sci_history Василий Глотов Наедине с совестью ru rusec lib_at_rus.ec LibRusEc kit 2013-06-11 Tue Jun 11 18:34:58 2013 1.0

Глотов Василий

Наедине с совестью

Василий ГЛОТОВ

Наедине с совестью

Повесть

Молодой шахтер Михаил Молчков берет на себя вину за неумышленное убийство, совершенное его товарищем. Поезд увозит Молчкова в далекий исправительно-трудовой лагерь. Осенью 1941 года Михаил бежит из лагеря на фронт и примыкает к группе солдат, вышедших из окружения. С документами умершего на его руках старшины Смугляка он попадает в действующую часть, проявляет большое мужество, самоотверженность.

Спустя десять лет после войны его разоблачают и как человека, проживающего под чужим именем, исключают из партии. Он тяжело переживает этот удар. Оправдают ли Молчкова-Смугляка, поверят ли в его честность? Ответит на это дальнейший ход событий.

Глава первая

В один из тихих вечеров июля, когда мелкая и горячая угольная пыль оседала на землю и воздух насыщался освежающей прохладой донецкой степи, в буфете шахтерского поселка сидели двое: Михаил Молчков и Степан Ковальчук. Михаил - широкий, сильный, с черными вьющимися волосами; Степан, наоборот, сухощавый, лицо густо усыпанное мелкими веснушками. Одеты они были одинаково: в белые рубашки с короткими рукавами и в светлые полушерстяные брюки. Степан оживленно о чем-то рассказывал, а Михаил, чуть склонив к нему голову, внимательно слушал.

Настроение их было явно приподнятым. Они уже выпили и собирались заказать еще, но в это время дверь с шумом распахнулась, и в буфет неожиданно ворвался приземистый парень с длинными волосами и широким, красноватым носом. Вид у него был смешной: воротник клетчатой рубашки расстегнут, непомерно помятая кепка ухарски сидела на затылке, а вздернутый нос, казалось, к чему-то принюхивался. Парня сильно качало. Ударяясь о столы, он с трудом приблизился к горнякам, ухватился за спинку стула и недружелюбно осмотрел их бессмысленными мутно-голубыми глазами. Пьяный силился что-то сказать, но язык его заплетался, и он долго не мог выговорить ни одного слова. Наконец, тупо мотнул головой, и грубая, оскорбительная брань вырвалась из его плоской груди:

- А-а, морды! Опять одни г-глотаете. Деньги вам некуда девать. А ну, д-давайте и мне сто с прицепом! Чуете?

Горняки переглянулись и сделали вид, что они совершенно не замечают и не хотят замечать пьяного скандалиста. Но он не оставлял их в покое: продолжал грубить и выпрашивать "сто с прицепом", часто отплевываясь в сторону. Подошла официантка, круглая, с пухлыми розовыми щеками, энергичная, решительная. Она вежливо, но настойчиво попросила пьяного парня оставить буфет. Тот огрызнулся, неловко повернулся в ее сторону и, обозленно скрипнув зубами, проговорил хрипловато и нагло:

- А ну, Любка, у-уноси свой к-курдюк отсюда!

- Иди проспись, хам! - рассердилась официантка. - Добрые люди в таком виде дома сидят, а ты по поселку ползаешь, как осел измызганный. Посмотрел бы на себя в зеркало. Вырядился, как клоун. Ну, чего ты глаза-то на меня пялишь?

- Посмотреть хочу на тебя, краля!

- Только не твоими глазами на меня смотреть. Ты какой раз уже заходишь! Проезжим ребятам поесть не дал и теперь попрошайничаешь. Денег нет - не заходи!

- Не ругайся, Любаша, не ругайся! - примирительно хрипел пьяный. - Ты же у нас первая краса-вдовушка на шахте. Я бы не прочь поспать с тобой на перинке пуховой!

Глаза официантки сверкнули голубым огнем:

- На горбылях тебе спать, Гришка, и не дома, а в милиции. Ты уже не раз отсыпался там. А толку никакого. Оставь буфет, а то я снова милиционера позову.

- Ах, так! Пойдешь звать?

- Пойду!

И тут случилось то, что нередко случается с пьяными: потеряв равновесие, Гришка навалился на стол, который накренился, и все, что стояло на нем, полетело на пол. Недопитое пиво вылилось на брюки Степана. Ковальчук вскипел: его красное лицо, и без того пылающее, налилось кровью. Он быстро поднялся, подошел к пьяному, жилистой рукой схватил его за горло, гневно задышал в его потное лицо:

- Задушу, мерзавец!

- Оставь! - крикнул Михаил, отрывая руку Ковальчука от горла дебошира. - Это не дело. Пойдем-ка лучше отсюда.

- Обожди, Миша! - задыхался Степан. - Ты ведь знаешь, что он, как чума, всюду меня преследует. Я отучу его от хамства!

- Идем, говорю! - тянул Михаил товарища.

Они вышли и остановились возле ограды. Вечерний воздух, смешанный с запахом тополей и акаций, успокаивающе подействовал на них. Степан закурил и, держа в руке серебристый портсигар, машинально начал разглядывать брюки, на которых виднелись рыжие пятна пива. Он не успел даже затянуться синеватым дымком сигареты, как хулиган вывалился из буфета и, делая смешные зигзаги, направился к горнякам.

- А-а, в-вот ты какой! - рычал он, больно толкая в грудь Степана. Тебе с-сто с прицепом для шахтера жалко?

- Отстань, Федько! - повысил голос Степан. - Во хмелю ты, дурень, как тигр храбрый, а в лаве - как курица мокрая. Ты хоть бы послушал, что говорят о тебе на шахте.

- Пусть болтают! - зверел Федько. - А ты знаешь, теленок рыжий, что я два года обживаю твою Стефку? Знаешь?

- Врешь, подлец!

Сжав в руке портсигар, Ковальчук набросился на пьяного и, теряя рассудок, со всего плеча ударил его в голову. Тот, как подкошенный, повалился на землю. Тонкая струйка крови побежала по его виску на шею, на воротник клетчатой рубашки.

Официантка, услышав шум, выглянула из дверей буфета и снова скрылась. Михаил склонился над Гришкой, взял его за руку. Она была вялой. Пульс замер. Лицо осунулось, покрылось безжизненной белизной. Незнакомый холодок прошел по телу Михаила. Взглянув еще раз на Гришку, он низко опустил голову и, обращаясь к Ковальчуку, сказал:

- Все! Убил ты его, Степан!

Жидкая синева вечера медленно заволакивала шахтерский поселок. Возле буфета не было ни одного человека. Дневные смены горняков отдыхали в своих домиках, а ночные давно уже работали в лавах. Степан стоял у тополя, словно перед казнью, ослабевший, подавленный. Неожиданное горе как-то сразу согнуло и состарило его. Нос и щеки Степана казались теперь еще гуще обсыпанными темными крапинками веснушек. Хмель и обида исчезли, и он постепенно начинал сознавать, какая непоправимая беда постигла его.

Четыре часа тому назад он вместе с Мишей Молчковым вышел из шахты, возбужденный и сияющий. Хорошо было тогда! Они побили старый рекорд по добыче угля. Пионеры и горняки восторженно встречали их букетами живых цветов. Товарищи обнимали Степана и Михаила. И вот - преступление! Как могло это случиться? Какими глазами посмотрит он теперь на детей, жену, на родителей! Нет, это невыносимо!

Степан закрыл лицо ладонями и зарыдал.

Михаил впервые видел своего друга в таком состоянии. Сердце сжималось от боли. Как не похож был этот Степан Ковальчук на того жизнерадостного, всеми уважаемого шахтера, слава о котором далеко вышла за пределы Донбасса. О нем писали статьи в газетах, печатали портреты, на него равнялись горняки Сибири, к нему приезжали учиться из отдаленных областей страны.

Три года тому назад он приютил у себя молодого деревенского паренька - Мишу Молчкова, согрел его отцовским вниманием, дал себе слово сделать из него опытного шахтера. На второй же день Ковальчук устроил Молчкова в свою бригаду и в течение семи месяцев настойчиво обучал паренька нелегкому мастерству забойщика.

Михаил радовался: в Степане Ковальчуке он приобрел искреннего друга, наставника. Всей душой полюбил он Степана, брал с него пример в труде и в поведении, гордился им.

Степан же не упрекал парня, когда тот по неумению допускал оплошности в лаве, а, наоборот, становился внимательнее к нему, подробно разбирал ошибки, советовал, помогал. Обычно после рабочей смены, уходя домой, Ковальчук брал под руку Михаила и говорил утешительно:

- Люблю я тебя, Мишка! Хороший ты парень, и шахтер из тебя будет хороший. Только не опускай в неудачах крылья. Молодому орлу нельзя жить без них. А ты - орел. Ну-ка, подними голову.

Михаил оживал от этих слов. Ему становилось легче дышать, смотреть в глаза товарищам.

И вот - трагедия! Но не у него, а у Степана. Случилась непоправимая беда. Невыносимо жалко друга. Нужно что-то такое сказать ему, чтобы он пришел в себя, встряхнулся и ожил, как оживал когда-то он, Михаил, от его добрых советов и слов. Но что же сказать? Как облегчить его страдания?

Эти мысли захватили Михаила. Он смотрел куда-то в сторону поселка и напряжено думал. Наконец, положил руку на плечи Ковальчука, сказал твердо:

- Идем! Отвечать за все буду я!

Степан вздрогнул. Он понял, на что решился его юный друг, и ему стало еще тяжелее. Что значит: "Отвечать за все буду я"? Во имя чего он хочет отвести беду от него и подставить ей свои молодые плечи? Да и будет ли это справедливо?

- Не-ет, Миша! - растягивая слова, проговорил Степан. - Я не пойду на это. Нельзя так. Преступление совершил я, так чего же ты будешь за меня страдать? Зачем?

- Идем, говорю! - сердито повторил Михаил. - Раз я беру все на себя значит, так надо. И не качай головой! Пойми, Степан, я один, а у тебя еще пять ртов. На кого ты их оставишь? А потом - кто может доказать, что ты, а не я убил Федько?

- Нет, Ми-ша, нет! - шептал Степан бескровными губами. - Не могу я согласиться. Тяжело мне будет. Я буду на воле, а ты - в тюрьме. Нет, убийца я, а не ты!

- И ты не убийца! - крикнул Михаил. - Федько сам себя убил. Это же он распустил грязные слухи о бесчестии твоей жены. Но я ведь знаю Стефу, уважаю ее. Она была верной тебе, когда ты служил в армии. За свою ложь Федько и поплатился. Идем!

И они направились в поселковое отделение милиции.

*

Примерно через месяц во Дворце шахтеров состоялся суд. Пришли близкие и знакомые Михаила. Их интересовал один вопрос: насколько суровым будет приговор? Горняки хорошо знали Молчкова, высоко ценили его честное отношение к работе, мастерство забойщика, уважали в нем большую физическую силу. Такой парень! Как он только мог связаться с непробудным пьяницей и дебоширом?

Молчков сидел на скамье подсудимых. За дни предварительного следствия он сильно похудел, но прежним оставалось тепло его глаз, не погас на щеках румянец, а мелкие кольца черных кудрей так же, как и месяц назад, украшали его гордую голову. От защиты Михаил отказался, всю вину принял на себя и не просил снисхождения.

Степан выступал на суде в качестве свидетеля. Он почти слово в слово повторил показания друга, но когда судья задал вопрос Ковальчуку, почему он не удержал товарища от преступления, Степан рестерялся, низко опустил голову.

- Разрешите? - попросил слово Михаил. - Он пытался это сделать, но я не послушал его. Да и мог ли Ковальчук удержать меня, когда я сильнее?

Суд признал убийство неумышленным, но приговор вынес суровый. Гражданин Михаил Молчков присуждался к десяти годам лишения свободы. Послышался глубокий вздох присутствующих в зале. Тоненькая, русоволосая девушка, весь процесс стоявшая у окна, вдруг зарыдала. Это была медсестра шахтерской больницы Тася Бушко, любимая девушка Михаила. Ее уговаривали и держали под руки подруги. А когда конвойные, раздвигая людей, выводили Молчкова из зала, Тася, не стыдясь слез, рванулась к выходу.

- Миша! Мишенька!.. Я буду ждать тебя!

Многие обратили внимание на этот крик души, поняли смысл сказанных слов, но совершенно не представляли себе, как это будет в жизни.

- Десять лет - не десять дней, легко сказать! - говорил седобородый шахтер, выходя в двери. - Неужели этой голубоглазой девушке, тонкой и слабой, будет по плечу такая непосильная ноша? Нет, их песенка уже спета...

Люди молча выходили из зала Дворца и растекались по улицам. Только официантка Люба задержалась у выхода и задумалась. Она хорошо знала дебошира Гришку Федько, уже похороненного, но жалела не его, а Мишу Молчкова. Видала же она, что не Степан с Михаилом лезли к нему в драку у буфета, а он к ним. Одного только не могла она понять: почему Михаил ничего не сказал о Ковальчуке? Он принял всю вину на себя, но ведь Ковальчук первым взял Гришку за горло...

- Пожалел, наверное? Вот парень!

Молчкова отвели в камеру. Первая часть трагедии закончилась, начиналась вторая, более тяжелая и длинная. Но это не сокрушало его. Он оградил от беды товарища. Не безрассудство, а чувство глубокой дружбы руководило им. У Степана семья, а он - один. Некому оплакивать его безутешное горе. Вот только Тася? Она тоже одна. Время вытеснит из сердца ее любовь к нему. Тасю он знает всего год, а Степана - несколько лет. Степан чудесный человек и товарищ! Нет, нет, все правильно! Он поступил благородно. Слов нет, скорбные дни впереди у Михаила, но теперь уже поздно думать об этом. Все решено, приговор вынесен. "Залез в хомут - тяни", думал Михаил, лежа на тюремных нарах.

В начале сентября из Донбасса на восток уходил поезд. В последнем вагоне под конвоем ехали осужденные. Среди них был и Михаил Молчков. Он сидел на верхней полке и пристально смотрел в маленькое оконце. Появлялись и быстро убегали назад копры шахт, белостенные домики горняков с маленькими садами и огородами. Тяжело было на душе у Молчкова. Не раз и не два он мысленно произносил: "Прощай, земля донецкая! Прощайте, друзья-товарищи!"

Неотвратимо наплывали и захватывали его печальные думы. Порой он настолько глубоко уходил в размышления, что забывал, где находится. Казалось, видел заплаканные глаза Таси, слышал ее голос: "Я буду ждать тебя!"

"Тася, Тасенька, думала ли ты о такой горькой и тяжелой разлуке? Ты будешь ждать меня, а зачем? Разве мало хороших ребят на шахте? Нужно ли страдать и мучиться, ведь ты красивая, нежная и чуткая и можешь найти себе утешение в горячей любви другого. Милая, милая, - шептал Михаил, - забудь меня, дорогая, забудь навсегда! Видимо, такая наша судьба..."

Однообразно постукивали колеса вагонов, бесконечно тянулись невеселые думы. Михаил в который уже раз вспоминал родное село на пологом берегу Донца, детские годы, школу. Отец его погиб в гражданскую войну от пули белогвардейца, мать умерла, когда Мише было четыре года. Воспитывался он у дальних родственников. Нет, не баловала его жизнь, не познал он детских забав, не запомнил родительской ласки, заботы!

Молчков рассеянно смотрел с окна вагона на поля и не видел их. Думы выключили его из действительности, увели в былое. К нему подошел высокий, сухопарый детина Александр Шматко - заводила воров и рецидивистов - и бесцеремонно положил руку на его плечо. За смуглость и черные волосы он уже дал Михаилу кличку "Ворон". Не понимая душевного состояния молодого горняка, Шматко грубо потряс его за плечо и, ехидно ухмыляясь, проговорил сиплым, пренебрежительным голосом:

- Все думаешь, Ворон? Оставь эти никчемные думы, они только душу разъедают. Скажи-ка, на какой срок едешь?

Михаил брезгливо посмотрел на Шматко и отвернулся.

- Зря отворачиваешь морду, - продолжал заводила воров. - Я, Ворон, третий раз еду и не падаю духом, чуешь? А потом, ты знаешь, кто я такой? Король воров - Сашка Гвоздь. На моем счету, брат, в каждом городе и поселке по десятку взломанных замков числится. Теперь решил передохнуть. Пусть людишки побольше денег заработают. Я не очень люблю за одним рублем в карман лазить. Словом, низкооплачиваемая работа меня никак не устраивает.

- Нашел чем хвастаться, - оборвал его Михаил. - И, кстати, меня совершенно не интересуют твои гнусные подвиги.

- О! Да ты колючий, оказывается. Сашка Гвоздь тебе дело говорит, а ты нос воротишь. Надо притупить тебе иглы!

- А ну, давай, попробуй!

Михаил покашлял. Он сразу понял "короля воров". Серые совиные глаза его смотрели на все враждебно, на подбородке - узловатый шрам, похожий на след подковы. Безобразным казался Гвоздь! Вот в какую компанию попал знаменитый горняк Михаил Молчков! Залез в волчью стаю - по-волчьи и вой. Но Михаилу чуждо было угодничество. Он тут же решил отбить у Гвоздя охоту верховодить другими.

- Значит, иглы собираешься тупить, - проговорил он, поворачиваясь к Сашке. - Ну, что ж, ты мне иглы, а я тебе зубы. Видишь вот гирю! - показал он увесистый кулак.

- Что? Сашке Гвоздю кулак? Ах ты, буйвол! - И Шматко резко сорвал с головы Молчкова кепку. - Кому ты грозишь?

- Не грожу, а говорю!

Михаил спокойно поднялся, сильной рукой взял "короля воров" за тонкую шею и с силой оттолкнул его от себя. Гвоздь пролетел вдоль прохода через весь вагон, мелькая рыжими волосами, стукнулся о двери и распластался на грязном полу, как жаба. Все засмеялись. Сашка, не предвидя такого оборота, опешил. А Михаил подошел к нему, вырвал из рук его кепку и сурово сказал, как всегда говорил своим обидчикам:

- Вот так, финансист! Иглы тупить - это не замки ломать.

Гвоздь поднялся и зло прищурил глаза.

- Ладно! - выдавил он из себя. - Ты у меня еще поплюешь кровью. Я не таких дикарей объезживал!

- Свалишься! - улыбнулся Молчков.

Поезд останавливался редко и на короткое время. Осужденных на стоянках из вагонов не выпускали. Они давали конвоирам деньги, и те приносили им кипяток и булочки.

К концу шестого дня поезд остановился на маленьком железнодорожном разъезде. Вагон с осужденными отцепили и загнали в тупик. Было ясно, что дальше они не поедут. Все вопросительно переглядывались, шептались.

Перед рассветом начальник конвоя распорядился: "Подготовиться к переходу". Шматко начал сквернословить.

- Никаких переходов! - выкрикивал он. - Мне нужна машина. Я уже третий раз навещаю этот чудесный уголок, порядок знаю. Двенадцать километров топать не в моей натуре!

- А вы что, больны? - спросил его начальник конвоя.

- Так точно! - с издевкой ответил Шматко. - У меня, гражданин охранник, по дюжине мозолей на пятках. Идти никак не смогу.

- Тогда поползете! - повысил голос начальник.

- О, это другое дело! - воскликнул Гвоздь. - Куда, собственно говоря, спешить "трудовому человеку"? Мой знакомый карманолаз когда-то учил: "Не спеши". Словом, меня вполне устраивает переползание на животе.

- Построиться! - раздалась команда.

Вышли рано утром. Впереди колонны, легко постукивая на ухабах, катилась однопарная повозка. По сторонам и позади шагали конвойные. В предгорьях было свежо, ярко от восхода солнца. Справа и слева дороги громоздились возвышенности, поросшие ельником и лиственным лесом. Дорога то постепенно спускалась в низину, то серой полудугой поднималась кверху. Низкорослый, но старый лес давно уже наполнился разноголосым пением пернатых обитателей. На небе - ни облачка.

Шматко, длинный, нескладный, шагал среди колонны, мокрый и красный, словно только что вышел из жаркой бани. У перехода через мостик Гвоздь прислушался к пению птиц, подморгнул соседу и проговорил нарочито громко, оскалив искривленные, желтые и на редкость крупные зубы:

- Скажи ты, концерт какой! Вот встречают! Раньше, наверно, царя так не встречали, а вы носы повесили. А ну, выше головы!

Щуплый сосед не понял его, спросил:

- Какой концерт? Где?

Сашка снова подморгнул ему:

- А ты прочисть уши, чего ртом-то слушаешь?

- Прекратить разговоры! - крикнул конвойный слева. - Ну-ка, ты, с мозолями на пятках, - обратился он к Шматко, - займи место в голове колонны! Может, поменьше будешь болтать!

- Никак нет, гражданин охранник! - бросил Сашка. - Я с детского возраста словесным поносом страдаю. Врачи рекомендуют абсолютный покой и усиленное питание. Здесь это особенно кстати.

Михаил смотрел на затылок Шматко и думал:

"Он и здесь чувствует себя как дома. Легко такому жить..."

*

После судебного процесса Степан Ковальчук долго не мог прийти в себя. Жил теперь без улыбки, замкнуто, осторожно. Даже на работе, где он старался забыться, ему чего-то не хватало. Случившееся преследовало его. Внимательный и целеустремленный в прошлом, теперь Ковальчук был слишком рассеянным: на вопросы товарищей часто отвечал невпопад, иногда начинал разговаривать с самим собой. Первое время все эти "странности" вызывали улыбки на лицах шахтеров. Одни думали, что он вчера "перехватил" спиртного, другие искали разгадку в семейной жизни бывшего бригадира. Только любознательный забойщик Сеня Шапочка серьезно расценивал его душевный и умственный разлад. Однажды, наблюдая за Ковальчуком, Шапочка собрал товарищей и сказал им серьезно:

- Вы зря, хлопцы, смехом рты надрываете. У человека психическое расстройство, а вы смеетесь. Степан потерял друга. Нервы у него... Лечиться бы надо.

Горняки задумывались.

Ночами Ковальчуку было еще хуже. Спал неспокойно, часто бредил, выкрикивая что-то грубое и бессвязное. Особенно изводил его гнетущий образ Гришки Федько. Стоило сомкнуть глаза, как перед ним в ту же минуту появлялся Гришка, пьяный, в изорванной клетчатой рубашке и в измятой кепке, посаженной на затылок. Он нагло и беззастенчиво подходил к его койке, будил Стефу и, показывая ей на Степана, говорил зло и ядовито:

- Жалкое существо! Как ты можешь спать с этим грязным негодяем? Он обманул не только суд, но и тебя. Мерзкий трус дошел до самой подлой низости: загнал в тюрьму невинного товарища, а сам бесстыдно отсыпается в твоих объятиях. Нет, не будет ему пощады! Я задушу его, слышишь - задушу!

Степан тревожно открывал глаза, покрываясь холодным потом. Беспокойно поднимал голову, озирался. Затем сбрасывал с себя одеяло и, нервно поглаживая мокрый лоб, прижимался спиной к стене и болезненно прислушивался к дыханию жены. Иногда он срывался с койки, уходил на кухню и начинал торопливо курить. Степан досадовал на себя, что когда-то связался с Гришкой. Но больше всего его мучила совесть за судьбу Михаила.

Первое время Стефа, слушая бред и выкрики мужа, молчала. "Может, пройдет", - думала она. Но Степан ночами не спал, часами просиживал в темноте, низко опустив голову. Стефа не могла уже больше терпеть и скрывать своей тревоги. Однажды, накинув на плечи халат, она осторожно вышла на кухню, присела рядом с мужем и озабоченно спросила:

- Что с тобой, Степа?

- Ничего особенного, - не сразу и как-то мягко ответил он, стараясь успокоить жену. - Не спится что-то. Пройдет!..

- Не обманывай меня, Степа. Ты уже какую ночь в бред впадаешь и кричишь. Так и детей перепугать можно. Нынче опять с Гришкой Федько спорил. Плохо это. Здоровому человеку мертвецы не снятся каждую ночь. Сходи к врачу, Степа, посоветуйся с ним.

- Я вполне здоров, чего ты беспокоишься?

- Неправда! Раньше ты не бредил, спал спокойно. Нервы шалят у тебя. Вот вчера во сне ты с Мишей Молчковым разговаривал, прощения просил у него. А говоришь "здоровый". Сходи в медпункт, а то сама отведу. Боюсь я чего-то.

- Ладно, схожу. Иди, спи.

Хотя Степан и пообещал жене пойти на прием к врачу, но не сдержал своего слова. Зачем? Он знал, что с нервами у него не в порядке, но чем ему поможет врач? Сейчас бы уехать в село, отдохнуть недельку-две, позагорать на берегу Донца, порыбачить. Словом, переменить обстановку. Это было бы куда лучше всяких рецептов и глотания таблеток. Но как это сделать? Купить билет на поезд и уехать? Так нельзя. На это нужно разрешение начальника шахты. А тот не сможет сейчас дать ему отпуск: бригада снизила темпы работы. С тех пор, как Ковальчука освободили от обязанностей бригадира, а Миша Молчков выбыл из ее рядов, она сразу же оказалась позади других. В прошлом месяце переходящее знамя потеряли, планы систематически не выполняются. Бригаде явно не хватает вожака. А впрочем, почему бы не попытать счастья? Ведь он теперь рядовой член бригады. Нужно только написать заявление и хорошо попросить начальника шахты.

С утра Степан работал в забое. В четыре часа дня бригада сменилась и поднялась на-гора. Дневная норма кое-как была выполнена. Степан быстро помылся в душевой, аккуратно оделся и направился к начальнику. Тот уже собирался уходить, но, увидев в дверях шахтера, остановился.

- Что скажешь, Степан Романович? - весело спросил он Ковальчука, пожимая ему руку. - Похудел ты, брат. Уж не болен ли?

- Болен, товарищ начальник, - признался Степан. - Нервы здорово шалить начали, чувствую какое-то недомогание. Водку давно забросил, забыл, чем она и пахнет, а здоровье все же не улучшается. Сплю плохо. Во сне кричу, разговариваю. Жена сильно беспокоится: детей перепугать могу. Словом, дела не важные.

- Это плохо, - покачал головой начальник. - Видать, лечиться нужно. А вот то, что ты трезвенником стал, - это хорошо, давно бы поступить так стоило. Я до сих пор жалею Мишу Молчкова. Какой парень, какой шахтер! И все-таки искалечил себе жизнь. А что его привело к этому? Водка! Не пей он ее - не было бы и беды. Так ведь?

- Так, товарищ начальник.

- Ну, а теперь говори, с чем пришел?

Ковальчук подал заявление.

- Все ясно, Степан Романович, - проговорил начальник шахты, читая кривые строчки заявления. - Рад бы тебе помочь, но сейчас не могу. Ты знаешь, какие дела у вас в бригаде?

- Знаю! Вся душа изболела. Ребята ослабили дисциплину. Шапочка хороший шахтер, но нет у него бригадирского опыта. Будем ему помогать. Парень он очень честный, трудолюбивый, руководить, конечно, научится, но не сразу.

- Все это верно, - согласился начальник, надевая серую кепку. Бригадирами сразу люди не родятся. Семен Шапочка, безусловно, когда-то будет отличным бригадиром, но нам сегодня требуется такой бригадир, ты понимаешь меня. Стране нужен уголь. И мы должны его дать. Пусть Шапочка еще год-два поработает звеньевым, он молод. Одним словом, я вот к чему речь клоню... За прошлый трагический случай мы тебя наказали, сняли с бригадиров. Не приятно нам было, сам понимаешь: безответственность, пьянка, убийство. Много разных разговоров было. Все это в прошлом. За десять месяцев ты заметно исправился, факт!.. Это нас радует. И мы вместе с секретарем парткома и председателем профкома решили восстановить тебя в бывшей должности. Принимай, Степан Романович, бригаду и исправляй дело. Месяца через два дадим тебе не только отпуск, но и путевку в санаторий. Договорились?

Степан опустил голову.

- Я не возражаю, товарищ начальник, - сказал он, беря обратно заявление. - Но как посмотрит на это Шапочка? Ему обидно будет...

- Не будет! - заверил его начальник. - Шапочка уже дважды приходил ко мне с просьбой вернуть тебя в бригадиры. Завтра я собирался вызвать вас обоих по этому вопросу. Бригаду нужно поднять и восстановить ей былую славу. Конечно, придется крепко помозолить руки. Думаю, скоро снова будем вам аплодировать. Так и передай горнякам. На место Молчкова сам подбери хорошего паренька. Вот и все у меня. Завтра с утра принимай бригаду и спускайся в забой. Я как-нибудь побываю у вас.

- Понятно, товарищ начальник. До свидания.

Дня через три после этого разговора, придя с работы домой, Ковальчук увидел в комнате незнакомого паренька, с маленьким чемоданчиком в руке. Он был приятный на вид, круглолицый, с темно-русыми волосами, выше среднего роста, застенчивый и молчаливый. Юноша несмело представился и вручил Степану письмо от Миши Молчкова. Ковальчук долго и внимательно читал письмо друга, по несколько раз возвращаясь к отдельным словам и фразам. Михаил коротко сообщал о своей жизни в лагере и убедительно просил его помочь подателю этого письма, Алеше Волчкову, устроиться на работу. Бережно сложив письмо квадратиком, Ковальчук положил его в нагрудный карман и посмотрел на парня:

- Сейчас пообедаем. Алеша. Раздевайся и садись, будь как дома. Борщем-то вас не часто кормили. Из лагеря-то давно?

- Уже полмесяца, - ответил Волчков. - Два года на казенных харчах прожил.

- Такой молодой - и два года!? - удивился Степан.

- Потому и угодил в лагерь, - задумчиво пояснил паренек, вешая на крючок стеганный ватник. - Колхозные корма спалили мы. Неумышленно, конечно. По молодости и озорству получилось. В ночном лошадей пасли. Человек шесть ребят было и я, за старшего. Расположились у стогов на ночевку. Раздурились шибко. Кто-то из ребят закурил, а потом неосторожно бросил окурок. Сено очень сухое было и сразу запылало. Все сгорело. Вот мне, как старшему, тогда и дали два года. Теперь не хочу в колхоз возвращаться: смеяться будут. Да и нет у меня никого там. Родители мои умерли.

- Смеяться над тобой никто не будет. Но ничего, найдем и здесь тебе работу, - доедая борщ, проговорил Ковальчук. - А Миша-то как чувствует себя?

- Не плохо. Его заключенные любят. Только уж очень он скучает. Я у него работал в бригаде последнее время. Дело он знает и к людям хорошо относится. Правда, выседки много ему дали: десять лет! Голова поседеет, пока пройдут они.

Степан тяжело вздохнул.

- Ну, а ты в шахтеры пойдешь? Специальность тяжелая, но благородная. Миша ничего тебе не рассказывал?

- Рассказывал. Часто вспоминал донбасских горняков. Об угле много говорил, черным золотом называл его. Я согласен идти на шахту. Силенка у меня окрепла. Целый год в лагере лесорубом работал. Это тоже нелегкое дело, но я справлялся.

- Завтра поговорю с начальником и постараюсь взять тебя в свою бригаду, - сказал ему Ковальчук. - Сначала учеником поработаешь, а потом и в забойщики переведем. Жить пока у меня будешь. Найдем квартиру переселишься. Устраивает тебя это?

- Спасибо, устраивает.

*

Лагерь заключенных размещался на огромной лесной поляне, обнесенный высоким рыжим забором. По углам бревенчатых стен громоздились сторожевые вышки; внутри двора, вдоль западной стороны забора торчали черные крыши бараков, мастерских, столовой, бани и клуба. Лагерь напоминал небольшой поселок.

Рядом - второй двор, в широкие ворота которого входила железнодорожная ветка. Много раз в день сюда пригоняли порожняк, а отсюда увозили груженые лесоматериалами платформы. По сторонам ветки возвышались пахучие штабеля плах и теса, бросались в глаза разобранные срубы передвижных домиков, вороха сосновых обрезков. Заключенные работали в три смены. Днем и ночью во дворе стучали топоры, звенело железо, завывали электропилы.

Михаил работал на подвозке бревен к пилораме. Тягостными и мрачными были первые месяцы его лагерной жизни. Вся обстановка удручала его, давила. Но он заставил себя примириться с необычным режимом, даже с работой под конвоем. Зато никак не мог заглушить в себе неприязни к Гвоздю, с которым ему пришлось не только жить в одном углу барака, но и работать в одной смене. Гвоздь это чувствовал и где только мог старался досадить Михаилу. Работал Сашка с прохладцей, для отвода глаз охраны, иногда совсем не выходил на смену, хитрил, придумывая всевозможные причины. Вот и сегодня он болел.

- Грудная жаба у меня, братцы, - жаловался он.

- Все ясно, - загадочно улыбались заключенные.

В первой половине дня он с большим увлечением читал "Всадника без головы", после обеда выспался, а ночью, когда все уже легли спать, завел бесконечный разговор с соседом по нарам. Никакие просьбы товарищей не доходили до Сашки. Михаил никак не мог заснуть. Несколько раз он пытался закутать голову одеялом, чтобы не слышать раздражающего голоса Гвоздя, но это ему не удавалось. Наконец, доведенный до бешенства, Молчков сорвался с нар и, негодуя, бурей набросился на бодрствующего "короля воров":

- Замри, бандюга, ребра поломаю!

- Хо! - издевательски отозвался Сашка. - А ну-ка попробуй! Мало тебе десяти лет, еще прихватить хочешь?

- Но он же прав, Гвоздь! - возмущаясь, поддержали Михаила другие заключенные. - Эгоист ты: сам выспался, а нам не даешь.

- Не умрете! - огрызнулся тот.

Шум разбудил всех спящих, и барак быстро превратился в потревоженный улей Бесцеремонность Сашки вызвала общее возмущение. Через некоторое время, когда в бараке снова воцарилась тишина, неугомонный Сашка повернулся на бок и, глядя в темный угол, где лежал Молчков, шумно посапывая, думал: "Ну, погоди же, слон смуглолицый, я тебе подсуну такую зубастую свинью, что потом пожалеешь".

Утром Гвоздь снова начал жаловаться на головокружение. Так он делал всегда, когда узнавал, что предстоит тяжелая работа. С постели в это утро не поднялся. Врач, заглянувший днем в барак, увидел лежащего Гвоздя:

- Ты чего это не на работе?

- В груди что-то болит, - скривился Сашка.

Лагерный медик прослушал его, смерил температуру - все оказалось в норме. Затем сердито сложил инструменты в чемоданчик и направился к выходу. Шматко остановил его:

- Так что же у меня, доктор?

- Хроническое воспаление хитрости! - нервно повернулся к нему врач, снимая очки с горбатого носа. - Других признаков болезни обнаружить не удалось.

- Объявляю вам благодарность, доктор! - крикнул Гвоздь, приподнимаясь на нарах. - Вы первый человек, поставивший правильный диагноз моей болезни. Никакие арабские боги не отговорят меня теперь от глубокой веры в медицину. Всей требухой благодарю! Сегодня вы открыли мне глаза на происхождение моих изнурительных страданий. До самого гроба буду вам благодарен.

Врач, уходя, покачал головой.

- Не спеши в карцер, пустобрех Шматко! - недовольным тоном произнес он. - Иди-ка на работу. Это лучшее средство, которое исцеляет таких, как ты, от хитрости и хамства. Серьезно говорю. Иначе с тобой поговорят другие и по-другому.

- Спасибо за агитацию, доктор!

После ночной стычки Молчков избегал встречи с Гвоздем, а если встречался, то в разговоры не вступал. Работал Михаил много и добросовестно. Скромный и отзывчивый по натуре, он быстро вошел в доверие товарищей. Вокруг бывшего горняка начинали группироваться единомышленники, поддерживающие его на работе и в бараке. Это бесило Гвоздя. Часто в отсутствие Михаила он старался всячески его опорочить, придумывая небылицы, с презрением называя бригадира "хитрым службистом".

- Кроты вы безглазые! - раздраженно говорил он. - За кем вы идете? Ворон готов зад лизать начальству, а вы ему помогаете. Идиоты!

- Это ложь! - кипятился белобрысый пилорамщик Мещихин, не любивший Гвоздя за развязность и сплетни. - Ты не сделаешь из Молчкова лизуна. Его все уважают - понял? А по-твоему выходит, что не только он, но и начальник смены идиот и лизун.

- А разве не так? - кривился Сашка. - Что он понимает? Малограмотный олух - вот и все!

- А мы, кстати, кроме тебя, не замечаем в бригаде олухов.

Лютая злоба исказила лицо Сашки. Он осыпал пилорамщика бранными словами, обжег его ненавистным взглядом и, плюнув в сторону, ушел, продолжая кипеть и ругаться.

Начальник смены Алексей Кузьмич Гусев был тоже из заключенных. Очень спокойный и рассудительный человек лет сорока пяти. Жизненный опыт и наблюдательность помогали ему безошибочно разбираться в людях и руководить ими.

Гусев был намного старше Молчкова и называл его сынком. По зеленым крапинкам на лице, которые остались от угольных дробинок, Алексей Кузьмич догадывался, что "сынок" его был шахтером, но разговора на эту тему не заводил, откладывая его на другое, более удобное и свободное время. "Будет случай - поговорим", - думал он.

И такой случай скоро подвернулся. В конце смены Алексей Кузьмич угостил Михаила душистой домашней махоркой и прямо спросил его, надолго ли он прибыл сюда.

Молчков присел на край пилорамы, вздохнул.

- На десять лет, Алексей Кузьмич.

Видимо, такой момент и нужен был, чтобы Михаил излил всю свою душу, которая вобрала в себя много горького и печального. Он как-то бессознательно и доверчиво рассказал начальнику смены свою короткую биографию: где он рос и работал, за что попал в лагерь и как тяжело ему было привыкать к необычному лагерному режиму. Алексей Кузьмич внимательно слушал его, изредка поглаживая рыжеватые усы. А когда Михаил закончил рассказ, Гусев присел с ним рядом на пилораму и проговорил с сожалением:

- Да! Срок немалый! Но ты уменьшишь его, если и впредь будешь так вести себя и работать. Молодость, говоришь, подвела. Бывает!.. Правда, молодость - самый радостный период в жизни человека. Дорожить ею нужно. А вот меня беспечность завела сюда. Я ведь тоже шахтер, начальником участка работал. Двадцать лет все хорошо шло, а потом промах сделал, недоглядел. Одна ночная смена забойщиков нарушила правила технической безопастности, случился обвал. Двух шахтеров здорово покалечило. Вот мне и сунули три года выседки. Не мила дорожка, как говорится, а ехать пришлось!..

Затянулся дымком махорки, помолчал.

- Правду говорят: горе всегда уму учит, - снова внушительно продолжал он. - Человек должен предвидеть каждую мелочь, а когда ее предвидишь, оказывается, мелочей-то в деле и не бывает. Я не умел тогда предвидеть и пострадал. Но что с воза упало, то пропало. Уже полтора года я тут. Первые дни тоже ушел было в себя. Совесть меня за оплошность грызла. А там, на шахте, когда суд шел, кое-кто пытался вредительство приписать мне. Старые горняки защитили. Спасибо им. Какой я вредитель? Родился и вырос на шахте. Отец всю жизнь мозоли на руках носил. И я с малых лет кусок хлеба сам себе начал зарабатывать. "Вредитель!" И придумают же!..

Гусев снова помолчал.

- А теперь вот что я хотел посоветовать тебе, сынок, - взглянул Алексей Кузьмич на притихшего Молчкова. - В лагере вечерние курсы работают. На днях начали набирать новую группу. Запишись и ты. Четыре месяца незаметно пройдут, а специальность кузнеца или плотника тебе не помешает. Бревна ворочать и медведь может, а вот домик построить или болт какой сделать - умение нужно. Подумай и запишись. Я ведь тоже курсы проходил.

- А я уже записался, Алексей Кузьмич.

- Вот и хорошо. А как ты там со Шматко живешь? Не шумите? Мне редко приходится бывать у вас в бараке.

- Не нравится он мне, - откровенно признался Михаил. - Это урод какой-то. Сколько раз уже в карцере побывал - не помогло. Со всеми перескандалил. Называет нас олухами, идиотами. И на руку не чист. Недавно стащил у соседа колбасу и съел. Стали его укорять, а он нагло скалит зубы: "Уж больно я запах чеснока обожаю". А у меня в тот же день взял зубную щетку и начал чистить свои желтые клыки. Я не стерпел: вертонул его в умывальной.

- Слышал, слышал. Ты так легко вертонул его, что он из дверей пробкой вылетел. Не надо бы так, сынок. Хоть на таких внушение и не действует, но силу применять тоже не следует. Ты вгорячах мог его изуродовать. Вот и опять - преступление.

- Он что, жаловался? - спросил Молчков.

- Нет, от других узнал. Такие никогда не жалуются. У воров - свои законы. Они умеют молчать. Я понял их души.

- Он теперь сдержаннее стал. Прежде чем сделать что-нибудь, оглядывается. А до того, как пес с цепи, набрасывался на всех с кулаками. Меня это злило. Не люблю таких.

- Словом, я заметил, что Гвоздь стал тебя побаиваться. Это - большое достижение, очень большое!

Гусев отвернулся, плечи его вдруг затряслись. Он долго и от души смеялся, не поднимая морщинистого лица.

*

Медленно проходили дни, еще медленнее тянулись недели. Михаил постепенно привык к однообразию лагерной жизни, как привыкают к чему-то постоянному, неизменному, не вызывающему ни чувства радости, ни огорчения. Он уже закончил курсы лесопильщиков и теперь работал накладчиком у пилорамы. Впереди еще было несколько лет заключения, и Молчков твердо решил как можно лучше использовать это время, в совершенстве освоить кузнечное дело, пройти курсы плотников и столяров, научиться катать валенки и шить обувь из шевра и хрома. Возможности для этого были. К тому же он понимал, что постоянная занятость отвлекала от тоски и воспоминаний.

Частые письма Таси и Степана скрашивали его одиночество. Писали они каждую неделю, подробно рассказывали о жизни шахтерского поселка, о работе знакомых забойщиков, держали его в курсе самых основных и второстепенных рудничных дел. Искренность и бодрый тон этих писем будили фантазию Михаила, и он духовно чувствовал себя рядом с Тасей и Степаном. Это преображало его, на лице все чаще и чаще появлялась жизнерадостная улыбка. Молчкова тянуло к откровенному разговору с товарищами. Даже к Сашке Гвоздю изменил он свое отношение. Нередко теперь их можно было видеть вдвоем, сидящих на бревне во время перекура и весело разговаривающих. Под добрым влиянием Михаила Сашка тоже закончил курсы плотников и регулярно, хотя и без особого огонька, работал на сортировке плах и теса. Алексей Кузьмич радовался неистребимой энергии Михаила.

Однажды, прочитав письмо Таси, Молчков глубоко задумался. Это было под вечер. Письмо Михаилу принес на работу пилорамщик Мещихин. Молчков сразу же распечатал конверт, и глаза его быстро побежали по строчкам. Вдруг лицо Михаила помрачнело, на высоком лбу показались мелкие складки. Он отошел в сторону, присел на бревно и затих. Это заметил не только внимательный Алексей Кузьмич, но и все товарищи. Помолчав несколько минут, Михаил снова развернул письмо, написанное синими чернилами, и, не спеша, начал перечитывать:

"М и ш е н ь к а, д о р о г о й м о й!

Не сердись, но я не могу больше молчать о том, что так сильно волнует меня в последнее время. С каждым днем я все больше и больше думаю, что ты страдаешь не за свою вину. На днях в клубе шахтеров я встретилась с одной официанткой, и она своим рассказом подтвердила мои предположения. Люба, так ее зовут, видела меня, когда тебя судили, теперь узнала и разговорилась. Я отнеслась к ней доверчиво, и она рассказала мне, как вы со Степаном сидели в буфете и как придирался к вам Гришка Федько. Ты уводил Степана от скандала, а получилось, что остался виновным сам. Сердце подсказывает мне, что ты во имя чего-то, может быть, благородного, принял на себя всю тяжесть вины и постарался скрыть от меня причину своего поступка. Я не обвиняю тебя, Мишенька, возможно, ты сделал правильно, но мне порой бывает до боли обидно. Ведь твоя и моя молодость, которая никогда не возвратится, отдана на увядание. А во имя чего?

Степан с тех пор тоже сильно изменился. Он заметно постарел и стал каким-то молчаливым, осторожным. Недавно он привез мне тонну угля и двадцать килограммов муки, попросил принять все это бесплатно, сказав: "Это на зиму тебе". Я убедилась, что он тоже глубоко страдает и чего-то не договаривает. Не сердись, Мишенька, если я причинила тебе неприятности этим письмом. Пиши подробнее о своей жизни в лагере. Вчера перевела тебе деньги, а Степан отправил посылку яблок. Они очень хорошие. Будь здоров. Крепко целую.

Т а с я".

Михаил обхватил руками голову, прошептал: "Милая!.. Зачем ты об этом?.." Все притихли. Алексей Кузьмич умышленно ушел к другой пилораме, остальные молча курили. Только Сашка Гвоздь, не разбиравшийся в тонкостях человеческой души, все время бросал озорные взгляды в сторону Молчкова и ухмылялся. Затем вразвалку подошел к нему и спросил, как всегда, грубо:

- Чего это ты опять нос повесил, Ворон? Аль беда какая дома? Стоит ли орлу беспокоиться?

Михаил уклончиво ответил:

- Беды пока нет, но она может случиться. Друг мой сильно страдает. Хороший парень, жалко.

- Вот оно что! Друг страдает. Это еще не беда, - заговорил Сашка, присаживаясь. - А я думал: не дом ли сгорел у тебя с капиталом... Оказывается, друг томится, страдает. Друзей, Ворон, на белом свете много, но корысти-то в этом никакой. Деньги есть - и друзья с тобой, деньги вышли - и друзья отвернулись. Уж я-то знаю этот звериный закон. Пошли они к черту, чтобы я страдал из-за них! Слишком много будет почести. Да, да!

Молчков закашлялся. Ему было противно сейчас слушать болтовню Гвоздя. Не спеша, он сунул в карман письмо, поднялся с бревна и, уходя к пилораме, сказал:

- Не знаешь ты настоящей дружбы, Шматко, не знаешь! Да и откуда тебе знать ее? Шальная жизнь изуродовала твою душу. Честно говорю: жаль мне тебя.

Сашка хитровато прищурил глаза:

- Нечего меня жалеть, Ворон! Жалеют слабых, а я... Хотя не кошки искалечили мою душу, а люди. Как-нибудь я расскажу тебе свою печальную быль.

- Потом, Шматко, потом!..

Три дня обдумывал Михаил, что ответить Тасе. На этот раз надо быть очень осторожным в выражениях. Тася права, конечно, говоря об увядании молодости. Ей обидно, может быть, и стыдно, что он, первая любовь ее, находится в лагере заключения. Но что же делать? Признаться? А разве легче ей будет от этого?

Подумав, он, наконец, решился написать Тасе так, чтобы она никогда больше не упоминала ему о своих сомнениях. В подобных случаях ложь лучше, чем правда. Главное - была бы спокойной Тася.

И он написал ей большое письмо. Назвал сомнения Таси наивными и неосновательными, просил ее выбросить из головы все ненужное и никогда не слушать никаких сплетен. Письмо получилось содержательным и на редкость убедительным.

Тася не замедлила с ответом. В большом письме она сообщала, что в июне возьмет отпуск и приедет к нему, при малейшей возможности устроится на работу где-нибудь вблизи лагеря и будет как можно чаще видеться с ним.

Это письмо растрогало Михаила. Он одобрял решение Таси и с нетерпением ожидал предстоящей встречи с ней. Но встрече этой не суждено было состояться: в июне началась война. Переписка прекратилась. Молчков тяжело переживал это. Он не мог понять, почему одновременно перестали писать Степан и Тася? Может, случилось что? Очевидно, получилось так: Тася едет к нему, а Степан ушел в армию. В таком случае Тася должна была послать ему телеграмму, а Степан написать письмо из воинской части. Что же они замолчали? Как это тяжело!

Михаил ждал, но письма не приходили. С календаря уже были сорваны июльские числа - первое, второе, третье. Неужели Тася и Степан забыли о нем? Мысленно он начинал обижаться на них, хотя они не были виновными перед ним. Михаил даже не предполагал, что в тот день, когда он собирался написать укоряющие письма в шахтерский поселок, его любимая Тася заботливо перевязывала раны воинам в медсанбате, а Степан, превозмогая усталость, вместе с товарищами отбивал четвертую атаку врага у маленькой речки на Волыни.

С фронта доносились тревожные вести. Противник продвигался в глубь страны, захватывая огромные территории. Были заняты уже многие города Украины, Белоруссии, Прибалтики.

В эти дни навсегда стерлась вражда между Молчковым и Шматко. Они чаще стали встречаться и разговаривать. Какие-то тайные надежды и тревоги были написаны на их лицах. Что же будет с ними? Неужели Родина обойдется без них в эту тяжкую годину? Нет, не может быть! Их руки нужны и в тылу и на фронте. Они будут проситься в огонь войны, чтобы кровью смыть с себя черные пятна позора.

В последних числах июля многие, осужденные на короткие сроки, были освобождены и направлены - кто на фронт, кто на шахты Кузбасса. В группе уезжающих в Сибирь был и Алексей Кузьмич Гусев. Михаил растрогался, прощаясь с ним. Гнетущий камень лежал и на душе бывшего начальника смены. Он не мог говорить без волнения, голос его срывался, душили слезы:

- Крепись, сынок, - сказал он Михаилу. - Буду писать тебе.

Уезжающих провожали рано утром. Михаил сунул в карман Гусеву пачку папирос и три яблока. Подалась команда. Алексей Кузьмич крепко обнял Молчкова, по щеке скатилась слеза. Потом догнал колонну, пристроился в хвосте. Михаил долго махал ему вслед шапкой, пока тот не скрылся за серым косогором, где они когда-то вместе рубили лес.

В этот же день Молчков получил долгожданное письмо от Таси. На голубом конверте стоял воинский штамп и номер полевой почты. Трижды перечитал его Михаил. Тасенька! Милая! Значит, тебя уже давно нет в больнице шахтерского поселка. Война поломала все планы. Не на Урал, а на фронт улетела ты. Как все неожиданно и печально! Ну, а почему же она не узнала адрес Степана? "Он уехал на фронт". Но куда? Фронт слишком большой. От моря и до моря растянулись его боевые линии.

Молчков задумался, опустив голову. Ночью он долго не мог успокоиться и заснуть. Лежал Михаил с открытыми глазами и безотчетно смотрел в темный угол барака. В голове роились тягостные думы. Он воображал себе Тасю в белом халате, сидящую возле раненного воина, притихшую и грустную, как в тот день, когда Михаил выходил из зала суда и кивком головы сказал ей последнее "прощай". Нет, не уснуть теперь! В это время на цыпочках к нему приблизился Сашка Гвоздь, стал на колени и осторожно дотронулся до его плеча.

- Ворон, ты спишь? - прошептал он, оглядываясь.

- Нет, не сплю, - открыл глаза Михаил. - Чего это ты здесь ползаешь? Что тебе нужно?

- Тише, - предупредил его Сашка. - Скверные наши дела, Ворон! На фронте люди кровь проливают, а мы с тобой в лагере шкуры спасаем. Какими глазами посмотрим мы на них после войны?

- Что ты хочешь этим сказать? - тоже шепотом заговорил Молчков, поворачиваясь к Сашке. - Ну, не томи душу, выкладывай!

- Надо бежать, - нагнулся к нему Шматко. - Другого выхода нет. Мне еще полгода загорать здесь, а тебе? Седую бороду принесешь из лагеря; и никакого тебе почета. Бежать надо, слышишь?

- Нет, Гвоздь, не решусь я. Уходи и не говори мне об этом. Не хочу быть вечным преступником.

- Болван ты, Ворон! - выругался Сашка. - Ему дело говоришь, а он ушами хлопает. Ну и ржавей тут, хрен с тобой!

И он, чертыхаясь, отошел от койки Михаила.

*

Работая недалеко от железной дороги, Михаил наблюдал за напряженным перемещением материальных средств и людей с запада на восток и с востока на запад. Транспорт был забит до отказа. Круглые сутки в глубь страны бесконечной вереницей проходили составы с заводским оборудованием и рабочей силой. С востока на фронт тянулись воинские эшелоны. На передний край гигантского поединка перебрасывались продукты питания и боеприпасы, воинские подразделения и оружие. Станции кишели народом. В железнодорожных теплушках слышались голоса женщин и плач детей. В вокзальных помещениях негде было повернуться.

Война взбудоражила и подняла на ноги все живое. Никто не оставался в стороне. Пожилые мужчины и молодежь, способные держать в руках оружие, готовились к отправке на фронт.

Молчков терпеливо ждал своей очереди. Но его словно забыли. В чем же дело? Неужели он не заслуживает доверия? За два года лагерной жизни он не имел ни одного замечания. Почему Мещихина уже дважды вызывал начальник лагеря, а с Михаилом никто даже не поговорил.

Обидно было молодому горняку. Фронтовые вести не радовали. Люди группами и в одиночку продолжали убывать из лагеря на шахты и заводы, на оборонные работы и в действующие подразделения. Вчера ушел и Сашка Гвоздь. В эти дни Михаил написал и подал шесть заявлений на имя начальника с убедительной просьбой отправить его на самый трудный участок фронта. Ответа не было. Доведенный до болезненного состояния, он решил обратиться к начальнику лично, поговорить с ним с глазу на глаз.

Мрачноватый начальник лагеря принял Молчкова сухо, отчужденно. Михаил честно и убедительно рассказал ему всю свою биографию, напомнил о смерти отца, бывшего красногвардейца, и о своей преданности родной земле. Начальник не обратил на это никакого внимания. Подписав какие-то бумажки, он поднял голову, холодно взглянул в глаза заключенного, спросил сквозь зубы:

- Чего ты хочешь?

- Прошу отправить меня на фронт.

- В этом я не вижу надобности.

- Не верно! - почти крикнул Михаил. - Сейчас, когда наша земля залита кровью, когда в пепел превращаются города и села, я твердо убежден, что Родине нужен каждый здоровый человек - для ее защиты и борьбы с врагом. Поймите меня, гражданин начальник, я нужен там, где сражаются мои друзья и товарищи.

- Складно говоришь! - саркастически буркнул начальник лагеря, завязывая папку с бумагами. - Но пойми и меня, заключенный Молчков: те, которые нужны там, отправлены! Ясно?

Бледный и подавленный возвратился Михаил в барак. "Значит, все! думал он. - Значит, все пути закрыты. Что же делать? Неужели начальник дорожит мной как хорошим работником? А может, он строит догадки, что я перейду в стан врага? Как далек этот начальник от понимания души человека! Нет, это невмоготу. Нужно что-то делать, и делать немедленно!"

Михаил не находил себе места. Когда-то он отверг доводы Сашки Гвоздя о побеге, но мысль эта глубоко запала в его сознание. Теперь она разгорелась и стала еще сильнее. Ничто не могло отвлечь его от нее. Она преследовала горняка всюду. Даже курсы кузнецов, которые он заканчивал, не могли удержать. Бежать, бежать, пока не наступила зима.

И с этого дня Михаил Молчков стал готовиться к побегу. Чтобы не вызвать подозрений, он поступил на новые вечерние курсы сапожников. Дневные нормы обработки строительного леса, как всегда, перевыполнял, его работа признавалась самой высококачественной. В то же время Молчков вынашивал в голове всевозможные планы побега. Сначала он думал уйти в тайгу, отсидеться в горах, пока ослабнут розыски, а потом пробираться к линии фронта. Но грядущая зима и одиночество ничего отрадного ему не сулили. Этот план был отвергнут. Нужно было придумывать что-то другое. А что?

Решение было принято совсем неожиданно. Однажды группа заключенных была направлена на железнодорожный полустанок для разгрузки вагонов и уборки леса. В этой группе находился и Молчков. Было утро. Мутное небо низко висело над полустанком, ложилось на поседевшие леса и горы. Мелкие стружки снега кружились в воздухе и бесшумно падали на застывшую землю. Кругом было мрачно. Отойдет человек на несколько шагов - и его не видно.

Все уже приступили к работе, когда с востока к полустанку тихо подошел воинский эшелон. На платформах стояли большие ящики со снарядами и прикрытые брезентом орудия. Михаил оказался на другой стороне дороги, отрезанным от бригады. "Вот тебе и транспорт, беги!" - мелькнула в голове мысль. Пропустив несколько полуоткрытых вагонов, Молчков ловко прыгнул на подножку очередной платформы и через несколько секунд сидел уже под лафетом орудия, укрывшись брезентом. Позади не послышалось ни окрика, ни выстрела охраны. Эшелон прошел полустанок, набрал нужную скорость и скрылся в тумане, ритмично постукивая колесами.

Холодно и неудобно было под лафетом орудия. Брезент только защищал от ветра, но не согревал. Ноги начинали ныть и терять чувствительность. В другое время Молчков мог бы подняться, походить по платформе, погреться. Но сейчас нужно было мириться со всеми неудобствами и - самое главное - не обнаружить себя, потому что часовые из охраны эшелона могли заметить его в любую минуту и высадить на очередном полустанке или станции.

Так он ехал до самой Казани. На второй день утром, при подходе эшелона к главному вокзалу, Молчков незаметно соскочил с платформы. Разминая онемевшие руки и ноги, он пересек многочисленные железнодорожные пути и сразу же затерялся среди беженцев и солдат, ожидавших отправления.

В полдень Молчков был уже на главном рынке города. Толкаясь между рядами пестрой и многоязыкой толпы, он вдруг заметил высокого человека на костылях. "Никак бывший фронтовик". Перед ним стояла пара кирзовых сапог, лежала солдатская шинель с пилоткой. "Надо купить и переодеться", мелькнула мысль. Подошел к инвалиду и, разглядывая шинель, спросил:

- Фронтовая?

- Как видишь, - гордо ответил тот. - Покупай, братишка. Я уже отвоевался, а тебе она может пригодиться. Не много прошу.

- Понятно. Но мне хотелось бы обмен устроить, - проговорил Молчков, показывая на свой малопоношенный ватник и ботинки. - Могу три сотни в придачу дать. Больше не имею.

- Ну, что ж, - согласился тот. - Давай махнем!

Сбереженные в лагере деньги, как никогда, пригодились. Вечером того же дня, надев военную форму, Молчков выехал из Казани на Москву. А еще через сутки он уже шагал по Киевскому шоссе в сторону Наро-Фоминска. Был вечер. Молчков впервые ощутил дыхание и близость переднего края. С фронта и на фронт беспрерывным потоком проходили автомашины, громыхали танки, тянулась артиллерия. Вскоре ему повстречалась группа истощенных и обросших солдат. Из обрывков разговора он понял, что они только сегодня на рассвете вышли из вражеского окружения и теперь направлялись в тыл, на формировочный пункт.

Молчков примкнул к ним. Не все ли равно с кем идти! Окруженцы растянулись цепочкой по двое. Михаил замыкал колонну. Рядом с ним шел исхудалый фронтовик среднего роста, прихрамывая на правую ногу. Вид у него был измученный. Глаза - мутные, потухшие, на лице ни одной кровинки. Михаил по-дружески взял его под руку и участливо заговорил с ним:

- Давно идете?

- Двенадцать дней, - ответил фронтовик сокрушенно. - Из-под самой Ельни топаем. Ноги натер - идти невозможно.

- И все из одной части?

- Нет, из разных. У линии фронта я примкнул к ним. Благополучно перешли передний край. Теперь на формировочный пункт идем. Денек передохну, а потом своих разыскивать буду.

Они разговорились. Старшина Смугляк был ровестником и тезкой Михаила. Он с первого дня на фронте, дважды был ранен, награжден орденом Красной Звезды. На полинялых петлицах его шинели виднелись по четыре зеленых треугольника. Молчков помог ему свернуть папиросу. Закурили. В это время позади послышался гул мотора. Вражеский самолет-разведчик низко летел над шоссейкой, обстреливая идущих солдат и автомашины. Пули, словно градинки, отскакивали от замерзшего асфальта дороги. Все разбежались по сторонам, прячась в кюветах.

Молчков не сразу понял, в чем дело. Он только почувствовал, что старшина как-то вдруг повис у него на руке, захрипел.

- Все! - прошептал он посиневшими губами. - Возьми документы, друг, напиши моей матери... В кармане они.

И, опустившись на шоссейку, он затих навсегда. Молчков застыл над фронтовиком. Как все это неожиданно и просто получилось. Три минуты тому назад человек жил, к чему-то стремился. Теперь ему ничего не нужно. Удрученный и взволнованный, Михаил взял документы старшины, склонился над ним, сказал тихо:

- Напишу, дорогой, напишу!

Со стороны фронта подошла автомашина. Бойкий шофер в новом ватнике открыл дверцу кабины, спросил, что случилось. Михаил рассказал. Шофер покачал головой, вышел на шоссе.

- Вот фриц проклятый! - с досадой проговорил он. - Меня тоже обстрелял сегодня. Нагнал и прострочил мою машину трассирующими из пулемета. Весь борт изрешетил, гадюка!

Михаил молчал. Шофер поглядел на старшину, вздохнул:

- Наверно, от ста смертей ушел, а тут вот погиб. На фронте такое часто бывает. По-разному люди умирают, да какие люди! Ну что ж, давай положим его в кузов. Я как раз в медсанбат еду. Там и похоронят. Только родителей его уведомить надо.

- Я сообщу, - сказал Молчков.

К вечеру, с документами старшины, он прибыл на формировочный пункт. Там было людно, как на огромном вокзале. Из окруженцев сразу же создавались маршевые подразделения и немедленно отправлялись на передовую. Молчков протиснулся к старшему лейтенанту, подал ему документы Смугляка и начал объяснять в чем дело. Но тот не выслушал его, привычно записал что-то в тетрадь, вручил талон на паек и, возвращая документы, проговорил устало:

- В пехоту. На заре отбыть. Маршевая рота 88. Идите!

Ночью Михаил написал теплое письмо матери Смугляка.

Глава вторая

И сильный человек иногда бывает слабым. Вот неожиданная снежная буря застает его в степи. Несколько часов он упорно борется с порывами леденящего ветра, пытается прибиться к лесу или к попутному жилью, но время идет, а вокруг него все та же воющая и рыдающая степь. Наконец человек теряет ориентировку, утрачивает уверенность в благополучный исход.

Вот такого человека, застигнутого бурей войны, напоминала полковая медсестра Тася Бушко. В те дни, когда Михаил Молчков готовился к побегу из лагеря заключения и совершил его, Тася с группой пехотинцев пыталась выйти из вражеского окружения. Необычный десятидневный переход по лесам и болотам Белоруссии измотал ее силы. Она давно уже натерла кровавые мозоли на ногах, теперь разулась и несла сапоги на плече, вместе с медицинской сумкой.

Гимнастерка и юбка Таси полиняли, измялись. Маленькие пухлые губы потрескались от жары и ветра, на щеках и на носу зашелушилась нежная и тонкая кожа. Девушка была в полном изнеможении. Она шла позади группы, покачиваясь, готовая в любую минуту повалиться в тень сосны и забыться глубоким сном. Но надо было идти.

Старшим в группе был политрук Николай Исаков, выносливый и отзывчивый человек, много лет прослуживший в кадровой армии. Несколько раз в пути он предлагал Тасе свою помощь, пытался взять у нее сапоги и сумку, но она, улыбаясь, говорила:

- Ничего. Я понесу сама. Спасибо!

Шли только в ночное время, оставляя в стороне шоссейные и проселочные дороги. Днем отдыхали, забившись глубоко в леса. Иногда в разных местах полянки они разводили маленькие костры, чтобы меньше было дыма, и в солдатских котелках кипятили чай. Тася уже третий день жила одной пачкой галет и банкой консервов. Она была единственной женщиной в группе. Красноармейцы любили ее и оберегали, как только могли. Однажды один из пехотинцев, оставшись с Тасей наедине, стал домогаться ее близости. Узнав об этом, солдаты пришли в ярость. Вечером, на большом привале, они отозвали "жениха" в густой лесок, и один из них, воин богатырского телосложения, сказал ему грозно:

- Слушай внимательно, Алексей Свинцов. Никогда и ни один идиот в такой волчьей обстановке не заводил глупых любовных романов. Даже самые отъявленные негодяи из героев Купера сдерживали свои животные страсти. Понимаешь?

Свинцов, тоже огромный детина, делал удивленный вид, разводил руками, неискернне оскорблялся.

- Не прикидывайся теленком! - продолжал солдат. - Я говорю довольно ясно. Оставь в покое Тасю Бушко. Не сделаешь этого - пеняй на себя. Мы в силах расправиться с негодяем по всем законам военного времени. Ясно?

Свинцов сдался, приуныл.

- Я ничего плохого не сделал, - оправдывался он. - Бушко я не принуждал... Наклеветали на меня.

- А почему же она плакала всю ночь?

- А откуда я знаю. Я только поговорил с ней...

- И говорить не смей! Нашелся тоже мне герой! Ей нужна твоя любовь, как мне третья нога. - Тут солдат повернулся к товарищам, спросил: - Ну, а вы что скажете ему?

Пехотинцы в один голос ответили:

- Ты все сказал. Пусть так и будет.

Уже поздно вечером все вернулись к костру. Нарвали сухой травы, подготовили Тасе место для отдыха. Солдат-богатырь подал ей шинель, чтобы теплее было спать, потом помог девушке перебинтовать ноги, хорошо укрыл ее шинелью и, уходя, сказал:

- Спи спокойно, сестричка! В обиду тебя не дадим.

Тася не оставалась в долгу у товарищей. На привалах и ночевках она заботливо починяла им гимнастерки, внимательно выслушивала жалобы на недомогания. "Жених" прекратил ухаживание. Все уладилось. Но на шестой день скитаний произошла новая неприятность, теперь уже для всех. При переходе широкой лесной поляны красноармейцы неожиданно наткнулись на группу фашистских мотоциклистов. Отходить было уже поздно, и они решили пробиваться вперед во что бы то ни стало. Завязался бой. Немцы развернулись в цепь вдоль проселочной дороги и открыли сильный огонь из пулеметов. Перевес был явно на их стороне. Красноармейцы не дрогнули. Они залегли и, отстреливаясь, быстро переползали к лесу. Находясь на левом фланге, снайпер Алексей Свинцов уничтожил фашистского водителя и пулеметчика, но сам был тяжело ранен. Тася, подвергая себя опасности, вытащила его на опушку сосняка и сделала перевязку. Окровавленный и слабый, Свинцов виновато поглядел на Тасю, пожевал запекшиеся губы и проговорил ослабевшим голосом:

- Я обидел вас позавчера... Извините, сестра.

- Не время извиняться, - мягко прервала его Тася. - Политрук Исаков приказал всем отходить. Берите меня за шею, и будем идти в глубь леса. К немцам прибыла помощь. Ждать нечего. Опирайтесь левой рукой на палку. Вот так. Теперь - шагайте! Больно?

- Вытерплю, сестра, спасибо.

Уже днем, глубоко в лесу, пехотинцы, смертельно уставшие, расположились на привал. Есть было нечего, не было поблизости и воды. Страдая от голода и жажды, они распластались на траве, молчали. Исаков подошел к Тасе, присел рядом. Он долго разглядывал голубую полоску неба над старой просекой, потом не спеша закурил и, выпуская густой дымок изо рта, заговорил серьезно и озабоченно:

- Не буду скрывать от вас, Тася. Обстановка создалась слишком тяжелая. Идти еще далеко. Продукты вышли и добыть их нет никакой возможности: все близлежащие села и городки забиты немцами.

Тася, низко опустив голову, с болью слушала тревожные вести. За последние два дня лицо ее сильно похудело, осунулось. Когда-то живые и приветливые голубые глаза потускнели, красивые волосы стали серовато-рыжими, круглый подбородок заострился. Исакову жалко стало девушку. Недавно на привале он заметил, как она перебирала в сумке медикаменты и как держала в руках гражданское синее платье и туфли на низком каблуке, видимо, привезенные еще из дому. Тася вполне могла переодеться и остаться в любом селе, именуясь беженкой, как это делали другие. Зачем терзать себя и рисковать жизнью? Не лучше ли будет приютиться в хорошей советской семье и ждать возвращения армии?

Так думал политрук Николай Исаков и об этом сказал ей сегодня. Тася сразу встревожилась, насторожилась. Лицо ее помертвело. Девушка готова была разрыдаться от боли и обиды. Жадно глотнув воздух, она негодующе подняла голову, сказала твердо и резко:

- Нет, этого я никогда не сделаю! Вы меня считаете слабым существом, не способным преодолевать трудности. Пусть будет так. Я действительно слабее вас. Но разве это дает мне право на спокойную жизнь? Нет! Пока держат меня ноги и пока могу передвигаться - я буду рядом с товарищами, разделю с ними все печали и опасности. Я нужна им, понимаете - нужна!

- Успокойтесь, Тася! - проговорил политрук, беря ее за руку. - Я не хотел причинять вам боли. В такой обстановке каждый волен решать личный вопрос так, как ему подсказывает совесть. Но мог же я подумать о вас, посоветовать?..

- Нет, не могли! - оборвала его Тася.

- Почему не мог? Вы же знаете, что в тылу врага остаются тысячи наших людей. Вся Белоруссия остается...

- И в этом повинны мы! - сердито бросила Тася. - Мы больше митинговали и кричали о нашей силе, чем готовились к войне. "Тысячи людей остаются!" А приятно им это? Кто оставил их в плену? Я и вы. Вместо того, чтобы руками и зубами впиваться в горло омерзительных фашистов, мы, как зайцы, отсиживаемся в лесах. Позор!

И она разрыдалась.

Политрук уже пожалел, что начал этот разговор с Тасей. Она много произнесла, конечно, оскорбительных слов, но в основе - права! Где наши танки и самолеты? Мы говорили, что будем бить врага на его территории. А получилось как? Враг рвется к Москве. Тяжело и обидно. Но будет праздник и на нашей улице! Наш народ никогда не снимет шапку, рабски не станет на колени перед насильниками.

Политрук отошел от Таси в сторону.

Перед самым вечером, когда пехотинцы расположились на отдых, а Исаков разведывал место перехода лесного участка шоссе. Тася переоделась и вместе с бойцом-богатырем исчезла. Вернулись они поздно вечером. На плечах у каждого был мешок. Пехотинцы, услышав шорох, взялись за оружие. Девушка подала голос. Окруженцы успокоились. Тася и боец-богатырь прошли прямо к костру, поставили на землю тяжелые узлы и развязали их. Воины, словно во сне, увидели круглые темно-коричневые булки хлеба, куски желтоватого сала, пучки зеленого лука и розоватые клубни картошки. Глаза их заблестели, но никто не сдвинулся с места. Им было неловко перед женщиной.

- Что же вы сидите? - приветливо улыбнулась Тася, обращаясь к товарищам-однополчанам. - Делите поровну и начинайте ужин. Люди не отвернулись от нас: дали все, что могли. Вот еще у Егора Большакова кусок сала, - показала она на богатыря, которого уважала за силу и скромность и за то, что он голосом и манерой держаться напоминал ей Мишу Молчкова.

Исаков подошел к Тасе и молча пожал ей руку.

- Спасибо!

- Как вы думаете, подходит мне это платье? - загадочно взглянула девушка на политрука, продолжая улыбаться. - Вы посоветовали мне переодеться, и я исполнила ваше желание. Надеюсь, вы изменили вчерашнее мнение о слабой женщине-окруженке?

- А вы нимцив бачылы в сэли? - прервал Тасю худощавый украинец, аппетитно прожовывая хлеб с салом. - Як воны ведуть себе?

- Нагло ведут! - присаживаясь к костру, ответила Тася. - Отбирают у крестьян кур и масло, пьют шнапс и горланят песни. Они на одном конце села веселились, а я на другом хлеб собирала и относила в лесок к Егору. Фашисты распоясанно ведут себя.

- Это хорошо, сестра, - буркнул рыжебородый пехотинец. - Зазнайство слепит людей, кружит им головы. Пускай задирают нос. Мы им все-таки куриц наших припомним. Кровью после еды отплевываться будут. А еще что слышно?

- Еще вот что: в селе ходят отрадные слухи. В районе Березины из окруженцев и местных колхозников организовался партизанский отряд. Эти воины минируют шоссейные дороги и мосты. Уже несколько фашистских грузовиков вместе с солдатами взлетели в воздух. Партизаны даже в селе были.

- О, це добре! - просиял украинец. - Пишлы, хлопци, до партизан. Де политрук? Нехай веде нас зараз!

- Правильно говорит Гринец! - загудели пехотинцы, перебивая друг друга. - Хватит прятаться в лесах, пошли!

- Пошли, братишки! - подхватили все сразу.

И вот они уже в пути. Растянувшись веревочкой, шли всю ночь, останавливаясь только на короткие привалы и перекуры. На рассвете окруженцы снова наткнулись на немцев и вынуждены были принять невыгодный бой. На этот раз не повезло Тасе: она была серьезно ранена в ногу и не могла идти самостоятельно. Егор Большаков легко взял ее на руки и отнес в домик лесничихи, стоявший на отшибе в густом сосняке. Тасе сразу же сделали перевязку, переодели и положили на койку - под видом больной родственницы лесничихи. Большаков горячо распрощался с медсестрой, пожал ее маленькую руку и, уходя, сказал хозяйке:

- Присмотрите за ней, мамаша, мы ее скоро заберем.

*

Стрелковый полк, в котором Степан Ковальчук выполнял обязанности командира саперного взвода, с тяжелыми боями отходил на новые рубежи. В непрерывных схватках с врагом и утомительных переходах личный состав полка пролил уже много пота и крови. В ротах слишком мало оставалось бойцов, способных сражаться. Вчера был ранен и командир саперного взвода. Вся ответственность теперь легла на плечи бывшего шахтера - Степана Ковальчука.

Сегодня на рассвете по приказу командира дивизии полк был оставлен в арьергарде, недалеко от Днепра, между двумя селами. На него возлагалась задача: сдержать натиск противника, обеспечить переправу частей, потом отойти и занять оборону на опушке леса. Ковальчук не знал еще такого сильного боя. Фашистские танковые и стрелковые подразделения рвались к переправе. Над головой все время висели вражеские самолеты. Тяжелая артиллерия и минометы жестоко обстреливали огневые позиции полка. Советские пехотинцы, взаимодействуя с танковым дивизионом, отбили уже четыре атаки противника, подожгли восемь бронемашин, но враг продолжал ломиться вперед через трупы своих солдат и офицеров.

Минут через двадцать после отражения очередной атаки командир арьергардной части вызвал старшину Ковальчука и приказал ему, как только соединение закончит переправу и арьергардный полк отойдет на восточный берег Днепра, сразу же произвести взрыв моста. Это боевое задание предстояло выполнять под сильным обстрелом и бомбежкой, что требовало от подрывников большого солдатского мужества и смекалки, высокого мастерства и быстроты действий.

- Времени у вас в обрез, - сказал полковник. - Нужно немедленно начинать подготовку к взрыву. Выделите на это самых смелых саперов или берите боевую задачу на себя. Полк начнет отход ровно в 12.00. Действуйте!

На обратном пути Ковальчук задумался. Он хорошо знал бойцов своего взвода, во всем доверял им, высоко ценил, их мастерство и бесстрашие, но взрыв решил произвести все-таки сам, взяв себе в помощь только одного младшего командира Александра Ванина. Этот молодой и находчивый фронтовик, бывший строитель, не раз уже проявлял умение и отвагу в боях. И теперь, как никогда, был нужен Ковальчуку.

Сначала была заложена взрывчатка и от моста отведены шнуры в укрытое место. А когда все было сделано, Ковальчук приказал своему заместителю отвести взвод в тыл, где полк должен был занять оборону. Начинался двенадцатый час дня. Подразделения приступили к отходу. Танковый дивизион переправился на паромах. Пехотинцы перебегали мост небольшими группами и сразу же рассыпались в прибрежном лесу. Вот уже простучала каблуками сапог последняя и замыкающая группа арьергарда. Берег оголился. Ковальчук вытер пот с лица рукавом гимнастерки, поглядел на Ванина.

- Как чувствуешь себя, Саша? - спросил он.

- Пока ничего, - сухо улыбнулся младший командир, посматривая за реку, на приземистые кустарники. - А вообще-то, жарко нам будет. Видишь, вон топают, пыль столбом стоит! Впереди, кажется, - танки. Левее дороги смотри.

- Да, четыре машины. Надо хорошо встретить их, Саша. Как только выползут на середину моста, - сразу рви.

- А если пехота вплавь бросится?

- Пусть. Я из пулемета чесану по ней. Под водой достану. Уже подходят... Рукава засучили, бандюги! Топают, как на параде. Ну-ну, шагайте. Мы постараемся испортить вам настроение. Только спокойнее действуй, Саша!

- Знаю. Рука не дрогнет.

Четыре танка и человек тридцать пехотинцев одновременно выскочили на берег, остановились. Из головной машины вышли двое, в высоких шлемах и в темных комбинезонах. Потоптались у моста, прошли на середину, посмотрели на воду, вернулись. Позади подпирали их новые машины и группы солдат. Показался длинный, сухопарый офицер с автоматом в руке. Он что-то крикнул. Танки взревели и поползли, оставляя позади синие полоски отработанного газа.

- Рви, Саша, рви!

Бледно-розовый огонек блеснул в больших ладонях Ванина и быстро побежал по шнурку. Ковальчук прильнул к младшему командиру и затаил дыхание. Прошла минута, вторая. Танки зашли уже на средний пролет. И тут раздался оглушительный взрыв. Седоватый столб дыма поднялся к небу. Деревянные части моста загорелись. Пролет затрещал и вместе с двумя машинами тяжело рухнул в воду. На берегу послышались шум и стрельба. Ковальчук поджег свой шнур, протянутый к последнему пролету, и выскочил из укрытия.

- Бежим, Саша!

Дым горящего моста облаком повис над рекой. Шум и стрельба на том берегу усиливались. Ванин и Ковальчук не успели отбежать и десяти метров, как немецкие артиллеристы развернули орудия и открыли беглый огонь по опушке леса. Снаряды рвались недалеко впереди, гулко и раскатисто. "Хотят отрезать, - подумал Ковальчук. - Ну, ну, разбрасывайте "огурцы", хрен с вами!" И вдруг совсем близко от них грохнул огромный снаряд, разбрасывая куски земли. Бежавший первым, Ванин остановился, схватился руками за живот и, корчась от невыносимой боли, упал. Ковальчук с разбега повалился рядом, рванул ворот своей гимнастерки, спросил:

- Ранен, Саша?

- В живот, - хрипло ответил Ванин, продолжая корчиться и закрывать рану руками. - Беги дальше, командир. Я уже не жилец на этом свете. Оставь меня!

- Не-ет, Саша! - с дрожью в голосе проговорил Ковальчук. - Ты не оставил бы меня, и я не оставлю. Держись покрепче за шею. Лес недалеко. Потерпи, Саша, потерпи, дорогой!

Ванин сильно закусил губы. Подол гимнастерки и брюки быстро и сочно пропитались кровью, почернели. Ковальчук, изнемогая, неловко пополз с раненым возле воронок к лесу. Еще метров десять - и можно отдохнуть. Вон у той толстой сосны. Скорей, скорей! Еще - два метра, метр! Вот хорошо. Теперь немцы не увидят.

Слева к ним подползли два санитара.

- Срочно к врачу его! - бросил старшина.

И тут он вспомнил о пулемете. Черт возьми, ведь он у моста. И кто оставил? Сам командир взвода! Небывалый случай. Нет, он не имеет права позорить весь взвод. Нужно вернуться, пока не поздно. Немцы не заметят: они еще на том берегу, мост обрушился, пылает. Близкой опасности нет. А ну, давай назад!

На пути почти сплошные воронки. Они еще чадились редким белесым дымком. Переползая из одной воронки в другую. Ковальчук упорно приближался к укрытию. Пусть стреляют фрицы, это не страшно: в старую воронку никогда не попадает новый снаряд. И все-таки жарковато! А тут еще ремень мешает. К черту его! Ремень - это не пулемет. Еще, еще немного. Вон уже укрытие - и там ручной пулемет. А диски? Они есть, конечно! Он сам набивал и проверял их.

Никогда еще Степан Ковальчук не прижимался так плотно к родной земле. И не зря. Она сберегла его. Он благополучно добрался до укрытия, вполз в него, передохнул. Прочная кирпичная загородка! Попробуй-ка достать пулей. Пулемет с поджатыми ножками лежал на камне. В брезентовой сумке виднелись три заряженных диска. В трудную минуту можно защититься. "Но где же наши? - подумал Ковальчук, наблюдая за противоположным берегом. - Сколько машин и солдат скопилось! Вот мишень для обстрела. Хотя бы несколько снарядов бросили полковые артиллеристы, разогнали бы этих мерзавцев. Наверно, нет боеприпасов. Вот беда!"

Фашистские пехотинцы в двух местах спустили на воду надувные резиновые лодки и начали переправу. Через несколько минут они были уже на середине реки. На опушке леса яростно застучали пулеметы. Наконец-то! Ковальчук повеселел. Но торжество его было преждевременным. Ни один немец еще не кувыркнулся в воду. Они спокойно продолжали плыть: крутой берег прикрывал их от пуль.

Ковальчук с досады скрипнул зубами:

- Проклятье! Но сейчас вы все же получите.

Установив на бруствер укрытия пулемет, старшина до боли впился плечом в ложе, нажал на спусковой крючок. Несколько фашистов с ближней лодки повалились в воду. Еще одна длинная очередь. Лодка накренилась, зачерпнула воды и пошла ко дну. Уцелевшие немцы, размахивая руками, поплыли назад. Ковальчук прицелился и дал очередь в дальнюю лодку. "Ага, и вас достал! обрадовался он, не отрываясь от пулемета. - Хорошо! Вот вам еще! Что, не нравится? Тоже назад поплыли!" И тут пулемет неожиданно замолк. Ковальчук понял, что диск израсходован, поставил другой, но стрелять больше не стал: нужно было беречь патроны.

Ободренные меткой стрельбой неизвестного пулеметчика, советские пехотинцы выкатили свои максимы ближе к берегу, быстро окопались и открыли прицельный огонь по плывущим немцам. Ковальчук в это время успел пустить ко дну еще одну "резинку". Скоро фашисты засекли его огневую точку и начали бить по ней из минометов, стараясь накрыть смелого красного пулеметчика. Положение было опасное. Ковальчук укрылся в щель, временно притих.

Артиллерия противника тоже усилила огонь. Берега Днепра загремели кононадой. Под прикрытием массированного огня немцы настойчиво пытались переправиться, но снова падали с лодок и тонули, а уцелевшие, бросив оружие, поодиночке выбирались на свою сторону. Ковальчук расстрелял уже большую половину последнего диска. Немцы возобновили обстрел его огневой точки. Но точка "красного пулеметчика" не замирала, огрызалась. И вдруг огромная завывающая мина ударилась о бруствер, гулко разорвалась. Пулемет поперхнулся и отлетел в сторону. В руках Ковальчука осталось одно деревянное ложе. Чад разрыва ел глаза, дышать стало тяжелее.

- Вот и все! - с досадой проговорил Ковальчук, стирая с лица пыль и копоть. - Пропал пулемет, а поработал неплохо!..

Никто не слышал этих слов командира-сапера, никто не посочувствовал ему. Берег гремел разрывами мин и снарядов. Время клонилось уже к вечеру. Жара не спадала. Ковальчука томила жажда. Смешным показалось ему сегодняшнее положение: у воды и без воды. А как бы приятно было вот сейчас спокойно и свободно смыть с себя пот и копоть, поплавать, охладиться. Какому идиоту нужна была эта война? Разве нужна она немецким солдатам, которые теперь ковыряют носами дно Днепра? Безумие!

Во взвод старшина вернулся перед закатом солнца. В лесу уже сгущались сумерки, опускалась прохлада. Саперы заканчивали оборудование командного пункта полка. Окончательно уставший и прокопченный пороховым дымом, Ковальчук повалился на траву, закрыл глаза. В руке он держал разбитое ложе пулемета. Повар принес ему суп и гречневую кашу с кусочками мяса. Командир отстранил еду, подозвал своего помощника и, взглянув на ложе, сказал:

- Это остаток от нашего пулемета. Пострадал. Минут через двадцать я пойду на доклад к полковнику, а вы разыщите медсанбат и узнайте, в каком состоянии находится Ванин. Вещи его захватите с собой.

Саперы, слушая командира, угрюмо молчали.

*

Шла первая фронтовая зима, морозная, суровая. Н-ский полк занимал огневые позиции на опушке густого сосняка. За спиной - Москва. Впереди огромный, заснеженный луг и застывшая речка Нара. С правой стороны изуродованные постройки бывшей машинно-тракторной станции, слева закопченный и разрушенный Наро-Фоминск.

После Октябрьских праздников совсем заиндевели леса Подмосковья. Тяжелые сосновые ветки, белые, словно забинтованные, склонялись к земле, твердой как железо. Морозы крепчали. Продукты и боеприпасы доставлялись на санях, автомашины буксовали, но передний край гремел, не замолкая ни днем, ни ночью. Пулеметы яростно и глуховато стучали круглые сутки, над лесом то и дело рвались снаряды, сбивая с деревьев большие хлопья снега.

Позади огневых точек, в тесной землянке, пахнущей свежей сосновой смолой и прелой соломой, собрались разведчики. Они только что пообедали и теперь поджидали командира роты. В железной круглой печке, потрескивая, жарко горели сухие поленья. Было тепло, но никто не раздевался. Такой порядок на переднем крае. Старшина Михаил Смугляк в новом дубленном полушубке и серых валенках сидел на чурбане и смотрел на багровые угли. Младший командир Янка Корень - ротный баянист и запевала - разместился против старшины на таком же чурбане с двухрядкой в руках. Все повернулись к нему. Когда Корень развел синеватые меха гармоники и качнул головой, два голоса слаженно, но несколько уныло, запели ротную песню о разведчике, недавно напечатанную в газете:

Закури, дорогой, закури,

Ты сегодня до самой зари

Не приляжешь, уйдешь опять

В ночь сырую врага искать.

Последние две строчки подхватывали все сразу. Пели от души. Смугляк молча слушал. Очень ему нравилась эта песня. Может, потому, что она отвечала его настроению, напоминала о тяжелой и опасной жизни разведчика, а может, потому, что уводила его в размышления, рисовала картины прошлых дней. Недавно в этой же землянке рядом с ним сидели прославленные разведчики роты - Сережа Швеи и Вася Березин. Они тоже любили эту песню. Теперь их нет. Теперь они лежат в братской могиле. Какие это были хорошие ребята! Смелые, скромные, веселые. Сколько в них было молодости и задора! Навсегда ушли из строя неуловимые разведчики. Но образы их не затушевала и не стерла даже смерть! Смугляку до сих пор кажется, что они сидят с ним рядом. И не Максим Белов и Саша Груздев поют сейчас его любимую песню, а Вася и Сережа. Какое сходство голосов! Звучит знакомый мотив, из самого сердца льются слова:

Ты совсем от покоя отвык,

Бескорыстный боец-фронтовик.

Видим мы по сединам волос:

Много выстрадал ты, перенес.

Тихо, как лесной ручеек, лилась песня, еще глубже задумывался старшина Михаил Смугляк. Никогда так сильно не изнывала его душа. Где теперь фронтовая медсестра Тася Бушко? В какие края занес ее ураган войны? Может быть, она вот так же, как и он, сидит где-нибудь в землянке и отогревает озябшие руки. Милая голубка, тяжело тебе, тяжело! А Степан? Где он? Ушел на фронт и как в воду канул. Неужели эта буря рыдает над его могилой!

Много раз порывался старшина Смугляк разыскать Тасю и Степана, но не нападал на их след. С севера на юг, через всю огромную и растревоженную страну, протянулась линия фронта, объятая чадом и пламенем войны. Миллионы людей, одетые в серые шинели, разместились на этой линии, и где-то среди них - Степан и Тася. Фронт слишком велик, куда напишешь?

Смугляк не мог даже допустить мысли, а тем более подумать, что чуткий и задушевный друг его - Степан Ковальчук сражается сейчас в лесах Подмосковья, в пяти километрах от землянки, в которой он сидит и слушает песню. Возмужал и закалился в боевых походах прославленный шахтер Донбасса. Он уже третий месяц командует саперным взводом полка. Много пройдено километров и недоспано ночей. А сколько расставлено мин и проволочных заграждений! Десятки землянок и блиндажей построил взвод Ковальчука. На груди Степана - боевой орден и медаль "За отвагу". За семь месяцев войны он получил два легких ранения и две награды. А сколько еще впереди боевых подвигов и седых волос!

Ничего не знал и Степан о Михаиле. Несколько раз писал он в лагерь заключения и не получил ответа. Тася где-то затерялась на фронте. Стефа, жена Степана, тоже ничего не знала о Молчкове. Только один человек знал о нем, и то не все. Это начальник лагеря. Зол он был на Михаила. Во все уголовные розыски страны разослал извещение о побеге арестанта. Письма Ковальчука начальник складывал в ящик своего стола, не давая фронтовику никакого ответа. Суровую клятву дал он: разыскать бежавшего даже под землей, а бежавший воевал на земле. Никто не знал, сколько пережил он, сколько морщинок прибавилось на его лице.

Долго сидел старшина Смугляк в глубоком раздумье. В это время в землянку вошел командир роты Никитин. Он только что вернулся из штаба дивизии. Гармоника сразу замолкла, оборвалась песня. Никитин снял с себя полушубок, присел к дощатому столу. Разведчики зажгли коптилку, насторожились. Что-то он скажет сейчас? Некоторые пытались угадать: хорошие или тревожные вести принес он из штаба? Но напрасно присматривались они к его лицу, чутко вслушивались в его голос. Спокойным был их боевой командир. Голос его звучал ровно и уверенно. На лице - ни одной черточки уныния. Какие же вести принес он?

Командир роты развернул на столе карту переднего края дивизии, отметил синим карандашом огневые точки противника, минные поля и проволочные заграждения, не спеша положил окурок папиросы в медную пепельницу и проговорил не громким, но повелевающим тоном:

- Прошу внимания, товарищи!

Разведчики притихли. Никитин передал приказ генерала о проведении нового ночного поиска. И все поняли, что сегодня ночью нужно во что бы то ни стало захватить давно намеченного "языка". Командир роты назначил разведчиков в группы захватывающих и прикрывающих. На старшину Смугляка возлагалась ответственность за действия обоих групп во время ночного поиска. Прошла минута молчания.

- Вопросы будут? - спросил Никитин.

- Все ясно, - за всех ответил Смугляк. - Я бы только об одном попросил вас: перенести время выхода на час позднее.

- Почему, товарищ старшина?

- Пусть покрепче уснут фашисты.

Никитин согласился. Началась подготовка к поиску. Разведчики тщательно проверили оружие и обмундирование; во время вылазки не должно быть лишнего скрипа, звона... Бойкий Янка Корень сходил в хозвзвод, сдал старые запачканные халаты и получил новые. После этого все передали писарю документы и заготовили короткие письма родным. На треугольных конвертах в углу было написано: "Не вернусь - отошлите по адресу". Так заведено было в разведроте. Только старшина Смугляк никогда не писал писем. Кому писать?

Ровно в два часа ночи, когда черная тьма поднялась от земли до неба, группы вышли на задание. В лесу и на лугу завывала снежная буря. Через несколько минут темень поглотила смельчаков, пурга замела их следы. Командир роты и его связной залегли на нейтральной полосе для наблюдения. Артиллеристы и минометчики приготовились прикрыть отход разведчиков своим огнем. Впереди, недалеко от траншеи противника, чернели два разрушенных здания бывшей машинно-тракторной станции. По донесению наблюдателей, вчера и сегодня немецкие снайперы вели обстрел переднего края дивизии из этих зданий. Вот туда-то и повел разведчиков старшина Михаил Смугляк.

Буря продолжала выть. Пришлось до предела напрягать слух и зрение. Холодный, порывистый ветер бил в грудь, бросал в лицо колючие кристаллики снега. Последние пятьдесят метров пришлось в темноте преодолевать по-пластунски. Здания были атакованы с двух сторон, быстро, без команды и выстрела, совершенно неожиданно для уснувших снайперов врага.

В четыре часа ночи разведчики вернулись утомленные, запорошенные снегом. В землянку они втолкнули двух фашистских солдат: высокого и коротыша. Запачканный сажей толстый коротыш вел себя робко и послушно. Высокий, наоборот, смотрел на всех презрительно и нагло. Вид у пленных был потрепанный, измятый: головы обмотаны женскими платками, поверх шинелей одеты поношенные гражданские пиджаки, на ногах - соломенные калоши. Янка Корень не мог сдержать смеха. Осмотрел со всех сторон солдат фюрера, прищурил глаз и снова расхохотался, придерживая бока загрубевшими руками:

- Ну, и вырядились, черти!

- Они, наверно, у твоих земляков пиджаки-то стянули, - заметил разведчик Максим Белов. - Спроси-ка их, Янка.

- Пошли они к черту! - брезгливо отвернулся Корень. - Очень-то нужно мне расспрашивать этих клоунов. Конечно, стянули. В начале зимы наши соседи тоже захватили одного вшивого лоботряса. Повели в баню, раздели, а на нем - сорочка женская, в кружевах. Хлопцы чуть со смеха не умерли, а он даже не устыдился. Стоит и хлопает глазами. Бандиты не знают меры.

В землянку вошел командир роты Никитин, продрогший и тоже запорошенный снегом. Он был доволен результатом поиска. Еще в детстве, находясь среди немцев в Кулундинской степи, он хорошо изучил их язык, и теперь это, как никогда, пригодилось. Точно так же познал немецкий язык и старшина Смугляк, живя рядом с немцем в Донбассе. Пока командир роты раздевался, старшина разговаривал с пленными. Он уже выяснил, что высокий - Ганс Клюге - сын прусского юнкера, член фашистской партии. Зверь крупный! Коротыш Отто Дикман - мясник, владелец небольшого магазина в Берлине. И тому и другому фашистское командование обещало поместья на лучших землях Подмосковья после победы над Россией. Услышав это, Янка Корень туго сжал кулак, показал пленным:

- Вот вам поместья!

Немцев захватили в разрушенном здании. Пленные были снайперы-корректировщики, имевшие надежную телефонную связь с огневыми позициями своего артдивизиона. Клюге сидел у телефонного аппарата в полусне, его оглушили ударом гранаты, а Отто Дикман в последнюю минуту спрятался в большой русской печке, где и вымазался сажей. Теперь на вопросы Смугляка он отвечал подробно и правдиво. Клюге хитрил и вел себя вызывающе. На голове его вздулась шишка. Фашист шумно вздыхал и пощупывал голову. Наконец, Клюге повернулся к гвардии старшему лейтенанту и серьезно заявил, что намерен жаловаться русскому командованию на грубое обращение с ним. Он доказывал, что нельзя связывать руки и затыкать тряпками рты пленным. Это не гуманно и противоречит нормам международного права. Когда Смугляк перевел его слова, разведчики громко рассмеялись, а неугомонный Янка Корень давился смехом и, показывая на старшину, говорил возмущенному Гансу Клюге:

- Это вот он обработал вас так. Вы уж простите ему. У него не было времени разбираться, какое место затыкать у фашистов. Кстати, я тоже такой: не церемонюсь с преступниками.

Новый взрыв смеха потряс землянку. Клюге без перевода понял, о чем говорил красный разведчик, бросал на него враждебные взгляды и, коверкая русский язык, сказал сердито:

- Мы вас наутчим воеват.

- А мы вас отучим! - спокойно, но твердо отпарировал Смугляк, поднимаясь. - Не мы к вам вломились, а вы к нам Вам ли говорить о гуманности, когда ваши руки по самые локти обагрены людской кровью? Кто вас просил сюда? Вы хотели взять Москву, не вышло! Теперь посмотрите на нее глазами пленных.

Немцев отправили в штаб дивизии.

*

В начале декабря в действующие части шло все новое пополнение. В ночное время к переднему краю выдвигалась тяжелая артиллерия, в лесах и в низинах скапливались самоходные орудия и танки. Фронтовики повеселели. Они понимали, что готовится разгром врага, но помалкивали, ожидая приказа о наступлении.

И приказ был отдан.

На всю жизнь запомнил Михаил Смугляк метельную ночь. Весть о начале наступления в какие-то считанные минуты облетела передний край. Землянки и блиндажи сразу опустели. Артиллерийские и минометные расчеты приготовились к открытию огня. Траншеи до отказа заполнились пехотинцами. Настроение у всех было приподнятым. Наконец-то наступила пора нанести фашистам чувствительный удар.

Точно в назначенное время на широком фронте одновременно загремели сотни орудий. Глухое эхо заметалось по взбудораженному лесу Подмосковья. С приподнятых коротких рельс катюш срывались багровые куски стали, сверкая, пролетали над пехотой и быстро гасли в синеве раннего зимнего утра. После мощной и длительной артиллерийской подготовки заревели моторы танков и самоходок. В небо взвились алые ракеты - и сразу же все двинулись вперед, на запад.

Огневым валом и стремительной атакой войск оборона противника была сломана, передовые подразделения разбиты. Танки и самоходные орудия, расширяя прорыв в полосе вражеской обороны, увлекали за собой пехоту все дальше и дальше на запад. На пути зияли черные и желтые воронки, виднелись обваленные блиндажи и землянки, по сторонам шоссейных дорог и большаков валялись брошенные фашистами автомашины и орудия, санные и колесные повозки.

Разведчики роты гвардии старшего лейтенанта Никитина наступали в составе первого полка мотострелковой дивизии. Все они были на лыжах, в дубленных полушубках и в серых валенках. Смугляк шел впереди роты, расторопный и взволнованный, словно его подменили. В полях белым дымком курилась метель. Янка Корень, тоже довольный, с раскрасневшимся лицом, спешил за Смугляком, ровно поскрипывая лыжами. Он внимательно оглядывал поле битвы, и, догоняя гвардии старшину, говорил ему одобрительно:

- Вот наломали!..

- Они заслужили, - отвечал Смугляк.

Мелкие подразделения противника, не принимая боя, стремились оторваться от наступающих войск. Пришлось преследовать врага без отдыха и привалов. В полях ни одной тропинки! Седая снежная целина да поземка встречала советских воинов. Отходя "на заранее подготовленные позиции", фашисты мстили мирным жителям: отбирали у них продукты питания и одежду, выгоняли стариков и женщин на расчистку проселочных дорог и в завершение всего выжигали села. Позади гитлеровцы оставляли сплошные пепелища, взорванные мосты, минированные шоссейки, сорванные и погнутые рельсы железной дороги. Это не устрашало, а еще больше разжигало ненависть воинов к поработителям.

Второй день наступления подходил к концу. Надвигалась ночь, морозная, неспокойная. Лица разведчиков обветрились, зачерствели. Шли все время без тепла и горячей пищи. Одно было утешение у солдат - лес. Там они разводили костры, отогревались и продолжали идти дальше. За наступающими подразделениями тянулись полковые обозы, а за ними уже пробивались автомашины.

В четыре часа ночи объявили привал. Сразу же были выставлены посты и выдвинуто боевое охранение. Разведчики без команды взялись за саперные лопаты. Через несколько минут расчистили снег и разложили костры. Высушив портянки и рукавицы, фронтовики разгребали пепел и на согретой земле вплотную ложились спать. Командир роты Никитин поднял воротник полушубка, прислонился к толстому стволу сосны и стоя задремал. Смугляка тоже одолевали усталость и сон, но он старался все время быть в движении. Не снимая с плеча автомат, гвардии старшина проходил между лежащими разведчиками, поглядывая, чтобы никто из них не обжегся и не обморозился. Вскоре позади, на темном фоне ночи, показались черные точки упряжек. Это подходил обоз полка, а вместе с ним полевая кухня разведчиков. Смугляк разбудил Никитина и доложил ему о подходе обоза. Командир протер глаза заскорузлой рукой, отошел от сосны и, умываясь снегом, проговорил простуженным голосом:

- Поднимайте роту! Нужно как можно быстрее накормить разведчиков. В десять минут шестого - выступаем.

К Никитину подошел офицер связи командира дивизии и сообщил: в пяти километрах от привала полка, в селе Н. находится на постое батальон фашистов и большой обоз. Генерал беспокоится. На рассвете противник, оставляя село, может поджечь его. Нужно принять все меры, чтобы предупредить новое преступление врага. Приказ прост и ясен, но как выполнить его? Разведчики утомлены до крайности. В полном составе рота не успеет подойти к селу и завязать бой с фашистами.

Никитин задумался. На помощь ему пришел Смугляк. Он предложил немедленно выслать к селу хорошо вооруженную группу лыжников во главе с ним. В данной обстановке другого решения не придумаешь. Гвардии старший лейтенант согласился.

- А вы отдохнули? - спросил он Смугляка.

- Да, часа два вздремнул, - впервые обманул командира Смугляк, умышленно напуская на себя бодрость. - Самочувствие отличное. Разрешите действовать?

- Действуйте!

Перед рассветом, когда остатки разведроты и стрелки первого батальона вышли из леса на дорогу, лыжный отряд Смугляка был уже далеко впереди. В отряде насчитывалось двадцать четыре человека, пять ручных пулеметов, шестнадцать автоматов и около пятидесяти гранат. Обогнув село, отряд смельчаков вышел на западную окраину и расположился у самого большака, по которому должны были отходить фашисты. Место оказалось на редкость удобным и безопасным для проведения внезапного боя. Большак разделял на две половины березовую рощу и тянулся от села на возвышенность. Старшина разбил отряд на две группы, одну во главе с Янкой Корнем послал на левую сторону большака, с другой остался сам. Бой должен был начаться по его условленому сигналу.

Как и предполагалось, ровно в шесть часов утра фашисты выступили, оставив в селе поджигателей. Сначала на большак вышли пехотинцы, человек пятьдесят. За ними потянулся обоз. На каждой повозке сидело по два немца. Смугляк прикинул, что фашистов было по меньшей мере человек восемьдесят. "Ничего, повоюем!" - подумал он и передал приказ по цепочке лыжников: "Приготовиться!"

Первая колонна уже перешла мостик и начала подъем. До нее было метров сто. Когда она приблизилась, Смугляк прицелился и дал очередь из ручного пулемета по передней повозке. Кони вздыбились. Фашисты опешили. Это был сигнал. Сразу же с двух сторон застрочили автоматы и пулеметы. Несколько гитлеровцев ткнулись в снег, остальные бросились в березняк, началась паника. Лыжники Смугляка косили врага меткими очередями. Ездовые и сидевшие с ними солдаты подняли вверх руки. Но в хвосте повозок была еще одна группа немецких пехотинцев. Заметив малочисленность советских воинов, окружавших обоз, они развернулись и начали отстреливаться. Смугляк немедленно выдвинул вперед свою группу и приказал открыть огонь из всех видов оружия. В то время, когда он, пригибаясь, перебегал от одной подводы к другой, рядом, из-за повозки, послышался выстрел. Смугляк бросил туда гранату, но тут же почувствовал сильную боль в паху. Пробежав еще несколько метров, он упал, затем быстро поднялся, сделал шаг вперед и снова упал.

Янка Корень поспешил к нему.

- Что случилось? - тревожно спросил он.

- Ничего, Янка, - стараясь быть спокойным, ответил гвардии старшина. - Не задерживайся, веди бойцов, доколачивайте фашистов. Я полежу... В ногу что-то попало... Беги, Янка, беги! Я скоро догоню вас.

Короткий, но ожесточенный бой решил участь фашистского батальона и обоза. Лыжники обезоружили уцелевших немцев. В плен было захвачено пятьдесят стрелков и сорок подвод, нагруженных боеприпасами и продовольствием. Разведчики перенесли Смугляка на повозку с сеном. Он был ранен в пах и в ногу. В валенок натекла кровь, нога горела. Смугляк напрягал последние силы, чтобы не застонать от боли. Приподнимаясь, он приказал собрать трофейное оружие и не спускать глаз с пленных.

- Скоро подойдут наши, - сказал он.

На восходе солнца к окруженной лыжниками повозке, на которой лежал гвардии старшина, подошли три старика из деревни. Они привели двух немцев со связанными руками. Рыжебородый высокий старик окинул взглядом собравшихся и басовито спросил:

- Кто тут командир?

- Я командир, - ответил Смугляк. - Чем могу служить?

- Хрицев привели вот, - продолжал рыжебородый, указывая глазами на связанных фашистов. - Село спалить пытались. А потом услышали ваши выстрелы и решили спрятаться. Мы и захватил их. Хотели в овражке стукнуть, да раздумали.

Смугляк пожевал посиневшие губы.

- За поджег села стоило бы стукнуть их, но мы с пленными не воюем, папаша. Развяжите им руки, теперь они не опасны.

- Зверь и в клетке остается зверем, - нахмурил брови рыжебородый, переминаясь с ноги на ногу. - Вчера они забрали у нас последнюю пару коней и четырех коров забили. Млеко им дай, яйки. Все никак не нажрутся, проклятые!

Смугляк посмотрел вдоль дороги.

- Ничего, отец, это дело поправимое, - проговорил он. - Двух лошадей фашисты взяли, а сорок с лишним оставили. Возьмите-ка по одной повозке в дар от воинов.

Старики переглянулись.

- Это как же так? - опять заговорил рыжебородый. - Выходит, мы этих чертей за плату схватили? Хорошо ли будет, если мы возьмем у вас повозки? Что в селе подумают о нас?

- Не волнуйтесь, папаша, - вмешался в разговор Янка. - Вы оказали нам достойную помощь, а за это всегда благодарят. Да и колхозу кони нужны. Оставьте боеприпасы и гоните три повозки домой.

Когда старики скрылись с повозками, в село с восточной стороны вошел первый батальон гвардейского полка. Вслед за ним прибыл и командир разведроты Никитин. Быстрым взглядом окинул он обоз, пленных, и на лице его промелькнула довольная улыбка. Смугляк, не поднимаясь, слабым голосом доложил:

- Боевая задача выполнена, товарищ гвардии старший лейтенант. Потерь нет. А я... я ранен.

Никитин присел к нему на повозку.

- Сегодня же доложу о вас командиру дивизии, - проговорил он тепло и твердо. - Вы сделали больше, чем я ожидал. Благодарю! А теперь мы устроим вас в селе и оставим с вами солдата. Скоро сюда прибудет медсанбат. Видимо, вас эвакуируют во фронтовой госпиталь. Придется полежать. Но не сокрушайтесь. Адрес подразделения вы хорошо знаете, пишите нам. После выздоровления возвращайтесь в роту. Где мы остановимся - пока не известно. Не падайте только духом, товарищ гвардии младший лейтенант!

Смугляк удивленно открыл большие, уставшие глаза.

- Что смотрите? Я не ошибся, называя вас гвардии младшим лейтенантом, - продолжал Никитин. - Это воинское звание вам присвоено приказом командования. Генерал поздравляет вас.

И он крепко обнял Смугляка. Было уже светло. По крышам села катилось большое и багровое зимнее солнце.

*

В тыловом госпитале, который находился под Москвой в бывшем доме отдыха, Смугляка поместили в маленькую палату, где лежало еще двое: летчик и командир танковой роты. У них тоже были тяжелые ранения, а у танкиста еще и сильные ожоги лица. С ног до самого затылка он был обмотан бинтами и походил на склеенную скульптуру. Танкист сильно страдал, но старался держаться бодро и весело. Прикованный к постели, он вдруг вполголоса начинал петь "Ревела буря" или очень подробно рассказывать забавные случаи из жизни знакомых фронтовиков.

Нигде так быстро не сближаются люди, как в госпитале. К вечеру Михаил все знал о летчике и танкисте. Когда на ногу гвардейцу наложили гипсовую повязку и стало ясно, что лежать придется долго и без малейших движений, он загрустил. Танкист словно подслушал мысли товарища. Приподнял на губах бинт, чтобы удобнее было говорить, повернул голову в его сторону, сказал озабоченно:

- Терпи, разведчик. У медицины свои законы. Нарушишь режим - без ноги останешься. Это не интересно. Я уже второй раз с госпитальной койкой встречаюсь. Терплю.

Смугляк с благодарностью посмотрел на танкиста, подумал: "Железный человек! А почему бы и мне не быть таким?" Но как он ни крепился, бездеятельность все-таки угнетала его. Если первое время он мог думать о своем прошлом, часто вспоминать Тасю и Степана, то теперь не было и этого. Целыми днями гвардии младший лейтенант лежал на больничной койке и смотрел в потолок. В голове ни одной мысли. Это было страшно. Нужно чем-то заняться? И Смугляк предложил организовать коллективную читку исторических романов. Летчик и танкист согласились. После этого старшая медсестра охотно принесла им "Спартака" из госпитальной библиотеки. За читку принялся летчик Федя Грачев, моложавый и задушевный человек, ни при каких случаях не впадавший в уныние. Голос у него был мягкий, приятный, читал он быстро, без запинок, с правильным произношением. Слушать его не надоедало. Читали запоем, забывая "мертвый час". За короткое время были прочитаны "Чингиз-хан" и "Батый", романы "Степан Разин" и "Петр Первый". На очереди в намеченном списке значились: "Суворов" и "Емельян Пугачев", "Тихий Дон" и "Хождение по мукам". Старшая медсестра озабоченно кивала головой: "Не много ли они читают? Не утомляет ли их чтение?" Ежедневно после обеда она заходила в палату, отбирала у летчика книгу и, улыбаясь, говорила беспрекословно, строго:

- Мертвый час, мальчики!

Самым впечатлительным и восприимчивым к прочитанному оказался Смугляк. Сначала ночами он спал спокойно, но потом начал бредить. Танкист и летчик просыпались и молча вслушивались в бессознательный разговор товарища по палате. Смугляк на минуту затихал, затем снова возобновлял разговор, восхваляя Спартака и ругая Бату-хана.

На крик появлялась дежурная медсестра, осторожно будила больного, поправляла под ним подушку и укоризненно говорила:

- Опять начитались. Сегодня уже второй раз воюете. Имейте в виду, товарищ Смугляк, больше вы читать ничего не будете.

- Не сердитесь, сестра, - виновато моргал глазами Михаил. - Завтра дочитаем "Тараса Бульбу" и... все. Передышку сделаем.

- Хорошо, я проверю.

- А вы не опасайтесь, сестрица, - смеялся Федя Грачев, сверкая белыми, ровными зубами. - Он не сорвется с койки: мы его привязываем. Ремни у нас крепкие, поглядите-ка.

Танкист тоже улыбался:

- Ничего, привыкнет. Прочитаем еще романов десять, и он перестанет "воевать" ночами. Со мной тоже бывало такое...

После Московского наступления и первого крупного разгрома гитлеровских войск в "Известиях" были опубликованы имена награжденных за боевые подвиги фронтовиков. Списки печатались с продолжением в нескольких номерах. Как-то просматривая подшивку "Известий", Федя Грачев вдруг просиял, заулыбался.

- Тебя как по отчеству, Миша?

Смугляк сказал.

- Значит, это ты, - продолжал Грачев. - Наградили тебя, товарищ фронтовик! Орденом Красного Знамени, чуешь? Так вот и написано: "Смугляка Михаила Петровича гвардии младшего лейтенанта". Танцуй, браток! Награда большая.

Танкист нащупал руку Смугляка, крепко пожал:

- Поздравляю, разведчик!

Приятно было Смугляку в этот день, но недолго согревала его радостная весть. К вечеру из подразделения пришло письмо. Ратный товарищ Михаила Янка Корень сообщал ему о жизни и боевых делах воинов разведроты. Он подробно описывал подвиги товарищей: кто погиб в дни наступления, кто выбыл из строя по ранению. Особенно тепло и содержательно писал он о гвардии старшем лейтенанте Никитине. Письмо заканчивалось сообщением о смерти командира: когда и где он был ранен, как умер и где похоронен.

Письмо выпало из рук Смугляка, спазмы перехватили горло. "Никитин, Никитин! - печально шептал Смугляк. - Дорогой человек, значит, тебя уже нет. Не пришлось нам встретиться снова. А ты хотел. После войны ты собирался учиться. Неумолимая смерть оборвала твои светлые мечты и желания".

Смугляк отвернулся к окну и глубоко задумался. В эту минуту в палату вошел врач. Он быстро и ловко снял повязку с лица командира танковой роты, смазал кожу, улыбнулся:

- На поправку идем, товарищ Фролов. Через неделю вы себя совсем не узнаете. Поздравляю!

- Спасибо, доктор!

Лицо Андрея Ивановича Фролова было смуглое, в ожогах. На щеках и на подбородке старая кожа сморщилась, зашелушилась, а под ней образовывалась новая, нежная, иссиня-розовая. Когда-то красивое и гладкое лицо танкиста стало пестрым и шероховатым.

Врач вышел. Фролов достал из тумбочки письмо, перечитал его, взял зеркало, внимательно посмотрел на себя.

- Дочь просит фотографию, - проговорил он, не отрываясь от зеркала, а разве я могу сейчас фотографироваться? Не узнает она своего батю. Придется подождать. Напишу, что нет под рукой хорошего фотографа. - И, помолчав, добавил: - Обгорел я, как обрубок. Добро, что глаза уцелели. Погляди-ка, разведчик, как у меня вывеска: терпима? Ну, говори правду?!

Смугляк поднял голову и скорбными глазами пристально присмотрелся к изуродованному лицу командира танковой роты.

- Сильный вы, Андрей Иванович.

- Даже так! - воскликнул Фролов. - А ты, как я вижу, слишком переживаешь удары... Крепись, друг, - война.

- О гибели командира сообщают вот, - сказал Смугляк, показывая письмо танкисту. - Разве спрячешь горе?..

- Это тяжело, конечно, - вздохнул Фролов.

Прошло еще несколько дней, и сестры совсем прекратили дежурства в палате. Врачи заглядывали теперь только во время медосмотра. В последних числах марта была снята гипсовая повязка с ноги Феди Грачева, а еще через неделю поднялся и Михаил Смугляк. Он уже свободно, без помощи сестер разгуливал по коридору, опираясь на костыли. К этому готовился и командир танковой роты. Настроение у всех переменилось. Каждый думал о скором возвращении в свою часть.

В выходной день Смугляк сидел уже на лавочке в госпитальном саду. Погода была солнечная, теплая. Снег таял. Кое-где на прогалинах показывалась нежная молодая травка. Почки на деревьях набухли. Еще неделя - и из них вывернутся маленькие, клейкие листочки. Михаил закурил и размечтался. К нему, опираясь на костыль, приблизился раненый и присел рядом. Смугляк не обратил на него внимания. А раненый подтянул пояс короткого синего халата и пристально посмотрел на Смугляка.

- Ворон! Это ты? - воскликнул он.

Смугляк повернулся на голос.

- Сашка Гвоздь! Откуда?

- Оттуда, откуда и ты, - ответил тот, широко улыбаясь. - Ну, встреча! Не думал и не гадал. Молодец, Ворон!

Михаил не мог сразу понять, какое чувство - радостное или печальное наполнило ему грудь. Он не ожидал да и не хотел встречи с Гвоздем. Но получилось как-то совсем иначе. Прошлая неприязнь к Гвоздю заменилась восхищением - он смотрел на него теперь как на фронтовика.

- Стало быть, и ты ремонтируешься? - спросил он Гвоздя.

- И не первый раз, - с гордостью ответил Сашка. - Не успел заштопать одну рану, появилась другая. На этот раз фрицы здорово меня покалечили. Думал, без ног останусь - пронесло! Такой человек, как я, не может жить обрубком. Три дня тому назад начал делать первые шаги. - Гвоздь помолчал, затем склонил голову в сторону Смугляка, спросил тихо: - А ты, значит, по-моему сделал?

- Выходит так, - грустно ответил Михаил, вспоминая побег из лагеря заключения. - Тогда сделал по-твоему, а теперь вот решил сделать по-своему. Не могу дальше скрывать вину.

- Это как понять? - уставился на него Сашка.

Смугляк глубоко вздохнул.

- Тяжело мне, Сашка! И чем дальше, тем тяжелее. Я уже стал командиром, награжден большим орденом. Товарищи относятся ко мне доверчиво, сердечно, но ведь они не знают, кто я такой. И это меня мучает.

- Ерунда! - отозвался Сашка, выпуская дым из ноздрей и рта густым облачком. - Подумаешь, ангел какой! Ну, и дальше что?

- Вот и решил сам распутывать свой клубок. Вернусь из госпиталя сразу же пойду в политотдел дивизии и все расскажу.

- Глупое решение, - не выдержал Гвоздь. - Кому нужны твои покаяния? Да ты знаешь, что из этого получится? Те, кто тебя уважает, останутся в неловком положении, охладеют к тебе, а те, кто завидовал твоим подвигам, обрадуются, злорадствовать будут.

- Таких нет на фронте!

- Ерунда! - грубо повторил Сашка. - Когда это перевелись такие люди? Нет, не подходящее время выбрал ты для покаяния. Понимаешь - не подходящее! Сейчас воевать нужно, а не слюнтяйничать. Сегодня самые большие преступники - это фашисты.

Смугляк задумался. В словах Сашки много было здравого смысла. На минуту он представил себе беседу с начальником политотдела дивизии. Полковник - справедливый, человечный, никогда не спешит с выводами. И вдруг он узнает, что Смугляк - это не смелый, живущий делами разведчиков командир, а преступник. Ему нельзя доверять жизнь тридцати воинов, его нужно немедленно изолировать. И начальник был бы прав.

- Поколебал ты меня, Саша! - сказал Михаил после долгого и тягостного раздумья. - Видимо, придется подождать. Уцелею - после войны покаюсь, не уцелею - пусть простят меня люди. Не шкуру свою спасать, а воевать бежал я из лагеря.

- Вот это другое дело! - почти выкрикнул Сашка. - В своем доме мы и после сумеем навести порядок. А сегодня нужно бить фашистов. Душа болит, когда видишь, как они топчут нашу землю.

Послышался звонок. Начиналось время обеда.

*

Днем и ночью госпиталь жил большой неспокойной жизнью. С переднего края продолжали поступать тяжело раненые. Одним нужно было срочно обрабатывать раны, другим делать серьезные операции. Врачи и медсестры не снимали халатов. Даже "безнадежных" они вырывали из рук смерти. И все же на опушке стройного и густого сосняка ежедневно появлялся свежий холмик.

Михаил часто приходил на это новое кладбище и подолгу простаивал у какой-нибудь могилы, низко опустив голову. Тяжелые чувства надрывали его сердце, бесконечные думы теснили мозг. Сколько жертв принесено уже во имя чести и независимости Родины! В годы гражданской войны гибли воины Октября, тогда смертью храбрых пал и его отец - пулеметчик щорсовской дивизии. Теперь гибнут ровесники Михаила. Дорогой ценой оплатили они сыновнию любовь к родной земле. Да и он, человек горняцкой породы, не дрогнет, взглянув смерти в глаза.

- Не грусти, Ворон! - услышал он как-то позади себя. - Эти парни хорошо умерли. Я завидую им. Они не ползали, а летали!

Смугляк узнал Сашку, повернулся.

- Откуда ты знаешь? - спросил он.

- Командир их орудия рассказывал, - пояснил Шматко, читая надпись на братской могиле. - Моим соседом был по госпитальной лёжке. Боевой и смышленный хлопец. Под Ельней, говорит, восемь немецких танков пытались прорваться в тыл нашего полка. Эти артиллеристы и встретили их. Семь машин подбили, а восьмая наскочила на пушку, раздавила ее и прислугу помяла. Пока везли хлопцев в госпиталь, двое скончались, а командир орудия отдышался. Теперь он снова воюет, а я вот продолжаю ползать здесь, хлеб на дерьмо переводить. Тоска меня съедает, Ворон, места себе не нахожу. Пойдем-ка до обеда сыграем еще партию в шахматы.

- Это можно.

Последние дни перед выпиской из госпиталя Смугляк почти не разлучался с Сашкой. В откровенных беседах бывший "король воров" поражал его рассудительностью и глубоким знанием жизни. Казалось бы, война должна была еще больше исковеркать душу Сашки, а получилось наоборот. В черством сердце Гвоздя чувствовалась искренняя теплота и нежность. Он сильно подобрел. О многом переговорили они за эти дни, сидя на лавочке или прогуливаясь по лесу. Как-то под вечер Михаил завел разговор об образе положительного человека в обществе. Он рассказал несколько интересных случаев из жизни, одновременно высказывая свое презрение к хулиганам, ворам и к тунеядцам. Сашка внимательно выслушал его, приподнял голову и, не спеша, словно взвешивая каждое слово, сказал:

- Не во всем ты прав, Ворон! Человек не родится преступником. Условия жизни уродуют его. Ты думал об этом?

- Думал. Но что ты можешь сказать в оправдание людей-трутней, людей-паразитов, изменников?

- Я буду говорить не о них, а о себе. Вот послушай. Ты хотя и немного, но помнишь своих родителей, а я своих совсем не помню. До десяти лет жил у сельского кузнеца вроде приемного сына. В те годы я узнал, что какая-то женщина родила меня и подкинула на крыльцо одного богатея. В селе сразу пронюхали об этом. Мать не нашли, а меня отдали бездетному кузнецу. Он был хорошим человеком. Присвоил мне свою фамилию, дал имя, которые я ношу до сих пор. Все было сделано по-человечески. Спасибо ему! А что потом? Потом на каждом перекрестке меня называли "подкидышем". Пока я был мал - терпел, а подрос - страдал и плакал. В моих ушах все время звучало это оскорбительное: "Подкидыш, подкидыш, подкидыш!" Многие смотрели на меня с презрением, соседи запрещали своим детям играть со мной. Ты слушаешь меня?

- Слушаю, говори! - вздохнул Михаил.

- Ну вот, отравили мне в селе душу, я и сбежал в ближайший городок. Первое время околачивался на станции то подметалой, то подносчиком. Квартировал на вокзале под лавкой. Оборвался, завшивел. А тут кто-то разнес слух, что в Бухаре люди живут очень сытно и свободно. Не раздумывая, я и подался в этот далекий край. Ехал, конечно, "зайцем". Ночь простоял в тамбуре. Утром сильно захотел жрать, волка бы съел. Зашел в вагон. В первом купе сидел какой-то дяденька, гладкий, розовый, с брюшком на выкате. Перед ним на столике лежали белые булочки и колбаса. У меня потекли слюньки. Протянул я к нему руку, несмело пропищал: "Дяденька, дай кусочек!" Он округлил глаза, схватил меня за шиворот и крикнул: "Вор! Вор!" Прибежал проводник. Вдвоем они вытащили меня из вагона и прямо на ходу сбросили с поезда, как мешок с опилками.

- Вот сволочи! - возмутился Михаил.

- Не знаю, сколько я лежал, разбитый, окровавленный, - вспоминал Сашка, - но все-таки поднялся, осмотрелся по сторонам. Недалеко протекала речка, виднелись какие-то строения. Зашагал туда, к зеленой рощице. На берегу реки я увидел огромную трубу... Из нее вылез такой же оборванец, как и я, года на два старше. Хмуря брови, он расспросил меня, кто я такой и откуда. Потом снова залез в трубу, вытащил кусок хлеба и зеленый лук, подавая мне, сказал коротко и твердо: "Отныне ты будешь не просто Сашка, а Сашка Гвоздь. Меня называй Васькой Ухом. Понятно? Ну вот! А теперь идем в город. Есть работа". С этого все и началось!..

- А почему ты не пошел в детскую колонию? - спросил Смугляк, не спеша прикуривая от папиросы Сашки. - Не знал?

- Тогда не знал, - ответил Шматко, опираясь на костыль. - А после дважды побывал в такой колонии и дважды бежал. Теперь жалею. В колонии нашего брата кормили, обували, одевали и учили. Но не по мне была строгая дисциплина. Душно показалось там. В то время я считал, что имею деловую специальность - очищать чужие карманы, и меня тянуло обратно к Ваське Ухо. Я разыскал его, теперь уже на Украине. Он вырос, связался с какой-то шлюхой, запьянствовал и вскоре отравился. Я пристал к другой шайке, стал ее вожаком. За воровство меня три раза судили, я отбывал срок и опять брался за старое ремесло. Вот такая у меня была жизнь. Теперь скажи: только ли я виноват в своем уродстве?

- Да!.. - раздумчиво произнес Смугляк. - Я ведь тоже не в неге рос, но воровать не пошел. Может быть, это потому, что на моем пути больше встречалось хороших людей. Тебе же не повезло. Тебе, кроме кузнеца, попадались только злые и дурные люди, отравляли и коверкали твою юную душу. В этом виноваты они, а не ты. Но ты виноват в другом, Александр!

- В чем именно?

- Во-первых, в том, что уже взрослый продолжал заниматься кражами, во-вторых, незаслуженно возненавидел людей. Это и неправильно, и нечестно. Ты свалил в одну кучу дурных и добрых и сказал: все люди - сволочи, только я один - хорош! Так ведь получается? А разве тот добрый сельский кузнец плохой, если он усыновил, растил и учил тебя? Хороший, говоришь! Ты его любил и помнишь даже сейчас. Это благородно! Поэтому не суди о людях по своим неизвестным и подлым родителям. Они тебя сотворили и бросили. Но не все такие. Запомни, Саша, порядочных людей на земле гораздо больше, чем дерьма, как ты выражаешься. Иначе мы шли бы не вперед, а к первобытной дикости. Подумай-ка!

- Что ж тут думать, - почесал затылок Сашка. - На фронте и на самом деле хороших людей больше. Я убедился в этом. Иной раз воин сам гибнет, а товарища спасает. Понимаешь? Своей жизни не пожалеет, а друга в беде не оставит. Мне нравятся такие!

- Вот видишь! - горячо проговорил Смугляк. - А ведь сегодняшние фронтовики - это вчерашние мирные люди. Тем-то они и замечательны, что в минуты самых тяжелых испытаний в их душах раскрываются такие качества, как человечность и мужество. На фронте они совершают героические подвиги, в тылу - трудовые. Мне рассказывали, что почти на полуголодном пайке рабочие сутками простаивают у станков, делая все для фронта. Это богатыри!

- Да, богатыри! - тихо промолвил Сашка.

- Теперь учти еще одно, - продолжал Смугляк спокойно и убедительно, фашисты тоже считают себя людьми и фронтовиками. А на самом деле разве это люди?! Подумай только, кто подверг огню и разрушениям наши города и села? Фашисты! Кто заставил беззащитных и добрых людей проливать потоки слез? Фашисты! Кто устроил чудовищные лагеря смерти, сжигая в печах не только взрослых, но и детей? Фашисты! Они, как бешеные звери, увидев кровь, хотят еще больше человеческой крови. Могут ли эти палачи рассчитывать на милость? Нет! Уничтожать их нужно. В этом наш долг перед народом.

- Правильно говоришь, Ворон! - покашлял Сашка. - Мне вспоминается один случай. Хочешь послушать?

- Рассказывай.

- Под Ельней несколько дней подряд шел жестокий бой. Гитлеровцы упорно рвались к Москве. В одной атаке меня тяжело ранило, и я не мог подняться. Фашисты наседали. "Значит, все, конец! - подумал я, лежа у снарядной воронки. - Сейчас меня или расстреляют или возьмут в плен". И вдруг чувствую, кто-то поднял меня, взвалил на спину и понес к лесу. Через несколько минут послышалась длинная пулеметная очередь. Мы упали. В это время из леса неожиданно вырвались танки нашего соседнего подразделения и погнали врага назад. Я посмотрел на своего мертвого спасителя и узнал его. Это был командир второго отделения моего взвода Андрей Бурков. Добрый, героический сибиряк! Его любили все солдаты. Бурков знал, что я вор, много раз судился, но в тяжелую минуту не оставил меня на поле боя. Впервые в жизни я заплакал, гладил волосы на голове Буркова, целовал его, заглядывал в глаза. Вот его фотография, посмотри.

Сашка опустил голову, помолчал.

- Не знаю, как это объяснить, Михаил, но со мной что-то произошло, будто бы я снова на свет родился. После смерти Буркова во мне все перевернулось. Я другими глазами и по-другому стал смотреть на жизнь, на людей. Даже военная форма, которую я недолюбливал, кажется теперь роднее. Прошлое меня не мучает, Возвращаться к нему не думаю. Хочется быть таким, каким был Андрей.

- Приятно слышать это от тебя, Саша. Я радуюсь твоей перемене. Хочется от души пожелать тебе самого лучшего и светлого на новом пути. Буркова, конечно, очень жаль. Есть ли у него родственники? Написать бы им, ведь печалятся они теперь.

- Я уже написал. В Сибири у него остались жена и мать. Они не хотят верить, что погиб их Андрюша. Они ждут его домой после войны. И знаешь, эта вера обязывает меня воевать теперь за двоих.

Смугляк молча пожал руку Сашки.

Вечером они обменялись адресами и горячо расстались, как самые хорошие друзья расстаются перед боем.

Глава третья

Стройный и плотный, с тощим вещевым мешком за плечами, Михаил Смугляк устало шагал на запад. Заткнув под ремень длинные полы шинели, он обходил липкие прогалины, выбирая покрытые ледком куски проселочной дороги. Так идти было легче. Вязкая грязь не налипала на каблуки, размягченный снег, словно кисель, разлезался под большими ступнями сапог, и отпечатанные следы удивительно быстро заполнялись синеватой вешней водой.

О попутных машинах нечего было и думать. В дни весенней распутицы шофера объезжали проселочные дороги, а если и решались ехать по ним, то чаще всего ночью или рано утром, когда держались еще заморозки. Вытирая потный лоб рукавом шинели, Смугляк шел, не останавливаясь. Его смуглое лицо сильно обветрилось, еще больше потемнело. Руки зачерствели. Широкие носки кирзовых сапог пожелтели от сырости. Но чем дальше уходил он от Москвы, тем легче и светлее было у него на душе. С глубоким удовлетворением разведчик отмечал, что линия фронта далеко передвинулась на запад и что бронированные полчища врага, наконец-то получив чувствительный удар, откатились от подступов к столице. Навсегда был разбит миф о непобедимости фашистской армии.

Хорошо и тепло было Смугляку от этих дум. Но скоро светлое настроение его омрачилось. Сразу же за полустанком начались сплошные развалины и пепелища. Когда-то здесь у каждой рощицы ютились большие русские села, возвышались новые здания школ и магазинов, а теперь всюду торчали обломки стен, обгорелые деревья и трубы, трубы, трубы! Стаи грачей с угнетающим карканьем кружились над пепелищами, боязливо садились на искалеченные сучья тополей, снова поднимались и снова кричали. Где же обитатели этих пустынных мест? В какие стороны разбрелись они?

Наконец, недалеко от дороги Смугляк заметил полусогнутого старика и подростка-девочку. Они копошились возле большой русской печи сгоревшего дома. Это было необычно, как в сказке. Рыжебокая печка густо дымила, и сероватый тяжелый дым расстилался по развалинам. Необъяснимая сила потянула Смугляка к этой печке. Еще на подходе он отчетливо разглядел запачканное сажей лицо девочки и длинную бороду старика, словно подернутую инеем. Старик был в коротком домотканном зипуне, подпоясанном толстым обрывком веревки. На голове его торчала старая шапка из желтого кота. Девочка собирала и подносила хворост, а дед частями бросал его в печку.

Смугляк подошел к ним, поздоровался и не спеша начал снимать вещевой мешок с широких плеч, на которых остались сухие полоски от лямок. Девочка застенчиво улыбнулась и качнула головой в знак приветствия, а старик равнодушно повернул голову в сторону подошедшего, смерил подслеповатым взглядом его высокую, перетянутую ремнем фигуру и отвернулся, продолжая свое дело. Смугляк покашлял. Ему сильно захотелось поговорить со стариком, сказать ему теплое слово. Поглядев на его согнутую спину, он присел на обрубок дерева и, вынимая из кармана портсигар, проговорил просто, задушевно:

- Может, покурим, дедуня?

- Благодарствую, сынок, - неожиданно быстро отозвался старик, повернувшись к пришедшему. - От трубочки табачку не откажусь. Аннушка! позвал он внучку, - присмотри-ка за печкой, детка, а я передохну малость. - И, присаживаясь рядом с военным, добавил: - Ты бы мне парочку спичек, сынок, оставил. Плохо теперь у нас с этим. Магазин уцелел, а спичек никто не привозит.

Глаза старика были красными от дыма, а голос - хриплый, простуженный. Смугляк обрадовался завязавшемуся разговору, подал старику портсигар с табаком и полез в карман за "бензинкой".

- Спичек оставить не могу, дедуня, - сказал он приветливо, - а вот зажигалку с удовольствием оставлю.

- Что ты, сынок! - поднял голову старик. - Такая штука и самому пригодится. Нет спичек, ну и не надо.

- Берите, берите, - настаивал Смугляк. - Здесь вот на донышке запасные камни, а бензинчику у проезжих шоферов раздобудете. Зажигалку я себе другую смастерю, война научила.

Старик поблагодарил Смугляка, повертел зажигалку в руках, попробовал зажечь и, кивнув головой на запад, спросил:

- А вы туда, значит?

- Туда, дедуня.

- Да, теперь все туда идут, - уже задумчиво проговорил старик, склонив голову. - Такое время теперь. Немало горя принесли нам хвашисты, а это не прощается. Гляди-ка, вот, что хрицы поганые оставили! - указал он рукой на развалины и обгорелые деревья. - Как хошь, так и живи: ни угла, ни одежи. Одно забрали, другое спалили, окаянные! Даже гнезда грачам смастерить не из чего и негде, вьются над пепелищем, а на деревья не садятся, пугают их головешки обгорелые. - Старик с минуту помолчал, облизал сухие губы и опять повернул голову к Смугляку. - Да, туда-то вот много солдатиков уходит, а сколько их назад вернется?.. Мой сын тоже там. С первого дня войны ушел, и до сих пор ни слуху ни духу от него. Может, давно уже голову сложил. Кто знает?

- Может, сложил, а может, фашистов колотит, - успокаивающе проговорил Смугляк. - Мы побегали от фрицев, теперь пусть и они от нас побегают. Не пришлось им поглядеть Москвы-то нашей.

- Это ты верно говоришь, сынок. Не увидели они столицы нашей белокаменной. Ходил я на днях за Урочище, поглядел, сколько их понабили там! И машины, и повозки, и люди - все в одну кучу свалили, смотреть жутко. А кто виноват? Они! Не мы к ним лезли, а хрицы к нам в дом вломились. Вот и получили по заслугам. А о Загорском ты, случайно, не слышал? Оно недалеко отсюда?

- Нет, дедуня.

- Там картина еще страшнее, - покачал головой старик. - Наши хвашистов так накрыли, что они даже склад целехонький оставили. А за Ивановкой кладбище их какое? Всю березовую рощу на кресты вырубили. Хотел было и я на Загорском складе шинелишку хрицевскую взять, да раздумал: противно смотреть на их рясы зеленые. Пока в зипуне похожу, а там видно будет. Весна ведь уже.

- А где вы сейчас живете? - спросил Смугляк, оглядываясь кругом, где чернело только одно пепелище. - Что-то жилья не видно?

- А мы в землянке живем, сынок, - показал старик на желтый холмик у самого обгорелого дерева. - Солдатики помогли мне соорудить ее. Теплая. Живем с внучкой. Это дочь моего сына, о котором я говорил. Матери-то нет у нее, еще перед войной скончалась. Выросла Аннушка с дедом. Сегодня вот надумали картошки испечь, для этого и печку накаливаем. А в чугунке картошка варится. В военное время сухарь да вода - барская еда.

- Все-таки сухари есть? - поинтересовался Смугляк.

- Нет, сынок. Сухарей-то вот и не хватает нам. При отступлении хрицы все под метелку у людей забирали, а я ухитрился спрятать три меры пшена да яму картошки в огороде. Жить и без муки можно, только бы вы уцелели, к семьям вернулись.

Подошла Аннушка, сказала, что картошка уже сварилась. Старик поднялся, слил из чугуна воду и поставил его на пенек перед Смугляком, прикрыв квадратным обрезком железа.

- Давай, сынок, и ты картошки нашей отведай.

- Спасибо, дедуня, я еще не хочу есть.

- Спасибо скажешь потом, когда поешь.

Михаил не мог отказаться от приглашения. Короткая и бесхитростная беседа как-то породнила его с дедом Аннушки. "Крепкий старик! - подумал гвардии младший лейтенант. - Ни угла своего, ни хлеба, а он стоит, как вековой чудо-кедр. Врос корнями в родную землю - не вырвешь. Невзгоды пригнули старика, но не сломали души его. Вот она, Русь, могучая и непоборимая!" Смугляк развязал мешок, вынул из него кусок сала и коричневый кирпич хлеба, положил возле чугуна.

- Пусть будет так. Я вашей картошки отведаю, а вы сала и хлеба солдатского. Бери, Аннушка, не стесняйся, и вы, дедуня.

- Благодарствуем, сынок.

Понравился гость смоленскому деду. Глядел на него старик и думал: "Простой, понятливый, говорит дельно и горе людское понимает. Руки рабочие, мозолистые, видно, из нашего брата выходит. Час тому назад появился, а разговаривает, будто век с тобой в одном дому прожил". Взглянул еще раз на Смугляка, взял кусок солдатского хлеба, пожевал беззубым ртом, спросил:

- А ты откуда же родом, сынок?

Смугляк сказал.

- А! Из Донбасса! - воскликнул старик. - Слышал про такой край. Богатые, говорят, места там. Когда-то я сам даже собирался поехать туда. Та-ак, значит, горняцкого рода. Ну, а теперь откуда?

- А теперь из госпиталя иду, - ответил Смугляк. - Во время московского наступления был ранен. Лечился под Москвой. И вот возвращаюсь опять в свое подразделение.

Старик вздохнул, погладил бороду.

- Наверно, тоже и жену, и детей дома оставил.

- Нет, - склонив голову, ответил Смугляк. - До войны жениться не успел, а в войну невеста где-то затерялась.

- Так, так, - снова покачал головой старик. - Никого, видать, не обошла война. У каждого теперь свое горе. Хвашистов-то из Донбасса не выбросили еще?

- Пока нет, дедуня. Но такой день придет.

- Скорей бы. Сколько людей войной заняты! Остались в городах и селах только женщины с малыми детьми да старики. Работают от зари до зари, нужду терпят, горе мыкают. Как перед войной-то исправно жить начали. Не дали покоя нам хвашисты окаянные!

- Ничего, дедуня, мы еще лучше заживем!

- Хотелось бы. Наши люди все могут: и горе пережить, и доброе дело сделать. Такие уж русские люди!

После завтрака Смугляк начал собираться в дорогу. Старик ни на шаг не отходил от него. По-отцовски, внимательно следил, как он снимал сапоги, перевертывал портянки, как завязывал вещевой мешок. А когда Смугляк подал ему руку на прощанье и пожелал здоровья, старик растрогался, вытер красные глаза рукавом зипуна, сказал:

- Хочу просить тебя, сынок, запиши-ка ты фамилию нашу. Кто знает, может, и встретишь где сына моего Николая. Словом, так и запиши: политрук Николай Григорьевич Исаков, деревня Осиновка, Смоленской области. Встретишь - расскажи ему о нас. Пока на ногах - его дочь не оставлю. Летом думаю избу новую строить. Кирпич и лес раздобуду. Пусть он не беспокоится о нас.

И старик проводил Смугляка до самой шоссейки.

*

Солнце не показывалось уже несколько дней. Хмурое, серое небо, похожее на пепелище, низко висело над землей. Земля тоже серая, как и небо, казалась маленькой, тесной. Хотя бы один просвет! Хотя бы слабый солнечный луч проник на эту продрогшую, ископанную снарядными воронками смоленскую землю!

Мрачно и безлюдно кругом. Рядом с пепелищами - грязные заплаты ноздреватого снега. Весенняя оттепель плавила его, мутная жижица выступала на прогалинах. Высокие голые деревья группами и в одиночку неожиданно появлялись во мгле, словно гигантские скелеты. Раскинув по сторонам изогнутые сучья, они, казалось, цеплялись за спустившиеся облака, рвали их и снова погружались в изморось первой и необычно сырой фронтовой весны.

И все-таки, все-таки, за серой мутью дождливого неба ярко горело большое, неугасимое солнце.

Помощник командира роты Михаил Смугляк сидел в землянке и перечитывал газеты последних дней. Политрука в роту еще не назначили, и ему лично приходилось ежедневно проводить в подразделении политинформации. После гибели гвардии старшего лейтенанта Никитина и ранения политрука Скибы все заботы и вся ответственность за роту легли на плечи Смугляка. Ни одной ночи не поспал он спокойно. Проверял часовых, прислушивался к переднему краю противника, следил, чтобы не нарушалась связь с правым и левым соседями.

За недостатком людей разведрота выполняла теперь задачи стрелкового подразделения. Бывшие разведчики-следопыты превращались в первоклассных пулеметчиков, в искусных снайперов и просто отличных стрелков. Да и сам гвардии младший лейтенант постоянно совершенствовал личную военную подготовку. Он должен был не только хорошо знать противника, но и предвидеть все мелочи, предупреждать неприятности, одним словом, сделать свой участок обороны маленькой грозной крепостью, неприступным рубежом.

В полдень Смугляк вышел из землянки. Погода к этому времени разгулялась. В широкие разрывы туч выглянуло солнце, на землю упали золотые полосы света. Все как-то сразу преобразилось, ожило. И эта сила природы невольно передавалась человеку. Суровая обстановка фронта на какой-то миг забывалась, хотелось помечтать, вспомнить дорогие минуты жизни или сделать что-то приятное, нужное для страны, для людей, для себя.

И вдруг, словно из-под земли, на левом фланге траншеи вырвался задушевный перебор гармоники. Знакомый мотив переливами катился над лесом, то широко нарастая, то затихая. Откуда? Какая это разудалая душа бросала вызов смерти?

Смугляк прислушался.

Траншеи немцев находились на другой стороне лога, на зеленоватом увале. Это было так близко, что в ночное время противники хорошо слышали голоса друг друга и даже вступали в перебранки. Теперь этот задорный перебор гармоники долетал до неприятеля, и фашисты принимали его, как вызов, как издевательство. Озлобившись, они беспорядочно обстреливали передний край роты. Завывающие мины перелетали траншею, гулко гремели над сосняком, уродуя стволы молодых деревьев, обламывая их сучья и кроны.

Смугляк, не спеша, подошел к блиндажу наблюдателя и замер. Упираясь спиной в стенку траншеи, Янка Корень от плеча и до плеча разводил пестрые меха двухрядки. Возле него, на желтом уступе, пристроился всегда веселый и расторопный снайпер Коля Громов. Ухарски и беззаботно сдвинув шапку на ухо, он прижимал к губам согнутые дудочкой ладони и на всю силу горланил:

Мы смеемся от души:

Доедают Ганса вши.

Остаются от него

Кости, больше ничего.

Справа и слева траншеи слышались голоса:

- Руби, Коля, руби!

- Веселее, Янка, сто граммов своих отдам! - кричал пулеметчик Омельченко, берясь за живот. - А ну, Коля, еще частушечку!

Гитлер - злобный крокодил

В гости к барыне ходил.

Ум старушке закрутил,

Взял потом и... проглотил.

Обстрел усиливался. Немцы негодовали, забрасывая участок роты воющими минами и шелестящими снарядами. Нужно было срочно навести порядок. Смугляк приблизился к гармонисту, сердито сказал:

- Что за концерт, Янка? А ну, кончайте! Чего вы дразните фашистов?

- А черт с ними, - равнодушно ответил Янка. - Пускай разбрасывают металл, не жалко! - И, прищурив глаз, лихо запел:

Фриц орет:

- Капут, капут!

Яйки, млеко не дают,

Бьют нас в поле,

Жмут в лесу,

Ног домой не унесу!

Огромная мина ударилась в ствол сосны. Сизый дым гремящим фонтаном брызнул вверх, окутывая крону. Острый обрубок дерева просвистел в воздухе и, наискось распоров мех двухрядки, упал к ногам гармониста. Двухрядка замолкла. Янка крепко выругался, сжал кулак и сердито помахал им в сторону немцев.

- Так их, так! - давясь от смеха, выкрикивал Омельченко. - Сходи-ка к ним, Янка, набей поганые морды.

- Пошел к чертям! - огрызнулся Корень.

- А ты не злись, - улыбнулся Смугляк. - Хорошо, что мех, а не брюхо распороло. Думать нужно было.

- Жалко, гармонь покалечили, - бурчал Янка. - Ну, подождите, гады, я в долгу не останусь: все ваши губные гармошки перековеркаю. Надо же угодить прямо в мех. Идем в землянку, Коля!

Навстречу ему вышел Омельченко с балалайкой.

- Не сдавайся, Янка, - лукаво проговорил он. - Бери вот и наигрывай, чтобы никакого перерыва не было.

Янка рассмеялся.

В этот же день, под вечер, на переднем крае произошло еще одно необычное событие, восхитившее всех стрелков роты и воинов соседних подразделений. Янка Корень и Коля Громов несли дежурство на огневой точке. Они лежали возле пулемета под укрытием, наблюдали за поведением противника, изредка обстреливая его траншеи. Разговаривая, Янка вдруг заметил огромного кабана в самом низу лога. Животное с двумя черными пятнами на спине совершенно спокойно подходило к ручью, видимо, напиться. У Янки заблестели глаза.

- Смотри-ка, Николай, какое мясо гуляет! Пусти очередь... Вот жаркое будет!..

Громов поставил нужный прицел и дал короткую очередь. Кабан высоко подпрыгнул и упал. Это заметили не только соседи по переднему краю, но и немцы с противоположной стороны. Через несколько минут солдаты левого и правого флангов попытались проползти к кабану и уволочь его. Фашисты сразу же обнаружили их и открыли сильный прицельный огонь из пулеметов. Пехотинцам пришлось вернуться. Громов почесал нос.

- Попробуй-ка возьми его!..

- Возьмем, Коля! - заверил товарища Янка. - Как только потемнеет, и кабан будет у нас. Даю честное слово!

И действительно, утром кабан лежал уже возле ротной землянки. Рядом на пенечке сидел восторженный Корень, оттачивая нож, чтобы хорошо разделать тушу. В это время из штаба полка вернулся Смугляк, которого вызывали для отчета. Увидев огромного кабана и радостного Янку, он удивился: откуда такая добыча? Янка подробно рассказал ему все, как было, и начал разделывать кабана. Смугляк недовольно взглянул на него:

- Рискуете жизнью, герои!

Янка и Коля промолчали.

Но фашисты не могли простить советским солдатам вчерашнего вызывающего веселья и уноса кабана. Ровно в два часа ночи они организовали вылазку - решили захватить "языка". Оставив свои траншеи, вражеские разведчики обошли наше передовое охранение и направились к переднему краю роты, туда, где вчера так весело и задорно распевала гармоника. Ракеты тускло освещали местность. Сырая и туманная ночь сопутствовала фашистам. Они были уже в двадцати метрах от цели, когда часовой и наблюдатель роты Смугляка услышали шорох и одновременно дали сигналы тревоги:

- По-мес-там!

Фронтовики выскочили из землянки. Смугляк бессознательно схватил чью-то саперную лопату и очутился у ниши, где хранились противотанковые и противопехотные гранаты. Несколько фашистов уже спрыгнули в траншею. Завязалась жестокая борьба. Здоровенный немец с тесаком в руке бросился на Смугляка. Но гвардии младший лейтенант ловко уклонился от удара и со всего плеча рубанул долговязого фашиста по голове лопатой.

Дрались врукопашную, молча и жестоко. Смугляк слышал только храп и тяжелое дыхание. И тут в темное небо, словно золотые брызги, поднялись ракеты. Передний край осветился. В эту минуту Смугляк оглянулся. Недалеко от себя, внизу, он увидел Янку и фашиста. Они яростно избивали друг друга, падали, поднимались снова и снова дрались. Смугляк поспешил на помощь товарищу. Но Корень уже улучил момент, сорвал с пояса гранату и наотмашь с такой силой ударил фашиста, что вывихнул себе руку.

- Лежи, стерва! - почти прорычал он.

На флангах, слева и справа, послышались выстрелы и разрывы гранат. В бой вступили соседи роты. Фашисты не выдержали. Бросив убитых и раненых, они стали отходить к своим траншеям. Перестрелка нарастала. Несмотря на туманную ночь, пулеметчики роты Смугляка метким огнем сопровождали врага до самых его укрытий. "Языка" фашистские разведчики не захватили, но своих оставили.

Янка Корень вернулся в землянку окровавленный и злой. Рука сильно болела. Он ожидал насмешек со стороны товарищей, но все молчали, занимаясь своим делом: одни проверяли оружие, другие рассматривали ссадины на руках и на лицах. Янка пробрался в угол и притих, поглаживая огромную шишку на своей голове.

- Мужай, Янка, - вдруг проговорил неугомонный Коля Громов, - мех у гармошки залатаем, а шишка твоя сойдет.

И все рассмеялись.

*

На следующий день утром, совсем неожиданно, Янку Корня, не раз проявившего себя в боях, по распоряжению командира полка направляли в дивизионный дом отдыха. Смугляк радовался. Он любил Янку как человека и высоко ценил его как воина. Проводив товарища за пригорок, Михаил крепко пожал ему шершавую руку и сказал от души:

- Отдыхай, Янка, я очень рад за тебя!

- Не по душе мне этот отдых, - признался Корень. - Ребята будут в траншеях сидеть, а я физиономию наедать. Что за предпочтение мне? Но приказ есть приказ. Берегите себя, товарищ гвардии младший лейтенант. Фашисты опять что-то замышляют.

- Знаю, Янка. Полезут - встретим как нужно.

Дивизионный дом отдыха размещался в лесу, на возвышенности, в двух небольших домиках бывшей колхозной бригады. Место чудесное. В лощине протекала спокойная речушка, на юг и на запад открывался великолепный вид на поля, а на восток протянулся луг - широкий, бесконечный. И кто бы мог подумать, что отсюда до переднего края всего четыре километра. Обслуживался дом отдыха силами одного медсанбата. Сюда прибывали фронтовики со всех подразделений дивизии, не имеющие серьезных ранений, но чувствовавшие большую физическую слабость. Они отдыхали десять-двенадцать дней, отмывались от окопной грязи, свежели и потом снова возвращались в свои подразделения.

Янка добрался к дому отдыха в полдень. Дежурная медсестра Фаина Михайловна Прошина - энергичная, высокая женщина лет двадцати шести, с рыжими, красивыми завитушками - записала фамилию прибывшего, поставила дату, заполнила нужные графы и, закрыв тетрадь, мягко проговорила:

- Теперь идите к банщику. Пока вы помоетесь, он прожарит ваше обмундирование и белье в дезкамере.

- А у меня насекомых нет, - улыбнулся Янка.

- Все равно, товарищ Корень, - тряхнула кудряшками Фаина Михайловна. - Такой порядок у нас. А про себя подумала: "Веселый мужчина".

Янка подморгнул Фаине Михайловне и, поставив автомат, молодцевато вышел в двери.

Как обычно, после ужина отдыхающие читали свежие газеты, слушали радиопередачи. В этот вечер Москва транслировала концерт для фронтовиков. Выступали лучшие артисты столицы. Они исполняли народные песни, читали отрывки из художественных произведений. Янка сидел возле приемника, положив подбородок на согнутую правую руку. Лицо его было загорелым. Свет ярко и мягко освещал комнату, и на груди Янки внушительно поблескивали две медали "За отвагу". Отдыхающие с завистью глядели на грудь Корня, вполголоса перебрасывались словами и снова слушали передачу.

Ровно в десять часов начали передавать сводку "Совинформбюро". Диктор читал не спеша, выразительно. Вошла Фаина Михайловна и села напротив Янки, с другой стороны стола. Она всегда внимательно слушала сводки о продвижении наших войск. Но на этот раз коротко передавали информацию о боях местного значения и о поисках разведчиков. "На одном из участков фронта, - басил диктор, - воины стрелковой роты отбили вылазку немцев, нанеся им тяжелые потери. После короткой схватки фашисты отступили, оставив на поле боя четырех убитых и двух раненых. В этом бою особенно отличились гвардии младший лейтенант Михаил Смугляк и командир отделения прославленный пулеметчик Янка Корень. За проявленное мужество гвардейцы представлены к правительственной награде".

Янка даже не пошевельнулся. Какая-то незнакомая теплота разлилась по всему его телу. Ему было приятно слышать свою фамилию и фамилию Смугляка в числе героев-фронтовиков. Но он ничем не выдал своей радости. Фаина Михайловна подняла на него голубоватые глаза и спросила оживленно:

- Это о вас, товарищ Корень?

- Видимо.

- А как это было, расскажите.

- Что тут рассказывать, - выпрямился Корень. - Вчера ночью немцы пришли к нам за "языком", а своего "языка" оставили. Вот и все. Ничего особенного не произошло.

- Ловко получилось, - воскликнула медсестра. - А мы живем недалеко от переднего края и о своих воинах не знаем. А вам не страшно было?

- Не помню, вроде бы нет.

В эту ночь Янка спал плохо. Все было к его услугам: и мягкая постель, и белые простыни, и пушистое одеяло, но все же ему чего-то не хватало. Долго ворочался с боку на бок и заснул только под утро. Приснился ему хороший сон: будто стоит он на лесной поляне, а в ноги ему кланяется большой голубой цветок. Небо тоже голубое, и речка в лесу голубая. Хотел Янка сорвать цветок, но раздумал: зачем он солдату? Погладил его шершавой рукой, вобрал в себя аромат и... проснулся. Отдыхающие, уже одетые, сидели возле своих коек. Янка быстро натянул брюки, заправил кровать и вышел в сени, на ходу засовывая в карман солдатское полотенце. Там его встретила Фаина Михайловна в белом халате, бодрая, румяная.

- Хотите, я подогрею вам воду? - спросила она.

- Что вы, что вы? - заупрямился Янка. - К чему фронтовику горячая вода? Скоро опять в траншею. Стоит ли привыкать?

Пока Янка умывался и чистил сапоги, Фаина Михайловна вошла в комнату, подшила к его гимнастерке подворотничек и повесила на койку. Янка догадался, кто это сделал, быстро оделся и появился в передней комнате. Фаина Михайловна сдавала дежурство своей напарнице. Когда сдача была закончена, Янка приблизился к медсестре и, чуть наклонив голову, сказал учтиво:

- Благодарю вас, Фаина Михайловна!

Она словно не слышала этих слов, промолчала. Подошла к окну, пристально поглядела сквозь глянцеватое стекло на поля и присела на стул. Небо горело. Огромный, раскаленный шар солнца поднимался над лесом, отчего луг и берег речушки казались розовыми.

- Чудесный день будет, - проговорила Фаина Михайловна, не отрывая взгляда от полей. - Вы любите цветы? - Вдруг спросила она Янку, поправляя волосы. - Я очень люблю. Вон за тем лесом, на пригорке, очень много подснежников: голубых, белых. Пойдемте собирать?

- С вами хоть на край света, - пошутил Янка. - Когда прикажете сопровождать вас?

- Часа через два. Я вам скажу.

- Договорились, значит, - улыбнулся Янка.

Перед обедом они были уже на опушке стройной березовой рощицы. Солнце ослепляло, вокруг было свежо, просторно. Собирая подснежники, Фаина Михайловна рассказала Янке, как она попала в дивизию и как много пережила в дни отступления. Вспоминала Минск. Там прошла ее молодость, там после окончания медучилища она работала старшей медсестрой в городской больнице.

- Там я оставила и свое сердце! - сказала она.

- Я тоже, - признался Янка. - Только не в самом Минске, а в селе, под Оршей. Мать там живет.

- А жена? - прищурила глаз Фаина Михайловна.

- Я не женат.

В полдень они вернулись с большим букетом цветов. Отдохнув после обеда, Янка изготовил удочки и под вечер пригласил Фаину Михайловну на рыбалку. Та охотно приняла его предложение. До самой полутьмы сидели они на берегу, ни одной рыбки не поймали, зато много интересного и хорошего рассказали друг другу.

С этого дня и началось тяготение Янки к Фаине Михайловне. Сначала он не мог разобраться в своих чувствах. Его влекло к ней, но он не знал почему. Может быть, потому, что Янка уже больше года не встречал женщины, а может, потому, что Фаина Михайловна благосклонно относилась к нему, видела в нем мужественного и бесстрашного воина. Одно было понятно, что она с каждым днем все глубже вростала в его сердце. Янка как-то сразу преображался, когда она заходила в комнату или встречала его во дворе. Даже тогда, когда разговаривал с товарищами, он чутко прислушивался к ее голосу, к ее шагам. Фронтовики замечали это и в его отсутствие, многозначительно улыбаясь, говорили:

- Влип наш пулеметчик...

Вскоре Фаина Михайловна называла Янку уже по имени и того же требовала от него. Вечерами они подолгу просиживали в палисаднике на лавочке, под высоким тополем. Обменялись адресами, обещали писать друг другу письма. Янка теперь знал, что до войны Фаина Михайловна была замужем, что жизнь ее сложилась неудачно: муж пил и безобразничал. Долго она терпела дебоширства, всячески старалась укрепить семью, но силы оставили ее. Она развелась и уехала на работу в Оршу. Детей у них не было, и поэтому рана от разрыва с мужем болела недолго и немучительно.

Как-то Фаина Михайловна спросила:

- А ты пьешь, Васильевич?

- Когда подают - пью, - откровенно признался Янка. - А вообще-то редко, по праздникам только. А что?

- Да так. Водка - это зло большое.

Она положила голову на его плечо, и он крепко поцеловал ее. После этого все вечера они проводили вместе. Как-то в воскресенье, на закате солнца, Фаина Михайловна, сдав дежурство, одела летнее пальто и ушла с Янкой далеко в поле.

Вечер был по-весеннему тихий, теплый. Желтоватый диск луны висел над полями, словно впаянный в темно-голубое небо. Торжественно и хорошо было кругом. Только гул разрывавшихся снарядов доносился с переднего края, нарушая тишину и покой. Янка заметил скирду старой соломы на опушке леса, крепко прижал к себе Фаину Михайловну, сказал:

- Пойдем, посидим у скирды.

- Пойдем, - согласилась она и, помолчав, спросила: - А что ты будешь делать после войны? Опять в совхоз поедешь?

- Обязательно, Фая, - кивнул он головой. - Только бы уцелеть. Я люблю село. Мне и теперь все время снятся луга, пашни, березовые рощи. А ты поехала бы со мной, Фая?

- Поехала бы.

Он быстро и ловко надергал из скирды соломы, примял ее и сел первым. Луна все выше и выше поднималась над полем. Теперь она казалась светлой и чуть голубоватой. Мягкий как пушок, серебристый отсвет заливал землю. Слежавшаяся солома сверкала золотом. Фаина Михайловна присела рядом. Они примолкли. Янку волновали и близость этой женщины, и широта лунного вечера.

Фаина Михайловна прижалась к другу.

- Говори что-нибудь, Янка, - прошептала она.

Он снова обнял ее и поцеловал. Потом осторожно привалил к скирде и нерешительно, дрожащей рукой начал расстегивать на ней пальто. Она не отстраняла его руки. Прижала к своему лицу подстриженную Янкину голову и, согревая его дыханием, зашептала на ухо, словно боялась, чтобы ее не подслушали:

- Тише, Янка, тише, милый...

Через пять дней Янка Корень ушел в свое подразделение.

*

Утро Первого мая принесло много радости гвардии младшему лейтенанту Смугляку. В этот день из госпиталя вернулся политрук Скиба, а часом позже прибыл вновь назначенный командир роты гвардии лейтенант Воронков.

Скибу Михаил Смугляк уже хорошо знал, а вот Воронкова встретил настороженно. Но этот кадровый офицер, сибиряк, любознательный и грамотный, сразу же завоевал его симпатии. Войну он начал на границе, сражался за Львов и Киев, потом был тяжело ранен, и на фронт вернулся только осенью, когда наши войска громили врага под Москвой.

Смугляк провел прибывших по переднему краю, познакомил с личным составом роты, с огневыми средствами и с системой обороны. Вернулись они часа через два, измазанные глиной и грязью. Тут, в общей землянке, их уже ждал праздничный обед. Но не успели они сесть за стол, как зазвонил телефон.

- Да, я слушаю, - поднял трубку Михаил. - Что? Что? Ранен старшина? Легко? И где он сейчас? В траншее? Немедленно направьте его в медсанроту! Что? Сам сделал перевязку? Неважно! Раной не шутят. Пусть обязательно покажется врачу!

И Смугляк положил трубку.

- Новая забота! - упавшим голосом проговорил он. - Понимаете, неделю тому назад перед участком роты появился отличный фашистский снайпер, и вот уже двое временно выведены из строя. Так не пойдет! Вы халаты подготовили, товарищ Громов?

- Еще вчера.

- Хорошо. С завтрашнего дня я сам буду напарником Тани Лобачевой. Ты передохни. Вы не возражаете, товарищ командир роты?

- Нисколько! Громову найдем дело.

Новая утренняя заря застала Смугляка и Таню уже в засаде. Было прохладно. Кое-где в небо поднимались еще ракеты, озаряя подступы к переднему краю. Ожили пулеметы. Где-то позади загремели орудия, отбрасывая в леса раскатистое эхо.

Снайперы внимательно следили за траншеями противника.

Вскоре по запасному ходу немцы начали движение. Пригибаясь, они в одиночку проходили к переднему краю. Временами фашисты задерживались, освобождая проход друг другу.

Наблюдая за траншеями противника, Таня вдруг заметила маленькую черную точку. Она росла. Вот уже показалась голова, плечи. Что-то громоздкое фашист нес на спине. Девушка моргнула Смугляку и плавно нажала на спусковой крючок. Выстрел последовал мгновенно. Враг словно опешил. Подняв руку, он медленно повернулся и упал на бруствер. С двух сторон траншеи к нему бросились на помощь. Таня снова выстрелила. Еще один гитлеровец неловко сунулся головой вперед.

- Это им за старшину! - сердито проговорила девушка. - Теперь нужно сменить позицию, пока нас не засекли.

- Действуй, Танюша, действуй!

Передний край загремел еще активнее. У ближайшего холмика, высекая искры, застрочил немецкий крупнокалиберный пулемет. Пули невидимо срубали ветки кустарника, поднимая пыльцу позади на пригорке. Заняв новую позицию, Смугляк и Лобачева заметили амбразуру. Она выделялась на сером фоне поля. Гвардейцы выстрелили одновременно. Пулемет замолк, но вскоре застрочил снова с необычными перерывами. Видимо, пули снайперов покалечили пулеметчика. Таня выстрелила еще раз. Пулемет поперхнулся и замолчал.

Первые итоги снайперской охоты были неплохими. Но одна оплошность сильно встревожила Смугляка. В то время, когда он менял огневую, впереди послышался выстрел. Пуля врага, словно ножом, срезала ветку над его головой и воткнулась в дерево.

- Из-за пня бьет, - догадался он.

Желая убедиться в уничтожении русского снайпера, гитлеровец выглянул из-за пня и поднес к глазам бинокль. Таня Лобачева взяла его на мушку, выстрелила. Враг выронил из рук бинокль и попытался ползти к траншее. Очередной выстрел девушки-снайпера приковал его навечно к земле.

- Кажется, все!

- Нет, не все, - возразил Смугляк, снимая с винтовки разбитый оптический прицел. - Завтра здесь появится новый снайпер. А вот то, что я не одел маскировочной трубки на объектив прицела, чуть не стоило мне жизни. Идем в роту, Танюша, пора отдохнуть.

После каждой новой засады Смугляк все больше и больше убеждался в том, что его напарница, Таня Лобачева, одарена редким слухом и завидным зрением. Дочь рабочего, вчерашняя школьница, умела не только искусно применяться к местности, но и подслушать еле уловимые шорохи, заметить мельчайшую цель и поразить ее. Было у Тани и другое, не менее драгоценное качество - это удивительное терпение и выносливость. Она могла несколько часов подряд лежать на сырой земле или в луже, ни одним движением не выдавая себя.

- Сильна ты! - гордился ею Смугляк. - И кто тебя научил этому?

- Дед, - оживленно отвечала Таня. - Он был переселенцем с Украины на Алтай, занимался охотой и плотничеством, а мать и отец работали на золотых приисках. Там, в таежном поселке, я родилась и выросла. Еще подростком я всю тайгу исколесила с дедом. Выносливый и задорный был старик. У него я и научилась. Очень метко он стрелял. По триста беличьих шкурок приносил. Перед войной умер.

- Молодец, Танюша!

В очередную засаду гвардейцы вышли очень рано. Утренняя заря только начинала обозначаться, передний край молчал. Сегодня Смугляк и Таня решили не выдавать себя первыми, пристально следить за выстрелами фашистских снайперов, засекать их огневые точки. Во второй половине дня гвардейцы заметили, что вокруг дуплистого дерева долго летала галка, не решаясь сесть на него. Что-то ее пугало. Вскоре загадка была разгадана. В дупле ветлы находилась хорошо оборудованная позиция немецкого снайпера.

- Будем ждать, Танюша.

- Конечно, - согласилась девушка. - Долго он не просидит.

Но ждать пришлось все-таки долго. Смугляк и Таня порядочно промерзли и проголодались, и все же терпеливо продолжали лежать, не прекращая наблюдения за деревом. Уже темнело, а из дупла ветлы никто не выходил. "Зря мучались, - подумал Смугляк, - никого там нет".

Наконец, от дерева отделился силуэт человека. Он хорошо был виден на полутемном фоне неба. Фашист шел во весь рост, спокойно, не оглядываясь. До него было метров четыреста.

- Какой наглец! - возмутилась Таня. - Идет, словно на прогулку. Видимо, думает, что мы уже спим. Нет! Посмотрите-ка, товарищ гвардии младший лейтенант, как я сниму его.

- Давай, Танюша.

Поставив нужный прицел, Лобачева прижала к плечу ложе винтовки, выстрелила. Немец споткнулся, упал. "Убит", - подумала Таня. Но это было не так. Не успели они оставить огневую позицию, как немецкий снайпер исчез в траншее. Из дзота застрочил пулемет. Таня виновато взглянула на Смугляка, сказала, оправдываясь:

- Темно, плохо поразила.

На следующий день вражескому снайперу снова удалось перехитрить Смугляка и Лобачеву. Произошло это довольно просто. Рано утром, когда в траншеях противника началось обычное движение, гвардейцы вдруг заметили голову солдата, высунувшегося из-за бруствера. Гвардейцы насторожились. Через несколько минут голова показалась снова. Таня различила даже лицо врага, который сквозь очки просматривал участок роты. "Наверное, наблюдатель", - мелькнула мысль. Смугляк посмотрел на Таню, и та поняла, что врага нужно убрать. Когда голова появилась третий раз, Лобачева выстрелила. Пуля попала в цель. Каска свалилась в сторону, но вместо головы показался пучок соломы. Значит, фашистский снайпер хитрит, он наверняка засек их огневую, и теперь едва ли удастся переменить месторасположение. Таня сделала осторожное движение, и сразу же раздался выстрел врага. Пуля просвистела у самого уха.

- Все же засек, - проговорила она. - И как метко бьет. Вот поймал он нас! Прижимайтесь к земле, товарищ гвардии младший лейтенант. Лучше нюхать полынь, чем получить пулю.

- Ты тоже не бравируй смелостью, Танюша.

О перемене позиции не могло быть и речи. Пришлось нюхать горькую полынь. Но гвардейцев выручили артиллеристы. Обстреливая дзот противника, в зоне которого находился немецкий снайпер, они прижали врага к земле, дав тем самым возможность Смугляку и Лобачевой безопасно переменить место засады.

В роту они вернулись злые, молчаливые. Смугляк сразу же принялся мастерить чучело, а Таня обматывать металлические части винтовки специальной марлей, чтобы они не отсвечивали на солнце. Когда все было сделано, Михаил подозвал напарницу, показал ей шнур, маленькое зеркальце и сказал:

- Садись и слушай, Танюша. Завтра это зеркальце привяжем к ветке кустика и за шнур будем дергать. Зеркальце обязательно заблестит на солнце. Враг примет его за оптический прицел. Понимаешь?

- Догадываюсь.

- Слушай дальше. Я выберу огневую метрах в десяти от кустика, на котором будет это зеркальце, а ты замаскируешься рядом, в окопе. Когда фашистский снайпер выстрелит в этот "оптический прицел", ты приподнимешь чучело и бросишь на куст. Поняла? Каким бы хитрым немец не оказался, он не разгадает нашей затеи и обязательно выглянет. Я со стороны возьму его на мушку и уничтожу.

- Давайте попробуем.

Перед рассветом они снова были в засаде. День выдался теплый, тихий, на небе - ни облачка. Началась перестрелка. С обоих сторон застучали пулеметы, заныли и загремели мины. Когда солнце высоко поднялось над ложбиной, Смугляк дернул за шнурок. Зеркальце чуть повернулось и блеснуло. "Хорошо, - подумал он, - видимо, дело будет". Но фашист, вероятно, не заметил блеска, молчал. Через несколько минут Смугляк вполголоса сказал:

- Начнем, Танюша.

Девушка приготовилась. Смугляк дернул за шнур, и все свое внимание сосредоточил на участке наблюдения. Вскоре раздался выстрел, и зеркальце разлетелось на мелкие кусочки. Таня сразу же приподняла чучело и бросила на куст. Словно сраженный солдат, оно взмахнуло руками и припало к земле. Смугляк и Таня одновременно увидели вспышку возле вчерашнего пня: враг был на старом месте.

Чучело продолжало лежать. Гитлеровец, видимо, твердо убедился в уничтожении своего врага. Он высунулся из-за пня и поднес к глазам бинокль, спокойно рассматривая жертву. Гвардейцы прицелились и выстрелили залпом. Фашист ткнулся головой вперед и уже не поднялся. Смугляк пустил в него еще две пули. Прошло, примерно, минут сорок - враг не сдвинулся с места.

- Вот теперь все! - твердо сказал Смугляк.

- Ловко получилось! - стирая пыль с лица, говорила Таня, подползая к нему. - А я, честно говоря, мало верила в эту затею. Слишком уж наивной показалась она.

- Думать нужно, Танюша! - закуривая, подморгнул Смугляк. - Соломенная голова - тоже не очень хитрая выдумка, но мы поверили. На войне все имеет значение. Иди к себе в землянку, Танюша.

А через два дня Лобачева была тяжело ранена.

*

На фронте бывает много неожиданностей.

В день возвращения Янки Корня из дивизионного дома отдыха, в боевой жизни Смугляка произошел необычный случай, который мог закончиться трагически. Случай этот совершился на глазах многих воинов переднего края. У одних он вызывал глубокую тревогу за судьбу человека, у других сочувствие. Все восхищались мужеством и самообладанием неведомого наблюдателя, висящего в гондоле огромного серебристого аэростата.

Несколько дней тому назад на рельсах железнодорожного полустанка, занятого противником, появилось кочующее орудие огромной разрушительной силы. Немецкие артиллеристы вели систематический обстрел наших позиций, рассчитывая на подавление огневых точек, блиндажей и других укреплений. Огонь кочующего орудия корректировался с передовой наблюдательного пункта. Тяжелые снаряды то и дело падали на линии траншей. Из строя были выведены уже четыре дзота, три огневых точки, блиндаж, а еще через день взлетели в воздух склад и наблюдательный пункт.

Нужно было срочно обезвредить это оружие врага. Но как? Полустанок находился почти в трех километрах от переднего края. Артналет ничего не дал, потому что орудие фашистов постоянно маневрировало. Оставалась последняя возможность: подняться в гондоле аэростата и с высоты указывать цель гвардейцам.

Выполнить эту задачу взялся Смугляк. Как опытный снайпер и наблюдатель, обладающий зорким глазом и умеющий быстро ориентироваться, он был уверен в успехе. Через час Михаил уже стоял перед командиром дивизии. Пожилой генерал, с проседью на висках, отметил на карте железнодорожный полустанок и, взглянув на стройного, сильного гвардейца, спросил:

- Парашютизмом не увлекались?

- Был такой "грех" в юности, товарищ гвардии генерал-майор! Восемь прыжков на счету имею.

- Это совсем хорошо! Прихватите с собой парашют. Не помешает. Задача ясна. Желаю успеха!

Вооружившись биноклем и телефонной трубкой, Смугляк поднялся на аэростате. Фашистские позиции были как на ладони. Справа - несколько уцелевших домиков полустанка, слева - церквушка, прямо - два холмика-дзота, засыпанные чем-то белым, под цвет домиков, между ними железнодорожная колея, по которой кочевало орудие. Смугляк установил ориентиры и передал их на землю. Вскоре грозно загремели дальнобойные тяжелые орудия гвардейского артполка. Смугляк следил за разрывами снарядов и передавал поправки. Наконец, кочующее вражеское орудие замолкло, повалившись набок.

Раздосадованные фашисты начали усиленный обстрел аэростата бризантными снарядами. Желтые клочья разрывов испятнали чистое голубое небо. Пока опасность не угрожала: снаряды рвались далеко от цели. Но вдруг гондола подпрыгнула и закачалась. Телефонную трубку вырвало из рук. Аэростат по ветру медленно поплыл в сторону противника. Смугляк не мог сразу понять в чем дело. Но когда церквушка и железнодорожные домики приблизились к нему, он догадался, что трос аэростата перебит, и корабль свободным ходом, через передний край направляется в тыл врага.

Легкий холодок пробежал по спине гвардейца. Что делать? Выброситься на парашюте? А что произойдет с аэростатом? Не слишком ли много будет так легко пожертвовать им? В минуты опасности мысль обычно работает быстро и четко. Михаил решил выбросить из гондолы мешочки с песком, чтобы уменьшить вес корабля, тогда он поднимается выше, попадет в другую струю воздуха и, кто знает, возможно, повернет обратно? А ну, быстрее за дело!

Аэростат облегчился и высоко поднялся вверх. Но потом он неожиданно стал на месте, словно вмерз в синеву неба. В эти минуты с земли к аэростату протянулись пунктирные линии трассирующих пуль. Его обстреливали. Смугляк понял, что противник пытается поджечь шар. И это может случиться каждую секунду.

Раздумывать было некогда. Гвардеец взглянул вниз, ловко вывалился из гондолы и, дернув за кольцо парашюта, стремительно полетел навстречу земле. В первые минуты он словно задохнулся. Кровь приливала к лицу, в ушах гудело. И вот парашют раскрылся, Смугляку показалось, что он повис в воздухе, но земля приближалась. "Только бы хорошо приземлиться. Только бы не у врага, а у своих", - думал он. А если ветер снесет его в расположение немцев? Как они будут торжествовать, издеваться. Нет, лучше смерть, чем плен! Смугляк старался понять, куда он приземляется, потом вытащил из кармана нож, чтобы в минуту опасности обрезать стропы. На этом мысль его оборвалась.

Долго приходил Михаил в сознание. Он лежал на боку возле сосны, будто прикованный. Потом с большим усилием повернулся на спину, открыл отяжелевшие веки, осмотрелся. Кругом возвышался лес, а прямо, над ним виднелся голубой кружок неподвижного неба.

- Где я?

Подул тихий майский ветерок. Смугляк, словно во сне, услышал знакомый шелест хвои, запах лесной травы. Дыхание ветра освежило его, показалось, что кто-то разлил густой аромат смолы и земляники. Закрыл глаза, жадно начал глотать живительный воздух леса.

Михаил смутно вспомнил большое село, детство. Дядя Гриша несколько раз тогда спускал его на веревке в колодец, чтобы достать оторвавшуюся бадью. Колодец был глубокий, узкий, маленькому Мише было тесно. Веревка сдавливала ему грудь, но он терпел, ловко нацеплял бадью на крючок и, подняв голову, громко кричал:

- Поймал, дядя, тяни!

Дядя Гриша осторожно вытаскивал его из колодца, а он все время смотрел вверх, и над ним возвышался вот такой же голубой кружок неподвижного неба.

Михаил медленно поднял правую руку и положил ее на грудь. Пальцы сразу же нащупали что-то жесткое, ребристое. "Ремни! - подумал он. - Ага, это они так стиснули мне грудь". Попытался поднять голову - не смог. Ноги тоже не слушались, они были тяжелыми, будто налитые свинцом. Перевел взгляд с одной сосны на другую. На зеленой кроне увидел парашют.

Смугляк постепенно вспомнил, что с ним произошло. Он вывалился из гондолы и открыл парашют. Несколько пуль просвистели возле его уха стреляли немцы. Потом парашют накрыл крону сосны. Михаил повис" быстро обрезал стропы и камнем полетел на землю.

- Бок болит, жутко болит бок! - прошептал он, расстегивая ремень парашюта. - Но крови нет. Это хорошо.

Потом он повернулся, лег на живот и попытался ползти. Позади сразу же застрочил пулемет. Пули, как шмели, пролетели над головой Смугляка, оставляя на бугорках следы серой и желтой пыльцы. "Заметили, - подумал он, припадая к земле. - Нет, ползти нельзя. А где же наши? Почему они молчат?"

Прошло минут пятнадцать. Стрельба прекратилась. Фашисты попытались приблизиться к Смугляку, захватить его. Они ползли по-пластунски. Гвардейцы разгадали замысел врага и открыли беглый огонь из минометов. Тут только Смугляк понял, что он находится на нейтральной полосе, между двух огней. Прикинул расстояние до своих и до немецких траншей. Оно было примерно одинаковым. Ползти опасно - убьют. Нужно подождать темноты. Смугляк вынул из кобуры пистолет, зажал его в руке. "Обойма цела, мысленно рассуждал он, - значит, семь пуль для фашистов, одну для себя. Живым они меня не возьмут".

Лежал настороженно. И когда первые сумерки вечера тихо и незаметно опустились на пожелтевшую траву, он вдруг услышал еле уловимый шорох с левой стороны. Взвел курок пистолета, предупредил:

- Кто? Стреляю!

- Тише, товарищ гвардии младший лейтенант! Это я. Лежите спокойно. Немцы следят за нами.

Смугляк узнал голос Коли Громова, растрогался, закрывая лицо холодными ладонями. Совершенно тихо, плотно прижимаясь к земле, в легком халате под цвет местности Громов подполз к Михаилу и, тяжело дыша, спросил:

- Ранен?

- Вроде нет, Коля. А ты как пробрался сюда? Кто послал?

- Скоро наши начнут обстрел немцев, - вместо ответа горячо зашептал снайпер. - Ползти можешь?

- Могу, но...

Смугляк что-то еще хотел сказать, но в это время дружно и гулко загромыхали орудия и минометы. Вдоль переднего края противника, распахивая землю, поднялись черные фонтаны дыма и пыли. Гитлеровцы запрятались в норы траншеи. Коля Громов и Смугляк, словно по команде, сорвались с примятой травы и, пригибаясь, устремились к участку своей роты. Фашисты вскоре пришли в себя и открыли по ним огонь из пулеметов. Но было уже поздно. Смугляк и Громов свалились в свою траншею, где их ожидали товарищи.

И вот теперь Смугляк лежал в ротной землянке, на соломенном матраце. Он не чувствовал никакой боли, кроме ушиба на правом боку. Рядом сидел Янка Корень, только что вернувшийся из дивизионного дома отдыха. Узнав о происшествии, он заботливо осмотрел лицо и руки Смугляка, смазал вазелином ссадины, сказал:

- В медсанбат бы направить тебя.

- Ничего, Янка, теперь мне хорошо, - успокоил его Смугляк, обрадованный возвращением своего любимца. - Отлежусь тут. Утром встану. Ну, а ты как отдохнул во фронтовом санатории?

- Здорово! Потом расскажу.

- Хорошо, Янка.

Опираясь на локоть левой руки, Корень прилег возле своего друга, с минуту помолчал. Он на год был старше гвардии младшего лейтенанта, война давно уже сгладила разницу между их воинскими званиями, и они жили в одной землянке, как закадычные друзья, готовые на любые испытания. Михаил попросил свернуть ему цыгарку, закурил и уставшими глазами посмотрел на Янку.

- Что же все-таки случилось? - спросил Корень.

- Трос перебили, - ответил Смугляк, поглаживая колючий подбородок и продолжая глядеть на друга. - С этого и начались мои приключения, Янка. Прямо скажу, лет пять жизни фашисты отобрали у меня.

- А ты знал, какая опасность ожидала тебя уже после приземления на нейтральной полосе? - взглянул на него Корень.

- Нет. Скажи.

- Немцы пытались захватить тебя как "языка". Они уже подползали. Чуешь?

Смугляк сухо улыбнулся.

- Об этом я знал, Янка. Видимо, смерть была бы самым лучшим выходом из моего положения. Такой закон войны. А потом... я имел пистолет... Ложись, отдыхай, Янка.

- И то правда. Спокойной ночи, взводный!

*

Летом 1942 года немецкие захватчики начали большое наступление на юге нашей страны. Две танковые армии, четвертая и шестая, рвались к Волгограду. Сотни истребителей и бомбардировщиков поддерживали это наступление. Земля горела под ногами. Зловещие тучи дыма и пыли закрывали небо. Горели села, в руины превращались города. Дороги были забиты войсками и беженцами.

Воины Западного фронта внимательно следили за сообщениями Совинформбюро. Каждый из них всем существом понимал, что там, на Волгоградском направлении, теперь решался исход войны. Центральные и фронтовые газеты пестрели патриотическими призывами. В "шапки" первых полос выносились клятвенные, сердечные слова воинов: "За Волгой для нас земли нет!"

А тут, в роте гвардии лейтенанта Воронкова, было спокойно и тихо. В полдень возле огневой точки пулеметчиков собрались стрелки. Среди них на желтом выступе траншеи сидел вездесущий Янка Корень и громко читал последнюю сводку "Совинформбюро". Михаил подошел к ним, прислушался. Тени сосняка пересекали траншею, защищали пехотинцев от зноя. Корень, не спеша, дочитал сводку, почесал за ухом, сказал раздумчиво:

- Вот оно какое дело, братцы! Там наши люди кровью истекают, а мы в траншеях отсиживаемся. Несправедливо это!

- Что ж ты предлагаешь? - спросил Смугляк, подходя к нему.

Корень поднял голову.

- Что предлагаю? Наступать! - сверкая глазами, ответил он. - Надо тормошить врага, не давать ему никакого покоя.

- Это он верно говорит, - поддержал Янку Коля Громов.

- Может быть, вы правы, - спокойно продолжал Смугляк, присаживаясь возле Янки. - Но для наступления нужны большие людские силы и огневые средства. У нас этого пока не хватает. Как же наступать, Янка? Ты подумал об этом, скажи-ка?

- Конечно, подумал, - опустил руку Корень. - По-моему, надо делать так, чтобы фашисты не отсюда оттягивали силы, а сюда подбрасывали. Понимаешь, о чем я говорю? Тогда и на Волге будет легче.

- Я понимаю, Янка. Но об этом нужно говорить не со мной, а с высшим командованием.

- Поговорю и с высшим, - не сдавался тот.

Корень был прав, но он не знал да и не мог знать, что высшее командование уже давно готовило такое наступление на узком участке. В дивизии это стало известно только накануне штурма высоты Н. Настроение у всех поднялось, особенно оживился Янка. Фронтовики горели и горят одним желанием - улучшить свои позиции, вырвать у врага железнодорожный полустанок, столкнуть гитлеровцев с высоты, с которой они просматривали все подходы и подъезды к переднему краю.

В двадцать два часа в подразделения полка прибыло пополнение. Землянки были битком набиты. Младшие командиры тщательно проверяли оружие и снаряжение воинов, офицеры уточняли свои задачи. Каждый боец хорошо знал, как ему вести себя во время артподготовки, перед началом атаки и в глубине обороны противника.

Многие уже не раз обстрелянные воины написали заявления с просьбой считать их коммунистами, если они не вернутся с поля боя. Написал такое заявление и Смугляк. В это время в землянку его взвода вошел секретарь дивизионной партийной комиссии, батальонный комиссар Бабко. Покурив и раздав анкеты фронтовикам, которых он хорошо знал, Бабко повернулся к Смугляку, мягко сказал:

- Заполняйте и вы, Михаил Петрович. Утром будем принимать. Я думаю, что вы пойдете в бой уже коммунистом.

Смугляк взял анкету. Когда Бабко ушел, он присел к дощатому столу, задумался. Как заполнять анкету? Вот и наступил тот самый момент, когда он должен будет рассказать всю свою биографию, подробно ответить на вопросы, не скрывая ни одного факта. "Что ж, - думал Смугляк, - чему быть, того не миновать!" Он взял у писаря ручку и начал тщательно заполнять анкету. Прежде всего написал свою двойную фамилию. В графе о судимости коротко поставил: "Судился. Отбывал наказание..."

Теперь он готовился к выступлению на приеме. Но ему не пришлось рассказывать о прошлом, которое его так угнетало все время. Заседание парткомиссии состоялось за час до наступления. В партию принимали около двадцати человек. Заявления рассматривались коротко, по-деловому. Когда очередь дошла до Смугляка и он поднялся, чтобы рассказать о себе, политрук роты Скиба махнул рукой, остановил его:

- Не нужно, товарищ Смугляк. Мы знаем вас.

- Да, да, - согласился секретарь парткомиссии. - Есть предложение принять товарища Смугляка Михаила Петровича кандидатом в члены нашей партии. Другого предложения нет?

- Нет!

- Принять! - послышались голоса.

Гвардии младший лейтенант Михаил Смугляк единогласно был принят в партию. Вместе с ним стали коммунистами снайпер Николай Громов, младший командир Янка Корень и старшина Василий Закура. Однополчане горячо поздравили их, крепко пожали им руки.

Ровно в пять часов утра в синее небо бесшумно поднялась ярко-красная ракета. Это был условный сигнал начала штурма высоты Н. Когда ракета описала полукруг и, угасая, упала, за спинами фронтовиков грозно загремели дальнобойные орудия, а вслед за ними минометные и артиллерийские батареи полка. Взвод Смугляка был уже на исходном рубеже. Впереди орудовали саперы, ловко и быстро образуя проходы в минных полях и в проволочном заграждении. Связисты с катушками за спинами тянули провода. Через десять минут все подразделения полка оставили свои позиции и сосредоточились у проходов, на рубеже для общей атаки.

Смугляк лежал в цепи взвода и зорко смотрел вперед. Перед ним все гремело, дымилось и сверкало фонтанами огня. Снаряды часто падали на передний край врага, глубоко вскапывая землю. Михаилу вспомнилась страшная гроза на полях Донбасса. Давным-давно он вдвоем с тетей Машей возвращался домой из города. Навстречу им наплывала черная, тревожная туча. Перед лицом блистали угловатые молнии, раскатывался оглушительный гром. Гнедко останавливался и, дрожа всем телом, беспокойно поднимал уши. Тетя Маша все время крестилась и шептала: "Свят, свят!" По дороге они увидели знакомого пастуха, лежащего под старым расщепленным дубом. "Громом убило! Вот несчастный!" - в ужасе проговорила тетя Маша, вытирая слезы.

Страшно было тогда Михаилу. Теперь он не чувствовал такого страха, хотя огонь и канонада были гораздо ближе и страшнее грома. Теперь у него было одно желание - поднять взвод в атаку и забросать траншеи врага гранатами, не давая ему опомниться. Обработка переднего края продолжалась двадцать пять минут. И когда огонь артиллерии был перенесен в глубину обороны противника, Смугляк легко оторвался от земли и не своим голосом крикнул:

- За мной, товарищи!

- Вперед! - загремели голоса.

Гвардии младший лейтенант бежал к траншее гитлеровцев, легко и ловко перепрыгивая ямы и бугорки. Нервы его были напряжены до предела. Перед глазами маячил только фашистский блиндаж. Вот он уже спрыгнул в траншею и поспешил к блиндажу. Из запасного хода выскочил немецкий офицер и, не целясь, выстрелил из парабеллума. Каска слетела с головы Смугляка. Враг снова навел на него оружие, но подоспевший Коля Громов сильным ударом сбил фашиста. Из блиндажа, подняв руки, вышло еще десять немцев. Смугляк коротко приказал:

- Громов, отведите всех в тыл!

Бой нарастал. Танковые подразделения подавляли огневые точки противника на железнодорожном полустанке. Смугляк бросил туда свой гвардейский взвод. В это время во фланг атакующим ударил крупнокалиберный пулемет. Кто-то вскрикнул, зажимая руками рану, кто-то упал сраженный. Гвардии младший лейтенант приказал пехотинцам залечь и окопаться. Враг обстреливал их из домика железнодорожного полустанка. Корень зло скрипнул зубами, свалился в канавку и, сжимая в руке гранату, пополз к домику.

- Сейчас я заткну ему горло! - выругался он. - Подавишься, гад! Только бы пуля не задела.

Но Янка не успел доползти до цели. Танковый экипаж, заметив в домике пулемет противника, развернулся и на полном ходу врезался в кирпичную крепость. Послышался треск. Домик, словно картонный, рассыпался, похоронив под своими обломками и вражеских пулеметчиков.

К двадцати часам дня железнодорожный полустанок полностью перешел в руки советских воинов. Труднее было брать высоту. Враг ожесточенно огрызался. Пришлось обходить огневые точки, штурмовать высоту со стороны. Бой длился несколько часов. Только поздно вечером, пользуясь темнотой, гвардейцы сбросили фашистов с высоты и пошли дальше, добивая их мелкие группы.

Но наступающие вскоре стали выдыхаться. Для того, чтобы успешно и организованно преследовать врага, нужно было подтянуть тылы, пополнить боеприпасы, накормить людей. Поступил приказ остановиться. Подразделения заняли новые позиции, окопались.

Глубокой ночью Смугляк зашел на командный пункт командира роты Воронкова. Гвардии лейтенант взглянул на почерневшее лицо взводного, понял его смертельную усталость и кивком головы показал ему на свободный угол бывшей немецкой землянки:

- Отдохните, Михаил Петрович.

- Благодарю! - отказался Смугляк. - Я пойду в соседний блиндаж. Если что - будите. До рассвета еще три часа.

- Хорошо. Идите.

Михаил вышел. Ему не хотелось ни есть, ни курить. "Спать и только спать!" - словно в полусне шептали его обветренные и потрескавшиеся губы. В блиндаже он чиркнул спичкой и посмотрел перед собой слипающимися глазами. На земляных нарах, застланных соломой и брезентом, лежало несколько солдат. Смугляк заметил между ними узкое свободное место, ослабил поясной ремень, не снимая шинели, лег в промежуток и сразу уснул как убитый.

Утром его разбудил гул самолетов. Раннее солнце заглядывало в подслеповатое окно блиндажа. Смугляк протер глаза и потянулся. Возле него, справа и слева, по-прежнему лежали солдаты. Спрыгнув с нар, он застегнул воротник гимнастерки, подпоясался и снова взглянул на спящих. Глаза его вдруг удивленно расширились: перед ним в разных позах... лежали убитые немцы. Какой ужас! Ночью он принял их за гвардейцев. Брезгливо морщась, Смугляк вышел на воздух.

- И чего только на войне не бывает! - глубоко вздохнул он, закуривая. - Отдохнул с мертвецами, дурнее не придумаешь!

Случай этот объяснялся просто. При отступлении немцы, как правило, подбирали убитых, закапывали или сжигали их, чтобы скрыть потери от противника. И теперь, стащив в блиндаж погибших, они рассчитывали при отступлении завалить его, но сделать этого не успели.

Через несколько дней Смугляку было присвоено новое воинское звание гвардии лейтенанта. На его груди прибавился еще один орден - "Боевого Красного Знамени". Вместе с ним получили награды и повышения в званиях Янка Корень и Николай Громов.

Глава четвертая

Дня через два после наступления Смугляк оставил за себя во взводе помощника и направился в соседний тыловой лесок передохнуть часика два-три перед обедом. Он всегда делал так, когда чувствовал сильную физическую усталость. Сегодня ко всему этому ему хотелось еще и побыть одному, наедине с совестью, вспомнить о прошлом и подумать о будущем.

Облюбовав полянку, он разостлал плащ-палатку под кустом душистой смородины и прилег с теневой стороны, расстегнув ремень и ворот гимнастерки. Это был живописный уголок природы. Полянка напоминала собой большой отрез изумрудного бархата, на котором кто-то небрежно разбросал самых разнообразных форм цветы - белые, желтые, розовые, голубые. Чистый и густой аромат воздуха опьянял и немного кружил голову. Несмотря на близость переднего края, пернатые жители леса не покинули своих заветных мест, бойко резвились и пели, перелетая с куста на куст, с дерева на дерево. И только в моменты, когда где-нибудь неподалеку гулко разрывался орудийный снаряд, птицы замолкали и, свалив головки на бок, тревожно прислушивались к раскатистому эху.

Смугляк размечтался. Он лежал навзничь и, не моргая, пристально смотрел в безбрежную голубизну далекого неба, откуда на землю пробивались длинные и острые, как мечи, яркие и живительные лучи раскаленного июльского солнца. Гвардии лейтенант лежал и думал. На этот раз он почему-то мысленно сравнивал себя с мастеровым странником, которого видел в далекие детские годы.

Было это в селе в дни весенней распутицы и половодья. Незнакомый бородатый человек в желтом полушубке переходил по льду с одного берега реки на другой. За его поясом виднелось коричневое топорище, воткнутое наискось, а подмышкой - связка больших и маленьких рубенков. Мост был далеко в стороне, и человек решил сократить путь: шагал по водянистой, черной дорожке, проторенной еще в зимнее время. Вдруг на середине реки в нескольких местах лед треснул и разошелся. Человек остановился и замер. Перед ним, впереди и сзади, быстро расширялись трещины, вскоре их нельзя уже было ни обойти, ни перепрыгнуть. Потом вся масса льда отодвинулась от берегов и начала ломаться на мелкие куски. Льдину, на которой стоял человек, понесло вниз по течению. Лодки на берегу не оказалось. Люди толпились у реки, охали, размахивали руками и наперебой говорили:

- Пропал человек!..

- Может, к берегу прибьется...

- Куда там, сомнет!..

А льдина плыла и плыла. И чем дальше она уходила, тем человек становился меньше. Вот он превратился уже в черную точку на белом островке льда, которая то скрывалась, то появлялась снова и, наконец, исчезла совсем. Странным и страшным все это показалось тогда Михаилу. Почему все-таки взрослые люди не оказали помощи человеку: боялись или не могли? Так и не узнал он, что с ним случилось. Может, прибился где-нибудь к берегу, а может, льдина в пути раскрошилась и похоронила его под своими холодными обломками.

"Вот и я плыву на такой льдине, - с грустью подумал Михаил, продолжая смотреть на голубизну неба. - Несет меня по течению жизни к опасности, и никто не может помочь. Может, льдина причалит где-нибудь к берегу, может, раскрошится - кто знает!?"

В самом деле, Михаил не мог представить себе своего будущего. Каким оно приближается - радостным или печальным? Он всегда чувствовал за собой три вины: во-первых, ввел в заблуждение судебные органы, во-вторых, бежал из лагеря заключения и, в-третьих, оказался под чужой фамилией. Три факта, три вины! Но с корыстной ли целью совершались все эти проступки? Нет! В первом случае он оградил от неприятностей семью хорошего товарища, бежал из лагеря потому, что черствый и бессердечный начальник не хотел признать его доводов, а чужую фамилию ему присвоил старший лейтенант на формировочном пункте.

Путались и ломались мысли в голове Смугляка. Как не рассуждал он сам с собой, какие доказательства не приводил в оправдание, чувство вины не оставляло его. Скоро уже год, как он на фронте. Никакие опасности не страшили бывшего шахтера, никогда не щадил он крови и жизни в жестоких боях с врагами. Его знали теперь не только в полку, но и в дивизии как инициативного, смелого и находчивого офицера. Ему присвоили новое воинское звание, наградили двумя большими орденами, его совсем недавно приняли в ряды партии Ленина. Но все это - боевые заслуги Михаила Смугляка, а не Михаила Молчкова. Смугляк и мертвый живет, а Молчков живой умер. Как и что нужно сделать, чтобы снять с души и сердца боль вины и обиду? Много раз задавал Михаил этот вопрос своей совести, но не находил прямого ответа. Так что же делать? Что?

В это время приблизился Янка. Увидев Смугляка, остановился, почесал зашелушившийся, словно у мальчишки, нос, спросил:

- Что, загораешь, взводный?

- Пытаюсь, Янка, - без обычной живости, вяло ответил Михаил, поворачиваясь со спины на бок. - Хочу прогреться. Кости что-то побаливают. А ты куда направился?

- Тебя ищу. Поговорить надо, взводный. Душа у меня тоскует.

Смугляк сухо улыбнулся, догадываясь, о чем с ним собирается поговорить Янка. И как только он присел рядом, сразу же засыпал его вопросами. Михаилу хотелось знать, как он провел время в доме отдыха, кто еще с ним был, и, наконец, почему тоскует его душа?

Янка расправил плащ-палатку, по пояс оголился и подробно, как только мог, начал рассказывать о всех двенадцати днях, проведенных в дивизионном доме отдыха. Он называл имена фронтовиков, с которыми познакомился, красочно обрисовал речку, луг и даже рыбную ловлю, потом перешел к тем, кто их обслуживал. Смугляк охотно слушал своего любимца и мысленно воображал, какая там тишь и благодать - белоснежные, мягкие койки, улучшенное питание и отсутствие всяких тревог и выстрелов. А Янка говорил и говорил. И когда он начал излагать причины душевной тоски, рассказывать, как влюбился в медсестру Фаину Михайловну, Смугляк даже приподнялся на локти, заулыбался.

- Втюрился я, взводный, по самые уши, - продолжал Янка, опустив глаза. - Теперь вот места не нахожу себе. Днем и ночью только о Фаине и думаю. Интересная все-таки эта штука - любовь. Мучаешься, томишься, а из сердца никак не изгонишь.

- Зачем же изгонять хорошее, Янка?

- Как зачем? - поднял на него глаза Корень. - Не вовремя все это. Какая может быть любовь на фронте? Сегодня ты жив, а завтра тебя уже нет. Вон Омельченко наш тоже завел переписку с одной москвичкой, фотографиями обменялись, красавцы оба, дорогими да милыми себя называли, а получилось что? Омельченко погиб в наступлении, а любовь его нас теперь письмами забрасывает, тоскует. Зачем связывать себя? А с другой стороны, любовь это хорошее дело. Начинаешь чувствовать себя человеком, а не скотиной. Я по неделе волосы не расчесывал, а теперь то и дело приглаживаюсь, прихорашиваюсь, сапоги надраиваю, подворотнички меняю. А спрашивается, для кого все это? Короче, ты отпусти меня сегодня, взводный, часика на два. Хочу увидеть любушку свою.

Михаил рассмеялся.

- Трудно тебя понять, Янка. То ты хотел изгонять ее из сердца, а теперь думаешь о встречи. Как же это получается?

- Сразу нельзя, взводный, - совершенно серьезно сказал Янка. - Любовь не картошка, за один прием не вырвешь. Постепенно отвыкать надо.

- Сходи, Янка, я не возражаю, - проговорил Смугляк, закуривая. - На переднем крае спокойно. Немец ведет себя пассивно. Только к вечеру будь на месте. - И, помолчав, спросил: - Это что же, первая любовь у тебя такая?

- Такая - да, - признался Янка. - А вообще-то была еще одна. Несколько лет тому назад в селе своем влюбился я в дочку соседа. Круглая, чертовка, черноглазая. Сначала дичилась, близко не подпускала, потом обломалась, привыкла ко мне. Сколько вечеров в огороде провел с ней! Крепко подружили. В знак вечной любви тополь посадили. Вскоре меня взяли в армию. Первый год часто переписывались, клялись в чистоте юную любовь хранить. Скучала она обо мне, ждала меня. И вдруг переписка прекратилась. В чем дело, думаю? Написал матери, чтобы узнать. Мать ответила сдержанно, наверно, расстраивать меня не хотела. Оказывается, к ней уже библиотекарь пристроился... Демобилизовался я, приезжаю в село, смотрю: она уже с брюшком ходит. Обидно мне, взводный, было. Со зла взял топор, пошел и срубил тополь. Ребенок у них умер. Они пожили еще немного и разошлись. Тут она и начала ко мне санки подкатывать: прежнюю любовь разбудить хотела. А я ни в какую, отворачивался.

- Значит, ты не любил ее.

- Как это не любил? - взглянул на Михаила Янка.

- Очень просто, - пояснил тот. - Кто сильно любит, тот все прощает.

- Чепуха! - махнул рукой Янка. - Зачем она мне подержанная-то нужна была? Скажет тоже. Не хотела ждать, ну и не надо!

Недалеко в стороне по входной траншее прошли два солдата. На спинах они несли термосы с обедом. Смугляк и Корень быстро поднялись и направились в роту, на ходу застегивая воротники гимнастерок. Над ними пролетел снаряд и упал сзади. Раздался взрыв. Гвардейцы оглянулись. Красивый куст смородины, под которым они лежали, валялся в стороне вверх корнями.

Янка и Смугляк долго смотрели друг другу в глаза.

*

Почти три дня подряд на переднем крае шли дожди, с грозами и без гроз. В главной траншее скопилась вода. Гвардейцы закутывались в плащ-палатки, терпеливо дежурили на огневых точках.

Однажды ночью к переднему краю роты подполз немец. Мокрый с ног До головы, он сверкал в темноте электрическим фонариком и простуженным голосом повторял одни и те же слова:

- Я плен, я плен!..

Обезоруженного перебежчика доставили в землянку командира роты. Сдавшийся в плен был унтер-офицер Йохим Бейер, длинный и тощий уроженец чехословацких Карпат. Он совершенно равнодушно относился к победам Гитлера и вообще Германии. Десять дней тому назад Бейер служил в охране армейского фронтового склада под Оршей. Потом его перебросили на передний край. Мягкий по характеру, Йохим Бейер не проявлял горячего усердия в службе и совсем не собирался затыкать собою фронтовые прорехи и дыры бесноватого фюрера. В первую мировую войну, еще молодым и сильным солдатом кайзера, он сразу же по приходе на фронт сдался в плен русским, и это спасло его от смерти. Теперь на новом месте службы Бейер вспомнил прошлое и с нетерпением ожидал удобного случая, чтобы повторить то же самое.

И желание его сегодня ночью осуществилось.

- Я не хотчу воеват, - говорил он, глядя на командира роты доверчивыми голубыми глазами. - Я искал плен.

На рассвете он уже был в штабе дивизии. Командир соединения, высокий, седоватый генерал-майор, подробно опросил перебежчика и потом развернул на столе большую карту. Комдива глубоко заинтересовал склад противника, его местонахождение. Но Бейер плохо знал военные карты и не мог показать, где именно располагается объект, интересующий советского генерала. Он назвал железнодорожную станцию и показал лес, примыкающий к ней. Там в кирпичных зданиях бывшего совхоза находился склад боепитания и продуктов мотострелковой фашистской армии.

- Болшой склад, болшой! - твердил перебежчик.

Через час к командиру дивизии были вызваны Янка Корень и Михаил Смугляк, задержавшие немца. Передав им разговор с унтером, комдив повернул лицо к Янке Корню, спросил:

- Не знакома ли вам эта станция?

- Знакома, товарищ гвардии генерал-майор! - молодцевато ответил Корень. - Я очень хорошо знаю эти места. Совхозные постройки находятся на самой границе Белоруссии и Смоленщины, в двух километрах от станции, а в пяти километрах - мое село Лужки, где я родился и вырос. Пленный верно говорит.

- Так, так, - раздумчиво проговорил комдив. - Это очень хорошо. Значит, в проводнике у вас нужды не будет. - Тут он взглянул на Смугляка. - Как вы себя чувствуете, товарищ гвардии лейтенант? Оправились от ушиба?

- Давно уже! - доложил гвардеец.

- Прекрасно. Я приготовил для вас серьезное боевое задание. Нелегкое задание, но я твердо уверен, что вы с ним справитесь. Как это сделать поговорим завтра. Потребуется большая осторожность и бдительность, Сейчас возвращайтесь в свое подразделение и начинайте осваивать полевую рацию. Можете идти!

- Есть идти! - стукнул каблуками Смугляк.

Через два дня, в темную ночь, гвардейцы на "У-2" перелетели линию фронта и высадились в тылу врага, в тридцати километрах от переднего края и в десяти - от месторасположения склада.

Теперь они уверенно шли на запад, прижимаясь к лесам, сознательно обходили проселочные дороги и населенные пункты. Смугляк нес маленькую полевую рацию, а Корень - продукты и боеприпасы. В пути они часто менялись ношами, делали короткие передышки и снова шли по лесам, в район фашистского склада.

Уже начинало светать. Огромная заря окрашивала поляны в багровый цвет. Впереди туман затянул низину, и она походила на большое мутное озеро. Вскоре показался стог свежего сена. Смугляк и Корень подошли к нему, остановились, сняли с плеч ноши.

- Давай передохнем тут, взводный! - устало проговорил Янка, расстегивая воротник гимнастерки. - Давно я не ходил так: напарился, как в бане. А может, и вздремнем трошки?

- Нет, оставим такое удовольствие! - строго взглянул на Янку Смугляк. - Пока совсем не рассвело, надо идти.

- Это верно.

Они снова зашли в лес и затерялись. Узкая продолговатая поляна разделяла зеленый массив леса на две части. В воздухе висел густой запах мха, смолы и мяты. Янка оживленно посмотрел вокруг, улыбнулся и заговорил как-то тепло, задушевно:

- Слушай, взводный, я ведь домой иду. Смотрю вот на эту поляну, на этот лес и небо - и мне все родное здесь! Вон за той большой рощей - мое село. Видишь? Верст пять еще, не больше. В другое время в гости зашли бы, кваску холодного попить.

Восход солнца застал их уже далеко от места высадки. Кругом все цвело, зеленело. Бесконечный лес наполнялся стоголосым гомоном и щебетом птиц. Мир казался необозримо просторным. Только заросшие сорняками пашни напоминали о войне, о запустении. При выходе на опушку леса Янка остановился, подумал.

- Не пойдем дальше, - неожиданно проговорил он. - Лес теперь начнется редкий. Рисковать не стоит. День проведем здесь.

Смугляк согласился.

Они расположились в березняке, возле старой тропинки, поели. Лучшее место для дневки трудно было подыскать. Вблизи ни следов, ни жилья. Глухота! Высокая густая трава стояла нетронутой. Хорошо: значит, в этих местах никто не бывает. Можно спокойно передохнуть, осмотреться и наметить план дальнейших действий.

Так думал гвардии лейтенант. Но совсем другими мыслями был занят Янка Корень. Буйное цветение природы и тишина летнего солнечного дня увлекли его в размышления. Он глядел на белые дерзкие ромашки и, словно в полусне, видел свою любимую. Сколько раз выходили они в поле собирать белые и голубые подснежники. Хорошо было Янке с Фаиной Михайловной. Две последних встречи, голубые вечера, письма! Разве забудешь это? Повернулся к Смугляку, сказал мягко:

- Опять душа тоскует! Приварила меня к сердцу своему Фаинушка. На цветы смотрю - ее вижу. Переобуваться начну - гоже она перед моими глазами. Носки она мне связала. А позавчера, перед вылетом сюда, носовой платок подарила. Вот смотри - сама вышивала. Заботливая, на все руки мастерица. Уцелею - непременно женюсь на ней. С такой легко будет шагать по жизни!

Смугляк, улыбаясь, молча смотрел на друга.

В полдень из леса на поляну неожиданно выехала повозка. В передке сидел белоголовый подросток в розовой полинялой майке. Остановив лошадь, он не спеша слез с повозки, опустил чересседельник и, взяв косу, отошел в сторону. Выбрав место, подросток поточил литовку и ловко начал косить сочный густой пырей. Знакомый звон косы и приятный хруст скашиваемой травы доносился до слуха гвардейцев. Эта картинка напомнила Михаилу дни сенокоса в подшефном совхозе. Он выезжал туда с бригадой шахтерской молодежи. Вот так же размахивая косой, молодой шахтер шел впереди всех, прокладывая широкий прокос. За ним - Тася Бушко, Степан Ковальчук и Сашка Кубарев. Живая, энергичная Тася, стройная, с алыми щеками, нагоняла Михаила и громко, чтоб слышали все, покрикивала:

- Спеши, Мишенька, пятки обрежу!

А вечерами они уходили на околицу, где собиралась совхозная и прибывшая из города молодежь. Двухрядка Сашки Кубарева, грустя и вздыхая, отзывалась в глубине леса удивительно милыми переливами. Звонкоголосая Тася безумолку пела свои любимые частушки. Михаил издали узнавал ее голос, спешил к ней.

- Опять зовет колокольчик!

Это была первая, самая чистая и самая горячая любовь Михаила. Светлый образ девушки никогда не стирался в его памяти, не уходил из его сердца. Сотни раз хотелось ему соколом лететь к шахтерскому клубу, где они встречались по вечерам. Но не было у Михаила крыльев сокола. Теперь затерялась любовь его на фронтовых дорогах. Тася, Тасенька, где же ты, милая, русоволосая певунья? Давно уже не звенел колокольчиком твой любимый голос.

Михаил так глубоко ушел в думы, что на минуту забыл, где он находится. Янка подумал, что взводный засыпает, решил не беспокоить его, продолжал наблюдение за косарем-подростком. А когда он убедился, что гвардии лейтенант не спит, пододвинулся к нему, легко коснулся его руки.

- Взводный, может, поговорим с этим хлопцем?

Смугляк словно очнулся, поднял голову.

- Не возражаю. Давай поговорим.

Спрятав в кустах рацию, они осмотрелись кругом и направились к повозке. Высокая трава заплеталась за ноги, шелестела и щелкала. Но подросток не слышал приближающихся шагов. Гвардейцы остановились в трех метрах от паренька, и Янка, приложив руку к головному убору, приветливо сказал:

- День добрый, земляк!

Косарь быстро повернулся к ним лицом и замер от удивления. Он оробел в первую минуту: черенок косы выпал из его рук, но он быстро оправился и, осмелев, пристально осмотрел подошедших. Кто же они такие? У обоих на пилотках виднелись маленькие зеленые звездочки. Вот в такой же форме был его отец, когда уходил на фронт. А может, эти незнакомые люди переоделись? Поднял глаза, спросил робко:

- А вы чьи? Наши или нет?

- Если ты считаешь Красную Армию своей, тогда мы ваши, - улыбнулся Янка. - У меня вот мать тут в Лужках живет. Может, знаешь Корень Татьяну Тимофеевну? Не знаешь? А тебя как зовут? Максимом? О, хорошее имя. Отца моего тоже так звали. Ну, садись, Максим, и расскажи нам, как вы тут поживаете?

- Плохо, - сразу и как-то по-взрослому ответил мальчик. - Хлеба нет и заработать не у кого. Одной картошкой питаемся.

- А ты с кем еще живешь?

- С сестричкой. Родители погибли: отец на фронте, а мать в городе от бомбежки. Весной полицай забрал у нас хлеб и птицу, жить совсем плохо стало. Родни тоже нет.

- А немцев много в ваших местах?

- Не очень. Они больше по городам живут. Сюда заглядывают редко: лесов боятся они. И полицаи боятся.

- Значит, партизаны есть?

- А где их нет теперь, - опять не по-мальчишески ответил Максим. Сегодня ночью эшелон пустили под откос. Слыхали? Ну вот, техники много пропало и фашистов погибло много.

- Выходит, партизаны в кукурузе не отсиживаются.

Максим улыбнулся. Ему понравились слова Корня. "Хорошие дядьки", подумал. И тут же спросил:

- А вы куда идете?

- Будем здесь армию ждать, - пояснил Янка, поглаживая круглый подбородок. - Нам бы устроиться где-нибудь, отдохнуть. Двое суток в дороге. А приютиться пока еще негде.

- А вы к нам на хутор идите. У нас тихо.

Смугляк, сидевший рядом и внимательно изучавший Максима, покашлял. Янка повернулся к нему и вопросительно посмотрел в глаза.

- Как ты думаешь, взводный?

- Пожалуй, можно.

- Тогда вот что, Максим, - поднялся Янка, - заваливай нас травой и вези на хутор. Да смотри, чтобы ни один посторонний глаз не видел.

Максим подошел к повозке.

- Ладно. Телега большая и травы хватит. А людей вам бояться не надо. Ложитесь рядом.

Минут через десять повозка, доверху нагруженная свежей, пахучей травой, тронулась и вскоре затерялась в березняке.

*

Полесский хутор спрятался в глубине леса, видимый только с севера в узкий коридор просеки. С двух сторон к нему полудугой подступало болото, с третьей - сосновый бор и проселочная дорога, когда-то гладкая, разъезженная, а теперь заросшая муравой.

Палаша сидела на крыльце лесного домика и поджидала Максима. "Может, случилось что?" - думала она. Но, увидев подъезжающую повозку, обрадовалась. Сорвалась с крыльца и побежала навстречу.

- Что так долго ездил? - спросила она, укоризненно взглянув на Максима. - Не беда ли какая приключилась?

- Никакой беды. Палаша. Просто далеко уезжал. - И, остановив у крыльца Гнедуху, спросил: - А ты боялась одна? Больше так далеко не поеду. Не сердись.

- Я не сержусь. Полицай приезжал к нам, Петро Рудь.

- Приезжал? А зачем, не сказал?

- Сказал, чтобы к вечеру я в Лужки пришла.

Поняв, что в хуторе никого нет, Янка сбросил с себя траву и быстро вылез из повозки. За ним последовал и Смугляк. Это было так неожиданно, что Палаша вскрикнула и попятилась назад. Максим бросился к ней, начал успокаивать:

- Это наши, Палаша. Веди их в хату.

Максим отпряг Гнедуху и привязал ее к кормушке, затем закрыл в сарай повозку и тоже вошел в домик. Палаша уже познакомилась с военными, сидела у окна, рассказывая им о хуторе. Максим помыл руки и присел к окну, рядом с Палашей.

- Может, картошки молодой сварить? - спросил он у гостей. - Больше у нас ничего нет.

- Спасибо, дружище! - поблагодарил его Михаил. - Продукты у нас есть, а когда не будет, у полицая возьмем. - Он вынул из вещевого мешка большой кусок желтоватого сала, отрезал несколько ломтиков и подал Палаше. Поджарить сможешь?

Палаша смутилась, покраснела.

- Смогу. Неси щепки, Максим, на растопку.

После завтрака мужчины вышли во двор, а Палаша стала собираться в Лужки. Янка, взяв автомат, направился провожать ее. Возле низенькой, прокопченой бани он остановился:

- У меня просьба к тебе, Палаша.

Она по-своему поняла эти слова, нахмурила брови.

- Знаю. Пусть железом пытают - не выдам.

- Это хорошо, Палаша! - похвалил ее Янка. - Но я не об этом. В Лужках у меня мать живет. Сельсовет знаешь где? Так вот рядом, в маленькой хате.

- Тетя Таня? - оживилась Палаша. - Знаю, знаю. Я с вашей сестрой Машей в школе училась. Недавно я видела тетю Таню. Плохо она живет: глаза слабые, руки болят. А Машу немцы насильно в Германию вывезли. Вот она рада будет вашему приходу!

Янка опустил голову, вздохнул.

- Так вот что, Палаша, - попросил Янка, - увидишь мать - обо мне ни слова. Не надо тревожить старушку. Все равно я сейчас ничем помочь ей не могу, а встречаться нам нельзя. Мы по делу тут.

- Понятно, - кивнула головой Палаша.

Тем временем Смугляк разговаривал с Максимом. Максим рассказывал, как умерла мать от раны и как им трудно жилось первое время без матери. Ему тогда было одиннадцать с половиной лет, а Палаше пятнадцать.

- И вы одни жили?

- Нет, тетя Тася с нами жила. А потом ушла. Она мне интересную книжку подарила: "Тарас Бульба". Я три раза прочитал ее. Понравилась.

Он принес из домика книгу и раскрыл ее. На первой странице в уголке Смугляк увидел надпись: "Маленькому Максиму от тети Таси Бушко на память". Смугляк не поверил своим глазам. Прочитал еще раз, присмотрелся к почерку. Да, это ее почерк: крупный, простой. Он был поражен и обрадован неожиданностью. Максим заметил это. Побежал в хату, быстро вернулся.

- А вот ее карточка, - сказал Максим.

- Смугляк взял из его рук маленькую фронтовую фотокарточку и долго, не отрываясь, смотрел на нее. Военная форма. Из-под пилотки выбились русые кудряшки. Перед его глазами была Тася Бушко.

- Тасенька! - прошептал Смугляк, не отрывая глаз от фотографии, от милого лица. - Жива ли ты, русоволосая голубка?

Максиму послышалось, что Смугляк спрашивает его. Он ответил:

- Жива, жива! Ее привел к нам военный. Это в прошлом году было. Я все помню. Тетя была ранена в ногу и не могла идти. Она не плакала, а только стонала. Потом военный ушел, а тетя Тася осталась. Она жила у нас всю зиму. Форму ее мы спрятали. Полицаи и немцы два раза приходили к нам. Мы сказали им, что это мамина сестра, что ранена она во время работы в поле.

- И куда же она ушла? - волнуясь, спросил Смугляк.

- Куда ушла? Не знаю. Я давно уже не видел ее.

Смугляк понял, что Тася жива, крепко обнял Максима.

- Обрадовал ты меня, юный друг!

Подошел Янка. Увидав фотографию в руках Михаила, многозначительно улыбнулся:

- Хорошая девушка! Тебе бы такую, взводный.

Смугляк ничего не ответил на шутку товарища. Янка понял, что взводный чем-то озабочен, и не стал ему мешать. Отвел в сторонку Максима, вполголоса спросил его:

- Ты давно знаешь Петра Рудя?

- Давно. До войны он в магазине торговал, в Лужках. А теперь ходит во всем немецком и усы отрастил. А морда красная, как свекла. - Максим сжал кулаки и положил их на щеки. - Вот такая. Противный. Он наших выдает фашистам. Его все боятся в Лужках и ненавидят.

Янка стоял, прислонившись к яблоне, молча слушал. Вспомнились школьные годы. Он сидел рядом с Рудем на одной парте, помогал ему решать задачи. А вечером, после уроков, они катались с ледяной горы на санках. Рудь носил черный полушубок и хорошие валенки, а Корень - старые, материны. Петро, отец которого имел свою мельницу и кузницу, смотрел на Янку свысока и в спорах всегда называл его "оборванцем". Янке было обидно, и все же он помогал Петру решать задачи.

"Эх, Янка, Янка! - подумал о себе Корень, - каким ты был глупым и слепым. Ты вместе с будущим полицаем сидел на одной парте и помогал ему. А теперь он служит фашистам. Паршивая душонка! Как бы я хотел встретиться с ним! Я бы посмотрел, у кого раньше затрясутся поджилки!"

Поднял голову, снова спросил Максима:

- А кроме Рудя, у вас еще кто-нибудь бывает на хуторе?

- Бывают, только ночью. Приходят и что-то говорят Палаше. Она уходит с ними в лес. Потом Палаша возвращается и наказывает мне, чтобы я никому не говорил об этом. Но я все знаю. Это партизаны.

- Вот как! А зачем же ты мне сказал?

- Но вы же наши! - искренне проговорил Максим. - Я знаю...

Янка повернулся к Смугляку:

- Ты понимаешь теперь, как мы устроились?

- Понимаю, Янка, - поднялся Смугляк. - Мне кажется, что немцы и полицаи не подозревают ребят в связях с партизанами. А ты, Максим, никому больше не рассказывай о партизанах. Понимаешь почему? Тайна это. Нельзя раскрывать ее.

- Знаю. Это я только вам сказал.

Начинался вечер. Первые голубые сумерки наполнили лес, повисли над болотом. Михаил и Янка вышли на тропинку, постояли, потом направились в сторону Лужков.

Янка был задумчивый и сумрачный. Совсем недавно он проходил по этой тропинке открыто, как хозяин, а теперь - прячется в кустах. И где? Возле родного дома. Мало того, Рудь может выследить его и в любую минуту вздернуть на виселицу возле той самой школы, где они учились Как меняются времена!

Янка рассек воздух рукой, зло проговорил:

- Подлец! Трус! Предатель!

- Это кого ты так отчитываешь? - остановился Смугляк.

- Одного полицая. Ты понимаешь, обидно: вместе учились когда-то... Ну, подожди же, предатель!

На повороте дороги показалась Палаша. Она шла не быстро, помахивая загорелыми руками. Голубая полинявшая косынка сбилась с головы, волосы растрепались. Янка вышел из-за дерева, поманил ее рукой к себе. Палаша подошла. Вид у нее был печальный.

- Ну, что? Зачем вызывал Рудь? - спросил Янка.

По щекам Палаши потекли слезы.

- Заставляет корову отвести на бойню. Я стала упрашивать его. Как же, говорю, мы жить будем, у нас ничего нет, а он толкнул меня в грудь и крикнул: "Не ной, собачонка! Чтоб завтра же корова в Лужках была, на бойне!" И я ушла.

Янка скрипнул зубами, побагровел:

- Не плач, Палаша. Он не успеет взять у вас корову. Мы уберем его, сегодня же уберем! Только ты скажи: один он в Лужках или еще полицаи есть? Один? Ну, и не плач.

Через час они вернулись в хутор.

*

Поздно вечером пошел дождь. Розовая угловатая молния рассекала черную тучу, ярко озаряя землю. Гром ударял сразу же после вспышки молнии резко, раскатисто. Крупные капли дождя стучали по крышам амбаров и домиков села, стекали в канавки, пузырились.

Вымокший до последней нитки, Янка пробрался к своей родной хате и не узнал ее. Крыша сдвинулась на бок, как шапка у деда Михася, левое окно заколочено горбылями. Никто не встретил Янку, даже старый Барбос не залаял, не прозвенел цепью. "Видно, подох", - подумал Янка, подкрадываясь к маленькому окну, в котором мерцал слабый огонек.

Несколько минут он стоял под стеной, прислушиваясь. Потом осторожно припал к окну, всмотрелся. За столом сидели два немецких солдата, жадно ели картошку и консервы. В правом углу - кровать, та самая, на которой Янка спал совсем недавно. Тогда рядом с кроватью стояла этажерка со стопочкой книг, а теперь ее убрали, и на этом месте виднелись два фашистских автомата.

Янка перевел взгляд на двери, на печку. Тут он увидел мать. Сложив на груди руки, седая и уставшая, она стояла, прислонившись к печке, и задумчиво смотрела в угол. Янку будто пригвоздили к окну. Сердце его часто забилось, к горлу подкатились слезы. Он на минуту забылся, безотрадно, не моргающими глазами смотрел на мать, и ему хотелось крикнуть, несмотря на опасность:

- Ма-ма!

Но Янка сдержался, отшатнулся от окна, глотнул воздух и стал прислушиваться к стуку своего сердца. Что же делать? Зайти в хату и перестрелять ненавистных фашистов? А что это даст? Тогда он ничего не узнает о складе, перепугает мать, больше того - ее завтра схватят гестаповцы, будут пытать, мучить, издеваться. Нет, это не подвиг!

Снова ударил гром, и дождь полил еще сильнее. Янка оттолкнулся от стены и быстро побежал по огородам. Возле домика деда Михася, отца матери, он незаметно пробрался в сарай, куда по ночам дед Михась выходил присмотреть корову. Притих. Стоять пришлось долго и терпеливо. Выйдет дед или не выйдет?

По полуночи послышался скрип двери и знакомые шаги. Янка притаился. Дед Михась вышел на середину сарая, зажег щепку. Янка тихо позвал:

- Дедушка!

Увидев человека с автоматом, дед застыл на месте. Щепка упала к его ногам, продолжая гореть и дымиться.

- Это я, дедушка, Янка. Не бойся!

- Ты, Янка? Откуда, в такую пору?

Дед Михась подошел ближе, обнял внука.

- По делу я, дедушка. Немцы есть у вас?

- Нет. Они в поповском доме стоят, - робко шептал старик, не понимая, по какому делу внук явился. - Целая рота их. Мост и склады они охраняют.

- А Рудь в своем доме живет?

- Нет, при школе, там, где учитель жил.

- Один?

- Пока один. Собирается венчаться с Машкой. Помнишь ее? На маслозаводе работала, спекуляцией занималась.

Янка попросил деда проводить его до Рудя. Старик согласился. Зашел в хату, одел дождевик и появился в огороде. Через несколько минут они стояли на крыльце школьного здания. Дождь не переставал стучать по крыше и стеклам окон. Был второй час ночи. Дед Михась постучал в двери. Никто не отзывался. Старик постучал сильнее. Внутренняя дверь тихо скрипнула. Недовольный, полусонный Рудь, сопя и кашляя, вышел в сени.

- Кто там? - спросил он сердито.

- Я, Петро Кузьмич, - Михась Бандура. Не узнаешь?

- Почему ночью? Дня не хватает?

- Важное дело, Петро Кузьмич.

Рудь снял запор, буркнул:

- Заходи и обожди в сенях, я зажгу свет.

Янка прижался к деду, шепнул на ухо.

- Теперь иди. Маме обо мне ни слова!

Дед Михась вернулся домой, а Янка зашел в комнату. Рудь что-то ворчал, долго копался с лампой, наконец, повернулся к двери и остолбенел. Корень, мокрый и суровый, смотрел на него в упор, крепко держа в руках автомат. Страх овладел полицаем. Застигнутый врасплох, он окончательно растерялся, не мог выговорить слова. Ловил ртом воздух и дрожал всем телом, как пес на морозе.

- Пощади. Янка, пощади! - наконец выговорил он.

Корень уничтожающе глядел на полицая, сдерживая гнев.

- Я не убийца, Рудь! - сказал он. - Одевайся и пойдем. Быстро!

- Сейчас, Янка, сейчас! - хрипел Рудь, совсем теряя рассудок. Руки его тряслись, лицо стало белым, веки нервно дергались. Он долго искал брюки и френч, хотя они лежали рядом на скамейке.

Корень не сводил с него дула автомата. "Выпустить короткую очередь в этого ожиревшего фашистского холопа - и все, на душе будет легче", подумал Янка. Но этот трусливый иуда должен рассказать сначала, где находится склад врага и какими силами он охраняется. Кто же может лучше рассказать об этом, как не он, полицай!?

- Выходи! - приказал ему Янка, когда Рудь оделся. - И не попробуй бежать или кричать - сразу пристрелю!

По-прежнему лил дождь, по-прежнему было темно и тихо в Лужках. Огородами Корень провел полицая на зады деревни. Где-то в стороне с запада подходил поезд. Глухо стучали колеса. Перед железнодорожным мостом машинист дал длинный гудок. Хриплое эхо прокатилось над речкой и оборвалось в мокрых лесах.

- Стой! - приказал Янка полицаю.

Рудь упал на колени, заныл:

- Пощади, Янка, во имя нашей прежней дружбы. Я искуплю свою вину, сделаю все, что тебе нужно... Пощади, Янка!

- Что ты знаешь о немецком складе? - спросил его Корень.

- Все знаю, Янка, все.

Он, не задумываясь, рассказал, в каких зданиях размещаются фашистские склады и какими силами они охраняются. Нет, недаром генерал послал гвардейцев в тыл врага! Немецкие склады, где служил когда-то пленный Йохим Бейер, снабжают боеприпасами две действующие армии. Три автобатальона днем и ночью вывозят на передний край ящики снарядов и мин. Партизаны несколько раз пытались взорвать смертоносные запасы врага, но не могли подойти к ним, несли большие потери. Усиленная рота автоматчиков и три бронемашины охраняли склады.

Янка удивился такой осведомленности полицая. Слишком много нужно было сделать для гестаповцев, чтобы заслужить такое доверие.

Больно и обидно было Янке. Ему вдруг на какую-то минуту вспомнилась худенькая, печальная мать, стоявшая у печки, рассказ на хуторе о том, как Рудь выдавал партизан гитлеровцам, и горькие слезы Палаши, которой полицай приказал отвести последнюю корову на бойню. Теперь этот иуда из грозного служаки превратился в жалкого слизняка, рабски ползал на коленях, вымаливая себе право на жизнь. Перед глазами Янки всплыли картины детства. Рудь никогда не был его другом. Он вел себя вызывающе и заносчиво, а после смерти своего отца будто бы переродился: сдал колхозу мельницу, отказался от наследства. Лужковцы приняли это за благородный поступок, лучше стали к нему относиться и даже говорили: "Не в отца пошел парень!" Но в тяжелые для Родины дни Рудь растоптал доверие односельчан, продался фашистам, стал предателем и лютым палачом.

- Вставай, Рудь, пошли!

Возле оврага, заваленного навозом и всякими нечистотами, Янка снова остановил полицая. Время уже шло к утру. Моросил мелкий дождик, мутная проседь рассвета стекала на поля. На станции перекликались гудки паровозов. Корень приказал Рудю повернуться к нему лицом. С минуту они стояли молча, последний раз смотрели друг на друга, чужие, непримиримые.

Отступив шаг назад, Корень выстрелил.

Желтовато-красный огонек блеснул возле оврага. Умытые дождем поля ответили глухим и коротким эхом. Предатель качнулся, неловко сунулся вперед и упал в овраг.

Янка взял на плечо автомат и, не оглядываясь, быстро побежал по узкой тропинке в сторону Полесского хутора.

А Смугляк беспокоился. Он не сомкнул глаз до самого рассвета. Сидел молча возле окна, затем вставал, нервно ходил по хате, снова садился и снова курил. В шестом часу утра взял рацию и осторожно пошел в лесок, где они договорились встретиться с Янкой. Трава была мокрой, с деревьев срывались крупные холодные капли. Смугляк расстелил плащ-палатку и поставил на нее маленькую рацию. "Неужели схватили его? - подумал он о Янке. - Не может быть, разведчик умный!"

Вдруг впереди послышался шорох. Смугляк насторожился, приготовил автомат к бою. "Может, облава", - мелькнула в голове назойливая мысль. Шорох повторился. Напрягая зрение, Смугляк пристально всматривался в кусты, откуда доносился шелест травы и хруст веток. Наконец, в сырой и густой мгле заметил идущего человека. На нем был брезентовый плащ. Пройдя еще несколько метров, он круто свернул в лесок, где расположился Смугляк с полевой рацией. Михаил узнал его и поднялся.

- Все в порядке? - нетерпеливо спросил он Корня.

- В порядке, взводный.

- Ни с кем не встречался!

- Встречался, но его уже нет, - ответил Корень, падая на плащ-палатку. - Ноги хоть отрубай, совсем одеревенели. Зато я точно установил, где находится склад и с какой стороны лучше подойти к нему. Рация готова, взводный?

- Готова, Янка. Можем передать: "Объект найден. Ждем указаний". Так правильно будет?

- Передавай, взводный!

...В тревогах за Янку Смугляк не заметил, как с хутора исчезла Палаша. Максим знал об этом, но не говорил. Утром, чтобы избавиться от расспросов, он запряг гнедуху в повозку и выехал в лес за травой. Смугляк и Янка остались вдвоем на хуторе.

*

Вечером гвардейцы получили шифровку. С Большой Земли передавали, что ровно в два часа ночи три бомбардировщика вылетают на цель. К этому времени Смугляк и Корень должны были находиться у склада. На них возлагались обязанности сигнальщиков.

Приближалась самая сложная и опасная работа.

- Вот где баня будет, взводный! - сказал Янка, проверяя готовность своего оружия. - В прошлом году мне пришлось выполнять почти такую же задачу. Прямо скажу: десять потов сошло с меня. Целый месяц потом ходил тугой на ухо, как филин. Но это еще полбеды. Может быть хуже: оторвется, скажем, бомбочка килограммов в сто весом и ударит по затылку. Шишка вздуется, пилотку тогда на голову не натянешь.

- Ты все шутишь, Янка, - перервал его Смугляк. - В самом деле, задача довольно сложна и не без риска для жизни. Нужно сделать все, чтобы исключить опасность. Ты думал об этом?

Янка хитровато улыбнулся:

- Когда пленному фашисту задаешь такой вопрос, он всегда отвечает: "За меня фюрер думает". Действительно, зачем забивать голову всякой дребеденью. Ты только не сердись, взводный, это так, к слову пришлось. Вчера я хорошее место подыскал для нашей работы. И склад близко, и овраг рядом. Если опасность какая нагрянет, укрыться можно. На месте увидишь...

- Тебе не обязательно все время быть со мной, - серьезно предупредил его Смугляк, затаптывая окурок.

- Это почему же? - насторожился Янка.

- Здравый смысл так подсказывает. Я буду передавать летчикам ориентиры, наводить бомбардировщиков на цель. Может, и ракету пущу, а ты? Чад и дым глотать? Зачем это нужно, подумай-ка?

Корень обиделся.

- За меня генерал очень хорошо подумал, - напомнил он Смугляку слова комдива, который, направляя их в тыл врага, советовал не оставлять друг друга в тяжелые минуты. - Генерал нашел нужным послать нас сюда вдвоем, а по-твоему выходит - я здесь лишний.

- Нет, не так, Янка! - укоризненно взглянул на него Смугляк. - Я всегда был о тебе самого высокого мнения. Ты смелый и опытный разведчик, преданный товарищ. Такие качества не каждый имеет. Вчера, например, ты сделал то, чего не смог бы сделать я так ловко и быстро. Говорят: дома и камни помогают. Это верно, но находчивость и мужество даже и в этих случаях необходимы. Ты точно установил местонахождение склада. Теперь у нас нет сомнений в успешном выполнении боевого задания. Поэтому я и решил: нечего делать нам у склада вдвоем, ты проводишь меня и вернешься в хутор. Зачем тебе подвергаться опасности? Разве это разумно?

- Не крути, взводный, не оставлю я тебя одного!

- Ну и плохо.

Подошел Максим, присел рядом на бревно, вздохнул.

- Слышу, уходить собираетесь! Жалко. А я думал, вы еще побудете. Значит, не удалось мне изучить автомат, а как хотелось! Время такое пригодилось бы.

- Зря беспокоишься, Максим, - повернулся к нему Янка. - В нашем распоряжении еще четыре часа. За это время можно пушку изучить, дружище, а не только автомат. Но ты о чем-то еще хотел поговорить? Давай выкладывай, пока есть время.

Максим оживился.

- Да, хотел. У нас тут много говорят о втором фронте, но толком никто ничего не знает и не может сказать, когда он будет. Вы, конечно, больше знаете об этом. Вот я и хотел вас спросить: будет он или не будет, этот второй фронт?

- Должен быть, - неуверенно ответил Янка. - Мы, Максим, сами с нетерпением ждем его открытия. Но что поделаешь, союзники наши не спешат. То десант у них еще не готов, то еще что, отговорки одни. Буржуи ведь они, не очень им хочется помогать нам. Ну, а мы, Максим, так думаем: на дядю надейся, а сам не плошай. Понял? Если даже второго фронта не будет, мы все равно разобьем фашистов. На этом стояла и стоит наша земля!

- Знаю, - согласился Максим, почесав затылок. - Только бы скорее их разбить. Опротивели они.

- Ничего, скоро погоним их, Максим, с нашей земли, как чумных крыс. Попомни мои слова.

Пока Янка разговаривал с Максимом и объяснял ему боевые свойства и взаимодействие частей автомата, Смугляк вдумчиво и спокойно что-то писал. После этого он еще раз тщательно проверил исправность рации, затем подошел к Максиму, спросил:

- А где же Палаша, не знаешь?

- Не знаю, - соврал Максим, опуская глаза. - Наверно, в село ушла, по делам. Она часто уходит с хутора.

Смугляк подал ему письмо, свернутое треугольником, пожал загрубелую руку, как взрослому.

- Прошу тебя, Максим, сохрани это письмо и никому не показывай. Встретишь тетю Тасю - передай ей. Она рада будет. Мы когда-то с ней вместе в Донбассе работали. Если она будет спрашивать тебя о нас, скажи: приходили, мол, двое с Большой Земли, выполнили боевое задание и ушли обратно. Зовут меня Михаилом. Не забудешь?

- Нет! - заверил его Максим. - Обязательно все передам.

Поздно вечером гвардейцы вышли из хутора, тепло простившись с Максимом. Шли по опушке леса, в сторону бывшей центральной усадьбы совхоза, их автоматы были готовы к бою. Янка шагал впереди, Михаил - за ним. В лесу было темно и тихо. Безмолвное село лежало на пригорке. За оврагом, у высокой сосны, они остановились, залегли. Говорить ни о чем не хотелось. Янка вспомнил, как он расстрелял полицая в этом овраге, поморщился. Лежали долго. Наконец, Янка шепотом спросил Смугляка:

- Сколько там на твоих настукало?

- Без двадцати два, - тоже шепотом ответил Смугляк, глядя на светящиеся стрелки часов. - Теперь скоро.

Минут через пятнадцать где-то над лесом послышался далекий и ровный гул. Он нарастал с каждой секундой. Было ясно, что на цель выходили бомбардировщики. Еще через минуту Смугляк молча пожал Янке руку и включил полевую рацию.

- Эфир! Эфир! - тихо позвал он. - Я - Земля, я - Земля... Как меня слышите? Хорошо?

Янка взглянул на темное небо. Гул приближался, но гвардеец не мог найти в темноте самолетов. И вот упала первая бомба. Земля дрогнула, и огромный багровый фонтан огня метнулся к небу. Вслед за этим нервно застучали немецкие зенитки. Небо на минуту расцвело сизыми облачками снарядных разрывов. Снова упало несколько бомб, потом еще и еще, и оглушающий грохот разорвал ночную тишину леса. Смугляк уже кричал изо всех сил.

- Эфир! Эфир! Я - Земля... Цель накрыта.

Опять гул, опять разрывы.

- Я - Земля, я - Земля! - кричал Смугляк.

Земля снова дрогнула, лес осветился огромным заревом. Это взорвался склад боеприпасов. Начался пожар. Поляна стала красной, потом светлой, как днем. Бомбардировщики сделали второй заход. Фашисты в страхе разбегались в разные стороны. Зенитки замолкли. Кто-то в ужасе надрывно и нервно кричал:

- Хальт! Хальт!

Новые разрывы бомб заглушили голос. Теперь бомбардировщики шли ниже, и Смугляку казалось, что он видит на их крыльях большие пятиконечные звезды. Донесся едкий запах гари. Сильная взрывная волна с грохотом ударила по лесу. Смугляка вместе с рацией отбросило в сторону. В первую секунду он не понял, в чем дело. Голова его отяжелела, тело стало неподвижным. Лес пошел кругом перед глазами.

- Янка! - через силу позвал Смугляк.

Корень не отзывался. Где он? Что с ним? Несколько минут Смугляк лежал молча. Чудилось, будто он проваливается сквозь землю. Склады ярко горели, беспрерывно рвались снаряды и мины. Вскоре мимо Смугляка пробежал немец без пилотки, с растрепанными волосами. Михаил схватился за автомат. Но фашист не обратил на него внимания, побежал дальше к речушке, в село.

- Янка! - снова позвал Смугляк.

Напрягая все силы, он встал на колени, осмотрел рацию. Она не работала. Перевел взгляд на поляну. Склады горели, снаряды и мины продолжали рваться, осколки срубали листья с деревьев, свистели в воздухе. Смугляк попытался ползти. Руки и ноги были как не свои. У расщепленной сосны заметил что-то черное. Пополз туда. И вдруг замер. Возле сосны Смугляк увидел Янку. Пилотки на нем не было, воротник гимнастерки расстегнут. Раскинув руки, он лежал вверх лицом, словно прикованный. Что же случилось с ним? Неужели убит?

- Янка, дорогой! - тормошил его Смугляк.

Корень не отзывался. Михаил снял с ремня фляжку и влил в рот друга немного воды. Тот застонал, разжал губы, жадно глотнул воздух и снова затих, закрыв глаза.

- Ранен я, взводный, - неожиданно и четко проговорил он. - Душно мне, очень душно. Дай воды еще, взводный.

Смугляк вытер рукавом рубашки кровь на лице Янки, с трудом взвалил его на спину, и, тяжело дыша, пополз с ним в сторону, от горящего склада. Вскоре он обессилел и припал к земле. Янка снова застонал. Смугляк отдышался, приподнял голову. Зарево пожара росло, расталкивая темноту летней ночи.

В это время впереди мелькнула человеческая тень. Кто это? Немец? Неизвестный делал короткие перебежки, приближался к Смугляку и Янке. Сопротивляться не было сил. Смугляк закусил губу, уронил голову. Ему теперь все равно, кто приближается к ним: боевое задание выполнено, фашистские склады горели, оглашая лес громовыми взрывами снарядов и авиационных бомб.

Послышались шаги и голос. Изнемогая от сильной боли, Смугляк приподнялся на локтях и увидел перед собой... Максима. Откуда он? Может это только кажется? Подползли еще двое. Надежда на спасение вдохнула в Смугляка силы. Он неловко перевернулся на бок, с усилием, болезненно улыбнулся:

- Как ты попал сюда, Максим?

- А я знал, что вы здесь, - зашептал Максим, кивком головы отбрасывая назад длинные волосы. - Сейчас партизаны помогут вам. Их Палаша привела. Они тоже следили за вами. А тетя Тася на хуторе. Она ждет вас там. Мы всю ночь не спали.

- Спасибо, Максим! Теперь нужно спасать Янку.

- Спасем, дядя Миша. Нас много здесь.

Двое подхватили под руки Смугляка, остальные подняли Янку и быстро затерялись в лесу. Позади, где-то далеко, в темном ночном небе глухо гудели моторы. Это советские самолеты, закончив бомбежку, возвращались на Большую Землю.

*

Партизанский отряд размещался в глубине леса, с трех сторон защищенный непроходимыми болотами. Это была основная база, где находился штаб, склады с продовольствием и боеприпасами, медицинский пункт и пункт связи. Выход из отряда был только на северо-запад, в лес, подступы к нему минированы и обнесены проволокой в три кола. У самой тропинки ютился дзот, а над ним, под роскошной кроной столетнего дуба, была оборудована специальная вышка для постоянного наблюдения за большаком, по которому ежедневно передвигались фашистские войска и машины с грузами.

Отряд занимал большую площадь. От наблюдательного пункта и до самой серой Балки виднелись холмики землянок, временные лагерные палатки и просто шалаши. Три раза фашисты пускали карательную экспедицию против партизан, и три раза она была отброшена. Наконец, гитлеровцы решили уничтожить народных мстителей с воздуха. Узнав о намерении врага, партизаны немедленно перешли значительно глубже в леса, к Медвежьему броду, куда не ступала еще нога человека.

Через день после ухода партизан лесной массив у трех болот подвергся жестокой бомбежке. Песчаная земля, покрытая толстым слоем перегноя и хвои, была изрыта глубокими воронками, деревянные постройки сожжены, кругом лежали изуродованные деревья с обломанными кронами и с вывороченными корнями.

Теперь, когда фашистские войска были остановлены на Волге и немецкая авиация перебрасывалась на решающий участок фронта, партизаны переехали на это старое, насиженное место. Отряд был уже во много раз больше и опытнее. Ископанная площадь у трех болот заново расчистилась, приняла прежний вид и порядок. Опять появились палатки и деревянные постройки. Только у самых болот, в тени векового леса, все еще зияли огромные воронки от бомб, наполненные вешними водами и тиной.

В одной из землянок партизанского лесного городка третий день лежал раненный в бок Янка Корень и контуженный Михаил Смугляк. Янка не приходил в себя. Медицинское вмешательство не помогало ему, переправить его на Большую Землю не было никакой возможности. Смугляк сильно заикался, но чувствовал себя уже значительно лучше. Тревога за жизнь Янки угнетала его, усиливала душевные и физические страдания. Между их койками сидела уставшая и озабоченная медсестра Тася Бушко. На ней была военная форма, чистая и тщательно отглаженная, широкий армейский ремень перехватывал тонкую талию, а из кармана гимнастерки выглядывал синий кончик носового платка.

Тася почти не выходила из землянки. Михаил смотрел на нее влюбленными глазами, вспоминал веселые донбассовские вечера, танцы в шахтерском клубе, а потом дни тяжелой, не совсем обычной разлуки. Нет, нисколько не изменилась Тася! Та же скромность и застенчивость, те же светло-голубые глаза и маленькие губы. Милые голубые глаза! Чего они только не увидели за прошедшие годы войны!

Михаил несколько раз пытался заговорить с Тасей, но надоедливый шум в ушах и заикание мешали ему. Тася понимала Михаила по взгляду. Брала его слабую руку и, низко склоняясь над ним, говорила:

- Потом поговорим, Миша, потом!

Часто в эти дни в землянку заходил комиссар отряда. Стройный и подтянутый, с внимательными согревающими глазами, он располагал к себе людей, вызывал на откровенные разговоры. Кадровый политработник Советской Армии, много читавший, видевший и переживший, умел находить дорогу к сердцу человека. Ему было лет тридцать пять, но на висках его уже виднелась проседь, черные, когда-то красивые волосы начали редеть. Однажды, увидев, а скорее почувствовав материнскую заботу Таси о Смугляке, он взглянул на ее печальное лицо, спросил коротко:

- Знакомый?

Тася опустила голову.

- Больше, - ответила она.

От взгляда Смугляка не могла ускользнуть едва уловимая перемена на лице комиссара. Теплота его зеленоватых глаз вдруг остыла, на высоком лбу показались мелкие морщинки, лицо помрачнело, и на чисто выбритых щеках загорелись маленькие розоватые огоньки. Но все это было мгновенным. Когда Смугляк снова поднял на него глаза, лицо комиссара уже улыбалось, было прежним, располагающим. Взглянув еще раз на Смугляка и Корня, комиссар поднялся со скамьи и, направляясь к выходу, проговорил:

- Берегите их. Это бесстрашные люди.

"Наверное, ему нравится Тася" - подумал Смугляк, когда комиссар скрылся за дверью землянки. Но эта мысль ушла так же быстро, как и пришла. Через минуту он уже думал о другом. Еще в подразделении Смугляк слышал, что к партизанам прилетают самолеты, доставляют необходимые грузы, забирают тяжело раненых и снова возвращаются на Большую Землю, пользуясь темнотой ночи. Но здесь за три дня он не услышал ни одного слова о самолетах, об эвакуации опасно раненых. Значит, у партизан нет площадки и условий для приема машин. Придется лечиться здесь. Смугляк скоро забылся.

К вечеру Янка пришел в себя. Все ему здесь казалось чужим, незнакомым. Холодными, поблекшими глазами он смотрел на потолок землянки, на стены, койку Смугляка, на медсестру и совершенно отчетливо, хрипловатым голосом спросил:

- Ты тут, взводный?

- Здесь, Янка, здесь, - заикаясь, с трудом ответил Михаил.

- А как боевое задание?

- Выполнено, Янка. Фашистские склады уничтожены.

- Я так и думал. Но я, наверно, не выживу, взводный. Очень тяжело мне.

- Что ты, Янка! - приподнялся на койке Смугляк. - Ты будешь жить и воевать еще. Не думай о смерти.

- Нет, взводный, - совсем тихо и грустно продолжал Янка, - я уже не жилец. Умру - не сообщай матери. Пусть она ждет меня. Так лучше будет. А теперь, Миша, слушай и запоминай...

Он проглотил слюну и вопросительно посмотрел на Тасю. А когда медсестра отвернулась и присела к окну, Янка с болью откашлялся, опять проглотил слюну и снова заговорил, словно диктуя:

- В нашем медсанбате работает Фаина Михайловна Прошина. Я рассказывал уже тебе. Это хороший друг, с нежной и благородной душой. Уцелеешь - найди ее и скажи: умирая, я думал о ней. Понимаешь, Миша, я люблю ее.

После этих слов он затих, закрыл глаза. Тася подошла к его постели, взглянула на безжизненное лицо.

- Он опять потерял сознание.

Ночью Янка умер. Тася сложила его руки на груди, всхлипнула. Михаил проснулся, поглядел на Тасю и без слов понял все. Много он видел смертей на фронте, не раз обливалось кровью его сердце, но смерть Янки ошеломила его. Уткнув лицо в подушку, Смугляк зарыдал, как осиротелый ребенок. Тася присела на край его койки и сказала как можно спокойнее:

- Его нельзя было спасти, Миша. Осколок снаряда распорол ему бок и остался в легких. Янка был сильным человеком. После такого ранения другой не прожил бы и минуты. Успокойся, Миша.

Смугляк продолжал рыдать, содрогаясь всем телом.

В полдень Янку похоронили.

На опушке леса, между двух высоких ив, приютился маленький холмик могилы. Внизу простирался великолепный белорусский пейзаж: лес, поле и снова лес. Чуть левее по пригорку рассыпалось родное Янкино село Лужки. Там он родился и вырос. Там живет его мать. Там она будет ожидать своего сына до тех пор, пока неотвратимая смерть не закроет ее добрые, многострадальные глаза.

Смугляк не мог проводить в последний путь своего друга. Его состояние здоровья резко ухудшилось, щеки и глаза совсем ввалились, губы потрескались. Он плохо спал, мало ел. Лежал и думал. Это сильно тревожило Тасю. О чем он думал? Нужно как-то отвлечь его. И она начинала рассказывать ему о Донбассе, вспоминать дни беззаботной юности.

Тасе казалось, что Михаил внимательно слушал ее. На самом деле мысли Смугляка летели туда, в тесную фронтовую землянку, к дорогим друзьям и товарищам. Как-то они там? Наверное, ждут его и Янку и ничего не знают о смерти Янки. Сидят теперь в землянке и, может быть, скучают по Янкиным песням, его задушевной игре на двухрядке. Янка, Янка! Никто уже не услышит твоего озорного голоса, не расплескает твоя певучая двухрядка задорного и милого перебора!..

- Тасенька! - вдруг позвал Смугляк. - Тася!

- Слышу, Миша. Что ты хочешь?

- А где теперь Степан?

- Не знаю, Миша. В первые дни войны его призвали в армию, а потом ушла и я. Из писем подруг я ничего о нем не узнала. Вскоре попала в окружение, и переписка оборвалась совсем. Кто знает, где он теперь? Может быть, погиб или воюет там, на Большой Земле, а может, здесь где-нибудь в партизанском отряде. Времени-то сколько прошло!

Михаил снова умолкал. Тася ни на шаг не отходила от него. Изнуренная бессоницей и заботами, она следила за каждым его движением, стараясь помочь ему всем, чем только могла. "Как он изменился, как похудел! думала Тася, вспоминая дни его юности на шахте. - И все-таки никакие страдания не сломили его духа. Откуда у него такая сила? Неужели невзгоды войны закалили его так? Нет, теперь ничто не может разлучить нас!"

В тяжелые дни окружения, когда Тася Бушко с группой однополчан, изнемогая, скиталась по лесам без воды и хлеба, комиссар Николай Исаков казался ей необычным человеком. Он никогда не вешал головы, не жаловался на усталость и тяготы. Тася незаметно привыкла к нему, считала комиссара самым близким человеком. Она высоко ценила его выносливость и заботу о людях, постоянное спокойствие и беззаветную смелость в боях. И вот теперь, когда она снова встретила Михаила, образ комиссара как-то потускнел в ее глазах. Она всем сердцем поняла, что Михаил значительно ближе и дороже ей.

- Усни, Мишенька, усни! - шептала она.

Но Михаил уснул только перед рассветом. Он лежал на боку, черные волосы его откинулись на подушку. Дыхание было тяжелым. Из левого глаза на бледную щеку скатилась слезинка и словно застыла.

Михаил видел во сне Янку.

Глава пятая

В лесах Белоруссии снова начиналась осень, мокрая, неуютная. По утрам и вечерам на высоких лесных травах дымились обильные росы, над болотами тяжелой тучей висел густой туман. Лес давно уже оголился и поэтому казался реже. Дожди шли почти беспрерывно. Многие лесные тропы залило водой. Партизаны разведывали новые пути-дороги, готовились к очередным вылазкам.

Во второй половине дня по главной дорожке базы со стороны наблюдательной вышки торопливо шагал широкоплечий человек в желтом ватнике с немецким автоматом. Он выглядел довольно воинственно и бодро. Большие с проседью усы, широкие брюки и высокая шапка, посаженная на затылок, делали человека похожим на запорожского казака. Он вел за руку босого мальчишку. Из землянок на них глядели десятки глаз, как бы спрашивая: откуда?

Мальчишка шел упираясь.

- И чего ты на меня сердишься? - ласково уговаривал его седоусый запорожец. - Еще подумают, избили тебя. А мы своих не обижаем. Мы только фашистов и предателей бьем. А ты что?.. Ну, приведу тебя в штаб, спросят: откуда и куда, и на этом делу конец. Всех посторонних проверяем. Так нужно. А ты сердишься.

- А что мне сердиться на вас, - искоса взглянул подросток на седоусого партизана. - Не держите меня, я сам пойду.

- Ничего, сынок, потерпи.

Вскоре они подошли к штабу.

Маленький, уютный домик, еще пахнущий свежей сосной, находился на отшибе. У дверей штаба стоял часовой. Он лихо козырнул седоусому запорожцу и вместе с мальчишкой пропустил его в штаб.

Было пасмурно и сыро.

В штабе, возле стола, сидели командир и комиссар партизанского отряда. Командир - в кожаной поношенной куртке и в кожаной фуражке, комиссар - без головного убора, в гимнастерке защитного цвета, на воротнике которой еще до сих пор виднелись отпечатки петлиц, пересеченные полосками шпал. Руководители отряда были заняты и не обратили внимания на вошедших.

- Немцы вывозят скот, - озабоченно говорил комиссар, затягиваясь дымком самосада. - Разведчики сообщают, что три груженых эшелона уже готовы к отправлению.

- Знаю. Я уже послал людей, - сообщил командир. - На эшелон по группе. Три засады будет. Одной не удастся пустить эшелон под откос, другая выполнит эту задачу. Люди опытные.

Комиссар затушил окурок.

- Значит, все в порядке. Теперь еще один вопрос. Два месяца тому назад на совхозной усадьбе был уничтожен фашистский склад с боепитанием и снаряжением. Как известно, наводкой самолетов на цель руководили армейские разведчики - Смугляк и Корень. В то же время кто-то шлепнул лужковского полицая Рудя, который выдавал гестаповцам наших партизан. Сейчас фашисты ведут следствие. Они считают, что все это сделано руками лужковцев. В селе проводятся поголовные допросы. Гестаповцы угрожают стереть с лица земли это село. Положение серьезное. На дворе зима.

- За действиями фашистов надо внимательно следить, - задумчиво проговорил командир и обратился к седоусому, который только что привел мальчишку. - Срочное что-нибудь у тебя?

- Срочного ничего нет, - спокойно ответил Иван Андреевич. - Мальчишку вот наши дозорные в лесу задержали. Опросить бы его надо, кто он и откуда, как забрел к нам?

Командир посмотрел на босоногого подростка.

- Ну-ну, проходи сюда, земляк, и садись, - приветливо заговорил он, указывая место подростку возле стола. - Что это у тебя глаза-то такие красные? Плакал? Кто же тебя обидел?

- Никто не обидел, - смело ответил мальчик. - Напугался я. Иду, а ваш солдат в фашистском мундире налетел на меня. Я думал, это немец, потому и напугался. Надоели они мне.

Командир громко расхохотался.

- Зря ты напугался. Пора уже отличать своих от чужих. Ты, видать, смелый, смышленый. Так, значит, задержали тебя? И куда ты шел?

- К вам шел. С хутора я, Максим Ярошок.

- Ну, если ты пришел, Максим, значит, говори: по какому делу, что тебе от нас нужно?

Тон командира понравился подростку. Совсем осмелев, он заговорил серьезно, как взрослый:

- Горе у меня. Позавчера приехали на машине фашисты, сожгли наш хутор, забрали корову и лошадь, а сестру Палашу на работу в Германию отправляют. Когда ее уводили, она сказала мне: "Иди, Максим, к тете Тасе". Вот я и пришел. Хочу видеть тетю Тасю.

Все молчали. Командир начал закуривать, комиссар сосредоточенно смотрел куда-то в сторону, а Иван Андреевич переминался с ноги на ногу, покашливая. Командир выпустил изо рта густой синеватый дымок, снова взглянул на подростка.

- Да, горе у тебя большое, Максим, - сочувственно проговорил он, наморщив высокий лоб. - Но нужно крепиться. А вот тетю Тасю я, признаться, не знаю. Она у нас в отряде что ли? Говори-ка толком.

- У вас. Лекарем работает.

- Это он о Тасе Бушко говорит, - вмешался в разговор комиссар, поднимаясь со скамьи. - Есть у нас такая. Только врачом работает не она, а Никонов Андрей Семенович. Бушко - медсестра. Ты откуда же ее знаешь?

- Она у нас жила, когда из окружения выходила. Ранена была.

- Ах, вот как! Сразу бы так и сказал. - Комиссар подвел Максима к окну, показал: - Вон, видишь дымок над землянкой? Тетя Тася как раз там и живет. Увидишься с ней, потом к нам заходи, поговорим еще. Хорошо? Проведите его, Иван Андреевич.

И вот они у землянки. Иван Андреевич попрощался с Максимом, посоветовал ему не опускать головы и направился к выходной тропинке. А Максим постоял у дверей, прислушался, потом застегнул воротник рубашки, постучал:

- Можно?

- Заходите, кто там? - послышался знакомый голос.

Тася сидела у окна, читала книгу. Максим вошел, по-хозяйски оглядел землянку: маленькая койка, покрытая серым одеялом, на подоконнике цветы в консервных банках, на столе тетради и медицинские инструменты. В землянке тепло, чисто, уютно.

- Хорошо у вас, тетя Тася, - вдруг проговорил Максим, отступая от двери.

Тася удивленно воскликнула:

- Максим? Дорогой мой, как ты попал сюда? - она по-матерински обняла его, поцеловала в лоб, усадила рядом. - Ну, говори, с какой вестью пришел? Не беда ли какая случилась?

- Палаша приказала идти сюда.

- А где она? Здорова ли?

- Здорова. Только фашисты увели ее, хотят в Германию отправить. А хутор сожгли. Нам, говорят, не нужны привалы партизанские...

Глаза девушки затуманились слезами. Максиму стало жаль ее. Он вытащил из-за пазухи какой-то сверток в черной тряпочке, подал его Тасе.

- Это письмо дяди Миши.

Лицо, Таси повеселело.

- Откуда ты принес его, Максим?

- Дядя Миша у нас жил на хуторе. А когда уходил, сказал, чтобы я сберег это письмо и потом передал вам.

Тася взяла письмо, прочитала.

- А ты хотел бы видеть дядю Мишу?

- А где я его увижу? Он же умер, говорят.

Тася снова обняла Максима.

- Нет, нет Дядя Миша жив и здоров. Теперь он служит в нашем отряде. Вечером ты его увидишь. А кто тебе сказал, что он умер?

- Палаша. От раны, говорит.

- Это Янка от раны умер, товарищ дяди Миши.

- Я его тоже знал, - опустил глаза Максим. - Они у нас на хуторе вдвоем жили. Дядя Миша учил меня на рации работать, а дядя Янка автоматом владеть. Веселый такой! У него мать в Лужках живет. Палаша ее знает. Старушка уже она.

- Да, да, я знаю. Только ты, Максим, помни: увидишь ее - не говори о смерти Янки. Он просил нас об этом.

- Ладно, - грустно кивнул головой Максим.

- А где вы были, когда фашисты хутор зажгли? - спросила Тася, вспоминая о Палаше.

- Мы спрятались в лесу.

Они долго разговаривали. Тася накормила Максима, расспросила, как он думает жить дальше. Ничего утешительного не сказал ей Максим. Нет у него ни родителей, ни угла своего. Вечером они вместе побывали в штабе отряда, поговорили с командованием и вернулись оттуда довольные и веселые.

Максим оставался в партизанском отряде.

*

Михаил Смугляк не вернулся в этот вечер на базу. Прошли уже все сроки, а из района предполагаемой диверсии - никаких вестей. Командование отряда забеспокоилось. На лесной участок железной дороги были высланы разведчики, но они попали под обстрел полицаев и через час вернулись, так и не узнав, в чем дело.

После многих догадок командир и комиссар партизанского отряда пришли к выводу, что группа Смугляка напоролась на фашистскую засаду и теперь... Что с ней теперь? Кто-то из партизан слышал, что примерно в одиннадцать часов вечера западнее полустанка произошел сильный взрыв, а потом в течение пятнадцати минут продолжалась перестрелка. Нашли партизана, и он еще раз подтвердил это. Значит, диверсия все-таки произошла. Что же тогда случилось с подрывниками?

Заложив руки за спину, командир несколько раз прошелся от стены к стене, затем присел к столу, вопросительно взглянул на своего заместителя, сказал коротко и твердо:

- Утром выяснить все подробно.

- Ясно, товарищ командир!

Долго они еще сидели при замаскированных окнах, разговаривали, ожидая известий. Наконец, часа в три ночи в двери штаба протиснулся высокий человек, растрепанный и мокрый. В одной руке он держал разбитый автомат, в другой - шапку, сильно измятую и запачканную в грязь. На его левом плече сквозь синюю стеганку просачивалась кровь, мокрые волосы прядями спускались на глаза. Это был подрывник Егор Большаков, много раз проявивший себя на боевых заданиях. Он тяжело опустился на грубую скамейку, измученными глазами посмотрел на сидящих и попросил хрипло:

- Расстегните на мне стеганку, душно.

- Что с вами? - спросил его комиссар.

Большаков ничего не ответил. Ему дали воды. Подрывник был ранен в плечо и шею. Несколько минут он сидел с закрытыми глазами, будто окаменелый. Командир отряда пытался заговорить с ним, но Большаков находился в забытьи. Принесли самодельные носилки, чтобы отнести подрывника в санитарную землянку. Уже в дверях, когда его выносили из штаба, он поднял отяжелевшие веки и словно во сне проговорил:

- Это обходчик!.. Это он предал нас!..

Через час пришли еще двое, а перед рассветом приполз и Смугляк, без сапог, промокший до нитки. Партизаны затопили маленькую железную печку и раздели его. Комиссар налил ему граммов сто спирта. Смугляк разогрелся. Синева сошла с его лица. Он пододвинулся к столу, черные глаза заулыбались:

- Ну и выкупался я, - глухо сказал он, поглядывая на красноватый бок печки. - Три часа в болоте пролежал. Давно не принимал такой ванны. Сапоги засосало в трясину, еле ноги вытянул. Ребята, значит, вернулись. Хорошо!

- А как с эшелоном? - спросил командир.

- Эшелон под откосом, товарищ командир отряда, - снова черными глазами улыбнулся Смугляк. Потом склонил голову и сказал уже серьезно. Обходчик немного подвел нас. Перепугался старик: в последнюю минуту сигнал тревоги дал.

- Сознательно?

- Не думаю. Надо будет поговорить с ним. Наверное, о семье подумал. Она ведь на разъезде живет.

Командир отряда поднялся.

- Проверить и доложить!

Железнодорожный перегон - от полустанка до районного центра - фашисты считали неприступным. Он находился метрах в ста от леса, усиленно охранялся взводом полицаев и двумя курсирующими броневиками. Как раз в этом месте Смугляк и решил произвести диверсию. За день до вылазки он встретился с обходчиком и предупредил его, чтобы он не обращал внимания на подрывников, когда они будут закладывать взрывчатку под рельсы. Старик долго не соглашался. "Боюсь я", - бубнил он. Но потом подумал, взвесил все доводы Михаила и сказал удрученно:

- Делайте, мешать не буду.

На другой день ровно в десять часов вечера группа Смугляка была уже на месте. В двух точках подрывники подложили взрывчатку под рельсы и отвели шнуры в сторону засады. Для того, чтобы обезопасить жизнь обходчика, партизаны связали ему руки и ноги и, заткнув тряпкой рот, положили возле путевого столба. Все шло хорошо. Но перед самым подходом поезда старик не вытерпел, языком вытолкнул изо рта тряпку и поднял шум. Поблизости случайно находились полицаи. Они подбежали к обходчику и развязали его. Старик немедленно зажег красный фонарь сигнала. Но было уже поздно. Эшелон промчался мимо и через две минуты, громыхая и судорожно вздрагивая, полетел под откос.

Началась перестрелка. На место взрыва прибыли еще две машины с гестаповцами. Лес, примыкающий к железной дороге, сразу же был оцеплен; перестрелка усилилась. Партизаны-подрывники рассыпались по лесу, и каждый, как мог, стал вырываться из огневого кольца.

Большаков сразу же был ранен в плечо и шею. Он упал, но силы не изменили ему. Под покровом темноты подрывник пополз на юг, в сторону расположения партизанского отряда.

Смугляк во время взрыва задержался у полотна и отходил последним, стараясь запутать следы. Положение его было серьезным: кругом слышались голоса полицаев и выстрелы. Он не мог сразу понять, где теперь свои, где враги, в какую сторону пробиваться. Рядом с ним туманом дымилось болото, поросшее высокими камышами. "Вот здесь я и укроюсь", - решил он и, раздвигая камыши руками, зашел в самые густые заросли.

Идти было трудно. Ноги засасывала трясина, над головой свистели пули. Пробравшись на середину болота, Смугляк залег между кочек и притаился. Холодно и неудобно, но что поделаешь. Вскоре он услышал лай собаки, шорох. Догадался, что это фашистская ищейка. "Неужели найдут?" Но пес не шел в болото. Бросаясь во все стороны, он попадал на следы партизан, которые уже давно вышли из зоны обстрела.

Послышался раздражительный разговор:

- Не в болоте ли они?

- Едва ли. Ищейка не ведет туда.

- А все же надо осмотреть.

Лежать Смугляку пришлось долго. В лесу и на железной дороге все еще слышались голоса. Фашисты не спешили уходить. Потом со станции прибыли рабочие заменять взорванные рельсы. Значит, придется полежать. Неужели обходчик предатель?

Смугляк продрог уже до костей. Судорога сводила ноги, начиналась небывалая дрожь, зубы стучали. Приближалось утро. Нужно было принимать какое-то решение. И он решил выходить.

Приподнимая над головой автомат, Михаил попробовал вытащить правую ногу. Ничего не получилось: сапог оставался в тине. Обидно и досадно стало гвардейцу. Вот в какую пропасть загнали его фашисты! Что же делать? Отчаявшись, он выдернул из сапог ноги и осторожно, стараясь не шуршать камышами, побрел к лесному берегу болота.

"А где же ребята? Что с ними? Успели ли они вырваться?".

Позади снова послышались голоса и лай собаки.

"Шумите, шумите, - мысленно подбадривал сам себя Смугляк. - Черта я вам дамся! Впереди - лес, а там недалеко наши. Теперь я на суше. Ползи, Петрович, ползи!"

Уже в лесу он сел на бугорок, потер окоченевшие ноги, прислушался. В сосняке было тихо. Значит, опасность миновала. Только вот неприятно в таком виде возвращаться в отряд.

- На войне все бывает, - вздохнул он.

Теперь Смугляк сидел возле горячей печки штаба и подробно рассказывал о ночном происшествии. Партизаны внимательно слушали командира группы подрывников. Они находили действия его правильными и смотрели на него как на героя.

Смугляк отмахивался:

- Что вы из меня Данко делаете! Дайте лучше закурить.

Со всех сторон к нему потянулись руки с кисетами.

Большакову сделали перевязку. Его поместили в самую лучшую в отряде землянку. Остальные подрывники группы Смугляка спали крепким сном в теплом углу соседнего домика, широко разметав руки.

В полдень Михаил был уже на ногах. Чувствовал он себя бодро. Только на руках виднелись камышовые порезы, закрашенные иодом. Смугляк решил обязательно встретиться с обходчиком перегона и спросить его, почему он не сдержал своего слова. После обеда Михаил предупредил командование о своем намерении и поздно вечером, вооружившись автоматом и гранатами, направился на полустанок.

- Часа через два вернусь, - сказал он Тасе.

В половине двенадцатого Смугляк добрался до будки обходчика. Старик не на шутку перепугался. Он сидел у окна и не мог подняться. Его большие, седоватые брови дергались, руки тряслись. И когда Михаил, не выпуская из рук автомата, сел против него, он виновато сказал:

- Не дай сигнала - расстреляли бы меня.

- А вы надеялись на нашу гибель. Тогда и концы в воду.

- Что вы говорите, товарищ, - часто заморгал обходчик, не зная, чем убедить партизана. - Не брал я такого греха на свою душу. Семью пожалел... Вот и получилось так.

- Ясно! - резко прервал его Смугляк. - Рассказывай, чем был загружен эшелон прошлой ночью?

- Зерном и скотом. Часть немцы собрали, использовали, а что не могли подобрать - под откосом осталось. Люди соберут.

- Охрана на эшелоне была?

- Десять человек. Все погибли.

- Немцы не трогали вас?

- Нет. Полицаи рассказали, что я был связан.

Смугляк поднялся, отошел к двери.

- Так вот что, старик, - заговорил он уже тоном приказа. - Завтра же семью переправь к партизанам. После этого получишь взрывчатку и произведешь диверсию сам. Мои ребята научат тебя, как это делать. Фашисты подвозят на фронт военную технику. Вот ты как обходчик и встретишь их. Хватит работать на врага!

Старик еще больше растерялся.

- Значит, все понятно? - спросил его Смугляк. - А теперь выйди и посмотри: нет ли фашистов поблизости. Надеюсь, сегодня ты не позовешь их на помощь?

Вскоре обходчик вернулся, приоткрыл дверь.

- Можно идти, товарищ, - сказал тихо.

На следующий день семья обходчика была уже у партизан. Сам он, пустив под откос эшелон с танками и орудиями, тоже явился под вечер в отряд. Увидев Смугляка, старик с улыбкой доложил ему:

- Задание выполнено, товарищ!

*

Пока Михаил Смугляк после смерти Янки находился на лечении, Тася чувствовала себя гораздо спокойнее, чем теперь, когда он поднялся на ноги и систематически стал выходить на выполнение боевых заданий. Каждую ночь на железной дороге совершались диверсии, в деревнях исчезали фашистские заготовители, на шоссейных дорогах взлетали мосты. Тася догадывалась, чьих это рук дело. Сколько бессонных ночей просидела она возле окна, сколько раз выходила на опушку леса, с нетерпением ожидая возвращения партизанской группы.

Не знал Михаил, как болела душа у Таси. Она боялась потерять друга и остаться снова одной. Разные мысли приходили ей в голову. Вчера Михаил пристрелил фашистского карателя в кабине легковой машины, а потом сам чуть не пожертвовал жизнью, вернувшись в отряд с простреленными полами ватника. Тася мучилась: почему он так часто подвергает себя опасности? Может быть, разлюбил ее? Но у него хватило бы мужества сказать ей об этом прямо. А возможно, комиссар умышленно подогревает в нем безумную храбрость и упорство. Нет ли в этом скрытого и злого умысла?

Да, Михаил мог разлюбить ее. Почти пять лет она не встречалась с ним, а последние два года даже не переписывалась. За это время можно было многое передумать и пересмотреть. К тому же Михаил всего только полтора года знал Тасю. Молодость почти всегда бывает неразборчивой. Не раскаивался ли он в своей первой любви?

Ну, а комиссар? Комиссар давно симпатизирует ей. У него перед войной умерла жена. Он познал семейную жизнь и тоскует о ней. Еще в дни окружения Тася чувствовала большую и искреннюю заботу со стороны Николая Григорьевича Исакова. Он делился с ней последней коркой хлеба, берег, как только мог, в тяжелых условиях окружения. Тася не отвергала его заботы и сердечной внимательности. Но между ними не произошло ничего такого, что могло бы унизить Михаила, ранить его впечатлительную душу. Николай Исаков просто по-человечески любил и продолжает любить ее.

Тася замечала, что комиссар очень хорошо относится к Михаилу. Но почему все-таки он поручает ему, а никому другому выполнение самых тяжелых и опасных заданий? Неужели в отряде нет мужественных и сильных людей? Есть! О их подвигах давно уже знают люди и здесь, и на Большой Земле. Так в чем же дело? Не думает ли Николай Исаков таким образом избавиться от Михаила и расчистить себе путь к сердцу Таси? Нет, этого не может быть! Комиссар отряда порядочный и бескорыстный человек. Он вместе с партизанами выходит на рискованные диверсии, подвергает себя опасности. Плохо подумала Тася о комиссаре, очень плохо! Хорошо, что он не знает об этом - стыдно было бы Тасе.

Партизанская медсестра худела на глазах. Врожденная жизнерадостность и общительность тускнели, на лице редко появлялась милая, согревающая улыбка. Партизаны замечали это, но никто из них не подозревал, что Тася жила и продолжает жить тревогами и боевыми делами Михаила. Ей хотелось как можно чаще видеть его возле себя. Но это было невозможно. В суровые дни борьбы Михаил не мог отсиживаться в партизанской землянке. Он придерживался высокого патриотического правила: всегда и везде доказывать на деле, что советские люди были и остаются хозяевами своей земли.

После каждого выхода Смугляка на боевое задание Тася ловила себя на одном и том же вопросе: вернется ли он? Михаил знал о переживаниях девушки, но что он мог сделать, чтобы облегчить ее переживания? Не очень частые и короткие встречи мало приносили ей радости. Она успевала только переменить ему носовой платок или пришить пуговицу, и он снова уходил из отряда.

Однажды на лесной дневке Смугляк сидел на огромном стволе сосны, поваленной бурей, и безотчетно смотрел на молодую березу. Рядом с ним покуривал самокрутку Иван Андреевич Шугай, тот самый "запорожский казак", который не так давно привел в штаб Максима. За три месяца пребывания Смугляка в партизанском отряде Иван Андреевич привык к нему, полюбил его. Он высоко ценил в нем простоту и человечность, безграничную храбрость и удивительную выносливость. Шугай незаметно для себя научился без слов понимать его и вовремя поддерживать всем, чем только мог. И вот теперь, видя командира группы в глубокой задумчивости, он решил заговорить с ним, отвлечь его от тяжелой думы. Затоптав окурок, Иван Андреевич повернулся к Смугляку всем корпусом, полюбопытствовал:

- Скажи-ка, гвардии лейтенант, ты давно знаешь нашу медичку?

Смугляк поднял голову, посмотрел на Шугая:

- Это ты о ком, Иван Андреевич?

- Одна у нас медичка. О Тасе Бушко спрашиваю.

- Тасю давно знаю, - ответил командир группы, предчувствуя в вопросе Шугая что-то недоброе. - Еще до войны в Донбассе познакомились. Она и там медичкой работала. А что, тебя интересует это?

- Комиссар на нее, замечаю, часто заглядывается, вот я и спросил, давно ли ты знаком с медичкой, Смотри, парень, не проворонь... Девушка хорошая, но стоит ли ей скучать?..

- А как Тася к комиссару относится? - поинтересовался Михаил.

Шугай погладил усы, ответил серьезно:

- Как и ко всем. Девушка, видать, хорошего воспитания: с каждым разговаривает, а большего никому не позволяет. Я уважаю таких. Только вот одного я никак не могу понять...

- Чего именно? - насторожился Михаил.

- Очень уж беспокоится она о тебе. Чем это ты приворожил ее?.. Не тем, надо полагать, что голову часто под дурацкие пули подставляешь. Таких героев у нас в отряде хоть пруд пруди. Видно, чем-то другим девушку привязал к себе. Она и вянет теперь.

Смугляк снова задумался. Что он из себя представляет? Сегодня партизан, гвардии лейтенант, а завтра? Опять рядовой шахтер, не имеющий даже законченного среднего образования. А еще? Еще на нем лежит судимость, побег из места заключения и присвоение чужой фамилии. Тася ведь ничего об этом не знает. Не пора ли открыть перед ней карты? Когда-то все равно придется признаться. Не лучше ли это сделать сейчас, когда дороги войны еще не пройдены?

И он решил поговорить с Тасей. В субботний день он остался на базе. Срочных заданий не было. В пять часов вечера, выпив для смелости спиртного, Михаил направился к землянке медички. Девушка, как всегда, тепло встретила его. Она предложила ему грибов и капусты, потом поставила на стол тарелку жареных карасей.

- Откуда все это? - удивился Михаил.

- Максим снабжает меня, - объяснила Тася. - Капусту из Лужков принес, карасей в лесном озере наловил, а грибов в лесу насобирал. Сейчас вот опять ушел сети ставить на ночь. Умный мальчик, учиться бы ему нужно, но какая теперь учеба?

Михаил присел на лавочку.

- Тася, - необычно тихо произнес он, - я поговорить пришел с тобой. Не могу больше скрывать от тебя своей вины.

- Потом, Миша. Поешь сначала.

- Хорошо, Тасенька.

После ужина он подробно рассказал девушке все, что его так мучило и угнетало в последние годы. Опустив голову и не задавая вопросов, Тася внимательно слушала друга. Еще до войны она сомневалась в виновности Михаила. Теперь все прояснилось. Значит, не он убил Гришку Федько, а Степан Ковальчук. Михаил сознательно принял на себя вину товарища, чтобы оградить его семью от страданий, и был осужден на десять лет тюремного заключения с высылкой на север страны. Какое самопожертвование!

Искреннее признание Михаила глубоко растрогало девушку. Слезы душили ее. Она жалела его и в то же время гордилась им. Что касается побега из лагеря заключения, то и в этом Тася не видела преступления. Не в тыл бежал Михаил, а на фронт, навстречу новым лишениям и невзгодам. Не было бы у него и третьей вины, если бы тогда, на формировочном пункте, старший лейтенант внимательно выслушал и понял его. Это он присвоил ему чужую фамилию.

Смахнув со щеки слезы, Тася пожала руку Михаила.

- Честный и сильный ты, Миша! - взволнованно сказала она. - Я таким тебя всегда представляла, за это и люблю!

Михаил смутился.

- Тасенька, как же это! - виновато проговорил он. - Я обманул тебя, обманул суд, а ты оправдываешь. Я во всем виноват.

- Нет! - горячо прервала она Михаила. - Не каждый способен на такие жертвы. Молчи, Миша, молчи!

И она, не вытирая слез, припала к его груди.

*

Осень старела. С дубов и грабов, с осинника и березняка бесшумно падали последние листья. Ветер на лету подхватывал их стайками, по-озорному подкидывал вверх, лихо кружил и, наигравшись вдоволь, оставлял в кустарниках и в жолобках тропинок. Леса опустели, примолкли. Перелетные птицы уже с месяц, как оставили лесные речушки и болота. Мелкие и крупные звери готовились к зиме: расторопно ремонтировали старые норы и логовища, заботливо запасались даровым питанием.

Выполнив очередное боевое задание, Смугляк с группой товарищей не спеша возвращался на базу. Еще перед рассветом они пришли к шоссейной дороге, поставили на мосту мины замедленного действия и теперь отходили к дальней опушке леса, чтобы передохнуть, поесть и дождаться неминуемых взрывов.

Утро было прохладным. Над головой ползли клочковатые облака. Под ногами выступала жижица. Три дня шли проливные дожди. Выбрав на бугорке посуше место, Смугляк бросил к сосне брезентовый плащ, вытер пожелтевшей травой головки сапог, сказал устало:

- Ну, все, хлопцы, перекур!

Их было шестеро. Все разместились на одном плаще, полукругом, лицом к лицу. Егор Большаков вынул из вещевого мешка хлеб и сало, разрезал на шесть равных кусков и каждому вручил свою долю. В это время над лесом послышался нарастающий гул моторов, потом частая пулеметная стрельба. Подрывники подняли головы, осмотрелись. Прямо над ними, высоко в небе, закружились четыре самолета. Все поняли, что три мессершмитта пытаются атаковать и сбить одного советского истребителя. Большаков негодовал. Задрав кверху круглый подбородок, он сжимал кулаки и отчаянно ругался:

- Вот, сволочи! Смотрите: трое на одного напали. Где они его перехватили? Собьют, думаете? А ну, крутись, браток, крутись!

Советский истребитель часто вырывался из круга, взмывал за облака и через минуту появлялся снова, атакуя врага сверху. Видимо у летчика был замысел бить противника по одному. Вот уже из мотора среднего мессершмитта выплеснулся огонек. Самолет отвалил в сторону и почти вертикально направился к земле, оставляя позади черную полосу дыма.

- Ура-а! - заторжествовал Большаков, хлопая большими ладонями, словно советский летчик мог его увидеть. - Один есть. Круши их, браток, круши! Пусть знают наших!..

Минуты через две загорелся второй мессершмитт. В небе раскрылся парашют. Фашистский летчик спускался прямо над партизанами-подрывниками. Большаков поднялся и ловко пустился в пляс от радости, не обращая внимания на окрики товарищей, которые продолжали следить за поединком.

- Вот это класс! - продолжал торжествовать Большаков, теперь уже размахивая рыжей шапкой. - Сейчас мы тебя встретим, Ганс Гансович. А ну, поднимайтесь-ка, ребята!

И тут он вдруг заикнулся, попятился к сосне. Прямо перед ним, охваченный пламенем и дымом, падал советский истребитель. Большаков опустил голову, чтобы не видеть трагической гибели храброго летчика. Лицо партизана сморщилось, словно от ушиба. Он прижал руку к сердцу и проговорил полушепотом:

- Вечная слава тебе, братишка!

Но когда Большаков снова поднял голову, он увидел, как из пылающего истребителя отделилось что-то маленькое, черное. Потом раскрылся парашют. Значит, летчик жив. Раскачиваясь из стороны в сторону, он плавно спускался на землю. Теперь уже из груди всех партизан вырвалось громкое и протяжное "ура". Забыв о еде, подрывники разбились на группы и направились к приземляющимся летчикам. На ходу Большаков подумал: "Вот они встретятся!". Немецкий летчик упал недалеко от опушки леса, в кругу поджидающих его людей с автоматами. Это был коренастый блондин лет двадцати пяти. С него сразу же сняли парашют, парабеллум и повели к сосне, где несколько минут тому назад отдыхали и закусывали партизаны. Немец был потрясен: он догадался, что люди, одетые в синие стеганки, - партизаны. Но, увидев на брезентовом плаще куски сала и хлеба, он невольно улыбнулся.

Вскоре подошел и советский летчик, высокий, сильный, примерно таких же лет, как и немец. Широко улыбаясь, он приблизился к недавнему противнику, представился:

- Летчик-истребитель капитан Осадчий!

Немец выпрямился, поднес руку к шлемофону:

- Обер-лейтенант Гофман!

Большаков презрительно отвернулся. Не такой встречи летчиков-неприятелей ожидал он. "Как же это так? - думал боевой подрывник, негодуя. - Час тому назад эти люди старались уничтожить друг друга в воздухе, а теперь на земле пожимают друг другу руки? Я бы сразу заехал в ухо этому проклятому фашисту, хотя бы за то, чтобы втроем не нападали на одного".

Тем временем капитан Осадчий говорил Гофману:

- Крепко вы на меня наседали. Но я, признаться, люблю сложные ситуации. Жалко, вышли боеприпасы, я бы не упустил и третьего вашего друга. Закуривайте, обер-лейтенант!

- Спасибо, спасибо!

Гофман был восхищен смелостью советского летчика.

- Короший летчик! Асс летчик! - говорил он.

В эту минуту недалеко за поляной один за другим послышались три взрыва огромной силы. Резкое эхо широко раскатилось по лесу. Капитан Осадчий повернулся к Смугляку.

- Что это, салют? - спросил он, улыбаясь.

- Бьем фашистов, товарищ капитан, на земле и в воздухе, - пояснил гвардеец. - На шоссе взорвались мины.

- Отчаянно воюете, - снова улыбнулся капитан.

Вечером Смугляк, Осадчий и немец сидели уже в штабе партизанского отряда. Они хорошо поели и теперь спокойно беседовали. Командир и комиссар отряда рассказали Осадчему о своих боевых делах, о связи с Большой Землей и выразили сожаление, что, пока идут осенние дожди, отряд не может принять транспортного самолета из Москвы с грузом и отправить отсюда раненых.

- Придется вам отдохнуть у нас, Аркадий Степанович, - сказал командир отряда летчику-истребителю Осадчему, прикуривая от его зажигалки. - Как только земля подмерзнет, самолет придет обязательно. Тогда мы сможем сразу же отправить вас. На Большой Земле вы нужнее. А мы вот здесь будем помогать вам.

- Благодарю, товарищ майор!

Но летчик-истребитель даже и не помышлял об отдыхе. Отправив шифровку в авиационный полк о своем местонахождении и о двух сбитых самолетах противника, он на второй же день включился в группу Смугляка. Этот воин неба оказался удивительно бесстрашным бойцом и на земле. Он прекрасно знал здешние места. При его помощи группа Смугляка произвела взрыв водонапорной башни на ближайшей железнодорожной станции, а неделю спустя заминировала кинотеатр бывшего лесхоза, куда собирались только "чистокровные арийцы". Восемьдесят шесть отдыхающих гитлеровцев нашли свою могилу под обломками кинотеатра, а старик-сторож, который содействовал своему земляку Осадчему и группе Смугляка в подготовке этой могилы, в ту же ночь перебрался к партизанам.

Рискованные вылазки и боевые дела крепко подружили капитана авиации с гвардии лейтенантом пехоты.

От местных разведчиков Смугляк и Осадчий узнали, что в предстоящее воскресенье, вечером, в бывшем райцентре Боярки состоится необычная свадьба. Молодой немецкий офицер из гестаповцев женится на учительнице-белорусске, работающей на фашистов. На свадьбе будут присутствовать двенадцать полицаев и четыре гитлеровца. Узнав об этом, Осадчий неожиданно громко и заразительно рассмеялся.

- Вот что, Миша, - обратился он к Смугляку, - надо обязательно испортить эту свадьбу. Охрана гестапо на неделю убывает с карательным отрядом. Нам это на руку. Нужно только подобрать человек двадцать смелых ребят. В Боярках я бывал не раз. Пути знаю. С утра сделаем небольшой переход, а к вечеру явимся на свадьбу с подарками. С командиром я договорюсь. Готовь ребят. Согласен?

- Вылазка интересная, - кивнул головой Смугляк. - Но я не совсем понял, почему ты рассмеялся?

- Представил себе физиономии молодоженов, - признался Осадчий, закуривая. - Случай необычный. Идем в штаб.

В выходной день, спозаранку, группа партизан лесными тропинками направилась к Бояркам. Впереди шел капитан Осадчий в авиационном комбинезоне. К девяти часам вечера они прибыли к назначенному месту. На опушке леса летчик повторил боевую задачу каждого партизана. После этого он подошел к Смугляку, крепко пожал ему руку, шепнул:

- Начинаем, Миша.

Свадебное гуляние происходило в школьном помещении. Окна были затемнены, двери закрыты, но пьяные голоса и задорный перебор гармоники просачивались наружу. Партизаны окружили помещение бывшей школы. Смугляк остался командовать отрядом, а Осадчий с двумя товарищами ворвался в двери и прошел прямо к столам.

- Прошу внимания! - повелительно сказал капитан, подняв гранату выше плеча. - В Боярках выброшен воздушный десант Советской Армии. Здание школы окружено. Всем оружие сложить на стол и по одному выйти во двор. За малейшее сопротивление - смерть! Товарищ Большаков, соберите оружие!

В три часа ночи вся празднично одетая свадебная компания была уже в шести километрах от Боярков. Перед переходом лесного участка шоссейной дороги партизаны остановили арестованных. Они отпустили мужчин и женщин, не причастных к предательству, а невесту и жениха, полицаев и четырех гестаповцев повели на суд партизан.

После боярковской операции начались заморозки. В четверг, в двенадцать часов ночи, с Большой Земли прибыл транспортный самолет. Обратно он отлетал ровно в четыре. Из партизанского отряда убывали: капитан-авиатор Аркадий Степанович Осадчий, два артиллериста, бывших окруженца, и трое тяжело больных. Вместе с ними летел и немецкий летчик обер-лейтенант Гофман.

На взлетную площадку собралось много провожающих. Была тут и Тася, взволнованная, радостная. В последнюю минуту Осадчий растрогался, по-мужски обнял и крепко поцеловал Смугляка.

- Запиши мой домашний адрес, Миша, - сказал он, сдерживая волнение и слезы. - Умирать я не собираюсь. После войны обязательно увидимся. До свидания, дорогие товарищи партизаны! До скорой встречи, мой смелый друг Михаил Петрович!

Михаил долго махал ему шапкой:

- До свидания, Аркадий!

*

Кончался уже третий месяц, как Михаил принял Максима в свою группу. Ему не пришлось раскаиваться в своем решении. Подросток оказался на редкость хитрым и находчивым разведчиком. Худенький на вид и стеснительный, он бродил по окрестным селам под видом погорельца, выслушивал разговоры друзей и врагов Советской власти. Земляки не отворачивались от сына погибшего лесника: принимали его днем и ночью, делились с ним последним куском хлеба. Гестаповцы и полицаи не обращали на Максима никакого внимания.

- Ты прирожденный разведчик, Максим, - говорил Смугляк, провожая подростка в Лужки за новыми данными. - После войны о тебе песни будут слагать. Только не теряй бдительности. Где бы ты ни был, кто бы тебя не встретил, о связи с партизанами ни слова. Понятно?

- Знаю, - кивал головой Максим. - Через два дня вернусь.

В Лужках он решил зайти к сапожнику Ивану Кулешу, который когда-то знал его отца. Сапожник жил широко. Новый дом Кулеша, в четыре комнаты, крытый железом, стоял в переулке. Там почти ежедневно устраивали попойки полицаи. Взлохмаченный и пьяный сапожник узнал Максима, раздобрился, посадил за стол.

- Вот тебе печка, - заплетающимся языком говорил он, покачиваясь из стороны в сторону. - Поешь, потом залезай и отогревайся. А завтра поможешь моему старику дрова пилить. Ну, что же ты, не согласен?

- Помогу, конечно, - ответил Максим.

Поздно вечером полицаи разошлись по домам, кроме старшего, который сидел за столом и тянул самогон из большой кружки. Он уже совсем потерял здравый рассудок: дико орал песни, а потом начал хвастаться своей осведомленностью в секретных делах немецкого командования. Сапожник льстиво улыбался, подливая полицаю в кружку самогон.

- Ты в почете у немца, Григорьевич, в почете, - угодливо говорил он, заглядывая ему в глаза. - Недаром тебя старшим в Лужках назначили. За твое здоровье, Михаил Григорьевич!

Польщенный полицай окончательно развязал язык, рассказал Кулешу, что на Октябрьские праздники гестаповцы собираются "поздравить" партизан усиленной бомбежкой. Нужно только как можно быстрее установить точное расположение их базы. И, стукнув кулаком по столу, озверело заорал:

- На куски разорвем, на куски!

Максим сжался в комок, притих. Притворяясь спящим, он чутко, с любопытством прислушивался к словам болтливого полицая. Тот еще долго угрожал партизанам, пока не охрип совсем. "Когда-то секретарем сельсовета работал, - с обидой подумал о нем Максим, - а теперь вот фашистам зад лижет. Жалко, дяди Миши нет, он бы вытряс паршивую душу с этой толстой морды!"

Прошло два дня, и Максим благополучно вернулся в группу. Он сразу же передал Смугляку разговор полицая, а тот немедленно доложил об этом командованию отряда.

В ночь на седьмое ноября во все стороны леса были направлены партизанские группы. Им было приказано трое суток подряд палить костры. На рассвете в воздух поднялись два фашистских авиаразведчика. Увидев сотни костров на огромной территории, они несколько минут покружились над лесом и улетели назад, в сторону Минска.

Праздничное "поздравление врага" провалилось.

Вскоре после этого в лужковскую церковь фашисты привезли попа. Сначала в Лужках и в соседних селах был проведен сбор вещей и продуктов на ремонт "божьего храма", а через неделю торжественно открылась церковная служба. В первый воскресный день церковь была переполнена. От притвора до амвона вплотную стояли старики и старухи, крестясь и разглядывая лохматого попа. Многие лужковцы задумывались: откуда у фашистов такая забота о верующих?

Отец Никон, серенький и поношенный, слабым голосом умиленно читал многословную проповедь о всемогущей силе Христа, о доброте святых угодников, а потом перешел к заготовкам сельхозпродуктов в пользу немецкого командования. Умные лужковцы многозначительно и хитро переглядывались: вот оно в чем дело! Многие, не дослушав проповеди, выходили на улицу, возмущались и отплевывались. Батюшка быстро перестроился. Он уже говорил о гневе господа бога и о вечном аде за непослушание. Но прихожан все эти наказания не пугали. "Хуже фашистского ада не будет", - говорили они, быстро расходясь по домам.

Слух об этом дошел до партизан. Они поняли, для чего гестаповцам понадобился священник. Поговорив с товарищами, Смугляк решил во что бы то ни стало узнать, как поведет себя в дальнейшем отец Никон. Нужно было подыскать и послать в Лужки своего человека. Остановились на Максиме. Через минуть десять юный разведчик сидел в землянке Смугляка.

- Есть боевое задание для тебя, Максим, - сказал Смугляк коротко. - В лужковскую церковь фашисты привезли попа. Нужно прослушать несколько проповедей. Мы решили послать тебя.

- Не пойду! - запротестовал Максим. - Не нужны мне никакие поповские проповеди. Я не верующий.

- Не упрямься, Максим, - взглянул на него Смугляк. - Это не тебе, а нам нужно. Понимаешь? Завтра надо быть там. Надеюсь, это задание ты выполнишь так же хорошо, как и предыдущие.

- Не пойду! - повторил Максим. - Ребята засмеют меня. Богомол, скажут. А я учиться после войны буду.

- И все-таки нужно идти! - строго сказал Смугляк.

Рано утром юный разведчик ушел в Лужки, ни с кем не прощаясь. Вернулся он на базу только в конце недели. Максим трижды побывал в церкви, терпеливо выслушивал скучные проповеди попа. Ему стыдно было толкаться среди стариков и старух, он не раз порывался к выходу, но приказ Смугляка останавливал его.

В субботу вечером он снова сидел в партизанской землянке, подавленный и недовольный. Смугляк молча курил, стараясь разгадать причину мрачного настроения разведчика. Затем он присел с ним рядом, по-отцовски обнял его:

- Ну, чего ты хмурый такой?

- Так, - равнодушно отозвался Максим. - Видели меня ребята в церкви, как я три дня ладан нюхал. Они смеются надо мной. Какой я после этого разведчик? Не пойду больше! Надоело мне брехню долгогривого слушать. Гудит, как разбитый колокол.

- О чем же гудел отец Никон?

- Не гудел, а хрипел, - поправил Смугляка Максим. - Вчера пугал всех, что немцы изобрели страшное оружие и что весной они начнут новое победоносное наступление на большевистскую Москву. А потом сказал, что коммунистам не долго дышать осталось.

- Вот как! - улыбнулся Смугляк. - Поэтому ты и мрачный такой? Ничего, Максим, мы знаем эти "победоносные" наступления. Под Москвой наши воины много синяков фашистам наставили. Много! А бои на Волге! А еще сколько шишек наставят! Нет, им уже не отдышаться. Не они весной в наступление пойдут, а мы начнем доколачивать их, да так начнем, что не успеют березы на кресты вырубить.

Он поднялся и прошелся по землянке.

- А теперь скажи: полицаи были в церкви?

- Ни разу, - ответил повеселевший Максим. - Когда им бывать? Они все вечера у сапожника просиживают, самогонку глотают.

- Это не плохо, - заметил Смугляк. - Не от хорошей жизни они это делают. Янка пустил одного негодяя в расход, и эти того же дождутся, если не одумаются. Завтра, Максим, и мы пойдем брехню поповскую слушать. Возьмем Ивана Андреевича Шугая и еще с пятерку партизан для прикрытия вылазки. Все это пока держи в секрете!

Ночью Смугляк долго не мог уснуть, продумывая план предстоящей вылазки. Разные варианты приходили в голову, но окончательно Михаил решил так: с базы группа выходит вечером, а через два часа прибывает в Лужки. Максим к этому времени проверяет, нет ли в церкви полицаев. После такой разведки Смугляк и Шугай заходят в храм, продвигаются к амвону, остальные остаются у дверей для охраны.

В воскресный вечер все произошло так, как намечалось. Смугляк и Шугай стояли впереди прихожан и усердно молились. Старый поп сразу обратил на них внимание. Смугляка, одетого в немецкую форму, он принял за военного начальника, а Ивана Андреевича, с большими усами, похожими на крылья чайки, за старосту соседнего села. В своей проповеди отец Никон на этот раз говорил о том, что советские войска выдыхаются, что партизаны расходятся, дисциплина упала, приближается "неотвратимый час справедливой расплаты с безбожниками".

- Врешь, сатана! - не вытерпел Шугай, вытаскивая из-за пазухи трофейный парабеллум. - Врешь, черт долгогривый! - повторил он, делая шаг вперед. - Не мы выдыхаемся, а фашисты отощали.

Отец Никон сначала застыл, разинув рот, потом попятился назад и упал. Удивленные прихожане ахнули и снова замолчали, не зная, что делать. Поп скончался от разрыва сердца. А партизаны исчезли из Лужков так же внезапно, как и появились. Никто в селе не пожалел о кончине отца Никона.

Не успел Смугляк передохнуть в теплой землянке, как его срочно вызвали в штаб отряда. Там был только комиссар. Несмотря на тусклый свет коптилки, Михаил хорошо разглядел его лицо. Оно было строгим и недовольным. Неужели что-то случилось? Комиссар предложил Смугляку новую, еще пахнущую сосной табуретку, а сам несколько раз прошелся по комнате.

- Вы, товарищ Смугляк, напоминаете мне моего отца, - наконец, негромко и сдержанно заговорил он, присаживаясь к столу. - У своенравного старика была странная привычка припугнуть соседа-попа...

"Уже знает о вылазке", - догадался Михаил.

- Вся Сосновка, - продолжал комиссар, - только и говорила, бывало, о проделках Григория Исакова. Но мой отец тогда был сугубо гражданским человеком, притом старого покроя. А вы?

Смугляк поднял голову. "Сосновка... Пепелище... Старый Григорий Исаков и... внучка", - промелькнуло в его памяти. Перед ним ожила знакомая картина: обгорелые деревья, грачи, рыжебокая русская печка и старик, подпоясанный обрывком веревки...

- Между прочим, я знаю вашего отца, - сказал Смугляк совершенно неожиданно для комиссара. - И дочь вашу знаю. Хорошая девочка. Вместе когда-то на Сосновском пепелище картошку ели.

Комиссар вздрогнул. Глаза его потеплели, голос как-то сразу стал мягче, роднее.

- Говорите, говорите, - попросил он.

- Это было года два тому назад, - продолжал вспоминать командир группы партизан. - Весной, в самую распутицу, я возвращался из госпиталя в свое подразделение. Недалеко от дороги заметил пепелище, обгорелые деревья. Возле уцелевшей печки копошились старик и девочка. Я подошел к ним. Познакомились. Они угостили меня хорошей горячей картошкой, а я их солдатским хлебом и салом. Старик рассказал мне о сыне-политруке, о вас, а потом попросил меня передать вам привет, если я вас встречу. И вот я вспомнил...

- Спасибо, - взволнованно сказал комиссар. - Я не ожидал этого. Еще раз спасибо! Порадовали вы меня, товарищ Смугляк. Ведь я три года ничего не слышал об отце и дочери.

Он не спеша закурил.

- Ну, а что касается попов, - спохватился комиссар, - то я думаю так: если вы решите еще кого-то из них припугнуть, ставьте нас в известность. Мы же военные люди... Правда, если бы не было этого случая, вы, наверно, никогда бы не вспомнили о моем отце и дочери.

- Возможно.

И они оба улыбнулись.

*

Накануне Нового года Михаил и Тася поженились. Вместо брачного свидетельства партизанский штаб выдал им временную справку за подписью командира отряда, а многолюдную пышную свадьбу заменил совсем скромный обед. Друзья Михаила принесли на общий стол все "неприкосновенные запасы": несколько банок мясных консервов, колбасу, свежую рыбу, наловленную в лесных озерах, и поджаренных зайцев. Иван Андреевич Шугай поставил пять литров трофейного спирта, а Максим принес из Лужков большое ведро соленой капусты и огурцов.

Выпив и закусив, партизаны спели несколько боевых песен, потанцевали. На этом и закончилась необычная свадьба. Но молодожены были довольны. Еще бы! Ведь ни он, ни она никогда не думали, что вот так им придется отметить свою свадьбу - в землянке, затерянной в лесах Белоруссии. Боевые товарищи от всей души поздравили их. Что могло быть дороже и радостнее того в условиях войны!

Когда все разошлись, Михаил сказал Тасе:

- Вот и совершилось то, о чем я долгие ночи думал. Ну, а что дальше? Закончится война, ты вернешься в Донбасс, а меня направят в исправительные трудовые лагеря отбывать последний срок наказания. Снова разлука, безысходная тоска. Перспектива довольно невеселая. Подумала ли ты об этом?

- Подумала, Миша. Но так не должно быть. А если будет, то для меня тоже найдется работа возле лагеря. Пойми, Миша, никакие силы теперь не оторвут меня от тебя!

- Мне тоже хочется всегда быть с тобой. Но война не считается с людскими желаниями, она диктует свои законы. Кто знает, что нас ожидает впереди? Даже завтра? И все-таки, что бы меня ни ожидало, в какие бы условия не ставила меня война, ты будешь со мной, в моем сердце.

- Я верю тебе, Миша. Твоя душа не знает лести и подлости. Прошу тебя только об одном: береги себя. Помни всегда и везде: ты теперь не один. Погибнешь - я не перенесу твоей смерти.

Ровно через неделю после этого разговора Смугляк во главе небольшого лыжного отряда направился в длительную разведку по тылам врага. Михаил должен был не только наладить связь с мелкими группами партизан, но и договориться о совместных действиях в зимний период.

Провожая Михаила, Тася заплакала:

- Помни мои слова, Миша, не рискуй там, где не нужно.

- Все будет в порядке, - успокаивал он жену. - Только ты не падай духом. Не к лицу это партизанке.

- Счастливого пути, Миша! Я буду ждать тебя.

Пока отряд Михаила Смугляка бродил по тылам противника, основная база партизан установила надежную авиасвязь с Большой Землей. В лесу, на льду большого озера, была расчищена посадочная площадка для приема грузовых самолетов. Воздушные корабли приходили два раза в неделю. Они доставляли партизанам почту и автоматы, сахар и взрывчатку, табак и обмундирование. Из отряда Тася написала в Донбасс несколько писем: сестре, знакомым, в том числе и жене Степана Ковальчука Стефе.

Недели через две начали поступать ответы на письма. Земляки сообщали ей обо всем, чем живет освобожденная земля Донбасса. Донбасс мужественно залечивал раны, одна за другой вступали в строй шахты; несмотря на продовольственные трудности, горняки работали не покладая рук, не щадя сил. Особенно взволновал Тасю ответ Ковальчука. Вот что он писал:

"Д о р о г а я Т а с я!

Твое письмо пришло на имя моей жены Стефы, но отвечать на него пришлось мне. Нет уже в живых моей подруги. Ненавистные фашисты осквернили ее женскую честь и она, не стерпев позора, отравилась. Тяжело! Дети остались с моими стариками, которые пережили гитлеровскую оккупацию. Теперь сыновья все время тоскуют о матери, особенно младший. Ежедневно он спрашивает, где она и скоро ли придет. Эти вопросы надрывают мое сердце и без того давно надорванное. Что я могу ответить детям?

Ты, наверное, удивишься, почему я дома? Я уже отвоевал. На Курской дуге меня сильно покалечило, я был отправлен в глубокий тыл и вернулся домой без ног. В сибирском госпитале остались мои ноги. Теперь хожу на протезах. Решил закончить курсы плановиков и пойти на работу в шахтоуправление. Больше я ни на что не годен. Дети и старики перешли на мое иждивение, нужно что-то делать, как-то выкручиваться. Осенью собрали хороший урожай картошки и других овощей. Жизнь стала легче, настроение поднялось.

Ты не представляешь себе, Тасенька, как я обрадовался твоему сердечному письму. Жалко, что ты ничего не написала о Михаиле, видимо, и тебе неизвестно, где он. Несколько раз я пытался разыскать его, но ничего не вышло. Из лагеря даже не ответили.

Недавно ко мне приходил лейтенант из милиции, спрашивал, не имею ли я переписки с Михаилом. Вел он себя подозрительно и грубо. В разговоре намекнул, что Молчков, дескать, был направлен на фронт, сдался в плен и теперь мстит Советской власти. Мне было обидно и тяжело. Я хорошо знаю Михаила и уверен в нем, как в себе. Уж такой человек никогда не станет предателем. Я спросил работника милиции: "Если вы знаете, что он сдался врагу, зачем же пришли ко мне?" Он уклонился от прямого ответа и загадочно произнес: "Я обязан все знать". Нервы мои не выдержали, я схватился за костыли и попросил его немедленно оставить мой дом.

Теперь о самом главном. Только ты не проклинай меня, дорогая Тася. Я решил раскрыть тебе все то, чего ты не знаешь. Дело вот в чем. Не Михаил тогда убил Гришку, а я. Это было совершенно случайно. Я выпил лишнего и не мог стерпеть оскорблений, которые Федько нанес и мне, и моей жене. Михаил в ту минуту подошел ко мне и сказал: "Идем, я буду отвечать за все!" Я не соглашался, но он настоял. Ты ведь знаешь, какой у него характер: сказал сделал. Так и получилось. На суде он всю вину взял на себя, и его приговорили к десяти годам лишения свободы. Совесть мучает меня до сих пор. Я хорошо понял тогда Михаила: он пожалел мою семью, а сам пошел вместо меня отбывать наказание. Мог ли плохой человек поступить так?

Нет, такие люди, как Михаил Молчков, никогда не перекинутся в стан изменников. Он на шахте был лучшим забойщиком и на фронте не уронит чести хорошего горняка. Я верю в это. Обидно, что какой-то глупец оклеветал моего друга.

Не обижайся, дорогая Тася, и не прекращай со мной переписки. Если ты возненавидишь меня за мою откровенность, я погибну. Мне и так невмоготу нести ношу горя. Мужайся и ты. Я по себе знаю, как тяжело жить в лесу, в условиях постоянной опасности. Но ты выдержишь, ты из горняцкой породы. Я готов кланяться тебе в ноги за все пережитое, за твою душевную силу. Не забывай, пиши.

Крепко жму твою добрую руку. С т е п а н".

Много раз перечитала Тася это письмо. Чувства глубокой боли и обиды захватили ее, спазмы рыдания застряли где-то в груди, душили и мучали. Крупные слезы срывались с длинных ресниц и падали на пожелтевший листок бумаги, отчего строчки письма расплывались в фиолетовые пятна.

Тася не могла обижаться на Степана, который остался калекой. Ей просто было горько за Михаила. Где-то его грязнят, презирают и считают изменником Родины, а здесь он под чужой фамилией беззаветно сражается с врагами. Уже трижды ранен и награжден, и никто еще не знает, что в лице этого мужественного человека живут и побеждают двое - Смугляк и Молчков. Теперь он увел маленький отряд лыжников по тылам противника. Уже больше месяца от него никаких вестей. Может, он не раз уже оросил своей кровью лесные тропы?

Тася упала на койку и разрыдалась.

К окну землянки ветер прибивал полусогнутые желтые листья. Кругом ни одного человека, лес, тишина. Тася выплакалась, и ей стало легче. Взяла письмо Степана, присела возле окна. Она словно забылась, целиком ушла в глубокие размышления. Перед глазами проплывали картины прошлого. Вот шахтерский поселок, маленький, уютный. Возле клуба стоят Стефа, Степан и Михаил. Они ждут Тасю, чтобы вместе пойти в кино. Стефа нарядная, стройная, с разгоревшимися щеками. Как хорошо было тогда! Теперь в поселке тихо. Стефы нет, Степан идет на занятия, скрипя протезами, а Михаил? Где он? Скоро ли он вернется к ней? Мишенька, дорогой! Ты чист и светел, как дождевая капля. Никогда и никто не очернит тебя. Ты - орел, ты паришь в синеве неба. Спустись скорее на родную землю, успокой встревоженное сердце своей любимой подруги!..

В конце января разведчики вернулись на базу изнуренные, обветренные. На спаренных лыжах они привезли раненого командира группы. Он был в тяжелом состоянии. Лицо его осунулось, почернело, глаза поблекли, утратив прежнюю живость и теплоту. Смугляк был ранен в пути три дня тому назад при переходе железнодорожной линии. Двое из партизан изорвали свои нательные рубашки и забинтовали ему бок. После этого, сменяясь, они везли его по глухим тропам шестьдесят километров, без медицинской помощи и горячей пищи.

Теперь он лежал безмолвный, прикованный к лыжам. Тася, сокрушенная и тоже безмолвная, склонилась над ним, взяла руку, нащупала еле уловимый пульс. По лицу ее пробежала радостная улыбка.

- Миша! - позвала она. - Мишенька!

Он открыл глаза, чуть повернул голову.

- Это ты, Тасенька? - произнес Михаил слабым голосом. - Все в порядке, дорогая, не тревожься. Задание выполнено... А рана заживет. Только вот бинты присохли к телу. Как они меня сжимают!

Партизаны внесли его в землянку.

- Теперь я долго буду с тобой, - сказал он Тасе.

Так закончился их медовый месяц.

Глава шестая

Во второй половине 1944 года началось сплошное очищение советской земли от фашистских захватчиков. С двадцать третьего июня по десятое августа армия, в составе которой недавно служил Смугляк, победоносно продвигалась на запад. Прорвав сильно укрепленную оборону противника южнее Витебска и под Оршей, сломив отчаянное сопротивление его передовых частей, закаленные в боях соединения совершили героический марш от берегов Днепра до Немана и вышли на государственную границу с Польшей. Позади остались тысячи сел и десятки городов, знаменитые "котлы" и незабываемые переправы через Днепр, Березину и Неман. Ворота на Берлин были открыты. На широких и многолюдных улицах Москвы еще не затих гул кованных сапог и ботинок многотысячной колонны пленных, а войска уже начинали подготовку к новому удару по фашизму - в Восточной Пруссии.

Весь боеспособный состав партизанских отрядов с энтузиазмом вливался в действующие подразделения регулярных армий. Смугляка трудно было узнать в эти дни. Он уже нашел свою часть и переобмундировался. На его новой гимнастерке виднелись три ордена и партизанская медаль. На погонах прибавилось по звездочке. Гвардии старший лейтенант был необычно динамичен, общителен и разговорчив. Тасю зачислили в штат медсанбата дивизии, а Ивана Андреевича Шугая и других седоволосых стариков направили по домам. Старший сержант Егор Большаков был назначен старшиной роты, которую принимал Смугляк.

Они стояли на площади большого села Лужки и оживленно разговаривали между собой. Вскоре к ним подошел Максим с опущенной головой, печальный. Смугляк догадался, что просьба юного разведчика не увенчалась успехом. Приласкал его, спросил:

- Ну, как твои дела?

- Не берут, - ответил подросток, сдерживая слезы, - слишком молод, говорят. А что я буду делать один?

- Не горюй, Максим, - сказал Шугай, шевеля седыми усами. - Работы нам хватит. Поедем вместе в мой израненный Смоленск. Сын у меня погиб на фронте, вот ты его и заменишь. Сначала поучишься, а там и в армию пойдешь. Тогда ты нужен будешь ей. Ну, подними голову! Не люблю, когда смелые люди хныкать начинают.

- Правильно, правильно! - загудели солдаты.

Максим приободрился. А Смугляк, обрадованный только что услышанными словами, крепко обнял старого партизана.

- Спасибо, Иван Андреевич! - сказал он. - За человечность спасибо! Сегодня я убедился, что в нашей стране сирот не забывают, - и, повернувшись к Максиму, добавил: - Хорошего ты отца нашел, мой юный друг! Слушайся его и уважай. Я буду писать тебе с фронта, а ты не ленись отвечать. Пиши и о своей радости, и печали. И тебе и мне легче будет.

- Обещаю писать, - заверил Максим.

В полдень на площади состоялись военные похороны четырех пехотинцев, погибших в день освобождения Лужков. Сюда же перенесли останки мужественного разведчика Янки Корня. У свежей братской могилы были произнесены прощальные речи. Выступил и Михаил Смугляк. Взволнованно и трогательно говорил он о подвигах друга, о его заслугах перед народом и Родиной.

- Прощайте, дорогие воины! - заканчивая речь, воскликнул Михаил над братской могилой. - Прощай, мой незабвенный Янка! Образ твой навсегда останется в моей памяти. Немецкие фашисты дорого заплатят за отнятую у тебя молодую жизнь. Кровь искупается кровью. Твое имя бессмертно. Пусть тебе пухом будет родная земля!

Солдаты и офицеры начали спуск гробов. Торжественно зазвучали медные трубы оркестра, послышался трехкратный салют. Смугляк бросил горсть земли в могилу и отошел к изгороди, где стояла Тася. Вспомнил Янку, загрустил.

В это время к ним подошла высокая, миловидная женщина в форме старшего сержанта. Это была сестра-хозяйка медсанбата Фаина Михайловна Прошина. Большие глаза ее были заплаканными и печальными. Из-под пилотки на плечи опускались огнистые, красивые волосы. Она представилась Смугляку. Михаил нежно пожал ее мягкую руку и передал последние слова Янки. Фаина Михайловна расплакалась, вытирая слезы розовым платочком. Нет, не мертвого, а живого хотелось ей встретить Янку Корня в его родных Лужках.

- Мне сказали, что в этом селе живет его мать, - проговорила Фаина Михайловна, немного успокоившись. - Я думаю, нам следовало бы навестить ее и передать подарок воинов вашей роты и наших медсестер. Старушка, видимо, совсем слегла.

- Пожалуй, так, - согласился Михаил. - Подарок будет кстати. Особенно сейчас. У меня есть для нее кое-какие вещи. Идемте, товарищи! - обратился он к бывшим партизанам и к воинам, которые хорошо знали и горячо любили Янку.

Маленькая, исхудавшая мать без слез встретила товарищей и друзей своего сына. С благодарностью приняла подарки, сказала:

- У меня не осталось слез, я выплакала их. Но хочу сказать вам, сынки: любите жизнь так же сильно, как любил ее мой Янка. Я горжусь этим. Пусть берегут вас от гибели сердца матерей.

Через два дня, когда дивизия пополнилась новыми бойцами, Смугляк проводил Ивана Андреевича и Максима, а сам верхом на партизанском Гнедке выехал принимать стрелковую роту, ту самую, в которой он начал боевую жизнь в лесах Подмосковья. Его сопровождал тоже на коне расторопный старшина Егор Большаков.

Перед закатом солнца они уже были в селе, где располагалась рота. У полуразрушенного домика их встретил стройный и красивый гвардии младший лейтенант. На груди его сиял орден Красного Знамени. Смугляк без труда узнал в нем Колю Громова - сына сибирского охотника, прославленного снайпера. Громов бодро доложил о состоянии дел роты, о ее боевой готовности и, пожимая сильную руку Смугляка, улыбнулся:

- Наконец-то снова вместе. Я очень рад!

- Я тоже рад, Коля. Но почему ты докладываешь мне? Разве тебе известно, что я принимаю стрелковую роту?

- Так точно! - отчеканил Громов. - Позавчера наши солдаты были на похоронах в Лужках и узнали. Янку очень жалко!

Смугляк с любовью разглядывал молодого друга.

- Вырос ты, Коля, - сказал он, беря его за плечи. - Молодец! Ведь не прошло и двух лет после нашей разлуки, а тебя не узнать. За что получил боевой? - взглянул Михаил на орден.

- За снайперскую работу.

- Поздравляю! Ну, а что случилось с командиром роты?

- Гвардии лейтенант Воронков выбыл из строя по ранению, - объяснил Громов. - У него перебиты ноги, и теперь он едва ли вернется в подразделение. А политрук Скиба переведен из роты в батальон. Здоров. Сейчас он в штабе полка. Последние дни командовать ротой пришлось мне. Скажу правду: хватанул горя по самую макушку! Ведь я же снайпер, а не боевой командир. Наш полк первым ворвался в пригород Минска и завязал уличные бои. Город горел. Нужно было и воевать, и тушить пожар. Многие солдаты пообжигали руки и лица. Но фашистов мы все-таки прижали крепко. Многих в плен взяли.

- Значит, личный состав роты хорош!

- Львы, а не воины! - воскликнул Громов. - За исключением одного автоматчика, Шматко. Недоволен я им.

- Как ты говоришь, Шматко? А что тебе известно о нем?

- Он из нового пополнения. Вы его не знаете. Шматко пришел к нам в начале наступления. Очень тяжелый человек. В боях храбрый и выносливый, как тигр, а вот дисциплину не переваривает. Делаешь ему замечание, а он стоит и ухмыляется или забрасывает тебя встречными вопросами. Говорят, он из бывших карманщиков. Судился. Где-то отбывал наказание, потом попал на фронт. Тот "витязь"!

- Сам рассказывал об этом?

- Нет, солдаты дознались.

- Ничего, отшлифуем! - проговорил Смугляк, а про себя подумал: "Уж не Сашка ли Гвоздь?" - Веди-ка меня в расположение роты и знакомь с личным составом. Вы уже поужинали? Тем лучше. Коней передай в хозвзвод полка. Это, Коля, партизанский подарок. А вообще-то немецкого происхождения: трофеи.

Жара спала. Солнце медленно опускалось за холмами. Небо горело. Окрашенный лоскут облака высоко висел над лесом. Смугляк и Громов вошли под навес, остановились. Солдаты сидели на соломе и занимались кто чтением, кто подгонкой нового обмундирования. Увидев гвардии старшего лейтенанта и Громова, они поднялись, приветствуя офицеров. В прежнем положении остался только Шматко. Он сидел в дальнем углу, равнодушно рассматривая какие-то бумажки. Смугляк направился к нему. Солдат не обращал на него никакого внимания. "Он, Сашка", - мелькнуло в голове Михаила.

- Вы что, больны? - спросил Смугляк.

Шматко поднял голову, встал.

- Никак нет! - и застыл на полуслове.

Они узнали друг друга, но сделали вид, что впервые встречаются. Смугляк молча пожал длинную сухую руку автоматчика. Потом повернулся к солдатам, спросил весело:

- Как отдыхаете, товарищи?

- Нормально, - вразнобой ответили солдаты, переглядываясь. - Харчи слишком постные. А так... вообще-то хорошо и спокойно отдыхаем. Когда в наступление пойдем?

- Вот этого я не знаю, - дружелюбно ответил Смугляк. - Когда-нибудь пойдем. Здесь обживаться, видимо, не будем. А вот пока мы находимся на отдыхе, я думаю, не мешало бы нам заняться изучением оружия. Задержки у автоматов часто бывают?

- Век живи, век учись, - отозвался кто-то из темного угла. - Знания никогда не мешают. Давайте позанимаемся.

Побеседовав еще несколько минут с солдатами, Смугляк пригласил Колю Громова и гвардии младшего лейтенанта Павла Кашубу, выполняющего обязанности помощника командира роты, и ушел с ними в домик, который был маленьким штабом подразделения. Разговаривали они долго о прошлых делах и о предстоящих занятиях. А когда Громов и Кашуба ушли, в двери просунулся долговязый Шматко:

- Можно, командир?

- Входи! - ответил Смугляк.

- Ну вот, снова встретились. Могу присесть? Вижу, ты не очень доволен, Ворон? Что ж, можно поступить так: ты меня не знаешь, а я тебя. Сашка Гвоздь на все согласен.

- Как попал в роту, случайно? - спросил Смугляк.

- Нет, вполне сознательно, - серьезно ответил Шматко. - Я был в запасном полку армии и хорошо запомнил полевую почту дивизии и почтовый ящик роты. Ты же дал мне этот адрес, помнишь госпиталь? Еще раз я побывал на больничной койке, и теперь вот здесь. Пусть это тебя не беспокоит. У Сашки Гвоздя нет привычки делиться впечатлениями прошлого. Только ты относись ко мне справедливо, как ко всем. Исключения мне не нужны!

- Брось об этом! - проговорил Смугляк, угощая собеседника папиросой. - В твоем мужестве я никогда не сомневался, но дисциплину нужно повысить. Война еще не закончена, а без дисциплины нет порядка, нет успехов. Истина старая. Давай повоюем, товарищ Шматко.

Шматко поднялся, выпрямился.

- Обязательно повоюем, командир! - ответил он твердо. - Я люблю это дело. Да и на фашистов зол. Разрешите идти?

- Идите, товарищ Шматко.

*

Есть люди, для которых труд, какой бы он ни был, является смыслом всей их жизни. Они не могут праздно провести ни одной минуты. Безделье им кажется чем-то ненормальным, пустым, угнетающим. В труде они находят все: и удовлетворение внутренних потребностей, и содержание прожитого дня, и духовное наслаждение.

К таким людям принадлежал и Коля Громов. С утра до позднего вечера он что-то делал: то читал уставы и наставления, то занимался любимой стрелковой тренировкой, то беседовал с воинами. Никто и нигде не видел его зевающим от безделья.

Громов еще совсем молодой человек, выше среднего роста, плотный, подвижный. Лицо его простое, открытое. Глаза сероватые, всегда сияющие. Нос прямой, подбородок закругленный, с маленькой ямочкой посредине.

Этот сын томской тайги еще семилетним мальчиком вооружался ножом и палкой и начинал мастерить всевозможные мельницы и вышки. Выстругивал охотников и уток, делал замысловатые челны и лодки. Выходил с отцом на охоту и колесил по тайге целыми неделями. Отец научил его стрелять белку только в глаз, чтобы не испортить шкурку, и определять по следам любого зверя, животного, птицу. Он хорошо ориентировался в лесу и, имея в руках только топор, умел построить любое жилье.

Все это очень пригодилось сейчас, на фронте. Громова не изнуряли тяготы войны. Пули его не пролетали мимо цели. Фашисты смертельно боялись русского снайпера.

Сегодня он поднялся, как и вчера, перед самым восходом солнца. Быстро умылся, оделся и вышел из домика, поправляя на ходу командирские ремни и гимнастерку. Смугляк уже сидел в палисаднике у столика, курил. Громов поприветствовал командира и присел рядом:

- Что так рано, Михаил Петрович?

- Не спится, Коля. Знаешь, прошелся вот сюда к речке и подумал: хорошее место для проведения занятий. В нашем распоряжении, видимо, не больше трех-четырех дней. Нужно научить людей окапываться в наступательном бою, преодолевать естественные и искусственные препятствия, лучше освоить личное оружие. Кто знает все это - повторит, кто не знает - научится. Я к девяти часам должен быть у командира полка на совещании. Тебе придется позаниматься со всей ротой. Обед вам привезут в поле. Я скажу Большакову. Оставьте здесь двух дневальных. Кашуба пусть готовится к завтрашним занятиям. С совещания я приду к вам. Все ясно?

- Ясно. Можно поднимать солдат?

- Пусть еще часик поспят, - взглянул Смугляк на часы. - Скоро опять начнутся бессонные ночи. Сделай так, Коля: в полвосьмого - завтрак, в полдевятого - начало занятий.

- Слушаюсь!

Совещание у командира полка продолжалось часа два. В начале первого Смугляк вышел из штаба и направился прямо в поле, к своей роте. День снова выдался солнечным. По сторонам желтели небольшие полоски пшеницы, видимо, частников. Между полосками возвышались подсолнухи, повернув к солнцу круглые, рыжие лица. Михаил размечтался. В это время недалеко впереди послышалась стрельба из автоматов. "Что такое? - остановился он, прислушиваясь. - Боевая стрельба - и как раз там, где рота должна была проводить занятия. Кто разрешил стрелять? Может, из штаба полка дано такое указание? Но ведь я только оттуда? О боевой стрельбе даже не было речи".

Смугляк поднялся на самые носки и поверх пшеницы посмотрел в синеву долины. На сером косогоре он увидел маленькие зеленые фигуры солдат. Это были автоматчики его роты. Они куда-то бежали, падали, снова поднимались и снова бежали. Стрельба усиливалась. "С ума посходили, - подумал Смугляк, бросаясь вперед. - Я им покажу сейчас боевую стрельбу! Что за самоуправство?"

Бежать было трудно. Высокая трава путалась и заплеталась в ногах, пот заливал лицо. Смугляк хорошо знал, что с ротой ушел Громов. Неужели он, дисциплинированный и умный офицер, проявил такую глупую инициативу? Если так, значит, с первых же дней нужно твердой рукой наводить порядок в роте.

Распаленный и взмокший, Смугляк выскочил на холмик и начал не спеша спускаться в низину, к мостику. Стрельба прекратилась. К ручью с западной и северной стороны собирались солдаты. Михаил, задыхаясь от бега и обиды, направился к группе. Ему навстречу поспешил Громов, придерживая ложе автомата подмышкой.

- Что тут такое? - спросил Смугляк, вытирая лицо рукавом гимнастерки. - Кто здесь воюет? Почему?

- Ликвидируем остатки Белорусского "котла", товарищ гвардии старший лейтенант! - доложил Громов, указывая назад рукой. - Вояки фюрера уже восемнадцать дней пробиваются к границам Восточной Пруссии, чтобы влиться в свои недобитые части. Упрямые, как ослы. Ну, мы им дали!..

- Ах, вот оно что! Где же вы их обнаружили?

- Тут вот, в пшенице отлеживались, - кивнул Громов на желтую полоску, раскинувшуюся по косогору. - Двадцать бывших артиллеристов немецкой армии, все с автоматами. А получилось так: в перерыв после занятий ефрейтор Кочин пошел до ветру и случайно наткнулся на них. Фашисты свалили его и начали душить, чтобы не выдать себя. Кочин все же сумел крикнуть. Мы услышали и бросились к нему. Гитлеровцы стали отстреливаться. Я развернул роту и окружил их. Вот и произошел маленький боевой эпизод.

- Отведите их в штаб! - приказал Смугляк.

Занимались еще часа три: преодолевали рвы, штурмовали высоту, учились быстро и надежно окапываться. Все действовали серьезно, как в бою. Вскоре старшина Егор Большаков привез обед. Автоматчики расстелили плащ-палатки на берегу тихой речки, у мостика, расположились вокруг ротной полевой кухни. Приятно покушать на свежем воздухе!.. Ефрейтор Кочин, коренастый, сильный уралец, аппетитно ел гречневую кашу и, не поднимая головы, говорил:

- Спасибо вам, братцы, выручили. Не есть бы мне сегодня этой каши, если бы не ваша помощь. Досадно только. Сорок девять дней я провоевал на Курской дуге, был тяжело ранен, полгода отлежал на госпитальной койке, в строй вернулся. А тут тебе на! За ломаный грош мог погибнуть.

- А здорово воевали на Курской? - спросил Кочина автоматчик Шматко, закуривая после еды. - Говорят, земля под ногами ходила...

- Не говори, брат, - вздохнул Кочин. - Мне эти бои до сих пор снятся. Первые дни пехота почти ничего не делала: одни танки воевали. По четыреста штук сходились на поле боя, расстреливали друг друга, таранили. Авиация даже бомбить не могла, вот как перемешались! Душно было. Артиллерия гремела без продыха. Несколько дней мы солнца не видели: пороховой чад и дым закрывали его. Только за один день, 11 июля, наши подбили 272 танка и 283 самолета.

- Жуть! - воскликнул Шматко. - Выходит, немец большую силу собрал там. Говорят, вся Европа на него работала.

- Так оно и было, - утвердительно проговорил Кочин. - Уже в госпитале я из газет узнал, что на Курском выступе немец расставил 50 дивизий со всеми усилениями. Это значит - около миллиона солдат и офицеров. 100 тысяч орудий и минометов, 2700 танков и самоходок и 2000 боевых самолетов. Вот как! И мы выдержали.

- Сила! А наших, наверно, больше было?

- Считай так, - кивнул головой Кочин, поглядывая на помятые погоны автоматчика Шматко. - Сначала немец, значит, в наступление пошел. Да как пошел! И вправду под ногами земля горела. Наши все держались, перемалывали его силы, а потом сами в наступление пошли. 30 фашистских дивизий уничтожили. Во как навалились! А сколько героев было! Летчик-истребитель Алексей Маресьев в госпитале научился ходить на протезах, а потом летал и бил врага. Вот я и думаю: там, в таком аду, выжил, а тут, на тыловой земле, какой-то вонючий фашист чуть душу мою не загубил. Надо же случиться такому!

- Хватит скулить об этом! - перебил его Шматко. - Не наклал в штаны и ладно. Другой бы обмарался со страха, а ты вот кашу ешь, как за себя бросаешь. Пуля для тебя не отлита еще.

- Выходит так, - потер нос Кочин.

Вечером, когда рота вернулась с занятий, в палисаднике домика автоматчики увидели женщину в военной форме. Стройная и красивая, с русыми вьющимися волосами, она смотрела на цветы и о чем-то думала. Смугляк подошел к ней, взял за локоть, ласкаво спросил:

- Давно здесь, Тасенька?

- Нет, Миша, только пришла. Работы в медсанбате никакой. Меня на два дня отпустили. Хочу побыть у тебя. Можно?

- Конечно! Я очень рад твоему приходу. Познакомься вот. Это Николай Громов, наш знаменитый снайпер, это командир взвода Василий Кашуба, ну, а это старшина Егор Большаков - мастер кулинарного дела. Собственно, он знаком тебе по партизанскому отряду.

- И по окружению, - добавила Тася.

Она вынула из свертка две пары шерстяных носков своего вязания, одну пару подала Михаилу, другую - старшине.

- Примите этот скромный подарок, Егор Семенович, - сказала Тася Большакову с чувством благодарности. - Если бы не вы, я, наверное, попала бы в руки врага и едва ли смогла бы связать эти носки. Зимой они вам потребуются, возьмите.

- Да не нужно, Таиса Федоровна! - отнекивался Большаков, краснея, как девочка. - То, что я сделал для вас, сделал бы каждый. Это долг воина. Правду говоря, я уже забыл об этом.

- Зато я никогда не забуду.

- Ну, спасибо, Таиса Федоровна! Носки что надо!

После этого Тася и Михаил долго сидели на скамеечке палисадника, разговаривали. Тут только она показала письмо Степана Ковальчука, которое получила еще в партизанском отряде. Тогда Тася не хотела, чтобы Михаил волновался и переживал горе своего друга: слишком болен и слаб был Смугляк. Теперь он окреп, твердо встал на ноги, и скрывать от него письмо не было надобности.

Михаил прочитал письмо, задумался.

- Значит, Степан без ног! - наконец проговорил он как-то подавленно и грустно. - Какая трагедия! Жена погибла, сам без ног, а на иждивении дети, старики. Помочь бы? А как и чем? Может, августовскую зарплату послать?.. Напишу-ка я ему.

- Я уже написала, Миша.

- И обо мне сообщила?

- Нет, зачем это?

- Нужно написать. Я твердо решил пойти в политотдел дивизии и рассказать все, в чем я виноват и не виноват. Тяжело мне, Тасенька, жить наедине с совестью. Все равно дальше фронта не пошлют, а на фронте я постараюсь кровью искупить свою вину.

- Ты уже искупил ее, Миша! - твердо заявила Тася. - Война подходит к концу, а после войны вместе пойдем в райком, и ты расскажешь обо всем. Потом, знаешь, Миша... Скоро я буду матерью...

Глаза Михаила засветились радостью.

*

Кратковременный отдых закончился. Гвардейская дивизия снова выдвинулась на передний край, заняв участок между двумя озерами, перед самой границей Восточной Пруссии. В это время линия обороны немцев вклинивалась в расположение наших частей, затрудняя их боевые действия. Нужно было срезать этот клин, улучшить позиции перед самым началом нового штурма. Бои местного значения ничего не давали. Все ожидали боевых действий хотя бы в составе соединения.

В конце октября, рано утром, после мощной артподготовки гвардейская дивизия перешла границу и с ходу заняла небольшой прусский городок Гольдап, который впоследствии фронтовики переименовали в "маленький гольдрап".

Рота Михаила Смугляка наступала в первой цепи и первой вошла в самый центр серого, безлюдного Гольдапа. Перед стрелками открылась необычная картина: по улицам бродили коровы, овцы, свиньи, но никто их не загонял во двор, людей не было. У высокой каменной стены Смугляк заметил единственного старика с белым флажком в руке. Он прижимался спиной к уступу стены. Смугляк направился к нему. Немец поднял флажок и на чистом русском языке сказал:

- В городе людей нет.

- А вы разве не человек? - приветливо улыбнулся Смугляк. - Куда же они исчезли? Вымерли что ли?

- Все бежали туда, - указал старик рукой на запад. - Люди перепуганы. Им сказали, что русские солдаты будут расстреливать всех, кто остался в городе. Это страшно, товарищ!

- Но вы же остались?

- Да. Я не поверил лживой пропаганде, - спокойно продолжал немец, опуская флажок. - Мне уже шестьдесят восемь лет. В 1915 году, будучи тяжело раненным, я попал к русским в плен. Они меня вылечили. Я пробыл в России до 1917 года. И вот живу до сих пор.

- И продолжайте жить! - сказал Смугляк.

Он кивнул головой старику и скрылся за стеной. В это время послышался дикий визг поросенка. Михаил оглянулся. Из переулка прямо на него выбежал Шматко. В одной руке он держал гуся с открученной головой, в другой мешок с поросенком. Мешок шевелился, мешая автоматчику идти. Потом Шматко сообразил: перекинул мешок через плечо и свернул к двухэтажному дому, где стояли пехотинцы и саперы. Смугляк остановил автоматчика.

- Это что такое? - взглянул он на гуся, потом на мешок.

- Харчи, - ухмыльнулся Шматко.

- Нет, это мародерство! - побледнел командир роты. - Вы позорите нашу армию, товарищ Шматко. Подумайте!

Шматко нахмурил брови.

- Зря вы так кричите, - недовольным тоном произнес он, выпуская из рук гуся. - Фашисты отбирали у наших колхозников последнюю корову. Присваивали наш хлеб, уголь, даже чернозем эшелонами вывозили в Восточную Пруссию. Как это называется?

- Так поступали фашисты. А мирное население причем?

- Я думаю, фашисты не от коровы произошли...

- Довольно философствовать, товарищ Шматко, - повысил голос Смугляк. - Не все немцы хотели войны и не все они занимались мародерством. Ступайте в роту. Нужно как можно быстрее выходить на окраину городка. Передайте это всем автоматчикам. Враг закрепляется.

- Слушаюсь!

В вечеру полк, в составе которого находилась рота Смугляка, вырвался далеко вперед, не обеспечив свои фланги необходимым прикрытием. Ночью немцы подтянули свежие силы и отрезали его от других подразделений дивизии. Положение становилось угрожающим. Нужно было ночью же выйти из окружения, сохранив личный состав и военную технику. Завязались жестокие бои. Фашисты не щадили своих солдат, бросая их на подавление наших подразделений. К утру после многократных атак полк выбился из вражеского кольца, почти полностью сохранив боевую технику. Но штаб был разгромлен. Погиб где-то знаменосец части гвардии старший сержант Киселев.

- Никто его не видел? - спрашивали офицеры солдат.

- Нет, - отвечали те. - Он, видимо, отстал.

Лица гвардейцев были мрачными. Все понимали, что без знамени нет части. По положению, полк, утративший знамя, подлежит расформированию. Какой позор! Какое несчастье! Сколько крови и побед осталось за плечами воинов полка! Неужели они не сохранят и не удержат свою былую славу? В подразделениях тяжело переживали это общее горе. Многие опустили руки. Но нашлись и храбрецы, которые изъявили свою готовность разыскать полковое знамя, каких бы это жертв и сколько бы это крови ни стоило.

Командир полка созвал офицерское собрание. Гвардейцы говорили коротко и дельно. Все сошлись на одном: нужно разыскать знамя. Никто - ни рядовые, ни офицеры не допускали мысли, что оно попало в руки врага. Они слишком хорошо знали гвардии старшего сержанта Киселева. Этот воин пойдет на любые муки во имя спасения чести родного полка.

Начались усиленные поиски. Поздними вечерами гвардейцы мелкими группами пробирались в тыл врага, подвергая себя смертельной опасности. Там они находили убитых товарищей и тщательно осматривали их. Перед рассветом смельчаки возвращались в свои подразделения, приносили документы погибших, но знамени не находили.

Так продолжалось больше десяти дней.

Однажды вечером Смугляк вернулся из штаба, забился в темный и сырой угол землянки, прилег. Он даже не слышал, как вошел Шматко и растопил маленькую походную печку. Когда дрова разгорелись и розовое пламя осветило землянку, Шматко подошел к командиру роты, сел рядом на деревянную койку, закурил.

- Слушай, Ворон, - дотронулся он до плеча Смугляка. - Я догадываюсь, о чем ты думаешь. Не переживай, я найду знамя!

Смугляк словно очнулся.

- Ты найдешь знамя? - удивился он.

- Да. Клянусь предками - найду. Но для этого нужны...

- Что же для этого нужно?

- Пистолет и чекушка водки.

Смугляк еще больше удивился, поднялся с койки.

- Интересно! - проговорил он, внимательно рассматривая Сашу. Пистолет - понятно для чего нужен, а водка?

- А водка для укрепления нервов, - по-своему объяснил Шматко, глядя прямо в глаза командира. - Я себя хорошо знаю, Ворон. Когда в мою утробу попадает 250 граммов, я становлюсь осторожнее, сильнее и зорче.

- Хорошо, через час получишь ответ.

Было уже поздно. В лесу падал надоедливый мокрый снег. Смугляк вышел из землянки и направился в тыл. Он спешил к командиру полка. Тот встретил его вопросительным взглядом. Командир роты без лишних слов передал гвардии полковнику весь разговор со Шматко и коротко рассказал о деловых качествах этого воина. Полковник несколько минут подумал и, закуривая, решительно сказал:

- Что ж, давай рискнем.

На следующий день, поздно вечером, Шматко вышел из подразделения, через полтора часа он преодолел передний край противника и благополучно выбрался на широкую лесную поляну, где несколько дней тому назад гвардейцы так яростно и стойко отбивали атаки врага. Погода была мрачная, как и вчера. В разрывы черных, тяжелых туч изредка выглядывала полная желтоватая луна, отбрасывая мертвый свет на замолкнувшую поляну. Шматко сливался с землей. Он уже осмотрел десятка два трупов, но знамени не обнаружил. "И все-таки знамя тут, знамя с мертвыми воинами", - подумал автоматчик.

Недалеко в стороне прошел взвод немецкой пехоты. Шматко припал к трупу, затих. Гитлеровцы проследовали дальше. Они шли или подменять какое-то подразделение, или усиливать его.

Еще через час Шматко уже ползал по опушке леса. Позади знакомо постукивали пулеметы, в черное небо поднимались ракеты, ярко освещая передний край. Снова показалась луна. Автоматчик прилег и сразу же увидел впереди себя труп в серой шинели. Подполз ближе, осмотрелся. Лес молчал. Труп лежал между обломками дубов, на краю бомбовой воронки. "Кто-то из наших", - решил Шматко, подползая еще ближе к убитому. Луна на несколько минут скрылась. А когда она показалась снова, гвардеец уже расстегнул шинель на мертвеце и бережно снимал с него знамя, облитое кровью.

- Я донесу его, донесу! - шептал Шматко, обращаясь к застывшему знаменосцу. - Прощай, гвардии старший сержант! Мы скоро придем сюда, мы по-братски тебя похороним. Прощай!

Перед рассветом мокрый и ослабевший Шматко вошел в землянку Смугляка, поддерживаемый двумя автоматчиками. Ноги плохо слушались. Он опустился на койку и проговорил устало:

- Знамя на мне, снимайте.

На этот раз Шматко спал больше суток.

*

В боях Михаил Смугляк постепенно забывал свое прошлое. Собственно, об этом и думать некогда было: с утра до вечера и с вечера до утра он находился в роте, давал нужные указания, вместе с автоматчиками питался и спал в одной землянке и очень часто уходил с ними в боевое охранение переднего края. Солдаты привыкли к своему командиру: при нем делились между собой самыми сокровенными думами и мечтами и даже читали глубоко интимные письма.

Как-то вечером ефрейтор Борис Кочин получил письмо от дальней и, по его словам, доброй родственницы, которая сообщала ему, что его молодая жена, Машка, уже долгое время путается с хромоногим бригадиром колхоза, с Акимом Тяпиным, и что недавно она тайно выжила четырехмесячный плод, потом заболела и чуть не скончалась. А он, хромой кобель, для войны не годился, а брюхи набивать бабам приспособился, не подумал даже отвезти тогда Машку в районную больницу к специалисту-акушеру.

Прочитав письмо, Кочин вознегодовал.

- Пусть она не ждет меня! - сердито сказал он, разрывая письмо на мелкие кусочки. - Сегодня же напишу шлюхе: сматывайся из моего дома ко всем чертям рогатым!

- Правильно! - послышался хриплый голос в углу нар. - На кой хрен такая потаскуха нужна солдату!

- Не рубите с плеча! - вмешался в разговор Смугляк, сбрасывая пепел папиросы в желтую пепельничку, сделанную из гильзы снаряда. - Ты проверил факты, Кочин? Нет. Тогда чего же ты рвешь и мечешь? А может, твоя родственница слишком сгустила краски, насплетничала? Скажи-ка откровенно, кто она такая?

- Тоже солдатка, - буркнул Кочин.

- Так и знай: не поделили "хромого кобеля", - язвительно хихикнул Шматко, приподнимаясь на нарах, застланных соломой. - Тут и проверять нечего, товарищ командир роты. А потом, для чего молодой бабе томиться? Если, скажем, есть возможность обменяться удовольствием, почему бы и не обменяться? Говорят, воздержание вредно.

- Не мели, мельница! - огрызнулся Кочин.

- А ты не прикидывайся обиженным щенком, - уже слезая с нар, проговорил Шматко. - Ты что, воздухом питаешь свои... эти самые потребности?.. А кто консервы носил вдовушке, когда мы на постое в селе Зарубцы были? Даже у меня банку занял.

Кочин побагровел, заерзал на нарах.

- Врешь ты, как баба, Шматко!

- Тише! Я с детства врать не умел, - отрезал Шматко, обращаясь к усатому автоматчику. - А ну-ка, скажи, усач, правда это или неправда? Ты у нас всегда правду говоришь.

- Было дело, чего там! - подтвердил усач.

- А ты что, за ноги меня держал? - напустился на него Кочин.

- За ноги не держал, а видел, - спокойно ответил усач, из-под лба глядя на Кочина. - В огороде-то, вспомни-ка... Чуть не наступил тогда на вас... А ты отпираешься.

Раздался смех. Кочин съежился.

- А ну, довольно! - оборвал Смугляк автоматчиков. - Нашли тоже тему для разговоров. Семейное дело - это личное дело каждого. Кочин взрослый человек, сам способен решить, как ему поступить. Я бы, например, написал прямо жене: так, мол, и так, до меня дошли слухи о твоем плохом поведении. Если это правда - напиши, как расценивать твои поступки и как ты сама их расцениваешь? Получив ответ, можно принять тогда верное решение.

- Вообще-то оно так, - проговорил усач. - А как Кочин думает? Может, действительно, родственница-то поднаврала?

- Сегодня напишу, - вздохнул Кочин.

На рассвете полк был заменен и выведен с переднего края в тыл для пополнения. Рота Смугляка передвинулась на левый фланг и разместилась на окраине города, возле огромного военного склада фашистской армии. С двумя соседними саперами старшина Большаков проверил помещение склада, нет ли там мин. Потом осмотрел, какие материалы находятся на хранении. На складе были большие запасы бельевого полотна, байковых одеял, хромовых заготовок для обуви, тюков зеленого сукна и плащей разных размеров. Автоматчики пронюхали о таких трофеях и изъявили желание направить домой посылки. Старшина сразу же пошел к командиру роты. Смугляк позвонил гвардии полковнику, тот разрешил, и командир роты сказал Большакову:

- Пусть готовят посылки и сдают на полевую почту. Фашисты с нашим добром не церемонились. Можете идти!

Автоматчики заполнили склад и начали шить мешки для посылок. Шматко увидел Кочина, толкнул его в плечо:

- Решил все-таки Машке направить посылочку?

- Надо. А ты кому? Женат что ли?

- Нет, не женат, - махнул рукой Шматко. - Зачем жениться, когда у дяди жена хорошая. Я, брат, вольная птица! А посылочку хочу направить в Ростовский дом сирот.

- Смотри-ка, душа у тебя какая! Наверно, сам бывал там?..

- Проживал... Давно это было.

Пришел Смугляк, остановился в дверях. Он с первого дня фронтовой жизни ввел для себя правило: знать не только воинов подразделения, но и адреса их родителей, и когда нужно, переписываться с ними. В маленький блокнот Смугляк старательно записывал, кто и когда выбыл из строя по ранению, кто погиб и где похоронен. Теперь гвардии старший лейтенант вспомнил о них и пришел на склад к Большакову, вручая ему список:

- По этим адресам тоже направьте посылки. Пусть жены и родители думают, что о них не забыли, а дети-сироты порадуются.

- Ясно, товарищ гвардии старший лейтенант! - выпрямился Большаков. А женам бывших командиров роты тоже послать?

- Обязательно! - ответил Смугляк. - И вложите записку: "От воинов роты автоматчиков". Не забудьте. Или пусть сделает это Громов.

Себе Смугляк не взял ни одной пары хромовых заготовок на сапоги, ни одного метра материалов. К обеду пришла Тася. Михаил рассказал ей о трофеях. Она, подумав, оживленно сказала мужу:

- А вот Степану нужно что-то послать. Сходи, Миша, за материалом. Будем шить мешок. Я у тебя ночевать останусь.

Поздно вечером, отправив Степану Ковальчуку посылку, Михаил растопил голандку и подошел к жене, сел рядом. Как всегда спокойно и беспристрастно, он сообщил Тасе о письме Кочина, передал разговор автоматчиков и попросил ее высказать свое мнение по этому вопросу.

- Ничего твердого, Миша, я не могу сказать, - взглянула она на мужа, поправляя волосы. - Нужно быть постарше, чтобы разбираться в таких сложных делах. Конечно, жена солдата поступила нехорошо. Она отравила ему настроение, нанесла глубокую душевную рану. И это в дни войны. Такие раны не заживают, а если и заживают, то долго и мучительно. Но и разводиться не стоит спешить.

Смугляк внимательно слушал жену.

- Война, Миша, накладывает тяжелый отпечаток на души людей, задумчиво продолжала Тася. - Коверкаются не только привычки, но и характеры. Я иногда думаю: какое это всенародное бедствие - война! Гибнут замечательные люди, уничтожаются материальные и культурные ценности, остаются калеки, сироты. Конечно, молодая жена вашего солдата очень скучает, переживает большие трудности. Ведь наши люди сейчас не знают отдыха и покоя. Возьми, к примеру, Степана. Человек без ног, убитый горем, содержит такую семью. Но, несмотря на трудности и тоску, дорогой мой, я бы никогда не поступила так, как поступила жена автоматчика Кочина. Горько об этом говорить.

- Ты права, Тасенька. Жены декабристов сознательно лишились всех своих светских прав, откинули общественные пересуды и уехали в далекую ссылку к мужьям. Это были духовно очень сильные подруги жизни. В наше время таких тоже много. Я тебя знакомил с Таней Лобачевой. Ей девятнадцать лет, а может, и меньше. Она больше года уже служит снайпером дивизии. Таня не выходит с огневой. Была ранена, вернулась снова на передовую. А сколько таких героинь на заводах, на полях?

В двери постучали. Вошел Громов.

- Товарищ гвардии старший лейтенант! - начал докладывать он, взяв руку под козырек. - Командир батальона приказал подготовиться к маршу и сейчас же доложить ему о состоянии и боеспособности личного состава роты. Он ждет у телефона.

- Иду, Коля. Вызывай сюда Кашубу.

Смугляк доложил гвардии майору о готовности роты, дал указание Громову и Кашубе проверить оружие и обмундирование автоматчиков и вернулся в комнату. Тася уже стояла одетой.

- Придется мне уходить, Миша.

- Что поделаешь, дорогая, - начал одеваться Михаил. - Война ни с чем не считается. Я провожу тебя. Бери мой фонарик и плащ-палатку. На улице сыро. Сколько отсюда до медсанбата?

- Километра полтора.

- Вот и хорошо. Идем!

Они вышли на шоссе и, освещая впереди себя путь фонариками, направились к хутору, где размещался медсанбат дивизии. В поле было темно, прохладно. Тася взяла под руку мужа и, шагая в ногу, стала вспоминать дорогие сердцу подробности из жизни в шахтерском поселке, где они впервые встретились и где Михаил робко и как-то смешно впервые объяснился ей в любви. Тасе было приятно говорить о днях юности, о незабываемых встречах. На минуту переведя дыхание, она снова говорила и говорила, как будто бы спешила полнее высказаться, чтобы ничего не осталось на душе.

- Ты не забыл об этом, Миша?

- Нет и никогда!

- В следующий раз я прочитаю тебе несколько своих стихотворений о любви, хорошо? Что-то опять потянуло меня к поэзии.

- Разве это плохо, Тасенька?

- Не знаю. Грустно мне, Миша.

У калитки юнкерского замка они остановились. Смугляк крепко и горячо поцеловал жену и посоветовал ей теплее одеваться в дни переездов медсанбата, чтобы не простудиться и не заболеть.

- Помни, ты скоро будешь матерью.

- А ты отцом, - сказала Тася. - И поэтому тоже береги себя. Мы должны встретить нашу малютку сильными, здоровыми.

- Хорошо, Тасенька.

Ни Михаил, ни Тася не могли допустить и мысли, что это была их последняя встреча, последний горячий поцелуй. Они расстались бодрыми и взволнованными, полные надежд на будущую счастливую семейную жизнь.

В два часа ночи рота снялась и вышла на проселочную дорогу. Погода резко ухудшилась: пошел мокрый снег, подул сильный, пронизывающий ветер. Смугляк, командир взвода Кашуба и старшина Большаков шли впереди роты. Громов замыкал колонну, внимательно следя, чтобы никто не отстал и не отбился от роты. Позади постукивали полевая кухня и повозка с боеприпасами и вещами гвардейцев.

Перед рассветом автоматчики прибыли на указанное место и заняли исходное положение. Ветер не утихал. Гвардейцы сильно продрогли, а кругом ни жилья, ни землянки, ни сносного затишья.

Смугляк ждал боевого приказа из штаба части.

*

И снова наступление. Танки и авиация, тысячи автомашин с боеприпасами и сотни тягачей с орудиями, перемешивая снег и грязь, гремящим потоком двигались вперед, прижимая врага к Балтийскому морю. Смугляк радовался. В этих лавинах он видел неистребимую мощь страны, ее уверенную поступь Какую силу, какую крепость в мире можно противопоставить этому великому потоку?

Под вечер рота Смугляка расквартировалась на хуторе, чтобы передохнуть и поесть. Пока повар разливал автоматчикам суп и раздавал мясные консервы, Смугляк взял у Коли Громова свежий номер армейской газеты и быстро прочитал заголовки. На пятой колонке, вверху, он увидел стихотворение Таси Бушко. "О чем же она могла написать сегодня в этих адских условиях? - подумал Смугляк, вспоминая ее стихи, которыми она увлекалась в Донбассе в дни юности. - Тогда она писала о горняках, о их суровых буднях. А теперь?" И глаза его побежали по строчкам:

За пограничною межой

Иду я по земле чужой.

Холодный ветер, полутьма,

Бойцов обветренные лица.

Кругом угрюмые дона,

Покрыты рыжей черепицей.

Тут все - леса и водоемы

И чужды мне, и незнакомы.

Нет, не во сне, а наяву

За пограничною чертою,

Страна родимая, живу

Твоим дыханьем и мечтою.

Дорога дыма и огня

Ничуть не устрашит меня.

Смугляк на минуту закрыл глаза. Стихотворение Таси растрогало его. В нем прямо не говорилось ни о ненависти к врагу, ни о тоске по Родине, но он всем сердцем почувствовал и то и другое. Ненависть Таси была ненавистью Михаила, ее тоска - его тоской.

- Хорошо написала, Тасенька! - полушепотом похвалил Михаил жену, пряча газету в карман шинели. - Встречу - горячо расцелую мою певунью за эти теплые, искренние строки.

Впереди, на серой высотке, загремели выстрелы немецких орудий. Вслед за выстрелами возле каменного коровника разорвалось несколько снарядов, разбрасывая осколки металла и камня.

Смугляк вышел на середину двора.

- Бегом в низину! - приказал он.

Автоматчиков словно ветром сдуло. Когда у коровника разорвались очередные снаряды, Смугляк уже рассредоточил бойцов в глубокой ложбине и повел их на Штурм вражеской батареи. Во дворе хутора остались пустые банки, патронные ящики и дымок догорающего костра.

Дивизия с боями продвигалась вперед.

В час ночи повалил снег, мокрый и липкий. В мутное небо то и дело поднимались ракеты, обозначая кривую линию фронта. Дул сильный, порывистый ветер. Полусогнутые фигуры автоматчиков чернели на белом фоне равнины. Дышать было трудно, еще труднее идти вдаль по раскисшей дороге.

После разгрома фашистской батареи рота получила приказ присоединиться к батальону. Направление резко изменилось. Теперь автоматчики строго шли на запад, по заснеженной целине. Позади тянулись легкие пушки и повозка.

- Займите опушку леса! - приказал комбат Смугляку, когда он подвел роту. - На ночь посты усилить. Костров не разводить. Отдыхать по очереди. Какие потери в роте?

- Двое убитых, - доложил Смугляк.

- Раненые есть?

- Один, автоматчик Кочин. Перевязка сделана. Утром отправим в медсанбат. Чувствует себя удовлетворительно.

- Та-ак! - протянул комбат, глядя на запорошенных снегом солдат. Погибших похороним на площади города. К утру он будет занят танковой бригадой. За подавление фашистской батареи всему личному составу роты командир дивизии объявляет благодарность.

- Служим Советскому Союзу! - устало ответили автоматчики.

Рота направилась занимать новые позиции.

Во второй половине ночи, проверяя посты, Смугляк услышал стрельбу в тылу батальона. Что бы это значило? Включил карманный фонарик, посмотрел на карту. Стрельба шла в замке бежавшего фашистского юнкера фон Клюге. Смугляк немедленно выслал разведку во главе с Колей Громовым. Вскоре разведчики вернулись, и Громов доложил, что замок захвачен немецким танковым десантом.

Через десять минут рота Смугляка, усиленная пятью самоходными пушками, выступила на подавление десанта. В это время впереди ярко запылали отдельные постройки замка. Огромное пламя, окаймленное черными полосками дыма, разрастаясь, обагряло небо. Фашисты, боясь возмездия, поспешно отходили. В красноватом зареве пожара были видны четыре тяжелых танка и около взвода пехоты.

Завязался бой. Десантники стремились пробиться к лесу, но путь им был уже отрезан. Самоходные пушки гвардейцев на ходу расстреливали машины и вражескую пехоту. Вот запылал танк, второй. Третий свалился в огромную яму, наполненную водой. Четвертому удалось скрыться в лесу, но и он вскоре напоролся на гвардейский заслон соседнего подразделения и тоже загорелся. Автоматчики роты Смугляка развернулись в цепь и начали прижимать пехоту противника к водоему. Враг отчаянно огрызался. Самоходки круто развернулись и начали давить фашистов гусеницами, автоматчики косили их длинными очередями. Наконец, бой затих. Побросав оружие, фашистские десантники подняли руки. Их уцелело человек пятнадцать.

Пленные рассказали, что в начале этой ночи их танковый десант просочился в стык двух советских дивизий и углубился в тыл. Десантникам было приказано напасть и разгромить штаб армии, обезглавить наступающие соединения. Но вместо штаба они напали на медсанбат гвардейской дивизии и уничтожили его.

Смугляк встревожился. А вдруг это медсанбат гвардейской дивизии, где работала Тася? Подавленный предчувствием большого горя, он приказал автоматчику Шматко охранять пленных, а сам повел роту в расположение замка. Через несколько минут автоматчики были у стен здания. Во дворе они увидели обломки разгромленных санитарных автомашин, повозок и кухонь. Не останавливаясь, Смугляк бросился в комнаты первого этажа. Перед ним открылась страшная картина: на полевых койках лежали недавно раненые, а теперь расстрелянные солдаты. Вид у них был спокойный, казалось, они только что заснули. Рядом с их койками распростерлись медсестры в белых окровавленных халатах. По знакомым лицам Смугляк узнал медсанбат.

"Но где же Тася? Неужели и она погибла?" - шептал он, переходя из одной комнаты в другую. И вдруг - остановился. В глазах его потемнело, рыдание застыло на губах. В углу, возле печки, лежала Тася с простреленной головой. В руке ее виднелся сверток бинта. Видимо, и в эти страшные минуты она спешила на помощь раненым. Смерть уже наложила свой отпечаток на лицо Таси, но на нем не было ни следов ужаса, ни печати страданий. Она и мертвой была красива.

- Тасенька! - крикнул Смугляк.

Дрожащей рукой он машинально снял шапку, низко склонил голову над трупом жены. Крупные слезы неудержимо катились по смуглым щекам гвардейца. Боль и гнев, чувство мести наполняли его сердце. Фашистские изверги не пощадили ни раненых, ни медицинских работников. Да не будет палачам никакой пощады!

Гвардии старший лейтенант задыхался от боли и горя. Автоматчики взяли его под руки, вывели на улицу. Соседние строения горели, освещая двор. Несколько гвардейцев выносили из подвала отравленных врачей. Потом они вывели сестру-хозяйку Прошину. Она была так перепугана, что все еще держала у рта халат, промоченный рассолом капусты. Глаза ее горели безумием.

- Вот так и спаслась, - тихо проговорила она, разглядывая автоматчиков: свои ли? - Они отравили всех, всех отравили!..

- Кто они? - спрашивали ее гвардейцы.

- Фашисты! Глядите, вон они у ворот!..

Придя в себя, Фаина Михайловна вспомнила, как все это случилось. Ночью гитлеровские десантники неожиданно ворвались в замок и учинили неслыханный разбой. Шофера и офицеры пытались организовать оборону, но танки сразу же смяли их. Потом фашисты расстреляли раненых солдат и начали расправу над медработниками, отобрав у них ценные вещи и часы. В здании слышались стоны и проклятия. Фаине Михайловне, начальнику медсанбата и шести женщинам-врачам в суматохе удалось укрыться в подвале, который закрывался тяжелой чугунной дверью. Палачи обнаружили их. Подогнав танк, они прикрепили один конец шланга к выхлопной трубе, а другой спустили в маленькое окно подвала. Через несколько минут отработанный газ наполнил подвальное помещение, медики стали задыхаться.

Начальник медсанбата открыл двери и, неся впереди себя флажок с красным крестом, перешагнул порог. Тут длинная очередь из автомата прострочила его. Вскоре голоса в подвале стихли. Врачи задохнулись. Живой осталась только Фаина Михайловна. В самом дальнем углу она обнаружила бочку соленой капусты и, смачивая халат в рассоле, прижимала его ко рту. Теперь, с ужасом вспоминая эту трагедию, Фаина Михайловна глядела на трупы врачей и с рыданием говорила:

- Какие люди погибли! Какие люди!

За воротами замка раздались крики возмущения. Это Шматко, узнав о трагической гибели раненых товарищей и медиков, требовал расстрела захваченных фашистских десантников.

*

Смугляк совершенно упал духом. Трагическая смерть Таси согнула его, и он не находил выхода из этого состояния. Чувства одиночества и тоски терзали фронтовика. Иногда на него находило такое равнодушие, что он переставал оберегать себя от мин и снарядов или врывался в самое пекло боя, откуда редко кто выходил невредимым. Автоматчики замечали излишний риск своего командира и зорко охраняли его. Сколько раз они прикрывали собой гвардии старшего лейтенанта, сколько раз отводили занесенную над ним руку смерти!

Сегодня Смугляк был совсем другим. Командирская осмотрительность, выдержка и решительность вернулись к нему. Он сидел в полуразрушенном домике и руководил боевыми действиями роты. Михаил не спал уже три ночи, лицо его было черным, глаза покраснели. И все же он вел себя бодро, расторопно и целеустремленно. Автоматчики вели последний бой в маленьком прусском городке на берегу Балтийского моря. Близость победы окрыляла воинов, вливала в них свежие силы, поднимала боевое настроение. Все это передавалось гвардии старшему лейтенанту, оживляло его.

В дверях показался Шматко.

- Ну-ну, заходи! - крикнул ему Смугляк, освобождая место черному от гари и утомленному бессонницей автоматчику. - Прошу докладывать, как обстоят дела у гвардейцев.

- Бьют! - весело ответил Шматко. - Клочья летят от фрицев.

Смугляк положил телефонную трубку:

- Во всех взводах был?

- Во всех. Автоматчики гвардии младшего лейтенанта Громова заняли вокзал и вклинились в оборону немцев. Во взводе Кашубы дела хуже. Фашисты давят на левый фланг. Уже три атаки отбили. Враг истекает кровью, но все время наседает, жмет.

- Какие потери у нас?

- Ранен автоматчик Востоков. Но он не выходит из боя. Хочет дождаться конца. Желаю, говорит, своими собственными глазами посмотреть, как солдаты фюрера будут купаться в холодной Балтике. Сам себе сделал перевязку, лежит и обстреливает пулеметчиков противника. Я уговаривал его уйти - не уходит!

- Молодец сибиряк! Ну, а что Кашуба?

- Просит подмоги, - почесал затылок Шматко. - Ему в самом деле туго там. Человек бы десять подбросить...

Смугляк снова взял телефонную трубку, но тут же передал ее молодому связисту, поднялся. Лицо его стало строгим, озабоченным. Еще бы человек тридцать в роту и - конец бою. А где их взять сейчас? Командир роты старался быть спокойным, но по тому, как одевался и нащупывал пуговицы на шинели, все поняли, что он волнуется, переживает. Положение на левом фланге и в центре роты действительно тяжелое. Автоматчики весь день не ели. Хватит ли силы?..

- Подмоги, говоришь, просит? - переспросил командир, застегивая измятую шинель. - А где же я возьму ему эту подмогу, Шматко? Придется держаться теми силами, какие есть. Сам пойду к нему. Телефонисты, оставайтесь за меня! Будут звонить - я в роте.

Смугляк направился к выходу. Шматко за ним.

- А ты куда? - остановился командир.

- Как куда? - поднял воспаленные глаза автоматчик. - Во взвод, к Кашубе. Он просил меня подскочить.

- Пока отдыхай! - приказал ему Смугляк, показывая на свободную койку в углу комнаты. - Нужно будет - позовем.

Не по душе это было автоматчику. Товарищи бьются, истекают потом и кровью, а он почему-то должен отсыпаться, да еще на немецкой перине. Нет, не отстанет он от командира роты!

Смугляк повторил приказ. Шматко подчинился. Недовольный, он скинул с себя мокрую шинель, лег на койку и, хитро прищурив глаза, захрапел. Но как только командир роты скрылся за дверью, Шматко поднялся и принялся растапливать печку обрывками бумаги, подбрасывая на желтоватый огонь квадратики брикета.

- Просушиться надо, - буркнул он. - Фашистский пулеметчик положил меня в лужу и поливает свинцом. Минут тридцать держал, проклятый! Не поднимешь головы и баста! И все-таки я уплыл.

- Позиции совсем перемешались, - отозвался кто-то из раненых простуженным голосом. - Не поймешь, где наши, где немцы.

- Ничего, к вечеру мы их доколотим, - уверенно проговорил Шматко, вешая шинель у печки, - капут фрицам, капут!

В кирпичном домике было три комнаты и кухня. В двух передних размещались раненые солдаты из всех подразделений полка, в прихожей связисты и посыльные. Всего было человек двадцать. Домик беспрерывно обстреливался. Рядом загорелся магазин. Багровое пламя выбивалось из дверей и окон, лизало крышу кровавыми языками. Вдруг снова разрыв. Домик зашатался, окна задребезжали. Со стен посыпалась штукатурка. Несколько человек кинулись к двери. Шматко преградил им путь, подкладывая в печку новую порцию брикета.

- Это куда? Не мешайте печку топить, - сказал он властно и так спокойно, что солдатам стало стыдно. - Сидите, где сидели. Пускай бьют, свои же дома уродуют. Наши города покалечили, теперь за свои взялись. Бараны! Им пора оружие бросать, а они из кожи лезут, фюрера и его банду спасают. О своем животе подумали бы.

- Так-то оно так, да вот нас бы не зацепили.

- Не зацепят! - пробурчал Шматко. - Два снаряда в одну воронку почти никогда не попадают. Всю войну прошел, все видел, а таких случаев не приходилось наблюдать. Пора бы вам знать законы артиллерии.

Спокойствие Шматко передалось всем. Солдаты заняли прежние места, не спеша закуривали, прислушиваясь к грохоту боя. Многие из них хорошо знали Шматко, этого непоседливого воина, который прошел путь от Москвы до Балтийского моря. После того, когда он разыскал и вернул полку боевое знамя, его всерьез стали называть героем.

Теперь он сидел возле печки и ругал себя за то, что не сумел скрыть от командира роты своей усталости. А вдруг что-нибудь с ним случится? Сейчас самый накал боя. Фашисты бьют из подвалов и с чердаков. Все улицы и переулки простреливаются. Ведь пришлось же ему лежать полчаса в грязной луже. Думая об этом, Шматко несколько раз порывался пойти в роту, но раненые останавливали его:

- Вам командир приказал спать.

- Сон не купишь, если он не приходит, - оправдывался Шматко. - Скоро отоспимся: до Берлина - рукой подать.

- А что ты думаешь после войны делать? - спросил его молоденький связист, с нежным пушком усов на верхней губе. - Какая у тебя специальность-то? Скажи-ка, пока время есть.

- Редкая специальность, юнец! - взглянул на него автоматчик. - Вот у таких разинь карманы очищаю. Посмотри-ка, где у тебя портсигар? Уплыл? Какое ротозейство! А еще связист!

Солдат проверил карманы, удивился:

- И вправду нет! Где же я его оставил?

- Вот возьми, - сунул ему портсигар Шматко. - Не привыкай развешивать губы. Ты еще желторотый, не папиросу, а соску тебе сосать. Дай-ка, я позвоню Кашубе. Жарко, наверно, ему?

В эту минуту, запыхавшийся, в дверь ворвался посыльный из взвода гвардии младшего лейтенанта Громова.

- Немцы атакуют! - тяжело дыша, сообщил он. - Командир роты приказал, всем, кто может, идти на выручку взвода.

Домик опустел. Раненые, закусив губы от боли, разобрали автоматы и бросились на окраину городка, где фашисты сжимали в кольцо гвардейцев взвода Громова. Только связист остался в домике у телефона. В окно он внимательно следил за ходом боя. Отчаявшиеся гитлеровцы всеми силами стремились смять автоматчиков. Дело дошло до рукопашной схватки. Взлохмаченный, в одной гимнастерке Шматко врезался в самую гущу боя. Находчивость не изменила ему и здесь. Он очередями стрелял из автомата и только наверняка. Вскоре Шматко увидел, как здоровенный немец нацелился в Смугляка. Еще секунда, и он нажал бы на спусковой крючок. Как зверь, Шматко набросился на фашиста и сбил его с ног. В эту же секунду гвардеец почувствовал сильный удар в спину. В глазах потемнело, все закружилось. Он упал. Полежав минуту, вытер с лица гарь и кровь, снова поднялся и побежал разыскивать Смугляка.

Из переулка выскочили четыре гвардейских танка. Враг был опрокинут и прижат к морю. Отходившие от берега немецкие катера были расстреляны из пушек. Краснозвездные крылатые штурмовики парили над морем, обстреливая беглецов из пулеметов. Уцелевшие фашисты открыли сильный огонь из минометов по месту недавней схватки. Гул и чад снова наполнили набережную городка.

У самого берега разорвалась мина. Огромный осколок распорол живот Шматко, когда он приближался к Смугляку. Выпустив из рук автомат, Шматко повалился на бок. Кто-то тревожно крикнул:

- Шматко убили!..

Смугляк повернулся и кинулся к автоматчику. Окровавленный и бледный, Шматко лежал в багровой луже, раскинув руки. Гвардии старший лейтенант склонился над ним.

- Ранен? - тревожно спросил он.

- Нет, убит! - спокойно ответил Шматко.

Смугляк до боли закусил губу. Потом вытащил из кармана носовой платок и стер кровь с лица автоматчика. Шматко широко раскрыл угасающие глаза, вздохнул и вялой рукой обнял командира.

- Любил я тебя, Ворон. Прощай!

Опять разорвалась мина. Тупой осколок ударил Смугляка в бедро. Глухая боль прошла по всему телу. Сначала ему показалось, что нога отвалилась. Смугляк собрал все силы, чтобы сдержать стон. Потом он припал к Шматко и крепко поцеловал его в мертвые губы, уже не сдерживая приступа слез и рыданий:

- Прощай, дорогой друг, прощай!

Черные сумерки вечера трауром опускались на землю, на серые волны Балтики. Бой оборвался. Сломленный враг сложил оружие к ногам гвардейцев. Стало необычно тихо. Солдатам казалось, что у них чем-то заложило уши. Они вопросительно переглядывались. Но идти дальше было некуда: впереди широко расстилалось море.

Вскоре по всему изогнутому берегу - от маленького городка до самого Кенигсберга - загремели пушки. Тысячи разноцветных ракет поднялись в темное небо. Длинные веревочки трассирующих пуль переплетались в синеве, сияли над морем. Это был стихийный салют.

Растроганный до слез, в измятой плащ-накидке Громов подошел к лежавшему Смугляку, опустился возле него на колени:

- Сейчас мы унесем тебя.

- Нет, Коля, не нужно, - проговорил командир роты слабым голосом, вытирая лицо. - Поверни меня, хочу видеть салют победителей!

Громов повернул его лицом к морю. Глаза Смугляка засияли радостью. Прямо перед ним на много километров, освещенное и широкое, бушевало иссиня-черное Балтийское море.

Глава седьмая

После нового тяжелого ранения Смугляк на фронт уже не вернулся. Четыре месяца лежал он без малейшего движения, прикованный к постели. Каждая трещинка на потолке, каждое пятнышко на голубоватой стене были осмотрены им тысячу раз.

Сто двадцать дней и ночей смотрел Смугляк в одну и ту же точку, думал, засыпал, потом просыпался и снова думал. Много раз мысленно перебирал он годы своего жизненного пути - от раннего детства до этой госпитальной койки. Когда было особенно невмоготу, доставал из-под подушки небольшую квадратную фотокарточку, смотрел на нее и шептал:

- Тасенька, осиротел я, Тасенька!

Когда на Красной площади столицы проходил парад Победы и радио по всей стране разносило гулкие шаги победителей, которые шли колоннами и бросали к подножию Мавзолея бесславные знамена фашистских воинских частей и соединений, Михаил Смугляк выписался из госпиталя.

Три часа, словно зачарованный, сидел он на скамеечке городского парка, любуясь зеленью тополей, шелковистой травой и маргаритками разной окраски. Солнце заливало землю праздничным, теплым и ласковым светом. По аллеям проходили люди, с озабоченными лицами, энергичные. У Смугляка было такое светлое настроение, что ему хотелось каждого остановить, приветствовать, поговорить.

Вскоре к нему подошел пожилой человек, кивнул головой в знак приветствия и присел на другой конец скамеечки. Это был еще крепкий старик, с рыжеватыми, словно подпаленными усами, в старомодной черной шляпе. Положив на колени старую тросточку, он взглянул на ордена и медали Смугляка, полюбопытствовал:

- Никак, с фронта, сынок?

- Вообще-то с фронта, папаша, - мягко ответил Смугляк, поворачиваясь к старику. - Лечился в вашем городе и вот только что вышел из госпиталя. Как вы тут поживаете?

- Ничего, терпеть пока можно, - покашлял старик, подвигаясь поближе к фронтовику. - Ты ведь сам знаешь, сынок, сколько после войны трудностей накопилось. Позавчера трамваи пустили. А теперь восстановлением города заняты. Забот хватает! Может, у тебя курево какое-нибудь есть, сынок?

- С удовольствием угощу, папаша!

Старик бережно прикурил папиросу, подумал.

- Ну, и куда же теперь путь держишь?

- Пока не решил, папаша, куда поехать. Думал в вашем городе остаться, в институте поучиться, но беда: остановиться негде.

- В этом, пожалуй, я помогу тебе, сынок. Рядом со мной старушка проживает, занимает добрую квартиру: две комнаты, кухня. Луценко ее фамилия, Марья Ивановна. Пойдем-ка, поговорим с ней.

Минут через сорок они уже сидели в передней комнате и разговаривали с Марьей Ивановной. Старушка оказалась тихой, приветливой. Сын у нее майор, остался служить в Германии. Недавно к нему уехала и жена с трехлетним сыном. Марья Ивановна теперь одинока. Поговорив, она провела Смугляка в горницу. В комнате стояли койка, стол, два стула и шкаф. Окна большие, света и воздуха много.

- Вот и обживайтесь тут, - сказала хозяйка.

В августе Смугляк держал вступительные экзамены в политехнический институт. Не прошли даром дни, проведенные на госпитальной койке. Сильная воля, не раз закаленная в горниле боев, и глубокая вера в достижение заветной цели помогли ему подготовиться и поступить в высшее учебное заведение. Он стоял перед приемной комиссией, свободно и содержательно отвечая на вопросы. На груди его кителя в два ряда висели ордена и медали. Их было двенадцать. А над ними - три позолоченных нашивки, свидетельствовавшие о тяжелых ранениях. Вопросы и ответы были уже исчерпаны. Убеленный сединами профессор вышел из-за стола, твердым шагом подошел к Смугляку и крепко пожал ему руку.

- Поздравляю вас! - проговорил он не по возрасту энергично и отчетливо. - Вы победили и здесь. Желаю вам успехов!

- Большое спасибо, профессор! - с благодарностью ответил Смугляк, чуть отступив в сторону. - Теперь мой передний край - в институте. На фронте приходилось штурмовать разные крепости и высоты. Тяжело было - не отступали. Настала пора завоевать хотя бы одну из высот науки.

- Правильно мыслите, молодой человек!

И вот он - студент. В первый день занятий лекционный зал был переполнен. Смугляк видел вокруг себя разного цвета платья и костюмы, красивые девичьи и мужские прически, сосредоточенные лица и быстрые, бесхитростные улыбки. Он сидел за средним столом, с проседью в черном зачесе волос, одетый во фронтовой китель, с четырьмя орденскими планками на груди. На вид Смугляк казался солиднее и старше других, но это его не смущало. "Учиться никому и никогда не поздно", - думал он, слушая лекцию.

Проходили учебные дни, как близнецы, похожие один на другой. С утра Смугляк обычно слушал лекции, во второй половине дня обедал, затем уходил в городскую библиотеку и просиживал там до закрытия, читая дополнительную литературу. В расходах он ограничил себя до предела: раз в неделю ходил в кино, покупал только необходимые книги, остальные деньги его военной пенсии шли на питание, в уплату за квартиру и на приобретение нужных вещей. Хозяйка говорила о нем соседке:

- Дюже хороший человек, тихий, такой скромный.

- Он что же, одинокий? - спрашивала та.

- Одинокий, говорит, - делилась с соседкой Марья Ивановна. - Отца и мать не помнит, маленьким был, когда они умерли. А на баяне как играет! Душа плачет. Наверно, тоскует.

- Сколько же лет-то ему?

- Больше тридцати, говорит.

- И все не женится?

- На ком? - прищуривала глаза Марья Ивановна. - Хорошую невесту сразу не подыщешь, они ведь не растут в огороде, а пустая баба зачем ему? На каникулы в Смоленск поехать собирается. Может, там у него кто есть. Ладно, пойду я, заговорилась с тобой.

Полюбили Смугляка и в институте. Вел он себя скромно, серьезно. В помощи никому и никогда не отказывал, учился прилежно, много помогал товарищам в военной подготовке. Студенты и преподаватели относились к нему с большим уважением.

В первые месяцы занятий Смугляк завязал письменную связь с Колей Громовым, Степаном Ковальчуком, летчиком-истребителем Аркадием Осадчим и с партизаном Иваном Андреевичем Шугаем. Коля третий год уже учился в военной академии, Ковальчук работал в шахтоуправлении в Донбассе, а летчик Осадчий служил в Белоруссии. Он стал подполковником и командовал теперь авиационным полком. В своих шутливых письмах Осадчий настойчиво приглашал Смугляка в гости. В ответных письмах Михаил благодарил его за внимание, ссылался на большую занятость в институте, но от будущей поездки не отказывался.

Особенно часто приходили письма от Ивана Андреевича. Этот усатый "запорожский казак", как его называли в партизанском отряде, подробно описывал всю свою жизнь и работу, рассказывал о Максиме, который не очень прилежно учится в школе, а возмечтал о самостоятельной работе, решил быть шофером. Сестра его, Палаша, сразу же после войны вернулась из Германии на родину, вышла замуж и теперь живет в Витебске, работает на прядильной фабрике. Иван Андреевич убедительно просил Смугляка приехать в Смоленск, серьезно поговорить с Максимом, которому он твердо решил дать высшее образование.

В первые же каникулы Смугляк выехал в Смоленск. Бывшего старого партизана он разыскал на окраине города, в маленьком, уютном домике. Шугай только что вернулся из мастерской и, пообедав, раскладывал пиленые дрова на просушку. Увидев Смугляка, он прослезился, крепко обнял товарища. Потом успокоился, показал гостю огород и сад. Была уже зима. Но погода стояла теплая, снег выпадал и сразу же таял. В огороде купались рябые, как одна, курицы, в закуте хрюкал огромный боров. Смугляк осмотрел хозяйство Шугая, сказал:

- Не плохо живешь, Иван Андреевич!

- Для существования все это нужно, - ответил бывший партизан, скручивая козью ножку. - В столярной-то мастерской я немного зарабатываю восемьсот рублей всего. На двоих мало. Но дирекция не отказывает в помощи: когда премию подкинет, когда топливо.

Максима дома не было. Пришел он только через два часа. Иван Андреевич спрятал Смугляка в горницу, а сам встретил Максима вопросом:

- Ну, какие у тебя успехи сегодня?

- Неплохие, отец, - ответил Максим, раздеваясь. - Завтра иду оформляться на курсы шоферов. Уже договорился.

- Вот как! - воскликнул Шугай, поднимаясь со скамьи. - А кто же это разрешил тебе - соседка, что ли?

- Не сердись, отец! Ну как ты не можешь понять, ведь у шоферов заманчивые перспективы. Пока машины существуют, водители всегда будут заняты. Мне не придется слонятся в поисках работы.

- А инженеры, по-твоему, безработными останутся?

- Не безработными, но... Короче, меня это мало интересует. Пять лет учиться - и тысячу рублей получать. Зачем мне это? Я без высшего образования тысячу всегда заработаю.

- Смотри-ка ты какой расчетливый! - Иван Андреевич не спеша подошел и открыл двери горницы. - Вы слышали, Михаил Петрович, что говорит этот юнец? Полюбуйтесь-ка на него.

- Слышал, слышал, Иван Андреевич, - заговорил Смугляк, выходя в переднюю комнату. - Напрасно ты так решил, Максим. Ну, здравствуй, разведчик!

Максим и рад был, и сконфужен.

- Подумать нужно, Максим, - продолжал Смугляк, - бросать школу - это не твой путь, Максим. Я вот почти в два раза старше тебя, а учусь. Ну, садись, поговорим. Конечно, шоферы тоже нужны стране, но у тебя есть возможность стать инженером или врачом. Правда?

Максим задумался. Непререкаемый авторитет Смугляка был для него выше всякого закона. Если бывший партизанский командир говорит о необходимости учиться в школе, значит, так надо. Иван Андреевич остался довольным. Он внимательно смотрел на приемного сына и улыбался: значит, дошло до парня, значит, все в порядке.

За четыре дня, проведенные у Шугая, Смугляк вместе с Максимом осмотрел древний русский город, побывал у памятника Кутузову, прошелся по берегу Днепра. Михаил несколько раз возвращался к разговору о занятиях Максима. Бывший юный разведчик, затаив дыхание, слушал его и мысленно прощался со своим шоферским увлечением. Вечером, на четвертый день, когда Иван Андреевич и Максим провожали Смугляка в Харьков, Михаил тепло распрощался с растроганным Шугаем и подал руку его приемному сыну.

- Скажи мне что-нибудь, Максим, на прощанье.

Максим поднял голову. Его голубые глаза улыбались.

- Пойду в институт! - сказал он.

*

В начале третьего курса Михаил близко познакомился со студенткой Любой Веселковой и ее родителями. Отец Любы занимал должность заведующего ресторанами, а мать работала закройщицей в ателье мод, в дамском отделении. Люба не знала трудностей, всегда жила в достатке, одевалась со вкусом, по последней моде, часто ходила в театр. Единственная дочь Веселковых не отказывала себе в удовольствиях, ежегодно с папой и мамой выезжала на южный берег Крыма. Она очень недурно рисовала пейзажи.

В семье Веселковых Смугляк был частым гостем. Родители Любы относились к нему доброжелательно. Иногда они коллективно читали романы Толстого, поэмы Пушкина и Твардовского. В выходные дни, обычно под вечер, Веселковы и Смугляк уходили в кино или в театр, а чаще всего прогуливались по аллеям каштанового парка. Врожденной вежливостью и тактичностью Михаил, словно намеренно, все больше и больше привораживал родителей Любы. Они уже начинали видеть в лице бывшего фронтовика порядочного избранника сердца дочери и всячески способствовали их сближению.

Люба, красивая блондинка, с грациозной фигурой и с пышной, волнистой прической, в институте сидела рядом с Михаилом за одним учебным столом. Вместе они записывали лекции и вместе готовились к зачетам. Общительная и отзывчивая, Люба привлекала внимание многих молодых людей. За ней ухаживали институтские парни, она не отталкивала их, но предпочтение отдавала Михаилу, считая его умным и душевным человеком, познавшим трудовую жизнь и невзгоды военных походов. Ее не смущало то, что Смугляк был на восемь лет старше, ей интересно было с ним беседовать: он многое знал и о многом мог рассказать. Михаил тоже искал общения с Любой. Она напоминала ему Тасю - и фигурой, и походкой, и даже немного голосом. Однажды вечером, гуляя в парке, Люба рассказала Михаилу безобидный анекдот и серьезно спросила:

- Почему вы не женитесь, Михаил Петрович?

- Не на ком, Любочка, - вздохнул Смугляк, беря ее под руку и заглядывая в глаза. - На тебе бы вот женился, но разве ты согласишься быть женой израненного фронтовика.

Люба опустила голову, промолчала.

- А почему ты не выходишь замуж? - в свою очередь спросил Михаил, стараясь шагать в ногу.

- Не за кого, - тоже вздохнула Люба, подражая Михаилу. - За вас бы вот пошла, но разве вы возьмете в жены такую девушку?

Михаил остановился. Удивление застыло на его лице.

- Разрешите принять это за шутку?

- Нет, Михаил Петрович, я не шучу.

- Это верно, Любочка?

Михаил не нашел в себе силы подавить страсть. Пылающий всем внутренним огнем, он прижал к себе Любочку и крепко поцеловал ее в горячие губы. Она сразу обмякла, прислонилась к нему, и он услышал, как трепетно забилось сердце в ее груди. Ему казалось, что он слился с ней воедино.

- Вот к я нашел свое счастье! - с чувством произнес Михаил.

С этого вечера их отношения стали более близкими. Наедине Люба наслаждалась поцелуями Михаила, отдавая им всю свою девичью страстность и всю силу молодости. Михаилу эти вечера представлялись волшебными, сказочно бурлящими родниками жизни. Он чувствовал себя счастливым и жизнерадостным. Но слишком кратким было это волшебное счастье.

Однажды Люба решилась зайти на квартиру Смугляка посмотреть, как он живет, какие приобретает книги, и вообще взглянуть на его быт. Просматривая на этажерке произведения Пушкина, Тургенева, Шевченко и Горького, она вдруг увидела объемистую тетрадь, на первом листе которой было написано: "Страницы исповеди".

Девушка заинтересовалась:

- Можно посмотреть?

- Даже прочитать, - разрешил Михаил.

Тетрадь была исписана четким, красивым почерком. "Исповедь" начиналась с убийства Гришки Федько в шахтерском поселке, у буфета, и заканчивалась удалением снарядных осколков из тела Смугляка во фронтовом госпитале. Больше часа Люба с захватывающим вниманием читала эту искреннюю, проникнутую глубоким чувством повесть человека.

Михаил не спускал глаз с Любы. Лицо девушки постепенно тускнело. Вместо светлой и милой улыбки на нем появлялись то жалость и презрение, то удивление и страх. Она старалась не показывать охватившего ее волнения, но не умела этого сделать: странные, противоречивые чувства рвали ее душу и сердце. Дочитав до конца, она закрыла тетрадь и отвернулась к окну.

- Зачем вы разрешили мне знать вашу тайну? - спросила Люба, не поворачивая головы к Михаилу. - Зачем?

- Я люблю тебя, Любочка!

Она молча поднялась со стула и, не прощаясь, вышла из комнаты, попросив не провожать ее сегодня.

Утром Люба не пришла на лекции. Появилась только после выходного дня, отчужденная и неприступная. Она сразу же пересела за свободный стол, подальше от Михаила. Смугляк понял, что девушка сознательно уединяется, но в перерыв все-таки попытался узнать, в чем дело. На его вопросы она ответила сухо и неохотно, а после занятий взяла под руку подругу и направилась в ателье мод.

На следующий день Смугляк случайно увидел ее в коридоре. Уже бодрая и веселая, она кокетливо разговаривала со студентом другого факультета, приглашая его на просмотр новой итальянской кинокартины. Проходя мимо, Михаил поздоровался, но Люба не ответила ему на приветствие, продолжая разговаривать и кокетничать с новым "избранником сердца". В конце дня Смугляк решил объясниться с Любой. Нагнав ее уже на улице, он, чувствуя гнетущую неловкость, спросил ее:

- Скажи все-таки, в чем дело, Любочка?

- Не спрашивайте, Михаил Петрович.

- Но почему? Это какое-то недоразумение.

Она промолчала.

- Вы обижаете меня, Любочка.

- Может быть. Я не причинила вам неприятностей, а если причинила, то вы легко их перенесете. Вы - человек бывалый. Кстати, могу успокоить вас: ваша тайна дальше меня не пойдет.

- Она уже пошла в Москву. Неужели тебя устрашила моя биография? Ты же не такая, Любочка, пойми.

- Счастливо оставаться, Михаил Петрович!

Она свернула к магазину, а Смугляк, не замечая ничего и никого вокруг, направился в парк. Там он присел на скамеечку и погрузился в размышления. "Ах, Люба, Люба! Как я ошибся в тебе! Какая пропасть между тобой и Тасей! Нет, видимо, никто и никогда не заменит мне Тасю, мою первую спутницу, первого друга!"

Стройная, красивая девушка, с книгами в руках, несколько раз уже проходила мимо Михаила, присматриваясь к нему. Смугляк не поднимал головы. Когда она подошла к скамеечке, он вдруг выпрямился, и взгляды их встретились. Михаил словно очнулся. Быстро встал и, приветливо улыбаясь, спросил:

- Вы кого-то, видимо, узнаете во мне?

- Не кого-то, а вас, товарищ Смугляк! - ответила она звонким голосом, улыбаясь. - Я уже хожу здесь минут двадцать. Я вас сразу узнала, но подойти не решилась: вы о чем-то серьезно думали.

Смугляк пригласил ее сесть на скамеечку. Несколько минут он напрягал память, чтобы вспомнить имя и фамилию этой миловидной девушки. Наконец, вспомнил и обрадовался: ведь это Таня Лобачева - снайпер гвардейской дивизии. С ней он много раз встречался на огневой. Трудно верилось ему, что эта приятная и задушевная девушка когда-то носила большие кирзовые сапоги и солдатское полинялое обмундирование.

- Значит, вы тоже в Харькове, - сказал он, не спеша закуривая папиросу. - Не знал, а то мог бы давно разыскать.

- Я теперь здешняя, - объяснила Таня. - Мои родители после войны переехали на родину деда. На заводе работают.

- А сама чем занимаешься?

- Пока учусь в пединституте. В будущем году заканчиваю. Наверное, придется преподавать где-то в районе. Собственно, я этого и хочу. Город присмотрелся. А вы служите здесь?

- Не служу, тоже учусь.

Таня посмотрела на часы.

- Уже без двадцати восемь, - забеспокоилась она, бросая взгляд на убегающую желтую полоску аллеи. - Что-то не приходит моя подруга. Вы не хотите побывать на эстрадном концерте? Через пятнадцать минут - начало.

Выступление артистов эстрады закончилось поздно. Михаил пошел проводить Таню. Дорогой они вспомнили о знакомых гвардейцах. Лобачева подробно рассказала ему, кто из них остался в живых и где находится в настоящее время.

- Коля Громов в военной академии, - сообщила она.

- Я знаю. Мы переписываемся.

- Он не женат еще?

- Женат. Уже потомство имеет.

- Какой молодец! Он ведь Герой Советского Союза?

- Да. Под Берлином дали. А я вот не дошел до немецкой столицы. Очень хотелось. Видимо, не судьба.

- Не жалейте, Михаил Петрович.

За разговором они даже не заметили, как подошли к уютному домику, в котором жила Таня. Остановились у калитки. Вечер был теплый, лунный. Далекие и мелкие звезды казались золотыми, густо рассыпанными по голубому атласу неба. Прямо впереди весело сияли светло-желтые огоньки пригорода. Смугляк на прощанье пожал руку Тани и приговорил с грустью в голосе:

- Очень мило у вас здесь.

- Теперь вы дорогу знаете, приходите, - пригласила его Таня, закрывая калитку. - Если поедете на трамвае, садитесь на шестерку и - до самого конца. Словом, я вас жду в выходной.

- Спасибо, приду.

В воскресный день, надев еще новый военный китель и синие брюки с выпоротыми кантами, захватив учебник по технологии металлов, Михаил направился к Тане, сказав хозяйке, что вернется поздно. Таня уже ждала его. Она сидела в саду на зеленой скамеечке, перечитывая лекцию по современной литературе. Когда Смугляк вошел в домик, Таня представила его родителям как однополчанина и боевого гвардейца-командира. Мать Тани накрыла стол, а отец поставил большой графин наливки. Михаил сразу же почувствовал себя своим в этой рабочей семье. За столом он рассказал о Тане, как они вместе "охотились на фрицев", как она была ранена и как ему пришлось выносить ее из-под сильного артиллерийского обстрела. Отец гордился дочерью-фронтовичкой, а мать, вздыхая, неодобрительно говорила:

- Не женское это дело - воевать.

- Как это не женское? - горячился отец. - А ты знаешь, сколько твоя дочь фашистов уничтожила? Знаешь? Так вот, не каждый мужчина способен на это. Молодец, дочь!

- Хватит, папа, хвалить меня!

Октябрьские праздники Михаил провел в семье Лобачевых. Вместе они встречали Новый год. В День Советской Армии он пригласил Лобачевых к себе. Но пришла только Таня, прямо с занятий. Хозяйка приняла ее очень ласково, как родную. На столе появились наливки и закуска. Увидев баян, Таня спросила Михаила:

- Вы даже играете?

- Так, для себя. Сначала от скуки, а теперь привык.

Он взял баян, присел на стул и, не спеша, исполнил фронтовую лирическую песню "Бьется в тесной печурке огонь". Задушевная мелодия растрогала Таню и Марью Ивановну. Хозяйка, вытирая на глазах слезы, вздохнула:

- Вот так всегда...

Сидели долго. Выпили, закусили, вспомнили фронтовых однополчан. Время шло незаметно. Вот уже полночь. Таня осталась ночевать у Михаила. А утром они направились в загс.

*

Институт Смугляк закончил с отличием. Получил диплом инженера-металлурга и назначение в Закарпатье на труболитейный завод. К этому времени у него родился сын, которого назвали Янкой, в память о погибшем друге Михаила - Янке Корне.

В конце августа Смугляк прибыл на место работы, оставив жену в Харькове, у родителей. Директор завода сразу же повел его в литейный цех. Год тому назад этот завод был создан на базе маленькой мастерской, изготовлявшей гвозди и газовые плитки. Нужно было многое сделать, чтобы он стал заметным предприятием, способным обеспечивать города и колхозы канализационными и водопроводными трубами.

- Придется ехать за оборудованием, - сказал директор Смугляку. Выписывайте командировочное удостоверение, Михаил Петрович, и в конце недели выезжайте. Нужно побывать в Донбассе, в Запорожье. Подумайте, что нам в первую очередь необходимо.

После обеда новый инженер зашел в отдел кадров завода сдать документы и выписать пропуск. В кабинете было темно и как-то неуютно. На столах лежали пожелтевшие от времени папки и разные бумаги. Начальник отдела, узколицый, с плоским носом человек, просмотрел документы Смугляка, сдвинул очки на лоб и неопределенно сказал:

- Оказывается, вы мой однофамилец. В каких местах, разрешите узнать, вы родились? Какой институт закончили?

- Там, в бумагах, сказано все, - ответил Михаил, услышав в голосе плосконосого начальника неприятные нотки. - Прочтите.

- Ясно! Значит, однофамилец. Что ж, поработаем!

- Когда к вам зайти? - спросил Михаил.

- К концу дня.

Михаил вышел от начальника кадров с неприятным осадком на душе. "А что, если плосконосый - родственник того самого старшины Смугляка? подумал он, направляясь в литейный цех. - Вполне возможно. А может, просто совпадение фамилий? Но тот был приятным человеком, а этот какой-то отталкивающий тип. Ну, и черт с ним! Чему быть, того не миновать. Письмо в Верховный Суд послано.

Поздно вечером Смугляк написал большое письмо жене, а на рассвете отбыл в командировку. В Запорожье он прожил четыре дня, достал все, что требовалось, и отгрузил. В субботу Михаил купил билет и выехал в Донбасс. По дороге он решил побывать у старого друга-горняка. В шахтерский поселок приехал на рассвете. Степан еще на подходе увидел его в окно и узнал. Скрипя протезами, он широко распахнул двери и крикнул во всю силу голоса:

- Вот он, вот!.. Живой, здоровый! Раздевайся, Миша! - радовался Ковальчук, обнимая друга, не зная, как лучше принять его. - Ну, и бес ты, Мишка, так неожиданно нагрянул, аж руки у меня трясутся. А ну, сынок, беги в огород за дедом! Пусть ставит старик свои спиртные запасы. Сегодня-то мы выпьем!

- А ты все увлекаешься этим?

- С горя, Миша. Но редко.

- Не помогает она горю, Степан. Я в этом много раз убеждался. Горе у тебя, конечно, большое, да и у меня немалое! Садись и рассказывай, кто из нашей бывшей бригады живет в поселке?

- Никто, Миша. Война всех разбросала по свету. Шапочка и Дудник погибли на фронте. Остальные работают на других шахтах.

- А где Алеша Волчков? - поправляя галстук, спросил Михаил еще не успокоившегося друга. - Помнишь, я присылал к тебе освобожденного из лагеря паренька? Ну, Волчков?

- Здесь, Миша, у нас на шахте работает. Свойский человек. Был на войне, ранен. Теперь бригадой руководит. Недавно получил квартиру, женился. Дружу я с ним. В конце дня он придет.

- Очень хорошо. Хочу видеть его.

Весь день и почти всю ночь проговорили старые друзья. Степан с болью в сердце рассказал, как он после тяжелого ранения вернулся домой и в каком жутком положении застал свою семью. Мать Степана была при смерти после отравления Стефы, дети тощие, грязные, бескровные. Только один отец держался еще на ногах, собирал отбросы в столовой, кое-как кормил детвору. А потом Степан получил две посылки от Таси с фронта. Приодел детей и родителей и кое-что обменял на продукты.

- Что же все-таки случилось со Стефой? - спросил Михаил.

- Страшное дело случилось с ней! - всхлипнул Степан. - Она сильно любила детей, Миша, ты знаешь. И вот, несмотря на такую любовь, Стефа не пощадила их, отравилась. Значит, душа ее совсем изболела. В поселке гестаповцы подозревали ее в связи с партизанами. Они вызвали Стефу в гестапо и надругались над ее женской честью. Потом раздели и голую провели по улице города.

- Когда Донбасс был освобожден, - продолжал Степан удручающий рассказ, - останки Стефы перенесли на площадь и похоронили вместе с погибшими партизанами. Несколько лет тому назад им поставили памятник.

Друзья помолчали.

- Да, чуть было не забыл, - спохватился Степан, - недели две тому назад ко мне приходил человек из судебных органов. Называл твою прежнюю фамилию, спрашивал при каких обстоятельствах был убит Гришка Федько, интересовался, как разбиралось дело в суде. Я во всем признался, Миша. Тошно мне носить камень на своей душе! Целую тетрадь исписал этот товарищ: спрашивал, уточнял, в поселковый совет ходил.

- А еще что?

- При повторной встрече он сказал мне, что во время войны ты бежал из лагеря заключения, воевал под чужой фамилией и даже был в партизанах. Я сначала не поверил.

- Все это правда, Степан.

- Да, но откуда он знает об этом?

- Я сам написал в Москву. Мне тоже тошно носить вину. Теперь буду ждать решения.

На душе Михаила немного отлегло.

- Давай поспим, Степан. Уже четверть шестого.

В десять часов утра, когда Михаил и Степан сели завтракать, в двери прихожей вошел опрятно одетый человек, лет тридцати на вид. Степан вышел ему навстречу, ловко переставляя протезы.

- А-а, Алеша! - протянул он. - Ну, заходи, заходи. Как раз вовремя. Ты выходной, видать, сегодня? Узнай-ка, браток, кто у меня сидит. Ну? Не стесняйся, проходи!

Алеша перешагнул порог, остановился, застыл.

- Михаил Петрович! - проговорил он, разглядывая бывшего лагерного бригадира. - Да вы ли это?

- Я, я, Алеша! - поднялся Михаил, пожимая руку горняка. - Тебя тоже не сразу узнаешь: возмужал, окреп.

- Это он после женитьбы, - вставил Степан.

- Значит, семейная жизнь на пользу пошла, - пошутил Михаил. - Это хорошо.

- Его бригада на доске почета, - вставил Степан и наполнил рюмки. За горняков, хлопцы!

- В тебе я не ошибся, Алеша, - говорил Михаил ласково, все еще разглядывая шахтера.

- Но и я не забыл ваших слов, Михаил Петрович. Помните? Помогая поднять мне непосильное бревно, вы сказали: "Тебе еще жить да жить придется. Беречь себя надо".

Приятно было Михаилу беседовать с дорогими друзьями, но дела службы звали и торопили его.

*

Начало марта. Слякоть. Туман.

В обеденный перерыв главный инженер завода Михаил Петрович Смугляк сидел за столом и разбирал свежую почту. Писем было много. Поступили они из разных городов страны, из совхозов и колхозов. В кабинет вошел начальник литейного цеха.

- Что пишут, Михаил Петрович? - спросил он, бросая взгляд на папку с письмами. - Наверно, опять благодарности шлют?

- Есть и благодарности, но больше - заказы, - серьезно ответил главный инженер, продолжая просматривать письма. - Большой спрос на трубы, Сергей Васильевич. Притом повсеместно. Как у тебя дела?

- Первая смена сегодня работала на пяти машинах. Хлопцы отлили пятьсот двадцать труб. Вторая намерена дать больше. Настроение - боевое. Братья Дубковичи снова три сменных нормы выполнили. Умеют работать ребята!

- Нужно объявить им благодарность, Сергей Васильевич, а к Первому мая премировать. Они заслуживают.

- Точно! В прошлом году мы за восемь месяцев годовой план выполнили, а в этом году за семь выполним.

Начальник цеха присел на стул возле стола, разжег свою любимую трубку. Окна кабинета выходили во двор завода. Туман поредел. По небу ползли клочковатые облака, похожие на кучи шлака и пепла. К литейному цеху прижималась подъездная железная дорога. Из окна видно было, как в полуоткрытые вагоны рабочие грузили трубы для отправки - в совхозы Волыни и в районы Полесья.

О заводе узнали, заговорили.

Еще полгода тому назад совхозы и колхозы нуждались в водопроводах для скотоводческих ферм, а труб не хватало. Руководители ломали головы, как выйти из трудного положения. Писали во все инстанции, говорили на совещаниях. Время шло, а положение оставалось прежним.

Наконец, правительство Украины решило срочно создать двенадцать труболитейных цехов при заводах разных городов. Работники научно-исследовательского института разработали и утвердили технологию производства водопроводных труб, а институт "Гипросталь" подготовил проект труболитейной машины. Колесо завертелось. Появились надежды. Через некоторое время на заводы уже поступило оборудование. Пришло оно и в Закарпатье.

Смугляк взялся за голову. К ним доставлена не просто машина, а машина-гигант с комплексом громоздких и неудобных агрегатов, со множеством разных приспособлений. Но это еще полбеды. Вся беда заключалась в том, что предложенная технология была слишком стара, а "гигант-машина" малопроизводительна.

- Что же делать? - мучился Смугляк.

- Подумать нужно, Михаил Петрович, - говорил ему директор.

Пока они думали, решали, на многих заводах оборудование "Гипростали" было смонтированно и пущено в эксплуатацию. Раньше других дал трубы Макеевский завод. Закарпатцы решили послать туда представителей. Пробыли они в Макеевке больше месяца, изучали машину, знакомились с технологией. Вернулись хмурые и недовольные. Инженер завода собрал их в своем кабинете.

- Ну, рассказывайте, как там?

Труболитейщики молчали. Один покашливал, другой смотрел в потолок, третий опустил голову. Никому не хотелось говорить первым. Смугляк ждал, поглядывая на притихших рабочих.

- Ну, что же вы, говорить разучились?

- О чем тут говорить, - поднялся слесарь Гущак. - Плохие дела у макеевцев, слишком сложно все делается, малопроизводительно и дорого. Вот я записал цифры: машину "Гипростали" обслуживают сто два человека. За смену они отливают сорок, пятьдесят труб. Механизмы очень быстро изнашиваются. Затрата труда большая, а результаты мизерные. Разве это дело? Мы вот на обратном пути думали: нельзя ли нам приспособить машину Покровского для отливки водопроводных труб? Давайте попробуем, мы же ничего не теряем.

- Мысль у вас хорошая, - сказал Смугляк. - Я тоже думал над этим. Но присланную "гигант-машину" нужно начинать монтировать завтра же Жмут на нас.

После этой беседы на второй день Смугляк создал инициативную группу по усовершенствованию машины Покровского. В группу вошли инженер-конструктор завода, слесарь Гущак, токарь Дубовик и главный инженер. Они знали, что машина Покровского предназначена для отливки канализационных труб желобным способом. Для производства водопроводных груб она совершенно непригодна. Что же делать? С чего начинать? В первую очередь Смугляк решил снять желоб и заливать чугун непосредственно в изложницу через воронку. Первенец вышел "недоноском". Зато последующие трубы стали получаться все лучше и лучше, правда на них оставались поры и всевозможные "язвочки". Подвергли продукцию испытанию под давлением. Трубы не выдерживали давления воды в двадцать атмосфер, протекали. Значит, что-то не найдено еще, не определено в технологии. Снова поиски.

Смугляк и его товарищи не выходили из цеха с семи часов утра до десяти вечера. Однажды Гущак и Дубовик, возбужденные и сияющие, ворвались в кабинет главного инженера, сбросили кепки и наперебой начали доказывать новую идею.

- А вы по очереди говорите, - сказал Смугляк. - Ну, выкладывайте, что у вас?

- Вот какая мысль, Михаил Петрович, - заговорил уже один Гущак, вытирая пот со лба. - Нужно найти точную скорость ротора, и тогда дело пойдет. Даю голову на отсечение!

- Этого как раз делать не надо, - улыбнулся главный инженер. - Без головы ничего не придумаешь. Будем реализовывать вашу идею.

После многочисленных опытов Смугляк решил целый ряд сложных инженерных задач: определил угол наклона машины, сконструировал специальное заливочное устройство, нашел оптимальную скорость оборотов ротора. Гущак и Дубовик неустанно помогали ему. И трубы пошли, выдержав все технические и качественные испытания. Победа была налицо. Вся установка обошлась в десять раз дешевле, чем оборудование "Гипростали". Маленькая безжелобная машина для центробежной отливки труб весила всего семьсот килограммов, была проста в изготовлении и очень удобна. Ее обслуживало только два рабочих, давая за смену больше ста труб. На заводе радовались.

Поздно вечером, уже дома, Смугляк подсчитал: если убрать из цеха оборудование "Гипростали" и установить на этой площади несколько своих машин, производство труб можно удесятерить. В этот же вечер он написал письмо в министерство с просьбой разрешить заводу убрать из цеха машину "Гипростали" и поставить свои. Ответа на письмо не последовало.

Тогда Смугляк уговорил директора, на свой риск и страх убрал негодное оборудование и поставил в цехе свои машины. Годовой план был выполнен за восемь месяцев. На завод начали приезжать представители с других предприятий страны знакомиться с технологией изготовления труб, копировать чертежи машины, учиться. Это было широкое признание нового способа отливки водопроводных труб. Но высокопоставленные ученые мужи ахнули: как? что? почему? Была сразу же образована комиссия. Через пять дней на самолете она прибыла уже в Закарпатье, холодная, неприступная. Председатель комиссии солидный человек, отмеченный сединами профессор, сразу же направился в цех. Смугляк подумал: вот сейчас этот розовощекий, высокий индюк повернется к нему и скажет, как раньше говорили в селе соседи: "От тебя, Мишка, навозом пахнет, а ты всякими выдумками голову нам крутишь". Но этого он не сказал. Только осмотрелся кругом и надменно, выпятив грудь, спросил:

- Где же ваши машины?

- А вот перед вами, товарищ профессор.

- Чепуха! Нет у вас машин!

- Зато трубы есть, товарищ профессор! - почувствовав обиду, не сдержался Смугляк. - А у вас машины есть - труб нет. Сегодня наши рабочие на пяти "малютках" отлили пятьсот труб. Это получается тысяча метров, или один водопровод в колхозе.

Председатель комиссии поморщился.

- Все это - простая случайность, - заносчиво проговорил он, направляясь к вагранкам. - У вас не было и нет научного обоснования нового, якобы вами открытого способа отливки водопроводных труб. Смешная самодеятельность! Короче, вам на какое-то время повезло.

Смугляк достал из кармана письмо.

- Разрешите, товарищ профессор, зачитать один документ. Вот что пишут нам из Сибири: "Дорогие товарищи закарпатцы! Еще в январе мы получили чертежи вашей машины и схему технологии. Сегодня у нас работают уже четыре "малютки", изготовленные своими силами. Отливка труб центробежным способом дает прекрасные результаты. Трубы получаются дешевыми и высококачественными. Еще раз спасибо!

Камень-на-Оби. Директор завода М. Катков".

- Все ясно! - невозмутимо воскликнул профессор. - По этому письму понятно, что у сибиряков вообще никакого оборудования не было. Они обрадовались вашим новшествам. Подшейте в дело это письмо, инженер, оно может когда-то пригодиться.

Комиссия уехала, не признав достижений завода.

Вскоре из Москвы прибыли опытные инженеры, специалисты по труболитейному делу. Десять дней они прожили на Закарпатском заводе, присматривались, анализировали, обобщали. После отъезда инженеры напечатали статью в "Известиях", в которой говорилось:

"Инициатива труболитейщиков Закарпатского завода, проявленная ими в усовершенствовании машины Покровского и применении нового способа безжелобной отливки водопроводных труб, заслуживает всяческой поддержки и поощрения. Полугодовые итоги дают возможность и право считать, что при дальнейшей отработке технологического процесса новый способ закарпатцев, как прогрессивный, должен стать и станет самым распространенным способом на заводах страны".

И закарпатцам пошли новые письма и заказы.

В то время, когда Михаил Петрович работал над усовершенствованием труболитейной машины, отдавая этому все силы, знания и досуг, начальник отдела кадров Сидор Сидорович Смугляк подбирал на него компрометирующие материалы. Он совершенно лишился сна и покоя. Сидор Сидорович уже несколько раз побывал в областном отделе уголовного розыска, откопал в древних архивах пожелтевшую фотокарточку Михаила Молчкова и два отношения: о его побеге из лагеря заключения в 1941 году и о повсеместном розыске бежавшего преступника.

- Где вы пропадаете, Сидор Сидорович? - спрашивал его директор, замечая, что начальник отдела кадров часто уходит с работы.

- Лечусь, - отвечал тот, - зубы разболелись.

Тем временем секретная папка Сидора Сидоровича распухала не по дням, а по часам. Даже ночью мозг его настойчиво работал. Лежа на скрипучей койке, начальник кадров со злорадством думал: "Вот напал на след шакала! Этот главный инженер завода не просто аферист, а крупный преступник. Во время войны он бежал из лагеря, а зачем? Затем, чтобы мстить за свою обиду нам, советской власти, и работать в пользу немецких фашистов. Это первое. Второе: для того, чтобы не разоблачить себя, нужно было сменить фамилию, стало быть, достать и присвоить чужие документы. Так он и сделал. Значит, есть все основания предполагать, что двоюродный брат мой старшина Михаил Петрович Смугляк - стал жертвой этого бандита. Кто может опровергнуть такие доводы? Никто! Дальше. После войны преступнику нужно было жить и продолжать свое черное дело. Для этого он подделал диплом об окончании института и, как инженер, устроился к нам. На заводе он пытается опорочить новейшее оборудование и его создателей. Словом, целый клубок преступлений! Голова кругом идет. Но меня не проведешь. Пусть начальство готовит премию!"

Улыбаясь, Сидор Сидорович поднялся, набросил на плечи рыжее с белыми полосками одеяло и присел к столу. Ему захотелось быстрее и убедительнее оформить новый материал о загадочной гибели двоюродного брата. Положив перед собой стопку бумаги, он обмакнул перо в фиолетовое чернило и принялся писать просторное доказательство о фронтовых похождениях бежавшего преступника. "Видимо, опять не удастся заснуть до самого рассвета", - с грустью подумал он.

Дня через два Сидор Сидорович сунул подмышку серую папку и поспешил в кабинет директора завода. Мягко ступая по ковровой дорожке, Сидор Сидорович прошел прямо к столу, кланяясь на ходу.

- Приветствую вас, Максим Борисович! - сладко улыбнулся он, ожидая, когда директор кивнет на стул. - Ну, и подсунули же вам главного инженера! - сокрушенно покачал головой Сидор Сидорович. - Не могу представить себе, как вы сухим из воды выберетесь?

- В чем дело, Сидор Сидорович?

- Одну минуточку. Сейчас я доложу вам все по порядку. - Он раскрыл папку, двумя пальцами взял верхний документ и подал его директору. - Вы знаете, что наш главный инженер никто иной, как крупный и опасный преступник? Действительная фамилия его не Смугляк, а Молчков. В 1939 году он убил шахтера в Донбассе и был приговорен к десяти годам лишения свободы. Во время войны этот субъект бежал из лагеря на фронт. Есть доказательство, что там он пристрелил моего двоюродного брата и присвоил его документы. Ясно?

- Какой ужас! А вы верите в это, Сидор Сидорович?

- Безусловно! Читайте, читайте дальше, - говорил он директору, подкладывая новые материалы. - Можете даже посмотреть на его фотографию. Я извлек ее из архивов уголовного розыска. Мне дали копию. Видите, какой орел в тюремной спецовке! Гнилой фрукт, ясно!

Директор сидел словно на гвоздях. Очень уж убедительными были документы. Лицо его то бледнело, то покрывалось холодным потом. Внимательно просмотрев еще несколько документов, он вышел из-за стола и начал нервно ходить по кабинету, от стены к стене. Ему было досадно и неприятно.

- Опорочил он нас, Максим Борисович! - по-женски голосил начальник отдела кадров. - Нужно срочно принимать меры. Иначе вам могут приписать и укрывательство и пособничество.

- И какие же меры вы предлагаете?

- Созвать партийное собрание сегодня же, немедленно! - внушительно заговорил Сидор Сидорович, складывая бумаги в "секретную папку" и не спеша завязывая ее. - Нужно исключить проходимца из рядов партии и добиться увольнения его с работы. Тут все ясно! Я глубоко уверен, что никто не осудит вас за строгие меры.

- Ясно. Но правы ли мы будем?

- Что заслужил, то пускай и получает.

Директор снова прошелся по кабинету. Начальника отдела кадров он знал уже давно как мелочного человека-склочника, хитрого интригана и неутомимого клеветника. К людям Сидор Сидорович всегда и везде относился с подозрением, очень болезненно реагировал, когда некоторые его сослуживцы выдвигались на большую работу или в революционные праздники отмечались как лучшие производственники. В душе директор ненавидел этого человека, часто не обращал внимания на его сигналы, но на этот раз вынужден был терпеливо выслушивать его доводы, соглашаться с ними. Позвонив секретарю партбюро, он пригласил его к себе, а Сидору Сидоровичу сказал:

- Вы пока можете идти.

Как и директор, секретарь партийного бюро был поражен обвинительными документами на главного инженера. Поняв, что дело чрезвычайно серьезное и что оно требует срочного разбора, он все же посоветовал директору вызвать Михаила Петровича на личную беседу, потом принять решение на бюро и уже тогда выносить дело на обсуждение закрытого партийного собрания. Директор согласился. Смугляка в это время на заводе не было: он еще утром ушел на вокзал встречать жену и сына, приехавших к нему из Харькова. Послали за ним машину со срочным вызовом. Приехав на завод, Михаил Петрович встретил во дворе директора, мрачного, недовольного. Спросил о причине срочного вызова. Тот кивнул на кабинет, натянуто сказал:

- Заходите ко мне, узнаете.

- А попозже нельзя?

- Нет, только сейчас.

- Что же случилось?

- Узнаете сейчас, узнаете!

Разговаривали долго. Потом состоялось заседание партийного бюро, а в шесть часов вечера в клубе завода началось закрытое собрание. Слово для информации предоставили Сидору Сидоровичу, как члену бюро. Длинный и нескладный, он вышел на трибуну и не спеша начал развязывать "секретную папку".

- Многоуважаемые товарищи коммунисты! - притворно сокрушаясь, обратился Сидор Сидорович к собравшимся. - Как ни больно мне, но я должен глубоко огорчить вас неслыханным делом в нашем коллективе. Речь пойдет о главном инженере завода. Этот более чем подозрительный человек, незаконно присвоивший себе фамилию моего погибшего дорогого двоюродного брата, много лет бесстыдно обманывал власти, бежал из лагеря заключения и с корыстной целью пролез в ряды нашей партии. Тут все ясно! Его боевые действия на фронте и учеба в институте являются для нас тайной, покрытой мраком неизвестности. Вы знаете, что этот замаскированный субъект совсем недавно опорочил прекрасную труболитейную машину и ее создателей. На руках его не отмылась еще кровь донбасского шахтера Григория Федько и, может быть, невинная кровь моего двоюродного брата, старшины Смугляка Михаила Петровича.

Коммунисты словно окаменели. Слова начальника отдела кадров сыпались на них, как снег на голову. За восемь месяцев совместной работы труболитейщики, техники и простые рабочие успели полюбить главного инженера. Они ценили его как высококвалифицированного специалиста, распорядительного начальника, удивительно скромного и отзывчивого человека. Смугляк сидел в углу, не поднимая глаз. Большим усилием воли удавалось ему скрыть свое волнение. Но как он ни держался, его широкие и сильные плечи опускались все ниже и ниже, на смуглом лице ходили желваки. А Сидор Сидорович все говорил и говорил. Потом для убедительности показал коммунистам фотографию Молчкова, скопированную в уголовном розыске и, заканчивая выступление, выкрикнул:

- Все ясно. Сорную траву с поля долой!

Наступила неловкая тишина. Несколько минут все молчали, подавленные только что сообщенными фактами. Наконец, один из молодых труболитейщиков внес предложение послушать главного инженера. Председатель собрания дал слово виновному для объяснения зачитанных документов. Михаил Петрович в новом зеленоватом костюме медленно подошел к трибуне и взглянул на собравшихся товарищей.

- Сегодня утром ко мне приехали жена и сын, - мягко и просто начал он свое выступление. - Я от души порадовался, что теперь еще полнее могу отдаться производству. Но радость моя неожиданно омрачилась. - Он вздохнул и помолчал. - Многие факты, о которых говорил начальник отдела кадров, соответствуют действительности. О них я давно уже написал в Москву, Генеральному Прокурору. Но расследование, видимо, затянулось. Этим воспользовались и стали подбирать новые ложные обвинения, чтобы окончательно убить и похоронить меня.

- Ты сам похоронил себя! - возмущенно бросил реплику Сидор Сидорович. - Не пеняй на кривое зеркало, если рыло кривое.

Михаил Петрович не ответил на реплику. Спокойно и убедительно он начал рассказывать, при каких обстоятельствах был убит шахтер Федько, как и почему он, юный Молчков, принял на себя вину товарища, по какой причине бежал из лагеря заключения и как на формировочном пункте ему присвоили чужую фамилию. Все эти факты он убедительно аргументировал, называя свидетелей.

Когда главный инженер сошел с трибуны, зал облегченно вздохнул. Мрачные картины, нарисованные начальником отдела кадров, несколько прояснились. На лицах многих коммунистов появились счастливые улыбки. Выступая в прениях, они искренне отмечали большую и добросовестную работу Михаила Петровича, его смелость и умение, отзывчивое отношение к людям и заботу о них. Все это злило Сидора Сидоровича, он то и дело вскакивал со стула и забрасывал выступающих репликами.

Очередным взял слово начальник литейного цеха Сергей Васильевич Лось, человек честный и прямолинейный, скромного нрава и богатырского телосложения. Он подошел к трибуне и навалился на нее могучей грудью. Сначала казалось, что трибуна вот-вот затрещит и развалится под его тяжестью.

- Я не собираюсь приукрашивать главного инженера, - загремел голос Сергея Васильевича. - Но справедливость требует называть факты своими именами. Тут говорили, будто Михаил Петрович опорочил присланную нам труболитейную машину. Ложь! Мы ее просто выбросили, как громоздкую и бестолковую, а на ее место поставили пять своих - дешевых и простых по изготовлению, но высокопроизводительных. На них мы выполнили годовой план за восемь месяцев. В этом большая заслуга главного инженера. Так какого же черта наклеивать на него глупое обвинение?!

- Правильно! - послышались голоса.

- Теперь второй вопрос, - продолжал начальник цеха, вытирая высокий лоб синеватым платком. - Нам, например, известно, кто в прошлую войну штурмовал Ташкент, а кто Берлин. Михаил Петрович бежал из лагеря не в кустах отсиживаться. Шесть орденов вручили ему не за красивую выправку и черные глаза. А ранений сколько! Нет, мы не можем выбрасывать за борт такого человека! А судить его за ошибки пятнадцатилетней давности тоже нельзя. Он ввел в заблуждение судебные органы - это так. За это нужно его наказать. Я вношу предложение: объявить ему строгий выговор с занесением в учетную карточку. Вот и все. Я кончил, товарищи!

- Кто еще желает выступить? - спросил председатель собрания, оглядывая зал. - Нет таких? Какие еще будут предложения?

- Позвольте, - поднялся Сидор Сидорович, снимая очки. - Первое предложение товарища Лося непозволительно мягкое. Я вношу такое: за совокупность всех преступлений и умышленный обман властей исключить Смугляка из партии, а дело передать в прокуратуру, для привлечения его к судебной ответственности.

В зале зашевелились, закашляли:

- Вот сказанул! Он же не в Ташкент бежал из лагеря!

- У него сплошные рубцы на теле от ран!..

- И планы выполнял не Сидор Сидорович!..

- Тише, товарищи! - крикнул председатель, помахивая карандашом перед носом. - Больше предложений не будет? Значит, голосуем...

На этом собрании Смугляк Михаил Петрович большинством голосов был исключен из партии. С этого вечера и начались его новые, самые тяжелые дни страданий и бесконечные хождения по мукам.

Заключение

Начинался последний месяц лета.

На высоком берегу Днепра, вдали от санаторных домиков, прогуливались двое. Они никуда, видимо, не спешили: часто останавливались, любовались пейзажем, шли снова и снова останавливались. Это были отдыхающие, бывшие горняки Донбасса, которые только сегодня в полдень встретились в санатории инвалидов Отечественной войны и теперь никак не могли наговориться.

Один из них был стройный, выше среднего роста, лет сорока. Его смуглое лицо было изрезано мелкими морщинками, на висках в зачесе черных волос виднелась проседь. Другой, наоборот, сухощав и сутуловат, с небольшими рыжими усиками и с голубыми грустными глазами. Одеты они были легко, по-летнему. Разговаривали между собой непринужденно, искренне. По всему было видно, что их связывала большая и давняя дружба. Приблизившись к столетнему могучему дубу, где стояла красивая скамеечка, смуглолицый остановился.

- Давай посидим, Степан, - сказал он, кивая на скамеечку. - Мне кажется, ты порядком устал: на протезах ведь ходишь.

- Теперь ничего, Миша, привык, - ответил Степан. - А первое время крепко мучался. Схожу, бывало, в шахтерский поселок или в огороде поработаю, а ночью спать не могу: "ступни зудели". Раз даже потянулся почесать... Горько потом смеялся над собой: ноги-то ведь другие не отрастают... Теперь все это - позади.

Они сели, помолчали.

Прямо перед ними открывался чудесный вид: внизу протекал Днепр, спокойный, стального цвета, за ним - луга необозримые, дальше - лес, подернутый прозрачной синевой, а сверху - небо, высокое, голубое, без единого пятнышка. По луговой дороге шла женщина в белой кофточке и в желтой косынке, похожая на ромашку. Увидев ее, Степан тяжело вздохнул, опустил голову.

- Где семья-то теперь, Миша? - спросил он.

- В Харькове, у родителей жены.

- Она у тебя учительница. И что преподает?

- Немецкий язык и литературу.

- Интересно получается в жизни, - улыбнулся Степан. - На фронте немецких фашистов уничтожала как снайпер, теперь немецкий язык преподает как филолог. Она, кажется, полный кавалер ордена Славы. Молодчина! Честно скажи, любишь ты ее, Миша?

- Люблю, Степан. Таня очень хороший человек: внимательная, умная, трудолюбивая. В ней такая же внутренняя сила, как у Стефы, твоей покойницы, а женская прелесть, как у Таси. - Тут он уронил голову, подумал. - Когда меня исключили из партии и нигде не брали на работу, я впервые упал духом. Мне казалось, что все от меня отвернулись, что жизнь моя не имеет теперь никакого смысла. И так я твердо убедил себя в этом, что часто стал захаживать в пивнушки бесцельно, и безрадостно убивать время.

Степан внимательно слушал друга.

- И вот она сразу поняла, в какую сторону меня понесло, - продолжал Михаил, глядя на Днепр. - Однажды пришла с работы, присела ко мне на диван и спрашивает: "Миша, ты считаешь меня другом? Любишь?" Твердо отвечаю ей: "Люблю!" Она вздохнула: "А почему же ты уходишь от меня?" Я насторожился, не мог понять, куда она клонит. "Можешь не отвечать, - сказала она, - я знаю, тебе тяжело сейчас. Ты временно находишься не у дел, стыдишься жить за счет жены. Пойми: твое горе - это мое горе, но это горе непостоянное, оно скоро пройдет. У тебя светлая голова и золотые руки. Они нужны людям. Не шагай в пропасть, не уходи от меня!" В ее глазах столько было силы, любви и надежды, что я - словно очнулся. Мне стыдно стало за свою слабость. Нет, думаю, нужно уходить от пропасти, пока не поздно! Потом все уладилось. Партия разобралась в моей судьбе. Я получил новый партийный билет на отцовскую фамилию. К этому времени бывший начальник литейного цеха Сергей Васильевич Лось назначался директором нового труболитейного завода. Я пошел к нему главным инженером. Таня в эти дни снова расцвела, похорошела, стала еще внимательнее. Вот она какая!

- Молодчина! - повеселел Степан. - Значит, стоит Таси. Я очень рад. А ты знаешь, Миша, я ведь два раза выезжал в ЦК партии по твоему делу. Меня мучало, что страдаешь за меня.

- Знаю, Степан, знаю!

Синева на лугу сгущалась. С Днепра веяла прохлада. Вечерний луч солнца упал на лица бывших горняков, и они казались отлитыми на многие века из бронзы.