, за порогами будучи, службу свою к нам оказывати хотите против всяких неприятелей наших и ныне ходили есте на Татарские улусы, и многих Татар побили и в полон поимали, и того своего полону прислали есте к нам с посланцы своими дву Татаринов, и просите того у нашего Царского Величества, чтоб нам вас жаловати послуги ваши и тех полоняков велети милостивно принять и пожаловатиб вас за ваши службы нашим Царским жалованьем, а вы и впредь нашему Царскому Величеству прямо и верно служити будете. И мы, Великий Государь, тебя Гетмана, Петра, и все войско за то похваляем, что вы нашия Государския милости к себе поискали и службу свою к нам, Великому Государю, оказуете и впредь нам службу свою и раденье хотите оказывати, и языков Крымских у посланцев ваших велели есмя приняти, а посланцам вашим велели есмя быти у наших бояр и приказных людей, и посольства их велели есмя выслушати милостивно, и впред вас в нашем милостивом жалованьи имети хотим, и пожаловав посланцев ваших нашим Царским жалованем, велели есмя отпустити к вам; а с ними послали к вам ныне легкое наше жалованье триста рублев денег, а впред вас в нашем жалованьи забвенных не учиним, смотря по вашей службе. И ты б Гетман Петр, и все Запорожское войско, наше жалованье приняли, а на Крымские улусы ныне вас не посылаем; потому что Крымский Джанбек Гирей Царь на наши великия Государства сам, и Царевичи и Князи и Мурзы войною неходят и людям нашим шкоты не чинят ни которыя, а наши люди потомуж Крымским улусам шкоты ни которыя не делают. Писана в Государствия нашего дворе царствующего града Москве, лета 7128, месяца Апреля, 21 дня.

VI.[1] Заключение Коммисии с войском Запорожским, под Кураковым, на урочище, называемом Медвежьи Лозы

Мы Станислав, на Конецполю, Конецпольский, Сандомирский, Напольный Гетман Коронный, Велюнский, Барский, Ковельский; 0ома на Замостьи Замойский, Киовский, Книшинский, Ян, из Журова, Данилович, Русских земель Буский, Корсуньский, Чигиринский; Воеводы: Гаврила Гойский, Киевский; Матвй Лесниовский, Белзский, Каневский, Ракибурский, Мартин Казановский, Галицкий, Богуславский; Каштеляны: Станислав, из Потока, Потоцкий, Подольский, Стефан Немержиц Киевский; Подкомории: Яков Собеский, Краснославский, Александр Балабан Трембовльский, Рогатинский, Адам Калиновский, Брацлавский, Винницкий; Старосты: Константин Корибут, Вишниовецкий, Юрий из Острога, Валавльский; Князья: Януш Тишкевичь, Николай, из потока Потоцкий, сын Воеводы Брацлавского, Фома Склинский, Загвультский, Феодор Елец Хоружий: Филон Загвулт, Чешник Киевский, Ян, Белецкий от Его Королевского Величества и Республики, к приведению в приличный порядок Запорожского войска и провозглашению им воли Его Королевского Величества и Республики, назначенные Коммиссары.

Обявляем, что удовлетворяя поручению Республики и обязанностям на нас возложенным, искали мы всех средств, которыя время и случай нам представляли для лучшего удовлетворения желаниям и нуждам Республики, не причиняя ей малейшего вреда, без пролития крови, к чему, по любви нашей и должной верности к Республике, не только трудов, но и храбрости и здоровья нещадили, и с помощию Божиею, и согласием всех нас к таковому управлению и послушанию Запорожское, Его Королевского Величества, войско привели. Во первых наиболе безпокоили Республику, и в самом деле имели причину ее безпокоить, их набеги из владений Республики на Черное море, против точного запрещения Республики, также преступления, совершенныя в городах Его Королевского Величества, которыя впрочем коронным войском достодолжно наказаны. И так преступников, которых счастие и воля Божия той предохранили, и которые посвящаючи остальную кровь свою, дарованную им от Республики, на храбрость и услуги перед нею, и служить ей обязываются, таковых совершенно именем Королевского Величества и Республики прощаем, и ни тем, которые останутся на службе Его Королевского Величества, ни тем которые по воле Его Королевского Величества поступят; всем таковым на будущность их прежния проступки вредить не имеют, дабы только Старостам и должностям своим впредь должное почтение и послушание чинили, ведя притом делом приличным, чтобы войско Запорожское, составленное из подданных Его Королевского Величества, имело своего голову или старшого, как то бывало во времена прежния, от имени Его Величества или господ Панов Коронных Гетманов, за известием Е. К. Величеству. Тогда имея власть, ввренную им от Его К. Величества и Республики, Пан Воевода Сандомирский, напольный Гетман, Коронный, Велюнский Барский, Ковельский Староста за известием нас всех, по их избранию, с среды их же самих, дал им старшого Пана Михаила Дорошенка и впредь тому только Старшему повиноваться должны, которого Его Королевское Величество и последующие короли Польские и Паны наши Гетманы Коронные с посреди их же самых избранного представлять будут; а еслибы таковый не удовлетворил обязанностям своим, тогда Козаки должны представить на его жалобу Его Королевскому Величеству и Коронным Гетманам, и просить другого из среды их, тоже должны они Козаки делать и по смерти каждого своего Старшего. Но еслибы войско находилось в большом разстоянии от Его Королевскаго Величества, или от Коронных Гетманов; тогда по смерти Старшего могут оного избрать из среды себя, для удержания войскового правления до того времени, пока Его Королевское Величество и Коронные Гетманы не одобрят избранного. Присяга, каковую нынешний Старший в присутствии Пана Гетмана и Панов Коммиссаров, должен совершить и каковую каждый впредь, имеющий быть старшим, обязан давать для признания его Гетманом должна заключаться в сих словах; «Я Михаил Дорошенко клянусь Господу Богу в Троице Святой Единому, что Пресветлейшему Королю Польскому Сигизмунду третьему и его наследникам и Республике Польской в сей должности моей согласно воле Его Королевского Величества во всем верность и повиновение сохранять буду, соблюдая во всем повеления Его Королевского Величества и Республики, укрощая всякое своеволие и непослушание; а именно: ни я сам, ниже посредством других, против Турецкого Императора, ни сухим путем, ни морем не буду ходить и воевать, разве по повелению Его Королевского Величества и Республики; напротив того, ежели бы кто из войска Его Королевского Величества, мне ввренного, или же кто со стороны вознамерился то соделать, и я про-то знал бы, тогда я обязываюсь про то доносить Его Королевскому Величесту и Коронным Гетманам, и таковым сопротивляться, ни каких полчищ, ни охотников, то же охочекомонных, со зывать и собирать, без соизволения Его Королевского Величества не буду, но даже таковых, по обязанности моей, стану преследовать; а также все условия, в самомалейших пунктах в бумагах Панов Коммисаров на Медвежих лозах прописанныя, я со всею моею дружиною исполнять буду.»

А как Его Королевское Величество, для лучшего порядка, желает знать о числе регистровых, и намерен предоставить обширнейшее поприще людям, в войске заслуженным, и к службе Республики способнейшим: то и повелел, дабы составлен был таковый список всему войску, и оповещено было бы о том, сколько в каком Его К. Величества город должно регистровых находиться. А так как и легче и удобнее в своих домах сделать таковые списки, и к сему представляются вернейшия средства там, нежели здесь; то от 6 Ноября по 18 Декабря нынешнего года, по новому календарю, им назначено шесть недель, и что бы все, в числе шести тысяч, были прописаны, и были бы составлены списки точные, сколько их в каком городе жить будет, которые списки или Пану Гетману, или Панам Коммиссарам, назначенным к сему делу, следуют поступить; а оттуда имеют быть переданы в Коронное Казначейство; из Казначейства же Старостам взять о том краткия выписки, и впредь всякому Старост поочередно при описях имеют быть таковыя выписки передаваемы, и тем козакам, которые изключатся из списков, ни как вредить это не будет, и наказывать их подстаросты не стануть, потому, что они в войск Запорожском служили. Оное число, шесть тысяч регистровых, властью Его Королевского Величества и Республики назначаем, и служить именем Республики повелеваем так, что все вообще шесть тысяч, и каждый из них порознь, кто только будет внесен в списки, да пользуются всеми свободами и законами от прежних Королей Польских, и от нас благополучно ныне Царствующего, дарованными, как и прежде пользовались. Так же позволено им будет снискивать приличное пропитание торговлею ловлею рыбною и охотою; но с тем условием, чтобы ни какого не делали вреда угодьям Старостинским, и чтобы на язы и уходы, издавна принадлежащие Староству, претензий не имели. На оныя же войска назначаем ежегодного жалованья, в праздник Св. Илии, Русского, шестьдесят тысяч злотых, Польских, которые будут получаться в Королевском город Киеве. А сверх того, для их поощрения к службе Его Королевского Величества и Республики, и дабы тем они прилежнее должности и обязанности исполняли; Старшинам так же назначаем особое жалованье, а именно: Старшему над всем войском ежегодно по 600 злотых, Обозному 400 злотых, двум Эссаулам, каждому по 150 злот: Писарю 100 злот; шестерым Полковникам по 1 00 злот: шестерым Полковничьим Эссаулам по 50 злот: а войсковому Судье 100 злотых; из сего числа шесть тысяч регистровых, но тысяче или и более, сколько Пан Гетман, по сношении с их Старшинами, судя по времени и обстоятельствам, почтет нужным, иметь пребывание в низовьях за порогами, и по обязанности своей, состоявшей в донесениях о неприятеле в недопущении его к переправам, и в удержании того места, должны они служить Республике; остальные же, пять тысяч, находись за волостью, должны по отзыву Коронных Гетманов явиться к квартионному войску, или где надобность укажет, на службу Республике, соблюдая, чтобы во время переходов не было притеснений. Если бы самому старшему случилось отправиться на Запорожье, тогда в волости он должен поставить на место себя человека добропорядочного, разсудительного, который бы за порядком, а в особенности, за действительною и немедленною справедливостию, касательно обиженных наблюдал, чтобы никто никому неделал обиды; таковые постановленные не должны ни в какия судопроизводства земския, духовныя, нижегородския вмешиваться; справедливость же должна быть производима каждому, от них обиженному, чрез Атаманов и Старших, в присутствии Подстарост, а им самым, подстаростами по общему смыслу закона, и тогда сами между собою положат наказание. Ни Днепром, ниже другими какими реки, с владениями Республике смежными, козаки в Море ходить, и условий с Императором Турецким расторгать, и ни сухим путем, ни водою, войны с соседами Республики, без воли Его Королевского Величества производить да неосмелятся: морския ладьи, немедленно, в присутствии нашем, сожгут и других да не строют под строжайшим взысканием; ни каких морских ладей плавать Днепром, ниже другими реками да непосмеют, за чем их Старший наблюдать будет, под строгою ответственностию. Также и Старосты должны все то предупреждать и запрещать, во владениях земских шляхетных и духовных, тем только будет проживать дозволено, которые будут повиноваться Панам своим, и которым Паны дадут на то свое согласие. Также повелеваем, дабы всякий, кто нехочет повиноваться Пану своему, не долее двенадцати недель, от нижеписанного числа, прожил во владниях шляхетских и духовных. Села, также уходы, Язы земли и другия имущества, которыми по сие время владели неправильно козаки, тотчас без всякого замедления, возвратить Старостам, владетелям и Панам наследным, буди на оные ни какого права, пред Панами Коммиссарами назначенными к описи войска, козаки не покажут; и буде кто из них не хотел бы Пану своему повиноваться, и тем самым во владениях шляхетских, наследственных и духовных не мог проживать; до истечения же двенадцати недель ему позволено будет дом и разработку свою продать, но только такому человеку, который бы Пану своему повинность и обыкновенное подданство исполнял, посевы же, их озимые и яровые Старосты и Паны дозволят им собрать безпрепятственно. Войску ни в какия дела, ему не принадлежащая, не вмешиваться; согласно воле Его Королевского Величества и Республики, отнюдь ни под какими предлогами, союзов ни с какими соседными державами не заключать, ниже послов, от посторонних владетелей, непринимать; посредством посольства сношения не иметь, и не вступать в службу посторонних владтелей. В противном случае, Республика будет считать их, не как верных подданных, но как неприятелей; и кто что либо подобное, противу членов Республики тогда не Коммисиями, (ибо таковой Его Королевского Величества милости и трудов великих людей окажутся они тогда недостойными) но явно и строго, без всякого дальнейшего с ними сношения, будут наказываемы. А кто будет скоро повиноваться Республике, и признает себя покорным, не только содеянныя им против Республики преступления прощаем, но даже милость, в столь многих пунктах изложенную, от имени Его Королевского Величества и Республики, оказывать станем. И если бы иные к сим милостям Его Королевского Величества оказались неблагодарные и не сдержали слова и присяги, во всех пунктах, или в каком либо одном из них таковые, ни на милосердие, ни на прощение проступков, ниже на что либо в свою пользу, напротив того Республика, не смотря ни на что, как с неповинующимися воле Его Королевского Величества, с таковыми поступит. И как все сии пункты и условия войско Запорожское, по долгу своему верноподданническому к Его Королевскому Величетву и Республике, приняло в исполнении присягою утвердило, то и в свидетельство сего, войсковую печать здесь приложив, собственноручно подписали; и сверх сего, не только Старшина и весь народ громогласно в сих словах произнесли присягу: «Мы Атаманы и весь народ войска Его Королевского Величества, Всемилостивейшего Государя Запорожского, единодушно, все, и каждый присягаем Богу, в Троице Единому в том, что согласно воле Его Королевского Величества, Всемилостивейшего Государя нашего, отныне верноподданству Его Величество соблюдать, и всякое повиновение старшим оказывать будем, в Море Днепром ходить, и на владения Турецкого Императора нападать не будем, все ладьи морския сожжем, союзов с посторонними владетелями, разве только заведомо Его Величества Всемилостивейшего Государя нашего заключить, и ничего, что бы могло быть оскорблением Его Величеству и Республике, чинить не станем; на против же, все то, об чем ныне с Гг: Коммисарами условились, свято соблюдем.»— Дан в Стане под Кураковым на Медвежьих Лозах 6 Ноября 1625 года.

Для описи же войска, так же и для разсмотрения прав на земли, из промеж себя, избрали мы и назначили Пана Галицкого. П. Подкомория Киевского, П. Хоружего Киевского П. Старосту Загвультского. При печати войска Запорожского, от имени П. Михаила Дорошенка, Войскового Старшины, Его Королевского Величества Запорожского, и по просьбе его, за неумением грамоте, Иван Рачинский собственноручно подписался. От имени всего Запорожского войска, в присутствии старших, подписался Саввуй Бурчевский Писарь войсковый.

VII. Ответ Его Королевского Величества посланным от Запорожского войска. Варшава, 9 Августа 1634 года,[2]

Верноподданство и поздравление с благополучным царствованием принесенныя чрез Послов к ступеням Престола Его Величества Всемилостивейшего Государя нашего войском Запорожским, Его Величество, Король, всемилостивейше принять соизволил. Покорность войска, которое по повелению Его Королевского Величества совершило Московскую Экспедицию с великою во многих местах храбростью, которое спокойно провело чрез земли Московския всех пленных, уничтожило замыслы Бусурманские, и соединилось с войском Его Величества, — все сие побуждает Короля к изявлению войску оному своей Королевской милости, как ныне, так и всегда, когда с готовностью идет оно для услуги Его Королевскому Величеству и Республике. Ныне, обращая всемилостивейшее внимание к недостаткам, до которых доведено войско Запорожское, Его Королевское Величество повелеть соизволил: Господину Коронному Вице- Казначею жалованье, следуемое за год, отослать в Запорожье, которое, как Его Королевское Величество полагает, уже и пришло туда, да и другое вскоре уплачено будет, а именно тогда, когда нынешним Сеймом назначенные, будут внесены. Его Королевское Величество желает, дабы войско, между тем удовлетворенное, ожидало терпеливо другого жалованья, и не пропускало бы удобного случая на службу Его Королевскому Величеству и Республике, против войск Бусурманских, о чем Его Королевское Величество веемилостивейше им напоминает.

Что же касается до Греческого вероисповедания, то о том да ведают Коронные и Великого Княжества Литовского чины; с ними Его Королевское Величество на будущем Сейме снесется, и успокоит войско в том, что еще не решено, согласно Его Королевскому обещанию; но войско должно исполнять свою военную обязанность.

В правах и свободах, войску Запорожскому дарованных за храбрость, и разными Коммиссиями утвержденных, хотя в них никто не сомневается, однако и таковыя на будущем даст Бог общем Сейме (ибо на нынешнем никакия дела общественныя, ниже частныя, не были разсматриваемы, а только лиш то, что к удовлетворению войска жалованьем относилося), приняв во внимание их законность, и снесшись с Гг. Сенаторами, Его Королевское Величество утвердить соизволил. На том же Сейме, который вскоре за сим будет, Его Королевское Величество постарается, дабы войско, за нынешния в Московскую Экспедицию заслуги, было удовлетворено. Обиды, во время оной, обществу Запорожского войска и домам их нанесенныя, не могут не оскорблять Его Королевского Величества.

Всемилостивейшими рескриптами он повелеть соизволил, дабы все забранное было возвращено, и соблюдалась бы справедливость против слуг и чиновников.

Касательно возвращения козаков военнопленных, Москвою забранных, в условиях Панов Коммисаров Его Королевского Величества удовлетворительно обозначено, да и Московским Коммисарам вменено, дабы удовлетворено было сему обоюдному соглашению.

Что же относится до вознаграждения козаков со стороны Москвы, о том и прежде Коммиссары Его Королевского Величества с Московскими Коммиссарами сносились, да и теперь Его Королевское Величество соизволил иа сей щет дать повелеиия посланным, которые в столицу должны отправится.

Его Королевское Величество по сношению с Краковским Кастеляном, не упустит из виду предупредить и то, дабы общество Запорожского войска, в отчуждении имуществ; своих, ни какого затруднения и препятствия не имело, в случае выступления своего из шляхетных имений.

Войско Запорожское и в прочих законных требованиях, милостию Его Королевского Величества, по прошествии ста лет, будет пользоватся, естьли впредь оно храбростью заслуживать таковую будет, и если в походах на врагов Св. Креста будет стоять мужественно, как долг чести, и воля Его Королевского Величества ему повелевают. Дан по собственному Его Королевского Величества повелению.

VIII. Инструкция козакам данная, на общем сейме, 21 Февраля 1638 года Полковнику Мелецкому, посланному с Илиею Старшиною Козацким на Запорожье.[3]

Инструкция, именем Его Королевского Величества, Панов Гетманов Коронных и всея Республики, по окончании описи всех полков войска Его Королевского Величества Запорожского, после принятия присяги от Атаманов и молодцов, Старшины и народа, от всех каждого порознь, на главном Сейме Переяславском, дана на Запорожье Господииу Мелецкому Полковнику Коронного войска и Коммисару Его Королевского Величества.

Никогда Запорожское войско не оказывалось столь виновным против Его Королевского Величества Государя своего, и против всея Республики, как ныне в бунте нескольких изменников; никогда оно не было столь поражено праведным Судом Божиим, как под Кумейками, лишась оружия, знамен и войсковых клейнодов. Оно потеряло право на вольность и свободу, предками у Республики кровно заслуженных; виною сих изменников, кровь Християн без пользы пролита реками, и вместе с изменниками, много погибло достойных предводителей, которые должны бы со славою умереть

Сражаясь против Бусурманов, за честь Короля и всея Республики. Но как Всемогущий Бог преисполненный милосердия, бывая иногда умилостивлен покорностию, не карает по всей должной строгости, так и Его Королевское Величество, Всемилостивый Государь наш, помазанник Божий, благ, и милосерд, войско Запорожское, просит чрез Панов Гетманов Коронных о помиловании. Его Величество, удержав гнев свой, и гнев Республики, отложил возстановление войска своего Запорожского, и его свобод и привиллегий до будущего Сейма, он тем первый знак своего милосердия явить соизволил, что нас своих Коммиссарей, для составления списков войска своего Запорожского, и потом, для принятия присяги на верноподданство назначил и послал; ныне все то исполнено, все полки сведены в Трахтемиров осмотрены списки, во время войны запутанные, и приведены в порядок. И наконец все войска, от старшего до младшего, не все вдруг, как то было прежде, с шумом, присягнули, но каждый порознь, явственно, и на Св. Крест персты слагая, со страхом Божиим, оная присяга учинена в следующих трех пунктах: 1. Королю Государю своему и Республике не изменять, и против них не бунтовать 2. старших, над ними поставленных, почитать, на здравие их не посягать, и черни не мятежничать 3. на Море и Запорожье, без Королевского позволения не ходить, а напротив на таковых людей, своевольных, и прочих, им подобных, собираться, и недопускать их до своеволия, и ныне находящияся лодки сжечь.

Как уже войско Запорожское таким образом присягу учинило, то ему остается, согласно с повелением Его Королевского Величества, Всемилостивейшего Государя нашего, к. Г. Мелецкому Полковнику и Коммисару Его Королевского Величества собираться, и с Паном, в первое воскресенье, т. е. 28 Февраля, с Паном Илиею, своим Старшиною, стать под Крыловым, а оттуда, как можно поспешнее, с Паном Коммисаром, день и ночь идти, всеми своими силами, на Запорожье; а как много добрых молодцов не прибыло, для внесения их в списки, и для присяги, которою возвращены войску, после его падения, милосердие Его Королевского Величества и всея Республики и свободы козацкия: то каждого из таковых Гг. Коммиссары, по взятии с них присяги, от имени своего и Г. Илии, должны послать с войском на Запорожье, дабы все козаки, состоявшие прежде в списке, явились на Запорожьи к Пану Коммисару, изо всех полков и городов; и Г. Коммисар должен всех переписать, и каждого из них порознь, к присяге, по трем вышеписанным пунктам, привести, и таковой список, за собственноручным подписом и приложением своей печати, в каждый полк передать, и каждый козак, из находящихся на Запорожьи, должен припадлежать к своему прежнему полку, тогда немедленно сии козаки, внесенные в список, должны явиться в полки к своим Полковникам, после чего, они с женами и детьми получат права, какия всему войску на нынешнем Сейме даны; а кто бы оказал сопротивление, тот, равно как и жена его, лишатся права на козачество и на жизнь.

Остальная же часть простой черни и свободных людей, какая бы ни находилась, по домам на Запорожьи, пользуется той милостью Его Королевского Величества, что со всею своею добычею, безпрепятственно, домой из Запорожья возвратится, а Пан Коммиссар должен смотреть, дабы на Запорожьи ни один из свободных не оставался, кроме стражи, к тому назначенной.

Таковой устроив порядок, Пан Коммиссар обязан наблюсти; чтоб во всех полках произведена была ревизия, чтобы атаманы, у которых есть собственныя лодки, выступили, чтобы суда, ими же самими отысканныя, были обявлены и в глазах Коммиссара сожжены немедленно. Там же на Запорожьи П. Коммисар должен отыскать три Киевския пушки, бунтовщиками и изменниками захваченныя, и приказать, чтобы Старшина их Пан Илия, приняв оныя, препроводил в Переяславль, оттуда же, согласно воле Его Королевского Величества, те пушки назначены будут к иному употреблению.

Наконец Пан Коммисар должен наблюдать, дабы Старшина Илия оставил на страже два полка на три месяца, один Чигиринский, а другой Белоцерковский, которые полки должны наблюдать, дабы на Запорожьи никто из вольных не проживал, и надзирать за порядком; а после, на другие три месяца, придут два полка, Черкаский и Переяславский, и на третий три месяца Каневский и Корсунский, и став на страже сменить… на Запорожьи; ибо таким образом, Его Королевское Величество, Государь и Паны, Коронные Гетманы, и вся Республика желают, дабы каждый год, каждому полку пришлось прожить на Запорожьи, продержать стражу и воспользоваться тою добычею, какою прежде пользовались, и была бы та стража в порядке, чтобы вся Республика видела, который полк хранит верность и присягу, внушив, дабы не производили никакого мятежа и оставя таковую стражу со Старшим, войска Запорожского, Паном Илиею, Пан Коммиссар с войском своим должен возвратиться в волость, и, как можно поспешнее, Панам Гетманам о том донести.

К сей Инструкции, мы, Его Величеством, Королем и Республикою, присланные Коммиссары, для вящего удостоверения, что такова, а не иная есть воля Его Королевского Величества и всея Республики, и что такова информация Панов Коронных Гетманов собственноручно за печатыо подписывается.

Secretior instructio. Секретная инструкция, два пункта Сандано и Чечуя с соучастниками непременно отыскать, буди на Запорожьи. Когда же то будет затруднительно, то нетребовать их, доколе неучинят присяги, что будут повиноваться, и что лодки сожгут.

В сей обревизовке более 500 человек неиметь; ибо козаков, внесенных в список на Запорожье, недолжно быть более, как то видно из списков. Сие только для проформы будет сделано, а в книги Киевския тех списков не вносить, доколе от Его Королевского Величества не будет дано повеление, и доколе республика пожелает нечто учредить; лиш бы на тот раз предупредить своеволие, и от него очистить Запорожье, и лиш бы лодки пожечь.

IX. Комммиссия с Козаками, согласно Конституции составленная.[4]

Мы Николай, с Потока Потоцкий Воевода Брацлавский, Напольный Гетман Коронный, Генерал Подольский, Каменецкий Лятичевский, Нижинский Староста; Николай, из Фулттина, Гербурт, Коронный Стражник, Каневский, Овручский Староста, Станислав, из Потока, Потоцкий, сын Воеводы Брацлавского, Максимилиан Бржозовский, Киевский Подсталий, Людовик Олизар, Илья Четвертинский, Иван Жолтовский, Юрий Ловожицкий, Роман Захоровский, Викентий Прокеремский, Стефан на Черне, Чернецкий, Иван Слоневский, Яцик Шомберг, Коммисары, присланные от имени Его Королевского Величества для исполнения повелений Республики, касательно войска Запорожского, которое будет учреждено на имеющемся в след за сим быть Сейме, и сие дело наше, на будущее время, за известие предлагаем: оно есть плод, ныне благополучного, Всепресветлейшего Владислава царствования, в котором отечество наше не только многие над иноземцами получило победы, но и внутренния подданных смятения счастливо и действительно прекратило; оно есть плод управления Пана Гетмана, на Конецполю, Конецпольского, первого Вельможи Королевства, и Великого Гетмана Коронного; оно есть плод храбрости и мужества Пана, Напольного Гетмана; хотя и часто своевольство козаков, (ныне верного и покорного воинства Е. К. В.) по наущению некоторых изменников отечеству, поступая противу присяги и обязанностей подданических, изливало яд свой на отечество; но некоторые из оных изменников оружием воинства Его Королевского Величества покорены, некоторые от меча правосудия пали, а некоторые на полях битвы измену свою на себе испытали; сверх того, когда после недавнего при Кумейках поражения, после окончательной присяги и после дарованного козакам от Пана, Напольного Гетмана, под Боровицею, всепрощения, и когда после такого, каков ныне распорядка, по поражении бунтовщиков устроенного Республикою иа Сейме, они опять противу войск Его Королевского Величества и сего постановления возстали; тогда однакоже храбростию Пана, Гетмана Напольного, при Устье Старицы, вскоре осаждены были, и от голода, а сверх того, множеством трупов устрашенные, принуждены были отступить от злых намерений, и присягнули, обязавшись всякую явную волю Его Королевского Величества и Устав Сейма принимать, и оный как в главных, так и с самомалейших статьях исполнять.

Оная присяга заключалась в следующем: жертвуя охотно собою для службы Его Королевского Величества и отчизны нашей, им посвящая здравие и личность свою, с покорностию подемля всякия труды, не противясь ни в чем воле Его Величества и уставам Республики, которым присягу дали на Старице, козаки, согласно с желанием республики, во первых приемлют Старшиною к себе Его Королевского Величества Коммисара, Пана, Петра, Комаровского так как начальника, достойного Его Величества и самому рыцарству, для честолюбия приятного, так как и напред сего, при составлении войсковых списков, оному поименованному начальнику своему, Старшему, а в лице его и Его Королевскому Величеству и всей Республики присягу они учинили на верноподданство и повиновение, и таковую здесь, на сем месте, единогласно утвердили; вооружения же и прочия клейноды к ногам повергли нашим. Тогда, согласно с волею Республики, мы, удовлетворяя всем пунктам, повеления оныя немедленно исполнили, и Господин Коммисар, в силу смысла Конституции, для исполнения сих пунктов, тот час из рук наших оружие и все клейноды Козацкие, к стопам нашим поверженные, принял в свое распоряжение; а чтобы дело было прочно, назначил Козакам Полковниками: в полк Черкасский Г, Ивана Гижицкого, в Переяславский Г. Станислава Ольдоковского, в Каневский Г. Амврозия Секержинского, в Корсунский Г. Кирила Чижа, в Белоцерковский Г. Станислава Коленского, в Чигиринский Г. Иваня Закревского, каковые значутся по Конституции, столбовую шляхту, в военном искустве испытанную, и к службе Республики во всем способную. Дабы они усерднее свою обязанность исполняли, привел всех и каждого порознь к присяге Богу, в тройце единому, таким образом: «Я, имя рек, в сей должности пребуду верным и усердным слугою Его Королевскому Величеству и Республике, Гг. Гетманам и Г. Коммисару, во всем соображен с славою и пользою Его Королевского Величества и Республики, повинуясь их повелениям, и в том мне да поможет Господь Бог.” Здесь Господину Коммисару, по данному росписанию от Республики, обявили Полковники назначенное жалованье;; за тем два войсковые Эссаулы, Левко Бубновский и Илия Караймович, которые во все время смятения не только к своевольству такому не присоединялись, но напротив того, верность подданическую сохранили и служили для других советниками в добрых делах, получили жалованье по 600 злотых; потом избрано шесть полковых Эссаулов: в Черкаском полку, Коленик Прокопович, в Переясловском, Левко Мокиевский, в Каневском, Яков Андрониевский, в Корсуньском, Иван Нестеренко, в Белоцерковском, Мойша Коробоженко, в Чигиринском, Роман Пушта; каждому из них годового оклада по 250 злотых. За тем последовали Сотники и Атаманы.

Как местопребывание Господина Коммиссара с войском, состоящим из нескольких сот людей, ныне, сообразно с желанием Республики, ни как не могло быть основано в Трактемирове, но случаю разорения сего посада, в коем произошел весь мятеж, и в коем, во время бунта, после Сейма, мятежники основали свое убежище, но Г. Коммисар и войско его, хотя и с трудом найдут зимния квартиры в корпусе, согласно воле Его Величества, Республики и Г. Краковского. И так мы отменяем квартиры и назначаем Корсунь. Следующий же пункт повеления, по коему Козацкими оседлостями, наследственно, на вечные времена, Козаки могут владеть в нынешнее время, ни коим образом не может быть приведен в исполнение, и не иная какая либо тому причина есть, как временныя обстоятельства: ибо, по случаю выпавших снегов, ни столбов пограчных, ни насыпей, ручеев, дорог и болот различить не возможно, то и земли, по этому случаю, трудно разделить.

Касательно же того, что мы владели землями в Трактемирове, если окажется, что мы у кого либо из Козаков что нибудь отняли: то, дабы сделать вознаграждение, и по сему, вновь завязавшемуся делу, Пан, Стражник Коронный пред ними оправдался; мы пред обявлением привилегии, данной Ему Его Королевским Величеством на сии имущества, как бы конфискованныя, Пан Стражник уже вступил во владение имуществом сим. По сему на некоторое время приостановляется решение сего дела оба сии предмета, дальнейшему Его Величества распоряжению; мы же в сем случае не жалели ни трудов, ни здравия, ни тела нашего на службу Его Королевского Величества и Республики, да и на предбудущее время собою и кровью нашею на службу Его Королевского Величества и Республики охотно жертвуем. Дано на Масловом Пруде 4 Декабря 1638 года.

X. Письмо Пана Воеводы Брацлавского к Пану Краковскому Кастеляну, 6 Декабря 1638 года.[5]

Отправив почту из Белой Церкви, к Вам, Милостивый Государь, я выехал в Рокитницы, в ожидании ответа от моего Родственника, которого перед собою послал я на Маслов Пруд в том предположении, дабы вместо меня. Ныне я, по воле Его Королевского Величества, другую исполняю должность; а его назначил на место мое за старшего, ибо я опасался, что между Полковниками, вслучае один другому не захотел бы в чем уступить, произойдет какой нибудь раздор, и чрез то войско останется без начальников. Но когда родственник мой к ним прибыл и обявил им мою декларацию, то был всеми принят с радостью; тот час получил управление над войском, и всем вооружением, и пред ним все изявили готовность к повиновению; тогда же караулы, по его повелению, и все другия военныя обязанности были исполнены, до прибытия всех частей полков, когда же все они собрались, то меня о том уведомил родственник мой, дабы я из Рокитниц к нему прибыл. Оттуда, переночевал в Микитинках, на завтренный день, желая, чтобы сия служба наша была начата с большим приличием, послал я к родственнику моему с повелением отправиться на встречу ко мне со всем войском, почитая приличнейшим, дабы они к нам, а не мы к ним прибыли но на сию службу Его Королевского Величества, хотя было много званных, а явилось мало избранных, ибо встретили меня только Г. Каменецкий, Г. Коронный Стражник, Г. Олизар, Г. Читвертинский и Г. Киевский Подстолий; каждый из них прибыли с приличною дружиною людей, и с ними и другие состоящие на счету нынешней транзиции. Они шли на встречу ко мне полторы мили, в порядке, и я к ним выехал с Панами Коммисарами, за полмили разстояния, на приличиое обоим войскам место. Когда меня уведомили, что козаки находятся близко, я приказал знаменам своим остановиться, и сам их ожидал. В порядке, пришли они ко мне, вооруженные, и табором, по их обыкновению, где на несколько выстрелов из лука, мой родственник приказал им остановиться, а сам, с гвардиею молодцев, подехал ко мне, как требовало приличие. После поздравления друг друга, я приказал им, на половине дороги, между их и моими колонами, спешиться и собраться в кружек; они с такою охотою это исполнили, что сердце начало радоваться от таковой перемены. Тогда, подле нас собравшись в кружек, все они прилежно слушали наше им извещение. Им предявлено было наказание Его Королевского Величества, которое устрашило преступников предявлено было милосердие, которым воспользовались обратившиеся к долгу своему, и оповещено все прощение от Королевского Величества, по Вашему ходатайству, Милостивый Государь, и по моему хотя и потерпел за оказанное им милосердие, но как оно произтекало от Его Королевского Величества, то я был доволен тем более, что все пошло к лучшему, и что уже не льется кровь Християнская. Сверх того, они уже покаялись присягнули исполнять Его Королевского Величества, ныне им оказывается случай, свою обязанность, касательно присяги, исполнить, и принять тот порядок, каковый воля Его Королевского Величества для них назначает; то ныне, ни к чему более не послужит пролитие крови. По прочтении Коммиссии, было им читано Евангелие. С каким чувством, и с какою покорностию они слушали? Тяжкие были вздохи их! в особенности при складке оружия, которое свезли в средину, и когда потом началось положение хорогвей, булав и всех воинских доспехов! Соделавшись против Его Королевского Величества преступниками и дождавшись укрощения своевольства, ныне клялись они в повиновении, кои, на признание нами поставленных Пана Коммисара и Господ Полковников охотно и единодушно они согласились. Тогда мы наименовали Господина Комаровского, и вручили ему, Его Королевского Величества привиллегию, которая была подана ему в кругу, на что все взоры обратили; потом читана была присяга, а также и Гг. избранным в Полковники, на которое достоинство, хотя многие у вас, Милостивый Государь, старались добываться однако, пред ствержением в оном, отказались, считая это, кажется, опасным, невозможным. Когда же увидели они такую Козаков покорность и мой с ними поступок, то пожалели, что так удобный случай к службе пропустили. Черкаского полка, как замечательнейшего, желал быть Гижицкий и утвержденкакпервый из протчих Ротмистр. Сверх того, и поля и прислуга его ближе. Об усердии его, вы, Милостивый Государь, изволите знать. Переяславский Ольдановский, давно известный усердием товарищ, и в войске заслуженный, будет и он вам, Милостивый Государь, приятен. Он тем более надежен, что за избрание его меня благодарили. Каневский Г. Сенержинский обязан рекомендациею Г. Стражнику, и по долгу присяги будет чувствовать себя достойным своего места, и будет хорошо себя вести на должности; он уже просил меня, дабы, от имени его, я снесся с Г. Стражником и известил его, что в полку своем ничего пристрастного соделать не попустит. Вы изволите знать его всегда храбрым воином, и, думаю, способным к сему. Корсуньского полка Г. Чиж, которым Козаки чрезвычайно довольны, как человеком воинственным и постоянным: они уже в Москве отзывались о нем с похвалою. Белоцерковского, Г. Каленский, за которого ходатайствовал Киевский Пан Подстолий, от имени Г. Воеводы, достоин нового звания, и будет усерден в оном. Чигиринский, Г. Закревский, который служил вместе с покойным Мочарским, хороший воин и чувствителен. Сверх того, Г. Олизар наделил его своими солдатами. За всех этих ручаюсь вам, Милостивый Государь, что они способны к занятию Полковничьих мест. Споры за Трактемировския земли, и привиллегия, Панам Стражникам данная, привела нас в большое затруднение; об чем даст Бог, лично, Милостивый Государь, или скорее еще, Г. Коммисар раскажет. Местопребывание его в Трактемирове ни коим образом быть не могло; ибо что не было опустошено во время мятежа, тот остаток опустошил новый владетель при введении, и потому должно было назначить местопребывание в Корсуне, согласно с Вашим, Милостивый Государь, распоряжением. Многократно я к вам, Милостивый Государь, писал, прося дабы Вы, Его Королевскому Величеству, припомнить изволили, чтобы этим своевольцам пресек путь к побегу в Москву, и что бы, Его Королевское Величество потребовал от Царя выдачи всех изменников, которые бежали туда; ибо известно, что вор не украдет, если ему нет где спрятаться и не будет делать шалостей, если не будет ему куда скрыться. Оная выдача, я в том не сомневаюсь, может положить предел своевольствам; о чем Вы, милостивый Государь, изволите вторично написать к Его Величеству, Всемилостивейшему Государю нашему.

XI. Лист Гетмана Хмельницкого к Королю Польскому

Найяснейший и низвитяжоный Королю и проч:

Подданство, верность, и Козацкие наши услуги, як найсмиренный вашему маестату приносим, любото многажды тяжкие скарги войска Запорожского уши ваши Королевские отягощали, еднак на облегчение наших утисков, жадных отписов Ваших Королевских доселе не видим и отдохновения от злих не имеем. Теперь знову, Панов и Старост Украинских, тяжчае Турецкого отягощенны игом. Упование на Бога, а надежду во облегчении злых наших во милости Вашей Королевской покладаем, от многих прежде времен обиды поносим, злодейство же и досады, и не токмо на добрах наших, которые зависть возбуждают, но и на вольных телах насилие претерпеваем; старинные поля, или выробленныя нивы, отчизны, гумна, мельницы и козацкое, що есть к-уподобанню, выдирают, отбирают быдло, одесятствуют пчолы, коне последние, которыми в войску служим, одоймуют, а скаржитися негодится, прозба за годиню, жалоба и слезы за бунты; имеют, полны Козаков темницы, иные явнии терпят узи на теле, а инныи без жадной вины хиба за маетки наши смерть поносим. Комиссаре войска нашего, вместо заступников, нам суть продавцы и горкостю нам суть Панов наших Украинских продажи, и еще на конечную беду нам бедным, проклятой род Жидовской новие меры издирства винаходит и тим, когда от имений наших наполниться хитростями хотят; вииу на нас находят, за что им же старосты подают нас на убийство; а когда ж бы мы похотели до Вашего Королевского маестату удатися, то узи, и мечи на нас готуют, чего немогучи больше терпети последнею бедою из домов наших изгнаны, оставивши жоны н дети о животе нашом умышляти мусим. Неипаче-же тилько за пороги удаемся, отнюду же и старшие наши Королевству тому и Найяснейшим Королям поволность и услугиявны свету осведчали, но ни там безпечное прибежище имамы, когда на убийство ищут нас, яко неволников последнейших, а неяко воинов подданных Королевских Ваших, свидетеля Бога призываем, яко от услуг не отступаем ни на один палец; же нас Вельможный Каштелян Краковский и запорогами безпечных не оставляет жити; ибо собравши воинство преследует до нележе не погубит имя и род Козацкий, тако, великое воинство собравши, ищет неповинной крове; для чого, от великой нужды неведуще, что творити мусились мо Кримского Хана тому противу злому прибежища просити, отколь помстою Божиею и сырое близ сухого мусел огонь попалити, начало злому албо винну толикому убийству, кому написати Божию Суду оставляем. Теперь войску Запорожскому, до ног Ваших Королевских упадаючему, вину оставити просим и свидельствуем Богом, яко тое воинство всегда в верности Вашему Королевскому маестату и послушенстве будет зоставати и такое прегрешение Наше услугами наградити маем. Молим же, дабы привилегия, при целости своей, от вас, Найяснейшего Короля, войску Запорожскому не нарушима пребывала, ощо просячи, до стопу ног Вашего Королевского маестату упадаем.

Дан з замку Белоцерковского, второго дня Июля, 1648 года. Богдан Хмельницкий Старший войска Запорожского.

XII. Договор, (в списке) заключенный Турецким Султаном с войском Запорожским и народом Руским, касательно торговли на Черном море — Около 1649 года

Договоры с Султаном Турецким, и войском Запорожским и народом Руским относительно торговли на Черном море, таковы быть имеют.

I.

Позволяет Султан Турецкий войску козаков и народу их иметь свободное плавание на Черном море ко всем своим портам, городам и островам, также на Белом море ко всем своим владениям и островам с их портами, и к портам других Государей и владениям Христианским, также по всем рекам и ко всем городам, с коими, по желанию своему в торги и купеческия дела входить имеют, продавать, покупать и менять по воле своей, стоять в портах и выезжать, когда захотят, без всякого препятствия, сопротивления и затруднения.

II.

Для споспешествования новой торговли войска Запорожского и народа его, Султан Турецкий освобождает купцов их от всякой пошлины, мыта и подати, а также и товары их, какие только они в Государство его ввозить, или из Государства его вывозить захотят, с сроком на сто лет (если не на сто лет, то хотя на пятьдесят или по крайней мере на тридцать), за чем должностные начальники по всюду смотреть будут, а по истечении ста лет, если Бог позволит, не большую тягость податей нести имеют, как и самые Турки.

III.

Домы для складки товаров, в городах и портах Султана Турецкого, как при Черном море, так и при Белом быть имеющих, позволяет Султан войску козаков заводить и тем торговать, и купцам их свободно пребывать, не платя ни какой подати в продолжении вышепомянутых ста лет.

IV.

Наместник войска Запорожского и народа его, в Стамбуле иметь будет свое пребывание с должным почтением и без всякой опасности, и обязан ходатайствовать о правосудии обиженным козацким купцам: также и войско Запорожское, наместника Султанского в портовом городе своем имеет, который должен выдавать пашпорты козакам для свободного их. проезда на галерах или кораблях, куда захотят, и за пашпорт не более брать одного червонца. В присутствии его, начальник галеры или корабля имеет учинить присягу, что он ни какой измены против Государства Султанова не сделает; оный же наместник Султана обязан право сие, на Турецком языке писанное, каждому требующему на письме выдать за своеручною подписыо и с приложением печати.

V.

Для удержания своевольных людей от нападений на море, с дозволения Султана, войско Запорожское заложит несколько городов портовых ниже порогов, даже до устья реки Буга в Днепр, откуда и торговлю свою производить, и безопасность на море против своевольства обезпечить само собою имеет.

VI.

Естьли бы кто своевольно из войска Запорожского нападал на море, над таким надлежащий суд учинить должно войско Запорожское при наместнике Султанском; а для сего, торговли козаков и купечеств их затруднений и препятствий делать никогда и никто в Государстве Турецком не будет.

VII.

Естьли бы с Дону какое возникло своевольство, и оттуда на море выехали для разбоя, то вместе с Турецкими галерами ловить надлежит, и козацких своевольников наказывать, и взаимно друг другу вспомоществовать, чтоб море было чисто и свободно.

VIII.

Естьли бы галера козацкая, в чем-будь право Султана (да сохранит Бог) преступила; то начальник сей галеры должен быть наказан, а сама она с товарами и работниками своими останется свободною, и другия также, в товариществе с нею находящияся галеры и корабли имеют быть свободными, дабы невинно нетерпели и заключенный мир был бы ничем не нарушен.

IX.

Естьли бы галера или корабль козацкий разбился при берегу Султанском: то вещи те, кои могут сохраниться, были бы спасены и наследникам отданы.

X.

Касательно долгов купеческих, право купцам козацким такое же быть имеет, как и Туркам во всем Государстве, и суд немедленный.

XI.

Галер или кораблей козацких ни на какия потребы, ни на какую службу Султан Туреций употреблять не позволит, ни их людей, ни товаров, ни оружия; но свободный вход и выход совсем, что имеют, когда захотят им обещает и обезпечивает.

XII.

Когда какой купец умер в Государстве Турецком, на море или на суше: то все имущество его принадлежать будет наследникам его и ни кем удержано быть не может; и хотя бы, что кому отказал, или записал при смерти, не действительным почитаться будет.

XIII.

Невольников Христианских у Турок, так как и Турецких у Христиан, купцам козацкам свободно выпускать позволено будет: а естьли бы невольник Христианский, в Государстве Турецком находившийся, на галеру или корабль козацкий убежал, то его утаивать или укрывать начальник галери не имеет, но должен его выдать и за сие никакого убытка или обиды не потерпит ни он ни галера его, ни люди, ни товар его; также, когдаб работник какой вольной или невольник с галеры козацкой бежал, Турки должны будут выдать его козакам.

XIII. Привилегия Короля Польского

Мы, Ян Кизимир, Божиею милостию Король Польский, Великий Князь Литовский, Руский, Пруский, Мазовецкий, Жмудзкий, Ифляндский, по наследию Король.

Сим привилеем, на потомные часы ведати надлежащим, обявляем: занесена до нас и до речи Посполитой на зезд в Варшаву суплика, от войска нашего Запорожского с прошением, чрез Послы, абысьмо Зборовскую нашу обетницу им привилеем утвердили, чего мы не отрекли, привилей, наш видати повелели на сих пунктах: Его Королевское Величество войску своему Запорожскому, по давних их привилегиях, жити позволяет, и от себе зараз новим привилеем подтверждает и привлащает их к себе и к Речи посполитой, допущает быти войска Запорожского четыредесят тысящей, а споражение реестра злецает тогож войска Запорожского Гетманове, дабы Козаков до реестра вписовал, ктобы только до того был способным, так в маетностях шляхетских, яко и в самого Его Королевского Величества, начал от сей стороны Днепра от Дамеру сзамостя, и Коросташова, Поволоче Погребыщах, Прилуце, Веннице и Брацлавлю, от Брацлавля до Ямполя, до Днепра також от Днепра до Днестра; а з другой стороныДнепра, в Востре, Чернегове, Нежине, Ромне, а ж до границе Московской, и до Днепра, а что касается дальших мест, Его Королевского Величества и иных Шляхетских, над вишеозначенные, о тех Козаки не имеют быть свободно; однак из тех, ктобы похотел в Козацство, то без всякого от дсржавцов своих удерживания, со всем именем, в определенную им Украииу, внийти и до реестру уписываться может и оных вписанных в Козацство именный Реестр Гетман Запорожский, при печати войсковой, с подписом руки власной, пред новым летом прислати до нас имеет, ради того, дабы только тие зоставали при всяких волностях козацких, а прочие вси до крепостей Его Королевского величества, и державцов надлежали. Чигирин при булаве войска Запорожского всегда повинен быти, както и теперешнему, Его Благородию, Богдану Хмельницкому, Гетману Войска Запорожского. Его Королевское Величество имея его, себе за верного отдает, и что нибудь делалось под час замешания, попущением Божиим, все тое в вечное забвение пущает, и запрещает всему своему Панству за тое не мстити. Також шляхта Греческой или Руской веры, естли которая во время сей войны, под каким ни есть образом, примесилися до войска Запорожского, Королевское Величество им преступление отпущает, и если под ним что из добр дедичных, или их упрошенно, тое на зезде Сеймовом все будет нагороженно. Войско Коронное; в определенный Козакам земле, в местах и селах становиться, и квартер заимовати отнюдь не должны, и Жиды там под державцами, арендарами, ни жителями никогда быть неимеют. Взглядом взнесення в Короне Польской и в Княжении Литовском Унеи и о маетностях, Церковных и добрах, данных здавна, яко с отцем «Митрополитом Киевским и всем духовенством, на Сейму надходящим, договорено и по стоновлено будет, то, по желанию отца Митрополита, все Его Королевское Величество додержати готов, дабы всяк з своих прав и волностей безпечно могл тешитися. Киевскому Митрополиту место в Сенате Его Королевское Величество позволяет, достоинства всякого и уряди в Киевском Брацлавском и Чернеговском Воеводствах роздавати. Его ж Королевское Величество обивателям стану Шляхетского (хотя бы они Греческого Закона были) по давним правам, обещает. В городе Киеве, понеже суть здавна Упривилиованныя школы, отцеве Езуиты неимеют там, и в прочих местах Украинских фундоватися, и чтоб зараз были где инде перенесены. И так все противное в забвение пустивши, отселе дружества союз содержатися имеет, между обывателями Украинскими и войском, Его Королевского, Запорожским. Сиш прето деклярацию нашу тим привилеем на суплику войска Запорожского подтверждаем, и от привилеи за подписом руки нашей и печатью коронною, завесистою выдати повелели есмо.

Дан в Варшаве, Майя 2 дня, року 1650 панованья Королевств наших Польского Королевства второго, а Шведского третьего року.

XIV. Статьи, (в списке) постановленныя под Белою церковью, мсжду Королем Польским и Гетманом, Богданом Хмельницким: на каком основании войску Запорожскому быть в подданстве короны Польской касательно вероисповедания, числа войсковых Козаков, прав их, судопроизводства и лроч. — 1651 Сентября 18

и речи посполитой, колико много имеет быти войска спискового 20,000 стройно позволяем и назначаем, которое войско через Гетмана и старших их списками устроено в Королевских маетностях, в воеводстве Киевском быти имеет Бряславского и Черниговского уезда ничего незанимаючи, а маетности шляхетския в воеводстве Киевском по прежнему быти имеют, от которых ни где до списка козацкого подданные, не имеют быти прииманы. А которые в козацком списке обретаются 20,000, и те вольно быти имеют в воеводстве Киевском, хотя в шляхетских маетностях; а кто козаком списковым в числе 20,000 хочет быти, те из маетностей Королевских и шляхетских, из Бряславщины и из Черниговщины имеют перенестись до маетностей Королевских же в воеводство Киевское, там, где войско Запорожское, Его Королевския милости, пребывати будет; а кто будучи козаком списковым, учнет из Бряславщины и из Черниговщины вывозиться в воеводствоКиевское, таковому всякому вольно продавать именье свое без всякия забороны от Панов и урядников городовых.

в.

То урядство 20,000 войска Королевского по списку, имеет быти за две недели от нынешних дачь, а совершиться имеет о Рождестве Христове; а список войсковый имеет быти, с подписью руки Гетманской, отослан Его Королевской милости, до книг градских Киевских принесен и отдан, которым урядно. Во всяком месте имать быти списаны казаки в списках по имянам и по прозвищам своим; а число всего войска не имать больше того быти, только 20,000. А кто ни есть в тех списках обявлятися будет, и те при старых обычаях и свободах извычных козацких остатися имеют; а опять те, которых тот список имети не будет, и те но старому в подданстве градском останутся.

г.

Войска коронныя, в воеводстве Киевском, во градех будут, в которых козаки списковые писаны будут, не имеют ставитися на станех, но токмо в воеводстве Бряславском и Черниговском, в котором оные козаки не будут. Но токмо теперь, до соружения списка, и до уреченного времяни Рождества Христова, дабы не приходило ни к которой помешке, покаместь выдут на места свои, до воеводства Киевского, именье его Королевской милости, те, которые в числе 20,000 находится будут; а Польское войско содержатися имать около города Животова, а в Бряцлавщину невходя, аж по соверпшенью и списанью списка войскового.

д.

Всякие житейские люди воеводства Киевского, Бряславского и Черниговского до своих имений, также и старосты, сами собою, и чрез уряды свои тотчас приходити имут, именья свои заседати имеют, и все належащие приходы и суды градские свои исправляти имеют; а в собранью податей с подданных задержатися имут до строения или совершения списка, чтоб тем козакам, которые в списке промеж подданных до того времени вывестися.

е.

Город Чигирин, по указу Его Королевской милости, имеет при Гетмане остатися, а как ныне уроженный Гетман, Богдан Хмельницкий с поданья есть Его Королевской милости по крепостным жалованным грамотам, також и посем имать быти подо властию Гетманов коронных, грамотами укреплены: всякой, Гетманом становяся, имеет совершити крестное целованье вечного подданства Его Королевской милости и речи посполитой. Полковники и вся старшина имеет быти дана от Гетмана, Его королевской милости, Запорожского и под властию их.

з.

Вера Греческая, которую войско, Его Королевской милосты Запорожское держит, в старых обычаях и вольностях имеет быти укреплена крестным елованьем, по старым и давним обычаям и места в церквах учительныя, монастыри и училища братския Киевския по старому имеют быти. А если кто ни есть, во время замешканья нынешнего, из маетностей церковных, или под которым нибудь духовенством, имел, что себе выпросити и выпросил, то ни во что почитано быти имеет.

з.

Шляхта Римская и Русская во время того замешанья были и при войске Его Королевской милостиЗапорожском, також и мещаны Киевские в жалованьи Его Королевской милости, в здоровьи и при имениих своих сохранены быти имеют, такожде в воздаяние козаки, которые были при при войске Польском Его Королевския милости при маетностях и женах и детях своих пребывати имеют.

и.

Жиды, в маетностях Его Королевския милости шляхетских, как бывали жильцами и откупщиками так и ныне имеют быть.

ф.

Орда, которая на то время есть в земле нашей, тот час отправлена имеет быть и уступити земле нашей никоторыя шкоды нечиняли; а никочеванья на землях речи посполитой не имети, которых Гетман Запорожский Его Королевския милости обещает их на послугу призвати. А еслиб кому непришло жити и при себе недержати, и ни которого с ними сообщения не имети;но за неприятелей ЕгоКоролевския милостиих имети и рубежей боронити, и против их с войском корунным ставитися, братства и товарищества неимети, но в целости верное подданство Его Королевской милости и речи посполитой отдавати.

и.

Рубежей Княжества Литовского, как николи войско Запорожское списком своим или числом не занимало, так и ныне занимати не имеет.

аи.

Киев есть место стольное и судовое; в нем козаков списковых как меньше быти имеет. Те постановленныя статьи все для лучшей веры и подлинности есть, имеют быти все ненарушены и исполнены как от нас Коммисаров войска Его Королевской милости, також и от Гетмана Запорожского и старших их; а за тем Его Королевской милости и речи посполитой все присягли, что те статьи все имеют быти вцеле содержаны, и тем

Успокоеньем и строеньем в покое и в совете войско Запорожское рушиться имеет на места назначенныя и ожидати списков будет: орда тотчас уступает, а войско Его Королевской милости Запорожское до домов своих распущено быти имеет на сойм близко пришлый послы от Гетмана и войска Его Королевской милости Запорожского имеют быти присланы; покорно быти челом Его Королевской милости и речи посполитой.

Богдан Хмельницкий, Гетман войска его Королевской милости Запорожского, именем всего войска Запорожского.

Михайло Громика, Полковник войска его Королевской милости Запорожского, Браславский.

Ян Виговский, полковник войска Его Королевской милости Запорожского, Болынский.

Ян Виговский, писарь его Королевския милости, Запорожский.

Ян Шахович, полковник его Королевския милости, Запорожский.

Яков Одинец, полковник его Королевския милости, Запорожский.

Яков Пархомович, полковник его Королевския милости, Черкаский.

Матвей Гладский, полковник его Королевския милости, Миргородский.

XV. Грамота Короля к Хану Крымскому

Ян Казимер здороья зичит Крымскому Хану.

Явное есть неблагодарствие твое Крымский Хане, когда животом и Панством Татарским владееши пособием Польского Короля, и безвинне враждует на нас и как ты привязался врагу подручному нашему, прежде дружеством Королевским блажен был еси, и преславен; Козаки же тебе всегда были неприязненны; а що теперь по случаю кажутся тебе други, сии тот час на вас, не навистно, помощников своих, пришедши в силу оружие обратят, яко волчие дети, кормившую их козу изядят и как лекарь неблагодарного уврачеваний, болезнь терпит. Достоин быти Хмельницкий Королем, яко управляет войско и подданных, и оному мощно без пособия и прибежища быти; а в противность, без наказания не возможно и добро наконец войны смотреть, когда праведный оной начаток, а чия первей правда есть, яко праведен судия, тому буди, помощник. Таково ткани послал Король до Хана, а сам всю ночь строил Ляхов до войны, и рано началася битва под обозом Польским и под Зборовом, и козаки нападали на Лядские обозы.

И между тем, Хан Королевское послание прочет свое, до Короля написал так.

XVI. Исман Керей Хан, Найяснейшему Королю Польскому Яну Казимиру здравия

Аще твоя Королевская милость, щаслив живешь, и Вашему Королевскому маестату и всеу Королевству Польскому здравия и щастия в долгия лета зычу. Ведомо буди, что лист нам, дружбу извещающий, я получил от Вашего Маестату. Зелож удивляюсь, что Ваша Королевская милость, с тех, пор, как принял скипетр, до-сели мне писанием неизволил известить, памятую, что нет такова, которой бы не был благопотребен, что ж либо есть буди, однак дружбы неотметая, ни беседы лишаюсь.

XVII. Приезд в Москву, к Государю Царю Алексею Михайловичу от Запорожского Гетмана Богдана Хмельницкого, Посланца Ивана Искры, с прошением о принятии его с войском Запорожским в подданство — 1652 Марта 22

160 Марта в 22 день, Государь, Царь, и Великий Князь Алексей Михайлович всея России, указал быти у себя Государя, на дворе, Запорожскому посланцу Ивану Искре и козакам на отпуске; а быв у Государя, быти им у Святейшего Иосифа, Патриарха Московского и всея России, у благословения.

А приехав в город, быти посланцу в Посольском приказе у дьяков, у думного, у Михайла Волошенинова, да у Андрея Немирова поговорити с ним о Государевых делех.

И как посланец в Посольской приказ вошел, и диаки думной Михайло Волошенинов и Андрей Немиров говорили посланцу, что Царское Величество его посланца пожаловал повелел ему видеть свои Царского Величества очи на отпуске, и он бы подождал Государева выхода; а до тех мест они диаки поговорят с ним по любви потому что они единой веры Христианской, и говорили ему Ивану: что писал к Великому Государю нашему, к Его Царскому Величеству, гетман Богдан Хмельниццкий и все войско Запорожское, с ним посланцем, чтоб Царское Величество пожаловал их, держал в своем Царского Величества милостивом жалованьи, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, милостивый, и к Гетману Богдану Хмельницкому, и ко всему войску Запорожскому, для православныя Христианския веры, свое Государское жалованье держит большое, а Король и Сенаторы, и вся речь постолитая на правде своей мало стоят; и будет они на той своей правде, начем с ним Гетманом помирились, неустоят и учнут им чинить тесноту большую, и от той их большой тесноти Гетман Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское не пойдут ли к Хану в Крым, для того, что у него Гстмана с Крымским Ханом дружба большая?»

И посланец говорил: «будет де Гетману Богдану Хмельницкому и всему войску Запорожскому от Поляков учнет быть какое утесненье большое, и им де опричь Царского Величества милости дется негде, и в тоб время Царское Величество пожаловал велел их принять в свою Царского Величества сторону с порубежными их городами, которые близко к Путивльскому рубежи. А что де у Гетмана Богдана Хмельницкого была дружба с Ханом Крымским, и та де дружба учинилась, по неволе как де наступили на них Поляки, и в то время никто им Черкасам помочи неучинил, и они де понужде призвали к себе в помочь Крымского Хана с ордою; и Крымской де Хан и Татарове, хотя им Черкасам на Поляков и помогали а их же Черкас, самих разорили, домы их запустошили и в плен многих людей отвели, и того де он не чает, что Гетману и войску Запорожскому в то время пойти к Крымскому, верить де им ни в чем нельзя и к Крымскому они не пойдут; а чтоб в то время Царское Величество пожаловал их велел им идти в свои, Царского Величества, в порубежные городы, опричь де Царския милости, дется им негде.»

И посланцу говорено: «что Гетман Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское, Царского Величества милости ищут и опричь Его Государя Христианского, к бусурманам приставать не хотят, и то они делают добро; и Царское Величество, Государь милостивый, к Гетману, и ко всему войску Запорожскому для православныя Христианския веры свое Государское жалованье держит к ним большое: и будет им от Поляков учнет какое быть утесненье, и Гетман бы и Черкасы шли в Царского Величества сторону; а у Царского Величества в Московском Государстве земли великия и пространныя и изобыльныя; поселиться им есть где, а податно им поселиться по рекам по Дону и по Медведице и прочим угожим и пространным местам. А только им быть Царского Величества в порубежных городех, и новсегда будет у них г Литовскими людьми ссора; а что подале от них, и то лучше безовсякого будет задора; а повечному договору, с Литовским Королем, которыя с Литовския стороны перейдут в Царского Величества сторону и тех назад не отдавать, так же которые перейдут с Царского Величества стороны в Литовскую землю, тех потому-ж назад неотдавать. И как Гетман и войско Запорожское в Царского Величества сторону перейдут, и Царское Величество учинит его Гетмана в своей Царского Величества в большой милости и в чести, также и войско Запорожское пожалует своим Царского Величества жалованьем немалым, и местами простраными и угожими; а перейдти им в Царского Величества сторону по тому вечному докончанью мочно что отдачи на обе стороны небывает, кто в которую сторону перейдет, тут и живет без выдачи; а к Крымскому Хану идти им непригоже, потому что они бусурманы и верить им ни в чем нельзе и никакого добра от них, опричь разоренья, нечаять.”

И посланец говорил: «что они все надежны во всем на милость Царского Величества, и то все, что он ныне слышит, Государскую милость раскажет Гетману Богдану Хмельницкому и войску Запорожскому.

XVIII. Письмо Радзиевского к Хмельницкому

Господин Гетман Запорожского войска, Милостивый Государь и друг мой.

“За мои верныя, доброжелательныя н трудолюбивыя заслуги, с малых лет моих перед Республикою и Королями Польскими, и за то, что я пренебрегал здоровьем моим и жизнию моею, давно Король наградил меня, и о том известно уже, я полагаю, не только славному войску Запорожскому, и всему свету. Ныне мои не доброжелатели, выдумав разныя против меня прицепки, особенно же за то, что я советом своим всегда старался удерживать мир с Запорожским войском, не справедливо слова мои, изтолковывая клевещут на меня, будьто бы я имел с вами и с Запорожским войском тайныя сношения, и что моим наветом посполитое рушенье идти под Киев не захотело, моими наконец разными средствами мне приписывают и то, что будто отсоветовал сие братьям моим, наконец, разными средствами, достигли того, что я лишен не только должности на которую дарована мне пожизненная привиллегия, не только староств, которые получил от прежних Королей, за кровавые мои заслуги; но учинив нечестивый и не слыханный в Польше в суде своем маршалковском, без всякой вины моей, на меня приговор, на жизнь мою так посягнули, что, не будучи в состоянии дать отпор могуществу Королевскому, я был принужден скрыться в чужие края. Всему свету столь явную обиду показав, я должен был подумать о средствах к мести и к возвращению владений моих, которых лишил меня Король. И так я желал обратиться к Запорожскому войску, не сомневаясь, что, зная всегдашнее мое к нему разположение, оно благодарно примет меня. Но ведая об ярости Королевской против вас, которых Король старается истребить всеми средствами, я возымел намерение лучше отправиться туда, где и вам и войску Запорожскому полезным быть могу. И так я выехал в Штокольм, к Ея Величеству, Королеве Шведской, и высказал мою кровную обиду, здесь получил я все, что желал Ея Величество и обиду мою взяла под свое покровительство, и дала в Штокгольме приличное сану моему содержание. Испытав столь великую милость Королевы, я тем безопаснее говорил с нею и об угнетениях Короля, вам, и всему Запорожскому войску; я просил дабы взялась она быть вашею защитницею, и как я понял из слов Королевы, она доброжелательна к вам ин склонна к заключению союза и корреспонденциис вами; но только будьте к ней и сами благодарны. Сожалею о том, что вам, войску столь нужному для всей республики, войску, посредством которого все почти победы в прежния времена были над врагами Польши одержаны, Его Величество Король не отдает прав и свободы, издревле дарованных, и даже слова своего и постановлений, однажды совершенных, никогда не сдерживает. Получив такое обещание от Королевы, я немедленно к вам отправил слугу моего, Дворянина Ясинского, которому во всем доверяю, и приказал ему найдти средство, дабы мог перебраться к вам, а вас прошу хорошо его принять, и скорей с ответом отправить. Пункты сии суть 1). Дабы вы тотчас с ним посланцы сюда отправили, одну, или две достойные особы, которые бы знали говорить по Гречески, ибо Королева очень хорошо по Гречески говорит и пишет 2). Должен сюда явиться кто нибудь с полною силою и доверенностию, от вас, и от всего войска Запорожского, дабы можно было вам действительно и основательно заключить условия с Королевою и ему все то препоручение. И даже Королева желает, дабы сюда прибыл какая нибудь духовная особа вашей религии, и прожил при Королеве, для удобнейшего во всем сношения с войском Запорожским, и тому, кто от имени вашего здесь жить будет, Королева обещает всякое почтение и приличное содержание. Ея Королевское Величество заверяет войско, и в особенности вас, Господин Гетман, что, как все Запорожское войско, так и вы, ею будете довольны; ибо она, Государыня воинственная, и пред каждым сохраняет данное слово: в том свидетельствуют пред вами ее договор с Цесарем Христианским, и во всем его сохранение. И так сия настоящая обида моя мне обратилась в большую отраду, ибо я нашел такую Королеву, которая есть чудо света, и которою все Королевство, и самый низший подданный довольны суть. Чтоже касается ее щедроты, то нет в мире ни одного Короля, столь щедрого и столь достойного который- бы мог с нею сравняться. Вы сами, даст Бог, то со временем признаете. Долго было-бы доказывать справедливость Королевы против посполитой речи, но Королева имеет великия причины расторгнуть союз с Польским Королем: ибо их нарушены условия, не она, но Король зачинщик расторжения мира. Войска готовы; к нам близки соседы, которых войска, за прибытием ваших Послов, и по заключении сего союза неразрушимого, тоже с нами немедля двинуться, только надобно, что бы вы крепко сохраняли о том молчание, и чтобы все сие было великою тайною, пока не приведено будет в действие. Я-же буду здесь жить, помогать в сей войне Королеве, которая готова итти сама в своей особе. Его Королевское Величество ищет примирения с Королевою. В Сентябре, Коммисары Польские опять имеют сехаться в Любеке с Коммисарами Шведскими, но Королева, видя непостоянство Короля, сомневается, дабы могла прийти в действие сия коммисия… Старайтесь только отправить как можно скорее и безопаснее и моего посланца и ваших послов; а здесь они будут довольны Королевою. Берегитесь, чтобы их где нибудь не поймали: о том наиболее должно заботиться. Между тем, делами, и войском вашим так располагайте, как будьто-бы не хотели подвергаться ни каким с Коронным войском стычкам с Татарами, как можно лучше, держитесь чрез владения Господаря Молдавского, осторожно посылайте: ибо там некому доверять. К Ракочи отправте с известием, что желаете с ним соединиться и просите его, чтобы не отступал от вас. Войска Шведския, которыя пойдут чрез Лифляндию, отправятся прямо в Белоруссию к Могилеву, откуда могут свободно сноситься с войском Запорожским; которыя-же войска пойдут в Пруссию, те отправятся прямо против Короля, и так Украина совершенно и в скором времени с Запорожским войском будет освобождена. Я уверен, что сие мое к вам и ко всему войску Запорожскому доброжелательство с благодарностию примите. Дальнейше буду продолжать сноситься с вами. Когда хорошо все разсмотрите, то прошу сие мое письмо сжечь, руками посланца моего, для того, чтобы недосталось в Королевския руки, как все письма, взятыя под Берестечком, где и мои, между прочими, найдены; хорошо, что в них ничего тайного не было. Поручаю себя благорасположению и дружбе неизменной в Штокгольме 30 Маия 1652.

Милостивый Государь, ваш приверженный слуга и друг, Иероним Радзиевский Коронный Вице-Канцлер.

Адрес на Письме:

Милостивому моему Государю и другу, Г. Богдану Хмельницкому, Гетману Запорожского войска. Чигиринскому Старосте ко вручению.

XIX. Похвальная Грамота (в списке) Государя Царя Алексея Михайловича Гетману Богдану Хмельницкому и всему войску Запорожскому, за их усердие и преданность, с извещением о посылке к ним с Стольником Радионом Стрешневым и Дьяком Мартемьяном Бредихиным Царского жалованья—Писана 1653 сентября 6

Божию милостию, от Великого Государя Царя и Великого Князя, Алексея Михайловича, всея Руссии Самодержца, Владимирского, Московского, Новгородского, Царя Казанского, Царя Астраханского, Царя Сибирского, Государя Псковского, и Великого Князя Тверского, Югорского, Пермского, Вятского, Болгарского л иных; Государя и Великого Киязя Новагорода, Низовския земли, Рязанского, Ростовского, Ярославского, Белоозерского, Удорского, Обдорского, Кондинского, и всея северныя страны повелителя, и Государя Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей и иных многих Государств Государя и обладателя, от нашего Царского Величества Богдану Хмельницкому, Гетману Войска Запорожского, и всему войску Запорожскому наше Царского Величества милостивое слово.

В прошлом во 161 году прислали к нам, Великому Государю, к нашему Царскому Величеству, ты Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского посланца своего Герасима Яковлева с товарищи, ищучи к себе нашия Царского Величества милости, и мы, Великий Государь, наше Царское Величество, тебя Гетмана и все войско Запорожское за то что вы нашия Царского Величества милостини ищете, и нам, Великому Государю, служите, жалуем милостиво, похваляем. И тебе б Гетману Богдану Хмельницкому, и всему войску Запорожскому, памятуя к себе нашу Царского Величества многую милость и жалованье, нам Великому Государю служить и всякого добра хотеть; а мы, Великий Государь, наше Царское Величество, к тебе Гетману и ко всему войску Запорожскому нашу Царского Величества милость и жалованье и впред держати учнем и служба ваша у нас, Великого Государя, забвенна николи небудет и послали для наших Государских дел к тебе Гетману Богдану Хмельницкому, и ко всему войску Запорожскому нашего Царского Величества ближнего нашего стольника Радиона Матвеевича Стрешнева, да диака Мартемьяна Бредихина, а с ним послали к тебе наше Государское жалованье, и о чем они тебе говорити учнут, и тебе-б в том им верить, и к нам, Великому Государю, отпустити их, не задержав. Писана в Государствия нашего дворе, в царствующем граде Москве, лета от создания мира 7162 месяца Сентября 6 дня.

XX. Лист (в списке) к Государю Царю Алексею Михайловичу от Запорожского Гетмана Богдана Хмельницкого, коим, благодаря за Царское милостивое жалованье, обещается, пребывать в непоколебимой верности к Российскому престолу. — Писан 1653 Декабря 28

Божию милостию, Великому Гооударю, Царю, и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Русии Самодержцу, Владимирскому, Московскому, Новгородскому, Царю Казанскому, Царю Астраханскому, Царю Сибирскому, Государю Псковскому, Великому Князю Тверскому, Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому и иных, Государю и Великому Князю Новагорода Низовския земли, Рязанскоиу, Ростовскому, Ярославскому, Белоозерскому, Удорскому, Обдорскому, Кондинскому, и всея Северныя страны повелителю, и Государю Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Киязей, и иных многих Государств Государю и Обладателю, Вашему Царскому Величеству, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского со всем войском Запорожским до лица земли низко челом бьем.

Зело утешился есмя, когда Грамоту прочитали есмы, от твоего Царского Величества присланную до нас всего войска Запорожского, чрез ближнего Стольника Радиона Матвеевича Стрешнёва, и дьяка Мартемьяна Бредихина, которые верне твоему Царскому Величеству служачи, жалованье милостивое нам отдали, и по повелению твоего Царского Величества, нам обявили, что твое пресветлое Царское Величество пожаловал нас изволил приняти под свою крепкую руку и высокую и Царского Величества милостивое жалованье. И мы тому обрадовались вельми, и ради твоему Пресветлому Царскому Величеству верне во всем служить и крест целовать, и по повелению твоего Царского Величества повиноватся готовы будем; понеже мы ни на кого, токмо на Бога и на твое пресветлое Царское Величество надеемся, а вельми твоему Царскому Величеству бьем челом, не изволь на нас, слуг своих, прогневитися, что есмя ближнего Стольника Радиона Матвеевича и дьяка Мартемьяна Бредихииа до сего времени держали, для того, что есмы на войне были и от войск чужеземских трудно было проехать; ныне возвратясь, оных отправили есмо до твоего Царского Величества, с тем же ближним Стольником Родионом Матвеевичем Стрешневым и с дьяком Мартемьяном Бредихиным всякой разговор изустный имели есмя, которые о прямой службе нашей изустно твоему Царскому Величеству известят; изволь их милостиво о всем выслушать, зело просим; при том Господа Бога молим, чтоб твое Царское Величество долголетно царствовал и над неприятельми высоту имел. Писан в Чигирине, Декабря в 28 день лета 1653.

А внизу написано: вашему Царскому Величеству во всем повольные и нижайшие слуги и подножие.

Богдан Хмельницкий, Гетман, с войском Запорожским рукою своею.

XXI. Выписка о бывшей в Переяславле у Запорожских козаков явной Раде, на которой они торжественно обявили желание свое быть в подданстве Российского Государя Царя Алексея Михайловича— 1654 Генваря 8

7162 Генваря в 18 день, иа явной раде в Переяславле, на улице, перед Гетманским двором, таков чин был:

По тайной раде, которую Гетман имел с Полковники своими, с утра тогож дня, во второй час дни бито в барабан с час времени, на собрание всего народу слышати совет о деле, хотящем совершиться. Икак собралось великое множество всяких чинов людей, учинили майдан пространный про Гетмана и про полковников, а потом и сам Гетман вышел под бунчуком, а с ним судьи, ясаулы, писарь и все полковники, и стал Гетман посреди майдана, и ясаул войсковый велел всем молчать; потом, как все умолкли, начал речь Гетман ко всему народу тыми словы:

“Панове, Полковники, Ясаулы, Сотники, и все войско Запорожское, и вси православные Христиане! Ведомо то вам всем, как нас Бог освободил из рук врагов, гонящих церковь Божию и озлобляющих все христианство нашего православия восточного, что уже шесть лет живем без Пана в нашей земле в безпрестанных бранех и кровопролитии с гонители и враги нашими, хотящими искоренити церковь Божию, дабы и имя Русское не помянулось в земле нашей, что уж вельми нам всем докучило и видим, что нельзя нам жити боле без Царя; для того ныне собрали есмя раду явную всему народу, чтоб есте себе с нами обра ли Пана, из четырех, которого вы хощете: первый Царь есть Турский, который многажды чрез панов своих призывал нас под свою область; вторый Хан Крымский, третий Король Польский, который будет сами похочем, и теперь нас еще в прежнюю ласку приняти может: четвертый есть православный Великия России Царь восточный, которого мы уже шесть лет безпрестанными молении нашими себе за Царя и Пана просим. Тут которого ходите избирайте: Царь Турской есть бусурман; всем нам ведомо, как братия наша, православные Христиане, Греки, беду терпят, и в каком суть от безбожных утеснении; Крымский Хан тот же бусурман, которого мы по нужде и в дружбу принявши, каковыя нестерпимыя беды приняли есмя, какое пленение, какое нещадное пролитие крови Христианстей! От Польских Панов утеснения никому вам сказывать ненадобеть, сами вы ведаете, что лучше жида и пса, нежели Християнина, брата нашего почитали; а православный Христианский Великий Царь восточный есть с нами единого благочестия, Греческого закона, единого исповедания, едино есми тело церкви с православием Великия России, главу имуще Иисуса Христа. Той-то Великий Царь Христианский сжалившися над нестерпимым озлоблением православныя церкве в нашей малой России шесть-летных наших молений безпрестанных не ппезревши, теперь милостивое свое Царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с Царскою милостию своею прислати изволил, которого если со усердием возлюбим, кроме его Царския высокия руки, благотишнейшего пристанища не обрящем, а будет кто с нами не советует теперь, куды хощет, вольная дорога.»

К сим словам весь народ возопил: волим под Царя восточного павославного крепкою рукою, в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику Христову поганину, дастатись.

Потом Полковник Переяславский, Тетеря, ходячи кругом в майдане, на все стороны спрашивал голосно: вси ли тако соизволяете? Рекли весь народ: вси единодушно. Потом Гетман рек велиим голосом: буди тако, да Господь Бог наш сукрепит под Его Царскою крепкою рукою: а народ по нем вси единодушно возопили: Боже утверди, Боже укрепи, чтоб есми во веки вси едино были!

XXII. Речь, говорення в Переяславле Гетману Богдану Хмельницкому ближним боярином, Василием Бутурлиным, посыланным от Государя Царя Алексея Михайловича, для принятия Гетмана с войском Запорожским в Российское подданство. — 1654, Генваря 8

Божиею милостию, Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец и многих Государств Государь и обладатель велел тебе говорить:

«В прошлых годех и до нынешний 162 год посылали к Великому Государю нашему, Царю, и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу и многих Государств Государю и обладателю, к Его Царскому Величеству ты Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское бити челом, что Паны рада и вся речь посполитая на православную Христианскую веру Греческого закона, и на святыя Божия воеточныя церкви возстали и гонение учинили большое, и от истинной православной Христианской веры, в который вы издавна живете, учали вас отлучать и, неволить к своей римской вере а в иных местах, в Коруне и в Литве, благочестивыя церкви запечатали, а в иних учинили Унию и всякое над вами гонение и поругание и злости не Христианския чинили; а после того, и помирясь с вами, сперва под Зборовом, а после под Белою Церковию на правде своей не устояли, и церкви Божия, которыя в договоре написаны были отдати из Унии, неотдали, а которыя немногия и отданы были, и те оборочены опять под Унию; и хотя православную Христианскую веру искоренити и святыя Божия церкви до конца разорити, войска свои на вас собрали, и многие городы и места в тех городех и местех святыя Божия церкви осквернили и обругали и разорили, и православных Христиан духовного и мирского чина многих невинно замучили и всякое злое поругание чинили, и вы, нехотя благочестивыя Христианския веры отбыть и святых Божиих церквей в разорении видеть, по неволе призвав к себе на помощь Крымского Хана с ордою, учали за православную Христианскую веру и за святыя Божия церкви против их стоять и у Великого Государя нашего, у Его Царского Величества милости просите, чтоб Великий Государь, Его Царское Величество, православныя Христианския веры искоренить и святых Божиих церквей разорить гонителям вашим и клятвопреступникам недал, и над вами умилосердился, велел вас, тебя Гетмана и все войско Запорожское, приняти под свою Царского Величества высокую руку с городами и с землями; а вы Великому Государю нашему, Его Царскому Величеству, служити, и за Его Государское здоровье против всякого неприятеля хотите стоять во веки.

И по Указу Великого Государя нашего, Его Царского Величества, приказывано к вам, к тебе Гетману Богдану Хмельницкому, и ко всему войску Запорожскому, что у Великого Государя нашего, у его Царского Величества с Яном Казимиром, Королем Польским и Великим Князем Литовским вечное докончанье, и Великому Государю нашему, Царскому Величеству, Государю Христианскому, без причины вечного докончанья нарушить было не мочно, а которыя неправды учинились с Королевския стороны к нарушенью вечного докончанья, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, ожидает от Королевския стороны по договору исправленья, а будет Король и Паны рада, по договору исправленья неучинят, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, терпети им не будет, а за их неправды учнет против их стоять, а ему Гетману и всему войску Запорожскому велят свой Царского Величества милостивый указ учинить.

И вы Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское, Великому Государю нашему, Царскому Величеству, бити челом: будет Его Царскому Величеству под свою Государеву высокую руку приняти вас немочно, и Царское-б Величество для православныя Христианския веры и святых Божиих церквей, в вас вступился и велел вас с Королем и с Паны рады помирити через своих Государевых всликих послов, чтоб вам тот мир был надежен, а собою вы с ними мириться нехотите, потому, что Поляки в правде своей нестоят.

И по Указу Великого Государя нашего, Его Царского Величества, и по вашему челобятью, посыланы в Польшу к Яну Казимиру Королю Его Государевы великие и полномочные Послы, Боярин и Наместник Великопермской, Князь Борис Александрович Репнин-Оболенский с товарищи, а велено Королю и Панам раде о том мире и о посредстве говорити накрепко.

И те Царского Величества великия Послы в ответех Панам раде говорили, чтоб Король и Паны рада то междоусобье успокоили и с вами помирились, и православную Христианскую веру Греческого закона не гонили и церквей Божиих не отнимали н неволи вам ни в чем нечинили, а учинили-б мир по Зборовскому договору, и которыя церкви оборочены под Унию, и те-б церкви отдали вам назад; и будет Король и Паны рада то учинят, с вами помирятся, и в вере вам вперед неволи чинить неучнут, и церкви Божия отдадут вам по прежнему, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, для православныя Христианския веры и святых Божиих церквей, Королевскому Величеству такую поступку учинят, тем людям, которые, в Его Государском жалованьи, в прописке обявились, и достойны были смертныя казни, те их вины велит им отдать. Да теже Царского Величества великие Послы говорили: как Ян Казимир, Король, обран на Королевство, и он духовного и мирского чина людям присягал на том, что ему меж разнствующими в вере Христианской людьми остерегати и защищати, и ни какими мерами для веры самому не теснити н никого на то не попущати; а будет он той своей присяги не сдержит, и он подданных своих от всякия верности и послушания чинит свободными, и разрешения о той клятве своей ни у кого просити не будет и не примет: и он Ян Казимир, Король, не токмо что православную Христианскую веру оберегал и защищал, но и гонение злое учинил, чего ни которую, и на еретическую веру не чинят, и потому всему, он клятву свою, на чем присягал, преступил; а подданных своих, православных Христиан, тем от подданства учинил свободными, и он Казимир Король и Паны рада, то все поставили ни во что, и в мире и в посредстве оказали, и хотят православную Христианскую веру искоренити и церкви Божия разорити, пошли на вас войною, при них же великих Послех, а их Послов отпустили без дела.

И Великий Государь наш, Его Царское Величество, видя с Королевския стороны такия неисправленья и досады и вечному докончанью нарушенье, на православную Христианскую веру и на святыя Божия церкви гонение, и нехотя того слышать, что вам единоверным православным Христианам в конечном разорении, и церквам благочестивым в запустении и в поругании от Латинов быти, под свою высокую руку вас, Гетмана Богдана Хмельницкого, и все войско Запорожское с городами и с землями, от Королевского подданства преступлением присяги его свободных приняти велел, и помощь вам на кривоприсяжцев, и на хотящих разорити Христианскую веру, своими Государевыми ратными людьми чинити велел. И ты-б Гетман Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское, видя к себе Великого Государя нашего, Его Царского Величества, милость и жалованье, ему Государю служили и всякого добра хотели, и на Его Царского

Величества милость были надежны; а Великий Государь наш, Его Царское Величество, учнет вас, тебя Гетмана и все войско Запорожское держать в своей Царского Величества милости и от недругов ваших в обороне и в защищеньи.

XXIII. Речи, говоренныя ближним боярином Василием Бутурлиным при вручении им в Переяславле, Запорожскому Гетману Богдану Хмельницкому Царского жалованья: знамени, булавы, одежды, шапки и соболей—1654 Генваря 8

По Государеву Цареву и Великого Князя Алексея Михайловича всея Русии указу. Его Государево жалованье, Боярин Василий Василевич с товарищи его, Гетману Богдану Хмельницкому, знамя, и булаву, и ферезею, и шапку, и соболи дали; а в которое время, что дать довелось, и Боярин Василий Васильевич говорил Гетману речь против Государева указа. Сперва, как начал обявляти знамя, и в-те поры говорил речь; амолыл:

«Божиею милостию, Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Русии Самодержец и многих Государств Государь и обладатель, велел тебе Гетману Богдану Хмельницкому говорити: известно есть се всем, яко ничтоже без Божия смотрения в человецех деется, но вся Его смотрением строятся. Усмотря сие и нам благоверный и Христолюбивый Государь, Царь, и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Русии Самодержец и многих Государств Государь и обладатель, яко и яже ныне деются в вашей сей земле несмирной, Божиим смотрением деются и строятся, иже по, по велицей своей милости, о верных своих в земле сей велиим гонением от отступников и иноверных насилуемых промышляяй, тебе, благочестный Гетмане войска Запорожского, с благоохотным воинством твоим к защищению церкве святыя, и всех православных, в сей земле сущих, воздвиже Егож милостию всесильною ты помогаешь, Покровом Пресвятыя Богородицы покрываем и поборением Святых Русских о православных укрепляем, до сего времени по православии крепко побораеши, победу пад насилующими православным приемля; но разумевает же и се, благоверный Государь, Царь, и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Русии Самодержец, яко всемилостивый Бог, хотяй воздвигнути рог Христианский и сию землю, скипетр благоверного Государя нашего, Его Царского Величества, якож во времена Благоверного Царя Владимира и прочих его наследников бысть, тако и ныне чрез ваше тщание соединити. Смотрению Божию таковому повинувся, по твоего и всего твоего воинства желанию, Царскую свою милость вам показует и чрез нас Его Пресветлого Царского Величества, меня Болярина с товарищи сие знамение тебе, благочестный Гетмане, дарует; на сем Царском своем знамении Царя царствующих, Всемилостивого Спаса, написанного в победу на враги, Пресвятую Богородицу в покров и преподобных Печерских со святою Варварою, Руских, молитвенников в ходатайство тебе и всему твоему православному воинству подавая, дабы всемилостивый Спас наш, якож иногда, яко повествует история о происхождении честного Креста, православному Царю Рускому и всем Христианам даде на враги победу и мир дарова, так и тебе со благочестивым воинством на врагов, церковь святую озлобляющих, и православных утесняющих, дарует победу, да о имени Иисусове всяко колено гордых падет на землю, и враги православных прогонятся, а мир тем устроится, сущим в гонении правоверным, и якоже пречистая Богородица, некогда верных в Цареграде покрывающи чудным своим покровом, враги на верных вооружившиеся, всесильным своим заступлением, от иконы ея чудотворныя бываемым, иные чудотворно изби, другие же соспудом прогна, тако да и посреди полков ваших, в царском сем знамении написана, носима, вас от иноверных оружия покрывает и победу на них даруя тебе со всем православным воинством и со всеми верными, соблюдет невредимых, и святии же Божии угодницы Рустии Антоний и Феодосий, со святою Великомученицею Варварою, ея же Святыя мощи, яко дар многоценен наша имать страна, яко же вначале православия в Русской сей земле сея мощи, они же сами православие утверждаху, сице и ныне да будут скори тебе и всем помощницы, утверждающе мир православия, и знамение се Его Царского Величества да будет всем врагам вашим, победы знамение страшное и ужасное во бранех!»

А изговоря, Боярин Василий Васильевич отдал Гетману знамя.

А как отдал знамя, и отдавая булаву говорил:

«Иное паки державы своея Царския знамение, булаву сию, благоверный и христолюбивый Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Русии Самодержец, тебе, жалуя тебя, посылает да того благополучно благочестивому воинству и всем людям начальствуеши, гордящихся на православие и непокоривых да того тебе смириши; воинство ж твое благочестивое, яко же до-ныне добре устроивал еси, сице да и прочее время сим пресветлыя сго Царския державы знамением, булавою тако смотреливне управляти возможеши, яко да самое видение стройне управляемого от тебе воинства вся враги, на вы возстающие и на благочестие, устрашает и от вас прогоняет.»

А отдав булаву, Боярин Василий Васильевич говорил, отдавая одежду:

«К сему, благочестивый Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Русии Самодержец, орла носяй печать, яко орел покрыти гнездо свое и на птенца своя вожделе, град Киев с прочими грады, Царского своего орла некогда гнездо сущии, хотяй милостию своею Государскою покрыти с ним же и птенца своя верные некогда под благочестивых Царей державою сущие в защищение свое прияти, в знамение таковыя своя Царския милости тебе одежду сию дарует, сею показуя яко вседа непременною своею Государскою милостию тебе-ж и всех православных, под его пресветлую Царскую державу подкланяющихся, изволи покрыти, и ты же, да сию от Царского Его Величества прием твою начатую службу к Царской его державе и к защищению православных теплою ризою сею одевайся, согреваеши, яко да рожден ревностно овере православной и о царского Его Величества державе на враги побораеши.»

А как отдал одежду, и отдавая шапку говорил:

“ Главе твоей, от Бога высоким умом презумленной, и промысл благоугодный о православия защищении смышляющей, сию шапку пресветлое Царское Величество в покрытие дарует, да Бог здраву главу твою соблюдая, всяцем разумом ко благу воинства преславного строению вразумляет, се тя Гетмана имуще вернии и тобою смысленно управляеми, врагов ногами попирати и безумие гордых умной главе твоей покоряти возмогут. Се убо своего Царского Всличества жалованье благоверный Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Русии Самодержец, тебе даруя нами, и всякого благопоспешия и на враги одоления благоприветствуя, хощет, да и в своем обещании к Царской его Державе и вере непременной пребывающи, многоумную свою главу к Его Царской милости подклоняя, твердую и нерушимую верность со всем воинством своим и всеми Христианы соблюдеши, яко да Царское Его Величество вашим рачением возуждаем, большую к тебе и всем твоим милость свою Царскую простирати возможет.»

XXIV. Лист (в списке) к Государю Царю Алексею Михайловичу от Запорожского Гетмана Богдана Хмельницкого, в коем благодаря за принятие его под Российскую державу, доносит об учиненной войском Запорожским присяге на верность ему Государю. Писан 1654 Генваря 8

Божию милостию, Великому Государю, Царю, Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя Русии Самодержцу, Владимирскому, Московскому, Новгородскому, Царю Казанскому, Царю Астраханскому, Царю Сибирскому, Государю Псковскому и Великому Князю Тверскому, Киевскому, Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому, и иных; Государю и Великому Князю Новагорода, Низовския земли, Черниговскому, Рязанскому, Ростовскому, Ярославскому, Белозерскому, Удорскому, Обдорскому, Кондинскому, и всея Северныя страны повелителю и Государю Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей и иных многих Государств Государю и обладателю, Вашему Царскому Величеству Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское низко до лица земли челом бьет.

Богу милостивому, и Вашему Царскому Величеству велико благодарит, полуичивше ныне, что от века жадали есмо промыслом Божиим и милостию неисчетною Вашего Царского Величества, что Ваше Царское Величество пожаловати под крепкую и высокую руку свою Государскую нас, верных слуг своих приняти изволил. Мы, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское за милость неизреченную, Вашему Царскому Величеству паки и паки до лица земли низко челом бьем; а по словеси Евангельскому, веру Вашему Царскому Величеству учинили есмо, и то дело совершили есмя перед ближним Боярином Вашего Царского Величества и Наместником Тверским, Васильем Васильевичем Бутурлиным, Окольничим и Наместником Муромским, Иваном Васильевичем Олферьевым, да думным дьяком Ларионом Дмитриевичем Лопухиным, и просим, изволь Ваше Царское Величество нас верных слуг и подданных своих имети и от всех неприятелей боронити. А что есмя с ближним Боярином Вашего Царского Величества и с товарищи его разговаривали о всяких делех, они про то про все пространнее Вашему Царскому Величеству скажут; потом, дабы Ваше Царское Величество на великих престолех Великого Царства Российского долголетне царствовал, и нас милостию и великими щедротами своими Государскими прямых и верных слуг и подданных своих жаловати и миловати изволил, просим паки и паки, и себе самих в милость премногую Вашего Царского Величества усердно вручаем. Дан с Переяславля, дня 8 Генваря, лета Божиего 1654.

Вашему Царскому Величеству верные подданные и нанижайшие слуги:

Богдан Хмельницкий, Гетман с войском, Вашего Царского Величества Запорожским.

XXV. Лист Гетмана Богдана Хмельницкого к Царю Алексею Михайловичу

Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское, низко, до лица земли, челом бьет:

От многих лет многочестнейший Богдан Хмельницкий, войска Запорожского Гетман, и все войско Запорожское, борящеся з Ляхами, нашествия их, за помощию Божиею, отражали и искали грамотами и посланниками у пресветлейшего Лица Благочестивого Царя, твоего Царского Величества, челобитствуючи, и молящись, дабы нам единоверным быть под крепкою и высокою твоего Царского Величества державою, и ныне Бог, неизреченннми своими судьбами, двое еле сотворил, Ляхов, врагов наших, гординю низложил, и совет благ в сердце Царево подал, что твое Царское Величество поревновал по вере православной, и сожалел о церквах Божиих и о местах святых, и о народе единоверном, и нас, Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, и все войско Запорожское, единоплеменных Россиян, изволил под крепкую и высокую свою руку Царскую милостиво приняти, и егда Ближний Твоего Царского Величества Боярин и Наместник Тверский, Василий Васильевич Бутурлин и Окольничий и Наместник Муромский, Иван Васильевич Алферьев, да Думный Дьяк Ларион Дмитриевич Лопухин, по указу Твоего Царского Величества, с грамотою к нам приехавши, милость неисчетную Царскую нам возвестили, и знамена войсковыя, и жалованья Великое твое Царское Величество нам отдали, и разговор пространный о всяких делех с нами учинили, и сим неизреченно нас обрадовали, и в то время, мы, Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское, и весь народ в городах и селах и деревнях, начальные и чернь иепорочно Христа Бога нашего заповедем последующе (по добром во истинну, ненужном изволению, избранию нашему, ничтоже лукаво в сердцу своем имущи:) Тебе Великому Государю Царю и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу, твоему Царскому Величеству, веру совершенную учинили мы, и ни якового извету имелисьмо о Царех окрестных, которые искали нас себе присовокупити, мы бо не радевши об них, яко иноверных, вседушно тебе яко единого благочестивого, Великого Государя, Царя нашего, чтим, и к тебе всем сердцем и помышлением прилепилися, и сего ради, благонадежно дерзаем, да еже аще что просити у тебе Великого Государя нашего, твоего Царского Величества, учнем всячески веровахом получити, як нам твой же ближний, твоего Царского Величества Боярин, с товарищи обещал, и на той вере нас неколебимых утвердил; для того Посланников наших, Самоила Богдановича, Судию Войскового, и Павла Тетеру, Полковника Переяславского, с товарищи, к пресветлому лицу твоего Царского Величества, с сею грамотою нашею отпускаем, и просим, дабы им, твое Царское Величество, праведныя свои очи показали и милостивое ухо приклонити изволил, и молений наших не презрел; о чем они начнут молити, изволь их, твое Царское Величество, выслушать и нас Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, со всем, народом Российским, духовных и мирских людей, всякого чину сущих, елико кто имеяше от веков, от Князей и Панов благочестивых и Королей Польских, в Государстве Российском наданных, за которые мы кровь свою проливаем от дедов и прадедов, тия содержащии и до упадения недопущающе, до лица земли падше, по премногу просим: изволь твое Царское Величество, своими грамотами государскими и укрепити на веки, таково бо слово той же нам ближний, твоего Царского Величества Боярин, с товарищи, обещал, и больше сих речей, дел от Великого Государя одержать, неже от Королей Польских и Княжат древних Российских, сим челобитьем просим, и верно служащие, вторицею и третицею до лица земли, твоему Царскому Величеству припадающе, молимся, дабы нам всякия, елико просим, и просити будем, впред получати от тебе, Великого Государя нашего, твоего Царского Величества, чтоб мы, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское, и народ Российский, во всяком чину сущий, о неищетной милости твоего Царского Величества обрадовались; и тебе, Великому Государю нашему, твоему Царскому Величеству, усердно прияли, и вечно служили, на всякие враги ополчалися, и кровь свою проливали, и точию по Бозе, единому под солнцем Благочестивому Монарше, твоему Царскому Величеству служили, в роды и роды во веки; а твое Царское Величество под кровом кровом крилу своею, яко орел орел гнездо свое изволил покривати, и нас, верных поддданных своих милостию своею, от всех врагов, вооруженною рукою наступающих, своими Монаршими силами защищати и обороняти и всегда по милости своей сохраняти. — Ей, паки, просим множайшая в грамоте не суть писана, но больше Вашему Царскому Величеству Посланники наши изрекут, а мы себе в глубокую и неизреченную милость твоего Царского Величества повергши, на веки Господа Бога молить непрестанем, дабы Вашс Царское Величество на пресветлых престолех Царства Российского многолетствовал и благополучно долгоденствовал, а всех Царей Земных подручными себе сотворил от ныне и до века, усердно желаем. Писано в Чигирине, Февраля 17 дня 1654 года. А внизу написано: Вашему Царскому Величеству прамие поданные, нижайшие и верные слуги: Богдан Хмельницкий, Гетман, с войском, Вашего Царского Величества, Запорожским.

XXVI. Перевод с универсала Польского Короля Яна Казимира к Бурмистрам, Райцам, Лавникам, Атаманам и всей черни Малороссийской; о неследовании за Гетманом Богданом Хмельницким в Российское подданство, и быти по прежнему под его Королевскою державою. — Писан 1654 Февраля 28

Ян Казимир, Божиею милостию Король Польский и Великий Князь Литовский, Руский, Цруский, Мазовецкий, Жемоитский, Инфляндский, Смоленский, Черниговский и Шведский, Кготский, Вандальский, дедичный Король.

Всем вопче и всякому особно, кому о том ведати надлежит, а именно: Бурмистрам, Райцам, Лавникам, Атаманам и всей черни в городех, в селах, в местечках будучим, верностям вашим ласку нашу Королевскую. Верные нам милые! "Дошла к нам сими времены ведомость, что злословый изменник наш Хмельницкий, не удовляясь в толь лютым сими времены мсждоусобныя брани крови вашия Христианския за свосю причиною пролитием, ниже толь многих погубленных и в полон поганский побранных душ, на остаток верности вашей изменою, в вечное к Царю Московскому под нестерпимое волностям вашим запродал владение и томуж без воли и умысла нашего, присягати вас понуждает; однако много меж вами постоянных в вере и в послушании нашемобреталось, которые измену того смущенника увидев, тот час от него отступили и присягу нам ломать, а иному отдавати не хотели, которую веру и постоянство праведно похваляти и мило приняти должни есми; также и иных, которые по нужде, с великою тягостию, как нам про то ведомо, ко присяге понуждены, крест целовати., Для того, по обыклой нашей к подданным ласковости, оберегаем вас, чтоб есте загодя образумились и в природном нашем и всей речи посполитой жили подданстве, и нам с тем, покаместа войска наши не наступит, тотчас отозвались, а мы, как всех к ласке нашей и к заступлению принять хочем, та и их при давних правах и вольностях держати обещаем. Дан в Варшаве Февраля в 28 день, лета 1654 панованья нашего Польского и Шведского 6.

А внизу подпись Королевская: Ян Казимир Король а пониже то написано: Албрехт Кгорайский, староста Познанский.

XXVII. Лист к Государю Царю Алексею Михайловичу, от Запорожского Гетмана Богдана Хмельницкого, просительный, о подтверждении поддавшемуся Российской Державе, городу Киеву, прежних прав его п вольностей. — Писан 1654 Апреля 25

Божиею милостию, Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и малыя россии Самодержцу, Московскому, Киевскому, Владимирскому, Новгородскому, Царю Казанскому, Царю Астраханскому, Царю Сибирскому, Государю Псковскому и Великому Князю Тверскому Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому, и иных; Государю и Великому Князю Новагорода Низовския земли, Черниговскому, Рязанскому, Ростовскому, Ярославскому, Белоозерскому, Удорскому, Обдорскому, Кондийскому и всея Северныя страны повелителю и Государю Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей и иным многим Государствам и землям восточным и западным и северным отчичу и дедичу и наследнику Государю и Обладателю Твоему Царскому Величеству, — Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, зо всем войском Запорожским до лица земли челом бьет.

Жители города Киева по премногу обрадовалися о сем, что места святыя преподобных отец наших Печерских и той самый их Богохранимый город Киев, тяжкое иго работы Короля Польского з себе сложивши, под крепкую и высокую руку благочестивого Государя, Твоего Царского Величества, поддалися и в премногую милость Государскую, Твоего Царского Величества, себе отдали, про что Богу милостивому велико благодаривше, и тебе Великому Государю нашему, Твоему Царскому Величеству, чолом бьют, радующуся весьма о сем, что Твое Царское Величество правами пожаловать рачил нас и мир Христианский; и ныне отпускают посланцев своих, граждан своих Киевских, ко пресветлому лицу Твоего Царского Величества со молением, дабы их Твое Царское Величество пожаловать рачил милостиво и права и привелея и вольности их древния, з веков им от благочестивых Княжат и Панов Российских и от Королев Польских данныя, утвердить, и при всех тех судах и вольностях права Майдебурского оставить, как и сперва и за Короля Польского мели. О што и мы Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все Твоего Царского Величества войско Запорожское Тебе Великого Государя нашего, Твое Царское Величество……и за ними ходатайствуем, и просим, рачь Твое Царское Величество в том всем их помаловать милостивыми щедротами своими, чтобы…..ные городы и граждане и мир весь Христианский с того утешался и к….. Великому Государю нашему, к Твоему Царскому Величеству прибегал, и подражал, и верне служил, и приял и всякого добра хотел. При сем, дабы многолетствовал и благополучноденствовал, и на всех неприятелей своих, как на львов, василисков и аспидов, Твое Царское Величество наступовал и попирал их, Господа Бога молим. З Чигирина 25 Апреля, року Божого 1654.

Тебе Великому Государю нашему, Твоему Царскому Величеству верные слуги и подданные.

Богдан Хмельницкий, Гетман, з-войском Вашего Царского Величества Запорожским.

XXVIII. Универсал Польского Короля Яна Казимира Старшинам и козакам войска Запорожского, коим, обличая в измене поддавшегося России Гетмана Богдана Хмельницкого, советует им возвратиться по прежнему в подданство Короны Польской. — Писан 1654 Июня 6

Ян Казимир, з Божое ласки, Король Польский Великий Князь Литовский, Руский, Пруский, Мазовецкий. Жемоитский, Инфлянский, Смоленский, Чер ниговский и Шведский, Кготский, Вандальский дедичный Король.

Всим вобец и кождому зособна, кому о том ведати надлежит, а меновате, Пулковником, Сотником, Асавулом, Атаманом и всим молодцом войска нашого Запорозкого, верным, нам милым, ласку нашу Королевскую. Верные, нам милые! Дошла до нас в тых часех ведомость, яко бы злословный зрайца наш Хмельницкий, не контентуючисе, так срокчим по тые вси домовью замешанья часы крове Хрестияиское, з причины своей розлитьем, они так много зрубленых и в неволю поганскую забраных душ, на остаток, верные ваши через зраду в вечное…… Царови Московскому под незносные вольностям вашим запродал панованье, и томуж….. над умысл и волю вашуприсягати вас примушал; же однак много межи вами так статечных в вери послушенстви противно нам знайдовало, которие зрады того бунтовщикапостерегши за разом его одступили, а ни присяги нам ламати, а кому иншомуотдавати хотели, яко тую веру и статечностьпохвалити имиле приняти мусимо, так двучих, которые через мус з великою тяжкостью яко нам то повежено, до присяги нагнанные крест циловати мусили. За звыклой нашой ку подданым ласкавости, остерегаемо, абыстеся вчене обачили и в прирожоном нашом и тое речи посолитое зоставили подданстви избымнамсе ниж войска наши наступят заразом одозвали, а мы, яко всим до ласки нашое и обороны приняти хочено, так их при давних правах и вольностях не нарушне затримвати обецуемо. Дан в Варшави, дня шестого месаца Юня, року Божого тысеча шесть сот пятдесят четвертого, панованья Польского и Шведского шестого року.

Jan Каzimierz (М П).

Albertus Коrусinsky Саnс. Сгас., Rеgens Саnсеllariае Мs. Regni.

К сему Универсалу, пиcанному на обыкновенно листе и своеручно подписанному Королем, приложена в показанном месте, под Кустодиею, печать Государства Польского.

XXIX. Жалованная Грамота (в списке) Государя Царя Алексея Михайловича жителям города Киева, подтверждающая права п вольности, дарованныя им прежними Королями Польскими и Великими Князьями Литовскими. — Писана 1654 Июля 16

Божиею милостию, Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и малыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский п Великий Князь 'Гверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных Государь; и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский, и всея Северныя страны Повелитель и Государь Иверския Земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския Земли, Черкаских и Горских Князей и иным, многим Государствам и землям Восточным и Западным и Северным отчич и дедич и наследник и Государь и Обладатель.

Пожаловали есмя, предков наших Великих Князей Российских и нашего Царского Величества отчины Малыя России подданных наших, города Киева мещан, что в прошлых годех и в нынешнем, во сто шестдесят втором году, присылали к нам, Великому Государю, нашему Царскому Величеству, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское, и вся Малая Русь бити челом, что паны рада и вся речь посполитая на православную Христианскую веру Греческого Закона, и на святыя Божия восточныя церкви возстали и гонение учинили большое, и от истинной православной Христианской веры учали их отлучати и неволити к своей Римской вере, и в иных местех, в коруне и в Литве, благочестивыя церкви печатали, а в иных учинили унии, и всякия над ними гонения и злости не христианския чинили, и помирясь с ними, сперва под Зборовом, а после под Белою Церковью, на правде своей неустояли, и церкви Божия, которыя в договоре написаны были отдати из Унии, не отдали, а которыя немногия и отданы были, и те оборочены опять под унию и хотя православную Христианскую веру искоренити и святыя Божия Церкви до конца разорити, войска свои на них собрали, и многие городы и места, и тех городах и местах святыя Божия церкви осквернили и обругали и разорили и православных Христиан духовного и мирского чина и многих невинно замучили, и всякое злое поругание чинили, чего и над погаными бусурманы и над Жидами неделают: и он Гетман Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское, не хотя благочестивыя христианския веры отбыть и святых Божиих церквей в разорении видеть, по неволе призвав к себе на помощь Крымского Хана с ордою, учали за православную Христианскую веру и за святыя Божия церкви против их стоять; а нам, Великому Государю, нашему Царскому Величеству, били челом и милости просили, чтоб мы, Великий Государь, наше Царское Величество православныя Христианския веры искоренить и святых Божиих церквей разорить гонителям и клятвопреступникам не дали, и велелиб Его Гетмана, и все войско, Запорожское и всю Малую Русь приняти под нашу Царского Величества высокую руку с городами и с землями, чтоб им от того гонения у Турского Салтана и у Крымского Хана в подданстве неучинится; а они нам, Великому Государю, нашему Царскому Величеству служить и за наше Царское здоровье против всякого неприятеля стояти будут во веки, и под нашу, Царского Величества высокую руку, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское и вся малая Русь в подданство неприняты но нынешний сто шестдесят второй год для того, что в прошлом, во сто четыредесят втором, отец наш, блаженныя памяти, Великий Государь, Царь и Великий Князь Михаил Феодорович, всея Руссии Самодержец и многих Государств Государь и Обладатель, со Владиславом Королем Польским и Великим Князем Литовским учинили вечное докончанье на том: быти им обоим Великим Государям меж себя и их Государским детям и внучатам и впред будучим Государям, в братской дружбе и в любви и в соединении, а отца нашего, блаженныя памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея Русии Самодержца, Его Царское Величество и его Государских детей и наследников, Владиславу Королю, и Его Королевского Величества детям и наследникам, и впред будучим Королям Польским и Великим Князьям Литовским и Панам раде и всей речи посполитой и всяких чинов людям во всяких письмах описывати и именовати, по его Государскому достоинству и по вечному докончанию, Великим Государем Царем и Великим Князем, всея Русии Самодержцем, с полными его Государскими титлы, как он Великий Государь сам себя описует, но докончальной грамоте, отныне и довека и пред неподвижно безо всякого переменения, и то вечное докончание с обе стороны, сперва великие послы, а после того и сами обои Великие Государи, душами, крестным целованием закрепили, и грамотами и печатьми утвердили, что меж ими обоима Великими Государи тому вечному утверждению быти на веки непременну. И с стороны Владислава Короля Польского и Великого Князя Литовского, при нем, Владиславе Короле, вечное докончание нарушено, отца нашего, блаженныя памяти, Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, и всея Русии Самодержца, и нас Великого Государя в его Королевских. во многих грамотах и порубежных городов воевод и Каштелянов и Старост и Капитанов и державцев, в наши, Царского Величества, порубежные городы, к воеводам, в листех их именованья и титлы писаны не повечному докончанию, со многим премененьем, а иные злодеи во многих листех писали с великим безчестием и с укоризною, а Королевское именованье писали Царским именованьем и многих Государств Государем и Обладателем, мимо вечное докончанье и о тех Королевских многих неправдах посыланы от нас, Великих Государей, в Польшу и в Литву ко Владиславу Королю нами Царского Величества, великие Послы и Посланники многажды, и будучи у Короля на посольстве и с Паны рады в ответех о нашей Государской чести говорили и прописные листы казали и списки с них дали, и на тех людей казни и наказания просили; и в сто четыредесять осьмом году писал к отцу нашему, блаженныя памяти, к Великому Государю Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичу, всея Русии Самодержцу, Владислав Король в грамотах своих: которые де люди, за Его Королевским заказом, учнут его Государское именованье и титлу писать не по вечному утвержденью, и ту будут казнены; а которые писали не остерегательно, и тех с сойму однолично велит казнить, а впред того отнюдь небудет, а в ответном письме панов рад, каково дали в сто пятдесят третьем году, нашим Царского Величества Великим Послам, Боярину и Наместнику Суздальскому, Князю Алексею Михайловичу Львову-Ярославскому с товарищи, написано, что Королевскому Величеству покаместа права неставало, пота места каранья чинить было немочно; а ныне за те проступки после права постановленного, Король на Сойм позвати велел и казнь проступке их против права их подлинного учинена будет: и по тем Королевским грамотам и по ответным письмам и по договорам Панов рад, при Владиславе Короле исправления никакого не бывало, и откладывали то дело с сойму на сойм по многие годы, и тем чинили, проволоку, мимо истинныя правды и вечного докончанья. А как после Владислава на Королевстве Польском и на Великом Княжестве Литовском учинился брат его, Ян Казимир, Король, и при нем нетокмо что в прежних неправдах испревленье учинено, но учло быти и пуще прежнего: по Его Королевскому указу и по повелению Панов рад, печатаны в разных городех книги на Польском и на Латинском языке, а в тех книгах напечатано про отца нашего, блаженныя памяти, про Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея Русии Самодержца, и про деда нашего, блаженныя памяти, про Великого Государя, Святейшего Патриарха Филарета Никитича, Московского и всея Русии, паки же и про нас, Великого Государя Царя и Великого Князя, Алексея Михайловича, всея Русии Самодержца, злыя безчестья и укоризны и хулы, не токмо нам Великим Государям Христианским помазанникам Божиим, и простому человеку слышати и терпети не возможно; так же наших Царского Величества про Бояр и про всяких чинов людей напечатаны в тех книгах многия безчетныя и злыя укоризны, чего ни в которых Государствах не токмо за вечным докончаньем и в розвратье того небывает. И в прошлом сто пятдесят осьмом году по нашему Царского Величества указу, посланы от нас, Великого Государя, в Польшу и в Литву к Яну Казимиру Королю наши Царского Величества Великие и Полномочные Послы, Боярин, и Оружейничий, и Наместник Нижнего Новагорода, Григорий Гаврилович Пушкин с товарищи, о тех Королевских и Панов Рад многих неправдах говорити на нашу Государскую честь, по IIосольским договорам на виноватых просити казни смертныя: и по Королевскому Указу, Паны Рада тем нашем Царского Величества Послам дали договор, за руками своими и за печатьми, что тех всех, про нашу Царского Величества честь обвиненных людей, которые в росписи от них Великих Послов им Панам Раде поданы, на сойм позвать, и на сойме против Конституции тысяча шесть сот тридцать седмого года осудя, и по проступке и смертью, кто будет достоин, казнити при наших Царского Величества послех или Посланниках, которых мы, Великий Государь, для обличения виноватых с прописными листами пришлем; в конституции тысяча шесть сот тридцать седмом году напечатано, что на таких людей, которые учнут наши Царского Величества титлы убавливать, или переменять, положено право Латинским языком пенам пердуеллионис, то есть, на тех виновных смертная неотпущательная казнь и отлучение имения. И после того, во сто шестдесятом году, по нашего Царского Величества указу, и по присылке Яна Казимира Короля, посланы к нему, Яну Казимиру Королю на сойм с прописными листами наши Царского Величества Посланники, и будучи они у Короля и у Панов Рад в ответех, о нашей Государской чести говорили, и на виноватых по договору и по конституции казни просили: и Ян Казимир Король и Паны Рада на том сойме, при наших Царского Величества Посланниках, не токмо что по договору исправления учинили, но многих, виновных людей и к суду не поставили, и правды ни в чем не показали, и тех наших Царского Величества Посланников отпустили без дела; и после того, присылал к нам Великому Государю, к нашему Царскому Величеству, Ян Казимир Король Посланников своих, а с ними присылал с сойму на тех подданных своих, за нашу Государскую честь, обвиненных людей с декретом, и в том декрете к прямому исправлению ничего не написано, и многие виновные люди от вин своих мимо всякия правды учинены свободными; а на которых на худых, людей от четырех сот винных, только на двадцать четыре человека и вина положена, и про тех в том же декрете таково беззазорно написано, где они, живы ли или померли, про то им и самим неведомо. Да мы же, Великий Государь наше Царское Величество, исполняя вечное докончание и ожидая с Его Королевской стороны исправления, в прошлом во сто шестдесят первом году посылали к нему Яну Казимиру Королю наших Царского Величества великих и полномочных Послов, Боярина и Наместника Великопермского Князя Бориса Александровича Репнина-Оболенского с товарищи, чтоб Ян Казимир Король, памятуя вечное докончание и посольские договоры и соймовыя свои уложенья, конституцию, велел в тех вышепоименованнных делех исправление учинить: и Ян Казимир Король в том деле правды никакия непоказал, а Паны Рады в ответех нашим Царского Величества Великим Послам говорили и называли то дело, что они говорили о нашей Государской чести, малым делом и смеяся, и тем они отца нашего, блаженныя памяти, Великого Государя Его Царское Величество и нас, Великого Государя, наше Царское Величество обезчестили, и тех наших, Царского Величества, великих и полномочных Послов отпустили без дела, и по тем по многим Королевского Величества и Панов Рад неправдам, учинено вечному докончанью нарушенье с его Королевския стороны, а с нашея Царского Величества стороны вечное докончанье во всяких мерах содержано крепко и ненарушимо. А Гетман войска Запорожского, Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское и вся малая Русь присылали к нам, Великому Государю, бити челом многажды, чтоб нам, Великому Государю, православныя христианския веры искоренить, и святых Божиих Церквей разорить гонителям их и клятвопреступникам недати, и над ними умилосердиться, велели их приняти под нашу Царского Величества высокую руку; а будет мы Великий Государь не пожалуем их, и под нашу Государскую высокую руку приняти неизволим, и нам бы, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, для прославления Христианския веры и святых Божиих Церквей, в них вступитися, велети их помирити через наших Царского Величества великих Послов, чтоб им тот мир был надежен. И по нашему Царского Величества указу, а по челобитью Гетмана Богдана Хмельницкого и всего войска Запорожского, наши Царского Величества великие Послы, Боярии и Наместник Велико-Пермский, Князь Борис Александрович Репнин-Оболенский с товарищи о том мире и посредстве Королю и Панам Раде говорили, чтоб Король и Паны Рада, то междоусобье успокоили и с войском Запорожским и со всею малою Русью помирились, и православную веру Гречческого закона не гонили, и церквей Божиих не отнимали, и неволи им ни в чем нечинили, а учинили б мир по Зборовскому договору, м которыя церкви оборочены под унию, и те церкви отдали им назад; и будет король и паны рада то учинят, что с войском Запорожским и со всею малою Русью помирятся, и в вере им вперед неволи чинить неучнут, и церкви Божия отдадут им по прежнему, и мы, Великий Государь, наше Царское Величество, для православныя христианския веры и святых Божиих церквей, Королевскому Величеству такую поступку учиним: тем людем, которые в нашем Государском именовании в прописке объявились, и достойны были смертныя казни, и те их вины велим им отдати. Да наши ж Царского Величества великие послы говорили: как Ян Казимир Король обран на Королевство и на коронование, духовного и мирского чина людям присягал на том, что ему меж разнствующими в вере христианской людьми остерегати и защищати, и никакими мерами для веры самому не теснити, и никого на то недопущати, а будет он то в присяге своей несдержит, и он подданных своих от всякия верности и послушания чинить свободными, и разрешения о той клятве своей ни у кого просити не будет и не примет, и в коронованье его то напечатано подлинно: и Он Ян Казимир Король нетокмо что православную Христианскую веру оберегал и защищал, но и гонение злое учинил, чего ни на которую и еретическую веру не чинят, и потому по всему он клятву свою, на чем присягал, преступил, а подданных своих, их православных Христиан тем от подданства учинил свободными, и он Ян Казимир Король и Паны рада то все поставили ни вочто, и в мире и в посредстве нашим Царского Величества великим и полномочным послам отказаки, и хотя православную Христианскую веру искоренити, и церкви Божия разорити, пошли на них войною при наших Царского Величества великих послех; а как у Короля и у Панов рад в прошлом во сто шестдесят первом году сойм был в Бресте Литовском, и у них на сойме приговорено, что им православных христиан Греческого Закона, которые живут в коруне Польской и в Великом Княжестве Литовском, побить, и церкви Божия разорить, чтоб вера Греческого Закона искоренилась. И мы, Великий Государь, наше Царское Величество, видя с Королевския стороны многия неправды и вечному докончанью нарушенье и на православную Христианскую веру и на святыя Божия церкви гонение, под нашу Царского Величества высокую руку Гетмана Богдана Хмельницкого, и все войско Запорожское и всю Малую Русь принять велели с городами и с землями в вечное подданство; и Гетман Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское, и вся Малая Русь веру нам, Великому Государю, и нашим Государским детям, и наследникам учинили, что им быть под нашею Царского Величества высокою рукою с городами и с землями в вечном подданстве; и Маия в двадцать пятый день приехали к нам, Великому Государю, нашему Царскому Величеству, бити челом нашия Царского Величества отчизны города Киева, подданные наши воит Богдан Самковский, да Бурмистр, да Райца с товарищи, чтоб нам, Великому Государю нашему Царскому Величеству их подданных наших пожаловати, права их и привилия, которыя им даны от Королей Польских подтвердить и нашими Государскими грамотами укрепить: и Мы, Великий Государь наше Царское Величество, подданных наших, города Киева мещан, пожаловали, велели им быть под нашею Царского Величества высокою рукою по прежним правам и привиллегиям, каковы даны им от Королей Польских, и тех прав и привиллегиев ни в чем нарушивати невелели. А что в челобитьи их, и в Королевских привилиях написано, что Киевляне, купецкие люди, от пошлин, как ездят торговать сухим и водяным путем, увольнены, и мы, Великий Государь, их пожаловали, поволили им в наших Царского Величества Черкаских городех торговати безпошлиннож; а что в их же челобитьи и в Королевских привилиях написано, что склад всяких купеческих и приезжих товаров дан к Киеву, и мы, Великий Государь, их пожаловали, склад товарам велели быть к Киевуж против прежнего, а пошлину с товаров с приезжих гостей, а не с мещан Киевских указали мы, Великий Государь, имати на нас Великого Государя. А что по Королевским же привилиям с питья, с пива, и с меду, и с вина, и с горелки, с полков, съестных товаров, и с лавок, с торга, со всего, и с воскобойны, и пивоварни с перевоза, что на Днепре, и с двора гостинного, с весу, с тех со всех доходов Киевские мещане давали во вся годы Воеводе по три тысячи золотых Польских; и мы Великий Государь за те доходы, за которые наперед сего давали Воеводе по три тысячи золотых, указали Киевским мещанам давати в нашу Царского Величества казну ежегод безпроводно; а тем вышепоименованным доходам по прежнему быти, на город Киев, на ратушу; да по Королевским привилиям, Киевскиеж мещане от службы ратныя увольнены, да ониж от вины, такоже и от заповеди, что Воеводы Киевские на городе испывали, за то чтоб летом огня в домех в ночи недержали, увольненыж, и в обоз им Киевским мещанам не ходить, а в городе себя оберегать, а с огнем сидети в вечеру и в ночь с береженьем. А что в Королевских же привилиях написано, кто Киевлян заочно кого оболжет, и тот оболганный сам оправдается, и наказанию, или свободе оправдание сам собою учинит, мы Великий Государь, про таких винных указали сыскивать потомуж войску и бурмистрам, и сыскав подлинно тех винных людей, и об них сыски отсылать к нашим Царского Величества Боярам и Воеводам, которые по нашему Царского Величества указу в Киеве будут, и нашия Царского Величества отчины, города Киева подданным под нашего Царского Величества высокою рукою быти, по сей нашей Царского Величества жалованной грамоте и по своим прежним правам и привилиям, свободно без всякия неволи, во всем потому, как всей нашей Государской жалованной Грамоте написано, и нам Великому Государю, Царю и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея Русии Самодержцу, и сыну нашему, благоверному Царевичу, и Великому Князю, Алексею Алексеевичу и нашим Государским наследникам служити и всякого добра хотети, и быти во всей нашей Царского Величества воле и в послушаньи, а на нашу Государскую милость во всем иадежным без всякого сомнения; а мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, учнем их держать в нашем Царского Величества милостивом жалованьи и в призреньи. А что положили они войт Богдан Самковский два привилия, один Яна Казимира Короля о правах их и о всяких вольностях на прежней привилии брата Его Владислава, четвертого Короля Польского, и Великого Князя Литовского, в котором помянуты на права и их вольности привилии прежних Королей Польских да привилий Владислава Короля, что в воинское время Киевским мещанам в обоз неходить, а в городе и в уезде себя оберегать, оба те привилия, за Королевскими руками и за печатьми: и мы Великий Государь, наше Царское Величество, с тех Королевских привилиев велели дати им списки за дьячьею приписью, а те подлинныя привилии велели оставити в нашей Царского Величества казне. Дана ся наша Государская жалованная грамота в нашем царствующем граде Москве, лета, от создания мира, сем тысяч сто шестьдесят, второго месяца, Июля, шестого надесять дня.

XXX. Пресветлейший Король Швеции, Государь, и друг наш Высокопочтеннйший

Ни о чем мы столько не заботимся, как о ненарушимом дружестве с соседами, которое, приобретши однажды, содержим с своей стороны непоколебимо, и самою оною сердечно и искренно утешаемся. С вашим же Пресветлейшим Королевским Величеством многия имеем уже мы дружественныя сношения. Посему, при настоящей безопасности путей, для свободного съезда Послов, (коего мы весьма надеемся, не сомненно подутешаясь о прочих выгодах оного) Ваше Королевское Величество, по поводу краткого медления не сомнитесь в твердости моего духа, но будьте уверены, что меня не поколеблют никакия лестныя предложения, и не отклонят от исполнения обещаний, изъясненных Вашему Величеству во многих письмах моих. Благородного Г-на Томаса Гарсона, Вашего Величества и Царедворца, приняли мы с радостию, и не замедлили отпустить, дабы он, в исполнении сделанных ему поручений, не встретил какой остановки. Равным образом, по прибытии и прочих Послов Вашего Светлейшего Королевского Величества, не приминем воспользоваться первым безопаснейшим и удобным к далекому их возвращению путем, и отпустим со всяким снабжением. И так, Ваше Светлейшее Королевское Величество, не испытаете со стороны моей ни малейшего непостоянства: ибо я сам ненавижу вероломных, и во всех обстоятельствах найдете во мне чистосердечную верность, отличающую любителей честности. Между тем, желая Вашему Светлейшему Королевскому Величеству вожделенного здравия и благоприятных, во всем успехов, предлагаю искренную мою готовность к услугам. Дано в Чигирине, 18 Генваря 1657 года.

Вашего Светлейшего Королевского Величества искреннейший друг и готовый к услугам

Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского.

Из Малороссийским дел, хранящихся в Коллежском Архиве, 1657 года под № 2. Перевод с Латинского, Бантыша Каменского.

XXXI. Ясне в Бозе Преосвященный Архиепископе, Митрополите Киевский, Галицкий и всея России Пане, н Пастиру наш наизверхнейший!

Поклон мой негодный и услуги мои найнижайшие, яко сын м подножник Вашей Святительской милости, покорне на каждый час отдаю.

Рачите писал, Ваша Пастирская милость, до мене негодного слуги войскового, през освященного Протопопа Нежинского, вел: отца Максима, осведчаючи милость свою Пастирскую мне не одному, яко теж и всему полку Царского Его Величества, войска Запорожского, Полтавскому, иж есте с посполитой рады енеральной всей черни, так старшины войска Запорожского, благословенство свое Пастирское вложить рачили-сте, на его милость, Пана Ивана Виговского Гетманство, презесланном на раду, за полную от Его Царского Величества, ближним околничем и оружейничем и наместнику Ржевском, Богдану Матвеевичу Хитрова; за то, вашей Святительской милости подлковавши, еднак оного п. Ивана Выговского за Гетмана вся чернь, войско Запорожское не приимуют и не хотят имети; тилко гды станет зуполная рада, вся чернь Днепровая, единомисленно с чернью город. всего войска Запорожского, ведле грамот жалованных от Царского Его Величества, всему войску Запорожскому наданних, волнож будет войску Запорожскому, всей черни, тогож его мил: п. Ивана Виговского улюбивши, на Гетманство принять, а я готовем то чинить з войском Царского Его Величества, всею чернью Запор: и во всем послушним зоставать; еднак то чинится не по моему хотению, тилко з воле Божей, войску Запорожскому наданних, то все войско, вся чернь чинить и нене одного от себе отпустит, до его мил: п. Ивану Выговском з войска не хотят, и с тимиж посланци, бувши у Его Царского Величества, все войско из Запорожья выгреблося, из городовим войском Запорожским до купи и до ради енеральной зиялося, а не для яких уховай п. Боже, буч, як там у тоговдает нас негодных до вашей Святительской милости, иж бы мелисмо якие бунти чинить то ся некгды не скажет готовемся зо всего, пред Его Царским Величеством, Паном нашим, милостивым, вистсти, тилко нехай едет его милость пан Иван Выговский и Пан Григорий Сахнович до Его Царского Величества; ащо таж Ваша Пастирская милость меете неблагословение свое Пастирское вложити, то Ваша Святительская милость на кого иншого вкладаите, хто неверних Царей приимует, а мы одного Православного Царя за Царя меем, велце покорне, яко негодней подножок Вашей Святительской милости о благословение прошу, и все войско Днепровое одномисленно, з городовою чернию Запорозскою, одностайне просим покорне, ведле резолляня крве Сербов Ляхов и инших, то там на войну послано було православных Християн и всего войска Запорозского, тосмо мусели, видячи наступцов, и здоровя борониться, о междоусобной брани межи народом Християнским и войском Запорожским не було и не будет; а що Нашей Святительской милости прошу, рачь Ваша Святительская милость в далший час, при благословению Святительском, мене негодного и все войско Запорожское ховать, а на тих свое неблагословение вкладати, рачте, что Царскому Его Величеству и всему войску Запорозскому не добре чинить, же заледва десятая часть в Малой Росие, на Вкраене, увеселю вмешается, рачте Ваша Святительская милость на тое углядати, а мощно было, який день и в Переяславли зеждати всего войска, которие ся выгреблись из Запорожья и городового Запорозского, тилкож то иншая ураза и перешкода чинить нещастливый зазросливый свет, повторое Вашей Святительской милости о благословение все войско Запорозское покорне просит не рачь Ваша Святительская милость и на мене негодного уразы мети. Отдаючи себе и услугы наинизшие благословению Вашей Святительской милости, которого естеж поволний и готовый наинижайший, негодный слуга и подножок.

Вашей Святительской милости зычливый слуга наименший подножок

Царского Его Величества,

Мартин Пушкарь, Полковник войска Запорожского, Полтавский.

На обороте приложена небольшая восковая печать и находится надпись следующая:

Ясне в Бозе Преосвященному, Мсце отцу Дионисию Балабану, Архиепископу, Метрополиту Киевскому, Галицкому и всея России Пану, а Пану и Пастиру нашему наизверхнейшему до рук Святительских надлежит. Малорос: дела № 5.1658.

XXXII. Лист, писанный до Хана Крымского от Атамана Кошового Ивана Сирка, и от всего Коша Козацкого

Ясне Вельможный, милостивце Хане Крымский, со многими ордами, близкий, нам сосед. Немислилисмо мы, войско Запорожское, низовое, с Вашею Ханского милостию и со всем Панством Крымским в великую неприязнь и войну заходити, если бысмо от Вас неувидели того початку, который, прошлой зимы, Ваша Ханская милость учинилеб, послушавши дурной рады шаленого и безумного Вейзера Цариградского, а по нем, и неслушного Ординарца, Найяснейшего и Наивельможнейшего Салтана своего, приходилесь с яничарами его и с многими ордами Крымскими до нас, войска Запорожского Низовою. А ночною добою, пришедши близко к сечи нашой и снявши сторожу нашу, за сеччю, стоявшую, вслалесь били в сечь пятнадцать тысяч яничаров, приказавши им, (чего в стыд было чинить:) не по кавалерску, всех нас молодцов войска Запорожского, сонных, и жадной биды не сподевавшихся, вибити, и видавити, и кучку нашу сечовую с фундаменту вывернути, и разорити; а сами з-ордами, около сечи стоялесь, дабы и духа утекающих молодцов наших не пустити; леч тое намерение и замысл ваш, Xристос Бог и Спаситель наш премилосерднейший переменил нам на доброе, и болезнь и упадок наш обернул на упадок глав яничаров Ваших Турецких, о чом сам, Ваша Ханская мостць, добре ведаеш, яко злого замыслу Вашего и недмикрецей (яко тех людей, котории рицерским промыслом бавячися, и правду в себе заховати любячии:) якой негди несподевались, тода так и слушной осторожности и доданя отпору, поготовности неимелесто. Един Господь Бог и Спаситель наш сохранил и защитил от напасти Вашей, и от крайнего упадку нашего; ибо поступок Вам вельми зневолил нас и войско Запорожское, и не безшкоды нашей досадил нам, так ити прикладом древних предков наших и братий, муселись мо постаратися вет за вет вашей Ханской Мосце, и всему Панству крымскому, свою зневагу и обиду по-ветовати и отмстити; но явно, а не тайно, по Рыцерску и кавалерску, а не так, як вы с нами поступили, и Бог сердцеведец, при нашей правде, лучше нам помог гостити в Панстве Вашем Крымском, нежели Вам, коло кучки нашой сечовой, и ежели тая гостина наша в Панстве Вашем показалась быть недишкретная, то може и так есть; ибо козаки, як не единой матери дети так и не единакого нраву, едни на право другие на лево, а третий просто стреляли, толко добре що целю не минали, та итоеи недишкреции от Вас неучились, а несами вымислили; ибо и в Крыму Ваша Ханская Мосць, не принавши нас за Гостей и добрых кавалеров, поспешалесь был с-ордами сильными до Сивашу, к той переправе, которою мы вошли в Панство Ваше, где стоячи, имели нашего повороту дожидатися, и там нас поглонути, на переправу не пустивши, но и тут намерение ваше, судьбами Всемогущего Бога нашего, вспак переменилося, а нам милость Божия, при нашей правде; допомогла и торжествовати над вами позволила, в яком торжестве, еслисмо потурбовали Вашу Ханскую мосць, и если что от стороны нашой показалося недшикретно, то мусиш Ханская ваша мосць нам в том выбачити; уважаючи тое, что за ваш не дикрециял недшикрециею платится обыкл; ибо подобно и неснилось Вашей Ханской Мосце тое, чтоб войско наше Запорожское, низовое, в малом и велищуплом числе, но смело и отважилось на знаменитое и многолюдное Панство Крымское воевати и наступовати; и небыло бы того, (ради боязни нашей, и ради давной соседской с-Крымом приязни:) когда бы с-стороны Вашей не подана была окказия и причина до войны, и неприязни с нами войском Запорожским; нерад теди впред Ваша Ханская мосць имели (як приказуют поля за бовдура) и нас, войско Запорожское, легце у себе важити, и войною впред на нас наступовати, гди еслибы было иначе, то и мы взаемно в большой силе войска нашего, илучшим до воины прибором, не на Сиваши переправи, але на самый перекоп виломивши и отворивши себе ворота, яко певнии, до того имеем способ, завитаем в Панство Крымское и потом из него невийдем, поколь при всесильной помощи Божией, желаемого намерению нашему не узрим с кутка; но ежели отважныя, мужественныя кавалеры, преишлия войского Запорожского вожди, предки, Антецессори Наши, здавна на Крым и на Царство Турецкое, морем и землею воевали, яко то Самусь Кушка, Атаман и Гетман Кошовой воевал по Черному морю, а по нем 1575 года Богданко с козаками Крым воевал и плюдровал, потом року 1609. Петр Конашевич, Сагайдачний, прежде Гетманства своего с-Запорожцами запливши чолнами в Ставрики ваши взял в ней знаменитые и крепкие места, Кеору с многими користми щастливе до сечи повернувся. Потом, року 1621, також пред Гетманством, Богдан Хмельницкий, на море Чорном воюючи в своих моноксилях, многия корабли и которги Турецкия опановал и благополучно до сечи повернулся. Потом, року 1629, братия наша, Запорожцы с певным вождом своим воюючи в чолнах по Експонту, коснулися мужественно и самих стен Константинопольских, и тие довольно окуривши димом мушкетным, прсвеликии Султанове и всем мешканцам Цареградским сотворили страх и стяжание, и некоторые, отлеглые Константинопольские селения запаливши тож щасливе, из многими добычами до коша своего повернулися. А в року Божом 1633. Сулима Гетман войска низового Запорожского, в монаксиллях, от сечи, по Днепру, на Черном море, через остров Кимерийский в Меотицкое запливши озеро, достал был прекрепкого Турецкого града вазий Азова; а что наихвалебнейше и найславнейше, что тииж славно именитии вожди наши Козацкие и скафославянские нетокмо Цари граду, но и всему Царству Греческому первейшим от инных соседних народов были страхом, где кроме Константинополя, за тысячу миль и вяще, Евксинопонт в лотках перепливши, в славные грады Азиатийские Еникон и Трапизон вистинали, инные замки по берегу тамошнем спеподровали, не токмо моцному Белограду не раз крыла осмалили, але Варну, Смаилов и иные фортеции под-Дунайские повидирали и вневец обратили, тому ежели Ваша Ханская мосць неповерит, то изволь в своих Кримских и Константинопольских летописцах писарям своим приказати поискати, певне знайдеш; а что больше здается на летописци Греческие, Римские и Польские, в которых ясно оглашается немерцающая слава Козацкая и хвалейные дела воинские войска Запорожского. Но нам, их наследникам, кто заборонит тимже хвалейным предков наших тором, а так любо не желаем мы, войско низовое, Запорожское, с вашею Ханскою милостью, и со всем панством Крымским воевати, и быти в гневе, ежели знову увидим початок ваш до войны, то мы взаемно на панство ваше Крымское воевати не убоимся. Что же зохочих молодцов самбули ваши и наши, по розлеглым и диким степам гуляючи, сходитимутся; того вам и нам до заистя в войну великую причиною ставити сполно нетреба, не ширячи больше письма нашего до вашей Ханской мосце: тое еще доносим из невольников Ваших Крымских, начальных и простых, знайдуется в нас на Кошу четыре тысячи, якие сами реестр имен своих, и окупу нам от себе поступленного написавши, трох татар и у нас войска упросивши посылают чрез оных до рук ваших Ханских, которых окуп если изволит ваша Ханская Мосц приказати кровым их вскоре выстатчити и до нас на кош прислати с особливым от своей Ханской дишкреции, на нас, войско Запорожское, подарунком, то и мы невольников ваших всех зараз в Крым отпустим; а если недалее за полтора месяца откупу того не будет, декляруем, что всех невольников до Всепресветлейшего Его Царского Величества, доброго и богатого Государя, и добродея нашего отослати маем, который певне с казны своей Монаршой уконтентует нас за присылку тех Татар слушне тое все выразивши, зычим вашей Ханской мосце доброго здоровья и щасливого повоження. Писан в Сечи Запорожской. — Ханской Мосце, зычливый приятель, Иван Серко, Атаман Кошовый, со всем войска Запорожского, Сечового, Низового, товариством.

XXXIII. Присяга Петра Дорошенка в 1667 году Октября 16 дня

Я, Петр Дорошенко, Гетман Войска Е. К. В. Запорожского, и мы обозные, судьи, Асаулы, Полковники, Сотники и все Старшины, своим и всего Войска Его Кор. Вел. Запорожского Именем, как здесь в Стану, под Подгайцами находящиеся, так и в домах оставшиеся, ныне, и на потомственные предбудущия времена присягаем Господу Богу, в Тройце Святой Единому, пред Пресвятою Богородицею и пред всеми Святыми в том, что, так как предки наши издревле признавали совершенную власть и начальство Королей Польских и Польской Республики, яко владык своих наследственных, так и мы, чувствуя себя в сем верном подданстве, Его Королевскому Величеству и Республике постоянно и вечно в оном пребывать будем, служа Его Королевскому Величеству и Республике чистосердечно и доброжелательно, отрекаясь именем своим и наших потомков от всякого постороннего покровительства; отныне, с посторонними державами, без ведома Его Королевского Величества, никаких сношений ни пересылок иметь не будем, но все наше благо и жизнь положим в милости Его Королевского Величества и Республики; ибо Е. К. В. и Пресветлая Республика, прозьбы наши милостиво удовлетворили, а мы все, что ни выражено в пунктах, у Подгайцев подписанных, и все, что ныне обещаем, подтверждаем присягою, и еслибы чего либо не исполнили, то да накажет нас Бог на наших душах, телах, детях и на имении нашем, отныне и на потомственныя времена.[6]

Акты Гетманские

Эти акты собраны мною из давних списков, у меня хранящихся; я считал их необходимыми при Истории: они не только показыают нам прежния права Малороссии, но и постепенное в них изменение. Часть из иих помещена в Румянцовском собрании Грамат, но с некоторыми переменами; сверх того, многих актов в нем вовсе нет.

I. Статьи Гетмана Богдана Хмельницкого

И Посланники говорили, о чем де у Царского Величества Гетман Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское велели милости просить, и те статьи по Гетманскому приказу они Посланники объявят:

1.

О вольностях, как прежде сего бывало: чтоб им вольно было Гетмана и Полковников и Сотников и инных Старшин выбирать меж себя самим, а кого они выберут, и о том пришлют бити челом Государю, — и судиться бы им меж себя — своим правом.

2.

В которых в больших городех будут Государевы Воеводы, и в тех городех для судов и расправы были-б урядники их козацкии, и судиться им, Шляхте, и козакам, и мещанам по своим правам; а Государевым бы Воеводам их не судить, а буде кому суд их козацкой будет нелюбим, а похочет дело свое перенесть к Государеву Воеводе, и в то время Государев Воевода меж ними расправу учинит по своему разсмотрению.

3.

Чтоб войска Запорожского учинить 60.000 и Государево жалованье за войско Запорожское давать, и то назначить на сколько тысяч давать, а давать в то время, как они где будут на Его Государеве службе по его Государеву изволению, а не для своей оборони, и отведени где будут на чужие краи.

4.

Буде Государь всему списковому войску Запорожскому своего Государева жалования давать не изволит, иноб пожаловал Государь велел давать свое Государево жалованье полковникам и Асаулам и Судьям и Сотникам, из-тех же доходов, из-которых прежде сего давано, а прежде сего давано им из-королевских доходов; жалованя полковникам по 30 золотых, Сотникам по 100 золотых, рядовым по 30 золотых Польских, человеку, и чтоб во всяком полку было по мельнице.

5.

Шляхта Благочестивие Христианские вери, которые служать в-войску Запорожском, чтоб им позволено было маетностями своими владеть по прежнему и судытця своим стородавним правом.

6.

О откупах и о закладных маетностях, буде кто кому что отдал в откуп или маетность заложил, а за прошлым воинским временем те откупщики откупов не держали, а ныне люди по закладным не владели, и тем бы всем людем повелить ныне те оброчные годы откупи и маетности додержать, и с тех откупов, из-закладних маетностей, до тех мест, как им оброчние лето отойдут, на Государя збырать не велеть.

7.

Чтоб Государь указал быть в их казацких городех Воеводам из их же людей, которыеб были люди знатние и верние, и права их казацкие знали, да ониж бы на Государя и доходы всякия збырали, а только де Государь тому быть неизволит и укажет быть в их черкаских городех своих Государевым Воеводам, иноб доходов зборщикам быть их же людем, а збырая, отдавать Государевым воеводам и приказним людем, потому, как де учнуть доходе збырать на Государя их люди козаки, и хотя де кому покажетця и тяжело, а досадовать за то не учнуть потому, что учнут делить по их же правам.

8.

Чтоб Государь пожаловал Гетману на булаву, что надлежит, город Чигирин, и иние места.

9.

Прежде сего бывало на войско Запорожское Королевское жаловане из Его королевских доходов, на строение и на починку пушек и на порох и на свинец; чтоб и ныне Государь их пожаловал велел на то строение давать, что Его Государево изволение будет.

10.

Чтоб тем людем и лошадем, которые бывают под нарядом, давать в зимное времи для прокормления и покою кормние места в их же Черкаских городех, где пригоже.

11.

Чтоб Государь пожаловал побитих и умерших козаков жен и детей, велел им жить на старых их местах, и поборов бы с них никаких, покамисть они вслужбе поспеют, имать невелел.

12.

Чтоб Государь пожаловал велел дать свои Государеви жалование Грамоты в-войско Запорожское, на манастирские, и на церковние, и на Шляхецкие, и на козацкие маетности, на харте, за своею Государевою большею печатю.

13.

Велел Государю быть челом Гетман Богдан Хмельницкий, чтоб Государь пожаловал велел свою Государеву жалованную грамоту дать Митрополиту Киевскому на его Митропольние маетности, чтоб ему маетностями его владеть по прежнему свободно.

14.

Чтоб указал Государь быть своим Государевым Воеводам в больших городех, в Киеве, да в Чернигове, а в-иних бы городех Воеводам не быть, а будет Государь и во всей Малороссии своим Государевым Воеводам быть невелит, а прикажет ведать Гетману по прежнему, и Гетманье учнет присилать к-Государю казну по всякой год, сместа, сколко доведетця местним делам.

15.

А будет Государь изолить, и Гетман де, и войско Запорожское учнут Государю доход давать войска Запорожского против тогож, как збирает Турецкий Салтан с-Венгерской, и с-Мултянской, и с-Волоской земли, смети сместным делом, а переписать бы те все доходи и в-смету положить, кому Государь укажет, своему Государеву человеку.

16.

Беть челом Государю Гетман Богдан Хмельиицкий: будет учнуть приходить к-нему и скоторих пограничних земель посланици о больших делех и онде, Гетман тех посланцов учнет посилать к-Государю, и о тех делех, о чем они к-Гстману присланни будут, что Государь им укажет; а буде учнут приходить о малих делех, и Государь бы тех посланцов повелел принимать и отпускать ему Гетману, и за злоб того не поставить.

17.

Которие Запорожские козаки, не-богатие люди, ходять на промиси для рибной и звериной ловли на низ, и тем кормятся, да на тех де промисли ходят у крайних их городах и мещаня, и в-том им, чинять помешку, и Государь бы их пожаловал мещанов в-те промисли ходить, и в-том им козакам помешки чинить не велел.

18.

Король де Владислав устроил на усте Днепра город Кодак для того, чтоб им Запорожским козакам нельзя было ходить на Черное море, и ныне же второй город Кодак посылает Гетман для обереганя козаков по 400 человек, и чтоб Государь пожаловал велел тем казакам давать свое Государево жаловане денги и хлеб для того, что там им, будучи на украине без жалованья, прокормитця нечем.

19.

В войску де Запорожском, Трахтомировской Министр войсковой, а надлежит де к-нему река Самара и маетности, и чтоб Государь пожаловал велел им тем всем владеть по прежнему.

20.

Чтоб Государь указал прислать своих Государевых ратних людей к-Смоленску вскоре, чтоб Польским и Литовским людем собратця и исправитця не дать, и учинить бы им с-той стороны, а то де им ведать, что и все Белоруски православни Християне под Государевою високою рукою быть желают, же и ево Государевых ратных людей ожидают.

Се суть стати самие, на письме данние, просительные и решительные:

1.

Вначале изволь Твое Царское Величество подтвердити права и вольности наши войсковие, как извеков бывало в-войску Запорожском, что своими правами суживалися и вольности свои имели в-добрах и судах; чтоб ни Воевода ни Боярин ни Стольник в-Суди войсковые невступалися, но от старейших своих чтоб товарищство сужени были, где три человека козаков, тогда два третею должны судити.

Под сими статями помета думного Дяка Алмаза Иванова: сей стате указал Государь и Бояре приговорили: быть так, по их челобытю.

2.

Войско Запорожское в числе 60,000 чтоб всегда полно было.

Указал Государь и бояре приговорили быть по по их челобитю 60,000 человек.

3.

Шляхта, которие в-России обретаютця, и веру по непорочной заповеди христовой, тебе, Великому Государю нашему твоему Царскому Величеству, учинили, чтоб присвоих Шляхецких волностях пребывали, и теж себя старших на уряди судовиевобирали, и добра свои и вольности имели, как при королех Польских бывало, чтоб и ныне иные увидя таковое пожаловане твоего царского Величества, клонилися под-область и под крепкую и високую руку твоего царского Величества со всем миром Хриетиянским. Суди Земские и градские, чрез тех урядников, которых они сами себе добровольно сберут исправлены быти имеют как и прежде сего. Також Шляхта, которие казну свою имели по крепостям на маетностях, тогда и ныне либо, чтоб им поплачено, или на маетностях до владети дано.

Сим статьям указал Государь и Бояре приговорили быть по их челобитю.

4.

В-городех Урядники из-наших людей чтоб были обырани на то достойния, которие должны будут подданними твоего царского Величества исправляти или урежати, и приход належачой вправду в казну Твоего царского Величества отдавати.

Указал Государь и Бояре приговорили быть по их челобытю; — а быть бы урядникам войтам, Бурмистрам Райцам, Лавником и доходы денежныя и хлебныя и всякия на Государя збирать им и отдавать в Государеву казну тем людем, ково для тое зборние казни Государь пришлет над-теми сборщиками смотреть, чтоб делали правду.

5.

На булаву Гетманскую, что надано со всеми принадлежностми староство Чигиринское, чтоб, ныне для сего уряду пребывало.

Указал Государь и Бояре приговорили быть по их челобитю. Сохрани Боже смерти на Пана Гетмана, понеже всяк человек смертен; без чево не может быть, чтоб войско Запорожское, само меж себя, Гетмана избирали и Его Царскому Величеству извещали, чтоб то Его царскому Величеству невирутчину было, понеже тот давний обычай войсковый.

Государь указал Бояре приговорили быть по их челобытью.

Имений козацких чтоб ни хто не отнимал, которие земли имеють и все пожитки с тех земель, чтобы при тех имениях добровольно владели; вдов, после козаков осталих, чтоб и дети их также волности имели, как предки и отцы их.

Быть по их челобытю.

Писарю Войсковому чтоб по милости Его Царского Величества 1000 золотых, для подписков, так же и мельниц для прокормления, что великий росход имеем.

Быть по их челобытю, давать из-тамошних доходов.

На всякого Полковника чтоб по мельнице для тогож, что росход велик имеют, но когда милость будет твоего Царского Величества, и больше того, чем твои царское Величество пожаловать изволишь.

Государь пожаловал по их челобытю.

Также на судей войсковых по 300 золотых и по мельнице, и на Писаря Судейского 100 золотых.

Государь пожаловал по их челобытю, а про судей спросить, сколько Судей.

Так же Есаулам войсковым и полковым, что на услугах, войско завсегда обретаютця и хлеба пахать, немогут, по мельнице би им было просить Твоего Царского Величества.

Государь пожаловал по их челобытю.

На поделку снаряду войска, и на пушкарей, и на всех людей работних и снаряду просить твоего Царского Величества милостивое призрение, яко и зим, тако и о станах, тако же на обозного 400 золотых.

Государь пожаловал велел дать из-тамошних доходов.

Права наданния из-веков от Князей и Королей как духовным и мирским людям, чтоб ни в чем не нарушени были.

Государь, пожаловал, велел быть потом.

После, которие из-века из-чужих земель приходят к войску Запорожскому, чтоб Господину Гетману, и всему войску Запорожскому, которие к-доброму былиб дельно принять, чтобы то Его Царскому Величеству в-кручину не было, а чтобы имели против его Царского Величества, быть должны мы его Царскому Величеству извещати.

Государь указал и Бояре приговорили: Послов в добрих делех принимати и отпускать, а о каких делех приходят, и с-кем отпустить, и о том писать Государю. А которые посли прислани от кого будут с противным, делом к Государю, и тех задерживать и писать об них Государю, а без Государева Указу их неотпускать, а с-Турским Салтаном и с-Польским Королем без Государева Указу не ссилатця.

Как по инних землях, дань вдруг отдают, велели бы есма и ми и тоб ценою ведамою давать от тех людей, которие твоему Царскому Величеству надлежат; а если бы инако быть не могло, тогда и на единого Воеводу не позволять, и о том договариваться, разве бы из-тутошних людей обобравши воеводу, человека достойного, имеет те все доходы вправду Его Царского Величества отдавати.

По сей стате Государь указал и Бояре приговорили быть по тому, како вышсего написано: збырать Войтам и Бурмистрам и раицам Лавникам, а отдавать в Государеву казну тем людем, кого Государь пришлет, и тем людем над зборщики смотреть, чтоб делали правду.

А то для того имеют Посланники наши договариватця, что наехав бы Воевода, праваб ломати имел и остановы какия чинил, и тоб быти имело великою досадою, понеже праву иному не могут вскоре навикнути и тяготы такие не могут носити; а из-тутешних людей, когда будут старшие, тогда против прав и уставов тутешних будут справляти.

Прежде от Королей Польских никакова гонения на веру и на должносты наши не было; всегда мы, всякого чину, свои вольности имели, и для того мы и верно и служили; а ныне, за наступления ни вольности наши, понуждени Его Царскому Величеству под-крепкую и високую руку поддатця, прилежно присити имеють: посли наши чтоб велие Его Царское Величество нам на хартиях писанние, спечатьми висшими: един на вольности козацкие, и другий на шляхетция дал, чтоб на вечно время непоколебымо было; а когда то вдержим, сами смотр меж себя имети будем, и кто козак, тот будет должность козацкую имети, и кто пашенной крестьянин, тот будет должность обыклую Его Царскому Величеству отдавать, как и прежде сего: такоже и на люди всякия, которие Ему Царскому Величеству поддание на каких правах и вольностях имеют быти.

Государь указал и Бояре приговорили быть по их челобытю.

О Митрополите помянуть имеют, как будут разговаривати и о том послам нашим изустни мы наказ дали есми.

Государь указал и Бояре приговорили Митрополиту на маетности ево, которыми ныне владеет, дать жалованную грамоту.

Такожде прилежно просити посли наши имеют Его Царского Величества, чтоб Его Царское Величество рать свою вскоре прямо к Смоленску послал, неотсрачивая ничего, чтоб неприятели не могли справиться и синшими совокуиться для того, что войска ныне принуждени, чтоб никакой их лести нетворили, если-бы они имели в-чем делить.

Указал Государь и Бояре приговорили: про поход ратних людей объявить Посланником, с-которого числа Государь сам и Бояре и ратние многие люди с-Москви пойдут, а Гетману не писать.

Ито надобное дело припомнить, чтоб наемного люди, здесь по рубежу, от Ляхов, для всякого безстрашия, с 3000 или как воля Его Царского Величества будет, хотити болше.

Допросить, в коих местах по рубежу стоят.

Обычай тот бывал, что всегда войску, Запорожскому платили, просить и ныне Его Царского Величества, чтоб на Полковника по 100 ефимков, на Есаулов полковых, по 400 золотих, на Сотников по 100 золотих, на козаков по 30 золотих.

Отговаривал Великий Государь, Его Царское Величество для православния Христианския вери, хотя их от гонителей и хотящих разорити церкви Божия и искоренити веру Християнскую, от Латин оборонити, собрал рати многия, и идут на неприятелей, и свою Государеву казну для их обороны ратним людям роздал многую, а как был у Гетмаиа у Богдана Хмельницкого Государев ближний Боярин и Намесник Тверский Василь Василевич Бутурлин с товарищи, и говорил з-Гетманом о числе войска Запорожского, и Гетман говорил: хотя число войска Запорожского и велико будет, а Государю в том убытка не будет потому, что они жалованя у Государя просить не учнут, а говорил Гетман при них, при Суде, и при Полковнике, и им ныне о том говорить недоводитця.

Орда, если бы имела кинутися, тогда от Астрахани и от Казани надобно на них наступити, також де и Донским козакам готовым быть, а ныне еще в братстве дати сроку и их незадирати.

Сказать: на Дон козакам Государево повеление послано будет, Крымские люди задору никакова не учинят, на них неходить; а будет задор учинять, и вто время Государя прикажет над ними промысл чинить.

Кодак город, который есть зделан на рубеже от Криму, в когором Пан Гетман всегда по 400 человек там имеет, и кормы всякия им дает, чтоб, и ныне его Царское Величество, как кормами, такоже и на тех, которые за порогами Коша берегут, чтоб его Царское Величество милость свою изволил показать, понеже нелзя его самого без людей оставить.

Допросить, по сколько корму человеку на тех 400 человек дают, и за порогами для кошей сколько человек, и о чем за них бьют челом.

Доложить Государю: Бояре говорили. которыя Государевы всяких чинов люди учнуть бегати в Государеви Черкаские городи и места, и тех бы сыскав, отдавали.

II

В письме, каково прислали Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя России Самодержца, и многих Государств Государя и обладателя, Его Царского Величества к ближним Боярам; Боярину и Наместнику Казанскому, Князю Алексею Никитичу Трубецкому, к Боярину, и наместнику Тверскому, к Василию Василевичу Бутурлину, Окольничему и Наместнику, Комирскому, к Петру Петровичу Головину, к Думному дяку, к Алмазу Иванову. — Царского Величества войска Запорожского посланники, Самойло Богданов, да Павел Тетера с товарищь в нынешнем в 162 году Марта в 21 день написано.

Бьют челом Великому Государю Царю, и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея Великия и малыя России Самодержцу, и многих Государств Государю и обладателю: Его Царского Величества подданий, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское и весь мир Християнский, Российский, чтоб Его Царское Величество пожаловал их тем, вчем Посланники их быть челом будут, а они Его Царскому Величеству, во всяких его Государских повелениях, служити будут во веки, и что на которую статью Царского Величества изволение, и то подписано под-статями.

1.

Чтоб в городех Урядники были из-их людей обырани, к-тому достойния, которие должны будут подданными Царского Величества урежати и доходы всякие ввравду в казну, к Царскому Величеству, отдавати для того, чтоб Царского Величества Воевода, приехавши, учал право их ломать и вустави какие чинить, и тоб нам было в-великую досаду, а как тутошние их люди, где будут старшие, то они против прав своих учнут исправлять.

И сей стате Царское Величество пожаловал велел быть по их челобытю: быть Урядникам в городех Войтам, Бурмистрам Раицам, Лавникам и доходи такие денежные и хлебные збырать на Царское Величество, и отдавать в Его Государеву казну тем людем, которых Царское Величество пришлет, да тем же присланним людям, ково для той зборни казни Царское Величество пришлет, и над теми зборщиками смотреть, чтоб делали правду.

2.

Писарю Войсковому чтоб по милости Царского Величества 1000 золотых Польских для подписков давать, а на службе войсковым по 300 золотых Польских, а на писаря Судейского по 100 золотых Польских, иа писаря да на Хоружого полкового по 50 золотых, на Хоружого Сотницкого 30 золотых, на Бунчужного Гетманского 50 золотых.

3.

На писаря и на судей войсковых, на 2 человек, и на всякого Полковника, и на Асаулов войсковых, полкових чтоб по мелнице было для прокормления, что расход имеют великой.

Царское Величество пожаловал велел быть по их челобытю.

4.

На поделку снаряду войска, и на пушкарей, и на всех работних людей, которы у наряду бывают, чтоб Царское Величество пожаловал изволил свое Царского Величества милостивое призрение, как в зиму, такожде и останого на обозного Гарматного 400 золотых, и на Хоружего Гарматного 50 золотых. Царское Величество пожаловал велел давать из тамошних доходов.

5.

Послы, которые издавна к войску Запорожскому приходят из-чужих краев, чтоб к Гетману и войску Запорожскому, которые к добру были, вольно принимать, а толькоб что имело быть противно Царского Величества, то должны они Царскому Величеству извещать.

По сей стате Царское Величество указал послом о добрых делах принимать и отпускать; а о каких делах приходили и с чем отпущены будут, о том писать к-Царскому Величеству подлино и вскоре; а которые послы прислание от кого будут к-Царскому Величеству, с противным делом, и тех постов и Посланников задерживать в войске и писать об них з-указом к Царскому Величеству вскоре, а без указу Царского Величества назад их не отпускать; а с Турецким Салтаном и с Польским Королем, без указу Царского Величества, не ссылаться.

6.

О Митрополите Киевском посланником изустно наказ дан, а в-речах Посланники были челом, чтоб Царское Величество пожаловал велел дать на его маетности свою Государскую жалованную грамоту.

Царское Величество пожаловал Митрополиту и всем духовного чину людем на маетности их, которыми они ныне владеют, свою Государеву жалованную Грамоту дать велел.

7.

Чтоб Царское Величество изволил рать свою вскоре прямо к-Смоленску послать не отстрачивая ничего, что неприятель не мог исправитця и с иными совокупиться, для того что войска ныне принуждени, чтоб никакой их лести не верили, еслиб они имели в чем делать — Царское величество изволил на неприятеля своего на Польского Короля итить сам, и боясь и Воевод послать со многи рати по просухе, как конские кормы учнут быть.

8.

Чтоб немного люди зде по рубежу от Ляхов, для всякого безстрашия, с 3000 или как воля Царского Величества будет, хотя их больше.

Царского Величества ратние люди всегда нарубежу для украны оберегая и вперед стоять учнуть.

9.

Обычай тот бывал, что всегда войску Запорожскому платил. Бют челом инны Царскому Величеству, чтоб на Полковника по 100 ефимков, на Асаулов полковых по 200 золотых, на Асаулов войсковых по 400 золотых, на Сотников по 100 золотых на Козаков по 30 золотых Польских давать.

У к а з

В прошлых годех, присилал к Царскому Величеству Гетман Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское, и были челом многажди, чтоб Его Царское Величество их пожаловал для православныя Християнския веры и Святих Божиих церквей за них вступился и принял их под свою Государеву высокую руку и на неприятелей их учинить им помочь, и Великому Государю нашему, Его Царскому Величеству, вто время под свою високую Государеву руку приняти было вих не можно потому, что у его Царского Величества с Короли Польскими и Великими Князи Литовскими было вечное окончание, а что с их Королевские страни, Царского Величества Отцу, блаженныя памяти, Великому Государю Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичу, всея России Самодержцу и многих Государств Государю и обладателю, и Деду его Государеву; блаженния памяти, Великому Государю, Святейшему Патриарху Филарету Никитичу, Московскому, и всея России и великому Государю нашему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу, его Царскому Величеству, учинились многия безчестия и вукоризни, и о том по Королевским грамотам, и по Сеймовому уложению и по Конституции, и по Посельским договорам Царское Величество ожидал исправления. А Гетмана Богдана Хмельницкого, и все войско Запорожское хотел с Королем Польским помирить чсрез своих Государевих великих послов тем способом, буде Ян Казимер Король учинил с-ними мир по Зборовскому договору, и на православную Христианскую веру гонений чинить не учнет, и Оуният всех виведет, и Царское Величество винним людям, которые за его Государскую честь довелись в смертные казни вини их хотел отдать, и о том посилал к Яну Казимеру, Королю своих Государевых Великих и Полномочных Послов: Боярина и Наместника Великоперенского, Князя Бориса Александровича Репнина-Оболенского с товарищи. И те Царского Величества великие Полномочние посли о том миру и о поступках Королю и Паном раде говорили всякими мерами, и Ян Казимер Король и Пани ни на которую меру не сошли, и то великое дело поставили ни вочто, и тех Царского Величества Великих и Полномочных Послов отпустили бездела, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, видя такия с Королевския стороны многия неисправления и грубости и неправды, и хотя православную Християнскую веру и всех православных Християн от гонителей и хотящих церкви Божии разорити, и веру Христианскую искоренити, от Латин оборонити, под свою Государеву високую руку вас принять, а для вашей оборони собрал Руские и Немецкие и Татарские рати многие, идет сам Великий Государь, Его Царское Величество, на неприятелей Христианских, и боясь своих и Воевод шлет со многими ратьми, и на тот ратной строй по Его Государеву Указу роздана его Государева казна многая и ныне им Посланником о жалованье о войске Запорожском говорить, видя такую Царского Величества милость к ним оборону, недовелось. А как был у Гетмана Хмельницкого Государев ближний Боярин и Наместник Тверской, Василей Васильевич Бутурлин с товарищи, и Гетман говорил с ними; в разговорах о числе войска Запорожского чтоб учинить 60,000, а хотя де того числа было и больше, и Государю де в том убытку не будет, потому что они жалованья у Государя просить не учнут. Да им, Самойлу, и Павлу, и иним людям, которые в то время при Гетмане были, про то ведомо, а что в Малороссии в городех и местах, каких доходов, и про то Царскому Величеству неведомо, и Великий Государь наш, Его Царское Величество посылает доходы описать дворян, а как те Царского Величества Дворяне доходы и всякие отпишут, и отметят, и в-то время о жаловане на войско Запорожское по разсмотрению Царского Величества и Указ будет; а ныне Царское Величество жалует Гетмана, и все войско Запорожское хочет послать своего Государева жалованя по давним обычаям предков своих Великих Государей и Великих Князей Российских, Гетману и всему войску Запорожскому золотими.

10

Кримская орда еслибы имела вкинутися, тогда от Астрахани и от Казани надобно на них наступить, такожде и Донским Козакам готовим быть; а ныне еще в братстве дать сроку и их незадирать.

Царского Величества Указ и повеление на Дон козакам послано; буде и Кримские люди задеру никакова не учинят, и на них не ходить, и задору чинить невелено; а буде Кримцы задор учинят, и вто время Царское Величество укажет над ними промысл чинить.

11.

Кодак город, на рубеже от Крыму, в котором Гетман всегда по 400 человек держит и корми всякия им дает, чтоб и ныне Царское Величество пожаловал кормами и порохом к-наряду изволил подстроити; также и на те, котория за порогами коша берегут, чтоб Царское Величество милость свою изволил, показать понеже нельзя его без людей оставить.

О той стате Царского Величества милостивой Указ будет, впред как про то ведомо будет, по сколку на них запасов вте места посиливано, и сколько будет доходов взборе на Царское Величество.

III. Список Грамот

Божию милостию, Мы Великий Государь, Царь, и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимерский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великий Князь Тверский, Югорский, Пермский, Вятцкий, Болгарский, и иных Государь и Великий Князь Новагорода, Низовские земли, Черниговский Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский всея северныя страны повелитель; и Государь Иверские земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския земли Черкасских и горских Князей и иных многих Государств и земель восточных и западных и северных отчич и дедич, и наследник, Государь и обладатель. Пожаловали есми наших Царского Величества подданных, Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, и писаря Ивана Виговского, и Судей войсковых, и Полковников, и Осаулов и Сотников и все войско Запорожское, что в нынешнем в 162 году, как по милости Божией учинилися под нашею Государскою високою рукою, он Гетман Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское и веру нам Великому Государю, и нашим Государским детем и наследником на вечное подданство учинили, и в Марте месяце прислали к нам, Великому Государю, к нашему Царскому Величеству, он Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское посланников своих: Самойла Богданова, Судю Войскового да Павла Тетерю, Полковника Переясловского, а в-листу своем к-Нам Великому Государю, к-нашему Царскому Величеству, Гетман писал и Посланники ево были челом, дабы нам, Великому Государю, его Гетмана Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское пожаловать велеть прежние их права и вольности войсковые, как издавиа были при великих Князех Руских и при Королех Польскиих, что суживали и вольности ево имели в добрах и судах, и чтоб в те их войсковые суды ни хто не вступалися, но от своих бы старшин судились, подтвердити и прежних бы их прав, какови дани духовного и мирского чину людям от Великих Князей Руских и от Королей Польских, не нарушить, и на те их права дать нашу Государскую жалованную Грамоту, за нашею Государскою печатю, и чтоб войска Запорожского списковое учинить 6000, и былоб то число всегда полно; будеж сСудом Божиим смерть случится Гетману, и нам бы Великому Государю поволить войску Запорожскому по прежнему обычаю самым меж себя Гетмана обирать, а кого оберут и про то нам Великому Государю объявляти, имений козацких и земель, которие имеют для пожитков, чтоб у них отнимать не велеть, такжеб и вдов после Козаков осталих дети те волности имели, как деды и отцы их. И мы Великий Государь, наше Царское Величество, подданного нашого Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, пожаловали велели им быть под нашею Царского Величества високою рукою по прежним их правам и привилиям, каковы им даны от Королей Польских и от Великих Князей Литовских, и тех их прав и вольностей нарушивати ничем невелели, и судитись им велели от своих старшин по своим прежним правам: а число войска Запорожского указали есмя, по их же челобитю, учинить спискового 60,000 всегда полное, а буде судом Божиим смерть случиця Гетману, и мы Великий Государь поволили войску Запорожскому собирати Гетмана по прежним обычаям самым меж себя, а кого Гетмана оберут, и о том писати к нам, Великому Государю; да тому новообранному Гетману на подданство и на верность веру Нам Великому Государю учинить, при ком мы Великий Государь укажем также именей козацких и земель, которыя они имеют для пожитку отнимати у них, и вдов, после козаков осталих детей не велели, а быти им за ними по прежнему. А буде из которых пограничных Государств учнут приходить в войска Запорожские, и Гетману Богдану Хмельницкому и ко всему войску Запорожскому посли о добрих делех, и мы Великий Государь тех послов Гетману принимать и отпускать поволили, а ис- которых Государств и о каких делех те посли прислани, и с-чем отпущени будут и Гетману о том—о всем писати к нам Великому Государю вскоре; а буде которые Посли от кого прислани будут с-каким противным к-нему, Великому Государю, делом и тех послов в-войску задерживать и писать об них к-нам, великому Государю, вскори, а без-нашего Царского Величества Указу назад их не отпускать; а с Турским Салтаном и Польским Королем, без нашего Царскаго Величества Указу, ссилки недержать. И по нашему Царского Величества жалованю и нынешним Царского Величества подданным, Богдану Хмельницкому, Гетману войска Запорожского, и всему нашему Царского Величества войску Запорожскому быть под нашею Царского Величества рукою по всем прежним правам и привилиям, и по всем статям, котория писаны више сего, и нам, Великого Государя, и сыну нашему Государю Царевичу и великому Князю Алексею Алексеевичу, и наследником нашим служити и пребыти и всякого добра хотети, и на наших Государских неприятелей, где наше Царское повеление будет, ходити и сними бити и во всем быть в нашей Государской воле и послушании на-веки. О которых оних статях нам Великому Государю, нашему Царскому Величеству те вышеименованния Посланники Самойло и Павел, именем Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского были челом и подали нашим Царского Величества ближним Бояром, Боярину и Наместнику, Казанскому, Князю Алексею Никитичу Трубецкому, Боярину и Наместнику Тверскому, Василию Василевичу Бутурлину, Околничему, и Наместнику Коширскому, Петру Петровичу Головину, Думному Дяку Алмазу Иванову, стати, и мы, Великий Государь, тех статей выслушали милостивно, и что на которую статю наше Царского Велпчество изволение, и то велели подписать под-темиж статями, да те стати с-Нашим Царского Величества Указом велели дать темже посланником Самоилу и Павлу, и хотем Его Гетмана Богдана Хмельницкого, и все войско Запорожское держать в нашем Царского Величества милостивом жалованю и впризрении, и имбы на нашу Государскую милость быть надежным. Дана сея Нашего Царского Величества жалованная грамота, за нашею Государственною печатю, в-нашем царствующем граде Москве, лета, от создания мира 7162 году, месяца Марта 27 дня.

Подпись Думного Дяка Алмаза Иванова писана на харте, кайма, Безфигер, бугословие, и Государево имя писано золотом, а на подписе подписано:

Божию милостию, Великий Государь; Царь, и Великий Князь, Алексей Михайлович всея Великия и малия России Самодержец.

Печатана новою печатю под гладкою кустодиею отворчата. Писал лист Андрей Иванов.

IV. Коммессия Гадяцкая на векуистую память теперь и потом всегда будучим

Коммессия между стени Корони Польской и Великого Кназтва Литовского, зсторони едной, и между Вельможним Гетманом и войском Запорожским з-другой сторони, чрез вельможних: Станеслава, Казимера Беневского, Волинского, Каземера, Людвика, Евланеевского, Смоленского, Каштелянов з-Сейму о-найяснейшего Яна Каземера, с Божой ласки, Короля Полского и Великого Князства Литовского, Руского, Пруского, Мазовецкого, Жмуцкого Инфлянского, Смоленского, Чернеговского, Шведского, Гофского, Вандалского, Дедичного Короля, и всех станов Корони их, и Великого Княжства Литовского назначенних Коммиссаров з-Вельможним Яном Виговским Гетманом, и зо всем войском Запорожским, в-обозе под-Гаорчом Сентеврия 16 року 1658. Дай Боже щастливе и ввеки непоколебимо окончена, где вельможний Гетман Запорожский, з-войском своим нас Коммиссаров пристойно и вдячне, як надлежит, принявши и моце полномочную Коммиссарскую от Его Королевской милости, Пана Нашего милостивого, и станов Коронних, и Великого Князства Литовского, повагою Сеймовою, нам данною, разсудивши, обещалсясо всем войском, иж яко оное Запорожское войско, не здоброй воле, но с-принуждения, в-разных бываючи опрессиях, чили тяжестях до оборони своей приступили, так, когда Его Королевская милость Пан наш милостивый все тое, що взамешанию было отческо, у препомневши до едногласия взивает, теди, не презираючи милость,

До той коммиссии приступают, и до зобопльного перемову постаноления, дозгоди щирости и зобопольной любви, беручи во сведительство Страшних сил, Саваофа Бога, что то постановляется щире праведно и вечне содержано быти имеет, покой вечный и никогда нерозорваний оставились то тым способом релегия чили вера Греческая, старожитная, тая и такая, з-которою старожитность Руская до Корони Польской приступила, абы при своей почести, и вольность набоженства уживаню зоставала, поки язык народу Руского засягати может, во всех местах и местечках, так в Короне Польской, як и великом Князстве Литовском так теж на Сеймах в-войсках, трибуналах, не только в Церквах, но публечне, в-процессиях, в-посещении больных, при собранию сотобливом, в-погребанию змерших и весма ве всем, так как и в-Римской, вольнобы публечно набоженство своего заживают той же Грсческой релегии дается моць и сила о вольном строении церквей законов монастырей нових, а поновление старих и направование, что теж до церкви касается и обрахи здавна церкви Греческой старожитной веры уфундовальних при тих Греки старожитнии православнии зоставали имеют которие по виконаню чрез Полковников, и иную войска Запорожского старшину поблечной на верность присяги, втех менеза полгода, чрез Коммиссаров обосторонних подани будут, такой, теди вери, которая Греческой православной религии противна, и которая не согласность, между Римским и старо-Греческим народом, размножает жаден, з-духовного и свецкого, Сенаторского и Шляхетского Стану Церквей, монастирей, фундушов, фундовать, виставлять и разможать, так вдуховных як и в-военых. Его Королевской милости дедичих добрах, ни яким способом неповинен, и по силе той Коммиссии вечними часы недолжен, однак в-Воеводствах; Киевском Брацлавском и Чернеговском, в-вере Римской на воле то чинится, Панове Зачь свецкие релегии Римской там, Дедизние, як и урадвие Его Королевском милости над-духовними свецкими и законниками Греческой релегии над-ней Юрий Дикцей и права имети небудут, кроме надлежащего их пастыря, аже всполной отчизне исполнение прерогативи чили по чести и здобы взаемние обополни веры належити имеют; теди отец Митрополит Киевский теперь и потом будучий з-чотирма Владиками Луцким Львовским, Премеслским Хелмским и пятим з-Великого Князтва Литовского, Мецеславским подлуг власного гласа уживанием як в Сенате заседают ясне вельможние их милость духовние веры Римской однак месце Его Милости Отцу Митрополите по его милости ксендзу арцибы, Скупулвскому а Владикам по-Бескупам своих поветов определяется Виневском Воеводстве дигнетарства чили достоинств Сенаторские имеют быть давани, толко Шляхте Греческой веры тых уредов достойними в-Воеводствах же Браславском и Черниговском тож прееме некцеи Сенаторские переменно конферовани шли определяемы быть имеют; так же по смерти Сенаторов Греческой веры может и следственно быть Сенатор Римской веры еднак во всех тихтрох Воеводствах родовитым и благонаследовательным уряди конферовани бити имеют, способом и нынешних поссесоров. Обаче дабы зобополна милость и приязнь в коронних местах и у Великом Князстве Литовском размножилась где колвек засяги церкви Греческой вери заровно там к Римской як и Греческой вери люди мешканя сполных волностей и свобод заживати мают, и никому Греческая релегия до Маистрату перешкодою быть неповинна. Академии в Киеве быть и стани коронние производить его Королевская милость соизволяет которая такие прерогативы и вольности содержать имеет як и Кроковская Академия толкож под такою кондициею, абы в той Академии жадных сект Аргянской, Кольвинской Лютерской Профессоров Магистров и учеников небыло и дабы между учениками и школьниками жадной оказеи до зводи небыло, все иние школы в-Киевле пред тим бы вишше его Королевская милость перенести повелит. — Другой также Академии соизволяет Его Королевская милость Пан наш милостивый и Стани Коронние и Великое Князство Литовское быть там где оной способное месце усмотрено будет, якая Академия таких прав и волностей як и Киевская заживати будет же но под такогож як и в Киеве кондициею, дабы в-оной Академии секты Арианской Колвинской и Лютерской Профессоров Магистров и студентов не было, и где тая Академия станет, там уже жадние школы становитись небудут вечными часы. Гимназея чили училищная мее Колегии школи и печатние двори чили друкарне сколько их потребно будет ставить безтрудно и волно и науки их отправовать волнож, и книги всякие в контроверсегах о вере печатать только-бы без ухищрения и без-образи маестату Королевского.

А понеже Вельможний Гетман з-войском Запорожским от Посполитой речи отсрали по склонности своей к Его Королевской милости Пану своему милостивому и к-власной отчизне всех посторонних протекций отступуючи приклоняется, тогда Его Королевская милость Пан наш милостивый и все стати коренние, и Великое Князство Литовское что колвек Господь Всемогущий Бог на обе сторони допустил сполне за грехи Бозкому его мастату себе офировавши вечному тое предает забвинию обещаяся всякой кондицей людям от найменшего до иайвшишаго некого не выключая так змежду войска Запорожского, як меж стану шляхетского Урядников, и приветних людей будучих тих всех, которые каким нибудь способом при Вельможных Гетманих зеншлом и нынешнем зоставали и зостают, жадной помочи а немаестат Панский нетеж Сенат ни цалая речь Посполитая, на остаток а не жаден з-приватних противоит и комуждо засобые от нас вишших до найменших претентовать небудет овшем все неужитости и то все що колвек под час войни деялось, Целе Християнским сердцем сведительствующу зобополне забвению упустивши водной еден на другогониявной ни потаемной помсти и практики затевать неимеет не уводячи себе от присяги уволнением, хочай бы кто подступно и приводил до того, надто все добра опустение: (сполского наречия кадуки): тат под тем которие суть внутрь войска 3апорожского яко и подшляхтою при Вельможном Гетману и войску Запорожском и при Шведах дудучою в сообщении: от кого колвек прошение и от зачатия воины данние немало нечого невий маючи все, каждие зособно кассуются, и правом публичним касоватися будут так абы оние нечией чести и властности добр нешкодили, которие и где бы колвек вкасованию влпайтись могли то и с книг прочь випишутся, и тих добр власких поссесорам виное быть позволяется уживание и охранять того, опустели-ми добрами неповинни под-виною лишения чести, яко речь сама и имя самой амнисти шли запомнения повинно быть праведно иже речи и персони всякой кондицей люде на пермое возвращаются, и до тогож соединения згоды милости и любви, права як прежде войни было приходят теди впред встрожность подается иж ктобы колвек тую святобливую едность разривать важнися публечне чили приватне, и в-поседению кому вскоре о том кричать и досаждать смел, таковий яко нарушитель пактов надазанию подлеглий будет вчом еетьли-бы якая приключилась окказея теди для ускромления потварности з-обох рук пилкая имеет быть инквизицея вся речь Посполитая народу Польского и Великого Князства Литовского и Руского и провинцей до них належащих паки происходить в целость так какбыла прежде войни то есть абы тие народы в границах своих и в свободах зоставали ненарушено так какбыло и пред-войною и подлуг прав, описанних в радах, в-судах, и в-вольной Елекцеи, Панов своих Королей Польских и Великих Князей Литовских и Руских, а если бы у потребности военной с посторонними Панами на испразнение границ или вольностей тых нородов що осталось тое за ни что быти мест и вижспомянение народи имеют зоставить при свободах своих верне яко едино тело единой и неразделяемой речи Посполитой нечинячи между собою разности в-вере, но як кто содержал и содержит веру Християнскую Римскую и Греческую всех при-покое вольности зоставуют любо бы якие……так зконтроверсии наочной ипереводи правне былы составлени прежде и во время войни Запорожского войска числом 30 тысячей быть должно, или як Вельможний Гетман Запорожский на реестру покажет, а затяю чаюся войска тысячей 10. Которое так же як и Запорожское под командою Гетмана воставать повинно. Из-податей ни Сейму ухваленних Воеводствах Киевском, Браславском, Черниговском и иних, от речи посполитой иа тогож жолнера употреблять имеет.

Консистецея войску Запорожскому определяется в тих воеводствах и добрах, в которых прежде войны зоставили, которому то войску всякие вольности привиленями и найяснейших Королей Польских наданних отверждаются заховующи пристанодавних их же вольностях и поведениях и вних не только ничего неимеючи, овшем всякую стверждаючи повагу надто жаден Державца Его Королевской милости и староста и не Пан дедочний и доживотный ни их подстаростий, урядники и иные всякие слуги ни яких податков з-козачих футоров з-сел, местечек и домов жажним образом витягать не будут, но яко люде рицерские вольни от всех наибольших и наименьших тяжестей, також от мостового мита во всей короне и во всем Князстве Литовском быть имеют вольни, також от всяких судов старост державцов Панов и Наместников их повинни зоставать волними, но толко под Юрис-Дикцею суда самого Гетмана войск Руских зоставать повинни, при том всякие напоилови речние и полевие и иние козацкие пожитки подлуг старих обыкновений при козаках волно зоставати имеют, зособно же для долшого до услуг Его Королевской милости приклонения, которых колвек Вельможный Гетман войск Руских Его Королевской милости достойных быть Клейноту Шляхетского представляти будет тим всем побылетецея учинится без трудности з-наданием всяких властей Шляхетских еднак так микруючи же бы со всякого полку могло быть нобылетованних числом сто.

Воеводство Киевское Браславское и Черниговское.

Войск жадних Польских Литовских или чужоземских впроважати не имеет ни кто, однак войска платние под командою Гетмана войск Русских. будучие здобр Королевских и духовних вменених Воеводствах за ординонсом тогож Гетмана Руского корм вибырати будут; а если бы якая война быти мела от Руских границ и в-помощь для потребы Запорожни войско пришло вту пор И:< у, тое войско должно быть под региментом Гетмана войск Руских, а для лучшего тих пиктов утверждения и певности Гетман войск Руских, доживотне Гетманом Руским и першим в воеводствах Киевском Браславском Черниговском Сенатором по смерть, а по смерти его, избранье Гетмана имеет быть вольное, то есть станы Воеводств Киевского Браславского Черниговского зберут четирех Електоров, з-которых едного Король Его милость в-той чин определяет, не отдаляючи от оного чину и родних братов Вельможного Гетмана Руского.

Монетной дом или двор для бытия в нем всякой денежной монеты в Киеви или где лучше за-благо быть здается от твориста были меет для сношения обще зособою от Короля определенным общая и полная рада и полние сили быть имеют тих народов против всякого неприятеля, стараться должны тие три народа обще всякими образи, дабы речи посполитой на Чорное море волна была навигация.

Добра лежачие и рухомие Королевщизни також и сумми денежние конфескование обивателей Руской земли, которые хотя и привойску Запорожском были, а ныне до отчизны возвращаются, меют быть им приверненни и службы их войску коронном и Великом Киязстви Литовском за ровном службою войск коронних и Великого Князства Литовского заплатою не награжденни будут.

Иже от сего времени Гетман з-войском Запорожским ныне и на потом будучим отступивши всех посторонних претенцей более до оных удалятись недолжен и овшем в-верности и в-подданническом послушенстве найяснейшего маестату, Королевства Польского а на супостат его також целой речи посполитой быть меет, имеют, будет збудут вечними часи. — Посольства жадного от посторонних приймовать не должен а если бы якие приключились, оние до Его Королевской милости отсилать також ниже войск посторонних упровожать а нежадной с-посторонними сношения на шкоду речи посполитой мети не будет разве з-докладом Его Королевской милости приватним и рядовым всем з-обоих сторон духовним Римской религие в воеводствах Киевском, Браславском Черниговском Подольском, толкож и Великом Князтве Литовском и на Белой Русе и все вершине до Бескупии до пробоств или старшинств, до каноней и плебаней и добре до них належащих також законним всем до Костелов Кляшторов добр фундацей, тут же свецким з-обоих сторон добр дедичних старств, держав и властностей своих доживотних заставних и иними контрактами набутих в-тих же менених воеводствах и Великом Князстве Литовском на Белой Руси и в-северу обретающихся певний гюврот и реиндукцея чили возвращение соизволяется. Однак о повороте и тую рендукцею Его Королевская милость согласившись из Вельможным Гетманом Запорожским время назначити меет. Образец же от рендукцеи должен быть одержан, дабы всяк до своих власностей чили добр невозвращался, разве за уневерсалами Его Королевской милости и Вельможного Гетмана войск Запорожских, в-чом имеет быть взаемная з-обоих сторон Конференцея и согласие; а для разсудку розних справ так крименальних як и поточних должни имети в-тих трох воеводствах особенний свой Трибунальный суд, таким порядком, каковий сами себе постановлят, особно же кроме того Вруцкие и Житомирские староства судовие бить имеют: а для лучшей подленности понеже Гетман з-войском Запорожским и отлучение воеводства все и иние посторонних народов протекцеи остановляют а доброволне як волный до волных, равний до равних и чесний до чесних превращаются; того ради, для совернейшего содержания сего теразнейшего постановления, соизволяет томуж народу Рускому, Его Королевская милость и речь посполитая, иметь волних печатарей, Маршалков и подскарбих з-почестью Сенатскою и иние уряды народу Рускому, которие подлуг роти урядников коронних должни присягу с-прилогом того пункта, что нынешнему постановлению противного нечего не имеют печатати, паче же того и престерегати будут, же оному постановлению чрез констицеи или сеймовие декреты и задворские письма, уневерсалы и привелегия ничего в противность неучинено, до которых печатарей уряду и канцелярии надлежати будут все, толко духовние власти Метрополии, Епископии, Игуменства и властелинства, до которых подания належит Его Королевская милость Пан наш милостивый в воеводствах Руском Киевском Волынском Подолском Черниговском. Токмо також и судизменнених Королевских мет, толко трох воеводстви декрета всякие задворние и Сеймовие быть повинни если что нибудь в-противность постановления вишло з-канцелярии коронной албо Великих Князства Литовского тое за нечто быть имеет, и такового привилегия испроситель не только привилегии тратить будет, но и вини десять тисячей коп Литовских заплатить, о чом пред самим Его Королевской милости суд будет показан, дабы с-причины заводов чрез свавольцов з-подданних затеянних вновь не устроилось помешательство все оставние действия тех подданних напздом забойств, шкод под час между усобной звади починених земские градские трибунальские хочяйбыж декрета трибунальские персонально в-тех акцеях зашли особливо в-воеводствах, Киевском, Волынском, Браславском Черниговском унечтожаются.

Если бы Его Королевской милости и станам коронным и Великому Князству Литовскому з Его Величеством Царем Московскским до котрактованя пактов пришло, то дабы и в-нинешнем постановлению Вельможному Гетману и войску Запорожскому било безвредно, меет втом быть предоберегательство. Которую коммисею так их милость Панове коммисари як и Вельможний Гетман Князства Руского праведно присягою подтвердили як в том роти присяги рукою их милостей подписани явствуютда ктомуж оная коммисея присягою з-Сената чрез-ясне превелебного его милости Бибку Поволинского також их милостей Панов Гетманов чотирох коронних и Великого Князства Литовского и печатарей обоих народов як теж ичрез-маршалка Кола поселского части Кола воинского на Сейму которий имеет быть як найскорей оставлен в-бытность послов от-Вельможного Гетмана и войска Запорожского ординованних потворждени будут. А что коммисия о присязе к-Его Королевской милости и Пана нашого милостивого тое зласки своей Панской на покорное прошение войска Запорожского Его Королевская милость учинити соизволит, и за оних их милость Панове Коммисари ручат.

Присяги же Полковников Сотников и всей старшины войска Запорожского после Сейму, на котором задосить учинится нынешному постановлению пред Коммисарами на то определенни виконанни будут присяги.

А дабы оная коммисея вечную важность и повагу имела так як в-себе имеется сначала до конца в посполитое право, то есть в-коституцию введена Сеймом авпробовани и за вечное и неозовное право разсуждаема и содержима будет.

До булави Гетмана Руского належати меет Чигиринское староство так як содержится в привилегию урожоного Богдана Хмельницкого от Его Королевской милости на данном. А Гетман войск Руских от резидекций при Королю Его милости меет волен бити конвонацея чили созивания воеводствам Киевскому, Браславскому Черниговскому по окончании (даст Бог) прийдучою Сейму як на войсковой от Его Королевской милости чрез уневерсал объявлена будет. — Деялось в-табуре под-Гадячом, року як винн писанних.

Подпись.

Станислав Казимир, Беневский Каштелян, Волинский Богуславский староста, Коммисар Его Королевской милости и речи посполитой. Людвиг Казимир, Евлашевский кастелян, Смоленский Коммисар Его Королевской милости и речи посполитой.

Присяга

На утверждение коммисеи между Найяснейшим Янош Казимером з-ласки Божой Королем Польским Шведским, Великим Князем Литовским, Руским, Пруским, Мазовецким п проч., и между речу посполитою з-едной и великим Гетманом войск Запорожских з-другой стороны под Гадячом року 1658 Сентября 16 ведлуг Римского Календару а подлуг Руского 6 дня тогож месяца постановленной в року нынешно 1655 в день Вознесения Господня чрез Его Королевскую милость и их милостей Панов Сенаторов нижеименованних в Сенатской избе а на Сейму великом Варшавском при бытности всего Сейму и послов Земских также послов войска Запорожского имменного числа Козаков таким описанием виконана:

Я Ян Казимер з-Бозкой милости Король Польский и Великий Князь Литовский, Руский, Пруский, Мазовецкий, Киевский, Жмудский, Волинский, Ифлянский, Смоленский, Черниговский и Шведский, Гофский Вандальский дедизний Король присягаю Господу Богу Всемогущему, в-Троице святой единому пред тим Святим Евангелием Христовым, иже коммиссею, которая отправовялась под Гадячом дня в-Сентябри року 1658 з-войском Запорожским нашим и всея речи посполитой именем во всех тои коммиссеи пунктах параграфах, клязвулях, приймую утверждаю и тои коммиссеи во всем довлетворити, и оную заховать и исполнять и предстерегати обещаюсь и ничего неуменьшать, но наче оную боронять буду которой коммисеи и всем еи а в-них правам прерогативом волностем посполитим, жадние вимисли розумов людских шкодити не будут також они а ни привилегия давние а не жадние статута постановления Сеймовие прошедчие и впред будучие не могут и нимогтимут шкодити и ни в-чем уменшать вечними часи а наипаче я сам оную ни в-чем не нарушать под присягою моею Королевскою пилно стерегти и содержать обещаюсь и повинен буду. Наследники мои Короле Польские ни в-чем ненарушенно содержати и стерегти будут вечними часи, и оную поновлят присягою справедливой при том обивателям Великого Князства Руского чинить без-жадного отмогательства и взгляду на особи ведлуг их прав и обычаев буду чинити; о ежели бым (сохрани Боже) в-чем тую присягу мою нарушал, то жадного подданства мне народ Руский отдавать неповинен будет, пачеже тим самым их спослушенства и веры Королю надлежащей уволняя жадного разрешения з-тоей присяги моей ни от кого не потребуючи оне оную приймуючи, так мне Боже поможи и сие святое Христа Господа Евангелие.

Присяга его милости Ксенза Арцыбискупа Гнезнецкого.

Я Волцлав Злешка, з Божой ласки Арцыбискуп Гнезнецкий, примас, Королевства Польского присягаю Господу Богу Всемогущему Втройцы Святой единому именем своим и всего духовенства Корони Полской иж коммисеи, которая под Гадячом 6 дня Сентября 1658 року именем Его Королевской милости и всей речи посполитой з-войском Запорожским и со всем народом Великого Князства Руского отправовалась во-всем перестеригать буду и сукцессори мои Арцибискупи оной задосить чинить будут нечем еи не нарушаючи, а ненарушати допускаючи так самому Его Королевской милости яко между Королевством якой нибудь юрисдикцеи людям а неявними анепотаенними а не протестацеями а не клятвами не порочити, якую присягу кассую аничтожаю жадного разрешения а не сам не дам в-зглядом нарушения тоей коммисеи некому а не приймовати не откого не буду так мне господи поможи и сие Святое Евангелие Господа Иисуса Христа.

Присяга его милости Ксенза Бискупа Веленского.

Я Ян Завкша Бискуп Веленский присягаю Господу Богу Всемогущему в-Тройце Святой единому именем своим и всего духовенства Великого Князства Литовского и провенцей до его належащих, иж коммессии которая отправовалась под Гадячом дня 6 Сентября року 1658 и именем Его Королевской милости и всей речи посполитой з-войском Запорожским и целим народом Великого Князства Литовского Руского во всем перестерегати буду а наследники мои Бискупи оной досить чинити будут нечем тоей ненарушаючи а не нарушати допущаючи так самому Его Королевской милости як и между Королевскою подякою колвек Юрисдикцеею людям, ане явними, ане потаенними манефестами протестациями коммунекациями инваледуючи которою то присягою кассую и вничтожаю жадного разрешения а неподам взглядом нарушения тоей коммисеи некому ане приймовати не откого не буду так мне Боже поможи и сие Святое Евангелие Христа Господа.

Присяга их милостей Панов Гетманов

Мы Станислав з-потоки Потоцкий Великий Гетман Юрий Любомирский Маршалок Великий, Гетман Коронний, Павел Сапега Воевода Великий Гетман Великого Князства Литовского. Присягаем Господу Богу Всемогущему в-Тройце Святой единому иж коммисеи, которая под-Гадячем дня 6 Сентемврия року 1658 именем Его Королевской милости и всей речи посполитой з-войском Запорожским и целим народом Великого Князства Руского отправовалась во всем перестерегать будем и оной доносить чинити обязуемся нечем оной ненарушаючи ане нарушати допускаючи ане радою нашою, ане войском овшем хтобы тое що там постановлено, нарушати хотел, якона не приятеля речи постолитой зносити будем жадного разрешения з-тоей присяги нашей непотребуючи ане приймуючи так Господи Боже поможи и сие Евангелие Христа Господа.

Присяга их милостей Панов печатарей.

Мы Николай Прижмовский Канцлер Великий Богослав Налешне Подканцлери Коронние Гермитоер Пан Канцлер Великий Александр Нарушевич Подканцлери Великого Князства Литовского присягаем Господу Богу в-Тройци Святой единому иж коммисеи, которая под Гадячем дня 6 Септемврия 1658 именем Его Королевской милости и всей речи посполитой, з-войском Запорожским и всем народом Великого Князства Руского отправовалась во всем перестерегати будем и оной доносить чинити обовязуемся, жадних листов привилегий, завещаний, указов под всяким видом той коммисеи или всяком либо пункте что могло противне з-канцелярии виходити того не позволяем радити противо тоей коммисеи Его Королевской милости и речи посполитой ничего противного нечинити небудем, но способом тому противним ити повинни будем жадлого разрешения и той присяги нашей непотребую ниже приимуючи так нам Господи Боже помози и сие Святое Евангелие Христа Господа.

Присяга его милости Пана Маршалка посельской избы.

Я, Ян Гнеский, Подкоморий Маршалок избы Посельской именем Кола Посельского и всякого Стану Рицерского всех Воевод Корони Польской и Великого Княжества Литовского и провинцей, до них належащих, присягаю Господу Богу всемогущему и в-тройци святой единому иж Коммисии, которая под-Гадячом, дня 6 Сентеврия 1658 году, именем Его Королевской милости и всей речи Посполитой з-войском Запорожским и всем народом Великого Князства Руского отправовалась во-всем перестерегати будем и наследники наши оной удовлечини ти будут ни в-чом оной ни нарушати, но возбраняти вечними часи и жадного разрешения ни откого о той присязе моей не требовать ниже принимать так мне Боже поможи и сие Святое Евангелие Христа Господа. Якие присяги же нам вскоре напечататися немали рукою нашего подписавши при печате Коронной видати ми повелели. Деялося в Варшаве, Июня 10 1559 году.

Присяги Послов Великого Князства Руского и войск Запорожских.

Также особливе на тое от Ясневольможного Гетмана и всего войска Запорожского, Тимоша Носача Обозного и по два Сотника с Козацкого полку присланних року 1659, в-день Вознесения Господня, при бытности Его Королевской милости и многих их милостей панов Сенаторов и посполитов Земских на Сейму главном Варшавском в-Полате Сенаторской на верное и вечное послушенство Его Королевской милости и речи Посполитой чрез особ ниже подписанних таким описанием виконани.

Присягаем Господу Богу Всемогущему, во троици Святой единому на том Святом Евангелии своем Ивана Виговского, Гетмана нынешнего, и по нем Наследников Гетманов Запорожских, также Ассаулов, Судей, Полковников,

Сотников, Атаманов, нынешних их наслндников, и всего войска Запорожского и мнеших уменем, на тое иж мы найяснейшему Яков Каземеру, Королеве Польскому и Шведскому, Великому Князю Литовскому, Рускому, и наследникам Его Королевской милости: Королем Польским и Великим Князем Литовским и Руским, и всей Речи Посполитой Короне, и всему Князству Литовскому верними и послушними будем, и Гетман со всем войском Запорожским от старших до найменьших сущею правдою и истинною в верном послушенстве будем, и будут всех протекцей посторонних Панов яко особливе Царя Его Величество Московского и инших всех, отступаем, и о них отречаемся вечне удаляемся, рук на Его Королевскую милость Пана Нашего милостивого и наследников Королей Полских п Великих Князей Литовских и всю Речь Посполитую Корону и великое Князство Литовское никогда подносити из-посторонними жадного согласия мети, поселств принимати, а не отправовати а не посилати без ведома Его Королевской милости, и речи Посполитой неимеют и неимеют послучай без Короля и раздружов чинити не меем и немеют, но купно з-речу Посполитою на елекцеи подлуг давного обыкновения збору Королей Полских збырать и на пактво, на гонори постановляти не будем, и небудут, обарзей против всяких неприятелей Его Королевской милости и наследников Королей Полских, также корони Полской и Великого Князства Литовского и Руского охотно и отважно здравие нести имеем и имеют будем, и будут, и тую присягу Полковники и Суде, Асаули, Сотники, Атаманы подлуг порядку старшинства своего и вся чернь пред-Коммиссарами виконают, а если бы мы з-Гетманом и войском Запорожским тоей присяги и Коммисеи Гадяцкой первой противным учинитися мели кроме бунтовщиков, которих сполнили силами стеребляти обещаемся теди взаим тиеж права и вольности нам данние по нови имети не вчом не будем, так нам Боже поможи и мука Христова яко справедливо присягаем.

П о д п и с ь.

Тимош Носач, Обозний Его К. М. войска Запорожского

Феодор Виговский.

Евстафий Фесковский.

Ячко Таранченко, Сотник Криловский.

Михайло Бурмака, Сотник Смеловский (з-полку Черниговского).

Андрей Единец, Асаул.

Степан Дзялеренко (з-полку Черкаского).

Андрей Бутенко, Васкомитченко, Сотник полку Каневского.

Мелешко Тироненко, Сотник.

Иван Полонченко (з-полку Корсинского):

Юрий Немирич, Подкоморий Киевский:

Григорий Леницкий, Полковник Его К. М. войска Запорожского Миргородский.

Прокоп Верещака, Коморний Гранецкий, Черниговский.

Степан Лебащенко, Сотник Ставирский.

Андрей Рурика, Сотник Настасний у полку Белоцерковского.

Иван Багатиренко, Сотник Коростекловский.

Кален Соколовский Сотник Житомирский.

Василь Петровский, Стефан Сулима.

Андрей Романенко, Судья полку Переяславского.

Криско Лукашевич именем всего товарищства Кошового як Писарь.

Иван Груша, Писарь Генер: войска Его Кор: мило: Запорожского.

Отнирь Ходоковский.

Кирило Андреенко, Полковник Кошу Запорожского.

Иван Косенский, Сотник верхиевские.

Яков Гуляницкий толу нежинского.

Ониско Товстевис, Сотник Зеньковский.

Василь Скрибач, Сотник Лохвицкий, Иван Зарудний, Асаул с полку Миргородского, Максим Булига, Сотник Зельковский, Григорий Белогород, Сотник Бабанский с полку Уманского, Тимош Михайлович Ляховицкий, Писарь, Иван Грищюта, Сотник Белатский, Григорий Зарудний, Сотник Санжаровский, Ничипор Григорович, Сотник Седневский с-полку Черенеговского, Феодор Панченко Феодор Дубенский з-полку Калнецкого, Иван Хначенко, Сотник Тулчинский.

V. Статьи Гетмана Юрия Хмельницкого

1.

Чтоб Царское Величество пожаловал, изволил подтвердити право и вольности войсковие, как издавна бывало в-войске Запорожском, чтоб своими правами суживалися и вольности свои имели в-добрах и в-судах, чтоб в-те их Суди Войсковие ни Боярин, ни Воевода, ни Стольник не вступался, но от старших своих, чтоб товарищство сужени были: где три человека козаков, тогда два третего.

По сей статье Царское Величество Гетмана Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское пожаловал, велел быть по их челобитью.

2.

В Городех Урядники из их людей былиб обырани на то достойные, которие должи и будут подданними Царского Величества исправляти или уряжати, и приход, належачий в правду, в-казну Царского Величества отдавати.

Сей статьи Царское Величество пожаловал, повелел быти по их челобитю, а бытиб урядникам в городех Войтам, Бургомистрам, Райцам Лавником, и доходы всякие денежные и хлебные збирать на Царское Величество, и отдавать в его Государеву казну тем людам, которих Царское Всличество пришлет на то устроенних людей в Киев да в Переяславль, да тем же присланным людям, кого для тое зборной казны Царское Величсство пришлет, и над теми зборщиками смотреть, чтоб делали правду.

3.

На булаву Гетманскую дано староство Чигиринское со всеми принадлежностями, чтоб и ныне для сего уряду пребывало; да емуже тысячи золотых червонних.

К-сей статье Царское Величество пожаловал, велел быти по их же челобитю.

4.

Буде судом Божиим смерть случится Гетману, и Царское Величество поволит войску Запорожскому самим меже себя Гетмана обирати, а обрав, Его Царскому Величеству извещати, потому что тот давно обычай войсковой.

К-сей статье Царское Величество пожаловал, велел быти по их челобытью, а по обрании Гетману издить к-Великому Государю, Цару и великому Князю Алексею Михайловичу всея Великия и Малия и Белия России Самодержцу к Москве, и видети Его Государские пресветлые очи. И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожалует Гетмана по чину, Булаву и знамя, и на Гетманство свою Государеву жалованную грамоту дати ему велит.

5.

Имений козацких чтоб никто неотнимал, которие землю имеют, и с-тех земель пожитки чтоб при тех имениях добровольно были, также бы и вдов, после козаков остальных дети такиеж вольности имели, как предки и отцы их.

По сей статье Царское Величество пожаловал, велел быть по их челобытю.

6.

Писарю Войсковому и обозному по 1000 золотих полских человеку, на Судей войсковых по 300 золотых, на писаря судейского по 100 золотых, на писаря да на Хорунжого полкового по 50 золотых, на Хорунжого Сотницкого по 50 золотых, на Бунчужного по 100 золотих Полских, на Полковников по 100 ефимков, на Есаулов полкових по 200, на Есаулов войсковых по 400 золотих, на Сотников по 100 золотих.

Да обозномуж, и писарю, и на судьи на дву человек, и на всякого Полковника и на Асаулов войсковым и полковим, которые на услугах войскових завсегда бывают, по мельницам было.

И на реестрових козаков по 30 золотих Полских, а быти реестровим козакам 60,000 человек а давати им Государево жалованье, збырая Войска Запорожского Малия России з-городов со всяких доходов ежегод.

7.

Чтоб Гармате войсковой быти в Корсуне и весь Повет дати на виживления и на всю отправу до гармат и на послузе при гармате зоставати обозному, Асаулам, Хорунжему, писарю, пушкарям 80 человекам гарматей тоже шапошников 4 человека, ремесников 12 человек, ставников 6 человек, цирюликов 1 человек, довбишов 2 человека, коновалов 2 человека.

И по сей статье Бояре приговорили: быть по их челобытью.

8.

Чтоб Царское Величество пожаловали, прав наданних из-веков от Княжат и Королей как духовным и мирским людем ни в-чом нарушать не велел.

Царское Величество пожаловал: как права духовные, так и мирские ни в-чем нарушены не будут; а Митрополиту Киевскому и иним духовним Малия России бытьпод благословением Святейшего Патриарха Московского и всея Великия и Малыя и Белия России; а в-права духовние Святейший Патриарх вступать не будет.

9.

Гетману Послов, и Посланников, и Гонцов из окрестних и некоторих Государств к себе неприимать, и против тех присилок в окрестния и ни в-которие Государства Послов и Посланников и Гонцов от себе не посилать для убытку денежних и инних всяких расходов войска Запорожского, разве о каких делех повелить Его Царское пресветлое Величество ему Гетману в которое Государство послать; а которие Посли, и Посланники и Гонци из окрестних государств учнут к нему Гетману приезжать, и им отказивать: какие у них дела есть, и ониб ехали к-Великому Государю Его Царскому Величеству к-Москве.

10.

А с-Кримским Ханом, кроме миру, никакой ссилки не иметь, а мир иметь с-ним по Указу Великого Государя для того, чтоб на жителей войска Запорожского Татарове из-криму войною неприходили, и их не разоряли, и в-полон не имали, и гулякиб из-Криму или Нагайския изневесть их-же Черкас неразоряли и в-полон неимали.

11.

Как в иних землях дань отдается вдруг, волили бы и они, чтоб ценою ведомою давать от тех людей, которие Царскому Величеству належат; а естли бы инако быти не могло, тогда ни на единого Воеводу не позволять и о том договариваться, разве бы из—туточних людей изобравши Воеводу, человека достойного, имеет те доходы в-правду Царскому Величеству отдавати.

И сей статье Царское Величество указал быти потому, как и вишше сего написано, чтоб збирать казну Войтам и Бургомистрам и Райцам и Лавникам, и отдавати Царского Величества в-казну тем людем, кого Царское Величество пришлет, и над зборщики тем людем смотреть, чтоб делали правду.

12.

Чтоб наехал Восвода учинил бы права их ломать и тягости какие чинити, и тоб имело быть с великою досадою, понеже праву иному не могут вскоре навикнути и тягости всякия не могут носити, а ис-тутечних людей когда будут старшия, тогда против прав и уставов тутошних будут исправлятися.

И по сей стате Царское Величество милостиво указал быти Урядником того войска, Запорожского права и вольности смотрить им.

13.

Преж сего от Королей Польских никакова гонения на веру и на вольности их не было, всегда они всякого чину свои вольности имели, и для тото они верно и служили; а ныне за наступление на влоности их поддалися Царскому Величеству под високую руку и бют челом, чтоб Царское Величество велел дати им привилия с печатьми вислыми, чтоб на вечное время непоколебимо было; а когда то получат, то они смотр меж себя учинят и кто козак, тот будет волность козацкую имети; а кто пахатний крестянин, тот будет должность обиклую Царскому Величеству отдавати, как и прежде сего бывало, также и на люди всякие, которие Царскому Бсличсству подданние, на каких правах и должностях имеют быти?

Царское Величество пожаловал, велел сию статю учинить по их челобытю.

14.

О Митрополите Киевском что посланником изустний наказ дан, а в речах посланики были челом, чтоб Царское Величество пожаловал велел дать на его маетности свою Государскую жалованную грамоту.

И Царское Величество пожаловал Митрополиту на маетности его, которими он ныне владеет, свою Государскую жалованную Грамоту.

VI. Новия статьи, котория по Указу Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белия России Самодержца, постановлены свсрх прежних статей:

1.

По Указу и по повелению Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белия России Самодержца, Его Царского Величества, куди его Царское изволение будет, всегда на Его Государеву службу Гетману со всем войском быти готову.

И Гетман, и Полковники, и вся Старшина, и чернь, на раде; выслушав сей статьи, приговорили: быть так, как та статья написана.

2.

Также где укажет Великий Государь и несколько полков послати на его Государеву службу, и ему Гетману те полки безо всякого мотчанья послать.

И Гетман, и Полковники, и вся Старшина, и чернь, на раде выслушав сию статью, приговорили: быть так, как написана.

3.

Гетману де быти верну, и на веки не отступну, и не на какия людския прелести не прелщаться, также и про Московское Государство никаким ссорам не верити; а кто станет ссоривать, и таких людей карать смертию, и о всяких ссорних делех писать к Великому Государю, к его Царскому Величеству: также, котория ссорния дела и Московского Государства от людей будут вмещени, и тем людем Государевих порубежних городов воеводам учинить Государев Указ по списку до чего доведется.

И Гетман, и Полковники, и вся Старшина, и чернь на раде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статье так, как написана.

4.

Без указу и без-повеления Великого Государя Его Царского Величества самому Гетману со всем войском Запорожским в-войну никуди неходить, и полками большими и и малими, людьми войска Запорожского никоторим окрестним Государствам не помогать, и в помочь к ним людей не посилать, чтоб тем вспоможением войско Запюрожское не умалялось, и буде без Гетманского ведома пойдет кто в-войну самовольством, и тех казнить смертию.

И Гетман, и Полковники, и вся Старшииа, и чернь на раде вислушав сию статью, приговорили: быть сей статье так, как написана.

5.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, велел быти в-своих Царского Величества Черкаских городех: в Переяславле, в Нежине в Чернигове, в Бряславле, в Умане своим Царского Величества Воеводам с ратними людьми для оборони от неприятелей, а тем воеводам в-войсковыя дела и в-вольности не вступать; а которие воеводи и ратние люди будут в Переяславле в Нежине, и тем быть на своих запасех, а в Киеве и в Чернигове и в Бряславле владеть воеводам Маетностями теми, котория принадлежат к тем Воеводствам преж сего, а в Полковничи побори Воеводам не вступаться; а кто учинит такое иасильство, п теии учинить наказаниии. Л которие Великого Государя ратние люди будут вь Государевых Черкаских городех, и тем Государевым ратним людем у реестрових козаков на дворех не становиться, а становиться Государевым ратним людем у всяких, опричь реестрових козаков; также и подвод под Посланников и под гонцов у реестрових козаков не имать, а имать у городских и деревенскии жителей; да реестровим козакам держати вино, и пиво и мед и продавать винною бочкою на ранды и куда кто похочет, а пиво и мед волно продавать гарнцем; а кто будет вино продавать квартами, и тех карать.

И Гетман, и все войско Запорожское, и чернь на раде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статьи так, как написана.

6.

В городех и в-местех и в местечках на Белороссии впред залогам Черкаским не быть, чтоб ссори тем между ратними людми как Великороссийских Белороских не чинилось.

Гетман, и войско Запорожское, и чернь на раде приговорили: в Белороссии залогам Черкаским отнюдь не быть. Полковником и сотником в Белороссии Козацким Запорожским неотзиваться, докомест належит к полкам: к-Нежинскому, к-Черниговскому, к-Киевскому, и Белороским

Старобыховским и Чежарским кто будет называться войском Запорожским, и тех выслать в Черкаские городи с их пожитки; а которие не похотят идти в Черкаские городи, и те жить в тех местах, а козаками Запорожскими не отзываться, а если которые учнуть отзываться Запорожскими козаками и пойдут к Полскому Королю, и тех искать и карать горлом.

7.

Которой Гетман по Указу Царского Величества по обранию всего войска учинится в войске Гетманом, и после того учинится в какой проступке, и войску Запорожскому без Указу Царского Величества самим Гетмана не переменять, хотя новообранний Гетман, опричь измени, проступку какую учинет, и Великий Государь, его Царское Величество, велит про то сискать всем войскам, и посиску велит указ учинить, как повелено в войске издавна, а самим однолично Гетмана без Указу Царского Величества не переменять; также и Гетману, без рады и без совету всей черни, в Полковники и в-иние начальние люди никово не выбирать, а чтоб выбирать в войску Полковников на раде ково меж себя злюбят из своих Полков, а из иних Полков в Полковники не выбирать, так тех Полковников Гетман без раду не повинен отставливать.

И Гетман, и Полковники, и вся Старшина, и чернь, нараде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статье так, как написана.

8.

В войскуж Запорожском всяким Начальним людем кроме православних Християн иних ни которых вер людям впред не быть для всякия ссоры и прелести, да и новокрещенним иноземцам в начальних людех не быть потому, что от иноземцов от новокрещенних многая в-войску смута междоусобная зачинается, да им войска Запорожского козакам чинятся налоги и тесноти. А ково нових Полковников оберут, и тех новообранних Полковников на верное подданство и вечную службу привесть к вере.

И Гетман, и Полковники, и вся Старшина, и чернь, на раде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статье так, как написана.

9.

Чтоб изменников Ивана Виговского, жену и детей, Гетман и войско отдали Царскому Величеству за измену, также и брата его Данилка и иних Виговских, которие есть в войску Запорожском, а впред не токмо при Гетмане и в Урядниках, но и в-войске Запорожском Виговским не быть.

И Гетман, и Полковники, и вся Старшина, и чернь, на раде выслушав сию статью, приговорили: изменника Ивашкову жену, и детей так же брата его Данилка отдать Царскому Величеству вскоре.

10.

Котрые были в совете с изменником Ивашком Виговским Гришка Гулианицкий, Гришка Лесницкий Самошка Богданов, Антошка Жданов, Герман и Лобода, и тем по век живота в-рад войсковой и в-секретной и в урад ни в-каком не быть, а если кто на против сей статьи учинит, — в-раду будет призивать, и уряд какой на них наложит, и те будут карани смертию.

И Гетман, и Полковники, и вся Старшина, и чернь на раде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статье так, как написана.

11.

При Гетмане быть с обоих сторон Днепра по Судьи, по Асаулу и по Писарю.

И Гетман, и Полковники, и вся Старшина, и чернь, на раде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статье так, как написана.

12.

Наказному Гетману Ивану Безпалому и ево полку, начальним людем, также Полковником: Переяславскому, Тимофею Цецюре, Нежинскому Василию Золотаренку Черниговскому, Аникию Силину и их полков Начальним людем, естли какой из тех людей виновен с-суда к смерти в каких делех, и их Гетману и Начальним людем без указу Великого Государя, Его Царского Величества, не карать до тех мест, кого Царское Величество укажет прислать к тому суду на исправление, для того чтоб им напрасного изгонения и утеснения не было, потому что они Царскому Величеству служили, также и всех Полковников и иних начальлих людей обоих сторон Днепра неповинен Гетман на горле карать, без висланного на суд от Царского Величества. А сия статья учинена для того, что изменник Ивашка Виговский многих полковников и начальних людей и козаков, которие служили верно Царскому Величеству, напрасно смертию карал.

И Гетман, и Полковники, и вся старшина, и чернь, на раде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статье, так нак написано.

13.

Чтоб полоненники на обе сторони были свободны, а кто похочет волею быть, и тех на обе стороны не неволить.

И Гетман, и Полковники, и вся старшини, и чернь, на раде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статье так, как написано.

14.

Чтоб знамя и пушки и большая верховая пушка, которие взяты под Конотопом, отдани были в Киев без всякого задержания.

И Гетман, и Полковники сказали, изменник Ивашка Виговский, знамн и. барабан, и полковие пушки послал к Полскому Королю; а верховую де пушку отдадут они в Киев вскоре.

15.

Гетману ж велено город старой Быхов очистить Великому Государю, и велеть Черкас и иних чинов служилих людей с-того города вивести, по-тому что тот город издавна Полского Короля, а не Черкаской, а нынешние мимошедшие времена от изменников, от Самошки Виговского и от Ивашки Нечая и от советников Великого Государя ратним людем были всякия злия умысли, и бунты и кровопролитие великое, и многих за верою въяв и тайно до смерти побили и впред будет тем изменникам бить в-Быхове начальними людьми и от них бить такомуж дурну, а в-Быхове, кроме Госу-даревих людей Московского народа, быть никому непристойно, для того что всякая ссора будет, по-тому что Ляхи живут близко, безпрестани ссоривали и ныне и впред учнут ссоривать, а пристойно быть тем людем в Нежинском полку и в Черниговском и где кто похочет.

И Гетман, и Полковники, и вся старшина, и чернь на раде выслушав Великого Государя указ, сказали, что они пошлют в Быхов к Ивашке Нечаю лист чтоб он город Быхов Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, очистил, и козаков, которие назывались Запорожскими козаками, выслал в Нежинский и Черниговский полки;

А чтоб де Царское Величество пожаловал велел вини его отдать для их прошения, и если да неучинит против их письма, и они де по Указу Царского Величества пойдут на него войною.

16.

Въ прошлих и после тех годов из Брянского из Карачевского, из Рыльского, и с Путивльского Уездов дворян и детей Боярских люди й крестьяне многие разбежались в Черкаские городи, и в Новгородок Северск, и в Почеп, и в Стародуб, и из тех городов приходя к помещикам своим и к вотченником, всякия злости и розорения нестерпимия делают; и Гетман бы и все Запорожское войско тех воров беглецов велел сыскать, отдать помещиком их и вотчинником, и впред приказал учинить крепко, которие Боярские люди и крестьян впред учнут бегать в Черкаские городи, и тех бы иикто в Черкаские городи не принимал, чтоб в-том в-тех порубежних городех ссори, а служилим людям разорение не было; а о которых о беглих о чьих людех или о крестьянех учнут из городов Воеводы писать, и тех бы отдавать назад; а если будет кто принимать тех беглих людей и крестьян, и тех карать смертию; также будет кто и в-войску Запорожском, учиня над кем смертное убийство, и в людех какую смуту или иное какое зло, прибежит в Государевы украйние городы, а Гетман и Полковники учнут об них писать Великого Государя в-украйние городы к Воеводам, и тех беглецов потому ж сыскивать и отдавать в войско Запорожское.

И Гетман, и Полковники, и вся старшина, и чернь, на раде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статье так, как написано.

Буде кто сии статьи, которие постановлени войском, и нарушит, кто и несовершит Начальний человек, или козак, или мещанин, и те будут карани горлом.

И Гетман, и Полковники, и вся старшина, и чернь, на раде выслушав сию статью, приговорили: быть сей статье так, как написано.

17.

Чтоб во всех городех с Войтов, с Бургомистров, с мещан корми и подводи имать тем людем, которие послани будут от Велиного Государя к Гетману войска Запорожского и Царского Величества к Боярам, к воеводам, и к приказним людем и в иния Государства в послех и Посланниках или Малия России, которыя городи и места для Государских каких дел с грамотами; также которие послани будут к Великому Государю с Гетманскими листами или Царского Величества Бояр и Воевод и приказних людей с отписки или от окресних Государей посли и посланники з-грамоти, или которие власти Греческие пойдут к Великому Государю для милостини или дла иних каких Государских дел, и как от него Государя те люди пойдут назад, каждому по его достоинству; а насильством бы у них подвод и кормов иним людям, которие поедут Царского Величества Московских и Малороссии городов, кроме тех вышеписанных дел неимать; а всякими угодии, чем они владели по Королевским привилиям на пред сею владеть по прежнему. И Великий Государь пожаловал указал быть по их челобитю.

18.

Великому Государю, Его Царскому Величеству, по святой непорочной евангельской заповеди буде кто ныне в-войске Запорожском вери неучинит из старшини и о какова нибудь чину, или и-с-козаков или из-мещан, а сищется про то подлино, и тех людей, по войсковому праву, казнити смертию.

VII. Статьи Гетмана Ивана Бруховецкого

1.

В прошлом в 171 году, Июля в 11 день, к Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Великия и Малия и Белия России Самодержцу, к Его Царскому Пресветлому Величеству писал Мефодий, Епископ Мстиславский и Оршанский с Нежинским Протопопом Симеоном, что ты Гетман, Иван Бруховецкий, вседушно промисл имееше откуду бы взять хлебних запасов Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, ратним людем, которие ныне также и вперед будут для оборони от неприятельских приходов в Малороссийских городех, и велел ты, Гетман со всех мельниц во всех полках хлебние записи збирать и в-анбари зсипать, чтоб к Семеню деню изготовить. А почему хлебних запасов ратному человеку дать, так же и Воеводам и начальним людем, чем ситим быть, о том Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал бы тебя Гетмана чрез его Епископова прошение, велел к тебе прислать кого пригоже, чтоб с Вами Гетманом о том, о всем подлинно договорясь, постановить и в-совершение привесть не замолчав а с-околничиим и Наместником Галицким, со Князем Данилом Степановичем Велико-Гагариным с-товарищи то дело для скорого ево отъезду к Москве, и для твоего Гетманского отходу против неприятелей к-Днепру в-совершение приитить немогло.

И Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия, Малыя и Белия России Самодержцу, Его Царскому Пресветлому Величеству, войска Запорожского Гетман Иван Бруховецкий, и Суде, и Полковники, и вся старшина были челом, а в Батурине Его Царского Пресветлого Величества Тайних дел Дяку Дементию Башмакову, Дяку Евстрату Флорову говорил, чтоб Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал их, велел для скудости Малороссийских жителей и для разорения от неприятеля городов и мест, имать у них своего Царского Пресветлого Величества ратним людем на прокормление, которие люде в Малороссийских городех для оборони от неприятелей Малороссийских жителей и ныне есть и впред будут.

Воеводам по 3 мельницы з-двомя колеси, Головам и Полковникам по 50 осмачок, Подполковникам и Маиорам по 25 осмачок, Ротмистрам и Капитанам по 20 осмачок, Порутчикам, и Прапорщикам и Сотникам по 10 осмачок.

Рейтаром и Драгуном, солдатом Стрельцам, по 4 осмачки всякому человеку на год муки ржаныя.

А как Малороссийских городов и Уездов жители обоих сторон Днепра будут в соединении, и милостию Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества щастием, неприятелем отпор дан будет, и война, и успокоятся и о зборе хлебних запасов на прокормление ратным людем как Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество укажет и на той стате подписано:

Царского Пресветлого Величества войска Запорожского Гетман Иван Бруховецкий подписал рукою власною.

Войска Запорожского Суддя Юрий Незамай з-Гетманом Иваном Бруховецким по сему писанию бьет челом, а в его место я Ракушка руку приложил.

Я Стефан Гречанович, Писарь Войсковий Генеральний руку свою власную приложил.

А вместо Петра Забели, Судии Войскового, да Степана Иванова, Асаула Войскового, да Павла Житовского, Обозного Наказного, да Данила Песоцкого, Полковника прилуцкого, да Демяна Кгуджеля, Полковника Полтавского, да Ивана Плотника, Полковника Стародубовского, да Якова Скидана, Полковника Сосницкого, да Игната Вербицкого, Полковника Лубенского, да Богдана Щербака, Асаула Гарматного, по их велению, руку приложил он же Степан Гречанович.

Я дозорца скарба войскового Роман Ракушка подписал своею рукою.

К сему челобитю вместо Матвея Гвинтовки, Полковника Нежинского, по его челобитю, отца Епископа Мефодия Писарь Иван Васильев руку приложил.

Иван Цесарский Обозний, Генеральний, войсковий, сей стате слушал едучи с-Москви в Карачеве приговорил быть так, как она напмсана.

В том, по его Иванову велению, Киевского полку Писарь Лаврен Михайлов, на тот час с ним Иваном с-Москви ехал, руку приложил.

А Василий Дворецкий, Полковник Царского Пресветлого Величества войска Запорожского Киевский сию статью подписал своею рукою у Карачеве, едучи з-Москвы 172, Ноября 29 дня.

172 года Декабря 8 дня к-сему челобитю вместо Войскового Генерального Асаула Парфена Михайловича Нужного, да полку Запорожского Судии Василия Ивановича Подсененка по их велению в-селе Семеновке, едучи с-ним з-Москви, Писарь полку Запорожского Василий Лукъянов руку приложил.

2.

Ведомо Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, учинилось, что Московского Государства городов служилие многие люди и Севские Драгуны избигаючи от служеб, а крестьяне от податей, также и порубежных городов Карачева, Брянска, Рилска, Путивля и иних порубежних мест Помещиков и вотчинников люди и крестьяне разоря Помещиков и вотчинников своих доми и всякие пожитки, бежав, живут у Малороссийских городех и в-уездех, и на будах, и на винокурнях, а иние ныне бегают, чтоб им жить в-волях своих. И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество указал тебе Гетману и войска Запорожского старшине говорит: чтоб в Малороссийские во все городи послать универсали под войсковим жестоким каранием, и велел тех всех прежних и нынешних перебежчиков Московского Государства всяких чинов людей в-городех, и в-уездех и на будах, и на винокурнях сискать и переписать и хто где живал, и переписав отослать их всех по росписям в-те городи и уезды, кто откуда бежал; а впред-бы учинить заказ крепкой, под смертною казнию, чтоб Московского Государства всяких чинов людей, и боярских холопей, и крестян в Малороссийские городи нихто не принимал, чтоб от того Великого Государя службе порухи и податям збору, и пограничних городов помещиков и вотчинников напрасного разорения и убитку впред не было.

И Гетман и старшина сей статьи слушав, говорили: что тому делу, для того чтоб люди к Королю на Украйне будучему, неприклонились, быть не можно, а убийцов, и татей и всяких злодеев, Гетман и войско, по Переяславской 16 стате, не защищает, а как война минется, тот час будет мочно.

3.

В Переяславских статьях шестая статья написана: быти войску Запорожскому регистровим козакам шестидесять тысячам человекам, а на жалованье збирать им и иних чинов людем в Малороссийских городех по указной статте, и буди по той статте скольким тысичам человекам в-козаках быть, и на них поборы сполнять взборе будуть, или на половину? А как мы стояли в-Глухове, и в то время тамошние жителе и сторонние люди сказивали, что козаки, и мещане, и поселяни, и их земле, и мельнице всякия угодия, и ранды и комори не переписани, и оброков ни на что не положено, и сколько ныне в-войску козаков, и что доведется дать Царского Пресветлого Величества жалованье в-год, и сколько с мещан и со всяких их угодий каких поборов собрать в год можно, и того тебе Гетману и всей старшине неведомо. Также и козаки без- переписки Царского Пресветлого Величества на услуги с тобою Гетманом и с-вами начальними людьми бывают, не все ездят в-полки и с-полков отъезжают без вашего отпуску, по своей воле, а иние и в-войск. о неиздят, а проходит им то даром, а только-б козаки и мещани, и их земли и мельнице, и всякия угодия, и ранди и комори были переписани, и чтоб всем было ведомо и в-смету положить козакам число, а с-мещан и с-поселян и с-их угодий побори точно и в-избылих никто не будет.

И Гетман и старшина сей статте слушав, говорили: что под сей военной час, когда неприятели стоят над шеями, реестру учинить и казни збирать не мочно, а как военная пора минется, и в-тот час будет мочно.

4.

Как по указу Великого Государя, Его Царского Просветлого Величества, для его Великого Государя дел ехали мы и тебе Гетману и старшине, и в-дороге слишали от жителей Малороссийских городов, что Козельские и Остерские жители и иние многие користники, покупаючи всякой хлеб в-Глухове и в-иних таких же жилих местах, отпускают за Днепр для своей користи без-твоего Гетманского и без Вашего старшинского ведома, и тем в Малороссийских городех хлеб вздороживают, а за Днепрским изменником и Татаром тем великое вспоможение чинят, и чтоб впред хлеба опрочь Киева непродавать; а буде о том заказу учинить не можно для Заднепровских жителей, чтоб они склонились под Царского Пресветлого Величества високую руку, и здешней стороне Днепра жители соединились, и им-бы хлеба велеть купить указное число, с твоего Гетманского и с-вашего старшинского ведома, и где им купить, и на которие городи провозить, о том бы дать им универсали, и они то учнут себе ставить у великую доброту, и друг другу учнуть то виславлять, и от-тамошнего разорения склоняться на житте на здешнюю сторону, потому что за Днепром ныне от Ляхов и от Татар хлеба сеято мало.

И Гетман и старшина сей статте слушав, говорили, что на то крепкие универсали давно видани, и ныне виданы будут же.

5.

По указу Великого Государя Царя и великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малия и Белия России Самодержца, в Московском Государстве о вине, чтоб опричь Его Великого Государя, Его царского Величества, кабаков никто неторговал и табаку не держали, учинен заказ крепкой, а которие люди в таких проступках обявятся, и тем чинят жестокое наказание и зсилают их в-Сибер, и в Астрахань, и в-иние дальние украйние городы на вечное житие, а дворы их и животи смлются иа Беликого Государя безповоротно. А иыне Малороссийских городов миогие жители свином и стабаком в Московское Государство и в-украйние городы ездят и продают всяким людем для своей користи, и от того кабацким зборам чинится поруха и недобор, а меж людьми смутная ссора и смертное убийство и всякое зло, — и тебе-б Гетману учинить заказ крепкой, под жестоким караньем, чтоб Малороссийских городов жителе всяких чинов люди вина и табаку к-Москве и в-крайние городы и везде отнюд не возили и не продавали, и тем бы Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величеетва казне порухи не чинили, также бы от того меж людьми никакова зла не было.

И Гетман и старшина сей статте слушав, говорили: что о том универсале розслани будут по всем городам, буде кто Малороссийские жители с вином и с-табаком поймани будут в Великороссийских городех, и у тех имать на Великого Государя безденежно.

А те статте по составам закрепил Гетман Иван Бруховецкий своею рукою.

6.

А что у Батуринских постановленних статтях написано давати мне Гетману с-войском Запорожским Его Царского Пресветлого Величества ратним людям, которие на Его Государевой службе в Малороссийских городех в то время были и впред будут, збирая с-Малороссийских городов: я Гетман с войским Запорожским теми всеми Малороссийскими городами и с-уеды и со всякими доходы ныне челом ударили Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, ныне, впред во веки, и до тех мест, покаместь в-городы примут хлебние запаси збирать и ратним людем давать мне Гетману и Октября в 28 числе.

Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Великия и Малыя и Белия России Самодержец, Его Царское Пресветлое Величество, указал у ближних бояр: Боярина и Наместника Астраханскова, у Князя Никиты Ивановича Одоевского, у Боярина Наместника Воеводы, у Петра Михайловича Салтикова, у в-Окольничого и Наместника Новоторжского, у Князя Ивана Дмитриевича Пожарского, да у Дяков: у думного Дементия Башмакова, у Ивана Михайловича Михайлова своего Царского Величества верним подданним войска Запорожского Гетману Ивану Бруховецкому, и старшине, и войну Запорожскому, которие при нем Гетмане на Москве быть в ответной палате для подтвержения статей и подписания рук, которие стати он Гетман с войском подали ближнему бояру Наместнику Вологодскому Петру Михайловичу Салтикову, да дяком: думному Дементию Башмакову, да Ивану Михайлову, которие стати постановлены в Переяславе во 168 и в Батурине в 172 годех, и тогож числа Гетман Иван Бруховецкий, старшина и войско Запорожское во ответной палате были к челобитю своему под теми вышеписанними руки приложили.

****

А кто руки приложил и о том писанном ниже сего в нынешнем во 174 году, Октября 22 числе в день недельний, на праздник пречистия Богородицы Казанския, по указу Великого Государя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белия России во веки Самодержца, в-ответной палате при ближних боярах: при Боярине и Наместнике Новоторжском при Князе Иване Юревиче Пожарском, да при дяках: при думном при Дементие, Миките, сыне Башмакове, да при Иване Михайлове войска Запорожского Гетман Бруховецкий, и старшина, и все войско Запорожскос, которие были на Москве, к прежним Переяславским и Батуринским, к-нинешним и новопостановленним впред для вечного утверждения руки свои подписали, и на которих на прежних и на нових статтях на них чинов и кто именно руки подписали, и то писано под статею порознь по статям на прежних Переяславских и на Батуринских статтях.

1.

Сих постановленных и подтвержденных Переяславских и Батуринских статей Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, хлоп я Гетман Иван Бруховецкий с-верним Его Царского Пресветлого Величества с-войском Запорожским и с-старшиною слушав, подписав своею рукою власною яже Гетман войска Его Царского Пресветлого Величества на сех статтях подписал своею рукою власною року 1666 месяца Октября 22 дня.

2.

К сим постановленним и подтвержденним Переяславским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского вместо Обозного Ивана Цесарского войсковий писар Гречанов, по его велению, что он грамоты неумеет, руку приложил. И я же Степан Гречаний вместо Обозного Ивана Цесарского, по его велению, руку приложил; я же писарь Степан Гречаний вместо Обозного Цесарского руку приложил.

3.

К сим постановленним и подтвержденним Переяславским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского вместо судии Петра Забили, писарь его Максим Андреевич, по его велению, что он грамоти неумеет руку приложил; яже его писарь Максим Андреевич, вместо судии Петра Забили, руку приложил. Я же, его писарь, Максим Андреевич, вместо Петра Забили, судии, руку приложил.

4.

К сим постановленним и подтвержденним Переяславским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества холоп, войска Запорожского полковник Киевский Василий Дворецкий руку приложил. Я же полковник Василий Дворецкий к-сим статтям руку приложил. Я же полковник Василий Дворецкий к-сим статтям руку приложил.

5.

К сим постановленним и подтвержденним Переяславским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского вместо Нежинского полковника Матвея Гвинтовки писарь его Петр Ричанский, по его велению, что он грамоты не знает, руку приложил. Я же писарь его Петр Ричанский вместо полковника Матвея Гвинтовки к-сим статтям, по его велению, руку приложил. Полку Нежинского Асаула полкового я Петр Ричанский, Василя Многогрешного, да сотников Матвея Юриева, Ивана Тимофеева, Юска Горлика, Пашка Сенченка, Павла Павлова, Игната Пархоменка, Матвея Мартинова, Юрия Никифорова, Тимошка Даниленка, Герасима Стаского, Пилипа Иванова, Пляша Василенка, и хоружого полкового Дмитра Сафонова, и прапорщика полкового Демьяна Степанова, по их же прошению и за себе руку приложил.

6.

К сим постановленним и подтвержденним, Переясловским и Батуринским статям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, холоп войска Запорожского, Лубенский Полковник, Григорий Гамалея за себя и за Лубенского-ж полку вместо Асаула войскового Левка Назаренка и Хоружего полкового Герасима Иленка, да Сотников: ИосиФа Яковлева, да Остапа Гришкова, да Михайла Грицкова, да Никона Коротина, иеумеющих грамот, по их прошению, руку приложил.

7.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, холоп войска Запорожского Писарь войсковий генеральный Степан Гречаний руку свою власную приложил. Я же Степан Писарь войсковий генеральный к-сим статтям руку приложил. Я же писарь войсковий генеральний Степан Гречаний к сим статтям руку приложил.

8.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, вместо Асаула генерального войскового Богдана Щербака, неумеющего грамоты, по его Богданову прошению, Гадяцкого полку обозний писарь Иван Никонов, син Чертеня, я же и за себе Иван руку свою приложил.

9.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, вместо Асаулов генеральних войскових: Василя Федяненка да Павла Костельникова, неумеющих грамоты, по их прошению, Лубенского полку козак Михайло Яковлев и за себе руку приложил.

10.

К сии постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, холоп войска Запорожского бунчужний войсковий Иван Михайлов, син Попов, за себя и вместо Хоружого войскового Николая Яковлева, неумеющего грамоты, по его прошению, руку приложил.

11.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского Переясловского полку вместо Наказного полковника Андрея Романенка, да сотников: Стефана Корнеева, да Ивана Лощенка, да обозного Переясловского Гаврила Ермоленка, и полку Киевского у место Асаула Игната Калницкого, да Хоружого Ивана Дворецкого, Киевского полку сотник Андрей Васильев, по их прошению, неумеющих грамоти, и за себе руку приложил.

12.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского, Прилуцкого полку сотников: Савы Тищенка, Дениса Сича, неумеющих грамоты, по их прошению, Лубенского полку Атаман Асаулский Михайло Яковлев Жябокрицкий и за себе власную руку приложил.

13.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского, Полтавского полку, вместо бившого полковника Демяна Кчутжела да сотников: Михаила Степанова, да Константина Коблясинюка, да Герасима Прокопенка, да Михаила Емелиянова, да Ивана Урсулова, да Сергея Семенова, неумеющих грамоты, по их прошению, Канцелярист войсковий Лаврентий Кашпирович руку и за себе приложил.

14.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского, Киевского полку Писарь Лаврентий Михайлов за себя и вместо того полку Сотников: Ивана Маковеева да Ереми Шилова, неумеющих грамоты, по их велению, руку свою власную приложил.

15.

К сим поставленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского, Лубенского полку и вместо тогож полку Лубенского Левка Назаренка, да Герасима Иленка Хоружого, да Сотников: Иосифа Яковлева, да Иосифа Гришкова, да Михаила Грицкова, да Никона Коротина, неумеющих грамот, по их прошению, Лубенского полку Писарь Стефан Климов руку свою власную приложил.

16.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского, полку Лубенского Писарь Степан Климов за себя, и вместо тогож полку Асаула Левки Назаренка, да Хоружого Герасима Ильенка, да Сотников Иосифа Яковлева, да Остапа Гришкова, да Никона Коротина, неумеющих грамот, по их прошению, руку приложил.

17.

К сии постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского, полку Миргородского вместо Судии полкового Гаврила Алексеева да сотников: Григория Матвеева, Андрея Игнатова, Петра Пащенка, неумеющих грамот, по их прошению, Лубенского полку козак Григорий Сергеев и за себя руку приложил.

18.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского, полку Зеньковского вместо Полковника, Васильева сына, Грегория, да Асаула Никити Дмитриева, да сотников: Нестора Гаврилова, Андрея Иванова, Марка Павлова, Прокопа Семенова, Афанасия Лазорева, Богдана Савченка, неумеющих грамоты, по их прошению, Полковника Василия Шинаненка сын Григорий своею рукою подписал.

19.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статьям Великого Государя, Его Царское Пресветлое Величества, войска Запорожского полку Чернеговского Посланной Иван Домонтов руку свою власную подписал. Я же Иван и на сих всех последних статьях подписал.

20.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статьям Великого Государя, Его Царского пресветлого Величества, войска Запорожского, полку Чернеговского Посланний Кирило Давидов руку свою власную подписую, и на сих статтях я же Кирила приложил.

21.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского, полку Стародубовского во место посланних бывшего Полковника Петра Расловченка, да Атаманов: Михаила Рубца, да Кузьми До…. да Микиты Кирилова, неумеющих грамоты, по их прошению, Стародубец Ивашка Никифоров и за себя руку приложил.

22.

К сим постановленним и утвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества войска

Запорожского, полку Киевского посланних вместо обозного Вавиля Митченка, да сотников: Симона Романова, да Андрея Игнатова, неумеющих грамоты, по их прошению, тогож полку козак Юрий Миколаев и за себя руку приложил.

23.

К сим постановленним и утвержденним Переясловским и Батуринским статтям Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, войска Запорожского, полку Переясловского вместо посланних Сотников: Григората Христофорова, Гаврила Корсунця, Нестера Иванова, неумеющих грамоты, по их прошению, и за себя тогож полку козак Федор Григорьев руку приложил.

24.

К сим постановленним и подтвержденним Переясловским и Батуринским статям, Переясловския Соборния церкви Успения Пресвятыя Богородицы Протопоп Григорий Филонов, сын Бутович, руку свою власную подписал. Яж Протопоп Григорий Бутович и на сих статтях руку приложил.

А каких чинов и кто именно к новопостановленным руку приложили, и то все писано в особой книге новопостановленних статей.

* * *

Октября в 11 числе Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия, и Малия и Белия России Самодержцу, Его Царскому Пресветлому Величеству, войска Запорожского Гетман Иван Бруховецкий, и старшины, и войско Запорожское были челом; а ближнему Боярину и Наместнику Вологоцкому Петру Михайловичу Салтикову, да дяком:. Думному Дементию Башмакову да Ивану Михайлову о делах подали статьи.

1.

В прошлом 171 году, в Июле месяце, во время рады Енеральния черневия, по Указу Великого Государя; Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малия, и Белия России Самодержца, и многих Государств и земель Восточних, и Западних, и Северних отчича, и дедича, и наследника, и Государя, и обладателя, Его Царского Пресветлого Величества, а по избрании на Гетманство, я Гетман Иван Бруховецкий в Нежине Ему Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, и Его Государским детям, Благородним Государем Царевичам и их Государским наследником, по святой Христовой непорочной Евангельской заповеди, веру учииил на том: что мне Гетману со всем верним войском Запорожским, и со всем миром Христианским, и со всеми малороссийскими городами и в них всяких чинов з-жительми быти в вечном и вовеки неотступном и непоколебимом под высокодержавнею Его Величества Государя, Его Царского Пресветлого Величества, и Его Государских детей, благородных государей Царевичев их Государских Наследников, рукою в подданстве на веки непременно и неотступно; так и ныне ему Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия, и Малия, и Белия России Самодержцу, и многих Государств и земель Восточних, и Западних, и Северних отчичу, и дедичу, и наследнику, и Государю, и обладателю, Его Царскому Пресветлому, Величеству и его Государским детям: благородному Государю Царевичу и великому Князю Алексею Алексеевичу, и благородному Государю Царевичу и Великому Князю Феодору Алексеевичу, и благородному Государю Царевичу и Великому Князю Семеону Алексеевичу и их Государским наследником на том же на всем я Гетман, с войском Запорожским пред-пресветлим престолом Государским бьем челом, что мне Гетману со всем вверенным Войском Запорожским и со всем миром Христианским, и со всеми Малороссийскими городами, которие города и села пред войною под рукою Короля Полского и в державе дедичних и недедичних Панов Лядских бывали, а ныне под самодержавною Его Царского Пресветлого Величества рукою есть и впред будут быти во веки под их Государскою крепкою високою рукою непременно в вечном подданстве. А для усмирения частыя в Малороссийских городех шатости, которая за прошлих Гетманов на украине бывала, и ныне часто за непостоянство Малороссийсииих городов жителей изривается, чтоб Украина с Малороссийсками городами и местами, и местечками и слободами, и селами и в них всяких чинов жители под Его Царского Пресветлого Величества и Его Государских детей, благородних Государей Царевичей, и их государских наследников высокодержавною крепкою рукою у прямом и истинном подданстве стройно пребываючи, и обыкновенную должность з-городов и з-сел в Государскую казну отдают, при крепкой от неприятелей невредимой обороне Государской вечно пребывала; понеже надлежаще и от Бога врученное дело—городами и землями владети и оныя заступать Монархом, а не Гетманом, а чтоб Богу и всему свету явно было, что он Гетман с войском Запорожским и со всеми Малороссийскими городами и селами в совершенном и истинном подданстве Государском ныне и впред вечно пребывати хощет, и что самою истинною Монарха своего знати желает, тогда всякие денежние и неденежние поборы от мещан и от поселян во всяком Малороссийском городе и селе живущих, по милосердому Государскому разсмотрению, погодно у казну Государеву собирати Гетман с войском желает и челом бьет, при которихл поборах денежных Гетман же с войском челом бьет, чтоб примером иных начальнейших Малороссийских городов и по меньшим всем городам Малороссийским кабаки на одну только горелку были, которые приходы кабацкие винные в Государеву казну обретатися имеют, также всякие розмеры хлебные, со всех мельниц Малороссийских городов приходящие, вкупе с данью медовою, в волостях Малороссийских выбирати обиклою и с доходами от купцов чужеземных приходящею, не где инде, токмо в Государевуж козну по всех Малороссийских городех доходить имеют.

И Великий Царь, и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия, и Малыя, и Белия России Самодержец Его Пресветлое Величество, тебя Гетмана Бруховецкого, и Старшину, и все войско Запорожское жалует, за то милостиво похваляет и по своей Государской милости учнет Вас держати в своем Государском милостивом жаловании и в призрении, и свыше прежнего и по Вашему челобитью Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, укажет в Малороссийские городы послать своих государских воевод.

2. Також Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, бьет челом Гетман с войском Запорожским о волностях козацких, о судех, о имениях и о заплате войску Запорожскому:

Чтоб стародавние права и волности козацкие Он Великий Государь пожаловал, изволил подтвердить, и чтоб козаков Старшина козацкая, ее есмь Гетман, Судьи, Полковники, Сотники, Атамани в войску по городам и по селам против прав и их звичаев стародавних войскових судили и карали, а в те суды козацкие и права Войсковие ни Боярин, ни Воевода, ни Стольник, ни иный начальный человек, вступаться и козака в-войску и по городам и по селам судити и карати не имеет, и не будет должен опричь вышеписанной Старшины козацкой, понеже права волности и суды войсковые в статьях, с покойным Богданом Хмельницким, Гетманом Запорожским учиненних, и в статтях Переясловских и Батуринских обережени есть.

И Великий Государь, Его Царское Пресвветлое Величество, сей стате слушав, Гетмана Ивана Бруховецкого, и Старшину, и все войско Запорожское пожаловал, велел быть по их челобитю.

Чтоб домы и футори козацкие, по всем городам и селам будучие, от всяких становищ против стародавних волностей и против козацких, волние были, и чтоб Боярин и Воевода всякой с-войском, чрез города идучи и в-городах стоячи, в-дому козацком ни сам становился и ни ратних людей, а становити велел по домам мещанским и Поселянским становища ратним людям, чрез город идущим и в-городе стоящим, быти имеют; также и иние всякие места козацкие, се есть гаи, сади, займища, сеножати, поля, огороди привольностях не нарушно, без всякой от Бояр и воевод и ратних людей по городам будучих и чрез городи идучих шкоди, — имеют быти при тех же волностях козацких после козаков на бою побитых и в-дому по мерших осталие вдови в-домех и во-всех своих имениях с детьми своими сохраненни имеют быти; а еслибы вдова козацкая не за-козака замуж вышла, тогда хоть она тратить волность, однако же дети козацкие от подати от волностей козацких отцовских чрез всякую налогу не имеют.

И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, сей статье слушав, сказал быть по их челобитю, и о бережение козацких имений послать свой Государев указ к Боярину и Воеводам в Киев и в иние Малороссийские городы.

Мельницы козацкие те, которие на заплате прямим, а не мирскими деньгами гачени стоять, при козаке и при вдове козацкой волними со всеми имеют быти; также от мельниц козацких тех, на заплотинах миром зделани, ныне от миру починиваться обикли, есть размера приходящего одна половина в-казну Государеву, а другая половина на козака и на вдову козацкую ити имеют, также мельницы мещанские и мужичие, опричь им третой мельничной мерки, в-Государеву казну подлежати должни будут, понеже всякой козак для того голову свою на место воинское за достоинство Его Царского Пресветлого Величества носит и утратить готов, се есть чтоб волно и спокойно в дому своем жиля, имения свои без помешки держал.

И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, сей статьи слушав, Гетмана Ивана Бруховецкого и Старшину и все войско Запорожское пожаловал велел быть по их челобитю.

Также бы вотчины и пасеки козацкие противих техже давных волностей козацких от дани медовой волни были, а которий бы козак послушен не был, и в войско хотить огурялся, тогда таков козак от више помянутих статей, от подати и к городским должностям причтен быти имеет, понеже Государской милосердой указ тот есть, чтоб те особы ис-того тешились, что им грамоти дано; тогда бет челом Гетман с войском, чтоб села и мельницы в-грамотах особам заслуженним, наденний стацием казенним поборам, арендам не подлежали, а те вотчини и пасеки в Малороссийских городех в-трех местех у козаков отцовския, а у иних купленние.

И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, указал быть тем их вотчинам и пасекам постороне и покупчих, за кем те вотчини и пасеки ныне есть.

Чтоб на писаря Войскового городище с мельницами и со всеми принадлежностьми, так как за-покойного Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского бывало, на дву Судей Войскових по мельнице, на Полковников на всех по мельнице с двумя колесами мучними и третие ступное в-себе имеющие….; а в каком месте те мелнице помянутим особам данние имеют быти, то Гетманскому расмотрению вручатися имать.

И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, той стате слушав, Гетмана Ивана Бруховецкого и Старшину пожаловал, велел той стати быть по их челобитю.

Также бет челом Великому Государю Гетман со всем войском Запорожским, чтоб Великий Государь умилосердился, а по своем Государскому изволению козаков, за достоинство Его Царского Пресветлого Величества частократно на войне труждающих, платежем потешити и оной указати им изволил, которой платеж в-то время по милости Государской козакам доходити будет как число войско росписное станет.

И Великий Государь, Его царское Пресветлое Величество, по сей стате велит свой Государев Указ учинить как войску Запорожскому росписное число станет.

3. О избрании Гетманском и о дании на Булаву Гетманскую:

если судом божиим ныне и впред будучому Гетману смерть случится, чтоб промеж войска Запорожского козацкого, а не из иного какова народа и войска истинного козака Гетмана по стародавним правам войском оберут на Гетманство по Указу Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, при особе от престола Его Государского присланной волно войску Запорожскому было, а обранний Гетман к-Москве ездит и Великого Государя пресветлие очи видети должен будет, так как ныне Гетман нынешний по своему обещанию учинил. А по смерти Гетманской булаву и знамя болшое, и булавуж и знамя меншое, и бунчук, и пушки до Гетманского обрания Малороссийских жителей должен взять Обозный Войсковой и отвезти к Боярину и Воеводам, которие в-то время будут в Киеве, или в ином котором Малороссийском городе.

И Великий Государь сей стате слушав, указал быть так как написано, а Боярину и Воеводам из Киева Булаву и знамя большое прислать к нему Великому Государю к Москве, а как по Его Всликого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, Указу и по обобраню войска Запорожского, новоизбранний Гетман будет, и в-то время меншую булаву, и знамя, и бунчук и пушки дано ему будет при обрании, а булавою и знаменем большим новообранного Гетмана пожалует Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, и по подтвержденню свою Государеву жалованную грамоту вилит ему дать в-Царствующем Великом граде Москве.

Чтоб вся Волость Гадяцкая при булаве была так, как запокойного Богдана Хмельницкого, Гетмана Запорожского, было, а волости Гадяцкой, Генковского полку, те городи обретаются: Котелва, Опошна, Кузиомин, Зрунь Черкаская Зенков Лютинка, Вепрек, рашевка Катишная Ковалевка, бурок; что пригодно и те все городи помянутие с мельницами с-селами, с полями и з иними угодии к-тем городкам належенцими на Булаву Гетманскую шли, да в-тех же городех мельници дани будут Асаулам Войсковим двум человекам.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, слушав сей стати, пожаловал Гетмана, велел ему на Булаву Гадяч с-теми городами дать.

4. О Митрополите в Киеве.

Чтоб в Киев на Митрополию по Указу Государскому Руский Святитель с Москви послан был, для того чтоб духовний чин на Митрополитов под Рускою……будучи оглядиваючись в-шатости войску вредительной не был, понеже в-статях Переясловских и Батуринских так постановлено: что Митрополиту Киевскому быть под-послушанием Святейшего Патриарха Московского, а той Гетман с войском для лучшей всего народа под рукою Его Царского Пресветлого Величества крепости и утверждения, бет челом о присылке в-Киев Святителя Руского.

И Великий Государь, Его Царское Пресетлое Величество, указал Гетману сказать, что о том он, Великий Государь, учнет описивать к-Цариградскому Патриарху, и буде Цариградский Патриарх к-нему Великому Государю учнет о том писать, и благословение о Митрополите в Киеве подаст, и о том Его Великого Государя Указ будет в-то время.

5. О Воеводах и ратних людех в котором городе имеют быти:

По Указу Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, в-городе при Воеводах имеет быти ратних людей: в Киеве пять тысяч, в Переяслове две тысячи, а из тех двух тысяч в Киев пять сот человек переменою ходити имеют, в Чернегов тысяча двести, в Нежин тысяча двесте-ж, в Новгородку триста, в Полтаве тысяча пять сот, и истех на запорожже тысяча пойдет в Кременчуке триста и на кодаки триста, в Остре триста и с-Киева також и до Мотоваловки триста, и с-Киеваж ходити имеют, при Гетмане, сто, для того же бет челом Великому Государю Гетман с-войском, чтоб Воеводи в дорогу войсковую Гетману и Полковником вполе ратних людей из городов давали не отговариваясь Указом Государским о том, припадаючи до лица земли и вдругое Гетман с войском челом бет; теж Воеводи, по городам будучие, ни к-каким делам и к-судам козацким вступаться не имеют; а если-бы домы и футора, гаи, сады, займища, огороди, сеножати и места козацкие какую поруху и шкоду от ратних людей поносили, тогда Воеводи, по городам будучие, из такових проступних наказание чинити, и чтоб такова поруха и шкода в-вышеписанних имениях козацких от ратних людей не чинилась, прилежно запрещать ратним людем Воеводиж должни будут.

И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, сей статте слушав, указал своим Великого Государя ратним людем в Малороссийских городех быть по их челобыттю, а к-Боярину и Воеводом, которие в Малороссийских городех будут, послать свой Государевой Указ, чтоб они велели ему Гетману в-войну для походу, а полковником для посылок ратних людей давать и с-тех городов по своему разсмотрению.

6. О Армате Войсковой.

Хотя по милости Его Царского Пресветлого Величества Лохвица на Гармату дана, одаако же размишляючи Гетман то, что одной Лохвице тяжко будет надобя и слуг арматам поноситп, тогда бет челом Гетман с войском, чтоб еще другой город на Армат, сие есть Ромен с прилежностми по милости Его Царского Величества придан был.

И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, слушав сей статте, пожаловал, Гетмана, на Армати город Ромен дати велел.

7. О Деньгах лживых или воровских.

Не меншая ссора меж миром и с-того возрастает, когда некоторие ратние люди денги воровские людям, на ринке куплею упражняющеся дают силно, чтоб воеводи таким самовольним людем велели чинить наказание, и таких ссор опасно остерегались.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, сей стате слушав, указал послать свои Великого Государя грамоти в Малороссийские городи в-Киев и в иние к Боярину и Воеводам с большим подтверждением, чтоб они одно конечно остерегали того накрепко, чтоб таких воровских денег небыло, а если кто впред то учинит, и тем людям по сиску учинить наказание смотря на их винность.

8. О названне изменниками.

Ратние люди козаков изменою в сорах небезчестили, ибо то зело безчестя словесное честних Рицарей, за достоинство Его Царского Пресветлого Величества кровь и рани на бою подъемлющих, оскорбляет, и чтоб тем людям, которие учнут такими словами безчестить, чинить наказание ио сиску и по разсмотрению.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, сей статье слушав, указал послать свои Государеви грамоти к боярину и воеводам, чтоб за то ратним людем чинили наказание по сиску по разсмотрению.

9. О послех Чужеземских.

Как прежде сего без Государской воли до чужих окрестних земель, се есть к-Хану Кримскому и к иним, не посиловал Гетман своих посланцов, так и потом помянутое крестное целование Гетман тож исполнять с войском готов.

И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, Гетмана Ивана Бруховецкого жалует, за то милостиво похваляет.

О привилеях городских

По Указу Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, привилея Королевские, мещаном на права Майдебурские данние, Гетман, отобрав от мещан, подали в-приказ Мали России.

И Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, сей стате слушав, указал им на право Майдебурское дать свои Государеви жалованние грамоти и против их привилеи.

Те все статте вишеписанние Гетман с войском на премудрую и милосердную волю Государскую подает и, до лица земли припадачи, покорне милости у престола Государского просить в-нынешнем в 174 году Октября в 24 числе, в-день недельний на празник Пресвятия Богородици Казанския по Указу Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малия, и Белия России Самодержца, в ответной палате при при ближних Боярах: при Боярине и Наместнике Астраханском при Князе Никите Ивановиче Одоевском, да при Боярине и Наместнике Волгоцком при Петре Михайловиче Салтикове, да при Окольничем и Наместнике Новоторжском при Князе Иване Дмитриевиче Пожарском, да при дяках: при думном при Дементее Никитине, сине Башмакове, да при Иване Михайлове войска Запорожского Гетман Иван Бруховецкий, и старшина, и все войско Запорожское которие в сей книге писани выше сего впред, для утверждения руки своей подписали; а каких чинов и кто именно, и то писано под-сею статтею порознь по статтям.

1.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества холоп, я Гетман Иван Бруховецкий верного Его Царского Пресветлого Величества войска Запорожского на сих подтвержденних статтях и вместо всего войска Запорожского подписываюсь своею рукою.

2.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо обозного Ивана Цесарского, подписок войсковий Карп Мокреев на сих подтвержденних статтях в его место, что он грамоти неумеет, руку приложил и за себя.

3.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо судии Петра Забели, подписал войсковий (писарь) Дмитрий Пиковцов на сих подтвержденних статтях, по его прошению, что он грамоти неумеет, и за себя руку приложил.

4.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо Асаулов двух войсковых: Василия Демяненка и Павла Костантинова, и третего Асаула Арматного Богдана Щербака, грамоти неумеющих, войсковий подписал Федор Михайлов и на всех на сих подтвержденних статях и за себя руку приложил.

5.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, на сих статтях подтвержденних, войсковий писарь Захар Шиков руку приложил власную.

6.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского посланние от Полковника и от всего полку Переясловского, вместо Андрея Романенка, да сотника Степана Корнеенка, да сотника Ивана Лощенка, да обозного Переясловского Гаврила Ярмоленка, грамоте неумеющих, по прошению их писарь полку Киевского Лаврен Михайлов на сих утвержденних статтях и за себя руку приложил.

7.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского Киевский полковник Василий Дворецкий на сих подтвержних статтях руку свою власную приложил и подписал.

8.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо Нежинского полковника Матвея Гвинтовки, грамоти неумеющего, по повелению его, на сих подтвержденних статтях того же Нежинского полку писарь Петр Самойлов и за себя руку приложил.

9.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского Лубенский полковник Григорий Гамалея на сих подтвержденних статтях руку приложил.

10.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского войсковий писарь Степан Гречаний на сих подтвержденних статтях руку свою власную приложил и подписал.

11.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского посланци от полковника Василя Шиманенка и от всего полку Зинковского Григорий Шиманенко, син полковничий и с своими товарищами своего Никити Безпалого Асаула того же полку, грамоти неумеющего, всех вышеписанних имени руку на сих статтях подтвержденних приложил.

12.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского на подтвержденних статтях посланец полку Черниговского Кирило Давидов и вместо всего полку руку свою власную приложил и подписал.

13.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского посланец полку Чернеговского Иван Домонтов на сих статтях за себя и за весь полк руку приложил.

14.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо посланцов полку Полтавского, Демяна Гуджела и Михайла Степанова, грамот не умеющих, на сих подтвержденних статтях, по прошению, и тогож полку товариш Степан Петров и за себя руку приложил.

15.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо посланцов полку Миргородского: судии полкового Гаврила Алексеева и Григория Гладченка, грамоты не умеющих, на сих подтвержденних статтях, по прошению их, товарищ полку Лубенского Михайло Яковлев и за себя руку приложил.

16.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо посланцов полку Прилуцкого: сотника Прилуцкого Савы Тимченка и сотника Красноколядинского Дениса Сича, писма неумеющих, на сих подтвержденних статтях, по их прошению, города Козелца Мещанский писарь Петро Созонов руку свою приложил.

17.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, посланцов вместо полку Стародубовского Петра Рославца и Козми Домощенка Атамана………бовского, грамот неумеющих, на сих подтвержденних статтях, по их прошению, в их место Стародубовский

Мещанин Иван Низовец руку приложил.

18.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо посланцов: полку Каневского Обозного полкового Василия Митченка, и Симона Романенка, и сотника Каневского Андрея Игнатенка, грамот неумеющих, на сих подтвержденних статтях, по их прошению, Григорий Тимоненко, син полковничий Зенковского полку, руку приложил.

19.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо посланцов: полку Бряславского сотника Рошковского Григораша Христофорова, и сотника Янполского Гаврила Корсунця, да сотника пехотного Нестора Иванова, грамот неумеющих, по их прошению, на сих подтвержденних статтях тогож полку козак Федор Григорьев и за себя руку приложил.

20.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного низового Кошевого Запорожского войска, вместо Ивана Лащенка Горбаня и Мартина Горба, письма неумеющих, по их прошению, на сих потвержденних статтях их же товариш куренний Захарко Андреев руку свою власную приложил и подписал.

21.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо посланцов: полку Нежинского Асаула полкового Василя Многогрешного, да сотников: Матвея Юрьева, Ивана Тимофеева, Юрка Горячка, Пашка Самченка, на сих постановленних и подтвержденних статтях тогож полка полковий писарь Петр Рачинский, по их прошению, неумеющих грамот, руку свою власную приложил.

22.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского Нежинского полку сотников: Павла Павлова, Игната Пархоменка, Матвея Мартиненка, Юска Никифорова, на сих постановленних и подтвержденних статтях в их место, по их прошению, неумеющих грамот, Петр Домонтович Канцелярист руку свою власную приложил.

23.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, Нежинского полку вместо сотников: Тишка Даниленка, Герасима Стаскова, Филипа Иванова, Илляша Василенка, Хоружого полкового Дмитрия Сафонова и Прапорщика полкового Касяна Степанова, неумеющих грамот, по их прошению, на сих постановленних и утвержденних статтях Карп Мокриевич, Канцелярист войсковий, руку свою власную приложил.

24.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского полку Лубенского Асаула полкового Левка Назаренка, Хоружего полкового Герасима Иляшенка, тогож полку писарь Степан Климов, в их место, неумеющих грамот, и Сотников тогож полку: Иосифа Яковлева и Остапа Григорьева, Михайла Григорева, Никона Коротина, тогож полку, по их прошению, руку свою власную приложил.

25.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского полку Лубенского судия Кирило Гуличенко на сих постановленних и подтвержденних статтях руку свою власную приложил.

26.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Переяславля соборние церкви Успения Пресвятыя Богородицы Протопоп Григорий Филипов, сын Бутових, на сих подтвержденних статтях руку приложил.

27.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Киева Войт Данило Полоцкий и вместо бургомистров, и райцов, и лавников и всех мещан Киевских к сим подтвержденним статтям руку свою власную приложил.

28.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Киева меский писарь Власий Желосковий на сих подтвержденних статтях за себя и за всех мещан Киевских по их велению руку приложил.

29.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Переяславля вместо Горба Иванова Бурмистра, и Войта Ивана Степанова, и вместо Райцов, и Лавников, и всех мещан Переяславских на сих утвержденних статтях, Черниговский Райца Василь Иванов по их велению руку приложил.

30.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Нежина Войт Александр Петров, син Цурковский, и вместо Бургомистров, и Райцов, и Лавников, и всех Нежинских мещан, на сих подтвержденних статтях руку и за себя приложил.

31.

Великого Государя Его Царского Пресветлого Величества, города Чернигова Войт Григорий Ефимов за себя, и вместо Бургомистров, и всех мещан Черниговских, на сих подтвержденних статтях руку свою власную приложил.

32.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Канева вместо Войта Федора Данилова, и вместо Бургомистра Павла Яковлева, и вместо всех мещан Каневских на сих подтвержденних статтях, по их прошению, города Козелца писарь Меский Петр Созонов руку приложил.

33.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Стародуба Войт Андрей Щабрицкий за себя и за всех мещан Стародубских к сим подтвержденним статтям руку свою власную приложил.

34.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Стародуба Меский писар Василий Бернацкий за себя, и за Бургомистров, и Райцов, и за Лавников тогож города Стародуба, на сих статтях подтвержденних руку свою власную приложил.

35.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Остра Меский писарь Андрей Павлов за себя, и вместо Войта, Бургомистра, и Райцов и Лавников, и всех мещан Остранских, на сих подтвержденних статтях руку приложил.

36.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, города Козелца писарь Петр Созонов и за себя и вместо Войта, Бургомистров, и Райцов и Лавников, и всех мещан Козелецких на сих подтвержденних статтях руку свою власную приложил.

37.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо Зенковского полку Миргородских сотников: Андрея Игнатова, Петра Пащенка, неумеющих грамот, по их прошению, на сих постановленних и подтвержденних статтях Канцелярист войсковий Лаврентий, Кашпиров сын, руку приложил.

38.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского полку Киевского сотник Андрей Васильев за себя и вместо тогож полку Асаула Игната Колницкого и Хоружого Ивана Дворецкого, сотников Ивана Маковеева, Гаврила Шилова, неумеющих грамот, по их прошению, на сих постановленних и утвержденних статтях руку приложил.

39.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, верного войска Запорожского, вместо Полтавских сотников: Костя Кубличенка, Гарасима Прокопенка, Михаила Емельянова, Ивана Урсова, Сергея Семенова, неумеющих грамот, по их прошению, на сих постановленних и утвержденних статтях Федор Михайлов, Канцеляриста войсковий, руку приложил.

40.

Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества верного войска Запорожского вместо, сотника Нестора Гаврилова, Андрея Иванова, Марка Павлова, Прокопа Семенова, Афанасия Лазорева, неумеющих грамот, по их прошению, на сих постановленних и утвержденних статтях Петро Домонтов Канцеляриста руку приложил.

Статьи Гетмана Многогрешного Глуховские

1.

Бил челом, Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, Гетман и все войско сей сторони Днепра, чтоб Великий Государь пожаловал, велел вины их им отпустить, и впред бы те их вины воспомяновены не были, Великий Государь держать их в своем Государском жаловании и в-призрении.

Великий Государь, Его Царское Величество, Государь Христианский милосердый жалует Гетмана и все войско Запорожское, при нем будучих вины их милостиво прощает и отпущает, и впред те их вины воспоминовени не будут; а им подданним, по своему обещанию, Его Царскому Пресветлому Величеству, и Его Государским Наследником, служити верно, и всякия шалости оставить, и впред ни на какия прелести неуклоняться, и быть под Его Великого Государя Самодержавною рукою.

2.

Милости у Великого Государя просят, чтобы им быти в прежних своих правах и волностях, и чем пожалован был прежний Гетман Богдан Хмельницкий, и то бы им все было подтверждено.

Великий Государь, Его Царское Величество, пожаловал Гетмана и все войско сей сторони Днепра правами и волностями по прежнему их праву, и ничем права и волности их нарушени не будут.

3.

Гетман Богдан Хмельницкий в прежних статтях постановил, чтоб Царского Величества воеводам с ратними людьми быти в Переяславле, в Нежине в Чернигове, и ныне бы Царское Величество в Малороссийских городах воеводам и ратним людям быти не указал, понеже от них многия ссоры и досадительства бывали, для того и война зачалась; а котория доходы повелел взять Нашего Великого Государя в козну, и те бы збори положить на Гетмана, и Гетман к-тому приставит верних людей, и учинить бы те зборы как Украина в-первое состояние приидет.

Великий Государь, Его Царское Величество, указал быти в Малороссийских городех воеводам и ратним людем для обороны от неприятелей; и чтоб впред в Малороссийских городех шатости и измени ни от кого никакия не было, а указал быти воеводам и ратним людем в городех по прежним статтям, и ныне вновь подтвердить в-статтях, а воеводам быти в Киеве в-Переяславле, в-Нежине, в-Чернигове, в-Остре, а права их, и волности, и суди, и всякия дела воеводам ведать не указал, как Киевскому воеводе так и иным воеводам, а указал имети начальство над ратними людьми, котория прислани на оборону во всяком строении; а если бы кто всякого чину жители городов и мест, или сел, или деревень о обидах от ратних людей учнут бити челом Великому Государю и воеводам приносити челобитни, и по Указу Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, судить тех ратних людей воеводам, да при тех же судех указал быти во всяком городе, где будут воеводи, для великия правды и с котория росправи из Малороссийских жителей знатним и добрим и разумним людем, чтоб вместе с воеводою были при тех судех и судили их по суду и по сиску, Указ учинить, как о том Указ Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества надлежит; а о поборех Малороссийских городов быти по их обикновению, как написано в-статтях Гетмана Богдана Хмельницкого.

И Гетман, и вся старшина, и козаки, и мещане приговорили сей статье быть так.

4.

Чтоб по прежним постановленним статтям Богдана Хмельницкого войску реистровому, которие будут всегда на службе, было Царского Величества милостивое жалованье и заплата из-Его Царского Пресветлого Величества казны.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, о реестровом войску указал говорить на раде сколько быть войсковых козаков тысячам на сей стороне Днепра, а что в той их стати написана войску заплата из-Его Царского Пресветлого Величсства казны, и того в тех статях Богдана Хмельницкого не положено, а положено, чтобы быти поборам где достоит собирать в скарб Царского Пресветлого Величества, и ис-того збору давать на войско по реестру кому что в статях постановлено.

И Гетман, и старшины, и козаки приговорили на сей раде:

Гетману 1000 золотих червонних на год.

Писарю войсковому и обозному по 1000 золотих Польских, на судий войскових по 300 золотих, на писаря судейского 100 золотих, на писаря да на Хорунжего полкового по 50 золотих, на Хорунжего сотницкого 30 золотих, на Бунчужного Гетманского 100 золотих, на полковников по 100 ефимков, на Асаулов войскових по 400 золотих, на сотников по 100 золотих.

Реестровим козакам быть тридцати тысячам человекам, а давать на человека по тридцати золотих Польских.

А что в котором полку будет козаков, и тому реестр, а быти козакам реестровим и впред реестр писать, которие старие козаки, и многую службу служили; а что старих козаков в полках с 30,000 недостанет, в в-то число принимать мещанских и посельских людей, а войско Запорожское на 30,000 быти побором со всяких маетностей без-вибору чий хто ни есть, кроме Монастирей, и с-тех поборов давати Великого Государя жалования Гетману с начальними людми и козакам по прежним утвержденним статям: а буде тех поборов столко Гетману и Начальним людем и козакам на жалованье притив положения сполна не достанет, и те побори разделять по збору сколько того збору будет.

А в-которих Полковников и Начальних людей маетность есть и на те их маетности жаловати Великого Государя грамоти дани, и тех подданних Полковником и всяким Начальним людем, за которими маетности. Судити их им, и приноси волние у них принимать, и сена и дрова готовить, а побори с них на жалование козакам собирати раво и до Архиепископских, и Епоскопских, и Монастирских до подданних их в-податя на войска делу нет. А с сего времени в Архиепископских и Монастирских вотчини вновь никакова не принимать, быть старим, и учинить им книги сколько за Архиеписком и за Монастирем в-вотчинах их мужиков, из-мужиков в реестри в-козаки неписать и не принимать, а с протопоповских и поповских маетностей побори на козаков имать против уложения козацких маетностей, а з-городов со всяких доходов, как Господь Бог междоусобне их упокоит и придут до прежних своих прибытков, а в-лготе в-тех поборах быти по городам, и местам и селам, и деревням, которие без-остатку позжени и разорени и для того разорения положена лгота:

Переясловлю, Нежину, Любечу, Воронежу, Королевцу и иним городам, которие также разорени, лготи на 10 лет.

Чернигову, Острю на сем лет.

Местам, местечкам и селам на три лета.

5.

Естли Царское Пресветлое Величество вини их отдать им велеть и волностями их надарить противу статей Богдана Хмельницкого, тогда Царского Пресветлого Величества обнадеживанния грамоти ко всем полкам, чтоб они на его Царского Пресветлого Величества жаловани были надежни и непоколебими.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, по сему челобитю с-той Царского Величества обнадеживания грамоты ко всем полкомпослать указал, и по сему Великого Государя Указу, Его Великого Государя, милости вся обнадеживания грамотиво все полки сей стороны Днепра посланы с- тимиж посланци их с Обозним с Петром Забелою с товарищи.

6.

Как наперед сего заслужение пожаловани были честию Дворянскою, чтоб они при том же чину и чести пребывали, а которие впред заслужат, а Гетман и Старшина быти челом об-них учнут, и чтоб Царское Пресветлое Величество и тех к той-же Дворяиской чести изволил пожаловать; а кому Гетман и Старшина за услугу дадут мельницу, или деревню, и уневерсали свои дадут Царскому Пресветлому Величеству, быти челом учнут, и чтоб Царское Величество пожаловал на те маетности свои Царского Величества грамоти.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал по их челобитю.

7.

Чтоб города Киева Поляком неотдавать, что они на Сейме постановили все Церкви Православние, отдать в-Костели Римские и преподобних Отцев

Чудотворние мощи хотят вивести в Польшу в-разние места, от-того в-них на украине смута не малая.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, велел Поляком в-перемирном Андрусовском о Киеве договоре, на котором, было срок дать, о том им самим ведомо, а ныне за которими многими причинами с Польския стороны на тот срок Киев…. отдати по съезде Великих Полномочних Послов и Коммиссаров не будут; а каков договор на том съезде, с Посли и с Коммиссари о-Киеве будет, и им ведомо будет от Посланцов их с-великими и полномочними Посли указ Великий Государь на съезде, быть а как быти, о каких делех, и о том особая статья ниже сего; а что посланцы их, будучи на Москве объявили на письмах о утеснении благочестивыя веры Святих Церквах, будто необережением великих и полномочних послов ничего о Церквах Божиих в статях неположено, а в Андрусовских договоренних статях постановлено и укреплено: Руским всякого чина людем, которие в сторону Королевского Величества вместе чрез те договори достаются, полное имеет быти употребление вери Греческого закона без-всякого во отправлении службы Божией затруднения; и когда утверждение веры греческия укреплено, тогда и церквам Божиим свобода во отправлении службы всегда Церковь Божия стоит, верою бо ничтоже иное есть, но разве нашими душами созданний дом, и им впред во всяких делех разсматриваться с принадлежанием и разсуждать мудро, а мелкоумних укреплять; буде и есть какоес утеснение в Короне Полской и Княжества Литовского Церквам Божиим, и Великий Государь, его Царское Пресветлое Величество Великим и Полномочним Послам укажет о том утеснении против Андрусовских договорних статей Коммиссаров, и что о том договорятся, и то будет им впред ведомо чрез посланцов их, которие будут на съезде, только те дела надлежат той стороне Днепра, а не вашей: сами они хотели быть в отлучении от Царского Величества, и они учинили быть под-Королевского Величества рукою прежде съездов Андрусовских договоров, и потом их отлучению и в Андрусове договор учинен.

И Гетман, и вся Старшина, и козаки положили о отдании Киева на волю Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества; а естьли положено будет на съезде Киев отдать, и что Великий Государь велел утвердить на съезде, чтоб благочестивия вери негонили, хотя та сторона и отлучилась быть на воли, возможно Царскому Величеству, в-Переясловле учинить Митрополию, как и преже сего бывало; а Архиепископ Лазарь Баранович говорил, чтоб учинить в Чернигове, Чернигов де старее Переясловля и Княжение Древнее.

8.

Чтоб Царского Пресветлого Величества, Посли, и Посланники и гонци во дворех козацких нестановились, и подвод у Сотников, и у Атаманов, и у товаришев войскових насильством не брали; и чтобы впред дворы им отводили и подводи давали старшина городовая, а самиб они по полям и по дворам подвод не брали, а у кого что возмут в подводи, и тоб отпускали назад.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, указал для своих Государских всяких дел быти вибранному кого Гетман, и Старшина и все войско сей стороны Днепра виберут и жити ему указал Великий Государь, на Москве погодно, на особом устроенном дворе, и при нем человеком пяти или шести; чтоб Гетман о делах и об иних на Воевод, и ратних людей, или иних каких дел, что есть в Малоросиийских городех, писать к Вибранному, а вибраний будет приносить те письма к-приказним людем, а те приказние люди станут доносить до Великого Государя. А из-Киева, и от Гетмана, и из иних городов, где будут Воеводи, посилать к Москве вибранному чрез свои подводи до Путивля; а с Путивля послани будут до Москви до двора, где будет двор, чтоб впред с-Москви от него Великого Государя к Гетману посланим частим не быть, также и Гетману посланих к Великому Государю не часто посилать, а посилали-б для самих нужних дел; а как с Москви от Великого Государя будет послан кто для великих дел, и тому посланному давати по двадцати подвод с проводники, а гонцом давати по три подводи, для того что у козаков и у мещан Малороссийских городов многие подводи в-городах теряют, и от того им чинятся многие убитки. А посланцем быть в-год по три или по четире приезда для самих нужних дел, и чтоб при тех посланцах челяди человека два или три, а больше того не посилать.

9.

Гетман, и вся Старшина и войско Запорожское бил челом Великому Государю, чтоб им всякия письма посилать к-Москве своими гонцами, какови ни есть прилучатся вести, а не в-Путивль к Воеводам, а посланцу быти самому третю, а о посланцах когда войско Запорожское будет о своих обидах посилать до его Царского Пресветлого Величества тогда не сам друг, но как слушное дело; естли три особы знатние будут тогда на три человека з-собою имати людей, а посланци не частие будут, разве два или три, а что вибранному жить на Москве, и о том, осмотряся в-делех своих, впред учнут быть челом.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, указал быть по их челобытю, а подводы давать по городам посланцом по три подводы человеку, а челядним по подводе человеку.

10.

Да о тех же подводах указал Великий Гоcударь говорить Гетману, чтоб учинив на местех почту, и чтоб на той почте кто из-Черкаских жителей нанялся, давать ему плату по уговору, а в-тот договор вполе платить из-зборов Малороссийских городов, а другую половину Великий Государь укажет давать из своей Великого Государя казны из-Путивлских или из-Севских доходов против договоров, чтоб в-тех подводах учинить помочь, а посланним от Царского Пресветлого Величества собою на дворех не ставиться и подвод неимать, а ставиться и подводам указал быти по их челобитю.

Гетман и вся Старшина говорили, станут на то сискивать охотников, и как сищут, и о том вред Великому Государю, Его Пресветлому Величеству, известно будет.

11.

Были челом Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, когда изволением Божиим случится Гетману смерть, или-ж ино что, чтоб Великий Государь пожаловал, велел им обирати Гетмана по их праву, и чтоб его Царского Величества милосердия пожаловал, велел дати в войско Запорожское Гетману войсковия клейноти, знамя, булаву печать, литаври.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество пожаловал, велел быть по их челобытью, присланние клейноти, знамя, булаву, печать, литаври держать в береженью; а буде случится истеря, и в-то место будет послано Царского Величества.

12.

Чтоб повелено им было от соместних Государей всякие присланние листы принимать, и прочитать, а прочитав, до Великого Государя отсылать, от себя-б им к-ним писать.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, указал в-той стате Гетману и всему войску отказать, потому что прежний Гетман Богдан Хмельницкий и иние Гетманы, хотя и на обеих сторонах были Гетманами,

И им ни с-которими Государи ссилки чинить невелено, для того что в том чинятся в Малоросиийских городех многие ссоры.

13.

Когда войско Царского Пресветлого Величества пойдет против неприятедей, и чтоб они в-Украиних городех в козацких дворах не становились, а становились у мещан, волностей козацких не отнимали, и мужиками и изменниками не називали, а в-проводники их не имали, также и Руских людей, которие на Украину зашли давно к-Москве их не вибырали; да и в-том на Украине была смута великая, что с Украни выбирали драгунов и беглих людей по многия лета, и то они сами, что то чинилось не по указу Великого Государя, Его Царского Величества.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, ратним людем у козацких дворех становиться неуказал, а впред становиться им у мещан и у мужиков; а кто учнет волности их отимати и изменниками и мужиками козаков називать, и тем Царское Пресветлое Величество указал чинить по сиску наказание, а беглецов из Малороссийских городов служилих людей солдат, драгунов и всяких чинов людей, также и людей Боярских и крестян, которие не похотя Великому Государю, Царскому Пресветлому Величеству служить; а люди Боярския и крестяне своровав, убийства учиня, или разбои, или иное что своровав, или нехотя дать оброку, бегают на своевольство в Его Великого Государя Черкаские городи, и тех беглецов и всяких чинов людей не принимать, и у себя не держать, и тех беглецов из Малороссийских городов отдавать без-всякого задержания а от тех беглецов многия ссори проходят, и от того многая смута бывает; а на прежних радах в договорних статях и укреплено и душами вашими утверждено, что тех беглецов непринимать, а которий объявится, тех отдавать.

И Гетман, и вся Старшина, и козаки приговорили сей стате быть так.

14.

Малороссийских городов всяких чинов жителе, которие до нынешней войны Московского Государства ратние люди поймани в-полон, быть им в-стороне Царского Величества, а буде которий уйдет в Малороссийские городи собою к сродником своим, или кто где жил в-старих своих местех по прежнему кто где жил, а буде воровал, и тех отдавать.

Великий Государь пожаловал, велел быть сей стате по их челобытю.

15.

Прежде сего Воеводи козакам у мещан дочерей имать за себя, и домов и земель покупать невелели, и до того-де времени такова обычая у них небывало, и бьют челом, чтоб сохранены были прежних своих волностях. Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, по сему челобитю, как будут Воеводи на свободе, исполну укажет давать, с-ними очние ставки и по очним ставкам буде которие Воеводи закази чинили и естли про то сыщется, и за то им от Великого Государя быти в жестоком наказании.

16.

Бют челом Царскому Величеству об отдании в нынешнее время побраних полку Боярина и Воеводи Князя Григория Григоревича Ромодановского с-товарищи колокола, ризи, сосуди, книги, образи и всякое сребро побраное сискав, чтоб было им отдано, а у ково что есть, и то они ведают.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, потому челобитю, церковния утвари указал сискивать в Путивле, в-Севску, во Бранску и в иних городех, а что сищется, и то отдавать, а против бы то и Гетману всякия церковния утвари, что взянии Царского Величества из городов, сискивать и отдавать.

17.

Естли у Царского Величества учинится коммисия с-которим ни есть Государем, или с Королевским Величеством, или с-Ханом Кримским, а тут бы было… о войску Запорожском и чтоб Царское Величество пожаловал их висланних при своих Царского Величества Коммисарей быти позволил, потому что и на первой комииссии особ их не было, и о том войско Запорожское в немалой скорби было.

По Указу Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, на съезд послани будут всякия и полномочние Посли о вечном миру говорить, и для того съезду Великий Государь, указал быти посланцам их с великими и полномочними посли и коммисари, толькоб Гетман и все войско, кого они в то дело изберут на съезд, чтоб на раде тех посланцов объявили: хто имени и для каких дел; а чтоб Посланцов их на сих съездех с посли и с коммисари не сидеть, чтоб от того больши ссори не происходило, а когда какие разговори будут, которие надлежат о делех Малороссийских городов, в-то время они посланци позвани будут Царского Величества к Послам, и те дела будут им объявляться; а будет призовут Посли Царского Пресветлого Величества, и корони Полские, и Княжество Литовское коммисари, и тем Посланцам по томуж приходить и утверждение блачестивия вери и о церквах Божиих и о иних своих делех говорити, только безо всяких ссор и с-тихими и з-слушанними разговори. — Гетман, и Старшина, и козаки приговорили на Полской Посольской съезд обоих сторон Царского Пресветлого Величества и корони Полския и Княжества Литовского к послам и коммисарам в-посланцах быть Федору Завацкому, Суди Полку Нежинского, Лаврентью Борозне, Леонтию Артемевичу Полуботскому, Еремею Еремееву, а на съезде им при Польских Послех сидеть потому, что Царское Величество, их за службы пожаловал Дворянскою честию. А как они служивали наперед сего Полскому Королю, и им также за службу давано Шляхетство и привилия Королевския на то у них есть, хто заслужил шляхетство, тот по их праву сидеть может; а наперед сего как у Королей их козацкие Посли на Сеймах бывали, и они, будучи на Сеймах, сиживали в ровенстве, как поветовие посли, да и ныне к Дорошенку присланние посланци от речи Посполитой, что для Королевского оббырания на Елекцию зовут, то им дадут и место где сидеть, а стоять николи небудут, а только бы им не сидеть, им бы за честь свою стоять, и того не уступать, разве они Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, негодни, и в-том быть воля Государская, а на коммиссиях посланцов их немочна что не быти, для того Бруховецкий, похотя изменит, ззивал их и говорил будто на коммиссии учинили договор такой, что козаков побыть и перевесть, а до-стальных Королю отдать, а потом вскоре коммиссии и с-Полши листи статями в Малороссийских городех объявили; а в тех статях написано: Царское де Величество Королю Полскому их отдал, чтоб они Королю поддались, недожидаясь отдачи; буде не поддадутся, и как отдани будут, и им быть в-вечной неволе, а как бы на коммиссии при договорех Посланци их были и те договори слишали, и от тех посланцов Старшина, и козаки, и чернь ведала, и они б тем ссорам неверили, и у них бы из-междоусобия измени не было.

18.

Наперед сего, Гетманы с Польским Королем, и с Ханом Кримским, и с иними Государстви ссилались, и чтоб ныне имети ссилку о всяких делах, котория принадлежат к Малороссийским городам.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, ни с которим Государем ссилок держати не указал; а буде дела какие случатся о чем писать, и чтоб писали к Великому Государю, к Его Царскому Величеству, а Царское Величество, Гетмана и все войско, во всяком своем Государском милосердии, сохранять, и о их делех до Государей писать, и те письма по указу Царского Величества к ним присланы будут.

19.

Будет впред которий Гетман, забыв страх Божий и Великого Государя премногую и неизреченную к-себе милость, учнет в Малороссийских городех чинить какия ссори также, как Ивашка Бруховецкий учинил, и им того меж-себя остерегаться и проведивать, о том писать к Великому Государю, а тем Гетманским никаким ссорам неверить.

И Гетман, и Старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

20.

Будет Гетман какую поступку учинит, опричь измени, и его без Указа Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, непеременять, а укажет Великий Государь сискать, и по сиску Указ учинить по их праву.

И Гетман, и Старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

21.

А буде в Малороссийских городех учнут чиниться какия ссори от-жителей от кого нибудь на Гетману и Старшине, потомуж того стотреть и встерегать на крепко, и о том писати к Великому Государю, Его Царскому Величеству; а тех людей, от ково какие ссори в Малороссийских городех учинятся, их унимать, и наказивать, и карать смертию по правам их, как о том постановлено на прежних радах.

И Гетман, и Старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

22.

Ведомо Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству учинилось, что всякое междоусобие, невинних кровей разлития и отведение в плен к Бесурманом от своевольних людей, которые, забыв страх Божий и всякое обещание, затевают всякие и ссорние и смутние слова, и от то чинятся всякия беды, оставя свои работы пахатние мужики, бутники, винокуренники, а отзываются козаками, и от того беды и разорения чинятся великия, а прямым козакам чинят безчестная; и для того чтоб учинить Полковника из Малороссийских городов, и при нем было-б тысяча человеком козакам реестровим. А буде где учинятся какие то кого шатости и измена, и ему Полковнику тех своеволних унимать по своим правам, как о том их права надлежит. А потому Полковнику и тысячи человеком давати им подоговору на год, а чтоб они были на устроенном месте, где пристойно ко всем полкам сей сторони Днепра.

И Гетман, и Старшини, и козаки приговорили сей статье быть так.

23.

Малороссийских городов жители приезжают в Московское государство и в-Украйние городи, и привозят вино и табак, и продают всяким людям для своей користи, и от того кабацким зборам чинится поруха и недобор; и чтоб учинить заказ крепкой под жестоким наказанием, чтоб Малороссийских городов жители, всяких чинов люди, вина и табаку к Москве, и в украйние городи, и в-уезды отнюд не возили и не продавали, и тем бы Великому Государю, Его Царского Пресветлого Величества казне порухи нечинили, и в порубежние городи по уговору, буде надобно, на кабаки провозить волно.

И Гетман и Старшина сии статьи слушав, говорили, что в-том Универсали разослани будут по всем городам; буде кто Малороссийские жители с вином и с табаком поймани будут в-Великороссийски городех, и тех с вином и с табаком вислать, а буде приидут те в-другие, и у них имать на Великого Государя безденежно.

24.

О имениях козацких, которие свои властние грунты имеют вечние отеческие, дедичние купление, се есть: поля, леса, сенние покосы, пруды, мельницы и иние всякие пожитки, то и о том смирено Его Царского Пресветлого Величества просим, чтоб товариство Войсковое совершенно при прямих кгрунтах, и пожитках были сохранени; а когда случится, что на Государевой службе смерть постигнет от неприятеля, или своею смертию умрет, тогда примет при тех кгрунтах жена его наследие, чтоб тех добр прямих, после отца своего осталих, и потомуж всем владели. А естли бы козак заслужений имел по смерти, тогда, чтоб жена его по смерти, должна была от всяких обид, се есть: становищами, поборами, подводами не отягощали всякия Старшина Войсковая потамест, доколе замуж пойдет, если за козака, то волность будет имети, а если за мужика, то будет подлежать должности градцкой.

Великий Государь, Его Царское Величество, пожаловал по сей статье указал против прав их, и волностей, и своих Царского Величества жалованних грамот также, как и прежде сего наданое им, и купленое, и заслуженное дано против Королевских привилий.

25.

А когда войска неприятельския Татарския, и за Днепровския козацкия имелиб на его сторону Днепра наступити войною, тогда смирено просим о скорие посилки против того неприятеля на вспоможение, а не о ком ином, только о Его Царского Пресветлого Величества, о Боярине, о Воеводе и Наместнике Белогородском о Князе Григорие Григоревиче Ромодановском, Стародубовском, чтоб он нас, по Государеву Указу, от наступающих неприятелей купно с ними отпор давал, и не так, как прежде сего, что войска Запорожския писивали, прося себе о скорие посилки и всегда продолжали, и затем неприятели наступив страну сию до последние пагубы привели, изнищали, для сего ныне смиренно просим Его Царского Пресветлого Величества скоро дадим ведет о наступающих неприятелей на Украину, чтоб в-то время ратние Его Царского Пресветлого Величества люди, и с его милостию Боярином без продолжения были прислани на оборону, покаместь его милость Боярин поспешит, чтоб Воеводи, будучи в Малороссийских городех, сколько будет надобно, не возбраняли давать.

О сей статье известно будет Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, и о радех Указ Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, будет; а рати Великого Государя в-добром обыкновении пребывают устроением и разсмотрением, и обыкли у Бояр и воевод ходити со всяким ратним строением, и отпор давать неприятелям о том им самим видимо и скоростию, и нестроением, и дерзостию, ходити необыкли, а будет неприятели Великого Государя на Малороссийские городи наступать, будут и по Указу Великого Государя ратние люди, на вспоможение будут, а будет по нынешнему нестройному последнему пути не вскоре будут, и того себе в немилость Великого Государя не ставить, и из городов от воевод и от ратних людей городовая оборона будет, а из города ходить и оборонять вилазками; а буде Гетман ити в поход для приходу неприятельских и своевольних людей, ему давать из Нежина и Чернигова по двести человек пехоты; а быти им в походех з-Гетманом на его Гетманских лошадях и кормах.

26.

О выданье нам Гармати, что воеводи в-замки из городов из-мест наших Малороссийских позабирали, тогда как мы Его Царскому Пресветлому Величеству добывали челом прежде сего, так и ныне смиренно присим и молим, чтоб нам отдани были.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, по сему челобитью, указал медние пушки отдать, которие у них взяты, а которие у Поляков взяты, и тех отдавать не указал.

Чтоб Царское Величество пожаловал, велел Гетману и Гармате быти в Батурине.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал, велел быть по их челобытью.

27.

По Указу Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, и по согласию всего войска Запорожского сей стороне Днепра на раде в Глухове Боярин, и Воевода, и Наместник Белогородский Князь Григорий Григорьевич Ромодановский с товарищи, да Гетман Демьян Игнатов и Обозной, и Суди Войсковие и Асаули, Писарь и Полковники, и вся старшина, и козаки приговорили: писать на ту сторону Днепра Каруни Польской, и Великого к Гетману войска Запорожского к Петру Дорошенку, и ко всей стороне, и возвещения о обращении подданства к Пресветлому Его Царскому Величеству, и о выбрании Гетмана, Демяна Игнатьева, войска Запорожского сей сторони Днепра, что он Гетман Демьян, и вся старшина, и войско, оставя всякия сорние непотребные слова и совет лукавого изменника Ивашка Бруховецкого, и, познав истинную милость и благодеяние Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, в-винах своих, да были челом на вечное подданство неподвижимо, и за успокоение и за милость Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, воздав благодарение ко Всемогущему Богу, постановили чтоб между себя сия сторона с тою стороною Днепра войни неимети и пребывати в-любви и в-совете, и своевольних, которие оставя покои и тишину, и радуются о войнемеждоусобной, и тех унимать. А как по Указу обоих Великих Государей, Великого Государя Нашего, Его Царского Пресветлого Величества, и Королевского Величества Великих и Полномочных Послов и Коммисарским утверждением положено, чтоб от Хана Крымского им отлучиться и болши того с ними никакова совету не имети, а если бы стали сили Хана Крымского наступати и за помощию Всемогущего Бога, против тех сил, в соединении, крепко и неподвижно стоять.

И Гетман, и старшина, и козаки приговорили: сей статье быть так.

Статьи челобитныя Нежинских мещан

1.

Великому Государю, Его Царскому Пресветлому Величеству, смиренно указиваючи со слезами просити милости, на тяжкое упадное житие наше в городе Нежине от многово разорения от многих ратних посланников, которие неизмерними подводами и кормами Христиан и Маистрат Нежинских обтяжили и до останней нагоги привели, а ныне в-конец все огнем сожжени и разорени стали, о чем Великому Государю, Свету нашему, Его Царскому Пресветлому Величеству, бьем челом, чтоб Великий Государь, Его Царское Пресветлое, Величество, город Нежин на пятнадцать лет, а волости на пять лет, оставить корми, и подводи, и оклади, денежние и хлебние пожаловал, не велел имать.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал для их многого разорения, велел им дать льготы, а на сколько лет дана льгота, о том писано выше сего.

2.

Грамотами утверждение доходи на ратушу, весовое померное, подводное дехтовое, торговля, также и мельницы Овдеевския, о пивном доходе кто на шинке варить похочет, по осмачки солоду и по золотому грошей повинен дать; также по две копейки от ведерка повинен платить, хто на шинке похочет ситить мед, и от шинкових дворов хозяйских, как и в-прочих приходящих всех в-годи и от их погребов, по полуполтине с погреба давать древнии: Кагарлик, Крути, Печи, хорошее Озеро, Синяки, Плоское, а те все доходи, по Королевским привилиям и по подтвержденним грамотам Великого Государя нашего, Его Царского Пресветлого Величества, Света нашего, смиренно упадаючи до лица земли, милости прося, чтоб по прежним жалованним грамотам Великого Государя Нашего, Его Царского Пресветлого Величества, и снова те все доходи, при ратуше Нежинской и Магистрату тогож, ненарушени и невредни были для многих градских доходов.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал, велел быти по их челобитью, как о той статье положено в подтвержденних грамотах.

3.

В Малороссийских городех от разних и многих насилств городи пусти стали, также и наш бедной город Нежин Вашего Царского Пресветлого Величества знать за беззаконие и за злодеяние наше пусто стало, яко и станет, когда не будет к нему Вашея Царския пребогатия милости отщания, о чем вси Вашему Царскому Пресветлому Величеству с горькими слезами упадши, пред престолом Вашего Царского Пресветлого Величества милости просим, чтоб Вашего Царского Пресветлого Величества ратние люди, которие верхнем городе зостают, по Указу Вашего Царского Пресветлого Величества в-строении города великого помогали, да и волость вся, что в полку Нежинском есть, чтоб все сообща тот город строили в лесах, и в пущах, деревье на строение дворов и всех угодий, где кто похочет, рубить не запрещали покорне, а Указ и грамоти до Воеводи нашего Нежинского, Думного Дворянина Ивана Ивановича Ржевского, просихом Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, в-строении по Твоему Государскому милостивому разсмотрению, не воспоминаючи измени строению города строить указать, и поселяном во всяком строении указал Великий Государь помогати, а в лесах и пущах лес на строение города искати повелел, а на домовое строение имать лес по упрошению чии леса, или давать цену, а на двори того лесу не имать для того, чтоб от того ссора не учинилась.

4.

С милосердия Великого Государя Нашего, Царского Пресветлого Величества, дана им была грамота в Черкаских городех во веки торговать людем Нежинским, торговать безпошлинно; а по те времена зборщики Киевские во всех городех, нещадно из мещан Нежинских, торгових людей, збиривали збори. Милости у Великого Государя Нашего, Его Царского Пресветлого Величества, просим, чтоб от сего времени не грабили бедних людей зборщики Киевские, и ничегоб неимали с мещан Нежинских. Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал, велел быть по их челобитью; о поборех Указ Великого Государя положен в статях на прежних радах, также и на нынешней раде положено.

5.

И то на нас скорбь нестерпимая, что без слушной причины Киевской приказ Великий Боярин Петр Васильевич Шереметев нас во всякое число волокитами и убитками нищил и разорял, яко и бурмистра Якова Ждановича с товарищи, на ложное челобытье за порукою в городе, четырнадцать недель держал, и в-чепи больше двух недель мучил; а как откупу дали двесте рублей, да сверх того убитков и харчей всяких, и в-ездах стало больше двух сот рублев; а у нас на то Великого Государя Нашего, Его Царского Пресветлого Величества, Света нашего, жалованная есть грамота, чтоб нам самим по Королевским правам и пожалованным грамотам Его Царского Пресветлого Величества судиться, и чтоб впред в Киевской приказ нас не брал, и Воевода бы наш Нежинской до Киева к Боярину невидавал, а в суди наши и он бы не вступал, о том со многими Великого Государя, нашего света, просити.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, Воеводам в права и в-суди вступать не велел, и которие люди учнут чинить обиды Малороссийским жителям, и у тех расправ при воеводах указал быть из Малороссийских жителей виборним, и по Указу Великого Государя о том положено в статях выше сего; а Киевскому Воеводе, хто впред будет также в-прави и суди виступать, не указал; а по бургомистрову челобитью Великий Государь, указал в Киев к Боярину, и Воеводе, и к Наместнику Смоленскому к Петру Васильевичу Шереметеву послать свою Великого Государя грамоту, и то дело указал взять к Москве.

6.

Чтоб от козаков великих насильств и налогов Христианам в Малороссиийских городех, и в-пригородех, и в-деревнях небыло, город, пригороди, деревни Его Царского Пресветлого Величества, что под крепкою и превисокою Его Царского Пресветлого Величества рукою зостают, чтоб остолня всякому козаку не была, и что с тоей сторони Днепра приходят, из разних городов и деревень к-себе принимают на хлеб и соль мирскую, от чего бедним мирянам великая смута, разорение животов и кровопролития в домах чинятся, и от того вчиняется междоусобная брань, бунти, и потому что олики от прямого своего не хотят но всилования смущать и крестян.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, о том их междоусобии, и о бидах, и о налогах указал, положил на сие раду на том. На сей раде положено, а писано статя выше сего.

7.

Власть Великого Государя, Света нашего, Его Пресветлого Царского Величества, дела бедних крестян, чтоб в козацкую державу и власть не были отдани, и чтоб козаки на своих извечних волностях, яко и прежде бывало, сидели, и до крестян ни в чом бы, и до всяких властей, себе ненадлежних, и до судов градских невступались, кроме власти, и Указ Его Царского Пресветлого Величества, кому будет указано.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал по прежним статьям всякого чину жителям Малороссийских городов быти по своим прежним наданним правам, и в обидах указал размотреть и росправи чинить по их обикновенному праву.

8.

Доходи всякие в-казну Великого Государя нашего, Его Царского Пресветлого Величества, в-Малороссийских городех, и в-пригородех, и в-деревнях, как хлебние, так и денежние, на всякой год козакам не збирать, а збирать бы им мещанам и крестянам, и отдать кому Царское Пресветлое Величество повелит принимать, чтоб отнюд бедним мещанам и крестянам от козаков не разориться.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, указал побор збирать, и по обикновенему прежнему праву, кому достоит, те побори збирать в-скарб Царского Величества, а из скарбу давать по положению на войска всем чинам, как о том положено в-статтях выше сего.

Статьи с челобытия Киевских мещан

1.

Емлют де с-них, для Великих Государевих дел, подводи тяжкие и под Греков и подпосланников, чтоб с них таких подвод неимать.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, под Греков и под посланников подвод с мещан Киевских имати не указал, а буде Грекам приезд надобно к-Москве, им ехать иа своих подводах; а буде и дела за ними будут, кроме торговли, и им наймовать, и о том их найму будет Указ Царского Пресветлого Величества, на Москве, а полонников отпущати наймуя подводы.

2.

Також к Киеву как бывают Посли и гонцы Польские и иних стран, и с них емлются корм и питье им и лошадям их, иние многие тягости бывают, а они-б за то дали в-Государеву казну по шести сот рублев на год, а чтоб Послом и посланником покупать всякой корм и питие самим, а прежде сего у них того не было.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, указал: если будут прислани как Корони Польские и Великого Княжества Литовского от Гетманов, и от Комендантов, и от урядников или от иних Государств, и с них мещан впред подвод под посланних неимать, и кормов и питей им давати из казни Великого Государя, а они мещане должни на год давать в-те росходи, в казну Великого Государя, по шести сот рублей деньгами.

3.

Они-ж бьют челом, что в казну Великого Государя, по окладу Игнатия Корсакова, дают сполна, а сверх того чинятся ими тягости, убытки и обиди многия, да с-них же емлют подводы и на строение лесу, и струги, и озера де и ловли, и сенние покоси отняты у них, и чтоб им сверх окладу никаких тягостей не было, и озера-б, и ловли, и сенние покоси отдавать им по прежнему.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, о поборех указал быти по положению прежних статей; а подвод под Греки и под Посланники имати не указал, а озер и ловель отимати не велел, и указал тому быти по грамотам, как в грамотах Великого Государя утверждено; а лес на городовое строение и сенокосы ратним людем своим указал для того, что те Его Великого Государя ратние люди в обороне для Киева и иних Киевских жителей, а сенним покосам бити по разсмотрению.

4.

Их же бы мещан Воеводе не судить, а судиться им по своим правам; в ратуше-б еще приговор кому неполюбится, и тому ехать к-Москве.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал, велел быть по их челобитью, а прав их должностей нарушивать не велел.

5.

Чтоб ратним людем на дворех у них скоту никакого не ставити, для того, что чинится им от того между ими смута и ссора большая, а по ссоре де ратние люди Воеводам их оглашают.

Великий Государь пожаловал: впред у них ставити скоти не указал, а буде кому держать скот для своих нужд, и ему держать при себе в городе, а не у них на месте.

6.

Киевским бы мясникам и рыбникам торговать в Нижнем городе на старинном месте, а Руским бы людем торговать в-верхнем городе, а не с ними вместе.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, указал им торговать на месте, и ратним промишленникам указал для своих промислов торговать в-городе.

7.

Лекари и всякие промишленние люди на Великого Государя и на его ратних людей делают всякое изделье, и от тех тягостей из- Киева те люди разбрелись, а в-чем уговаривалися за работу дать, и того недают и отнимают насилием: и чтоб им впред того насилия не чинить, а заработи бедния им платить велеть.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, указал давать за всякое ремество наемо по уговору, и без найму делать ничего своих Великого Государя дел не указал; а ратним по томуж делать без найму не указал.

8.

Перевози были у них преже сего на Днепре при Ратуше, чтоб и ныне по тому-ж было.

Великий Государь указал перевозам быть по разделу по двое, — при съезжей избе, и при Ратуше.

9.

Да им же бы, для их разорения, дать им льгот на пять лет, чтоб им от скудости не разбрестись, а они Великому Государю ради служить до веку верно, для того что в Киеве Боярин и Воевода от неприятелей оборонил их и защищенье чинил.

Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал, для многих их служеб льготу им дать велел до своего Великого Указу.

Статьи Гетмана Ивана Самойловича

Новие статьи, которие по Указу Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Вееликия, и Малыя, и Белыя России Самодержца прежних Глуховских статей постановлени:

1.

Быть у Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малия, и Белия России Самодержца, и у Его Царского Величества благородних чад: у Благородного Государя, Царевича и Великого Князя Феодора Алексеевича, всея Великия, и Малия, и Белия России, у благородного Государя, Царевича и Великого Князя Иоанна Алексеевича всея Великия, и Малия, и Белия России, у Благородного Государя, Царевича и Великого Князя Петра Алексеевича всея Великия, и Малия, и Белия России, и у Наследников их Государских в подданстве: новоизбранному Гетману Ивану Самойловичу, и Обозному, и Судьям, и Писарям, и Полковникам, и Сотникам, и всей Старшине, и всему войску Запорожскому, всякому чину и возраста людем, и черни по прежним статьям, какови постановлени прежним Гетманом, и по Глуховским постановленним и утвержденним, и обещаниям Гетманским, и всей Старшине и всего войска Запорожского пред святим Евангелием закрепленним и руками подписанним, как те статьи сами в себе содержатця.

Обозной Петр Забела, и вся старшина и козаки, выслушав статьи, обещалися Великому Государю, Его Царского Величества благородним чадам и их наследникам служити до смерти живота своего не отменно.

2.

Были челом Великому Государю вся Енеральная Старшина, Обозний Петр Забела; Суди: Иван Самойлов, Иван Домонтов, писарь Карп Мокреев, Полковники, и Сотники, и вся войсковая Старшина, и все войско Запорожское, чтоб они видели как постановление миру учинилось меж обоими Великими Государи, как Царское Величество также и Королевским Величеством и о Киеве.

И по Указу Великого Государя, Его Царского Величества, чрез ближнего Боярина и Наместника Тверского Князя Юрия Алексеевича Долгорукова с товарищи, также и Королевского Величества Великих полномочних Послов: Яна Гнедского Воеводи Хельменского с товарищи договори учинени и подтверждени на перемерние лета, а иние статьи отложени на съезд до 182 году, а город Киев, за нарушением Королевского Величества сторони, Великий Государь, Его Царское Величество, уступить никогда не велит.

Обозний и вся Старшина на милость Великого Государя, Его Царского Величества, что им пожаловал о постановлении миру, и о Киеве велел им объявить: бют челом.

3.

Великому Государю, Его Царскому Величеству, были челом Обозний Петр Забела, да судьи: Иван Самойлов, да Иван Домонтов, Писарь Карп Мокреев, и Полковники, и Сотники, и вся Старшина, и все войско Запорожское чтоб они от нынешнего новообранного Гетмана никаковой неволи и жестокости, как от изменника Демка было, не терпели, и чтоб он над ними войсковою Старшиною никакой справедливости, без совету всей старшины и безвинно, нечинил, а за преступление, естлиб кто в-том явится, судом и доводом войсковим казнил, и от-чину, егда кто кого недостойним будет, отставлять; тож и с-иним товариством войсковим и посполитим народом, дабы не по воли своей, но по суду и праву посполитому поступать.

Великий Государь, Его Царское Величество, пожаловал Генеральних, Обозного Петра Забелу, да Судей: Ивана Самойлова, Ивана Домонтова, Писаря Карпа Мокреева, и всю Старшину, и кто по ним будет, и все войско Запорожское, велел той статье быть по их челобытью.

4.

Великому Государю, Его Царскому Величеству, ониж Енеральная Старшина, Обозний, и Суди, и Писари, и все войско Запорожское были челом, чтоб тоже Новобранной Гетман без указу Великого Государя, Его Царского Величества, и без совету их Старшин, и посторонним Монархам, и к иним Государем, и ни к-кому, а наипаче к Дорошенку, ни о чем не писал, и с-изустными своими сылатись недерзал.

Великий Государь, Его Царское Величество, и той статье указал быть по их челобытью.

5.

Как были у Великого Государя, у Его Царского Величества, на Москве найяснейшего Великого Государя, Божиею милостиею Короля Польского и Великого Князя Литовского, Руского, и иних Его Королевского Величества великие и полномочние посли: Ян Гныдиской, Воевода Хелминской с товарищи, и, будучи Великого Государя з-Бояри и Думними людьми в ответе, говорили, что де бывший Гетман Деменка Игнатов Королевского Величества в-стороне воеводства Мистиловского, и в Поветех в-Моризивском и в-Речицком заехали многия места по реку Сож после Андрусовского договору, минуя три годи; и буде Королевского Величества в-стороне в тех местах Великого Государя, Его Царского Величества, поддание Малороссийские жителе по реку Сож заехали, и с тех мест тем людем уступить, и впред Королевского Величества земель и всяких угодий вновь не заихать, никаких задоров и зацепок нечинить, а жить Королевского Величества с людьми спокойно, и для лучшего в-рубежах исправления Великого Государя, Его Царского Величества, и Великого Государя Королевского Величества назначени межевие и расправние Суди, которие обое пред Святим Евангелием обещание меж осмотрят и всякую справедливость учинят, как будет пристойно.

Обозний, и вся Старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

6.

Ведомо Великому Государю, Его Царскому Величеству учинилось, что Дорошенко, изменя Государю своему, Его Королевскому Величеству, воддался со всею своею купою Турскому Салтану, и для того Его подданства Турский Салтан учиняет с Королевским Величеством войну; и естли, от чего сохрани Боже, на Государства Королевского Величества Султан с-силами своими и с-Дорошенко наступят, и Королевского Величества войском будут сильни, и новобранному Гетману, и всей старшине, и всему войску Запорожскому и в-то время Дорошенку никакой помочи Начальним людем и иним нечинить, и в-том Начальних людей и войскових привесть к-вере, чтоб им отнюдь никакой помочи Дорошенку самим нечинить ни которими дели, и своих полков подначальних людей от того унимать и возбранять, чтоб у Великого Государя, у Его Царского Величества, с Королевским Величеством недружбы не было.

Обозной, и вся Старшина, и козаки приговорили сей статьи быть так.

7.

А что в-Глуховских статьях постановлена Малороссийским жителям служилих людей Салдатов, и Драгунов, и всяких чинов людей, которие не похотя Великому Государю, Его Царскому Величеству, служить, также людей боярских и крестян, которие, учиня убийство, или разбой, или иное что своровав, в-Малороссийские городи прибегут, не принимать и у себя недержать, и по той стате изменник Демко Малороссийским жителям заказу о том никакова неучинил, и по тайной своей измене о принимани тех беглецов попустил и ныне Великому Государю Нашему, Его Царскому Величеству, бют челом безпрестано Великороссийских городов Столники, и Страпчие, и Дворяне, и всякого чину служилие и жилецкие люди, что в-Малороссийских городех жители людей их и крестян, которие, учиня им всякое разорение, и смертное убийство, и грабеж, и пожоги принимают, и от того им чинится великое разорение; и Новообранному Гетману, и Енеральной Старшине, и всему войску Запорожскому никаких беглих людей и крестян впред не принимать; а которие до сего времени приняти, и тех отпустить после нынешнего договору вскоре.

Обозной, и вся Старшина, и козаки приговорили сей стате быть так, и потом во все полки универсали свои разошлют.

8.

Да в-Глуховских статях написано: естьли Царского Величества учинится Коммиссия с которим ни есть Государем или с Королевским Величеством, и с Ханом Кримским; а тут бы был вспоминок о войске Запорожском, и чинил бы Царское Величество, пожаловал их висланим при своих Царского Величества Коммиссарех быти позволил, потому что и на первой Коммисии особ их не было, и о том войско Запорожское в-немалой скорбы было; и Великий Государь своими Царского Величество с великимиж и полномочними Посли и Коммисари на договорех против постановления и по прошению всего войска посланцом их войсковим указал, и по Указу Великого Государя, Его Царского Величества, с великими и полномочними Посли: з-ближним Околничим и Наместником с-Василием Семеновичем Волинским, с товарищи войска Запорожского посланци: Киевской Полковник Константин Солонина с-товарищи, послани на съезд в-село Мигновичи, и в-тех Мигновичах и Великого Королевского Величества великие и полномочние Посли, и Коммисари, и он Воевода Хелминской с товарищи приехал к Великому Государю, к Его Царскому Величеству, к-Москве; а на Москве Великого Государя, Его Царского Величества, Бояря и Думние люди говорили, что Великий Государь, Его Царское Величество, при них Боярех и думних людех указал, быти в-совете своего Царского Величества подданим Войска Запорожского Посланцом: Полковнику Киевскому Костянтину Солонине с товарищи для прислушиванья их Украинских дел; и Королевского Величества Бояром и думним людям говорили, что им о том от Государя их, от Его Королевского Величества, не нозначена и Полномочним не дано, и за тим Посланцом при них Боярех и Думних людех в-совете быт немочно, и чтоб впред Царского Величества с-великими и полномочними Посли Посланцом их на съездах не быть, для того что с обеих сторон меж Великими Государи в их Государственних великих делех……, а Царского Величества у великих и полномочних Послов, где на съездах о Малороссийских городех сей стороны Днепра какие договоры исполнены будут, и о том Царское Величество велел их войско Запорожское уведомлять письмами.

Обозной, и вся Старшина, и козаки приговорили сей стате быть так, и положили на волю Великого Государя, Его Царского Величества.

9.

Ведомо Великому Государю Нашему, Его Царскому Величеству, учинилось, что бывший Черниговский Полковник Васка Игнатов у Чернигова учал делать виводы и роскати прибавочние, для того чтоб Царского Величества у ратних людей воды отнять и всякую тесноту учинить; да Черниговского полку Сотник Лев Полубоченко занял воденой проезд на Стрижне реке, и зачинил плотиною и поставил мельницу, а в-том месте и на той реке мельниц преже сего отнюд не бывало.

Великий Государь наш, Его Царское Величество, велел Вам, Гетману, и всей старшине, и войску свой Царского Величества Указ сказать, чтоб тое мельницу снесть, и плотину роскопать, и учинить проезд той реке по прежнему, и виводы и роскаты у Чернигова по томуж отломать, и впред на реках, где есть к городам водяной путь, плотини не делать, и мельниц неставить, чтоб в-том утеснения Царского Величества людем в Малороссийских городех не было, и водяной путь для провозу хлебних был бы чист, и о том заказать на крепко.

Обозной, и вся Старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

10.

Генеральный Обозный Петр Забела с товарищи, и Полковники, и Войсковая Старшина, и козаки говорили: в Глуховских статтях в 22 статье написано, чтоб для своевольных людей учинить Полковника из Малороссийских городов и при нем быти тисячи человеком козаком реестровим, буде где учинится какия от кого шатости, измена, и ему Полковнику тех своевольних унимать; а ныне бьют челом Великому Государю, чтоб Его Царское Величество их пожаловал: у Гетмана Полковнику и козакам тисячи человеком и у Полковников ни у кого компанием быть не указал, для того что от таких компаний Малороссийских городов, и мест, и местечек и всем жителям всякое чинится разорение и обиды.

Великий Государь, Его Царское Величество, пожаловал, велел той статье быть по их челобитю.

Статьи Гетмана Самойловича, постановленныя в Переясловле

1.

Быти у Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малия, и Белия России Самодержца, и Его Царского Величества благородних чад: у Благоверного Государя, Царевича и Великого Князя Феодора Алексеевича всея Великия, Малия и Белия России, у Благоверного Государя, Царевича и Великого Князя Иоанна Алексеевича всея Великия, Малия и Белия России, у Благоверного Государя, Царевича и Великого Князя Петра Алексеевича всея Великия, и Малия. и Белия России, и у Наследников их Царских в вечном подданстве Генеральним Старшинам за-Днепровским полком, Обозному Есаулу Судьи, Полковником, Сотником, и всей старшине, и всему войску Запорожскому, всякого чина и возраста людем, и черни по сим постановленним и утвержденним, и обещанним их и всей старшине всего войска Запорожского, пред Святым Евангелием закрепленним статьям и руками подписаним, как те стати сами себе содержатся. — Обозной Иван Гулак, и вся Старшина и козаки, вислушав сей стати, обещались Великому Государю, Его Царскому Величеству, и благородним чадом, их Государским Наследником служити до смерти живота своего не отменно, и против Турского Салтана, и Кримского Хана, и всякого неприятеля стоять и биться, не щадя голов своих, и кроме Государя своего, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, Малия, и Белия России Самодержца, и Его Государских благоверных чад, их Царских наследников: у Турского Солтана, у Кримского Хана и ни у которих Государей окрестних в подданстве не быть.

2.

Обозной, и Старшина, и козаки были челом Великому Государю, Его Царскому Величеству, и Боярину, и Воеводам: Князю Григорию Григоревичу Ромодановскому с товарищи, и Гетману Ивану Самойловичу говорили: буде Турской Солтан, и Кримской Хан, и иние неприятельске люди учнут на них наступать войною, и Царское Величество борнить их укажет ли?

И Боярин и Воеводы Князь Григорий Григорьевич Ромодановский с товарищи и Гетману им старшине и козакам говорили: Великий Государь, Его Царское Величество, их старшину, и все войско Запорожское и все поспольство от неприятеля креста святого, от Турского Солтана, и от Кримского Хана, и от иних неприятелей своими Государскими войски боронить укажет, а им против того неприятеля на оборону, в которих местех и которим полкам быть и отпор неприятелю давать, и чтоб о том постановить статьи.

Обозный, и вся старшина, и козаки приговорили: за Днепрских всех полков Полковникам с козаками, в наступление неприятельских людей, сбираться на реке Росаве, меж Канева и Корсуня; а неприятелю отпор давать, с которой сторони, от чего сохрани Боже, приход их неприятельской будет.

3.

Без Указу Великого Государя, Его Царского Величества, к посторонним монархам ни в которыя Государства и ни к кому за Днепровския стороны Гетману и Старшине ни о чем неписать, а ссылки им ни с которими Государи не чинить. для того что от того чинятся в Малороссийском народе многия ссоры; а будет дела какия случатся о чем писать, и ониб писалик Великому Государю, к Его Царскому Величеству, а Царское Величество его Гетмана и Старшину, и все посполитство во всяком своем Государском милосердии охраняти, и о их делах до Государей писать укажет, и что будет писано, те письма по указу Царского Величества к ним присланы будут; а которие всякие присильные листи писаны будут к Великому Государю от окрестных Государей, и им те листы, не распечатывая, присилать к Великому Государю к Москве.

Обозный, и вся Старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

4.

Естьли на Царство Полское Турской Салтан с силами своими, или иние какие неприятельские люди наступят, и Запорожския стороны Гетману, и Старшине, и всему войску Запорожскому в то время неприятельским людем никакой помочи отнюд нечинить никоторими делы, и своих полков подначальних людей от того унимать и возбранять, и без повеления Великого Государя на вспоможение ни к кому не посылать.

И Обозный, и вся старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

5.

Буде впред которой Гетман, забыв страх Божий и Великого Государя премногую и неизреченную милость, учнет в Малороссийских городех чинить какия ссоры, и им того же меж себя остерегати и проведивать всякими мерами, и, проведав, писать к Великому Государю, а тем Гетманским никаким ссорам неверить.

И Обозный, и вся старшина, и козаки проиговорили сей статье быть так.

6.

Буде Гетман какую проступку учинит, опричь измены, иего без указа Великого Государя, Его Царского Величества, не переменять; а о той его проступке укажет Великий Государь сыскать, и по сыску указ учинить по их правам.

Обозный и вся старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

7.

Били челом Великому Государю, Его Царскому Величеству, Генеральная Старшина, и Полковники, и козаки, и все поспольство: когда изволением Божиим случится Гетману смерть или иное что, чтоб Великий Государь пожаловал, велел им обирать Гетмана по их праву.

Великий Государь, Его Царское Величество, пожаловал, велел быть по их челобитию.

8.

Беглецов из Малороссийских городов, служилых людей, салдат, и драгунов, и стрельцов, и всяких чинов, также и людей боярских и крестьян, которые непохотя Великому Государю, Его Царскому Величеству, служить, а люди боярские и крестьяне, своровав, бегают на своевольство в его Великого Государя Малороссийские городы; и тех беглецов и всякого чина людей не принимать, и у себя не держать, и отдавать их из Малороссийских городов без всякого задержания.

Обозный, и вся старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

9.

Били челом Великому Государю, Его Царскому Величеству, старшина, и козаки, и все поспольство, чтоб Великий Государь Малороссийских городов всяких чинов жителям, которых до нынешния войны Московского Государства ратние люди поймали в полон, указал быть в стороне своего Царского Величества; а буде которий уйдет в Малороссийские городы собою к сродичам своим, и кто где жил в прежния свои места, не учиня никакого воровства, и тем бы жити в старых их местах по прежнему.

Великий Государъ, Его Царское Величество, пожаловал, велел сей статье быть по их челобитью, а буде которые такие полонные люди сбежат, что своровав, и тех им отдавать без-всякого задержания.

10.

Буде в Малороссийских городех учнут чиниться какия ссоры от жителей и от кого ни есть, и Гетману и старшине того смотреть и остерегать накрепко, и о том писать к Великому Государю, к Его Царскому Величеству, а тех людей, от кого какия ссоры в Малороссийских городех учинятся, и наказывать, и карать смертию по правам их.

Обозный, и вся старшина, и козаки приговорили сей статье быть так.

11.

Малороссийских городов жители приезжают в Московское Государство и в украйние городы, и привозят вино и табак, и продают всяким людем для своей користи, и от того кабацким сборам чинится поруха и недобор; чтоб учинить заказ крепкой под жестоким наказанием, чгоои. Малороссийских городов жители, всяких чинов люди, вина и табаку к Москве, и в украйные городы, и в уезды отнюд невозили и непродавали, и тем бы Великого Государя, Его Царского Величества, казне порухи не чинили; а в порубежные городы по уговору, буде надобно на кабаки, привозить вольно.

Обозный, и вся старшина, и козаки приговорили: буде кто Малороссийских городов жители с вином и с табаком пойманы будут в Великороссийских городех, и тех с вином и с табаком выслать; а буде приедут теже в-другие, и у них вино и табак имать на Великого Государя безденежно.

12.

Великому Государю, Его Царскому Величеству, били челом Старшина и все войско Запорожское, чтоб они от Гетмана никакой неволи и жестокости нетерпели, чтоб он над ними войсковою старшиною никакой справедливости, без совета всей старшины, безвинно не чинил; а за преступление-б, естьли кто в том обвиняется судом и доводом войсковим, и от чину, егда кто того недостоин будет, отставлять; также и с иным товариством войсковим и посполитым народом, дабы не но воле своей, но по суду и праву посполитому поступал.

Великий Государь, Его Царское Величество, пожаловал их старшину, и кто по них будет, и все войско Запорожское, велел сей статье быть по их челобытью.

13.

Били челом Великому Государю, Его Царскому Величеству, Обозный Иван Гулак, и вся Старшина, и козаки: у Петра де Дорошенка учинены Полковники Серденятки, и чтоб Великий Государь, Его Царское Величество, пожаловал их серденятов, у них и у Полковников ни у кого компаний быть неуказал, для того что от таких де компаний Малороссийских городов, и мест, и местечек, и сел жителям всякое чинится разорение и обиды; также-бы и Запорожцам станций, и кожухов и никакия одежды не сбирать.

Великий Государь, Его Царское Величество, пожаловал кумпаниям у серденятом, у Гетмана и у Полковников быть не указал, и на Запорожских козаков станций и никакой одежды сбирать не указал же.

14.

Они-ж Обозной, и вся Старшина, и козаки Великому Государю, Его Царскому Величеству, были челом о имениях козацких, которие свои грунты имеют вечные, отцовския и поля, леса, сенные покосы пруды, мельницы и иныя всякия пожитки, и чтоб Великий Государь, тем всем пожаловал их по прежнему: а когда кому на сей царской службе смерть случится от неприятеля, или своею смертию умрет, чтоб женам их и детям потомуж всем владеть; а естли-б козак заслуженый имел по смерти жену, тогда чтоб жена его по смерти волна была от всяких обид, се есть: становищами, поборами, подводами не отягчали всякая старшина войсковая потаместь, доколе замуж пойдет; естьли за козака, то и вольность будет имети, а естьли за мужика, то будет подлежать должности градской.

Великий Государь, Его Царское Величество, пожаловал по сей статье, указал против прав их, и вольностей, и своих Царского Величества пожалованних грамот также, как прежь сего на данное им, и купленное и заслуженное дано против Королевских привилий.

15.

Когда войско Царского Величества пойдет против неприятелей, чтоб они в украйних городех в козацких дворех не становились, но у мещан, и вольностей козацких не отнимали, и мужиками и изменниками их не называли, и в проводники их не имали.

Великий Государь, Его Царское Величество, ратним людем в козацких дворех становиться и вольностей их отнимать не указал, а становиться ратним людем у мещан и у мужиков их; а кто учнет вольности их отнимать и изменнками и мужиками козаков называть, и тем Царское Величество укажет чинить по сиску наказание.

16.

Собирати в казну Царского Величества на его Государево жалованье, и того сбору давать на войско по реестру: Гетману тысяча червонных золотых на год, Писарю Войсковому и Обозному по тысячи золотых Польских, на Судей Войскових по триста золотых, на Писаря Судейского сто золотых, на Писаря да Хоружого Полкового по пятидесяти золотих, на Хоружого Сотенного тридцать золотих, на Бунчужного Гетманного сто золотих, на Полковников по сто ефимков, на Асаулов полкових по двесте золотих, на Асаулов войсковых по четыреста золотых, на Сотников по сто золотих; реестровим козакам быти двадцати тысячам человеком, а давать на человека по тридцати золотих Польских.

А что в котором, полку будет козаков, и тому учинить реестр; а быти козакам реестровым, и впред в реестр писаться, которые старые козаки многую службу служили; а чего старих козаков в полках в двадцати тысячах недостанет, и в то число принимать в козаки мещанских и поселянских детей. А на войско Запорожское на двадцать тысяч быти поборам со всех маетностей без выбору чей кто ни есть, кроме монастырей, и из тех поборов давати Великого Государя жалованье Гетману с начальными людьми и козакам по утвержденным статьям; а будет тех поборов столько Гетману начальным людем и козаком на жалованье против положенья сполна не достанет, и те поборы разделять по сбору сколько того их сбору будет.

А у которых Полковников и начальных людей маетности есть и на те их маетности Великого Государя жалованныя грамоты даны, и тех подданных Полковников и всяким начальним людем, за которыми маетности, судити их им, и приносы вольные у них принимать, и сено и дрова готовить; а поборы с них на жалованье козакам собирати равно. А до Митрополичьих, и Архиепискупских, и Епискупских и до монастирских до подданних их, в податях на войско дела нет: а с сего времени в Митрополичьи и в Монастирские вотчины вновь никого не принимать, быть старым и учинить им книги, сколько за Митрополитом и за монастырями в вотчинах их мужиков; а из мужиков в реестр в козаки не писать и не принимать; а с; Протопопских и Поповских маетностей поборы на козаков имать, против уложенья козацких маетностей.

17.

Били челом Великому Государю, Его Царскому Величеству, за Днепровския стороны Обозной, и вся Старшина и козаки, чтоб Его Царское Величество Послов, и Посланников, и гонцов во дворех козацких становить не указал, и подвод у Сотников, и у Атаманов, и у товарищев войсковых насильством не брати; а двори им отводить и подводы давать Старшине Городовой, а самим им по полям и по дворам подвод не брать; а у кого что возьмут, подводы отпускать назад.

Великий Государь, Его Царское Величество, указал для своих Государских дел быти выбранному, кого Гетман, Старшина и войско тое стороны Днепра выберут, и жити ему указал Великий Государь на Москве, погодно, на особом устроенном дворе, и при нем человекам пяти или шести; чтоб Гетману о обидах всяких делех и о всем, что в Малороссийских городех есть, присилати к виборному, а виборной будет приносить те письма к приказным людем, а те приказные люди станут доносить до Великого Государя. А и-с Киева, и от Гетмана, и из иных городов, где будут Воеводы, посылать к Москве к выборному чрез свои подводы до Путивля; от Путивля посланы будут до Москвы до двора, чтоб впред с Москвьг от Великого Государя к Гетману посланным частым не быти; також и Гетману к Великому Государю не часто посылати, только для самых нужных дел. А как с Москвы от Великого Государя будет послан кто для всяких дел, и тому посланному давать по двадцати подвод с проводники; а гонцом давати по три подводы, для того что у козаков и у мещан Малороссийских городов многия подводы в городех теряют, и от того им чинятся многие убытки; а посланцам быть в год по три или четыре приезды для самих нужных дел, чтоб при тех посланцах челеди человека два или три, а больше того не посылать.

18.

Обозной же и вся Старшина били челом Великому Государю, чтоб им всякия письма посилать к Москве с своими гонцами, какови ни есть прилучатся везди, а не в Путивль к Воеводам, а посланцу быти саму-третыо; а посланцом, когда войско Запорожское будет о своих обидах посылать до Его Царского Величества, тогда не сам-друг, но как слушное дело, естьли три особы знатшие будут, тогда три человека с собою имати людей, а посланцы нечастые будут, разве два или три.

Великий Государь, Его Царское Величество, указал быти так по их челобитью, а подводы давать по городам посланцам по три подводы человеку, а челеди их по подводе человеку.

19.

По Указу Великого Государя, Его Царского Величества, учинены почты по дороге от Киева сей стороны Днепра в Малороссийских городех.

Естьли Царского Величества учнется коммисия с которым ни есть Государем, или с Королевским Величеством, или с Ханом Крымским; и по Указу Великого Государя, Его Царского Величества, на съездех великими полномочними послы Малороссийских городов посланцам не быть, для того что меж Великими Государи в Их Государских делех мотчание и несходства бывают, а Царского Величества у Великих и Полномочных послов, где насъездех о Малороссийских городех обеих сторон Днепра какие договоры и вспомин будет, и о том Царское Величество укажет их войско Запорожское уведомливать письмами.

Обозный за Днепровския стороны, и вся Старшина и козаки приговорили быть сей статье так, и положили на волю Великого Государя, Его Царского Величества.

Статьи Гетмана Ивана Мазепы

1.

Милости у Великих Государей и у Великой Государыни, у Их Царского Пресветлого Величества, Гетман, и войско Запорожское, и народ Малороссийской просят, чтоб им быти в прежних своих правах и вольностях, и чем пожалован был прежний Гетман Богдан Хмельницкий, и то бы им все было подтверждено Их Государскими милостивыми жалованными грамотами.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали обеих сторон Днепра Гетмана, и Старшину, и Полковников, и все войско Запорожское, и народ Малороссийский правами и вольностями их прежними, и милостивую свою Государскую жалованную грамоту, дати ему Гетману о том повелели.

2.

Гетман Богдан Хмельницкий милости у отца их Государского блаженныя и вечнодостойныя памяти у великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержца, просил, чтоб указал Он, Великий Государь, своим Царского Величества Воеводам с ратными людьми быти в Переясловле, в Нежине и в Чернигове, также и бывшим по нем Гетманам, о том в пунктах Его Государской Указ писан же.

И отец Их Государев блажениыя и вечнодостойныя памяти Великий Государь, Его Царское Пресветлое Величество, указал быти в Малороссийиких городех своим Царского Пресветлого Величества Воеводам и ратным людем для обороны от неприятеля, и чтоб впред в Малороссийских городех замешания и измени ни от кого никакия не было; а именно указал Он, Великий Грсударь, Его Царское Пресветлое Величество, быти Вреводам в прародительской своей отчине, в Богоспасаемом граде Киеве, также и в Чернигове, в Переясловле, и Нежине, и в Остре; а в права, и вольности козацкия, и в суды, и ни в какия дела Воеводам вступаться не указал как Киевскому Воеводе, так и и иных городов; а указал им имети начальство над ратними людьми, которые в те города будут присланы во всяком строении на оборону. А естьли бы кто всякого чину жители тех городов, и мест, или сел, или деревень в обидах от ратних людей учнут бить челом Великому Государю, и Воеводам приносить челобитныя, и по Указу Великого Государя, Его Царского Пресветлого Величества, судити тех ратних людей Воеводам, да при тех же судех, указал быти во всяком городе, где живут Воеводы, для великой правды и скорыя расправы, из Малороссийских жителей знатным, и добрым и разумным людем, чтоб с Воеводою вместе были при тех судех и судили в правду, и по суде и по сыску Указ учинили, как о том Указ Великого Грсударя, Его Царского Пресветлого Величества, надлежит. А о поборех указал Великий Государь в Малороссийских городех быть по их обыкновению, как писано в статьях Богдана Хмельницкого.

А ныне Великие Государи и Великая Государыня, счастливо государствующие Их Царское Пресветлое Величество, указали сей отца своего Государского блаженныя и вечнодостойныя памяти Великого Государя Указ подтвердить и быть ему непременну.

И Гетман, и вся Старшина, и войско Запорожское, и народ Малороссийской на их Царской милости были челом и приняли то с радостию.

3.

Чтоб по прежним постановленним статьям Богдана Хмельницкого войску реестровому, которые будут всегда на службе Их Царского Пресветлого Величества, было милостивое жалованье и заплата из Их Царского Пресветлого Величества казны.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, о реестровом войске; указали говорить на раде сколько быть войсковых козаков тысячам. А что в той статье их написано, чтоб войску заплата из Их Царского Пресветлого Величества казны, и того в тех статьях Богдана Хмельницкого неположено, а положено чтоб быти поборам, где достоит, собирать в скарб Царского Пресветлого Величества, и из того збора давать на войска по реестру, кому что в статьях постановлено, и ныне тому быть также.

И Гетман, и Старшина, и войско Запорожское на Государской милости били челом, и то приемлют, и постановили на сей раде давать по прежнему.

Гетману тысяча золотых червонных на год, Писарю Войсковому и Обозному по тысячи золотых Польских, на Судей Войсковых по триста золотых, на Писаря Судейского сто золотых, на Писаря да на Хоружого Полкового по пятидесяти золотых, на Хоружого Сотницкого тридцать золотых, на Бунчужного Гетманского сто золотых, на Полковников по сто ефимков, на Асаулов полкових по двесте золотых, на Асаулов войсковых по четыреста золотых, на Сотников по сто золотых.

Реестровым козакам быти тридцати тысячам человеком, и давать на человека по тридцати золотых Польских.

А в котором полку будет козаков, и тому учинить реестр, писать которые стари козаки и многую службу служили, и чего старых козаков в полках в тридцати тысячах недостанет, и в то число принимать в козаки мещанских и поселянских детей. А на войско Запорожское на тридцать тысяч быти поборам со всяких маетностей без выбору чьи кто нибудь, кроме монастырей, и из тех поборов давати Великого Государя жалованья Гетману с начальными людьми и козакам по прежним утвержденным статьям. А будет тех поборов сполна Гетману, и начальным людем, и козакам на жалованье против положения сполна недостанет, и те поборы раскладывать по сбору сколько того сбора будет.

А у которых Полковников и Начальних людей маетности есть, и на те их маетности жалованныя Великих Государей грамоты даны, и тех подданных полковником и всем начальним людем, за которыми те маетности есть, судити и приносы вольные у них принимать, и сено и дрова велеть им на себя готовить; а поборы с них на жалованье козакам собирати ровно. А до Митрополичиих, и Архиепискупских, и Епискупских, и за Монастыри в вотчинах их подданных, в податях на войско дела нет, а с сего времени в Архиепископские и Монастырские вотчины вновь никого не принимать, быть за ними старым подданным, и учинить им перепись и кииги, сколько за Митрополитом, за Архиепископом, и за Монастири в вотчинах им подданных, и из мужиков в реестр в козаки не писать и не принимать; а с Протопопских и поповских маетностей поборы на козаков имать против уложения козацких маетностей, а с городов всякие доходы имать по их правам, а Генеральной бы Старшине и знатно заслуженых особ маетностям от всяких войскових поборов быти свободным, и ничего с них в скарб войсковой не имать.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали, повелели тому быть по их челобитью и по прежнему и по нынешнему своему Государскому Указу и повелению.

4.

А как наперед сего заслуженные пожалованы были дворянскою честию, чтоб они при том же чину и чести пребывали, а которые впред заслужат, а Гетман и Старшина бити челом об них Великим Государям, Их Царскому Пресветлому Величеству, учнут, и чтоб Царское Величество и тех тоюж дворянскою честию изволили пожаловать. А кому Гетман и старшина за услугу дадут мельницу или деревню, или кто у кого купит, и универсал свой на то даст, о оних Великим Государем, их Царскому Пресветлому Величеству, бити челом учнут в подтверждение того-б Их Государских жалованных грамот, и чтоб Их Царское Пресветлое Величество пожаловали их, повелели им на те маетности и свои Царского Всличества дать милостивыя жалованныя грамоты.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали их по тому челобитью, и кому даны будут их Государския жалованныя грамоты, и по тем жалованным грамотам теми мельницами и деревнями им владеть непременно, а Гетману тех грамот у них не отнимать, и Их Государского милостивого Указа ничем не нарушать; также какия жалованныя грамоты даны будут кому старшине и знатным особам войсковым, и тем их Государским жалованным грамотам быть в своей же силе, и Гетману тех у них грамот не отнимать.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское на Их Государской милости били челом и приняли то радостно.

5.

Чтоб Царского Пресветлого Величества Послы, и Посланники, и Гонцы во дворех козацких нестановились, и подвод у Сотников, и у Атаманов, и у товарищев войсковых насильством не брали, а чтоб впред дворы им отводили, и подводы давали Старшина Городовая, а сами-б они насильством на дворы не становились, и по полям и по дворам подвод себе не брали, а у кого подводы возьмут, и те-б подводы отпускали назад без задержания.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, указали о тех постоялых дворех и о подводах быть по их челобитью, и те подводы под посланных Царского Пресветлого Величества, едучих с Москвы и назад возвращающихся, также и едучим к Москве и назад возвращающимся давать в городех Полковником и Старшине, кому о том ведать надлежит по подорожным, как и ныне те подводы в городех даются. А посланцам быть от Гетмана к Великим Государем, к Их Царскому Пресветлому Величеству, полсланным к Москве в год по три или по четыре приезда для самых нужных войсковых дел, и чтоб при тех посланцах челеди быть за знатными особы по три и по четыре человека, а больше того не посылать, а не о нужных делех и о всяких ведомостях писать к Великим Государям чрез почту.

И Гетман, и Старшина, и Полковники, и все войско Запорожское на Государской милости били челом и то приняли.

6.

Били челом Великим Государем, Их Царскому Пресветлому Величеству, Старшина и войско Запорожское: когда изволением Божиим случится Гетману смерть, или ино что, чтоб Великие Государи пожаловали их, велели им обирать Гетмана по их правам, и чтоб с Их Государского милосердия даны были Гетману и войсковыя клейноты: знамя, булава, печать и литаври.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали, велели о избрании Гетмана быть по прежним их правам и вольностям с ведома Их Великих Государей, Их Царского Пресветлого Величества, а без челобитья и без указу Великих Государей, Их Царского Пресветлого Величества, им Старшине и всему войску Запорожскому Гетмана не обирать; также и от Гетманства не отставливать, а клейноты, знамя, и булаву, и печать, и литаври держать в бережении; а буде случится тому истеря, и в то место присланы будут от Их Царского Пресветлого Величества новыя войсковыя клейноты.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское на милости их Царского Пресветлого Величества были челом, и приняли то с радостию.

7.

Чтоб повелено было от окрестных Государей с всякие присыльные листы принимать и прочитать, до Великих Государей отсылать, и от себя бы им к ним посылать.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, указали в той статье: Гетману и всему войску отказать, потому что прежним Гетманам Богдану Хмельницкому и иным Гетманам ни с которими Государи таких ссылок чинить невелено, для того что от того чинится в Малороссийских городех многия ссоры; так же и ныне Гетману и всей Старшине к Польскому Королю, и к иным Государем, и к Кримскому Хану ни о чем не писать и не посилать. А сстьли от которых Государей, или от Хана Крымского будут к ним письма, и те письма, приняв, им присылать к Великим Государям к Москве в приказ Малые России, а от себя им против тех писем ни к кому ничего неписать. При том же вечный мир и союз у Великих Государей, у Их Царского Пресветлого Величества, с Королевским Величеством Польским учиненный, ему Гетману, и всей Старшине, и всему войску Запорожскому, народу Малороссийскому содержать крепко, и ни чем не нарушить, а довольствоваться теми городами с принадлежностьми их, которые в договорех именно и пространно изображены; а что по тем же договорам уступлено в сторону Королевского Величества Польского, и в те места не вступаться, и к нарушению договоров никакой причины не давать, а каковы вечные договоры у Царского Пресветлого Величества с Королевским Величеством Польским, и с тех договоров списки к прежнему Гетману от Великих Царей посланы, и ныне они в войсковой канцелярии обретаются; а естьли бы чрез тот же вечного мира договор с Польской стороны на Малороссийской край показались какия противности, и им о том писать к Великим Государям, а самим нарушения никакого не делать. А для защищения Великороссийских и Малороссийских городов от наступления Хана Кримского держать им полки в пристойных местах, и иметь всякую осторожность: а для запертья самого Крыма и промыслу над городками Казикерменом и над иными в приключающееся время, по Указу их Царского Пресввтлого Величества, посылати им войско, а именно в Сечу и в иныя тамошния места, и над городками и под Ачаковым чинить всякой воинский промысл: а Великие Государи, Их Царское Пресветлое Величество, к тем Малороссийским войскам и Великороссийских городов рати, смотря по времени, посылать укажет же: также и Запорожцев держать в прежних местех и борошен, и плату к ним иа всякий годи посылать непременно, по чему тем Запорожцам бывала дача при прежних Гетманах, и тот бомен и деньги отсылать к ним на самый кош Запорожской. А миру Запорожцам с Крымом и с городками никогда не иметь, и остерегать того наикрепко, чтоб из Малороссийских городов в Крым с торгами, и с запасами, и со всякою живностыо не ездили, и лошадей в Крым не продавали.

И Гетман, и Старшина, и Полковники, и все войско Запорожское тот Их Государской Указ приняли, и обещались содержать твердо.

8.

А когда войска Их Царского Пресветлого Величества пойдут против неприятеля, и чтоб они в Украинных городех в козацких дворех не становились, а становились бы у мещан, и вольностей козацких не отнимали, и мужиками и изменниками их не називали, и в проводники их не имали; также и Руских людей, которые на Украину зашли давно, из Украины не вывозить; да и в том на Украине смута была великая, что с Украины выбирали драгунов и беглых людей по многия лета, и то они чаяли, что будто то чинилось не по Указу Великих Государей, Их Царского Пресветлого Величества.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, ратным людем в козацких дворех становиться не указали, а впред становиться им у мещан и у мужиков; а кто учнет вольности их отимать, и изменниками и мужиками козаков называть, и тем Царское Величество указали чинить по сыску наказание. А беглецов из Малороссийских городов служилых людей, солдат, и драгунов, и всяких чинов людей, также людей боярских и крестьян, которые не похотят Им, Великим Государям, Их Царскому Пресветлому Величеству, служить, а люди боярские и крестьяне, своровав и учиня убийство, или разбой, или иное что своровав, или не хотя дать оброку Господам своим, бегают на своевольтво в Их, Великих Государей, Малороссийские городы, и тех беглецов и всяких чинов людей не принимать, и у себя их не держать; а из Малороссийских городов отдавать без-всякого задержания, понеже от тех беглецов многия ссоры происходят, и от того многая смута бывает: а на прежних радах в пунктах то укреплено и душами их утверждено, что тех белецов не принимать, а которые объявятся, и тех отдавать.

И Гетман, и вся Старшина, и все войско Запорожское то приняли, и обещались сей Их Государской Указ содержать твердо.

9.

Малороссийских городов всяких чинов жители, которые в военныя времена пойманы в Великороссийские городы в полон и тем быть в тех городех, куда они заведены; а буде которые уйдут в Малороссийские городы собою к сродичам своим, и кто где жил в прежния свои места, не учиня ни какого воровства, и тем жить в старых своих местех по прежнему, где кто жил; а будет сбежит, своровав, и тех, сыскав, отдавать.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали, велели быть сему по их челобитью.

10.

Будет впред который Гетман, забыв страх Божий и Великих Государей премногую и неизреченную к себе милость, учнет в Малороссийских городех чинити какия ссоры, также как Ивашко Бруховецкий и иные учинили, и им того меж себя остерегать и проведивать, и о том писати к Великим Государям, Их Царскому Пресветлому Величеству, а Гетманским никаким ссорам неверить.

И Гетман, и Старшина, и все войско тот Их Государской Указ приняли, и обещались содержать твердо.

11.

Буде Гетмаи какую проступку учинит, опричь измены, и его без Указа Великих Государей, Их Царского Величества, не переменять, а укажут Великие Государи о том сыскать, и по сыску Указ учинить по их правам; также и Гетману Старшины Генеральной без воли и Указа Их Царского Пресветлого Величества не описався о том к Ним Великим Государям, с уряду никого не переменять же. А естьли которая Старшина пред Великими Государи, пред Их Царским Пресветлым Величеством, объявится в какой винности, также и к нему Гетману в каком непослушании, и о том ему Гетману писать к Ним, Великим Государям и к Великой Государыне, к Их Царскому Пресветлому Величеству, а Их Царского Всличества Указ о том прислан к нему будет.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское тот Их Государский Указ приняли, и обещались содержать твердо.

12.

А буде в Малороссийских городех учнут чиниться какия ссоры от жителей от кого ни есть, и Гетману и Старшине потомуж тогож смотреть и остерегаться на крепко, и о том писать к Великим Государем, к Их Царскому Пресветлому Величеству; а тех людей, от кого какия ссоры в Малороссийских городех учинятся, унимать, и наказывать, и карать смертию по правам их, как о том постановлено на прежних радах.

И Гетман, и Старшина, и войско Запорожское тот Их Государский Указ приняли.

13.

Ведомо Великим Государям, Их Царскому Пресветлому Величеству, учинилось, что всякое междоусобие, и невинних кровей разлитие, и в плен, христианам, от бесурман похищение чинится от своевольных людей, которые, забыв страх Божий и свое обещание, затевают всякия ссорныя и смутныя слова, и от того чинятся великия беды; понеже отставя работы свои пахатные мужики, будники, винокури отзываютя козаками, и от того беды и разорения чинятся великия, а прямым козакам чинят безчестие: и для того чтоб учинить Полковника и козаков, и при нем бы быти тысячи человекам козакам реестровым, и буде где учинятся какия от кого шатости и измена, ему Полковнику тех своевольных унимать по своим правам, как о том их права належат, и давати тому Полковнику и тысячи человекам плату по договору на год, и чтоб они стояли на устроенном месте, где прстойно, ко всем полкам на сей стороне Днепра.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское на Их Государской милости били челом, и приняли то радостно, и обещались содержать твердо.

14.

Малороссийких городов жители приезжают в Московское Государство в Украйные городы, и привозят вино и табак, и продают всяким людем, и от того кабацким сборам чинится поруха и недобор: и чтоб учинить заказ крепкой под жестоким наказанием, чтоб Малороссийских городов жители всяких чинов вина и табаку к Москве, и в Украинные городы, и в уезды отнюд не возили и не продавали, и тем бы Великих Государей, Их Царского Пресветлого Величества, казне порухи и недобора не чинили; а буде в которые Великороссийские городы по уговору надобно будет на кабаки вино, и в те городы по уговору привозить вольно.

И Гетман, и Старшина сей статьи слушав, говорили: «что они о том универсали разошлют по всем городам: буде кто Малороссийские жители с вином и с табаком пойманы будут в Великороссийских городех, и тех с вином и с табаком выслать в Малороссийские городы; а буде приедут и пойманы будут те же вдругие, и у них имать то все на Великих Государей безденежно.»

15.

О имениях козацких, которые свои власные грунты имеют вечные, отеческие, дедичные, купленные, се есть: поля, леса, сенокосные покосы, пруды, мельницы и иные всякие пожитки, тогда и о том смиренно Их Царского Пресветлого Величества Гетман, и Старшина, и войско просят, чтоб товариство войсковое совершенно при прямых грунтах и пожитках были сохранены. А когда на службе Великих Государей смерть постигнет от неприятеля, или своею смертию умрет, тогда при тех грунтах примет жена его наследие, и чтобы теми добрами прямими по томуж всем владети. А естьли бы козак заслуженный имел по смерти, то вольна-б была жена его по смерти от всяких обид, се есть: становищами, и поборами, и подводами всякая Старшина Войсковая ее не отягчали потамест, доколе замуж пойдет, естьли за козака, вольность будет иметь, а естьли за мужика, то будет подлежать должности градской; а которые козаки живут в маетностях духовных особ, и тех заставати при такой же вольности.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали по сей статье, указали против прав их, и вольностей, и Своего Царского Пресветлого Величества жалованных грамот быть также, как и прежде сего наданное им и купленное дано против Королевских привилиев, и быти сему так непременно.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское на милости Их Государской били челом.

16.

А когда войска неприятельския Татарския и за Днепровския козацкия имели-б на сю сторону Днепра наступати войною, тогда смиренно просим Их Царского Пресветлого Величества о скорой посылке против того неприятеля на вспоможение, чтоб те посылки, по Указу Великих Государей, наступающим неприятелям купно с нами отпор давали, и не так как прежде сего бывало, что войско Запорожское писывали, прося себе о скорых посылках, и всегда то продолжалось, и за тем неприятели, наступив страну сию, до последния пагубы привели и изнищили: для чего ныне смиренно просим Их Царского Пресветлого Величества, как скоро учнем просит милости против наступающих неприятелей о посылках, чтоб в то время ратные Их Царского Пресветлого Величества люди с Бояры и Воеводы без продолжения были к нам присланы на оборону; а покаместь Бояре и Воеводы поспешат, чтоб Воеводы, будучие в Малороссийских городех, сколько будет надобно, давали им из городов войска невозбранно.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали, изволяют его Гетмана, и всю Старшину, и войско Запорожское держать в милости своей Государской, и от неприятеля во всякой обороне: а рати Великих Государей в добром обикновении пребывают строением и разсмотрением Великих Государей, и обикли у Бояр и Воевод в полки ходити со всяким ратним устроением, и отпор давати неприятелям., о том им и самим ведомо, а скоростию, и нестроением, и дерзостию ходити не обыкли А будет неприятель Великих Государей на Малороссийские городы наступать, и по Указу Великих Государей ратные люди на впоможение присланы будут: а будет по нестройному какому пути, как осеныо, також и весною, не вскоре будут, и того себе в немилость Государей неставить. А из городов от Воевод и от ратних людей городовая оборона будет, а из города ходить, обороняться вылазками; а будет Гетману идти в поход на неприятеля, и на своевольных людей, и ему давати из Киева, и из Нежина, и из Чернигова, сколько доведется, конных и пеших ратных людей, а быти им в походех с Гетманом на его Гетманских лошадях и кормах.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское на милости Их Государской били челом.

17.

Чтоб Великие Государи, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали Старшину и войско Запорожское, повелели Гетману и армате быти в Батурине.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали их, велели ему, Гетману, жить и армате быть в Батурине, и пожаловали Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, по прежней милости к ним отца своего Государского блаженныя и вечно-достойныя памяти Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, п Белыя России Самодержца, и брата своего Государского блаженныя-ж и вечно-достойныя памяти Великого Государя, Царя и Великого Князя Феодора Алексеевича, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержца, указали при Гетмане в Батурине, для охранения целости его, быть полку Московскому Стрелецкому, а хлебные запасы на тот помянутый полк на весь давать ему Гетману по прежнему.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское на Их Государской милости были челом.

18.

А которые пункты по челобытью Киевских и Нежинских мещан написаны в прежних пунктах прежними Гетманы, и тем всем пунктам указали Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, быти в прежней силе, по прежнему Их Царского Пресветлого Величества Указу.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское на милости их Государской были-ж челом.

19.

Великих Государей, Их Царского Пресветлого Величества, по изволению, для пополнения их Великих Государей казны, ратным людем на жалованья делают в Севску чехи под Их, Великих Государей, именованьем и гербом, и те чехи роздают и уж и роздано многое число в нынешнем Крымском походе Их, Великих Государей, ратным людем в полкех Бояр и Воевод на жалованья, а при отце их Государском блаженныя и вечно-достойныя памяти, при Великом Государе, Царе и Великом Князе Алексее Михайловиче, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержце, також и при брате Их Государском блаженныя-ж и вечно-достойныя памяти, при Великом Государе, Царе и Великом Князе Феодоре Алексеевиче, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержце, прежнего Гетмана Ивана Самойловича было о том чеховом деле покорное челобитье к Их Царскому Пресветлому Величеству, и тех ныне чехов как в Крымском походе в полкех, так и в Малороссийских городех козаки и мещане неберут, а то до сего времени чинилось за непостоянством и за воровством бывшего Гетмана Ивана Самойловича, невелел он универсалов разослать по городам, чтоб те чехи имали без прекословия. И ныне Гетману и всей Старшине тот Их Царского Пресветлого Величества указ, приняв, держать твердо, и послать в городы и в места универсалы с подкреплением смертныя казни, чтоб те чехи ходили обыкновенно, как иных государств такие-ж чехи ходят в Малороссийском крае; а естьли-б кто противен в том учинился, и тем чинить смертную казнь. Да чтоб Гетману и Старшине, служа Великим Государям, Их Царскому Пресветлому Величеству, народ Малороссийский всякими меры и способы с Великороссийским народом соединять, и в неразованное и крепкое согласие придводить супружеством и иным поведением, чтоб были под одною их Царского Пресветлого Величества державою обще, яко единой Христианской веры, и никто-б голосов таких неиспущал, что Малороссийский край Гетманского регименту, а отзывался бы всегда единогласно Их Царского Пресветлого Величества самодержавной державы Гетман, и Старшина, и народ Малороссийской с Великороссийским народом, и вольный переход жителям из Малороссийских городов в Великороссийские городы имети.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское сей Их, Великих Государей, Их Царского Пресветлого Величества, указ и изволение приняли, и обещались содержать твердо.

20.

Да Гетману-ж и Старшине Великим Государям и Великой Государине, Их Царскому Пресветлому Величеству, службы своя м радение показать, для утеснения и удержания Крыму и от нападения их Крымских орд так на Великороссийские, яко и на Малороссийские городы войною сделать на сей стороне реки Днепра против Кодака шанец таковым же подобием, как и Кодак; а на реке Самаре, и на реке Ореле, и на устьях речек Берестовой и Орчика построить городы и населить Малороссийскими жители, и о том послать во все тамошние городы универсалы, чтоб жители на тех местех, кто похочет, поселение свое имели безо-всякого препятия.

И Гетман, и Старшина, и войско Запорожское тот Великих Государей, Их Царского Пресветлого Величества, указ приняли, и обещались в том Им, Великим Государям, Их Царскому Пресветлому Величеству, радети и службу свою показать.

21.

Гетман же, и Старшииа, и войско Запорожское были челом Великим Государям, Их Царскому Пресветлому Величеству, чтоб Великие Государи пожаловали их, указали пожитки все бывшего Гетмана Ивана Самойловича, також и детей его, бывших же Черниговского и Стародубского полковников, отдать им в войсковый скарб.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество пожаловали по их челобитью, указали из пожитков Ивана Самойловича и детей его отдать им в войсковый скарб половину, а другую половину указали взять в свою Великих Государей, Их Царского Пресветлого Величества, казну.

И Гетман, и Старшина, и все войско Запорожское по милости Великих Государей, Их Царского Пресветлого Величества, были челом.

22.

Били челом Великим Государям, Их Царскому Пресветлому Величеству, Гетман, и Старшииа, и войско Запорожское, чтоб для отклонения тягостей в Малороссийском краю аренды не были; а понеже охотницкие полки конные и пехотные под сии военныя времена на оборону Малороссийского края суть надобны, дабы оные были сохранены так, яко при бывшем Гетмане, а давати им плату, сбирая деньги с посполитых людей, которые не написаны в козацком списке. А каким способом те денежные сборы быти имеют, о том Гетман с Старшиною помыслити имеет и поставить на мере; а когда станет то дело на мере, в то время имеют писати о том к Великим Государям, к Их Царскому Пресветлому Величеству.

И Великие Государи и Великая Государыня, Их Царское Пресветлое Величество, пожаловали Гетмана, и Старшину, и войско, указали им о том деле помислить и на мере поставить, чтоб было не к тягости народу Малороссийскому; а охочие конные и пешие полки, на оборону Малороссийскому краю, повелели им держать в полном числе по прежнему.

И сии все выше объявленные и описанные пункты я Гетман, и Старшина Генеральная, и Полковники, и все войско Запорожское, и народ Малороссийский приемлем радостно, и обещаемся Им, Великим Государям, Божиею милостию пресветлейшим и державнейшим, Великим Государям, Царям и Великим Князьям Иоанну Алексеевичу, Петру Алексеевичу и Великой Государыне, Благоверной Царевне и Великой Княжне Софии Алексеевне, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержцам, и Их Государским наследникам, служить по неложному своему обещанию твердо и постоянно безо всякия противности и шатости, и, припадая к Их Государскому маестату, у стопы ног Их Монаршеских, как наипокорнее просим, чтоб они пресветлейшие и державнейшие Великие Государи, Цари и Великие Князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и Великая Государыня, Благоверная Царевна и Великая Княжна София Алексеевна, всея Великия и Малыя России Самодержцы, меня Гетмана, и Старшину Генеральную, и Полковников и все войско Запорожское, и народ Малороссийской содержали в своей Государской превысокой и превеликой и неизреченной милости, и никогда-б Их Государская милость от них отъемлема не была. А для лучшего уверения, мы духовныя особы, на его раду собранныя, и я Гетман, и Старшина, и Полковники, и Сотники к сему Их Государскому милостивому Указу руками нашими подписались, и с повинности нашей до рук ближнего, Их Царского Пресветлого Величества Боярина, и оберегателя, и дворового Воеводы Князя Василия Васильевича с товарищи отдаем. Писано лета от создания мира 7195, а от воплощения Сына Слова Божия 1687, месяца Июля 25 дня.

А руки к сим постановленным статьям, каковы учинены на раде, при Гетманском обирании в нынешнем, во 195 году, притканы сих нижеименнованных начальных и посполитых людей.

Я Гетман обеих сторон Днепра Иван Степанович Мазепа, Их Царского Пресветлого Величества верный подданный, сии пункта власною рукою своею подтвержаю, и содержать буду на веки ненарушимо.

Василий Борковский, Обозний Их Царского Пресветлого Величества Запорожского Енеральный, сей пункт утверждаю рукою власною.

Судия Енеральный Михайло Вуяхевич.

Сава Прокопович, Судия Енеральный.

Василий Кочубей, Писарь Енеральный.

Андрей Гамалея, вместо первого Енерального Асавула Воици Сербана, и за себя, Енерального Асавула, рукою своею подтвсржаю.

Васил Петрович Забела, Хоружий Енеральный.

Константин Дмитриевич Солонина, Полковник Киевский.

Я, Хоружий, Евфим бунчучний, за отца своего и за Якова Лизогуба, Полковника Черниговского и за себе, рукою власною подтвержаю.

Дмитрашко Раица, Полковник Переяславский.

Григорий Гамалея, Пол. Лубенской.

Федор Жученко.

Прокоп Левенец.

Степан Петрович Забела, Полковник Нежинский.

Михайло Борохович, Полковник Гадяцкий.

Вместо Стародубовского Полковника Тимофея Алексеевича я, Василий Кочубей, писарь Енеральный, руку приложил.

Дмитро Глуховец, Обозный.

Федор Васильевич, Писарь.

Леонтий Свечка, Есавул полку Лубенского.

Андрей Яковович, Сотник Лубенский.

Иван Тимофеевич, Сотник Роменский другий.

Василь Лахненко, Сотник Роменский другий.

Сава Сокальский, Сотник Снетинский.

Леско Васильевич, Сотник Сенецкий.

Федор Кратченко, Сотник Лохвицкий.

Михайло Прокопович, Сотник Глинский.

Степан Петрувский, Сотник Городенский.

Василь Громыка, Сотник Смеловский.

А вместо тых всех Сотников и Старшины я, Федор Васильевич, Писарь полку Лубенскаго, руку приложил.

Яков Карицкий, Обозний,

Андрей Ксаенко, Асаул, Прокуп Федоренко, Асаул полку Гадяцкого.

Илько Воронченко, Хоружий того полку.

Иван Озерянский, Сотник Гадяцкий.

Иван Зеленский, Сотиик Зенкувский.

Илько Павлович, тож Зенкувский.

Василь Кирилович, Сотник Опошанский.

Онисим Яковович, Сотник Кошелевский.

Хведор Мишченченко, Сотник Лютенский.

Тимко Пашчеико, Сотник Куземинский.

Юсько Крунский, Сотник Комишанский.

Ювхим Исаенко, Сотник Ковалювский.

А вместо Старшины полковой и Сотников я, Сидор Симионович, Писарь Лютенский, руку приложил.

Исак Ярмолович Веревянка, обозный Стародубовский, на сей час: а вместо его я, Григорий Короткевич, Писарь полковый Стародубовский, руку приложил также и сам подписуюся.

Самойло Иванович, Судия полку Стородубовского, рукою.

Юско Труменко, Асаул полковый Стародубовский.

Давид Пушкаренко, Сотник Стародубовский.

Иван Стягайло, Сотник Новгородский.

Тарас Гаврилович, Сотник Погарский.

Адам Бойдан, Сотник Почеповский.

Терех Ширяй, Сотник Бакланский.

Григорий Семенович, Сотник Мглинский.

Федор Колчевский, Сотник Топальский, а вмеето его я, Григорий Короткович, Писарь полку Стародубовского, руку приложил, также и за инших сотников, вышей написанных, а при тых и за Ларка Тимофеевича, Сотника Шаптаковского, за атаманов куренных и увесь полк подписалемся своею рукою.

Павел Семенович рукою своею.

Иван Ломековский, товарищ знатний войсковый, рукою власною.

Иван Лисица, товарищ войсковый знатний.

Андрей Ребриковокий, Дмитрий Чечель, Андрей Павловский, Андрей Михайловский, Иван Цеханский, Иван Билевич, Гаврило Жеребецкий, Самойло Савицкий, а вместо их я, Григорий Болдаковский руку приложил.

Игнат Григорьевич, Федор Грегорьевич Карповичов.

Сергей Васильев Солонина, Сотник наказный Козелецкий.

Петро Максимович, Сотник наказный Острицкий.

Федор Шавула, Сотник наказный Носовский.

Иван Яковенко, Сотник наказный Кобызский.

Иля Гриценко, Сотник наказный Гогомовский.

Федор Микитенко, Сотник наказный Бобровицкий.

Василь Илисиковый, Сотник наказный Моровский.

Петр Андреевич, Обозный наказный Полковый Киевский.

Иван Гутор, Асаул наказный полковый Киевский, а вместо тых всех я, Григорий Болдаковский, руку свою приложил.

Харко Романенко, Асаул полковый Переяславский, а в его место я, Григорий Болдаковский, подписался.

Григорий Болдаковский, Канцеляриста Войсковый.

Михаило Малковский, Канцеляриста Войсковый.

Клим Долгополой.

Лукам Петровский, Канцеляриста Войсковый.

Семен Кичарский, Канцеляриста Войсковый.

Андрей Константинович Солонина.

Иван Савич.

Семен Савич, вместо себе и брата своего Ивана, я, Семен, руку приложил.

Василь Велецкий, Канцеляриста.

Ларко Тимофеевич, Сотник Шептаковский, а вместо подписался я, Григорий Короткевич, Писарь полковой Стародубовский.

Федор Король, товарищ сотне Кролевецкой.

Сава Стефанович, Канцеляриста Войсковый.

Кондрат Грудяка, Семен Карпика, товариство Глуховское, Гаврило Ясликовский, писарь Глуховский, который и вместо вишей поименованных рукою власною подписуюсь.

А вместо полков на службе монаршой, Их Царского Пресветлого Величества, зостаючих на Запорожью, Черниговского, Переяславского, Прицкого, Миргородского, охотницких конных: Новицкого и Пашковского, и пехотных: Яворского и Герасимового, и пехотных: Иванеевого и Кожуховского за самых тых полковников, за старшину их Полковую, за Сотников, и за Атаманов куренных, и за всю чернь рядовое товариство, я, Василий Кочубей, Писарь войсковый, власною рукою подписуюсь.

Вышеписанныя, постановленныя при Гетманском обретении, статьи слово в слово написаны в другой ряд, к которым подипсались руками своими духовные чины Малороссийских городов таковы:

(За сим следуют теже самые статьи.)

А руки к сим постановленным статьям, каковы учинены на раде, при Гетманском обирании, в нынешнем 195 году, приписаны понижеименованных духовного чина людей:

Смерени Гедеон, Метрополит Кеевский, Галицки, Малороссийски, рукою власною.

Смиренный Лазарь Баранович, Архиепископ Черниговский, Новородский рукою власною.

Киевского Печерского Монастыря недостойный Архимандрит Варлаам Ясинский рукою власною.

Антоний Радивиловский, Игумен монастыря Свято-Никольского Пустинного Киевского, рукою власною.

Феодосий Углицкий, Игумен монастыря Киево-Видубицкого Михайловского, рукою власною.

Силвестр Головчин, Игумен монастыря Михайловского Золотоверхового Киевского, рукою власною.

Инокентий монастирский, Игумен монастыря Кириловского Киевского, рукою власною.

Феодосий Гугуревич, Ректор и Игумен монастыра и Коллегиум Братского Киевского, рукою властною.

Феодосий Васковский, Игумен монастыра Межигорского Спаского Киевского, рукою власною.

Варлаам Страховский, Наместник Свято-Софийский.

Иер. Паисий Клепен, Наместник Печерский Киевский, рукою власною.

Еромонах Иосафат, Старец соборный Печерский Киевский, рукою власною.

Иоасаф Кроковский, Префект Коллегиум Киевского, рукою власною.

Иоан Углицкий, Протопоп Киевский, рукою власною.

Статьи Гетмана Ивана Скоропадского

Пункты первого доклада Великому Государю нашему, Его Царскому Пресветлому Величеству, под Решетиловкою поданные.

Решительный Указ Великого Государя, Его Царского Величества, на прошение, поданное Его Царского Величества обеих сторон Днепра Гетмана Ивана Ильича скоропадского, со всем войско Запорожским писанное в обозе под Решетиловкою Июля 17 дня 1709 году.

1.

По превеликой милости своей изволил Ваше Царское Пресветлое Величество, при избрании и наставлении мене, Гетмана и Старшины в Глухове, обещати заховати и утвердити все наши войсковые вольности, права и порядки наших статях, якие были от Пресветлейших и Самодержавнейших Великих Государей, Царей л Великих Князей блаженныя и вечно достойныя памяти отца и брата Вашего Царского Величества за прошлых Гетманов, всему войску Запорожскому данные и утвержденные. — Про то теперь о милостивое тих статей, вольности и права наши утверждаючих, на давние Вашего Царского Пресветлого Величества всепокорнейше молим, а зверх тих статей о всех нуждах наших милостивого Вашего Царского Пресветлого Величества просим призрения.

на 1.

Права, и вольности, и порядки войсковые отпрежде бывших Великих Государей, Царей Всероссийских, и от Его Царского Величества прежних Гетманов в статьях изображенные, и особливо на которых приступил Гетман Богдан Хмельницкий с Малороссийским народом под высокодержавнейшую руку блаженныя памяти Великого Государя, Царя Алексея Михайловича, Всероссийского Самодержца, Великий Государь, Его Царское Величество, в грамоте своей, за подписанием своея Монаршеския руки, при наставлении его господина Гетмана в Глухове на Гетманской уряд Генерально уже подтвердить изволил, и оные и ныне ненарушимо содерживать по милости своей Монаршей обещает; а статьи ему Гетману обстоятельные во утверждение того против прежнего дадутся впред сколько скоро время допустит, понеже ныне за краткостию времени и за походом Его Величества в Польшу того учинить невозможно.

2.

Когда по премощнейшем Вашего Царского и Величества Указу случится от нас без Енерального походу з частью войска Малороссийского на службу выйти, где потреба укажет, тогда тот, кому над помененным нашим войском вручена будет от зверхности Гетманской команда, абы, по благо призрительной Вашего Царского Величества милости и повелению, сам не будучи у Енералов и офицером под командою подлуг Указу Пресветлого Величества по согласию з ними войско себе врученное управлял. А то для того чтоб Господа Генералы и офицеры не заживали козаков довоженья дров, сина и пасения быдла и коней, як перед тым в розных до Польщи походах делося, що себе войско за великую прикрость, нужду и утиск имело.

на 2.

Чтоб наказным над Малороссийскими войски не быть под командою Великороссийских войск Генералов, тому збытися невозможно, ибо з-начала всегда они безпрекословно бывали под командою Полковых воевод войск Великороссийских и Генералов; а помянутым Генералом от его Царского Величества накрепко указано будет, дабы козаков, кроме войскового дела, ни на какие свои преватные услуги не употребляли, а войсковые дела управляли с совету и согласия с наказными; а буде Генералы то чинить будут противно Его Царского Величества Указу, и ему Господину Гетману также и наказным о том доносить Его Царскому Величеству, за что воспримут оные яко преступники Его Царского Величества указов жестокой гнев.

3.

Артиллерия войсковая, которая, по измене Мазепыной, з Батурина взята, а в Севксу теперь найдуется, всепокорнее просим Милостивого Вашего Царского Величества указу, дабы войску нашему была отдана.

на 3.

Часть не малая Артиллерии в Батурине взятой, отдана по прошению Господину Гетману, а достальные трики имеют на

память измены Батуринской, яко против его Царского Величества войск от изменников употребленные, отвезены быть в Московской Цейхауз, по обычаю всего света, что все в неприятельских руках хотя 24 часа бывшее за добычь признавается.

4.

Арматы, взятые в полку Гадяцком з розных сотень и в Харков запроваженные, абы были тем же милостивым Вашего Царского Величества указом приверненные, також местечко Котелва, которая всегда до полку Гадяцкого надлежала, абы и теперь по прежнему до того полку прислушала.

на 4.

Пушки, взятые из полку Гадяцкого для наступления неприятельского из некрепких мест, отдать Его Царское Величество попрежнему укажет, кроме тех мест, которые в измене против Его Величества явились, а местечко Котелва, Присутстве Ахтырского полку от Его Царского Величества к тому полку определено в ведение, того ради того Его Царского Величества указу ныне уже отменить не возможно.

5.

Господа Воеводы где колвек по давних президиях зостают абы до жадных порядков и дел полковых и градских неитересовалися, але себи самых замков пильновали и людей Малороссийских разсвирепевших и власти себе належной непослушливых на службу не приймали, так теж обид людем меским нечинили, и сами себе в приключающихся справах управы без Старшины нашой нечинили. — Кгарнизони ново по городах некоторых Малороссийских для неприятельского нашествия осажанные, абы теперь когда неприятель преславно и вечно памятно щастьем и непобедимими Вашего Царского Величества силами есть побежден, же весьма в отчизне нашой не обретается милостивым Вашего Царского Величества повелением были зведенные.2

на 5.

Воеводам, по давнему обычаю въ Украине пре- бывающим, Указом Его Царского Пресветлого Ве личества подтвержено будет, дабы до Малорос- сийского народа людей без указу отнюд неин- тересовались, и прав их и волъностей не наруши- вали, и в-суды и росправы их не вступалисъ; а до кого з-Малороссийского народа какое важное дело будет, о том с-согласия тех мест полковников или Старшины розыск и справедливость по правам их чинити, кроме Государственных дел, яко измена и про чое тому подобное. Изгородов же, в которых неприятельское Кгарнезони Великороссийские введены, уже оные выведены, кроме Полтавы, из которого Кгарнезону выводить невозможно, ибо большая часть городов того полку были в бунте обще з-Запорожцами; того ради опасно оной яко крайний город без Гварнезону оставить, дабы теже бунтовщики Запорожцы с едномысленники своими неучинили паки какого возмущения.

6.

На козацких дворах самовольне абы никто з-Великороссийских людей нестановился, але же бы там становилися посланныи и посланники где от старшины городовой или сельской указано будет, бо чрез тое волность козацкая, за которую едину толки служат, нарушается.

на 6.

О сем крепкой заказ учинен будет; но ежели какие обиды от войск Великороссийских впред где случатся, тоб о том объявляли будучему при Господине Гетмане, для всяких дел Его Царского Величества определенному, ближнему Стольнику Андрею Петровичу Измайлову. Также буде то в Киеве или в близи оного случится, то Воеводе Киевскому Князю Дмитрию Михайловичу Г о л и ц и н у, которые о том по розыску будут чинить справедливость.

7.

Подвод жебы самоволъно не брано, и коней взятых в подводу не завожено, яко перед тих в сих часах на килко тысяч зрозних полков забрано и не отдавано, также и вымыслов на ратушах и над-людьми, збытков бьючи их и милосердуючи не чинено-б, а особливе войска Великороссийские, когда случится им переходити через Украину, обы обид и разорения людям Малороссийским не наносили и нечинили.

на 7.

Чтоб постою на козацких дворах без крайней нужды не было, о том подтверждено будет Великого Государя Указом; а что при том в той стате и лицу Великого Государя выражено, что за одну козацкую волъность, которая тем нарушается, они служат, и того было так выпи-сывать ненадлежало, ибо весь Малороссийский народ довольно милостей Царского Величества имел и ныне имеет в содержании всех превилей, и волъностей и свобод их паче всех иных народов, и сверх того всего какая оборона ныне чрез персональной привод и мужественное оружие Его Царского Величества с поражением неприятеля и разорителя Малороссийского краю Короля Шведского, изменника Мазепы учинена, и они от крайней погибели и руины и порабо-щения освобождены, так-же и в прошедших вре-менах от наступления Польского Турского и Та-тарского от войск Великороссийских всегда охранены, и за то довольны причины весь народ Малороссийский Его Царскому Величеству слу-жить верно паче прежнего.

8.

В нынешнем времени за уведением неприятеля Шведа через проклятого Мазепу и его единомысленников великое по многих полках и местцах учинилось разорение, также уставичными походами козаки вельми знищели, прето для тих нужд и подможения, а паче для построения разоренных сожженных не маль по всей Украине селений, просит на лет кильки от службы войсковой.

на 8.

Для нынешнего разорения Малороссийского краю, милосердствуя Его Царское Величество, о оном указал нынешнее лето войско уволнить от воинского походу, кроме разве самой крайней нужды, и то некоторого числа ко охранению сего края, по требованию случая.

9.

Любо то Запорожцы проклятые через явную свою измену и противность утратили сечь, однак, понеже весь Малороссийский народ одтоль рибами и солью питался и на всяком зверу имел добичь; абы и теперь по ускромлению помененных проклятых Запорожцев милостивым Вашего Царского Величества указом вольныйтуды з-Украины был путь для помянутой добычи яко от господина Воеводы Камянозатонского, так и от людей, в Кгарнезоне том будучих, таковым промешленникам жадная не чинилась обида и препятие.

на 9.

Сие позволение Малороссийскому народу по милости Царского Величества дается, и о том совершенное определение как потому порядным образом чинитися учинено будет вскоре, а пока то состоится ныне, того позволить не возможно, ибо опасно, чтоб под таким предлогом бунтовщики Запорожцы в тех местех паки не возгнездились и собрания бунтовския не учинили.

10.

Един проклятый Мазепа з-малым своим единомисленников числом изменил Вашему Царскому Величеству, а на всех нас, при верности Вашего Царского Величества непоколебимо зоставшихся, порок и досада от Великороссийских людей, когда называют нас изменниками, натягается; прето аби всемощнейшим Вашего Царского Величества и тая досадная укоризна заказанна была Указом.

на 10.

О сем всегда от Его Царского Величества запрещение было, дабы верных Его Царского Величества подданных Малороссийского народа никто изменниками называть не дерзал, ибо кто тому преступлению не виновен, и ныне тож Указом Его Царского Величества еще накрепко заказано будет.

11.

Войска охочии, которые верне служили и служат Вашему Царскому Величеству, яко то компанея Хведкова, Ковбасина и Чугина, также Сердюцкий полк, Бурляев в яких прежде полках мевали станции з тых полков иные чрез неприятеля разорены, а до инших Шведов Полковников для прокормления послано за чим где тии компанеи и сердюки впред мают мети станцию, и откуду плату и месячное о которое уставичне будучи и наги, по все часы упоминаютея на тое отнюд жадного так готового скарбцу, яко и способу иле под сие разорение отколь бы оных грошей на заплату помянутому охотнецкому войску и на всякое иные расходы и потреби войсковые взяти не имеют. Скарби зас войсковые и изменничий Мазепин одни разобраны, другие з-ным же завезены, а нам з-оных ни единой деньги не осталося, в том теди просим Вашего Царского Величества, призрительного разсмотрения и милостивого Указу.

на 11.

По нынешний нужднейший час надлежит охотничия полки поставить для препитания на станциях в тех местах, где великого разорения не было, для чего оные полки ныне от походу военного уволняются, а понеже впред потребно вскоре определение учинить приходам как заплату самим полкам, так и на иные расходы и потребы войсковые нужным. Того ради потребно, дабы Господин Гетман прислал и Его Царскому Величеству немедленное известие, какие при прежних Гетманах, також и при последнем бывшем изменнике Мазепе, были положены на народ Малороссийский налоги и подати, и с чего какие в войсковой скарб и на прочия иждивения приходили со всех полков доходы, и потому может Его Царское Величество легко о всем для порядку определение учинить дабы то ко всех удовлетворению и безнародного отягощения было.

12.

Прежде нашествия неприятельского двори по Указу Вашего Царского Величества в Чернигове, и внутрь города, и по за городом на тридцать сажен положенные зостали, о тих по челобитью граждан Черниговских Милостивейшего Вашего Царского Величества просим Указу, абы могли они знову на тих купленных пляцах селиться, поневаж оные суть не малым их коштом покупленные.

на 12.

Понеже двори в Чернигове ломали для укрепления и безопасения фортеции Черниговской, того ради невозможно тех дворов, для лучшего впред состояния той фортеции позволить паки строить, но отвесть тем, у которых те двори сломаны под строение в иных местах удобных земли сколько пристойно.

13.

Со всенижайшим Вашему Царскому Пресветлому Величеству нашим поклоном и о сем всепокорнее челом добиваем, дабы в надлежащих потребах власные именные Вашего Царского Величества Указы не от многих в различные Рейменту Гетманского полки и городы, но от Вас Великого и всенадежно-милостивого Государя нашего, и не до кого иншого токмо до самой власти Гетманской были посланные, и дабы тые Гетман от себе в городы Рейменту своего розсылал.

на 13.

Как прежде сего было определено, так и ныне Царского Величества Указом подтвердится, чтоб все Указы Великого Государя надлежащие в Малороссийский край посиланы были к одному Гетману и с приказу Малыя России, и от Министров Его Царского Величества, которым те дела вручены суть, а не от кого иного.

14.

По всепочтеннейших Вашего Царского Величества подорожних грамотах, за которыми еще больш, и под чиим именем подорожними меются, по городах и селах Малороссийских видавати подводы, и о том просим указного Вашего Царского Величества определения.

О сем всем паки и паки припадающе под-победительные Вашего Царского Величества стопы, неотреченной милости и всемощнейшего грамотного Вашего Царского Величества Указу вторично и всесмирнейше просим.

на 14.

Давать по подорожным подводы надлежит с Москвы за подписанием Судей Малороссийского, а почтовые из ямского приказов; а из походу за подписанием Господ Фелдмаршалов и Министров Посольских дел, також главную команду имеющих Генералов, ежели в котором особливом Корпусе войска кому команду имети прилучится, а из городов знатных за Воеводскими или Коменданскими руками.

Дан в Киеве

Июля, 1709 году.

Пункты во всемилостивейшее самого Императорского Величества разсмотрение и решение

1.

Малую Россию, чрез тринадцать год от станции и переходов войск армейских в люде и в-пожитки ныне оскудевшую, благоволи Ваше Императорское Величество, по своем высоком милосердию, ради всемирной радости в оной станции, миловати обще со всеми Малороссиянами, рабски молю. Ибо так козаки яко и посполитые остались малочислены, с которых козаки знести того не могут, чтоб и драгун кормити и по званию своем Вашему Величеству служити, як и ныне под Ладогу и до Царицына двадцать тысяч козаков з-Малой России вышло, а домы их от кормления драгунов не свободны суть.

Ныне чинится распоряжение войску, как сам ведаеши и когда то окончается, тогда великая убавка будет; а ныне быть по прежнему, а особливо для Турской стороны, понеже бунтовщики Персидские ищут Турецкой протекции, и чтоб из того что не произошло.

2.

Везде в Империум Всероссийском за подводы ямские и почтовы курьеры и всякие переезжаючие дают прогоны, а в Малой России толко за ямские начинают платить, а больше того что всякие посыльные не платят, емлют подводы насильно. Сего ради покорнейше прошу Величества Вашего повелеть, дабы и в Малой России, ктоб ни ехал, за всякие ямские и почтовые подводы платил прогоны.

Платить так как во всем Государстве платят, и насильно не брать.

3.

Господину Г е н е р а л у Губернатору Киевскому и Комендантам, по Гварнезонам в Малой России будучим, да повелит Ваше Императорское Величество до судов и правления Малороссийскаго не вступаться, и указов никаких от себе до Старшин Малороссийских не засилать, всесмиренно просим.

4.

Киево-Губернские офицеры и солдаты, по границе в Малой России на форпостах стоячие, всякую себе живность от обывателей берут, а сверх того указа к ротам же с ними будучим кони в подводы емлют, и самими козаками, як служащими своими, работают, да и купеческих людей, особливо зимою на холоде и голоде для взятков долго удерживают. Сего ради рабски прошу Вашего Величества повелети тыя форпосты ради таких трудностей людских сняти, или указом чинить того воспретить.

на 3 и 4.

Определится Брегадир з 6-ю его помошниками, которому велено все чинить по трактату, учиненному с Хмельницким, о чом пространно усмотришь ко удовольству из Указа, вам подписанного в 29 сего месяца.

5.

В полках Стародубовском и Переяславском давно уже нет Полковников, и для того там не могут быти порядочныя управы, да и для службы впред Вашего Величества, як и ныне оная отправлена под Ладогу и до Царицина, надобно быть целым командиром. Сего ради прошу Вашего Величества повелеть мне ныне на тыя праздныя полковничества с Малороссиян верных и в войску заслуженных избрать и поставить, за согласием Старшины Генеральной и Полковников вольными голосами, по обыкновению.

Определение учинится вскоре.

6.

Великороссийской и Литовской породы раскольщики в полку Стародубовском и Черниговском, на власных тамошних жителей землях мешкаючие, описаны прежде сего на время там быть до виводу, где поселится; живучи много пакости людем делают отнятием грунтов чужих, прельщением благочестивых в зловерие свое. Сего ради покорнейше прошу Вашего Величества повелеть оных раскольщиков с помянутых полков вывести.

Учинить решение в Сенате.

7.

Асаул Слободских полков Ахтирский, прозванием Шарий, намеревает вновь города саживать на собственных Полтавского полку землях, а Осипов, тех же полков слободских Брегадир, через межу Гадецкого и Полтавского полков не мало занял земель с людскими жилищами. Сего ради покорственно прошу Величества Вашего повелеть тое новонамеренное городов на Полтавских землях строение отставить, и старую межу Малороссийскую от Слободских полков поновить и подтвердить, чтоб чрез тое старые городы и села не разошлися и не опустели.

Учинить решение в Сенате, чтоб было без обиды, и, буде непотребно, отставить.

8.

Два полка солдацкие, при мне в Глухове зостаючие, козаков и посполитых утесняют зело в-квартерах, и правиянт от их же себе емлют. Сего ради рабски прошу Вашего Императорского Величества повелеть, ради полегчения людского, быть при мне одному полку, а другий поставить и сунтентовать в Севской провинции, где солдаты и домы свои имеют.

Вашего Императорскаго Величества найнижайщий раб зо всем верным войском Запорожским и поспольством Малороссийским всесмиренно челом бью.

В подлинных подписано.

И в а н Скоропадский Гетман.

Быть по старому.

В подлинном написано: Его Императорское Величество сии пункты изволил подписать в Преображенском, Апреля 29 дня 1722 года.

Статьи Гетмана Данилы Апостола

Всепресветлейшему, Державнейшему Великому Государю Петру Алексеевичу, Императору и Самодержцу Всероссийскому, Государю нашему Всемилостивейшему верные подданные и нижайшие рабы: Гетман Данило Апостол, Старшина, Генеральные Полковники, Бунчуковые товарищи, Старшины Полковыя, Сотники и все войско Запорожское челом бьют и милости просят.

Понеже Ваше Императорское Величество, наш Всемилостивейший Государь, по своем превысочайшем благоутробии, при благосчастливейшом восприятии Монаршого престола, соизволили народ Малороссийский призреть милостивейше, и повелели быть в Малой России во всем потому, як прежде Богдан Хмельницкий со всем войском и народом Малороссийским пришли в подданство Российского Империум; того ради мы, нижайшие и верные подданные, Гетман со всем войском Вашего Императорского Величества Запорожским и всякого звания духовного и мирского чина Малороссияне сие наше рабское всеподданнейшее челобитье Вашему Императорскому Величеству принося, просили всенайпокорнейше, дабы Малороссийския права, порядки и вольности войсковые, так как были при Гетману Богдану Хмельницкому блаженныя и вечно-достойныя памяти Прадеда Вашего Императорского Величества Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца последовательно, и по нем святоусопших прародителей Ваших Императорского Величества Всероссийских Самодержцов, при других также бывших Гетманах премощнейшими утверждены грамотами, и ныне могли быть в неотъемлемой Вашего Императорского Величества милости свято содержаны, в чом всепокорнейшего нашего прошения следуют пункта.

1.

В начале сего нижайшего Нашого челобитвия последуя Богдану Хмельницкому, первый оного статейный пункт всеподданнейше предлагаем, який от слова до слова так ся в себе имеет, дабы его Царское Величество волил подтвердити права и вольности наши Войсковые, як из веков бывало в-войску Запорожском, чтоб своими правами суживалися и вольности свои имели, в добрах и судах, чтоб не Воевода, не Боярин, не Стольник в суды войсковые не вступалися, но от старшин своих чтоб товариство сужены были, где три человека козаков, тогда два третьего должны судити. По сем Богдана Хмельницкого пункту всесмиренно просим Вашего Императорского Величества милостивейшим указом подтвердить стародавние права и волности наши, дабы Малороссийского народа всякого звания люде судимы были по своим артикулам од своих людей, которые бы по разсмотрению Гетманском и по общом согласном избрании добросовестные и в делах правних искусные, так в Енеральном и в полковых судах подлуг давнего обыкновения бы учреждены. По сему так быть, токмо три человека Великороссийских в суде Енеральном заседают.

Против 1 пункта изъяснение:

Сей первый Богдана Хмельницкого пункт, что в нем написано: где три человека козаков там два третьего должны судити, в такой имеется силе: положено сие в пример таковый, когда случается в войсковом походе в куренях товариству имети посвары или якую зваду в малом деле, в ту пору Атоман и Куренный, который равен прочим в двозе, з другим товарищем прекращаючи завод, третого судят; когда же в домах до Старшины приточатся заводные правы в поточном деле, тогда обыкновенно первее сельским Атаманом козаков рядовых, а Войтам мужиков судит и расправлять; яким судом сельским если скаржачии не довольны будут, удаются до уряду Сотенных и градского; еслиж там належитой не одержат расправы, приходят к суду Полковому; когда-же Полковим судом супплекант недоволен будет, теди может аппелиовати до Суду Енерального. Еслиж бы кто и декретом суду Енерального неконтентовался вольно аппелиовати до самого Гетмана, который, ежели увидит назбыт затруднение справы (хочай бы судом Енеральным дексидованы были), велит в собрании Генеральным персон и Полковников общим следствием аппробовати; и буде ли покажется якое дело важное; наипачеже касаючееся интересу Монаршого, таковой значной и великой справы неоканчевая, Гетман з Старшиною и Полковниками описуются до двора Монаршого, прося зверхнейшего Его Императорского Величества Указу, по которым бы могла крайне вершитися таковая справа многотрудная или интересное дело. А что на Малороссийские суда нанесен порок о накладах и взятках, будто хто больше даст, того хочай виновного оправдают, а хто убогий не имеет чего дати, того хочь в невинности чинят виновным; о сем покорственно доносим, и прежними часы, когда вольными голосами добросовестнии в Енеральном и Полковом судах избираны были судьи, тогда без жадных коррупций в сущую правду всякому обидимому чинено слушную управу: ибо всяк, опасаясь лишения чина, содержал радетельно надлежащее в поверенном деле правление; но тот на суди порок наведен при бывшом Г е т м а н у Скоропадском, которого свойственник Черниш не но обыкновению прав козацких и не извольных голосов, но приватными фаворами учинен судиею Генеральным; и колико неправости в судах и волокиты он Черниш делал, также, что взятки от многих брал, публиковано сие всенародне печатным вечно блаженной памяти Императорского Величества манифестом; того ради вечно достойной памяти Его Императорское Величество повелел был учредити Коллегию Малороссийскую для чинения в судах справедливости; но оная Коллегия во всю бытность свою некому жалобливому, як было на клика тысячей супплек, неучинила по правным артикулам управы; токмо беручи взятки волокитами продолжала справы, покамисть обидве спорные стороны, крайне убиточившись, мусят бывало чрез мировие письма з собою погодиться; а сколько бывшей Коллегии Малороссийской члены взятков и скупов побрали, о том особливое явствует ведение. З яких мер вышереченный на Судьи Малороссийские нанесенный порок не имеет всех касатися, ибо аще милостивейшим Его Императорского Величества указом учреждены будут по прежним обичаям суде Енеральные и Полковие, люде доброй совести и досведчоность искуства, еще же подварунком штрафа и лишением чина за неправость и взятки обовязанныи надеемся и несумненно уповаем их во всех Генеральном полковых и протчих судах не похабная будет правда и справедливость всякому чинена, чого Гетман, абы не был за тое в ответе, меет по своему званию на крепко постерегати.

2.

Когда Божиим судом случится смерть Гетману, дабы войско Запорожское, сами меж себя, вольными голосами избирали Гетмана достойного на тот уряд з родимцов Мало российских, як прежние Гетманы при избрании получали милостивейшие Монаршие грамоты во утверждение уряду и правлениия Гетманского, такожде и клейноты, власти Гетманской приличные: так и ныне онуюж непременную Монаршую Вашего Императорского Величества милость всеподданнейше просим

По сему так быть.

Другий пункт сам в себе изъяснен.

3.

Як издревле в войску Запорожском бывало, и в статях Гетманов закреплено, так да повелит Ваше Императорское Величество Енеральную Старшину и Полковников, Полковую Старшину и Сотников избирать вольными голосами за ведомом Гетмана кого по достоинству и заслугам усмотрят из родимцов Малороссийских: ибо определяемая указами Старшина в надежду того, что без указу отставлен не будет, делают подкомандным обиды, налагают незносныя тяжести, не имея жадной оседлости своей, насильно у людей отнимают грунта, хотячи з-такимы поровняться, якие з-дедов и отцов своих имеют добра довольные и оседлости, з чого происходят частые жалобы и непрестанныя турбации; когдаж с вольными голосами на власть хто произведен будет, то опасаясь, дабы и оной не лишился, содержатимет доброе и безобидливое обхождение и, доволен будучи власною оседлостию своею, подкомандным своим жадного не будет чинить отягощения, якое старшин на всякой уряд вольными голосами избрание по стародавном обыкновению;—дабы милостивейшим Вашего Императорского Величества Указом было подтвержено, Монаршого призрения всепокорнейше просим

По сему так быть, только у Кандидаты двух или трех изобрать.

Против 3 пункта изъяснение:

Третий пункт з-выражним изъяснением написан в таковой силе, дабы всяк, ищай себе в войску Запорожском доступити уряду, старался первие верными в военных оказиях Его Императорскому Величеству службами заслуговатися на респект и пролюцию, якож иные при заслугах отческих будучи и сами до службы войсковой згодными, а другие вновь сами собою являючи в верных Монарших службах воинскую исправность; ещеже к тому разумом и нравом доброго суть состояния, и вольными голосами народное изволение на таковых избрание согласует, сицевии достойны суть у чины производимы быти. З сего пункту не весьма выключаются иноземцы, обикновенно бо в чинах Малороссийских таковым иноземцам быть, которые перве верными Его Императорскому Величеству службами в войску Запорожском заслужившися, и приобыкши правам и порядкам Малороссийским, по годности могут вольными голосами, яко и родимцы Малороссийскии, производими в чины пристойные.

4.

Яко за прежних Гетманов город Короп з уездом определен был зимовой станции лошадям и служителям артиллерии войсковой Енеральной для споряжения фманов и протчих артиллерийских припасов, так бы и ныне, дабы тот город Короп з уездом по давному обыкновению артиллерию Енералную войсковую належал, милости Монарха всепокорнейше просим.

По сему так быть.

Против 4 пункта изъяснение:

На четвертый пункт иж тот город Короп за прежних Гетманов всегда на артиллерию Генеральную належал, явствуют известные документа.

5.

В 1722 году в пунктах Гетмана Ивана Скоропадского просительных написано, чтоб малую Россию через многие года од продолжаючайся станции и переходов войск армейских в люде и в пожитки оскудевшую в оной станции помиловать. Под сим пунктом блаженныя и вечно-достойныя памяти Его Императорского Величества, деда Вашего Величества, собственною рукою подписано: “когда расположение войску учинится, тогда великая убавка будет.” Сего ради и ныне всепокорнейше просим Вашего Императорского Величества благо-призтрительного на народ Малороссийский станции войск армейских помилования, ибо посполитых людей знатно умалилоса з яких многие отошли на тую Днепра сторону; а положенная Консистентов Диспозиция по сю пору в непременном содержится комитете и хочай для помочи крайне обнищавших умаливших посполитых людей, дабы оные до донца не поросходились прилучши в пирож к станции повинность и рядовые козаки до получения в том респекту и милости Монаршей однак и козаки разными долговременными войсковыми походами пришли в последне убожество; а иные на тых же Вашего Императорского Величества службах поумирали, жоны же их обудовевшия, при нищете оставшись, також и самые козаки, чтоб и служить по своему званию и кормить Консистентов весьма тоей тяжести нести не могут, да и за преждебывших Гетманов по высокой милости святоусопших предков Вашего Императорского Величества от Хмельницкого до Скоропадского того в Малороссии не бывало, а ныне не только Великороссийскими войсками, но и Меклебурцами и Сербами зело народ Малороссийский обтяжен, и все обще ищут и просят в том милости Вашего Императорского Величества.

По сему пункту стояти Великороссийским полкам.

Против 5 пункта изъяснение:

В пятом пункте покорное наше челобитье изображено того ради, что перед сим на прошение в том покойного Гетмана Скоропадского Монаршия вечно блаженной памяти Его Императорского Величества собственною рукою учинена помета з милостивым обещанием таковая когда расположение войску учинится, тогда великая убавка будет, потому мы ныне взглядом Консистенции квартируючих в Малой России полков Великороссийских призрительной милости Его Императорского Величества, щастливе нам Государствуючого, всепокорственно просим.

6.

За прежних Гетманов содержались в Малой России охочокомонные и охочопехотные военных людей полки для употребления оных во всяких воинских оказиях; ибо покамист козаки городовые и реестровые з полков выберутся од долгов своих, они охотницкие всегда готовы на скорые подъезды для добытия языка, для первой стражи, и в час баталей первый фрунт против неприятеля выдерживают; зверх же того сердюки всего ходили при Генеральной Артиллерии и при Гетманах, а компанейце когда походу нет паси пограничные длание для исправления скорейшего интересов Монарших посилки одправуют и весьма в войску Запорожском потребна суть, которым охотным жолнерам плата давана из скарбу войскового од Гетмана, а на зимних квартирах станцию свою имели по людям посполитым. И ныне по давним обыкновениям охочекомонным и охочепехотным полкам да повелит Ваше Императорское Величество на свою Монаршую службу быть устроенным для всякого потребного в военных оказиях и в протчих Вашего Императорского Величества интересах случаю, милости Монаршей всеподданнейше просим.

По сему пункту тром полкам найдоватись, в которых бы было по пять сот человек.

Против 6 пункта изъяснение:

Шестой пункт о полках охочекомонных и охочепехотных сам в себе изъяснение являет.

7.

Як в премощнейшой Вашего Императорского Величества грамоте, прошлого 1727 году, Июля 25 дня, на избрание Гетмана выданной, изображено: иж зборы пред сим од Коллегии Малороссийской определеннии милостивым Вашего Императорского Величества указом во вся отставлены, так дабы и впред сборы оные в войску Запорожском не были отновляемы милости Монаршей всепокорнейше просим. — Понеже при Гетману Богдану Хмельницком и по нем при других Гетманах за достоблаженных предков Вашего Императорского Величества неяких в Малой России зборов в казну Государеву незбирано, а збираны прежде были арендовые доходы, по скасованию же аренд покуховные деньги в скарб войсковый в заведованью Гетманском будучий да с оной арендовой суммы, а потом с покуховных денег часть определялась по полкам на необходимыя требы и расходы для облегчения козаков рядовых и посполитых людей, то есть: часть ишла на войсковые расходы, а часть употреблялась на городовые общие нужды. Собранная таж в скарбе войсковом сумма употреблялась на плату, и Барву войску охотному и жолдаким на принятие для чести Вашего Императорского Величества знатних иностранных послов да Вашего Императорского Величества чрез Малую Россию простуючих и воспять путем Малороссийским возвращающихся; также от отлица Вашего Императорского Величества к Гетману приежаючих посланников, для посылаючихся од Гетмана в Сенат и Петербург, в Москву и в иныя места в делах Вашего Императорского Величества, на Енеральную Артиллерию, на Канцелярию Енеральную и судовую, на музыку войсковую и на прочие в Монарших интересах войсковие потребы и расходы. А на совершеннейший тому документ блаженныя и вечно достойныя памяти Всепресветлейший и Державнейший Государь ПЕТР ВЕЛИКИЙ, Император и Самодержец Всероссийский, в премощнейшей своей грамоте, 1708 года, Ноября 6 дня в Глухове выданной, повелел виразити, что милостиво призирая народ Малороссийский не еденого пенязя во всем Малороссийском краю в казну брать неповелевает. Дабы прето по давним обыкновениям як было за прежних Гетманов зналежитых приходов был устроен на управление интересов Вашего Императорского Величества скарб войсковый, для которого содержания особливый имеет быти подскарбей з-Малороссийских знатных людей человек достоверный и присяжный з подручными себе шафарами, которые з-полков определяются было погодно, такой что бывшая Малороссийская Коллегия вновь учинила з-доходов войсковых откупныя статте, яких прежде некогда не бывало, а ишли оныя в скарб войсковый и без всякого откупу тое надлежало, понеже откупщики излишними для своей прибыли переборами наносят людям не малые тяжести, всеподданнейше просим милости Монаршей.

По сему пункту доходы все собирать в скарб войсковый, до которого определятся подскарбеи один Великороссийский, а другий Малороссийский.

Против 7 пункта изъяснение:

О зборах Коллегиею Малороссийскою положенных, которые милостивейшим Его Императорского Величества указом отставлены, а повелено збирать тамошния доходы, якие за прежних Гетманов в скарб войсковый взимались, в поданном нашем пункте изъяснение, отчасти виражено, к томуж покорне доносим иж тот Его Императорского Величества войсковый малороссийский скарб называется казною Государевою, потому что целая Малороссия всеавгустейшего Его Императорского Величества есть держава, з якого скарбу войскового некогда Гетманы не богатилися, ибо збор оный не на преватные Гетманские иждивения, но на Монаршие интересса употребляется, а Гетманы по милости Монаршой довольствовалися маетностями доходами особливыми, мимо скарб войсковой партикулярно на булаву и двор Гетманский належными; зверх выраженных теж обширно в том пункте Контентов и сие преподаем до благоразсудительной уваги, что не без особливих веливих расходов бывает в шкатуле Гетманской, когда во первых для высокой чести Его Императорского Величества, также належатую подлуг своего рангу заховуючи Гетман политику должен знатися на дискреции в-уконтентованю принятем и дарами достойных персон Всликороссийских, которые ординованы бывают от лица Монаршого в публичных интерессах; а иные под час войсковых походов совокупно с Гетманом на военную Государеву службу ассигнуются, яко теж прошлыми годами во-время маршов в Польшу з союзных войск иноземских обыкли бывати в Гетмана з посельством и из везетами поважные лица в значных ассистенциях которих прислушающое приняте а найбарзе угощаемых гоноратов приличное ударование соболями, парчами Турецкими, коньми, и иными дорогими презентами для славы и чести Монаршой виносит сумму немалую, бываложе прежде под час войны з окрестными панствами кроме платных войск, и иные з-городовых справных людей, также когда в верном подданстве Его Императорскому Величеству сечь Запорожская найдовалась и припроважени бывали от Запорожцев языки, тогда оным як Государевого жалованья, так и от Гетмана з-скарбу войскового сукнами и прочим для захочения и впред на Монаршии Его Императорского Величества службы обдареня бывало; тот-же скарб войсковый в бытность Коллегии Малороссийской показался в квоте яко-бы великой неже необходимо и заровно от всех старшины козаков и посполитых также от духовних владельцов и их маетностей начали были собиратися зборы. Когда-же ныне милостивейшим Его Императорского Величества указом, в премощнейших Монарших Грамотах изображенном, определение учинится иж подлуг статей Богдана Хмельницкого и прочих Гетманов (в чом общенародное— всеподданнейшее наше заносим прошение). Духовный чин и козацкий стан будет призрением Монаршим пожалован свободою от поборов по прежнему; а то кто з-посполитых людей обыклые доходы взыматимутся, теди далеко меньшая оных зборов покажется сумма, которая преизбыточествовать не может, разве бы ко удовольствованию спецефекованных потреб, стягаючихся до публичных Его Императорского Величества интересов, понеже по прежним, як издавна бывало, обыкновениям, то есть на платное войско месячная дача и в некоторых полках у мужиков показакщина взималась; а кроме того з их посполитых ничего не брано, ибо и на приключаючися по городам полковым и сотенным наезды для фаги и облегчения народного прежде з арендовой суммы, а после аренд с покуховных денег певная квота всегда по полкам определялась. А хочай за бывшего Гетмана Скоропадского некоторые Полковники для прихотей своих надслушность повымишляли були излишние взятки и неналежные от козаков здирства, о чом были челобытные з полков, и за ту вину они Полковники штрафованы, последовательно теперь общое всего народа Малороссийского, наипаче-же стану козацкого, нижайшое прошение, дабы таковые не былые зборы, яких при Богдану Хмельницкому и за иных по нем Гетманов не бывало, милостивейшим Вашего Императорского Величества Указом повелено впред не взимать; что же при теперешнем выезде моем в Москву велелем писати уневерсалы в полки о збираню доходов конфирмуючися до полученных милостивейших Вашего Императорского Величества грамот и статей прежних Гетманов, а Канцеляриста, правящий Канцеляриею (на которого я положился и поверил оному), подступным способом написал в уневерсалах, чтоб духовные владелцы и рядовые козаки заровно с посполитыми отбували подати, и в том жалобливые свои суплики подавали мне зде на Москве Духовные владельцы также Полковники и протчая Старшина именем всего стану Козацкого; того ради оный Канцеляриста в своей подискной училен изганен не правости, а они пред-реченные духовного и козацкого чину суппликами всепокорнейше просят, з которыми едностайне и я раболепное мое до Его Императорского Величества присовокупляю прошение, дабыс мо удостоился получить призрительную в милостивейших Монарших грамотах объявленную милость о одставки с Духовного и козацкого стану сборов, Коллегиею Малороссийскою положенных; а что прежде бывших Гетманов в скарб войсковый збиралось, тоей теперь премощным Его Императорского Величества указом взимано бы до скарбу войскового на удовольствование приключаючихся внутрь Малой России потреб в публечных Монарших интересах.

8.

Имений козацких, за войсковые службы наданных и куплею набутых, также маетностей, з Респекту Гетманского и войскового по достоинству определенных, дабы нехто неотнимал; подобным образом вдовы по-змерших козаках оставшиеся, и дети козацкие осиротелые дабы притаковых же вольностях в добрах своих были содержаны, яки и предки и отцы их, да прежних Гетманов Универсалы по разсмотрению конфермовать и вновь по заслугам и достоинствам маетности уневерсалами своими надавать заохочуючи до услуг Вашего Императорского Величества войсковых было-бы то в силе настоящего Гетмана подлуг прежнего примеру и порядку войсковаго, милости Монаршей всеподданнейше просим.

По сему пункту так быть, токмо маетности, описавши заслуги до двору кому надаватимется, ожидать о том указу.

Против 8 пункту.

Осьмый пункт не требует изъяснения, который сам в себе выразной.

9.

За прежних Гетманов Гадяцкий ключ, и протчие маетности з угодиями на булаву Гетманскую належали Шептиковщина, Роищина, з обыкновенными к ним принадлежностями дворцами: Батуринским, под-Липянским, Обмачевским, Самдурским и протчими, з яких маетностей многие Гетман Скоропадский выправил был в собственное владение жене своей и детям, особливе Почеп и Ямпол з давна на булаву Гетманскую надлежащие, п о к о й н ы й Гетман Скоропадский универсалом своим устулил Князю Менщикову, и в-оном уневерсале виразил, будто за общим советом и согласием Генеральной Старшины и Полковников помянутые Почеп и Ямпол отдал, о чом нехто з-старшины Енеральной и Полковников с-ним Гетманом совету неимел, кроме Генерального писаря Семена Савича, но по своей приватной делал воле, ибо тих городов на Гетманскую булаву определенных, отдавать ему не надлежало, чого и за прежних Гетманов не бывало, и противно есть общим правам и порядкам войсковым, дабы теди тое давное определение в маетностях и в протчиих доходах, Гетману подлежащих, Вашего Императорского Величества призрительною Монаршескою милостию содержани; також и в первобытное Гетманское владение Почеп и Ямполь со-всеми принадлежитостьми были бы по прежнему возвращены, милостивейшего Императорского Величества всеподданнейше просим.

По сему пункту ключ Гадяцкий отдался.

Против 9 пункта

На девятый пункт явные суть и достоверные всей Малой Великой России свидетельства.

10.

Понеже Всемилостивейшим Вашего Императорского Величества указом производятся ныне новие старшина Енеральная и протчие по полкам чиновники, а на ранги их прежде бувшие маетности в разныя розышлись владения, и чтоб учинить по разсмотрению Гетманскому ново избранным старшинам ко удовольствованию дати маетностей определение, Вашего Императорского Величества всеподданнейше просим.

По сему пункту так быть.

Против 10 пункта;

В десятом пункте та-такожде известные документа явствуют раболепного нашего прошения, когда з-воле Его Императорского Величества Гетман, усмотря по достоинству чина, определит маетности, не былиб в вечность к собственному владению сконфермованы, но токмо покаместь при урядах зоставатимуть в с я к з-тых чиновников своим на ранкг определенным владеть будет силен.

11.

Понеже Город Глухов з многих обстоятельств и оседлости своей не безтруден на резиденцию Гетманскую, яко теж персонам Великороссийским и Старшине Енеральной, при боку Гетманском обретающейся, также многолюдному всегда за разными делами собранию особливая в сем городе нужда деется за недовольством дров, сена и прочих потребных запасов, также многим далекий весьма проезд, да зверх того в прошлых часех кратняя огненная пожежа сей город опустошила; того ради всепокорственно просим милостивого Монаршого указу, да повели Ваше Императорское Величество в самом городе выгоднейшом быть Резиденции Гетманской для общой пользы присутствующих и в нуждах приезжающих людей.

По сему пункту писать за поворотом в Глухов, где местце изберет.

Против 11 пункта:

Одинадцатый пункт не требует большого як написано в нем изъяснения.

12.

В статтях прежних Гетманов написано: кому Гетман даст мельницу, или деревни, или хоть у кого купит и уневерсал свой на то даст, и Великим Государем, Их Царскому Величеству быти челом учнет в подтверждение того о Их Государевих жалованных грамотах, и чтоб Царское Величество пожаловали их, велели им на тие маетности свои Царского Величества дать милостивие жалованние грамоты; сего ради ныне покорнейше просим Вашего Императорского Величества по тому статейному определению и утверждению милостивого Вашего Величества указу, только жалованные грамоты повелите давати таким, за которыми зверх универсалов, данных им, особливые Гетманские будут ради служеб их рекомендации и прошения.

Понеже маетности в Малой России от Гетмана до ласки войсковой, а не в вечность надаются, а иные владелцы, одержавши уневерсал Гстманской, виправуют потом на тие маетности в-вечность монаршие грамоты также в двух руках на туюж одну маетность некоторые владелцы полученныя монаршия грамоты являют, из того заходят з собою в заводы, а Гетману наносят трудность. Того ради сей пункт заключен сим прошением, дабы Его Императорское Величество указал свои жалованныя грамоты на маетности видавать таким, за которыми з всех универсалов, данных им, собливие Гетманские будут ради служеб их инстанции и прошения.

13.

Просим всепокорнейше Вашего Императорского Величества, дабы при благощастливейшом, Богом содержимом, Вашего Императорского Величества государствовании, могла Малая Россия получить и сие Вашего Императорского Величества Монаршее милосердие, чтоб забеглых Великороссийских крестьян пожилых денег Малороссиянам неплатить, а отдавати бы таких беглых помещикам, которые иным приищутся на вивоз по крепостям без пожилих денег, як прежде за Антецессеров моих бывало. Понеже Малороссийские обывателе чрез прошедшие года доселе платячи пожилые забеглых деньги многим числом разным помещикам в конец разоряются, и платить весьма не имеют чим, и принуждени последние у кого суть грунта и поместя продавать, а сами розыйтися в разныя места. Да ониж Малороссияне в том приеме беглых крестьян не виновни суть, потому что старого бегу иные крестьяне, зашодши в Малую Россию давних годов, и приобыкши наречию Малороссийскому, жили без взыску от своих помещиков, к томуже прижили детей иные крепостные з жоною Малороссиянкою, а иные жоны крестьянския з человеком Малороссийским, которых межд малороссиянами разогнать не возможно, и таких с местця на местце (як в Малороссии в том есть волность) переходячих хочай приймано, однак тое чинилось по неведению, ибо принимались оные за чисто, яко Малороссияне, а не яко беглые: с тому же Помещики некоторые Великороссийские, взыскуючи в Малой России беглых своих людей, подсылают в Малую Россию нарочно крестян своих будто длл пропитания, а некоторым дают письма отпускные, и оных при зыску запираются, и из таких Малороссиян, которые за их письмами от невежества своего беглых принимали, вимогают пожилыя деньги, а у иных за тое только самое же Бога ради впустить в двор свой переночовать, или за слабостию здаровья опочить, берут так нещадно, ак и за побег деньги, а забывших Гетманов и из начала Гетманства Скоропадского были получены Монаршие в Малороссии о беглых грамоты, дабы по зыску и по крепостям таких беглых отдавать по Малороссийскому обыкновению без платежа, и за всех прежних Гетманов оные пожилые деньги з Малороссийского народа небралилечь барзей за учреждением бывшой Коллегии тие зыски о беглых крестьянах произошли и сами будучи оной Коллегии Президент и Члены зыщиками, а иные у помещиков за малую цену откупивши, найбольше тот интерес як хотели промовали, о чом при челобитьях обиженных явные имеются доводы.

З беглыми по указом прежним поступать, только лишнего не взимать.

Против 13 пункта:

В третемнадесять пункте о платежу пожилых денег за беглых Великороссийских обширное изъяснение з покорным нашим прошением виразилисьмо.

14.

Индукта войсковая издавна в десяти тысячной сумме рублей, а не больше, содержувана была и в диспозиции Гетманской всегда найдовалася; ныне же за правления бывшой Малороссийской Коллегии помянутую индукту до восьмнадцать тысяч рублей, кроме побочных знатных датков, о чом Индукторы доносили, произведена, а потому Индукторы народу новоустановленным здирством великую наносят тяжесть, беручи над прежние уставы зо всех домовых продажних вещей деньги, что никогда не бывало, ибо прежде сего з тых только товаров взималась индукта, которые з загранице в Малую Россию привожены, и з Малой России за границу вывожены бывали, иж бы теди, новоположенная от Коллегии индуктовая осьмитысячей рублей наддача, касаючаяся до тяжести Малороссийских обывателей, отставлена была; а по прежнему обыкновению для общенародной пользы и облегчения десятитысячной суммы рублей содержан был индуктовий збор в Гетманской диспозиции; и дабы Индукторе излишних взятков от людей не вытягали зверх данной от Гетмана иструкции, прежним обыкновением меют Старшина городовая накрепко постерегать; а что индукта войсковая за прежних всех Гетманов была в Гетманском скарбе и диспозиции, о том да повелит Ваше Императорское Величество Гетмана, Б о г д а н а Хмельницкого, и других, по нем бывших Гетманов, универсалы подлинные для достоверия освидетельствовать. Милостио сем Вашего Императорского Величества просим зо всем народом Малороссийским всепокорнейше.

По сему пункту индукту в казну.

Против 14 пункта:

О Индукте явствует подлинный уневерсал самого Гетмана Богдана Хмельницкого.

15.

Промыслы Малороссийским торговым людям вольно было бы иметь з заграничными купеческими людьми, и самым в заграничные городы, которые в союзе мирном содержатся, проездити, также и заграничным купцам не возбраненно было бы в Малороссийские города для таких своих купеческих промыслов з товарами приездить в Малую Россию было не возбраненно, (только бы им жидам в Малороссии не жить): ибо в них самие Великороссийским и Малороссийским купцам и другим обывателям потребнейше и нужнейшие товары имеются, и з-ними приходят, и у них всегда всякие товары дешевнею ценою купечество и обывателе покупают; а оные жиды товаров своих прежджа в Малую Россию на раздроб, то есть на локти, фунты, не продавали-б, а продавали-б гуртом для лучшой пользы купечеству. Державы Вашего Императорского Величества покорственно же доносим, что на фарпостах стоячие гварнизона офицеры и солдаты от купеческих людей Малороссийских на границе от самых Государей не токмо от тих з заграничными товарами Малороссиян, которые по соль и по рыбу, для своего пропитания за нынешним з Портою Отоманскою мирным договором, ходят, по десяти алтин и по полтине, а от служащих по гривне за проезд взимают, чого прежде никогда в Малороссии не бывало, ибо козаки тым промыслом ку отправованию Вашего Императорского Величества служб, а посполитые, ради отбувания повинностей, имеют споможение; сего ради дабы купцам Малороссийким по прежнему со всякими товарами за границу выездити, и внутрь Малороссии ввозити для отправления обыклых своих гендлиов и иных торговых промыслов было не возбранно, и в новоположенных пошлинах на границе форпостах чтоб коммерция не уставала, и людям обще всякого звания Малороссийским в нуждах своих, за промислом для пропытания переизджаючим без взятков свободный чинить пропуск, Всемилостивейшего Вашего Император ского Величества призрения просим:

Посему пункту так быть под час мирных трактатов.

Против 15 пункта:

О Коммерциях купеческих и о жидах выразной пункт.

16

В В Указе Вашего Императорского Величества з-высокого Сената, 1727 году, месяца Мая 29, в прежде бывшую Малороссийскую коллегию и Енеральную канцелярию отпущенном велено Великороссийским персонам, которые в Малой России покупили хуторе, мельнице и протчия орудия, приняв от продавцов своих данные деньги, таких грунтов уступать по прежнему, а о дворах и о иноземцах в том указе не доложно, якии при публекации указов монарших одмовляются, что де тот указ до Великороссийских, а не до иноземцов належит; многия же при купле грунтов и двори покупали, и задачи побрали, и вновь построили, найпаче-же осажаючи себе самовольно слободы на грунтах, частю купленных, и частью у людей насильно отнятих с подвладения державцов Малороссийских принимают под свою протекцию козацкого и посполитого чина людей, которые, живучи за ними ни службы Вашего Императорского Величества неотбувают, ни всуптентанции драгунской чиня вспоможения, но больше соседственным собе грунтам не малое делают утеснение. Сего ради, дабы хто с продавцов сам своих грунтов и дворов, проданных отплати за убожетвом не может, за таких бы другие, кому ближше, и хто захочет, было повелено откладати деньги, такожде и слободы новопоселенные были изнесены, просим все покорственно милостивейшего Вашего Императорского Величества Указу.

По сему пункту велено покупать Великороссийским

Против 16 пункта:

Шестнадцатый пункт сам в себе изъяснен.

17.

Раскольнического суеверия люде в полках Стародубовском и Черниговском, на грунтах Малороссийских обширными слободами поселившиеся, с ересей своих сеют плевели и прельщают народ Малороссийской, где между сущим православием такового суеверия перед тим на бывало, над-то незносные тамошним Малороссийским околичним обывателям чинят злости и утеснения, грунта вновь скуповуют, а иные гвалтовне отнимают, и в деючихся от них пакостех и обидах суду зыскивать негде, понеже суду Малороссийскому не подлежат; многие же беглые из великой России Вашего Императорского Величества подданные и помещицкие, под именем тых раскольщиков, по всей Малороссии разсеваются, надто тих слобод раскольщики як Великороссийских, так Малороссийских людей воровски за границю Польскую аименно на ветку вывозят, от чего Великороссийским и Малороссийским обывателям чинится разорение, наипаче Великороссийским, понеже платят в казну Вашего Императорского Величества подушные деньги за тых беглых, которых они раскольники укрывают и вывозят. Того ради, дабы оные раскольщики высланы были из Малой России, милости Вашего Императорского Величества монаршой всепод даннейше просим. А на которых землях они раскольники осели, тые земли разних владельцов Малоросссийских суть власные, и на иные земли те владельцы, за знатные и верные свои службы, Гетманские универсалы и Монаршие грамоты имеют.

По сему пункту раскольщиков не высылать.

Против 17 пункта изъяснение:

Стороны раскольщиков, в полках Стародубовском и Черниговском обретаючихся, зверх выраженя, в пунктах написанного, доносим: когда Полковник Ергольский по всей Малороссии следствие чинил о людях Великороссийских, и высылал оных из Малой России, в ту пору оных раскольщиков обширными селами в полку Стародубовском и Черниговском мешкаючих, отписал на Государя и од тых час они стали належать до Губернии Киевской, а не прислушаючи правам и судам Малороссийским великие соседственным стали чинить, и теперь не перестают чинити, пакости, на которых раскольщиков многие суть челобитствия от помежных владельцов также от козаков и протчих тамошних обывателей за отнятие грунта и разные обиды превеликие, которые раскольщики дабы премощным Его Императорского Величества указом в Малой России на прежние свои места были высланы, иж бы Малороссийские обыватели не терпели от них утеснения, милости монаршой всепокорственно просим.

18.

Котельва город з-уездом тамошним в пределах Малороссийских в Реименте Гетманском издавна до полку Гадяцкого полежал; но за промолчанием бывшого Гетмана Скоропадского отлучен и присовокуплен к Слободскому Ахтырскому полку, зостал який, дабы по прежнему был привернен, милостивого Монаршого указу покорне просим.

До дальшого разсмотрения.

Против 18 пункта изъяснение:

Город Котельва отийшол от полку Гадяцкого таковым способом: под час нашествия в Малую Россию войска Шведского, когда Полковник Ахтырский и Благодир Слободских полков Федор Осипов стоял з-своим полком в полку Гадяцком в пререченном городе Котельве, и за взявши дружбу з тамошним городовым атаманом, прозванием Белецким; без притомности совершенного Сотника Котелвянского, прозванием Довгополого, который у ту пору з Полковником Гадяцким в войсковом походе знайдовался в Полици, подступною челобитною, именем всех Котельвят написанною, будьтоони сами желают быть при полку Ахтырском, авправил Князя Менщикова ордер, дабы з Гетманского тот город Котельва к Ахтырскому полку был прилучен з уездными до него селами.

19.

Некоторые владелцы Слободские за малую цену купивши у полчан Гадяцких и Полтавских часть грунту, самовольно на оных поселили слободы, и чрез тое соседственным чинят в грунтах обиды и разорения, о чом имеются запомянутых полков челобытные, дабы теди тые новопоселенные слободы были знесены, и деньги за грунта приняты, а в первобытное владение оные грунта продавцам или з-ближайших помещиков привернены, чим безпрестанный могл бы прекратитися завод, милости Вашего Императорского Величества просим.

Поступить з-оными против 16 пункта.

Против 19 пункта:

В сем пункте предложение и прошение выражено ясно.

Падши до лица земли пред Все-Августейшим Вашего Императорского Величества престолом, всеподданнейшия наши заносим прошения, в них же за ключается конец и начало всецелого челобитствия нас верных Вашего Императорского Величества подданных, Гетмана зо всем войском Запорожским и обще сякого чина народом Малороссийским, т. е. единая неотъемлемая милость на нас Вашего Императорского Величества подданных, в которой Монаршей милости первый Антицессор мой Гетман Богдан Хмельницкий также и протчие Гетманы зо в с е м малороссийским н а р о д о м приобыклых своих порядках и волностях найдовалися, на що заглядаючись посторонние панства, завидовали нам, признаваючи козацкому нашому народу особливую щастливость; же сподобились в подданстве зоставати сицевих всемилостивейших всероссийских Потентатов, которых достоблажимых прародителей своих милостивому на нас малороссян призрения подражая Ваше Императорское Величество, ныне нам щастливе Государствующий, яко в начале всеблагополучного государствования воего изволили милостиво пожаловати Малую Россию возобновлением прежних наших прав упалых, и волностей, аще во веки тоейже дабысьмо удостоилися неотъемлемой на нас Монаршею милостию щасливости в подтвержении волностей наших и прав стародавних, паки сторично всесмиренно просим.

А яко предки наши верне служили Пресветлейшим и Державнейшим прародителям Вашего Императорского Величества в военных оказиях, нещадя живота своего: так и мы, потомки их, верные Вашего Императорского Величества подданные ведлуг христианской нашой присяги, такожде и по нас будущие ради верне служити Монаршему престолу во веки должны, и аще который супостат имел бы когда дерзнуть против Богом хранимой и непобедимой Вашего Императорского Величества державы, теди мы, по должности нашой подданнической, за превысочайшее Монаршее достоинство всячески поборяти, поки духа в теле нашего, до последней капли крове долженствуем. А ныне всепокорственно прося о приятие милостивое и о монаршое потвержение сих поданных от нас просительных статейных пунктов всю нашу надежду и упование на благопризрительную Вашего Императорского Величества милость, яко на Господа тверда, несуменно возлагая, у стопы ног Монарших всесмиренно челом бьем.

В подлинных пунктах подпис таковый:

Вашего Императорского Всепресветлейшего Величества верный подданный всенижай раб и подножне.

Войска Вашего Императорского Величества Запорожского обеих сторон Днепра Гетман.

Первые пункта самые на другом сикстерне выраженные подани в верховной тайный совет, а потом требовано из яснения оных пунктов и повторе такиеж пункта з-помянутых изъяснением против каждого пункта виражением и з-таким оглавлением и окончанием за рукою Гетманскою в верховный тайный совет отданы.


Примечания

1

Из Архива Варшавскаго Королевскаго под числом 1625 года 6 Ноября.

2

Из Королевских метрик.

3

Из Рукопиги библиотеки Залуских № 425.

4

Из библиотеки Залуских № 423

5

Из Рукописи библиотеки Залуских № 425.

6

Из Рукописи: Аrсhivum Stаnislai Аug. Reg. В Порицкой Библиотеки.