sci_politics Игорь Абрамович Маринов "Прыгающая газель" - тавро расизма

Проблема расовой дискриминации и апартеида в спорте по-прежнему остается чрезвычайно острой, несмотря на исключение ЮАР из олимпийского движения.

Книга И. Маринова «Прыгающая газель» - тавро расизма» разоблачает политику расистов и их пособников, направленную на возвращение ЮАР в олимпийскую семью, на подрыв единства государств свободной Африки и прогрессивных сил в международном спортивном движении.

Рассчитана на широкий круг читателя.

ru
Kos1 Book Designer 5.0, FB Editor v2.0 02.02.2010 Kos1 BD-D205D7-F4AE-BB4B-4A87-8BC5-42D5-80D59B 1.0 "Прыгающая газель" - тавро расизма Физкультура и спорт Москва 1982

Игорь Абрамович Маринов

"Прыгающая газель" - тавро расизма

За прошедшее пятилетие в Африке, Карибском бассейне и Океании получили независимость десять новых государств, которые были сразу же признаны Советским Союзом. Рождение Республики Зимбабве, растущий накал освободительной борьбы в Намибии, а теперь уже и в ЮАР наглядно показывают, что господство «классических» колонизаторов и расистов близится к концу.

Империалистов не устраивает укрепление независимости освободившихся стран. Тысячами путей и способов они пытаются привязать к себе страны, чтобы свободнее распоряжаться их природными богатствами, использовать их территории в своих стратегических замыслах. При этом широко используется давний метод колонизаторов «разделяй и властвуй».

Из доклада Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Л. И. Брежнева на XXVI съезде Коммунистической партии Советского Союза

«КОРИЧНЕВАЯ ЦИТАДЕЛЬ» НА ЮГЕ АФРИКИ

…Его возводили тщательно, воздвигали на века. Он подчас прочней надолбы, тверже лобовой брони танка, непреложен, как библейская заповедь для фанатичного церковника. Он кромсает на куски страны, уродливым удавом извивается в черте городов, рубя их на особые кварталы для «цветных» и черных. Глухой кладкой замуровывает входы в школы и университеты. Обрушивает кастет полицейских репрессий на черепа непокорных. Сколько исковерканных судеб у его подножия, сколько размозженных талантов, растоптанных надежд! Сколько голов, сложенных за свободу, независимость, равенство, достоинство человека!

Это расизм. Тема огромная. Но какой бы аспект ее мы ни брали сегодня, нам непременно и прежде всего открываются не столько психологические и гуманистические мотивы расового конфликта, как стремятся представить некоторые буржуазные исследователи, сколько обнажаются его социальные, экономические и политические корни.

«Распространение расистской идеологии теснейшим образом связано с действительностью капиталистической эксплуатации. Речь идет о том, чтобы разъединить трудящихся, отвести волну недовольства и затормозить развитие классовой борьбы», - писала в газете французских коммунистов «Юманите» Женевьева Крик. И далее, ссылаясь на исследование Жака Арно «Американская действительность», она приводит такое его высказывание: «Белый рабочий представляется как основное препятствие для прогресса черного рабочего, фигура черного рабочего выставляется как угроза благополучию белого рабочего». Это сказано об экстремистских расистских тенденциях в США, в разбор которых у нас здесь нет возможности углубляться. Если же говорить о ЮАР, то к ней применима лишь вторая часть формулировки Ж. Арно: фигура черного или «цветного» человека вообще как таковая выставляется не только в виде угрозы благополучию белого человека, будь он рабочий, фермер или юрист, но и в виде угрозы самой его безопасности в силу якобы врожденных низких, диких инстинктов, животного предрасположения к агрессивности и столь же животной способности подчиняться окрику и кнуту, а стало быть, одомашниванию. Разумеется, с течением времени расисты всех мастей, в ЮАР ли, в США или в Англии, научились избегать столь откровенных антинаучных и антигуманистических признаний. И все же сквозь изысканную словесную оболочку нет-нет да и проглянет грубый каркас человеконенавистнических доктрин, авторское право на которые принадлежит испанским конкистадорам с библией в руках и мушкетом под рясой; португальским мореходам, отмечавшим на картах географические открытия кровавым ножом пирата, работорговцам и владельцам бригантин, шхун и барков под английскими флагами, французского короля, голландских и бельгийских монархий, снаряжавших бравых матросов с тоннами побрякушек и кандалов для обеих пар человеческих конечностей в устрашающие и опустошительные набеги на берега Западной и Восточной Африки, Индии, Малайзии, Индонезии. Авторское право на расистские доктрины законно делят с ними каторжники со всех концов бывшей Британской империи, собранные в Австралии и вырезавшие аборигенов, чтобы освободить место для себя и будущего овечьего поголовья; это право огнем и вероломством завоевали себе английские и французские колонизаторы Северной Америки и сменившие их американские пионеры освоения дикого Запада.

Все - с именем христовым на устах и во имя превосходства белого человека и процветания метрополий, колониальных империй, их торговых домов и мануфактур, выросших ныне до чудовищных размеров транснациональных компаний.

Все знают, что такое расизм, который в наши дни, хотя бы декларативно, отвергается официальными представителями «западных демократий». Все знают, что расизм в спорте «свободного мира» также отвергается, причем не только в силу конституционных законоположений, но и потому, что невыгоден с точки зрения укрепления национального престижа мускулами чернокожих атлетов. Это особенно ярко проявляется в практике спортивных руководителей США, где расовый конфликт тем не менее отнюдь не утратил своей остроты, если судить хотя бы по очередному взрыву протеста в Майами в 1980 году.

Но апартеид - особая, уникальная разновидность расизма, принявшая форму государственной политики ЮАР, свод неукоснительно соблюдаемых законов, определяющих образ жизни представителей всех рас, проживающих на территории этого государства. Мне не раз приходилось убеждаться в том, что буржуазная пресса зачастую скрывает от своего читателя саму сущность политики апартеида и его порой не лишенные хитроумия и казуистики толкования проблемы расовых отношений в стране. Мне не раз приходилось убеждаться также, что иные деятели международного спорта либо не ведают, что такое апартеид в спорте, либо игнорируют факты его практики, либо, наконец, склонны проявлять неуместную доверчивость по отношению к лицемерным заявлениям расистского режима, его «доброй воле» и готовности идти на уступки.

Чтобы разобраться в подоплеке описанных в этой книге событий, поведении некоторых из участников их, а главное, в расстановке классовых и идеологических сил на международной спортивной арене применительно к проблеме борьбы против апартеида в спорте, мне представляется необходимым дать краткий историко-политический очерк ЮАР. Без некоторых основных сведений о внутреннем и внешнеполитическом курсе этого государства многое могло остаться непонятным или недоговоренным.

ЦВЕТНОЙ БАРЬЕР И ЦВЕТНЫЕ КОРИДОРЫ

…Закон против коммунизма открывает неограниченные возможности для репрессий против всех инакомыслящих и антирасистов. Южноафриканская система во многих отношениях следует практике нацизма и приводит к увековечиванию эксплуатации одной, белой, части населения над другими, черными и цветными.

Из книги французского публициста Сержа Тиона «Власть бледнолицых», или Южноафриканский расизм»

Там, на Юге Африки, большая и богатая страна. Большая и богатая для белого меньшинства. Нищая, стиснутая границами резерваций для огромного большинства коренных жителей с черным или «цветным» пигментом кожи. Страна, где жизнь человека регламентирована от первого крика новорожденного до последнего вздоха покидающего этот мир. Этот бесчеловечный порядок определяется, закрепляется, символизируется одним коротким словом - апартеид. Этимологически «апртхейд», или более употребительный в русском написании «апартеид», восходит к староголландскому корню, означающему «раздельность», а впоследствии это слово стало означать «раздельное проживание».

Вот некоторые цифры, позволяющие в общих чертах представить себе ЮАР в политико-географическом плане. Государство на юге Африки. Площадь 1223,4 тыс. кв. км. Население - 27,7 млн. чел. (по данным на 1978 год). Из них африканцы - 19,3 млн. чел., лица европейского происхождения (в основном африканеры - потомки выходцев из Голландии - буров) и англичане - 4,4; метисы («цветные») - 2,5; индийцы и выходцы из Азии - 0,7. Официальные языки - африкаанс и английский. Столица - Претория - 1432,6 тыс. чел.; крупнейшие города - Кейптаун (резиденция белого парламента страны) - 1096,6 тыс. чел.; Йоханнесбург - 1432,6 тыс. чел. Правящая партия с 1948 года - Националистическая партия, выражающая интересы самых реакционных кругов промышленной, финансовой, сельскохозяйственной буржуазии, преимущественно из числа африканеров. Лидер - П. Бота, он же премьер-министр нынешнего правительства. Глава государства - президент, избираемый парламентом сроком на 7 лет. Ныне этот пост занимает М. Вильджоин, сменивший бывшего премьера, а затем президента Б. Дж. Форстера, подавшего в отставку из-за разногласий с П. Ботой. ЮАР - государство с развитой экономикой, связанной с добычей и переработкой богатых земных недр, ценных ископаемых (уголь, железная руда, никель, золото, серебро, алмазы, ванадий), интенсивным сельским хозяйством (основные культуры - пшеница, цитрусовые, табак). Значительное место в сельском хозяйстве, на фермерской основе, занимает разведение крупного рогатого скота, свиноводство и овцеводство и обусловленное последним производство шерсти и каракуля. Развитая экономика ЮАР подвергает беспощадной эксплуатации африканское и «цветное» население страны, поставляющее дешевую рабочую силу.

В последнее время участились организованные выступления рабочего класса, в частности горняков шахт близ Карлтонвилла, трудящихся пищевых предприятий в Кейптауне, заводов концерна «Форд» в Порт-Элизабет. Борьбу народов ЮАР против апартеида, засилья транснациональных монополий, угнетения трудящихся, жестоких законов расовой дискриминации возглавляет основанная в 1921 году Коммунистическая партия Южной Африки (ЮАКП). С 1950 года ее деятельность проходит в нелегальных условиях. Другой наиболее значительной силой, борющейся против расизма, является Африканский национальный конгресс (АНК). С 1960 года действует нелегально, представляет собой революционно-демократическую организацию. В январе 1979 года произошли стычки партизан АНК со специальными отрядами ЮАР у границы с Ботсваной. В мае и апреле того же года патриоты совершили нападения на полицейские участки в Соуэто, африканском пригороде Йоханнесбурга.

В настоящее время основная программа связанного военными, экономическими, политическими отношениями с империалистическими кругами Запада правительства П. Боты направлена на так называемую бантустизацию - создание 10 бантустанов, марионеточных африканских государств, поддерживающих апартеид на землях, которые отведены представителям коренного населения Африки и которые составляют 13 процентов территории ЮАР. Остальные 87 процентов - в распоряжении так называемой белой Африки. Это наиболее плодородные земли ЮАР, наиболее богатые полезными ископаемыми и с наиболее благоприятным климатом. К 1980 году «независимость» получили бантустаны «Транскей» (народность коса), «Бофутаствана» (народность тсвана), «Венда» (народность венда). Более 50 процентов африканского населения ЮАР, представляющие различные народности банту, придерживаются традиционных местных верований.

Эти общие сведения, почерпнутые из ежегодника БСЭ за 1980 год, требуют некоторых дополнений, комментариев и суждений, которые послужат нам в качестве иллюстраций к непростой картине жизни в Южно-Африканской Республике.

…Древнейшими обитателями Юга Африки считаются готтентоты, бушмены, многочисленные племена, объединенные общим названием «банту». Не раз готтентоты наносили сокрушительные удары отрядам различных европейцев, чаще всего португальцам, пытавшимся покорить открытые ими земли у берегов будущего мыса Доброй Надежды, где, однако, в 1652 году удалось все же зацепиться первому европейскому поселению - голландской Ост-Индской компании, основавшей Капскую колонию. Они называли себя бурами, и с тех времен, когда первый из них вбил кол первой бревенчатой хижины, принято вести отсчет европейской колонизации Юга Африки.

Буры проявили себя достойными благодарной памяти потомков, нынешних африканеров, колонизаторами, методично истребляя не знавшие огнестрельного оружия племена храбрых африканцев, захватывали их земли, скот, отгоняли в засушливые районы севернее Капской крепости. Они создавали фермы, обрабатывали земли руками рабов из Мадагаскара и Азии, которыми наполняла трюмы своей многочисленной флотилии процветающая Ост-Индская компания. Буры, однако, в ту эпоху были вынуждены постоянно держать под рукой и мотыгу, и хлыст, и ружье, одновременно культивируя захваченные плодородные земли, понукая рабов и отбиваясь от непрестанных атак племен зулу, басуто и других коренных африканцев, оказывавших яростное сопротивление бледнолицым завоевателям - сначала бурам, потом англичанам и, наконец, бурам и англичанам вместе.

- Вы знаете, именно к тем отдаленным временам относится появление термина «лаагер», который теперь в сочетании «политика лаагера» применяется иногда как синоним политики апартеида, - расскажет мне потом председатель Нерасового олимпийского комитета Южной Африки Сэм Рамсами.

Продвигаясь по землям африканцев, буры на отдых и на ночь располагали свои повозки-фургоны плотным каре. За ними можно было долго держать оборону и чувствовать себя в относительной безопасности. Место внутри каре называлось лаагером. Впоследствии «лаагер» стал моделью созданного ныне расистского государства ЮАР, где белое меньшинство защитным валом отделяет себя от всех, если мне позволено будет так выразиться, инокожих. «Политика лаагера», которую без натяжки можно назвать политикой концлагеря для небелых, - термин чаще встречающийся в работах историков и этнографов. Он не в чести у официальных представителей правительства ЮАР, которые, вероятно, находят его неблагозвучным.

На рубеже XVIII - XIX веков «владычица морей» Великобритания захватила Капскую колонию, которая затем была закреплена за владениями английской короны решением Венского конгресса. Имперский курс первой в то время державы мира не вызвал энтузиазма и поддержки буров, которые к тому же крайне отрицательно реагировали на отмену рабства (чернокожие и «цветные» крепостные фермеров фактически бесплатно осваивали земли, выращивали пшеницу и табак, пасли скот для бледнолицых хозяев). Это усугубило наметившиеся с самого начала появления англичан близ Капской колонии их разногласия с бурами и вызвало массовый исход выходцев из Голландии в глубь континентального Юга Африки, на Север, проложивших печально известную «Великую дорогу». Обочины ее были усеяны костями жестоко истреблявшихся племен зулу, бечуанов, коса и других народностей банту. Об этом исторические хроники умалчивают. Более того, в глазах считавшего себя цивилизованным мира буры, рабовладельцы и каратели, орошавшие потоками крови земли африканцев, вдруг неожиданно предстали в облике борцов «за справедливое дело», попираемое этими ненасытными британцами с их экспедиционными корпусами и эскадренными миноносцами по всем морям и океанам.

Вот почему в Европе сочувствовали бурам, основавшим в глубинных районах Африки свои республики Трансвааль и Наталь. Вот почему в Европе подпевали скорбному гимну буров: «Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне». И прославляли подвиги бесстрашного воина Питера Марица, когда разразилась англо-бурская война. О коренных жителях, африканцах, об их правах и интересах просвещенная Европа и Америка не то чтобы забывали - просто не задумывались, не принимали во внимание.

После захвата Наталя и Оранжевого свободного государства в результате победоносной для британцев англо-бурской войны 1899-1902 года и в итоге переговоров был основан в 1910 году Южно-Африканский Союз, вошедший в состав Британской империи. Это в принципе удовлетворило и буров, и англичан.

После прихода к власти в Германии Гитлера в ЮАС широко распространилось движение фашизма, оформленное уставами таких организаций, как «Бруденборд» («Союз братьев»), «Серые рубашки» и другие. Нацистские симпатии и фашистские тенденции живы и поныне, практика «коричневого рейха» кровавого фюрера успешно применяется властями ЮАР и сегодня. К перечисленным выше фашистским союзам можно причислить орудующий сейчас в Южной Африке «Вит коммандо» («Белый отряд командос»), использующий зверские меры устрашения не только в отношении африканского населения, но и либерально настроенных белых граждан.

Характерно, что с началом второй мировой войны часть лидеров Националистической партии выступила против участия в ней на стороне Великобритании, хотя парламент ЮАС и проголосовал «за». Гитлер возлагал большие надежды на сотрудничество 10 тысяч немецких поселенцев в ЮАС и Юго-Западной Африке. И не напрасно. После их нараставших требований выхода ЮАС из войны правительство Претории вынуждено было временно интернировать наиболее активных нацистов.

БОКСЕР-ШПИОН И «УЛЫБКИ» В СОУЭТО

…Робей Лейбрандт, приговоренный южноафриканскими властями к смерти по обвинению в предательстве во время второй мировой войны, умер в городе Ладибранде (ЮАР) после сердечного приступа. Во время Олимпийских игр 1936 года он выступал за команду ЮАС как боксер полутяжелого веса. За два года до этого на соревнованиях Игр Британского содружества он был дисквалифицирован за применение грубых, не дозволенных правилами ударов. После Игр 1936 года в Берлине он остался в Германии, где приобрел известность как ярый сторонник нацизма. В 1943 году он высадился у западных берегов Южной Африки с борта германской подводной лодки и на ялике достиг суши с грузом оружия, радиоперадатчиком и деньгами. Там он был схвачен южноафриканскими спецслужбами и впоследствии приговорен к смертной казни как изменник. Однако приговор не был приведен в исполнение, а вскоре его заменили пожизненным заключением.

Но уже в 1948 году, то есть когда к власти пришла правящая Националистическая партия, Робей Лейбрандт был выпущен из тюрьмы (где отбыл пятилетний срок) в результате объявленных правительством ЮАС послаблений по отношению к «жестким военным временам». Он был полностью реабилитирован фактически, ибо к нему перестали относиться как к лицу, заслуживающему презрения и мести.

Я пересказал телеграмму агентства Ассошиэйтед Пресс, отправленную несколько лет назад из Претории, не для того, чтобы придать привкус детектива своему повествованию. Но с единственной целью показать: с самого первого дня своего прихода к власти Националистическая партия проявляла не только терпимость и благодушие к фашистским настроениям, но и стремилась как бы реабилитировать себя перед нацистски настроенными кругами за участие в войне на стороне Великобритании и США, бывших союзниками СССР в борьбе против гитлеровского рейха. Та же Националистическая партия, официально введя апартеид как государственную политику, всемерно способствовала усилений аппарата репрессий и подавления протестов коренного населения, а также любых лиц, выступающих против свирепых порядков этого поистине «коричневого бастиона» на Юге Африки. Эта жестокая внутренняя политика с особенной силой стала проявляться после того, как по итогам референдума 1961 года (к участию в котором, естественно, допускались только белые) ЮАС был провозглашен Южно-Африканской Республикой. Примерно за год до этого, как бы предвосхищая и афишируя характер своей устрашающей «независимости», южноафриканская полиция совершила чудовищное преступление против мирной демонстрации африканцев в Шарповилле, близ Йоханнесбурга, 21 марта 1960 года. Ее участники, протестовавшие против системы обязательного ношения пропусков, были зверски расстреляны полицией. С тех пор по решению ООН 21 марта ежегодно отмечается «День борьбы против апартеида». 16 июня 1976 года репрессивные силы правительства расстреляли мирную демонстрацию школьников, насчитывающую 10 тысяч человек. Погибло около 600 участников демонстрации. 16 июня отмечается по решению ООН как «День памяти жертв Соуэто». Надо заметить, что этот черный пригород Йоханнесбурга, где вынуждены жить около миллиона африканцев, не отмечен ни на одной карте ЮАР, которые скрупулезно указывают не только сколько-нибудь значительные поселения белых фермеров, но каждый колодец в вельде и каждый ручей.

На фоне беспросветного прозябания коренного населения Южной Африки наглой насмешкой прозвучали слова министра иностранных дел ЮАР Рёлафа Боты в интервью западногерманскому телевидению: «Наши черные счастливы при апартеиде. Пройдитесь по улицам Йоханнесбурга, и вы увидите вокруг улыбающиеся лица». Невероятно? Да. Но это интервью было передано всеми крупнейшими информационными агентствами мира.

«Улыбки» на улицах Йоханнесбурга, Соуэто и других гетто для африканцев близ больших городов хорошо комментируют данные социальной комиссии при экономическом и социальном совете ООН: «На долю белых, не составляющих и одной пятой населения ЮАР, приходится 75 процентов получаемых в стране доходов и 87 процентов ее площади. Половина проживающих в черных гетто детей умирают не достигнув и пяти лет.

Так выглядит апартеид на практике. Ныне правители Претории этот термин, так же как и «политику лаагера», предпочитают заменять более многословным теоретическим постулатом «отдельного развития рас» в плане так называемого «многонационального курса». Это и есть пресловутая «бантустизация», принудительное создание «независимых» марионеточных африканских государств. Кроме того, «раздельное развитие рас» предполагает в дополнение к непреодолимому барьеру, отделяющему белое меньшинство от остального населения, еще и, образно говоря, систему коридоров для каждой расы - черной, азиатской и «цветной».

Характерно высказывание о программе «бантустизации» и «отдельного развития рас» белого легкоатлета, дискобола Ван Реенена, который покинул Южную Африку: «Трудно поверить, что бантустаны смогут разрешить проблемы апартеида, спортивные в частности. Я плохо себе представляю также, как эта система будет практически осуществляться в экономическом отношении и в плане торговых связей, при том, что предполагаемые независимые территории рассеяны там и сям и изолированы внутри территории Южной Африки».

Более определенно расистский курс апартеида охарактеризован в сборнике ООН «Обжектив джастис», выпущенном в 1976 году: «…подлинный характер этой политики является расистским и колониалистическим по существу. Она ставит перед собой цель обеспечить продолжение политического и экономического господства расистского белого меньшинства не только в самой Южной Африке, но и в еще неосвобожденных частях Африканского континента».

В этой связи необходимо упомянуть о некоторых основных законах и конституционных актах расистского режима, имеющих самое непосредственное отношение к спорту ЮАР и воздвигающих непреодолимый барьер межрасовому спорту, основы которого будто бы создаются ныне в ЮАР, по заверениям некоторых ее политических и спортивных деятелей. К ним относятся в первую очередь «акт регистрации населения», предусматривающий четкую принадлежность к определенной расе: белых, коренных африканцев (позднее объединенных общим именем «банту»), «цветных» и индийцев, куда включены все лица азиатского происхождения; «груп эариес акт», закрепляющий за представителями разных рас строго определенные территории и места проживания с запретом пересекать их границы без специального разрешения, дополненный специальным актом к «закону о банту», запрещающим небелым появляться в городах, пригородах, населенных пунктах, являющихся, по существу, резервациями для африканцев; «акт об аморальном поведении», категорически отвергающий возможность браков и каких-либо отношений между мужчинами и женщинами разных рас; «акт о рабочих должностях», уточняющий, какие из них могут занимать представители той или иной расы; действующий с 1958 года закон об обязательном для каждого африканца ношении пропуска, где указано место его жительства с ограниченным правом перемещения или вовсе без такого права и временем пребывания в зонах для белых (ведь должен же кто-то обслуживать привилегированное меньшинство и выполнять черную работу). Южноафриканские законы, наконец, поощряют безграничный полицейский произвол и слежку за лицами, подозреваемыми в антирасистских настроениях. Преследованиям подвергаются прежде всего нерасовые спортивные организации и их руководители, ибо, по единодушному мнению обозревателей и в том числе председателя Нерасового олимпийского комитета Южной Африки Сэма Рамсами, именно эти объединения, из числа действующих легально, наиболее твердо и последовательно противоборствуют порядкам апартеида. Мы увидим еще, каких жертв и лишений стоит им эта принципиальность и верность правому делу. Закон разрешает блюстителям расистских порядков в любое время и без предупреждения «наносить визиты» в дома или квартиры, где живут подозреваемые, а «лиц африканского происхождения подвергать одиночному заключению сроком до 180 дней без права обращения к юридической помощи» («Заметки и документы», изданные Центром по борьбе против апартеида в апреле 1980 года, органом ООН).

Внешняя политика ЮАР характеризуется прежде всего ее многосторонними связями с транснациональными корпорациями (ТНК) и теми кругами стран, входящих в НАТО, которые проявляют особый интерес к незаконно оккупированной ЮАР вопреки резолюции ООН, бывшей мандатной территории Юго-Западной Африки (Намибии) и самой ЮАР. Этот интерес легко объясняется, с одной стороны, тем, что Намибию и ЮАР ТНК вполне оправданно рассматривают как золотоносную шахту и в прямом и в переносном смысле (оплата южноафриканского черного горняка в 19,7 раза ниже, чем белого), а с другой - считают их стратегическое положение в Африке исключительно важным для своих милитаристских планов.

В свою очередь, капиталы ТНК составляют материальную опору расистского режима в ЮАР. Не будем касаться различных отраслей экономики ЮАР, в которых хозяйничают ТНК. Достаточно обратиться к спорту. Та же «Дженерал моторс» ежегодно выделяет 400 тысяч долларов на проведение расистских турниров по легкой атлетике, велоспорту, боулингу, скачкам и мотоспорту. «Хеджес энд Бенсон», производящая знаменитые сигареты, дарит соответственно «на курево» 30 тысяч долларов организаторам футбольных матчей под эгидой созданного расистским правительством южноафриканского футбольного совета. Пена широко рекламируемого во всем западном мире мыла фирмы «Колгейт Пальмолив» оседает ежегодными подачками в карманах инициаторов «многонациональных» чемпионатов по расистскому образцу по таким видам спорта, как теннис, гольф, легкая атлетика. «Кока-кола» поит только белых пловцов и игроков профессионального футбола, а «Жилетт рэйзер» не только, можно сказать, бесплатно бреет и стрижет белых крикетистов, но еще и приплачивает им солидные суммы на организацию различных турниров, аккуратно вписывающихся в спортивную программу апартеида.

Но пора наконец объяснить читателю название этой книги, а для этого позволю себе небольшое отступление и расскажу о некой своеобразной разновидности «газели».

НЕМНОГО ОБ АФРИКАНСКОЙ ФАУНЕ

По сухому, трескучему коридору в бруссе[1] добрались мы наконец до реки. Тупорылый наш «лендровер» почти уткнулся в воду, как истомившийся от жажды бычок. Я начал стягивать облепившую тело рубаху.

- Крокодилы здесь есть?

- А кто ж его знает, может, есть, а может, и нет, - обнадеживающе отозвался мой лукавый проводник и водитель «лендровера» Мохамед Номбо.

Я в нерешительности прохаживался по берегу, умоляюще поглядывая на Мохамеда. Выкупаться хотелось смертельно. Но купаться можно было только с разрешения строгого Мохамеда, который хорошо знал эти диковатые места Гвинеи. Иначе он «ни за что не отвечал». В этой поездке (мне довелось работать с группой советских специалистов в качестве переводчика в начале 60-х годов в этой западноафриканской стране, отмечавшей тогда еще первые даты своей независимости от бывшей французской метрополии) случалось, что он и правда не разрешал купаться в реках, по его выражению «зараженных крокодилами». На этот раз мне повезло. Хохотнув, но тут же приняв вид, не лишенный определенной величественности, махнул рукой и милостиво молвил:

- Бог с тобой, мой мальчик. Поплавай немного, не бойся. Ты почти такой же спортсмен, как я.

Когда я вышел из воды, Номбо сказал:

- Несколько лет назад (надо сказать, что Мохамед был лет на семь старше меня, основательно покочевал по разным странам Африки вместе с отцом, некоторое время жил в Южной Африке, свободно владел французским и английским; в общем, мужчина был опытный, перепробовал много профессий, пока не закрепился окончательно за шоферской баранкой - Прим. авт.), несколько лет назад, значит, здесь, в районе Лабе, еще при французах жили какое-то время два спортсмена. Они говорили, что сами тоже французы, но между собой объяснялись на африкаанс. А уж мне ли не отличить его от других языков! Каким ветром и зачем занесло их сюда - не знаю. Но, скажу тебе, это были ребята! Настоящие спортсмены!

- Чем же они так отличились?

- И не спрашивай. Вспомнить страшно. Они охотились на крокодилов. Но как! Сначала подманивали чудовище особым манком. Когда его рыло показывалось чуть-чуть над поверхностью воды, они бросались вдвоем в реку. В руках - ножи, длинные, я таких не видел больше. Главное было - сесть крокодилу на спину. - А попробуй сядь! Да так, чтоб он ни лапами, ни хвостом! А уж потом делали свое дело. Вот это был спорт, скажу я тебе!

- Ну, какой же это спорт, Мохамед! Согласен, отчаянной смелости были парни. Но в общем-то они были любители острых ощущений, охотники, в конце концов. Но при чем же здесь спорт, спорт в настоящем смысле слова?

- Не скажи, не скажи… - задумчиво покачал головой славный водитель «лендровера». - Чтобы воспитать в себе такую хватку, такую отвагу, мало просто любить всякие там приключения. Нужна, знаешь, какая тренировка с детства, знаешь, какая сила и ловкость! Это они там умеют, в Южной Африке. Мы, конечно, тоже со временем покажем себя в спорте. Вот и ваши ребята нам помогают (в это время в столице Гвинеи Конакри советские специалисты помогали строить современный спортивный комплекс с большой главной ареной стадиона. - Прим. авт.). Но там, в Южной Африке, для спорта - истинный рай. Для белых, конечно. Там и африканцы любят спорт, но условия… Да что там, вспоминать о тамошней жизни не хочу! Рассказывал я тебе, что мы с отцом жили в Гаранкуве (такой «тауншип», пригород Претории), да и в других кварталах для черных. Уж и не помню, как они назывались. Но какие там белые себе стадионы понастроили, какие газоны для гольфа вырастили, для футбола, регби! Регби там, по-моему, они любят больше всего. Прямо поклоняются своим игрокам! Видел я однажды их главную команду. Называется «Спрингбокс». Они у них на майках нарисованы. Матч был против какой-то европейской команды. И я его видел. Ну, все как положено, сидел на трибуне «для черных», конечно. Но, скажу я тебе, это было зрелище! Эти «спрингбокс» не регбисты, а прямо звери какие-то. Нет, играют они по правилам. Но ведь это - регби. А там сила и смелость не последнее дело. Но в этих - такая ярость была, что смели они за милую душу противников, а ведь и те не слабенькие были, нет. Запомнились мне те парни с антилопой на груди. Ну что, отдохнули? Поехали дальше.

…Антилопа, которую упомянул Мохамед Номбо, - широко распространенная в Южной Африке разновидность газели. «Спрингбокс» - это уникальная разновидность игроков в регби и в спорте вообще. Изящный силуэт прыгающей газели, как переводится с английского «спрингбок», - это не просто элегантная эмблема на спортивной рубашке. «Прыгающая газель» - это знак, символ, своего рода кастовая метка, обозначающая принадлежность к расе избранных - белой расе. Если регби в ЮАР приравнивается чуть ли не к религиозному культу, то «прыгающая газель» - это его хоругвь. Право носить эту эмблему получают только белые спортсмены, ибо она олицетворяет не столько участие в составе сборных белых команд ЮАР в различных видах спорта (прежде всего в регби), сколько некий вполне определенный стиль жизни, так называемый «истэблишмент» апартеида со всеми его законами, традициями, расистским складом мышления. «Спрингбокс» представляют не сборные ЮАР, а исключительно «белую Южную Африку». «Прыгающая газель» - это родимое пятно «несущих бремя белых» южноафриканских колонизаторов и угнетателей.

И отбираются под эту хоругвь опять-таки не всякие белые спортсмены. А только те, кто способен физически демонстрировать модель белого супермена, созданного в ЮАР. «Спрингбокс» отправляются на каждый матч, как некогда шли в походы крестоносцы. Французский специалист регби прогрессивный журналист Робер Барран подчеркивает: «В состав регбистов с эмблемой «спрингбокс» отбираются белые атлеты выдающейся физической мощи, необычайно рослые, с ярко выраженной агрессивностью характера».

Вот почему, как мы увидим, регбисты «Спрингбокс» не только мастера овального мяча, в просторечии «дыни», но и прежде всего исправные послы правящего белого меньшинства, которым поручаются ответственные для расистов пропагандистские миссии, в том числе и провокационные. Об исключительности роли «Спрингбокс» не раз распространялся бывший премьер и бывший президент ЮАР Б. Форстер. Право носить эмблему «прыгающей газели» контролируется со всей суровостью, подобно тому как дорожащие честью и репутацией столетия назад основанные фирмы строго следят за тем, чтобы ярлыки на их бутылках с шампанским или виски, на флаконах духов или коробках сигар соответствовали содержанию и - не приведи господь! - подменились бы искусной подделкой. Вот почему, когда на каких-то соревнованиях в Лондоне в июне 1970 года участники южноафриканской сборной, в которую (в качестве экспортной модели, сфабрикованной для иллюстрации «реформ» апартеида в спорте) были включены несколько небелых спортсменов, надели куртки с эмблемой «Спрингбокс», в ЮАР разразился скандал необычайно громкий. Было еще раз со всей твердостью разъяснено, что эта эмблема - привилегия не ординарных сборных ЮАР, пусть даже только белых, а особых, отборных команд, которым доверяется честь представлять лишь белую касту господ Южной Африки.

По признанию официальных лиц в последних правительствах Претории, сегодня, когда спорт расистов подвергается бойкоту, «спрингбокс» «должны считать себя солдатами передовой линии апартеида, призванными поддерживать связь со всеми странами, где практикуется регби».

Итак, «спрингбокс» приравнены к послам и солдатам апартеида. Но им доверяются также и функции отрядов «спортивных командос», выполняющих особые поручения и занимающих особое место в спорте ЮАР.

Но что же нам известно вообще о спорте и спортсменах Южной Африки, о специфике спортивного движения в этой стране, о борьбе, которая не ослабевает на стадионах этого государства, об истории противоположных тенденций в развитии спорта Южной Африки?

«НОВАЯ РЕЛИГИЯ» - ПРОТИВ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Существует лишь один путь добиться справедливости - ликвидировать законы, враждебные развитию спорта на подлинно нерасовой основе, как это и должно было бы признаваться в обществе по-настоящему Демократическом.

Из призыва Южноафриканского совета спорта ко всем спортсменам и спортсменкам ЮАР.

…Прямо на одной из улиц Йоханнесбурга, когда его везли в тюрьму, охранники дважды выстрелили 38-летнему арестованному в живот. Потом объяснили: «При попытке к бегству». Излюбленная версия гитлеровских садистов из СС и палачей гестапо. Тяжело раненный Брутус все же выжил. Его приговорили для начала к 18-месячному тюремному заключению. Два из них он провел в одиночке. О режиме южноафриканских тюрем распространяться не приходится…

Это один из наиболее драматических эпизодов в жизни человека, которому посвящена книга Ричарда Томпсона «Раса и спорт». Рассказ о Деннисе Брутусе сразу же вводит в самую суть проблемы и достаточно жестко рисует картину действительности полицейских репрессий, которая не то чтобы смягчена, но как-то сглажена, что ли, объективистским стилем интересной, богатой фактами книги, вышедшей из-под пера новозеландского профессора на кафедре психологии Кентерберийского университета в лондонском издательстве «Оксфорд юниверсити пресс».

Итак, о Деннисе Брутусе. Разносторонний спортсмен, журналист. Благодаря своим знаниям, способностям администратора, воле и энергии он стал подлинным вдохновителем, лидером созданной еще до САНРОК (также в Дурбане) Южноафриканской ассоциации спорта (САСА). В 1958 году, занимая пост ее почетного секретаря, Брутус активно работал над осуществлением программы координации деятельности всех спортивных клубов, основная цель которой - предоставить равные возможности для занятий спортом черным и «цветным», пропагандировать спорт как средство воспитания на нерасовой основе, то есть вопреки догмам апартеида добиться признания Южноафриканской ассоциации спорта в стране и за рубежом. Глава САСА Алан Пэтон подчеркивал, что другая задача его единомышленников в том, чтобы за небелыми атлетами было полностью признано их неотъемлемое право представлять страну на международных соревнованиях и в ЮАР, и за рубежом, если они того достойны, что соответствует уровню мастерства многих из них уже сегодня.

Другими словами, САСА выступала за отбор в национальные команды по принципу «спортивных заслуг», как теперь принято говорить в ЮАР, где продолжает все круче подниматься волна поистине бескомпромиссной битвы за расовое равенство в спорте. Кончилась эта деятельность так, как, впрочем, и ожидали инициаторы создания САСА, не питавшие иллюзий относительно реакции расистских властей и сознательно подвергавшие себя риску, чтобы дать толчок разобщенному, порой неосознанному в социально-политическом отношении движению против апартеида в спорте. В 1960 году полиция совершила налет па помещение САСА и разгромила его; наложила арест на ее документы, затем вывезла их в соответствующий департамент министерства внутренних дел, чтобы пополнить и без того пухлые досье на всех противников сегрегации в спорте и других областях жизни. Брутус подвергся жестоким гонениям. Ему было запрещено преподавать английский язык и заниматься журналистикой. Значит, его попросту лишили возможности зарабатывать на жизнь. Ему не разрешалось, под угрозой еще более свирепых репрессий, посещать митинги, собрания, конференции, где обсуждались бы социальные или политические вопросы, а также проживать в Йоханнесбурге и на прилегающей к городу территории, входящей в юрисдикцию соответствующего судебного округа. Запрещалось под каким бы то ни было предлогом цитировать его прежние высказывания на конференциях, собраниях и в прессе; запрещалось даже упоминать где-либо имя Брутуса. Но правительственной охранке и этого показалось мало: Брутус был лишен права навещать свою семью, жившую в Порт-Элизабет. Каждую неделю Брутус должен был засвидетельствовать свое присутствие в предписанном полицейском комиссариате. Тогда, в 1963 году, пока над этим родившемся в Родезии метисом, борцом против апартеида организовывался процесс по обвинению в том, что он нарушил запрет присутствовать на общественных собраниях, Брутус скрылся.

…Долго о небелых южноафриканских спортсменах, их клубах и организациях мир ничего не знал. Но вот в августе 1963 года многие национальные олимпийские комитеты, другие спортивные организации получили письма. Штемпель, оттиснутый на конвертах, свидетельствовал о том, что отправлены они были из Мбабане, столицы Свазиленда, остающегося, кстати, и поныне английской колонией, где восседает на троне едва ли не старейший марионеточный монарх в мире Собхуза II.

В послании говорилось: «Мы обращаемся к вам, друзья из разных стран! Всему миру известно, что расизм господствует в спорте, как и во всей общественной жизни ЮАР. И потому мы говорим всем спортсменам: помогите нам в борьбе за уничтожение расовой дискриминации в спорте! Мы апеллируем к национальным олимпийским комитетам для того, чтобы они воздействовали на Международный олимпийский комитет, который осенью 1963 года будет обсуждать южноафриканский вопрос в Баден-Бадене (ФРГ) на очередной сессии своего исполкома».

Под обращением южноафриканских небелых атлетов стояла подпись: «Деннис Брутус».

Товарищи помогли Брутусу пробраться в Свазиленд, территория которого вкраплена, подобно острову в океане, в территории, принадлежащие властям Претории. Там три месяца он прожил нелегально под видом официанта в ресторане. С паспортом на чужое имя купил билет на авиарейс, который должен был доставить его в ФРГ в Баден-Баден, где на сессии МОК он хотел рассказать о действительном положении в спорте ЮАР и выступить в защиту небелых атлетов, отстаивая их право представлять свою страну в сборных ЮАР. Однако завершить перелет ему не удалось.

Да, попытка была смелой, дерзкой. Но ведь и разведслужба южноафриканских правителей не дремала. Агенты специальных подразделений, сгруппированных позднее в Бюро государственной безопасности ЮАР (БОСС), всегда тесно сотрудничали не только с Центральным разведывательным управлением США, но и с колониалистскими режимами, сохранявшими тогда еще свои владения в Африке. Прежде всего - с диктатурой Салазара в Португалии, а стало быть, и с тайной полицией португальского режима - ПИДЕ, кровавые преступления которой против народа до сих пор вызывают ненависть португальских демократов. Ищейки ПИДЕ перехватили Денниса Брутуса по дороге в ФРГ, в Мозамбике, бывшем тогда колонией салазаровской Португалии, и с готовностью «вручили» его южноафриканским головорезам с полицейскими бляхами на груди. О том, что последовало по прибытии в Йоханнесбург, читатель уже знает. Брутус не только выжил, но и продолжает дело, которому посвятил себя и ради которого шел на смертельный риск.

Политический эмигрант, Деннис Брутус живет теперь в США, преподает в Иллинойском университете. Будучи почетным президентом САНРОК, который, как я уже говорил, через несколько лет после своего создания вынужден был перенести резиденцию в Лондон из-за полицейских репрессий, Деннис Брутус часто приезжает в Европу, бывает в странах, недавно вступивших на путь самостоятельного развития, выступает на собраниях, участвует в демонстрациях против апартеида в спорте. Это ему принадлежит страстное в своей искренности обращение к бывшему государственному секретарю Соединенных Штатов Генри Киссинджеру, невозымевшее, естественно, желаемого эффекта в силу того огромного значения, которое деловые круги США придают своим отношениям с ненавистным в Африке и остальном мире режимом. «Господин Киссинджер, - писал Брутус, - я хотел бы предостеречь вас от посещения тех спортивных мероприятий, которые готовят специально для вас официальные представители южноафриканского правительства. Своим присутствием на этих лицемерных демонстрациях «межрасового спорта» под эгидой апартеида вы оказываетесь, независимо от вашего личного желания, вовлеченным в круговую поруку фактического одобрения юаровского режима. В таком случае вы никак не могли бы рассчитывать на установление добрых отношений со странами свободной Африки, к которым, по вашим словам, вы стремитесь».

Основоположник «челночной дипломатии» в администрации США того времени не внял этому предостережению. Да и трудно было бы ожидать другой реакции от шефа американской дипломатии, который назвал президента МОК лорда Килланина «красным лордом» за то, что он не оказывал поддержки маневрам расистов на международной спортивной арене в отличие от своего предшественника Э. Брэндеджа.

Кстати, помнится, в одном из своих выступлений трезво мыслящий лорд Килланин как-то заметил, что лозунг «спорт вне политики» никогда не соответствовал действительности, что с «самого своего зарождения в современном понятии спорт всегда в той или иной степени был связан с политикой». Это подтверждает в своей книге «Раса и спорт» и Р. Томпсон, приводя ряд весьма красноречивых фактов, хотя новозеландский исследователь - буржуазный ученый либерального толка и далек от методов марксистско-ленинского анализа.

Р. Томпсон начинает с того, что спорт на Западе давно уже перестал ограничиваться ролью развлекателя. «Спорт, - пишет он, - ныне не просто физическая разрядка, необходимая человеку, не просто игра ради игры, состязание в силе, ловкости, мастерстве. Он срастается с большим бизнесом. Он занял командные позиции в индустрии зрелищ, превратился в одно из средств утверждения национального престижа, в одно из средств, способствующих выявлению, защите и продвижению в нужном направлении коммерческих интересов. Он, спорт, открыл для многих дорогу к восхождению по лестнице социальной иерархии». Мне представляется знаменательным, что уже самые первые страницы книги Р. Томпсона посвящены не собственно отношениям между расами в спорте, а тому важному обстоятельству, что идеологические, политические и экономические лидеры апартеида и раньше время от времени умели проявлять в случае необходимости некоторую гибкость, ставя превыше всего именно экономические и политические связи расизма с капиталистическими партнерами и укрепляя их именно с помощью спорта.

Новозеландский профессор подробно рассказывает такую историю. Когда в начале 60-х годов над Южной Африкой нависла реальная угроза потерять некоторые рынки сбыта своей продукции в Европе и на Африканском континенте, ее правительство разослало многочисленные миссии во главе с имевшими специальные полномочия эмиссарами в разные концы земного шара в поисках альтернативы возникшим экономическим затруднениям. Некоторым из них удалось успешно провести переговоры с рядом японских фирм, представители которых были приглашены посетить Южно-Африканскую Республику и приглашение приняли.

По этому поводу один из высших представителей правительства сделал специальное заявление, в котором объяснил, что прибывшим в страну японским гостям предоставляется «статус белого человека». Забегая немного вперед, скажу, что в последние годы статус «почетного белого» („honorary white") получил у южноафриканских политиков более широкое применение в связи с желанием продемонстрировать витрину «нового межрасового курса».

Но вот вслед за японскими промышленниками в ЮАР приехали в качестве участников спортивного турне, также предварительно согласованного во время переговоров в Японии, команды их соотечественников - пловцов и гимнастов. Однако муниципалитет Претории со всей непреклонностью заявил, что, поскольку гости не принадлежат к белой расе, единственный бассейн столицы ЮАР, отвечающий международным стандартам, не может открыть перед ними двери на основании действующих в стране законов.

Дело начинало приобретать дурной оборот. Президент белого союза пловцов Южной Африки не без основания выразил опасение, что намечающийся инцидент может вызвать еще более резкую, чем раньше, оппозицию участию ЮАР в Олимпийских играх 1964 года в Токио. Он принес извинения терпеливо ожидавшим окончательного решения японским официальным лицам и пригрозил городским властям Претории, что в будущем Претория, хотя бы и сто раз столица ЮАР, не встретится в маршрутах зарубежных спортивных команд, если муниципалитет не изменит своего решения.

Однако буквалисты из столичного муниципалитета продолжали упираться до тех пор, пока им внятно не разъяснили, по слогам, можно сказать: японские пловцы и гимнасты связаны с концерном «Явато стилл индастри», который недавно заключил огромную и чрезвычайно выгодную при нынешней экономической конъюнктуре сделку на покупку чугуна и стали, производимых соответствующими предприятиями в Южной Африке. Заговорил, и весьма решительно, также и председатель «Южноафриканской вул борд» - компании по выделке шерсти и каракуля, подчеркнув, что фирма, которой он имеет честь руководить, близка к успеху в заключении контракта на поставку в Японию партии своей продукции стоимостью в 6 миллионов 250 тысяч долларов. Запрет на выступления японских пловцов в бассейне Претории был отменен почти сразу после этих уточнений.

Представляют несомненный интерес также и замечания Р. Томпсона о том, что помимо существующих традиций в поддержании спортивных контактов между ЮАР, Австралией, Новой Зеландией и странами Запада (прежде всего это относится к регби, теннису, футболу, плаванию, легкой атлетике) турне спортсменов приносили и существенный финансовый доход. Так, приезд британских регбистов в Новую Зеландию в 1959 году обернулся для его организаторов приличной чистой прибылью в 325 тысяч фунтов стерлингов, а короткое подобное турне в 1963 году - в 85 тысяч. Р. Томпсон подчеркивает также, что союзы регби в Новой Зеландии, ЮАР, западноевропейских странах представляют собой невероятно мощные организации делового мира, проводящие широкие финансовые операции. Они являются также косвенными источниками дохода и для правительства. Руководство союзов регби занимается крупным бизнесом, организуя турне и показательные матчи. Этим союзам принадлежат в Новой Зеландии, например, некоторые отели международного класса, часть подвижного железнодорожного состава, самолеты, нефтеналивные танкеры. «Право играть в сборных провинций или национальной команде, - пишет автор книги «Раса и спорт», - один из путей, ведущих к завоеванию общественного признания, личного престижа и соответственно к успеху в деловой карьере».

Итак, поле для регби в этих странах - это также и поле выгодной экономической деятельности. Это необходимо подчеркнуть, на мой взгляд, в связи с демонстративным невмешательством в последние годы различных западных правительств (новозеландского, в частности) в дела регбийных союзов даже тогда, когда турне в ЮАР или приезд регбистов из Южной Африки в Западную Европу сопровождались мощным движением протеста против апартеида, против спортивных контактов с расистским режимом вообще. Р. Томпсон, характеризуя регби в Южной Африке и Новой Зеландии как часть национальной культуры, показывает, насколько эффективна и реальна фактическая власть этих регбийных объединений, когда описывает так называемый «общественный конфликт» в Новой Зеландии, который, по его словам, не имел аналогов в новейшей истории страны. Он был вызван решением новозеландского союза регби исключить в угоду требованиям своих партнеров из ЮАР представителей коренного населения Новой Зеландии - маори - из состава отправлявшейся в южноафриканское турне сборной страны по регби «Олл блэк» («Все в черном» - в соответствии с традиционным цветом рубашек, трусов и гетр), и поныне считающейся сильнейшей в мире командой регби.

Однако, несмотря на остро отрицательную реакцию общественного мнения Новой Зеландии на требование ЮАР применить дискриминационную меру (чтобы перед белыми зрителями Южной Африки «Все в черном» предстали в однородно белой гамме), несмотря на размах возникшего конфликта и официальную антирасистскую политику правительства Новой Зеландии, союз регби настоял на выполнении условий юаровских организаторов, и турне состоялось без маори. Это вызвало, как пишет Р. Томпсон, чувство большого удовлетворения и благодарности южноафриканских правительственных и спортивных инстанций.

«Расовая дискриминация в спорте, - пишет Р. Томпсон, - почти повсеместно порицается как несовместимая с этикой и самим духом спорта». Но ведь в Южной Африке сотни идеологических локомотивов пытаются вести спорт по пути служения антагонистическому тезису, в корне извращающему природу спорта и его интернациональные тенденции. Обращаясь к истории развития отношений между расами в спорте Южной Африки, Р. Томпсон замечает, что, говоря о спорте в этой стране, как правило, имеют в виду только «спорт белых людей». Вот почему ни один из небелых спортсменов, за редчайшими исключениями, не мог получить признания в Южной Африке, но становился известным или даже знаменитым, оказываясь за границей. Например, «цветной» игрок Базиль д'Оливейра с огромным успехом выступал за английский крикетный клуб, но не удостаивался права выступать за сборную ЮАР. Африканец Дэвид Самааи участвовал в Уимблдонском турнире, но никогда не играл в матчах против белых в Йоханнесбурге, откуда был родом. Рон Эланд был сильнейшим в свое время тяжелоатлетом в ЮАР, но ему не разрешали выступать в международных встречах. Лишь оказавшись в Англии, он смог проявить себя в полную силу, а в 1948 году защищал цвета Великобритании на Олимпийских играх. Его чернокожий соотечественник Прешис Маккензи в 1964 году сумел добиться выездной визы и впоследствии выступал на трех олимпиадах начиная с 1964 года. Альберт Джохэннсон играл в знаменитом английском футбольном клубе «Лидс юнайтед», но никогда не представлял Южную Африку в футболе.

Иногда коренным африканцам, внешность и цвет кожи которых почти не отличались от белых людей, удавалось выступать в составе команд только белых клубов. Среди них были долгое время считавшийся лучшим игроком Смилее Мооза, выступавший за футбольный клуб «Береа парк» и «цветной» дзюдоист Топхэм, ставший членом белого клуба, так как был совершенно белокож. Однажды ему удалось в составе команды этого белого клуба выехать в зарубежное турне. Но все они рано или поздно были «разоблачены» при попытке сменить, так сказать, кожу, изгнаны и подверглись различным мерам наказания.

Книга «Раса и спорт» рассказывает, что физические упражнения и занятия различными видами спорта приобрели в Южной Африке ни с чем не сравнимую популярность среди всех слоев населения и среди всех рас. Этому способствовали и великолепный климат па большей части территории Южной Африки, и принесенные с собой спортивные традиции англичан, и необыкновенная способность африканцев и «цветных» усваивать навыки спортивных игр и других дисциплин. Широкое распространение получили в Южной Африке регби, футбол, крикет, гольф, легкая атлетика, боулинг, теннис, волейбол, бокс. Этот культ спорта, его необычайная популярность в Южной Африке позволили автору книги «Раса и спорт» назвать спорт «новой религией» в современной ЮАР. Но эта «новая религия» всегда была направлена против прав человека, против достоинства представителей небелых рас, жизнь которых, а соответственно и условия для занятий спортом, разнится действительно как черное и белое. Большинство спортивных объединений в ЮАР монополизировано белыми. Известный специалист спорта Э. Йокл, которого цитирует Р. Томпсон, в своем «Справочнике по расовым отношениям в ЮАР» констатирует, что «цветные» кварталы и пригороды для африканцев в ЮАР, как правило, не имеют ни парков, ни спортивных площадок, не говоря уже о возможности соревноваться с зарубежными соперниками.

Об истинных возможностях южноафриканского спорта мы можем судить только предположительно в силу названных причин. Для сведения добавим, что, по современным данным, одно поле для регби в среднем приходится на 20 тысяч белых и одно же - на 200 тысяч африканцев, один бассейн - на 20 тысяч белых и один - на 200 тысяч небелых. Южноафриканское правительство тратит (по официальным цифрам на 1979 год) 29 центов на спорт в расчете на одного белого и соответственно 2 цента на одного африканца. Эти цифры, разумеется, дают только приблизительно представление о той настоящей пропасти, которая разделяет привилегированное меньшинство и небелое население в области спорта.

Приводя многочисленные примеры расовой нетерпимости в спорте расистского государства, Р. Томпсон цитирует слова бывшего министра внутренних дел сенатора де Клерка, который подчеркнул: «Мы выступаем против смешанных соревнований спортсменов разных рас, как внутри страны, так и за рубежом, ибо раздельное развитие рас соответствует нашим традициям, нашим привычкам как в спорте, так и во всех других областях. И мы не намерены их менять. В случае нарушения установившихся правил мы вынуждены будем принять специальный закон, воспрещающий смешанные соревнования». Это было сказано еще в 1962 году. Я специально обращаю на это внимание читателя. И сейчас в ЮАР формально не существует закона о запрещении межрасового спорта, угроза де Клерка не была приведена в исполнение. Напротив, именно на отсутствие подобного, текстуально закрепленного, акта ссылаются ныне творцы «новой расовой политики» в спорте, начатой при бывшем премьере Форстере. Именно на этом обстоятельстве спекулируют нынешние южноафриканские политики-демагоги, чтобы доказать существование благоприятной якобы почвы для расцвета «межрасового спорта».

Но существо этих разглагольствований как раз и основано на том, что необходимости в таком специальном законе попросту нет, ибо все названные многочисленные акты, регулирующие отношения между расами внутри «коричневого бастиона», не только достаточны для соблюдения основных постулатов апартеида, но и надежно служат прикрытием их маневров для преодоления изоляции в международных кругах. В каждом отдельном случае и только в пропагандистских целях правительство разрешает делать исключения из сегрегационистских актов, выдавая их в строго дозированном количестве, необходимом для хоть сколько-нибудь пристойной аргументации изменений в спортивной практике апартеида.

Р. Томпсон вспоминает о лучшем игроке в гольф индийце Севсункере Севголуме, которому было разрешено в 1961 году участвовать в открытом чемпионате Южной Африки и победителем которого он стал. Разрешение действовало только в течение трех дней, и все это время Севголум жил в зеленом фургончике неподалеку от поля для гольфа. Выигранный им трофей чемпиона индийский гольфист принимал во дворе клуба для белых гольфистов провинции Наталь, стоя под дождем: вход в помещение клуба ему был запрещен. А там в это время проходил прием по случаю окончания интересного турнира и будущая звезда (белая) международного гольфа Гарри Плейер поднимал бокал шампанского, которое разносили официанты-индийцы. Ныне более гибкие шефы южноафриканского спорта, несомненно, постарались бы избежать столь грубых, нетактичных манер и пригласили бы индийца под крышу, хотя бы па церемонию вручения приза. Но подновленные декорации не могут скрыть «политики лаагера» в спорте. «Правительство ЮАС, а затем ЮАР, - пишет Р. Томпсон, - заявляло о своем невмешательстве в спортивные дела, однако агенты специальных служб, многочисленные детективы постоянно следили вместе с полицией и городскими властями за строгим, неукоснительным соблюдением «Груп эариэс акт», закона о закрепленных за определенными расами территориями, что практически делало невозможной практику смешанных соревнований, практику нерасового спорта. В случаях нарушения акта небелыми или белыми спортсменами, желавшими участвовать в межрасовых встречах или в командах смешанного состава, полиция тут же переписывала имена всех спортсменов, сурово наказывала их, особенно африканцев, в ряде случаев просто на долгое время закрывала спортивные площадки и стадионы, где имели или могли иметь место межрасовые соревнования».

Одна из главных задач апартеида состояла в том, чтобы ни под каким видом не допустить небелые спортивные организации на международную арену, которые, вопреки многочисленным препятствиям, искали выхода за границу для установления прямых контактов с международными федерациями. Особенно жесткими эти ограничения, подчеркивает на страницах «Расы и спорта» Р. Томпсон, стали после того, как Международная федерация настольного тенниса (первой из всех, заметим!) исключила белую теннисную ассоциацию, ознакомившись с практикуемой там расовой сегрегацией. Уже тогда, в 1956 году, это было воспринято расистами как удар большой силы. Они реагировали на него удесятеренными мерами пресечения каких-либо выездов за рубеж руководителей небелых спортивных ассоциаций, усиленной цензурой над их перепиской, запретили им выдавать заграничные паспорта за редчайшими исключениями - для лиц, в верности которых и поддержке которыми апартеида они не сомневались. Новозеландский исследователь ясно дает понять, что в те годы (до вступления в МОК спортивных организаций Советского Союза. - Прим. авт.) международные федерации чаще всего игнорировали просьбы нерасовых южноафриканских объединений признать их право на выступления за рубежом и помочь им в этом, как это показано на примере долгие годы занимавшего пост секретаря Международной федерации тяжелой атлетики Оскара Стейта. В книге Шейлы Паттерсон «Цвет и культура в Южной Африке» по этому поводу говорится, что в то время европейские (имеются в виду международные. - Прим. авт.) ассоциации спорта проявляли весьма незначительный интерес или вовсе не проявляли его к южноафриканским спортивным организациям с нерасовыми уставами, об их существовании порой даже не подозревали. В это, однако, трудно поверить, скорее всего их игнорировали руководители международных спортивных организаций того времени. Символично, на мой взгляд, что посвященный этому вопросу раздел Р. Томпсон так и назвал - «С завязанными глазами», где иллюстрирует резко расистскую политику Международного комитета регби, отказавшегося включить в свой устав олимпийское правило, воспрещающее расовую дискриминацию, и останавливается на провокационной роли члена МОК для Южной Африки Реджинальда Хани. Поначалу Хани лживо и лицемерно отрицал вообще существование цветного барьера в южноафриканском спорте при отборе команд на олимпийские игры, в чем без труда убеждал членов МОК. При этом он бесстыдно утверждал, что небелые атлеты не попадают в олимпийские сборные потому, что уровень их подготовки слишком низок. Но ведь ему лучше, чем кому-либо другому, было известно, что совместных отборочных соревнований в Южной Африке не проводилось, как не проводится и поныне! Более того, когда перед Играми в Риме африканские легкоатлеты показали лучшие результаты, чем белые стайеры, а некоторые боксеры были признаны объективно лучше подготовленными, чем белые соискатели мест в сборной, им была торжественно обещана поездка на Олимпиаду (разумеется, отдельно от белых членов сборной). В столицу Италии они так и не попали, в сборную включены не были без объяснения причин.

Справедливости ради надо заметить, что в разные годы отдельные представители белого меньшинства выступали, отваживались выступать за включение африканцев в сборные команды, за межрасовый спорт. Именно отваживались, ибо любое публичное выражение подобных взглядов квалифицировалось властями как «агитационная деятельность в пользу красных». Но речь может идти только о частных лицах, таких, как Тейнис Тирт, дисквалифицированный своей белой федерацией за то, что провел совместную тренировку на велотреке с тремя «цветными» гонщиками; как регбист и рефери в этом виде спорта Джон фон Валтслебен, заявивший об отказе от дальнейшего участия в спортивных соревнованиях в знак протеста против решения муниципалитета Блумфонтейна изгнать «цветных» зрителей с трибун стадиона, на арене которого южноафриканская команда принимала австралийских регбистов. Такие смелые люди всегда были. Есть, видимо, и сейчас. Но ни разу ни одна белая спортивная ассоциация, союз, федерация в таком качестве не проявляли себя в тот период. Боясь репрессий, они крайне осторожно ведут себя и сейчас, в «эпоху» официально объявленных «реформ» в системе «цветных коридоров» апартеида применительно к стадионам.

Здесь мне хотелось бы воспользоваться возможностью рассказать о своеобразном проявлении протеста со стороны белых атлетов, которые не могли упоминаться Р. Томпсоном по той простой причине, что прежде не отваживались на открытый вызов порядкам апартеида. Один из них - Марчелло Фиасконаро, бегун на средние дистанции, показывавший результаты международного класса. Воспользовавшись своим двойным гражданством, он уехал в Италию и позднее защищал уже цвета этой страны на международных соревнованиях. Другой - пловец Джонти Скиннер, уехавший учиться в США и резко осудивший апартеид. Это дало возможность Международной федерации плавания в виде исключения зарегистрировать несколько лет назад в качестве мирового рекорда его результат на 100-метровой дистанции вольным стилем. Но так и не добившись от американских властей удовлетворения его просьбы о натурализации, он не смог принять участие в чемпионате мира по плаванию 1978 года и был утрачен для мирового спорта.

«Я бы должен был поступить, как Фиасконаро и Скиннер, - говорил Пол Нэш, белый спринтер из ЮАР, имевший также и английское подданство и неоднократно показывавший на стометровке время 10,0. - Но я просто не решился, испугался, что мне станут мстить».

На страницах своей книги «Раса и спорт» Р. Томпсон справедливо замечает, что участие в совместных соревнованиях представителей различных рас способствует преодолению расовых предрассудков и поэтому в принципе неприемлемо для режима апартеида. Касаясь пропагандируемых правительством ЮАР «послаблений апартеида», известный деятель международного спорта президент НОК Эфиопии и член МОК Й. Тессема подчеркнул в одной из бесед с автором этих строк: «Да, для непосвященного сдвиги есть. Раньше просто немыслима была картина встречи на ринге белого и черного боксеров в ЮАР или выступления «цветных» в составах гастролирующих за рубежом белых южноафриканских команд. Подобные уступки апартеида, пусть только внешние, стали возможны только в области спорта. Но эти трюки не смогут ввести в заблуждение людей, имеющих правдивую информацию о жизни в ЮАР. Черные и «цветные» атлеты, временно включенные в белые команды, или проходящие в качестве исключений матчи зарубежных черных боксеров - все это для отвода глаз. Эти небелые спортсмены играют роль заложников нового лицемерного курса расистов. Все это напоминает мне слова генерального секретаря Высшего совета спорта в Африке (во время наших бесед с Тессема этот пост занимал Жан-Клод Ганга из Конго. - Прим. авт.): «Они подобны тем обезьянкам, которых выпускают на прогулку, а потом вновь сажают в клетку. Ведь их повседневная жизнь под прессом бесчеловечных законов апартеида ничуть от этого не меняется». Только когда международная общественность и сами граждане Южной Африки добьются отмены главных законов апартеида, только тогда можно будет говорить о межрасовом спорте в ЮАР». Так закончил одно из своих интервью Й. Тессема.

Один из главных выводов, который делает в книге «Раса и спорт» Р. Томпсон, и справедлив и актуален. «Главный вопрос не в самой политике ЮАР как таковой. Совершенно ясно, что она неприемлема, как расистская. Главное в том, что определенные круги в некоторых западных странах, а также некоторые спортивные организации заинтересованы в поддержке и развитии своих связей с белой Южной Африкой». Ставя вопрос, «играть или не играть с апартеидом», Р. Томпсон, четко отвечает: «Нет, не играть». Ибо в данном случае слово «играть» означает поддерживать апартеид, несовместимый с этикой спорта и олимпийскими принципами.

Последующее развитие событий подтверждает этот тезис. Лобовой напор южноафриканских расистов, пытающихся вырваться из круга изоляции, их наглый вызов мировому общественному мнению сменился зигзагообразным курсом, вкрадчивым тоном, мимикрией, посулами и заверениями в том, что они «реформируют» апартеид. А ведь поначалу в ответ на исключение ЮАР из олимпийского движения они попытались даже вызвать МОК в швейцарский суд «за несправедливое отстранение от олимпийских игр».

ПОРАЖЕНИЕ БЛОКА РЕАКЦИИ

…Я бывал в Южной Африке. Политика этой страны состоит в том, чтобы обречь часть населения на существование людей второго сорта. Двадцать лет надеялись, что можно будет навести мосты, которые способствовали бы ликвидации этой политики. Теперь же, я думаю, настало время создать вокруг страны, проводящей подобную политику, рвы отчуждения.

Из заявления известного шотландского регбиста Джона Тейлора

Исключение Южной Африки из олимпийского движения - победа народов Африки… победа народов всего мира, выступающих за мир и равноправие рас.

Из заявления Организации африканского единства

На сессии МОК в Амстердаме в мае 1970 года впервые в истории игр целое государство - Южно-Африканская Республика - решением МОК было лишено права участвовать в олимпийском движении. Вопреки реакционному большинству МОК, удалось тогда наконец применить самую суровую санкцию против расизма в спорте, принявшего формы государственной политики и долгие годы препятствовавшего эффективному развитию международного спортивного сотрудничества.

Это решение, имеющее важнейшее значение для судеб мирового спорта, следует рассматривать как победу именно демократических прогрессивных сил, которые, к сожалению, не составляли в ту пору большинства в этой организации. Его следует оценить как поражение консервативного блока, который - увы! - определял реакционную позицию МОК по многим кардинальным вопросам олимпийского движения тех лет. Это поражение реакции стало следствием упорной борьбы демократических сил, не отягощенных кастовыми предрассудками, борьбы за чистоту олимпийских идей. Под нарастающим давлением общественного мнения МОК вынужден был наконец уступить, чтобы избежать дискредитации в международном спортивном движении.

Кто же сыграл решающую роль в том, чтобы отстоять столь долго попиравшийся принцип олимпийского движения - никакой дискриминации по политическим, религиозным, расовым мотивам?

«Решение исключить ЮАР из олимпийского движения явилось заключительным аккордом усилий, предпринятых Советским Союзом начиная с 1959 года». (Из сообщения американского агентства ЮПИ).

Да, можно с полным правом сказать, что именно представители нашей страны первыми подняли в спортивных организациях вопрос о недопустимости участия расистов в олимпийских играх. Активнейшую роль в изгнании сторонников апартеида сыграли свободные африканские государства, что во многом предопределило исход многолетней упорнейшей борьбы за соблюдение духа и буквы Олимпийской хартии.

Вот краткая хронология этой борьбы.

1959 год. На сессии МОК представители СССР впервые ставят вопрос о необходимости исключить расистские организации ЮАР из олимпийского движения.

1962 год. На сессии в Москве они вновь поднимают эту проблему.

1963 год. На сессии в Баден-Бадене МОК принимает решение дать ЮАР срок до 31 декабря, чтобы ее спортивные лидеры могли представить доказательства отсутствия дискриминации в спорте. Это была очередная попытка МОК затянуть дело.

В 1964 году в Инсбруке этот вопрос по инициативе советских делегатов вновь в повестке дня очередной сессии. МОК вынужден отказать ЮАР в приглашении на Олимпиаду в Токио.

В 1967 году в Тегеране МОК приходит к решению создать специальную миссию для расследования положения в спорте ЮАР: еще одна попытка доказать, что будто бы произошли изменения. Представленный по возвращении из Южной Африки доклад миссии был достаточно убедительным по фактам. Однако четких выводов миссия не сформулировала. Это послужило сигналом для определенной части членов МОК, которая попыталась реабилитировать расистов ЮАР.

В 1968 году в Гренобле в результате тайного голосования членов МОК (35 голосов «за» и 28 «против» при восьми воздержавшихся) ЮАР получила формальное право участвовать в Олимпийских играх в Мехико. Это решение МОК создало реальную опасность раскола в олимпийском движении. Независимые страны Африканского континента, входящие в Высший совет африканского спорта, заявили о своем отказе принять участие в Олимпийских играх в мексиканской столице. С протестом выступили 50 национальных олимпийских комитетов всех континентов.

Игры 1968 года оказались в критической ситуации. Решительные действия представителей независимой Африки, поддержанные с самого начала Советским Союзом и другими социалистическими странами, их твердая бескомпромиссная позиция отвели угрозу от летней Олимпиады в Мехико. Исполком МОК в Лозанне вынужден был пересмотреть решение сессии в Гренобле.

То, что произошло на майской сессии 1970 года в Амстердаме, известно. И все же было бы интересно узнать:

ЧТО ОЗНАЧАЛО «ЗА» 35, «ПРОТИВ» 28!

Анклав - это отчужденная территория, находящаяся внутри границ другого государства. Подобно масляному пятну на бумаге, анклавы, насильственно вкрапленные в прошлом веке в территорию Африки и Азии, расползались, расширялись, захватывая все новые земли. Именно через анклавы велась зачастую политика колонизации в Африке и Азии. Судя по всему, такой анклав, ядро защитников расизма в спорте, в свое время прочно внедрился и в МОК. 35(!) членов этой организации голосовали за участие ЮАР в олимпийском движении уже после того, как представители независимой Африки Ордиа и Ганга, поддержанные членами МОК от Африки Адемолой и Бенжелуммом, потребовали строгого выполнения статьи Олимпийской хартии, предусматривающей исключение тех национальных комитетов, которые не следуют правилам, запрещающим расовую дискриминацию; 35 членов МОК голосовали «за» после того, как в очередной раз были представлены неопровержимые доказательства существования расизма в спорте ЮАР. Парадоксально, но факт: они выступали, таким образом, против устава той организации, членами которой являются.

Разве не очевидно, что этот анклав расизма в МОК и в международных федерациях, существующий, как мы увидим, и поныне, способствовал многолетнему оттягиванию решения проблемы ЮАР, учреждая различные миссии и комиссии по расследованию общеизвестных фактов, предоставляя исправительные сроки с единственной целью - оправдать установленный в ЮАР режим? Разумеется, вряд ли они осмелились бы выступать открыто перед всем миром поборниками сегрегации в спорте, если бы не туман таинственности и секретности их деятельности в этой организации в тот период, за которым удобно скрывать свое подлинное лицо. Отсюда, может быть, и резкий, но логичный вывод: реакционная часть МОК помогла своей практикой покрывать людей, относящихся к своему уставу, как к давно прочитанной и заброшенной книге.

МОК оказался, пожалуй, последней крупной международной организацией, которая исключила ЮАР из своих членов.

ЮАР не признается ни ООН, ни одной другой авторитетной международной организацией, не признается, как государство профашистское, где попираются все права человека, элементарные понятия о демократии и человеческом достоинстве.

БЕЛЫЙ ФАРС В ОРАНЖЕВОМ ГОСУДАРСТВЕ

…Четыре истребителя низко пронеслись над стадионом, обрушив на трибуны рев реактивных двигателей.

Взревел ответно стадион. Поднялся бывший тогда южноафриканским президентом Фуше: «Я надеюсь, что политика не сможет нарушить единство международного спорта!» Американское агентство ЮПИ передало: «Среди 25 тысяч зрителей, оживленно следивших за красочной церемонией, выделялись усиленные наряды полиции, воинские подразделения, представители персонала, обслуживающего тюрьмы».

Увертюра была сыграна, занавес поднят, полиция па месте, тюремщики тоже (хотя и не на своем обычном). Открылась миру сцена самого бесстыдного спектакля, который когда-либо позволял себе расизм в спорте, - южноафриканские игры только для белых в столице Оранжевого государства. Игры состоялись в марте 1969 года в ответ на запрет выступить в Мехико. Расистский бум в Блумфонтейне…

Впрочем, так ли уж обычна была цветовая гамма в Оранжевом государстве, провинции ЮАР? Нет… Двери стадиона в Блумфонтейне были широко распахнуты и для цветных - впервые в истории этого сооружения, да только попасть они туда не могли, потому что в столице этого «свободного государства» нет ни отелей, ни ресторанов для небелых, к тому же им под угрозой немедленного тюремного заключения запрещен въезд на «оранжевую территорию» без специального разрешения. Но тем не менее, как свидетельствовала йоханиесбургская газета «Санди таймс», семьсот мест отводилось для небелых зрителей, призванных почтить соревнования своим… отсутствием в силу вышеназванных причин…

Президент ЮАР выразил надежду, что политика не нарушит единства международного спортивного движения, тем самым как бы подтвердив свои симпатии лозунгу «Спорт вне политики!». Но, как сказал знаменитый французский художник Жорж Брак, «правду выдумать нельзя, выдумать можно только ложь».

Ложью, призванной оправдать провокационную акцию, каковой являлись расистские игры, можно назвать слова президента уже потому, что апартеид и сегрегация осуждаются не только хартией Объединенных Наций, но и Олимпийской хартией и уставами спортивных объединений.

Ложь его слова и потому, что именно южноафриканские власти пытаются укрепить политику апартеида с помощью спорта. Не случайно йоханнесбургская газета «Дагбрек», анализируя деятельность премьера Форстера, писала, что его попытки реабилитировать лишенную олимпийских прав ЮАР являются частью общего политического плана, что, оказывается, «можно проводить курс на установление контактов с остальным миром, не поступаясь основным принципом внутренней политики».

Ложь, наконец, и слова о единстве международного спортивного движения, якобы укрепляемого с помощью расистских «белых игр». Генеральный секретарь Высшего совета африканского спорта (в то время Жан-Клод Ганга) справедливо заметил, что если Международный олимпийский комитет позволит провести «мини-олимпиаду» в Блумфонтейне с участием зарубежных спортсменов, то это создаст серьезную угрозу олимпийскому движению, принцип которого - объединение под спортивным стягом представителей всех рас.

Но что означало участие некоторых зарубежных спортсменов в играх в Блумфонтейне? Только одно - сознательное или несознательное потворство расизму, поддержку авторов человеконенавистнических теорий «раздельного развития рас», оскорбительный вызов африканцам молодых независимых государств.

Участие в «белых играх» с коричневым фашистским оттенком - вопрос совести, чести, личной порядочности наконец. Вопрос нравственного выбора. Для многих он оказался однозначным.

Отказались участвовать в расистской круговой поруке всемерно известные спортсмены, имена которых собирались использовать в этой политической спекуляции: бельгийцы Гастон Рулантс, Андре Эрторг, голландка Ада Кок, англичанки Джаннет Симпсон, Шейла Тейлор, Лилиан Боад. Нет нужды перечислять всех. Отклонили приглашения спортивные организации США, Франции, Австралии, Голландии.

В интервью корреспонденту ТАСС в Лондоне генеральный секретарь Южноафриканского нерасового олимпийского комитета Крис де Брольо сказал: «Недвусмысленное заявление советских спортивных организаций относительно недопустимости участия в расистском фарсе в Блумфонтейне оказалось весьма полезным и своевременным. Оно помогло спортсменам всего мира понять, что на международной арене нет места апартеиду. Я надеюсь, что и другие приглашенные откажутся участвовать.

Эти расистские южноафриканские игры обернулись поражением апартеида. Власти Претории израсходовали 200 тысяч рэндов, стремясь превратить эти игры в величайший расистский фестиваль. Но они не могут купить на свое золото совесть человечества».

А кто же послал своих атлетов на игры в Блумфонтейн? Испания, Англия, Ирландия, Федеративная Республика Германия.

Более того, стало известно, что команда южноафриканских каноистов, отобранная по расовому признаку, получила тогда же приглашение выступить в Западной Германии. Жан-Клод Ганга призвал спортивных руководителей ФРГ отклонить приглашение участвовать в расистских играх, с таким же обращением к организаторам Олимпийских игр 1972 года выступил президент Южноафриканского нерасового олимпийского комитета Деннис Брутус. Но ответа не получили. Множество вопросов обсуждалось в те дни на заседании западногерманского олимпийского комитета. Кроме одного - об участии в играх в Блумфонтейне.

Поразительно! Люди, торжественно обязующиеся соблюдать благородные принципы Олимпийской хартии, отвергающей расовую дискриминацию, люди, организующие Олимпиаду 1972 года, не только не выразили своего отношения к акции расистов, но и согласились в ней участвовать.

Впрочем, стоит ли удивляться, если вспомнить, что и накануне игр в Мехико Олимпийский комитет ФРГ поддерживал южноафриканских правонарушителей, рвавшихся на Олимпиаду. Можно вспомнить также, что вообще отношения между ФРГ и режимом Форстера отличаются исключительной любезностью, подкрепляемой регулярными политическими и экономическими контактами.

Расистский парад в Блумфонтейне готовился шумно, готовился долго. Он начался под рев реактивных истребителей. Но неожиданно смолк один человек, темперамент которого никак не позволял ему прежде играть роль великого молчальника. Тогдашний президент МОК Э. Брэндедж умудрился избежать каких-либо высказываний по поводу игр в Блумфонтейне. Он их не заметил. Он не заметил даже, что организаторы «олимпиады для белых» выпустили марку с пятью переплетенными кольцами. Пять колец - символ единения спортсменов пяти континентов - в честь игр только для белых! Непревзойденный рекорд наглости и цинизма: олимпийская эмблема прикрыла позорное зрелище…

Но после Блумфонтейна корабль расизма вдруг резко изменил курс. «Мы хотим выступать на международном уровне и будем выступать… Согласитесь, что в наше время спорт - достаточно влиятельная сила, чтобы способствовать расцвету или крушению в экономической и политической областях», - заявил министр спорта П. Коорнхоф. «Изоляция на международной арене нашего спорта, - в сущности, единственное, что действительно, на самом деле задевает нас, болезненно ощущается нами». Это уже из выступления в белом парламенте ЮАР Хелены Сьюзмэн.

«СТРОИТЕЛИ МОСТОВ» РАСШИРЯЮТ ПРОПАСТЬ

Шли годы. Менялся политический облик планеты, рушились бастионы колониализма в Африке. Демократические силы в мировом спорте во главе с СССР, другими странами социалистического содружества, в тесном сотрудничестве с молодыми независимыми государствами Африки, Азии, Латинской Америки, добивающимися права играть достойную их тяжкого прошлого и более обнадеживающего будущего роль в мировом сообществе, при поддержке ООН в полный голос заявили о своей решимости покончить с расизмом и апартеидом в олимпийском движении и - в более широком плане - на международной спортивной арене. Участились отчаянные демонстрации обездоленного черного и «цветного» большинства в самой цитадели расизма - ЮАР. Требования полной изоляции Южной Африки в международном сообществе во всех областях, в том числе и спортивной, нарастали, воплощаясь в энергичные усилия, конкретные акции и санкции против расистов в международных спортивных объединениях.

Лоцманы политики «раздельного курса» почувствовали настоятельную необходимость прибегнуть к маскировочным галсам, говоря языком мореходов. Надо было что-то придумать. Так появилась «доктрина Форстера-Коорнхофа».

Чтобы ввести читателя в курс дела, я приведу письмо министра спорта Питера Коорнхофа (оно датировано 1974 годом), опубликованное влиятельной газетой «Санди таймс», выходящей в Лондоне, которая сопроводила его тогда некоторыми недвусмысленными замечаниями. Отрывки из этих материалов английской газеты я предлагаю вниманию читателей вместе со своими комментариями.

ПИСЬМО ЮАРОВСКОГО МИНИСТРА

«На протяжении более чем столетие белые, банту, цветные и индийцы занимались спортом раздельно в клубах. Этот феномен - часть образа жизни в ЮАР, он базируется на системе, созданной за три столетия, и мы не можем изменить все за один день.

Традиционная (так сложилось исторически) политика нашей страны заключается в защите индивидуальности каждой группы населения, се специфических черт. Член каждой этнической группы имеет все возможности. Эта политика распространяется так же и на спорт.

ЮАР - многонациональное государство, наши народы идут по дороге автономного, независимого друг от друга развития. Но при проведении крупнейших соревнований, таких, как международные, участие белых и небелых спортсменов, если они достигли определенного уровня результатов, представляется в ЮАР возможным».

Газета «Санди тайме» так комментировала это письмо:

«Решение расовой проблемы в спорте ЮАР остается далекой, призрачной мечтой. Это становится ясным из письма, напечатанного выше. Автор, министр по делам спорта ЮАР, поднимает доктрину «раздельного развития народов» до уровня политики. И это доказывает, что мало что изменилось в решении этой проблемы в ЮАР.

Письмо министра адресовано Джеймсу Макфарнеллу, человеку, который в свое время был инициатором «межрасового» спорта, в Восточной Африке, где он до сих пор пользуется уважением и признанием. Теперь он предпринимает попытки изменить ситуацию в Южной Африке.

Он написал письмо правительству ЮАР, предлагая свою помощь и высказывая свои взгляды. Он выступает за создание «смешанных» коммерческих лиг, которые уже проявили себя с лучшей стороны. В них Макфарнелл видит инструмент поддержания дисциплины, возможность отсутствия которой в «смешанных» спортивных обществах так пугает белых жителей ЮАР.

Меня лично, - продолжает автор комментария Р. Марлар, - ответ Коорнхофа просто удручает. В прошлом году, когда я посетил ЮАР, говорили, что он придерживается более прогрессивных взглядов, чем его предшественник. Состоялись встречи спортсменов с разным цветом кожи. «Потеплело» даже в регби, а здесь, как нигде, силен голос белых. Мы ждали, что «потепление» будет закреплено соответствующим документом правительства - без него «контакты» были обречены на неудачу. Но прошло 10 месяцев, а правительство безмолвствовало.

До тех пор пока правительство официально не заявит о своем намерении наладить контакты между спортсменами с разным цветом кожи, мир будет стараться сохранять изоляцию ЮАР, пытаясь заставить правительство ЮАР отказаться от нынешней политики. Пострадают южноафриканские спортсмены. Ситуация тем более трагична, что многие из них, как белые, так и черные, могли бы добиться многого».

ПОД ОХРАНОЙ БРИГАД ПО БОРЬБЕ С ГАНГСТЕРИЗМОМ

Факт этой публикации весьма примечателен, если учесть многообразные связи определенных кругов Британских островов с властями Претории. Примечателен прежде всего тем, что даже орган буржуазной печати в достаточной мере откровенно и резко разоблачил лицемерность заверений южноафриканских деятелей: они в последнее время удваивают усилия, чтобы реабилитировать антигуманные порядки расизма, старательно созидая миф о «позитивных изменениях» в спорте ЮАР.

«Санди таймс» прямо пишет: «Письмо Питера Коорнхофа, министра спорта ЮАР, доказывает, что «строители мостов» ничего не построили и что межрасовый спорт в Южно-Африканской Республике остался зыбкой и далекой мечтой». Под «строителями мостов» английская газета подразумевает тех, кто в Южной Африке и за ее пределами тщится использовать спортивную арену в качестве стартовой площадки для запуска пропагандистских ракет дальнего действия, цель которых - преодолеть изоляцию ЮАР в международной жизни, что называется, навести мосты отношений с другими государствами и тем самым как бы узаконить в правовом и этическом плане расизм и апартеид.

Совершенно очевидно, что это в первую очередь относится к тем, кто поддерживает какие-либо контакты с расистским режимом в спорте, соглашается принимать участие в пропагандистских спортивных фестивалях, которые ставят режиссеры из ЮАР, открывают перед визитерами из этой страны двери залов и стадионов. «Санди таймс» упоминает о турне «Британских львов» в Южную Африку, говоря о спортивном аспекте регби, но странным образом умалчивает о том, что его организовали именно упомянутые «строители мостов» отношений с ЮАР и что это турне вызвало шквал протестов как в Англии, так и в Азии, континентальной Европе, Африке, Австралии, Южной Америке.

Такую же картину мы наблюдали и во Франции, где гастролировала команда регбистов «Спрингбокс». О турне «львов» и «газелей» можно было бы написать настоящий детективный роман с участием представителей десятков общественных и государственных организаций, отдельных лиц, блюстителей порядка. Ибо велико возмущение, которое вызывает потворство расистам, возмущение, которое разделяют все прогрессивно мыслящие люди мира.

Но надо признать, что пока еще, видимо, достаточно влиятельны те силы, которые поддерживают южноафриканских спортсменов, прикрываясь истлевшими лохмотьями лицемерного лозунга «Спорт вне политики!». Комментируя подобную позицию, в частности позицию французского государственного секретаря по вопросам молодежи и спорта, а также Французской федерации регби, газета «Юманите» справедливо писала: «Становится все более очевидным, что подлинными политиканами от спорта можно назвать тех, кто за набившими оскомину фразами о нейтрализме на деле занимается неблаговидными маневрами».

Действительно, сама атмосфера, в которой проходил турнир «газелей» во Франции (в стране, где регби - любимейший вид спорта), показала, на чьей стороне симпатии французов, раскрыла подоплеку визита представителей расистского режима. Повсюду, где появлялись «газели», на них обрушивались волны мощных демонстраций. И только заслоны, организованные специальными бригадами по борьбе с гангстерскими бандами (не правда ли, пикантная деталь?), позволили им выступить на французских полях.

В Ницце демонстранты несли и скандировали лозунги «Долой «газелей!», «Долой расистов!», «Нет спортивным контактам с апартеидом!» Демонстрация собрала представителей 21 организации, прошла по городу и митинговала перед зданием мэрии. Демонстранты заявили о своей решимости продолжать борьбу за отмену турне южноафриканских регбистов по Франции. Газеты сообщили, что среди демонстрантов находился английский писатель Питер Хейн, один из организаторов движения протеста против апартеида, которое привело к отмене планировавшегося турне «газелей» в Англию.

Надо ли говорить, что подобная реакция прогрессивного общественного мнения недвусмысленно свидетельствует о том, что ни о каком «потеплении в регби» ЮАР, как выразилась «Санди таймс», не может быть и речи. Это такой же миф, как и разглагольствования о «межрасовом спорте». Южноафриканский министр признает в своем письме, что он в принципе невозможен.

ЭСТАФЕТА ЛЖЕЦОВ И «ПЯТАЯ КОЛОННА»

Заверения правителей ЮАР в сопоставлении с фактами, почерпнутыми из сборника документов, изданного Нерасовым олимпийским комитетом Южной Африки вместе с другими антирасистскими организациями, дают полную картину разоблачения расистских лицемеров.

«…Спортивные организации полностью свободны в выборе членов своего клуба, не принимая во внимание различия в принадлежности к той или иной расе, религиозных или политических взглядов лиц, проживающих в ЮАР. Это касается спортивного оборудования и площадок, проживания в отелях, посещения баров, пользования туалетами»

Р. Опперман, президент Национального олимпийского комитета ЮАР.

«Официальное открытие спортивного комплекса «Уодсхоорн» должно быть делом исключительно белых людей. Чернокожие были исключены из числа участников церемонии, так как раздельных туалетов предусмотрено не было».

«Санди таймс», март 1980 г.

«Отмечены многочисленные случаи, когда белые и небелые играли в одной команде по их выбору, когда они встречались между собой в смешанных соревнованиях. У нас нет закона, который бы запрещал такие встречи».

П. Коорнхоф, министр спорта, март 1977 г.

«На данном этапе не может быть речи о том, чтобы черные могли стать полноправными членами нашего клуба, ибо это невозможно согласно действующему законодательству».

Из заявления вице-президента клуба «Уондеререрс», опубликованного газетой «Рэнд дейли мейл» 12 июня 1979 г.

«Местная футбольная команда белых была предупреждена полицией, что ее игроки будут арестованы и обвинены в судебном порядке, если они будут участвовать в межрасовых матчах или в играх со смешанным в расовом отношении составом». -

«Наталь Меркурий», 25 февраля 1978 г.

«Де факто и де юре спортивные организации в нашей стране всегда были назависимыми. Они не контролируются каким-либо законоположением».

Ф. де Клерк, министр спорта, май 1979 г.

«Муниципалитет Вереенигинга сможет допустить на трибуны стадиона только 50 черных, включая игроков, официальных представителей и зрителей, чтобы присутствовать на матче, входящем в так называемую нерасовую программу футбольного совета Южной Африки, признанного правительством».

«Кейптаун Геральд», 5 мая 1979 г.

«…Если они хотят, то имеют возможность заниматься избранным видом спорта на основе полного соблюдения принципа многорасовости спорта. Более того, спортивные площадки и стадионы предоставлены в распоряжение всех групп населения нашей страны».

П. Янсон, министр спорта, август 1979 г.

«Муниципалитет Барбертона отверг просьбу индийца играть в составе городской команды белых крикетистов».

«Санди таймс», 2 марта 1980 г.

«Полиция оказала нажим на игроков обеих сторон, чтобы помешать им провести межрасовую встречу в Питермарицбурге».

«Наталь Меркурий», февраль 1978 г.

«Муниципалитет Йоханнесбурга отказал в разрешении проводить совместные тренировки белых и небелых в одном из крытых бассейнов города «Эллис Парк».

«Санди экспресс», 20 января 1980 г.

«Центры спорта и отдыха Йоханнесбурга по-прежнему остаются в исключительном пользовании белого населения».

«Рэнд дейли мейл», 28 мая 1980 г.

«…Веломе Нииока, единственный чернокожий спортсмен сборной Восточной провинции по легкой атлетике, не смог вместе с другими пойти в кино, так как это воспрещается законами апартеида».

Из сборника «Спорт по законам апартеида хорошо чувствует себя в Претории», апрель 1980 г.

Здесь я прерываю эстафету лжи различных представителей официального спортивного командования ЮАР. Она, так же как и сопутствующие ей неопровержимые доказательства незыблемости законов расовой сегрегации, продолжается до сих пор, и никаких перемен не предвидится…

Об этом свидетельствуют, в частности, два (из сотен возможных) факта, о которых я хочу рассказать…

С ТРАССЫ - В ТЮРЬМУ

Езда на велосипеде, казалось бы, занятие не только полезное и приятное, но и в общем-то совершенно безопасное в плане общественного порядка. Оказывается, не для всех, не всегда, не везде. В Южной Африке, например, небелый житель этой страны, выйдя на трассу на велосипеде, рискует подчас финишировать в тюрьме. Об этом поведала некоторое время назад английская газета «Морнинг Стар».

Дело происходило в период между Играми в Монреале и Москве. Сильнейший чернокожий гонщик Южно-Африканской Республики Лунгизе Мкхизе тренировался на шоссе, ведущем из Йоханнесбурга в Преторию. Вскоре его остановили у полицейского поста и потребовали предъявить личный пропуск. У 22-летнего спортсмена его не оказалось, так как он не без резона полагал, что на тренировках подобный документ ему понадобиться не может.

Полицейские отказались выслушать объяснения Мкхизе, принять во внимание его спортивную одежду и гоночный велосипед как доказательства того, что небелый южноафриканец только тренировался, не более. Мкхизе, которого руководство федерации велоспорта ЮАР якобы намеревалось включить в сборную «смешанных цветов», был тут же брошен в тюремную камеру. Ведь он забыл, что законы раздельного развития рас в ЮАР разграфили страну на «бантустаны», что каждый цветной, перемещаясь из одного района в другой, обязан всегда иметь при себе специальный пропуск. Без такого пропуска, как мы знаем, любой небелый автоматически причисляется к «подозрительным лицам, способным принимать участие в подрывной деятельности».

В ряду прочих сообщений того же рода мировые информационные агентства привели ряд новых доказательств того, что южноафриканские деятели ищут любые лазейки, чтобы создать видимость своего присутствия на международной арене, иллюзию участия в международной спортивной жизни. Их не останавливают, естественно, значительные денежные затраты, которые зачастую выглядят попросту плохо завуалированными взятками. В конце 70-х годов Международным союзом велосипедистов (УСИ) было принято решение о дисквалификации двух ирландских гонщиков - П. Макквида и С. Келли. Причина? Они приняли приглашение от неких организаторов из ЮАР совершить путешествие в заповедник расизма, чтобы участвовать в так называемых международных соревнованиях. Все расходы - за счет организаторов. Однако УСИ не признает этих подпольных гонок в ЮАР, организуемых вне установленного календаря с откровенно пропагандистскими целями. Те же санкции УСИ вынужден был применить и к некоторым английским велосипедистам, соблазненным «искусителями» из Южной Африки. Когда защитники и союзники расистского режима ЮАР возобновят попытки обелить порядки в спорте этого государства, им стоит напомнить хотя бы только о Мкхизе, который прямо с велотрассы попал в тюрьму.

А вот и вторая история…

ВОСЕМЬ КОЗЛОВ ОТПУЩЕНИЯ

Официальным языком расистов ЮАР наравне с английским признан, как известно, африкаанс, на котором изъясняются потомки буров. Неизвестно, правда, каким из них воспользовался в то же примерно время, к которому относится описанный финиш в тюрьме гонщика Мкхизе, министр спорта ЮАР доктор Питер Коорнхоф.

Но совершенно очевидно, что независимо от лингвистических склонностей уже знакомого нам «капитана» юаровской расистской команды речь его не поняли. Вернее, поняли, но почему-то наоборот.

Дело в том, что Коорнхоф сделал от имени правительства Претории заявление, которое, по задумке его сочинителей, могло претендовать на эффект взорвавшейся бомбы. О чем именно? О том, что отныне в Южной Африке спорт освободится от ошейника апартеида, что представители коренного населения и белого меньшинства получат равные возможности заниматься спортом, выступать вместе и т.д. Собственно говоря, тот, кто внимательно следит за развитием зигзагообразного курса ЮАР на международной спортивной арене, по крайней мере, скептически отнесся бы к заявлению министра Коорнхофа. Но нашлись же наивные люди, которые, видимо, как-то своеобразно восприняли слова Коорнхофа - поверили, что ли?

Восемь белых игроков - представьте только! - участвовали в товарищеском матче по регби в составе двух «черных» команд. Разразился скандал. Выяснилось, что и некоторые руководители регбийных и крикетных клубов тоже что-то недопоняли. «Как это меня не поняли? - возмутился Коорнхоф. - Речь шла только о возможности смешанных команд для выступлений за границей». То есть все о том же, рассчитанном на простаков пропагандистском трюке о «переменах к лучшему в ЮАР». Словом, о вещах, порядочно набивших всем оскомину. Но доктору Питеру нужно было как-то выкручиваться, обнаружить хоть какого-нибудь козла отпущения, чтобы оправдаться перед расистским правительством. Вот когда Коорнхоф заговорил ясно, четко, недвусмысленно, на присущем ему языке верного слуги апартеида: «Эти восемь белых регбистов, которым, как и другим, не разрешено создавать смешанных клубов и команд внутри страны, понесут наказание и будут преследоваться по закону. Мы найдем способ пресечь подобное поведение в будущем».

Дока в своем деле, Коорнхоф нашел даже больше, чем ожидал: сразу восемь козлов отпущения, чтобы отыграться за «непонимание и плохое поведение», иначе говоря, за нарушение порядков расовой дискриминации.

Пришло время рассказать о «пятой колонне», которую по примеру всех известных в истории расистских и фашистских диктатур формируют и продолжают укреплять южноафриканские власти как внутри страны, так и за рубежом, вербуя в нее как белых спортсменов, так и темнокожих. Это о них борец за независимость английских колоний в Северной Америке знаменитый физик и государственный деятель Бенджамин Франклин сказал: «Кто готов отказаться от подлинной свободы ради относительной безопасности, недостоин ни свободы, ни безопасности».

Например, бывший президент так называемой южноафриканской футбольной ассоциации (САНФА), будучи сверх меры услужливым лакеем своих белых господ, совершенно дискредитировал себя и был заменен не менее одиозным деятелем Г. Тхабе, который продолжал «бороться» в духе своего предшественника за интересы спорта белого меньшинства на всех конгрессах ФИФА, на всех конференциях и семинарах, обсуждавших проблему расизма в спорте, куда допускался, и даже во время Олимпийских игр, начиная с Токио 1964 года и вплоть до последнего времени, не скупясь на интервью и декларации во славу «постепенного перерождения апартеида».

«Политика, направленная на раскол в руководстве спортивным движением, объединяющем африканские и «цветные» организации и клубы, ведет свою хронологию с 1950 года, когда белая администрация ЮАР потребовала от муниципалитетов всех городов закрыть стадионы для всех нерасовых (африканских) ассоциации на основании закона о закреплении за представителями отдельных рас определенных территории для проживания («Груп эариэс акт»), - читаем мы в «Заметках и документах», изданных Центром по борьбе против апартеида при ООН в апреле 1980 года. - Следует различать, однако, тех чернокожих и «цветных» спортсменов, которые согласились поддерживать клубы и организации, прикрывающиеся вывеской «нерасовых», будучи введенными в заблуждение или привлеченными обещаниями продвижения по службе, разрешением жить в городской черте и т. д., администраторов этих организаций, которые публично и активно развивают бурную деятельность в пользу спорта по законам апартеида, исходя из своих корыстных финансовых интересов. Эти спортивные руководители содействуют закреплению апартеида в спорте и выступают против его бойкота на международной арене, неизменно обнаруживая свою принадлежность к ищущему саморекламы классу бизнесменов. Большинство из них используется государством белого меньшинства или большим белым бизнесом для пропаганды апартеида. Неудивительно поэтому, что эти чернокожие официальные лица оказывают помощь апартеиду в силу своих убеждений, определенных льготными условиями, чтобы сделать хорошую карьеру. Как правило, их охотно приглашают для сотрудничества в государственные институты апартеида, как это случилось с тем же Г. Тхабе, который входит в состав «трехстороннего общественного совета» - органа министерства по делам африканцев (черных), именуемого также «органом по плюрализму расовых отношений».

В обширной корреспонденции, переданной из ЮАР, известный французский журналист Ги Лагорс делится впечатлениями о беседе с одним из этих коллаборационистов расистского режима - Ф. Тхабебе, единственным представителем племен банту и одним из трех небелых, допущенных в НОК ЮАР уже после ее исключения из олимпийского движения. Фразеология Тхабебе ничем не отличается от лексикона другого пособника апартеида в спорте, шефа спортивного отдела журнала «Уорлд» Лесли Сегуме, который приличия ради признает позитивный эффект бойкота расистского спорта международными спортивными организациями, но только до определенного момента, который якобы уже настал и теперь лишь препятствует «дальнейшим сдвигам и прогрессу в преодолении сегрегационных барьеров в спорте ЮАР». Ф. Тхабебе, склонный, видимо, к образному мышлению, сравнивает свою и ему подобных лиц деятельность с «работой волн, бьющих о скалу апартеида и постепенно разрушающих ее». Однако пока предатели интересов угнетенного черного и «цветного» большинства народов Южной Африки «разводят волны» демагогии с барашками вызубренных соглашательских формулировок, апартеид продолжает методично нажимать на гашетку оружия массовых репрессий против коренного населения; вешает, расстреливает, гноит в тюрьмах и концлагерях истинных борцов за гражданские права и свободы в ЮАР. Ги Лагорс далек от столь определенных высказываний, но, будучи в достаточной степени объективным репортером, посчитал необходимым в специальной сноске к беседе с Ф. Тхабебе заметить: «Наша беседа длилась около двух часов в баре йоханнесбургского отеля, вход в который категорически запрещен небелым южноафриканцам. Для этого потребовалось специальное разрешение министра внутренних дел, с просьбой о котором к нему обратилась дирекция отеля. Министр не только дал согласие на нашу встречу и соответствующее разрешение, но и попросил обращаться с моим собеседником (Тхабебе) как с представителем категории «vip» (на дипломатическом языке означает «чрезвычайно важные лица», к которым обычно относят почетных гостей, имеющих высокие государственные или общественные полномочия: премьеров, президентов, дипломатов высшего ранга, выдающихся деятелей культуры, искусства и т. д. - Прим. авт.). Вот как высоко ценит правительство Претории услуги своих марионеток!

«Заметки и документы», изданные Центром по борьбе против апартеида при ООН, приводят множество примеров того, как беззастенчиво юаровские власти, в полном согласии с руководством белых федераций и объединений, пользуются подлогом, фальсификацией документов, подкупом, взятками. Так, в 1977 году расистский теннисный союз (САТУ) опубликовал брошюру с многочисленными фотографиями «межрасовых встреч» от имени официальных представителей нерасовой южноафриканской теннисной ассоциации, чтобы предотвратить исключение ЮАР из Международной федерации тенниса (ИТФ). Через год фальшивка была разоблачена, а авторы ее принесли лицемерные извинения, когда дело уже было сделано и некоторые колеблющиеся члены ИТФ обрели Прежнюю твердость в защите расистского спорта.

В долговременных планах очковтирателей из ЮАР создание и развитие так называемых «амбрелла бодиз» - «зонтичных спортивных организаций», которые избирают президентами, вице-президентами и секретарями чернокожих представителей, но целиком контролируются и направляются правительственными инстанциями и соответствующими спортивными федерациями белых. «Черные куклы», как их презрительно окрестили все подлинные сторонники расовой справедливости в спорте ЮАР, стали надежным инструментом в руках расистского режима, стремящегося увековечить порядки апартеида. Вместе с «зонтичными организациями» активно действуют в том же направлении им подобные, объявившие себя «неправительственными», но цементирующие прорасистское лобби на международной спортивной арене органы, такие, как «Международный комитет по связям» и особенно «Комитет за справедливость в спорте», возглавляемый неким Луисом Льюитом. Долгое время ему удавалось выдавать себя за белого бизнесмена умеренных взглядов, а также скромных финансовых возможностей. Но не каждый же раз агенту специальных служб удавалось сохранять равновесие, балансируя на грани обычного бизнеса и подпольных махинаций. Щедрость скромного борца «за справедливость в спорте», по мере того как он развивал свою активность, поначалу удивляла, но затем насторожила дотошных журналистов, разоблачения которых вылились в громыхнувший по газетным страницам скандал. Выплыли на поверхность тщательно скрывавшиеся связи «Комитета за справедливость в спорте», который получал от правительства ЮАР астрономические суммы для публикации в западноевропейской и североамериканской прессе материалов о прогрессе «межрасового спорта» в Южной Африке. На рекламу «нового курса апартеида» юаровские казначеи щедро выделили Луису Льюиту 12 миллионов долларов; чтобы обеспечить рычание мотоциклов белых южноафриканских гонщиков на международных соревнованиях «Гран при серкюит» по мотоспорту, он выложил непокладистым организаторам около миллиона из этой суммы. Он же оказался издателем ежедневной южноафриканской газеты «Ситизен», которая, подобно прежде имевшим репутацию независимых органов чернокожих слоев населения «Пост» и «Геральд», стала рупором белого расизма, особенно в области спорта. Эта пресса на корню куплена белыми «королями» газетного бизнеса, достаточно изощренными в искусстве дезинформации, чтобы почти полностью сохранить штат поддавшихся коррупции чернокожих репортеров и обозревателей. Это их продажным перьям, которыми водила рука расистских редакторов, принадлежит лживая информация о будто бы достигнутой договоренности южноафриканской команды каратистов о турне в Мозамбике с подробным расписанием встреч. Цель очередной фальшивки была предельно ясна: посеять сомнения в рядах нерасовых южноафриканских спортивных клубов относительно твердой антирасистской позиции независимого Мозамбика. Ведь они по справедливости считают это молодое государство своим верным союзником в борьбе против апартеида, режим которого держит в постоянной боевой готовности отряды своих карателей, орудующих на границах с независимыми странами свободной Африки. Грубая подтасовка, разумеется, получила должную отповедь прессы Мозамбика, но и благодарность бывшего министра спорта ЮАР П. Коорнхофа, лестно отозвавшегося о методах пропаганды южноафриканских политиканов.

О тактике расистов из «Комитета за справедливость в спорте» перед Играми в Монреале, в дни, предшествовавшие бойкоту Олимпиады-76 африканскими странами, рассказал, в частности, прогрессивный английский журналист Стэнли Левенсон в статье «Человек из Би-Би-Си помогает расистам», опубликованной в лондонской «Морнинг Стар»: «Во главе с Гердом Волмарансом, одним из ведущих специалистов в Южной Африке но связям с общественным мнением Запада, члены «Комитета за справедливость в спорте» основали свою штаб-квартиру в отеле «Лоренсьен» (в самом центре Монреаля) в баре на 17-м этаже с примыкающими к нему несколькими комнатами. Разумеется, никакой вывески, никакой рекламы, кроме широкого распространения брошюр, буклетов и прочих пропагандистских материалов, рекламирующих реформы в спорте ЮАР и призывающих восстановить ее в олимпийском движении. Среди них опус Джона Бернса, корреспондента Би-Би-Си, под названием «Где теперь?», продолживший серию низкопробных агиток, типа помещенной в американском журнале «Тайм» статьи «Могут ли состояться Олимпийские игры в Претории?». Как и вся эта макулатура, брошюра Джона Бернса была оплачена южноафриканским посольством в Вашингтоне через посредство «Комитета за справедливость в спорте», гостем которого репортер Би-Би-Си был некоторое время назад. Ему оказала также гостеприимство и велофедерация ЮАР только для белых, исключенная из Международного союза велоспорта. В баре отеля «Лоренсьен» мне приходилось видеть некоторых представителей Международной федерации плавания, исключившей Южную Африку из своих рядов, и Международной федерации современного пятиборья и биатлона, членом которой ЮАР остается. Люди Герда Волморанса к тому времени занесли в свой актив устное согласие представителя команды гимнастов США выступить на международных «многонациональных» соревнованиях в Кейптауне. Вся эта подпольная деятельность развертывалась именно в тот момент, когда решалась проблема участия африканских стран в Монреальских играх, возникшая, как известно, из-за отказа правительства Новой Зеландии наложить запрет на турне своих регбистов в Южную Африку».

Карман южноафриканских расистов широко используется и для подкупа белых визитеров из Западной Европы, которых соблазняют невиданно роскошными условиями приема. Вот как описывает «чаровников» белой администрации ЮАР, организующих броско рекламируемые спортивные фестивали, английский регбист Гарет Эдвардс. В книге «Автобиография персонажа из легенды о регби» он не без удовольствия вспоминает: «Мне посчастливилось войти в состав сборной мира (белой), прибывшей в Южную Африку на празднование столетия регби этой страны, проходившего в Претории. Организаторы наших матчей продемонстрировали свою высокую оценку нашего согласия принять участие в этом празднестве. Власти Трансвааля разместили нас в лучшем отеле. Все расходы они взяли на себя, никто из нас не нуждался в карманных деньгах. За три недели нашего пребывания в ЮАР мы получили право на три бесплатных разговора по телефону со своими семьями. Кроме того, нам подарили великолепные спортивные куртки, по паре модных брюк и туфель, а также бутсы, тренировочные костюмы, значки и даже дополнительные джерсовые рубашки, чтобы обмениваться ими после игры с кем-нибудь из соперников. Более того, нам выдали по два бесплатных билета на каждый матч, а еще два билета для того, чтобы мы могли, оплатив их, перепродать желающим получить место на трибунах».

И на Британских островах, и в других европейских и американских странах, естественно, нашлись не очень-то щепетильные спортсмены, вот так, в открытую соблазненные щедрыми подарками расистов, чтобы затем компенсировать их гостеприимство «чистой монетой» благожелательных интервью о политике «межрасового спорта» в стране апартеида.

«В течение последних двадцати лет южноафриканский белый игрок в гольф Гарри Плейер, не превзойденный в своем мастерстве, с большим усердием защищал политику своей страны повсюду, где ему доводилось выступать. Стало известно, что он регулярно получал «свою долю» в качестве вознаграждения за деятельность на поприще «паблик рилейшенс» - представителя департамента ЮАР по связям с зарубежной прессой, - писала 15 марта 1979 года лондонская «Дейли экспресс». А южноафриканская «Наталь Меркурий» по странному стечению обстоятельств именно в тот же день того же года уточнила: «Председатель южноафриканского «Финанс-банка» подтвердил, что живущий в США Гарри Плейер действовал в том же направлении, что и наш департамент информации, в пользу поощрения курса на капиталовложения в экономику Южной Африки бизнесменов из США».

Большой бизнес транснациональных компаний и их южноафриканских партнеров играет, можно сказать, выдающуюся роль в закреплении сегрегационной политики в спорте, проводимой южноафриканскими властями. И к этому вопросу мы еще вернемся в беседе с председателем Южноафриканского нерасового олимпийского комитета.

Но есть и еще одна мрачная сторона деятельности «пятой колонны». Известно, что ее формируют, возглавляют и инструктируют не только профессиональные политики расизма, но и их ближайшие помощники - полиция и разветвленный аппарат секретных служб и карательных подразделений. Мы знаем о драматической судьбе Денниса Брутуса, о некоторых акциях агентов разведки и контрразведки ЮАР за рубежом. Но вот еще несколько фактов, приведенных в сборнике «Заметки и документы» Центра но борьбе с апартеидом при ООН, ранее не публиковавшихся в советской печати.

«Пятая колонна» не ограничивается старым как мир приемом «разделяй и властвуй». Она прибегает, когда считает необходимым, к прямым репрессиям, угрозам, мщению непокорным противникам апартеида. В 1964 году, когда ЮАР была еще не исключена, а только отстранена от соревнований международного футбольного календаря, Джордж Сингх, один из известных защитников нерасового футбола в ЮАР, юрист африканского происхождения, был немедленно подвергнут домашнему аресту со всеми вытекающими отсюда последствиями: лишение адвокатской практики, запрет на публичные выступления после снятия ареста, запрет на появление (даже в качестве пассивного участника) на каких-либо собраниях, конференциях и т. д. В 1973 году президент нерасовой федерации плавания ЮАР Морган Найдоо был отстранен от занимаемой должности, когда Международная федерация плавания применила к расистским организациям соответствующие санкции. Морган Найдоо, а также М. Пасер, секретарь Нерасовой спортивной ассоциации (САСОК), неоднократно подвергались полицейским преследованиям по самым различным поводам. Дважды (к счастью, неудачно) агенты полиции ЮАР покушались на жизнь обоих деятелей. Нельзя считать совпадением то обстоятельство, что попытки убить Найдоо и Пасера совпали с их отказом повиноваться официальным руководителям белых спортивных организаций.

Недвусмысленные угрозы южноафриканской охранки вынудили проживавшую прежде в ЮАР Сильвию Коулс и принимавшую участие в соревнованиях для людей с парализованными нижними конечностями написать письмо с извинениями за критику политики апартеида в спорте. Позднее, вернувшись в Лондон, она заявила: «Честно скажу, я просто испугалась. В ЮАР слишком хорошо известны случаи неожиданной смерти во время допросов в полиции людей, чье поведение не соответствует предписаниям апартеида».

И все же, несмотря на террор, запугивание, пытки в полицейских участках, в ЮАР продолжают свою опасную работу такие ветераны борьбы против апартеида, как Хассан Хова. Он возглавляет нерасовую ассоциацию крикета ЮАР. И именно в этой ассоциации наибольший процент смешанных межрасовых клубов и команд.

«СТРАНА ОДИНОЧЕСТВА» ИЩЕТ ПАРТНЕРОВ

«Страной одиночества» назвал французский журналист Анри Гарсиа это государство на Юге Африки. Этой, на мой взгляд, неуместно романтизированной формулировкой побывавший в ЮАР корреспондент парижской спортивной газеты «Экип» констатирует тот факт, что режим, осужденный общественным мнением всего демократического мира и обреченный самой историей, оказывается во все большей изоляции по мере того, как ширится полоса отчуждения вокруг ЮАР во всем мире.

Однако «страна одиночества» отнюдь не походит на затворника, смиренно искупающего свои грехи в монастырской келье. Она разными путями и средствами стремится продемонстрировать свою незаурядную коммуникабельность. Она настойчиво ищет партнеров и находит их. Приходится ли удивляться тому, что находится немало желающих разделить «одиночество» ЮАР. В этот отнюдь не узкий круг входят 10 международных федераций по олимпийским видам спорта и такие крупные спортивные объединения Запада, как союзы регби, крикета, наконец, Международная федерация тенниса.

Приведу несколько примеров совместных маневров расистов и их партнеров, предпринятых с целью раскола единства международного и олимпийского движения.

Вскоре после запрещения участвовать в Олимпийских играх 1968 года в Мехико и провала позорного «белого фарса в «Оранжевом государстве» перед дверью зала, где проходила сессия МОК в Саппоро, топтались в терпеливом ожидании четыре джентльмена. На лицах - улыбки, тон - вежливо-просительный, под мышками - папки с газетными вырезками и фотографиями «межрасовых встреч» в Претории и Кейптауне. Все это предназначалось для обольщения участников сессии. Член МОК Константин Андрианов так прокомментировал визит этой делегации ЮАР во главе с президентом ее НОК Рудольфом Опперманом, в свиту которого входили двое небелых представителей из «пятой колонны» коллаборационистов режима апартеида: «В Саппоро нам пришлось выдержать еще одну атаку властей ЮАР, которые всеми правдами и неправдами пытаются вновь проникнуть в олимпийскую семью. Делегация ЮАР пыталась убедить сессию и исполком МОК, что в этой стране отъявленного расизма наметился некий «прогресс», с тех пор как ЮАР была исключена из олимпийского движения. Делегация ЮАР даже распространила среди членов МОК рекламную брошюру с фотографиями, где изображались белые и небелые спортсмены на международных соревнованиях.

Но благодаря энергичным и аргументированным выступлениям представителей СССР, других социалистических стран, а также ряда реально мыслящих членов МОК из западных стран было доказано, что в Южной Африке апартеид в спорте по-прежнему остается в силе: не существует смешанных соревнований на национальном уровне, функционируют только раздельные клубы и федерации для атлетов различной расовой принадлежности, то есть сегрегация проявляется полностью. Ответы представителей южноафриканской делегации подтвердили это. Положение в спорте ЮАР нисколько не изменилось, а некоторые незначительные шаги и так называемые изменения вызваны желанием расистского правительства этой страны выйти из изоляции на международной арене.

Таким образом, МОК отказался выполнить просьбу о реабилитации Национального олимпийского комитета ЮАР, атака была парирована, а попытки реакционных сил добиться признания НОК ЮАР - разоблачены. Тем не менее необходимо ясно указать на то обстоятельство, что часть членов МОК одобрительно относится к стремлению Южной Африки вернуться в олимпийское движение. С возможностью возобновления происков в этом направлении нужно считаться и проявлять бдительность, чтобы навсегда покончить с расизмом в международном спорте».

Прогноз К. Андрианова оказался точным.

Здесь необходимо отметить, что к тому времени здоровые силы в МОК со все большей настойчивостью привлекали внимание «самого большого правительства в мире», как иногда именуют эту организацию, к требованиям современности. Они заключаются, в частности, в укреплении связей МОК с национальными олимпийскими комитетами, действующими в эффективном контакте с государственными институтами и общественными спортивными организациями, международными спортивными федерациями, в распространении его влияния не только на период подготовки и проведения олимпийских игр (а ведь именно так обстояло дело раньше), но и на весь непрерывный процесс развития мирового спорта. Эти властные веления времени заключаются также и во всемерном расширении представительства молодых государств «третьего мира» и помощи им. И, наконец, в том, чтобы превратить МОК в надежный инструмент сотрудничества и взаимопонимания между народами посредством олимпийского спорта, признанного ныне неотъемлемой частью общечеловеческой культуры, фактором мира и социального прогресса.

К сожалению, среди членов МОК до сих пор есть люди, стремящиеся противодействовать императивным тенденциям динамично развивающегося мира, сохранять его кастовый, замкнутый характер, отгородиться от нашей бурной и противоречивой эпохи социальных сдвигов и политических перемен. В одном из интервью французской газете «Экип» бывший тогда президентом МОК лорд Килланин говорил, подчеркивая фундаментальный характер этих изменений: «В начале века спорт был привилегией обеспеченных слоев населения. Теперь положение изменилось. Это нельзя не учитывать… Однако необходимо тщательно избегать таких действий, которые были бы продиктованы личными взглядами и симпатиями… Необходимо отдавать себе отчет в сущности происходящих перемен, поддерживать основные принципы олимпизма, содействовать их популяризации во всем мире». Что же, это трезвая точка зрения, учитывающая объективную реальность событий, в центре которых находится МОК. Франтишек Кроутил, член Международного олимпийского комитета из Чехословакии, позже, накануне 79-й сессии МОК 1977 года в Праге, подчеркнул, что в рамках высшего органа олимпийского движения всегда существовали те или иные тенденции, разница лишь в том, что одни из них направлены па ограничение роли МОК проведением игр, на дробление олимпийского движения; другие же - на демократизацию олимпийского движения, пресечение попыток политического вмешательства, пособничества коммерции и расизму.

Как же не вспомнить в этой связи о поистине живом ископаемом, каким предстал там же, в Праге, на 79-й сессии Международного олимпийского комитета, 90-летний Реджинальд Хани, юрист из Йоханнесбурга! После изгнания ЮАР из семьи олимпийских наций в 1970 году Хани было предложено подать в отставку. Однако, поддержанный прежним президентом МОК Эвери Брэндеджем, южноафриканский «посол» остался в МОК. Как сообщало агентство Ассошиэйтед Пресс, 70 лет назад Хани выступал за Оксфордский университет на соревнованиях Олимпиады 1908 года. «Существование подобного Мафусаила в МОК, - отмечало агентство, - никак не говорит в пользу структуры этой организации».

Престарелый Хани, однако, не намерен был ограничиться ролью экспоната в лавке древностей, ибо ассоциировал себя с «единственной нитью, связывающей ЮАР с олимпийским движением». «Пока им не удалось отделаться от меня, - говорил Хани, - я буду сражаться за свои «идеалы». Какие «идеалы» - ясно: восстановление Южной Африки в олимпийском движении. Никого не представляя, кроме одного себя, Хани тем не менее присвоил себе право выступать в качестве рупора как белых, так и черных атлетов. Он щедро раздавал интервью, в которых неизменно сетовал на то, что «все началось с этих русских, появившихся в 1952 году». До тех пор, дескать, в МОК царили тишь и гладь, а ныне только и говорят, что о политике. «Никому нет дела, - продолжал брюзжать патриарх апартеида в спорте, - кто и как отбирает спортсменов на олимпийские игры, во всем виноваты эти русские». Действительно, «эти русские» плохи, по мнению старца Хани, уже потому, что начиная с 1952 года ведут неослабную борьбу за соблюдение правил Олимпийской хартии и добились выдворения расистов из олимпийского дома.

Реджинальд Хани, конечно же, отлично сознавал, что он не «единственная нить, связывающая ЮАР» с МОК. Роль политического коммивояжера при нем выполнял неотлучно сопровождавший его в вояжах вице-президент Южноафриканского олимпийского комитета Деннис Макилдоуи, на которого возлагались функции агента по связи между режимом Претории и расистским лобби в МОК.

На сессии МОК в Праге в мантии адвоката расистов выступил член МОК из Норвегии Ян Стаубо, некоторое время назад побывавший в ЮАР. Разумеется, он не был настолько прямолинеен, чтобы призвать участников сессии к допуску ЮАР на предстоящие Игры. Стаубо попросту продемонстрировал новый маневр расистов, рассчитанный на «постепенное вживание» человеконенавистнической доктрины апартеида в олимпийское движение. Он рекомендовал, все под тем же соусом «мифических перемен», проглотить пилюлю, изготовленную спортивными фармацевтами из Претории: вновь признать ЮАР как олимпийскую нацию, но временно (временно!) приостановить ее право выступать на олимпийских играх. Совершенно очевидно, что предложение Стаубо означало лишь тактический ход в разработке плана многоступенчатого процесса реабилитации ЮАР. Поддержка провокационной инициативы Стаубо означала бы шаг навстречу новому проникновению расизма в олимпийский спорт.

Примечательно, что интервью Хани о «вмешательстве политики в спорт», нашептывания Макилдоуи на сессии МОК о «перерождении» апартеида в спорте, открытое выступление Стаубо, слегка подкрашенное новой фразеологией, за восстановление ЮАР в олимпийских правах совпали во времени с Всемирной конференцией по ликвидации апартеида и расизма в Лиссабоне, где ЮАР занимала подобающее место - на скамье подсудимых.

Но, повторяем, «страна одиночества», режим оголтелого расизма упорно ищут и находят партнеров в международных спортивных федерациях, других спортивных объединениях, у своих политических союзников и друзей в монополистических кругах.

АНКЛАВ «БЛЕДНОЛИЦЫХ» НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ

Бернд Харингтон, американский профессор, несколько лет назад получил специальную премию в ЮАР. За что? За «научный» труд, в котором он с энтузиазмом развивает идею о якобы предрешенной самой биологической природой неспособности к плаванию людей, которых антропология относит к негроидному типу. Каких только теорий не выдвигал апартеид, чтобы узаконить и даже научно обосновать превосходство белого человека, южноафриканского, так сказать, арийца, срисованного с гитлеровской «Майн кампф», превосходства над любым «цветным»: черным, желтым, метисом, мулатом. Так что Берндт Харингтон старался не зря перед благодарной аудиторией южноафриканских доктринеров политики расслаивания рас.

Эта, с позволения сказать, философия «водоплавающего расизма» дополнила многолетнюю практику Международной федерации плавания (ФИНА), где до сравнительно недавнего времени союзники ЮАР поддерживали расистские ассоциации водных видов спорта, делившие голубые дорожки бассейнов в стране апартеида на «черные» и «белые». Потребовались постоянные и энергичные усилия представителей демократических прогрессивных сил в ФИНА, чтобы потопить «водоплавающий расизм», который, заметим, все еще не теряет надежды всплыть на поверхность этой международной федерации.

В августе 1973 года в Белграде, где открылся первый в истории плавания чемпионат мира, бюро Международной федерации плавания после многолетних проволочек наконец приняло важное решение: под влиянием общественного мнения большинством голосов были исключены из рядов ФИНА федерации плавания Южно-Африканской Республики и Южной Родезии.

ФИНА установила, что в ЮАР для белых пловцов создаются привилегированные условия, что к обучению плаванию в большинстве бассейнов допускаются только белые, что межрасовые соревнования не проводятся, а национальные сборные этих стран комплектуются, как правило, только из белых спортсменов. В ЮАР существуют сепаратные организации по плаванию: союз пловцов, представляющий незначительное число белых спортсменов, и федерация плавания, объединяющая все коренное население страны.

На ряде заседаний бюро ФИНА представители ЮАР в последние годы пытались соблюсти хорошую мину при плохой игре: после целой серии активных шагов (и нескрываемого желания принять участие даже в Олимпиаде-80) они вновь пытались добиться восстановления в правах членов ФИНА. Но, поскольку ситуация не изменилась к лучшему, на бюро ФИНА было решено, что ЮАР не может рассчитывать на восстановление в числе членов федерации.

Что же касается расистских теорий, то заметим: уже во время II Африканских игр в Лагосе в 1973 году впервые в спортивной истории континента состоялись массовые соревнования пловцов. Среди призеров - спортсмены Нигерии, Замбии, Ганы, Алжира, Туниса. Их результаты отстают от международного уровня. Но вспомним: колонизаторы не строили бассейнов для африканцев. Культура этого вида спорта начала развиваться только с появлением на континенте молодых независимых государств.

РАСИСТЫ АПЛОДИРОВАЛИ, НО НЕДОЛГО

Возник момент, когда на поводу у расистов пошла было и такая популярная международная федерация, как ФИФА, деятельность которой вызывает живой интерес миллионов любителей футбола во всем мире. Затем ее бывшему руководству пришлось играть отбой. Началось с того, что исполком ФИФА охотно пошел сначала на флирт, а потом и на открытое сотрудничество с интригующими на международной спортивной арене южноафриканскими политиканами, к тому времени прочно пребывавшими в положении «вне игры» на футбольных полях мира. Была предпринята попытка втянуть ФИФА в авантюру с очередным спортивным фарсом.

«Решение исполкома Международной федерации футбола, санкционирующее участие команд Англии, Бразилии и ФРГ в так называемых южноафриканских играх, которые намерен организовать расистский режим Претории в марте - апреле 1973 года, не может считаться действительным, ибо оно принято в нарушение Устава ФИФА, закрепляющего право на вынесение подобных резолюций исключительно за конгрессом федерации. Тем более что решение было принято после письменного опроса, прежде не практиковавшегося при обсуждении такой важной проблемы, как борьба против расовой дискриминации на футбольных полях», - подчеркнула тогда в своем заявлении Федерация футбола СССР, выразив категорический протест против участия ФИФА в расистском фестивале. Можно вспомнить в этой связи, что за практику апартеида в спорте ЮАР была отстранена от соревнований под эгидой ФИФА еще в 1964 году. С тех пор не было, как нет и сейчас, сколько-нибудь достоверных данных о так называемом ослаблении расовой дискриминации в спорте Южной Африки вообще и в футболе в частности. А потому не могло существовать оснований для принятия решения санкционировать участие стран-членов ФИФА в «южноафриканских играх».

В этом смысле не мешает вспомнить некоторые факты из истории исключения ЮАР Международной федерацией футбола.

В 1963 году для расследования положения в футбольных организациях ЮАР была учреждена специальная комиссия, в которую вошли президент ФИФА Роуз (Англия), Макгайр (США) и представитель Судана Халем. Однако по непонятным причинам в Южную Африку выехали только Роуз и Макгайр без представителя африканского футбола. По возвращении Роуз на заседании исполкома заявил, что не обнаружил следов расовой дискриминации в футболе этой страны. И, несмотря на это, конгресс ФИФА в Токио постановил исключить южноафриканские футбольные организации: слишком многочисленны и красноречивы были доказательства как раз обратного - наличия жесткой сегрегации в футболе ЮАР. Расисты, однако, при поддержке все тех же защитников и «полузащитников», готовых идти на уступки и компромиссы с режимом Претории, продолжали настырно атаковать ФИФА, как говорится, по всему полю. Решенный как будто вопрос об отношениях с ЮАР почему-то вновь был поднят и рассматривался на заседании исполкома ФИФА перед Олимпиадой в Мюнхене, где южноафриканские футбольные союзы в очередной раз попытались добиться разрешения встречаться с командами стран, входящих в ФИФА. Однако исполком отклонил их просьбу.

Новый демарш ЮАР год спустя вылился в неприкрытые нападки на Устав ФИФА, на законы спортивной этики и морали, нападки, которые, как это ни прискорбно, поддержали и некоторые члены исполкома. Ближайшая цель расистского руководства ЮАР в том случае, если на мгновение допустить, что нелепое решение об участии команд Англии, Бразилии и ФРГ в «южноафриканских играх» осталось бы в силе, была предельно ясна: добиться в ближайшее же время снятия санкций Со своих футбольных ассоциаций.

Представители советского футбола, разумеется, решительно выступили с категорическим требованием отменить разрешение английским, западногерманским и бразильским футболистам играть в Претории, что означало бы не только попустительство апартеиду, но и поощрение его преступной бесчеловечной политики.

О том, насколько справедливо было это суждение, свидетельствовала реакция на решение исполкома ФИФА в самой Южной Африке. Швейцарская газета «Шпорт», например, отмечала, что президент НОК ЮАР Рудольф Опперман охарактеризовал его как «большой день южноафриканского спорта».

…Расисты аплодировали ФИФА не щадя ладоней. Дэйв Мараис, президент южноафриканского футбольного союза только для белых, не скрывая «глубокого удовлетворения», заявил, что, по его мнению, «ЮАР теперь успешно продолжит борьбу за свое утверждение на международной арене».

Снятие санкций с южноафриканских футбольных организаций означало бы факт непростительного легковерия по отношению к политиканам из Претории и Йоханнесбурга, стремящимся убедить мировое спортивное мнение в ослаблении тисков апартеида в спорте. Создалось впечатление, что часть руководства ФИФА сознательно пошла на то, чтобы позволить обмануть себя.

Как бы там ни было, главный аргумент, позволяющий снять санкции с ЮАР, - «многорасовая команда» - отпал, не выдержав «искреннего признания» южноафриканского футбольного деятеля, возглавляющего сегрегационную спортивную организацию.

…Расисты аплодировали, но не долго.

Вместе с представителями Советского Союза недвусмысленно выразили свой энергичный протест представители футбола социалистических государств. Генеральный секретарь Высшего совета африканского спорта Жан-Клод Ганга от имени спортивных организации независимой Африки выразил категорическое неприятие ошибочного решения исполкома ФИФА, решения, которое явилось прямым выпадом против африканских государств.

Расизму был дан отпор на широком фронте, что не могло не возыметь действия. Еще до официальной отмены решения ФИФА руководители Федерации футбола ФРГ, очевидно чувствуя, в какое неловкое положение они могут попасть, отказались от участия в южноафриканском турнире. Затем их примеру последовала и Бразильская спортивная конфедерация.

Однако следовало ли ФИФА проявлять столь легкомысленную поспешность, чтобы затем так оконфузиться? Ведь если бы ФИФА не прибегла к методу письменного опроса, ранее не практиковавшемуся, а заменило его широкой дискуссией, то более чем вероятно, что инцидент и не возник бы. И тогда не пришлось бы слать в ЮАР телеграмму, в которой не без некоторого простодушия сообщалось, что «специальное решение ФИФА основывается на недоразумении». Исполком полагал, дескать, что южноафриканская федерация футбола выставит многорасовые команды, в то время как на самом деле изучение программы соревнований показывает, что речь идет о командах, представляющих различные этнические группы. Для таких чисто «этнических» команд решение ФИФА не может быть действительным и должно быть аннулировано…

Таким образом, «недоразумение» было разрешено благодаря бдительности прогрессивных сил международного спорта. Есть, однако, основания полагать, что подобные «недоразумения» планируются теми, кто поддерживает ЮАР в ее стремлении преодолеть бойкот международных кругов, в данном случае с помощью кожаного мяча.

В январе 1977 года, в тот момент, когда Организация африканского единства призвала профсоюзы провести неделю бойкота ЮАР во всех областях экономики, в Лондоне сэр Гарольд Томпсон (тогда президент Английской федерации футбола) продемонстрировал «каскад финтов», призванных отвлечь внимание от растущих протестов против расизма. Именно в тот момент, когда в Яунде сессия исполкома Высшего совета спорта в Африке призвала всемерно усилить борьбу против апартеида, в Лондоне сэр Гарольд Томпсон заявил, что принятое в Монреале конгрессом ФИФА окончательное решение об исключении ЮАР является «крайне отвратительным». Затем, очевидно не желая прослыть оригиналом, президент английской федерации не стал прибегать к новым лозунгам, а вытащил все тот же затрепанный «Спорт вне политики!» и, потрясая им, обвинил ФИФА во всех смертных грехах. Он намеревался провести встречи с футбольными руководителями Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии. Агентство Франс Пресс подчеркивало, что «планы, вынашиваемые президентом Английской федерации футбола, могут привести к расколу в Международной федерации футбола».

Как известно, ФИФА посылала в ЮАР еще одну комиссию в 1976 году, которая вновь пришла к выводу, что в футболе ЮАР существуют различные организации, а те, с которыми ФИФА имела дело последние десятилетия, являются расистскими. Как известно, ФИФА, повторим это, исключила ЮАР, что соответствует требованиям ООН и МОК, которые призывают искоренить расизм во всех его формах. Нет, «финты» деятелей, подобных президенту английский федерации, никого не обманывают. Однако они свидетельствуют о том, что попытки протащить ЮАР на международную арену будут возобновляться.

Перед Играми 1980 года нашу столицу посетил генеральный секретарь ФИФА Кайзер (Швейцария). Во время нашей беседы он заметил, что сейчас проблемы ЮАР в ФИФА не существует и вопрос о ее возвращении в ряды федерации не стоит. Но вместе с тем Кайзер не отрицал того факта, что некоторое время назад ответственный представитель ФИФА побывал в Южной Африке (он воздержался назвать его фамилию), с кем-то встречался, но официального доклада в исполкоме от него не потребовали. И все-таки подобные вояжи настораживают. Не исключено, что юаровские «стратеги» разрабатывают новые маневры перед чемпионатом мира по футболу 1982 года.

ОСТРЫЕ УГЛЫ КОРТА

Известно, что у корта четыре угла. Но, образно говоря, если под теннисной площадкой подразумевать арену деятельности Международной федерации тенниса, то можно сказать, что на ней появились еще два угла, и весьма острые. Эти острые углы образованы бизнесом и расизмом; в одном случае при попустительстве, в другом - при недвусмысленной поддержке как прежнего, так и нынешнего руководства Международной федерации тенниса (ИТФ).

Бизнес и расизм идут рядом в ИТФ, они не разделены сеткой, как соперники на корте.

Что же происходит в этой федерации, призванной руководить игрой, приобретающей все большую популярность в мире?

Несмотря на то что теннис издавна считался спортом для аристократов, расширение социальной базы тенниса происходит сейчас во многих странах. Больших успехов добился Вьетнам, немало сделано для демократизации тенниса в Нигерии, Алжире, Ливии. Что же касается такой мощной теннисной державы, как США, то хотелось бы привести рассуждения американского журналиста Кэри Гудмэна. На страницах газеты «Дейли уорлд» Гудмэн пишет, что теннис был и остается игрой, в первую очередь доступной представителям высшего и среднего класса. «Чтобы играть в теннис, - отмечает журналист, - нужно прежде всего иметь достаточно денег на приобретение ракеток, мячей, а во многих городах также и на входной билет, дающий право ступить на корт. Речь идет о 100 долларах. Минимум… Теннис - игра для элиты, поскольку необходимо либо платить взносы в частные клубы, либо покупать за 25 долларов право выходить на частные корты». Обучение игре также находится в руках предпринимателей, услуги тренеров требуют солидной финансовой компенсации. Помимо того, теннис в США, по мнению К. Гудмэна, имеет резко выраженную расовую окраску. Доступ к нему в большинстве случаев исключен для негритянского населения, не только в силу материальных причин, но и благодаря негласно действующему закону «не играть с неграми». Напомним, что за всю историю тенниса в Соединенных Штатах Америки Артур Эш - единственный представитель чернокожих американцев, выступающий на высшем международном уровне.

Артур Эш во многих отношениях считается фигурой примечательной. Не только как теннисист универсального стиля, но и как гражданин. Он отлично сознает, что в аристократической среде большинства его партнеров по корту в США ему отведена роль экзотического гостя. Вот почему он избрал корт ареной борьбы за равные права для негров.

Правда, в своих выступлениях против апартеида и расовой дискриминации он придерживается умеренных методов, полагая, что барьеры расизма в ЮАР можно сломать путем убеждения. Так, в течение ряда лет он добивался визы у властей Претории, чтобы доказать: чернокожий может и должен выступать на одних и тех же кортах, в одних и тех же соревнованиях, что и белый. Наконец добился. И что же? По окончании своего турне он не без горечи вынужден был признать, что не увидел в ЮАР ничего такого, чего раньше бы не слышал об этом заповеднике расизма. Он отказался принимать приглашения на турниры в ЮАР.

На протяжении многих лет на международном корте идет борьба противников и сторонников расовой дискриминации. Она особенно обострилась после призывов ООН прекратить любые спортивные контакты с ЮАР. Федерации Советского Союза, братских социалистических стран, ряда других государств ставят перед ИТФ вопрос об исключении расистов из Международной федерации тенниса. Однако до сих пор такое решение не принято. Это объясняется сопротивлением группы западных стран, которые обладают в федерации большинством голосов.

Как известно, в 1970 и 1971 годах руководящий комитет Кубка Дэвиса отстранял от этих популярнейших соревнований команду Южной Африки, составленную по расовому принципу. Тогда возобладала здравая точка зрения на участие ЮАР: присутствие представителей режима апартеида в списках участников отравляет моральную атмосферу соревнований, вызывает - и справедливо! - протесты во множестве стран мира. Более того, участие ЮАР искажает чисто спортивный аспект розыгрыша Кубка Дэвиса. Ведь в 1974 году, вспомните, сильнейшая в то время команда Индии отказалась в знак протеста против расизма играть с ЮАР в финале, и «Серебряная салатница» - главный приз Кубка Дэвиса - оказалась у представителей расистской федерации Южной Африки.

И все же ИТФ не может вовсе не считаться с мнением общественности. Свидетельство тому - ее решение отстранить ЮАР от участия в соревнованиях на Кубок Дэвиса начиная с 1979 года. Это позитивная перемена, однако окончательной победой над расизмом в этом виде спорта можно будет считать только исключение из ИТФ поборников апартеида.

Отказываясь последовать решениям ООН, примеру Международного олимпийского комитета, большинства спортивных федераций, изгнавших расистов из своих рядов, ИТФ фактически играет роль редута расизма в спорте. Новый президент ИТФ француз Филипп Шатрие, судя по всему, не намерен сбросить груз политической предвзятости, унаследованный от предшественников. Во всяком случае, после поездки в Йоханнесбург он выступил в пользу сохранения этой страны в качестве члена ИТФ, поскольку в спорте там якобы происходят перемены. На деле эти «перемены» ограничиваются лицемерными заявлениями южноафриканских политических и спортивных деятелей. Не замечает эту фальшь лишь тот, кто не желает ее заметить.

Между тем федерация стучится в двери МОК, добиваясь включения тенниса в олимпийскую программу.

Популярность в мире, масштаб международных связей дают теннису основания претендовать на участие в олимпийских играх в будущем. Но только при условии, что расизм в спорте не сможет использовать корт как лазейку для выхода на олимпийскую арену. Горизонты «белого спорта» - так называют теннис за явное предпочтение белого цвета другим в экипировке спортсменов, окраске ракеток, мячей - небезоблачны. И чем скорее они очистятся от таких явлений, как попытки использовать корт для насаждения расовой, социальной или политической предвзятости, тем стремительнее будет развиваться популярный вид спорта.

СИМВОЛИЧЕСКИЕ СОВПАДЕНИЯ

Говоря о возможности небольших поправок к законам апартеида, которые могли бы, по его мнению, разорвать стягивающее кольцо изоляции расистского спорта на международной арене, один из лидеров правящей националистической партии, бывший тогда министром в кабинете Форстера, Бен Шуман, в довольно простодушной, но достаточно яркой форме вскрыл существо отношений его режима с западными державами применительно к спорту: «Если в какой-либо европейской команде регбистов найдется один не белый игрок и если мы откажем ему в возможности выступить по этой причине у нас в ЮАР, то наша позиция, возможно, не будет попята правительством этой страны. Кто же в таком случае будет продавать нам оружие (в обход эмбарго, объявленного на его поставки в ЮАР. - Прим. авт.), в котором мы так нуждаемся?» Откровеннее не скажешь.

Эти связи вместе с тем носят не только характер дополнения к военно-экономическим отношениям с режимом апартеида, но и выраженную идеологическую и политическую окраску.

В совпадениях подчас, как мы подметили, есть своя символика. Когда несколько лет назад чилийская газета «Меркурио» сообщила, что президентом Футбольной федерации Чили назначен заместитель шефа полиции кровавой хунты Пиночета, американское агентство ЮПИ передало из Сантьяго о том, что федерация тенниса Чили дала согласие встретиться в розыгрыше Кубка Дэвиса (где тогда ЮАР еще принимала участие) с южноафриканской белой командой. Заголовок этой телеграммы провозглашал: «Южная Африка говорит Чили (читай: диктатуре Пиночета. - Прим. авт.): «Добро пожаловать!» Это логично. Душитель подает руку душителю. Фашизм расшаркивается перед расизмом, они спешат друг другу на помощь. Расизм и фашизм всегда связаны органично. Это произошло в тот момент, когда Бразилия, Аргентина, Колумбия отказались играть против ЮАР в Кубке Дэвиса. «Если и Чили откажется, то нам придется исключить ЮАР из соревнований», - заявил тогда президент оргкомитета этого неофициального командного чемпионата мира по теннису. Но нет, в решительный момент фашистская хунта пришла на помощь своим друзьям из Южной Африки, заявив устами своего верного прислужника, президента чилийской теннисной федерации, что не видит признаков расовой сегрегации в спорте ЮАР. Ранее только клика Пиночета и их единомышленники в Парагвае дали согласие на турне расистской команды ватерполистов из ЮАР в своих странах.

Так же тепло встречали спортивных послов расистского режима и в Уругвае, куда, в частности, направилась за границу впервые с 1974 года известная нам сборная белых регбистов «Спрингбокс». Агентство Рейтер, которое передало это сообщение в октябре 1980 года, добавило, что «южноафриканские спортивные власти отказались сообщить подробности своего турне, опасаясь, видимо, демонстраций против апартеида». Наивное, право, предположение! Как писала по этому поводу французская «Юманите», «Стресснер, Пиночет и другие диктаторы, которых собирается посетить «Спрингбокс», сами позаботятся о безопасности своих гостей. Ведь этот визит носит чисто политический характер, ибо регби практически не существует ни в Чили, ни в Парагвае, ни в Уругвае».

И еще одно символическое совпадение. В 1981 году, когда госдепартамент США выдвинул абсурдную версию причастности демократических сил, поддерживающих национально-освободительные движения в странах «третьего мира», к международному терроризму, южноафриканские командос совершили новое злодеяние, напав на населенный пункт в 30 километрах от столицы Мозамбика Мапуту. И в это же примерно время в Кейптауне было объявлено, что «газели» - «Спрингбокс» - приглашены совершить турне по Соединенным Штатам. Оно было широко разрекламировано в Южной Африке как свидетельство поддержки режима Претории, регулярно совершающего террористические акты против Анголы и Мозамбика.

Стремление южноафриканских властей продемонстрировать живучесть, развитие, существование «де факто» международных контактов со спортом расистского меньшинства, несмотря на растущие протесты общественного мнения и запреты ряда правительств на встречи с командами из ЮАР, порой облекается в такие формы, что в них трудно было бы поверить, если бы не факты. Эти контакты ставят перед собой цель показать, что у Претории в капиталистическом мире достаточно друзей, готовых любой ценой поддержать ее политику в спорте. Приведу в пример несколько сообщений агентств и прессы. Некоторым из них вполне подошел бы гриф «секретно» или даже «совершенно секретно».

Ассошиэйтед Пресс из Лондона: «Сборная Южной Африки по игре в сквош вскоре начнет свое турне по Великобритании. Где оно будет проходить - неизвестно. Организаторы держат в полном секрете место и время предполагаемых встреч с южноафриканцами из-за возможных демонстраций против апартеида. Засекречен также отель в Лондоне, где они должны остановиться».

Газета «Морнинг стар», Лондон: «Лейборист Нил Киннок заявил протест министру спорта Великобритании Деннису Хауэллу в связи с готовящимся в обстановке строгой секретности турне команды федерации травяного хоккея Уэлса в ЮАР, которое предпринимается в ответ на такое же секретное турне южноафриканцев на Британских островах. Федерация, по словам Киннока, не опубликовала имена игроков и держит в секрете дату предполагаемого отъезда. Лейборист Киннок указал на то, что встречи с расистскими командами ЮАР сурово осуждаются большей частью общественного мнения Великобритании, и призвал министра принять соответствующие меры».

Агентство Франс Пресс из Буэнос-Айреса: «Где-то в окрестностях аргентинской столицы состоялся матч между регбистами южноафриканского университета Стелебосх и аргентинской командой. Игра проходила в условиях полной секретности, при «закрытых дверях», чтобы не вызвать ненужных демонстраций или резкой реакции правительственных инстанций Аргентины, которые категорически возражают против встреч с клубами и командами из Южной Африки, составленными по расистскому принципу. До этого университетские регбисты из ЮАР посетили Чили, Уругвай и Парагвай, чтобы отблагодарить таким образом эти страны за поддержку ЮАР в Международном олимпийском комитете».

СЕРДЦЕ НА УЛИЦЕ РЕГБИ

…Они рыщут по городам и весям. Высматривают. Берут на заметку. Грозят. Убивают. Орудуют даже за пределами своей страны, вопреки законам суверенных государств, где они разворачивают оперативную деятельность профессиональных шпионов и карателей. В конце 1971 года, объявленного, как известно, по инициативе Организации Объединенных Наций годом борьбы против апартеида, английские газеты ошеломили своих читателей сенсационной новостью: агенты Южно-Африканской Республики наводнили страну; они установили слежку буквально за всеми организациями и частными лицами, известными действенным участием в борьбе против расизма ЮАР. Агенты южноафриканской службы безопасности БОСС (теперь ДОНС) и контрразведки (один из них прикрывался корреспондентской карточкой репортера крупной английской газеты) шантажировали некоторых демократически настроенных деятелей и покушались на их жизнь. С преступной акцией южноафриканских агентов и террористов английская пресса связывала исчезновение нескольких борцов против апартеида, трупы которых впоследствии были обнаружены. В Англии, правительство которой, как уже подчеркивалось, отнюдь не чурается контактов с расистским режимом, прогрессивное общественное мнение, однако, упорно сопротивляется политике наведения мостов с ЮАР. Студенческие, профсоюзные, общественные организации, представители различных церквей выступают против каких-либо связей в спорте с Южной Африкой.

Именно против них, чей протест привел тогда к очередному провалу турне по Англии белой команды регбистов «Спрингбокс» и к отмене вояжа английских игроков крикета в ЮАР, была направлена нелегальная деятельность специализированных служб Претории. Так, нападая, защищается человеконенавистнический режим.

Надо ли повторять, что сама природа апартеида в принципе предопределяет агрессивность и врожденную склонность силой отстаивать установленные им догмы и профашистские порядки.

…Мы говорим об этом с высоким африканцем в «Боинге-737», который взял курс из Найроби на Антананариву. Мой собеседник летит в столицу Мадагаскара как представитель одной из организаций южноафриканских патриотов АНК - борцов против апартеида. Он назвал свое имя. Только не для печати. Слегка усмехнулся: «Осторожность для нас крайне необходима иногда…» Потом добавил: «Если говорить о спорте, то без риска впасть в преувеличение можно утверждать, что распространение гуманистических идей, которые изначально несет в себе спорт, в наше время стало одной из главных сил в борьбе против расовой дискриминации. Эта борьба занимает свое - и немалое - место на фронте колоссального сражения мировоззрений, идеологических битв, борьбы прогресса против мракобесия. Здесь огромную роль призваны сыграть молодежные и студенческие спортивные организации. Последние события подтверждают это. Но необходимо мужество, спрос на мужество в наше время вновь необычайно возрос. Нужно мужественное сердце…»

И я вспомнил «сердце»; одно такое «сердце», благородное, чистое, вобравшее в себя волю и мужество тысяч молодых людей, бьется в Новой Зеландии, в городе Крайстчерче, на Регби-стрит 101. Оно, это сердце, которое я сознательно не взял в кавычки в названии этой главы, имело непосредственное отношение к разговору над Мозамбикским проливом. На вывеске у входа в здание, где расположилась эта организация, снискавшая в последние годы широкую популярность в кругах борцов против расизма, надпись: «За прекращение всех расистских спортивных турне». Аббревиатура по первым буквам образует английское слово «харт». Это значит «сердце». Потому и эмблема ее - знакомое, наверно, с детства каждому изображение сердца, равно поделенного на темную и белую доли.

Созданная в 1971 году ХАРТ уже в 1974 году добилась крупного успеха - отмены турне «Спрингбокс» в Новую Зеландию.

Чтобы представить себе истинную цену того вклада, который внесла ХАРТ в борьбу против апартеида в спорте, и силу ее противника, достаточно вспомнить о том, что регби является популярнейшей игрой в Новой Зеландии и занимает значительное место в программе внешнеполитических контактов и внутренней жизни ЮАР и Новой Зеландии.

Студенты из ХАРТ энергично взялись за дело.

Митинги, демонстрации в университетах, на улицах в Веллингтоне и Крайстчерче, в других городах, сбор подписей, петиции в парламент, письма премьер-министру Норману Кирку, возглавившему пришедшее к власти правительство лейбористов, - все это с необычайной активностью и последовательностью было организовано ХАРТ. Ее президент Трейвер Ричардс обнародовал программу действий, которая включала также бойкот всех отелей, коммерческих предприятий и администраций, связанных с организацией турне «Спрингбокс», пикетирование матчей, сбор специального фонда в размере 50 тысяч новозеландских долларов… Всколыхнулась вся страна. Дискуссии вспыхивали повсюду: за столиками кафе, в клубах, на скамьях парламента.

«Пусть знает каждый, что если турне начнется, то власти будут вынуждены взять под стражу почти все население Новой Зеландии в течение 24 часов в сутки и в продолжение семи дней, запланированных для «Спрингбокс», - заявил Т. Ричардс. Волнения по поводу турне перекинулись в соседнюю Австралию, где активность ХАРТ и других организаций, выступающих против апартеида, нашла поддержку даже в высоких правительственных сферах. В свою очередь, представитель Организации африканского единства недвусмысленно дал понять, что страны свободной Африки не примут приглашение на игры Содружества, которые было поручено провести новозеландскому городу Крайстчерчу в 1974 году…

Новозеландский союз регби, связанный многосторонними торговыми, экономическими и финансовыми интересами с юаровской администрацией, продолжал сопротивляться растущему натиску общественного мнения страны. И тогда премьер-министр Норман Кирк твердо заявил, что если союз регби не намерен отменить приглашения, то он как глава правительства, действуя в интересах гуманности и справедливости, не намерен санкционировать выдачу въездных виз южноафриканским «газелям».

Турне не состоялось.

Так ХАРТ доказала, что решительные действия противников апартеида, поддержанные молодежными и студенческими организациями других стран, в состоянии сорвать замыслы расистов. Этот успех новозеландских студентов лишь один из эпизодов борьбы, которая идет во всем мире за искоренение расизма, за торжество справедливости и человечности в спорте.

Мне хотелось бы упомянуть также и о некоторых других организациях на Западе, включившихся в активную борьбу против контактов с расистами. Это объединение, носящее сходное с новозеландским «сердцем» название - САРТ, да и расшифровывается оно почти так же. Возглавляет его английский писатель, автор книги «Не играйте с апартеидом» Питер Хейн. Там же, на Британских островах действует и «Международный атлетический клуб», возглавляемый Джимом Оккетом, легкоатлетом международного класса. Его поддерживают такие спортсмены, как чемпион Московской олимпиады десятиборец Дейли Томпсон, участница британской олимпийской команды Игр 1980 года Тесса Сандерссон, Уэнди Кларк, Астон Мур, Эйнскли Беннет и многие другие известные атлеты.

Несколько лет назад в Соединенных Штатах было создано новое объединение, объявившее «войну апартеиду». В него вошли 11 общественных организаций, представители различных демократических течений, деятели культуры, науки, борцы за равные гражданские права для негритянского населения США, представители различных церквей. Это объединение называется «Американский координационный комитет за равенство в спорте и в обществе» (АККЕСС). Его цель - добиться полного разрыва спортивных контактов США с расистской ЮАР. Я назвал здесь лишь наиболее заметные общественные организации среди многих других, образующих широкий фронт движения против апартеида.

«КОМАНДОС» ИЗ ЮАР С МИНОЙ В ФОРМЕ «ДЫНИ»

«Можно с уверенностью сказать, что еще до своего открытия Олимпиада-80 уже служит делу разрядки международной напряженности и укреплению мира на земле. Вместе с тем надо отметить, что у Олимпиады-80 за рубежом есть не только друзья, но и противники, которые пытаются использовать это спортивное мероприятие для распространения лжи и клеветы о нашей стране для обострения политической обстановки в мире. Однако их происки повсеместно получают должный отпор прогрессивной общественности. В декабре 1979 года делегация Оргкомитета приняла участие в работе IX Генеральной ассамблеи Высшего совета спорта Африки, проходившей в Камеруне. Ассамблея, на которой были представлены 44 страны Африки, в своих резолюциях высоко оценила ход подготовки к Играм XXII Олимпиады, солидарность советских организаций с африканскими странами в борьбе против апартеида и расизма, призвала к участию в Олимпиаде-80, решительно осудила реакционные круги Великобритании за провокационные спортивные контакты с расистами из ЮАР».

(Председатель Оргкомитета «Олимпиада-80», заместитель Председателя Совета Министров СССР И. Новиков. «Правда», 3 января 1980 года).

«Крестовый поход» против Олимпийских игр 1980 года в Москве, объявленный тогдашней администрацией Белого дома во главе с президентом США Дж. Картером, был задуман как часть широкой программы реакционных кругов Запада с целью приостановить или даже прервать процесс разрядки международной напряженности в мире в угоду сторонникам возрождения в международных отношениях климата «холодной войны» и конфронтации как принципа межгосударственных отношений. Эта программа была задумана и направлялась военно-промышленным комплексом США и его союзниками на Западе при содействии всех реакционных сил, образующих антикоммунистический фронт. Известно, что попытки организовать бойкот Олимпиады-80 с треском провалились, принеся разочарование их инициаторам, которым с самого начала «была не по душе» идея проведения олимпиады в столице первого в мире социалистического государства, идея, которой они с различной долей успеха противостояли в течение ряда лет. Империалистические, антикоммунистические круги Запада не без оснований опасались того, что, вопреки клеветнической кампании против Советского Союза, других социалистических стран, Игры в Москве донесут до участников олимпийских соревнований, многомиллионных телезрителей во всем мире правду о Советской стране, о ее спортивном движении, о жизни ее людей.

Примечательно, что они еще до объявленного Белым домом намерения бойкотировать Олимпиаду-80 уже запланировали широкую спортивно-политическую акцию. Смысл ее сводился к тому, чтобы с помощью реакционных спортивных организаций западных стран попытаться вбить клин между Олимпиадой в Москве и развивающимися странами, прежде всего африканским спортивным движением. Для этого надо было создать модель ситуации, возникшей накануне Олимпийских игр в Монреале, то есть организовать спортивные контакты с расистами из ЮАР, вызвать возмущение независимых стран свободной Африки и тем самым спровоцировать их на отказ от участия в Московской олимпиаде.

Вспомним, что перед стартом Игр 1976 года состоялось турне регбийской команды «Олл блэкс» из Новой Зеландии в ЮАР, несмотря на протесты африканских стран, их предупреждения о серьезных последствиях контактов с расистскими организациями Южной Африки. Однако новозеландское правительство не захотело «вмешиваться» в дела своего союза регби, что фактически выглядело поощрением спортивных связей с ЮАР. В знак протеста против такой позиции правительства Новой Зеландии африканские страны отказались от участия в Монреальской олимпиаде.

И на этот раз авторы провокационной затеи не стали затруднять себя в выборе оружия, оно осталось все тем же - «дыней» (как называют овальный мяч для игры в регби), «дыней», призванной сыграть роль мины в руках «спортивных командос» из ЮАР. Вновь регбистам расистского государства отводилась роль подрывников Олимпийских игр в Москве.

Сначала десант высадила «Барбарианс» (так красноречиво - «Варвары» - именует себя эта команда регбистов из ЮАР), выступавшая в Англии при усиленном кордоне полиции. Она защищала визитеров от беспрерывных демонстраций протеста, прокатившихся по Британским островам. Это мощное движение было организовано различными ассоциациями по борьбе против апартеида и спортивных контактов с расистами.

Затем сборная регбистов южноафриканской провинции Трансвааль собиралась провести ряд матчей во Франции; при этом особые надежды расисты возлагали на поддержку убежденного союзника ЮАР и антикоммуниста, президента Французской федерации регби Альбера Феррасса. Когда его спросили, откажется ли руководимая им федерация от приглашения регбистов Трансвааля, за которыми должна была последовать главная ударная сила - известные нам «Спрингбокс», Феррасс не задумываясь ответил: «Ни в коем случае. Это касается только нас, тем более что мы вообще против Олимпийских игр». Но к страшному разочарованию адвоката и пособника расистов Ферраса и всех вдохновителей наступления на Олимпиаду-80 с «дыней» наперевес, во Франции им вообще сильно не повезло. Турне команды Трансвааля не состоялось, так как мэры четырех городов Франции, где намеревались гастролировать расисты, отказались принимать их у себя. Что же касается пресловутых «Спрингбокс», то французское правительство, проявив в данном случае осмотрительность и трезвость в оценке возможной ситуации, поставило барьер перед «прыгающими газелями», запретив им въезд в страну, чем объективно содействовало интересам международного и олимпийского спорта. Позиция правительства Франции в этом вопросе была с удовлетворением воспринята в международных спортивных кругах, активно выступавших за участие в Московской олимпиаде. Зато прямо противоположной точки зрения придерживались консерваторы в Лондоне, что в общем было не удивительно, если учесть, с какой готовностью кабинет Маргарет Тэтчер следовал в форватере политики Белого дома и поддерживал любые его демарши, направленные на обострение международной обстановки, и в частности на подрыв Олимпиады-80 в Москве. Ведь в антиолимпийской регбийной обойме был и еще один заряд - турне английского клуба «Бритиш лайонс» в Южную Африку, которое планировалось на май - июнь 1980 года.

Как сообщала английская пресса, лидеры семи ассоциаций по олимпийским видам спорта Великобритании обратились к союзам регби страны с призывом отказаться от поездки в ЮАР. С аналогичным заявлением выступил и президент Британских олимпийских ассоциаций Д. Фоллоуз. Специальное письмо направил британскому премьеру генеральный секретарь Высшего совета спорта Африки Ламин Ба, в котором предлагал воздержаться от турне «Бритиш лайонс» в страну апартеида. Однако «железная леди» устами своего официального представителя заявила, что правительство тори далеко от каких-либо акций, направленных на отмену поездки «Британских львов» в Южную Африку. И все-таки турне пришлось отсрочить: оно состоялось, но уже после окончания Олимпийских игр в Москве. «Спортивным командос» из ЮАР не удалось на этот раз осуществить тщательно продуманную диверсию с миной в форме «дыни». Как не удалась и беспрецедентная атака на Олимпиаду бывшего хозяина Белого дома, отказавшегося от курса на разрядку в обмен на сомнительные лавры трубадура конфронтации, поющего непопулярные песни из-за брустверов «холодной войны». Когда на лужайке перед Белым домом Дж. Картер вручал отлученным от Олимпиады американским спортсменам уникальные в своей оскорбительной нелепости медали, то изображенный на них «колокол свободы» без особого напряжения фантазии ассоциировался с погребальным звоном по его провалившимся надеждам на бойкот. Он потерпел фиаско по всем статьям. Ни одна из целей, которые ставили перед администрацией Картера его союзники по НАТО и подручные из ЮАР, не была достигнута. Сорвать проведение Игр в социалистической стране с целью дискредитации советского строя не удалось. Вбить клин между СССР и развивающимися странами Африки - также не вышло: их участие в Олимпиаде было рекордным за всю олимпийскую историю.

Юаровские «командос» в спортивной форме отступили, но на заранее подготовленные позиции. С их стороны всегда можно ожидать новых провокационных акций.

Что же касается отношений со спортом независимой Африки после Игр в Москве, то вот мнение одного весьма компетентного в этом вопросе человека.

СЭМ РАМСАМИ: «РИСК И ОПАСНОСТЬ НЕСТРАШНЫ БОЙЦУ»

Обманчива внешность. Первое впечатление редко, пожалуй, совпадает с теми представлениями о людях, которых знаешь только заочно.

Небольшого роста, но, как говорится, ладно скроенный человек, моложавый на вид, с улыбкой, свойственной некоторым интеллигентам мягкого характера, приветливо встретил меня в номере гостиницы «Космос» в один из финишных дней Игр XXII Олимпиады в Москве. Любезен, корректен, выражается просто и ясно, приводить точные факты - привычка, выработанная в выступлениях на сотнях митингов, конференций, семинаров, встречах с журналистами. Во всем, однако, естественность, раскованность, искренность. Да, таков он внешне, Сэм Рамсами, председатель Нерасового олимпийского комитета Южной Африки (САНРОК), проявивший себя человеком завидной стойкости, незаурядного мужества и принципиальности. Человек, который посвятил свою жизнь борьбе за равенство людей, независимо от цвета кожи, борьбе против расовой дискриминации в спорте Южной Африки, на своей родине. Сэм Рамсами, возглавляющий организацию, которая идет в авангарде борьбы против апартеида в спорте, так говорит о своей деятельности и о себе: «Я знаю, что некоторые угрозы против нас могут осуществиться. Но, - он улыбнулся, - скажу, может быть, несколько торжественно: «Риск и опасность не страшны настоящему бойцу».

Я попросил его рассказать о себе.

- Родился в Южной Африке 42 года назад. Нет нужды пересказывать все, что я вынес за годы детства и юношества: это судьба любого коренного жителя ЮАР с черной кожей. Унижения, оскорбления, ежедневная опасность подвергнуться аресту неизвестно даже за что. Но это всегда известно полицейским и чиновникам министерства внутренних дел, наизусть вызубрившим бесчисленные акты об ограничениях в жизни, быту и поведении черных и «цветных» жителей Южной Африки. Мне повезло. В 1966 году я смог стать студентом в одном из английских колледжей и получил паспорт. Он позволил мне потом, после нелегального выезда из ЮАР, остаться в Англии. Словом, я политический эмигрант. До этого у себя на родине моим главным оружием в борьбе против апартеида было перо журналиста. Работал в газете «Лидер», писал на спортивные темы применительно к социально-политическому контексту южноафриканской действительности. Смею думать, что в спорте, в его проблемах, как в чисто специфических, так и в социальных, достаточно компетентен. Вот и все, пожалуй, о себе. Остальное целиком связано с деятельностью САНРОК, резиденция которого расположена в Лондоне, па Сеймур-стрит, 28.

- Не могли бы вы рассказать об этом несколько подробнее?

- САНРОК был основан в 1962 году рядом прогрессивных деятелей-африканцев, белых и так называемых «цветных» в ЮАР в Дурбане при активной роли известного борца против апартеида в спорте, в прошлом активного атлета, Денниса Брутуса. Образно говоря, белое правящее меньшинство ЮАР посадило спорт для африканцев и «цветных» на прочную цепь тех конур, которые почему-то именуются человеческим жильем, и в буквальном смысле загнало его на пустыри. При этом, заметьте, южноафриканское правительство и рупоры его министерства спорта как вчера, так и сегодня утверждают, будто в этой стране расовой дискриминации и изощренной системы сегрегации не существует законов, запрещающих смешанный спорт. Замечу, кстати, что в их измышлениях, проще говоря, грубой лжи и казуистики-то никакой нет. Просто существуют в соответствии с многочисленными законоположениями запреты для черных и «цветных» быть членами общества белых, вступать в их клубы, спортивные и неспортивные, сидеть вместе на трибунах, пользоваться теми же стадионами и так далее. Этим все сказано, но мы еще, видимо, вернемся к затронутой проблеме, в которой появились нюансы. Они требуют специального комментария.

- По словам Питера Хейна, которого вы, разумеется, знаете по совместным выступлениям в движении против апартеида, одного из молодых лидеров либералов, трудно найти на Западе более эффективно действующую группу, чем САНРОК. Как вы прокомментировали бы слова Хейна?

- Мне как председателю САНРОК необходимо прежде всего критически и самокритически оценивать эту деятельность. Сделать предстоит еще очень многое, а именно добиться полной изоляции расистской ЮАР на международной спортивной арене. Однако мы вправе гордиться причастностью к успехам борьбы против апартеида в спорте. К ним я отношу прежде всего исключение ЮАР из олимпийского движения, большинства крупнейших международных спортивных объединений, таких, как международные федерации легкой атлетики, плавания, бокса, баскетбола, футбола. Словом, большинства федераций.

- Но почему же до сих пор не следуют олимпийским принципам, если уж не говорить просто о спортивной этике и нормальной человеческой морали, международные федерации по таким олимпийским видам спорта, как академическая гребля, современное пятиборье, конный спорт, фехтование, хоккей на траве, гимнастика, стрелковый спорт, парусный спорт, стрельба из лука, конькобежный спорт? Это же настоящий очаг расизма в современном международном движении! Я уже не говорю о том, что расисты продолжают оставаться членами таких, без преувеличения, могущественных в экономическом плане объединений, как Международная федерация тенниса, союз регби и крикета в Англии, Шотландии, Уэлсе, Ирландии, Франции, Новой Зеландии, Австралии. Почему подобное положение, на ваш взгляд, сохраняется вопреки постоянным упорным усилиям представителей спорта на международной арене Советского Союза, других социалистических стран, независимых африканских государств, прогрессивных организаций на Западе?

- Только благодаря многосторонним экономическим, военным, а стало быть и политическим и идеологическим связям транснациональных западных монополий с правителями ЮАР. Назову наиболее известных спонсоров, заинтересованных в сохранении апартеида.

«Дженерал моторс» дает деньги на проведение соревнований и предоставляет льготные условия для белых спортсменов и не белых в раздельных, подчеркиваю - в раздельных, состязаниях по легкой атлетике, вело- и мотоспорту, боулингу, конных скачках. «Бритиш петролиум» - на футбольные турниры. «Тоталь петрол» - на мотоспорт. А ведь это все - нефть, заметьте, так необходимая высокоразвитой промышленности ЮАР. «Пежо-Ситроен» ассигнует теннисные турниры. Как видите, большинство названных видов спорта: скачки, мотоспорт, теннис, боулинг - привилегия белого меньшинства.

А откуда берутся «базуки», автоматы «шмайсеры», истребители «Мираж», применяемые юаровской военщиной в бандитских рейдах на территории Анголы, Мозамбика, Замбии, Зимбабве? Разве не из США, ФРГ, Израиля, покупающего оружие не только для агрессии против арабских стран, но и специально для перепродажи его юаровским карателям?

Позиция этих кругов оказывает непосредственное влияние на ряд правительств капиталистического Запада, которые тщетно пытаются скрыть оказываемую Южной Африке поддержку по различным каналам, в том числе посредством спортивных контактов. А ведь они, как это широко известно, всегда рассматривались правителями ЮАР как средство далеко не последней важности в политике признания «де факто», поскольку юридически их режим не признается ни одной авторитетной международной организацией, начиная с ООН и ЮНЕСКО.

Цель САНРОК - разоблачать эти связи. Мы, как мне кажется, действительно развернули эффективную деятельность: посылаем делегации на международные конференции, обсуждающие проблемы международных отношений; организуем демонстрации против контактов со спортом южноафриканских расистов; нас поддерживают молодежные, общественные организации, ряд видных политических деятелей, влиятельные представители различных церквей, студенческие лидеры. Разумеется, одну из видных ролей в движении против апартеида в спорте играют сами атлеты. В Англии, например, в их число входят Дейли Томпсон, ставший в Москве олимпийским чемпионом в десятиборье, копьеметательница Тесса Сэндерсон, также выступавшая в вашей столице, и многие другие маститые спортсмены. Они проявили подлинно спортивный дух своим участием в Играх XXII Олимпиады, наперекор давлению со стороны правительства и призывам премьер-министра Маргарет Тэтчер.

Я сказал, что доля нашего участия в успехах, одержанных в разоблачении и искоренении апартеида в спорте, безусловно, есть. Но вот главное: борьба против апартеида в спорте ЮАР и бывшей Родезии никогда бы не увенчалась таким успехом, если бы не постоянные упорные усилия, принципиальная позиция советских представителей в МОК и международных федерациях. Их роль - решающая при поддержке страны независимой Африки. Народ моей родины, все, кто живет на территории нынешней ЮАР и оккупированной расистами Намибии, коренные негритянские племена, «цветные», индийцы, белые граждане, не зараженные вирусом расовой нетерпимости, никогда не забудут помощи и поддержки советских людей в нашей битве, требующей тяжких и неисчислимых жертв, за создание в Южной Африке общества и государства расового равенства и социальной справедливости.

- Насколько мне известно, ваша деятельность в Англии сопряжена не только с обычными трудностями организационного порядка, но и с личным риском.

- Помните, в октябре 1979 года на Британские острова прибыла команда регбистов «Барбарианс» («Варвары», о которых я уже писал выше. - Прим. авт.). Они включили в состав команды несколько чернокожих игроков, имитируя таким образом так называемый новый межрасовый спорт в ЮАР. Обычная грубая подделка: таких нестойких или заблуждающихся спортсменов обманывают, часто просто подкупают. Турне «Барбарианс» провалилось: зрителей на стадионах было раз в десять меньше, чем обычно на больших матчах по регби, спорту, который на Британских островах по шкале популярности идет на втором месте после футбола. Члены САНРОК и я лично, разумеется, присутствовали в рядах демонстрантов, требовавших, чтобы спортивные послы Претории убрались восвояси. Мне и раньше грозили, слали письма с требованием оставить пост председателя САНРОК, анонимные звонки по телефону будили ночью… Все те же угрозы. После визита «Варваров» авторы этой провокационной возни организовали нападение на дом, где я живу, подожгли его, разгромили квартиру. По счастью, меня тогда не было. Я знаю, что когда-нибудь эти молодчики, вербуемые охранкой Претории, вместе с неофашистами в самой Англии доберутся-таки до меня и моих товарищей. Конечно же, мы проявляем бдительность. Но я убежден также, что, пока есть время, что отпущено мне, я обязан продолжать наше дело. Оно стоит того. Себя считаю одним из рядовых бойцов за расовую справедливость в спорте, а значит, и в жизни Южной Африки вообще. Ведь конец апартеида на стадионах - это конец расовой дискриминации в других областях жизни. Связь здесь органическая.

- Премьер ЮАР Питер Бота некоторое время назад выступил с «сенсационным» заявлением по поводу проекта послаблений в области смешанных браков, а также с очередным обещанием прогресса в создании системы межрасового, или смешанного, спорта. Что вы об этом думаете?

- Некоторые политики - представители националистической партии в ЮАР и ее союзники за рубежом поначалу шумно, будто новую кинозвезду, рекламировали Боту, сменившего Форстера па посту премьер-министра, сулили общественному мнению перемены в политике апартеида, которые будут связаны с его именем. Как известно, ничего подобного не произошло. Трюк, разумеется, не нов: выступить с «р-р-революционными» заявлениями, чтобы создать видимость собственной личности, будто бы прогрессивной, пекущейся, так сказать, о благе коренного населения, взбудоражить общественное мнение, может быть, вселить надежду в легковерных. Но все это только для того, чтобы сознательно натолкнуться на отказ, на запланированный отказ. Вот, мол, я-то хороший, а они… националистическая правящая партия, парламент, правительство не хотят, узко мыслят, консерваторы. Спекулятивное заявление Питера Боты о смягчении законов, регулирующих браки, - пустой звук, если говорить хотя бы только о белом населении. Ведь известно, что правители ЮАР считают эту страну «последним бастионом белого человека в Африке». Как же они смогут тогда сохранить в чистоте белую расу, защищающую этот «бастион»? Теперь - о переменах в спорте. Некоторое время назад «Джуиш гилд кантри клаб» («Еврейский гильдийский клуб», один из наиболее закрытых по расовому принципу спортивных клубов Южной Африки. - Прим. авт.) объявил о том, что, дескать, двери его будут вскоре открыты представителям всех рас. Беспрецедентный случай? Да. Но, во-первых, надо еще, чтобы это решение было воплощено в статье устава. Во-вторых, достаточно только послушать, что говорит его президент Лайонел Старкович. К словам «доступ в клуб открыт для всех без различия расы, цвета кожи или вероисповедания» он добавил: «Мы примем всех, кто сможет платить членские взносы и будет соответствовать стандартам, установленным для членов клуба». Можете себе представить, каковы же размеры этих членских взносов, если я скажу, что он основан людьми весьма состоятельными, чтобы не сказать больше. Стало быть, в «открытую дверь» смогли бы протиснуться лишь единицы из числа южноафриканцев азиатского, скажем, происхождения. А это опять-таки исключено для исповедующих ислам или буддистов. О черных соотечественниках я даже не говорю: это им не по карману. Для большинства - лишь себя и семью прокормить бы и попытаться дать какое-нибудь образование детям. Поэтому и слова Старковича - часть все той же правительственной программы - пускание пыли в глаза. Они начищают витрину преступного апартеида. Прежде всего - для зарубежного общественного мнения.

Затем президент «Джуиш гилд клаб» упомянул о неких «стандартах». Если и существует понятие так называемого гильдийского, цехового социализма, то, поверьте, члены клуба Старковича так же далеки от любых идей, хоть в чем-нибудь идущих вразрез с «политикой лаагера». Так же далеки, как «Космос», где мы с вами сейчас беседуем, от резиденции этого клуба.

Какие же стандарты имеет в виду президент клуба? Рост, вес, цвет глаз или волос, может быть? Или стандарты сионистских догм? Скорее всего заявление Старковича давало понять, что только благонамеренные южноафриканцы, чье благонадежное, регламентированное социальное поведение, по понятиям власть предержащих, не внушает опасения. Некоторых таких «цветных» или черных южноафриканцев стремятся склонить к коллаборационизму с властями.

Но вернемся к «переменам» в спорте. Действительно, несколько команд из африканских клубов получили возможность играть в белых лигах, группа небелых атлетов смогла вступить в белые спортивные клубы, чернокожих игроков включают в некоторые команды для заграничных турне, где они, грубо говоря, играют роль заложников апартеида. Парламент ЮАР признал, что доля так называемых смешанных клубов составляет лишь 0,0044 процента. Более того, нынешний министр спорта ЮАР Пунт Янсон назвал эти пропагандистские послабления «временными», «вызванными чрезвычайными обстоятельствами», то есть стремлением как-то приукрасить порядки жестокой расовой дискриминации в спорте ЮАР. Особенно должно это подействовать на западного (американского, предположим) обывателя, по расчетам доморощенных юаровских реформаторов. В то же время словесный поток о реформах в ЮАР должен подлить чернил в ручки тех журналистов, которые пишут по заказу патронов газетных монополий. Таких, скажем, как Эрсана во Франции. Те, в свою очередь, связаны с транснациональными компаниями, заинтересованными в деловых и политических связях с ЮАР, с проводниками «имперского курса», пытающимися сдержать, свернуть борьбу еще томящихся под гнетом колониализма народов. Наконец, необходимо хоть как-то пополнить жиденькую папку лицемерных аргументов и подтасованных фактов, которые находят спрос у представителей в международных спортивных объединениях, выступающих с трибун конгрессов федераций, в кулуарах и на сессиях МОК и выполняющих ту же неблагородную задачу адвокатов ЮАР, что и упомянутые обозреватели спортивных и внешнеполитических рубрик западной прессы.

Так что Форстер ли, Бота или еще кто-либо из той же обоймы значения не имеет. А в заключение я вам расскажу некую притчу, слышанную мною еще в далекие годы и до сих пор популярную среди африканцев ЮАР, когда им говорят о смягчении хлыста апартеида.

Один белый хозяин, в услужении у которого был чернокожий, каждый день, как человек культурный, начинал с активной утренней зарядки: он давал своему негру шесть пинков ниже спины и одну пощечину. Однажды рука у него заболела. Тогда хозяину пришлось несколько изменить заведенную привычку. Он дал не шесть, а семь ударов ногой, восполнив таким образом недостающую пощечину. «Ну и как?» - спросил приятель, когда слуга-негр рассказал о переменах в своей жизни. «Ты знаешь, - ответил тот, - скула болит еще со вчерашнего, а вот ниже спины стало еще хуже».

Именно так обстоит дело со всеми «реформами» в ЮАР, если иметь в виду суть. В том числе в спорте. Уступки есть внешние и минимальные, но гайки закручивают все туже.

Но на посулы Претория горазда. Помните, когда в 1975 году в ООН начались дебаты об исключении ЮАР из этой организации, как истово представитель правительства Южной Африки премьер-министр и иже с ним стали уверять мировое общественное мнение, что политика апартеида будет пересмотрена, дайте, мол, полгодика на подготовку к переменам и вы увидите, как у нас все преобразится… Преобразилось! Набеги карателей на границах независимых Анголы и Мозамбика участились, расправы над демонстрантами стали еще свирепее. Напомним только одну из многих. В мае этого года (1980-го. - Прим. авт.) южноафриканские полицейские произвели предупредительные выстрелы и избили дубинками около пятисот «цветных» учащихся близ Йоханнесбурга. Произошло это на футбольном поле одной средней школы. Учащиеся протестовали против ограничений, наложенных законами расовой дискриминации, в области просвещения. Это затрагивает спорт и физическое воспитание непосредственно.

У всего мира в ушах еще звучит эхо выстрелов против демонстрантов пригорода Йоханнесбурга Соуэто и в других городах. Там были школьники, подростки. И Форстер, и Бота, и их подручные министры спорта исправно, со знанием дела служат своим предкам, придавшим образу жизни в ЮАР и даже ее внешнему облику вид «лаагера» как жизненного принципа, концепции межрасовых отношений. Они отлично осведомлены и о том, на кого могут опереться в международных организациях, чтобы круг изоляции расистского режима не замкнулся. Как ни говорите, а это все-таки как-то усложняет жизнь: добывать нефть из Брунея и тайком на норвежских танкерах, например, или на судах под другими флагами привозить ее в Кейптаун, часть сделок совершать скрытно, не афишировать своих экономических связей с США, Англией, ФРГ, Израилем и покупку оружия в этих странах. А в случае полной изоляции, действительно эффективной, подобные вещи вообще были бы крайне затруднены. Вот почему Форстер и Бота вместе с бывшим министром спорта Питом Корнхоофом и нынешним Пунтом Янсоном рассматривают международный спорт и участие в нем как одно из важных средств для прикрытия преступлений апартеида. Но и большинство небелого населения ЮАР подходит к вопросам своей спортивной политики с точки зрения ее пригодности, способности и возможностей для борьбы против расовой сегрегации.

- А как вы оцениваете отношение белых граждан ЮАР, в том числе членов спортивных клубов, к проблеме межрасового спорта?

- Часть их поддерживает наши усилия. Но, как правило, пассивно. Боится репрессий, которые следуют почти немедленно. Белый тренер в Йоханнесбурге в июне 1980 года начал тренировать черных футболистов. Его тут же привлекли к судебной ответственности. Одна команда белых футболистов решила провести матч с чернокожими соперниками. Министерство внутренних дел позволило играть только при условии, что близ этого футбольного поля не будет трибун для зрителей. Сразу же добавлю, что все подобные встречи могут по решению правительства проводиться только на частных спортивных аренах. Все муниципальные стадионы или находящиеся в ведении министерства спорта доступны только белым атлетам. Официально считается, что запрета конституционного характера на межрасовые встречи нет. Но каждый раз нужно получить специальное разрешение или предварительно проконсультироваться с представителем министерства спорта. Допустим, он положительно решает вопрос. Особенно когда в ЮАР находится какая-нибудь международная комиссия по изучению положения в спорте страны. Союзники ЮАР в международных федерациях, их лоббистские группы с великой старательностью чуть ли не ежегодно сколачивают отряды таких исследователей, чтобы убедить их в «реформах». Но после того, как встречи команд разных рас или же коллективов, играющих друг против друга в расово смешанном составе, состоялись, а комиссии покинули страну, «провинившихся» приглашают в суд, что нередко заканчивается тюремным заключением или домашним арестом. В таких случаях министерство спорта хладнокровно заявляет: «Это не наше дело, а министерства внутренних дел». Действительно, ведь в компетенцию этого ведомства расистов входит контроль над соблюдением множества ограничительных законоположений, запрещающих черным или «цветным» находиться в закрытых для них городских зонах в определенное время, и прочее, прочее в том же духе.

Короче говоря, круговая порука, рука руку моет. И все же некоторые успехи, повторяю, мы можем записать в свой актив. Так, сейчас уже около 10 процентов любителей крикета играют в нерасовых клубах - белые, черные, «цветные». Если прогрессивным силам во всем мире удастся добиться полной изоляции ЮАР в международной жизни, то эрозия системы апартеида в спорте (не стоит, конечно, преувеличивать ее интенсивность, скорее даже это лишь обозначившийся процесс) способна перейти и в другие сферы южноафриканского общества. Верю, что так и будет, если правителям Претории не удастся расколоть единство движения за нерасовый спорт и склонить к сотрудничеству с властями часть спортсменов и спортивных руководителей с помощью подачек, посулов, деньги на которые дают воротилы западного бизнеса.

- Как вы относитесь к позиции МОК в отношении ЮАР и ее домогательств о возвращении в олимпийское движение?

- О решающей роли представителей Советского Союза я уже говорил. Когда лорд Килланин сменил поддерживавшего расистов Брэндеджа на посту президента МОК, он последовательно отклонял эти попытки юаровцев и всегда выдвигал в свойственной ему спокойной, иронической манере аргумент, который выразил фразой, не однажды повторенной: «Мы не располагаем никакой достоверной информацией об изменениях в спортивной политике ЮАР».

Новый президент Хуан Антонио Самаранч заявил, что будет последователем курса Килланина. Это обнадеживает. Но нельзя забывать, что маскирующееся расистское лобби по-прежнему существует в МОК. Ведь заседает же на его сессиях престарелый член МОК для ЮАР Хани. Выступал же на сессии МОК 1977 года норвежец Стаубо с предложением «временно восстановить статус Южной Африки в олимпийском движении» все под тем же предлогом изменений и чуть ли не перерождения апартеида. И у них по-прежнему есть союзники.

- Вы были гостем Олимпиады-80. Каковы же ваши наиболее яркие впечатления?

- Охотно поделюсь ими. В превосходной организации Игр я не сомневался и думаю, излишне даже подробно повторять то, в чем все единодушны: пунктуальное расписание соревнований, бесперебойная и четкая работа транспорта, любезное обслуживание, корректная система обеспечения безопасности. Много было занято на Играх в Москве молодежи, студентов. Понравилось их чувство ответственности за порученное дело и квалифицированное исполнение своих обязанностей: гидов-переводчиков, хостесс, официантов, разносчиков информационных бюллетеней, работников почты.

Убежден, что огромное значение Игр в Москве состоит в самом широком в олимпийской истории участии атлетов «черного континента», но особенно делегаций таких стран, пограничных с ЮАР, как Ангола, Мозамбик, Ботсвана, Зимбабве, Лесото. Это не только даст новый импульс развитию спорта в этих недавних колониях, но и прибавит бодрости и оптимизма южноафриканским атлетам, выступающим за равенство в спорте всех рас. Они, конечно, горько сожалеют о том, что вновь не смогли стартовать под флагом с пятью олимпийскими кольцами. Но в целом они все так же стойко выступали за изоляцию расистского режима ЮАР в международном олимпийском спорте и поддерживали усилия организаторов Игр XXII Олимпиады в Москве, с тем чтобы обеспечить широкое участие независимой Африки и других стран в этом всемирном празднике молодежи, стремящейся к миру, взаимопониманию, справедливости и совершенствованию спортивного мастерства.

Как зритель я был изумлен прыжками Вессига из ГДР в высоту и поляка Козакевича с шестом с новыми мировыми рекордами. Как африканец, высоко оценил красивые победы Мируса Ифтера и усилия его товарищей по команде, чтобы обеспечить ему знаменитый затяжной финишный спурт на пять и десять тысяч метров. Ведь, по существу, эфиопские бегуны выступали как бы одной командой в этих забегах! Как человек, неплохо разбирающийся в спорте высших достижений, подлинным героем Игр считаю Виктора Санеева. Его серебряную медаль при трех высших наградах на предыдущих олимпиадах приравниваю к золотой, тем более что, как мне говорили, его советы очень помогли победителю в тройном прыжке, другому советскому олимпийцу, Уудмяэ.

Как житель Англии радовался блестящим победам олимпийских чемпионов Уэллса на стометровке и Томпсона в десятиборье.

Я человек с темным цветом кожи, и мое, пожалуй, наиболее глубокое впечатление вызвано отношением ко мне со стороны совершенно незнакомых людей, хотя языковой барьер и затруднял общение: доброжелательностью милиционеров, объясняющих, как пройти или проехать в нужное мне место; предупредительностью и отличным знанием языка переводчика. Однажды в очень жаркий день какая-то старушка помогла мне справиться с автоматами газированной воды: у меня не оказалось нужной монеты. Моя растроганность вам может показаться пустяком, неумеренной сентиментальностью. Для вас, советских людей, подобная услужливость в порядке вещей. Но я живу в Лондоне. Я благодарен стране, которая приютила меня, политического эмигранта. Но я нахожусь в несколько привилегированном положении. Общаюсь с людьми прогрессивно мыслящими, интеллигентными, образованными, единомышленниками в борьбе против апартеида в спорте или сочувствующими этой борьбе. Но так - вне улицы. Там я превращаюсь в такого же чернокожего, как и тысячи эмигрантов из бывших колоний, приехавших па Британские острова в поисках работы. Основной же их поток в бывшую метрополию был вызван тем, что английские промышленники, фирмы, компании были заинтересованы в 50- 60-е годы в притоке самой дешевой рабочей силы. Теперь, когда Англия переживает затяжной экономический кризис, застой производства, галопирующую инфляцию и связанную с этими явлениями растущую безработицу, иммигрантов с черной или желтой кожей обвиняют во всех бедах. В том, что будто они перехватывают рабочие места, увеличивают незанятость населения, снижают уровень социального обеспечения и так далее. А ведь выполняют иммигранты, как правило, самую грязную работу, оплачиваемую иногда вдвое ниже, чем коренным англичанам; отпуска у них короче, живут они в кварталах, которые белые стремятся покинуть из-за ветхости жилищ, антигигиенических условий в домах. Их считают людьми «второго сорта», на улицах, в общественных местах подвергают оскорблениям. Озлобление английского обывателя против иммигрантов с небелой кожей подогревают радио, телевидение, некоторые газеты, отравляя сознание политически незрелых, нравственно невоспитанных людей. Средства массовой информации прививают таким англичанам мысль, что естественный протест иммигрантов против оскорбительного обращения с ними и отвратительных условий быта и работы, протест, приводящий порой к забастовкам и демонстрациям, вызывается якобы присущей им склонностью к смуте, бунтам, бесчинствам. И это в добропорядочной Англии, которую ее граждане с гордостью именуют «родиной демократии». А ведь по биллю 1948 года любой, кто проживал в стране, входившей в Британское содружество наций (теперь оно именуется просто Содружеством. - Прим. авт.), является британским подданным. Дейли Томпсон - спортсмен выдающийся, олимпийский чемпион. Все британцы, ратовавшие за участие своих спортсменов в Олимпнаде-80, гордятся и восхищаются им. Многие узнают Дейли и на улице по бесчисленным фотографиям, которыми пестрели газеты после Олимпийских игр в Москве, и окажут знаки внимания и уважения. А та же Тесса Сэндерсон, неудачно выступившая в Москве. Узнают ли ее? Словом, положение иммигрантов в Англии - это особая и непростая проблема. Затронул же я этот вопрос именно потому, что нигде не чувствовал себя так легко, просто и свободно, как в Москве, благодаря радушию хозяев, простых людей, у которых понятие о расовом равенстве воспитано с колыбели. Это одно из величайших завоеваний советского образа жизни. Вам, может быть, даже трудно иногда оценить его подлинно огромное значение.

И, наконец, последнее. Будучи одним из многих активистов, ведущих трудный бой против апартеида в спорте, я не мог сдержать своего восторга, когда узнал об одержанной в великолепном стиле победе спортсменок Зимбабве в хоккейном турнире, страны, только что обретшей независимость после долгих лет кровавой борьбы. Страны, только-только вновь принятой в МОК под своим настоящим именем, которое дал ей народ, принесший бесчисленные жертвы во время свободы. Страны, впервые участвовавшей в олимпийских играх и представленной командой, в которой преобладали белые атлеты, а не чернокожие. Этому есть логическое объяснение. Но главное другое. Главное в том, что сборная Зимбабве была отобрана по принципу спортивных, и только спортивных, заслуг, а не по пигменту кожи, как это практикуется в Южной Африке и делалось в бывшей Родезии. Освободительная борьба африканских народов вырвала одно из главных звеньев расизма и апартеида. И то обстоятельство, что дебют олимпийцев Зимбабве состоялся в Москве, знаменательно и символично.

ПРИЗЫВ КО ВСЕМ НАЦИЯМ

Спорт в Южной Африке, как и все остальное, находится в прямой связи с политикой этой страны, которая превратила ее в единственную в своем роде страну в спортивном мире.

Из выступления на Генеральной ассамблее делегата Тринидада и Тобаго Ф. О Абдулаха

Вот уже более двух десятилетий над стадионами мира звучит призыв ко всем нациям: «Прекратить все контакты с режимом расизма в спорте Южно-Африканской Республики!» От Москвы до Дар-эс-Салама, от Дели до Нью-Йорка, от Буэнос-Айреса до Парижа и Веллингтона, от Лондона и до Манилы пролегали политические параллели и меридианы протеста против позорного анахронизма нашего времени - апартеида.

Пробиваясь сквозь частокол лживой и лицемерной фразеологии, анализируя бумаготворчество авторов современных юаровских мифов: Форстера, Коорнхофа, Янсона, Боты, мы убедились в главном: существо сегрегационной политики ЮАР не изменилось ни на йоту, апартеид не уступил своих основных позиций ни на дюйм. Не изменилась и стратегическая цель южноафриканских правителей в области спортивных контактов с внешним миром. Но мнимым признакам перерождения апартеида с готовностью аплодируют буржуазная пресса, адвокаты режима Претории внутри страны и ее союзники в политических и монополистических кругах Запада, связанные порукой взаимных интересов в большом бизнесе.

В разоблачении этих маневров важнейшую роль играет Организация Объединенных Наций, многократно обращавшая внимание мирового общественного мнения на несовместимость политического режима ЮАР с уставом ООН, с хартией МОК, наконец, с элементарными нормами морали. Об этом свидетельствуют принятые ею многочисленные резолюции, с некоторыми из которых хотя бы коротко необходимо ознакомить любителей спорта.

В ноябре 1971 года Генеральная ассамблея Организации Объединенных Наций приняла резолюцию о прекращении каких-либо спортивных связей с Южно-Африканской Республикой.

Резолюция ООН была принята подавляющим большинством в 106 голосов при двух против и семи воздержавшихся. Резолюция - девятая по счету, одобренная ООН в том году по вопросу о пресечении расовой дискриминации в спорте.

В своем обращении ко всем атлетам мира, ко всем странам Генеральная ассамблея ООН подчеркивает, что необходимо отказаться от любых контактов в спорте с Южно-Африканской Республикой. «Только спортивные заслуги могут служить критерием для участия в соревнованиях», - говорится в резолюции.

В октябре 1973 года сессия Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций приняла решение «отклонить полномочия представителя Южной Африки». Это решение отражает все более настоятельные требования прогрессивной общественности сурово осудить режим, который еще раз проиллюстрировал существующие там порядки, организовав зверскую расправу над рабочими-африканцами в Трансваале, боровшимися за свои права.

Центр по борьбе против апартеида при ООН опубликовал в ноябре 1976 года во время открытия в Гаване Международного семинара за искоренение апартеида и в поддержку борьбы народов Южной Африки важный документ. В нем, в частности, говорится о тех огромных усилиях, которые прилагает прогрессивная общественность мира к тому, чтобы разоблачить апартеид, расистские теории по образу гитлеровских наци, приводится хроника событий, свидетельствующих об успехах этой борьбы против расовой дискриминации ЮАР на международной спортивной арене. Но в то же время подчеркивается и другое немаловажное обстоятельство: весь пропагандистский аппарат Претории, его большие финансовые возможности, изворотливость политиканов направлены, как никогда прежде, на обеление политики апартеида в спорте. Известно, что большинство стран независимой Африки, государства социалистического содружества, прогрессивные круги Запада активно проводят бойкот ЮАР на международной арене. Однако не секрет также, что не все страны последовали призыву ООН. Вот почему Генеральная ассамблея вновь единогласно приняла резолюцию, не имевшую, пожалуй, прецедента, а именно: разработать проект международной конвенции против апартеида в спорте.

Важно подчеркнуть, что резолюция Генеральной ассамблеи, этой наиболее представительной и авторитетной организации в современном мире, требует от всех правительств не выдавать визы участникам спортивных состязаний из Южной Африки, если они не представляют спортивные организации, построенные на нерасовых принципах и не признаются специальным комитетом ООН по апартеиду.

Нетрудно понять, что новое решение Генеральной ассамблеи приобрело особый смысл, ибо развитие событий в последнее время показывает, как необходимо, чтобы все заинтересованные лица и организации проявляли принципиальность в вопросе бойкота ЮАР на международной спортивной арене. Именно в то время, когда полицейские в пуленепробиваемых жилетах и с современными «шмайсерами» поливают свинцом демонстрации школьников, студентов, рабочих в пригородах Йоханнесбурга и Порт-Элизабет, когда в оккупированной юаровскими властями Намибии растет движение сопротивления, когда в пригороде Йоханнесбурга рабочие объявляют пятидневную забастовку в знак протеста против зверств, полицейских репрессий, ООН возобновляет свой призыв. Международная федерация плавания (ФИНА) собирается послать (в который раз!) свою комиссию в ЮАР. Спрашивается: зачем? Ведь недавно ФИНА отправляла свою делегацию в страну апартеида, ее заключения привели к выдворению ЮАР из этой федерации.

Все это делается сторонниками ЮАР под предлогом свершившихся будто реформ в спорте Южной Африки. Это опасная и крайне предосудительная политика. Председатель комитета ООН по апартеиду Лесли Гарриман из Нигерии твердо заявил по этому поводу новозеландскому государственному министру Холиоку, в частности, что его страна, поддерживающая спортивные связи с ЮАР, нарушает решения Организации Объединенных Наций и что правительство обязано заставить прислушиваться к мнению ООН все спортивные организации Новой Зеландии.

В мае 1977 года, выступая на состоявшемся в Нью-Йорке заседании специального комитета по подготовке международной конвенции против апартеида в спорте, исполняющий обязанности председателя специального комитета ООН против апартеида, постоянный представитель УССР при ООН В. Н. Мартыненко подчеркнул насущную необходимость покончить с апартеидом в спорте, со всеми формами и проявлениями расовой дискриминации и угнетения.

Приглашенный на заседание председатель Высшего совета спорта в Африке А. Ордиа (Нигерия) заявил, что полная изоляция расистских команд ЮАР является одним из средств борьбы за ликвидацию апартеида в международном спортивном движении. Высший совет спорта в Африке, отметил он, приложит все усилия для того, чтобы «раз и навсегда искоренить апартеид в спорте».

А. Ордиа дал высокую оценку принципиальной позиции Советского Союза и других социалистических стран, последовательно осуждающих любые попытки насаждения апартеида в спорте и твердо отстаивающих олимпийские принципы, отвечающие интересам мира и развития плодотворного сотрудничества между народами.

Разработка конвенции, о которой шла речь, представляющая собой качественно новый шаг ООН в ее стремлении покончить с расизмом в спорте, - на пути к завершению. Так, в феврале 1981 года ТАСС сообщило из Нью-Йорка:

«К ликвидации расовой дискриминации в спорте, как и в любых других областях, призвали участники состоявшегося в штаб-квартире ООН заседания специального комитета по разработке Международной конвенции против апартеида в спорте. Члены комитета рекомендовали группе продолжать активную работу над выработкой текста соответствующей конвенции.

Участники заседания провели выборы руководящих органов комитета. Его председателем стал Эрнест Мейкок (Барбадос)».

В заключение мне хотелось бы подчеркнуть, что по своим приемам, повадкам, привычкам, складу мышления апартеид как система легко выдерживает сравнение с бандитом-рецидивистом.

Об этом надо помнить. Помнить о том, что на постоянную опасность расизма в спорте ежегодно указывают ораторы, выступающие с разных трибун на митингах всех континентов 21 марта - в День борьбы против расовой дискриминации, который отмечается в соответствии с резолюцией Генеральной ассамблеи ООН 1966 года. Надо помнить и о том, что попытки примирить апартеид с гуманистическими идеями олимпиады, несомненно, будут регулярно возобновляться. Следует всегда быть наготове, чтобы парировать атаки расизма на принципы международного сотрудничества, спортивного в частности.

Необходимо, наконец, во всеуслышание потребовать, чтобы все страны, входящие в ООН и проголосовавшие за резолюцию Генеральной ассамблеи ООН № 2775 (XXVI) от 29 ноября 1971 года, выполняли ее и действовали в соответствии с призывом Организации Объединенных Наций: «Прекратить всякие спортивные контакты с апартеидом!» В строгом соблюдении резолюций ООН и благородных принципов, закрепленных в Олимпийской хартии, видят свой долг представители советского спорта.

ГОРОД СВЕРШИВШЕЙСЯ МЕЧТЫ

…Олимпийский огонь не погаснет никогда. Представители 81 страны приехали на Игры XXII Олимпиады в Москву, и это лучшее доказательство великой силы олимпийского движения… Меня потрясла до глубины души та величественная картина национального искусства во время церемонии открытия и поистине спортивный дух борьбы, на редкость напряженной и азартной, на олимпийских аренах, которая открывалась перед зрителями. И я подумал о том, как могут быть счастливы все эти юноши и девушки, которых уже много лет объединяет подлинная дружба независимо от цвета кожи и национальной принадлежности… Это олимпизм, который проник во все поры их жизни.

Луи Гиранду Н'Дье (Берег Слоновой Кости), вице-президент МОК

…Миновало два олимпийских цикла, прежде чем мы вновь увидели талантливых атлетов Африканского континента на аренах грандиозного праздника спортивной молодежи мира. «Именно в Москве, - по мнению французского еженедельника «Юманите диманш», - Олимпийские игры отметили не только высочайшую фазу спортивного мастерства, но и вообще новую веху в развитии человеческих отношений».

Они и стали новым, обнадеживающим этапом в развитии африканского спорта, побив рекорд участия атлетов независимой Африки в истории игр. На Олимпи-аде-80 выступили 22 государства «черного континента». Значение столь массового присутствия свободной Африки на московских олимпийских аренах многообразно. О той весомой роли, которую оно призвано было сыграть в защите и укреплении независимости олимпийского движения, нам уже приходилось говорить на этих страницах. Прямо ли, косвенно, но некоторые ее аспекты затрагивали в беседах со мной гости и участники Московской олимпиады из Африки, когда речь заходила об актуальных проблемах искоренения апартеида и расовой дискриминации в международном спорте, о его значении в жизни молодых государств и в современном мире вообще. Говорили мы, разумеется, и с теми, кто впервые ощутил неповторимую атмосферу олимпийских состязаний, впервые познакомился с обаятельными своим радушием, простотой и симпатичной общительностью москвичами, с теми, кто искренне восхищался смелым новаторством архитектуры, подчеркнутым строгой функциональностью спортивных сооружений столицы Игр, их четкой организацией. С теми, наконец, кто полюбил величавый и приветливый облик Москвы. Москвы… Города свершившейся для многих мечты.

«Одно то, что ты участвовал в Олимпийских играх (не говорю - победил, просто участвовал), запоминается на всю жизнь. Я стартовал как спортсмен или был гостем почти на всех последних играх. Но то, что увидел в Москве, наверное, больше уже никогда не увижу. Церемония открытия, медвежонок, который поднялся над главным стадионом прямо в олимпийское небо в день окончания праздника, зрители, их реакция на то, в какой острой конкуренции рождались победители, - все это было прекрасно» - так говорил мне олимпийский чемпион Мехико в марафоне, почетный гость Оргкомитета «Олимпиада-80», знаменитый эфиопский стайер Маме Волде.

Мне хотелось бы здесь, пусть и коротко об одних, чуть подробнее о других, рассказать о дебютантах. О тех, для кого многое, если не все, было связано со словом «впервые». Рассказать о непреходящей новизне первой удачи, об оптимизме и мужестве тех, кто даже не приблизился к пьедесталу, но почет все-таки обрел. Непредубежденные обозреватели из числа стран, чьи спортивные круги не выдержали политического нажима своих правительств и присоединились к авантюрной попытке американской администрации бойкотировать Олимпиаду-80, даже они признавали, что отличительной, а для нас особенно радующей, особенностью встречи олимпийцев в Москве стало широкое участие в ней стран Азии, Африки, Латинской Америки, сравнительно недавно вступивших на путь самостоятельного развития. Прежде всего это касается стран Африканского континента.

…Листаю блокнот с записями, торопливо набросанными в Олимпийской деревне, и вновь перед глазами амальгама красок и мозаика лиц, незабываемая картина нашей планеты в миниатюре, родным домом которой стал этот зеленый остров нашего города, приютивший посланцев 81 страны пяти континентов. Вспоминаю о ладных невысоких парнях и одном из руководителей делегации героического Вьетнама, принесшего страшные жертвы в борьбе за честь и свободу своего народа, впервые представших в Москве равноправными членами олимпийской семьи. Вспоминаю о Типсамаи Тантапоне из Лаоса, который в день своего первого олимпийского испытания отметил 19-летие, стартовал под номером «1» и которого зрители ждали больше часа после финиша итальянца Маурицио Дамилано (победителя на 20-километровой дистанции спортивной ходьбы), которому и аплодировали с еще большей горячностью и взволнованностью. Ибо я уверен, что никто не решился бы назвать его тогда последним. Парня, который сказал мне: «Я бы соврал, что у меня ни разу не появилось желания сделать шаг, один только шаг за ту черту, которая отделяет олимпийскую трассу от того, что просто называется асфальтом шоссе. Дистанцию шел в первый раз. Но я не забывал о тех, кто прислал меня сюда, доверил мне право впервые выступить на олимпиаде за команду независимого Лаоса».

…Листаю блокнот. Мелькнула и скрылась в толпе искрящаяся смехом 12-летняя девчушка из Никарагуа, самая юная из приехавших в Москву спортсменок (так и хочется сказать - самая маленькая: ребенок же, в сущности!). «У нас в Никарагуа лозунг: «Равняйтесь на передовых!» Значит, и на меня, правда? Я ведь одна из всего пяти человек в делегации, а плаваю быстрее всех в нашей республике. А ведь страшно как было вместе с такими пловчихами выступать! Но старалась изо всех сил. В заплыве я последней стеночки коснулась. Зато плыла вместе с самой Барбарой Краузе, установившей тогда мировой рекорд! Будет о чем рассказать! А люди здесь какие! Симпатичные!» - И скрылась.

О многих бы хотелось рассказать…

Примеров подобного повышенного чувства ответственности перед друзьями по делегации, зрителями, перед национальным флагом, наконец, перед самим собой немало можно было найти в выступлениях представителей тех стран, которые, так же как и Лаос, впервые приняли участие в олимпийских играх, для которых Москва стала стартом в олимпийскую историю. А таких было заметно больше, чем прежде: Ботсвана, Лесото, Ангола, Мозамбик, Замбия, Сейшельские острова, Никарагуа, Вьетнам, Зимбабве…

Но только ли рамками спортивных арен ограничивается значение их участия в Московской олимпиаде? Отнюдь нет. Для большинства стран «третьего мира», и в первую очередь для дебютантов олимпийских игр, оно означает также и утверждение своей государственности, заявку о себе в полный голос как равных и суверенных членов всемирного сообщества.

Эту мысль подчеркнул в беседе со мной такой ответственный деятель Организации африканского единства, как Окаи Коджо, генеральный секретарь ОАЕ: «Что касается меня лично, то должен признаться, что являюсь самым страстным сторонником распространения и укрепления олимпийских идей. По моему глубокому убеждению, они могут служить основой для создания надежного инструмента сотрудничества и укрепления взаимопонимания молодежи разных стран, придерживающихся различных взглядов. Вот почему я считаю, что олимпизм, его дух необходимо сохранить вопреки какому-либо соперничеству в других областях. Мы чрезвычайно удовлетворены тем, что большинство стран - членов ОАЕ, которые воспользовались своим неотъемлемым правом свободного выбора, столь широко представлены на Олимпиаде в Москве. Кроме того, хотел бы подчеркнуть, что для развивающихся стран, тем более для тех, кто впервые участвует в такой масштабной манифестации общественного значения, как олимпийские игры, международные спортивные контакты играют роль стимулятора в укреплении национального единства, в национальном самосознании. Ибо одно дело, когда люди выступают как бы сами за себя, и совсем другое дело, когда они стартуют под национальным флагом своего молодого государства, которое стремится покончить с плачевным явлением трайбализма, то есть преодолеть племенные разногласия, еще достаточно чувствительные, например, в ряде развивающихся стран Африки.

Что же касается проблем африканской женщины, например, то занятия спортом, выступления спортсменок под флагом национальной сборной своей страны также способствуют раскрепощению женщины в африканском обществе.

Я бы хотел сделать некоторое уточнение, или, если хотите, разъяснение. Нередко приходилось слышать, будто свободная Африка, отказавшись участвовать в Играх 1976 года в Монреале, выступила, дескать, в роли инициатора бойкота Олимпийских игр. Однако между бойкотом в Монреале и кампанией, направленной против Игр в Москве, существует принципиальная разница. Африканские страны уехали из Монреаля, выразив таким образом свой протест против политики расовой дискриминации в спорте ЮАР и курса некоторых западных стран на поддержание спортивных контактов с режимом апартеида, осужденным ООН. Совершенно очевидно, что причины, побудившие Африку к этой акции, имели непосредственное отношение к спорту, к олимпийскому движению, были вызваны нарушением олимпийских принципов некоторыми западными странами. Другими словами, бойкот в Монреале носил характер, сугубо связанный с проблемами ликвидации расизма в международном спорте. Совсем иначе обстояло дело перед Играми в Москве, когда инициаторы антиолимпийского похода в качестве предлога для бойкота выбрали чисто политический повод, не имеющий отношения к спорту. Они пытались создать трудности на пути проведения спортивного праздника молодежи мира. Я отрицательно отношусь к этому».

С руководителями спортивной делегации Лесото, страны, со всех сторон окруженной территорией расистской ЮАР, мне удалось встретиться там же, в Олимпийской деревне. Своими впечатлениями об Играх поделились Бенджамин Мокотели, Кета Манассе Раммолели и Чимомбе Кудзаише: «Наше желание развивать спорт в Лесото, познакомиться с достижениями других стран, получить ценный опыт вполне естественно. Вот почему мы с таким удовлетворением встретили приглашение Москвы принять участие в Олимпиаде-80. Мы узнали много нового о Советском Союзе. Особенно мы ценим усилия его руководителей, в том числе спортивных, в борьбе против позорной системы апартеида ЮАР. Единодушны в том, что Москва - чудесный город, который больше всего красит гостеприимство, радушие, готовность хозяев Игр сделать все, чтобы пребывание олимпийцев в советской столице вызывало только приятные воспоминания. Им это удалось на славу. Больше всего нас интересовали соревнования олимпийцев по легкой атлетике, боксу, футболу. Они проходили чрезвычайно напряженно, в бескомпромиссной борьбе и были отмечены высокими результатами. Мы, со своей стороны, весьма довольны тем, что одному из пяти наших соотечественников, которым впервые была доверена честь представлять Лесото на Играх, удалось улучшить национальный рекорд в беге на 1500 метров. Винсент Ракабаэле закончил марафон 35-м. Откровенно говоря, он в состоянии проходить 42-километровую дистанцию и быстрее. Но ведь и закончить ее тоже почетно, когда вокруг тебя такие сильные конкуренты! Но вот что, пожалуй, главное для нас. Здесь, в Москве, мы познакомились со многими коллегами из Африки, а также из стран Азии и Латинской Америки, спортсмены которых готовились под руководством советских специалистов.

Мы услышали много лестных отзывов об их высокой квалификации и умении работать с людьми. Представители Лесото намерены провести переговоры с советскими спортивными деятелями, чтобы выяснить возможность приглашения в нашу страну тренеров из СССР. Авторитет их в Африке уже давно утвердился. Мы думаем, что все участники Игр, как и спортсмены Лесото, должны выразить благодарность советским организаторам за отличные условия на соревнованиях и жизни в Олимпийской деревне, где можно было так хорошо тренироваться, отдыхать, познакомиться с искусством блестящих советских артистов. Мы особенно хотим подчеркнуть, что великолепная культурная программа - одна из главных заслуг хозяев Игр. Она позволила нам познать душу народа, а это значит, и лучше понять далекую от нас страну. Ведь и в этом огромное значение Олимпийских игр».

Несомненно, участие в Играх атлетов стран, делающих только первые шаги на международной арене, придало особую свежесть самой атмосфере Олимпиады. Некоторым дебютантам посчастливилось ощутить и новизну удачи - победы в первом олимпийском турнире. Конечно же, я говорю прежде всего о молодой африканской Республике Зимбабве, вскоре после окончания Игр в Москве принятой в Организацию Объединенных Наций. Авторами подлинной сенсации можно считать хоккеисток Зимбабве, завоевавших олимпийское золото на травяном газоне.

«Такое впечатление, что не они за мячом бегают, а мяч постоянно находит хоккеисток», - сказал об игре африканских спортсменок один советский специалист травяного хоккея. И в самом деле, сборная Зимбабве отличалась не только отменной физической подготовкой, но и быстротой, точностью выполнения технических приемов, акцентированной игрой в пас, умением четко реализовать стандартные положения, использовать всю ширину поля и завидным бойцовским духом. Видимо, травяной хоккей ожидает приятное будущее, если женская сборная сумела продемонстрировать такое мастерство и, я бы сказал, хватку турнирного бойца, несмотря на отсутствие столь необходимого международного опыта.

Вообще говоря, выступления и успех сборной республики Зимбабве примечательны во многих отношениях. Не в последнюю очередь тем, что на примере этой африканской страны мы смогли воочию убедиться в том, какие поистине широкие возможности открываются перед спортом страны, сбросившей с себя смирительную рубашку расистских догм апартеида, которые были навязаны ей правителями бывшей Южной Родезии.

…Снова листаю блокнот, заведенный в Олимпийской деревне. «Встретился с лучшей хоккейной сборной Зимбабве - «главным бомбардиром», молоденькой Патрицией Маккилом, набравшей в женском турнире наибольшее число очков, начисляемых за забитые голы и реализованные штрафные удары. «Поздравляю, завтра последний матч, а с ним, наверное, и первое олимпийское золото Зимбабве». Она смеется: «Я суеверна, как многие спортсмены накануне больших матчей. А вот скажу вам сейчас: мы выиграем завтра у австриек, и это будет самое дорогое для нас золото - олимпийское. Так что поздравления принимаю. Пойдемте, провожу вас в нашу штаб-квартиру. Догоняйте!» - Патриция Миккилом легонько побежала вперед».

Естественно, что на следующий день в разговоре с Марком Манолиосом, белым заместителем чернокожего руководителя делегации Зимбабве Джона Мадзимы, я не мог не коснуться этих вопросов.

- Отныне в нашем спорте расовой проблемы не существует. Прежний режим, при котором наша африканская родина, родина черных и белых, была в течение 15 лет лишена контактов на международной арене, закрывал нашим спортсменам дорогу на олимпийские игры, где не может быть места расовой дискриминации. Отныне члены сборных команд Зимбабве, отбираются по принципу спортивных заслуг. И если большинство членов спортивной делегации Зимбабве - это атлеты с белым цветом кожи, то это означает только то, что прежде они располагали несравненно большими возможностями для совершенствования мастерства. Мы сразу же приняли приглашение участвовать в Московской олимпиаде. Считаем, что никакое политическое вмешательство в спорт неоправданно. Разумеется, мы не рассчитывали на такой успех, и поэтому наша радость поистине безгранична и разделяется в равной мере всеми. Это относится не только к хоккеистам, но также и к пловцу Гай Гуссену, например. Он установил национальный и африканский рекорды на дистанциях 100 метров вольным стилем и 200 метров баттерфляем. Мы относим также в разряд успехов 10-е место в соревнованиях по прыжкам в воду с трамплина Антуанетт Вилленд, которая, по правде сказать, не привыкла выступать в закрытом бассейне. Это дает мне основание надеяться, что перед многонациональным спортом Зимбабве открываются хорошие перспективы теперь, когда с изоляцией на международной арене покончено. Мне приходилось присутствовать в качестве наблюдателя на некоторых предыдущих олимпиадах. Олимпийские арены Москвы, а также Олимпийская деревня не имеют равных себе. Но особенно нас поразил теплый прием, оказанный организаторами и всеми советскими людьми. Нам буквально ни в чем не было отказа. Очень порадовала членов команды Зимбабве и культурная программа. Мы были в Большом театре и в цирке, совершили несколько экскурсий по Москве. Должен сказать, что наше мнение о советской столице и Советском Союзе изменилось в позитивную сторону по сравнению с тем, какое мы могли себе составить раньше, не имея возможности все увидеть своими глазами, судя только по западной прессе.

Присоединившийся к нашей беседе руководитель делегации Джон Мадзима добавил со своей стороны: «Москва - незабываемо прекрасный город. Для нас, зимбабвийцев, черных и белых, это просто редкая удача и счастье - побывать здесь. К тому же мы помним, что СССР всегда был в числе тех стран, которые поддерживали борьбу народа Зимбабве за свою независимость. Теперь мы сможем предпринять определенные усилия и для развития спорта в нашей стране, спорта для всех - без различия цвета кожи. Успех наших представителей в Москве дает к этому дополнительный стимул. Право же, трудно переоценить его значение для укрепления авторитета нашей молодой республики. Золотые медали, что и говорить, подарок редкий. Но главное, что мы вернемся в Зимбабве, как говорится, действительно членами олимпийской семьи. Мы участвовали в Московской олимпиаде.

И еще хочу подчеркнуть, что дружеские отношения в нашей многорасовой сборной республики не только помогают преодолевать предрассудки, которые, конечно же, еще живучи в определенных кругах белого меньшинства страны. Они, эти отношения равенства и справедливости, способствовали тому, что многие в общем-то еще совсем малоопытные чернокожие спортсмены, подчас еще недостаточно подготовленные на фоне достижений мастеров элитарного спорта, не робели, находили в себе силы бороться до конца. Как говорят спортсмены, они не сходили с дистанции».

Мне кажется, представляется не лишенным интереса суждение по этому поводу коллеги из польской «Трибуны люду» Анджея Левандовского: «Мужество, на мой взгляд, всегда бывает разного рода, - делился он со мной своими впечатлениями. - Отдаю должное спортсмену, который начинает схватку с шансами выиграть, но при этом испытывает сильную конкуренцию. Доказать свое преимущество вопреки такому же яростному желанию равного по силам соперника, преодолевать усталость, внезапно наступающую апатию, вызванную физическим и психологическим истощением, - ведь такая борьба идет, как правило, на пределе сил, это мужество одного порядка. Но вот когда спортсмен выходит на поединок не теша себя никакими иллюзиями, сознавая, что у него нет ни самого малюсенького шанса выиграть, - просто выстоять, довести его до конца, выдержать, устоять на ногах, - вот это уже мужество совсем другого рода. Особенно в таком жестком виде единоборства, как на ринге. Особенно в такой категории, как тяжелая. Вот почему я присудил бы приз за мужество и стойкость нигерийскому боксеру Соломону Атага, который вышел на ринг против двукратного олимпийского чемпиона в тяжелом весе кубинца Теофило Стивенсона, до сих пор практически не знавшего опасных для себя боксеров, кроме, пожалуй, одного - советского тяжеловеса Игоря Высоцкого. Да и то в прошлые годы. Я думаю, Соломон Атага знал, что его ждет нокаут. Но не отказался от боя, хотя никто не решился бы осудить нигерийского боксера за это. Это возвышает спортсмена в глазах зрителей и участников.

Да, спортсмен не мог бы назвать себя спортсменом, если бы слова основателя олимпийских игр современности Пьера де Кубертена «главное - это участие» означали для него только присутствие на беговой дорожке, в бассейне или на площадке, обозначенное номером в стартовом протоколе. Нет, для истинного атлета важно не только, чтобы этот номер появился и в итоговых результатах (а даже это порой так нелегко), но ценно прежде всего сознание того, что он в полной мере проявил свою волю и решимость пройти испытание до конца, сохранить достоинство борца, который, уступая сильнейшим, нашел в себе достаточно сил и мужества преодолеть дразнящий легкостью и достижимостью соблазн малодушных, с выдохом рубящих короткое слово «сдаюсь».

Олимпиады подвергают жестокому испытанию мастерство спортсменов, обогащают их новым опытом. Но они же просвещают и объединяют, одаривают теплотой человеческого общения, чувством интернационального единства атлетов и гордости за свои отечества. Олимпи ада учит уважению к другим народам и прививает сознание неделимости судеб человечества, ответственности за то, чтобы благородные олимпийские идеи сопутствовали ему и в будущем. Поэтому сравнение Олимпийской деревни, той атмосферы, которая присуща ей, отношением друг к другу ее, пусть и временных, обитателей, с нашей планетой в миниатюре не кажется мне выспренным или слишком возвышенным.

Это мое суждение подтверждает и Ламин Ба (Сенегал), генеральный секретарь Высшего совета спорта в Африке (ВССА), который с большой взволнованностью говорил мне: «Для каждого атлета участие в олимпийских играх - это посвящение в святая святых спорта и культуры. Ну, не завоюет он медаль или призовое место. Но зато приобщится к величественному празднику бодрого человеческого духа и здорового тела. То есть он учится универсальному языку, на котором объясняются все участники этого фестиваля спортивной молодежи. Тот, кто исповедует олимпийские идеи, обретает - я верю в это - определенное состояние духа, олимпийского духа. Я бы проповедовал идеи олимпизма даже с помощью школьных учебников, ибо нам нужно пропагандировать идеи гуманизма - значит взаимопонимания. Мне представляется это тем более важным, что физическое воспитание есть часть воспитания гармоничной личности, ее нравственного и психофизиологического развития. Вот почему мы в Африке с помощью правительств наших стран уделяем спорту и участию в международных соревнованиях так много внимания. Дружба, рожденная на стадионах, длительна и крепка. Олимпийские игры наиболее полно выражают идеал, к которому должны стремиться все спортсмены. Необходимо сделать все, чтобы сохранить независимость олимпийского движения, лозунги которого отражают большие моральные ценности, оградить его от использования политиканами в своих целях».

Мне вспомнились слова южноафриканского журналиста Тео Мтхембу: «Спорт - наше самое лучшее оружие, самое действенное и острое в борьбе за то, чтобы добиться равенства и чувствовать себя в Южной Африке такими же людьми, как и другие, независимо от цвета кожи. Мы более всего нуждаемся в поддержке извне. Изоляция режима апартеида в спорте служит нашим целям».

Может быть, это и слишком сильно сказано - «самое острое оружие». Но оружие - это верно. Международная солидарность в борьбе против апартеида и расизма на международной арене служит общей борьбе народов за независимость, равенство, справедливость и человеческое достоинство. В своем выступлении на XXVI съезде КПСС генеральный секретарь Южно-Африканской Коммунистической партии Мозес Мабида подчеркнул, в частности: «В Южной Африке инициатива постепенно переходит в руки рабочего класса и народных масс, борьба которых за свое неотъемлемое право на национальное самоопределение достигла невиданного размаха… Источником силы и вдохновения для нашей партии является сознание того факта, что в борьбе за освобождение своей родины и всего человечества от режима апартеида наш народ всегда может рассчитывать на постоянную и бескорыстную поддержку КПСС, всех сил, которые представлены на ее съезде».

Мы верим, что не так уж и далеко то время, когда эта борьба увенчается успехом. И тогда на одной из грядущих олимпиад мы увидим атлетов освобожденной от ярма апартеида Южной Африки - африканцев, белых и небелых, шагающих в едином строю со всеми участниками и в составе единой национальной команды. Как мы увидели в Москве единую команду недавно рожденной в огне освободительной борьбы еще одной республики на Африканском континенте - Зимбабве. А ведь порой, по правде говоря, казалось: как далеки патриоты Зимбабве от победы над колониалистами бывшей Южной Родезии! Может быть, путь народов ЮАР к свободе и независимости будет еще более долгим и потребует еще больших жертв. Но они будут ненапрасны. День освобождения Южной Африки придет!


Примечания

1

«Брусс» (франц.) - заросли труднопроходимого кустарника, перевитого лианами.