nonf_criticism Лев Валерианович Куклин С минарета сердца

Лев Валерианович Куклин (1931—2004 гг.) родился в августе 1931 г. в маленьком городке Новозыбков на Брянщине. После окончания Горного института в 1954 г. около десяти лет работал геологом. В литературном смысле Куклин - типичный шестидесятник, его первая книга стихов «Соседям по жизни» вышла в 1958 году, а вскоре вся наша страна запела его песни. Многие из поколения его ровесников вспомнят знаменитые «Голубые города», «Песню о первой любви», «Качает, качает...» или «Что у вас, ребята, в рюкзаках?», а песню «Уан, тру, фри!» в конце 70-х пели дети от Англии до Японии. Всего на слова Льва Куклина написано более 200 песен.

Последнее десятилетие ХХ века автор работал как критик и литературовед. Данная работа представляет собой эссе о поэте Александре Кусикове (1896—1977). Кусиков, вместе с С. Есениным, В. Шершеневичем  и А. Мариенгофом весной 1919 года вошел в «Орден имажинистов», став одним из наиболее деятельных его участников. За два с небольшим года (1920 - нач. 1922-го) выпустил пять своих книг. Вместе с Шершеневичем он открыл книжный магазин «Лавку поэтов». Был избран заместителем председателя Всероссийского союза поэтов (председателем в то время был Брюсов).

2006 ru ru
9th Scotch http://gostinica.spaces.live.com/ FB Editor v2.0, FB Writer v2.2 17 September 2009 http://magazines.russ.ru/neva/2006/10/ku17-pr.html 4D17E944-BF5D-4D08-9172-5920348E183A 2.0

1.0 - создание файла

Журнал "Нева" №10 Санкт-Петербург 2006

Лев Куклин

C МИНАРЕТА СЕРДЦА

Я бродил по апостолам,

ночевал я в Коране,

Все, что будет, я выучил там,

дилетант.

Вадим Шершеневич

ЧЕЛОВЕК В ФЕСКЕ

Художник-имажинист Борис Эрдман, постоянно иллюстрировавший книги своих друзей, поэтов-имажинистов, среди очередного нагромождения своих изломанных линий и геометрических фигур оставил нам портрет молодого мужчины с лицом типично «кавказской национальности»: острыми сухими скулами, впалыми щеками, с небольшими усиками и … в феске!

Достаточно экзотическая фигура среди московской разношерстной публики, литературной и театральной, даже для тех лет — 20-х годов XX века… Звали этого молодого человека с портрета Б. Эрдмана Александр Борисович Кусикян, по происхождению был он черкесом, родившимся на Кубани, и писал стихи по-русски под именем Александр Кусиков. Названия его книг были своеобычны и своей, так сказать, специфичностью сразу же бросались в глаза: «Аль-Баррак», «Зеркало Аллаха», «Жемчужный коврик», «Джульфикар», «Искандер Наме», «То, чего нет в Коране»…

Так что название моей статьи пришло как-то само собой — это строка из одного его стихотворения.

Александр Кусиков входил в крепко спаянную группу имажинистов, и на афишах поэтических вечеров тех лет, в сборниках и альманахах часто стояли рядом почти неразлучные фамилии: Вадим Шершеневич, Сергей Есенин, Александр Кусиков и Анатолий Мариенгоф.

То, что сотоварищи по литературному цеху посвящали стихи друг другу, в этом, разумеется, не было ничего удивительного. Так, основатель и идейный вдохновитель «течения» имажинистов Вадим Шершеневич посвятил А. Кусикову, можно сказать, программное стихотворение из своей самой известной книги «Лошадь как лошадь»:

Закат задыхался. Загнанная лиса. Луна выплывала воблою вяленой. А у подъезда стоял рысак: Лошадь как лошадь. Две белых подпалины…

Мало того — той же весной 1919 года Шершеневич написал веселое, озорное и образное стихотворение, которое называется «Рассказ про глаз Люси Кусиковой», которое нельзя читать без улыбки. Там есть такие строки:

Аквариум глаза. Зрачок рыбешкой золотою… Паркеты щек подместь бы                                         щеткою ресниц! Зрачки блестят, начищенные ваксой, вокзал в веселое «вперед»…

Трудно, согласитесь, в наши прагматичные дни продираться сквозь такую щедрую и разнообразную образность, но необыкновенно интересно, и я бы даже сказал, поучительно погружаться в поэтическую атмосферу тех лет. У меня нет конкретных сведений о подробностях дружбы Шершеневича и Кусикова, но в одну из своих книг Александр Кусиков включает стихотворение-акростих «ЕВГЕНИЯ», который в свою очередь посвящает Евгении Шершеневич…

Книги стихов «Звездный бык» и «Двурядица» Александр Кусиков издает совместно с Сергеем Есениным. Последний посвящает своему другу стихотворение «Песнь о хлебе» со знаменитой концовкой:

И свистят по всей стране, как осень, Шарлатан, убийца и злодей, Оттого, что режет серп колосья, Как под горло режут лебедей…

А сам А. Кусиков пишет стихотворение, которое так и называется — «Есенину Сергею», в котором признается:

Я люблю твои лапти сплетенных стихов, Деревенскую грусть ресниц, Мне в оковах асфальта с тобою легко Среди бледных, раздавленных лиц.

Но это еще что! Константин Дмитриевич Бальмонт, знаменитый поэт-символист, которому в 1920 году было 54 года, посвящает свое стихотворение двадцатичетырехлетнему Кусикову!

…Ты с детства знал орлов паренье И долгий говор журавлей. Ты не меняй предназначенья, Будь верен Родине своей.

Но сам мэтр, кумир читающей публики начала века, автор знаменитых книг «Горящие здания» и «Будем как солнце», не последовал совету, который дал своему молодому коллеге, и в конце двадцатого года эмигрировал…

Наконец, упоминал об Александре Кусикове и Владимир Маяковский. Как известно, он остроумно и безжалостно расправлялся как прилюдно, так и печатно со своими литературными противниками и недругами, разными там «мудреватыми кудрейками» и «кудреватыми митрейками». Но несмотря на то, что Кусиков примыкал к группе В. Шершеневича, с которым певец революции совсем недавно разошелся во взглядах и поссорился, он выдал о нем две довольно добродушные строки, словно бы публично пожал плечами:

На свете множество вкусов и вкусиков: Одним нравлюсь я, другим, Кусиков.

Вполне симпатичные строки!

Маяковский, Есенин, Шершеневич и Кусиков были почти ровесниками: Александр Борисович всего на год моложе Есенина и на три года моложе и Маяковского, и Шершеневича, которые оба родились в 1893 году.

Но у относительно старших товарищей-поэтов были свои особые отношения с Богом, одновременно и глобальные по масштабу, и кощунственные по сути:

Я думал — ты всесильный божище, а ты недоучка, крохотный божик. Видишь, я нагибаюсь, из-за голенища достаю сапожный ножик. …………………………………………………………… Я тебя, пропахшего ладаном, раскрою отсюда до Аляски!

                                        В. Маяковский

Ну, чего раскорячил ты руки, как чучело, Ты, покрывший собою весь мир,                                         словно мох? Это на тебя ведь вселенная навьючила Тюк своих вер, мой ленивенький Бог!

                                        Вадим Шершеневич

Разумеется, следует иметь в виду, что на этих строках лежит и печать того революционного богоборческого времени, и стремление поэтов непременно эпатировать читателя, да мало ли еще что!

В другом обращении Вадима Шершеневича звучит не только своеобразное, но и, прямо скажем, панибратское отношение к Творцу:

Ты, проживший без женской любви и                                         без страсти! Ты, не никший на бедрах женщин нагих! Ты бы отдал все неба, все чуда, все власти За объятья любой из любовниц моих! Но смирись, одинокий, в холодном                                         жилище, И не плачь по ночам, убеленный тоской, Не завидуй, Господь, мне,                                         грустящий и нищий, Но во царстве любовниц себя упокой!

У Александра Кусикова совсем другое богоощущение. Так, в своем, в сущности, программном стихотворении «Аль-Баррак» он пишет:

О, время, грива поределая, Я заплету тебя стихом, Подолгу ничего не делая, Я мчался на коне лихом. …………………………………….. Я этот мир в страну другую Несу в сознательном бреду. Я радуги дугу тугую Концами жилисто сведу! О, вдали белая дорога, О, сладостных томлений рок… Нет в небе Бога, кроме Бога, И Третий Я Его Пророк!

Да, да именно так: сплошь с заглавных букв! Как видите, напористое, гиперболизированное, не слишком скромное стихотворение…

Возникает вопрос: почему и Владимир Маяковский, громогласный и принципиальный борец с религией и попами, и Вадим Шершеневич, не отстававший от Маяковского в своих антибожественных выпадах, так дружелюбно относились к своему молодому коллеге? Верили в его искренность?

Позволю себе реплику «в сторону», или «а парт», как говорят на театре; к развитию сюжета она почти никакого отношения не имеет, зато прекрасно характеризует «рыночные» отношения в поэзии двадцатых годов, которые мне удалось раскопать в процессе работы в связи с героем моего повествования. А подробности эти, на мой взгляд, довольно забавны.

В 1918 (или 1919) году у молодого двадцатидвухлетнего автора, по-видимому, неизбежно влюбленного, вышла книжка под названием «Поэма поэм». Название ее — откровенная калька с Соломоновой «Песни песней» и одновременно с названия поэмы В. Шершеневича, имеющей вызывающее «посвящение»:

Соломону — первому имажинисту, Обмотавшему образами                                         простое «люблю»…

Кусиковская поэма по-молодому напориста, наивна, и в ней прозрачно узнаваемы мотивы молодого Маяковского из «Облака в штанах»:

Все о ней. И о ней — так бы белкой вертеться, Запрокинув Пушистые Мысли Хвостом. В колесе по ступенькам пусть прыгает сердце, Мое бедное сердце. Ну, а потом?

Эту лирическую поэму молодой автор ценил необыкновенно высоко — в самом буквальном смысле слова! Так, для сравнения: ежели «Жемчужный коврик» продавался тогда за шесть рублей, то вышеозначенное первое издание поэмы — нумерованное (!), с рисунками от руки (!) Б. Эрдмана продавалось — оцените разницу! — за полновесную тысячу!

А уже второе, извините за печальную подробность, упало в цене в десять раз и отдавалось книготорговцами уже за сотню… Как видите, и тогда, и сегодня печальна финансовая судьба лирических поэм! 

ДВУЕВЕРИЕ — НЕ ДВУЛИЧИЕ!

Вот стихи А. Кусикова из книги «Жемчужный коврик»:

Я родился в горах, И неведом мне страх, Я живу на холодных снегах. Надо мной мой Аллах Высоко в облаках, В своих нежных и райских садах…

В стихах его рассыпаны подробности его биографии. В стихотворении с посвящением «Прекрасному черкесу — отцу моему» есть такие строки:

У меня на Кубани есть любимый пень С кольцами лет на сморщенной лысине…

А в другом месте:

…у меня на Кубани сосед слепец…

Или еще:

Есть у меня и родина — Кубань, Есть и Отчизна — вздыбленная Русь.

Конечно, нет ничего удивительного в том, что, рожденный мусульманином, он с детства впитал в себя Коран, ставший для него фундаментом души:

Мое детство баюкал суровый уют, Я в Коране любил райских дев, — Может быть, оттого до сих пор я пою Перепевный потока напев…

Осторожно и бережно он приоткрывает тайну своего рождения как физического, так и позднейшего, духовного:

Нет во мне капли черной крови. Джинн не коснулся меня, — Я родился в базу коровьем Под сентябрьское ржанье коня. …………………………………………….. Сквозь сосцы бедуинки Галимы, Сквозь дырявый — с козленком — шатер «Я» проникло куда-то незримо, Как кизячный дымок сквозь костер.

Но ведь позже, в Москве молодой поэт попал в совсем иную среду, в бурный водоворот революционных преобразований, не говоря уже об иноверческом окружении:

…Зачитаю душу строками Корана, Опьяню свой страх Евангельским                                         вином, — Свою душу несу я жертвенным бараном И распятым вздохом, зная об ином…

Религиозность — это вовсе не обязательное исполнение церковных правил и обычаев, это не только непременное публичное посещение церкви или мечети, не механическое чтение молитвы перед едой или ежедневный пятиразовый намаз лицом к Мекке…

Нет, это — особое мировоззрение, или ежели угодно, — особое миросозерцание. Именно таким религиозным миросозерцанием, на мой взгляд, и обладал поэт Александр Кусиков.

В этом смысле принципиальной для поэта была книга «Жемчужный коврик». Вообще-то говоря, это была книга «на троих»: К. Бальмонт, А. Кусиков и А. Случановский (не путать с поэтом К. Случевским!).

И дело, конечно, не в том, что соавторство с маститым символистом существенно «повышало акции» самого Кусикова. Дело было в открыто заявленной позиции.

«Треть» книги, принадлежащая А. Кусикову, называется «С Минарета Сердца» (все — с больших букв!) и открывается стихотворением «Коврик жемчужный». Думаю, что следует предварить современного читателя: имеется в виду не какой-нибудь настенный коврик для украшения интерьера, а молитвенный, который расстилают мусульмане во время молитвы, перед тем, как опуститься на колени…

Я пред Тобой смиренно опущу ресницы, Чтоб замолить моих страданий раны. Я буду перелистывать души моей                                         страницы — Священного Корана. Ты, кроткий в облаках, быть может,                                         ты услышишь Мою молитву дня. Мой коврик жемчугом,                                         слезами Сердца вышит, Услышь меня!

Я, пожалуй, не в состоянии оценить степень искренности данного стихотворения, зато безусловно могу отметить, что его автор не обладает тем бесстрашием или той бесшабашностью, которые в обращении с такой же молитвенной принадлежностью проявил другой мусульманин, знаменитый Омар Хайям, за восемь веков до нашего поэта написавший такое четверостишие:

Вхожу в мечеть. Час поздний и глухой. Не в жажде чуда я и не с мольбой: Когда-то коврик я стянул отсюда, А он истерся; надо бы другой!

                                        Перевод с фарси О. Румера

Хотя со всей убежденностью должен заметить, что каждый по-настоящему талантливый человек — в любой области! — бесстрашен по-своему. А в том, что Александр Кусиков — поэт талантливый, сомневаться не приходится. Для доказательства я с удовольствием приведу несколько примеров его образного строя, живописного восприятия жизни, — ведь не случайно же он примыкал к стану именно «имажинистов» — «образников»!

…Раскололся шар огненно-литой, Расплескалась кровь огромного                                         граната, — Облак — белый конь в сбруе золотой! — Умирал в бою гремящего заката. …День в закате свой белый локоть Укрывает лиловым платком. …Разбилось небо черепками звезд, Зевнул усталой позолотой месяц. О, если б вбить в рассвет алмазный гвоздь И жизнь свою на нем повесить! …Туман свисает бородой Пророка. …Качаю мысли на ресницах сосен… …О, сколько слов в шуршащем пересвисте Роняет с крыл совиный перелет, Когда заря кладет в ладони листьев Копейки красные своих щедрот.

Разумеется, на память приходят строки Сергея Есенина с той же густой образностью. Хотя бы такие:

О красном вечере задумалась дорога. Кусты рябин туманней глубины. Изба-старуха челюстью порога Жует пахучий мякиш тишины…

Ей-богу, эти строки стоят друг друга! Быть может, кому-то покажется чрезмерной их образная перенасыщенность, но ведь они были так молоды — двадцать три–двадцать четыре года, и казалось, обоих еще столько ждало впереди!

В 1921 году А. Кусиков выпускает книгу «Джульфикар», название которой дала одноименная поэма.

Что означает слово «Джульфикар»? По преданию, это один из замечательных Девяти мечей пророка Магомета, на лезвии которого находились две расходящиеся линии… Я не могу объяснить всю глубокую символику этого образа, которую видел поэт, но в самой поэме есть такая поэтическая декларация:

Есть сладость в том, чтобы познать себя, Есть сладость в том, чтобы вернуть потерю, — Кубань и Волга, Енисей и Терек В меня впадают, как один поток. …………………………………………………… Кто, как не я, молитву в завтра шепчет, Захлебываюсь горечью вина? Всем с колокольни я, всем с минарета…

Крест и полумесяц! Две линии на мече Магомета… Постоянный, навязчивый мотив раздвоения… Или же двуединства?!

Минарет и колокольню поэт считает двумя разновысокими трибунами для проповеди человеческого единения!

КОРАН  ПЛЮC  ЕВАНГЕЛИЕ

Пожалуй, самой примечательной и невольно притягивающей внимание и в наши дни является книга стихов Александра Кусикова с труднопроизносимым и не сразу расшифровываемым названием — «КОЕВАНГЕЛИЕРАН».

Вышла из печати она в Москве, в 1920 году, в издательстве «Плеяда» — с кубо-футуристическими, довольно наивными и не шибко выразительными страничными иллюстрациями все того же неугомонного Б. Эрдмана….

С ходу и не догадаешься, что название кусиковской книги составлено из названий двух великих книг — Корана и Евангелия, причем в данном случае Коран как более молодая, энергичная религия охватывает христианскую святыню, включает ее в себя…

Открытый, дерзкий, я бы сказал, впечатляющий Символ! Выражаясь современным языком и пользуясь общеизвестным в мировой философии термином, принадлежащим русскому мыслителю Питириму Сорокину, мы можем говорить о «конвергенции», понять авторскую мысль как стремление к врастанию, взаимопроникновению, взаимообогащению и в конечном счете — к единству двух мировых религий: христианства и ислама!

Грандиозное намерение!

Если слово «ангел» означает посланник, вестник Божий, а «Евангелие» — благую весть, то в подобном названии скрыто как бы двойное послание!

Оговорюсь сразу же, продемонстрировав тем самым свой тяжелый, придирчивый характер: кусиковская «двуединая» конструкция кажется мне неуклюжей и тяжеловесной. Уже в начале слова спотыкаешься о сочетание «кое-ван», подобное привычным в русской речи «кое-кто», «кое-где», «кое о чем»… Раздумывая — не о глубинной сути термина, а о его форме, я предложил бы автору «редакторский» вариант, более благозвучный и выразительный — «ЕВКОРАНГЕЛИЕ».

Название, кстати, и короче, и вдобавок, частица «ан» становится общей!

Не знаю, согласился ли бы на это Кусиков при жизни: ребята они все были весьма самолюбивые, и сделанного — увы! — не исправишь.

Книге дала название одноименная поэма, имеющая выразительный подзаголовок — «Поэма причащения».

Она захватывает сразу, с самых первых строк:

Полумесяц и крест. Две Молитвы, два Сердца (Только мне — никому не дано). В моей душе христианского иноверца Два Солнца, а в небе — одно!

Далее эта тема развивается:

Звездный купол церквей, минарет в облаках. Звон дрожащий в затоне и крик муэдзина, вездесущий Господь, милосердный Аллах, — Ля иля иля-ль ла, и во имя Отца, Святого Духа и Сына…

Несмотря на громоздкость и неудобочитаемость названия, в поэме «КОЕВАНГЕЛИЕРАН» с пронзительной искренностью сформулировано мятущееся мировоззрение поэта, единая душа которого принадлежит сразу двум религиям!

Два Сердца, два Сердца, два Сердца живых, Два Сердца, трепещущих р а з н о,                                         (разрядка моя. — Л. К.) Молитвенно бьются в моей рассеченной груди, — ………………………………………………………………………….. И мне было рассказано, Что у Господа Сын есть любимый, Что Аллах в облаках един…

Почти каждая строфа этой небольшой по размеру поэмы идейно нагружена. Читаем:

Был Назаретский Плотник, Погонщик верблюдов был, Еще один Черный Работник Не поверил — и молотом взвыл.

А вот звучит уже почти прямое пророчество:

Будут еще потопы, Ковчег и все новый Ной, — На бессильный погибели ропот Пришел уже Третий — иной…

Несмотря на откровенный мистицизм и некоторый сумбур изложения, ощущаешь в этих строках из поэмы холодок предчувствия, какую-то грядущую опасность! Теперь, спустя восемь десятков лет, мне кажется, что Александр Кусиков принадлежал к весьма редкому типу творческих людей, которых можно было бы назвать преждевременными пророками. Стоит ведь только вместо «Черного Работника» поставить зловещее слово «терроризм» — религиозное противостояние, — как все делается ясным!

Неужели поэт, душа которого, словно чуткий природный датчик, была вмонтирована в кипящую противоречиями лаву истории начала XX века, предчувствовал трагедию нашего времени?!

Да что там по сравнению с этим какой-то Нострадамус…

Слушайте все! Предреку я: с Востока, По строкам библейским идет караван, Верблюды несут нам Младенца-Пророка, Несут откровенье непочатых стран.

Отметим, кстати, удивительное определение: непочатые!

Анализируя творчество А. Кусикова, становится вполне очевидно, что поэт знал, любил и уважал Коран. Не говоря уже о многих мотивах Корана, встречающихся в его стихах, он переводил суры Корана, а к своей поэме «Аль-Кадр» взял эпиграфом Суру 97:

…Ночь Аль-Кадр лучше тысячи месяцев. В эту ночь ангелы на землю сходят по Его повелению. Мир до зари, и не бродят тени…

Думаю, будет нелишним добавить, что «Аль-Кадр», или, как говорят мусульмане, «Ночь определений», — это та ночь, когда через архангела Джабраила (Гавриила!) Магомету был ниспослан Коран.

И, кстати, исламская традиция называет Иисуса Христа «пророком Иссой» и почитает его наравне с потомками Магомета!

В Коране сказано:

«Мы … сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга».

                                        Сура 49, стих 13

В Коране сказано:

«Аллах не меняет того, что с людьми, пока они сами не переменят того, что с ними».

                                        Сура 13, стих 12

В Коране сказано:

«Если вы творите добро, то вы творите для самих себя, а если творите зло, то для себя же».

                                        Сура 17, стих 7

Эта мудрость сур Корана напоминает мне мудрые слова из «Манифеста» Рассела и Эйнштейна, сказанные еще полвека назад:

«Мы обращаемся как люди к людям: помните о том, что вы принадлежите к роду человеческому, и забудьте о всем остальном.

Если вы сможете сделать это, перед вами открыт путь в новый рай, если нет — перед вами опасность всеобщей гибели».

В апокалиптический день 11 сентября 2001 года это предупреждение двух — не политиков, не государственных деятелей, а ученых, философа-математика и физика, — звучало весьма актуально!

И тяжело, и горько знать, как современные исламские радикалы, кровожадные и безжалостные к иноверцам, говорят: «Труп неверного — это твоя ступенька на крутой дороге в рай».

Да читали ли современные террористы Коран?!

Русский поэт, по сути — «православный мусульманин», задолго до наших нынешних судорожных попыток разрешить глобальные религиозные противостояния, показал нам Путь.

Его имя ныне почти никому не известно.

Это — несправедливо!

Жизнь поэта Александра Кусикова после своего яркого расцвета в 20-е годы XX века позже сложилась не слишком-то удачно.

В свое время он пророчествовал:

Кто победит — Иран или Туран,                                                  я знаю. Пройдет все страны Красный Ураган, —                                                  я знаю…

Но и сам прорицатель не выстоял в этот Ураган и был — вместе со многими другими! — сметен за границу… Мы помним, что 1922 год был годом «Великого исхода» выдающихся умов, деятелей литературы и искусства, выдавленных ленинским декретом из своей родной страны.

Александр Кусиков оказывается в Берлине. Здесь за два года вынужденной эмиграции у него выходят пять книг: «Птица безымянная. Избранные стихи 1917–1921 гг.», «То, чего нет в Коране», «В никуда» (третье издание), «Рябка» и «Аль-Баррак. Октябрьские поэмы» (дополненное издание).

Но уже здесь, — в книге «В никуда» впервые в кусиковском творчестве прорезываются новые, тревожные ноты:

О, Революция, тебя ли обвинять Смиренной ковкой рифм в отчаянье? О, Революция (она теперь растерянно стихает), Тебя ли обвинять? Ведь сам я ждал кровавую усладу… ……………………………………………………………………. Я так устал от самого себя!

Вскоре А. Кусиков переезжает в Париж.

И тут я хочу поделиться с вами некой загадкой, которую я так и не смог понять.

Поэт умер в Париже на девятом десятке, в 1977 году, на целых полвека пережив друга своей юности Сергея Есенина, на 47 лет — Владимира Маяковского и на 35 лет — Вадима Шершеневича, умершего от туберкулеза в 1942 году.

В одном из библиографических справочников я наткнулся на глухое свидетельство самого Кусикова: «После 1923 года я отошел от литературной деятельности…»

Отошел… на целых 54 года?! Ни одной строки за полвека?! И это при такой яркой одаренности и успеха в молодые годы?! Психологически в это крайне трудно поверить.

Вместе с моими доброхотными помощницами мы перебрали множество библиографических источников в поисках хоть каких-либо следов кусиковской деятельности после указанного им времени, включая каталоги Берлинской и Парижской национальных библиотек. В самом деле — нигде нет ни одного свидетельства о новых книгах, о которых я бы не знал, даже если и не упоминаю о них в данной статье. (Список книг А. Кусикова я даю в приложении к моим заметкам.)

И все же я оставляю этот вопрос открытым. Быть может, кому-то из исследователей повезет больше?

Итак, черкес, родившийся на берегах Кубани, вблизи Большого Кавказа, писавший стихи на русском языке, печатавшийся в Москве, живший в Берлине, умерший в Париже, почитатель Корана и Евангелия, считавший православную колокольню и мусульманский минарет равновеликими, — все это вместе и есть российский поэт Александр Кусиков…

Гражданин мира? Да — в смысле мира, а не религиозного противостояния!  

Приложение

АЛЕКСАНДР КУСИКОВ (1896—1977) КНИГИ СТИХОВ (без учета переизданий)

1. Зеркало Аллах. Москва, 1918.

2. Сумерки. Москва, 1919.

З. Аль-Баррак. Первая книга строк. Москва, 1920.

4. В никуда. Вторая книга строк. Москва, 1920.

5. Поэма поэм. Москва, 1920.

6. Коевангелиеран. Москва, 1920.

7. Коробейники счастья. А. Кусиков, С. Третьяков, В. Шершеневич. Москва, 1920.

8. Жемчужный коврик. К. Бальмонт, А. Кусиков, А. Случановский. Москва, 1921.

9. Звездный бык. С. Есенин, А. Кусиков. Москва, 1921.

10. Двурядица. С. Есенин, А. Кусиков (не найдена).

11. Джульфикар. Неизбежная поэма. Москва, 1921.

12. Искандер Наме. Москва, 1921.

13. Птица безымянная. Избранные стихи 1917–1921 гг. Берлин, 1922.

14. То, чего нет в Коране. Берлин, 1922.

15. Рябка. Берлин, 1923.

16. Аль-Баррак. Октябрьские поэмы. Дополненное издание. Берлин, 1923.