sci_psychology Елена Кабанова Инесса Ципоркина Стерва в пучине страстей. Мужчина в сердце и под каблуком

Еще никто не придумал мир без мужчин. Как бы успешно ни складывалась твоя жизнь и какие бы блага ни сыпались на тебя как из рога изобилия, ты не можешь не признать, что без мужчин как-то… пусто. Да, природа не терпит пустоты, и поэтому имеет смысл потратить время и силы на то, чтобы наладить с ними отношения. Стерва считает, что самое главное — не ошибиться в выборе партнера и трезво оценить, чего именно ты ждешь от ваших отношений. Для чего тебе нужен мужчина: для души, развлечения, карьеры, секса, создания семьи? Только подлинная стерва может честно признаться себе в своих истинных желаниях. Именно поэтому она всегда найдет мужчину, который будет отвечать требованиям.

2010-03-03 ru
lamont doc2fb, Fiction Book Designer, FB Editor v2.0 03.03.2010 FBD-528C28-01CA-4D49-F395-4FDB-56C2-682AD5 1 Стерва в пучине страстей. Мужчина в сердце и под каблуком Питер 2004 5-469-00236-5

Елена Кабанова, Инесса Ципоркина

Стерва в пучине страстей. Мужчина в сердце и под каблуком

«Осторожно, но выбирай!»

Постоянно приходится слышать: зачем они вообще нужны, эти мужики? Ради мужчин приходится столько терпеть, что с этими мучениями могут сравниться только те, что приходится терпеть от мужчин! Американская писательница Николь Холландер однажды предложила: «Вы можете представить себе мир без мужчин? Ни одного преступления, и много счастливых толстых женщин». А Элизабет Тейлор, в свою очередь, иронизировала над подобными предложениями: «Женщины в своем большинстве считают мужчин негодяями и мерзавцами, но пока не нашли им подходящей замены». Ну, а поскольку достойной замены противоположному полу еще не придумано — и женщины, и мужчины вынуждены как-то уживаться друг с другом. Традиционный взгляд женщины на мужчину хорошо подмечен знаменитой английской писательницей Вирджинией Вульф: «Женщина веками играла роль зеркала, наделенного волшебным и обманчивым свойством: отраженная в нем фигура мужчины была вдвое больше натуральной величины».

Сегодня происходит обратный процесс: и те, кто горой стоит за женскую эмансипацию, и те, кто жизнь провел в трехмерной системе координат «китчен-киндер-кирхен» — все единогласно кивают на засилие «мужских» воззрений во всех сферах жизни и одновременно корят мужской пол за беспомощность, за инертность и за безынициативность. Мужчины, в свете подобных предположений, естественно, не остаются безучастными. Результаты сравнений и сопоставлений больно бьют по обеим спорящим сторонам. Как сказала польская журналистка Ванда Блоньска, «Адам и Ева могли бы быть идеальной супружеской парой: Адаму не приходилось слушать рассказы о мужчинах, за которых она могла бы выйти замуж, а Еве — о том, как хорошо готовила его мама». Мы переходим на личности и закидываем друг друга вздорными обвинениями, словно навозом, но это ничего не меняет: не развеивает атмосферу недоверия и напряженности, не проясняет взаимных требований и не облегчает совместного существования. Оно и не удивительно. Переводить собственную проблему в плоскость общественной — не лучший метод для ее решения. Так же, как в разгаре выяснения отношений услышать — или произнести: «Вот ты всегда так…» Это самое «всегда» исключает возможность объяснений и оправданий. И наравне со словосочетанием «все вы, мужики» становится просто-напросто топливом для разгорающегося конфликта.

Ведь не «усредненные» взаимные претензии полов, а понимание человека, который рядом с тобой — единственный способ разобраться в конкретной ситуации: зачем тебе этот мужчина? Будешь ли ты с ним счастлива? Тем не менее общие психологические черты имеются и у нас, и у них. Эти различия мешают нам помогать и понимать друг друга. Их следует учитывать, даже когда все в порядке. Вернее, именно тогда, когда все в порядке. Вот почему тебе стоит взглянуть извне на происходящее — и выбрать свою тактику. Самая неприбыльная стратегия — биться об стену непонимания. Любую преграду можно обойти, разобрать или перепрыгнуть. А ломать об нее копья и конечности не стоит.

К такому «копьеломательному» методу относится стандартный набор советов типа «притворись глупее, чем ты есть на самом деле», «путь к сердцу мужчины лежит через его желудок», «подманивай его образом невинной девочки», «обеспечь его всем — и необходимым, и просто приятным» и т. п. Изображать и обеспечивать что бы то ни было — плохой выбор. Когда-нибудь ты сорвешься, устав от маскарада. Чем дольше длится это «карнавальное гуляние», чем основательнее разрастается его объем, тем кошмарнее «похмелье», неизбежно наступающее после торжества у всех его развеселых участников. Что уж говорить об устроителях подобных широкомасштабных мероприятий. Представь себя в роли этакого Вателя: ты отвечаешь за блюда на пиру, за номера выступающих перед «почтеннейшей публикой», ведешь конферанс, пишешь сценарий и ставишь спектакли, а заодно следишь за подготовкой к фейерверкам, к катаниям на лодках и к спиритическим сеансам. Примерно такой объем работы падает на плечи женщины, которая намеревается создать для партнера «подходящую атмосферу», а заодно сформировать у того ощущение, что он сильный, умный, ответственный и великодушный.

Софья Толстая, супруга нашего самого почитаемого классика, печально сетовала: «Гению надо создать мирную, веселую, удобную обстановку, гения надо накормить, умыть, одеть, надо переписывать его произведения бессчетное число раз, надо его любить, не давать ему поводов к ревности, чтоб он был спокоен, надо вскормить и воспитать бесчисленных детей, которых гений родит, но с которыми ему возиться и скучно и нет времени, так как ему надо общаться с Эпиктетами, Сократами, Буддами и т. п. и надо самому стремиться быть им. И когда близкие домашнего очага, отдав молодость, силы, красоту — все на служение этих гениев, тогда их упрекают, что они не довольно понимали гениев». Это традиционное смирение и жертвенность любящей женщины, проведшей жизнь в тени великого мужа, зачастую ставится в пример женщине современной, которая не готова «отдать все на служение гениев». Тем более гениев непризнанных. Американская писательница Гейл Шихи, поменяв традиционный «расклад», заметила: «Если бы у женщин были жены, чтобы вести дом, сидеть с детьми, которых мучает рвота, забирать машину из ремонта, воевать с малярами, ходить в супермаркет, разбираться в банковских счетах, выслушивать жалобы каждого, запасаться продуктами к приходу гостей… — представьте себе, сколько книг могли бы они написать, сколько фирм основать, сколько защитить диссертаций и занять политических должностей!» Так, спрашивается, кого слушать? Кого взять за образец? Как обращаться с мужчиной и как его понимать? И нужно ли вообще в это ввязываться?

Глава 1. Отдых от… любви

«Еще книга не началась, а уже столько цитат — зачем это?» — наверняка удивляешься ты. А затем, что традиционный взгляд сегодня — плод воображения поклонников «добрых старых времен». Как видели положение дел современники эпохи, можно восстановить, но не вообразить. Не то получится ода домострою, исходящая из уст очередного «необустроенного гения», в чьей натуре самая гениальная черта — это как раз «бытовой идиотизм». Чтобы не впадать в распространенное русло — а именно в беспочвенное мифотворчество на тему матриархата на Руси, а также в других городах и весях — мы и цитируем, вместо того, чтобы воображать. Это неизбежно, поскольку нам не хочется «примыкать» ни к одной из воюющих сторон. Ведь в наши дни идет настоящая война мировоззрений — уже без малого сто лет идет. Немного, если учесть длительный срок правления патриархата. Изменить не только идеологию, но и экономику, этику, социальные механизмы — дело не одного десятилетия. В авангарде такой «реформации» действуют Данко и Прометеи — горячие сердца, энтузиасты и герои. А в арьергарде движется обоз и передвижной госпиталь, где кормят и лечат пострадавших в ходе сражений. Примыкая к любому из передовых отрядов, рискуешь оказаться в гробу или в плену. Если еще останется, что лечить — можешь считать, что тебе повезло.

Стерва не обладает бешеным темпераментом и не менее бешеным альтруизмом «свободы на баррикадах». Ей больше нравится положение «свободы на Манхеттене» — стоишь себе с факелом в руке, внушительно смотришь в даль морскую, принимаешь посетителей, символизируешь устои… Красиво, приятно, выгодно, удобно. А главное — сухо! Пардон, разумно. В общем, отстаивать убеждения с мечом, берданкой и гранатой наперевес — скорее мужские игры, нежели женское дело. В силу некоторых особенностей, мы более ответственны и настроены на долговременное планирование. Вот, извольте, еще парочка цитат от имени женщины, чей ум в глазах падкой на скандалы публики был незаслуженно принижен сексуальностью. Екатерина Великая говорила: «Весьма плоха та политика, которая переделывает законами то, что надлежит переменять обычаями». А также «счастье не так слепо, как его себе представляют. Часто оно бывает следствием длинного ряда мер, верных и точных, не замеченных толпою и предшествующих событию». Притом императрица отлично знала собственный темперамент и признавалась, что «отважилась бы на все ради славы и в чине поручика в первую кампанию не снесла бы головы». Значит, женщина вполне способна взять себя в руки, сойти с баррикад, поправить одежду и прическу, прикрыть бюст и заняться «рядом мер, верных и точных», ведущих к счастью?

Естественно, каждая из нас на это способна. Но не каждая знает за собой такую возможность. И не каждая согласна на подобные перспективы. Поскольку надеяться на чудо — куда приятнее. Все еще может сложиться, как тебе хочется! Английская писательница Мэри Энн Эванс, писавшая под псевдонимом Джордж Эллиот как-то заметила: «Женщина верит, что дважды два будет пять, если хорошенько поплакать и устроить скандал». Остается лишь добавить: некоторым удается если не сделать так, что дважды два становится пять, то хотя бы создать у окружающих впечатление, что дважды два — не всегда четыре. Мужчина, который потратил бы столько сил на отрицание очевидного и заодно поставил бы перед собой позитивную задачу, создал бы неевклидову геометрию или нейрокомпьютер. Или еще что-нибудь новенькое, симпатичное, неожиданное, сулящее сверхприбыли и мировую славу. Просто женщины, как актеры (а актеры, как женщины), большей частью используют особое оружие и преследуют особые цели — эмоции. А это чрезвычайно нестойкий «материал». Не сравнить с достижениями науки и культуры. И куда труднее поддающийся фиксации.

Мы отдаем уйму сил на то, чтобы создать и удержать любовь. Любовь — один из фетишей нашего времени. Повсюду муссируется тема ее важности и приоритетности. А между тем нет такой ерунды, ради которой человек не пожертвовал бы любовью. Тем более человек мужского пола. Ну, пусть не навсегда, а так — на минуточку отвлечься. Но как какое мероприятие, развлекуха, встреча с друзьями или, прости Господи, непристойность, что получила в наши дни красивое американское название one night stand (а по-русски «стояк на ночь») — и готово дело: любовь скромно отходит на задний план. Почему? Почему все эти зарницы, войнушки, шлюшки и рыбалки в жизни мужчины играют несравнимо более важную роль, чем любимая женщина и не менее любимые отпрыски?

Проблема заключается и в двойственности «разнополой» трактовки любви. Женщина и «в зените», и «на закате» интереса предлагает себя мужчине в качестве награды, счастья, блаженства, одним словом, релаксанта. А для мужчины в какой-то момент (и не обязательно лишь после вступления в брак) партнерша «меняет значение»: теперь она символизирует не «море удовольствия и пики наслаждения», а олицетворяет совершенно другой пейзаж: водную гладь, которую приходится бороздить вдоль и поперек, чтобы привести «шаланды, полные кефали», или неприютные крутые склоны, по которым, борясь с одышкой, полтонны снаряжения прешь на собственной хребтине. Происходит то же, что и с самым сказочным, райской красоты прибежищем, когда оно превращается в тюрьму или в целину — либо смирись, либо осваивай, либо… беги. Нет, дело не в мужской психологической полигамии. В принципе, неважно, одна-единственная жена или «Джамиля, Зухра, Зубейда, Гюльчатай…» — числом от четырех до восьмисот душ. И так, и сяк — забота и ответственность. Защищай, помогай, опекай, корми, одевай, развлекай, люби. То есть перед мужчиной уже не релаксант, а обязанность.

Таким образом, женщина переходит в «противоположный психологический лагерь» — из лагеря релаксантов в лагерь нагрузок. Конечно, если повезет, у человека в жизни имеются и работа (любимая), и жена (любимая), и дети (любимые), и родители (любимые), и движимость, и недвижимость — тоже любимые весьма. Но это все — объекты заботы и внимания, душевных и физических затрат. А релаксант применяется только для того, чтобы подпитывать своего «пользователя» энергией, и все траты на него воспринимаются как незначительные — по сравнению с фактом пополнения «ресурсов». Вот и кидаются любящие отцы и мужья по первому зову друзей-приятелей (или собственного внутреннего голоса) восстанавливать поредевшие резервы.

А их партнерши воспринимают подобное «коварство» как признак ненадежной, предательской «мужской сути»: да как он смел слинять на этот — отнюдь не невинный — мальчишник! Его там напоят, обкурят, сведут с какой-нибудь венеричкой! Да после такого «отдохновения» ему, дураку, лечиться придется — от цирроза, от невроза и от герпеса! Да ведь здесь, подле моего теплого бока, он, котяра бесстыжий, получил бы несравнимо большее наслаждение! Чего ему не хватало? Вероятно, ему не хватало сил, чтобы нести на себе бремя ответственности. И несмотря на то, что «отрыв» принес — и снова принесет — ему множество неприятностей, мужчине необходимо периодически «срываться с крючка» и «уходить в свободное плавание». Просто ради самосохранения. Экстрим в жизни мужчины (и в жизни женщины, впрочем, тоже) играет весьма и весьма существенную роль. Вот почему к «вечным ценностям» у человека отношение неоднозначное: и хочется, и колется, и перед минутными удовольствиями бледнеет.

Конечно, время от времени каждый понимает, насколько важная, даже в некотором роде драгоценная вещь — семья. Но это, как правило, приключается не от счастья, а от бед — после какой-нибудь жизненной катастрофы, когда привычное течение событий нарушается и часть дееспособности утрачивается. Ведь, заверяя возлюбленных в том, что они нам нужны, как воздух, что жить без них не можем, мы совсем нечасто задумываемся над содержанием старой-старой метафоры. Чтобы оценить воздух «по достоинству», надо перестать дышать. Или приболеть астмой, бронхитом, пневмонией. Дороговатое знаньице выходит! Получается довольно неприглядная закономерность: полноту своей зависимости от людей, условий, событий мы понимаем лишь пережив локальный конец света и оказавшись в личном безвоздушном пространстве. Отменное здоровье, душевный и физический комфорт, любящие близкие кажутся чем-то само собой разумеющимся, да еще требующим заботы и внимания — пока все это есть в нашей жизни. А когда ничего этого уже нет — до возрождения былого благополучия (если оно вообще возможно) «осознавшего» ждет целая вечность страданий.

Существуя в «пространстве любви», женщина не понимает и не принимает систему ценностей, в которой чувство не занимает доминирующего положения. Ей кажется, что жертвовать «неизбывным блаженством» — кощунство. И глупость, сравнимая разве что с принесением в жертву своей бессмертной души. Хотя история человечества показывает, что люди чуть что — сразу же отрекаются от райских кущ ради земных благ. Вопрос в том, что человеку представляется благом, а что — злом. Короче говоря, необходимо своевременно провести сравнительный анализ аксиологического аспекта менталитета социальных групп. Краткость — сестра философа. Нелюбимая. В общем, когда пытаешься сориентироваться в законах человеческого поведения, нельзя не учесть, что «женское» сознание в большей степени ориентировано на «эмоциональный образец», а «мужское» — на «социальный».

Как показывает психологическая практика, братья реже разбивают семьи или отбивают девушек друг у друга, чем сестры. Современное человечество в этом отношении недалеко ушло от шекспировской эпохи. И сегодняшняя Катарина точно так же, как в «Укрощении строптивой», упрекает родителей в пристрастности, в том, что они больше любят другую дочь: «Она — сокровище, ей нужно мужа! А я босая у нее на свадьбе пляши…»[1] Иными словами, Бьянке и мужа судьба предоставит, и случай унизить сестру до положения приживалки… Поневоле посочувствуешь строптивице Кэт: это ведь такое мучение — смотреть на сестру, да к тому же младшую, вступающую в брак! А вокруг все переглядываются со значением, перешептываются с ухмылкой: дескать, была бы ты хороша настолько же, насколько твоя сестрица — и вышла бы первой! Теперь сиди, сморкайся в передник — разве кто на старушку позарится? Притом «старушка» может быть на пару лет или на… пару часов постарше. Да-да, такого рода ожесточенная конкуренция случается даже между близнецами. Инстинктивное поведение заставляет родных сестер (как и родных братьев — но в другой сфере деятельности) биться насмерть за каждый подарок судьбы — за поклонника, за бойфренда, за жениха. Для животного это нормальный образ жизни, именуемый естественным отбором. Но человеку-то, вроде бы, пора и сознание в дело пускать, а то все подсознание отдувается… Но сложность в том и заключается: большая часть социальных механизмов строится на биологических программах. Поэтому стандарты взаимоотношения полов и взаимоотношения личностей нередко напоминают наблюдения натуралистов, описывающих поведение каких-нибудь волков или моржей. Чтобы занять высокое положение в стае, самцу нужно всех побороть и себя показать. А самке нужно покорить самца, чье положение достаточно высоко — и ее задача выполнена, а ее проблемы решены.

Несмотря на канувшие в Лету времена безусловного доминирования сильного пола, статус женщины и в наши дни зачастую определяется наличием и «качеством» ее мужчины. Если у братьев случается соперничество — а это явление нередкое — то, как правило, в сфере социальной. А вот женщины, наоборот, нередко доказывают свое первенство путем «интимных побед», уводя у сестрицы поклонников. Мы, женщины, соревнуемся между собой посредством мужей, любовников, ухажеров. И оттого смотрим на них как на инструмент, вернее, как на оружие, обеспечивающее победу в извечной женской «партизанской войне». Не самая выгодная точка зрения — причем сразу для обоих полов. Люди потому не в силах понять друг друга, что и относятся к существам противоположного пола «утилитарно-инструментарно»: нужно проделать отверстие — возьми дрель, необходимо убраться — задействуй пылесос. Хотя… скорее, это у мужчин представление о женщине тяготеет к бытовой технике — пылесос, стиральная машина, миксер, тостер. А для нас мужчина «высокого качества» — что бриллиантовое колье и белый лимузин. Ну, а те, которые невысокого — типа бисерная фенечка и трехколесный велосипед.

Это противоположное «видение» партнера — не что иное, как последствия разницы между мужской и женской системой ценностей. В среднестатистической женской пирамиде приоритетов любовь и (или) секс занимают более высокое положение, нежели в среднестатистической мужской системе ценностей. Мы традиционно настроены на самоутверждение в сфере эмоциональных «свершений»: большинство женщин подсознательно оценивает себя соразмерно доле мужского внимания — если я желанна, значит, я существую. Противоположный пол имеет совершенно особый взгляд на сексуальную и на эмоциональную сферу: в мужском восприятии этой области человеческого существования «содержание» прагматизма намного выше, чем в женском. Поэтому мужчины романтизируют социальную сферу: бизнес, политику, спорт и т. п. То, что женщина ищет в сфере личных отношений — награду и почет, колье и лимузины — мужчина пытается отыскать в сфере общественных отношений. Занять лидирующую позицию именно здесь, а не в любовных играх, им кажется важным. Впрочем, отнюдь не всем и отнюдь не сразу.

Молодость с ее гормональным безумием и отсутствием сколько-нибудь «престижного» социального статуса, авторитета, финансовой обеспеченности — тяжелое время для личности. Формирование натуры далеко не завершено, а требования к подрастающему поколению со стороны общества уже присутствуют — причем требования весьма высокие. И мы начинаем самоутверждаться в эмоциональной сфере по принципу «Меня полюбили — значит, я лучше всех!» Принцип ложный, зато действенный. Причем обоюдно — и в плане приобретений, и в плане разочарований. Последних, как правило, больше. В детстве и в юности мы вообще создаем массу всяческих «легенд и сказаний» о лицах противоположного пола. Так и рождаются убеждения вроде «все бабы — с Марса, а мужики — с Венеры, друг друга им не понять». Отнюдь! Понять можно, если учесть разницу восприятия, разницу приоритетов и то, что наши мамы-бабушки не всегда и не во всем правы. Потому что взгляд на вещи меняется — так же, как и сами «вещи». О чем это мы? Да о месте секса, семьи и особей противоположного пола в жизни человека.

В наше время идея партнерского брака завоевывает Россию. С трудом, надо признать, завоевывает. Уж очень долго россияне жили в удобной системе ролевого брака: мужчина — добытчик, женщина — хозяйка дома. Один (одна) главенствует, второй (вторая) подчиняется. И все работало. Но так же, как ЭВМ размером с грузовик — объект глубокой советской гордости, сменили компьютеры размером с козью какашку, так же и ролевой брак уходит в историческое прошлое в качестве неудобного, громоздкого и уморительного предмета. Мы учимся сосуществованию на равных правах. Но легенды и сказания, тем не менее, крепко вросли в наше сознание и подсознание. И держат нас мертвой хваткой. Или это мы их держим — как посмотреть. В общем, в этой книге речь пойдет не только — и не столько — о мужчинах как таковых, сколько о наших, девичьих предрассудках и приметах на «мужскую» тему. Только избавившись от них, можно избегнуть роли «обузы и нагрузки», устав от которой, мужчине нестерпимо хочется рвануть в синеющую даль с полной выкладкой за спиной и вспомнить годы молодые — все как есть, с дешевым горячительным, с нетребовательными подружками, с небритыми дружками и с безголосым пением у костра в антисанитарной и нездоровой обстановке полного мужского взаимопонимания.

Вот, пожалуйста, и первая тема для обсуждения: что такое экстрим для мужчины? Почему они ищут приключений на свою филейную часть, пренебрегая элементарной осторожностью? Особенно нас, девочек, волнует, конечно же, экстрим сексуальный. Тем более, что взгляд на любовь, на секс и на измену у полов совершенно различный. Об этом все знают — и все пренебрегают этим знанием, когда дело доходит до разборок. Нет, но как он мог?! Мер-р-рзавец!!!

Глава 2. Исповедь сексуального анонима

«Очистив мозги от неглубоких мыслей похотью, словно желудок — слабительным, иду по бульвару, напевая: «Мадам? — Девица! — Свободна? — Как птица!» — и стоит ли меня осуждать? О, сколько нам киносюжетов, а также нелегальных клубов готовит непристойный карнавал! Маски незнакомые и неузнанные тем и хороши, что не требуют «продолжения банкета»: «Я к вам пришел навеки поселиться!» Ибо жизни любовников не соприкасаются, когда соприкасаются тела.

Я вижу: участие души в любовном акте — отнюдь не бесспорно. Поиск счастья на вечер — ну, на уикэнд — совсем не обязательно последнее танго в Париже… Существуют, к нашему счастью, и другие танцы — «Семь сорок», например, или кадриль — в городах и весях, вроде бы неподходящих для распутства. А уж для изысков-то! Хотя, на грубый вкус, прелюбопытное бывает ощущение, когда нетронутое цивилизацией дитя провинции вдруг становится на путь… неистинный. Да, не в одних лишь ритмах танго страсть вырывается на волю. Нам, детям XX века, пережившим не одну революцию, но сочувствующим только сексуальной, хочется не просто разнообразия — хочется себя, необузданных, со всех сторон показать. И, расхрабрившись не на шутку, на бреющем полете мы проходим над толпой возможных, вряд ли возможных и невозможных афродит, превращаясь то в одну, то в другую, то в третью «личину». Тональность любовных пристрастий меняется, словно амплуа стареющей актрисы — от лирических порывов инженю до шуточек комической старухи. Удовольствие? Как когда. Разрядка? Непременно.

Центр удовольствий в мозгу человека — один на все случаи жизни. Ему годится и горячительное, и азартные игры, и смена обстановки. Но привыкание заставляет искать новое средство для возбуждения нервных клеток. Увеличение дозы не решает проблем. Накатила депрессия — значит, ищи способ развеять тучи. Привычное обрыдло. Дозволенное усыпляет. Жизнь течет мимо полноводным потоком, а ты торчишь в застывшей действительности, как волжский утес. Специалисты твердят: «Это временное явление», библейский царь Соломон вторит: «И это пройдет», но воображение вновь и вновь предлагает соблазнительные картины неиспытанных дотоле удовольствий. И, напялив спешно маску, какая подвернется, предстаешь перед незнакомой аудиторией Казановой, ночным разбойником, алеутом, что крепко на руку нечист. Долгожданная встреча и моментальное взаимопонимание — улов мастера или удача везунка. Час безумства, оголтелый секс. Никаких клятв при расставании, никаких затуманенных слезой взоров — удобство и простота в обращении.

Но не в избавлении от дополнительных хлопот и не в дешевизне антуража главное достоинство спонтанного, или вовсе анонимного секса. Не в том дело, что секс также возможен без дежурных походов в кино и «Макдоналдс», без ароматических свечек и кружевного белья под шелковым пеньюаром. Не во всяком моногамном соитии присутствует ужин с омарами и шампанским, пена кружев и никому не нужные миллионы алых роз. Для того, чтобы из привычного сексуального обихода ненужное вычеркнуть, нужное подчеркнуть, необязательно разрушать устоявшиеся отношения и скатываться в болото примитивно-инстинктивных наслаждений. Кстати, разве любовь с похотью взаимозаменяемы? Скорее нет, чем да. Ибо не в технике секса, а в задачах — основные различия между «страстью нежной» и «страстью пылкой».

Стратегия ухаживаний, метеорология эмоций, долгострой совместных привычек и взаимных компромиссов утомительны для того, кто ищет минутного развлечения без последствий. А тот, кто готовит к утверждению проект Вавилонской башни семейного счастья, будет оскорблен предложением вертлявой стрекозы, хоть «под каждым ей листом был готов и стол, и дом». Притом, что в одних обстоятельствах (от одного партнера) принимаешь все величие надежд и планов громадье, а с кем-то другим ничего, кроме краткого кайфа, и в мечтах не брезжит. Значит, бесполезно клеймить современное падение нравов и метать громы с молниями — от обстоятельств зависит, как проявит себя наше многостороннее либидо.

К тому же секс «без погружения» в глубины другой личности позволяет больше думать о собственных желаниях. Наступает раскрепощение. Накал ощущений не снижают мысли о произведенном впечатлении, о дальнейшем общении, о соревновании с теми, кто был до тебя и придет после. Есть здесь и сейчас. Вернется это «сейчас» или нет — какая разница? А пока лежат и курят посреди измятых простынь усталый Д’Артаньян и истомленная Гюльчатай. Им дела нет до мадам Бонасье и Петрухи с Абдуллой. Постоянные партнеры ни ревновать, ни конкурировать с «инцидентом» не должны. Их вселенная далеко отсюда, в другом измерении. Вот это и есть сиюминутное наслаждение!

Увы… Именно сиюминутное. Превратив мгновенье безумства в узаконенный «час разврата», нельзя обойти ужасный час расплаты. Со временем надоедает любой «соус с подливкою», даже самый тонкий. Первым к обезумевшим любовникам врывается не отеллоподобный рогатый сохатый, а неслышно вползает рептилиевидное пресыщение. Впрочем, верные пары тоже эту гадину не понаслышке знают. Потому и всякая любовная игра освежает рутину приевшегося долга и облегчает ярмо поросших плесенью уз.

И вот оно: дама солидных габаритов, в фартучке и наколке горничной, катит в супружескую спальню сервировочный столик с напитками, а ее муж-бухгалтер смолит дешевую сигару, надвинув на глаза шляпу борсалино.[2] Через недельку он позвонит в родную дверь и густо дохнет трудовым прошлым: «Мастера вызывали?» Причепуренная жена смерит его презрительным взором: «Ну, заходите…» — и тронется по коридору, расталкивая бедрами мебель.

Сколько возможностей, сколько образов! Жорж Санд! Жиль де Рэц! Фараонша Хатшепсут! Деспот Тиглатпаласар! И прочие, чьи имена либо позабыты, либо непроизносимы! Хотя для любой смены «рецепта секса» — то есть образа с имиджем — в «нормальном романе» (хотя что это такое — норма в сексе?) требуется почву готовить заранее. Иначе постельные Бертолуччи и сюрпризу не рады: был вчера добрый молодец, а сегодня стал Соловей-разбойник. Хорошо хоть не красна девица и не Конек-горбунок. Предупреждать же надо! Уж она бы тебя встретила — пришел, а здесь поджидает Баба-Яга или чудо-юдо рыба кит. Но ведь тогда теряется главное — элемент неожиданности! Понятно, почему иного Марлона Брандо время от времени тянет на реальность, не обремененную сценографией и шмыгающими под ногами ассистентами режиссера: «Улыбочку погрустнее… слезу покрупнее… носик покраснее…» Нет, думаешь, сия вымышленная карнавальность живого чувства не вдохновит. Проще говоря, не катит. Пойду поищу на свой филей приключений.

Однако, «по размышленьи зрелом» и Казановам кажется, что вытворять такое над собой, над окружающими — рискованно. Нечистоплотно! Бездуховно! Хочешь физической разрядки — иди в спортзал. Там и вспотеешь за милую душу. Еще существует творческая сублимация потребности в сексе — глядишь, и слава осенит тебя крылом, увенчает лаврами. Будет опять же чем щи сдабривать. Нет! «Не удержать любви полета: Она ни в чем не виновата!»[3] Впрочем, любовь действительно не виновата. Здесь правят бал инстинкты, им и… в общем, жезл в руки. Отпустим натуру на волю и дадим ей пошалить. А заодно проверим, как на нас реагируют, ничего о нас не зная, случайные и посторонние. Перед ними только фигура в костюме, все личные достижения и трудовые подвиги оставившая дома, в гардеробной, как обременительный хлам. Интересно узнать: насколько сильна твоя анонимная притягательность сексуального незнакомца? Нужен кому-нибудь король без свиты?»

М-да. Может, и нужен. Например, как объект исследования — беспристрастного и подробного. Да, нам много проблем (и много удовольствия — да-да!) приносят любители приключений без последствий. Их рьяно разоблачают сексологи: Казановы, мол, все сплошь интимофобы, заядлые холостяки, одиночки, иссушившие собственную душу страхами и разочарованиями — а оттого недоверчивые, холодные и трусливые, оставляющие за собой кровавый след, будто Джек-Потрошитель, волокущий в тайное логово ужасный трофей. Хотя практика показывает: пойми, кто перед тобой — и не требуй большего. Только тогда ты поймешь, как хорош бывает «сексуал», достигший изрядного уровня мастерства. Но время от времени женское сердце раскрывается навстречу «мастерству» и принимает в себя недостойный образ. Бедняжкам сочувствует весь свет. И весь свет корит их за глупую доверчивость. Но, пускай этот «аноним», по большому счету, — парень «не без понятия», все равно его восприятие отношений между полами по типу «Да здравствует субботний промискуитет!» женщинам в массе своей покажется… мягко говоря, неизысканным. Почему? Да потому, что аннулировать душу из процесса слияния тел женщина не в силах. И некое «продолжение банкета», хотя бы не в качестве цели, а лишь в качестве варианта развития отношений, подспудно присутствует в каждой нашей «шалости».

А ведь мы отказываемся от банкета, от отношений и от их развития, боясь не за то, чем обладаем сейчас — скорее, боясь за себя. Или боясь себя — собственной женской эмоциональности, склонности увлекаться плохим так же страстно — нет, намного, намного сильнее — чем хорошим. Женский пол состоит из «эмоциональных саперов», которые «разминируют» пространство чувств. Саперу нужно досконально знать, где спрятан заряд и где, в случае чего, рванет — мало не покажется. Саперу нужно обладать необходимыми навыками, чтобы, с легкостью, почти с нежностью касаясь смертоносного объекта, извлечь из его нутра смерть и разрушение — и избавиться от них. А что природа и судьба предлагают мужчинам? Бегать по минным полям, искать приключений на свой филей и на все прочее, если останется на что искать. Риск большой, зато подготовки совсем не требуется. Может быть, эта бесшабашность и безбашенность вызывают зависть у сапера, который и права на ошибку не имеет, и расслабляться не должен? Вероятно. Хотя сравнивать мужскую и женскую долю по принципу «хуже — лучше» ни в коем случае нельзя. Почему? Потому что неграмотно и нерентабельно: как сравнивать желудь и машинное масло. От белок и автомехаников справедливого суждения не дождешься, а все прочие останутся в недоумении. Но… кто их сегодня не сравнивает, мужское и женское начало? Тем более в сексе. Придется примкнуть к общей тенденции и объяснить, почему это так неразумно.

Ну что скажешь, глядючи на своеобычное мужское бесстыдство? Ходит, негодяй, глазами стреляет, легкую добычу высматривает. Ей-богу, женская охота на мужчин все-таки не столь откровенна и похотлива. И в сериале «Секс в большом городе» у таких разных героинь подспудно присутствовало одно желание — найти своего «мистера Бига», чтобы слиться с ним в долговременном экстазе. И даже под всяческими масками узнавать его ослепительную улыбку и непокорный локон над высоким лбом. Учти: мы обсуждаем исключительно интим ради получения чувственного удовольствия, а не из меркантильных побуждений. Здесь также может присутствовать удовольствие — и немалое удовольствие, но его источником является не сексуальный партнер, а совершенно другой «предмет вожделения». При такой «системе учета ценностей» разница между женским и мужским подходом к сексу сглаживается. Корысть — огромное и сильное чувство, и оно вполне в состоянии затмить (или, наоборот, разжечь) сексуальные ощущения. Но когда «предметом» является именно партнер, а не его дивиденды, мужчины и женщины сильно разнятся в своем поведении и мышлении.

Для женского пола «мужской метод» налаживания связей, суть которого изложена на упаковке сопутствующей продукции, изделия номер два: «Используй и выброси» — не что иное, как откровенный до наглости лозунг, которому вовек не сравниться с «искренним чувством». А в «женском методе» тому самому «искреннему чувству» в жертву приносится все (по крайней мере в кино- и телесценариях): карьера, выгода, свобода, друзья, родня и честь. Девичья или гражданская — неважно. И разнузданный, но безэмоциональный секс оттого так непонятен именно лицам женского пола, что в нашем мозгу заложена последовательность «эмоция — интерес — возбуждение». Эти ощущения в сознании женщины взаимосвязаны, а не разделены между собой, как в мозгу мужчины. Просто не все люди понимают, какое огромное значение имеет не только содержание, но и структура нашего мировосприятия. А ведь в психологии от перемены мест слагаемых сумма ой как меняется! Но как правило, все видят только отдельные составляющие, не обращая внимания на способ их «упаковки». А потом удивляются полученному эффекту.

Почему, когда новоявленный Казанова говорит «Это был только секс» — он, с большой долей вероятности, не лжет? А вместе с тем подобная фраза в устах дамы весьма-а-а подозрительна? Да уж есть причина — и вполне объективная. Во всяком случае, если ориентироваться на физиологические особенности мужского и женского организма. Личностные особенности, разумеется, могут затмевать природные данные — но никогда не смогут их целиком и полностью отменить. И потому лицо мужского пола всегда сможет довольно четко разделить любовь и сексуальные «инциденты», а лицо женского пола даже к «интиму ради поддержания тонуса» примешает — хоть немного — чувств и переживаний.

А что, собственно, такое эти эмоции? Почему с ними — отношения одни, а без них — другие? Почему мужчины оправдывают свою измену тем, что «сделали это», не испытывая никаких чувств, а женщины свою — тем, что их, дескать, «поглотила страсть»? Почему «эти бабники» могут иметь секс с особами, которые у них не вызывают ничего, кроме похоти и презрения, притом, что самая продвинутая «амазонка» непременно сперва должна ощутить не только в теле, но и мозгу «томление этакое», дабы согрешить с удовольствием? Отчего мужчина воспринимает секс как путь к разрядке, а женщине необходимо пройти через нарастание напряжения, через внутреннюю концентрацию, прежде чем она получит ожидаемую разрядку? Американские психологи Алан и Барбара Пиз в одной из своих книг пошутили на эту тему, поместив два совета: «Как удовлетворить женщину каждый раз? Надо: ласкать, хвалить, баловать, быть отзывчивым, благоухать, массажировать, ремонтировать, быть проникновенным, петь серенады, говорить комплименты, быть опорой, кормильцем, утешать, дразнить, шутить, умиротворять, стимулировать, поглаживать, похлопывать, обнимать, игнорировать, нянчить, возбуждать, мирить, защищать, звонить, уметь предвидеть, сглаживать, прижимать, прощать, соучаствовать, развлекать, очаровывать, подносить вещи, делать одолжение, вызывать восхищение, присутствовать, доверять, оборонять, одевать, хвастаться, относиться благоговейно, делиться сокровенным, развращать, заключать в объятия, умирать за, мечтать о, не замечать полноты, вознаграждать, притрагиваться, увлекаться, превращать в идола, молиться на. Как удовлетворить мужчину каждый раз? Надо предстать перед ним голой». Поневоле начинаешь понимать «сексуального анонима» — интимофоба, холостяка, одиночку. Так он прав или не прав, этот странник ночных клубов?

Вообще, чтобы разобраться в особенностях женского и мужского восприятия, а также в природе бесстыдства, столь возмутительного и привлекательного одновременно (смотря с чьей стороны посмотреть) — придется отправляться в доисторическую эпоху. Нечего, нечего ныть! Сказано было — в доисторическую, значит, марш в пещеру! Отсюда и начнем. Эмоциональное восприятие каждого пола специфично — ведь у него миллионолетняя предыстория.

Глава 3. Сканер и радар в одном семействе

Самцы и самки вида хомо — да и любого вида — изначально были созданы для разных задач. Покуда женский пол обучался тонкостям общения с соплеменниками и тактике «широкоформатного» обзора, мужская половина человечества старалась сконцентрироваться на определенной проблеме, на сиюминутной потребности, на спринтерском броске за добычей, на полной собранности (сегодня бы сказали — на «стопроцентной занятости») — а после всех мытарств мужской пол разрешал себе, наконец-то, расслабиться «по-человечески» — то есть практически до беспамятства. Когда решается задача — мужчина занят только ею. Сделал дело — гуляй смело. Нейропсихолог Рубен Гур из университета штата Пенсильвания провел исследования с помощью сканирования мозга и установил, что у мужчины электрическая активность мозга во время отдыха падает по меньшей мере на 70 %. А вот у женщины «на отдыхе» активность мозга понижается примерно на 10 %.

То есть мужчина, выполнив задание, попросту отключается; в то время как женщина постоянно получает извне информацию, ее мозг непрерывно обрабатывает данные и оценивает сложившуюся обстановку. Мужчина после охоты сидит и таращится в огонь, лениво поворачивая вертел (аналог — таращится в телевизор, лениво нажимая кнопки пульта). Если раздастся глас божий, усталому добытчику потребуется минимум полминуты, дабы прислушаться и переспросить, чего от него, собственно, хотят. А вот женщина всегда начеку: не лезет ли младшенький в костер, а старшенький — в общий котел? Не слыхать ли чего про соседнее племя? Не грядет ли конец света — например, послезавтра? Все эти способности для хранительницы очага имеют первостепенную важность — от них зависит «погода в доме». А вот для мужчины — практически никакой — он эту «погоду» не делает и даже не прогнозирует. У него «биологически» иной образ жизни — и соответствующий образ мышления. Поэтому в мужском мозгу на область эмоций выделены локальные участки, которые способны возбуждаться и успокаиваться, не затрагивая соседние области — ровно настолько, чтобы отреагировать на конкретную ситуацию. У женщины и связь между полушариями мозга налажена куда основательнее, и эмоциональная возбудимость намного выше — без чувств ни одно дело не обходится. Поэтому и усвоение, и анализ всего «касаемо чувств-с» идет в «фоновом режиме». И так — сотни тысяч лет подряд. Разумеется, при столь разных образах поведения и образ мышления специализируется.

Для женского пола эмоции — важнейший компонент поступающей информации об окружающем мире. Входя в помещение, женщина сразу же принимается рассматривать присутствующих, «считывать» взаимосвязи, определять кто с кем в любви, в дружбе или в конфронтации. Мужской глаз в то же время инстинктивно высматривает, где в помещении находятся окна, двери и барная стойка. Пища и пути к отступлению — вот «природный» круг интересов мужчины. Если речь идет об интригане, петиметре и плейбое, то он, конечно же, примется разглядывать дам, размышлять, кто есть кто и кто есть с кем — но… попозже. Первый оценивающий взгляд петиметра-плейбоя все равно будет брошен на выходы, второй — на столы и стойки. Просто потому, что напряженное слежение за одиночным объектом в узком поле — мужская специфика. А постоянное, как бы рассеянное внимание к широкому кругу лиц в большом пространстве — женская. Мужской глаз ищет охотничьих трофеев, женский — тоже. Но в другом смысле. Не в прямом, а в косвенном: добыча бывает буквальная — свежеподстреленная антилопа, например; а бывает относительная — добытчик с антилопой на плече, попавший под стрелу Амура. Поэтому мужчина поэтапно сканирует пространство, а женщина оценивает всю «карту действий» целиком.

Канадская исследовательница Сандра Уитлсон провела тестирование мужчин и женщин с помощью сканирования магнитного резонанса для определения области мозга, отвечающей за эмоции. И выяснилось, что у мужчин область эмоций обычно располагается в правом полушарии и может функционировать как бы «в отрыве» от прочих функций мозга. Например, мужчина в споре может оперировать логикой и словами (левое полушарие), затем переключиться на пространственные решения (фронтальная часть правого полушария) — и никаких чувств по поводу обсуждаемого вопроса не испытать. Мозолистое тело — пучок нервных волокон, своеобразный кабель, передающий информацию от одного полушария мозга к другому — у мужчин приблизительно в полтора раза менее развито, чем у женщин. А область эмоций в мужском мозгу так локализирована, что ее можно «обойти», занимаясь множеством разных дел. У женщин эмоциональное возбуждение захватывает обширные области в обоих полушариях мозга. Но женский пол способен одновременно и обсуждать вопрос, и совершать нужные действия, и переживать по поводу сделанного или сказанного. Мужчине функционировать и проявлять чувствительность в один и тот же момент чрезвычайно затруднительно. Прямо акробатический трюк. Поэтому в фильмах нередко показывают, как героиня ведет машину, рыдая в три ручья. А герой съезжает на обочину и утыкается заплаканным лицом в руль. Он остановился пострадать. А она, страдая, доедет до дома, приготовит ужин, постирает белье, решит домашнее задание отпрыску, поговорит с мамой, разгребет хлам на антресоли — и только когда весь дом затихнет, пойдет к себе в спальню и облегченно застрелится.

Так уж повелось: женский пол учился оперировать изменчивыми эмоциями; мужской — конкретными объектами и твердыми фактами. Естественно, «мы» и «они» не стали врагами, но и особого взаимопонимания не добились. Мы не перестаем выдумывать эмоциональную интерпретацию для ситуаций, когда мужчина хмурится, морщится, хмыкает, его глаза стекленеют… И в женском мозгу начинается монолог «экзаменатора» (так психологи называют внутренний голос или внешний персонаж, который вечно критикует и никогда не бывает доволен): «Вот, так я и думала, ему не понравилось! Это платье (вечеринка, фильм, ресторан, концепция) — совсем не то, что ему надо. Или нет — это он не то, что мне надо! А я-то, я-то! Тоже, как дура, расстаралась, разоделась (собралась, договорилась, дозвонилась, додумалась) — и сижу, жду благодарностей! Ему же наплевать на меня… Что за чурбан!» — и так далее, все в том же духе. Она злится и постепенно доходит до белого каления, пока «чурбан» все сидит, глаза выпучив — а что ему, спрашивается, делать, коли ботинки жмут (в животе урчит, в бензобаке пусто)? Вполне может быть такое: он, например, испытывает большие глубокие чувства — но проявлять их прилюдно не умеет. Для мужчины внутренний запрет на демонстрацию эмоций — такое же детище эволюции, как и локализация эмоций в отдельном «уголке» мозга. И все имеет одну цель: наилучшее исполнение функции добытчика

Чтобы понять женщину, мужчине нужно сделать недюжинное усилие (а еще ему нужен «информатор» из женского племени — например, неглупая сестра или приятельница, склонная выдать секреты племени «противной стороне»); женщине, чтобы понять мужчину, необходимо перестать кудахтать (а еще отказаться от однородной трактовки слов, жестов и поступков, независимо от того, какого пола их автор). В общем, обоим сторонам приходится несладко. Мы искренне вам сочувствуем. Но ведь, чтобы разобраться друг в друге, с чего-то надо начать? Поэтому начнем с того, что традиционно интерпретируется просто, без разночтений. А именно… с похотливых мужских взглядов. А знаем ли мы, откуда идет мужская привычка «пялиться»?

Для мужчины водить головой вправо-влево, вверх-вниз, точно сканируя поверхность картинки — нормальная тактика. Это не демонстрация нахальства и невежества — это последствия эволюции. Зрительное поле мужчины — «туннельное», целевое, зрение хищника. А зрительное поле женщины — зрение добычи, которая защищает себя и свое потомство. Поэтому оно нередко достигает полных 180 градусов. Сама понимаешь, женский пол пребывает в уверенности, что достаточно краем глаза оглядеть интересующую тебя особу — и будешь знать про нее все, вплоть до того, с кем она поругалась за завтраком. Соответственно, мы воспринимаем мужчину, который стоит рядом и таращится в упор, как нахала, который намеревается «склеить бабенку по-быстрому». А он, может, еще ничего и не решил. Пока он будет таращится, «бабенка» сама за него все решит и, соблазнительно улыбнувшись, поинтересуется, который час, что это он пьет, женат ли он… Так что не злись на этот «венец творенья», а если он — твой парень, то стань рядом и возьми его под руку — не жди, пока его начнут «окучивать». Бесстыдница сразу поймет: упс! П… ромашка вышла.

На расшифровку мимических сигналов, которые мы, женщины, считываем ежеминутно с окружающих нас лиц, у мужчины уходит масса времени и сил. Даже профессиональные навыки режиссера или психолога не могут компенсировать «природной специализации» мужского пола, направленной на действие и на объект. Хотя бы потому, что благоприобретенные навыки дают информацию несколько иного плана — образец, формулу, теорию. А вот практика обработки эмоциональных сигналов для мужчины чрезвычайно тяжела. Не говоря о женских «скрытых файлах» все той же информации «про чувства и про демонстрацию таковых» — это не формулы, не теории и не образцы, усвоенные в процессе обучения, а врожденная способность. То есть основа для умения куда более изощренного и глубоко укоренившегося.

Вот почему, определяя душевное состояние человека, большинство представителей сильного пола реагируют лишь на самые прямолинейные сигналы, не оставляющие сомнения, что их «источник» отчаянно весел, насмерть перепуган или в стельку пьян. А лучше, чтобы все разом. Тогда есть повод спросить: «Слушай, ты в порядке? Сможешь вести машину (закадрить девчонку, защитить диссертацию, управлять государством, выпить еще по одной)?» Поэтому мужчину, как правило, не стоит упрекать в бессердечии и твердолобости — главным образом, потому, что это упрек в том, что он мужчина. И значит, иначе устроен. Импульсы — свои и чужие — он принимает главным образом мощные, понимает их буквально, без околичностей. А уж коли ему продемонстрировали откровенное (якобы), ничем не прикрытое желание, например, секса, то он и настраивается на секс. О последствиях такого «настоящего приключения» большинство мужчин думать начинает потом — как правило, уже после секса. Или даже после первых последствий — обычно неприятных. Помнишь фильм «Роковая страсть», в котором Гленн Клоуз от неизбывной муки живьем сварила домашнего кролика дочки Майкла Дугласа? То-то неверный муж, но добрый отец удивился подобному неадекватному проявлению чувств!

И уж конечно, среднестатистический мужчина нипочем не поймет и не согласится, что его, всем кавалерам кавалера (звучит двусмысленно, но мы верим в то, что наш читатель все поймет правильно!), просто-напросто хотят использовать как средство для самоутверждения и повышения самооценки. И что партнерше ничуть не интересны его интимные достоинства, зато социальные перспективы — в его лице — очень даже интересны. А у некоторых экземпляров (с выдающимся… самомнением) на сей счет никаких вопросов не возникает: разумеется, всем лицам женского пола нужен я и только я! И лишь когда уже все свершится — наивным ухажером попользуются и выбросят — тогда мужчина обидится. Ну, конечно, если вообще поймет, что произошло.

Отсюда вывод: мужчина при общении, скорее всего, будет принимать (или испускать) самые простые, даже примитивные, но зато искренние сигналы. И не стоит наполнять их «отсебятиной», стараясь извлечь более сложные идеи из нехитрого: «Спать хочу. Купи пива. Скажи своей маме, чтобы заткнулась». Зряшные усилия. Которые, кстати, способствуют развитию твоей мнительности. Если ты обиделась на стерву — за весь мужской пол вообще, а также «за себя и за того парня» в частности, то утешься. Стерва не собирается порицать мужскую половину рода человеческого за глупость или за бесчувственность. Наоборот: мужчина время от времени ведет себя умнее и соображает быстрее женщины равного интеллектуального уровня только потому, что ход его рассуждений не тормозят эмоции. И не подменяет знания, а заодно темперамент и характер истерическими проявлениями. Женский «завет доисторической эпохи» над сильным полом не тяготеет, и эмоции для него — совершенно отдельная разновидность информации, которая в массе случаев никак не пересекается с выполнением других задач. Но мужчина, как правило, осваивает лишь первичный эмоциональный уровень и остается на этом уровне всю жизнь.

Вот поэтому представители сильного пола очень любят все, что «разогревает» — и их самих, и их подруг. Не только для сильного пола, но и для всего вида хомо сапиенс спиртное — один из самых действенных «преобразователей действительности». А мужчина, приняв 150–200 мл крепкого горячительного напитка, к тому же оказывается вполне готов к ухаживанию за особой, которая в трезвом виде ему абсолютно «не показалась». Но с каждым миллилитром она становится все привлекательнее и привлекательнее. Из-за этой особенности мужчина опьяненный и мужчина отрезвленный — фактически разные люди. И даже друг с другом незнакомы. И потому будь снисходительнее, если заметила, что твой подвыпивший «мистер Биг», непристойно ухмыляясь и подмигивая, «тянет поводок» в сторону. Подожди до завтрашнего ланча: вот когда он опохмелится — спроси, помнит ли он про вчерашние шалости? Правда, стерва не уверена, что ты последуешь ее совету. Может так случиться, что твое эмоции помешают тебе понять его физиологию. Или ты сочтешь, что физиология физиологией, но надо и совесть иметь!

С одной стороны, ты права. Следование этическим нормам — единственный способ не превратиться в Маугли, Тарзанов и Нелл[4] — детишек, взращенных гостеприимными зверушками в экологически чистых джунглях. Но мужскому полу преодолеть свою потребность в сексуальной разрядке бывает очень трудно. Почти так же трудно, как Тарзану — научиться орудовать устричной вилкой, полюбить французскую кухню и английский юмор, а Нелл — освоить оксбриджский выговор, прививаемый выпускникам Оксфорда и Кембриджа, предмет гордости выдающихся снобов Британии. Прежде чем требовать от противоположного пола изрядных подвигов, узнай про некоторые детали мужского поведения, обусловленные строением организма.

Например, почему мужчины нередко заводят подружек прямо на рабочем месте? Не только потому, что дома их недостаточно любят, холят, понимают. Еще из-за форс-мажорных (для мужчины, во всяком случае) обстоятельств — из-за… мощного гормонального всплеска. Мнение о том, что вечер и ночь — лучшее время для занятия сексом, относится в большей степени к любовной лирике, чем к жизненным реалиям. Время сексуального возбуждения в течение суток у мужчин и женщин совпадает не так часто. Первая волна возбуждения охватывает мужчину примерно в 5 часов утра — а женское тело, как и ум, в это время скованы сном. Не все любят заниматься сексом с Белоснежкой, неподвижно лежащей в стеклянном гробу. Поэтому многие из представителей дикой, но симпатичной половины человечества просто-напросто поворачиваются на другой бок. Но днем — другое дело. Лучшее время для секса с точки зрения и женской, и мужской физиологии наступает примерно в 16 часов, то есть в разгар рабочего дня. Видимо, невысок процент мужчин, способных преодолеть не только собственную готовность к сексу, но и готовность к сексу смазливой девчонки из соседнего отдела, которая так и вьется вокруг, так и косит лиловым глазом. Гормоны оказываются в выигрыше, а нравственность — в забросе. Эта зараза из соседнего отдела подцепила моего мальчика: если бы не ее ужимки и прыжки, он бы перемогся. На первый взгляд, все просто. Но так ли он проницателен, этот первый взгляд?

С одной стороны, тестостерон способен серьезно изменить психологические реакции — это известно и нам, современным женщинам. В нашем организме наивысший уровень этого «мужского» гормона наблюдается между 18 и 21 днями после менструации. В те времена, когда средняя женщина, как правило, большую часть репродуктивного периода находилась в состоянии беременности или кормления, предменструальный синдром у нее возникал от 10 до 20 раз за всю жизнь, притом, что у современной женщины он проявляется 12 раз в год. Вот почему до широкого распространения противозачаточных таблеток в 1950-х годах никто не замечал, что женская психика демонстрирует всплески и провалы. А как заметили, сразу начали анекдоты сочинять: «Какая разница между особой в состоянии ПМС и террористом? С террористом можно договориться». В принципе, мирная и добродушная дамочка, организм которой насыщен эстрогеном, создающим чувство благополучия и покоя — и нервная, агрессивная (в том числе и в сексуальном отношении) «амазонка» — разные люди. Их психологический рисунок, вероятно, не изменился, но те стороны натуры, которые несут повышенный запас агрессии, выходят на первый план. А потом все проходит, и утихомиренная очередной волной эстрогена дама или девица с мистическим ужасом произносит: «Не знаю, что на меня нашло… Какое-то магнетическое влечение…» Ох уж эта женская манера наполнять метафизическим содержанием биологические реакции! Отсюда и вера в фатум, в судьбу, в демонизм и в прочий шаманизм. А как следствие — неподходящие браки, романы, знакомства и психологическая зависимость от своего «судьбоносного». Вот что делает тестостерон с женщиной. А каково мужчине, у которого содержание тестостерона в крови в 10–20 раз выше — и не 3 дня в месяц, а всегда?

С другой стороны, специалисты утверждают: из поколения в поколение мужская потенция неуклонно падает. Современный мужчина вырабатывает спермы приблизительно в 2 раза меньше, чем его собрат в середине XX века. Наши ровесники гораздо женственнее своих дедушек. Разумеется, человеческое сознание постоянно создает все новые и новые мифы о «настоящем мачо» — гиперсексуальном, обольстительном, напористом, и в то же время умном, нежном, деликатном… Глупо, конечно, но мечты всегда глупы — тем и утешают. А реальность заключается в нехитрой истине: сексуальная агрессивность мужчин снижается, и что-то должно ее компенсировать. Может, в этом ключ к разгадке появления сексуально агрессивной «девушки его мечты»? Хорошая пара для мачо — фемина, всегда готовая оценить его непристойное предложение по достоинству. Современная, раскованная, пылкая! Или это тоже мираж в сексуальной пустыне?

Глава 4. «Африканоженщина» на русских просторах

Если с утра вы застряли в пробке, днем у вас случилась ссора с начальником отдела, в обед вы уронили на любимые брючки кусок пиццы и нанесли себе двойной ущерб, вечером вас неудачно постригли, придя домой, вы узрели дневник ребенка — кошмарней, чем улица Вязов, а пока юный лоботряс получал законный нагоняй, котлеты пригорели и выкипел суп — когда окончится этот омерзительный день, захочется ли вам секса? Правильно! А мужчина, претерпевший аналогичные мытарства, наоборот, нуждается в разрядке: секс на мужской организм действует не хуже таблетки снотворного, после него святое дело упасть лицом в подушку — и, здравствуй, блаженное забытье! Превосходная вещь — сексотерапия: сразу перед оргазмом в кровь поступает гормон с невозможным названием дегидроэпиандростерон, он улучшает восприимчивость органов чувств, стимулирует работу иммунной системы, задерживает рост опухолей и укрепляет костные ткани.

Несмотря на «лечебность» секса для представителей обоих полов, мы, люди, относимся к нему вовсе не как к лекарству. На вопрос, можно ли заниматься сексом без любви, разные дружественные нации, некогда входившие в состав СССР, отвечают свое, национальное: 35 % узбеков, словно пионеры, всегда готовы «приступить к телу»; за «васточными мужчынами» темпераментно цедят «т-та» горячие эстонские парни — 25 %; а вот самые романтичные мужчины — таджики и литовцы: среди них всего 9 % способно на «животные штуки», остальным большое чувство подавай. Русские находятся где-то посередине: примерно 15 % мужчин готово к сексу, который не повод для знакомства. И что самое странное: юные девушки русской национальности сильно опередили и узбеков, и эстонцев, и прочих «друзей степей», поныне диких. На вопрос «согласны вы выйти замуж за мужчину, которого не любите, если он обладает всеми остальными желанными качествами?» — «А ну, давайте его сюда!» ответили 41 % русских девиц! И откуда такой прагматизм? Неужто от безнравственности?

Отнюдь! Всему, собственно, виной неправильно заданный вопрос. У дружественных народов про что спрашивали? Про секс. А у русских девиц про что? Про замужество! Это ведь совершенно другое дело — и совершенно иной психологический подтекст.

У мужчины вопрос «иметь или не иметь» решает тестостерон: 5–7 раз в сутки на него, беднягу, прямо волна накатывает — под влиянием этого допинга он может и себя не помнить, не то что содержимое бумажника в виде семейных фотографий — май вайф, май бэби анд май дог. Исследования Американского Социологического института Кинси показали, что 37 % мужиков думают о сексе каждые полчаса. Удивительно, как они водят машину и стригут газоны? Секс для мужчин — и разрядка, и успокоительное, и расслабляющее, потому и с нравственными нормами у них туго, особенно в юные годы чудесные: 82 % юнцов в возрасте от 16 до 19 лет утверждали, что им нравится идея участия в оргии с незнакомыми партнерами, и только 2 % девушек сочли это предложение привлекательным.

И такими вот Дюймовочками мы доживаем до четвертого десятка. Тут картина меняется: дамочки «бальзаковского возраста» становятся жаркими, словно нагретый солнцем пляж. Эти ухищрения матушки-природы дают женщине зрелых лет шанс родить ребеночка до наступления менопаузы — отсюда и страсть нереальная, пылкий интерес ко всем мало-мальски привлекательным мужчинкам. И по барабану душевное родство! А подать сюда вон того, накачанного, в кожаных трусиках! Ух, как я его…

Не зная (или не желая знать) о такой особенности массовой психологии, многие юные и не слишком юные девицы, боясь прослыть серыми и отсталыми особами, во все времена очень стараются «подстроиться» под идеал, навеянный модой. В пуританскую эпоху образцом оказалась невинность — чистая и нерушимая. Эфирное созданье, несокрушимо наивное, соперничало по твердолобости с изобретенным гораздо позже железобетоном. Сегодня в идеалах ходит жаркая femme fatale — остроумная, независимая, отвязная. И откуда только взялась? Кто вообще вызвал к жизни сие прелестное созданье с огнем в глазу?

Некоторые психологи и социологи утверждают, что нынешнее сексуальное раскрепощение связано с тем, что целые нации испытывают «инстинктивную потребность в активной и даже беспорядочной половой жизни именно в периоды всякой нестабильности, перед угрозой уничтожения». Как раз в постперестроечной России с ее социально-культурно-политически-экономическим кризисом создалась очень даже подходящая проблемная обстановочка! Известный психотерапевт Николай Нарицын и выводит, как по нотам, что нас ждет в сексуальной сфере: «Вообще любую революцию сопровождают не только разруха, голод и жертвы, но и всплеск самого первобытного промискуитета». Словом, мужская половина российского населения превратится в маньяков, а женская — в нимфоманок. И будет так, пока не стабилизируется положение в Отчизне. А там, глядишь, мы вновь «войдем в препорцию» — в препорцию невинности.

Но хороший аппетит не означает наличие тонкого вкуса. Даже наоборот: голодающий никогда не станет гурманом — ему ведь не кулинарных изысков надо, а пожрать бы чего… Поэтому в утонченного Казанову начинающий ловелас превратится несколько позже. Берни Зибергелл, американский психолог, автор книги «Новая мужская сексуальность», утверждает: «Часто бывает так, что мужчина становится хорошим любовником только годам к сорока-пятидесяти, когда он начинает понимать, что секс — это удовольствие, а не спектакль». Значит, не только женский, но и мужской пол вместо получения удовольствия больше озабочены созданием определенного имиджа? Рассмотрим, как и почему складывается такая ситуация.

На рубеже тысячелетий секс не просто освободился от ханжеских запретов — больше того — стал элементом престижа, и у него появились качественные характеристики. Сейчас нередко можно услышать: «Мне необходим хороший секс!» или «Это был некачественный секс!» Чтобы получить качественный секс, нужен не только образцово-показательный партнер, но и самой следует быть достойной хорошего секса, соответствовать надо. А что такое «соответствовать»?

Ну, тело бело-туго-упруго — это уже нечто само собой разумеющееся. «Броня крепка, и танки наши быстры». Теперь надо побеспокоиться о внутреннем содержании. Раньше раздавалось: «Я такая загадочная, противоречивая… Мне нужно понимание! Меня надо брать тонко!» Увы, времена деликатных привычек и вышивания гарусом-стеклярусом прошли — пришла эпоха требовательности и напора. В наши дни престижно быть сексуальной и возбудимой до крайности. Женщина «современного образца» при виде подходящего мужчины должна испытывать острое желание заняться с ним сексом «на том же месте в тот же час». Подруги вокруг разглагольствуют: «Я такая сексуальная. Мне от мужчины очень много надо, как минимум — три раза утром и три вечером». Просто не по себе становится! Надо же, какой насыщенной жизнью люди живут… Не захочешь, а почувствуешь себя отсталой от стремительного темпа жизни.

Однако безоглядно включаться в этот хор тоже не стоит. Хотя бы из чувства самосохранения. Ведь среди женщин всего 1 % нимфоманок, то есть психически нездоровых особ, которым требуется «очень много секса» — до нескольких десятков половых актов в течение суток — и, разумеется, без всяких там милых пустячков вроде букетов, комплиментов, прогулок при луне и бесед о высоком. Остальные представительницы прекрасного пола ни ежеминутной, ни ежечасной потребности в сексе не испытывают. Даже «самые сексуальные» — те, кто получает максимальное наслаждение от интимных отношений, у кого высокая потребность в сексе сочетается с раскованностью, а оргазменная разрядка наступает многократно — не такое уж многочисленное племя. По исследованию специалистов из сексологического центра имени А.Кинси, всего таких женщин примерно 12–14 %. А как быть 85–87 % обычных женщин — не нимфоманок и не «самых сексуальных»? Неужто придется играть комедию по сценарию «нравится-не нравится — спи, моя красавица»?

Проблема заключается в уже упомянутом «позднем женском созревании» — в том, что пик женской сексуальности наступает довольно поздно — после 35 лет. Приблизительно в этом возрасте женщина начинает оценивать по достоинству те ощущения, которые дарит ей сам секс, а не чувства, связанные с «наличием мужчины» — защищенность, нежность, забота и т. д. А до тех пор главным для нее были не столько чувственные удовольствия, сколько эмоциональное удовлетворение — «меня любят, потому что я хорошая». Вот и получается, что интерес к сексу как таковому у женщины возникает на подходе к сорокалетию — а между тем пик мужской сексуальности, как ты знаешь, наступает не в 40, а в 19–20 лет. Как же ровесникам сливаться в экстазе, если между «ее» и «его» экстазами — два десятилетия разницы? И вот, в борьбе за качественный секс рождается образ «горячей» женщины, разрушающий природные стандарты. Она и в 20, и в 40 лет относится к чувственным наслаждениям одинаково — раскованно и безбоязненно. Благодаря таким «пылким вакханкам» мужчина в любом возрасте — и молодой человек, и зрелый муж — могут рассчитывать на пылкую и сексуально грамотную, и главное — активную партнершу. Причем эту самую активность должно демонстрировать с первых минут любовной игры…

Первым этапом сексуального процесса является, как известно, прелюдия. Эта стадия совершенно необходима всем нормальным женщинам — именно потому, что в среднем половой акт от «холодного старта» до разрядки у мужчины составляет 2,5–3 минуты, а у женщины — 13 минут. Самые великие умы и самые экзотические учения объясняют современному мужчине, как провести поиск и возбуждение чувствительных зон на женском теле с максимальной отдачей… А между тем предварительный «разогрев» партнерши проходит «без сучка и задоринки» только в мечтах. В жизни все иначе: не только случайные любовники, но и давние партнеры могут «проколоться» в момент прелюдии. Процесс нарастания возбуждения — очень хрупкая и переменчивая штука! Что греха таить, для многих мужчин, особенно молодых, прелюдия кажется довольно утомительным испытанием: одновременно пытаешься «настроить» партнершу и не потерять собственного настроя — не наслаждение, а одно беспокойство…

Поэтому образцовая претендентка на качественный секс, созданная по образу мужских фантазий, в подобных услугах практически не нуждается, и заведется сразу — как пылесос после нажатия кнопки. Ласки и вообще усилия со стороны мужчины сводятся до минимума. Горячая девчонка сама на любовника набросится и ка-ак приласкает! Красиво и не без балетного искусства — только мужчина теперь уже не танцор, а скорее восхищенный зритель. Именно эти изыски и делают многих героинь-любовниц… фригидными.

Немало девушек только тем и заняты, что искусно воплощают в жизнь мужские идеалы, активно привлекая сердца и взоры. Большинство из них, действительно, достигли больших высот и имеют у «аудитории» сногсшибательный успех. Рассказы о «волшебных ночах» с подобными сиренами передаются из уст в уста. Мужчины слетаются к искусницам, словно осы к фруктовому ларьку. А как, между тем, обстоят дела с «личной жизнью» этих привлекательных, умелых, сексапильных дам? Честно говоря, не очень. Раскованные, эмансипированные и сексуально подкованные вамп часто страдают от снижения либидо и даже от полного отсутствия оргазма.

Казалось бы, кому, как не им испытывать при половом акте всю гамму «незабываемых ощущений»? Но дело в том, что каждый партнер в определенный момент должен подумать… о себе. Чтобы достичь разрядки, необходимо прислушаться к своим внутренним ощущениям, оставив посторонние раздражители «за кадром». Сексуальные фантазии, направление действий партнера, возбуждение собственных эрогенных зон — во благовремении все хорошо и в нужную минуту дает отличный результат. Но женщины в борьбе за качественный секс уделяют все свое внимание внешним впечатлениям. Именно для завоевания «внешнего» мира демонстративные дамы (а демонстративность как компонент женской психики встречается в большинстве случаев) неустанно шлифуют свое совершенство — им жизненно необходима толпа поклонников. О себе, умнице-красавице, каждая из них думает именно в этом контексте: «Как я выгляжу? Что обо мне думают? Какое я произвожу впечатление? Достаточно незабываемое?» Для них то, что не привлекает зрителя, не интересно.

Но если в момент полового контакта «все под контролем», то как же тогда расслабиться и получить удовольствие? Создавая у любовника чувство «за это можно жизнь отдать», суперумелая любовница стремится как можно эффектнее… выглядеть. При этом — часто бессознательно — она сама способствует возникновению у себя фригидности и угасанию полового влечения: ведь перед ней стоит жесткая задача — не делать, перевозбудившись, забавных гримас, не производить неожиданных звуков, не потеть и вообще не проявлять никаких спонтанных реакций, нормальных для естественного полового акта, но странных и смешных для… эротического фильма или любовного романа. Представляете, как бы это выглядело в беломраморной спальне, уставленной свечами и букетами? «В минуту оргазма она захохотала — да так, что стала икать» — разве такое позволительно для героини романа, для кинозвезды? Кстати, это воспоминание, оставшееся у Майкла Дугласа после любовной интрижки с Голди Хоун.

Поэтому «суперлюбовницы» вынуждены симулировать оргазм. А что делать, если, по мужским стандартам, полноценная женщина должна ощущать при контакте настоящий «оргазмический фейерверк». Всякий раз. Во что бы то ни стало. И если ничего феерического на горизонте не видать, мужчина тут же перекладывает ответственность на партнершу: «Это ее проблемы — она какая-то вялая, холодная, бестемпераментная». Чтобы доказать свою «полноценность», женщина старается продемонстрировать яркое, взрывное удовлетворение. А ее возлюбленный меряет собственную состоятельность по женскому оргазму: «Ублаготворил! Усахарил! Вскипело! Ну я силен!» Желание мужчины видеть мощную разрядку женщины давит на поведение партнерши и даже снижает ее реальные «шансы на оргазм» — бедняжка не может отвлечься ни на секунду и вообще чувствует себя связанной и обязанной.

Современному мужчине необходим как собственный оргазм, так и оргазм любовницы — он и удовлетворенность партнерши воспринимает как зеркальное отражение своего собственного «блаженства». Стоны и телодвижения оргазмирующей дамы становятся критерием мужской неотразимости, показателем «хорошо сделанной работы». Если бурной «концовки» не будет, мужчина почувствует себя обманутым или виноватым. Ему становится неприятно, тяжело и обидно: «Столько усилий, и все зря!» — и больше никаких отношений с этой… снежной бабой! Поищу себе нормальную подружку!

Притом, что женская потребность в эмоциональном тепле, нежности и мягко нарастающем сексуальном напряжении вовсе не предполагает «звездного» завершения каждого интимного контакта. Для женщины и оргазм-то — всего лишь приятная добавка, а вовсе не единственная цель полового сношения. Для нее это дополнительное, а не основное наслаждение. А главное — ощущение близости, слияния, ласки. Но разве мужчина это поймет? Раз уж мужской пол поверил в ненасытность современной женщины, в ее «мужественное» отношение к сексу… И в результате мужского незнания особенностей женской природы возникло нелепое правило: взамен интимных ласк — даешь спортивное состязание! Два рекордсмена в койке соревнуются, работают «на результат», показывают мастер-класс. Процесс сам по себе не имеет значения — была бы взрывная концовка! А удовольствие от обоюдного «испытания на прочность» невелико — примерно то же, что и при посещении тренажерного зала. Попахали, попотели и ушли с чувством глубокого… морального удовлетворения. Позабыв про удовлетворение сексуальное — какой секс может быть в театре или в спортзале?

А где же выход? В нас самих! В здоровой дозе здорового эгоизма: погружаясь в собственные ощущения, углубляя их и усиливая, каждая женщина имеет больше шансов получить реальное удовольствие и выказать истинную страсть, чем целеустремленная «спортсменка-рекордсменка» с ее кроватной борьбой за чемпионский титул. Секс — сфера жизни, в которой не стоит никому ничего доказывать. Поэтому и к себе, и к сексуальному партнеру надо относиться по-человечески: прощать ошибки и слабости, дарить внимание и ласку, и главное — не равнять индивидуальные особенности по «мировому стандарту». Тем более, что именно в сексе нет ничего стандартного, все глубоко личное! Если вы принимаете и любите друг друга такими, какие вы есть — значит, вы имеете «самый качественный секс»! А кстати, какие мы — и какие они, наши партнеры — в сексе и не только?

Глава 5. «Винни, Винни, а куда мы идем?»

Надеемся, ты уже не раз сталкивалась с классификацией психологических типов, которую мы предлагаем в каждой книге этой серии. Но, поскольку стопроцентной гарантии нет, да к тому же любовные чувства имеют определенную специфику, мы снова обращаемся к Винни-Пуху, Пятачку, Тигре и всем-всем-всем. Их характеры — отражение психологических компонентов и нашего «я». Периодически все нижеперечисленные составляющие меняются местами, дополняя друг друга и конфликтуя между собой. Одни черты акцентируются, другие отходят в тень, оттого и характер наш нестабилен, переменчив, на нас влияют и обстоятельства, и стереотипы, и запросы времени. Но основа психологической структуры остается — на то она и основа. Из чего складывается наша индивидуальность? Из психологических радикалов, о которых мы столько рассказывали. Если хочешь, прочти о них еще раз — и увидишь новые черты в уже знакомом образе.

Винни-Пух. Два основных качества, определяющих поведение этого типа — это одержимость деятельностью и неумение сосредоточиться. Есть анекдот, который очень хорошо определяет суть Винни-Пуха. Ковбой едет на лошади по улице городка, видит на балконе хорошенькую девушку и начинает обдумывать, как бы ему с ней познакомиться. Решает покрасить свою лошадь в зеленый цвет и проехать мимо девушки. Девушка обязательно спросит: «Почему у вас такая странная лошадь, сэр?» А он ей ответит: «Да ерунда это все. А не переспать ли нам?» Красит своего коня в зеленый цвет, проезжает на нем мимо красотки — та молчит. Ковбой перекрашивает лошадь в синий цвет. Снова гарцует мимо девушки на балконе — она опять ни слова. Тогда ковбой красит своего коня в красный цвет, рисут на нем золотые яблоки и вдобавок пишет несколько ругательств. Опять проезжает мимо красотки. «А не переспать ли нам, сэр?» — окликает ковбоя девушка. «Да ну тебя, — отвечает он, — ты лучше посмотри: какая у меня лошадь!» Поступки Винни-Пуха очень часто выглядят противоречивыми. Это объясняется тем, что во время исполнения задуманного, он просто переключается на достижение другой цели. Его поведение часто выглядит нарочитым, но на самом деле Винни-Пух никому ничего не пытается продемонстрировать. Он просто не задумывается, как его поступки выглядят со стороны. Винни-Пух никогда не удосуживается объяснять свои действия, он считает, что окружающие правильно поймут и оценят его порывы. В компаниях Винни-Пухи обычно становятся лидерами: они оптимистичны и заражают своим оптимизмом всех окружающих.

Секс Винни-Пухи любят так же, как и мед. В сфере секса им, как ни забавно, очень созвучна точка зрения министра-администратора из «Обыкновенного чуда» Евгения Шварца: «Вы привлекательны, я привлекателен — чего же тут время терять?»[5] Они не сторонники длительных ухаживаний. Винни-Пухам кажется: все, что доставляет удовольствие ему самому, должно доставлять точно такое же удовольствие и партнерше. Поэтому Винни-Пухи напористы и активны. Они быстро возбуждаются и столь же быстро заканчивают половой акт. Они легко знакомятся с представительницами прекрасного пола, но не могут как следует сосредоточиться на одной особе. Если в поле зрения попадает еще одна женщина, то Винни-Пухи оставляют предыдущую партнершу и стремится соблазнить следующую. Часто это приводит к тому, что они имеют несколько любовниц одновременно. При этом Винни-Пухи никого из них не выделяют своим вниманием, и с каждой из любовниц проводят одинаково мало времени. Они вообще сторонники быстрого секса — время и место не имеют для них особого значения. Но если Винни-Пух вошел в полосу депрессии, то с сексом он, как правило, «завязывает». А если женщина сама осмелится ему себя предложить, то он, скорее всего, почувствует себя оскорбленным. Однако, это вовсе не означает, что он так же негативно отнесется к этой даме, когда выйдет из апатии. Он просто забудет, что в свое время сам отказал этой женщине, и при подвернувшейся возможности начнет оказывать ей знаки внимания.

Пятачок. Очень маленькое существо, которое раз и навсегда напугал этот безумный, безумный, безумный мир. Для него все очень сложно. Он патологически неуверен в себе и оттого чрезвычайно мнителен. Пятачок — перфекционист. Он считает, что идеально сделанная работа, идеальные поступки защитят его от бед и катастроф. Он уверен, что они непременно отступят перед порядком. Пятачок заучивает правила, которые внушают ему в детстве и юности, и таким образом составляет себе образец идеального поведения. Он не в состоянии учитывать вечно изменяющейся реальности, потому что больше всего на свете боится именно перемен и всего, что с ними может быть связано. Например, поступков. Пятачок страшно боится ответственности. Принять решение для него — стресс и мука. Его угнетает ответственность. Чаще всего, чтобы разрешить ситуацию, Пятачок поступает «как положено», исходя из своего набора правил. В этом смысле он действует как начетчик. Посему его поступки кажутся странными, ведь действительность Пятачок как раз и не учитывает. Подобным образом Пятачок проявляет и свою заботу о близких: очень много суеты, мало дела, а о результате его благих намерений лучше не вспоминать. Это именно та сама брусчатка, которой мостят дорогу в ад. Но при этом Пятачок замечательный исполнитель. Здесь он н высоте! Решения за него принимают другие, а работы он не боится. Сделает все очень тщательно и аккуратно. И тысячу раз все перепроверит.

Секса Пятачок боится так же, как и всего остального в этой жизни. И так же, как и во всем остальном, пытается все предусмотреть и основательно защититься. Правда, в этом смысле Пятачок заботится о себе, а не о партнерше. Женщины для Пятачка представляют элемент угрозы. Женщина может его заразить «нехорошей» болезнью, она может его скомпрометировать, она может его подчинить и подавить, и, наконец, она может ему отказать. Поэтому Пятачок лучше совсем откажется от секса, чем подвергнет себя риску получить отказ. Из-за боязни оказаться отвергнутыми Пятачки не проявляют инициативы ни при знакомстве, ни в процессе близости. Они не умеют красиво ухаживать и соблазнять. Зато сами часто становятся жертвой напористых женщин, хотя в таком обществе всякий Пятачок чувствует себя глубоко несчастным. На сближение Пятачки идут долго и трудно, часто бессознательно провоцируя разрыв. Но если многострадальная дама пройдет эти «круги ада» и не загнется по дороге, то в результате она окажется с нежным и предупредительным любовником и заботливым мужем. Ведь Пятачки прекрасные исполнители. В процессе близости для Пятачка очень важно одобрение, он должен знать, что «все правильно сделал».

Кролик. Заядлый консерватор. Ужасно любит, когда можно прогнозировать события, а сегодняшний день похож на вчерашний. Так Кролик понимает порядок. Он любит власть и почитает авторитеты, потому что сам стремится властвовать и диктовать свои условия. Из Кроликов получаются хорошие руководители. Они спокойны, расчетливы, не боятся смотреть в глаза реальности, но стараются изменить ее по своему усмотрению. Окружают себя только теми людьми, кого считают надежными, на кого могут положиться. Только не надо предполагать, что Кролик выглядит всегда, как зануда. Он хороший хамелеон. Для пользы дела он может прикинуться: своим парнем, сухарем или энтузиастом — если «маска» выгодна. Нередко бывает, когда у Кролика «зашкаливают» основные качества его натуры: упорство становится упрямством, педантизм — занудством, практичность — скупостью и т. п.

Помнишь анекдот? Приходит пациент на прием к врачу и просит: «Доктор, я очень жадный человек. Выпишите мне таблеток от жадности! И побольше! Побольше!» Его невольно вспоминаешь, когда рассказываешь о сексуальной жизни мужчин этого типа. Кролики относятся к сексу утилитарно, т. е. как к удовлетворению одной из своих физиологических потребностей. А свои потребности они любят удовлетворять основательно с наибольшим комфортом и удовольствием: поесть — досыта, напиться — допьяна, потрахаться — вволю. Для Кролика хорошо, когда много. Это касается всего: размера пениса, угла «стояка», длительности полового акта. Количество для Кроликов — важный компонент благополучия. Мужчины этого типа либо имеют сразу несколько любовниц, с которыми они гарантированно получают удовольствие от секса, либо только одну партнершу, но тогда ей придется одной «отдуваться» за всех в постели. Кролики своих аппетитов не снижают ни при какой погоде. Ощущения партнерши для них не играют никакой роли. Ведь в сексе Кролики удовлетворяют свои потребности. А партнерша должна исправно выполнять свою обязанность. Боятся они только одного: если вдруг в сексе чего-то становится меньше, а это — явный признак непорядка. А порядок — бог для Кроликов. Именно поэтому секс у Кроликов носит рутинный характер. В постели Кролик всегда предсказуем. У него отсутствует спонтанность, у него не бывает «наплыва чувств». Секс всегда происходит строго по расписанию, невзирая на обстоятельства.

Ослик Иа-Иа. Отличается от окружающих способностью мыслить оригинально и глубоко. Из-за этого все его страдания. Про него вполне можно было бы сочинить драму под названием «Горе от ума — 2». У Ослика Иа-Иа настолько нестандартный взгляд на мир вокруг, что ему чрезвычайно сложно обрести понимание других людей. Ослику приходится всегда так долго объяснять цепь своих рассуждений, что Иа-Иа давно уже махнул рукой на остальное человечество и замкнулся в себе. Кто кого, а себя-то он понимает с полуслова. И как правило, удовлетворяется этим собеседником. Ослик Иа-Иа может показаться высокомерным из-за своего нежелания контактировать. На самом деле Иа-Иа любят мирозданье, но без взаимности. Ослики бывают отличными наблюдателями и аналитиками, их прогнозы отличаются точностью, они хорошо видят и понимают людей, а также человеческие взаимоотношения — но при этом не могут заставить других себя уважать и прислушиваться к своему мнению. Окружающим кажется, что Ослик живет в выдуманном мире и совершенно беспомощен. Поэтому Иа-Иа сильно раздражаются, когда окружающие с умным видом начинают советовать и предлагать разные вещи, заведомо для Осликов неприемлемые. Иа-Иа упрямы, как все ослы. И прекрасно могут постоять за себя. Им всегда бывает легче дать отпор, чем объясняться. И они постепенно привыкают к состоянию обороны, а потому каждого потенциального собеседника рассматривают как будто из окошечка «бэтээра». Словом, общаться с Осликами Иа-Иа чрезвычайно сложно.

И в сексе у Осликов возникают те же самые проблемы, что и в общении. Они слишком закрыты, слишком замкнуты, слишком привычны к одиночеству, так что им чрезвычайно трудно принять в свой мир другого человека и настроиться на него. К тому же вечная привычка Осликов обдумывать вселенские проблемы приводит к тому, что и сексуальные отношения они начинают воспринимать с этих позиций. Помнишь анекдот про секс и трагедию русской интеллигенции? «Есть где, есть с кем, есть чем, но зачем?» Иа-Иа не станет заниматься сексом, пока не ответит себе на этот вопрос. Расслабиться и получать удовольствие — это не для него. Он запросто может посчитать это постыдным и грязным. Такие мужчины остро переживают процесс полового созревания, мучаются от собственной нечистоты, и вообще склонны процесс гормонального дисбаланса переводить в область этических и нравственных представлений. И пока Иа-Иа не отстрадает и не простит себя за моральное падение и разложение, он не сможет контактировать не то, что с женщинами, вообще ни с кем — он просто будет избегать общества людей и стыдиться самого себя. Сама понимаешь, не много найдется мазохисток среди прекрасной половины рода человеческого, способных сосуществовать рядом с эдаким сокровищем, которое чихнуть в простоте не может.

Тигра. Откровенный и общительный Тигра часто бывает душой компании. Для него чрезвычайно важно то, что происходит в данный момент времени, и он отдается настоящему всей душой. Для него не существует прошлого и будущего: про вчерашнее он уже забыл, а завтра еще не настало. Тигра очень действенный тип. Если у него возникает проблема, то он должен сам тотчас же ее разрешить без всяких проволочек. Поэтому он не задумываясь сметает все преграды на своем пути. И разрушает он их без малейшего сомнения. Он не боится ничего: ни осуждения окружающих, ни конфликта с законом. Его желание — вот главный для него закон, а кто не согласен, пусть идет куда подальше подобру-поздорову и не обременяет Тигру своим мнением. Тигру нельзя перевоспитать, обтесать, нельзя даже взывать к его совести. Это бесполезно и опасно: Тигра в этом случае просто-напросто окажет усиленное сопротивление, переходящее в наступление, и вырвется на свободу, оставляя позади «бесприютное пепелище». Тигра любит побеждать, но и не унывает в случае поражения. Ведь неудача — это закономерная часть охоты. Главное, чтобы этот период в жизни Тигры не слишком затягивался. Неудачи могут Тигру сломать.

В сексе он руководствуется принципом «Что понравилось — то мое». Тигра прирожденный охотник и захватчик, а потому никогда не отступает от задуманного. Правда, если ты думаешь, что Тигры способны долго и красиво ухаживать, то ты глубоко заблуждаешься. Хищник может долго жертву выбирать, выслеживать, подбираться к ней. А потом — наскок, короткая борьба, и либо добыча в его лапах, либо вырвалась и убежала как можно дальше. Так у Тигры и с женщинами. Ухаживать он абсолютно не в состоянии. Нюансы, полутона, взгляды, вздохи, прикосновения — словом, все, что составляет наполнение понятия «флирт» — Тигре просто непонятно. Зачем столько отступлений, когда есть он, есть цель и возможность поскорее атаковать, чтобы получить желаемое. Тигра любой, даже совсем невинный сигнал интимной окраски воспринимает как призыв к половому акту. Если Тигре отказать, он это не воспримет хоть сколько-нибудь серьезно и будет продолжать добиваться своего всеми возможными способами вплоть до незаконных. В этом смысле Тигра легко идет на преступление, так как в плане секса он способен подчиниться только своему желанию. Готова ли предполагаемая партнерша удовлетворить его страсть или нет, Тигре, честно говоря, не интересно. Он также не способен понять, если близкая ему женщина будет жаловаться на сексуальную неудовлетворенность. Для Тигры получение удовольствия от секса — само собой разумеющееся дело. Зачем еще что-то предпринимать, когда ему и так хорошо? У Тигры к тому же не существует проблем с воздержанием: есть возможность заняться сексом — хорошо, а нет — плакать не станет. Для Тигры все очень просто.

Крошка Ру. Пойдет на все ради того, чтобы стать любимчиком, в том числе и твоим. Для него архиважно быть лучше всех. Ради этого он готов на лесть, вранье, безумства. Таких мужчин хорошо поддразнивать свои равнодушием. Тут они сразу воспламеняются и бросаются в бой. Для них обратить индифферентную особу в свою пылкую поклонницу — дело чести, не поддающееся укорам совести. Но не надо пересаливать с негативом. Крошки Ру всерьез играют в эти игры. Когда они начинают понимать, что ими не восхищаются или над ними посмеиваются, тогда страшно обижаются и начинают мстить своим обидчикам. Но если к нему выказывать симпатию, Крошка Ру будет тебе благодарен. Он изобразит все, что пожелаешь: верного друга, внимательного слушателя, заботливого родственника. Только не надо проверять его чувства на подлинность и прочность. Лучше наслаждайся игрой. А уж он расстарается, чтобы тебе не было скучно. Самое страшное для Крошки Ру — это одиночество. Когда Ру один, жизнь для него перестает существовать. В театральных кругах шутят: если хороший актер остался в комнате один, то, заглянув туда, ты никого не увидишь — комната окажется пустой. А Крошка Ру — отличный актер.

Главный герой «9 ½ недель» — типичный Крошка Ру. Он не может жить в простоте, а уж сексом заниматься и подавно. В сексе, как и в любой другой сфере, для них чрезвычайно важна известность, признание и восхищение. Больше всего в сексе Крошки Ру не любят обыденности: размеренный, переходящий в привычку секс по принципу «два раза в неделю не вредит ни мне, ни тебе» им отвратителен. Для них первоочередную важность представляет антураж, а не сам секс как таковой. В постели Крошки Ру ведут себя, словно примы на сцене. Они с удовольствием сделают из секса целый спектакль. Сначала партнершу многослойной вуалью окутают легенды про любовные похождения Крошки Ру и про женщин, побывавших в его постели. Чаще всего это оказывается просто самозабвенным враньем, эдакой попыткой противостоять рутине отношений. Самые большие проблемы у мужчин этого типа возникают, когда партнерши отказываются вести свою сексуальную жизнь по сценарию, который ежедневно придумывает Крошка Ру. Они элементарно устают от всяческих эстетических и эмоциональных «прибамбасов», которыми Крошки Ру перенасыщают свою жизнь. Вообще, партнершам Крошек Ру не стоит оценивать силу чувства подобных натур в соответствии с интенсивностью их ухаживаний. Крошки Ру умеют красиво соблазнять, но делают это не для партнерши, а чтобы все видели, насколько он, Ру, великолепен и блистателен. Крошек Ру чрезвычайно раздражает, когда дамы пытаются переключиться на секс как таковой, не обращая внимания на обстановку. Со своими двойниками среди женщин Крошкам Ру вообще невозможно найти общий язык. Они все время будут бороться друг с другом за право «стоять на сцене» и никогда не согласятся с ролью зрителя.

Да, картина получилась неутешительная: вроде бы все мужчины — точнее, все психологические типы — оказались жуткими эгоистами, да еще с изъянцем: то застарелые страхи, то скрытые комплексы, то примитивная жадность, то актерские способности. Все для себя, все для себя — и ничего для партнерш! Ну не обидно ли? Где, спрашивается, его искать, мистера Бига, прекрасного принца и суженого-ряженого. За ворота башмачок бросать? Песенки подблюдны петь? В брачные агентства обращаться? И везде встречать вот такое вот наплевательское отношение: мне хорошо — значит, и ты будь довольна! Это что же получается? Получается, можно провести целую жизнь, роясь, словно курица в навозе, на предмет поиска жемчужного зерна?

Ладно, не кипятись. Дело в том, что основа психологической структуры — это только часть. Базовая, а потому самая грубая, связанная с инстинктивным поведением. Для какого-нибудь «хозяина Беловежской пущи», подыскивающего здоровую, выносливую и нетребовательную хозяйку — вполне достаточно и такого набора эмоций и реакций. Но ведь человек тем и отличается, что помимо наследственного поведения, он еще способен обучаться. Например, хорошим манерам, партнерским взаимоотношениям, иностранным языкам и таблице умножения. Вот пусть и обучается, пока не затвердит, как пятью пять: женское сердце не камень, но и не мусорный бак! Оно не в состоянии утилизовать любое обращение со стороны партнера по общению. Поэтому надо быть очень осторожным, грамотным и внимательным. В общем, пусть выведет надстройку на базис. А ты посмотри, что у него получится.

И не стоит обижаться на психологию, когда она изрекает неприятные истины. Ее мнение касается усредненных ситуаций, в которых принимают участие усредненные персонажи. Что же касается индивидуальности — ее ни в какую формулу не подставишь. Но ведь формула от того не становится менее полезной — по крайней мере в плане предположения, прогнозирования, анализа. Кстати, благодаря науке психологии существует возможность вычислить, какого рода кавалеры западают на тебя с наибольшей частотой. Ну как, тебе интересна эта тематика?

Глава 6. Свободный выбор ограничен!

И чем, спрашивается? Ну, кроме как ограниченностью спроса и предложения на рынке невест и женихов, вроде бы, свободного человека ничем не удержать. А между тем стереотипы сознания способны и на это. Существуют определенные стандарты, которые заставляют людей обращать внимание на «свои» типажи.

Вглядись в основные варианты возможных союзов.

Крошка Ру и Ослик Иа-Иа. Представители этих типов очень темпераменты, можно даже сказать, агрессивны — во всем, что касается защиты своих интересов. А интересуют их «по жизни» вещи диаметрально противоположные. Но их взаимоотношения — совсем не тот вариант, когда противоположности притягиваются. Однако союзы между Крошками Ру и Осликами Иа-Иа не так уж редки. Почему? Вначале их влечет друг к другу ощущение, что они нашли невероятно интересного партнера, совершенно неординарного человека.

Крошку Ру на первых порах восхищает непохожесть Ослика на обычных представителей окружения Ру. Иа-Иа представляется Ру этаким экзотическим цветком среди несколько поднадоевших тусовщиков. Его обособленность и странность завораживают Ру. На первых этапах общения Ру может чрезвычайно активно идти на сближение, пытаясь получше рассмотреть нового знакомца со всех сторон, словно папуас — стеклянные бусы. Иа-Иа будет вызывать восторг у Крошки Ру, словно у ребенка — новая игрушка, и Ру будет активно играть с Осликом, пока ему не надоест. Крошка Ру будет выводить Иа-Иа в свет, ошеломлять своих знакомых оригинальным выбором, будет прилюдно петь Ослику дифирамбы, называя того гением. И, надо сказать, Ослику оно чрезвычайно льстит.

Со своей стороны, Иа-Иа будет ошеломлен и обрадован столь бурным интересом к своей персоне со стороны Крошки Ру. И, что самое занятное, роскошный облик Крошки Ру сыграет в этом деле не последнюю роль. Ослику Иа-Иа будет чрезвычайно лестно, что его полюбило и оценило такое гламурное существо, которому есть из кого выбирать, а не какая-нибудь чушка от безнадеги. «Наконец-то, нашлась душа, которая смогла оценить меня по достоинству», — подумает Иа-Иа. Он не поймет реальных мотивов поведения Крошки Ру, поверхностность интересов, демонстративность поведения. Несмотря на развитый интеллект, про Ослика Иа-Иа можно с уверенностью сказать: «Он сердцем милый был невежда». Ослики так долго обосабливаются от людей, что в конце концов перестают в них разбираться.

Крошкам Ру, как существам в высшей степени активным, гораздо легче установить контакт с Осликами, чем представителям других типов. К тому же Крошки Ру очень чутки к настроению человека, которого решили в себя влюбить. А неизбалованный вниманием к своей персоне Ослик Иа-Иа принимает подобное отношение за родство душ. В этом смысле «необремененность» интеллектом и собственными взглядами на жизнь и мирозданье, присущая Крошке Ру, способствует скорейшему сближению с Осликом. Ру слушает Ослика, раскрыв рот, безоговорочно принимает все, что тот излагает, и не грузит Иа-Иа своим мнением или критическим взглядом — за неимением оных. Зато реакции Крошки Ру на монологи Ослика Иа-Иа в высшей степени эмоционально ярко окрашены. Таким образом, на раннем этапе сближения этих двух типов происходит… симуляция полного взаимопонимания.

И эта идиллия длится до тех пор, пока Крошка Ру не наиграется в странности Ослика Иа-Иа или не захочет сделать их более стильными. В свою очередь, инициатором конфликтов может стать сам Ослик, который решит духовно усовершенствовать Крошку Ру. Крошка Ру органически не может стать «певцом одной песни». Так же, как и Ослик Иа-Иа не сменит свой образ мысли на что-нибудь более модное, на нечто, охватившее умы тусовки в данный момент. Эти стычки чреваты скандалами, взаимными обвинениями в эгоизме, претензиями к образу жизни друг друга. В результате разрыв, увы, неизбежен. Возможность сохранения длительных отношений реальна, если эти двое научатся сосуществовать в параллельных измерениях: Крошка Ру будет мотаться по тусовкам и осуществлять связь с миром для Иа-Иа, а Ослик тем временем будет продолжать жить своей тихой жизнью.

Пятачок и Тигра. Одно из самых частых сочетаний. И, как показывает практика, в большинстве случаев такие союзы не бывают счастливыми. Тигра и Пятачок идеально подходят друг другу — как тиран и жертва. Причем инициатором того, чтобы эти отношения переросли во что-то серьезное, выступает, как правило, Пятачок. Для Тигры поначалу связь с Пятачком ничего не значит: у него таких Пятачков имеется вагон и маленькая тележка. Ты же не будешь, собирая в лесу грибы, внимательно рассматривать каждую сыроежку на предмет чудесной находки: вдруг она кажется трюфелем? Скорее всего, определив, что в твоих руках обычный неядовитый гриб средних вкусовых качеств, который сойдет для количества, ты отправишь его в корзинку и вспомнишь, когда соберешься съесть вместе с остальными.

Так и Тигра. Он не имеет привычки внимательно приглядываться к партнеру по сексу. Для Тигры, в первую очередь, важно удовлетворение своих потребностей, а что касается партнера… Помнишь анекдот? Парочка занимается любовью. Из-под одеяла слышно: «Хорошо-то как, Настенька!» — «А я не Настенька!» — «А все равно хорошо!» Так что сортировать Пятачков не в правилах Тигры. Зато Пятачку Тигра покажется величественным и значительным, умным, удачливым, сильным, то бишь вполне подходящим на роль защитника слабого и беззащитного Пятачка. Если Пятачку удастся привлечь внимание Тигры и заинтересовать его, то создается союз, в котором всегда ведется игра в одни ворота — в ворота Пятачка, а бессменным нападающим выступает Тигра. Доброго и справедливого защитника слабых и угнетенных из Тигры не получится. В таких союзах место Пятачка независимо от пола скорее всего будет «у параши».

Тигра быстро обработает Пятачка так, что тот и пикнуть не посмеет. А сам станет третировать Пятачка своим поведением. Причем не сознательно. Тигру раздражают вечные сомнения Пятачка, его привычка по нескольку раз все просчитывать. Перфекционизм Пятачка, его стремление сделать все как можно лучше не вызовет одобрения Тигры, который ценит быстроту реакции и является действенным типом. Тигра посчитает Пятачка «тормозом», рохлей, тряпкой и непременно скажет ему об этом. Ответом на желание Пятачка достичь совершенства станут лишь пинки да тычки. Пятачок, который в большей степени, чем все остальные типы, нуждается в одобрении, перестанет проявлять вообще какую-либо активность, его самооценка понизится до предела. В этом состоянии он либо начнет бунтовать, либо до скончания дней будет пребывать в депрессии. Если, конечно, Тигра его не бросит.

Правда, встречаются редкие исключения из правил — счастливые взаимоотношения между этими типами возможны, но при соблюдении ряда условий. Если Тигра и Пятачок заключат партнерский союз, в котором Пятачок возьмет на себя обязанности стратега, то есть будет отвечать за долгосрочное планирование и прогноз развития ситуаций, а Тигра примет на себя быстрое разрешение текущих проблем, то есть сферу тактических действий. Таким образом создается семья, в которой нет ярко выраженного лидера. Ситуация реализуется лишь если Тигра и Пятачок не присутствуют в «радикально чистом виде»: Тигре достанется более стойкий и уверенный в себе Пятачок, а Пятачку более мягкий Тигра.

Винни-Пух и Кролик. Союз этих двух типов тоже можно назвать одним из самых распространенных. И он тоже имеет свои подводные камни. Вначале отношения кажутся безоблачными: оба партнера находят друг в друге то, чего им самим по жизни не достает. Кролик восхищается активностью Винни-Пуха. А Винни-Пуху не хватает, чтобы кто-нибудь систематизировал его деятельность и направлял ее в нужное русло, зато Кролик это умеет лучше других. Такие союзы бывают суперуспешными в деловом партнерстве, а вот в семейной жизни и вопросах быта у Кролика и Винни-Пуха непременно возникнут разногласия.

Через некоторое время после начала совместной жизни Винни-Пух начнет казаться Кролику несобранным, поверхностным, вечно суетящимся. Кролика раздражает, что Винни-Пух не может довести до конца ни одного дела: начал, довел до половины, потом бросил все на полдороге и пошел, а вернее, побежал заниматься чем-то другим. Для Кроликов очень важен карьерный рост: свой или партнера. И на первых стадиях дела у Винни-Пуха получается лучше, чем у других: он быстрее может договориться с нужными людьми, произвести впечатление своими планами и своей энергией, организовать команду, задать нужный темп. Но потом, по мере угасания интереса Винни-Пуха к начатому предприятию, дело начнет пробуксовывать, стопориться. Винни-Пуха все труднее позитивно настраивать на работу, к которой он охладел. И терпение Кролика начнет иссякать по мере утраты иллюзий, которые он возлагал на карьеру Винни-Пуха.

Конфликт может быть определенным образом снивелирован, если Кролик и Винни-Пух будут трудиться вместе над одним делом. В этом случае как деловой партнер Кролик будет поддерживать и продолжать сделанное Винни-Пухом и самостоятельно доводить дело до конца, пока его партнер берется — в смысле, хватается — за новый проект. Типичным союзом подобного рода можно назвать брак Билла и Хилари Клинтон. Все в команде экс-президента знали, что Билл может успешно начать кампанию, набрать обороты, но через некоторое время начинает вянуть, остывать к своей затее, и только железная воля и такая же железная дисциплинированность супруги помогает Биллу довести дело до конца с хорошим результатом. Хилари выступала в роли Кролика, который считает, что любое занятие пусть медленно, но верно надо завершить. И что работать необходимо с тщанием и усердием. И непременно, завершив начатое, все за собой убрать — чисто и аккуратно.

Такая жизнь Винни-Пуху скоро встает поперек горла. Винни-Пух живет в вечной спешке, и ему некогда все раскладывать по полочкам. Для него любое «начатое» — третье или седьмое. Повседневный порядок в делах ему не под силу. А Кролика оскорбляет такая расхлябанность, он видит в подобных «безнравственных» поступках оскорбление идеалов и равнодушие к своей особе. И, естественно, станет Винни-Пуха пилить. В свою очередь, Винни-Пух потерпит-потерпит и тоже начнет взрываться.

Приведем парочку анекдотов, которые могут охарактеризовать суть конфликта указанных типов. Муж разводится с женой. Судья спрашивает о причинах развода. Муж объясняет: «Жена очень любит порядок. У нас в доме всегда очень чисто. Все убрано, разложено по полочкам, ни пылинки, ни соринки. Крошку на пол уронишь — тут же подберет!» Судья: «Так это же хорошо!» Муж: «Кому как. Встанешь ночью воды попить, приходишь обратно, а кровать уже убрана!» И другой. Судят мужа за убийство жены. Судья выясняет причину. Муж рассказывает: «Праздник был, Девятое мая. Я сижу перед телевизором, военный парад смотрю. А эта зараза стоит рядом и нудит на ухо: «Выброси елку, выброси елку, выброси елку..» У Кроликов и Винни-Пухов разные понятия о чистоте и комфорте. К тому же Кролик постоянно стремится к власти. И в семье тоже. Власть в доме Кролик узурпирует с помощью порядка. Своего порядка. Он организует в доме все так, как считает нужным, а потом требует от домашних безоговорочного подчинения своим правилам. Удобство домочадцев в расчет приниматься не будет. Кролик это делает подсознательно — для того, чтобы члены семьи чувствовали себя в доме беспомощными и знали свое место.

Следующим поводом для конфликтов станет отношение к церемониалам. Кролик обожает всяческие ритуалы. Он, собственно, из всего, что хочешь и чего не хочешь, способен сделать ритуал. Из приема пищи, из визитов к родителям, из общения с друзьями. Винни-Пух, который вечно увлечен своими делами, всеми фибрами своей души не терпит условностей. Его тяготят чопорные застолья, общение с неинтересными людьми, затеянные исключительно ради поддержания имиджа хорошего соседа или заботливого родственника. Нет, Винни-Пух не злой и не равнодушный тип. И если у кого-то из знакомых случатся неприятности, он отзовется и поможет, чем сможет. По делу. Что касается приема пищи, то Винни-Пух, в духе Остапа Бендера, «не делает из еды культа», а потому спокойно может перекусить на ходу, быстренько приготовить себе полуфабрикаты и съесть их прямо со сковороды, а может и просто забыть о еде. Но чтобы принимать пищу три раза в день, в строго отведенное время, переодеваться к обеду, чинно сидеть за столом и пережевывать каждый кусок ровно семь раз — скажем честно, Винни-Пуху легче удавиться.

Кролика такое «пренебрежение условностями» оскорбляет. Ведь образцовый порядок и образцовое ведение дел занимают существенную составляющую его самооценки. Таким путем Кролик доказывает окружающим собственную значимость. И он искренне не понимает, почему Винни-Пуху так плохо в его стерильной чистоте. Браки Кроликов и Винни-Пухов часто похожи на мины замедленного действия. Они распадаются где-нибудь году на пятнадцатом-двадцатом совместной жизни.

Крошка Ру и Кролик. Эти отношения по своей структуре очень похожи на союз Кролика и Винни-Пуха — только конфликты носят гораздо более обостренный характер. Если Кролика раздражает расхлябанность и суетливость Винни-Пуха, то примирить его с неаккуратным, зато весьма энергичным партнером могут те дивиденды, которые приносит деятельность медвежонка. А вот от Крошки Ру Кролик будет терпеть одни убытки и никогда не свыкнется с подобным положением дел. К тому же у Кролика и Ру разное видение порядка в доме.

Крошка Ру, для которого перемены в жизни важны, как воздух, просто-напросто загнется от тоски в атмосфере стерильной чистоты и стабильности, царящей в доме Кролика. Основательность Кролика покажется Крошке Ру убожеством, ему захочется разнообразия, он вечно будет нарушать установленные Кроликом правила. Крошка Ру начнет украшать дом на свой вкус, станет тратить немалые суммы на декорирование жилья, а через некоторое время — опять все менять. Кролик выходит из себя: он не в силах понять и оправдать расходы на нефункциональные предметы. Мотив «для красоты» для Кролика неубедителен. «Красота» — это последнее, на что Кролик потратит деньги, если потратит вообще.

Проблема денег всегда остро стоит в браке Кролика и Крошки Ру. Ведь Кролик — классический скупердяй, а Крошка Ру — классический транжира. Перед Ру все время возникает вопрос: как выбить деньги из этого зануды, а Кролика постоянно мучит проблема: как удержать деньги в семье. Кролик упрекает Крошку Ру в легкомыслии и эгоизме, а Ру считает Кролика жлобом и серостью. Со временем Крошка Ру примется тратить деньги тайком от Кролика и будет ставить того перед свершившимся фактом, или станет давить на комплекс вины Кролика и устраивать скандалы.

Собственно, этот брак если и сможет продержаться какое-то время, то исключительно на энтузиазме Ру. У Крошки Ру должен быть собственный интерес, чтобы поддерживать этот брак и идти на всяческие ухищрения. В классическом варианте в таких семьях Крошка Ру — жена, а Кролик — муж. Брак, в котором Крошка Ру — муж, а Кролик — жена, маловероятен. Мужчина, относящийся к типу Крошки Ру, сам не выберет себе жену-Кролика. Он такую женщину просто не заметит. Понадобятся какие-то серьезные «внешние» обстоятельства, чтобы этот брак мог состояться.

Тигра и Крошка Ру. Очень гармоничный союз, в котором доминирует принцип «вместе тесно, а врозь скучно». Со стороны (соседям, коллегам, родственникам) подобный брак кажется очень конфликтным: редкий день эта сладкая парочка проводит без скандала. И мордобои в «веселой семейке» тоже не редкость. Супруг щеголяет со следами ногтей на физиономии, а супруге не всегда удается закамуфлировать бланш под глазом. И чем дальше, тем пуще. Со временем интенсивность семейных разборок только увеличивается, и от взаимоотношений Тигры и Крошки Ру явно начинает попахивать комплексом «садо-мазо». Притом супруги продолжают крепко держаться друг за друга.

Что же происходит на самом деле? На самом деле если в семье по поводу и без повода устраивается скандал — значит, это кому-нибудь нужно. А в союзе Тигры и Крошки Ру это нужно обоим. Ру в поисках ярких эмоций постоянно провоцирует Тигру на скандал. Причем ради достижения цели не побрезгует ничем: ни откровенным унижением партнера на публике; ни демонстрацией измен. Делается все для того, чтобы Тигра как можно быстрее «исполнился гнева» и захотел выплеснуть переполняющие его чувства. Разражается грандиозный скандал с криками, бранью, взаимными оскорблениями, подливающими масла в огонь, швырянием предметов на пол и друг в друга, с феерической дракой в конце. Обе стороны стараются на совесть, чтобы дело нельзя было уладить миром. Зато потом — благодать. Все довольны. Крошка Ру получит яркие эмоции и ощутит всю полноту бытия. К тому же завтра будет о чем поведать миру. А Тигра получит вожделенную возможность вступить в бой, выпустить пар, показать свою власть и силу.

И если окружающие сочтут такую семью неблагополучной, то Тигра и Крошка Ру никакой дисгармонии в своих отношениях не замечают. Всяк развлекается как может. Напротив, если вдруг ретивые сограждане попытаются их развести, то обнаружат бронированную крепость семейных уз Ру и Тигры. Ты думаешь, Крошка Ру позволит упечь Тигру на пятнадцать суток за хулиганство и нанесение телесных повреждений? Да Ру за это время повесится от скуки! Да и Тигра ни за что не согласится оставить Крошку Ру, несмотря на все измены, растранжиривание денег и публичные оскорбления. Так что такие взаимоотношения больше всего коробят окружающих, а Тигра и Крошка Ру просто счастливы друг с другом.

Более благополучный вариант сосуществования Тигры и Крошки возможен в том случае, если Тигра — Мужчина, а Крошка Ру — женщина. Тогда оба максимально соответствуют общепринятому, пусть навязанному извне, стереотипу поведения. Если же наоборот: Крошка Ру — мужчина, а Тигра — женщина, то в жизнь этой пары будут постоянно вмешиваться окружающие со своими советами. Муж Крошка Ру в лапах своей жены Тигры, которая им управляет, будто марионеткой, но он вполне доволен своим существованием — если бы не общественное мнение, которое однозначно диктует подчинение жены воле мужа и не допускает других вариантов. Мужчина, выходящий за указанные рамки, подвергается «острому кизму» со стороны общества, окружающие всячески дают ему понять, что он неполноценный человек.

Если Винни-Пух или Ослик Иа-Иа вообще не обратили бы на это внимания, то такой демонстративный тип, как Крошка Ру, находится в прямой зависимости от общественного мнения. И тогда, стараясь всем понравиться, мужчина-Ру начинает подгонять себя под общественные установки: претендует на главенство в семье, хотя он на подобную роль совершенно не способен. Но если мужчина-Крошка Ру согласится с ролью «витрины», которая, кстати, весьма импонирует его натуре, и не будет комплексовать по указанному поводу, то его союз с Тигрой выстоит под натиском общества и, кроме всего прочего, окажется материально успешен.

Крошка Ру и Пятачок. Несмотря на то, что и Крошка Ру, и Пятачок оба — душки-милашки, их брак так же чреват конфликтами. И Крошка Ру, и Пятачок оба очень эмоциональны. Только Пятачок хранит свой эмоциональный накал в глубине души, а Крошка Ру фонтанирует чувствами направо и налево, отчего кажется Пятачку фальшивым и неискренним. Гипертрофированные эмоциональные проявления со стороны Ру смущают Пятачка. Он начинает беспокоиться и думать, что нормальный человек в обычных обстоятельствах так себя вести не будет. Сам-то Пятачок прибегает к аффектации только если, иронизируя, хочет на что-то указать и привлечь внимание к тому, что его раздражает и выводит из себя.

Поскольку когда Пятачок и Ру вдвоем, все ниагарские водопады чувств Крошки Ру изливаются исключительно на Пятачка. И тут сомневающийся во всем, а в первую очередь в себе Пятачок начинает думать, что постоянно нервирует партнера и выглядит смешным в его глазах. «Почему Ру бурно восхищается тем, как я забил гвоздь? Не иначе, хочет намекнуть, что у меня руки кривые, или что я больше ни на что не способен?» — вот приблизительная цепь рассуждений Пятачка. А Крошка Ру, в свою очередь, не находит в Пятачке достойного партнера, который смог бы разделить «страсти-восторги», озаряющие жизнь Ру. Крошка Ру говорит Пятачку комплименты, а он вместо того, чтобы обрадоваться, закисает. Крошка Ру хочет подбодрить Пятачка, чтобы тот стал уверенней в себе, а Пятачок в ответ лишь замыкается в себе и нервничает еще больше. Больной какой-то! Никогда вместе с Крошкой Ру не порадуется жизни, зато не преминет упрекнуть в легкомыслии. Зануда!

Хорошо, если Пятачок и Крошка Ру смогут «почувствовать разницу» в эмоциональных проявлениях друг друга и будут относится к ней как к проявлению милых особенностей характера — снисходительно и без подозрений. Тогда этот брак имеет все шансы просуществовать очень долго.

Глава 7. Типы, которые нас выбирают

А мы — мы выбираем их. И что в результате?

Кролик. Это может показаться парадоксальным, но Кролики чаще всего выбирают Крошек Ру. Мы уже писали о череде конфликтов, которые возникают при совместной жизни этих типов. Но тем не менее Кролика, словно пчелу на мед, тянет к Крошке Ру. Ответ можно найти в жизненных приоритетах Кролика. Кролики, выбирая спутника жизни, редко поддаются чувствам. Это не их стихия. При выборе партнера они руководствуются принципом «он будет мне полезен» или «в нашем кругу принято выбирать таких». В личности Крошки Ру присутствует чрезвычайно сильный демонстративный компонент. Крошки Ру отлично выглядят и привлекают к себе всеобщее внимание. Поэтому амбициозному Кролику хочется заполучить то, чем все восхищаются. Это повышает его самооценку и поднимает его престиж в глазах окружающих. Когда Кролик стремится заполучить Крошку Ру, он не склонен рассматривать того как личность со своими запросами. Он думает, что самое главное — сделать это «чудо природы» своей собственностью, а там Крошка Ру будет жить по правилам Кролика. Сам же Кролик живет и не жалуется, значит и Крошке Ру не с чего будет бунтовать.

Тигра. В выборе своем отличается известным легкомыслием и спонтанностью. Нередко выбирает того, кто просто оказался под рукой в момент, когда Тигре вдруг взбрело на ум создать семью. Чаще всего Тигра выбирает Крошку Ру. Он подобно Кролику выбирает того, кого выбрало большинство. Только делает это из других побуждений. Если Кролик стремится поднять свой престиж посредством заключения брака с Крошкой Ру, то Тигру ведет инстинкт охотника. Ему доставляет удовольствие отбить чужое. Для азартного Тигры чрезвычайно важен элемент борьбы, ему приятно одолеть соперника. Тем более, что в лице Ру он находит благодарного зрителя, а Тигра любит, когда его гладят по шерстке. И, естественно, довольно велик процент браков Тигров с Пятачками. В этом случае Тигра уступает натиску Пятачка, который, видя тигриную силу, хочет обрести в лице Тигры защитника.

Крошка Ру. Наиболее частым партнером для Крошек Ру являются Тигра или… Крошка Ру. На партнера своего же типа Ру западает по принципу реакции на «яркое пятно на сером фоне жизни». А кто может оказаться столь же ярок, как сам Ру? Только другая Крошка Ру. Правда, в этом союзе оба партнера никогда не смогут договориться: кто из них на сцене, а кто — в зрительном зале. На мягкое зрительское кресло никто из Крошек Ру присесть не захочет. Играть в команде они тоже не любят — они любят солировать. Так что договориться между собой и поделить сферы влияния Крошкам Ру не удастся. О браках между Крошками Ру и Тиграми мы писали выше. Крошкам Ру-женщинам очень нравится, когда их завоевывают и бьют из-за них морду конкурентам, а мужчины-Крошки Ру обожают, когда ревнивая подруга-Тигра устраивает взбучки соперницам.

Винни-Пух. Классический одиночка. Когда Винни-Пух здоров и бодр, ему никто не нужен. Винни-Пух отчаянный трудоголик. Поэтому, когда Пух занят воплощением одного из своих проектов, у него просто нет времени на то, чтобы обращать на кого-то свое внимание. Винни весь в своих идеях, весь устремлен в завтрашний день, а потому во дне сегодняшнем попросту никого не замечает. Он самодостаточен, и ему никто не нужен. Поиск спутника жизни начинает заботить Винни-Пуха в фазе депрессии. Часто, когда запущенный проект надоедает, а новый еще не пришел в голову, Винни-Пух обращает внимание на неустроенность своей жизни. Прежде всего, в бытовом плане. Пока Винни был полон сил, ему до этого и дела не было, а как наступила депрессия, Винни-Пух просто не в состоянии разгрести те «Авгиевы конюшни», которые устроил в доме, пока занимался работой. Для этого ему и нужен партнер. В этом смысле для Винни-Пуха привлекательнее всего оказывается Кролик, который прекрасно умеет наладить жизнь и быт.

Пятачок. Всегда боится принять самостоятельное решение, поэтому чаще всего ждет, чтобы кто-нибудь выбрал его. Как все неуверенные в себе люди, Пятачок страшно боится получить «от ворот поворот» и предпочитает не нарываться на отказ. Поэтому упускает немало шансов создать семью. Самостоятельно Пятачок может выбрать лишь того, кто оказался ближе всех. Временами Пятачки пускаются на множественный флирт и стараются завязать отношения с наибольшим количеством предполагаемых партнеров. Но они так поступают не от склонности к разврату. Просто Пятачки считают, что связь с пятнадцатью партнерами дает больше шансов на взаимность и на успех в личной жизни, чем связь, скажем, с пятью. Пятачка, как и многих, привлекает Крошка Ру. Но в редком случае Пятачок осмеливается сам завязать знакомство. Он считает, что здесь-то его точно пошлют куда подальше, хотя видимых причин для этого нет никаких. И еще Пятачка неудержимо влечет к Тигре — вот кто наверняка все за него решит.

Ослик Иа-Иа. Тоже принадлежит к типу одиночек. Ему очень трудно устанавливать контакты с окружающими — из-за нестандартного образа мысли. Часто Иа-Иа считают либо не от мира сего, либо просто придурком. Но Ослик редко замечает негативное отношение окружающих к собственной особе. Иа-Иа сторонится людей чаще всего потому, что ему просто не о чем с ними разговаривать. Но Ослик Иа-Иа не испытывает сомнений в себе, как Пятачок, и коли что задумал, то будет добиваться цели с завидным упрямством. Ослик настолько занят собой и своими мыслями, что ему трудно даже присмотреться как следует к предполагаемому спутнику жизни. Поэтому пристрастия Иа-Иа могут удивить окружающих своей банальностью: он, наподобие прочих, пылко реагирует на самый ярко окрашенный образ, то есть на Крошку Ру. От Крошки Ру Ослик может получить и отказ, но в отличие от Пятачка Иа-Иа не поймет, что его послали куда подальше. И будет продолжать охаживать предмет своих чувств. Такой подход нередко приводит Ослика Иа-Иа к достижению намеченной цели. И Крошка Ру, отказав вначале, впоследствии может пересмотреть свое решение и принять предложение Ослика Иа-Иа.

Браки совершаются на небесах. Но не надо спрашивать с боженьки ответа за все. За собственную глупость, например. Он не козел отпущения. Это совсем другой персонаж. В брак надо вступать, зная, можешь ли ты дать своему партнеру то, что он хочет, или тебе претят его наклонности. Большинство разводов происходит из-за того, что люди не могут нормально ужиться со своими избранниками. Они не учитывают особенностей чужой натуры, да и своей собственной — тоже. Никогда не задумываются, почему человек ведет себя так, а не иначе. Почему вместо того, чтобы сглаживать конфликты, некоторые их, наоборот, провоцируют? Почему несходные характеры кажутся нам скопищем идиотизмов, несовместимым с жизнью, а свои собственные привычки — законом для окружающих, нарушение коего карается смертной казнью? Да и вообще — много ли мы знаем о тех, кто рядом с нами?

Крошка Ру. Если твой избранник — Крошка Ру, то прежде всего надо помнить: лучшие качества и таланты людей этого типа раскрываются исключительно во взаимодействии с другими людьми. Крошки Ру постоянно нуждаются в новых впечатлениях, поэтому светская жизнь будет занимать существенное место в вашей совместной жизни. Если тебе это кажется глупостью или пустой тратой времени, лучше откажись от Крошки Ру. Но тебе ведь нравится живость, веселость, красота, восприимчивость Крошки Ру? Так вот, все эти качества личности поддерживает именно общение. Каким бы пустым оно ни казалось — крошку Ру это энергетически заряжает. Также не следует сердиться на Крошку Ру за приобретение дорогих и нефункциональных вещей. За удовольствие надо платить, вот и плати.

Винни-Пух. За Винни-Пухом приходится все время наводить порядок, так как он, стремясь переделать массу дел, все время устраивает вокруг себя полный разгром. Но при этом не надо заставлять Винни-Пуха поддерживать порядок, а уж тем более нельзя принуждать Пуха наводить чистоту. Приучить людей этого типа к порядку невозможно. И не надо питать ложных иллюзий на сей счет. Пусть тебе не греют душу истории вроде: «Вон у Клавки Куковякиной муж мусорил-мусорил, а потом она его выдрессировала. И он соблюдал нормы чистоты и гигиены до самой до смерти. Пока через две недели после дрессировки не выбросился из окна!» Постарайся определить свои приоритеты в семейной жизни. Чего тебе больше хочется? Жить с любимым человеком или бороться за чистоту и порядок в доме?

Кролик. У Кролика по жизни две страсти: карьера и респектабельная жизнь. Поэтому лучше всего отправить его делать карьеру. В этой сфере он, как рыба в воде. Сделав карьеру, Кролик сможет заработать себе — и тебе — на респектабельную жизнь. Кролика-женщину тоже лучше отправить на восхождение по социальной лестнице, а не бросать ее на домашнее хозяйство. Себе дороже выйдет. Крольчиха в доме станет домашним тираном, который будет рьяно бороться за чистоту — с домочадцами. Карьеристка по натуре, она, занимаясь домашним хозяйством и семьей, тоже будет делать своеобразную карьеру: чистить, готовить и контролировать всех домочадцев. При попытках неподчинения будет усиливать давление и одновременно испытывать комплекс неполноценности. Оно тебе надо? Лучше направить эту энергию в мирных целях. И еще. Не устраивайте Кролику сюрпризов! Он терпеть не может неожиданностей. Если хочешь сделать ему подарок, лучше посоветуйся с ним, что ему купить. А если собираетесь провести вместе отпуск в следующем году в августе, обсуди это с Кроликом в не позже октября текущего года.

Пятачок. Если решишь связать свою жизнь с Пятачком, то постарайся поменьше на него давить и побольше его хвалить, тогда он будет чувствовать себя уверенно. Только хвалить его нужно ажурно, не надсадно и не преувеличенно, чтобы Пятачок не принял эти похвалы за издевки. Если его хвалить негромко, искренне, по делу и к тому же постоянно, Пятачок может горы свернуть. Поскольку единственное, что ему не хватает, это уверенности в себе. Обретя ее при поддержке супруги, Пятачки делают хорошую карьеру. Скрытых возможностей у них для этого достаточно.

Ослик Иа-Иа. Эти с трудом переносят общество, плохо сходятся с людьми, но если уж к кому привязались, то это надолго! Если по каким-то причинам ты решишь связать себя узами брака с человеком такого типа, приготовься к неадекватным реакциям и элементарному неприглядному эгоизму в человеческих отношениях. Требуется в принципе немного: слушать и не перечить, не требовать внимания, не заставлять отвечать на свои вопросы, а лучше их просто не задавать, кормить, поить, убирать, обстирывать и дуэтом петь с его мамой: «Ах, какой ты, Ослик, гений!» — и не ждать награды. А еще приготовься к тому, что Ослик Иа-Иа может прожить с партнером целую жизнь, но так и не узнать его.

Тигра. Чрезвычайно непосредственный тип. И если ты по складу своей личности любишь борьбу, то лучшего партнера тебе не найти. Тигра по природе своей законченный деспот. Если партнер играет с ним в жертву, то Тигра быстро к тому охладевает. Бедняга уже «съеден», так чего же время зря терять? Или начинает терроризировать, давить, мучить, чтобы партнер возмутился, подал признаки жизни, и его снова можно было съесть. Тигра любит только тех, кто становится с ним вровень, кто умеет дать отпор и не дает себя слопать. Поэтому, если хочешь стать участником Движения Пожизненного Сопротивления, то Тигра окажется самым лучшим партнером по «животным штукам».

Глава 8. Клеопатра или Синдерелла?

Мы привыкли, что наличие рядом мужчины служит показателем полноценности. Поэтому мы постоянно сваливаем свои личные проблемы на присутствие или отсутствие такового. Но так ли, на самом-то деле, ты нуждаешься в мужчине, как тебе мерещится? Какую роль в твоей жизни играет мужчина? Ведь женщины бывают разные.

Клеопатре для достижения целей и удовлетворения амбиций мужчина рядом был просто необходим. Он для нее был тем самым мачете, которым царица прорубала себе дорогу в политических джунглях. А Синдерелла (она же Золушка) — пусть с некоторой долей обреченности — управлялась с домашним хозяйством, даже не помышляя о перераспределении обязанностей между домочадцами. Ей и в голову не приходило поручить мачехе готовить обед, а сестрицам дать хорошего «поджопника» и отправить подметать полы и вытирать пыль в доме. Все сама, все сама, пока добрая родственница-фея не отправила ее на бал, вытащив за шкирку из под печки. Синдирелла сама же и шагу не сделала в этом направлении. Может, ей просто нравилось заниматься домашним хозяйством?

1. Наиболее привлекательными в мужчинах тебе кажутся следующие два из перечисленных ниже качеств:

а) амбициозность;

б) мужество;

в) нежность;

г) чуткость;

д) воспитание;

е) красота.

2. Мужчины на твой взгляд:

а) легки в общении;

б) лучше женщин;

в) трудно сказать.

3. Тебе хочется, чтобы мужчина, за которого ты собираешься замуж:

а) обожал тебя;

б) защищал тебя;

в) был бы тебе равен.

4. В мечтах ты представляешь себя:

а) женой Дональда Трапма, Билла Гейтса или Романа Абрамовича;

б) преуспевающей бизнес-вумен;

в) такой, какая ты есть сейчас.

5. Твои излюбленные темы для разговора две из следующих:

а) одежда;

б) секс;

в) дети;

г) деньги;

д) ты сама;

е) спорт, уход за собой.

6. Какие два из нижеперечисленных способов времяпрепровождения твои любимые:

а) интеллектуальный треп;

б) занятие любовью;

в) шитье, вязанье, вышиванье;

г) кулинария;

д) шоппинг;

е) танцы.

7. Ты одеваешься так, чтобы:

а) привлекать мужчин;

б) нервировать женщин;

в) чувствовать себя удобно.

8. Кто из перечисленных людей тебе наиболее симпатичен? Выбери двоих:

а) принцесса Диана;

б) Алла Пугачева;

в) Ирина Хакамада;

г) Владимир Путин;

д) мать Тереза.

9. На твой день рождения лучший подарок для тебя:

а) ноутбук;

б) микроволновка, кофеварка, вафельница;

в) норковое манто, колье из «лучших друзей девушки».

10. Обычно ты спишь:

а) в пижаме;

б) в ночной рубашке;

в) в чем мама родила.

11. Ты считаешь, что занятие любовью:

а) мужчине приносит гораздо больше удовольствия, чем женщине;

б) радостны для обоих;

в) сильно преувеличено в своем значении для человеческих взаимоотношений.

12. Если бы ты обнаружила, что твой возлюбленный тебе изменяет, то:

а) твое сердце было разбито;

б) равнодушно пожала бы плечами: «Ну и что?»;

в) сошла с ума от ревности.

13. Для построения прочных и доверительных взаимоотношений наиболее самое важное:

а) сексуальная совместимость;

б) взаимное уважение;

в) любовь.

14. В семье уборкой должен заниматься:

а) муж;

б) жена;

в) оба супруга.

15. Платить по счетам за квартиру, телефон, погром в ресторане привилегия:

а) мужа;

б) жены;

в) обоих супругов.

16. Воспитание детей святая обязанность:

а) мужа;

б) жены;

в) обоих супругов.

17. В семье отдых планировать обязан:

а) муж;

б) жена;

в) оба супруга.

18. Интерьером дома или квартиры лучше, чтобы занимался:

а) муж;

б) жена;

в) оба супруга.

Подсчет баллов

1. а — 2; б — 3; в — 1; г — 1; д — 2; е — 3.

2. а — 5; б — 1; в — 3.

3. а — 5; б — 1; в — 3.

4. а — 5; б — 3; в — 1.

5. а — 1; б — 3; в — 1; г — 2; д — 2; е — 3.

6. а — 2; б — 3; в — 1; г — 1; д — 2; е — 3.

7. а — 5; б — 3; в — 1.

8. а — 1; б — 3; в — 2; г — 2; д — 1.

9. а — 3; б — 1; в — 5.

10. а — 3; б — 1; в — 5.

11. а — 1; б — 5; в — 3.

12. а — 1; б — 3; в — 5.

13. а — 5; б — 3; в — 1.

14. а — 3; б — 1; в — 2.

15. а — 3; б — 1; в — 2.

16. а — 3; б — 1; в — 2.

17. а — 3; б — 1; в — 2.

18. а — 3; б — 1; в — 2.

70–72 балла. Ты очень чувственная женщина. Ты любишь провоцировать, дразнить, соблазнять. Главный объект твоих усилий — конечно же, мужчина. Он твой зритель, твой судья, мерило всех мерил. Без мужчины твоя жизнь просто не имеет смысла. Самое комфортное общество для тебя — компания мужчин, в которой ты — в центре внимания. Ты уверена, что знаешь о мужчинах все. Тебе не составляет труда познакомиться с мужчиной, завести беседу, привлечь его внимание, обаять и усыпить бдительность. Ты часто совершаешь глупые поступки, чтобы привлечь внимание мужчины или удержать его рядом. Среди женщин многие тебя осуждают. Они считают, что у тебя зависимость от мужчин, как от наркотика, и что они бы на твоем месте никогда бы так не поступили. Но откуда им знать, как бы они чувствовали себя на твоем месте, им на нем никогда не бывать. Поэтому если тебе такая жизнь нравится, то и не надо себя ломать. Наслаждайся процессом!

60–70 баллов. Ты предпочитаешь быть самой собой. Но в то же время хорошо представляешь, что такое быть «женщиной для мужчины»: не только какое удовольствие может принести подобное состояние души, но и какие проблемы это за собой повлечет. Ты умеешь обращаться с мужчинами, но не впадаешь от них в зависимость. Мужчины тебя любят, восхищаются тобой, ищут твоего общества, но они прекрасно чувствуют грань, за которую ты никогда не переступишь. С тобой мужчинам весело, они ценят твой ум и твое чувство собственного достоинства.

47–59 баллов. Ты как Дядя Федор — сама по себе девочка, своя собственная. Ты хорошо знаешь, что тебе от жизни нужно, и не собираешься ни под кого подстраиваться. Ты хочешь, чтобы мужчины воспринимали тебя как равную, а лавры секс-символа пусть другие носят. Тебе это скучно. Некоторые мужчины благоговеют перед тобой и зовут тебя «железной леди». Другие мужчины в твоем присутствии почему-то начинают злиться без всякого повода и при первой возможности говорят тебе дерзости. Ты вызываешь у них комплекс неполноценности, они боятся независимых сильных женщин. Но тебя это нисколько не смущает. Ты в большинстве случаев добиваешься того, что хочешь.

35–46 баллов. У тебя есть чувство собственного достоинства, но ты не чувствуешь себя самодостаточной. Тебе, для того, чтобы смогли проявиться твои лучшие качества, необходим партнер. Ты очаровываешь мужчин своей женственностью. Мужчины в твоем присутствии хотят быть сильными и мужественными, у них возникает потребность защитить тебя неважно от чего: от урагана, тараканов или своей мамы. Тебя привлекают мужчины, но ты не становишься их рабой. И подчинять их ты тоже не стремишься. Ты сексуальна, но не агрессивна. Мужчины к тебе тянутся. Но в большей степени привлекает их твое обаяние, а не тело.

34 и меньше баллов. Ты очень женственна, но твоя женственность — это женственность матери, а не возлюбленной. Ты больше любишь играть с детьми, хлопотать по дому, а не заниматься бизнесом. Чувственность и страсти — не твой удел. Тебе больше нравится проявлять заботу о близких, чем вызывать любовный пыл. Тебе вообще общество мужчин не очень-то приятно. Если ты свяжешь свою жизнь с мужчиной, то скорее всего это будет один брак на всю жизнь. В мужчине ты ищешь скорее защитника, чем любовника. В любом случае первой скрипкой в ваших отношениях будет он, а не ты. Главное для тебя — не считать себя человеком «второго сорта» из-за своего положения домохозяйки, не занижать свою самооценку и не подчиняться мужу во всем, вплоть до отказа от собственной личности.

Глава 9. Он, она и…корыстные намерения

Впрочем, что это мы все о любви, да о любви? Ведь взаимоотношения между людьми отнюдь не всегда регулирует любовь. И даже не всегда любовь присутствует в человеческих взаимоотношениях. Но нет такой ситуации, когда бы между нами не вставали… деньги. А зачастую деньги служат… мерилом любви. Нет, стерва не апологет корысти. Она просто смотрит в лицо действительности. И видит, что существуют факты и факторы, отрицать существование которых бесполезно. Ни соображения морали и нравственности, ни стремление достичь вселенской гармонии, ни другие высокие чувства и соображения не в силах изменить фундаментальные свойства физиологии, психологии, экономики, которые создала наша цивилизация. Так, попытка вернуть, например, пуританские нравы, пренебрегая такой мелочью, как гормональные всплески — абсолютная утопия. С финансами — картина аналогичная. Деньги подобны гормонам — в «организме общества» именно они обеспечивают связи между людьми, регулируют работу всех механизмов и структур, становятся не только признаком, но и символом успеха, благополучия и счастья. Несмотря на реальное состояние души и тела, богач почти всем и практически всегда кажется счастливцем, баловнем судьбы.

Вот и получается, что строить общение, не учитывая влияния, которое оказывают на нас деньги — чистейший самообман. Тем более, что самые близкие отношения нередко выражаются в том, сколько денег человек готов потратить на своего партнера — одарить формально или от всего сердца. Если пояснить примером, то: подсохшие от унылой своей участи мимозы, ставшие в союзе нерушимом республик свободных надгробным цветком для идеи женской эмансипации — подарок не слишком любящего-нежного поклонника; бриллиант такого качества и количества карат, что обладатель получает право запатентовать имя собственное для камешка — скажем, «Люлек», или «Серпентина Нопасараевна Ищейкина», или «Кира-дура» — образцовый симптом пламенной страсти. Хотя букетик, похожий на кучку поливитаминов, способен оказаться более трогательным приобретением: человек, может, караулил этот первый весенний «лучик» несколько недель, а как увидал — так последний рупь выложил? А даритель бриллианта всего-навсего кинул секретарше через плечо: «Подарок этой… как ее… сами знаете! Подороже и побыстрее». Но стереотипы подробностей и особенностей не учитывают, а сразу подставляют данные в готовую формулу. Вот почему отношения часто оцениваются по принципу щедрости и скаредности.

К тому же любому из нас приходилось хоть раз в жизни сталкиваться с жадиной. С тем самым, который «говядина», «турецкий барабан» и все такое. Дарит поникшие цветочки, подсохшие конфетки, початые бутылки. Вечно без отдачи берет почитать, поносить, покурить и пожевать. Ходить с ним по магазинам-ресторанам — мука мученическая. Жуткое ощущение неловкости охватывает, пока ты с ним цапаешься по поводу пирожного, которое «обойдется раз в десять дешевле, если брать не в кафе, а купить в булочной у твоего дома через пару-тройку часов» или по поводу лифчика, который «несусветно дорогой из-за всяких чашечек, ленточек, кружавчиков, лучше купи трикотажный безразмерный отечественного производства». Если живешь с таким «сокровищем» — готовься отчитываться за каждую копейку, предъявлять протертые носочки и порванные наволочки, требующие замены. На себя-то он тратится без счета, а вот твои нужды… Видимо, ты ему кажешься эфирным созданием, не нуждающимся ни в еде, ни в шмотье, ни в средствах гигиены. Кто-то, изнемогая от отвращения, сразу же отказывается продолжать знакомство. Кто-то надеется притерпеться и приноровиться — но потом, как правило, отказывается от пустых мечтаний. Бабушка нашей коллеги называла поведение жадины «нагадить и приплюснуть». То есть скупердяй даже не считает нужным особо прятаться и маскироваться. А почему?

Потому, что жадность — его истинная природа. Как у лапочки-спаниеля в мозгу отсутствует центр насыщения, так и у скареда отсутствует центр бескорыстия. К тому же он такой же обременительный домашний любимец, как и спаниель: вечно чем-то чавкает в углах, постоянно что-то утаскивает под кровать, неизменно страдает несварением от своей несдержанности, но меняться не собирается. Не хочет или не может? У любого свойства человеческой натуры есть одна особенность, которая в психологии называется акцентуацией. Непомерно разрастаясь, вполне полезная черта обращается в болезненную опухоль. Фигурально, конечно. Но вред от этого процесса буквальный: нарушается адекватность восприятия и поведения. Любому безумному поступку находится вполне сносное объяснение — хотя бы такое: все, к кому я хорошо отношусь, должны платить за счастье общения со мной, за мою любовь, за мое внимание. Такая вот бессознательная (а может, подсознательная?) проституция. Причем как мужская, так и женская. Любовь к деньгам не имеет пола. Как и гормоны, которые, строго говоря, не делятся на мужские и женские, а различаются лишь воздействие да уровнем содержания.

Почему мы радуемся деньгам, словно дети? Монетка за подкладкой, удачно сэкономленный рублик, мизерный карточный выигрыш вызывают просто взрыв эмоций — хотя какой в них прок? Семейный бюджет ими не «прирастает», будто Россия Сибирью, грандиозных покупок на них не сделаешь и в клуб миллионеров не войдешь. А причина у «беспричинных восторгов» есть — и опять-таки физиологическая: получение денег — причем размер суммы не так уж важен — вызывает прилив эндорфина. Этот гормон по своему строению имеет сходство с морфином и принадлежит к группе опиатов. А что делает с человеком наркотик? Правильно. Он вызывает привыкание. И зависимость. А потому для получения удовольствия человеку необходимо постоянно повышать дозу. Зависимость закрепляется, когда дозы становятся ну о-очень большими. У каждого из нас свой стимулятор, на который мы можем «подсесть» — слава, власть, секс, азарт, деньги. И, попав в подходящую среду, наша страсть расцветает пышным цветом. Но каков бы ни был стимулятор — на его приобретение все равно необходим «презренный металл». Хотя вернее было бы сказать «вожделенный металл». Неудивительно, что при столь явном могуществе денег, род людской, недолго думая, сделал из них «кумир свяще-е-е-е-енный» — и чтит свой идол напрямую, как первопричину, источник и податель всяческих благ. Вроде бы вполне резонная тактика.

Но это только кажущийся резон. Ведь, насладившись цветением какой-нибудь сакуры, мы не благодарим за доставленное удовольствие тот же эндорфин-серотонин. Мы можем сказать спасибо: судьбе, природе, боженьке, туроператору и японской культуре, благодаря которым произрастание сакуры и возможность любования ею стали достоянием народа. А гормоны, от которых и зависит, собственно, этот всплеск положительных ощущений, останутся за кадром, как «тридцать пять тысяч одних курьеров». То же, по идее, должно и с деньгами происходить — ан нет! Этот финансовый аналог гормональной системы приобрел во мнении человеческом куда большее значение. А главное — приобрел самостоятельность. Будто у каждой банкноты есть свой норов, выбор, замысел и т. п. Полюбят тебя денежки — тут-то ты и разбогатеешь, а не полюбят — останешься с голым вассером, хоть сутки напролет работай. Вот мы и подлизываемся к деньгам — наши они или чужие. Видно, ответное чувство завоевать надеемся.

А отсюда и всевозможные глупости, которые совершает человек даже не из прямого корыстолюбия — такой повод хотя бы понятен — но из чистейшего «почитания кумира священного». От сумм прописью или цифирками исходит своеобразное обаяние, к которому не остаются равнодушными ни женщины, ни мужчины. Но опять-таки любовь к деньгам у разных полов имеет разные оттенки. Правда, речь идет о среднестатистическом подходе — индивидуальность, как известно, может изломать в щепу любые рамки. Итак, среднестатистический мужчина нередко отождествляет деньги с потенциалом. И даже с потенцией. Дескать, я настолько же интересен как личность (незаурядная) и настолько же привлекателен как партнер (сексуальный), насколько объемист мой бумажник. Один российский кинопродюсер так напрямую и заявил: «До 1985 года мы чувствовали себя импотентами: иногда даже не могли купить любимой женщине лишнюю чашечку кофе».

Опять-таки всем известная милая девичья привычка «приволокнуться» за миллионером, невзирая на возрастные и внешние данные, равно как и другие незыблемые традиции типа цветов, конфет и безделушек ценой в многоэтажный коттеджик вызывают многочисленные истории о женском корыстолюбии: мол, их только эта бумага с водяными знаками и интересует! Хотя в основе подобных инсинуаций лежит именно мужское отождествление денег с сексуальной успешностью. Психологами давно установлена взаимосвязь: чем меньше мужчина уверен в себе, тем интенсивнее он старается привязать к себе партнершу с помощью денег. Вдобавок это связано с деформацией личности, которая вызывает ощущение власти над окружающим миром, иллюзию могущества и силы. Так что недостатки интимного характера вроде как компенсируются материальным обеспечением. Здесь снова срабатывает механизм инстинктивного поведения: в дикой природе качество секса партнершу… не интересует; ей важен лишь материальный аспект — здоровье, выносливость и «служебные качества» отца своих будущих отпрысков. Если потомство растят оба родителя — самке нужен ответственный и работоспособный добытчик. Если его родительский долг ограничивается оплодотворением — физических данных вполне достаточно. То же и в обществе людей: пусть у поклонника и внешние, и физические данные так себе, зато «добычливость» отменная; а коли у кавалера и облик, и сексуальный потенциал — запредельные, каких еще… дивидендов надо? Получается, вопрос в том, кто кому себя в качестве «дара дорогого» преподнесет — дама кавалеру, или кавалер — даме. А кто получил «подарочек», тот и плати.

Но для женщины оплачивать, скажем, совместную трапезу, или проезд на такси, или культурное мероприятие (не говоря уже про покупку всяких там носочков-платочков) — дело непривычное. Вернее, традициями не одобренное. Какой бы у нас в стране взрыв женского равноправия ни случился, а платить за съеденное-выпитое-просмотренное лицам женского пола по-прежнему невместно. Во-первых, такое поведение лишает мужчину надежды на «свое законное право»: мол, раз он девушку ужинает, то он же ее и танцует. Во-вторых, это лишает мужчину маскулинности: коли не я плачу, выходит, я не мужчина вовсе? А кто же? Не муж, но мальчик, которого конфетками кормят, а если и дадут грудь, то не в том смысле? Или я для нее вообще мальчик-с-пальчик, тьфу, пакость какая! Нет уж! «Мужской» расход есть символ мужской состоятельности! (Или замена мужской состоятельности — но это к слову). И сильный пол доброе старое право демонстрировать свою силу материальными средствами не отдаст! Притом, что слабый пол, даже в самых «политкорректных» социумах этого права у партнера не отбирает (пока). Во всяком случае, в массовых проявлениях. Руководитель Центра психиатрической эндокринологии, президент Русского психоаналитического общества профессор Арон Белкин в книге «Запах денег» приводит пример: американская бизнес-леди всем рассказывала, что их семья собирается покупать новый дом, но при этом не смогла ответить на вопрос о том, как будет оплачена покупка — в кредит, в рассрочку или «одним куском». Ей действительно казалось, что решение этой проблемы — не ее печаль, а ее супруга. Таким образом она хотя бы часть выбора перекладывала на мужские плечи, и тем самым обеспечивала себе некий «психологический флер» мягкости, послушания и прочих черт «одомашненного» поведения. Сугубо биологическая «повадка»: демонстрация слабости и покорности со стороны самки, дабы самец смог укрепиться в своих намерениях и осуществить их, включая самые непристойные.

Подсознательно даже те деловые дамы, которых можно считать весьма и весьма успешными, самостоятельными и трудолюбивыми (до патологии), предпочитают определенные моменты своей «семейной деятельности» — а именно вопрос оплаты крупных приобретений — делегировать мужу. Таким образом создается хотя бы видимость безопасности, защищенности и некоторого женственного легкомыслия: дескать, я же женщина, я в этих делах ничего не понимаю, да к тому же я такая ветреная, непредсказуемая! Вот потому-то муж героически и взял на себя ужасную ношу — обязанность доставать из кармашка ручку и ставить свою подпись там, где я укажу. Постепенно эти «увертки» с нашей стороны становятся все более и более номинальными — а значит, все менее и менее убедительными. Слабый пол неуклонно набирает силу — хотя у некоторых женских типажей (вроде Пятачка или Крошки Ру) аналогичный процесс идет не благодаря, а вопреки привычному образу мышления. Пятачкам и Крошкам Ру нужны покровители-защитники. Другое дело, что оба этих психологических типа предполагают наличие некоторого страха перед действительностью, но никак не идиотизма. И если Пятачку или Крошке Ру доведется убедиться в недобросовестности и деспотизме «покровителей-защитников» — может, даже и не один раз, то бедняжкам поневоле придется взять на себя ответственность за собственную личность и за собственную жизнь.

Согласись: самые романтичные молодожены никогда не бывают абсолютно свободны от беспокойства за свое имущество (если оно вообще существует). И клятвы «отныне и навек» связать узами, нести бремя, любить и почитать — дань обычаю. Причем настолько ритуальная дань, что немногие произносят вышеперечисленные «обрядовые формулировки», скрестив пальцы или скосив глаза к носу, точно булгаковская героиня Лапшенникова,[6] от осознания высказанного вранья. Типа сейчас у нас у всех эмоциональный подъем и соответствующий настрой. «А живы будем, будут и другие», как говорил Лепорелло у Пушкина в «Каменном госте».[7] Но, как бы то ни было, что бы ни разлучило супругов — загробная вечность или временное увлечение, брачный контракт, разделяющий имущество супругов, имеет много вариантов, дабы компенсировать моральный ущерб пострадавшей стороны (заметим: в XXI столетии женская сторона далеко не всегда является таковой — в наши дни и неверные жены платят за свои несанкционированные «полеты в стратосферу»). Но в упомянутом изобилии контракт заключает две отчетливых тенденции: он может дать супруге финансовую независимость и обозначить ее самодостаточность; или же закрепить за женушкой положение «украшения и подарка» — но… арендованного, а не купленного насовсем. Попользовался, поизносил — плати. Сильно попортил — больше плати! Вконец истаскал — раскрывай кошелек настежь! Будем вытряхивать все! Вот и думай, возлюбленный муж, что предпочтительнее: «арендованное сокровище» или независимая партнерша. К слову: ой как нарваться можно в обоих случаях.

В общем, и в плане финансовом, и в плане интимном человечество стоит на распутье. Вопросы подчинения одного другому уже не актуальны. Система таких взаимоотношений отшлифована тысячелетиями патриарх- и матриархата. Совпадая с какой-либо из древних систем, человек легко укладывается в прокрустово ложе (пардон за каламбур) привычек и догм. Все личное, выпирающее, неудобное — отсекаем. Вот какой чудненький инвалидик получился — молчит и терпит. Да, новое тысячелетье пытается избавиться от «метода вивисекции» в стратегиях общения. Налаживать связь между личностями — куда более тонкая и сложная работа, нежели совать живых людей в железную деву, закрывать крышку и орать, перекрывая вопли мучеников: «Не беспокоит?!» Риск, опять же, немалый: можно и в одиночестве остаться, коли никого подходящего не нашлось. Зато какое это незабываемое удовольствие — обрести родного человека! О нем мечтают и женщины, и мужчины — на что уж этот противоположный пол и бесчувственный, и грубый!

Ладно, ладно, мы просто дразнимся. И в самом деле, грезы о «своей половинке» — удивительно увлекательное занятие. Правда, реальность — куда страннее грез. И совершенно не располагает запасом «волшебных совпадений», коими упоительное слияние душ отмечено. А как, спрашивается, узнать, кто тебе подходит, а кто только кажется единственным и неповторимым? Вот мужчины, с их прагматизмом, в качестве решения проблемы привычно используют стратегию разделения задач: одна избранница — для одних целей, другая — для других, третья… Количество номинаций, в общем, не ограничено. И как им это удается?

Глава 10. Мой мнимо многогранный

Гейбриелл Бартон[8] высказалась насчет гаммы мужских требований: «Мужчина, который любит женщину очень сильно, просит ее выйти за него замуж — то есть изменить свое имя, бросить свою работу, рожать и воспитывать его детей, ждать его, когда он приходит с работы, переезжать с ним в другой город, когда он меняет работу. Трудно представить себе, чего бы он потребовал от женщины, которую не любит». Может, того же, а может, вдобавок предложил бы записать квартиру, дачу и гараж на свое имя. Или сварить ему куриный суп с лапшой, чтобы сравнить с «Дошираком» или с маменькиными кулинарными изысками. На сей счет никакие «предварительные прогнозы» (ужасно мы это выражение любим — оно отлично стимулирует работу мысли: например, бывают ли заключительные — или посттравматические — прогнозы?) не помогут. Индивидуальность, как мы неоднократно писали, не стиснешь абстрактной формулой.

Но тенденции — дело другое. Вот и у нас на Руси есть древняя, как культура кривых радимичей (или что-то в этом роде), тенденция: мужская половина нации облегчает долю женской половины тем, что делит супружеские обязанности на количество увлечений в жизни супруга. Любит одну, женится на другой, а живет с третьей. Еще некоторым удается на эту тему мемуары писать и денежку зарабатывать. В общем, золото, а не стратегия. Какое издание ни откроешь: «Толик (Болек, Лелек, Вахмурка и Кржимилек) страдал. Его идеалом женщины была Валя (Галя, Аля, Ляля, Наталя), но она не умела прясть. И хотя он одевался в лучших бутиках Европы, неполноценная женственность избранницы язвила его сердце. Ибо женщины в его семье с 1613 года умели прясть — и оставили это занятие лишь в 1913 году, под гнетом надвигающегося большевизма. Теперь же он, последний выс… отпрыск древнего рода, мечтал возродить родовую трудовую повинность урожденных Родотыльских». Потом, конечно, последний Родотыльский женится на передовой пряхе, а любовницы возьмет знатную ткачиху, а тосковать и страдать будет по неумелой, но вожделенной Вале (Гале, Але, Ляле, Натале). Публика будет рыдать и плакать. А отрыдав и отплакав, крепко призадумается: каких особливых, незаурядных натур рождает земля русская! Надо их инициативу поддержать, пока нафиг не упала! А Валя (Галя, Аля, Ляля, Наталя) сама, дура, виновата — освоила бы прялку, да и получила бы своего… Тылородова. Или как его там.

В принципе, бабы во все времена судачат на эту: на таких женятся, а таких любят. Надо быть такой или эдакой. Критерии, конечно, меняются — но слишком поздно. Уже и сознание переменилось, и даже идеология новая сформировалась, а какая-нибудь наделенная (бог весть за какие такие заслуги!) авторитетом тетенька все талдычит: главное для девушки — походить на героиню русской классики! А то, что в русской классике были и Настасья Филипповна (изменница и кокотка), и Катерина Кабанова (изменница и истеричка), и Наташа Ростова (изменница и дуреха), и Анна Каренина (изменница и тормоз) — это что, поголовью мужей большое счастье принесло? И если к намерению Наташеньки Ростовой полетать из окна (в наше трудное время в головы трудных подростков, надо отметить, и не такие фантазии приходят!) прибавить суицидальные наклонности Анюты Карениной и Катюши Кабановой, а также сложные душевные метания Настасьюшки, не тем будь помянута — конечный образ введет в затруднение самого герра Зигмунда Фрейда, который начинал свою карьеру с создания действенной методики для лечения невротичек.

Впрочем, как бы то ни было, большинству девушек все едино — что Ростова, что Каренина. Они равно походят на Дашеньку Жигалову из чеховской «Свадьбы»: «Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном». Им лишь бы замуж за «хорошего человека». В крайнем случае, сойдет и Эпаминонд Максимович Апломбов, который «еще и дня нет, как женился, а уж замучил своими разговорами» и жену, и тещу. Со временем такая вот Дашенька начнет напоминать свою маменьку — или акушерку Змеюкину, жестокое созданье. Впрочем, ее Эпаминонду в любом случае захочется смыться. Хотя бы на время. А обрюзгшая и подувядшая Дашенька отправится по Большой Страдательной дороге в край Бабьей Тоски, где и обретет покой — ведь все самое неприятное уже произошло? Значит, об этом и волноваться не стоит. Зато можно всласть поговорить, поплакать, пожаловаться такой же Дашеньке. Или еще какой всезнающей особе, которая досконально и наперечет знает всякие органы, через которые пролегает путь к сердцу мужчины. И некоторые даже может назвать. Словом, чудная перспектива: сиди да мотай на ус (хоть в фигуральном, хоть в буквальном смысле), что ты в общении с супругом упустила. И так — лет тридцать-сорок, пока не придешь «в препорцию» и не примешься наставлять уму-разуму очередное поколение Дашенек.

В чем суть наставлений? В банальностях. В пересказе старых мифов, в перепевах старых песен — насчет «природной полигамности мужского пола», в частности. Кого из нас не убеждали с завидной регулярностью, что творческой личности якобы требуется бурная эмоциональная жизнь — в качестве допинга и релаксанта. Дескать, воображение питается тем, что талант ощущает во время романа. Поэтому романы должны быть! А чем поддерживается эта «пайка любви»? Ни за что не поверишь. Беспомощностью творческой личности! Среди людей этого типа довольно много чрезвычайно чувствительных, зависимых натур. Пятачков всех форм и разновидностей. Им нужна поддержка, но они редко понимают какого рода поддержка им требуется: моральная, материальная, бытовая, эмоциональная, профессиональная или все разом. Чувства непонятости, одиночества, ненужности вызывают паническое состояние, повышает уровень тревожности. Снизить его можно двумя способами: разобравшись в своих потребностях и отрегулировав собственную систему ценностей; или периодически разряжаясь в подходящей обстановке — устраивая шумные вечеринки, заводя кратковременные связи, впадая в ступор, подчиняясь зависимости — алкогольной, наркотической, психологической и т. п. Многие из «разрядок» чреваты саморазрушением, но романтически настроенная аудитория считает это признаком таланта. А если выразиться точнее, то именно это и считает талантом.

Любому человеку, даже самому закрытому и независимому, свойственно откликаться на запросы среды. И гений так же подвластен конъюнктуре, как и обычный человек. А тот, кто изображает гения — вдвое, впятеро, вдесятеро более «конъюктурен» по сравнению с обычным человеком. Почему? Да потому, что чуткий отклик на стереотипы, имитация поведения а-ля гений — чистая игра на публику. Значит, надо определить, в какие установки верит аудитория. Один из самых легких путей завоевать признание — разумеется, не работа, а отдых а-ля гений: эль шкандаль при посторонних, мамзели с гарниром и «творческий» путь, устланный осколками разбитых сердец. Упомянутым путем можно пройти довольно изрядное расстояние и стать дутым авторитетом, чиновником от культуры, от науки, от искусства или еще от чего подвернется. Но, как говорила Лебедь Гвидону Салтановичу: «Зачем далеко? Знай, близка судьба твоя»: вместо созидательной деятельности — развлекательная; вместо профессиональных достижений — грамотки в рамочках; вместо жизни — сырье для ЖЗЛ. Ну, а вместо близких людей — мученики и комплексатики. Кстати, существование мнимого таланта мало отличается от образа жизни таланта реального. Их вообще трудно различить — обычно этим занимаются далекие потомки. И неизменно решают задачу по принципу «Кто не забыт, тому и горн в руки, барабан на шею, вымпелом по кумполу!» Но как быть женщине, которая собирается посвятить всю себя гению, но не уверена в «получателе»?

Связываться с подобным «ваятелем нетленки» — рискованное дело. И этот риск оправдывается только одним соображением — любовью. Если что-то пойдет не так, то и корить себя будет незачем: любовь — по крайней мере, как воспоминание — у тебя останется. А соображения прагматические — типа «муж станет номинантом-лауреатом, а я — женой знаменитости» — таят в себе много ловушек. И много «допущений», способных серьезно изломать и личность, и жизнь. Обнаружив неприятную вещь — наличие «постельных товарок» — принимаешься уговаривать себя: «Все бабы, которые вьются вокруг него — так, пена на море! Схлынут вместе с отливом. А вот я — самый важный человек в его жизни. Я всегда рядом, я — его опора…» — и далее по кругу, по замкнутому кругу. Терпишь его деспотизм — дескать, гению требуется периодически повышать самооценку. Стараешься совместить в себе побольше качеств, которые могут ему понадобиться — и постепенно впадаешь в перфекционизм: чтобы внешность — как у звезды Голливуда (мы, естественно, имеем в виду не Денни де Вито), чтобы чистота в доме — как в операционной (разумеется, до операции), чтобы стол на каждый день — как в ресторане «Максим» (или в каком другом, лишь бы твой любил именно эту кухню). Бесполезно. Ты можешь стать незаменимой — как кухарка, экономка, психоаналитик и «мамочка». Потомки, естественно, признают твои заслуги в деле создания шедевров — этак снисходительно покивают: вклад в работу великого-незабвенного супруга внесла, пусть и мизерный; хотя ошибок в личной жизни допущено немало, но она все ему простила; понять, естественно, не сподобилась — куда ей! — зато претерпела и не пикнула. Похоже на похлопывание по щечке и на поглаживание по головке: умница, умница девочка! Ну хорошо, хорошо. Держи конфетку. Разве все это окупается ярлычком «жена такого-то»? Жизнь — не дар, и не наказание, и не испытание. Жизнь — материал, из которого только ты сам в силах сделать что-то. Поэтому глупо вручать другому человеку этот «материал» — на, мол, друг сердечный, побалуйся на досуге. Лучше займись «лепкой» сама. В любом случае, ты себя знаешь, а «друг сердечный» — нет.

«Но, сосуществуя с талантом, можно стать кандидатами на бессмертие — на пару!» — утверждают некоторые. А мы можем такой «кандидатке» назвать все, что ей для этой цели потребуется. Пусть приготовится. Море терпения. Океан смирения. Бездна чуткости. И все равно можно промашку дать и остаться на бобах: муженек оставит тебя ради новых женщин, идей, поворотов судьбы. И в качестве награды за свои мучения ты удостоишься двух слов петитом в «Энциклопедии слухов и домыслов»: «Такой-то — то-то и се-то, родился тогда-то, умер тогда-то, первым браком женат на, вторым на, третьим на… Дети — Маня, Ваня, Саня, Таня. Точная очередность жен и принадлежность детей не установлена». Словом, невеликая компенсация для той, кто жизнью пожертвовала. И вдобавок не слишком преуспела на личном фронте.

Кстати, а можно ли здесь преуспеть — с гением, не гением, неважно? Существуют ли психологические руководства, которым стоит доверять? А гаранты большого женского счастья — они есть или их нет? Подобными проблемами женский пол задается много веков. Мораль, как правило, дает четкие советы и ответы — но, к сожалению, не на поставленные вопросы. Вместо этого у вопрошающих стараются вызвать комплекс вины: надо было повести себя по-умному, так или эдак — вот тогда бы все сложилось ко всеобщему удовольствию. А ты, дескать, всю дорогу поступала неправильно. И получай, что заслужила! Но даже тем, кто вступил в не самую приятную полосу, следует знать, что дело не обязательно в тебе — может быть, дело в нем. Есть вероятность, что твой мужчина выбрал тебя на роль жены, не удосужившись разобраться ни в себе, ни в тебе. Любит одну, живет с другой, как правило, тот, кто не вполне знает, чего хочет. То есть большая часть населения нашей отчизны. У нас человек либо в принципе не понимает, чего ему надо — поэтому хвастается тем, что, дескать, зеркальным шкафом интересуется;[9] либо, упорно не признаваясь в своих реальных пристрастиях, ориентируется на публичные образцы, а потому покупает зеркальный шкаф, после чего с тоской и ненавистью таращится в отражающую плоскость на собственную физиономию. Третий вариант, включающий в себя способность к самопознанию и самоуважению — на родных просторах явление феноменальное. Гармония эмоциональной и интеллектуальной жизни в одной судьбе практически не встречается. Почему бы это?

Да все от глупости. И по причине плохого зрения. Мнимые, надуманные ценности заставляют нас покорно, точно новорожденных утят, подвластных импринтингу,[10] тащиться за первым «идеалом», попавшим в наше поле зрения. Может, в школьные годы нам не ответили взаимностью на чувство. Или полжизни пичкали романтическим вздором. Но это поправимо, если есть что поправлять. Если есть личность, а у личности — своя дорога.

Стерва не дает готовых рецептов. И указывать всем своим читательницам единое направление тоже не собирается. Их каждый выбирает сам. Здесь важны чрезвычайно эмоции. Мужской пол, кстати, действительно восхищается женщинами, которым удалось вырваться из паутины матриархальных догм — и побаивается таких «исключительных» личностей. К сожалению, подобная реакция неизбежна: женщина, которая делает самостоятельный выбор, вызывает опасение. А женщина, вообще отказавшаяся от самостоятельности — скуку. Опасение можно преодолеть, а скуку — нет. Уж очень это мощное, всеохватное чувство. Словом, «выбирай, но осторожно, осторожно, но выбирай». Удачи тебе.

Ва-банк — ставка неприбыльная

Гармония не терпит пустоты, что бы там ни говорили насчет нирваны. Любое равновесие держится на сбалансированном взаимодействии нескольких сфер: интимной, деловой, творческой, развлекательной… И каждую из них нам приходится строить и развивать — по собственному образцу. Совершенство — недостижимая, но упоительная мечта. А главное, индивидуальная. Так что не стоит копировать чужие грезы, какие бы авторитеты их не создавали. И еще. Нельзя «вложиться» целиком во что-то одно. Равновесия этим путем не достигнешь.

А значит, приходится заниматься всем — какими-то областями жизни понемногу, а какими-то — по максимуму. Самое важное — узнать, чего ты хочешь. И не поддаваться на «внешние установки» и на «незыблемые устои». Тем более, что в реальности ничего незыблемого и вечного не существует. Поэтому будь уверенней, познай себя и добивайся своего. А там посмотришь: подойдет тебе сложившаяся обстановка, или захочется чего-то новенького. И не бойся кризисов, неудач, проблем. Точка роста — не самое уютное место на свете, поэтому там и неохота задерживаться. Но именно это состояние и подвигает нас на перемены, на развитие, на совершенствование. Цени в жизни все, что она способна дать. Это, собственно, и есть главный — а может, и единственный совет, который исходит от стервы.


1

Ирина Владимировна, здесь есть сложности. У нас дома текста пьесы не оказалось, пришлось по памяти цитировать. «Нужно мужа» или «надо мужа»? И какая там пунктуация? Вы уж поправьте, если получится.

2

Такой итальянский фасон, шляпы такого типа очень любили гангстеры в Чикаго.

3

Цитата из Мандельштама.

4

Это героиня фильма «Нелл» с Джуди Фостер — про девочку, выросшую в дикости и говорящую на собственном языке. Вернее, не на языке, а на косноязычии. Очень драматичная, но жутко глупая киношка. Ее много и охотно пародируют.

5

Текст реплики взяли не из фильма, а из текста пьесы Шварца, поэтому фраза и звучит по-другому.

6

Лапшенникова — секретарь литературной редакции, на которую Мастер жаловался Ивану Бездомному, рассказывая о своих злоключениях в главе 13 «Мастера и Маргариты» — «Явление героя».

7

Сцена I, после рассказа дона Гуана о «бедной Инезе». Паршивец этот Лепорелло! Оптимист хренов. И дон Гуан тоже. А за тезку обидно.

8

Кто это такая, выяснить не удалось. Решили оставить одно только имя.

9

Из «Клопа» Маяковского

10

Инстинктивное действие — следование за первым объектом, увиденным после рождения