sci_history Роман Захаров История античной Сицилии и её монетное дело ru Snake888 Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator, FB Editor v2.0 21.02.2010 FBD-7ECE19-9932-3446-CBA6-CBB5-E938-C12576 1.0

v1.01 — создание fb2 документа, обработка иллюстраций — Snake888 — февр 2010


Роман Захаров

История античной Сицилии и её монетное дело

В 734 г. коринфяне основали на восточном побережье Сицилии поселение Сиракузы, которому суждено было стать впоследствии самым большим и могущественным из греческих полисов Западного Средиземноморья. Сицилия была центром греческой культуры и науки не меньшим, чем сама Греция. Греки сделали остров местом действия многих мифов и легенд, например, о прекрасной Галатее, Дафнисе и Хлое, о похищении Прозерпины. В разное время здесь жили философ Эмпидокл, поэт Феокрит, историк Диодор Сицилийский, Эсхил, Пиндар, позже Платон, в Леонтинах родился софист Горгий, наконец, здесь творил и принял свою смерть сиракузец Архимед.

Сиракузские монеты 4–5 века до н. э. являются вершиной развития чеканного дела в Греции и гордостью любой нумизматической коллекции. Приятно отметить, что в последнее время в России увеличивается общее число предложений по сицилийским грекам. Доминируют монеты Сиракуз в силу большего объема отчеканенных в свое время монет. Сиракузское серебро традиционно дорого, в подавляющем числе это тетрадрахмы (цена приличных экземпляров колеблется от 800 до 1200 долларов), более мелкие серебряные номиналы значительно дешевле, но встречаются на порядок реже. И достать их труднее.

Город Камарина 13–15 мм, Tetras, 420–405 гг. до н. э.

Что касается бронзовых сицилийских монет 5–3 веков до н. э., то лидером являются опять же Сиракузы. Иногда проходят AE13 города Камарины (2 типов — с Афиной и с Горгоной) и хемилитры города Гелы. Попадаются также более крупные по размеру хемилитры Акраганта с крабом, отчеканенные до разрушения этого процветающего в 5 веке до н. э. города Карфагеном в 406 г. до н. э. Потом город был восстановлен, но влияние его было сильно подорвано, поэтому монет того периода они чеканили меньше, они попадаются реже и стоят дороже.

Хемилитра города Акрагант, до 406 г. до н. э.

Остальные города и номиналы — редкость, особенно в приличной сохранности, что всегда особенно ценится в нумизматике. Цены напрямую связаны с качеством каждого экземпляра. Например, цены на монеты в VF и выше (если уместно так говорить о сохранности XF для античных монетах вообще) за год выросли на 30–50 % на аукционах с предложением античных монет и продолжают расти.

Если рассматривать всю греческую Сицилию, то бесспорно главным городом был Сиракузы. Это второе поселение на острове после Наксоса. Греческие колонисты из Коринфа, основавшие город во главе с Аркией высадились на острове, который назвали Ортиджа, т. е. «куропатка», из-за обилия диких полевых птиц. Наименование прибрежной местности Сиракуза (или "болото"), оставшееся от сикульских племен, греки сохранили, т. к. местные земли представляли собой сплошное болото. С эпидемиологической точки зрения территория была совершенно непригодной для создания нового города, но на нее было указано Дельфийским оракулом (с ним не поспоришь), и первопроходцы поохали, а затем принялись осушать эти зловонные топи. Они не рыли ирригационных каналов, а высаживали кипарисы, так как эти вечнозеленые деревья лучше других растений способны осушить и укрепить зыбкие почвы.

К 5 в. до н. э. Сиракузы превратились в самый большой город на Сицилии и в один из самых крупных и влиятельных мегаполисов всего Средиземноморья. В это время для предотвращения появления тирании в Сиракузах была принята афинская процедура остракизма, но с сицилийским колоритом — имена жертвы писали на оливковых листьях и жертву изгоняли на 5 лет, а не на 10 как в Афинах. Называлась эта процедура не остракизм, а ПЕТАЛИЗМ.

Представленная на иллюстрации тетрадрахма Сиракуз 510–490 гг. до н. э. с головой Аретузы и квадригой является прекрасным образцом архаичного стиля.

В городе было несколько периодов с различной формой правления. Самой интересной с исторической точки зрения остается эпоха тирании. Правда, в греческом языке слово «тиран» имело совершенно другое значение, отличное от того, в котором мы привыкли его использовать. И совсем не обидное. Тиранами тогда называли властителей, которые получили трон не по наследству, а каким-либо другим путем, например, узурпировав власть или вступив в выгодный брак.

Первым тираном Сиракуз был некий Гелон (485–478 гг. до н. э.) из города Гела. В середине 80-х годов 5 в. до н. э. Гелон начал войну против Сиракуз, захватил этот крупнейший город, превратил в свою резиденцию и стал править как тиран, передав управление Гелой своему брату. Гелон переселил в Сиракузы часть жителей Гелы, захваченных мелких городов (Камарины, Мегар и др.), что способствовало увеличению населения и укреплению этого города. Монеты этих и других небольших "поглощенных и порабощенных сиракузцами" городов — всегда желанное пополнение античных нумизматических коллекций.

Во время его правления город пребывал в состоянии политического и экономического расцвета, кроме того, в 480 г. до н. э. в битве при городе Гимере объединенные войска Великой Греции, возглавляемые Сиракузами и Акрагантом, одержали важную победу над карфагенянами.

Декадрахма 465 г. до н. э. является непревзойденной по своей красоте.

Не забудем, что в это время эллины доблестно сражались за свою независимость с персами Ксеркса, кто ж еще со школы не помнит про спартанскую доблесть у Фермопил, про героизм афинского флота в Саламинской бухте или про мужество греческой фаланги при Марафоне??? И если македоняне, фракийцы и фессалийцы склонили голову перед непобедимой персидской армадой, то сицилийский греки активно готовили армию для отправки в Грецию для борьбы за общеэллинское дело. Тогда, чтобы сковать силы сицилийских греков и, прежде всего, Сиракуз, Ксеркс «рекомендовал» зависимым от него карфагенянам высадиться в Сицилии, начать военные действия против Гелона и поддерживающего его тирана города Акраганта Ферона. Любопытно, что сам Гелон прославился тем, что по совету жены внес потом в мирный договор с карфагенянами особый пункт, согласно которому кровожадные карфагеняне должны были навсегда отказаться от человеческих жертвоприношений.

После периода демократии, последовавшей после смерти Гелона к власти в Сиракузах пришел Дионисий Великий, правивший Сиракузской державой 34 года в 406–367 гг. до н. э. Еще в юности Дионисий проявил себя как искусный оратор, умевший повести за собой народ. Так что свой солидный пост новоявленный тиран получил именно благодаря своим способностям и поддержке черни. Правда, под конец жизни Дионисий перестал доверять не только собственному народу, но и своему ближайшему окружению. Рассказывают, что он велел распять своего цирюльника только за то, что несчастный, имея в своем распоряжении опасную бритву, теоретически мог зарезать тирана. С тех пор процесс бритья доверялся только дочери Дионисия. С именем Дионисия I связывают появление выражения "Дамоклов меч". Возможно, дело было так… Эта история уже стала историческим анекдотом. При дворе Дионисия Великого служил некий Дамокл. Как-то раз в доверительной беседе приближенный выразил шутливое пожелание провести один день так, как живут тираны, и Дионисий согласился. Весь день Дамокл провел в покоях правителя, спал на лучших постелях, ел экзотическую пищу, наслаждался обществом самых красивых женщин, но, случайно подняв голову, экспериментатор увидел, что прямо над ним, на тоненьком волоске висит страшный меч. Возмущение Дамокла Дионисий прервал словами: "Ты хотел почувствовать себя настоящим тираном? Теперь ты понимаешь, как живу я, каждый день помня о том, что над моей головой занесен меч!"

На иллюстрации показаны тетрадрахма (верхняя) и декадрахма (нижняя) начала правления Дионисия в 405–400 гг до н. э.

Этот сиракузский тиран (как и позже император Нерон) считал себя очень талантливым поэтом и драматургом. Навязывать свои сценические творения народным массам Дионисий не решался, но время от времени позволял себе устроить для своих приближенных дворцовые камерные прослушивания. Однажды один неблагодарный слушатель не выдержал и усомнился в качестве очередного произведения тирана и высказал Дионисию свое мнение, за что был отправлен в тюрьму. Спустя несколько месяцев венценосный пиит вновь вызвал несчастного критика к себе. Но как только прозвучали первые строки новой драмы, узник попросил вызвать стражу и отправить себя в каменоломни, объяснив свою просьбу тем, что из двух зол он предпочтет меньшее! К чести тирана следует отметить, что он не стал более наказывать честного придворного. Говорят, что его отпустили с миром. Умер Дионисий в достаточно преклонном возрасте, а причиной его смерти стала все та же страсть к литературе. Когда-то оракулы предсказали тирану, что умрет он во время долгожданного триумфа. Как же он тогда обрадовался! Дионисий, правда, полагал, что прорицатели имели в виду военный триумф, но судьба распорядилась иначе. В одном из поэтических конкурсов влиятельное жюри, не желая связываться с сумасбродным тираном, присудило-таки Дионисию первую премию. Получив впервые в жизни столь высокую публичную оценку своего творчества, античный владыка умер от радости. А если бы высокое жюри проявило принципиальность?

Знаменитая AE драхма Дионисия с Афиной и двумя дельфинами (около 395 г. до н. э.)

Дионисий много и успешно воевал с постоянным противником всех западных греков Карфагеном. Именно сицилийские греки длительное время сдерживали карфагенский натиск, потом в пунические войны передав эстафету Риму. Еще в 409 г. до н. э. в Сицилии высадилось карфагенское войско, которое с помощью осадных машин, тогда еще новинки военной техники, начало подчинять сицилийские города. Обеспокоенный успехами карфагенян, Дионисий пригласил в Сиракузы техников и мастеров, собрав всех кого смог со всей Сицилии, Италии и Греции, денег не пожалел и поставил перед ними задачу создания подобных военных машин. Тогда в Сиракузах были построены невиданные прежде корабли с четырьмя и пятью ярусами весел, сконструированы мощные метательные машины. В том числе и с помощью этого оружия Дионисию удалось остановить карфагенский натиск, а изобретенные по его заказу машины быстро распространились и стали играть важную роль в армиях большинства государств Средиземноморья. Технические традиции в Сиракузах сохранились, и не подлежит сомнению, что в области практической механики знаменитый уроженец Сиракуз Архимед в юности мог иметь достойных учителей, а в зрелые годы — умелых и дельных помощников. Дионисий провел несколько военных кампаний против карфагенских войск, но особенно успешной была вторая война с Карфагеном (398–392 гг. до н. э.). Дионисий несколько раз громил сильные карфагенские армии, сумел захватить большую часть сицилийских городов и внутренние области, населенные собственно аборигенами острова — сикулами. Завоевания Дионисия были признаны Карфагеном по миру 392 г. до н. э. Удачно закончив войну, сиракузский тиран переправился в Южную Италию и подчинил своему влиянию Регий, Кавлонию, Кротон. Не довольствуясь этими захватами, тиран стал выводить военно-земледельческие колонии на берега Адриатического моря. Им были основаны поселения на острове Исса на балканском побережье Адриатики, в устье реки По, на побережье Пицена, что позволило сиракузскому тирану контролировать основные морские пути на Адриатическом море. Располагая огромными материальными ресурсами, Дионисий пытался превратить Сиракузы в своего рода культурный центр Греции. Разыгрывая из себя покровителя искусств и науки, Дионисий приглашал к своему двору видных греческих поэтов, художников, философов, ученых. Некоторое время при дворе жил знаменитый греческий философ Платон. Дионисий поощрял проведение различных общественных празднеств в Сиракузах, финансировал участие сиракузских граждан в общегреческих Олимпийских и Истмийских играх.

Сиракузская держава представляла собой объединение нового типа в Греции IV в. до н. э. В ее устройстве проявились новые черты, не свойственные классическим полисам: это была держава, включавшая не только греческие города, но и обширные племенные территории, управлявшиеся подчиненными тирану чиновниками. В определенной степени сиракузское государство во время правления Дионисия представляло собой ПРООБРАЗ будущих эллинистических монархий. Однако тиранический режим Дионисия, как и созданная с таким трудом огромная держава, в конечном счете, оказались непрочным образованием. Слабые и бездарные преемники Дионисия сын Дионисий II и зять Дион вскоре возбудили недовольство всех слоев населения. Дионисий II потерял всякий авторитет, подняли голову подчиненные города и оживились до этого «умиротворенные» карфагеняне. Власть фактически перешла к Народному собранию, которое обратилось за помощью к метрополии Сиракуз — городу Коринфу. Коринф, тесно связанный с Сиракузами экономическими и культурными отношениями, кровно заинтересованный в сицилийском хлебе и сырье, не мог допустить падения Сиракуз и торжества карфагенских конкурентов. В Сиракузы было направлено небольшое, но хорошо оснащенное наемное войско во главе с талантливым полководцем и опытным политиком Тимолеоном (345 г. до н. э.). Когда Тимолеон появился в Сиракузах, он был уже тираноборцем со стажем. Дело было так. У Тимолеонта был брат Тимофан. Тимолеон его любил, а тот возьми да и стань тираном!!! Демократ Тимолеон умолял брата отречься, но тот только насмехался над ним. Тимолеон пришел к нему с двумя друзьями, заплакал и закрыл лицо плащом, а друзья его выхватили мечи и убили Тимофана. Коринфяне радовались свободе, но на Тимолеона смотрели с восторгом и ужасом — вот человек, который во имя закона государства попрал закон родства. Мать Тимолеона и Тимофана закрылась в доме и отказалась видеть сына. Это сломило душу Тимолеона, он мучился тоской, чуждался людей и даже пытался уморить себя голодом. На краю безумия он провел двадцать лет. Однако не умер и дождался сиракузского посольства. Поход был победоносен, крепость сиракузских тиранов срыли до основания, на месте наемнических казарм поставили здание суда, а над карфагенянами Тимолеон одержал такую победу, что воины после боя гнушались медной добычей, а брали только золотую и серебряную. Дионисий II отрекся от власти и Тимолеон послал его жить в Коринф, чтобы все греки видели ничтожество павшего тирана. Ожиревший и подслеповатый Дионисий стал здесь на старости лет школьным учителем, бранился с мальчишками, таскался по рынкам, пьянствовал и судился с уличными мерзавцами. Он нарочно старался жить так, чтобы все его презирали, он боялся, что иначе заподозрят, будто он снова хочет стать тираном и расправятся с ним. Сиракузы были разорены гражданскими войнами. Городская площадь заросла травой и на ней паслись кони. Чтобы наполнить городскую казну, были проданы статуи тиранов, стоявшие на главной площади. Не просто распроданы, а проданы в рабство: их приносили в суд, произносили над ними обвинение, выставляли на аукционе и продавали, как рабов: кто даст больше.

10 литр (статер) времен Тимолеона 341–317, сюжет этой монеты позаимствован у широкоизвестных статеров Коринфа, метрополии Сиракуз, приславший на помощь войско во главе с Тимолеоном.

Наконец случилось событие, после которого никто уже не сомневался, что в Сиракузах водворилась демократия. Двое сикофантов привлекли самого Тимолеона к суду за то, что он-де недостаточно усердно одерживает победы на благо сиракузского народа. Сиракузяне сперва опешили, потом расхохотались, а потом собрались расправиться с неблагодарными обвинителями. Тимолеонт сказал им: «Оставьте, я для того и трудился, чтобы каждый сиракузянин мог говорить все, что считает нужным».

На иллюстрации представлена сиракузская AE27 драхма времен Тимолеона 344–317 г. до н. э. С одной стороны монеты изображен Зевс- победитель в честь побед над Карфагеном, а на другой стороне лошадь, являющаяся чисто карфагенским сюжетом на монетах. Бесспорно, что у греков с карфагенянами не было тотального взаимного неприятия и периоды военной конфронтации сменялись периодами оживленной торговли, что в свою очередь влекло за собой постоянное культурное взаимообогащение. Греки и карфагеняне постоянно заимствовали друг у друга многие вещи, в том числе и сюжет на монетах.

Тимолеон не вернулся в Коринф, а остался в Сиракузах. Еще бы — здесь он не был братоубийцей, здесь он был только тираноборцем. Он старел, окруженный народной любовью и почестями. Когда народное собрание обсуждало особенно важные дела, оно посылало за ним, его привозили, слабого и слепого, на великолепной колеснице, его встречали рукоплесканиями и славословиями, потом рассказывали ему дело, а он с колесницы говорил, что он об этом думает, его шумно благодарили, а затем колесница трогалась обратно. Хоронили его целым городом, а у могилы его выстроили гимнасий для занятий свободной молодежи. Несмотря на установленную Тимолеоном умеренную демократию, власть отошла к олигархической группировке во главе с Гераклитом и Сосистратом. Но управлять большим государством демократически или олигархически трудно в силу большого количества жителей и расстояний, в античности такие государственные образование часто тяготели к тиранической единоличной форме управления. Сиракузы не исключение. И настал черед талантливого Агафокла.

Простолюдин, сын горшечника, уроженец города Регий в Южной Италии сделал умопомрачительную карьеру. Семья потом переехала в город Фермы Гимерские (THERMES HIMERAS) на Сицилии, там его отцу Каркину было сделано сразу ставшее известное всем жителям города предсказание о том, что его сын принесет много горя карфагенским матерям. Город принадлежал тогда Карфагену и опасаясь за свои жизни семья срочно бежала в Сиракузы.

Впервые Агафокл отличился еще при Тимолеоне в сражении против кампанцев в Этне в качестве командира отделения, а через несколько лет в войне с Акрагантом он был уже хилиархом, то есть командиром большого подразделения. В 315 году до н. э. он захватил власть в Сиракузах под понятными каждому сицилийскому греку антикарфагенскими лозунгами. В 311 году до н. э. война началась поражением сиракузян, после чего карфагенское войско осадило Сиракузы. Казалось, что все пропало, ан нет!!! Агафокл придумывает блестящий план, впоследствии повторенный событиями пунических войн. КАРФАГЕН ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗРУШЕН!!!

Агафокл решил перенести войну в Африку с целью поднять против карфагенян зависимые от Карфагена племена и с помощью их разгромить векового противника Сиракуз. Осуществить этот стратегический план было нелегко, так как на море господствовал карфагенский флот, а карфагенское войско осаждало Сиракузы. Однако Агафоклу удалось посадить на 60 кораблей 14 тысяч воинов и выйти в открытое море. Карфагенский флот преследовал сиракузян, но им все же на шестой день удалось высадиться в Африке. Агафокл побудил своих воинов сжечь корабли, на которых они прибыли, чтобы исключить всякую мысль об отступлении. С тех пор выражение “сжечь корабли” стало нарицательным и означает исключение возможности отступления.

Тетрадрахма раннего периода Агафокла повторяет сюжет его предшественников.

Сиракузяне овладели рядом карфагенских городов, в том числе богатым городом Тунисом. Карфаген в это время собрал сильное войско: около 40 тысяч пехоты, 1 тысячу всадников и 2 тысячи боевых колесниц. В 310 году произошел бой, в котором карфагеняне потерпели поражение. Сиракузяне осадили Карфаген, а карфагенское войско в Сицилии в то же время осаждало Сиракузы. Борьба шла с переменным успехом до 306 года до н. э., когда между Карфагеном и Сиракузами был заключен мир на условиях сохранения за каждым прежних владений. Экспансия могущественного Карфагена в очередной раз была остановлена сицилийскими греками, которые потом и передали Риму эстафетную палочку борьбы с Карфагеном.

AE22 монета Агафокла, надпись на которой объявляет его не тираном или правителем, а уже басилевсом, т. е. царем.

Греческие города Южной Италии обратились к нему за помощью против активизировавшихся местных племен, в частности бруттиев, луканов, и тем самым признали верховный протекторат Сиракуз. Сиракузам удалось даже установить свой контроль над Керкирой (Корфу), одним из важнейших стратегических пунктов на морском пути между Балканской и Великой Грецией. К концу своего правления Агафоклу удалось создать самую крупную в этом регионе державу, которая фактически контролировала всю Великую Грецию. Внешнеполитическое влияние Агафокла усилилось, его дружбы искали самые могущественные эллинистические цари. Так, основатель династии Птолемеев Птолемей Лаг выдал одну из своих падчериц замуж за удачливого сицилийского царя. С 304 года Агафокл прибавил на чеканившихся в Сиракузах монетах к своему имени царский титул " царь запада " (греческого мира), но право чеканить монеты со своим именем он получил или узурпировал еще до этого, так что оно не находится ни в какой причинной связи с принятием царского титула, а свидетельствует лишь о расширении первоначально доверенных ему полномочий. Этот политический жест, несомненно, связан с событиями в Восточном Средиземноморье, где примерно в это же время диадохи, делившие между собой империю Александра, присваивали себе царские титулы. Свое царское достоинство и царскую власть Агафокл старался демонстрировать в Сиракузах как можно меньше.

Поздняя тетрадрахма Агафокла изображает богиню Кору и богиню Нику с военными трофеями в честь его побед над врагами. Впервые в практике сиракузского чекана на монете появляется не название города, а имя его правителя Сиракузской державы — Агафокла.

О царственной роскоши мы слышим только в связи со взаимоотношениями Агафокла с другими царями, где было необходимо подчеркивать и внешне свое царское положение. Для Сиракуз же все обстояло иначе. Агафокл пришел к власти на волне антиолигархических настроений и активно пользовался широкой поддержкой демоса. Поэтому он не возлагал на себя диадему, а носил во время общественных мероприятий венок, положенный ему на основании должности жреца, которую он занимал с 316 года. От лейб-гвардии он, по всей видимости, принципиально отказался, и в народном собрании Сиракуз, а особенно на пирах, вел себя не как властитель, а как человек из народа. Из всего вышесказанного со всей очевидностью следует, что положение Агафокла в Сиракузах после учреждения монархии над завоеванными сицилийскими и южно-италийскими областями формально осталось таким же, как и прежде.

Внутри его семьи к концу его правления активизировались дрязги по поводу того, кому он передаст власть. Операция «Приемник» кончилась отравлением Агафокла своим внуком, орудием же отравления по Юстину послужила намазанная ядом зубочистка. Яд разъедал десны и приносил невыносимые боли, тогда Агафокл приказал сжечь себя заживо. Так вот умер "царь запада" на 72 году жизни после 28 лет правления в 278 г. до н. э.

Планы Агафокла основать династию потерпели крах, и перед смертью он объявил, что возвращает демосу демократию; это могло означать лишь то, что он сам сложил с себя должность стратега-автократора и эпимелею, не желая преемника. Фактически тем самым он вернул Сиракузам свободу и передал им свою зубную и головную боль от отравленных десен, что привело в дальнейшем к анархии и междоусобицам.

Другой крупной вехой в истории Сиракуз было короткое правление харизматического эпирского царя и, пожалуй, последнего крупного греческого полководца Пирра. Для сицилийских греков врагом номер один всегда был Карфаген. Необходимость отражения карфагенской агрессии служила более двухсот лет мощным стимулом для объединения полисов Сицилии под эгидой Сиракуз. Двум сиракузским тиранам Дионисию Великому и Агафоклу удалось создать мощные военные державы и успешно противостоять карфагенянам. Теперь, в 279 г. до н. э., после смерти Агафокла, ситуация для сицилийцев резко ухудшилась: к традиционному противнику — Карфагену, добавился новый — мамертинцы, которые успели обложить данью некоторые города. После своих двух крупных и кровопролитных побед над римлянами в Италии Пирр приступил к достижению своей главной цели — господства в Сицилии. Именно этот остров, с многочисленным греческим населением и самым мощным западным полисом — Сиракузами, притягивал внимание Пирра. Царь оценивал политическую ситуацию на острове как чрезвычайно благоприятную для захвата власти. К тому же он был зятем Агафокла и поэтому считал, что имеет права на сиракузское государство. На первом этапе ему было важно в скоротечной войне с Римом показать себя ревностным защитником греческих интересов. Затем, используя приобретенный авторитет, Пирр намеревался вмешаться под благовидным предлогом в сицилийские дела и восстановить по свежим следам державу своего тестя Агафокла, что открывало в дальнейшем широкие перспективы для исполнения самых честолюбивых замыслов.

5 литр (1 драхма) Сиракуз времен правления Пирра (278–275) с изображением богинь Коры (Персефоны) и Афины-воительницы

Изображение головы Геракла в шкуре убитого им немейского льва на монетах Пирра явно македонское заимствование и это не случайно, т. к. Пирр был самым горячим поклонником талантов Александра Македонского и во всем старался на него походить.

В политической борьбе Пирр допустил серьезные промахи, отрицательно повлиявшие на его отношение с полисами Сицилии. Но дело в том, что все эксцессы были совершены Пирром уже вдогонку, т. е. после того как сицилийцы фактически продемонстрировали свое нежелание продолжать борьбу с Карфагеном до полного изгнания карфагенян с острова. Одно из последствий социально-политического кризиса греческого общества состояло в том, что граждане большинства полисов уже в первой половине III в. до н. э. давно привыкли воевать руками наемников. Ключом к пониманию ситуации может являться следующее замечание Плутарха: «Пирр увидел, что чернь в Таранте по доброй воле не склонна ни защищаться. ни защищать кого бы то ни было, а хочет лишь отправить в бой его, чтобы само остаться дома и не покидать бань и пирушек». Нет оснований думать, что сицилийские греки вели себя как-то иначе. Греческие полисы медленно умирали и на решительную борьбу с такими мощными противниками как Рим и Карфаген уже не были способны даже при благоприятных обстоятельствах. Только непосредственная угроза собственной жизни и свободе могла еще как-то заставить греков сопротивляться.

Ясно поэтому, что когда Пирр собственными силами вел победоносную войну с Карфагеном, между ним и сицилийцами царили любовь и согласие. Когда же ему для окончательного изгнания карфагенян с острова понадобился флот и он вынужден был приступить к мобилизации, моментально возникло яростное сопротивление. Пирр, понимавший военную и политическую необходимость такого шага, прибег к насилию. Взаимные обиды стали расти, как снежный ком. В результате в глазах сицилийцев эпирский царь из спасителя отечества очень быстро превратился в лютого тирана.

АЕ25 времен правления Пирра с сидящей на троне Афиной и Корой (Персефоной) — чисто сиракузские сюжеты на этой монете Пирра вызваны стремлением завоевать симпатии своих новых подданных.

Таким образом, правильно оценивая возможность захвата власти на Сицилии, Пирр не смог предусмотреть того обстоятельства, что греки просто не захотят создавать вместе с ним Великую греческую империю. Времена Дионисия Великого вернуть было невозможно. Как ни талантлив был Пирр, переломить историческую тенденцию он не мог — в этом и состояла основная причина провала сицилийской компании и возвращения в Эпир, где он принял самое активное участие в гражданской войне в Македонии.

Свое новое возрождение Сиракузы после смуты времен демократическо-олигархических переворотов, вызванных смертью знаменитого сиракузского правителя Агафокла переживают в правление Гиерона 2 (275–215 гг. до н. э.). Назначенный командующим сиракузской армией, Гиерон в 275 г. до н. э. захватил власть в городе. Установление тирании над Сиракузами частично объяснялось необходимостью строгого сосредоточения всех сил под монархическим руководством для борьбы против Карфагена. Новый тиран не стал вести разорительную войну против Карфагена, а ПЕРЕГОВОРАМИ добился надежного мира для Сиракуз и союзных городов.

Гиерон после этих событий принимает обычный среди эллинистических правителей титул царя, заводит роскошный двор. Придворные возводят происхождение Гиерона к знаменитым в 5 в. до н. э. тиранам Сиракуз Гелону и Гиерону и поэтому он получает титул царя Гиерона 2.

АЕ26 и АЕ34 с изображением самого Гиерона 2. Впервые на монетах Сиракуз в духе эллинистических традиций появляется изображение правителя. Монетные сюжеты на античных монетах всегда несли в себе важный элемент пропаганды. Изображенные на оборотной стороне монет вооруженный всадник и богиня Победы Ника символизируют военную мощь сицилийского государства.

Гиерон поддерживал хорошие отношения с правителями Египта Птолемеями, греческим городам метрополии он поставлял зерно, а республика Родос после страшного землетрясения 227 года получила от него большие суммы денег на восстановление и ценные дары. Тиран стремился, чтобы его слава прогремела и в самом панэллинском центре Олимпии. Там он получил множество венков победителя и целых шесть статуй. Гиерон построил себе великолепный дворец, возвел храм Зевса Олимпийца на площади Сиракуз, установил грандиозный алтарь длиной в 200 метров и превратил расположенный рядом театр в самый современный на то время в греческом мире.

Эллинистические монархи заботились о процветании своих династий и, конечно, о преемственности правления своими ближайшими родственниками, поэтому на их монетах появляются не только портреты правителей, но и портреты их жен и наследников. Гиерон 2 не был исключением. На приведенной на иллюстрации тетрадрахме изображен портрет его жены Филистии, являющийся прекрасным образцом высокого эллинистического искусства.

В начале своего долгого правления Гиерон 2 потерпел ряд поражений от так называемых мамертинцев (сыновей Марса), бывших наемников прежнего сиракузского правителя Агафокла кампанского происхождения, захвативших город Мессану и всю северо-западную часть Сицилии. В решающей битве сиракузское войско, насчитывающее 10 тысяч пехоты и 1500 всадников, разбило мамертинцев, имевших 8000 пехоты и неизвестное количество всадников. Командующий мамертинцев Кион попал в плен и умер от ран. Часть мамертинцев решила призвать на помощь карфагенян, другие отправили аналогичное посольство к римлянам. Римляне сначала колебались, но жажда овладеть ключом к богатому острову оказалась сильнее. Это послужило предлогом к началу первой пунической войны. Добавлю также, что мамертинцы хоть и недолго, но чеканили изумительные по своей красоте бронзовые монеты.

АЕ25 мамертинцев с изображением излюбленного итало-сицилийского сюжета — бодающегося быка.

Часть мамертинцев решила призвать на помощь карфагенян, другие отправили аналогичное посольство к римлянам. Римляне сначала колебались, но жажда овладеть ключом к богатому острову оказалась сильнее. Это послужило предлогом к началу первой пунической войны. В этих условиях сиракузский правитель проявил недюжинную дипломатическую изворотливость, чтобы сохранить независимость Сиракуз. На первых порах им был сделан опасный просчет. В начавшейся между Римом и Карфагеном Первой Пунической войне (264–241 гг. до н. э.) Гиерон 2 переоценил силы Карфагена и выступил в союзе с ним против римлян. В 263 г. до н. э. армия Гиерона 2 была наголову разбита римлянами под Мессаной и он был вынужден капитулировать, уплатить большую контрибуцию в 100 талантов и поставлять продовольствие и снаряжение для римской армии. Позднее он был признан другом римского народа, то есть попал в зависимость от Рима. Оценив силу Рима, Гиерон 2 до конца своих дней верно служил римским интересам, а римляне сохраняли полу-независимость Сиракузского государства даже тогда, когда карфагенская часть Сицилии, захваченная римлянами в результате Первой пунической войны, была объявлена римской провинцией (227 г. до н. э.). В его долгое и спокойное правление Сиракузы стали одним из крупнейших экономических и культурных центров всего эллинистического мира и Средиземноморья. Казна Гиерона II пополнялась за счет многочисленных торговых пошлин, собираемых с самых различных товаров, обращающихся в Сиракузах. Кроме того, Гиерон ввел прямое налогообложение, установив десятину с любых доходов, т. е. 10 % любых доходов шли в царскую казну. Для греческих городов это было фактически первым случаем постоянного налогового обложения. Позднее римляне широко применяли это нововведение Гиерона 2 в своих провинциях. Историк Полибий в своем труде «Всеобщая история» так характеризует Гиерона 2: «Гиерон сам приобрел власть, не имея ни богатства, ни славы, ни других даров судьбы. За всю свою власть он никого не убил, не изгнал, не обидел, а властвовал 54 года…».

Умирающий Гиерон назначил в завещании своим наследником 15-летнего внука Гиеронима, хотя он отдавал себе отчет в том, что его характер внушает опасения. Пока мальчик не достигнет совершеннолетия, правление должно было осуществляться опекунским советом, которому Гиерон завещал придерживаться прежней политики союза с Римом.

На приведенной иллюстрации приведена серебряная монета с номиналом 24 литры, на которой изображен внук и наследник Гиерона 2 Гиероним.

В 15 лет Гиероним стал преемником своего деда, но не послушал его мудрого совета и пытался в ходе Второй Пунической войны установить связь с Ганнибалом, объединиться с ним и Египтом и начать новую войну против Рима. Но к счастью для римлян он пал жертвой одного из проримских заговоров. В противоположность своему деду Гиероним вел вопиюще роскошную жизнь. Через полтора года после его смерти началась осада Сиракуз римлянами, которая в 212 г. до н. э. несмотря на талант Архимеда с его чудо-машинами завершилась захватом города Марцеллом и Сиракузы превратились в резиденцию претора Сицилии, а сам остров стал римской житницей.

АЕ25 времени осады и захвата Сиракуз римлянами в 212 г. до н. э. с изображением Зевса и богини победы Ники на колеснице, впоследствии ставшей распространенным сюжетом на римских республиканских денариях.

Рассматривая вопрос о монетах Сиракуз римского периода надо заметить, что сиракузские монеты периода римского правления — это только бронзовые монеты и никогда серебро (общая практика для провинциальных римских монет). Обилие монет раннего римского господства на Сицилии связано с большой автономией, предоставленной Римом в первые лет 20–30 после аннексии Сиракуз и победы Рима в пунических войнах. Риму было просто необходимо «переварить» захваченные территории, поэтому чекан был обильный и, несмотря на видный даже по этим монетам процесс окончательного заката сицилийских греков, среди них встречаются очень эффектные экземпляры.

По мере усиления римского административного и культурного влияния на Сицилии чекан становился менее обильным и более грубым. Сицилия превратилась в житницу Рима с преимущественно греческим городским населением, население же сельских районов состояло в основном из коренных аборигенов острова — сикулов, римских ветеранов-поселенцев и римских землевладельцев. Ну и многочисленные рабы, которые потом подняли знаменитое сицилийское восстание рабов, сопоставимое по своим масштабам с восстанием Спартака или восстанием рабов под руководством Аристоника в Пергаме.

AE 18 Сиракуз более позднего периода римского правления.

Уже в римский период знаменитый римлянин Цицерон посетил Сиракузы и оставил наиболее красочное из античных уцелевших описаний города, уже более сотни лет находившегося под властью Рима и сохранившего лишь малую долю своего былого великолепия: «Сиракузы — самый большой из греческих городов и самый прекрасный в мире; оно на самом деле так!».