home_pets sci_biology ref_ref Леонид Викторович Крушинский Евгения Константиновна Меркурьева И. Е. Израилевич С. А. Ильинский Н. М. Иньков К. С. Стогов М. И. Ваничев Александр Павлович Мазовер Александр Павлович Орлов В. В. Рылов Николай Алексеевич Сахаров Служебная собака. Руководство по подготовке специалистов служебного собаководства

От издательства:

Книга составлена применительно к требованиям программы подготовки квалифицированных кадров собаководства и может служить учебным пособием.

В первой части изложены вопросы происхождения, анатомия, физиология, экстерьер и породы служебных собак.

Во второй части излагаются вопросы теории и практики дрессировки собак — основы поведения собаки, теоретические основы дрессировки, методы и практические приемы дрессировки служебных собак.

В третьей части даны основы мичуринской биологии, вопросы содержания, ухода, кормления собак, их разведения и выращивания и краткие сведения о болезнях собак.

Книга иллюстрирована большим количеством рисунков и схем, что значительно облегчит изучение излагаемого в книге материала.

Отзывы и замечания просим направлять по адресу: Москва, Орликов пер., 3, Сельхозгиз.

Источник: http://kinlib.ru/books/item/f00/s00/z0000018/index.shtml

ru
Talisto FB Editor v2.0 14 March 2010 http://kinlib.ru/books/item/f00/s00/z0000018/index.shtml D5E949F5-4968-4BC3-9D1F-BA2703E30BE4 1.0

version 1.0 — сборка из html — Marina_Ch, дополнительный Scan, OCR, spellcheck, обработка иллюстраций, таблиц, создание документа — Talisto, TaKir, 2010

Служебная собака. Руководство по подготовке специалистов служебного собаководства Государственное издательство сельскохозяйственной литературы Москва 1952 Источник: Крушинский Л.В., Меркурьева Е.К., Израилевич И.Е. "Служебная собака" - Москва: Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1952 - с. 618 Е. К. Меркурьева, И. Е. Израилевич, С. А. Ильинский - Служебная собака Авторский коллектив: доктор биологических наук Л. В. Крушинский, кандидат сельскохозяйственных наук Е. К. Меркурьева, кандидат ветеринарных наук И. Е. Израилевич, ветеринарные врачи С. А. Ильинский, Н. М. Иньков и К. С. Стогов, М. И. Ваничев, А. П. Мазовер, А. П. Орлов, В. В. Рылов и И. А. Сахаров. Редактор П. И. Дикарев Технический редактор Л. Мугитакова Переплет худ. Г. М. Рифтина Подписано к печати 28/VIII 1952 г. Т06269. Тираж 100 000 экз. Бумага 60Х92 1/16. Бум. л. 19,25, печ. л. 38,5, изд. л. 45,15. Зак. 1225. Цена 12 р. 60 к. 3-я типография "Красный пролетарий" Главполиграфиздата при Совете Министров СССР. Москва, Краснопролетарская, 16.

Служебная собака. Руководство по подготовке специалистов служебного собаководства

Часть первая

Происхождение. Анатомия и физиология. Экстерьер и породы служебных собак

Глава I. Служебное собаководство (краткая историческая справка)

В. В. Рылов

Человек очень давно оценил полезные качества собаки и приручил ее раньше других животных.

Раскопки древних греческих поселений показывают, что собака сопровождала человека еще в каменном веке. Вероятно, люди той эпохи применяли собаку для оповещения о приближении диких зверей и для охоты.

По мере того как изменялись условия жизни человека, видоизменялось и назначение собаки.

В дошедших до нас произведениях древнегреческих писателей Плутарха и Плиния имеются указания о том, что собаку очень ценили и широко применяли для различных видов хозяйственной деятельности людей (охота, охрана стад, перенос тяжестей и в военном деле).

Древние германцы в обмен за хорошую собаку давали двух лошадей.

Человек, будучи заинтересован в развитии хозяйственно полезных качеств у собак, стремился улучшать эти полезные качества. В течение ряда поколений он вел отбор таких собак, которые имели резко выраженные полезные для него качества, и выводил собак для разных видов использования. Так появились собаки военные, охотничьи, пастушьи, ездовые и др.

Применение собаки в военном деле сначала ограничивалось только несением караульной службы или для непосредственного нападения на противника.

Исторические памятники свидетельствуют, что еще за 4600 лет до нашей эры собак использовали, например, для охраны крепостей. На ночь собак выводили за стены крепости, ворота запирали, и собак оставляли вне крепости. Так как собаки привыкли питаться в самом городе, то они, естественно, оставались на ночь под его стенами. При малейшем шорохе собаки будили стражу громким лаем.

На египетских памятниках встречаются изображения стрелков из лука с сопровождающими их собаками, применявшимися для нападения и преследования врагов.

В войнах рабовладельческого периода собаки в бою составляли первую шеренгу, во второй шли рабы, а в третьей — воины.

Для нападения на врагов и несения сторожевой службы собак использовали древние римляне, гунны, кельты и тевтоны (рис. 1, 2).

Рис. 1. Терракотовая доска Бирса Нимруда «Ассирийская боевая собака»

Для тех же военных целей служили собаки в средние века. Собак, сопровождавших обозы и транспорт, одевали в специальные панцыри с остриями для защиты от нападения неприятельской конницы.

Рис. 2. Римская военная собака (примитивный тип мастифа)

Во время войны Испании с Францией в составе испанских войск было 4000 служебных собак, которые при сражении у города Валенсии оказали большую помощь испанским войскам.

С появлением огнестрельного оружия роль собаки как средства нападения на врага уменьшилась, но по мере развития военного дела находились все новые и новые виды применения собак как вспомогательного средства. Появились собаки связные, подносчики патронов и т. д. Быстрота передвижения, тонкое обоняние и слух, острое зрение в ночное время, легкая проходимость по любой местности, малая уязвимость, большая выносливость — все эти качества собаки ценились особенно в военном деле.

Лучшие русские полководцы содержали собак в армии. У Петра I была собака, которая во время его многочисленных походов и боев помогала поддерживать связь с военачальниками, перенося приказы и донесения.

Во время осады Севастополя, в военных действиях на Кавказе и в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. собак использовали, главным образом, как сторожевых. В 40 х годах прошлого века при ведении горной войны на Кавказе в военных укреплениях на берегу Черного моря содержали по нескольку сторожевых собак «на пайке от казны», как было указано в одном из приказов. Для этих собак были устроены впереди крепости землянки. В 1892 г. в 83-м пехотном Самарском полку на Кавказе было 20 собак, обученных подноске патронов.

В англо-бурскую войну 1899 г. в английской армии шотландские овчарки «колли» несли санитарную службу.

В русско-японскую воину 1904–1905 гг. в отдельных частях русской армии собак также успешно применяли для сторожевой и санитарной службы.

Дрессировка собак в те времена была примитивной. В кавказской армии, например, она заключалась в том, что собак приучали лаять при виде людей в обмундировании неприятельской армии. Этот лай предупреждал часовых о близости врага.

Но привыкшие к беспорядочному лаю, собаки иногда мешали боевым действиям войск. Например, при штурме крепости Каре (1835 г.) некоторые штурмующие колонны были преждевременно открыты турками из-за лая собак, сопровождавших колонны.

Тем не менее выполнение собакой санитарной, посыльной и сторожевой службы, подноса боеприпасов и т. п. приносило войскам большую пользу и принимало все более организованный характер.

В 1912 г. в Измайловском гвардейском полку был организован первый в России питомник военно-полевых собак. В нем разводили собак почти исключительно породы эрдель-террьер, которую считали тогда особенно выносливой. Через год небольшие питомники военных собак были уже во всех гвардейских пехотных полках. Но это мероприятие не было в должной мере поддержано правительством и не получило широкого распространения. Поэтому в империалистическую войну 1914–1918 гг. в русской армии было всего около 300 служебных собак.

В Германии работа по использованию собак в военном деле началась в 1884 г. (примерно 40 лет спустя после первого применения собак в русской армии). Собак готовили, главным образом, для сторожевой, санитарной, караульной службы и связи.

В войну 1914–1918 гг. немецкая армия имела до 30 тысяч хорошо подготовленных собак (в начале войны их было 5 тысяч). Германское командование реквизировало в Бельгии и северных провинциях Франции всех годных для военных целей собак и организовало в Германии ряд питомников.

Во Франции, Англии и других странах в воинских частях в это время было незначительное количество собак. В 1914 г. Бельгия имела в своей армии около 250 служебных собак, Англия около 100, а Франция — лишь несколько единиц.

Успешное применение собак в военном деле вызвало требование со стороны частей французской и английской армий о снабжении их служебными собаками; в связи с этим во Франции военным ведомством было изъято большое количество собак у населения. К обучению их были привлечены любители и профессионалы-дрессировщики. В течение войны было подготовлено до 10000 собак, которые несли, главным образом, службу связи.

Опыт первой империалистической войны показал, что служебные собаки могут приносить существенную пользу в военном деле. Не случайно по Версальскому договору 1919 г. побежденная Германия должна была передать Англии, Франции и другим странам-победительницам несколько тысяч служебных собак.

Однако использование собак в армиях капиталистических государств не получило дальнейшего развития.

Большую помощь в повышении качеств служебного собаководства оказывает советская общественность. Тысячи трудящихся, членов ДОСААФа, активно занимаются разведением служебных собак и их подготовкой.

Начало использования собак на розыскной службе относится к далекому прошлому.

В литературе имеются упоминания о розыскной работе собак еще в рабовладельческом обществе. Работа собак для розыска людей по следу в последующие времена постепенно расширялась в разных странах.

Розыскную собаку (ищейку) начали применять в России в пятидесятых годах прошлого столетия для охраны государственных границ. Собаки несли сторожевую службу, а также службу по обнаружению и преследованию по следу и задержанию перешедших через границу нарушителей.

Организация розыскной службы собак в России относится к 1906 г.

В 1908 г. было основано «Общество поощрения и применения собак в полицейской сторожевой службе». Это общество насчитывало несколько десятков членов из числа полицейских, жандармов и высших чиновников.

За 6 лет существования этого общества число членов его составляло уже несколько сотен человек.

Вплоть до Октябрьской революции руководство подготовкой специалистов служебного собаководства в России было сосредоточено в указанном обществе.

В школах этого общества готовили дрессировщиков-проводников розыскных собак, и через несколько лет, в 1911 г., уже более чем в 60 городах имелись служебные собаки на розыскной и обходно-сторожевой службах.

Это вызвало большую потребность в специалистах-дрессировщиках. В Петербурге, Варшаве, Ташкенте, Владивостоке, Пскове и Других городах открывается ряд специальных школ и питомников.

Война 1914–1918 гг. совершенно расстроила дело розыскного собаководства. К началу 1918 г. едва ли можно было насчитать по всей стране хотя бы сотню розыскных собак.

После Великой Октябрьской социалистической революции дело розыскного собаководства, подчиненное задачам охраны социалистической собственности, начало быстро развиваться. В Петрограде организуется школа-питомник собак-ищеек уголовного розыска.

К работе в школе были привлечены лучшие по тому # времени специалисты этого дела. Выло подготовлено много молодых специалистов-проводников для собак-ищеек.

По примеру Петрограда школы-питомники стали организовываться многими ведомствами. Организуются школы-питомники пограничной охраны, военизированной охраны промышленности и транспорта и др.

В этих школах-питомниках проводили подготовку специалистов и дрессировку собак для разных целей. Вели работу по изучению вопросов служебного собаководства, разрабатывали методы и технику дрессировки собак на современной научной основе.

В настоящее время к разработке этих вопросов привлекаются научные работники; учение академика И. П. Павлова об условных рефлексах служит теоретической основой дрессировки собак, а школы-питомники — основными центрами руководства делом служебного собаководства в том или ином ведомстве. На эти школы-питомники возлагается обобщение опыта использования собак и разработка вопросов по его улучшению.

Уже к началу 1941 г. служебную собаку применяли для охраны в промышленности, на транспорте, в совхозах и колхозах, по охране государственной границы, по борьбе с преступностью.

Природные качества собаки — хорошее чутье, острый слух, физическая выносливость, исключительная привязанность к человеку, высокое развитие нервной системы, позволяют воспитывать у собаки навыки, необходимые для того или иного вида ее служебного использования (рис. 3).

Рис. 3. Схема применения служебных собак

Собаки используются для розыска преступников по следу, охраны имущества и жилья, охраны и защиты человека, для перевозки, подноски грузов, передвижения, охраны стад, доставки донесений и для других целей. Во всех этих случаях пригодны собаки различных пород — все виды овчарок, лаек, доберман-пинчеры, эрдель-террьеры, боксеры, колли и др. Для охраны стада, окарауливания, перевозки грузов с успехом используются и беспородные собаки.

При отборе собак для того или иного вида работы учитывается, главным образом, наличие у них соответствующих достаточно развитых природных качеств. По видам работы принято делить собак на следующие категории: розыскные собаки, сторожевые, караульные, ездовые, пастушьи, связные и собаки для военных целей.

Розыскных собак используют по охране государственных границ, по борьбе с преступностью, по охране социалистической собственности (рис. 4).

Рис. 4. Проработка следа

Розыскные собаки должны быть крупные, физически сильные, с хорошо развитым чутьем, острым зрением и острым слухом, достаточно злобные, хорошо поддающиеся дрессировке.

Караульных собак используют по охране фабрик и заводов, складов железнодорожных сооружений, служебных помещений, скотных дворов, стад, МТС, бензохранилищ, магазинов.

Караульные собаки оповещают сторожей и охранников лаем о приближении посторонних к охраняемому объекту, а в случае проникновения постороннего в район охраны вступают с ним в борьбу и задерживают его.

Караульные собаки должны быть сильными, с хорошим слухом, достаточно злобные, с соответствующим климату шерстным покровом.

Собаки сторожевой службы даются в помощь охране. Сторожевая собака, сопровождающая охрану, находится на поводке (рис. 5). Натягиванием поводка она оповещает охрану о появлении на охраняемой территории посторонних, а в случае необходимости применяется охраной для защиты от нападения или для преследования и задержания лиц, проникших на охраняемый участок.

Рис. 5. Расположение дрессировщика с собакой в сторожевом наряде

При необходимости собаку пускают на обыск территории для обнаружения спрятавшихся людей или спрятанных предметов, поэтому собаки сторожевой службы должны обладать чутьевыми качествами розыскных собак.

В условиях СССР наиболее пригодными к ездовой службе являются лайки и другие породы собак северных окраин нашей страны.

Древним центром возникновения ездового собаководства было побережье северо-восточной Азии (ныне районы Камчатской области, Чукотского национального округа и Якутской АССР). Из этих районов ездовое собаководство распространилось по всей полярной области.

Ездовое собаководство — самобытное достижение культуры народностей нашего севера. Огромная протяженность Крайнего Севера, разбросанность населения, зависимость успеха в охотничьем промысле от возможности преодоления больших пространств, покрытых снегом или льдом, делали ездовое собаководство в прошлом основным видом транспорта, от которого зависело существование населения (рис. 6). Известно, что работа самолетов по спасению челюскинцев в 1934 г. потребовала напряженной работы ездовых собак всей Чукотки для перевозки бензина, продовольствия, помощи при вынужденных посадках и т. д. Летчик Ляпидевский в своих воспоминаниях указывает: «Чукотку я больше изъездил на собачьих упряжках, чем налетал на своем АНТ».

Рис. 6. Перевозка грузов на собаках

До сих пор для многих районов Крайнего Севера с малой плотностью населения и ограниченной кормовой базой собака — единственный вид местного сухопутного транспорта. Значение собачьего транспорта в хозяйстве и экономике районов Крайнего Севера сохранилось до настоящего времени.

Средняя нагрузка на одну собаку в нарте при перевозке грузов определяется в 40–50 кг при скорости движения 6–7 км в час и при общем дневном пробеге 70–80 км. При езде налегке в течение суток можно проехать до 150–200 км со скоростью 15–20 км в час.

Основные требования, предъявляемые к ездовой собаке: физическая сила, выносливость, медленная утомляемость, резвость бега и высокая приспособляемость к суровым условиям севера. Обычно в большинстве районов севера применяют упряжки в, 10–12 собак.

В тех случаях, когда подвоз грузов (запасов воды, медикаментов, литературы и т. д.) обычными средствами (на нартах) затруднен, для переноски грузов успешно применяют собак. Вес груза, который может перенести собака, достигает 12 кг в зависимости от размера собаки, ее физического состояния и местности. Собаки этой службы безотказно работают в различное время года и суток, в различной обстановке, на расстояниях в несколько километров, передвигаясь со скоростью 1 км в 5–7 минут.

Пастушьи собаки широко применяются в совхозах и колхозах в качестве незаменимых помощников по управлению стадом, охране его, розыску отставших и затерявшихся животных (рис. 7). Пастушьи собаки помогают пастуху держать стадо на определенном участке, подгоняют отстающих и уходящих в сторону животных, охраняют их от волков. В то же время пастушья собака помогает охранять поля от потравы скотом.

Рис. 7. Собака заставляет отару овец поворачивать в сторону

В Средней Азии для охраны стад от хищников издавна применяются среднеазиатские овчарки. Постоянная борьба с хищниками сделала эту собаку злобной и бесстрашной.

Кавказская овчарка — мощная и злобная собака — хорошо охраняет стада животных и широко распространена на Северном Кавказе и в Закавказье.

На севере для пастьбы оленей применяют ненецких лаек.

Собаки связи служат для доставки донесений, приказаний и других документов между двумя перемещающимися или неподвижными постами на дистанции до 3–5 км, преодолевая расстояние в 1 км в 3–5 минут (рис. 8). При умелом использовании собаки полностью могут заменять посыльных, сокращая в 3–4 раза время, обычно затрачиваемое посыльными для доставки документов.

Рис. 8. Служба связи (перед посылом)

В СССР собаководство организовано на научной основе. Дрессировка собак у нас основана на прочной научной базе, на достижениях передовой советской науки — мичуринской биологии и павловской физиологии.

Учение академика И. П. Павлова о высшей нервной деятельности и об условных рефлексах положило конец кустарщине и субъективному подходу к дрессировке собаки.

Дрессировщики получили единый научно-обоснованный метод подготовки служебных собак.

Роль общественных организаций в развитии служебного собаководства. Служебное собаководство в СССР становится все более популярным среди широких масс населения. Трудно найти такое место в нашей стране, где не было бы любителей служебных собак.

В 1925 г. при Всеохотсоюзе была организована центральная секция любителей служебных собак. В 1928 г. эта секция влилась в более широкую добровольную общественную организацию Осоавиахиц. Организованы были госплемрассадники, ведомственные и общественные питомники, дрессировочные площадки, началась широкая подготовка кадров специалистов служебного собаководства, развернулись научно-исследовательская работа и обмен опытом в этой области.

В отличие от дореволюционных организаций с немногочисленными участниками исключительно из представителей имущих классов, с узковедомственными целями, наше добровольное общество Осоавиахим, а ныне ДОСААФ объединило массы трудящихся — энтузиастов служебного собаководства. Секции служебного собаководства существуют у нас в большом количестве. В ряде городов — Москве, Ленинграде и других — имеются клубы служебного собаководства.

Большую работу проводит ДОСААФ по улучшению породности служебных собак, привлекая широкие массы населения к разведению и выращиванию собак служебных пород.

Значительная работа проводится клубами служебного собаководства, объединяющими любителей собак служебных пород. Клубы руководят разведением собак, занимаются подготовкой кадров специалистов служебного собаководства, а также и дрессировкой собак.

Клубы служебного собаководства проводят бонитировку, как комплексный метод оценки собак по их племенной деятельности, рабочим качествам, конституции и экстерьеру, что имеет большое значение в повышении породности поголовья собак.

Глава II. Происхождение, экстерьер и породы служебных собак

А. П. Мазовер

1. Происхождение собак

Приручение собаки относится к доисторической эпохе, естественно, что наши современные знания в этом вопросе весьма не полны.

Большой вклад в изучение происхождения домашних животных и в частности собаки сделан русскими учеными: А. А. Иностранцевым, Л. Д. Анучиным, Е. А. Богдановым, А. А. Браунером, С. Н. Боголюбским, Н. А. Смирновым и другими.

Собака — первое домашнее животное, прирученное человеком в тот период, когда люди еще не знали земледелия и скотоводства и основным средством существования людей была охота. Это произошло в первый период (палеолитический), или, как его еще называют, древнекаменный век четвертичной эры.

Древнекаменный век четвертичной эры характерен употреблением огня, появлением первых продуктов труда человека, выражающихся в простейших изделиях из камня и кости, и приручением первого домашнего животного — собаки, — не расстающегося с человеком в течение 30–40 тысяч лет и все время совершенствующегося под влиянием труда многих человеческих поколений.

Предками всех домашних животных, в том числе и собаки, являются дикие животные. Это доказывается сходством отдельных видов диких и домашних животных, что особенно заметно у тех пород, которые мало изменились под влиянием искусственного отбора. Например ездовые лайки Чукотки, Колымы, Енисея внешним видом сильно напоминают волков; сходством с волками отличались и примитивные типы немецких овчарок.

В конце XVII века русский ученый Коль, описывая собак Новороссийского края, подчеркивал удивительное сходство местной овчарки с волком.

Среди промысловых лаек и других мелких пород можно встретить собак, очень напоминающих по внешнему виду шакалов. Указанное подтверждается сравнением костей диких животных с древними ископаемыми и современными собаками.

Так, работы профессора А. А. Браунера, изучавшего современных (1915–1918 гг.) собак Кировской области, показали, что черепа этих собак очень близки к черепам шакалов из Закавказья и даже из Марокко. Доказательством происхождения домашних животных от диких является также и плодовитость их при скрещивании между собою. Близкие друг к другу по своему происхождению (происходящего от общего или близких между собою предков) и физиологическим особенностям организма животные при скрещивании между собой дают потомство. Собака и волк, собака и шакал при скрещивании между собой дают нормально развивающиеся и в свою очередь плодовитые помеси. В то же время в результате скрещивания собаки и лисицы потомства не бывает.

Все эти методы, дополняющие друг друга, позволяют сделать определенные выводы, устанавливающие родственную связь между дикими и домашними животными.

Убедительным доказательством того, что домашние животные являются потомками диких, служит и тот факт, что приручение диких животных производится и в настоящее время по мере того как появляется потребность в использовании их продукции (разведение в питомниках лисиц, песцов, енотовидных собак и т. д.). В то же время замечена и другая способность домашних животных — дичать, т. е. возвращаться к первобытному дикому состоянию при продолжительном прекращении общения с человеком.

Приручение домашних животных проходило в различных частях земного шара не одинаково, а в зависимости от формы экономических и общественных отношений человеческого общества.

В истории человека одомашнение животных имеет большое значение. Домашние животные значительно облегчили труд первобытного человека, помогая ему на охоте (собака) или давали человеку возможность без затраты особых усилий добывать такую пищу как молоко, мясо (мясо-молочный скот). Случайно пойманных взрослых животных или их детенышей человек приручал и выращивал, но разводил и совершенствовал он только те виды, которые приносили ему пользу. Именно этим и объясняется приручение человеком — бродячим охотником — в качестве первого домашнего животного — собаки, которая помогала ему на охоте.

Освоение человеком более сложных орудий производства привело к оседлости, занятию скотоводством и земледелием. В этот период увеличивается количество домашних животных — появляются овцы, свиньи, рогатый скот, лошадь. Собака в этот период значительно совершенствуется и помогает человеку не только в охоте, но и в охране его жилища и скота.

Зоологический анализ семейства псовых (канидов), объединяющих значительное число видов, показывает, что наиболее близки к собакам волки и шакалы. Лисицы, песцы, гиены, бразильские собаки и другие животные этого семейства, несмотря на сходство по внешнему виду, не являются предками домашних собак. Последние резко отличаются по многим анатомическим и физиологическим признакам и не дают потомства при спаривании с перечисленными животными.

По данным археологических раскопок ученые установили, что в каменном веке на территории Европы и Азии существовало три типа собак. Первый тип носит название «торфяной собаки» (ее череп часто находили в залежах торфа). Черепа и отдельные скелетные остатки этих собак были найдены в различных районах Сибири, европейской части СССР и в Западной Европе. Описание таких находок, обнаруженных в районе Красноярска, дано И. Т. Савинковым, а в Гомельской области — В. И. Громовым.

Торфяная собака имела своим предком шакала, на что указывает сходство формы черепов и их размеров. Из современных животных, очевидно, самыми близкими к торфяной собаке будут ненецкая лайка и шпиц. Черепа этих пород собак и торфяной имеют много общего между собой и характерны небольшим размером (140 мм), крутой линией перехода мозговой части черепа в короткую и острую лицевую. Затылочный бугор выражен слабо.

Позднее в свайных постройках, принадлежащих людям с более развитой культурой, были описаны найденные в районе Ладожского озера профессором А. А. Иностранцевым и в районе озера Лача (Северный край) профессором В. Е. Кошелевым несколько видоизмененные и крупные черепа торфяных собак. Эти изменения могли быть следствием отбора и возможно скрещивания. В других местах, наоборот, находили черепа более мелкие, напоминающие черепа современных пинчеров и террьеров, что можно объяснить, очевидно, ослаблением конституции и вырождением.

Потомками торфяной собаки считаются ненецкая, русско-финская и другие промысловые породы лаек, а также чау-чау, шпицы, пинчеры и террьеры.

Второй тип собаки каменного века — «собака Иностранцева», остатки которой найдены в районе Ладожского озера и описаны профессором Д. П. Анучиным. Кости скелета этих собак были отрыты также при раскопках Афонтовой горы близ города Красноярска вместе с черепами мамонтов, пещерных медведей и других животных. Близкие к типу собаки Иностранцева черепа обнаружены на берегах Амзфа, в притоках Абакана (Минусинская область), в Западном Казахстане, Крыму, Московской и Смоленской областях.

Профессором М. В. Павловой описаны собаки гуннов эпохи начала нашей эры, найденные в Забайкалье и в Монголии. По определению автора, эти собаки очень близки к современным монгольским овчаркам. Предками собаки гуннов считаются различные виды крупных европейских и азиатских волков. Собака Иностранцева крупнее торфяной собаки; череп ее с более плоским лбом и менее выраженным переходом к морде; хорошо развиты скуловые дуги и затылочный гребень. Морда короткая, широкая с сильно развитыми челюстями и крупными, приближающимися к волчьим, зубами. Длина черепа 177 мм. Ее приручение относят к концу ледникового периода, т. е. примерно 20–30 тысяч лет назад.

Собака Иностранцева положила начало крупным и сильным собакам, широко распространенным в Европе и Азии. Эти собаки применялись для охраны стад, охоты на крупных животных и хищных зверей, а позднее в качестве боевых собак. Потомками этих крупных собак считают тибетских, среднеазиатских, кавказских, монгольских овчарок, сенбернаров, ньюфаундлендов, мастифов, догов, северо-восточных ездовых лаек и некоторые другие породы.

Череп третьего типа собак каменного века — «собаки Путятина» — был найден в единственном экземпляре в бывшей Новгородской губернии и описан Путятиным. Наличие только одного черепа не позволяет сделать каких-либо основательных выводов. Череп собаки Путятина в общих чертах близок к черепам собак Иностранцева, но более короткий (169 мм) и узкий в черепной части и с более длинной мордой. Предполагается, что предком этой собаки был европейский волк. К потомкам собак Путятина относят современных динго и восточных собак — париев; возможно, что потомками их являются также некоторые породы лаек.

В бронзовый век, характерный появлением металлических изделий, гончарного производства, обработкой земель и расширением животноводства, в Европе появилось несколько новых типов домашних собак. Один из них был описан в 1872 г. под названием «бронзовой собаки». Черепа бронзовых собак найдены в погребениях андроновской и карасукской культур в Сибири и на юге СССР. Интересно отметить, что данные археологических раскопок указывают на одновременное появление в этот период нового, более совершенного типа овцы и дальнейшее развитие овцеводства. Можно предположить, что именно с этого времени собака используется человеком для охраны стад.

Профессор Е. А. Богданов и другие ученые считают предком бронзовой собаки индийского волка, встречающегося в Индии и в Иране, череп которого анатомически сходен с черепом бронзовой собаки. Индийский волк обитает в открытых местах, избегает лесов, охотится стаей, загоняя антилоп и диких коз в удобное для окружения и ловли место. Этот инстинкт в далеком прошлом возможно был использован древним человеком в процессе приручения индийского волка для выведения пастушьих собак.

Черепа бронзовых собак характеризуются плоским лбом со слабым переходом к длинной и узкой морде. При осмотре сверху череп имеет вид узкого клина, затылочный гребень хорошо выражен. Длина черепа превосходит черепа собак Иностранцева и Путятина и колеблется в пределах 165–190 мм.

Потомками бронзовой собаки считаются овчарки европейского происхождения — немецкие, бельгийские, голландские, французские, колли, боковой ветвью является южнорусская овчарка, а по мнению некоторых авторов, и некоторые группы наших лаек.

Второй тип собак бронзового века — так называемая «пепельная», или «зольная», собака, названная так потому, что черепа ее находили в зольных остатках жертвенных очагов. Очевидно, что пепельная собака была охотничьей, и ее приносили в жертву, как самую дорогую ценность, которой владел первобытный охотник, просящий у своего божества удачной охоты. Изучая черепа пепельных собак, ученые установили некоторые общие черты для ранее известных торфяных и бронзовых собак и наличие промежуточных между ними типов. Очевидно, пепельная собака появилась в результате скрещивания торфяной собаки с бронзовой.

Черепа пепельных собак в большом количестве найдены и на территории СССР, что говорит о ее значительном распространении.

Черепа, приближающиеся к пепельным собакам, описаны профессором А. А. Браунером при раскопках на Амуре. Им же описаны черепа пепельных собак, найденные во время раскопок Елизаветинского городища сарматского племени близ г. Краснодара.

В зольниках скифского Вельского городища были найдены разные черепа пепельных собак.

Черепа пепельных собак довольно широкие в мозговой части, с плоским лбом, с хорошо обозначенным переходом к сравнительно тупой и короткой морде. Длина черепов колеблется в пределах 174–184 мм.

Потомками пепельных собак считают всех охотничьих собак — гончих, легавых, спаниэлей и такс.

До сих пор остается невыясненным происхождение борзых собак. Первоначально ученые, в том числе и Ч. Дарвин, предком этой породы считали абиссинского шакала, обладающего легким борзообразным строением. Позднее было установлено, что абиссинский шакал стоит ближе к лисице и поэтому не может быть предком собаки.

Родина борзых — Африка. Первые изображения борзых с явными следами их одомашнения появились на памятниках древних египтян. В Европе в эту историческую эпоху человек обладал лишь торфяной собакой. По древнегреческим описаниям охота с борзыми долго была неизвестна народам Европы.

Под влиянием одомашнения и искусственного отбора, проводимых человеком, изменялся характер использования собак. Вместе с этим изменялся и тип нервной деятельности собаки: ряд ненужных инстинктов заменился новыми, передающимися по наследству. Новое развитие получили скелет, мускулатура и наружные формы собаки.

Конституциональные типы собак

Конституциональный тип животного складывается (в ряде поколений) как результат приспособления организма к окружающей среде, условиям существования и к характеру использования животного.

Все это находит отражение в изменении внешних форм животного и его поведения. Поэтому на практике конституциональный тип обычно определяют по экстерьеру и по поведению животного.

Учение академика И. П. Павлова о типах высшей нервной деятельности собак тесно связано с особенностями конституциональных типов.

В практике собаководства целый ряд примеров иллюстрирует тесную взаимосвязь типа высшей нервной деятельности с типом сложения собаки. Например — культивирование легкого и ослабленного типа доберман-пинчера повлекло за собой появление крайне возбудимых особей, обладающих слабым тормозным процессом и дифференцировкой. Практики-собаководы всегда предпочитали среди кавказских и среднеазиатских овчарок более сухих собак и отмечали, что крупные, тяжелые и сырые собаки в большинстве случаев малоактивны в работе. Тяжелые и сырые с длинной шерстью ездовые лайки также малоподвижны и невыносливы. Замечено, что породы собак, для которых характерен сырой тип конституции, всегда вялы и малоподвижны по сравнению с породами, обладающими крепким и сухим типом конституции.

«Крепость конституции — основа всякой продуктивности» — этот зоотехнический принцип, выдвинутый академиком М. Ф. Ивановым, полностью применим и в собаководстве. Высокая возбудимость, подвижность, выносливость, правильные формы и гармоничность сложения, как основные показатели служебных качеств собаки, достигнуты путем отбора и борьбой за более сухой и крепкий тип конституции собаки.

При использовании собак с чертами сырого, грубого типа конституции создавались грубые, малоподвижные, со слабой продуктивностью, но оригинальной внешностью собаки. Так из крепкой, подвижной собаки типа наших среднеазиатских и кавказских овчарок изменением режима содержания, путем усиленного кормления и отбора выведен современный тяжелый и рыхлый сенбернар.

«Любительский» интерес в собаководстве наравне с усовершенствованием пород собак способствовал выведению новых, слабых по жизненности, но оригинальных по форме пород собак для декоративных целей путем использования признаков ослаб: ления конституции.

Так из крепких борзых собак были выведены конституционально ослабленные породы левреток, голых мексиканских собаки др. Из крепких и выносливых, с большой жизненностью террьеров выведены карликовые формы той-террьеров. То же самое характерно и для близких с ними пинчеров. Примитивные испанские легавые, давшие при дальнейшей культуре все породы легавых, явились родоначальниками и карликовых пород, таких, как той-спаниэли, кинг-чарльзы. Пуделя, шпицы, шнауцеры наряду с крепкими и сильными типами имеют также и карли: ковые формы ослабленной конституции.

Конституция наследуется и складывается окончательно под влиянием окружающей среды, действующей на организм животного и изменяющей его обмен веществ. Следовательно, тип конституции не есть что-то постоянное, не меняющееся в течение всей жизни животного, но каждый возраст имеет свою специфику взаимодействия со средой и свой специфический тип конституции.

Длительное (в течение нескольких поколений) культивирование собак в измененных условиях климата, содержания, кормления и использования изменяет конституцию собак. Примером могут служить указанные выше сен-бернары, а также и формирование особого типа собаки в смежных с горами Кавказа степных областях, где под влиянием более сухого, теплого климата и характера использования образовался свой «степной» тип кавказской овчарки.

Многообразие пород собак, сложившихся под влиянием разных причин (происхбжденио от различных предков, выведение и распространение в неодинаковых условиях климата, кормления и содержания, широкая специализация собак для многих видов службы, охоты, спортивных и любительских целей), привело к образованию узко специализированных пород, отличающихся между собою по типам конституции.

Достаточно сравнить два типа собак: громадного сен-бернара, имеющего массивный и грубый костяк, с легкой борзой с утонченным и легким костяком и другими резко различными признаками. Между этими, крайними типами имеются промежуточные, обладающие меньшими отличиями и, наконец, переходные типы. Такие же конституциональные отличия имеются и внутри каждой породы.

Внутрипородные типы как бы повторяют систематику конституциональных типов, но различия между ними как бы сглажены продолжительным тщательным отбором; однако, — не нарушая общего принципа строения, эти различия среди животных укладываются в определенный «тиш и «пропорции», свойственные данной породе.

Так в каждой породе можно встретить животных как относительно легких, подвижных сухого и тонкого сложения, так и тяжелых, сырых, грубого сложения с вялым и флегматичным темпераментом.

Большое значение в создании учения о конституции животных имели работы русских ученых-зоотехников.

Профессором П. Н. Кулешовым разработана классификация конституциональных типов животных на основании различия в развитии и функциях отдельных частей организма и установлено было четыре конституциональных типа (рыхлый, грубый, плотный, нежный).

Академик М. Ф. Иванов в своих работах по конституции сельскохозяйственных животных ввел дополнение к четырем типам конституции пятый «крепкий» тип конституции.

Большое значение конституции придавал в своих работах и профессор Е. А. Богданов.

Применительно к вышеуказанному в собаководстве установлено пять типов конституции, в которые укладывается все многообразие пород собак и их внутрипородные группы.

Рыхлый — сырой тип конституции. Характерен тем, что рефлексы вырабатываются относительно медленно, а тормозные навыки легко. Собака имеет широкое массивное, округлое, с укороченными конечностями туловище и значительную по объему, но рыхлую и не рельефную мускулатуру.

Голова короткая, широкая, скуластая, с выпуклым лбом и резким переходом к морде. Морда короткая, тупая, иногда вздернутая, с сильно развитыми, сырыми губами; часто встречается перекус. Глаза прямо поставлены, глубоко сидящие, с отвислыми веками.

Шея короткая с подвесом, часто загруженная. Грудь широкая, расширяющаяся к заду. Живот опущен. Конечности с выпрямленными, сырыми суставами, движения собаки медленные и вялые. Подкожная клетчатка сильно развита: кожа свободная, складчатая, неэластичная; собака имеет склонность к ожирению.

Волосяной покров состоит из грубой шерсти и подшерстка.

Движения собаки медленные и вялые. Собака поздно и медленно формируется. Типичными представителями этого типа конституции являются сен-бернары, ньюфаундленды, кровяные гончие и др.

Грубый тип конституции. Тип высшей нервной деятельности приближается к уравновешенному, спокойному. Сильные, с хорошо развитым массивным костяком и массивной мускулатурой эти крупные собаки достигают своего развития к 3–4 годам. Голова широкая, массивная, скуластая, но вытянутой формы. Морда тупая, образующая параллельную с линией лба линию. Губы толстые, сухие или немного отвислые. Глаза поставлены прямо, защищены сухими веками. Шея короткая, массивная, низко посажена.

Грудь широкая, глубокая. Живот подтянут незначительно (корпус цилиндрической формы). Конечности не длинные (собака кажется приземистой) с укороченными голенями и выпрямленными углами коленного и скакательного суставов. Кожа толстая, плотно натянута или образует складки в области шеи (подвес). Волосяной покров с грубой хорошо развитой шерстью и густым подшерстком.

Грубый тип собаки характерен жизнестойкостью и большой приспособленностью к специфическим местным условиям содержания и использования.

Примером грубого типа конституции служат кавказские, среднеазиатские овчарки, северо-восточные ездовые лайки и др.

Крепкий тип конституции. Тип высшей нервной деятельности уравновешенный, подвижной. Для этого типа собак характерен хорошо развитый костяк, с сильной массивной, сухой, обычно рельефно выделяющейся под тонкой кожей мускулатурой.

Резко выражен половой диморфизм (кобель сильно отличается по типу от суки). Формируется относительно быстро.

Кожа умеренно толстая или тонкая, эластичная, плотно натянутая, не образует складок. Голова умеренно широкая в черепной части, клинообразная, удлиненная. Лоб плоский или слегка выпуклый. Морда по своей длине близко подходит к черепной части, заострена, параллельна линии лба. Губы, как правило, сухие. Глаза поставлены косо. Шея сухая, по длине равна голове, нормально или высоко посаженная. Грудь в разрезе овальной формы, глубокая. Живот подтянут выше линии груди. Конечности умеренно длинные (собака не кажется низконогой) с длинными голенями и резко выраженными углами скакательных суставов.

Волосяной покров средней толщины варьирует от короткого и гладкого волоса до длинного, жесткого и мягкого. Наличие подшерстка разное.

Примером могут служить: гончие, европейские овчарки, дог, боксер и другие.

Сухой тип конституции. Тип высшей нервной деятельности большей частью безудержный.

Характерен крепким, несколько утонченным костяком и сильной, но удлиненной и тонкой мускулатурой. Половой диморфизм (отличие кобеля от суки) резко выражен. Формируется быстро. Кожа тонкая, плотно прилегающая, эластичная. Голова вытянутой формы, относительно узкая, с плоским лбом и слабо выраженным переходом к морде. Морда по длине приближается к черепной части, заостренная или острая, параллельна линии лба или опущенная. Губы сухие, тонкие, часто плотно прилегающие. Глаза косо поставленные. Встречается недокус. Шея сухая, высоко поставлена; грудь глубокая, овальной формы. Живот подтянут. Конечности с длинными овальными в разрезе костями. Собака кажется высоконогой, легкой, иногда квадратной. Скакательные суставы вследствие длинной голени отставлены назад, резко очерчены; и хорошо выражены. Волосяной покров разнообразный.

Примером этого типа являются: борзые, лайки, доберман-пинчеры, эрдель-террьер, колли, пойнтер, сеттера, фокс-террьор и другие.

Нежный тип конституции. Имеет повышенную возбудимость со склонностью к нервозности, тонкий и очень слабый костяк и слабо развитую мускулатуру. Часто встречается карликовый рост и различные аномалии, связанные с дегенерацией и закрепленные искусственным отбором по этому признаку. Голова обычно с круглой шарообразной черепной частью и узкой и короткой мордой. Глаза большие, часто выпуклые. Лицевые части черепа у некоторых пород настолько коротки и слабо развиты, что имеется церекус, уменьшенное количество зубов в верхней челюсти; отдельные зубы растут поперек челюсти, недоразвиваются, сдваиваются, в результате чего язык не помещается в полости рта, и собака вынуждена держать его высунутым даже при сомкнутых челюстях и т. д. Кожа очень тонкая, натянутая, волос варьирует от очень короткого с отдельными совершенно безволосыми местами (грудь, живот) и до очень длинного, вьющегося. Волос тонкий, слабый, подшерсток отсутствует.

К указанной группе можно отнести все карликовые породы террьеров, пинчеров, шпицев, болонок, африканских голых, левреток и др. Собаки этого типа конституции не жизнестойки.

Перечисленные выше конституциональные типы не всегда встречаются в «чистом виде». Чаще всего собаки имеют черты переходные к смежным типам — для характеристики таких особей соединяют оба наименования, причем в первую очередь ставят наименование того типа, который в данном случае превалирует, например, — сырой — грубый; грубый — сырой; грубый — крепкий; крепкий — грубый; крепкий — сухой, сухой — крепкий; сухой — легкий; легкий — сухой.

Отклонение от нормальных конституциональных типов называется «переразвитостью».

Переразвитость может быть как в сторону излишней изнеженности, делая собаку более легкой, со слабым костяком и т. д., так и в сторону сырости.

При описании типа следует указывать степень переразвитости.

Например: переразвитый — нежный; переразвитый — сырой.

В каждой породе собак можно найти особей с чертами переразвитости не в резко выраженной форме, а в пределах типов конституции, свойственной этой породе.

Переразвитость, выраженная в резкой степени, граничит с вырождением.

2. Экстерьер собак

Отбор служебных собак по экстерьеру основывается на материалистическом представлении о связи формы и функции, внешнего строения животного (экстерьера) с его внутренними свойствами (интерьером).

«Вся органическая природа является одним сплошным доказательством тождества и неразрывности формы и содержания. Морфологические и физиологические явления, форма и функция обусловливают друг друга» (Ф. Энгельс. Диалектика природы. Стр. 20–21. Издание шестое, 1934 г).

Большая роль в разработке учения об экстерьере животных принадлежит русским ученым. Профессора П. Н. Кулешов, М. И. Придорогин, академики М. Ф. Иванов, Е. Ф. Лискун и др., изучая экстерьер животных, ставили своей целью установить связь телосложения животного с окружающей его средой, с условиями существования и пригодностью его для определенной работы. Экспертиза животного в служебном собаководстве построена на анатомо-физиологической основе и наравне с отбором по служебным качествам, потомству и происхождению является одной из сторон комплексного отбора племенных и пользовательных животных.

Описание экстерьера собаки начинают с осмотра головы (рис. 9).

Рис. 9. Стати собаки

1 — лоб 2 — скулы, 3 — морда, 4 — уши, 5 — мочка носа, 6 — шея, 7 — холка, 8 — спина, 9 — поясница 10 — круп, 11 — грудь (боковая часть), 12 — грудь (нижняя часть), 13 — грудь (передня часть); 14 — живот, 15 — пах, 16 — плечо, 17 — предплечье, 18 — локоть 19 — запястье; 20 — пясть, 21 — передняя лапа, 22 — бедро, 23 — колено, 24 — голень, 25 — скакательный сустав, 26 — плюсна, 27 — задняя лапа, 28 — прибылой палец, 29 — хвост

Голова. Строение черепа служит характерным признаком для породы животного с учетом его пола и возраста. Объем головы у различных пород неодинаков. У одних пород голова тяжелая, массивная, с резко выраженными выступами черепа, богата мускулатурой. У других пород голова легкая, сухая, с узким и вытянутым черепом и бедная мускулатурой.

Анатомически голову подразделяют на черепную и лицевую (морду) части. Черепная часть состоит из затылочной кости с затылочным бугром, из лобных и других костей. У отдельных особей затылочный бугор резко выступает и служит характерным признаком для некоторых пород. В зависимости от степени развития и формы лобных костей лобная часть головы может быть плоской, выпуклой, широкой, узкой, с резким или постепенным переходом к морде.

Степень развития скуловых костей мускулатуры оказывает влияние на форму лицевой части головы. При сильно развитых скуловых костях и массивной мускулатуре ооразуются выпуклые щеки, такую форму головы называют «скуластой». Менее развитые скуловые дуги с незначительной мускулатурой образуют плоские щеки с постепенным переходом к морде, что придает голове «клинообразную» форму. Верхние и нижние челюсти собаки образуют морду. Эта часть головы собаки наиболее изменчива.

Различают а) длинную морду, если она длиннее лба, б) короткую морду, если она короче лба.

При осмотре головы сбоку верхняя линия морды (переносица) может быть параллельной плоскости лба. Такая форма головы соответствует правильному расположению глаз, ушей и придает выразительность голове собаки.

Если линия морды направлена вниз, то образуется «опущенная» морда. Такая форма головы характерна для борзых собак, но встречается и у других длинноголовых пород и обычно сопутствует недокусу и переразвитости животного.

«Вздернутая» морда характеризуется поднятой по отношению к плоскости лба линией переносицы. Эта форма встречается у боксеров, бульдогов, мопсов и у других пород. Лицевые кости (носовые, верхнечелюстные, межчелюстные) у этих пород часто остаются недоразвитыми, деформированными, а нижняя челюстная кость развита нормально, вследствие чего нижняя челюсть иногда значительно выдается вперед.

Морда может быть заостренной и тупой. Заостренная форма обычно связана с длинной мордой и бывает у собак сухого и нежного типа. Острая морда имеет слабые челюсти, а иногда недоразвитую нижнюю челюсть и недокус.

Тупая морда состоит из массивных челюстей с крупными хорошо развитыми зубами и сильно развитых сырых губ, прикрывающих обычно обе челюсти и образующих «брыли», т. е. отвисающие губы, морщины, складки. Брыли придают морде своеобразно определенный вид.

Форма мочки носа мало варьирует. Встречающиеся иногда «раздвоенные» носы с разделенной на две самостоятельные доли мочкой не характерны для собак служебных пород и служат пороком, обесценивающим собаку в отношении племенных целей.

По окраске мочка носа бывает разного цвета в зависимости от окраса собаки. Наиболее часто у собак всех пород встречается черная мочка носа, которая считается наиболее желательной; серая встречается у собак светлых, «ослабленных» окрасов, например палевых, белых и коричневых. Мраморная или пестрая мочка носа бывает у пятнистых собак, чаще всего «мраморного» окраса, при котором пятна располагаются небольшими участками на более светлом фоне. Розовая мочка свидетельствует об отсутствии пигмента, считается нежелательной для всех пород и встречается преимущественно у белых собак. Розовый нос часто бывает у щенков, но затем постепенно переходит в темный цвет. У здоровой собаки во время бодрствования мочка носа должна быть влажная и холодная (у спящей собаки всегда горячий нос). Теплый, сухой, растрескавшийся нос указывает на заболевание собаки.

Глаза. У собак разных пород различаются: 1) по цвету радужной оболочки, 2) по форме разреза, 3) по поставу.

Цвет радужной оболочки в значительной мере зависит от общего окраса собаки и бывает темнокоричневый, светлокоричневый, желтый и зеленоватый; у белых и пестрых собак встречается голубой глаз, называемый «сорочьим». У собак пятнистого и мраморного окраса часто бывает разноглазие (один глаз коричневый, другой голубой).

Практического значения цвет радужной оболочки глаза не имеет и лишь нарушает однотонность и красоту окраса, искажает выражение и форму головы, выделяясь своей светлой окраской на темном фоне. Наоборот, темный глаз при всех окрасах считается наиболее желательным. На драктике при отборе собак глаза грубо делят на темные и светлые в соответствии с общим окрасом собаки.

Форма разреза глаз собаки является характерной особенностью отдельных пород. Разрез глаз бывает овальный, вытянутой миндалевидной формы, близкой к человеческому глазу, и круглый.

По поставу глаза бывают косо и прямо поставленные. Прямо поставленные глаза встречаются у собак с округлым и выпуклым черепом и широкой переносицей, расположены они в одной плоскости, и углы их находятся на одной прямой линии. Косо поставленные глаза бывают у собак с узким черепом. Наружные края глаз лежат выше внутренних, и соединить прямой линией можно лишь одну пару углов (внутренних или наружных).

Глаза должны быть открытыми, блестящими, иметь живое и энергичное выражение. Веки — хорошо развиты, натянуты и сухи, ресницы — обильно развиты и правильно направлены.

К недостаткам глаз, кроме не характерной для данной породы формы, постава и цвета, относят:

— маленькие или подслеповатые глаза с толстыми выдающимися веками, скрывающими часть глаза;

— выпуклые глаза с выпуклой роговицей, не прикрытой веками;

— «глаза с каймой» — с отвисшими нижними веками и хорошо заметной частью склеры.

Сильно развитое третье веко, закрывающее часть глаза, считается болезненным признаком и требует специального лечения.

Уши. Форма ушей и их подвижность придает определенное выражение голове собаки и свидетельствует о ее темпераменте. Уши различают по форме, величине ушной раковины и по крепости хрящей, поддерживающих уши в определенном положении.

Стоячие — направленные концами вперед и вверх. Соразмерно голове собаки стоячие уши могут быть большие или малые. Концы ушей могут быть заостренными, близкими по форме к равнобедренному треугольнику с основанием короче боковых сторон, или напоминающие равносторонний треугольник.

Правильные стоячие уши в момент напряженного состояния собаки, когда она прислушивается, имеют почти параллельные линии внутренних сторон и образуют с линией лба прямой угол.

Стоячие уши, концы которых направлены в стороны, называются развешенными, что указывает на слабость хрящей или на флегматичный характер собаки. Уши, концы которых направлены к срединной линии, а внутренние края друг к другу, называются сближенными.

Полустоячие уши имеют крепкие хрящи, которые поднимают ушные раковины только в нижней половине уха, вторая же половина уха в силу мягкого хряща опускается вниз или в сторону. Такие уши служат характерным признаком для некоторых пород, а также бывают при слабости хрящей у собак пород со стоячими ушами, что является природным недостатком, а также следствием рахита и захудалости.

Висячие уши бывают двух видов: висячие на хряще с крепким у основания хрящом, поддерживающим ухо на линии лба, например ухо эрдель-террьеров, и висячие, хрящи которых мягки и ухо в силу своей тяжести свисает по обеим сторонам головы собаки (у южнорусских овчарок, кавказских овчарок, гончих, различных пород легавых).

Оба вида висячих ушей бывают длинные и короткие, а также близкие по форме к римской цифре V и лопоухообразные. Концы ушей могут быть закругленные или острые.

В зависимости от формы постава ушной раковины ухо должно быть тонким, подвижным, покрытым с наружной, а если этого требует стандарт, то и с внутренней стороны шерстью. Тяжелые, толстые уши, вяло держащиеся, лишенные шерсти, нежелательны.

Стандартами некоторых служебных пород предусматриваются так называемые купированные (отрезанные) уши, имеющие после операции различную величину и форму.

Независимо от постава уши могут быть высоко и низко посаженные. Стоячие уши — высоко посаженные — имеют свое основание на одной линии со лбом собаки. Низко посаженные — основание которых ниже лба. Висячие уши, если основание ушей выше линии глаз, — высоко посаженные; если на одном уровне или ниже — низко посаженные.

Зубы. Собака имеет 42 зуба: 12 резцов, 4 клыка, 2 ложнокоренных и 24 коренных. Поскольку все зубы выполняют неодинаковую функцию, то и по своему строению они сильно разнятся.

Передние зубы, служащие для откусывания или отрезания пищи, называются резцами. У собаки по 6 резцов в верхней и нижней челюсти. Пара резцов, находящихся впереди, называется зацепами, рядом с ними по ту и другую сторону лежат средние резцы, а по краям — окрайки.

Благодаря легкой изогнутости зубы верхней челюсти почти вертикально встречаются с противостоящими зубами нижней челюсти. Резцы верхней челюсти больше нижнечелюстных и в каждой аркаде окрайки больше средних, а средние больше зацепов.

Жевательная поверхность резцов разрезана двумя вырезками на три неравные доли, которые и образуют то, что обыкновенно называют трилистником, средняя доля самая большая и высокая, внутренняя долька обыкновенно меньше и поставлена выше наружной. На зацепах и средних резцах нижней челюсти ее часто не бывает. Средняя доля верхнечелюстных окраек сильно развита, остроконечна и загнута назад, что делает окрайки похожими на клыки.

Резцы бывают молочные, прорезывающиеся у щенка к трехнедельному возрасту, и постоянные, появляющиеся в возрасте от 2 до 6 месяцев. Форма молочных резцов та же, что и постоянных, они лишь меньшего размера. У щенка в возрасте около двух месяцев, вследствие разрастания межчелюстных костей и нижней челюсти, резцы становятся редкими и в таком состоянии остаются до смены.

Одноименные резцы обеих челюстей точно не соответствуют друг другу. При сомкнутых челюстях окрайки верхней челюсти заходят между окраинами и клыками нижней челюсти. Средние верхнечелюстные противостоят средним и окрайкам нижней челюсти. Зацепы верхней челюсти соответствуют зацепам и средним нижней челюсти.

С возрастом трилистники резцов стираются — исчезают выступы. Стирание происходит раньше на нижней, чем на верхней челюсти. На каждой челюсти трилистники раньше стираются на центральных, чем на боковых резцах.

Клыки у собак сильно развиты. Нижнечелюстные клыки входят в промежуток между клыками и окраинами верхней челюсти, образуя крепкий «замок». Клыки верхней челюсти сильнее нижнечелюстных. Молочные клыки обычно прорезываются первыми у щенка в месячном возрасте. Молочные клыки значительно слабее и тоньше постоянных — диаметр их меньше почти в три раза, они остры и изогнуты несколько назад. Постоянные клыки вырастают в возрасте от 4 до 6 месяцев, уже после появления резцов.

Постоянных коренных зубов в каждой стороне верхней челюсти имеется по шести, считая первый, вырастающий вместе с молочными и не меняющийся; в каждой стороне нижней челюсти — по семи. Четвертый в верхней челюсти и пятый в нижней — большие и массивные зубы — называются плотоядными. Зубы, идущие как вперед, так и назад от плотоядного, постепенно уменьшаются в своем объеме. Зубы острой формы, находящиеся впереди плотоядного, называются предплотоядными; зубы, находящиеся сзади, представляют собой площадку с бугорками и называются бугорчатыми.

Те же самые зубы имеют и другое название: четыре первых зуба, включая плотоядный в верхней челюсти и четыре зуба до плотоядного в нижней челюсти, имеют своими предшественниками молочные зубы и называются ложнокоренными. Остальные зубы, не имеющие предшественников в виде молочных зубов, а именно в верхней челюсти два, расположенные за плотоядным, и в нижней — три зуба, включая плотоядные, называются истиннокоренными.

При сомкнутых челюстях коренные зубы верхней и нижней челюстей соприкасаются друг с другом несколько наискось, причем нижние зубы выдвинуты несколько вперед, чем соответствующие зубы верхней челюсти.

Зубы у собаки должны быть белые и здоровые. Белый цвет эмали указывает на здоровое состояние зуба. Пожелтение или почернение зуба указывает на заболевание и порчу.

Форма смыкания челюстей и зубов называется «прикусом». У большинства пород служебных собак при сомкнутых челюстях резцы нижней челюсти своими передними сторонами примыкают к задней стороне резцов верхней челюсти и при движении челюстей напоминают работу ножниц. Нижнечелюстные клыки входят в промежутки между окраинами и клыками верхней челюсти, образуя так называемый «замок», обеспечивающий силу и крепость хватки собаки (рис. 10).

Рис. 10. Форма прикуса у собаки (клыки убраны)

1 — нормальный (ножницеобразный) прикус, 2 — перекус, 3 — клещеобразный прикус, 4 — недокус, 5 — бульдоший прикус

Всякие отклонения от указанного нормального или ножницеобразного прикуса считаются пороком.

Прямой, или клещеобразный, прикус — когда при смыкании челюстей верхние и нижние резцы упираются друг в друга, напоминая при этом не действие ножниц, а действие клещей. Наличие прямого прикуса приводит к тому, что смыкающиеся режущими поверхностями резцы быстро стачиваются. Заметных измепений в положении клыков в данном случае, как правило, не наблюдается. Указанное положение зубов может произойти при небольшом удлинении нижней челюсти и при неправильном наклоне резцов.

Перекусом называют, когда резцы нижней челюсти выдвигаются вперед за линию верхних, нарушая тем самым принцип ножшщеобразности. При перекусе клыки нижней челюсти, выдвигаясь вперед, обычно плотно прилегают к окрайкам верхней челюсти, чем способствуют их быстрому стиранию, выражающемуся в стачивании задней стороны этих зубов. Перекус, так же как и клещеобразный прикус, образуется при несоответствии длины челюстей, чаще всего при укорочении лицевых костей черепа и, следовательно, верхней челюсти.

Недокусом называют прикус, при котором вследствие недоразвитости нижней челюсти ее резцы не доходят до линии верхних, образуя между ними пустое пространство. Клыки нижней челюсти при этой форме прикуса неплотно примыкают к окрайкам верхней челюсти, образуя между ними заметный зазор. Клыки верхней челюсти, плотно прижимаясь к нижним, стачивают их заднюю поверхность. Недоку с встречается у длинномордых собак и у отсталых по развитию щенков, появляясь примерно с двухмесячного возраста, т. е. еще до смены зубов. Отмечают, что у таких щенков, когда они были поставлены в улучшенные условия кормления и содержания, этот недостаток исправлялся к 10–12-месячному возрасту.

Бульдожий прикус — вследствие укорочения и недоразвитости лицевых костей черепа верхняя челюсть бывает очень коротка и часто приподнята кверху одновременно при нормальном или сильном развитии нижней челюсти — удлиненной, лодкообразной. В этом случае не только резцы, но и клыки нижней челюсти выступают за линию верхних резцов. Когда верхняя губа слишком коротка, чтобы закрыть выступающие резцы нижней челюсти, то последние видны даже при сомкнутых челюстях.

Кроме неправильностей прикуса при наличии длинной морды бывают случаи увеличения числа коренных зубов — почти всегда появляется третий бугорчатый зуб или пятый ложнокореннрй. Укороченные морды у бульдогов приводят к перемещению и уменьшению числа коренных зубов, а также расположению их не в одной плоскости и т. д.

Определение возраста. Если у собаки нет данных о происхождении, определение ее возраста производят по наружным признакам. Знание возраста животного, отбираемого для работы или племенной деятельности, необходимо. Определение возраста собаки производится по зубам и другим признакам.

Определение возраста по зубам основано на осмотре зубов, главным образом резцов и клыков, а также на наличии у щенка того или иного зуба молочного или постоянного, что связано с определенным возрастом (рис. 11).

Рис. 11. Определение возраста собаки по зубам

При рождении у щенят зубов нет. Резцы и клыки верхней челюсти прорезываются на 20–25-й день. Резцы и клыки нижней челюсти появляются на несколько дней позже верхних. Клыки и окрайки появляются немного раньше других зубов той же аркады. К месяцу щенок уже имеет все передние молочные зубы. Трилистники на молочных зубах исчезают на зацепах нижней челюсти в 2 1/2 месяца, на средних нижней челюсти — в период от 3 до 3 1/2 месяцев, на окрайках нижней челюсти — в 4 месяца. Эти сроки изменяются и зависят от правильного питания кормящей суки и самого щенка.

Резцы меняются между 4 и 5 месяцами, почти одновременно в обеих челюстях: сначала зацепы, через несколько дней средние и еще позже окрайки. Смена резцов оканчивается обычно в течение месяца. Клыки прорезываются в возрасте 5–6 месяцев, первыми появляются верхнечелюстные, прорезывающиеся под молочными; нижнечелюстные появляются на 10–12 дней позже, впереди молочных. В это время нередко можно наблюдать одновременно присутствие у щенка и молочных и постоянных клыков.

Крупные собаки опережают маленьких в смене зубов. Захудалость, заболевание щенка, а также купирование ушей задерживают смену и рост зубов.

Стирание трилистников на постоянных резцах идет в определенные возрасты собаки.

К 12 месяца м нормальная здоровая собака имеет все постоянные зубы. Зубы еще не тронуты стиранием, свежи, блестящи и белы.

К 15 месяцам зацепы нижней челюсти начинают стираться.

В 2 года зацепы нижней челюсти стерты, а средние начинают стираться.

В 2 1/2 года средние резцы стерты, зубы не имеют прежней свежести, становятся тусклыми.

С 3 лет начинают стираться зацепы верхней челюсти.

В 3 1/2 года зацепы верхней челюсти стерты.

Стертые поверхности зацепов и средних резцов нижней челюсти в этот период четырехугольны.

В 4 года начинают стираться средние резцы верхней челюсти, что обычно заканчивается к 4 1/2 годам. Между 4 1/2 и 5 годами начинают стираться окрайки нижней челюсти.

В 5 лет клыки имеют следы стирания и тупеют.

В 6 лет окрайки верхней челюсти уже не имеют выступов. Клыки тупые, покрываются зубным камнем у основания, желтеют.

В 7 лет зацепы нижней челюсти принимают обратно-овальную форхлгу.

В 8–9 лет обратно-овальная форма появляется у нижних средних резцов, а в 9–10 лет — у зацепов верхней челюсти.

Клыки в 7–8 лет становятся совершенно тупыми, сдавленными с боков, желтыми.

С 10–12 лет зубы начинают выпадать. Закономерность здесь установить трудно, но наблюдения показывают, что вначале выпадают зацепы нижней и затем верхней челюсти.

Средняя продолжительность жизни собаки считается 10–12 лет, что зависит от состояния ее здоровья, условий выращивания, содержания, кормления и эксплоатации. Собаки, выросшие и содержащиеся в хороших условиях при нормальной эксплоатации (как рабочее животное и производители), часто доживают до 14–15 лет бодрыми и крепкими.

Неоднократно можно встретить собак 12-летнего возраста, имеющих стаж ездовой собаки свыше 10 лет; караульные собаки сохраняют часто свои рабочие качества до 10-летнего возраста и успенгю несут службу. В большинстве же случаев к 10 годам собака теряет способность быть производителем, у нее портятся (ослабевают) зрение и слух, что делает ее непригодной для использования.

Для старых собак (9–12 лет) характерны следующие признаки: седина в области губ и подбородка, появляющаяся в 6–7 лет, распространяется с годами на всю морду и лоб собаки. Глаза западают, кажутся глубоко посаженными, зрачки расширяются, мутнеют (старческая катаракта, помутнение хрусталика). Спина делается мягкой, живот опускается, появляются мозоли на локтях и скакательных суставах. Шерсть делается тусклой, взъерошенной. Зубы стираются и выпадают. К старости собаки часто страдают экзематозными заболеваниями.

Шея. Шею рассматривают в отношении ее формы, длины, направления, объема и подвижности.

Шея собаки должна способствовать свободным и быстрым движениям головы, сложным и разнообразным в процессе ориентировки и работы собаки, и в то же время быть достаточно сильной, чтобы обеспечивать надежную хватку в борьбе и при задержании.

Шея должна быть сухой и мускулистой. Никаких продольных складок отстающей кожи под гортанью, «подвеса» и «подгрудка», спускающихся по шее до груди, а также и поперечных складок у основания холки, обычно связанных с толстой и короткой «загруженной» шеей, не должно быть.

Промеры и наблюдения над лучшими собаками разных пород, с правильной головой и шеей подтверждают, что нормальная шея должна равняться длине головы собаки; шея считается короткой, если она короче длины головы, и длинной, если длиннее. Исключение составляют короткомордые породы: бульдоги, боксеры у которых эта пропорция нарушена и детализируется специальными стандартами.

Породы, не приспособленные для быстрых передвижений, с тяжелой и массивной головой, с большим черепом и сильно развитой мускулатурой, обычно имеют короткую и менее подвижную шею. Быстроаллюрные породы собак сухого типа высокие на ногах, с легкой головой, обладают длинной шеей с длинной мускулатурой, которая обеспечивает необходимую подвижность.

Слишком короткая шея, встречающаяся у собак мощного и сырого типа, малоподвижна. У собак с короткой шеей перемещение центра тяжести во время бега незначительно, а шаг короткий вследствие недостаточной длины мышц, поднимающих лопатку. Короткая шея затрудняет работу по следу, излишне утомляя собаку. Из положительных качеств короткой шеи можно указать на значительное облегчение поддержки головы благодаря укороченному рычагу и способности к мощным усилиям.

Длинная шея бывает у высоконогих собак, приспособленных для быстрого бега. Слишком длинная шея, удлиняя рычаг, на котором поддерживается голова, затрудняет поддержку головы и приближает центр тяжести к передним конечностям, излишне отягощая их. Как положительную сторону ДЛРГЯНОЙ шеи следует отметить связанное с ней соответствующее развитие мышц, поднимающих плечелопаточпый угол, способных к большим сокращениям, обусловливающим большую ширину шага. При работе по следу собака достает до земли одним лишь опусканием шеи, не сгибая плечелопаточный угол, чем значительно сохраняет свои силы и может работать более продолжительное время.

Нормальная шея, соединяя в себе положительные качества, максимально устраняет все дефекты, мешающие нормальной работе животного.

Независимо от формы и длины шеи собака держит ее в характерных трех направлениях.

Поставленная высоко шея присуща ряду культурных пород, где заводским отбором культивировалась большая красивая голова на длинной и сухой шее. В данном случае непосредственно от холки шея приближается к вертикальной линии, обычно имеет сильно развитый загривок, придающий шее красивую форму. С точки зрения статики вертикальное положение шеи наиболее благоприятно, как требующее меньшей силы для поддержания ее на весу, а перемещение назад центра тяжести облегчает движения передних конечностей. Это достаточно компенсирует недочеты длинной шеи, которые описаны выше. Поставленная высоко шея всегда должна быть соединена с сильно поднятой над линией спины холкой и крепкой мускулатурой короткой спины и поясницы, иначе обычно провисает спина и ослабляются двигательные толчки задних конечностей.

Шея, поставленная низко, встречается у собак с массивной головой и короткой шеей и бывает немного выше или на одной линии со спиной собаки. Недостатками этого постава шеи следует считать неблагоприятное расположение тяжести головы, вынесенной вперед на длину рычага шеи и требующей значительных усилий для управления и движения. В движении указанное положение следует считать наиболее благоприятным, и его принимает всякая собака как во время обычной ходьбы, так и при более быстром передвижении всеми аллюрами. Вынесенная вперед голова перемещает вперед центр тяжести животного, облегчая движение задним конечностям. Кроме того, горизонтальное положение шеи способствует укреплению и неподвижности позвоночника, принимающего и передающего по кратчайшему направлению без потерь двигательные толчки задних костей. Голова собаки в данном случае фиксируется вместе с шеей в горизонтальном положении, наиболее благоприятном для правильного движения.

Имеется целый ряд переходных ступеней, приближающихся к приведенным положениям или занимающих среднее положение. Наиболее благоприятное для организма собаки является промежуточное косое и высокое направление шеи под углом около 45° к горизонту. В возбужденном состоянии, настораживаясь, собака обыкновенно поднимает голову несколько выше, приближаясь к вертикали и тем самым создает себе большую площадь обзора, а будучи спокойной и утомленной, держит ее под углом в 30–40°. В зависимости от темперамента собаки и ее реакции на окружающую среду то или иное положение шеи и головы является наиболее характерным для отдельных особей. При косом направлении шеи все благоприятные и неблагоприятные факторы крайних положений делятся поровну, являясь как бы средней степенью компенсации. Рычаг шеи укорочен, приближен к вертикали. Дыхательное горло свободно. Оптическая ось горизонтальна и наиболее благоприятна для ориентации собаки. Все положение непринужденно и соответствует состоянию покоя.

Холка. Холка имеет своей основой верхние края лопаток, соединенных мощной мускулатурой, приводящей в движение шею и передние конечности, с остистыми отростками четвертого и пятого грудных позвонков, вершины которых у собак находятся на одном уровне с верхними краями лопаток. Холка должна резко выступать над спиной и по возможности больше простираться назад. Особенно резко выделяется холка у кобелей в возрасте 2–3 лет — при их окончательном формировании.

Спина. Спина спереди ограничена холкой, сзади поясницей, а по сторонам ребрами, которые своими головками плотно соединены со спинными позвонками, а нижними хрящевыми концами — с грудной костью. Спина собаки подвижна и сгибанием и разгибанием участвует в ее движении. Крепость спины зависит от ее длины, ширины, а также от степени развития остистых отростков позвонков и мускулатуры. Длинная спина большей частью обусловливает длинную грудную клетку, являясь сводом последней, что связано с емкостью легких. Но в то же время короткая спина всегда крепче длинной. Узкая спина связана с узкой грудью и плоскореберностью, поэтому спина всегда должна быть широкой.

Хорошо развитая спина всегда прямая, приближающаяся к горизонтали. Она не имеет отклонений, кроме небольшой ямки, которая объясняется низким положением диафрагмального позвонка, служащего анатомическим разделом между грудными и поясничными позвонками. Эта ямка хорошо заметна даже неопытному глазу. Прямая форма спины обеспечивает нормальную передачу двигательных толчков от задних конечностей и умеренную амортизацию грудной части, где находятся все важнейшие органы собаки.

Отклонениями от указанной нормы являются провислая и горбатая спина.

«Провислая, или седлистая», спина может получиться в результате неправильного воспитания и кормления щенка, общей слабости и дряблости мускулатуры, и связочного аппарата позвоночного столба, а так же неправильной постановки задних конечностей и крупа, вызывающих высокозадость и расположение линии спины в разных плоскостях. Такая спина бывает также у старых собак и у неоднократно щенившихся сук.

Провислость спины обыкновенно появляется в виде «переслежины» — небольшого прогиба в области диафрагмального позвонка — и, прогрессируя, приводит к значительному опущению свода, образуемого позвонками. Связки и мускулатура растягиваются, позвоночник приобретает значительную гибкость, теряет свою крепость, что значительно отражается на работоспособности собаки.

Практика не знает способа исправления указанного недостатка. Небольшую слабость спины у молодых собак укрепляют улучшенным содержанием, правильным кормлением и введением для собаки моциона.

«Горбатая» спина бывает двух типов: в первом случае спина кажется острой, с плоскими ребрами и узким поставом передних конечностей, бедна мускулатурой, имеет форму дуги, начиная от холки и до самой поясницы. Указанные недостатки связаны с общей захудалостью и недоразвитостью организма собаки, мало пригодной для работы.

Во втором случае проявляется выпуклость спины при нормальном ее развитии как в костной основе, так и в мускулатуре. При движении спина гибка и пружиниста. Собака кажется несколько некрасивой и сутулой, но это нисколько не влияет на ее рабочие качества. Наоборот, специально культивируемая, как образец быстроаллюрности и скоростного типа, борзая должна обязательно иметь несколько выпуклую спину, способствующую наиболее резким и сильным броскам на быстрых аллюрах.

Длина спины указывает на длинную грудную клетку, с которой связана большая длина мышц, имеющих непосредственное влияние на качество движений. Наряду с положительными качествами длинная спина имеет обычно и ряд недостатков, которые хотя и могут отчасти компенсироваться короткой и мускулистой поясницей, но все же в работе и при оценке собаки имеют существенное значение.

Удлиненный позвоночный столб, особенно в области спины, где к нему прикрепляются внутренние органы, имеет способность видоизменяться под влиянием толчков задних конечностей при поступательных движениях, в результате чего часть силы этих толчков теряется для скорости. Кроме того, излишняя гибкость длинной спины делает ее менее стойкой, и она легко приобретает провислую форму.

Поясница. Поясницу можно рассматривать в отношении ее соединения, направления, ширины и длины. Поясница должна постепенно переходить от спины к крупу, образуя небольшую выпуклость без вдавлений и впадин.

Поясница должна быть куполообразной, упругой, широкой, заполненной мускулатурой, а не прямой или вогнутой, что значительно обесценивает рабочие качества собаки. Следует обращать особое внимание на упругость и подвижность поясницы — передатчика двигательных толчков задних конечностей. Согнутая и дугообразная поясница может быть у собаки в результате перенесенной ею болезни.

У всех пород собак поясница должна быть короткой, что указывает на ее крепость, так как поясничные позвонки не имеют точки опоры, а только сочленены друг с другом.

Собаки тех пород, которые по стандарту имеют растянутое туловище, должны обладать длинной спиной, а не длинной поясницей; длинная поясница для них является большим дефектом, чем для коротких собак.

Круп и крестец. Круп и крестец состоят из крестцовой, подвздошной и седалищной костей, к которым прикреплены большие и сильные мышцы задних конечностей. При осмотре собаки необходимо оценивать форму, длину и ширину крестца. Длинный крестец обеспечивает длинную, а следовательно, и наиболее сильную мускулатуру, указывающую на способность животного к быстрым движениям. Широкий круп указывает на развитие и массивность костяка и мускулатуры, обеспечивает крепкую и широкую постановку задних конечностей, служит признаком силы и устойчивости и очень ценен у сук.

Нормальный круп должен быть округлый, хорошо заполнен мускулатурой, без резких и заметных переходов от поясницы к хвосту. Положение таза косое — от 20 до 30°.

Часто встречаются отклонения.

Горизонтальный круп: таз лежит почти параллельно крестцовой кости, линия крупа прямее нормального. Хвост высоко посажен. Обычно эта форма крупа связана с прямым поставом задних конечностей.

Скошенный круп: кости таза и крестцовая кость отклоняются вниз. Угол таза имеет от 30 до 40°. Хвост низко посажен. Саблистая постановка задних конечностей.

Хвост. Хвост помогает собаке управлять телом во время быстрого передвижения. Вращая хвостом и тем самым перенося центр тяжести собака как бы создает элементы противодействия, которые облегчают изменять направление и повороты на быстром ходу. Кроме того, хвост служит показателем «настроения» собаки. Возбужденная собака поднимает хвост кверху, испуганная — наоборот, сгибаясь, поджимает его между ног под брюхо. Радостная, возбужденная собака виляет хвостом.

Хвост является одним из характерных признаков породы собаки и бывает разный по длине, форме и оброслости шерстью. У большинства пород собак опущенный вниз хвост своим последним позвонком доходит до скакательного сустава. Принимая эту длину хвоста за норму, различают: длинный хвост, если он длиннее скакательного сустава, и короткий, если он недостает по длине до скакательного сустава. Различным породам свойственны хвосты разной длины.

По форме хвосты бывают:

Поднятые: кольцеобразный — собака держит его на крупе в форме кольца в правую или левую сторону, конец хвоста всегда пересекает линию основания, образуя как бы замкнутую линию; серповидный — держится над спиной в виде серпа.

Опущенные вниз: саблевидный — образующий небольшую изогнутую линию, примерно во второй трети хвоста; крючком — с большим изгибом поднятый кверху конец хвоста образует форму крючка; поленом — прямой, опущенный отвесно, обыкновенно толстый и грубый, без постепенного утончения к концу.

Держащийся горизонтально хвост как бы составляет продолжение линии спины.

Отрезанные (купированные) хвосты у отдельных пород бывают различной длины в соответствии с существующим стандартом.

Хвост может быть покрыт короткой шерстью равномерно со всех сторон, или сильно опушен только с одной нижней стороны, образуя так называемый «подвес».

Грудная клетка. Форма грудной клетки изменяется в зависимости от конституционального типа собаки, степени ее развития и возраста. Грудная клетка, вмещающая дыхательные органы, сердце и главнейшие кровеносные сосуды, должна быть объемистой. Объем груди определяют длина, ширина и глубина грудной клетки. Эти признаки зависят от строения длины и изогнутости ребер. Передние ребра мало изогнуты, менее подвижны и кроме дыхательных функций служат точкой прикрепления передних конечностей. Постепенно по направлению к ложным ребрам они становятся более выгнутыми.

Направление и изогнутость последней пары ребер имеет непосредственную связь с направлением и развитием боковых отростков поясничных позвонков, определяющих ширину поясницы и мышц, расположенных в этой области.

Глубину грудной клетки определяют нахождением ее нижней стороны на одной линии с локтями собаки.

Правильная грудная клетка в разрезе должна иметь форму овала с тупым верхним и острым нижним краем. Именно такая форма с длинными и округлыми ребрами обладает большой объемистостью и подвижностью. Тупые верхние и нижние стороны указывают на достаточную ширину холки между лопатками и широкую грудь. Передний выступ грудной кости должен быть на одном уровне и в одной плоскости с плечелопаточными сочленениями.

Признаком тяжелого и сырого типа собаки, не приспособленного для легких и быстрых передвижений, является бочкообразная грудная клетка, приближающаяся к форме круга. Излишняя изогнутость ребер и их вертикальное направление не способствуют подвижности грудной клетки, вызывают неправильную постановку передних конечностей, потому что лопатка лежит не в одной плоскости, а наклонно.

Собаки слабого инфантильного типа с утонченным и слабым костяком и мускулатурой имеют узкую, малообъемистую, как бы сдавленную с боков, «плоскую» грудь с плоскими, почти неизогнутыми ребрами. Собака кажется узкой и плоской. Узкая грудь и отвесно поставленные лопатки вызывают ряд неправильностей в постановке передних конечностей.

Передние конечности. Каждая передняя конечность состоит из плеча (лопатка, плечевой сустав и плечевая кость), предплечья, запястья, пясти и лапы. Основные функции передних конечностей заключаются в поддерживании тела во время передвижения, в подпоре и смягчении толчков при наступании на землю. У собак, как пальцеходящих животных, особенно сильно развито отталкивание, способствующее передвижению переда.

Лопатку необходимо рассматривать в отношении длины, развития ее мускулатуры и направления. Длинная лопатка увеличивает движение плеча, а следовательно, и ширину шага. Мускулатура, покрывающая лопатку, должна быть суха и хорошо развита. Степень развития мышечных волокон узнают по рельефности соответствующих пучков мускулатуры, которые отграничены друг от друга ясно заметными желобками.

Направление лопатки определяется по ее средней линии, которая проходит через центр плече-лопаточного сустава. Направление лопатки к горизонту считается нормальным в пределах 45–55° и несколько варьирует у различных пород и особей. Быстро-аллюрные собаки с резко выраженными углами зада обычно имеют наиболее острый плечевой угол. Более тяжелые, не приспособленные для быстрых передвижений, собаки имеют более тупые углы зада и плеча.

Рис. 12. Плечи собаки

1 — нормальные плечо и постав шеи, 2 — прямое плечо и высокий постав шеи, 3-острое плечо и низкий постав шеи

Плечевая кость должна быть длинной и косо поставленной, что обеспечивает у собаки широкий шаг. Длина плечевой кости всегда больше лопатки. Направление ее к горизонту и норма те же, что и у лопатки. Лопатка и плечевая кость образуют плече-лопаточный угол. Нормальный плечевой угол равен 90–100° и изменяется у отдельных пород и особей как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. Угол, близкий к прямому, считают наиболее выгодным с механической точки зрения.

Встречающиеся недостатки формы плеча следующие.

«Прямое плечо», когда лопатка и плечевая кость поставлены вертикально и образуют угол, близкий к 120° и более. Прямое плечо при выгодной затрате сил на каждый шаг передней ноги проигрывает в ширине шага; прямое плечо делает собаку более высокопередой с характерно отставленной постановкой передних конечностей.

«Посаженная на перед» с «острым» плечевым углом собака производит большее разгибание плечевого угла, но она тратит больше силы на производство этой работы, чем при прямом плече.

«Острое плечо» обычно бывает у старых собак, перенесших какое-либо тяжелое заболевание, и у собак со слабой мускулатурой плечевого пояса. (Данный случай обычно связывается с низкопередостью и подставленной постановкой передних конечностей.)

«Локоть» — отросток локтевой кости — должен быть длинным, что обеспечивает лучшее прикрепление мышц, и прямо направлен назад, не прижимаясь плотно к грудной клетке. Если локти отклонены наружу — «вывороченные наружу локти», — конечности обычно поворачиваются вовнутрь, что значительно нарушает правильность движения собаки и связано часто с бочкообразной грудной клеткой. Если локти вывернуты вовнутрь к ребру или, как часто говорят, «под себя», конечность выворачивается наружу, нарушая движение конечностей в одной плоскости и ослабляя работоспособность собаки. Эта форма встречается у плоских собак, со слабой грудью и узкой постановкой передних конечностей. Локтевой угол, образуемый плечевой костью и предплечьем обычно равен 120–130°. Прямое плечо увеличивает локтевой угол.

Предплечьем называется область от локтя до запястья. Предплечья должны быть прямые, широкие, параллельные между собой и длинные в зависимости от породы и типа собаки. Ширина предплечья зависит от массивности костей и развития мускулатуры. Направление предплечья всегда отвесное, так как всякое отклонение от этой линии нарушает рациональный принцип подпорки туловища и тяжесть тела воспринимается уже не костями, а мышцами и связками.

Запястье должно быть сухое и широкое, чтобы при осмотре спереди размеры его были больше нижнего конца предплечья. Направление запястья должно быть в одной плоскости с предплечьем.

Пясть должна быть «объемистой», так как обхват пясти определяет в значительной мере крепость конечности. Толщина пясти при осмотре спереди определяет хорошую костную основу для расположенных на пясти сухожилий. Ширина пясти при осмотре сбоку должна быть широкая, ровная на всем протяжении. Направление пясти бывает различным — в зависимости от породы собаки и приспособленности ее для того или иного аллюра.

Отвесная пясть, составляющая как бы продолжение предплечья и находящаяся с ним в одной плоскости, характерна для пород квадратного формата, передвигающихся обычно галопом или карьером, например доберман-пинчеров, эрдель-террьеров. Наклонная пясть характерна для собак удлиненного формата, передвигающихся рысью, например восточноевропейской овчарки. В данном случае пясть образует с горизонталью угол до 45°.

Рис. 13. Постановка передних конечностей (вид спереди)

1 — нормальная постановка, 2 — вывороченные локти, косолапость, 3 — подобранные локти, размет

Характерными недостатками передних конечностей являются:

Узкая или сближенная постановка передних конечностей, которая бывает в результате узкой и плоской грудной клетки собаки и слишком отвесного положения лопаток.

Широкая постановка передних конечностей бывает при бочкообразной грудной клетке, слишком наклонном положении лопаток, при «распахнутой» (очень широкой спереди) груди (рис. 13).

Искривление предплечья служит обычно признаком рахита.

Выворачивание пясти может иметь двоякий характер: «размет», когда одна или обе пясти выворочены в стороны, что ведет к выворачиванию лапы и предплечья в ту же сторону и прижатию локтей к грудной клетке; выворачивание локтей наружу, а пясти внутрь — «косолапость».

«Козинец» бывает в том случае, если запястья и пясть выгнуты вперед, а не назад, что лишает их возможности пружинить. Все указанные недостатки в значительной степени влияют на нормальные движения собаки, так как не дают возможности работать всем суставам в одной плоскости, смягчать силу толчков, получаемых при наступают на землю, воспринимать удары, полученные конечностью на костную основу, а не на мышцы и связки и т. д.

Рис. 14. Постановка задних конечностей (вид сбоку)

1 — правильная постановка задних конечностей (прямая форма крупа); 2 — прямая постановка задних конечностей (горизонтальный круп); 3 — саблистая постановка задних конечностей (свислый круп)

Задние конечности. Задние конечности производят сильные двигательные толчки, способствующие движению собаки, и поэтому имеют более толстые кости, большее число углов сочленений и более массивную и крепкую мускулатуру.

Задняя конечность состоит из бедра, коленного сустава, голени, скакательного сустава, плюсны и лапы. Бедро должно быть: длинным, с мощным слоем мускулатуры, которая при осмотре сзади должна быть шире крупа. «Угол направления бедра к горизонту 80–85°.

Коленный угол, образованный бедром и голенью, считается нормальным в пределах 125–135°.

Колено должно быть малозаметным, округлым и находиться на одной высоте с локтем.

Голень, состоящую из двух костей — большой и малой берцовой, рассматривают с точки зрения длины, ширины и направления. Длинная голень, равная предплечью, обусловливает величину покрываемого пространства при движении ноги вперед. Все быстроаллюрыые и применяющие рысь в качестве основного аллюра собаки обладают длинной голенью, и наоборот, все крупные и иебыстроходные собаки имеют короткую голень. Мускулатура на наружной стороне голени резко выделяется. Ширина голени характеризует толщину и массивность кости и мускулатуры. Голень расположена под углом 45° к скакательному суставу.

Скакательный сустав рассматривается в отношении формы, сухости и ширины. Форму скакательного сустава образует направление голени и плюсны, а также длина и направление пяточной кости. Скакательный сустав должен быть сухим, четко очерченным, с ясно видными под тонкой и эластичной кожей всеми очертаниями костей, связок и впадин, плоским, но широкими сильным. Пяточная кость, которая испытывает большое напряжение во время прыжков, должна быть длинной и направленной назад. Угол скакательного сустава 135–150°.

Плюсна должна быть длинной, толстой, широкой и почти отвесно поставленной, что обеспечивает собаке крепкую и устойчивую опору во время движения.

Характерными недостатками задних конечностей являются «прямой заде — который образуется в результате отвесного положения бедра и голени или когда последняя слишком коротка — коленный угол открыт. Конечность в данном случае бывает прямой со слабо выраженным углом скакательного сустава. Если у такой собаки опустить из седалищного бугра перпендикулярную линию, она пройдет через центр скакательного сустава и даже сзади него; в последнем случае постановка задних конечностей, кроме прямой, будет считаться еще «подставленной». Слабо выраженные углы указывают на малую амплитуду движений и не могут дать сильных двигательных толчков.

Разгибание углом конечностей естественно ведет к подниманию крестца (высокозадости), что в свою очередь отражается на форме спины, делая ее прогнутой.

«Саблистые» задние ноги бывают у собак при слишком косом направлении бедра и голени, а также при большой длине последней и слабости скакательного сустава. Саблистость характерна острым углом скакательного сустава и наклонной вперед плюсной. Слишком острые углы требуют значительной силы для их раскрывания, ослабляя тем самым двигательные толчки.

Слабость скакательного сустава делает собаку мало пригодной для продолжительной и напряженной работы. В данном случае опущенная из седалищного бугра перпендикулярная линия проходит впереди скакательного сустава. Если плюсна наклонена назад, такая постановка называется «отставленной».

Благодаря согнутым суставам и наклонному положению плюсны крестец собаки обычно бывает ниже линии холки (низкозадость).

При осмотре собаки сзади скакательные суставы должны быть параллельны друг другу, тогда двигательные толчки передаются позвоночному столбу без боковых колебаний и не ведут к потере силы. Опора происходит равномерно, аллюры правильные. Встречаются собаки, у которых вершины углов скакательных суставов сближены, а плюсны поставлены наклонно вовнутрь, такая постановка обычно связана со слабой мускулатурой зада.

«Бочкообразная» постановка бывает тогда, когда скакательные суставы выворочены в стороны, а плюсны наклонены наружу, лапы же при этом обычно поставлены косо вовнутрь (косолапость). Этот деффект часто бывает у собак с прямой постановкой конечностей и с сильной мускулатурой зада. Как в первом, так и во втором случае вывороченные суставы ограничены в движениях, а наклонно поставленная плюсна не может служить собаке надежной опорой.

Если опустить перпендикулярную линию из седалищного бугра вниз, то она должна пройти через центр скакательного сустава и разделить плюсну на две части. Указанная постановка считается нормальной.

Если задние ноги расставлены шире этой линии, то такая постановка называется «широкой». Широкая постановка чаще встречается у пород, не приспособленных к быстрым передвижениям и обладающих значительным весом и массивной мускулатурой зада.

«Узкая» постановка, когда скакательные суставы и плюсны поставлены почти вместе. Узкая постановка встречается у собак слабо развитых, с узким крупом и слабой мускулатурой зада.

Лапы у собак должны быть круглыми или овальными, с плотно сжатыми полусогнутыми пальцами, которые разгибаются и пружинят при упоре. Лапа такой формы при осмотре сбоку кажется высокой и выпуклой — «сводистой».

Вследствие плохого воспитания собаки, а также в результате заболеваний и отсутствия должного моциона, укрепляющего лапу, встречается ряд характерных недостатков.

«Плоская», или «мягкая», лапа с выпрямленными пальцами, не имеющая свода. Благодаря выпрямленным пальцам лапа пружинить не может и принимает весь удар плашмя в форме резкого толчка, который отражается на других суставах.

«Распущенная» лапа, когда пальцы отставлены друг от друга, образуют промежутки, отчего в значительной мере теряется способность лапы пружинить и собака может легко ранить незащищенную межнальцевую область, вызывая хромоту.

На передней ноге собаки пять пальцев. Пятый палец с двумя суставами ке касается земли и в движении не участвует.

На задней ноге собаки четыре пальца. Пятый палец, который иногда бывает на внутренней стороне ноги, но достает до земли и не принимает участия в движении. Палец этот носит название «прибылого» и обычен у ряда пород. Количество прибылых пальцев на каждой ноге колеблется от 1 до 3.

Прибылые пальцы мешают движению и легко могут быть поранены во время работы. Их необходимо удалять хирургическим путем вскоре после рождения щенят.

Когти у собаки должны быть плотные, неломающиеся, цвета, соответствующего окрасу собаки, полукруглые и острием направлены к земле. При правильной сводистой лапе собака равномерно касается земли всеми пальцами и одинаково стачивает когти, так что они лишь достигают до земли, а не упираются в нее. Мало двигающиеся собаки имеют длинные когти, упирающиеся в землю, что вызывает неправильную постановку лап; в таком случае когти необходимо подстригать.

Движение. Только при наличии хорошего ходового аппарата и выносливости можно использовать физиологические способности собаки для той или иной цели. Движение собаки — ее манеру и легкость передвижения — часто недооценивают при экспертизе, предпочитая судить о конечностях собаки в статике, что следует считать ошибкой, так как особенности движения служат характерным признаком породы.

При беге собака систематически выводит свое тело из равновесия путем мягких последовательных толчков, чередующихся конечностей или резких бросков, в которых участвуют конечности, поясница, спина, шея и т. д.

При быстрых аллюрах, когда передвижение проходит быстрыми бросками и собака опирается поочередно на передние и задние ноги, для бокового равновесия необходимо участие одновременно пары конечностей строго параллельных и находящихся в одной плоскости.

При аллюрах средней скорости (обыкновенная рысь) равновесие достигается диагональностью работы конечностей — передней и противоположной ей задней. Исключение представляет лишь редко встречающаяся и считающаяся нежелательной у собаки иноходь. При иноходи животное выносит одновременно обе односторонние конечности и поддерживает равновесие развитием «боковой качки».

Система рычагов конечностей должна находиться в одной плоскости, параллельной оси тела собаки, то есть их движение должно происходить параллельно позвоночному столбу. При вывернутых в ту или другую сторону конечностях — бочкообразной постановке, сближенности скакательных суставов, размете и т. д. — сила их толчка или обеспечение опоры используется неполно и значительно отражается на качестве движения.

Движение начинается толчками задних конечностей, вызываемыми разгибанием коленного сустава, являющегося сильнейшим и ведущим в аппарате движения собаки. Скакательный сустав, форму которого сравнительно легко определить, является пассивным аппаратом.

Непременным условием плавного и длительного движения собаки является способность конечностей к своеобразной амортизации, обеспечивающей сохранность организма собаки от резких толчков и падений, а также накопленной и развитой энергии. Правильная амортизация передних конечностей зависит от правильного постава конечностей, передвигающихся и опирающихся строго в плоскости оси движения.

Быстрое передвижение собаки производится рысью, галопом и карьером.

Собаки с длинным туловищем, с длинной и немного наклонно поставленной пястью и задними конечностями с резко выраженным скакательным суставом передвигаются рысью, например восточноевропейская овчарка. Собаки с коротким туловищем и с короткой и отвесно поставленной пястью, крепкими задними конечностями с сильно развитой мускулатурой, менее отставленными ногами предпочитают галоп, часто переходя к нему прямо с шага.

Рысь правильной бывает только тогда, когда передние конечности длиннее задних, что позволяет собаке делать передними конечностями такой же длины шаг, как и задними. Собаки, не имеющие этого соотношения, предпочитают пользоваться галопом.

Рысь собаки бывает трех родов:

1. Рысь «бросками» характерна тем, что диагональная пара ног двигается одновременно, благодаря чему тело толчком опирающейся задней конечности бросается вперед и некоторое время находится в воздухе без поддержки. Эта рысь характерна для собак с коротким компактным туловищем типа доберман-пинчера, эрдель-террьера, лайки и др. На мягкой или пересеченной местности собаки редко идут этим аллюром и обычно переходят в галоп. Этот тип рыси требует большого мускульного напряжения задних конечностей, дающих резкие толчки передним, которые разгибают полностью суставы в стадии поддержки и напряжения спины, передающей резкие толчки.

2. «Ускоренная» рысь характерна тем, что диагональные ноги выдвигаются не одновременно; задняя нога выдвигается несколько раньше, некоторое время поддерживает всю тяжесть тела и продвигает его, так как передняя конечность не может делать шага такой же длины, как и задняя. Этой рысью обычно ходят собаки, имеющие дефект переда, например низкий перед в результате искривленных или недоразвитых передних конечностей. Большую нагрузку в этом случае несут задние конечности и спина, но и передние выпрямляют все суставы в стадии поддержки и расходуют много мышечной энергии. Так как заднюю конечность собака выставляет несколько раньше, то она вынуждена ставить ее сбоку одноименной передней конечности, и поэтому собака бежит косо. Круп во время этой рыси поднят значительно выше холки, вследствие чего центр тяжести, перемещаясь вперед, отягощает передние конечности.

3. «Низкая стелющаяся» рысь — наиболее быстрая и экономная для собаки. Диагональные ноги двигаются не одновременно, первой двигается и ставится передняя конечность, односторонняя же задняя ставится в ее след в тот момент, когда передняя убирается. Опускание задней конечности не сбоку, а в след передней позволяет выносить ногу не косо, а прямо и вести ноги строго параллельно между собой, делая их работу прямолинейной и в одной плоскости.

Передняя конечность при этой рыси не находится в стадии поддержки продолжительное время, а до самого последнего момента опирания имеет отвесное положение, выходя в более косое лишь при снятии ноги.

Облегченное положение передней конечности в стадии поддержки и то, что при этой рыси нога снимается после того, как другая передняя конечность уже опирается, — делает эту рысь быстрой, уверенной, ровной, мягкой. Этой низкой стелющейся рысью обычно ходят дикие собаки — волки и лисицы, оставляя не четыре, а два следа.

Среди наших домашних собак низкая стелющаяся рысь в чистом виде встречается сравнительно редко, в большинстве случаев из-за нарушения последовательности в смене конечностей, что является следствием укороченного шага передней конечности из-за прямого плеча, косолапости, размета и других дефектов, при этом собаки выносят заднюю конечность косо, не ставя ее в след передней.

Самым скорым из всех аллюров собаки является карьер. Карьер состоит из ряда последовательных прыжков, при которых тело движется с равномерной скоростью: после толчка задних конечностей собака опускается на землю сначалач одной из вытянутых вперед передних конечностей, а затем второй, выставленной впереди первой. Одновременно, сгибая туловище в пояснице, собака выбрасывает задние конечности впереди передних, ставя их несколько шире, причем задние конечности собака ставит не на одной линии, а одну несколько впереди другой; резким выпрямлением спины и толчком задних конечностей собака отрывает тело от земли и снова повторяет описанную схему.

По следу собаки карьер можно определить тем, что следы задних конечностей бывают впереди передних. Ускорение карьера сопровождается более интенсивным сгибанием спины и забрасыванием вперед задних конечностей, замедление — меньшим сгибанием спины и меньшим опережением задними конечностями передних.

Галоп отличается от карьера меньшим сгибанием спины и тем, что задние ноги не опережают передние. Передние конечности, в силу меньшей инерции, не остаются в таком косом положении, как при карьере, а резким толчком помогают телу оторваться от земли, после чего уже следует толчок задних конечностей. Галоп — наиболее распространенный аллюр всех собак квадратного строения.

Прыжок имеет много общего с галопом, являясь одним из элементов последнего. Обычно практикующиеся прыжки в длину и в высоту имеют аналогичное движение задних конечностей и различаются движением спины и передних ног, так как перемещение центра тяжести происходит различно.

При прыжке в длину собака резким движением поясницы и спины поднимает центр тяжести, чтобы поднять тело на определенную высоту и увеличить траекторию полета; шея, голова и передние конечности максимально вытягиваются вперед, придавая телу инерцию и используя ее. Вся тяжесть тела в первый момент приземления приходится на передние конечности, обычно касающиеся земли неравномерно, а производящие в силу инерции шаг вперед, прежде чем задняя часть туловища коснется земли. Угол прыжка в длину обычно бывает 15–20°.

Прыжок в высоту — взятие барьера — производится аналогично, но движения поясницы, спины и передних конечностей более резкие и сильные, задние конечности в момент, предшествующий прыжку, больше сгибаются. Очевидно, для этого прыжка от собаки требуется больше силы, не считая момента подтягивания передними конечностями и опирания задними во время восхождения на барьер. Падение с большой высоты усиливает нагрузку на передние конечности. Угол прыжка через барьер приближается к 45–50°.

Шерсть. Волосяной покров собаки сохраняет ее от неблагоприятных воздойствийвнешней температурыи способствует сохранению постоянной, нормальной температуры тела. Различные условия, в которых разводят и используют собак, естественно вызывают и различную приспособленность их шерстного покрова. Отдельные породы имеют различную структуру шерсти с характерными для них длиной волоса, толщиной и формой его. Даже внутри породы, в зависимости от условий содержания ее отдельных представителей, состояние шерсти бывает разным. Так, например доберман-пинчер, имеющий короткую шерсть со слабым подшерстком, при содержании в холодном питомнике обрастает более длинной шерстью с подшерстком, а ненецкая лайка, живущая в квартире, наоборот, теряет подшерсток, остовые же волосы у нее делаются короткими и недоразвитыми. Форма шерсти зависит преимущественно от наличия в шерсти разного типа волос и их количества, густоты и формы.

Волосяной покров собаки неоднороден и состоит из волос трех типов.

Покровный волос расположен обычно в большом количестве в области шеи и позвоночника, на бедрах и в меньшем количестве на боках собаки. Покровный волос самый длинный, толстый и имеет сердцевину. Обычно он упруг, груб и жесток. Большое количество покровного волоса имеют жесткошерстные породы собак. Значительно выступающие над всей шерстью концы покровного волоса производят впечатление торчащих во все стороны иголок, что и установило популярный термин «иглошерстные» собаки. У короткошерстных собак покровный волос обычно отсутствует или идет узкой полосой в верхней части шеи и вдоль спины.

Остевой волос заметно короче покровного и обычно более тонок. У короткошерстных собак он бывает прямой, у длинношерстных изогнутый в разной степени, в соответствии с чем различают: прямую шерсть, волнистую и курчавую.

Пуховой волос — самый короткий и тонкий, волнообразно иаогнутой формы, не имеющий сердцевины. Закрытые покровными и остевыми волосами, тонкие и густые пуховые волосы сохраняют внутреннюю теплоту организма, предохраняя его от охлаждения при низкой наружной температуре.

У отдельных пород и даже у отдельных животных одной и той же породы в зависимости от внешней среды и условий содержания те или другие категории волос развиваются интенсивней или же, наоборот, совсем исчезают.

Покровный и остевой волосы носят название шерсти. Пуховые волосы называются подшерстком. Особую группу составляют «осязательные» волосы, выделяющиеся из общей массы своей длиной и толщиной. Осязательные волосы расположены на голове, образуя пучки над глазами, на верхней губе (усы) и на подбородке.

Расположение волос у собак разных пород различно, но, как правило, пуховые и остевые волосы расположены группами или пучками.

Волосяной покров с возрастом изменяется. Щенки рождаются короткошерстными и гладкими даже у самых длинношерстных пород. Волос у них обычно более тонок и нежен, чем у взрослых собак, напоминая пуховой.

С возрастом собаки длинношерстной породы обрастают длинным волосом; у жесткошерстных вырастают усы, борода, брови; короткошерстные становятся гладкими с плотно прилегающей шерстью.

Часто со сменой шерсти изменяется и окрас собак: например чепрачные собаки рождаются почти черными и приобретают настоящий окрас только после смены щенячьего волоса. Серые собаки обычно темнеют на боках и голове. Волосяной покров изменяется также в зависимости от перемен, происходящих в окружающей собаку среде.

Смена волосяного покрова у большинства собак происходит дважды в году. Достигнув определенной величины и созрев, волос стареет и выпадает. Эта смена волоса называется «линькой». Линька является сложным биологическим процессом приспособления животного к условиям окружающей среды. Зимой волосяной покров гуще, длиннее, мягче и меньше проводит тепло. Летний короче, реже, тверже — больше проводит тепло.

Во время линьки собаки расходуют много питательных веществ своего организма на рост нового волосяного покрова и поэтому худеют, слабеют и требуют усиленного питания и улучшенного ухода.

У собак существует три формы линьки.

Первая — возрастная — не зависит от сезона, а связана лишь с возрастным развитием щенка.

Вторая — периодическая, или сезонная, линька — связана с определенными временами года (весна, осень). Весной происходит смена пышного с густым подшерстком волосяного покрова. Зимняя шерсть становится тусклой и лохматой, остевой волос редеет, обнажая свалявшийся, застрявший между шерстью пух. Поредение волос начинается с загривка, постепенно распространяясь на зад и бока. Летняя шерсть обычно более редка и коротка. Осенью происходит замена летнего покрова зимним, более длинным и густым, снабженным подшерстком. Процесс осенней линьки не так интенсивен и протекает в более длительные сроки.

Третья — непрерывная линька, когда смена волос проходит в течение всего года в зависимости от созревания и последующего отмирания волосяных луковиц. Эта форма линьки особенно характерна для собак, живущих в квартирах, защищенных от влияния температурных факторов, стимулирующих начало линьки. Волосяной покров их несколько изменяется, подшерсток становится слабее, остевые волосы делаются короче и тоньше, Покровный волос утоньчается, теряет свое первоначальное значение (для защиты наиболее уязвимых мест собаки) и становится при дальнейшей культуре украшающим (уборным) волосом, образуя на шее «воротник», на передних ногах «очесы», на задних «штаны», волосы на ушах, подвес на хвосте и т. д.

Форма волос у собак весьма разнообразна. Прямой волос имеет прямой стержень; изогнутый — с постепенным изгибом в одну сторону; изломанный — с резким переломом в одну сторону; волнистый — стержень, отклоняющийся волнообразно от прямой оси стержня в обе стороны; кольцеобразный или спиральный — закрученный в одну сторону — образует полные кольца, или спираль, или же часть их.

Все жесткошерстные террьеры имеют своеобразную шерсть, состоящую из мягкого пушистого подшерстка и жесткого проволокообразного с небольшим надломом покровного волоса; мягкий волос («подшерсток») у них вырастает значительной длины, перерастая и заглушая покровный волос.

Окрас и масть. Окрас шерсти собак крайне разнообразен. Собаки бывают одноцветные, двухцветные, трехцветные. Если окрас одноцветен, то различие устанавливают по цвету шерсти, например — черная, белая, рыжая собака. Если же волосяной покров состоит из нескольких цветов, расположенных на определенных местах, и расцветки определенной формы, то окрас устанавливают по расцветке.

Расцветкой называют тот рисунок, который образует различную окраску на теле собаки, например: подпалины, белоногость, белогрудость, пятнистость и т. д. Стандарты некоторых пород предусматривают строго определенный окрас; у других пород допускается несколько окрасов.

Значительное количество собак наряду с пигментированным волосом имеет на отдельных местах тела белые пятна или «отметины», то есть волос, лишеншый пигмента.

Если участки кожи с лишенным пигмента волосом настолько велики, что образуют основной фон окраса, а пигментированный волос располагается отдельными пятнами, окрас называют «пятнистым».

Исчезновение пигмента — депигментация — обычно начинается в строго определенных местах кожи собаки. Профессор Московского университета К. Ф. Рулье установил следующую закономерность этого явления: каждая точка депигментации возникает самостоятельно и является изолированной. В дальнейшем при культивировании подобных животных у потомства депигментированиая площадь тела увеличивается и точки депигментации сливаются, образуя большие белые участки. Иногда эти участки развиваются настолько сильно, что пигментированные места остаются только в виде отдельных пятен.

У собаки, помимо точек депигментации, имеются наиболее устойчивые пигментные центры, указанныэ еще Ч. Дарвином. Это — область глаз, ушей, основание хвоста и отдельные участки спины.

Пегий окрас обычно смешивают с пятнистым. Основной окрас при пегости темный: рыжий, черный, зонарносерый и др. В точках депигментации появляются белые пежины, которые сливаются и образуют белую полосу, например проточину от мочки носа до лба, разделяя голову на две части; белую шею, сливающуюся с белой грудью и животом; белые ноги — передние до пясти или до локтевого сустава, а задние — до скакательных суставов; белый конец хвоста.

Белые собаки лишены пигмента в волосе, но имеют пигментированную черную или коричневую мочку носа и окрашенные радужные оболочки глаз. Это явление наблюдается у многих пород собак. Полные альбиносы среди собак неизвестны.

Черный окрас встречается в чистом виде, а чаще всего с белыми пятнами, хотя и незначительной величины, или же с коричневыми, бурыми или серыми подпалинами.

Рыжий окрас различен по своим оттенкам: красно-рыжий (характерный красному сеттеру), яркорыжий с более темным волосом на голове, шее, спине и верхней стороне хвоста; более светлый на гортани, груди, боках и конечностях; светло-рыжий, часто называемый желтым.

Палевый окрас — как бы ослабленный рыжий, напоминающий цвет песка, бывает тоже различных оттенков. Ноги, грудь и нижняя часть хвоста у собаки такого окраса почти белые. Часто палевый окрас сочетается с более темной, иногда даже черной мордой — «маской».

Золотисто-рыжий окрас с красноватым на конце волоса оттенком, однотонный по всему телу чаще бывает тоже с черной «маской».

Коричневый окрас, или, как его называют, кофейный.

Чепрачный окрас состоит из двух цветов: основного рыжего какого-либо оттенка — от светлопалевого до яркорыжего и серого или черного чепрака, как бы покрывающего собаку (чепрак-попона). Черные волосы, начиная с головы, покрывают переносицу, лоб, уши, шею, спину, плечи, бедра и верхнюю сторону хвоста. Соответственно нижняя часть головы, нижняя челюсть, скулы, гортань, грудь, живот, йоги и нижняя сторона хвоста бывают светлого цвета. Величина чепрака и топ его окраса различны. Иногда он начинается с шеи, оставляя голову светлой; в отдельных случаях покрывает только верхнюю часть плеч и бедер или доходит до самых ног; в других случаях не покрывает верхней стороны хвоста, оставляя ого светлым и т. п. Он может быть черным, серым, бурым, резко отграниченным от светлого тона или постепенно сливающимся с ним. Чепрачный окрас появляется окончательно только после смены щенячьего волоса. Щенки чепрачных собак обычно бывают черноподпалыми, и с возрастом шерсть у них на голове, конечностях и боках светлеет.

Подпалые собаки могут иметь разный основной тон — черный, коричневый, голубой. Они характерны подпалинами — светлыми по сравнению с основным окрасом отметинами, имеющими постоянный, закономерный рисунок. Подпалины резко отграничены от основного окраса и располагаются в виде двух пятен — «бровей» — над глазами, на морде, за исключением спинки носа, на скулах и гортани; двух пятен на груди в виде обращенных друг к другу вершинами треугольников; на внутренних сторонах ног; покрывают передние ноги до пясти и задние — с передней стороны до скакательного сустава; образуют пятно вокруг анального отверстия и с нижней стороны у корня хвоста.

Зонарно серый окрас известен под названием волчьего и характерен тем, что волос имеет в этом случае светлую, лишенную пигментации перевязь, как бы делящую его на несколько зон. Волос зонарносерой собаки имеет светлое основание, затем черную зону, потом светлую, обычно желтую, зону и черный конец. Постоянный окрас появляется у зонарных собак только после смены щенячьего пухового волоса. Обычно зонарные собаки темнеют. Светлосерые щенки имеют темный ремень вдоль спины. Помимо зонарносерого окрас может быть также и зонарно-рыжий. Зонарносерая собака с коричневым оттенком волос называется бурой.

Голубой окрас, точнее серый, напоминающий цвет мыши, бывает двух тонов — светлый и темный, почти черный. Этот окрас редко встречается в чистом виде, так же как и черный, и почти всегда сопровождается белыми пятнами на груди и на ногах.

Тигровый окрас. На желтом, палевом или сером фоне собака покрыта поперечными полосами, напоминая окрас тигра. Тигровый окрас должен иметь золотистый или светлокоричневый фон, по которому правильными кольцами, соединяющимися на спине и груди и исчезающими в области паха, расположены яркие, интенсивно окрашенные кольца. Такие же кольца — на ногах и хвосте. Встречающиеся отклонения заключаются в неярком фоне и слабых полосах, которые часто не замыкаются кольцами, а едва заметны, частично сливаясь затем с основным фоном. Большинство тигровых собак имеет темную «маску», что считается желательным. При тигровом окрасе бывают белые отметины.

Мраморный окрас (арлекин) характеризуется белым или светлым фоном, по которому разбросаны отдельные небольшие неправильной формы черные или буро-серые пятна. Большие темные пятна не типичны.

Измерение собак. Измерение собак, проводимое по определенной системе, служит ценным дополнением к глазомерной оценке животного. Точно проведенные измерения уточняют описание экстерьера собаки и позволяют иметь абсолютные цифровые показатели отдельных статей животного. При наличии таких измерений имеется возможность проводить сравнение между собой собак различных типов и пород, живших в разное время, в разных местах; определять характерные особенности отдельных животных и свойственные им своеобразные пропорции тела; изучать и оценивать процессы роста и развития молодняка; подвергать экстерьерные данные математической обработке и т. д.

Для измерения собак применяют измерительную ленту и измерительную линейку или универсальный угольник.

Каждый промер необходимо производить специально для этого принятым прибором, иначе искажается действительная величина промера. Например, нельзя измерять высоту в холке собаки лентой, так как в данном случае будут измерять не отвесную линию, соответствующую высоте собаки, а кривую, идущую от земли отвесно до локтя, затем огибающую плечевые мышцы и оканчивающуюся дугой у края лопатки. Практически при измерении собаки среднего роста лентой результат всегда бывает больше, чем при измерении палкой, на 2–3 сантиметра.

Измерительная лента должна быть мягкой и гибкой, чтобы можно было точно отмечать выпуклость и формы отдельных статей собаки. Для этой цели используют обыкновенную сантиметровую ленту длиной в 1,5 метра. Ленту необходимо периодически проверять, так как она вытягивается.

Измерительных линеек имеется несколько систем. Самая простая и удобная линейка состоит из массивного деревянного четырехугольного стержня длиной 90–100 см. На противоположных сторонах линейки нанесены измерения в сантиметрах. На линейку надевают две параллельные планки, причем одну планку неподвижно закрепляют на конце линейки, и эта планка служит горизонтальной опорой. Другую планку делают подвижной. Смотря по надобности подвижную планку можно передвигать по стержню линейки на любое расстояние от неподвижной планки.

Универсальный угольник (разработанный А. П. Мазовером) представляет собой две твердых планки, поставленных под прямым углом, из коих одна накладывается на измеряемое место у собаки, а вторая служит направляющей для ленты, которую наглухо прикрепляют в местах соединения обеих планок. Для большей точности, во избежание перекосов, к внутренней стороне направляющей планки прикреплен небольшой отвес.

Преимуществом универсального угольника является его портативность (можно носить в кармане) и то, что собака не боится его и не реагирует так сильно, как при измерении палкой.

Для измерения собаку ставят на ровное место так, чтобы она стояла равномерно на всех четырех ногах в естественной и правильной позе — с нормально поднятыми головой и шеей и неискривленным туловищем. Неправильное держание головы или неточная постановка на все четыре ноги, а также неровная площадка для обмера приводят к получению неверных результатов и делает всю эту работу нецелесообразной. Обмер следует проводить в свободном месте, позволяющем подойти к собаке со всех сторон и свободно оперировать измерительными инструментами (рис. 15).

Рис. 15. Промеры собаки

А: 1–2 — высота в холке, 3–4 — высота в крестце, 5–6 — длина передней ноги, 7–8 — косая длина туловища. Б: 1–3 — длина головы, 2–3 — длина морды, 4–5 — ширина лба, 6–7 — ширина груди, 8 — обхват пясти, 9 — обхват груди, 10–11 — глубина груди

В результате произведенных промеров имеется возможность определить основные черты развития и пропорциональность сложения собаки или установить, как эти особенности органически связаны с основными физиологическими функциями и чертами породы.

Приводим таблицу промеров с указаниями, как следует производить измерение:

Таблица промеров собаки

Первые промеры собаки надо делать лентой, так как гибкая и мягкая лента не пугает собаку. Обмер производят с одновременным ласковым поглаживанием того места, где фиксируется лента. Дальше измеряют палкой или угольником. При измерении палкой ее скрывают от собаки, подходя сзади, в то время как держащий собаку закрывает ей голову. Без этих мер предосторожностей палка иногда пугает собаку, что мешает дальнейшей работе, Перед началом измерения рекомендуется огладить собаку или даже дать ей лакомство. Злобным собакам надевают намордник или фиксируют морду бинтом.

Измерительные приборы следует прикладывать так, чтобы они плотно прикасались к телу собаки и только прижимали шерсть, но не вдавливались в кожу.

У очень длинношерстных собак (южнорусские овчарки, пудели и т. д.) рекомендуется разобрать шерсть в том месте, где прикладывают инструмент.

При вертикальных промерах (высота в холке и крестце), если промер берется палкой, надо следить, чтобы она стояла строго вертикально, при промерах угольником — чтобы отвес не касался направляющей планки и лента натягивалась туго и вертикально.

При измерении косой длины туловища сначала фиксируют тот конец прибора, который касается плече-лопаточного сочленения, а затем уже осторожно подводят подвижную планку к седалищному бугру. При резком движении и толчке по заду собака обычно горбит спину, что в таком случае делает этот промер неточным и преуменьшенным.

Для проведения измерения обычно требуется три человека, из которых владелец держит собаку, второй измеряет, а третий записывает промеры.

Абсолютные промеры отдельных статей собак обычно недостаточны для сравнения пропорций тела у отдельных особей и не дают возможности познать экстерьер в полной мере. Поэтому для сопоставления типов экстерьера и определения развития той или иной стати пользуются индексами. Они определяют отношение одного промера к другому, выраженное в процентах. Для вычисления индексов необходимо брать промеры, зависящие друг от друга. Этим методом широко пользуются в животноводстве.

Собаководство не имеет разработанных индексов для различных пород, что и приводит к субъективным и неточным формулировкам (в виде «хорошего» роста, «костяк желательно иметь массивнее»). Такая характеристика не может дать полного и должного представления о собаке.

Однако надо помнить, что индексы пе могут заменить индивидуального осмотра животного, а служат только дополнительным материалом.

В собаководстве наиболее часто применяют следующие индексы для характеристики телосложения животного:

I. Индекс растянутости (формата) — показывает соотношение между длиной и высотой собаки. Индекс вычисляют по следующей формуле:

Косая длина туловища X 100 / высота в холке

Индекс, равняющийся 100, указывает па то, что высота и длина собаки равны — собака квадратна. Увеличение более 100 указывает на растянутость — на более удлиненный формат.

II. Индекс костистости — показывает относительное развитие костяка на основании соотношения пясти с высотой в холке:

Обхват пясти X 100 / высота в холке

III. Индекс высоконогости — показывает относительную длииноногость собаки — соотношение длины ноги к общей высоте в холке:

Длина передней ноги до локтя Х 100 / высота в холке

IV. Индекс грудной — показывает относительное развитие груди, соотношение ширины и глубины груди:

Ширина груди X 100 / глубина груди

V. Индекс массивности — показывает относительное развитие туловища, соотношение обхвата груди к высоте в холке:

Обхват груди X 100 / высота в холке

VI. Индекс длиыноголовости — показывает относительную длину головы, соотношение длины головы к высоте в холке:

Длина головы X 100 / высота в холке

VII. Индекс широколобости — показывает относительную ширину головы собаки:

Ширина лба X 100 / длина головы

3. Породы собак

Под породой понимают группу собак, имеющих общее происхождение и характерные, сходные, передающиеся по наследству, особенности служебных качеств и экстерьера. Численность животных внутри породы должна быть достаточной, обеспечивающей ее дальнейшее разведение без применения родственного спаривания и скрещивания с другими породами.

Все породы собак создавались и создаются человеком соответственно его потребностям».

Как только отпадала необходимость в использовании той или иной породы, последняя прекращала свое существование. Так, например, исчезла русская брудастая борзая, не выдержавшая конкуренции с русской псовой борзой. В настоящее время исчезают различные карликовые декоративные породы, не имеющие никакого общественно полезного значения. Изменению типа и направлению многих культурных пород собак в условиях буржуазных стран часто способствуют ничем не оправданная мода, личные вкусы экспертов и борьба конкурирующих между собой крупных питомников.

В нашей стране совершенствуются имеющиеся породы и создаются новые породы, необходимые нашему народному хозяйству. Насчитывается свыше 300 пород собак, использующихся для различных целей.

Организм собаки легче, чем организм других домашних животных, подвергается изменению под воздействием внешних условий, образуя разнообразные формы, иногда очень отдаленные и мало сходные между собой. Крупные доги, например, достигают в холке высоты 100 см и вес 70 кг, а отдельные особи карликовой породы «чихуахуа» имеют высоту в холке 18 см и вес около 600 г, т. е. высота их меньше почти в 5 1/2 раз, а вес — почти в 117 раз.

Несмотря на большое разнообразие форм собак, их можно разделить по происхождению (зоологическая квалификация) на группы догообразных, овчарок, лаек, террьеров, пинчеров, борзых, легавых, гончих и других.

Каждая группа объединяет отличных по своей форме собак. Так, к группе догообразных относят тибетских, кавказских и среднеазиатских овчарок, сен-бернаров, ньюфаундлендов, ротвейлеров, догов, бульдогов и других.

Группа овчарок включает в себя восточноевропейскую, южнорусскую овчарку, колли и других.

По видам использования различают собак служебных, охотничьих и декоративных.

Каждый вид использования обеспечивается, как правило, определенными породами. Так, для служебных целей используют восточноевропейскую, кавказскую, среднеазиатскую и южнорусскую овчарок, лаек, доберман-пинчеров, эрдель-террьеров и др.

В данной книге мы рассмотрим только породы служебных собак.

Догообразные собаки

Догообразными собаками называют группу пород, имеющих своими предками различные группы волков и собаку Иностранцева.

Эти крупные и сильные собаки применялись в древности для охраны стад от хищников, охоты на крупных зверей и в качестве боевых собак.

Родиной догообразных собак считают Азию, где и в настоящее время они сохранились в примитивном состоянии.

Предком современных догообразных считают тибетскую овчарку, используемую на горных пастбищах Тибета для охраны стад.

Тибетская овчарка — собака крупного роста (до 80 см), сырого сложения, с грубой и массивной головой. Окрас черный, черно-подпалый, иногда с белыми пятнами.

В древние времена эти собаки с Тибетского плоскогорья проникли в Месопотамию, где клинообразная письменность упоминает о них приблизительно за четыре тысячи лет до нашей эры.

В период более поздней ассиро-вавилонской культуры этих собак применяли для охоты на крупных зверей и в качестве боевых собак, о чем свидетельствуют дошедшие до нашего времени прекрасные каменные изображения.

Около двух тысяч лет назад эти собаки вместе с азиатскими овцами, а также и в качестве военных трофеев были завезены в Грецию, где они и распространились. В Римскую империю они проникли из Греции под названием «эпжрских собак», или «молоссов», и из Восточной Европы — от славянского племени аланов под названием «аланской» собаки.

Именно эти собаки дали начало целому ряду крупных и сильных пород собак: сен-бернаров, ньюфаундлендов, ротвейлеров, догов, аланов, пиренейских овчарок, кувасов, бульдогов и других пород.

Потомками догообразных собак являются в Азии кавказская, среднеазиатская и монгольская овчарки.

Кавказская овчарка

Кавказская овчарка — древнейшая порода пастушьих собак — широко распространена по Советскому Союзу: в Грузинской ССР, Армянской ССР, Азербайджанской ССР, Дагестанской АССР, Краснодарском крае, Ростовской, Ставропольской, Астраханской и других областях.

Основной вид использования кавказской овчарки — охрана стад. Веками культивировалась эта верная спутница чабана, защищающая стадо от волков и смело вступающая в единоборство с ними.

В результате длительного применения для охраны стад и отбора по признакам для этой цели кавказские овчарки почти без всякой дрессировки приобретают с самого молодого возраста необходимые навыки путем перенимания их от старых собак.

Выносливость и приспособленность кавказской овчарки делает ее незаменимой в местных условиях. Природная злобность, недоверчивость к людям и легкая приспособляемость к различным условиям содержания позволяют использовать эту породу собак для караульной службы (рис. 16 см. вклейку).

Рис. 16. Кавказская овчарка

Кавказские овчарки различны по своим типам.

В горных районах распространен более сырой конституциональный тип собаки, в степных областях — крепкий, сухой тип.

Лучшее и наиболее однотипное потомство распространено в Грузинской ССР. Это наиболее крупные, породные собаки, массивного сложения, несколько приземистые. Индекс растянутости 108–112. Большею частью длинношерстные, одноцветных окрасов (зонариосерые, бурые, палевые); процент пятнистых окрасов незначителен.

Собаки, распространенные в Армянской ССР, мельче грузинских. Индекс растянутости укорочен — 102–105. Кроме перечисленных выше окрасов, часто встречается тигровый. Процент пятнистых собак также невелик.

В Азербайджанской ССР встречается два типа: в горных районах T длинношерстные, приближающиеся к грузинскому, но более сырого типа собаки; в степных районах — короткошерстные, легкие, крепкого и сухого типа конституции. Индекс растянутости обоих типов колеблется от 106 до 110.

Для собак, получивших распространение в Азербайджанской ССР, кроме обычных, характерен окрас, редко встречающийся в других районах, рыжий с темной маской.

В степных районах имеется большое количество пятнистых собак (около 30 %).

Собаки в Дагестанской АССР различны по своему экстерьеру и, вероятно, складывались под влиянием нескольких типов. В основном это собаки крупные, грубого и крепкого типа конституции, с правильной по форме головой, преобладают особи с короткой или промежуточной шерстью, квадратного сложения, заметна относительная высоконогость — индекс растянутости 103. Окрас разнообразен, большое количество пятнистых (до 35 %) и много тигровых собак.

В Сальских, Левокумских, Ставропольских и Астраханских степях тип кавказской овчарки резко меняется. В массе это крупные, легкие собаки с более утонченным, чем в горных районах, костяком, высоконогие, сравнительно узкоголовые.

Тип конституции крепкий, сухой, индекс растянутости около 100.

Кавказская овчарка — собака большого роста, с массивным костяком, чуткая, злобная и недоверчивая к посторонним.

Голова с массивным широким черепом; лоб широкий, плоский, разделен бороздкой на две части. Переход от лобной части к морде мало заметен.

Морда массивная, тупая, короче длины лба, с сухими, плотно прилегающими губами.

Глаза овальной формы, косо поставленные, небольшого размера, темного цвета.

Уши висячие, небольшие, треугольной формы, обычно их коротко обрезают в молодом возрасте.

Зубы крупные, белые с ножницеобразным прикусом.

Шея мощная, низко посаженная, короткая, с, сильным загривком.

Костяк мощный, грубый. Мускулатура массивная.

Спина широкая, крепкая с хорошо развитой холкой.

Круп широкий, горизонтально поставленный.

Грудь широкая и глубокая, должна быть не ниже линии локтей.

Живот умеренно подтянут.

Хвост высоко посажен, по длине доходит до скакательного сустава; обычно серпообразной формы или кольцом. В ряде районов хвост принято купировать (обрезать).

Угол плече-лопаточного сочленения около 100°. Предплечья и запястья широкие, толстые; пясть короткая, отвесно поставленная.

Задние конечности с хорошо развитой мускулатурой, несколько выпрямленные в коленном и скакательном суставах; однако угол скакательного сустава должен быть хорошо выражен. Плюсна толстая, отвесно поставленная. Лапы большие, круглые, сводистые.

Высота в холке — для кобелей должна быть не ниже 65 см, для сук — 62 см. Косая длина туловища несколько превосходит высоту в холке (индекс растянутости 100–110).

Окрас разнообразный: зонарносерый разных оттенков, белый, бурый, палевый «с маской» и без нее, тигровый, пятнистый и рыжий; черные овчарки не типичны.

Шерсть прямая, грубая, с сильно развитым подшерстком более светлого цвета. Встречаются овчарки длинношерстные, короткошерстные и промежуточные, обычно являющиеся результатом скрещивания между ними.

У длинношерстных сильно развита «грива», придающая собаке особую красоту; имеются «штаны» на задних ногах, «очесы» на передних.

Хвост пушистый, с подвесом.

Собаки промежуточного типа при значительной длине волоса не обладают гривой, очесами, штанами и подвесом на хвосте.

Характерный аллюр — легкая размашистая рысь и тяжелый, но быстрый галоп.

Среднеазиатская овчарка

Среднеазиатская овчарка имеет то же происхождение, что и кавказская. Большое сходство между ними объясняется еще и тем, что условия их применения и содержания сходны, что накладывает отпечаток на проводимый отбор (рис. 17 см. вклейку).

Рис. 17. Среднеазиатская овчарка

Среднеазиатские овчарки больше напоминают своих предков — собак Тибета.

У собак этой породы сохранились типичные для тибетских овчарок форма головы и сырость конституции с часто встречающейся складчатостью на голове. Черный окрас, совершенно не встречающийся у кавказских овчарок, очень распространен среди среднеазиатских.

Основной вид использования среднеазиатских овчарок — охрана стад от хищников. Так же, как и кавказская овчарка, она защищает Стада от волков, смело вступая в борьбу с ними.

Пользуясь злобностью и смелостью этих собак, их применяют часто для охоты на кабанов и на барсов.

Особую ценность представляет эта порода у себя на родине в силу большой приспособленности к суровым условиям Средней Азии — жаре, недостатку воды и т. д.

Распространена эта овчарка в СССР, в Средней Азии и смежных с ней областях.

Лучшее поголовье сконцентрировано в Туркменской ССР — это крупные собаки, грубого и крепкого типа конституции; шерсть короткая и промежуточная. Длинношерстные собаки встречаются как исключение.

В Узбекской ССР собаки очень близки по конституции к туркменским, но в северной части республики они более легки и борзоваты.

В Таджикской ССР, в горных районах Памира собаки более сырой конституции, с рыхлой, складчатой кожей. Длинношерстные собаки встречаются очень часто.

Большое количество среднеазиатских овчарок имеется в южной части Казахстана.

Дальше к северу они смешиваются с распространенными в этих районах местными борзыми собаками и образуют своеобразный борзообразный тип степной овчарки, распространенный до самой Волги.

Эти собаки значительно мельче, беднокостны, с узкими головами и острыми мордами. По своему поведению в большинстве случаев они робкие и незлобные.

В чистом виде, а также в виде помесей с теми же борзыми встречаются среднеазиатские овчарки и в Киргизской ССР.

Среднеазиатская овчарка применяется различными ведомствами для караульной службы и одинаково хорошо акклиматизируется в разных районах Советского Союза.

Опыты по применению среднеазиатских овчарок для розыскной и сторожевой служб в отдельных случаях дали очень хорошие результаты.

Среднеазиатская овчарка — собака большого роста с массивным костяком, несколько медлительная в движениях, злобная и чуткая.

Голова массивная с грубым черепом. Скуловые дуги сильно выражены, в результате чего голова кажется особенно широкой. Переход от лба к морде почти незаметен. Морда немного короче лба, широкая около глаз, производит впечатление не суживающейся по направлению к носу, а почти прямоугольной. В профиль морда тупая с массивными челюстями и сырыми, толстыми, отвисшими по краям морды губами. Мочка носа крупная. Глаза прямо поставлены, круглой формы; цвет радужной оболочки варьирует от светложелтого до темнокоричневого.

Уши висячие, небольшие по размеру, треугольной формы; уши обычно коротко обрезают в щенячьем возрасте.

Зубы крупные, белые, с нормальным ножницеобразным прикусом.

Шея короткая, мощная, с сильно развитым загривком, низко посаженная.

Туловище удлиненной формы (индекс растянутости 105–108).

Холка резко выражена, особенно у кобелей; часто в этом месте собака имеет более длинную шерсть, отчетливо определяющую переход к спине.

Спина широкая, прямая.

Поясница короткая, широкая, немного выпуклая.

Круп широкий, длинный, несколько горизонтально поставленный.

Грудная клетка широкая, длинная, с бочкообразными ребрами. Нижняя часть груди должна находиться на одном уровне с локтями. Переход от груди к животу слабо выражен. Живот незначительно подтянут.

Хвост, опущенный «крючком» или поднятый «серпом»; обычно хвост обрезают при рождении щенка.

Плече-лопаточный угол равен 90–100°. Предплечье длинное, массивное. Запястье широкое, крепкое. Пясть короткая, широкая и прямо поставленная.

Задние конечности параллельно поставленные. Несколько выпрямленный скакательный сустав должен быть сухим и резко выраженным. Плюсна короткая, массивная, почти отвесно поставленная.

Шерсть грубая, жесткая, с хорошо развитым подшерстком; бывает короткой, плотно прилегающей (длина волоса 2–3 см), со слабо развитым подшерстком; встречается и промежуточной длины (5–7 см), с пушистым подшерстком; на шее и плечах волос достигает 10–12 см. Для этих собак характерно дополнительное развитие гривы, очесов и штанов.

Окрас среднеазиатских овчарок белый и пятнистый — с серыми, рыжими и черными пятнами, нередко с крапом (мелкие точкообразные пятна). Часто встречаются черные собаки с белой грудью и белыми ногами, зонарносерые и тигровые.

Высота в холке кобелей должна быть не ниже 65 см; сук — 62 см.

Характерный аллюр — легкая, размашистая рысь и тяжелый, но быстрый галоп.

Боксер

Одна из характерных черт догообразных собак — часто встречающееся у них укорочение лицевых костей черепа, связанное с круглым, широким черепом, измененным прикусом (перекус) и нередко неправильно поставленными зубами.

Собаки эти лишены возможности быстро и точно вонзать зубы в свою жертву, но зато обладают, благодаря коротким рычагам челюстей и массивной и короткой мускулатуре, приводящей их в движение, очень сильной хваткой.

Эта характерная черта делала их пригодными для травли различных крупных животных. Наиболее подходящим для этой цели оказался мастиф — древняя догообразная собака, применявшаяся для охоты на кабанов, медведей, а также и в качестве боевой собаки.

Мастифы были широко распространены по Европе и образовали различные близко стоящие друг к другу породы. Одной из этих пород является «английский бульдог», наиболее часто применявшийся для травли быков, откуда и получил свое название («бульдог» в переводе — бычья собака).

Скрещивание бульдогов с наиболее примитивной догообразной породой привело к созданию в конце прошлого столетия новой породы, названной» «боксером» (рис. 18).

Рис. 18. Боксер

Современный боксер отличается от мастифов и бульдогов большей пропорциональностью сложения, сухостью конституции и в связи с этим большей подвижностью, выносливостью и способностью к дрессировке.

Распространение боксера в СССР очень ограничено. Короткошерстность, прихотливость и малочисленность собак этой породы ограничивает их применение для различных видов службы.

Боксер по внешнему виду производит впечатление очень сильной, но в то же время подвижной, быстрой и темпераментной собаки. Этому впечатлению не должны мешать сильно развитая мускулатура и массивный костяк. Боксер ни в коем случае не должен казаться слабым и легким.

Голова боксера служит важнейшим типовым признаком.

Черепная часть головы у боксера слегка округлена и сглажена массивной мускулатурой, но все же она не должна казаться круглой и шарообразной. Затылочный бугор совершенно не заметен. Лоб плоский, с резко обозначенным переходом к морде, разделен на две части неглубокой бороздой, исчезающей около глаз.

Несмотря на короткую морду, отвисшие губы и широкий череп, характерные для собак этой породы, следует предпочитать собак с возможно сухой головой и плотно прилегающей эластичной кожей. Сырая голова со складками на морде и отвисшими веками считается большим недостатком. Лишь у насторожившихся собак допускаются складки между ушей, исчезающие в спокойном состоянии.

Сильно развитые скулы не должны выдаваться и нарушать округлый и постепенный переход к морде. Переносица имеет мягкий изгиб и не должна быть вдавленной или плоской. Именно форма переносицы придает своеобразный «курносый» профиль голове боксера. При осмотре морда должна со всех сторон казаться массивной и широкой.

Форма морды зависит от формы обеих челюстей, постава зубов и формы губ.

Длина морды от конца носа до межглазничной впадины в два раза меньше расстояния от межглазничной впадины до затылочного бугра. Нижняя челюсть у боксера длиннее верхней и легко изогнута кверху. Верхняя челюсть укорочена по сравнению с черепами других пород собак, широкая у основания она незначительно суживается по направлению к носу, поэтому морда боксера очень широкая. Губы придают своеобразный рисунок морде. Верхняя губа толстая и мясистая, заполняет пустое пространство, образующееся вследствие выдвинутой нижней челюсти, и поддерживается широко расставленными нижними клыками. При осмотре сбоку верхняя губа с основанием носа образует тупой клин. Своими краями верхняя губа покрывает спереди край нижней губы, а с боков образует брыли, свисающие по бокам морды, Подбородок должен быть резко обозначен и «хорошо, заметен при осмотре спереди и сбоку, но в то же время не должен выпячиваться вперед.

Зубы — резцы нижней челюсти должны быть расположены в одну линию, в шахматном порядке или в виде овала. Резцы верхней челюсти поставлены несколько наклонно вперед и расположены в одну линию. В нижней челюсти резцы поставлены вертикально и при сомкнутых челюстях выступают за линию верхних (перекус).

Клыки нижней челюсти при закрытой пасти должны войти в промежуток между верхнечелюстным средним резцом и окрайком, образуя с последним точно такой же «замок», какой обычно дают клыки при ножницеобразном прикусе.

При закрытой пасти резцы, клыки и язык не должны быть видны из-под губ. В зависимости от длины верхней и нижней челюстей варьирует и прикус, образуя соответствующий перекус пли недокус.

Глаза небольшие по размеру, овальные, прямовато поставленные, обязательно темного цвета. Глаза должны быть с сухими обтянутыми веками, с узкой каймой более темного цвета.

Мочка носа черная, с крупными ноздрями, слегка приплюснутая.

Уши высоко посажены, висячие, остро купируются.

Шея высоко посаженная, сухая, с сильно развитым загривком, по длине превосходит длину головы. Мощная мускулатура делает ее гладкой и круглой.

Туловище квадратное (индекс растянутости — 100).

Костяк массивный, сильный. Мускулатура короткая, мощная, сухая, с рельефно выступающими узловатыми буграми, особенно в области холки, плеч и бедер.

Холка широкая, короткая и прямая.

Спина короткая, прямая.

Поясница короткая, широкая, немного выпуклая, насыщена мощной мускулатурой.

Круп широкий, мускулистый, овальной формы.

Грудная клетка широкая, с выпуклыми, но не бочкообразными ребрами. Ложные ребра короткие. Нижняя часть груди должна находиться на одной линии с локтями.

Живот умеренно подтянут, образует кривую, изогнутую от груди к паху.

Хвост высоко посаженный, коротко купируется в щенячьем возрасте. У взрослой собаки он не должен быть длиннее 6–7 см.

Угол плече-лопаточного сочленения 90–100°. Мускулатура плеч сильная, резко очерченная, выступает за линию конечности, если смотреть на собаку спереди, но не должна перегружать плечи. Локти ни в коем случае не должны быть вывернуты наружу или внутрь. Предплечья прямые, массивные, поставлены параллельно одно другому. Запястье широкое, крепкое. Пясть короткая, отвесно поставленная.

Бедро покрыто мощной мускулатурой, которая образует резко очерченные бугры мышц.

Голень длинная, наклонно поставленная. Скакательный сустав сухой, плоский, резко обозначенный.

Плюсна короткая, почти отвесно поставленная. Лапы маленькие, сводистые, круглой формы; прибылых пальцев не должно быть.

Шерсть прямая, плотно прилегающая, блестящая. Желательно наличие подшерстка, делающего боксера пригодным для работы в разных климатических условиях.

Окрас рыжий, от палевого до желто-коричневого. Лучшими считаются среднеяркие золотистые тона. Тигровый имеет на указанных выше тонах основного окраса темные или черные полосы, которые кольцами, идущими параллельно ребрам, охватывают шею и грудную клетку и в виде полос располагаются на плечах, пахах и бедрах. Основной цвет при тигровой окраске должен быть ярким и не иметь грязного оттенка. В качестве обязательного условия для обоих окрасов необходима темная или черная «маска», покрывающая морду. Дальше морды «маска» располагаться не должна. Белые пятна оживляют и украшают собаку. Встречаются белые и пятнистые окрасы.

Высота в холке кобелей не ниже 63 см, сук — не ниже 60 см.

Движения собаки резкие и быстрые. Несмотря на массивность сложения, боксер хороший бегун и прыгун. Характерным аллюром является галоп.

Овчарки

Под «овчарками» понимают группу собак, отличных от догообразных по происхождению, способных не только охранять и защищать стадо, но и с своеобразным «пастушеским инстинктом». «Пастушеский инстинкт» эти собаки передают по наследству. Собак этой породной группы легко приучить к пастьбе, т. е. подгонке, сбору, сдерживанию и другим приемам, помогающим пастуху управлять стадом.

Предком этих собак считают индийского волка и ископаемую собаку бронзового века. Собаки, полученные в результате этого скрещивания, очень напоминали по своему типу наших лаек и имели несколько разновидностей, которые в дальнейшем образовали ряд самостоятельных пород.

Самой распространенной из этих пород овчарок является восточноевропейская (немецкая) овчарка, которую с конца XIX века начали использовать, кроме пастушьей, в качестве розыскной и военной собаки. Эта порода быстро распространилась по всем странам.

Восточноевропейская овчарка

Восточноевропейская (немецкая) овчарка была впервые завезена в Россию в 1904 г. Ее применяли в качестве санитарных собак в русской армии во время русско-японской войны.

С 1907 г. этих собак стали использовать для розыскной службы.

В руках любителей-собаководов собаки этой породы насчитывались единицами. Разводились они в незначительном количестве полицейскими питомниками. Организованное разведение овчарок качалось в 1924 г. в период организации в СССР ведомственных школ и питомников служебных собак и создания общественных организаций служебного собаководства, объединявших в своих рядах тысячи любителей и заводчиков этой породы.

Планово и целенаправленно, разводимая в течение двух с половиной десятков лет, на деле показавшая свою пригодность во всех отраслях хозяйственной работы, на охране границ, розыскной службе и на фронтах Великой Отечественной войны, восточноевропейская овчарка настолько видоизменилась применительно к нашим требованиям и условиям, что в настоящее время резко отлична от тех типов, которых разводят в Западной Европе.

Восточноевропейская овчарка — собака выше среднего роста, крепкого и сухого сложения, с вытянутым туловищем. Это живая, подвижная, хорошо дрессирующаяся для различной службы собака с плавными и мягкими движениями, обладающая большой силой и выносливостью (рис. 19 см. вклейку).

Рис. 19. Восточноевропейская овчарка

Голова у нее вытянутая, массивная и в черепной части между ушами не широкая.

Щеки мягко округлены, скулы не выдаются.

Лоб плоский сверху и немного выпуклый в передней своей части, разделен слабо обозначенной бороздкой на две половины.

Переход от лба к морде постепенный, линия переносицы как бы сливается с линией лба и всегда параллельна ей.

Морда клинообразная, сильная, с крепкими челюстями и с сухими неутолщенными, плотно прилегающими губами. Угол, образуемый нижней губой, небольшой и не резко выделяющийся.

Зубы крупные, белые, с правильным ножницеобразным прикусом.

Морда должна быть равна длине лба или немного короче ее.

Глаза овальной формы, косо поставленные.

Цвет глаз темный, соответствует окрасу и не должен выделяться из общего фона окраса головы собаки. Зонариосерые, черные, черно-подпалые, тигровые и чепрачные собаки, у которых на лбу, морде и скулах имеются зачерненные места и черные уши, должны иметь глаза темного цвета. Собаки светлых тонов и чепрачные, со светлой головой без отметин могут иметь глаза более светлого цвета, но не выделяющиеся из общего фона окраса.

Уши стоячие, средней величины, широкие у основания и остроконечные, высоко посаженные и тонкие. У настороженной собаки уши должны быть параллельны между собой своими внутренними сторонами, а концами направлены кверху и вперед.

Производителей с мягкими, полустоячими и висячими ушами бракуют. У щенков этой породы уши бывают висячими и поднимаются в возрасте от 3 до 6 месяцев, а у некоторых и позже; уши поднимаются не одновременно и не всегда принимают сразу окончательную форму. Обыкновенно сначала крепнут хрящи нижней части уха, и оно делается полустоячим, верхняя часть уха до того, как окрепнут хрящи, закидывается назад, в сторону и вперед. Иногда у захудалых, плохо кормленных щенков, задерживающихся в своем развитии, уши встают очень рано, часто в месячном возрасте, что обычно начинающими неопытными любителями принимается за благоприятный фактор. У сырых, крупных, быстрорастущих щенков при обильном кормлении, но неправильном без моциона содержании уши становятся поздно, а часто не встают совсем.

Шея крепкая, без признаков сырости, по длине равная длине головы собаки. В возбужденном состоянии восточноевропейская овчарка держит шею высоко, в спокойном — выше линии спины под углом около 45°.

Туловище длинное, с крепким, массивным костяком и хорошо развитой сухой мускулатурой. Индекс растянутости — 110.

Холка высокая, сильно развитая, особенно у кобелей.

Спина крепкая, прямая, широкая, плавно пружинящая во время движения собаки.

Поясница короткая, выпуклая, широкая, незаметно переходящая к крупу.

Круп округлый, широкий, слегка покатый по направлению к хвосту.

Грудь овальной формы, широкая и глубокая. Нижняя часть груди должна находиться на одной линии с локтями.

Живот умеренно подтянут.

Угол плече-лопаточного сочленения приближается к 100°.

Предплечья широкие и крепкие. Запястья хорошо развитые. Пясть длинная, наклонно поставленная, образует с предплечьем угол до 60°.

Мускулатура сухая и крепкая.

Задние конечности при осмотре сзади должны быть строго параллельны между собой.

Бедро и голень сильно развитые, длинные и наклонно поставленные.

Скакательный сустав сухой, плоский, широкий, с хорошо оформленными углами, благодаря длинной голени отставлен назад.

Плюсна короткая, массивная, поставлена почти вертикально.

Лапы с полусогнутыми, сомкнутыми пальцами овальной формы.

Часто встречающиеся у восточноевропейской овчарки пятые пальцы на задних конечностях, известные под названием «прибылых», не считаются недостатком, но их надо удалять хирургическим путем вскоре после рождения щенка (5–6 дней).

Хвост пушистый, равномерно покрытый шерстью, без подвеса. По длине доходит последним позвонком до скакательного сустава. В спокойном состоянии восточноевропейская овчарка держит свой хвост опущенным вниз, слегка изогнутым примерно в последней трети, а иногда сворачивает немного эту часть хвоста в сторону. Будучи возбужденной, овчарка поднимает его, сгибая кверху. Правильный хвост в таком случае должен в первых двух третях своей длины итти как бы продолжением спины или немного выше, а в последней трети загибаться кверху.

Окрас у овчарок разнообразный. Наиболее распространен зонарносерый различных оттенков и чепрачный. Кроме того, часто встречаются: черные, рыжие, с подпалинами, тигровые, белые. Белые пятна на груди и лапах считаются нежелательными.

Шерсть густая, с прямым, жестким и плотно прилегающим волосом, длинным на шее, холке и крупе.

Подшерсток всегда более светлого цвета, густой и мягкий. Встречаются длинношерстные овчарки, имеющие более длинную и мягкую шерсть, выделяющуюся на ушах, шее, ногах и хвосте.

Высота в холке кобелей не ниже 63 см, сук — не ниже 60 см.

Характерный аллюр: низкая стелющаяся рысь, легкий и быстрый галоп.

Колли

Колли — типичная представительница группы европейских овчарок. В XVIII веке ее привезли с континента в Шотландию вместе с черноголовыми овцами коллиз, откуда, очевидно, она и получила свое название.

В суровых условиях горных пастбищ Шотландии колли стала выносливой и сильной собакой, легко поддающейся разнообразной дрессировке.

В России колли появилась в начале XIX века как комнатная и сторожевая собака.

В период 1904–1905 гг. в русско-японской войне и в мировую войну 1914–1918 гг. колли применяли в качестве санитарных собак.

В настоящее время эта порода очень немногочисленна.

Колли — собака среднего роста, красивая, легкая в движениях, хорошо поддающаяся дрессировке, но в массе не: злобная (рис. 20 см. вклейку).

Голова у нее длинная, борзообразная, умеренно широкая между ушами и значительно суживающаяся около глаз.

Переход от плоского лба к морде почти незаметен. Щеки плоские, без всяких признаков скуластости. Затылочный бугор не выступает.

Морда длинная, параллельная лбу, суживающаяся около носа, но не производит впечатления слабой и острой. Независимо от окраса собаки нос всегда должен быть черным.

Губы сухие, плотно прилегающие, не образуют брылей.

Зубы крупные, белые, с ножницеобразным прикусом. Все отклонения от нормального прикуса, особенно часто встречающиеся из-за острого строения морды (недокус), надо браковать.

Глаза небольшие, овальной формы, несколько косо поставлены, всегда темного цвета. У колли мраморного окраса глаза могут быть белыми или голубыми; допускается разноглазость. Как глубоко сидящие, так и выпуклые глаза считаются недостатком.

Уши маленькие, высоко посаженные, полустоячие; опущенные концы ушей в настороженном состоянии направлены вперед и плотно прилегают к мочке уха; в спокойном состоянии заложены назад. Стоячие, висячие, низко посаженные и сближенные уши считаются недостатком.

Шея умеренно длинная, высоко посаженная, мускулистая, без признаков сырости.

Туловище несколько растянуто. Индекс растянутости 108–110. Мускулатура крепкая, но в то же время без всяких признаков грубости и массивности.

Холка мало заметна, спина прямая, крепкая. Поясница короткая, постепенно переходящая в круп.

Грудная клетка умеренно широкая сзади лопаток. Нижняя часть груди находится на одном уровне с локтями.

Живот подтянут.

Плече-лопаточный угол около 100°. Ноги прямые, параллельно поставленные, мускулистые. Пясть короткая, прямая. Лапы овальной формы с опушенными подошвами.

Задние конечности параллельны друг другу, с хорошо развитыми и отставленными назад скакательными суставами.

Хвост по длине доходит до скакательного сустава. В спокойном состоянии опущен вниз, саблевидной формы. Возбужденная собака поднимает хвост, но не должна заваливать его на спину.

По длине шерсти колли делят на две разновидности: короткошерстную — с короткой и плотно прилегающей шерстью и длинношерстную — с густой и длинной шерстью и хорошо развитым подшерстком. На шее длинные волосы образуют пышную «гриву». У основания ушей и на передних ногах «очесы». На задних ногах выше скакательных суставов густые «штаны». Морда и концы ушей покрыты короткой и плотной шерстью. Хвост сильно и равномерно опушен. Мягкие, шелковистые или волнистые волосы, а также отсутствие подшерстка, гривы или очесов считаются недостатком.

Окрас у колли различный, чаще всего черно- или желто-пегий или трехцветный с красивым рисунком, образующим белую проточину на голове, широкий белый ошейник, доходящий до плеч и переходящий в белую грудь и конечности в виде подпалин. Конец хвоста белый. Встречаются также белые, пятнистые и мраморные колли.

Рост колли (высота в холке) кобелей не ниже 63 см, сук — 60 см.

Рис. 20. Колли

Южно-русская овчарка

Южнорусская овчарка выведена в начале прошлого века на юге России.

Предки южнорусской овчарки, по имеющимся данным, испанские (астурийские) овчарки, завезены в Таврическую губернию в 1797 г. вместе с мериносовыми овцами.

Это были собаки ниже среднего роста (высота в холке около 50 см) с косматой длинной шерстью бурого или грязносерого цвета.

Эти мелкие и слабосильные собаки не могли обеспечить в новых условиях необходимой защиты стад от волков, поэтому таких собак скрещивали с распространенными в степной полосе местными борзыми и овчарками азиатского типа.

В результате тщательного отбора, жесткой выбраковки и направленного воспитания чабанами и овцеводами была выведена новая порода собак, унаследовавшая крупный рост борзой, косматую шерсть и пастушеский инстинкт овчарки.

Южнорусская овчарка легко поддается дрессировке. Вследствие сильно развитой злобности она используется для пастьбы, охраны стад и для караульной службы.

Южнорусская овчарка — собака большого роста, крепкого и сухого сложения, быстрая и легкая в движении, злобная и недоверчивая к посторонним (рис. 21).

Голова вытянутой формы. Скуловые дуги и затылочный бугор сильно развиты. Переход от лба к морде почти незаметен. Морда заостренная, короче лба.

Голова овальной формы, глаза прямопоставленные, темные, несмотря на светлый окрас собаки.

Мочка носа черная, серая или коричневая.

Уши среднего размера, висячие, треугольной формы, низкопосаженные, покрытые густой шерстью.

Губы сухие, плотно прилегающие.

Зубы крупные, белые, с ножницеобразным прикусом.

Шея сухая, мускулистая, высоко поставленная.

Туловище удлиненное (индекс растянутости 108–110).

Спина прямая, крепкая, широкая.

Круп горизонтально поставленный.

Грудь умеренно широкая, глубокая.

Хвост в спокойном состоянии опущен и свернут в полукольцо, по длине доходит до скакательного сустава. У большинства собак 2–3 последних хвостовых позвонка сросшиеся и согнуты крючком.

Рис. 21. Южнорусская овчарка

Плече-лопаточное сочленение образует угол около 100°. Предплечье прямое, длинное; южнорусская овчарка не должна быть коротконогой и приземистой. Кости конечностей мощные, но не грубые; запястье сильное, широкое. Пясть широкая, длинная, поставлена несколько наклонно.

Задние конечности параллельны. Ноги в коленных суставах несколько выпрямлены. Плюсна обычно несколько наклонна, в результате чего угол скакательного сустава хорошо выражен. Мускулатура сухая и сильная. Зад немного выше переда — на 1–2 см, не больше.

Лапы овальной формы. Пальцы в комке; прибылые пальцы встречаются редко.

Шерсть является характерной особенностью этой породы. Густая, косматая, немного волнистая, она покрывает все тело собаки, значительно видоизменяя ее действительные формы. Подшерсток в отличие от грубого, жесткого волоса мягкий. Длина волоса взрослой собаки на шее и бедрах колеблется в среднем от 10 до 15 см, у отдельных животных достигает от 30 до 35 см.

Окрас чаще всего белый, белый с желтизной, серо-пепельный и серый с белым.

Высота в холке кобелей не ниже 63 см, сук — 60 см.

Движения быстрые, легкие, преимущественно размашистая рысь.

Лайки

Лайки — название целого ряда пород северных собак, имеющих различное происхождение и использование. Под этим названием известны породы охотничьих собак, распространенных в северной лесной зоне европейской части СССР и в таежной полосе Сибири и Дальнего Востока.

Охотничьих лаек используют для добычи различного крупного и мелкого зверя и птицы. Лайки, найдя зверя или птицу, облаивают их, привлекая на себя внимание, до прихода охотника. Отсюда возникло и название этих собак — «лайки».

Охотничьих лаек применяют также и для служебных целей. Во время Великой Отечественной войны неприхотливые и сильные, хотя и некрупные, охотничьи лайки успешно использовались частями Советской Армии в качестве ездовых собак для вывоза раненых и подвоза боеприпасов.

Рис. 22. Охотничья лайка

В массе лайки незлобны, во отдельные экземпляры хорошо работают по розыскной и даже караульной службе.

Имеются четыре породы охотничьих лаек, весьма близких друг к другу. Охотничьи лайки — подвижные и энергичные собаки среднего роста, крепкого и сухого типа конституции.

Голова с плоским лбом и со слабым переходом к короткой заостренной морде.

Губы сухие, плотно прилегающие. Уши стоячие, с острыми концами.

Глаза небольшие по размеру, темные, овальные, косо поставленные.

Зубы белые, крупные и хорошо развитые. Прикус ножницеобразный.

Шея высоко поставлена, сухая.

Холка хорошо развитая, резко выделяющаяся над линией спины. Спина прямая, широкая, крепкая.

Поясница короткая, немного выпуклая.

Живот умеренно подтянут.

Передние конечности прямые, поставленные параллельно друг к другу. Пясть немного наклонная.

Задние конечности крепкие, мускулистые, с хорошо выраженными углами сочленений.

Лапы округлые с несколько удлиненными средними пальцами; сводистые, в комке. Прибылые пальцы допускаются.

Хвост загнут кольцом или серпом на спину или прижат к бедру. У восточносибирских лаек допускается хвост, спущепньтй вниз.

По длине хвост доходит последним позвонком до скакательного сустава или немного короче.

Шерсть густая, грубая, прямая, с хорошо развитым подшерстком.

Русская охотничья лайка

Распространена в северной лесной зоне европейской частя РСФСР.

Порода эта сформировалась на основе лаек русских промышленников Архангельской и Новгородской областей, а также лаек Коми, карельских и вотяцких.

Высота в холке кобелей не ниже 50 см, сук не ниже 48 см. Индекс растянутости 101–105.

Окрас разнообразный — белый, черный, бурый разных оттенков, рыжий разных оттенков, пегий и пятнистый.

Западносибирская охотничья лайка

Распространена в таежной полосе Урала и Западной Сибири. Порода сформировалась на основе хантейских и мансийских лаек.

Высота в холке кобелей не ниже 52 см, сук не ниже 50 см.

Индекс растянутости 102–108.

Окрас тождественный с русскими лайками.

Восточносибирская охотничья лайка

Распространена в таежной полосе Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Порода сформировалась на базе эвенкийских, ламутских и других местных отродий.

Очевидно, оказали свое влияние и ездовые собаки.

Высота в холке кобелей не ниже 55 см, сук не ниже 53 см.

Индекс растянутости 106–110.

Окрас тождественный с описанными выше породами лаек.

Русско-финская охотничья лайка

Распространена в лесной зоне Карело-Финской ССР и в северо-западной части Ленинградской области.

Порода сформировалась путем слияния олонецких, карельских лаек и метизации с мелкими финскими лайками, применяющимися в основном для охоты на птицу.

Высота в холке кобелей не ниже 42 см, сук не ниже 40 см. Индекс растянутости 100.

Окрас рыжий всех оттенков от яркорыжего до светлопалевого. Допускаются белые пятна на груди, ногах и конце хвоста.

Северо-восточная ездовая собака

Под наименованием северо-восточных ездовых собак объединяют ездовых собак низовьев Енисея, Якутской АССР, Чукотки, Анадыря, Камчатки, Сахалина и Амура. Эти собаки одной породы, веками используются для ездовой службы, приспособленные к суровым условиям Арктики и тяжелой, изнурительной работе.

Экстерьерные различия этих собак, характерные для отдельных районов, настолько незначительны, что говорить о наличии отдельных пород нет никаких оснований. Исключение составляют острова европейского Севера (Новая Земля, Вайгач и др.), где имеется значительное поголовье собак, завезенное с континента.

Ездовые собаки имеют громадное значение в развитии социалистического хозяйства Севера.

Во многих районах ездовые собаки являются единственным средством, обеспечивающим добычу пушнины, доставку продуктов и связь с отдаленными пунктами.

Ездовая лайка — собака выше среднего роста с массивным костяком и сильной мускулатурой, крепкого и часто грубого типа конституции (рис. 23 см. вклейку).

Рис. 23. Ездовая собака

Голова с широким массивным черепом. Лоб плоский. Переход от лба к морде небольшой, но резко заметный. Морда массивная, короткая, широкая в своем основании, с мощными челюстями, заостренной формы.

Уши стоячие, короткие, широко поставленные, концы обычно несколько закруглены. Глаза косо поставлены, небольшие по размеру, темного цвета.

Шея сухая, короткая, расширена к основанию, с резко выраженным сильным загривком. Холка хорошо развита и заметно выделяется над линией спины.

Спина короткая, прямая. Поясница короткая, выпуклая, сильная.

Грудная клетка сильно развита, широкая спереди и в ребрах. Живот умеренно подтянут.

Хвост по длине доходит до скакательного сустава; форма его различна; встречаются хвосты серпом, кольцом и опущенные книзу. В отдельных районах хвосты купируют.

Угол плече-лопаточного сочленения около 100°. Плечи покрыты мощной мускулатурой. Ноги высокие, с широкими и толстыми предплечьем и запястьем. Пясти широкие, короткие, несколько наклонно поставлены.

Задние конечности имеют короткую и массивную мускулатуру, несколько выпрямлены в коленных и скакательных суставах. Лапы короткие, сомкнутые.

Шерсть густая, прямая; подшерсток длинный, мягкий и густой.

Окрас разнообразный, чаще всего белый, черный, черно-пегий, пятнистый, бурый и зонарносерый.

Высота в холке кобелей не ниже 60 см, сук не ниже 58 см. Индекс растянутости 108–110.

Ненецкая и пастушья лайка

Ненецкая лайка — специализированная порода, применяющаяся для пастьбы оленей. История и формирование этой породы тесно связаны с развитием оленеводства.

Ненецкая лайка — потомок ископаемой торфяной собаки и повидимому наиболее близка к ней по своим формам (рис. 24).

Выведена ненецкая лайка древнейшими оленеводами — ненцами.

Распространена в тундровой полосе европейского Севера (Большеземельская, Малоземельская и Тиманская тундра и др.), на полуострове Ямале, в бассейне Таза до Енисея. На восток от Енисея эта порода собак встречается уже в меньшем количестве, а дальше совсем исчезает.

За последнее время для внедрения пастушьего собаководства ненецкая лайка завезена в оленеводческие районы Камчатки и Чукотки.

Своей густой и длинной шерстью ненецкая лайка выделяется из всех остальных пород лаек. Даже в самые сильные морозы она не только работает, но и спит на снегу. В летнее время шерсть защищает собаку от мошек и комаров. Шерсть мягкая, длинная и прямая, на щеках образует «очесы». От самого затылочного бугра спускается значительной длины грива, и соединяясь с «очесами», образует пышный «воротник». На бедрах шерсть значительно длиннее и образует «штаны». Хвост опушен очень сильно. Уши покрыты волосами с наружной и внутренней стороны. Окрас самый разнообразный: белый, черный, зонарносерый, рыжий; встречается очень много пестрых собак.

Высота в холке кобелей не ниже 45 см, сук — 40 см. Индекс растянутости 100.

Ненецкая лайка небольшая, крепкая и выносливая собака с живым темпераментом, легко поддающаяся разнообразной дрессировке.

Голова у нее с выпуклым массивным черепом, с резким переходом от лба к морде. Морда короткая, массивная, остро срезана и производит впечатление несколько вздернутой. Глаза небольшие с живым и энергичным выражением, обычно темного цвета. У белых лаек очень часто глаза голубые. Уши стоячие, напоминают по форме равносторонний треугольник, концы их немного закруглены. Нос черный или коричневый. Зубы белые, с правильным ножницеобразным прикусом.

Спина крепкая, прямая, широкая. Грудь глубокая, нижняя часть груди на одной линии с локтями.

Рис. 24. Ненецкая лайка

Хвост по длине достигает скакательного сустава; всегда скручен в кольцо на спине.

Угол плече-лопаточного сочленения составляет 90–100°. Предплечье прямое, пясть короткая, отвесно поставленная. Лапы крепкие, круглой формы, пальцы собранные в комок. Прибылые пальцы встречаются у многих собак.

Террьеры

Террьерами называют группу пород собак, применяющихся для охоты в норах и борьбы с грызунами.

Это, как правило, подвижные и смелые, небольшого роста собаки, характерны, сильно развитым охотничьим инстинктом, резко проявляющимся в нападении и борьбе с другими животными.

Предками террьеров были различные виды шакалов и ископаемая торфяная собака.

Специально выведены террьеры среднего и вышесредиего роста (эрдель-террьер, голубой ирландский террьер, бедлингтон-террьер), а также мелкие декоративные формы (той-террьер и др.).

Эрдель-террьер

Крупный, применяющийся для служебных целей эрдель-террьер был получен при скрещивании ряда пород. Первоначально скрещивали сильных и выносливых в охоте «выдровых гончих» с английским террьером первоначального типа. Полученные помеси снова скрещивали с небольшой чутьистой гончей — уэльским харьером. Третье скрещивание произведено было с колли, обладающей хорошими способностями к разнообразной дрессировке и сильным чутьем. Для придания полученным помесям сходства с террьерами, главным образом характерного для них типа поведения, их скрещивали с буль-террьером.

Название эрдель-террьер получил по имени реки Эйр, где была начата работа по созданию этой породы.

В Россию эрдель-террьеры были привезены впервые в 1905 г. Их использовали в качестве санитарных собак во время русско-японской войны.

Позднее эрдель-террьеров разводили в питомнике Измайловского гвардейского полка. Небольшое количество из них применяли для розыскной службы.

Организованное разведение этой породы началось в 1924 г. в период организации в СССР государственных питомников и создания общественных организаций по служебному собаководству.

Основная работа по размножению и совершенствованию этой породы проходила в питомниках Советской Армии. В период Великой Отечественной войны эрдель-террьеров успешно использовали для многих родов служб.

Порода эта немногочисленна и концентрируется в отдельных городах Советского Союза.

Эрдель-террьер — собака крепкого, сухого сложения, с быстрыми и резкими движениями, живым темпераментом, легко поддающаяся разнообразной дрессировке (рис. 25 см. вклейку). Голова удлиненной и вытянутой формы.

Рис. 25. Эрдель-террьер

Лоб плоский, незаметно переходящий к теменной части, которая, не имея выступающего затылочного бугра, незаметно переходит в линию шеи.

Переход от лба к морде мало заметен. Профиль головы прямой. Часто верхней линии головы придают выпуклую форму, что достигается зачесыванием волос от лба на переносицу и верхнюю часть спинки носа. Длина морды равняется длине лба. Морда крепкая, мало заостренная.

Кожа на голове не образует морщин или складок.

Уши, висящие на хряще, высоко посажены, маленькие в виде римской цифры V. Посажены они несколько косо вперед и расположены таким образом, что концы их направлены к заднему углу глаза. Ухо должно быть тонким, маленького размера, плотно прилегающим внутренними сторонами к вискам, без складок и вмятостей.

Губы сухие, плотно прилегающие. Верхняя губа до самых глаз покрыта длинной щетинистой шерстью — «усами», удлиняющимися по направлению к носу. Нижняя губа от горла покрыта также длинной шерстью — «бородой». Сливаясь, усы и борода изменяют очертания головы, делая ее значительно шире в области морды и придавая ей прямоугольные формы.

Зубы крупные, белые, с ножницеобразным прикусом.

Нос большой, черного цвета.

Шея высоко посаженная, сухая, начиная от затылка до половины образует выпуклую линию — загривок. Шея узкая у горла постепенно расширяется к плечам.

Туловище квадратное, плотное, сбитое. Мускулатура резко выделяется.

Холка крепкая.

Спина прямая, крепкая.

Поясница короткая, выпуклая, незаметно переходящая в горизонтально поставленный круп.

Грудная клетка умеренно широкая, нижняя часть груди на одной линии с локтями.

Живот немного подтянут.

Хвост высоко посажен, толстый, вертикально поднимающийся от линии крупа; хвост у собаки обрезают в возрасте 5–6 дней. В возбужденном состоянии у взрослой собаки конец поднятого кверху хвоста должен быть на одной линии с ухом или затылком.

Угол плече-лопаточных сочленений приближается к 110°.

Плечи покрыты сухой и рельефной мускулатурой, локти прижаты и направлены назад. Торчащая спереди шерсть придает плечам форму прямых.

Ноги прямые, параллельные, покрытые жесткой и длинной шерстью, растущей перпендикулярно ноге, потому они кажутся толстыми и колоннообразными, без заметного перехода от предплечья к пясти.

Пясть короткая, массивная, отвесно поставленная.

Лапы круглые, собранные в комок; по сравнению с толстой ногой кажутся маленькими. Когти темные, острием направленные к земле.

Задние конечности поставлены параллельно друг другу. Бедро и голень длинные и хорошо развитые. Крепкая и сухая мускулатура рельефно выступает. Коленные суставы малозаметной, округлой формы. Скакательные суставы сухие и хорошо выражены.

Лапы, как и на передних конечностях, небольшие по размеру, собранные в комок с темными когтями.

Прибылые пальцы не допускаются.

Окрас эрдель-террьера одпообразен, изменяясь в оттенках основного окраса и чепрака.

Щенки эрдель-террьеры рождаются черно-подпалыми и настоящий окрас приобретают лишь после смены щенячьего пухового волоса, т. е. в 7–8 месяцев.

Наиболее красивым и желательным окрасом для этой породы считается золотисто-рыжий с темными пятнами на висках и более темного красноватого цвета на ушах. От затылка до хвоста вдоль шеи и спины, а также бока покрывает черный, резко отграниченный чепрак, оставляя нижнюю часть шеи, плечи, бедра и конечности рыжими.

Иногда основной окрас бывает более светлого, желтоватого тона, а чепрак — с сединой вдоль хребта или на боках, или весь серый.

Слишком светлый окрас и отсутствие чепрака нежелательны.

Небольшое белое пятно на груди допускается. В других местах (на лапах, хвосте, лбу и т. д.) считается пороком.

Шерсть состоит из совершенно разнородных, резко отличных между собою пушистого, мягкого подшерстка и грубого, жесткого, проволокообразного покровного волоса.

Очень густой и грубый покровный волос закрывает мягкий подшерсток как бы непроницаемой кирасой, оберегая собаку не только от холода, но и от влаги. Благодаря этому эрдель-террьеры являются одной из наиболее устойчивых и неприхотливых пород и могут быть с одинаковым успехом использованы в любых климатических условиях.

Эрдель-террьер должен регулярно подвергаться щипке, которая придает ему правильные стандартные формы.

Высота в холке кобелей не ниже 60 см, сук не ниже 58 см.

Доберман-пинчер

Доберман-пинчер — молодая порода, выведенная в семидесятых годах прошлого столетия.

Основой для ее получения послужил широко распространенный гладкошерстный пинчер, применяющийся для охраны домов, дворов и для охоты в норах.

Пинчер — крепкая, сильная и подвижная собака, ниже среднего роста (высота в холке 40–45 см), злобная и недоверчивая к людям, но легко поддающаяся дрессировке.

Для увеличения роста пинчеров скрещивали с ротвейлерами, которых в то время применяли для охраны стад. Ротвейлеры того времени были меньшего роста, чем современные, и более сухой конституции.

Вторым предком доберман-пинчера, с которым скрещивали помесей «пинчер-ротвейлер», является овчарка боссерон — легкая и сухая собака, типичный представитель группы европейских овчарок.

Отдельные заводчики прилпвали также кровь местной охотничьей собаки — веймаранской легавой, обладающей хорошим чутьем и разносторонностью в использовании.

Пинчеры, ротвейлеры и боссероны имеют черно-подпалый окрас, веймаранская легавая в основном коричневого окраса. Этим объясняется стойко преобладающий в этой породе черно-подпалый окрас и встречающийся реже коричневый.

В 1902 г. доберман-пинчеры были привезены в Россию, где их использовали в качестве розыскных собак. Количество их было очень невелико.

К началу организации служебного собаководства в СССР (1924 г.) доберман-пинчеры сохранились лишь единицами в руках отдельных любителей, но очень быстро размножились в ближайшие же годы работы с ними.

Доберман-пинчеры легко дрессируются и могут быть использованы для различных служб.

Однако изнеживающее комнатное содержание и отсутствие элементов закалки и тренировки, а также тесное родственное разведение, которое применяется для этой породы в течение многих лет, ослабили конституцию этой собаки, сделали ее прихотливой и изнеженной.

Указанное затрудняет применение доберман-пинчеров различными ведомствами и должно учитываться при дальнейшем разведении.

Доберман-пинчер по внешнему виду производит впечатление темпераментной с быстрыми и резкими движениями собаки. Легкость и красота собаки заключаются в сочетании сильной и сухой мускулатуры, мощного костяка с красивыми и законченными формами, свойственными этой породе (рис. 26 см. вклейку).

Рис. 26. Доберман-пинчер

Голова доберман-пинчера должна представлять правильный тупой клин с плоскими мускулистыми щеками.

Сильная мускулатура сглаживает все выступы черепа, делая голову плоской. Затылочный бугор не должен выступать.

Длина лба равняется длине морды. Лоб плоский, с небольшим, но четко обозначенным переходом к морде.

Морда сильная, с крепкими массивными челюстями, параллельна линии лба, постепенно суживается впереди. У некоторых особей встречается горбоносость, которая не считается недостатком, если она не приводит к искривлению всей линии морды и не нарушает параллельности между мордой и лбом.

Губы тонкие, сухие, плотно прилегающие, не закрывают нижней челюсти, без каких-либо складок, за исключением небольшого уголка, образуемого отворотом нижней губы.

Глаза овальной формы, косо поставлены. Цвет глаз должен соответствовать основному тону окраса и не выделяться на общем фоне. У черно-подпалого добермана глаза должны быть темно-коричневыми, почти черными, у коричневого и голубого — коричневыми.

Уши у доберман-пинчера высоко посаженные, висящие на хряще; встречаются полустоячие; как правило, уши купируют.

Хорошо купированные уши должны быть стоячими, с острыми концами, направленными вперед кверху. Мочка уха должна быть остро срезана. Считаются недостатками «сближенные», «развешанные» и низко посаженные уши, а также все последствия неудачных операций — плохо обрезанные уши, полустоячие, висячие и т. п.

Зубы белые, крупные, с ножницеобразным прикусом.

Мочка носа по цвету точно соответствует основному окрасу.

Шея высоко посажена, сильная, сухая. Загривок резко выражен. В возбужденном состоянии доберман-пинчер высоко держит голову.

Туловище квадратное. Индекс растянутости 100–102.

Костяк сильный. Мускулатура длинная, сухая, рельефно выделяющаяся под кожей.

Холка резко выделяется над линией спины, делая переход к ней как бы уступом. Поясничная часть короткая, упругая.

Круп широкий, овальной формы, покрытый сильной мускулатурой.

Грудная клетка умеренно широкая, овальной формы, глубокая, доходящая до линии локтей.

Живот вследствие коротких ложных ребер подтянут и образует красиво изогнутую линию от груди к паху.

Хвост купируют в первые дни рождения щенка; оставленная часть должна прикрывать заднепроходное отверстие.

Угол плече-лопаточного сочленения приближается к 95–100°. Мускулатура плеча сильная, толстым слоем прикрывающая лопатку и плечевую кость, заметно выступающая.

Предплечья прямые, массивные, поставлены параллельно одно другому. Запястье широкое, крепкое, пясть короткая, отвесно поставленная.

Задние конечности параллельны между собой.

Голень длинная, наклонно поставленная.

Скакательный сустав плоский, широкий, с хорошо выраженным углом. Плюсна массивная, почти вертикально поставленная.

Лапы круглой формы, сводистые, с плотно сжатыми пальцами.

Когти черные у черных и коричневые у коричневых собак; обращены остриями к земле.

Прибылых пальцев у доберман-пинчеров не встречается.

Шерсть доберман-пинчера варьирует как по своей длине, так и по толщине волоса. Собаки переразвитого типа с тонкой шелковистой шерстью имеют волос длиной в области шеи 2 см и иа крупе 1,5 см. Представители лучших по конституции форм имеют волос на шее 4–5 см и на крупе 3–4 см. Предпочтение следует отдавать густой, плотной щерсти, имеющей подшерсток, сильно развивающийся при содержании собаки в холодном помещении и делающий пригодным доберман-пинчера для работы в любых условиях.

Практически длина и толщина шерсти не должны искажать формы собаки.

Шерсть должна быть плотно прилегающей, блестящей и жесткой, с хорошо развитым подшерстком.

Окрас доберман-пинчеров почти однороден. Встречаются доберман-пинчеры черные, коричневые и голубые.

Для всех окрасов обязательно наличие подпалин, которые должны быть ржаво-красного цвета без черных пятен на них. Подпалины должны иметь резкие границы от основного окраса без промежуточных, переходных тонов.

Белые пятна на груди в виде узкой полосы или маленького пятна нежелательны, но допускаются. Большие белые пятна на груди и на лапах не допускаются.

Голубой доберман-пинчер имеет более темный цвет на хребте более светлый на боках.

Высота в холке у кобелей не ниже 62 см, сук не ниже 58 см.

Движения резкие, быстрые. Характерный для доберман-пинчера аллюр — галоп.

Глава III. Анатомия и физиология собаки

К. С. Стогов

Анатомией называется наука, изучающая формы, строение, взаимосвязи и месторасположение частей организма.

Слово «анатомия» греческого происхождения и означает «рассечение на части». Так названа эта наука потому, что рассечение на части или вскрытие трупа было когда-то единственным методом изучения строения организма. Такое изучение было ограничено пределами видимости невооруженным глазом или под небольшим увеличением лупой. В дальнейшем изобретение микроскопа позволило изучить многие тонкости строения организма, и в настоящее время имеется ясное представление не только о внешнем, но и о внутреннем строении каждого органа, ткани и даже клетки животного организма.

Физиологией называется наука, изучающая процессы, происходящие в живом организме или, как принято говорить, функции живого организма.

Между строением организма и его функциями существует неразрывная связь и взаимообусловленность. Как строение любого органа и организма в целом определяется его функциями, так и функции любого органа и организма в целом определяются его строением. Изменения в одном вызывают изменения в другом. Всякое изменение в организме происходит в результате изменений, происходящих в его внешней или внутренней среде. От характера и степени изменения внешней или внутренней среды будет зависеть характер и степень изменения строения и функции органов или организма в целом. Решающую роль во взаимосвязи и обусловленности строения организма и его функций играет нервная система с ее координирующим органом — корой головного мозга. Практическое значение изучения основ анатомии и физиологии собаки состоит в том, что эти основы являются фундаментом, на который опирается теория и строится практика служебного собаководства — практика ухода, содержания, кормления, разведения, профилактика и лечение болезней, дрессировка и служебное использование собаки.

1. Общие сведения о строении и функциях организма собаки

Организм собаки состоит из различных по форме, величине и строению частей или органов. Но при этом организм является не простой суммой отдельных частей, а сложной целостной системой и представляет собой единое целое.

Органом называется часть организма, имеющая определенную форму, внутреннее строение и выполняющая определенную функцию в организме. Такими частями или органами являются, например, сердце, почки, глаз, желудок и др.

Каждый орган занимает определенное место в организме и находится в тесной анатомической и физиологической связи с другими органами.

Форма и внутреннее устройство каждого органа обусловлены его функциями.

Органы, выполняющие хотя бы и разные функции, но являющиеся последовательными стадиями общего физиологического процесса, образуют систему органов. Так, например, ротовая полость, глотка, пищевод, желудок, кишечник выполняют разные функции, но в то же время эти функции являются частями общего процесса пищеварения. Поэтому все эти органы являются органами пищеварения.

В организме собаки, как и других животных, различают следующие системы:

а) систему органов движения;

б) систему органов пищеварения;

в) систему органов дыхания;

г) систему органов крово- и лимфообращения;

д) систему органов мочевыделения;

е) систему органов размножения, или половую;

ж) нервную систему и органов чувств;

з) систему органов внутренней секреции;

и) систему органов кожного покрова.

Систему органов движения составляют кости, связки и мышцы. Кости образуют твердый, но упругий остов тела животного — скелет. При помощи связок образуются более или менее подвижные соединения костей — суставы. Мышцы, прикрепленные к костям, при своем сокращении приводят кости в движение.

Систему органов пищеварения образуют: ротовая полость — орган захватывания пищи и питья, размельчения, смачивания и опробования пищи; глотка и пищевод — органы, проводящие пищу и питье в желудок; желудок, тонкие кишки, печень и поджелудочная железа — органы переваривания и всасывания пищи; толстый кишечник — орган временного скопления и уплотнения непереваренных остатков пищи и удаления их из организма.

Систему органов дыхания составляют: носовая полость — орган, согревающий, очищающий и обследующий газообразные вещества, поступающие при вдыхании воздуха; гортань и трахея, как воздухопровод, и легкие — орган, в котором происходит газообмен, между вдыхаемым воздухом и кровью.

Система органов крово- и лимфообращения состоит из кровеносных и лимфатических сосудов, по которым циркулирует в организме кровь и лимфа, сердца — органа, приводящего в движение кровь, лимфатических узлов и костного красного мозга как органов кроветворения.

Систему органов мочевыделения образуют: почки — орган, выделяющий из крови отбросы жизнедеятельности клеток в виде мочи; мочеточники — проводящие пути от почек к мочевому пузырю; мочевой пузырь — место временного скопления мочи, и мочеиспускательный канал — орган выведения мочи из мочевого пузыря наружу.

К системе органов размножения относятся половые органы, присущие животным определенного пола. И те и другие состоят из половых желез, вырабатывающих половые клетки (у самцов семя (живчики) и у самок яйцеклетки) и из совокупительных органов. У самок, кроме того, имеется особый орган — матка, являющаяся местом развития плода. В функциональном отношении с половыми органами суки связаны молочные железы, или вымя.

Нарвную систему в целом образуют центральная нервная система, периферическая и вегетативная нервная система. К органам чувств относятся органы зрения, слуха, обоняния, вкуса и осязания. Функции нервной системы и органов чувств сводятся к восприятию всех внешних и внутренних раздражений, передачи их в центральные части нервной системы, а от них передачи возбуждения к тому или иному органу, побуждающих его к определенному действию. Нервная система является ведущей, регулирующей все процессы в организме и осуществляющей взаимосвязь организма с внешней средой.

Систему органов внутренней секреции составляют железы внутренней секреции, вырабатывающие особые вещества, называемые гормонами. Эти вещества, выделяясь в кровь, способствуют регулятивной деятельности отдельных органов и их систем в организме животного.

Систему общего покрова образует кожа и ее производные — волосы, мякиши, когти. Основной функцией кожи является защита подлежащих частей тела от вредных воздействий окружающей среды.

Все органы и системы, объединенные взаимной связью, взаимообусловленностью и взаимозависимостью, образуют единую, цельную биологическую систему, называемую организмом. Животный организм представляет собой крайне сложную систему, состоящую почти из бесчисленного ряда частей, связанных как друг с другом, так и в виде единого комплекса с окружающей природой.

Ткани и клетки. Тканью называется группа однородных элементов (клеток), связанных между собой и приспособленных к выполнению какой-либо определенной функции. По своему строению зггкани очень разнообразны. В организме собаки, как и других животных, различают следующие ткани: а) эпитлиальная ткань; б) соединителная ткань; в) жидкая ткань; г) мускульная ткань; д) нервная ткань.

Эпителиальная ткань бывает однослойной и многослойной. В однослойном эпителии форма и строение клеток бывают довольно разнообразны — плоские, высокие, цилиндрические, кубические, мерцательные, железистые. Многослойный эпителий характерен тем, что его клетки лежат в несколько слоев и также имеют различную форму — плоскую, цилиндрическую и др. (рис. 27, 28 и 29).

Рис. 27. Плоский однослойный эпителий

А — вид с поверхности; Б — вид в разрезе

Одной из разновидностей эпителиальной ткани является покровная ткань. Она состоит из клеток, которые образуют пласты в один или несколько слоев. Покровная ткань выстилает поверхность тела животного и полости внутри его. Она служит для отгораживания других тканей организма от внешней среды так, что проникнуть в них без нарушения этой ткани не представляется возможным. Кроме функций защиты, эта ткань имеет функции всасывания и выделения. Покровная ткань характеризуется отсутствием межклеточного вещества.

Рис. 28. Плоский многослойный эпителий

1 — ядро

Соединительная ткань, как показывает само название, служит для связывания составных различных частей тела животного омежду собой. Она дает им мягкий или твердый остов. Имеется несколько видов соединительной ткани. По степени твердости основного вещества соединительная ткань разделяется на мягкую волокнистую ткань, более твердую хрящевую и самую твердую костную ткань. При большом количестве в соединительной ткани жировых клеток соединительная ткань получает название жировой ткани. Для всех видов соединительной ткани характерно наличие большого количества межклеточного вещества, играющего роль связей или скрепов. Межклеточное вещество состоит из основного вещества и волокон. Различие видов соединительной ткани зависит, главным образом, от различия основного вещества. Основное вещество может быть неплотным, и тогда ткань бывает мягкая (сухожильная, эластичная, ретикулярная). Если же основное вещество уплотняется, но все же остается гибким, то получается хрящевая ткань. А если это вещество пропитывается солями извести и становится твердым и крепким, то получается костная ткань. Имеются жидкие соединительные ткани, являющиеся защитником организма от внедряющихся в него бактерий и вредных продуктов обмена веществ (рис. 30, 31 и 32). Жидкая ткань — кровь и лимфа — является близкой по своему происхождению к соединительной ткани. О ней будет сказано более подробно при рассмотрении органов крово- и лимфообращения.

Рис. 29. Мерцательный эпителий

1 — мерцательная клетка; 2 — ядро

Мускульная ткань состоит из своеобразных, вытянутых в длину клеток, почему их даже называют не клетками, а мускульными волокнами. Каждое мускульное волокно одето оболочкой. Собранные в пучки мускульные волокна образуют мускульную ткань. Множество пучков мускульных волокон, скрепленных между собой соединительной тканью, образуют мускул или мышцу. Мускульная ткань характеризуется необычайно высокой способностью сокращаться во своей длине.

Рис. 30. Хрящевая ткань

1 — хрящевая клетка; 2 — основное вещество; 3 — капсула клетки

Различают поперечно-полосатую и гладкую мускульную ткань. Из поперечно-полосатой мускульной ткани состоят скелетные мышцы. Поперечная исчерченность волокон, которую можно видеть под микроскопом, объясняется тем, что в волокнах чередуются елои более плотного и менее плотного веществ, различно преломляющих свет. Сокращения поперечно-полосатой мускульной ткани быстрее и подчинены воле животного. Эта мускульная ткань скоро утомляется. Гладкая мускульная ткань находится, главным образом, в стенках внутренних органов, например кишечника. Сокращения ее не зависят от воли животного. Сокращается она сильно, но медленно и продолжительно; утомляется мало (рис. 33 и 34).

Рис. 31. Рыхлая соединительная ткань

1 — стойкая клетка; 2 — основное вещество; 3 — клейдающие пучки

Нервная ткань состоит из нервных клеток с их отростками. Она обладает высокой чувствительностью и предназначена для восприятия и передачи раздражений как внутри организма, так и при общении с внешним миром. Благодаря нервной ткани организм получает самые разнообразные ощущения света, звука, запаха и др. При помощи нервной ткани согласуются функции всех органов. Деятельность этой ткани проявляется и в том, что принято называть «психической» деятельностью. Более подробное описание строения и функций нервной системы будет дано при изложении раздела о нервной системе.

Рис. 32. Схема строения компактного вещества кости

А — схема строения кости; 1 — наружные костные пластинки; 2 — Гаверсова система; 3 — сосудистый канал; Б — костная клетка

Клетки. Говоря о тканях, мы указывали, что они состоят из клеток. Каждая клетка животного организма представляет собой живую зависимую составную частицу целого организма. Клетки животного организма очень малы. Их, как правило, нельзя видеть невооруженным глазом. Диаметр клетки колеблется в пределах от 3 до 30 микронов (микрон — одна тысячная доля миллиметра).

Рис. 33. Гладкая мускульная ткань

А — мускульная клетка; Б — продольный разрез; В — поперечный разрез мускульной ткани; 1 — попавшее в разрез ядро клетки; 2 — безъядерный участок; 3 — соединительнотканные прослойки

Значительно больших размеров нервные клетки. По форме клетки очень разнообразны. Разнообразие форм клеток стоит в теснейшей связи с их функциями и месторасположением. Клетки бывают 3 плоские, многогранные, кубические, цилиндрические, зубчатые и т. д. Мускульные клетки имеют форму веретена. Нерв: ные клетки имеют длинные отростки.

Рис. 34. Поперечно-полосатая мускульная ткань

А — продольный разрез; Б — поперечный разрез; В — расщепленное мускульное волокно; 1 — мускульное волокно; 2 — пучок волокон

Несмотря на свою малую величину клетки построены очень сложно. Самой существенной частью клетки являются протоплазма и ядро. Протоплазма представляет собой вязкую, полужидкую бесцветную массу. В противоположность растительной клетке клетка животного организма, за немногим исключением, не имеет оболочки (рис. 35). Наружный слой протоплазмы обычно отличается большей плотностью по сравнению с внутренним. Наглядно это можно себе представить на примере капли жидкого клея, несколько подсохшей на воздухе, когда наружный слой успел сгуститься, а внутренний остался жидким. Этот поверхностный слой и служит оболочкой. Он способен изменять свое состояние и пропускать через себя одни вещества, задерживая другие. В центре клетки располагается ядро. Ядро клетки окружено оболочкой, через которую происходит обмен веществ между ядром и протоплазмой.

Рис. 35. Клетка животного организма

пр — протоплазма; я — ядро

Основными свойствами живой клетки являются обмен веществ, раздражимость и размножение. Некоторые клетки обладают и самостоятельным движением (белые кровяные тельца, живчики).

Обмен веществ является необходимым условием существования клетки, так как только благодаря ему возможно проявление всех остальных свойств живой клетки. Сущность обмена веществ в клетке заключается в том, что состав веществ в живых клетках подвергается постоянному изменению. Вещества, находящиеся в самих клетках, систематически потребляются, а получающиеся при этом продукты жизнедеятельности клетки удаляются из нее. Этот процесс потребления, распада входящих в состав протоплазмы веществ носит название диссимиляции. Потеря веществ в клетках постоянно восстанавливается за счет питательных соков, находящихся в окружающей клетку среда. Процесс восстановления веществ клетки носит название ассимиляции.

Живая клетка способна воспринимать раздражения извне и отвечать на них определенными изменениями своего состояния. Раздражителями клетки могут быть химические, механические, температурные и другие факторы. Каждая клетка отвечает на раздражение по-своему. Так, мускульная клетка в ответ на раздражение уменьшается в длине и увеличивается в ширине, т. е. сокращается; железистая клетка реагирует на раздражение выделением секреторной жидкости и т. д. Сила раздражения не должна превышать определенной величины, так как чрезмерное раздражение вызывает повреждение клетки и может служить причиной ее гибели.

Размножение клеток происходит путем деления самой клетки. Различают простое и сложное деление клетки. Простое деление заключается в том, что ядро клетки постепенно делится на две части. Вслед за этим начинает делиться и остальная часть клетки. Образуются две дочерние клетки. Последние, достигая величины клетки-матери, приобретают способность размножаться таким же путем. В организме животного более распространенным является сложное деление. При этом способе деления в ядре клетки-матери, прежде чем она разделится на две дочерние клетки, происходят сложные изменения самого ядра клетки.

Последними выдающимися открытиями профессора О. Б. Ленешинской экспериментально доказано, что клетка образуется не только от клетки путем деления, но и путем развития живого вещества из белка. Профессор О. Б. Лепешинская доказала, что не только клетка, но и гораздо ниже стоящее живое вещество и белок являются живыми и способными к развитию до стадии клеток, что клетки образуются не путем разделения предсуществующего, а путем развития последнего. Профессор О. Б. Лепешинская утверждает, что в процессе деления имеет место развитие, что дочерние клетки могут образовываться из протоплазмы с последующим образованием внутренней структуры, присущей центральной части клетки, т. е. ядру клетки. Этим учением професаор О. Б. Лепешинская подтверждает ряд положений Энгельса о том, что бесклеточные начинают свое развитие с простого белкового комочка и что в белке диференцируются ядро и ядрышко, что повсюду, где имеется белковое тело, не находящееся в процессе разложения, мы встречаем явление жизни.

2. Система органов движения

Система органов движения служит для перемещения отдельных частей тела в отношении друг друга и всего организма в пространстве.

Систему органов движения образуют костный и мускульный аппараты движения.

Костный аппарат движения. Органами костного аппарата движения являются кости и связки, образующие в целом скелет животного.

Кости построены довольно сложно. Кость состоит из твердой и прочной костной ткани, которую образуют костные клетки, основное вещество и волокна. Костная клетка имеет форму сплющенного овала со многими отростками. Основное вещество кости составляют соли извести, которые и придают кости твердость. В наличии извести в костной ткани можно убедиться, если кость опустить в раствор соляной или другой минеральной кислоты. Известь из кости извлекается, и кость, сохраняя свою форму, становится мягкой. Если же кость пережечь, то в ней сгорают клетки и волокна, а известь остается, и кость легко ломается. Волокнистая часть кости состоит из пучков волокон, связывающих ткань кости. Снаружи кость покрыта особой оболочкой, называемой надкостницей. Слой надкостницы, прилегающий к кости, богат клетками-костеобразователями. В молодом возрасте, когда кость еще растет, эти клетки усиленно размножаются и идут на образование клеток кости. Во взрослом состоянии эти клетки служат для восстановления ткани поврежденных костей. Через надкостницу проникают в кость сосуды и нервы.

Наружный слой кости состоит из сплошного компактного вещества, а внутренний — из губчатого вещества. В некоторых костях (кости конечностей) вместо губчатого вещества имеются полости, в которых находится костный мозг. Такие кости называются трубчатыми. Трубчатое строение кости создает легкость при сохранении ею прочности. Крепость кости приравнивается к прочности латуни, а упругость ее — к дубовому дереву. В молодом возрасте кости более упругие. Под старость они становятся ломкими в виду накопления в них большого количества солей вместо живой ткани.

По своей форме кости очень разнообразны. Различают кости длинные, короткие, плоские, смешанные. Форма костей зависит от функции, которую они выполняют; где же кости являются защитным покровом для лежащих под ними важных органов, они бывают плоские, как, например, кости черепа; где же требуется размах в движении и нужны большие рычаги, там кости длинные, как, например, на конечностях. Короткие кости участвуют в образовании некоторых суставов, например запястного. Кости имеют различные отростки, гребни, шероховатости, служащие для прикрепления к ним сухожилий и мышц.

Питание костей происходит за счет питательных веществ, приносимых кровью. Рост костей у собаки продолжается до полутора-двухлетнего возраста. При правильном кормлении и достаточном содержании в корме минеральных солей и витаминов кости растут нормально. При недостаточном кормлении рост костей замедляется, форма их изменяется, и они становятся более тонкими.

Все кости скелета соединены между собой. Соединение одной кости с другой может быть непрерывным, обусловливающим неподвижность или малую подвижность, как, например, в костях черепа. Такое соединение называется швом. В молодом возрасте шов служит местом роста костей. С возрастом эти швы, как правило, совершенно окостеневают. При прерывном соединении создается значительная подвижность костей и образуется суставы или сочленения (рис. 36).

Рис. 36. Сформированный простой сустав

1 — капсула сустава; 2 — у одной кости суставной хрящ утолщен к вершине выпуклой суставной поверхности; 3 — у другой кости суставной хрящ у толщен к краям вогнутой суставной поверхности

Суставы окружены соединительнотканной суставной капсулой. Эта капсула закрепляется на том и другом соседних концах костей. Внутренний слой этой капсулы выделяет жидкость, называемую синовией. Она имеет значение постоянной смазки трущихся суставных поверхностей. В большинстве суставов, кроме суставной капсулы, имеются боковые связки, состоящие из плотной эластичной соединительной ткани. Они располагаются снаружи суставной капсулы (редко внутри). Различают суставы простые и сложные. Простыми называют суставы, которые образуются двумя соединяющимися костями, например плечевой сустав. Сложными суставами называют такие, в образовании которых участвуют несколько костей с рядом мелких косточек, например запястье и скакательный сустав. По характеру движения суставы делятся на одноосевые, когда подвижность костей ограничивается сгибанием и разгибанием, и многоосевые, когда движение костей возможно в разных направлениях.

Скелет. Все кости организма животного, соединенные между собой, образуют как бы подвижный остов тела животного, называемый скелетом. Скелет служит прочной основой тела, его опорой и носителем всех его мягких частей. Кроме того, он является комплексом рычагов для выполнения самых разнообразных общих и местных движений организма. Одновременно он служит надежной защитой таких важных органов, как центральная нервная система, органы чувств, сердце, легкие и др. Наконец, скелет служит в отдельных своих частях (костях) местом хранения важного кроветворного органа — костного мозга.

Кости в скелете располагаются так, что создается рессорность и плавность в движении. Рессорность защищает внутренние органы от резких толчков и сотрясений.

Строение скелета каждого животного определяет форму тела, свойственную данному виду животного (рис. 37).

Рис. 37. Скелет собаки

1 — череп; 2 — нижняя челюсть; 3 — шейные позвонки; 4 — спинные (грудные) позвонки; 5 — ребра; 6 — грудная кость; 7 — поясничные позвонки; 8 — крестцовые позвонки; 9 — хвостовые позвонки; 10 — лопатка; 11 — плечевой сустав; 12 — плечевая кость; 13 — локтевая кость; 14 — лучевая кость; 15 — запястье; 16 — пясть; 17 — пальцы; 18 — тазовая кость; 19 — тазобедренный сустав; 20 — бедро; 21 — коленная чашка; 22 — коленный сустав; 23 — малая берцовая кость; 24 — большая берцовая кость; 25 — пяточная кость скакательного сустава; 26 — предплюсна; 27 — плюсна; 28 — пальцы

Скелет собаки состоит из 228–232 костей. Кости скелета делятся на кости туловища, кости конечностей и кости головы.

К костям туловища относятся кости позвоночника, ребра и грудная кость. Позвоночник представляет собой основную ось костей туловища, к которым прикрепляются кости конечностей. Головной конец позвоночника соединяется с черепом. Позвоночник, или позвоночный столб, устроен так, что, с одной стороны, создает прочность, необходимую для удержания подвешенных к нему тяжелых внутренних органов и, с другой стороны, при движении животного ограничивает силу толчков на головной мозг, придает подвижность шейному отделу и гибкость всему телу. Позвоночник состоит из 48–52 костей, называемых позвонками. Различают шейный отдел (7 позвонков), спинной (13), поясничный (7), крестцовый (3) и хвостовой (18–22). В позвонке различают тело, дугу, две пары суставных отростков, два поперечных и один остистый отросток. Позвонки различных отделов хотя и не совсем похожи по своему внешнему виду друг на друга, однако все они имеют одинаковое строение.

У собаки, как и у других животных, шейных позвонков семь. И как бы ни была длинна шея любого животного, в ней всегда имеется семь позвонков. Длина шеи зависит лишь от длины самих позвонков и находится в прямом соотношении к длине передних конечностей. Это соотношение обусловлено тем, что животному приходится доставать пищу с земли. А для этого шея должна быть достаточной по длине, чтобы животное ртом свободно касалось земли. Если из этого правила и бывают исключения, то это чем-либо компенсируется, например у слона хоботом, у обезьяны — длинными передними конечностями, приспособленными к захватыванию ими пищи и т. д. Соединяясь между собой, шейные позвонки имеют в отношении друг друга ограниченную подвижность. Но в целом они позволяют производить значительные движения, так что голова имеет возможность свободных поворотов. Все шейные позвонки, имея некоторые отличия друг от друга, все же по своей форме одинаковые. Значительно отличаются по своей форме первый и второй шейные позвонки. Первый шейный позвонок, называемый атлантом, на месте поперечных отростков имеет широкие плоскости — крылья, к которым прикрепляются мышцы шеи. Атлант соединяется с черепом суставом, позволяющим производить движения головы около шеи. Второй шейный позвонок, или эпистрофей, имеет на месте остистого отростка гребень. Передний конец имеет зубовидный суставной отросток для сочленения с атлантом. Это сочленение позволяет вращаться голове вместе с атлантом около шейной оси.

Грудные или спинные позвонки отличаются от других позвонков сильнее развитыми остистыми отростками, особенно сильно развиты остистые отростки первых 5–6 позвонков. Поперечные и суставные отростки развиты слабо. Слабое развитие суставных отростков делает грудной отдел позвоночника почти неподвижным. На боковых частях позвонков имеются реберные ямки, в которые входят головки ребер.

Поясничные позвонки характерны сильно развитыми поперечными отростками. Остистые отростки невысоки и направлены несколько вперед и вниз. Поэтому поясница у собак сравнительно длинная, узкая и достаточно подвижная.

Крестцовые позвонки не разделяются, а образуют одну общую крестцовую кость, или крестец.

Хвостовые позвонки отличаются тем, что у них отсутствуют все характерные признаки для позвонков. Хвостовой участок является самым подвижным участком позвоночника.

К каждому спинному позвонку с обеих сторон прикрепляется пара ребер. Ребра являются частью костнойосновы грудной клетки. Они представляют собой узкие, изогнутые костные пластинки. У собаки 13 пар ребер. Из них передние девять пар соединяются снизу с грудной костью и называются истинными ребрами. Остальные четыре пары не соединяются с грудной костью и называются ложными ребрами.

Грудная кость, ребра и спинные позвонки образуют костную основу грудной клетки. Передний конец грудной кости носит название рукоятки, или соколка, а задний — мечевидного отростка. Грудная клетка служит защитой для расположенных в ней важных органов (сердце, легкие). Большое значение для организма имеет глубина и ширина грудной клетки. Глубина грудной клетки зависит от длины ребер, а ширина ее — от их изогнутости. В глубокой и широкой грудной клетке могут помещаться большие по объему легкие.

Кости конечностей разделяются на: 1) кости пояса передней конечности и кости передней конечности, 2) кости пояса задней конечности и кости самой задней конечности.

К костям пояса передней конечности у собаки относится лопатка, прикрепляющаяся при помощи мышц к туловищу. К костям самой передней конечности относятся плечевая кость, лучевая и локтевая, образующие вместе так называемое предплечье.

Ниже предплечья расположены в два ряда семь запястных косточек. К низу от них расположены пять костей пясти. Передняя конечность оканчивается пятью пальцевыми костями, состоящими каждая из трех косточек, называемых фалангами (на первом пальце две фаланги).

К костям пояса задней (тазовой) конечности относятся: две подвздошные, две лонные и две седалищные кости. Срастаясь между собой, эти кости образуют так называемые тазовые кости. Выступ седалищной кости называется седалищным бугром. Верхний передний конец подвздошной кости, выступающий кнаружи в виде бугра, называется маклоком. Тазовые кости связаны прочными связками с крестцовой костью. На месте, где три кости срастаются друг с другом, образуется суставная впадина для сочленения с бедренной костью. К костям самой задней конечности относятся следующие кости. Бедренная кость — служит скелетом бедра. Верхний ее конец имеет шаровидную головку, которой кость сочленяется с суставной впадиной таза. Нижним концом бедренная кость сочленяется с костями голени — большой и малой берцовой костью и коленной чашечкой, образуя коленный сустав. Обе кости нижними концами сочленяются с семью костями, расположенными в три ряда, сложного скакательного сустава. Наибольшая из них — пяточная кость, имеет сильно выступающий отросток, называемый пяточным бугром. Ниже лежат четыре плюсневые кости, каждая из которых оканчивается пальцем, состоящим из трех фаланг.

На передней конечности различают следующие суставы: а) плечевой сустав — место соединения лопатки с плечевой костью; б) локтевой сустав — место соединения плечевой кости с лучевой и локтевой костями; в) запястный сустав — место расположения запястных косточек; г) пястно-фаланговый сустав; д) суставы фаланг.

На задней конечности различают:

а) тазобедренный сустав — место соединения таза с бедренной костью;

б) коленный сустав — между бедром, коленной костью и голенью;

в) скакательный сустав — между голенью и костями плюсны;

г) плюсно-фаланговый сустав;

д) суставы фаланг.

Знание устройства скелета собаки, название костей и суставов имеет практическое значение при оценке собаки по внешним признакам (экстерьеру).

Кости головы делятся на черепные и лицевые. Черепные кости служат хорошей защитой для головного мозга, органов зрения и слуха. Лицевые кости образуют стенки носовой и ротовой полости. К костям черепа относятся: затылочная, клиновидная, решетчатая, две теменные, межтеменная, две лобные и две височные кости. К лицевым костям относятся: парные резцовые, носовые, слезные, скуловые, верхнечелюстные, небные, крыловидные, нижнечелюстная и подъязычная кости, сошник и носовые раковины (рис. 38).

Рис. 38. Череп собаки с боковой стороны

1 — резцовая кость; 2 — носовая кость; 3 — верхняя челюсть; 4 — слезная кость; 5 — скуловая кость; 6 — лобная кость; 7 — межтеменная кость; 8 — теменная кость; 9 — затылочная кость; 10 — височная кость; 11 — нижняя челюсть

Мускульный аппарат движения. Чтобы приводить в движение костный аппарат, организм имеет мускульный аппарат движения. Мускульный аппарат составляют мышцы. Величина и форма мышц бывают различные и зависят от функции. Есть мышцы длинные, в виде веретена, с длинными сухожилиями. Они располагаются, главным образом, на конечностях. Есть мышцы широкие, в виде лент, пластов или вееров. Из них построены стенки полостей — брюшной и грудной. Имеются мышцы круговые, располагающиеся вокруг отверстий, например заднепроходного (рис. 39).

Рис. 39 Мускулатура собаки

По характеру своего действия в отношении изменения положения костей мышцы делятся: на сгибатели, уменьшающие угол между костями, и разгибатели, увеличивающие этот угол; приводящие и отводящие; поднимающие; вращающие и др.

По своему положению скелетные мышцы делятся: на кожные мышцы, мышцы головы, шеи, пояса передней конечности и самой конечности, мышцы спины, грудной клетки, брюшной стенки, хвостовые мышцы, мышцы пояса задней конечности и самой конечности.

При помощи сухожилия мышцы прикрепляются к костям. Мышцы снабжены многочисленными вспомогательными приспособлениями, которые улучшают их функцию. К таким приспособлениям относятся фасции, синовиальные сумки и сухожильные влагалища.

Мышцы отделяются друг от друга фасциями — соединительнотканными перепонками, окружающими как отдельные мышцы, так и всю мускулатуру в целом. Одевая отдельные мускулы, фасции удерживают их на своих местах, в результате чего мышцы находятся как бы в футляре. Сами фасции прикрепляются к костям. Для уменьшения трения мышц при работе служат синовиальные сумки и сухожильные влагалища. Они обычно располагаются там, где брюшко мышцы или его сухожилие проходит через неровности и углы костей. Синовиальные сумки образуют прокладки в виде мешочков, наполненных жидкостью, называемой синовией.

Основным свойством мышц является их способность сокращаться и расслабляться. При сокращении мышца становится короче и толще, но не меняет своего объема. Сокращение мышц происходит в результате действия определенных раздражителей и является специфической ответной реакцией мышечных клеток на раздражение. В организме животного сокращение мышц совершается под влиянием раздражений, идущих по нервам. При прекращении раздражения мышца возвращается к прежнему состоянию, т. е. расслабляется.

Работа мышц в качестве активного аппарата движения заключается в следующем. Мышцы, прикрепляясь своими противоположными концами к соединенным между собой суставами различным костям, при своем сокращении приводят эти кости в движение. Таким образом, получается система рычагов, в которой плечами рычага являются кости, точкой опоры — суставы, точкой приложения силы — место прикрепления мышц к костям и точкой сопротивления — тяжесть части тела, которая и приводится в движение. Эта система рычагов особенно хорошо выражена на конечностях.

Сила мышц зависит от количества содержащихся в ней мышечных волокон. Чем больше волокон, тем сильнее мышца.

В момент деятельности в мышцах происходят химические и тепловые изменения, а также превращение химической энергии в механическую. Обычный обмен веществ, происходящий в мышце, усиливается. Особенно усиленно при работе мышц расходуются вещества, служащие источником энергии, т. е. углеводы. Одновременно увеличивается потребление кислорода, выделяется больше углекислоты. Следствием повышения обмена в деятельной мышце происходит постепенное исчезновение веществ, доставляющих энергию для мышечного сокращения, и скопление продуктов, образующихся в процессе работы мышцы, — молочной и фосфорной кислот. В результате деятельности мышц образуется также теплота.

Мышцы могут производить работу лишь в течение определенного срока. Через некоторое время можно заметить, что сокращение мышц постепенно ослабевает и наконец прекращается. Наступает явление утомления. Оно наступает вследствие накопления в мышцах кислых продуктов обмена (углекислоты, молочной кислоты и др.). Чтобы мышца могла снова производить работу, ей необходим отдых. Во время отдыха происходит удаление утомляющих веществ, пополнение израсходованных запасов органических материалов при поступлении достаточного количества кислорода.

Если отдых был достаточный, мышца в состоянии снова производить такую же работу. Поэтому очень важно для получения большей продуктивности в работе мышц определять в каждом отдельном случае величину периодов работы и отдыха. При правильном сочетании работы и отдыха мышца может очень долго работать без утомления. Повторная работа после полного отдыха совершается с меньшими признаками утомления.

Утомление мышц надо отличать от чувства усталости. Чувство усталости выражает изменение всего организма, его нервной системы, сердечно-сосудистой системы и др. Максимальная продуктивность в мышечной работе без сильного утомления достигается правильной мышечной нагрузкой животного и применением соответствующего темпа в работе. Кроме этого, повышение работоспособности мышц зависит от упитанности собаки, кормового режима и тренировки в работе.

Движение организма в целом. Движения собаки представляют собой сложный мышечный акт, в осуществлении которого принимают участие не только мышцы, но и нервная система. Она управляет сокращениями отдельных мышц так, что организм получает возможность совершать весьма сложные движения.

Основным принципом движений является действие антагонистов — сгибателей и разгибателей, приводящих и отводящих мышц. Антагонистическая деятельность мышц заключается в следующем. Во время движения собаки при сгибании конечностей происходит сокращение группы сгибательных мышц, но в то же время группа мышц-разгибателей находится в состоянии расслабления. Этот процесс автоматически управляется из нервных центров спинного мозга.

Движение собаки происходит в результате перемещения центра тяжести тела. При спокойном положении собаки центр тяжести ее лежит внутри туловища несколько назад от места прикрепления передних конечностей. Для сохранения равновесия собаке необходимо, чтобы вертикальная длина, проходящая через центр тяжести тела, находилась в плоскости, ограниченной четырьмя конечностями. При движении собаки вперед центр тяжести переносится в том же направлении, и вертикальная линия, проходящая через центр тяжести, выходит за пределы указанной плоскости. Собака, чтобы не упасть, старается найти опору для перемещенного туловища и выдвигает переднюю конечность, находящуюся на одной диагонали с задней конечностью, с которой началось движение.

Наблюдая за движением собаки, можно заметить, что передняя и задняя конечности одной стороны периодически сближаются, в то время как конечности другой стороны удаляются друг от друга.

Движение конечностей складывается из: а) поднятия конечности с земли в вытянутом положении, быстро переходящем в согнутое; б) выноса согнутой конечности вперед при постепенном уменьшении согнутости; в) опускания конечности на землю; г) упора конечности о землю.

При движении передней конечности прежде всего приподнимается лопатка. Ее нижний конец и плечевой угол перемещаются вперед. После этого сокращаются разгибатели мышц, конечность выпрямляется и плавно опускается на землю.

При движении задней конечности сначала происходит сгибание в тазобедренном суставе, при этом сгибаются и остальные суставы. Затем наступает разгибание суставов, и нога опирается на землю.

Общий принцип передвижения конечностей при всех аллюрах одинаков. Каждая конечность проделывает две фазы — упирание и перенос. Быстрота передвижения собаки вперед увеличивается при большей длине предплечья и голени и большей остроте углов в лопаточно-плечевом и тазобедренном суставах. При этих условиях конечность может выноситься вперед дальше, распрямление указанных углов произойдет на большую величину, в результате чего и тело будет перемещаться вперед на большее расстояние.

Стояние. Стояние собаки представляет сложный мышечный акт, в котором участвуют многочисленные мышцы тела. При стоянии возникает необходимость превратить легко сгибающиеся конечности в неподвижные подпорки и постоянно ориентироваться в положении центра тяжести тела. Для большинства видов животных, в том числе и собак, стояние требует затраты довольно большого мышечного усилия. Поэтому эти животные, нуждаясь в отдыхе, обычно ложатся.

Лежание. Лежание собаки на боку происходит при малой затрате мышечных усилий, вследствие чего она во время отдыха большей частью пользуется таким видом лежания. Лежание на животе требует значительных мышечных усилий и утомляет собаку.

Сидение. Сидение сопровождается затратой мышечной работы и утомляет собаку. При сидении задние конечности собаки принимают такое же положение, как при лежании на животе (посадка при дрессировке) или как при лежании на боку (заваливает зад). Первое положение задних конечностей вызывает большее мышечное утомление, чем второе. Передние конечности при сидении служат подпоркой для передней части туловища, как и при стоянии.

3. Система органов пищеварения

Организм собаки построен из сложных органических веществ — белков, углеводов, жиров. Важнейшим из них является белок. Кроме этих органических веществ, в организме имеются и неорганические вещества — соли и большое количество воды (от 65 до 90 % к весу тела). Все эти вещества одинаково необходимы для жизни организма. В процессе жизнедеятельности эти вещества расходуются, поэтому организм нуждается в постоянном их пополнении. Это пополнение поступает из пищи. Однако пища, которую получает животное, не может быть использована организмом для пополнения до тех пор, пока не подвергнется соответствующей обработке, т. е. химическому разложению в желудочно-кишечном тракте до такого состояния, при котором она способна всосаться в кровь и может быть усвоена клетками организма. Такая обработка пищи и составляет процесс пищеварения, происходящий в специальной системе органов пищеварения (рис. 40).

Рис. 40. Схема расположения внутренних органов млекопитающего

1 — ротовая полость; 2 — глотка; 3 — пищевод; 4 — желудок; 5 — печень; 6 — поджелудочная железа; 7 — средняя (тонкая) кишка; 8, 9, 10 — задняя (толстая) кишка

Система органов пищеварения, если рассматривать ее схематически, представляет собой трубку, начинающуюся ротовой полостью и кончающуюся заднепроходным отверстием.

Различные участки пищеварительной трубки имеют неодинаковую ширину. Участок, начинающийся от ротовой полости и глотки, имеет узкий просвет и называется пищеводом. Затем просвет пищеварительной трубки значительно расширяется, образуя желудок, и снова сужается, образуя кишечник.

Стенка пищеварительной трубки на разных участках построена различно, что связано с их различными функциями. В общем построении стенка пищеварительной трубки состоит из: а) внутренней или слизистой оболочки, б) среднего, или мускульного, слоя, ив) наружной серозной оболочки. Слизистая оболочка выстилает полость всей пищеварительной трубки и в зависимости от функции на разных участках имеет различное строение. Мускульный слой состоит из двух слоев гладких мышечных волокон — поверхностного, имеющего продольные волокна, и внутреннего, состоящего из кольцевых волокон. В результате чередующихся сокращений продольных и кольцевых мышечных волокон происходит движение пищеварительной трубки, напоминающее движение червя, называемое перистальтикой. Серозная оболочка покрывает участки пищеварительной трубки, обращенные к брюшной полости. Она выделяет серозную жидкость, облегчающую скольжение трубки при ее движении среди соседних органов или стенок полости.

Систему органов пищеварения образуют:

а) ротовая полость с находящимися в ней органами;

б) глотка;

в) пищевод;

г) желудок;

д) тонкий и толстый отделы кишечника, а также печень и поджелудочная железа.

Ротовая полость. Ротовая полость является начальным участком пищеварительного канала и служит для захватывания, размельчения и смачивания пищи. В ней происходит и опробование пищи на вкус. Слизистая оболочка ротовой полости покрыта защитным эпителием, способным противостоять прикосновению и трению твердой пищи. С боков ротовая полость ограничивается щеками, с передней стороны — губами, замыкающими ротовую щель. Губы представляют две кожные складки, окружающие вход в ротовую полость. У собаки губы мало подвижны и почти не участвуют в захватывании пищи. Твердую пищу собака захватывает зубами, а жидкую — языком. Слизистая оболочка, покрывающая зубные отростки челюстных костей, образует в виде плотных валиков так называемые десны. В области верхней стенки ротовой полости слизистая оболочка образует твердое нёбо в виде поперечных гребешков. Продолжение твердого нёба в сторону глотки составляет мягкое нёбо, или нёбную занавеску. Она имеет вид складки, отделяющей ротовую полость от глотки. При помощи специальных мышц нёбная занавеска может приподниматься, в результате чего увеличивается отверстие, соединяющее ротовую полость с глоткой.

Язык. Язык — мускульный орган, состоящий из поперечнополосатых мышц с волокнами, идущими в различных направлениях. Благодаря сокращению отдельных мышечных групп язык может производить всевозможные движения. Такая подвижность языка позволяет захватывать им жидкую пищу и воду (лакать), перемешивать, подкладывать под зуб и проталкивать пищу в глотку (рис. 41).

Рис. 41. Язык собаки

1 — верхушка языка; 2 — тело языка; 3 — корень языка; а — грибовидные сосочки; б — валиковидные сосочки; в — листовидные сосочки; г — жолоб спинки языка

Слизистая оболочка языка снизу гладкая. Сверху она имеет шероховатую поверхность благодаря наличию на ней нитевидных сосочков. Эти сосочки имеют механическое значение. Они создают шероховатую поверхность, облегчающую удержание пищи в ротовой полости. В языке различают кончик языка, среднюю часть — тело языка, и заднюю часть — корень языка. Кончик языка сравнительно тонкий и может сильно вытягиваться. Язык прикреплен к подъязычной кости. На боковых поверхностях языка и на его спинке имеются небольшие выступы, или вкусовые сосочки — нитевидные, грибовидные и листовидные. От этих сосочков отходят тонкие нервные волокна. По ним передаются в центральную нервную систему раздражения от вкусовых веществ пищи. В этой части язык является органом вкуса.

Зубы. Собака пользуется зубами для захватывания, откусывания и разрывания пищи, а также для защиты и нападения. У собаки 42 зуба, из них 20 в верхней и 22 в нижней челюсти. По своему внешнему виду зубы отличаются друг от друга. Форма зуба зависит от его назначения. Передние зубы называются резцами. Их назначение схватывать пищу, У собаки по 6 резцов в верхней и нижней челюсти. Самая передняя пара резцов называется зацепами. Рядом с ними по ту и по другую сторону расположены средние резцы, а по краям — окрайки. Поверхность резцов у молодых собак имеет трехзубчатую форму. За окрайками расположены клыки. Клыки являются орудием нападения и самозащиты, а также служат для удержания схваченной пищи и разрывания ее на куски. За клыками располагаются коренные зубы. В верхней челюсти 12 коренных зубов, а в нижней — 14. Они поровну распределяются на правой и левой сторонах. Коренные зубы имеют неровную поверхность, с острыми бугорками, и служат для размельчения твердой пищи. При этом нижняя челюсть двигается в направлении снизу вверх. Зубы делятся на молочные и постоянные. Собака рождается без зубов. Зубы начинают прорезаться с третьей недели. Сначала у щенка появляются молочные зубы, которые через определенное время выпадают и заменяются постоянными. Первыми сменяются резцы, начиная с двухмесячного возраста щенка. Молочные зубы белео и мельче постоянных (рис. 42).

Рис. 42. Схема строения зуба

1 — зубная луночка в челюсти; 2 — дентин; 3 — цемент; 4 — эмаль; 5 — зубная полость; 6 — полость кости челюсти

Зубы укреплены в особых углублениях челюстных костей. Эти углубления называются зубными луночками. Часть зуба, входящая в луночку, называется корнем, а часть, выступающая в ротовую полость, — коронкой зуба. Каждый зуб состоит из очень плотного вещества — дентина. Дентин тверже обычной кости и служит основой зуба. Внутри зуба имеется полость, содержащая зубную мякоть, или пульпу. В ней проходят кровеносные сосуды и нервы. В области коронки зуб покрыт еще более твердой тканью — эмалью. В течение жизни собаки коронки зубов стираются и по степени их стертости определяют возраст собаки.

Слюнные железы. Одновременно с пережевыванием пищи в ротовой полости происходит смачивание пищи слюной, которую выделяют слюнные железы. В ротовую полость слюну выделяют три пары больших слюнных желез — околоушные, подчелюстные и подъязычные. Эти железы расположены на некотором расстоянии от ротовой полости и сообщаются с последней протоками. Околоушные железы выделяют водянистую слюну, подъязычные — слизистую, подчелюстные — смешанную. Слюна представляет собой прозрачную или слегка мутноватую, тянущуюся в нити жидкость. Как правило, слюна выделяется одновременно всеми слюнными железами и представляет смесь выделений этих желез. Непрерывного выделения слюны у собаки почти не бывает. Выделение слюны происходит в результате механического или химического раздражения слизистой оболочки рта. Раздражение со слизистой оболочки рта доходит по нервам в слюнной центр, находящийся в продолговатом мозгу. Из слюнного центра возбуждение через секреторный нерв передается к клеткам слюнных желез, происходит раздражение клеток желез и выделение слюны. Интенсивность выделения и характер слюны меняются в зависимости от пищи. На сухую пищу слюны выделяется больше, на водянистую — меньше. От характера пищи зависит и качество выделяемой слюны. На вещества, отвергаемые собакой, — перец, сода и др. — слюна выделяется более вязкая и густая. Особенно развито у собаки выделение слюны на психические возбуждения. Если собака знакома с каким-нибудь пищевым веществом, то при виде (показе) его она всегда реагирует слюноотделением. В отличие от других животных слюна собаки не содержит ферментов. Поэтому в ротовой полости собаки пища химическому разложению не подвергается (рис. 43).

Рис. 43. Расположение слюнных желез у собаки

1 — околоушная железа; 2 — ее проток; 3 — большой жевательный мускул; 4 — подчелюстная железа: 5 — ее проток; 6 — подъязычная длиннопротоковая железа; 7 — ее проток; 8 — подъязычная короткопротоковая железа

Глотка. Глотка представляет собой совместный путь для пищи и воздуха. Через глотку из носовой полости в гортань и обратно проходит воздух при дыхании. Через нее же из ротовой полости поступает в пищевод пища и питье. Глотка представляет собой воронкообразную, покрытую слизистой оболочкой полость, обращенную своей расширенной частью в сторону ротовой и носовой полостей, а суженным концом — к пищеводу. С ротовой полостью глотка сообщается посредством зева, а с носовой полостью — посредством отверстий, называемых хоанами. В верхней части глотки, около хоан, открываются отверстия слуховых труб (евстахиевых), при помощи которых глотка сообщается с барабанной полостью среднего уха. Сзади от глотки начинается пищевод.

Глотание — сложный мышечный акт, который состоит в следующем: разжеванная и собранная в ком пища продвигается к глотке с помощью языка; при поступлении пищи в глотку вход в гортань закрывается надгортанником; гортань в этот момент приподнимается навстречу корню языка, полость глотки и отверстие пищевода расширяются для принятия пищевого кома, Который сжатием глотки проталкивается в пищевод. Акт глотания является результатом раздражения слизистой оболочки корня языка и глотки. Нервный центр, управляющий актом глотания, заложен в головном мозгу. При поражении этого центра, а также нервов, идущих к глотке, акт глотания не произойдет (рис. 44).

Рис. 44. Полусхема глотки собаки

1 — полость глотки; 2 — пищевод; 3 — гортань

Пищевод. Пищевод служит продолжением глотки и представляет собой трубку, состоящую из наружной соединительнотканной оболочки, мышечного слоя и слизистой оболочки. Слизистая оболочка пищевода образует многочисленные складки, и поэтому стенки пищевода в момент прохождения пищевого кома могут расширяться. Пищевод, начинаясь от глотки, идет вдоль шеи, входит в грудную полость, прободает диафрагму (мышечную перегородку между грудной и орюшнои полостями) и оканчивается в желудке. Благодаря сокращениям мышц пищевода происходит перистальтическое движение его стенок, и при помощи этих движений пища проводится по пищеводу в желудок. Перистальтические движения пищевода могут происходить и в обратном направлении, т. е. от желудка к глотке. Такое движение пищевода происходит при рвоте.

Следующие за пищеводом органы пищеварения лежат в брюшной полости, занимая большую ее часть. Брюшная полость образуется: снизу и с боков брюшными мышцами, спереди — диафрагмой, сверху — поясничными и крестцовыми позвонками и сзади — тазовыми костями (тазовая полость). Брюшная полость внутри выстлана тонкой серозной оболочкой — брюшиной.

Желудок. Желудок — первый участок пищеварительной трубки, где происходит переваривание пищи. Желудок представляет собой расширенную и изогнутую в виде мешка часть пищеварительной трубки. Он лежит в переднем отделе брюшной полости и большей своей частью в левом подреберьи. Нормальная вместимость желудка у собак средних размеров — 2–2,5 литра. Начальная часть желудка, прилегающая к пищеводу, носит название входа в желудок. Часть желудка, прилегающая к месту выхода в двенадцатиперстную кишку, называется привратником. Средняя часть образует так называемое дно желудка. Стенка желудка состоит из наружного слоя (серозная оболочка), мускульного слоя (гладкие мышцы) и внутреннего слоя (слизистая оболочка) (рис. 45).

Рис. 45. Желудок собаки

1 — пищевод; 2 — малая кривизна; 3 — кишка; 4 — большая кривизна

В стенке желудка заложены железы, выделяющие желудочный сок. Желудочный сок представляет бесцветную, прозрачную кислую жидкость, содержащую соляную кислоту и особые вещества, называемые ферментами. Под действием желудочного сока происходит переваривание, главным образом, белков пищи. Кроме переваривания белков, желудочный сок обладает свойством свертывать молоко, растворять соли кальция, что имеет важное значение для дальнейшего их переваривания. Желудочный сок обладает также сильными дезинфицирующими свойствами. В выделении желудочного сока наблюдается определенная закономерность. При отсутствии пищи желудочные железы находятся в покое, как только собака начинает есть или только увидит знакомую пищу, она приходит в состояние пищевого возбуждения. И уже через несколько минут в ее желудке начинается выделение желудочного сока. Даже один показ пищи дает толчок железам начать свою деятельность, а это указывает на участие в этом процессе высших отделов центральной нервной системы. Отделение желудочного сока происходит в две фазы. Первая фаза отделения желудочного сока есть результат раздражения пищей вкусовых нервов полости рта (во время еды) или органов чувств на расстоянии (собака видит еду, чувствует ее запах и т. д.). Академик Павлов называет эту фазу «аппетитной».

Вторая фаза (наступающая позднее) называется химической. Возбудителями этой фазы являются химические раздражители пищи, действующие уже непосредственно на слизистую оболочку желудка.

Желудочное пищеварение сопровождается рядом двигательных явлений в желудке. Эти движения проявляются в виде волнообразных сокращений стенок желудка по направлению к выходной части. В выходной части желудка сокращения происходят в виде глубоких кольцеобразных перешнуровок. Опорожнение желудка происходит в разные сроки в зависимости от рода пищи. Так, мясо остается в нем 10–12 часов.

Акт рвоты происходит путем сокращения стенок желудка, брюшных мышц и диафрагмы при одновременном расслаблении стенок пищевода. При рвоте гортань и надглоточное пространство закрываются так же, как и при глотании. Рвота является рефлекторным актом и может быть вызвана путем раздражения корня языка, глотки, желудка, кишок, брюшных мышц и матки. Согласованная деятельность ряда мышц, участвующих в акте рвоты, указывает на наличие в центральной нервной системе (в продолговатом мозгу) рвотного центра. У собаки рвота появляется в результате раздражения слизистой оболочки желудка или кишок ядовитыми веществами, попавшими с пищей в желудок или как следствие сильного механического раздражения глотки, а равным образом пищевода твердыми частями пищи. В этих случаях рвоту следует рассматривать как защитную реакцию организма.

Рвоту можно вызвать искусственно введением в организм рвотных лекарственных веществ. Действие этих лекарств сводится к раздражению рвотного центра.

Кишечник. Продолжением пищеварительной трубки по выходе ее из желудка служит кишечник. Его принято делить на два отдела — тонкий и толстый. На границе этих отделов пищеварительная трубка образует мешковидное выпячивание, называемое слепой кишкой, которая и считается началом толстого отдела кишечника (рис. 46).

Рис. 46. Схема разреза стенок двенадцатиперстной, тощей и прямой кишок

А — двенадцатиперстная кишка; В — тощая и подвздошная; С — прямая; 1 — ворсинки; 2 — общекишечные железы; 3 — подслизистая ткань; 4 и 5 — продольный и круговой слой мускульной ткани; 6 — желчный проток; 7 — печень; 8 — проток поджелудочной железы; 9 — поджелудочная железа

Стенка кишечника состоит из слизистой, мускульной и серозной оболочек. В слизистой оболочке заложены мелкие железы, выделяющие кишечный сок. Серозная оболочка покрывает весь кишечник снаружи, поднимается кверху, к позвоночнику, и образует складки, называемые брыжейкой. На брыжейке в брюшной полости подвешен весь кишечник. По брыжейке проходят к кишечнику кровеносные и лимфатические сосуды и нервы. Основная функция кишечника — это пищеварение, всасывание, перемещение содержимого и формирование каловых масс.

Тонкий отдел кишечника образуют двенадцатиперстная, тощая и подвздошная кишки. Двенадцатиперстная кишка, начинаясь от желудка, образует S-образную извилину и далее идет под позвоночником приблизительно на средине высоты брюшной полости. Достигнув таза, она направляется вперед и переходит в тощую кишку. Слизистая оболочка образует многочисленные ворсинки, представляющие как бы выпячивания слизистой оболочки. К ворсинкам подходят кровеносные и лимфатические сосуды, в которые и поступают питательные вещества из кишечника. В двенадцатиперстной кишке всасывается незначительная часть пищи, в слизистой оболочке кишки заложены железы, выделяющие кишечный сок. В извилине двенадцатиперстной кишки располагается большая железа, называемая поджелудочной. По своему строению она напоминает слюнную железу. Поджелудочная железа выделяет сок в двенадцатиперстную кишку. Наряду с соком поджелудочной железы в двенадцатиперстную кишку выделяется желчь, вырабатываемая печенью. Во время пищеварения желчь по желчному протоку поступает в двенадцатиперстную кишку. Желчь представляет собой тягучую, густую жидкость бурого цвета, обладает способностью разлагать жиры, усиливать действие поджелудочного и кишечного соков, возбуждает перистальтику, а также имеет дезинфицирующие свойства.

Процесс пищеварения в двенадцатиперстной кишке состоит в следующем. Пища, обработанная в желудке в виде кашицы, передвигается отдельными порциями в двенадцатиперстную кишку. Это передвижение начинается вскоре же после поступления пищи в желудок. Когда кислая пищевая кашица из желудка попадает в двенадцатиперстную кишку, она раздражает слизистую оболочку кишки и вызывает выделение желчи, поджелудочного и кишечного соков. Под действием этих соков происходит химическое разложение (переваривание) всех составных частей пищи. Одновременно с этим пищевая кашица продвигается к тощей кишке. Тощая и подвздошная кишки образуют в брюшной полости многочисленные петли. Тощая кишка располагается, главным образом, в центральной части брюшной полости. Название «тощей» она получила потому, что пищевая кашица, поступающая в нее из двенадцатиперстной кишки, становится жидкой, вследствие чего эта кишка, в сравнении с другими, имеет спавшийся вид. Тощая кишка незаметно переходит в подвздошную. Последняя направляется в правую подвздошную область (отсюда и ее название) и здесь переходит в небольшую слепую кишку и ее продолжение — ободочную кишку. Конечный участок подвздошной кишки имеет сильно развитый мускульный слой и довольно узкий просвет. Это способствует более энергичному проталкиванию пищевой кашицы в толстый отдел кишечника и препятствует ее обратному возвращению в тонкие кишки.

Поступающая в тощую и подвздошную кишки пищевая кашица подвергается в них дальнейшему химическому разложению, в результате которого получаются конечные продукты расщепления белков, углеводов и жиров, способных к всасыванию. Вода и соли всасываются в неизмененном виде. Всасывание питательных веществ в организм является основной функцией тощей и подвздошной кишок. Большая длина кишок и наличие огромного количества ворсинок, увеличивающих почти в 20 раз внутреннюю поверхность кишок, обеспечивают всасывание всех необходимых организму питательных веществ за время продвижения пищевой массы по кишечнику. При помощи ворсинок питательные вещества всасываются из кишечника в кровь или лимфу. Попадая в кровь, они уносятся в печень, где подвергаются сложным превращениям. Часть их откладывается в печени как запас, другая часть разносится кровью по всему организму. Продукты расщепления животных белков всасываются в количестве 95–99 %, а растительных белков — 75–80 %. Жиры поступают сначала в лимфатическую систему. В кровь вместе с лимфой они поступают в виде мельчайших частиц, разносятся по организму и откладываются в жировых депо (сальник, подкожная клетчатка и др.). Вода всасывается вместе с растворенными в ней солями и довольно быстро (через 5–6 мин. после приема) начинает выделяться с мочой. Поступление достаточного количества питательных веществ в организм оказывает влияние на поведение собаки. Беспокойная до еды, она после поедания корма становится спокойной, ложится и иногда засыпает.

Толстый отдел кишечника составляют слепая, ободочная и прямая кишки. Толстый отдел кишечника заметно отделяется от тонкого отдела. На границе их имеются особые образования в виде клапанов, препятствующих обратному поступлению пищевых масс в тонкий отдел кишечника. По длине толстый кишечник во много раз короче тонкого.

Слепая кишка, представляющая первый участок толстого отдела, находится на границе подвздошной и ободочной кишок и имеет форму короткого мешковидного выпячивания. Она располагается в правой половине брюшной полости.

Ободочная кишка сравнительно длинная и представляет простую, гладкую, неширокую петлю.

Прямая кишка является последним участком толстого кишечника, заканчивающегося заднепроходным отверстием.

В области заднепроходного отверстия в прямую кишку открываются протоки двух анальных желез, выделяющих густую массу секрета со специфическим запахом.

Вокруг отверстия заложены круговые мышцы, образующие так называемый сфинктор, или запиратель прямой кишки.

Основное различие в строении толстого и тонкого отделов кишечника состоит в том, что слизистая оболочка толстых кишок имеет только простые общекишечные железы. Эти железы выделяют слизь и этим способствуют продвижению содержимого кишечника.

Процессы пищеварения в толстом отделе кишечника частично продолжаются только за счет соков, попавших из тонких кишок. В начальной части толстых кишок происходит незначительное всасывание питательных веществ. Вода всасывается хорошо. В толстом отделе и особенно в слепой кишке существуют благоприятные условия для жизнедеятельности различных микробов, имеющихся там в огромном количестве. Под влиянием микробов происходит брожение и гниение содержимого с образованием газов. В задней части толстого отдела происходит формирование кала. Кал представляет остатки непереваренной пищи, частицы слущившегося эпителия слизистой оболочки, красящие вещества (пигменты) желчи, придающие окраску калу, соли, комочки слизи и микробы. Количество и состав кала изменяются в зависимости от состава пищи. Так, например, если собаку кормить хлебом, кала будет выделяться больше, чем при кормлении мясом. Количество кала увеличивается при избыточном кормлении, так как при этом часть пищи не переваривается.

Выделение кала — акт рефлекторный, вызываемый раздражением каловыми массами стенок кишечника при его наполнении. Центр рефлекса находится в поясничной области спинного мозга.

Время, потребное для прохождения пищи по пищеварительному каналу, у разных собак различное. Оно зависит от состава пищи, индивидуальности и ряда других причин. Считают, что пища задерживается в пищеварительном канале у собаки 12–15 часов. Через 2–4 часа после еды в желудке собаки продолжает оставаться больше 1/3 скормленного ей мяса, через 6 часов это количество составляет 1/4 через 9 часов — 1/10 и через 12 часов желудок оказывается пустым. Растительная пища вызывает более сильную перистальтику и поэтому проходит пищеварительный канал быстрее, чем мясная (у собаки через 4–6 часов).

О переваривании и всасывании питательных веществ в пищеварительном канале можно привести следующие данные.

У собаки из принятого количества мяса через 2 часа переваривается почти половина, через 4 часа — почти 3/5, через 6 часов — 7/8, а через 12 часов почти все (96,5 %). Рис у собаки переваривается: через час — 8 %, через 2 часа — 25 %, через 3 часа — 50 %, через 4 часа — 75 %, через 6 часов — 90 % и через 8 часов — 98 %. Всасывание мясной пищи у собаки в течение первого часа не происходит. Через 2 часа всасывается 36 %, через 4 часа — 50 %, через 9 часов — 75 % и через 12 часов — 95 %. Рис всасывается: через 2 часа — 20 %, через 3 часа — 50 %, через 4 часа — 75 %, через 8 часов — почти 98 %.

Печень. Печень является самой большой железой в организме. Она лежит в брюшной полости, непосредственно прилегая к диафрагме, достигая и справа и слева последних ребер. Глубокими надрезами печень собаки разделяется на 6–7 долей (рис. 47).

Рис. 47. Печень собаки

1 — левая доля; 2 — правая доля; 3 — левая средняя доля; 4 — углубление для пищевода; 5 — воротная вена; 6 — желчный пузырь

На изогнутой поверхности печени, обращенной к кишечнику, имеются так называемые ворота печени — место, куда входят кровеносные сосуды и нервы и выходит выводной проток. На той же стороне печени, между ее долями, лежит желчный пузырь в виде небольшого мешочка. В нем скапливается и временно хранится желчь. От желчного пузыря идет желчный проток, впадающий в двенадцатиперстную кишку. В ворота печени, помимо печеночных артерий, входит крупная так называемая воротная вена. Она собирает кровь от желудка, кишечника, поджелудочной железы и селезенки и несет ее в печень, где разветвляется на мелкие сосуды (капилляры). Во время прохождения между клетками печени кровь как бы профильтровывается и очищается от ядовитых веществ, попавших в нее из кишечника. Затем кровь, собираясь в печеночные вены, уносится из печени через заднюю полую вену и впадает в общий круг кровообращения.

В печени накапливаются значительные запасы углеводов, поступающих из кишечника. В случае необходимости организм использует эти запасы.

Поджелудочная железа собаки длинная и узкая. Она примыкает к двенадцатиперстной кишке и по своему строению напоминает слюнные железы. Она состоит из ткани, выделяющей поджелудочный сок, и особой ткани, разбросанной в виде островков по всей железе, выделяющей в кровь гормон — инсулин. Поджелудочный сок поступает в двенадцатиперстную кишку по одному-двум протокам.

4. Система органов дыхания

Дыханием называется процесс поглощения организмом кислорода и выделения углекислоты. Этот жизненно важный процесс заключается в обмене газами между организмом и окружающим его атмосферным воздухом. При дыхании организм получает из воздуха необходимый ему кислород и выводит наружу накопившуюся в организме углекислоту. Обмен газами в организме должен происходить непрерывно. Прекращение дыхания хотя бы на несколько минут влечет за собой смерть животного. Дыхание внешне проявляется рядом чередующихся расширений и сужений грудной клетки. Процесс дыхания слагается: из воздухообмена между легкими и атмосферным воздухом, из газообмена между легкими и кровью — внешнее, или легочное, дыхание, и из газообмена между кровью и тканями — внутреннее, или тканевое, дыхание. Дыхание осуществляется системой органов, или дыхательным аппаратом. Он состоит из воздухоносных путей — носовой полости, гортани, трахеи и легких. В акте дыхания участвует и грудная клетка.

Носовая полость. Носовая полость является первым отделом воздухоносных путей. Костной основой носовой полости служат лицевые кости, решетчатая кость и передний край клиновидной и лобных костей. Внутри носовая полость разделена на две половины носовой перегородкой. Передняя часть ее хрящевая, а задняя — костная. Носовая полость начинается двумя, несколько расщепленными внизу, отверстиями, называемыми ноздрями. Стенки ноздрей образуются боковыми хрящами, отходящими от передней части носовой перегородки. Эти хрящи предотвращают спадение стенок ноздрей при вдохе. Между ноздрями расположен участок кожи с шероховатой, слегка бугристой поверхностью (обычно черного цвета), лишенный волос, называемый носовым зеркальцем. Подвижный участок носа у собаки называется мочкой. У здоровой собаки носовое зеркальце всегда несколько влажное и охлажденное.

В каждой половине носовой полости имеются тонкие, спирально изогнутые костные пластинки — носовые раковины. Они делят носовую полость на три хода — нижний, средний и верхний. Нижний носовой ход вначале узкий, но кзади делается более широким и сливается со средним ходом. Верхний ход узкий и неглубокий. Нижний и средний носовые ходы служат для прохождения воздуха при спокойном дыхании. При глубоком вдохе струя воздуха достигает верхнего носового хода, где расположен орган обоняния (рис. 48).

Рис. 48. Носовая полость собаки

1 — нижняя носовая раковина; 2 — верхняя носовая раковина

Начальная часть носовой полости покрыта плоским, многослойным эпителием, переходящим в более глубоких частях в цилиндрический, мерцательный эпителий. Последний характерен тем, что на свободном конце клетки имеются пучки тонких подвижных нитей, называемых ресничками или мерцательными волосками, откуда происходит и название эпителия.

Проходя через носовую полость, воздух согревается (до 30–32°) и очищается от взвешенных в нем посторонних минеральных и органических частиц. Этому способствует большая поверхность складчатой слизистой оболочки, покрытой мерцательным эпителием, назначение которого заключается в том, чтобы движением своих ресничек задерживать мелкие частицы пыли воздуха, которые затем выделяются из носа со слизью. Раздражение ресничек вызывает чихание.

В обонятельной области слизистой оболочки находятся клетки особой чувствительности, так называемые обонятельные. Раздражение их частицами пахучих веществ вызывает ощущение запаха. Эта часть носовой полости служит органом обоняния.

Гортань. Вдыхаемый воздух, направляясь из носовой полости в трахею, проходит через гортань. Гортань лежит под входом в пищевод, сообщаясь с носовой полостью через носоглотку. Гортань состоит из пяти хрящей, соединенных между собой мышцами и связками. Один из этих хрящей, охватывающий кольцом вход в трахею, называется кольцевидным или перстневидным, другой — щитовидным, а два, расположенные сверху, — черпаловидными. Передний хрящ, выступающий в глотку, называется надгортанным.

Полость гортани выстлана слизистой оболочкой, покрытой мерцательным эпителием. Раздражение слизистой оболочки гортани вызывает кашель. G внутренней стороны гортани слизистая оболочка образует складки, имеющие в своей основе голосовые связки и мышцы. Голосовые связки, направленные своими свободными концами друг к другу, ограничивают голосовую щель. При сокращении мышц голосовые связки напрягаются, и голосовая щель суживается. Сильным выдыхательным движением воздуха напряженные голосовые связки приводятся в колебание, в результате чего создается звук (голос).

Трахея, или дыхательное горло. Трахея представляет трубку, состоящую из кольцевых хрящевых пластинок (вид гофрированной трубки противогаза). У собаки трахея имеет почти цилиндрическую форму. Концы хрящевых пластинок не достигают друг друга. Они соединяются плоско натянутой поперечной связкой, что предохраняет их от повреждений при надавливании, например, ошейником. Со стороны этой связки трахея прилегает к расположенному над ней пищеводу. Слизистая оболочка, выстилающая трахею, покрыта мерцательным эпителием, между клетками которого рассеяны отдельные слизистые железки. Реснички мерцательного эпителия колеблются в сторону гортани, благодаря чему выделяющаяся слизь, а с ней и мелкие частицы пыли легко удаляются из трахеи (рис. 49).

Рис. 49. Схема разветвления бронхов

При значительном скоплении они выбрасываются кашлевыми толчками.

Легкие. Легких у собаки два — правое и левое. Легкие лежат в грудной полости, почти полностью ее занимают и поддерживаются в своем положении бронхами, кровеносными сосудами и складкой плевры. Каждое легкое делится на три доли — верхушечную, сердечную и диафрагмальную. В правом легком у собаки имеется еще дополнительная доля (рис. 50 и 51).

Рис. 50. Легкие собаки

Строение легких следующее. Трахея, входя в грудную полость, делится на два крупных бронха, которые вступают в легкие. В легких бронхи разветвляются на более мелкие ветви и подходят в виде концевых бронхов к так называемым дыхательным долькам. Входя в дольки легкого, каждый бронх делится на ветви, стенки которых выпячиваются в виде большого количества маленьких мешочков, называемых легочными альвеолами. В этих альвеолах и происходит газообмен между воздухом и кровью.

Рис. 51. Слепок двух долек бронхов

К легким подходит от сердца легочная артерия. Войдя в легкие, она ветвится параллельно бронхам и постепенно уменьшается в размере. В дольках легкого легочная артерия образует густую сеть мельчайших сосудов — капилляров, окружающих поверхность альвеол. Рис. 51. Слепок двух долек бронхов. Пройдя альвеолы, капилляры, сливаясь в более крупные сосуды, образуют легочные вены, идущие от легких к сердцу.

Грудная полость. Грудная полость имеет форму конуса. Боковыми стенками ее служит скелет грудной клетки с межреберными мышцами, сзади расположена диафрагма, а спереди — шейные мышцы, кровеносные сосуды и нервы.

Грудная полость выстлана серозной оболочкой, называемой пристеночной плеврой. Легкие также покрыты серозной оболочкой, называемой легочной плеврой. Между пристеночной и легочной плеврой остается узкая щель, наполненная небольшим количеством серозной жидкости. В этой узкой щели имеется отрицательное давление, вследствие чего легкие всегда находятся в несколько растянутом состоянии и всегда прижаты вплотную к грудной стенке и следуют за всеми ее движениями.

Кроме легких, в грудной полости располагается сердце и проходят пищевод, кровеносные сосуды и нервы.

Механизм дыхания. Чтобы произвести вдох, грудная полость должна расшириться. Межреберные мышцы, сокращаясь, приподнимают ребра. При этом середина ребер поднимается кверху и несколько отходит от средней линии, а грудная кость, неподвижно соединенная с концами ребер, следует за движением ребер. Это увеличивает объем грудной полости. Расширению грудной полости способствует и движение диафрагмы. В спокойном состоянии диафрагма представляет купол, выпуклая часть которого направлена в сторону грудной полости. При вдохе этот купол делается более плоским, края диафрагмы, прилегающие к грудной стенке, отходят от нее, и грудная полость увеличивается. Легкие при каждом расширении грудной клетки пассивно следуют за ее стенками и расширяются давлением воздуха, находящегося в альвеолах. Давление этого воздуха, в силу увеличения объема альвеол, становится меньше атмосферного, вследствие чего наружный воздух устремляется в альвеолы и происходит вдыхание.

После вдоха наступает выдох. Во время выдоха мышцы грудной клетки и диафрагмы расслабляются. Реберные связки и хрящи в силу своей эластичности стремятся принять прежнее положение. Брюшные органы (печень, желудок), оттесненные диафрагмой при вдохе, возвращаются в свое нормальное положение. Все это вызывает уменьшение грудной полости, стенки которой начинают давить на легкие, и они спадаются. Кроме того, легкие спадаются в силу своей эластичности, и при этом давление воздуха в них становится больше атмосферного, чем и создаются условия, способствующие выталкиванию воздуха из легких наружу — происходит выдыхание. При усиленном выдохе активно участвуют и брюшные мышцы. Они отодвигают в сторону грудной клетки брюшные органы, что увеличивает давление на диафрагму.

При выдыхании легкие не освобождаются полностью от содержащегося в них воздуха, который называется остаточным.

Различают три типа дыхания: брюшной, грудной и реберно-брюшной. У собаки в спокойном состоянии тип дыхания бывает брюшным. При глубоком дыхании он становится реберно-брюшным. Грудной тип дыхания бывает только при одышке.

Частота дыхания, т. е. число вдыханий и выдыханий в одну минуту, у собаки в спокойном состоянии колеблется в пределах от 14 до 24. В зависимости от различных условий (беременность, возраст, внутренняя и внешняя температура) частота дыхания может изменяться. Молодые собаки дышат чаще. Сильно увеличивается частота дыхания у собаки во время жары и при мышечной работе.

Дыхательные движения регулируются центром дыхания, находящимся в продолговатом мозгу. Возбуждение дыхательного центра происходит преимущественно автоматически. В омывающей его крови появляется избыток углекислоты, которая возбуждает клетки дыхательного центра. Это создает своеобразную систему саморегуляции дыхания. С одной стороны, накопление углекислоты вызывает усиленную вентиляцию легких и способствует удалению углекислоты из крови. С другой стороны, когда усиленная вентиляция легких приводит к насыщению крови кислородом и к понижению содержания в ней углекислоты, возбудимость дыхательного центра снижается и дыхание на некоторое время задерживается. Чувствительность дыхательного центра очень велика. Резко изменяется дыхание при мышечной работе, когда продукты мышечного обмена (молочная кислота) не успевают окисляться и в значительном количество поступают в кровь, возбуждая дыхательный центр. Возбуждение дыхательного центра может происходить и рефлекторным путем, т. е. в результате возбуждения периферических нервов, идущих к продолговатому мозгу. Так, например, болевые ощущения могут вызвать короткую остановку дыхания с последующим продолжительным лзыдохом, иногда сопровождающимся стоном или лаем. Короткая остановка дыхания происходит также при действии на кончу холода, например при погружении в холодную воду.

Обмен газов в легких и тканях. Обмен газов в легких и тканях происходит благодаря диффузии. Сущность этого физического явления заключается в следующем: поступающий в альвеолы легких воздух содержит в себе больше кислорода и меньше углекислого газа, чем кровь, притекающая к легким. Вследствие разницы газового давления кислород будет проходить через стенки альвеол и капилляров в кровь, а углекислый газ — в обратном направлении. Поэтому и состав выдыхаемого и вдыхаемого воздуха будет различный. Вдыхаемый воздух содержит 20,9 % кислорода и 0,03 % углекислого газа, а выдыхаемый — 16,4 % кислорода и 3,8 % углекислого газа.

Поступивший из альвеол легких в кровь кислород разносится по всему организму. Клетки организма крайне нуждаются в кислороде и страдают от избытка углекислого газа. Кислород в клетках расходуется для окислительных процессов, поэтому его в клетках меньше, чем в крови. Углекислый газ же, наоборот, постоянно образуется и его в клетках оказывается больше, чем в крови. В силу этой разницы между кровью и тканями происходит газообмен или так называемое тканевое дыхание.

Связь органов дыхания с функциями других органов. Органы дыхания тесно связаны с системой кровообращения. Сердце лежит рядом с легкими и частично ими прикрывается. Постоянная вентиляция легких при дыхании охлаждает сердечную мышцу и предохраняет ее от перегревания.

Дыхательные движения грудной клетки способствуют кровообращению.

Тесно связаны органы дыхания и с пищеварением. Диафрагма при дыхании давит на брюшные органы и прежде всего на печень, что способствует лучшему выделению желчи, Диафрагма помогает акту дефекации. Тесно связано дыхание и с мускулатурой. Даже незначительное мышечное напряжение вызывает усиление дыхания.

Органы дыхания служат важным фактором теплорегуляции.

5. Система органов крово- и лимфообращения

Клетки организма требуют постоянной доставки питательных веществ и удаления излишних и вредных веществ — продуктов их жизнедеятельности. Эти функции в организме выполняются системой органов крово- и лимфообращения.

Система органов кровообращения. Органы кровообращения представляют собой наполненную жидкостью (кровью) систему замкнутых трубок (кровеносных сосудов), в которую вставлен сложный нагнетательный аппарат — сердце. Благодаря работе сердца и наличию некоторых приспособлений в кровеносных сосудах кровь постоянно циркулирует по организму, описывая два круга кровообращения — большой и малый.

Кровь. Функции крови в организме довольно многообразны.

1. Кровь доставляет клеткам питательные вещества из кишечника.

2. Она приносит к клеткам кислород из легких и уносит углекислый газ и другие продукты обмена веществ.

3. В кровь поступают выделения желез внутренней секреции — гормоны, необходимые для регуляции деятельности всего организма.

4. Кровь содержит различные защитные средства.

5. Кровь играет огромную роль в распределении тепла в организме.

В норме количество крови в организме составляет 5–8 % веса тела. Кровь состоит из прозрачной, бледножелтого цвета плазмы и взвешенных в ней форменных элементов: красных кровяных телец, или эритроцитов, белых кровяных телец, или лейкоцитов, и кровяных пластинок, или тромбоцитов (рис. 52).

Рис. 52. Клетки крови: красные кровяные тельца

1 — вид с плоскости и 2 — вид сбоку; 3, 4, 5 — белые кровяные тельца; 6 — кровяные пластинки

Кровь имеет красный цвет и солоноватый вкус. Цвет крови обусловливается присутствием в ней красящего вещества — гемоглобина. Гемоглобин является составной частью красных кровяных телец. Солоноватый вкус крови зависит от растворенных в ней солей (главным образом, поваренной соли).

Плазма — жидкая часть крови — состоит из воды (90–92 %) с растворенными в ней белками, сахаром и минеральными солями. В плазме крови находятся также большое количество углекислоты, продукты желез внутренней секреции (гормоны) и различные защитные вещества.

Красные кровяные тельца, или эритроциты, имеют круглую, дискообразную форму. Эритроциты собаки в нормальном состоянии организма ядер не имеют. Появление в крови эритроцитов с ядрами свидетельствует о болезненном состоянии организма. Величина эритроцитов собаки равняется приблизительно 7 микронам. Количество эритроцитов в крови колеблется. Так, у молодых животных эритроцитов больше, чем у старых. Количество эритроцитов увеличивается при длительной физической работе. Изменяется количество эритроцитов и при различных заболеваниях. В среднем у собаки в 1 куб. мм крови содержится 6,6 млн. красных кровяных телец. Эритроциты наполнены жидким раствором красящего вещества — гемоглобина, содержащего в своем составе железо. Гемоглобин является веществом, при помощи которого эритроциты переносят кислород из легких к тканям и отдают его клеткам.

Продолжительность жизни эритроцитов в крови равняется в среднем 30 дням. Образование новых эритроцитов происходит непрерывно в костном мозгу трубчатых костей. Отжившие эритроциты разрушаются в печени и селезенке. При этом продукты их распада в печени используются для образования желчи.

Лейкоциты представляют собой шарообразные клетки, состоящие из ядра, протоплазмы и оболочки. Лейкоциты делятся на группы, отличающиеся по форме ядра, по соотношению между величиной ядра и протоплазмы и некоторым другим признакам. Кровь разных животных обладает неодинаковым количеством различных по форме лейкоцитов. Физиологическая функция различных форм лейкоцитов пока точно не установлена. Лейкоцитов в крови содержится значительно меньше, чем эритроцитов, а именно от 6000 до 10000 в 1 куб. мм. Величина лейкоцитов значительно больше, чем эритроцитов, и достигает 20 микронов. Лейкоциты обнаруживают свойства, присущие свободно живущим простейшим одноклеточным организмам (амебам). Они обладают способностью к амебоидному движению и могут проникать через стенки капилляров в окружающую ткань. Это свойство особенно проявляется при проникновении в организм бактерий или частиц посторонних веществ. В этих случаях лейкоциты вследствие химического раздражения выходят из кровеносных капилляров и скапливаются в большом количестве вокруг посторонних тел (бактерий, остатков разрушенных клеток и т. п.). Свойством некоторых лейкоцитов является их способность к поглощению этих посторонних тел, или фагоцитозу. Фагоцитоз заключается в том, что лейкоциты захватывают чуждые и вредные для организма частицы и переваривают их с помощью своих ферментов. Это свойство лейкоцитов имеет важное значение в борьбе организма с микробами.

В процессе борьбы с микробами большое количество лейкоцитов погибает. Для восстановления потерь белых кровяных телец в организме в течение всей его жизни функционируют органы, образующие лейкоциты. Такими органами являются лимфатические узлы и красный костный мозг коротких костей и губчатого вещества других костей.

Тромбоциты, или кровяные пластинки, имеют форму круглых, плоских пластинок, несколько меньших по размеру, чем эритроциты (диаметр 2–3 микрона). В 1 куб. мм крови их насчитывается от 300000 до 800000. Тромбоциты играют большую роль в свертывании крови. Кровь, циркулирующая в кровеносных сосудах, при нормальных условиях не свертывается. Свертывание крови наступает при выходе ее из сосудов. При свертывании происходит превращение жидкой крови в студенистую массу, в сгусток. Этому способствует наличие в крови солей кальция. Время свертывания крови у собаки равно 4–6 минутам. Процесс свертывания крови может задерживаться или ускоряться под действием тех или иных факторов (повышение температуры, наличие в крови большого количества углекислоты и др.).

К факторам, ускоряющим свертывание крови, относят повышение температуры, введение в кровь желатины и др.

Значение свертывания крови для организма огромно. Оно обеспечивает самостоятельную остановку кровотечения в организме. Кровоточащие сосуды при этом закупориваются образующимся сгустком. Свертывание крови следует рассматривать как защитное свойство организма. При отсутствии его организм мог бы погибнуть от потери крови при повреждениях сосудов.

Кровь обладает и другого рода защитными свойствами, которые имеют большое практическое значение для лечебных и профилактических мероприятий, применяемых в борьбе с инфекционными заболеваниями. Эти защитные функции крови заключаются в следующем: организм в процессе борьбы с проникшими в него микробами вырабатывает особые специфические вещества, способные обезвредить их. Наличие таких веществ в крови делает организм невосприимчивым к данной инфекции, он приобретает в отношении к ней иммунитет, или невосприимчивость. Такая невосприимчивость организма возникает, например, после переболевания собаки чумой. Вторично собака чумой не заболевает. Иммунитет может быть получен и путем искусственного введения в кровь животного ослабленных микробов или вырабатываемых ими ядов (токсинов).

На этом основано применение прививок, имеющих огромное практическое значение в борьбе с заразными болезнями.

Сердце. Сердце является центральным органом системы кровообращения. Оно сообщает крови толчкообразное движение и регулирует направление тока крови.

Сердце собаки лежит в грудной полости между 4 и 7 ребрами, большей своей частью в левой половине. Сердце имеет форму конусообразного мускульного мешка, разделенного внутри перегородкой на две половинки — правую и левую. Каждая половина сердца в свою очередь делится на две части — предсердие и желудочек, соединенные между собой широкими отверстиями с клапанами. От сердца отходит и в него же впадает ряд кровеносных сосудов. От левого желудочка отходит главная артерия тела — аорта. Из правого желудочка выходит легочная артерия. В левое предсердие впадают рядом друг с другом несколько мелких и две широкие легочные вены, а в правое — большие, так называемые полые вены (передняя и задняя).

Снаружи сердце окружено серозной оболочкой, называемой сердечной сорочкой.

Стенки сердца состоят из поперечно-полосатой мускульной ткани. Однако мускульная ткань сердца отличается от скелетной мускульной ткани. Волокна мышц сердца ветвятся и соединяются между собой, образуя своеобразную сеть, что не имеет места в скелетной мускулатуре. Мышцы левой половины сердца в 2–2,5 раза толще мышц правой половины. Это объясняется тем, что левая половина сердца выполняет значительно большую работу, чем правая. Она выталкивает кровь из сердца в кровеносные сосуды. Внутри сердце выстлано оболочкой, называемой эндокардом.

Деятельность сердца выражается в последовательных сокращениях и расслаблениях предсердий и желудочков. При этом правое и левое предсердия, правый и левый желудочки сокращаются одновременно. В момент сокращения предсердий происходит расслабление желудочков. И наоборот, когда сокращаются желудочки, предсердия расслабляются. Затем наступает пауза, т. е. общее расслабление сердца. В период расслабления сердца мышцы как бы отдыхают. Благодаря этому на работу сердца в сутки приходится всего лишь около 8 часов.

Сердце сокращается определенное число раз в минуту. У собаки сердце в норме сокращается от 70 до 120 раз в минуту.

Что происходит в сердце во время его работы? Сокращением предсердий кровь проталкивается в расслабленные в этот момент желудочки. Одновременно с этим кровь устремляется из предсердий обратно в вены. Но обратному току крови в вены препятствуют сокращения мышечных колец, расположенных у устья вен. При сокращении желудочков кровь под большим давлением выбрасывается в артерии. В этот момент клапаны в отверстиях между предсердиями и желудочками закрываются, и кровь не может вернуться в предсердия. Обратному току крови из артерий в желудочки в момент их расслабления препятствуют полулунные клапаны аорты и легочной артерии. На месте прилегания сердца к грудной клетке можно ощутить удар или сердечный толчок, если приложить ладонь руки на грудную клетку собаки в области 4–5 ребра с левой стороны. Если приложить ухо к грудной клетке в области сердца, то можно слышать два звука, или тоны, сердца. Первый тон несколько глухой и продолжительный, второй — звучнее и короче. Первый тон преимущественно мышечный, хотя в нем имеется звук и от захлопывания сердечных клапанов. Второй тон создается захлопыванием полулунных клапанов аорты.

Непрерывная деятельность сердца и приспособление ее к различным потребностям организма обеспечивается нервной системой сердца. Нервы сердца регулируют работу сердца, замедляя или ускоряя его ритм. Благодаря нервной регуляции деятельность сердца совершается в соответствии с потребностями организма. Например, при работе, когда требуется усиленная доставка питательного материала и кислорода к тканям, сокращения сердца усиливаются и ускоряются. Нервный центр, регулирующий деятельность сердца, находится в продолговатом мозгу.

Кровеносные сосуды. Различают три вида сосудов — артерии, вены и капилляры. Сосуды, по которым течет кровь от сердца, называются артериями, а сосуды, по которым кровь течет к сердцу, — венами. Чтобы отличить артерию от вены, следует руководствоваться направлением тока крови в сосуде, а не цветом и составом крови. Так, например, по легочной артерии от сердца течет тёмнокрасная венозная кровь, т. е. насыщенная углекислотой, а легочные вены несут к сердцу светлокрасную артериальную кровь, т. е. насыщенную кислородом.

Стенки артерий построены из трех оболочек — внутренней, средней и наружной. Средняя и наружная оболочки состоят из эластической соединительной и мускульной ткани, благодаря чему стенки артерий обладают упругостью и способны к расширению. При разрезе артерии их отверстия не спадаются, а остаются зияющими. В стенках сосудов проходят нервы. Способность артерий сокращаться благодаря наличию в их стенках мускульных волокон и нервов имеет большое значение в распределении крови по организму. В стенках вен эластические и мускульные элементы развиты гораздо слабее, чем в стенках артерий. При разрезе стенки вен спадаются. В венах имеются кармановидные клапаны, назначение которых — пропускать кровь только в одном направлении. При обратном токе крови клапаны наполняются кровью, (натягиваются в просвет вены и закрывают последний, препятствуя обратному движению крови (см. рис. 56 (А) на стр. 136).

Отходя от сердца, артерии все более и более разветвляются на мелкие сосуды и переходят, наконец, в тончайшие, состоящие из одного слоя клеток, сосудистые трубочки — капилляры.

Капилляры являются местом перехода артерий в вены (артериальные и венозные капилляры). Сеть капилляров обеспечивает приток крови ко всем, даже весьма малым и значительно удаленным от сердца, участкам организма. В капиллярах происходит обмен веществ и газов между кровью и тканями. Из венозных капилляров путем соединения их друг с другом образуются все более и более широкие вены, которые в конце концов сливаются в две крупные полые вены, впадающие в правое предсердие.

Двигателем крови по сосудам является сердце. Оно своими сокращениями посылает толчками кровь в артерии под определенным давлением. Наибольшее давление отмечается в аорте в момент сокращения желудочков. По мере удаления от сердца давление в артериях падает, и в капиллярах оно становится уже совершенно незначительным.

Кровь движется по сосудам с неодинаковой скоростью. Максимальная скорость тока крови наблюдается в аорте и минимальная — в капиллярах.

Если по артериям кровь передвигается благодаря деятельности сердца и сокращению мышечных волокон в стенках сосудов, то течению крови по венам способствует ряд вспомогательных условий. Одним из них является сокращение скелетных мышц. Мышцы, сокращаясь, давят на вены и проталкивают по ним кровь в направлении к сердцу. Этим объясняется полезное влияние на кровообращение мышечных движений.

В момент сокращения сердца через всю артериальную систему пробегает пульсовая волна. Ее можно ощутить в виде расширения и сужения стенок артерии, приложив пальцы к поверхностно расположенной артерии (у собаки на бедренной артерии). Такое ощутимое расширение и сужение стенок артерии принято называть пульсом. Количество расширений и сужений стенок артерий соответствует количеству сердечных толчков. В венах пульсовая волна образуется лишь в ближайших к сердцу венах.

Кровеносные сосуды способны расширяться и сужаться. В продолговатом мозгу заложен сосудистый центр, который и посылает импульсы по особым нервам к сосудам, вызывая их расширение или сужение.

Кровообращение. Различают два круга кровообращения — большой и малый. Большой круг кровообращения начинается в левом желудочке сердца. От левого желудочка отходит аорта, разветвляющаяся на две артерии. Одна из них направляется в сторону туловища и задних конечностей, а другая — в сторону головы и передних конечностей. Артериями кровь разносится по всему организму. Проходя через капилляры, кровь отдает клеткам питательные вещества и кислород и получает из тканей продукты обмена веществ и углекислоту. После этого кровь поступает в вены и возвращается к сердцу, в его правое предсердие. Из правого предсердия кровь поступает в правый желудочек, где и заканчивается большой круг кровообращения (рис. 53 и 54).

Рис. 53. Схема кровообращения

1 — правое предсердие; 2 — правый желудочек; 3 — левое предсердие: 4 — левый желудочек; 5 — легочная артерия; 6 — легочные вены; 7 — капилляры легкого; 8 — аорта; 9 — задняя полая вена; 10 — передняя полая вена; 11 — грудной проток; 12 — плече-головной ствол; 13 — капилляры головы; 14 — капилляры передней конечности; 15 — межреберные артерии; 16 — лимфатические узлы; 17 — лимфатические сосуды; 18 — печеночные вены; 19 — воротная вена; 20 — капилляры печени; 21 — капилляры желудка; 22 — капилляры селезенки; 23 — капилляры кишечника; 24 — слепая кишка; 25 — капилляры почки; 20 — капилляры таза; 27 — капилляры задней конечности

Сокращением правого желудочка кровь проталкивается в артерию, идущую к легким и называемую легочной. В легких эта артерия разветвляется в обширную сеть капилляров, в которых происходит обмен газов между кровью и воздухом, находящимся в альвеолах легких. Здесь кровь, отдает углекислоту и обогащается кислородом, т. е. превращается из венозной тёмнокрасной кровы в артериальную светлокрасную. Собираясь из капилляров легких в легочные вены, кровь, насыщенная кислородом, поступает в левое предсердие, а из него — в левый желудочек. Здесь заканчивается малый круг кровообращения.

Рис. 54. Кровеносная система (схема)

Кругооборот крови, т. е. самое короткое время, в течение которого кровь может пройти по своему кругу кровообращения, занимает у собаки 16 секунд. Таким образом, в течение одной шшуты кровь обегает все тело около четырех раз.

Система органов лимфообращения. Лимфатическая система является дополнением к кровеносной системе. Чтобы притти в непосредственное соприкосновение с клетками организма и обеспечить их питательным материалом, плазма крови выходит через стенки капилляров и заполняет межтканевые и межклеточные пространства, образуя в них так называемую межтканевую жидкость. Из этой жидкости клетки получают необходимые питательные вещества, одновременно выделяя в нее продукты своей жизнедеятельности. Таким образом, тканевая жидкость содержит составные части плазмы крови и продукты жизнедеятельности клеток. Тканевая жидкость, поступившая в лимфатические сосуды, называется лимфой. В лимфу входят и форменные элементы крови — лимфоциты. Количество тканевой жидкости в организме считают равным 2/5–1/6 веса тела. Состав лимфы непостоянен. Он зависит от характера обмена веществ, который происходит в клетках.

Лимфа обладает способностью свертываться. Этот процесс протекает очень медленно.

Лимфа непрерывно движется по системе лимфатических сосудов. Лимфатические сосуды начинаются открытыми капиллярами в межтканевых щелях, и, таким образом, лимфа может свободно поступать в эти капилляры. Капилляры, сливаясь между собой, образуют более крупные лимфатические сосуды. Последние, соединяясь, дают начало большому лимфатическому сосуду, называемому грудным лимфатическим протоком. Грудной лимфатический проток впадает в переднюю полую вену. Таким путем лимфа впадает в кровь (рис. 55).

Рис. 55. Лимфатические узлы и подкожные лимфатические сосуды кожи собаки

Лимфатические узлы: 1 — околоушной; 2 — подчелюстной; 3 — поверхностный шейный; 4 — добавочный подмышечный; 5 — подколенный

Движение лимфы по лимфатическим сосудам совершается в силу разности давления в сосудах. Передвижению лимфы также способствует перистальтика самих лимфатических сосудов и ряд дополнительных моментов — присасывающее действие грудной клетки и сердца, сокращение скелетной мускулатуры. Имеющиеся в лимфатических сосудах клапаны, подобные клапанам в венах, препятствуют обратному току лимфы» Важным фактором, способствующим движению лимфы, является также мышечная работа (рис. 56 (Б) на стр. 136).

Рис. 56. Схематическое изображение разреза лимфатического сосуда

А — вскрытый венозный; Б — вскрытый лимфатический сосуд с полулунными клапанами (стрелки указывают направления движения крови и лимфы)

Лимфа движется по сосудам очень медленно — в 60 раз медленнее крови.

На своем пути лимфатические сосуды проходят через лимфатические узлы, представляющие собой округлые образования различной величины (от просяного зерна до лесного ореха). Лимфатические узлы с входящими и выходящими из них сосудами разбросаны в области головы, шеи и конечностей. Особенно много лимфатических узлов в полостях тела — грудной, брюшной и тазовой.

Лимфатические узлы выполняют в организме роль фильтров.

В этих фильтрах задерживаются микробы, проникшие в ткани тела, а также и другие посторонние вещества. Лимфатические узлы выполняют, кроме того, кроветворную функцию. В них образуются белые кровяные тельца — лимфоциты.

Селезенка. Селезенка представляет собой большой лимфатический узел, через который протекает не лимфа, а кровь. Селезенка лежит в брюшной полости, в левом подреберье у большой кривизны желудка. Она служит местом образования лимфоцитов и разрушения отживших эритроцитов. Селезенка помогает костному мозгу в выработке эритроцитов при больших потерях их в крови. Селезенка служит резервуаром для крови.

6. Система органов мочевыделения

В процессе постоянно происходящего обмена веществ в организме образуются продукты отбросов питания клеток и главным образом продуктов распада белка, вредных для организма. Кроме того, в организме скапливаются вещества не вредные, но излишние, как, например, вода и минеральные соли. Все это подлежит удалению из организма. Это осуществляется органами мочевыделения. Вещества, подлежащие удалению из организма, выделяются в виде мочи. Моча — прозрачная жидкость светложелтого цвета, кислой реакции. Основная масса мочи состоит из воды, содержащей в растворе, главным образом, мочевину — продукт белкового обмена веществ. Кроме мочевины, в моче содержатся различные соли. Преимущественное влияние на состав мочи оказывает пища.

Количество мочи, выделяемой животными за сутки, меняется в зависимости прежде всего от количества выпитой воды и качества корма. В среднем собака выделяет за сутки до 0,5 л, а большие собаки — до 1,5 л мочи.

Органами выделения и выведения мочи из организма являются почки, мочеточники, мочевой пузырь и мочеиспускательный канал.

Почки. Почки являются главным органом системы мочевыделения. Почки — парный орган. Они лежат в брюшной полости в области поясницы, под позвонками (рис. 57). Правая почка несколько выдвинута вперед. Почки окружены большим количеством жировой ткани, которая служит для них как бы мягкой подушкой.

Рис. 57. Местоположение почек собаки по отношению к скелету

3, 4, 5, 6, 7 — поясничные позвонки; 12, 13 — ребра; а — правая почка; б — левая почка

В почки входят кровеносные сосуды и нервы, а выходят мочеточники, венозные и лимфатические сосуды.

Снаружи почки одеты легко снимающейся соединительнотканной капсулой. На разрезе в почках различают три слоя — корковый, или мочевыделительный, промежуточный и мозговой. В корковом слое заложены особые почечные образования — тельца, от которых отходят почечные канальцы. Тельца состоят из так называемой капсулы Шумлянского, состоящей из двух тесно прилегающих друг к другу слоев клеток и сосудистого клубочка. Сосудистый клубочек образуется разветвлением приносящих кровь сосудов. Один листок капсулы Шумлянского непосредственно окружает сосудистые клубочки, а другой отделяется от первого таким образом, что между ними остается щелевидное пространство, переходящее в каналец. Канальцы почек, сливаясь друг с другом, впадают в небольшую полость почек — почечную лоханку (рис. 58).

Рис. 58. Продольный разрез почки

1 — мочеотделительная зона; 2 — пограничная зона; 3 — отводящая зона; 4 — почечный сосочек; 5 — почечная лоханка; 6 — мочеточник

Для отделения мочи в почках имеется два отдельных аппарата. В клубочках выходит вода и связанные с ней соли. В канальцах идет выделение специфических мочевых продуктов.

Мочеточники. От каждой почки отходит по одному мочеточнику. Мочеточники спускаются в полость таза, где они впадают в верхнюю стенку задней части мочевого пузыря. Мочеточники представляьот собой трубки, покрытые внутри слизистой оболочкой, а снаружи — тонкой серозной оболочкой. Между этими оболочками расположены пучки гладких мышц» Перистальтическими сокращениями этих мышц моча каплями проталкивается в мочевой пузырь.

Мочевой пузырь. Мочевой пузырь в ненаполненном состоянии имеет грушевидную форму и расположен на дне тазовой полости. Форма и размер мочевого пузыря изменяются в зависимости от степени его наполнения. В своей суженной части, называемой шейкой, мочевой пузырь переходит в мочеиспускательный канал. Стенки мочевого пузыря состоят из слизистой оболочки, мышечного слоя и серозной оболочки. В области шейки мышечный слой сильно развит и образует так называемый сфинктор, или запиратель мочевого пузыря. Он предотвращает непроизвольное вытекание мочи из мочевого пузыря. Стенки мочевого пузыря очень эластичны, благодаря чему емкость его может значительно увеличиваться. Умеренно наполненный мочевой пузырь содержит 50–100 куб. см мочи. При опорожнении мочевого пузыря мышечные пучки стенок сокращаются, сфинктор расслабляется и моча сильной струей выбрасывается через мочеиспускательный канал наружу.

Процесс опорожнения мочевого пузыря регулируется нервами, управляемыми центром мочеиспускания, находящимся в пояснично-крестцовой части спинного мозга. Этот центр связан и с головным мозгом. В коре большого мозга имеются участки, при раздражении которых получается сокращение мочевого пузыря. Наличием центра в головном мозгу объясняется тот факт, что собака может задерживать опорожнение пузыря и наоборот, вызывать выделение мочи без наличия к тому позыва.

Мочеиспускательный канал кобеля является одновременно и каналом, по которому извергается семенная жидкость, или сперма. Мочеиспускательный канал суки очень короткий. Он проходит по дну тазовой полости и открывается в нижней стенке преддверия влагалища.

7. Система органов размножения

Размножение относится к важнейшим отправлениям организма и обеспечивает продолжение рода. Для выполнения функций, связанных с размножением, у собак служит половой аппарат.

Половой аппарат кобеля. Половой аппарат кобеля состоит из семенников, или яичек, семяпроводов, предстательной железы, мочеполового канала и полового члена (рис. 59).

Рис. 59. Половые органы кобеля

1 — яичко: 2 — семяпровод; 3 — половой член

В половом аппарате кобеля вырабатывается семя, или живчики. Семя имеет вид вязкой жидкости, состоящей из продуктов выделения семенников и предстательной железы. Семя содержит огромное количество семенных нитей, или живчиков. В 1 мл семени их насчитывается от 60000 до 100000. Живчик представляет подвижную клетку, в которой различают головку (клеточное ядро), шейку и хвостик. При помощи хвостика живчик совершает самостоятельные движения. При благоприятных условиях живчики могут жить несколько дней и вне организма. Это обстоятельство позволило широко использовать в практике животноводства искусственное осеменение. В практике собаководства к этому способу пока не прибегают (рис. 60).

Рис. 60. Половые клетки-живчики

Семенники. Семенники, или яички, являются органами, в которых образуются и созревают половые клетки — живчики. Семенники — парные железы округлой формы. В процессе развития зародышей они находятся внутри брюшной полости, а по мере развития опускаются в мешковидное выпячивание брюшной стенки, которое образует так называемую мошонку. Внутри мошонка разделена на две полости. Полости мошонки сообщаются с брюшной полостью узкими паховыми каналами. Через паховые каналы и происходит опускание яичек из брюшной полости в мошонку. Наблюдаются случаи, когда семенники, один или оба, не опускаются из брюшной полости в мошонку. Животные с таким физическим недостатком называются нутрецами. Семенники подвешены на семенном канатике, в который заключены кровеносные сосуды, нервы, мышцы, связки и семяпровод.

Снаружи семенники покрыты плотной оболочкой. Внутри они делятся на ряд ячеек, в которых находятся тонкие извитые канальцы. Извитые канальцы переходят в выводные протоки и впадают в общий канал, проходящий через придаток семенника, непосредственно прилегающего к семеннику. В конце придатка общий канал переходит в семяпровод. Канал придатка служит местом скопления и хранения живчиков до момента семяизвержения.

Семяпроводы. Семяпроводы имеют форму длинных трубок. Начинаясь от придатков семенников, семяпроводы направляются вверх, проходят через паховые каналы в брюшную полость, огибают сверху мочевой пузырь и впадают в мочеиспускательный канал недалеко от шейки мочевого пузыря. В стенках семяпроводов имеется мышечный слой. Перистальтическим сокращением семяпроводов семя продвигается к мочеиспускательному каналу.

Предстательная железа. На шейке мочевого пузыря лежит предстательная железа. Выводные протоки ее открываются в мочеиспускательный канал. Секрет этой железы выделяется во время семяизвержения. Он разжижает семя и активирует движения живчиков.

Половой член. Половой член является органом совокупления и служит для введения семени в половые органы суки. В половом члене различают корень, тело и головку с крайней плотью. В нем располагается часть мочеполового канала (рис. 61).

Рис. 61. Средний разрез полового члена кобеля

1 — кость члена; 2 — пещеристое тело длинной части головки; 3 — пещеристое тело члена; 4 — мочевой канал

Половой член начинается двумя ножками на буграх седалищной кости. Соединяясь вместе, они образуют тело полового члена. Тело полового члена состоит из пещеристых (кавернозных) образований, которые при наполнении их венозной кровью расширяются и становятся упругими. Вследствие этого половой член увеличивается в объеме и длине. Такое состояние полового члена называется эрекцией. Конец полового члена оканчивается сравнительно длинной головкой, в которой заложена косточка. В головке имеются также пещеристые тела. У основания головки на месте перехода ее в тело полового члена находятся особые пещеристые тела, которые при наполнении их кровью образуют бугры или луковицы. В остальной части головки имеются концевые пещеристые тела. Вены, по которым оттекает кровь из концевых пещеристых тел, впадают в луковицы. Поэтому кровь при вытекании из концевых пещеристых тел наполняет луковицы. От наполнения кровью луковиц основание головки набухает, что препятствует извлечению полового члена из влагалища суки. От этой анатомической особенности зависит то, что собаки не могут иногда разойтись сразу же после полового акта происходит склещивание. Поэтому у собак половой акт называют вязкой. Передняя часть полового члена помещается в так называемом препуциальном мешке, который представляет складку кожи.

Половой аппарат суки. Половой аппарат сукисостоит из яичников, яйцепроводов, матки и влагалища (рис. 62).

Яичники — парные железы округло-овальной формы. В них происходит образование и созревание половых клеток (яйцеклеток) суки. Яичники значительно меньше семенников кобеля. Они располагаются в брюшной полости и свободно подвешены каждый на собственной подвешивающей связке, или брыжейке. В яичнике различают два слоя — наружный, или фолликулярный, и внутренний, или сосудистый. Фолликулярный слой содержит в себе большое количество пузырьков, в которых находятся и развиваются яйцеклетки. Фолликулы не все одинаковые и находятся в различных стадиях развития. Созревший фолликул наполнен жидкостью и окружен тонкой оболочкой. На внутренней стенке фолликула имеется небольшой выступ, в центре которого и находится яйцеклетка (рис. 63).

Рис. 62. Половые органы суки

1 — яичники; 2 — рога матки; 3 — тело матки; 4 — шейка матки; 5 — мочевой пузырь; 6 — отверстие мочеиспускательного канала

Сосудистый слой состоит, главным образом, из кровеносных сосудов и нервов.

Созревание яйцеклеток в яичнике происходит следующим образом. После завершения развития фолликула наступает такой момент, когда внутри него начинает накапливаться жидкость в таком количестве, что она растягивает стенки фолликула. Наполненный жидкостью фолликул отчетливо выступает в виде бугра на поверхности яичника. В результате все увеличивающегося натяжения стенок фолликула они разрываются, и яйцеклетка вместе с фолликулярной жидкостью попадает на воронку яйцепровода, находящуюся в открытом виде в брюшной полости. На месте спаявшегося после разрыва фолликула образуется так называемое желтое тело. Его назначение — выделять в кровь особые гормоны, служащие возбудителями процессов, происходящих в матке после оплодотворения яйцеклетки живчиками. Если яйцеклетка не оплодотворяется, желтое тело через 5–10 дней перестает функционировать. При оплодотворении оно развивается и функционирует в течение всего периода беременности; исчезает после родов. У суки одновременно созревает несколько фолликулов. Из воронки яйцепровода яйцеклетки попадают в яйцепровод и проходят в матку. Проталкивание яйцеклеток в матку по яйцепроводу происходит в результате движения ресничек мерцательного эпителия слизистой оболочки яйцепроводов и перистальтического их сокращения. Яйцеклетки из яйцеводов поступают в рога матки (рис. 63).

Рис. 63. Схема разреза яичника

1 — зачатковый эпителий; 2 — фолликулярная зона; 3 — сосудистая зона; 4 — ворота яичника; 5 — сосуды; 6 — граафов пузырек

Матка. Матка служит местом развития плода. У суки матка состоит из двух рогов и тела. Тело матки очень короткое, а рога длинные. По внешнему виду такая матка напоминает римскую цифру V. Рога и тело матки подвешены в брюшной полости на широких маточных связках. Участок матки, направленный во влагалище, называется шейкой матки. Внутреннее строение матки, приспособлено к выполнению процессов, связанных с беременностью. Внутри матка покрыта слизистой оболочкой. За слизистой оболочкой лежит мускульный слой с хорошо развитыми круговыми мышцами. Благодаря сокращению мышц матки происходит выталкивание плода при родах. Снаружи матка покрыта серозной оболочкой.

Влагалище. Влагалище является начальным отделом полового аппарата суки. Оно представляет складчатую трубку, покрытую внутри слизистой оболочкой. Под слизистой оболочкой лежит мускульный слой круговых и поперечных мышц. Начальный участок влагалища называется преддверием. У молодых животных, не бывших в вязке, преддверие отделено от остальной части влагалища тонкой оболочкой, называемой девственной плевой. На нижней стенке преддверия открывается мочеиспускательный канал. Ближе к выходу выступает головка клитора, или похотника. В стенках преддверия заложены слизистые железки. Преддверие влагалища заканчивается половыми губами, образующими половую щель. У собак эта часть влагалища называется петлей.

Течка. Процесс выделения яйцеклеток у собак сопровождается течкой. Течка внешне характеризуется тем, что сука в этот период становится беспокойной, возбудимость ее повышается, появляется желание отыскать кобеля. Во время течки наружные половые органы, вследствие усиленного притока к ним крови, краснеют. Из влагалищного отверстия начинает выделяться слизь. Закрытая в обычное время шейка матки приоткрывается, и из нее вытекает слизистая жидкость с примесью крови и с характерным специфическим запахом, привлекающим кобеля. В этот период происходит набухание слизистой оболочки матки, усиленный приток крови в сосудах и усиленная деятельность желез. Происходит как бы подготовка матки к состоянию беременности. Течка появляется на 7–9-м месяце жизни, происходит два раза в году. Продолжительность течки обычно 9–14 дней, но иногда длится 15–20 дней. Во время беременности половой цикл прекращается и появляется лишь через 4–5 месяцев после беременности. В определенный момент течки из яичника происходит выделение яйцеклеток.

Заканчивается половая деятельность как у кобеля, так и у суки обычно к 10–12 годам.

Совокупление, или вязка. Совокупление у собак является безусловным половым рефлексом. Безусловная рефлекторная половая реакция проявляется в виде суммы сложных действий, направленных на совершение полового акта. Половая реакция у собак, как и у других животных начинает появляться сравнительно рано и прежде чем организм достигает половой зрелости.

Перед совокуплением у кобеля наступает эрекция полового члена. Эрекция вызывается возбуждением ее центра в поясничной части спинного мозга, импульсы к которому подходят из коры головного мозга. Импульсы в коре головного мозга возникают под влиянием окружающей обстановки — присутствия суки в охоте, от зрительных и обонятельных впечатлений. Эрекция может быть вызвана и рефлекторно — от накопления семени в семенниках или механических раздражений полового члена.

У суки при половом возбуждении также наполняются кровью пещеристые тела клитора, и он приходит в состояние эрекции.

Акт совокупления у различных животных длится разное время. У собак он продолжается 10–15 минут. Во время совокупления происходит извержение семени кобеля.

Оплодотворение, беременность (щенность) и роды (щенение). Попавшие во время вязки во влагалище суки живчики, совершая самостоятельные движения, проходят через шейку матки в матку и дальше в яйцепроводы, где соединяются с яйцеклетками. Оплодотворенные яйцеклетки движением ресничек мерцательного эпителия и перистальтическими сокращениями яйцепроводов медленно продвигаются в рога матки, где прикрепляются к ее стенкам и начинают развиваться (рис. 64). Наступает беременность. Состояние беременности сопровождается изменениями в организме матери. Матка начинает увеличиваться, отодвигая вперед брюшные органы, стесняя их. Дыхательные движения становятся менее глубокими и более частыми. Сердечная деятельность затрудняется. Кишечник испытывает давление увеличившейся матки, что ведет к запорам.

Рис. 64. Плод

Щенность у собаки продолжается 58–65 дней. Роды представляют сложный процесс, заключающийся в открытии шейки матки и выталкивании плода из матки при помощи сокращения мышц матки и брюшного пресса. В матке каждый плод лежит в околоплодном пузыре. Плод, выведенный из матки наружу, остается в околоплодной оболочке, которую сука разрывает, одновременно перегрызая и пупочный канатик (пуповину). Немедленно же после родов отходят плодовые оболочки, или послед, который обычно тут же сука поедает. Плод, питавшийся через пуповину за счет крови матери, начинает самостоятельно дышать, а через некоторое время и самостоятельно питаться путем сосания молока матери.

Плодовитость разных животных не одинакова. Такие животные, как лошадь, корова и др., приносят, как правило, по одному детенышу в год. Собаки, кошки, свиньи приносят два раза в год по нескольку детенышей. Количество щенков в каждом помете зависит от количества созревших и оплодотворенных яйцеклеток. За одия период щенности сука может принести до 12 щенков. Шенки родятся слепыми, без зубов и с закрытыми отверстиями наружного слухового прохода.

Рис. 65. Схема строения соска

1 — железистая ткань; 2 — выходные протоки; 3 — молочная цистерна; 4 — сосковый канал

Молочные железы. Молочные железы, или вымя, являются производными кожи, т, е, видоизменением кожных желез (рис. 65 и 66). У суки — 4–5 пар молочных желез, расположенных в два ряда на нижней части брюшной и грудной стенок. До первой щенности молочные железы развиты слабо и, как правило, не выделяют молока. После оплодотворения, впервой трети беременности, железы начинают увеличиваться, набухать, становиться более напряженными и чувствительными. Это — подготовительный период к выделению молока. С рождением первого щенка молочные железы начинают выделять молоко. Молоко представляет желтовато-белую жидкость, состоящую из воды, белков, жиров, углеводов и минеральных солей. В молоке суки содержится: 9,72 % белка, 9,26 % жира, 3,11 % углеводов и 0,91 % солей. Состав молока у разных сук не одинаков и зависит от корма, обмена веществ, состояния нервной системы. Количество молока зависит от полноценности кормления и индивидуальных особенностей суки. Сразу же после родов молочные железы выделяют не молоко, а молозиво. Оно отличается от молока более желтой окраской, вязкой консистенцией и имеет солоноватый вкус и своеобразный запах, В молозиве имеются соли магния, способствующие возбуждению перистальтики и вызывающие послабляющее действие у щенка. Через полтора-два месяца выделение молока у сук обычно прекращается.

Рис. 66. Доля молочной железы

1, 2, 4, 5 — выводные дольковые протоки; 6 — выводной проток доли; 3 — отделительные мешочки железы

8. Система органов внутренней секреции

Органами внутренней секреции называются железы, вырабатывающие и выделяющие непосредственно в кровь особые вещества — гормоны. Характерной особенностью гормонов является их способность в ничтожно малых количествах оказывать значительное воздействие на различные функции организма.

К органам внутренней секреции относятся: щитовидная железа, околощитовидные железы, придаток мозга, некоторые участки поджелудочной железы, надпочечник и половые железы.

Щитовидная железа. Щитовидная железа — это небольшая железка, напоминающая по своей форме сливу, обильно снабженная кровеносными сосудами. Она лежит на трахее около щитовидного хряща гортани, откуда и получила свое название. При недостаточной деятельности щитовидной железы в организме происходит ряд характерных изменений. Опыты с удалением щитовидной железы показали, что если удалить железу в молодом возрасте, то собака перестает расти и остается карликовой, жиреет, становится вялой, шерсть легко выпадает. Развивается состояние, характеризующееся пониженной деятельностью высших отделов головного мозга. У собак недоразвиваются половые органы и отсутствует половое влечение (рис. 67). При повышенной деятельности этой железы наблюдается другая картина. Усиливается обмен веществ, вследствие чего организм очень быстро расходует свои энергетические запасы. Наблюдается ускорение сердечной деятельности и повышение нервной возбудимости.

Рис. 67. Последствия удаления щитовидной железы

слева — до операции; справа — после операции

Околощитовидные железы. Околощитовидные железы находятся рядом со щитовидной железод и тесно связаны с ней. У собаки таких желез 4 пары. Эти железки очень маленькие и не превышают размера просяного зерна. Функции их изучены мало. Повидимому, важнейшей их функцией является регулирование в «организме обмена солей кальция. Как показывают опыты с удалением этих желез, из организма начинает выводиться большое количество кальция, отчего повышается возбудимость нервно-мышечного аппарата и наступают судороги, кончающиеся смертью (рис. 68).

Рис. 68. Последствия удаления околощитовидных желез

Надпочечники. Надпочечники — парные железы, расположенные над почками. Считают, что функция их состоит в обезвреживании ядовитых веществ и выработке особого вещества — адреналина, повышающего кровяное давление, усиливающего и учащающего сокращения сердца. Надпочечники считаются жизненно необходимыми органами, удаление которых ведет к быстрой смерти животного. После удаления надпочечников появляется мышечная слабость, исчезает аппетит, понижается температура тела, животное быстро теряет в весе, развиваются параличи, собака лежит без движения и в таком состоянии погибает.

Мозговой придаток, или гипофиз. Он представляет округлое, слегка уплощенное тело, которое находится под основанием головного мозга. Гормон придатка оказывает влияние на рост животного и развитие половых органов. При слабой деятельности гипофиза происходит задержание роста, нарушается водный обмен, усиливается мочеотделение. Усиленная деятельность придатка вызывает гигантский рост.

Поджелудочная железа. Как железа внутренней секреции, она выделяет гормон, регулирующий количество сахара в организме. Заболевание поджелудочной железы вызывает расстройство обмена веществ в организме, преимущественно углеводного.

Половые железы. Все анатомические и физиологические различия самца и самки со всеми особенностями их поведения, все признаки, по которым можно отличить пол, — все это обусловливается функцией половых желез, как желез внутренней секреции. Удаление половых желез, или кастрация, вызывает в организме большие изменения. Так, если кастрация произведена в молодом возрасте, первичные половые признаки, т. е. половые органы, развиваются недостаточно и рост их приостанавливается. Если животное кастрировано во взрослом состоянии, то наступает обратное развитие первичных половых признаков. При кастрации резко меняются и вторичные половые признаки. Скелет сохраняет вид, свойственный щенячьему возрасту, окостенение его запаздывает, шерсть растет плохо, нарушается обмен веществ, происходит усиленное отложение жира. Нервные процессы ослабевают, половые функции выпадают.

Убедительные данные о роли и функциях половых желез дают опыты пересадки этих желез. Опыты показали, что, пересаживая у крыс под кожу молодым кастрированным самцам яичники самки, а самкам — семенники, самцы приобретали некоторые признаки самок, а самки — самцов. При пересадке кастрированным петухам яичников кур петухи становились похожими на кур. Гребень у них пропадал, яркое оперение сменялось на скромное оперение кур. При пересадке семенников петухов курам последние обнаруживали петушиные повадки — драчливость, склонность петь, у них даже отрастали гребни. Это показывает, что половые железы выделяют гормон. Гормон семенников и гормон яичников обладают резко выраженными специфическими действиями.

9. Нервная система

Общие понятия. Нервная система является очень сложной и своеобразной по своему строению и функциям системой организма. Ее назначение — устанавливать и регулировать взаимоотношение органов и систем в организме, связывать все функции организма в единое целое, отвечать на раздражения и создавать временные связи с окружающей внешней средой, анализировать полученные при помощи органов чувств раздражения, поступающие из внешней среды, превращать их в ощущения и под влиянием этих ощущений проявлять то или иное действие.

Взаимоотношения между органами внутри организма осуществляются не только посредством элементов нервной ткани, но также и через кровь и лимфу, являющихся внутренней средой для клеток всего организма. При помощи крови и лимфы устанавливается внутренняя химическая связь органов и внутренняя химическая регуляция их деятельности. Такой механизм регуляции деятельности организма называется гуморальным.

Нервные и гуморальные механизмы регуляции действуют в единстве. Как химическая регуляция не обходится без влияния нервных элементов, так и нервная регуляция не обходится без участия химических агентов. Так, нервная система влияет на железы внутренней секреции, а гормоны этих желез через кровь влияют на нервную систему, а через нее и на весь организм.

Взаимоотношения организма с внешней средой осуществляются посредством нервной системы. Нервная система является в этой части посредником между окружающей внешней средой и самим организмом. В зависимости от изменений в окружающей среде изменяется и деятельность отдельных органов и всего организма в целом. Учитывая, что для практики служебного собаководства наибольший интерес представляют вопросы связей и взаимоотношений организма собаки с внешней средой, нами и будут даны главным образом анатомо-физиологические основы нервной системы, необходимые для правильного и более ясного понимания теории и практики дрессировки и служебного использования собак, излагаемые в специальном разделе.

Нервная система представляет всюду проникающую ткань. Ее лишены лишь грубые, отвердевшие кожные образования (когти) и компактные части костей.

Основой нервной ткани является нервная клетка с отростками, или нейрон. Формы и размеры нервных клеток различны. Но каждая нервная клетка обязательно имеет отростки. Отростки нервных клеток бывают очень длинные. Этими длинными отростками и пронизывается весь организм.

Различают два вида отростков. Один из них, неветвящийся, называется нейритом. Другие отростки более грубые, неправильной формы, сильно ветвящиеся, называются дендритами (деревоподобные). Как нейриты, так и дендриты оканчиваются свободными концевыми разветвлениями. Концевые разветвления одного нейрона, соприкасаясь с отростками другого, образуют нервные цепи, составляющие сложную сеть связей, являющуюся основой построения всей нервной системы. В этой сложной связи дендриты могут иметь контакт с нейритами от многих нейронов, а нейриты могут передавать свои возбуждения на многие нейроны (рис. 69).

Рис. 69. Нейрон (схема)

1 — дендриты; 2 — тело нервной клетки; 3 — нейрит; 4, 5, 6 — шванновская оболочка; 7 — тело дендрий

В проведении нервного возбуждения участвуют все части нейрона. Но главная роль принадлежит нервной клетке. Она является аппаратом, воспринимающим раздражение и активно его перерабатывающим в процессе возбуждения. Отростки, или нервные волокна, служат только проводниками возбуждения. При этом в дендритах нервное возбуждение передается только по направлению к клетке, а в нейритах — только от клетки. Отростки нервных клеток, или нервные волокна, собранные в пучки, образуют нервы. Соответственно тому, откуда и куда идет возбуждение, различают два рода нервов. Одни из них передают нервное раздражение от периферии к центру и называются чувствительными, а другие нервы передают нервные возбуждения от центра на периферию и называются двигательными, а также секретор: ными.

Нервы, в которых объединены чувствительные и двигательные нервные волокна, называются смешанными. Такими нервами являются периферические нервы. В смешанных нервах возбуждения разного характера и силы распространяются по разным волокнам в разных направлениях.

При этом они не смешиваются друг с другом, так как каждое волокно изолировано от рядом лежащего своими оболочками. Скорость проведения нервного возбуждения составляет от 60–80 до 120 м в сек.

Скорость проведения зависит от окружающих нерв условий температуры, достаточности кислорода, присутствия химических веществ и т. д.

Сущность нервного возбуждения изучена еще недостаточно. Имеются некоторые научные доказательства того, что его следует понимать, как изменение обмена веществ, т. е. как химический процесс. Имеются доказательства итого, что возбуждение зависит от появления в нерве биоэлектрических токов.

Всю нервную систему делят на центральную, периферическую и вегетативную, или автономную.

Центральная нервная система. Центральную нервную систему составляют спинной и головной мозг.

Спинной мозг. Спинной мозг расположен в спинномозговом канале и окружен спинномозговой жидкостью. Она защищает его от сильных сотрясений. Спинной мозг представляет довольно длинный толстый ствол, проходящий от затылочной части черепа до 7 поясничного позвонка. Толщина его не везде одинаковая. В местах отхода от него нервов (область шеи и поясницы) к передним и задним конечностям имеются утолщения. На всем протяжении спинного мозга из межпозвоночных отверстий от него с каждой стороны отходят спинномозговые нервы, образуя при выходе из позвоночника нервные узлы.

Спинной мозг состоит из серого и белого вещества. Серое вещество находится внутри спинного мозга и состоит, главным образом, из нервных клеток. На разрезе оно расположено в виде бабочки или буквы «Н». В каждой его половине различают верхний и нижний рог. Чувствительные клетки верхнего рога воспринимают раздражения с периферии тела и передают их двигательным или секреторным клеткам, а также другим чувствительным клеткам и клеткам головного мозга (рис. 70).

Рис. 70. Разрез спинного мозга

1 — твердая мозговая оболочка; 2 — паутинная мозговая оболочка; 3 — белое вещество спинного мозга; 4 — серое вещество спинного мозгам 5 — верхний (чувствующий) корешок; 6 — нижний (двигательный) корешок; 7 — спинномозговой узел; 8 — нерв; 9 — межпозвоночное отверстие, а, б — нервная душка и тело позвонка

Двигательные и секреторные клетки нижнего рога воспринимают раздражения от чувствительных клеток и посылают возбуждения на периферию тела — к мышцам, железам и т. д. Такое расположение нервных клеток делает спинной мозг центром многочисленных простых безусловных рефлексов. В нем находятся центры — движения, сухожильных рефлексов, рефлексов внутренних органов и др.

Белое вещество спинного мозга состоит из нервных волокон, служащих связью нервных клеток внутри спинного мозга с головным. Имеется несколько путей связи. Одни из них тянутся между верхними рогами мозга, другие — между нижними. Нервные волокна, тянущиеся между верхними рогами, являются чувствительными, а между нижними — двигательными.

Местом связи серого вещества с периферическими нервами служат спинномозговые корешки. Верхний корешок входит в верхний рог серого вещества, нижний — в нижний рог. По верхнему корешку идут нервные волокна от периферии к спинному мозгу. Клетки этих волокон располагаются у входа в межпозвоночные отверстия, образуя спинномозговые узлы. Короткие отростки этих узлов идут в спинной мозг через верхний корешок. Нижние корешки содержат волокна от двигательно-секреторных нервных клеток, заложенных в нижнем роге серого вещества. Верхние и нижние корешки по выходе из межпозвоночных отверстий соединяются друг с другом, образуя одни спинномозговые нервы. Эти нервы разветвляются по всему телу, образуя периферическую нервную систему.

Основной функцией спинного мозга является осуществление простых безусловных рефлекторных актов и проведение раздражений к головному мозгу и обратно. Он тесно связан своими функциями с головным мозгом и находится под постоянным влиянием импульсов, идущих из головного мозга.

Головной мозг. Головной мозг подразделяется на продолговатый мозг, мозжечок и большой мозг (рис. 71, 72, 73, 74).

Рис. 71. Средний разрез головного мозга

1 — часть спинного мозга; 2 — продолговатый мозг; 3 — варолиев мост; 4 — мозжечок; 5 — средний мозг; 6 — четыреххолмие среднего мозга; 7 — спайка промежуточного мозга; 8 — придаток мозга; 9 — зрительный нерв; 10 — полушарие переднего мозга; 11 — обонятельная луковица

Продолговатый мозг. Продолговатый мозг можно рассматривать, как переднюю часть спинного мозга и начало ствола головного мозга. Он расположен в черепной коробке. По своему строению продолговатый мозг до некоторой степени напоминает спинной мозг, но расположение серого и белого вещества на его разрезе не имеет ясных очертаний, как это можно видеть в спинном мозгу. Серое вещество продолговатого мозга образует группы клеток, являющихся центрами самых разнообразных рефлексов. Продолговатый мозг служит также связующим звеном для проводящих путей спинного и головного мозга. В продолговатом мозгу, несмотря на его очень малую величину заложены такие важные нервные центры, как сердечный (замедление и ускорение сердечной деятельности), дыхательный, пищевой (центр сосания, слюнноотделения, глотания, рвоты, перистальтики) и др.

Рис. 72. Головной мозг собаки (вид с верхней стороны)

1 — главная продольная борозда, разделяющая правое и левое полушария; 2 — крестообразная борозда

Из сказанного видно, какое важное значение имеет для организма продолговатый мозг. Повреждение продолговатого мозга вызывает смерть животного.

Рис. 73. Головной мозг собаки (вид с нижней стороны)

1 — обонятельная луковица; 2 — перекрест зрительных нервов; 3 — отводящий нерв; 4 — грушевидная извилина мозга; 5 — ножка мозга

Мозжечок. Мозжечок расположен над продолговатым мозгом. На разрезе он дает характерную фигуру дерева, где стволу и ветвям соответствует белое вещество, состоящее из нервных волокон, а листьям — серое вещество, состоящее из нервных клеток, составляющих кору мозжечка.

Рис. 74. Головной мозг собаки (вид с наружной стороны)

I — лобная доля; II — теменная доля; III — височная доля; IV — затылочная доля; V — обонятельная луковица, 1 — обонятельная борозда, 2 — Сильвиева борозда; 3 — крестовидная борозда

Мозжечок является органом, управляющим мышцами при различных сложных движениях организма и поддерживающим равновесие организма в пространстве. Опыты показали, что если у собаки удалить мозжечок, то у нее расстраиваются движения. Собака не может найти устойчивого положения для своего тела.

Большой мозг. Большой мозг делится на средний, промежуточный и передний.

Средний мозг образует так называемое четыреххолмие. Эта часть мозга имеет очень сложное строение. Она служит проводящими путями многих чувствительных и двигательных нейронов. Имея в своем строении серое вещество, средний мозг служит промежуточной станцией в передаче раздражений в передний мозг. В среднем мозгу различают два передних и два задних холма. Передние холмы имеют отношение к зрению. Они являются органом, управляющим движением глаз, В самом акте зрения они не участвуют. Это доказывается тем, что если удалить четыреххолмие, то зрение не пропадает.

Задние бугры находятся в такой же связи с функциями слухового нерва. Они являются центром таких рефлексов, как поднятие ушей, головы и др.

Промежуточный мозг представляет последнюю часть ствола мозга. В нем сосредотачиваются все чувствительные пути для переключения их на последние нейроны, проводящие раздражения к коре переднего мозга. Предполагают, что в промежуточном мозгу находится центр теплорегуляции в организме, а также обмена веществ.

Передний мозг. Передний мозг составляют два больших полушария, разделенных между собой глубокой продольной бороздой. В нижней своей части полушария соединены между собой большим количеством нервных волокон, образующих так называемое мозолистое тело. В полушариях различают 4 доли — лобную, теменную, височную и затылочную.

Поверхность полушарий изрезана бороздками. Одни из них более глубокие и постоянные, другие — менее глубокие и непостоянные. Из более глубоких борозд следует отметить Сильвиеву борозду в височной доле мозга. Вокруг этой борозды расположена слуховая зона, или слуховой центр. Другая глубокая борозда, называемая крестообразной, отделяет лобную часть от теменной. Третья глубокая борозда — обонятельная. Она отделяет обонятельную зону (обонятельные луковицы) от остального мозга.

Участки, расположенные между бороздами, называются извилинами. У разных животных количество извилин различно. Из животных больше всего извилин в мозгу высших обезьян. По форме и количеству извилин мозг этих обезьян приближается к мозгу человека. Количество извилин стоит в прямом отношении к количеству клеток, т. е. чем больше извилин, тем больше клеток.

Полушария состоят из серого вещества, расположенного по периферии и образующего кору полушарий и белого вещества, расположенного внутри мозга. Белое вещество полушарий составляют пучки нервов, концентрирующихся снизу и расходящихся веерообразно в коре. Там же располагаются волокна, идущие от одного участка коры к другому, от правого полушария к левому и от коры к участкам стволовой части мозга, включая и спинной мозг. Кора полушарий имеет очень сложное и неодинаковое строение в различных участках. Она состоит из нескольких слоев нервных клеток, имеющих форму зерен и пирамид. Отходящие от этих клеток бесчисленные отростки переплетаются между собой. Короткие отростки связывают отдельные участки коры, а длинные выходят за пределы коры в белое вещество мозга. Количество нервных клеток в коре мозга огромно. У человека их насчитывают до 14 миллиардов.

Такое сложное строение коры объясняется всей сложностью и важностью функций, выполняемых корой мозга. Кора является местом образования временных связей, или условных рефлексов, которые вместе с системой безусловных рефлексов определяют сложнейшие формы поведения собаки. Здесь локализуется высшая нервная деятельность, имеющая главное значение в регуляции всех отправлений организма. И если мы говорим о самостоятельности функций других отделов нервной системы — спинного мозга или вегетативной системы, мы при этом имеем в виду, что при искусственной изоляции этих отделов нервной системы от большого мозга (коры полушарий), многие отправления организма не останавливаются. Влияние коры полушарий осуществляется в организме всюду и постоянно.

Кора полушарий мозга, кроме большого количества собственных рефлекторных центров и центров управления рефлексами, содержит элементы, которые обусловливают так называемые «психические» проявления.

Благодаря промежуточным связям центральная нервная система функционирует как единый орган. Отдельные клетки ее группируются в виде скоплений и выполняют какую-нибудь общую для них функцию. Такая группировка клеток носит название нервного центра. Каждый центр ведает отдельной функцией. Даже каждая его отдельная клетка выполняет свою строго определенную роль, посылая свои импульсы или воспринимая возбуждения только с одной определенной точки. Эти центры, конечно, нельзя себе представлять, как отдельные, почти изолированные точки мозга. Центральная нервная система представляет целостную систему, где всякие частные функции служат выражением деятельности всего мозга в целом. Поэтому центры надо понимать, как определенные области серого вещества мозга, которые управляют определенными функциями организма. Но вместе с тем они в своей деятельности проявляют свойство изменчивости и могут перестраиваться и приобретать новые функции.

Периферическая нервная система. Периферическую нервную систему образуют разветвления нервных стволов, расходящихся от спинного и головного мозга по всему организму. Нерв, или нервный ствол, состоит из большого количества расположенных рядом нервных волокон, соединенных между собой соединительной тканью. Каждое нервное волокно — это отросток какой-либо нервной клетки, находящийся в мозгу или на периферии в нервном узле. Волокна эти могут быть очень длинными, как, например, волокна, идущие от спинного мозга к конечностям (рис. 75).

Рис. 75. Периферическая нервная система собаки

Каждый нерв выходит изолированно из спинного мозга через соответствующее межпозвоночное отверстие и получает название по месту расположения этого отверстия (шейный, грудной, поясничный и т. д.).

Нерв, пройдя межпозвоночное отверстие, делится на три ветви: одна из них направляется к мышцам, расположенным ниже позвоночника, другая — к мышцам, лежащим над позвоночником, а третья идет к симпатической нервной системе. Две первые ветви имеют в себе и двигательные и чувствительные волокна.

В области перехода шеи в грудной отдел нервы образуют так называемое плечевое сплетение, а в области поясницы и крестца — пояснично-крестцовое сплетение. От них отходят самые длинные нервы к мышцам и коже конечностей.

Основным свойством нервов (волокон) является их возбудимость и проводимость. Соответственно тому, откуда и куда идет возбуждение, различают центробежные и центростремительные нервы. Нервы, по которым раздражение направляется к центру, называются центростремительными или чувствительными. Нервы, по которым возбуждение передается от центра к мышцам или железам, называются центробежными или двигательными.

Центробежные и центростремительные нервные волокна могут находиться в одном и том же нервном стволе. Таких нервных стволов в организме большинство. Возбуждение, идущее по нервному стволу, не передается с одного волокна на другое.

Периферические нервы обладают самостоятельной возбудимостью в любой точке. Они воспринимают раздражения разного рода — механические, термические, электрические, осмотические, химические. Но для этого надо, чтобы раздражитель действовал внезапно и определенный минимум времени.

Нерв при раздражении почти не утомляется, так как обмен веществ в нем чрезвычайно мал: можно часами раздражать нерв и не наблюдать явления утомления.

Если нервный ствол отделить от нервных клеток, то он погибнет.

Вегетативная нервная система. Вегетативная нервная система является частью общей нервной системы и регулирует процессы внутренних органов, и поддерживает постоянство внутренней среды.

Вегетативная нервная система состоит из двух отделов: центрального, заложенного в спинном и продолговатом мозгу, а также в различных частях головного мозга, и периферического, состоящего из нервных узлов и нервных волокон (рис. 76).

Рис. 76. Схема вегетативной нервной системы

Периферический отдел вегетативной нервной системы в свою очередь делится на симпатическую и парасимпатическую системы.

Характерной особенностью вегетативной нервной системы является своеобразное строение периферического отдела ее. Волокна вегетативной нервной системы идут от центра не непрерывно, как это имеет место в спинномозговых нервах, а прерываясь. На месте перерывов имеются скопления нервных клеток, именуемые нервными узлами. Нервные волокна, идущие от центра к нервным узлам, носят название предузловых; из нервных же узлов выходят послеузловые волокна.

Цепь нервных узлов, расположенная по бокам позвоночника в грудной и брюшной полостях, образует симпатическую нервную систему. От нее ответвляются большой и малый чревные нервы, иннервирующие органы брюшной полости.

Парасимпатическая нервная система складывается из черепно-мозговых нервов, берущих начало из головного и продолговатого мозга, а также нервных волокон, идущих от крестцового отдела спинного мозга. Главнейшим из нервов парасимпатической нервной системы является блуждающий нерв. Ветви этого нерва иннорвируют почти все органы грудной и брюшной полости.

Физиологическая особенность симпатической и парасимпатической нервных систем заключается в антагонистическом характере иннервации ими внутренних органов: там, где симпатическая нервная система действует возбуждающим образом, парасимпатическая действует тормозящим или угнетающим образом. Так, например, симпатический нерв ускоряет и усиливает деятельность сердца, а парасимпатический нерв (блуждающий) вызывает замедление деятельности сердца.

Оба отдела вегетативной системы характеризуются также своим специфическим отношением к некоторым ядам. Симпатическая нервная система является весьма чувствительной, например, к адреналину, который возбуждает ее (адреналин выделяется надпочечниками). Другие яды, например пилокарпин, возбуждают парасимпатическую нервную систему, в то время как, например, атропин парализует ее.

В организме постоянно вырабатываются вещества, действующие специфическим образом то на один, то на другой отделы вегетативной нервной системы, в результате чего осуществляется химическая регуляция функций отдельных внутренних органов.

По учению академика И. П. Павлова, нервы вегетативной нервной системы регулируют тончайшие химические процессы, происходящие в клетках и тканях. Всякое нарушение вегетативной иннервации (перерезка или повреждение нервных волокон) может сопровождаться выраженными в различной степени нарушениями деятельности клеток и тканей.

Последние научные данные показывают полное единство противоположно действующих отделов вегетативной нервной системы. Без симпатической нервной системы организм не может нормально существовать в сложной окружающей обстановке, как и без парасимпатической нервной системы. При значительной физической нагрузке существенную роль играет симпатическая нервная система. Но если затем в действие не вступает парасимпатическая система, то длительной работы организмов может выполнить. Тренировка организма заключается не только в упражнении аппарата симпатической нервной системы, но в той же мере и парасимпатической. Если при пищеварении вначале действует парасимпатическая система (блуждающий нерв), то вслед за ним включается и симпатическая система.

При рассмотрении вегетативной нервной системы всегда надо иметь в виду, что она находится под общим влиянием коры головного мозга, которая со своей стороны является высшим регулятором всех функций организма.

10. Органы чувств

Организм живет в постоянно изменяющихся условиях внешней среды с бесчисленным количеством всевозможных раздражителей. Одни из них не имеют никакого отношения к организму и не являются для него сигналами для соответствующего поведения. Другие же раздражители как, например, пища, нападение и др. имеют биологическое значение и действуют на организм как сигнал к соответствующему поведению животного.

Для улавливания и восприятия этих внешних раздражений организм имеет соответствующие аппараты или органы чувств (рецепторы). К органам чувств относятся: орган зрения, слуха, обоняния, вкуса и осязания. Каждый из этих органов служит для восприятия только определенных видов внешних раздражителей, соответственно чему и имеет свое устройство. Внешними раздражителями являются: для органа зрения — свет, органа слуха — звук, органа обоняния — запахи, органа вкуса — химические растворимые вещества и для органа осязания — механические и термические раздражители.

Одни из органов чувств — зрение, слух и обоняние, воспринимают внешние раздражения на том или ином расстоянии от раздражителя. Такие органы чувств называются дистантными. Другие органы чувств — вкуса и осязания способны воспринимать раздражения лишь при непосредственном соприкосновении или контакте с источником раздражения. Такие органы чувств называются контактными.

Дистантные органы чувств имеют гораздо большее значение для организма животного, так как они определяют характер раздражителя на расстоянии, что вызывает в организме соответствующую подготовительную реакцию животного на этот раздражитель. Так, например, если раздражитель сигнализирует об опасности для животного, оно имеет возможность ее избежать.

Важное значение имеют для жизни организма и контактные органы чувств. Они не только сигнализируют организму о тех или иных раздражителях, но являются и усилителями дистантных органов чувств. Так, например, пища для дистантных органов чувств может приобрести значение раздражителя только после того, как пища опробована в полости рта, определен ее вкус и т. д.

Орган зрения. Орган зрения состоит из следующих частей: глазного яблока, его защитных приспособлений и двигательного аппарата глазного яблока (рис. 77).

Рис. 77. Орган зрения

1 — белочная оболочка; 2 — роговица; 3 — сосудистая оболочка; 4 — радужная оболочка; 5 — ресничное тело; 6 — зрительный нерв; 7 — хрусталик; 8 — передняя камера глаза; 9–10 — нижнее и верхнее веко; 11 — слезная железа; 12 — скуловой отросток лобной кости; 13 — мускулы глазного яблока

Глазное яблоко имеет форму шара, несколько сплющенного спереди назад. Оно состоит из трех оболочек, образующих его стенку — белочной, или склеры, сосудистой и сетчатой. Внутри глазного яблока находится хрусталик и стекловидное тело. Белочная оболочка покрывает все глазное яблоко. В переднем отделе она образует прозрачную роговицу, вставленную в глазное яблоко наподобие часового стёклышка. В задней части этой оболочки имеется отверстие, через которое проходит зрительный нерв. Под белочной оболочкой лежит сосудистая оболочка. Она богата кровеносными сосудами, питающими глазное яблоко, и имеет большое количество пигментных клеток, почему и имеет черный цвет. Поверх сосудистой оболочки лежит особая отражательная перепонка, от которой зависит свечение глаз у животных, Сосудистая оболочка, дойдя до роговицы, спускается в виде округлой пластинки с отверстием в середине. Эта пластинка называется радужной оболочкой, а отверстие — зрачком. Радужная оболочка окрашена, от чего и зависит цвет глаз. Радужная оболочка играет роль диафрагмы. Под действием световых раздражителей на сетчатку глаза радужная оболочка сужает или расширяет зрачок. При большом освещении сетчатки зрачок рефлекторно суживается при малом — расширяется, как это делает фотограф с диафрагмой фотоаппарата. Радужная оболочка разделяет пространство между роговицей и хрусталиком на две камеры глаза — переднюю и заднюю. Обе камеры заполнены жидкостью.

Внутренняя оболочка глаза называется сетчатой, или сетчаткой, и составляет самую важную часть глаза, служащую пластинкой, воспринимающей картину внешнего мира. Она состоит из светочувствительных клеток, от которых при действии на них света отходят нервные импульсы и передаются по зрительному нерву в затылочную долю головного мозга.

За радужной оболочкой расположено прозрачное, чечевицеобразное тело — хрусталик. Он состоит из длинных прозрачных клеток и покрыт тонкой оболочкой. Хрусталик более выпуклой стороной направлен назад. Он является главной частью глаза, преломляющей свет. Хрусталик может становиться то более, то менее выпуклым. Благодаря этому глаз может приспосабливаться к рассмотрению предметов на разных расстояниях. Изменение выпуклости хрусталика происходит при помощи так называемого ресничного тела, к которому хрусталик прикреплен в верхней и нижней своей части. В ресничном теле заложены мышечные пучки, при сокращении которых и происходит изменение в выпуклости хрусталика. Вся внутренняя полость глазного яблока заполнена полужидкой прозрачной массой, называемой стекловидным телом.

Стекловидное тело служит как бы прозрачным внутренним остовом глазного яблока, имеет круглую форму и пропускает световые лучи.

Глазное яблоко лежит в глазнице, окруженное жировой тканью. Впереди него имеются две кожные складки, так называемые веки, защищающие глаз. Свободные концы век покрыты волосками — ресницами. В толще век заложены мышечные пучки, сокращением которых веки закрываются и открываются. С внутренней стороны веки покрыты слизистой оболочкой, называемой конъюнктивой.

Над глазным яблоком под скуловым отростком лобной кости находится слезная железа, выделяющая слезу, поступающую под верхнее веко и овлажняющую внутреннюю поверхность века и роговицу. Скапливающиеся слезы стекают во внутренний угол глаза, где имеется небольшой полый слезный, бугорок. В полость этого бугорка стекают слезы, откуда по слезному каналу оттекают в носовую полость.

Слезы содержат 98 % воды и 1,5 % поваренной соли. Слезы выделяются рефлекторно при раздражении роговицы и конъюнктивы частицами посторонних веществ, едкими газами и т. п.

Глазное яблоко — правое и левое могут одновременно двигаться в разные стороны благодаря глазным мышцам.

В строении глаза собаки имеются особенности, отличающие их от глаз человека. Во-первых, человек обладает бинокулярным зрением. Он видит предмет одновременно двумя глазами, что дает возможность оценивать расстояние, отдаленные предметы, их объемность и глубину и видеть дальше, чем собака. У собаки глаза расставлены так, что способность видеть один предмет двумя глазами одновременно развита слабее. Поэтому каждый глаз собаки обладает своим отдельным полем зрения. Кроме того, у собак на сетчатке нет так называемого желтого пятна, т. е. места наиболее ясного видения, поэтому, надо полагать, что чувствительность сетчатой оболочки у собак слабее.

Опыты показывают, что цветным зрением собаки не обладают. Они хорошо различают серые цвета, различные формы, отличают круги от квадратов, треугольников и др. фигуры. Эта способность у собаки значительно превосходит способности человеческого глаза. Так, при длительной тренировке собака замечает разницу между эллипсом с отношением полуосей 9:8 и кругом. Отношение к предметам резко меняется, если предмет находится в движении. Чувствительность к движению предметов у собаки очень развита. При дрессировке собаки малейшее движение рук или глаз, изменение позы и другие не заметные для человека движения легко отличаются собакой и даже могут быть превращены в сигналы, побуждающие собаку к самому разнообразному поведению (движениям). Граница видимости движущегося предмета для собаки находится в пределах 250–300 м. В отдельных опытах хорошо дрессированная собака замечает движущийся предмет на расстоянии 500–700 м.

Эти особенности зрения необходимо учитывать при дрессировке и служебном использовании собаки.

Орган слуха. Орган слуха образуют наружное, среднее и внутреннее ухо (рис. 78).

Рис. 78. Схема органа равновесия и слуха

1 — часть ушной раковины; 2 — наружный слуховой проход; 3 — барабанная перепонка; 4 — барабанная полость; 5 — молоточек; 6 — наковальня; 7 — чечевицеобразная косточка; 8 — стремечко; 9 — евстахиева труба; 10 — стременной мускул, 11 — напрягатель барабанной перепонки; 12 — окно улитки; 13 — мыс; 14 — перепончатые полукружные каналы в костных каналах

Наружное ухо служит для улавливания звуков. Оно состоит из ушной раковины и наружного слухового прохода. Ушная раковина представляет складку кожи в виде рупора, со вставленной в нее хрящевой пластинкой. К ушной раковине прикрепляются мышцы, сокращение которых приводит в движение ушные раковины и направляет их в сторону источника звука. Наружный слуховой проход выстлан кожей, в которой, кроме волос и сальных желез, имеются особые железы, выделяющие ушную серу, В глубине наружного слухового прохода расположена барабанная перепонка, отделяющая наружное ухо от среднего. Она представляет собою тонкую пластинку из соединительной ткани, натянутую между костными стенками слухового прохода. Среднее ухо представляет полость с тремя косточками, служащими передатчиками колебаний барабанной перепонки во внутреннее ухо. Наружная косточка-молоточек прикреплен своей рукойткой к барабанной перепонке, а другим концом сочленяется с другой косточкой-наковальней. Наковальня соединяется с третьей косточкой — стремечком. Стремечко упирается в маленькое отверстие каменистой кости, называемое овальным окном. Среднее ухо имеет сообщение с наружным воздухом через так называемую евстахиеву трубу из глоточного пространства. Это имеет большое значение. При сильных звуках звуковая волна достигает барабанной перепонки как через наружный слуховой проход, так и через евстахиеву трубу. Давление на барабанную перепонку как с наружной, так и внутренней стороны становится одинаковым, что предупреждает ее разрыв. Внутреннее ухо находится в толще каменистой части височной кости. В нем различают преддверие, полукружные каналы и улитку. Самой чувствительной частью является улитка, как аппарат, воспринимающий звук. Внутри канала улитки помещаются чувствительные клетки (кортиев орган). Эти чувствительные слуховые клетки соединены с веточками слухового нерва, благодаря чему всякие раздражения их передаются в слуховой центр в головном мозгу (височная часть), где и создается ощущение звука.

Полукружные каналы являются органом определения положения головы в пространстве, а отсюда и всего тела, так как с положением головы связано и положение тела. Ощущение положения тела зависит еще и от нервного аппарата, находящегося внутри мышц, сухожилий, суставов. Этот нервный аппарат связан с мозжечком. Проведение звуковых колебаний к слуховому нерву происходит следующим образом. Звуковая волна, попав в ушную раковину и наружный слуховой проход, ударяется о барабанную перепонку и вызывает ее колебания. Колебания барабанной перепонки передаются слуховым косточкам и через них овальному окну. При этом стремечко то вдавливается в овальное окно, то оттягивается от него. В результате во внутреннем ухе происходят колебания имеющейся там жидкости. Жидкость передает колебания на кортиев орган. Вызванные этим раздражения чувствительных слуховых клеток передаются на окончания слухового нерва и по нему в слуховой центр.

Для уяснения функции слухового аппарата необходимо кратко ознакомиться с источником слуховых ощущений.

Слуховые ощущения вызываются звуками, т. е. разного рода волнообразными колебаниями воздуха, распространяющимися во все стороны подобно волнам на поверхности воды от брошенного в нее камня. Источником всякого звука является колеблющееся тело. От характера колебаний звучащего тела и от его свойств зависит и многообразие слуховых ощущений. Звук распространяется в газообразной, жидкой и твердой среде. В безвоздушном пространстве звук не распространяется.

Скорость распространения звука в различных средах различная. В воздухе при средней влажности она равна 337,6 м в сек, в воде — 1436 м в сек.

Если колебания совершаются с определенной правильностью, то они ощущаются как тоны, а если беспорядочно, то как шумы. В звуке (тоне) различают высоту, силу и тембр. Высота звука зависит от числа колебаний, т. е. числа воздушных толчков в барабанную перепонку в секунду. Чем больше колебаний, тем выше звук. Человеческое ухо воспринимает от 20 до 60 тысяч колебаний в секунду. Собака хорошо различает звук до 90 тысяч колебаний в секунду. Если взять два звука, которые отличаются друг от друга на Vie тона, то собака их различает. Слабый шум собака воспринимает на расстоянии 24 м, тогда как человек — на 3–4 м. Но такое различение собакой звуков можно добиться только длительной тренировкой.

Острота слуха собаки дает возможность широко использовать различные звуковые раздраяштели, в том числе и человеческую речь в виде команд в практике дрессировки. Словесные команды для собаки — это только звуковые раздражители. Собака различает команды не на основе понимания ею значения слов, что для собаки недоступно, а на основе тонкого различия звуков. Поэтому при дрессировке требуется всегда одинаковые отчетливые и легко произносимые слова. Следует пользоваться короткими и ясно-звучащими словами.

Сила звука обусловливается различной амплитудой колебаний. Чем больше колеблющиеся частицы воздуха уклоняются от покоя, тем сильнее звук. От силы звука главным образом зависит его громкость.

Звук большой громкости вызывает болевые ощущения. Звуки, уровень громкости которых ниже уровня громкости окружающего шума, не воспринимаются или воспринимаются с трудом при напряжении внимания к этому звуку. Вот почему громкость словесной команды должна всегда превышать уровень громкости шумов окружающей среды, иначе команда не будет услышана. Длительное воздействие громких звуков утомляет слуховой аппарат и нервную систему. В этих случаях слуховому аппарату необходим отдых в изолированных от звуков условиях.

Орган обоняния. Обоняние у собаки является наиболее развитым органом чувств и имеет исключительно важное значение в ее жизни. Обоняние принадлежит к органам химического чувства. Орган обоняния находится в носовой полости и занимает небольшой участок в области верхнего носового хода и задней части носовой перегородки. В слизистой оболочке этого участка заложены обонятельные клетки особой чувствительности, от раздражения которых запаховыми частицами возникает ощущение запаха. Обонятельные клетки имеют форму веретена. Один из отростков этой клетки достигает поверхности слизистой оболочки и заканчивается обонятельным пузырьком с тонкими обонятельными волосками. Другие проходят через отверстие решетчатой кости в полость черепа, где соединяются с нервными клетками обонятельных луковиц (рис. 79).

Рис. 79. Схема строения слизистой оболочки обонятельной области носа у собаки

А — обонятельная область в поперечном разрезе; Б — вид сверху

Обонятельные луковицы — это выпячивания мозгового вещества головного мозга. Они состоят из разнообразных нервных клеток. Нервные волокна, отходящие от обонятельных луковиц, соединяются в пучок, который направляется в обонятельный центр в стволе головного мозга и в коре полушарий в специальных извилинах.

Непосредственное соприкосновение запаховых частиц с обонятельными клетками происходит в обонятельной области носовой полости. Для ощущения запаха необходимо, чтобы в обонятельную область проникло достаточное количество частиц запахового вещества. Только при этих условиях может быть получено возбуждение нервных окончаний обонятельного нерва. Запахи в малых концентрациях пахучих веществ являются слабыми раздражителями и не вызывают ощущения запаха. При спокойном дыхании струи вдыхаемого воздуха проходят через нижний носовой ход и не достигают обонятельной области. Для получения ощущения запаха необходимо усиленное вдыхание повторными, быстрыми и короткими вздохами. При таком вдыхании воздух через носовые ходы легко достигает обонятельной области. Такое дыхание можно видеть у собаки при принюхивании.

Орган обоняния у собак чрезвычайно чувствителен и на много превосходит зрение и слух. О степени чувствительности обоняния судят по тому, сколько надо пахучего вещества, чтобы вызвать ощущение запаха. Чем меньше пахучего вещества, тем больше чувствительность. Чувствительность обоняния к одному и тому же запаху у собак различна. Это зависит от многих условий. Чувствительность обоняния снижается при общем утомлении, при беременности, при насморке, а также при утомлении самого обоняния, когда запахи действуют на обонятельные клетки продолжительное время. Утомление обоняния при работе собаки по следу зависит не только от утомления пахучими веществами обонятельных клеток, но и от физического напряжения и утомления всей нервной системы.

Общие понятия о запахе. Источником запаха являются тела растительного, животного и минерального происхождения, непрерывно отделяющие от себя во внешнюю среду мельчайшие частицы своего вещества. Эти частицы настолько малы, что, несмотря на очень продолжительное время их отделения, тело крайне незначительно теряет в весе. Об этом свидетельствует очень показательный случай, когда хранившийся в музее корень валерианы сохранял свой запах в течение 200 лет.

Отделяемые от пахучего тела и способные вызвать ощущение запаха частицы и являются материальной основой этих ощущений. Запахи различных тел отличаются друг от друга. Так, например, запахи растительного происхождения, где главным пахучим началом служат эфирные масла, характеризуются большой летучестью. Запахи животного происхождения более стойкие.

Постоянное отделение пахучим телом запаховых частиц, их очень малая величина, необычайная летучесть и специфичность обусловливают возможность при помощи органа обоняния устанавливать их наличие во вдыхаемом воздухе, получать ощущение запаха и отличать один запах от другого.

По действию запахов на организм собаки их делят на привлекающие и возбуждающие, отталкивающие и безразличные. Привлекающие и возбуждающие запахи имеют для организма собаки положительное физиологическое значение. Вызывая в организме определенные физиологические процессы, они влияют на поведение собаки. Собаки стремятся итти к источнику запаха. К таким запахам относятся запах пищи, запах выделения из влагалища суки при течке, запах хозяина и др. Отталкивающие запахи не имеют положительного физиологического значения и вызывают в организме реакции, направленные к тому, чтобы освободиться от их действия. Собака стремится уйти от источника такого запаха.

Безразличные, или индиферентные, запахи не вызывают какой-либо ощутимой реакции организма и изменения в поведении собаки. Такое деление запахов имеет, конечно, относительное значение, так как реакция организма на запах может изменяться в зависимости от того, какое значение для организма он приобретет в данных условиях. Безразличные и отталкивающие запахи могут стать привлекающими, положительными, если они приобретут значение сигнала, например запах пищи.

Запаховые вещества легко распространяются в воздухе. Для распространения запаха имеет большое значение движение воздуха. Спокойное состояние воздуха, умеренная температура и влажность благоприятствуют распространению запаха. При ветре запаховые частицы быстро уносятся от источника запаха и концентрация их в воздухе уменьшается. При этом запаховые частицы относятся на далекие расстояния, что позволяет животным устанавливать наличие источника запаха еще на расстоянии от него. Так, например, собака может почуять запах сильного физиологического значения на расстоянии 800–1000 м. Бизоны определяют по запаху приближение врага на расстоянии нескольких километров. Способность собаки определять запах на значительном расстоянии от источника запаха используется в служебной и охотничьей практике. По мере удаления запаховых частиц от источника запаха изменяется интенсивность запаха. По изменению интенсивности запаха собака определяет направление и расстояние до источника запаха. Говоря об интенсивности запаха, необходимо отметить, что сильный, более интенсивный запах действует нах обонятельные клетки сильнее, чем слабые, и маскируют слабые запахи. Слабые пахучие вещества при смешении их с некоторыми сильными настолько ослабляются, что установить наличие нх в этой смеси бывает невозможно. Это обстоятельство имеет большое значение в практике использования собак на следовой работе.

Продолжительное воздействие запаховых веществ на обоняние вызывает его утомление. Так, если собаку оставить в условиях продолжительного действия запаха, то первое время она будет его ощущать. Но через некоторое время эта чувствительность ослабеет, несмотря на сохранившуюся интенсивность запаха. Для того чтобы собака смогла вновь ощутить этот запах, необходимо предоставить отдых обонянию в условиях отсутствия данного запаха. При длительном воздействии на обоняние запаха сильной концентрации может наступить временная потеря способности ощущать этот запах.

Ощущение определенного запаха сильного физиологического значения удерживается в памяти собаки даже при наличии других запахов и отвлекающих моментов (посторонние животные, шум и др.).

Основным запахом, имеющим практическое значение в использовании служебных собак, является человеческий запах. Каждый человек обладает собственным индивидуальным запахом. Этот запах обусловливается рядом физиологических процессов, происходящих в организме и главным образом в коже человека. Кожа человека постоянно выделяет во внешнюю среду продукты деятельности потовых и сальных желез. Кроме того, с поверхности кожи постоянно слущивается верхний ее слой (эпидермис). Смесь запаховых частиц пота, кожного сала и частиц эпидермиса и вызывают ощущение того запаха, который называется человеческим. Запаховые вещества пота и кожного сала у каждого человека обладают своими характерными особенностями, что и обусловливает индивидуальность человеческого запаха.

Индивидуальный человеческий запах может временно изменяться как количественно, так и качественно. Это зависит от ряда внешних и внутренних факторов. К внешним факторам надо отнести температурные изменения внешней среды, напряженную работу, когда количество выделяемого пота увеличивается. К внутренним факторам надо отнести изменения интенсивности обмена веществ, употребление в пищу пахучих веществ, заболевание почек и др. Изменение индивидуального запаха может вызвать длительное нахождение пота и кожного сала на поверхности кожи, когда их запаховые вещества — мочевина и летучие жирные кислоты — начнут разлагаться. При этом индивидуальный запах может совершенно измениться.

Человеческий запах является сильным положительным, привлекающим и возбуждающим запахом, и собаки очень тонко различают человека по его индивидуальному запаху.

Индивидуальный человеческий запах легко проникает в одежду, обувь и долго ими удерживается. Так, например, новая обувь приобретает индивидуальный человеческий запах через 24 часа носки, и этого бывает достаточно, чтобы собака могла обнаружить след.

Запахи могут поглощаться и даже разлагаться. Поглощение запаха зависит как от характера самого запаха, так и от химического состава и даже цвета того предмета, который поглощает запах. Так, например, хорошо поглощают запахи шелковая и шерстяная ткань, торф, древесный уголь. Меньше поглощают запахи бумажная материя и бумага. Разлагаются запахи под влиянием кислорода. На этом основана практика уничтожения запаха, или дезодорация, когда пользуются химическими средствами, выделяющими в большом количестве кислород.

Имеют свой видовой запах и животные. Как показывают опыты, собака отличает след одной собаки от другой. Источником следового запаха собаки, надо полагать, служит пот, выделяемый потовыми железами, заложенными у собак в мякишах лап. Опыты со следами лошадей также показали, что копыта лошади имеют свой индивидуальный запах, который собака различает среди других запахов. Необходимо иметь в виду, что чистого человеческого запаха или запаха животного обычно в практике использования собак не встречается. К индивидуальному запаху человека или животного на следу примешивается целый ряд запахов других пахучих тел — почвы, растения, насекомых, частицы кожи, дубильных веществ и смазки обуви и др.

Поэтому при следовой работе собаки необходимо учитывать это, а также и то, что поврежденный следами верхний слой почвы усиливает запах почвы, к запаху почвы добавляется запах раздавленных растений и др. Таким образом, запах гледа есть смесь запахов.

Почва хорошо задерживает запах и сохраняет его. Так же хорошо запах удерживается снежным покровом. Хуже задерживается и сохраняется запах на каменистой почве и на асфальте. Не остается запаха на глинистой почве, размоченной дождем. Налипшая на обувь глина препятствует непосредственному соприкосновению обуви с почвой.

Орган вкуса. Орган вкуса, как и орган обоняния, относится к органам химического чувства. Главной частью органа вкуса является слизистая оболочка на спинке и боковых частях языка, где размещены вкусовые сосочки (рис. 80).

Рис. 80. Схема сосочков языка

А — нитевидные; Б — грибовидные; В — валиковидные; Г — листовидные; 1 — железы; 2 — вкусовые луковицы

При помощи органа вкуса собака определяет пригодность или непригодность пищи. Определение вкуса начинается опробованием. Сначала выделяется слюна. При съедобных веществах слюна выделяется вязкая, слизистая, а при несъедобных — жидкая.

Растворенные слюной химические вещества пищи попадают в углубления вкусовых сосочков и раздражают в них нервные волокна вкусового нерва. По вкусовому нерву раздражение проходит сначала в продолговатый мозг, а от него к коре больших полушарий. Здесь и создается ощущение вкуса. Ощущение вкуса является очень важным моментом в пищеварении. Он возбуждает пищевой центр, что воспринимается, как чувство аппетита. Возбуждение пищевого центра приводит в деятельное состояние железы пищеварительного тракта. Поэтому вкусная пища поедается с аппетитом, что является важным моментом в процессе пищеварения.

Известны четыре разновидности вкуса — сладкий, горький, соленый и кислый. Сладкое лучше всего воспринимается кончиком языка, горькое — корнем языка, кислое — его краем (по аналогии с человеком). Собака различает не только основные разновидности вкуса, но и большое разнообразие их комбинаций.

Орган осязания. Осязание является одной из главных функций кожи. Кожа покрывает все тело собаки и образует огромную чувствительную поверхность, соприкасающуюся с внешней средой. Кожа воспринимает раздражения от прикосновения, от давления, от действия тепла и холода, ощущение боли. Раздражения воспринимаются кожей только при непосредственном соприкосновении с раздражителями, и поэтому осязание, или кожная чувствительность, относится к контактным органам чувств.

Восприятие разных видов внешних раздражений происходит при помощи многочисленных нервных приборов, заложенных в коже. Предполагают, что каждому виду кожной чувствительности соответствует свой особо устроенный концевой нервный аппарат.

Кожная чувствительность тесно связана и с внутренними органами (желудком, кишечником, почками и др.). Так, достаточно нанести раздражение на кожу в области желудка (например, горчичником), чтобы получить повышенную кислотность желудочного сока. Кожную чувствительность используют в диагностике заболеваний внутренних органов.

Кроме кожи, осязательные ощущения передаются со слизистой оболочки губ, рта, языка и др. Особенно развита чувствительность к прикосновениям языка. В первые дни жизни животного главным осязательным органом является полость рта. Прикосновение к губам вызывает у щенка сосательные движения. Кожная чувствительность у собак хорошо развита и используется в практике общей дрессировки собаки.

На некоторых участках кожи имеются волоски с высокой чувствительностью, улавливающие самые слабые прикосновения (тактильная чувствительность). Такие волоски расположены группами на верхней и нижней губах, на подбородке и в области бровей.

11. Система общего покрова организма, или кожа

Кожа является органом защиты организма от вредных внешних воздействий, органом теплорегуляции в организме и органом осязания.

Кожа состоит из трех слоев — надкожицы, или эпидермиса, основы кожи, или собственно кожи, и подкожной клетчатки. Надкожица является самым поверхностным слоем кожи и состоит из плоского многослойного эпителия. Клетки этого слоя постоянно подвергаются процессу ороговения. Ороговение заключается в том, что наружные клетки высыхают, распадаются на мелкие корочки и отделяются от кожи в виде перхоти. Этим путем кожа очищается от загрязнения (рис. 81).

Рис. 81. Схема строения кожи

I — эпидермис, II — основа кожи; III — подкожная клетчатка; а — эпителиальные клетки, б — железистые клетки

Нижний ряд клеток надкожицы является производящим слоем. Размножающиеся в нем клетки постепенно перемещаются к поверхности, заменяя ороговевшие клетки и подвергаются в дальнейшем тому же процессу ороговения. Клетки, находящиеся между ороговевающими и производящими клетками, образуют так называемый роговой слой кожи. Второй слой кожи, или собственно кожа, состоит из прочной соединительной ткани, переплетающиеся волокна которой образуют густую сеть. Благодаря такому строению достигается высокая степень прочности, упругости и эластичности кожи.

Толщина собственно кожи не одинакова на различных участках тела.

Так, например, на спине она толще, чем на животе. У молодых животных кожа тоньше, чем у старых.

Третьим слоем кожи является подкожная клетчатка, связывающая основу кожи с глубже лежащими частями тела (скелет, мускулатура). Этот слой состоит из рыхлой соединительной ткани, придающей ему мягкость и подвижность, что позволяет коже собираться в складки и быть подвижной, а это имеет большое значение при перемещении отдельных частей тела. В подкожной клетчатке откладывается подкожный жир. Жир является плохим проводником тепла и защищает организм от охлаждения при низкой температуре воздуха.

Снаружи кожа покрыта шерстью, которая защищает кожу от влияния внешней температуры. Шерсть или волосы представляют ороговевшие, упругие клеточные нити, выступающие на поверхности кожи. У собаки различают: ость — кроющий, длинный волос и подшерсток — короткий, мягкий. Часть волоса, находящаяся на поверхности кожи, называется стержнем, а погруженная в толщу кожи — корнем. Утолщенный конец волоса называется луковицей. Луковица волоса соединена с волосяным сосочком, из которого волос получает питание. К сосочку подходят кровеносные сосуды. Корни волос чаще всего направлены косо к поверхности кожи, почему и стержень волоса лежит наклонно. К корню волоса подходят мускульные волокна, сокращением которых поднимается шерсть. Волосы при достижении определенной зрелости стареют и выпадают, заменяясь новыми. Это явление называется линькой. Около корней волос находятся сальные железы, имеющие форму мешочков и открывающиеся у поверхностного края каждого корневого влагалища волоса. Сальные железы выделяют кожное сало. Кожное сало через короткие протоки выступает на поверхность кожи и смазывает ее и волосы. От этого надкожица и волос становятся более мягкими.

Сало, покрывающее надкожицу, препятствует прохождению влаги в кожу снаружи и испарению воды из организма через кожу.

Имеющиеся у некоторых животных в коже потовые железы у собаки почти отсутствуют. Они имеются в незначительном количестве на мякишах лап. В толще кожи заложена густая капиллярная сеть кровеносных сосудов.

Обилие нервных окончаний, разбросанных под поверхностным ороговевшим слоем делают кожу очень чувствительным органом осязания.

Производными кожи являются мякиши и когти (рис. 82). Мякиши пальцев служат для опоры лапы и являются органом осязания. Надкожица здесь образует толстый, мягкий, безволосый слой, под которым находятся осязательные нервные окончания.

Рис. 82. Мякиши собаки

А — мякиши кисти собаки; Б — роговая капсула когтя собаки (разрез); В — фаланги пальца собаки (3-я фаланга одета основой кожи); а — запястный мякиш; б — пястный мякиш; в — пальцевый мякиш; г — роговой венчик стенки; д — роговая стенка когтя; е — роговая подошва когтя; и — связки 3-й фаланги; к — основа кожи венчика; л — основа кожи стенки когтя; м — 2-я фаланга пальца, н — желоб валика

Различают запястные мякиши, пястные и пальцевые. Коготь представляет изогнутый кожный наконечник. Когти служат для зацепа при движении, орудием удержания пищи, рытья земли и т. п. На когте различают когтевой валик с желобком, когтевую стенку и когтевую подошву.

Часть вторая

Основы поведения собаки. Теория, методы и приемы дрессировки служебных собак

Глава I. Физиологические основы поведения и дрессировки собак

Доктор биологических наук Л. В. Крушинский

1. Анатомическая основа рефлекса

Практическое использование собаки возможно только при правильном направлении ее поведения в желательную для человека сторону. Это достигается соответствующей дрессировкой собаки. Для того чтобы правильно дрессировать и использовать собаку, необходимо твердо знать законы, которым подчиняется ее поведение. Поведением оюивотного называется вся сумма действий, производимых им в ответ на бесконечное многообразие непрерывно воспринимаемых им раздражений, причем эти действия направлены на уравновешивание организма с внешними условиями. Следовательно, поведение — это совокупность действий животного, посредством которых оно приспособляется к условиям окружающей среды.

Вес действия, проявляемые животным, возникают под влиянием различных раздражений, идущих из окружающего внешнего мира (внешние раздражения) или из самого организма животного (внутренние). Под раздражением понимается всякое воздействие на организм, вызывающее какое-либо ответное действие животного.

В основе поведения всех многоклеточных животных, за исключением самых примитивных, лежит деятельность чрезвычайно сложного органа — нервной системы. Все раздражения, идущие как из внешнего мира, так и из организма самого животного, воспринимаются нервными окончаниями, передаются по нервам к определенным нервным центрам, перерабатываются там и направляются оттуда по другим нервам к мышцам (или железам), в результате чего является определенное действие, выполняемое животным. Таким образом, в основе поведения животного лежит деятельность его нервной системы с ее наиболее сложным отделом — головным мозгом. Поэтому знание закономерностей поведения животного, а тем более сознательное управление им, возможно только при знании закономерностей деятельности его нервной системы и специально головного мозга — высшего центра, который управляет наиболее сложными актами поведения животного.

Великая заслуга нашей отечественной науки заключается в том, что русскими учеными профессором И. М. Сеченовым и академиком И. П. Павловым изучены закономерности деятельности высшего отдела нервной системы — головного мозга, лежащие в основе поведения животных и человека. Для того чтобы сознательно управлять поведением животного, дрессировать его, необходимо знать закономерности высшей нервной деятельности, которые лежат в основе поведения.

Рис. 83. Амеба

1 — захваченный пищевой комок, состоящий из водорослей; 2 — пульсирующая вакуоль; 3 — ядро; 4 — ложноножки

При рассмотрении поведения животных, имеющих разную ступень развития, наблюдается усложнение форм поведений, идущее параллельно усложнению организации. Поведение одноклеточных организмов, имеющих наиболее примитивное строение, отличается своей простотой.

Одноклеточное животное амеба состоит из студенистой массы (протоплазмы), в которую включены ядро и вакуоли (шаровидное пространство, наполненное жидкостью). Нервной системы у амебы нет. Тем не менее она передвигается и способна отвечать простейшими реакциями на внешние раздражители. Передвигаясь, амеба как бы перекатывает свою студенистую протоплазму. На всевозможные вредоносные раздражения (большинство химических веществ, действие повышенной температуры, света, прикосновения) амеба отвечает уползаиием, т. е. отрицательной реакцией. Наоборот, если около амебы окажется вещество, служащее ей пищей, она начнет передвигаться по направлению к нему (положительная реакция). При прикосновении амебы к пище (к бактерии или инфузории), она обволакивает ее, и пища оказывается включенной в протоплазму, где и происходит процесс переваривания. На примере амебы мы встречаемся с самыми примитивными ответными реакциями на внешние раздражители.

Таким образом, мы видим, что у одноклеточных организмов на внешнее раздражение отвечает вся клетка. У многоклеточных животных имеются специальные группы клеток, воспринимающие внешние раздражения. Такая специализация клеток дает возможность организму усложнить и формы своего поведения.

Простая форма поведения и примитивная специализация клеток, связанная с восприятием внешних раздражений, имеется у гидры — маленького многоклеточного животного, живущего в пресной воде. Поведение гидры характеризуется довольно однотипными актами. На механические и химические воздействия гидра отвечает только одной формой реакции: сокращением тела и щупалец. На пищу гидра реагирует только в голодном состоянии. Если щупальцы гидры касаются пищевого вещества, они начинают сокращаться и подтягивать пищу ко рту.

Таким образом, у гидры мы встречаемся с более сложными действиями по сравнению с одноклеточными животными. Однако примитивно построенная нервная система гидры обеспечивает возможность выполнения ею лишь крайне примитивных актов.

Рис. 84. Гидра

У более высоко организованных животных в связи с усложнением строения нервной системы происходит и усложнение актов поведения.

Так, например, нервная система у дождевого червя состоит из нервных узлов, расположенных в виде цепочки вдоль всего его тела. Отдельные узлы соединены между собой нервными стволами. Два головных нервных узла осуществляют координированные действия червя.

Узловая нервная система является значительным шагом вперед по пути усложнения нервной системы в сравнения с диффузной нервной системой. При наличии нервных узлов, в которых происходит сплетение нервных волокон различных нервных клеток, оказывается возможной специализация нервных клеток. Одни клетки (чувствительные) проводят нервное возбуждение от кожи к нервному узлу, другие нервные клетки (двигательные) проводят раздражение от нервного узла к мышцам тела. Причем эти нервные клетки проводят возбуждение только в одном направлении. Поэтому у животных с узловой нервной системой уже имеется возможность выполнять простейшие рефлекторные акты — закономерные действия, производимые в ответ на раздражение при участии нервной системы.

Рис. 85. Строение нервной системы дождевого червя

1 — головной узел; 2 — нервы; 3 — сегменты; 4 — цепочка брюшных узлов

С дальнейшей ступенью в усложнении строения нервной системы, а следовательно, и поведения мы встречаемся у насекомых и ракообразных. У этих животных есть уже ясное деление тела на голову, грудь и брюшко и появляются конечности, а у многих насекомых и крылья. Поведение насекомых характеризуется выполнением сложнейших актов деятельности. Постройка сот пчелами, рытье нор некоторыми осами, тканье паутин пауками, способность к ориентировке и нахождению своего муравейника муравьями или улья пчелами — все это примеры сложных актов поведения насекомых, выполнение которых оказалось возможным в результате значительного усложнения строения тела и организации нервной системы.

Рис. 86. Строение нервной системы насекохмого

1 — головные узлы; 2 — грудные и брюшные узлы

Наиболее сложна и совершенна нервная система у позвоночных животных. Характерной особенностью строения их нервной системы по сравнению с другими, более низко организованными животными является развитие высшего координационного центра всей нервной системы — мозга.

Чем выше по своему развитию позвоночное животное, тем сложнее строение его головного мозга. Особенно большие изменения претерпевает строение конечного мозга — переднего отдела головного мозга, дающего начало полушариям. У высших позвоночных животных (млекопитающих) полушария головного мозга настолько разрастаются, что покрывают собой все остальные части мозга, и являются основной частью мозга, управляющей всем поведением. У менее организованных позвоночных животных, у которых конечный мозг развит слабо, высшее управление осуществляется другими отделами головного мозга — межуточным и средним мозгом. С развитием мозга создаются условия для дальнейшего услоншения и приспособления поведения животных ко всему многообразию вечно меняющейся среды обитания. И в этом отношении развитие больших полушарий головного мозга и особенно корковой части, достигающей наилучшего развития у млекопитающих животных, имеет наиболее существенное значение.

Кора больших полушарий головного мозга появляется впервые у ящериц; но у них она находится в зачаточном состоянии и связана, главным образом, с восприятием обонятельных раздражений. У птиц кора развита тоже еще очень слабо. Мощное развитие коры полушарий мозга имеется у млекопитающих. Но и в пределах млекопитающих у разных представителей этого класса кора головного мозга развита в разной степени. У низших млекопитающих, например кенгуру, мышей, кроликов, полушария имеют сравнительно простое строение — их поверхность гладкая. Но уже у хищников, к которым принадлежит и собака, кора полушарий значительно увеличивается и строение ее усложняется. Полушария собаки настолько увеличились, что покрывают собой не только средний мозг, но и часть мозжечка. Кроме того, поверхность полушарий у собаки не гладкая, как у низших млекопитающих, а покрыта множеством извилин и борозд. Появление извилин и борозд значительно увеличивает поверхность коры головного мозга.

Рис. 87. Головной мозг позвоночных животных

А — акулы; Б — костистой рыбы; В — земноводного (лягушка); Г — пресмыкающегося; Д — птицы (голубя); Е и Ж — млекопитающего (кролика и собаки)

Наибольшего развития кора мозга достигает у человекообразных обезьян шимпанзе, орангутанга, гориллы и, наконец, у человека.

Мощное развитие коры мозга обусловливает возможность наиболее совершенного приспособления высших млекопитающих к условиям среды их обитания.

Рис. 88. Головной мозг собаки

1 — полушарие; 2 — мозжечок; 3 — продолговатый мозг; 4 — обонятельная луковица

B то время как отделы мозга, лежащие непосредственно под корой, обусловливают возможность осуществления врожденных форм поведения (например, сосательный рефлекс млекопитающих, проявляющийся с первых минут рождения животного), с высшим отделом мозга — корой его больших полушарий — связана и сложнейшая функция мозга — разумная, или интеллектуальная деятельность человека.

Прирожденная форма поведения наиболее выражена у разных позвоночных животных (рыб, лягушек, ящериц и т. д.) и у беспозвоночных. Наибольшего своего выражения эта форма поведения достигает в так называемых инстинктах животных. Инстинктами животных называются более или менее сложные действия наследственного порядка, например инстинкт гнездования у птиц, охотничье-промысловый инстинкт у хищных животных, различные инстинкты у насекомых и др.

Рис. 89. Головной мозг орангутанга

Индивидуально приобретенное поведение наибольшего развития достигает у высших позвоночных животных — птиц и млекопитающих. Эта более совершенная и пластичная форма поведения, чем прирожденная, обеспечивает более высокую приспособляемость организма к окружающей среде. Например, собака, побитая палкой, будет избегать встречи человека с палкой, почтовый голубь путем тренировочных полетов привыкает летать к своему жилищу по определенному пути и т. д. Индивидуально приобретенное поведение предполагает возможность дрессировки животных.

Рис. 90. Головной мозг человека

Все вышеприведенное иллюстрирует тесную взаимосвязь и обусловленность между степенью развития нервной системы и поведением животных. Наличие центральной нервной системы с ее сложным образованием — головным мозгом — обусловливает возможность выполнения наиболее сложных актов поведения. Развитие коры больших полушарий мозга является последним этапом в эволюции нервной системы, обеспечивающим возможность приспособления организма к меняющимся условиям среды.

Нервная система собаки состоит из двух отделов: 1) центральной нервной системы, к которой относят головной и спинной мозг, и 2) периферической нервной системы, состоящей из массы нервов и нервных узлов, расположенных вне центральной нервной системы.

Рис. 91. Нижний двигательный нейрон спинного мозга

1 — тело нервной клетки; 2 — дендриты; 3 — аксоп; 4 — миелиновая оболочка; 5 — перехваты; 6 — волокно поперечно-полосатого мускула

Нервная система — это сложное объединение отдельных нервных клеток и их отростков. Тело нервной клетки имеет форму неправильной пирамиды или звезды и достигает в диаметре примерно 0,1 мм. В отличие от других клеток нервная клетка имеет не только клеточное тело, но и несколько нитеобразных отростков. Большинство отростков распространяется от тела нервной клетки на небольшое расстояние, всего на несколько миллиметров.

Нервная клетка вместе со своими отростками носит название нейрона или неврона.

Нейроны и их отростки, являясь проводниками нервного возбуждения, обеспечивают возможность осуществления рефлекторных актов.

Рис. 92. Схема рефлекторной дуги в спинном мозгу позвоночных животных

1 и 2 — серое и белое вещество мозга; 3 — передний «рог» с двигательными клетками; 4 и 5 — спинные и брюшные корешки спинномозговых нервов; 6 — спинальный узел; 7 — участок коши с нервными окончаниями; 8 — мышца

Познакомившись со строением нейрона, можно перейти к рассмотрению схемы рефлекторной дуги. Всякий рефлекторный акт начинается в результате воздействия внешнего или внутреннего раздражителя на нервные окончания того или другого органа чувств.

Анатомической основой рефлекса, т. е. закономерного ответного действия нервной системы на раздражитель, является рефлекторная дуга. Рефлекторной дугой называется нервный путь, по которому проходит раздражение от воспринимающего органа, например кожи, по чувствительному центростремительному нервному волокну, до центральной нервной системы и от последней по двигательному (центробежному) нервному волокну до исполнительного рабочего органа (мышца, железа). В каждой рефлекторной дуге следует различать три части: 1) воспринимающую, которая состоит из воспринимающего органа (кожи, глаза, уха, органа обоняния и т. д.), чувствительного нервного волокна и чувствительной нервной клетки; 2) переключающую и распределяющую воспринятые раздражения; эта часть состоит из нервных центров и проводящих нервных путей спинного и головного мозга; 3) исполнительную, состоящую из двигательной нервной клетки, двигательного нервного волокна и «рабочего» органа (мышца, железа).

Надо иметь, однако, в виду, что в действительности рефлекторный акт совершается гораздо сложнее. Во-первых, при раздражении какого-либо рецептора возбуждается не одно его нервное волокно и нервные клетки, а огромное их количество; во-вторых, отростки нервных клеток, входя в спинной мозг, разветвляются на ряд веточек, каждая из которых передает нервные импульсы многим промежуточным нервным клеткам, а те в свою очередь вовлекают в «действие» ряд двигательных нервных клеток. Таким образом, в каждом рефлекторном акте участвует большое число нервных клеток и их отростков.

Схема рефлекторной дуги имеет огромное значение, она обрисовывает тот анатошгаеский путь, которым лежит в основе рефлекса — закономерного ответного действия организма на раздражитель, осуществляемого с участием центральной нервной системы. В основе поведения животных лежит рефлекторная деятельность высших отделов их головного мозга. Поведение животных строится, как было показано академиком И. П. Павловым, из двух видов рефлексов: безусловных (врожденных) и условных (индивидуально приобретенных).

2. Безусловные рефлексы

В основе поведения животных лежат простые и сложные врожденные реакции — так называемые безусловные рефлексы. Безусловный рефлекс — это врожденный рефлекс, стойко передающийся по наследству. Животное для проявления безусловных рефлексов не нуждается в обучении, оно рождается с готовыми для их проявления рефлекторными механизмами. Для проявления безусловного рефлекса необходимы, во-первых, вызывающий его раздражитель, во-вторых, наличие определенного проводникового аппарата, т. е. готового нервного пути (рефлекторной дуги), обеспечивающего прохождение нервного раздражения от рецептора к соответствующему рабочему органу (мышце или железе).

Если собаке влить в рот соляной кислоты слабой концентрации (0,5 %), она энергичными движениями языка будет пытаться выбросить кислоту изо рта, причем одновременно с этим польется жидкая слюна, предохраняющая слизистую оболочку рта от повреждения кислотой. Если нанести болевое раздражение на конечность собаки, она непременно отдернет, подожмет лапу. Эти реакции собаки на раздражающее действие соляной кислоты или на болевое раздражение проявятся со строгой закономерностью у любого животного. Они безусловно проявляются при действии соответствующего раздражителя, поэтому они и были названы академиком И. П. Павловым безусловными рефлексами.

Безусловные рефлексы вызываются как внешними раздражителями, так и раздражениями, идущими из самого организма. Все акты деятельности новорожденного животного являются безусловными рефлексами, обеспечивающими первое время существование организма. Дыхание, сосание, мочеотделение, калоизвержение и т. д. — все это врожденные безусловно-рефлекторные реакции; причем раздражения, их вызывающие, идут в основном от внутренних органов (переполненный мочевой пузырь вызывает мочеотделение, наличие кала в прямой кишке вызывает потуги, приводящие к калоизвержению и т. д.). Однако по мере роста и созревания собаки появляется ряд других, более сложных безусловных рефлексов, К таким безусловным рефлексам относится, например, половой рефлекс. Присутствие около кобеля суки в состоянии течки (в пустовке) вызывает со стороны кобеля безусловно-рефлекторную половую реакцию, которая проявляется в виде суммы довольно сложных, но в то же время закономерных действий, направленных на совершение полового акта. Собака не обучается этой рефлекторной реакции, она закономерно начинает проявляться у животного в период полового созревания в ответ на определенный (хотя и комплексный) раздражитель (сука в течке) и потому должна быть также отнесена к группе безусловных рефлексов. Вся разница между, например, половым рефлексом и отдергиванием лапы при болевом раздражении заключается лишь в различной сложности этих рефлексов, принципиально же они друг от друга не отличаются. Поэтому безусловные рефлексы можно разделить по принципу их сложности на простые и сложные. Однако надо иметь в виду, что в проявлении сложного безусловного рефлекса участвует целый ряд простых безусловно-рефлекторных актов. Так, например, пищевая безусловно-рефлекторная реакция даже только что родившегося щенка осуществляется при участии целого ряда более простых безусловных рефлексов — актов сосания, глотательных движений, рефлекторной деятельности слюнных желез и желез Желудка. При этом один безусловно-рефлекторный акт является стимулом для проявления следующего, т. е. совершается как бы цепь рефлексов, лоэтому говорят о цепном характере безусловных рефлексов.

Академик И. П. Павлов обратил внимание на некоторые основные безусловные рефлексы животных, указывая в то же время на то, что этот вопрос разработан еще весьма недостаточно.

Во-первых, у животных имеется пищевой безусловный рефлекс, направленный на обеспечение организма пищей, во-вторых, половой безусловный рефлекс, направленный на воспроизведение потомства, и родительский (или материнский) рефлекс, направленный на сохранение потомства, в-третьих, оборонительные рефлексы, связанные с защитой организма. Причем оборонительные рефлексы бывают двух родов — активно (агрессивно) оборонительный рефлекс, лежащий в основе злобности, и пассивно оборонительный рефлекс, лежащий в основе трусости (рис. 93 и 94).

Рис. 93. Активно-оборонительная реакция собаки

Эти два рефлекса диаметрально противоположны по форме своего проявления; один направлен на нападение, другой, наоборот, на убегание от вызывающего его раздражителя. Иногда у собак активно и пассивно оборонительные рефлексы проявляются одновременно: собака лает, бросается, но в то же время поджимает хвост, мечется и при малейшем активном действии со стороны раздражителя (например, человека) убегает. Наконец, у животных имеется рефлекс, связанный с постоянным ознакомлением животного со всем новым, так называемый ориентировочный рефлекс, обеспечивающий осведомленность животного о всех изменениях, происходящих вокруг него, и лежащий в основе постоянной «разведки» в окружающей его обстановке.

Рис. 94. Пассивно-оборонительная реакция собаки

Помимо этих основных сложных безусловных рефлексов, имеется ряд простых безусловных рефлексов, связанных с дыханием, мочевыделением, калоизвержеыием и другими функциональными отправлениями организма. Наконец, каждый вид животных имеет ряд своих, присущих только ему, сложных безусловно-рефлекторных актов поведения (например, сложные безусловные рефлексы бобров, связанные с постройками плотин, домиков и т. д.; безусловные рефлексы птиц, связанные с постройкой гнезд, весенними и осенними перелетами и т. д.). Собаки также имеют ряд специальных безусловно-рефлекторных актов поведения. Так, например, в основе охотничьего поведения лежит сложный безусловный рефлекс, связанный у диких предков собаки с пищевым безусловным рефлексом, который оказался у охотничьих собак настолько видоизмененным и специализированным, что выступает в качестве самостоятельного безусловного рефлекса. Причем у разных пород собак этот рефлекс имеет различное выражение.

У подружейных собак раздражителем является, в основном, запах птицы, причем совершенно определенных птиц: куриных (глухарь, тетерев), куликов (бекас, вальдшнеп, дупель), пастушковых (коростель, болотная курочка и др.). У гончих собак — вид или запах зайца, лясы, волка и др. Причем сама форма безусловно-рефлекторных актов поведения у этих собак совершенно различна. Подружейная собака, найдя птицу, делает над ней стойку; гончая собака, попав на след, гонит с лаем по нему зверя. У служебных собак нередко встречается выраженный охотничий рефлекс, направленный на преследование зверя.

Чрезвычайно важен вопрос о возможности изменения безусловных рефлексов под влиянием окружающей среды. Показательный опыт в этом направлении был проделан в лаборатории академика И. П. Павлова. Два помета щенков были разделены на две группы и воспитаны в резко различных условиях. Одну группу воспитывали на свободе, другую — в условиях изоляции от внешнего мира (в закрытом помещении). Когда щенки выросли, оказалось, что они резко отличаются друг от друга по поведению. Те, которых воспитывали на свободе, не обладали пассивно-оборонительной реакцией, те же, которые жили в условиях изоляции, обладали ею в резко выраженной форме.

Академик И. П. Павлов объясняет это тем, что все щенки в определенном возрасте своего развития проявляют рефлекс первичной естественной осторожности на все новые для них раздражители. По мере знакомства с окружающей средой у них происходит постепенное торможение этого рефлекса и переключение его в ориентировочную реакцию. Те же щенки, которые в период своего развития не имели возможности познакомиться со всем многообразием внешнего мира, не изживают этот щенячий пассивно-оборонительный рефлекс и остаются на всю жизнь трусливыми.

Проявление активно-оборонительной реакции было изучено на собаках, воспитывающихся в питомниках, т. е. в условиях частичной изоляции, и у любителей, где щенки имеют возможность больше соприкасаться с многообразием внешнего мира. Собранный по этому вопросу большой материал (Крушинский) показал, что собаки, воспитывающиеся в питомниках, обладают менее выраженной активно-оборонительной реакцией, чем собаки, воспитывающиеся у частных лиц. Подрастающие щенки в питомниках, куда ограничен доступ посторонних лиц, имеют меньше возможностей к развитию активно-оборонительной реакции, чем щенки, воспитывающиеся у любителей. Отсюда и то различие в активно-оборонительной реакции, которое наблюдается у собак обеих этих групп, воспитанных в разных условиях.

Приведенные примеры подтверждают огромную зависимость формирования пассивно- и активно-оборонительных реакций от условий воспитания щенка, а также и изменяемость сложного безусловно-рефлекторного поведения под влиянием тех внешних условий, в которых живет и воспитывается собака. Эти примеры указывают на необходимость внимательного отношения к условиям воспитания щенков.

Изолированные или частично изолированные условия воспитания щенков способствуют формированию собаки с пассивно-оборонительной реакцией, что непригодно для некоторых видов службы собак. Создание правильных условий воспитания щенков, которые обеспечивали бы им постоянное знакомство со всем многообразием внешнего мира и давали возможность щенку проявлять свою активно-оборонительную реакцию (первые проявления которой начинаются уже в 1 1/2 — 2 месяца), помогает выращиванию собаки с развитой активно-оборонительной реакцией и отсутствием пассивно-оборонительной.

Однако необходимо иметь в виду, что у отдельных собак, воспитывающихся в одних и тех же условиях, наблюдается различие в проявлении оборонительных реакций, что зависит от врожденных индивидуальных особенностей, свойственных родителям. Поэтому, улучшая условия воспитания щенков, необходимо обращать особое внимание и на подбор родителей. Безусловно нельзя использовать в качестве производителей для получения служебных собак животных с пассивно-оборонительной реакцией.

Мы рассмотрели роль индивидуального опыта собаки в формировании сложного безусловно-рефлекторного оборонительного поведения. Однако формирование и других безусловных рефлексов в ответ на определенные раздражители находится в тесной зависимости от индивидуального опыта собаки. Возьмем для примера пищевой безусловный рефлекс. Каждому должно казаться очевидным, что пищевая реакция собаки на мясо является безусловным рефлексом. Однако опыты, проведенные одним из учеников академика И. П. Павлова, показали, что это не так. Оказалось, что собаки, воспитанные на рационе, лишенном мяса, при даче им в первый раз куска мяса не реагировали на него как на съедобное вещество. Однако стоило такой собаке положить один-два раза кусок мяса в рот, как она его проглатывала и после этого уже реагировала на него, как на пищевое вещество. Таким образом, проявление пищевого рефлекса даже на такой, казалось бы натуральный, раздражитель, как мясо, требует хотя и очень короткого, но все же индивидуального опыта. Таким образом, приведенные примеры показывают, что проявление сложных безусловных рефлексов находится в зависимости от предшествующей жизни.

Остановимся теперь на понятии инстинкта. Под инстинктом понимают сложные действия животного, приводящие без предварительного обучения к наилучшему приспособлению его к определенным условиям среды. Утенок, впервые встретившийся с водой, поплывет совершенно также, как и взрослая утка; птенец стрижа, вылетевший впервые из гнезда, обладает совершенными приемами полета; молодые перелетные птицы с наступлением осени отлетают на юг — все это примеры так называемых инстинктивных действий, которые обеспечивают приспособление животного к определенным и постоянным условиям его жизни.

Академик И. П. Павлов, сравнивая инстинкты, со сложными безусловными рефлексами, указывал, что никакого различия между ними нет. Он писал: «как рефлексы, так и инстинкты — закономерные реакции организма на определенные агенты, и потому нет надобности обозначать их разными словами. Имеет преимущество слово рефлекс, потому что ему с самого начала придан строго научный смысл». Могут ли эти врожденные, безусловно-рефлекторные акты поведения животного полностью обеспечить его существование. На этот вопрос приходится ответить отрицательно. Несмотря на то, что безусловные рефлексы способны обеспечить нормальное существование у только что родившегося животного, они совершенно недостаточны для нормального существования подрастающего или взрослого животного. Это ясно доказывается опытом с удалением у собаки полушарий головного мозга, т. е. того органа, который связан с возможностью приобретения индивидуального опыта. Собака с удаленными полушариями головного мозга ест и пьет, если подносить к ее рту пищу и воду, проявляет оборонительную реакцию при болевом раздражении, совершает мочеотделение и калоизвержеыие. Но в то же время такая собака является глубоким инвалидом, совершенно неспособным к самостоятельному существованию и к приспособлению к условиям жизни, ибо такое приспособление достигается только с помощью индивидуально приобретенных рефлексов, возникновение которых связано с корой больших полушарий головного мозга.

Безусловные рефлексы являются, таким образом, той базой, тем фундаментом, на котором строится все поведение животного.

Но они одни еще недостаточны для приспособления высшего позвоночного животного к условиям существования. Последнее достигается при помощи так называемых условных рефлексов, которые формируются в процессе жизни животного на основе его безусловных рефлексов.

3. Условные рефлексы

Общее понятие об условном рефлексе. Безусловные рефлексы являются тем основным врожденным фундаментом в поведении животного, который обеспечивает (в первые дни после рождения, при постоянной заботе родителей) возможность нормального существования животного. Однако по мере развития животное приобретает все большее и большее количество индивидуально приобретенных актов поведения: способность щенка узнавать свою мать или то место, где он живет, первые индивидуально приобретенные рефлексы. По мере дальнейшего развития щенок приобретает, на основании своего индивидуального опыта, огромное количество рефлекторных актов, приспособляющих его наилучшим образом к конкретным условиям жизни. Это и есть условные рефлексы.

Академик И. П. Павлов писал, что условный рефлекс — это «временная нервная связь бесчисленных агентов окружающей животное среды, воспринимаемых рецепторами данного животного, с определенными деятельностями организма». Таким образом, условный рефлекс является ответным действием животного на определенный раздражитель, приобретаемым в процессе индивидуальной жизни.

Великая заслуга нашего гениального соотечественника академика И. П. Павлова заключается в том, что им открыты условные рефлексы, изучены закономерности их формирования, изучена деятельность самого сложного органа — высшего отдела мозга.

Условные рефлексы повышают приспособляемость организма к условиям окружающей среды и обеспечивают возможность их дрессировки. Академик И. Ц. Павлов отмечал: «можно принимать, что некоторые из условных вновь образованных рефлексов позднее наследственностью превращаются в безусловные» (Академик И. П. Павлов. Избранные произведения, изд. Академии наук СССР, 1949 г., стр. 406).

Прежде чем переходить к рассмотрению закономерностей формирования условных рефлексов, необходимо познакомиться вкратце с методикой образования их и изучения в лабораторных условиях.

Для того чтобы избавиться от влияния различных случайных раздражителей, мешающих выработке условного рефлекса, работу с собаками при изучении условных рефлексов проводят в изолированных — звуконепроницаемых — камерах. Экспериментатор находится вне камеры и наблюдает за собакой через небольшое отверстие со специальной системой стекол, дающей возможность видеть собаку, но не дающей возможности собаке видеть экспериментатора. Собаку помещают в станке, ограничивающем возможность ее излишних движений.

До начала работы собаке делают операцию, при которой один из протоков слюнных желез выводят на щеку. После этой операции часть слюны попадает не в полость рта, а выводится наружу. На место выведенного протока слюнной железы наклеивают маленький баллончик, в который собирают слюну. В камере находится ряд приборов, при помощи которых можно регистрировать количество выделившейся в баллончик слюны и подавать собаке различные сигналы: разные звуки (звонки, удары метронома, треск трещотки и т. д.), световые сигналы (вспыхивание лампочки, проекция разных фигурна экране и т. д.); к коже собаки могут при помощи специальных аппаратов подаваться прикосновения разной частоты, различные температурные раздражения и т. д. Автоматически собаке подается кормушка с подкормкой (обычно мясо-сухарный порошок).

Сочетание определенного раздражителя с подкормкой вырабатывает у собаки пищевой условный рефлекс.

При этом показателем наличия условного рефлекса служит выделяемая в ответ на действие раздражителя слюна.

Условия образования условных рефлексов. Рассмотрим условия образования условных рефлексов. Первое условие образования условного рефлекса — это совпадение во времени действия ранее безразличного для собаки раздражителя с действием какого-либо безусловного раздражителя, вызывающего определенный безусловный рефлекс. Поясним это примером. Если какой-нибудь безразличный для собаки раздражитель, например звук звонка или вспыхивание электрической лампочки, соединить с кормлением, то эти ранее безразличные агенты (раздражители) внешнего мира начинают через несколько сочетаний вызывать пищевую реакцию. Собака будет стремиться к тому месту, где ей дается пища. Эта реакция на ранее безразличный раздражитель, который приобрел теперь значение сигнала для проявления пищевой реакции, и есть условный рефлекс. При обучении собаки подходить к дрессировщику по команде «ко мне» происходит совершенно то же, что и в предыдущем случае. Дрессировщиком произносится команда «ко мне», которая для недрессированной этому приему собаки является совершенно безразличной, индиферентной; одновременно собаку подтягивают за поводок к дрессировщику и ей дается пищевое подкрепление. После нескольких таких сочетаний команды «ко мне» и пищевого раздражителя эта команда становится для собаки уже небезразличной. Собака бежит к дрессировщику, от которого получила лакомство, и мы говорим, что на команду «ко мне» у собаки выработался условный рефлекс.

Второе условие образования условного рефлекса состоит в том, что тот раздражитель, который превращается в условно-рефлекторный, должен несколько предшествовать действию безусловного раздражителя.

При дрессировке собаки команды и жесты следует давать несколько раньше, чем начинает действовать безусловно-рефлекторный раздражитель. Например, при дрессировке собаки хождению рядом словесная команда «рядом» должна несколько (на 1–2 секунды) предшествовать рывку поводком, вызывающему безусловно рефлекторную реакцию. Если раздражитель, который должен стать условно-рефлекторным сигналом, предшествует действию безусловного раздражителя, выбывающего безусловный рефлекс не 2–3 секунды (такой условный рефлекс называют совпадающим), а более длительное время (до 2–3 минут), то и в этом случае может быть выработан условный рефлекс. Такой условный рефлекс носит название запаздывающего. Он будет вырабатываться медленнее, чем совпадающий условный рефлекс. Можно выработать условный рефлекс и на тот «след», который оставляет раздражитель. Так, например, если звонок будет звучать в течение 10–15 секунд, а затем через две минуты после его выключения давать собаке пищу, то у нее выработается условный рефлекс, носящий название следового. В этом случае собака будет проявлять пищевую реакцию не в момент звучания звонка, а при приближении того времени, когда она получает пищу. Если раздражитель, который должен стать условно-рефлекторным сигналом, будет даваться после безусловно-рефлекторного раздражителя, то условный рефлекс не образуется.

В лаборатории академика И. П. Павлова был проведен такой опыт: у собаки было сделано 427 сочетаний запаха ванилина с вливанием в рот кислоты, причем сначала производилось вливание кислоты, а через 5–10 секунд присоединяли запах ванилина. В этом случае, несмотря на такое большое число сочетаний, условный рефлекс на запах ванилина не выработался. Однако у этой же собаки после 20 сочетаний запаха уксусного амила с вливанием в рот кислоты при условии, что запах предшествовал вливанию, выработался оборонительный условный рефлекс на раздражающее действие кислоты.

Поэтому при дрессировке собак необходимо строго следить за тем, чтобы команды немного предшествовали действию безусловного раздражителя.

Третье чрезвычайно существенное условие образования условного рефлекса заключается в том, что полушария головного мозга собаки должны быть во время выработки условного рефлекса свободны от других видов деятельности. Если производить дрессировку кобеля на небольшом расстоянии от суки в период течки или на том участке, где побывала такая сука, половой безусловный рефлекс неизбежно будет затруднять выработку условных рефлексов. Если перед началом дрессировки не погулять с собакой и не дать ей возможность опорожнить мочевой пузырь и прямую кишку, раздражения, идущие от этих внутренних органов, будут также затормаживать выработку условных рефлексов.

При выработке условных рефлексов надо стараться исключить, по мере возможности, влияние различных посторонних раздражителей. В лабораториях академика И. П. Павлова, как было указано выше, условные рефлексы вырабатываются и изучаются в изолированных звуконепроницаемых камерах, чтобы в наибольшей степени устранить влияние различных посторонних раздражителей.

Четвертое условие образования условных рефлексов — это сила условного раздражителя. На слабые условные раздражители условные рефлексы вырабатываются медленно и бывают меньшей величины, чем на сильные раздражители. Это свойство условных рефлексов было названо академиком И. П. Павловым законом силовых отношений. При дрессировке собаке необходимо давать энергичные и четкие команды, на них условные рефлексы будут быстрее вырабатываться и лучше выполняться, чем на вяло и тихо произносимые команды. Однако надо иметь в виду, что чрезмерно сильные условно-рефлекторные раздражения могут вызывать у некоторых собак (особенно слабого типа нервной деятельности) не улучшение, а, наоборот, ухудшение их условно-рефлекторной деятельности. А в некоторых случаях условный рефлекс может вообще не вырабатываться.

Необходимо также иметь в виду, что сила безусловного раздражителя при выработке условного рефлекса должна быть большей, чем сила условного раздражителя, так как условный раздражитель большой силы (например, сильный звук, окрик и т. п.) может затормозить у собаки проявление безусловного рефлекса (например, пищевого).

Пятым условием образования условных рефлексов является состояние того безусловного рефлекса, на базе которого вырабатывается условный рефлекс. Во время выработки условного рефлекса безусловный рефлекс должен быть в достаточно возбудимом состоянии. Если условный рефлекс вырабатывается на пищевом безусловном рефлексе, необходимо, чтобы собака была достаточно голодна; накормленная собака будет слабо реагировать на пищевое подкрепление, и условный рефлекс будет вырабатываться медленно. Основные приемы розыскной службы — следовая работа, выборка человека с вещью и др. — вырабатываются, в конечном счете, на базе активно-оборонительного рефлекса собаки. Поэтому необходимо, чтобы этот рефлекс был в достаточно возбудимом состоянии. С собаками, не обладающими выраженным активно-оборонительным рефлексом, должна быть проведена соответствующая работа по повышению его возбудимости (выработка злобы).

Наконец, необходимо упомянуть еще о двух обстоятельствах, хотя и не решающих, но могущих ускорить выработку условных рефлексов и облегчить тем самым дрессировку.

Было показано, что если собака только присутствует в качестве зрителя при выработке условного рефлекса у другой собаки, то это может ускорить последующую выработку у нее того условного рефлекса, пассивным свидетелем выработки которого она была. Этот очень важный для дрессировки вопрос остается, к сожалению, мало разработанным. Все же в ряде случаев, несомненно, можно рекомендовать использовать положение «зрителя» для ускорения дрессировки некоторым приемам. Можно полагать, что собака, боящаяся прыгать через барьер, ходить по буму или лазить по лестнице, будет лучше выполнять эти приемы, «просмотрев», как это выполняют другие собаки. Подражание, безусловно, может оказать помощь в процессе дрессировки таким приемам, как развитие у собаки «голоса».

За последние годы были получены материалы, указывающие, что выработка двигательного условного рефлекса достигается чрезвычайно быстро (в течение 2–3 сочетаний), если то действие животного, которое должно быть закреплено, получено не пассивно, а выполнено «произвольно» самим животным. Можно заставить собаку сесть, нажав на ее крестец рукой — это будет пассивная усадка собаки. При сочетании команды «сидеть» с нажатием руки на крестец и последующей подкормкой собаки у нее с течением времени вырабатывается условный рефлекс садиться на команду «сидеть». Но можно, остановившись с рядом идущей собакой, поднять в руке над ее головой лакомство; лакомство следует держать на такой высоте, чтобы собака не могла его достать. Сделав несколько попыток достать лакомство, собака начнет садиться (это «произвольная» посадка собаки); в этот момент следует дать команду «сидеть» и, когда она сядет, дать ей лакомство. Оказывается, что подкармливание собаки за такие «произвольные» действия быстро закрепляет у нее условные рефлексы. Во всяком случае это обстоятельство надо иметь в виду, ибо оно может в ряде случаев ускорить закрепление необходимого действия. Однако следует отметить, что основным способом выработки двигательных условных рефлексов является так называемый контрастный метод, при котором пассивно вызываемые у собаки действия путем пищевого или другого подкрепления переключаются в активные. Здесь также необходимо указать на то, что некоторые «произвольные» действия, в основе которых лежит безусловный рефлекс, могут быть значительно развиты при подкреплении их раздражителями, возбуждающими другой безусловный рефлекс. Приведем пример. В одной из лабораторий академика И. П. Павлова недавно было показано, что если подкреплять пищей даже незначительное проявление активно-оборонительной реакции у собаки, то эта реакция развивается до чрезвычайно значительной степени. Здесь происходит пищевое подкрепление «произвольного» действия собаки, в основе которого лежит активно-оборонительный рефлекс, что и приводит к значительному усилению активно-оборонительного поведения. К сожалению, этот важный вопрос в практической дрессировке мало разработан.

Физиологические механизмы образования условных рефлексов. Познакомившись с условиями образования условных рефлексов, остановимся на рассмотрении тех физиологических механизмов, которые лежат в их основе.

Как было показано в начале этой главы, деятельность нервной системы осуществляется по рефлекторному принципу. В основе образования условных рефлексов лежит та же рефлекторная деятельность, как и в основе более простых действий животного.

Рассмотрим в качестве примера образование пищевого условного рефлекса на вспыхивание света электрической лампочки в лабораторных условиях (рис. 95, I).

Рис. 95. Схема замыкания дуги условного рефлекса

Безусловно-рефлекторная пищевая реакция у собаки осуществляется следующим образом: пища, попадая в полость рта, раздражает вкусовые клетки слизистой оболочки языка, при этом в нервных окончаниях чувствующего нерва возникает возбуждение, передающееся к слюнному центру, находящемуся в продолговатом мозгу (I, в). Из продолговатого мозга нервное возбуждение идет по соответствующим нервам к слюнной железе, вызывая отделение слюны. Но одновременно с этим от слюнного центра возбуждение передается и к пищевому центру коры полушарий головного мозга (I, с), в котором временно возникает очаг повышенного возбуждения. Если одновременно с дачей пищи (или немного раньше) перед собакой начнет вспыхивать электрическая лампочка, в нервных окончаниях, находящихся в сетчатой оболочке глаза, возникает возбуждение, которое дойдет до затылочной доли коры больших полушарий (зрительного коркового центра, I, а). Таким образом, в коре полушарий при этом образуются два очага возбуждения: один в пищевом корковом центре (I, с), который возник под влиянием возбуждения, идущего от слюнного центра продолговатого мозга, второй — в зрительном корковом центре (I, а), который возник от раздражающего сетчатку глаза электрического света. Более сильный очаг возбуждения пищевого коркового центра притягивает к себе возбуждение из зрительного коркового центра. В результате этого между обоими центрами устанавливается связь.

Таким образом возбуждение, возникшее под влиянием раздражающего действия света лампочки, соединилось, замкнулось в коре головного мозга с возбуждением, возникшим под влиянием раздражающего действия пищи (рис. 95, II).

В том случае, если дача пищи многократно сочетается с вспыхиванием лампочки, происходит упрочение связи между пищевым и зрительным корковыми центрами. Теперь уже при вспыхивании лампочки возникший под влиянием этого очаг возбуждения в зрительном корковом центре (II, а) будет самостоятельно направляться к пищевому корковому центру (II, с). Если даже собака не получила пищи, вспыхивание лампочки будет возбуждать пищевой корковый центр, а из него возбуждение пойдет вниз к продолговатому мозгу (II, в), в котором возбудится слюнный центр, который в свою очередь передаст возбуждение к слюнной железе, а последняя ответит на это секрецией слюны. Это и есть упрощенная схема механизма образования условного рефлекса. Здесь мы имеем рефлекторную дугу, которая замыкается в коре головного мозга — этом органе образования временных связей.

Любой внешний раздражитель, воспринимаемый органами чувств животного, может стать условным сигналом любой безусловно-рефлекторной реакции организма.

Работы академика К. М. Быкова показали, что деятельность любого органа находится под регулирующим влиянием коры головного мозга. Подобно тому как происходит секреция слюны слюнной железой при действии условно-рефлекторного раздражителя, может быть получена под влиянием условно-рефлекторного раздражителя усиленная или ослабленная деятельность любого органа животного. Академиком К. М. Быковым был проведен следующий опыт. У собаки под кожу была выведена селезенка, что давало возможность легко прощупывать и измерять ее. Как известно из физиологии, селезенка является тем «депо», в котором находится некоторое «запасное» количество крови. При сильных кровопотерях эти запасные ресурсы крови в результате сокращения селезенки выбрасываются в кровяное русло. То же происходит и при болевых раздражениях. У собаки с отведенной под кожу селезенкой производилось сочетание болевого раздражения со звуком свистка. В начале сокращение селезенки наблюдалось только в ответ на болевое раздражение. Однако через некоторое число сочетаний селезенка начала сокращаться и выбрасывать в кровяное русло кровь при действии одного звука свистка. Свисток стал условно-рефлекторным сигналом к сокращению селезенки.

Дальнейшие опыты показали, что не только деятельность отдельных органов, но даже такие общие физиологические функции организма, как газообмен, обмен веществ, теплорегуляции, величина кровяного давления, находятся под контролем коры головного мозга. Они могут изменяться под влиянием условно-рефлекторных раздражителей. Исследования академика К. М. Быкова, а также многочисленные работы, проведенные профессором М. А. Усиевичем, показали огромную роль коры головного мозга в деятельности всех систем и органов животного.

Условные рефлексы могут быть выработаны не только на базе безусловных рефлексов. Они могут вырабатываться и на фундаменте условных рефлексов. Это так называемые условные рефлексы высшего порядка. Если, например, выработать оборонительный рефлекс на вспыхивание лампочки, а затем производить сочетание вспыхивания лампочки со звуком звонка и не производить при этом подкрепления током, то один звук звонка начнет вызывать оборонительную реакцию. Это будет рефлекс второго порядка. На его фундаменте, хотя и с большим трудом, может быть выработан в некоторых случаях таким же образом условный рефлекс третьего порядка. Но это предел для собаки. Более высокого порядка условный рефлекс у собаки не может быть выработан. Говоря об условных рефлексах высшего порядка, необходимо отметить, что они являются весьма непрочными.

При дрессировке собаки используют условные рефлексы второго порядка (например, на жесты), которые отрабатывают на основе условных рефлексов первого порядка, установленных на команды.

Торможение. Мы видели, что в основе осуществления рефлекторного акта лежит возбуждение нервных клеток. Способность приходить в возбужденное состояние и передавать это возбуждение вдоль нервного волокна — одно из основных свойств нервной системы. Однако наряду с возбуждением в нервной системе развивается и противоположный процесс — торможение. Торможение является таким же характерным свойством нервной системы, как и возбуждение.

В высшей нервной деятельности, лежащей в основе поведения животных, наряду с возбуждением, которое проявляется в рефлекторной деятельности, постоянно развивается и торможение, которое проявляется в подавлении рефлекторной деятельности. Торможение, при помощи которого достигается устранение в процессе дрессировки всех нежелательных актов поведения собаки, является исключительно важной стороной нервной деятельности, детальное знание которой совершенно необходимо для правильного построения приемов дрессировки и применения собаки.

Торможение, как показали исследования академика И. П. Павлова и его учеников, не является однородным. Установлено несколько видов центрального торможения.

Академик И. П. Павлов разделял торможение на две основные группы: 1) пассивное, безусловное торможение и 2) активное, условное торможение. Обе эти группы торможения делят в свою очередь на несколько подгрупп. Рассмотрим каждую из групп торможения.

Пассивное (безусловное) торможение. В эту группу входит, во-первых, тот вид торможения, который носит название внешнего торможения. Если при дрессировке или применении собаки подействовал какой-нибудь внезапный раздражитель, он вызовет торможение, подавление выполняемого условно-рефлекторного акта поведения собаки. Эти посторонние раздражители могут быть самой разнообразной природы. Новые запахи, звуки, появление в поле зрения собаки какого-нибудь животного, сильный ветер, дождь и т. д. приведут к уменьшению или полному устранению условных рефлексов. Переполненный мочевой пузырь, желудочное заболевание и другие раздражения, идущие от внутренних органов, точно так же будут вызывать торможение условно-рефлекторной деятельности. Поэтому безразлично, какой раздражитель вызвал торможение условно-рефлекторной деятельности (раздражитель, идущий из внешнего мира или от внутренних органов собаки), он приведет к возникновению нового очага возбуждения в коре головного мозга, и этот очаг ослабит или устранит условно-рефлекторную деятельность собаки.

Новый очаг возбуждения, возникший под влиянием необычного раздражителя и тормозящий условно-рефлекторную деятельность, является внешним по отношению к дуге выполняемого условного рефлекса (причина развития торможения не связана с теми центрами коры мозга, которые ответственны за выполнение данного условного рефлекса), поэтому этот вид торможения и носит название внешнего торможения. Однако раздражители, приводящие к его развитию, могут быть как из внешнего мира, так итти и от внутренних органов животного.

Внешнему торможению подвержены не все условные рефлексы в одинаковой степени. Молодые, недавно образуемые условные рефлексы будут тормозиться посторонними раздражителями гораздо сильнее, чем прочные условно-рефлекторные связи. Поэтому для скорейшей дрессировки собаки первые этапы ее обучения, когда еще не образовались прочные условные рефлексы, желательно проводить при отсутствии отвлекающих раздражителей. Однако, когда собака выполняет приемы достаточно твердо, можно в меньшей степени опасаться тормозящего влияния необычных раздражителей и даже, больше того, необходимо постепенно вводить различные раздражители.

Все раздражители, которые приводят к внешнему торможению, можно разделить на две группы:

1) гаснущие, или временные, тормоза,

2) негаснущие, или постоянные, тормоза.

Гаснущими тормозами называются такие раздражители, которые после некоторого повторения их перестают вызывать торможение условно-рефлекторной деятельности животного. Приведем пример. Собаку, никогда не видевшую поезда, начинают дрессировать недалеко от полотна железной дороги. Конечно, проходящий поезд приведет к торможению выполняемых сю приемов. Однако в дальнейшем ориентировочная (а в некоторых случаях и пассивно-оборонительная) реакция собаки на поезд угаснет, и проходящий поезд уже не будет тормозить последующее выполнение приемов собакой. Огромное количество раздражителей, вызывающих вначале ориентировочную реакцию и тем самым оказывающих тормозящее действие на дрессируемую собаку, будут постепенно гаснуть и перестанут тормозить ее условно-рефлекторную деятельность.

Негаснущими называются такие раздражители, которые с повторением не теряют своего тормозящего действия. Например, присутствие около дрессируемых кобелей сук в состоянии пустовки будет постоянно вызывать торможение выполняемых кобелем приемов. Какое-нибудь заболевание, например воспаление среднего уха, будет постоянно мешать нормальной дрессировке собаки.

Таким образом, если с раздражителем, вызывающим гаснущее торможение условно-рефлекторной деятельности, справится сама нервная система собаки, то негаснущий тормоз должен быть устранен самим дрессировщиком, иначе он будет постоянно мешать дрессировке собаки.

Другим видом тоже пассивного, безусловного торможения является так называемое запредельное, или охранительное, торможение. Это торможение развивается в том случае, если на нервную систему действует слишком сильный раздражитель.

Мы указывали выше, что условный рефлекс вырабатывается тем быстрее и тем больше его величина, чем сильнее тот раздражитель, на который он вырабатывается. Это бесспорное положение оказывается, однако, справедливым только в определенных пределах. В лаборатории академика И. П. Павлова было доказано, что увеличение условно-рефлекторного ответа по мере усиления силы раздражителя идет до определенного предела, после которого наступает уменьшение, а в некоторых случаях может развиться и полное торможение условного рефлекса. Слишком сильный раздражитель поднимает возбудимость нервных клеток выше порога их работоспособности. В результате этого в нервных клетках в виде защиты от чрезмерно сильного раздражителя и развивается запредельное торможение, которое рассматривалось поэтому академиком И. П. Павловым как охранительное торможение. Это торможение охраняет нервную систему от вредного воздействия слишком сильного раздражителя. В нервной системе собаки может развиваться запредельное торможение и в том случае, если слишком часто применять какой-нибудь условно-рефлекторный раздражитель. Слишком часто и многократно применяемые условно-рефлекторные раздражители не только не улучшают условно-рефлекторную деятельность животного, но могут ухудшить ее и в этом случае также развивается запредельное торможение.

Запредельное торможение, несомненно, постоянно проявляется при дрессировке собак. Вероятно, каждый человек, дрессировавший собаку, знает, что после ускоренной дрессировки перерыв в работе с собакой на несколько дней значительно улучшает выполняемые ею команды. Нередко бывает, что собака, интенсивно обучаемая какому-нибудь приему (например, аппортировка), отказывается от выполнения его (передрессировка). Однако после перерыва в течение нескольких дней собака по первой же команде выполняет его. В нервной системе животного в этих случаях развилось запредельное торможение в результате слишком частого применения команды. Поэтому собака и не выполняет прием. Во время перерыва нервная система собаки освобождается от запредельного торможения, и условно-рефлекторная деятельность ее начинает работать нормально. Поэтому при дрессировке собак необходимо строить занятия таким образом, чтобы разнообразить выполняемые приемы. Слишком частое выполнение одного и того же приема приведет не к улучшению, а к ухудшению его выполнения. Если дрессировщик начинает замечать, что при частом выполнении приема собака начинает исполнять его вяло, а то и совсем отказывается, то есть основания подозревать, что в нервной системе собаки в результате чрезмерной ее перегрузки от исполнения данного приема начинает развиваться запредельное торможение. В этом случае надо сделать перерыв или во всяком случае реже заставлять собаку выполнять этот прием. Особенно легко запредельное торможение может развиться в случае выполнения собакой более трудного приема. Такие приемы, как, например, выборка или следовая работа, которые требуют значительного напряжения нервной системы собаки могут при слишком частом их применении привести к запредельному торможению. Поэтому при дрессировке собаки этим приемам необходимо помнить о возможности развития запредельного торможения.

Как внешнее, так и запредельное торможение развиваются в нервной системе без соответствующего индивидуального опыта собаки. Стоит только подействовать какому-нибудь необычному раздражителю или условно-рефлекторный раздражитель будет слишком силен, как развивается то или другое торможение. Поэтому оба эти торможения и относятся к одной и той же группе безусловного торможения.

Активное (условное) торможение. Иначе обстоит дело с условным (активным) торможением. Всем видам торможения этой группы, согласно учению академика И. П. Павлова, собака должна научиться. В зависимости от способа, при помощи которого получается это торможение, его можно разделить на несколько подгрупп.

Угасательное торможение. Если у собаки условный рефлекс не подкреплять безусловно-рефлекторным раздражителем, то он постепенно угаснет; собака перестанет давать условно-рефлекторный ответ на данный раздражитель. Если собаку, у которой выработан пищевой условный рефлекс на звонок, не подкармливать после действия звонка, то через некоторое время она перестанет давать пищевую условно-рефлекторную реакцию на звонок — произойдет угасание условного рефлекса. Точно так же, если у служебной собаки не подкреплять выполняемых приемов, то собака перестанет работать.

Разные условные рефлексы без подкрепления угасают с неодинаковой скоростью. Более «молодые» и непрочные условные рефлексы угасают быстрее, чем более «старые», прочные условно-рефлекторные связи. Чем чаще давать неподкрепляемое раздражение, тем быстрее происходит угасание условного рефлекса.

Многочисленными опытами, проведенными в лаборатории академика И. П. Павлова, было показано, что в случае угасания условного рефлекса происходит не простое уничтожение, разрыв условно-рефлекторной связи, а в коре головного мозга развивается активный тормозной процесс (угасательное торможение), который и подавляет условно-рефлекторную связь. То, что при угасательном торможении происходит но разрыв условно-рефлекторной связи, а развивается активное торможение, видно из того, что полностью угашенный условный рефлекс через некоторое время вновь восстанавливается. Если у собаки во время дрессировки произведено угашение какой-нибудь нежелательной условно-рефлекторной связи, то это еще не означает, что полностью разрушена нежелательная связь. Через некоторое время нежелательный условный рефлекс окажется вновь восстановленным. И для его окончательного угашения понадобится дальнейшая работа.

Важным свойством активного тормозного процесса является то, что названо академиком И. П. Павловым растормаживанием. Это явление заключается в том, что если у собаки в результате угашения произошло исчезновение того или другого условного рефлекса и в это же время подействовать каким-нибудь необычным раздражителем, то происходит быстрое восстановление угашенного рефлекса. Необычный раздражитель устраняет угасательное торможение.

Диференцировочное торможение. Вторым видом активного внутреннего торможения является диференцировочное торможение. Этот вид торможения имеет исключительно большое значение при следовой работе. Как следовая работа, так и выборка происходят при непосредственном участии диференцировочного торможения.

Диференцировочное торможение развивается в коре головного мозга в том случае, Когда собака должна отдиференцировать (отличить) один внешний раздражитель, который является для нее условно-рефлекторным сигналом, от другого, сходного с ним раздражителя, который не является условно-рефлекторным сигналом. Например, собаку всегда подкармливают на стук метронома с частотой 120 ударов в минуту. Естественно, что у нее вырабатывается пищевой условный рефлекс на этот раздражитель. Если теперь пустить тот же метроном со скоростью не 120 ударов, а 60 ударов в минуту и этот раздражитель не подкреплять едой, то произойдет следующее: вначале собака будет проявлять пищевую реакцию при действии метронома 60 ударов в минуту, однако если и в дальнейшем звук метродома 120 ударов подкреплять едой, а звук метронома 60 ударов в минуту не подкреплять едой, то собака будет проявлять пищевую реакцию только на звук метронома 120 ударов в минуту; метроном 60 ударов пищевой реакции вызывать не будет. В этом случае пищевая реакциям собаки на метроном 60 ударов в минуту оказалась заторможенной; собака отдиференцировала один раздражитель от другого. Эта диференцировка достигается в результате развития диференцировочного торможения во время действия метронома 60 ударов в минуту.

То же самое происходит у розыскной собаки при следовой работе или при выборке. Собака должна итти по следу или выбирать человека по определенному запаху, именно по тому запаху, который имеет человек, оставивший его. Реакция же собаки на запахи всех остальных людей должна быть заторможена. Это достигается в результате диференцировочного торможения.

Диференцировочное торможение развивается у собаки в нервной системе тем труднее, чем ближе друг к другу находятся диференцируемые раздражители. Собака быстрее и прочнее отдифференцирует звук метронома 60 ударов в минуту от 120 ударов в минуту, чем 110 ударов от 120 ударов в минуту. Диференцировочное торможение растормаживается при действии необычных раздражителей. Если на собаку с прочно выработанной диференцировкой подействовать необычным раздражителем во время применения диференцировочного раздражения, то диференцировка будет нарушена. Так, если во время выборки человека с вещи на собаку подействует какой-нибудь посторонний раздражитель, например рядом погрызутся собаки, то есть основания ожидать нарушения диференцировки; собака выберет первого попавшегося человека из группы.

Большое значение при диференцировке имеет степень возбудимости того безусловного рефлекса, на базе которого вырабатывается диференцировка. Прочная диференцировка, выработанная на базе пищевого рефлекса, растормозится, если повысить пищевую возбудимость собаки, уменьшив, например, ее суточную порцию еды. Если у розыскной собаки слишком повышена возбудимость активно-оборонительного рефлекса, то она хуже будет диференцировать при работе на выборке человека. Поэтому не следует пускать собаку на выборку сразу после того, как она проявила по отношению к кому-нибудь свою активно-оборонительную реакцию, например после проведения с ней работы по задержанию. Собаки с резко выраженной активно-оборонительной реакцией плохо диференцируют именно по причине слишком высокой возбудимости их активно-оборонительного рефлекса.

К диферонцировочному торможению относится и такой вид условного торможения, который раньше выделяли в качестве самостоятельного вида торможения, так называемый условный тормоз. Приведем пример. Всем хорошо известно, что собаки, содержащиеся в питомнике, где за ними ухаживают люди в определенной форменной одежде (в форме милиции или армейской форме), реагируют по-разному даже на незнакомых для них лиц в форменной или гражданской одежде. На незнакомого человека в форменной одежде активно-оборонительная реакция слабее (а то ее и совсем не бывает), чем на человека в гражданской одежде. Форменная одежда является условным тормозом для проявления активно-оборонительной реакции собаки.

Запаздывающее торможение. Третьим видом активного, условного торможения является запаздывающее торможение. Оно проявляется в следующем: мы говорили выше об отставленных и следовых условных рефлексах, т. е. таких условных рефлексах, когда условно-рефлекторный раздражитель дается раньше, чем подкрепление соответствующего безусловного рефлекса. При этом, вне зависимости от того, продолжает ли действовать условно-рефлекторный раздражитель (отставленный условный рефлекс) или условно-рефлекторный раздражитель подействовал, а потом через некоторое время после прекращения его действия дается соответствующее подкрепление (следовой условный рефлекс), — результат один и тот же. Условно-рефлекторная пищевая реакция проявляется только к тому моменту, когда дается соответствующее пищевое подкрепление, хотя условно-рефлекторный раздражитель давался раньше. В тот промежуток времени, когда условно-рефлекторный раздражитель уже подействовал, а пищевой реакции еще нет, в коре головного мозга собаки развилось запаздывающее торможение. Приведем пример. Допустим, что звонок применяют в качестве условного раздражителя, причем он действует в течение 10 секунд, но пищу дают не сразу, а через две минуты после этого. Если систематически проводить такое подкармливание, то первое время после действия звонка у собаки будет выделяться слюна все время от момента дачи звукового раздражителя и до момента дачи пищевого подкрепления. Однако после некоторого числа сочетаний слюна начнет выделяться только непосредственно перед началом дачи пищи, т. е. к концу второй минуты интервала. Как было показано исследованиями последователей академика И. П. Павлова, в промежутке времени от дачи звукового раздражителя и до момента слюноотделения в коре головного мозга собаки и развилось запаздывающее торможение.

Запаздывающее торможение, в несколько ином виде, имеет большое значение при дрессировке служебных собак. На запаздывающем торможении строят все приемы дрессировки, связанные с выдержкой. Когда дрессировщик сажает или укладывает собаку на более или менее длительный срок, совсем уходя из поля зрения собаки или находясь от нее на значительном расстоянии, дрессированная собака продолжает лежать или сидеть до тех пор, пока ей не будет дана соответствующая команда. От момента укладки или посадки собаки и до того момента, пока дрессировщик не разрешит собаке прекратить лежать или сидеть, в коре ее головного мозга развивается тормозной процесс несомненно той же природы, который был назван академиком И. П. Павловым запаздывающим торможением. В результате развития этого торможения все реакции поведения собаки оказываются заторможенными. Поэтому она и может, не срываясь с места, длительно выполнять данное ей приказание. Запаздывающее торможение, так же как и все другие виды активного торможения, при действии необычных раздражителей может растормозиться. Поэтому пока у собаки еще не упрочилось запаздывающее торможение, не отработана выдержка, необходимо проводить занятия при минимальном количестве необычных раздражителей, которые будут расторхмаживать это еще не прочное торможение. Однако при упрочении торможения растормаживающее влияние внешних воздействий будет уменьшаться, и с собакой можно (и надо) заниматься в таких условиях, в которых встречаются отвлекающие раздражители.

Заканчивая на этом рассмотрение различных видов активного торможения, необходимо еще раз подчеркнуть его значение при дрессировке. В то время как пассивное (внешнее и запредельное) торможение может развиться в коре головного мозга при непосредственном воздействии любого раздражителя, вся дрессировка, связанная с затормаживанием нежелательных действий собаки, строится на использовании различных видов активного торможения.

Сон и гипноз. Учение академика И. П. Павлова о торможении имеет непосредственное отношение к такому важному физиологическому явлению, как сон и гипноз.

Согласно учению академика И. П. Павлова, сон наступает при широком распространении тормозного процесса по всей коре головного мозга и на ближайшие подкорковые образования. Во время бодрствования одни участки коры головного мозга оказываются заторможенными, другие, наоборот, возбужденными. В результате сложной «мозаики» возбужденных и заторможенных участков коры головного мозга и строится сложная координированная высшая деятельность животного. Однако когда тормозной процесс захватывает всю кору головного мозга (и ближайшие участки подкорковых отделов мозга) и полностью (или почти полностью) вытесняет процесс возбуждения, наступает сон. Во время сна происходит отдых, восстановление работоспособности утомленных нервных клеток.

То, что сон имеет непосредственное отношение к вышерассмотренным видам торможения, было доказано академиком И. П. Павловым и его учениками. Оказалось, что любое торможение как внешнее и запредельное, так и все виды активного торможения могут перейти в сон. Например, собака, у которой выработано запаздывающее торможение, спит в тот промежуток времени, который проходит от момента дачи условного раздражителя до времени подачи корма. Развившееся внутреннее торможение оказалось настолько значительным, что захватило всю кору головного мозга, в результате чего и наступает сон. Но к моменту подачи пищи тормозной процесс уступает место процессу возбуждения, собака просыпается, и у нее проявляется пищевая реакция.

Образование сонного торможения ясно можно увидеть у дрессируемой собаки при развитии различных видов торможения. При выдержке, когда появляется тормозной процесс, многие собаки начинают зевать. Точно так же, если собаке дать запрещающую команду, то развивающееся при этом торможение приведет к угашению активно-оборонительной реакции, что часто вызывает зевоту, которая указывает на начало развития сонного торможения.

В непосредственной близости с учением академика И. П. Павлова о физиологической природе сна находится и его представление о гипнозе. Гипноз, согласно учению академика И. П. Павлова, это такое состояние коры головного мозга, когда торможение захватывает почти всю кору головного мозга, бодрствует же только один какой-нибудь участок коры. Наличие такого «дежурного пункта» и приводит к тому, что при гипнозе — этом частичном сне — может точно выполняться какая-нибудь одна деятельность, в то время как сам организм будет погружен в сонное торможение.

Различные виды торможения и их соотношение с сонным торможением приведены в следующей таблице (основа которой заимствована из книги Майорова).

Классификация видов торможения

Как видно из приведенной таблицы, сонное торможение может развиться из любого вида торможения и оно может быть как условного, так и безусловного происхождения.

4. Иррадиация и концентрация процессов возбуждения и торможения

Как было указано выше, возбуждение и торможение являются теми процессами, которые лежат в основе высшей нервной деятельности, в основе поведения. Взаимодействие этих процессов, их движение по коре полушарий и их последовательная смена составляют ту сложность и многообразие, которыми характеризуется высшая нервная деятельность. Остановимся на рассмотрении правил движения процессов возбуждения и торможения по коре головного мозга.

Правила движения процессов возбуждения и торможения заключается в том, что если в каком-либо участке коры головного мозга возник очаг возбуждения или торможения, то возбуждение или торможение вначале непременно будут распространяться из пункта своего возникновения, захватывая соседние участки коры. После того как произошло распространение того или другого процесса, происходит обратное явление (концентрация), состоящее в том, что возбуждение начинает сосредоточиваться в той части мозга, в которой оно возникло и из которой распространилось.

Приведем пример; в лаборатории академика И. П. Павлова была собака с резко выраженным активно-оборонительным (сторожевым) рефлексом. У этой собаки были выработаны пищевые условные рефлексы. Когда в комнату, в которой проводили опыты с собакой, входил посторонний для собаки человек (это был сам академик И. П. Павлов), собака проявляла резко выраженную активно-оборонительную реакцию. Когда академик И. П. Павлов садился на место сотрудницы, постоянно работавшей с собакой (в то время собака не была изолирована от экспериментатора), и начинал применять условно-рефлекторные раздражители, то оказывалось, что пищевой условный рефлекс был значительно больше, чем обычно, и собака с большой жадностью поедала даваемую пищу. Академик И. П. Павлов установил, что возбуждение, вызванное видом незнакомого человека, распространялось (иррадиировало) по мозгу из того района, с которым связано проявление активно-оборонительной реакции. При этом повышалась возбудимость и того участка мозга, который связан с пищевой реакцией. Если же И. П. Павлов сидел около собаки совершенно спокойно и активно-оборонительная реакция у нее угасала, то на даваемые условно-рефлекторные раздражители слюны выделялось меньше, чем обычно. Академик И. П. Павлов объяснял это тем, что когда он сидел спокойно, то покоре мозга собаки, после широкого распространения (иррадиации) возбуждения, произошло обратное явление — концентрация возбуждения в районе мозга, связанного с проявлением активно-оборонительной реакции, и это привело к внешнему торможению пищевого условного рефлекса.

В точных опытах сотрудников академика И. П. Павлова было с неоспоримой убедительностью показано наличие иррадиации и концентрации процессов возбуждения и торможения, причем оказалось, что процесс возбуждения распространяется быстрее, чем тормозной процесс (быстрота их распространения относится приблизительно как 4:1). Явление распространения возбуждения и торможения из одного центра мозга в другой должно быть учтено при дрессировке и применении служебных собак.

Например, при развитии у собаки злобы усиление возбудимости активно-оборонительной реакции может быть достигнуто предварительным (за 5–10 секунд) подкармливанием собаки, до того как у нее начинают развивать злобу. Распространение возбуждения из района мозга, связанного с пищевой реакцией, повысит возбудимость и активно-оборонительного рефлекса.

Положительная и отрицательная индукция. Индукцией в физиологии высшей нервной деятельности называется возникновение в коре головного мозга процесса, противоположного по своему значению первоначально возникшему. Если в каком-нибудь участке мозга возникает процесс возбуждения, то смена его тормозным процессом является индукцией. В этом случае мы имеем отрицательную индукцию. И, наоборот, если в участке мозга развивается торможение, которое сменяется процессом возбуждения, то такое явление называется положительной индукцией. Многочисленные исследования в лаборатории академика И. П. Павлова показали, что в результате индукции вокруг участка мозга, в котором повышена возбудимость, развивается тормозное состояние. И, наоборот, вокруг участка мозга, находящегося в заторможенном состоянии, развивается процесс возбуждения.

Положительная и отрицательная индукции являются чрезвычайно важными закономерностями мозговой деятельности. При помощи их объясняются многие сложные стороны высшей нервной деятельности. Так, например, академик И. П. Павлов внешнее торможение объяснял отрицательной индукцией. Если во время условно-рефлекторной деятельности на собаку подействовал какой-нибудь раздражитель, который вызвал в ее головном мозгу новый очаг возбуждения, то в результате отрицательной индукции остальные участки мозга оказываются заторможенными. Это и выразится в уменьшении или полном прекращении условно-рефлекторной деятельности.

В общем, торможение одного акта поведения (условно — или безусловно-рефлекторного) другим актом поведения следует рассматривать как результат отрицательной индукции.

Положительную индукцию при дрессировке собаки можно наблюдать в случае выдержки. Если собака на некоторое время усажена или положена дрессировщиком, а затем ей дается свобода действий, то, как правило, даже после небольшой (1–2 минуты) выдержки, у собаки проявится вспышка возбуждения, которая выразится в игровых движениях: прыганий, бегании и т. п. Такая вспышка возбуждения после состояния заторможенности является, несомненно, проявлением положительной индукции.

У вялых, маловозбудимых собак положительную индукцию можно использовать и для практических целей. Например, если собака вяло работает на выборке, ее следует усадить на некоторое время (на 1–2 минуты) около выстроившейся группы, а затем пускать на выборку. Повысившаяся в результате положительной индукции возбудимость коры головного мозга после состояния ее заторможенности приведет к более «заинтересованной» работе собаки.

5. Анализаторная и синтетическая деятельность коры головного мозга

Высшая нервная деятельность животного дает возможность выделять ему из сложной массы всевозможных раздражений, идущих из внешнего мира, те, которые имеют для животного то или иное значение. Собака при помощи своего обонятельного аппарата из бесконечной массы всевозможных запахов выделяет относительно небольшое количество их, на которые она и реагирует. То же происходит и со всеми другими раздражителями, действующими на остальные органы чувств собаки.

Академик И. П. Павлов рассматривал нервную систему, как чрезвычайно сложный прибор, постоянно дробящий многообразие внешних раздражителей на отдельные компоненты, выделяя из них те, которые имеют значение для животного. Эти раздражители и превращаются корой головного мозга в условно-рефлекторные. При помощи зрительного прибора нервная система выделяет для организма определенные световые раздражители, при помощи слухового прибора — звуковые раздражители, при помощи обонятельного прибора — запаховые раздражители и т. п. Эти приборы, при помощи которых организм дробит, разлагает всю массу внешних раздражителей, академик И. П. Павлов назвал анализаторами. У животных имеются, таким образом, различные анализаторы: слуховой, зрительный, обонятельный, вкусовой, кожный (воспринимающий болевые, температурные и осязательные раздражения). Кроме того, животные имеют анализаторы, воспринимающие раздражения, возникающие в самом организме, например, раздражения, возникающие в результате изменения в состоянии мышц и сухожилий во время движения животного, воспринимаются, согласно мнению академика И. П. Павлова, особым двигательным анализатором.

Анализатор включает в себя: 1) окончания чувствующих нервов, находящиеся в соответствующих органах чувств и воспринимающие раздражения; 2) нервы, проводящие импульсы в центростремительном направлении; 3) клетки коры больших полушарий, к которым поступает нервное возбуждение от соответствующего органа чувств.

Условно-рефлекторным методом возможно точно определять предел анализаторной деятельности собаки. Оказалось, что в ряде случаев тонкость анализаторной деятельности собаки выше, чем у человека. Зрительный анализатор собаки в состоянии отдиференцировать небольшие различия в форме. Так, например, если выработать условный рефлекс на показ собаке белого круга, а на показ эллипса того же цвета выработать к нему диференцировку, то предел топкости различия собакой круга от эллипса лежит при отношении полуосей обеих фигур, как 9:8.

При диференцировке различных цветов зрительный анализатор собаки весьма несовершенен. Очевидно, цветное зрение собак находится в зачаточном состоянии. При выработке условных рефлексов значение имеет, видимо, не цвет того или другого предмета, а интенсивность его освещения. Однако этот вопрос нельзя считать окончательно разрешенным.

Хорошо развит у собак слуховой анализатор. Собака слышит тона такой высоты, которые не улавливает человеческое ухо. На звуки, совершенно не улавливаемые человеческим ухом, собака четко реагирует. Анализатор собаки улавливает разницу в 1/16 тона, что оказывается невозможным для человеческого уха. Собаки прекрасно анализируют направление источника звука, несравненно лучше, чем человек. Если поместить собаку в центр круга диаметром в 3 метра, а по периферии круга поместить на равном расстоянии звуковые раздражители, то она в состоянии точно определить из 32 звуковых раздражителей тот, который в данный момент находится в действии. Человек же с трудом справляется с этой задачей даже в том случае, если число источников звука уменьшено до 16.

Таким образом, способность слухового анализатора у собаки чрезвычайно тонкая. Задача дрессировщика — правильно использовать этот тонкий физиологический прибор. Исключительно тонкой способностью к диференцировке обладает обонятельный анализатор собаки. Собака при помощи своего обонятельного анализатора устанавливает тончайшие отношения с внешним миром. Обонятельный анализатор является ведущим в жизни собаки.

Практическая работа розыскной собаки протекает в условиях необходимости выделения из массы запахов того, который оставлен человеком. Возможность этого строится на исключительной чувствительности обоняния собаки и тонкости ее обонятельного анализатора.

Анализаторную деятельность коры головного мозга нельзя рассматривать в отрыве от другой ее деятельности, которая была названа академиком И. П. Павловым синтетической (объединяющей).

Если начать вырабатывать у собаки какой-нибудь условный рефлекс на определенный внешний раздражитель, то оказывается, что собака вначале дает условно-рефлекторный ответ не только на этот раздражитель, но и на другие сходные раздражители. Так, например, если взять недрессированную собаку и начать ее обучать садиться на команду «сидеть» и после того как у нее выработался условный рефлекс произнести в тех же условиях, где проводится дрессировка, и с той же интонацией какое-нибудь другое слово, допустим, «лежать», — собака сядет и на эту команду. Это явление ноент название генерализации (обобщение) и является общей закономерностью при выработке условных рефлексов. Всякий раздражитель, па который вырабатывается условный рефлекс, непременно носит обобщенный характер. В этом проявляется синтетическая деятельность коры головного мозга — объединять различные раздражители, давая на них сходные условно-рефлекторные ответы.

Академик И. П. Павлов давал следующее объяснение биологическому значению синтетической деятельности коры головного мозга. В естественных условиях жизни животного те раздражители, на которые оно должно реагировать, не являются строго определенными. Например, звук, издаваемый хищником и являющийся условным раздражителем приближающейся опасности для жертвы, может иметь большие колебания в высоте, силе и тембре. На все это различие звука животное-жертва должно реагировать одной и той же оборонительной реакцией, что и достигается синтетической деятельностью коры головного мозга, объединяющей качественные и количественные различия раздражителей оборонительного рефлекса животного.

Однако там, где животному необходимо точно реагировать на строго определенный раздражитель, выступает анализаторная деятельность коры мозга. Обобщенный рефлекс животного на раздражитель суживается, и оно начинает реагировать только на строго определенный раздражитель. Достигается это при помощи диференцировочного торможения, которое подавляет рефлекс животного на все другие о раздражители, кроме того, на который происходит выработка условного рефлекса.

Хорошо выдрессированная собака реагирует выполнением определенного акта только на строго определенную команду. Обобщенный генерализованный характер условного рефлекса заменяется рефлексом только на строго определенный раздражитель. Команда «сидеть», и только она одна (или в комбинации с соответствующим жестом рукой), является сигналом для посадки собаки.

Анализаторная и синтетическая деятельность коры головного мозга — это две стороны приспособительной деятельности животного к условиям его существования. Там, где животному необходимо реагировать условно-рефлекторной реакцией на широкий диапазон раздражителей, выступает синтетическая деятельность коры головного мозга, при помощи которой животное реагирует одной и той же условно-рефлекторной реакцией па различные раздражители. А где необходима реакция па строго специфический раздражитель, там выступает анализаторная деятельность коры головного мозга, и рефлекс животного на все многообразие раздражителей затормаживается, кроме того раздражителя, на который биологически необходима в данный момент реакция животного.

Анализаторная и синтетическая деятельность коры головного мозга ясно выступает при дрессировке розыскной собаки. Розыскная собака должна работать по следу любого человека, по которому ее пускают. Здесь должна выступать синтетическая, обобщенная деятельность коры головного мозга. Любой след, который дают обнюхать собаке, по команде «след» должен прорабатываться ею. Однако, когда собака начала прорабатывать след, наступает анализаторная деятельность коры головного мозга. Из массы встречающихся запахов собака должна выбирать только запах того следа, по которому она работает. Синтетическая деятельность коры мозга — готовность работать по следу любого человека — заменяется тончайшей анализаторной деятельностью: работой только по строго определенному следу. В процессе подготовки собаки дрессировщик всегда должен помнить, что применение ограниченного числа помощников, прокладывающих след, неизбежно приведет к ограничению первоначальной широкой обобщенной деятельности коры головного мозга — готовности прорабатывать след любого человека — собака начнет работать только по следу постоянно используемых помощников. Для того чтобы не дать замениться обобщенной, генерализованной реакции собаки — прорабатывать след любого человека — более ограниченной реакцией — прорабатывать след только определенной группы лиц, — необходимо постоянно менять помощников.

Итак, при следовой работе собаки дрессировщик должен использовать синтетическую, обобщающую деятельность коры головного мозга, в результате чего собака прорабатывает след любого человека. Однако, когда собака начала прорабатывать след, обобщенная готовность реакции на любой след должна замениться строгой анализаторной деятельностью коры головного мозга, направленной на проработку только того следа, по которому пущена собака.

6. Типы высшей нервной деятельности

На основании изучения условно-рефлекторной деятельности огромного числа собак академик И. П. Павлов создал свое учение о типах высшей нервной деятельности. Все многообразные особенности условно-рефлекторной деятельности собак академик И. П. Павлов свел к четырем основным типам высшей нервной деятельности.

В основу деления собак на типы их высшей нервной деятельности академик И. П. Павлов положил оценку: 1) силы обоих основных нервных процессов — возбуждения и торможения; 2) уравновешенности этих процессов между собой; 3) подвижности этих процессов.

Оценка силы нервных процессов. При оценке силы раздражительного процесса (возбудимости) применяют такие мероприятия, которые направлены на повышение возбудимости клеток коры головного мозга. При этом оценивается, какую степень возбудимости может выдержать нервная система собаки, не впадая в запредельное торможение. Если собака легко развивает признаки запредельного торможения, то это свидетельствует о низком пределе работоспособности нервных клеток, о слабости коры головного мозга. И, наоборот, если собака выдерживает значительное повышение возбудимости корковых клеток, не проявляя признаков запредельного торможения, это свидетельствует о высоком пределе работоспособности нервных клеток, о силе коры головного мозга.

Для оценки силы раздражительного процесса академик И. П. Павлов пользовался тремя основными показателями.

1. Применение физически очень сильного внешнего раздражителя (используется обычно очень сильная трещотка). Если собака выдерживает звук трещотки и даже может выработать на него условный рефлекс, это свидетельствует о сильном процессе возбуждения. Наоборот, если собака не выдерживает трещотки, не может выработать на ее звук условного рефлекса, это свидетельствует о слабости ее нервной системы.

2. Повышение возбудимости клеток коры головного мозга достигается повышением пищевой возбудимости. Для повышения пищевой возбудимости собаку не кормят в течение 1 или 2 суток. Если пищевые условные рефлексы после этого оказываются повышенными, это свидетельствует о том, что клетки коры головного мозга выдерживают повышение возбудимости, наступающее в результате повышения пищевой возбудимости, не впадая в запредельное торможение, что свидетельствует о силе типа нервной системы собаки. Наоборот, если после голодовки пищевые условные рефлексы собаки оказываются пониженными, это свидетельствует о том, что кора мозга не выдерживает повышения возбудимости, наступающего в результате повышения пищевой возбудимости, а это свидетельствует о слабости коры головного мозга у собаки.

3. Повышение возбудимости коры головного мозга может быть достигнуто применением некоторых лекарственных веществ. Академик И. П. Павлов применял кофеин. Это вещество повышает возбудимость, главным образом коры головного мозга. При его введении (кофеин дают в молоке за 40–60 минут до начала работы с собакой) условные рефлексы повышаются. Но только собаки сильного типа выдерживают большие дозы кофеина (0,8–1,0 г). У таких собак кофеин в этих дозах увеличивает условные рефлексы. Собаки слабого типа выдерживают очень маленькие дозы кофеина (0,05–0,1 г). Большие дозы, повышая возбудимость коры головного мозга, снижают работоспособность нервных клеток, уменьшают условные рефлексы собаки.

На основании этих трех основных показателей (имеются еще и дополнительные методы) дается оценка силы процесса возбуждения собаки. Собаки со слабым пределом работоспособности нервных клеток, у которых легко развивается запредельное торможение, были охарактеризованы академиком И. П. Павловым, как собаки слабого типа, или меланхолики. Вся их условно-рефлекторная работа выявляет слабость их нервной деятельности, низкий предел работоспособности коры головного мозга.

Собак с сильным раздражительным процессом делят, в зависимости от уравновешенности и подвижности процессов возбуждения и торможения, тоже на три типа: сангвиников, холериков и флегматиков.

Оценка силы тормозного процесса. 1. Показателем того, насколько силен у собаки тормозной процесс, является скорость и прочность образования у нее диференцировки. Собаки со слабым тормозным процессом легко и быстро вырабатывают положительные условные рефлексы, но с трудом вырабатывают рефлексы, связанные с торможением. Диференцировки у таких собак непрочны, постоянно дают положительную реакцию на неподкрепленный раздражитель.

2. Сила тормозного процесса собаки может быть оценена применением лекарственного вещества — брома. Бром, как показали многочисленные исследования в лаборатории академика И. П. Павлова, усиливает тормозной процесс. При этом оказалось, что собаки с сильным тормозным процессом могут выдерживать большие дозы брома (8–10 г). При этому них улучшается диференцировка и все рефлексы, связанные с торможением. Собаки со слабым тормозным процессом выдерживают только маленькие дозы брома (0,5–2 г). Большие дозы вызывают срыв торможения, которое проявляется в еще большем ухудшении диференцировки.

3. Сила тормозного процесса может быть оценена путем напряжения торможения. Это достигается тем, что раздражитель, па который выработана диференцировка (т. е. такой раздражитель, который систематически не подкреплялся), удлиняется (вместо обычных 20–30 секунд) до 3–5 минут. Собаки со слабым торможением не могут так долго выдерживать действие этого раздражителя, на который они должны развивать торможение. Торможение у них срывается, и собаки начинают отвечать на этот раздражитель положительной условно-рефлекторной реакцией. В некоторых случаях в результате этого может развиться даже длительное болезненное состояние нервной системы. Если собака по всем этим показателям обнаруживает слабость тормозного процесса, она относится к типу холериков. Холерики — это собаки с сильным процессом возбуждения, но с относительно слабым процессом торможения.

Оценка подвижности процессов возбуждения и торможения. Под подвижностью процессов возбуждения и торможения понимается скорость и легкость переключения возбуждения коры головного мозга на состояние торможения и обратно. В лабораториях академика И. П. Павлова имеется ряд показателей, по которым можно судить остепени подвижности нервных процессов. Приводим некоторые из них.

1. Подвижность нервных процессов можно определить быстрой заменой диференцировочного (тормозного) раздражителя положительным. Например, собаке дают тормозный условно-рефлекторный раздражитель в течение 30 секунд, а затем через 1–2 секунды дают положительный условно-рефлекторный раздражитель. У собак с хорошей подвижностью только в течение первых секунд его действия может наблюдаться уменьшенное слюноотделение, а затем начнется нормальное пищевое слюноотделение. Нервные клетки быстро освободятся от торможения, которое развилось в результате действия тормозного раздражителя. У собак с плохой подвижностью нервных процессов, у которых нервные клетки с трудом освобождаются от торможения, будет наблюдаться значительное уменьшение положительного условно-рефлекторного слюноотделения; остающееся торможение будет мешать осуществлению нормального пищевого условного рефлекса. У собак с плохой подвижностью нервных процессов такое столкновение («сшибка») положительного рефлекса с отрицательным может привести даже к длительному срыву нервной деятельности собаки, к развитию болезненного состояния нервной системы животного.

2. Показателем подвижности нервных процессов является скорость переделки положительного условного рефлекса в отрицательный и обратно. Собаку с прочно выработанным положительным условным рефлексом и диференцыровкой начинают подкармливать на ранее неподкармливаемый, диференцировочный раздражитель, а раздражитель, на который раньше систематически собака получала подкормку, теперь оставляют без еды. Собаки с хорошей подвижностью нервных процессов быстро (за 10–15 сочетаний) «переделывают» раздражители, т. е. начинают давать положительную реакцию на прежнюю диференцировку и не проявлять пищевой реакции на прежний положительный условно-рефлекторный раздражитель. Собакам с плохой подвижностью нервных процессов для этого требуется 100–150, а то и больше сочетаний.

Собаки с плохой подвижностью нервных процессов (возбуждения и торможения) академиком И. П. Павловым были названы флегматиками. Собаки сильного типа с хорошей подвижностью и уравновешенностью процессов возбуждения и торможения — сангвиниками. Таким образом академиком И. П. Павловым были выделены четыре типа высшей нервной деятельности у собак.

1. Слабый тип (меланхолики), у которых слаб процесс возбуждения, т. е. низкий предел работоспособности нервных клеток. Слишком сильные раздражители вызывают у этих собак запредельное торможение.

2. Уравновешенный, подвижный (Говоря «подвижный» или «малоподвижный», имеют в виду, конечно, не подвижность собаки, а подвижность нервных процессов) тип (сангвиники). Это собаки с сильным процессом возбуждения и торможения и хорошей их подвижностью.

3. Возбудимый, безудержный тип (холерики) с сильным процессом возбуждения, но со слабым процессом торможения.

4. Инертный, малоподвижный тип (флегматики) с сильными процессами возбуждения и торможения, но с плохой их подвижностью.

Необходимо помнить, что большое количество собак имеет не резко выраженный тип высшей нервной деятельности, который находится как бы на границе между отдельными ярко выраженными типологическими свойствами нервной системы.

Мы привели основные способы оценки типов нервной деятельности, которые применяют в лабораториях академика И. П. Павлова. Определение типа нервной системы собаки является нелегким делом. К сожалению, среди практических работников собаководства часто встречаются огульные оценки типов нервной деятельности собак. Дается оценка типа только на основании поверхностного наблюдения за поведением собаки. Например, собак, проявляющих пассивно-оборонительную реакцию, сплошь относят к слабому типу, злобных собак — к холерикам и т. д. Такой прием в оценке типов высшей нервной деятельности может дать только неправильную ориентировку при подходе к дрессировке собаки.

Определение типологических свойств нервной системы у служебных собак. Тип высшей нервной деятельности собаки определяют в лаборатории академика И. П. Павлова в опытах с условными рефлексами. При этом к собаке предъявляют специальные требования для выяснения у нее тех или других свойств типа высшей нервной деятельности.

В процессе дрессировки собаки и в результате применения некоторых простых испытаний можно выявить отдельные типологические свойства высшей нервной деятельности служебной собаки.

Начнем с простейших испытаний, дающих возможность определить некоторые типологические свойства.

Применение трещотки. Собаке дают в бачке ее обычную порцию пищи. Когда она начинает есть, в 20–30 см от бачка включают ручную трещотку-пулемет. Собаки чрезвычайно по-разному реагируют на данный раздражитель. Одни собаки совершенно не реагируют на данный раздражитель, продолжая спокойно есть; другие сразу прекращают есть и не подходят больше к бачку; третья группа собак в первые секунды действия трещотки отбегает от бачка. Однако, несмотря на продолжающее действие трещотки, они подходят к бачку и едят корм. Несомненно, что реакция собаки на трещотку даже вне опытов с условным рефлексом отражает в какой-то степени силу типа нервной системы; собаки сильного типа будут реагировать слабое на трещотку, чем собаки с более слабой нервной системой. Наблюдается зависимость между реакцией собаки на звук трещотки с качеством восприятия раздражителей при дрессировке (табл. 1).

Таблица 1. Оценка качеств дрессировки по службе связи собак, выдерживающих и не выдерживающих звука трещотки (по материалам Л. В. Крушинского)

Из приведенной таблицы видно, что среди собак, не выдерживающих звука трещотки, гораздо больший процент дрессировался плохо, чем среди собак, выдерживающих звук трещотки.

Измерение возбудимости при помощи шагомера. Показателем силы нервной системы, как мы указывали выше, является предел работоспособности нервных клеток коры головного мозга. У собак сильного типа может значительно повышаться возбудимость нервных клеток, у собак слабого типа предел повышения возбудимости нервных клеток незначителен. Измерить возбудимость нервной системы у собак (не прибегая к работе с ней в условно-рефлекторной камере) можно следующим образом. На шею собаке вешают шагомер (Шагомер устроен таким образом, что при каждом встряхивании или толчке стрелка его продвигается на одно деление) (аппарат, измеряющий каждое значительное движение), собаку привязывают на двухметровый поводок к вбитому в землю приколу. Хозяин собаки (или ее дрессировщик) с бачком корма в руках, находясь в нескольких метрах от собаки, в течение 2 минут активно подзывает к себе собаку, показывая ей корм. Собака (исследование проводится на голодной собаке) возбуждается запахом, видом пищи и подзывом хозяина. Сумма движений собаки регистрируется шагомером. Собаки возбуждаются при этом в разной степени. Некоторые собаки делают до 360 движений за две минуты, многие собаки производят за это же время только 20–30 движений, регистрируемых шагомером. Несомненно, что предел работоспособности нервных клеток у собак с большим показателем двигательных возбуждений высок, и они должны быть оценены как собаки сильного типа нервной системы.

Наблюдается определенная зависимость между служебными качествами собак и степенью их возбудимости, измеряемой при помощи шагомера. Это видно из следующей таблицы (2), в которой сопоставлена оценка качеств дрессируемых по службе связи собак с разной возбудимостью, измеренной при помощи шагомера. Повышенно возбудимыми считаются собаки," показавшие за две минуты больше 100 движений, измеренных при помощи шагомера, маловозбудимыми — собаки, показавшие за это же время меньше 100 ударов шагомера.

Из приведенной таблицы 2 видно, что собаки с хорошей возбудимостью нервной системы имеют лучшие показатели дрессировки, чем собаки с низким пределом возбудимости.

Таблица 2. Качество дрессировки по службе связи собак с высоким и низким пределом возбудимости (по материалам Л. В. Крушинского)

Установление типологических свойств собаки в процессе ее дрессировки. Сила возбудимости нервной системы собаки в процессе дрессировки проявляется в том, что собаки сильного типа не затормаживаются наказаниями, окриками; собаки слабого типа при малейшем окрике или наказании затормаживаются, нередко отказываются от дальнейшей работы. Показателем силы нервной системы собаки является ее работоспособность. Собаки слабого типа при значительной нагрузке на их нервную систему отказываются от работы, впадают в запредельное торможение. Для того чтобы восстановить их работоспособность, необходимо дать им отдых. Собаки сильного типа выдерживают значительные нагрузки при дрессировке и применении.

Сила тормозного процесса может быть выявлена в процессе дрессировки собаки при отработке диференцировок и особенно при выдержках.

Собаки со слабым тормозным процессом трудно вырабатывают диференцировку, и у таких собак часто наблюдаются нарушения диференцировки. Розыскная собака, производящая выборку человека с вещи, хватает первого попавшегося из группы; собака, идущая по следу, легко переключается на пересекаемые следы. Собака с сильным тормозным процессом легко отрабатывает эти приемы, четко проявляя диференцировку.

Собак со слабым тормозным процессом трудно дрессировать приемам, в которых требуется выдержка. Уложенная или усаженная собака при отходе дрессировщика, несмотря на данное ей приказание, вскакивает с места, ползет за отходящим дрессировщиком, лает, визжит.

Подвижность нервной системы проявляется в той легкости, с какой собака переключается из одних привычных для нее условий жизни в другие. Собаки с хорошей подвижностью нервных процессов легко привыкают к новым людям, к перемене обстановки. И, наоборот, собаки с плохой подвижностью нервных процессов длительно привыкают к новому хозяину, к новым условиям жизни. Живущая, например, в питомнике собака при переводе ее из того вольера, в котором она жила, будет долгое время стремиться обратно в этот вольер. Собака с хорошей подвижностью нервных процессов быстрее привыкает к новому вольеру. Всевозможные нежелательные связи в процессе дрессировки с большим трудом угашаются у собаки с плохой подвижностью нервных процессов.

На основании вышеприведенных испытаний и наблюдений за поведением собаки в процессе ее дрессировки можно оценить некоторые свойства ее высшей нервной деятельности и помочь практическому отбору наиболее пригодных для дрессировки собак с указанием методов дрессировки, которые применимы к той или другой собаке. Однако необходимо помнить, что исчерпывающую оценку типа нервной системы собаки можно дать только на основании изучения типа ее высшей нервной деятельности в условно-рефлекторной камере теми методами, которые разработаны в школе академика И. П. Павлова.

Зависимость между реакциями поведения собак и типом высшей нервной деятельности. История развития учения о типах высшей нервной деятельности у собак в лаборатории академика Ж. П. Павлова находится в тесной зависимости от изучения пассивно-оборонительной реакции. Вначале академик И. П. Павлов считал, что пассивно-оборонительная реакция (трусость) является проявлением слабого типа нервной деятельности. Однако дальнейшие его исследования показали, что это неверно. Специальное изучение нескольких собак с ярко выраженной пассивно-оборонительной реакцией показало, что такие собаки могут обладать сильным типом высшей нервной деятельности. На основании этих фактов академик И. П. Павлов отошел от своего первоначального отождествления пассивно-оборонительной реакции со слабым типом высшей нервной деятельности. Он стал рассматривать пассивно-оборонительную реакцию, как реакцию, маскирующую истинный тип высшей нервной деятельности. Несмотря на то что пассивно-оборонительная реакция маскирует тип нервной деятельности, она находится в своем формировании в зависимости от слабого типа. В таблице 3 приводим данные о проявлении пассивно-оборонительной реакции у собак сильного и слабого типов, полученные в питомнике Института эволюционной физиологии и патологии им. академика И. П. Павлова.

Из таблицы 3 видно, что собаку с пассивно-оборонительной реакцией можно встретить как среди собак слабого, так и среди сильного типа, однако собаки без пассивно-оборонительной реакции встречаются в подавляющем большинстве среди собак сильного типа. Значит, если у собаки нет пассивно-оборонительной реакции, это указывает на то, что это собака сильного типа; но если, у собаки есть пассивно-оборонительная реакция, это еще не означает, что собака слабого типа, она может быть и сильного типа нервной деятельности.

Таблица 3. Взаимоотношение между пассивно-оборонительной реакцией и типом нервной системы собак (по материалам Л. В. Крушинского)

Активно-оборонительная реакция собак изучена значительно хуже, чем пассивно-оборонительная. На основании имеющихся данных можно сказать, что у собак сильного типа активно-оборонительная реакция проявляется несколько сильнее, чем у собак слабого типа. Но если у собаки отсутствует активно-оборнительная реакция, это ни в какой степени не означает, что эта собака слабого типа. Точно так же и собаки слабого типа могут обладать значительной активно-оборонительной реакцией.

Таким образом, хотя оборонительные реакции и находятся в некоторой зависимости от типологических особенностей собаки, — тем не менее ни в какой степени нельзя отождествлять их с типами высшей нервной деятельности и давать» на основании их оценку типа.

Различия в типах высшей нервной деятельности и оборонительных реакциях поведения у кобелей и сук. В лаборатории академика И. П. Павлова было установлено, что кастрация кобелей приводит к ослаблению их нервной системы. Особенно сильно кастрация отражается на собаках слабого типа. Кастрация щенков оказывает более отрицательное действие, чем взрослых собак. Эти опыты показали, что мужской половой гормон, который выделяется в кровь семенниками, оказывает влияние на кору головного мозга собаки; при отсутствии этого гормона у кобеля развивается слабость нервной системы. Эти опыты показывают, что в служебном собаководстве кастрацию кобелей надо рассматривать как безусловно вредное мероприятие, которое будет ухудшать служебные качества собаки. Конечно, там, где собак используют только в качестве тягловой силы (ездовые собаки), кастрация может принести свою пользу, уменьшая драки среди кобелей, но у служебных собак кастрация недопустима.

Исследования показали, что кобели в среднем обладают более сильной нервной системой, чем суки. В следующей таблице приведены материалы по сравнению силы нервной системы у кобелей и сук из питомника Института эволюционной физиологии и патологии им. академика И. П. Павлова (табл. 4).

Таблица 4. Типы нервной системы у собак разного пола (по материалам Л. В. Крушинского)

Из таблицы 4 видно, что собак сильного типа среди кобелей больше, чем среди сук.

Исследование пассивно-оборонительной реакции у собак разного пола показало, что суки в среднем более трусливы, чем кобели. Это зависит от того, что суки, имея более слабую нервную систему, е большим трудом изживают щенячий рефлекс естественной осторожности, чем кобели.

Активно-оборонительная реакция (по отношению к человеку) более резко выражена у кобелей, чем у сук.

Таким образом, кобели по сравнению с суками имеют более сильный тип нервной системы, не так сильно выраженную пассивно-оборонительную реакцию и более резко выраженную активно-оборонительную реакцию. Конечно, встречаются и суки с сильным типом нервной системы, отсутствием трусости и с резко выраженной активно-оборонительной реакцией. И, наоборот, среди кобелей встречаются собаки слабого типа с отсутствием активно-оборонительной реакции.

На основании вышесказанного можно рекомендовать при массовом отборе собак для розыскной службы отдавать предпочтение кобелям. Несмотря на то что половой рефлекс кобелей нередко мешает их дрессировке, при подборе в дрессировку необходимо подбирать кобелей более сильного типа, более злобных и менее трусливых. Все эти качества необходимы для служебной собаки.

Условия формирования типа нервной системы собаки. Несмотря на то что тип нервной системы является врожденным свойством, тем не менее он формируется в тесной зависимости от условий существования собаки. Особенно большое влияние на развитие тормозного процесса оказывает соответствующее воспитание. Если у собаки слаб тормозной процесс, постепенной тренировкой его можно значительно усилить, т. е. изменить типологические особенности собаки. Тренировку тормозного процесса надо производить постепенным удлинением всевозможных выдержек. Укладка, посадка собаки с постепенным удлинением времени выдержки в результате тренировки будут увеличивать силу тормозного процесса. Однако надо иметь в виду, что тренировку тормозного процесса, особенно у собак со слабым торможением, необходимо проводить с большой осторожностью, чтобы не сорвать его. Начинать выдержку надо с 10–15 секунд, постепенно увеличивая время выдержки.

Большое значение имеет тренировка также и для подвижности нервных процессов. При работе с собаками по условным рефлексам ясно выступает то, что первые задания, связанные с переделками положительных условных рефлексов в отрицательные, проходят труднее, чем последующие. Это указывает на то, что подвижность нервных процессов может подвергаться тренировке.

Значение общей дрессировки заключается не только в том, чтобы обучить собаку определенным приемам, но и в том, что при этом тренируются основные процессы нервной системы, лежащие в основе высшей нервной деятельности, — улучшаются типологические свойства собаки. Особенно большое влияние на формирование типа нервной системы должна оказывать общая дрессировка подрастающей собаки. Однако такая дрессировка должна проводиться с большой осторожностью и без перегрузки нервной системы животного.

Итак, тип высшей нервной деятельности надо рассматривать как результат взаимодействия прирожденных особенностей нервной деятельности и влияния тех внешних условий, при которых росла и воспитывалась собака. Правильным выращиванием и воспитанием собаки можно значительно улучшить ее типологические свойства.

7. Патология высшей нервной деятельности

Одной из сторон работ академика И. П. Павлова, имеющей большое значение для служебного собаководства, является развитие им учения о патологии нервной деятельности.

Высшая нервная деятельность собаки может быть сорвана непосильной задачей, предъявляемой ее нервной системе.

Срыв проявляется в различных отклонениях условно-рефлекторной деятельности собаки. Срыв может быть быстро проходящим или очень глубоким и длительным и в таком случае приходится говорить уже о неврозе, о патологии высшей нервной деятельности. Академик И. П. Павлов понимал под неврозом в широком смысле то, «что животное не отвечает как следует условиям, в которых оно находится», отсутствует правильная реакция животного на внешние раздражители.

Учение о неврозах высшей нервной деятельности было развито академиком И. П. Павловым при изучении условных рефлексов собак в лабораторной обстановке, однако и при дрессировке собак развиваются такие же; неврозы. Невроз развивается при перенапряжении раздражительного процесса, тормозного процесса и подвижности нервных процессов.

Перенапряжение раздражительного процесса. Перенапряжение раздражительного процесса с последующим неврозом развивается у собаки в результате действия на нее сильных раздражителей. В лаборатории академика И. П. Павлова у двух собак вырабатывали условные рефлексы на электрический ток, пропускаемый через кожу. Сначала ток был слабый, но его постепенно усиливали. Несмотря на большую силу тока, собаки давали пищевую реакцию при его пропускании. Однако, когда электроды стали прикладывать к разным участкам тела собаки, близким к костям, у собак развился срыв нервной деятельности. Теперь даже самый слабый ток стал вызывать бурную оборонительную реакцию. Вся условно-рефлекторная деятельность собак оказалась нарушенной на длительное время. В этом случае слишком сильный условно-рефлекторный раздражитель привел к развитию невроза.

Невроз может развиться и при действии сильных раздражителей, вызывающих безусловно-рефлекторную реакцию. Примером этому может служить случай с наводнением, происшедшим в сентябре 1924 г. в Ленинграде. Во время наводнения помещение, в котором находились подопытные собаки академика И. П. Павлова и его сотрудников, было залито водой. Собак приходилось с большим трудом вытаскивать из залитых водой клеток. Конечно, это сверхсильное воздействие вызвало у собак значительное потрясение нервной системы, в результате чего у некоторых из них развился невроз, который отразился на условно-рефлекторной деятельности собак. Потребовались недели, чтобы условно-рефлекторная деятельность собак возвратилась к норме. Но и тогда, когда условные рефлексы восстанавливались, стоило пустить струю воды под дверь камеры, в которой работали с собакой, как у нее вновь нарушалась условно-рефлекторная деятельность. Эти примеры показывают, что сверхсильные раздражители как условно-рефлекторные, так и безусловно-рефлекторные могут привести к длительному нарушению условно-рефлекторной деятельности у собак.

Сам факт возможности развития у собаки длительного невроза под влиянием сильного раздражения представляет большой интерес для работников служебного собаководства. Служебная собака в своей практической работе всегда имеет возможность подвергнуться действию сверхсильного раздражителя, в результате чего у нее может развиться невроз, который надо лечить соответствующими методами, о которых будет сказано ниже.

Перенапряжение тормозного процесса. Второй причиной развития невроза у собак является перенапряжение тормозного процесса. Перенапряжение тормозного процесса может произойти в результате продления времени диференцировочного раздражителя или при слишком тонких и сложных диференцировках. Продление времени действия диференцировочного раздражителя приводит к напряжению тормозного процесса, вызывает длительный его срыв, что проявится в резком хаотическом возбуждении собаки, в значительном или полном нарушении всех диференцировок. При этом могут развиться различные ненормальности в поведении собаки. Так, у одной из собак в лаборатории академика И. П. Павлова в результате перенапряжения тормозного процесса развилась своеобразная «боязнь глубины». Собака стала бояться подходить к лестничному пролету. Академик И. П. Павлов назвал эту ненормальность фобией (страхом.) глубины. Когда у собаки восстановилось торможение, исчезла и «боязнь глубины». У другой собаки в результате срыва торможения развилась боязнь собак. Дальнейшими опытами была доказана причина развития того или другого вида фобии. Оказалось, что если собака получила какую-либо нервную травму, еще будучи щенком (например, сильно испугалась чего-нибудь), то в дальнейшем ее боязнь этого раздражителя будет до какой-то степени изжита, не проявляясь в поведении собаки. Но как только наступит срыв тормозного процесса, всевозможные нервные травмы, полученные собакой когда-то в далеком прошлом, начнут проявляться в виде тех или других фобий. Например, если собака, еще будучи щенком, обожглась, то в период невроза, вызванного срывом торможения, у нее разовьется боязнь огня; собака, будучи щенком, ушибленная велосипедистом, проявит в период развития невроза панический страх к велосипедам.

На основании сказанного видно, что длительное напряжение тормозного процесса может привести к его срыву, к развитию невроза с проявлением различных ненормальностей в поведении собаки. При дрессировке служебной собаки такое длительное напряжение торможения развивается у собаки при разных выдержках: длительная выдержка при посадке и укладке. Поэтому у собак со слабым торможением при этом можно ожидать срыва торможения и развития невротического состояния. Поэтому к такому, казалось бы, невинному приему, как развитие выдержки, надо относиться с осторожностью, особенно если у собаки замечены признаки слабости тормозного процесса.

Срыв торможения может быть получен у собаки при предъявлении ей задания, связанного с трудной и тонкой диференцировкой. Так, например, в опытах, в которых собака должна была диференцировать круг от эллипса с полуосями, относящимися как 9:10, развился невроз. Слишком сильно должно было быть напряжение тормозного процесса, чтобы собака не давала положительной пищевой реакции на эллипс, по своей форме чрезвычайно приближающийся к кругу. Эта диференцировка оказалась слишком трудной для собаки, в результате чего и развился невроз, выразившийся в крайнем повышении возбудимости собаки.

Возможность развития невроза при трудных диференцировках имеет большое значение для розыскной собаки. Как при следовой работе, особенно когда собака идет по следу большой давности, так и при выборках перед собакой ставят задачи с трудной и тонкой диференцировкой, а это, безусловно, может привести к срыву, к развитию невроза, который надо лечить соответствующими методами. Безусловно, в ряде случаев, когда дрессировщик жалуется в процессе дрессировки на систематический отказ собаки от работы, причина лежит в срыве нервной деятельности трудными диференцировками, в развитии невроза.

Перенапряжение подвижности нервных процессов. Перенапряжение подвижности нервных процессов происходит при быстрой, непосредственной смене тормозного раздражителя положительным, или наоборот. Такое «столкновение», «сшибка» процессов возбуждения и торможения, которое при этом происходит, может привести к развитию невроза.

В лаборатории академика И. П. Павлова невроз в результате «сшибки» был получен впервые на собаке, у которой тормозной раздражитель (12 прикосновений к коже за 30 секунд) непосредственно сменяли применением положительного раздражителя (24 прикосновения к коже за 30 секунд). Такая «сшибка» положительного раздражителя отрицательным привела к длительному отклонению от нормы всей условно-рефлекторной деятельности собаки с полным или почти полным отсутствием условных рефлексов (срыв в сторону торможения). Ненормальная условно-рефлекторная деятельность наблюдалась у этой собаки в общей сложности в точение 5 недель.

В практической работе служебной собаки, конечно, могут также встретиться такие положения, при которых собаке дают команду к выполнению определенного действия, которую сразу же сменяют командой, затормаживающей выполнение этого действия. Например, после команды задержать преступника сразу дается команда «фу», запрещающая выполнить это действие. Такая смена возбуждения нервной системы торможением также может привести к срыву, к развитию невроза. Это должен знать каждый дрессировщик и опасаться применять непосредственно одну за другой команду, направленную на выполнение и запрещение определенного действия.

Формы проявления неврозов. Неврозы собак проявляются в двух основных формах: 1) невроз в форме возбуждения и 2) невроз в форме торможения. Невроз в форме возбуждения проявляется в резком повышении возбудимости, диференцировки оказываются сорванными, собака не в состоянии затормаживать свои условные рефлексы. При этом условные рефлексы могут быть значительной величины, но все диференцировки, как правило, бывают нарушены. Наблюдается хаотическая двигательная возбудимость, может наблюдаться усиленное слюноотделение. Невроз в форме торможения проявляется в том, что вся условно-рефлекторная деятельность полностью или почти полностью отсутствует, собака — вялая, заторможенная.

В период развития неврозов в условно-рефлекторной деятельности собак наблюдаются ненормальности и даже полное извращение закона силовых отношений. Собака дает одинаковые условно-рефлекторные ответы как на сильные, так и на слабые раздражители (так называемая уравнительная фаза) или условно-рефлекторные ответы на слабые раздражители оказываются сильнее, чем на сильные раздражители (парадоксальная фаза невроза) и, наконец, собака может не давать положительного ответа на условно-рефлекторный раздражитель, но давать его на диференцировочный (тормозной) раздражитель, т. е. на тот раздражитель, который никогда не подкрепляется (ультрапарадоксалытая фаза).

По своим двигательным реакциям эти ненормальности могут проявиться в так называемом негативизме (от латинского слова negativus — отрицательный), который проявляется в том, что когда во время условно-рефлекторной работы собаке пододвигают кормушку с пищевой подкормкой, она отворачивается или даже отходит от нее, но когда кормушку отодвигают от собаки, она тянется к кормушке. Негативизм при свободном поведении собаки проявляется в том, что собака не подходит при подзыве ее, отбегает от подходящего к ней дрессировщика, но идет за ним, как только он начинает отходить от собаки.

Во время невроза, как было указано выше, в поведении собаки могут развиться различные фобии (страхи) по отношению к разным раздражителям. Собака может бояться глубины (лестничных пролетов); дрессируемая служебная собака будет отказываться лазить по лестнице, ходить по буму. Может развиться боязнь собак, людей, автомобилей и т. п. Наконец, необходимо указать, что трудные задания, приводящие к значительному напряжению раздражительного и тормозного процессов и развитию невроза, могут сопровождаться проявлением различных кожных заболеваний, не поддающихся обычным методам лечения. Эти кожные заболевания проявляются в виде экзем или симметричных изъязвлений, появляющихся на разных участках кожи собаки. Отмена трудных заданий обычно приводит к исчезновению и кожных заболеваний.

Физиологические условия, способствующие развитию невроза у собаки. Вначале при изучении неврозов в лабораториях академика И. П. Павлова считали, что собаки безудержного холерического типа нервной системы дают невроз в сторону возбуждения. Слабый тип дает, наоборот, невроз в сторону торможения. Считали, что эти два типа и являются поставщиками неврозов. Однако в дальнейшем оказалось, что при помощи трудных заданий может сорваться и дать яркую картину невроза и нервная система собаки сильного уравновешенного типа.

Таким образом, у собак слабого типа и у холериков неврозы возникают чаще, а у собак с сильной уравновешенной нервной системой они возникают трудней.

Значительно ослабляется работоспособность нервных клеток при старении собаки. У старой собаки резко падает возбудимость коры головного мозга, трудно вырабатываются условные рефлексы. Однако при старении особенно сильно и в первую очередь страдает тормозной процесс. На фоне старческого ослабления корковых клеток легко могут развиться неврозы. Как указывалось выше, предел работоспособности нервных клеток при кастрации ослабляется. У кастратов неврозы могут раззиться легче, чем у некастрированных собак. Это лишний раз указывает на недопустимость кастрации служебных собак.

Условием, способствующим ненормальной деятельности корковых клеток, является половое возбуждение кобелей. Даже у собаки сильного типа при половом возбуждении наблюдались ненормальности в условно-рефлекторной деятельности, указывающие на такое состояние нервной системы, при котором легко может развиться невроз. Это указывает на необходимость тщательной изоляции пустующих сук от кобелей в процессе дрессировки собак.

Лечение неврозов. Чтобы в короткий срок избавить собаку от развившегося у нее невроза, необходимо ее лечить. Академиком И. П. Павловым были разработаны методы лечения неврозов у собак.

Самым простым методом лечения невроза, но не всегда дающим быстро результат, является полный отдых собаки от всякой условно-рефлекторной деятельности. Безусловно, этот метод должен быть в первую очередь применен к дрессируемой собаке, у которой обнаруживается невроз. Однако для излечения невроза требуется иногда довольно длительный период, исчисляемый неделями или даже месяцами. Более эффективными оказываются методы с применением лекарственных веществ. Чрезвычайно хороший результат оказывает при этом бром.

При лечении неврозов бромом очень важно правильно подобрать дозу для каждой собаки индивидуально. Это совершенно необходимо потому, что 2 г брома, применяемые ежедневно, излечивают невроз у собаки сильного типа, но приводят к ухудшению невроза у собаки слабого типа. Собакам слабого типа для лечения невроза следует ежедневно давать 0,1–0,05 г брома, собакам сильного типа можно давать в день по 2,0–3,0 г брома. Обычно бывает достаточно давать бром в течение 7–10 дней, чтобы излечить не очень глубокий невроз. Иногда улучшение делается заметным уже через 2–3 дня после начала применения брома.

При глубоком, хроническом нарушении как процессов возбуждения, так и торможения одного брома иногда недостаточно для излечения невроза. В этих случаях очень хорошее лечебное действие оказывает применение брома вместе с кофеином. Кофеин дают в дозе 0,005–0,05 в день вместе с бромом. Бром в комбинации с кофеином действует одновременно на процессы возбуждения и торможения, поэтому и достигается хорошее лечебное действие. Методы лечения неврозов были разработаны академиком И. П. Павловым на собаках в условно-рефлекторной камере, однако исследование, проведенное на служебных собаках (Крушинский), показало возможность успешного применения этих методов и для лечения неврозов, возникающих в процессе дрессировки.

Разработанный академиком И. П. Павловым метод лечения неврозов дает возможность ветеринарным врачам бороться с невротическим состоянием у служебных собак.

Глава II. Теоретические основы дрессировки

А. П. Орлов

Содержание и задачи теоретических основ. Дрессировкой называется последовательное и регулярное воздействие человека на собаку в целях приучения ее к выполнению определенных действий по различным сигналам дрессировщика.

Для того чтобы успешно и правильно дрессировать собаку, дрессировщик должен иметь необходимые теоретические и практические знания. Теоретические знания дрессировщик приобретает путем изучения теоретических основ, определяющих основные принципы и общие положения дрессировки.

Эти основные принципы дрессировки, разрабатываемые в наших советских социалистических условиях, исходят из основного положения мичуринской биологии о единстве организма и условий его существования. Это означает, что каждый организм требует определенных условий для своего существования и в зависимости от условий окружающей среды проявляет определенную деятельность. Так, собака при неблагоприятных воздействиях на ее организм проявляет действия самозащиты; оборонительную реакцию в активной или пассивной форме. Применительно к дрессировке это означает, что дрессировщик, целенаправленно воздействуя на собаку определенными внешними условиями (раздражителями), вызывает у нее такие действия, которые обеспечивают успех дрессировки.

В процессе дрессировки не только используются природные свойства собаки (хорошее чутье, слух, наличие злобы, сила и выносливость), но и могут развиваться новые качества под воздействием человека на организм собаки определенными условиями окружающей среды.

Одним из таких свойств, развитым у собаки, является сильная привязанность к человеку.

«Наши домашние собаки произошли от волков и шакалов и хотя они не приобрели больше хитрости и потеряли, быть может, значительную долю осторожности и подозрительности, зато развились в отношении некоторых качеств, например, привязчивости» (Ч. Дарвин. Происхождение видов. Сельхозгиз, 1952). В результате этого собака поддается дрессировке легче, чем многие дикие животные.

У многих пород собак человек развил сторожевые рефлексы, проявляющиеся как поведение самозащиты и защиты жилища человека и его самого.

Для того чтобы воздействовать на природные свойства собаки в желаемом направлении и успешно дрессировать ее, необходимо хорошо знать законы взаимоотношения животного организма с условиями окружающей среды.

Эти законы были изучены великим русским ученым академиком И. П. Павловым, который разработал учение о высшей нервной деятельности животных.

«Рефлекторная теория» академика И. П. Павлова является физиологической основой теории дрессировки, разрабатываемой в наших советских условиях. Рефлекторная теория утверждает, что поведение собаки состоит из безусловных и условных рефлексов. Эта теория, как и все учение академика И. П. Павлова о высшей нервной деятельности в целом, дает единственно правильное, последовательно материалистическое обоснование методики и техники дрессировки собак.

Согласно рефлекторной теории академика И. П. Павлова, каждое действие, вырабатываемое у собаки в процессе дрессировки, воспитывается по принципу условного рефлекса. Сам академик И. П. Павлов по этому вопросу говорил следующее: «Факт условного рефлекса есть повседневнейший и распространеннейший факт. Это есть, очевидно, то, что мы знаем в себе и в животных под разными названиями: дрессировки, дисциплины, воспитания, привычки. Все это связи, которые образовались в течение индивидуальной жизни, связи между определенными внешними агентами (раздражителями) и определенной ответной деятельностью» (Академик И. П. Павлов. Лекции о работе больших полушарий, изд. 2-е, ГИЗ, М.-Л., 1927 г).

Следовательно, дрессировка является воспитанием у собаки стойких условных рефлексов на выполнение различных действий, необходимых для служебного использования собаки. Законы высшей нервной деятельности, изученные академиком И. П. Павловым, имеют прямое значение и для дрессировки. Поэтому одной из основных задач теоретических основ дрессировки является изучение практического опыта по дрессировке собак на основе учения академика И. П. Павлова о высшей нервной деятельности.

Первый вопрос, который подлежит изучению, это значение самого дрессировщика как основного раздражителя при дрессировке собак.

Второй вопрос теоретических основ рассматривает и определяет роль помощника при дрессировке собак.

Кроме этого, теоретические основы дрессировки рассматривают вопросы значения определенных раздражителей и способы их применения.

Большое значение имеет также анализ тех действий, которые отрабатывают у собак в процессе дрессировки, порядок и методы их отработки.

Необходимо также хорошо знать, чем обусловливается безотказность выполнения собакой всех действий, отрабатываемых при дрессировке, а это зависит от правильного использования принуждения, поощрения и запрещения.

Дрессировка собак происходит не изолированно от условий окружающей среды, а в зависимости от этих условий. Поэтому дрессировщику необходимо знать и уметь учитывать это влияние на дрессировку собаки.

При дрессировке собак дрессировщик может допустить различные ошибочные действия, которые задерживают и затрудняют дрессировку. Основной ошибкой дрессировщика является субъективный подход к собаке в результате незнакомства с учением академика И. П. Павлова о высшей нервной деятельности. Большое значение имеет правильное закрепление и совершенствование всех действий собаки, вырабатываемых в процессе дрессировки.

Последовательный разбор всех этих вопросов и проводится теоретическими основами дрессировки.

1. Дрессировщик как основной раздражитель для собаки

В настоящем разделе рассматривается вопрос о самом дрессировщике и определяется: 1) какие основные требования должен соблюдать дрессировщик при дрессировке собаки; 2) почему дрессировщик является для собаки сложным комплексным раздражителем; 3) какими способами достигают необходимую взаимосвязь и полный контакт между дрессировщиком и дрессируемой им собакой.

В процессе дрессировки дрессировщик должен быть для собаки основным раздражителем среди всех других раздражителей окружающей среды. Это необходимо для того, чтобы всякое воздействие дрессировщика па собаку обеспечивало выработку таких условных рефлексов, которые необходимы для служебного использования собаки. Это может быть достигнуто только при правильном отношении дрессировщика к дрессируемой собаке. Такое правильное отношение, прежде всего, основывается на строгом соблюдении определенных требований и правил, предъявляемых к дрессировщику.

Прежде чем начать дрессировку собаки, дрессировщик должен приобрести необходимый запас теоретических знаний, которые окажут ему помощь в практической работе, содействуя правильному подходу к собаке.

Однако всегда следует помнить, что методические и технические навыки по дрессировке могут быть приобретены только в процессе практической работы с собакой. Поэтому каждый человек, желающий приобрести знания по дрессировке, должен стремиться лично сам выдрессировать собаку, пользуясь советами и указаниями опытных дрессировщиков или инструкторского состава.

Успех работы по дрессировке собаки во многом зависит от интереса и любви к начатой работе. Дрессировщик должен стремиться развивать в себе интерес к дрессировке путем чтения литературы по вопросам дрессировки собак, а также литературы, описывающей жизнь различных животных. Чтение подобной литературы пробуждает интерес к наблюдениям за поведением животных и содействует развитию чувства любви к ним, что весыча важно для внимательного отношения к собаке при дрессировке.

Это, конечно, не означает, что всю свою работу с собакой дрессировщик должен строить лишь на одной ласке. Относясь внимательно и чутко к дрессируемой им собаке, дрессировщик должен во всех тех случаях, где это необходимо, проявлять твердость и настойчивость, используя для этого необходимые средства воздействия (раздражители).

Приступая к дрессировке, дрессировщик должен выявить особенности поведения дрессируемой им собаки (тип высшей нервной деятельности и преобладающие реакции) и на протяжении всей дрессировки тщательно изучать ее поведение и податливость к дрессировке.

Для обеспечения этого каждому дрессировщику весьма целесообразно вести дневник дрессировки, в котором описывать как поведение собаки, так и ее способность к дрессировке.

Дрессировщик должен быть последовательным в своей работе и избегать как излишней поспешности, так и нерешительности и медлительности в своих действиях, применяемых к собаке. Всю свою работу с собакой дрессировщик должен строить на строгой системе, учитывая индивидуальные особенности собаки.

Для каждого практического занятия по дрессировке собак следует намечать определенную цель, которую и стремиться обязательно достигнуть. Все действия дрессировщика в отношении собаки должны быть хорошо продуманы, и в основу своих воздействий, применяемых к собаке, дрессировщик должен класть законы высшей нервной деятельности, установленные академиком И. П. Павловым.

На всем протяжении практических занятий с собакой дрессировщик должен стремиться сохранить ее «заинтересованность» в работе, для чего необходимо учитывать общее состояние собаки и избегать длительного и однообразного занятия одним и тем же приемом дрессировки.

Таковы основные требования, предъявляемые к дрессировщику, который воздействует на собаку, как сложный комплексный раздражитель.

Академик И. П. Павлов указывал: «… природа действует на животное и совокупностью нескольких и часто очень многих элементов комплексными раздражителями. Когда мы отличаем лицо одного человека от лица другого, мы принимаем одновременно в расчет и формы, и краски, и тени, и размеры…» (Академик И. П. Павлов. Лекции о работе больших полушарий. ГИЗ, М.-Л., 1927 г)

Из этого указания академика И. П. Павлова следует, что человек, а следовательно, и дрессировщик является и для собаки комплексным раздражителем (см. рис. 96).

Рис. 96. Воздействие дрессировщика на собаку (комплексный раздражитель)

Действительно, дрессировщик воздействует на собаку прежде всего своим внешним видом: своей величиной и формой одежды, характером своих движений, голосом, выражением своего лица и, наконец, своим запахом, хорошо воспринимаемым собакой. Ко всем этим свойствам дрессировщика собака привыкает в процессе дрессировки.

Воспитание условных рефлексов на комплексные сложные раздражители характеризуется рядом особенностей, которые необходимо учитывать при приучении собаки к дрессировщику.

Комплексный раздражитель способен воздействовать одновременно на несколько анализаторов (органов чувств) собаки. Следовательно, при таком воздействии у собаки могут возникать условные рефлексы одновременно на всю сумму воздействующих раздражителей. Однако относительная сила раздражителей, входящих в комплекс, имеет весьма большое значение, а именно: в комплексе отдельные раздражители приобретают большее или меньшее значение в зависимости от их относительной силы. Наибольшее значение имеют: голос дрессировщика, его движения и его индивидуальный запах.

Все характерные особенности голоса своего дрессировщика (силу, высоту, тембр) собака быстро начинает хорошо различать (диференцировать) от голоса других лиц. При наличии правильного взаимоотношения между дрессировщиком и собакой последняя выполняет команды, подаваемые голосом только своего дрессировщика.

Движения дрессировщика имеют не меньшее значение. Каждый человек обладает характерными, только ему присущими особенностями движения. Один человек быстр и порывист в своих движениях, второй вял и медлителен, у третьего они резки и отрывисты. Большинство воздействий дрессировщика, применяемых к собаке, связано с его движениями — рывок поводком, удар хлыстом, оглаживание собаки, дача лакомства и др.

Один из сотрудников академика И. П. Павлова сообщает: «нужно знать, что животные (речь идет о собаках) очень быстро улавливают движения экспериментатора. Эта способность животных первое время ставила нас в затруднение. Нередко трудно потом было определить, ложится ли собака в ответ на слово «ложись» или в ответ на мимолетное движение или взгляд экспериментатора на место, куда следует лечь собаке».

Собака на все эти типичные движения своего дрессировщика образует также прочные условные рефлексы различного качества. Особенно следует избегать резких и отрывистых движений в период первоначального приучения собаки к дрессировщику, так как подобные движения вызывают у собаки проявление лишь рефлекса самозащиты в форме оборонительной реакции, что затрудняет приучение собаки к дрессировщику. При первоначальном обращении с собакой движения дрессировщика должны быть спокойными, четкими и плавными.

Запах дрессировщика также имеет значение для установления контакта между дрессировщиком и собакой. У собаки на индивидуальный запах своего дрессировщика воспитывается прочный условный рефлекс и способность четко диференцировать его среди других запахов.

Установление взаимосвязи дрессировщика с собакой. Первоначальная взаимосвязь — контакт дрессировщика с собакой устанавливается в процессе приучения собаки к своему дрессировщику. Для этого требуется несколько рабочих дней.

Основным раздражителем, обеспечивающим установление первоначального контакта дрессировщика с собакой, служит пищевой раздражитель в виде корма, лакомства.

Наилучший способ приучить собаку к дрессировщику — систематическое кормление собаки. В результате этого оборонительный рефлекс в активной или пассивной форме, проявляющийся у многих собак в отношении нового для нее человека, переключается в пищевой рефлекс, и собаки начинают доверчиво относиться к дрессировщику. Конечно, следует учитывать, что в зависимости от своих особенностей поведения, собака будет проявлять себя по-разному. Однако корм и лакомство всегда остаются основными безусловными раздражителями при первоначальном приучении собаки к дрессировщику.

В процессе ухода дрессировщик постепенно приучает собаку к своехму внешнему виду и движениям.

Значение прогулок и выгуливания для приучения собаки к дрессировщику очень важно. Каждый организм для нормального проявления своих физиологических функций нуждается в движении.

Прогулки обеспечивают проявление у собаки того природного безусловного рефлекса, который академик И. П. Павлов обозначил как «рефлекс свободы».

«Рефлекс свободы», — сообщает академик И. П. Павлов, — есть общее свойство, общая реакция животных, один из важнейших прирожденных рефлексов. Не будь его, всякое малейшее препятствие, которое встречалось бы животным на своем пути, совершенно прерывало бы течение его жизни. И мы знаем хорошо, как все животные, лишенные обычной свободы, стремятся освободиться, особенно, конечно, дикие, впервые плененные человеком» (Академик И. П. Павлов. «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности». Изд. ГИЗ, 1925 г).

Безусловный «рефлекс свободы» собаки является основой для приучения ее к дрессировщику. В процессе выгуливания у собаки воспитывается на дрессировщика условный рефлекс, как на условный раздражитель, сигнализирующий собаке о «возможном свободном состоянии» (выходе из выгула — клетки).

Наиболее быстро приучаются собаки с преобладающей пищевой реакцией.

Собаки с преобладающей оборонительной реакцией, как в активной, так и в пассивной форме, приучаются медленней, но проявляют затем большую привязанность.

Особо осторожно следует приучать собак уравновешенного, спокойного типа, с преобладающей активно-оборонительной реакцией. При первом общении с такими собаками можно составить неправильное мнение об их доверчивости, так как, будучи мало возбудимыми, они свободно подпускают к себе приближающегося человека, а затем набрасываются на него. Поэтому при первоначальном общении с собакой следует быть наблюдательным и смелым, но вместе с тем и осторожным, готовым к неожиданностям в поведении собаки.

В процессе дрессировки значение дрессировщика для собаки постепенно возрастает. Дрессировщик путем воспитания различных условных рефлексов у собаки на выполнение желаемых действий все более укрепляет взаимосвязь с собакой. Следовательно, дрессировщик достигает необходимого контакта с собакой на основе совокупности всех воздействий на собаку, применяемых в процессе дрессировки.

Помощник и его значение при дрессировке. При дрессировке собак в целом ряде случаев необходимо участие помощника, например для развития злобы и для установления условного оборонительного рефлекса на охрану вещи. Помощник, так же как и дрессировщик, является для собаки сложным комплексным раздражителем, способным оказывать на собаку воздействие как положительного, так и отрицательного — тормозного порядка. Так, при развитии злобы и недоверия к посторонним помощник возбуждает у собаки проявление активно-оборонительного рефлекса, но одновременно с этим вызывает условное торможение в виде отказа собаки брать пищу из рук постороннего для нее человека.

В качестве помощников подбирают вполне подходящих для этого людей. Они не должны бояться собак, должны быть ловкими, настойчивыми, смелыми и умело выполнять свою роль. Значение и роль помощника особенно велики при дрессировке собак для розыскной, караульной, сторожевой, связной служб. Проанализируем более подробно значение и роль помощника при дрессировке собак для розыскной службы.

Основная задача помощника заключается в содействии дрессировщику приучить собаку к работе по следу человека. Вначале помощник является для собаки индиферентным (безразличным) раздражителем. Унося и пряча вещь с запахом дрессировщика, на которую у собаки уже был установлен стойкий условный рефлекс и выработана «заинтересованность» в поиске этой вещи, помощник побуждает собаку разыскивать вещь, по своему следу. В результате этого у собаки образуется условный рефлекс на поиск вещи своего дрессировщика по запаху следа помощника. В дальнейшем, возбуждая у собаки проявление активно-оборонительного рефлекса и стремления к преследованию, помощник полностью переключает собаку с поиска вещи своего дрессировщика на поиск самого себя по своему индивидуальному запаху, оставленному на своем следу.

Таким образом, у собаки образуется стойкий условный рефлекс на поиск человека. В дальнейшем помощника надо как можно чаще менять для того, чтобы у собаки установить условную связь на проработку следа с индивидуальным запахом любого отыскиваемого человека.

Роль помощника при дрессировке собак караульной и сторожевой службы более ограничена и состоит в том, чтобы выработать у собаки стойкий условный рефлекс оборонительного порядка на всех приближающихся посторонних лиц, которых караульная собака должна облаивать, а сторожевая собака — предупреждать об их приближении без всякого лая. Следовательно, роль помощника здесь состоит в том, чтобы развить и закрепить у собаки защитно-оборонительный рефлекс на посторонних людей, а также активное их преследование и задержание.

При дрессировке собак для связи помощник фактически выполняет роль второго дрессировщика. Это обусловливается развитием у собаки равномерной привязанности к обоим дрессировщикам и обеспечивает стремление собаки к пробежкам между двумя постами связи. В этом случае у собаки на помощника должны быть воспитаны те же самые условные рефлексы, что и на дрессировщика. Следовательно, назначение помощника при дрессировке в зависимости от целей дрессировки будет весьма различное.

2. Раздражители, применяемые при дрессировке собак

В процессе дрессировки дрессировщик воздействует на нервную систему собаки безусловными и условными раздражителями.

Для правильного использования этих раздражителей необходимо знать, какие безусловные и условные раздражители применяют при дрессировке собак, знать характерные особенности этих раздражителей и порядок их применения (рис. 97).

Рис. 97. Схема раздражителей, используемых при дрессировке

Безусловным раздражителем называется раздражитель, вызывающий безусловный рефлекс (пищевой, оборонительный и другие). Условными раздражителями называются такие раздражители, на которые дрессировщик воспитывает у собаки условный рефлекс: команды «сидеть», «лежать» жесты и другие сигналы.

Безусловные раздражители. Для получения у собаки первоначального действия, желательного для дрессировщика, необходимо подобрать такой безусловный раздражитель, который бы вызвал у собаки соответствующий безусловный рефлекс. Так, например, чтобы заставить собаку совершить посадку, следует нажимать рукой на круп собаки в направлении к земле. Рука дрессировщика в этом случае будет служить безусловным раздражителем, вызывающим безусловный рефлекс посадки.

Проявление этого безусловного рефлекса под воздействием руки подобно аналогичному безусловному рефлексу отдергивания ноги, если ущемить или случайно наступить на ногу собаки. То и другое действие собаки является проявлением защитно-оборонительного рефлекса в пассивной форме.

Если дрессировщик будет нажимать рукой сверху вниз не в области крупа собаки, а в области спины, то собака не сядет, так как каждый рефлекс ее строго обусловлен. Для каждого раздражения в пределах центральной нервной системы собаки имеется как бы заранее проторенная дорога (рефлекторная дуга), по которой раздражение с определенных чувствительных нервов легче всего перебрасывается на строго определенные двигательные нервы, идущие к определенным группам мышц, сокращение которых проявляется в определенных действиях собаки. Такие части поверхности тела собаки, раздражение которых определенными раздражителями сопровождается определенными двигательными безусловными рефлексами, называются рецептивными полями (рецептор — восприниматель).

Безусловные рефлексы в дрессировке являются первоначальными действиями собаки, на основе которых дрессировщик воспитывает условные рефлексы.

Для дрессировки собаки особенно важны: мышечные рефлексы (или просто — кожные рефлексы), мышечно-сухожильные рефлексы, возникающие при искусственной придаче собаке той или иной позы, например при укладке, «рефлексы положения», возникающие в результате изменения напряжения (тонуса) в определенных группах мышц. Характерным примером рефлекса положения является посадка при показе кусочка мяса, постепенно подымаемого над головой собаки. Глядя на мясо, собака постепенно поднимает голову и садится.

В качестве основных безусловных раздражителей при дрессировке собак по общим приемам дрессировки используют раздражители механического и пищевого порядка.

В качестве механических безусловных раздражителей (физическое воздействие), вызывающих различные виды кожной чувствительности, — сухожильно-мышечные раздражения и раздражения глубокого мышечного порядка, применяют поглалшвание, давление, рывки поводком, воздействие строгим ошейником и, как исключение, удар хлыстом.

Следовательно, качество, виды и сила воздействия механического раздражителя в различных случаях будут неодинаковы, и дрессировщик должен уметь применить соответствующий раздражитель в каждом отдельном случае.

При дрессировке следует использовать механические раздражители средней силы в виде рывка поводком, давления рукой на различные части тела собаки и т. д. Однако при этом необходимо учитывать и индивидуальные особенности собак. Одни собаки имеют повышенную кожно-мышечную чувствительность и сильнее реагируют на воздействие такого порядка, чем другие собаки, у которых кожно-мышечная чувствительность понижена.

Для собак с повышенной кожно-мышечной чувствительностью сила механического раздражителя должна быть значительно слабее, чем для собак, у которых она понижена.

Частое применение при дрессировке механических раздражений большей силы может вызвать у собак явление запредельного торможения, проявляющегося в угнетенном состоянии, которое у некоторых собак сопровождается проявлением пассивно-оборонительной реакции — «боязнью» своего дрессировщика. Поэтому в процессе дрессировки, не следует злоупотреблять механическими раздражителями большой силы воздействия, а удары хлыстом следует применять только как исключение.

Механические раздражители, употребляемые при дрессировке собак для специального назначения (розыскной, караульной, сторожевой и другим службам), используются для вызова у собаки оборонительной реакции в активной форме (развитие злобы). Для этой цели лучше всего иметь обшитый материей соломенный жгут или гибкий прут, которым удобно наносить собаке удары без чрезмерно сильных раздражений, наличие которых может вызвать у нее пассивно-оборонительную реакцию и явления торможения.

Большое значение при дрессировке имеет пищевой раздражитель. В качестве пищевого безусловного раздражителя — лакомства — при дрессировке используют мелко нарезанное вареное мясо, хлеб, хлебные сухари, специально изготовленные галеты и т. п.

Лакомство может действовать на собаку, как безусловный и как условный раздражитель. Безусловным раздражителем лакомство будет в том случае, если оно непосредственно действует на слизистую ротовой полости собаки, раздражает окончания чувствительных вкусовых нервов и вызывает проявление секреторных (выделение слюны) и двигательных (жевание, захватывание пищи) безусловных рефлексов. Действуя на собаку с расстояния своим, видом и запахом, лакомство является условным пищевым раздражителем, так как к виду и запаху лакомства собаку приучают постепенно; у нее на вид и запах лакомства устанавливается натуральный условный рефлекс.

Дачу лакомства собаке должны проводить так, чтобы собака была «заинтересована» в получении его, т. е. чтобы на лакомство у собаки проявлялось пищевое возбуждение. Этого достигают двумя способами: во-первых, необходимая пищевая возбудимость собаки при дрессировке обеспечивается тем, что практическое занятие с собакой проводят до кормления или же через 4 часа после кормления собаки; во-вторых, заинтересованности собаки в получении лакомства достигают тем, что лакомство дают собаке небольшими кусочками, показывая его и не сразу отдавая, а как бы поддразнивая собаку видом лакомства.

В результате этого пищевая возбудимость («заинтересованность») у собаки еще более повышается и сила воздействия лакомства на собаку возрастает.

Давать лакомство собаке следует лишь в том случае, если она выполнила требуемое действие.

Условные раздражители. Основными условными раздражителями, на которые в процессе дрессировки воспитывают определенные условные рефлексы, служат команды и жесты.

Команды, как определенные словесные звуковые раздражители, должны быть строго однообразны и постоянны (см. рис. 98). Совершенно недопустимо какую-либо команду, например команду «рядом», заменять словами «равняйсь», «иди рядом», «к ноге», и т. п. Этого нельзя делать потому, что каждая команда является комплексным звуковым раздражителем, состоящим из определенного сочетания звуков, на который в процессе дрессировки устанавливается определенный условный рефлекс.

Рис. 98. Схема составных элементов команды

Кроме того, при использовании команд большое значение имеет интонация.

В дрессировке различают три вида интонации: приказания или обычную интонацию, ласки, или поощрения, и угрозы.

Команду в обычной или приказной интонации произносят достаточно громко, с оттенком требовательности. Команду в угрожающей интонации произносят резко, строго и в повышенном тоне.

Значение интонации в дрессировке весьма велико и определяется следующим: собаки имеют тонко развитый слуховой анализатор, благодаря которому они могут различать малейшие изменения в звуковых раздражителях и соответственно этому образовывать условные рефлексы на различные интонации голоса в одной и той же команде. Это обеспечивает дрессировщику возможность качественно изменять значение команды для собаки, как определенного условного раздражителя. Для этого надо приучить собаку хорошо различать, диференцировать различные интонации следующим методом: для выработки условного рефлекса на команду «рядом», подаваемую в приказной интонации, дрессировщик произносит команду в обычном тоне и подкрепляет ее рывком поводка средней силы.

В результате повторения подобного сочетания у собаки устанавливается двигательный условный рефлекс — по команде «рядом» — итти у ноги дрессировщика. Но если после установления условного рефлекса на команду «рядом» собака действия не выполняет, то команду «рядом» следует произносить в угрожающей интонации, сопровождая действием более сильного рывка. В результате подобного подкрепления одной и той же команды, но произносимой в разной интонации, собака приучается четко различать значение интонации. Ласковая, ободряющая интонация, в которой всегда следует произносить восклицание «хорошо», закрепляется на основе пищевого и тактильно-кожного раздражителей (оглаживания).

Постоянство и однообразие в произношении команд имеет большое значение при передаче подготовленной собаки от одного дрессировщика к другому. В этом случае от нового дрессировщика требуется только приучить собаку к себе и затем правильно использовать команды, к которым собака уже была ранее приучена. Каждую команду надо произносить точно, четко, достаточно громким голосом, с правильным ударением.

Специально проведенные опыты в лаборатории акад. И. П. Павлова показали, что если разбить словесный условный раздражитель (команду) на отдельные слоги, то только тот слог вызывает действие собаки, который наиболее отчетливо слышен при произношении слова. Так, слог «ту» вызывает такое же действие у собаки, как и слова «на стул» (собака вскакивает на стул). Слог «жи» вызывал такое же действие у собаки, как слово «ложись» (собака ложилась). Следовательно, значение ударного слога при образовании у собаки условного рефлекса на определенную команду имеет всегда большое значение, и дрессировщик должен это правильно использовать путем четкого произношения соответствующих слогов команды.

Если собака команду не выполняет, команду следует повторить в интонации «угрожающей», а вторичное повторение команды с угрожающей интонацией должно сопровождаться действием безусловного механического раздражителя (принуждения).

Многократное повторение одной и той же команды (если собака ее не выполняет) без подкрепления соответствующим безусловным раздражителем ведет к угашению условного рефлекса на эту команду.

Каждое действие собаки, выполненное по команде своего дрессировщика, должно быть закреплено посредством лакомства, оглаживания или восклицаний «хорошо».

В качестве звуковых условных раздражителей, кроме словесных команд, могут быть использованы разные звуковые сигналы, например свистки, и проч. Подобные сигналы обычно с успехом можно применять для управления действиями собаки на расстоянии, напрршер подзыв собаки к дрессировщику по свистку, остановка в движении и т. п.

В качестве зрительных условных раздражителей при дрессировке собак используют жесты.

Жест есть определенное движение руки дрессировщика, и так же как и звуковая команда, закрепляется за каждым определенным действием собаки, например опускание вытянутой вперед руки означает жест укладки; сгибание поднятой на уровне плеча руки в локтевом суставе означает жест посадки и т. д.

Жесты могут быть использованы для управления собакой на расстоянии; в большинстве это условные раздражители 2-го порядка (см. рис. 99).

Рис. 99. Схема отработки условных рефлексов 1-го и 2-го порядка

Значение соотношения сил раздражителей. Большое практическое значение при дрессировке имеет вопрос о соотношении силы условных и безусловных раздражителей. При выработке условного рефлекса на тот или иной условный раздражитель сила действия безусловного раздражителя должна быть больше, чем сила действия условного. В этом случае условные рефлексы образуются более легко и быстро. Когда сила условного раздражителя больше, чем сила безусловного, выработка условного рефлекса в большинстве случаев затрудняется. Например, подача команды при первоначальной дрессировке чрезмерно громким, резким и крикливым голосом может вызвать у собаки проявление оборонительной реакции в пассивной форме или явления последовательного торможения, что затрудняет выработку необходимых условных рефлексов.

3. Основные методы дрессировки

Методы дрессировки — это способы воздействия на собаку определенными раздражителями. Принято различать четыре основных метода дрессировки: механический, вкусопоощрительный, контрастный и подражательный.

Механический метод. Механический метод дрессировки состоит в том, что в качестве безусловного раздражителя используют механический раздражитель в различных видах, вызывающий у собаки защитный оборонительный рефлекс (см. рис. 100), например рефлекс посадки при нажатии рукой на круп собаки. При этом «механический» раздражитель не только вызывает первоначальное действие у собаки (безусловный рефлекс), но используется для подкрепления условного рефлекса. Примером этого может явиться один из способов приучения собаки к ношению предметов. Для отработки данного действия дрессировщик, посадив собаку, правой рукой подносит к ее морде легкий предмет и, подавая соответствующую команду, оказывает на собаку определенное физическое воздействие. Он приподымает собаку за ошейник. Под давлением ошейника (действие механического раздражителя) собака раскрывает пасть, в которую дрессировщик быстро вкладывает предмет и отпускает ошейник. Правая рука дрессировщика в этот момент находится под нижней челюстью собаки, и при попытке собаки выбросить предмет, дрессировщик наносит легкий удар ладонью под челюсть. Этот удар, как механический раздражитель, повторяют во всех случаях, когда собака пытается выбросить поноску из пасти, и он является раздражителем, закрепляющим действие. Характерная особенность механического метода дрессировки состоит в том, что собака при этом выполняет пассивные действия по «принуждению».

Рис. 100. Схема анализа «механического» раздражителя

Механический метод дрессировки имеет следующие положительные стороны.

1. Все действия, выработанные у собаки этим способом, закрепляются прочно и в привычных условиях выполняются безотказно.

2. Механическим методом дрессировки можно легко достигнуть безотказного выполнения отработанных действий.

К отрицательным сторонам механического метода дрессировки относятся:

1) Частое пользование этим способом у некоторых собак вызывает угнетенное тормозное состояние с проявлением недоверчивого отношения к своему дрессировщику: у собак с наличием пассивно-оборонительной реакции в виде боязни и трусости, а у злобных — в виде стремления кусать своего дрессировщика;

2) невозможность отработки этим методом всех необходимых действий.

Механический метод имеет большое значение при дрессировке по некоторым специальным службам. Так, дрессировка собаки по караульной службе, а также частично розыскной, сторожевой и др. в основном строится на использовании механических раздражителей (движения помощника при дразнений собаки, нанесение ударов и т. д.). В этом случае применение этого метода рассчитано на возбуждение у собаки оборонительной реакции в активно-защитной форме.

Вкусопоощрительный метод. Вкусопоощрительный метод дрессировки состоит в том, что раздражителем, побуждающим собаку к выполнению желаемого действия для дрессировщика, является пищевой раздражитель, а дача лакомства используется для подкрепления условного раздражителя (команды — жеста).

Вкусопоощрительным методом дрессировки могут быть отработаны и закреплены многие действия у собаки, например подход к дрессировщику, посадка, укладка, преодоление препятствий и т. д.

Вкусопоощрительный метод дрессировки имеет ряд положительных сторон:

1) быстрое образование у собаки большинства условных рефлексов при использовании пищевого подкрепления;

2) большая «заинтересованность» собаки в выполнении всех действий, выработанных этим способом;

3) сохранение и укрепление необходимого контакта между дрессировщиком и собакой.

Однако этот метод имеет недостатки:

1) не обеспечивает безотказного выполнения приемов, в особенности при наличии отвлекающих раздражителей;

2) в состоянии сытости выполнение действия может ослабнуть или исчезнуть;

3) невозможность отработать этим методом все необходимые действия.

Контрастный метод. Основным и главным методом дрессировки служебных собак является контрастный метод. Сущность этого метода состоит в определенном сочетании механического и «поощрительного» воздействия в различных видах (лакомство, оглаживание, команда «хорошо»). При этом механические раздражители используют, как побуждение собаки к выполнению желательных действий, а «поощрительные» раздражители — для закрепления этих действий. Так, для того чтобы приучить собаку к выполнению посадки контрастным методом, дрессировщик пользуется следующим порядком воздействия на собаку. Имея собаку у левой ноги, на коротком поводке, в положении стоя, дрессировщик подает команду «сидеть», после чего левой рукой нажимает на круп собаки, прижимая ее книзу, а правой рукой производит рывок поводком вверх. В результате такого воздействия на собаку безусловным механическим раздражителем, собака совершает действие посадки. Это действие посадки дрессировщик закрепляет дачей лакомства и оглаживанием, в результате чего у собаки устанавливается условный рефлекс на команду «сидеть».

Анализ этого действия показывает, что в данном случае условный рефлекс образовался на основе последовательного сочетания условного звукового раздражителя команды «сидеть» с вынужденным движением собаки, сопровождаемым пищевым подкреплением (кожно-мышечный рефлекс посадки). В результате такого сочетания образуется определенная условная связь; действие звукового условного раздражителя (команда «сидеть») вызывает посадку собаки, а последняя сопровождается проявлением условного пищевого рефлекса (собака в положении посадки ожидает получения лакомства).

Контрастный метод дрессировки обобщает в себе положительные стороны вкусопоощрительного и механического методов, а поэтому и имеет ряд преимуществ.

Преимущества эти состоят в следующем:

1) в быстром и стойком закреплении условных рефлексов на определенные команды,

2) в наличии у собаки заинтересованности (условного пищевого рефлекса), в результате которой собака быстро и охотно выполняет все действия, отработанные этим методом;

3) в сохранении и упрочении контакта между дрессировщиком и собакой;

4) в возможности достигнуть безотказного выполнения собакой отработанных действий в усложненных условиях (при наличии отвлечения и т. п.).

Практический опыт дрессировки показал, что контрастный метод ускоряет отработку дрессировки и обеспечивает безотказность работы собаки в разнообразных условиях окружающей среды. В этом — основная ценность контрастного метода.

Подражательный метод. Подражательный метод дрессировки основного значения не имеет, но может быть использован, как вспомогательный способ: при отработке у собаки условного рефлекса на подачу голоса по команде «голос», при отработке преодоления препятствий и широко может быть применим при воспитании щенков.

4. Навыки и порядок их отработки

Понятие о навыках. При дрессировке собаку приучают выполнять определенные действия. Каждое из действий, отрабатываемое у собаки при дрессировке, обозначается как навык. Навыки дрессировки весьма разнообразны и различны по своему значению: например, подход собаки к своему дрессировщику пб команде «ко мне» или такое сложное действие, как выборка вещи по запаху ее владельца. Каждый навык после окончательной отработки должен представлять собой вполне законченное действие, выполняемое собакой по требованию дрессировщика (командам и жестам). Всякий навык, как законченное действие, достигается не сразу, а путем постепенного усложнения. Это усложнение навыка состоит в последовательной выработке условных рефлексов, так как каждый из навыков состоит из нескольких условных рефлексов, вырабатываемых на основе определенного безусловного рефлекса.

Условные рефлексы, вырабатываемые при дрессировке, представляют собой определенные движения собаки, а поэтому обозначаются, как двигательные условные рефлексы. Эти рефлексы и составляют навыки. Следовательно, навык — это сложное действие, которое постепенно вырабатывается у животного в процессе жизни и дрессировки.

Приемы дрессировки. Совокупность последовательных действий дрессировщика при отработке навыка составляет прием дрессировки собаки. Каждый прием подразделяется на следующие стадии (см. рис. 101).

Рис. 101. Схема порядка отработки приема дрессировки

Первая стадия состоит в воспитании первоначального действия (основного условного рефлекса) на определенный условный раздражитель (звуковую команду, жест и т. п.).

В навыке подхода собаки к дрессировщику по команде «ко мне» первоначальное действие, отработанное у собаки, будет состоять в подходе собаки к дрессировщику без посадки у левой ноги.

При отработке навыков «стоять», «сидеть» и «лежать» в первом периоде от собаки требуют выполнения команды без выдержки.

Первая стадия характеризуется двумя существенными особенностями:

во-первых: у собаки можно наблюдать явления обобщения условных раздражителей, суть которого состоит в том, что собака не имеет еще четкого различия команд между собой и может проявлять ошибочные действия, например по команде «сидеть» ложится и т. д.

В этом случае дрессировщик должен затормаживать ошибочные действия собаки и закреплять дачей «лакомства» только правильно выполненные действия.

Во-вторых, на этой стадии первоначальная связь на команду еще не установлена и дрессировщик не в состоянии преодолевать влияние отвлекающих раздражителей. Поэтому при воспитании первоначальных действий у собаки занятия по дрессировке следует проводить в условиях с наименьшим количеством отвлекающих раздражителей.

Вторая стадия состоит в усложнении первоначально выработанного действия условного рефлекса до навыка. При этом к первоначальному действию (основному условному рефлексу), воспитанному у собаки, добавляются действия, усложняющие первоначальный условный рефлекс Таким усложнением в процессе подхода собаки к дрессировщику по команде «ко мне» является закрепление определенного положения собаки у левой ноги дрессировщика и установление условного рефлекса на жест, выдержки в различных положениях и т. д.

В этой стадии дрессировки, так же как и в предыдущей, не следует усложнять условия окружающей среды. Это обеспечивает быструю и легкую выработку желаемых навыков у собаки. Следует добиваться у собаки четкого различия (диференцировки) применяемых команд и все ошибочные действия своевременно затормаживать применением, в случае необходимости, механического способа (рывки поводком, строгий ошейник и т. п.), а действия, правильно выполненные, закреплять поощрением.

Третья стадия приема дрессировки состоит в закреплении отрабатываемого сложного действия (навыка) в условиях окружающей среды разной сложности. Это необходимо для того, чтобы достигнуть безотказного выполнения отрабатываемых у собаки навыков при наличии различных посторонних отвлекающих собаку раздражителей. Как только у собаки будет достигнуто достаточно четкое и безотказное выполнение всех действий, условия занятий необходимо усложнять, место занятий как можно чаще разнообразить и занятия проводить при наличии различных посторонних раздражителей (разнообразных звуков, людей, других животных и т. д.). Первоначально в таких условиях у собаки будет усиленно проявляться ориентировочный рефлекс, но постепенно этот рефлекс будет угасать, собака начнет привыкать к новым для нее раздражителям. Дрессировщик для управления поведением собаки в усложненных условиях должен применять более сильные меры воздействия, чем обычно (увеличить силу применяемых механических раздражителей), при этом уметь использовать и угрожающую интонацию в командах, как условный сигнал на последующее, болевое воздействие.

Во всех случаях отвлечения собаки и отказа ее от выполнения того или другого действия по команде дрессировщик должен добиваться от собаки выполнения этого действия, учитывая соответствующий метод воздействия на собаку в данных условиях.

Навык как динамический стереотип. В основе образования навыков лежит физиологический процесс, обозначаемый академиком И. П. Павловым понятием динамического, т. е. двигательного стереотипа. Под динамическим стереотипом понимается свойство коры головного мозга собаки обобщать и связывать между собой отдельные условные рефлексы, а также условные раздражители в определенную последовательную систему.

Выработка определенных стереотипов в поведении собаки при дрессировке имеет весьма большое практическое значение: чем более закреплены определенные действия в определенную систему (стереотип), тем более закончено безотказное выполнение собакой действия.

Однако в процессе дрессировки, в результате ошибочных действий дрессировщика, может возникнуть стереотип отрицательного значения. Так, например, если применять команды в одной и той же последовательности (например: стоять — сидеть — лежать и т. д.), соблюдая при этом относительно равные промежутки времени между подачей команд, у собаки может возникнуть отрицательный для дрессировщика стереотип. Этот динамический стереотип будет проявляться в том, что собака, прочно усвоив определенную последовательность выполнения действий, будет выполнять их в той последовательности, в какой эти действия отрабатывались, не реагируя даже на подаваемые команды.

Для того чтобы избежать этого, следует при отработке навыка различные команды применять в разной последовательности.

Общие и специальные приемы дрессировки. Приемы дрессировки, в зависимости от своего назначения, подразделяют на общие и специальные.

Посредством общих приемов дрессировки достигается «подчинение собаки своему дрессировщику», обеспечивается и усиливается необходимая взаимосвязь — контакт дрессировщика с собакой, а также закладывается основа для специального курса дрессировки. Этого достигают отработкой общих приемов различного назначения.

Специальными приемами дрессировки называются такие приемы, отработка которых обеспечивает использование собаки для определенных служебных целей (розыскной, караульной, сторожевой и т. д.).

Отработка одних общих приемов обеспечивает такие навыки, которые основаны на деятельном состоянии нервной системы, — состоянии возбуждения, которое проявляется в определенных действиях собаки, например подхода собаки к дрессировщику по подзыву, свободное состояние по команде «гуляй» и т. д.

Рис. 102. Основная схема дрессировки служебных собак

Отработка других общих приемов дрессировки обеспечивает такие навыки, которые основаны на временной задержке — торможении в нервной системе собаки, например запрещение нежелательного действия по команде «фу» или выдержка.

Отработка большинства общих приемов дрессировки имеет своей целью установить в нервной системе собаки необходимые соотношения между процессами возбуждения и торможения, сбалансировать эти процессы между собой, что, в конечном итоге, обеспечивает хорошее послушание — «дисциплину» собаки.

Этого достигают посредством выработки положительных и отрицательных тормозных условных рефлексов.

Положительным условным рефлексом называется рефлекс, который у собаки вырабатывается на основе процесса возбуждения и проявляется как определенное действие собаки, выполняемое по сигналу дрессировщика. Выработка такого рефлекса достигается обычным способом, т. е. условный раздражитель подкрепляется безусловным.

Тормозной (отрицательный) условный рефлекс вырабатывается у собаки на основе процесса активного торможения и проявляется в задержке или прекращении действий собакой. Желая получить выдержку у собаки, например навык посадки, дрессировщик командой «сидеть» вызывает у собаки проявление положительного условного рефлекса. Собака по команде «сидеть» принимает положение посадки. Но для того чтобы собаку задержать в положении посадки, дрессировщик дает собаке «лакомство» не сразу после выполнения команды, а через все более удлиняющиеся промежутки времени (от нескольких секунд до 2 минут).

Таким образом, дрессировщик при воспитании тормозного условного рефлекса — выдержки применяет принцип задержания пищевого безусловного раздражителя. Собака, ожидая «лакомства», на протяжении этого времени находится в состоянии задержки (запаздывающее торможение) всех своих действий. При попытках собаки встать вновь применяется команда «сидеть», которая может сопровождаться действием безусловного раздражителя (нажатием на круп).

При отработке выдержки следует соблюдать строгую последовательность, сразу не гнаться за продолжительным временем, а желаемой выдержки достигать постепенно, путем последовательного развития и закрзпления тормозного процесса. Иначе можно у собаки получить срыв торможения, и выдержка у такой собаки может полностью исчезнуть.

Процесс торможения имеет весьма большое значение при выработке диференцировки, т. е. приучения собаки различать между собой те или иные раздражители, например команды, запахи, жесты и т. д.

Собаку приучают четко различать между собой команды и жесты на основе того, что каждый условный раздражитель сопровождается таким безусловным раздражителем, который у собаки вызывает проявление определенного безусловного рефлекса:, команда «рядом» — рывком поводка, команда «сидеть» — нажатием на круп, команда «лежать» — нажатием на холку и т. д. В результате этого каждая команда, связываясь с тем или другим безусловным раздражителем, приобретает для собаки определенное значение, становится сигналом на определенное действие. Собака приучается различать — диференцировать значение команд.

Однако при этом весьма большое значение имеет использование активного торможения в виде так называемого диференцированного торможения. Если собака по команде выполнила действие правильно, то это действие закрепляют дачей «лакомства», оглаживанием и восклицанием «хорошо». Если действие выполнено неправильно, то собака поощрения не получает. Таким образом, одно действие (условный рефлекс) закрепляется, а другое тормозится.

Диференцированное торможение имеет большое значение при выработке более тонкой диференцировки, например при приучении собаки к выборке вещи по индивидуальному запаху человека. В этом случае особенно тщательно следует подкреплять каждое правильное действие собаки дачей «лакомства» и не подкреплять ошибочно выполненное действие.

Для того чтобы ускорить выработку диференцировки при выборке вещи по запаху, с успехом можно использовать команду «фу» как условный тормоз. В момент, когда собака пытается взять вещь с другим запахом, дрессировщик подает команду «фу» пониженным голосом, так как команда «фу», подаваемая полным голосом, может вызвать у собаки последовательное торможение, и собака откажет в выборке вещей.

Понятие о методике дрессировки. Общие и специальные приемы дрессировки должны прорабатываться в такой последовательности, которая в наибольшей степени содействует достижению окончательной цели.

Методика дрессировки как определенная система проработки приемов обеспечивает подготовку собак для служебных целей (караульные, розыскные, сторожевые и т. п.).

Основными положениями методики дрессировки собак являются: во-первых, строгая последовательность прохождения приемов дрессировки по принципу «от простого к сложному»; во-вторых, определенная взаимосвязь между приемами дрессировки. Эта взаимосвязь выражается в том, что отработка одних приемов дрессировки служит основой для отработки последующих.

Дрессировка собак должна производиться по принципу постепенного наращивания и усложнения навыков у собаки. При этом отрабатываемые навыки зависимы друг от друга и: находятся в определенном взаимодействии друг с другом. Отработка более простого навыка обусловливает отработку последующего, более сложного и т. д.

Так, навык собаки на следовой работе вырабатывается но сразу, а последовательно, и его отработка основывается на других, ранее закрепленных у собаки навыках. Вначале собаку приучают к выборке вещи по запаху ее дрессировщика. После этого приучают к поиску вещи дрессировщика по его собственному следу, затем только переключают собаку на поиск вещи дрессировщика, но уже по следу помощника, который уносит вещь, и только после этого пускают на поиск по следу самого помощника, развивая при этом у собаки активно-оборонительную реакцию на последнего.

Для обеспечения последовательности прохождения общих и специальных приемов дрессировки весь курс практической дрессировки собак подразделяется на общий и специальный.

5. Факторы дрессировки, обеспечивающие «безотказность» действия собаки

Основная задача дрессировщика при дрессировке состоит не только в том, чтобы выработать у собаки условные рефлексы на выполнение различных действий по командам и жестам, но также и в том, чтобы достигнуть «безотказного» выполнения этих действий. Только добившись наибольшей «безотказности» в выполнении навыков при различных условиях окружающей, среды, можно уверенно и достаточно надежно использовать собаку для служебных целей. Эта «безотказность» в работе собаки достигается умелым использованием «принуждения», «поощрения» и «запрещения».

В дрессировке под «принуждением» понимается совокупность действий дрессировщика, «заставляющих» собаку выполнить определенные действия в том случае, если собака задерживает его выполнение. Например, при подаче команды «ко мне» собака задерживается, отвлекаясь на другую собаку, и к дрессировщику не подходит. В этом случае следует усилить действие команды, произнося ее в угрожающей интонации и сопровождая рывком поводка.

Под «поощрением» понимается способ закрепления у собаки желаемых действий (условных рефлексов — навыков).

«Поощрение» применяют в том случае, если собака выполняет требуемые от нее действия, а также в виде подкрепления условного рефлекса дачей лакомства, оглаживания собаки и восклицания «хорошо».

Под «запрещением» понимается прекращение у собаки нежелательных для дрессировщика действий.

«Запрещение» применяется как фактор торможения нежелательных действий собаки, в виде запрещающей команды «фу» и физического воздействия на собаку, например сильным рывком поводка.

Каждый из дрессировщиков должен уметь правильно и своевременно использовать эти факторы дрессировки.

«Принуждение». «Принуждение» может применяться в виде различных воздействий на нервную систему собаки.

К «принуждению» относятся безусловные раздражители механического порядка (сильный рывок поводком, значительное давление на какую-либо часть тела собаки, воздействие строгим ошейником, удар хлыстом и т. д.). В этом случае «принуждение» является безусловным раздражителем, при помощи которого дрессировщик возбуждает собаку на проявление различных рефлексов, непосредственно связанных с инстинктом самозащиты. Следовательно, в результате «принуждения» собака проявляет то или другое действие как реакцию самозащиты от действующего на нее неблагоприятного («разрушающего», по выражению академика И. П. Павлова) раздражителя.

Как было указано выше, при сильном нажатии рукой на круп собака проявляет кожно-мышечный рефлекс посадки (рефлекс положения). Этот рефлекс проявляется как защитная реакция в пассивной форме на сильное физическое воздействие.

Под «принуждением» следует считать только такие меры воздействия на собаку, которые вызывают достаточно выраженную реакцию самозащиты в пассивной форме. В процессе дрессировки «принуждение» должно использоваться тогда, когда дрессировщик должен усилить воздействие на собаку для того, чтобы вызывать у собаки выполнение желаемого действия. Так, например, при отработке навыка «движения у ноги дрессировщика» совершенно необходимо использовать «принуждение». В этом случае рывок поводком через посредство обычного или строгого ошейника будет являться «принуждением». «Принуждение» должно прежде всего использоваться как одно из вспомогательных воздействий дрессировщика на собаку в тех случаях, когда необходимо увеличить силу воздействия на собаку. Так, удар хлыстом является одним из наиболее сильно действующих раздражителей для нервной системы собаки. Злоупотребление этим раздражителем может вызвать у многих собак запредельное торможение и стойкое проявление пассивно-оборонительной реакции в отношении своего дрессировщика, поэтому хлыст должен использоваться только в исключительных случаях и только опытным дрессировщиком.

Особо важное значение «принуждение» имеет при управлении поведением собаки в период закрепления навыка. В этот период, как было указано выше, собака приучается к выполнению действий во все более усложняющихся условиях окружающей среды. Естественно, что при таких условиях собака может легко и часто проявлять отвлечения на различные сильно действующие «посторонние» раздражители. Кроме того, безотказность выполнения того или другого действия дрессировки может также нарушаться в результате изменения состояния самого организма собаки (голод, половое возбуждение, вялое состояние, потеря заинтересованности и т. д.).

Во всех этих случаях приходится часто использовать «принуждение». В этом случае, кроме выше описанных» бозусловных раздражителей», в качестве «принуждения» с успехом может быть использована команда, подаваемая в угрожающей интонации, которая будет являться условным раздражителем на «принуждение». В процессе дрессировки у собаки должен быть выработан стойкий условный рефлекс на угрожающую интонацию. Каждая команда, подаваемая в угрожающей интонации, должна сопровождаться более сильно действующим на собаку безусловным раздражителем, вызывающим у собаки рефлекс самозащиты в виде выполнения требуемого от собаки действия. У собаки очень быстро устанавливается условный рефлекс на «угрожающую интонацию». Необходимо, однако, твердо помнить, что частое повторение команды в угрожающей интонации без соответствующего подкрепления безусловным раздражителем ослабит значение этой интонации (угашение условного рефлекса). В результате этого угрожающая интонация потеряет свое значение как условный сигнал непосредственного воздействия дрессировщика. Для стойкого закрепления условного рефлекса на ту или другую команду, а также и интонации голоса следует соблюдать следующий порядок использования команд.

1. Первоначально команду подавать в обычно произносимой интонации (за исключением особых случаев, например команды «фасс» или «фу»).

2. Если собака действия не выполняет, команду следует повторить в угрожающей интонации, что усилит воздействие условного раздражителя — команды. Если и в этом случае выполнение задерживается, то, вновь повторяя команду, еще более повышают угрожающую интонацию и обязательно подкрепляют ее безусловным раздражителем механического порядка.

Дрессировщик должен весьма разнообразить интонацию своего голоса при управлении поведением собаки, а умение к этому приобретается лишь в процессе практической работы.

Наилучшие результаты использования принуждения достигаются при правильном сочетании «принуждения» с «поощрением» (это является основой так называемого контрастного метода дрессировки). «Принуждение» используется как фактор, заставляющий собаку выполнить определенное действие, а «поощрение» (дача лакомства, оглаживание, восклицание «хорошо») для закрепления правильно выполненного действия.

«Принуждение» всегда должно соответствовать типу высшей нервной деятельности собаки и преобладающей реакции. В зависимости от типа нервной деятельности, а также и преобладающих реакций «принуждение» должно быть различное. К собакам уравновешенного, спокойного типа допускается применять более сильные меры принуждения, чем к собакам с наличием признаков ослабленного типа. Применяя принуждение к собакам возбудимого типа, необходимо знать, что при злоупотреблении таковым у этого типа собак легко может возникнуть срыв тормозного процесса. Такая собака становится излишне нервной и еще более возбудимой.

При использовании «принуждения» как фактора дрессировку усиливающего «безотказность» действий собаки, следует использовать как сильно действующие безусловные раздражители, так и условный в виде «угрожающей интонации». Применять «принуждения» следует в тех случаях, когда собака задерживает выполнение команд или жестов по причинам внешнего или внутреннего порядка.

«Поощрение». «Поощрение» представляет собой совокупность действий дрессировщика, применяемых для закрепления выполненных собакой навыков.

В качестве «поощрения» используют дачу лакомства (безусловный пищевой раздражитель), затем «ласку» — оглаживание собаки (тактильно-кожное раздражение), а также и восклицание «хорошо» (условный раздражитель). При первоначальном установлении условного рефлекса на команду основное значение имеет дача лакомства и оглаживание собаки. Дача лакомства и оглаживание собаки должны всегда сочетаться с применением восклицания «хорошо», произносимого в ласковых интонациях. В результате такого повторного сочетания восклицание «хорошо» быстро приобретает значение условного раздражителя на поощрение собаки.

После того как стойкий условный рефлекс на звуковой раздражитель «хорошо» будет установлен, восклицание «хорошо» можно применять как «условное поощрение» и без сопровождения лакомства и оглаживания. Необходимо, во избежание угасания условного рефлекса на восклицание «хорошо» периодически сопровождать этот условный раздражитель безусловным подкреплением (лакомством, оглаживанием).

«Поощрение» собаки не ограничивается использованием указанных безусловных и условных раздражителей. В целом ряде приемов дрессировки «поощрением» будет являться удовлетворение определенной биологической потребности животного. Так, например, при отработке «свободного состояния», принимаемого собакой по команде «гулять», поощрением является удовлетворение биологической потребности организма собаки в движении и в проявлении «рефлекса свободы».

При развитии у собаки злобы и воспитании защитно-оборонительных навыков большое значение как «поощрение» приобретает разрядка злобы собакой путем «хватки» и «трепания» нападающего помощника. При этом необходимо применять и условное поощрение — восклицание «хорошо» («фасс» и т. д.). Однако, совершенно неуместно использовать в этот момент дачу лакомства. Дача лакомства отвлекает собаку от помощника на дрессировщика и переключает оборонительную реакцию в пищевую. Другое дело, когда злоба у собаки развивается на защиту пищи при дразнений, что у большинства собак увеличивает проявление оборонительной реакции.

«Поощрение», применяемое для закрепления выполненных собакой действий, должно следовать за этими действиями. «Поощрение» может также применяться как один из факторов, побуждающих собаку на выполнение какого-либо действия или усиливать проявление ранее установленного условного рефлекса. Например, подзывая к себе собаку из свободного состояния, дрессировщик может усилить действие команды «ко мне» путем сочетания этой команды с восклицанием «хорошо» («ко мне» — «хорошо» — «хорошо» — «ко мне»). Такое применение восклицания «хорошо» особенное значение имеет в тех случаях, если собака проявляет «боязливость» при подходе или находится в состоянии последовательного торможения, возникающего под действием предыдущей ранее поданной команды, например запрещающей команды «фу» и т. п.

При проработке специальных приемов дрессировки, восклицание «хорошо» с успехом используется как дополнительный фактор дрессировки, побуждающий собаку на выполнение того или иного действия, например при посылке собаки на поиск следа и т. п.

Большое значение «поощрение» имеет как контраст принуждения. В этом случае «поощрение» не только имеет целью закреплять навыки, но его значение состоит и в том, что оно выравнивает о состояние нервной системы, растормаживая угнетенное состояние или прекращая оборонительную реакцию в пассивной форме, которые возникают у многих собак после применения «принуждения».

Запрещение. «Запрещение» как фактор дрессировки служит для прекращения нежелательных действий собаки. В качестве «запрещения» в дрессировке служебных собак используется сильный механический раздражитель (сильный рывок поводком, строгий ошейник и т. д.) в сочетании с звуковым раздражителем — командой «фу».В результате повторных сочетаний команда «фу» приобретает значение «условного тормоза». При установлении условного рефлекса на команду «фу» применение «запрещения» обязательно должно совпадать с моментом совершения собакой нежелательного действия. В дальнейшем команду «фу» следует применять не только для приостановки нежелательных действий собаки, но и для предупреждения таковых, если дрессировщик замечает у собаки попытку совершить нежелательное действие. Никогда не следует злоупотреблять применением команды «фу». Являясь сильным тормозным раздражителем, команда «фу» может вызвать явление последовательного торможения следующих за командой «фу» действий, например собака может проявить торможение навыка подхода к дрессировщику или в преодолении препятствий и т. д. При частом повторении команды «фу» без подкрепления безусловным раздражителем действие ее на собаку постепенно ослабевает (развивается угашение условного рефлекса). Во всех случаях, где можно применять ту или другую основную команду при помощи использования угрожающей интонации, применять команду «ф у» не следует. Так, например, дрессировщик, находясь от собаки на расстоянии, подает команду «лежать», в этот момент перед собакой появляется какой-либо отвлекающий ее раздражитель, и собака проявляет ориентировочную реакцию — отвлекается. В этом случае следует применять не команду «фу», а команду «лежать», но в угрожающей интонации. Если же собака в результате отвлечения побежит в сторону отвлекающего раздражителя, то здесь, безусловно, необходимо использовать команду «фу». Команда «фу» должна иметь значение «общего тормоза» всех нежелательных действий собаки. В этом случае действие одного раздражителя затормаживается действием другого, более сильного раздражителя.

6. Индивидуальный подход при дрессировке

Изложить все возможные способы индивидуального подхода к собакам при дрессировке совершенно невозможно, так как здесь наибольшее значение должна иметь творческая инициатива самого дрессировщика применительно к особенностям поведения дрессируемой им собаки. Но, проявляя творческую инициативу, дрессировщик должен исходить из определенных положений.

Сущность индивидуального подхода состоит в следующем.

При проработке общих и специальных приемов следует придерживаться того метода дрессировки, который в наибольшей степени соответствует особенностям поведения дрессируемой собаки. Так, например, если у собаки стойко проявляется пищевая возбудимость и собака проявляет большую «заинтересованность» в получении лакомства, установление первоначально условного рефлекса следует производить вкусопоощрительным методом, избегая применения механических раздражителей. Факторы «принуждения» к этим собакам в основном следует вводить лишь при закреплении навыков.

В случае, если пищевая реакция у собаки проявляется слабо и собака проявляет малую заинтересованность в получении лакомства, следует больше ориентироваться на механический метод дрессировки, используя в качестве поощрения тактильно-кожные раздражения (оглаживание).

Однако и в первом и во втором случае следует помнить, что основным методом дрессировки является метод контрастного бездействия на собаку.

Индивидуальный подход при дрессировке должен быть построен с учетом типа высшей нервной деятельности собаки. При дрессировке собак возбудимого типа следует помнить, что процесс торможения у этих собак по сравнению с процессом возбуждения значительно ослаблен, поэтому при отработке навыков, в состав которых входят тормозные условные рефлексы, надо соблюдать строгую постепенность и последовательность. Так, например, при отработке выдержки в каком-либо положении (посадке, укладке и т. д.) не следует сразу слишком перенапрягать процесс торможения у этих собак, т. е. поспешно добиваться длительной выдержки. У собак этого типа выдержку следует отрабатывать постепенно, как бы тренируя и накапливая процесс торможения, и начинать выдержку с 3–5 секунд, медленно доводя ее до нескольких минут.

В случае перенапряжения тормозного процесса у собак возбудимого типа легко можно получить срыв, в результате которого собака становится еще более возбудимой.

Особенно трудно у собак возбудимого типа отрабатывать навыки, основанные на использовании диференцировочного торможения, например выборка вещи по запаху, выборка человека со следа, усложненно-следовая работа и т. д. Практический опыт показывает, что собаки возбудимого типа легко срывают «диференцировку», в результате чего могут совершать ошибочное действие. Для отработки «диференцировки» у собак этого типа следует также строго придерживаться последовательности в усложнении отрабатываемого приема. Так, при первоначальной дрессировке на выборку вещи, выборку человека со следа и т. д. посыл собаки на гыборку не следует производить более одного-двух раз, увеличивая затем постепенно количество посылов. Также к усложнению следа путем ввода посторонних следов и углов можно переходить лишь после того, как собака четко будет выполнять более простой элемент работы.

Следовательно, при дрессировке собак возбудимого типа основная задача должна состоять в укреплении и развитии тормозного процесса и в приведении его в соответствие с процессом возбуждения. В процессе дрессировки к некоторым собакам возбудимого типа при прохождении общих приемов дрессировки приходится применять механические раздражители более значительной силы, чем к другим собакам. Так, при движении собаки у ноги дрессировщика рывок поводком средней силы для собаки возбудимого типа как раздражитель, побуждающий к движению рядом с дрессировщиком, может оказаться недостаточным и силу рывка приходится сильно увеличивать. При отработке движения по бревну возбудимые собаки, часто проявляя излишнюю «поспешность», теряют равновесие и соскакивают с бревна, не пройдя положенного расстояния. В этом случае весьма эффективным является сильный рывок поводком в момент преждевременного соскакивания собаки с бревна. Этот рывок ие только затормаживает преждевременный прыжок с бревна, но и содействует выработке более замедленного темпа движения по бревну и т. д.

Собаки возбудимого типа в большинстве случаев легко переносят воздействие различных сильных раздражителей, но «принуждение» как фактор воздействия и к этим собакам надо применять вполне разумно, без всякого злоупотребления.

Дрессировка собак уравновешенного подвижного типа каких-либо специальных указаний не требует. Собаки этого типа легко поддаются дрессировке. Однако, в зависимости от особенностей этих собак (например, степени развития той или другой реакции — ориентировочной, пищевой, оборонительной и т. д.), следует соблюдать к этим собакам индивидуальный подход.

Дрессировка собак уравновешенно-спокойного типа нуждается в более подробном рассмотрении. Характерная особенность высшей нервной деятельности этих собак — это малая подвижность нервных процессов — возбуждения и торможения. Собаки этого типа весьма трудно переносят быструю смену процесса возбуждения на торможение, и обратно, поэтому при первоначальной их дрессировке следует избегать быстрой подачи друг за другом команд противоположного значения — «фасс» и «фу». Также затруднителен для этих собак быстрый переход от одного действия к другому, так как собаки этого типа не всегда сразу выполняют команды дрессировщика, а нередко требуют повторения команд. Поэтому, особенно в первоначальный г период дрессировки, команды для этих собак следует подавать с таким расчетом, чтобы между различными командами и выполняемыми действиями был достаточный промежуток времени (интервал). При этом дрессировщик должен проявлять выдержку и спокойствие, если собака замедленно выполняет команды дрессировщика. Недостаточная подвижность нервных процессов отражается и на проявлении оборонительной реакции. Так, при развитии недоверия и злобы на помощника собаки этого типа возбуждаются очень медленно. В большинстве случаев они ожидают активного нападения помощника и злобу (активно-оборонительную реакцию) проявляют лишь в том случае, если помощник находится в непосредственной близости или наносит собаке раздражение, возбуждающее ее на проявление оборонительной реакции. В этом случае бывает весьма полезным прибегнуть к методу подражательной дрессировки, для чего можно использовать злобную и хорошо возбудимую собаку, посредством которой следует повышать активность у собаки спокойного типа.

Поведение помощника также имеет большое значение. Для дрессировки собак этого типа следует брать наиболее подвижных и активных помощников. Собаки этого типа «диференцировку» отрабатывают также замедленно, и всякая поспешность здесь будет ошибкой. При отработке некоторых приемов дрессировки они требуют более значительных мер принудительного воздействия, чем другие собаки. Так, у многих собак этого тина подача предмета вырабатывается только на принуждение.

Отработка посадки, укладки достигается успешно путем механического метода дрессировки. Применение сильных раздражителей собаки этого типа переносят легко, но и здесь, конечно, также не следует злоупотреблять принуждением, применяя его лишь в тех случаях, если другие методы воздействия не дают желаемых результатов.

Собак, проявляющих при дрессировке признаки слабого типа высшей нервной деятельности, следует выбраковывать, так как положительных результатов с ними достигнуть нельзя.

7. Основная ошибка дрессировщика

Основной и главнейшей ошибкой большинства начинающих дрессировщиков является субъективный подход к собаке.

Субъективный подход, ведущий к «очеловечиванию» собаки, игнорирует качественное различие между высшей нервной деятельностью у человека и собаки, переоценивает значение психических явлений в поведении собаки и отрывает эти явления от их физиологической основы. В результате этого поведение собаки определяется не раздражителями внешнего и внутреннего порядка, действующими на кору мозга и вызывающими рефлекторные проявления у собаки (безусловные и условные рефлексы), а «особыми психическими процессами», якобы скрыто протекающими в головном мозгу собаки (ощущениями, представлениями, впечатлениями и т. п.). Это ведет к отрыву психических явлений от физиологических, хотя еще великий русский ученый, «отец русской физиологической науки» И. М. Сеченов, высказал мнение, что «психические акты по своему происхождению суть рефлексы».

Академик И. П. Павлов своими исследованиями в области высшей нервной деятельности нанес окончательный удар по субъективному подходу к поведению животных. Он окончательно доказал, что в основе работы больших полушарий головного мозга лежит рефлекторная деятельность и каждый акт поведения состоит из рефлексов (безусловных и условных). Одновременно с этим академик И. П. Павлов установил, что при наличии общих закономерностей в деятельности больших полушарий головного мозга собаки и человека высшая нервная деятельность собаки качественно отличается от высшей нервной деятельности человека. Это различие, как указывает академик И. П. Павлов, заключается в следующем: «собака обладает только первой сигнальной системой, а человек имеет, кроме первой сигнальной системы, еще и вторую, связанную с речью». Под первой сигнальной системой академик И. П. Павлов понимал непосредственное восприятие собакой различных раздражителей посредством анализаторов (органов чувств). Например, собака воспринимает звук звонка или комплексный звук команды, различные запахи и т. д. Эти раздражители при определенных условиях могут стать для собаки условными раздражителями, т. е. приобрести значение «сигналов» на выполнение определенных действий. Так, по команде «след» собака начинает проработку следа. Вторая сигнальная система связана с развитием речи, слова, понятия. Это — система словесных сигналов действительности. Человек не только воспринимает звук звонка, но еще обозначает этот звуковой раздражитель определенным словом — понятием «звонок». Если сказать человеку слово «звонок», то человек сознательно представляет себе не только какой-либо один конкретный звонок или звук какого-либо звонка, но звонок вообще как определенное понятие. Эти сигналы слова представляют собой отвлечение от действительности и допускают обобщение, что и составляет наше мышление, специально человеческое высшее мышление» (Академик И. П. Павлов. «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности. Изд. ГИЗ, 1925, (стр. 722)). Следовательно, собака сознательным мышлением не обладает, и ее восприятие окружающей среды ограничивается пределами первой сигнальной системы.

Из этого следует весьма важный вывод для практической дрессировки. Звуковые команды, применяемые при дрессировке, могут для собаки приобретать значение только определенных сигналов (условных раздражителей), но они не образуют таких понятий которые обусловливают отвлеченное мышление, а следовательно, и сознательное понимание человеческой речи. Каждая команда для собаки имеет лишь конкретное значение и всегда связана с определенным действием. Относиться к собаке, как к мыслящему и вполне разумному существу, — грубейшая и недопустимая ошибка при дрессировке.

8. Значение внешних условий для дрессировки собак

Дрессировка собак проводится не изолированно от окружающей среды, а при различных внешних условиях, в той или другой степени влияющих на поведение собак. Так, например, ветер облегчает или затрудняет управление поведением собаки посредством звуковых команд в зависимости от его направления и силы; характер почвы и растительного покрова влияет на приучение собаки к работе по следу, а наличие «посторонних» для дрессировки раздражителей в виде громких звуков, новых для собаки предметов, других животных и т. д. может отвлечь собаку от дрессировщика и задержать выполнение тех или других навыков. Дрессировщик должен представлять себе, как условия окружающей среды могут влиять на дрессировку и работу собак и как с этим влиянием бороться. Под условиями окружающей среды следует понимать все то, что находится вне организма собаки, но может оказывать на этот организм определенное воздействие. Например, повышение температуры воздуха свыше 25° вызывает у собаки учащенное дыхание (тепловую реакцию).

Все условия окружающей среды, влияющие на дрессировку и работу собак, подразделяются на косвенные и непосредственные, благоприятствующие и не благоприятствующие дрессировке собак.

К косвенным условиям следует относить такие внешние влияния, которые облегчают или затрудняют дрессировку путем изменения общего состояния организма или оказывают воздействие на качество и состояние раздражителей, используемых для управления поведением собаки. Например, высокая температура окружающей среды влияет не непосредственно на дрессируемость собаки, а через изменения состояния организма вследствие его перегревания. В результате этого нервная система собаки быстрее утомляется, а это вызывает снижение активности и работоспособности собаки.

Различный почвенный покров (глинистый, песчаный, торфяной, луговой и т. д.) по-разному удерживает запах человека на его следу, а это также влияет на дрессируемость и качество работы розыскной собаки по запаху следа. Отвлекающие раздражители, непосредственно влияющие на дрессировку, оказывают прямое воздействие на нервную деятельность и поведение собаки через различные анализаторы (органы чувств). К таким непосредственным воздействиям на собаку прежде всего относятся отвлекающие раздражители, которые вызывают явление отвлечения у собаки при дрессировке. Академик И. П. Павлов указывал, что одним из основных условий выработки условных рефлексов должно быть свободное состояние коры головного мозга от воздействия «посторонних раздражителей», не имеющих никакого отношения к выработке данного условного рефлекса; так, например, громкий звук, появление кошки, взлет птицы, подход человека может не только задержать у собаки проявление того или другого действия, но затрудняет выработку необходимого условного рефлекса вследствие проявления у собаки ориентировочной реакции. Проявление ориентировочной реакции у собак академик И. П. Павлов обозначал как рефлекс «Что такое?», так как эта реакцпя наиболее резко проявляется на новые мало знакомые для собаки раздражители. В результате этого в нервной системе собаки возникают явления внешнего торможения, так как раздражитель, исходящий из окружающей среды, оказывает более сильное воздействие на собаку, чем сигналы самого дрессировщика, и собака отказывается выполнять то или другое действие.

Отвлечение весьма затрудняет дрессировку собак, и дрессировщик должен с этим бороться. Для этого прежде всего необходимо первоначальную дрессировку при обработке общих и специальных приемов проводить в таких условиях окружающей среды, где было бы наименьшее количество отвлекающих раздражителей. Это обеспечивает более быстрое и стойкое закрепление всех необходимых для управления поведением собаки навыков. Только после этого следует усложнять условия окружающей среды (обстановку занятий) проводить дрессировку при наличии разнообразных раздражителей, приучая собаку к этим раздражителям.

Ориентировочная реакция у собаки, по мере ознакомления ее с новыми для нее раздражителями, постепенно угасает, и собака начинает проявлять безразличное к ним отношение. Если же внешний раздражитель будет оказывать на собаку большую силу действия, чем команда или жест дрессировщика, следует усиливать действия команды путем использования угрожающей интонации или общего тормоза ко всем нежелательным действиям собаки в виде запрещающей команды «фу».

9. Тренировка и ее задачи

Тренировкой называется регулярное упражнение с собакой по развитию, совершенствованию и закреплению, навыков — отработанных у собаки при дрессировке.

Первая задача тренировки состоит в том, чтобы не допустить у собаки ослабления и угашения условных рефлексов, составляющих навыки.

Основными причинами этого могут быть:

1) длительные перерывы между практическими занятиями или специальным использованием собак;

2) отсутствие подкрепления условных раздражителей (команд и жестов), а следовательно, условных рефлексов на данные раздражители безусловными, а также отсутствие своевременной дачи поощрения.

Для того чтобы предупредить потерю работоспособности собаки по этим причинам, необходимо проводить с собакой регулярные упражнения на повторение и закрепление навыков, ранее отработанных у собаки.

Вторая задача тренировки состоит в дальнейшем совершенствовании навыков, выработанных в процессе дрессировки собак. Это прежде всего обеспечивается «шлифовкой» ранее отработанных у собаки навыков с доведением выполняемых собакой действий до наиболее возможного совершенствования. Основная задача «шлифовки» отработанных навыков состоит, во-первых, в упрочении (путем многократных повторений) всех необходимых для выполнения данного навыка двигательных условных рефлексов, и, во-вторых, в торможении бесполезных ошибочных действий. Поэтому в период «шлифовки» от дрессировщика в особенности требуется большая наблюдательность и внимание к работе собаки.

Третья задача тренировки состоит в том, чтобы максимально приблизить тренировочные упражнения с собакой к реальным действительным условиям, в которых может быть использована собака.

Условия, при которых обычно производится дрессировка собак, не обеспечивают полностью возможности отработки специальных навыков применительно к обстановке действительного использования собак той или другой службы.

Четвертая задача тренировки состоит в том, чтобы развить у собаки ее физические качества и приспособить ее организм к длительной работе, выносливости и сопротивляемости к различным неблагоприятным воздействиям окружающей среды. Это достигается последовательным увеличением рабочей нагрузки собаки в разных условиях работы (времени года, суток, на различной местности, при разной погоде и т. д.).

Таковы основные принципы тренировки служебных собак, которые должны быть применяемы в зависимости от специальных целей, степени подготовленности собаки и ее индивидуальных особенностей.

10. Основные принципы использования собаки для «работы» по чутью

Понятие о запахе. Самым сложным в дрессировке является розыск человека по его невидимым следам — запаху. На способности диференцировать запахи (т. е. с помощью чутья различать запахи, похожие, но не тождественные) главным образом и основана работа розыскной собаки.

Собака пользуется всеми анализаторами — зрением, слухом, обонянием, осязанием, но обонянием по преимуществу. Собака способна различать самые незначительные запахи в воздухе, на почве, мостовой, вещах и т. д.

Пахучие вещества достигают обонятельного анализатора собаки при вдыхании и выдыхании.

В обонятельной области происходит непосредственное соприкосновение частиц (молекул) пахучего вещества с воспринимательным аппаратом обонятельного анализатора.

В природе существует огромное количество различных пахучих веществ растительного, животного и минерального происхождения. Особенной стойкостью отличаются запахи животного происхождения (запах пота и др.).

Пахучие вещества непрерывно отделяют мельчайшие невидимые частицы, так называемые молекулы запаха. Например, корень валерианы, сохраняемый в музее свыше 200 лет, продолжает пахнуть и сейчас.

Частицы пахучих веществ, разносясь воздухом, оседают на почву, одежду и различные предметы. Наиболее сильно «поглощают» запах шелковые и шерстяные ткани. Длительное время сохраняется запах на влажной почве.

Необходимо иметь правильное представление о человеческом запахе, который играет главную роль в работе по чутью розыскной собаки. Каждый человек, как известно, имеет свой индивидуальный запах. Существование у человека индивидуального запаха обусловливается физиологическими процессами, происходящими в его организме. Кожа (в которой находятся потовые и сальные железы) является той поверхностью, через которую во внешнюю среду выделяются пахучие вещества.

Выделяемые железами пот и сало служат источниками индивидуального запаха человека. (Потовые железы у человека распространены наиболее густо на ладони, подошве ног, в подмышечной впадине).

Количество пота, выделяемого человеком за сутки, равно 500–700 куб. см, а при перегревании организма выделение увеличивается, достигая 2–2,5 л за несколько часов.

Усиление потоотделения наблюдается при испуге, волнении, что в ряде случаев облегчает собаке проработку следа.

Химический состав пота не постоянен, он может меняться в зависимости от интенсивности обмена веществ в организме, заболевания отдельных органов, изменения пищи, приема человеком лекарств и других причин.

Не меньшее значение в качестве источника запаха человека имеет отделение эпидермиса кожи, ее шелушение.

Перечисленные три источника человеческого запаха: пот, кожное сало и отмершие частицы кожи, взятые вместе, образуют своеобразный «букет» запахов, который и носит название индивидуального запаха человека.

Запах этот, «насыщая» одежду и обувь человека, делает их постоянным источником его индивидуального запаха.

В зависимости от длительности общения с человеком, возникающей при этом дифоренцировки (различение запаха), собака различно относится к запахам человеческого тела. Так, специальными опытами было показано, что если собака привыкла к общему запаху человека, то она вначале не может реагировать на индивидуальный запах своего хозяина, т. е. не способна сразу узнать по этому запаху своего хозяина.

Запах человека относится к комплексным раздражителям. У человека принято различать следующие запахи: 1. Местные запахи — это запахи отдельных мест тела, имеющие определенные обонятельные признаки: а) область кожи, лишенная волос (подошвы ног, ладони рук); б) участки кожи со слабым волосяным покровом (подмышечная и лобковая область); в) кожа с хорошо развитым волосяным покровом (голова). Запахи этих мест тела имеют у различных людей сравнительно широкое обонятельное сходство. 2. Индивидуальный запах, запах собственно человеческого тела, т. е. сумма всех отдельных местных запахов. 3. Общий запах — запах одетого человека со всеми обычными и случайными запахами (профессиональным запахом, побочными запахами: запах духов, мыла, табака и т. д.).

В состав следа человека, кроме общего его индивидуального запаха, входят также запахи почвенного покрова в результате нарушения его структуры, запах растоптанных растений, раздавленных насекомых и т. д. Всеми этими побочными запахами комплексный следовой запах еще более усложняется.

Соприкасаясь в жизни с различными другими запахами, которые также «впитываются» в одежду и обувь, человек превращается в носителя комплексного запаха, который он в свою очередь оставляет в местах своего пребывания.

Невидимый запаховый след человека носит комплексный характер и состоит:

а) из его индивидуального запаха;

б) из различных бытовых запахов (запахи жилья);

в) из разных производственных запахов (запахи производства);

г) прочих запахов (запахи предметов, находящихся у человека, запахи почвы, по которой он движется, и т. д.).

При движении человека возникает запаховый след на поверхности земли.

Следовая работа собаки. Применение собак для поиска человека по оставленному запаховому следу основано:

1. На использовании хорошо развитого обонятельного анализатора собаки.

2. На стремлении выслеживать добычу — зверя, а также и человека по оставленному ими запаху.

3. На высокоразвитой высшей нервной деятельности, устанавливающей тончайшее отношение организма к окружающей среде.

Совокупность остроты обоняния и активность к поиску источника запаха по его следу принято называть чутьем.

В практической работе различают верхнее и нижнее чутье. При верхнем чутье собака воспринимает запах в воздухе и таким способом определяет направление источника запаха. При нижнем чутье собака непосредственно обнюхивает почву (мостовую), по которой был проложен след. Вид чутья у собаки прежде всего зависит от влияния внешних факторов, в основном от направлений ветра. Так, при встречном ветре собака использует верхнее чутье, а при попутном — нижнее. У служебных собак следует добиваться работы нижним чутьем, так как верхнее чутье не обеспечивает надежности их работы.

Розыскная собака работает по следу человека. Под следом человека понимаются мельчайшие частицы запаха, излучаемые человеком через поры его тела и оставляемые им на вещах или на пути своего следования.

Установлено, что собака при следовой работе может пользоваться для определения направления следа отдельными составными частями этого комплексного запаха. Отсутствие одной или другой части запаха (в том числе даже индивидуального запаха человека) не всегда препятствует собаке продолжать следовую работу. В результате этого некоторые специалисты высказывали даже предположение, что при следовой работе собака руководствуется не индивидуальным запахом человека, а различными побочными запахами, например примятой земли, растоптанных растений и т. д. Однако другие опыты, а также практическая работа с розыскной собакой не подтверждают такого взгляда. Один из опытов, доказывающих чистоту следовой работы собаки, состоял в следующем: было организовано шествие одиннадцати человек таким образом, что, идя гуськом, каждый из них наступал на след другого. Сам хозяин собаки шел впереди всех. Пройдя расстояние, равное примерно 200 метрам, группа в количестве шести человек вместе с хозяином собаки свернула в сторону, а оставшиеся продолжали следовать дальше. После того как обе группы прошли некоторое расстояние и спрятались, была пущена по следу собака. Добежав до места расхождения следа, собака сначала проскочила его, а затем вернулась и нашла правильное направление. Таким образом, несмотря на наличие 11 чужих следов, собака отдиференцировала запах своего хозяина и обнаружила его местонахождение.

Способность собаки выбирать вещь по запаху человека, по запаху вещи обнаружить ее владельца и, наконец, производить выборку человека с его следа показывает, что собака может хорошо удерживать и различать общий и индивидуальный запах человека. Это, конечно, не исключает, что при определенных условиях, а также при неправильно построенной дрессировке собака может использовать при следовой работе не только общий и индивидуальный запах человека, но и переключаться на побочные запахи.

Большое практическое значение имеет вопрос о следовой чистоте в работе собаки. Под следовой чистотой следует понимать способность собаки прорабатывать след по общему и индивидуальному запаху человека. Это прежде всего зависит от согласованности чутья собаки, т. е. способности собаки запоминать и определять знакомые запахи в различных условиях следовой работы (а также в процессе выборки вещи по запаху, выборки человека по запаху его вещи или со следа). Эта способность собаки зависит не только от остроты ее обоняния, но также от особенностей высшей нервной деятельности собаки (прежде всего ее типа высшей нервной деятельности) и закрепляется и развивается в процессе ее дрессировки. Согласованность чутья собаки основана на двух основных процессах нервной деятельности: на процессе анализа и процессе синтеза.

Анализ обеспечивает способность собаки различать и диференцировать различные запахи между собой. В основе этого лежит процесс, обозначаемый как дифереыцировочное торможение. В процессе дрессировки, прежде чем переходить к следовой работе, следует добиться от собаки четкой диференцировки индивидуальных запахов человека в приеме выборки вещей. На основе этого у собаки вырабатывается способность тонко различать «знакомый» запах от других запахов.

Синтез обеспечивает обобщение тождественного запаха, что проявляется в способности «запоминать» и узнавать «знакомые» запахи, например общий и индивидуальный запах своего дрессировщика. Это обеспечивается выработкой стойких условных рефлексов на общий и индивидуальный запахи человека, что и лежит в основе практического использования собаки по следовой работе. Поэтому, приступая к специальной работе по розыскной службе, прежде всего необходимо закрепить у собаки прочную условную связь на общий и индивидуальный запах человека и прежде всего на индивидуальный запах ее дрессировщика, что должно быть основой для переключения в дальнейшем собаки на следовую работу по общему индивидуальному запаху других людей.

Для практической работы с розыскной собакой большое значение имеет также вопрос о давности следа и стойкости запаха на следу. Давность следа, т. е. способность собаки брать след через разные промежутки времени после его прокладки, зависит не только от остроты обоняния собаки и ее чутья, но и от стойкости запаха на следу, на что влияют многие внешние факторы. В практической работе по давности проложенного следа принято различать: 1) след свежий, или горячий, 2) след «нормальный» и 3) след «холодный». Под свежим, или горячим, следом понимается след давности не более 1 часа с момента прокладки; под «нормальным» следом — со сроком прокладки от 1 до 3 часов и под «холодным» следом — давностью более 3-часовой прокладки. Давность следа весьма влияет на качество следовой работы собаки, так как оставшиеся иа следу запаховые частички человека постепенно улетучиваются и, следовательно, след все более ослабляется.

Различные внешние факторы могут благоприятствовать длительному сохранению запаха человека на следу.

Наличие повышенной влажности воздуха и в почвенном покрове содействует более длительному сохранению запаха, а следовательно, облегчает следовую работу собаки, но чрезмерная влажность, как выпадение дождя и т. д., отрицательно влияет на следовую работу, так как смывает запах со следа. Почвенный покров также имеет большое значение: луговой, лесной, степной, взрыхленный (чернозем), глинистый, торфяной благоприятствуют стойкости и длительности сохранения запаха следа. Каменистый, песчаный (сухой), глинистый в дождливую погоду затрудняет работу собаки по следу.

Наиболее усложняется следовая работа собаки в населенных пунктах и на дорогах. В этих условиях запах следа легко маскируется посторонними запахами, вследствие чего различение искомого запаха весьма затрудняется. Кроме того, разнообразные внешние раздражители — люди, животные, шумы и звуки — могут вызывать у собаки отвлечения, тормозящие ее работу. Степень остроты и восприимчивости собаки к различным запахам зависит не только от стойкости самого запаха на следу, но также от состояния самого организма собаки и влияния внешних условий на ее нервную деятельность. Установлено, что обонятельная чувствительность к различным запахам понижается при утомлении, беременности и многих других изменениях, происходящих в организме.

Физическое и нервное утомление отрицательно влияют на чувствительность обонятельного анализатора. Возможно также специальное утомление обоняния. Это происходит в том случае, если на орган обоняния собаки длительно и непрерывно воздействует один и тот же запах. В результате этого чувствительность к этому запаху может понизиться. Большое значение при восприятии запаха имеет движение воздуха. При спокойном состоянии воздуха запахи следа распространяются очень медленно и процесс распространения запаха напоминает распространение жидкости при смешении ее с другой жидкостью.

Весьма большое значение для следовой работы собаки имеет ветер. Сила ветра прежде всего влияет на длительное сохранение запаха следа. Чем сильнее ветер, тем быстрее выветривается запах следа, а это затрудняет работу собаки. Направление ветра также весьма влияет на следовую работу. Наиболее благоприятным для следовой работы является легкий попутный ветер, который побуждает собаку пользоваться нижним чутьем. Встречный ветер менее благоприятен, так как собака при ветре переходит на верхнее чутье и менее тщательно прорабатывает след. Однако встречный ветер облегчает обнаружить укрывшегося человека при непосредственной его близости. Весьма неблагоприятен встречный ветер при наличии пыли и песчаной почвы, так как в этих условиях нос собаки забивается песком и пылью, вследствие чего работа анализатора обоняния затрудняется.

Следовательно, при дрессировке и использовании розыскных собак необходимо тщательно учитывать условия окружающей среды.

Специальной тренировкой можно повысить остроту обоняния у собак. Этого также можно достигнуть путем применения специальных средств, например кофеина, передина и других. Некоторые из этих средств, как показывает опыт, повышают обонятельную чувствительность собаки до 50 %. Следовательно, в процессе дрессировки дрессировщик не только использует прирожденные особенности собаки, но и усиливает эти особенности в определенном направлении, обеспечивая служебное использование собаки для определенных целей. В этом и состоит главная задача дрессировки розыскных собак.

Глава III. Дрессировка служебных собак

М. И. Ваничев, В. В. Рылов, Н. А. Сахаров

Дрессировка собак для служебных целей проводится специально подготовленными для этого лицами — дрессировщиками служебных собак.

Не каждый человек может отвечать тем требованиям, которые предъявляют к дрессировщику. Поэтому необходимо производить соответствующий подбор людей для этих целей.

Дрессировщик прежде всего должен любить свое дело, быть энергичным, решительным, требовательным, настойчивым и в то же время терпеливым. Он должен иметь соответствующую теоретическую и практическую подготовку.

Приступая к дрессировке собаки, дрессировщик должен знать ее возраст, состояние здоровья, условия, в которых собака находилась до дрессировки, особенности ее нервной системы, преобладающие реакции и отношение ее к различным раздражителям.

1. Подбор собак для дрессировки

Общие положения. Правильный подбор собак для дрессировки имеет важное значение. От того, насколько правильно подобраны собаки, зависит успех дрессировки.

При правильном подборе собак процесс дрессировки ускоряется, создается уверенность в высоких качествах будущей служебной собаки.

Отбирать собак надо с учетом требований, предъявляемых определенной службой. Например, розыскная собака должна удовлетворять всем требованиям, предъявляемым к служебной собаке, тогда как ездовая собака должна быть выносливой, а чутье и слух решающего значения при ее работе не имеют. Караульная собака должна иметь хорошо выраженную оборонительную реакцию, острый слух и т. д.

Для того чтобы правильно отобрать собак для дрессировки, необходимо определить:

1) преобладающую реакцию у собаки;

2) степень возбудимости собаки;

3) состояние органов чувств (обоняние, слух и зрение);

4) экстерьер.

Требования, предъявляемые к каждому из этих четырех слагаемых, различны и зависят от того, каким приемам и для какой службы будут дрессировать собаку.

Отбор собак следует подразделять на два этапа.

Первый этап — предварительное изучение собак в целях отбора для дрессировки.

Второй этап — тщательное изучение собак в процессе самой дрессировки для уточнения их рабочих качеств.

Рассмотрим порядок и методы изучения собаки на первом и втором этапах.

Определение преобладающих реакций. Это определение производится на первом этапе. В зависимости от результатов его решается вопрос, пригодна ли собака для дрессировки к той или иной службе.

На втором этапе эти данные уточняются.

Методика определения преобладающих реакций в основном одинакова для обоих этапов.

Приступая к определению преобладающих реакций у собаки, прежде всего необходимо путем опроса владельца собаки (или других лиц) выяснить, в каких условиях воспитывалась данная собака, подвергалась ли она дрессировке и отучалась ли от взятия пищи из чужих рук. Полученные сведения необходимо учитывать при окончательной оценке собаки.

Обследование собак на преобладающую реакцию следует производить в часы кормления или не ранее чем через 4 часа после кормления.

Наиболее благоприятными часами для обследования следует считать часы утреннего кормления, когда собака находится в состоянии достаточной пищевой возбудимости и не утомлена.

В обследовании собаки принимают участие дрессировщик, его помощник и владелец собаки. В качестве помощника следует привлекать человека, не известного собаке.

Для обследования выбирают место, мало знакомое собаке и без каких-либо отвлекающих собаку раздражителей (собак, каких-либо животных и посторонних людей). Необходимо наличие естественных или искусственных укрытий (кустов, деревьев, заборов, строений и т. п.), которые обеспечивают укрытие от собаки ее владельца, помощника, а также лиц, проводящих обследование (при обследовании большого количества собак кобелей следует обследовать раньше сук).

Необходимо учитывать внешние условия (погоду, осадки, температуру, силу и направление ветра, наличие «посторонних» раздражителей).

Само обследование производится в следующем порядке.

До прихода, владельца с собакой на место обследования помощник по указанию обследующего прячется за один из местных предметов на расстоянии не менее чем 50 м от того места, где будет находиться собака. Сам обследующий также располагается на расстоянии 20–30 м, за одним из укрытий, но так, чтобы иметь возможность хорошо наблюдать за поведением собаки и подавать сигнал владельцу собаки и своему помощнику.

Владелец приводит собаку на место обследования и привязывает ее поводком на длину 1,5–2 м к дереву, забору, колу и т. п. Привязав собаку, он отходит от собаки в сторону, противоположную от нахождения помощника, и на расстоянии не менее 50 м от собаки укрывается от нее за каким-либо местным предметом.

Обследующий отмечает поведение собаки после ухода се владельца, а также отношение собаки к привязи и к новой для нее обстановке.

После того как собака достаточно ознакомится с окружающей средой, а также успокоится после ухода ее владельца, помощник по указанию обследующего несколько раз не сильно стучит палкой о ствол дерева, доску или забор, а обследующий отмечает реакцию у собаки на ззуковой раздражитель.

Когда собака успокоится, по сигналу обследующего из-за укрытия выходит помощник и приближается к собаке, ласково называя ее по кличке, предлагает ей лакомство. Подойдя к собаке вплотную и попытавшись дать лакомство, помощник вновь возвращается за укрытие.

Взяв за укрытием заранее приготовленный тонкий прут или соломенный жгут (хлыстом пользоваться не следует, так как хлыст для многих собак может явиться тормозным условным раздражителем), помощник вновь медленно приближается к собаке, при этом взмахивает прутом, ударяет им о землю, производит резкие движения и т. д. Приблизившись к собаке, наносит ей 2–3 легких удара, после чего убегает в укрытие. Оставив прут за укрытием и взяв лакомство, помощник вновь спокойно подходит к собаке, подзывает ее и пытается дать ей лакомство, после чего вновь возвращается за укрытие.

Обследующий точно отмечает поведение собаки при подходе помощника в первый, второй и третий выход.

После того как собака успокоится, по сигналу обследующего владелец, находясь за укрытием, голосом средней силы называет собаку по кличке, чем привлекает ее внимание, а затем спокойно подходит к собаке, поднося ей обычную для нее пищу. Положив пищу перед собакой так, чтобы собака слегка тянулась за пищей, но при этом могла бы ее есть, владелец удаляется за свое укрытие. Как только собака начнет поедать пищу, появляется помощник с прутом и дразнящими движениями пытается отогнать собаку от пищи, после этого он уходит за укрытие.

Обследующий отмечает отношение собаки к владельцу, к пище и дразнению помощника. После этого к собаке вновь подходит ее владелец и, остановившись около собаки, успокаивает ее лаской и вновь предлагает ей пищу. Как только собака начнет есть, из-за укрытия вновь появляется помощник и нападает на собаку, а владелец старается возбудить собаку на защиту от нападающего.

На этом обследование заканчивается. После окончания обследования обследующий, сопоставляя свои наблюдения на основе произведенных им записей, делает вывод о проверенной им собаке.

При этом он руководствуется следующими характерными признаками проявления преобладающих реакций у собаки.

Собака с преобладанием ориентировочной реакции при обследовании оживленно и упорно обнюхивает землю, прислушивается, оглядывается по сторонам. На уход владельца реагирует слабо, отвлекаясь на окружающую обстановку. При звуках настораживается, при приближении помощника тянет вперед, принюхивается и ласкается пли продолжает проявлять ориентировочную реакцию на окружающие раздражители (пищу ест не сразу и продолжает отвлекаться). При дразнений оборонительной реакции не проявляет. В присутствии владельца поведение не изменяется.

Собака с преобладанием оборонительной реакции в активной форме на привязи ведет себя напряженно, следит за уходом владельца или рвется в его сторону. При появлении помощника сразу его облаивает и рвется в его сторону или рычит и настороженно ожидает его подхода, после чего набрасывается, стремясь произвести хватку. При дразнений в момент поедания пищи сразу переключается на дразнящего, проявляя оборонительную реакцию и после этого сразу к пище не возвращается. В присутствии владельца активно-оборонительная реакция еще более возрастает.

Собака с преобладанием пассивно-оборонительной реакции после ухода владельца, поджав хвост, жмется к земле, скулит или повизгивает или стремится сорваться с привязи и убежать. На стук проявляет явно выраженную трусость. При подходе помощника тянет назад, сильно дрожит, лакомство брать отказывается. При дразнений пытается убежать или, «обмирая», прижимается к земле. В присутствии владельца трусость может несколько уменьшиться, но полностью не пропадает.

Собака с преобладанием пищевой реакции при подходе ласкается, жадно берет лакомство. После дразнений лакомство берет сразу. Пищу ест с большой жадностью И на дразнение при этом не реагирует. В присутствии владельца оборонительную реакцию также не проявляет.

Наряду с собаками с хорошо выраженной преобладающей реакцией имеются собаки, у которых реакции проявляются в смешанной форме, при наличии равномерного развития 2–3 реакций.

Так, например, злобно-трусливые собаки при дразнений вначале проявляют значительную активность, но при приближении дразнящего активность постепенно вытесняется пассивно-оборонительной реакцией, и собака проявляет трусость.

Оценивая пригодность собаки к дрессировке в зависимости от преобладающих у нее реакций, необходимо исходить из следующих положений.

Преобладание ориентировочных реакций затрудняет дрессировку независимо от вида службы.

Преобладание оборонительной реакции в активной форме необходимо для таких служб, как розыскная, караульная, сторожевая.

Преобладание пищевых реакций облегчает подготовку собак для таких служб, как связная и др.

Собаки с преобладанием пассивно-оборонительных реакций, а также собаки злобно-трусливые для служебного использования не пригодны. Отбирать таких собак для дрессировки не следует;

Определение возбудимости. Степень возбудимости определяется на первом этапе и уточняется на втором — параллельно с выявлением преобладающих реакций.

Возбудимость собаки оценивается по степени ее подвижности и активности, по силе и стойкости проявляемых реакций, а также по быстроте их взаимозаменяемости.

Возможны следующие наиболее типичные формы проявления возбудимости у собак.

Наиболее возбудимые собаки чрезвычайно подвижны и активны, проявляют агрессивную реакцию на привязь, очень возбужденно ведут себя при уходе владельца. Реакции возникают быстро и отличаются силой, стойкостью и продолжительностью проявления.

Собаки средней возбудимости менее подвижны. Подвижность сменяется состоянием относительного покоя (собака приостанавливается, садится, ложится, а затем вновь начинает двигаться). Реакции проявляются достаточно интенсивно, но одна реакция сравнительно легко вытесняет другую. Собака быстро переключается с одной реакции на другую (например, с пищевой на оборонительную и обратно). В присутствии владельца возбудимость обычно возрастает.

У собаки с пониженной возбудимостью движения и реакции замедлены, собака мало подвижна. Реакции отличаются значительной стойкостью и малоподвижностью (например, дразнение прекращено, а собака продолжает облаивать ушедшего помощника). В присутствии владельца возбудимость не изменяется.

Собаки слабовозбудимые. Такие собаки отличаются большой вялостью в поведении, все реакции проявляют слабо и не стойко, склонны к малоподвижному состоянию.

Такие собаки к дрессировке для служебных целей не пригодны.

При отборе собак для дрессировки к выбраковке подлежат все собаки с преобладанием пассивно-оборонительной реакции, а также слабовозбудимые — вялые собаки.

При отборе для розыскной и сторожевой служб следует выбраковывать собак, проявляющих большую возбудимость с преобладанием активно-оборонительной реакции (чрезмерно злобных), а также с преобладанием ориентировочной и пищевой реакции при полном отсутствии активно-оборонительной.

Проверка слуха. На первом этапе проверку слуха производят произношением хозяином клички собаки шопотом в 5–6 м от нее.

Оценка состояния слуха может быть дана также на основании реагирования собаки на шумы при выяснении преобладающих реакций.

Более точное определение состояния слуха собаки проводят на втором этапе, когда будут отработаны такие приемы общей дрессировки, как укладка, усадка, подзыв.

Для испытания выбирают открытое место: луг, дорогу, двор без каких-либо отвлекающих раздражителей. Выводя собаку на место испытания, дрессировщик, по указанию обследующего, командой «сидеть» усаживает собаку, отходит на расстояние до 150 м и, повернувшись лицом к собаке, сделав небольшую выдержку, по сигналу обследующего подзывает собаку к себе обычным голосом средней силы.

Если собака не выполняет поданную команду, команду повторяют более громким голосом. При вторичном невыполнении команды владелец сокращает расстояние и вновь подает собаке команду с расстояния 100 м в том же порядке; в случае если и здесь собака не выполняет команду, расстояние сокращают до 50 м.

Собака, не слышащая команду на расстоянии 50 м, к дрессировке для служебных целей не пригодна.

Проверка зрения. Простейший способ проверки зрения — осмотр глаз и реагирование зрачка на подносимую к глазу руку.

На втором этапе зрение может быть проверено методом, аналогичным проверке слуха, путем замены команды жестом.

Проверка обоняния. При отборе собак для дрессировки по розыскной службе необходимо определять качество чутья.

Примитивно на первом этапе обоняние может быть проверено путем самостоятельного нахождения собакой нескольких кусочков мяса, разбросанных в разных местах, при этом собака должна быть в свободном состоянии и предварительно выгуляна. Место для проверки не должно иметь отвлекающих собаку предметов.

Мясо разбрасывают незаметно для владельца и собаки.

При наличии возможности может быть использован и следующий метод.

Собаке из двух совершенно одинаковых ящиков предлагается выбрать тот, в котором находится мясо. Ящики сконструированы таким образом, что пронюхать мясо, находящееся внутри ящика, собака может только через отверстие в крышке ящика, в которое вставлены фильтры с разным числом прослоек материи. Вставляя фильтры с разным числом прослоек материи, можно определить минимальное число прослоек, через которые собака в состоянии пронюхать мясо. Проведенные исследования показывают, что разные собаки пронюхивают мясо через весьма различное число прослоек.

Определение чутья собаки при помощи этого метода занимает около 30–40 минут и дает возможность оценить нз только остроту обоняния у собаки, но и активность ее поиска. Совокупность остроты обоняния и активность поиска оценивается как чутье.

Предварительно собаку обучают трогать лапой ящик, в котором находится мясо.

Данный метод определения чутья у собак разработан доктором биологических наук Л. В. Крушинским и в настоящее время проверяется на практике.

На втором этапе качество чугья уточняется при отработке таких приемов, как выборка, проработка следа. Собаки со слабым чутьем не «заинтересованы» в работе по чутью — к розыскной службе не пригодны.

Проверка экстерьера. Оценку экстерьера отбираемой собаки производят на первом этапе.

При оценке экстерьера следует руководствоваться основными требованиями общего и частного экстерьера.

Отбираемые для дрессировки собаки должны, как правило, иметь хороший шерстный покров с обильным подшерстком, хорошо развитую мускулатуру и крепкий костяк, свободные эластичные движения, правильный постав конечностей, крепкую, сухую конституцию, крепкие зубы с правильным прикусом.

Желательный рост для кобелей 55–60 см, для сук 53–58 см (в зависимости от породы).

Собака должна быть физически крепкой, достаточно крупной и не иметь пороков, препятствующих ее служебному использованию.

Пригодность собаки к дрессировке определяется на основании всех данных о ней: о преобладающих реакциях, степени ее возбудимости, состоянии органов чувств, экстерьерных качествах, состоянии здоровья (заключение ветеринарного врача).

Для дрессировки специальным приемам наиболее пригодны собаки в возрасте 1–2 лет. Дрессировка собак общим приемам начинается с 6-месячного возраста.

Пороками, безусловно исключающими возможность дрессировки собак для служебных целей, являются:

— мелкий рост, слабосилие вследствие физической недоразвитости скелета и мускулатуры, резко выраженная косолапость на почве рахита, искривления суставов, вызывающие связанность в движениях;

— неправильный прикус: перекус, недокус, прямой прикус (для розыскных и сторожевых собак);

— травматические повреждения (раны, ушибы), требующие длительного лечения;

— хромота, вызванная атрофией мышц плеча, бедра, хронический ревматизм и воспаление сухожилий, связок.

Такие отклонения от экстерьера, как постав хвоста, цвет глаз и т. п., не должны служить препятствием для отбора собак для дрессировки.

Чем полноценнее собака, тем быстрее, легче и лучше будет итти ее дрессировка, тем эффективнее будет ее работа в будущем.

Определение типа высшей нервной деятельности (ВНД) собаки. Громадное значение для правильного отбора собак имеет тип ВНД собаки.

Отсутствие в настоящее время разработанной методики по определению типа ВНД в полевых условиях не позволяет установить тип высшей нервной деятельности собаки при ее отборе для дрессировки.

Тип высшей нервной деятельности у собак может быть определен лишь путем тщательного изучения собаки в процессе дрессировки и особенно в первоначальный период дрессировки.

Определение типа высшей нервной деятельности у собак должно производиться путем изучения выработки условных рефлексов на различные команды и жесты при дрессировке. При этом учитывается быстрота и стойкость образования как положительных, так и тормозных условных рефлексов, а также легкость и четкость выработки различных диференцировок. Для того чтобы изучить высшую нервную деятельность собаки в процессе дрессировки, следует каждому дрессировщику вести дневник дрессировки, в котором отмечать все особенности поведения собаки, проявляемые при дрессировке, а также податливость собаки к дрессировке.

Для того чтобы определить тип ВНД собаки, необходимо выяснить:

1. Двигательную активность собаки.

2. Быстроту и стойкость выработки условных рефлексов.

3. Особенности диференцировки.

4. Проявление основных реакций.

Наиболее характерные признаки различных типов высшей нервной деятельности собак представлены в нижеследующей таблице на стр. 287.

Наиболее пригодны к дрессировке собаки уравновешенного типа. Менее пригодны типа возбудимого. Собаки со слабым типом высшей нервной деятельности для дрессировки, как правило, не пригодны.

2. Первоначальный подход к собаке и приучение ее к дрессировщику

Собака должна быть приучена к дрессировщику. Без приучения собаки к дрессировщику и установления с ней необходимого контакта дрессировка невозможна.

Контакт между дрессировщиком и собакой начинается с первого дня ознакомления дрессировщика с собакой и складывается на протяжении всего периода дрессировки.

В первые дни собака особенно внимательна к поведению дрессировщика: выражению лица, движениям, к интонациям (оттенкам) голоса и т. д. Она чутко воспринимает самые незначительные изменения в поведении дрессировщика. Поэтому дрессировщик должен очень внимательно наблюдать за поведением собаки, продумывать каждое свое действие, проявлять терпение, выдержку и настойчивость, избегать грубых окриков, рывков и всего того, что может вызвать недоверчивость собаки и пассивно-оборонительную реакцию.

Выявив особенности поведения собаки, дрессировщик должен наметить способ подхода к собаке соответственно особенностям ее поведения.

Первоначальное приучение к дрессировщику начинают так: лицо, у которого находилась собака, выводит ее из помещения на длинном поводке; дрессировщик подходит сзади и незаметно для собаки принимает поводок и уходит с собакой, обычно не замечающей появления нового лица. Дрессировщик продолжает гулять с собакой, не стесняя ее движений в пределах длины поводка, называет по кличке и дает при подходе лакомство.

Характеристика типов высшей нервной деятельности собак

В практике встречается, что дрессировщику приходится брать собаку и самостоятельно. В таких случаях надо смело войти в помещение, где находится собака, окликнуть ее по кличке, решительно подойти к ней, взять на длинный поводок и вывести из помещения для выгула, повторяя с ласковой интонацией кличку и давая лакомство.

Во всех случаях, когда собака не подпускает дрессировщика, лучший способ преодоления недоверчивости — дача корма.

Длительные прогулки, сопровождаемые игрой, ласковые интонации голоса, дача лакомства, уход за собакой — наиболее действенные средства приручения собаки, установления контакта, необходимого для успешной дрессировки.

Рис. 103. Приемы общей дрессировки служебных собак (схема)

Если был применен правильный подход к собаке, то в течение нескольких дней контакт будет установлен. Недоверчивость к дрессировщику сменится доверчивостью, собака будет стараться все время находиться вблизи дрессировщика, охотно вступать в игру с ним, реагировать на изменения интонации его голоса, на кличку.

После установления контакта можно начинать дрессировку собаки.

3. Приучение к кличке, ошейнику и поводку

Поступающие в дрессировку собаки должны быть приучены к кличке, ошейнику и поводку. Эту работу обычно проводят с собакой в возрасте до 5–6 месяцев.

Приучение к кличке. Кличка — первая, а в последующем и наиболее частая команда, применяемая дрессировщиком для привлечения внимания собаки. Для клички может быть использовано любое, короткое, звучное, с четким окончанием слово, исключая людские имена.

Можно рекомендовать такую методику приучения к кличке. Дрессировщик с бачком, в котором находится пища, или с каким-либо лакомством (например, кусочками мяса) входит в клетку, где находится собака, и, предлагая ей бачок или протягивая руку с лакомством, называет кличку с ласковой интонацией. После некоторой паузы, если собака не подойдет сама, подходит к ней, ставит перед ней бачок или, отдав ей мясо, гладит ее. Так повторяют 2–3 раза.

Привыкая к получению лакомства из руки, собака начинает тянуться за ним и подходить самостоятельно, после чего получает лакомство с командой «хорошо».

Рис. 104. Дача лакомства собаке

Сначала следует добиваться подхода собаки к протянутому лакомству на расстояние 2–3 шагов, затем отбегать дальше, подзывая собаку к себе по кличке; когда собака подойдет, дать ей лакомство.

После нескольких таких упражнений собака привыкнет к своей кличке.

Как только собака твердо освоит кличку, от дачи лакомств следует воздержаться, заменяя их командой «хорошо) в поощрительной интонации и поглаживанием.

Кличку необходимо повторять и при даче собаке корма. При передаче собаки к другому дрессировщику эти упражнения следует повторить.

Приучение к ошейнику. Одновременно с приучением собаки к кличке ее приучают и к ошейнику.

Ошейник подбирают такого размера, чтобы он был свободен, но в то же время собака не могла его снять. Дрессировщик, войдя в клетку собаки, называет ее кличку, дает лакомство и во Бремя игры, отвлекая внимание собаки, надевает ошейник.

Если собака упорно не дает надеть ошейник, можно применить следующий способ: во время игры с тряпкой, один конец которого она теребит, другой конец пропустить через ошейник, придерживая его пальцем левой руки, а затем, взяв ошейник в правую руку, одним движением надевают его на собаку, погладив ее. В дальнейшем, повторяя эти занятия, оставляют ошейник на собаке каждый раз на более продолжительное время и стараются игрой отвлекать ее внимание.

Приучение к поводку. Когда собака не будет сбрасывать ошейник, ее приучают к поводку. Во время игры с собакой левой рукой берут ее за ошейник, а в правой держат несколько кусочков мяса. Держа правую руку с мясом перед мордой собаки, а левой придерживая за ошейник, следует двигаться вперед. Собака, чувствуя перед собой запах мяса, не обратит внимание на то, что ее держат за ошейник, и будет следовать вперед. Пройдя таким образом шагов 10–15, надо собаке дать кусочек мяса и снова проделать движение. Когда кусочки мяса будут скормлены, поласкать ее и пустить гулять. Лакомство следует давать так, как зто указано на рисунке 104.

В следующий раз во время игры пристегнуть к ошейнику короткий поводок, взять левой рукой за конец поводка и, назвав кличку, подтянуть собаку к себе, дать лакомство, поласкать и пустить погулять. После нескольких упражнений (если собака смело подходит) короткий поводок надо сменить на длинный и несколько раз повторить упражнение.

В период приучения собаки к поводку следует избегать каких бы то ни было принуждений, чтобы не вызвать у нее боязни к поводку и недоверие к дрессировщику.

После того как собака станет безразлично относиться к поводку, отработку приема можно считать законченной.

4. Методы и приемы дрессировки служебных собак

Дрессировка служебных собак слагается из:

1) общей дрессировки, 2) специальной дрессировки и 3) тренировки.

Цель общей дрессировки — выработать у собаки навыки общего послушания и дисциплины, необходимые для управления ее поведением при специальной дрессировке и служебном использовании.

Специальной дрессировкой вырабатывают у собаки навыки, необходимые для того или иного специального использования собаки (розыск по следу, окарауливание и т. д.).

Тренировка имеет целью укреплять у собаки навыки, выработанные в процессе общей и специальной дрессировки, и систематически совершенствовать их применительно к конкретным условиям служебного применения собаки.

При дрессировке собак применяют ряд определенных, последовательных приемов дрессировки. Различают приемы общей дрессировки, специальной дрессировки и приемы тренировки.

Прежде чем начать дрессировку, необходимо установить, как добиться от собаки выполнения (вначале хотя бы примитивного) требуемого приема.

Во всех случаях дрессировку собаки надо начинать в легких условиях, постепенно усиливая влияние окружающей среды (отвлечения) и требования к более четкому выполнению приема.

Начинать дрессировку надо с того, что легко и просто и кончать тем, что трудно и сложно, стараясь не допускать ошибок. Первые дни дрессировки отводят продолжительным прогулкам и играм на отдыхе для установления контакта между дрессировщиком и собакой и для окончательного выявления правильности закрепления собаки за данным дрессировщиком.

После этого вводят приемы общей дрессировки. При прохождении этих приемов особенное внимание должно быть обращено на развитие у собаки заинтересованности в подноске предметов, используя это свойство в дальнейшем к построению сложных приемов специальной дрессировки.

Отработав элементарно один прием, надо, шлифуя его, вводить в дрессировку другой, придерживаясь последовательности ввода приемов, изложенных в книге. Рекомендуется отрабатывать параллельно несколько приемов. Это ускорит дрессировку, сделает ее разнообразной и неутомительной для собаки.

Первые 5–10 дней после начала дрессировки следует воздержаться от ввода специальных приемов (пока не установится контакт с собакой), а затем начать вводить их, попутно отрабатывая приемы общей дрессировки. Как минимум до перехода к специальным приемам необходимо отработать: подзыв, усадку, подноску предметов, после чего время, отводимое для проведения приемов общей дрессировки, постепенно сокращают и доводят до 10–15-минутных упражнений тренировочного характера.

Отрабатывая у собаки определенный навык, необходимо соблюдать принцип неизменности сигналов (команд, жестов) и безусловные раздражители.

Приступая к отработке навыка прежде чем дать сигнал собаке, следует привлечь ее внимание, назвав ее кличку.

Нельзя в период дрессировки длительно применять дачу лакомства при хорошем исполнении. Это было бы ошибкой. Когда на основе этого безусловного рефлекса образуется условный рефлекс на ласковую интонацию, лакомство, как постоянный метод поощрения, надо отменить, применяя его лишь периодически, для подкрепления условных рефлексов.

Заниматься с собакой можно два раза в день, утром и вечером до кормления.

Продолжительность занятия любая, но при условии, что собака будет заинтересована занятием и не утомлена. Нормальное состояние нервной системы собаки — непременное условие успешности дрессировки.

Найти необходимый «подход», суметь добиться от собаки требуемого действия — самая трудная задача, решив которую, дрессировщику остается повторными упражнениями отработать безотказность выполнения приема и шлифовать его.

К каждому занятию должен быть составлен план, в котором предусматривается время и содержание занятия, его продолжительность, перерывы для отдыха и выгуливания собаки, а также обстановка.

Результаты занятий, особенности поведения собаки заносят в специальный дневник.

Методы и приемы общей дрессировки

Прием: хождение рядом. Цель приема — выработать у собаки стойкий навык безотказного движения рядом с дрессировщиком по команде и жесту (рис. 105), Условными раздражителями данного приема будут команда «рядом» и жест — легкий удар ладонью левой руки по бедру, безусловным — рывок поводком. Поощряющий условный раздражитель — команда «хорошо»; безусловный — оглаживание и дача лакомства.

Рис. 105. Дрессировка собаки ходить рядом

Отработку приема следует начинать после того, когда собака будет достаточно «привязана» к дрессировщику, приучена к кличке, ошейнику и поводку.

Методы и техника построения приема. Участок для занятий с собакой следует выбрать такой, чтобы там было как можно меньше отвлекающих раздражителей (движение людей, транспорта, скота и др.). Участок должен быть длиной не менее 100–150 м и шириной 50–100 м, не иметь высокого растительного покрова, канав, рвов и других препятствий, мешающих движению. Выгуляв собаку 10–15 минут, дрессировщик приступает к занятиям. Для этого дрессировщик, взяв собаку на короткий поводок, становится с правой стороны собаки так, чтобы левая его нога была примерно посредине корпуса собаки. Левой рукой берет поводок на расстоянии 20–30 см от ошейника, конец поводка свертывает и берет в правую руку. Назвав собаку по кличке и дав команду «рядом», делает рывок поводком вперед, одновременно начиная движение по прямой быстрым шатом, резко отличным от темпа движения при прогулках с собакой.

В первые два-три занятия собака неизбежно будет отвлекаться, отставать, забегать вперед или в сторону (дрессировщик должен все время наблюдать за ее поведением и окружающей обстановкой). В этих случаях дрессировщик дает команду «рядом» и одновременно делает рывок поводком — вперед, если собака отстает, и назад, если забегает вперед. Когда собака займет правильное положение (у ноги дрессировщика), следует поощряющая команда «хорошо», дача лакомства (мяса) и оглаживание собаки (от холки до крупа).

При отработке навыка «хождение рядом» поводок нельзя держать в натянутом положении, надо давать возможность собаке «ошибаться» — выходить из правильного положения у ноги дрессировщика. Правильным положением собаки при движении с дрессировщиком следует считать такое, когда отставание или забегание вперед будет не больше чем на длину туловища собаки.

В первые дни занятий следует остерегаться применять сильные рывки поводком, давать излишне громкие команды в угрожающей интонации. Движение рядом с собакой в первые занятия должно проводиться по прямой на дистанцию не менее 100–150 м, без крутых и резких поворотов.

Условный рефлекс на команду «рядом» обычно у большинства собак образуется уже после 5–6 занятий. Чтобы убедиться в том, что условный рефлекс образован, дрессировщик, ослабив поводок во время движения, следит за собакой, и когда собака отстает или забегает вперед, дает строгую команду «рядом». Если собака займет сразу правильное положение, значит условный рефлекс образован. После этого отработку навыка следует постепенно усложнять: движение производить в разных темпах (шаг быстрый, тихий, бегом), делать остановки и резкие повороты в движении. При изменении дрессировщиком темпа движения следует сначала дать команду «рядом», а затем сделать рывок поводком вперед, если темп движения увеличивается, и легкий рывок назад, если он уменьшается. При поворотах направо рывок поводка давать вперед, а при поворотах налево — легкий рывок назад (или сдерживание).

Через несколько дней занятия следует проводить в обстановке, где имеются отвлекающие раздражители, а также в разное время суток и в различную погоду.

В это же время начинают отработку навыка на жест. Занятия продолжаются на поводке. Дрессировщик берет поводок в правую руку. Перед началом движения подается команда «рядом» и жест-удар левой рукой по бедру с одновременным рывком поводком. Команда должна предшествовать жесту и рывку. Постепенно команду «рядом» и рывки дают все реже и заменяют одним жестом. Обычно после 4–5 дней занятий собака уже начинает хорошо реагировать на жест, требуется только в дальнейшем шлифовать этот навык.

Далее начинается отработка навыка «хождение рядом» без поводка. Управление собакой при движении достигается при помощи команд или жестов. Для этого дрессировщик вначале занимается на ослабленном поводке, допускает первое время опускание поводка на землю. Если собака ка команду «рядом» и жест будет реагировать недостаточно, отставать или забегать вперед, следует наступить на поводок или, подняв его, делать сильный рывок (вперед или назад), предварительно дав в угрожающем тоне команду «рядом». После того как собака хорошо будет выполнять действия по команде и жесту, поводок снимают и пользуются только жестом. При хорошем выполнении собакой этого действия нельзя забывать поощрять ее командой «хорошо», лаской и лакомством.

Совершенствуя навык, т. е. добиваясь четкости и безотказности его выполнения собакой, необходимо условные раздражители — команду и жест — периодически подкреплять непосредственным раздражителем — рывком поводка. Отработку навыка можно считать законченной, когда собака будет четко и безотказно выполнять эти действия без поводка, по первой команде или жесту дрессировщика при движении разным темпом в среднеусложненных условиях, с поворотами и остановками.

Прием: свободное состояние. Цель приема — дать собаке отдых и предоставить ей свободное поведение по команде и жесту.

Условные раздражители этого приема — команда «гуляй», даваемая с ласковой интонацией, и жест — выбрасывание правой руки в сторону движения. Безуслойный раздражитель — стремление собаки к свободному состоянию (рефлекс «свободы»).

Этот навык отрабатывают одновременно с приемом «хождение рядом» и «подход собаки к дрессировщику».

Методы и техника построения приема. Собаке, находящейся на длинном поводке около дрессировщика, дается команда «гуляй», одновременно правой рукой резким движением с наклоном корпуса указывается в сторону движения. После этого необходимо пробежать, играя с собакой, 5–10 шагов, называть ее по кличке и восклицать с ласковой интонацией: «гуляй», «гуляй», «хорошо». Поведение дрессировщика при этом должно быть энергичным и жизнерадостным (рис. 106).

Рис. 106. Жест свободного состояния собаки

Сделав пробежку, надо дать собаке свободно погулять, не снимая с нее поводка. Через 3–5 минут подозвать собаку, поласкать, дать лакомство и повторить 2–3 раза прием. Повторными приемами у собаки выработается стойкий условно-двигательный рефлекс, и она по команде дрессировщика будет четко переходить в свободное состояние, которое обычно называют выгуливанием.

Выгуливать собаку следует в местах, где имеются разные отвлекающие ее раздражители (животные, люди, различные звуки, запахи и т. п.), что будет постепенно приучать собаку относиться к ним безразлично.

Навык необходимо отрабатывать и при выгуливании собаки после кормления.

При выгуливании собака должна быть в свободном состоянии. Не следует оставлять на ней парфорс (кроме исключительных случаев, когда собака делает попытки набрасываться на проходящих людей), стеснять ее в движении; нельзя допускать и грубых окриков и рывков. Выгуливание на длинном поводке следует проводить лишь в начале дрессировки, имея в виду, что собака может убежать, наброситься на человека, животных. Когда у собаки будет хорошо отработан навык «подход к дрессировщику», следует перейти к выгуливанию без поводка. Выгуливаемая собака должна быть все время в поле зрения дрессировщика, нельзя допускать, чтобы она удалялась на большое расстояние от дрессировщика, что зависит от степени привязанности собаки к последнему. При попытке удалиться на расстояние больше длинного поводка собаку надо подозвать и, поласкав, вновь предоставить по команде «гуляй» свободное состояние.

Если собака будет делать попытки набрасываться на людей или животных, следует взять ее на поводок и при броске дать рывок с запрещающей командой «фу».

Навык можно считать отработанным, если по команде «гуляй» собака быстро переходит в свободное состояние.

Прием: подход к дрессировщику. Цель приема — выработать у собаки стойкий навык безотказного подхода к дрессировщику по команде и жесту с любого расстояния и положения.

Условные раздражители приема — команда «ко мне» и жест — резкое опускание на бедро поднятой в сторону левой руки (рис. 107). Безусловные раздражители — пищевой и подтягивание собаки к себе. В качестве поощрения применяют команду «хорошо», лакомство, поглаживание собаки и игру с ней.

Рис. 107. Жест подзыва

Прием «подзыв» следует проводить одновременно с отработкой навыков «хождение рядом» и «свободное состояние». В том случае, если дрессировщик взращивает щенка сам, отработку этого навыка следует начинать с 4–5-месячного возраста.

Методы и техника построения приема. Занятия по отработке навыка проводят в тех же условиях, что и навык «хождение рядом». В первые дни навык отрабатывают исходя из положения свободного состояния собаки и только на длинном поводке.

Дрессировщик, выгуливая собаку и стараясь быть незамеченным ею, обходит назад на длину поводка, затем называет ее кличку и громко, с поощряющей интонацией, подает команду «ко мне», показывая ей приготовленный заранее кусочек мяса, и снова подает команду «ко мне», «хорошо». Как только собака подойдет, дрессировщик отдает ей мясо и поглаживает, произнося «хорошо». В дальнейшем, когда навык будет отработан, команда «хорошо» и дача лакомства производятся после того как собака подойдет к дрессировщику.

Если собака на команду «ко мне» не будет реагировать, дрессировщик подает вторично эту команду и одновременно с легким рывком медленно натягивает поводок, подводя собаку к себе, после чего дает лакомство с командой «хорошо».

Обычно после 4–5 занятий на команду «ко мне» собака сразу подходит к дрессировщику. После этого начинают отрабатывать подход на жест с посадкой собаки у левой ноги дрессировщика (рис. 108).

Рис. 108. Положение собаки рядом с дрессировщиком

Занятия проводят в тех же условиях и на длинном поводке. Дрессировщик, назвав кличку собаки, одновременно подает команду и жест «ко мне». При подходе собаки дрессировщик быстро берет в правую руку поводок на расстоянии 10–15 см от ошейника, левой рукой заносит круп собаки влево, дает команду «сидеть» и одновременно нажимает на крестец, а правой натягивает поводок вверх — назад, пока собака сядет, после чего дает команду «хорошо», «сидеть» и поощряет лакомством. Затем собаке дается команда «гуляй», и прием повторяют.

Через 5–6 занятий, когда собака достаточно хорошо будет выполнять эти действия, можно постепенно переходить к отработке навыка без поводка. Первые несколько дней можно оставлять на гуляющей собаке короткий поводок.

Отработку навыка следует считать законченной, когда собака будет безотказно и быстро (галопом) подбегать к дрессировщику по первой команде или жесту и садиться у его левой ноги.

Прием: посадка. Цель приема — выработать у собаки стойкий навык безотказно садиться по команде и жесту.

Условные раздражители данного приема — команда «сидеть» ж жест — выбрасывание правой руки вперед выше уровня плеча. Безусловные раздражители — легкий рывок поводка вверх — назад и нажим на крестец (круп).

Методы и техника построения приема. К приему «посадка» следует приступать не раньше, чем на 5–6-й день занятий, параллельно с приемами «хождение рядом», «подзыв».

Дрессировщик, имея стоящую собаку слева у ноги, поворачивается к ней лицом, берет поводок в правую руку в 10–15 см подает команду «сидеть» и натягивает поводок вверх-назад, одновременно нажимает на круп собаки и повторяет команду «сидеть» (рис. 109), Как только собака села, дрессировщик с командой «сидеть», «хорошо» в ласковом тоне продолжает удерживать собдку в этом положении 10–15 секунд, после чего дает лакомство, оглаживает и выгуливает собаку. Через 3–5 минут дрессировщик снова повторяет прием «посадвд». Обычно у большинства собак условный рефлекс на команду «сидеть» образуется быстро, примерно на второй-третий день занятий. Чтобы проверить, образовался ли условный рефлекс, дрессировщик после выгула, подозвав собаку, подает строгую команду «сидеть», не производя рывка поводком, и нажима на круп. Можно это проверить и при остановках, во время отработки приема «хождение рядом». Если собака выполнит команду, значит условный рефлекс уже образован.

Рис. 109. Дрессировка собаки садиться по команде

После образования у собаки условного рефлекса на команду «сидеть» возле дрессировщика отработку приема постепенно усложняют. Дрессировщик становится впереди собаки на один шаг и производит посадку ее впереди себя. Добившись этого, увеличивает расстояние на 2 шага и более в зависимости от успеха в выполнении безотказной посадки, постепенно доводя управление собакой с расстояния 20–25 м с выдержкой до 5–10 минут.

Для выработки безотказности в выполнении этого действия рекомендуется периодически применять безусловные раздражители.

При отходе от собаки необходимо внимательно следить за тем, чтобы она не срывалась с места, а при попытке к срыву подать громкую, в угрожающей интонации, команду «сидеть». Если собака все же встала и движется вперед, дрессировщик подходит к ней, повторяет команду «сидеть», усаживает ее на старом месте, применив при этом более сильный безусловный раздражитель — нажим на круп собаки и рывок поводка.

Отработку навыка на жест начинают так. Дрессировщик становится на один шаг впереди лежащей собаки и, держа короткий поводок в левой руке, подает команду «сидеть» и одновременно делает жест. Если собака не садится, следуют повторная команда с угрожающей интонацией и жест в сочетании с легким ударом снизу вверх под поводок (безусловный раздражитель).

Добившись от собаки четкой посадки по команде и жесту на коротком поводке, можно начинать отработку навыка на длинном поводке. При отходе от собаки необходимо остерегаться произвольных рывков поводком. Поводок надо распускать осторожно и отходить от собаки медленно, причем первые дни занятий не поворачиваться к ней спиной с тем, чтобы не допустить срыва собаки с места, предупреждая это дачей команд «сидеть», «хорошо», «сидеть».

Совершенствуя выработку навыка, дрессировщик должен добиваться правильной посадки собаки (не допускать заваливания крупа в сторону) и постоянной настороженности ее к дрессировщику с тем, чтобы собака была готова выполнить посадку по первой его команде или жесту.

После того как собака будет четко выполнять это действие, можно переходить к отработке посадки без поводка.

Во время отработки навыка дрессировщик не должен забывать поощрять собаку за правильное выполнение не только командой «хорошо», но и оглаживанием, дачей лакомства.

Усложнения в работе (работа в разное время суток, в разных местах с наличием отвлекающих раздражителей) вводятся постепенно и лишь после того как у собаки будет воспитан условный рефлекс безотказно выполнять это действие. Навык следует считать Отработанным в том случае, когда собака четко и безотказно выполняет его по первой команде или шесту дрессировщика на расстоянии до 25 м от него.

Прием: подкоска предметов. Цель приема — выработать у собаки стойкие навыки поднятия и подноски легких предметов к дрессировщику по команде и самостоятельно.

Условные раздражители при отработке навыка — команды «аппорт», «дай» и жест — свободное выбрасывание правой руки в направлении предмета с наклоном корпуса. Безусловные раздражители — вещь (аппортируемая собакой), лакомство и ласка.

Прием носит вспомогательный характер и используется в дальнейшем для отработки таких специальных приемов, как обыск местности, работа по следу, выборка вещей.

Методы и техника построения приема. К отработке навыка следует приступить не позднее 10–15 дней после начала дрессировки, когда будет установлена взаимосвязь с собакой и будут отработаны приемы: свободное состояние и подзыв.

Первые дни занятий отработка навыка должна проводиться в условиях отсутствия отвлекающих раздражителей.

Для обучения необходимо приготовить деревянный предмет длиной 15–18 см и диаметром 3–4 см. Навык может быть отработан двумя способами: на заинтересованности и путем принуждения.

Первый способ: дрессировщик, усадив собаку у ноги, берет в правую руку предмет и, как бы играя, делает движения рукой с предметом перед ее мордой, подает команду — «аппорт» — «аппорт». Быстрое движение предмета возбуждает собаку, и она пытается схватить его. Дрессировщик, используя эту попытку собаки, вкладывает предмет в ее пасть. Как только собака зажала предмет в зубах, дрессировщик повторяет команду «аппорт» и тут же дает команду «хорошо».

Чтобы не допустить выбрасывания предмета, дрессировщик держит его за один конец и слегка тянет к себе, чем заставляет собаку крепче зажимать его зубами (рис. 110).

Рис. 110. Приучение собаки держать предмет

Если собака хорошо держит предмет, то можно пробежать с ней метров 10–15, затем перейти на шаг и на ходу, подав команду «дай», взять его от собаки, затем погладить ее, дать лакомство, поиграть с ней и выгулять. После выгула начать занятия по другим приемам и периодически повторять прием «подноска вещей». Злоупотреблять слишком частым повторением этого приема не следует, так как это может послужить причиной образования отрицательного условного рефлекса — нежелательной связи.

Добившись хватки предмета из рук, дрессировщик, бросая предмет впереди себя на 2–3 м, подает команду «аппорт» и быстро вместе с собакой двигается к предмету, повторяя команду (рис. 111). Как только собака взяла предмет, дрессировщик дает команды: «хорошо», «аппорт», и отбегает от собаки. Пробежав 10–15 м, дрессировщик быстро поворачивается к собаке и как только она подбежала к нему, так же как и в первом случае, по команде «дай» отбирает у собаки предмет и поощряет ее.

Рис. 111. Посыл за предметом

Нельзя допускать, чтобы собака при подходе к дрессировщику бросала вещь. Дрессировщик должен успеть взять ее.

У большинства собак условный рефлекс на команду «аппорт» образуется обычно после 3–5 занятий.

В дальнейшем при более сложной обстановке начинают отработку образования условного рефлекса и на жест. Занятия проводят без поводка. Дрессировщик, бросая предмет и произнося команду «аппорт», одновременно делает жест — движение правой руки в направлении предмета и двигается вперед к предмету, активизируя этим движение собаки за брошенным предметом. Если собака, подняв предмет, будет быстро подбегать к дрессировщику, то он должен подпустить собаку к себе на 2–3 шага и подать команду «сидеть». После того как собака села, подается команда «хорошо», а затем следует команда «дай». Предмет у собаки отбирают, собаку обязательно поощряют и по команде «рядом» усаживают у левой ноги дрессировщика (см. рис. 108).

Если собака, подняв предмет, идет к дрессировщику медленно или остается на месте, а иногда, играя с предметом, уходит в сторону от дрессировщика, — необходимо быстро убегать от собаки, подавая команду «ко мне». Когда собака подбежит, усадить ее и взять предмет. В таких случаях заниматься следует на длинном поводке, больше играть с собакой, давать ей лакомство при подносе, добиваясь «привязанности» к себе и быстрого (на галопе) подхода с предметом (рис. 112).

Рис. 112. Подноска предмета

Достигнув безотказной подноски брошенного предмета с расстояния 10–15 м и посадки собаки перед собою, можно приступить к отработке подноски предмета с поиском его, увеличив расстояние броска предмета до 15–20 м. Для этого дрессировщик, усадив собаку у левой ноги, бросает на глазах собаки какой-либо предмет в траву, кювет, на пашню и т. п., так, чтобы он был с места невидим, и через 10–15 секунд пускает ее на отыскание предмета. Возможно, что во время броска собака будет срываться с места, поэтому, бросая предмет и давая команду «сидеть», необходимо держать собаку левой рукой за ошейник или же взять ее на короткий поводок, держа его в левой руке. В этом случае сорвавшаяся с места собака получает сильный рывок, дрессировщик подает вторично команду «сидеть» и после небольшой выдержки, дав команду «аппорт» и жест в направлении брошенного предмета, посылает собаку за аппортировочным предметом.

Первое время собака, находясь в возбужденном состоянии, при поиске предмета отклоняется в разные стороны. Дрессировщик должен оказывать ей помощь, направляя собаку в сторону лежащего предмета, подавая команду «аппорт». Одновременно вводится дополнительная команда «ищи» («аппорт — ищи»), что в будущем явится одним из элементов в отработке приема «обыск местности».

В дальнейшем отрабатывают навык в подноске разных предметов, независимо от материала, из которого они сделаны.

В тех случаях, когда у собаки не удается добиться заинтересованной аппортировки предмета, можно применять следующий метод.

Усадив собаку и дав ей обнюхать лакомство, дрессировщик на глазах у нее бросает лакомство на 10–15 м в траву, после чего по команде «аппорт» посылает собаку за брошенным лакомством. Когда собака найдет лакомство (самостоятельно или с помощью дрессировщика), дается команда «хорошо» и собаке разрешается схватить лакомство.

Затем лакомство завязывают в тряпку и прием повторяют. Когда собака схватит найденную тряпку, дрессировщик по команде «дай» отбирает ее и командой «хорошо» с дачей лакомства поощряет собаку. Затем в тряпку завертывают твердый предмет (например, кость) и прием повторяют.

После этого переходят к подносу предмета с усадкой перед дрессировщиком, а затем в обычном порядке (рис. 112).

Метод «принуждения». В этом случае дрессировщик раскрывает пасть собаки руками, вкладывает аппортируемый предмет и, придерживая ее челюсти руками, чтобы собака не выбросила предмет, произносит команды «аппорт», «хорошо». Спустя 3–5 секунд берет от собаки предмет л поощряет ее (рис. 113).

Рис. 113. Взятие предмета

В практике такие собаки обычно на 4–5 день занятий по команде «аппорт» хватают предмет, т. е. у них образовывается условный рефлекс. Дальнейшая отработка навыка производится в той же последовательности, как и в первом способе.

В подготовке собаки к выборке предметов с помощью чутья рекомендуется бросать вещи к вещам других дрессировщиков и требовать от собаки выбирать и цодносить только «свой» аппортировочный предмет. Аппортировочные предметы необходимо разнообразить.

При отработке навыка «подноска вещей» надо остерегаться ошибок, заключающихся в несвоевременной даче лакомства. Часто неопытные дрессировщики спешат и готовят лакомство к даче до выполнения приема. Поэтому некоторые собаки, возбуждаясь на лакомство и стремясь получить быстрее его, бросают предмет, что отрицательно сказывается на отработке навыка.

«Подноска вещей» считается отработанной тогда, когда собака будет безотказно отыскивать и подносить различные предметы по первой команде или жесту дрессировщика с посадкой перед ним, держа предмет в зубах.

Прием: укладка. Цель приема — выработать у собаки стойкие навыки ложиться по сигналу дрессировщика и оставаться в таком положении и в отсутствие дрессировщика до сигнала, разрешающего ей встать. Условные раздражители при отработке приема: команда «лежать» и жест — резкое опускание правой руки, вытянутой вперед на уровень плеча.

Безусловные раздражители — нажим на холку собаки, «отвод вперед передних конечностей», «рывок поводка».

Прием «укладка» следует начать на 3–4-й день после ввода приема «посадка» и отрабатывать его параллельно со всеми приемами общей дрессировки.

Методы и техника построения приема. Первые 3–4 дня, до образования условного рефлекса на команду «лежать», прием надо строить из положения, когда собака сидит у ноги дрессировщика. Дав команду сидеть и повернувшись к собаке, дрессировщик подает команду «лежать», после чего ладонью левой руки нажимает на холку собаки, а правой одновременно отводит передние конечности вперед или, взяв правой рукой поводок, (10–15 см от ошейника) производит затяжной рывок вниз и несколько вперед (рис. 114 и 115).

Рис. 114. Дрессировка собаки ложиться по команде (первый способ)

Под действием этого комплекса раздражителей собака проявляет безусловный рефлекс положения и вынуждена лечь, вытянув вперед передние конечности и подобрав под себя задние. Как только собака легла, дрессировщик в ласковом тоне подает команды: «лежать», «хорошо», удерживая собаку в лежачем положении не больше 15–20 секунд, после чего оглаживает, произнося команду «хорошо», дает лакомство, а затем по команде «гуляй» предоставляет собаке свободное состояние.

Рис. 115. Дрессировка собаки ложиться по команде (второй способ)

Выгуляв собаку (2–3 минуты), дрессировщик вновь приступает к занятиям, отрабатывая другие приемы и периодически повторяя «укладку».

Условный рефлекс на команду «лежать» у большинства собак образуется относительно быстро, обычно после 4–5 занятий. Добившись от собаки четкого выполнения навыка по команде «лежать» в непосредственной близости от дрессировщика с выдержкой в 1–2 минуты, следует переходить к отработке приема на жест. Для этого дрессировщик, усадив собаку, становится впереди ее в 1–2 шагах (в дальнейшем это расстояние увеличивается сначала на длину короткого, а затем и длинного поводка), подает команду «лежать» и одновременно жест (рис. 116).

Рис. 116. Укладка по жесту

В том случае, если собака по сигналу не ложится, дрессировщик подает вторично команду «лежать» с угрожающей интонацией и делает жест уже в сочетании с легким ударом по поводку сверху вниз и несколько назад (подобие рывка, как это делалось первоначально).

При этом не следует забывать, что перед отработкой навыка этим способом следует ошейник на собаке повернуть кольцом вниз. В противном случае при ударе по поводку собаке может быть причинено раздражение в виде удара поводком по морде, ушам или глазам.

После того, когда собака будет ложиться по команде и жесту на расстоянии длинного поводка, начинается отработка навыка без поводка. Устраняются недоработки отдельных элементов, как-то: срыв собаки с места, попытка подхода к дрессировщику без команды, заваливание крупа при укладке и т. п.

Сила даваемых условных и безусловных раздражителей постепенно уменьшается. Команды даются реже, жесты чаще. Время нахождения собаки в положении лежа доводится до 5–10 минут.

Каждое выполнение собакой навыка должно подкрепляться дачей лакомства или лаской с командой «хорошо».

Ввод различных усложнений и шлифовка данного навыка производятся так же, как и навык «посадка».

Отработка навыка считается законченной, когда собака четко и безотказно выполняет навык по первой команде или жесту дрессировщика на дистанцию 20–25 метров в среднеусложненных условиях с выдержкой в положении лежа до 10 минут.

Прием: вызов лая. Назначение приема — выработать у собаки стойкий навык оповещать лаем о приближении посторонних людей (при окарауливании), об обнаружении укрывшегося человека, тяжелых или подвешенных вещей (при работе по обыску местности и следовой работе). Лай имеет и вспомогательное значение для ряда специальных приемов дрессировки.

В качестве условных раздражителей применяют команду «голос» и жест — помахивание в стороны правой рукой, согнутой в локте, ладонью вперед (рис. 117), Прием вводят цосле отработки навыка «подноска предметов».

Рис. 117. Вызов голоса

Методы и техника построения приема. Способов для искусственного вызова у собаки лая (голоса) имеется несколько: лай можно вызвать посредством дразнения собаки помощником; показом собаке мяса; уходом дрессировщика от привязанной собаки (когда она находится в незнакомой для нее обстановке); мощно использовать для этой цели метод подражания и др.

При возбуждении собаки дразнением прием проводят так: собаку держат на коротком поводке возле дрессировщика. Помощник, медленно приближаясь к собаке, движениями туловища, взмахами рук возбуждает собаку и вызывает у нее лай. Как только собака залает, дрессировщик применяет жест, произносит команду «голос» и дает лакомство с командой «хорошо». Помощник в это время скрывается. Всякий раз вызванный лай подкрепляют лакомством и командами «голос«2 «хорошо» с применением жеста.

В дальнейшем роль помощника отпадает. Для вызова лая применяют только команду и жест дрессировщика. Этот Метод применим для собак возбудимых и злобных.

Вызов лая на лакомство. Дрессировщик, усадив собаку, опускает поводок на землю, встает на него ногой так, чтобы собака не смогла подпрыгивать. Взяв в правую руку кусочек мяса и помахивая им перед собакой, дрессировщик возбуждает ее и одновременно произносит команду «голос» (рис. 118).

Рис. 118. Вызов голоса

Вначале собака пытается схватить мясо, но поскольку не может его достать, — возбуждается и проявляет лай, после чего собаке дают лакомство.

При сочетаниях команды «голос» и жеста с непосредственными раздражителями у собаки вырабатывается стойкий условный рефлекс как на жест, так и на команду «голос».

Вызов лая на привязи. Собаку привязывают в незнакомой для нее обстановке. Дрессировщик, возбудив собаку игрой, уходит от собаки. При отходе называет кличку, дает жесты и произносит команду «голос», собака, видя уход от нее дрессировщика, возбуждается и проявляет лай. Дрессировщик, произнося команду и давая жест правой рукой, быстро подбегает к собаке, ласкает ее и дает лакомство.

Этот метод дает хорошие результаты при наличии хорошей взаимосвязи с собакой.

Вызов лая подражанием. Собак, трудно проявляющих лай, приближают к собакам, которые хорошо проявляют лай. Вызывают у подготовленных собак на команду и жест проявление лая, поощряя их на это. Одновременно дрессировщик старается одним из перечисленных методов вызвать лай и у собаки, трудно проявляющей лай на команду «голос».

В равной степени у собак, заинтересованных в подноске предметов, можно вызвать лай на аппортировочный предмет. Собака, стремясь схватить предмет и не будучи в состоянии достать его, возбудится и начнет проявлять лай. Это необходимо сочетать с командой «голос» и жестом, закрепляя командой «хорошо», лаской, а также лакомством.

При первоначальной отработке этого навыка дрессировщик обязан давать лакомство собаке не только тогда, когда она громко и отчетливо дает голос, но и при попытках к проявлению лая, И только постепенно следует подходить к тому, что за слабо проявленный лай не давать мяса. Когда у собаки достаточно закрепится условный рефлекс, от дачи лакомства можно отказаться, заменяя его командой «хорошо».

С отработкой у собаки прочной ответной реакции на требование дрессировщика в проявлении лая навык совершенствуется, лай у собаки стремятся вызывать в разных положениях, с разных расстояний и при наличии отвлечений.

Вызов лая считается отработанным, когда собака в положении лежа и сидя (без привязи) по команде и жесту дрессировщика на расстоянии 25 м будет четко проявлять лай.

Прием: стояние. Прием имеет вспомогательное значение в процессе дрессировки собаки. Стояние необходимо для проведения чистки собаки, ветеринарного осмотра, правильной оценки экстерьера и при экспертизе.

Условный раздражитель — команда «стоять», безусловный раздражитель — поддерживание левой рукой под живот собаки.

Прием вводится после приемов посадки и укладки и отрабатывается параллельно с другими приемами общей дрессировки.

Методы и техника построения приема. Отработку стояния производят в условиях, где меньше отвлечений для собаки.

Дрессировщик, находясь с правой стороны у сидящей собаки, в повышенной интонации произносит команду «стоять», одновременно правой рукой делает рывок поводком вперед — вверх, а левой рукой нажимает под живот, как бы поднимая собаку, повторяя команды уже в более мягком тоне «стоять» и «хорошо».

Как только собака встанет, дрессировщик поглаживает ее, дает лакомство и после небольшой выдержки предоставляет собаке свободное состояние по команде «гуляй». Затем, подозвав собаку, несколько раз повторяет упражнение. Навык «стоять» с успехом можно отработать непосредственно при чистке собаки.

В дальнейшем, когда собака по команде дрессировщика будет четко выполнять навык, поощрять ее следует только в том случае, когда она будет правильно стоять, ровно и прямо держать передние и задние конечности, хорошо растягивать туловище и нормально держать голову (рис. 119).

Рис. 119. Стояние собаки около дрессировщика

Навык постепенно совершенствуется выработкой выдержки стоять около дрессировщика, а также на буме.

Навык стояния считается отработанным, когда собака четко выполняет команду «стоять» с выдержкой в положении стоя до 5 минут.

Прием: прекращение нежелательных действий собаки. Назначение приема — выработать у собаки навык быстрейшего прекращения по команде дрессировщика ее нежелательного поведения.

Условный раздражитель приема — команда «фу» с угрожающей интонацией, безусловный — сильный рывок поводка.

С похмощыо команды «фу» дрессировщик прекращает любое нежелательное поведение собаки или попытку к его совершению (набрасывание на людей, животных и т. п., хватание различных предметов, подбирание пищи, а также отвлечение на различные другие раздражители).

Команда запрещения — «фу», наряду с принуждениями и поощрениями, должна применяться только в случае действительной необходимости, когда ее нельзя заменить угрожающей интонацией с командой соответствующего приема.

При задержке выполнения собакой команды в результате отвлечения следует давать команду приема с угрожающей интонацией, не прибегая к применению команды «фу».

Команду «фу» надо давать в тот момент, когда собака лишь приступает к выполнению нежелательного действия.

Команду «фу» произносят отрывисто и всегда с угрожающей интонацией. Какими-либо жестами или другими сигналами команда «фу» не заменяется. К выполнению этой команды собаку приучают с помощью рывка поводком.

В отдельных случаях допускается применение парфорса (строгого ошейника).

К отработке навыка «прекращение нежелательных действий собаки» следует приступать после закрепления «связи», «контакта» с собакой и после отработки приема «подход к дрессировщику».

Методы и техника построения приема. Отработку навыка производят в районе, где имеются разные отвлечения (движение людей, транспорта, наличие домашних животных, птиц, а также разные отбросы, кости, остатки пищи и пр.). Придя в такой район, дрессировщик надевает на собаку парфорс (если собака возбудимая) и пускает ее на коротком поводке для свободной прогулки, внимательно наблюдая за ее поведением.

В тот момент, когда собака, привлеченная видом животного или запахом отброса, сделает попытку схватить их, дрессировщик громко произносит команду «фу» с угрожающей интонацией и одновременно поводком производит сильный рывок, которым прекращает нежелательное действие собаки, после чего ее подзывает и оглаживает, а после короткой паузы собаке дает команду «гуляй». Упражнение повторяют 3–5 раз через разные промежутки времени (чтобы собака могла оправиться от торможения, вызванного командой «фу»).

Сила рывка должна соответствовать физическому состоянию собаки, ее типу высшей нервной, деятельности (ВНД), а также соответствовать раздражителю, вызвавшему нежелательные действия собаки. Команду следует давать тем громче, чем сильней рывок.

В результате многократного одновременного применения команды и рывков собака будет по одной команде прекращать нежелательное поведение. Следует при этом помнить, что при частом применении команды без подкрепления физическим воздействием она теряет свое значение.

Когда собака, находясь на поводке, будет выполнять команду безотказно, следует перейти к упражнениям без поводка, постепенно вводя все более сильные отвлечения и увеличивая расстояния дрессировщика от собаки.

При нечетком выполнении команды или при невыполнении ее ввиду наличия каких-либо новых раздражителей собаку следует взять вновь на поводок и повторить прием в его начальной форме — применяя рывки поводком.

Необходимо отметить, что не следует (особенно первое время) прибегать к сильным рывкам парфорса во избежание воспитания у собаки нежелательной «связи» «боязни» дрессировщика в виде пассивно-оборонительной реакции или торможения и нарушения нормальной деятельности ее нервной системы.

Показателем неправильного построения приема будет проявление собакой пассивно-оборонительной реакции, вызываемой командой «фу». В этих случаях следует ее поласкать, отвлечь внимание игрой и прогулкой в другом районе. В этот день команду «фу» больше не применять. В последующем силу рывков для такой собаки необходимо уменьшить.

Отрабатывая прием, следует помнить, что действие на собаку запрещающей команды зависит от характера отвлекающего ее раздражителя. Учитывая это, дрессировщик должен постоянно разнообразить отвлечения собаки и менять районы занятий.

Показателем отработки навыка будет служить безотказное прекращение собакой по команде «фу» любых нежелательных действий вне зависимости от обстановки, раздражителей.

Прием: отказ от корма. Цель приема — выработать у собаки стойкий навык отказа от корма, как даваемого чужим человеком, так и найденного ею.

В качестве условного раздражителя применяется команда «фу», как сигнал для прекращения нежелательного поведения собаки.

В качестве безусловного раздражителя применяют рывок поводком, а также удар хлыстом.

Прием отказ от корма следует вводить после основных приемов общей дрессировки и продолжать его шлифовку в разных условиях, в течение всего периода дрессировки собаки.

Методы и техника построения приема. Занятия по отработке приема следует начинать через 3–4 часа после кормления собаки. В начале отработки навыка дрессировщик в течение 5–6 дней добивается от собаки отказа от поедания корма без разрешения дрессировщика. Для этого дрессировщик, взяв бачок с кормом, ставит его недалеко от клетки собаки. Затем берет собаку на короткий поводок, подводит к бачку с кормом и усаживает ее в 1–2 шагах перед бачком. При попытке собаки приблизиться к бачку дрессировщик подает в строгом тоне команду «фу», делает рывок поводком и, не допуская собаку к бачку, подает команду «сидеть». Спустя 20–30 секунд дрессировщик берет бачок с пищей, ставит его в клетку собаки и разрешает ей поедание корма, давая команду «хорошо».

При поедании корма дрессировщик находится около собаки. После поедания корма собаку выгуливают.

После ряда таких сочетаний у собаки через 5–6 дней обычно вырабатывается условный рефлекс на команду «фу», и собака но будет без разрешения дрессировщика (хозяина) поедать корм.

За эти дни выдержку собаки перед бачком с кормом доводят до 3–5 минут.

После этого занятия переносят в поле (на площадку), где обычно проводят занятия о собакой. Здесь дрессировщик или другое лицо (помощник) кладет у хорошо заметного ориентира (у отдельного дерева, пня, столбика, камня и проч.) кусок мяса. (В первые 2–3 дня занятий лучше класть большую кость с небольшим количеством на ней мяса.) Затем дрессировщик берет собаку на длинный поводок, выгуливает ее и постепенно подводит к месту, где положены мясо или кость, следя за поведением собаки. Если собака, подойдя к мясу, не будет его брать, а, посматривая на дрессировщика, будет ожидать разрешения, дрессировщик дает команду «гуляй» и продолжает двигаться в прежнем направлении. Если же собака, несмотря на эту команду, останется на месте, дрессировщик вторично подает команду «гуляй», слегка натягивает поводок и отводит собаку.

В случае, если собака, не дойдя еще до лежащего мяса и, почуяв лишь его запах, бросается к нему рывком (что обычно присуще для собак с преобладающей пищевой реакцией), дрессировщик подает громкую в строгом тоне команду «фу» и делает сильный рывок поводком.

Таких собак в первые дни занятий следует держать на коротком поводке. В качестве безусловных раздражителей применять рывок поводком при парфорсе и удар хлыстом.

В первый день занятий эти действия надо повторить 4–5 раз. В последующем повторение их постепенно доводят до 8–10 раз в день.

Далее отработку этого навыка усложняют. Мясо раскладывают мелкими кусками в нескольких местах у незаметных ориентиров и занятия проводят вышеуказанным методом.

Добившись от собаки отказа от находимого корыа, что обычно достигается через 8–10 дней занятий, дрессировщик приступает к отработке отказа от корма, даваемого «чужим» человеком.

Роль «чужого» человека (помощника) может выполнять другой дрессировщик или любое лицо, присутствующее на занятиях.

Дрессировщик, привязав собаку к дереву, столбу или изгороди, становится сзади нее. Помощник появляется со стороны из-за какого-либо укрытия и направляется к собаке. Остановившись в 2–3 шагах от собаки, ласково называет ее кличку и показывает мясо. Если собака делает попытку взять мясо, т. е. тянется к помощнику, дрессировщик подает строгую команду «фу», делает рывок поводком или наносит удар хлыстом. Помощник сразу же, как только подана команда «фу», уходит за укрытие.

Проделав несколько таких упражнений и добившись безразличного реагирования собаки на показываемое помощником мясо, переходят к дальнейшей отработке навыка. Для этого помощник в первые 2–3 занятия бросает мясо на землю возле собаки с таким расчетом, чтобы привязанная собака не могла его достать, и быстро уходит. Если собака пытается достать мясо, дрессировщик запрещает это, поступая так же, как и при показе мяса. Если же собака не пытается достать брошенное мясо, то дрессировщик, подав команду «хорошо», быстро подходит к собаке, оглаживает ее и дает лакомство (мясо). После этого выгуливает собаку.

Скармливать собаке мясо, как разбрасываемое на местности, так и подбрасываемое помощником не разрешается.

Далее отработку отказа от корма услояшяют. Дрессировщик, привязав собаку и держа в руках поводок, закрепленный за парфорс, скрывается от собаки, но так, чтобы можно было наблюдать за ее поведением.

После этого помощник выходит из-за укрытия, подходит к собаке и дает ей корм (ставит бачок с кормом или бросает кусок мяса). При попытке собаки взять корм дрессировщик, не показываясь собаке, делает сильный рывок поводком. После 2–3 таких упражнений помощник уходит, а дрессировщик, выйдя из укрытия и поласкав собаку, предоставляет ей «свободное состояние».

Во избежание возможного пищевого отравления собаки найденным или подброшенным кормом дрессировщик (хозяин) должен терпеливо и систематически отрабатывать у собаки навыки не поедать такой корм.

Отказ от корма отрабатывают весь период дрессировки и шлифуют в дальнейшем на протяжении всей тренировки собаки.

Прием: преодоление препятствий (барьер, лестница, бум, канава). Цель приема — выработать у собаки навыки безотказного движения на препятствия и их преодоления по команде и по жесту дрессировщика. В качестве условных раздражителей применяют команду «вперед» и жест дрессировщика — выбрасывание правой руки в сторону препятствия.

Данный навык начинают отрабатывать после выработки у собаки навыков подхода к дрессировщику, посадки и подноски предметов.

Дрессировку по преодолению препятствий проводят на специальной учебной площадке, оборудованной различного вида барьерами, лестницей, бумом, канавой.

В последующем в качестве учебных препятствий следует использовать также всевозможные изгороди, заборы и т. п.

Занятия по преодолению препятствий дрессировщик должен использовать для физического развития и укрепления собаки, а также воспитания у нее дисциплины (путем отработки у собаки выдержки перед пуском на препятствия и т. д.).

Занятия надо начинать с наиболее легких упражнений. Так, например, сначала необходимо приучить собаку передвигаться по лестнице с широкими ступенями, закрытыми снизу, перепрыгивать барьер в 3–4 доски и т. д.

Во избежание воспитания у собаки нежелательной связи следует чаще менять последовательность преодолеваемых собакой препятствий, а также пускать собаку на преодоление препятствий с разных сторон.

Прежде чем дать сигнал собаке к преодолению препятствий, дрессировщик должен определить, сможет ли собака по своему физическому состоянию и по подготовленности выполнить его команду.

Дрессируя собаку преодолевать препятствия, нельзя допускать причинения ей боли. Собаку, преодолевшую препятствие, надо поощрить.

Нельзя проводить занятия, связанные с прыжками, непосредственно после кормления собак.

Приступая к занятиям на учебной площадке, следует предварительно дать собаке возможность в свободном состоянии «ознакомиться» с имеющимися на площадке сооружениями.

Прыжки через препятствия. Для отработки приема используют барьер (рис. 120 и 121).

Рис. 120. Барьер с вкладными досками

Предельная высота барьера — 2 метра. Барьеры должны быть достаточно прочными и устойчивыми. Почва с обеих сторон барьера должна быть взрыхлена и очищена от камней и мусора.

Рис. 121. Барьер штакетный

Методы и техника построения приема. Начинать занятия по преодолеванию препятствий следует при высоте (ширине) препятствия до 50 см.

Навык можно отрабатывать несколькими способами.

1-й способ. Дрессировщик с расстояния 6–8 м вместе с собакой, находящейся на поводке, бежит к препятствию и, произнеся команду «вперед», перепрыгивает через препятствие, увлекая за собой и собаку. В момент прыжка собаки даются команды «вперед» и «хорошо» (рис. 122).

Рис. 122. Дрессировка собаки на преодоление препятствия (первый способ)

Эти действия повторяют несколько раз. После каждого выполнения действия дрессировщик поощряет собаку. В дальнейшем дрессировщик только подбегает вместе с собакой вплотную к препятствию, но сам уже не прыгает, а произнося команду «вперед», заставляет собаку совершить прыжок.

В момент, когда собака прыгнет через препятствие, дрессировщик произносит команду «вперед» с повышенной интонацией, быстро переходит на другую сторону барьера, подходит к собаке и, произнося команду «хорошо», одобряет ее, оглаживает и дает ей лакомство. Все эти действия повторяют несколько раз.

По мере того как собака будет уверенно преодолевать препятствие, высота (ширина) препятствия постепенно увеличивается. Не следует увеличивать высоту препятствия на виду у собаки.

При отработке прыжка через высокий барьер рекомендуется подсаживание собаки. Ее следует поднимать вверх в момент прыжка настолько, чтобы она могла зацепиться передними лапами за верхний край барьера.

Технически это делается так: в момент прыжка собаки дрессировщик подхватывает ее и поднимает вверх, чтобы она зацепилась передними лапами за верхний край препятствия, и в повышенной интонации произносит команду «вперед». Собака подтягивается вверх и спрыгивает на противоположную сторону барьера. Дрессировщик быстро переходит на другую сторону барьера, подходит к собаке и, произнося команду «хорошо», ласкает ее и дает лакомство.

В случае отказа собаки от прыжков, высоту препятствия на глазах у собаки уменьшают и после выгула собаки требуют преодоления препятствия.

Аналогичным способом отрабатывают преодоление собакой и таких препятствий, как канава, изгородь и т. п. (рис. 123).

Рис. 123. Преодоление препятствия

2-й способ. Дрессировщик, имея собаку на длинном поводке, сажает ее в 2–3 м перед препятствием, затем перекидывает свободный конец поводка через барьер и переходит туда сам. Встав напротив собаки, берет осторожно правой рукой поводок и командой «ко мне» подзывает собаку. Одновременно натягивает поводок, не давая собаке обойти барьер. Непосредственно перед прыжком собаке дается команда «вперед». После прыжка дрессировщик произносит команду «хорошо», дает лакомство, и собаку усаживает у своей ноги. Затем собаку выгуливают и после этого занятия продолжают (рис. 124 и 125).

Рис. 124. Положение дрессировщика перед прыжком собаки

Для выработки у собаки навыка преодолевать препятствия могут быть с успехом применены и другие способы. Так, например, для собак, которые заинтересованы в подноске предметов, можно использовать аппортировочный предмет. Брошенный на виду у собаки через препятствие, этот предмет побуждает собаку к прыжку. Сопровождая прыжок собаки командой «вперед», а затем поощряя командой «хорошо» и лакомством, у собаки вырабатывают навык преодолевать препятствия по команде «вперед».

Рис 125. Дрессировка собаки на преодоление препятствия (второй способ)

Для собак злобных, проявляющих агрессивную реакцию на человека, в качестве раздражителя, побуждающего собаку к прыжку через препятствие, можно использовать помощника. Последний, находясь на противоположной стороне барьера на виду у собаки, возбуждает ее и делает попытку к бегству. Дрессировщик, держа в руке конец поводка, дает возможность собаке прыжком через препятствие броситься за убегающим помощником. Перед прыжком собаки дрессировщик произносит команду «вперед». После нескольких повторений этих действий у собаки вырабатывается навык преодолевать препятствие по команде «вперед).

Наконец, для собак, у которых преобладает пищевая реакция, рекомендуется на виду у собаки бросить через препятствие кость или кусок мяса. Стремление к пище побудит собаку к прыжку через препятствие.

Рекомендуется применять и метод подражания. На расстоянии 5–6 м от препятствия — группа дрессировщиков с собаками. По команде «вперед» собак поочередно пускают через препятствие и в первую очередь тех, которые хорошо преодолевают препятствие.

Выработав у собаки навык преодолевать препятствие без выдержки, переходят к отработке приема с выдержкой. Собаку сажают перед препятствием (барьер, канава) на расстоянии 2–2,5 м. Дрессировщик, находясь с правой стороны собаки, делает шаг вправо и шаг вперед (рис. 126). После небольшой выдержки произносит команду «вперед» и одновременно дает жест — выбрасывание правой руки в направлении препятствия. В момент прыжка дается команда «хорошо».

Рис. 126. Перед посылкой собаки через барьер

Если собака удачно перепрыгнула, дрессировщик быстро подходит к собаке, ласкает ее, дает лакомство и отходит с собакой от препятствия.

Выдержку надо начинать с секунд и, постепенно увеличивая время, добиться того, чтобы собака не производила прыжка до команды дрессировщика.

Рис. 127. Правильное положение дрессировщика у барьера

После того, когда собака без принуждения, а только по одной команде или жесту будет заинтересованно преодолевать низкие (узкие) препятствия, можно постепенно переходить к преодолению более высоких (широких) препятствий.

Не следует стремиться, чтобы собака преодолевала препятствия высотой (шириной) более 2 м. При прыжке через препятствие большей высоты собака может получить то или иное механическое повреждение, и у нее появится боязнь к прыжкам через препятствия.

Рис. 128. Преодоление препятствия

Не следует допускать обратного самостоятельного прыжка собаки через препятствие. Для этого дрессировщик, пустив собаку на препятствие, должен своевременно переходить на другую сторону и только там поощрять собаку.

При посылке собаки на самостоятельное преодоление препятствия поводок должен быть снят.

Рис. 129. Преодоление препятствия

Данный навык считается отработанным, когда собака смело и уверенно по сигналу дрессировщика преодолевает препятствия высотою и шириной до 2 м (рис. 126, 127, 128, 129).

Хождение собаки по лестнице. Этот навык отрабатывают, когда собака начинает хорошо преодолевать барьер.

Для отработки навыка используют специальную лестницу в виде большой двухэтажной стремянки. На обоих этажах лестницы для остановок собаки имеются площадки. Одна сторона лестницы более отлогая, с широкими ступеньками, а другая сторона лестницы более крутая, типа чердачной лестницы (рис. 130).

Рис. 130. Лестница для дрессировки собак

Методы и техника построения приема. Приступая к занятиям, собаку вначале выгуливают возле лестницы.

Затем дрессировщик, держа ее с левой стороны на коротком поводке, подходит с ней к лестнице с отлогой стороны. Сделав первый шаг на ступеньку лестницы, дрессировщик произносит команду «вперед» и, осторожно поддерживая за ошейник собаку, не спеша поднимается вместе с собакой по лестнице вверх.

Обычно подъем по лестнице не вызывает у собаки особых трудностей, лишь в отдельных случаях дрессировщик, осторожно переставляя лапы собаки на ступеньки лестницы, помогает ей подниматься вверх.

Поднимаясь по лестнице, дрессировщик все время ободряет собаку, произнося команды «хорошо» и «вперед». При достижении первой площадки собаку поощряют лаской и лакомством. В случае, если собака начнет стремиться сойти вниз, дрессировщик, играя с собакой, отвлекает ее и в повышенном тоне произносит команду «вперед», увлекая собаку за собой на площадку второго этажа лестницы. По достижении второй площадки, как и на первом этаже площадки, дрессировщик одобряет собаку, оглаживает и дает ей лакомство.

Спуск с лестницы для собаки значительно труднее, чем подъем. При спуске дрессировщик находится несколько впереди собаки и командой «ко мне» увлекает ее за собой, при этом внимательно следит за передвижением собаки, чтобы в нужный момент помочь ей и предотвратить падение.

При спуске с лестницы собака в начале дрессировки должна быть на коротком поводке.

Когда собака спустится, дрессировщик ласкает ее, дает лакомство и некоторое время играет с собакой.

Отдельные собаки при движении по лестнице вверх и при спуске проявляют чрезмерную торопливость, в результате чего иногда падают с лестницы и получают ушибы.

В целях предотвращения таких случаев дрессировщик сдерживает собаку, давая команду «тише», и в момент замедления движения поощряет ее одобряющей командой «хорошо», «тише» и лаской.

Для собак, не поддающихся дрессировке указанным методом, могут быть применены и другие методы приучения ходить по лестницам, аналогичные методам приучения к прыжкам: так, например, дрессировщик, поиграв с собакой аппортировочным предметом, бросает его на виду у собаки на площадку лестницы и по команде «аппорт» пускает собаку на лестницу, увязывая ее движение по лестнице с командами «вперед», «хорошо». Когда собака возьмет предмет, дрессировщик подзывает ее к себе.

Вместо аппортировочного предмета можно использовать кусок мяса, кости или ставить на площадку лестницы бачок с пищей, а также раскладывать по ступенькам кусочки мяса.

Можно пользоваться и таким методом, когда помощник, вызвав у собаки злобу, убегает от нее по лестнице, и собака его преследует. Дрессировщик в момент подхода собаки к лестнице и при движении ее по лестнице произносит команды «вперед» и «хорошо».

Полезно бывает применять и подражание, как метод приучения собаки ходить по лестнице.

После того, когда собака смело вместе с дрессировщиком будет ходить по лестнице и спускаться с нее, приступают к дальнейшей отработке самостоятельного хождения собаки по лестнице.

Дрессировщик вместе с собакой подходит к лестнице и по команде «сидеть» усаживает собаку рядом с собой перед лестницей на расстоянии одного метра от лестницы. Отстегивает поводок, делает шаг вперед, поворачивается налево и после небольшой выдержки командой «вперед» и жестом — выбрасывание правой руки в сторону лестницы — посылает собаку на лестницу (рис. 131). Пока собака не поднимется на самую верхнюю площадку, дрессировщик внимательно наблюдает за движением собаки, произносит в повышенной интонации команды «вперед» и «хорошо». Когда собака достигнет верхней площадки лестницы, дрессировщик переходит на противоположную сторону лестницы. Сделав небольшую выдержку, командой «ко мне» и жестом подзывает собаку. При быстром спуске собаки дается команда «тише, тише».

Рис. 131. Хождение по лестнице

Если собака на подзыв дрессировщика спускается неохотно, дрессировщик делает движения, как бы убегая от собаки.

Спустившуюся с лестницы собаку усаживают у ноги дрессировщика и поощряют командой «хорошо», оглаживанием и лакомством.

Когда собака будет преодолевать лестницу самостоятельно, дрессировщик для выработки выдержки периодически останавливает собаку на верхней площадке лестницы командой «сидеть».

Отрабатывая навык «хождение по лестнице», вначале следует добиваться хорошего результата на небольших лестницах с широкими ступеньками, а уже потом переходить к более сложным лестницам с узкими, круглыми и др. ступенями.

При отработке этого навыка от дрессировщика требуется особое внимание, чтобы не допустить получения собакой каких-либо механических повреждений. Достаточно собаке хотя бы один раз получить ушиб или другое механическое повреждение, как она, увидя лестницу, уже начнет проявлять боязнь.

Навык можно считать отработанным когда собака по сигналу дрессировщика смело, самостоятельно будет преодолевать двухэтажную учебную лестницу, спускаться лишь по команде «ко мне» или жесту и, подойдя к дрессировщику, садиться у его левой ноги.

Рис. 132. Устройство бума

Хождение по буму. Цель приема — приучить собаку преодолевать препятствие (глубокие и широкие канавы, рвы и т. п.) путем перехода по бревну, доске, переброшенной лестнице (рис. 132, 133).

Рис. 133. Ров

Методы и техника построения приема. Навык отрабатывают на специальном буме и канаве тем же методом, что и хождение по лестнице. Дрессировщик, держа собаку с левой стороны на коротком поводке, подходит с нею к буму, произносит команду «вперед» и с ходу жестом посылает собаку на бум. Как только собака взойдет на бум, дрессировщик поддерживает ее за поводок ближе к ошейнику (а при необходимости поддерживает под живот) и идет с ней рядом, ведя ее по буму, произнося команды «вперед», «хорошо».

Когда собака удачно пройдет по всему буму, дрессировщик поощряет собаку дачей лакомства и игрой с ней. Эти действия повторяют два-три раза в течение занятия.

После того как собака будет безотказно подыматься на бум и двигаться по нему по команде «вперед», занятия усложняют.

Усложнение состоит в том, что собаку во время движения по буму усаживают на буме, вызывают у нее голос, заставляют стоять, воспитывая выдержку, проводят занятия в ночное время.

Приучают собаку преодолевать канаву путем перехода через нее по бревну, доске и др. подручным средствам.

Хождение по буму можно считать отработанным, когда собака безотказно по первой команде и жесту спокойно проходит по буму, с одного конца до другого (рис. 134).

Рис. 134. Хождение по буму

В тех случаях, когда к концу отработки преодоления препятствий у собаки не удается добиться замедления темпа движения по команде «тише», необходимо провести специальные занятия по замедлению темпа движения.

Отработав у собак преодоление препятствий на учебной площадке в разное время суток, занятия следует продолжать на местности, используя естественные препятствия.

Прием: замедление темпа движения. Цель приема — выработать у собаки навык безотказного замедления темпа движения по сигналу дрессировщика.

Условный раздражитель — команда «тише». Безусловные раздражители — натягивание поводка и рывок поводком.

Замедление темпа движения собаки необходимо: а) для преодоления ею сложных препятствий, б) при проработке сложного следа в случаях, когда дрессировщику необходимо замедлить темп движения собаки.

Особо важное значение это имеет в подготовке розыскных собак. Выработанный у собаки навык замедлять темп движения по команде «тише» позволяет дрессировщику управлять движением собаки при проработке следа.

Собака, прорабатывающая след замедленным темпом в особо сложных условиях, точнее отличает запах искомого следа от запахов посторонних следов, лучше находит на следу и около следа вещи, принадлежащие искомому человеку, лучше производит выборку человека со следа и с вещи.

Поиск человека по следу замедленным темпом дает возможность дрессировщику уточнять весь путь движения искомого человека и его действия во время движения.

Дрессировщик получает возможность спокойнее ориентироваться в обстановке, лучше наблюдать за поведением собаки и управлять ею при ее движении по следу без поводка.

Как дрессировщик, так и собака при медленном движении физически утомляются меньше и могут работать более продолжительное время. Сопровождающие дрессировщика лица не будут от него отставать.

Известно, что собаки возбудимого типа с преобладанием активно-оборонительных реакций обычно имеют излишне быстрый темп движения. Для замедления темпа движения у таких собак применяют сильные рывки поводком.

Это принуждение должно повторяться часто и сопровождаться командой «тише» в повышенной интонации.

Методы и техника построения приема. а) При движении собаки с дрессировщиком. Приступать к выработке замедления темпа движения надо после образования у собаки условного рефлекса на команду «рядом», но пока он еще закреплен непрочно, собака иногда пытается забежать вперед.

Дрессировщик, двигаясь без резких поворотов, изменяет скорость движения, от нормального шага переходит па медленный или ускоренный, а затем на бег. Замедляя движение, дает команду «тише» (между командами должен быть интервал 5–6 секунд), совмещая ее с рывком или натяжением поводка. Команду «тише» произносят вполголоса, успокаивающим тоном.

Если собака не будет снижать темп движения, то в команде «тише» должна быть ясно слышима угроза, команду повторяют и одновременно делают рывок.

Сила рывков и натяжения поводка должны соответствовать степени нарушения собакой должного ее положения у ноги дрессировщика.

При замедлении движения собаку поощряют командой «тише», «хорошо» в ласковой интонации и оглаживанием.

Проверку безотказности выполнения этих действий производят подачей одной команды «тише», без натягивания поводка или команды «рядом».

Рекомендуется чередовать замедленное движение с ускоренным.

При отработке навыка необходимо учитывать обстановку на месте занятия с собакой. Вначале отработки навыка занятие надо проводить в обстановке, где отвлекающих раздражителей мало. После того, как у собаки будет выработан условный рефлекс на команду «тише», обстановку усложняют. Вводят такие внешние раздражители, которые будут отвлекать собаку (но не настолько сильно, чтобы она вышла из повиновения).

При правильно организованных занятиях собака на 10–15-ый день, находясь у ноги дрессировщика, будет замедлять движение по команде «тише», не отвлекаясь на посторонние раздражители.

б) При движении собаки по буму. Собака по команде «вперед» идет впереди дрессировщика. Этот прием считается лучшим для обучения замедлению темпа движения.

Двигаясь по буму, собака вначале обычно проявляет некоторую боязнь, что способствует отработке у нее замедления темпа движения.

Большинство собак, войдя на бум, стремится пройти его в быстром темпе или соскочить с бума. Учитывая это, дрессировщик то побуждает собаку к спокойному движению командой «хорошо», то пресекает ее стремление ускорить движение командой «тише».

Построение приема проводится так же, как и при движении дрессировщика с собакой. Но имеются и некоторые особенности.

Дрессировщик, держа поводок в руке, двигается вдоль бума, несколько позади собаки, наблюдая за ее поведением.

Допускать какие-либо болевые раздражители для замедления движения нельзя. Сдерживание собаки при ускорении движения производится подачей команды «тише» и легким натягиванием поводка.

Закрепление навыка и дальнейшую его шлифовку производят при различных темпах движения.

в) При движении по лестнице. Ускорение движения по лестнице у собаки обычно бывает при спуске.

Дрессировщик при спуске, находясь вначале рядом с собакой, а потом сзади ее, при ускорении движения собаки подбадривает и успокаивает ее, произнося команды: «вперед», «тише», «тише», «хорошо». При излишне быстром спуске с лестницы дает команду «тише» в повышенной интонации и несильные рывки поводком.

Навык следует считать отработанным, если собака без поводка, при наличии отвлекающих раздражителей средней силы, двигаясь по лестнице, безотказно замедляет темп движения по команде дрессировщика.

г) При проработке следа. Замедление движения собаки по команде дрессировщика при проработке следа должно отрабатываться во втором периоде следовой работы, после ввода «слепых» следов. Занятия начинают во время проработки собакой контрольных следов.

Дрессировщик, прикрепив длинный поводок к шлейке собаки и пропустив его под одну из передних ног собаки, дает ей обнюхать исходную точку следа.

Пустив собаку по следу, через 10–15 м начинает сдерживать ее движение, натягивая поводок легкими рывками и одновременно произнося команду «тише».

По команде «тише» собака обычно замедляет темп движения, дрессировщик ослабляет натяжение поводка и дает команды: «хорошо», «тише», «тише».

Команду «тише» и громкую команду «хорошо» произносят спокойно, ласково. Во время занятий необходимо следить, чтобы собака не возбуждалась какими-либо посторонними раздражителями.

Занятия следует повторять через каждые 20–30 м, чередуя замедление с быстрым темпом движения, и отрабатывать в таких местах следа (пересечения дорог и т. п.), где индивидуального запаха прокладчика следа будет меньше. Это воспитает у собаки навык замедления движения в наиболее трудных местах следа.

При подходе к конечной точке следа собака обычно идет значительно быстрей.

Быстрота движения увеличится еще больше, если движение воздуха в это время будет навстречу собаке.

Дрессировщик, подходя к конечной точке следа, дав команду «тише», легкими рывками натягивает поводок, заставляя собаку спокойно подойти к конечной точке.

Необходимо, чтобы натяжение поводка, сила рывка, а также интонации соответствовали особенностям поведения собаки. Необходимо учитывать и «заинтересованность» собаки в проработке следа.

Резких окриков и сильных рывков поводком допускать не следует. Излишне сильные рывки снижают «заинтересованность» собаки в следе.

Для того чтобы у собаки не снизилась заинтересованность поиска человека по следу, дрессировщик не должен злоупотреблять приемом замедления темпа движения.

Как только собака по команде «тише» будет изменять темп движения, расстояние следа постепенно увеличивается до 200–300 м.

Во время проработки следа дрессировщик должен следить за тем, чтобы в местах поворота следа или его пересечениях, собака спокойно, без лишней суетливости находила направление искомого следа. В случаях, когда собака теряет след и начинает бросаться из стороны в сторону, необходимо дать команду «тише» с угрожающей интонацией. Указав собаке след, натяжением поводка не давать ей усиливать движение, давая команду «тише» в среднеугрожающей интонации. Как только собака обнаружит след, натяжение поводка следует прекратить.

Для проверки качества отработки навыка дрессировщик управляет темпом движения собаки при помощи команды «тише», не прибегая к воздействию поводком.

Следует отметить, что при приучении замедлению темпа движения не должно быть трафаретного подхода к собакам.

Собаки возбудимого типа для отработки этих действий требуют более продолжительной дрессировки, резких интонаций, частых принуждений, чем собаки уравновешенные, у которых навык замедления темпа движения сохраняется более продолжительное время даже без повторения приема.

С собаками возбудимого типа следует заниматься замедлением движения продолжительнее и чаще.

Приступая к занятиям по отработке навыка, дрессировщик должен хорошо знать местность, где проложен след, какие особенности местности могут затруднять или облегчать работу собаки, конфигурацию следа, сколько, каких и где было сделано поворотов, пересечений следа, знать местонахождение прокладчика следа, местонахождение вещей, оставляемых им на следу, место выборки.

Все это должно учитываться при проведении занятий во избежание образования у собаки нежелательных связей.

Следует помнить, что частое пользование командой «тише», натягиванием или рывками поводка при движении собаки на углах или в местах пересечения следа, при подходе собаки к вещи и месту выборки искомого человека и т. п. воспитывает у собаки навык «работать на условность».

Чтобы не снижать «заинтересованность» собаки в следовой работе и не приучать ее к медленной проработке следа, даже в тех случаях, когда этого не требуется, рекомендуется не повторять прием во время занятий более 10–15 раз.

Во время следовой работы дрессировщик должен предоставлять собаке максимум самостоятельности и только в случаях, когда собака будет излишне долго «разбираться» в следе, путаться на поворотах, пересечениях, на трудных участках местности, дрессировщик должен замедлять темп ее движения командой «тише». Когда собака по команде «тише» будет как на исходной точке следа, так и в конце его безотказно замедлять темп движения по сигналу дрессировщика, — можно считать, что навык замедления темпа движения отработан.

Прием: переползание собаки с дрессировщиком. Цель приема — выработать у собаки навыки безотказного переползания вместо с дрессировщиком.

Условным раздражителем в этом приеме будут команда «ползи» и действия переползания дрессировщика.

В качестве безусловных раздражителей применяют легкие рывки за поводок с надавливанием рукой на холку собаки и дачу лакомства.

Прием вводят после того, когда собака хорошо выполняет по команде дрессировщика посадку и укладку.

Методы и техника построения приема. Ползание отрабатывают параллельно с другими приемами общей дрессировки. Вначале отработку этого навыка проводят на ровной, открытой местности и в сухую погоду. Предварительно дрессировщик тренируется в переползании без собаки.

Переползание собаки с дрессировщиком производят следующим образом.

Дрессировщик, выбрав ровный и сухой участок местности, ложится. Командой «лежать» укладывает собаку рядом с собой с левой стороны так, чтобы голова ее находилась наравне с его плечом. Когда собака ляжет, дрессировщик оглаживает ее, произнося команду «хорошо». После этого, держа собаку правой рукой за поводок ближе к ошейнику и немного повернувшись на правый бок, дрессировщик легко накладывает ладонь левой руки на холку собаки, произносит команду «ползи» и одновременно с этим сам делает движение вперед. При этом, опираясь на локоть правой руки, подтягивает собаку за поводок, увлекая ее за собой (рис. 135).

Рис. 135. Переползание

Первое время собака будет пытаться встать. Тогда дрессировщик произносит команду «ползи» и одновременно слегка нажимает левой рукой на холку собаки, не позволяя ей подниматься. Если же собака, не поднимаясь, ползет вместе с дрессировщиком, дрессировщик поощряет собаку командами «ползи», «хорошо», поглаживая ее, и дает лакомство.

Ползание быстро утомляет собаку, поэтому в первые дни занятий расстояние для переползания должно быть небольшим.

Дрессировщик, преодолев ползком вместе с собакой 8–10 м, делает 2–3-минутную остановку, во время которой собака лежит около дрессировщика. После этого дрессировщик вновь продолжает переползать и произносит команды «ползи», «хорошо», «ползи».

После того, как у собаки на поведение дрессировщика и команду «ползи» образуются навыки ползти и собака на расстоянии 10–12 м будет свободно ползать рядом с дрессировщиком, переходят на работу без поводка.

Если при этих занятиях собака без поводка не выполняет команду дрессировщика, отбегает от него в сторону, — необходимо несколько раз повторить прием переползания вместе с собакой на поводке. После нескольких повторных занятий следует продолжить дрессировку собаки без поводка, лишь по команде «ползи».

Для того чтобы быстрее и прочнее закрепить у собаки навык правильного положения для ползания, следует, когда собака лежит около дрессировщика, давать ей лакомство.

В зависимости от степени подготовленности собаки занятия постепенно усложняют. Расстояние для переползания удлиняют до 15–20 м. Занятия проводят на пересеченной местности при наличии отвлекающих раздражителей.

Навык следует считать отработанным, когда собака четко и правильно без поводка переползает вместе с дрессировщиком расстояние до 20–30 м на среднепересеченной местности.

Прием: плавание собаки. Цель приема — выработать у собаки стойкий навык смело входить в воду и преодолевать вплавь небольшие водные препятствия.

Способность держаться на воде, производя определенные плавательные движения, является врожденной способностью собаки. Однако большинство собак, как правило, без принуждения в воду не входят и не плавают. Практика использования собак в некоторых видах службы требует, чтобы собака самостоятельно входила в воду и переплывала небольшие водные препятствия.

Отработку этого навыка обычно совмещают с купаньем собак в теплые дни.

Методы и техника построения приема. Вначале производят ознакомление собаки с водой в неглубоких водоемах, с отлогими берегами в жаркое время дня.

Дрессировщик, находясь с собакой у воды, вначале путем игры возбуждает ее и увлекает за собой в воду. Если собака не входит за дрессировщиком в воду, то он, находясь в воде, близко от берега, подзывает собаку командой «ко мне» и дает ей лакомство, произнося команду «хорошо». Если собака не подходит, дрессировщик сам подходит к ней, осторожно берет ее на руки и ставит в воду около берега. При этом ласкает ее, оглаживает и дает ей лакомство. Таким приемом собаку постепенно приучают к воде. После этого дрессировщик, играя с собакой в воде у берега, увлекает ее за собой дальше от берега.

Когда собака попадает в глубокое место, то она в первое время, чтобы удержаться на воде, начинает бить по воде передними лапами. В этом случае надо слегка поддерживать ее под живот и давать команду «вперед».

В дальнейшем собака осваивается с водой, начинает принимать более правильное положение в воде, делать правильные повороты, быстро ориентироваться и плавать в требуемых направлениях.

Практикой работы по дрессировке собак установлено, что для собак, сильно заинтересованных в подноске предметов, лучшим раздражителем, заставляющим ее входить в воду, является аппортировочный предмет, брошенный в воду дрессировщиком на виду у собаки. В первое время аппортировочный предмет бросают в воду недалеко, в 5–6 м от берега. И когда собака смело будет входить в воду и уверенно плавать, аппортировочный предмет забрасывают в воду до 20 м.

При первоначальном обучении собаку посылают в воду за брошенным предметом сразу же, а в последующем — с некоторой выдержкой. Для отработки выдержки собаку перед броском предмета в воду усаживают и пускают по команде «аппорт».

Каждый раз за принесенный из воды предмет собака поощряется.

Следует отметить, что обычно для собаки достаточно один раз войти в воду и некоторое время побыть в ней, как у нее пропадает настороженность к воде.

В начале дрессировки ни в коем случае нельзя побуждать собаку входить в воду принуждением. Совершенно недопустимо брать собаку на руки и бросать в воду. Такие и подобные им приемы ничего, кроме вреда, не приносят. Собака, брошенная в воду, как правило, начинает проявлять отрицательный рефлекс.

По мере выработки у собаки навыка безбоязненного и длительного нахождения в воде, дрессировщик начинает приучать собаку плавать вместе с ним.

Делают это так: дрессировщик, находясь в воде около собаки, произносит команду «рядом» и делает попытку отплыть от собаки. Последняя обычно плывет за дрессировщиком. Дрессировщик поощряет ее командой «хорошо».

По окончании занятий с собакой следует поиграть, вызвать у нее усиленные движения и дать возможность собаке хорошо обсохнуть.

Навык считается отработанным, когда собака смело входит в воду, продолжительное время свободно находится в ней и хорошо плавает.

Групповые занятия по общей дрессировке. Цель групповой отработки — совершенствование (шлифовка) навыков по приемам общей дрессировки.

Дрессировку в группе вводят после того, как с собаками будут проведены все занятия по общей дрессировке. Метод групповых занятий с собаками позволяет приучить собак безразлично относиться друг к другу, облегчает руководство дрессировкой и ускоряет курс дрессировки. Навыки собак на занятиях в группе совершенствуются (шлифуются).

Группа вначале должна состоять не более чем из 3–4 собак и примерно с одинаковой степенью общей дрессировки. При наличии в группе сук последних следует расставлять между кобелями.

Групповую дрессировку собак проводят в поле или на специально оборудованной площадке.

Групповым методом отрабатывают: хождение рядом, укладку собак, посадку, вызов голоса, подноску предметов, аппортировку, подзыв и стояние.

Методы и техника построения приема. По указаниям руководителя занятий дрессировщики с собаками выстраиваются в линию один от другого на расстоянии 4–5 м.

Первое время собак держат на длинных поводках.

Для закрепления общей выдержки у собак в положениях «сидеть» и «лежать» руководитель занятий подает команду дрессировщикам собак: «от собак на (столько-то) шагов, прямо перед собой шагом (или бегом) марш».

При отходе каждый дрессировщик подает своей собаке команду «сидеть» и, соблюдая равнение, отходит на указанное расстояние, где самостоятельно поворачивается лицом к собакам, выравнивается и, наблюдая за своей собакой, ожидает последующей команды.

Чтобы уложить собак с расстояния или посадить, подается команда «поочередно (или всем одновременно), по жесту (или командой) положить (или посадить) собак». По этой команде дрессировщики, предварительно назвав клички собак, дают соответствующие команды своим собакам (или жесты). Таким же порядком дрессировщики подзываюг собак к себе. При подходе собака поощряется дрессировщиком.

Для возвращения к собакам руководитель подает команду: «к собакам шагом (бегом) марш». По этой команде дрессировщики, соблюдая равнение, возвращаются к собакам, встав на прежние места, оглаживают собак и дают им лакомство.

Если собака своевременно не выполняет команду или жест дрессировщика с расстояния, дрессировщик возвращается к собаке, повторяет команду и, в зависимости от приема, соответствующим принуждением заставляет ее выполнить требуемое действие. При срыве собаки с места дрессировщик берет собаку за поводок и легкими рывками с командой соответственного приема в угрожающей интонации возвращает ее на прежнее место, а сам возвращается в строй. Собак поочередно посылают за брошенными аппортировочными предметами.

Производят посадку собак по кругу и отход дрессировщиков от собак в разные стороны. Отрабатывают хождение собак рядом с дрессировщиком в строю, повороты на месте, на ходу.

По мере того как собаки свыкнутся, количество их в группе постепенно увеличивают и доводят до 8–10. Интервалы между собаками сокращают, расстояние отхода дрессировщиков от собак увеличивают (рис. 136–137).

Рис. 136. Групповые занятия с собаками

Вводят различные отвлечения — команды дают поочередно, по два, по три, всей группой, и другие отвлечения.

Рис. 137. Посадка в группе

Внимание дрессировщиков во время групповых занятий должно быть обращено на поведение собаки, чтобы своевременно предупредить срыв с места и не допустить драки с другой собакой.

Групповые занятия по дрессировке собак надо чередовать с индивидуальной дрессировкой.

Прием: приучение собаки к выстрелам и взрывам. Цель приема — выработать у собаки навык безразличного отношения к выстрелам и взрывам.

Установленных команд в этом приеме нет. Прием вводят параллельно приемам общей дрессировки.

Методы и техника построения приема. Вначале построение приема проводится в местах размещения и содержания собак во время кормления, когда собаки находятся в состоянии пищевого возбуждения.

Выстрелы (взрывы) производятся вдали от расположения собак (100–150 м). Если в моменты выстрела (взрыва) та или другая собака проявляет пассивно-оборонительную реакцию, дрессировщик всемерно успокаивает собаку, оглаживает ее и дает ей корм.

По мере освоения собак с выстрелами и взрывами, производимыми вдалеке, выстрелы (взрывы) постепенно приближают к собакам и повторяют на протяжении нескольких дней.

Там, где недалеко от места размещения собак имеются стрельбища, рекомендуется во время проведения на них стрельбы выводить собак в районы этих стрельбищ.

Здесь собаки должны находиться на удлиненных поводках в свободном состоянии.

Собак, которые проявляют отрицательный рефлекс к выстрелам, дрессировщики в моменты стрельбы увлекают игрой, вызывая у собаки возбуждение.

В последующем стрельба производится во время проведения полевых практических занятий с собаками. Так же, как и в первом случае, вначале выстрелы производят в стороне от места занятий. Потом их постепенно приближают. При непосредственной близости к собакам стрельбу производят сначала во время их выгуливания.

Дрессировщик, находясь с собакой, все время влияет на нее путем игры с ней, периодически дает собаке лакомство. Собака, не получая непосредственной неприятности от звука выстрелов или взрывов, постепенно свыкается с ними и начинает безразлично относиться к ним.

В целях закрепления у собак безразличного реагирования на выстрелы, последние производят на виду у собак, во время занятий по общей дрессировке.

Наиболее агрессивные собаки активно реагируя на выстрелы, иногда делают попытки набрасываться на стреляющих. В этих случаях дрессировщик в повышенном тоне произносит запрещающую команду «фу» и делает рывок поводком.

С собаками, проявляющими боязнь выстрелов, следует заниматься отдельно.

В этих случаях надо, начиная занятия, использовать звуки трещотки и постепенно переходить к выстрелам из малокалиберной винтовки, пугача. Выстрел производить во время развития злобы, задержания и при аппортировке с игрой.

Для выработки у собак навыка на безразличное отношение к вспышкам и освещению ракетами занятия проводят на рассвете или в сумерках, а затем ночью.

Навык считается отработанным, когда собака безразлично относится к выстрелам, взрывам и осветительным ракетам.

Методы и приемы специальной дрессировки собак

Дрессировку производят с тем, чтобы выработать у собаки специальные навыки, необходимые при использовании ее в том или ином виде службы (розыскной, сторожевой, пастушьей и др.).

К специальной дрессировке собак приступают после того, как будут отработаны такие приемы общей дрессировки, как хождение рядом, подзыв и подноска предмета. Наиболее сложной и длительной является дрессировка собак для использования на розыскной службе. Наибольшую трудность представляет выработка у собаки навыка четкой, активной диференцировки запахов, с чего и надо начинать специальную дрессировку розыскных собак (рис. 138).

Первоначально отрабатывают выборку вещей («своих» н «чужих»).

Рис. 138. Приемы специальной дрессировки (схема)

Отработка навыка «работа по следу» должна быть отнесена примерно к середине второго месяца специальной дрессировки и начаться лишь после того, когда у собаки будет выработана общая «заинтересованность» па запах человека, собака будет достаточно дисциплинирована и отработан прием выборка вещей.

Обыск местности для розыскных собак вводят лишь после перевода собаки на отработку «слепого» следа, так как собака при сложной и трудной проработке следа нередко переключается на обыск местности, как на наиболее легкую работу.

Развитие злобы и задержание, вырабатывающие «заинтересованность в работе» по запаху человека для розыскных собак, вводят в начале отработки «слепых» следов.

Отработка сторожовки, окарауливания, пастьбы скота и «связь» начинается после общих приемов, дисциплинирующих собаку.

Прием: выборка вещей (дрессировщика и помощника). Цель приема — развить у собаки навыки активного принюхивания и диференцировки запахов.

Основным условным раздражителем являются команда «нюхай» и жест — свободное выбрасывание правой руки в сторону выбираемых предметов. Вспомогательными — команда «аппорт» и «фу». В качестве безусловного раздражителя используют лакомство.

Прием вводят после того, когда собака «заинтересована» в подноске предметов, хорошо подносит предмет к дрессировщику и выполняет подзыв и посадку.

Выборка предметов носит подготовительный характер, она облегчает переход к более сложным приемам — к выборке человека по его индивидуальному запаху из других лиц и выборке следа из ряда других следов.

Методы и техника построения приема. Построение приема начинается в облегченных условиях окружающей среды — рано утром, на свободной от посторонних запахов местности и с минимальным количеством отвлекающих раздражителей.

Прием отрабатывается в четыре последовательных периода. В 1 и 2-й периоды отрабатывается выборка «своих вещей» и в 3–4-й периоды — выборка «чужих вещей».

1-й период. Задачей первого периода является выработать у собаки навык выборки «своей» вещи (вещи дрессировщика) из ряда одинаковых предметов, не имеющих запаха посторонних лиц,

2-й период. Задачей второго периода является выработать у собаки навык выборки «своей» вещи из одинаковых предметов имеющих запах посторонних людей.

3-й период. Задачей третьего периода является выработать у собаки навык выборки из одинаковых предметов, не имеющих запаха людей, предмета с запахом постороннего человека.

4-й период. Задачей четвертого периода является выработать у собаки навык выборки предмета с запахом одного постороннего человека из других предметов с запахом других посторонних людей.

Выборка собакой предметов в этот период производится в самых различных комбинациях из 10–15 предметов и заканчивается «слепой» выборкой (рис. 139).

Рис. 139. Квадрат для выборки предметов

При систематических занятиях этим приемом у собаки через 2–2,5 недели вырабатывается четкий навык диференцировки запахов.

Прежде чем перейти к отработке навыка, рекомендуется предварительно подбрасывать на виду у сидящей собаки аппортировочный предмет к другому предмету и, посылая собаку за предметом, по команде «аппорт» добиться, чтобы она брала только свой аппортировочный предмет.

Добившись этого, отработка выборки вещей будет происходить значительно легче.

Выборка вещи строится так: в стороне от остальных собак, по указанию дрессировщика, кладут на чистом и ровном месте два одинаковых по форме аппортировочных предмета (палочки) на расстоянии 20–30 см один от другого. Дрессировщик в 3–4 м от положенных предметов, лучше по направлению ветра, усаживает собаку (собака находится на поводке). Дает ей обнюхать свой аппортировочиый предмет, делая это так: левой рукой легко берет собаку за морду, держа предмет в правой руке, подносит его к мочке носа и произносит команду «нюхай», После этого, потерев предмет руками, отходит от собаки и на виду у нее кладет его к двум ранее положенным палочкам (а иногда, не сходя с места, бросает его). Затем возвращается к собаке. Берет собаку за морду левой рукой, а ладонь правой руки подносит к мочке носа. Одновременно с этим несколько раз в ласковой интонации произносит команду «нюхай», «нюхай». Если рука ощущает, что собака принюхивается, дрессировщик одобряет собаку, произносит команды «хорошо», «нюхай». После этого жестом правой руки показывает собаке на лежащие предметы, посылает собаку к ним, идя рядом за собакой и произнося команду «нюхай». Собака по жесту дрессировщика и команде «нюхай» подходит к лежащим на земле предметам и, в некоторых случаях, вначале схватывает первый попавшийся предмет, без принюхивания. Дрессировщик не допускает этого, произносит в угрожающей интонации команду «нюхай», «нюхай», заставляя собаку бросить неправильно схваченный предмет, наводит на искомый предмет и заставляет его взять. Когда собака возьмет искомый предмет, дрессировщик дает команду «хорошо».

Если же собака принюхивается точно к искомому предмету, но самостоятельно не берет его, дрессировщик оказывает собаке помощь — произносит команды «аппорт», «хорошо». И как только собака возьмет искомый предмет, подзывает ее к себе и ласкает.

В том же случае, когда собака обнюхала предметы и правильно взяла искомую вещь, дрессировщик подает команды «хорошо», «хорошо», «ко мне». Берет у собаки предмет, ласкает ее и дает лакомство. Рекомендуется после этого 1–2 минуты поиграть с собакой.

В течение занятия собаку пускают на выборку не более 2–3 раз. Надо добиваться при этом, чтобы последний пуск собаки на выборку был всегда удачным и был закреплен лакомством.

В тех случаях, когда собака ошибается и берет один и тот же предмет два раза, следует его изъять и заменить другим.

Если дрессировщик видит, что собака слабо диференцирует предмет или проявляет стремление брать любой предмет, следует отвести собаку от вещей и, усадив ее, дать снова обнюхать вещь и руку, а потом снова пустить на выборку.

Отдельные собаки плохо идут на выборку вещей. В таких случаях рекомендуется на виду у собаки бросить свой аппортировочиый предмет к другим и тут же по командам «аппорт» и «нюхай» пустить ее.

Стремясь взять брошенный предмет, собака будет принюхиваться к предметам и схватывать предмет со знакомым ей запахом. Этот момент и должен уловить дрессировщик и увязать его с командой «нюхай», закрепляя лакомством.

Дрессировщик четко должен знать выбираемый предмет и место, где он лежит. Путаница здесь совершенно недопустима, она усложняет и затягивает отработку навыка. Дрессировщик не должен касаться руками других предметов, чтобы не оставить на них своего запаха.

Не следует забывать, что основной командой в этом приеме является команда «нюхай», обозначающая общий сигнал к принюхиванию и к диференцировке запахов. Команды «аппорт» или «хорошо» применяют только тогда, когда собака точно обнюхивает искомый предмет, но не берет его в зубы. Команду «фу» произносят только в мягком тоне и только в том случае, если собака по команде «нюхай», поданной в угрожающем тоне, не бросает неправильно взятую вещь.

При правильной и своевременной даче перечисленных выше команд, своевременном поощрении собаки, последняя сравнительно быстро начинает принюхиваться к лежащим предметам и правильно выбирать искомый запах среди других.

При подходе с выбранной вещью собака должна садиться перед дрессировщиком и по команде «дай» отдавать вещь.

После того, как собака будет безошибочно выбирать предметы дрессировщика с обнюхивания его руки, собаку посылают на выборку с обнюхивания вещи. Таким образом, условия работы для собаки несколько усложняются. В этом случае дрессировщик вместо руки дает обнюхивать собаке свою вещь.

Как только собака при обнюхивании вещи сравнительно правильно будет выбирать предмет дрессировщика, количество посторонних предметов увеличивается до 6. Если вначале предметы клало одно лицо, то теперь свои предметы кладут несколько лиц, этим увеличивают количество запахов, среди которых собака будет выбирать искомую вещь.

В дальнейшем, с целью выработки у собаки более тонкой диференцировки, количество предметов с различными запахами увеличивают до 6–8 штук. Аппортировочные предметы перемешивают с другими вещами. Разнообразится раскладка предметов. Время пуска собаки на выборку постепенно оттягивается на несколько минут. Команды вспомогательного характера не применяют и остается лишь одна основная команда «нюхай». Собака переходит работать без поводка.

Для проверки того, насколько правильно собака выбирает вещь дрессировщика, последнюю совершенно закрывают другими предметами. Собаке дается полная самостоятельность при выборке.

После того, как собака с обнюхивания вещи дрессировщика будет четко и без ошибок выбирать его вещь из других посторонних предметов, ее переключают на выборку «чужих» вещей.

Выборка «чужих» вещей вначале проводится в облегченных условиях. Два лица кладут три предмета на 12–20 см один от другого (аппорты). Первый кладет два предмета, второй — один (второй будет служить помощником).

Помощник, который положил один предмет, оставляет дрессировщику какую-либо вещь со своим запахом (головной убор, перчатки и т. п.).

Дрессировщик, как и при выборке «своей» вещи, в 3–4 м от положенных предметов сажает собаку, берет осторожно вещь, оставленную помощником, и дает ее обнюхать собаке. После этого эту вещь кладет на землю около себя и жестом с командой «нюхай» посылает собаку на выборку.

В первые два-три раза собака обычно будет искать среди лежащих предметов вещь с запахом дрессировщика. Дрессировщик дает в угрожающей интонации команду «нюхай».

В некоторых случаях собака будет возвращаться к дрессировщику, не выбрав и не взяв предмета. В таком случае дрессировщик вторично дает собаке обнюхать вещь и снова посылает на выборку. Иногда подводит собаку непосредственно к вещи, показывая на нее рукой. Этот прием повторяется 3–4 раза.

При правильной выборке дрессировщик подзывает собаку и поощряет ее командой «хорошо», оглаживанием и дачей лакомства (мяса).

Поскольку обнюхивание вещи при выборке «своих» вещей у собаки отработано, прием выборка «чужих» вещей отрабатывается гораздо быстрее. С переходом на выборку «чужих» предметов не следует возвращаться к выборке вещи с запахом дрессировщика, так как это будет сбивать собаку при последующих занятиях по выборке «чужих» предметов.

Выборка «чужих» предметов постепенно усложняется. Вещи разнообразят по форме, размеру и количество их увеличивают. Дрессировщик должен особенно внимательно наблюдать при выборке за действиями собаки, не допуская ошибок в даче вспомогательных команд, хорошо знать выбираемый предмет среди других вещей помощника.

Места, где раскладывают предметы для выборки, должны чаще меняться. Меняют и помощника.

Когда собака, пущенная на выборку без поводка, четко, без ошибок выбирает «чужую» вещь, эту собаку проверяют так называемой «слепой» выборкой. В этом случае дрессировщик не знает вещи, которую должна будет выбрать собака. Это занятие проводит другое лицо — обычно руководитель занятиями.

Нередко неопытные дрессировщики при отработке навыка допускают ошибки. Наиболее характерные из них следующие.

1) Раскладка вещей с наличием на них, кроме индивидуального запаха, других нежелательных запахов, как-то: мяса, слюны собак и др. пахучих веществ, привлекающих собаку к выборке и поднятию неискомой вещи.

2) Разность свежести запахов при выборке «чужих» вещей, т. е. когда выбираемую вещь перед раскладкой усиленно натирают, а остальные вещи в руках помощника остаются с меньшим запахом. Это приводит к тому, что собака выбирает вещь не по индивидуальному запаху помощника, а по свежести или силе запаха.

3) Лишние действия дрессировщика в момент отработки приема ведут к образованию нежелательных связей.

Например: если вспомогательные команды «аппорт» и «хорошо» дрессировщик все время будет произносить в момент, когда собака только еще намерена взять искомый предмет, то в этом случае у собаки установится нежелательная связь, и собака будет делать выборку не по запаху, а по команде. Или достаточно дрессировщику несколько раз сделать шаг назад в момент, когда собака только еще принюхивается к вещам, как она будет хватать первую попавшуюся вещь и подносить к дрессировщику.

Дрессировщик обязан очень внимательно следить за своими действиями, не допуская лишних движений в момент выборки.

Прием можно считать отработанным в том случае, если собака без помощи дрессировщика четко выбирает «чужие» вещи из 6–8 разных предметов.

Прием: выборка человека с вещи. Цель приема — выработать у собаки навык выбирать человека из группы людей по запаху его вещи.

Основным условным раздражителем является команда «нюхай» и жест — выбрасывание руки в направлении группы людей. Вспомогательным — команда «хорошо» и мягкая команда «фу».

Безусловным раздражителем — хватка собакой помощника.

Прием вводят после того, как собака сравнительно хорошо будет выбирать «чужие» вещи.

Данный прием, как и выборка предметов, способствует развитию обоняния у собаки для более четкой диференцировки запахов.

Вначале занятия проводят в облегченной обстановке — при незначительных отвлечениях.

Методы и техника построения приема. Новым в этом приеме для собаки по сравнению с предыдущим будет выборка человека.

По указанию руководителя занятиями 3–4 помощника заранее становятся в одну шеренгу. Помощники одеты в одежду, принадлежащую им. Расстояние между помощниками должно быть таким, чтобы собака могла свободно проходить около каждого человека во время выборки (1–2 шага).

Один из помощников, заранее выбрасывает метра на три принадлежащую ему вещь — головной убор или подвертку из обуви.

Дрессировщик подходит с собакой к вещи, брошенной помощником, и по команде «сидеть» усаживает собаку. Правой рукой при помощи какого-либо предмета, лучше пинцета (чтобы не оставить своего запаха на вещи), очень осторожно берет эту вещь и дает ее обнюхать собаке. При этом в обычной интонации произносит команду «нюхай», «нюхай». После этого, положив вещь сзади себя на землю, жестом правой руки, одновременно с командой «нюхай» в повышенной интонации посылает собаку, с фланга держа ее на поводке, на выборку. В первое время собака может не сделать выборки. Обнюхав спокойно стоящих людей, она попытается уйти. В таком случае помощник, которого должна выбирать собака, делает движение. Собака обычно сейчас же переключается на помощника и хватает его. В это время дрессировщик поощряет собаку командой «хорошо», натягивая поводок, и собака как бы вытаскивает помощника из строя.

При выходе помощника из группы дрессировщик произносит для него команду «стой». Помощник по этой команде останавливается и прекращает всякие движения. Дрессировщик берет собаку и отводит ее от помощника, произнося команду «рядом». Помощник в этот момент опять встает в группу, только на другое место.

Дрессировщик, дав обнюхать собаке ту же вещь, командой «нюхай» посылает ее вторично на выборку. После того, как собака потрепала помощника за одежду, ей становится легче выбрать знакомый уже запах, и собака обычно вторичную выборку производит правильно.

В тех случаях, когда пущенная на выборку собака ошибается, пытается наброситься на другого помощника, дрессировщик произносит в запрещающем тоне команду «нюхай», «нюхай» и направляет собаку на искомого помощника. Упражнения повторяют на каждом занятии 3–4 раза, пока собака будет хорошо производить выборку из 3–4 человек.

В дальнейшем условия выборки постепенно усложняются. Группу увеличивают до 6–8 чел. Расстояние между помощниками сокращается. Люди выстраиваются один к другому ближе. Собаку посылают на выборку из группы лежащих и сидящих людей. Помощь со стороны дрессировщика уменьшается. Когда собака спокойно и безошибочно будет производить выборку, ее пускают на выборку без поводка.

Можно дрессировать собак облаиванию выбранного в группе помощника. Это делают так.

Когда собака подходит к помощнику, которого надо выбирать, и пытается схватить его за одежду, дрессировщик с командой «сидеть» в угрожающем тоне усаживает собаку. Последняя, будучи в возбужденном состоянии, проявляет лай. В этот момент дрессировщик дает лакомство, оглаживает, произнося команду «хорошо». В случае если собака схватит помощника и будет трепать, дается команда «фу».

Впоследствии собака при выборке будет садиться перед выбранным лицом и указывать на него лаем.

Выборку человека с вещи — достигают и следующим методом.

Дрессировщик, имея несколько помощников, из коих два одинаково одеты, оставляет одного в группе, второго начинает конвоировать. Не оборачиваясь к собаке, конвоируемый помощник возбуждает ее, двигаясь на расстоянии 10–15 м от группы других помощников.

Для того чтобы ознакомить собаку с запахом конвоируемого, дрессировщик приближает к нему собаку и дает возможность один-два раза схватить за одежду. После этого по сигналу руководителя занятий собаку на короткое время поворачивают или заслоняют дрессировщиком, помощник в это время встает в группу других помощников. После этого собаку пускают на выборку.

Постепенно группа увеличивается до 3–4 помощников, помощник в момент ухода в группу бросает заранее приготовленную свою вещь. Дрессировщик перед тем как пускать собаку на выборку дает собаке обнюхать ее.

После выработки у собаки необходимого навыка итти в группу и отыскивать искомый запах, конвоирование прекращают, и собаку пускают на выборку человека только по запаху вещи из группы 6–10 человек.

Аналогичным методом можно проводить занятия в нежилом полутемном помещении. Прием строят так: 1–2 помощника заходят и укрываются в помещении. Третьего помощника дрессировщик с собакой конвоируют вблизи входа в помещение. Поровнявшись с входом в помещение, помощник, бросив свою вещь у входа, скрывается в помещении и располагается рядом или поблизости с заранее укрывшимися.

Дрессировщик, дав собаке обнюхать вещь, заходит с ней в помещение. Допустив собаку взяться за одежду выбранного, дрессировщик выводит его и сдает руководителю.

Прием повторяется 2–3 раза. В дальнейшем конвоирование прекращают, и собаку пускают в помещение лишь после обнюхивания вещи, оставленной у входа. Собак, недостаточно «заинтересованных» в выборке человека, возбуждает помощник из-за двери, не показываясь им.

Существенным недостатком приема «выборка человека с вещи» является то, что этот прием основывается на активно-оборонительной реакции собаки, что способствует развитию у нее излишней злобы и сильного возбуждения.

Чтобы избежать этого, прием «выборка человека с вещи» можно строить на «заинтересованности» поиска собакой аппортировочного предмета.

Прием проводят так: подготовив 3–4 помощников (расставив их на расстоянии одного шага друг от друга), дрессировщик заранее предлагает одному из них положить впереди себя в 20–25 м свою вещь (перчатку, носовой платок и т. п.). Дрессировщик, дает затем собаке обнюхать эту вещь, бросает ее в сторону помощников на 15–20 м и по команде «аппорт» посылает собаку за вещью.

Как только собака по команде бросается с места, помощник-владелец вещи выбегает из группы, хватает на виду у собаки свою вещь, прячет ее в рукав и становится на место.

Дрессировщик, имея собаку на поводке, по команде «аппорт» подводит ее к группе помощников и по команде «нюхай» дает собаке последовательно их обнюхать. Как только собака подойдет к помощнику, у которого находится вещь, и будет его обнюхивать, помощник, показав вещь, спрятанную в рукаве, дает ее схватить собаке. Когда собака начнет тянуть вещь, помощник выходит на шаг вперед и по команде дрессировщика «хорошо» отдает ей вещь, а собака получает поощрение. Упражнение повторяют еще раз.

Помощник постепенно прячет вещь в рукав глубже и собака «вытягивает» его из группы уже за рукав. На 4–5 день количество помощников увеличивается, помощник свою вещь не берет и не прячет. Собаку пускают на выборку без поводка с 2–3 шагов от группы лишь с предварительным обнюхиванием вещи.

Навык считается отработанным, когда собака по команде дрессировщика без поводка безотказно и четко выбирает человека с вещью из группы в 6–8 человек.

Прием: обыск местности и помещений. Цель приема — выработать у собаки навык активного, заинтересованного и организованного (зигзагообразного) поиска людей и предметов на определенном участке местности и в помещениях.

В качестве условных раздражителей применяются команда «ищи» и жест — выбрасывание руки ладонью вниз в направлении обыскиваемого участка.

В качестве безусловных раздражителей используют пищевые, оборонительные и ориентировочные реакции.

К занятиям по обыску местности и помещений следует переходить после того, как у собаки будут хорошо отработаны: подноска вещей к дрессировщику, злобность и достаточно закреплен навык различения индивидуального запаха человека.

Методы и техника обыска местности. Отработка приема построения начинается с нахождения собакой предметов на местности. Приучение собаки к обыску местности производится без поводка.

Вначале дрессировщик развивает у собаки «заинтересованный» поиск путем разбрасывания своих аппортировочных предметов и посыла за ними собаки по жесту и команде «ищи» (рис. 140).

Рис. 140. Упражнение по развитию поиска посредством бросков аппорта в произвольные стороны

Занятия в дальнейшем проводят в облегченных условиях, на местности, где мало отвлекающих раздражителей. Участок должен быть не менее 100X150 м.

Прием строят так: по указанию дрессировщика помощник, не заходя на участок, чтобы не оставить там следов, с расстояния бросает в разные места три предмета, образуя ими на участке как бы два угла (рис. 141).

Рис. 141. Первоначальное упражнение по обыску местности

Такой порядок раскладки предметов на участке способствует выработке у собаки зигзагообразного поиска. Когда помощник разбрасывает предметы, дрессировщик внимательно следит за ним и запоминает места, где они находятся.

Когда предметы разбросаны, дрессировщик подходит с собакой к середине участка, сажает собаку и снимает с нее поводок. Затем дает команду «ищи» и жестом правой руки с наклоном корпуса посылает собаку в сторону одной из разбросанных на участке вещей. Вначале собака не активно идет на поиск. В таких случаях дрессировщик более настойчиво произнося команду «ищи», пробегает вместе с собакой и направляет ее жестом правой руки к лежащему предмету. Когда собака, наткнувшись на предмет, возьмет его, дрессировщик подзывает собаку к себе, берет у нее найденный предмет, ласкает и дает лакомство. После этого собаку посылают в другую сторону участка — ко второй вещи. Здесь уже, наряду с командой «ищи», жест дается другой рукой с наклоном туловища в другую сторону.

В том случае, когда собака, подойдя к лежащему предмету, не берет его, дрессировщик заставляет ее взять по команде «аппорт».

Таким же порядком собаку посылают в направлении третьей брошенной помощником вещи.

Во всех случаях, когда собака схватывает обнаруженный предмет и подносит его к дрессировщику, последний обязан поощрять собаку игрой и дачей ей лакомства. После ряда таких упражнений собака будет достаточно активно производить поиск.

В последующем, когда собака при каждом повороте (зигзаге) будет самостоятельно обнаруживать брошенный предмет и приносить его к дрессировщику, с усадкой перед ним, расстояние между предметами увеличивают. Помощник попрежнему подходит к обыскиваемому участку местности со стороны, первую вещь бросает в начале участка, недалеко от себя, вторую вещь бросает дальше от себя, пройдя вперед от первого места 40–50 м, а третью вещь — в конце участка, примерно на середине (рис. 142).

Рис. 142. Дальнейшая дрессировка по организованному поиску предметов

Чтобы у собаки не выработалась условная связь делать повороты только по нахождении вещи, дрессировщик, пуская собаку по жесту и команде «ищи», дает ей направление в сторону, где нет вещи.

Двигаясь вместе с собакой и давая команду «ищи» и жест, дрессировщик резко меняет свое направление поворотом в другую сторону. Сделав второй поворот, переводит собаку на поиск в новом направлении. Когда собака, пройдя 30–40 м и принюхиваясь к местности, натыкается на лежащий предмет и берет его, то получает от дрессировщика поощрение. После этого по жесту руки собаку направляют на поиски третьей вещи.

Отработкой навыка при помощи жеста с посылом собаки в противоположные стороны у нее вырабатывается самостоятельный активный и организованный поиск.

По мере закрепления у собаки активного и зигзагообразного поиска условия усложняют. Увеличивают количество пустых углов. Дрессировщик находится посредине обыскиваемого участка, сзади собаки, управляя ею с расстояния посредством команд и жестов (рис. 143). Разбрасываемые предметы маскируют в траве. Кладут тяжелые вещи, на которые у собаки надо вырабатывать лай.

Рис. 143. Приучение собаки к более глубокому, зигзагообразному поиску

Делают это так: помощник на обыскиваемом участке местности подвешивает или кладет тяжелую вещь или привязанный к чему-либо легкий предмет. При обнаружении такого предмета собака, в силу того что не в состоянии его поднять или схватить привязанный предмет, возбудится и обычно начнет проявлять лай. Тогда дрессировщик быстро подходит к собаке, усаживает ее, произносит команду «голос», «хорошо» и дает ей лакомство.

В дальнейшем размеры обыскиваемых участков увеличивают до 150X200 м.

Наряду с разбросанными вещами отыскивают и человека (рис. 144).

Рис. 144. Перевод собаки с обыска местности на проработку следа

Делают это так: помощник в дрессировочном костюме, предварительно разбросав вещи, не оставляя своих следов на территории участка, прячется.

Дрессировщик, приведя собаку к обыскиваемому участку, командой «ищи» и направлением руки и своим движением посылает собаку на обыск местности, а сам двигается посредине участка, управляя собакой. При обнаружении спрятавшегося помощника собаке дают возможность несколько потрепать последнего. После этого, помощник делает побег, и собаку пускают на задержание. Помощника задерживают и при помощи собаки конвоируют к месту, откуда собаку пускали на обыск.

В дальнейшем обыск местности отрабатывают в комплексе со следовой работой.

В этом случае помощник, закончив разбрасывание вещей, на участке не остается, а, оставив исходную точку у последней вещи, прокладывает след за пределы обыскиваемого участка на 300–500 м (рис. 145).

Рис. 145. Поиск вещи, находящейся на любой точке обыскиваемой местности с последующим поиском человека

Обыскав местность и подобрав оставленные предметы, собаку с исходной точки (последняя должна быть точно известна дрессировщику) пускают на проработку следа. Когда след будет проработан, помощник задерживается и конвоируется. Такие упражнения повторяют в сумерках и ночью.

Во избежание воспитания у собаки нежелательной связи к одинаковым по форме предметам и к определенной местности необходимо участки местности, бросаемые предметы и помощников систематически менять.

Навык считается отработанным, когда собака активно и организованно по команде дрессировщика обыскивает участок местности размером 150X200 м, находит спрятанные предметы и приносит их к дрессировщику, отыскивает людей и прорабатывает их следы.

Обыск помещений. Цель приема — выработать у собаки навык входить в жилые и нежилые помещения и путем обыска находить в них спрятанные предметы и людей.

Команды и жесты при обучении этим навыкам те же, что и при обыске местности. Прием отрабатывают параллельно «обыску местности».

Методы и техника построения приема. Местом для отработки обыска помещения могут служить нежилые надворные постройки, сараи, амбары, риги, пустые скотные дворы и т. д.

Заранее проинструктированный помощник бросает в помещение одну-две вещи на видном месте и уходит.

Дрессировщик подводит собаку к дверям помещения и без поводка, по команде «ищи» и жесту посылает ее в помещение. В первое время собака при входе в незнакомое помещение обычно настораживается, и поведение ее носит ориентировочный характер. Дрессировщик должен войти в помещение и при необходимости указать собаке с командой «аппорт» на лежащие предметы. Как только собака возьмет и поднесет предмет к дрессировщику, последний поощряет ее командой «хорошо» и дает лакомство, оглаживая собаку.

По мере выработки у собаки навыка к обыску помещения количество оставляемых вещей увеличивают, оставляют вещи разные по форме и тщательно их прячут. Когда собака хорошо будет находить в помещении замаскированные предметы, ее переводят на отыскивание человека.

В этом случае помощник, одетый в дрессировочный костюм, оставляет; в помещении на видном месте свой предмет, отходит от него и прячется в этом же помещении.

Дрессировщик входит в помещение вместе с собакой и управляет ее поведением командами «ищи», «хорошо» и жестом.

При нахождении помощника собака хватает его за халат и треплет. Помощник конвоируется из помещения и передается третьему лицу.

Когда собака будет безотказно и заинтересованно обыскивать помещение в присутствии дрессировщика, её посылают одну для обыска подвалов, чердаков и разного рода убежищ.

В последующем эти занятия проводят в ночное время при наличии выстрелов.

Помощников и обыскиваемые помещения периодически меняют.

Навык считается отработанным, когда собака смело одна входит в помещение, активно отыскивает вещи и спрятавшихся людей.

Прием: работа по следу. Цель приема — выработать у собаки стойкий навык безотказного поиска человека по его запаху, по команде дрессировщика «след».

При отработке навыка в качестве условных раздражителей применяется команда «след», искомый запах человека, аппортировочный предмет. Основным безусловным раздражителем, вызывающим у собаки реакцию движения по следу, является человек (помощник) в момент хватки его собакой на конечной точке следа.

В порядке поощрения применяют: команду «хорошо», лакомство и оглаживание собаки.

Прием вводят после отработки приемов, устанавливающих связь дрессировщика с собакой, и после выработки у собак навыка заинтересованной подноски предметов к дрессировщику и выборки вещей.

Учитывая то, что инстинктивное стремление собаки к преследованию зверя, человека и др. является врожденным, дрессировщику необходимо всемерно развивать этот инстинкт и направлять собаку на активный и безотказный поиск человека по его следу разной давности и в различных по сложности условиях (рис. 146).

Рис. 146. Схема запахов на следу дрессировщика

Методы и техника построения приема. Дрессировка собаки приему «работа по следу» проводится в два последовательных периода. В первый период у собаки вырабатывается навык к заинтересованному поиску человека по его запаху, во второй — отрабатывается диференцировка собакой запахов на следу.

Первый период. В течение первого периода дрессировки необходимо добиться от собаки заинтересованного принюхивания к следу дрессировщика и посторонних лиц (помощника), активной проработки этих следов на всем протяжении, подноске найденных предметов и задержании помощника (прокладчика следа). В начале отработки навыка в этом периоде занятия следует проводить утром, по росе, на местности с наличием кустарника и травяного покрова, при наименьшем количестве отвлекающих раздражителей и особенно запахов людей. Этим создают наиболее облегченные условия для работы собаки по следу.

Для достижения наибольшего успеха дрессировщик должен оказывать помощь собаке при всех затруднениях в ее работе по следу, не допускать рывков поводком, не задерживать ее без нужды и не отставать от темпа движения при проработке ею следа.

Прием проводят так.

Дрессировщик, придя на участок для занятий, привязывает собаку на удлиненный поводок (за пень, дерево или какой-либо другой предмет) и начинает играть с собакой, возбуждая ее аппортировочным предметом. Вызвав у собаки попытку схватить предмет, затем уходит от собаки на расстояние 75–100 м. (Чтобы след был более заметным, рекомендуется итти, волоча ногами по траве.) Пройдя в прямом направлении 30–40 м, делает закругленный поворот в сторону и продолжает движение. На конечной точке открыто кладет аппортировочный предмет (рис. 147).

Рис. 147. Работа по следу «хозяина» (поиск аппортировочного предмета)

Возвращение дрессировщика к собаке производится строго по проложенному следу. При подходе к собаке дрессировщик, привлекая внимание собаки на отсутствие аппорта, отвязывает ее, подводит к исходной точке следа и усаживает собаку. После этого, расправив поводок, произносит команду «след» и, нагнувшись к земле, жестом правой руки показывает на след. Дрессировщик, медленно продвигаясь с собакой вперед по следу, обычным тоном повторяет несколько раз команду «след».

При первой попытке правильного движения по следу и принюхивания к нему собаку немедленно поощряют командой «хорошо» и повторяют команду «след».

Если собака идет не по следу и не принюхивается к нему, дрессировщик, сокращая поводок, сдерживает ее, произносит команду «след» и, указывая жестом правой руки на след, натягивает поводок вниз и вперед, помогая собаке двигаться по следу несколько впереди себя. На конечной точке следа собаку подводят к оставленному аппортировочному предмету.

Когда собака на конечной точке самостоятельно поднимает предмет, дрессировщик берет его от собаки, командуя «дай», и немедленно поощряет ее лакомством и командой «хорошо», при необходимости дается команда «аппорт». После этого следует игра с собакой, и ей предоставляется свободное состояние.

На одном и том же занятии этот прием с небольшими промежутками времени, в такой же последовательности, повторяют 3–4 раза. Постепенно вводят повороты.

Приведенный метод дрессировки является наиболее эффективным, так как сравнительно быстро наступает образование условного рефлекса на команду «след».

При правильном соблюдении всех элементов построения этого приема собака обычно на 5–6-й день занятий по команде дрессировщика начинает принюхиваться к следу.

Некоторые дрессировщики предпочитают начинать работу по следу с ухода помощника с предварительным дразнением собаки. Это ведет к излишнему возбуждению собаки, что затрудняет проработку следа, так как собака, стремясь найти помощника и «потрепать» его, не принюхивается к следу.

Иногда бывает применим и следующий метод.

Собаку приучают ко второму дрессировщику и она должна допускать его к себе и не проявлять злобы. При отработке приема первый дрессировщик передает собаку второму дрессировщику и уходит прокладывать для неё след длиною до 300 м с 2–3 углами; с конечной точки своего следа он к собаке не возвращается. Второй дрессировщик, выждав 15–20 минут, берет собаку на поводок и пускает ее по следу первого дрессировщика указанным выше методом. Этим методом вырабатывают у собаки хорог ший навык работы по следу с углами и оттяжкой времени. Он облегчает дрессировку собаки на поиск по «чужому» следу.

Как только собака четко и заинтересованно будет прорабатывать следы дрессировщика и у нее образуется связь между командой «след» и запахом, необходимо переходить к проработке «чужих» следов также в облегченных условиях.

Прием строят так: дрессировщик привязывает собаку и кладет около нее аппортировочный предмет с таким расчетом, чтобы она не могла его достать. Через 2–3 минуты из-за укрытия к собаке спокойно подходит проинструктированный помощник, забирает лежащий предмет и уходит от нее на 50–100 м, стремясь оставить за собой ясно видимый след. В конце следа Делает закругленный поворот и прячется за укрытием (рис. 148). После этого дрессировщик отвязывает собаку, подводит ее к исходной точке следа и усаживает. Расправив поводок, произносит команду «след» и жестом правой руки показывает на след. Как только собака стала принюхиваться и пошла по следу, команду повторяют.

Рис. 148. Работа по следу помощника без дразнений (75–100 м). Поиски аппортировочного предмета

При подходе к конечной точке дрессировщик подводит собаку к аппортировочному предмету, лежащему около помощника, и по команде «аппорт» принуждает собаку взять вещь, не возбуждая собаку на помощника. Поощрив собаку, дрессировщик уводит ее за укрытие, а помощник остается на месте.

После ряда таких сочетаний, когда собака будет прорабатывать след помощника заинтересованно нижним чутьем, необходимо дальнейшую проработку следов производить в увязке с задержанием помощника на следу.

Накануне проработки таких следов вводится отработка приемов развития злобы и задержания.

В момент задержания инсценируют борьбу помощника с собакой. Помощник «вырывается» от собаки и убегает, прокладывая такой же след, как и в первом случае. Дав возможность скрыться помощнику, собаку вторично пускают по следу; это упражнение при каждом занятии повторяют два-три раза.

Для собак возбудимого типа, бросающихся за помощником как и при пуске на задержание, необходимо прокладку следов производить на более закрытой местности с тем, чтобы собака не могла видеть уходящего помощника, и не дразнить ее.

На выработку у собаки «заинтересованности» в принюхивании к следу дрессировщика и помощника и навыка активной проработки этих следов в облегченных условиях, давностью 20–30 минут, на дистанцию одного километра, для большинства собак достаточно не более одного месяца регулярных занятий.

По мере подготовленности собаки постепенно вводят усложнения следа. Вместо одного закругленного угла делают один-два тупых угла, угол в конце следа остается закругленным (рис. 149), расстояние дрессировщика от собаки увеличивают, и собаку меньше сдерживают в темпе движения.

Рис. 149. След с тупыми углами без предварительного дразнения

Длину следа постепенно увеличивают до 200–600 м. Время пуска собаки на след оттягивается до 10–30 м. Форму следа и характер углов изменяют, прокладывают след с несколькими прямыми или острыми углами. На следу за углами и поворотами помощник кладет разные предметы (рис. 150), которые собака должна подносить к дрессировщику.

Рис. 150. Два следа с разными углами

Во время работы собаки по следу в усложненных условиях особое внимание дрессировщика должно быть обращено на четкость проработки собакой углов на следу, что достигается путем придержания собаки поводком при подходе ее к углам и помощью со стороны дрессировщика в момент проскока угла (рис. 151, 152).

Рис. 151. Приучение собаки к четкой проработке углов (придерживание собаки на углу)

Следует помнить, что частое сдерживание собаки перед углами может привести к образованию нежелательной связи. Собака при придерживании поводком, не принюхиваясь к следу, будет делать повороты в стороны. Во избежание этого необходимо в ходе проработки следа периодически практиковать сдерживание собаки и при движении ее по прямому направлению.

Рис. 152. Придерживание собаки после проскока угла

При дальнейшей дрессировке, в тех случаях, когда собака пробегает угол следа, необходимо, не применяя действия поводком, собаку возвращать к углу следа и направлять на след.

При работе по следу на острых углах собака очень часто не доходит до конца угла и срезает его. Это происходит вследствие того, что собака, почуяв более сильный запах со следующей линии следа, свободно переключается на него и продолжает дальнейшую проработку следа.

Практической необходимости проработки следа до конца угла нет, Поэтому в этих случаях требовать от собаки полной проработки углов не следует.

Когда собака по команде «след» будет самостоятельно отыскивать запах с исходной точки следа и четко прорабатывать следы, рекомендуется пускать собаку на исходную точку следа под разными углами (рис. 153).

Рис. 153. Самостоятельное нахождение направления следа

Этот навык строят так: дрессировщик, не доходя 5–10 м до исходной точки следа, пускает собаку на след по командам «нюхай» и «след» и жесту — показ правой рукой в сторону исходной точки. Как только собака обнаружила след, сразу же произносят команды «хорошо», «след» и продолжают его проработку.

Если же собака идет неправильно и не находит исходную точку, дрессировщик движется с собакой к исходной точке и направляет собаку на след, повторяя команды.

Выработав у собаки навык самостоятельно обнаруживать следы на небольших участках, приступают к дальнейшей отработке приема самостоятельного нахождения собакой следа путем обыска местности на участке 40–50 м (рис. 154).

Рис. 154. Поиск следа

Одновременно с этим проходят и отработку самостоятельного определения собакой направления следа. Практически это делают так: дрессировщик пускает собаку на линию следа под разными углами (рис. 153). Если собака, пытается итти по следу в направлении исходной точки, т. е. по обратному следу, се придерживают и направляют в сторону конечной точки следа. При неоднократном повторении таких упражнений собака будет самостоятельно отыскивать и прорабатывать след в направлении его конечной точки.

Наряду с другими формами следа необходимо практиковать прокладку петлеобразной линии следа (рис 155). Это имеет существенное значение для усовершенствования навыка собаки работать по следу разных форм.

Рис. 155. Возможные проскоки петли собакой

Методы дрессировки собаки по петлеобразным следам ничем не отличаются от описанных ранее. Следует только указать на то, что если петли будут сходиться между собой очень близко, собака будет итти либо по прямой линии, либо несколько зигзагообразно, в зависимости от силы и направления ветра.

Ветер при любой форме следов следует считать усложняющим фактором. Поэтому дрессировщик должен учитывать это при каждом занятии с собакой.

При боковом ветре собака отклоняется от линии следа в сторону направления ветра (рис. 156). При встречном ветре собака идет по следу, как правило, «верхним чутьем», меньше принюхиваясь к следу на почве. В таких случаях недостаточно подготовленные собаки часто пробегают углы, а иногда и сбиваются со следа. Поэтому при первоначальной дрессировке необходимо дрессировку собаки проводить при легком попутном ветре и лишь после этого переходить к работе при боковом и встречном ветре. Также необходимо учитывать и силу ветра. Вначале работу собаки по следу следует проводить при среднем по силе ветре, постепенно переходя к сильному. При всех затруднениях собаки необходимо оказывать ей требуемую помощь.

Рис. 156. Влияние ветра на отыскание следа (стрелки указывают направление ветра)

Наряду с постепенным усложнением формы следов, их протяженности и давности, вводят постепенно и другие усложнения, как-то: изменение характера местности (открытая, закрытая и пересеченная), характера почвы (пахота, покос, тропы и т. д.). Работа по следу проводится при разной погоде и в разное время суток: утром, ночью и днем. Часто меняют помощников.

Все усложнения должны вводиться постепенно и в зависимости от подготовленности собаки.

В первом периоде дрессировки необходимо довести работу собаки по следу протяженностью 1,5–2 км и давностью до одного часа, при разных углах. Отработать выборку человека со следа из группы и подготовить собаку к выборке искомого следа из ряда других следов, а также отработать безотказность проработки следов и четкость различия запахов (диференцировки).

Наряду с этим в первом периоде необходимо добиться четкой выборки собакой «чужих» вещей с 4–6 запахами.

Второй период. Задачей этого периода дрессировки является выработка у собаки навыка диференцировки запаха на следу.

За этот период дрессировки достигается безотказность проработки собакой пересеченных следов, четкое различие запахов (диференцировка) и выборка искомого следа из ряда других следов.

В начале дрессировки собаки в этот период вводится пересечение основного (искомого) следа под прямым углом «чужим» следом. Занятия проводят рано утром, или под вечер, при отсутствии на местности других следов (запахов людей).

Отработку этого навыка строят так.

Основной помощник прокладывает след в указанном ему направлении. Его след сразу пересекается другим лицом. Через 15–20 минут после пересечения следа дрессировщик пускает собаку на проработку следа основного помощника и внимательно следит за поведением собаки, особенно при подходе к пересечению. Если собака переключится на след другого прокладчика, то дрессировщик задерживает ее на линии пересечения, произносит запрещающую команду «фу», и немедленно направляет ее на искомый след.

По мере подготовленности собаки вводят пересечение следа под острым углом, а затем постепенно делают более сложные пересечения следа.

К следу основного прокладчика под прямым углом идет второй прокладчик. Не дойдя до этого следа 40–50 м, продолжает движение вдоль проложенного основного следа, примерно до половины его дистанции. После этого пересекает основной след и, отойдя от него на 40–50 м (в зависимости от ветра), продолжает двигаться параллельно до конца основного следа.

По достижении указанного ему пункта второй помощник уходит в противоположную сторону (рис. 157 и 158).

Рис. 157. Угловая выборка искомого следа

Далее вводится групповое пересечение следа. Это делают так.

Рис. 158. Возможные проскоки петли собакой

По заданию дрессировщика прокладывают след на дистанцию 500–600 м. Затем к линии следа с двух сторон идут два других помощника и пересекают основной след под острым или тупым углом, примерно на середине линии и на некотором расстоянии один от другого следа. Одновременно основной след пересекает третье лицо. После этого собаку пускают по следу. При переключении собаки на другой след дрессировщик действует указанным ранее методом (рис. 159).

Рис. 159. Групповое пересечение следа

Групповое пересечение следа необходимо практиковать в разт личных условиях местности, на разной почве, в разное время суток и при разном состоянии погоды.

В практике работы с собакой могут встречаться перерывы следа водой (у реки, озера) или другими преградами (рис. 160 и 161).

Рис. 160. Перерыв следа водой

При перерывах следа водой и другими преградами дрессировщик поступает следующим образом.

При подходе к водной преграде (реке, озеру) заинтересованная в поиске собака начинает искать след вдоль берега вправо и влево. Дрессировщик, зная где след у этой преграды прерван, задерживает собаку и переправляется вместе с собакой в удобном месте через преграду на другую сторону. Перейдя на противоположный берег в 50–60 м от линии проложенного следа, дрессировщик по команде «след» направляет собаку вдоль берега к линии следа и как только она обнаружила след, произносит команды «хорошо», «след» и т. д. Также следует поступать и при других преградах (дорога с большим движением и т. д.).

Рис. 161. Перерыв следа дорогами

После нескольких повторений этого приема собака будет свободно прорабатывать следы, прерванные водной и другими преградами.

В дальнейшей дрессировке необходимо постепенно переходить к самостоятельному нахождению собакой пересеченного следа путем обыска местности. Практически это делается так.

Прокладывается пересеченный след; дрессировщик, не доходя 50–60 м до исходной точки следа усаживает собаку в направлении следа. Распустив поводок, дрессировщик произносит команду «ищи» и «след», делает соответствующий жест и пускает собаку на обыск местности и отыскание следа.

При обнаружении собакой следа и при первой попытке его проработки немедленно следуют команды «хорошо» и «след». Дрессировщик, не отставая и не задерживая собаку, следует за ней до полной проработки следа.

В том случае, когда собака при обнаружении следа делает ошибку и идет к исходной точке следа, дрессировщик ее сдерживает и направляет в сторону скрывшегося помощника.

После того, когда собака будет безошибочно работать по контрольно-пересеченному следу в облегченных условиях, необходимо переходить к работе по «слепому» пересеченному следу, т. е. следу, неизвестному дрессировщику. При работе собаки по таким следам к дрессировщику предъявляются особые требования. Неумелое управление собакой будет отрицательно сказываться на качестве ее дрессировки.

Поэтому особенно важно дрессировщику изучить поведение собаки на следу до перехода к работе по «слепым» следам. В этот период работа собаки контролируется не дрессировщиком, а руководителем занятий.

Вначале «слепые» следы прокладывают в облегченных условиях местности, почвы, времени суток (лучше утром), при слабом ветре и благоприятной погоде. Затем постепенно переходят к работе в усложненных условиях. Вводится выборка человека из группы других лиц непосредственно со следа.

Делают это так.

Прокладывается след протяженностью в 200–250 м и через 10–15 минут пускают собаку. Проработка такого следа протекает быстро. Настигнув помощника, собака облаивает помощника на конечной точке или схватывает его за одежду. После этого помощник освобождается от собаки, уходит на такую же дистанцию и становится в группу других помощников, одетых в одинаковую с первым помощником одежду. Собака, идя по следу, подходит к группе и по команде дрессировщика «нюхай» производит выборку помощника из группы непосредственно со следа. В дальнейшем этот навык отрабатывают в порядке прокладки обычных следов.

При проведении занятий не следует злоупотреблять излишней трепкой и хваткой помощника собакой, а также не превращать эти занятия для развития злобы и задержания.

Далее переходят к угловой контрольной и «слепой» выборке искомого следа.

Прием строится так.

Прокладывается контрольный след двумя помощниками, которые идут с разных направлений и встречаются у определенного ориентира, откуда один прокладчик продолжает направление следа другого прокладчика (рис. 162). При работе по таким следам, особенно в первые дни занятий, очень часто собака на линии расхождения помощников срывает дифереицировку (ошибается), переходит с искомого следа на другой и, не различая запахов, продолжает итти по следу. Дрессировщик, зная о том, где расходятся следы, при подходе собаки к этой точке слегка сдерживает ее и командой «фу» запрещает переключаться на ложный след. При правильной работе собаку поощряют командой «хорошо». После нескольких таких занятий дрессировщик не сдерживает собаку на линии пересечения (угла) и дает ей возможность ошибиться. Таким способом проверяют собаку в правильности диференцировки запахов. Однако каждую ошибку собаки, которой не препятствовал дрессировщик на точке расхождения следов, следует немедленно исправлять. Собаку направляют на правильный след и поощряют. После того как собака будет безошибочно прорабатывать такие следы, количество прокладчиков увеличивают до 3–4 и более.

Рис. 162. Сложный контрольный и слепой след с выборкой искомого следа из других следов

Затем переходят от контрольной выборки следа к «слепой». В таких случаях дрессировщик не должен знать прохождение следов, их пересечение другими лицами, конечную точку и т. д. Наряду с этим постепенно вводят усложнения путем увеличения протяженности следов, их давности, на различной почве, в разное время суток и при разной погоде.

Далее переходят к «слепой» веерной выборке искомого следа из ряда других следов (рис. 163). Следует указать, что веерная выборка следа является дальнейшим усложнением угловой выборки. Собака в этом случае выбирает искомый след не из двух следов, а из 5–6 других следов.

Рис. 163. Веерная выборка искомого следа из ряда других следов

В первые дни занятий веерная выборка должна прорабатываться на контрольном следу, а затем, по мере подготовленности собаки, переходят к «слепой» выборке следа.

Техника отработки веерной выборки почти ничем не отличается от угловой выборки следа. Разница состоит только в том, что количество других следов должно доходить до 5–6 расходящихся веером в разные стороны от искомого следа. Практически для собаки получается выборка искомого следа из ряда других следов.

При работе собаки по веерному следу ей предоставляется свобода поведения. Это в первое время ведет к ошибкам, и собака переключается с искомого следа на другие следы.

В этих случаях, дрессировщик обязан помочь собаке в отыскании искомого следа. Для достижения наибольшего успеха в правильной проработке веерных следов первоначально необходимо веер (расхождение следов) прокладывать ближе к исходной точке, в поле видимости дрессировщика, или же у ясно видимого ориентира, что будет способствовать лучшему контролю и обеспечению правильности руководства собакой со стороны дрессировщика.

Однако делать на следу веерный угол очень близко к исходной точке не следует, так как на короткой дистанции собака не успеет хорошо принюхаться к искомому следу.

Таким образом, дрессировщик добивается от собаки безотказной и безошибочной проработки сложных следов с выборкой искомого следа из ряда других следов (рис. 163–164).

Рис. 164. Проработка следа

Не позднее как за один месяц до окончания курса дрессировки следовая работа собаки должна проводиться в комплексе со сторожевой и обыском местности (см. приемы «сторожовка» и «обыск местности»).

На этом дрессировка собаки заканчивается и наступает период тренировки, т. е. дальнейшего совершенствования собаки в условиях практического ее использования.

Нередко неопытные дрессировщики при дрессировке собаки в работе по следу допускают ошибки; наиболее характерные из них следующие:

а) частая прокладка следа на одном и том же участке с окончанием следа у определенных ориентиров, а также работа в одно и то же время суток;

б) оставление помощником на следу одних и тех же предметов;

в) разговоры дрессировщика с помощником во время конвоя последнего после задержания его на конечной точке следа.

Навык считается отработанным тогда, когда собака правильно и заинтересованно прорабатывает «слепые» и контрольные следы протяженностью 3–4 км и давностью 1,5–2 часа, самостоятельно обнаруживает на местности следы и производит выборку искомого следа из трех и более других следов одночасовой давности, в средне-усложненных условиях производит выборку со следа.

Прием: развитие злобы, задержание и конвой. Цель приема — выработать у собаки стойкие навыки преследовать и задерживать «чужого» человека, активно вести с ним борьбу, охранять его при конвоировании и защищать хозяина при нападении на него задержанного.

При отработке навыка условным раздражителем будет команда «фасс» и жест — свободное выбрасывание правой руки в сторону помощника.

Безусловными раздражителями будут: удары, наносимые собаке помощником, схватывание помощника и борьба с ним во время задержания.

Прием следует вводить после общей дрессировки в начале проведения специальных приемов дрессировки собак. Для розыскных — когда собаку дрессируют по следу помощника, для сторожевых — перед введением приема «обыск местности» и для караульных, — одновременно с проведением занятий «караульная служба».

Методы и техника построения приема. Занятия проводятся при участии помощника, знакомого с методами и техникой дрессировки собак. Перед началом проведения каждого упражнения дрессировщик дает инструктаж помощнику на местности, где будут проводить занятия с собакой. Собаку на время инструктажа отводят в укрытие. (Дрессировщик никогда не должен допускать своего общения с помощником на виду у собаки.) Помощники, как правило, должны меняться на каждом занятии. Первые дни занятий необходимо проводить на местности, позволяющей помощнику укрыться. Желательно, чтобы на участке во время занятий не было движения посторонних лиц, транспорта, скота и других отвлечений.

Дрессировщик, привязав собаку за дерево или за специальный прикол, становится в 2–3 шагах позади собаки. В это же время из-за укрытия в 20–30 м напротив собаки появляется помощник, одетый в дрессировочный халат. Двигаясь к привязанной собаке, помощник делает резкие движения руками, ударяет жгутом или прутом по кустарнику, траве, производя шум, меняет Позы, движения, приседает, ложится, переползает и т. п., всячески привлекая внимание собаки и возбуждая ее.

Когда собака на действия помощника проявит лай или визг, дрессировщик поощряет собаку, подает команды: «фасс», «фасс», «хорошо». Подходит к собаке и показывает жестом в сторону помощника (рис. 165).

Рис. 165. Развитие злобы

Помощник продолжает приближаться и не доходя до собаки 1–3 м останавливается, производит еще несколько резких движений, дает жгут или тряпку собаке потрепать и, как бы испугавшись собаки, убегает за укрытие. Дрессировщик подает команду «хорошо», «хорошо)), а как только помощник скрылся за укрытие, ласкает собаку, дает ей лакомство и уводит на прогулку в противоположную сторону от укрывшегося похмощника. Спустя 20–30 минут это упражнение повторяют (для незлобных собак).

Задержание. Собаку, которая достаточно возбуждается на помощника и треплет жгут или тряпку, которую ей дал схватить помощник, — следует пускать на задержание.

В последующие дни занятий помощник, двигаясь таким же порядком, подходит к собаке вплотную. Если собака не проявляет к нему боязни, он наносит собаке легкие удары жгутом по передним конечностям или бокам, дает схватить жгут и убегает в направлении укрытия.

Дрессировщик, находясь около собаки, подает команду «фасс» и поощряет ее командой «хорошо». Помощник приближается вновь. Дрессировщик, развивая у собаки активность к нападению, сам как бы нападает на помощника, делая в его сторону взмахи рукой. Й после того, когда помощник, нанеся собаке удары, начнет убегать, дрессировщик быстро берет собаку на поводок (короткий или длинный), пускает ее на задержание убегающего помощника с командами «фасс», «фасс», «хорошо». Сам, держа собаку на поводке, старается бежать быстрее, с тем чтобы натяжением поводка не затормозить активность собаки по преследованию убегающего помощника.

Помощник, убегая от собаки, оглядывается и следит за ее движением. Как только собака его догонит, он подставляет ей правый рукав дрессировочного костюма для хватки. Собака хватает помощника за правый рукав (а возможно в первый раз и за другое место дрессировочного костюма), помощник останавливается и инсценирует борьбу с собакой, ведя себя таким образом, чтобы всегда победителем в этой борьбе была собака. Борьба должна сопровождаться криками помощника (рис. 166).

Рис. 166. Развитие злобы

Дрессировщик, после того как собака схватит помощника, вновь подает команды «фасс» и «хорошо» и натягивает поводок, с тем чтобы не допустить покуса помощника собакой. Перебирая поводок в руках, приближается к собаке и берет ее за ошейник. Помощник должен «стоять смирно», а собаке дают команду «рядом» и отводят ее от помощника на 2–3 шага. Затем дрессировщик подает помощнику команду «ложись» и уводит собаку, ласкает ее, дает лакомство и выгуливает.

При отработке навыка могут быть случаи, когда отдельные злобные собаки с крепкой хваткой не отпускают захваченный костюм, продолжая трепать его. В этом случае дрессировщик берет собаку за ошейник, подает в строгом тоне команду «дай» и делает рывок вперед и вверх. Собака, пытаясь перехватить костюм за другое место, отпускает его. Дрессировщик, используя этот момент, отводит собаку от помощника и действует далее так же, как и в первом случае. Отдельные собаки и при этих условиях не отпускают костюма. В таких случаях помощник снимает его и наносит удары собаке. Естественно, что при этом собака бросает трепать костюм и бросается на помощника. Как только собака бросила трепать костюм и переключилась на помощника, дрессировщик подает команду «хорошо», а затем команду помощнику «стой», «ложись» и отводит собаку.

Могут быть собаки, которые не хватают, а бегают с лаем вокруг помощника. В этих случаях необходим более осторожный подход при отработке приема; отработка его будет более продолжительна. При дрессировке таких собак у них необходимо сначала добиться небоязни посторонних лиц. Развитие злобы у таких собак следует проводить в группе, для чего собаку привязывают между двумя злобными и активными на посторонних лиц собаками. Помощник приближается к собакам с расстояния 20–30 м и подходит к ним вплотную. Инсценировка подхода должна быть построена с видимостью боязни у помощника, без сильных зрительных и шумовых раздражителей; но приближении к собакам ни в коем случае не замахиваться на собаку, которая проявляет некоторую трусость. При отработке задержания с хваткой первое время рекомендуется пускать такую собаку в паре (суку с кобелем) со злобной собакой (рис. 167).

Рис. 167. Развитие злобы

После ряда таких сочетаний при активности злобных собак на помощника, а также поощрения со стороны дрессировщика у таких собак пассивно-оборонительная реакция на посторонних лиц постепенно исчезает.

В дальнейшем отработку навыка проводят в обычном порядке.

Добившись от собаки активного наступления на помощника при развитии злобы и задержания его при побеге, отработку навыка усложняют.

Пуск собаки на задержание убегающего помощника производится без поводка и без предварительного дразнений собаки. У собаки отрабатывается хватка с перехватыванием, для чего помощник сначала подставляет собаке правый, рукав, а когда собака за него ухватится, наносит ей легкие удары левой рукой. И как только собака отпустит правый рукав, помощник, подставляет ей левый. В процессе таких действий необходимо приучить собаку хватать за ту руку или ногу, которой помощник пытается нанести удар собаке.

Поэтому помощник, инсценируя борьбу с собакой, должен стараться, чтобы собака всегда брала за ногу, за руку, которой он обороняется. При задержании помощника дрессировщик должен помогать собаке в борьбе с ним, развивая у собаки злобу на помощника. Однако сам акт борьбы должен быть коротким — 1–2 минуты.

Конвоирование. Выработав у собаки навык активного задержания убегающего, следует начать выработку навыка конвоирования задержанного. Для этого дрессировщик после задержания отводит собаку от задержанного помощника на 4–5 шагов назад, подает помощнику команду «шагом марш» и следует с собакой за ним. Собака находится в положении «рядом» на коротком поводке. В начале движения, подают собаке команду «охраняй». Сначала, как правило, собака будет сильно натягивать поводок, стремясь вперед. Дрессировщик в строгом тоне подает команду «рядом» и производит рывок поводком назад. Добиваться спокойного и настороженного движения собаки при конвоировании без поводка следует постепенно.

Конвоируемого доводят до места, где находится руководитель занятий, которому и сдается задержанный. Если же такого нет, то, проконвоировав метров 80–100, помощнику подается команда «ложнсг», и собаку отводят. Собаке подается команда «хорошо», ее оглаживают, дают лакомство, после чего выгуливают. Помощник встает и незаметно для собаки уходит.

Для того чтобы выработать у собаки постоянную настороженность на конвоируемого, помощник, двигаясь впереди, через плечо наблюдает за собакой и в случае малейшего отвлечения собаки — производит побег. Дрессировщик подает команду «фасс» и задерживает убегающего.

Конвоируемый (помощник) периодически инсценирует нападение на дрессировщика. Последний, вступая в борьбу с помощником, подает собаке команду «фасс». Когда собака набросится на помощника и начнет его трепать, подается команда «хорошо». Таким образом, у собаки отрабатываются навыки защиты своего хозяина от нападения на него посторонних.

В этот же период следует отрабатывать у собаки и отказ от даваемого помощником корма, который он подбрасывает собаке. Вначале, как и при отработке приема «отказ от корма», следует подбрасывать кость. Помощник, подбрасывая кость, следит за собакой, и если собака пытается ее взять, он наносит собаке удар. Собаку, не взявшую корм, дрессировщик поощряет.

Далее у собаки отрабатывают навыки безразличного отношения к стрельбе в момент задержания. Вначале стрельба производится третьим лицом на удалении 80–100 м, еще в период, когда отрабатывается прием «развитие злобы». Постепенно, с каждым днем занятий, стреляющий приближается к собаке до 15–20 м, но находится за укрытием. Затем стрельбу производит дрессировщик после пуска собаки на задержание (тогда, когда собака уже вступила в борьбу с помощником). В дальнейшем стрельба производится в разных вариантах задержания и конвоя. Производится и двусторонняя стрельба, когда стреляют и дрессировщик и помощник.

В целях предосторожности стрельба должна всегда производиться на некотором отдалении стреляющих друг от друга, а также и от собаки, и только вверх.

Добившись от собаки полного спокойствия к выстрелам, следует отработать у нее задержание отстреливающегося помощника с хваткой за руку, в которой находится оружие.

В это же время необходимо отрабатывать задержание помощника, отстреливающегося лежа из-за укрытия, с пуском собаки сзади и сбоку.

Шлифуя отработку навыка, необходимо разнообразить одежду помощников как по цвету, так и по форме, так как в практике часто у собак воспитывается нежелательная связь на дрессировочный костюм. Некоторые собаки продолжают трепать костюм после того, как помощник его снял, а сам убежал. Чтобы устранить это, необходимо при занятиях периодически заставлять помощника снимать костюм, обязательно переключая собаку с костюма на помощника, а также практиковать при задержании подброску собаке костюма. Для этого помощник берет в руки, а лучше оставляет на местности по пути своего намеченного движения второй дрессировочный костюм. И в тот момент, когда собака нагоняет помощника, он подставляет ей запасной костюм. Когда собака ухватится за костюм, помощник бросает его на землю и бежит дальше, наблюдая за собакой.

Если собака осталась с брошенным костюмом и его треплет, помощник возвращается, наносит собаке удары, переключая ее на себя.

Дрессировщик при отработке такого упражнения должен стараться своевременно подбежать к собаке, дать ей в строгом тоне громко команду «фу», а если надо — и сильный рывок с командой «фасс», переключая собаку на помощника.

Отработку навыка следует считать законченной, когда собака по команде дрессировщика будет активно задерживать помощников, быть настороженной при конвое задержанного и защищать дрессировщика при нападении на него.

Прием: сторожовка. Цель приема — выработать у собаки стойкие навыки длительного настораживания, беззвучного оповещения дрессировщика о приближении посторонних лиц и активного их задержания по команде дрессировщика.

При отработке навыка в качестве условных раздражителей применяют команду «слушай» и жест правой руки, в сторону помощника.

Безусловным раздражителем является хватка собакой помощника при его задержании.

В порядке поощрения применяют команду «хорошо», лакомство и поглаживание собаки.

Прием вводят после приемов «задержание», «конвой», «обыск местности» и «работа по следу» (последние два навыка могут быть отработаны не в полном объеме, так как в дальнейшем они отрабатываются параллельно со сторожевой службой).

Методы и техника построения приема. Сторожовка на месте. Этим приемом у собаки вырабатывают навыки длительного настораживания и беззвучного оповещения дрессировщика о нахождении в зоне слышимости и видимости собаки посторонних лиц и их задержание.

В начале отработки навыка занятия проводят с наступлением сумерек и на местности с наименьшим количеством отвлекающих раздражителей. Участок подбирают заблаговременно с таким расчетом, чтобы помощник мог подойти к собаке как можно ближе и скрытно.

Прием проводят так:

Дрессировщик (или руководитель в его присутствии) инструктирует помощника, указывает ему место укрытия, устанавливает для него сигнал начала приближения к собаке, указывает путь движения и показывает приемы действий при сближении с собакой. После этого помощник укрывается в указанном ему месте на расстоянии 70–80 м от дрессировщика с собакой.

Дрессировщик, выбрав удобное место наблюдения для себя и для собаки, усаживает собаку несколько впереди себя и, удерживая ее левой рукой за поводок ближе к ошейнику, шопотом в настораживающем тоне подает команду «слушай», — одновременно правой рукой показывает собаке в сторону укрывающегося помощника.

Помощник по установленному сигналу начинает производить шорохи, слышимые собаке, и медленно, крадучись, двигается в сторону дрессировщика, делая остановки и периодически прекращая шорохи.

Рис. 168. Сторожовка

Как только дрессировщик заметил движение помощника или услышал его шорохи, он подает приглушенную команду «слушай», которую увязывает с жестом. При бдительном прислушивании к раздражителям собаку немедленно поощряют командой «хорошо». Если же она проявляет лай или визжит, дрессировщик одергиванием поводка и командой «слушай» успокаивает собаку. В случае необходимости допускается применение команды «фу» с сильным рывком поводка.

Кроме одергивания собаки поводком и команды «фу», как способа заглушения лая, допускается придерживать рукой челюсти собаки в сомкнутом виде (или же посредством обматывания челюсти поводком). Эти действия дрессировщик, так же как и рывок поводка, должен увязывать с командами «фу» и «слушай».

Успех в заглушении лая у собаки во многом будет зависеть от качества отработки приемов общей дрессировки. Чем лучше отработаны эти приемы, тем легче достигается заглушение лая и беззвучное оповещение собакой дрессировщика настораживанием и подачей корпуса собаки вперед в сторону раздражителей.

К собаке с резко выраженной оборонительной реакцией в активной форме и проявляющей лай, помощник в первые дни занятий не должен появляться в поле видимости собаки, а крадучись проходит в стороне от нее. Это меньше возбуждает собаку и способствует более быстрому заглушению лая.

К собаке, слабо реагирующей на раздраяштели, помощник подходит вплотную и путем дразнения и легких ударов жгутом вызывает у нее злобу, а затем убегает. Собаку пускают на задержание. Такой способ дрессировки сравнительно быстро развивает ориентировочную реакцию на шорохи, производимые человеком.

По мере отработки навыка постепенно вводят усложнения — увеличивают расстояние между помощником и дрессировщиком и оттягивают время действий помощника. Шорохи по своей силе постепенно уменьшают. Помощник начинает появляться с разных направлений. Занятия проводят в любое время суток: ночью, рано утром, а также при неблагоприятных метеорологических условиях, при разном направлении ветра и разной его силе.

Наряду с этим необходимо в процессе дрессировки отработать безразличное отношение собаки к другим лицам, находящимся вблизи дрессировщика. Для этого в начале дрессировки один чело-: век скрытно располагается в 4–5 м сзади собаки. Затем постепенно количество людей можно увеличить.

Этим лицам не разрешается производить никаких шумов и шорохов, отвлекающих собаку.

Сторожовка в движении. Отработка сторожовки в движении вводится не ожидая полной отработки ее на месте. Отработка начинается после того, как у собаки, в основном, на команду «слушай» будет образован условный рефлекс и проявление лая заглушено.

Прием проводят так.

Выбирают участок местности по возможности с кустарником и небольшими пересечениями, длиною 200–300 м, с наличием на участке тропы или дороги. Действия помощника производятся аналогично приему сторожовка на месте. Собака находится на коротком поводке. Дрессировщик с собакой движется по тропе, периодически через 40–50 м делает остановки для прослушивания и шопотом подает команду «слушай».

При подходе к району расположения помощника, и в особенности в момент его действий, дрессировщик усиливает наблюдение за поведением собаки и как только собака услышит шорохи и насторожится, дрессировщик приостанавливается и, произнося команды «слушай», «хорошо», «слушай», показывает жестом в сторону помощника.

Как только дрессировщик по поведению собаки увидит, что она обнаружила помощника, пускает ее на задержание. Затем конвоирует задержанного и передает его руководителю занятий или другому лицу. Весьма важным элементом при дрессировке собаки сторожевой службе в движении является выработка у нее навыка обязательной остановки и ыастораживания при обнаружении ею запаха постороннего человека или шорохов, издаваемых им. Это необходимо для того, чтобы дрессировщик в практической работе мог легко заметить изменение в поведении собаки, особенно в ночное время.

Кроме того, у собаки должно быть отработано четкое и обязательное реагирование на запах человека, неподвижно расположенного вблизи тропы, по которой движется дрессировщик с собакой. Практически этого достигают так.

Вначале помощник располагается скрытно и неподвижно в 10–15 м от тропы или линии прохождения дрессировщика, с учетом направления ветра в сторону дрессировщика с собакой.

Если собака на помощника не реагирует, движение продолжают и, пройдя 40–50 м, повторяют в обратном направлении. При безразличном отношении собаки к лежащему помощнику, последний издает шорохи, а после обнаружения производится пуск собаки на задержание.

В одном и том же занятии прием повторяют два-три раза. Участок местности необходимо менять.

После того, как собака будет хорошо обнаруживать помощника вблизи тропы, расстояние это постепенно увеличивают. Вводят и другие усложнения. Пуск собаки на задержание при отработке приема на месте и в движении сопровождают стрельбой холостыми патронами с обеих сторон, а также вспышками осветительных ракет (в ночное время).

После того, как собака будет достаточно подготовлена к сторожовке, этот прием отрабатывается в комплексе с обыском местности и следовой работой.

Комплексную работу строят следующим образом: помощник заблаговременно инструктируется руководителем занятия, который указывает время выхода и путь движения, технику действия и место укрытия, не указывая места расположения дрессировщика с собакой. Помощник в разных местах своего пути оставляет 3–4 предмета и укрывается на конечной точке, где и ожидает подхода собаки. По истечении определенного времени дрессировщик приступает к обходу участка, периодически пуская собаку на обыск местности; при обнаружении следа приступает к его проработке вплоть до задержания помощника.

После задержания помощника, его передают руководителю занятий или другому лицу и местность в районе задержания обыскивают для обнаружения брошенных предметов. Работу заканчивают конвоем задержанного.

При комплексных занятиях длина следа, местность и другие усложнения должны соответствовать подготовленности собаки.

К наиболее характерным ошибкам при дрессировке собаки этому приему относятся: частое проведение занятий на одном и том же участке и работа с одним помощником.

Сторожовку на месте и в движении следует считать отработанной, когда у собаки будут выработаны стойкие навыки длительного настораживания в течение 4–5 часов на малейшие по силе слуховые и зрительные раздражители на дистанцию 100–150 м, в среднеусложненных метеорологических условиях, беззвучного (поведением) оповещения дрессировщика о приближении помощников и активного их задержания по команде дрессировщика.

Прием: окарауливание. Цель приема — выработать у собаки стойкий навык проявлять громкий лай на малейшие по силе слуховые и зрительные раздражители при нахождении ее на блокпосту, на глухой привязи, при свободном окарауливании. Производить обыск местности и задержание посторонних лиц в районе поста.

При отработке навыка в качестве условных раздражителей применяют команду «охраняй» и жест — указание в сторону появления ожидаемого помощника.

Безусловными раздражителями являются легкие удары (жгутом, веткой и т. д.), наносимые собаке помощником в момент дразнения ее.

В порядке поощрения применяют команду «хорошо», оглаживание собаки и лакомство.

Прием вводят после отработки развития злобы и задержания.

Подготовку караульной собаки необходимо проводить с учетом ее практического применения на блок-посту, на глухой привязи и в свободном окарауливании.

В первом периоде занятий необходимо выработать у собаки навык реагировать громким лаем на шорохи и приближение посторонних лиц к посту в присутствии дрессировщика.

Во втором периоде — выработать навык проявлять громкий лай при приближении помощника, но в отсутствие дрессировщика, и навык вступать с помощником в борьбу в районе расположения поста (рис. 169).

Рис. 169. Охрана на блоке

Методы и техника построения приема. В начале дрессировки рекомендуется занятия проводить в сумерки, затем, постепенно усложняя занятия, проводить их в разное время суток и при любой погоде.

Дрессировать собаку необходимо на том месте, на котором она должна будет нести службу окарауливапия.

Окараулнвание на блок-посту. Оборудование блок-поста. Длина блок-поста, в зависимости от охраняемого участка, 50–100 м (в лесу и закрытой местности она уменьшается до 25–40 м). Территория блок-поста шириной до 10 м должна быть очищена от деревьев, кустов, крупных камней и т. п. На отведенном для блокпоста участке на глубину 80 см и высотой 2 м от уровня земли врывают два столба диаметром 20 см. Укрепляют столбы оттяжками, идущими в противоположную сторону от троса (рис. 170).

Рис. 170. Столб с оттяжкой

Между столбами натягивают проволоку (или трос) толщиной 0,5–1 см (рис. 171).

Рис. 171. Хомут для устройства блочного поста

Трос должен быть хорошо натянут; допустимый прогиб — не более одного метра. Предельная высота троса 2 м, а минимальная — 1,5 м.

На трос или проволоку надевают два кольца диаметром каждое 10 см, толщиной 0,5 см или специальный блок (рис. 172).

Рис. 172. Устройство блока

Кольца должны быть хорошо сварены или спаяны в местах соединения; на расстоянии 3 м от столбов ставят ограничители (рис. 173, 174).

Рис. 173. Скрутка-задержка для цепи на блочном посту

К кольцу наглухо закрепляют одним концом цепь из стальных звеньев. К другому концу цепи прикрепляется два прочных карабина. Длина цепи 2–2,5 м. Цепь на разрыв должна выдерживать не менее 150 кг.

Рис. 174. Кольцо для задержки цепи на блочном посту

У блок-поста устанавливается будка облегченного типа (рис. 175, 176) для укрытия собаки от непогоды. Будку устанавливают против середины троса, на расстоянии 1–1,5 м от него, открытой стороной в сторону блока.

Рис. 175. Постовая будка

Прием проводят следующим образом: дрессировщик заблаговременно выбирает участок местности, удобный для укрытия и действий помощника. Затем инструктирует помощника, указывает ему место укрытия, его поведение и сигнал начала приближения к собаке.

Рис. 176. Постовая будка

После ухода помощника в укрытие дрессировщик берет собаку на поводок и для ознакомления проводит ее по району поста. Затем привязывает собаку на цепь и пробегает с ней несколько раз вдоль блок-поста, приучая ее к шуму от движения кольца по тросу. Убедившись в том, что собака ведет себя активно, дрессировщик отходит 2–3 шага назад (в тыл), дает собаке команду «охраняй» и увязывает это с жестом показа в сторону помощника (фронт).

Помощник по сигналу дрессировщика производит хорошо слышимые шорохи и медленно, крадучись, приближается к собаке. Как только собака залает, помощник прекращает шорохи (шум) и движение. Дрессировщик оглаживает собаку, произнося команду «хорошо» и повторяет команду «охраняй».

Наступившая тишина служит сигналом для повторения действий помощника.

При проявлении собакой лая шумы и шорохи со стороны помощника уменьшаются и наоборот, когда собака на них реагирует слабо, они усиливаются. В этом случае дрессировщик, кроме команды «охраняй», произносит команду «фасс», возбуждая этим собаку.

Если собака и в этом случае не реагирует на помощника, то последний приближается к посту и замахивается на собаку жгутом, пытаясь ее ударить. Для некоторых собак, в особенности злобных, но флегматичных, легкие удары являются обязательными.

Помощник, подразнив собаку, убегает в сторону фронта, а дрессировщик без промедления освобождает собаку с цепи, дает команду «фасс» и пускает ее на задержание убегающего.

Для ускорения воспитания прочного условного рефлекса на команду «охраняй» рекомендуется каждое появление помощника в поле зрения собаки увязывать с задержанием и конвоированием. Не следует допускать со стороны помощника действий, могущих запугать собаку (сильных ударов и т. п.).

Каждое правильное действие собаки должно быть подкреплено дрессировщиком командой «хорошо» и оглаживанием.

В целях предупреждения возникновения нежелательных связей на порядок подхода помощника к собаке с одного и того же направления необходимо помощнику на каждом занятии подходить к посту собаки с разных направлений.

Добившись от собаки реагирования лаем на приближение помощника и вступление с ним в борьбу при подходе к блокпосту в присутствии дрессировщика, следует перейти к отработке навыка в отсутствие дрессировщика.

Занятия по окарауливанию на блок-посту в отсутствие дрессировщика строятся следующим образом.

Дрессировщик, поставив собаку на блок-пост, подает ей команду «охраняй» и уходит в тыл за укрытие на расстояние, позволяющее свободно слышать лай собаки; при этом в первые 3–4 дня следует проследить за ее поведением на посту и действиями помощника для предупреждения возможных ошибок с его стороны.

Заранее проинструктированный помощник выходит из-за укрытия, находящегося в 50–60 м от поста, и двигается к собаке, действуя так же, как и при предыдущем приеме.

Если собака активно лает на шорохи помощника, дрессировщик после некоторой выдержки (2–3 минуты) выбегает из-за укрытия, поощряет собаку и пускает ее на задержание.

В тех случаях, когда собака не проявляет лая, помощник приближается к ней и пытается ударить ее жгутом. Раздразнив собаку, помощник убегает в тыл, а дрессировщик быстро выбегает из-за укрытия и пускает собаку на задержание с последующим конвоированием и передачей задержанного другому лицу.

В дальнейшем перерывы между временем выставления собаки на пост и действием помощника постепенно увеличивают, шумы и шорохи цо своей силе доводят до минимума.

После того, как собака будет достаточно активно и бдительно нести службу, вводят усложнения.

Помощник подходит к собаке с лакомством (с мясом). При попытке схватить лакомство наносит собайе удар хлыстом или жгутом. В это время выбегает дрессировщик и пускает собаку на задержание.

Вводят в занятие двух помощников, действующих с разных сторон поста. Прибывший на лай собаки дрессировщик пускает собаку на задержание одного из помощников, а второго собака отыскивает в районе поста путем обыска местности.

Окарауливание на глухой привязи. Посты собак для окарауливания на цепи (без блока) устраивают на площадках шириною не менее 4 кв. метров.

На площадке на глубину один метр врывают столб, высотой в один метр и диаметром 20 см. Сверх столба укрепляют свободно вращающийся круг.

В зависимости от обстановки столб может быть врыт и на одном уровне с землей. Во вращающийся круг столба вбивают скобу с кольцом, за которое прикрепляется цепь. Можно закреплять цепь к скобе, вделанной в стену. Если пост расположен не в помещении, устанавливают будку.

Прием окарауливание на глухой привязи проводится в той же последовательности, как и в предыдущем приеме. Разница заключается только в том, что глухая привязь ограничивает участок охраны поста до 2–3 м, т. е. на длину цепи. В зависимости от условий, такие посты собак выставляют в узких проходах — между двух зданий, в коридорах, у дверей складов, магазинов и т. д.

Величина охраняемого участка в известной мере затрудняет действия собаки, поэтому на такие посты рекомендуется подбирать собак, наиболее злобных и подвижных. Техника построения этого приема не отличается от техники приема окарауливание на блок-посту.

Свободное окарауливание поста. Дрессировка собаки по свободному окарауливанию должна проходить в огороженном дворе или же в помещении склада, магазина и т. д. (рис. 177).

Рис. 177. Свободное окарауливание

Участок, охраняемый собакой путем свободного окарауливания, не должен иметь открытых входов. Если площадь окарауливания больше 1200–1400 кв. м (свободной, без строений), то ее следует разбить на несколько изолированных участков по количеству выставляемых на пост собак.

Участки должны быть разделены поперечными заборами длиной не более 50 м. Высота забора должна быть не ниже 2,5 м.

При свободном окарауливании внутри помещения необходимо, чтобы не было свободного доступа с этажа на этаж, а также чтобы собака не могла выпрыгнуть в открытые окна и т. д.

Прием строится так. Дрессировщик, придя с собакой на пост (огороженную территорию или в помещение), проводит собаку по всему участку или помещению два-три раза для ознакомления с постом.

Первые два-три дня собака во время занятий должна находиться у дрессировщика на коротком поводке. При движении с собакой дрессировщик периодически произносит команду «охраняй».

Заранее проинструктированный помощник, находящийся в укрытии, по установленному сигналу производит следующие действия.

Если занятие проводится на участке, огороженном забором, помощник вначале производит ясно слышимые шорохи и медленно приближается к забору. Подойдя к нему, начинает стучать для того, чтобы обратить внимание собаки в сторону своего местонахождения. Затем влезает на забор, показываясь несколько раз собаке. После этого перелезает через забор и приближается к собаке, инсценируя нападение на нее. При появлении помощника на участке поста дрессировщик немедленно направляется с собакой в сторону помощника, подает команду «охраняй» и после некоторой паузы командует «фасс». Помощник убегает, а собаку пускают на задержание. Задержанного помощника конвоируют и передают другому лицу.

При занятиях в закрытом помещении помощник вначале укрывается в нем до прихода дрессировщика с собакой. Придя в помещение, дрессировщик знакомит собаку с обстановкой, стараясь, чтобы собака преждевременно не обнаружила помощника. Затем по установленному сигналу появляется помощник, действуя, как и в первом случае (с учетом конкретных условий помещения, обстановки и т. д.). Дрессировщик пускает собаку на задержание, помощника конвоируют и сдают другому лицу.

Затем отрабатывается реагирование собаки (сначала в присутствии, а потом в отсутствии дрессировщика) на попытки помощника проникнуть в помещение и вступление с ним в борьбу, когда он уже проникнет. Отработку этих действий производят тем же методом и в той же последовательности, как и при проникновении помощника через забор. Дрессировщик уходит с территории поста и приходит только тогда, когда собака начнет проявлять громкий лай или же вступила в активную борьбу с помощником.

Отрабатывая весь этот навык, рекомендуется чаще менять помощников, одевать их в разную по форме и цвету одежду и не допускать шаблона в их действиях при отработке приема, а также выполнения роли помощника самим дрессировщиком.

В практике окарауливания может появиться необходимость применения собаки для обыска местности в районе поста. Поэтому караульная собака должна иметь навык обыска местности.

Этот навык у собаки вырабатывают так: дрессировщик в тылу собаки, находящейся на посту, в 20–30 м от нее, из-за укрытия ведет наблюдение за ее поведением. Проинструктированный заранее помощник медленно приближается к собаке и, раздразнив ее, убегает по прямому направлению на виду у собаки до укрытия (кустарник, овраг, штабеля дров, тара и т. д.). Затем метров 15–20 за укрытием делает полукруг в сторону и остается на месте (до обнаружения его собакой). На лай собаки выбегает дрессировщик, немедленно освобождает ее с привязи и пускает по команде «фасс» в направлении скрывшегося помощника. Собака первое время будет бежать, как на задержание, но, не видя помощника, будет его искать (с помощью дрессировщика). После трех-четырех умело проведенных упражнений собака будет самостоятельно находить скрывшегося помощника путем обыска местности. При обнаружении помощник задерживается, конвоируется и передается другому лицу.

«Окарауливание» следует считать отработанным, когда собака будет проявлять громкий лай на средние по силе слуховые и зрительные раздражители на расстоянии 100–150 м от помощника в среднеусложненных метеорологических условиях, задерживать его или находить в районе поста на площади 60X100 м.

Окарауливание стада. Назначение этого приема выработать у собаки навык охранять стадо и оповещать лаем пастуха о приближении к стаду постороннего человека. Технически прием строится аналогично приему свободное окарауливание.

Отработку навыка надо начинать на открытой местности, где дрессировщик видит все стадо, место расположения собаки и ее поведение. Затем занятия проводят в кустарнике, в лесу и в ночное время. Командой «охраняй» у собаки вырабатывается навык к движению около стада и настороженности.

Прием: приучение собаки к двусторонней связи. Цель приема — выработать у собаки стойкий навык пробега между двумя постами, расположенными на определенном расстоянии друг от друга, по команде «пост».

При отработке этого навыка в качестве условных раздражителей применяются команды «ко мне» и «пост».

Безусловным раздражителем является лакомство. Поощрение собаки, так же как и при выполнении других приемов, должно сопровождаться командой «хорошо».

Отработка навыка проводится двумя дрессировщиками. Поэтому первоначально собаку приучают к обоим дрессировщикам и контакт собаки устанавливают с обоими дрессировщиками.

Практически этого достигают следующим образом. Если собака содержится в питомнике или в отдельной клетке, в первые дни занятий оба дрессировщика одновременно подходят к клетке и поочередно называют кличку собаки, проделывая это два-три раза подряд.

Убедившись в том, что собака не пугается их, они одновременно осторожно входят в клетку. Затем спокойно останавливаются там и дают возможность собаке их обнюхать. После того, как собака с ними освоится и будет вести себя спокойно, вожатые расходятся в разные стороны клетки и поочередно по кличке подзывают к себе собаку.

В каждом случае подхода собаки к вожатому, ее поощряют лакомством и оглаживают. Так повторяют два-три раза подряд с небольшими промежутками. Во время подзыва и оглаживания собаки одним из вожатых, второй не должен отвлекать собаку командами и другими действиями. После окончания занятий собаку кормят оба.

В тех случаях, когда при появлении в клетке двух человек собака будет проявлять недоверие к ним или бросаться на них, вожатые ставят собаке пищу, выходят из клетки и ведут наблюдения за поведением собаки. После того, как собака не будет проявлять трусости или злобы, дрессировщики действуют так, как указано выше.

После отработки доверчивого отношения собаки к двум дрессировщикам все остальные упражнения, входящие в этот прием, должны отрабатываться дрессировщиками поочередно по выработанному плану.

Первоначально в полевых условиях этот навык отрабатывают так.

Собака находится у одного из дрессировщиков на поводке. Второй оглаживает собаку и одновременно подкармливает ее двумя-тремя кусочками мяса. После этого отходит от собаки на 40–5,0 м, произнося несколько раз ее кличку, и этим привлекает ее внимание к себе. Дойдя до конечной точки, останавливается, поворачивается лицом к собаке, громко называет кличку и по команде «ко мне» подзывает собаку. При первой попытке собаки к движению на подзыв первый дрессировщик спускает ее с поводка. При подходе собаки ко второму дрессировщику он дает ей лакомство и оглаживает. Спустя 2–3 минуты это же упражнение проделывает первый дрессировщик. В тех случаях, когда собака при пробеге на пост будет отвлекаться, принимающий дрессировщик повторяет команду «ко мне» и подзывает собаку. В таких случаях рекомендуется пробежать 5–10 шагов от собаки, стремясь привлечь этим движением ее к себе.

После отработки этого упражнения приступают к выработке у собаки навыка пробега на расстояние по команде «пост». Занятия проводят на открытой местности при отсутствии отвлекающих раздражителей.

Технически упражнение строится так: один из дрессировщиков, огладив собаку и подкормив ее, отходит на 80–100 м, откуда ведет наблюдение за действием дрессировщика, оставшегося с собакой.

Оставшийся дрессировщик опускается на левое колено, держит собаку за ошейник левой рукой, а правой отстегивает поводок. Отошедший дрессировщик, убедившись в готовности собаки к ее пуску, громко подает команду «ко мне». Оставшийся с собакой дрессировщик, произнося команду «пост», отпускает собаку бежать к отошедшему дрессировщику. При первой попытке собаки к пробегу оставшийся дрессировщик дает команду «пост» и выбрасывает правую руку вперед в направлении пробега (рис. 178).

Рис. 178. Посыл собаки на пост

Когда собака направляется к отошедшему дрессировщику, он еще раз произносит команду «ко мне» и при подходе собаки поощряет ее лакомством. Команда «ко мне» должна применяться только в первые 5–7 дней занятий. В дальнейшем необходимо применять только команду «пост», а команду «ко мне» только в тех случаях, когда собака отвлекается или задерживается в пути следования.

После отработки этого упражнения необходимо вводить усложнения условий пробега собаки на пост.

При четком отходе собаки при посылке на пост и быстром пробеге ее между двумя постами на расстояние 250–300 м на открытой местности можно переходить к упражнению на закрытую местность, постепенно увеличивая дистанцию пробега.

Во всех случаях отработки навыка дрессировщик обязан убедиться в том, что собака действительно была на посту. Для этого каждый раз просматривают специальный футляр для донесений, который надевают на ошейник собаки. Если же собака не дошла до поста и вернулась, дрессировщик посылает ее вторично, проходя с ней сам 20–30 м. При вторичном отказе дрессировщик проходит 80–100 м вместе с собакой и затем посылает ее на пост.

В дальнейшем собаку приучают не бояться и безразлично относиться к выстрелам и взрывам во время пробегов на пост.

Для стрельбы выделяют отдельных помощников.

Приучение собаки начинается с редкой стрельбы на расстояние 30–40 м от постов. Технически это проводят следующим образом: в то время, когда прибывшая на пост собака поощряется дрессировщиком, помощники производят 2–3 выстрела. Если собака при этом проявляет трусость, дрессировщик дает ей лакомство и игрой с ней успокаивает ее. В таких случаях на следующих занятиях звук выстрелов отдаляют. При отсутствии у собаки боязни выстрелов в последующие занятия стрельбу проводят на близком расстоянии от поста. По выработке у собаки навыка безотказного пробега между постами по команде «пост» занятия проводят при разных метеорологических условиях, на различной местности — открытой, закрытой и пересеченной, в разное время суток.

Наиболее характерными ошибками при отработке этого навыка являются: грубое обращение дрессировщиков с собакой, переутомление собаки пробегами, неумелое устранение сильных отвлекающих раздражителей, несвоевременный ввод усложнений.

Навык можно считать отработанным только тогда, когда собака будет безотказно делать пробеги на расстояние 2–3 км в течение» 10–15 минут по команде «пост».

Прием: пастьба скота. Цель приема — выработать у собаки стойкие навыки движения по заданному направлению, поиска и подгона животных.

Условными раздражителями в отработке навыков пастушьей службы будут:

для движения собаки в заданном направлении — команда «вперед» и жест — выбрасывание руки вперед;

для подгона животных команды «возьми», «гони».

Безусловными раздражителями будут: рефлекс свободы, оборонительные реакции в активной и пассивной форме, пищевые реакции.

Методы и техника построения приема. Движение вдоль рубежа дороги, забора, канавы, по границе посевов. К отработке навыка следует приступать только после того, как будут отработаны приемы хождение рядом и подзыв.

При проходе стада между засеянными полями, огородами, через сад, деревню и т. п., идущая с краю собака, посланная командой «вперед», должна предотвратить попытки животных зайти в поле или огород. Приступив к отработке приема, дрессировщик идет по дороге с собакой на поводке, произнося команду «рядом». Указывая собаке рукой прямо по направлению дороги, дрессировщик сам как бы бросается вперед и дает собаке команду «вперед» в побуждающей интонации. Делает короткие броски по краю дороги, подавая собаке команду «вперед» и сопровождая это жестом, выбрасывая руку вперед (рис. 179).

Рис. 179. Выравнивание отары овец с помощью собаки

При остановках собаки вновь подается команда «вперед».

При попытке собаки уйти в сторону с дороги или остановиться на ней произносят в строгом тоне команду «вперед» и делают рывок поводком.

Движение должно итти по прямой линии. Правильный ход собаки поощряется командами «хорошо», «вперед», «хорошо».

В дальнейшем занятие проводят вдоль забора, канавы, по границе посевов и т. п., требуя от собаки безотказного исполнения команды «вперед», поощряя ее правильный ход, резко останавливая при отвлечении в сторону командой «фу» и строгим «вперед».

Когда собака усвоит команду «вперед», поводок с нее снимают, и дрессировщик гонит по дороге одно или двух домашних животных. Подавая команду «вперед», дрессировщик посылает собаку по дороге, сбоку от животных, следя за тем, чтобы собака не нападала на них. Правильное поведение собаки немедленно поощряют командой «хорошо», учащают посылы собаки по команде «вперед». Собаку чаще подзывают командой «ко мне» и поощряют.

Установив, что собака не набрасывается на идущих животных, дрессировщик увеличивает число животных, включительно до всего стада.

Посылы собаки по команде «вперед» становятся чаще и непременно по той стороне дороги или полосы, с которой имеется посев, сад или огород.

При нападении собаки на животное, уходящее от стада в сторону, дрессировщик поощряет ее, хвалит, но обязательно останавливает и подзывает к себе, как только животное войдет в стадо.

Нападение собаки на животных, идущих правильно, дрессировщик резко прекращает, применяя рывок поводком.

Обход вокруг объекта. Отработку навыка окучивание стада на определенном участке пастбища начинают вокруг какого-нибудь неподвижного предмета (например, здания). Взяв собаку на поводок, дрессировщик обходит здание кругом, подавая команду «кругом»; постепенно поводок ослабляет, опускает на землю, а сам дрессировщик понемногу отстает от собаки. При попытках ее отойти от здания дает команду «кругом» и, если надо, делает рывок поводком.

Отстав от собаки, идущей вокруг здания, дрессировщик поворачивает обратно и быстро идет навстречу собаке, подзывая ее к себе.

В дальнейшем встречи собаки с дрессировщиком все более и более приближаются к исходному положению, и, наконец, дрессировщик остается на месте. Подход собаки к дрессировщику необходимо одобрять дачей лакомства.

Для того, чтобы у собаки не выработалась нежелательная связь при движении вокруг одного и того же здания, исходные места занятий меняют. Особенно удобно для занятий место, огороженное невысокой изгородью, откуда дрессировщику видно движение собаки.

Отработав это упражнение, дрессировщик переходит к занятиям по окучиванию стада. Вначале берут небольшую группу животных.

Дрессировщик, имея при себе собаку без поводка, обходит стадо животных па некотором расстоянии от них, произнося команду «кругом».

Обход делают несколько раз. Неправильные движения собаки прекращают командой «кругом» в повышенной интонации. Попытку наброситься на пасущихся животных пресекают командой «фу» (особенно злым собакам надевается намордник). Встречать собаку, обходящую стадо кругом, дрессировщик обязан сначала на половине пути, а потом все ближе и ближе к пункту посыла.

За ходом посланнрй собаки дрессировщик наблюдает с удобного места.

При приходе на исходное место собаку обязательно ласкают или дают лакомство.

Занятия проводят на открытом месте. После отработки данного упражнения дрессировщик переходит к упражнениям на пастбище с кустарником или лесом. Для наблюдения за ходом собаки дрессировщик издали следует за ней, поправляет ее ошибки и поощряет за верный обход стада, обязательно встречая собаку с противоположной стороны.

Собака может вернуться с пути. Тогда дрессировщик применяет команду «вперед» в угрожающем тоне и делает обход стада вместе с собакой. После этого дрессировщик переходит к занятиям и во время движения стада по пастбищу.

Навык можно считать вполне усвоенным, когда собака безотказно обегает стадо по команде «кругом».

Подгон животных. Цель приема — выработать у собаки навыки подгонять к стаду отставших или ушедших в стороны от него животных, ускорять движение стада на пастбище или при возвращении домой, направлять животных при поворотах стада в сторону поворота.

Прием проводят так.

Выбрав в стаде животное, которое боится человека (уходит от него) и не сопротивляется собаке, дрессировщик, дав животному отстать от стада, резко нападает на него, гонит его к стаду, ударяя бичом. При побеге за животным увлекает за собой собаку и обращает ее внимание на бегущее животное командой «возьми».

Видя нападение своего хозяина на отставшее животное, собака обычно бросается к последнему и также преследует его. Собаку за это поощряют.

Преследование животного собакой немедленно прекращается, как только оно войдет в стадо. В этот момент дрессировщик останавливает собаку подзывом к себе командой «ко мне» и при подходе поощряет ее.

При отработке навыка необходимо соблюдать следующие правила.

1. При всяком сопротивлении животного собаке немедленно вмешивается дрессировщик и помогает собаке, ударяя бичом животное. Это приучает животных подчиняться собаке, уходить от нее в стадо, где собака не трогает и не беспокоит их.

2. Следить за тем, чтобы собака, загоняющая животное в стадо, не забегала вперед и не гнала его с головы, т. е. не сбивала его с хода.

3. Не допускать покусов собакой животных (коров — за морду, бока и вымя, овец — за морду, шею и ноги). Если собака злая и кусает животных, обучение надо проводить в наморднике, предотвращая командой «фу» попытки покусов.

4. Как только преследуемое собакой животное вошло в стадо, подать строгую команду «фу» с одновременным сильным рывком поводка, после чего сделать подзыв собаки и при подходе дать команду «хорошо».

Злобных (кусающихся) собак в начале обучения пускают в наморднике. Затем, снимают намордник и пускают их на парфорсе и длинном поводке.

В дальнейшем дрессировщик пускает собаку свободно, прекращая неправильные действия командой «фу».

В ходе занятий расстояние отставших от стада животных увеличивают.

По команде «возьми» следует приучить собаку нападать на корову сзади с хваткой за правую или левую заднюю ногу, а на овцу так же сзади, с хваткой за бок.

Попытку собаки схватить животное за хвост дрессировщик немедленно останавливает командой «фу», а также сильным рывком поводка.

Никогда нельзя допускать победы животного (быка, барана, коровы) над собакой. Дрессировщик следит, чтобы корова не ударила собаку ногой, рогами.

Розыск животных. Прием вводится после отработки навыка по обыску местности.

Навык отрабатывается как обыск местности по команде «ищи» (см. прием «обыск местности»).

Участок для обучения выбирают не более 100x400 м, вначале ровный с кустами, а в дальнейшем — гористый и лесистый.

Когда у собаки будет выработан навык обыска местности для поиска аппортировочного предмета, переходят к замене его животным, которое помощник приводит заблаговременно в установленное место.

Дрессировщик направляет собаку на участок командой «ищи», помогая ей.

При нахождении животного следуют поощрение собаки и команда «голос» с целью приучения собаки облаивать найденное животное.

Продолжая отработку навыка, дрессировщик оставляет на участке несколько животных, добиваясь при подходе к ним собаки облаивания их.

Навык будет считаться отработанным, когда собака по команде «ищи» безотказно обыскивает местность и на участке 100X400 м находит животное и облаивает его.

Прием: перевозка груза. Цель приема — выработать у собаки навык свободно находиться в упряжке и равномерно тянуть тележку (нарту) с грузом.

Условными раздражителями являются команды: «вперед», «стой», «вправо» и «влево».

Безусловным раздражителем — удар хлыстом и дача лакомства.

Навык отрабатывается после того, как у собаки будут отработаны основные приемы общей дрессировки, позволяющие управлять поведением собаки в этом виде службы.

Методы и техника отработки приема. Собак, предназначенных к работе в одной упряжке, приучают друг к другу. Вначале лучше приучать друг к другу двух собак, а затем постепенно всю группу, предназначенную для упряжки.

Приучение собак друг к другу проводится так.

Сводят вместе двух самых драчливых собак, находящихся на поводках у дрессировщиков. Дрессировщики, гуляя с собаками, все время внимательно наблюдают за их поведением.

В том случае, если по отношению друг к другу собаки начнут проявлять агрессивную реакцию, пытаясь наброситься, со стороны дрессировщиков немедленно следует запрещающая команда «фу» и удар хлыстом по крупу.

Во избежание сильных покусов рекомендуется при выгуливании собак в группе первое время надевать на них намордники. По мере того как собаки привыкнут друг к другу, намордники с них снимают и начинают приучать их к движению в паре.

Это делают так: дрессировщик посредством специального снаряжения (рис. 180) соединяет двух собак вместе, берет их на поводок, затем произносит команду «вперед» и вместе с ними рядом бежит по прямой, повторяя команду «вперед» и наблюдая за собаками, чтобы они во время движения не мешали одна другой и не меняли своего места.

Рис. 180. Схема привязывания собаки к потягу

Если собаки равномерно бегут вперед, дрессировщик, немного отставая, поощряет их командой «хорошо», а на остановках дает им лакомство.

После ряда таких упражнений собаки привыкают к движению в паре, равномерно натягивают поводок, не мешая друг другу.

После того, как собаки будут по команде «вперед» быстро ходить по прямому направлению парами на поводке, их начинают приучать к передвижению тележки (нарты) в упряжке.

Вначале приучают к упряжке двух собак.

Дрессировщик впрягает собак в упряжку очень осторожно и при проявлении ими беспокойства успокаивает их дачей команд в ласковом тоне и лакомства.

Когда собаки будут впряжены в упряжку, дрессировщик, встав около собак с правой стороны и держа в руках поводок, подает знакомую собакам команду «вперед» и вместе с ними бежит по прямому, заранее выбранному маршруту на расстоянии 200–300 м, периодически произнося команду «вперед».

Пройдя за собаками это расстояние, дрессировщик командой «стой» и осаживанием поводка останавливает собак, дает им лакомство и небольшой отдых.

После 15–20 минут отдыха дрессировщик поворачивает упряжку собак с тележкой в обратную сторону, становится сзади собак и подает команду «вперед», ударяя одновременно хлыстом по тележке. Когда собаки по знакомому им маршруту побегут в обратную сторону, дрессировщик легко, не останавливая собак, садится в тележку (нарту).

Подъехав к конечному месту, подает команду «стой» и натягиванием поводка останавливает собак и предоставляет им отдых. В одно занятие это упражнение повторяют не более 3–4 раз.

Когда собаки по команде дрессировщика будут тянуть тележку (нарту) с грузом или везти самого дрессировщика, расстояние пробега увеличивают до 500 м.

При попытках собак свернуть в сторону дрессировщик хлыстом заставляет собак бежать по прямому направлению.

Более сложным видом дрессировки будет приучение собак к поворотам во время движения вправо и влево.

Чтобы приучить собак к поворотам, делают так: достигнув места, где надо сделать поворот, дрессировщик, находящийся в тележке (нарте), тормозит ее, и не давая собакам двигаться вперед, произносит команду «вправо». Одновременно с командой ударами хлыста по земле параллельно левой собаке побуждает собак свернуть в правую сторону. Как только собаки изменят направление, дает «команду «вперед». Проехав в новом направлении 20–25 м, дрессировщик по команде «стой» останавливает собак, поощряет их и предоставляет им отдых.

Когда у собак будет выработан условный рефлекс поворота вправо, переходят к отработке поворота влево. Делают это в таком же порядке, как и поворот вправо с той только разницей, что удар хлыстом производят по земле параллельно правой собаке с командой «влево».

Когда собаки будут хорошо ходить в упряжке парами, количество их увеличивают до 3–4 пар в упряжке. В этих случаях, для перемены направления воздействуют, главным образом, на ведущую пару собак.

Навык считается отработанным, когда собаки, находясь в упряжке в парах, равномерно тянут тележку, по команде дрессировщика делают повороты в требуемых направлениях и по команде «стой» останавливаются.

Тренировка служебных собак

Цель — закрепить и совершенствовать выработанные у собаки навыки для служебного ее использования.

Чтобы собаки могли безотказно работать в разнообразных условиях местности, в разной обстановке и быть вполне полноценными служебными собаками, им требуется систематическая плановая тренировка. Без тренировки выработанные у собаки навыки постепенно угасают. Кроме того, условия, в которых проходит дрессировка собак, не обеспечивают всех тех требований, которые предъявляют к собаке в практике служебного ее использования.

Особенно важно укреплять у собаки те навыки, которые являются главными при ее использовании. Например, для розыскных собак такими навыками будут: работа по следу, выборка предметов, обыск местности. Для караульных собак — длительное настораживание и проявление громкого длительного лая на шорохи вблизи поста и т. д.

Тренировочные занятия не должны носить случайного характера. Они должны быть заранее хорошо продуманы и спланированы.

При тренировке собак, как и в период дрессировки, следует соблюдать основное правило — пока собака не будет достаточно четко выполнять тот или другой прием в менее сложных условиях, нельзя резко усложнять эти условия. Например, нельзя увеличивать сразу в несколько раз время выдержки у собак или вводить слишком сильные отвлекающие раздражители, к которым собака еще не подготовлена.

Характер вводимых усложнений и виды совершенствования навыков должны всегда соответствовать требованиям практики использования собаки.

Тренировка приемами общем дрессировки. Тренировка собак приемами общей дрессировки заключается, главным образом, в совершенствовании навыков собаки в местных условиях.

В ходе тренировочных занятий у собак вырабатывается четкость и безотказность в выполнении команды, их интонации, а также и жестов.

Занятия проводят без поводка.

В тренировке собак нельзя пренебрегать приемами общей дрессировки, так как они служат основой для специальной дрессировки. Если собака будет безотказно выполнять команды приемов общей дрессировки, она хорошо и безотказно будет выполнять команды любых специальных приемов.

Тренировка специальным приемам.

а) Выборка вещей. Тренировка собаки розыскной службы по приему «выборка вещей» является одним из главных методов в улучшении навыка диференцировки запаха и развития навыка принюхивания по команде «нюхай».

Для тренировки оборудуется специальный квадрат, в котором постоянно находятся разнообразные предметы (см. рис. 139).

Если собака подготовлена к выборке вещи только своего дрессировщика, последний подводит собаку к квадрату, сажает ее перед ним, бросает или кладет свой предмет в квадрат среди находящихся там вещей, после чего возвращается к собаке и соответствующим порядком посылает ее на выборку.

Если же собака подготовлена для выборки «чужих» предметов, дрессировщик приходит к квадрату с помощником, который бросает одну свою вещь в квадрат, а вторую свою вещь дает дрессировщику для обнюхивания ее собакой, после чего собаку пускают на выборку.

Тренировку собак в выборке вещей последовательно усложняют. Количество посторонних предметов с разными запахами постепенно увеличивают.

б) Следовая работа. Тренировка собаки приемом «работа по следу» проводится на разнообразной местности, приближенно к условиям, в которых применяют розыскных собак в практической работе.

Как и в период дрессировки, прокладка следов производится с последующим постепенным их усложнением.

Нельзя увеличивать длину следа сразу на несколько километров или удлинять время давности следа сразу на несколько часов. Это может привести к срыву работы.

Следы прокладывают контрольные и «слепые», чередуя их.

Большое практическое значение имеет тренировка розыскной собаки по следам с перерывами, которые образуются встречающимися на пути следа разного рода препятствиями: дорогой, рекой и т. п.

Особенно большое внимание следует уделять проработке следов, проложенных через населенные пункты, где собака чаще всего сбивается со следа.

Зимой при наличии снежного покрова тренировку собаки в работе по следу рекомендуется проводить по тропам и дорогам. Не следует часто тренировать по следам, проложенным по снежному покрову с ярко выраженными отпечатками обуви на снегу. При частой тренировке по таким следам у собаки может выработаться нежелательная (условная) связь на резко выраженные отпечатки, что в последующем будет мешать собаке в следовой работе.

Тренировку собаки в работе по следу в населенных пунктах периодически проводят в комплексе с обыском помещений. Для этого помощники уходят непосредственно со следа в нежилые, а в дальнейшем и в жилые здания. Для укрытия помощников используют подвалы и другие убежища.

У собаки розыскной службы в процессе тренировки должна совершенствоваться диференцировка запахов, главным образом выборкой следа из ряда других следов и самостоятельным обнаружением следа на местности. Чаще практикуется проработка «слепых» следов. В этом случае проверяется не только навык собаки в работе по следу, но и умение дрессировщика в управлении собакой на исходной точке и на следу.

При тренировке собак значительную роль играют помощники дрессировщика.

В качестве помощников иногда привлекают лиц, не знающих дрессировки собак, поэтому они должны быть хорошо проинструктированы дрессировщиком.

В работе по следу помощники должны постоянно меняться, одежда и обувь на них должна разнообразиться. В качестве помощников лучше привлекать лиц из местного населения разного пола.

Тренировка по обыску местности и сторожовке. Тренировку проводят, как правило, в усложненных условиях местности, в разное время и чаще всего в темное время суток.

Вещи на участке местности разбрасывают без всякой системы. Часть вещей тщательно маскируют. Собаку пускают на обыск без поводка.

Тренировку по обыску местности производят в комплексе со сторожевкой и работой по следу. В зависимости от подготовленности собак по обыску местности тренировка может начаться сразу с пуска собаки на розыск предметов и человека.

От найденных собакой предметов прорабатывается след помощника.

Тренировка караульных собак. Собак, подготовленных для окарауливания, тренируют на тех же постах, где их предположено применять для службы, преимущественно в ночное время и рано утром.

Собак, применяемых на блок-постах и постах глухой привязи, помимо вызова у них громкого лая, периодически пускают на задержание помощника.

Время от времени караульных собак тренируют в комплексе с отказом от корма.

В том случае, когда собаку применяют на свободном окарауливании, помощник периодически проникает непосредственно к собаке на охраняемую ею территорию и вступает с нею в борьбу.

В остальных случаях собак тренируют, главным образом, на вызов у них длительного настораживания и громкого лая.

Помощники, привлекаемые для тренировки караульных собак, должны быть всегда одеты в прочные дрессировочные костюмы, чтобы избежать покусов собакой.

Тренировка по повышению активно-оборонительной реакции и общей недоверчивости собак к посторонним лицам производится параллельно приемам общей дрессировки и приемам специального цикла.

Собак ездовой службы тренируют на выносливость путем преодоления больших расстояний в разное время суток и при различной погоде. Тренировкой лучше «сколачивается» сама упряжка собак.

Тренировка ездовых собак должна проводиться не реже двух раз в неделю.

5. Ошибки дрессировщика при дрессировке собак

В процессе дрессировки собак дрессировщики допускают ошибки, задерживающие и затрудняющие дрессировку. Особенно часты ошибки у начинающих, слабо теоретически подготовленных и практически малоопытных дрессировщиков. Ошибки возможны и у опытных дрессировщиков из-за недостаточного внимания и отсутствия должного анализа своих действий при дрессировке.

Каждая ошибка, даже незначительная на первый взгляд, приводит нередко к снижению эффективности дрессировки, а иногда и к непоправимой порче собаки. Поэтому каждый дрессировщик должен знать основные ошибки, возможные при дрессировке, их причины, последствия, меры предупреждения и исправления.

Приводим наиболее часто допускаемые ошибки.

Субъективное понимание поведения собаки. Грубейшей ошибкой в дрессировке является субъективное понимание поведения собаки, «очеловечивание» ее.

Некоторые дрессировщики, особенно теоретически мало подготовленные, при дрессировке собаки обращаются с ней, как с животным, которое якобы наделено, как и человек, способностью мыслить, сознательно действовать и т. д. В частности, по аналогии с человеком, они приписывают собаке способность понимать человеческую речь, способность руководствоваться в своих действиях различными «впечатлениями», «представлением», «желанием» или «нежеланием» и т. д.

Такое «очеловечивание» собаки приводит к тому, что дрессировщик начинает предъявлять к собаке требования, не выполнимые для нее, происходит срыв в работе по выработке навыка и даже порча собаки.

Приводим один пример.

Допустим, что собака при выгуливании погналась за кошкой. Дрессировщик подзывает собаку к себе по команде «ко мне» и «наказывает» ее ударами поводка. В результате этого собака при команде «ко мне» начнет убегать от дрессировщика, так как дрессировщик («очеловечивая» собаку), считая, что собака понимает, за что ее наказывают, удары поводком связал не с броском за кошкой, а с выполнением собакой команды «ко мне». Условный раздражитель команды «ко мне» и вид поводка в руках дрессировщика подкрепились в этом случае безусловным болевым раздражителем. Следовательно, дрессировщик совершил две ошибки: «очеловечил» собаку и неправильно использовал поводок.

У некоторых начинающих дрессировщиков, в особенности у малоопытных любителей, «очеловечивание» собаки проявляется и в том, что команду они сопровождают разговором с собакой. Это, во-первых, затрудняет выработку условных рефлексов на определенные звуковые раздражители — команды, так как звуки команды смешиваются с другими звуками (словами), и, во-вторых, лишние слова, как новые для собаки звуковые раздражители, вызывая у нее ориентировочную реакцию, затормаживают выполнение приемов дрессировки по команде.

Дрессировщик должен не «очеловечивать» собаку, а повседневно изучая ее поведение, выяснять условия, которые влияют на ее поведение и нарушают выполнение приемов.

Отсутствие индивидуального подхода при дрессировке собак. Большой ошибкой при дрессировке является отсутствие учета особенностей поведения дрессируемых собак, в результате чего игнорируется индивидуальный подход к собакам при дрессировке. При этом ко всем дрессируемым собакам, независимо от особенностей их поведения, возраста, надрессированности, применяется один и тот же метод дрессировки.

Например, отработка навыка подачи предмета производится механическим методом дрессировки или только на вкусопоощрение и т. д.

Эти ошибки происходят от слабого изучения поведения дрессируемой собаки, недостаточного инструктажа молодых дрессировщиков.

Особенно большое значение имеет индивидуальный подход при специальной дрессировке. Нельзя применять одни и те же методы дрессировки как к возбудимым, смелым и злобным собакам, так и к спокойным, флегматичным, так как, обладая разным темпераментом и особенностями поведения, они будут различно реагировать и воспринимать один и тот же метод воздействия. Без индивидуального подхода к собакам при дрессировке не только нельзя добиться эффекта в работе, но можно привести собак в полную негодность.

Отсутствие необходимой последовательности в проработке приемов дрессировки и организации занятий по дрессировке. Нередко дрессировщики, в стремлении во что бы то ни стало отработать в короткий срок побольше навыков или скорее перейти к специальной дрессировке, отработку отдельных навыков производят небрежно. Это ведет к тому, что навыки при дрессировке закрепляются недостаточно прочно, стойкие условные рефлексы на команды и жесты не вырабатываются, в результате оказывается, что дрессировщик не в состоянии управлять поведением собаки в усложненных условиях и вести успешно дальнейшую дрессировку.

Одним из основных положений при отработке навыков при дрессировке служит принцип — «от простого к сложному». Навыки должны отрабатываться в определенной последовательности, так как отработка одного облегчает отработку последующего, более сложного. Например, не отработав «посадки», не следует отрабатывать «укладки»; «выборка вещи» должен отрабатываться после Подачи вещи, а к следовой работе можно переходить лишь после хорошего закрепления «выборка вещи по запаху». Переходить к отработке усложненных навыков при дрессировке, следует лишь после того, как у собаки образуются прочные условные рефлексы на действия дрессировщика, что облегчает последующее усложнение навыков. Так, например, высоту барьера следует увеличивать лишь после четкого преодоления собакой барьера меньшей высоты.

При организации занятий по дрессировке и проведении их необходимо учитывать строгую последовательность ввода отвлечений. Занятия, проводимые без учета условий окружающей среды, ведут к грубейшим ошибкам, особенно это относится к первым занятиям. Если первые занятия по дрессировке проводят в обстановке, где имеется значительное количество отвлекающих раздражителей, это весьма затрудняет быстроту выработки необходимых условных рефлексов на сигналы дрессировщика.

Недопустимо изо дня в день ставить собаке одни и те же задачи. В этом случае дрессировщик не совершенствует работу собаки, а довольствуется примитивным выполнением сигналов, упуская из виду обязательность постоянного усложнения работы.

Вот характерные примеры таких ошибок: во время занятий по общей дрессировке дрессировщик, воспитывая выдержку, отходит всегда на одно и то же расстояние, и собака находится в положении посадки или укладки всегда небольшой отрезок времени (одну-две минуты); при хождении рядом дрессировщик ограничивается небольшими расстояниями (100–200 м). При таких методах дрессировки собака будет способна выполнять только облегченные задания.

Такой метод совершенно недопустим в работе по чутью. Прокладка следов на одно и то же расстояние (причем небольшое — 1–2 километра) в облегченных условиях: по следу небольшой давности (до двух часов) и несложной конфигурации, при благоприятных атмосферных условиях и т. п., приводит к тому, что собака становится работоспособной только в облегченных условиях.

Дрессировщик должен последовательно и постоянно усложнять тренировку собаки, совершенствуя ее служебные качества.

При поиске собаки по чутью усложнять обстановку можно, как правило, путем ввода не более одного отвлекающего фактора, с одновременным облегчением в необходимых случаях остальных условий. Так, запланировав проработку давнего следа, надо предусмотреть уменьшение длины его, исключить различные отвлекающие факторы, заниматься в безветренную погоду и т. д.

Передрессировка собаки. Передрессировка возникает в результате переутомления нервной системы вследствие излишне длительного повторения собакой одних и тех же действий.

Ошибкой малоопытных дрессировщиков является их стремление во что бы то ни стало скорее отшлифовать служебные качества собак, что зачастую вызывает у собак отказ от работы.

Передрессировать собаку можно на любом приеме, но чаще всего при занятиях по преодолению препятствий, подаче голоса, посадке, укладке, подаче брошенных предметов, задержанию убегающего.

Опытные дрессировщики знают, что излишне частые занятия одним и тем же приемом отрицательно сказываются на результатах дрессировки. Поэтому, например, готовясь к состязаниям, они на 3–4 дня до состязания предоставляют собакам отдых. Отдохнувшие собаки более четко выполняют привычные для них навыки.

Добившись от собаки четкого выполнения какого-либо навыка, в этот день заниматься этим приемом больше не следует. Если хотят у собаки выработать условный рефлекс на какую-нибудь команду, не рекомендуется заставлять ее более 2–3 раз выполнять одно и то же действие, чтобы сохранить заинтересованность к нему у собаки.

Для предотвращения ошибок (по передрессировке) надо четко планировать занятия, чередовать упражнения, поддерживать постоянную заинтересованность собаки в работе.

Если собака отказывается от работы в результате передрессировки, можно рекомендовать, как метод исправления, перерыв в занятиях на 2–3 недели, с постепенным вводом упражнений после отдыха 2–3 раза в неделю по несколько минут (в течение 1-lVa месяцев).

Неправильное использование раздражителей. Непродуманное использование раздражителей относится к наиболее часто допускаемым ошибкам.

Неправильное сочетание условных и безусловных раздражителей. Начинающие дрессировщики при воспитании условных рефлексов часто неправильно пользуются условными и безусловными раздражителями. Как уже было сказано выше, при воспитании условного рефлекса раздражители (команды, жесты), на которые вырабатываются условные рефлексы, должны подкрепляться действием безусловных раздражителей механического пли пищевого порядка. Если же условный раздражитель применяют после безусловного, то обычно условный рефлекс не вырабатывается.

Например, если рывок поводка при отработке движения собаки у ноги дрессировщика применить раньше подачи команды «рядом», условный рефлекс на команду «рядом» не выработается. То же самое наблюдается и при выработке у собаки условных рефлексов на различные жесты.

Например, если команду «сидеть» подавать ранее соответствующего жеста, то условный рефлекс на жест не вырабатывается. Начинающие дрессировщики в результате излишней поспешности часто совершают эту ошибку.

Неправильное пользование интонацией голоса. Большой ошибкой будет также неправильное пользование интонацией голоса, например подача команды всегда в одной и той же интонации, без учета поведения собаки, злоупотребление подачей команды в угрожающей интонации и т. д. В результате интонация голоса в командах теряет свое значение как вспомогательный раздражитель, усиливающий действие команды. Чтобы не допустить этого, дрессировщик должен внимательно наблюдать за поведением собаки и умело сочетать интонацию голоса с непосредственным воздействием на собаку (безусловным раздражителем).

Неправильное использование команды «фу». Неопытные дрессировщики часто применяют команду «фу» по всякому поводу. Это приводит к тому, что собака перестает на нее реагировать. Чтобы команда запрещения была действенной, ее не следует подавать часто.

Вместо команды «фу» во многих случаях с успехом можно подать другую команду, например:

1) при занятиях по укладке собака самостоятельно пытается встать; неопытный дрессировщик применяет в таких случаях команду «фу». Это неверно. Надо произносить команду данного приема с угрожающей интонацией. То же самое относится и к случаям, когда собака, сидя перед препятствием, срывается с места;

2) прорабатывая след, собака отвлеклась. В данном случае команда «фу» может затормозить стремление к поиску. Правильна будет только команда «след» с угрожающей интонацией.

При контрольной выборке вещей неопытные дрессировщики по невнимательности часто путают искомый предмет с другим и при попытке собаки взять требуемую вещь подают команду запрещения. Такие действия тормозят стремление собаки к правильной выборке.

Аналогичные ошибки допускают и при проработке контрольных следов, когда проводник, перепутав, срывает собаку с правильного направления. Такие оплошности портят собаку.

Команду «фу» целесообразно подавать только при попытках собаки схватить лежащую на земле пищу, при набрасывании на прохожих, животных и в других аналогичных случаях.

Неправильное пользование командой. У молодых дрессировщиков часто встречается вредная привычка при подачз команды по нескольку раз повторять ее. Незаметно для себя такой дрессировщик воспитывает у собаки навык выполнения приема только после неоднократных команд. Так, например, дрессировщик дает собаке команду «лежать», но она не выполняет приема, будучи чем-то отвлечепа, а повторную команду «лежать» дрессировщик не связывает с принуждением. Такой метод не может воспитать у собаки безотказность, четкость выполнения действий и внимательность к командам.

Неуместное пользование парфорсом (строгий ошейник). Многие дрессировщики имеют привычку постоянно водить собаку на парфорсе, забывая, что пользование парфорсом — одна из крайних мер принуждения, сочетающегося обязательно с соответствующей командой и интонацией.

Постоянные ощущения парфорса притупляют степень воспри ятия его собакой, и роль парфорса как принудительного фактора снижается.

Злоупотребление дачей «лакомства». В дрессировке служебных собак лакомство не является единственным средством поощрения собаки и не всегда самым правильным. Не следует в период дрессировки длительное время давать лакомство при исполнении навыка. Когда с помощью этого безусловного раздражителя образуется новый условный рефлекс на поощряющую интонацию, следует больше пользоваться последней.

Дачу собаке лакомства, а также пищи всякий раз следует сопровождать поощряющей интонацией и командой «хорошо». Это вырабатывает вспомогательный условный рефлекс на интонацию и ускоряет прекращение дачи лакомства, уже мешающего работе.

Сталкивание процессов возбуждения и торможения. Сталкивание одинаковых по силе процессов возбуждения и торможения может вызвать у собаки расстройство условно-рефлекторной деятельности, обычно называемой срывом.

Отрабатывая «задержание убегающего», дрессировщик, желая отшлифовать навык, чтобы собака не трогала спокойно стоящего человека, при хватке собакой помощника дает команду запрещения «фу», сопровождая ее резким принуждением, а затем сразу же снова натравливает собаку, подавая команду «фасс». Резкая смена возбуждения и торможения, особенно у животных со слабыми и малоподвижными раздражительными и тормозными процессами, ведет к нарушению их нервной деятельности.

Дача собаке сложной задачи по дифереыцировке запахов на выборке с применением сильных средств принуждения при ошибках; злоупотребление выдержкой на брошенный предмет при ярко выраженном стремлении собаки в аппортировке; дача невыполнимых заданий по преодолеванию препятствий и другие подобные ошибки нервируют собаку и могут привести к срыву в сторону возбуждения или торможения нервной деятельности собаки в зависимости от типа.

Недооценка значения прочих раздражителей. Обстановка, и которой дрессируют собак, должна быть близка к той, в которой будет использована собака.

Однако еще часты случаи, когда дрессировщик, например, дает задание прокладчику следа на глазах у собаки. На конечной точке, после проработки следа, сразу же собаку привязывают, а дрессировщик и помощник весело беседуют, хлопая друг друга по плечу. Помощник протягивает дрессировщику папиросу, собака рычит, лает, расценивая эти жесты, как нападение на ее хозяина, но тут звучит запрещающая команда дрессировщика, а за ней иногда и рывок поводка.

Отрицательно действует на собаку и то, когда дрессировщик обращается с обнаруженным собакой помощником по-приятельски, задержанного не сдает третьему лицу, а отпускает на глазах собаки.

Разговоры, смех, шутки при дрессировке, натравливание собаки на своих товарищей недопустимы. Вялость, неповоротливость дрессировщиков, подача неправильных команд и жестов, неумелое пользование контрастными интонациями, скупость в поощрениях, неумелое управление поводком и другие лишние раздражители тормозят успех дрессировки.

Нежелательные связи у дрессируемой собаки. Наиболее частое последствие перечисленных выше ошибок дрессировщиков — появление у собак так называемых «нежелательных связей». Внешним показателем ошибочных действий дрессировщика является неожиданное изменение поведения собаки. Собака начинает проявлять какую-либо нежелательную связь или же совсем отказывается от выполнения команд или жестов, проявляя при этом слишком возбужденное или, наоборот, тормозное состояние. Нежелательные связи — это условные рефлексы, возникшие у собаки помимо желания дрессировщика в результате допущенных им ошибок. Их, как и вообще условных рефлексов, может быть множество. Такие нежелательные связи для работы очень вредны. Дрессировщик должен уметь предотвратить образование нежелательных связей и знать методы их устранения.

Наиболее часто встречаются следующие нежелательные связи.

Нежелательные связи при постоянной последовательности приемов. Если дрессировщик несколько дней подряд во время занятия, усадив собаку, потребует от нее «голос», затем уложит ее, а потом усадит, то примерно на 3–5 день, услышав команду «голос», собака подаст его, затем сядет, потом самостоятельно, без команды, ляжет. Если дрессировщик каждое занятие с собакой будет проводить в одной и той же последовательности, у собаки прочно закрепится постоянная последовательность выполнения отдельных действий, т. е. образуется «стереотип». Услышав первую команду, собака начнет выполнять все действия в одном и том же порядке, даже вые зависимости от подаваемых в дальнейшем команд и жестов.

Часто встречаются дрессировщики, которые, желая уложить собаку, обязательно дают ей сначала команду «сидеть», а затем уже «лежать», воспитывая этим самым связь на определенный порядок выполнения действий.

Надо приучить собак и требовать от них выполнения команд в разной последовательности. Укладывая из положения «стоять» или заставляя ползти из положения «стоять» или «сидеть», надо делать паузы (выдержки) между приемами. Это будет шлифовать четкость выполнения действий.

В дрессировке не должно быть места шаблону. Нельзя занятия превращать в ежедневное однообразное повторение одних и тех же действий и в неизменно установленной очередности.

Приходится иногда наблюдать, как дрессировщик, подзывая к себе собаку командой «ко мне», не опускает руку к бедру, а поднимает ее на высоту плеча. То же и при приеме укладки — звуковая команда «лежать» сопровождается подъемом руки, а не опусканием ее. В результате часто собака, только увидев поднятие руки проводником, не сделав выдержку, садится, ложится или подбегает к нему.

При обучении преодолению препятствий возникает нежелательная связь на обязательность прыжка при одном приближении к барьеру.

Иногда приходится наблюдать, как собака по команде проводника «вперед» преодолевает барьер, затем самостоятельно, в силу воспитавшейся нежелательной связи на последовательность приемов, перебегает по горизонтальному столбу, прыгает через плетень, взбирается по лестнице и т. д.

При следовой работе обычно всегда к ошейнику собаки пристегивают длинный поводок, затем усаживают ее перед исходной точкой, а после этого следует осмотр дрессировщиком места; все это, повторяемое неоднократно, воспитывает у собаки нежелательные связи — уже к моменту пуска собака находится в возбужденном состоянии, что вредно для работы по следу.

Чтобы предотвратить возможность возникновения таких нежелательных связей, необходимо приучать собаку к выдержке в течение 2–3 минут перед взятием препятствия (в положении усадки или укладки), следует изменять последовательность действий. Например, собака ждет команды «барьер», но звучит спокойный голос дрессировщика «рядом», и собаку отводят для дрессировки другим приемам.

Таким же путем надо устранять нежелательную связь на навык взбираться на лестницу и на обратный прыжок при преодолении препятствия. После нескольких подобных упражнений нежелательный условный рефлекс угаснет, и собака будет четко выполнять требования той команды, которая ей подана.

Умелое сочетание и чередование последовательности приемов, воспитание у собак выдержки предотвратит образование указанных нежелательных связей.

Нежелательные связи на обстановку. Если собака при обыске одного и того же участка местности будет постоянно обнаруживать на дереве, в яме, либо в других местах укрывшегося помощника или спрятанные вещи, то она в последующем, не производя обыска, начнет подбегать именно к знакомым ей местам.

Нежелательные связи на ориентиры возникают также при постоянной прокладке следов в одной и той же местности или при прокладке следов с конечной точкой у отдельно стоящего дома, дерева, куста, тропинок или дорог.

Если помощник конечную точку следа будет постоянно устанавливать у дерева, куста или другого какого-либо выделяющегося укрытия, у собаки обязательно возникнет нежелательная связь на вид этих предметов. Вид дерева, куста приобретет для собаки значение определенных условных раздражителей, и собака будет стремиться искать помощника за определенными укрытиями, не прорабатывая след.

При прокладке следов по снежной целине в зимнее время собаки увязывают обонятельные раздражители (запахи) со зрительными и через несколько занятий, совершенно не принюхиваясь, бегут по отпечаткам ног помощника.

Чтобы предотвратить такую нежелательную связь, надо в зимнее время проводить занятия по контрольным следам в населенных пунктах ночью, чаще практикуя угловую и веерную выборку следов.

Для собак со стойкой нежелательной связью па отпечатки ног рекомендуется прокладывать контрольные следы небольшой давности на территории, где имеются отпечатки ног большой давности и запахи слабой концентрации.

Занятия в таких условиях восстановят способность к работе по следу с помощью чутья.

Малоопытные дрессировщики часто заставляют помощников при прокладке контрольных следов оставлять ясно видимые условные знаки в виде воткнутых в землю палочек, флажков, взрыхленной ногами земли и т. д. Это также создает нежелательную связь на ориентиры, собака идет не по следу, а по видимым ориентирам.

Лучший способ устранения нежелательной на обстановку связи — постоянная смена участков занятий, мест укрытия помощников, прокладка следов в разных направлениях, параллельно и перпендикулярно дорогам и пешеходным тропинкам.

Нежелательные связи на команды. У некоторых дрессировщиков имеется вредная привычка часто повторять во время работы команду «след». При частом повторении команда «след» по существу превращается в сигнал «вперед» даже при утере разыскиваемого запаха.

При выборке вещей и человека частое повторение команды «нюхай» служит сигналом для движения вдоль разложенных вещей или стоящей группы людей. Собака воспринимает это, как «брать нельзя, иди дальше».

Пуская собаку на выборку, надо подавать команду один раз. Правильность выборки следует подкреплять командой «хорошо».

Нежелательная связь на поведение дрессировщика. При проработке углов иа контрольных следах часто возникает нежелательная связь на замедление темпа движения дрессировщика, натягивающего поводок перед поворотом. Собака при малейшем натяжении поводка, не принюхиваясь к следу, поворачивает в сторону. Для устранения этого рекомендуется при приближении к углу предоставлять собаке, как правило, свободу поиска и самостоятельного определения направления следа. Полезно при проработке следа между углами время от времени то ослаблять, то натягивать поводок, увеличивая и уменьшая темп движения.

Необходимо обращать внимание и на то, чтобы у собаки не образовалась при работе по следу нежелательная связь обязательного поворота на углу в одну какую-либо сторону. Форму углов (прямой, тупой, острый) и направление их (вправо, влево) надо постоянно изменять в различных вариантах.

Нежелательная связь на время суток. Занятия в одни и те же часы, как это часто практикуется, воспитывают у собак условные рефлексы на время: к началу обычного выхода на занятия, еще до появления дрессировщика, собаки приходят в суетливо-возбужденное состояние. К проработке следа или обыску местности в необычное для них время они проявляют меньшую активность. Для поддержания у собак постоянной заинтересованности в работе следует проводить занятия в разное время суток.

Нежелательные связи при выборке. Причинами часто встречающихся нежелательных связей при всех видах выборки являются: одинаковая последовательность в порядке выборки или построения группы людей; постоянство формы предметов, места и выбираемого помощника; ослабление натянутого поводка при приближении собаки к разыскиваемому человеку (вещи); напряженный наклон туловища, а затем выпрямление его с облегченным вздохом при правильном результате; щелкание пальцами, приставление ноги и пр.

Нежелательная связь на дрессировочный костюм. Она возникает в том случае, если, например, помощник воздействует на собаку в одном и том же дрессировочном костюме. У собаки вырабатывается прочный условный рефлекс на вид этого костюма, и она проявляет оборонительную реакцию на него. Поэтому необходимо часто менять одежду у помощников.

Нежелательная связь на постоянного помощника. Когда один и тот же человек привлекается в качестве помощника при прокладке следов, выборке, обыске местности, вызове злобы у собаки, задержании, конвоировании, то у собаки устанавливается связь с запахом, внешним видом, голосом, фигурой именно этого человека. Раздражители данного человека собака привыкает четко диференцировать, отличая их от других, похожих раздражителей. В любой обстановке она ищет только постоянного помощника, и становится неспособной находить других людей.

Дрессировщик во всех случаях должен тщательно анализировать поведение собаки, а также свои действия, правильно определяя причины изменения поведения собаки. Убедившись, что основная причина изменения поведения собаки — результат его ошибок, необходимо найти и устранить такие ошибки.

Чтобы восстановить обычное поведение собаки, целесообразно:

1) изменить обстановку занятий, при которых возникла нежелательная связь. Это исключит внешние раздражители, вызывающие или содействующие проявлению нежелательной связи,

2) временно прекратить практические занятия с собакой по определенным приемам, до угашения условного рефлекса на нежелательную связь.

Это — основные способы исправления результатов ошибочных действий. Однако в каждом случае при применении того или другого способа воздействия следует учитывать причину возникновения ошибки и особенности поведения дрессируемой собаки. Главная и основная задача дрессировщика — не допускать ошибочных действий. Поэтому каждый способ воздействия на собаку, намечаемый дрессировщиком, должен быть тщательно и всесторонне им продуман и только после этого проведен на практике.

6. Специальное снаряжение для дрессировки собак

Для дрессировки собак необходимо иметь специальное снаряжение. В него входят:

1. Ошейник кожаный или из прочной тесьмы, с металлической пряжкой и прочно вделанным металлическим полукольцом. К ошейнику в процессе дрессировки прикрепляется поводок или цепь (рис. 181).

Рис. 181. Ошейник, поводок, цепь и намордники (глухой и петельный)

2. Парфорс — затяжной ошейник с металлическими шипами. Применяется в особых случаях дрессировки.

3. Поводки с карабинами: кожаный короткий длиною 2 м и веревочный удлиненный — 10 м (рис. 182).

Рис. 182. Поводок с карабином. Веревка с карабином

4. Намордник открытый или глухой. Намордник требуется применять при выгуливании собак в местах, где встречаются люди и домашние животные, а также при перевозке собак (рис. 181 и 183).

Рис. 183. Намордник

5. Металлическая цепь длиною 2 м, на конце цепи пружинистые карабины, посредине цепи два плотных кольца. Цепь предназначена, главным образом, для привязи собак (рис. 181).

6. Шлейка кожаная с пятью пряжками и прочно вделанным полукольцом. Применяется при подготовке собак к санитарной, караульной и розыскной службам (рис. 186).

7. Дрессировочный костюм из плотного брезента на подкладке с ватой, часто и плотно простеганной шпагатом. Сзади на рукавах и на спине плотно пришиты специальные клапаны. Костюм служит для предохранения помощника дрессировщика от покусов собак во время дрессировки, особенно в ночное время (рис. 184).

Рис. 184. Дрессировочный костюм

8. Дрессировочный рукав, изготовленный из кожи, с чехлом из брезента (рис. 185).

Рис. 185. Дрессировочный рукав

9. Хлыст (плетка) из прочной кожи. Применяется, главным образом, при выработке условного рефлекса на запрещающую команду «фу» (рис. 186).

Рис. 186. Предметы для дрессировки

10. Аппортировочные предметы диаметром 2,5–3 см, длиной 20–25 см; предназначены для обучения собаки приему «подноска предметов» (рис. 186).

11. Пугачи, учебное огнестрельное оружие, взрывпакеты и осветительные ракеты, применяемые для приучения собак к выстрелам и взрывам.

Часть третья

Основы мичуринской биологии. Вопросы содержания, ухода, кормления, разведения и выращивания собак. Краткие сведения о болезнях собак

Глава I. Основы мичуринской биологии

Кандидат сельскохозяйственных наук Е. К. Меркурьева

1. Понятие о биологии

Биология — это наука о законах развития живой природы. Она изучает жизнь как животных, так и растений. Основная задача биологии состоит в том, что она должна вскрывать способы управления развитием живых организмов в интересах человека.

Это означает, что биология должна быть наукой действенной, преобразующей природу на благо человека, наукой, тесно связанной с практической деятельностью человека.

Основы прогрессивного развития отечественной биологии заложили выдающиеся русские ученые XVIII и XIX столетий.

Так, например, материалистические взгляды и прогрессивные идеи М. В. Ломоносова были положены в основу развития материалистического направления русской биологической науки XVIII века, М. В. Ломоносов утверждал, что мир создан не высшим существом (богом), а развивался и развивается по своим природным, естественным законам, которые должны быть вскрыты наукой. Живые тела представляют часть этой природы и для них свойственны свои особые законы развития.

Прогрессивному развитию биологии способствовали русские революционеры-демократы, развивавшие материалистическое направление в отечественной философии. Среди них особенно следует указать Герцена, Белинского, Чернышевского.

Выдающиеся исследования русских ученых XIX века, самобытно развивавших науку и впитавших в себя лучшие идеи запада — таких, как русские физиологи и медики И. М. Сеченов и С. П. Боткин, ботаники П. Ф. Горянинов и К. А. Тимирязев, зоологи К. Ф. Рулье, А. О. и В. О. Ковалевские, И. И. Мечников, заложили прочный фундамент прогрессивного развития отечественной биологии, на котором были осуществлены И. В. Мичуриным, И. П. Павловым, В. Р. Вильямсом, Т. Д. Лысенко идеи управления и преобразования природы.

Социалистический путь развития нашей Родины создал небывалые условия процветания науки и практики.

Перед биологической наукой встала задача дать производству, практике сельского хозяйства способы управления животными и растительными организмами, что должно обеспечивать повышение продукции сельскохозяйственной отрасли нашего народного хозяйства и улучшение благосостояния нового социалистического общества.

Основоположник учения о путях преобразования живых организмов И. В. Мичурин не только вывел более 300 новых сортов и форм растений, но и заложил теоретический фундамент общих законов преобразования организмов и управления их развитием.

Работами И. В. Мичурина биологическая наука нашего времени поднята на новую ступень развития.

Из науки, объясняющей законы живой природы, биология стала наукой, прообразовывающей природу на благо и по воле человека.

Этот этап развития биологии принципиально отличается от предыдущего, домичуринского этапа.

Поэтому современную биологию называют мичуринской биологией, характерной чертой которой является вскрытие законов управления развитием и преобразованием животных и растительных организмов в связи с запросами и нуждами человека.

За последние 20 лет дальнейшее творческое развитие мичуринской биологии осуществляется учеником И. В. Мичурина академиком Т. Д. Лысенко.

2. Советский творческий дарвинизм и основы учения Мичурина

До середины прошлого столетия среди биологов господствовало представление, что живая природа остается неизменной в том виде, как ее создал бог при сотворении мира, и живущие на земле различные виды животных и растений остаются такими же, какими они возникли по воле бога и будут такими же на все будущее время.

Таким образом, прежнее представление об органическом мире окружающей нас природы исходило из учения церкви и религии о сотворении мира.

Лишь отдельные гениальные ученые не удовлетворялись таким объяснением и высказывали предположения, что живая природа возникала постепенно из неживой природы, изменяясь в процессе своей истории по своим законам развития, а не путем, который проповедывала религия.

В числе таких ученых XVIII столетия мы с гордостью за нашу отечественную науку можем назвать великого русского ученого М. В. Ломоносова.

К XIX столетию биологами был накоплен большой фактический материал о животных и растениях, чему способствовали развивающиеся при капитализме путешествия и исследования новых континентов и стран. Это привело к тому, что ученые приблизились к правильному объяснению происхождения существующих видов животных и растений.

Впервые в середине XIX века идея развития живой природы по присущим самой природе законам была научно обоснована и доказана английским ученым Ч. Дарвпном.

Основоположники марксизма-ленинизма К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин и И. В. Сталин высоко ценили Дарвина за его работы по изучению законов развития живой природы.

В. И. Ленин дал такую оценку работам Ч. Дарвина:

«Дарвин положил конец воззрению на виды животных и растений, как на ничем не связанные, случайные, «богом созданные» и неизменяемые, и впервые поставил биологию на вполне научную почву, установив изменяемость видов и преемственность между ними» (В. И. Ленин. Что такое «друзья народа», т. 1, 4 изд., стр. 124).

В 1859 г. вышла работа Ч. Дарвина «О происхождении видов путем естественного отбора», положившая начало научному объяснению развития живой природы.

В этой работе Ч. Дарвин доказал, что все имеющиеся формы (виды) животных и растений не существуют извечно, а возникают в процессе развития (эволюции) природы один из другого; из более простых организмов в процессе многомиллионной жизни нашей планеты произошли более сложные организмы.

Дарвин первый из биологов правильно применил исторический подход исследования при изучении биологических вопросов.

К объяснению и вскрытию законов развития диких форм животных и растений Дарвин пришел не сразу. Большую помощь в этом ему оказали исследования, проведенные им по изучению причин и путей развития домашних животных и культурных растений, которые разводятся и используются человеком для удовлетворения своих потребностей.

Для этого Дарвину пришлось сделать глубокий анализ производственной деятельности человека, начиная от деятельности первобытного человека, приручившего многие виды диких животных и сделавшего их домашними, и кончая современной Дарвину производственной деятельностью человека по созданию многочисленных новых пород животных и новых сортов растений.

Эти наблюдения и обобщения, сделанные над домашними животными, позволили дать объяснение тому огромному разнообразию пород сельскохозяйственных животных, отличающихся между собой многими свойствами, которые удовлетворяют запросы и интересы человека.

Породы животных в пределах своего вида проявляют исключительное разнообразие и изменчивость в размерах и формах тела, в окраске и типе шерсти и оперения.

Сравните, например, форму тела голубя дутыша с почтовым или оперение голубя якобинца с совиным. Не менее резкие отличия видны у собак — борзой по сравнению с бульдогом.

Это многообразие форм у домашних и сельскохозяйственных животных, как показал Дарвин, объясняется действием искусственного отбора, осуществляемого человеком на протяжении всей его истории. Дарвин сам писал так о причинах многообразия и улучшения животных:

«Ключ к объяснению заключается во власти человека накоплять изменения путем отбора: природа доставляет последовательные изменения, человек слагает их в известных, полезных ему направлениях. В этом смысле можно сказать, что он сам создал полезные для него изменения».

Человек, осуществляя искусственный отбор, оставляет и разводит необходимые и интересные для него экземпляры животных и уничтожает, устраняет неудовлетворяющие его по своим особенностям экземпляры. На заре человеческого общества этот искусственный отбор проводит человек бессознательно. С развитием же человеческого общества искусственный отбор становится сознательным, методическим, т. е. он ведется планомерно, в определенном направлении для осуществления задачи создать животных желательных форм и свойств.

Открыв закон развития домашних животных и растений в виде искусственного отбора, Дарвин отыскал также и закон развития диких животных и растений в виде естественного отбора.

В процессе естественного отбора устраняются, гибнут животные, не имеющие полезных приспособлений к условиям жизни, и выживают такие организмы, которые изменились под влиянием условий жизни и приобрели полезные признаки и свойства.

Эти полезные для сохранения вида признаки в процессе размножения будут передаваться и наследоваться потомством.

Этим действием естественного отбора и объясняется проявляющаяся у диких форм животных и растений целесообразная приспособленность к условиям жизни, которую до Дарвина объясняли волей высшего божественного существа.

Дарвин также показал, что как искусственный, так и естественный отбор могут осуществлять свое творческое, преобразующее действие на организмы только при условии способности организмов изменяться под влиянием изменяющихся условий жизни и передавать эти приобретенные свойства по наследству своему потомству.

Таким образом, в процессе искусственного и естественного отбора изменчивость, наследственность и выживаемость действуют в единстве.

Из сказанного видно, что роль Дарвина в научном обосновании и объяснении эволюции домашних и диких животных и растений исключительно велика.

Вместе с тем следует отметить, что Дарвин допустил ряд серьезных ошибок, причиной которых является ограниченность капиталистической науки и практики дарвиновского периода, в значительной мере обусловившая направленность мировоззрения самого Дарвина.

Ошибочно у Дарвина была объяснена роль условий жизни в вызывании изменчивости у животных и растений. Дарвин считал, что характер изменений в теле животного не зависит от характера условий его жизни. Изменение условий жизни он считал только толчком к изменению организмов. По Дарвину, роль условий жизни можно сравнить с ролью искры, зажигающей горючий материал, качество пламени которого зависит не от искры, а только от качества самого горючего материала.

Эта теоретическая ошибка Ч. Дарвина ставила преграды к творческому преобразованию живой природы через изменения условий жизни.

В самом деле — как же может человек, проводя работу по выведению новых пород и сортов, добиваться успеха и получать направленные изменения организмов, если изменение условий жизни будет вызывать случайные, неопределенные изменения в теле животного, не соответствующие воздействию условий жизни?

Так как практика давала много примеров того, что через условия кормления и содержания можно получать желаемые и определенные изменения у животных, Дарвин, пытаясь устранить несоответствие своей оценки роли условий жизни с этими фактами, допустил опять ошибку, выделив искусственно два типа изменчивости — определенную и неопределенную.

Под определенной изменчивостью Дарвин понимал изменения, возникающие у организмов соответственно и в том направлении, в каком изменились условия жизни. Например: воспитывая животное в плохих условиях кормления и содержания, можно заранее знать, что это приведет к таким определенным изменениям, как замедленный рост, малый живой вес, низкая продуктивность, плохая плодовитость. В дальнейшем эту ошибку Дарвина усугубили реакционные биологи, объявившие такие определенные изменения ненаследственными. Следовательпо, если изменения, получаемые у животных при улучшении кормления и содержания в виде увеличенной продуктивности, повышенной скороспелости, крепкого телосложения, не могут наследоваться, т. е. передаваться потомству, то нет никакого смысла создавать такие условия в производстве. Это вредное теоретическое положение встретило жесточайший отпор и опровержение у мичуринской биологии, которая стоит на противоположной точке зрения.

Неопределенной изменчивостью, выделенной Дарвином, называют такую изменчивость, когда характер изменений, появившихся у организма, не определяется типом изменений условий жизни. Примеры неопределенной изменчивости Дарвин приводил из опыта садоводческой и животноводческой практики. Так, в садоводстве нередки факты, когда среди старых форм цветов или на ветках деревьев появляются совершенно новые, необычные экземпляры цветков или плодов, причина появления которых для садовода остается неизвестной. У животных также известны факты появления необычных, резко отклоняющихся от нормы особей, от которых затем селекционеры выводят новую породу. Так появляются животные с укороченными ногами (типа такс), курчавые, бесхвостые, бесшерстные и с другими своеобразными изменениями, которыо передаются потомству. Условия, вызывающие появление таких животных, еще не вскрыты.

Неопределенность этой изменчивости может быть объяснена лишь только тем, что мы еще не вскрыли закономерностей индивидуального развития в связи с условиями жизни, но эти закономерности не имеют никакого принципиального биологического отличия от определенной изменчивости.

Мичуринская биология не делит изменчивость на два типа, как это делал Дарвин.

Мичуринская биология признает и доказала, что изменения у животных и растений соответствуют (адэкватны) тому действию, которое оказывают изменившиеся условия жизни и носят всегда только определенный характер. Эти, приобретаемые в процессе жизни изменения передаются потомству, т. е. наследуются, а степень наследования определяется рядом условий, о чем подробнее будет изложено в последующем разделе этой главы.

В вопросе о естественном отборе Ч. Дарвин допустил еще одну крупную ошибку. Он считал, что в природе существует внутривидовая перенаселенность, вызывающая борьбу организмов за существование и конкуренцию. В этой борьбе и проявляется действие естественного отбора, так как выживают только более сильные и приспособленные и погибают не приспособленные к условиям жизни организмы.

Такое неправильное объяснение было воспринято Дарвином из популярной в то время вредной теории Мальтуса. Мальтус стремился оправдать капиталистическое общество и поэтому он утверждал, что имущественное неравенство людей в обществе объясняется перенаселенностью и недостатком материальных благ для всех членов человеческого общества. Перенаселенность, по Мальтусу, вызывает среди людей борьбу за материальные блага, конкуренцию и войны. В этой борьбе выживут только более приспособленные, а неприспособленные должны умереть.

Ч. Дарвин перенес эту теорию Мальтуса в свою теорию естественного отбора и тем самым совершил величайшую ошибку.

Ошибочные положения Дарвина, перечисленные нами, не уменьшают значения здорового ядра его учения об искусственном и естественном отборе, как основном законе эволюции живой природы. Это ядро дарвинизма работами наших величайших отечественных ученых К. А. Тимирязева, И. В. Мичурина, академика Т. Д. Лысенко очищено от лженаучных положений и развивается творчески, на высоком научном уровне в тесном содружестве научной теории с практикой социалистического сельского хозяйства.

Работами И. В. Мичурина и Т. Д. Лысенко эволюционное учение, созданное Дарвином, из теории, объясняющей мир, превращено в теорию, преобразовывающую и перестраивающую живую природу на благо человека нового социалистического общества.

Поэтому советский дарвинизм можно назвать творческим дарвинизмом, а биологическую советскую науку, положившую в основу мичуринский принцип творческого преобразования природы, мы называем мичуринской биологией, по имени основоположника теории и практики преобразования живых организмов И. В. Мичурина.

Советский творческий дарвинизм и мичуринская биология показали, что естественный отбор, как основной рычаг развития органического мира, может быть правильно понят только в неразрывной и совместной связи трех особенностей живых организмов: наследственности, изменчивости и выживаемости.

Мичуринская биология создала стройное учение об этих трех факторах эволюции, к изложению которых мы теперь и перейдем.

3. Обмен веществ как основа жизни

«Жизнь — это форма существования белковых тел», — писал Ф. Энгельс. Поэтому можно сказать, что носителем жизни является белок. Белок — это сложное вещество, состоящее из многих элементов, среди которых обязательно наличие азота. Следовательно, из элементов неживой природы образуется живая материя, из которой и построены все живые организмы.

Но несмотря на то, что как живые, так и неживые тела часто в своем составе имеют одни и те же элементы, — между живой и неживой природой существует огромная разница.

Буржуазные биологи идеалистического мировоззрения считали, что живое вещество отличается наличием в нем особой жизненной силы, которая одухотворяет и делает его живым. Ясно, что это ненаучное объяснение сущности живого не может быть принято. Разницу между живым и неживым впервые научно вскрыл Ф. Энгельс.

Он показал, что в основе всего живого лежит постоянный обмен живого вещества с окружающими его условиями жизни. Живое до тех пор будет живым, пока ежесекундно и непрерывно будет вступать в обмен веществ, усваивая и используя (ассимилируя) из внешней, окружающей его среды, часть каких-то условий, необходимых для существования живого и выделяя ненужные, отработанные продукты своей жизнедеятельности, т. е. осуществляя диссимиляционные процессы.

Стоит только отнять у живого возможность вступать в обмен с окружающими условиями, как живое вещество или живой организм погибает и превращается в мертвый продукт природы.

Так, например, если лишить животное возможности вступать в обмен с воздухом и пищей — животное погибает. Если же обмен этот происходит, то организм животного использует кислород воздуха, который соединяется с красными клетками крови, а также и питательные вещества корма, перерабатывает их и они тоже поступают в кровь. Кровь несет кислород и питательные вещества ко всем органам и тканям тела, поддерживает их жизнь и уносит отработанные клетками и тканями вещества. Эти, а также и многие другие постоянные процессы ассимиляции и диссимиляции обеспечивают жизнедеятельность организма.

Совсем иное наблюдается с предметами неживой природы. Они сохраняют свои свойства и форму до тех пор, пока не вступят в обмен веществ с окружающей средой. Так, железо будет сохраняться до тех пор, пока не подвергнется действию температуры и влаги. При соприкосновении с влагой железо разрушается и превращается в ржавчину, т. е. гидрат окиси железа, обладающую иными, чем железо, свойствами и признаками; при соприкосновении с углекислым газом и при нагревании —? железо превращается в новый предмет — чугун. В этом и есть отличие живого вещества от неживых тел природы.

Таким образом, в основе жизни лежит постоянный и непрерывный обмен веществ живого белка с окружающими условиями.

За последние годы советская биологическая наука вскрыла новые особенности жизненных процессов, опровергающие старые представления буржуазной науки.

Так, старое представление о живых организмах исходило из того, что тело животного или растения является простой суммой клеточек, которые, как кирпичики, образуют организм. Представитель буржуазной биологии Вирхов утверждал, что жизнь может быть связана только с клеточной формой существования живого вещества и вне этой формы, вне клеток нет ничего живого. Вирхов отрицал возможность существования неклеточного живого вещества и возникновение живого вещества из неживой материи при соответствующих окружающих условиях.

Такое представление о возможности происхождения живого только от клетки и существования его только в виде клетки давало возможность проникать в биологию через это русло ошибочным представлениям и идеалистическому мировоззрению.

В самом деле, если считать, что живые организмы происходят только из клеток, которые не могут возникнуть из неживой материи, то это означает, что создание живой природы должно быть результатом действия особой таинственной высшей силы, а не закономерного развития и перехода неживого в живое.

Работами наших отечественных ученых за последние десятилетия проведены исследования, полностью разбивающие теорию Вирхова о формах жизни и путях ее возникновения.

Работами профессора О. Б. Лспешинской было установлено что живое вещество может быть в природе повседневно не только в виде клеток, айв виде бесструктурного вещества. Оно может находиться в организме и образовывать в нем новые клетки, но оно может находиться также и вне живого организма и, развиваясь, формироваться в новые живые клеточные организмы.

Так, например, О. Б. Лепешинская доказала, что белок и желток куриного яйца являются не только пищей для развивающегося зародыша курицы. Они являются живым веществом, выработанным организмом матери-курицы, и находятся в доклеточной форме развития. Из капелек желтка в процессе инкубации развиваются и создаются клетки тела куриного эмбриона, в частности кровь зародыша и кровеносная система. Значит, зародыш куриного яйца образуется не только многократным делением оплодотворенной половой клетки курицы, но и путем развития живого ноклеточного вещества, окружающего оплодотворенную клетку в виде слоев желтка и белка.

Не менее интересны опыты О. Б. Лепешинской с формированием новых организмов из живого вещества, полученного от механического разрушения тела — такого водного животного, как гидра.

В пресной воде многих водоемов живет гидра, представляющая собой животный организм в виде мешочка, состоящего из двух слоев клеток.

О. Б. Лепешинская разрушала тело гидр, растирая их в ступке. Этим приемом производилось разрушение всех клеток тела гидры и превращение их в бесструктурную массу живого вещества. Создавая необходимые условия и подкармливая это живое вещество пищевым экстрактом, приготовленным из обычной пищи гидр, О. Б. Лепешинская обнаружила, что это бесструктурное живое вещество начинает постепенно формироваться в отдельные клетки. Образованные клетки затем начинают многократно делиться и дают новые организмы в виде многоклеточных шариков.

Если живое вещество, полученное из тела гидры, не снабжалось пищевым экстрактом, то образования из него новых организмов не наблюдалось.

Дальнейшие работы показали, что в теле животных и человека при ранении образовавшийся сгусток крови является тем живым веществом, из которого может образоваться ткань тела при заживлении раны.

Работы О. Б. Лепешинской представляют научное открытие исключительной ценности, за что ей присуждено звание лауреата Сталинской премии.

Из приведенных работ Лепешинской ясно видно, что живое может иметь в природе различные формы — как клеточные, так и неклеточные.

Эти работы подводят биологическую согетскую науку к познанию происхождения жизни, а также к экспериментальному доказательству перехода и превращения неживой материи в живое вещество, а затем и в его клеточную форму развития.

Таким образом, живое в процессе эволюции формируется вначале в простейшие организмы в виде комочка живого вещества, а затем организация такого комочка делается все сложнее и сложнее, в нехм появляются обособленные структуры, и он превращается в одноклеточный организм. От такого простейшего организма в многовековом процессе эволюции возникают более сложно организованные растения и животные, строение тела которых представляет уже сложную систему. Так, тело сельскохозяйственного животного является уже сложно устроенным организмом.

Все органы и ткани животного или растения находятся во взаимной связи и зависимости и представляют собой единый, слаженно работающий организм.

У тел неживой природы иной характер взаимосвязи и взаимозависимости и слаженности отдельных частей.

Если отделить от живого тела какой-либо жизненноважный орган — нарушится вся целостность обмена веществ в организме, и он гибнет. Если же отделить часть от неживого предмета — он не теряет своих свойств. В этом тоже проявляется отличие живого от предметов неживой природы.

Наличие слаженности в работе всех органов и тканей животного или растения показывает, что организм следует рассматривать как единое целое, а не как механическое соединение частей тела.

Эта слаженность всех частей организма выработалась в процессе эволюции в результате постоянного обмена веществ с окружающей средой.

Каждый орган или ткань в этом обмене со средой выполняют и приспособлены эволюцией к определенной роли, к определенной функции.

При изучении связи организма через обмен веществ с внешними условиями необходимо различать два понятия: факторы внешней среды и условия жизни (или условия существования). Это разделение понятий очень важно для направленного воздействия на организм животного и растения. Биологи-идеалисты, особенно формальные генетики, в понятиях не делали этой разницы и в попытках воздействовать и изменять организмы зашли в тупик.

Под факторами внешней среды мичуринская биология понимает все многообразие окружающих организм условий (температурных, световых, пищевых, водного характера и т. п.). Из этого многообразия в процессе развития и жизни организма не все факторы внешней среды необходимы для поддержания жизни. Те факторы внешней среды, которые являются необходимыми, без которых не может продолжаться жизнь животного или растения, называются условиями жизни или существования.

Как показало мичуринское учение, направленное преобразование организмов может осуществляться только влиянием на них измененными условиями жизни, а не влиянием любого внешнего фактора из окружающей среды. Изменяя условия развития, подставляя новые условия жизни, можно заставить организм вступать в обмен веществ с этими новыми условиями, при этом меняется и тип обмена веществ организма. Изменение у животного типа обмена веществ в теле или отдельных органах вызовет направленное изменение в свойствах и признаках всего организма или органа, которые затем могут передаться через половые клетки и его потомству.

Таким образом, мичуринская биология по-иному оценивает роль условий существования, чем это делал Дарвин. Мичуринская биология вскрыла важную сторону, — что изменение условий жизни является причиной изменчивости животных и растительных организмов.

Целесообразное изменение условий жизни, осуществляемое человеком в работе с животными, вызывает направленное, а не случайное изменение их свойств в желательном для человека направлении.

Создавая стройную теорию управления живой природой, мичуринская биология вскрыла еще одно очень важное явление в жизни организмов. Было установлено, что все обменные процессы организма с внешней средой идут избирательно. Это означает, что в разные периоды (стадии) развития организма, органы и ткани тела выбирают из внешней среды не одинаковые условия жизни.

Так, для нормального роста и развития озимой пшеницы на первых этапах ее развития требуются низкие температуры (около 0°). Если, например, низкой температуры озимая пшеница не встретит, если ее высеять не осенью, а весной, то пшеница будет куститься, но не будет дальше развиваться — не сможет дать выколашивание и не будет плодоносить. Значит, для нее из всего многообразия факторов внешней среды в числе других условий жизни условием развития является низкая температура. Яровая пшеница, наоборот, требует и избирает из внешней среды условия более высокой температуры на первых этапах жизни растения, и если их нет, — ее рост и развитие тормозятся, и она не дает семян.

Следовательно, определенная температура избирается организмом растения на первых этапах его развития, как одно из главных условий жизни.

Но на последующих этапах развития пшеницы большое значение приобретает фактор света. Для того чтобы пшеница колосилась, необходимо длительное ее освещение. Если же ее будут выращивать в условиях короткого дня, то выколашивание не наступит.

Из примеров с пшеницей видно, что этот вид растений избирает определенные факторы из внешней среды и притом различные, на разных этапах (стадиях) своего развития; это означает, что организмы зависят в своем развитии от определенных условий жизни.

Следовательно, для управления развитием организмов необходимо знать законы избирательности их к окружающим условиям. Это и было разработано в теории стадийного развития Т. Д. Лысенко. Теория стадийного развития положена в основу направленного управления и переделки организмов. Подробное рассмотрение этой теории будет сделано ниже.

4. Размножение организмов

Организмы обладают важным биологическим свойством — способностью размножаться, т. е. воспроизводить потомство. Благодаря этой способности поддерживается и продолжается существование всех форм живых существ. Через размножение же осуществляется и их развитие и совершенствование. Так, возникающие в родительском поколении изменения и новые ценные свойства через размножение наследуются потомством.

Размножение дает начало жизни новым организмам, новым поколениям и тем самым оно сохраняет и поддерживает жизнь живых существ.

В процессе эволюции живой природы тип размножения не остается постоянным, а изменяется, переходя от простых форм размножения к более сложным формам.

Выделяют два типа размножения — бесполое и половое.

Бесполый тип размножения более прост и его биологическая роль в процессе эволюции меньше, чем полового.

Бесполое размножение широко распространено у бактерий, водорослей. При нем происходит деление бактерии, представляющей собою организм, состоящий из одной клетки, на две новые клетки.

Бесполое размножение может осуществляться также путем побегов, корневищ, отводков, что распространено у многих высших растений. Так, например, всем известно, как трудно бороться с такими сорняками, как пырей и осот, потому что кусочек корневища, оставшийся в земле, может воспроизвести новый организм бесполым размножением. В садоводстве и полеводстве часто используют этот способ для быстрого размножения полезных растений.

Бесполое размножение простым делением встречается, но значительно реже, и у животных (у одноклеточных животных вроде амебы и инфузорий, у некоторых червей). На рис. 187 изображено бесполое деление амебы и червя.

Рис. 187. Размножение простейших животных делением

При вегетативном размножении жизнь организма, из которого образовалось потомство, как бы продолжается, а не возникает заново.

Так, поставленная в воду срезанная ветка даст корни и будет продолжать развитие с того состояния, в котором находилось дерево, с которого она была взята. Ветка, срезанная с дерева весной, распустит почки и будет зеленеть; ветка, срезанная осенью, даст опадание листьев.

Более сложный и биологически более полезный в эволюционном отношении тип размножения — половой. При этом типе размножения в различных организмах (мужских и женских) вырабатываются специальные половые клетки: в женском организме — яйцеклетки, в мужском — живчики. Слияние женских клеток с мужскими создает новый организм. При этом размножении жизнь возникает заново и создавшийся при половом размножении организм должен пройти вновь все этапы развития, присущие данному виду растений или животных.

Так, например, в оплодотворенном яйце курицы развивается при определенных температурных условиях куриный зародыш, который вылупляется из яйца в виде цыпленка, развивающегося затем в половозрелое животное, — таким образом, половые клетки родителей создали новый организм.

Для возникновения нового организма необходимо не только наличие специальных половых клеток, но также необходим очень сложный процесс их слияния, объединения, получивший название оплодотворения.

Объединением яйцеклетки с живчиками начинается первый этап индивидуального развития нового организма, с которого человек уже направленно может влиять на него и формировать желательные свойства. Вот почему в мичуринской биологии одним из главных разделов является раздел, разрабатывающий теоретические основы управления развитием организма через оплодотворение в процессе полового размножения.

Биологическую роль полового размножения вскрыл впервые Ч. Дарвин. Под влиянием идеалистических теорий менделизма-морганизма-вейсманизма эти исследования Дарвина были забыты многими биологами. И только благодаря работам наших отечественных ученых К. А. Тимирязева и особенно И. В. Мичурина и академика Т. Д. Лысенко труды Дарвина по оплодотворению были углублены и достигнуто правильное понимание значения полового размножения и биологической сущности процесса оплодотворения.

Биологическое значение полового размножения в процессе эволюции заключается в том, что оно создает более сильное, более жизненное потомство, чем потомство, получаемое от бесполого размножения.

Как мы уже говорили, организм, полученный от вегетативного размножения, продолжает тот этап развития, в котором находился организм, отделивший этот новый, т. е. срезанная ветка дерева, превращенная в самостоятельный организм, будет иметь тот же возраст и тот же этап развития, какие имело дерево, от которого ее отделили. У потомства, полученного от вегетативного размножения, обнаруживается понижение жизненности и как бы преждевременное одряхление.

Интересным примером этого служит работа Т. Д. Лысенко с пирамидальным тополем. Это быстро растущее дерево, очень нужное для полезащитных насаждений, имеет один большой недостаток — оно быстро стареет и начинает суховершинить. Академик Т. Д. Лысенко вскрыл причину этого и нашел меры борьбы. Ранняя суховершинность, т. е. раннее старение объясняется тем, что пирамидальный тополь размножается у нас ветками и черенками, т. е. вегетативным бесполым путем. Разводя его так многие столетия, мы получаем с каждым поколением все менее жизненные организмы. Половым же путем тополь не размножался, так как деревьев, имеющих женские цветки, в Советском Союзе оказалось очень мало, а деревья с мужскими цветками после цветения не могут оставить потомства. Вот почему размножения тополя семенами не происходило.

По заданию академика Т. Д. Лысенко были отысканы редко встречающиеся экземпляры деревьев с женскими цветками. Было произведено искусственное опыление этих цветков пыльцой и получены семена. Из полученных семян выращены были еще перед Великой Отечественной войной тополевые сеянцы, обладающие крепостью, скорым ростом и выносливостью. Такое потомство от полового размножения тополя будет более долголетним и не имеет преждевременной суховершинности.

Из этого примера видно, что половое размножение имеет большое значение в создании крепкого, жизненного потомства. Это означает, что половое размножение биологически полезно в жизни животных и растений.

Чем же это можно объяснить?

Биологическая польза полового размножения связана с тем, что в новом организме, полученном от объединения половых клеток родительского поколения, создается более широкая приспособленность к условиям жизни, чем у каждого из родителей в отдельности. Это происходит вследствие того, что в результате оплодотворения объединяются приспособленность к одним условиям через половые клетки отца и приспособленность к другим условиям жизни — через половые клетки матери. Потомство от полового размножения, более широко приспособленное к условиям жизни, будет и более выносливым, более крепким, более жизненным. Учение о жизненности разработано Т. Д. Лысенко.

Жизненность — это одна из сторон живого тела, вызывающая процесс обмена его с окружающими условиями существования. Жизненность организма является движущей силой его развития. Если живое тело теряет жизненность, оно перестает вступать в обмен веществ с окружающими условиями, перестает развиваться и превращается в мертвое тело. Процесс оплодотворения, протекающий при половом размножении, создает более высокую жизненность потомства.

Можно сказать, что жизненность — это интенсивность обмена веществ живого тела с окружающей средой.

Интенсивность этого обмена веществ в организме, как показали работы мичуринцев, наиболее совершенным образом создается оплодотворением, потому что при этом объединяются различающиеся по своим биологическим свойствам мужские и женские половые клетки. Их объединение создает новый организм, обладающий разнокачественностью, внесенной половыми клетками. Разнокачественность нового организма (противоречивость) проявляется в интенсивном обмене его с окружающими условиями. В процессе индивидуального развития организма эта противоречивость или разнокачественность, созданная при оплодотворении, постепенно уменьшается, интенсивность обменных процессов снижается, уменьшается жизненность организма и его индивидуальная жизнь заканчивается смертью.

Мичуринская биология показала, что жизненность организма может быть понижена и повышена уже в процессе самого оплодотворения. Так, например, если оплодотворение будет происходить половыми клетками от животных, находящихся в близком кровном родстве, например, если спариваемые самец и самка полные брат и сестра, то потомство от такого оплодотворения будет иметь пониженную жизненность. В животноводстве хорошо известно, что тесное родственное разведение вызывает у потомства ослабление здоровья, появление различных уродств, конституциональных болезней и т. п.

Такое действие родственного разведения теперь понятно с позиций мичуринской биологии. Половые клетки родственных животных биологически сходны, так как они развивались в организмах, выращенных в близких утробных и послеутробных условиях. Следовательно, зародыш от таких сходных половых клеток будет иметь слабую противоречивость биологических процессов, разнокачественность его будет незначительна, а это поведет за собой снижение интенсивности обменных процессов, снижение жизненности. Если в практической работе все же требуется использовать родственное разведение, то для создания биологического различия половых клеток родственных самцов и самок необходимо содержать в различных условиях.

Если родственное спаривание понижает жизненность потомства, то неродственное спаривание и особенно межпородное скрещивание повышает его жизненность, так как половые клетки здесь имеют большее биологическое различие.

Из этих положений мичуринской биологии становится понятным явление так называемого «ложного родства», которое заключается в том, что в стаде животных, долгое время разводившихся в одинаковых условиях и без родственного спаривания, наблюдается ослабление жизненности, приводящее к вырождению. Это объясняется тем, что одинаковые условия жизни самцов и самок стада, даже не родственных друг другу, ослабляют биологическое различие в половых клетках, в результате чего и наблюдаются явления, сходные с теми, какие имеют место при действительно родственном разведении.

Таким образом, через подбор условий кормления и содержания самцов и самок и подбором типа скрещивания у животных можно направленно влиять на результат оплодотворения и тем самым управлять организмом с первого этапа его развития.

Мичуринская биология вскрыла еще ряд новых сторон в процессе оплодотворения.

Как и всякий процесс, происходящий в организме, процесс оплодотворения протекает избирательно. Это означает, что женская половая клетка оплодотворяется не любым живчиком, случайно достигшим ее раньше других живчиков в половых путях самки, как это утверждают буржуазные генетики. Яйцеклетка активно избирает из многих живчиков, достигших ее, лишь те, которые больше будут подходить для ее обменных процессов, для ее жизнедеятельности после оплодотворения. Это означает, что оплодотворение яйцеклетки протекает избирательно по отношению к мужским половым клеткам. Избирательный характер оплодотворения также повышает жизненность и вытекающие из этого качества потомства.

Для того чтобы повысить возможность женских половых клеток избирать наиболее подходящие живчики и тем самым улучшить потомство сельскохозяйственных животных, в настоящее время в животноводстве применяют эффективный метод, исходящий из этих новых положений в вопросе оплодотворения, вскрытых мичуринской биологией.

Для повышения жизненности, здоровья и крепости потомства, для повышения выживаемости зародышей в утробный период и выживаемости потомства в послеутробный период применяется осеменение самок смесью семени разных самцов или покрытие их в одну течку несколькими самцами.

Так как семя разных самцов формируется в их организме при различных условиях, поскольку ни сами организмы, ни условия жизни не могут быть одинаковы, то осеменение самки смесью семени от двух или более самцов создает условия для более широкой избирательности яйцеклеток к мужским половым клеткам.

Яйцеклетка избирает из смеси семени те половые клетки, которые ей больше подходят и более необходимы для ее обменных процессов.

Опыты, проведенные советскими биологами, показали, что яйцеклетка часто избирает семя самца другой, а не своей породы. Так, например, при осеменении крольчих породы аляска смесью семени от самца той же породы и от самца породы шиншилла большинство родившихся крольчат получилось с признаками породы шиншилла, т. е. яйцеклетки предпочтительно (избирательно) оплодотворялись семенем самца чужой породы (т. е. породы шиншилла).

Таким образом, получаемое потомство было по своим породным, а следовательно, и биологическим свойствам неоднородно, разнокачественно. Это усиление разнокачественности нового организма, явившегося продуктом оплодотворения при усиленной возможности к избирательности, дает более жизненное потомство.

Опыты также показали, что этот метод снижает прохолост маток, повышает их оплодотворяемость, увеличивает плодовитость, а также повышает жизненность, здоровье и темп развития потомства.

Мичуринская биология исходит в объяснении закономерностей оплодотворения из того, что оплодотворение является сложным физиологическим процессом, в котором половые клетки самца и самки вступают во взаимный обмен веществ, т. е. половые клетки взаимно ассимилируют друг друга. В результате этого взаимного обмена между мужской и женской клетками в процессе их слияния при оплодотворении создается зародыш будущего нового организма, имеющий высокую жизненность.

Следует отметить, что сами по себе взятые отдельно яйцеклетки и живчики обычно не обладают жизненностью в том смысле, что не могут развиваться и образовывать новый организм и быстро погибают в половых путях. Только слияние мужских и женских половых клеток дает начало нового организма, имеющего высокую жизненность и способного к дальнейшему развитию.

Мичуринская биология по-новому трактует также вопрос о том, сколько живчиков участвует в оплодотворении яйцеклетки. Буржуазные генетики утверждали, что для оплодотворения требуется только один живчик, который проникает внутрь яйцеклетки и тем самым оплодотворяет ее. Все остальные живчики, по мнению этих биологов, не участвуют в оплодотворении. Современные представления об этом совершенно иные. Установлено, что оплодотворение сопровождается большой затратой мужских половых клеток, которые на разных этапах оплодотворения яйцеклетки выполняют различную роль.

Так, например, на первом этапе оплодотворения у животных живчики, в большом количестве окружающие яйцеклетку, вышедшую из яичника, освобождают ее от толстого слоя клеток, которым она обложена при выходе из яичника. Затем в освобожденную от этого слоя яйцеклетку проникает значительное число (10–15) живчиков.

Из этих живчиков часть служит как бы пищей для яйцеклетки, а часть принимает участие в дальнейших процессах жизнедеятельности яйцеклетки, в результате чего яйцеклетка начинает многократно делиться, и образуется зародыш нового организма.

Так как в яйцеклетку при оплодотворении проникает несколько живчиков, то это вызывает увеличение разнокачественности нового организма, что, как было уже сказано, влечет за собой повышение жизненности, крепости потомства. Следовательно, осеменение маток смесью семени разных самцов улучшает потомство не только в результате усиления избирательности, но и в результате множественного характера оплодотворения яйцеклетки живчиками (так называемая полиспермность оплодотворения).

Полиспермный характер оплодотворения был доказан некоторыми советскими исследователями опытами на курах. Например, производили осеменение кур породы белый леггорн смесью семени петухов двух других пород. В потомстве от такого осеменения были получены птицы, у которых одновременно проявлялись породные признаки обоих отцов, семенем которых одновременно осеменяли кур. Это доказывало полиспермный характер оплодотворения яйца курицы несколькими жпвчиками петухов обеих пород. Вместе с тем потомство проявляло лучшую выживаемость, более высокую яйценоскость, более крупный живой вес.

Мичуринская биология подтверждает еще одну сторону процесса оплодотворения, которую совершенно отрицали многие биологи старого направления, а именно, влияние семени самца на организм самки и на последующее потомство.

Еще Дарвин приводил такой пример: кобыла, покрытая первый раз самцом квагги и принесшая от квагги жеребенка, второй раз была спарена с жеребцом и принесла жеребенка, у которого была полосатость на теле, характерная для квагги. Но ведь этот жеребенок был от лошади, а не от квагги, — откуда же появились у него такие признаки?

Представители буржуазной генетики утверждали, что Дарвин привел сказочный пример. Но среди собаководов до сих пор сохранилось убеждение, что первая вязка самки оказывает влияние на качество последующего потомства, поэтому собаководы особенно стремятся оградить племенную самку от первого спаривания с беспородным самцом.

Мичуринская биология начинает вскрывать и эту сторону вопроса.

Основное положение, из которого следует исходить, таково, что процесс оплодотворения следует понимать в широком смысле слова, т. е., что семенем самца оплодотворяется не только женская половая клетка, но и весь материнский организм, давший эту клетку. Если это так, то мужские половые клетки должны оказывать определенное влияние на материнский организм и вызывать у него определенные изменения. Это обстоятельство очень хорошо доказано работами самого И. В. Мичурина. Мичурин доказал, что пыльца, являющаяся мужскими половыми продуктами, не только оплодотворяет женскую половую клетку, но и оказывает влияние на окружающие ткани женского цветка и вызывает, в них изменения. Так, например, плоды яблонь и груш, образуясь из тканей материнского организма, могут изменяться под влиянием пыльцы, которой опылялся цветок. Так, у сорта яблони Недзвецкого плоды обычно красные, но если ее опылить пыльцой антоновки, у которой окраска плодов желтая, то яблоня Недзвецкого под влиянием пыльцы антоновки изменяет обмен в тканях завязи и яблоки ее делаются чуть розоватыми. Такое влияние мужских половых клеток на материнский организм называется явлением метаксении. Мичурин наблюдал его на яблонях, груше, персике, розах.

Приведенный Дарвином пример с кобылой и кваггой — явление близкого порядка к метаксении у растений. Оно получило название у животных и растений, как явление телегонии, смысл которого заключается в том, что семя самца влияет на организм самки таким образом, что это влияние может сказаться и на последующем потомстве данной самки. Наблюдения собаководов в этом направлении имеют под собой теоретическое обоснование в мичуринской генетике. Явление телегонии обнаружено не только на лошади и собаках, оно получило подтверждение и на курах.

В настоящее время ведутся работы, позволяющие использовать эту сторону оплодотворения для усиления влияния отца на развитие его свойств у потомства. Это управление развитием потомства для усиления влияния на него отца получило название полового ментора (воспитателя).

Учение о менторе, т. е. учение о направленном воспитании организмов было разработано И. В. Мичуриным. Одной из сторон менторирования и является воздействие на новый организм с первых этапов его развития методом полового ментора путем использования пыльцы у растений или семени самца у животных.

Исследования яйцеклетки в первые часы после оплодотворения показали, что она начинает дробиться, образуя все более и более сложный многоклеточный организм, который превращается затем в зародыш.

Работами последних лет было обнаружено, что у животных в начавшуюся дробиться яйцеклетку проникает много живчиков, остающихся жить некоторое время в половых путях самки после покрытия.

На рис. 188 видно, что через 24 часа после оплодотворения яйца крольчихи в окружающую оболочку и между клетками дробящегося яйца проникло много живчиков. Их биологическая роль в процессе развития этой оплодотворенной яйцеклетки состоит в том, что эти живчики используются ею как пища для поддержания ее жизни до тех пор пока яйцеклетка не прикрепится к стенкам матки и не будет получать пищу через стенки матки из крови организма самки.

Рис 188. Дробящаяся яйцеклетка с проникающими живчиками

Для разрешения вопроса — будут ли эти живчики выполнять роль ментора и тем самым усиливать влияние половых клеток самца на развитие потомства — был проведен опыт: ангорских крольчих спаривали с ангорским самцом, а через 10 часов после этого, когда уже произошло оплодотворение, в половые пути этих крольчих в течение нескольких дней вводили семя от самца породы фландр. Семя этого самца не участвовало в первых этапах оплодотворения, но оно оказало свое влияние на развивающиеся у самок зародыши. Это влияние самца-ментора проявилось у потомства в том, что крольчата по ряду показателей приобрели свойства породы самца-ментора. Они были более крупные, показатели крови и промеры тела их приближались к породе фландр, кроме этого, среди них преобладали численно самцы, а самок было меньше.

Все это свидетельствует о том, что эмбрионы кролика развивались в направлении свойств, присущих организму самца-ментора.

Жизненность у крольчат была более высокой, чем в потомстве ангорских крольчих, не подвергнутых длительному влиянию полового ментора.

Эти эксперименты выдвигают новые возможности управления развитием животных и повышением жизненности потомства. Половой ментор в таком виде может быть использован для повышения жизненности потомства животных, получаемых путем родственного разведения.

Таким образом, мичуринская биология развила и углубила теоретические основы процесса оплодотворения как у животных, так и у растений. Эти новые положения широко использованы в сельскохозяйственной практике для улучшения качества потомства, повышения его жизненности, продуктивности и устойчивости. Этим было доказано, что управление развитием организма должно начинаться с момента оплодотворения, т. е. с начала индивидуального развития. Ставя перед собой цель управления развитием и формированием организмов, мичуринская биология вскрыла важнейшие законы роста и развития растительных и животных организмов.

Работами И. В. Мичурина и Т. Д. Лысенко создана стройная теория закономерностей индивидуального развития, к рассмотрению которой мы теперь и перейдем.

5. Теория стадийного развития и особенности развития животных

В основе управления развитием организмов лежит теория стадийного развития, которую сформулировал академик Т. Д. Лысенко, исходя из работы И. В. Мичурина и многочисленных собственных исследований.

Несмотря на то, что эта теория была разработана на растительных организмах, многие из ее теоретических положений являются общебиологическими, т. е. они распространяются и вскрывают закономерности развития не только растений, но и животных.

Создавая теорию стадийного развития организмов, Т. Д. Лысенко установил, что каждый организм имеет два нетождественных, неодинаковых процесса — процесс роста и процесс развития. Что это разные стороны жизнедеятельности организмов, видно из следующего.

У растений часто можно наблюдать, что семена, попавшие в разные условия, дают неодинаковые результаты. Так, например, если семена подсолнечника попадут в плохие условия — из них вырастают очень маленькие растеньица, у которых процесс роста задержан, но такие растеньица часто продолжают дальнейшее развитие и достигают цветения и плодоносят, несмотря на свой малый рост.

Это означает, что неблагоприятные условия жизни затормозили увеличение массы тела растения, задержали его рост, но не задержали его дальнейшее развитие, формирование цветков и семян.

Можно привести и другой пример, когда соотношение между ростом и развитием нарушается в обратном смысле. Например, кукуруза, высеянная на севере, дает хорошую зеленую массу, хорошо растет, но северные условия тормозят у нее процессы развития, формирование органов размножения не происходит (или запаздывает), вследствие чего кукуруза на севере не дает метелки и початка, не цветет и не оставляет семян.

Таким образом, процесс роста — это процесс увеличения массы тела за счет деления клеток тела, приводящий к увеличению веса организма, увеличению живой массы тела. Развитием же называются такие процессы, которые вызывают образование у организма новых органов и тканей, новые физиологические процессы или новые свойства.

Так, в процессе роста и развития оплодотворенной яйцеклетки животного происходит не простое увеличение массы тела, состоящей из одинаковых клеток, а превращение одних клеток и тканей в другие, в результате чего формируются органы тела, которые в процессе своего развития начинают функционировать.

Из приведенных выше примеров видно, что, зная, какие условия способствуют или тормозят рост и какие условия оказывают влияние на процессы развития (формирование органов и их функций), можно направленно формировать эти процессы через соответствующие условия жизни.

Академик Лысенко нашел, что соотношение между ростом и развитием может быть различное, каждое из которых определяется условиями, в каких растет и развивается растение или животное.

Причем условия, необходимые для роста, могут не совпадать с условиями, необходимыми для развития. Наблюдаются следующие соотношения между ростом и развитием.

1. Медленный рост и медленное развитие. Такое соотношение свидетельствует о том, что условия жизни были неблагоприятны для осуществления обоих процессов. У животных мы наблюдаем это при очень плохом кормлении и содержании, что вызывает крайне плохой рост, выражающийся в малом живом весе, а также плохом развитии половой функции, что приводит к пониженной плодовитости и очень позднему половому созреванию.

2. Медленный рост и быстрое развитие. Это соотношение в росте и развитии наблюдается, когда кормление, хотя и недостаточное, но все же не может затормозить нормальное половое созревание.

3. Быстрый рост и медленное развитие. Это соотношение наблюдается у сельскохозяйственных животных при особом типе кормления их в молодом возрасте. Такой специфический тип кормления применяют, например, для получения быстро растущих телят, предназначенных для откорма и забоя в раннем возрасте.

В этом случае условия кормления усиливают процесс роста, вызывая интенсивный привес тела, но при этом не наблюдается ускоренного формирования и созревания половых функций животного.

4. Быстрый рост и быстрое развитие. Это соотношение является результатом того, что организм имеет благоприятные условия жизни для осуществления обоих процессов. Такое соотношение роста и развития, несомненно, полезное и выгодное для человека, создает скороспелых, быстро растущих и быстро созревающих животных, что достигается созданием рациональных условий содержания и правильным, хорошим кормлением.

При быстром росте идет и быстрое формирование и развитие всех органов и функций.

Но не только рост и развитие могут требовать различных условий для своего осуществления. Было установлено также, что на протяжении развития организма происходит смена требований к условиям жизни.

В одни моменты организм для своего развития требует одних условий, а в другие моменты — других условий жизни, И если в данный момент организм не находит во внешней среде требуемых им условий, дальнейшее его развитие приостанавливается.

Мы уже приводили пример с пшеницей, из которого видно, что на одном этапе развития она требует в числе других условий определенной температуры окружающей среды, а на другом этапе в числе ведущих условий ее развития оказывается свет. Следовательно, пшеница на протяжении своего развития меняет требования к условиям жизни.

Установив на растениях важный факт смены требований организма к условиям жизни, Т. Д. Лысенко сформулировал свою замечательную теорию стадийного развития, которая лежит в основе правильного осуществления управления развитием организмов.

Академик Т. Д. Лысенко нашел, что каждая стадия (период или этап развития организма) характеризуется тем, что организм требует определенных условий для своего развития.

Переход от одной стадии развития к другой сопровождается сменой требований организма от одних условий к другим условиям жизни.

Не пройдя одной стадии организм не может перейти к другой, а следовательно, не может быть продолжено развитие, формообразование органов и развитие новых функций органов.

Т. Д. Лысенко нашел для растений две стадии — стадию яровизации, когда для развития растения необходима определенная температура внешней среды в комплексе с другими условиями, и стадию световую, когда растение для своего дальнейшего развития требует определенных световых условий жизни (также в комплексе с другими условиями).

Если при прохождении стадии организму дать новые, необычные условия жизни, то это может вызвать или прекращение развития или, в особых случаях, организм вынужденно меняет свои требования, начинает усваивать новые условия и при этом происходит изменение его наследственности.

Так, например, если дать яровому сорту пшеницы во время прохождения стадии яровизации вместо требуемой яровым сортом температуры +10, +20° температуру около 0°, то у такого ярового сорта пшеницы изменяется весь дальнейший ход развития, изменится тип обмена веществ растения, а это будет изменять и его природу, его наследственность, и растение, имевшее наследственность ярового сорта, будет приобретать свойства и особенности озимого сорта. Этот пример показывает, что, зная стадии развития и предоставляя организму во время прохождения стадии новые условия, можно изменять наследственность и можно управлять развитием.

Этим путем, например, были получены изменения озимых пшениц в яровые.

В последние годы академик Т. Д. Лысенко и его последователи показали также, что изменепие температурных условий во время стадии яровизации вызывает превращение одного вида пшеницы в другой вид, превращение овса в овсюг, пшеницы — в рожь.

Таким образом, на основе теории стадийного развития можно управлять развитием растительных организмов, превращая их даже в новые сортовые и видовые формы, подставляя измененные условия жизни при прохождении той или другой стадии развития.

На основе общих положений теории стадийного развития разрабатываются в настоящее время и пути направленного управления организмом животного.

Посмотрим, какие же пути дальнейшего управления животным организмом можно наметить, исходя из общетеоретических положений мичуринской биологии.

Остановимся очень кратко на картине изменений, происходящих с яйцеклеткой после оплодотворения.

Развитие оплодотворенной яйцеклетки заключается в том, что она начинает многократно делиться, образуя вначале шарик, состоящий из многих клеток, затем превращается в подобие двухслойного мешочка (рис. 189).

Рис. 189. Схема развития оплодотворенной яйцеклетки

1 — два направительных тельца в около желточном пространстве; 2 — два сближающихся ядра в протоплазме яйца; 3 — остатки клеток лучистого венца на прозрачной оболочке

Этот мешочек, постепенно разрастаясь за счет деления клеток, усложняется, в нем происходит изменение и образование клеток нового типа, которые затем образуют различные ткани, из тканей постепенно формируются органы, которые также все более и более усложняются, приближаясь к тому состоянию, которое характерно для взрослого, полностью сформированного организма.

Развитие у млекопитающих происходит вначале в организме матери, и этот период называется утробным, или эмбриональным, а после рождения животного наступает период развития, называющийся послеутробным, или постэмбриональным. В утробный период развивающийся организм питается через организм матери, извлекая из ее крови необходимые для своего развития питательные вещества.

С появлением на свет новорожденный питается молоком матери и только позднее постепенно переходит на обычное питание взрослой особи.

Из этого краткого описания можно видеть, что условия эмбрионального и постэмбрионального развития у высших животных резко различаются как по способу и типу питания, так и по температурным и прочим условиям.

С момента возникновения и до момента своего полного развития, которое наступает в половозрелом возрасте, организм животного проходит ряд различных этапов. На каждом этапе он требует для своего развития разных условий существования.

Так, оплодотворенная яйцеклетка в течение нескольких дней находится в половых путях самки, не прикрепленная к стенке матки. В этот период она начинает дробиться, питаясь в течение этого времени за счет своих запасов питательных веществ и за счет окружающего ее белкового слоя, образованного из веществ, выделенных клетками яйцеводов самки, а также и за счет окружающих и проникающих в нее живчиков. Этот период развития сменяется переходом растущего зародыша на питание через кровяной ток матери. Это достигается у млекопитающих тем, что зародыш прикрепляется к стенке матки и имеет общий с организмом матери кроветок. Условия развития в этот период, несомненно, отличаются от предыдущего и последующего периодов. Эмбриональный этап развития заканчивается выходом организма из тела матери и переходом в совершенно новые условия жизни, при которых тип питания и дыхания качественно иной.

В эмбриональный период особенно большое значение приобретает для направленного формирования будущего животного материнский организм.

Условия питания матери до и во время беременности определяют в большой мере качество будущего потомства.

Обильное, полноценное кормление сук в период щенности дает хорошо развитых, крупных щенят, а скудное кормление тормозит как рост, так и развитие потомства не только в эмбриональный, но даже и в постэмбриональный период, когда суки находились уже в хороших условиях кормления.

Таким образом, управление ростом и развитием потомства необходимо начинать с первых дней беременности матери.

Русские ученые еще в прошлом столетии начали применять направленное кормление для создания животных желательного типа. Так, русский академик А. Ф. Миддендорф путем изменения типа кормления жеребят выращивал лошадей упряжного типа из молодняка тяжеловозных пород. Закономерности роста и развития животных были вскрыты классиками отечественной зоотехнии Н. П. Чирвинским, Е. А. Богдановым, П. Н. Кулешовым, М. Ф. Ивановым и развиты современными учеными С. И. Штейманом, П. Д. Пшеничным, А. И. Овсянниковым и другими.

Было установлено, что развитие животного в утробный и послеутробный периоды проходит неравномерно, т. е. в разные периоды жизни скорость роста и развития различных органов и частей тела не одинакова. Так, например, у собак в последнем периоде щенности зародыши растут больше в длину и перед рождением только начинается усиление роста в высоту. Поэтому новорожденные щенки выглядят коротконогими и длиннотелыми. После рождения наступает смена в скорости развития частей тела собаки. До 4-месячного возраста у щенят происходит быстрый рост объема грудной клетки, с 5 месяцев ускоряется рост длины туловища, а с 7 месяцев наблюдается усиленный рост в высоту.

Открытие неравномерности в росте и развитии животных позволяет формировать животное так, как этого требует человек.

Для этого необходимо использовать кормление как основное условие, формирующее организм животного.

Так, если суке в последней трети щенности дать усиленное кормление, то можно получить щенят, хорошо развитых в длину. Обильное кормление щенка до 4-месячного возраста будет формировать животное с хорошо развитым обхватом груди. Дальнейшее обильное кормление обеспечит хорошее развитие животного в длину.

Недостаточное же кормление, например в 5–7-месячном возрасте, затормозит рост и развитие животного в высоту и в ширину, в результате чего взрослое животное сохранит в себе черты щенячьего возраста, будет узкотелым, непропорциональным на ногах.

Недокорм щенка после рождения затормозит нормальную интенсивность роста в высоту, и взрослая собака от такого воспитания будет коротконогой.

Таким образом, направленным кормлением щенной суки и щенка можно управлять ростом и развитием животного и формировать у него желательное телосложение.

Большое влияние на тип обмена веществ и, следовательно, на рост и развитие животных оказывает температура помещения, в котором выращивают животных. В тех случаях, когда у животных требуется создать повышенный обмен веществ, что является желательным свойством и для служебных собак, необходимо применять, кроме обильного кормления закаливающие условия воспитания при холодных температурах помещения. Такой производственный опыт «холодного» воспитания давно осуществляется в передовом молочном племсовхозе «Караваево». Этот метод направленного воспитания создает у животного повышенный тип обмена веществ, закаляет организм и тренирует сердечнососудистую систему (легкие, сердце, кровеносные сосуды, кожу и т. п.), вырабатывая у животного крепкую конституцию, хорошее здоровье и живой темперамент.

В систему направленного воспитания животных, особенно таких, как лошади и собаки, включается также направленная тренировка мускулатуры и нервной системы, что будет изложено подробно в последующих главах.

Тренировка у животных нервной системы, мускулатуры, сердечно-сосудистой системы важна не только потому, что она совершенствует данное животное, подвергнутое направленной тренировке и дрессировке. Созданные тренировкой и дрессировкой у животного желательные свойства будут закрепляться в потомстве, если система тренировки будет осуществляться не только у родителей, но и у потомства.

Эти приобретаемые от тренировки свойства будут усиливаться и накапливаться в последующих поколениях.

Вот почему при работе с собаками следует помнить одно из главных положений мичуринской биологии, а именно: что приобретаемые организмами в процессе их роста и развития свойства могут передаваться потомству и накапливаться у него. Ошибочны представления тех собаководов, которые считают, что служебные качества собак определяются только родословной, т. е. наследственностью, полученной от предков, и не зависят от формирующих условий развития животных.

Уместно поэтому указать, что отсутствие должного направленного воспитания щенков, отсутствие тренировки и дрессировки их при любительском комнатном содержании и выращивании приводят к утере самых ценных служебных свойств собак.

Таким образом, направленное выращивание животных, исходящее из общих положений мичуринской биологии о закономерностях роста и развития, открывает путь управления формированием животных организмов.

Нам остается рассмотреть последний вопрос: каковы закономерности передачи потомству тех свойств, которые можно сформировать направленным воспитанием у родителей в процессе их роста и развития. Для этого необходимо изложить основы мичуринского учения по вопросу о наследственности и ее изменчивости.

6. Наследственность и ее изменчивость

Наследственность — это одно из важнейших свойств организмов, которое не присуще телам неживой природы.

Под наследственностью часто понимают способность передачи родителями своих свойств потомству.

Но это очень узкое и ограниченное понимание важнейшего свойства организмов.

Для правильного понимания сущности наследственности следует исходить из предложенной Ф. Энгельсом характеристики живой материи.

Мы уже говорили, что обмен веществ с неживой природой является главнейшим свойством живого. Обмен веществ определяет все другие основные свойства организмов, в том числе и наследственность.

Условия жизни, включенные в обмен веществ организма, создают наследственность этого организма.

Таким образом, наследственность — это тип обмена веществ. Первое свойство наследственности заключается в том, что каждый организм требует определенных условий для своей жизни и развития.

Второе свойство наследственности состоит в том, что организмы по-разному отвечают на одинаковые условия жизни.

Таким образом, наследственность — это свойство организмов требовать для своего развития определенных условий жизни и определенным образом реагировать на эти условия. Эти свойства наследственности определяются типом обмена веществ организма, который формируется условиями жизни, условиями существовании.

Из этого определения наследственности становится ясным, что изменить наследственность, создать новую наследственность у организма можно только путем изменения типа обмена веществ у данного организма.

Изменение же типа обмена веществ можно осуществить, подставляя организму новые условия жизни (кормление, содержание, климатические условия и т. п.).

Этот путь изменения наследственности в желательном для человека направлении широко используется мичуринцами при выведении новых сортов растений и новых пород животных.

Таким путем, например, была создана высокопродуктивная костромская порода молочного скота. Изменив кормление, уход и содержание, применив метод «холодного» воспитания и усиленное упражнение вымени правильным доением, работники племхоза «Караваево» изменили обмен веществ у животных, происходивших от местного улучшенного скота, а тем самым они создали новую наследственность, характеризующую костромскую породу.

В обмене веществ организма с условиями жизни участвуют все органы и ткани тела, все его клеточки, все капельки живого вещества, причем каждая из этих частей организма имеет свой тип обмена веществ и строит свое живое вещество, свои клеточки на свой лад, не похожий на тот, которые имеют другие органы и части тела.

Каждый орган, каждая клеточка, каждая капелька живого вещества, образующая организм, имеет свою наследственность.

Таким образом, наследственность каждого организма обладает также важным свойством — раздельностью, прерывистостью (дискретностью).

Простым примером дискретности клеток ткани может служить пестролистность у растений и пегость у животных. Ясно, что у пегого животного одни участки кожи могут образовывать красящее вещество волоса (пигмент), в результате чего шерсть на этих участках окрашена в черный, рыжий или бурый цвет, а клетки кожи других участков тела имеют иную наследственность, иной обмен веществ и неспособны вырабатывать пигмент, вследствие чего шерсть этих участков кожи остается белой (не пигментированной). Наличие этого свойства наследственности (открытого мичуринской биологией) позволяет управлять отдельными свойствами и качествами организма.

Например, если необходимо изменить свойства, а следовательно, и наследственность нервной системы животного, следует изменить такие условия жизни, которые могут оказывать большое влияние на эту систему. Для этого, в частности, у собак, необходима систематическая, направленная дрессировка, тренировка нервной системы.

В мясном животноводстве, например, основная цель совершенствования и направленного изменения животных будет заключаться уже не в изменении нервной системы как основного хозяйственно полезного свойства, а в изменении наследственности, определяющей мясные качества животного. В этом случае изменение условий жизни должно итти путем особого кормления животных (хотя, конечно, с учетом деятельности нервной системы).

Так, включение обильной белковой и углеводистой пищи, ограничение движений, создание условий для выработки спокойного (флегматичного) темперамента будут формировать наследственность животных мясного типа, которые способны быстро расти и хорошо откармливаться.

Эти примеры показывают, как можно управлять отдельными свойствами организма в процессе его развития, используя дискретность наследственности.

Наследственности свойственна устойчивость или консерватизм, который проявляется в том, что созданная при определенных условиях жизни наследственность организма сохраняется и закрепляется в потомстве, если условия жизни будут у потомства близки или одинаковы с условиями, в которых жили их родители.

Устойчивость наследственности выражается в пригнанности всех органов организма друг к другу и к определенным условиям жизни. Такая пригнанность и слаженность в работе организма создается и закрепляется жизнью ряда поколений.

Устойчивость наследственности имеет большое значение в эволюции диких животных и растений, а также и в совершенствовании и создании новых пород животных и сортов растений, разводимых человеком. Так, например, благодаря устойчивости наследственности сохраняются и закрепляются в последующих поколениях полезные приспособления, возникающие у диких животных, что делает более совершенным этот вид животных. В сельскохозяйственной практике устойчивость наследственности позволяет сохранить созданные человеком ценные породные признаки животных.

Если бы организмы не обладали этим важным свойством, эволюция диких форм приостановилась бы, а сельскохозяйственная практика отбора и подбора не могла бы создавать новые породы.

В племенной работе с животными устойчивость наследственности закрепляет породные свойства животных, если будут сохранены те условия жизни, т. е. кормление, уход, содержание, которых требует наследственность этой породы.

Если же условия не будут отвечать требованиям наследственности породы, то породные качества животных исчезнут, так как при изменившихся условиях изменится и наследственность этой породы. Этим и объясняются те печальные факты, когда при неблагоприятных условиях, не отвечающих наследственности, порода вырождается, приобретает новые, часто нежелательные, свойства.

Так, например, наследственность служебных собак требует, как обязательного условия, систематической тренировки нервной системы в желательном для человека направлении.

Если такая тренировка не осуществляется, порода теряет свои ценные свойства, приобретает нежелательные качества нервной системы.

Собаки этой породы только по внешнему виду могут быть отнесены к породе служебных собак, а по своему основному свойству они уже изменили наследственность и потеряли свои прежние породные качества как служебных собак.

Устойчивость наследственности, как мы видели, — положительное свойство в совершенствовании животных и растений.

Вместе с тем устойчивость наследственности имеет и отрицательные стороны.

Так, она мешает в селекционной работе с животными, когда ставят цель создать животных с новыми качествами новой породы. Если желательно изменить наследственность животных данной породы, то необходимо изменить условия их жизни, но встречаются трудности — включение новых условий не всегда изменяет наследственность организма, так как она обладает устойчивостью, которая и сохраняет свойства старой породы, намеченные к изменению.

Мичуринская биология нашла пути для расшатывания устойчивости наследственности.

Для этого применяют в животноводстве межпородное скрещивание.

Потомство от скрещивания родителей, принадлежащих к разным породам, будет иметь двойственную наследственность, так как наследственность, полученная от одного родителя, требует одних условий, а наследственность, полученная потомством от другого родителя, требует других условий. Эта двойственность приводит к менее устойчивой, т. е. расшатанной наследственности межпородных помесей.

Организмы с расшатанной (двойственной) наследственностью более пластичны и легче изменяются под влиянием новых условий жизни, так как они лучше в свой обмен веществ включают и ассимилируют эти условия.

Работами И. В. Мичурина было установлено, что молодые организмы имеют меньшую устойчивость наследственности, а поэтому и направленное изменение наследственности организма следует проводить на ранних этапах развития, когда организм лучше включает в свой обмен веществ новые условия жизни, направленные на изменение его наследственности.

Разберем еще вопрос о том, всякое ли изменение наследственности будет наследоваться, т. е. передаваться от родителей потомству?

На этот вопрос мичуринская биология дала ясный ответ.

Если произойдет изменение наследственности в каком-либо органе, что вызовет появление у организма новых свойств, то наследование этих свойств потомством будет лишь в том случае, если изменения в обмене веществ, происшедшие в этом органе, включаются в общий обмен веществ и изменяют обмен в половых клетках.

В этом случае изменится наследственность половых клеток, и новые свойства, появившиеся у родителей, будут через процесс оплодотворения унаследованы и потомством.

Такая трактовка вопроса об унаследовании потомством свойств родителей дает объяснение многим фактам, известным из практики.

Так, например, становится ясным, почему появление у родителей каких-либо несущественных особенностей (своеобразной пегости, курчавости и пр.) не всегда сопровождается появлением этих же особенностей у потомства. Ясно, что изменение наследственности, например в свойствах пигментации родителей, не изменило обменные процессы их половых клеток, которые не приобрели новых наследственных особенностей, в результате чего и не произошло унаследования потомством своеобразной негости родителей.

В тех случаях, когда при проведении селекционно-племенной работы с животными желательно, чтобы ценные свойства, появившиеся у родителей, передались и потомству, необходимо влиять на развитие этих свойств у родителей направленным кормлением, содержанием и тренировкой, с тем, чтобы усиленное развитие их больше было включено в общий обмен веществ и особенно в обмен половых клеток и изменило наследственность последних.

Таким образом, не только управление изменением наследственности, но и управление наследованием свойств родителей потомством определяются условиями жизни, с которыми организм находится в единстве, в постоянном обмене веществ.

Из всего сказанного видно, что мичуринская биология создала теорию наследственности, которая позволяет управлять организмами не только одного родительского поколения, но и последующих поколений.

Учение о наследственности и путях ее изменения и управления, разработанное мичуринской биологией, ведет практическую селекционно-племенную работу по правильному пути.

Благодаря этой теории социалистическое животноводство из года в год пополняется новыми породами животных, обогащающими племенные ресурсы нашей Родины.

Глава II. Содержание, кормление служебных собак и уход за ними

Кандидат ветеринарных И. Е. Израилевич

1. Влияние внешней среды на организм собаки

Собака требует для своей жизни определенных условий среды, приспособленность к которым была выработана в течение всей истории ее породы. Среда, в которой живет собака, многообразна и изменчива. Условия внешней среды влияют на собаку и вызывают с ее стороны те или иные ответные действия. Управляет последними нервная система, которая обладает способностью воспринимать воздействия среды в виде определенных раздражений и отвечать на них соответствующими реакциями отдельных органов, группы органов и организма в целом. Биологический смысл этих реакций — приспособить организм собаки к данным условиям среды, поставить его в отношении этих условий в благоприятное положение.

Однако приспособляемость собаки к переменным условиям среды не беспредельна, а ограничена в известных рамках. Изменения условий среды, выходящие за пределы этой приспособляемости, особенно если они наступили резко и внезапно, нарушают жизнедеятельность собаки и могут вызвать ее заболевание.

Чтобы обеспечить здоровье и работоспособность собаки, необходимо знать, какие условия среды полезны для нее, какие вредны и какие меры надо принять, чтобы устранить вредные влияния и этим самым предупредить заболевание собаки.

Влияние на собаку химического состава воздуха. Воздух представляет собой смесь газов. Наиболее постоянные составные части воздуха: азот, кислород и углекислота. В некоторых случаях в воздухе могут появиться аммиак, сероводород, хлор и другие газы.

Азота в воздухе больше всего (78,8 %). Для организма собаки он является безразличным газом.

Самой важной и необходимой для собаки составной частью воздуха является кислород. Его в воздухе 20,7 %. Небольшое уменьшение содержания кислорода в воздухе собака обычно переносит легко. Вредное влияние начинает сказываться на собаке при содержании в воздухе 15 % кислорода. При содержании кислорода в воздухе до 11–12 % собака начинает задыхаться, а при дальнейшем снижении содержания кислорода до 7 % собака погибает.

Углекислота для собаки является вредным газом. В наружном воздухе его содержится 0,03 %. Допустимым количеством считается 0,07 %. Воздух, содержащий 0,1 % углекислоты, считается уже испорченным. При длительном пребывании в воздухе, содержащем 1–1,5 % углекислоты, собака может погибнуть.

Вредному влиянию от недостатка в воздухе кислорода и повышенного содержания углекислоты особенно подвергаются собаки, когда они находятся в закрытых, плохо проветриваемых помещениях, при перевозках в трюмах пароходов или в товарных вагонах с закрытыми дверями и люками. Это станет понятным, если учесть, что собака даже в состоянии покоя, помимо потребления кислорода, с каждым выдохом выделяет в окружающий ее воздух 22,8 л углекислоты за час. Отсюда вытекает необходимость строго следить за проветриванием закрытых помещений, в которых содержат собак.

Так как при разложении навоза получается значительное количество углекислоты, размещать собак вблизи конюшен, скотных дворов и навозохранилищ не следует.

Воздух высокогорных местностей содержит пониженное количество кислорода. Местные собаки приобрели ряд свойств, компенсирующих этот недостаток. При переводе собак из равнинных местностей в высокогорные об этом надо помнить и обеспечить привозным собакам возможность постепенной акклиматизации.

Аммиак появляется в воздухе на территории химических заводов, а также в местах, где подвергаются разложению органические вещества, содержащие азот. При размещении собак в закрытых, плохо вентилируемых помещениях в воздухе последних неминуемо скопляется много аммиака от разложения мочи и кала. Аммиак очень ядовит и даже при самом небольшом содержании в воздухе вредно отражается на собаке: понижает общую устойчивость ее к заболеваниям, вызывает заболевания кожи, глаз и органов дыхания. В тех случаях, когда собак, больных чумой, содержат в помещениях, воздух которых богат аммиаком, собаки переболевают тяжелее и процент смертности среди них бывает выше. При длительном вдыхании аммиака в концентрации 0,15 % собака может погибнуть. Наличие аммиака в воздухе помещения указывает на недостаточную вентиляцию, плохое состояние пола и отсутствие должного ухода за ним.

Сероводород также очень ядовит для собаки. Образуется он при разложении различных белковых веществ, обычно в уборных, помойных ямах и навозохранилищах.

Хлор оказывает на собаку отравляющее действие в самых небольших концентрациях. Отравиться хлором собака может на территории химических заводов или во время дезинфекции хлорной известью.

Окись углерода, или угарный газ, образуется при неполном сгорании топлива. Отравиться им собака может на территории доменных печей, заводов, вырабатывающих светильный газ, чугуноплавильных заводов, а также в помещениях с печным отоплением при преждевременном закрытии дымоходов после топки.

Чтобы предохранить собак от отравления аммиаком, сероводородом, хлором и окисью углерода, необходимо располагать помещения собак с подветренной стороны и подальше от химических, чугуноплавильных и других заводов, в которых образуются вредные газы; не размещать собак вблизи уборных, помойных ям и навозохранилищ; регулярно проветривать закрытые похмещения, в которых находятся собаки, и содержать эти помещения в чистоте, своевременно удаляя из них кал и мочу; при дезинфекции хлорной известью надо выводить собак подальше и возвращать их только после полного удаления из помещения следов хлора; необходимо также следить за правильным закрытием дымоходов в помещениях с печным отоплением и т. д.

Влияние на собаку физических свойств воздуха. Из физических свойств воздуха на здоровье и работоспособность собаки оказывают влияние температура воздуха, влажность его, движение, атмосферное давление и содержание пыли и микробов.

Нормальная жизнедеятельность собаки требует постоянной температуры ее тела, которая у разных собак колеблется между 37,5 и 39°. Постоянство температуры тела собаки обеспечивается наличием у нее особой способности — теплорегуляции, заключающейся в поддержании определенных соотношений между выработкой и отдачей тепла. Нарушение теплорегуляции очень вредно для здоровья собаки. Прямые солнечные лучи, падающие на голову собаки, могут вызвать у нее солнечный удар, а общий перегрев тела при недостаточной теплоотдаче — тепловой удар. Тепловые удары можно наблюдать каждое лето, особенно на выставках при содержании собак в условиях застоя теплого воздуха, во время усиленной мышечной работы и при переходах скученными группами. Содержание собак в намордниках летом значительно увеличивает опасность появления теплового удара.

Не менее вредно для собаки и переохлаждение тела. Внезапное и сильное охлаждение способно вызвать у нее обмораживание и простудные заболевания.

Особенно вредно влияет на собаку влажность воздуха, т. е. содержание в нем паров воды. Слишком влажный воздух, даже при умеренной его температуре, вызывает у собаки вялость, одышку и быструю утомляемость. Влаяшый холодный воздух отнимает у собаки слишком много тепла и вызывает переохлаждение тела, а горячий влажный воздух препятствует испарению воды из легких и с поверхности языка собаки и этим способствует перегреву ее тела. Чем выше температура воздуха, тем процент влажности должен быть ниже. Наиболее благоприятной влажностью при температуре воздуха 18–20° является 40–70 %, а при температуре воздуха 30–40° — не больше 30–40 %. Влажность выше 70 % вредна для собаки независимо от температуры воздуха.

Чтобы предохранить собак от вредного влияния температуры и влажности воздуха, необходимо в жаркое время года освобождать собак от работы, в часы наибольшего солнцепека держать их в тени, иметь для них постоянно пойлушку с чистой свежей водой, обмывать и купать их для освежения тела. В летнее время очень важно не допускать застоя теплого воздуха вокруг собаки во избежание перегрева ее тела. В холодное время года необходимо обеспечить собак достаточным питанием, сухой и теплой подстилкой, а при работе на блок-постах, особенно в сырую погоду, сменять собак не реже как через 4–5 часов. Во всякое время года необходимо следить за тем, чтобы в помещении, где содержат собак, не было сырости. Большое значение для здоровья собаки имеет закаливание ее.

Давление воздуха зависит, главным образом, от высоты места над уровнем моря. Чем выше местность над уровнем моря, тем атмосферное давление на ней меньше. Каждая собака приспособлена к атмосферному давлению, в котором она выросла и развилась. Это необходимо учитывать при перемещении собак из равнин в горные местности и наоборот; необходимо обеспечить им возможность осторожного и постепенного приспосабливания к новым условиям атмосферного давления.

Движение воздуха или ветер также не безразличен для собаки. Сильный ветер подымает пыль, затрудняет дыхание и движение. Холодный и сырой ветер способствует простудным заболеваниям. От таких ветров необходимо защищать собаку. Помещение для собаки надо располагать с учетом направления господствующих ветров.

Пыль находится в воздухе в качестве механической примеси. Пыль вредна для собаки. Она раздражает слизистые оболочки дыхательных путей, может отлагаться в легких и ослаблять их и, если она состоит из ядовитых частиц, может даже вызвать отравление.

В воздухе содержатся во взвешенном виде и микробы. При этом в наружном воздухе микробы возбудители заразных болезней, как правило, отсутствуют, так как они гибнут под влиянием лучей солнца. Другое дело в помещениях. Исследованиями обнаружены в воздухе помещений микробы-возбудители нагноения, туберкулеза, столбняка и др. Чем меньше проветривается помещение и чем меньше оно освещено, тем в воздухе его больше микробов.

Чтобы предохранить собаку от вредного влияния пыли и микробов, необходимо содержать ее помещение в чистоте, обеспечить к нему достаточный доступ света и чистого воздуха, не чистить собаку в помещении, не класть ей пыльной подстилки и периодически дезинфицировать помещение.

Влияние на собаку климата и погоды. Собака формируется в зависимости от условий среды, в которой она выросла и вырабатывает в себе свойства, помогающие ей жить и работать в данных условиях. В местах с холодным климатом собаки отличаются небольшим ростом, имеют толстую кожу, густую шерсть и очень густой подшерсток. В горном климате у собак сильнее развита грудная клетка, а кровь богаче красными кровяными тельцами и гемоглобином и т. д.

Влияние климата надо учитывать, когда переводят собак в новые для них климатические условия. В таких случаях собаки должны акклиматизироваться, т. е. выработать в себе свойства, необходимые для жизни в новых условиях. Достигают этого не сразу, причем в процессе акклиматизации устойчивость собаки против всяких неблагоприятных условий понижается. Отсюда при переводе собак из одних климатических условий в другие необходимо принять меры, чтобы новые климатические условия сразу резко на них не влияли. Как правило, молодые собаки, у которых избирательность к условиям среды окончательно еще не установилась, акклиматизируются легче, чем старые собаки. Поэтому ввозить целесообразнее молодых собак, чем старых. Еще лучшие результаты способно дать скрещивание привозных собак с местными собаками.

В каждом климатическом поясе необходимо также учитывать сезонные, и, особенно, резкие перемены погоды. В холодную погоду чаще возможны простудные заболевания, а в жаркую погоду — желудочно-кишечные.

Почва и ее влияние на собаку. Почва состоит из твердых частиц — зерен и пор между ними. Чем зерна почвы крупнее, тем и поры между ними крупнее. Такая почва лучше пропускает воздух и воду. Она сверху всегда суха, в такой почве легче окисляются и распадаются органические вещества. К крупнозернистым почвам относятся песчаные и супесчаные. Они наиболее гигиеничны, и поэтому на них лучше всего строить помещения для содержания собак.

Глинистые и илистые почвы мелкозернисты. Они меньше пропускают воздуха и влаги, сырые и холодные, плохо вентилируются, органические вещества в них не окисляются, а гниют. Такие почвы менее пригодны под постройку на них помещений для собак. Черноземные почвы также поглощают много влаги.

Для здоровья собаки имеет значение и высота стояния почвенных вод. Почвенная вода скопляется на пласте, не пропускающем воду. Чем этот пласт ближе к поверхности, тем такая почва сырее. На сырых почвах располагать помещения для собак не следует, так как сырость отнимает много тепла у организма собаки.

Поверхностный слой почвы может содержать яйца глистов, а также большое число микробов, в том числе и таких опасных, как возбудители сибирской язвы, газовой гангрены, столбняка и др. Особенно много опасных для здоровья собаки микробов и яиц глистов в почвах, загрязненных отбросами. Для предупреждения заболеваний собак большое значение имеет чистота почвы на территории, где их содержат.

2. Содержание собак

Помещение, предназначенное для содержания собаки, должно прежде всего защищать ее от неблагоприятных внешних условий (холода, солнцепека, непогоды и т. д.) и быть удобным для отдыха. Вместе с тем помещение должно отвечать основным гигиеническим требованиям, не нарушать нормального течения жизненных процессов собаки и не понижать ее устойчивости к различным заболеваниям. Основные требования, которым должно удовлетворять помещение, это те, чтобы оно было просторным, удобным для отдыха, сухим, чистым и с достаточным доступом солнечного света и свежего воздуха.

Содержание одиночной собаки. Одиночную служебную собаку можао содержать во дворе или в квартире. При малейшей возможности лучше всего содержать собаку во дворе.

Нельзя содержать собаку в хлеву вместе с коровами, в конюшне с лошадьми или в одном помещении с другими домашними животными, так как наличие аммиака, углекислоты и сероводорода в этих помещениях вредно отзывается на здоровье и работоспособности собаки.

Для помещения собаки во дворе должна быть устроена специальная будка (рис. 190) из сухого дерева и таких размеров, чтобы собака свободно могла в ней помещаться. Для крупной собаки полезная площадь такой будки должна иметь в ширину 1 м, а в глубину 0,9 м. Для средних размеров собаки достаточна будка шириною 0,9 м и глубиною 0,8 м. Средняя высота будки 0,8 м. Крышу ее делают односкатной. Входное отверстие будки устраивают сбоку в одной из широких стенок размером 0,4X0,36 м.

190. Разборная будка для собаки

Для удобства очистки, проветривания, дезинфекции, замены отдельных частей и т. п. будку следует делать разборной, состоящей из трех частей; пола, каркаса и крыши. Ставят будку на сухом месте и, если есть возможность, под деревом или под навесом для лучшей защиты будки с собакой от солнцепека, сильных ветров, ливней, снегопадов и других неблагоприятных внешних условий.

Для предупреждения сырости пол будки должен быть приподнят над землею так, чтобы между полом и землей имелось воздушное пространство. Положение входного отверстия будки необходимо менять в зависимости от условий погоды так, чтобы собака была всегда защищена от прямого воздействия вредных влияний.

Для утепления на холодное время года над входом будки прибивают плотную занавеску из сложенного вдвое грубого сукна, слегка простеганного ватой. Занавеску надо устраивать так, чтобы собака сама могла ее отодвигать и чтобы после этого занавеска занимала прежнее положение. При больших холодах крышу и стены будки следует обшить соломой или стены засыпать снегом до крыши.

Для содержания ценной племенной собаки в средних широтах и на севере, где бывают большие морозы, вместо будки лучше построить деревянную кабину типа сарайчика шириною 2 м, глубиною 1,5 м и высотою спереди 2,5 и сзади 2 м. Строят ее из бревен или плотно пригнанных досок. Крышу кабины делают односкатной, а пол — приподнятым над землей на 20–30 см. Во входной двери кабины, в нижней ее части устраивают лаз, а над дверью — окно. Лаз, в зависимости от условий, можно оставлять открытым или закрывать. Перед входом в кабину кладут деревянный щит, несколько приподнятый от земли. В теплое время года в кабине на высоте 40 см от пола оборудуют для собаки нары. На зиму пары снимают и в кабину ставят будку. Во избежание сырости и для большего тепла будку ставят несколько приподнятой от пола, и так, чтобы она не прилегала вплотную к стенам кабины. Входное отверстие будки должно быть обращено не к лазу, а к одной из боковых стен кабины. Кабина лучше защищает собаку от холода, чем простая будка.

Специальные исследования, проведенные в течение двух зим ветеринарным врачом А. Н. Дугиным, показали, что в будках, поставленных в кабинах при условии, когда лаз закрыт, а будка снабжена занавеской и соломенной подстилкой, вокруг собаки образуется температурный микроклимат, значительно защищающий собаку от низкой температуры наружного воздуха, а именно:

Одиночную собаку во дворе можно содержать свободно или же привязывать на цепь. Свободное содержание собаки предпочтительней, при этом надо только обеспечить, чтобы собака не могла произвольно выбегать со двора. При содержании собаки на цепи с нею необходимо делать ежедневные прогулки, во время которых собаку надо заставлять пробегать до трех километров для укрепления ее мускулатуры и поддержания здоровья.

В городах владельцы чаще всего содержат служебных собак в квартирах, где живут сами. В этом случае собаке в квартире отводят специальное место, которое должно быть сухим, по возможности прилегающим к одной из внутренних стен квартиры, вдали от печки или отопительной батареи, доступным солнечному свету и не на сквозняке. На отведенном месте собаке устраивают приподнятый от пола лежак длиною в 1 м, шириною 0,75 м и глубиною 0,15 м. На лежак в качестве подстилки кладут матрасик, набитый соломой, или коврик. При пользовании матрасиком солому, которой он набит, раз в неделю надо менять и чехол выстирать. Собаку, содержащуюся в квартире, необходимо выводить на улицу несколько раз в день для отправления ее естественных потребностей (выгуливать). Кроме того, при содержании собаки в квартире с ней необходимо делать специальные прогулки на воздухе два раза в день длительностью по часу каждая. Во время прогулки ссбаке должна быть дана возможность достаточно побегать.

Содержание группы собак. При наличии нескольких собак при устройстве помещения для них выбирают сухое, по возможности возвышенное место, отстоящее в стороне от жилых помещений, скотных дворов и свалок. На выбранном месте строят удлиненный навес глубиною 2 м, высотою 2 м и шириною из расчета по 3 м на каждую собаку. Крышу навеса делают покатой назад. Сзади и с боков навес обшивают. Навес внутри разгораживают сплошными перегородками на отделения шириною по 3 м каждое.

На пол каждого отделения кладут несколько приподнятый над землей деревянный щит и на нем устанавливают будку, пол которой в свою очередь немного приподнимают от щита. К каждому отделению пристраивают выгул длиною четыре метра. Стены (перегородки) выгула составляют как бы продолжение перегородок навеса. Такое устройство обеспечивает каждой собаке индивидуальное помещение с достаточной площадью в 12 м2 для свободных движений. Перегородки в выгулах делают не ниже двух метров высоты, чтобы собаки не могли через них перепрыгнуть. На 0,75 м от земли стены (перегородки) выгулов делают деревянными, а остальные 1,25 м — из металлической сетки. Чтобы собака не могла подрыть перегородку выгула, ее закапывают в землю на глубину 0,5 м. Для входа в каждый индивидуальный выгул устраивают сетчатую дверь на деревянной раме (рис. 191). Выгул должен иметь ровную поверхность и не содержать ничего, что способно ушибить или поранить собаку. Если местность сырая, на выгулах необходимо настилать деревянные щиты, приподнятые над землей на 20–30 см и состоящие из нескольких частей, чтобы их можно было легко разбирать и очищать под ними землю.

Рис. 191. Навес с выгулами

Для удобства борьбы с заразными болезнями под одним навесом не следует размещать более 10–15 собак. Для большего количества собак необходимо построить два или несколько навесов с индивидуальными выгулами. Все навесы ставят обращенными в одну сторону, наиболее благоприятную в данной местности в отношении господствующих ветров и климатических особенностей. Расстояние между рядами навесов должно быть не менее 30 м.

При размещении собак на территории металлургических и химических заводов, а также других предприятий, загрязняющих воздух, или очень близко от них, навесы с выгулами для собак следует обязательно размещать с подветренной стороны. Полезно обсадить прилегающую к навесам территорию деревьями, однако на таком расстоянии, чтобы деревья не препятствовали освещению и обогреванию навесов и выгула солнечными лучами.

При размещении собак в отделениях навеса необходимо рядом помещать собак разного пола, поведения и возраста. Общая возбудимость собак при таком размещении значительно меньше.

Вся площадь, занятая навесами с выгулом и подсобными к ним помещениями, должна быть огорожена забором.

На севере и в средних широтах для содержания особенно ценных собак, вместо навеса строят под общей крышей ряд кабин с индивидуальными выгулами к каждой (рис. 191, 192, 193). Материал для кабин должен быть сухим, теплым и воздухопроницаемым. Лучше всего удовлетворяет всем этим требованиям сухое дерево. Размеры кабин: 2 м шириною, 1,5 м глубиною и 2,5–2 м высотою. Входную дверь в каждую кабину устраивают на петлях и с отверстием (лазом) в 50x40 см в нижней ее части, чтобы собака могла входить и выходить из кабины. Лаз прикрывают занавеской или подымающимся деревянным щитком. Над дверью в передней стене кабины устраивают окно. Пол кабины приподымают над землей на 18 см. Крышу делают покатой назад и из материала, плохо проводящего тепло. В теплое время года в кабине на высоте 40 см от пола оборудуют нары. На зиму в кабину ставят будку. Будку устраивают разборную из трех щитов с лазом; размеры боковых щитов 1,0X0,87X0,7 м, верхнего — 1,03X0,91 м. Индивидуальный выгул пристраивают к каждой кабине по тому же принципу, как и площадку к навесам. Каждый выгул имеет в глубину 4 м с общей площадью, равной 8 м2. Чтобы иметь большого размера площадку для выгула, устраивают несколько отдельно расположенных больших выгулов размером 6X6 м, куда собак периодически выпускают для прогулки.

Рис. 192. Выгулы для собак

Если группа собак большая, необходимо в дополнение к основному помещению построить изолятор, чтобы иметь возможность своевременно переводить в него собак, при заразных заболеваниях. Рассчитывают изолятор на 10 % поголовья группы. Строят изолятор не ближе 0,5 км от главного помещения для здоровых собак и участок огораживают забором. В самом изоляторе каждая собака должна быть помещена отдельно от других больных животных.

Рис. 193. Кабины с выгулами (план)

Содержание собак в школах-питомниках служебного собаководства. В школах-питомниках служебного собаководства зоогигиенические требования к размещению и содержанию собак должны предъявляться особенно строго.

Прежде всего при выборе места для размещения питомника необходимо учитывать значение для здоровья собаки почвы, солнечного света и составных частей воздуха. Нельзя располагать питомник на участке низменном, болотистом, с гигроскопичной почвой, с высоким стоянием грунтовых вод, загрязненном отбросами и т. п.

Место для помещения питомника должно быть сухим, слегка возвышенным, более доступным солнечным лучам, слегка покатым для лучшего стока воды и защищенным от местных господствующих ветров. Место это не должно быть расположено вблизи конюшен, скотных дворов, навозохранилищ, мусорных и помойных ям, а также промышленных предприятий, загрязняющих воздух. Желательно, чтобы оно находилось дальше от жилых помещений, столовых и кухонь.

Особенно следует избегать сырости. Сырая почва способствует сырости помещения, а сырое помещение отнимает много естественного тепла у организма собаки. Собака в таком помещении зябнет, организм ее ослабляется и становится подверженным различным заболеваниям.

В целях предохранения от сырости не следует располагать помещение питомника близко от прудов, озер и других водоемов, а также у подошвы горы, так как сюда может стекать вода с выше расположенных участков.

При выборе строительных материалов необходимо учитывать местные возможности. Во всех случаях выбранный материал должен быть сухой, теплоустойчивый и воздухопроницаемый. Лучше всего удовлетворяет этим требованиям сухое дерево. Для отдельных помещений специального назначения (ветеринарный лазарет, изолятор и др.) лучшим материалом служит обожженный кирпич, особенно пустотелый. Глина с соломой, применяемая в Средней Азии, значительно уступает по своим гигиеническим свойствам дереву и обожженному кирпичу.

Направление фасада помещения должнр быть таким, чтобы в помещение падало достаточно солнечного света и чтобы оно не подвергалось лобовому действию холодных ветров.

На севере, где солнца всегда мало, помещения для собак надо располагать так, чтобы открытая их часть была направлена на юг. Наоборот, на юге, во избежание перегрева, помещения для собак лучше всего располагать открытой частью на северо-восток. В средних широтах открытую часть помещений следует ориентировать на юго-восток.

Каждая школа-питомник должна иметь: 1) помещение для строевых собак, 2) карантинное помещение, 3) родильное помещение, 4) щенятник, 5) ветеринарную амбулаторию со стационаром, 6) изолятор, 7) помещение для мытья собак и 8) вспомогательные помещения.

Помещение для строевых собак. Помещение для строевых собак строят по тому же типу, что и описанные выше помещения для группы собак.

Карантинное помещение. Карантинное помещение необходимо для того, чтобы выдерживать в нем вновь поступающих собак до определения благополучия их по заразным заболеваниям. Строят карантинное помещение по типу помещения для группы собак, и оно должно быть удалено от основных помещений для собак не меньше чем на 250 м.

Родильное помещение. Родильное помещение и щенятник составляют заводскую часть питомника, которая, как правило, должна быть изолирована от остальных помещений и расположена от них в достаточном отдалении.

Родильное помещение рассчитывают на количество имеющихся в питомнике племенных сук и строят как закрытое неотапливаемое помещение, обеспечивающее гигиенические условия ощенения сук и возможность холодного воспитания щенят до 45-дневного возраста.

В средних широтах под родильню лучше всего построить бревенчатое, хорошо проконопаченное помещение шириною внутри 4 м и высотою 2,5 м. Пол делают деревянный из плотно пригнанных досок и приподнятый от земли. Направление длинной стороны помещения — с востока на запад. К входу в помещение пристраивают тамбур так, чтобы при открывании входной двери в помещение не попадали резкие струи холодного воздуха. Помещение должно быть хорошо освещено отраженным светом, так как прямой свет раздражает суку во время родов, а щенят — в первые две недели их жизни, пока они не прозрели. Вентиляция должна обеспечить постоянный равномерный обмен воздуха в помещении. Особенное внимание должно быть обращено на недопущение сквозняка.

Южную стену внутри помещения разгораживают глухими перегородками на родильные боксы шириною 3 м и глубиною 2,5 м с сетчатой дверью для входа в каждый из них. Между входом в бокс и северной стороной помещения устраивают проход шириною 1,5 м. В теплое время года в боксах достаточно иметь нары шириною в 1 м и длиною 1,2–1,5 м. Нары приподымают от пола на 10–12 см и обивают со всех четырех сторон в высоту бортами шириною в 20 см. На нары кладут достаточное количество сухой озимой соломы в качестве подстилки.

В холодное время года вместо нар в левый задний угол бокса ставят разборную просторную будку с такой же полезной площадью, как у нар. Будка должна быть приподнята от пола и не касаться стен бокса. Будку как и нары, необходимо снабжать достаточным количеством сухой озимой соломы. При больших холодах над входом в будку навешивают теплую занавеску. В задней стене (южной) каждого бокса поближе к его правому углу устраивают лаз, ведущий наружу в выгул. Лаз должен иметь плотно закрывающую его и не пропускающую холод заслонку. Снаружи родильного помещения, вдоль южной стороны, оборудуют индивидуальные выгулы, соответствующие каждому боксу. Ширина каждого выгула 3 м и длина (глубина) 4 м. На каждом выгуле устраивается навесик высотою в метр от земли с деревянным щитом под ним. В зависимости от надобности в выгул может быть поставлена и будка.

Щенятник. Щенятник предназначается для содержания в нем щенят после отъема до 10-месячного возраста. Щенятник состоит из закрытого помещения и выгула. Закрытым помещением щенки пользуются до 3-месячного возраста, после чего их переводят окончательно в выгул. Закрытое помещение щенятника оборудуют по тому же типу, что и родильное помещение. Каждое отделение в нем, соответствующее боксу родильного помещения, делают только несколько глубже — 3x3 м. Каждому помету отводят в щепятнике одно отделение. В отличие от родильного поме-, щения выгулы для щенятника оборудуют отдельно от закрытого помещения. Устраивают выгул на сухом месте, защищенном со стороны постоянных ветров, и значительно больших размеров, чем индивидуальные выгула, а именно 6x6 м. Выгулы для щенят огораживают сеткой и оборудуют навесами с деревянными настилами под ними и будками для защиты щенят от холода, непогоды и действия прямых солнечных лучей. Число выгулов в щенятнике определяется наличием групп щенят, однородных по полу, возрасту и физическому развитию.

Ветеринарная амбулатория со стационаром. Ветеринарную амбулаторию со стационаром для незаразно больных собак размещают в одном отапливаемом закрытом помещении. Для ветеринарной амбулатории необходимы: ожидальня, комната для приема и оказания лечебной помощи больным собакам, отдельные комнаты для операционной, диагностического кабинета, физио-терапевтического кабинета, ветеринарной аптеки, кабинета ветеринарного врача, а также комната для ветеринарных уборщиков (санитаров) и кладовая.

Стационар для незаразно больных собак строят в виде коридора шириною 1,5 м с входами из него в ряд клеток шириною в 3 и глубиною в 2 м каждая. Высота помещения 2,5 м. Помещение должно быть светлым, с хорошей вентиляцией; печь должна равномерно обогревать все помещение. Температуру в помещении поддерживают по указанию ветеринарного врача.

Перегородки между клетками делают сетчатыми высотою 2 м. В каждой клетке на высоте 30 см от пола устраивают нары для собаки. К каждой клетке пристраивают снаружи индивидуальный выгул со специальным плотно закрывающимся лазом в него из клетки. Расположение выгула должно быть наиболее благоприятным при местных условиях. Размеры каждого выгула 3x3 м.

Изолятор. Изолятор предназначается для содержания в нем собак, больных или подозрительных по заболеванию заразными болезнями. В связи с этим изолятор должен быть обязательно огорожен отдельным глухим забором и построен не ближе 0,5 км от остальных помещений для собак.

Изолятор лучше всего строить из хорошо обожженного кирпича. В нем должны быть три основных отделения: чумное, кожное и для собак, подозрительных по бешенству. Отделения эти лучше строить как самостоятельные помещения, с индивидуальными выгулами к каждой клетке и расстоянием между отделениями не меньше 30 м. При необходимости расположить все три отделения изолятора под одной крышей в средних широтах чумное отделение должно иметь выгул, обращенный на юг, и вход через тамбур с юга. Кожное отделение располагают с выгулом, обращенным на восток, и входом через тамбур с востока. А для собак, подозрительных по бешенству, оборудуют несколько изолированных клеток с самостоятельным входом в каждую с западной стороны.

Изолятор необходимо отапливать, причем температуру в нем поддерживают по указанию ветеринарного врача. Требования к вентиляции и освещению обычные. В чумном и кожном отделениях каждую клетку отделяют от соседней кирпичными стенками. Такой же стенкой отделяют друг от друга и индивидуальный выгул на высоту 2 м. Для выхода в выгул в каждой клетке устраивают лаз. Размеры клеток 3x2 м, индивидуальных выгулов 3x3 м.

Помещение для мытья собак. Помещение для мытья собак может быть устроено как самостоятельное помещение или же в одном здании с ветеринарной амбулаторией. В последнем случае помещение для мытья должно иметь отдельный вход. Помещение для мытья собак необходимо отапливать, и в нем должны быть: ожидальня, комната для мытья и купанья собак и сушилка. В комнате для мытья собак пол должен быть водонепроницаемый со стоком посредине. Кроме того, комната должна быть оборудована ваннами и душами и обеспечена подачей как холодной, так и горячей воды. Сушилка предназначена для выдержки в ней собак после мытья или купанья, пока собаки не обсохнут. В сушилку переводят собак через специальный вход из моечной. Сушилку оборудуют клетками. Из сушилки должен быть специальный выход наружу для вывода собак после того, как они окончательно просохнут после мытья.

Вспомогательные помещения. К вспомогательным помещениям относятся: кухня, кладовые, погреб, ледник и т. п. Особым требованиям из них должна удовлетворять кухня. Требования эти будут изложены в разделе «Кормление собаки».

Содержание помещений и уход за ними. Здоровье собаки во многом зависит от правильного ухода за помещением, в котором ее содержат. Все помещения и выгулы для собак должны содержаться в строжайшей чистоте. Это достигается регулярной их уборкой и периодической дезинфекцией. Основную уборку производят ежедневно по утрам. Во время уборки удаляют кал, разбирают, очищают, просушивают и проветривают будки, в закрытых помещениях и на выгулах подметают пол, удаляют со стен грязь и паутину. В это же время производят переборку и смену подстилки и т. д. Учитывая сильную зараженность собак глистами, кал с выгула, кабин и клеток необходимо убирать железным совком, причем на выгуле так, чтобы одновременно был снят и верхний слой земли, который заменяют песком. Собранный кал и мусор лучше всего сжигать, а если для этого нет соответствующей печи, то пересыпать хлорной известью и вывезти за пределы населенного пункта на специально отведенное место, где глубоко зарыть. Чтобы в помещении или на выгуле кал не оставался долго, необходимо организовать дополнительную уборку его не позднее чем через час после каждого кормления собаки. Зимой кал на выгуле вырубают вместе со льдом.

В теплое время года пол и нары в закрытых помещениях, деревянные настилы под навесами, а также пол и стенки будок раз в декаду должны быть вымыты горячей водой с прибавлением щелока. Одновременно тщательно протирают окна в помещениях. Не реже одного раза в месяц производят профилактическую дезинфекцию всех помещений 3 %-ным раствором креолина (1,5 стакана на ведро воды) или другими дезинфицирующими средствами. Металлические части следует обжечь паяльной лампой. В зимнее время дезинфекцию навесов, наружных будок и выгулов не производят. Во время уборки и мытья помещения собаку необходимо вывести из него на собаковязь, а во время дезинфекции — подальше, на расстояние не ближе 100 м. После уборки, мытья и дезинфекции помещение должно быть хорошо проветрено и просушено, только тогда собак вводят обратно.

Во всех случаях, когда позволяет погода, крыши будок для собак следует несколько приподнимать, отчего будка хорошо проветривается и подвергается действию прямых солнечных лучей.

Особое внимание должно быть уделено содержанию закрытых неотапливаемых помещений в зимнее время. Необходимо помнить, что холод для здоровья собак и щенят не опасен. Он становится опасным только тогда, когда его сопровождают сырость, сквозняки, грязь и недостаточное питание. Устранению этих моментов должно быть уделено большое внимание. В холодное время года собакам должна быть предоставлена обильная подстилка из озимой соломы. Солома должна быть сухая, чистая без пыли и плесени и не бывшая ранее в употреблении у других животных. При каждой уборке помещения подстилку следует перетряхнуть, чтобы удалить из нее пыль, перебрать, выбросить загрязненные и отсыревшие части и труху и заменить свежими. После каждой дезинфекции, а также раз в 5 дней обязательно надо менять всю подстилку. В родильном помещении подстилку следует менять ежедневно, а перебирать 2–3 раза в день.

Особое внимание должно быть обращено на предупреждение заноса заразных заболеваний на территорию, где содержатся служебные собаки, и на недопущение распространения этих заболеваний при их появлении. В этих целях вся территория, на которой расположены помещения для питомника собак, должна быть огорожена хорошим забором и на нее не должны допускаться посторонние лица, а также животные, особенно собаки и кошки. Необходимо строго следить за тем, чтобы на территории питомника не было грызунов.

За каждой собакой в хозяйстве должно быть закреплено постоянное место (кабина, будка, индивидуальный выгул), причем перевод из него в другое место может быть допущен только в исключительных случаях и после тщательной дезинфекции того места, куда переводят собаку.

3. Уход за собакой

Состояние наружного покрова собаки имеет большое значение для ее здоровья. Пыль, грязь, перхоть, отмершие волосы и кожные выделения, скопляясь на коже, загрязняют ее, ухудшают обмен веществ, нарушают правильное регулирование теплоотдачи и создают благоприятные условия для появления вшей, блох, клещей, а также экземы и других заболеваний кожи. Чтобы избежать этого, тело собаки необходимо содержать в чистоте, что достигается регулярной чисткой, периодическим мытьем и купаньем собаки.

Чистка собак. Чистить собаку следует каждое утро до кормления и дополнительно после возвращения ее с црогулки или работы. Для ухода за кожей собаки за каждой из них закрепляют специальный комплект предметов ухода, состоящий из гребня, щетки, скребницы и суконки (рис. 194). Гребень служит для расчесывания шерсти, щетка — для чистки, скребница — для очищения щетки, а суконка — для протирания и приглаживания шерсти после чистки. Предметы ухода необходимо содержать в чистоте, применять только для собаки, за которой они закреплены, и раз в месяц подвергать их профилактической дезинфекции.

Рис. 194. Предметы ухода

При чистке собаки соблюдают следующий порядок. Вначале расчесывают шерсть гребнем. Делать это необходимо по направлению шерсти, иначе можно причинить собаке боль или поцарапать кожу, к чему собака очень чувствительна. Расчесывание шерсти начинают с головы собаки, затем переходят последовательно на шею, туловище, хвост и конечности. У собак, имеющих густой подшерсток, необходимо следить за тем, чтобы при расчесывании подшерсток не выдирался.

После расчесывания шерсти переходят к чистке собаки щеткой. Начинают с левой стороны, а потом переходят на правую. Чистят собаку в том же порядке, как и расчесывают, с той только разницей, что при чистке надо водить щеткой не только по направлению, но и против направления шерсти. Особенно тщательно надо чистить голову, затылок, уши и другие места, которые собака не может достать языком и очистить сама. При чистке пыль, перхоть и волосы постепенно загрязняют щетку. По мере загрязнения щетку очищают о зубья скребницы после каждых трех-четырех взмахов, проведенных щеткой по телу собаки. Скребницу по мере загрязнения очищают легким постукиванием о твердый предмет, находящийся на земле. У длинношерстных собак шерсть часто бывает свалявшаяся и спутанная, что создает большие затруднения при чистке. В таких случаях шерсть перед расчесыванием необходимо тщательно разобрать руками, а в трудных случаях размыть теплой водой с мылом. Если же эти меры не помогают, то необходимо осторожно простричь спутанные и свалявшиеся части.

Особенно осторожно следует чистить собаку во время весенней и осенней линьки, когда кожа собаки очень чувствительна.

По окончании чистки щеткой собаку протирают и приглаживают суконкой, после чего шерсть становится гладкой и блестящей. Глаза и уши собаки протирают чистой влажной тряпочкой или ватой. Чистку собаки следует производить на открытом воздухе, но не на выгулах. Для чистки собак обыкновенно выводят на собаковязь, которая представляет собой ряд врытых в землю невысоких столбиков, к каждому из которых приделывают кольцо. Собаковязь может быть устроена также в виде низкой коновязи (рис. 195). После чистки собак собаковязь должна быть тщательно вымыта и продезинфицирована.

Рис. 195. Собаковязи

Во время чистки собаку осматривают и в случае обнаружения паразитов, повреждения или заболевания собаку необходимо показать ветеринарному специалисту. Нельзя чистить собаку во время еды, так как собака при этом отвлекается, вследствие чего пищеварение будет проходить неправильно, пища будет хуже усваиваться; кроме того, пыль при чистке будет загрязнять еду. Если собака злая и не дает себя чистить, то перед чисткой на нее необходимо надеть намордник.

У жесткошерстных собак, как, например, у шнауцеров, эрдель-террьеров, шотландских террьеров, практикуют в дополнение к чистке выщипывание отмирающих остевых волос. Международные стандарты и выставочные правила требуют для каждой породы жесткошерстных собак своего особого выщипывания волос, основанного на придании собакам этой породы определенного внешнего вида.

Положительное значение выщипывания волос заключается в том, что оно облегчает появление нового, более жесткого волоса, способного лучше защитить собаку от неблагоприятных внешних влияний. Умелое выщипывание болезненных ощущений у собаки не вызывает. При применении выщипывания волос необходимо учитывать время года и условия содержания собаки. Как правило, выщипывание волос следует применять только во время линьки собаки. При этом у собак, содержащихся в открытых или неотапливаемых помещениях, выщипывание волос без вредных последствий можно проводить только во время весенней линьки. Выщипывание волос осенью может понизить у этих собак сопротивляемость неблагоприятным внешним влияниям. Собаки, содержащиеся в квартирных условиях, такой опасности не подвергаются. Выщипывание волос у таких собак можно поэтому применять как во время весенней, так и во время осенней линьки.

Мытье собак. Одним из средств содержания тела собаки в чистоте является регулярное ее мытье. Частота мытья зависит от времени года и условий, при которых собака загрязняется. Зимой, когда нет пыли, собаку достаточно мыть раз в два-три месяца. Летом, когда пыли больше, мыть собаку следует каждую декаду, при этом мытье можно соединять с купаньем собаки. Моют собаку теплой водой и обязательно с мылом. При мытье собак, от которых плохо пахнет, к воде целесообразно прибавлять 1 % креолина. Мыло можно употреблять любое, лишь бы оно не раздражало кожу собаки.

При мытье тело собаки сперва смачивают теплой водой, после чего шерсть намыливают мыльной пеной и тщательно втирают ее в шерсть. После этого необходимо возможно лучше смывать мыло, так как остатки мыла могут вызвать раздражение кожи. Необходимо также следить, чтобы мыльная вода не попадала в глаза и уши собаки.

После мытья собаку необходимо вытереть досуха. В холодное время года собаку сразу после мытья не следует выпускать на улицу, так как она легко может простудиться. В холодное время собаку лучше всего купать вечером и выдержать ее после этого всю ночь в сушилке, устраиваемой специально при помещении для мытья, или же в квартире, если собака содержится при владельце. В теплое время года выдерживать собаку после мытья в сушилке необязательно. В это время лучше всего вымыть собаку днем, когда тепло, и хорошо вытереть после купанья.

Купанье собак. Купанье применяют в теплое время года для освежения тела собаки, и оно может быть одновременно соединено % с мытьем. Купать собак следует в водоемах с проточной водой, так как стоячая вода загрязнена и может вызвать заболевания собак. Для купанья собак надо выбирать место с отлогим нетопким берегом, где нет сильного течения, ям, водоворотов, вдали от пристаней, плотов и т. д.

Собака перед купаньем не должна быть разгоряченной, иначе ее легко простудить, поэтому нельзя купать собаку тотчас же по возвращении ее с работы. В этом случае ей надо дать отдохнуть и остыть. Нельзя также заставить собаку бежать к месту купанья, ее надо вести туда шагом. Не следует купать собаку сразу после кормления.

Лучше всего купать собаку утром или вечером перед заходом солнца, причем в обоих случаях до кормления. Если собаку купают днем, когда очень жарко, то перед пуском в воду ей необходимо предварительно смочить голову водой. Чтобы заставить собаку влезть в воду и плавать, бросают аппорт и приказывают собаке его принести. Бросание аппорта повторяют несколько раз и с каждым разом все дальше. Во время купанья намордник и поводок должны быть сняты во избежание несчастного случая с собакой. После выхода из воды не надо давать собаке валяться и кататься по земле. Для того чтобы она обсохла, ее полезно поводить по берегу. При отсутствии водоема купанье можно заменить обливанием; обливать можно из ведра, чайника, лейки. Обливать следует в направлении спереди назад, и вода при этом не должна быть слишком холодной.

Стрижка, обрезка хвоста, ушей и лишних (прибылых) пальцев. Шерсть защищает собаку от холода, жары и насекомых. Поэтому стричь служебных собак, как правило, не следует, так как стрижка может принести собаке вред. К стрижке прибегают из-за моды, или когда шерсть служит помехой какому-нибудь важному отправлению собаки, или же когда этого требует лечение. Из-за моды стригут только комнатных, декоративных собак, например пуделей. У южнорусских и у кавказских овчарок иногда подстригают волосы вокруг глаз, если они сильно вырастают и мешают зрению. Иногда приходится подстригать у суки перед родами волосы вокруг сосков, чтобы последние меньше загрязнялись. Для облегчения лечебных мероприятий шерсть выстригают, например, при заболеваниях кожи или при применении горчичника.

Собакам некоторых пород — эрдель-террьер, ротвейлер и др., принято обрезать хвосты, а доберман-пинчер, бульдог и др. — и хвосты и уши. Хвосты лучше всего отрезать щенкам на третий или четвертый день после рождения. В это время операция проходит с наименьшей болезненностью и при незначительном кровотечении. Одновременно рекомендуется обрезать лишние пальцы, с которыми иногда рождаются щенки. Обрезать уши лучше всего на третьем-четвертом месяце жизни щенка. Более ранняя обрезка может плохо отразиться на форме ушей, а более поздняя связана с большим кровотечением.

Прогулки с собакой. В комплекс мероприятий по уходу за собакой входят также обязательные ежедневные прогулки с нею. Движения крайне необходимы для здоровья собаки. Они укрепляют ее мышцы, улучшают деятельность легких и сердца, повышают обмен веществ, способствуют хорошему аппетиту. Содержание собаки на индивидуальных выгулах позволяет больше пользоваться чистым воздухом, чем достаточными движениями. Прогулки должны компенсировать этот недостаток. Гулять с собакой необходимо не меньше двух раз в день. Продолжительность каждой прогулки должна быть не менее 0,5 часа, а для собак, содержащихся в квартирах — не менее часа. За время прогулки собаке должна быть предоставлена возможность побегать, попрыгать и порезвиться, при этом во избежание случайных вязок и для предохранения от заражения заразными болезнями необходимо следить за тем, чтобы собака во время прогулки не соприкасалась с чужими собаками, а также с кошками, не поедала найденный корм и т. д. При наличии в хозяйстве большого количества собак устанавливают очередность прогулок с ними. Пустующих сук выводят на прогулку в последнюю очередь, чтобы не возбуждать кобелей.

Распорядок дня по уходу и кормлению собак. Правильный режим дня создает наиболее благоприятные условия для здоровья и работоспособности собаки. Вот почему в каждом хозяйстве, где имеются собаки, должен быть выработан твердый распорядок о дня по уходу и кормлению собак. В распорядке дня должны быть предусмотрены в последовательном порядке время и продолжительность: общего утреннего осмотра помещений и самих собак, утреннего выгуливания, чистки собак, уборки помещений и выгулов, утреннего кормления и смены воды, дневных смен воды (летом), вечернего выгуливания, зачистки собак после этого и вечернего кормления со сменой воды. Время служебного применения собак, а также занятий с ними предусматривается отдельным расписанием.

4. Перевозка собак

Собак перевозят по железной дороге, водным транспортом, на автомашинах ив самолетах. Во время перевозок увеличивается опасность заболевания собак простудными и заразными болезнями, а также механическими повреждениями. Вот почему перевозка собак требует к себе большого внимания. Каким бы видом транспорта ни перевозили собак, они должны быть предварительно осмотрены ветеринарным специалистом. Больные собаки и особенно не благополучные по заразным заболеваниям к перевозке допускаться не должны. Ветеринарное законодательство требует, Чтобы на перевозимых животных были в наличии удостоверения от местных ветеринарных органов о благополучии этих животных по заразным болезням. При отсутствии таких удостоверений погрузка собак в вагоны, суда и самолеты не допускается. За 2 часа до погрузки собаки должны быть накормлены, напоены и после этого выгуляны.

По железной дороге собак можно перевозить в багажных и пассажирских вагонах, а также в товарных вагонах, специально приспособленных для перевозки собак. В багажных вагонах без сопровождающих перевозят только небольшое число собак и на сравнительно короткие расстояния с расчетом, чтобы собак в пути не приходилось кормить, поить и чтобы они не могли пострадать от недостаточного притока чистого воздуха. Особенно об этом необходимо помнить в летнее время. Перевозка собак в багажных вагонах производится в клетках или специальных корзинах. Если собак перевозят не в клетках, на них должны быть надеты надежные намордники и крепкие поводки для привязи.

В пассажирских вагонах собак перевозят при вожатых (проводниках) и в небольших количествах. Собак перевозят в намордниках и пе более чем по две хорошо спаренных собаки при одном вожатом для удобства наблюдения и ухода за собаками.

Большое количество собак перевозят в специально предоставляемых для этого товарных вагонах. Особое внимание должно быть уделено состоянию вагонов и их оборудованию. Вагоны, назначенные для перевозки собак, должны быть тщательно очищены и продезинфицированы. Полы, стены, крыши, двери и люки необходимо внимательно осмотреть и потребовать устранения неисправностей, если таковые будут обнаружены. В вагонах не должно быть ни щелей, ни торчащих гвоздей.

Специальное оборудование вагонов заключается в том, что в них на половине вышины вагона устраивают нары для размещения собак в два яруса. Нары должны быть из плотно прилегающих друг к другу досок, чтобы моча с верхнего яруса не протекала в нижний. В каждом вагоне размещают не более 28 собак. Во избежание грязи, особенно при раздаче пищи, желательно перевозить каждую собаку в отдельной клетке. При отсутствии таких возможностей собак крепко привязывают к специальным кольцам, ввинчиваемым в пол и нары и расположенным с таким расчетом, чтобы собакц не могли грызться. На злых собак надевают намордники.

В зимнее время вагоны должны быть обеспечены печными установками, а собаки — подстилкой. Подстилка должна предоставляться собакам и в теплое время года, если только перевозка рассчитана больше, чем на сутки. При погрузке в вагоны сперва загружают собак на нары, а затем уже на пол вагона. Это создает значительно большие удобства погрузки. На каждую собаку должен быть комплект предметов для ухода и кормления, а именно: щетка, скребница, гребень, суконка, кормушка и пойлушка. Чтобы собаки не простудились в пути и не могли выпрыгнуть, люки вагонов засетчивают и держат открытыми только с правой стороны по ходу поезда. Зимой люки завешивают утепленными занавесками. Двери вагонов во время движения поезда должны быть всегда закрыты. Открывать их можно только на стоянках, предварительно проверив надежность привязи собак.

Для сопровождения собак во время перевозки и ухода за ними выделяют вожатых (проводников) из расчета по три человека на вагон. Один из них должен находиться постоянно в вагоне с собаками, остальные могут разместиться в других вагонах и приходить только на стоянках для чистки, кормления и выгуливания собак. В вагонах, где перевозят собак, следует соблюдать постоянную чистоту. Кал, мочу и мусор убирают из-под собак немедленно в один из углов вагона или специальный ящик с тем, чтобы на ближайшей остановке вынести их в отведенное для свалки место. Противопожарные мероприятия в вагонах необходимо соблюдать со всей строгостью, В летнее время очень важно следить, чтобы вагон не перегревался и чтобы в нем не было душно. Помимо открытого люка, хорошо для этого обливать несколько раз в день стены и крыши вагонов водой. При длительных перевозках летом полезно покрыть железные крыши вагонов дерном и поливать его водой. Чистят собак раз в день. Кормить собак в пути следует два раза в день, а поить — не менее трех раз зимой и шести раз летом.

При перевозке большой партии собак и на большие расстояния желательно взять с собой не только продукты, необходимые для кормления собак на весь путь, но и походную кухню или котел для приготовления корма. Для кормления собак в пути без варки корма можно использовать кормовые смеси и галеты, упрощающие приготовление корма, а также хлеб, молоко, супы из буфетов на станциях. Необходимо ежедневно выгуливать собак, для чего используют остановки на станциях. Если продолжительность остановок не позволяет выгулять всех собак, то их выгуливают поочередно. При этом необходимо следить, чтобы выгуливаемые собаки не имели никакого контакта с чужими собаками или кошками. Нельзя также допускать общения собак в пути с посторонними людьми.

При перевозке собак на судах их следует помещать только на палубе. При этом незначительное поголовье собак допустимо перевозить на поводках у проводников или на привязи к какому-либо устойчивому месту. Большое поголовье собак лучше всего перевозить в клетках.

Уход и кормление собак, перевозимых на судах, организуют применительно к правилам, которые были указаны для перевозки собак по железной дороге.

На автомашинах собак перевозят вместе с вожатыми. Норма размещения на полуторатонную машину 12 вожатых с собаками. Вожатые при этом размещаются по бортам. При перевозке на автомашинах собак в пути не кормят. В случае, когда перевозка длится несколько часов, через каждые два часа устраивают остановку на 10–15 минут, во время которой собак выгуливают.

На самолете собак можно перевозить или на поводках у сопровождающих или в клетках. Собак в пути не кормят. При длительных перелетах на аэродромах, где происходят промежуточные посадки, собак кормят и выгуливают.

После длительных перевозок автотранспортом и на самолетах собакам необходим продолжительный отдых.

5. Кормление собаки

Организм собаки, как и всех животных, состоит из сложных органических веществ — белков, жиров и углеводов и из неорганических веществ — солей в воды.

Жизнедеятельность собаки связана с постоянным разрушением материальных частиц ее организма. При этом сложные органические вещества организма собаки распадаются и превращаются при помощи кислорода в более простые вещества, освобождая скрытую в них большую энергию. Последняя используется для удовлетворения разнообразных энергетических нужд животного. Продукты распада сложных веществ по мере их накопления в организме выделяются наружу. Одновременно с разрушительными процессами в организме собаки постоянно происходят и восстановительные процессы, а именно: построение новых элементов тела из веществ, воспринимаемых собакой с кормом из окружающей среды.

Таким образом, между организмом собаки и окружающей ее средой протекает постоянный обмен веществ: вещества внешней среды превращаются в вещества организма, а последние, постепенно разрушаясь, выделяются наружу в окружающую среду.

Мичуринская биология признает за кормлением ведущую роль во всех отраслях животноводства. Академик Т. Д. Лысенко учит, что: «…основой продуктивности домашних животных, совершенствования существующих пород и создания новых являются корма и условия содержания». Это положение в полной мере относится и к собаке. От того, как и чем кормят собаку, зависит состояние ее здоровья, ее рост, развитие, работоспособность и служебные качества. Вот почему так важно изучить все, что относится к правильному кормлению собаки.

Питательная ценность кормов. Питательная ценность кормов прежде всего зависит от их химического состава, то есть достаточного количества в них белков, жиров и углеводов, минеральных солей, воды и витаминов. Эти химические вещества пополняют материальные затраты, а первые три служат также и источником энергии в организме животного.

Белки. Белки незаменимые питательные вещества корма. Они составляют основную массу любого живого организма, входят в состав молока, семени и т. д. Никакими другими питательными веществами нельзя заменить белок. Он же до некоторой степени может заменить и углеводы и жиры.

Белки корма разнообразны и очень сложны по своему составу. В желудке и кишках все белки под влиянием пищеварительных соков распадаются на аминокислоты, и в таком виде всасываются в кровь. Из всосавшихся аминокислот в организме животного образуются белки, свойственные данному животному. Не все белки, содержащиеся в кормах, имеют для собаки одинаковую биологическую ценность. Объясняется это тем, что только некоторые из них дают при распаде те аминокислоты, которые необходимы организму для построения белка. Такие белки называются полноценными. Имеются, однако, белки, при распаде которых в организме образуются не все необходимые организму аминокислоты. Такие белки называются неполноценными.

Полноценные белки содержатся, главным образом, в кормах животного происхождения: мясе, рыбе, молоке, яйцах, крови и др.; неполноценные белки — преимущественно в кормах растительного происхождения.

Кормление продуктами, содержащими только неполноценные белки, может вызвать у собак серьезные расстройства, как то: малокровие, замедление роста, снижение веса, плохой рост когтей, волос, шерсти и другие. Чтобы избежать этого, в рацион собаки должна обязательно входить часть продуктов животного происхождения, как содержащих полноценные белки. Последние в количественном отношении должны составлять не менее одной трети всех белков рациона. При составлении рационов важно также разнообразить корма, чтобы один неполноценный белок мог быть дополнен другим, хотя и тоже неполноценным, но содержащим аминокислоты, отсутствующие в первом белке.

Расход белка в организме собаки не всегда одинаков. Он регулируется в зависимости от количества белка, поступившего в организм с кормом. У голодающей собаки расход белка очень ограничен. У взрослой собаки, получающей с кормом достаточное количество белка, устанавливается азотистое равновесие. Оно заключается в том, что в организме разрушается столько белка, сколько его вводится с кормом. Прибавление белка в корме вызывает увеличение его распада в организме, а уменьшение белка в корме соответствует уменьшению его распада. Азотистое равновесие в этих двух случаях устанавливается обычно не сразу, а постепенно, в течение нескольких дней. Отложение белка в организме наблюдается только у молодых собак в период роста, у щенных сук в последние 3 недели щенности, а также у собак при усиленной мышечной работе и после перенесенных тяжелых заболеваний.

Для нормальной жизнедеятельности служебной собаке необходимо давать в сутки не менее 4 г усвояемого белка на каждый килограмм ее живого веса. Организм собаки в состоянии установить азотистое равновесие и при значительно меньших количествах вводимого белка. Получая белок в недостаточном количестве, организм собаки расходует его очень экономно. Однако скудное белковое питание отрицательно отражается на состоянии организма собаки. Собака плохо усваивает пищу, понижается устойчивость организма против инфекиий, у щенков замедляется рост.

Организм собаки может усваивать и очень большие количества белка, что зависит от способности пищеварительных органов собаки переваривать эти количества. Так, например, собаку с низкой упитанностью кормили в течение 9 месяцев одним тощим мясом и заставляли при этом выполнять тяжелую работу (перевозить тяжести). Собака все время чувствовала себя хорошо, показав этим, что может благополучно жить на одной белковой пище. Практика кормления собак на севере, где их кормят исключительно рыбой или мясом, также подтверждает это положение. За время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. отдельные войсковые части и подразделения кормили своих служебных собак большим количеством мяса убитых или павших лошадей, причем собаки этих частей и подразделений сохраняли прекрасный вид и работоспособность.

Жиры. Жиры имеют большое значение для организма. Их отложения под кожей собаки защищают ее от холода. Жиры служат источником огромной потенциальной энергии и могут откладываться в теле про запас в качестве резерва энергии, содержат витамины А и D. Жиры богаты стеринами и веществами, содержащими фосфор, без которых организм не может существовать нормально. Жиры корма возмещают распад жира и увеличивают отложения жира в организме. Жировые отложения приобретают особенно большое значение при голодании животного. В то время, как такие важные органы, как сердце и мозг, остаются при голодании собаки почти неизменными, мышцы уменьшаются на 31 %, а жировая ткань теряет 97 % своего веса.

Жиры могут образовываться в организме собаки из углеводов. Однако это не означает, что прием жира с кормом для собаки не обязателен. Наличие в природных жирах витаминов, стеринов и фосфорсодержащих веществ делает их присутствие в корме крайне необходимым. В сутки собака должна получать с кормом не менее 1 г усвояемого жира на каждый килограмм своего веса.

Для организма собаки наиболее ценны те жиры корма, которые содержат больше витаминов. К таким жирам относятся: жир желтка яиц, костный, рыбий, околопочечный и околопеченочный жиры. Наименее ценны свиное и баранье сало, растительные жиры и маргарин.

Усиленное отложение жира бывает при увеличенной даче его собаке с кормом, от недостатка моциона, особенно при обильном кормлении, кислородном голодании и, наконец, при нарушении работы органов внутренней секреции, вследствие чего жир начинает образовываться в организме из углеводов и даже из белков.

Углеводы. К углеводам относят сахар, крахмал и клетчатку. Содержатся они преимущественно в кормах растительного происхождения. Сахар и крахмал используются в организме как основные источники энергии, как материал образования жира, молока и т. д. Все углеводы корма под влиянием ферментов, содержащихся в соке поджелудочной железы и в кишечном соке, распадаются и превращаются в глюкозу (виноградный сахар) и в таком виде всасываются в кровь. Избыток всосавшейся в кровь глюкозы превращается в печени в гликоген (животный крахмал) и в таком виде откладывается в печени и мышцах. По мере надобности гликоген может снова превращаться в глюкозу и поступать в кровь.

Количество гликогена в организме собаки уменьшается при голодании, а также под влиянием напряженной физической работы и холода. При непродолжительной работе тратится гликоген мышц, при более же длительной расходуется и гликоген печени. Опыты показали, что в организме собаки, возившей в течение 10 часов тележку с грузом, было около 0,5 г гликогена на 1 кг живого веса, в то время как у неработавших собак гликогена на 1 кг живого веса приходилось 38 г. Полного отсутствия гликогена в печени и мышцах почти невозможно добиться. Даже у собаки, которая голодала 28 дней, в печени было обнаружено 22,5 г, а в мышцах — 19,2 г гликогена.

Организм собаки способен образовать сахар также из продуктов расщепления белка и жиров. Однако основными поставщиками сахара для организма являются все же углеводы корма.

Продукты, содержащие углеводы, наиболее дешевы, многие из них содержат витамины, необходимые организму. Количество углеводов, потребляемых организмом собаки в сутки, зависит от работы, которую она выполняет. Чем меньше в корме жиров, тем больше в нем должно быть углеводов.

Клетчатка представляет собой сложный углевод, содержащийся в продуктах растительного происхождения. Пищеварительные соки собаки не переваривают клетчатку, поэтому большое содержание клетчатки в корме затрудняет его переваривание и питательная ценность корма понижается. Однако клетчатка способствует перистальтике кишок.

Минеральные соли. Минеральные соли входят в состав всех кормов. Если собаку кормить только мясом, из которого предварительно удалены все соли, то собака погибнет. Минеральные соли необходимы организму для построения тканей и органов (костей, з