sci_transport sci_tech ВЗЛЕТ 2009 12

Техническое и новостное обозрение аэрокосмической отрасли. Оставлены только полные статьи и заметки.

ru
Book Designer 5.0 17.02.2010 BD-446F8E-5461-3A4F-6388-5EC0-29A2-BAC9D3 1.0

ВЗЛЕТ 2009 12

Завершено перевооружение на Су-27СМ второго полка ВВС

20 ноября на входящем в компанию «Сухой» Комсомольском-на-Амуре авиационном производственном объединении им. Ю.А. Гагарина (КнААПО) состоялась передача Военно-Воздушным Силам России заключительной партии из четырех модернизированных истребителей Су-27СМ в рамках трехлетнего государственного контракта, предусматривавшего модернизацию и поставку в течение 2007-2009 гг. 24 таких самолетов. Тем самым «предприятие завершило выполнение государственного оборонного заказа 2009 г., - сообщила пресс-служба компании «Сухой». - В торжественной церемонии приняли участие руководители объединения, представители военной приемки Министерства обороны РФ, командир авиационного полка, где будут базироваться истребители».

Модернизированные истребители поступили на вооружение гвардейского истребительного авиаполка на аэродроме «Центральная Угловая» в Приморском крае. Первые восемь Су-27СМ прибыли сюда в декабре 2007 г. (см. «Взлёт» №1-2/2008, с. 49), еще восемь машин для приморских авиаторов были модернизированы на КнААПО в прошлом году. Следующие четыре Су-27СМ перелетели в Приморье в сентябре этого года (компания «Сухой» официально сообщила об этом 23 сентября). С получением в ноябре последних четырех модернизированных истребителей перевооружение полка в «Центральной Угловой» на Су-27СМ было успешно завершено. Он стал вторым полком ВВС России, полностью оснащенным такими самолетами: в 2004-2006 гг., в рамках первого трехлетнего контракта, 24 истребителя Су-27СМ, прошедшие модернизацию на КнААПО, поступили в полк, базирующийся на одном с заводом аэродроме «Дземги». Кроме того, с декабря 2003 г. пять Су-27СМ эксплуатируются в Центре боевого применения и переучивания летного состава ВВС России в Липецке, где на них проходят переподготовку летчики строевых частей Военно-Воздушных Сил.

Таким образом, сегодня по типу Су-27СМ модернизировано уже более полусотни строевых Су-27, что составляет около четверти всех одноместных истребителей данного типа, находящихся на вооружении ВВС России. Пока официально не сообщалось, продолжатся ли дальше работы по модернизации остающегося в Военно-Воздушных Силах парка Су-27, однако ^августа этого года в ходе авиасалона МАКС-2009, в рамках пакета государственных контрактов на поставку ВВС России новых самолетов компании «Сухой», была заключена сделка об изготовлении на КнААПО в 2009-2011 гг. еще 12 истребителей Су-27СМ новой постройки, а также четырех подобных им по составу оборудования и вооружения двухместных самолетов Су-30М2 (см. «Взлёт» №10/2009, с. 8).

Модернизированный Су-27СМ отличается от базового серийного Су-27 применением более совершенной системы управления вооружением (разработка НИИ приборостроения им. В.В. Тихомирова), обеспечивающей применение существенно расширенной номенклатуры управляемых авиационных средств поражения классов «воздух-воздух» и «воздух-поверхность» и реализацию новых режимов боевого применения, а система отображения информации в кабине летчика теперь строится на базе цветных многофункциональных индикаторов. В процессе ремонта и модернизации существенно продлевается ресурс и срок службы истребителей. Кроме того, самолеты по завершившемуся сейчас трехлетнему контракту оснащаются усовершенствованными двигателями АЛ-31Ф сер. 42 (АЛ-31Ф-М1) с увеличенной до 13 500 кгс тягой и повышенным ресурсом, производимыми ММПП «Салют». А.Ф.

Коротко

В декабре на вооружение ВВС России должны поступить два очередных многофункциональных фронтовых бомбардировщика Су-34, построенные в этом году входящим в состав компании «Сухой» Новосибирским авиационным производственным объединением им. В. П. Чкалова. Они станут заключительными в рамках трехлетнего государственного контракта, в соответствии с которым в 2007-2008 гг. в Военно-Воздушные Силы уже поставлены первые три серийные самолета данного типа. Два из них состоят на вооружении Центра боевого применения и переучивания летного состава ВВС России в Липецке, еще один участвует в завершающем этапе государственных совместных испытаний Су-34 в ГЛИЦ МО РФ в Ахтубинске. Четвертый серийный Су-34 в ноябре прошел заводские приемо-сдаточные испытания на НАПО, а пятый поступил на них. После передачи ВВС этих двух машин компания «Сухой» приступит к реализации заключенного в декабре прошлого года нового пятилетнего контракта на поставку ВВС следующих 32 самолетов Су-34.

На Улан-Удэнском авиационном заводе началось производство установочной партии модернизированных двухместных учебно-боевых штурмовиков Су-25УБМ. Как сообщил в октябре генеральный директор концерна «Штурмовики Сухого» Владимир Бабак, «УУАЗ технологически и технически подготовлен к выпуску установочной партии штурмовиков Су-25УБМ. Первый штурмовик установочной партии находится в процессе сборки». По его словам, в следующем году в Улан-Удэ предстоит выпустить «несколько» Су-25УБМ - это будут первые штурмовики, построенные на УУАЗ после длительного перерыва: ранее завод строил серийные двухместные самолеты Су-25УБ (УБ К) и Су-25УТГ, а в 90-е гг. изготовил еще и два новых одноместных Су-25ТМ (Су-39). Ранее начальник вооружения ВС РФ Владимир Поповкин заявлял, что Минобороны России планирует заказать 16 модернизированных Су-25УБМ, которые дополнят поступающие с 2007г. в войска одноместные модернизированные Су-25СМ, проходящие доработку по документации «Штурмовиков Сухого» на 121-м АРЗ в подмосковной Кубинке. Первый модернизированный Су-25УБМ впервые поднялся в воздух 6 декабря 2008г.

Новые истребители для ВВС НОАК

11 ноября в Китае торжественно отметили 60-летие Военно-воздушных сил НОАК. Этому событию был приурочен наземный показ всей современной авиационной техники и вооружения, состоящих сегодня на вооружении китайских ВВС. В числе экспонатов выставки оказались и «герои» недавнего военного парада в Пекине, прошедшего 1 октября, - самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления KJ-2000 и KJ-200 (см. «Взлёт» №11/2009, с. 28-33). Представлены были также истребители J-10, J-11 (Су-27СК), J-8D, модернизированный бомбардировщик-ракетоносец на базе Н-6 (Ту-16), фронтовой ударный самолет JH-7A и др. Двухместный учебно-боевой вариант J-10 впервые предстал в окраске пилотажной группы ВВС НОАК «1 августа», что свидетельствует о том, что эти самые современные китайские истребители, видимо скоро займут место J-7GB (дальнейшее развитие советского МиГ-21) в пилотажном порядке этого самого знаменитого подразделения китайских ВВС.

И хотя особых новинок, по сравнению с октябрьским парадом, юбилейный показ не принес, 60-летие ВВС НОАК стало поводом для того, чтобы в эфире официальных китайских телеканалов, в печати и интернете произошел буквально выплеск информации о ряде перспективных авиационных разработок, ведущихся сейчас в КНР.

Больше всего шума наделало заявление 8 ноября в эфире крупнейшего китайского государственного телеканала CCTV заместителя главнокомандующего ВВС НОАК генерала Ху Вэйжуна (Но Weirong) о том, что китайский истребитель пятого поколения поступит на вооружение не позднее, чем через 8-10 лет, т.е. еще до конца следующего десятилетия. Он сообщил, что работы в этом направлении ведутся широком фронтом, и первый полет прототипа перспективного китайского истребителя состоится в ближайшее время, после чего он приступит к «интенсивной программе летных испытаний». Таким образом, Китай реально рассчитывает стать третьей страной мира после США и России, разработавшей собственный истребитель пятого поколения.

И хотя никаких подробностей о перспективном самолете по понятным причинам пока официально не сообщается, эксперты полагают, что тендер на разработку истребителя, известного под названием J-14, выиграл 611-й институт, входящий в состав авиационной корпорации САС в Чэнду (именно здесь спроектированы и строятся истребители J-10 и JF-17). В интернете ранее в этом году уже не раз появлялись фотографии макета и возможно даже опытного образца некоего нового китайского самолета, который, вероятно, и является прообразом истоебителя пятого поколения.

Активно работают в КНР и над дальнейшим совершенствованием строящихся сегодня истребителей четвертого поколения J-10. Незадолго до юбилея ВВС НОАК в интернете появились новые фотографии модернизированного J-10B. И если раньше в объектив китайских спотте-ров попадался только неокрашенный первый прототип этого самолета с бортовым №01, то сейчас J-10B предстает уже в полной красе, в «ливрее» ВВС НОАК, что может свидетельствовать о том, что поставки его на вооружение уже начались или вот-вот начнутся.

Напомним, основными визуальными отличиями J-10B от серийного J-10 является измененная конструкция воздухозаборника, выполненного теперь нерегулируемым, установка перед фонарем кабины летчика визирного устройства оптико-электронной прицельной системы, похожей на применяемую на российских истребителях семейства Су-27/Су-30 и, соответственно, на китайских J-11 (до сих пор серийные J-10 такой аппаратурой не оснащались), а также ряда новых антенных систем (в т.ч. аппаратуры радиоэлектронного противодействия). А.Ф.

«Осмотрительность - мгновенная реакция - воля к победе»

Репортаж из 116-го ЦБПА

Вынесенные в заголовок слова - девиз личного состава 116-го Центра боевого применения авиации, обеспечивающего боевую подготовку летчиков истребительной авиации ВВС России во время учений с реальными боевыми стрельбами. Следующей весной исполнится ровно полвека, как Центр базируется на аэродроме «Приволжский» под Астраханью. В «Приволжском» побывал наш корреспондент, рассказывающий об историческом пути и нынешнем дне единственного в своем роде в сегодняшних Военно-Воздушных Силах Центра боевого применения.

Официальной датой рождения 116-го Центра боевого применения авиации, базирующегося сейчас на военном аэродроме «Приволжский», что расположен неподалеку от Астрахани, считается 6 ноября 1958 г., когда в Моздоке (Северо-Осетинская АССР) был сформирован 228-й смешанный авиационный полк, основными задачами которого являлось обеспечение боевой работы на полигоне «Ашулук», а также обучение личного состава авиационных частей боевому применению по воздушным целям. Первоначально на вооружение части поступили вертолеты Ми-4, самолеты Ан-2, Ли-2, Ту-4 и несколько истребителей УТИ МиГ-15. Право и честь первого полета, который состоялся в октябре 1958 г., было доверено первому командиру полка - летчику первого класса полковнику Вячеславу Павловичу Знаменскому. В апреле следующего года полк начал выполнять полеты для обеспечения потребностей полигона «Ашулук». А через год, в конце апреля 1960-го, он перебазировался в Астрахань, став учебным, но уже в марте 1962 г. получил свое нынешнее наименование.

Оказавшись на астраханской земле, авиаторы вынуждены были первым делом начать обустройство своего полевого аэродрома. В 1963 г. была построена новая взлетно-посадочная полоса, что позволило не только эксплуатировать тяжелые Ту-4, использовавшиеся для буксировки и пуска воздушных мишеней во время практических стрельб на полигоне, но сделать «Приволжский» аэродромом совместного базирования: вплоть до 1979 г. он использовался как основной аэропорт Астрахани - отсюда выполнялись пассажирские рейсы Аэрофлота на турбореактивных самолетах в Москву, Куйбышев, Свердловск и другие города СССР. Помимо гражданских «соседей», офицеры 116-го Центра делили свой аэродром с 393-м гвардейским Барановичским истребительным авиаполком ПВО, эксплуатировавшим перехватчики Су-9 и Су-11, а затем Су-15ТМ и МиГ-23МЛ (П).

Постоянно обновлялся парк авиационной техники и в самом 116-м Центре. На смену УТИ МиГ-15 пришли истребители-перехватчики Як-25, Як-28П, МиГ-19 и МиГ-21. Кроме того, в части освоили вертолеты Ми-6 и Ми-8, транспортные самолеты Ан-14 и Ил-14, фронтовые бомбардировщики Ил-28. В сентябре 1978 г. из состава Центра была исключена смешанная эскадрилья транспортных и бомбардировочных самолетов и введена отдельная истребительная эскадрилья на МиГ-23М.

В условиях совершенствования авиации ПВО офицеры Центра решали задачи по подготовке летно-технического состава, осваивавшего новые типы авиационной техники и обеспечению проведения летно-тактических учений с боевыми стрельбами. Нагрузка была действительно нешуточная, ведь сюда ежегодно передислоцировались на своих самолетах - от Су-9 до МиГ-25 - и проходили проверку на боевую выучку практически все полки авиации ПВО страны. Кроме того, на аэродроме практически постоянно звучала иностранная речь: для проведения боевых стрельб в Советский Союз прилетали «гости» из Чехословакии, Венгрии, Югославии, Польши, Болгарии, Кубы, Вьетнама, Южного Йемена, Албании и других стран. Поэтому вплоть до конца 80-х гг. Центр летал на двух типах истребителей: первая эскадрилья - на МиГ-21бис, а вторая и третья - на МиГ-23МЛД.

В конце 70-х гг. объем летной работы на аэродроме значительно возрос. Неудивительно, что в такой ситуации было принято совершенно логичное решение о начале строительства на южной окраине Астрахани нового международного аэропорта «Нариманово», призванного разгрузить «Приволжский» и обеспечить пассажиров Аэрофлота более комфортными условиями для отправления в путешествие по стране и за ее пределы. Положительный эффект от данного решения был очевиден, и командование, инструкторский и инженерно-технический состав 116-го Центра смогли, как говорится «вздохнуть свободно», сосредоточившись на организации и обеспечении проведения учений самого различного уровня сложности. К концу 80-х гг. совокупное число боевых стрельб приблизилось к 7000, было запущено и сброшено более 11 тыс. мишеней различных типов.

В конце 1988 г. астраханский Центр, первым среди частей ПВО СССР, приступил к освоению истребителей четвертого поколения МиГ-29. Самые опытные летчики и технический состав убыли для переучивания наМиГ-29 в Липецк. Первая эскадрилья Центра сдала свои МиГ-21бис на базу хранения и, начиная с 1 февраля 1989 г., стала получать МиГ-29. До конца года Центр принял 12 боевых машин и четыре «спарки», сохранив МиГ-23МЛД во второй и третьей эскадрильях.

Закончив в сжатые сроки переучивание на МиГ-29, летчики первой эскадрильи полностью влились в работу по практическому применению своих истребителей. Однако уже через полтора года, в ноябре 1990-го, все МиГ-29 покинули «Приволжский»: решением командования их передали на авиабазу в Красноводске (Туркестанский военный округ), где располагался 18-й Центр боевого применения истребительной авиации ПВО.

Вернулись МиГ-29 в Астрахань только спустя почти десять лет, в 1999 г., при этом все «двадцать третьи» 116-го Центра были сданы на хранение в подмосковную Кубинку. Самолетами МиГ-29 была оснащена и вторая эскадрилья Центра - но это уже была техника с солидным «жизненным опытом», поступавшая с баз хранения и авиаремонтных предприятий. В итоге, к 2000 г. Центр располагал почти четырьмя десятками МиГ-29 в двух эскадрильях, а также отдельной эскадрильей с вертолетами Ми-8 и другой авиатехникой.

После распада СССР и сокращения военной авиации работы на аэродроме «Приволжский» меньше не стало. Во-первых, в 1993 г. под Астрахань из Бомборы (Абхазия) вывели 529-й ИАП на истребителях Су-27, и у 116-го Центра появился новый сосед по аэродрому (вскоре, в результате его слияния с 393-м гвардейским Барановическим ИАП, здесь был создан новый 209-й гвардейский ИАП на самолетах Су-27, затем объединившийся в 2002 г. с 562-м ИАП и переформированный в 3-й гвардейский ИАП с базированием на аэродроме «Крымск»).

Во-вторых, после перехода авиабазы в Марах и 18-го ЦБП в Красноводске под юрисдикцию Туркменистана, на 116-й УЦБПА легла функция проверки практических навыков ведения воздушного боя и применения авиационных средств поражения всех истребительных полков России. С марта 2001 г. личный состав центра приступил к выполнению задач боевого дежурства по противовоздушной обороне страны. Помимо этого, в рамках межправительственных договоренностей, персонал Центра помогает оттачивать боевое мастерство летчикам из дружественной Белоруссии.

Летный состав теперь просто обязан идти «на шаг впереди». Понимая это, командовавшие Центром в период с 1993 по 2004 гг. заслуженные военные летчики России полковники Николай Ясников, Юрий Джамгаев и Тагир Гаджиев прикладывали все усилия для того, чтобы их офицеры поднимались в небо чаще и не ограничивались общепринятой программой подготовки. Не стоит забывать, что делать это было весьма непросто, так как в те годы наши ВВС преследовали постоянные проблемы с поставками топлива и отсутствием запчастей для самолетов. Вчерашние курсанты, недавно пришедшие из авиационных училищ и вынужденные в других авиаполках заниматься летной подготовкой исключительно по остаточному принципу, здесь всегда имели максимальные возможности для практических полетов. Приятно видеть, что такой подход сохранился и до настоящего времени. Например, закончившие в 2007 г. Армавирское училище капитаны Игорь Мищенко, Алексей Титаренко и Евгений Бурухин, выпустившиеся на самолетах Л-39, переучились в Центре на МиГ-29 и сегодня уже осуществляют самостоятельные вылеты на истребителях четвертого поколения. Самое молодое поколение 116-го УЦБПА, выпускники 2008 г. Сергей Кантемиров, Никита Корягин, Виктор Букотин, Андрей Гордиенко и Александр Тихенко, также не отстают от более опытных товарищей - в ближайшее время они должны освоить основы сложного и высшего пилотажа, получив категорию военных летчиков третьего класса. Нельзя не заметить, что атмосфера и традиции, сформировавшиеся в Центре еще в советские времена и не утерянные в сложные 90-е, притягивают в прославленный коллектив летчиков в нескольких поколениях: капитаны Владимир Градусов, Андрей Маликов и Игорь Крицкий считают для себя единственным правильным жизненным путем дорогу, по которой прошли их отцы.

Рассказывая о нынешнем дне астраханского Центра боевого применения, мы уже упоминали о непростом состоянии авиапарка. Как известно, эта ситуация прослеживается во многих частях и подразделениях ВВС России… Да, сейчас практически нет проблем с топливом, и в частях только приветствуют негласное указание Главкома - «летать, летать и еще раз летать». Но все более актуальным становится другой вопрос: летать скоро может будет попросту не на чем. Старшие офицеры с ностальгией вспоминают советское время, когда их самолеты постоянно модернизировались и обновлялись, и у них была возможность оттачивать мастерство на самой современной технике. К сожалению сейчас ситуация иная.

Центр эксплуатирует истребители МиГ-29 типа «9-12», выпущенные еще в 80-е гг. Модернизация, о которой так много говорилось, для строевых МиГ-29 пока так и остается лишь словами, а закупленные ВВС около трех десятков МиГ-29СМТ не могут решить общей проблемы старения авиапарка. Так что, похоже, мастеру воздушного боя - Начальнику 116-го УЦБПА летчику-снайперу полковнику Игорю Габисову еще нескоро удастся принять под командование хотя бы эскадрилью новых «МиГов» - например, истребителей МиГ-35 с красными звездами на крыльях. Пока такая техника, увы, предназначена в основном только для зарубежных заказчиков.

Важнейшую роль в жизни Центра играют специалисты инженерно-авиационной службы, которыми командует заместитель начальника Центра по НАС полковник Сергей Котегоренко. Отдельных слов достойны специалисты и инженеры технико-эксплуатационной части. Они ежедневно решают массу проблем, преподносимых изношенным авиапарком. И не всегда это только «свои» самолеты. Во время регулярных тактических учений с боевыми стрельбами частей и подразделений ВВС и ПВО стран-участниц объединенной системы ПВО СНГ «Боевое содружество» сюда поступают и истребители из других полков и даже стран. Под командованием начальника ТЭЧ майора Евгения Барыбина в любую погоду проводятся регламентные работы и подготовка техники к эксплуатации в контрастных условиях песчаных поволжских степей и морского каспийского воздуха.

Подробнее об истории эксплуатации истребителей МиГ-29 в 116-м ЦБПА и других частях ВВС можно прочесть в книге Антона Павлова и Сергея Войлокова «Истребитель МиГ-29 в строевых частях», по вопросам заказа которой можно обращаться в редакцию нашего журнала

Совет директоров OAK дал «добро» на реструктуризацию

20 ноября в Доме Правительства РФ под председательством Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации, Председателя Совета директоров ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация» Сергея Иванова состоялось очередное заседание Совета директоров OAK. Ключевыми вопросами повестки дня заседания стали стабилизация финансово-экономического состояния ОАО «ОАК» и его дочерних обществ, корпоративная реструктуризация и изменение организационной структуры корпорации.

За месяц до Совета директоров, в октябре, в состав ОАК вошли завершившие ранее в этом году процедуры акционирования ОАО «РСК «МиГ» и ОАО «Казанское авиационное производственное объединение им. СП. Горбунова» (КАПО).

Президент ОАК Алексей Федоров доложил Совету директоров результаты проведенных ОАО «ОАК» в 2009 г. мероприятий по корпоративной реструктуризации, в т.ч. результаты размещения дополнительных акций ОАО «ОАК», оплаченных акциями негосударственных акционеров дочерних и зависимых обществ корпорации. В результате очередного размещения дополнительных акций число акционеров ОАО «ОАК» составило порядка 800 физических и юридических лиц, что, по мнению г-на Федорова, дает право говорить о корпорации как о полноценном открытом акционерном обществе. Приоритетами корпоративной реструктуризации группы ОАО «ОАК» на период 2010-2012 гг. станет создание трех новых интегрированных структур (бизнес-единиц) - «ОАК - Боевые самолеты», «ОАК - Коммерческие самолеты» и «ОАК - Специальные самолеты». Одновременно продолжится консолидация частных акционеров в капитале ОАО «ОАК».

В целях обеспечения конструктивного взаимодействия между ОАО «ОАК» и создаваемыми бизнес-единицами Совет директоров утвердил обновленную организационную структуру корпорации. В частности, упразднены должности вице-президента по гражданской авиации, вице-президента по стратегической и специальной авиации и вице-президента по проекту МС-21. Одновременно введены должности старшего вице-президента по коммерческой авиации и старшего вице-президента по стратегической и специальной авиации, которые займут, соответственно, Президент - председатель правления ОАО «Корпорация «Иркут» Олег Демченко и президент ОАО «Туполев» Александр Бобрышев. Первый вице-президент ОАО «ОАК» по координации программ, генеральный директор ОАО «Компания «Сухой», генеральный директор - генеральный конструктор ОАО «РСК «МиГ» Михаил Погосян возглавит бизнес-единицу «ОАК-Боевые самолеты».

Совет директоров также определил условия возможной интеграции в группу ОАО «ОАК» самарского ОАО «Авиакор - авиационный завод». В случае его вхождения в состав корпорации основными стратегическими задачами «Авиакора» станет серийное производство самолетов Ан-140 и участие в производстве самолетов Ан-148 и Ил-112: в перспективе на базе ОАО «Авиакор - авиационный завод» планируется создать единый центр по производству агрегатов для этих самолетов. Кроме того, возможности предприятия могут быть использованы для технического и сервисного обслуживания других воздушных судов производства ОАО «ОАК».

Кроме того, Совет директоров ОАК рассмотрел ход реализации проекта Бе-200. Признано целесообразным использовать средства федерального бюджета в объеме 2 млрд руб., выделяемых ОАО «ОАК» в рамках оплаты дополнительно размещаемых акций в пользу Российской Федерации. Эти средства будут использованы для финансирования переноса производства Бе-200 с Иркутского авиационного завода корпорации «Иркут» на ОАО «ТАНТК им. Г.М. Бериева», а также для выполнения контрактов по производству этих самолетов для МЧС России и иностранных заказчиков.

В Киеве строится «длинный» Ан-148

В опытном производстве АНТК им. O.K. Антонова полным ходом идет переоборудование второго опытного экземпляра регионального самолета Ан-148-100 (№01-02, UR-NTB) в прототип удлиненной версии Ан-158 (в России именуется Ан-148-200). Работы начаты в середине сентября. За счет введения двух цилиндрических вставок фюзеляж машины удлиняется на 1,7 м, что позволит увеличить максимальное число мест в салоне при одноклассной компоновке с нынешних 85 у Ан-148-100 до 99. В двухклассной компоновке число мест возрастет с 68 (8+60) до 86 (12+74). Максимальная взлетная масса лайнера увеличится до 43 700 кг (у сегодняшнего серийного Ан-148-ЮОВ-41 550 кг), как у варианта большей дальности Ан-148-ЮОЕ, а масса полезной нагрузки - с 9000 до 9800 кг. Дальность полета с максимальным числом пассажиров (99) составит 2500 км, с 86 пассажирами - 3100 км, с полной заправкой баков (62 пассажира) -4230 км.

Работы по постройке прототипа Ан-158 планируется завершить в Киеве ближайшей весной. Предполагается, что в первый полет удлиненный лайнер сможет подняться к маю 2010 г. Заявку на приобретение серийных самолетов такого типа уже разместила украинская авиакомпания «Аэросвит».

А в России тем временем первый серийный Ан-148-ЮОВ (№40-03, RA-61701), переданный 1 октября в Воронеже стартовому заказчику - ГТК «Россия», готовится к своему первому коммерческому рейсу. В начале ноября машина перебазировалась в С.-Петербург, а ее первый рейс с пассажирами намечен на первую половину декабря. К тому времени в авиакомпанию из Воронежа должен поступить второй аналогичный лайнер (№40-04, RA-61702). До конца года на ВАСО планируют завершить постройку и третьего серийного Ан-148-ЮОВ для «России». А.Ф.

Озвучена вертолетостроительная «Стратегия-2020»

В преддверии широко отмечавшегося в ноябре столетия со дня рождения выдающегося российского авиаконструктора, создателя знаменитых вертолетов «Ми» Михаила Леонтьевича Миля на предприятиях ОАО «Вертолеты России» прошел ряд торжественных мероприятий и конференций. В ходе состоявшейся 19 ноября на ОАО «МВЗ им. М.Л. Миля» научно-практической конференции вниманию специалистов и общественности была представлена концепция развития модельного ряда ОАО «Вертолеты России» на период до 2020 г., получившая условное название «Стратегия-2020».

Прошло ровно пять лет с момента выхода Указа Президента Российской Федерации от 29 ноября 2004 г. «Об открытом акционерном обществе «ОПК «Оборонпром», под эгидой которого к настоящему времени сформирована интегрированная структура предприятий вертолетостроения, объединяемых управляющей компанией ОАО «Вертолеты России». Основные задачи и направления развития вертолетостроитель-ной отрасли были обозначены в апреле 2008 г. в «Стратегии развития вертолетостроитель-ного направления деятельности ОПК «Оборонпром» на период до 2015 г.». Соответственно, был определен модельный ряд вертолетов различного назначения и грузоподъемности. Однако кризисные явления в экономике, смещение спроса в сторону вертолетов относительно легкого класса и продление до 2020 г. периода проектирования изделий по основным федеральным целевым программам - Программе вооружений, ФЦП «Гражданская авиационная техника» и ФЦП «Развитие ОПК» - потребовали провести изменения в существующей стратегии. Ее доработка к настоящему времени завершается, и на конференции в общих чертах были обнародованы обновленные планы отрасли до 2020 г. в гражданской и военной сферах, условно разделенные на три временных этапа.

Первый этап реализации стратегии рассчитан на 2009-2011 гг. и в основном связан с наращиванием объемов выпуска вертолетов, которые уже освоены в серии. В гражданском секторе это сегодняшний тяжелый Ми-26Т, средние Ми-8 (Ми-17/171/172) и Ка-32, а также легкие «Ансат» и Ка-226. Военный сегмент составляют тяжелый Ми-26, средние МИ-8МТВ/АМТШ, Ка-27 (Ка-29, Ка-31), Ми-35М, Ми-28Н и легкий «Ансат-У».

К моменту начала реализации второго этапа (2012-2015 гг.) рыночный потенциал нынешних серийных моделей в основном иссякнет, и на рынке гражданской техники планируется предлагать вертолеты так называемого «переходного периода» -средние Ми-8М, Ми-38, Ка-62, легкие Ми-34С2 и Ка-226Т. Среди моделей, находящихся в стадии разработки на среднесрочную перспективу по линии военного ведомства, фигурируют вертолеты среднего весового диапазона - новые Ка-60, Ка-52 и модернизированныйМи-28НМ. До сих пор сдерживающим фактором в развитии ряда из них (например, Ка-60/62 и Ми-38) являлось отсутствие современного серийного отечественного двигателя необходимого класса мощности. Сегодня намечены реальные пути решения этой проблемы, и в рамках Объединенной двигателестро-ительной корпорации, также являющейся дочерним предприятием «Оборонпрома», сформирована программа освоения серийного производства двигателей нужного класса, в частности РД-600В (для Ка-60/62) и ТВ7-117В (для Ми-38). В то же время некоторые модели вертолетов (например, Ми-34С2 и Ка-226Т) будут оснащаться двигателями зарубежного производства.

На третьем этапе (долгосрочная перспектива), реализация которого рассчитана на период 2016- 2020 гг., будет разрабатываться несколько перспективных и весьма амбициозных новых гражданских и военных проектов. В гражданском секторе тяжелых вертолетов предлагается реализовать программу российско-китайского вертолета 30-тонного класса - AHL. В среднем классе ставка сделана на «перспективный скоростной вертолет» (сейчас в этом направлении развиваются две темы - Ми-Х1 и Ка-92, однако в ближайшее время планируется сделать выбор и продолжить развитие только одной из них). Легкие вертолеты будут создаваться в двух классах - 2,5 и 4,5 т - возможно, в сотрудничестве с зарубежными партнерами, но учитывая при этом и имеющийся задел по таким отечественным проектам, как, например, Ми-44 и Ми-54.

Военный сегмент (см. схему) будет включать модернизированный тяжелый транспортный Ми-26М, транспортно-десантный Ми-383 (развитие линии Ми-38), скоростной средний многоцелевой Ка-65 и так называемый перспективный «ударный вертолетный комплекс». Работы по специальному легкому пилотируемому вертолету для военных заказчиков не предусмотрены, и, согласно представленному на конференции плану, «легкую» нишу займут только беспилотные летательные аппараты.

МАРКЕ «МиГ» - 70!

Евгений АРСЕНЬЕВ, Андрей ФОМИН

8 декабря этого года создатели одной из самых знаменитых марок отечественных боевых самолетов - истребителей «МиГ» - отмечают свое 70-летие. Именно в этот день в далеком 1939 г. было принято решение о создании на московском авиазаводе №1 опытно-конструкторского отдела во главе с А.И. Микояном и М.И. Гуревичем, первые буквы фамилий которых и составили легендарную аббревиатуру «МиГ». Название конструкторского коллектива в дальнейшем не раз менялось, неоднократно сменяли друг друга, особенно в постсоветские годы, руководители компании, но марка «МиГ» неизменно оставалась своего рода визитной карточкой отечественной истребительной авиации. Нет сомнений, что сохранится она и в будущем, когда РСК «МиГ» войдет в состав создаваемого в рамках Объединенной авиастроительной корпорации холдинга «ОАК - Боевые самолеты».

Становление

К концу 30-х гг. прошлого века стало очевидно, что отечественной авиации требуются новые истребители со скоростями полета не менее 600 км/ч и с мощным вооружением, которые не только не уступали бы современным зарубежным самолетам, но и могли превзойти их в летном и боевом отношении.

В это время московский завод №1 им. Авиахима был загружен производством истребителей И-15биси И-153 конструкции Н.Н. Поликарпова, а также работами по внедрению в серию яковлевского ББ-22 (будущего Як-4). Однако по своим характеристикам бипланы Поликарпова уже не в полной мере удовлетворяли требованиям военных. А события развивались стремительно, поскольку начавшаяся в Европе война и конфликт с Финляндией требовали скорейшего обновления самолетного парка.

В ноябре 1939 г. на заводе была создана комиссия для подготовки предложений по загрузке серийного производства на следующий год. Членам комиссии было предложено изучить истребитель И-26, разрабатывавшийся в ОКБ А.С. Яковлева (будущий Як-1). Яковлев подробно ознакомил комиссию с самолетом, который в это время находился в сборочном цехе. Однако еще свежи были в памяти проблемы, с которыми столкнулся завод при освоении «сырого» ББ-22, дай на И-26еще не было нужной документации. Поэтому в противовес «чужому» было предложено рассмотреть другой проект - разраба-тывавшийся в базировавшемся на заводе №1 ОКБ Н.Н. Поликарпова - истребитель И-200 с мощным мотором АМ-37 и с более высокими, чем у И-26, летно-тактическими характеристиками. По расчетным данным, самолет должен иметь максимальную скорость 670 км/ч, в то время как у И-26 она составляла всего 580 км/ч. К тому же конструкция И-200 была более приспособлена к условиям производства на заводе №1, что значительно сокращало сроки его внедрения в серию.

Было принято решение о быстрейшем выполнении проектных работ. Уже 25 ноября 1939 г. группа, в которую вошли А.Г. Брунов, М.И. Гуревич, А.Т. Карев, Н.З. Матюк, В.А. Ромодин и Я.И. Селецкий, начала эскизное проектирование нового истребителя. В это время перед руководством завода встал вопрос о том, кто возглавит работы по новому самолету. Директор завода П.А. Воронин поручил переговорить на эту тему с Артемом Ивановичем Микояном, который с предложением согласился не сразу, но, все же, учитывая создавшуюся обстановку, в итоге дал свое согласие.

8 декабря 1939 г., по согласованию с Наркомом авиационной промышленности М.М. Кагановичем, директор завода №1 П.А. Воронин издал приказ об организации на заводе самостоятельного опытно-конструкторского отдела (ОКО) по проектированию и постройке истребителя И-200. Начальником ОКО был назначен А.И. Микоян, его заместителями - М.И. Гуревич и В.А. Ромодин.

Дальнейшие события развивались стремительно: 8 декабря эскизный проект скоростного истребителя И-200 уже был готов и направлен на рассмотрение в Наркомат авиационной промышленности и ВВС, 25 декабря был рассмотрен и утвержден макет самолета, на следующий день началась разработка и изготовление рабочих чертежей, и уже 31 марта 1940 г. первый опытный экземпляр истребителя И-200 покинул сборочный цех, а 5 апреля летчик-испытатель А.Н. Екатов поднял его в воздух. Таким образом, от начала проектирования до первого вылета прошло всего 100 дней!

Всего месяц спустя, в мае 1940-го, истребитель И-200 был запущен в серийное производство на заводе № 1: до конца года здесь планировалось изготовить уже 125 таких самолетов. Государственные испытания опытных машин завершились с положительными результатами 12 сентября 1940 г., и на следующий день на заседании технического совета при НИИ ВВС во время рассмотрения результатов испытаний ведущий летчик-испытатель Степан Супрун отметил, что И-200 «является самым доведенным самолетом при поступлении его на государственные испытания, которые опытный самолет прошел хорошо». В выводах акта о результатах госиспытаний отмечалось, что «самолет И-200 АМ-35А конструкции инженеров Микояна и Гуревича производства завода №1 по своей скорости, равной 628 км/ч, является лучшим из опытных отечественных самолетов и не уступает однотипным иностранным самолетам на высотах выше 5000 м». 9 декабря 1940 г. на основании постановления Правительства приказом НКАП истребителю И-200 было присвоено наименование МиГ-1, а его улучшенной модификации - МиГ-3.

В 1941 г. производство МиГ-3 постоянно расширялось, достигнув перед войной выпуска 25 самолетов в сутки. К началу Великой Отечественной войны истребителей МиГ-1 и МиГ-3 в частях было больше, чем всех «Яков» и «ЛаГГов» вместе взятых. В основном «МиГи» направлялись в истребительные авиационные полки западных приграничных военных округов. Уже в первые часы войны они вступили в воздушные бои с немецкой авиацией. Истребители МиГ-3 составляли основу самолетного парка 6-го авиационного корпуса ПВО, защищавшего небо Москвы.

До момента эвакуации в октябре 1941 г. в ОКО завода №1 были также разработаны, построены и начали проходить испытания двухмоторный дальний истребитель сопровождения ДИС-200 с моторами АМ-37 и модификация МиГ-3 с мотором М-82 - МиГ-9. Однако основной задачей ОКО в эвакуации в Куйбышеве стало налаживание серийного производства истребителей МиГ-3 на новой территории. Но вскоре последовало известное указание Сталина о прекращении производства на заводе №1 истребителей МиГ-3 в пользу расширения выпуска штурмовиков Ил-2. На новой территории завод успел выпустить только 22 самолета МиГ-3. Всего же из цехов завода №1 вышло 3242 истребителя МиГ-1 и МиГ-3.

ОКБ-155

Когда немецкие войска были отброшены, в Москве началось восстановление авиационного производства. В соответствии с постановлением ГКО от 13 марта 1942 г., возглавляемый А.И. Микояном и М.И. Гуревичем ОКО завода №1 им. И.В. Сталина вместе с опытным цехом возвращался в Москву. На территории московского завода №480, куда в марте-апреле 1942-го реэвакуировался ОКО, был организован опытный завод №155 во главе с директором и главным конструктором А.И. Микояном, и вскоре ОКО получил название ОКБ-155. Сюда же, на завод №155 (а на этой территории ОКБ пребывает и поныне), была переведена ремонтная база завода №30 по истребителям МиГ-3.

Деятельность ОКБ А.И. Микояна на новом месте началась в мае 1942 г.

Основные силы были направлены на дальнейшее совершенствование истребителя МиГ-3, а также на создание на его базе истребителей с более высокими летно-тактическими данными. В период Великой Отечественной войны были построены улучшенные модификации истребителя: И-230 с мотором АМ-35А, И-231 с АМ-39, И-211 с М-82Ф. Также были разработаны и испытаны истребители с более высокими летными характеристиками и мощным вооружением: И-220 и И-225, высотные перехватчики И-221, И-222 и И-224, модификация истребителя сопровождения ДИС-200 с моторами М-82. Кроме проведения опытных работ, силами завода в период 1942- 1943 гг. было выпущено еще 30 серийных истребителей МиГ-3.

Однако ближе к концу войны стало ясно, что силовая установка, состоящая из поршневого мотора и воздушного винта, подошла к пределу своих возможностей: назревала необходимость перехода на новые типы двигателей. 22 мая 1944 г. вышло постановление ГКО о развитии реактивной авиации. Ввиду отсутствия в нашей стране работоспособных турбореактивных двигателей одним из его результатов стало появление нового самолета Микояна и Гуревича И-250 с комбинированной силовой установкой (поршневой ВК-107А плюс реактивный ВРДК с приводным компрессором), впервые взлетевшего в марте 1945 г. И-250, показавший скорость 825 км/ч, выпускался малой серией на московском заводе №381. Однако применение комбинированной установки было лишь временной мерой, т.к. не вызывало сомнений, что будущее принадлежит самолетам с турбореактивными двигателями.

Начало реактивной эры

Положение с реактивными двигателями в СССР изменилось в лучшую сторону лишь в самом конце войны с поступлением трофейных германских ТРД. В кратчайшие сроки они были запущены в серию. Использование трофейных реактивных двигателей в значительной мере позволило ускорить создание отечественной реактивной авиации. Уже 24 апреля 1946 г. летчик-испытатель Алексей Гринчик поднял в воздух И-300 - первый отечественный истребитель с двумя ТРД, принятый затем на вооружение под названием МиГ-9. Всего из цехов куйбышевского завода №1 вышло 604 истребителя МиГ-9.

Одновременно с реактивным МиГ-9 ОКБ разработал экспериментальный истребитель-перехватчик с ЖРД - самолет И-270, но его испытания не показали преимущества ракетного истребителя перед турбореактивным.

В конце 1946 г. в Англию была направлена делегация, в составе которой были и главные конструкторы А.И. Микоян и В.Я. Климов. Им удалось закупить два наиболее совершенных ТРД фирмы «Роллс-Ройс» для использования их при создании новых советских реактивных самолетов и последующего серийного производства (у нас они получили названия РД-500 и РД-45). Появление новых двигателей позволило приступить к созданию в СССР реактивных истребителей следующего поколения. В ОКБ Микояна и Гуревича таким самолетом стал легендарный МиГ-15 - первый в нашей стране массовый истребитель со стреловидным крылом и гермокабиной летчика. Серийный выпуск истребителей МиГ-15 и его модификаций осуществлялся на девяти (!) авиационных заводах, на которых было построено в общей сложности свыше 13 тыс. таких самолетов. Кроме того, серийный выпуск модификаций МиГ-15 был налажен в Польше и Чехословакии.

Истребители МиГ-15 и МиГ-15бис получили боевое крещение в небе Кореи и показали преимущество над американскими аналогами. В ходе Корейской войны МиГ-15бис зарекомендовал себя надежной, неприхотливой машиной и завоевал право называться одним из лучших серийных истребителей начала 50-х гг., впервые принеся ОКБ А.И. Микояна поистине мировую известность.

В результате дальнейшего совершенствования МиГ-15бис был создан истребитель МиГ-17 с крылом увеличенной стреловидности, который выпускался пятью советскими авиазаводами (общий объем производства - более 8000 экз.), а также в Польше, Чехословакии и Китае. Самолеты МиГ-17Ф и МиГ-17ПФ участвовали в боевых действиях во Вьетнаме и на Ближнем Востоке.

Обгоняя звук

Построенный в 1951 г. на базе МиГ-17 опытный самолет И-340 с двумя двигателями АМ-5 стал первым шагом к созданию первого советского сверхзвукового истребителя МиГ-19. Установка на модифицированном И-360 более мощных форсажных двигателей АМ-9 позволила значительно повысить летные характеристики самолета. Уже в первых испытательных полетах летчик-испытатель Григорий Седов преодолел скорость звука, достигнув 1400 км/ч. В начале 1954 г. самолет под обозначением МиГ-19 запустили в серийное производство. Всего на двух заводах было выпущено 1890 самолетов МиГ-19 различных модификаций. Лицензии на производство истребителя были переданы в Чехословакию и Китай.

Следующим сверхзвуковым истребителем Микояна и Гуревича в середине 50-х стал поистине популярнейший во всем мире МиГ-21 - первый отечественный легкий сверхзвуковой фронтовой истребитель с треугольным крылом, находившийся на вооружении полусотни стран и до сих пор продолжающий нести свою службу в ВВС ряда государств. Удачно найденные при создании базового самолета проектно-конструкторские решения дали возможность создать многочисленные модификации. Истребитель МиГ-21 выпускался серийно в течение трех десятилетий на трех советских заводах, а также в Индии, Чехословакии и в КНР, участвовал во многих военных конфликтах и стал одним из самых знаменитых самолетов в мире. На нем в период с 1965 по 1977 гг. установлено 24 мировых рекорда.

Без пилота

Помимо создания истребителей, еще в 1947 г. ОКБ-155 приступило к разработке и созданию крылатых ракет (тема «Б»). Руководителем темы назначили М.И. Гуревича. В связи с возросшим объемом работ с апреля по декабрь 1953 г. для этого использовалась территория другого московского завода №51, а затем этой тематикой занимались как на основной территории ОКБ-155, так и в подмосковной Дубне, на заводе №256, где, в соответствии с приказом МАП от 31 октября 1953 г., был организован филиал ОКБ-155 во главе с Александром Березняком. Работы по тематике «Б» велись до середины 60-х гг., затем филиал ОКБ-155 был преобразован в самостоятельную организацию, ныне известную как ГосМКБ «Радуга». Под руководством Гуревича и Березняка созданы такие крылатые ракеты, как КС, К-10, Х-20, КСР-2, Х-22, КСР-5 и ряд других. Для обеспечения опытной отработки систем крылатых ракет в ОКБ-155 и на заводе №256 было построено несколько их пилотируемых аналогов.

За тепловым барьером

Разработка самолета, летающего на высоте 20 км со скоростью 3000 км/ч, началась в ОКБ Микояна и Гуревича в 1961 г.: постановлением правительства от 5 февраля 1962 г. ОКБ поручалась программа создания высотного сверхзвукового самолета Е-155 в вариантах перехватчика и разведчика, получившего позднее обозначение МиГ-25. ОКБ должно было разработать комплексы для перехвата всех типов воздушных целей, в особенности высотных сверхзвуковых самолетов, а также для ведения разведки с использованием превосходства в высоте и скорости. Для решения этой задачи предстояло создать конструкцию самолета, обеспечивающую преодоление теплового барьера и длительный полет на сверхзвуковой скорости.

Работы по созданию системы перехвата в ОКБ-155 проводились еще в конце 50-х гг., когда в рамках системы «Ураган» были разработаны опытные истребители-перехватчики И-ЗУ, И-7У, И-75Ф, Е-150, Е-152 и др., а также управляемая ракета К-9 класса «воздух-воздух». Е-150 уже был способен достигать скорости 3000 км/ч, но длительно лететь с такой скоростью не мог.

В процессе создания МиГ-25 было решено множество проблем, связанных с длительными полетами на скорости, почти в 3 раза превышающей скорость звука. В его конструкции нашли широкое применение сталь и другие жаропрочные материалы. В 1972 г. перехватчик МиГ-25П и разведчик МиГ-25РБ были приняты на вооружение, став первыми самолетами отечественной боевой авиации, способными летать со скоростью 3000 км/ч на высотах более 20 км. Их серийный выпуск продолжался в течение почти двух десятилетий (построено более 1100 экз.). МиГ-25 состояли на вооружении семи стран мира. Благодаря уникальным скоростным и высотным характеристикам на опытных самолетах МиГ-25 в период с 1965 по 1978 гг. было установлено 38 мировых авиационных рекордов скорости, высоты и скороподъемности, в т.ч. три абсолютных. Часть из этих рекордов не побита до сих пор!

Изменяемая геометрия

Другим направлением деятельности ОКБ А.И. Микояна в 60-е гг. (с 1966 г. ОКБ получило новое наименование - Московский машиностроительный завод «Зенит») стали работы по созданию фронтового истребителя следующего за МиГ-21 поколения. Он должен был обладать большей скоростью, увеличенной дальностью полета и способностью базироваться на аэродромах с ограниченной ВПП. Самолет необходимо было оснастить перспективной системой управления вооружением, обеспечивающей все-ракурсный перехват воздушных целей в свободном пространстве и на фоне земли новыми ракетами средней дальности. Для ведения ближнего боя необходимым было применение ракет малой дальности и бортовой пушки. Работы по проектированию нового самолета, получившего название МиГ-23, привели к созданию в 1967 г. первого в СССР истребителя с крылом изменяемой геометрии, консоли которого могли изменять угол стреловидности в диапазоне от 16 до 72°. Серийное производство МиГ-23 на московском заводе «Знамя Труда» продолжалось в течение почти двух десятилетий, параллельно в Иркутске строились «спарки» МиГ-23УБ.

Одновременно с доводкой МиГ-23 в конце 60-х гг. в ОКБ началась разработка на его базе фронтового истребителя-бомбардировщика МиГ-23Б, на базе которого в дальнейшем было создано несколько модификаций ударных самолетов МиГ-27, строившихся в Иркутске и Улан-Удэ. Всего было изготовлено свыше 5200 истребителей МиГ-23 различных модификаций и почти 900 истребителей-бомбардировщиков семейства МиГ-27, в т.ч. 165 - по лицензии в Индии.

9 декабря 1970 г. во время операции на сердце умер Артем Иванович Микоян. В 1971 г. ММЗ «Зенит» было присвоено его имя, а Генеральным конструктором ОКБ назначили Ростислава Аполлосовича Белякова. Под его руководством были продолжены работы по созданию новых модификаций истребителя МиГ-23,

Кроме того, была развернута разработка двух новых типов самолетов - перехватчика МиГ-31 и фронтового истребителя четвертого поколения МиГ-29. С 1978 г. предприятие стало официально именоваться «Московский машиностроительный завод им. А.И. Микояна».

Кроме того, еще в 1965 г. в ОКБ начались работы по теме «Спираль», предусматривающей создание экспериментального пилотируемого орбитального самолета (ЭПОС). Руководителем темы был назначен Глеб Лозино-Лозинский, в будущем - руководитель НПО «Молния», разработчика знаменитого «Бурана». Для выполнения первого этапа испытаний был построен аналог орбитального самолета- изделие «105-11», на котором в 1977-1978 гг. было выполнено 8 испытательных полетов со сбросом с самолета-носителя Ту-95К и последующей посадкой на специально подготовленную полосу.

Четвертое поколение

Работы по созданию истребителя-перехватчика МиГ-31 (Е-155МП) проводились в соответствии с постановлением советского правительства от 24 мая 1968 г. К будущему перехватчику было предъявлено требование поражения широкой номенклатуры воздушных целей, летящих на больших и малых высотах, а также на фоне земли, в простых и сложных метеоусловиях, при применении противником маневра и активного противодействия. Боевые возможности истребителя предполагалось существенно расширить благодаря применению новейшего электронного оборудования, в частности (впервые в мире) РЛС с фазированной антенной решеткой «Заслон», разработанной в НИИ приборостроения им. В.В. Тихомирова.

МиГ-31 строился по схеме самолета МиГ-25, но имел экипаж из двух человек - летчика и штурмана-оператора. На самолете впервые в отечественной истребительной авиации были установлены два двухконтурных двигателя большой тяги, обеспечивающих высокую максимальную скорость, соответствующуючислу М=2,83, и большую дальность полета. Прототип Е-155МП впервые поднял в воздух 16 сентября 1975 г. шеф-пилот ОКБ Александр Федотов. Серийное производство МиГ-31 в Горьком (Нижнем Новгороде) развернулось в 1979 г., и спустя два года самолет был принят на вооружение истребительной авиации войск ПВО страны. Сегодня МиГ-31 состоят на вооружении ВВС России и Казахстана, являясь одними из самых мощных и эффективных самолетов данного класса в мире.

Разработка легкого фронтового истребителя четвертого поколения МиГ-29 велась в ОКБ им. А.И. Микояна по постановлению правительства от 26 июня 1974 г. Самолет должен был принять у МиГ-21 и МиГ-23 эстафету основного истребителя ВВС Советского Союза и превосходить в воздушных боях новейшие на то время американские и западноевропейские истребители. Проектирование МиГ-29 началось еще в 1970 г. Его основными особенностями стала интегральная аэродинамическая компоновка, при которой фюзеляж выполнен несущим и создает до 40% общей подъемной силы, а также использование перспективной силовой установки из двух двухконтурных турбореактивных двигателей РД-33, современной системы управления вооружением, а также новых управляемых ракет.

Первый полет на прототипе МиГ-29 выполнил 6 октября 1977 г. летчик-испытатель Александр Федотов. После завершения широкомасштабной программы испытаний в 1982 г. самолет был запущен в серийное производство на МАПО, и в 1987 г. принят на вооружение ВВС Советского Союза. С 1986 г. истребители семейства МиГ-29 широко поставляются на экспорт, являясь сегодня основным экспортным продуктом РСК «МиГ». К настоящему времени московским и нижегородским авиазаводами построено более 1400 самолетов МиГ-29 различных модификаций, несущих ныне службу в военно-воздушных силах 26 стран мира.

Лихие 90-е

В начале 90-х гг. ММЗим. А.И. Микояна был преобразован в Авиационный научно-промышленный комплекс (АНПК) «МиГ», а в мае 1995 г. вошел в состав образованного на базе Московского авиа-ционно-производственного объединения им. П.В. Дементьева МАПО «МиГ». С 1996 г. МАПО «МИГ» входило в состав ФГУП «Военно-промышленный комплекс МАПО». Генеральным директором и Генеральным конструктором АНПК «МиГ» - филиала МАПО «МиГ»- с сентября 1997 по май 1999 гг. являлся Михаил Коржуев, а ВПК «МАПО» в феврале 1999 г. возглавил в должности Генерального директора - Генерального конструктора Николай Никитин. При этом АНПК «МиГ» в июне 1999 г. был преобразован в Инженерный центр «ОКБ им. А.И. Микояна», который возглавил в роли директора - первого заместителя Генерального конструктора Владимир Барковский, а сам ВПК «МАПО» в конце 1999 г. был переформирован в корпорацию - РСК «МиГ».

90-е гг. стали одним из самых сложных периодов в жизни «МиГа». Развал экономики страны, разрушение кооперации между заводами-смежниками и прекращение закупок истребителей МиГ-29 и МиГ-31 Министерством обороны России поставили ОКБ в крайне тяжелое положение. Основные финансовые поступления обеспечивались, главным образом, только за счет экспорта истребителей - в эти годы был заключен и осуществлен ряд важных контрактов на поставки самолетов МиГ-29 в несколько стран. В поисках нового места на рынке в это время в ОКБ был развернут ряд программ по гражданской тематике - но ни одна из них впоследствии так и не получила практического воплощения, равно как и широко рекламировавшаяся идея серийного производства ближнемагистральных пассажирских самолетов Ту-334 на мощностях ВПК «МАПО» (РСК «МиГ»).

Тем не менее, именно в эти годы ОКБ им. А.И. Микояна активизировало работы по ряду новых тем в интересах Миноборон ы России и потенциальных зарубежных заказчиков. Так, как раз в сложные 90-е удалось довести до этапа летных испытаний опытно-экспериментальный образец истребителя пятого поколения МФИ - изделие «1-44». Целевая комплексная программа создания истребителей пятого поколения была развернута по инициативе руководства ОКБ им. А.И. Микояна еще в начале 80-х - в соответствии с постановлением советского правительства от 5 июля 1981 г. Результатом программы стала разработка в ОКБ им. А.И. Микояна в 1985 г. технических предложений по Многофункциональному истребителю МФИ и Легкому фронтовому истребителю ЛФИ. Опытно-экспериментальный образец МФИ («1-44») был построен в опытном производстве АНПК «МиГ» в 1994 г., и в декабре того же года летчик-испытатель Роман Таскаев выполнил на нем первую скоростную рулежку, однако затем наступил долгий перерыв. В первый полет «1-44» поднял 29 февраля 2000 г. новый шеф-пилот ОКБ Владимир Горбунов. Но машина смогла выполнить всего два испытательных полета, после чего дальнейшее развитие темы было признано нецелесообразным ввиду изменения тактико-технических требований заказчика.

Другой важной темой ОКБ в этот период стало создание перспективного реактивного учебно-тренировочного самолета МиГ-АТ, начатое еще в 1990 г. и ставшее первым практическим опытом широкого сотрудничества ОКБ при разработке новой авиатехники с зарубежными партнерами. Первый полет на опытном образце самолета МиГ-АТ, оснащенном французскими двигателями «Ларзак» и БРЭО французского производства, выполнил 16 марта 1996 г. летчик-испытатель Роман Таскаев. Спустя три года на испытания поступил

и второй экземпляр машины с отечественной авионикой. На МАПО готовилось серийное производство МиГ-АТ, однако ВВС России в итоге предпочли альтернативный проект, предложенный ОКБ им. А.С. Яковлева. В настоящее время оба МиГ-АТ по-прежнему остаются в строю и используются в качестве летающих лабораторий.

Много внимания в постсоветский период ОКБ стало уделять модернизации ранее выпущенной техники. Крупнейший контракт на модернизацию 125 истребителей МиГ-21бис пришел от ВВС Индии. Прототип модернизированного МиГ-21-93, получившего современную РЛС «Копье», новое приборное оборудование и вооружение, поднялся в первый полет 25 мая 1995 г., а с 1998-го стартовала программа доработки самолетов заказчика, основная часть которой выполнялась с использованием поставляемых Россией комплектов непосредственно в Индии. Сходные программы модернизации были предложены ОКБ им. А.И. Микояна и для эксплуатантов самолетов МиГ-23.

В 90-е гг. были также заложены основы для получивших успешное развитие уже в новом тысячелетии программ дальнейшей модернизации наиболее современных истребителей ОКБ - МиГ-29 и МиГ-31 в интересах как зарубежных заказчиков, так и ВВС России.

РСК «МиГ» сегодня

Одним из важнейших результатов первого десятилетия нового века в жизни РСК «МиГ» стало укрепление компании как интегрированной структуры, объединяющей разработчика и производителей самолетов «МиГ». Основой корпорации сегодня являются Инженерный центр «ОКБ им. А.И. Микояна», уже 10 лет возглавляемый Владимиром Барковским, Производственный центр (включает Производственный комплекс №1 в подмосковных Луховицах, Производственный комплекс №2 в Москве и Калязинский машиностроительный завод) и Летно-испытательный центр им. А.В. Федотова, возглавляемый нынешним шеф-пилотом ОКБ Павлом Власовым. Общее руководство РСК «МиГ» в должности Генерального директора - Генерального конструктора в эти годы осуществляли Николай Никитин (с февраля 1999 по октябрь 2003 гг.), Валерий Торянин (с ноября 2003 по сентябрь 2004 гг.), Алексей Федоров (с сентября 2004 по октябрь 2007 гг.), Анатолий Белов (с декабря 2007 по декабрь 2008 гг.). С января 2009 г. корпорацию возглавляет Генеральный директор - Генеральный конструктор РСК«МиГ» Михаил Погосян, одновременно являющийся Генеральным директором ОАО «Компания «Сухой» и первым вице-президентом ОАО «ОАК». Назначение Михаила Погосяна главой РСК «МиГ» вписывается в общую концепцию реформирования российской авиапромышленности, согласно которой завершившее в этом году процедуру акционирования ОАО «РСК «МиГ» в октябре вошло в состав Объединенной авиастроительной корпорации и в ближайшем будущем, наряду с компанией «Сухой» и НАЗ «Сокол», составит ядро бизнес-единицы «ОАК - Боевые самолеты».

Основные работы РСК «МиГ» в последние годы и на ближайшую перспективу связаны с дальнейшей модернизацией и поставкой заказчикам новых самолетов семейства МиГ-29 (МиГ-29СМ, МиГ-29СМТ, МиГ-29К/КУБ, МиГ-35), модернизацией МиГ-31 (МиГ-31БМ), участием в работах по созданию боевых пилотируемых и беспилотных летательных аппаратов нового поколения. Важнейшими событиями 2008-2009 гг., наряду с заметным прогрессом по главным «экспортным» программам корпорации (ремонт и модернизация строевых МиГ-29, поставки МиГ-29СМТ, разработка и поставки МиГ-29К/КУБ, разработка МиГ-35) стало «возвращение» после длительного, более чем 15-летнего, перерыва главного заказчика - ВВС России. В результате, в прошлом году в отечественные войска поступили первые модернизированные перехватчики МиГ-31БМ, а в начале этого года начались поставки в части российских ВВС истребителей МиГ-29СМТ. Прорабатывается вопрос заказа Министерством обороны России и «МиГов» новой постройки - многоцелевых корабельных МиГ-29К/КУБ для авиации ВМФ России и многофункциональных истребителей поколения «4++» МиГ-35С для ВВС.

Подводя накануне юбилея краткие итоги 70 лет деятельности ОКБ им. А.И. Микояна, следует отметить, что всего за прошедшие годы было разработано более 400 типов и модификаций летательных аппаратов различного назначения - от истребителей до крылатых ракет. Общий объем выпуска самолетов «МиГ» отечественными серийными авиационными заводами составил около 47 тыс. экземпляров, а с учетом производства в других странах - превысил 62 тыс. машин. На самолетах «МиГ» установлено около 80 мировых авиационных рекордов скорости, высоты и скороподъемности.

За заслуги в создании, производстве и испытаниях новой авиационной техники ОКБ им. А.И. Микояна награждено тремя орденами: орденом Ленина (12 июля 1957 г.), орденом Октябрьской Революции (3 апреля 1975 г.) и орденом Трудового Красного Знамени (2 февраля 1982 г.). Звания Героя Социалистического Труда дважды были удостоены Генеральные конструкторыА.И. МикояниР.А. Беляков. Звания Героя Социалистического Труда удостоились главные конструкторы М.И. Гуревич, А.Г. Брунов, Н.З. Матюк, Г.Е. Лозино-Лозинский, К.К. Васильченко, М.Р. Вальденберг.

Звание Героя Советского Союза присвоено испытывавшим в разные годы «МиГи» летчикам-испытателям ОКБ Т.О. Аубакирову, И.Т. Иващенко, К.К. Коккинаки, В.Е. Меницкому, Г.Н. Мосолову, В.А. Нефедову, Б.А. Орлову, П.М. Остапенко, ГА. Седову, А.Г. Фастовцу и А.В. Федотову. Звания Героя Российской Федерации удостоены летчики-испытатели М.Р. Алыков, О.В.Антонович, П.Н. Власов, А.Ю. Гарнаев, В.М. Горбунов, Н.Ф. Диордица, А.Н. Квочур, Л.С. Попов и Р.П. Таскаев.

ВЕТЕР МЕНЯЕТ НАПРАВЛЕНИЕ Французский вертолетоносец - для Российского флота?

Владимир ЩЕРБАКОВ

В конце ноября с визитом в Россию прибыл один из новейших боевых кораблей ВМС Франции - десантный вертолето-носец-док «Мистраль». Главной целью визита стало предоставление возможности тщательного изучения корабля отечественными специалистами в рамках заявленного намерения приобрести его для нужд Российского Флота с перспективами организации дальнейшей лицензионной постройки на российских верфях. В первую очередь, нашим инженерам и военным предстоит оценить возможность совместимости французского вертолетоносца с различными системами вооружения и оборудования российского производства, а самое главное - практически подтвердить способность базирования на нем вертолетов, состоящих на вооружении Российской Армии и ВМФ. Вопрос возможного приобретения Российским Флотом боевого корабля западного производства вызвал неоднозначную оценку в обществе и у ряда экспертов, особенно с учетом наличия подобных проектов в «портфеле» отечественных разработчиков - речь о проектах «Халзан» и «Херсон», подготовленных еще в 80-е гг., но так и не попавших на стапеля. Тем более, что цена потенциальной сделки весьма велика - под 2 млрд евро! Но, как бы там ни было, днем 23 ноября «Мистраль» ошвартовался у набережной Лейтенанта Шмидта в С.-Петербурге. Когда этот номер сдавался в печать, стало известно, что на 26 ноября намечен его выход в море и участие в совместных учениях с кораблями ВМФ России, в ходе которых на борт французского вертолетоносца совершат пробные посадки специально прибывшие для этого на аэродром «Левашово» под С.-Петербургом российские вертолеты Ка-27, Ка-29 и Ка-52. Морякам и авиаторам предстоит проверить возможность базирования российских винтокрылых машин на французском корабле, включая размещение их в подпалубном ангаре. Так что, если все пойдет по плану и стороны в процессе предстоящих переговоров решат все технические и финансовые вопросы, нельзя исключать возможности того, что, как бы это ни казалось беспрецедентным, боевой корабль, разработанный и построенный в стране НАТО, в будущем сможет поступить на вооружение российского ВМФ. Мистраль, как известно, - это сильный холодный северо-западный ветер на средиземноморском побережье Франции. Подует ли ветер в «паруса» отечественного флота с юго-запада (из Франции) - покажет время, пока же ознакомим читателей с тем, что из себя представляет прибывший в С.-Петербург корабль, носящий это имя.

Непростая судьба французского _«Мистраля»

Начнем с того, что сами французы классифицируют корабли типа «Мистраль» не как традиционные в нашем понимании десантные вертолетоносцы-доки, а как десантно-командные корабли. Примерно так и можно перевести оригинальное французское обозначение подкласса «Мистраля» - Batiment de Projection et de Commandement. Отсюда и его две главные задачи - производить высадку сил и средств десанта и осуществлять управление группой, соединением и объединением кораблей или разнородных сил. По большому счету, французские специалисты достаточно удачно предприняли попытку сделать некий «гибрид» универсального десантного корабля, способного обеспечивать проведение морских десантных операций, и командно-штабного корабля.

Хотя, надо сказать, изначально история проекта, на основе которого позднее создали «Мистраль», была намного прозаичнее. В начале 90-х гг., когда распался Советский Союз, а Запад открыто праздновал победу в «холодной войне», военные ведущих стран НАТО столкнулись с нежеланием своих правительств и дальше выделять огромные средства на оборону от внешнего врага, коего тогда - в лице Советского Союза - более не стало. Одними из первых с этим столкнулись адмиралы: прагматичные и умеющие хорошо считать деньги политики отказывались поддерживать «на плаву» огромные военные флоты, созданные для того, чтобы «мочить» друг друга на просторах Мирового океана. Тут же «не у дел» оказались многочисленные компании, занятые проектированием и постройкой боевых кораблей различных классов, что не могло не сказаться на их экономическом положении.

С другой стороны, к концу прошлого века существенно возросла потребность в осуществлении быстрой переброски морем воинских контингентов, вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), а также проведения эвакуации групп гражданского населения. Причем данные операции осуществлялись как в ходе вооруженных конфликтов различной интенсивности, так и в рамках миротворческих или гуманитарных операций. И если обладавший многочисленными универсальными десантными кораблями, десантными кораблями-доками, вертолетоносцами и командно-штабными кораблями американский флот к операциям подобного рода был готов, то европейские адмиралы в этом вопросе оказались менее обеспеченными. Ведь ранее, в рамках военной доктрины НАТО, они полагались исключительно на заокеанскую «дубинку» в лице военного флота Соединенных Штатов. Однако в условиях победы в «холодной войне» и желания самого американского руководства получить «дивиденды мирного времени», ВМС США сами столкнулись с нехваткой средств на содержание своего огромного корабельного состава и стали активно избавляться от наиболее устаревших кораблей, отправляя их в базы отстоя или продавая за границу. Так что заботиться по-прежнему «обо всем мире» становилось для американских адмиралов уже невмоготу.

Сложив одно с другим, руководство французского кораблестроительного гиганта DCN, также оказавшегося перед лицом сократившегося национального бюджета на оборону, не без оснований пришло к выводу о том, что в ближнесрочной перспективе у ВМС разных стран мира могут быть востребованы десантные вертолетоносцы-доки и корабли, совмещающие в себе достоинства легкого авианосца с носовым трамплином и универсального десантного корабля, имеющего достаточно большую вместимость и оснащенного доковой камерой - тем более, что наработки в данном направлении у французов уже были.

В соответствии с достаточно широким кругом задач, решение которых предполагалось возложить на перспективный корабль, он должен был иметь большую вместимость по личному составу десанта и ВВСТ, обладать способностью принимать на борт и выпускать десантные катера на воздушной подушке (ДКАВП), обеспечивать постоянное базирование на борту боевых и транспортных вертолетов (в т.ч. располагать крытым ангаром для их размещения), а также иметь стационарный госпиталь, хорошо оснащенный пункт управления (флагманский командный пункт командира отряда или соединения кораблей) и т.д.

В итоге, в 1992 г. на очередной выставке «Евронаваль», которая проходит в Ле-Бурже в том же выставочном центре, что и международный аэрокосмический салон, но по четным годам, компания DCN представила проект перспективного десантного корабля водоизмещением около 15 000 т, названного В IP-15 (от Batiment D'Intervention Polyvalent, т.е. «многоцелевой ударный корабль») и представлявшего собой некий симбиоз легкого авианосца и десантного вертолетоносца-дока. Основу его ударной мощи должна была составить достаточно большая авиагруппа - шесть тяжелых вертолетов различного типа и восемь СВВП, которые могли использовать для взлета носовой трамплин. Кроме того, на корабле имелась кормовая док-камера на два ДКАВП размерности LCAC или на четыре обычных водоизмещающих ДКА размерности LCM (последние еще часто называют «десантная баржа»).

Основной упор компания-разработчик сделала на продвижении своего корабля именно на международный рынок военно-морской техники, для чего был создан модельный ряд из четырех модификаций, отличавшихся преимущественно водоизмещением, главными размерениями и, соответственно, вместимостью для десанта и составом корабельной авиагруппы. Самый малый, BIP-8, имел водоизмещение всего лишь 8000 т и максимальную длину 102 м, а наиболее крупный корабль, BIP-19, - водоизмещение 19 ООО т и максимальную длину 190 м. Последний проект был разработан преимущественно под требования ВМС Германии, пытавшихся реализовать долго вынашивавшуюся программу «Мерцвекшифф» (Mehrzweckschiff- «многоцелевой корабль»), предусматривавшую создание десантного вертолетоносца водоизмещением около 19 200 т, оборудованного большой вертолетной палубой, док-камерой, центром управления и госпиталем. Были в продуктовой линейке также модификации В1Р-10 и В1Р-13.

Впрочем, тогда же разработчик получил первую «горькую пилюлю»: немецкое правительство под давлением оппозиции, требовавшей сокращения военных расходов (что и не удивительно - такова была тогда общемировая тенденция), заморозило программу и больше пока ее «с полки» не доставало. Поэтому одно время специалистам казалось, что проект BIP станет очередным «бумажным корабликом», обернувшись для DCN немалыми финансовыми потерями.

Свои помогли

И тут на выручку подоспели своиже адмиралы, оказавшиеся перед необходимостью срочно заменить два устаревших десантных корабля-дока - «Орегон» и «Ораж» постройки 50-х гг. Вариантов было всего два: построить два дополнительных десантных корабля типа «Фудре» или же доработать проект В1Р. Военно-политическое руководство раскололось на два лагеря, и перевес поначалу был у сторонников «Фудр». Был, впрочем, еще один вариант - списать оба корабля, а в вопросах обеспечения морских десантных операций положиться на то же НАТО, хотя Франция в военную организацию блока и не входила.

С выбором решения помогли британцы, чей флот к тому времени получил суперсовременный десантный вертолетоносец «Оушн», во многом схожий по конструкции с проектом BIP и оказавшийся весьма удачным, что послужило хорошим аргументом в пользу разработки для французских ВМС нового проекта десантного корабля, который смог бы решать широкий круг задач и органично дополнил бы уже имеющиеся в боевом составе десантные корабли-доки типа «Фудр».

Наконец, в середине 2000 г. было официально объявлено решение командования ВМС Франции - создавать новый корабль на базе проекта BIP-19, а в июне был объявлен тендер, участвовать в котором пригласили две крупнейшие французские судостроительные компании: DCN и «Шантье де Атлантик» (Chantier de I'Atlantique).

Победитель объявился достаточно быстро-к концу года DCN получила контракт на постройку двух кораблей нового типа, второй же участник - статус субподрядчика и поставщика отдельных элементов корпусных конструкций. Однако по вопросу о разделении объемов работ между двумя компаниями возникли серьезные разногласия, и окончательный контракт между заказчиком и исполнителями был подписан только в январе 2001 г., поэтому пришлось сдвинуть вправо и сроки ввода кораблей в боевой состав национальных ВМС - на 2005 и 2006 гг. соответственно.

В результате всех этих перипетий, команда на закладку головного корабля поступила лишь в июле, а «резать металл» начали в ноябре 2001 г. Головному кораблю было присвоено имя «Мистраль» - по названию сильного ветра, дующего в районе долины Роны с севера и севера-запада по направлению к морю (некий аналог черноморской боры). Это провансальское слово стало употребляться с 1519 г., в более широком понимании сейчас оно означает и просто сильный ветер.

В отличие от базового проекта-BIP-19 - на кораблях типа «Мистраль» уже нет носового трамплина и не предусмотрено базирование СВВП, хотя теоретически такой вариант не исключен - полетная палуба корабля позволяет взлетать и садиться на нее подобным ДА. Имея полное водоизмещение около 21 300 т, корабль в длину достигает 210 м (при длине полетной палубы 199 м), а в ширину - почти 32 м. Общая грузовместимость бронетехники достигает 1000 т, например, французские военные считают типовым вариантом 60 легких боевых бронированных машин и 13 основных боевых танков «Леклерк» (при условии отсутствия вертолетов в подпалубном ангаре). Вместимость для десанта - 450 военнослужащих в полном снаряжении и с личным оружием, либо 700-900 человек «налегке», на короткий период времени.

На протяжении практически всей верхней палубы, исключая надстройку, находится полетная палуба площадью 5200 м2 (по другим данным - 6400 м2), на которой расположены шесть взлетно-посадочных площадок для одновременного выпуска и приема вертолетов (их легко узнать по соответствующей маркировке). Под полетной палубой, в кормовой части корабля расположен вертолетный ангар полезной площадью около 1800 м2. Для перевода вертолетов на полетную палубу из ангара и обратно в кормовой части имеются два подъемника.

Высадка личного состава и бронетехники десанта может производиться либо в оборудованном порту на причал, либо прямо в море с использованием катеров: корабли оборудованы внутренним доком общей площадью около 2650 м2, в котором могут размещаться два 95-тонных ДКАВП типа LCAC или четыре ДКА типа LCM меньшего водоизмещения. После того, как активную заинтересованность в приобретении кораблей типа «Мистраль» проявила Россия, французские специалисты приступили к изучению возможности интеграции на борт корабля отдельных видов вооружения и систем российской разработки и производства: как сообщил автору один из специалистов компании DCNS (так после слияния с компанией «Армарис» называется теперь DCN), рассматривается возможность размещения в доковой камере ДКАВП проекта 12061 «Мурена». Теоретически также возможна высадка в море посредством доковой камеры и плавающей бронетехники, но в этом случае ее темп будет весьма небольшим, да и ни на одном рекламном ролике, посвященном «Мистралю», такую операцию наблюдать не приходилось.

В кормовой части корабля, рядом с док-камерой расположен двухуровневый ангар для автомобилей и бронетехники: нижняя палуба находится на уровне дока, а верхняя - непосредственно под вертолетным ангаром. Въезд в него находится над доком, колесная техника заходит на палубу ангара своим ходом, а вот для гусеничной техники, вероятно, потребуются асфальто-ходные гусеничные ленты.

Особо следует отметить, что на борту кораблей типа «Мистраль» оборудован командный центр (центр управления) площадью 850 м2, предназначенный для управления различного рода и масштаба операциями, в т.ч. осуществляемыми в автономном режиме. Он может вместить до 200 специалистов, хорошо оснащен и позволяет использовать «Мистраль» в качестве корабля управления эскадрой, флотилией или флотом, а также в ходе проведения операций межвидовыми группировками войск и сил. Кроме того, на корабле имеется госпиталь на 69 койко-мест, с возможностью незначительного их увеличения, есть две операционные комнаты и рентгеновский кабинет.

Средства самообороны представлены двумя 30-мм скорострельными артиллерийскими установками «Бренда Маузер» (пока не установлены) и двумя ЗРК типа VSRAD. В качестве средства целеуказания используется корабельная трехкоординатная РЛС, а непосредственное управление оружием осуществляется при помощи оптико-электронной системы управления оружием. Также имеются несколько площадок для установки 12,7-мм крупнокалиберных пулеметов и две площадки с турельными установками для ПЗРК «Синдбад» (ЗУР «Мистраль» компании MBDA с зоной поражения по высоте от 5 до 3000 м и по дальности от 0,5 до 6 км). По итогам эксплуатации кораблей рядом высокопоставленных представителей ВМС Франции было выдвинуто предложение об усилении средств ПВО корабля, в частности - за счет замены двух ПУ ПЗРК «Синбад» с ручным наведением на автоматические восьмизарядные ПУ ЗРК «Тетрал» с той же ЗУР.

Главная энергетическая установка (ГЭУ) корабля построена на использовании принципа «электродвижения»: вся электроэнергия вырабатывается четырьмя дизелями заявленной выходной мощностью по 5,2 МВт (около 7000 л.с.) каждый, которые обеспечивают все корабельные потребители электроэнергии, в т.ч. работу двух гребных электродвигателей суммарной мощностью 15 МВт (20 400 л.с). Управление ГЭУ осуществляется при помощи специально разработанной автоматизированной системы управления и мониторинга PCMS. Отличительной особенностью дви-жительной установки является отсутствие громоздких гребных валов, поскольку два гребных винта располагаются в специальных поворотных гондолах с диапазоном вращения 360°. Такая конструкция главных движителей делает корабль более маневренным, что особенно важно при маневрировании вблизи берега и в узких проливах. Дополнительно в передней части корпуса установлены два подруливающих устройства, а для уменьшения качки в средней части корпуса корабля имеются два стабилизатора крыльевой формы (успокоители качки).

Для нового корабля была разработана специальная система управления, а высокая степень автоматизации всех процессов его жизнедеятельности позволила существенно сократить численность экипажа и повысить эффективность управления кораблем и авиагруппой. Причем система обмена данными на «Мистрале» является многофункциональной и универсальной, что позволяет легко интегрироваться в аналогичные системы, состоящие на вооружении вооруженных сил других государств - немаловажный фактор при проведении многонациональных операций. Еще одной отличительной особенностью корабля данного типа является широкое применение в ходе его проектирования стандартов гражданского судостроения. Например, все корабельные системы прошли сертификацию в отношении их «экологичное-ти»: на корабле установлена специальная система сбора, хранения и переработки сточных вод и других отходов, которые ранее обычно попросту удалялись военными за борт.

По праву гордясь своим «произведением», французская компания DCNS называет «Мистраль» в рекламных материалах не иначе как «Хамелеон» Мирового океана» попал в «шорт-лист» тендера, объявленного Минобороны Австралии на закупку перспективных универсальных десантных кораблей. Однако австралийцы отдали предпочтение другому претенденту -испанской компании «Н авантия» (бывшая «Изар»), предложившей на тендер проект корабля типа ВРЕ (Buque de Proyeccion Estrategica). Фактически это универсальный десантный корабль, отличительной особенностью которого является наличие носового трамплина для обеспечения взлета самолетов с укороченным взлетом и вертикальной посадкой.

По данному проекту для испанских ВМС строится корабль «Хуан Карлос I» водоизмещением около 27 000 т, его «дизайн» в целом был одобрен командованием ВМС Испании в сентябре 2003 г., а закладка корабля на стапеле состоялась в 2005 г. Корабль, названный в честь нынешнего короля Испании, спустили на воду 10 марта 2008 г., ожидается, что он войдет в боевой состав испанского флота в 2011 г. и сможет не только заменить старые тан-ко-десантные корабли «Фернан Кортес» и «Пизарро», обеспечивающие действия подразделений морской пехоты, но и послужить многоцелевой платформой, имеющей мощную корабельную авиагруппу и способной решать еще и задачи легкого авианосца. В последнем случае он сможет брать на борт до 30 ЛА: на полетной палубе одновременно может производиться обслуживание 13 самолетов и вертолетов - восьми СВВП «Харриер» или F-35, четырех тяжелых вертолетов типа СН-47 и одного конвертоплана V-22 «Оспри». Кроме того, в качестве «стратегического войскового транспорта» он сможет брать на борт до 1200 солдат и офицеров с необходимым вооружением и снаряжением. На каждой из двух внутренних грузовых палуб может находиться до 6000 т грузов, а кормовая доковая камера - вмещать до четырех ДКА типа LCM-1 или один ДКАВП типа LCAC.

По мнению зарубежных военно-морских экспертов, главной причиной отказа австралийского флота от «Мистраля» в пользу испанского предложения стали так и не преодоленные разногласия по поводу места постройки двух кораблей, предполагавшихся к закупке для ВМС Австралии. Канберра твердо настаивала на том, чтобы они строились на местных судоверфях, тогда как Париж уступал зарубежным коллегам только один - другой должен был строиться во Франции. Последнее вполне понятно: такой «весомый» контракт позволил бы загрузить судостроительные мощности DCN и создать дополнительные рабочие места. Однако в итоге французы остались без какого-либо контракта вовсе. 20 июня 2007 г. премьер-министр Австралии официально объявил о том, что правительство Австралии выбрало победителем тендера испанскую компанию, по проекту которой на расположенной в Австралии судоверфи компании «ВАЕ Системз Австралия» будут построены два десантных вертолетоносца-дока типа «Канберра». В этой связи вызывает сомнение вопрос о готовности французской стороны передать России права на постройку серии кораблей типа «Мистраль», о чем заявляло руководство российского Минобороны. Скорее всего, если Россия приобретет-таки четыре корабля данного типа, то, вероятно, строиться они будут во Франции - таким вот оригинальным образом Москва сможет «помочь» в кризисное время отечественному судостроению…

В 2000-2001 гг. переговоры по вопросу поставки кораблей типа «Мистраль» велись и с командованием ВМС Бельгии, но к положительному результату они так и не привели. Так что пока Франция остается единственным эксплуатантом кораблей типа «Мистраль». Согласно плану военного строительства в целях обеспечения национальной безопасности Франции 2008 г. они останутся в боевом составе флота минимум до 2020 г., а недавно правительство Франции объявило о решении разместить заказ на универсальный десантно-командный корабль типа «Мистраль» (одна из побудительных причин - планирующейся вывод в 2010 г. из боевого состава флота вертолетоносца «Жанна д'Арк»), его постройка начата на верфи в Сен-Назере 18 апреля 2009 г. Причем решение строить третий корабль принято под давлением не политических, а экономических причин: правительственный контракт подписан в рамках так называемого «Плана восстановления», разработанного под эгидой Николя Саркози и призванного помочь восстановлению экономики и промышленности Франции, пострадавшей от мирового финансово-экономического кризиса. Так что, приобретя у Франции еще четыре корабля типа «Мистраль», мы сможем помочь «другу Николя» перевыполнить план, а вот собственную промышленность оставим без денег, так же как, впрочем, и собственный бюджет, в котором и так не хватает средств на квартиры военнослужащим и пенсии бывшим военным…

Авиагруппа

Суммарное количество тяжелых вертолетов размерности NH90, которые может принять «Мистраль» в своем подпалубном ангаре, по данным компании-разработчика, составляет 16 машин. Число же легких вертолетов, по словам первого командира «Мистраля» капитана 1 ранга Жиля Хюмо, может достигать порядка трех десятков. Не исключена возможность базирования и других ЛА, например, боевых и/или разведывательных БЛА. При этом имеется одно ограничение - максимальная масса летательного аппарата должна не превышать 33 т, причем только на одной из шести вертолетных площадок. Подпалубный ангар оборудован местом технического обслуживания и ремонта с подъемно-крановым устройством. Предусмотрено размещение личного состава авиагруппы численностью до 160 человек, в распоряжении которых имеется 22 кубрика и каюты.

Для обеспечения полетов вертолетов и других летательных аппаратов на корабле имеются РЛС DRBN-38A и оптическая система посадки, предназначенная для формирования цветовых зон глиссады и курса для безопасной посадки ЛА в простых и сложных метеоусловиях днем и ночью.

Для опускания вертолетов в ангар и подъема их обратно на полетную палубу используются два подъемника грузоподъемность 13 т каждый. Главный, площадью 225 м2, расположен непосредственно в кормовой оконечности корабля, а второй, меньший по площади (120 м2), находится за надстройкой по левому борту. Главный подъемник при этом обеспечивает возможность поднятия вертолетов с лопастями несущего винта, установленными в рабочее положение, что ускоряет процедуру подъема машины в воздух.

Корабли типа «Мистраль» могут принимать на борт любые вертолеты, состоящие на вооружении французских вооруженных сил. К настоящему времени уже успешно проведена «обкатка» на корабле таких вертолетов, как «Линкс», «Кугар», NH90, «Тигр», «Пума», «Экюрель», «Пантера» и СН-53 «Си Стэльон». Стандартным вариантом французские военные считают размещение на корабле смешанной авиагруппы, половина которой (восемь машин) - вертолеты NH90, а остальные - новейшие боевые «Тигры».

Советский «Иван Тарава»

Интересно, что если бы не подковерные игры советской номенклатуры и последовавший в 90-х гг. развал Советского Союза, отечественный флот вполне мог бы уже и сам обладать кораблями, ничуть не худшими, чем «Мистраль». Даже, как представляется, - намного более эффективными и соответствующими задачам нашего ВМФ.

Речь идет о проекте универсального десантного корабля-дока проекта 11780 (шифр «Херсон»), разработка которого на базе БДК проекта 1174 («Иван Рогов») во второй половине 80-х гг. по заданию Главкома ВМФ СССР Сергея Горшкова была проведена ленинградским Невским проек-тно-конструкторским бюро. Во многом корабль был схож с американскими универсальными десантными кораблями типа «Тарава», лучшими на то время кораблями данного подкласса в мире, а потому советский аналог сразу же окрестили «Иван Тарава».

Корабль предназначался для высадки морского десанта как при помощи базировавшихся в кормовой доковой камере десантных катеров и вертолетов палубного базирования, так и самостоятельно - при помощи носового высадочного устройства. Более того, в первоначальном варианте предусматривалось включение в состав корабельной авиагруппы СВВП Як-38 - в этом варианте «Херсон» должен был иметь сплошную полетную палубу размером 200x25 м, обеспечивавшую базирование до 12 вертолетов Ка-29, и смещенную к правому борту развитую надстройку, а также расположенную в кормовой части протяженную доковую камеру и кормовую аппарель для выхода десантно-высадочной техники. Для подъема вертолетов из подпалубного ангара на полетную палубу имелись два вертолетоподъемника. Корабль предполагалось оснащать котлотурбинной ГЭУ, а вооружение предполагалось в составе одной спаренной 130-мм артустановки АК-130, одной батареи ЗРК «Кинжал» в составе трех УВП, а также двух боевых модулей ЗРАК «Кортик».

На втором варианте корабля, созданном с учетом пожеланий адмирала Горшкова, 130-мм артустановка уже располагалась в носу (это было сделано, как утверждается, для того, чтобы «отбить» запрос Генштаба Вооруженных Сил СССР на устройство на «Херсоне» носового трамплина, обеспечивающего применение и других, кроме вертолетов и СВВП, типов летательных аппаратов). Кроме того, состав зенитных средств расширился до двух батарей ЗРК «Кинжал» (по шесть установок в каждой), тогда как количество боевых модулей «Кортика» возросло до четырех. Причем в данном варианте базирование на корабле СВВП Як-38 уже не предусматривалось, зато допускалась возможность размещения на нем не транспортно-боевых Ка-29, а противолодочных и поисково-спасательных Ка-27, что позволяло сделать из «Херсона» противолодочный вертолетоносец.

Кроме того, еще до «Херсона», в 1980 г., был готов технический проект разработанного на базе гражданского судна - ролкера противоло-дочно-десантного вертолетоносца проекта 10200 (шифр «Халзан»), Корабль, чье полное водоизмещение составляло бы 31 000 т, а наибольшая длина - 229,4 м (ширина - 39,2 м, осадка - 9,9 м), предполагалось использовать для поиска, слежения и уничтожения подводных лодок противника, а также - как второстепенная задача - в роли десантного вертолетоносца. В последнем случае «Халзан» мог брать на борт до 50-60 средних танков и до батальона морской пехоты со штатным вооружением и снаряжением, при этом в ходе высадки десанта могли задейс-твоваться десантно-штурмовые вертолеты Ка-29 и базирующиеся в доковой камере ДКАВП. В противолодочном варианте корабль мог брать на борт до 28 вертолетов, размещавшихся в подпа-лубном ангаре, а газотурбинная ГЭУ мощностью 50 000 л.с. позволяла бы ему развивать скорость полного хода до 25-27 узлов.

В этой связи хотелось бы отметить, что если российскому флоту сегодня и нужен корабль наподобие «Мистраля» или американской «Таравы» (что может вызывать определенные сомнения, ведь есть все же и не менее важные задачи - например, ввод в строй новых стратегических и многоцелевых атомных подводных лодок, восстановление морских сил общего назначения и т.п.), то вполне можно было бы доработать с учетом современных требований уже готовый проект того же «Херсона», контролируя при этом расходование средств. Как представляется, Невское ПКБ сегодня с этой задачей вполне справилось бы, в крайнем случае - можно было бы создать объединенную конструкторскую группу из представителей различных КБ и НИИ. Ведь, закупая корабль зарубежной разработки и постройки, российское военно-политическое руководство не только лишает отечественное кораблестроение достаточно большого заказа, но и ставит под угрозу работоспособность этих кораблей в условиях военного времени - ведь ЗИП на комплектующие зарубежного производства российскому ВМФ придется приобретать за границей, а обстановка может измениться, и в любой момент друзья могут вполне стать соперниками. Что же касается потребности ВМФ РФ в командно-штабных кораблях, то здесь вообще все предельно ясно - было бы чем управлять, как говорится…

«Узбекские авиалинии» получили еще один Ил-114-100

24 ноября парк Национальной авиакомпании «Узбекистан Хаво Йуллари» пополнился очередным региональным пассажирским самолетом Ил-114-100, построенным Ташкентским авиационным производственным объединением им. В.П. Чкалова (ТАПОиЧ) в рамках государственного контракта на шесть машин этого типа. Переданный эксплу-атанту лайнер (его серийный №02-04, регистрационный номер UK-91104)-уже четвертый Ил-114-100 в парке «Узбекских авиалиний» и третий по ныне действующему контракту.

Эксплуатация первого Ил-114-100 (№02-02, UK-91102) с двигателями канадского производства PW-127H, выпущенного ТАПОиЧ в 1999 г., начата компанией в 2003 г. Перед этим перевозчик использовал только самолет базовой модификации, оснащенной российскими двигателями ТВ7-117С и российским комплексом авионики - Ил-114 (№02-01, UK-91002). Поставляемые по нынешнему контракту машины, помимо канадской силовой установки, имеютмодернизированный комплекс бортового оборудования с широким применением импортных компонентов. Первый такой лайнер (№02-05, UK-91105) поступил в «Узбекистан Хаво Йуллари» в сентябре прошлого года, второй (№02-06, UK-91106) - в феврале нынешнего.

Как сообщил журналистам на церемонии передачи самолета генеральный директор «Узбекистон Хаво Йуллари» Валерий Тян, новый авиалайнер будет выполнять регулярные рейсы как по маршрутам внутри Узбекистана, так и в страны СНГ. Самолеты Ил-114-100 заменяют на региональных линиях Узбекистана морально устаревшие Як-40 и Ан-24, делая полеты более удобными и безопасными.

Как сообщается на официальном сайте «Узбекских авиалиний», при подготовке к производству Ил-114-100 по действующему контракту внесены изменения в эргономику кабины экипажа, в частности, в размещение оборудования и пультов управления, улучшена цветовая гамма и четкость индикации дисплеев приборных досок, повышена точность самолетовождения. При этом новое оборудование более компактно и легче предыдущих образцов, что позволило освободить дополнительное пространство радиоотсека в салоне под гардероб для пассажиров. В связи с установкой нового оборудования взлетная масса самолета уменьшилась на 430 кг, что позволило увеличить дальность полета. «В ближайшее время воздушное судно пройдет дополнительную сертификацию и будет допущено к выполнению полетов по минимуму второй категории 1САО», - говорится на сайте «Узбекистон Хаво Йуллари». А.Ф.

CAT обновляют флот «Боингов»

Дальневосточная авиакомпания «Сахалинские авиатрассы» (CAT) 30 октября получила в свое распоряжение относительно «молодой» среднемагистраль-ный реактивный лайнер «Боинг» 737-500. До сих пор она являлась единственным в России оператором одной из старых версий популярной модели «Боинга» -737-200, выпускавшейся еще в первой половине 80-х гг. С октября 2005 г. компания эксплуатировала B737-2J8 (RA-73003) выпуска 1983 г., а с июля 2006-го-В737-232 (RA-73005) постройки 1984 г. Нынешнее приобретение CAT заметно моложе: самолет модификации 737-5L9 изготовлен в 1997 г. (его заводской №28721/2856) и ранее эксплуатировался в Дании - в компаниях «Маерск Эйр» и «Стерлинг» до момента прекращения операционной деятельности последней в октябре прошлого года. Любопытно, что получив логотипы CAT и российские регистрационные номера (RA-73013), лайнер сохранил характерную ярко-красную окраску датского оператора.

Самолет выполнен в 110-местной компоновке (8 мест в бизнес-классе и 102 - в экономическом) и может совершать перелеты на расстояние до 3700 км. Техническое обслуживание лайнера перед поставкой с переконфигурацией салона и установкой дополнительного оборудования было выполнено литовской компанией «FL Технике» в Вильнюсе, откуда машина и прибыла на Сахалин. Ранее в этом году оба ее двигателя прошли капитальный ремонт.

В ноябре новый самолет CAT принял на борт первых пассажиров и приступил к выполнению рейсов из Южно-Сахалинска. Первый коммерческий рейс по маршруту Южно-Сахалинск-Саппоро-Южно-Сахалинск

состоялся 14 ноября. Помимо международных рейсов - в Сеул, Пекин, Харбин, Токио, Саппоро, Хакодате - он будет задействован для полетов во Владивосток и Хабаровск. В следующем году, когда «Сахалинские авиатрассы» планируют увеличить частоту полетов на действующих линиях, предполагается начать полеты на «Боингах» из Хабаровска в Саппоро, Магадан, Петропавловск-Камчатский и Иркутск. А.Ф.

«ШЕРЕМЕТЬЕВО» ОТКРЫЛО НОВЫЙ ТЕРМИНАЛ и переименовывает старые

15 ноября принял своих первых пассажиров новый терминал московского аэропорта «Шереметьево» - сданный в эксплуатацию нынешней осенью «Шереметьево-3», получивший новое название - «Терминал D». Сюда с середины ноября стали переводиться внутрироссийские рейсы «Аэрофлота» из «Шереметьево-1», а затем перейдет и часть рейсов из «Шереметьево-2» (новое наименование - «Терминал F») и терминала С. На начало следующего года намечено открытие строящегося сейчас еще одного терминала - Е, который будет объединен с терминалами F и D в единый комплекс южной зоны аэропорта с пропускной способностью до 25 млн пассажиров в год. Позднее реконструкции подвергнется аэровокзальный комплекс в северной части «Шереметьево», который объединит новый терминал В (нынешнее «Шереметьево-1»), а также терминалы С и А (для пассажиров бизнес-авиации). В итоге в перспективе к северу от Москвы будет работать крупнейший аэропорт с ежегодной пропускной способностью до 65 млн пассажиров (для сравнения: пассажиропоток всех трех существовавших терминалов аэропорта «Шереметьево» (1, 2 и С) в 2008 г. составил чуть более 15 млн человек, а аэропорта «Домодедово» - около 20,4 млн чел.).

Строительство терминала

«Шереметьево-3» (D) с расчетной пропускной способностью до 12 млн пассажиров в год завершилось в начале осени. Сюда постепенно будет переведена значительная часть внутренних и международных рейсов главного оператора аэропорта - авиакомпании «Аэрофлот» - и его партнеров по альянсу «Скайтим». По задумке его создателей, новый терминал должен стать полноценным международным хабом, опирающимся на базовую авиакомпанию и глобальный альянс. К услугам пассажиров будут 143 стойки регистрации, в т.ч. 24 стойки саморегистрации и 30 стоек регистрации трансферных пассажиров и негабаритного багажа. С целью ускорения процесса обработки багажа и повышения безопасности в новом терминале будет применяться система распознавания багажа с использованием радиочастотных бирок (Radio Frequency Identification), которая позволит сократить в среднем на 90% время обработки багажа. Пассажиры смогут пользоваться в терминале услугами шести залов повышенной комфортности, пяти детских комнат, 25 магазинов, 18 круглосуточно работающих предприятий питания и многими другими услугами. «Аэрофлот» и «Скайтим» будут располагать тремя собственными бизнес-залами в зонах международных и внутренних вылетов с местами для комфортного отдыха, душевыми комнатами и другими удобствами.

Перевод своих рейсов в новый терминал «Аэрофлот» и компании-партнеры начали с 15 ноября. Во второй половине ноября отсюда стали отправляться пассажиры, вылетающие в Сочи, Магадан, Владивосток, Петропавловск-Камчатский, Хабаровск и Южно-Сахалинск. В течение декабря в терминал D перейдут рейсы в С.-Петербург, Минеральные Воды, Калининград, Астрахань, Иркутск, Екатеринбург, Челябинск, Краснодар, Нижневартовск, Норильск, Барнаул, Самару, Ростов-на-Дону, Волгоград, Сургут, Уфу, Анапу, Новосибирск, Пермь, Омск, Сыктывкар, Архангельск, Мурманск, Кемерово, Тюмень, Нарьян-Мар.

В феврале-марте 2010 г. будет также осуществлен перевод в «Шереметьево-3» (D) части международныхрейсов из нынешнего «Шереметьево-2» (F) и всех рейсов из терминала С. В итоге отсюда будут выполняться 77 международных и 38 внутренних рейсов «Аэрофлота», 33 международных рейса авиакомпаний-партнеров и участников альянса «Скайтим», семь рейсов дочернего предприятия «Аэрофлота» - «ДонАвиа» (бывший «Аэрофлот-Дон») и 16 рейсов «НордАвиа» (такое название вскоре получит нынешний «Аэрофлот-Норд»).

В результате терминал D будет соответствовать понятию «хаб» (стыковочный узел) и позволит существенно улучшить качество обслуживания пассажиров и авиакомпаний, повысить пропускную способность Московского аэропортового узла в условиях растущего пассажиропотока, привлечь дополнительные транзитные потоки, что сможет повысить конкурентоспособность «Аэрофлота» и российской гражданской авиации в целом. Новый пассажирский терминал D станет самым современным и высокотехнологичным в составе международного аэропорта «Шереметьево» (МАШ), обеспечив пропускную способность МАШ до 12 млн пассажиров в год. По мнению руководства «Аэрофлота», оптимальное расписание и система стыковок в терминале D предоставят уникальные возможности и удобства в организации путешествий по миру для российских пассажиров и больше возможностей для путешествий в Россию и удобного транзита из Европы в Азию для иностранцев.

В связи с введением в действие «Шереметьево-3» и перспективами дальнейшего развития аэропорта в ноябре объявлено о предстоящей смене системы обозначений всех существующих и будущих терминалов «Шереметьево». Пассажирскому терминалу «Шереметьево-3» уже присвоен идентификатор «Терминал D» (SVO-D). Нынешний «Шереметьево-2» сменит свое название на «Терминал F» (SVO-F) с25 декабря этого года. В начале 2010 г. в эксплуатацию планируется ввести новый терминал Е (SVO-E), который посредством переходных галерей будет объединен с терминалами F и D в единый терминальный комплекс. Для того чтобы пассажиры могли с комфортом и беспрепятственно передвигаться между этими тремя терминалами, в ближайшее время здесь планируется сделать едиными «чистую» зону и зону до регистрации.

К началу летнего сезона 2010 г. «Шереметьево-1» будет переименован в «Терминал В» (SVO-B). В перспективе на его месте построят новый терминал, который будет соединен с сохраняющим свое нынешнее название терминалом С (SVO-C). Также в северном секторе аэропорта будет сооружен новый терминал А (SVO-A) для пассажиров бизнес-авиации. В итоге, в северной части аэропорта после реконструкции будет работать крупнейший аэровокзальный комплекс, обеспечивающий стыковку международных и внутренних линий с пропускной способностью более 40 млн пассажиров ежегодно. В сумме же все терминалы аэропорта «Шереметьево» в будущем смогут обслуживать до 65 млн пассажиров в год - это почти в полтора раза больше, чем количество пассажиров, прошедших в прошлом году через все три московских аэропорта - «Шереметьево», «Домодедово» и «Внуково».

КРЫЛЬЯ ТУРКМЕНБАШИ Авиаперевозки по-туркменски

Провозглашение независимости Туркменистана 27 октября 1991 г. на деле не означало вступления республики на путь демократических реформ: все сферы жизни в стране остались под тотальным контролем со стороны центральной власти во главе с бессменно занимавшим пост президента Туркменистана до своей смерти в декабре 2006 г. «отцом всех туркмен» («Туркменбаши») Сапармуратом Ниязовым. В подобной ситуации развивалась и гражданская авиация республики, по сути сведенная к единственному авиаперевозчику- «Туркменским авиалиниям» («Туркменховаёллары», полное наименование в годы правления Ниязова дословно - «Государственная национальная служба «Туркменховаёллары» имени Президента Туркменистана Великого Сапармурата Туркменбаши»). С одной стороны, особенности политической обстановки в стране позволили «Туркменским авиалиниям» в постсоветские годы полностью перевооружиться на современные воздушные суда западного производства, приобретаемые непосредственно с производственных площадок «Боинга» и добиться высокого уровня безопасности полетов. Но с другой -плачевная ситуация с информационными технологиями (до самого недавнего времени в Туркменистане фактически не было интернета) и отсутствие других атрибутов, необходимых для успешного ведения современного бизнеса, делает услуги национальной авиакомпании востребованными в основном только внутри страны и крайне уязвимыми за ее пределами.

Родина «отца всех туркмен»

Туркменистан - государство в Центральной Азии, граничащее на юге с Афганистаном и Ираном, на севере - с Казахстаном и Узбекистаном и омываемое Каспийским морем на западе. Северную и центральную части страны занимают песчаные пустыни Туранской низменности - Центральные, Заунгузские и Юго-Восточные Каракумы. Площадьстра-ны составляет 491,2 тыс. км2 (51-е место в мире) и может быть сравнима с такими субъектами Российской Федерации, как Ханты-Мансийский автономный округ или Камчатский край, уступая примерно в полтора раза Иркутской области и Хабаровскому краю. По состоянию на июль 2008 г. в Туркменистане проживало 4,885 млн чел. (почти столько же жителей имеет С.-Петербург).

Туркменистан по-своему специфичен - анализ его экономики невозможен без учета политической составляющей. Один лишь тот факт, что на протяжении более двух десятилетий, с 1985 по 2006 гг., Туркменией бессменно руководил один человек - Сапармурат Ниязов, наложило огромный отпечаток на всю хозяйственную деятельность этой центрально-азиатской страны в прямом и переносном смыслах: на всех монетах и банкнотах, номинированных в туркменских манатах, выпускавшихся с 1993 по 2005 год, изображался портрет туркменского президента, имя Туркменбаши носили город (бывший Красноводск), улицы и площади в столице Ашхабаде и большинстве других населенных пунктов Туркменистана, многие предприятия страны - в т.ч. и национальная авиакомпания.

При этом Туркменистан характеризуется весьма невысоким уровнем жизни: по данным Международного валютного фонда за 2007 г. объемы внутреннего валового продукта позволили этой стране занять лишь 102-е место. Ситуация усугубляется отсутствием серьезных реформ в экономике и сохранением административно-командной системы управления - приватизация коснулась лишь крайне незначительной части предприятий. Основная масса финансовых поступлений в бюджет идет от экспорта газа.

Транспорт Туркменистана является составной частью экономики и играет важную роль в народном хозяйстве страны. Поскольку 4/5 территории республики занято пустынями, транспортное обслуживание многих районов представляет сложную техническую проблему и требует значительных затрат на создание сети путей сообщения и на ее эксплуатацию. Внешние межгосударственные транспортно-экономические связи осуществляют железные дороги, морские и речные порты, трубопроводы и воздушный транспорт (преимущественно в пассажирских перевозках), внутриреспубликанские - в основном железнодорожный, автомобильный и воздушный.

Однако вклад транспорта в общий объем туркменской экономики не велик. По данным Государственного комитета Туркменистана по статистике в 2008 г. транспорт и связь внесли в актив общего ВВП страны всего 5,3%, причем годом ранее этот показатель был выше - 6,6%. В 2008 г. обший объем грузооборота составил 49,2 млрд т-км и по сравнению с 2007 годом увеличился на 0,2%. Общий объем пасса-жирооборота составил 25,3 млрд пасс.-км и увеличился на 11,6%. К сожалению, Госкомстат Туркменистана не раскрывает цифры по каждому из видов транспорта в отдельности. Известно лишь, что в общем объеме транспортных услуг наибольшая доля приходится на автомобильный транспорт. А государственная авиакомпания, по некоторым оценкам, ежедневно перевозит внутри страны более 2000 пассажиров. На международных авиалиниях ежегодно перевозится более полумиллиона человек. По данным туркменских СМИ, «Туркменские авиалинии» к началу 2008 г. перевезли свыше 25 млн пассажиров и более 200 тыс. т различных грузов. Сейчас в воздушном пространстве страны предоставляется магистральный коридор для воздушных судов примерно 40 авиакомпаний мира. Обслуживание и координацию этих полетов обеспечивает автоматизированный центр управления воздушным движением, созданный в Туркменистане при содействии французской компании «Талес».

От «Фармана» до «Боинга»

Первые летательные аппараты появились в небе Туркменистана в начале прошлого столетия. На них совершали тренировочные полеты летчики из России. Первые аэропланы приземлились в Чарджоу (ныне - Туркменабад), откуда позже были проложены первые воздушные линии, ведь город, расположенный на левом берегу реки Амударья занимает выгодное географическое положение (например, здесь находится узловая железнодорожная станция). К тому же, здесь, на западной окраине Туркмении, после гражданской войны остался полевой аэродром. Отсюда в 1924 г. был открыт первый в Туркменистане воздушный маршрут - в Хиву (город в Хорезмской области Узбекистана). Позже, с 1928 г., самолеты стали регулярно летать из Чарджоу в Дашогуз с посадками в узбекских городах Турткуле и Ургенче. Полеты над пустыней были нелегкими, а в случае вынужденной посадки от летчиков требовалось немалое мужество, выносливость и находчивость, чтобы продолжить полет, а, порой, и выжить. В 1935 г. была открыта воздушная линия Ашхабад-Дашогуз. Летали в то время сначала на «Фарманах-30», затем на К-4 и К-5, АНТ-3 и «Юнкерсах-13». В небе Туркмении в числе первых стали использовать цельнометаллический самолет Г-2 (АНТ-6). Поэтому в Туркменское управление гражданского воздушного флота нередко приезжали за опытом, а туркменские пилоты и бортмеханики направлялись в соседние республики.

В годы войны в истории воздушного транспорта Туркменистана произошли два значительных события. В середине 1944 г. в эксплуатацию поступили первые многоместные пассажирские самолеты Ли-2, оснащенные новейшими для того времени средствами связи и навигационными приборами. В том же году была проложена трасса Ашхабад-Баку-Москва, полет по которой занимал 13 часов.

После войны гражданская авиация Туркменистана получила дальнейшее развитие. Парк машин пополнился новыми типами самолетов: Ан-2, Як-12, Ил-14, Ил-18, Ан-24, Як-40, вертолетами Ми-1, Ми-4, Ми-8. Улучшилось техническое оснащение воздушных линий и аэропортов. В итоге, «к концу 80-х гг. в столице Туркмении Ашхабаде сформировалось очень крепкое авиапредприятие, которое эксплуатировало современные для того времени самолеты Ту-154, - вспоминает в беседе с корреспондентом «Взлёта» бывший замминистра гражданской авиации Советского Союза Олег Смирнов. - Также была широко развита сеть авиации спецприменения. Для экономики Туркмении большое значение имеет хлопок, и поэтому Ан-2 там работали практически круглый год».

После распада СССР в независимом Туркменистане, как и в других республиках бывшего Советского Союза, образовался свой национальный авиаперевозчик - «Туркменские авиалинии» («Туркменховаёллары»), подмявшие под себя практически весь внутренний авиарынок. Официальной датой создания компании считается 20 января 1993 г., но еще в ноябре 1992-го, первым на просторах бывшего СССР, Туркменистан приобрел свой первый «Боинг» модели 737-300, причем непосредственно с завода-изготовителя. В «наследство» от

Ашхабадского объединенного авиаотряда «Туркменским авиалиниям» досталось десять Ту-154Б-2 и три Ту-154Б-1. Кроме того, гражданская авиация Туркменистана унаследовала от некогда единого союзного «Аэрофлота» более двух десятков Ан-24Б и Ан-24РВ, десяток Як-40, несколько Як-42Д. Транспортная авиация была представлена пятью Ан-26

и несколькими Ил-76ТД, поставки которых продолжались с завода в Ташкенте и в 90-е гг. Для выполнения сельхозработ и местных рейсов широко использовалось более полусотни Ан-2, а вертолетная техника была представлена тремя большегрузными Ми-6, более чем тремя десятками Ми-8Т и Ми-8МТВ-1 и десятком Ми-2. Однако авиатехника советского производства, особенно на регулярных пассажирских маршрутах, стала довольно быстро вытесняться новыми «Боингами», активно закупавшимися «Туркменскими авиалиниями» при явной личной поддержке «Туркменбаши». В итоге, уже во второй половине 90-х гг. из эксплуатации были выведены все Ту-154, Як-40 и Як-42Д, а затем и часть остальных советских самолетов и вертолетов.

Стоит заметить, что в 90-е гг. «Туркменховаёллары» была все же не единственной авиакомпанией Туркменистана. Так, в ноябре 1994 г. на базе бывшего Красноводского объединенного авиаотряда МГА СССР (г. Красноводск, с 1993 г. - г. Туркменбаши) была образована авиакомпания «Хазар», имевшая в своем парке самолеты Ан-24, Ан-26 и Ан-2, а на базе бывшего Чарджоуского объединенного авиаотряда (г. Чарджоу, в 1992-1999 гг. - г. Чарджев, в настоящее время - Туркменабад) - авиакомпания «Лебап». Однако просуществовать им довелось недолго - все силы и административный ресурс были брошены на развитие национального авиаперевозчика, наращивающего закупки «иномарок».

«Зеленая дорога» для американцев

Сегодня парк магистральных пассажирских самолетов «Туркменских авиалиний» полностью состоит из «Боингов» различных моделей (всего - 20 лайнеров моделей 737, 757 и 717, а также два «президентских» борта моделей 757-200 и 767-300ER), подавляющее большинство которых получено новыми, непосредственно с завода-изготовителя. Стратегическое сотрудничество с компанией «Боинг» началось еще в начале 90-х гг. Как вспоминает один из бывших сотрудников Национального управления гражданской авиации Туркменистана, Ниязов «первым взял себе президентский «Боинг» и остался доволен» (речь идет о полученной в 1993 г. машине модификации 757-23А). После этого закупкам новых американских лайнеров был дан «зеленый свет»: вслед за полученной в ноябре 1992 г. первой машиной 737-300 летом 1994-го последовали еще две. Спустя два года Туркменистан приобрел два новых В757-200, а в 2001 г. - еще один и три первых «Боинга» 717-200 (такое наименование после ребрендин-га модели вслед за слиянием «Боинга» и «Макдоннел-Дугласа» получили новые варианты популярных узкофюзеляжных лайнеров семейства DC-9/MD-80). Еще четыре новых «717-х» были получены в 2004-2005 гг.

Национальный авиаперевозчик пользуется полной государственной поддержкой и покупает новые самолеты без привлечения кредитов. В 1995 г. между «Туркменскими авиалиниями» и «Боингом» было подписано долгосрочное соглашение о сотрудничестве, предусматривающее поэтапный переход на американскую технику. Естественно, что в вопросах взаимоотношений с американским производителем руководство национального авиаперевозчика было лишь исполнителем воли Туркменбаши - финансировал покупки лайнеров фактически лично он. Так, в 2001 г. руководитель «Туркменховаёллары» Ильяс Бердыев дал в этом смысле показательное интервью одному из корреспондентов, заявив, в частности: «Перед самым новым 2001 г. мы получили от нашего президента 169 млн долл. на приобретение самолетов западного производства. До 2000 г. на местных авиалиниях, как вы знаете, мы десятки лет использовали в основном российскую технику». Действительно, пока доля летательных аппаратов американского производства в парке «Туркменских авиалиний» была мала, коммерческие авиаперевозки еще выполняли самолеты советского производства. Однако по мере получения новых «Боингов», все они постепенно стали все больше и больше выводиться из эксплуатации. В итоге, в начале 2008 г. «Туркменховаёллары» выставила на продажу все оставшиеся у нее Ту- 154Б, Як-40 и Як-42, а также Ми-2 и часть Ми-8Т.

Стоит отметить, что парк воздушных судов «Туркменских авиалиний» пока все-таки не остался совсем без российской техники - в отсутствии замены в Туркменистане продолжают еще летать Ан-24 и Ан-26, вертолеты Ми-8Т и Ми-8МТВ-1, бипланы Ан-2. Но пополнение их флота отечественными самолетами за все постсоветские годы ограничилось лишь закупкой восьми транспортных Ил-76ТД. Несколько машин было приобретено в 1993-1994 гг. в России, а остальные - непосредственно у завода-изготовителя - Ташкентского авиационного производственного объединения им. В.П. Чкалова (ТАПОиЧ) из соседнего Узбекистана. Наиболее «свежие» из них - четыре полученных в мае-июне 1995 гг. Ил-76ТД с серийными №91-02, 91-03, 91-05 и 91-06, получившие в Туркменистане регистрационные номера EZ-F423, EZ-F426, EZ-F427 и EZ-F428. Три последних из них по-прежнему находятся в эксплуатации, в то время как остальные уже не летают и, по наблюдениям очевидцев, простаивают на хранении в аэропорту Ашхабада. Помимо заказных полетов туркменские Ил-76ТД минувшим летом выполняли и один регулярный еженедельный рейс - из Ашхабада в столицу ОАЭ Абу-Даби.

Сотрудничество Туркменистана с американскими самолетостроителями продолжается и в наши дни. Например, в октябре 2007 г. новый президент страны Гурбангулы Бердымухамедов, сменивший на этом посту 14 февраля 2007 г. скончавшегося двумя месяцами раньше Сапармурата Ниязова, лично встретился с директором по продажам в странах Центральной Азии и Европы компании «Боинг» Сердаром Гурзой. От лица «Боинга» г-н Гурза выразил президенту Бердымухамедову искреннюю благодарность за готовность продолжать активное сотрудничество, подчеркнув, что американская компания искренне гордится репутацией надежного и долгосрочного партнера Туркменистана. А Гурбангулы Бердымухамедов с свою очередь заявил, что Туркменистан отдает предпочтение проверенному годами партнерству с «Боингом». Именно этим, подчеркнул на встрече глава государства, и вызвано решение о закупке двух новых самолетов повышенной вместимости последней модификации - «Боинг» 737-900. Обсуждая дальнейшие перспективы партнерства, стороны договорились о подготовке на базе компании «Боинг» кадров для гражданской авиации Туркменистана, включая как летный, так и технический состав и бортпроводников, а также о постройке в Ашхабаде сервисного центра и поставке запасных частей для Государственной национальной службы «Тур к ме н ховаёлл ары».

В последние три года «Туркменские авиалинии» приступили к эксплуатации новых для них «Боингов» 737 так называемого нового поколения. В первой половине 2007 г. компания получила пару машин модели 737-800, а затем - четыре 737-700, причем три последних поступили в республику совсем недавно, в августе-сентябре этого года. По сообщениям в туркменских СМИ, к 2011 г. планируется приобрести еще два «Боинга» с «большой дальностью полетов, высоким уровнем безопасности и комфорта».

Отдельно стоит сказать об «иномарках» для перевозки высших должностных лиц Туркменистана, в первую очередь его президента. Эти машины внешне ничем не отличаются от обычных пассажирских и окрашены в те же цвета «Туркменховаёллары». Помимо уже упоминавшегося полученного еше в 1993 г. «Боинга» 757-23А (EZ-A010), для этих целей в 2006 г. был приобретен единственный в стране широкофюзеляжный «Боинг» 767-32K/ER (EZ-A700), а летающий с начала 90-х небольшой британский «бизнеджет» ВАе 125-1000В (EZ-B021) в прошлом году дополнили два новых канадских «Челленджера-605» (EZ-B022, EZ-B023). Помимо самолетов зарубежного производства, в Туркмении недавно появились и «иномарки» - вертолеты. Так, например, «Туркменховаёллары» в настоящее время эксплуатирует два новых американских вертолета S76+ фирмы «Сикорский» (регистрационные номера EZ-S701, EZ-S702).

«Дырявая» сеть

Несмотря на наличие в составе парка магистральных воздушных судов «Туркменских авиалиний» двух десятков современных «Боингов» маршрутная сеть международных рейсов компании выглядит пока довольно скудной. Сегодня, не считая полетов в Россию и другие страны СНГ, таких направлени й из Ашхабада всего с десяток: в Стамбул (10 рейсов в неделю), индийский Амритсар (6), Абу-Даби и Бирмингем (по 4), Бангкок (3), Лондон, Франкфурт, Дели и Пекин (по 2). В дополнение к ним туркменские авиаторы вот-вот должны открыть новый регуляр

ный рейс Ашхабад-Париж. В московский аэропорт «Домодедово» выполняется семь рейсов в неделю, в С.-Петербург, Минск и Алматы - по два. Таким образом, средняя еженедельная интенсивность полетов по международным линиям одного воздушного судна типа «Боинг» 737 и 757 («717-е» используются в Туркменистане на внут-риреспубликанских рейсах) не превышает трех-четырех рейсов - прямо скажем, негусто…

Справедливости ради отметим, что ситуация с международными рейсами стала улучшаться в последние годы. Так, 11 августа 2007 г. после 15-летнего перерыва возобновилось воздушное сообщение между Ашхабадом и Минском, причем соглашение об этом обе стороны подписали еще в 2002 г. В 2008 г. «Туркменские авиалинии» возобновили регулярные рейсы по маршруту Ашхабад-Киев-Ашхабад (регулярные рейсы между Туркменистаном и Украиной были приостановлены «Аэросвитом» в ноябре 2005 г., а «Туркменскими авиалиниями» в июне 2006 г., по причине разногласий в порядке конвертации вырученных украинской стороной с продажи билетов туркменских манатов в доллары США и в оплате поставок туркменского газа).

Весной этого года в рамках визита в Россию г-на Бердымухамедова было открыто регулярное авиасообщение между С.-Петербургом и Ашхабадом, инициатором открытия которого выступил туркменский президент. Пресс-секретарь аэропорта «Пулково» Ольга Антипова сообщила корреспонденту «Взлёта», что «Туркменские авиалинии» начали выполнять регулярные рейсы по этому маршруту с 13 апреля текущего года (до этого были лишь единичные чартерные рейсы, которые совершали авиакомпании ГТК «Россия», «Полет», «Красноярские авиалинии», «Сибирь» и те же «Туркменские авиалинии»). В период по 30 сентября 2009 г. «Туркменские авиалинии» выполнили на маршруте Ашхабад-С.-Петербург 96 рейсов и перевезли 7333 пассажира со средней загрузкой 49,63%. Тем не менее в «Пулково» считают, что «туркменское направление востребовано и будет развиваться».

В то же время, несмотря на предпринимаемые туркменскими властями усилия, восстановить авиасообщение со странами СНГ до объема, имевшегося в советское время, пока не удается. Например, руководитель отдела маркетинга международного аэропорта «Кишинев» Галина Тельпиз вспоминает, что «авиарейсы между Молдавией и Туркменистаном осуществлялись до 1991 г. два раза в неделю» и констатирует: «Планов на возобновление такого рейса пока нет, да и спроса на этот рейс тоже нет».

Не особо жалуют туркменское направление и отечественные авиаперевозчики. Первой российской компанией, совершающей регулярные полеты в Туркменистан, стала «Сибирь» (S7). Она выполняет рейсы из Москвы в Ашхабад с 28 февраля 2007 г. Сегодня они осуществляются из аэропорта «Домодедово» на самолете A319. Исполнявший на момент открытия рейса обязанности пресс-секретаря S7 Илья Новохатский говорил, что запустить его стало возможно лишь после смены власти в Туркменистане, когда произошла некоторая либерализация внешней политики. По его словам, выход на туркменский рынок был очень сложен, поскольку здесь созданы все условия для работы госмонополиста - «Туркменских авиалиний». Отметим, что ранее отечественные авиакомпании не летали в Туркменистан из-за проблем с конвертацией манатов - расплачиваться за услуги аэропорта надо было в местной валюте, а поменять ее было очень непросто, к тому же авиакомпаниям предлагался весьма невыгодный курс.

В 2008 г. пассажиропоток из московского аэропорта «Домодедово» в Ашхабад составил 130,2 тыс. чел., что на 11,8% больше, чем годом раньше, а грузопоток - 1 291 тонну. На протяжении последних пяти лет эти показатели стабильно росли (пиковый рост - 18,8% - наблюдался в 2007 г. в связи с началом выполнения рейсов на этом направлении авиакомпанией S7). Как сообщили корреспонденту «Взлёта» в «Домодедово», в ближайшее время значительных изменений на направлении в Туркменистан не ожидается, поскольку список перевозчиков и количество рейсов на этом направлении регламентированы межправительственными соглашениями. «Туркменховаёллары» является монополистом в своей стране, а в самом Туркменистане нет других перспективных направлений для авиаперевозок из Москвы, кроме Ашхабада.

По состоянию на середину ноября, билеты в Ашхабад с датой вылета 15 декабря в авиакомпании «Сибирь» стоили от 8500 до 18 300 руб. в эконом-класс и от 26 800 до 35 700 руб. в бизнес-класс с учетом всех сборов. Что же касается «Туркменских авиалиний», то билеты на 15 декабря и дальше были уже раскуплены, а на 14 декабря оставалось всего пять мест. Купить их по цене 8900 руб. за эконом-класс и 14 500 руб. за бизнес-класс с учетом всех сборов можно было лишь в нескольких московских кассах.

Серьезной проблемой, отрицательно влияющей на конкурентоспособность «Туркменских авиалиний», является практическое отсутствие возможности бронирования билетов и вообще получения какой бы то ни было более-менее адекватной информации о компа- -нии через интернет. Например, на момент подготовки этого материала официальный сайт авиаком-пании (avia.gov.tm) работал только в режиме стартовой страницы, не позволяя просмотреть никакой дополнительной информации, включая даже расписание рейсов, а указывавшийся ранее сайт turkmenistanairlines.com и его российская версия turkmenistanairlines.ru и вовсе переадресовывались к поисковым серверам или сайтам туристических фирм. Стоит ли говорить, что без наличия такого, ставшего уже обыденным во всем мире, способа общения с авиакомпанией, надеяться на сколько-нибудь серьезную привлекательность для зарубежных пассажиров не приходится. Хотя причина такого положения дел очевидна: интернет в Туркменистане стал официально «разрешен» по сути только после смерти «Туркменбаши», и пока развит здесь еще крайне слабо.

По словам одного из собеседников «Взлёта», проблемы с расширением присутствия «Туркменских авиалиний» на международных рейсах могут быть связаны также с дефицитом специалистов по развитию маршрутной сети компании и отсутствием четко выбранной стратегии развития авиакомпании и аэропорта. Кроме того, развитие уже невозможно без восстановления и модернизации аэропортов Туркменистана. Еще в первой половине этого десятилетия ни в одном аэропорту Туркменистана не было ни одного современного топливозаправщика. А немецкая «Люфтганза» в Ашхабаде, например, не подпускала местную сервисную технику к своим лайнерам «на пушечный выстрел», все привозя для себя из Германии.

«Великолепная пятерка»

В наследие от СССР Туркменистану досталось около 20 аэродромов различного класса. Но большинство из них по сути так и не понадобилось современной Туркмении. По большому счету на сегодня здесь работает только пять аэропортов: самая современная на нынешний момент в Туркменистане главная воздушная гавань страны - Международный аэропорт им. Сапармурата Туркменбаши в Ашхабаде, а также Дашогуз, Мары, Туркменабад (бывший Чарджоу) и Туркменбаши (бывший Красноводск).

Новый аэропорт международного класса в Туркменбаши должен стать «воздушными воротами» создаваемой на берегу Каспия Национальной туристической зоны «Аваза» и важным транзитным пунктом на воздушных трассах из Европы в Южную и Юго-Восточную Азию. По заказу Государственной национальной службы «Туркменховаёллары» работы по строительству, реконструкции и оснащению объекта производит турецкая компания «Полимекс». Общая стоимость контракта - 125 миллионов евро.

Новое трехэтажное здание аэровокзала и его службы будут способны одновременно обслуживать шесть авиалайнеров и 800 пасс, в час. Из самолета в здание аэропорта и обратно пассажиры смогут проходить по телескопическим трапам. Примечательно, что заправка воздушных судов будет производиться из централизованной заправочной станции, т.е. без участия автозаправщиков, причем авиакеросин в аэропорт будет поступать по трубопроводу прямо с расположенного неподалеку Туркменбашинского комплекса нефтеперерабатывающих заводов. Все эти новшества позволят значительно увеличить пропускную способность аэропорта.

Что касается старого здания аэровокзала, то оно перепрофилируется в грузовой терминал, а на площади перед ним появится крытая автостоянка. Значительно расширится перрон для маневров самолетов. Также появятся современное инженерно-навигационное оборудование и новая взлетно-посадочная полоса длиной 3,5 км и шириной 60 м, которая позволит обслуживать пассажирские и грузовые авиалайнеры со взлетной массой до 400 тонн - т.е. практически все типы современных самолетов. Коренной реконструкции подвергнется и существующая полоса. Окончательное открытие нового аэропорта в Туркменбаши запланировано на конец этого года.

А ранее в этом году, 5 марта, было введено в строй здание нового аэропорта в г. Мары общей стоимостью 5 млн долл. Новый Марыйский аэропорт, возведенный турецкой фирмой «Эфор», представляет собой двухэтажное здание площадью около 3,5 тыс. м2. Пропускная способность нового терминала - 300 пассажиров в час. Внутри здания аэровокзала оборудованы VIP-зал, комната матери и ребенка, помещения для молитв, пункт обмена валюты, кафе. Помимо аэровокзального комплекса была построена взлетно-посадочная полоса длиной 3,5 км, рассчитанная на прием самолетов массой до 400 тонн.

К сожалению, аэропорты в Дашогузе и Туркменабаде пока не подверглись реконструкции. Таким образом, на конец 2009 г. в Туркмении фактически действует только три современных аэропорта, но остается вопрос - станут ли они действительно международными? Видимо, на данный вопрос можно ответить положительно только в отношении аэропорта в Туркменбаши - на туристическую зону «Аваза» правительство Туркменистана возлагает громадные надежды.

Негодный сервис. Вместо послесловия

Вкладывая немалые суммы в развитие гражданской авиации своей страны, первое лицо туркменского государства и его правительство, по-видимому, считает, что сервис «Туркменских авиалиний» и местных аэропортов для простых смертных по мановению волшебной палочки дотянется до уровня обслуживания президента в его «Боинге» 767 стоимостью примерно в 130 млн долл. Конечно, рядовому пассажиру «царское» отношение не нужно. Однако уповать на то, что «Туркменские авиалинии» с двумя звездами от британского независимого рейтингового агентства в сфере воздушного транспорта «Скайтракс» (Skytrax) завоюют расположение достаточного числа пассажиров за рубежом, не приходится. Мягко говоря, непонятна и информационная политика перевозчика и аэропорта в Ашхабаде. О странице авиакомпании в сети интернет уже говорилось, а аэропорт не имеет и такой. Конечно, причина информационной «импотенции» двух ведущих субъектов гражданской авиации Туркмении известна и связана с ограничения м и на доступ в интернет и к другим каналам информации, существовавшими при Ниязове. Однако приход на высший пост в государстве г-на Бердымухамедова позволяет надеяться на возможную «разгерметизацию» туркменского общества и осознание туркменскими авиаторами своего уязвимого положения в глобальном бизнесе авиаперевозок. По крайней мере, первые шаги второго туркменского президента обнадеживают. В своих предвыборных речах он говорил, что сделает интернет доступным для жителей Туркмении (тогда сетью пользовался всего 1% населения), и уже 17 февраля 2007 г. в Ашхабаде открылись первые два современных интернет-кафе.

Кроме того, по словам топ-менеджера известной западной компании, оказывающей консультационные услуги в области авиации, гражданской авиации Туркменистана мешают развиваться коррупция, непрозрачность принятия решений, а консультирование национального авиаперевозчика, например, по маршрутной сети бессмысленно, потому что все решается политически.

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что дальнейшее успешное развитие гражданской авиации Туркменистана невозможно без либерализации экономики и наращивания информационной составляющей деятельности национального авиаперевозчика с переориентацией всей деятельности компании сугубо на клиента.

Безопасность полетов по-туркменски

В отличие от большинства других республик бывшего СССР, ситуация с безопасностью полетов в гражданской авиации Туркменистана характеризуется довольно благополучными показателями. За все время независимости Туркмении здесь не произошло ни одной катастрофы с гражданскими самолетами - известно лишь об авариях одного Як-40 (СССР-88235) 13 мая 1992 г. на посадке в аэропорту Чарджоу (Туркменабада) и двух Ан-2 (EZ-07562 и EZ-07469) 14 сентября и 11 ноября 1993 г., не повлекших человеческих жертв.

Вместе с тем большой резонанс имела потеря в Афганистане три года назад туркменского вертолета Ми-8МТВ-1 (EZ-L481, заводской №96143), возвращавшегося домой из Пакистана, где он работал по линии Международного Комитета Красного Креста, оказывая помощь местному населению после случившегося в октябре 2005 г. разрушительного землетрясения. Связь с экипажем была потеряна около полудня 20 января 2006 г., через четверть часа после вылета из Пешавара в направлении Туркменабада (конечный пункт маршрута - Ашхабад). Последний раз экипаж связался с диспетчерами в 12.13 по местному времени при пересечении пакистано-афганской границы. На борту машины находилось семь человек, все - граждане Туркменистана.

Долгое время о судьбе пропавшего Ми-8 и его экипажа не было ничего известно. «В связи с тем, что связь с вертолетом была потеряна в период передачи вертолета от органа управления воздушным движением Пакистана органу управления воздушным движением Афганистана, а также прекращением радиолокационного обслуживания в этот же период времени, установить местонахождение вертолета не представилось возможным, - говорилось в официальном заявлении Туркменистана на конференции ИКАО по глобальной стратегии в сфере безопасности полетов, проходившей в Монреале 20-22 марта 2006 г. (этот документ можно найти на официальном сайте ИКАО). -Поиски пропавшего вертолета, возможно из-за ненадлежащей их организации или другим, неизвестным Туркменистану причинам, не привели к положительным результатам. В сложившейся ситуации ни одно из государств вероятного места события, считая, что происшествие имело место не на их территории, не взяло на себя ответственность за организацию расследования авиационного происшествия. Кроме того, в силу объективных причин, авиационная администрация государства Афганистан не может провести необходимые поисковые работы».

Найти пропавший туркменский Ми-8МТВ-1 удалось только спустя более четырех месяцев - 1 июня 2006 г. Как сообщил тогда представитель московского офиса Международного Комитета Красного Креста, «вертолет был найден в отдаленной горной местности в афганской провинции Каписа к северо-востоку от Кабула. Обнаружившие обломки вертолета сельские жители сообщили о том, что ими были найдены тела семерых погибших». Расследование катастрофы проводили авиационные власти Туркменистана. Вероятной причиной происшествия, по мнению комиссии, стало столкновение с рельефом в горной местности при плохой видимости в сложных метеоусловиях.

Потеря Ми-8МТВ-1 в Афганистане -единственная катастрофа в гражданской авиации Туркменистана за последние более чем десять лет. Помимо нее в республике зарегистрировано еще только одно авиационное происшествие с человеческими жертвами: 12 марта 1996 г. в заливе Кара-Богаз-Гол, в 1,5 км от берега, разбился вертолет Ми-8Т (EZ-22684, №8142) туркменской авиакомпании «Ахал». При подлете к морской буровой платформе в сложных метеоусловиях (сильный порывистый ветер) он столкнулся с водной поверхностью, погибли все находившиеся на борту 12 человек (трое членов экипажа и 9 пассажиров).

This file was created with BookDesigner program bookdesigner@the-ebook.org 17.02.2010